Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Баюшев Дмитрий: " Планзейгер Хроника Знаменска " - читать онлайн

Сохранить .
Планзейгер. Хроника Знаменска Дмитрий Сергеевич Баюшев
        Ученый, выходец из четвертого измерения, своими способами и с собственным разумением стремится создать рай в отдельно взятом городе.
        Дмитрий Сергеевич Баюшев
        Планзейгер. Хроника Знаменска
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        Глава 1. Начало
        Конец мая. Запись в дневнике сотрудника ЦЕРН, представителя Дубны Мусатова Сергея Анатольевича:
        «Очередной крендель с ускорителем. На третьей минуте после его включения мой компьютер (единственный из всех!) зафиксировал выброс энергии длительностью две микросекунды с амплитудой, стремящейся к бесконечности. Контрольная аппаратура выброс не подтвердила… О, великий и ужасный ускоритель! Доколе?»
        Спустя пару недель после этой записи по Знаменке поползли слухи, что в Цнинском лесу не один уже грибник натыкался на выгороженный участок, опутанный колючей проволокой. Участок солидный, напрочь перегораживает проезд по заброшенной бетонке, на подъезде к нему перед воротами шлагбаум, а за ним хамло с автоматом, которое сразу начинает орать и целиться тебе в брюхо.
        Знаменка - городок небольшой, но с претензиями, демократию чтит, а тут колючка, шлагбаум, вредный автоматчик, вот главный редактор местной газеты и послал молодого собкора Дергунова на разведку.
        Тощий невысокий очкастый Дергунов на своем кривоногом Запорожце выехал на рассвете, нашел эту самую бетонку, которую с боков стиснули непролазные, давно не чищенные, не пропускающие косых солнечных лучей заросли, и потрюхал по жесткой грязной ленте, подскакивая на стыках и отшибая себе мягкое место, навстречу неизвестности. Шлагбаум и ворота появились неожиданно, точно выросли из-под земли, а за шлагбаумом возник некто в плащ-палатке с поднятым капюшоном и кирзовых сапогах и наставил на Запорожец дуло автомата. Недружелюбно так наставил, молча, потом дулом показал - проваливай.
        - Новый объект? - высунувшись, спросил Дергунов, понимая, что командировка провалилась с треском.
        Фигура щелкнула предохранителем, и Дергунов, не имея возможности развернуться, до того тесна была просека, поспешно дал задний ход. Задом он водил плохо, Запорожец заносило то вправо, то влево, и метров через триста, когда шлагбаумом уже и не пахло, Дергунов остановился.
        «Дудки, - подумал он. - На секретный объект не похоже, там КПП, КСП, прожектора, здесь нету. Охранник - не поймешь: военный, не военный. Значит - самозахват территории. Захватят, стало быть, понастроят коттеджей, потом нам же, дуракам, будут впаривать втридорога. А мы вам по ушам, по ушам».
        Вслед за чем отважный собкор полез в густые кусты. Где-то через четверть часа с саднящими царапинами и зудящими комариными укусами он вышел на ограду из колючей проволоки. Столбов для забора никто не ставил, проволока эта была варварски прибита к стволам деревьев. Самозахват производился впопыхах, дикарским способом, без оглядки на общественность, лишь бы побыстрее урвать, опередить.
        За колючкой простирался точно такой же непролазный лес, который замучаешься вырубать, но вдруг из этой глуши донеслись совершенно неуместные здесь звуки: приглушенный собачий лай, отголоски заливистого женского смеха, шум проехавшей машины, тихая музыка, то есть, где-то совсем недалеко уже вовсю жили люди. В Дергунове взыграло ретивое.
        В тот же день после обеда он уговорил приятеля-вертолетчика совершить облет подозрительной территории, но сверху с вертолета было видно лишь, как бетонка подходит к тоненькому шлагбауму и грязно-серым воротам, далее узкую просеку надежно скрывают густые колышущиеся кроны, затем километра через три-четыре вновь появляется бетонная полоска.
        Дергунова это озадачило, а поскольку человек он был не только молодой и активный, но и осторожный, то сразу после облета позвонил в Тамбов приятелю-комитетчику Костомарову и спросил, можно ли, чтобы не мелочиться, заострить данную проблему сразу в Тамбовской правде. Приятель посоветовал в эту тему не влезать, однако посоветовал вяло, без надлежащего напора и заинтересованности, что Дергуновым было истолковано превратно.
        Глава 2. Фоновые выбросы
        Два Сергея покосился на вошедшего Черемушкина и вновь уткнулся в лист густо исписанной бумаги. По случаю жары был он одет в легкую простенькую безразмерную рубашку с коротким рукавом, какие носят пенсионеры. Волосы на его большой голове были седые и реденькие, сквозь них беспомощно просвечивала бледная веснушчатая кожа, старенький он уже был, два Сергея, где-то за семьдесят, ему бы в кресле перед телевизором дремать, а он тут, понимаешь, на сверхсекретном фронте, где и молодым-то порою муторно…
        Сам Черемушкин был двадцати трех лет от роду, среднего роста, в меру упитан, черноволос, загорел и не опытен, хотя нипочем бы себе в этом не признался…
        - Не умничай, - сказал вдруг два Сергея, точно прочитал его мысли. - Нашелся тут сердоболец. Фамилия Дергунов ни о чем не говорит?
        - Газетчик из Знаменки? - уточнил Василий. - Который в Тамбовской правде печатается?
        - Полюбопытствуй, - генерал протянул ему густо исписанный листок, который до этого изучал. - Экий шустряк. Садись, лейтенант, что стоишь-то?
        Василий сел, быстро, как учили, прочитал текст, в котором подробно излагались вчерашние изыскания Дергунова в районе Объекта Зэт, после чего спросил, подняв брови:
        - Это кто же на Дергунова накапал?
        - Костомаров, кто же ещё, - усмехнулся генерал. - По старой дружбе.
        - По старой дружбе, - вздохнув, сказал Черемушкин. - Я Лёшку Дергунова лет пять знаю, но чтобы он водился с Костомаровым - об этом впервые слышу. Нашел дружбана.
        - Василий, давай договоримся, - строго произнес два Сергея. - Комитет - это наша крыша, наша опора, наш базис. Без комитета мы ни шагу и если вдруг что - он наше прикрытие. Хотя, вроде бы, мы ему и не подчиняемся… Короче, у редактора Тамбовской правды лежит черновик статьи с измышлениями Дергунова о несанкционированном строительстве в данном районе… Хуже нет, когда всякая шушера лезет куда не надо.
        Генерал побарабанил по столу пальцами и спросил:
        - Что знаешь об Объекте Зэт?
        Василий пожал плечами, дескать - на уровне слухов, то есть практически ничего.
        - Ясно, - сказал генерал. - Возьмешь в Первом отделе мою папку, она тебе адресована. Тоже не Бог весть, но, может, что-то и пригодится. Потом зайдешь ко мне…
        В замусоленной картонной папке лежали: заявление пенсионера Пронина, рапорт заместителя начальника милиции Корбута и пара страниц, исписанных размашистым почерком генерала.
        В заявлении пенсионера, составленном две недели назад, указывалось, что он, Пронин, мирно собирая грибы в Цнинском лесу, наткнулся на город, которого здесь быть не могло, потому как сроду не было. Точнее, наткнулся он на окраину города, который будто из-под земли вырос, только что в метре впереди был лес, и вдруг дома. От волнения Пронину сделалось плохо, в голове помутилось, а когда он пришел в себя, то оказалось, что он лежит на обочине бетонки, на груди же имеет место листок белой бумаги с надписью: «Не лезь свиным рылом в калашный ряд». Едва пенсионер это прочитал, бумага испарилась, вот те крест, ей-богу не вру.
        Рапорт Корбута был составлен по случаю коллективной жалобы местных лозоходцев-биолокаторов на мощное враждебное излучение неизвестной природы, исходящее из определенного участка Цнинского леса неподалеку от Знаменки, которое может вызвать в жителях города необратимую мутацию. Излучение имеет непостоянный характер с непрогнозируемыми впадинами и пиками, при этом пиковое значение провоцирует звериную агрессию. Такого рода агрессия (это уже делает вывод сам Корбут) проявилась в неадекватном поведении сержанта Кровопускова по отношению к биолокатору Иванько, принесшему в участок жалобу, то есть вины Кровопускова в рукоприкладстве практически нет, виновато излучение.
        Этот рапорт мог бы показаться здесь, в папке, случайным, но нужно знать генерала Семендяева, который любую ниточку, любую пушинку, не то что булыжник, приобщит к делу, если оно того требует. На безрыбье и рак рыба, а если этих раков полно, то и рыба получается здоровенная.
        В заметках генерала было означено следующее: в таком-то квадрате (указаны координаты) действительно имеет место излучение непонятной природы, включающее в свой состав электромагнитные и радиотехнические компоненты. Измерения проведены группой радиотехнического контроля военного округа, протокол номер такой-то. Альфа, бетта и гаммаизлучение отсутствуют, что засвидетельствовано протоколом группы дозиметрического контроля одного из закрытых предприятий Тамбова. Однако имеются фоновые выбросы энергии неизвестного происхождения, улавливаемые экспериментальным приемо-передатчиком пси-излучения. Появившееся новообразование наименовано Объектом Зэт.
        Более поздняя запись: Объект Зэт предположительно находится в нестабильной переходной фазе.
        Следующая пометка: нестабильность менее выражена, хотя порой и проявляется. Уже неопасно. Объект фиксируется в нашем измерении.
        На этом всё. Выводов, естественно, не было, с выводами генерал всегда был осторожен.
        Ох уж эти фоновые выбросы, подумал Василий. Чуть где фоновые выбросы или хуже того радиация - сразу: Черемушкин. Черемушкин, дескать, молодой, неженатый, ему терять нечего. Как же это нечего?
        Вздохнув, он набрал номер Семендяева…
        Генерал сидел за столом в прежней позе, будто пустил корни, только на пухлой груди была расстегнута ещё одна пуговка. А ведь когда-то он занимался боксом, был кандидатом в мастера спорта.
        - Тебя, Василий можно читать, как раскрытую книгу, - усмехнулся Семендяев. - Думаешь, ты всю жизнь будешь такой же молодой? Шиш тебе, Васька, с маслицем, не будешь, и пузо отрастишь, и лысину, и сам не заметишь, как всё это придёт. Ну, ладно, пошутили и довольно. Задавай вопросы. Кстати, можешь сесть.
        Черемушкин сел на обтянутый кожей раскаленный стул, как на сковородку. В кабинете у генерала было жарковато, не терпел старикан всяких там кондиционеров, от которых одна зараза.
        - Сергей Сергеич, - сказал Черемушкин. - С какого расстояния велись измерения?
        - С какого надо, - ответил Семендяев. - Не боись, Вася, работали профессионалы. Кроме того, не на месяц же тебя командируем.
        - Куда, извините, командируете? - поскучнел Черемушкин, который краем уха слышал про двух бедолаг-оперов, найденных вчера утром у шлагбаума. Охранник, карауливший входные ворота в Объект Зэт, и проспавший вынос двух тел, от дежурства был отстранен. Но это ещё не всё. Ходили неприятные перетолки о том, что именно на этом объект рванули три беглых зэка: Хрипунов, Саврасов и Ляпис, между прочим вооруженные. Не утонули в болотах, как зафиксировано в протоколе, а скрылись на заколдованном объекте. Приятное, надо сказать, соседство.
        - Спокойно, Василий, - веско произнес Семендяев. - Ты у меня, честно говоря, на данный момент лучший. Дисциплинированный. На улице жара, а ты при галстуке, аж в пот бросает, когда на тебя посмотришь. Но это не главное, главное, что ты, Василий, грамотный, не чета этим обалдуям операм, которые, будучи на задании, нахрюкались до потери пульса, так что до сих пор ничего толком вспомнить не могут.
        - Так они живы? - уточнил Черемушкин.
        - Живы, живы, - ответил Семендяев. - Теперь что касаемо твоей кандидатуры, которую предложил я. Были сомневающиеся - дескать, паренек, то есть ты, не атлет, мало ли что, вдруг бандит с ножом. На что я ответил, что лейтенант Черемушкин в ладах с самбо, а главное, что у человека красный университетский диплом, зоркий взгляд и мертвая хватка. Ну и ещё такая мелочь: ты, Василий, одинок, так что шантажировать тебя будет нечем.
        - Что мне нужно делать? - вздохнув, спросил Черемушкин.
        - Вот это другой разговор, - сказал Семендяев. - Проще простого: нужно забрать сумку и узнать, где живет Валет. Пиши адрес…
        Глава 3. Что-нибудь ищешь?
        Следующим утром около десяти часов к известному нам объекту в Цнинском лесу подкатили две черные Волги, при виде которых прячущийся под навесом охранник вытянулся в струнку и отдал честь.
        Из задней Волги вышли: солидный генерал Семендяев в сером костюме, следом за ним одетый в ковбойку с коротким рукавом и синие джинсы Черемушкин, а также… экипированный рюкзачком и фотоаппаратом белобрысый Дергунов в шортах и расстегнутой ветровке. Охранник его узнал, прищурился, спросил:
        - Ворота открывать?
        При этом покосился на переднюю Волгу, за лобовым стеклом которой проглядывала толстощекая репа командира войсковой части Приходько, той самой части, которая в числе прочих задач имела задачу охранять Объект Зэт.
        - Впустишь этих ребят, - строго сказал Семендяев. - Потом ворота закроешь. Если что, приказ ли по рации, устная просьба выпустить, выстрелы из табельного оружия, срочно выпустишь, когда бы это ни было: днем или ночью, в любое время суток. Срочно, понял? Ибо промедление может быть смерти подобно.
        - Есть впустить и выпустить, - рявкнул охранник и пошагал к воротам.
        Пропуская парней сквозь узенькую щель в воротах, он спросил у Черемушкина: «Это что за дедок?», - на что получил короткий ответ: «Генерал ФСБ»…
        Тут надобно внести ясность. Василий Артемьевич Черемушкин работает в Тамбовском отделении недавно созданного Комитета Хронопоиска, о котором практически никто не знает, поскольку знать не должен. Черемушкин - человек молодой, не обремененный семьей, воспитанник Детдома, а потом Суворовского училища, что на улице Енисейской в Москве. Далее Военный Университет МО, который Черемушкин закончил с красным дипломом.
        Начальником Тамбовского отделения, а лучше сказать отдела, поскольку людей там кот наплакал, является опальный генерал ФСБ Сергей Сергеевич Семендяев, тот самый Семендяев, который в свое время активно поддержал ГКЧП, за что и попал в опалу, но поскольку в работе он был зверь и мало кто мог с ним тягаться в интуиции и образованности, то его попросту сослали из столицы в Тамбов с потерей московского жилья и прописки.
        Комитету вменена обязанность раскрытия дел эзотерического плана, то есть всего того, от чего активно открещивается наука и от чего явственно попахивает чертовщинкой, где легко запутаться и вляпаться в нехорошее, но так же легко оправдать свою бестолковость и нерадивость той же самой непредсказуемой инфернальностью. Название Хронопоиск было придумано Директором ФСБ, большим любителем Лема и Стругацких, и поначалу носило временный характер, ибо хронопоиск подразумевает наличие машины времени, а какая к свиньям машина времени может быть у маленькой силовой структуры, но потом прижилось и теперь даже казалось симпатичным…
        Итак, два наших героя очутились на охраняемой территории Объекта Зэт, и что же они увидели? Да ничего особенного. Узкая бетонка, окаймлённая буйным кустарником и редкими проплешинами опушек, уходящий вдаль смешанный лес с преобладанием сосны и дуба, никакого тебе города, никаких людей, машин, только зудение далеких пока комаров, которые скоро дадут жару. Друзья переглянулись, в тот же миг белое раскаленное солнце закрыла невесть откуда взявшаяся черная туча. Закрыла, и вдруг странно, по-птичьи, метнувшись в сторону, исчезла. Тут и звуки как по команде раздались, те самые звуки, которые положены городишке с малым населением и скудным транспортом, и в раскаленном задрожавшем воздухе проявились контуры невразумительных строений, а через секунду-другую строения эти обрели каменную мощь и привычную кособокость, обшарпанность, облупленность. А когда из-за угла, вопя, выскочил сопливый дочерна загорелый пацаненок в выцветших трусах, тут уж совсем от сердца отлегло.
        Вот он, реальный зримый Объект, который можно потрогать руками и пощелкать на пленку, вот они домишки, родимые четырех- и пятиэтажки с ароматом пакетных супов из окон, вот тебе и музычка на всю катушку, неважно, что на одной ноте, главное, чтобы молотом по темечку… Пацаненок вдруг с размаху врезался в невидимое препятствие, отлетел от него, но не упал, удержался на своих толстых кривых ножках, после чего, обиженно ревя и размазывая по тугим щекам слезы, поскакал к дому, за угол.
        Переглянувшись, друзья направились вслед за ним, миновали то самое место, где мальчонка обо что-то ударился, и ничего не почувствовали. Но ведь было, было нечто, не смог бы пацанчик разыграть комедию, тут и взрослый не увернулся бы, как бы ни был изворотлив.
        Между тем, Дергунов уже щелкал своим кэноном, уже фиксировал улепетывающего мальца, а заодно и открывшуюся панораму городка, раздвинувшего в стороны лесную чащу.
        Надо сказать, что собкора в качестве своего подручного или сопровождающего, как кому угодно, выбрал Черемушкин. Не сослуживца Кувалдина, раскалывающего ребром ладони кирпичи, не хитрого армянина Игоря из своего же отдела, ни даже абсолютно правильного не пьющего и не курящего Жору Гудкова, нет, он настоял именно на Дергунове, понимая, что тот в своем журналистском рвении способен проявить редкостную заинтересованность. А это, в смысле заинтересованность, на данном этапе было всего важнее.
        - Ну, и где твоя стройка? - сказал Черемушкин, выискивая на углу ближайшего дома табличку с названием улицы и номером дома.
        Таблички не было.
        - Нету стройки, - ответил Дергунов, деловито пощелкивая фотоаппаратом. - А сверху нету города. Хоть стой, хоть падай.
        Кинул быстрый взгляд на Черемушкина и спросил:
        - Что-нибудь ищешь?
        - Дом пятнадцатый по улице Зомбера, - отозвался Черемушкин. - Ты знаешь, кто такой Зомбер?
        - Вон мужичок чешет, спроси у него, - посоветовал Дергунов, но Черемушкин уже сам увидел местного мужичка и заговорил, устремляясь к нему:
        - Прошу прощения, здравствуйте, не могли бы вы сказать, где здесь дом номер пятнадцать по улице Зомбера?
        - Сначала здравствуйте, потом прошу прощения, - поправил его человек, останавливаясь.
        Был он мал ростом, сутул, плешив, плоховато и как-то странно одет, и, пожалуй, стар. Хотя нет, не стар, лицо без морщин, просто обветрен, присыпан пылью, передние зубы отсутствуют, отчего шепелявит. Странность в одежде заключается в том, что на нем брюки задом наперед, мотня болтается сзади, а рубашка застегнута криво, со сдвигом на один прогал между пуговицами.
        - Значит, ищете Зомбера пятнадцать, - продолжал человек, щербато улыбаясь. - Идёмте, покажу.
        Развернулся и пошёл в обратную сторону, рядом с ними, приговаривая:
        - Чудно вечером ложиться спать пареньком, а утром просыпаться старикашкой. Непривычно. Как вы думаете, молодые люди?
        Молодые люди, которые шли сзади, переглянулись. Дергунов покрутил у виска пальцем, Черемушкин развел руками.
        - Эти двое, которые вчера приходили, не ваши? - спросил вдруг человек.
        - Не, не наши, - отозвался Черемушкин, не особенно при этом привирая, ибо те двое никак не относились к Комитету.
        - Надобно бы вам зарегистрироваться, - деловито сказал человек. - А-то наши-ваши - ничего не поймешь. У нас тут и без вас, пришлых, путаница, так что вот вы и пришли.
        И показал пальцем на проглядывающий между двумя пятиэтажками деревянный двухэтажный дом.
        - Это, стало быть, Зомбера пятнадцать. А регистрироваться нужно в мэрии, идёмте покажу.
        - Попозже, - буркнул Черемушкин. - До свидания, дядя.
        - Попозже, так попозже, - пожал плечами человек.
        И пошёл себе, приговаривая:
        - Какой же я дядя, когда вчера был Генашкой? Удивительные дела твои, папа…
        Глава 4. Иеремия
        Улица была абсолютно пуста, будто город вымер, ни людей, ни машин, ни всесущих кошек с собаками, и это было непонятно, поскольку были же недавно музыка, шелест шин, бибиканье, собаки тявкали. Мужичок куда-то исчез, свернул в переулок, поди. И вдруг, как гром средь ясного неба, - многоголосый шум толпы и справа на улицу начала выползать демонстрация с разноцветными знаменами, цветастыми плакатами, дудками, трещотками, возбужденная, тесная, будто сросшаяся плечами, зыркающая по сторонам горящими глазами.
        - Уходим, - сказал Черемушкин. - Стопчут.
        И первым устремился к деревянному двухэтажному дому…
        В единственном на весь дом подъезде после ослепительной улицы было темно, глаз коли, воняло кошками и прокисшими щами, по углам стояли криво поставленные друг на друга коробки, а под деревянной лестницей, перхая, ворочался какой-то мужик, видать устраивался на ночевку, хотя день ещё был в самом разгаре.
        - Седьмая квартира - это второй этаж, - уверенно заявил Черемушкин и через две ступеньки пошагал вверх по скрипучей лестнице.
        Он оказался прав, первая квартира по левой стороне была именно седьмой. Звонка не было, пришлось стучать.
        Вот ещё кто-то вошел в подъезд, тотчас сунулся под лестницу, потревожив давешнего бомжа, который начал пьяно ругаться. «Цыц», - сказал вошедший и пару раз тупо ударил. Бомж умолк, и тогда этот вошедший, судя по звукам, поволок его на улицу.
        Черемушкин поднял руку, чтобы ещё раз постучать, но из-за дверей вдруг тоненько спросили: «Кого вам?»
        - Мне Иеремию, девочка, - ответил Черемушкин.
        - А нету.
        - Вчера у вас были два дяденьки, - миролюбиво просюсюкал Черемушкин, подстраиваясь под строптивого ребенка. - Забыли сумку. Как бы её, сумочку эту, забрать?
        Щелкнул замок, дверь отворилась. Между прочим, девочка оказалась белобрысым мальчиком.
        - Только быстро, - сказал мальчик и как только друзья прошмыгнули в прихожую, тут же захлопнул дверь.
        - Какая из себя сумка? - спросил мальчик.
        - Черная, большая.
        - Этого мало, - сказал мальчик.
        - Из полиэстера, - добавил Черемушкин, удивляясь рассудительности мальца. Хотя какая тут к черту рассудительность, ежели впустил в дом незнакомых людей.
        - Как звали этих двоих? - спросил мальчик, но вдруг улыбнулся и махнул рукой. - Ладно, не напрягайтесь, вижу, что оттуда. Вон сумка, под вешалкой стоит. Но вы ведь не только ради сумки пришли.
        - Не только, - согласился Черемушкин, переглянувшись с Дергуновым.
        - Проходите в комнату, - сказал мальчик. - Можно на диван.
        Молча проследил, как друзья усаживаются, после чего сказал:
        - Я и есть Иеремия. Так что у вас за вопрос?
        По описанию оперов, по пьяной лавочке забывших у Иеремии сумку, был Иеремия здоровенным таким белобрысым бугаем, которого трактором не своротишь и нипочем не перепьешь. При этом хитрым, умным, наблюдательным, разбирающимся в здешних тонкостях. То есть, был Иеремия опытным матерым пожившим своё мужиком, но никак не ребенком.
        С другой стороны, и показавший им дом номер пятнадцать папаша с мотней на попе что-то такое, уходя, молотил, что никакой он не дядя, а вчера ещё был Генашкой. Странные дела тут творятся.
        - Ты, мальчик, хочешь сказать, что ты и есть тот самый Иеремия? - уточнил Черемушкин.
        Иеремия утвердительно кивнул.
        - А что? - задумчиво сказал Дергунов, который сидел на диване так и не снявши своего рюкзака. - Под Пермью, говорят, тоже наблюдаются выкрутасы со временем.
        - Ну, не до такой же степени, - произнес Черемушкин, - Ты, парень, один живешь? Мама, папа есть?
        Иеремия поморщился и сказал:
        - Так что у вас за вопрос?
        После чего подошел к окну, выглянул на улицу, осторожно так выглянул, будто бы опасаясь чего-то. Чего именно?
        - Ты не обижайся, - Черемушкин встал и направился к серванту, на котором стояла выцветшая фотография. - Очень любопытно. Это ты?
        С фотографии на него смотрел мордастый парень с неохватной шеей и нехорошим прищуром.
        - Я, - ответил Иеремия.
        - Когда снято? - немедленно спросил Черемушкин.
        - Почем я знаю? В общем, так, ребятки, мы так не договаривались, на глупые вопросы я не отвечаю. Шли бы вы откуда пришли, мне ведь только свистнуть, мигом прибегут.
        Экие перепады у этого мальца: то полная расположенность, благожелательность, а то в горло готов вцепиться.
        - Прости, дорогой, - миролюбиво произнес Черемушкин и широко улыбнулся. - Не знал, что тебя заденет.
        Поставив фотографию на место, развел руками, дескать - бывает и, все так же улыбаясь, сказал:
        - Ты случайно не слышал о таком Валете? Он в вашем районе проживает.
        Иеремия вдруг побледнел, забегал глазами, весь как-то съежился, потом плаксиво проговорил:
        - Дяденьки, ну пожалуйста, ну не надо.
        И, торопясь, затараторил:
        - Я вас не звал, я вас не знаю, пошли, стало быть, вон. Забирайте свои шмотки и чтоб я вас больше не видел.
        При этом подпихивал плечом застоявшегося Черемушкина к выходу, чтоб уматывал, хватал засидевшегося Дергунова за руки, чтоб побыстрее встал и катился.
        Всё это было весьма неожиданно, впрочем не более неожиданно, чем всё остальное в этом городе.
        Так получилось, что Дергунов, схватив тяжелую сумку, выскочил за порог первым, а Черемушкин, пытаясь воззвать к разуму взбесившегося ребенка, застрял в дверях и что-то там, увещевая, бормотал, но внезапно произошли два взаимоисключающих действия: Иеремия сунул Василию в брючный карман туго скатанный бумажный шарик, затем без всяких усилий развернул его, весившего в два раза больше, к себе спиной и выписал мощнейший пендаль, от которого Черемушкина неотвратимо понесло на Дергунова. Дверь с треском захлопнулась, одновременно с этим Василий опрокинул хилого очкарика.
        Что-то при этом хрустнуло.
        - Прости, старик, - сказал Черемушкин, вставая с Дергунова. - Очки?
        - Пожалуйста, пожалуйста, - проскрипел Дергунов и с кряхтением сел. - Всё спешим, торопимся. Куда? Зачем?
        Поднял упавшие очки, просунул палец в пустую дыру в оправе, где минуту назад имелось стекло, посмотрел на мельчайшие осколки, запоздало чертыхнулся.
        - Ничего не понимаю, - признался он и водрузил очки с треснувшим левым стеклом на переносицу - А ты?
        - Что я? - отозвался Черемушкин, аккуратно, стараясь не порвать, разворачивая бумажный шарик Иеремии.
        - Ты хоть что-то понимаешь?
        Черемушкин пожал плечами, не до Лёхи было с его переживаниями. На мятом-перемятом листе бумаги крупно и очень разборчиво (то есть, заранее, то есть, не второпях) было начертано: «Валет, он же Куарий Амбертович Гринбаум, он же Николай Альбертович Гриневский, в бегах. Искать его нужно либо в Санкт-Петербурге, либо, что вернее всего, в Москве и именно как Гриневского. Дополнительную информацию о Валете можете получить по адресу ул. Зомбера, дом 31, кв. 3 у Берца Хлоя Марасовича».
        Это был основной текст, дальше было приписано меленькими торопливыми буквами:
        «Берц не подвергается трансформации, а следовательно поднадзорен в меньшей степени, чем я. Вчера наболтал лишнего, за что поплатился, вышел из доверия. Бумагу эту сожгите, либо съешьте. Вчера не успел её передать. Радуйтесь, что ваших людей не удавили».
        Вот оно что. До вчерашнего дня Иеремия был такой же, как Берц, то есть не подвергался трансформации, то есть должен был сегодня проснуться прежним Иеремией. Перестарался вчера Иеремия, перестарался. Жаль, неплохой бы агент получился.
        - Пошли, старик, - сказал Черемушкин. - Тут рядом.
        Глава 5. Вопреки логике
        На первом этаже их ждали. Едва они спустились по предательски повизгивающей лестнице, из темноты коридора выступили две коренастые фигуры в мятых пиджаках и жеваных брюках. Лица были скрыты под кепками-аэродромами, выглядывали лишь массивные подбородки, о которые кулаки отшибешь.
        - Документы, - сказал один из коренастых глухим басом.
        - Паспорт, удостоверение? - миролюбиво уточнил Черемушкин, понимая, что права качать нет никакого смысла и что драться придется одному, на Дергунова надежды никакой.
        При этом он отдавал себе отчет в том, что дракой тут дело не решишь, уж влипли, так влипли, эти двое далеко не единственные. Всё дело в Иеремии, который вдруг сделался поднадзорным. Кто ж знал?
        - Шуткуешь, парниша? - усмехнулся второй верзила. - У нас тут особые документы требуются, к нам можно только по особому распоряжению. Вот и гони пропуск.
        Протянул руку, и тут же попался на прием, с грохотом, подняв тучу пыли, рухнул на дощатый пол. Другой дядя обхватил Черемушкина сзади, сдавил мощными руками, но, получив локтем по носу, взревел от боли и ярости, ослабил смертельную хватку, затем и вовсе отпустил. Повалить его, держащегося за нос, было секундным делом. Да уж, не борцы, не борцы, но, что интересно, кепки так и не слетели, будто приклеенные.
        Дергунов нашарил под лестницей вонючие шмотки выдворенного из подъезда бомжа, которых с лихвой хватило, чтобы крепко-накрепко, спина к спине, примотать друг к другу верзил и вставить кляпы. Запихав их, тяжеленных, всё под ту же лестницу, друзья поспешили к выходу.
        Демонстрация уже прошла, оставив после себя разноцветные клочки бумаги, лопнувшие воздушные шарики, пустые бутылки. От соседнего дома, поругиваясь, к замусоренной дороге плелся дворник с метлой, кроме него во дворе никого не было.
        - Так, дом 31, - сказал Черемушкин, прикидывая, куда идти. - По нашей стороне. Пойдем дворами, чтобы не светиться.
        Пошагал было налево по узкому выщербленному тротуару, но Дергунов, вцепившись в локоть, как клещ, остановил его и горячо зашептал в ухо:
        - Чувак, не сейчас. Нас же будут искать, костей ведь не соберешь.
        - Оставался бы дома, - вырвав локоть, раздраженно бросил Черемушкин. - А раз ты здесь, будь добр работай. За мной.
        И, хмурясь, решительно пошёл дальше.
        В самом деле, какого черта, ничего ещё толком не узнали, сплошной туман, а этот туда же: костей не соберешь, нас будут искать…. Ну, будут, кто ж знал-то, что так обернется, но задание есть задание, проще простого всё бросить и ломануть в кусты…
        Всё шло как-то не так, вопреки логике. Нет, конечно же, в сопредельном мире, то есть в мире с нашей позиции не настоящем, вымышленном, и логика должна была быть не настоящая, но, ребята, ведь это даже ежу понятно, что если некто Иеремия вышел из доверия и к этому Иеремии должны явиться некие, скажем, агенты, то либо в жилище Иеремии располагается засада, либо за агентами организуется слежка. А её, этой слежки, нету. И двое в грузинских кепках на роль контрагентов никак не тянут…
        Что-то острое кольнуло в шею, и всё потемнело перед глазами…
        Очнулся он в большой комнате со светлыми, залитыми солнцем обоями, на жестком стуле, туго обвязанный бельевой веревкой. Попробовал встать, стул не пустил. Ломило затылок, голову не повернуть, зачесался нос, по которому иезуитски медленно стекала капелька едкого пота. Сзади кто-то замычал, Василий скосился и увидел примотанного к такому же тяжеленному стулу Дергунова. Глаза у Лёшки были как у алкаша, хватанувшего литровую кружку самогона.
        Из мебели в комнате наличествовал двустворчатый шкаф темного дерева и большой круглый стол, да вот ещё стену украшала фотография мужика в темно-зеленой военной форме неизвестного рода войск. Мордуленция у вояки была знакомая, ба - да это же генерал Семендяев. Правда, лет эдак на тридцать моложе, ещё без этих ниспадающих на воротник щек, без набрякших мешков под глазами…. Но позвольте, откуда здесь-то?
        В дверном проеме бесшумно, будто из-под земли вырос, возник один из верзил в неизменной кепке, встретил взгляд Черемушкина, осклабился. Зубы у него были кривые, желтые и редкие, через один. Вразвалку подошел к Черемушкину, ударил наотмашь по уху, а ручонка у него тяжелая, пудовая, в голове зазвенело и что-то лопнуло. Вновь замахнулся, но сзади кто-то негромко сказал «Отставить». Верзила отступил, из-за его спины вышел «Семендяев», тот, что на фотографии.
        Деловито осведомился:
        - Фамилия? Цель прибытия?
        Точь в точь, как два Сергея, сухо, деловито, и при этом в глаза смотрит, не отрываясь, не мигая.
        - Черемушкин, - ответил Василий, с трудом ворочая немеющей челюстью. - Цели как таковой нет.
        Голова готова была лопнуть от звенящей боли.
        «Семендяев» продолжал сверлить его взглядом матерого удава, от которого мурашки по спине. Пауза затягивалась, но боль, как ни странно, проходила.
        - Врёшь ты всё, - сказал, наконец, «Семендяев» - За золотом пришел.
        - За каким золотом? - не понял Черемушкин.
        - Которое в сумке, - усмехнулся «Семендяев». - Валет нашел его первым, теперь в бегах. Ты же его ищешь, Валета-то?
        - Ищу, - обрадовался Черемушкин. - Где он?
        - Тебе всё доложи, - сказал «Семендяев». - Не ты один его ищешь.
        И буркнул что-то непонятное.
        Верзила выхватил из кармана здоровенный тесак, под ложечкой у Василия заныло. В тот же миг веревки на его руках ослабли, затем и вовсе свалились на пол. Сзади кто-то гортанно хихикнул и, жарко дыша в ухо, спросил: «Не обделался, гаденыш?» Это был второй амбал. Тем временем первый верзила освободил Дергунова.
        - Как ухо, Вася? - подойдя, участливо спросил «Семендяев».
        Помнится, имени своего Черемушкин не называл, но ведь и про Валета он тоже ничего не говорил. А ухо, между прочим, поныв, успокоилось. Почесывалось порою, однако не ныло. Вообще, наш человек терпелив, вынослив и зарастает на нем всякая гадость, как на собаке.
        - Нипочем бы не заросло, - будто услышав, возразил «Семендяев». - Менанж вернул должок, но не подрассчитал, в результате лопнула барабанная перепонка. Век бы тебе, Вася, ходить глухим, если бы я не подлечил. Скажи спасибо.
        - Спасибо, - ответил Черемушкин.
        - Держись меня, - «Семендяев» подмигнул. - Пару слов, чтобы поставить точки над «и». Два моих помощника, Менанж и Фазаролли, которых ты одолел в рукопашной, люди юные, неопытные, но очень быстро всему учатся, так что не задирай носа. Впрочем, насчет помощников - это я поспешил. Какие они, нафиг, помощники? Так - подготовишки, заготовки, сырье. Ты нужнее, ты, вроде, подходишь, но придется поднапрячься, чтобы оправдать доверие.
        И ни к селу, ни к городу хохотнул. В итоге получилось несерьезно.
        - Как-то вы поаккуратнее бы, могут и услышать, - пробормотал Черемушкин, которому почему-то очень неудобно было сидеть в кресле, будто на разъезжающейся поленнице сидел, бугристо, всё ходуном ходит, того и гляди загремишь.
        - Что такое гипноз знаешь? - усмехнулся «Семендяев», не спуская с него глаз. - Учили вас этому в университете?
        - Какая разница: учили - не учили? - сказал Черемушкин.
        - Кто может услышать, Вася? Ты о ком?
        Тут Черемушкина отпустило, он оторвал от удава «Семендяева» глаза и увидел, что тот прав. Дергунов на своем стуле и двое амбалов застыли, как истуканы, в самых нелепых позах, вот только гипноз ли это?
        - Короче, вводную я провел, чем очистил свою, хе-хе, душу, - в духе настоящего Семендяева сказал двойник. - Теперь я буду считать. При счете три ты, Вася, проснешься и этот разговор забудешь. Итак, раз, два, три…
        Глава 6. Хлой Марасович
        - Как ухо, Вася? - участливо спросил «Семендяев».
        - Спасибо, ничего, - отозвался Черемушкин, ловя себя на мысли, что где-то когда-то это уже было - и чудесно помолодевший Семендяев, и громоздкий, жутко неудобный стул, и этот участливый вопрос.
        - Вот и славно, - сказал «Семендяев». - На всё про всё у нас пять мину. Вот вам, перво-наперво, по аусвайсу, чтоб не прятаться по кустам. А вот ваша сумка. Или не ваша?
        - Наша, наша, - наперебой сказали Черемушкин с Дергуновым.
        На улице их в потрепанной зеленой колымаге, чем-то напоминающей Оку, ожидал Менанж.
        - А где второй? - заикнулся было Дергунов, но верзила заорал, что нечего тут, ишь умный нашелся, понаехали, шпендрики ушастые, права качают, щас мигом в лоб, каждая секунда дорога, и Лёшка живо юркнул на заднее сиденье.
        Черемушкин уселся рядом с ним, но машина не тронулась с места. Шоферюга повертел головой, посвистел фальшиво, затем вышел, попинал колеса, сел на свое место, сдвинул кепку на затылок. Впрочем, нет, не сдвинул, не получилось, лишь обозначил жест. Что она, кепка эта, приклеена, что ли?
        Тут из подъезда появился Фазаролли с голубой захватанной папкой, деловой такой, умостился справа от своего приятеля, прогундосил: «Ехай давай», - одним словом - ба-альшой начальник.
        Надо сказать, улица здесь была пошире, чем на окраине, дома повыше, поизящнее, «Семендяевский», к примеру, был десятижэтажный, желтого цвета, с башенками на крыше, настоящая «сталинка». Людей, правда, тоже было негусто и почему-то передвигались они не хаотично, а дружными толпами. Шли и болтали кто во что горазд. Но иные топали строем, под команду командира в штатском, и сами, между прочим, в штатском. Точно репетировали.
        «Ока», пыля, промчалась пару кварталов, свернула налево, поколесила по кривому тряскому переулку, затем вновь вывернула на прежнюю трассу.
        - Ты это, - сказал «начальник» Менанжу. - Бензину навалом?
        - Навалом, - ответил Менанж. - Чего молчишь, умник? Говори, куда ехать-то.
        - Ах, да, ты же не в курсе. Зомбера 31.
        - Я и говорю - умник, - процедил Менанж. - Это ж в другую сторону. Дам вот щас по ушам-то, чтоб не умничал.
        Фазаролли приподнял кепку и поскреб макушку. Голова его под кепкой была абсолютно без волос, с розовой, как у младенца кожей, нежной, гладенькой, будто присыпанной тальком. А ниже линии, отмеченной кепкой, что любопытно, торчали коротко стриженые волосы. Казалось, что вместе с кепкой «начальник» отодрал часть прически. Дергунов, который тоже всё видел, судорожно заглотал.
        - Эй, эй, - одернул его Черемушкин. - Не вздумай.
        - Глянь-ка, получилось почесаться-то, - по-детски обрадовался Фазаролли. - Прогресс, однако.
        - Эволюция, туды её, - изрек Менанж. - Разворачиваемся!
        И, лихо развернувшись, помчал в обратном направлении.
        Чем ближе к окраине, тем мельче, обшарпаннее, грязнее был этот странный город, плавившийся в струящемся мареве полуденного пекла. Через три минуты «Ока» остановилась у крайнего подъезда стандартной пятиэтажки, Фазаролли передал Черемушкину голубую папку и сказал: «Третья квартира».
        - И всё? - выдержав внушительную паузу, спросил Черемушкин.
        - А чё ещё-то? - вяло сказал Фазаролли. - Ну, Берц. Ну, Хлой Марасович. Ты и сам знаешь.
        - А что с папкой делать?
        - Так отдашь, чудила, - сказал Фазаролли, а Менанж, отчего-то разъярившись, заорал:
        - А ну, вылазь, сволочи. Развели тут детский сад. Ещё агенты называются.
        Черемушкин с Дергуновым выскочили из машины, и Менанж немедленно дал по газам.
        - Типа отпустили? - озираясь, спросил Дергунов. - Может, того? Не рисковать?
        - Квартира номер три, - твердо заявил Черемушкин.
        - Может, всё-таки рванем когти?
        - Ну, как ты излагаешь? - укоризненно сказал Черемушкин. - А ещё журналист. Пошли.
        На звонок в дверь не ответили, но в квартире номер три кто-то был. Что-то там, в глубине, тихо стукнуло, еле слышно зашуршали по полу тапочки, за дверью, прильнув к глазку, задышали. Или показалось? Но нет.
        - Вам кого? - раздался изнутри настороженный, бдительный голос, этакий тенорок, который легко спутать с женским голосом.
        - Хлой Марасович? - тихо сказал Черемушкин. - Мы от Иеремии.
        - Не знаю такого, - ответил Берц, но от двери не отошел.
        - Однако именно он вас посоветовал, - сказал Черемушкин. - По поводу Гринбаума. Повторить громче, чтобы соседи услышали?
        - Умоляю вас, - пробормотал Берц, торопливо впустив их и тут же заперев дверь на ключ. - Ну что за манеры? При чем здесь шантаж?
        Увидев в руках Черемушкина папку, он испуганно заморгал. Был он мал, тщедушен, стар, плохо пострижен, одет в шаровары и ношеную майку, которая была ему велика. Черемушкину стало его жалко.
        - Почему вы боитесь? - спросил он. - Я даже не знаю, что в этой папке.
        - Я тоже не знаю, - признался Берц. - Но я знаю, чья это папка.
        - Что за суета вокруг какой-то занюханной картонки? - начал было Дергунов, но Черемушкин его перебил.
        - Чья же? - осведомился он.
        Берц опустил глаза и, протянув руку, невыразительно сказал:
        - Дайте…
        Папка оказалась абсолютно пуста, но Берца, который близоруко поводил по ней, открытой, своим мясистым носом, вдруг словно подменили. Он оживился, расправил плечи, втянул висевший мешком живот, глаза его загорелись, как у орла, узревшего добычу.
        - Вы именно по адресу, молодые люди, - заявил он игриво. - Какая удача, что именно вы и именно ко мне.
        С этими словами он резво умчался в комнату и с треском захлопнул за собою дверь. Через пару секунд раздалось подозрительное шипение, вслед за чем защипало в горле, а на глаза навернулись непрошенные слезы.
        - За мной, - смекнув, в чем дело, скомандовал Черемушкин и бросился к входной двери, но та не поддалась. И ключа в замочной скважине, кстати, не было, этот мошенник Берц, прикинувшись овечкой, спрятал его в карман.
        Это было последнее, о чем успел подумать Черемушкин…
        Очнулся он с чугунной головой. Было темно, глаза коли, плечи ныли от долгого лежания на твердом полу, руки и ноги не повиновались, и понадобилось какое-то время, чтобы они наполнились жизнью. Рядом завозился Дергунов, хрипло спросил:
        - Который час?
        - Рано ещё, спи, - ответил Черемушкин и сел.
        Глаза понемногу привыкали к темноте.
        Та-ак, похоже, они заночевали всё в том же злополучном коридоре, хорошо ещё, что проснулись. В сумраке проглядывался проем распахнутой двери в комнату, куда скрылся Берц, теперь, естественно, дверь открыта, а его, поганца, там нет.
        - Рюкзак и сумка на месте, - сообщил Дергунов. - Слушай, Вась, а что в этой дурной сумке? Все руки оттянула. Посмотреть, что ли?
        - Твоя сумка? - усовестил его Черемушкин, после чего встал на затекшие ноги, деревянно пошагал в комнату к окну. Ночная улица была темна и пуста, горела лишь единственная лампочка над дверью продмага, как в какой-нибудь захудалой деревней, да в черном небе уныло просвечивал узкий серпик луны. Хотелось завыть от тоски, но вдруг случилось невероятное, вдруг всё преобразилось.
        Дома засияли многочисленными огнями, улица наполнилась спешащими по своим делам и гуляющими прохожими, а вот и сверкающий розовым лаком длинный лимузин, остановившийся прямо напротив окон. Из лимузина выбрался рослый, широкоплечий парень с черной блестящей вьющейся шевелюрой, подошел вплотную к окну и, широко улыбаясь, послал Черемушкину воздушный поцелуй. Что-то в нем было знакомое… Василий, торопясь, распахнул ставни, но красавчик уже забирался в лимузин. Миг, и машина тронулась, мощно набирая скорость.
        - Чтоб мне лопнуть, - пробормотал Черемушкин.
        Глава 7. Мортимер
        Сзади с грохотом свалился стул. Опрокинувший его впотьмах Дергунов зашипел от боли, запрыгал на одной ноге. Черемушкин поспешил включить свет.
        - Говорил тебе: нечего тут оставаться, - сдавленно сказал Дергунов. - Нужно было рвать когти, пока не поздно. Куда сейчас? Ты подумай.
        - Точно - он, - произнес Черемушкин. - Так, Алексей, что ты видишь на улице?
        Дергунов подковылял к окну и с издевкой ответил:
        - Ночь, улица, фонарь, аптека.
        - Только что сюда на шикарной иномарке подъезжал Хлой Марасович Берц, - сказал Черемушкин.
        - И что же не вошел?
        - А то и не вошел, что нечего ему тут делать. Он теперь этой скудной обстановке не соответствует. Он теперь лет на сорок моложе и весь такой накачанный, спортивный. Красавец, одним словом. Убедился, что с нами всё в порядке и укатил.
        - В порядке ли, - усмехнулся Дергунов. - Что-то я никакой машины не слыхал. Что делать-то будем? Сейчас рванем или дождемся утра?
        - Ты ложись-ка на диван, поспи по-человечески, - сказал Черемушкин. - А я поищу. Должно же что-то быть.
        - Я при свете не могу, - заявил Дергунов, устраиваясь на диване и усердно взбивая маленькую тощую подушку, как будто от этого она могла вырасти.
        - Не барин, - осадил его Черемушкин.
        Для одинокого старого Берца двухкомнатная квартирка, в которой от силы набралось бы 35 квадратов, была жилищем роскошным, королевским. Он им гордился, потому что не каждый такое имел. Может, поэтому и вернулся попрощаться, хотя, возможно, и не только поэтому. В его воздушном поцелуйчике Черемушкин углядел намек, подсказку - ищи, мол, да обрящешь.
        Уже через пять минут, приладившись к тонкой, как блин подушке, Дергунов усердно, с надрывным храпом, спал.
        Тщательно обыскав большую комнату со спящим на диване Дергуновым и никаких бумаг, связанных с именем Валета, не найдя, Черемушкин перешел в спальню, и здесь после усердных поисков в куче старых желтых газет нашел-таки занюханный блокнот с относительно свежей записью на предпоследней странице. Валет здесь был зашифрован как В, а адрес был несомненно Московский: улица Садовая-Черногрязская, дом 11, квартира 9 - нигде больше такой улицы быть не могло. Прочие пометки в блокноте были либо закодированы, либо составлены на неизвестном языке. То есть, запись о Валете была адресована ему, Василию, или тому, кто мог прийти вместо него.
        У Черемушкина гора с плеч свалилась. Только теперь, имея в активе выполненное задание, он позволил себе задавать вопросы, а именно: зачем нужно было Берцу усыплять их газом, что было в папке, чего они с Лёшкой не заметили, что произошло с Берцем, когда они были без сознания, и что произошло конкретно с ним, Василием, в это время, ведь он стал видеть то, чего не увидел Дергунов. Были и другие моменты, над которыми стоило поломать голову, но по всем меркам была глубокая ночь и утром нужно было явиться перед Семендяевым свежим и бодрым. А потому, сунув блокнот в задний карман брюк, Черемушкин завалился на большую скрипучую кровать в маленькой комнате и мигом заснул.
        И мигом проснулся, ибо кто-то, сопя, начал трогать его волосы. Окно выходило во двор, а потому в комнате было темно, и этого, кто трогал, не было видно - так, что-то бесформенное в углу рядом с кроватью, слабо пахнущее душистым мылом и мирно посапывающее. Черемушкин отмахнулся и с ужасом понял, что трогающая его голову рука покрыта шерстью.
        - Да не суетись ты, - сказал этот некто густым басом. - Тебе же лучше делают. Остынь. Ещё пара циклов, и забудешь, что такое сон, не нужен он нынче будет, потому как вреден и кучу циклов отнимает.
        - Цикл - это сколько? - машинально спросил Черемушкин, отдаваясь во власть незнакомцу, от которого, в общем-то, вреда не было.
        - По земной мерке десять секунд, - неспешно ответил тот, вновь принимаясь за работу. - По другой мерке может быть и того меньше, а может быть и значительно больше, смотря где находишься, куда движешься. Время - оно, браток, дело растяжимое, это и у вас кое-кто понимает. Вот, скажем, сварганил ты хороший роман, заморозил в незначительном объеме сгусток времени, а потом этот сгусток не дает людям покоя годами, а иной раз и веками. Ну, вот и готово.
        Действительно, спать совершенно расхотелось, а от ласковых прикосновений сделалось так уютно, так спокойно. И почему-то в комнате сделалось светлее.
        - Э-э, - сказал Черемушкин. - А ты кто?
        Вот уж ничего умнее придумать не смог.
        - Зови меня Мортимер, - ответил некто. - Главное, не бойся.
        Он вышел из своего угла - большой, под потолок, бесформенный, черный, поросший то ли корой, то ли перьями, то ли спутанными волосами, леший не леший, домовой не домовой, но что не человек - это ясно. В следующий миг, однако, стоило лишь Черемушкину моргнуть, Мортимер предстал перед ним этаким темнокожим, закутанным в серую рогожу старцем, а ещё через секунду старец превратился в молодого, лет тридцати, симпатичного негра. Нет, пожалуй, не негра, он был ближе к смуглому египтянину. Или всё же к негру?
        - Так, похоже, лучше, - сказал Мортимер. - И мне удобнее.
        Теперь он был всего лишь на три головы выше Черемушкина, не нависал огромной глыбой, не давил на психику. Напоминал кого-то, а кого - никак не вспомнишь.
        - Вперед, Василий, - добродушно пророкотал Мортимер. - Не век же тебе в неучах ходить.
        Вот ведь странное дело - не было у Черемушкина ни малейшего страха. Вроде бы и ситуация не из простых, и человек этот (впрочем, какой он, к свиньям, человек) вовсе не знаком, и ночь на дворе, и город вовсе не родной, а враждебный, непонятный, полный скрытых угроз, из которого, сделав дело, лучше бы побыстрее убраться, и тем не менее, не было этой подзуживающей подколодной тревоги, составляющей основу первобытного страха.
        Следом за бесшумно идущим Мортимером, от которого всё так же слабо пахло душистым мылом, Черемушкин направился в коридор. Дергунов забормотал что-то во сне, заворочался и вдруг внятно и жалобно сказал:
        - А я? Опять про меня забыли.
        Он лежал на диване, поджав ноги, легкий плед сполз на пол. Василий подошел, закрыл ему ноги пледом, заглянул в лицо, убедился, что Лёшка дрыхнет.
        - Не отставать, - донеслось из коридора…
        Казалось, они попали в другой город. Улица вроде та, но и освещена она щедро, по-московски, и вместо выщербленного асфальта брусчатка, как в старой Вене, и фонари особенные, ажурные, как в несравненной Праге, и загадочно мерцающие витрины магазинов, и повсюду уютные будто бы игрушечные кафе, и столики, огороженные зелеными кустами, за которыми сидят и потягивают холодное темное пиво никуда не спешащие люди, у которых впереди целая ночь - волшебная, теплая, но не душная, а за домами потусторонне взмывают в черное звездное небо зеркальные небоскребы, слабо подсвеченные закутанной в серебряную дымку круглой голубой луной.
        - Фантастика, - зачарованно сказал Черемушкин. - Откуда всё это?
        Мортимер не ответил. Из темного переулка вывернул и остановился перед ними сверкающий розовым лаком длинный лимузин, тот самый, на котором укатил в неизвестность преобразившийся Хлой Марасович Берц.
        В просторном салоне с пятью рядами кресел было темно. Они устроились в удобных креслах, и машина тронулась. Черемушкин всё никак не мог рассмотреть шофера, хотя тот сидел как вкопанный, лишь изредка поднимал голову в шестиклинке с лакированным козырьком, чтобы посмотреть в зеркало. Сам он, водитель, в этом зеркале над лобовым стеклом почему-то не отражался, как Черемушкин ни прилаживался - и справа посмотрит, и слева, ну нету никого и всё тут.
        - Да не вертись ты, - сказал Мортимер. - Тебе-то что?
        Между тем шофер переключил скорость, поддал газу, и машина помчалась всё быстрее и быстрее. В окнах замелькали дома, фонари слились в одну желтую полосу, затем всё унеслось назад, остались лишь черный купол неба да скудно освещённая луной полоса асфальта. Почему-то казалось, что они всё время мчатся под гору, земля вдруг сделалась с овчинку, и дорога уходила куда-то вниз. А, может, и правда вниз?
        - Мэ-э, - проблеял Черемушкин. - Уж не в преисподнюю ли мы направляемся?
        - Типун тебе на язык, - сказал Мортимер и вдруг хихикнул. - Что, боязно? А хотелось бы?.. Ладно, ладно, шучу. Мы едем к Порталу, там ты увидишь всю мощь, всё величие нашего Проекта.
        Глава 8. Портал
        Небо посветлело, а через пару минут, когда лимузин перевалил пригорок, снизу вдруг ударили сотни голубых прожекторов. Впереди, метрах в пятидесяти, ясно обозначился обрыв, но водитель и не подумал сбавить скорость. Эти жалкие метры быстро закончились, машина, очутившись на краю, опрокинулась вниз, но то ли зацепилась задними колесами, то ли что-то ещё её затормозило, короче она повисла на отвесной стене, готовая в любой момент рухнуть в бездну, на дне которой угадывались какие-то серые постройки с ажурными выступами, жуткое переплетение матовых труб, аспидно-черные кубы на фоне бирюзовой травы, узкие каналы со струящейся водой, ещё что-то физически плотное, твердое. Черемушкин, обмирая, зажмурился, и тут же услышал язвительный голос Мортимера:
        - Обмельчал народец. Раньше-то, помнится, до потопа, и по воде аки посуху ходили, и вообще левитацией владели, а что сейчас? Глаза-то открой, добрый молодец.
        Черемушкин послушно открыл глаза. Всё то, что устрашало его на далеком дне пропасти, приобрело пусть фантастический, непривычный, но вполне благопристойный вид, потому что находилось не внизу, а впереди. Серые постройки превратились в двадцатиэтажные застекленные сооружения, излучающие голубое свечение, а выступы над ними - в некое подобие устремленных в небо решетчатых антенн. Трубы опустились под землю, то есть их как бы не было, черные же кубы по сравнению со стеклянными постройками оказались приземистыми, всего лишь пять этажей в высоту, хотя в ширине ничем им не уступали. Вся эта если можно так выразиться промышленная площадка находилась в поросшей зеленой, а вовсе не бирюзовой, как показалось сверху, травой обширной долине, по краям которой угадывались черные возвышенности.
        - Это и есть Портал? - спросил Черемушкин.
        Мортимер обиженно засопел.
        - Впечатляет, - добавил Черемушкин.
        Мортимер заулыбался.
        - Но портал - это, как я помню, ворота, прямой доступ, - сказал Черемушкин. - Не вижу связи.
        - Именно здесь осуществляется прямая связь, - несколько раздраженно сказал Мортимер. - Начитались, понимаете.
        И добавил: «Трогай, Саврасов». Водитель немедленно нажал педаль газа.
        «Саврасов, - подумал Черемушкин. - Уж не тот ли Саврасов, который беглый зэк? Да нет, чушь какая-то, хотя фиг его знает. У местных витиеватые имена, а этот - Саврасов».
        Поерзав, он придвинулся к Мортимеру и зашептал:
        - Саврасов случаем не наш?
        - Ваш, - басисто ответил тот. - Но уже и не ваш, а скорее наш. Да ты не церемонься, тут все свои. Стоит сказать: «Саврасов, будь добр», и он мигом окажется рядом. Домчит, куда прикажешь.
        - К примеру, в Тамбов, - предположил Черемушкин.
        Лимузин, мчащийся в это время по горбатому мосту через одетый в серый гранит канал, тряхнуло, и название любимого города Черемушкин проблеял.
        - Зачем тебе, орлу, занюханный Тамбов? - искренне удивился Мортимер. - Не далее, чем через неделю на Лубянке появится приказ о переводе тебя в Москву. Возглавишь отдел по изучению аномальных явлений. Хе-хе-хе.
        Лимузин затормозил возле одного из стеклянных зданий.
        - Откуда вам известно? - сказал Черемушкин, несколько покоробленный этим «хе-хе». - На объекте вы можете распоряжаться, вы тут живете, а вот насчет Лубянки извольте усомниться. Вы что - Господь Бог?
        - Не упоминай всуе, - сказал Мортимер. - Выходим.
        Вблизи это внушительное здание оказалось совсем не похоже на манхэттенскую свечку из стекла и бетона. Сооружение было как бы вырезано из целого куска прозрачного, источающего голубой свет материала, а все архитектурные признаки, все эти окна, двери, межэтажные перекрытия, искусно намечены.
        В стене сам собой образовался проем, куда они с Мортимером вошли. Сразу после этого проем затянулся. Комната, в которой они очутились, была абсолютно кругла и не имела ни дверей, ни, естественно, окон, впрочем, это была вовсе не комната, а лифт. Они спустились вниз и вышли в длинный коридор, который привел их в наполненную хитрыми приборами лабораторию. Здесь наконец-то появились люди в белых халатах и чепчиках, двое мужчин и одна женщина. Между прочим, на дворе была ночь.
        Мортимер сказал что-то на непонятном языке. Тотчас мужчины крепко взяли Черемушкина под локотки и повели к белому кожаному креслу. Часы на стене показывали два часа ночи. Он пытался вырваться, но хватка у лаборантов была крепкая. Усадили, как ребенка, и как только голова Черемушкина коснулась мягкого подголовника, он заснул, а когда проснулся, на часах было два часа пять минут. Эти пять минут так его освежили, будто он прокемарил часов десять без просыпу.
        Между прочим, лаборатория была пуста, и это его насторожило. Попытался встать, но ноги почему-то не слушались. Повертел головой, всё вроде бы на месте, ничего не исчезло, ничего не прибавилось.
        Стремительно вошел Мортимер и сказал:
        - Встань, уже можно.
        - А где люди? - спросил Черемушкин, вставая.
        - Это не люди, - спокойно ответил Мортимер. - Биороботы.
        Василий вдруг понял, кого напоминал этот огромный темнокожий безмятежный Мортимер. Фигуру с острова Пасхи, будто с него вытесывали. Интересно - это хорошо или плохо?
        - В клинике биороботы? - произнес Черемушкин. - Ну да. Люди же по ночам спят. Что вы со мной сделали?
        Подошел к Мортимеру, смело посмотрел снизу вверх.
        - Взял анализы, просмотрел родословную, убедился, что годен, - усмехнувшись, ответил Мортимер. - Кое-что подкорректировал, теперь ты поймешь пришельца.
        - Какого ещё пришельца? - задиристо спросил Черемушкин. - К чему годен?
        - Слишком много вопросов, - сказал Мортимер, усаживаясь в белое кресло, с которого только что поднялся Черемушкин. - И ни одного, показывающего, что ты человек пытливый, любознательный. Скорее - вредный, капризный. Поэтому давай-ка я тебе лучше объясню, где мы сейчас находимся. Это здание, о Василий, вовсе не клиника. Это приемник ультиматонов, а поскольку ультиматон - прародитель всякого вещества, он несет в себе изначальную информацию Создателя, канон, эталон. В любом бите этой информации содержится ключ к матрице сущего, иными словами через этот бит мы выходим на эталон и корректируем нужный объект в сторону совершенства.
        - То есть, если человек произошел от обезьяны, то вы корректируете его до уровня обезьяны? - уточнил Черемушкин.
        - Может, ты, Василий, и произошел от обезьяны, тут уж твоя воля, тут я спорить не буду, но задумывались вы, человеки, как создания эфирные, не материальные, не подверженные обжорству и похоти. Потом по известной тебе причине вы обрели плоть, но первоначальная эта плоть, как задумка, была в миллиарды раз лучше, чем та, в которой сейчас находишься ты, Василий. Вот эта-то первоначальная плоть и взята за образец. Такая вот получается клиника.
        - Значит, если взять обезьяну, то из человека можно сделать обезьяну? - гнул свое Черемушкин из чувства протеста. Не любил он, честно говоря, этих поучающих умников, которые всегда где-то наверху, на трибуне.
        Глава 9. Информатор Клик
        - Через праэнергию с помощью хронокапсул мы можем выйти на любой план прошлого, настоящего или будущего, - не моргнув глазом, а может и не заметив иронии, ответил Мортимер. - Можно это сделать и другим способом, не о том речь. Но можно и не обращаться к высоким материям, а оскотиниться совершенно бытовым способом, не используя достижений науки. Кстати, у вас сейчас происходит именно такое бытовое одичание, добровольное, неконтролируемое, и наша задача взять это под контроль.
        Мортимер встал с кресла.
        - У кого - у вас? - тут же прицепился Черемушкин.
        - Терпение, Василий, терпение. Следуй за мной, - величаво произнес Мортимер, направляясь к двери с надписью «Служебное помещение», за которой скрывался пассажирский лифт…
        Лифт упал вниз с такой скоростью, что у Черемушкина перехватило дух и замелькали нехорошие мысли, но секунды через три-четыре падение замедлилось, а далее этот сумасшедший лифт вовсе не остановился - покатил себе куда-то по горизонтальной плоскости, вновь ускоряясь. Мортимер, посвистывая, нажал одну из кнопок на миниатюрном пульте, и обшитые серебристым пластиком стены исчезли. Они мчались по каналу в полуметре от покрытой мелкой рябью черной с голубым отливом воды.
        У Черемушкина закружилась голова, он вцепился в рукав Мортимера.
        - А вот это будем изживать, - сказал тот. - С этим будем нещадно бороться.
        - С чем, с этим? - спросил Черемушкин, которому на полутораметровом пятачке было крайне неуютно.
        - С эмоциями, - ответил Мортимер. - Эмоции, мой друг, бич человека.
        - Без эмоций человек - не человек, - проворчал Черемушкин. - Куда мы, вообще-то, едем?
        - К Стеклянному морю, - сказал Мортимер. - Ты, главное, помалкивай. Не встревай, если начнешь понимать, а ты начнешь, время подошло.
        Черемушкин пожал плечами, чуть не потерял равновесие и еще крепче ухватился за рукав Мортимера. Тот много тверже стоял на ногах.
        Через минуту Мортимер сказал:
        - Ну, вот мы и приехали…
        Никакого Стеклянного моря Черемушкин не увидел, а увидел он низкий, на уровне воды, причал и далее прозрачный эскалатор, уходящий вверх к белоснежному пятиэтажному дворцу. Подсвеченный невидимыми прожекторами, дворец этот смотрелся весьма нереально на фоне черного бархатного неба. Это была совсем другая страна, совсем другой город, здесь не было кривых домов, как на улице Зомбера, не было беззубых нищих, шляющихся стадом дурных орущих толп, не было тряпья под покосившимся забором, кошачьей вони, здесь было стерильно и фантастически красиво. А всего-то и надо было перевалить через невидимый рубеж, поменять систему координат, где стена становилась полом, свалиться в пропасть, которая, собственно, пропастью не была.
        Белоснежный дворец оказался космопортом, заключительной частью межпланетного Портала, основную же его часть составляли межзвездные врата - сооружение скорее абстрактное, чем вещественное, и, главное, Стеклянное море. Вот это, последнее, представляло собой огромный сплошной кругообразный кристалл, служащий посадочным полем для всех транспортных средств, а также транспортных существ, к примеру транспортных серафимов.
        Об этом рокочущим своим басом, наклонившись к уху Черемушкина, сообщил Мортимер. Тот же, пораженный, стоял на смотровой площадке и безотрывно смотрел на это отливающее зеленым, бездонное, простирающееся до горизонта, застывшее, отполированное до зеркального блеска море, которое странным образом притягивало и никак не хотело отпустить. «Это ещё и гигантский трансформатор, - объяснил Мортимер. - Изменяет токи пространства и адаптирует входящие потоки физической энергии».
        - А это не вредно? - машинально спросил Черемушкин.
        - Так, миленький, тогда всё вредно, - откликнулся Мортимер. - А вот и наш гость.
        Черемушкин, как ни вглядывался, ничего постороннего не заметил, хотя нет, вот что-то бесформенное вынырнуло из правого сектора, стремительно и бесшумно преодолело пару километров и остановилось напротив космопорта, превратившись в блестящий гоночный автомобиль.
        - Пошли, - сказал Мортимер…
        Гость оказался длинным, тощим, с синей кожей, приклеенными к лобастому черепу черными волосами, и большущими коричневыми глазами. Этакий прилизанный задохлик в обтягивающем, то и дело меняющем цвет, комбинезоне.
        Он прочирикал что-то Мортимеру, тот ответил на таком же птичьем языке. Секунд двадцать они оживленно общались друг с другом, Черемушкину сделалось скучно, потом вдруг он осознал, что понимает, о чем речь. Синенький говорил, что они заранее предупреждали атлантов о гибели их острова, и те вняли, и понастроили множество космических кораблей, и основная их часть успела улететь, а оставшиеся погибли. Сейчас, спустя 12 тысяч лет, для землян существует опасность не меньшая, даже большая. И опять последовало предупреждение, но Мировое правительство слышать ни о чем не хочет, никто ничего слышать не хочет, этакое, понимаете, благодушие, будто все бессмертные. Да, да, соглашался с ним Мортимер, это наша беда, это наш бич: наше благодушие, наша благоглупость, наше самоуспокоение, наш кайф, наш центропупизм. Этак можно души потерять вот так запросто. Какие души? - спросил синенький. Да все, ответил Мортимер, и тут Черемушкин не выдержал.
        - А разве атланты умели строить космические корабли? - спросил он на несуразном с человеческой точки зрения птичьем наречии, от которого сразу зачесался язык.
        - Умели, - неприязненно ответил синенький. - Вам-то что до этого? И вообще, вы кто? Кто это? - спросил он у Мортимера.
        Тот открыл было рот, но Черемушкин его опередил.
        - И где же теперь улетевшие атланты? - осведомился он. - Что-то о них не слышно. И не лучше ли было переехать куда-нибудь поближе, в Грецию, например.
        - К сожалению, твердый Космос жесток, - сухо ответил синенький. - Погибли и те, кто улетел. Что же касается Греции, то это слишком банально, это не те горизонты, этого вам не понять. Господи, на что я трачу время.
        Проронив это, синенький повернулся и пошагал прочь, бормоча что-то насчет двух обалдуев, которые выдают себя за унивитатов, а сами черт знает что и сбоку бантик.
        - Что такое унивитаты? - незамедлительно спросил Черемушкин.
        - Унивитат - это постоянный гражданин созвездия, - сказал Мортимер. - К тебе это не относится.
        И громко крикнул вдогонку синенькому:
        - Постойте-ка, милейший. Не так быстро.
        Сказано было по-русски, но синенький застыл на месте в нелепой позе, с поднятой ногой.
        - Хорошо, я не унивитат, - сказал Черемушкин. - А это что за хмырь?
        - Этот хмырь - звездный воин, - усмехнувшись, ответил Мортимер. - Представитель, так сказать, Конфедерации Гуманоидов из цивилизации Сириуса, попечитель земной цивилизации, демиург. Почти что демон.
        Тут он с хитрецой посмотрел на Черемушкина.
        - А что, демон - это здорово? - не преминул осведомиться тот не без ехидства. - Вот не знал.
        - Вот мы и подошли к главному, - сказал Мортимер. - А чтобы исключить всякие сомнения по данному вопросу, пусть-ка этот демиург тебе послужит. Вот тогда и поймешь: здорово это или не здорово.
        Так весь этот спектакль насчет Портала и Стеклянного моря - ради того лишь, чтобы заарканить демиурга? Хорошенькое дело. Использовав Васю Черемушкина, как наживку. Ай, молодец, Мортимер, ай, молодец. Черемушкин даже головой покачал, глядя на ухмыляющуюся статую с острова Пасхи.
        Мортимер щелкнул пальцами, и демиург подошел деревянной, развинченной походкой.
        - Будешь Кликом, информатором, - сказал ему Мортимер. - При необходимости врачевателем, спасателем. Вот твой начальник.
        Кивнул на Черемушкина.
        Клик перевел взгляд на Черемушкина. Огромные его глазищи были пустые, мертвые, и сам он был больше похож на куклу, чем на живое существо. Аж мороз по коже. Что с ним сделал Мортимер?
        - За что, о Господи? - вяло, безразлично произнес Клик.
        Глава 10. Нет никакого дела
        Дальнейшее для Черемушкина слилось в череду отдельных мало связанных между собой невразумительных эпизодов, которые потом уже, в Москве, в ночном забытьи, начали обретать полновесную плоть и кровь и жить своей отдельной жизнью. Здесь же, на объекте, эта ночь закончилась тем, что ранним утром Черемушкин с невесть откуда взявшимся Дергуновым подошли к массивным воротам и принялись недуром колотить, чтобы их выпустили. При Дергунове была сумка, оставленная операми у Иеремии, и за спиной неизменный рюкзак, а у Черемушкина в заднем кармане брюк блокнот Берца с адресом Валета да в нагрудном кармане ковбойки невесть откуда взявшийся мобильный телефон. Или что-то весьма похожее на мобильный телефон.
        Утро было прекрасное, свежее с ослепительным режущим глаза низким солнцем. Одно плохо: в некотором отдалении стоял белый внедорожник Рейндж Ровер, а рядом с ним два плечистых субъекта и некто Ефим Борисович Разумович. Холеный, статный, лет где-то тридцати, с уже наметившейся лысинкой в смоляных волосах и нагловатыми глазами навыкате. Старший следователь по особо важным делам, ужасный зануда.
        Разумович поманил их пальцем. У Черемушкина заныли зубы, уж с кем, с кем, а с этим типом очень бы не хотелось общаться, особенно утром, особенно после бессонной ночи.
        - Где Сергей Сергеич? - спросил Черемушкин, остановившись и придержав рванувшегося было вперед Дергунова за рукав.
        - Что, соскучился? - грубовато сказал Разумович. - Сумочку, будьте добры, передайте мне.
        Спорить с ним было опасно. Черемушкин жестом показал Дергунову, чтобы отдал сумку.
        Разумович взвесил её на руке, поставил на переднее сиденье, открыл, поковырялся в содержимом, потом вяло спросил:
        - А где, простите, сам предмет?
        Дергунов с Черемушкиным переглянулись и пожали плечами.
        - В машину, - скомандовал Разумович.
        Черемушкин с Дергуновым устроились на заднем трехместном диване. С двух сторон одновременно втиснулись плечистые ребятишки, сдавили безжалостно, так что ни вздохнуть, ни охнуть. Часы на приборном щитке показывали 8.15…
        Ехали молча, Разумович, сидевший справа от шофера, пару раз оглянулся с тем, чтобы смерить вжавшихся в сиденье друзей презрительным взглядом, но ничего не сказал, а плечистые сотрудники вообще старались не дышать - от обоих нещадно несло перегаром. Дорога показалась длинной и скучной.
        В кабинете у зануды было душно и пахло пылью. В присутствии всё тех же плечистых сотрудников Разумович вывалил содержимое сумки на свой стол. Увесисто бухнул о столешницу черный пакет с чем-то бесформенным, рассыпалась мелкая желтая мелочь, вывалилась пара малиновых служебных удостоверений, жёваный носовой платок, смятые бумажки.
        В черном пакете обнаружился массивный серо-зеленый булыжник с налипшей грязью и следами мха.
        - Что, сволочи, припрятали золотишко? - усевшись за стол, неприятным голосом заговорил Разумович. - Думаете - вот всё утихнет, тогда вернемся, спокойненько вынесем. Ну-ну. Вы мне сперва нарисуете схему, где зарыли краденое, а потом я буду думать, чем бы вам помочь, чтобы срок вышел поменьше. Или же предпочитаете пытку? Иглы под ногти, выдирание зубов…
        - Сумку я не открывал, Василий запретил, - запальчиво сказал Дергунов. - Стал бы я таскаться, как дурак, с этой каменюгой.
        - То есть, второй вариант, - сделал заключение Разумович, после чего этак гаденько, как умел только он, осклабился и выразительно посмотрел на своих сотрудников. - Работайте.
        Верзилы, разминая пальцы, пошли работать, и тут в дверь без стука вошел «Семендяев». Верзилы застыли в самых нелепых позах. Дергунов тоже замер с испуганным приоткрытым ртом.
        Черемушкин сразу понял, что это двойник из города Зэт, а вот Разумович никак не мог взять в толк, с чего это вдруг Семендяев так помолодел, и всё пялился, пялился на вошедшего, не видя ничего вокруг.
        Наконец, он опомнился и процедил недовольно:
        - А стучать кто будет?
        По-прежнему, как завороженный, он никого вокруг кроме ненавистного Семендяева не замечал.
        - Всё бы тебе, Фима, стучать, - строго сказал «Семендяев», подходя к его столу. - Забыл, кто тебя человеком сделал? Уже хвост задрал? Так это мы мигом хвост-то: чик - и нету.
        - Вы, Сергей, Сергеич, кто? - заломив бровь, осведомился Разумович. - Вы, простите, бывший, у вас и сила бывшая, ненастоящая. А я, извините, в настоящем времени, так что будьте добры - покиньте помещение и подождите в коридоре.
        И, как бы извиняясь за излишнюю резкость, добавил:
        - Дело весьма серьезное.
        - А нету у тебя никакого дела, - сказал «Семендяев». - Ты понял, шкет? Вообще нет никакого дела.
        После этого он положил руку на лежавшие на столе предметы, и все они до единого втянулись в его ладонь.
        - Система пылесос, - довольно произнес «Семендяев» и наставил ладонь на Разумовича.
        Тот так энергично отпрянул, что потерял равновесие, упал вместе со стулом, треснулся затылком об пол.
        Тотчас как по команде вбежали двое в черных масках, подхватили бьющегося, пытающегося кричать Разумовича под руки и поволокли к выходу. Эти черные маски могли обмануть, если бы не знакомые по городу Зэт кепки.
        «Семендяев» пробормотал что-то невнятное, после чего Дергунов пришел в себя и принялся испуганно озираться, а двое верзил принялись нещадно мутузить друг друга. Делали они это весьма азартно, не обращая ни на кого внимания, быстро входя в раж.
        Взяв в руки черную сумку, «Семендяев» повернулся к Черемушкину и Дергунову и сказал:
        - Пошли, юноши. Вас здесь не было…
        В коридоре Черемушкин лоб в лоб столкнулся с Костомаровым и понял, что влип, но тот прошел мимо него, как мимо пустого места, глазом не моргнул. И потом, на выходе, где нужно было предъявлять пропуск, охранник даже головы не повернул в их сторону, будто их не было, а турникет, выпуская, повернулся сам собой…
        На улице Дергунов, которому пора было ехать в Знаменку, в свою редакцию, распрощался с ними.
        «Семендяев» передал Черемушкину черную сумку, которая вновь оказалась тяжелой, попросил её не открывать, а передать генералу, после чего сел в зеленую «Оку» и велел трогаться.
        Черемушкину на работу было рано, он направился домой перекусить и, разумеется, не видел, что произошло дальше…
        Разумович, свесив голову на грудь, дремал на заднем сидении, рядом с ним сидел Фазаролли, за рулем - Менанж, а может, наоборот, хотя вряд ли. Оба уже сняли маски, и это был чистой воды цирк - ещё из фойе сквозь стеклянную дверь можно было прекрасно разглядеть в потрепанной колымаге и похищенного Разумовича и его мордатых грабителей.
        Глава 11. Фарисей недобитый
        Разумович вовсе не дремал, а только притворялся. Сидел он аккурат за шофером, рядом с дверью, которая была не заперта. Они уже выехали из города, но отъехали недалеко, ещё тянулись вдоль дороги длинные разукрашенные граффити бетонные заборы складов и хранилищ. Разумович едва приоткрыл глаза и сквозь щелочку отслеживал, когда будет можно. Вот справа появился прогал, там должны быть ворота, так оно и есть - ворота, к тому же открытые и из них медленно выползает здоровенная фура. Остановилась, пропуская машину «Семендяева», и в этот момент Разумович, распахнув дверь, мешком вывалился на проезжую часть. Увы, за натужным ревом мотора он не услышал, что сзади их догоняет длинная черная Ауди. Визг тормозов, глухой удар, Ауди улетает влево, сорванная дверца, крутясь, скачет по дороге вдогонку за колымагой.
        - Стоп, - скомандовал «Семендяев».
        Менанж затормозил, вырулил назад вплотную к распластанному на разделительной полосе Разумовичу и посмотрел на «Семендяева».
        - Поможешь, - сказал тот. - У нас пара минут…
        Фазаролли наблюдал за происходящим, неестественно вывернув шею. Вот машину тряхнуло - значит, тело погрузили в багажник, вот противно заскрежетала по асфальту лопата, соскребая остатки.
        Напоследок «Семендяев» приладил сорванную дверь на место, и не скажешь, что её вырывало с корнем, вслед за чем «Ока» тронулась…
        Генерал Семендяев сидел в своем кресле, будто со вчерашнего дня не уходил. Коротко кивнул в ответ на приветствие Черемушкина, глазами показал, что сумку нужно поставить перед ним на столе. При этом, расчищая место, отодвинул ладонью в сторону блокнот и ручку.
        Черемушкин взгромоздил на стол сумку, открыл молнию.
        Ради такого случая генерал встал, вынул из сумки черный пакет. Пробормотал: «Тяжелая зараза», - и извлек из пакета замотанный в мешковину и схваченный бечевкой удлиненный предмет. Булыжник, помнится, ни в какой холст замотан не был.
        Не доверяя Василию, генерал самолично ножницами разрезал бечевку, развернул плотную ткань и довольно улыбнулся. Перед ним лежала золотая рука, совсем как настоящая, даже волосы угадывались.
        - Вот из-за чего суета, - пробормотал Черемушкин.
        - Какая именно суета, Вася? - спросил Семендяев. - Ну-ка, ну-ка.
        Вынул из сумки большой незапечатанный конверт, а из него заполненный бланк с крупным заголовком «Государственный акт на право собственности на землю». Чуть выше в синей рамочке синий оттиск «Копия». Внизу, как положено, подписи, печати.
        - Солидно, - сказал Семендяев, по старой чекистской привычке положив бланк текстом вниз. - Что стоишь-то? Садись. Так что за суета?
        - Нас с Лёшкой встретил Разумович, - ответил Черемушкин, усевшись на стул. - Не дал даже от часового позвонить.
        Едва он это произнес, затренькал телефон. Генерал поднял трубку, послушал кого-то, посопел, потом сказал «Добро» и опустил трубку.
        - Про вас с Лёшкой ни слова, - произнес он. - А вот холуи Разумовича, сильно избитые и связанные по рукам-ногам, найдены на окраине Тамбова. В машине, принадлежащей Разумовичу. Сам же Разумович исчез. Ну, слушаю тебя.
        - Суета из-за того, что Разумович не нашел в сумке золота, - сказал Черемушкин. - В пакете был булыжник. Эх он и разорался.
        - Кто разорался - булыжник? - уточнил Семендяев.
        - Разумович, - ответил Черемушкин. - Припрятали, говорит, золото…. Предупреждать нужно, Сергей Сергеевич, за чем посылаете, а-то ведь вляпаться можно только так.
        И хохотнул.
        - Что ржешь? - осведомился Семендяев.
        - Да я над Лёшкой. Булыжник, как негр, таранил. А в нём, родимом, килограммов десять.
        - Дитё ты ещё малое, - констатировал Семендяев. - Другой вопрос - откуда о золоте узнал Разумович. Кто-то, значит, у него на Объекте есть.
        Сопя, полез в сумку, выудил сложенный вдвое лист, развернул. Прочитав, протянул Черемушкину.
        Там было написано: «Прошу меня не искать. Ухожу из органов добровольно по религиозным соображения. Терпеть больше невмоготу. Е.Б.Разумович».
        - Его почерк? - спросил Черемушкин, возвращая записку.
        - Его, родимого, - ответил Семендяев и вновь полез в сумку. - Фарисей недобитый.
        Пошарив в обширных внутренностях, проворчал: «Больше ничего нет», - и бросил на стол три малиновых служебных удостоверения: два - злосчастных оперов и одно - Разумовича.
        После чего посмотрел на Черемушкина и сказал:
        - Ну? Что с Валетом?
        - Валет, он же Куарий Амбертович Гринбаум, он же Николай Альбертович Гриневский. Других данных нету, - отчеканил Черемушкин, понимая, что блокнот Берца Семендяеву показывать нельзя. Табу.
        Откуда такая уверенность, Василий не знал. Сработала интуиция. Потом уже он понял, что никакая это не интуиция, а чистой воды запрет. Вот они - пять минут забвения в белом кресле. Всё не просто так.
        - Откуда информация? - уточнил Семендяев.
        - От Иеремии.
        - Ещё кого-нибудь видел? - зевнув, спросил Семендяев.
        - Были какие-то странные людишки, - пожав плечами, ответил Черемушкин.
        - Значит, Иеремия, людишки, - понимающе сказал генерал. - Больше никого?
        И вдруг, треснув ладонью по столу, заорал:
        - А где ж вы сутки болтались? Я тебя вчера ещё ждал. Людишки, понимаешь, - он остывал на глазах. - Хотел тревогу поднимать. Ну, что скажешь?
        - Место какое-то странное, товарищ генерал, - пробормотал Черемушкин, пряча глаза. - То есть город, то его нету. Заблудились, ночевали в лесу.
        - Провалы во времени? - уже спокойно предположил Семендяев. - Вот ещё напасть-то. Ладно, всё, что видел, отрази в отчете.
        Принялся засовывать в сумку тяжелую золотую руку.
        - Простите, товарищ генерал, - сказал Черемушкин. - А кто такой этот Валет?
        Семендяев чертыхнулся - рука в сумку решительно не лезла.
        - Мне же придется его искать, - терпеливо продолжал Черемушкин. - Или не мне?
        - Тебе, тебе, - пробормотал генерал и запихнул-таки драгоценность в сумку.
        Сел, вытер вспотевший лоб и заговорил:
        - Сам понимаешь, всё я тебе сказать не могу. Короче, этот Валет - та ещё птица. Как он оказался на Объекте, неизвестно, но он оказался и первым узнал про этот самый золотой артефакт (показал глазами на сумку). Выкопал его, присвоил, однако ненадолго, до поступления информации об артефакте к нам. Не буду рассказывать об операции по изъятию, но она была проведена успешно, самому же Валету как всегда удалось скрыться. А вот заключительную часть операции два наших опера благополучно провалили. Пришлось посылать на Объект людей, которые ранее не засветились.
        - То есть, нас с Лёшкой, - сказал Черемушкин. - Нас там ни одна собака не знает.
        - Молодец, - одобрил генерал. - Иди писать отчет…
        Глава 12. Лукавишь, Василий Артемьевич
        Этот день прошел в хлопотах и не оставил бы следа в памяти, если бы не одно «но». Аппарат в кармане ковбойки оказался вовсе не мобильным телефоном, а упакованным в компактную оболочку оцифрованным Кликом. На самом-то деле Клик был помещен в замкнутую инертную среду и опечатан печатью Баал-Зебуба, Черемушкину же досталась информационная матрица, щедро замешанная на астральной составляющей Клика. Матрица эта умела делать многое, в цифровом, естественно, плане: выполнять функцию приемо-передатчика, запоминать гигабайты информации, глушить вражеские каналы, транслировать телепередачи, подделывать любую электронную подпись, выходить в засекреченные сети, подключаться к любому компьютеру, серверу, центру, быть просто мобильником, фотоаппаратом, сканером, принтером, и так далее, и тому подобное. Мортимер свое дело знал туго.
        Так вот этот информационный Клик сообщил Черемушкину, что Семендяев с ним, Василием, обходится некорректно. Посылая Черемушкина на задание, он подставлял его, жертвовал им, как материалом хилым, недоброкачественным, не созревшим, не востребованным, без роду, без племени. Но Черемушкин выдержал, вытерпел, выкарабкался, вознесся над собой. И это Семендяеву было неприятно, так как получалось, что он, Семендяев, вроде как ошибся. Споткнулся, так сказать, на ровном месте.
        И ведь нашел время, в смысле сообщить, в смысле Клик, когда Василий корпел над отчетом о минувшей командировке, самой непонятной в его жизни, покрытой сплошным туманом, где ни слова нельзя было сказать правды. Что можно было сказать о том же Мортимере, о Портале, о двойнике Семендяева с его подручными головорезами, о Берце, у которого и была найдена записная книжка? Ни-че-го, чтобы не прослыть идиотом. Потому что одно дело окутанный в романтическую дымку Хронопоиск, а другое дело розовые слоны, зеленые чертики и голубые демиурги.
        Именно поэтому писать отчет было настоящей пыткой, а от Клика, который возвестил о себе немузыкальной трелью, толку оказалось мало. Об объекте он знал не больше Черемушкина, хуже того - путал, называя оный райским островом
        Оповещая Черемушкина о свинском отношении к нему генерала, Клик, похоже, злорадствовал.
        Выслушивать такое о себе, любимом, было неприятно, а что делать? Не пойдешь же бить Семендяеву морду.
        Между прочим, Дергунов, который должен был быть в Знаменке, на звонки не отзывался. Не было его ни на работе, ни дома.
        Итак, день прошел в обычных бестолковых хлопотах, а вот ночка выдалась та ещё. Никак не засыпалось. Он жил пока в общаге, но в отдельной комнате, настолько маленькой, что вторая кровать не влезала. Повезло. Почему пока, да потому что Семендяев обещал выхлопотать однокомнатную квартиру в строящемся доме. Только вот дом этот никак не строился выше третьего этажа.
        Около полуночи он все-таки заснул… И оказался на Объекте в компании Мортимера, который водил его по сказочному ночному городу. Но поскольку дело происходило во сне - иное оказалось полустертым, прокрученным на большой скорости, иное же, напротив, отразилось выпукло, зрелищно.
        Вихрем промчались залитые огнем разноцветной рекламы пустынные центральные улицы, по которым упругий теплый ветер гонял клочья бумаги и целлофан от сигаретных пачек. В полутемном кафе с певицей-мулаткой на низкой эстраде и десятком посетителей время замедлилось. Попивая мятный коктейль, Черемушкин оказался лицом к лицу с обворожительной рыжеволосой девицей лет двадцати от роду, затем вновь ускорение, и их окружила темнота спального района с домами до черного неба. Внезапный выстрел, ярко вспыхивает и рассыпается белыми брызгами ракета, пиликают машины, гавкают собаки…
        Но вот они снова в центре, перед белым двухэтажным особняком, окна в котором ярко горели, и из одного окна, раскрытого настежь, доносились возбужденные голоса. На ругань это не было похоже, но и спором назвать было нельзя.
        - Не удивляйся, если увидишь кого-нибудь знакомого, - сказал Мортимер. - И запомни: нам ваш Михаил Булгаков очень близок. Равно как и Елена Блаватская, Чарльз Ледбитер, Френк Херберт, Франклин Меррел-Вольф. Но особенно по нраву Алистер Кроули и Антон Шандор ЛаВей. Имя последнего в знак признательности я привел полностью.
        - Никогда не слышал, - отозвался Черемушкин. - И чем же он вам близок? И кому это - вам?
        Тут он немного покривил душой, и Мортимер не преминул это заметить.
        - Лукавишь, Василий Артемьевич, - хихикнул он и погрозил Черемушкину пальцем. - Отдел Семендяева занимается делами эзотерической направленности, и уж про Кроули и Ледбитера ты знаешь прекрасно. Другой вопрос ЛаВей, но и его тематика тебе близка. Что касается Булгакова, то это не просто бытописатель, а и прорицатель, увидевший истинную природу вещей. Именно поэтому мы взяли на вооружение его ощущение мира, как наиболее близкое вам, людям. По крайней мере, вы это активно не отрицаете. Но философия потом.
        Он поднялся по ступенькам и распахнул тяжелую скрипучую дверь.
        Миновав фойе, они попали в большую комнату с четырьмя столами, полную людей, которые, естественно, издавали много шуму. Именно здесь было распахнуто окно и именно их голоса слышали Черемушкин с Мортимером. Одни сидели за круглым столом, ели, пили и болтали без умолку, а что болтали - не поймешь. Стол, кстати, был так уставлен яствами, что у него расползлись ножки, однако же он стоял насмерть. За другим столом резались в карты, здесь было потише. Третий стол был окружен, надо полагать, писателями, ибо тут в воздухе плотно висел этакий культурный полумат и специфические выражения типа: «Диалог-то, может, и хорош, да написан дураком», «Что бы вы, батенька, в сослагательном наклонении понимали, ни бельмеса вы в этом не петрите», «Вот и пишите-пишите, борзописец вы наш, корзина всё стерпит» и т.д., и т.п.
        Нет, пока Черемушкин никого не узнавал, все были как бы на одно лицо. Вот если бы, положим, возник бородатый Лев Толстой, то его бы, конечно…, хотя как сказать. Вон сидит бородатый дядя и при том абсолютно лысый, а кто он? Что он?
        - Это вот кто? - кивнув на дядю, спросил Черемушкин.
        - Стыдно не знать классиков, - пожурил его Мортимер. - Это же Лермонтов. Михаил Юрьевич.
        - Какой же это Лермонтов? - опешил Черемушкин. - Лермонтова застрелили в двадцать семь лет.
        - Да? - Мортимер почесал затылок. - Ну да, застрелили, но в вашем измерении. А в другом, понимаешь, он доживет до почтенной лысины. Между прочим, Булгаков - чисто порождение вашей Земли. Нигде больше такого нету, не рождается - и всё тут. Ну, подойди, подойди к Михаилу Юрьевичу, ручку ему пожми, скажи приятное,
        - Нет уж, - сказал Черемушкин. - Помер себе и помер.
        Тем временем из-за последнего, четвертого стола донеслось громогласное:
        - А вот не буду.
        - Это почему это не будете? - не менее громко, перекрыв общий шум, вопросил некто, удивительно похожий на Гоголя, такого Гоголя, каким его изобразил Моллер. - Вы что себе позволяете? Я ведь могу и по физиономии, господин хороший. Вы меня плохо знаете.
        Чушь какая-то, всё с ног на голову, Николай Васильевич был тихий человек.
        - Разговор писателя с издателем, - шепнул Мортимер на ухо Черемушкину. - Видишь ли, некий издатель отказывается напечатать книжку Гоголя, а тому это в дикость, он же классик.
        Глава 13. Я счел нужным аннулировать макет
        - Ничего не понимаю, - сказал Черемушкин. - Мы где, вообще-то?
        - Я же тебе говорил: мы уважаем Булгакова, - терпеливо ответил Мортимер. - Это дом Грибоедова, где собирается литературная братия, можешь проверить по написанному.
        В руках его появился знаменитый роман, книжка сама собой распахнулась на нужной странице.
        - Увольте, - с чувством сказал Черемушкин. - Это бред какой-то. Зачем мы здесь?
        - Ты должен видеть происходящее с изнанки, - ответил Мортимер, заставив книгу исчезнуть. - За четвертым столом издатели вытирают ноги об авторов. Видишь ли в чем дело: издатели много важнее авторов. Литература много важнее реальности. Авторам при их разгульной жизни, смотри столы номер один и два, писать некогда. Из этого вытекает что?
        - Вот именно - что вытекает? - моментально среагировал Черемушкин.
        - Да то, что вся литература надиктована, - сказал Мортимер, посмеиваясь. - Автор всего лишь приводное устройство между тем, кто диктует, и бумагой, клавиатурой, кому как удобно. У тебя есть знакомый классик? Ты видел когда-нибудь, как лихорадочно, боясь пропустить возникающего в его мозгу очередного слова, молотит по клавиатуре знаменитый классик?
        - А вот и нет, - возразил Черемушкин. - Сидят и ждут, когда придет вдохновение. Не молотят, отнюдь не молотят.
        - Вдохновение и диктовка - одно и то же. Не путать с бредятиной, называемой женским детективом, которую тоннами плодят мужики-издатели. У вас сейчас нет диктовки, а потому нет и литературы.
        - Эта что тут за экстремизм? - раздался сзади зычный голос, и над Черемушкиным навис здоровенный детина с физиономией неандертальца. - Попрошу, господа товарищи, выйти вон, от вас шум, гам и воляпюк.
        Все вокруг внезапно зашаталось, Черемушкину на голову обрушилось что-то тяжелое и твердое, в шее хрустнуло, и свет в глазах померк. Очнулся он уже на свежем воздухе, на жесткой, ребристой лавке. Кстати, он не лежал, а сидел, голова гудела, на темечке имела место большая весьма болезненная шишка, шея ныла, руки-ноги, вроде, были целы. Рядом устроился Мортимер, который искоса наблюдал за сопящим озабоченным своим здоровьем Черемушкиным.
        - Давно хотел спросить, - сказал Черемушкин. - Вы случаем не негр?
        - С чего бы вдруг? - откликнулся Мортимер.
        - Ну, нет, так нет, тогда объясните, что случилось. Почему эта горилла меня оглоушила? Почему не вас?
        - Горилла - это поэт-лирик Язвицкий, тончайшей субстанции, э-э, человек, - ответил Мортимер. - Нет, это не Язвицкий тебя оглоушил, просто я счел нужным аннулировать макет. В смысле дом Грибоедова.
        - Макет? - ужаснулся Черемушкин. - Вот так просто, вместе с людьми?
        Мортимер вздохнул и поучающее, нудно заговорил:
        - Всякая информационная система может дать сбой, что мы в этом случае делаем? Мы перезагружаем систему. Это не означает, что мы насильники, убийцы или мародеры. Вон он, твой Дом Трудолюбия, обитель пекарей от литературы. За твоей спиной.
        Черемушкин обернулся и увидел, что чернолицый Мортимер не врет: вот же он, метрах в тридцати от скамейки, с горящими окнами первого этажа и темными - второго. Пока молчаливый, но нет, вот уже нарастает знакомый гвалт, а на крыльцо выходит обезьяноподобный с длинными, до колен, ручищами поэт-лирик Язвицкий и бдительно всматривается в их сторону…
        На этом бредовый, похожий на правду сон прекратился, но до утра поспать не удалось. Где-то в два ночи в дверь постучали, негромко, но настойчиво. Приволокся Дергунов. Был он уныл, шмыгал носом и бегал глазами.
        - Рассказывай, - велел Черемушкин, надевая домашние портки. Теперь уже не поваляешься.
        - Я раб твой, - заявил Дергунов, бухаясь перед ним на колени. - Ни работать, ни спать не могу, всё мысль гложет, как бы Василию услужить. Как гвоздь в голову вбили.
        - Э-э, брат, - сказал Черемушкин, поднимая его. - Эк тебя на объекте-то пообломало. Где же ты весь день шлялся? Никак не мог дозвониться. Чай, кофе, что будешь?
        - Чай, пожалуй, - ответил Дергунов, усаживаясь за стол, - Я тебе отвечу так, о Василий. Утром я шлялся на работу, но там всё муторно, начальник требует отчет, а я не могу. Хочу написать по порядку, как было: про толпу, про Иеремию, про Берца, и никак. Разучился. Вот так вот элементарно разучился писать, - он взъерошил волосы и угрожающе засопел. - Ну куда это, нафиг, годится, что в банальной командировке напрочь теряешь свои профессиональные навыки?
        - В результате ты начальника послал, - сказал Черемушкин, включая электрический чайник.
        - Естественно, - ответил Дергунов. - Чтобы не орал.
        - Ты мне лучше вот что объясни, - сказал Черемушкин. - Как ты ночью из Знаменки попал в Тамбов? И каким образом проскользнул мимо тети Симы на вахте? И чем открыл входную дверь? А, Лёш?
        Подсел к столу, подпер кулаком щеку и воззрился на Дергунова.
        - Я да не пройду через тетю Симу, - самодовольно отозвался Дергунов. - А в Тамбов я попал ещё загодя, ещё до того как завечерело…. Ну его к лешему, этот чай. У тебя водка есть?
        - Есть, - сказал Черемушкин и вздохнул…
        Следующие пять дней до конца недели, включая воскресенье, Дергунов безвылазно прожил у Черемушкина. Ел, спал, читал газеты, которые приносил Василий, и ведь никак не выгонишь. Стоило намекнуть, что пора бы и честь знать, что в Знаменке все на ушах стоят - где спецкор, куда дели спецкора, - как Дергунов терялся, делался уныл и несчастен, скулил, что всё для него пропало, что ни о какой газете и речи быть не может, нельзя ли, мол, ещё пару деньков отдохнуть, а там посмотрим. В понедельник всё решится. Что, всё? - спрашивал Черемушкин. Да всё, вот увидишь, отвечал Дергунов и хитро подмигивал…
        Тем временем Семендяев озадачил Черемушкина по самую маковку, и тот рылся в городском архиве, разыскивая родословную Куария Амбертовича Гринбаума, а также Николая Альбертовича Гриневского. Люди с похожими фамилиями в Тамбове встречались, но Николая, а тем более Куария среди них не было. Чтобы выказать усердие, Черемушкин послал запрос в Знаменку, рядом с которой располагался Объект Зэт. В пятницу с нарочным пришел отрицательный ответ, да оно и немудрено, с чего это вдруг старожилы области могли очутиться в новоявленном, нигде не зарегистрированном населенном пункте. Между прочим, нарочным был не кто иной, как главный редактор знаменской газеты, начальник Дергунова.
        В офис его на проходной не пропустили, нету пропуска - до свиданья, тогда он попросил вызвать Черемушкина.
        Разговор с ним, происшедший на раскаленной полуденным солнцем улице, был жаркий и малоприятный, Черемушкину, выгораживая Дергунова и отнекиваясь, приходилось врать, но он выгораживал и отнекивался, чувствуя при этом чью-то мощную поддержку. Кто-то невидимый подсказывал, как лучше и убедительнее наводить тень на плетень. В конце концов замороченный редактор, пробормотав «Где ж его искать-то?», ушел восвояси.
        В понедельник всё встало на свои места: из столицы пришел секретный приказ о переводе Черемушкина В.А. во вновь образованное подразделение по изучению аномальных явлений при ФСБ России. На должность начальника подразделения. Здесь же фигурировала фамилия Дергунова А. П.
        Видели бы вы лицо Сергея Сергеевича Семендяева.
        Глава 14. Это нехорошо - двойника увидеть
        Пару недель спустя в середине удушающего июля деревянный голос информатора предупредил о незапланированном посетителе Семендяеве из Тамбова, и через десять минут в кабинет Черемушкина, криво ухмыляясь, собственной персоной вплыл незабвенный Сергей Сергеевич.
        - Ну, здравствуй, здравствуй, - сипло сказал он, обеими руками пожимая руку бывшего своего подчиненного и пытливо вглядываясь в его лицо. - Не звонит, не интересуется, дай, думаю, сам навещу.
        Черемушкин заулыбался и показал рукой на стул у приставного стола, в метре от себя.
        Семендяев резво не по возрасту сел и тут же спросил:
        - Доволен работой-то? Подчиненные толковые?
        - Разные, - ответил Черемушкин. - Выбирать не приходится.
        Он чуть заметно улыбнулся и тут же посерьезнел, наморщил лоб, сделал губы куриной гузкой, сказал сухо:
        - Работы, знаете ли, много. Что у вас?
        «Гляди-ка ты, - подумал Семендяев. - Как мы изменились, глазки-то совсем оловянные. Не рано ли, голубь?»
        Но вида, что недоволен, не подал, не привыкать, он в своей жизни насмотрелся на этих выскочек.
        - Да я вот думаю - не одно ли мы дело делаем? - сказал Семендяев. - Не распыляемся ли? Тут, Василий Артемьевич, надо бы в одну точку.
        «Клюнул, клюнул на Артемьича-то, - подумал он, незаметно, по старой чекисткой привычке отслеживая реакцию Черемушкина. - Носик-то задрал, задрал носик-то, паскуденок. Вот на этом его и будем брать».
        - Поясните, Сергей Сергеевич, - делаясь скучным, произнес Черемушкин. - Слишком уж абстрактно.
        - Вы, Василий Артемьевич, возглавляете подразделение по изучению аномальных явлений, - сказал Семендяев. - Тем же занимается Хронопоиск. Какое у нас на данный момент самое махровое аномальное явление? Разумеется, Объект. Вот вам и общее дело. М-да. Кстати, в своем отчете, Василий Артемьевич, вы ни слова не упомянули о встрече с Мортимером, с тем же Берцем, с моим тезкой. Из деликатности упустили? Но ведь есть свидетели, и отбояриваться перед ФСБ приходится мне. А то, что артефакт по наименованию «Золотая Рука» - фальшивка из алюминиевой бронзы с добавлением свинца, это что? Почему и за это должен отвечать я? Вот я и говорю: одно дело делаем.
        - Я не спорю, - отозвался Черемушкин, которому почему-то стало неудобно за фальшивку, которую на прощание подсунул «Семендяев».
        - Взять того же Валета. Не нашли ещё? - спросил Семендяев и вынул платок. - Жарища тут у вас, в белокаменной. Намекнули бы про кондиционер-то. Вам бы мигом поставили.
        Вытер вспотевший лоб, а потом шею.
        - Сергей Сергеевич, - сказал Черемушкин и улыбнулся прежней своей открытой улыбкой. - Ну, зачем на Вы? Мне, право, неловко. Что касается Объекта и конкретно Валета - то никаких накладок быть не может. На днях вы получите уведомление.
        - О чем, простите, э-э, прости, уведомление? - насторожился Семендяев.
        - Дело у вас забирается.
        - Кем?
        - Не мною же.
        «Вот именно, - подумал Семендяев. - Тут ты абсолютно прав».
        - Ну, ладно, - сказал он и критически осмотрел кабинет своего бывшего подчиненного. И остался доволен.
        - Да, - продолжил он. - Лихо. В смысле, хорошо устроился. На Большой Лубянке. Рад, очень рад за тебя.
        И будто невзначай заметил:
        - Тут такая штука: на днях столкнулся с неким Мусатовым, ученым. Так тот намекнул, что знает про Объект, вычислил, понимаешь. А сам работает в Швейцарии. Как бы буча не поднялась, международная. Тогда дело не только у меня заберут. Бывай здоров, дорогой.
        После чего встал, с чувством пожал Черемушкину руку вышел вразвалочку, и на тебе - в коридоре нос к носу столкнулся с озабоченным Дергуновым, державшим под мышкой черную папку. Не столкнулся даже - тот врезался в него, после чего, естественно, отлетел к стене. Всё-таки, центнер гораздо больше каких-то шестидесяти пяти килограммов. Что интересно, папку Дергунов не выпустил.
        - Ну, знаете, - выпалил Дергунов, поднимая с пола упавшие очки и водружая их на облупленный нос. - Ба, никак Сергей Сергеич.
        Расцвел, как майская роза.
        - Никак Василия Артемьевича посещали? А зачем, если не секрет? Уже приспичило, без него, родимого? Без него никак?
        - Да отстань ты от меня, придурок, - рассвирепел Семендяев. - Ты кто такой? Я таких шестерок, как тараканов тапками, чтобы руки не марать.
        «Что это я? - подумал он, чувствуя, как кровь тяжело ударила в голову. - Он же, поганец, меня провоцирует».
        А Дергунов весело щерился, подмигивал, потом вдруг подскочил и жарко зашептал:
        - Вы бы, Сергей Сергеевич, фискалить-то не ходили бы. В Управление-то, к Козельскому-то. Не поймут, да и двойника можно ненароком встретить. А это нехорошо двойника увидеть, будто в зеркало смотришь. Зеркало врет, дорогой вы мой Сергей Сергеевич. Впрочем, как хотите.
        Он отступил на шаг, склонил голову к плечу, этак искоса блудливо посмотрел на генерала и боком-боком прошмыгнул в кабинет Черемушкина. Дверь за ним захлопнулась, вслед за чем раздался приступ ненормального хохота.
        «Бог ты мой, - подумал Семендяев, торопясь к лестнице. - Что же сюда дураков-то набрали? Своих, что ли, мало? Напустят, понимаете ли, туману, наведут чертовщину, ничего толком не поймешь».
        Он вышел на улицу, в самое пекло и вдруг вспомнил облупленный нос Дергунова. Пережарился, видать, на солнышке, карась, теперь акул уму-разуму учит. В Управление, понимаете ли, не ходите. А куда же нам, бедным генералам, ещё ходить, чтобы на вас, безлошадных рядовых, укорот найти? Но откуда этот поросенок знает про Козельского?
        (Справка: Козельский Юрий Борисович - полковник, зам. начальника УФСБ по Москве и МО, 49 лет, ученик Семендяева, имеет хорошие связи, по пустякам просит не беспокоить, но сейчас дело отнюдь не пустячное).
        До Большого Кисельного переулка было рукой подать, и Семендяев, соскучившийся по старой Москве (хотя, если честно, был здесь пару месяцев назад), шел не торопясь. Парило изрядно, да и застоявшийся воздух был сиз от бензина, но всё равно было хорошо. Улица чисто выметена, прохожих непривычно мало, как встарь, вокруг каменные глыбы красивых домов, умели раньше строить,… но - отчего-то вдруг стало трудно дышать.
        Семендяев остановился, помассировал рукой пухлую грудь. Тут же совсем рядом, в полуметре, вплотную к тротуару с визгом и скрежетом припарковалась старая зеленая «Ока», оттуда как чертик выскочил затянутый в тесные джинсы и узкую синюю рубашку с красным галстуком хлыщ в черных очках.
        - Пожалуйста, Сергей Сергеевич, - сказал он, крепко взяв Семендяева за локоток. - Мы подвезем.
        - Разумович? - сказал Семендяев, узнав следователя и вздохнув с облегчением. Напугал, напугал этот пакостный Дергунов. - Что у вас с лицом?
        Правая половина лица у Разумовича имела какой-то нехороший синий цвет.
        - Ушибся, - ответил Разумович, подталкивая Семендяева к машине.
        Крепкий оказался, хлыщ, а так вроде тощ, строен, как велосипед. Впрочем, Семендяев не особенно упирался.
        В машине уже находились двое с уголовными физиономиями, почему-то в кепках, мятых пиджачках, один за рулем, второй на заднем сиденье. Семендяева поместили рядом с этим, вторым, Разумович устроился впереди, вслед за чем «Ока» со страшным ревом рванула к бульварному кольцу. Миг - и подземный переход к Большому Кисельному переулку остался позади. Семендяев залопотал, что надо бы остановиться, но именно в этот момент шофер оглушительно чихнул и принялся натужно сморкаться в большой, как флаг, белый платок, а Разумович начал выговаривать ему, что надобно не ерундой заниматься, а следить за дорогой. Шофер вовсе бросил руль, обеими руками принялся запихивать флаг в карман своего занюханного пиджака. «Ока» между тем спокойненько ехала сама по себе, когда надо притормаживая, бибикая и перестраиваясь.
        - Нет, ну это черт знает что, - в сердцах бросил Семендяев.
        - А? - Разумович повернулся к нему. - Ну-ка, повтори.
        Лицо его вдруг изменилось, Семендяев будто в зеркало посмотрел и увидел самого себя, только лет этак на тридцать моложе. Воздух стал густым и горячим, как кисель, сердце заколотилось, как помешанное. «Это нехорошо - двойника увидеть», - вспомнил он, теряя сознание.
        Глава 15. Последняя разумная инстанция
        К Козельскому, высокому, толстеющему брюнету с длинным носом и черными глазами навыкате, в этот день Семендяев всё равно бы не попал. С утра к Юрию Борисовичу заявилась делегация ученых из Дубны под предводительством майора Приходько из отдела связи с общественностью. О визите этом Приходько договорился с Козельским накануне, и мотивы у него вроде бы были серьезные, не отвертишься, но разговор с учеными сразу принял невразумительный характер. Минут десять они мотали душу Козельского суконными малопонятными фразами о какой-то ошибке, привнесенной швейцарским коллайдером, чертя при этом на бумаге заумные формулы и пытливо заглядывая ему в глаза. Учитывая полную отстраненность Приходько, который, закрывшись рукой, пялился в стол, а может и вовсе спал, Козельский пару раз пытался взять бразды правления в свои руки, но куда там. Его осаживали сентенцией, что, мол, дело крайне серьезное, тема вторжения или лучше сказать пересечения параллельных пространств (вы только вдумайтесь!) абсолютно не изучена, а потому необходимо срочно принимать самые решительные меры. Какие меры? - спрашивал Козельский, и всё
начиналось по-новой. По крайней мере, так ему казалось, что по-новой.
        Особенно усердствовал один из ученых - некто Мусатов Сергей Анатольевич, обнаруживший эту самую ошибку и вернувшийся ради этого из Швейцарии в Дубну. Впрочем, не совсем ради этого, в Дубну он приехал провести отпуск, соскучился по семье, а мог бы спокойненько отдохнуть где-нибудь на Мальдивах.
        Когда он в третий раз нарисовал одну и ту же схему и, тыча в нее пальцем, принялся говорить, что вот она - эта самая расчетная точка пересечения пространств, Козельский сказал:
        - Ну, хорошо, допустим. А я-то здесь при чем?
        Он уже не единожды задавал этот вопрос и каждый раз ему отвечали, что он - последняя разумная инстанция, другие инстанции не адекватны. У кого только ни были, начиная с ученого совета и кончая представителями администрации Президента. Но сейчас Мусатов, поправив съехавшие на середину носа очки, ответил по-другому.
        - А притом, что обратиться к вам мне посоветовал ваш коллега Семендяев из Тамбова, - сказал он. - Знаете такого? И притом, что точка пересечения может быть спроецирована на земную плоскость. Вот в чем вопрос, который никого не волнует. И спроецирована она может быть как раз в районе Тамбова. Разрыв полости, так сказать, выпадение чужеродного пространства в осадок. Это вам не шуточки. Это, знаете ли…
        - Так, - произнес Козельский, откидываясь в кресле. - В районе Тамбова, говорите. Семендяев, говорите. Что же сразу-то не сказали?
        - Это называется артподготовка, - из-за своей руки объяснил Приходько. - Сперва артобстрел по всей площади, потом бац - и в точку. Я лично считаю, что вопрос поставлен корректно и серьезно, только вот стоит ли раздувать?
        - Да, да, вы абсолютно правы, - сказал Козельский. - Этот объект уже вот здесь сидит, - ребром ладони постучал по собственной шее. - Спасибо, товарищи, что со своей стороны беспокоитесь, будем работать обоюдно.
        Выдержал необходимую паузу и проникновенно добавил:
        - Огромная просьба - никому об этом ни слова, особенно прессе, которая из мухи раздует слона.
        - Это не муха, - возразил Мусатов.
        - Тем более, - сказал Козельский. - Вас как зовут, уважаемый?
        - Сергей Анатольевич, - ответил Мусатов.
        - Огромная просьба, Сергей Анатольевич - сказал Козельский. - Вы, я вижу, человек ответственный, болеющий за дело. Обо всех изменениях в ситуации вокруг, э-э, Объекта по возможности сообщайте мне…
        После ухода ученых он позвонил сперва Семендяеву, который, естественно, не ответил, потом Черемушкину. Выслушав его, Черемушкин сказал, что существование Объекта уже свершившийся факт, а потому теоретическая подоплека большой роли не играет. Хотя в принципе вопрос интересный, и надо бы с этим Мусатовым познакомиться поближе, авось вскроются и какие-то сопутствующие факторы.
        Положив трубку, Козельский какое-то время прислушивался к себе, потом констатировал, что этот выскочка Черемушкин уже не вызывает такого раздражения, как прежде. Скорее опасение. Между прочим, про Семендяева он не сказал ни слова, решил не обострять.
        Но для Черемушкина не было секретом, что Семендяев с Мусатовым не просто случайно столкнулись на улице и спонтанно обменялись ценными сведениями, так не бывает, а были знакомы. В процессе создания Комитета Хронопоиска Сергей Сергеевич, как истинный профессионал, самолично объездил наиболее значимые объекты европейской части России, завязал крепкие нерушимые связи с руководством, в том числе побывал и в Дубне, как же без нее, родимой, где познакомился с перспективным ученым Мусатовым. Так что нет, не просто столкнулись на улице, а Мусатов по приезде из Швейцарии позвонил Семендяеву и доложил обстановку, а хитрый Семендяев направил его к занимающему ответственный пост Козельскому, который был в курсе и не стал бы пороть горячку. Но поскольку к Козельскому так просто не попадешь, Семендяев намекнул, что действовать нужно через майора Приходько из отдела связи с общественностью. Майору же следовало наплести, что с этим вопросом куда только ни обращались, а ведь это почище всякого терроризма, и что лучше к нему, к майору, идти кучей…. Ну а уж осторожный Козельский смекнет, как избежать огласки - дело
того стоит, перспектива огромнейшая.
        Обо всем об этом Черемушкину поведал информатор и человеконенавистник Клик, характер у которого день ото дня портился всё больше и больше. Точнее, характер портился у заточенного в замкнутую инертную среду инопланетянина, озлобленного на перехитривших его землян, что, естественно, прямым образом отражалось на информационной матрице. Хамить он, информатор, правда, не хамил, но любил покляузничать, посплетничать, поперемывать косточки кому-нибудь постореннему, скажем - Дергунову, тому же Костомарову, а то, глядишь, и Семендяеву.
        Про нынешнее бедственное положение Семендяева Клик ничего не знал в силу ограничений, связанных с деятельностью Объекта Зэт, наложенных Мортимером…
        Семендяев очнулся всё в той же тесной машине, которая теперь стояла в каком-то узком тупике с переполненным помойным баком у самого капота. Руки были связаны за спиной, не пошевелиться.
        Сбоку сидел верзила в кургузом пиджачке и кепке. От верзилы нещадно несло луком. Двойник, обернувшись, всё так же сверлил глазами генерала. Верзила-шофер, тоже в кепке, сидел неподвижно, как манекен, уставившись на помойку.
        - Откройте форточку, - попросил Семендяев, которому нечем было дышать.
        Соседний верзила открыл, тотчас шибануло вонью из бака. Там, поди, сдохла крыса. Верзила поспешно закрыл.
        - Развяжите руки, - сказал Семендяев. - У меня сердце больное.
        - Врёшь, - уверенно произнес двойник. - Ты здоров, как лошадь. И потом - что это за пытка с развязанными руками? Короче, мы тебя будем пытать. Готов?
        И рявкнул:
        - Кто у тебя на Объекте осведомитель? Вываливай всё, что знаешь.
        «Ну уж, дудки», - подумал Семендяев и вдруг неожиданно для себя начал болтать. Говорил, а сам готов был под землю провалиться от стыда. Никогда раньше не выбалтывал секреты, ни большие, ни маленькие. Наконец, иссяк, замолчал.
        - Ничего нового я не услышал, - сказал двойник. - Одно ясно - все ниточки тянутся к Асмодею. Самим-то вам такого сроду не нарыть. А теперь, как поется, спи, моя радость, усни…
        Семендяев очнулся на лавочке на Чистопрудном бульваре под тенью густой липы. Рядом верхом на спинке, ногами на сидении располагались двое молодых людей с полупустыми пивными бутылками в руках.
        - Жив, анкл? - насмешливо сказал тот, что ближе. - Нашел, где ласты склеивать.
        - И не говорите, - согласился Семендяев, садясь.
        Будь он лет на сорок моложе, не так бы с этими сосунками разговаривал. Они бы у него на ушах по стойке смирно стояли, все бы лавки покрасили, траву губами выщипали. А сейчас приходилось терпеть.
        Главное, что пронесло. Наврал Лёшка, не так уж это смертельно увидеть двойника.
        Глава 16. Первое дело Дергунова
        Плевать теперь было на Знаменку с её главным редактором. Лёшка теперь жил в белокаменной и не где-нибудь в Гольяново, а через реку от Храма Христа Спасителя по адресу улица Серафимовича дом 2. Да, да, именно в том печально известном доме, где, поговаривают, водится нечистая сила и частенько является сам Иосиф Виссарионович, где за спиной кто-то дышит, а обернешься - никого нету, где вольготно кошкам и неуютно собакам, где люди исчезают из своих квартир на месяц-другой, не отвечая на звонки и не включая вечерами света, а в какой-то момент выходят во двор и громко удивляются, что уже осень, а только что был июнь, где охотно и даже сладострастно накладывают на себя руки, но более охотно меняют свое престижное жилье на ту же Москву, но куда-нибудь подальше от этого гнилого центра.
        Лёшке, однако, дом этот нравился: всё близко, престижно, соседи со звучными фамилиями, под боком кинотеатр Ударник, театр Эстрады, а главное - халява. Где Васька Черемушкин раздобыл такие деньжищи, чтобы купить сразу две квартиры в знаменитой «сталинке», двушку для Дергунова и трешку для себя, Алексей не знал, хотя и догадывался. Первоначально, конечно же, Черемушкина с Дергуновым вселили в ведомственную гостиницу, в один номер, как каких-нибудь педиков, но уже через три дня возник тот самый чемодан денег, который позволил в немыслимо короткий срок приобрести собственное жилье…
        На новой работе всё так же складывалось как нельзя более гладко, будто кто-то нашептывал, что нужно делать. Впрочем, так оно и было - именно что нашептывал, и опять же Дергунов догадывался - кто. Этот «кто» остался там, в зыбком тумане загадочного объекта, поглотившем двух отчаянных пареньков, перелицевавшем их вдоль и поперек, так что уже и не понятно было, что от них осталось настоящего, первородного, а потом, заставив обо всем забыть, вернувшем в этот мир.
        Такова была версия Дергунова, и он на сто процентов был уверен, что это истинная правда. Тому было много причин, но главная, основанная на чутье опытного журналиста, - она не входила в противоречие с подсознанием. Когда подсознание начинает работать на полную катушку? Ночью, во сне. И именно во сне Лёшка видел такое, что не придумаешь, чего в жизни никогда не встретишь, но что было мучительно знакомо. Маленькие фрагменты послушно выстраивались в нужную картину…
        Вскоре после переселения на Серафимовича 2 где-то в середине июля ближе к обеду, торопясь к своему шефу, то есть к Васе Черемушкину, Дергунов со всей дури врезался в выходящего от шефа генерала Семендяева. И всплыло в нем, в Лёшке, что-то загадочное, темное, заставившее говорить таинственно, пророчески, что, в принципе, было ему не свойственно. Будто и не он говорил.
        Черемушкин стоял у окна, смотрел вниз на узкую улочку и в задумчивости потирал тронутый подросшей щетиной подбородок. Едва Дергунов вошел, сказал, не оборачиваясь:
        - Есть дело на сто тысяч. В городе Невель Псковской области найдешь Сердюка Игоря Степановича и заберешь у него то, что ему не принадлежит.
        - А если не отдаст? - спросил Дергунов.
        - Вряд ли, - ответил Черемушкин и, повернувшись, ухмыльнулся. - Экак ты Сергея Сергеича-то напугал. Прямо-таки плохо сделалось человеку. Так ведь это сам Семендяев, а там какой-то Сердюк.
        Подошел к столу, сел, вынул из ящика желтый конверт, передал Дергунову.
        - Здесь билет до Пскова на сегодня на 20.14, адреса в Невеле, данные по Сердюку и артефакту, ну и те самые сто тысяч. От Пскова до Невеля доберешься на автобусе, так, говорят, быстрее. Короче, сориентируешься на местности…. Принес?
        - Дали до семнадцати ноль-ноль, крохоборы, - сказал Дергунов, вынимая из черной папки упакованную в целлофан свернутую вчетверо старинную карту. - Копировать отказались наотрез, говорят, что так можно испортить. Да и как скопируешь? Только фотиком.
        - Не проблема, - Черемушкин вынул из ящика цифровой фотоаппарат. - Давай, распаковывай, а лучше вот что - дуй-ка ты домой, да подготовься к командировке. Поезд с Ленинградского вокзала. Дуй, дуй, карту я сам верну…
        До Пскова Дергунов добрался без приключений, купил на автовокзале билет до Невеля на завтра, ибо на сегодня уже опоздал, устроился без всяких проблем в ближайшую гостиницу, где, ноги в потолок, провалялся на неразобранной кровати, читая газеты и периодически засыпая. Утром, отчего-то весь разбитый, зевая, сел на 506-й автобус, и в 15.15 благополучно прибыл в низенький, не выше трех этажей, зеленый Невель. Не откладывая дело в долгий ящик, застолбил одноместный номер в гостинице «Уют», что располагалась на улице Энгельса, и направился в музей истории, которым заведовал Сердюк Игорь Степанович.
        В музее Сердюком давно не пахло. Как объяснила экскурсовод, она же уборщица, она же главбух Нинель Эвальдовна Коробченко - приболел, сердечный, с месяц уже на больничном. Где искать? Дома, поди, с деревяшками возится. Он рукодельник, кличка папа Карло…
        Следует добавить, что Нинель Эвальдовне чуть за тридцать, она блондинка, у нее нежная белая кожа, губы розовые, бантиком, огромные голубые глаза, короче - красавица, каких мало. Но толщиною в три обхвата, то есть на любителя. Потом окажется, что бегает она чрезвычайно быстро…
        Сердюк жил на окраине в собственном двухэтажном доме из белого кирпича. Участок был обнесен крепким двухметровым забором с глухими воротами и калиткой, что говорило о рачительности - не перемахнешь вот так запросто. На звонок Сердюк не отозвался. Были на участке яблони, три вишневых дерева, пара сливовых, облепиха, кусты смородины и малины. Рядом с домом имели место просторный гараж и халупа-мастерская. Всё не новое, но старикан-сосед назвал Сердюка куркулем и посоветовал в дырку в заборе, что выходил на пустырь, не лазить, собака здоровенная и злющая. Дырка оставлена специально, чтобы кто-нибудь влез, чтобы собачонка потешилась, развеялась от скуки. И ведь кусает, зараза, в задницу, не прокусывая одежду, так прищемит, что потом не сядешь.
        - А что же её не слышно? - спросил Дергунов.
        - Притворяется, - уверенно ответил сосед. - И сам Сердюк притворяется, что его нету, хотя я лично видел, как он из дома в мастерскую прошлепал. У него там будь здоров какое производство. И топчанчик, чтобы отдыхать без отрыва.
        - Папа Карло, говорите? - уточнил Дергунов.
        - Тот ещё, - согласился сосед и подмигнул. - Лишний рот ему не нужен, сахарок-то нынче дорог.
        - Вот даже как, сахарок, первачок - сказал Дергунов. - Как же его оттуда выкурить? Дело первостепенной важности. Ладно, не буду вам мешать.
        Вновь позвонил в калитку, никто не отозвался, но теперь он точно услышал, что по ту сторону кто-то дышит, посапывает.
        Что ж, придется рисковать.
        На пустыре он нашел дрыну поувесистее и решительно полез в узкую дырку, держа дрыну перед собой.
        Пес, здоровенный коричневый Мастиф, стоял в двух шагах от дыры, высунув язык и озорно поглядывая на Дергунова. Ему даже показалось, что пес подмигнул. В следующую секунду Мастиф молча прыгнул на него, и тут ноги сами понесли к далекой мастерской. Могучие челюсти сомкнулись на тощей заднице экс-журналиста с такой силой, что перехватило дыхание. Дергунов упал, выронив дубину, заелозил под придавившей его тушей, но вдруг пес отпустил, коротко вякнул и с грохотом повалился рядом.
        Глава 17. Первое дело Дергунова (продолжение)
        Дергунов поднялся, принялся отряхиваться, косясь на пса. Он был жив и тоже поглядывал на него, всем видом показывая - хочу и лежу, мой двор, но что-то с ним было не то. У Лёшки зарябило в глазах, потом он увидел призрачную фигуру в хламиде, которая вышла из-за яблони. Ба, да это же темнокожий Мортимер.
        - Присмотрись - собака ли это? - подойдя, сказал Мортимер.
        Бросив отряхиваться, Дергунов сдвинул брови и прищурился. Не сразу, но он разглядел под толстой шкурой и слоем мяса стальной скелет, а в черепной коробке некое устройство с разветвленными проводами, которые тянулись по всей структуре «Мастифа».
        - Да уж, - сказал Дергунов. - Вот так папа Карло. Извините, э-э, сэр.
        - Зачем же сэр? Можно просто Господин, - низким своим голосом ответил Мортимер.
        Мастиф сладко потянулся и начал вставать.
        Утвердившись на мощных лапах, глухо заворчал на прозрачного Мортимера, затем желтыми волчьими глазищами уставился на Дергунова. Он загораживал отход к лазейке, прекрасно знал об этом, а потому чувствовал себя хозяином положения. Играл, как кошка с мышкой, но вечно это продолжаться не могло.
        - Подсобите, Господин, - тоненьким нищенским голоском попросил Дергунов.
        - Так и быть, подсоблю, - отозвался Мортимер.
        Что случилось дальше, Лёшка до конца не осознал, всё произошло слишком быстро. Огромный тяжеленный пес вдруг переместился к открытому колодцу, какое-то время, подвывая, повисел над черной бездной, потом взмыл вверх, пулей пересёк несколько кварталов и приземлился на крыше единственной в городе облезлой пятиэтажки.
        - Господин, - с облегчением вздохнув, произнес Дергунов. - Как бы мне половчее забрать артефакт у Сердюка? Он тут рядом, этот Сердюк, в мастерской.
        - В мастерской не Сердюк - такой же биомакет, как собака, - ответил Мортимер. - Но он знает, где Сердюк.
        - А вы знаете, Господин? Может, лучше вы скажете?
        - Дуй в мастерскую, не зли меня.
        Мортимер растворился в воздухе так же внезапно, как появился.
        Очевидно, они наделали много шуму, «Сердюк» уже высунул в дверь голову и немедленно обнаружил Дергунова.
        - Что за люди? - надрывным фальцетом заверещал он. - Трезор, Трезор, фас его, ату его, в клочья его, в труху. Трезор!
        Был он мордаст, плешив, с венчиком всклокоченных волос над ушами, нос имел вислый, сизый, да тут ещё солидные мешки под поросячьими глазками, багровые щечки. Какой же это биомакет? Пьянь подзаборная.
        Ища глазами Трезора, «Сердюк» высунулся по пояс. Был он хил, из-под распахнутой рубашки выглядывало худосочное, поросшее рыжими волосками белое тело. Он живо напоминал человека будущего, как его рисуют в детских журналах: огромная голова на тщедушном туловище. Навскидку было ему не больше пятидесяти, но и не меньше.
        - Где Трезор? - спросил он хамовато.
        - Нет тут никого, - соврал Дергунов. - Я ищу Сердюка Игоря Степановича. Вы Сердюк?
        - Да, я Сердюк, - с вызовом ответил «Сердюк». - А вы, простите, кто?
        Он скрылся за дверью и тут же вышел с совковой лопатой наперевес. В застиранных портках, босой, свой в доску человек, никакой не биомакет.
        - Стоп, стоп, стоп, - примирительно сказал Дергунов, показав, что в руках у него ничего нет. - Вы похожи на Игоря Степановича, но я знаю, что вы не Сердюк. Мне нужен именно он. Конкретно, мне нужен артефакт, который к нему попал случайно.
        - Ах, случайно. Все вы говорите, что случайно, - с этими словами «Сердюк» сломя голову помчался на Дергунова. При этом он грозно размахивал лопатой.
        Тут-то и пригодилась давешняя дубина. Меткий удар торцом в тощий живот свалил «Сердюка» с ног. Дергунов замахнулся было, чтобы уж наверняка, но тут псевдо-Сердюк, втянув голову в плечи, писклявенько так сказал:
        - Сжалься, мил человек. Нету у меня артефакта и не было.
        Вслед за чем свирепым тигром кинулся Дергунову в ноги и свалил-таки, подлец. Навалился сверху, прохрипел, дыша чесноком:
        - Тебя тут звали? Тебя тут не звали, а стало быть шиш тебе, а не артефакт.
        Надавил острым локтем на горло, принялся душить, шипя: «Тут тебя, стало быть, и похороним. Никто и не хватится».
        Серьезно в этой дурноватой жизни Дергунову драться не приходилось, так - по мелочи, в основном молотя по воздуху, и все потому, что не смел бить человека по лицу, ставил себя на место этого человека и… руки опускались, зато включались ноги. А вот бегать он умел. Но сейчас дело было серьезное, «Сердюк» был жилист и силен, скелет-то имел стальной.
        И вновь случилось что-то необъяснимое, не иначе как Мортимер помог. Дергаясь, Дергунов заехал коленом противнику в пах, не особенно и сильно заехал, но тот вдруг отлетел метров на пять в сторону и затих на траве, однако пока Лёшка вставал, пришел в себя и кинулся к дырке в заборе…
        «Сердюк» держал курс на музей истории. Бежал он размашисто, делая трехметровые шаги, так что Дергунов держался далеко позади. Уже издали, метрах в пятидесяти от музея, он начал визгливо орать. Лёшка увидел, как из дверей выметнулась толстенная Нинель Эвальдовна Коробченко и со страшной скоростью помчалась к вокзалу. «Сердюк» же заскочил в дверь и закрыл дверь на задвижку.
        «Куда мне?» - подумал Дергунов и услышал голос Мортимера: «За Коробченко».
        Дергунов взял наискосок, срезав без малых десять метров. «Сердюк» следил за ним, сплющив нос о стекло.
        Вдали, на своей пятиэтажке, гулко гавкал биомакет Трезор, было жарко, душно, прохожих было мало, все были какие-то снулые, еле ноги тащили, глаза прятали…
        Коробченко вихрем промчалась мимо станции Невель-1 и, тряся окороками, рванула прочь от города сперва вдоль железнодорожной колеи, потом уходя от нее влево. Дергунов, сам неплохой бегун, начал отставать. Жирная спина впереди становилась всё меньше, меньше, а колдобины и ухабы всё больше. Вновь появились рельсы, шпалы, Дергунов перемахнул их, подумав «Понастроили тут». За этой железнодорожной веткой начинался лес, куда и нырнула Коробченко.
        Дальше Дергунов ориентировался по треску и шуму, оставляемому кубышкой Коробченко в сухом лесу. Здесь было не так жарко, зато начали донимать комары. Треск внезапно стих, спустя какое-то время приглушенно заскрежетал металл, что-то мягко, игрушечно хлопнуло, и всё.
        Глава 18. Бункер
        Дергунов вышел на поляну, здесь, судя по всему, Коробченко остановилась, потом пропала. Куда же это она, дери ее за ногу, запропастилась?
        Облазив поляну, Дергунов сделал вывод: нет, не здесь, но где-то рядом. Принялся ходить кругами и вдруг понял, что ничего не получится. Пусть даже он найдет эту нору, куда спряталась Коробченко, ему туда не попасть. Там сидит Сердюк, который мастер на все руки, который эту свою нору оборудовал так, что ни одна тварь не просочится. И вообще, глупость это была и большая самонадеянность - ехать сюда, за тридевять земель, без всякого местного подкрепления. На Мортимера надежда маленькая, он то есть, то его не дозовешься. А подкрепление должно быть материальным, весомым, чтобы, скажем, догнать, или, положим, дать в морду, или, допустим, яму вырыть. Операция должна быть операцией, а не прогулкой при луне. Серьезное дело делаем, но делаем несерьезно. Даже обычной фомки нету, чтобы открыть дверь. Где она, кстати, проклятая, дверь эта?
        Эти мысленные претензии, между прочим весьма справедливые, немного отвлекли. Но, естественно, немедленно возник другой вопрос, а именно: он найдет дверь, даже откроет ее, и что он будет делать против Сердюка, у которого как минимум лом в запасе?
        - Господин, - позвал он.
        Ответа не было.
        Что-то массивное на недалекой опушке с ходу вломилось в кусты, принялось продираться к поляне, да так истово принялось, так целеустремленно. Вскоре к хрусту прибавилось азартное сопение. Дергунов понял - это Трезор, и спрятался за широкую сосну.
        Трезор между тем на своих мощных лапах перемахнул поляну, съехал, поджав хвост, в неглубокий овражек, мимо которого Дергунов прошел уже пару раз, и коротко гавкнул. Приглушенно заскрежетал металл, Дергунов метнулся к овражку, уцепился за хвост вползающего в приоткрытый люк Трезора и вместе с ним свалился в ярко освещённый, выкрашенный серебряной краской бункер. Успел заметить, что в бункере нет ни людей, ни мебели, а пол земляной, хорошо утоптанный. И ещё - вдали неравномерно и нещадно колотили по чему-то твердому.
        Трезор, грозно ощерившись, повернул голову, Дергунов поспешно отпустил хвост. Пес отвернулся, но Дергунов готов был поспорить, что взгляд у него был уже не тот, что прежде, - дурной, упертый, звериный, - а внимательный, изучающий. Да и вел он себя вовсе не так, как раньше, вообще вел себя не как собака. Попробуй ухвати кабыздоха за хвост, он тебе так ухватит. И посетила Дергунова догадка, что Мортимер поработал над Трезором.
        - Трезор, - глухо позвал мужской голос откуда-то из недр земли.
        Мастиф посмотрел на Дергунова, как бы приглашая за собой, и затрусил под уклон в узкий провал тускло освещённого коридора навстречу сдавленным оханьям и немилосердному грохоту…
        Сердюк был огромен, как скала, а потому ужасен. Он не помещался в просторной пещере, голова его на согбенной шее упиралась в высокий каменный свод, с которого сыпались камни. Это Коробченко, взобравшаяся на воздвигнутые вдоль стен леса, что есть мочи колотила стальным молотом по куполу, расширяя его. Сердюк, постанывая, отмахивался от осколков. Несмотря на размеры, это несомненно был он. Факела на стенах коптили, давали мало света и делали картину совершенно нереальной. Опустив молот, Коробченко принялась вглядываться, кто это там явился, разглядела при неверном свете и визгливо объявила: «Игорь Степанович, дорогуша, это он. Какая наглость».
        - Трезор, - сказал Сердюк и протянул руку, чтобы погладить пса, но не стал этого делать, поостерегся раздавить. - Ты кого же сюда привел? Ты врага привел, дружок, вора, который хочет нас обокрасть. Исправь ошибку-то, исправь. Ату его, рви, кромсай.
        Последние слова он проревел так громко, что зашатались и рухнули хлипкие леса. Коробченко повисла над 25-метровой бездной, уцепившись за выемку в потолке и дрыгая пухленькими ножками. Сердюк, протянув руку, снял её, опустил на пол. Трезор, поскуливая, стоял на месте, поглядывал то на монстра хозяина, то на Дергунова.
        Лёшка попятился к выходу, зацепился ногой за железную трубу, упал, и с ужасом понял, что сейчас от него останется мокрое место. Сердюковская ладонь опускалась неотвратимо, как тапок на таракана. Всё же он успел откатиться к стене, Сердюк не достал. В следующую секунду Дергунов юркнул в узкий коридор.
        - А-а-а, - закричала Коробченко, несясь за Лёшкой с куском арматуры.
        Трезор прыгнул на нее, свалил с ног, клацнул зубами у самого горла, давая понять, что на первый раз помиловал, затем метнулся в коридор вслед за Дергуновым.
        Самое забавное, что Лёшка не знал, как выглядит артефакт. Подразумевалось, что Сердюк, образумившись, сам отдаст его. Либо продаст, что выглядело более вероятно. Черемушкин артефакта в глаза не видел, поэтому никаких объяснений не дал, Мортимер, ясное дело, видел, поскольку именно он формулировал задание, но тоже промолчал. Спрашивается, почему?
        - Господин, - позвал Дергунов. - Нужна ваша помощь. С Сердюком я не справлюсь.
        Ответа не последовало. Из пещеры донесся тяжелый вздох, запричитала Коробченко.
        - Он не знает, - сдавленно сказал Сердюк. - Ладно, попробуй, чем черт не шутит. Постой-постой, никак не выну…
        Спустя минуту в коридоре появилась насупленная Нинель Эвальдовна, сунула Дергунову серую коробочку и надменно заявила:
        - Ни за что! Ни за что бы не отдала, если бы не форс-мажор. Вы ведь за этим пришли?
        Дергунов замялся было, но тут в голове его прозвучал голос Мортимера: «Бери. Только Сердюку ничем не поможешь. Так и скажи».
        Объявился, наконец.
        - Да, да, - ответил Дергунов. - Именно за этим.
        - Раз так, помогите Игорю Степановичу, - по-прежнему надменно сказала Коробченко. - Вы видите, он страдает…. Да делайте же что-нибудь, через четверть часа будет поздно, его расплющит.
        - Видите ли, Нинель Эвальдовна, - промямлил Дергунов. - Сам Мортимер заявил, что Сердюку ничем не поможешь. Ну, я не знаю, могу экскаватор заказать, чтобы он сверху копал ковшом. Я так понимаю - Игоря Степановича разносит во все стороны? Чем же тут поможешь? И с чего это вдруг он пухнет? Это противоестественно.
        - Задушу паршивца, - прошипела Коробченко и в один прыжок оказалась рядом. Железные пальцы сомкнулись на Лёшкином горле, смяли кадык, но в ту же секунду, коротко гавкнув, Трезор впился клыками в ногу неугомонной дамочки и оттащил от ошалевшего Дергунова.
        - Пятнадцать минут, говорите? - просипел Лёшка, массируя кадык. - Тут над куполом метра два земли, не больше. Пусть Игорь Степанович сам попробует. Руками, плечами. Он вон какой здоровый. Хорошо бы лечь на спину и упереться в купол ногами, пока не шибко расперло.
        - Игорь Степанович, Игорь Степанович, - заверещала Коробченко, устремляясь в пещеру. - Этот охламон сказал хорошую вещь. Попробуйте лечь на спину и упереться в потолок ногами.
        - Там камень, базальт, - прогудел Сердюк. - А что, этот охламон не умеет обращаться с активатором?
        - Чихать на базальт, - протараторила Коробченко. - Давайте, давайте, я потом ссадины йодом смажу, заживет как на собаке.
        - Э-эх, - пророкотал Сердюк и принялся двигаться с таким усердием, что пол и стены заходили ходуном.
        Глава 19. Активатор
        Выбравшись с Трезором наружу, Дергунов поспешил к железнодорожной ветке. Солнце уже заходило, было девять вечера. Правильно было бы немедленно, сейчас же уехать, Невель мог оказаться местечком негостеприимным.
        Подземный Сердюк мощно высаживал базальтовую плиту, и это у него получалось. Земля вспучивалась, а кусты ложились на бок. Купол располагался аккурат под обширной поляной, деревьев там не было, тут Сердюку повезло.
        Сзади, воя, как автомобильная сирена, мчалась шустрая Коробченко. Она завывала на одной ноте: «Отда-а-а-ай».
        Очевидно, вышло так: Мортимер в определенный момент «подсказал» Сердюку, что в активаторе Дергунов разбирается, как бог, а потому поможет неимоверно распухшему Степанычу убавить в росте, в результате чего Степаныч убедил Коробченко отдать прибор Алексею. Ничего хорошего из этого не вышло, Лёшка нагло присвоил активатор, и тогда Сердюк послал верную Нинель Эвальдовну вдогонку.
        Раздался неимоверный грохот - Сердюк вышиб плиту, которая встала на попа, потом пошла обратно. Ещё один пинок, плита отлетела метра на три.
        - Держи вора, - заревел Сердюк, с хрустом и треском, не щадя собственной плоти, выбираясь наружу.
        В десять прыжков он догнал Коробченко, которая держалась в полусотне метров от Дергунова.
        Трезор встал перед Лёшкой, подставил могучую спину. Тот сел верхом, поджал ноги, чтобы не волочились. Мастиф помчался по шпалам, трясло неимоверно, и, о чудо, на какое-то время они оторвались от погони, тем более что Сердюк, запнувшись о дерево, упал на взвизгнувшую Нинель Эвальдовну. Секунд через пять топот за спиной возобновился, Коробченко была жива, какое-то время она держалась за Сердюком, потом, прихрамывая и держась за бок, начала безнадежно отставать. Помял её, всё-таки, здоровенный начальник.
        В славной гостинице «Уют», жалость-то какая, осталась сумка со шмотками и бритвой… Хорошо, что не деньги, деньги Дергунов держал в тряпочном мешочке с резинкой на животе под трусами, там же, страшно мешая, лежал паспорт.
        Трезор скакал споро, что тебе хорошая лошадь, вот только спина у него была жестковата, на нее бы сперва хорошо было положить сумку со шмотками, а самому на сумку.
        Минут через пять сумасшедшей езды Дергунов понял, что долго он так не выдержит. А Сердюк между тем доставал, уже тянул к развевающимся вихрам Дергунова свою здоровенную клешню. Ясное дело - не помилует.
        Впереди загудел встречный состав. Трезор прижал уши и метнулся вправо, прямо под ноги гиганта. И ведь опередил, сумасшедший пес, вывернулся из-под протянутых рук Сердюка, помчался к недалекому лесу, где у него было преимущество. Дергунов понял, что Трезор выбрал курс на восток, изобилующий реками, оврагами, болотами и лесными массивами. Оставалось только пожалеть свой нещадно отбитый зад.
        Ближе к полуночи Сердюк исчез с горизонта, видать - завалился спать.
        Под утро, когда поля ещё покрыты туманом, Дергунов с Трезором вышли к Великим Лукам (по пересеченной местности они отмахали больше полусотни километров), и здесь, на окраине, им наконец-то повезло. То есть, сперва как бы не повезло - Трезора едва не сбил вывернувший из-за угла пожилой шофер на стареньком Москвиче, потом, слово за слово, оказалось, что он аккурат выехал со своего двора в Москву. За десять тысяч любезно согласился подкинуть…
        В этот день, сами понимаете, Дергунов на работу не попал. Вечером пригласил на ужин Черемушкина, передал ему активатор, а заодно отчитался о командировке. Черемушкин Лёшку похвалил, признался, что на удачный исход не рассчитывал, потому что искали-то иголку в стоге сена. Это Мортимеру сразу видно, что есть такое активатор, но он ведь не простой смертный, он Мортимер, архидемон.
        Вскоре Черемушкин засобирался, завтра много дел, нужно лечь пораньше. В коридоре к нему подошел Трезор, заглянул в глаза.
        - Как, говоришь, биомакет? - сказал Черемушкин, почесав собаку за ухом. - Хороший, Трезор, хороший. Умничка.
        - Вот я одного не пойму, - произнес Дергунов. - Откуда в Невеле пещера? Сердюк в одиночку вырыть не мог, Коробченко всю дорогу на работе. Может, он именно в пещере раздобыл активатор?
        - Нет ничего проще, - ответил Черемушкин. - Вырыли фашисты под склад. Они любители. Там же спрятали активатор, который им передали на хранение потусторонние силы. Ты же знаешь, Лёша, фашисты обожали оккультные делишки.
        - Да ну тебя, - обиделся Дергунов.
        - Ну, так и не спрашивай ерунды, - усмехнулся Черемушкин. - Меня гораздо больше интересует, как Сердюк смог запустить активатор. Кстати, это вовсе не активатор, а, как бы сказать поточнее, устройство для изменения свойств материи. Просто на нем написано слово, похожее на «активатор», но язык-то не наш. Старинный. Правда, чтобы изменения вступили в силу, потребуется своего рода активация, и тут без него никуда. Но ведь нужно знать, как всё это сделать, не мог Сердюк дойти до этого самостоятельно…. Значит, с кем-то пообщался, а вот с кем? Ну, ладно, до завтра, жди премии за хорошую работу…
        Жизнь Сергея Сергеевича Семендяева изменилась самым крутым образом. На рабочем месте, к которому, казалось, прирос навечно, он теперь сидел редко, всё больше колесил по округе на потрепанной зеленой колымаге, за рулем которой сидел некто, напоминающий исчезнувшего без следа Разумовича. Был в Тамбове такой зануда, старший следователь по особо важным делам, прищемивший хвост многим авторитетам, за что, видать, и поплатился. Авторитетов трогать нельзя, они этого не любят. Разумовича до сих пор искали, но безуспешно…
        Кстати, зеленая «Ока» оказалась в распоряжении Семендяева по указанию Мортимера. Неизвестно за какие заслуги.
        Каждый день где-нибудь в десять утра к невзрачному двухэтажному зданию Комитета Хронопоиска подъезжал этот самый драндулет, на который никакой уважающий себя генерал нипочем не сядет, Семендяев устраивался рядом с псевдо-Разумовичем и уезжал в неизвестном направлении. Проследить за драндулетом было невозможно, за очередным поворотом он как сквозь землю проваливался. Небезызвестный майор Самсонов как-то остановил эту странную машину, чтобы предупредить шофера, что заднее колесо вот-вот отвалится, но Семендяев так на него наорал, так наорал, а потом ещё капнул на Самсонова начальнику тамбовской милиции.
        Самое интересное, что из своих поездок Семендяев привозил весьма любопытный материал, которого в архивах нипочем не нароешь. Например, протокол допроса диверсанта Крюкова (настоящая фамилия Лейбниц) от 23 марта 1949 года, в котором диверсант раскрывает настоящее место пребывания инсценировавшего самоубийство фюрера. На данном протоколе временами проступает отпечаток когтистой кошачьей лапы с корявой припиской: «написанное верно». Или ещё один артефакт: рукоять меча крестоносца с приросшим к нему запястьем (запястье отхвачено по ниточке, без сколов, выбоин, будто лазером. Даже гильотиной так не отсечешь). Кстати, предмет этот способен создавать вокруг его обладателя защитный купол. Или, скажем, хронология мировых событий до 2031 года, писанная монахом Логусом в 1531 году в Старорусской обители. Такая обитель в официальных источниках отсутствует, но то, что рукопись относится к 16 веку, сомнений нет, проверено наукой. А события на 80 процентов совпадают. И здесь имеет место след кошачьей лапы с дурацкой припиской «написанное верно». В какой, интересно, канцелярии, ставилось это клеймо? Впрочем,
вопрос некорректен, мы-то знаем, где Семендяев доставал эти артефакты.
        В одну из поездок черт занес его в Звенигород, и здесь, в центральном сквере, ожидая на скамеечке местного архивариуса с ценной рукописью 13 века, которую тот согласен был толкнуть за одиннадцать с половиной тысяч рублей, Семендяев подслушал любопытный разговор. Один алкаш ломающимся шепотком сообщал другому, что в трех километрах отсюда, у деревни Дютьково, которая на реке Сторожке, завелся обалденного роста великан. Жрет, как стадо свиней, зараз может выпить годовую норму самогона. Это сколько ж: годовая норма самогона? - полюбопытствовал второй. Первый только рукой махнул, а Семендяев, осведомленный о поездке Дергунова в Невель, сразу понял - это Сердюк, коего нечистая сила ведет по Лёшкиным следам.
        Глава 20. Деревня Дютьково
        Не любил Сергей Сергеевич нос к носу общаться со своим двойником - уроженцем Объекта Зэт. Во-первых, моложе, есть с чем сравнивать не в свою старческую пользу, во-вторых, хитрее, изворотливее, подлее, если изволите, хотя подлецом себя Семендяев не считал. Бывали, конечно, скользкие моменты, когда дела ради приходилось идти по трупам, но это ж ради дела. И, в-третьих, тот «Семендяев» был много могущественнее, просто несравненно, за что его можно было просто возненавидеть.
        Но с Сердюком могли возникнуть осложнения, поэтому, получив от архивариуса рукопись и усевшись в машину, Семендяев «вызвал» двойника. Тотчас с заднего сиденья раздалось насмешливое:
        - Что, тёзка, не рискуете? А вы рискните.
        Семендяев, насупившись, оглянулся.
        Двойник вальяжно раскинулся на мягком сиденье, смотрел с усмешечкой.
        - Позвольте, милейший, - сказал Семендяев. - О каком риске речь? Вы предлагаете убить Сердюка? Извольте выдать пушку, другим его не возьмешь. Кроме того, я же не знаю: он вам нужен или он вам не нужен? Убьешь, а окажется, что он вам позарез нужен.
        - Вот пушка, - двойник протянул ему длинноствольный револьвер.
        Револьвер оказался тяжел, будто сделан из свинца.
        - Инициатива наказуема, - пробормотал Семендяев, которому в жизни не доводилось убивать. - Почему вы, э-э, Сергей Сергеевич, не можете этого сделать?
        - Потому же, почему не мне, а вам, милейший Сергей Сергеевич, придется вскорости ехать в Чехию, - ответил двойник. - По тому же вопросу, что и у Лёшки Дергунова. Кое в чем вам, а не нам карты в руки. Не могу, так сказать, брать грех на душу.
        После чего, фыркнув, как кот, исчез.
        Вот оно как, подумал Семендяев. Грех на душу. А есть ли у тебя душа, паршивец?
        Сердюка они нашли без хлопот, невидимый двойник подсказывал Разумовичу, куда ехать. Великан сидел в полукилометре от крайних деревенских домов на берегу Сторожки, жевал батон, который в его руке казался ломтиком, запивал водой из пятилитровой бадьи. В почтенном отдалении от него сгрудилась горстка готовых порскнуть в речку пацанов, о чем-то перешептывалась. Место, надо сказать, было замечательное: деревня Дютьково располагалась в изгибе реки, на дне глубокой лощины, вокруг нетоптаная зеленая трава, раскидистые кусты, тенистые рощицы, а по бокам взмывают к небу поросшие хвойным лесом отвесные склоны.
        Увидев приближающуюся машину, Сердюк забеспокоился, крикнул что-то, из кустов вдруг выпорхнула тучная Коробченко, помчалась наперерез, вопя «Караул, на помощь». Сердюк встал во весь свой великаний рост,… и вдруг бросился к ближайшему склону. А Коробченко крутилась перед машиной, норовя прыгнуть на капот.
        Разумович вывернул влево, Семендяев через раскрытую форточку прицелился в Сердюка и, сказав «Прости мя, Господи», выстрелил. Сердюк упал, Коробченко вдруг очутилась рядом, просунула в форточку ручищи, принялась выворачивать револьвер. То ли генерал сплоховал, то ли дама была невероятно сильна, но оружие оказалось у неё.
        - Жми, - взвизгнул Семендяев.
        Разумович, дав газ, лихорадочно крутил баранку, выводя машину на пыльный разбитый асфальт.
        Сзади бабахнуло, пуля разнесла заднее, потом переднее стекло, но никого не задела. Уходя от обстрела, Разумович бросал машину то вправо, то влево. Вновь бабахнуло, на сей раз мимо, Семендяев обернулся - Коробченко уже мчалась к поверженному Сердюку, который, как показалось генералу, как-то съежился, опал, будто проваливался в землю.
        Отъехав на километр, Разумович остановил машину.
        - Зачем? - осведомился Семендяев.
        - Приказано, - ответил Разумович.
        Скрипнуло заднее сиденье, и двойник сказал насмешливо:
        - Что, дражайший Сергей Сергеевич, маху дали?
        - Здоровая, как лошадь, - невнятно ответил Семендяев. - Честно говоря, не ожидал.
        - Странно это слышать от махрового чекиста, - произнес двойник. - Ладно бы это сказал Дергунов, у которого ни опыта, ни навыков, но слышать это от вас - удивительно. Кстати, Дергунов задание выполнил, а вы, любезный? Вы-то выполнили? Где, извините, контрольный выстрел в голову? Молчите? Сказать нечего?
        В машине вдруг стало невыносимо жарко.
        - Что вы меня, ей-Богу, как мальчишку фэйсом об тэйбл? - угрюмо отозвался Семендяев, вытирая платком мокрую шею и чувствуя, что двойник абсолютно прав. - Извините, при подчиненных.
        - Разумович вам не подчинен, - отчеканил двойник. - А временно придан. Короче, уверенности в результате нет, к тому же утеряно табельное оружие.
        - Какое это табельное оружие? - пробормотал Семендяев. - Я за него не расписывался.
        - Учтите, револьвер на вашей совести, - невозмутимо сказал двойник. - Если он выстрелит, я не несу никакой ответственности. Вы согласны с такой трактовкой?
        «Странная формулировочка, - подумал Семендяев. - Будто индульгенцию клянчит. С другой стороны, куда деваться».
        И ответил: «Согласен».
        - Вот и замечательно, - сказал двойник. - Сердюк ликвидирован, орудие преступления в руках у его помощницы, с нас взятки гладки. Так что, любезнейший Сергей Сергеевич, задание вы выполнили безукоризненно.
        - Как же так…, - обескураженно промямлил Семендяев.
        - А так, уважаемый, что своих мы не обижаем…
        Старания Сергея Сергеевича не пропали даром, в скором времени фирму его сделали филиалом подразделения, руководимого Черемушкиным, то есть напрямую подчинили Москве. А может, вовсе и не в стараниях дело. Одним словом, Семендяев теперь частенько навещал первопрестольную, уже как коллега. Прыти его можно было позавидовать. Раньше сидел сиднем и обрастал мхом, теперь всё больше пешком, рысцой, либо на тряской машине.
        В конце июля Черемушкин зазвал к себе в кабинет заглянувшего на огонек Семендяева, предложил чаю, датского печенья в жестяной коробке, а когда генерал, осушив солидный бокал под десяток сахарных печенюшек, в самом благодушном настроении принялся обмахиваться картонной папкой, Василий сказал:
        - Ну что, дражайший Сергей Сергеевич, пора применить вашу неуемную энергию в мирных целях. В Чехию не сгоняете? Денька на три, а то и на недельку.
        Естественно, Семендяева покоробило это фамильярное «сгоняете», но виду он не показал, напротив заулыбался, ответил добродушно:
        - С удовольствием сгоняю. На своем транспорте можно?
        - С Разумовичем-то? - уточнил Черемушкин. - Нет возражений. Дело, стало быть, такого свойства…
        После подробной и весьма толковой инструкции Черемушкин передал Семендяеву личный мобильник, не нуждающийся в подзарядке и смене сим-карты, якобы для связи (понятное дело - это был информационный Клик, но генерал об этом не знал), а также хитрый прибор, сработанный под наручные часы, который надевался на запястье и был предназначен для поиска нужного фрагмента, какого - узнаем позже.
        Глава 21. Бриллиант
        Из Тамбова выехали вечером, по холодку. Семендяев, устроившийся на заднем сидении, вдруг обнаружил, что в салоне стало как-то просторнее, можно было вытянуть ноги, а сиденье сделалось более мягким, в меру упругим, как бы обнимающим тело.
        - Молоток, Фима, - одобрил он нововведения, на что Разумович ответил, что его заслуги в этом нет, а за модернизацию автомобиля надобно благодарить Куратора.
        - Кого-кого? - не понял Семендяев.
        - Сергея Сергеевича. Того, что из Обители.
        То, что местные называли Объект Зэт Обителью, для Семендяева не было открытием, а вот то, что двойник имеет звание Куратора, иными словами Главного Надзирателя, ответственного за хозяйственную часть и режим, для него было новостью. Значит, не так он был прост, этот хамоватый двойник, значит, имел право хамить.
        Однако же, хам хамом, а об удобстве путешествующих побеспокоился, за это стоило поблагодарить.
        Кстати, об объектовой иерархии. Семендяев был наслышан о ней безотносительно к конкретным персонажам, но откуда пришло знание - сказать не мог.
        Он теперь о многом старался не думать, потому что многое теперь не вмещалось в рамки привычного, зашкаливало, могло привести к короткому замыканию, то есть инсульту, а кому это нужно? Например, он мог бы озадачить себя вопросом: каким образом уже через час после выезда из Тамбова они очутились на границе с Белоруссией? Или уже позже, решив прилечь, мог бы призадуматься: с чего бы вдруг мелкая «Ока», не прибавив в размерах ни пяди, стала просторной, как каюта океанского лайнера, так что сиденье превратилось в удобную постель? Нет, нет, он не стал себя этим мучить, а просто лег и заснул, во всем полагаясь на киборга Разумовича, который запросто решал все вопросы с пограничными визами и за рулем ни капельки не уставал.
        Ранним утром они подъехали к славному городу Оломоуцу.
        - Нам туда, - зевая, сказал Семендяев, указав на взметнувшуюся над горбатыми крышами колокольню собора святого Вацлава.
        - Знаю, - невозмутимо отозвался Разумович…
        Итак, Оломоуц, пять утра, на мощеных брусчаткой, орошаемых мелким дождем улицах ни души, до открытия собора целых пять часов, это на руку. Оставив машину на Вацлавской площади, Семендяев с Разумовичем перебрались через невысокую, в человеческий рост, металлическую ограду, и проникли в собор через боковую дверь. Дверь, естественно, была заперта, но Разумовичу понадобились три секунды, чтобы открыть её. Семендяев прекрасно видел, как у Фимы вытянулся и заострился палец, который он воткнул в замочную скважину. Щелк - и готово.
        В полумраке собора под высокими готическими сводами прибор на запястье ожил, показав, что нужно идти вправо.
        Следуя его указаниям, они добрались до придела, где в нише хранился искомый сосуд для хранения даров. Сосуд был украшен массой бриллиантов, а потому закрыт бронированным стеклом. Вновь Разумовичу пришлось потрудиться, на сей раз он выломал стекло из кладки. Обычному человеку это было бы не под силу, а киборг сделал всё аккуратно, без лишней пыли.
        Прибор на запястье указал, какой именно бриллиант нужен. На место извлеченного Семендяев поставил точно такой же, не уступающий по ценности и огранке, так что по большому счету у церкви не убыло, вслед за чем Разумович установил стекло на место и для верности прошелся по стыку лазерным лучом, вырвавшимся у него из указательного пальца.
        Не оставив за собой ни единого следа, никем не замеченные они покинули собор, и в пять тридцать выехали из всё так же орошаемого мелким дождем Оломоуца…
        Исполнительностью Семендяева Черемушкин остался весьма доволен. Польщенный Сергей Сергеевич вернул ему так и не пригодившийся «мобильник», Черемушкин нажал пару кнопок, удовлетворительно кивнул, прочитав какое-то сообщение на экране, затем протянул обратно, сказав, что пусть пока побудет у генерала. Это говорило о доверии, это было приятно. Семендяев и представить себе не мог, что Васька Черемушкин, которого он в душе по-прежнему считал лопухом, правда не таким развесистым, как прежде, но всё равно лопухом, таким образом установит за ним, своим учителем, негласное наблюдение.
        Оставался ещё один элемент, необходимый для Созидания, за ним Черемушкин отправился сам.
        Глава 22. Барсакельмес. Золотой венец
        Про этот остров, а точнее уже полуостров, Черемушкин был наслышан. Барсакельмес с казахского переводилось как «пойдешь - не вернешься», попав сюда, человек либо возвращался с большим запозданием, то есть, на острове он пребывал сутки, а на самом деле отсутствовал полмесяца-месяц, либо вовсе не возвращался. Искривление времени, гравитационная аномалия, библиотека Акаши она же «Линза», захоронение древних ящеров, база инопланетян - чего только ни приписывали злополучному острову.
        Именно сюда этим же вечером направился Черемушкин, вызвав Саврасова с его розовым лимузином и прихватив с собой Разумовича, который умел всё, в том числе неутомимо и быстро копать.
        Едва Черемушкин с Разумовичем расположились в удобных креслах, Саврасов погнал лимузин вперед с сумасшедшей скоростью, никуда не сворачивая. Всё за окнами слилось в разноцветные полосы, потом и вовсе превратилось в серую подрагивающую пелену, а впереди образовалось светящееся кольцо, которое стояло себе ровнехонько на месте, ни капельки не приближаясь. Это безумие продолжалось минут пять, не больше (потом оказалось, что ничего подобного - всего лишь две минуты с небольшим), затем Саврасов нажал педаль тормоза, светящееся кольцо со страшной скоростью умчалось вперед, серая пелена за окнами распалась на разноцветные полосы, которые начали превращаться в отдельные фрагменты какого-то нереального пейзажа. Ещё мгновение, и всё застыло. Они находились на холмистой равнине, покрытой реденькой пожухлой травой вперемежку с белым песком и бурыми проплешинами иссохшей земли, с огромным белесым пышущим жаром куполом неба и зеленой полоской моря на близком горизонте. По равнине гулял сухой пыльный ветер, вышибающий жгучие слезы.
        Метрах в десяти от них над песком возвышался неправильной формы черный валун, Разумович вразвалочку подошел к нему и, встав на колени, поначалу неспешно, потом всё быстрее и быстрее принялся окапывать его, отбрасывая песок за спину. Пыль поднялась столбом, пришлось отойти.
        Небо вдруг потемнело, ударил гром, и на землю обрушился шквал крупного, с черешню, града. Пыль осела, стало видно, что Разумович углубился метра на два.
        С материка принесло черную мохнатую тучу, которая взяла их в тесное кольцо и ну крутиться вокруг, набирая обороты и жужжа, как пчелиный рой. Внутри неё Черемушкин разглядел неясные, ломающиеся силуэты, напоминающие бешено скачущих, пригнувшихся к лошадиным шеям всадников. Туча потрескивала, рождая короткие электрические разряды, но вот из неё, разогнавшейся, в голову Разумовича выстрелила ослепительно белая молния. Тот небрежно отмахнулся. Противоестественно отразившись от его руки, молния вонзилась в тучу. Черемушкин явственно услышал лошадиный храп, возмущенные гортанные выкрики и особенно один, выделившийся из общей массы: «Назад, черти!», после чего странная туча стремглав унеслась обратно на материк.
        Град между тем усилился.
        Саврасов распахнул невесть откуда взявшийся зонт, услужливо закрыл от непогоды Черемушкина. Через минуту от несчастного зонта остались лохмотья, мотающиеся на голых спицах.
        - Пожалуйте в машину, - сказал Саврасов, распахнув перед Черемушкиным дверь…
        А Разумович всё рыл и рыл, не обращая внимания на секущие и засыпающие его куски льда.
        Вскоре над валуном вырос холм из мокрого песка и тающих поблескивающих ледышек. Черемушкин забеспокоился, но холм вдруг вздыбился и развалился, а на его месте возник грязный, как свинья, дымящийся паром Разумович с огромными, красными натруженными ладонями.
        - Извольте, - прохрипел Разумович, отступая в сторону.
        Град между тем поутих, сменившись вялым худосочным противным дождичком.
        Котлован был неправильной формы глубиною в четыре метра, сужающийся к заполненному грязью и водой дну, в центре которого имело место поблескивающее бурой глиной продолговатое возвышение размером два метра на метр и высотою чуть больше метра. Одна из стен котлована, под которой скрывался вставший на бок черный валун, была более пологой, здесь всего удобнее было спускаться, что, оскальзываясь и преодолевая часть пути на пятой точке, и сделал Черемушкин.
        Спустившись вниз, он пожалел, что не взял никакого инструмента, но Саврасов, предугадав его просьбу, сбросил вниз лопату…
        Возвышение оказалось неподъемным саркофагом из потемневшего серебра. Смыв с него остатки глины, дождь прекратился, а в следующую секунду сквозь глухие серые небеса прорвался узкий острый луч солнца и ударил точно в мокрый саркофаг. Это был замечательный знак, Разумович с Саврасовым рявкнули «Ура».
        Поддев лопатой, Черемушкин приподнял и сдвинул в сторону тяжелую крышку. Раздался тяжкий вздох, из недр саркофага мимолетно шибануло немыслимой вонью, солнечный луч осветил содержимое ящика и тут же погас, спрятавшись за тучи. В серебряном гробу лежала прекрасная, не тронутая тлением, будто только что заснувшая девица в золотых одеждах с золотым виноградным венцом в рыжих волосах.
        Секунду-другую она так и была прекрасна, затем лицо и руки начали темнеть, черты лица заостряться, и уже через минуту в саркофаге лежала иссохшая мумия в золотом платье, а ещё через минуту всё развалилось на части, одежды истлели, смешались с грязно-желтыми костями, но и те рассыпались в прах. Остался лишь изъеденный временем беззубый коричневый череп, от которого отваливались истончающиеся куски.
        Зрелище было ужасным, в памяти ещё хранился образ замечательной красавицы. Но вот процесс, похоже, остановился. На дне саркофага в куче хлама лежала единственная сохранившаяся деталь: золотой виноградный венец с прилипшей к нему, не отдерешь, частью лобной кости.
        Саврасов сбросил сверху веревку, Черемушкин обвязал её вокруг пояса и с венцом в руке, подтягиваемый Саврасовым и Разумовичем, выбрался наружу.
        Яму вместе с валуном Разумович закопал, оставив невысокий курган.
        Что интересно, к тому времени, когда они вернулись в Москву, лобная кость, приросшая к венцу, побелела, сделалась ровной, гладкой, блестящей, будто из обработанной слоновой кости…
        В сейфе Черемушкина, что на Новой Лубянке, лежали теперь три элемента, необходимые для Созидания, и Мортимер знал об этом, но приказа явиться почему-то не отдавал. Потом оказалось: ждал нужной фазы Луны, какой - не наше дело. Через пару дней он заставил перенести элементы домой на улицу Серафимовича, и среди ночи подал сигнал, заставивший Черемушкина спешно вызывать Саврасова.
        Саврасов прибыл через пятнадцать минут, ровно к тому времени, когда Черемушкин со свертком в руках вышел из своего подъезда.
        Глава 23. Созидание
        Гнавший в два часа ночи по пустой улице Серафимовича крутой черный Хаммер, не успев толком затормозить, врезался в багажник вывернувшего из подворотни розового лимузина. Водитель Хаммера, здоровенный ломоть, треснувшись лбом о переднее стекло и набив себе шишку, с возмущением обнаружил, что абсолютно невредимый лимузин, не подумав остановиться, со страшной скоростью мчится в сторону Малого Каменного моста. Но этого мало, в какой-то момент случается невероятное - лимузин вдруг исчезает, растворяется в воздухе, так что за ремонт и спросить-то не с кого…
        Розовый лимузин вынырнул из подпространства перед источающим противоестественное голубое сияние стеклянным зданием, возле которого стоял Мортимер. Наконец-то он одел рубашку с коротким рукавом и потрепанные джинсы, и это было непривычно - из мистического персонажа он превратился в заурядного коротко стриженого негра, которых нынче полно в Москве. Правда, очень высокого негра.
        Спустившись на лифте на второй подземный этаж, Мортимер с Черемушкиным прошли в лабораторию, в которой, невзирая на глухую ночь, кроптели как пчелки рядовые биороботы - трое «мужчин» и две «женщины». Встретишь таких на улице - нипочем не догадаешься, что это не люди. Запросто пили, курили, любили острое словцо, но при этом кулаки в ход не пускали, хотя могли бы замочить крепенько, мусора после себя не оставляли, а в работе были просто звери. Вот и гадай, кто лучше.
        - Выкладывай, что принес, - велел Мортимер, указав на свободный стол.
        Черемушкин выложил из свертка бриллиант, активатор и золотой венец. Мортимер взял последний в руки, внимательно изучил, зачем-то понюхал и удовлетворенно кивнул.
        Одна из «женщин» перенесла три предмета в прозрачный бокс, где они были омыты разноцветными растворами, дезинфицированы, облучены ультрафиолетом, рентгеном и так далее и тому подобное, вслед за чем помещены на белоснежные простыни в огромную голубую капсулу с подстыкованными к ней толстыми бронированными кабелями и со стеклянным окошечком для наблюдения.
        Мортимер нажал кнопку «Пуск» и подмигнул Черемушкину.
        Через четверть часа, заглянув в окошечко, Мортимер расплылся в довольной улыбке, после чего нажал загоревшуюся зеленым светом кнопку «Открыть».
        Капсула распахнулась. На простынях лежал крупный, абсолютно голый, загорелый молодой человек с чеканным, хоть сейчас на монету, профилем и густыми смоляными волосами, сквозь которые просвечивал золотой венец.
        - Небирос, - позвал Мортимер. - Проснись.
        Юноша открыл глаза, сладко потянулся и возразил:
        - Я не Небирос, папаша. Или Небирос?
        Бодро вскочил, плечистый такой, мускулистый, прошелся туда-сюда, насмешливо наблюдая, как миловидные «женщины» стыдливо отводят глаза от его наготы, и заявил:
        - Одежду мне. Плащ какой-нибудь.
        - Каков, - с одобрением сказал Мортимер и сотворил пурпурный плащ…
        На первых порах Небиросу надлежало жить в квартире Черемушкина, благо комнат хватало. По паспорту, который вынул из своего бездонного кармана Мортимер, он значился Небиросом Николаем Андреевичем.
        Под занавес, перед самым отъездом Черемушкина, Мортимер сказал, что самое время брать за вешалку Валета, без него созидание можно считать незавершенным. После чего вручил Василию фоторобот Гриневского из архивов КГБ.
        Следующий день хмурый не выспавшийся Черемушкин провел на работе, планируя мероприятия по захвату Валета. Вечером, придя домой, был неприятно поражен вопиющей неопрятностью Небироса. По квартире Мамай прошел, шкафы распахнуты, ящики выдвинуты, содержимое на полу, посуда перебита, на стенах и потолке грязные потеки.
        - Это что такое? - грозно сдвинув брови, осведомился Черемушкин.
        Небирос, в своем пурпурном плаще и домашних тапках возлежавший на Васиной кровати, пожал плечами и сказал:
        - Не нравится - убери.
        Черемушкин схватил его за шкирку, как нашкодившего кота, но Небирос шевельнул широченными плечами, и Василий полетел на пол. Этот хам был страшно силен.
        Уйдя на кухню, Черемушкин вызвал Мортимера, тот, бестелесный, вышел из стены и тут же заявил, что нужно терпеть. В существе Небирос отсутствует изначальный эталон, существо это изначально потустороннее, лишенное нравственных аспектов, аморальное. Вот поэтому и нужен Валет.
        - При чем здесь Валет? - спросил Черемушкин. - Не вижу связи.
        - К Валету ультиматоны применимы, к Небиросу нет, - ответил Мортимер. - И всё, и точка.
        И исчез.
        Пришлось молча прибираться и далее молчать в тряпочку. К счастью, Небирос заснул и спал до утра, до того момента, когда в дверь позвонили.
        Явился Дергунов. Ровно в девять, точно пришел на работу. А, собственно, это работа и была.
        - Что, брат, комары замучили? - весело спросил Дергунов, увидев кислую физиономию начальника.
        - Ага, комары, - ответил Черемушкин, и тут из комнаты высунулся бодрый небритый Небирос.
        - Мясо, - сказал Небирос, нагло глядя на Черемушкина. - Давай.
        - Ничего себе, - развеселился Дергунов. - Хорош комар.
        - Тебе дать мяса? - педантично уточнил Черемушкин. - Сырого или вареного? Колбасу будешь?
        - Черт, - сказал Небирос, и Черемушкин увидел в его глазах растерянность. Это было неожиданно.
        - Черт, - повторил Небирос. - Теряю словарный запас. Что есть колбаса?
        - Это вкусно, - Черемушкин вдруг почувствовал к нему симпатию. - Идем, покажу. Там тебе и колбаса, и пельмешата, и рыба красная, и икра.
        - Главное, - говорил он, ведя Небироса на кухню, - читай. Книг в доме полно, читай, пополняй свой словарный запас. Вечером приду, проверю. Лады?
        - Лады, - сказал Небирос. - Но если что не так, голову откручу.
        Поднес к носу Черемушкина пудовый кулак и этак криво ухмыльнулся…
        Во дворе Черемушкина с Дергуновым уже ждала зеленая «Ока» с Разумовичем и Семендяевым.
        До дома номер 11 по Садово-Черногрязской они долетели мигом, но в девятой квартире (адрес из найденного в квартире Берца блокнота) никакой Гриневский не проживал, а проживал здесь одинокий пенсионер Никонов - сутулый, носатый, в несвежей майке и ношеных трениках. Этот Никонов оказался очень словоохотлив, так просто не отцепишься, стоял на лестничной площадке (в квартиру не пустил) и знай себе молотил. В конце концов, Семендяев, взяв Никонова за майку, сказал ему что-то на ухо. Что-то нелицеприятное. Тот поморгал подслеповатыми глазками и вдруг просиял.
        - Вспомнил, - воскликнул он. - Месяца полтора назад приходил один конус, просился на постой, совал деньги. Говорил, что ему непременно нужно пожить по этому адресу. Мне бы, дураку, согласиться, места навалом, а он возьми да уйди. Но какую-то бумажку сунул. Постойте, я сейчас.
        Оставив дверь приоткрытой, скрылся в провонявших чесноком темных недрах квартиры, потом вышел, торжествуя. Отдал клочок бумаги Семендяеву.
        Уже внизу, в машине, Дергунова осенило.
        - Дай-ка фотку, - сказал он.
        Черемушкин вынул из кейса фоторобот Валета.
        - А вот ежели приклеить нос и напялить резиновую лысину, да ещё скрючиться в три погибели - как раз Никонов и получится, - уверенно сказал Дергунов.
        Черемушкин с Семендяевым переглянулись и, торопясь, полезли вон из тесной машины.
        Увы, дверь Никонов не открыл, из квартиры не доносилось ни звука.
        Между прочим, на клочке бумаги вкривь-вкось было написано: «Если не будет вариантов, я приду».
        Глава 24. Валет
        В нагрудном кармашке Семендяева что-то зажужжало, задергалось, это был Клик.
        - Чтоб тебя, - в сердцах бросил генерал, но аппарат вынул.
        Посмотрев на дисплей, присвистнул, повеселел и протянул информатор Черемушкину.
        Тот тоже присвистнул и сказал:
        - А я-то жалел, что не взял у Мортимера сканер. Это меняет дело.
        Умница Клик, проявив инициативу, самостоятельно просканировал Валета, составил его энергоинформационный портрет, своего рода маячок, по которому Гриневского нетрудно будет найти, а заодно записал мысли последнего во время разговора с непрошенными гостями. Любезно предложил озвучить, так как читать мелкий текст - глаза сломаешь.
        Черемушкин согласился, и Клик принялся громогласно с выражением вещать, не стесняясь в подборе слов.
        На двадцатой секунде Черемушкин сказал «Ну и сволочь» и вырубил Клика.
        - Так едем или нет? - невозмутимо спросил Разумович, ибо сзади остервенело бибикала и норовила поддать по бамперу здоровенная мусорная машина.
        - Обойдется, - сказал Семендяев. - Выходи, дружок, пойдем дверь вскрывать. Лёшка, будешь свидетелем, Василий, будь добр, поговори с этим нахалом, чтобы сигналил пореже.
        - Нет его там, - возразил Черемушкин. - Чего дверь-то курочить? Этот умник смотал удочки в подпространство, недаром родом с Объекта.
        - Трогай уже, Ефим, - напористо сказал Семендяев. - Что стоим-то? Не слышишь - сзади гудят?..
        Отловить Гриневского-Валета в подпространстве было сложно в силу того, что это самое подпространство имеет многоуровневую систему, является категорией множественной, а в случае с Валетом - многовариантной.
        Разумович припарковал «Оку» неподалеку от дома номер 11, и Черемушкин «доложил» Мортимеру о сложившейся ситуации. Мортимер являться целиком не стал, лишь высунул призрачную голову из спинки переднего сиденья и сказал:
        - Вас бы, темнил, для практики погонять по этому самому подпространству, чтоб знали, куда можно соваться, а куда категорически не следует, да нету времени. Хотя знать это нужно непременно. Короче, в течение получаса я выкуриваю Валета из малины и на двое суток, больше не получится, устанавливаю территориальный запрет: никакого подпространства, никакого невидимого мира, только мир видимый, сущий, только Москва, не шире Садового кольца. То-то он взвоет, побежит жаловаться начальству, ан не выйдет. Ваша задача уложиться в двое суток.
        - А почему бы вам, уважаемый, самому его не поймать? - спросил Семендяев.
        - Потому что в людские дела мы не лезем, - ответил Мортимер. - Да будет вам, уважаемый, (это слово было произнесено с издевкой) известно: даже Господь даёт человеку полную свободу, не навязывая своей воли. Валет, будучи по сути существом инфернальным, в то же время является человеком, ибо из человека сотворен и имеет душу. Кем он ещё является, обсудим позже. Или не обсудим. Такой вот кульбит получается, уважаемый Сергей Сергеевич, и откуда взялось такое чудо природы - не нашего ума дело.
        - А что тогда делать с Фаустом, с тем же Дорианом Греем? Как так в людские дела не лезете? - язвительно осведомился Семендяев
        - Это блеф, литературные поделки, дешевая реклама, ибо никто ещё бессмертным не стал, - ответил Мортимер. - Увы, дьявол душами не командует, он командует живыми людьми, да и то с оглядкой на ангелов. Вот такой парадокс. Хозяин любой души Господь, только от него зависит, куда попадет душа - в ад или в рай. В основном попадают в ад, а кивают на кого? На дьявола, хотя он тут ни при чем. В сущности, бесправнее существа, чем дьявол, найти трудно, на него вешают все чужие промахи, огрехи и проколы. И вообще, ребята, всё это противостояние добра и зла - чушь собачья. Следите за Кликом, он даст сигнал.
        С этими словами Мортимер исчез.
        Открытые окна не спасали, в тесной машине было жарко. Разумович включил вентилятор, но тот лишь гонял по салону горячий воздух.
        - Сгоняю за мороженым, - предложил Дергунов, но Семендяев припечатал: «Сидеть».
        Брал власть в свои руки. А что - он генерал, остальные пешки.
        - Выходит, Гриневский знал, что мы приедем, - вздохнув, сказал Дергунов. - Потустороннее существо, дери его за ногу.
        - Ну да, - поддакнул Черемушкин. - Шнобель, лысина, чесноку настрогал, этого за пару секунд не сделаешь. Но зачем открыл? Чтобы его Клик на промокашку взял? Сам себе создал проблему. Или он про Клика ничего не знает?
        - Ты, Вася, положим, тоже не знал, на что способен Клик, - заметил Семендяев. - Жалел ведь, что не взял у Мортимера сканер? Жалел.
        - Сдается мне, что Гриневский - геймер, - сказал Черемушкин. - Любит рисковать, ходить по лезвию. Кстати, до сих пор не знаю, чем он заинтересовал ФСБ, а заодно и Хронопоиск. Сергей Сергеевич, не поделитесь?
        Семендяев, который сидел, выставив локоть в окно, побарабанил толстыми пальцами по двери. Чувствовалось - напрягся в поисках достойного ответа, чтобы и отбрить, и чтоб было в рамках.
        - Секретный материальчик-то, - буркнул он.
        - Я разрешаю, - сказал Черемушкин, сверля глазами его толстый, поросший реденькими седыми волосками загривок.
        Загривок начал багроветь.
        Дергунов пихнул Черемушкина локтем, кивнул на Семендяева - проняло, мол.
        - Хорошо, - произнес Семендяев. - А ты, Лёшка, не подтыривай, думаешь - я не вижу? Дело, ребятки, старинное, ещё наши деды заинтересовались Валетом…
        Первый раз Валет засветился в марте 1906 года, когда около пяти вечера в составе группы налетчиков ограбил Московское Общество взаимного кредита. Банк этот находился в центре Москвы, на Ильинке. Налетчики были молоды, прекрасно одеты, вооружены маузерами, браунингами и бомбами. Похищено было 875 тысяч рублей, по тем временам сумма огромная. Мазурикам удалось скрыться, но уже через пару недель некто Александр Беленцов, выкушав в вагоне-ресторане поезда Вена-Цюрих две бутылки коньяка, потерял человеческий облик и начал крушить всё подряд. Естественно, был повязан. В Цюрихе ему промыли желудок и вставили клизму, а попутно проверили багаж. Нашли 37 тысяч рублей, о чем немедленно известили цюрихскую полицию. В итоге Беленцов выдал всех бандюг с потрохами, в том числе и Валета.
        Почему об этом инциденте так подробно? Да потому что именно после данного случая Валет понял, что с русскими экстремистами, экспроприаторами, революционерами и прочей шпаной связываться не стоит. Откуда известно? Оставил записку для сыщиков на квартире в Марьиной Роще, в которой извинялся за беспокойство и собственное неразумение, не с теми, мол, связался. К записке иголкой была пришпилена карта «бубновый валет». Карта была пластиковая, таких тогда ещё не делали. Уже это удивило и насторожило опытных сыщиков. Кроме этого на съемной квартире были найдены использованная батарейка для электронных часов и десятикопеечная монета 2010 года выпуска, а это уже, сами понимаете, ни в какие ворота.
        Вот тогда и появилась первая запись о Валете в секретном реестре.
        Записи множились скудно, и всегда совпадали с какой-нибудь крупной аферой. В частности, он был замешан в хлопковом деле 70-80-х годов прошлого века. Более 4 тысяч человек, в том числе зять Брежнева Юрий Чурбанов, благополучно сели, а Валет, изрядно подломивший советскую казну, исчез. И ведь не просто исчез, а исчез из наглухо обложенной квартиры, из которой бы и мышь не выскочила, опять же оставив карту с бубновым валетом и незначительную мелочь: 3D очки с треснувшим стеклом.
        Определен его существенный вклад в дело Перестройки, которая была инициирована с единственной целью - создать хозяев над ничейными народными богатствами, но без революции, экспроприации и экстремизма. Везде, в любом деле должен быть хозяин, иначе труба.
        Здесь Валет под уголовный кодекс не попал, просто к реестру были приобщена очередная игральная карта, пришпиленная к хранящемуся в архиве черновику Беловежского соглашения 1991 года и обнаруженная совершенно случайно. К карте была приклеена почтовая марка выпуска 2015 года. Он, наверное, издевался.
        Ну и так далее, в том числе отеческая опека Валета над создателями финансовых пирамид. В последнее время Валет от денежных афер отошел, нахватался по самое горло, сравнявшись по богатству с арабскими шейхами вместе взятыми.
        А ФСБ им интересуется ещё и потому, что он зело борзо спонсирует международных террористов.
        Глава 25. В ловушку его
        - Но ведь не это главное, - сказал Черемушкин. - Вы, Сергей Сергеевич, всё свели к стяжанию, но ведь есть и метафизическая, глубинная сторона дела.
        - Разумеется, есть, - согласился Семендяев. - Валет страшно умен, невероятно обаятелен (Черемушкин усмехнулся, вспомнив ядовитые комментарии Клика), осторожен и неуловим. В нем скрыта энергия космического масштаба, которой у обычного человека быть не должно. Это не мои слова, это зафиксировано спецаппаратурой и просчитано на суперкомпьютере «Ломоносов». Сразу после появления Объекта Валета в него втянуло, как в воронку.
        - Простите, а сколько ж ему лет, если в 1906-м он был юношей? - спросил Дергунов, на что все дружно сказали: «Ну ты, Лёшка, даешь, ну ты издеваешься, сам, что ли, не можешь посчитать?»
        В этот момент запиликал Клик, показав, что Гриневский появился в квартире номер 9…
        Дверь открывалась наружу, с петель никак не снималась, и Разумович вышиб её вместе с косяком. По квартире, не имея возможности скрыться в заблокированном подпространстве, метался Гриневский. Лицо его было искажено, так что об обаянии говорить не приходится, но всё равно ста лет ему не было. Это уж точно. Лет тридцать, тридцать пять.
        Он носился всё быстрее и быстрее, поймать его было невозможно. Разумович встал в дверях, как на воротах, и заправски отбивал летящего на него Гриневского.
        Окна, как у всякого конспиратора, были зашторены, Гриневский метнулся к балкону, но запутался в шторах, Семендяев навалился на него пузом, а тут и остальные подоспели. Но всё равно было не удержать, скользок был, вёрток.
        - В ловушку его, - отчетливо подсказал невидимый Мортимер.
        На пол возле возящейся кучи, звякнув, шлёпнулся вместительный мешок, собранный из металлических колец, и туда вместе со шторой общими усилиями запихали Гриневского. Разумович ловко затянул горловину болтающимся сбоку капроновым шнуром. Гриневский затих.
        Мешок с Валетом оказался удивительно легким - килограммов 5, не больше, но если Валет начинал буянить, то становился настолько тяжел, что выскальзывал из рук. Первым это ощутил Черемушкин, выронив ценный груз на тротуар рядом с «Окой». Нечуткий Разумович врезал по мешку правым ботинком, а ботинки у него были ещё те, бесформенные давы с подковками. Гриневский аж взвыл и временно прекратил хулиганить.
        Второй и последний раз Гриневский схулиганил уже на Серафимовича, в подъезде, но здоровенный Разумович, который нес мешок, его не выпустил, а шмякнул о стену. Тотчас возник призрачный Мортимер, погрозил Разумовичу кулаком и прошипел что-то. Разумович побледнел, торопливо закивал, перекинул мешок за спину и только хмурился, когда Валет начинал буянить.
        За время отсутствия Черемушкина Небирос «навёл» в квартире порядок. Колбаса ему активно не понравилась, куски её валялись повсюду, а поскольку колбасы было много, то и кусков было порядочно. Три, а то и четыре книги были разодраны в клочья вместе с картонной обложкой. Книги ему тоже пришлись не по вкусу. Дергунов уже знал нового постояльца, и только выразительно посмотрел на несчастного Василия. А Семендяев молчать не стал. Он впервые был в гостях у Черемушкина, и квартира ему очень приглянулась, поэтому он грозно посмотрел на незнакомца-красавчика и сказал:
        - Ты, Василий Артемьевич, лучше б со мной квартирой поменялся, я бы этого охламона в три шеи, в три шеи. Жаль, ЛТП сейчас нет, я бы его, мерзавца, на полгода упек. А лучше в мордовские лагеря пожизненно.
        К счастью, Небирос не обратил на Семендяева никакого внимания, так как заприметил в коридоре металлический мешок. Сел рядом на полу, принялся мурлыкать, ласково поглаживая ловушку, Валет счастливо захихикал изнутри. Небирос взялся было за капроновый шнур развязать, но тот не поддавался, выскальзывал из пальцев, никак не схватишь.
        Тем временем прикатил Саврасов на своем лимузине, Мортимер не хотел ждать. На дорожку Небироса напоили чаем, который в термосе привез Саврасов. Чай был до того душистый, что Семендяев попросил налить чашечку, но Саврасов скупердяйски сказал, что самим мало. И правильно сделал, так как Небирос спустя минуту уснул мертвецким сном.
        Сопровождать Валета и Небироса взялись Черемушкин и Дергунов, Семендяев же с Разумовичем укатили в свой Тамбов…
        Первым делом Мортимер похвалил их с блестящей победой, хотя сама финальная фаза никакой сложности не представляла, всю работу, по сути, проделал сам Мортимер. Но всё равно было приятно. Всегда приятно получить орден, не пошевелив пальцем. Заморочек никаких, зато масса привилегий.
        Никакой тайны из окончательной доводки Небироса до суперсовершенного существа Мортимер не делал, тем более что с новым Небиросом Черемушкину и Дергунову предстояло работать вплотную.
        В знакомой уже нам лаборатории недвижимого Небироса раздели, положили на каталку и поместили в закрытый бокс, к которому была подведена узкая труба. Наружный конец трубы плавно переходил в приемный лоток, другой её конец, внутри, в боксе, заканчивался подобием хобота, который обхватил голову безмятежного Небироса.
        На лоток положили мешок с Валетом, снизу выехала прозрачная полукруглая крышка, крутанулась вокруг оси, изолировав лоток и заодно открыв мешок. Из мешка выскочил Валет, пометался по тесному пространству, не желая лезть в трубу, но уже через пару секунд неотвратимая сила схватила его и потащила в бокс, вытягивая в тонкую длинную колбасу. Валет пронзительно завизжал, затем резко прекратил.
        Дергунов передернул плечами, представив сколько сейчас в боксе кровищи. Нет уж, лучше быть подальше от этих научных экспериментов.
        С минуту в боксе аппетитно чавкало и придыхало, затем бокс открылся, и на каталке выехал Небирос с сияющими глазами. Между прочим, никакой грязи не было, внутри бокса было стерильно чисто. Валет-Гриневский без остатка слился с Небиросом.
        - В палату, - приказал Мортимер (Небироса увезли) и посмотрел на Черемушкина, в глазах которого читалось любопытство. - Ну, спрашивай, минута-другая есть.
        - Надеюсь, он будет лучше прежнего? - сказал Черемушкин.
        - Несомненно, - ответил Мортимер. Губы его тронула легкая улыбка и тут же исчезла. - Жить он будет отдельно, спасибо тебе, дружок, за терпение. У него будет другой, э-э, помощник. Ты его знаешь.
        - Кто?
        - Увидишь.
        - Кто же в итоге получился? - спросил Черемушкин.
        Дергунов покивал: да-да, кто же получился из такого странного набора?
        - То, что вы назвали активатором, это своего рода модификатор, - велеречиво ответил Мортимер. - Может увеличить человека, гнома, собаку, того же клопа, а может уменьшить. Делает скелет стальным. Превращает живое существо в киборга, умеет клонировать. Сердюк сделал себя огромным, Коробченко и собаку злобными киборгами, а что толку? Всё надо делать умеючи… Бриллиант - это древняя матрица, хранитель информации о Могущественном Колоссе - повелителе Титанов. Наконец, череп с золотым венцом - это всё, что осталось от прекрасной Лилит… Но у нас, к счастью, имеется уникальное оборудование, способное соединить эти артефакты, бережно сохранив исходные предпосылки, нарастить мясо, создать исключительное существо.
        - К которому ультиматоны неприменимы, - подхватил Черемушкин. - А ультиматоны - это основа. Я прав?
        - У тебя хорошая память, Василий, - сказал Мортимер. - И вот тут на помощь приходит Валет, который внес человеческую преамбулу в созданного нами Небироса. Валет - наездник, водитель Небироса, он владеет всей информацией, он мозг. После обработки ультиматонами Небирос обретет вечность, сумеет проходить сквозь стены, преодолевать межзвездное пространство. Потребность в еде минимальна - питается космической энергией, тяга к роскоши отсутствует, работоспособность огромная, возможности неограниченные. Вот оно - будущее человечества, а не жалкие банкиры или олигархи, у которых в голове жирные прожорливые тараканы. Жадность не есть основа прогресса.
        «Странно слышать это от вас, господин хороший», - подумал Черемушкин, но вслух ничего не сказал.
        Глава 26. Школьный товарищ
        Этим же вечером, точнее в 18.10, рядом со своим домом Черемушкин нос к носу столкнулся со школьным приятелем Денисом Антиповым. Дружили до девятого класса, потом Антиповы переехали в Москву, и на этом все связи были утеряны.
        Естественно Черемушкин Дениса не узнал, а тот узнал сразу и негромко произнес: «Ну, здорово, Василий». Первое, что захотелось сделать - это сказать: «Извини, друг, был рад встрече, но…», - ну и так далее, то есть отбрехаться, однако Антипов грустно посмотрел на него и заметил:
        - Разумеется, никто не обязывает, да и что старое ворошить. Только на кой ляд ты со всем этим связался?
        Был он худ, бледен, говорил тихо. Раньше, помнится, был побоевитее. Куда, спрашивается, пропал тот Антипов - пусть невысокий, но крепенький, жизнерадостный брюнет с хорошим чувством юмора, поставившим, помнится, такой спектакль, на котором все ржали, как помешанные?
        - С чем, извини, связался? - вздохнул Черемушкин.
        - От тебя, брат, серой несет. Кстати, имя Небирос тебе ни о чем не говорит?
        Черемушкин похлопал глазами, хоть стой, хоть падай.
        Через пятнадцать минут они сидели за столом в Черемушкинской гостиной, Василий откупоривал бутылку французского коньяка, а Антипов резал лимон. Ветчина, соленая форель и свежие огурчики уже были порезаны и ждали своей минуты…
        Коньяк пошёл Денису на пользу, он оживился, щечки подрумянились, голос окреп.
        Разговор был неспешный, предполагающий долгий приятный вечер, когда собеседники вволю кушают, в меру пьют, пикируются на равных, хотя Черемушкин не стал выпячивать своё положение и уж тем более выспрашивать, каких высот достиг Антипов. Уже заканчивалась вторая бутылка коньяка, который оказался великолепным. И вдруг, в какой-то непостижимый момент Черемушкин понял - о равенстве и речи быть не может. Вот так вот взяло и накатило, огорошило голой правдой.
        Денис был очень взрослый. Странное дело, вроде вместе сидели за одной партой, вместе валяли дурака, ни в чем друг другу не уступая, и неизвестно ещё, кто был шалопаем больше. Но сейчас, за столом, Черемушкин категорически осознал, что он, Васька, так шалопаем и остался, а Денис сделался крепким, надежным, умным мужиком. Уж он-то, Денис, в такую ситуацию, как Василий, никогда бы не вляпался. Зависеть черт знает от кого, говорил Денис, разменивать душу, которая плачет от безысходности, от невозможности что-то изменить. Рогатые только и ждут, чтобы зацепить ядовитым когтем, а уж коли зацепят - всё, крышка. В этом мире лучше жить незаметно, не высовываясь, не нарываясь. Оно, конечно, демон поможет, квартиру подкинет в центре Москвы, должность подсунет такую, что все перед тобою будут шапку ломать, перспективы откроет просто вселенские, живи - не хочу.
        «Что-то я расклеился», - подумал Черемушкин, жалея себя, потому что всё сходилось: и квартира, и должность, и перспективы, - но тут из-за телевизора за спиной Дениса появился призрачный торс Мортимера. Мортимер погрозил Черемушкину пальцем, а Антипов, покосившись через плечо, будто все видел, сказал:
        - Думаешь, Объект появился вот так вот запросто? Ошибка ученых из ЦЕРНа? Нет, батенька, тонкий расчет. Сейчас самое время: Бога люди не боятся, боятся налоговую инспекцию, стариков не слушают, от них одна обуза, умных опустили ниже плинтуса, чтобы не высовывались. Кого слушать? Так что самое время брать власть.
        - Ты это про кого, старик? - Черемушкин налил ещё по стопке, тупо соображая, откуда Антипов узнал про Объект. Вот уж воистину умный.
        - Знаешь, кто такой Небирос? - внезапно спросил Антипов. - Фельдмаршал армии ада.
        Он посмотрел на часы и вдруг спохватился.
        - Извини, дружище, мне пора. Вот моя визитка - звони при случае, всегда рад тебя услышать.
        - Постой, постой, а нынешних правителей куда? - забеспокоился Черемушкин, вставая вместе с ним. - Хуже не будет?
        Мелькала ещё одна мысль, щекочущая, беспокойненькая. Эх, тормоза вы мои, тормоза. Ах, да - Небирос…. Но откуда?
        На пороге Антипов обернулся, улыбнулся белозубо, пожал Василию руку и захлопнул за собой дверь.
        - Постой, постой, - забормотал Черемушкин, борясь с замком. - Нет, друг, так не пойдёт, ты мне всё объяснишь.
        Открыл-таки дверь, но лифт с Антиповым уже ехал вниз…
        Ночью он пару раз просыпался в холодном поту - снилось, что он проболтался насчёт Объекта и окружающих его тайн, потом долго лежал с колотящимся сердцем, не понимая, откуда Денис всё это узнал.
        На следующий день, явившись в десять утра (раньше не смог) на работу, Черемушкин набрал номер, указанный в Антиповской визитке. Ответил женский голос. Черемушкин попросил к телефону Дениса, женщина сухо осведомилась, кто звонит. Черемушкин назвался. Женщина, это была мама Дениса, помолчала, потом неуверенно спросила: «Вася?» Черемушкин понял, что что-то не то, а Антипова, вздохнув, сказала:
        - Васенька, а Дениса нет. Вот уж два года как нет. Автокатастрофа. А ты разве не знал?..
        Вот теперь всё встало на свои места. Проклятый дом с чудовищной славой, узилище насилия, портал в потусторонний мир. Недаром Денис обретался рядом с домом, так правдивее, будто случайная встреча, и в то же время безопасно, можно всегда уйти в свое запределье. Сразу в квартире не появился, значит что-то мешало.
        Ну и что? Теперь, когда известно, что Денис - призрак, что-то поменялось? Встреча с призраком тот же сон, можно верить, можно не верить.
        И тем не менее, вечер этот запал в душу, застрял в каких-то неведомых глубинах, крепко отпечатался в подсознании, ведь всё произошло на самом деле. Может, в этом соль?
        Денис ведь не сам пришёл, он не один, его послали, чтобы предупредить. О чем? Наверное, о том, что на земле появился фельдмаршал армии ада. Не тот, который обитает в преисподней, а его материальное воплощение. Ну и что? Какая разница, ведь Небирос из ада не менее могуществен, чем его земной двойник. Единственное отличие двойника - всегда пребывает в телесной оболочке. Да. И имеет душу, и может размножаться, и может возглавить какой-нибудь механический цех или оборонный завод, или государство. Запросто.
        «И что с того? - сказал сам себе Черемушки. - Денис, зачем ты приходил? Мне отступать некуда. На этом точка…»
        Едва он это себе сказал, зазвонил телефон, и Семендяев горячо зашептал в трубку, аж уху жарко стало:
        - Слышь, Василий Артемьевич, ты сам виноват. Зачем отдал мне Клика? Он же твой. Он, стало быть, твой, а по вые получаю я. Так и скажешь боссу, что всучил мне добровольно, понял? К тебе едет Разумович с информатором.
        - Не, ну вы, Сергей Сергеевич, - начал было Черемушкин, но Семендяев цыкнул: «Не возражай», - и повесил трубку.
        Разумович не замедлил себя ждать. Пришлось передать все текущие дела Дергунову и спуститься к машине.
        - Саврасов занят, поэтому не обессудьте, ехать будем дольше, - сказал Разумович. - Возьмите.
        И протянув Черемушкину Клика, нажал педаль газа…
        - Дать бы тебе по шее, - сказал Мортимер, взяв у Черемушкина информатор. - Тут такое заварилось. Клик-то запрограммирован на тебя, а ты его в качестве доносчика подсовываешь генералу.
        - Это генерал накапал? - спросил Черемушкин.
        - Я и без него знаю, - ответил Мортимер.
        - Есть основания не доверять Семендяеву, - твердо сказал Черемушкин. - Уж больно себе на уме.
        - То же самое он говорит про тебя, - заметил Мортимер. - Что за фрукт был у тебя вчера в гостях?
        - Школьный товарищ.
        - Ты больно-то с мертвяками не цацкайся, - предупредил Мортимер. - Ещё неизвестно, что у них на уме… Короче, прибыла делегация демиургов. И я подозреваю, что вызвал их безнадзорный Клик.
        - Как так безнадзорный? - возразил Черемушкин, мигом вспотев, ибо уже понял, что виноват. - Он был у Семендяева.
        - Клик поднадзорен только тебе, прежде чем передать сообщение, он обязан испросить у тебя, Василий, разрешения. Так он запрограммирован. А поскольку тебя рядом нет и до тебя из Тамбова не доорешься, он ввел некое временное ограничение на получение ответа, то есть обманул программу, и когда время вышло, спокойненько вышел в эфир. Это же демиург. Не было бы этой дыры в законе, он бы нашел другую.
        - Придется Клика вернуть, - шмыгнув носом, сказал Черемушкин.
        - Придется перехитрить демиургов, - возразил Мортимер. - Посмотрим, как пойдут переговоры. Ты бы на них полюбовался, кипят, как чайники. Возмущены, что мы время тянем. Понимаешь свою вину? То-то же. Будешь присутствовать, только молчи. Говорить будем мы с Небиросом. Спрашивается, на кой ляд ты там нужен? Обучайся, тебе работать с Небиросом и Берцем, у меня своих дел полно.
        «Стало быть, с Берцем, - подумал Черемушкин. - Мир тесен. Вот он - новый помощник Небироса».
        Глава 27. Миротворцы
        Демиурги прибыли на своем крейсере в космопорт Стеклянное море и теперь ждали в гостинице, в комнате переговоров.
        Мортимер, Небирос и Черемушкин переоделись в серую официальную униформу, облегающую и без карманов. Черемушкин придирчиво осмотрел себя в зеркало. Ножки сразу сделались тощие и кривые, обхохочешься. А так униформа была на удивление комфортная…
        Комната переговоров была размером с футбольное поле, но с помощью передвижных ширм делилась на ряд комнат со столами и стульями. Предполагалось, наверное, что должны обсуждаться несекретные вопросы, вот тут было не продумано.
        Все расселись вокруг большого продолговатого стола.
        Демиургов было семеро и они были неразличимы, как китайцы. Длинные, тощие, с синей кожей, большими коричневыми глазами и приклеенными к лобастому черепу черными волосами. Все в одинаковых, то и дело меняющих цвет комбинезонах и, кстати, кривоногие, так что Черемушкин им приглянулся больше двух других землян.
        - Скажите, голубчик, - обратился к нему главный демиург, у которого в отличие от остальных над крутым лбом вился хохолок. - Вы присутствовали при встрече с (тут он без запинки произнес сочетание из двадцати букв и трехзначной цифры)?
        Черемушкин посмотрел на него с удивлением.
        - Ограничимся цифрами, - сказал главный демиург. - С 756-м?
        - С Кликом, - подсказал Мортимер. - Молчи.
        Черемушкин кивнул.
        - Он у вас немой? - удивился главный демиург. - Какой от него толк?
        - Он не понимает вашего языка, - соврал Мортимер. - Но телефон принадлежит именно ему.
        - Какой телефон? - прощебетал кто-то из демиургов.
        У него получилось «тирефон», и этим немедленно воспользовался Мортимер.
        - Я думаю, вся загвоздка, все недоразумения от неправильно услышанного и неточно понятого, - сказал он. - Вы уверены, что мы обозначили краевые моменты, поставили точные задачи, договорились об единообразной трактовке и формулировке? Вот вы назвали Клика сложно запоминаемым сочетанием букв и цифр. Почему? Зачем такие сложности?
        Естественно, он сместил акценты, ушёл от главного, но главный демиург, стреляный воробей, не стал раздувать этот мыльный пузырь, а, желчно усмехнувшись, объяснил, что это сочетание несёт в себе полную информацию о генотипе индивидуума, так что принято в начале встречи называться полным именем (вдруг метеорит по темечку?), а потом переходить на произвольное сокращение.
        - Ах, как интересно, - дружно прочирикали Мортимер с Небиросом, и тут терпение у демиургов лопнуло.
        - Что вы всё вокруг да около? - возмущенно заявил главный демиург. - Мы получили от 756-го сигнал «SOS» с указанием координат вашей материальной столицы. Но выходить на материальный уровень мы не имеем права, поэтому воспользовались промежуточным космопортом. Итак, где 756-й?
        - Как «SOS»? Какой «SOS»? Почему «SOS»? - всполошился Мортимер. - Не может быть, он же благополучно улетел.
        - Как, он всё-таки улетел? - с издёвкой произнёс главный демиург. - Что ж вы сразу не сказали. Мы бы и не потащились в такую даль. Но если он благополучно улетел, то почему не оповестил нас об этом? Это, извините, стандартная процедура. Нет, вместо этого он посылает сигнал о помощи.
        - Сигнал, сигнал, - забормотал Мортимер, делая вид, что лихорадочно думает, и вдруг расцвел. - Я полагаю, всё дело в телефоне. В память о дорогом госте номер 756 мы занесли его образ в телефонный аппарат. Вот в этот, который мне любезно одолжил коллега Черемушкин.
        Вынув из кейса заблокированный информатор, он начал нести околесицу про то, что телефон - штука своенравная, способная на непредсказуемые действия. Этот вот, например, самопроизвольно рассылает эсэмэски в Америку племяннице Черемушкина. Эсэмэски, разумеется, не доходят, но факт имеет место. Где гарантия, что запечатлённый в аппарат цифровой образ 756-го не начал самопроизвольно связываться с различными адресатами. Нет гарантии. Но почему на такое почтительное расстояние - непонятно. Может, есть какое-то гиперпространство, в котором все сигналы усиливаются и убыстряются? И, кстати, почему вдруг сигнал «SOS»?
        От этой ахинеи демиурги только глазами хлопали. Однако главного на такой мякине провести было трудно.
        - Не будем спорить о каком-то образе, втиснутом в телефон. Не надо гиперпространства. Сделаем проще, - сказал он. - Продемонстрируйте, как этот прибор передает сигнал «SOS» с позывными 756-го на расстоянии полуметра. Вот ваш прибор, вот приемник.
        Он положил перед собой на столе прозрачную коробочку с пульсирующим внутри сиреневым огоньком.
        Мортимер пробежал пальцами по клавишам заблокированного информатора - естественно, никакого эффекта.
        - Вот черт, - сказал Мортимер. - Аккумулятор сел.
        - Какой ещё аккумулятор? - удивился главный демиург, остальные настороженно молчали. - Вы имеете в виду аккумуляторы, которые в Системе давным-давно отменены? Мы видели у вас приемники ультиматонов. При чем здесь аккумулятор?
        - Видите ли, уважаемый 154-й, - сказал Мортимер. - Данный прибор - земная реалия, материальная. Это обычный земной телефон, с аккумулятором, который заряжается от сети. Я всего лишь схожу, подзаряжу, а вы тут пока пообщайтесь. Небирос, дорогой, предложи гостям что-нибудь выпить, заодно узнай, какой у комиссии статус. Да и комиссия ли это?
        С этими словами он вышел.
        - Ваше мнение? - спросил между тем главный демиург.
        - Блефуют, - ответил кто-то из демиургов.
        Сказано было другое, но догадаться было нетрудно.
        - Душно, не так ли? - не моргнув глазом, сказал Небирос, хотя в комнате было в меру прохладно. - Предлагаю освежиться. Есть шампанское из морозильника, пивко-с из подвала, соки. Кому что?
        - Что такое пивкос? - уточнил кто-то из демиургов.
        - О, пивкос - это национальный земной напиток, - радушно улыбаясь, ответил Небирос. - Очень вкусно. Здорово утоляет жажду. Многие предпочитают его воде.
        - Мне пивкос, - заявил главный демиург.
        - И мне, и мне…
        Небирос на удивление быстро принес пару ящиков холодного пива, которое немедленно понравилось демиургам, хотя пили они его впервые. У землян наоборот, поначалу пиво не нравится, потом от него не оторвешь. Что тут скажешь - инопланетяне.
        Демиурги были худые, то есть массу имели незначительную, и к ядреному пиву непривычные, хмель быстро ударил в голову. А поскольку пива было вдоволь и обладало оно необычайным вкусом, выпито его было много и ударило оно многократно.
        Небирос между тем разговорился с одним из демиургов попроще (с главным разговаривать не стал, тот и хмельной мог насторожиться) и выведал, что те вовсе не официальная комиссия, а миротворцы. 756-й тоже миротворец, то есть сам по себе, вольный стрелок. Стрелок стрелку должен помогать.
        Когда пришел Мортимер, гости были никакие. С собой Мортимер привел клона, весьма напоминающего Клика.
        Демиурги обрадованно зашумели, полезли целоваться, особенно к Черемушкину.
        - Прятался, оказывается, - перекрывая шум, объяснил Мортимер. - Познакомился с одной нашей девчушкой, та его и приютила. Сделал, понимаешь, вид, что улетает, а сам остался.
        - Это правда? - спросил главный демиург.
        - Ну, да, - прочирикал клон…
        Вскоре демиурги засобирались. Теперь они напоминали цыган, которые шумною толпою грузили в свой звездолет ящики пивкас.
        Естественно, главный демиург оповестил собратьев на Сириусе об успехе, минут через пять после старта корабль ушел в гиперпространство, не в то, о котором измышлял Мортимер, хотя прекрасно знал, что это такое, а в настоящее, а ещё через тридцать минут, уже на полпути к родному созвездию, звездолет их взорвался. И тут уже земляне были как бы ни при чем, не могло у них быть таких длинных рук.
        Черемушкин об этом узнал от самодовольно ухмыляющегося Небироса.
        Тот сказал так:
        - Копец миротворцам. Вовсе не обязательно рисковать здоровьем, когда можно начинить клона взрывчаткой.
        От этих слов Черемушкину стало муторно, почему-то вспомнился Денис.
        Между прочим, информационного Клика Мортимер оставил у себя. И этим же вечером одному ему известным способом внедрил его в Берца. Настоящего Клика он до поры, до времени оставил в запечатанном сосуде.
        Глава 28. Лера
        Небирос поселился в том же доме-монстре на Серафимовича, только в другом крыле, в пятикомнатной квартире. Мортимер рассудил, что коллегам лучше жить рядом.
        Естественно, Небирос посетил старое свое жилище у Черемушкина, но как ни пытался, не смог вспомнить своих метаний и безобразий, будто их не было. Забыл всё напрочь, потому что стал другим человеком.
        Потом они вместе с Черемушкиным сходили в гости к Дергунову, и Небирос невольно обокрал Лёшку, забрал к себе Трезора, который бурно ему обрадовался и сразу признал в нем хозяина. Вернее даже не забрал, а тот ушел сам. Попрощался с Лёшкой, облизал его лицо шершавым языком, повилял виновато хвостом и ушел.
        Следующим вечером, соблюдая закон гостеприимства, уже Небирос пригласил Черемушкина с Дергуновым на рюмку чая. В гостиной за огромным, уставленным яствами столом обнаружилась раздельно сидящая парочка, о которой Небирос забыл предупредить: невиданной красоты рыжеволосая девушка лет двадцати в облегающем зеленом платье, которую звали Лерой, и рослый, широкоплечий, скромно одетый мужчина с черной блестящей вьющейся шевелюрой, который заулыбался Черемушкину, как старому знакомому.
        - Хлой Марасович? - удивился Черемушкин, преследуемый мыслью, что он уже видел эту Леру. Но где?
        - Григорий Макарович, - поправил Берц и с такой силой стиснул ему ладонь, что у Черемушкина глаза на лоб полезли…
        За столом могли бы запросто уместиться человек двадцать, поэтому, памятуя о жарком вечере, все расселись вольготно, поодаль друг от друга. Минут через пятнадцать, насытившись, Черемушкин подсел к Берцу.
        - Григорий Макарович, говорите? - сказал он.
        Берц, который набил полон рот, покосился на него и что-то пробурчал.
        - Не помешаю? - уточнил Черемушкин.
        - Пждитпрглчу, - промычал Берц и сдавленно улыбнулся.
        - Да вы не торопитесь, - сказал Черемушкин. - Что было в той папке?
        Берц зажевал быстрее, мощно проглотил и неожиданно икнул.
        - Что в папке, что в папке, - проворчал он. - Специальная пыльца, метка. По запаху можно определить, какая это метка: черная или белая. Мне попалась белая.
        - Ну да, ну да, - задумчиво сказал Черемушкин. - А черная, стало быть, смертный приговор.
        - Это как водится, - согласился Берц и, внезапно повеселев, хлопнул Черемушкина по плечу. У того немедленно онемела рука.
        - Как жизнь, коллега? - радушно спросил Берц. - Не ожидал, что встретимся. Значит, теперь бок о бок? Поразительно! Замечательно! Дай я тебя задушу в объятиях.
        - Попозже, - сказал Черемушкин, выскальзывая у него между рук. - Мне ещё пожить охота.
        Тем временем Дергунов хохмил с Небиросом, оба ржали, как кони, им мелодично вторила красавица Лера.
        Нет, определенно эту Леру Черемушкин уже где-то видел…. Всплывала в памяти прекрасная Лилит, та самая, из саркофага, но как-то не хотелось себе в этом признаваться. Жуткое, неприятное совпадение.
        Лера задержала на нем взгляд, что-то припоминая, потом улыбнулась. Улыбнулась именно ему, остолопу.
        «Черт побери, - подумал он и скомандовал самому себе: - Не будь дураком. Вперед».
        Очевидно, не он один сказал себе такое, Дергунов тоже устремился к рыжеволосой красотке. Итак, справа от неё оказался Черемушкин, а слева Дергунов.
        - А скажите, пожалуйста, Лерочка, - первым произнес Дергунов. - Вы не в нашем доме живете? Что-то ваше лицо знакомо.
        - Нет, - улыбаясь, ответила Лера.
        - А где я вас мог видеть? - не унимался Дергунов.
        - В ГУМе, должно быть, тут рядом.
        - Вы работаете в ГУМе?
        - Не слушайте его, - сказал Черемушкин, видя, что Лёшка берет бразды правления в свои руки. - Он старый оперативник, живо вас расколет. А как только расколет, вы будете ему неинтересны.
        - Господин Черемушкин, я бы вас попросил не вмешиваться, - задрав подбородок, заявил Дергунов. - Да, я старый опытный оперативник, но вы ещё старше и ещё опытнее. То есть, вы настолько старше, что молодая девушка годится вам во внучки. Где это видано?
        - Покормите Трезора, молодой человек, это по вашей части, - тряхнув причёской, посоветовал ему Черемушкин. - А мы с Лерой уж как-нибудь разберёмся, кто из нас дедушка, а кто бабушка.
        Лера удивленно посмотрела на него.
        - Нет, я, конечно, не против, - кашлянув, сказал Небирос. - Но Лера пришла в гости ко мне, а не к вам. Это вас не настораживает?
        Черемушкин с Дергуновым переглянулись. В самом деле - что это вдруг нашло?
        - Ладно, ладно, шучу, - Небирос миролюбиво поднял ладони. - Дело вовсе не в этом. Василий Артемьевич, вы не могли бы поспособствовать, Лере нужна работа в вашем офисе. Я вас убедительно прошу.
        «Что это мы всё высоким штилем? - скучнея, подумал Черемушкин. - Двадцать первый век на дворе, вокруг мат-перемат, новые графья вперемежку с бомжами, разрыв в доходах сумасшедший, того и гляди крепостное право вернется».
        - Вот если бы Мортимер приказал, - тихо сказал он, понимая, что не прав, что не стоит переть против рожна, себе же дороже выйдет, и тут же услышал явственное: «Приказываю. Это ценный кадр».
        - Хорошо, - произнес Черемушкин. - Конечно, помогу.
        - Умничка, - сказал Небирос и подмигнул ему, как бы говоря: ну что, парень, тебе все карты в руки…
        Всё было чудесно, всё было прекрасно, Черемушкин сидел рядом с Лерой и угощал конфетами, а несчастный Лёшка, придавленный тяжелой рукой Берца, которую тот, дружески обняв Дергунова, положил ему на плечи, грустно смотрел по сторонам, избегая глядеть на расположившуюся напротив парочку. Порою Лера бросала на него томный взгляд, и Лёшке хотелось выть.
        - Однако, - спохватился Черемушкин, взглянув на часы. - Первый час, завтра рано вставать.
        Шепнул Лере: «Я вас провожу».
        - Я на машине, - ответила она.
        - Вот до неё и провожу, - сказал он.
        Во дворе было темно, тусклые фонари освещали подъезды да дорожку, где-то неподалеку орала и гукала молодежь.
        До машины оставалось метров десять, когда из кустов вынырнула темная бесформенная фигура и выстрелила Черемушкину в голову. Тот отпрянул, пуля ударила в левое плечо, рука тут же онемела. Выстрелить второй раз помешала метнувшаяся к незнакомцу Лера. Что она сделала, Черемушкин не разглядел, но фигура с утробным выдохом мешком осела на асфальт. От машины уже бежал, вот те раз, Ефим Борисович Разумович. Подбежав к незнакомцу, хватил по темечку чугунным кулаком. Что-то хрустнуло.
        - Полюбуйтесь, - сказал Разумович, отступая.
        Черемушкин вгляделся. Мешала надвинутая на уши шляпа. Снял её, но не сразу узнал в мордатом, перепачканном грязью бомже Нинель Эвальдовну Коробченко.
        - Моя вина, - пробормотал Разумович, взваливая безвольную тушу себе на плечи. - Не уследил.
        Поместив Коробченко в багажник черного Вольво, распахнул заднюю дверь перед Лерой.
        - Ваша? - полюбопытствовал Черемушкин.
        - Папина, - ответила Лера. - Ефим Борисович согласился сегодня быть моим водителем. Вы, кстати, знакомы?
        - Как видите, - промямлил Черемушкин, боясь притронуться к ноющему плечу. - По-моему, тут все друг с другом знакомы, - и обратился к Разумовичу: - Вы сбросите Коробченко с моста?
        - Не мешало бы, - ответил тот. - Но этим её не убьешь, а она охотится за вами, Василий Артемьевич. Лучше отвезу на Объект, оттуда не удерет. Кстати, стреляла она вот из этого.
        И протянул Черемушкину длинноствольный револьвер.
        Глава 29. Я тебе покажу уфолога, грамотей
        После полуночи рука разнылась не на шутку, Мортимер прислал Саврасова.
        В лаборатории два биоробота поместили раздетого по пояс Черемушкина на холодный, как лед, никелированный стол. Василий немедленно начал дрожать.
        - Стало быть, нашелся револьвер-то? - сказал Мортимер, подходя.
        Был он в белом халате, чепчике, с повязкой на лице, в руке держал устрашающего размера поблескивающий под софитами хирургический скальпель.
        - Резать будете? - проблеял Черемушкин.
        - Именно что резать, - сухо ответил Мортимер. - Чтоб неповадно было.
        - Тогда не тяните, - сказал Черемушкин, закрывая глаза. - А что неповадно-то?
        - С мертвяками втихаря общаться, - пояснил Мортимер, обрабатывая черную рану спиртом. - Бдительность терять. Только не говори мне, что ты эту Коробченко в темноте не разглядел.
        - Хоть бы усыпили, - шипя от боли, сквозь зубы процедил Черемушкин.
        - Ладно, ладно, не дрожи, - сказал Мортимер. - Сейчас всё уймется.
        И правда, пару секунд спустя боль утихла.
        - На твоем месте должен был быть Дергунов, - произнес Мортимер, отсекая скальпелем омертвевшую ткань. Делал он это споро, умело. - А оказался ты. Хитрая баба, вычислила, кто из вас главный, кто приказывал.
        - Мне от этого не легче, - отозвался Черемушкин.
        - Стреляла в голову, с двух шагов, - сказал Мортимер. - Не человек, киборг. Они не промахиваются.
        - Повезло? - предположил Черемушкин.
        - Да нет, - ответил Мортимер. - Кое-чему ты всё-таки в этой лаборатории нахватался. Той ночью, помнишь?
        - Не помню.
        - Ладно, всему своё время, - сказал Мортимер, вытаскивая пинцетом серую мятую пулю и разглядывая её. Фыркнул вдруг. - Ничего лучшего придумать не смогла, история повторяется. Левое плечо, отравленная пуля, тоже мне Каплан нашлась. Кстати, где револьвер?
        - Дома, - ответил Черемушкин.
        - Учти, что пули отравлены.
        - Чем? - немедленно спросил Черемушкин.
        - Рицином, как у Каплан. Это побочный продукт во время переработки клещёвины в касторовое масло. Вроде бы, заурядная операция, но следует учесть, что рицин намного токсичнее цианистого калия.
        - И что теперь делать? - спросил Черемушкин, которого вдруг бросило в холодный пот, затошнило, перед глазами поплыло и сделалось невыносимо муторно.
        - Жить будешь, - сказал Мортимер, опуская пулю в пластиковый пакет. - У тебя, брат, хороший иммунитет к яду. И не только к яду. Давай-ка теперь поработаем с раной, чтоб не зияла…
        Ночью рана не беспокоила, а к утру о вчерашнем покушении напоминал лишь маленький тонкий шрам…
        Лера вошла в кабинет Черемушкина ровно в два часа. Документы на неё были уже готовы, ей осталось только написать заявление о приеме на работу.
        Он смотрел на неё, склонившую красивую рыжую головку над листом бумаги, и думал: «Спросит - не спросит?».
        Расписавшись, она подняла на него огромные свои зеленые глазищи и жалобно сказала:
        - Бедненький… Посмотреть можно?
        Черемушкин задрал рукав, обнажив плечо, и героически напряг бицепс…
        Этой ночью Небирос с Берцем выкрали директора ОИЯИ академика Израэля. Выкрали из собственной спальни в Дубне, всего-то на пару часов, и сделали это так аккуратно, что никто из обитателей скромного особняка ничего не заметил.
        Спящего директора доставили в уже знакомую нам лабораторию Обители, где произвели нужную доработку, сделавшую его послушным воле Мортимера, а заодно наградившую отменным здоровьем. Затем отвезли обратно. Академику во время операции ничего не снилось.
        На первых порах его превращение выразилось в том, что, проснувшись, он мужественно и уверенно выполнил свой супружеский долг. Между прочим, ему недавно стукнуло шестьдесят восемь. Жена даже прослезилась - наконец-то, в кои-то веки.
        Но это, пожалуй, было первой и последней аномалией, в остальном же он ни капельки не изменился, разве что сделался более уверен в себе.
        Придя в свой кабинет, академик тут же вынул из сейфа папку с документами, касающимися Объекта в Цнинском лесу. Прежний академик, не превращенный, папки этой побаивался, видя в ней проявление антропологии, графоманства от науки, когда к науке примешивается оголтелый мистицизм. То, что Объект мог возникнуть в результате сбоя в работе ускорителя, он не отрицал, но и не подтверждал, то есть вопрос висел на худеньком волоске. Факты говорили об одном, а научный опыт совсем о другом. Что в этом случае необходимо сделать? Правильно, собрать комиссию, тщательно исследовать Объект, собрать воедино все доводы, все мнения и сделать определенные выводы. Но этого прежний академик не делал, потому что не мог перешагнуть через свои убеждения. Как говорил коллега Гинзбург: Бога нет - и точка, а значит и дьявола нет.
        Академик открыл папку и принялся читать, изредка отрываясь на телефонные звонки. Через полчаса (академик владел скорочтением) документы были изучены, после этого он связался с Директором ФСБ, с которым был на дружеской ноге. На дружеской-то на дружеской, однако это не гарантировало успеха - о, это был, пожалуй, самый важный момент. И тем не менее, всё сошло гладко - Директор дал добро, попросив включить в комиссию В.А.Черемушкина.
        Далее академик связался с Мусатовым, находящимся в данный момент в ЦЕРНе. Разговор был короткий, Мусатов согласился поработать в комиссии.
        Ещё пару часов академик обзванивал представителей науки и заинтересованных структур. Все удивлялись такой внезапности, но согласие давали, потому что самим было любопытно, ведь ФСБ наложило на Объект лапу и никого не пущало.
        Сегодня был четверг, оставалась пятница на согласование допуска и оформление пропусков на Объект. Члены комиссии должны были в воскресенье собраться в Москве в гостинице «Азия», что на Рязанском проспекте. В понедельник утром институтским микроавтобусом планировалось доехать до аэропорта Внуково, откуда самолёт МЧС в течение полутора часов доставлял их в Тамбов, ну и так далее. Черемушкин, судя по голосу молодой человек, сказал, что до Тамбова доберется сам и поможет с транспортом от Тамбовского аэропорта до Объекта. С ним, если, конечно, можно, будет генерал Семендяев, начальник Тамбовского отделения Комитета Хронопоиска, который с самого начала курирует Объект. Конечно можно, обрадовался академик, внося в список Семендяева.
        Всё складывалось как нельзя лучше, членов комиссии, включая академика, который её возглавлял, было десять человек…
        Но вот наступил понедельник. Комиссия прибыла в Тамбов к обеду, их на аэродроме уже ждали Черемушкин с Семендяевым на длинном розовом лимузине, вмещающем 11 пассажиров. За рулем, естественно, гордо восседал непроницаемый Саврасов в фуражке с лакированным козырьком. Кажущийся неповоротливым лимузин мигом домчал до главной гостиницы Тамбова, где уже были заказаны двухместные номера. Вкусно и недорого пообедав в гостиничном ресторане и отдохнув в номерах, члены комиссии вновь погрузились в розовый лимузин, и тот в мгновение ока доставил их к Объекту. Скорость у этого кургузого монстра была просто чудовищной.
        Ворота охранял квадратный дядя с АК-М, чисто выбритый и в черной курточке поверх маскировочной рубашки. Никакой вольности в одежде, наверное предупредили. Ворота, кстати, недавно покрасили серебряной краской, на траве остались белые брызги.
        Семендяев, не выходя из машины, махнул рукой, охранник ретиво отворил обе створки, и сразу стало видно - всё на Объекте изменилось. Узкая бетонка расширена, заасфальтирована, буйный неопрятный кустарник вырублен, вместо него по обе стороны дороги проложены тротуары, но самое главное - метрах в двухстах от ворот начинались двух-трехэтажные нарядные особнячки, которых раньше не было. А за ними стояли дома - зримые, не возникающие вдруг из воздуха. И люди по улице ходили, не тесно сплоченными толпами, а врозь, поодиночке, даже с детишками. А вот и первая машина, между прочим черная Ауди, которая выехала из переулка и помчалась вглубь города.
        - И куда теперь? - спросил академик.
        Черемушкин с Семендяевым переглянулись. В самом деле, куда?
        - Вы у нас уфолог, - повернулся академик к Семендяеву. - Неужели здесь ни разу не бывали? Что, совсем неинтересно?
        - Я член комиссии, знаете ли, - отозвался генерал. - План работы должен быть у вас. Хотите сказать, у вас нет никакого плана?
        Ауди уже развернулась и на всех порах мчалась обратно.
        - Нету-с, - ответил академик. - Мы, батенька, должны удостовериться, что данный объект не представляет угрозы. Или, наоборот, представляет. Чтобы не было кривотолков, ибо замалчивание, которое имеет место быть, хуже диверсии. Какой может быть план, если даже вам, главному уфологу области, неизвестно, кому подчиняется этот Объект. Кто здесь начальник, а? К кому обращаться? Кто от местной администрации будет подписывать акт?
        Генерал сидел красный, потный, злой, шумно сопел. Черемушкин понял, что сейчас Сергей Сергеич выдаст академику по первое число, и открыл было рот, чтобы разрядить обстановку, но Семендяев его опередил.
        - Уфолог, - проревел он. - Я тебе покажу уфолога, грамотей, ты у меня по струнке ходить будешь…
        Он вдруг осекся, замер с открытым ртом, как соляной столб.
        Глава 30. Комиссия
        В ту же секунду под визг тормозов рядом с лимузином, почти впритирку остановилась давешняя Ауди. Из Ауди вылез длинный, черный, как голенище, Мортимер, распахнул дверь лимузина и укоризненно сказал:
        - Сергей Сергеевич, мы же договорились - гостей не стращать. Тем более таких дорогих, родненьких, можно сказать.
        Застывший было Семендяев ожил, шумно с облегчением выдохнул и пробубнил:
        - Виноват, исправлюсь.
        - А вы кто будете? - полюбопытствовал академик, глядя на Мортимера.
        - Я от местной администрации, - скромно ответил Мортимер. - Едем, стало быть, в контору? Или как?
        - А покажите-ка нам, батенька, ваш Объект, - с воодушевлением произнес академик. - Очень, знаете ли, любопытно, что тут у вас происходит. Чем, так сказать, дышите. Не держите ли кукиш в кармане.
        - Тогда за мной, - провозгласил Мортимер…
        Они долго колесили по городу, который вдруг стал много больше, чем казался раньше. Этакий приличный городок с полусотней тысяч жителей, современными постройками, в которых здания о семнадцати этажей не казались монстрами, а церковь с высоченной колокольней не резала глаза. Здесь было всё: и магазины с зеркальными витринами, и забугорного вида банки, и зеленые скверы, и пара не маленьких рукотворных озер с гранитными берегами, и ажурные мостики, и брусчатые мостовые, и театры, и стеклянные фонари на площадях, и тьма кафешек, и книжные магазины, но главное - масса нарядного праздношатающегося народа, как в каком-нибудь намазанном медом Риме.
        Черемушкин решительно не узнавал старого кривобокого Объекта. Правда, он давненько тут не был, всё больше прямиком в лабораторию Мортимера либо на Стеклянное море.
        Между тем, черная Ауди медленно, но верно приближалась к Порталу.
        Как всякая промплощадка на любом особо важном объекте, Портал был отнесен от жилмассива на пару километров. Эта пара километров была занята густым непроходимым лесом, разделенным тесной просекой с узкой лентой бетонки. Едва они въехали в этот неприветливый лес, академик, которому в свое время доводилось бывать на закрытых объектах, удовлетворенно кивнул. В принципе, ничего особенного, типовой проект. Именно так и следует отразить в акте, что никакой мистики здесь нет, Объект построен по типовому проекту с соблюдением санитарных и радиационных норм и вполне пригоден для нормальной эксплуатации.
        - Ну, как? - обратился он к молчавшему, ни разу не подавшему голоса Мусатову. - Всё стандартно.
        - Вот это-то и странно, - не сразу отозвался худой очкастый Мусатов. - Вы видели на небе хоть облачко?
        - Нет, сегодня на редкость погожий день, - сказал академик.
        - Просто великолепный, - поддакнул Семендяев, налаживая связь с академиком.
        - Да, и город мне понравился, - подхватил академик, идя ему навстречу.
        - Вот, вот, и мне, - сказал Семендяев.
        - Я не об этом, - вздохнул Мусатов. - Всю неделю ни облачка, а из космоса Объекта не разглядеть - сплошная облачность. Надо было поначалу облететь на вертолете, снять на видео либо, если бы не вышло, сделать кроки. А так едешь, как в пустыне, и непонятно, куда едешь. Вот вы, Сергей Сергеевич, знаете, куда мы сейчас едем? Вы здесь раньше бывали?
        - Конкретно здесь не бывал, - ответил Семендяев.
        - У меня ощущение, что это не реальность, а сплошная видимость, сдвиг по фазе, параллакс, - продолжил Мусатов. - Убедите меня в обратном, очень прошу вас.
        Тут все разом заговорили, перебивая друг друга, и, очевидно, так громко галдели, что держащаяся в двадцати метрах впереди Ауди резко затормозила на обочине и в окно водителя высунулась черная физиономия Мортимера, который, собственно, машину и вёл. Лимузин тоже остановился.
        - Кстати. Каким это образом в администрацию нашего русского Объекта затесался негр? - сказал щеголеватый представитель Генштаба полковник Щипачев. - Очень подозрительно.
        - Господа, - зычно воззвал Мортимер. - Не так громко. Прибудем в контору, уверяю - у всех будет единое мнение.
        - Он прав, - сказал академик. - Поспокойнее, товарищи…
        Въезд на территорию Портала, так напугавший в своё время Черемушкина, теперь был совершенно иным. Не было этого диковатого перехода, похожего на падение с обрыва, Мортимер сгладил границу между соседними измерениями, ограждающую Портал от чужеродного вмешательства. Она, конечно же, существовала, но для постореннего глаза была незаметна. Другой вопрос, что попасть на территорию Портала можно было лишь в сопровождении ответственных лиц либо на спецтранспорте через червоточины в подпространстве…
        Сперва над верхушками деревьев появилась решетчатая антенна, потом блеснул под солнцем краешек застекленного здания, которое начало медленно и противоестественно вырастать над густым лесом. Тут же по обе стороны дороги появились новые зеркальные монстры, увенчанные антеннами, а через пару минут лес кончился, и они очутились в окружении высоченных поблескивающих зданий.
        Лимузин свернул к одному из них.
        Черемушкин здесь бывал, и не раз, и поэтому ухмыльнулся, услышав чьё-то восхищенное на выдохе: «Ух ты!».
        Грузовой лифт довез их до шестого этажа. Мортимер повел по коридору с застекленными дверями, сквозь которые видно было какое-то техническое оборудование. Черемушкин прекрасно знал - какое.
        - Да у вас тут, батенька, целый институт, - заметил академик, с любопытством оглядываясь. - Бывал я в администрациях, на контору что-то не похоже.
        - Нам сюда, - сказал Мортимер, открывая одну из дверей и пропуская вперед членов комиссии. - Вы правы, коллега, это институт. С прибытием.
        Закрыл дверь. Что-то зашипело (это был банальный усыпляющий газ), академик завертел головой, но уже через секунду потерял сознание. Его, падающего навзничь, подхватил подскочивший биоробот, отнес в соседнее помещение, положил на кровать.
        Сюда же перенесли Черемушкина и Семендяева. Остальных поместили на каталки и отвезли в лабораторию доработки…
        После незначительной доработки, которая скорее была благом, чем вредительством, у членов комиссии значительно прибавилось уникальных способностей, а заодно выработалось единое мнение об Объекте. Сами понимаете, весьма положительное. Ну и, естественно, расширился кругозор…
        Акт комиссии был краток, и констатировал, что существующий Объект специализируется на разработках в области молекулярных и атомарных исследований, в частности разрабатывает технологии для промышленного производства, строительства, медицины, космической техники и обороны (высокоточного оружия). Имеет высшую категорию секретности, является самостоятельным филиалом Дубнинского ОИЯИ и методически подчинен академику Израэлю.
        Объект обладает рядом преимуществ. Ничего не надо выдумывать, сносить и строить, всё уже готово, нет необходимости закупать дорогое импортное оборудование, всё есть, лучше импортного, рабочей силы обоего пола - скромной до безобразия, непьющей, умеющей жить почти бесплатно - с лихвой. Особенно привлекает мощная научная база, в создании которой принял непосредственное участие исполнительный директор Мортимер Олег Павлович. Обозначены все перспективные направления, но ученых не хватает, а значит, налицо свободные рабочие места…. И так далее, и тому подобное.
        Члены комиссии единодушно подписали акт, открывающий Объекту определенные перспективы в развитии и финансировании, а самое главное - ставящий точку на всех кривотолках и домыслах. С этого момента умозрительный Объект становился физической реальностью.
        Глава 31. Эктоплазма
        Обратный путь оказался много короче. В считанные минуты розовый кадиллак домчал комиссию от Объекта до Москвы, и это никого не удивило, ибо Мортимер воплотил в жизнь поруганную учеными теорию червячных дыр. Наука, господа, наука. Недаром Олег Павлович жевал свою булку с маслом, заслужил он эту булку.
        Приладив на крышу кадиллака мигалку, Саврасов развез по Москве членов комиссии. Первым делом академика с утвержденным актом - на Ленинский Проспект в новое здание Президиума РАН, прочих, кроме Семендяева и Мусатова, по домам, ибо в командировке им надлежало находиться по пятницу включительно. Мусатова Саврасов отвез к Козельскому на Большой Кисельный переулок, после Козельского учёный должен был поехать в гости к Черемушкину.
        Далее неугомонный Саврасов помчался с Семендяевым в Тамбов, Мусатов же, войдя в здание Управления, нос к носу столкнулся с выходящим Козельским. Вопрос с пропуском был автоматически решен.
        Несчастный Козельский, которому с утра не давал покоя ноющий под коронкой зуб и который направлялся в поликлинику на Малую Лубянку, провел Мусатова в свой кабинет, сел за стол и, вздохнув, сказал:
        - Рановато управились. Или облом?
        - Напротив, - Мусатов положил перед ним копию акта. - Всё прекрасно, вопрос закрыт.
        - Рад за вас, - кисло сказал Козельский. - А я-то здесь при чём?
        - Да-да, - Мусатов покивал. - Что ж, прошу извинить, что в прошлый раз потревожил… Вам что - и в самом деле неинтересно? Вы же в прошлый раз говорили: «Обо всех изменениях в ситуации вокруг Объекта сообщайте мне». Говорили?
        - Говорил, говорил.
        Тут несчастный зуб так дернул, что у Козельского слезы брызнули из глаз.
        - Да что же это такое? - вскричал он. - Сколько можно терпеть?
        Как на грех именно в этот момент в кабинет залетел крепко сбитый, лысоватый и нагловатый майор Заремба. Уже поддамши.
        - Вон, - выслуживаясь перед Козельским и ни в чем не разобравшись, заорал он на обескураженного Мусатова. - Сам выйдешь или помочь?
        Тут что-то случилось с деликатным Мусатовым, который в своей монотонной ученой жизни имел лишь одно-единственное насилие: разгонял на сумасшедшей скорости встречные пучки, и они вр-резались друг в друга. Даже таракана тапком на кухне не мог укокошить, а говорил ему тихонько: «Иди, иди отсюда, пока никто не пришел».
        Он, тощенький, хлипенький, сгреб за грудки крупного Зарембу и вышвырнул в приоткрытую дверь, чуть не снеся её с петель.
        Вылетев в коридор, Заремба крепко и больно впечатался в твердую стену, озверел от этого и ринулся обратно в кабинет Козельского. И наткнулся на чугунный кулак Мусатова, повергший его в нокаут.
        - Ну, Сергей, Анатольевич, вы даёте, - сказал обескураженный Козельский, забыв про зуб. - Заремба у нас каратист. Что будете делать, когда он очнется?
        - В самом деле, что? - Мусатов в задумчивости поскреб подбородок. - Ну, это ещё не скоро, а пока полечим-ка ваш зуб.
        Он, оказывается, теперь и это умел.
        Через час нагруженный пакетами Мусатов звонил в дверь Черемушкинской квартиры.
        Черемушкин открыл, незлобно поругал за расточительность: холодильник и так набит под завязку.
        Мусатов отнес продукты на кухню, похвалил за чистоту, ибо знал, что Василий не женат. Перекусить решили тут же, на кухне.
        Вдвоем они быстро и незаметно приготовили недурной обед: котлеты с тушеной капустой, салат из свежих помидоров и огурцов, щедрая нарезка из буженины, грудинки и копченой колбасы. В отдельной тарелке ломтики розовой форели. Что ещё? Да, да, соленые рыжики под сметаной, как же без них. На первое разогрели щи, переглянулись и выставили на стол запотевшую бутылку водки из бездонного холодильника.
        Обед был в самом разгаре, когда вдруг трижды тренькнул входной звонок.
        - Лера, поди, - бормотнул Черемушкин и пошёл открывать.
        На пороге стоял … Денис. Если не приглядываться, он был как все. Да если и приглядеться, был такой же. Интересно, как он это делает?
        - У меня гость, - тихо сказал Черемушкин.
        - Вот и славно, - ответил Денис. - Он-то мне и нужен.
        И, ловко обогнув Черемушкина, направился на кухню.
        - Я вас где-то видел, - сказал Денис Мусатову, садясь на свободный стул. - Вы не Сергей Мусатов?
        - Именно, - произнес Черемушкин, устраиваясь на своем месте. - А это Денис Антипов.
        Мусатов кивнул.
        - Наслышан, наслышан, как же, как же, - сказал Денис. - В Женеве, говорите, работаете?
        - Рядышком.
        - И там, рядышком, зафиксировали выброс?
        - Какой выброс? - Мусатов мельком посмотрел на Черемушкина и вновь опустил глаза.
        - Выброс зафиксировали под Женевой, а Объект появился под Тамбовом, - сказал Денис. - Не странно ли?
        - Загадками говорите, молодой человек, - Мусатов вздохнул и повернулся к Черемушкину. - Василий, друг мой, я только что от Козельского. Вопрос вроде бы решен, и вдруг появляется этот юный рьяный разведчик. От какого ведомства работает твой товарищ?
        - Не от какого, - ответил Черемушкин. - Денис погиб два года назад.
        - Для погибшего он неплохо выглядит, - усмехнулся Мусатов.
        - Этот ваш акт - сплошное бесовство, - сказал Денис, вставая. - Сами же себе подписали приговор. Всё будет меняться очень быстро, и глазом не успеете моргнуть. Вы, Сергей Анатольевич, скоро опомнитесь, да будет поздно. Ну, а тебя, Вася, уже крепко засосало.
        Сказав это, он направился к окну, распахнул правую створку. Воздух в раскрытом проёме задрожал, переливаясь мелкой рябью, сгустился, сделавшись белесым, непрозрачным, похожим на плотный грязноватый холст, потом вдруг этот холст с треском разорвался, и в комнату из окна ломающейся походкой тряпичной куклы вошла фигура без лица, без пальцев на руках, с хохолком из серой пакли на круглой голове, закутанная в длинный драный бардовый халат.
        - Пожалуй, это слишком, - произнес Мусатов, поднимаясь.
        - Нет, нет, - остановил его Денис и повернулся к Черемушкину. - Барсакельмес помнишь? Нельзя было трогать саркофаг, тем более то, что в нем лежало. Получи теперь эту эктоплазму, живи с ней, а меня уволь.
        Легко, играючи вспрыгнул на подоконник. Кукла повернула к нему голову, выдавила странный утробный звук.
        - Эй-эй, - встревожился Черемушкин. - Погоди. Мне не нужна эктоплазма. Ты же знаешь - из неё разовьется фантом, который обязательно материализуется. Что я скажу Лере?
        - Хочу предупредить: вашими стараниями очень-очень скоро Объект разовьется в замкнутую систему, - произнес Денис. - Сергей Анатольевич, вы учёный, объясните этому неучу, что такое замкнутая система.
        И вышел в окно. Эктоплазма завизжала, бросилась вслед за ним, с воем полетела вниз. Внизу во дворе возбужденно загалдели соседские бабки. Вечно они, эти бабки, тут как тут.
        Шмяк, будто спелый арбуз раскололся о землю.
        - Господи, - выглянув в окно, пробормотал Мусатов. - Грязищи-то.
        Внизу расплылась желтая пузырящаяся лужа, в которой медленно тонул драный халат.
        - Приплыли, - сказал Мусатов, закрывая окно.
        Глава 32. Отловить
        - М-да, - сказал Черемушкин, садясь за стол. - Водочки?
        - Не откажусь.
        - Так что такое замкнутая система?
        - Сперва, как советовал господин Ерофеев, нужно выпить-закусить, а уж потом разговоры разговаривать, - ответил Мусатов. - Будем.
        За стол он не сел, выпил стоя. Подошел к окну, открыл, выглянул вниз и присвистнул.
        - А лужи-то нет. И халата нет.
        - Странно, однако, - сказал Черемушкин, налегая на буженину и рыжики.
        - Жди фантома, - буднично произнес Мусатов и, зевнув, потянулся. - Спать охота.
        - После Объекта всегда спать охота, - сказал Черемушкин. - Особенно если это ядерный объект.
        - Бывал? - спросил Мусатов и вновь зевнул.
        - Было дело, - ответил Черемушкин. - Так что такое замкнутая система?
        Мусатов, скривив рот, почесал подбородок. «Это, наверное, у нас от обезьяны, - подумал Черемушкин, глядя на него. - То репу почешем, то за ухом. И обязательно рожу скривим. Прав был дедушка Дарвин, зря его чехвостят. А, кстати, чехвостить - это же от слова хвост. Таскают за хвост, что ли?»
        - Э-э, - сказал Мусатов, прохаживаясь вдоль окна. - Денис, наверное, имел в виду, что Объект превращается в изолированную систему. То есть, в систему, у которой взаимодействие с внешним миром отсутствует или скомпенсирована. Ну и что с того? Ну, изолируется, ни мы к ним, ни они к нам. Другой вопрос: почему это происходит? И можно ли верить Денису, который, извини, два года как труп. Кстати, ты не больно-то удивился его появлению. Он здесь не в первый раз?
        - Второй.
        - Да, об этом доме я наслышан, - сказал Мусатов, усаживаясь за стол. - Я бы на твоем месте поменял квартиру. Цены здесь заоблачные, можешь выбрать что угодно.
        Кто-то позвонил в дверь.
        Черемушкин посмотрел в глазок, убедился, что это не Денис и тем паче эктоплазма, потом открыл. Это был Небирос.
        - Привет, - сказал Черемушкин. - Я думал - Лера.
        - Лера скоро подъедет, - ответил Небирос, бесцеремонно проходя на кухню.
        Этот человек знал всё.
        А Небирос между тем уселся рядом с Мусатовым и весело произнес:
        - Так, значит, Объект превращается в изолированную систему? И в чем это выражается?.. Нет, нет, можете не говорить, я попробую пофантазировать. Сама по себе система, какой бы категории она ни была, превратиться в замкнутую не может, для этого нужна разумная воля. А теперь рассмотрим математически, какой должна быть эта воля, её сила и вектор направленности, учтем краевые факторы, факторы отторжения и притяжения, и прочее, и прочее.
        В руках у него появился планшет с матовым экраном, на котором он пальцем начал быстро-быстро выводить заумные формулы.
        Мусатов сначала смотрел на экран искоса, потом что-то его увлекло, и он подсказал шепотом, но Небирос тихо возразил: «Помилуйте, здесь теорема Гёделя неприменима», на что Мусатов сказал: «Именно здесь и применима», и они секунд пять молча пялились на планшет и сопели, потом Небирос сказал: «Ладно, пусть. Поехали дальше». И они поехали дальше, не обращая внимания на заскучавшего Черемушкина, для которого сухая математика всегда была филькиной грамотой.
        Вскоре грамотеи говорили оба сразу, перебивая друг друга, и шумно радовались общему успеху. В один из таких радостных моментов, где-то на десятой минуте бурного общения, Мусатов вгляделся в сосредоточенное лицо Небироса и сказал: «между прочим, Сергей». «Между прочим? Небирос, в смысле Николай», - ответил Небирос. Они шлепнули друг другу ладонь о ладонь и вновь затараторили.
        Минут через пять пришла Лера.
        - Пошли ко мне, - предложил Небирос, не отрываясь от планшета.
        - Далеко? - уточнил Мусатов.
        - Да тут рядом, - сказал Небирос. - Давай напрямик.
        И вошел в расступившуюся перед ним стену, граничившую с соседями. Мусатов, пожав плечами, последовал за ним.
        - А что за спешка? - спросил он, прежде чем исчезнуть.
        - Непонятно, что ли? - ответил Небирос, после чего стена сомкнулась…
        Вернемся чуть назад, когда эктоплазма врезалась в асфальт и разбилась всмятку, заставив бабок дружно ахнуть. Тут же на месте падения образовалась желтая лужа, которая вскипела, как сбегающее молоко, вздулась круглым пузырем, поглотившем драный бардовый халат, в мгновение ока съежилась в серый волосатый комок размером с теннисный мячик и, вихляясь, ушмыгнула куда-то в траву.
        Смышленые бабки быстро смикитили, что дело тут нечисто, и разбежались по своим квартирам. И ведь что интересно - ни одна из них об увиденном не проболталась ни словечком, что-то зловещее заставляло молчать, а к вечеру всё выветрилось из головы будто и не было…
        - Отловить, - сказал Мортимер Куратору. - Отходы производства не должны развиваться в личность.
        Разговор происходил в новенькой Резиденции Мортимера на берегу Стеклянного моря, связанной с техническими корпусами чистыми и удобными подземными переходами. Разумеется, сам Мортимер и его окружение в подобных переходах не нуждались, но нужно было придерживаться земных правил игры, мало ли кто из земных чиновников заявится на Объект. Резиденция имела два наземных и пять подземных этажей, располагалась в сосновом бору и смотрелась весьма скромно, что говорило в пользу Мортимера, чей доступ к земным сокровищам был беспределен.
        Итак, Мортимер приказал отловить эктоплазму, на что «Семендяев» ответил:
        - Есть. Не хватало нам ещё фантомов.
        - Это не просто фантом, - сказал Мортимер. - Это антипод Небиросу. Кто-то вредит, не будем говорить - кто. Короче, ты понимаешь.
        - Уничтожить на месте или доставить? - уточнил «Семендяев».
        - Когда я говорю «антипод», то подразумеваю под этим полную несовместимость вплоть до аннигиляции, - отозвался Мортимер. - Вот и думай.
        - Стало быть, уничтожить, - сказал «Семендяев». - С другой стороны - в хозяйстве бы пригодилось. Не так часто попадается свежевыпеченная эктоплазма. Стало быть, доставить.
        - Экий ты у нас хозяйственный, - одобрительно произнес Мортимер. - Всё в дом, всё в дом, надо - не надо. Коробченко до сих пор не при деле?
        - Под наркозом валяется. Буйная она, активная.
        - Ты вот что, - сказал Мортимер. - Надо бы убрать Сердюка. И того, который биомакет, и того, которого Семендяев подстрелил. Особенно последнего, чтобы ни крошки не осталось. Настораживает меня этот факт с эктоплазмой.
        - Думаете - есть связь?
        - Думаю - есть, - ответил Мортимер. - А теперь полюбопытствуем, о чем говорят Небирос с Мусатовым.
        Щелкнул пальцами, тотчас на противоположной стене возникло изображение одной из комнат в квартире Небироса, где, склонившись над журнальным столиком, сидели в креслах хозяин и его гость. На столике лежал исписанный мелкими каракулями планшет. Еще в одном кресле читал газету Гриша Берц.
        - Ну вот, пожалуйста, - сказал Небирос, оглянувшись и подмигнув Мортимеру.
        Мусатов машинально посмотрел в ту же сторону, но, естественно, ничего не увидел.
        - Всё достижимо, - продолжал Небирос. - Никакой фантастики, а всего лишь разумное приложение сил и энергии. Разумеется, нечеловеческой.
        - А ты говоришь - никакой фантастики, - усмехнулся Мусатов и, потянувшись, сладко зевнул. - Сплошная фантастика. Формулы, брат, одно, а жизнь - другое.
        - Всё правильно, - кивнул Небирос. - Однако же, Объект откуда-то взялся. По законам мироздания тут его быть не должно, а он - вот он. Больше того скажу.
        Он наклонился к Мусатову и интригующе прогнусавил:
        - Меня тоже быть не должно, но увы. Я, господин кандидат, порождение тех лиц, которые имеют волю и намерение сделать Объект замкнутой системой. И не только Объект. А теперь скажи-ка мне, Серега, какая польза либо, напротив, вред от замкнутой системы, и раз уж разговор будет долгий, то почему бы тебе, старик, не переночевать у нас?… Гриша, ты не против, чтобы Серега остался?
        - Верное решение, - отозвался Берц. - Имеет же Васька право на личную жизнь.
        Глава 33. Ядовитое болото
        Разбираться с Сердюками Куратор послал Небироса с Берцем, которые якобы входили в курс дела, а на самом деле слонялись по нарядной Москве, всю в золотой паутине бабьего лета (был уже конец августа), и сорили направо-налево фальшивыми долларами. То под бомонд работали, то под иностранцев, то под приезжих из Бижбуляка…
        Утром за Небиросом с Берцем заехал Саврасов на своем розовом лимузине. Мусатов задергался было уходить, но Небирос попросил остаться. В самом деле, куда уходить-то? Черемушкин мог быть не один, а так - жратвы полно, компьютер и телевизор - к полным услугам, вот ключ от квартиры, если приспичит прогуляться или, скажем, Трезора вывести…
        Быстрый лимузин живо домчал их до Невеля.
        Местный дедок сказал приезжим, что в музее Сердюка давно уже не было, с тех пор, как приезжал какой-то хлыщ из Москвы. Вместе с Сердюком пропала и Коробченко, которую даже мужики боялись - запросто могла дать в глаз. А кулачок тот ещё. Но было у них, у Сердюка с Коробченко, одно тайное место…. Тут дедок прищурился и посмотрел хитро-хитро.
        Небирос, ухмыльнувшись, дал ему пятитысячную купюру, между прочим настоящую. Дал не без умысла, так как прекрасно знал, что старикан не просто пропьет сегодня эти халявные деньги, но ещё и спровоцирует драку, в которую будет вовлечено десятка два невельцев-алкашей, а ещё сотня добропорядочных жителей наполучает фингалов, когда будет растаскивать свару.
        - Место это в лесу, пошли покажу, - сказал дедок, зажав в потной ладошке драгоценную купюру.
        - Я знаю - где, - ответил Небирос…
        Сердюк отсиживался в бункере, питаясь заранее припасенными консервами, чуял, что хлопец из Москвы был здесь неспроста, что кто-то ещё заявится.
        Когда Небирос с Берцем, невзирая на могучую гидравлику, играючи вскрыли люк, он встретил их выстрелом из гранатомета, чем предрешил свою участь. А ведь мог бы пригодиться на Объекте, «Семендяев» так сформулировал задание, что оставлял биомакету Сердюку шанс. Но, увы. От бункера вместе с его содержимым не осталось ни следа…
        Деревня Дютьково переживала не лучшие времена, а всё запах. Когда великана убили, свирепая Коробченко караулила тело, отгоняла любопытных и тех, кто предлагал похоронить. Караулила трое суток, потом исчезла. К тому времени здоровенный труп распух, оплыл, стал невыносимо смердеть. Хоронить его как-то уже не хотелось. Правда, один мужичок, которому долгая работа на свиноферме напрочь отшибла нюх, решился, взял лопату и начал копать рядом яму, чтобы, стало быть, перевалить туда вонючку, но после двух часов копания почувствовал себя плохо, вернулся домой, весь в зеленых струпьях, а ближе к вечеру помер. С тех пор прошел не один день, гиблое место обходили стороной. Как-то прилетел вертолет, с него останки щедро посыпали хлорной известью, после чего немедленно началась бурная реакция с бульканьем, шипением, чавканьем. Вот тогда засмердело не на шутку…
        - Вот черт, - сказал Небирос, остановившись в пяти метрах от черного клокочущего болота, над которым поднималось смрадное зеленоватое испарение и носились белесые тени. - И как же изволите это убрать?
        - Это и есть Сердюк? - уточнил Берц, зажимая нос.
        - Господа, не подходите так близко, - воззвал из лимузина вооруженный биноклем Саврасов.
        - Ну что? - сказал Небирос. - Подручными средствами здесь не обойдешься, а атомной бомбы у меня нет. Да и кто позволит атомной бомбой-то, когда всё налаживается. Доложим Мортимеру, что так, мол, и так…
        - Ахтунг, - завопил Саврасов, бдительно глядя в бинокль. - Опасность справа.
        В самом деле, справа, рассекая зеленоватое испарение, к ним стремительно мчался бешено крутящийся серый волосатый комок.
        Небирос выпустил в него голубую молнию, мимо, Берц бросился к лимузину. Ещё одна молния, почему-то вновь в молоко. Саврасов выскочил с плазменной пушкой, которая способна разнести гору, не то что какой-то самонаводящийся предмет. Выстрел, пронзительный свист, облако пара, съевшее шарик, а заодно и часть ядовитого болота.
        - Что, не нравится? - заорал Саврасов, всаживая и всаживая мощные заряды в растущее облако.
        Дальнейшее заняло доли секунды.
        Волосатый комок вылетел из облака и оказался неожиданно близко к Небиросу. На его пути выросла вдруг бесформенная фигура с огромным ртом. Рот этот, чмокнув, схавал заметавшийся шарик, и на этом всё.
        Ещё секунда, и фигура превратилась в Куратора.
        «Семендяев» был в желтом клеенчатом фартуке до пят, в резиновых перчатках, будто только что из операционной. На шее у него висел черный кожаный мешок, в котором дергалось и бесновалось пойманное существо.
        - Что это? - брезгливо спросил Небирос.
        - Разберемся, - ответил «Семендяев». - Всё, валим отсюда.
        - Приказано было убрать, - напомнил Небирос, следуя за «Семендяевым» к лимузину. - Нельзя это так оставлять, это безобразно, это негигиенично.
        - Да, пованивает, - согласился «Семендяев», усевшись рядом с Саврасовым и коротко бросив: - На Объект.
        Какое-то время ехали молча, потом «Семендяев» сказал:
        - С болотом не всё так просто. И эктоплазма - никакая не эктоплазма. Извини, что использовал, как живца.
        - Меня? - уточнил Небирос.
        - Тебя, тебя. Ты нам ещё пригодишься. Можешь не благодарить.
        - Что, так серьезно? - спросил Небирос.
        - Аннигиляция всегда серьезно…
        Домой Небирос с Берцем вернулись только вечером.
        Мусатов честно караулил квартиру. Трезор был выгулян, накормлен и никуда не пускал нового друга, требовал, чтобы тот почесывал его бамбуковой палочкой, то бок подставит, то шею, то ляжет на спину - брюхо чеши. Как только чёс прекращался, начинал рычать, показывать здоровенные белые клыки.
        - А вот это уже баловство, - прокомментировал увиденное Небирос. - Тебе не стыдно? Тебе, тебе говорю.
        Трезор, к которому он обращался, вздохнул и уплелся в свой угол. Рухнул на подстилку, положил голову на лапы и грустно уставился на Мусатова.
        - Ну, я пойду, - засобирался Мусатов.
        - Куда, на ночь-то глядя, - остановил его Небирос. - Дай-ка я позвоню Ваське.
        Позвонил, коротко поговорил, после чего сказал Мусатову, что к Черемушкину нельзя, опять та же история.
        - Этак ведь женится, - добавил он. - Кучеряво жить не запретишь.
        - Эй, - воззвал с кухни Берц. - Пельмени кто будет?
        - Давай на троих, - громогласно откликнулся Небирос. - По пятнадцать штук.
        - Есть тут одна задачка, - понизив голос, сказал он Мусатову. - Тянет на докторскую, но не аппетитная. Может, сперва перекусим?
        - Я не голоден, - у Мусатова загорелись глаза. - И не брезглив.
        - Задачу можно сформулировать так: может ли мертвая плоть приобрести свойства, присущие живому организму? То есть, как бы заново родиться, но в особом качестве?
        - В каком особом? - уточнил Мусатов.
        - Воняет, как дохлая лошадь, однако рождает фантомов, является питательным бульоном для духов и привидений и при этом увеличивается в размерах. Весьма быстро.
        - Анализ брали? - спросил Мусатов. - Может, там активно размножаются простейшие. Какой-нибудь особый вид, незнакомый, проснувшийся, занесенный метеоритом. Это насчет размера. Теперь насчет питательного бульона. Там что - масса привидений? Чем зафиксировано? А не может ли быть так, что ядовитые испарения вызывают галлюцинации? Извините, уважаемый коллега, но с такой заявкой на докторскую засмеют, на цепь посадят.
        - Ты, кстати, этого фантома видел, - сказал Небирос. - На квартире у Черемушкина. В драном халате, разбился ещё вдребезги, когда из окна выпал.
        - Ты что - тоже его видел? - удивился Мусатов. - Но как?
        - А его Куратор отловил, - произнес Небирос. - Заставил отчитаться о недавнем прошлом. Тот всё и выложил, как на духу.
        - Фантом выложил? - пробормотал Мусатов. - Бред какой-то, извини за грубость.
        - Ничего, мне не привыкать. Ну что - берешься за задачку? Чтобы всё обстоятельно, вдумчиво, как у вас, у ученых, принято. Может, придумаешь, как это болото применить в народном хозяйстве. В свете, так сказать, растущих потребностей в природных ископаемых и их хищническом разбазаривании.
        - Уже болото? - удивился Мусатов. - Это что за мертвая плоть, от которой уже болото? А что там было раньше?
        - Берег реки Сторожки, пляж. Райское местечко.
        - Заманчиво, но я, видишь ли, физик-экспериментатор, а не биолог, - засомневался Мусатов. - Не мой профиль.
        - Ничего, дядя Мортимер твой профиль отрихтует как надо. Будешь у нас многопрофильный экспериментатор, - Небирос хохотнул.
        - Готово, - проревел с кухни Берц. - Хватит там умничать, остынет…
        Глава 34. Волосатый человечек
        Небирос с Берцем недаром провели весь день у «болота», всяческие пробы заняли полбагажника, имелась также масса снимков, видеозаписей, то есть фактического материала для докторской набралось предостаточно, оставалось лишь всё это добро, всю эту мистическую заумь обосновать теоретически.
        Спрашивается - зачем?
        О, тут у Мортимера были далеко идущие планы. И Мусатов был выбран далеко не случайно. Если бы это был карьерист, зазнайка, горлопан, то и отношение к нему у научного мира было бы настороженное, предвзятое, потому что выскочек никто не любит, а Мусатов был человек скромный, застенчивый, трудолюбивый, на трибуне заикался от волнения, путался, краснел, одно загляденье. Такого хотелось опекать и поощрять…
        На следующее утро к деревне Дютьково Одинцовского района подкатили длинный розовый лимузин и три здоровенных армейских грузовика. Из лимузина вышли Черемушкин, Небирос и Мусатов, а из двух грузовиков высыпали солдаты. Третий грузовик был загружен мотками колючей проволоки…
        Солдаты работали споро, и уже к обеду болото было окружено тремя рядами колючки - так просто не подойдешь. Узкий проход был оборудован стальной калиткой, запертой на могучий амбарный замок. На калитке имелась табличка с надписью: «Экспериментальный участок Российской Академии Наук. Вход воспрещён».
        Местные, а их осталось с десяток, смотрели на происходящее апатично, без всякого интереса, молча. Потом, когда всё закончилось, так же молча разошлись по домам. Детей в деревне не было, детей увезли, как только завоняло.
        В данном мероприятии Черемушкин присутствовал как должностное лицо. Ему было поручено работать с Мусатовым рука об руку, поручил, естественно, Мортимер, а официально озвучил директор ФСБ, вот и думайте, кто заправлял на самом деле…
        В тот же день академик Израэль позвонил директору ЦЕРНа, своему другу, и предупредил, что на время оформления диссертации Мусатов берет бессрочный отпуск, то есть никоим образом не прогуливает…
        Тем временем Мортимер вовсю экспериментировал с эктоплазмой. Он поместил её в прозрачную камеру из бронестекла и для удобства придал ей человеческий облик. Получился волосатый человечек без лица, который носился по камере, делал зарядку, кувыркался, но мог утробно зарычать и с разбега врезаться в стекло, то есть нрава был неспокойного, где-то даже злобного.
        На удары электроплеткой эктоплазма, будем пока называть её так, реагировала ни шатко, ни валко, а вот при интенсивном воздействии гравитационных волн начинала дергаться, тоненько противно выть. От серной кислоты шарахалась в ужасе, а соляную впитывала с удовольствием.
        Довольно быстро Мортимер выяснил, что в кислороде данное существо не нуждается, просидело себе в инертной среде полчаса и хоть бы хны. На жару или холод эктоплазме было начхать, в воде, которой Мортимер щедро, до краев, залил камеру, чувствовала себя спокойно, вальяжно разлеглась на дне, подложила руки под голову и закинула нога на ногу.
        Как создание инфернальное, Мортимер одновременно видел прошлое, настоящее и будущее каждого предмета, каждого создания, поэтому и смог предсказать опасность «эктоплазмы» для Небироса. Только для Небироса, исключительно для Небироса, ни для кого другого. Интересно было бы разобраться в физической сути этого явления, вот Мортимер и разбирался. Спрашивается - зачем? Да затем, что не исключал возможности появления подобных «эктоплазм», нацеленных на обитателей Объекта…. Кстати, вовсе не факт, что эктоплазма родилась в недрах «болота», впрочем, он пока не забивал себе этим голову.
        Пока в этом маленьком тельце не удавалось найти ни намека на антивещество, его будто и не было. Загадка раскрылась лишь после того, как Мортимер поместил волосатого гномика в портативный расщепитель - устройство довольно маломощное, но способное разъять предмет на атомы, а потом собрать его вновь. Всё тайное при этом становилось явным, но восстановление прежних качеств не гарантировалось.
        Мортимер собрался нажать на кнопку, а волосатик вдруг заговорил. У него появились лицо, рот, глаза, над глазами брови. Лицо было гневное, голос задиристый.
        А то как же, ведь он был не просто так, не какая-то там кукла, которую можно безнаказанно расщеплять. Корни его крылись глубоко в веках, он долго пребывал в спящем состоянии в останках могучего мудрого Змея, Пращура, Самаэля, захороненного на острове Барсакельмес, и проснулся от грубого вмешательства людей. И Небирос, который был собран по частям, обязан был носить в себе эту частичку Самаэля, этот древний ген.
        - Стоп, - сказал Мортимер, после чего связался с Разумовичем, который неподвижно, как истукан, сидел в своей «Оке», ожидая Семендяева у его конторы в Тамбове.
        Слово «связался» нужно понимать так, что его прозрачный двойник возник в «Оке» рядом с Разумовичем, заставив того выйти из приятного оцепенения.
        - В захоронении на Барсакельмесе имелись останки Самаэля? - без вступлений спросил Мортимер.
        - Не заметил, - ответил Разумович невозмутимо.
        - А если подумать?
        Разумович молчал пару секунд, потом сказал:
        - Рядом с саркофагом были крупные кости, я их выбросил в отвал, чтоб не мешались. Может, это?
        - Кто-нибудь ещё видел?
        - Был град, остальные сидели в машине, - ответил Разумович. - А что?
        - Самаэля придется освободить, - пробормотал Мортимер и растворился в воздухе.
        - Извини, друг, - сказал он волосатику. - Не за того приняли. Тебя как звать-то?
        Начал бережно высвобождать его, запутанного в тугие постромки, из расщепителя.
        - Имени не имею, поскольку малая часть великого, - ответил волосатик.
        - Значит, искал Небироса, а нашел мертвяка, - сказал Мортимер, вынимая волосатика из постромков и ставя на пол. - Это мертвяк тебя надоумил, что ты эктоплазма?
        - Это я его надоумил, - гордо ответил волосатый человечек.
        Мортимер внимательно посмотрел на него и увидел то, чего раньше не замечал - эта малая часть великого понемногу превращалось в сознательное существо. А раз так, можно было без всяких глупых допросов проследить все этапы его передвижения: от пробуждения в сырой стылой могиле до настоящего момента…
        Руки-лопаты Разумовича, вгрызаясь во влажную почву, безжалостно дробят полуистлевшую берцовую кость Самаэля, остатки кости вперемежку с землей летят в отвал. Спускаясь к саркофагу по пологому отвалу, Черемушкин наступает на проступившее наружу месиво из костяных крошек, часть из них прилипает к ребрам на подошве его ботинок и благополучно переезжает в Москву на улицу Серафимовича дом 2. Грязные ботинки, которые никто не удосуживается помыть, какое-то время стоят в коридоре под вешалкой, пока в квартире не появляется призрак Дениса. Именно мертвяк Денис, почуяв, что с ботинками что-то неладно, улучил момент и соскоблил крошки себе в карман. Что он с ними делает в своем потустороннем мире - не совсем ясно, да и не важно, главное, что происходит возрождение. Возрождение происходит бурно, получившееся создание привязывается к Денису, как к мамке, врёт, что оно - эктоплазма, правды не говорит, но что-то пока неясное влечет её в дом на набережной. Не к Черемушкину, нет. Далее этот случай с посещением Черемушкина и Мусатова, когда «эктоплазма» вслед за Денисом вываливается из окна и «разбивается»
вдребезги. Это уже на публику, чтобы поужаснее. Денис переносит её на «болото», куда устремились все призраки, все привидения - там хорошо, там тепло, там как дома, - а по дороге объясняет, что тянет её к Небиросу, они одного поля ягода. А вскорости сам Небирос появляется на болоте.
        Примерно так…
        - Ладно, - сказал Мортимер. - Не будем противиться естественному. Но как Самаэль оказался в могиле Лилит?
        - Очень просто, - ответил волосатый человечек. - Перезахоронили титаны. От греха подальше и поближе к любимой. Они же поставили духов древних воинов охранять захоронение.
        Глава 35. Войско у меня многонациональное
        Между тем, наступил сентябрь, и сразу стало серо, сумрачно, дождливо. Настроение было под стать.
        Всё-то у Лёшки Дергунова не ладилось, особенно в личной жизни. Не было её, личной жизни. У других, скажем у Васьки Черемушкина или даже у здоровенного лоботряса и оптимиста Небироса, была, а у него, у Лёшки, не было. Зато было много дурной работы, как вот сегодня, когда с ночи ещё зарядил мелкий противный дождь.
        С утра вызвал Черемушкин и сказал этак бодренько:
        - Что, Алексей, соскучился по настоящему делу? Вижу - соскучился. Прямо сейчас всё бросай, поедешь в Казахстан на остров Барсакельмес.
        - Спасибо, обрадовал, - кисло отозвался Дергунов. - Своим ходом, как тогда в Невель?
        - Сейчас у нас другое время, другая техника, - задиристо подмигивая, произнес Черемушкин. - Саврасов подкинет, никакой тебе границы, никакой таможни. Угадай, кто ещё будет?
        - Наверное, ты. Ты же у нас туда ездил. Что-нибудь забыл доделать?
        Сказал и тут же пожалел об этом.
        Лицо у Черемушкина вытянулось, вся доброта слетела, как мишура, бровки насупились, губки сделались гузкой.
        - Поедут с тобой Менанж и Фазаролли, вместе будете искать, чтобы ничего не пропустить, - процедил Черемушкин. - Разумович будет рыть, а вы втроем искать.
        - Что искать-то? - миролюбиво спросил Дергунов, понимая, что перегнул палку, нельзя так с начальником.
        - Кости, - ответил Черемушкин. - У Менанжа с Фазаролли в чипах записана спецпрограмма, чтобы всё было тютелька в тютельку, в смысле чтобы лишнего не прихватить, но и требуемого не упустить. Дело архиважное, Лёха. Выполнишь - орден обеспечен. И премия.
        - Ясно, - сказал Дергунов. - А зачем там я? Люди Мортимера и я. Непонятно.
        - Мортимер попросил, - произнес Черемушкин, вновь добрея. - Ты главный, это особое доверие…
        На Барсакельмесе ещё было лето: тепло, сухо, вот разве что ветер, от которого глаза щиплет.
        Разумович безошибочно показал на оставленный им с прошлого раза курган, который вполовину уменьшился, но пока ещё был виден. Менанж с Фазаролли, побродив вокруг кургана, установили радиус поисков. Он составлял 20 метров, итого Разумовичу предстояло вырыть яму диаметром 40 метров.
        «Ничего себе раскопочки», - подумал Дергунов, понимая, что одним днем тут не обойдешься, но когда Разумович принялся за работу, ловко и быстро вгрызаясь своими ладонями-лопатами в сухой грунт, он уже так не думал.
        На сей раз землекоп был более осторожен, заслышав хруст звал Менанжа или Фазаролли, которые сверялись с информацией во встроенном чипе, безошибочно определяя нужная это кость или не нужная и вообще - кость ли это. Найденное скрупулезные помощники Куратора аккуратно раскладывали на широченном парусиновом полотнище.
        Надо сказать, что помощников этих Дергунов последний раз видел… пожалуй что и не вспомнишь, когда это было. Тогда они были в кепочках, которые приросли к башке, не снимались напрочь, а теперь без кепок, с пышными прическами, Менанж блондин, Фазаролли брюнет. Изменились ребятки в лучшую сторону, не плевали направо-налево, не хамили, не лезли чуть что в драку.
        Однако и внимания Дергунову не оказывали никакого, обходились без него. Поначалу он обрадовался, больно-то и не хотелось ковыряться в чьих-то останках, сел себе в машину, потом вспомнил, что он старший, выскочил наружу, подбежал к солидной уже яме, по дну которой ходили помощники. Тут же как по заказу молнией пронзила мысль об ордене, о премии. За так ведь не дадут, помощники непременно капнут, что ничего не делал. Твердо вознамерился слезть вниз, но в этот момент Саврасов громко, сложив ладони рупором, проорал: «Ахтунг, на горизонте противник».
        Со стороны материка, нещадно пыля, к ним мчалась пятерка армейских джипов в сопровождении грозного БТР.
        «Черт», - подумал Дергунов, у которого в карманах не было ни одного оправдательного документа…. Откуда взялись эти вояки?
        Кто-то потрепал его по плечу. Дергунов повернул голову, рядом стоял и весело скалился Куратор «Семендяев», одетый как-то по-попугайски: белоснежная рубашка с золотыми погонами, черный галстук, зеленые брюки с красными лампасами, на груди золотая звезда героя России.
        Кавалькада подъехала, из ближайшего джипа неспешно вылез невысокий коренастый человек лет сорока, в защитной форме, явно не казах.
        - Нарушаем, - козырнув, сказал он и неуверенно добавил - товарищ генерал.
        - Бросьте, - лучезарно улыбаясь, отозвался «Семендяев». - Всё согласовано, прошито и пронумеровано.
        - Но здесь особо охраняемая территория, - возразил командир.
        Изо всех джипов начали вылезать насупленные бойцы разных национальностей, из БТРа выглянул негр в шлеме, позыркал глазами туда-сюда и исчез, зато хоботок пулемета начал хищно шевелиться, пока не остановился на раскопках.
        - Что-то в прошлый раз вы не особо её охраняли, - сказал «Семендяев». - Покрутились вокруг и дали дёру.
        Подманив командира пальцем, показал ему какой-то документ (тот удовлетворенно кивнул), после чего спросил:
        - Как оно - в новом качестве?
        - Неплохо, - ответил командир. - Лучше, чем раньше, только жрать охота. Не кормят в силу обособленности, то есть мы уже и не российские граждане, и не казахские азаматы. Тинь шарьхкоттяда?
        - Что?
        - Это по-мордовски означает: «Вы понимаете?», - ответил командир. - Войско у меня многонациональное, поэтому обязан знать по чуть-чуть из каждого языка. Сам помесь киргиза с мордовкой, есть несколько нанайцев, пара беглых негров, швед, эстонец, остальные, как видите, чукчи.
        - Эти-то как сюда попали? - удивился «Семендяев», подмигнув Дергунову. Дескать - связь-то налаживается.
        - Советское наследие, - объяснил командир. - Так, покормите, начальник? А то всех джейранов перестреляли, всех сусликов переловили.
        - Так и быть, - любезно согласился «Семендяев».
        Дальше всё было как в сказке. Метрах в пятидесяти от раскопок возникли вдруг длинные деревянные столы с лавками, на столах появились кастрюли с дымящейся снедью, между ними бутылки с огненной водой, хлеб, пучки зелени, тарелки, ложки, вилки.
        Командир гортанно крикнул, обступившие яму бойцы наперегонки бросились к столам. Командир кинулся за ними (не успеешь - сам виноват), но был остановлен железной рукой «Семендяева».
        - Тебе, друг, особый стол, - сказал он.
        Действительно, в стороне уже стоял стол поменьше, но со скатертью, едой в салатницах, судках, на тарелочках. И уже не грубая водка была, а игристое шампанское.
        Сняв с груди звезду героя, «Семендяев» нацепил её командиру, взял под локоток и, кивнув Дергунову (за мной, мол), повел трапезничать.
        Глава 36. Боевая мимикрия
        Командира звали Касим Сесёлкин. Фамилию он носил материнскую, потому что отцовская звучала неприлично, пришлось сменить.
        Так вот этот самый Касим Сесёлкин, никем не понуждаемый, осушив пару бутылок шампанского, рассказал, что, очутившись в новой реальности, то есть обретя плоть, потерял связь с прежним командованием и теперь его подразделение является самостоятельным. Режим работы зависит от указаний, передаваемых по рации, установленной на БТР, которым лучше подчиняться, потому что они разумные и помогают выживать в тяжелых походных условиях.
        Кто командует - непонятно, лучше не спрашивать - обижается. Ясно, что мужик какой-то. Горючее, как правило, находится исправно, это заброшенные склады. В одном кончилось, будьте добры раскапывать другой. Такая же история с техникой, боеприпасами. С жильем хуже, ночевать приходится в палатках. А со жратвой совершенный напряг, скоро придется совершать набеги на материк, где люди жируют от пуза.
        Трапезничали больше часа, остатки еды и питья бойцы рассовали по машинам, после чего Сесёлкин расцеловался с «Семендяевым» и дал команду к отбытию.
        «Семендяев», прищурившись, долго смотрел им вслед, после чего сказал Дергунову:
        - Всё это, милый мой, не что иное, как мираж. Людей этих давно уже в помине нет.
        - Как так? - не поверил Дергунов, у которого ладонь всё ещё ломило от крепкого рукопожатия Сесёлкина.
        - А вот так. Место здесь такое - особенное. Таких мест больше на земле не найдешь.
        - А что было в прошлый раз? - спросил Дергунов. - Что такое новая реальность? Прошлый раз - это когда сюда Черемушкин приезжал?
        - Сколько вопросов сразу, - усмехнулся «Семендяев». - Именно тогда, когда приезжал Василий. Тогда это был мираж, а теперь боевой отряд. Олег Павлович ресурсами не разбрасывается. Вот так, мой дорогой…
        Менанж с Фазаролли работали, как роботы - ни секунды простоя, движения выверенные, методичные. У иного спина бы уже отвалилась, этим хоть бы хны. Гора костей на парусине всё росла, но вот наступил момент, когда Менанж скомандовал Разумовичу «Стоп». Разумович прекратил рыть.
        Судя по найденным останкам, зверюга была величиной со слона, а то и больше. Череп с вытянутой мордой размером с трехстворчатый шкаф, двухметровые берцовые кости, мощные тумбоподобные звенья позвоночника, всё это сохранилось более-менее, остальное превратилось в труху.
        - Просеивать будем? - осведомился Фазаролли.
        - Заворачивай, - сказал «Семендяев». - Там разберемся…
        Из «Семендяева» получился бы отменный фокусник: огромный тюк ловкими быстрыми пассами он превратил в обычный мешок, который запросто уместился в салоне.
        Яма вместе с саркофагом была закопана, на сей раз навсегда…
        Естественно у Дергунова после этой командировки остался ряд вопросов, и он в тот же день подкинул их Черемушкину.
        Первый: зачем он, Дергунов, потребовался этой спетой команде? Черемушкин ответил, что как ему кажется, наличие человека в совместной операции многократно усиливает эффект присутствия потусторонних сил на земном плане. Процесс этот, как ему кажется, необратимый, закрепляемый на века вечные, то есть сфера влияния Мортимера от операции к операции расширяется. Да, спетая команда запросто смогла бы обойтись без Дергунова, но эффект был бы не тот. А тут двух зайцев одним выстрелом.
        После такого ответа второй вопрос, касающийся внезапного появления «Семендяева» на месте раскопок «во плоти» и в нужный момент отпал сам собой. Действительно, коли расширилась сфера влияния Мортимера и на Барсакельмес, то Куратору раз плюнуть объявиться здесь когда угодно.
        На вопрос «Где орден, Вась?» Черемушкин ответил, что пошутил, хотя кто знает. Если с Пращуром выгорит, если всё у Мортимера получится, то никто в накладе не останется.
        «Кто такой Пращур?», - тут же спросил Дергунов, на что Черемушкин, понизив голос и бдительно оглядевшись, ответил: «Искуситель. Змей с яблоком»
        - Ба-а, - сказал Дергунов и с вопросами отстал.
        А ночью ему приснилось, что летучий отряд Касима Сесёлкина без устали гоняет по параллельным мирам, объявляясь порой и в этом мире, и тогда только держись. Треск пулеметов, громкий ор, гора убитых, кровища.
        Сам Лёшка сидит в кустах, дрожит от страха, а пули вокруг так и свищут, похоже - стреляют в него. Шустро отползает, натыкается на убитого, который глядит на него мертвыми глазами. Рядом с убитым автомат Калашникова, выходит отряд Сесёлкина лупит по своим. Кусты нещадно трещат, кто-то ломится к Дергунову. Лёшка хватает автомат и дает очередь. Громкая ругань, значит попал, попал в кого-то из летучего отряда. Лёшка вскакивает, стреляет по скрюченному силуэту, чтобы уж наверняка, и получает дубиной по загривку, но сознания не теряет, потому что герой. Поворачивается к обидчику, грязному, потному, с оскаленной рожей в боевой раскраске, хватает за горло. Тот отвечает тем же…
        Проснулся он среди ночи от того, что кто-то, потный, вонючий, встав на грудь коленом, душил его железными пальцами.
        Дергунов захлопал по столику у изголовья руками, чудом попал по выключателю настольной лампы. При вспыхнувшем свете увидел рожу в боевой раскраске, зверскую такую рожу, оскалившую желтые зубы, и понял - всё, хана, не осилить. Схватил лампу и тяжелой подставкой треснул потного черта по башке. Тот ослабил хватку, Лёшка поднапрягся и опрокинул его на пол.
        Бросился в ванную комнату, заперся и полез под ванну за топором. В дверь хватили сапогом, Лёшка нащупал рукоять топора. Встал, уже вооруженный, и сказал пискляво:
        - Через пять минут…
        Откашлялся, после чего повторил твердым голосом:
        - Через пять минут здесь будет полиция.
        Черт за дверью засопел, потом сказал:
        - Алексей, что ли? Ты что дуришь? Открывай, это Сесёлкин.
        - Врешь, я бы тебя узнал.
        - Вот те крест, - сказал Сесёлкин. - Это камуфляж, боевая мимикрия… Ты теперь поаккуратнее, связь между нами теперь крепкая.
        Дергунов открыл. Перед ним стоял Сесёлкин собственной персоной, потный, в пропыленном камуфляже, стоптанных берцах, с раскрашенной физиономией и раздувающимися ноздрями.
        - Аккуратнее, - повторил Сесёлкин, строго погрозив пальцем. - Бывай здоров.
        Ушел на крепких кривых ногах в спальню и там пропал.
        О сне, естественно, не было и речи.
        На работу Дергунов явился хмурый, мятый, снулый, то и дело зевающий в кулачок.
        - Что, Леха, досталось на орехи? - весело спросила у него Лера.
        Тут следует сказать, что кабинет был большой, о шести двухтумбовых столах, но сидели они в нем вдвоем. Ещё неделю назад кабинет этот принадлежал вредному и нахальному должностному лицу, который следил за финансовыми потоками, да вот не уследил за одним потоком, точнее ручейком. И за какой-то месяц натекло ему, лицу, из этого ручейка ни много, ни мало, а полста миллионов рублей. Это бы ладно, да вот беда - не поделился, и потому его с почетом, с оркестром перевели на другую работу, уже не связанную с органами. Кабинет нежданно-негаданно освободился.
        Итак, Лера спросила у Лехи про орехи, на что тот ответил:
        - Ещё как досталось, - и вышел.
        Через полминуты он вошел в кабинет Черемушкина и рассказал про всю эту бодягу с Сесёлкиным.
        - Говоришь, его не существует? - уточнил Черемушкин.
        - Это Куратор говорит, - поправил его Дергунов.
        - Любопытно - сказал Черемушкин. - А ты не уточнял, случаем, был ли в реальности такой Сесёлкин, и если был - то в какое время? Может, это какая-нибудь эктоплазма.
        - Вася, - с чувством произнес Дергунов. - Какая к свиньям эктоплазма? Это такой реальный здоровенный потный мордвин, который чуть-чуть меня не придушил. В следующий раз точно придушит. Мне что - не спать?
        И запальчиво добавил:
        - Может, квартиру поменяем? Не нравится мне этот дом.
        - Ты погоди, - остановил его Черемушкин. - Сначала посоветуемся с Мусатовым, это человек научный, обстоятельный. С тем же Небиросом.
        Он посмотрел на тихо звереющего Дергунова и сказал:
        - Ладно, дуем к Мортимеру… Саврасов! Эй, Саврасов!
        Глава 37. Что, москали, страшно?
        Саврасов на своем лимузине подъехал через пять минут, как будто пребывал где-нибудь на Садовом Кольце, а не на Объекте …
        Мортимер находился в лаборатории, готовился интегрировать волосатого человечка в Небироса. Человечек глядел на Небироса влюбленными глазами, а тот задумчиво почесывал квадратный подбородок и с сомнением посматривал на хлопочущего с хитрой аппаратурой Мортимера.
        - Кто к нам пришел, - расплылся Небирос при виде Черемушкина с Дергуновым.
        - По поводу Сесёлкина? - спросил Мортимер, не глядя в их сторону. - Всё идет своим чередом. То ли ещё будет…. Так, ребятки, по местам.
        «Ребятки» (волосатик с Небиросом) направились к операционному столу…
        Интеграция не заняла и минуты, однако Небирос встал со стола другим человеком. Был этаким разбитным весельчаком, насмешником, теперь же брови нахмурены, подбородок вздернут, взгляд свинцов и неподкупен. Прокурор, обвинитель.
        - Сюда смотреть, - сказал ему Мортимер, чем-то недовольный.
        Небирос посмотрел на него, как удав на кролика.
        - Установка на добро, - тоном Кашпировского произнес Мортимер. - На добро установка.
        Небирос глубоко вздохнул, шумно выдохнул, лоб его разгладился, глаза повеселели.
        - Простите, Ваша Светлость, - пробормотал он. - Воспоминания нахлынули. Тысячи лет провести в могиле, в хладе, в мерзости, в копошении червей, это, знаете ли, не вдохновляет.
        - Поспокойнее, - сказал Мортимер. - Нынче новый век, наш век, нужно употребить его с пользой, глядя не в прошлое, а в будущее. Это всех касается.
        И посмотрел на Черемушкина с Дергуновым. От его взгляда мурашки пошли по коже.
        - Что приперлись-то? - не церемонясь, сказал Мортимер. - Отвлекли Саврасова, у меня крадете драгоценное время. Я на вас рассчитываю, как на будущих организаторов, а какие из вас, к черту, организаторы? Грядущее не за горами, скоро вы вашу Москву не узнаете, мне нужны те, кто способен творить, невзирая на эмоции. Нужны революционеры, диктаторы со стальной хваткой, а не московские пацаны. Может быть много крови, что - опять ко мне побежите?
        Лёшка вдруг бухнулся на колени.
        - Это я виноват, - горячо заговорил он. - Испугался, что этот Сесёлкин достанет. Не должно быть так, что тебя достаёт кто-то, кого на самом деле нет. Но теперь вижу - неправ, неправ и неправ. Теперь так будет всегда. Верно ведь?
        - Эх вы, цацки-пецки, хухрики-мухрики, - неожиданно развеселился Мортимер. - Вас разыгрывать, что над убогим издеваться. Дети вы малые, дурачки слабоумные, оболтусы прямоходящие. Надо ж кого Господь выбрал своими чадами, на кого распростер свое благоволение. Не на мудрое всезнающее творение, соль мироздания, а на мелкое ничтожное неразумное порождение, плесень, не дотягивающее по своей сути даже до муравьев. Как бы вас, болванов, ещё обозвать?
        Мортимер посмотрел на Черемушкина и сказал:
        - Тебе, Василий, приятно всё это терпеть?
        - Что именно? - уточнил Черемушкин, которому давно уже хотелось послать этого умствующего долговязого негроида куда подальше.
        - Ты хоть что-то понял? Я вижу в тебе злость и ничего более, а это, брат, политика. Правильно говорит одна умная книга: «Вначале было слово». Было, есть и будет. Одно-единственное слово может унизить, довести до убийства, либо возвысить. Одно-единственное. Так что на слова не обращайте внимания, спокойно делайте дело. А тебе, Алексей, я подскажу. Напиши на бумажке следующее: «Господи милостивый Люцифере, огради меня от посягательств несносного Сесёлкина, не человека. Спаси и сохрани».
        - Так это ж как молитва, - пробормотал Дергунов.
        - Не сметь при мне про молитву, - вскричал Мортимер, свирепо вращая выпученными глазами. - На кол посажу, кожу сдеру.
        Без всякого перехода усмехнулся вдруг и весело добавил:
        - Что, москали, страшно? То-то же…. Так вот, Алексей, говори эти слова перед сном, а на ночь клади под подушку, ни одни Сесёлкин не тронет.
        - А что, их много, этих Сесёлкиных?
        - Спроси у Василия, - отозвался Мортимер. - Он про параллельные миры начитан…. Всё, пацаны, ступайте, некогда мне…
        В машине при Саврасове, у которого в их сторону бдительно оттопырилось ухо, они молчали, но стоило остаться одним, в кабинете уже у Черемушкина, языки развязались.
        - Ну, что скажешь? - осведомился Черемушкин, плюхнувшись в свое кресло.
        - Подонок, - сказал Дергунов, вышагивая от двери к окну и обратно. - Издевается, сволочь.
        - Да ты сядь.
        - Не сидится.
        - Слышь, Лёшк, - сказал Черемушкин. - Тебя Сесёлкин чуть не придушил, а этот: «Чего приперлись?» Пацанами обзывается. Дал бы по шее, да не дотянешься.
        - Ну можно же по-человечески, - сказал Дергунов. - Не последние люди в его хлеву.
        - Последние, Лёшка, последние. Крепко он нас взял за жабры, в выражениях не стесняется. А совсем недавно был приветлив, любезен. Впрочем, вот что. Успокоился?
        Дергунов остановился напротив, оперся кулаками о стол.
        - Мортимер слышит каждое наше слово, видит каждое наше телодвижение. Поэтому зубы на крючок.
        Дергунов согласно кивнул.
        - Да я что? - сказал он. - Ляпнешь сгоряча, потом каешься. Дурак и есть дурак, пацан, москаль. Извини, Ваше Сиятельство, если слышишь, аз преданный раб твой Алексей, нафиг, Дергунов.
        - Лёшк, - укоризненно произнес Черемушкин.
        - Молчу, молчу, - сказал Дергунов, и в ту же секунду в дверь постучали.
        Вошла Лера, деловая такая, с черной папочкой.
        - Я пойду, - дернулся было Дергунов, но Лера отрицательно покачала головой.
        Вот ведь странно: по статусу Дергунов был выше рангом, но слушал её беспрекословно. И дело было не в Черемушкине, она никогда не кляузничала, просто была мудрее, что ли. Короче, он остался стоять в дурацкой позе, опершись кулаками на стол начальника и набычившись, потому что ждал какой-то гадости, содержащейся в черной папке. Лера так просто в кабинет Черемушкина не заходила.
        - Вот, - сказала она, вынув из папки пару посаженных на скрепку листов. - Началось.
        Черемушкин принялся читать. Дергунов скосился, подглядывая. Текст был мелкий, убористый, сбоку ничего не поймешь.
        - Шею вывихнешь, - сказал Черемушкин, отшпиливая верхний лист и протягивая Лёшке.
        Это было постановление Правительства РФ, подписанное премьером. Из филиала Дубнинского ОИЯИ Объект превращался в самостоятельную единицу, напрямую подчиненную Москве, и переименовывался в город Знаменск. Исполнительный директор Мортимер Олег Павлович становился Генеральным директором Института Инновационных Исследований города Знаменска (так теперь именовалось градообразующее предприятие), его первым замом назначался Берендеев Казимир Филиппович, замом по научной работе Мусатов Сергей Анатольевич и т.д. и т.п. Следующий абзац касался штатного расписания, это уже было не так интересно, потому что без фамилий… Дальше, дальше… Ага, вот: международные связи без визовых ограничений. И правильно, к чему они, когда есть Саврасов со своим лимузином…
        - Кто такой Берендеев? - спросил Дергунов
        - Твой любимый Куратор, - ответил Черемушкин, протягивая ему второй листок. - Наконец-то вышел из-под прикрытия, приобрел ФИО.
        Второй лист, заполненный наполовину, касался чисто подразделения ФСБ, в котором работали наши герои, и вот тут появились их фамилии, а также фамилии Небироса, Берца, Семендяева. Про последнего было сказано: привлекать к работе при необходимости.
        Дело завертелось.
        Глава 38. Хранилище
        После обеда весьма кстати в офисе появился Семендяев, который последние два дня безвылазно сидел в своем Тамбове. Извинился, что не мог вырваться - дела, прошептал что-то Лере на ушко, отчего та зарделась, после чего, посерьезнев и вздернув седые кустистые брови, прочитал Постановление, но комментировать не стал. Спросил у Леры «Артемьич у себя?» и тут же вышел. Мог бы и не спрашивать.
        - У себя, - сказала она вдогонку.
        - И что он тебе начирикал на ушко? - вкрадчиво осведомился Дергунов.
        - Ах, Лёша, - томно ответила она. - Эта старая гвардия такая тонкая, такая воспитанная…
        - Что аж противно, - подсказал он.
        - Нет, Лешенька, - возразила Лера. - Комплименты никогда не бывают противными.
        Семендяев вошел без стука, сел напротив Черемушкина и этак иронически воззрился на него.
        - Что, Сергей Сергеич? - спросил Черемушкин, отрываясь от инструкции по открытию третьего глаза, которую взял в руки полминуты назад и теперь внимательно изучал. - Чем недовольны?
        - Да всё тем же, Васенька, - ответил Сергей Сергеевич. - Привлекать к работе. Чем заслужил такое уважение?
        - А, вы про это, - Черемушкин вздохнул и закрыл инструкцию. - Это же не приказ, это всего лишь постановление, указание куда следует идти. Вперед или назад.
        - А приказ когда будет? - бдительно спросил генерал.
        - Ну, не завтра же.
        - Проследи, - сказал Семендяев и подмигнул. - Старый друг лучше новых трёх.
        - Четырёх, - подхватил Черемушкин, радуясь, что пронесло. Генерал мог навалиться так, что только держись.
        - Я что пришел-то, - Семендяев понизил голос. - Не сгонять ли нам в Знаменск? С Дергуновым.
        Говоря, он вынул из пиджака конверт и положил перед Черемушкиным. Жестом показал: вынимай письмо, читай.
        - Почему с Дергуновым? - спросил он сам себя. И сам же себе ответил: - Да потому, что паренек этот должен помнить, как там было раньше.
        Письмо было написано пенсионером Прониным, который уже мелькал в самом начале, и адресовано генералу Семендяеву. Бдительный такой оказался пенсионер, писучий.
        Прочитав каракули Пронина, Черемушкин сказал:
        - Это, Сергей Сергеич, не нашего ума дело.
        - А чьего ума? - спросил Семендяев, пытливо глядя на него.
        - Понимаете ли, дорогой мой, - промямлил Черемушкин. - Против ветра - оно, конечно, можно, но не нужно.
        Едва он это произнес, как что-то перевернулось в его голове, и он понял, что неправ. Тысячу раз неправ. И сразу стало легче дышать, и этакая окрыленность появилась, приподнятость.
        - Ну, хорошо, - сказал он.
        - Я тоже поначалу засомневался, - подхватил Семендяев, - потом пронзило: а чего бояться-то? Пронин вон не боится, видит, что прав. Патриот, нафиг. А мы получается кто, раз боимся? Вредители. Правильно я говорю?
        - Правильно.
        - Сейчас же и выедем, - сказал Семендяев. - Мусатова забираем?
        - Его теперь днем с огнем не сыщешь, нарасхват, - ответил Черемушкин. - До вечера управимся?
        - С ночевой, Василий, с ночевой. Переночуете у меня в Тамбове - места навалом…
        Разумович на своей горбатой Оке домчал их до Тамбова за пять минут. По какой червоточине они перемещались - не суть важно, но как только Разумович втопил педаль газа, за окнами сделалось черным-черно. Хорошо, что военные пока об этом феномене ничего не знали. И хорошо бы не узнали никогда.
        А вот дальше, когда машина остановилась, Семендяев показал, что недаром проводит так много времени в компании с Разумовичем. Сказал ему вальяжно: «Ефим Борисович», - тот в ответ уронил голову себе на грудь, Семендяев залез ему пальцами под прическу, нащупал на шее какой-то хитрый тумблерочек, щелкнул им. Разумович поднял голову, повертел ею в разные стороны, произнес «Мерси» и шустро полез наружу. Захлопнув за собою дверь, прытко поскакал к ближайшему дому.
        - Куда это он? - спросил любопытный Дергунов.
        - Тебе всё скажи, - проворчал Семендяев, пересаживаясь на место водителя.
        - И всё же, - не унимался Дергунов, показывая, что он пусть чуть-чуть, но главнее.
        - К бабе, - ответил Семендяев, посылая машину вперед. - Не надо забывать, Лёшенька, что Разумович во-вторых робот, а во-первых человек. И в-третьих, ходячая видеокамера. Нам нужен такой свидетель?
        - Хитрый ты, Сергей Сергеич, - с одобрением произнес Дергунов. - Не против, что я на «ты»?
        - Валяй, - равнодушно ответил Семендяев…
        Бетонку к Объекту-Знаменску уже закатали в асфальт и расширили метров на пять. За триста метров от ворот Семендяев съехал на обочину и затормозил. Указателем был вросший на опушке в землю частично покрытый мхом серо-зеленый валун. Именно здесь, судя по описанию, Пронин вошел в лес.
        Семендяев вынул из бардачка шпионскую видеокамеру размером со спичечный коробок и протянул Черемушкину. Дальновидный человек, всё предусмотрел.
        Семендяев остался за рулем, а Черемушкин с Дергуновым направились по следам бдительного пенсионера.
        Где-то через полкилометра появились следы вырубки, но какой вырубки: деревья были не просто спилены под корень, а вровень с землей. Получилась ровная маленькая полянка без пеньков. Сами деревья исчезли, опилок тоже не было. Неведомый лесник испытал здесь чудо-пилу и направился дальше. Всё как в письме Пронина.
        Передвигаться было тяжело и неудобно, лес вообще не чистили.
        Через десять минут перед ними возникло то, из-за чего они сюда и приехали. Здесь была не просто поляна, а покрытая упругим материалом площадка размером двадцать на двадцать метров, скрытая от наблюдения сверху хитрой маскировочной сетью, которая, казалось, висела в воздухе сама по себе. От площадки к Объекту тянулась ровная, как стрела, на треть углубленная в землю стальная труба диаметром около трех метров, закрытая с торца стальной заслонкой. Но не это главное.
        Главным здесь было двухэтажное бетонное сооружение, имеющее могучие, до крыши, ворота. Ворота были заперты, но Пронин видел, как сюда, в сооружение, одетые в белые защитные комбинезоны люди в противогазах по двое таскали из трубы длинные свертки - иные в кровавых пятнах, иные чистые. Между прочим, пара свертков дергалась и орала нечеловеческим голосом. Очевидно, внизу под сооружением было хранилище. Или морг.
        Таскали долго, около часа, и всё это время Пронин сидел в кустах, боясь шевельнуться. Когда всё закончилось и противогазники скрылись в трубе, Пронин облазил местность, прилегающую к площадке. И обнаружил в чаще за сооружением скопление человеческих останков…
        Увы, так оно и было, Черемушкин с Дергуновым нашли эти трупы, которые больше походили на хорошо высушенные мумии без запаха. Не столько страшно, сколько неприятно. Черемушкин решил это не снимать.
        В отдалении приглушенно лязгнуло - в трубе открылась заслонка. Друзья переглянулись и, стараясь не трещать сушняком, направились к площадке.
        Свертков было мало, около десятка. Черемушкин с Дергуновым подождали, пока двое противогазников перенесут их в сооружение, вслед за чем вероломно напали сзади. Сзади-то сзади, но работяги в белом оказались невероятно сильны и выносливы. Удар поленом по голове был им нипочем, только крякнули. Пришлось Черемушкину изрядно потрудиться, все кулаки отбил о резиновые морды.
        Наконец, работяги были связаны и брошены в угол. Дергунов попытался снять с одного из них противогаз, чтобы засунуть в рот кляп, но противогаз не поддавался, будто прирос к физиономии, а работяга извивался, как червяк и натужно мычал.
        Между тем Черемушкин обежал первый этаж, но дверей вниз, в хранилище, не обнаружил. Пришлось воспользоваться транспортером, по которому съезжали свертки.
        Внизу было достаточно светло - на потолке через один горели светильники. Лента транспортера бежала дальше вдоль длинного широкого пустого помещения. Только лишь кое-где вдоль окрашенных оранжевым суриком стен стояли пустые стеллажи. Они были крепкие, эти стеллажи, рассчитанные на весомый груз.
        Всё здесь было новенькое, ещё пахнущее краской, под ботинками хрустела бетонная крошка. Да, но как же назад?
        - На транспортере, - сказал Черемушкин. - Где-то должен быть рычаг реверса.
        - Ну-ка, ну-ка, - пробормотал Дергунов, подходя к полукруглой выемке в стене и вставая на четко обозначенный круг.
        И поехал вверх. Это был пассажирский лифт. Вверху в потолке немедленно отъехал в сторону круглый люк.
        - Это ж надо, - сказал Черемушкин.
        Лифт отвез Дергунова наверх, потом привез назад. На всё ушло секунд десять, но Черемушкин сделал замечание, что они сюда не на лифтах кататься приехали, чем напрочь смазал несомненный успех Дергунов.
        Глава 39. Шарк-Шарк
        Следующее помещение было занято хитрыми механизмами, которые свертки разворачивали, их содержимое помещали в контейнеры на колесиках, а упаковку бросали в мусорный бак, который безостановочно сновал по залу от механизмов к пышущей жаром печке, куда самостоятельно опоражнивался.
        Дергунов заглянул в один из контейнеров и заскучал. Там внавал лежала груда тел.
        - Пошли отсюда, - сказал Дергунов, но Черемушкин вынул из кармана видеокамеру и принялся снимать.
        Снял механизмы, печку, поснимал содержимое контейнера и то, как контейнер сам собой покатил к стене, в которой открылся черный проем.
        Он прекрасно понимал, что Мортимер не одобрит его действий, больше того - одним движением мизинца лишит всего, что так щедро и незаслуженно надарил в виде аванса, но ничего не мог с собой поделать. Какая-то неведомая сила заставляла его фиксировать происходящее на видеокамеру. Похоже, и Дергунова это неведомое тоже зацепило. Он с горящими глазами показывал, что и откуда лучше снимать, чтобы вышло посмачнее, чтобы хватало за живое.
        В третьем, далеко не последнем зале, находилось самое интересное. Здесь в зарешеченных клетках находились действующие экспонаты, иначе не назовешь. Мужчины и женщины, дети и старики, кто в чем. Вот трое парней, сросшихся плечами, - эти наверняка из давешней демонстрации, которая попалась им на улице Зомбера. Вот бомж, которого изметелил кто-то из местной полиции, сидит, поматывая нечесаной башкой и подвывая. Черемушкин постучал по клетке, бомж испуганно отпрянул, втянул голову в плечи.
        А вот и Иеремия. Их даже двое, один пацан, другой белобрысый бугай, и всё это он - Иеремия.
        - Узнал? - спросил Черемушкин, не переставая снимать, потому что это уже было конкретно, с этим человеком они уже встречались. Или не с человеком?
        - Узнал, - отозвался мальчик.
        Плечи у него затряслись, на глаза навернулись слезы.
        - Почему вас двое? - спросил Черемушкин.
        - Теорий много, а ответа нет, - сказал младший Иеремия. - Такого не должно было быть, однако факт налицо.
        - И давно с вами такое? Это больно - разорваться надвое?
        - Даже не почувствовали, - пробасил бугай. - А случилось это в тот же день, когда вы приходили за сумкой. Ближе к вечеру.
        - Выпустить? - спросил Черемушкин, прицениваясь к висящему на двери амбарному замку. Если подцепить ломиком, то запросто можно открыть. Главное - найти ломик.
        - Мы на воле и часа не проживем, - отозвался младший. - Подпитки не будет. А здесь тепло, кормят.
        - Порвут нас на воле, - произнес бугай. - Куратор запросто найдет. Он теперь, я слышал, носит фамилию Берендеев. А про подпитку младший верно сказал: нет у нас, у коренных, источника бесперебойного питания, чтобы жить на воле. Что там мечтать о тонкопленочном квазиисточнике, даже завалящего микроаккумулятора нет, чтобы к розетке подключиться.
        Черемушкин согласно покивал, дивясь про себя начитанности бугая. Хотя, известно же, что рогатый силен в точных науках. А эти несчастные в клетках - его создания.
        - За что же вас сюда-то посадили? - спросил он.
        - А ни за что, - ответил бугай. - Мы, парень, создания переходной стадии, переходные создания. Надежда на нас была большая, это мы должны были заселить территории будущего, но что-то пошло не так…
        - Власть сменилась - вот и вся «не так», - сказал из соседней клетки старый весь в морщинах обращённый. Он стоял, держась за прутья и навострив лопоухие уши.
        - Так что теперь мы творения не вашего Господа, а нашего, - ввернул бугай.
        Выходит, изначально эти несчастные были созданы Господом, а вовсе не рогатым. Ну-ну.
        - Всех в одну ночь забрали и сюда, - сказал лопоухий. - Как в тридцатые годы при большевиках. Репрессия, однако.
        Бугай согласно покивал, потом сказал проникновенно:
        - Шли бы вы отсюда подобру-поздорову, пока Шарк-Шарк не нагрянул.
        - Уже идем, - сказал Черемушкин, понимая, что Иеремия прав и что если их схватят - толку от видеосъемок не будет никакого. - А кто эти несчастные в свертках?
        - Это отходы производства, - ответил старший Иеремия.
        - Эй, - сказал мальчик, протягивая Черемушкину завернутый в полиэтилен плоский бумажный кулёчек. - Спрячьте, чтобы никто не видел.
        И тихонечко добавил:
        - Это для Леры.
        В отдалении пронзительно заскрежетал металл, заглушив последние слова мальчика. Черемушкин сунул кулёчек в карман и тут же о нем забыл.
        - Меня-то за что? - провыл кто-то поблизости.
        - Надоел уже, - с отвращением сказал бугай. - Ноет и ноет. Тьфу. Интеллигенция гнилая.
        Черемушкин присмотрелся: в клетке через одну тосковал поэт-лирик Язвицкий. Схватившись руками за толстые прутья, он смотрел в их сторону и тихонько, как щенок, поскуливал.
        Черемушкин подошел, сказал утешительно:
        - Поэты во все времена гонимы. Мужайтесь, товарищ.
        Язвицкий замолчал, всмотрелся в него и сказал:
        - Я, значит, тут, а ты на воле? Вот он - блат. Сколько Хозяину заплатил, иуда?
        Потянулся к Черемушкину руками, да они далеко не пролезли, прогалы между прутьями были узки. А так-то, если бы не клетка, обязательно бы дотянулся - ручищи у него с той памятной ночи в клубе пишущей братии значительно выросли и достигали уже пола.
        - Да, брат, до Пушкина тебе далеко, - злорадно сказал Черемушкин. - Тот бы ямбом убил.
        И отошел, хихикая. Сделал он это вовремя: Язвицкий побагровел, мелко-мелко задрожал, мгновенно вспух и неожиданно лопнул, обдав окружающее желтой масляной жидкостью. Тело его съежилось, потемнело, сделалось похожим на мумию.
        - Забыл предупредить, - сказал Иеремия старший. - У неё, у интеллигенции, это бывает. От зависти. На то она и гнилая.
        И вдруг забормотал, но так, чтобы его слышали:
        - Быстренько отсюда. Шарк-Шарк идёт.
        Тут и Черемушкин услышал, что кто-то быстро приближается, волоча ноги по полу. Кинулся к выходу. Дергунов сделал это чуть раньше. Вдогонку вразнобой орали: «Ату их. Вон туда поскакали. Держи шпану». Выслуживались…
        Уже на лифте, куда они уместились вдвоем, Черемушкин увидел Шарк-Шарка. Тот был высок и толст, передвигался вперевалку, одет в застегнутый до шеи коричневый кожаный плащ. Шея была мощная, длинная, гибкая, отливала серебристой чешуей, венчала её маленькая змеиная голова с ужасными, завораживающими глазами.
        Черемушкин навел на него камеру, нажал кнопку. Из встроенной видеолампы вырвался вдруг острый красный луч и ударил Шарку в левый глаз, после чего окно видоискателя погасло.
        Остановившись, Шарк часто-часто заморгал, потом начал протирать буркала, это спасло беглецов. Лифт поехал вверх
        Шарк вскинул когтистые руки, но не достал. Когти со скрежетом, высекая искры, царапнули основание лифта, который через секунду сравнялся с полом первого этажа.
        «Жаль, не снял этого Шарка», - подумал Черемушкин, пытаясь догнать Дергунова, который мчался впереди со скоростью хорошего рысака.
        Вот оба вломились в кусты, которые их не остановили, напротив придали прыти, потому что показалось - Шарк догоняет.
        Треск стоял на весь лес.
        На последних метрах Черемушкин обогнал-таки Дергунова, первым заскочил в машину на переднее сиденье и выпалил: «Гоните, Сергей Сергеич. Гоните».
        - Куда гнать-то? - невозмутимо осведомился Семендяев. - Вперед или назад?
        Черемушкин огляделся. Никто их не преследовал.
        - Домой гоните, - сказал он, отдуваясь и вытирая взмокший, исхлестанный ветками лоб. - Ну и влипли же мы.
        - Куда влипли? - уточнил Семендяев, разворачивая машину.
        - Потом, - сказал Черемушкин, а Дергунов вздохнул.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        Глава 1. Был он красив и грозен
        Дома у Семендяева Черемушкин ни разу не был, не довелось. Сергей Сергеич жил один, жена померла пять лет назад, а деток Бог не дал. Двухкомнатную свою квартиру держал в чистоте, на ночь в спальне протирал пол, чтобы воздух был свежее.
        В прихожей Семендяев выдал ребяткам тапки, велел посмотреть в гостиной телевизор, пока он приготовит ужин. Дергунов присмирел, уже не тыкал генералу.
        По телеку по всем программам гоняли бездарные сериалы российского производства. Жаль их не видел Язвицкий, то-то бы воспрял духом, почувствовал бы себя на этом унылом фоне гением пера.
        - И чего полезли? - сказал Дергунов ни к селу, ни к городу. В кресле ему, видите ли, сидеть было неудобно, всё чего-то ёрзал, то на правый подлокотник обопрется, то на левый.
        - А что мы, собственно, сделали? - отозвался Черемушкин, успокаивая скорее себя, чем Лёшку. - По большому счету мы по-прежнему в Хронопоиске. Поступил сигнал, на который отреагировали. В чем криминал?
        - Должен признаться, - понизив голос, сказал Дергунов, - что меня будто взяли за шкирку и силком заставили всё это сделать. Это сейчас начинаешь спрашивать: на кой ляд было лезть на рожон? Там и сомнений не было.
        - У меня то же самое, - признался Черемушкин и вполголоса добавил: - Про камеру помалкивай, она у нас прекрасно работала.
        - Камеру, положим, я и в руки не брал, - возразил Дергунов. - Ты сломал, ты и выкручивайся.
        - Ишь ты какой, - сказал Черемушкин. - Если бы не камера, мы бы тут не сидели.
        - Ребятки, к столу, - зычно позвал генерал. - Два раза не повторяю.
        Куриный суп с домашней лапшой был изумителен, ели молча, истово, причавкивая. Второе, голубцы со сметаной, также не дали расслабиться. Это ж надо так готовить! Зато малиновый кисель, холодный, как лед, тугими пластами, прямиком из холодильника, мог подождать.
        - Вы, ребятки, не переживайте, - откидываясь на спинку затрещавшего под ним стула и отдуваясь, сказал Семендяев. - Это наша работа, мы обязаны реагировать на запросы населения. Если что - валите на меня, я привычный.
        Помолчал и добавил:
        - Посмотрим, что вы там наснимали…
        Камера была классная, Семендяев привез её год назад из Японии, знакомый кейши (полицейский) подарил. Она имела приличную память, где-то 30 гигабайт, и напрямую подключалась к компьютеру - перекачивай, если знаешь код доступа. Семендяев, естественно, знал…
        Итак, камера была классная, чистенькая, не помятая, вот только видеолампа почему-то не работала. Семендяев покосился на скромно потупившихся, ожидающих показа ребятишек, и подключил камеру к компьютеру. Пошли первые кадры.
        Просмотрев видео, Семендяев сказал:
        - Удивляюсь уважаемому Мортимеру. Стереть эту запись для него что два пальца облизать. По идее мы сейчас ничего не должны были увидеть. Что ж, заслуженно вдарим по киселю…
        Утром бодрый, заряженный оптимизмом Разумович позвонил в дверь своего патрона. Семендяев с ребятами уже позавтракали, уже были готовы ехать в столицу.
        - Человеком стал, - похвалил Разумовича генерал. - А-то всё работа, работа, никакой личной жизни. Верно, Фима?
        Тот заулыбался в ответ…
        Семендяев был прав - Мортимеру ничего не стоило ещё на Объекте, в так называемой Галерее, которой ведал Шарк-Шарк, стереть информацию с карты памяти шпионской видеокамеры, и он попытался это сделать, но увы - руки оказались коротки. Кто-то более могущественный наложил запрет. Мортимера это взбесило, однако он умел ждать, решил не показывать раздражения, тем более что впереди было дело гораздо большей важности.
        Останки Пращура были тщательно очищены от всего лишнего, что могло внести искажения в процесс восстановления, обработаны в камере ультиматонов и помещены в огромную голубую капсулу со стеклянным окошечком для наблюдения. Через час, заглянув в окошечко, Мортимер нажал кнопку «Открыть».
        Капсула распахнулась. В ней, свернувшись клубком, дремал гигантский змей с львиной мордой и багровым оттиском S на покатом лбу. S означало Samael. Знак этот, а лучше сказать клеймо, во времена оные был поставлен архангелом Михаилом. Так выжигают клеймо на лбу оголтелого преступника, чтобы все знали - это вор, это тать, это нежить.
        - Самаэль, - позвал Мортимер.
        Змей приоткрыл выпуклые черные глаза, ловко, невзирая на размеры, клубком перекатился из капсулы в зал, затем, встряхнувшись, встал на четыре крепкие когтистые лапы. С треском расправил перепончатые крылья, и оказался вовсе не змеем, а скорее драконом длиною около шести метров и высотой метра четыре.
        - Эй, эй, полегче, - сказал Мортимер, отступая от крыльев, обрамленных острыми, как бритва, стальными пластинами.
        - Простите, господин, - прорычал Самаэль, садясь на задние лапы и обвившись гибким, раздвоенным на конце хвостом. Хвост этот, остро заточенный, отливающий металлическим блеском, также был грозным оружием.
        Был он красив и грозен. Его бронированную поблескивающую чешую не взяла бы даже автоматическая пушка.
        - Я знал, что вы придете, господин, - понизив голос, чтобы не оглушать, сказал Самаэль. - Где Лилит?
        - Будем искать, - ответил Мортимер.
        Он соврал. От Лилит осталась лишь частичка черепа с золотым венцом, которая нынче была внедрена в Небироса, зубами не отдерешь.
        - Я так и останусь зверем или таки смогу принять истинный вид? - спросил Самаэль.
        Мортимер развел руками…
        Жилище Самаэля располагалось неподалеку от Резиденции Мортимера внутри покрытого соснами холма, в хорошо вентилируемом бункере, с выходом через горизонтальную шахту на берег Стеклянного Моря. Выход, он же вход, был надежно защищен бронированной заслонкой диаметром три метра, цвет которой в зависимости от времени года мимикрировал под окружающую среду. Бункер был соединен подземным переходом с Резиденцией. Всё это, естественно, строилось заранее, без спешки. Самаэль своим теплым чистым жилищем остался доволен.
        Ночью дракон покинул бункер, полетал, наращивая скорость, над Стеклянным Морем, затем взмыл вверх, к стылой, ослепительно белой Луне. В ночном черном небе не было ни облачка, и кое-кто из знаменских полуночников заприметил на фоне четкого белого диска странный непривычный силуэт.
        Самаэль летел со страшной скоростью и вскоре вышел в безвоздушное пространство. К адскому холоду и отсутствию кислорода он относился равнодушно, единственное, что мешало и сковывало - это невозможность перейти в привычное измерение, где не было ни пространства, ни времени. Увы, теперь Самаэль был чисто физическим существом. Конечно, сверхбыстрым, сверхвыносливым, крепче любого космического корабля, способного преодолевать немыслимые расстояния, но не тем бессмертным созданием, каким был во времена оные. Естественно, до встречи с архангелом Михаилом, оклеймившим его и лишившим вечности.
        Облетев Луну, он «приземлился» на обратной её стороне рядом с неприметным неглубоким кратером диаметром в какую-нибудь сотню метров. Следует заметить, что кратер этот являлся антиподом знаменитого кратера «Альфонс», расположенного на видимой части Луны, но в отличие от своего знаменитого коллеги не имел даже имени.
        Самаэль спланировал в центр кратера и мощными лапами принялся рыть спекшийся песок-реголит, который рассыпался под его ударами в пыль. Вскоре появилась трещина, вход в пещеру. Самаэль удвоил усилия, круша твердый базальт. Обломки взмывали вверх, затем плавно, как в замедленной съемке, опускались вниз.
        Что-то там, внизу, в грунте, запищало, закопошилось.
        Самаэль залез лапой под камень, пошарил и выудил наружу существо, похожее одновременно на крота и на мелкого бобра, только в отличие от крота оно имело большие миндалевидные глаза, а конечности его заканчивались изящными розовыми пальчиками, которых было шесть. И вообще, для подземного обитателя оно было непривычно чистым, ухоженным, будто только что из-под душа. Спрятав его в специальный термос, чтобы не дал дуба на обратной дороге, Самаэль вывернул мешающий камень и выкорчевал «домик» существа. Очевидно «крот», почуяв опасность, дал деру из своего жилища, но далеко уйти не успел. «Домик» был солидный, этакий прочный утепленный увесистый куб с ребром в два метра.
        Поместив «домик» в герметичный мешок, Самаэль покинул Луну.
        Глава 2. Сисадмин Архаим
        Зверек прекрасно перенес перелет на Землю, дрых всю дорогу. Мортимер пощекотал его горлышко, зверек, не просыпаясь, заурчал, как кот.
        Посадив его в «домик», Мортимер установил «домик» на специальный стенд, подключил к странного вида приборам, видеокамере, подвел трубочку, через которую подавалась питательная смесь. На мониторе было видно, как зверек, побегав по своему жилищу и обнюхав все углы, удостоверился, что всё в порядке, ничего не пропало, вслед за чем подскочил к трубке и ну кормиться. Животик у него быстро округлился, но он и не думал останавливаться.
        - Ну, ну, - пробормотал Мортимер и вместо питательной смеси начал подавать шипучую кока-колу.
        Зверек, как ошпаренный, отскочил от трубки и погрозил видеокамере кулачком.
        - Не ходите, дети, в школу, - хохотнув, промурлыкал Мортимер. - Пейте, дети, кока-колу. Назовем-ка мы тебя Тюпой, потому что ты Тюпа и есть.
        Любил он мелкую живность, была такая слабость. К волосатому человечку привязался, теперь вот к зверьку.
        Тюпа переместился к стенке, уселся в кресло, ловко надел крохотные очки и сразу стал похож на маленького системного администратора, ибо перед ним на столе находилось нечто наподобие ноутбука с тремя кристаллами-экранами. Ловко включив «ноутбук», Тюпа пробежал пальчиками по «клавиатуре».
        Экраны замерцали голубым светом, из горизонтальной грани домика-куба, напротив которой располагался Тюпа, вырвались пять фиолетовых лучей и уперлись в двояковыпуклую линзу. Линза превратила их в один луч - узкий и острый, с шипением проделавший в толстой стальной мишени дырку. На этом дело не закончилось.
        Всё происходило внутри Тюпиного куба, но это так, для начала, демонстрация возможностей. В дальнейшем Тюпа, будучи уже Архаимом, развернулся на полную катушку. Но продолжим.
        Тюпа поработал с «клавиатурой», и отрезок луча, вырывающийся из мишени, принялся шарить по окружающему пространству, пока не нашел нужное, а именно зеркальный отражатель, который повернул луч на 90 градусов. И так далее, пока луч, описав неправильную кривую, не вернулся к дырке в мишени. После этого, странное дело, в воздухе на пути следования искривленного луча возникло несколько маленьких фантомов, отдаленно напоминающих те, которые наблюдались на Луне земными астрономами. Были тут и меняющие очертания хрустальные строения с ослепительно белыми куполами, и исчезающие стены, и самороющиеся траншеи, и выпуклые НЛО. Фантомы эти созревали до физической твердости, потом вновь становились полупрозрачными.
        Мортимер ухватил биомеханической рукой один из таких созревших НЛО, выдернул из фантомной системы, облучил ультиматонами, и маленький объект зажил своей жизнью.
        - Что и требовалось доказать, - удовлетворенно сказал Мортимер, отпуская вырывающийся из рук игрушечный НЛО.
        Тот принялся порхать по просторной лаборатории.
        Тюпа высунулся из домика, деловой такой, весь в работе, проследил за передвижениями своего творения и жестом показал Мортимеру: могём. Нет, ну какой же он после этого зверек? Очень даже разумное существо, поумнее иного лоботряса, который только и умеет, что балдеть под Казантип.
        После этого Мортимер стал уважительно называть Тюпу Архаимом.
        Той же ночью стараниями Архаима над Галереей Шарк-Шарка был возведен гравикупол, и теперь ни со стороны леса, ни с вертолета туда было не попасть. И это было только начало…
        Вернемся, однако, к Семендяеву, когда утром бодрый, заряженный оптимизмом Разумович позвонил в дверь его квартиры. Семендяев с ребятами уже позавтракали, уже были готовы ехать в столицу.
        - Человеком стал, - похвалил Разумовича генерал. - А-то всё работа, работа, никакой личной жизни. Верно, Фима?
        Тот заулыбался в ответ и наивно спросил:
        - Что, сразу к Господину?
        - Всё-то ты знаешь, - произнес Семендяев, после чего вынул из кармана мобильник и шепотом сказал: «Олег Павлович, примете?» Получив добро, с хитрецой посмотрел на Разумовича.
        - Кто там? - высунулся из комнаты Черемушкин. - Ба, господин Разумович. Лёшка, поехали.
        - Фима, дружище, будь добр отвези ребятишек в столицу, - сказал Семендяев, пряча мобильник обратно в карман. - А мне нужно срочно сгонять на Объект…
        Несмотря на бессонную ночь, Мортимер был гладко выбрит, бодр, насмешлив.
        - Выкладывайте что принесли, - произнес он, едва Семендяев вошел в его новый кабинет в знакомой нам десятиэтажной желтой «сталинке» с башенками на крыше.
        Дом этот теперь располагался в центре разрастающегося города, был окружен парком и ажурной двухметровой решеткой, чтобы никто лишний не вошел, имел, как водится, охранника на входе, который строго спрашивал: к кому. Охранник сидел в стеклянной будке, перед ним была пара кнопок, открывающих калитку или ворота. На решетке перед входом имелась табличка «Администрация Института Инновационных Исследований, г. Знаменск». Всё как у людей.
        Семендяев положил на стол перед Мортимером свою шпионскую видеокамеру.
        - О, японская, - похвалил Мортимер, показывая рукой на кресло. - Как у вас оказалась?
        - Знакомый японец подарил, - Семендяев сел.
        - Кто приказал собирать компромат? - улыбаясь, спросил Мортимер.
        - Откуда вы знаете, что здесь компромат? - прикинувшись удивленным, спросил Семендяев, но ноги предательски задрожали.
        - Мне ли не знать, - дружелюбно сказал Мортимер. - Так, всё же?
        - Письмо позвало в дорогу, - произнес Семендяев. - Я всё же возглавляю Хронопоиск, курирую Объект. Этот Пронин так изложил факты, что проняло до печёнок. Но сейчас думаю - бес попутал. Кстати, видео делал не я, а Черемушкин. Кроме нас об этом материале никто не знает.
        - Хорошо, - сказал Мортимер. - Преданных людей я ценю. В чём конкретная просьба?
        Семендяев мгновенно вспотел.
        - В Постановлении сказано…, - начал он.
        - Да, да, привлекать к работе при необходимости, - перебил его Мортимер. - Это моя формулировка. А что вы хотите? Вам семьдесят два…
        - Семьдесят один, - вскинулся Семендяев.
        Мортимер, ухмыльнувшись, согласно покивал и продолжил:
        - В этом возрасте, папаша, берут только сторожем на кладбище, да и то молодые начинают вытеснять. На Васю Черемушкина у меня определенные планы, Дергунов тоже кое-где сгодится, а вас, извините, куда? Евнухом к Лилит?
        - К какой, простите, Лилит? - насторожился Семендяев. - Каким евнухом?
        - Вот видите, уважаемый, даже вам смешно, - улыбнулся Мортимер. - Поэтому и сказано: «Привлекать при необходимости». К тому же этот ваш компромат проверить невозможно, отныне вход в Галерею запрещён.
        - Кому как, - вяло отреагировал Семендяев, чувствуя, что почва стремительно уходит из-под ног. - Гаагский суд вправе создать международную комиссию…
        - Плевать на Гаагский суд, - Мортимер ловко смёл семендяевскую камеру в ящик стола. - Что это вы всё про Гаагский суд? Разве так просят?
        - Виноват, - сказал Семендяев, вытирая взмокший лоб. - Но, право, обидно. Пашешь, пашешь, а жар загребают другие, непричастные. Между прочим, повторяю, видео делал Черемушкин, не я.
        - Но с твоей подачи, - Мортимер расхохотался. - Ладно, старый хитрец, не обижу.
        Посмотрел на Семендяева проницательно и вкрадчиво спросил:
        - Выпьешь?
        - Что именно? - уточнил Семендяев, несколько покоробленный этим бесцеремонным «ты».
        - Эликсир, - ответил Мортимер. - Многие просят, да я не даю. Выпьешь?
        Семендяев немедленно вспомнил фалернское вино, подарок Воланда Мастеру. Сатана предлагает эликсир вечной молодости, на самом же деле это яд.
        - Попозже, - сказал Семендяев. - Премного благодарен. Ещё увидимся.
        И вышел, держась к Мортимеру вполоборота и непрерывно, как китайский болванчик, кланяясь.
        Глава 3. Балчуг
        Уже на следующий день в офисе на Большой Лубянке появился приказ о включении в перечень обязанностей подразделения Черемушкина функции обслуживания Института Инновационных Исследований в городе Знаменске. Особым пунктом заместителем директора Института по режиму и хозяйственной части назначался Семендяев С.С. То есть, непосредственно из-под Черемушкина генерал уходил и подчинялся ему только методически.
        Семендяев не знал радоваться или горевать, и вот почему: в подчинение ему попадали известные обалдуи Менанж и Фазаролли, а также, о, Господи, Небирос и Берц. Двое последних ничем кроме похождений по злачным местам столицы себя не проявили.
        Приказ этот появился в пятницу.
        - Ну что, начальник? - сказал Дергунов Черемушкину. - С тебя клёпка.
        - Сергей Сергеевич, - тут же подхватила Лера. - Вася приглашает нас вечером, э-э… Вася, ты куда нас приглашаешь этим вечером?
        - В пельменную, - ответил Черемушкин. - Водку и шампанское с собой, а то дорого.
        - Я пас, - принялся отнекиваться Семендяев. - Водка с шампанским - это слишком. Это уже ёрш какой-то.
        - Северное сияние, - уточнил начитанный Дергунов, поправляя пальцем съехавшие на нос очки.
        - Ну, Сергей Сергеич, - сказала Лера. - Вася пошутил. А пойдем-ка мы, пойдем-ка мы в Бал…
        - В «Балчуг», - закончил за Леру начитанный Дергунов. - Давно мечтал. Там утка - пальчики оближешь, и рядом с домом. Спать, Сергей Сергеич, будете у меня.
        - Не-е, - продолжал гнуть своё Семендяев. - Утка - жирная пища. Это вам, молодежь, в пользу, а мне удар по печени.
        - Решено, - отрезал Черемушкин.
        - Хорошо, - согласился Семендяев. - Позвольте, я закажу столик, иначе вашим Северным сиянием придется давиться в подворотне…
        Пятница, надо сказать, выдалась теплая. Вообще, этот сентябрь, напугав поначалу холодами, перевалив середину смилостивился, потеплел, подобрел. К вечеру поднялся ветер, но не холодный, а поскольку Разумович был уже отпущен, решено было к Балчугу идти пешком.
        Семендяев оказался прав - свободных столиков не было, в большом зале было не шумно, играла тихая музыка, но пока в записи, музыканты должны были появиться позже. На низкой эстраде стояли пианино, ударная установка, на стуле лежал золотой саксофон.
        Их столик на четыре места стоял у полузакрытого тяжелыми темно-желтыми шторами окна, сквозь которое на фоне серого неба проглядывали купола храма Василия Блаженного и башни Кремля.
        Не стоит, пожалуй, долго и нудно описывать обстановку, цвет скатерти на квадратном столе (кстати, пока идеально белой, а потом посмотрим), удобные с деревянными ручками кресла, следует лишь сказать, что в ведерке со льдом уже охлаждалась бутылка шампанского, а в непосредственной близости, через пару столиков, наблюдалась пара до боли знакомых физиономий: Небироса и Берца.
        Эти прожигатели жизни нагло заняли целый стол, который был густо уставлен цветами, бутылками и закусками.
        Заметив подошедших, прожигатели подняли бокалы и дружно рявкнули: «Салют, камрады».
        - От камрадов слышу, - процедил Семендяев и сдержанно кивнул в ответ.
        Подошедший официант откуда-то знал Семендяева, обращался по имени-отчеству, отчего тот надулся, как индюк. А поскольку официант ненавязчиво информировал, что сегодня в меню самое лучшее, то у всех выбор оказался одинаковым: буженина, шпигованная чесноком и луком, грибной жульен, заливной судачок, лобстер с шафраном, утка по-пекински с блинчиками. Утка, в которой было не менее двух кило, аккуратно разрезана на куски. Это было общее блюдо. В качестве гарнира к утке сладковатый, с дымком, соус «хойсин», зеленый лук, свежие огурцы.
        Ну и, конечно, для всех большая сырная тарелка, маринованные грибки, красные соленые помидоры, рыбная нарезка, фрукты, кто что хочет.
        Что тут сказать? Официант, которого Семендяев видел впервые в жизни, оказался прав - всё было невероятно вкусное, об одном он не предупредил, что порции-то нешуточные. Если в буженине, жульене и судаке было по 100 грамм, то в лобстере одного только мяса все 450. Уже после лобстера можно было расходиться по домам, но тут на подогретом блюде поднесли утку с блинчиками. Как откажешься?
        Между тем, уже было девять вечера, они сидели за столом два с половиной часа, вовсю играл джаз-бенд и играл очень прилично, уже за окном горели уличные фонари и нарядно светились кремлевские башни и храм.
        Они ели и болтали. Утка была отменная, вот только хваленый соус «хойсин» отдавал «жидким дымом». Но отдавал после шампанского, а после водки не отдавал.
        Тут эдак вальяжно подошел Небирос, нагнулся к Черемушкину и сказал на ухо:
        - Сейчас начнется, вы не суетитесь. Сами справимся.
        И отошел.
        - Что ему нужно? - спросил Семендяев, но Черемушкин ответить не успел, потому что музыканты резко прекратили играть нестареющий свинг.
        У эстрады стоял молодой чернявый носатый человек в новеньком, прекрасно сидящем на нем костюме и что-то неторопливо вытаскивал из внутреннего кармана пиджака. Джазисты переглядывались. Из пиджака появился вороненый пистолет.
        - Ну? - сказал человек. - Прошу по-хорошему: лезгинку. Или сами спляшете?
        С перепугу ударник выдал на малом барабане трескучую дробь, к нему, подправляя ритм, присоединился контрабасист, к последнему, корректируя мелодию, подключился саксофонист, ударил по струнам гитарист, пробежался по клавишам пианист, и пошла-поехала забористая лезгинка, от которой уже все потихоньку отвыкли.
        Чернявый начал приплясывать, вертя над головой вороненым пистолетом, пошёл на цыпочках, и ну выделывать ногами «ковырялочки», с пятки на носок, с носка на пятку, да так быстро, так ловко. А вот и выбросы ногами пошли и двойной ход по кругу с прищелкиванием твердыми каблуками. Красота.
        - А не попробовать ли и мне? - пробормотал Семендяев, вставая.
        - Сидеть, - сказал Черемушкин, но уже из-за своего стола вышел Небирос и, проходя мимо, плечиком подпихнул Семендяева. Тот плюхнулся обратно в кресло.
        Небирос, пританцовывая, быстро передвигался к эстраде. Он тоже был чернявый, тоже статный, тоже молодой, и тоже хотел сбацать лезгинку, которая, говорят, вовсе даже и не танец, а вид спорта, единоборство, кто кого перетанцует.
        - Эй, эй, - раздалось из дальнего конца зала.
        Там из-за столика встали четверо. К ним, опустив голову, пошёл знакомиться Берц.
        - Как интересно, - сказала Лера, переводя взгляд с Небироса на Берца и обратно. - Вот вам и прожигатели жизни.
        Небирос уже подошел к эстраде, принялся изображать танец, получилось ахово, коряво. Презрительно усмехнувшись, парень с пистолетом начал двигаться в два раза быстрее. Небирос между тем исправлялся на глазах, а спустя минуту выделывал коленца как заправский танцор. Двигались они по кругу, синхронно, хоть по секундомеру засекай. В какой-то момент Небирос неловко взмахнул рукой и выбил у парня пистолет, который улетел на эстраду. Барабанщик едва успел увернуться.
        Тем временем, у четверых в конце зала появились в руках короткие автоматы. Предупредительная очередь в потолок, отчего посыпалась отбитая штукатурка, следующая - в надвигающегося Берца. Тот не стал медлить, в мгновение ока оказался рядом, одним движением выбил автоматы. Вот рев-то поднялся, у кого правая рука была сломана, у кого левая.
        Глава 4. Принцип обратной связи
        Танец мгновенно прекратился. Чернявый повел плечами, из рукавов с лязгом выдвинулись острые стальные когти, удлинив руки на полметра. Небирос выхватил из воздуха острую саблю, какой бравые казаки перерубают чугунную ограду, ловким движением отмахнул пару стальных «пальцев» на левой руке. Из обрубленной «культи» вырвалась тугая струя черной крови, которую парень направил в глаза Небиросу. Тот успел уклониться, жестом показал «не балуй».
        Лицо парня перекосилось, пошло буграми, превратившись в физиономию злобного демона.
        Следует заметить, что никто этого не видел, всё происходило в бешеном темпе, время для сидящих в зале как бы замедлилось.
        - Кто твой князь? - спросил Небирос. - Уж не Асмодей ли?
        Демон шагнул в сторону, поднял над головой ближайший стол и швырнул в Небироса. Посуда веером рассыпалась на пол и на соседние столы, забрызгав окружающих жирной едой, соусами и подливой. Небирос отмахнулся и, взмыв в воздух, коршуном спикировал на демона. Тот упорхнул в сторону, приземлившись метрах в десяти от эстрады и сокрушив при этом пару столов. Трое отдыхающих оказались под обломками, тут уже пролилась настоящая кровь.
        Пиджак демона лопнул по швам, рубашка разлетелась в клочья, обнажив рыжий волосатый торс. На спине выросли могучие крылья. В одно мгновение он сделался много шире, а головой уперся в потолок.
        И вот тут у Черемушкина с Лерой, только у них, открылись глаза. Они увидели стоящего у эстрады Небироса, ужасное чудовище, которое, расшвыривая столы, направлялось к Небиросу, но главное - вырвавшийся из стены дрожащий, искрящийся, прозрачный столб-тоннель, втянувший в себя жуткого демона.
        В конце тоннеля призрачно проявилось маленькое существо в крохотных очках, сидящее за столом, уставленном голубыми кристаллами. «Архаим», - объяснил невидимый Мортимер. Услышали только Черемушкин и Лера. Манипулируя со скрытой за кристаллами аппаратурой, Архаим сделал демона маленьким-маленьким, со спичечную головку, и посадил в стеклянную пробирку, заткнув резиновой пробкой. Пробирка перекочевала в руки Мортимера, вслед за чем тоннель сузился до ширины карандаша, потускнел, из него ударил шипящий сиреневый луч, который описал в воздухе сложную кривую и исчез.
        После этого произошло следующее: восстановились и встали на свои места столы, стулья, посуда и прочее, что покурочил злобствующий демон. Раны на пострадавших исчезли, кровавые следы на полу растворились, перед пиршествующими появились новые порции еды и питья. Потихоньку с белоснежных скатертей и нарядной одежды вытравились жирные пятна, так что когда люди вернулись в нормальное время, ничего вроде бы и не произошло. Но осталось какое-то беспокойство.
        Один молодой мужчина, на которого наступил небрежный демон и у которого только что была раздавлена в лепешку левая половина лица, всё хватался за бедный свой череп, ощупывал лоб, щеку. Глаза у него беспокойно бегали, кадык ходил вверх-вниз. Он, пожалуй, пострадал больше всех - и ничего. Надолго ли?
        А те четверо, которых покалечил Берц, уже бежали вон из страшного Балчуга, подвывая и моля Бога, чтобы никто не догнал. Берц милостиво отпустил их, но пригрозил, чтобы больше не баловались с оружием, в следующий раз пощады не будет. Знал, что передадут оборзевшим соплеменникам.
        Приехал спецназ, ничего не нашел. Стрелять - стреляли, а оружия не было. Никто ничего не видел. Правда, кто-то вспомнил, что был такой чернявый пацан, который нарочно будировал всех лезгинкой, но куда делся - неизвестно…
        Не сказать, что вечер был испорчен, утка по-прежнему была вкусна и заказанное напоследок шампанское выпито с удовольствием, но осадок остался. Сроду не шлялись по ресторанам и лучше не надо.
        Где-то в пол-одиннадцатого они вышли на улицу. Небирос и Берц вызвались сопровождать и правильно сделали - на набережной под мостом их окружила толпа хачеков. Только что не было, и вдруг как выскочат изо всех дыр.
        Да куда им до Небироса с Берцем, которым и роты мало. Получили по соплям и тут же испарились.
        - Я думаю, не просто так мы в Балчуг попали, - сказала Лера.
        - Скоро вы вашу Москву не узнаете, - произнес Черемушкин. - Для этого Архаим?
        - Мортимера цитируешь? - усмехнулся Небирос. - Да, Архаим для этого.
        - Вы про что, ребята? - спросил Семендяев. - Какой такой Архаим?
        - Вот именно, - поддержал его Дергунов. - Что вообще происходит? Я ничего не понял.
        - Не увидел, потому и не понял, - Берц хлопнул Лёшку по плечу.
        Тот присел и прошипел:
        - Полегче можно?..
        Час спустя облаченный в белый лабораторный халат Мортимер появился в спальне Небироса. Тот мгновенно проснулся, встал, включил светильник, хотя этого можно было не делать, светильник был чисто человеческой привычкой. Быстро накинул цветастый халат.
        - Узнаёшь? - Мортимер протянул Небиросу пробирку, в которой, нахохлившись, сидел мелкий демон.
        Небирос взял пробирку, демон широко разинул кровавую пасть с белыми острыми клыками, зашипел.
        - Ишь, гаденыш, - хохотнул Небирос. - Куда его, в Галерею?
        - Пока Архаиму послужит, а там посмотрим, - сказал Мортимер, забирая пробирку и пряча в карман.
        - Не узнали, Господин, его намерений? - спросил Небирос.
        - Какие могут быть намерения у беса? - ответил Мортимер, садясь на кровать. - Навредить, смутить, запутать, ввести во грех. Что мне тебе объяснять? А если серьезно, то Асмодей недоволен, что мы им пренебрегаем. Считает, что в истории с запретным плодом главное - похоть, то есть его прерогатива. Уверен также, что является отпрыском Адама и Лилит, и наш Проект - чистейшей воды провокация, очернение предков. Этот самый гаденыш, что у меня в кармане, инспирировал драку, чтобы под шумок убрать нашу сладкую парочку. Кстати, демон этот не из последних, знатный демон, служит в тринадцатом полку, воинский чин майор. За особые заслуги награжден крыльями.
        - Крылья я видел, - подтвердил Небирос. - Но ведь узнал откуда-то про Балчуг. И откуда?
        - Известный тебе принцип обратной связи, - сказал Мортимер. - Демон внушает желание, искушает, персонаж воспринимает это желание, как своё, Мортимер узнает от персонажа о его желании и сообщает Небиросу. В результате в Балчуге встречаются трое: персонаж, Небирос и крылатый демон. Ты сразу его узнал?
        - Не сразу, - признался Небирос. - Но что-то насторожило, потом понял, кто он.
        - Сесёлкину теперь охранять нечего, - сказал Мортимер. - Он со своими ребятами будет заниматься чисткой, а вы с Берцем потрудитесь обеспечить надежную защиту персонажей, в смысле Леры и Василия. Думаю - Асмодей непременно активизируется.
        - Слушаюсь, Господин, - ответил Небирос. - Но это днем. А как быть ночью?
        - На ночь Архаим окружает их жилище защитной сферой. Ни тебе, ни мне не пролезть.
        - Это как это?
        - А вот так.
        Сказав это, Мортимер исчез.
        Глава 5. Памятка
        Зам. по научной работе Мусатов Сергей Анатольевич был доволен своим новым кабинетом: общая площадь 200 квадратных метров, из них 10 метров - комната отдыха, три метра - душ, два - сортир, 5 - комната приема пищи, куда поднос с едой доставлялся с помощью кухонного лифта. Небольшой тренажерный зал, отделение для переодевания, отделение поменьше для переобувания, здоровенный зеркальный шкаф с костюмами, и так далее, и тому подобное.
        Другой бы на его месте обалдел, но Мусатов был не таков. Главным для него была работа и ещё раз работа.
        Сервис он, конечно, оценил, такого сервиса и таких условий не было даже у директора ЦЕРНа, хотя кто его знает. В кабинете у директора ЦЕРНа Мусатов не бывал, всё как-то больше встречались в коридоре и тот звал его по имени: Серьёжа.
        Осмотрев кабинет, Мусатов позвонил в Дубну академику Израэлю. Тот тут же, опередив секретаршу, взял трубку, сказал: «Сергей Анатольевич?»
        - Да, Степан Адамыч. Как догадались?
        - Ну, как же, - ответил академик. - Ты первый день на работе. Пришел к девяти, полчаса на дарение цветочка с шоколадкой секретутке и осмотр кабинета. Сейчас ровно девять тридцать. Кто ещё мог позвонить?
        - Лихо, - сказал Мусатов. - Не напомните свою фамилию?
        - Израэль, - хохотнув, ответил академик. - А? Какова логика?
        - Безупречная, Степан Адамыч, безупречная. Мне здесь нравится, я доволен. Премного вам благодарен.
        - Не меня благодари, - сказал академик. - А известного тебе, э-э, человека.
        - Да-да, - согласился Мусатов. - Здесь такая энергетика, такая мощь. Мир перевернется.
        - Это точно, - сказал академик. - Извини, друг любезный, ко мне пришли.
        Положив трубку, Мусатов раскрыл «Памятку для вновь прибывших». И увидел мастерски нарисованный направленный на него трехмерный кукиш. На этом памятка и заканчивалась.
        Полюбовавшись дулей, он направился к Мортимеру. Вместе с памяткой.
        Кабинет Мортимера располагался на том же этаже, но в другом крыле, через пару минут Мусатов уже входил в его приемную с ослепительно красивой черноволосой секретаршей.
        - Здравствуйте, Томочка, - сказал Мусатов, стараясь быть непринужденным. - Олег Павлович у себя?
        - Он всегда у себя, - ответила Тамара, улыбаясь. - Что это вы, Сергей Анатольевич, такой напряженный?
        - Я не напряженный, - возразил он. - Я строгий.
        И вошел в дверь, слыша сзади ехидное покашливание.
        - Опять сцепились? - сказал Мортимер, поднимаясь из-за стола и протягивая широкую черную ладонь.
        - С чего вдруг? - удивился Мусатов. - Я её второй раз вижу.
        - Тамара жаловалась, что вы на неё наезжаете, - произнес Мортимер, садясь. - Я ей склонен верить, хотя не могу понять, где вы с ней раньше встречались.
        - Мало ли что придумает какая-то секретарша, - сказал Мусатов. - Она, знаете ли, очень колючая, эта ваша Тамара. Всё норовит подковырнуть. И вообще, мало ли где мы встречались.
        - Значит, вы ей нравитесь, - заключил Мортимер, посмеиваясь. - Женщина - существо загадочное, противоречивое. А теперь к делу.
        К делу, так к делу. Мусатов развернул перед ним памятку и не поверил своим глазам. Никакого кукиша не было, а был стандартный, суконный, разбитый по пунктам текст.
        - Памятка как памятка, - проворчал Мортимер, пряча улыбку. - Незадолго перед вами прибегал генерал Семендяев с той же памяткой, уверял, что видел в ней кукиш, хотя откуда здесь кукиш?
        - С этой же памяткой? - уточнил Мусатов.
        - С этой же, - ответил Мортимер. - Она самопроизвольно кочует со стола на стол.
        - А если в топку? - предложил Мусатов.
        - Ничего не получится, - сказал Мортимер. - Памятка - это символ, принадлежность, атрибут. Некоторые в рабочее время сражаются в «Паука», а некоторые носятся по начальству с дурацкой памяткой. Итог одинаков.
        - Хорошенькое начало, - промямлил Мусатов. - Но я, собственно, не по поводу этой книжонки и тем более вашей симпатичной секретарши. Я по поводу работы, так сказать. Люблю, так сказать, работать, выполнять конкретные задачи. И когда я сегодня в первый раз, заметьте, пришел на работу, то ждал, что меня хоть чем-то озадачат. Но, увы.
        - Ну, так садитесь, - радушно предложил Мортимер. - Вот стул. Немедленно озадачим. Я так ждал вашей инициативы.
        Мусатов сел за приставной стол напротив Мортимера.
        - Итак, чем бы вы хотели заниматься конкретно? - сказал Мортимер. - Что бы вам этакое предложить? У нас тут поблизости случайно завалялся микротрон. Не желаете? Или вам обязательно что-нибудь на встречных пучках?
        - Но погодите, - Мусатов потер лоб. - Я учёный, а не клоун. Если я ваш заместитель по научной работе, то должна же быть какая-то научная работа.
        - Что указано в договоре? - спросил Мортимер.
        - Честно говоря, не помню, - признался Мусатов. - Всё как-то впопыхах. Ничего конкретного.
        - С сегодняшнего дня вам начисляется зарплата десять тысяч евро в месяц, - сказал Мортимер. - Если у вас сегодня нет работы, то это вовсе не означает, что работы как таковой вообще нет. Наступит день, когда вам придется вкалывать за десятерых, и уверяю, вам это будет не в тягость. Так что отдыхайте, Архаим ещё прокладывает тоннель до белокаменной. Да, и ещё: мы сейчас на полную катушку раскручиваем ваш рейтинг. Скоро ваше имя будет стоить очень-очень дорого. Наберитесь терпения.
        - Спасибо, - сказал Мусатов, поднимаясь. - А что такое Архаим?
        - Позже, дорогой, позже…
        Как существо, недоступное нашему разумению, Мортимер одновременно находился в разных, порой довольно отдаленных друг от друга местах. Это человеку нужны клоны, Мортимеру они были не нужны, вот и во время разговора с Мусатовым, одновременно, он на пару с Архаимом прокладывал тоннель до белокаменной.
        Подземные работы Мортимеру были не в диковинку, он не боялся темноты и замкнутого пространства, для него не было материальных преград, и он прекрасно ориентировался, куда двигаться дальше. Он маячил на объемном дисплее Архаима четким светлым пятном, указывая направление. Привычный сиреневый луч искривился, превратившись в бешено крутящийся штопор, который полосовал и крошил всё на своем пути, оставляя после себя идеальный тоннель диаметром шесть метров с отполированными до блеска стенами. Чтобы не напороться на подземные коммуникации или иное чудо техники, Мортимер заглубил тоннель на полсотню метров.
        Выбранный грунт Мортимер перераспределял по подземным пустотам, которых под землей полным-полно. Скорость прокладки колебалась от 50 до 70 километров в час, не Бог весть, но для земной техники недостижимо. Даже поездом добраться до Москвы получалось дольше.
        Архаим управился за 9 часов, а дальше за дело принялись биороботы Мортимера. Они устанавливали вдоль тоннеля здоровенные белые кольца - электромагнитные ускорители, сквозь которые со страшной скоростью должен был двигаться состав с пассажирами. На самом деле это был блеф, очковтирательство. Да, состав разгонялся и тормозил в электромагнитном поле, но основную часть пути поезд преодолевал в надежном, испытанном подпространстве. Однако человечество до подпространства исторически не доросло, поэтому биороботы устанавливали здоровенные кольца. Не везде, только лишь на двухкилометровых отрезках - перед Знаменском и перед Москвой.
        Зачем тогда, спросите вы, было огород городить, то есть рыть тоннель? А вот для чего. Во-первых, человек, как существо вещественное, не был приспособлен для подпространства. Недаром медики Объекта вживляли тому же Черемушкину, тому же академику Израэлю и прочим особые чипы, чтобы не распадалось сознание. Поэтому планировалось, что пассажиры будут находиться в подпространстве минимум времени. Во-вторых, земная техника на месте не стояла, и года через три должны были появиться принципиально новые скоростные средства передвижения. Вот тогда можно было перейти на привычный транспорт. В-третьих, в свободную часть тоннеля можно было напихать что угодно, чтобы не маячило перед глазами.
        Зеленые могут забить тревогу насчет электромагнитного поля, но вот тут-то как раз беспокоиться нечего. Оно такое же, как в метро.
        Глава 6. Уж больно замаскировано
        Итак, наш состав тормозился на подъезде к Москве, а дальше на прекрасно оформленной платформе пассажиры пересаживались в обычный электропоезд, который пока с линиями метрополитена не пересекался и имел два выхода: в подвалы известного нам офиса на Большой Лубянке и Академии Наук на Ленинском проспекте.
        Первым состав опробовал генерал Семендяев, прибывший из Знаменска на Большую Лубянку инкогнито, никого не предупредив. В подвале, хоть и освещённом, но заваленном разным хламом, он заблудился, запаниковал, ибо мобильник не работал. К счастью услышал, что впереди кто-то копошится, постукивает твердым по твердому. Поспешил на стук и увидел сидящего на корточках Мортимера, который поколачивал палкой по старому шкафу.
        - Привет, - сказал Семендяев. - Давно не виделись.
        - Вы два раза прошли мимо нужной двери, - отозвался Мортимер, вставая. - Туда и обратно. Что вы мечетесь?
        - Не заметил, - сокрушенно признался Семендяев. - Уж больно замаскировано.
        - Это от террористов, - сказал Мортимер. - Не ясно, правда, как террористы смогут попасть в подвал, минуя охрану на входе… Ладно, идёмте.
        Обогнув Семендяева, направился туда, откуда только что пришлёпал генерал.
        - Вы обещали, что будет чистенько, - следуя за ним, сказал Семендяев.
        - Чистенько и было, - ответил Мортимер. - И дверь была какая надо: под карельскую березу, с двумя створками, с бронзовыми ручками, мимо никак не проскочишь. А что теперь?
        Остановился перед вросшей в дверной проем замшелой, позеленевшей от старости, растрескавшейся доской. Подергал за ржавую ручку, та отвалилась и угодила в засохшие кошачьи какашки.
        - Тьфу, - с чувством произнес Семендяев. - Везде эти кошки.
        - Это не кошачье, - сказал Мортимер, к чему-то прислушиваясь. - Мелкие бесы пометили.
        Щелкнул пальцами - дверь не поддалась. Мортимер пнул ногой, дверь затрещала, выгнулась дугой, но выстояла. Что-то вдруг глухо лопнуло, погас свет, налетел валящий с ног ледяной воющий вихрь, и всё содрогнулось от чьих-то тяжелых шагов.
        - Марш! - с этими словами Мортимер вышиб ногой дверь и одновременно толкнул Семендяева в открывшийся проем.
        Толчок был так силен, что у генерала перехватило дыхание. Тело пошло вперед, а голова отстала, хрустнули шейные позвонки, всё онемело, Семендяев почувствовал, что стар. Этакая старая, дряхлая, немощная, ватная кукла.
        За дверью оказалось не продолжение коридора, а мерцающая потусторонним зеленым светом пропасть без дна. Теряя сознание, Семендяев начал падать в неё, но Мортимер уцепил его за пиджак, выдернул обратно в постанывающий и осыпающийся от стопудовых шагов черный подвал.
        Взвалив увесистого генерала на плечо, Мортимер помчался к поезду. Миг - и Семендяев уже сидел в вагоне, хотя нет, не сидел, безвольно свалился на бок.
        Мортимер заглянул ему в глаза, в них не было жизни. Загорелся красным поврежденный позвонок на шее, Мортимер умело вправил его, помассировал остановившееся сердце.
        Семендяев вздохнул, вытер мокрый лоб и сел. Сказал:
        - Приснится же такое.
        И вдруг услышал тяжеленные шаги.
        Мортимер приложил к губам указательный палец и вышел из вагона. Пора было приниматься за работу.
        Состав помчался к пересадочной платформе, Семендяев вглядывался в окно, пытаясь рассмотреть, кто же это так тяжело ходит. Но нет, не разглядеть. Мортимер помахал ему рукой. «Съездил называется», - подумал Семендяев, устраиваясь поудобнее и ощупывая шею, которую нещадно ломило.
        Помахав уезжающему генералу рукой, Мортимер повернулся навстречу приближающемуся Драманте - самому тяжелому из существующих сеятелей ужаса. Как опытный воитель, Асмодей сразу не шел в атаку, проверял на прочность, выискивал слабые места. На этот раз он выбрал Драманта, второго после себя по силе, но не самого ловкого. «Обижаешь, начальник», - сказал бы на это иной землянин. Противника надо уважать.
        Подойдя ближе, Драмант остановился. Ростом он был под три метра и такой же в ширину, весь в ядовитых шипах, буро-красный, как глина, с маленькими налитыми кровью кабаньими глазками. Мортимер рядом с ним казался худеньким недомерком, слабаком, которому нужно было с криком о помощи удирать на самую высокую гору, прятаться в самую глубокую пещеру, а не стоять нагло напротив и вызывающе пялиться.
        Между ними было метров десять. И не подвал это уже был, а гулкий хорошо освещённый зал размером в три футбольных поля со стеклянным куполом наверху, сквозь который угадывались горящие багровым огнем глаза-прожекторы Асмодея.
        Он показывал, что это его вотчина, что он здесь хозяин. Деритесь, а я погляжу.
        Мортимер метнул в него разящую молнию, купол треснул и под яростный вой Асмодея (молния попала грозному демону в глаз) острыми иззубренными обломками осыпался на усеянный глыбами бетонный пол. Глыбы здесь были, чтобы дралось потруднее.
        Крупным осколком стекла Драманта рассекло пополам, Мортимера же спасло силовое поле.
        Мортимер не стал ждать, пока Асмодей проморгается, а Драмант восстановится, и покинул негостеприимный подвал.
        Впрочем, этой же ночью в компании с Небиросом и Самаэлем, а также взводом биороботов он сюда вернулся.
        Оказалось, что некто неизвестный, а скорее всего несколько неизвестных, разумеется не людей, в свое время немало потрудились, превратив стандартный трехмерный подвал в подобие четырехмерного со множеством ложных ходов, лабиринтов и ловушек. Асмодею осталось лишь внести в эту сложную конструкцию определенные доработки, и теперь сюда были вхожи не только демоны и бесы, но и всякая потусторонняя нечисть вплоть до реструктурированных монстров из литературных произведений.
        Трудяги-биороботы до утра штукатурили и покрывали краской заделанные Мортимером дыры и полости. Небирос с Самаэлем тем временем отгоняли хлынувшую в подвал нечисть. Это было не трудно, как в тетрис играть, но хлопотно.
        А Мортимер, что тебе паук, уже оплетал внешний контур подвала и примыкающего к нему тоннеля защитными знаками и монограммами. Напоследок поставил замок, который соединил все хитрые вензеля воедино. Теперь ни одна непрошенная тварь не могла сюда проникнуть.
        Под зданием Академии Наук такого безобразия не было, но впредь ухо нужно было держать востро. Москва - город старинный, сюда стекается много народа, и народа непростого, а с амбициями, одаренного, с массой идей. Завладеть такими душами почетно. И овладевают, тому множество примеров. Технически всегда по-разному, бывает, что в лоб, а бывает, что изощрённо. Зачем нужно было делать какой-то подвал четырехмерным - неизвестно, но какой-то хитрый замысел был. И этим воспользовался Асмодей…
        В десять утра свежий, опрятно одетый, чисто выбритый Мортимер вышел через двухстворчатую красного дерева дверь на нулевой этаж офиса на Большой Лубянке, поднялся в вестибюль и вошел в лифт.
        - Эй, эй, - крикнул вдогонку дежуривший на входе крепкий загорелый белобрысый охранник Степанов, не ожидавший увидеть в спецучреждении негра, да ещё неизвестно откуда взявшегося, но лифт уже ехал наверх…
        Черемушкин причесывался у зеркала, когда вошел Мортимер. В кабинете приятно пахло свежезаваренным кофе, дымящийся бокал стоял на столе. Тут же в резной тарелочке лежала пара заварных пирожных.
        Черемушкин немедленно узнал непрошенного гостя и замер с открытым ртом.
        - Не ожидал? - сказал Мортимер, подходя и заглядывая в зеркало.
        Глава 7. Город-сказка
        - Милости просим, - сглотнув, ответил Черемушкин, стараясь незаметно спрятать расческу в пиджак. Незаметно не получилось, получилось суетливо.
        - Да ладно тебе, - сказал Мортимер, обходя стол и садясь в кресло Черемушкина. - Тебе уже как-то Сергей Сергеич говорил, что хорошо устроился. В смысле ты хорошо устроился. Говорил?
        С этими словами он взял с тарелки пирожное, откусил сразу половину, отпил из бокала.
        - Олег Павлович, вы чем-то недовольны? - спросил Черемушкин, засунув-таки несчастную расческу в карман. - Мне нужно было к вам приехать?
        Мортимер доел пирожное, взял второе. Осведомился:
        - Ты когда-нибудь видел, чтобы я завтракал на рабочем месте?
        - Я думал, вам не нужно, - ответил Черемушкин.
        - Как видишь - нужно. Но я этого не делаю. Почему? Потому что это расслабляет, потому что мне некогда. Именно поэтому от меня к тебе проложена скоростная спецлиния. Цени, юноша.
        - Ура, - сказал Черемушкин, не зная - горевать или радоваться.
        - Молодец, - похвалил Мортимер. - Бери свою подружку, развеемся. Кстати, это она приготовила кофе?
        Черемушкин кивнул.
        Дверь распахнулась, заглянул спортивный охранник Степанов, увидел сидящего за столом Мортимера. Мортимер помахал ему рукой.
        - Простите, Василий Артемьевич, - сказал Степанов, белозубо улыбаясь. - Это ваш гость?
        - Это не просто гость, - зашипел на него Черемушкин, выпихивая грудью в коридор. - Это Олег Павлович Мортимер.
        Степанов был много здоровее Черемушкина, поэтому с места его было не сдвинуть. Теперь он во все глаза, радостно разинув рот, пялился на Мортимера. Тот поманил его пальцем, Степанов как щенка отодвинул Черемушкина, пошёл к Мортимеру.
        Мортимер вышел навстречу, знаком показал Степанову: стоять. Степанов врос в землю.
        - Мне бы таких молодцов побольше, - сказал Мортимер, обходя вокруг застывшего здоровяка. - Иди, Вася, приведи Лерочку, я с Серегой пообщаюсь. Тебя ведь Серегой зовут?
        Степанов радостно закивал.
        Черемушкин вышел, а когда вернулся с Лерой, то увидел, что Степанов спёкся. Смотрит на Мортимера влюбленными глазами, готов ради него землю грызть.
        - Я уже придумал, куда его пристроить, - сказал Мортимер.
        - Надо бы начальство предупредить, - переглянувшись с Лерой, заметил Черемушкин.
        - Кто твой начальник, Серега? - спросил Мортимер.
        - Пошли покажу, - деловито ответил Степанов.
        С начальником Степанова, маленьким тощим человечком, сидевшим в кабинете с табличкой «Начальник отдела по общим вопросам», Мортимер общался не больше минуты. Выйдя из кабинета, сказал:
        - Всё, Серега, теперь ты на моем иждивении. Положим тебе для начала, э-э, три, нет, четыре тысячи.
        - Рублей? - лицо у Степанова вытянулось.
        - Долларов, - Мортимер похлопал его по плечу. - Хотя доллар вот-вот сдохнет. Решено - евро.
        - Начальник не возражал? - сияя, спросил Степанов.
        - Ещё как возражал, - ответил Мортимер. - Ты, оказывается, первый регбист. Я вместо тебя предложил двух надежных ребят. И, естественно, тыщу евро на лапу.
        - Размах у вас, Олег Павлович, - восхищенно произнес Степанов. - Барин.
        Полез целовать барину ручку, обчмокал всю, обслюнявил.
        Мортимер, давясь от смеха, весело подмигнул Черемушкину. Тот вздохнул…
        На выходе уже дежурили двое надежных ребят: Менанж и Фазаролли. Уже без кепок, вполне такие приличные парни, в костюмах, при галстуках. Увидев Мортимера, важно ему кивнули, Лере улыбнулись, на Черемушкина же не обратили внимания.
        Из вестибюля они спустились на нулевой этаж и вышли в нарядную двустворчатую дверь…
        В Москве было сумрачно, ветрено, а Знаменск встретил их ярким слепящим солнцем. Тучи, естественно, разгонял Архаим, не тратиться же на дорогие самолеты ВВС. Мера эта была временная, до введения в действие древней, как мир, и могущественной системы защиты Планзейгер.
        Выход (он же вход) из скоростного тоннеля был оформлен под станцию метрополитена. Перед станцией, как водится, имелась широкая площадь, мощёная брусчаткой. Чуть поодаль располагался парк, окружающий десятиэтажную «сталинку», занятую администрацией Института Инновационных Исследований. Всё рядышком.
        В настоящий момент какие-то люди в подвесных люльках быстро и сноровисто перекрашивали «сталинку» в белый цвет.
        - Будет как в Бухаресте, - объяснил Мортимер. - Ажурный белый город в зеленом кипении парков. Будет лучше Бухареста.
        Свистнул вдруг так оглушительно, что все вздрогнули. Из окна на шестом этаже выглянул Берендеев-Куратор.
        - Встречай новенького, - крикнул Мортимер. - Покорми, приодень.
        Подтолкнул Степанова к массивным дверям, легонько так подтолкнул, но спортсмен-здоровяк пулей влетел в услужливо открывшиеся перед его носом дверьми и с грохотом за ним захлопнувшиеся. Тут же подкатил Саврасов на розовом лимузине, дверь в салон распахнулась.
        - До обеда управимся, - сказал Мортимер, первым забираясь в салон.
        До Волшебного леса Саврасов мог бы домчать за пару минут, но он специально ехал медленно, чтобы Лера получше рассмотрела Знаменск. А смотреть было на что. Дома нарядны, ухожены, улицы зелены, чисто выметены, ни сориночки, машин практически нет и воздух свеж, прозрачен, пахнет разнотравьем, будто ты не в городе, будто ты на Альпийских лугах. Окна не в черной копоти, как где-нибудь в Москве на проспекте Мира, а радостно блестят, искрятся под лучами солнца. Люди веселы и хорошо одеты, и вообще от всего окружающего ощущение праздника. Хочется улыбаться до ушей и орать что-нибудь восторженное. Черемушкин поневоле вспомнил первые минуты своего пребывания на Объекте, кособокие замызганные домишки, грязь, въедливый запах пакетного супа. Перемены разительные.
        Жилые кварталы закончились, потянулись перемежаемые полянами реденькие перелески, и тут Саврасов прибавил скорость.
        - Вы, Олег Павлович, просто волшебник, - сказала Лера. - Это Эдем какой-то, город-сказка.
        - Именно что Эдем, - подхватил Мортимер и нежно добавил: - Умница ты моя.
        Странно, но Черемушкину было приятно это слышать. Не ожидал он этого от Мортимера, не ожидал.
        Но вот лимузин свернул вправо, обогнул гористую всхолмленную местность, на которой хорошо было снимать какой-нибудь фантастический боевик, и остановился на опушке кудрявого зеленого леса. Все, включая Саврасова, вышли из машины.
        - Чудо какое, - воскликнула Лера и с сияющими глазами повернулась к Черемушкину. Что это на неё нашло?
        Было по-летнему тепло, ни ветерка, ни городского звука, как на краю земли, только щебетали невидимые птицы да стрекотали кузнечики. И одуряюще пахло душистой травой.
        - Васька, ежевика, - прошептала Лера. - Сто лет не ела.
        Вприпрыжку побежала к кустам. Черемушкин пожал плечами, не за ежевикой, в конце концов, приехали.
        - В том-то и дело, что за ежевикой, - сказал ему Мортимер. - Давай, парень, ты ещё такого не видел, мы подъедем попозже.
        И крикнул Лере, которая уже положила в рот черную пупырчатую ягоду:
        - Не заблудитесь, лес большой.
        Лера помахала ему рукой.
        - Но зачем? - сказал Черемушкин, не видя смысла в происходящем. - Кофе в рабочее время пить нельзя, а ежевику уплетать - пожалуйста.
        - Работа всякая бывает, Василий, - ответил ему Мортимер. - Если начальник просит - уважь. Начальнику виднее. И вообще, почитал бы ты, Вася, законы Мерфи, а то сидит в тебе этакий забубенный сухарь.
        Лимузин, пыля, умчался.
        Нет-нет, был в этом какой-то подвох, Мортимер ничего просто так не делал.
        - Малыш, - сказал Черемушкин, подходя к Лере. - Мортимер подкинул дохлую кошку. Здесь, поди, на каждом дереве веб-камера, так что полакомимся тут, на опушке, а дальше не пойдем. Лады?
        - Нет, - ответила Лера. - Не лады.
        Глава 8. Волшебный лес
        Черемушкин плелся вслед за Лерой и поневоле поглядывал по сторонам. И всё больше убеждался в том, что они в этом нарядном лесу первые, никого до них не было. Ни тропиночки, ни окурка, ни коровьей лепешки. Ни одной сухой веточки, ни единого пня, всё вылизано, вычищено, но в то же время это не бутафория. Так, наверное, в свое время рос самый-самый первый лес, когда ещё не было старых деревьев, все начали подрастать в одно время.
        И ещё - это был очень странный лес: яблони, дубки, кусты лещины со спелыми орехами, березки и груши, всё вперемежку, на полянах крупные красные налитые помидоры, от которых сгибаются ветки, а рядом спрятавшийся в широких колючих листьях золотисто-коричневый плод ананаса. Тут же крупная, с мелкое яблоко земляника, острые стрелы зеленого лука, не поляна, а овощная палатка.
        - Так не бывает, - сказал Черемушкин, срывая алую землянику и впиваясь в неё зубами.
        Следующая поляна была сплошь занята цветами, от их пестроты рябило в глазах.
        - Вот ты говоришь, что так не бывает, - сказала Лера. - У кого-то не бывает, а у нас бывает. Или тебе лучше, когда натоптано, нагажено, наплевано? Ой, что это я говорю? Прости меня, Господи.
        «Это бесовство, Лерочка», - хотел сказать Черемушкин, но не сказал. Что-то остановило, не хотел показаться занудой.
        В голубом без единой тучки небе возникла темная точка. Вот она, ослепительно блеснув, пошла куда-то вбок, к горизонту, потом резко изменила направление и начала снижаться точно на них, будто другого места не было. Да хоть завались, сказал бы Лёшка Дергунов. Нет, приспичило именно сюда, именно на голову людям. Действие это сопровождалось душераздирающим воем.
        Схватив Леру за руку, Черемушкин заметался от поляны к поляне, но противное НЛО, стремительно вырастая в размерах, метило точно на суетящуюся парочку.
        Выскочив на очередную поляну, они кинулись к огромному баобабу, по которому, резвясь, скакала парочка краснозадых бабуинов. Баобаб этот в отличие от своих африканских собратьев местом обитания выбрал не открытое пространство, а жутко смешанный лес, да ещё поблизости от крепкой, не всяким алмазным сверлом возьмешь, скалы. А в скале этой, между прочим, имелась глубокая пещера, куда и забилась наша влюбленная парочка. Спустя пару секунд к ним присоединились бабуины, а ещё через десять секунд на баобаб, круша и сминая его, свалилось незваное НЛО.
        Когда шум и треск прекратились, а пыль осела, в накренившемся набок, похожем на пирамиду аппарате, чмокнув, открылась овальная дверь и из нее вышли два длинных двуногих существа, одетых в допотопные скафандры, которые можно увидеть на фресках Тассили, созданных более шести тысяч лет назад.
        Разобрав завал из остатков баобаба, инопланетяне заглянули в пещеру, и один из них сказал что-то гортанно, скорее всего: «Выходите».
        Первыми на выход порскнули бабуины, но инопланетянин ловко отловил их и тут же липкой лентой примотал за хвосты к ближайшему кусту. Обезьяны, вереща, заметались по траве, но примотаны они были надежно.
        Инопланетяне перекинулись парой фраз и вновь заглянули в пещеру. Призывно помахали руками.
        Черемушкин вышел первый, Лера следила из темноты за происходящим.
        - Зер гуд, - что-то типа этого сказали инопланетяне и дружно с явным одобрением закивали, потом один из них извлек из недр своего скафандра изящную коробочку и вежливо вполголоса заговорил с ней. «О, как запущено», - подумал Черемушкин. Между прочим, кое-какие слова он понимал, было похоже на язык демиургов, но более коряво.
        - Господа, - изрек Черемушкин. - Вы ошиблись адресом. Космодром там, - махнул рукой в сторону Стеклянного Моря. - Вам нужен Мортимер, а с нас какой толк?
        - О! - изумленно сказали инопланетяне. - О!
        И дружно посмотрели на коробочку, лежащую на ладони одного из них.
        Коробочка запела, застрекотала, защелкала, выдала пару гортанных фраз и замолкла, но ненадолго. Вскоре она торжественно провозгласила что-то на инопланетном языке, потом, произвольно ставя ударения, сказала по-русски:
        - Ви есть первочеловекъ. А где есть второй первочеловекъ?
        - В пещере, однако, - ответил Черемушкин. - Напугали вы нас, господа-товарищи инопланетяне, вот мы в пещеру от вас и попрятались. Это ведь черт-те что - летят прямиком на поражение.
        Коробочка перевела, затем перевела объяснение инопланетянина:
        - Но ведь вы единственные прямоходящие на этой планете. Куда же нам ещё лететь?
        - Не может быть, - уверенно сказал Черемушкин.
        - Пойдемте посмотрите, - предложили инопланетяне. - Вы наши друзья по разуму, врать мы вам не будем. И второго первочеловека зовите, пусть нас есть не боится.
        Лера вышла, инопланетяне развели руками, такой красоты они давненько не видывали.
        - Какая самочка, - зацокали они языками. - Ах, какая красотютелька.
        Вместе они зашли в космический корабль, который был далеко не маленький, с семиэтажную свечку, в половину скалы. Разумеется, всё внутри было непривычно, зализано, сглажено, чтобы об углы не наставить синяков.
        Инопланетяне сняли скафандры. Были они хоть и длинными, но хрупкими, с синей кожей и большущими коричневыми глазами. Одного звали Лау, другого Линб, наверняка мужчины, хотя кто его знает.
        - Вот что мы увидели, - сказал Лау.
        На большом во всю стену «мониторе» появилась Земля, четко поделенная на зеленую сушу и голубой океан. Суша занимала две трети пространства, никаких тебе материков, островов, перемычек и перешейков, никаких озер и водоемов, только узенькие ниточки рек, рассекающие лесные массивы.
        «Кто-то вас водит за нос», - хотел сказать Черемушкин, но не сказал, а вместо этого спросил, не представители ли они великой цивилизации Сириуса?
        - Да, да, - ответили они.
        - Так вы демиурги, - «догадался» Черемушкин.
        - Да, да.
        - И попечители земной цивилизации, - завершил Черемушкин.
        - Основатели земной цивилизации, - поправили его демиурги. - Цивилизация не может зарождаться хаотично, это нонсенс, поэтому Конфедерация Гуманоидов создает предпосылки для создания цивилизации, направляет процесс создания в нужное русло, потом контролирует развитие цивилизации, при необходимости вмешиваясь и исправляя ошибки. Но!
        Черемушкин насторожился.
        - Но в случае с Землей всё гораздо проще, не нужно искусственно создавать носителей разума с набором необходимых хромосом. Носители уже есть: это ты, сапиенс со своей красотютелькой.
        Черемушкин с Лерой переглянулись, пожали плечами, потом Черемушкин сказал:
        - Вы что-то путаете, господа демиурги. Земной цивилизации не одна тысяча лет, мы по уши погрязли в грехах, две с лишним тысячи лет назад приходил Спаситель, чтобы спасти наши души, так нет. Мы наотрез отказались спасаться, и некто Понтий Пилат распнул его. Так что мы на этой самой Земле уже столько наворочали, что самим тошно, а вы туда же - создавать здесь цивилизацию. Да нас прикрывать давно пора.
        Лера согласно кивнула и пожала Черемушкину руку.
        Глава 9. Старожил
        - Впервые видим, чтобы прямоходящие отказывались от процветания и обеспеченности, - удивились демиурги. - Что-то здесь не так, сдвиг по хронофазе. Неужели нас подвела аппаратура? Да нет же, вот заявка, вот глобус Земли в реальном времени. С другой стороны аборигены без хвостов и в одежде, к тому же владеют устной речью. Всё, уходите, уходите, нам нужно подумать.
        Черемушкин с Лерой потянулись к выходу.
        - Ждите решения в пещере, далеко не отлучайтесь, - велели демиурги. - Иначе главный корабль обстреляет вашу планету.
        - Разве это не главный корабль? - удивился Черемушкин.
        - Главный корабль находится на околоземной орбите, а наш корабль - всего лишь пилотируемый модуль.
        Выбравшись из модуля, первым делом они освободили тоскливо воющих бабуинов. Это было нелегко. Бабуины сразу заподозрили неладное и, отбиваясь, пустили в ход когти и клыки, поэтому Лера начала дразнить их длинной веткой, а Черемушкин отдирал от куста липкую ленту. Отодрал. Животные кинулись наутек, но в метре от спасительной чащи наткнулись на невидимую преграду и, ругаясь, заметались по поляне. Дальновидные демиурги не стали ждать милости от прямоходящих, а установили силовую защиту.
        Лера с Черемушкиным сели в тени под скалой.
        - Да уж, - сказала Лера. - Олег Павлович подставил так подставил.
        - Я предупреждал, - заметил Черемушкин, покусывая травинку.
        Между прочим, уже было обеденное время, уже хотелось есть. Кофе, как мы помним, выдул Олег Павлович. Он же легко и непринужденно слопал пару аппетитных пирожных.
        - Это что это там высовывается? - спросила Лера, показывая на открывшуюся в пирамиде амбразуру и высунувшийся из неё хоботок лазерной пушки.
        Схватив Леру за руку, Черемушкин юркнул в пещеру. И вовремя, лазерный луч полоснул по скале, потом с запозданием ворвался в черный вход пещеры. Плавясь, неприятно зашипел твердый базальт, а желтый устилающий пол песок подернулся дымящимся маревом. Спустя секунду после того, как луч погас, стало видно, что в песке образовалась остекленевшая яма полуметровой глубины.
        - Как фашисты, - произнес Черемушкин, понимая, что они в западне. - Без предупреждения. А ещё высший разум. Тьфу.
        - У людей было задание, - меланхолично сказала Лера. - Мы им всё испортили. Поэтому они нас здесь зароют, чтоб ни сном, ни духом, потом по накатанному создадут искусственных носителей разума с набором необходимых хромосом. И уже можно рапортовать начальству.
        - Да, да, - согласился Черемушкин, ходя по пещере кругами и выискивая - нет ли где второго выхода. - Тебе бы хорошо стенографисткой работать.
        - Это почему же?
        - Всё четко запоминаешь.
        Чмокнув, открылась дверь в пирамиде. Черемушкин посмотрел в просвет, к ним направлялся демиург в скафандре с хищным ребристым пистолетом в правой руке, другой демиург наверняка сидел за пушкой.
        «Черт возьми, Мортимер, - подумал Черемушкин. - Помоги, друг, прямо сейчас помоги».
        Увы, Мортимер его не слышал, иначе появился бы.
        Как истинный пролетарий, которому терять нечего, Черемушкин схватил камень и, прошипев: «Будем бить наверняка», встал сбоку от входа.
        - Эй, - раздалось вдруг из дальнего темного угла. - Давайте сюда…
        Прежде чем войти, демиург запустил в пещеру летающий глаз, но тот никого не обнаружил…
        Наших героев спас бородатый коротышка в красном колпаке и костюме с короткими штанами. Он с давних времен жил в этом лесу и знал округу как свои пять пальцев. В пещере имелся второй выход, который несведущий нипочем бы не нашел. Каменная дверь открывалась лишь от определенного заклинания.
        Человека звали Састурздем (Самый старый уроженец здешних мест), но он не возражал против Старожила, что было благозвучнее.
        - Эти-то зачастили, - шепеляво сказал Старожил, ведя их за собой по выдолбленному в скале узкому каменному коридору. В руке он держал чадящий факел, который снял со стены. - На днях прилетали, улетели навеселе, но недалеко. Поговаривают - накрылись бардовой шляпой. А до них был ещё один…
        - Кто именно поговаривает? - спросил Черемушкин.
        - Есть людишки, - туманно ответил Старожил.
        - В городе? - уточнил Черемушкин.
        Лера ткнула его кулачком в бок.
        - В каком городе? Нет тут никакого города, - проворчал Старожил.
        - Нет города - нет и людишек, - сказал Черемушкин и опять получил кулачком.
        - Они то есть, то их нету, - недовольно отозвался Старожил. - Я же не спрашиваю: откуда вы. Вас не было? Не было. То есть, не существовало. Вдруг - на тебе. Так же и людишки. Вот они-то, стало быть, и поговаривают, и нечего тут умничать… Короче, этот второй, который на самом деле первый, не улетел. Тут остался. Растворился в массе. А эти, которые вас в пещеру загнали - вообще фиг знает откуда взялись. Потому как старше и первого и вторых многажды.
        «В самом деле, - подумал Черемушкин. - Это многое объясняет. Прибыли, чтобы заложить основы земной цивилизации, не зная, что ей как минимум 40 тысяч лет. То есть, демиурги эти покинули свой Сириус больше 40 тысяч лет назад. Что это - бред? Или где-то их здорово тормознули? На 40 тысяч лет».
        - Уважаемый Старожил, - произнес Черемушкин. - Как велик ваш лес?
        - Ноги стопчешь, - ответил Старожил. - А вот про то, что у тебя, юноша, в голове вертится, я могу сказать одно: нет, Мортимера я не знаю. Лес велик и в нем всякое происходит, но Мортимер мне не попадался.
        - И ещё вопрос, если можно, - не унимался Черемушкин. - Сколько вам лет?
        - Мильон, - тут же отозвался Старожил. - И не забивай свою глупую голову умными мыслями. Лес-то сказочный. Если я начну всю правду-матку резать, у тебя уши завянут.
        Коридор вдруг закончился, они оказались по другую сторону скалы. Пирамида демиургов возвышалась над кудрявыми кронами, а над пирамидой крутилось призрачное, изредка вспыхивающее ярким золотом, кольцо. Это было красиво, это было необычно, это завораживало.
        - Не смотрите туда, - проворчал Старожил. - Я уже такое видел. Посмотришь, посмотришь, а потом в голове что-то отключается, и идешь туда, как баран.
        - Правда? - сказал Черемушкин, опуская глаза, потому что уже начал чувствовать себя этим самым животным. - А откуда вы знаете про баранов? 40 тысяч лет назад баранов ещё не было.
        - Заладил, как ишак: 40 тысяч лет, 40 тысяч лет, - Старожил вдруг ущипнул Леру за ногу. Та вскрикнула и перевела взгляд с кольца на него. - Я же говорю: не смотри, это чистый воды гипноз. Плохо вы знаете демиургов. Они не только умны, но и чрезвычайно хитры, а потому опасны. Это я тебе говорю, девица Лера. А тебе, юноша, хочу повторить: нету никаких сорока тысяч лет, всё перемешано, всё происходит одновременно.
        - Это здесь всё перемешано, в лесу? - догадался Черемушкин.
        - Наконец-то дошло, - сказал Старожил и, осклабившись, заухал, как филин. Радовался.
        Лучше бы он этого не делал, и вот почему. Во-первых, у него не было зубов, потому и пришепетывал. Рот у него, щедро обрамленный пегими волосами, был похож на дупло. Во-вторых, гипноизлучатель работал не только как излучатель, но и как приемник. И уханье Старожила, громкое и противное, было зафиксировано чуткой аппаратурой пришельцев.
        Глава 10. Не трогай её, друг!
        Пирамида плавно взмыла в воздух, тут же заработала лазерная пушка. Огненный луч ударил в куст прямо перед ними, развалив его, сделав плоским, как блин, и, вспарывая землю вместе с травой, неотвратимо пошёл на них.
        Охнув, Старожил сорвал с головы демаскирующий красный колпак, отбросил далеко в кусты, метнулся куда-то вбок и исчез. Черемушкин с Лерой отскочили в разные стороны, луч последовал за Черемушкиным, не давая времени хоть на какое-то раздумье. Черемушкин поскакал прочь, петляя, как заяц, стараясь спрятаться за деревьями, но толстые ветвистые деревья не спасали, переламывались и с шумом падали.
        Черемушкин повернул к спасительной скале, разглядел, что Лера стоит у входа в каменный коридор и призывно машет рукой. Огненный луч сместился и ударил уже по Лере. Она упала.
        Черемушкин заорал что-то невразумительное, глаза заволокло непрошенными слезами, но он бежал, он ломился к своей Лерочке, это была неправда, ничего с ней не случилось, нужно лишь побыстрее домчаться и спасти её от этих уродов.
        К повисшей над кронами пирамиде на сумасшедшей скорости, погасив метким огненным плевком грозный лазер, подлетел Самаэль и врезался всей своей многотонной бронированной массой. Пирамида качнулась, потеряв равновесие, а Самаэль обхватил её лапами, обвил хвостом и принялся толкать вниз, к земле.
        Черемушкин поднял глаза. Сидевший на Самаэле Небирос помахал ему рукой.
        Вновь как тогда, в Балчуге, в воздухе возник дрожащий, искрящийся, прозрачный столб-тоннель, соединивший пирамиду и очкастого «сисадмина» Архаима. Пирамида на мгновение застыла, потом рухнула вниз.
        На сей раз Архаим не стал уменьшать пирамиду, хотя запросто мог бы. Мортимер не разрешил.
        Самаэль опустился рядом с модулем, Небирос соскочил на траву и зычно крикнул Черемушкину, который уже домчался до своей любимой девочки и опустился перед ней, бездыханной, на колени:
        - Не трогай её, друг!
        Кто-то положил Черемушкину на плечо тяжелую руку. Это был Мортимер.
        - Где же раньше-то были? - сказал Черемушкин, глядя на бледное, как полотно, лицо Леры. Ниже смотреть боялся, живот и ноги были в крови.
        - Не мог, - сказал Мортимер, ощупывая глазами лежащее перед ним мертвое тело. - Ничего страшного, подлечим. Держи хвост пистолетом, друг.
        Уже второй назвал его другом. Наверное, дела были плохи…
        Откуда-то из-под горы веток выполз взъерошенный Старожил, плюхнулся перед Мортимером на колени и глухо, уткнувшись носом в землю, пробубнил:
        - Прости, Хозяин, не уследил.
        - Ах, так ты его знаешь, - прошипел Черемушкин и наподдал коротышку по заду.
        - Василий Артемьевич, - укоризненно сказал Мортимер.
        - Гад, врун, - запальчиво ответил Черемушкин. - Это всё из-за него.
        - Самаэль, - позвал Мортимер. - Отвези барышню в лабораторию. Срочно.
        Самаэль в пару прыжков преодолел разделяющую их полусотню метров, всмотрелся в лежащую девушку и зарычал, протяжно, жалобно.
        Черемушкину послышалось: «Лилит».
        Нежно прижав Леру к груди, Самаэль взмыл в воздух и исчез. Вслед за ним исчез Мортимер. Черемушкин остался один на один со Старожилом.
        - Ага-а, - зловеще протянул тот, поднимаясь с колен. - Ты у меня пинаться?
        Налетел, как кабан, молотя кулачками по воздуху. И немудрено, что по воздуху - глаза у него со страху были закрыты. Зато когда попал, а попал он в силу малого роста сами понимаете куда, Черемушкин взвыл от боли.
        - Ты меня ещё попомнишь, - пообещал Старожил и вновь полез с кулаками.
        Черемушкин отступал и уклонялся, не драться же со стариком ростом чуть больше метра.
        - А ну, прекратить! - прикрикнул, подходя, Небирос.
        Перед собой он вел связанных по рукам демиургов.
        - Тебе говорю, Старожил, - строго сказал Небирос. - Накажу.
        Старожил забормотал что-то, глянул на Черемушкина из-под кустистых бровей, недобро так глянул, дерзко, попадись, мол, мне, и утопал в свою пещеру.
        На опушке их ждал Саврасов…
        - Что ж ты так со Старожилом-то? - уже в мчащейся машине спросил Небирос.
        - С недомерками не связываюсь, - ответил Черемушкин.
        - Ну, конечно, - Небирос рассмеялся. - Я же видел, как ты ему отвесил по попе. Так и надо было продолжать. Он силу уважает, а ты как кисейная барышня.
        - Учту, - сказал Черемушкин, выбираясь из остановившейся перед техническим корпусом машины.
        Мортимер уже поработал с Лерой, и теперь она находилась на реабилитации в закрытом боксе. На полное восстановление должно было уйти ещё с полчаса. Черемушкин уже привык к чудесам, совершаемым Мортимером, зато Мортимер никак не мог привыкнуть к чудесам, совершаемым Черемушкиным.
        Усадив его в коридоре на длинную мягкую банкетку и сев рядом, Мортимер сказал:
        - Я вас, милейший, не для того наделял всякими навыками, чтобы вы позволили себя побить какому-то сказочному заморышу. Что, трудно было надавать этому михрютке по ушам? Откуда эта мерехлюндия? Вы и по жизни такой толстовец?
        - Во-первых, он маленький, - вздохнув, ответил Черемушкин. - Во-вторых, он старенький. В-третьих, какие именно навыки вы имеете в виду? А в-четвертых, … сами понимаете.
        - Да, да, Лера, - Мортимер согласно покивал. - Хотел повоспитывать, да ладно, в другой раз…. Но, может, оно и к лучшему - всё это ваше непротивление? А? Нет, конечно же это плохо, обидчику следует дать в зубы, чтобы уши проглотил, тут нужно в корне меняться, но с точки зрения общемировой ситуации непротивление самое то.
        - Я не понимаю, - Черемушкин пожал плечами. - Причем здесь общемировая ситуация? Пришпандорьте сюда ещё и мировой кризис.
        - Вот, вот, - согласился Мортимер. - И кризис тоже. Всё потеряв, человек возвращается к своим истокам. То есть, как бы начинает всё сначала. Великолепно. А скажите-ка мне, любезный, вы осуждаете Адама?
        Вот уж поворот, так поворот.
        - А что его осуждать? - спросил Черемушкин. - В чем его грех? Человеку зачем-то привинтили спереди отросток, у него, естественно, возник вопрос - для чего это? А змей, заметьте - не Создатель, а какой-то посторонний змей, взял да всё по-своему объяснил. Адама спровоцировали на грех уже тем, что снабдили его этим самым отростком. В самом деле, объясните мне, дураку, зачем эфирному существу, которому сортир напрочь не нужен, приделывать приспособление для отправления естественных надобностей?
        - Действительно, непонятно, - посмеиваясь, сказал Мортимер.
        - И как мы, люди, можем не грешить, если без этого жить невозможно? Любое наше действие - это грех. Не поспи лишнего, не поешь всласть, не ругнись, не пукни, на девицу не посмотри, пивка не выпей, не плюнь, не покури. Так что же - помереть, что ли?
        - Умница, - похвалил Мортимер. - Так осуждаете вы Адама или нет?
        - Конечно, осуждаю, - решительно произнес Черемушкин. - Если бы не он, жить бы нам в райском саду, где ни бедных, ни богатых, зато всего вдоволь.
        - И так правильно, и этак, - сказал Мортимер, почесав макушку. - Логика железобетонная.
        Глава 11. Подземный завод
        Через полчаса в боксе открылся люк, через который выехала тележка с лежащей на ней Лерой. Лера зашевелилась, потрогала ладонью лоб, начала осторожненько вставать. Была она одета в зеленое кимоно.
        - Смелее, - сказал ей Мортимер и жестом показал Черемушкину: иди же…
        Лера улыбалась ему, говорила что-то, дергала за рукав, а он смотрел на ее смеющееся лицо и ничего не слышал. Он слышал какого-то окопавшегося внутри него брюзжащего хмыря, который монотонно гундосил: «Ты, парень, больно-то не радуйся. Это не Лера. Так не бывает, чтобы час назад она умерла, а теперь вдруг воскресла. Твой Мортимер не Бог, чтобы воскрешать, значит - это кто угодно, но не Лера».
        - Ты меня больше не любишь? - услышал он и очнулся.
        И подумал: «Господи, да что же это я?»
        - Очень люблю, - сказал он. - Не представляешь как. Просто совсем недавно мне было очень страшно…
        На этом мы их оставим и отправимся в подвал этого же здания, куда Небирос привел пленных. Странно, что мы здесь не бывали, ведь именно отсюда вышли первые жители Объекта, с которыми в свое время столкнулись Дергунов и Черемушкин.
        Подвал этот был всего лишь преддверием, маленьким вестибюлем. Миновав его, ты попадал на гигантский подземный завод, какой не снился руководству Третьего Рейха. Залегая на глубине 120 метров, он простирался от Стеклянного Моря до восточной окраины Объекта, то есть до центральных (и единственных) ворот. Тоннель на Москву располагался чуть выше и с заводом связан не был.
        Завод этот состоял из множества цехов, соединенных между собою просторными (запросто проезжали грузовики), хорошо освещёнными тоннелями. Проблем с энергией у Мортимера не было, использовал энергосистему огненных рек, родное Государство не напрягал.
        Именно отсюда, из цехов, стройными шеренгами вышли экспериментальные биороботы, протаптывающие путь для своих более совершенных последователей. Иные, тонкую структуру которых составляли мелкопакостные сущности, были совсем безмозглые, иные, в которых вселилась мятущаяся душа какого-нибудь самоубийцы, обладали куда более широкими возможностями, были более мозговитыми.
        Сущности торопились всласть попользоваться дармовым телом, когда ещё представится такая возможность, поэтому безмозглые вылетали с конвейера пулей, частенько срощенные друг с другом, как сиамские близнецы. И потом ходили строем, водой не разольешь. Тесно сплоченной массой вламывались в какую-нибудь пивнушку, где бочками поглощали синтетическое пиво, а после пива, демонстрируя демократическую сплоченность, ходили с плакатами и флагами по улицам, громко дудя в дудки и вращая над головой трещотки.
        Мозговитые такой дурью не занимались, старались устроиться в этой новой жизни, чтобы она не заканчивалась на третий-четвертый день, как у безмозглых. Но и у них шансы были невелики, так как новые кадры с конвейера наступали на пятки.
        А вот уже третья, самая главная разновидность биороботов, была замешана на «добровольцах», на тех самых «добровольцах», которые исчезают вдруг с лица Земли, будто их и не было. На самом деле они есть, они могут быть совсем рядом, но в другом обличье, нипочем не узнаешь. Тут уже всемогущий Князь постарался, к которому они подались в услужение. Вот эти-то пропавшие души особенно пригодились Мортимеру. А чтобы между ними существовала здоровая конкуренция, Мортимер как дамоклов меч подвесил над каждым возможность трансформации.
        Обращённые составляли особую группу, однако трансформация не обошла и их. Пусть в меньшей степени, но чтобы боялись.
        Всё происходило невероятными темпами, то есть эволюция шла со сногсшибательной скоростью.
        Впрочем, перейдем к делу.
        Небирос привел демиургов на закрытый участок испытательного цеха, выгнал всех, оставив лишь начальника и самого опытного работягу. Через минуту после этого на участке появился Мортимер.
        Жестом показав Небиросу, что с Лерой всё в порядке, он заставил работягу перерезать путы на руках демиургов.
        Лау тотчас полез в карман за переводчиком. Мортимер усмехнулся и сказал на птичьем языке:
        - Объясните-ка мне, гостюшки любезные, с какой стати вы принялись обстреливать доверчивых безобидных землян? Начнем с вас, Лау, вы, кажется, старший по званию.
        Демиурги разинули маленькие рты, но поскольку были они расой высокоразвитой, то тут же их и закрыли.
        - Для аборигена вы удивительно много знаете, даже наш язык, - сказал Лау. - Значит, вы не абориген. Итак, кто вы?
        - Я спросил первый, - улыбнулся Мортимер. - К тому же вы мои пленники.
        - В настоящий момент наша пирамида передает на главный корабль сигнал «сос», - заметил Линб. - Так что лучше отпустите нас подобру-поздорову, а мы уж, так и быть, помилуем вас. Но при одном условии…
        - Никаких условий, - оборвал его Мортимер. - В настоящий момент ваш пилотируемый модуль ничего не передает на ваш главный корабль. Больше того, ваш главный корабль находится под прицелом Архаима, который ждет моего приказа. Стоит мне шевельнуть бровью, и от корабля не останется ни пылинки.
        - Врёте, - неуверенно сказал Лау и что-то прошептал Линбу. Тот шепотом ответил.
        - Говорите - вру? - Мортимер щелкнул пальцами, в воздухе тотчас возник прозрачный экран, на котором появилось изображение командной рубки с облаченным в белоснежную форму с золотыми погонами надменным демиургом, который на своем птичьем языке говорил что-то почтительно склонившемуся перед ним демиургом, одетым попроще.
        У пленных вытянулись и без того узкие лица.
        - Перевести? - спросил Мортимер у Небироса.
        Тот кивнул. Пленные залопотали, протестуя.
        - Что-то два этих недоумка примолкли, - перевел золотопогонного капитана Мортимер. - Пошлите-ка в их квадрат ещё пару модулей с боевыми ракетами, пусть прочешут местность. В случае чего немедленный огонь на поражение. Не нравится мне эта дурацкая планета, много камуфляжа. Похоже, нам втирают очки.
        - Как же, как же, - добавил от себя Мортимер уже по-русски. - Что скажешь, дружище, нужны нам ещё пленные?
        - Шугануть их отсюда, чтобы больше носа не совали, - предложил Небирос. - Сшибать опасно, всё-таки Сириус есть Сириус.
        - И то верно, - согласился Мортимер и прошептал что-то Архаиму, с которым у него была связь теснее некуда.
        После этого вместо капитанской рубки на экране появился общий план, весьма впечатляющий: очерченный мерцающими габаритными огнями хищный силуэт огромного корабля на фоне усеянного колючими белыми звездами черного космоса. Сбоку пробивается непрестанно меняющееся сияние солнечной короны, затем вдруг картинка закрывается голубой вуалью, которая через секунду исчезает. Но корабля на оставшемся прежним фоне уже нет.
        И вновь на экране появляется капитанская рубка, но на сей раз капитан явно растерян. Он сидит в кресле, крепко вцепившись в подлокотники. Раньше, помнится, стоял. Его собеседник лежит на полу и не шевелится. Но нет, пошевелился, капитан зашлепал губами, всё подернулось мелкой рябью. Экран исчез.
        - Что с ними? - дрожащим голосом спросил Лау.
        - Вернулись в своё время, - ответил Мортимер.
        - Как в своё? - потерянно сказал Лау. - А мы как же?
        - Вас уже никто не найдет, - произнес Мортимер. - Видите ли, господа пришельцы. Прежде чем браться за создание новых цивилизаций, нужно научиться управлять временем. А это не каждому дано.
        Глава 12. Превращения
        Закрытый участок был замечателен тем, что имел в своем распоряжении уникальный скальпель-сканер, доставшийся Мортимеру в наследство от прежних Хозяев Объекта. К этим Хозяевам мы вернемся позже, сейчас разговор о другом.
        Многие знают, что фотошоп тем и хорош, что умеет работать со слоями фотографии. Если грубо, то вышеупомянутый сканер мог работать со слоями тонкого тела
        Мортимер догадывался, что именно этим «скальпелем» многоформатная душа рассекалась на части, и затем эти части помещались в подготовленные к рождению тела. В течение долгой грешной жизни эти частички искали друг друга по свету, старались жить рядом, а при благоприятном стечении обстоятельств женились, венчались, так воссоединялась единая душа…
        Сперва Лау, затем Линба Мортимер поместил в камеру сканера, где душа каждого подверглась жесточайшей операции - расчленению на мельчайшие части. То есть, большая Божья искра была разделена на маленькие самостоятельные искорки, обладающими всеми свойствами своей большой мамы.
        Затем пара искорок была помещена каждая в своё биотело, а синие тела убраны в морозильную камеру. Очнувшись после операции, демиурги ощутили какое-то смутное беспокойство, всё вдруг стало серым, тусклым, плоским, и лишь где-то глубоко-глубоко, как утерянная радость, тлело воспоминание о большом ярком внутреннем мире.
        Вызванный биоробот препроводил вялых безвольных Лау и Линба в изолятор, где им вкололи лошадиную дозу снотворного…
        У Мортимера уже были кандидаты на искусственное «одушевление», и первой среди них была небезызвестная Нинель Эвальдовна Коробченко. Её вывели из спячки, привезли в подземелье на инвалидной коляске, сама ходить не могла.
        От наркоза, под которым она находилась не одну неделю, голова её вспухла, бельма выкатились, губы сделались, как ватрушки. Ведьма - ведьмой, да ещё, как мы помним, злобная.
        Эх, господин Сердюк, господин Сердюк, что же ты, паразит, наделал? Раньше Нинель Эвальдовна была приятной пухлой женщиной, начитанной, вежливой, а главное культурной. И в кого по милости Сердюка превратилась? Кому поверила, в кого, простите, втюрилась? В монстра, в диктатора, который лишил её разума, сделал тупым, бездушным, кровожадным роботом, а вовсе не киборгом, который практически тот же человек, но не нуждается во врачах. Обманул, обвел вокруг пальца.
        Мортимер решил это исправить. И вовсе не потому, что был таким уж прекраснодушным, просто в нем жил крепкий инженер, желающий из кизяка сделать конфетку.
        Квёлую Коробченко поместили под тот же сканер и заменили жалкую её, мелкую душонку на крохотную, но тем не менее крепкую основательную донорскую искорку. И случилось чудо, Коробченко встала с операционного стола оживленная, с горящими восхищенными глазами, влюбленная в жизнь. Навыки паскудного лиходея напрочь исчезли. Она и говорить стала, как какая-нибудь кисейная тургеневская барышня в соломенной шляпке. Поначалу-то Небирос подумал, что она окончательно сбрендила, потом понял - нет, категорически изменилась.
        Но эксперимент есть эксперимент, кто его знает, что произойдет с пациентом уже на следующий день, вдруг в нем проснется волк хуже прежнего, поэтому Коробченко отвели в тот же изолятор, что и демиургов, но в другой отсек.
        Небирос предложил заодно одушевить и любимого своего пса Трезора, который жалуется порой, что не умеет разговаривать по-человечески, а так бы хотелось, но Мортимер твердо сказал «нет». Нельзя нарушать единый Замысел, иначе нарушится Великое Равновесие. Отчего погорел Сатана? Оттого что покусился на Равновесие, которое не им было создано.
        Нужно всё делать аккуратно, осторожно, просчитывая каждый шаг, а главное - вписываясь в существующий порядок вещей. То есть, не ухудшать положение, а улучшать его. Вот тогда воздастся.
        Небирос рассыпался в похвалах, это счастье жить рядом с великим мудрецом, и заодно предложил свой вариант вклада во всеобщее улучшение. Нужно, сказал Небирос, пропустить сквозь сканер нынешних правителей. Демиурги - раса старинная, законопослушная, давным-давно искоренившая в своей среде жажду хапнуть всё, что плохо лежит. То есть, заменив в правителях гнилую душу на душу чистую, можно добиться значительного улучшения.
        Э, нет, возразил Мортимер. То, что лежит плохо, так и останется плохо лежать, а правителя, который не позарится на это, сочтут сумасшедшим. Такова действительность, поэтому лучше не вмешиваться. Будем возделывать свой огород.
        И решил в этот день больше никого не наделять даром демиургов…
        Мусатов не забыл идейку насчет докторской, подброшенную ему Небиросом.
        Мортимер, тот же самый, одновременно находящийся на закрытом участке подземного завода и в офисе, в своем кабинете, принял его радушно. Выслушал неторопливые взвешенные умствования Мусатова насчет продолжения работы над докторской уже в качестве зама по научной работе, он сказал: «Целиком и полностью согласен. От меня-то что нужно?»
        - Материала столько, - ответил Мусатов, - что забит под завязку металлический шкаф, тот, что в секретной комнате, здоровенный такой, номер, по-моему, четырнадцатый…
        - Номер четырнадцатый для оружия, - деликатно поправил его Мортимер. - Вы имеете в виду архивный шкаф, двухстворчатый.
        - Да, да, - согласился Мусатов. - Архивный. Мне одному эту массу текста и фотографий не осилить. Выделите мне, Олег Павлович, какую-нибудь толковую секретаршу, чтобы печатала, как пулемет.
        - Тамара подойдет? - предложил Мортимер.
        Мусатов скривился, будто кислое яблоко откусил.
        - Ах, да, - вспомнил Мортимер. - Вы же к Томочке неравнодушны. Жалуется Томочка-то, что вы ей проходу не даёте, всё норовите за мягкое ущипнуть.
        - Врёт, - покраснев, ответил Мусатов. - Не было такого. И не будет.
        - Ну, будет - не будет: это мы ещё посмотрим, - сказал Мортимер. - Но коль отказываетесь, могу предложить ого-го какую секретаршу.
        - В каком смысле ого-го?
        - Вы идите к себе, я её пришлю, - произнес Мортимер. - Идите, идите. Но не обессудьте, ежели что.
        Мусатов вышел, теряясь в догадках, а спустя пятнадцать минут в дверь его кабинета кто-то мощно постучал и сказал басом: «Можно?»
        Это был Серега Степанов, тот самый спортсмен-охранник из офиса на Большой Лубянке. Ну что тут скажешь? Шутник этот Мортимер Олег Павлович, каких мало.
        - Степанов, - представился здоровяк. - Сергей. Меня прислал…
        - Знаю, прислал Олег Павлович, - остановил его Мусатов. - Меня зовут Сергей Анатольевич. Вообще-то Олег Павлович обещал секретаршу.
        И, вздохнув, добавил:
        - Нас, товарищ Степанов, ждет огромная, кропотливая работа, с которой не каждый мужчина справится. М-да. Как у тебя с аккуратностью?
        - В школе было не ахти, - признался Степанов. - Теперь вроде получше.
        Глава 13. Диссертация
        Между прочим, наговаривал на себя товарищ Степанов. Был он немногословен, задание понимал с полуслова, кипы тяжеленной бумаги из шкафа на стол и обратно перетаскивал только так, а текст на компьютере набивал с такой скоростью, что от клавиш несло горелым. Пока, скажем, Мусатов сканировал одну несчастную фотографию, Степанов шутя набирал пару страниц текста.
        - Это где же ты, Серега, так насобачился? - спросил у него Мусатов, понимая, что уже завтра-послезавтра диссертация будет полностью оформлена.
        - Не знаю, - пожав плечами, ответил Степанов. - Как-то само собой получается.
        Откуда ему, бывшему спортсмену и охраннику, было знать, что в ИИИ города Знаменска профессии учат за пятнадцать минут. Достаточно лишь в кабинете с белой мебелью и белыми стенами прилечь на кушетку и, как предлагает симпатичная улыбчивая докторша, на минуту закрыть глаза.
        Мусатов ошибся, диссертация была полностью готова уже к вечеру. Больше того, Берендеев помог с переплетом, так что получилась прекрасная книга в кожаной обложке.
        Дальнейшее продвижение диссертации взял на себя Мортимер. Ну уж тут, извольте не беспокоиться, все заинтересованные лица забегали, как наскипидаренные. Тут же независимыми экспертами была проведена экспертиза, по экспертизе сделано заключение, в котором подчеркивалась несомненная новизна и практическая значимость представленной работы. Далее, как положено, диссертация была предоставлена в Диссертационный Совет и так далее, и тому подобное. Самое интересное, что защита была назначена на третий день после подачи, и ни у кого даже сомнений не возникло, что так нельзя. Как так нельзя? Можно. НУЖНО!
        На защите в родной Дубне смущенный до нервной икоты Мусатов только рот открывал, а его озвучивал сидевший в отдельной комнате московский диктор. Успех был оглушительный, хотя никто так и не понял, какой прок издыхающему народному хозяйству от вонючего, кишащего привидениями болота. В чем, так сказать, практическая значимость?
        Тем не менее, были долгие продолжительные аплодисменты, поздравления и, естественно, широкое русское застолье с текилой, виски, мартини и водкой. На закуску были агно де ле персиль, айоли в тартальетках, бон фам, буйабез, естественно баллотин, масса баллотина, а также креп де омар, консоме, даже нусет де шеврей и так далее, и тому подобное. Все остались довольны.
        Утром заинтересованные лица, те, которые для ускорения вынимали палки из колес, кинулись проверять свои счета, а там, как обещано, евро и доллары. Много. Побольше бы таких диссертантов…
        Вернемся, однако, к Коробченко. Волк в ней к счастью не проснулся, но проснулось странное ощущение, что в этом же изоляторе, где-то рядом находится парочка до боли родненьких людей. Последним таким родненьким был Сердюк, но всё же не таким родненьким, как эти.
        Заметалась по тесной комнате, принялась дергать дверь, но та была на запоре. Раньше бы она просто вышибла её, но теперь совесть не позволяла. Кто-то ведь ставил сюда эту несчастную дверь, применял смекалку, сноровку, чтобы стояла ровно, не скрежетала по полу, когда открываешь.
        Она стала звать, тоненько так, негромко, деликатно.
        Подошел некто, приволакивающий ноги, будто тащил за собой по полу тяжелый мешок, открыл дверь ключом. Этот некто был высокий и толстый в наглухо застегнутом коричневом кожаном плаще. Всё бы ничего, но башка у него была змеиная, а на корявых пальцах росли коричневые когти.
        - Ах, - сказала Коробченко и потеряла сознание.
        - До чего же ты кисейная, - сдавленно пробубнил Шарк-Шарк, а это был именно он. - Докладывали, что бабец крутая, чем не боевой зам, и на тебе, одномоментно скуксилась. Я, чай, не железный, мне тоже отпуск положен.
        Говорить нормально не позволяла особая форма связок, которым сподручнее было издавать змеиный шип.
        Коробченко открыла глаза, увидела Шарка и вознамерилась было снова грохнуться в обморок, но он шутя поставил её на ноги.
        - Короче, - стараясь не шипеть, сказал он. - Или пойдешь ко мне замом, или сидеть тут тебе до морковкина заговенья.
        - Что за работа? - потупясь, спросила она.
        - О! - сказал он. - Уже прогресс. У меня Галерея, типа музея, в котором ты работала. Нравился тебе музей?
        - Очень, - Коробченко вздохнула.
        - То же самое, только значительно интереснее, - с пафосом произнес Шарк-Шарк. - Соглашайся, мамзель, иначе сидеть тебе до морковкина заговенья.
        Она подняла на него глаза, передернулась от отвращения и сказала:
        - Уж лучше до заговенья.
        - Да я тебя, - прошипел он, взяв её рукой за шею и приподняв над полом.
        Силищи был, конечно, невероятной.
        - Отставить, - сказали сзади.
        Это был Небирос.
        Шарк повернул голову и прошипел:
        - Это ты там фельдмаршал, в прошлой жизни, а здесь ты просто Небирос. Отвали.
        - А ты и там как был садистом, так здесь и остался, - усмехнулся Небирос. - Отпусти, говорю.
        В голосе его появились металлические нотки.
        Шарк разжал когти, Коробченко мешком свалилась на пол.
        - Ну? - сказал Шарк, поворачиваясь к Небиросу. - Будем драться или как всегда труса праздновать?
        - Конечно, труса праздновать, - ответил Небирос и в одно мгновение очутившись рядом с садистом, ребром ладони ударил его по мощной шее.
        Нет, так монстра, у которого центр тяжести был ниже колен, было не свалить. Хотя тот и покачнулся.
        Шарк махнул когтистой лапой, Небирос отпрянул, но всё равно стальной коготь задел щеку. Попади он чуть выше, и левого бы глаза как не бывало. Из рассеченной щеки брызнула кровь.
        Небирос рассвирепел. Выхватив из воздуха верную саблю, рубанул Шарка наискось от шеи к поясу. Шарк начал разваливаться, но появившийся весьма некстати Мортимер подхватил сползающую часть с рукой и головой, прилепил к кровоточащему туловищу, которое пока ещё стояло на тумбообразных ногах, не падало, а для верности намотал сверху широкую липкую ленту.
        - Зачем горячку-то пороть? - сказал он Небиросу. - Чуть что - шашкой махать. Помоги-ка.
        Вдвоем они положили на подъехавшую хирургическую каталку тяжеленное безвольное тело.
        - В бокс, - скомандовал Мортимер, и каталка самостоятельно поехала в бокс.
        - Это же подонок, - сказал Небирос, промокая платком быстро заживающую рану на щеке.
        - Я согласен, что Шарк подонок, - Мортимер наклонился к хрипящей Коробченко и длинными пальцами помассировал её распухшее горло. Коробченко моментально перестала хрипеть, оглушительно чихнула и села.
        - Простите, господа, - пробормотала она сконфуженно. - Я нечаянно. Я, наверное, пойду.
        Мортимер жестом показал, чтобы осталась, после чего сказал:
        - Но лучше Шарка мы пока не найдем. Не то время. Либерал на этом месте всё испортит, всех морально распустит, а коммунист начнет всех без разбору вешать, как контру. По согласованию с профсоюзом. Кстати, как ты, дружище, - повернулся к Небиросу, - насчет того, чтобы организовать в Знаменске профсоюз? Это опять входит в моду.
        - Куда-то нас, по-моему, заносит, - ответил Небирос. - Нам ещё профсоюза не хватало.
        - А Нинель Эвальдовну попросить его возглавить, - на полном серьезе гнул своё Мортимер. - А, Нинель Эвальдовна? Вы как насчет этого предложения?
        - Ой, да ну вас, - зарделась Коробченко.
        - И на первом же профсоюзном собрании осудить садиста Шарка за нанесенное вам, Нинель Эвальдовна, увечье. Заклеймить позором.
        Глава 14. Управляющий вирус
        - Какое увечье? - не поняла Коробченко.
        - Он же вам горло сломал, - невинно ответил Мортимер.
        - Ах!
        - Ладно, ладно, шучу, - сказал Мортимер. - Есть у нас задумка, что вы очень пригодитесь в Волшебном лесу. Руководить им будет некто Дергунов, а вы будете его заместителем.
        - И где этот лес? - спросила Коробченко, у которой загорелись глаза.
        - Тут неподалеку.
        - Постойте, постойте, - Нинель Эвальдовна потерла лоб. - Уж не тот ли это Дергунов, который свистнул активатор? А в придачу Трезора?
        - Он действовал по моему заданию, - объяснил Мортимер. - И в помощь я вам дам двух очень сообразительных хлопцев. Они вам очень понравятся, вас будет мистическим образом тянуть друг к другу.
        - Как вы думаете, коллега? - обратился он к Небиросу.
        Небирос вдумчиво покивал. Да, это было мудро - приспособить демиургов к сельскому хозяйству. Пусть-ка под руководством припудренной Коробченко выращивают зеленый горошек и окучивают ананасы. И восхищаются друг другом.
        - А этот, со змеиной башкой, в лес не заявится? - уточнила Коробченко.
        - Нет, нет, не заявится, - успокоил её Мортимер и сказал Небиросу: - Господин фельдмаршал, препроводите мадам в её новое жилище. Да хлопцев прихватите. И, кстати…
        Небирос навострил ухо, приготовившись выслушать очередную мудрость начальника.
        - Почему вы всё время деретесь саблей? Почему не мечом?
        - От сабли увечье больше.
        - Всё бы вам, молодым, резать, кромсать, - добродушно проворчал Мортимер и пошагал в бокс, прикидывая про себя, какого ляха Шарк-Шарк без спросу заявился в изолятор. Ведь за этим был послан Небирос.
        А Небирос, выпустив из изолятора демиургов, повел их вместе с Коробченко в Волшебный лес…
        Заштопав и залечив усыпленного Шарка, Мортимер не стал сразу выводить его из наркоза, а сверил нынешнюю базу данных мозга с контрольной, записанной ранее. Нет, никаких отклонений. Тогда он вывел его из наркоза и немедленно погрузил в гипноз. И вот тут, в подсознании, обнаружил нечто постороннее, не имеющее право находиться в подсознании начальника Галереи.
        Нечто вроде вируса, способного из крохотной безобидной фитюльки самостоятельно разрастись до управляющего центра. Этот управляющий центр был уже в движении, в развитии, и уже кто-то с его помощью поуправлял Шарком.
        Особо ломать голову теперь не стоило, это конечно же был Асмодей, но каким образом он внедрил этот вирус было пока загадкой. Шарк был из невыездных, всё время находился в поле действия Объекта, а Объект от всяких шпионских штучек был защищен будь здоров.
        От шпионских - да, тут Асмодею с его дружиной было не прорваться, но смог же пенсионер Пронин безнаказанно крутиться у входа в подземную Галерею. И обнаружить самостийную свалку биоотходов, которую (вопиющее безобразие) устроили рабочие Галереи. Однако Пронин с Шарком не общался, а вот двое других, Черемушкин и Дергунов, косвенно общались. Шарк их видел, то есть был какой-то косвенный контакт.
        Конечно, таким образом вирус было не внедрить, кишка у этих двоих тонка, но сам факт, что туземцы или аборигены, одним словом официальное население Земли, могли, не чета Асмодею, посещать Объект, было объективной реальностью. Значит, сам Объект изначально был спроектирован так, что имел опосредованную связь с аборигенами. Опосредованную, то есть через посредство кого-то, конкретно через ангельское воинство, и ничего тут не попишешь. Напротив, факт этот, как и всё прочее, нужно обращать себе во благо.
        Ну а уж теперь-то, когда Объект официально стал Знаменском, городом открытым, стремящимся, если уж честно, занять место Москвы, разговор об аборигенах и доступности можно прекратить.
        Итак, Черемушкин или Дергунов. Кто же из них?
        Стоп, стоп, стоп, сказал себе Мортимер. Не тот и не другой, а Семендяев. Именно он подбил их на съемку и даже камерой снабдил. Вовсе он их не подставлял, соврал про компромат, хотя оно и сработало, теперь в замах ходит.
        Надо бы эту камеру проверить, сказал себе Мортимер, вычищая из подсознания Шарка отращивающий глубокие корни управляющий центр…
        Едва Небирос привёл Коробченко с демиургами в Волшебный лес, на ананасовую поляну, случился казус. Из кустов вдруг выскочил вооруженный дубиной Старожил и ну покрикивать на демиургов да помахивать дубиной. На Небироса он не обращал внимания, а зря. Тот подошел к нему да как хлопнет по плечу. Старожил с размаху уселся на пятую точку, отшиб её, зашипел от боли и огорчения, запричитал, что попа - это его больное место, вечно то в крапиву голая сядет, то кто-нибудь сапогом сзади заедет.
        - А ты следи за ней, - посоветовал Небирос. - Чего с дубьем-то лезешь? Не видишь - они со мной.
        - Не заметил я тебя, - проворчал Старожил поднимаясь и со злостью отряхивая попу, будто только что не он её, родимую, жалел. - Уж извини. А чего это ты вдруг с ними? А? А это, вообще-то, ты ли? Или кто другой тобою прикидывается?
        - Поговори у меня, - строго сказал Небирос. - Это вот Нинель Эвальдовна Коробченко, твой начальник.
        - Баба начальник, - Старожил схватился за голову. - Дожили, ножки съёжили.
        - Зато вот этими товарищами можешь руководить, они тебя послушают, - продолжил Небирос.
        - Тамбовский волк им товарищ, - отозвался Старожил. - Гусь козлу не товарищ. Конь не выдаст, свинья не съест. Пеший конному не товарищ. Лысый голодному не това…
        - Ну, хватит, хватит, - перебил его Небирос. - Что ты заладил, как патефон?
        - Могу и про патефон, - отозвался Старожил…
        Камера Семендяева по-прежнему лежала в верхнем ящике массивного стола, куда её смахнул директор ИИИ Мортимер. Внешне она была исправна, но… кто-то в ней покопался. Покопался умело, не оставив следов. Даже Мортимер не сразу увидел встроенного микроотсека с крохотной «пушкой», сопряженного с видеолампой. Пушка эта выстрелила когда надо, а заряд был не простой и ни один учёный в мире не смог бы его изготовить, потому что наука до этого ещё не дошла.
        Итак, съёмка была не главное, задача у камеры была совершенно другая, но почему тогда ему, Мортимеру, не удалось уничтожить отснятый материал? Асмодей помешать не смог бы, а значит, был некто, для кого этот материал представлял интерес. Скажем, архангел Метатрон или Хранитель Земных Цивилизаций, то есть те, с кем лучше не связываться. Как хитро всё сплелось…
        Про «пушку» Семендяев точно не знал, с него взятки гладки, однако впредь нужно быть осторожным. Защищать от хитрющего Асмодея наиболее значимых сотрудников. Но как защищать, если тот просчитывает партию на тысячу ходов вперед?
        Вредителю много легче, потому что он нацелен на единственный объект, а что делать тому, у кого этих объектов сотни?
        Поэтому нужно было ускорить Возрождение, ещё более нарастить темп, опередить не только Асмодея и иже с ним, не так уж они были и страшны, но, главное, опередить истинных хозяев Объекта. Они медлили, а значит, давали шанс. В чем-то, пожалуй, они были заинтересованы, раз давали этот шанс. Может, не знали про Направляющее Начало, своего рода Координатора, другими словами Планзейгера? Либо знали когда-то, но за давностью времен забыли.
        Разумеется, настоящего имени этой системы Мортимер не произносил даже мысленно, а взял его из лексикона сотрудников Хронопоиска. Звучало это неуклюже, напыщенно, совершенно неконкретно, но так оно даже и лучше. Планзейгер - было именем вымышленным, легендой, но именно эта легенда способна была всё поставить с головы на ноги.
        Глава 15. Конец сентября
        Следующий день был обычной средой в конце обычного сентября. Ну и что? - спросите вы. Да ничего, просто именно в этот день в 10.40 из Шереметьево в Мюнхен вылетел Григорий Макарович Берц. А чуть ранее, где-то около 10 утра, со Стеклянного Моря стартовал оседлавший Самаэля Николай Андреевич Небирос. После старта Самаэль «включил» режим невидимости, спокойно, без натуги за несколько минут преодолел 7500 километров и, не замеченный ни одним радарным устройством, приземлился в Манхэттене на крыше одного из зданий Музея естественной истории. В Нью-Йорке в это время было два ночи с копейками.
        Проникнуть в зал, где были выставлены минералы и метеориты, для Небироса не составило большого труда, но нужного минерала, который на самом деле был вовсе не минералом, здесь не было. Однако он находился именно в этом здании, и почему-то в бронированном сейфе спецхранилища, о котором мало кто знал. В этом же сейфе Небирос обнаружил маленький, с кулак, но страшно тяжелый метеорит, который не брали ни пилы, ни сверла. К нему была прилеплена записка: «Состав неизвестен», и он, родимый, ожидал часа, когда земная техника, возмужав, расколет его, как орех. А что его колоть, если он был капсулой с запечатанной в ней матрицей генома представителей одной из древнейших цивилизаций Вселенной. В нужный момент, когда цивилизация эта окажется на грани вымирания, капсула откроется…. Вот это был подарок так подарок.
        Небирос забрал «минерал» и капсулу, а на их место, чтобы никто не всполошился, подложил как две капли похожие муляжи, набив муляж капсулы окаменевшим калом гаргулий, который весил почти как осмий. Вот радость-то будет, когда у кого-то получится распилить капсулу.
        Времени до утра было навалом, и Небирос с помощью Самаэля переместился на Либерти-стрит, в вычислительный сектор внешне неприступного Федерального Резервного Банка, где нашпионил хуже некуда. После чего с приятным чувством исполненного долга покинул гостеприимный Нью-Йорк и отправился на родину, в Знаменск…
        Прибыв в аэропорт Мюнхена, не обременённый багажом Берц остановил такси (потрепанный Фольксваген) и на ломаном немецком попросил подкинуть до улицы Меделегабельштрассе. Таксист, русый парень с чеканным профилем, вылитый ариец, почесал затылок и включил навигатор. Тот замигал и сделал вид, что сейчас отключится.
        - Черт, - бесстрастно сказал Берц.
        - Русский? - обрадовался парень и постучал ногтем по навигатору.
        Тот ожил, принялся показывать какой-то разноцветный орнамент.
        - Еврей, - отозвался Берц.
        - Я тоже с Украины, - сказал парень. - Тут этих штрассе, как собак нерезаных. Ты, друг, на пальцах объясни, где это. Хотя, постой.
        Навигатор наконец-то показал, куда ехать…
        Парень, которого звали Федор, Берцу понравился. Разузнав, сколько тот получает за извоз, он похихикал и предложил в десять раз больше.
        - Не, в Рашу не поеду, - крутя баранку, отозвался Федор. - Тут стабильность, порядок, сосиски, пиво немецкое, а не Чебоксарское. Раше, брат, хана.
        - А ты попробуй, - сказал Берц. - Возьми отпуск, за месяц заколотишь почти как здесь за год. А если Мортимеру понравишься, он тебе и больше положит. Одному пареньку, например, бывшему охраннику, платит четыре тысячи евро. За то, что текст в Ворде набирает. А тебе, компьютерщику, полагается много больше. Нам компьютерщики нужны.
        - Откуда знаешь, что я компьютерщик? - сглотнув, спросил Федор. - Я же бомбила.
        - За рулем сидишь, как за компом, - улыбнулся Берц. - Будто в симулятор играешь. С джойстиком.
        - Ты из Москвы умный такой? - уточнил Федор.
        - Угу.
        - Оно, конечно, четыре тыщи на дороге не валяются, - раздумчиво пробормотал Федор. - Программисты, вообще-то, гребут больше, но их сюда понаехало - не протолкнешься. Все места заняты, зубами за работу держатся… Но в Москву не хотелось бы, выгонят и не спросят, хочешь ли ты этого. Масса примеров. Нет, брат, тут надежнее.
        - Ну, смотри, - сказал Берц. - Главное, желание. Заставлять мы не имеем права. Категорически запрещено. Тем более что и не в Москве это вовсе, а в Знаменске.
        Федор криво ухмыльнулся. Видно, потерял всякий интерес к предмету разговора. Они, конечно же, и далее перекидывались односложными фразами, но Берц больше не педалировал, а Федор к прошлой теме не возвращался.
        Дом на Меделегабельштрассе был недавно покрашен, но далеко не нов. Было в нем девять этажей, и был он окутан острым смрадом курицы, жареной в чесноке. Федора затошнило, и он быстренько закрыл форточку.
        Берц щедро отстегнул ему 400 евро и попросил подождать.
        - Только я вон туда, к скверу перемещусь, - предупредил Федор.
        Чувствуется, шальному баблу обрадовался. Это было хорошо.
        У Берца этих евро, этих красивых фантиков, всегда было сколько хочешь. Не проблема, если на подземном заводе имелся печатный станок, который шлепал любую наличность, какую пожелаешь. Но в данном случае источник денег был совсем другой. Данная акция, имеется в виду командировка в Мюнхен, исключала подлог, деньги должны были быть настоящими. Они и были настоящими. Берц щедро черпал их из банковских сейфов, которые для любого другого были наглухо закрыты. Только не для него. То же касалось изделий из золота и драгоценных камней, всё было истинное, настоящее.
        Нужная квартира находилась на третьем этаже. Здесь несчастной курицей несло просто страшно, и это тоже было хорошо, значит, Тарнеголет был дома. А куда ему, пенсионеру из Нижнего Тагила, деваться?
        Звонок не работал, Берц постучал кулаком по мягкой обивке. Как ни странно, Тарнеголет услышал, но не открыл, а начал выспрашивать из-за закрытой двери: кто там да зачем так колотить?
        - Я ваш бывший сосед по Нижнему Тагилу, - ответил Берц. - Откройте, Зиновий Захарович, есть дело на крупную сумму.
        Тарнеголет приоткрыл дверь, но с накинутой цепочкой, так что осталась узенькая щелочка. Вот тут-то курицей шибануло не на шутку, у Берца аж слезы брызнули из глаз.
        - Я вас не знаю, - заявил Тарнеголет.
        - Стоило ехать из Нижнего Тагила, чтобы получить отлуп, - сказал Берц, усиленно моргая. - Меня вы можете не помнить, но я вас помню прекрасно, Зиновий Захарович. Вы преподавали у нас на юридическом факультете.
        - Где именно? - уточнил Тарнеголет. У него были реденькие черные всклокоченные волосы с проседью и густые седые брови.
        - В пединституте, - ответил Берц. - И вы мне в свое время очень помогли. А я не люблю оставаться в долгу, тем более, что зарабатываю очень прилично. Видите, узнал ваш адрес.
        - От кого узнали? - немедленно спросил Тарнеголет.
        - Его фамилия Иванов, - сказал Берц наобум Лазаря и угадал, потому что Тарнеголет немедленно открыл дверь, пропустил его в коридор и даже кивнул в сторону вешалки: дескать, можете тут повесить свой плащ. Что Берц не преминул сделать.
        Что ж, здесь никакого понуждения не было, всё было чисто. Оставалось ещё, чтобы старый еврей добровольно расстался с предметом, который для него ровно ничего не значил. Продажа по собственному желанию также относилась к добровольной отдаче. Куда легче было бы пинком распахнуть хлипкую дверь, оглушить поленом хитрого престарелого жлоба и забрать нужную вещицу, но нет, нельзя. Мортимер требовал предельной чистоты сделки и ни капли насилия, чтобы ни к чему нельзя было придраться.
        Предмет этот, черную от старости растрескавшуюся шкатулку, Берц увидел сразу, как только сопровождаемый Тарнеголетом вошел в тесную гостиную. Здесь стояли накрытая ковром тахта, трехстворчатый шкаф да в углу двухтумбовый стол. Шкатулка покоилась на столе, и ценности для хозяина, похоже, не представляла. Пыльная, с присохшей в двух местах жвачкой, забрызганная чернилами и пожелтевшей краской.
        - Ну, так-с, - сказал Тарнеголет, проходя к столу и усаживаясь в кресло с деревянными ручками. Жестом показал, что Берц может сесть на тахту.
        Глава 16. Шкатулка
        - Дело прежде всего, - произнес Берц, вынув из пиджака пухлый конверт и положив его на стол перед Тарнеголетом. - Долг, так сказать, платежом красен.
        - Не можете напомнить - какой долг? - спросил Тарнеголет, после чего заглянул в конверт, изумленно вздернул брови и добавил: - Можете не напоминать.
        Тут же спрятал конверт, набитый сотенными евро, в стол и оживленно сказал:
        - Спасибо, что нас, стариков, не забываете. Так как вас звать-величать?
        - Берц. Григорий Макарович.
        - Как же, как же, помню, - соврал Тарнеголет. - Курочки не отведаете на дорожку?
        Лихо это он. Дело ещё не началось, а он уже провожает.
        - Спасибо, сыт, - ответил Берц. - Мы всё на юрфаке гадали, что означает ваша фамилия. Она такая необычная.
        - Да уж, - томно согласился Тарнеголет. - Есть такой Марьян Беленький, пишет народные сказки. Одна из них называется «Бейцим шель захав». Попробуйте догадаться, о чем она. «Жили были савта ве саба. И была у них тарнеголет Ряба. Снесла тарнеголет бейца. Не простое, а шель захав». Ну и так далее.
        - Я понял, вы про это, - сказал Берц, вынимая из бездонного пиджака солидное такое, увесистое золотое яйцо. - Коли вы тарнеголет Ряба, то это, похоже, ваше шель захав бейца?
        Тарнеголет даже рот разинул от такого богатства. А ручонки так и потянулись к нему, так и потянулись.
        - Я понял, вы олигарх, - выдавил он. - Я вас сразу узнал. Нет, я ошибся, олигарх скорее удавится, чем кому-то подарит копеечку. Вы директор золотого прииска, о вас писали в газетах.
        Руки его почти дотянулись до яйца.
        - А давайте меняться, - улыбнувшись, сказал Берц, отодвигая руку, чуть-чуть, чтобы держать добычу на коротком поводке. - Ваша фотография у меня есть, а вот что-нибудь ваше на память о вас.
        - У вас общая фотография, - на выдохе прошептал Тарнеголет. - Там всё плохо, мелко. В память я готов пожертвовать вам, драгоценный вы наш Григорий, э-э, Макарович, хорошую фотку. Можно по пояс, можно в полный рост, с наградами.
        - Фотография есть, любезный Зиновий Захарович, - мягко, уступчиво произнес Берц. - А давайте-ка что-нибудь ненужное, с чем расстаться не жалко.
        Пошарил по комнате глазами, наткнулся на шкатулку и сказал:
        - Да вот хотя бы эту шкатулочку. Вам её впору выбросить, а я её отреставрирую, украшу бриллиантами, надпишу «От Зиновия Захаровича Тарнеголета». Вот это будет память, так память.
        - Не могу, - простонал Тарнеголет, чуть не плача. - Она старинная, от бабушки досталась, а бабушке от её бабушки. Представляете, какая она старинная? Не могу.
        - А ежели так? - сказал Берц и вынул из пиджака второе золотое яйцо. - Тоже с пробой, как положено.
        Тарнеголет уронил голову на грудь и еле слышно проворковал:
        - Согласен.
        Берц попросил газету, завернул в неё шкатулку и положил сверток в драный пластиковый пакет, подаренный ему Тарнеголетом.
        - Ах, - сказал старый еврей, чуть не плача. - Единственное, что у меня осталось от бабушки. А вдруг там второе дно? И спрятано что-то ценное. Недаром же вы, хитрый человек, отдали за шкатулку так много. Это настораживают, я теперь спать не буду. Дайте мне её, дайте, я должен проверить.
        Потянулся к пакету трясущимися руками, а глаза безумные, волосы встрёпаны, как у Ивана Грозного на картине Репина.
        - Зиновий Захарович, - укоризненно произнес Берц. - Таких шкатулок на любой барахолке рубль кучка. Ну что вы, ей Богу? Попроси я у вас табуретку, вы и в ней стали бы искать второе дно. А уж ежели швейную машинку…
        - Хорошо, хорошо, - опомнился Тарнеголет. - Ступайте себе, ступайте. Не дам я вам швейную машинку, хоть озолотите. Ишь какой, раритет ему подавай.
        - Эх, да что там, - сказал Берц и, покопавшись, выудил из пиджака черную коробочку из лакированного дерева. - Хотел невесте подарить, но вам нужнее. Возьмите, возьмите, это стоит больших денег.
        Тарнеголет открыл коробочку и увидел платиновое кольцо с синим бриллиантом. Впрочем, он не настолько был силен в драгоценностях, чтобы оценить их стоимость.
        - Больших - это сколько? - прошептал Тарнеголет.
        - На чеке написано, - ответил Берц. - Где-то два миллиона долларов. Чек - это такая свернутая бумажка под крышкой. Под чеком, между прочим, сертификат, если в чем-то сомневаетесь.
        - Да верю я, верю, - отозвался Тарнеголет, разворачивая чек…
        Кольцо это, спрятанное в коробочку, хранилось в Мюнхенском отделении Дойче Банка в ячейке одного русского олигарха. Как всякий русский, он хранил чек рядом с приобретенной вещью. Драгоценностей в ячейке было много, под самую завязку, о кольце он уже и думать забыл. А если учесть, что этих ячеек по всему миру у «товарища» было с десяток, то дело было совершенно чистое…
        Федор между тем перегнал свой старый Фольксваген к скверу, припарковал у тротуара на свободном месте. Здесь уже не воняло, а сам дом был как на ладони.
        Денек сегодня был так себе, серенький, небо вроде без туч, но какое-то беспросветное. Над вонючим домом что-то блеснуло, потом закрутился уходящий в небо узкий вихрь. Где-то высоко-высоко вихрь этот, уже обретший широту и мощь, вонзился в огромную птичью стаю, которая снизу казалась сотканной из множества черных точек. Разметал её, разнес в клочья. И началось.
        Вновь собираясь в стаю, птицы эти понеслись вниз.
        Громко галдя, закружились над крышами, над сквером, обгадили всё в округе. К несчастью это были вороны, которые жрут на помойке всякую дрянь и гадят метко да едко, в чем сполна убедились редкие прохожие.
        Они, вороны, и не думали улетать, а постепенно сгрудились над домом Тарнеголета. Часть села на крышу, часть продолжала барражировать, будто охраняя его. Им было чем поразить врага. А ведь щедрый русский вот-вот должен был выйти…
        - Два миллиона четыреста тысяч долларов, - прочитал вслух Тарнеголет сумму на чеке. - С ума сойти.
        - Это ваше желание? - тут же спросил Берц, поднимаясь с продавленной тахты.
        - А? - Тарнеголет поднял на него непонимающие глаза.
        - Вы сказали «с ума сойти».
        - Не понял, - пробормотал Тарнеголет.
        - Я пошутил. Я говорю, можете на эту сумму купить приличную квартиру в центре. И не одну, - сказал Берц. - И вот что, дорогой мой Зиновий Захарович. Умоляю: не жарьте вы больше эту несчастную курицу с чесноком. Кушайте что-нибудь приличное, теперь вы богаты.
        Пошёл с драным пакетом в коридор.
        - Богат, богат, - согласно подхватил Тарнеголет, семеня вслед за ним. - Теперь бы колечко продать и не продешевить.
        - Смело продавайте, - сказал Берц, накидывая плащ.
        К тому времени, когда он вышел из подъезда, вороны угомонились, улетели на крышу, облепив её и сделав похожей на черный шевелящийся муравейник.
        - Молодец, дождался, - сказал Берц, садясь в машину. - Грешным делом думал, что уедешь.
        - Уговор дороже денег, - ответил Федор. - Тут вороны всех прохожих обстреляли. Думал - и тебе перепадет.
        Берц ухмыльнулся и посмотрел на злополучный дом.
        Именно в этот момент балкон на третьем этаже открылся. На него, вздернув подбородок, гордо вышел пенсионер Тарнеголет, воздел вверх правую руку с черной лакированной коробочкой и громким фальцетом возвестил:
        - Алилуйя! Покупаю весь город с потрохами.
        - Что и требовалось доказать, - сказал Берц, отворачиваясь.
        - Кто это? - спросил Федор.
        - Его фамилия Тарнеголет, - ответил Берц. - Это он жарит курицу.
        - Чтоб ему, - пробормотал Федор.
        - Не скажи, мне он помог, - возразил Берц и радостно потер ладошки. - А поехали-ка мы, Федечка, куда-нибудь перекусим. Чего-нибудь вкусненького. Где тут у вас можно вкусно и дорого перекусить?
        Глава 17. Мятущийся Тарнеголет
        Федечка привез Берца в ресторан «Тантрис», где сам сроду не бывал, но о котором был наслышан, как о самом дорогом. Оно и понятно: расположен в Швабинге - престижном районе Мюнхена, да ещё на улице-бульваре Леопольдштрассе. Где, как не здесь? Оказалось, правда, что не на самой Леопольдштрассе, а рядышком, в тупичке, в высотном кургузом здании с окаменевшими гаргулиями у входа. Однако…. Зато какая экзотика.
        А кухня! А вино! Федя был за рулем, Феде вина не полагалось, а вот Берц оторвался не на шутку. И вот ведь что странно - пил ведрами, а не пьянел. Ел корытами, всё больше омаров и черную икру, а глаза у самого были голодные. Прожорлив оказался, мерзавец. В конце концов Федор, который уже икал от пережора, взмолился о пощаде.
        Берц позвал официанта, вместо него подошел лощеный метрдотель лет сорока с корзиночкой, в которой лежал длинный, как такса, счет. Берц сунул туда кучу денег и что-то шепнул на ухо угодливо изогнувшемуся перед ним метрдотелю. Тот закивал так, что чуть голова не отвалилась. Убежал куда-то, вернулся уже без корзиночки, но с толстой книгой в сафьяновой обложке с золотым тиснением. Оказалось, что это гостевая книга - для посетителей особо почетных, особо значимых.
        Толстой перьевой ручкой Берц вывел в книге «Б.Годунов», разукрасил подпись кучей вензелей. Присмотревшись, в подписи этой можно было разглядеть Соломонову звезду, но для этого нужно было постараться.
        Метрдотель с треском захлопнул книгу, это было сигналом.
        Тотчас откуда-то выскочил человек во фраке, запиликал на скрипочке «Калинку». За ним пристроились трое фигуристых дамочек из кордебалета, далее, кланяясь направо-налево, следовал Берц, за ним Федор в мятой шоферской курточке и метрдотель с двумя девицами под ручку. Замыкал шествие ражий официант с нераспечатанным ящиком понравившегося Берцу вина.
        Вывернулся откуда-то очкарик с длиннофокусной фотокамерой, принялся щелкать, как сумасшедший, но не тут-то было. Берц провел ладонью по лицу и оказалось вдруг, что он в красной маске.
        Проходя к машине мимо гаргулий, Берц похлопал одну из них по каменному плечу. Нет, нет, ничего после этого не произошло, просто похлопал, но всем почему-то стало не по себе. На какую-то секунду, потом всё забылось. А вот Федор не забыл, потому что гаргулья ему подмигнула.
        Официант поместил ящик с вином на заднее сиденье Фольксвагена, Берц с Федором заняли свои места и под пронзительную «Калинку» рванули в сторону Леопольдштрассе.
        Федор нет-нет да с интересом поглядывал на Берца, ждал, когда же того развезет. И дождался. Берц начал клевать носом, голова упала на грудь, вот он всхрапнул, как конь, забормотал что-то. Красная маска свалилась на колени, потом под сиденье.
        - Эй, - сказал Федор, дергая Берца за рукав. - Товарищ! Нам теперь куда?
        Берц, не просыпаясь, махнул рукой: давай, мол, вперед.
        Федор поднял глаза и понял вдруг, что они уже на трассе А8, то есть на дороге в Зальцбург. Понять было не трудно, справа вдоль дороги стояли соответствующие плакаты. Красивые такие, цветастые, добротные.
        Попробовал свернуть на обочину или просто затормозить - машина не слушалась, ехала сама по себе.
        «Как бы его разбудить?» подумал Федор и неожиданно для себя громко и чеканно произнес:
        - Хочу вина.
        Берц тотчас проснулся, зевнул и потер ладошки.
        - Это правильно, - согласился он. - В километре отсюда есть площадочка. Там и тормознешь.
        После его слов машина сделалась послушной, как и раньше.
        На площадочке их ожидало придорожное кафе со стоянкой для машин. Вкусно пахло жареными сосисками.
        - Вообще-то я пить не хочу, - признался Федор. - Хотел остановиться.
        Он помолчал и добавил:
        - Я, конечно, понимаю, что с тобой лучше не спорить, боком выйдет, но как-то, знаешь ли, боязно.
        - Что тебе боязно? - вновь зевнув, осведомился Берц. - Боязно через месяц вернуться богатым? Здесь ты на хорошую пенсию не заработаешь, уж поверь мне. Или боязно, что тебя будет искать хозяйка комнаты, которую ты снимаешь? Не будет, потому что твою квартплату получит по почте, причем с лихвой. Или боязно, что возникнет герр Аберт из банка, где ты взял кредит, а отдавать нечем? Уже не будет возникать, потому что кредит полностью погашен. Что боязно-то?
        - А то, что ты, господин хороший, больно много про меня знаешь, - ответил Федор. - Я ведь личность серая, незаметная, обычный бомбила. На меня досье нету. Дальше: с двух ведер дорого вина ты, братан, совсем не закосел. А дорогое вино - оно крепкое, это не компотик за полста рублей в картонной коробке. А думаешь, я не видел это вороньё? Они такими стаями не летают, это перебор. Ты всего несколько часов в Мюнхене, а о тебе уже завтра будут все газеты писать. Борис Годунов, нафиг.
        - Короче, Склифосовский, - дурашливо сказал Берц и весело подмигнул. - Кто не за нас, тот против нас. Соглашайся, брат, пока я добрый. Потом запросишься, да поздно будет.
        - Куда я денусь? - вздохнув, произнес Федор.
        - Ну и славно, - сказал Берц. - Здесь нас больше ничего не держит, всё доделает Тарнеголет. Винцо попьем уже дома.
        Прямо перед машиной возник узкий, уходящий в темноту тоннель, но как ни темно было, Федор разглядел в конце тоннеля сисадмина Архаима в крохотных очках…
        Фольксваген с русским благодетелем уехал. Странное дело, такой богач и в таком занюханном авто. Тарнеголет прекрасно разглядел его с балкона.
        Утром ещё денег до следующего пособия оставалось чуть-чуть, хватало лишь на очередную замороженную курицу, которая была хороша в чесноке, а тут полон конверт евро, яйца, кольцо. С ума сойти! Зиновию Захаровичу хотелось петь и смеяться. Он прошелся по комнате гоголем, фыркая от счастья и раздувая ноздри. Вспомнил вдруг своё недавнее «Алилуйя! Покупаю весь город с потрохами», потом Гришино «Смело продавайте». Господи, в кои-то веки можно что-то дорого продать. Вперед, вперед. В миллионеры.
        Зиновий Захарович начал вспоминать, где в славном Мюнхене можно продать кольцо, и никак не мог вспомнить. Похоже, не было такого места. И спросить не у кого.
        Был, правда, ломбард, единственный, которому Тарнеголет доверял. Он располагался на улице Вернера фон Брауна. Там могли дать хороший кредит под залог кольца. Но под залог много не дадут. Лучше уж подождать, пока деньги кончатся.
        Тут же надтреснутый мужской баритон явственно сказал:
        - Уже завтра будет поздно, как пришло, так и уйдёт. Гриша ситуации не знает, продашь - всё потеряешь. Только залог. Действуй смелее, не пожалеешь. Коробочку не отдавай ни в коем случае.
        Тарнеголет испуганно огляделся. Нет, нет, в комнате он был один. Значит, это был внутренний голос, которому следует повиноваться, ибо терять не хотелось.
        Он подошел к трюмо и критически осмотрел себя. До чего же стар, подумал он, стар, немыт и не стрижен. После чего вооружился острыми ножницами и с грехом пополам постригся. Помылся в душе с шампунем, а когда волосы высохли, оказалось, что прическа вовсе даже ничего, уже и седина не так заметна. Это взбодрило.
        Надев самое лучшее, Тарнеголет отправился в ломбард.
        Приемщик в ломбарде, тощий средних лет человек с цепким взглядом, привычно составил мысленное описание клиента: старый жид, одевается в секонд-хенде, питается отбросами, будет предлагать цыганское золото. Но когда клиент вытащил из кармана черную лакированную коробочку, а потом открыл её, приемщик замер. Такого редкого бриллианта он давно не видел. А платина, какая платина!
        Осмотрев кольцо под увеличительным стеклом и удостоверившись, что тут всё чисто, уточнил:
        - Почем брали?
        - Два миллиона, - ответил Тарнеголет, предварительно спрятавший чек в карман.
        - Комиссия ежемесячно один процент, то есть отдавать придется каждый месяц по двадцать тысяч, - внятно, раздельно, как дурачку, объяснил приемщик. - На руки получите кредит пятьдесят тысяч евро.
        - А если брал за сто тысяч? - спросил Тарнеголет.
        - Тогда комиссия тысяча евро, на руки те же пятьдесят тысяч.
        - А если продать? - сказал Тарнеголет. - Сколько дадите?
        - Не покупаем, - строго ответил приемщик и посмотрел на Зиновия Захаровича с большим подозрением.
        - Пойду в другой ломбард, - сказал Тарнеголет, которому стало обидно. - Там за такое великолепие запросто дадут сто тысяч.
        Протянул руку за кольцом, но приемщик, помявшись, произнес:
        - Хорошо, сто тысяч. Будьте добры, оставьте сертификат и коробочку.
        - Нет уж, коробочку ни за какие коврижки, - ответил Тарнеголет.
        Глава 18. Вперёд, в миллионеры
        «Странное дело, - подумал Тарнеголет, выйдя из ломбарда. - Отдать вещь, которая стоит два миллиона, за сто тысяч - это хорошо или плохо? Ясно же, что кольцо теперь не вернуть. И на кой ляд мне эта красивая коробочка? Чтобы в неё чек положить? И что я, старый осел, поверил этому дурацкому внутреннему голосу? Говорил же Гриша - смело продавай. Продавай, а не отдавай».
        «Открой коробочку», - сказал всё тот же надтреснутый голос.
        Тарнеголет послушно открыл и…, о, Боже,… обнаружил внутри кольцо с бриллиантом, только бриллиант был зеленый. Под крышкой, как положено, имели место чек и сертификат, а сверху, на кольце, лежала свернутая вчетверо бумажка, на которой по-русски было напечатано: «Купите дешевый мобильник - будет легче общаться».
        «И то верно, - подумал Зиновий Захарович, у которого от происходящего кружилась голова. - Купишь дорогой - вызовешь подозрение. Уж лучше ничего не покупать…. А как тогда общаться?.. И с кем, простите, общаться? Номер-то не дал, поросенок этакий».
        В конце концов, купил в телефонной лавке дешевенькую Нокию с симкой. Едва вышел на улицу, мобильник зазвонил и знакомый уже надтреснутый баритон сказал в трубку:
        - Зиновий Захарович? Слушайте и не перебивайте. Сейчас к вам подойдет некто Лампрехт от некоего Ребиндера. Отдайте ему кольцо и сертификат с чеком, коробочку ни в коем случае не отдавайте. Он передаст вам сто тысяч. После этого я вам перезвоню.
        Так оно и получилось. И не только с Лампрехтом. В течение часа к нему, сидящему в сквере на деревянной лавочке, подошло человек двадцать, и всем он за сто тысяч вручал платиновое кольцо (бриллианты всё время были разных цветов) с сопроводительной документацией, так что коробочка была той же самой курицей, несущей золотые яйца. Умножьте-ка сто тысяч на двадцать, два миллиона и получается.
        Через час баритон посоветовал ему убраться из сквера.
        Следующим утром домой к Тарнеголету заявился посыльный, доставил коробку с ноутбуком. Вскоре после этого пришел тощий молчаливый паренек, деловито развернул ноутбук в гостиной на двухтумбовом столе, подключил к Интернету и минут пятнадцать с бешеной скоростью молотил по клавиатуре. Это не было неожиданностью, о посыльном и компьютерщике добродетель предупредил заранее.
        Всё это время, делая вид, что читает газету, Зиновий Захарович бдительно сидел на тахте, караулил имущество. Наконец, паренек встал из-за стола, кашлянул, привлекая внимание, сказал тихо и бесцветно:
        - Инструкция пользователя на столе, там же, если что непонятно, мой телефон.
        Оставшись один, Зиновий Захарович позвонил добродетелю и осведомился, что всё это означает?
        - А то и означает, что ваш ноутбук работает теперь, как сервер, - хмыкнув, ответил баритон. - Существует некий виртуальный банк, куда стекаются определенные финансовые потоки. Какие и откуда - уточнять не будем. Вам, господин банкир, за ваши труды на отдельный счет ежеминутно капает тысяча евро. Денно и нощно. В месяц выходит сорок три миллиона с хвостиком. Вас это устроит?
        (Потом выяснилось, что виртуальный банк оказался гораздо более прибыльным, просто ужасно более прибыльным, и уже совсем скоро, как в сказке, не украв ни цента и не ударив палец о палец, Тарнеголет выдвинулся в одного из богатейших людей планеты).
        Тарнеголету сделалось нехорошо
        - Устроить-то устроит, - промямлил он. - Ещё как устроит.
        И тихонечко уточнил:
        - А дело не подсудное?
        - Тьфу на вас, - воскликнул добродетель. - Что вы такое говорите?.. Вы, кстати, утренние газеты читали? Прочитайте, особенно про ворон.
        Зиновий Захарович сгонял вниз за бесплатной газетой, которую каждое утро засовывали в его почтовый ящик.
        Статья была короткая. Этой ночью в Мюнхене стая ворон атаковала отель Азимут Сити на Кронштадтер штрассе, в котором снимают номера деловые люди. Пострадавшие доставлены в ближайший госпиталь. Зданию нанесен значительный ущерб.
        Снова эти вороны, подумал Тарнеголет. Как могут вороны нанести ущерб зданию? Бред сумасшедшего.
        Тут же, будто уловив его мысли, позвонил добродетель и посоветовал включить телевизор.
        По телевизору, старенькому, дряхленькому, доставшемуся от прежних жильцов, как раз показывали сюжет про Азимут Сити. Несчастный отель не иначе как расстреливали из пушек: рваные дыры в окнах, стенах и межэтажных перекрытиях, повсюду бетонное крошево, битое стекло, растерзанный паркет, рваные простыни, клочья бумаги. Какие там вороны? Тем не менее, пострадавшие видели в ночном слабо подсвеченном небе именно галдящих пернатых хищников, сбившихся в черный бешено крутящийся клубок. Клубок этот разгонялся и бил молотом, только ошметки летели. Конечно, вороны. Весь двор был усеян трупиками.
        В конце новостей прозвучало сообщение, что после вчерашнего посещения ресторана «Тантрис» русским толстосумом Бэ Годуновым таинственно пропала одна из бетонных гаргулий, украшающих площадь перед рестораном. Гаргулии по слухам были изготовлены известным русским скульптором и наводили на детишек страх. После чего была показана фотография бетонного чудища.
        Вроде бы ничего особенного, но перед глазами сразу возник образ вероломного русского, от которого одни гадости.
        Тут же позвонил добродетель и, подхихикивая, сообщил, что Берц, назвавшийся Годуновым, скульптуру не крал, та слиняла самостоятельно. Вот и думайте, добавил добродетель, подсудным мы делом занимаемся или неподсудным…
        - Всё бы тебе, Гриша, повыпендриваться, просто так не можешь, - сказал Мортимер укоризненно. - Сделал дело - и тихонечко сматывай удочки. Нет, подавай ему ресторан, подавай ему гостевую книгу. Родину позоришь, господин хороший.
        - Каюсь, - ответил Берц, опустив глаза. - Но не было бы ресторана, не было бы и Азимута.
        - Этак и я умею, - хмыкнув, сказал Небирос.
        Разговор происходил в офисе, в кабинете Мортимера. Мортимер сидел за своим широченным столом, Берц напротив на жестком деревянном стуле, а Небирос расположился на подоконнике. На подоконнике было неудобно, мешали цветы, зато это был не деревянный стул, предназначенный для экзекуции. Свобода выбора, где хочу, там и сижу, хоть на шелковой перине, хоть на колючем кактусе.
        - Видишь ли, Гриша, - произнес Мортимер. - Если есть договоренность соблюдать существующие нравственные правила, то нужно их соблюдать. Мы сейчас на таком этапе, что магия не просто не уместна, а может повредить делу. И я боюсь, что твой Тарнеголет тесно связан с чародейством.
        - Простите, Магистр, но другим способом из этого жлоба шкатулку было не вытянуть, - ответил Берц. - А дальше всё пошло цепляться одно за другое. Кольцо, сервер. Только я тут ни при чём.
        - А кто при чём? Пушкин? - жестко спросил Мортимер. - Откуда узнал, что в Мюнхене международная конференция? Только не врать.
        - Я не знал, - сказал Берц. - Честное слово.
        Услышав это «честное слово», Небирос хохотнул. Берц искоса посмотрел на него.
        - То есть, всё вышло непреднамеренно? - помягчел Мортимер.
        - Непреднамеренно.
        - Значит, про то, что члены конференции остановились в Азимуте, тоже не знал?
        - Честное пионерское, не знал, - ответил Берц.
        - Ладно, - произнес Мортимер, вставая. - Мелкие нарушения по неразумению имели место, но главные устои не потрясены. Однако же выговор мы тебе влепим.
        - За что, если не потрясены? - удивился Берц.
        - На всякий случай, чтоб впредь неповадно было, - сказал Мортимер. - Да что там всё шуршит и шуршит?
        Выйдя из-за стола, он согнал с подоконника Небироса и выглянул во двор.
        Там, внизу, новоявленный дворник Федор, не щадя метлы, усердно подметал тротуар.
        - Этак ему до завтра метелки не хватит, - недовольно сказал Мортимер и повернулся к Берцу. - Он точно крепкий компьютерщик?
        Берц пожал плечами.
        - Понавезут черт знает кого, а ты плати, - проворчал Мортимер. - Наобещают с три короба, будто институт резиновый, а мне расхлебывай. Ну, что уставился? Завтра проверим, что это за спец.
        Глава 19. Вот я и предупреждаю заранее
        Диверсии Небироса и Берца, а иначе эти действия квалифицировать было нельзя, имели сокрушительные последствия.
        Семейка зловредных вирусов, внедренных Небиросом в компьютеры Федерального Резервного Банка, бурно размножаясь, моментально поразила банковскую компьютерную сеть Штатов и, естественно, принялась разрастаться дальше. Вирусы были специфические, нацеленные только лишь на банковские операции, обнаружить их было практически невозможно. Когда их все-таки обнаружили, было поздно, огромные средства уплыли в неизвестном направлении.
        В Германии было попроще, тут обошлось без вирусов, тут деньги отсасывались совершенно другим способом.
        Что же это, как не диверсия? Обыкновенный, кондовый подрыв. Кража, воровство, хищение, умыкание, конокрадство, гоп-стоп, как ни назови - все равно выходит перемещение денег (огромных) из одного кармана, в другой, дядин. А где этот дядя - никто не знает.
        Так что Тарнеголету, попавшему в эту систему, страшно повезло, из нищего еврея он в одночасье превратился в миллиардера. Плохо ли? А так сидел бы себе со своей антикварной шкатулкой до посинения, до гробовой доски, в полной нищете, не зная, что из себя эта шкатулка представляет.
        Вот мы и подошли к главному.
        Именно в шкатулке хранился носитель с матричной записью генома Планзейгера, копия, сделанная им самим с самого себя. Копия была запечатана в специальную капсулу размером с рисовое зернышко, которой было не страшно нахождение в эпицентре ядерного взрыва. Планзейгер просуществовал всего лишь двести лет и за это короткое время приобрел такое могущество, что Высшие Силы сочли нужным без всякого предупреждения ликвидировать его. Почувствовав неладное, он успел сделать эту самую копию, однако запись сохранила неистребимые признаки распада.
        Матрица нуждалась в корректировке, именно поэтому Мортимеру понадобился геном представителя могущественной цивилизации. Капсул, замаскированных под метеориты, на земле было не один десяток, но подходила лишь одна, та, которую накануне привез Небирос.
        Запершись в лаборатории, Мортимер занялся кропотливой работой, требующей максимальной сосредоточенности, мы же тем временем вернемся к Лере и Черемушкину.
        Сразу после восстановления Леры Саврасов отвез их в Москву. Поначалу Лера чувствовала себя прекрасно, даже хлопотала на кухне, жарила свинину с луком, но ближе к вечеру захандрила, температура у неё поднялась, стали слезиться глаза, появилась слабость. Уложив её в гостиной на тахту, Черемушкин позвонил Мортимеру. Тот успокоил, сказал, что идет естественный процесс привыкания к имплантату. На это потребуется несколько часов, потом имплантат станет полностью однородным органом.
        - Вам, дорогой мой, - добавил Мортимер, - необходимо пару деньков побыть рядом с нею, поухаживать. Лере будет приятно.
        - Мне тоже, - отозвался Черемушкин.
        Он не стал уточнять, что за имплантат Мортимер имеет в виду, боялся услышать правду. Он знал лишь одно: смертельный луч убил Леру, а кудесник Мортимер восстановил её. К этому нужно было либо привыкнуть, либо, что много лучше, забыть.
        Ближе к полуночи Черемушкин перенес её, сонную, в спальню, сам устроился в гостиной и мгновенно уснул. Но ровно в полночь проснулся. Кто-то в спальне говорил приглушенным шепотом, похоже - мужчина.
        «Чтоб тебя», - подумал Черемушкин, подкрадываясь к дверям. Осторожненько открыл и увидел Дениса Антипова, который стоял у кровати и что-то тихонько говорил внимательно слушающей его Лере. Комната была слабо освещена настенным светильником, очевидно включенным Лерой. Да, и вот ещё что: Денис напрочь не отражался в большом зеркале стенного шкафа.
        - А вот и Василий, - сказал Денис, не оборачиваясь. - Заходи, Вася, будь другом.
        - Давненько не виделись, - проворчал Черемушкин. - Хоть бы предупредил заранее.
        - Вот я и предупреждаю заранее, - Денис повернулся к нему и улыбнулся. - Только ты, друг, слышать не хочешь. А Лера слушает. С тех пор, как стала видеть меня.
        - И давно это случилось? - спросил Черемушкин у Леры.
        - Минут пять как, - ответила Лера. - Просыпаюсь, а Денис рядом. Поначалу он расплывался, таял, я такое видела там, в саду, когда… потеряла сознание. Но потом он сделался нормальным. Он говорит интересные вещи, Васенька, ты послушай.
        - Слушаю, - сказал Черемушкин, подходя и садясь на край кровати. - А что? Завтра выходной. Давай, Денис, валяй.
        - Есть много способов вывести матушку Землю из равновесия, - начал Денис, заложив руки за спину и расхаживая из угла в угол. - Но всегда, откуда ни возьмись, возникают обстоятельства, мешающие этому. О чем это говорит? О том, что Создателем в каждую природу, в каждое явление заложен принцип равновесия. Проходя критическую точку, явление вызывает противодействие, возвращающее его в изначальное положение. Именно поэтому в природе так мало естественных катастроф, всё больше рукодельных, нами, твердолобыми, придуманными. И как-то всё так выходит, что мы расправляемся сами с собою, особенно ежели замыслов громадьё. Себя же своими руками, не понимая этого. Потом ищем виноватого, а что его искать - погляди в зеркало. Но бывают всё-таки такие исключения, что не приведи Господь. И вот сейчас как раз такое исключение. Мортимер назвал это чудовищное явление Планзейгером. Мозгов не хватило назвать поизящнее, или тут что-то другое? Василий, ты, случаем, не знаешь?
        - Экий ты, Денисыч, язва, - отозвался Черемушкин, которому уже и спать расхотелось. - Есть в Хронопоиске такой термин, когда не представляешь, кого ждать, кого увидишь. Может, это дядя родной, а может чудовище унитазное.
        - Второе вернее, - хохотнув, сказал Денис. - Мортимер его возрождает, но никто его не увидит. И имя Планзейгер будет в самую точку. Потому что это не что-то конкретное, а совокупность всего, живущее как в частичке, так и в массе. Страшное дело. Эта совокупность образовалась в свое время неизвестно как, впитав в себя волеизъявление и энергию мертвого и живого, земного и инопланетного, видимого и невидимого. Его возрождение неминуемо приведет к хаосу, а это дело глубоко наказуемое. Пострадаете не только вы, причастные к этому, но и непричастные. Правда, Лере я говорил совсем о другом. Правда ведь?
        - Правда, - ответила Лера. - Теперь мне ничего не страшно.
        - Это хорошо, - сказал Черемушкин. - Спасибо тебе, старик. Стало быть, Леру теперь опекаешь? Молодец, дружбан. Только у меня к тебе просьба - появляйся днем, а то у нас молодая семья, ночью бывает всякое, и вдруг - ты! Нехорошо, старик, не этично как-то, не по-людски. Ты меня понимаешь?
        - Понимаю, - вздохнул Денис. - Но не получается, днем вас нет, ночью купол мешает. Сегодня купола нет, я и рад-радёшенек. Извини, друг.
        - Друг-то друг, - сказал Черемушкин, - но почему-то сразу пошёл не ко мне, а к Лере. И почему же?
        - Она понимает, что что-то с ней неладно, - ответил Денис. - Это её беспокоит, только она тебе ничего не говорит. Боится.
        - Что я - зверь? - пробормотал Черемушкин, нахмурившись. - Лерусик, это правда?
        - Я себя боюсь, - прошептала она. - Прости, дорогой.
        - В общем, я решил начать с Леры, - бодро произнес Денис, и это были его последние слова.
        Глава 20. Избранные
        Из большого зеркала, весьма украшавшего стенной шкаф, вырвался узкий фиолетовый луч и ударил Денису в спину. Было похоже на то, как пламя свечи прожигает бумагу: сперва бумага желтеет, потом чернеет, потом образуется рваная дыра с горящими краями. Все эти события ровно в той же последовательности произошли мгновенно, лишь рваная дыра, стремительно вырастая в размерах, продержалась несколько дольше. Миг - и от Дениса, вполне реального, физически осязаемого, ничего не осталось, лишь запах горелой тряпки, но и это быстро прошло.
        - Господи, - сказала Лера. Губы её задрожали, в больших глазах появились слезы.
        - Он не настоящий, - сказал Черемушкин, которому и самому было не по себе. - Этим его не возьмешь.
        - Всё равно жалко, - Лера всхлипнула. - Ты же знаешь, я вообще не плачу, а тут готова разреветься. За что его? Кому он помешал?
        - Думаю - это Архаим, - сказал Черемушкин. - Денис говорил что-то про купол. Это может сделать только Архаим. И луч - его рук дело. Помнишь в «Балчуге»?
        - Кто этот Архаим? - спросил Лера, вытирая глаза платочком. - Фашист недобитый?
        - Не поверишь - это такой малюсенький зверек в очках, очень симпатичный, - ответил Черемушкин. - Он не фашист, просто это его работа. Что Мортимер прикажет, то он и делает…. Ты мне лучше расскажи, о чем говорил Денис. Это может быть важно.
        - Говорил, что смерть - это не страшно, это только начало настоящего, потому что сейчас мы живем в кривом зазеркалье, - подумав, сказала Лера. - Ему лучше знать, я поверила. Что Мортимер готовит грандиозный спектакль, который будет иметь оглушительный успех. И что нам с тобой отведена главная роль. Ни больше, ни меньше…. У тебя диван раскладывается? А то я здесь не смогу уснуть.
        - Купол, говоришь? - сказал Черемушкин, помогая ей встать. - Спектакль, говоришь? Ну, ну…
        Эта пятерка избранных собиралась нечасто, раз в два-три года, но сейчас в деловом мире возникла вдруг форс-мажорная ситуация, абсолютно непредвиденная, не просчитываемая, непредсказуемая. Нужно было выруливать.
        На сей раз собрались они на острове Гавайи, называемом ещё Большим островом, принадлежащем США, в окруженном полями орхидей городе с замечательным названием Хило, в частном трехэтажном особняке, обсаженном густой растительностью, продраться сквозь которую было невозможно, мешали колючая проволока и многочисленные охранники. Кроме особняка на частной этой территории размером в десять гектаров, принадлежащей одному миллиардеру, имелся большой бассейн, поле для гольфа, вертолетная площадка, парковая зона и много чего другого.
        Да, следует добавить, что никого из этой пятерки избранных мы с вами не знаем. И никто не знает, потому что люди эти больших постов не занимают, не засвечиваются, и вообще нигде не работают, а на что живут - непонятно. Но с голоду не пухнут и одеваются прилично, хотя на улице их не встретишь. На вид им по 70 - 80 лет, на самом же деле много больше, не худы и не толсты, среди них один лысый, у остальных реденькие седоватые волосы, в общем - вполне стандартные, ничем не примечательные люди. Если удобно, называйте их мировым правительством, хотя все политологи дружно утверждают, что такого правительства нет.
        Из аэропорта Хило в особняк этих людей доставили на вертолете, но самое интересное, что в аэропорт никто из них не прилетал, в здании аэропорта каждый появился кто откуда, кто вышел из служебной комнаты, кто из туалета, кто из темного угла, в котором даже урна не поместится.
        Освежившись в бассейне с бирюзовой водой, они в мокрых трусах, не плавки же таскать на старости лет, перешли на продуваемую со всех сторон крытую веранду, уселись в кресла-качалки и задремали. Спустя полчаса вертолет отвез их в аэропорт, на этом всё. Но это взгляд со стороны, на самом же деле вовсе они не дремали, а весьма даже плодотворно общались, просто им не нужно было пялиться друг на друга и шлепать губами. И в ледяном шампанском они не нуждались, и в черепаховом супе, хотя хозяин-миллиардер так и крутился вокруг, чтобы услужить.
        Он, этот хозяин, не заметил, чтобы его гости проявляли деловую активность. Лежали себе в отрубе, лениво покачиваясь в креслах. Между прочим, на двадцатой минуте общения к ним присоединился некий господин в черном смокинге, белоснежной рубашке, галстуке-бабочке и в лакированных штиблетах (при плюс двадцати семи-то), усевшийся в возникшее под ним кожаное кресло, но и этого хозяин не увидел.
        Появление этого господина было весьма неожиданным для избранных.
        - Сэр, - «сказал» ему один из избранных. - Зачем же так - без спросу? Прошлый раз ушли по-английски, теперь по-английски приходите.
        Прошлый раз случился триста лет назад.
        - Экий вы, сэр, злопамятный, - «ответил» ему господин. - Пришел себе и пришел. И спрашивать не буду. Вижу, вы всё крутитесь вокруг да около последствий: подрыв американских финансов, перекачка наличности в Германии, покушение в «Азимуте». В принципе, крутитесь правильно и толк от ваших переговоров несомненно будет. Но на главное вы никак не выйдете, потому что оно скрыто тайным промыслом. Искать нужно в России, в Цнинском лесу под Знаменкой Тамбовской губернии. Но нужно торопиться. А на первых порах, сэры, я бы порекомендовал вам объявить чрезвычайную конференцию скажем в нейтральной Праге и пригласить туда директора Института Инновационных Исследований города Знаменска Мортимера Олега Павловича. Тему свяжите с нестандартными видами энергии, Мортимер это любит.
        - Мусатов не оттуда ли? - «уточнил» ещё один из избранных.
        - Оттуда, оттуда.
        - Значит, приглашаем Мортимера и Мусатова. Но я вижу, это скорее по вашей части, любезный князь. Может, вы и займётесь?
        - Тут всё так хитро переплетено, что без вас никак, драгоценные сэры, - «ответил» Асмодей, а это, естественно, был он. - Тайный промысел. Палка - она о двух концах.
        И, раскланявшись, исчез.
        Избранные вызывали в Асмодее противоречивые чувства. С одной стороны, уже не люди, а скорее духи, которым не нужны ни вода, ни пища, ходячие компьютеры, живущие веками в своих норах, хроноизолированных полостях, и покидающих их раз в два-три года, чтобы собраться вместе и разрядить перезревшую ситуацию. Они, эти избранные, связаны со всеми энергетическими центрами Земли (Гималаи, пирамиды в Гизе, плато острова Пасхи, Стоунхедж, гора Пидан в Приморье и др.) и со всеми информационными потоками. Компьютеры и есть, честь им и хвала. С другой стороны, когда-то давным-давно они были людьми, то есть корни-то тухлые, не божественные. Вот отсюда, от человечьих корней, и прёт всё поганое. Падок человек, гадок, блудлив, сладострастен, в этом его суть, на этом всегда будет гореть.
        Спрашивается, почему даже избранные, уже не человеки, вознамерились посидеть на веранде в мокрых трусах? Это же противно, это же холодно, слякотно. Да потому что корни человечьи, вспомнилось забытое, на дурь потянуло.
        Много было у Асмодея претензий к Создателю, но главная - что плебеев, навозную чернь предпочел небесной элите и обещал жизнь вечную.
        Навозную эту чернь Асмодей люто ненавидел, но были среди них и те, кто отрекся от Создателя, не принял его, вот этих князь опекал. Было их не так уж и мало, гораздо больше, чем следовало бы, и не последним среди них числился знакомый нам Тарнеголет, который за последнее время значительно вырос в глазах могущественного демона.
        Асмодей помог ему. Берц начал, а князь развил дело, привлек знающего человечка, того самого, добродетеля, гораздого на аферы. И ожившую гаргулью поставил во главе вороньего войска и натравил на отель Азимут. Тем самым Асмодей здорово помог Мортимеру, но помощь помощи рознь, князь преследовал свою цель - погуще нагадить любимому Богом человечеству, а не поспособствовать выскочке.
        Глава 21. Жди сигнала, дружок
        - Олег Павлович, факс, - сказала по телефону секретарша Тамара.
        - Оперативно, - ответил Мортимер, знающий подробности вчерашнего совещания в Хило. - Занесите.
        В письме было приглашение на совещание в Праге.
        - Третьей будете? - спросил Мортимер.
        - Ой, - сказала Тамара. - Там Мусатов.
        - Ага, - усмехнулся Мортимер. - Вы читаете личные факсы?
        - Но, Олег Павлович, - смутилась секретарша. - Я обязана. Вдруг там какая-нибудь гадость?
        - Правильно, - одобрил Мортимер. - Гадость не приносите. Даже не думайте. Так что насчет Праги?
        - Но меня там нет.
        - Вы моя секретарша, к тому же красивая девушка, - сказал Мортимер. - Я не могу без красивой секретарши. Может, вы боитесь Мусатова?
        - Чего там бояться? - вздернув носик, ответила Тамара. - Хорошо, я поеду. Билеты заказывать?
        - Саврасов подкинет, - сказал Мортимер. - Гораздо дешевле и быстрее.
        Конференция была назначена на послезавтра, к этому времени подключенный к системе жизнеобеспечения Планзейгер должен был полностью восстановиться, занять полагающийся ему объем и начать осуществлять контроль за основными функциями Объекта. Пока только Объекта…
        Волшебный лес был не просто лесом, он был и садом, и огородом, и лесом, и курортом, и лечебницей. За последние несколько дней техник-кудесник Архаим нарыл в нем систему сообщающихся котлованов, которые биороботы облицевали мелкой мозаичной плиткой, о которую невозможно пораниться, а Мортимер наполнил морской водой. Между прочим, водоснабжение было проточное. Лес обладал собственным микроклиматом, летом плюс двадцать четыре, зимой плюс двадцать.
        Имелись санаторные и лечебные корпуса, в последних можно было не только подлечить гнилые зубы или прочистить заложенные уши, но и удалить варикозные вены. Лечением занимались крепко подкованные биороботы, подключенные на время операции к медицинскому серверу, и это было хорошо, ибо руки у биороботов после вчерашнего не дрожали и старческий склероз не мучил. К тому же биороботы не требовали взятки, так что лечение карман вообще не отягощало. А если учесть, что кормили на убой - всё из своего сада-огорода, из своей свинофермы, из своего птичника, то здесь можно было лечиться годами и выйти в результате здоровеньким и богатеньким.
        Именно в таком лечебном корпусе, хирургическом, обитал раненый Шарк-Шарк. Вообще-то, он был не ранен, а убит, но Мортимер не поленился - склеил и оживил его, вот только нрав прежний оставил. С мягким нравом тот бы в Галерее не потянул.
        Да, и ещё кое в чем Мортимер слукавил. Пообещал Нинель Эвальдовне, что Шарк в Волшебный лес не заявится, а сам именно в лес его и поместил. Понадеялся, что до лечебницы Коробченко не дотащится, и без того дел полно. Шарку же, дабы швы не разошлись, был вменен постельный режим.
        Рукотворным нянечкам было всё равно, кому подавать куриный бульон и судно: человеку или бегемоту со змеиной башкой, поэтому Шарку в просторной палате было спокойно, никто не прохаживался в его адрес, не шушукался за спиной. Корпус, рассчитанный на 1000 койко-мест, был пока пуст, днем больной после уколов, от которых чесалась задница, дрых, а ночью нарушал режим, бродил по пустым этажам. Естественно, нянечки со своими встроенными датчиками об этом знали, но в силу вековой доброты, которая присуща всем нянечкам, неважно живые они или искусственные, смотрели на нарушения сквозь пальцы. Принцип простой: если больно, никуда он, милый, не попрется, будет трястись, жалеть себя и загонять в угол, а если не больно, то и пусть, быстрее выздоровеет. Специально не выключали на этажах дежурный свет.
        На вторую ночь, когда Шарк-Шарк гулял по восьмому этажу (всего этажей было двадцать), из женского сортира, который он только что миновал, кто-то осторожненько так, стараясь не шуметь, вышел.
        Шарк был не робкого десятка, но после перенесенной травмы сделался малость пуглив. Вывернул назад голову, чтобы не тревожить туловище, и никого не увидел. И сказал себе, что нужно впредь по ночам не шастать, а запирать в палате дверь, и по ней, по палате, прогуливаться.
        Только так подумал, глядь, а впереди, где только что никого не было, возник вдруг некто в смокинге, припахивающий то ли орхидеями, то ли нарциссами. Лица не разглядеть, но видно, что кучерявый и с бородкой. Вроде бы и очочки блеснули, интеллигент, значит, гнилой, вроде того же поэта Язвицкого. Давить их надо, интеллигентов вонючих.
        - Новенький? - хамовато спросил Шарк-Шарк. - Почему не в пижаме?
        - Тс-с, - прошептал кучерявый, прижимая палец к губам. - Здесь полно аппаратуры, пожалуйста, тише.
        - Какого ляха тут шастаешь? - не понижая голоса, требовательно вопросил Шарк-Шарк.
        Не важно, что получалось со змеиным шипением, так уж голова устроена, главное, чтобы звучало уверенно, непоколебимо. Пошёл на гнилого пузом, как танк, думая про себя: это тебе за все мои страхи, щас стопчу.
        Но кучерявого вдруг как ветром сдуло, только что стоял перед капотом, и уже в стороне, в двух метрах.
        - А хочешь, ты у меня сейчас в окно выпрыгнешь? - веселым тенорком спросил кучерявый. - Спорим, выпрыгнешь?
        - Не хочу я спорить, - поскучнев и сдувшись, как шарик, ответил Шарк-Шарк. - Не буду я с вами спорить.
        - И правильно, со мной не надо спорить, - сказал кучерявый, подходя. - Наклонись-ка. Ниже.
        Запустил свою руку в его змеиную голову.
        Было не больно, скорее щекотно, но всё равно неприятно.
        - Так, так, - говорил кучерявый, бегая ловкими пальчиками по извилинам. - Похоже, Мортимер поработал, ишь гусь лапчатый. Извлек, камрад, всё подчистую, то-то я смотрю - мой дружище Шарк выпендриваться начал. Ну, ничего, ничего, это дело поправимое.
        Он управился за минуту.
        Через минуту Шарк-Шарк знал, что отныне его хозяин - Великий князь Асмодей, что перед Мортимером нужно по-прежнему лебезить, но слушать только Асмодея, выполнять только его приказы, действовать умно, чтобы Мортимер ни о чем не догадался. Нападение на Коробченко и тем более Небироса - ошибка, впредь такое не повторять, наоборот, со всеми дружить. Нет, конечно же, не меняться в корне, гонять подчиненных, иному в морду дать, но в конфронтацию с начальством не ударяться.
        В голове у Шарка просветлело, вот это было да, как прежде, во времена оные.
        - А ведь Мортимер запросто мог бы тебя вылечить, - произнес Асмодей. - Не держать в этом курятнике. Коробченко-то шутя поставил на ноги, да ещё подкормил гормонами демиургов. Ту же Черемушкинскую пассию. Всем сделал хорошо, а вот тебе, верному вассалу, фигу с маслом. Да ещё Небирос со своей дурацкой сабелькой нервы пощекотал. Эх, хамы. Хамы!
        - Куда же вы пропали, князь? - сказал Шарк-Шарк. - Мы вас заждались. Так, знаете ли, тошно при нынешней власти.
        - Ничего, ничего, - ласково ответил Асмодей. - Придут и наши времена, не нужно отчаиваться.
        По-прежнему его лица не было видно, может, оттого что свет был тускл?
        - Пора, - сказал Асмодей. - Жди сигнала, дружок.
        Исчез. Какое-то время в воздухе держался неуловимый запах орхидей, потом и он улетучился.
        Глава 22. Тебе надо, ты и коси
        У Дергунова, неожиданно назначенного директором Волшебного леса, настали тяжелые времена. Под Черемушкиным было легче, там за всё отвечал Васька, Алексей же делал что прикажут, не больше. Здесь, в Волшебном лесу, пришлось проявлять инициативу.
        На первых порах все кому не лень вставляли палки в колеса, особенно коротышка Старожил. До чего же вреден оказался.
        Поначалу, когда определялись, как кого величать, Старожил, у которого было мудреное совершенно непроизносимое имя из двадцати слогов, любезно согласился, чтобы его называли Купа Купычем, был такой язвительный персонаж в Республике ШКИД, который изрек, что уважает такую республику, когда понимающие люди приставлены к кормушке. Но когда Дергунов попросил его скосить траву на лужайке перед административным корпусом, вдруг взбеленился.
        - Тебе, - говорит, - надо, ты и коси. Сроду подневольным трудом не занимался. Вас, буржуев, вешали-вешали, вешали-вешали, а вы всё командуете.
        До этого, паразит, исправно косил эту самую лужайку, самое любимое занятие было - покосить лужайку, чтобы чистенько было. Что, спрашивается, нашло?
        Коробченко на это посмотрела-посмотрела и тоже начала огрызаться. Мстила за прошлое, хотя вроде бы переродилась, стала культурной дамочкой.
        Пока она огрызалась, демиурги тихонько покосили лужайку. Только сели передохнуть, Старожил налетел на них и ну орать, что это его самая любимая работа - косить любимую лужайку, и нечего тут самовольничать, никто не просил, пошли нафиг, как дам по ушам. Поди его пойми.
        «Ох, какой тяжелый случай», - подумал Дергунов и пошёл к Мортимеру увольняться из директоров, но тот похихикал в ответ и посоветовал дистанцироваться. Поглядывать на происходящее этак свысока, этак издалека, этак сбоку-припёку. И всё пойдет как по маслу.
        Тут же, вот невезуха-то, в коридоре попался Семендяев, который, как известно, в этом здании работал.
        - А-а, директор, - гнусаво заговорил Семендяев, крепко, всмятку, стиснув его ладонь. - Растешь, смотрю, по научной линии. Как оно в завхозах-то?
        Давно ли на Большую Лубянку ходил попрошайничать? А теперь ничего не попишешь, он зам Мортимера, начальник. Ему можно и поехидничать. С другой стороны, что советовал Олег Павлович? Дистанцироваться.
        - Прекрасно, Сергей Сергеич, - ответил Дергунов, выдирая ладонь из генеральской лапищи. - Только ведь завхоз завхозу рознь. У меня одних грушевых деревьев под две тысячи и на каждой вот такенские груши. Во рту тают.
        Генерал недоверчиво посмотрел на него и невольно сглотнул.
        - Есть банановая плантация, - продолжал Дергунов. - Апельсины, мандарины, инжир, всяческие орехи, земляника с кулак. А про моринду лимонолистную слышали?
        - Про моринду? - переспросил Семендяев. - Сам придумал или где прочитал? Ладно, парень, ступай, некогда мне лясы точить.
        Как пушинку отодвинув Дергунова, заторопился к лестнице.
        - Сергей Сергеич, - сказал вдогонку Дергунов. - А какие у меня бассейны, какие пляжики.
        Семендяев побежал вприпрыжку.
        «Сработало», - довольно потирая ладошки, подумал Дергунов.
        Оседлав на улице спортивный велосипед, который ему был положен по штату, не пешком же обхаживать эти лесные гектары, Дергунов весьма быстро домчал до Волшебного леса, и тут, у санаторно-лечебного комплекса, на недавно асфальтированной дороге нос к носу столкнулся с одетым в безразмерный больничный халат Шарк-Шарком, который этак воровато озираясь спешил на выход.
        - Привет, - остановившись, дружелюбно сказал Дергунов, который знал, что начальник Галереи имел неосторожность поцапаться с Небиросом и теперь залечивает раны в лечебнице. - Уже выпустили или дали тягу?
        Шарк-Шарк внимательно посмотрел на него, вспоминая. Вспомнил, что видел в Галерее, там ещё был второй с видеокамерой, которая ослепила его красным лучом. Враг, шпион, ату его!
        Пошёл на Дергунова, как бульдозер, ещё секунда и стопчет в лепешку.
        - Эй-эй, - закричал Дергунов, отскакивая. - Товарищ Шарк, в смысле, господин Шарк. Я директор Волшебного леса, при исполнении. Назначен недавно, вы можете не знать.
        - Фамилия? - остановившись, мрачно осведомился Шарк-Шарк.
        - Дергунов. Алексей…
        - Дальше не надо, - оборвал его Шарк и погрозил корявым когтистым пальцем. - Не заслужил ещё, чтобы было дальше. Просто Алексей.
        И вдруг улыбнулся.
        Это было так неожиданно, страшновато и неожиданно. Дергунов понял, что пронесло.
        - Никакого тягу я не давал, - сказал Шарк-Шарк. - Видишь ли, парень, я вдруг выздоровел, ни шва не осталось, а эти, тьфу на них, нянечки, не отпускают. Так что ты прав - дал тягу. А что? Ты против?
        Вылитый Старожил. Первым словом скажет, а вторым себе же противоречит. Или тут у них, у местных, манера такая?
        - Алексей Потапович, Алексей Потапович, - донеслось из кустов, и на дорогу выскочила запыхавшаяся Коробченко. - Звонил Олег Павлович…
        Она осеклась, так как увидела Шарка.
        - И что? - спросил Дергунов. - Звонил Олег Павлович, что дальше?
        - Он же обещал, - прошептала Нинель Эвальдовна. Глаза её наполнились слезами.
        - Мэм, - сказал Шарк-Шарк, переминаясь с ноги на ногу. - Простите великодушно, бес попутал. Это был не я, это в меня залетел маленький такой сволочной бесенок. Олег Павлович его вынул, теперь я совсем другой. Простите, я ведь тоже пострадал. Простили?
        - Экий вы быстрый, - Коробченко всхлипнула. - Я так напереживалась. Хорошо, я вас простила.
        - Тогда я пошёл, - сказал Шарк-Шарк, который боковым зрением углядел, что на крыльцо лечебницы вышла дежурная нянечка и зорко высматривает его, Шарка.
        Согнувшись в три погибели, Шарк юркнул в кусты, только треск пошёл.
        - Вот видите - люди меняются, - заметил Дергунов. - Я поначалу тоже его испугался. Так что там Олег Павлович?
        - Нужно выбрать площадку для одного действия, - ответила Коробченко. - Чтобы был здоровенный дуб или другое здоровенное дерево покрепче. Короче, он через полчаса подъедет, - она посмотрела на часы и добавила: - Точнее, уже через пятнадцать минут…
        Мортимер приехал не один, с ним были Небирос и Берц.
        В кабинете у Дергунова они пробыли недолго, посмотрели на доморощенную карту, составленную как всегда тяп-ляп Старожилом, хмыкнули, переглянулись и вышли на улицу.
        - Надо бы на вертолете облететь, поснимать, - предложил Небирос. - А лучше на Самаэле. С Лёшки какой спрос - он директором без году неделя. Верно, Лёшка? Тебе ведь карта нужна?
        - Позарез, - ответил Дергунов. - Лес большой, без карты никуда. Желательно в электронном виде.
        - Решено, - сказал Мортимер. - Ну что, пешочком?..
        Нужное дерево, огромный развесистый дуб, нашлось неподалеку. Лучше бы, конечно, было выбрать яблоню, с которой символизируется Древо познания Добра и Зла, но никакая яблоня многотонного Самаэля не выдержала бы.
        Единственное «но» - дуб этот рос в гуще других деревьев, нужно было расчищать площадку, однако для биороботов, вооруженных современной техникой, это был не вопрос.
        Глава 23. Назар Борщ
        - И вот что ещё, дружок, - сказал Мортимер Дергунову. - У меня тут есть товарищ, программист, ты его пристрой траву что ли полоть.
        - Программиста? - удивился Лёшка.
        - Ну да, он, видишь ли, бомбилой работал, все навыки потерял, - объяснил Мортимер. - Жить ему негде, где-нибудь в своем корпусе комнатенку найди. И не спорь, - добавил он строго, увидев, что Лёшка готов вскинуться. - Сказано комнату, значит, комнату, у тебя их полно. Мебель тут же будет, за нами не заржавеет. Надо быть сердобольным, Лёша.
        - Его ж надо в штат оприходовать, - сказал Дергунов. - Разнорабочим можно?
        - Конечно, - расплывшись, сказал Мортимер. - Вот видишь, нет ничего невозможного, если обоюдно согласяся. Корректируй, стало быть, штатное расписание и ко мне на подпись. Подпишу без вопросов.
        - А с каким окладом? - полюбопытствовал Дергунов.
        - Пять тысяч.
        - Не маловато по нонешним-то временам? Пенсионеры получают больше.
        - Пять тысяч евро маловато? - Мортимер поднял брови.
        Дергунов поперхнулся и, откашлявшись, сказал невнятно:
        - А мне можно в разнорабочие?
        - Это временно, Алексей, - произнес Мортимер. - Ему Григорий наобещал ещё в Мюнхене, никуда не денешься.
        Берц широко развел руками.
        - Но ты его нагрузи по самую сурепицу, - строго добавил Мортимер. - Чтоб, значит, не волынил. На той неделе Григорий его, родимого, заберет. Точно, Гриша?
        Берц закивал с таким усердием, что чуть голова не отвалилась.
        Глядя на всё это, Небирос покатывался со смеху.
        - Ничего, Алексей, - сказал Мортимер. - Помяни моё слово: скоро будем королями, олигархи от зависти удавятся…
        Кроме рабочего входа, с неудобным подъемником, в Галерее имелся ещё один вход, замаскированный, которым пользовался начальствующий состав Объекта, в том числе Шарк-Шарк и его заместитель. С виду обычный забетонированный колодец с утопленной круглой крышкой, усыпанный сухой сосновой хвоей, на самом деле вместительный лифт на одного бегемота типа Шарка или на трех обычных людей. Лифт вызывался специальным брелоком, который Шарк, например, носил в связке ключей. Сигналишь брелоком, снизу выезжает лифт, заходишь, ну и так далее. Да, кстати, этот отсек, в котором трудился немногочисленный управляющий состав Галереи, от самой Галереи был изолирован, связь с нею осуществлялась через герметичный люк, открывающийся с помощью всё того же брелока. Это на случай непредвиденной ситуации, вдруг биороботы, в том числе рабочие, взбунтуются.
        Итак, Шарк-Шарк заявился в свою Галерею, проследовал в свой кабинет и вызвал заместителя, имеющего вкусную фамилию Борщ. Заместитель этот был наполовину хохол, наполовину эскимос, тертый такой калач сорока с лишним лет. Никого не боялся, только Шарка, да и то не очень, потому что здоров был, как бык. Был он с большой круглой, заросшей черной щетиной головой, раскосыми черными глазами, черными же висящими ниже подбородка усами, весил два центнера, шутя гнул подковы.
        - Докладывай, - велел Шарк-Шарк шипящим своим голосом.
        Здесь, в Галерее к нему вернулось пошатнувшееся было чувство собственного величия.
        Борщ взгромоздился на затрещавший под ним стул, который продержался пару секунд, потом развалился. Но Борщ, предвидя это, уже пересел на дубовый табурет.
        - Этак на тебя, Борщина, никаких стульев не напасешься, - заметил Шарк-Шарк, сидящий в каменном кресле, устланном против геморроя одной лишь вьетнамской циновкой.
        - А чо докладывать? - сказал Борщ, почесав вихрастую макушку. - Мертвяков, в смысле биомассу, приспособились перерабатывать на корм скоту. Перемешиваем, стало быть, с туалетной бумагой, добавляем селитры…
        - Назар, - перебил его Шарк-Шарк. - Про туалетную бумагу я и без тебя знаю. Каков процент падежа?
        - Поуменьшился, - ответил Борщ. - Насколько - нужно уточнить. Квасюка вызвать?
        Квасюк был главным бухгалтером Галереи.
        - Не надо, - сказал Шарк-Шарк. - Почему поуменьшился?
        - А ты не знаешь? - произнес Борщ, пристально глядя на него.
        - Просвети.
        - Потому что завод остановился.
        - Приплыли, - пробормотал Шарк-Шарк в полном недоумении. - Это что же - диверсия?
        - Да нет, - ответил Борщ и зевнул. - В плановом порядке. Не нужны, стало быть, больше дармовые биороботы. Перенаселение. Будут Знаменск людьми заселять.
        - Это ты так думаешь? - глянув исподлобья, уточнил Шарк-Шарк.
        - Все говорят, - сказал Борщ. - А до пенсии ещё как медному котелку.
        - Ладно, иди показывай, что изменилось за эти три дня, - велел Шарк-Шарк…
        Через люк они попали в просторный зал со столами для пинг-понга, о которые ни разу не ударил легкий шарик, потом в солярий, пахнущий перегретым машинным маслом, затем в экспериментальную оранжерею, где на живых цветах испытывались удобрения, а уж потом в цеха переработки, до которых в свое время не добрались Черемушкин с Дергуновым. Именно сюда через черные проемы в стене попадали контейнеры с мертвяками.
        Поначалу отработавшую биомассу в огромных чанах химическим путем превращали в жирное плодородное удобрение, на котором, кстати, был взращен Волшебный лес, теперь вот пошли вперед, изготавливали корм скоту. Совсем как на космических станциях, где ни пот, ни моча даром не пропадают, только круче.
        У Шарк-Шарка порой мелькала мыслишка, что Галерея со своими производственными мощностями запросто может решить острую проблему кладбищ, которых стало не хватать. И не только в России, и не только в престарелой Европе. Но это так, мечты профессионала.
        Увы, сейчас производство встало, огромные бродильные чаны с зеленоватым раствором были наполовину пусты, а вскоре их придется чистить скребками, омывать из шлангов и дезинфицировать хлорной известью.
        Лишь в одном чане, у дальней стены, булькало и чавкало, готовился корм для поросят.
        Хоть цех был и бродильный, воздух был чист, даже припахивал скошенной травой.
        - Обидно до слез, - сказал Шарк-Шарк, переходя в музей с действующими экспонатами, где Черемушкин и Дергунов встретились с Иеремией в двух ипостасях.
        Клетки были набиты до отказа, чтобы поместиться обращённые стояли навытяжку, никто не хотел попадать в бродильный цех. Здесь уже воняло. Экспонатам полагался суп и каша с мясом, какой только умник придумал. В туалет водили каждые два часа, но этого было мало.
        Шарк-Шарк подошел к клетке с Иеремией, единому в двух лицах. Эта клетка была заполнена лишь на треть, Шарк благоволил к Иеремии-бугаю, в своё время, ещё в самом начале, они дружили. Бугай был не только физически крепок, но и умён, хорошо знал технику, участвовал в оснащении Галереи. Бродильные чаны приобретал именно он, а теперь ждет своей очереди попасть в один из них, теперь уже в тот, в котором готовят корм скоту. Кстати, насчет корма Шарк не больно-то верил, из полученного сырья запросто можно было изготовить вкусную вареную колбасу. Какой дурак будет скармливать поросятам вареную колбасу, которая нынче дороже мяса?
        Глава 24. Вам бы в цирке работать
        Иеремия-бугай сидел в углу клетки, привалившись к прутьям спиной. Младший спал, положив ему голову на колени. В клетке были ещё трое, дрыхли на желтых, пропитанных мочой опилках. Соседи молча завидовали им, бубнить или иным способом выражать недовольство не полагалось, можно было схлопотать в чан.
        Одежда на Иеремиях была грязная, мятая, пованивала, в клетке они уже с месяц.
        Разумеется, никакой это теперь был не музей, а обычная каталажка, никто сюда водить зрителей не собирался. У Шарка имелось предписание, изданное одним из замов Мортимера, в котором было черным по белому написано: «Посещение музейного зала Галереи допускается лишь по специальному пропуску, оформленному Вторым отделом Объекта». А теперь после проникновения на территорию Галереи посторонних лиц (Черемушкина, Дергунова, Пронина и ещё какого-то неустановленного хмыря) Галерея была напрочь закрыта. Так что экспонатам оставалось тихо-мирно, не вякая, ожидать своего часа, который у всех у них был недолог.
        - Как малец? - спросил Шарк-Шарк, присаживаясь перед клеткой.
        - При такой жратве недолго протянет, - вздохнув, ответил Иеремия. - А следом за ним и я, мы же связаны одной цепью.
        - Вот что я придумал, - нагнувшись к его уху, зашептал Шарк-Шарк. - Я тебя вытащу в лечебницу, а там посмотрим. Ты мне нужен.
        - Я бы не против, - с тоской отозвался Иеремия. - Только верится с трудом.
        - Бывай, - поднявшись, сказал Шарк-Шарк.
        Зашагал прочь вдоль клеток, подмечая, что где не так. Борщ подмигнул Иеремии и потопал вслед за монстром-начальником.
        Иеремия посмотрел им вслед и покачал головой, не верил он в эту благотворительность.
        Насчет Иеремии в голове у Шарка щелкнуло, как только он подошел к его клетке. Тихий четкий голос сказал: «Этот парень нам нужен. Переведем его в лечебницу, дальше легче. Действуй через Семендяева, я помогу». Так что Шарк-Шарк пообещал бывшему другу содействие не просто так, не из жалости. Был мотив.
        Завершив обход, Шарк-Шарк позвонил Семендяеву, попросился на прием. Тот будто ждал этого звонка, немедленно согласился…
        - Такое дело, - войдя в огромный кабинет генерала, с места в карьер начал Шарк-Шарк. - Позарез нужен хороший специалист, вот только их сейчас нету.
        - Да вы садитесь, - предложил Семендяев, поглядывая на него с опаской. Этот гиппопотам со змеиной головой не внушал никакого доверия. - Нет, нет, не на стул…. И не в кресло…. Садитесь прямо на ковер, чего уж там.
        - Очень любезно с вашей стороны, - прошипел Шарк-Шарк, сузив глаза. - Опасаетесь за мебель? Я лучше постою.
        - Продолжайте, я вас слушаю, - смешавшись, сказал Семендяев, который этакой витиеватости от рептилии не ожидал. - Ах, да, вы про специалиста. Я так понимаю, вы имеете в виду специалиста по бродильному делу, конкретно Иеремию Брызгалова.
        Говоря так, он дивился сам себе. Сроду не знал он этого Брызгалова, да и про бродильное дело слыхом не слыхивал. Откуда всё это? А раньше согласился на встречу, будто кто-то нашептывал.
        - Иеремию Брызгалова, - гипнотизируя Семендяева тяжелым взглядом, как эхо отозвался Шарк.
        - Не смотрите на меня, как удав на кролика, - сказал генерал, которого стал душить воротник. Освободил галстук и добавил: - Вам бы в цирке работать.
        - Выгонят с работы, пойду в цирк, - произнес Шарк-Шарк. - А сейчас будьте добры - подпишите приказ.
        Положил перед Семендяевым бумагу, предписывающую в связи с резким ухудшением геопатогенных показателей поместить техника Иеремию Брызгалова (в двух лицах) в отделение биорезонансной терапии (корпус Љ 3).
        - Бред какой-то, - слабо сказал Семендяев, рука которого сама собой взяла шариковую ручку. - Он кто, этот Брызгалов? Что за показатели? Геопатогенными бывают зоны. Нет, не могу.
        Пересилив себя, положил ручку на стол.
        - Вы что - не знаете? - сердито зашипел Шарк-Шарк. - Вы кому перечите?
        В этот момент в кабинет заглянул Мортимер. Лицо у Семендяева было свекольного цвета. Или показалось?
        Вошел, вгляделся, да нет, всё нормально, лицо как лицо, несколько порозовевшее. Взгляд хоть и задумчив, но осмыслен, на столе проект какого-то приказа, напротив невозмутимый Шарк-Шарк. Обычный рабочий момент.
        - Вы, любезный, почему удрали из клиники? - отвлекаясь от Семендяева, сказал Мортимер. - Нехорошо это.
        - А чего меня держать? - расплывшись в улыбке, отозвался Шарк-Шарк. - Я здоров, хоть запрягай. А работы невпроворот. В смысле, уже не невпроворот. Олег Павлович, уважаемый, это правда, что завод закрыт?
        - Пока в серии нет надобности, - ответил Мортимер. - Осталось единичное производство.
        Поглядел на часы и стремительно вышел.
        - Ну же, - сказал Шарк-Шарк, вновь начиная сверлить генерала пронзительным взглядом.
        - Что такое в двух лицах? - сипло спросил Семендяев, вновь начиная багроветь.
        - То есть, в детстве и в настоящем времени, - ответил Шарк-Шарк. - Что тут непонятного?
        Семендяев понял, что ещё минута, и его хватит удар. Схватив ручку, подписал эту бредятину, и тут же отпустило.
        - Вот и славненько, - сказал Шарк-Шарк, забирая приказ.
        - Сами не могли, минуя руководство? - спросил Семендяев. - Зачем это психическое давление? Это же ваш работник.
        - Кабы так, и вопросов бы не было, - ответил Шарк-Шарк. - Иеремия - обращённый, собственность завода, на балансе у завода, мне не подчинён ни с какого боку. Вскроется факт, а я ни при чем. Вынужден был подчиниться приказу вышестоящего должностного лица. Вот так, уважаемый Сергей Сергеич. Да вы не переживайте, дело сделали нужное, помогли хорошему человеку. Вам зачтётся, жирный вам плюс, Сергей Сергеич…
        «Жирный плюс, - подумал генерал, оставшись один. Понимал, что его крепко надули, только вот в чем - не мог вычислить. - Спас обращённого, эко геройство. Что может быть за это? Кто узнает? Они мрут, как мухи, эти обращённые, без счёту. Говорят, Галерея переполнена, надо было у Шарка уточнить. Где подвох-то, где?».
        Но на этом неприятности не кончились. Пообедав в столовой Управления, где, кстати, кормили недорого и очень вкусно, он в хорошем расположении прилег на диванчик в комнате отдыха, как в кабинет, громко топая штиблетами и истошно вопя «Сергей Сергеич, Сергей Сергеи-ич», вломился кто-то наглый и громогласный. Комната отдыха полагалась каждому заму Мортимера. У Семендяева вход в неё располагался далеко от входа, левее письменного стола, так что генерал, старый опытный служака, успел привести себя в порядок и выйти в кабинет как ни в чем не бывало.
        Орал и топал Лёшка Дергунов, расхристанный, растрепанный, с ошалевшими глазами.
        - Ты что, офонарел? - простецки сказал ему Семендяев, у которого отлегло. - Чего пугаешь-то?
        - Беда, - затараторил Дергунов, размахивая загорелыми исцарапанными руками. - Все водоемы в этой гадости, что делать - не знаю.
        - К Олегу Павловичу, - тут же нашелся Семендяев.
        - Уехал.
        - К Мусатову, он у нас по научной части. А я, братец, главный по режиму.
        - Тоже уехал.
        - К Тамаре заходил?
        - Приемная закрыта. Мобильники у обоих не отвечают.
        - Поехали, посмотрим, - обреченно сказал Семендяев.
        Глава 25. Прямиком из Дютьково
        Фазаролли на горбатой зеленой колымаге мигом довез их до ближайшего водоема.
        Лёшка психовал недаром - водная гладь, имевшая ранее чистейший бирюзово-синий цвет, была сплошь покрыта черной зловонной пенящейся массой, из которой порой выскакивали темно-зеленые осклизлые предметы разной величины и, повисев над поверхностью, с брызгами плюхались вниз.
        - Я боюсь - это из Дютьково, - сказал Дергунов, вытирая платком пот со лба, а потом этим же платком протирая очки.
        - Дютьково - вотчина Мусатова, - авторитетно заявил Семендяев. - Ему и карты в руки. Ты, Алексей, не паникуй, ничего мы тут с тобой сделать не сможем. Но лучше доложить Олегу Павловичу. Откуда вся эта фигня прилетела?
        - Оттуда, - показал рукой Дергунов. - Именно оттуда приползла черная туча и опорожнилась прямо в водоем. Причем, быстро и точно. Свидетели Старожил и демиурги. Совпадает с Дютьково.
        - Немедленно пиши мне докладную, - твердо сказал Семендяев. - Я её подписываю и передаю Тамаре. Далее ждем Мортимера, каждый на своем месте. Никуда не убредай. Замысел понятен?..
        Мортимер появился через час и тут же пригласил Семендяева. Мусатов с кислым видом уже сидел у него в кабинете.
        - Нет, ну вы же заместитель директора, - начал Мусатов, едва Семендяев вошел. - Такой же, как и я. Водоем загрязнен, что нужно делать? Естественно, чистить его. Приглашаете Васю из дворового хозяйства…
        - Я тебе приглашу Васю, - взбеленился Семендяев, до этого терпеливо слушающий бредни ученого. - Я тебе такого Васю приглашу. В докладной черным по белому написано: происхождение нечистот - предположительно экспериментальное болото в Дютьково. Ваше хозяйство, милейший. При чем здесь Вася?
        - Да? - лениво отозвался Мусатов. - Это ещё доказать надо. Предполагать легче всего, а работать, между прочим, труднее.
        Мортимер постучал по столу и сказал:
        - К делу, господа, к делу. Едем на водоем…
        За этот час чернота в водоемах ещё больше вспенилась, вылезала уже на берег. Вонь стояла ужасная.
        - Да, прямиком из Дютьково, - сказал Мортимер. - Там тоже осталось предостаточно.
        Мусатов открыл было рот, чтобы спросить - откуда сие известно, потом закрыл.
        - У кого какие предложения? - Мортимер повернулся к Мусатову, давая понять, что это именно его вотчина. Не Семендяева, не Дергунова, который только что подлетел на своем велике, ни тем более Васи из дворового хозяйства.
        - Раз смердит, значит - протоплазма, - изрек Мусатов. - Только напалмом.
        - Огонь возьмет, - подтвердил Семендяев, подумав, что не такой уж болван этот Мусатов.
        В смысле, учёный-то он, может, хороший, но в остальном болван. Хотя и не такой уж.
        - Самаэль, - позвал Мортимер.
        Тот не заставил себя ждать, гнездовье-то было рядом.
        Он был до того грозен, что все кроме Мортимера отступили назад. Мусатов смотрел на него во все глаза, Семендяев морщился, ему хватало Шарка, а Дергунов как разинул рот, так и застыл.
        Мортимер что-то сказал Самаэлю, тот повернулся к зрителям, мотнул головой, отвалите, мол, подальше. Зрители рванули прочь, спрятались за деревья, но продолжали смотреть. Любопытно же.
        Издалека не видно было, откуда вырвалось пламя. Не изо рта, это точно, откуда-то из-под приподнятых крыльев. С шипеньем вонзилось в кипящую жижу, всё вокруг заволокло белесым паром, завоняло жженым, к этому присоединился разноголосый, похожий на свист писк. Он был так пронзителен, что заложило уши. Перелетев к следующему водоему, Самаэль повторил операцию. И так далее, пока все десять водоемов не покрылись тугим паром, сквозь который проблескивало сине-желтое пламя. Свист помаленьку утихал.
        - Жуть, - сказал Дергунов Семендяеву.
        - Да уж, - согласился тот и подумал, какой же все-таки пацан этот Лёшка. И стоило на такого обижаться?
        Всё закончилось неожиданно быстро. Когда марево развеялось, стало видно, что бассейны придется крепко чистить, в воде плавали черные ошметки, то погружаясь в воду, то всплывая. Облицовочная плитка закоптилась и местами треснула, вид, конечно, был не товарный.
        Самаэль плавно поднялся в воздух и стремглав улетел.
        Замы и Дергунов подошли к Мортимеру, вблизи водоем казался ещё страшнее. Правда, воняло уже не тухлым, а горелым, этот запах будет держаться долго.
        - К утру не узнаете, - пообещал Мортимер…
        Ночью Самаэль спалил дотла болото в Дютьково. Вовремя, ох, вовремя Мусатов защитил диссертацию.
        Между тем Мортимер обновил в бассейне воду, а биороботы, трудясь, как пчелки, заменили облицовочную плитку. К утру всё было как новенькое. Кстати, и запах исчез…
        Насчет безоблачного будущего Мортимер надежды не питал, потому что знал, кому выгодны диверсии. Вот эта, скажем, была на руку старому корешу Асмодею, он и подбил на неё школьного товарища Черемушкина мертвяка Дениса Антипова. У Дениса, как известно, были свои счеты к Мортимеру. Он, этот Денис, в болоте был за главного, прочие сущности ему в подметки не годились. Но каков умелец, этот мертвяк Антипов, сумел сорганизовать нечистоты в единую массу и обрушить эту массу в чистейшие водоемы. Разумеется, с левитацией Асмодей ему активно помог…
        Но вернемся во вчерашний день. Заполучив у Семендяева приказ, Шарк-Шарк вернулся в Галерею, забрал старшего и младшего Иеремию и, погрузив в закрытый фургон, отвез в лечебницу. Врач приемного покоя, куда он их привел, немедленно определил, что это не люди.
        - Вы ведь начальник Галереи? - с опаской уточнил он, хотя прекрасно знал, кто перед ним.
        - И что? - хмуро сказал Шарк-Шарк.
        - Видите ли, уважаемый. Этим пациентам, которых вы привезли, наши лекарства и процедуры не подойдут, - ответил врач, который хоть и был молод, но работал в лечебнице с основания и знал контингент Знаменска. - Я и недуг-то им установить не могу.
        - Вот что, голубчик, - сказал Шарк-Шарк, нагибаясь к нему, чтобы было лоб в лоб. - Никто вас лечить не просит, просто поместите в одну палату и прикрепите к столовой. Этим пациентам нужен отдых, а не лечение. Тем самым вы окажете и им, и мне, и генералу Семендяеву неоценимую помощь. Всё в соответствии с клятвой Гиппократа. Естественно, с соблюдением строжайшего режима секретности, то есть инкогнито. Понимаете меня?
        Молодой врач, уворачиваясь, всё глубже залезал под стол, только нос торчал наружу. Нос да перепуганные зенки.
        - Понимаю, понимаю, - тряся вихрами, забормотал он. - Сейчас оформим, только… позвольте вылезти.
        Шарк-Шарк разогнулся. Сзади хихикнул Иеремия-старший. Ишь, весело ему, Шарк погрозил пальцем.
        Врач утвердился на стуле и, изучив приказ, произнес:
        - Запишем в отделение физиотерапии. Брызгалов Иеремия, скажем, Николаевич, а младший соответственно Брызгалов Николай Иеремиевич. Пойдет?
        - Пойдет, - сказал Шарк-Шарк. - Умный мальчик.
        Умный мальчик забегал пальцами по клавиатуре, заполняя учетную карточку.
        «Хорошая лечебница, передовая, - подумал Шарк-Шарк. - Всё сразу в компьютер, не то что у нас в Галерее».
        Глава 26. По дороге в Прагу
        Ответственным работникам Знаменска, бывшим сотрудникам Хронопоиска, было неудобно каждый день гонять в Москву и обратно, пусть даже на лимузине Саврасова. Уже и Семендяев намекал Мортимеру про какую-нибудь квартирешку в Знаменске, и Мусатов, да и Лёшка Дергунов как-то обмолвился насчет комнатерки. Черемушкин пока молчал, но он был в вынужденном отпуске, опекал свою любимую Леру.
        Выход напрашивался сам собой - пустующие корпуса лечебницы. А тем временем биороботы возьмутся за жилые дома на территории Волшебного леса.
        К этому подстегивала быстрая активизация Планзейгера. Он уже внедрился в инфраструктуру Объекта, в энергосистему, информационные сети. Под его контролем были биороботы, технологические процессы, он умело распределял газ и электричество, оставляя государство с большим носом. К Порталу с приемником ультиматонов и Стеклянным морем Мортимер его не подпускал, это была его вотчина, а вот ко всему прочему, включая управление климатом, пожалуйста. Кстати, в Знаменске не требовалась поголовная «чипизация», Планзейгер четко знал, какой пульс у какого-нибудь гражданина Мендуева, какова температура и где он, Мендуев, в данный момент находится. Знал, кому сколько отпущено, у кого какой тайный грех и что противоправного любой гражданин, в том числе и Мендуев, замышляет. Разумеется, мысли он не читал, а лишь пользовался косвенными показателями (скажем, неосторожными фразами, вызывающими учащенное сердцебиение, обмолвками или недомолвками, их смысловой нагрузкой, предпочитаемыми книгами, газетными статьями, телепередачами и тэдэ, и тэпэ), анализируя которые четко находил правильный ответ.
        Что касается управления климатом, то тут всё было не так просто: нужно было объединить немногие защитные куполы, созданные в свое время Мортимером и Архаимом, в одно целое, расширить их, накрыв не только Волшебный лес и Портал, а и весь Знаменск. Разумеется, без Мортимера и Архаима тут было не обойтись, но и без дармового газа тоже.
        В конце концов, что мы имеем? Идеальный порядок, защищенность от внутренних и внешних врагов, изобилие, прирост земель, привлекательность для гостей и носителей импортных дензнаков. И многое другое полезное и выгодное…
        Короче, на следующий день после диверсии с водоемами сотрудникам Хронопоиска были выданы ключи от пустующих палат лечебницы. Палат было завались, в итоге получилось, что иной сотрудник на этаже жил один.
        В эту же льготную категорию попали секретарь Мусатова Серега Степанов, теперь уже помощник Мусатова по безопасности (секьюрити, телохранитель), и разнорабочий Федор из Мюнхена, который приспособился было гнездиться в подвале Дергуновской конторы.
        Этот самый разнорабочий Федор всё больше и больше нравился Дергунову. И плевать, что, будучи подчиненным, получал в два раза больше, плевать, что был протеже Гришки Берца. Всякое бывает. Главное в воспитанности, деликатности, чувствовалось - настрадался он там, на чужбине. Дорожил работой, пахал, как зверь. Стоило намекнуть, вихрем мчался на рабочее место - всё время разное, разнорабочий же. Где, понимаете, пень выкорчевать, а где и гайку затянуть, и гайку не простую, а в затопленном канализационном колодце, в окружении прилипчивых фекалий, наощупь.
        Проникшись в свою очередь к Лёшке, Федор рассказал ему про недавние события в Мюнхене, про Тарнеголета, про организованную банду ворон, про каменную гаргулью.
        Федор, между прочим, жил теперь на верхнем этаже, и к нему первому…. Впрочем, об этом чуть позже…
        В Прагу выехали в десять утра. Сразу после Знаменска розовый лимузин нырнул в подпространство и вынырнул из него на подъезде к Праге, едва не врезавшись в затормозивший у шлагбаума грузовик Татра мрачно-синего цвета.
        - Ты неправ, дружище, - буднично сказал Мортимер, сидевший рядом с Саврасовым. Имелся в виду Саврасов, а не грузовик.
        В принципе, это были первые слова, прозвучавшие в лимузине после отъезда, то есть за последние пять минут. Именно пять минут заняла дорога от Знаменска до Праги. Нет, пожалуй не так, не первые. Где-то на последней минуте Тамара сказала: «Вот те раз», - и относилось это к Мусатову, который неожиданно для себя, воспользовавшись сгустившейся темнотой, чмокнул Тамару в щечку. Чмокнув, он загородился руками от оплеухи, но оплеухи не последовало. Вместо этого прямо перед носом лимузина возникла могучая синяя Татра.
        - Виноват, - сказал Саврасов. - Неисправность бортового компьютера.
        - Если бы он был неисправен, нас бы занесло куда-нибудь под Йокосуку, - отозвался Мортимер.
        - Это что за зверюга? - полюбопытствовал Саврасов.
        - Город и порт в Японии, - ответил Мортимер. - Главная военно-морская база военного флота япошек. Говоришь, что-то с программой? Я покопаюсь.
        - Сделайте милость, Олег Павлович, - сказал Саврасов. - В Йокосуке лично мне делать нечего.
        - Олег Палыч, а Олег Палыч, - подала голос Тамара. - А Сергей Анатолич ко мне приставал.
        - Наконец-то, - обрадовался Мортимер, обернувшись к Мусатову. - Зубы целы?
        Мусатов начал говорить, но его заглушила нарядная электричка, которая, гоня перед собой тугой сжатый воздух, со свистом и мягким перестуком промчалась по путям.
        - …такого, - закончил Мусатов.
        - Отрицаете, значит, - сказал Мортимер. - И кто же из вас, голубков, врёт?
        Шлагбаум открылся, но синяя махина впереди продолжала стоять. Сзади, не переставая бибикать, на страшной скорости подлетала ещё одна Татра - ядовито желтого цвета. Ещё бы секунда и всё, в лепешку.
        Водитель желтой Татры, у которой вдруг отказали тормоза, попытался вывернуть влево, чтобы как-то объехать этот длинный розовый лимузин, но машина не слушалась руля. Лимузин внезапно исчез и желтая Татра с разгону врезалась в синюю…
        - Уж эти мне происки, - сказал Мортимер, возясь с бортовым компьютером, который извлек из передней панели и теперь держал на мосластых коленях.
        Они находились теперь на лужайке, покрытой пожухлой травой и окруженной кряжистыми дубками с уже опавшими листьями. Метрах в двадцати пяти от дороги и метрах в ста от переезда, над которым поднимались черные клубы дыма - там, совсем неподалеку, мощно горели столкнувшиеся Татры.
        - Людей ему не жалко, - продолжал Мортимер. - Ему главное - мне досадить. Так что поглядывайте в небо, чтобы сверху кирпич не свалился, да под ноги - на случай внезапного колодца.
        - Кому - ему? - уточнил Мусатов.
        - Я предупредил, так что пеняйте на себя, - сказал Мортимер. - На конференции держитесь ко мне поближе, кучно. Зал в отеле небольшой, мест где-то на пятьдесят, все сидят на простых стульях. Для чрезвычайной конференции, сами понимаете, несолидно. Будут избранные, которые эту конференцию и учредили. Избранных никто не видел, так что сразу и не поймете - кто есть кто. Знакомых, Сергей Анатольевич, не ищите, известных ученых там не будет.
        - Зачем тогда я? - угрюмо спросил Мусатов, которому не импонировала светлая перспектива получить по кумполу кирпичом.
        - Факс читали? - сказал Мортимер. - Читали, так что не задавайте лишних вопросов. Мы сюда приехали, чтобы доказать, что Знаменску инвестиции нужнее, чем той же Америке и той же Германии.
        - А кто такие избранные? - спросила Тамара, понимая, что пошататься по магазинам Праги, увы, не придется.
        - Хозяева, - ответил Мортимер, набирая на клавиатуре тест. - Чудики, каких мало, но дядьки весьма нестандартные. На тех же Гавайях они собрались только лишь потому, что так выпало на игральных картах. Элементарно не сошлись во мнении - и это вершители судеб мира. А то, что владелец участка, где они собрались, племянник одного из них в двадцатом колене - дело десятое. Он, кстати, за это от президента Штатов получил золотой бонус. Так полагается.
        Глава 27. Конференция
        Для конференции был выбран четырехэтажный отель Беранек, что в полукилометре от Вацлавской площади, то есть в самом центре Праги. Ну, почти что в самом центре. Номера участникам были забронированы, но представители Знаменска этим преимуществом пренебрегли, Мортимер рассчитывал уложиться в три-четыре часа, а потом домой.
        Тамару эта перспектива на халяву побывать в Праге и не показать себя жутко расстроила. Да тьфу на неё, на эту конференцию.
        Поэтому в наполовину заполненном конференц-зале, куда они прибыли за десять минут до начала, на мягком стуле с низкой спинкой она сидела со скучающим видом, лишь изредка поглядывая на Мусатова. Делала она это специально, чтобы позлить, тогда не так скучно. Посмотрит, вздернет подбородок и отвернется, а он начинает смущаться и теребить себя за длинный нос.
        Мортимер, который сидел между ними, делал вид, что ничего не замечает. Он уже вычислил четырех избранных, которые, как водится, до неузнаваемости изменили свою внешность, а вот пятого определить никак не мог.
        Но вот ровно в десять (в Москве было уже двенадцать) в зал вошел пятый. Мортимер вздернул брови, до того тот был похож на молодого Асмодея. Молодой Асмодей, отпрыск Адама и Лилит, по облику был весьма близок к человеку. Сейчас он вылитый демон и ничего тут не попишешь, хотя внешность может принять всякую. Всякую, но ненадолго.
        - Господа, - сказал пятый. - Мы здесь собрались по вине этого господина, его и пытайте.
        И указал длинным пальцем на Мортимера.
        Все посмотрели на Мортимера. Некто в третьем ряду, лет пятидесяти, обладатель прекрасной черной шевелюры с проседью, в дорогом сером костюме, кривя тонкие губы, надменно осведомился:
        - Кто это?
        - Директор Института инновационных исследований, - не поднимаясь с места, ответил Мортимер, который прекрасно знал, что тонкогубый является директором-распорядителем МВФ. - В связи с этим можно задать вопрос?
        - Валяйте, - сказал тонкогубый.
        - Каким образом я, будучи директором института в Знаменске, могу вызвать кризис платежной системы ведущих стран мира?
        По залу прошли смешки. Пятый открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тонкогубый опередил его.
        - Знаменск - это где? - спросил он вполне дружелюбно.
        - Есть такой город Тамбов, - ответил Мортимер. - В 25 километрах южнее Тамбова расположен поселок Знаменка, неподалеку от Знаменки есть земельный участок, который обнесен ржавой колючкой, а вот уже на этом участке имеет место быть мой институт.
        По залу пошли перешептывания - никто не знал, где находится Тамбов.
        - Так у вас там Зона? - уточнил директор-распорядитель. - Закрытый Объект?
        - Господа, господа, - встревожился пятый, у которого прямо из рук ускользала инициатива. - Мы собрались не за этим.
        - Как раз за этим, - перебил его директор-распорядитель. - Именно вы указали пальцем на господина Мортимера, а теперь не даете ему оправдаться.
        Вот как! Он, оказывается, знал Мортимера. И явно был на его стороне. С чего бы вдруг? А ведь от него очень многое зависело. Грех было этим не воспользоваться.
        - Вот именно, бывший Объект, - сказал Мортимер, вставая. - Но не просто Объект, а панацея от всех бед. Разрешите?
        - Не разрешаю, - отрезал пятый.
        - Пусть говорит, - сказали из зала. - Раз негр - значит, можно рот затыкать? Вот пусть и говорит.
        - Да, да, именно, - дружно поддержала его «камчатка», на которой собрались молодые ученые, приглашенные для публики. Конференция-то, якобы, была научная.
        Мортимер вышел вперед, встал спиной к сидящим в «президиуме» избранным и щелкнул пальцами. В воздухе прямо перед ним появилось объемное изображение Объекта, старого ещё, когда ему была неделя от роду. Снято было с десятиметровой высоты, так что видна была безрадостная перспектива: могучие стальные грязно-серые ворота, примыкающая к ним колючка, уходящая вдаль кривая выщербленная дорога, которую окаймляли разномастные неухоженные деревья, выглядывающие из-за деревьев трехэтажки и пятиэтажки с маленькими мутноватыми окнами. Четкость съемки была поразительная - видно было, как под порывом ветра волнами выгибаются листья и несется по серому асфальту мелкий мусор.
        - «3D»? - уточнил кто-то с «камчатки», откуда всё было прекрасно видно.
        Ветер вдруг вырвался из замкнутого съемочного объема и пронесся по маленькому конференц-залу, неся с собой запах летней свежести и шум листьев.
        - Да нет, пожалуй, не «3D» - сам же себе ответил спросивший. - А что-то новенькое. Я прав?
        - Правы, - согласился Мортимер. - Так было месяца три-четыре назад. А вот то, что теперь.
        Вновь щелкнул пальцами. Ракурс был тот же, но картина разительно изменилась, мы знаем в какую сторону. Камера, или что-то, заменяющее её, взмыла вверх ещё метров на двадцать и поплыла вперед, разворачивая во всей красе город-сад с белыми, окутанными зеленью, многоэтажными домами, украшенными сверху башенками, шпилями и каменной балюстрадой. Тонко, ненавязчиво запахло цветами, а через секунду внизу появились длинные разноцветные клумбы.
        Вновь вверх, чтобы не врезаться в очередную высотку и чтобы видно было раскрывающуюся внизу панораму. А внизу была часть какого-нибудь старого ухоженного европейского города с устланными брусчаткой узкими улочками, каналами с перекинутыми через них горбатыми мостами, столиками, стульчиками, кадками с пышными зелеными кустами, которые на ночь можно убрать в помещение, а можно и оставить.
        Людей не так много, но они есть, одеты нарядно, ведут себя оживленно, но не суетливо.
        Крутой вираж вправо, дома внизу уже поменьше, уже встречаются особняки с крохотным садиком, но их в городском массиве пока мало, а вот дальше, ближе к окраине, начинают появляться большие особняки с цветущим садом, гаражом, банькой, бассейном.
        Висящее перед Мортимером объемное изображение вдруг увеличилось и заняло весь зал, заставив присутствующих ахнуть, ведь они теперь висели в воздухе. Конечно же, это была оптическая иллюзия, каждый из них чувствовал под собою стул, но всё равно было не по себе.
        Они неслись вдоль узкой, сверкающей под солнцем ленты шоссе, пересекающей изумрудное поле, прямиком на веселый кудрявый лес, который становился всё больше и больше и вскоре уже занимал весь горизонт. Внизу появился здоровенный голубой водоем, непонятно почему потянуло морской свежестью.
        И вдруг, как напасть, хлопанье тысячи крыльев, многочисленное воронье карканье, слившееся в монотонный гул, справа сбоку в объектив заглядывает огромная морщинистая харя с маленькими глазками и ощерившейся зубастой пастью…
        - Ахтунг, - четко и внятно сказал Мортимер, после чего конференц-зал рухнул в этот самый виртуальный водоем. Визг, свист, восторженный рев, улюлюканье.
        Зал стремительно вонзился в воду (удар был ощутим), ушел метра на два в глубину, уравновесился, потом пошёл на всплытие. Кто-то закашлялся, начал отплевываться. Невидимая сила потащила их к берегу, выбросила на зеленую траву.
        Мортимер щелкнул пальцами и всё исчезло. Они вновь сидели на своих стульях, приходя в себя после этого полета. В происшедшее можно было не верить, но все они, даже Мортимер, промокли до нитки, а легкие были полны соленого морского воздуха.
        - Предупреждать надо, милейший, - сказал директор-распорядитель. - Тут все без памперсов.
        Глава 28. Как вы это делаете?
        - Прошу прощения - накладочка, - произнес Мортимер, разводя руками.
        Одновременно он передал сообщение Небиросу о появлении в Знаменске мюнхенской банды во главе с гаргульей. Небирос сказал «Угу» и помчался к водоему. Мы же вернемся в конференц-зал.
        - Знакомая рожа, - раздумчиво промолвил пожилой господин, который сидел в первом ряду и разглядел гаргулью в деталях. - Где-то я её видел.
        - Похожа на гаргулью, что у «Тантриса», - сказал молодой учёный с «камчатки» - уроженец Мюнхена. - Но та каменная, а эта, извините, глазками зыркала.
        - Безобразие, - возмущенно произнес кто-то из избранных, не поймешь кто, потому что на них не обращали внимания. - Какой-то циркач пудрит всем мозги, а все ему безоговорочно верят. Это шаманство, господа, гипноз, коллективное внушение. Мы сами себя загнали в абстрактный мир этого проходимца, который никакой не учёный, и вовсе не директор института, а заурядный проходимец.
        Говорил тот, что сидел в середине, лысый, носатый, с маленькой головкой, чем-то в профиль напоминающий кукиш. Ну какая такому вера?
        Мусатов смотрел на него и не верил своим глазам. Он вместе с Мортимером и Тамарой располагался в четвертом ряду и очень хорошо рассмотрел этих пятерых в президиуме. Все они были весьма представительными джентльменами, и среди них не было кукиша. Может, и правда, что Мортимер гипнотизирует? Для него это раз плюнуть.
        - И правда, - сказал директор-распорядитель, обращаясь к Мортимеру. - Как вы это делаете?
        - Та самая инновация, в которую не верит наш уважаемый метр, - ответил Мортимер. - Открою маленький секрет. Эти пятеро джентльменов в президиуме - то самое тайное правительство, о котором много говорят, но которого никто в глаза не видел. Смотрите, вот они. Запоминать не стоит, завтра они будут выглядеть совсем не так, но это они, родимые. Отцы наши.
        Отцы молча смотрели на него, и он продолжил:
        - Я недаром говорил про панацею. То, что я вам продемонстрировал - игрушки, баловство, даже не наука. Скоро даже ребенок сможет познавать мир не по телеящику и не по интернету, а вот так же запросто летая в безопасной хронокапсуле. Слово хронокапсула несет в себе подтекст, что это может быть путешествие в прошлое. С таким обучением, сами понимаете, фальсификация истории невозможна.
        Тамара нагнулась к Мусатову и шепнула ему: «Вот не знала». «Я тоже», - ответил тот.
        - Город, который я вам показывал в реальном времени, и есть тот самый Знаменск, - сказал между тем Мортимер. - Везде осень, а у нас лето. Вот вам инновация, которая бы всем пригодилась. Лес, который мы увидели напоследок, вечнозеленый, там зимы не бывает. Это волшебный лес, растет в нем что угодно, население питается его плодами. Хорошая новость - плодов много. Так же как много мяса. Но это не главное, хотя на территории лесопарка планируется возвести жилой комплекс размером с Токио. Главное - это, конечно же, научно-исследовательские корпуса, куда мы собираемся пригласить тысяч десять ученых. А также корпуса производственные, куда потребуется в два раза больше рабочих и инженеров, то есть двадцать тысяч. Учтите, что грязную, нетехнологичную, ручную работу у нас выполняют биороботы.
        - Оклады? - полюбопытствовал один из молодых ученых.
        - В два-три раза больше вашего, - ответил Мортимер. - Ваш - пять тысяч, вот и считайте.
        Зал загудел, как потревоженный муравейник, но тут вскочил пятый избранный и, тыча пальцем в сторону Мортимера, возопил:
        - Это он обокрал вас всех, это из-за него вы сейчас без работы или на грани увольнения. Обокрал, и на ваши же деньги нанимает вас, как быдло, а вы ему верите. Тысячу человек обокрал, а наймет одного, хороша арифметика.
        - Что, выбивают почву из-под ног? - весело спросил Мортимер. - Сказал бы я этим ребятам, какие перспективы их ожидают, да это пока данные конфиденциальные, не для чужих ушей. Впрочем, приоткрою тайну: одно из направлений касается телепортации, а именно осуществления межпланетных контактов без космических кораблей. Другое - выращивание человеческих органов из клеток донора. Процесс занимает от силы полчаса, что спасет немало приговоренных к смерти…. А вообще-то, господа, деньги мы не куем, поэтому приглашаем инвесторов. Уверяю вас, окупится тысячекратно…
        Потом уже, когда они возвращались в Знаменск, Тамара призналась, что не поняла своей роли на этой конференции, равно как и роли не проронившего ни слова Мусатова, на что Мортимер ответил, что они нужны ему, как свидетели. Конференцию он зафиксировал на видео носитель и собирается выложить материал в Интернете. В 3D формате. Кроме того, уже есть договоренность о показе материала по NASA TV интернет-телеканалу, который, как известно, является научным.
        Что он имел в виду, сказав про свидетелей, осталось неясным…
        Получив указание от Мортимера, Небирос помчался к водоему. Расстояние в километр от административного корпуса до водоема на спортивном велосипеде он преодолел за минуту, но ворон там не было. Они переместились куда-то в середину леса, куда на велике не попасть, и там притихли, молча пожирая спелые плоды. Гаргулья, которая не нуждалась в корме, разлеглась на крепких ветвях кряжистого разлапистого кедра и застыла, выпятив зенки в голубое небо, но даже кедр не выдержал её веса. Затрещали ветки, отдираясь от могучего ствола, гаргулья закудахтала по-куриному, забила крылами, однако земля была слишком близка, а масса слишком велика, и она, квохча и молотя по воздуху крыльями, воткнулась носом в мягкую мшистую землю.
        - Ага, - сказал Архаим, которого Небирос подключил к поиску.
        На его мониторе место падения чудовища отобразилось не простым кружочком, а концентрическими кругами, как будто с высоты пятьсот метров свалился одноместный самолет.
        - В трехстах метрах от дерева Адама, - сказал Архаим Небиросу по мобильнику. - Координаты передать?
        Держать связь по мобильнику было много легче, чем воспользоваться телепатией. Для Небироса телепатия была раз плюнуть, а вот Архаим пока работал только на прием, не привык ещё.
        - А самому её достать слабо? - спросил Небирос.
        - Не слабо, только у меня, сам знаешь, техника мощная, можно не досчитаться лужайки и десятка деревьев, - посопев, ответил Архаим своим буратиньим голоском. - Либо жди, пока отюстирую корректирующий луч.
        - Это долго?
        - Не столько долго, сколько не нужно. Сперва юстируй, потом снова загрубляй. Задействуй Самаэля.
        - Вредный ты, - сказал Небирос.
        - Сам вредный, - немедленно парировал Архаим. - Ладно бы одна гаргулья, а что делать с бандой? Прикажешь каждую ворону выковыривать? Вам, начальничкам, главное поставить задачу, перевалить ответственность на хрупкие плечи подчиненных…
        - Прости, друг, - миролюбиво сказал Небирос. - Ты же у нас самый лучший, ты у нас единственный, как же мы без тебя? Давай координаты, больше беспокоить не буду.
        Архаим передал координаты и, ворча, отключился.
        «И то правда, - подумал Небирос, чувствуя угрызения совести. - Навалились на мальца, будто он железный, а он ведь на ладошке уместится»…
        Бросив вкусную жратву, вороны кинулись спасать любимого руководителя, но особой помощи не понадобилось, гаргулья откопалась сама.
        - Братаны, - отряхнувшись, сказала она на особом птичьем говоре, который нам не понять и не воспроизвести - язык вывернешь. - Чую, нас засекли. Пора рвать когти, ежели жизнь дорога. Все сыты?
        - Не все, - дружно ответили вороны. - Надобно ещё.
        - Вам бы только жрать, - пожурила их гаргулья. - Быстренько оправились и полетели.
        Вороны быстро и охотно оправились, это тоже было их любимое занятие.
        - Наследили-то, наследили, - сказала гаргулья и взмыла в воздух.
        Банда двинула за ней, по ходу выстраиваясь в походный косяк.
        После них остался сильно обгаженный и обглоданный участок леса, куда вскоре примчался запыхавшийся Небирос, который пока не стал беспокоить Самаэля. Не застав никого, он связался с Мортимером, который в сопровождении Тамары и Мусатова уже возвращался в Знаменск.
        - Отбыли, - сказал Небирос.
        - Куда? - спросил Мортимер.
        - В южном направлении, - ответил Небирос.
        - Отслеживай, - сказал Мортимер. - Сильно нагадили?
        - Ого-го.
        - Жаль, ты в птичьем дерьме не спец, - произнес Мортимер. - Оно бы тебе поведало, куда и зачем направляется птица. Но обязательно должно быть свежее.
        - Не обижайтесь, Олег Павлович, но вы фантаст, - сказал Небирос. - Разговаривать с дерьмом - это, знаете ли, додуматься надо.
        - Я же говорю - не спец, - ответил Мортимер и подумал, что тут-то бы и пригодился Планзейгер. Жаль, не успевает.
        Не успевает водрузить над Знаменском защитный купол, занят другим, не менее, а то и более важным. И этим воспользовался Асмодей. Ясно же, что все эти выкрутасы с гаргульей и её вороньей бандой - демонстрация силы. До этого нападение на отель Азимут в Мюнхене, бессмысленное, бестолковое, жестокое. Странно было бы ждать от гаргульи добра и человеколюбия. Азимут - это, скорее, репетиция, прикидка возможностей. А теперь демонстрация.
        Глава 29. Налёт
        Покинув Знаменск, банда сперва как бы направилась на юг, потом вернулась в Цнинский лес, где пересидела до позднего вечера. Чтобы в полете предводитель-гаргулья не сильно выделалась, птицы окружали её плотным шаром.
        Ближе к полуночи банда устремилась обратно в Знаменск. Летели молча и стремительно, не галдя. Ещё днем неподалеку от леса гаргулья заприметила ряд высотных домов, которые казались необитаемыми. Сейчас в некоторых окнах горел свет, то есть тут, дери их за ногу, кто-то жил.
        Но вот темное окно, к тому же открытое настежь, туда и залетела гаргулья…
        Что-то тяжелое грохнулось рядом с кроватью, и Федор проснулся. Спросил негромко «Кто тут?» В темноте ничего не было видно. Ни шороха, ни звука, наверное показалось. Включил стоящую на тумбочке настольную лампу и остолбенел. В метре от него, склонив голову набок и скрестив на груди мощные руки, стояла крупная гаргулья, та самая, из Мюнхена, только не каменная, а живая. Дышать ей, похоже, не полагалось, а вот глазами хлопала. У неё были здоровенные такие буркалы, навыкате, кроваво-красные с узким кошачьим зрачком. Красавица, одним словом.
        - Привет, - сказал Федор, понимая, что одно неосторожное движение - и эта красотка прихлопнет его, как муху. - Я тебя знаю.
        Гаргулья приоткрыла пасть, показав кривые желтые зубы.
        - Помнишь меня? - уже по-немецки спросил Федор. - Мюнхен, Тантрис. Тебя оживил Гриша Берц.
        Он лежал в неудобной позе, приподнявшись, с рукой на кнопке настольной лампы, боясь пошевелиться. Долго так не протянуть.
        Немецкий у Федора был неважный, но гаргулья, похоже, поняла. Немецкий ей был роднее, чем русский.
        Переступила с ноги на ногу, тяжело, с хрипом, как астматик, вздохнула, что-то проскрипела в ответ. Дышать ей, значит, тоже было положено.
        - Я сяду? - спросил Федор и сел, опустив ноги точно на тапки. У него всё было рассчитано. Иной, ложась, запулит свои тапки куда-нибудь под кровать, а Федор был не такой.
        Гаргулья протопала к окну, клекотнула призывно, и тут же в окно, хлопая крыльями, принялись залетать черные вороны.
        - Вот черт, - пробормотал Федор, торопливо натягивая тренировочные штаны и рубашку. - Ты не против, я сгоняю в сортир?
        И стремглав выметнулся в коридор.
        Лёшка Дергунов размещался этажом ниже. Разумеется, он уже спал, дверь открыл не сразу, а, открыв, не совсем любезно спросил: «Чего тебе? Дня, что ли, мало?»
        Федор запихнул его, тщедушного, в комнату, после чего сказал:
        - Понимаешь, друг, у меня в номере гаргулья и туча ворон. А я сбежал и дверь не закрыл. Что теперь будет! Надо бы дверь-то чем-нибудь припереть, чтобы в коридор не повылазили. Поможешь?
        - Сдурел, что ли? - зевая, осведомился Лёшка и принялся кулаками протирать заспанные глаза, потом, скумекав, что тут что-то не так, бдительно принюхался. - Коньяк, водка, партейное?
        - Что, что? - не понял Федор, усаживаясь на стул и поглядывая по сторонам. Нужно же было где-то размещаться, не лежать же с Лёшкой в одной кровати.
        - Портвейн, - объяснил Лёшка. - По-народному «партейное», потому что его за доступность любили члены партии.
        - Не-не, - возразил Федор. - Не курим и не пьем… Слышь, Алексей, переночевать не пустишь?
        Дергунов внимательно посмотрел на него, встрепанного, и взял со стола мобильник. Как у всякого руководителя подразделения, у него имелся секретный номер автодиспетчера, который был напрямую связан с руководством Института. По одному ему известному критерию автодиспетчер определял важность звонка и либо соединял звонившего с руководством, либо не соединял.
        Через двадцать минут в номер Дергунова постучали. Это были Небирос и Берц. Разумеется, они были не одни, за дверью их ожидала аварийная бригада, составленная из биороботов.
        - Сочувствую, - сказал Небирос Федору, наблюдая, как тот сооружает себе ложе на полу. Лёшка расщедрился и поделился с ним тощим матрацем, который защищал его ребра от жестких пружин. - Хорошо, что шмотки держал в шкафу, туда они не добрались.
        - А куда добрались? - мрачно спросил Федор.
        - До всего остального, - ответил Небирос. - Короче, шмотки в номере слева от этого, вот тебе ключ, там найдешь всё необходимое вплоть до пижамы. Спасибо, Лёша, что позвонил.
        - Где гаргулья? - спросил Федор, забирая ключ.
        - Ушла, - сказал Небирос. - Нюх у неё собачий. Ушла вместе с бандой…
        Соседний номер ничем не отличался от Лёшкиного. На столе лежал конверт с карандашной надписью «Компенсация», в конверте двадцать банкнот по пять тысяч рублей. Рядом записка от Берца: «Зайди завтра в 11.00». В шкафу новенькая коричневая кожаная куртка не из дешевых, черный костюм, пара светлых рубашек, немецкие полуботинки. В соседнем отделении несколько постельных комплектов, полотенца, плед, пижама. На отдельной полке тюбик зубной пасты, кусок рижского мыла, зубная щетка, флакон шампуня.
        - Везет тебе, Федюня, на купоны, - кисло сказал Дергунов.
        - В смысле? - спросил довольный Федор, которого после встречи с Берцем удача так и преследовала.
        - Стричь умеешь.
        - Это верно, - согласился Федор. - В самую точку…
        Об облаве гаргулью предупредил Асмодей, он же сопроводил банду от лечебницы-общежития до Галереи. Шарк-Шарк принял её без особой радости, но и без ворчания, знал, что хозяин ничего просто так не делает. Распределил в изолированном отсеке, попросил гаргулью соблюдать чистоту, та вроде поняла. К утру оказалось, что не поняла…
        Мортимер рассуждал недолго. Негоже было гонять уникального Небироса по следам гаргульи или заставлять Архаима стрелять из пушки по вороньей банде. Нехозяйственно это было, недомовито. А вот привлечь к этому делу одуревших от монотонного быта бойцов Касима Сесёлкина было самое то.
        Свалившемуся на него поручению Фельдмаршала Сесёлкин обрадовался. Надоело как проклятым гонять по пыльной пустыне, нарезая круги вокруг могильника, и ночевать где придется, тем более, что и могильник уже пуст.
        Фельдмаршал был так любезен, что в одно мгновение, освободив от древнего заклятья, перебросил отряд Сесёлкина из Барсакельмеса в Знаменск.
        О, здесь было великолепно. Отныне жить предстояло не в осточертевших песках, а в тенистом лесу. Для людей имелась прекрасно оборудованная казарма с одноместными номерами, чистыми простынями, туалетной бумагой, которая несравненно лучше пропыленного лопуха. Для бронетехники - гараж. Замечательная столовая, тут же, рядышком, пивнушка, где к пиву дают коричневый дымящийся духмяный шашлык. Везде бесплатно, что в столовой, что в пивной, райская жизнь.
        Работа заключалась в том, что нужно было по первому же сигналу всё бросить и сломя голову мчаться за противником, на которого укажет человек Фельдмаршала. Связь, как водится, по рации.
        Испив холодного пенистого пивка, Сесёлкин решил обследовать окрестности. Он как всегда был при любимом кинжале, в кобуре на попе имел трофейный пистолет Глок 17, отобранный у поверженного моджахеда, а на поясе в кожаном чехле портативную рацию Моторола.
        Глава 30. Дивноокая
        Еле заметная тропинка вывела его на тропу хорошо протоптанную, свободную от травы. С дерева свешивалась спелая налитая желтая груша, Касим сорвал её, надкусил. До чего же сочная, сладкая, слаще дыни. Липкий сок предательски потек по руке в рукав, он побыстрее доел грушу, выбросил огрызок в высокую траву, где пискнула и зашуршала, удирая, какая-то мелкая живность.
        Навстречу из-за густых кустов вышла вдруг обворожительная дама с роскошными формами. Это было приятно, Сесёлкин любил пышных дам.
        Увидев незнакомца в пропыленном камуфляже, дама тоненько вскрикнула «Ой» и вознамерилась удрать, но Сесёлкин, улыбнувшись, сказал:
        - Зачем бояться, о дивнозадая? Я командир мобильного отряда, призван фельдмаршалом Мортимером охранять это чудесное местечко. В том числе и тебя, о дивноокая.
        Глаза у Коробченко действительно были большие и красивые, а вот дивный зад её несколько покоробил.
        - Фамилия? - строго осведомилась она, сдвинув брови.
        - Сесёлкин, мадам, - отчеканил он, щелкнув стоптанными берцами. Конечно, настоящего щелканья не получилось, так - шмяк какой-то, но главное - старание, внимание.
        - Документы, - несколько оттаяв, сказала Коробченко.
        Сесёлкин заулыбался. Она не выдержала и прыснула.
        - Совсем другое дело, - произнес он, подходя. - Давай, что ли, знакомиться…
        Дергунов был очень удивлен, когда в его кабинет вошла Коробченко в сопровождении Касима Сесёлкина.
        Кабинет у Дергунова был так себе, пусть большой, хоть на велосипеде катайся, но вот мебель… Мебель, то есть двухтумбовый стол, стулья, канцелярский шкаф, всё коричнево-желтого цвета, была пятидесятых годов прошлого столетия, обшарпанная, в чернильных пятнах, местами обгрызенная. Дергунов уже намекал-намекал Семендяеву, намекал-намекал, что в любую минуту в его кабинет могут ввалиться зарубежные гости, всё-таки не закрытый уже Объект, а современный город, куда Мортимер усиленно зазывает инвесторов, на что Семендяев отвечал, что хоть он и зам. директора по режиму и хозяйственной части, но режим и хозяйственная часть несовместимы. Хозяйственник по сути хапуга, а режимщик - ловитель хапуги. То есть, не совсем ловитель, потому как ловить воров дело полиции, но всё равно антипод. К тому же у него, у зам. директора, и средств-то нет на реконструкцию и обновление. Обращайтесь, дорогой товарищ, к Олегу Павловичу. А Олег Павлович только отмахивался от Дергунова, как от мухи, и переправлял к Семендяеву.
        Так что Лёшке перед нежданным гостем было малость стыдно, неловко. Тем не менее, он себя превозмог и радостно возопил:
        - Кого я вижу! Какие люди!
        Выскочив из-за стола, кинулся к Сесёлкину, начал обеими руками пожимать ему руку, тот ответил, да так, что Лёшка скривился от боли.
        - Всё, всё, хватит, - сказал он и нарочно переключился на Коробченко. - Нинель Эвальдовна, где вы нашли это ископаемое? Он же обитает в Казахстане…. Ой-ой, не жми так. Слышишь, Касим?
        Сесёлкин улыбнулся и разжал железную ладонь.
        - Да тут, неподалеку, - ответила Коробченко. - Говорит, Олег Павлович его вместе с отрядом чудесным образом переправил сюда. Охранять нас будут.
        - С отрядом? - сказал Дергунов, потирая ноющие пальцы. - А где же отряд-то?
        Сесёлкин, который до сих пор не проронил ни слова, посмотрел на Коробченко.
        - Вот здесь я его встретила, - сказала Коробченко, подходя к новенькому трехмерному плану Волшебного леса и указывая пальцем.
        - А сейчас мы где? - наконец-то разродился Сесёлкин.
        - Вот тут, - показала Коробченко.
        - Значит, мой отряд вот здесь, - сказал Сесёлкин, вставая рядом с Коробченко и тесня её к стенке.
        Палец у него был черный, грязный, а карта, подарок Мортимера, новенькая, чистенькая и такая беззащитная.
        - Не надо пальцем по карте, - попросил Дергунов, содрогаясь в душе от этого варварства. - Я вижу, где вы…. Позвольте, но здесь же сплошной лес.
        - Тем не менее, мы тут, - Сесёлкин воткнул палец в лесной массив и пару раз крутанул по часовой стрелке, но, к счастью, карту не проткнул. - Здесь у нас, понимаете, казарма, конюшня, столовая и пивбар с бесплатным пивом.
        - Караул, - пробормотал Дергунов. - Для всех пиво бесплатное? Для всех, для всех?
        - Точно, - Сесёлкин наконец-то отошел от карты и сел на стул, растопырив колени.
        - Вечером зайду, - пообещал Дергунов. - Значит, охранять нас будешь?
        Сел за стол и жестом показал Коробченко, чтобы шла работать.
        Та направилась к выходу, Сесёлкин плотоядно смотрел на неё.
        - От кого охранять? - уточнил Дергунов.
        - От зайцев, - ответил Сесёлкин.
        Едва он это произнес, заработала рация. Через минуту Сесёлкина в кабинете не было, и это было хорошо. Опасный он был человек, непредсказуемый. Впрочем, он и не мог быть иным, и вот почему.
        Под мордовской фамилией Сесёлкин скрывался древний воин, поставленный на охрану могильника в Барсакельмесе и способный перерождаться, то есть как бы был вечным. В соответствии с заклятием, он всё время держался поблизости от могильника, далеко не отходил. Держал связь с потусторонним миром, в последнее время - с Мортимером.
        Психика у него была искажена долгим, многовековым бдением, сопровождаемым неустанной борьбой с супостатом. Супостат всегда был разный, всё более изощренный, не допускающий никакого расслабления.
        Возрождался он, отягощенный прежними проблемами, которые давили, как гнёт, и никакая пенсия не светила, никакого домика с собственным садом на горизонте не маячило. Вечная суета.
        Об этом на досуге Дергунову рассказал Небирос и велел никому не говорить, особенно самому Сесёлкину, если вдруг придется свидеться.
        Сам Сесёлкин о своем прошлом вряд ли догадывался, принимая душевный гнёт за естественное состояние. То же самое можно сказать о будущем. Вряд ли кому-нибудь оно представляется безоблачным, впереди всегда мрак, неизбежная смерть, которая не радует. Он и о заклятии-то, поди, не знал, полагая, что такова его судьба - исполнять приказы тех, кто свыше.
        О связи с потусторонним миром не думал, принимая голос в трубке за голос неведомого начальника, который всегда прав. Обычно ему являлся какой-нибудь человечек (мелкий бес-разнорабочий) с депешей, где указывалось, что нужно делать и где искать оружие и пищу, а в последние дни появилась техника.
        Разумеется, не всё было так просто, как здесь сказано, было множество нюансов, жизнь есть жизнь.
        Но самое главное, он рождался сорокалетним, жил в таком виде отмеренный ему срок в семьдесят лет, и умирал сорокалетним, не имея ни юности, ни старости. И, кстати, не болея. Так что непонятно было: заклятие это, то есть своего рода проклятие, или, наоборот, благо.
        Этот его век в связи с разрушением могильника был последним, а жить ему оставалось ещё лет сорок.
        Нет, нет, Дергунов на Сесёлкина не обижался, даже порой задавал себе вопрос: смог бы он, Лёшка, отягощенный такой кармой, иметь такое же чувство юмора, как Касим? И отвечал себе: вряд ли…
        «Но казарма, но конюшня, - сказал себе Дергунов. - Могли бы и предупредить, не последний человек в этом чертовом лесу».
        Глава 31. Бежит по полю Ефросинья
        Дергунов оседлал велосипед и помчался по тропинке. Вскоре он нагнал Коробченко, которая не шла - плыла, нюхая сорванный цветочек и мечтательно улыбаясь. А ещё совсем недавно могла засветить в лоб своим кулачищем и даже не извиниться. Ишь, растопырилась.
        - Дорогу, - рявкнул Дергунов, заставив Коробченко по-куриному заметаться: куда Лёшка со своим великом, туда и она.
        В итоге Дергунов врезался в Коробченко, отскочил от неё, как мячик от стены, и улетел в кусты. А ей хоть бы хны, но, чувствуется, расстроилась хуже некуда, пустила слезу, захныкала. Однако быстро пришла в норму, выдернула Лёшку вместе с великом из кустов, как репку, повела по следам Сесёлкина.
        Да, точно, вот она - казарма, вот конюшня, в которой стоят армейские джипы и пара БТР. Вот столовая, вот пивнушка. В казарме кто-то, похоже Сесёлкин, нещадно режет правду-матку, из пивной доносится чей-то нетрезвый тенорок с песней «Тамарка-санитарка» («…Бежит по полю санитарка, звать Тамарка, в больших кирзовых сапогах…»).
        В пивнушке единственный посетитель - обрусевший швед с выгоревшими под нещадным солнцем волосами, который тянул: «А вслед за нею Афанасий, семь на восемь, восемь на семь, с огромной клизмою в руках…». Перед ним на столе три пустых кружки и две полных.
        Никаких официантов, из бревенчатой стены торчат краны - наливай да пей. Коммунизм, однако.
        - Не соврал, - заметил Дергунов, наполняя чистую кружку.
        Швед прервал пение и сказал:
        - В крайнем правом водка, если желаешь ерша.
        Матеньки-батеньки, в самом деле - из правого крана текла водка.
        Пиво было отменное.
        В конюшне взревели моторы. «Черт», - воскликнул швед и выскочил на улицу.
        Дергунов не садясь за стол, но и не торопясь выцедил кружку (Коробченко от пива наотрез отказалась, сказала, что бывает буйной) и в задумчивости произнес:
        - По идее я должен про этот непорядок донести руководству. Но с одной стороны, само же руководство выстроило здесь эту злодейскую пивнушку, а с другой - какой же дурак откажется от бесплатного пива? А, Нинель Эвальдовна?
        - Категорически за, - согласилась она.
        Джипы в полном составе куда-то умчались. Почти тут же небо над воинской частью, будем называть этот участок леса так, потемнело - сюда, прямо на голову Дергунова и Коробченко, спускалась воронья банда.
        Заработала автоматическая пушка на выехавшем из конюшни колесном бэтээре, посыпались на поляну кровавые лохмотья, но это банду не остановило.
        Спрятавшиеся в кустах Дергунов и Коробченко видели, как здоровенная и тяжеленная гаргулья опустилась на осевший под её тяжестью БТР и своими ручищами согнула ствол ходящей ходуном пушки. Что-то внутри бронетранспортера гулко лопнуло, спустя пару секунд распахнулась дверь бокового люка, изнутри повалил черный дым, из этого дыма вывалился закопченный человек и, извиваясь, как червяк, пополз по траве прочь от машины. К выбивающемуся из люка черному дыму прибавились языки пламени.
        Гаргулья на своих могучих крыльях взмыла вверх, неестественно, противореча законам аэродинамики, зависла в воздухе, позыркала туда-сюда и спикировала на уползающего бойца. Придавила его своим весом, поелозила, возясь с телом, потом выбросила что-то черное круглое кровавое точно в кусты, за которыми притаились Дергунов с Коробченко. Страшное дело - это была голова, которая застряла в ветвях, чуть-чуть не долетев до Коробченко. Та ахнула, закатила глазки и начала вываливаться из кустов на поляну. Как ни удерживал её Дергунов, она вывалилась, а следом за нею и Лёшка.
        Тут же, сотрясая землю, затопали тяжелые шаги. Дергунов, обмирая, повернулся. Прямо перед ним стояла гаргулья, вглядывалась в него, потом вдруг подмигнула ему, как у ресторана Тантрис подмигнула Федору, и улетела. Дергунова заколотило.
        - Бежит по полю Ефросинья, попа толста, морда синя, в больших кирзовых сапогах, - затянул кто-то рядом дребезжащим тенорком. - За нею дворник Афанасий, семь на восемь, восемь на семь, с большим спидометром в зубах.
        Пела оторванная голова. Дергунов смотрел на нее, страшную, обгоревшую, с полузакрытыми глазками, едва шевелящую спекшимися черными губами, и думал, что многое он видел за последнее время, а такого ещё нет. Как теперь, его, поющего шведа, хоронить?
        - За ними гонятся грузины на дрезине, но рельсы кончились давно, - пропела голова и распахнула мертвые глаза.
        От неожиданности Дергунов вздрогнул, попятился прочь, пытаясь тащить за собой Коробченко, но та была тем ещё якорем.
        - Не надо меня хоронить, - сказала голова. - Без вас обойдусь.
        Коробченко наконец-то очухалась, сама встала, сама пошла. Тем временем к кустам приплелось туловище шведа, вынуло голову, посадило на плечи. Коробченко с Дергуновым дунули прочь что есть мочи, как оказалось - навстречу возвращающимся джипам.
        Передний джип вырулил влево, перегораживая им дорогу, из него ловко выскочил Сесёлкин.
        Ворон в небе уже не было, гаргульи тем более, лишь дымился в отдалении БТР с изогнутой, как хобот, пушкой, да бродил вдоль опушки некто обгорелый, ощупывающий свою голову и горло.
        - Куда полетели? - отрывисто спросил Сесёлкин.
        - Туда, - Коробченко наобум махнула рукой.
        - Гаргулья точно туда, - показал Дергунов в другую сторону.
        - Всё видели? - спросил Сесёлкин. - Как был подбит БРТ?
        Дергунов рассказал, добавив при этом и про шведа, который слонялся теперь по опушке.
        - Мда, - произнес Сесёлкин. - Мы условно бессмертные, чего не скажешь о технике. Значит, говорите, туда. Мимо твоей конторы проезжаем. Подбросить?
        - Уж как-нибудь сами, - ответил Дергунов. - А пивко, между прочим, славное.
        - Оценил? - расцвел Сесёлкин. - Заходи, будем рады. И вы, мадам, тоже. Кстати, Касим.
        - Кстати, Нинель, - в тон ему сказала Коробченко. - Всего доброго, товарищ условно-бессмертный…
        За бесчисленной стаей, которая резко пополнилась за счет местных волонтеров, можно было гоняться годами, веками. Возглавляющая их гаргулья хоть и не умела читать-писать, но обладала природной сметкой, свойственной ярким выходцам из народа. Банда уже не умещалась в просторном помещении Галереи, уже обращённые, задыхающиеся от немыслимой вони, начинали роптать. Шарк-Шарк вынужден был обратиться по тайным каналам к Асмодею, тот наорал на него, но банду выгнать разрешил. Понимал, лихоимец, что рискует положением Шарка.
        Новым местоположением стаи Асмодей выбрал заброшенную деревню километрах в десяти от Знаменска. Она стояла далеко от автомобильной трассы, дороги до неё, считай, уже не было, сплошная трясина, а главное - таких деревень в округе, где никто не жил, было с десяток. Хотя раньше жизнь кипела.
        По прибытию стаи на новое место гаргулья, как существо хитрое, дальновидное, распорядилась по стеклам, где они остались, клювом не долбать, тепло из изб выдует, паклю между бревен не выдирать, она тоже не просто так вставлена, гадить исключительно на беспризорной свалке, что за деревней, то есть вести себя прилично.
        Она выбрала самые крепкие избы, вскрыла заколоченные двери, которые на ночь закрывала, поскольку вороны этого делать не умели, следила, чтобы не было кровавых драк. Вороны питались зайцами, лисами, разной падалью, а раз в неделю, обычно в воскресенье, Шарк-Шарк посылал на оговоренную площадку самосвал с отходами производства, которые шли на ура. Сжирали всё дочиста, не жизнь, а малина.
        Глава 32. Хорош защитничек
        Лера наконец-то поправилась. Щечки порозовели, глаза заблестели, на губах заиграла улыбка. А тут, весьма кстати, и Олег Павлович порадовал, прислал официальное сообщение, что им, молодым перспективным сотрудникам института, собравшимся организовать семью, на территории лесопарка «Волшебный лес» выделяется участок 20 соток с готовыми постройками.
        - Васька, - сказала счастливая Лера. - Это ж дача. Всю жизнь мечтала о даче. Завтра же едем.
        - Разумеется, едем, - улыбаясь, ответил Черемушкин. - Только это не просто дача, это в трех шагах от работы. А отдыхать будем в Москве.
        Тут же раздался телефонный звонок, Черемушкин поднял трубку и услышал голос секретарши Мортимера:
        - Это квартира Черемушкиных?
        Надо же так подколоть, знала ведь прекрасно, что Лера с Василием ещё не женаты.
        - Да, - ответил Черемушкин.
        - Олег Павлович попросил передать, чтобы прихватили Трезора. Очень нужен.
        - Трезор прописан у Небироса, - напомнил Черемушкин.
        - Небирос сегодня ночует в Москве, - сказала Тамара. - Приведет к вам Трезора. Вы не возражаете?
        - Нет, конечно, - отозвался Черемушкин. - А зачем Олегу Павловичу Трезор?
        - Днем ворон гонять, - сказала Тамара. - А ночью вас с Лерой охранять. Вы же теперь крупные собственники. Квартира, понимаешь, в столице, да ещё тут нехилый особнячок. За какие, спрашивается, заслуги?
        Черемушкин не успел ответить, Тамара положила трубку…
        Где-то в одиннадцать следующего дня Черемушкин с Лерой, которая вела на поводке большого, с теленка, Трезора, вошли в приемную Мортимера.
        - С собаками нельзя, - брезгливо сказал Тамара, которая была та ещё фифа.
        - Это не собака, это Трезор, - радостно объявила Лера. - Сами же вчера звонили.
        - Нельзя, - отрезала Тамара.
        Трезор гулко, басовито гавкнул.
        - Ба, Трезор, - сказал, выглянув из кабинета, Мортимер. - Заходите, ребятки.
        Большой был демократ.
        - Вот что, Василий, - сказал Мортимер, усадив «ребяток» за стол. - От твоего отдела остались ты да Лера, а точнее - один ты, потому что у Леры своих забот хватит. Точно, девочка?
        - Каких забот? - спросила Лера, удивленно похлопав глазами.
        Когда надо, она умела строить из себя дурочку.
        - О тебе, если позволишь, попозже, - сказал Мортимер. - Что касается тебя, Василий, то я думаю поставить тебя координатором. Раньше этим занимался Берендеев, теперь будешь ты. Помнишь Дом Литераторов? Там ещё Лермонтов был, Гоголь, Язвицкий. Помнишь?
        - А как же, - не совсем уверенно ответил Черемушкин.
        Во сне - оно всё бывает яркое, выпуклое, а наутро уже не то, вспоминается туго. Правда вот Язвицкий крепко врезался в память, но это только потому, что погиб на глазах. Особняк врезался с чугунной оградой, но не так крепко. Вообще-то, если потрудиться, поднапрячься, восстановить можно…
        - Короче, обмельчал Дом Трудолюбия, - сказал Мортимер. - Нету уже авторов, вымерли, осталась мелкая шушера, которая мощно требует гонораров.
        - Это как водится, - хихикнула Лера.
        - Культура на мели, - продолжал Мортимер. - Упустили мы культуру в угоду науке и технике. Получился перекос, который тебе, Василий, предстоит выровнять. Что именно выровнять? Всякие там клубы, библиотеки, кинотеатры, зоопарки, музеи, театры, филармонии. Усёк?
        - Зачем выравнивать филармонии, если их нет? - удивился Черемушкин. - И клубов нет, и зоопарков.
        - Я и намекаю, что если нет, то нужно, чтобы были, - ответил Мортимер. - Ты мне составь перечень, чего нет, а дальше уже моё дело. Суть в том, что скоро к нам со страшной силой понаедут туристы. А туристу что подавай? Магазин с водкой, музей с Шишкиным, Арбат с шапками-ушанками.
        - На культуру бросаете, - мрачно сказал Черемушкин. - За что, Олег Павлович? Что я вам плохого сделал?
        - Я помогу, - видя такое, вмешалась Лера. - Книжки читала, стихи писала, в клубе плясала. Для меня культура плёвое дело. Всё, Олег Павлович, оформим как нужно. Доверяете?
        И честно посмотрела ему в глаза.
        - Когда это ты, пигалица, успела с плясками да стихами? - с недоверием осведомился Мортимер.
        - В детстве, - бодро ответила Лера. - В раннем.
        - Хотел я тебя на газету посадить, - сказал Мортимер, - да вижу - хочется тебе с Василием на пару лямку тянуть. Вольному воля. Вот вам, ребятки, ключи от вашего нового дома, - вынул из кармана и положил на стол связку ключей. - Саврасов подкинет. Трезора прихватите, для него предусмотрена специальная конура. Действуйте.
        Тут же повернулся к компьютеру, принялся с сумасшедшей скоростью набирать текст.
        - Простите, Олег Павлович, - кашлянув, сказал Черемушкин. Мортимер поднял глаза. - Я плохо знаком с городом, мне бы план: где что искать. Да и …
        - Зайдите к Берендееву, ознакомитесь с приказом на ваше новое назначение, - перебил его Мортимер. - Соседний кабинет. Что касается плана города, должностных инструкций, удостоверений, перечня объектов, и прочего - всё найдете у себя дома на кухонном столе. Если что неясно - милости прошу…
        Ознакомившись у Берендеева с приказом, в котором были указаны просто сумасшедшие оклады, Лера с Черемушкиным спустились вниз, на улицу, где их уже ждал Саврасов…
        Участок, выделенный им Мортимером, располагался на опушке Волшебного леса, точнее - был частью опушки. Он был не единственным, к нему примыкали ещё с десяток участков, ещё необжитых, но с полным комплектом хозяйственных построек, включая разномастные особняки. У Черемушкина с Лерой особняк был трехэтажный, сам кремовый, наличники и двери белые, крыша красная, черепичная. У соседей сочетание цветов другое, у других третье, а в массе получался этакий сказочный хуторок, на который приятно посмотреть. Между участками живая изгородь из карагана.
        Участок был тщательно вычищен от деревьев, но, скажем, яблони, груши, персиковые и банановые деревья остались нетронутыми. Кстати, банановое дерево - вовсе не дерево, а высоченная трава, но от этого бананы не становятся хуже.
        Остался декоративный кустарник, а также естественные полянки с растущей на ней земляникой. И ещё альпийская горка с водопадом - это уже было рукотворное, это уже кто-то расстарался.
        Хозяйственных построек было немного: гараж, баня, сарай, летняя веранда с кухней, будка Трезора. На последней немного остановимся.
        Это была vip-будка, выполненная в виде домика на фундаменте, с террасой и застекленными окнами. Дверца открывалась в обе стороны, в домике у стены имелся высокий и большой, под размер Трезора, нейлоновый лежак с бортами, чтобы во сне не свалился, с матрасом на основе гречневой лузги. Трезор немедленно повалился на лежак, закрыл глаза и оттопырил ухо, показывая, что бдит.
        Они не отошли и на десять шагов, как из будки донесся мощный храп.
        - Хорош защитничек, - сказала Лера…
        В особняке запросто могли бы разместить три больших семьи. На каждом этаже туалет и ванная, на нижнем кроме кухни и скромного холла три солидных комнаты, на двух верхних этажах таких же комнат четыре. Мебель, чувствуется, дорогая, но ничего не давит, всё комфортно, много света и воздуха. Был ещё чердак, но туда Лера только заглянула, а Черемушкин даже не стал любопытствовать.
        Дом, между прочим, был добротный, стены на случай войны или землетрясения в два кирпича. С третьего этажа видна была синяя гладь водоема, он, водоем, был совсем рядом, метрах в ста, только луг с полевыми цветами перебеги.
        Глава 33. Дом Литераторов
        На кухонном столе лежала папка с документами, удостоверениями, картой Знаменска, перечнем объектов и прочим, и прочим, а в гараже, вот чудо-то, стоял черный пятидверный Вольво-универсал с ключами в замке зажигания, правами и техпаспортом, оформленными на Леру Ворошилову. Всё правильно, Черемушкин машину водить не умел, а Лера умела. Мортимеру ли этого не знать.
        Большой, как шкаф, холодильник был набит под завязку. Перекусив бутербродами с ветчиной, не той, магазинной, источающей неаппетитную влагу, а настоящей ветчиной, какую умели делать в советское время, и прихватив на всякий случай красные удостоверения, они поехали искать Дом Литераторов.
        Трезора не взяли, он остался сторожить частную собственность. Спя и храпя.
        Карта Знаменска была особая, трехмерная, с обозначением домов и значимых объектов, служащая одновременно GPS навигатором. Разумеется, в комплектации Вольво был свой говорящий навигатор, но карта была лучше, удобнее, она не просто подсказывала, куда ехать, а ещё и давала информацию по любому интересующему объекту…
        А вот и Дом Литераторов, но совсем не такой, каким привиделся Черемушкину во сне. Тот был белый, двухэтажный, отгороженный от прочих зданий чугунной решеткой, располагался ближе к центру города. Этот же находился на окраине и занимал торцевую часть первого этажа пятиэтажного здания.
        Вход был свободный, с улицы, но что-то никто сюда не рвался. Дом Литераторов занимал двухкомнатную квартиру. В первой комнате сидела старая карга с вонючей папиросой, торчащей из тонкогубого рта. Перед ней стояла старинная пишущая машинка, из машинки торчала пожелтевшая бумага. Полнейшая нищета, даже на завалящий комп денег нету.
        - Авторы, что ли? - скрипучим баритоном осведомилась карга. - Или в туалет?
        - Нам бы начальника, - важно произнес Черемушкин.
        - Ишь ты, начальника ему, - развеселилась карга. - На лопате.
        И, веселясь, затрясла седыми буклями. Хотя, скорее всего, это был парик.
        - Ты с кем там, Егоровна? - раздалось из соседней комнаты. - Пошто людей отпугиваешь?
        На пороге появился высокий молодой человек с пегими всклокоченными волосами, лохматыми бровями и диким пронзительным взглядом. На нем были полосатая рубашка с шейным платком и брюки с пузырями на коленях. Видать, много и упорно сидел.
        - Проходите, товарищи, проходите, - сказал он и призывно махнул рукой, приглашая.
        Усадив их на крытые дерматином шаткие стулья, он плюхнулся в кресло за своим двухтумбовым столом и сразу сделался маленьким, еле видно, так как кресло было низенькое.
        - Вечно оно складывается, - забормотал он, пытаясь встать. - Какой дурак его сюда поставил? Было же хорошее кресло, нет - кому-то срочно понадобилось. А своё, хреновое, мне подсунул.
        Встал, принялся дергать за сиденье. На шум приволоклась карга с висящей на плече большой раздутой сумкой, похоже весьма увесистой.
        - Чего тебе, Егоровна? - сказал он, весь красный от натуги. - Иди домой, пиши, я за тебя писать не буду.
        - Всё уже давно написано, - ответила она, попыхивая папиросой. - Знаешь же. Одной твоей подписи не хватает, а без неё, без твоей подписи, издательство рукопись не принимает.
        - Бред, - вскричал он и неожиданно для себя выдернул сиденье на нужную высоту. - Издательство заключает договор не со мной, а с тобой, Егоровна. Иди им канифоль мозги со своими нетленками. Меня уволь.
        - А вот не уйду, - заявила карга. - Измором возьму. Мне торопиться некуда.
        И демонстративно села рядом с Черемушкиным.
        - Вы кирпичик подложите, - посоветовала Лера, наблюдая за действиями долговязого. - Или два, или три. Стойка в кирпичи упрется, и кресло не сложится.
        - Бестолку, - ответил долговязый. - Уже пробовал. Эта самая стойка проваливается в никуда, в неизвестность. Просто фантастика какая-то.
        - Значит, нужно заменить кресло, - сказал Черемушкин, вынимая из кармана блокнот и ручку. - Так и запишем.
        - Стоп, - долговязый застыл, потом медленно повернулся к нему. - Вы от администрации?
        - Я заместитель Мортимера по культурной части, - важно сказал Черемушкин. - В связи с этим хотелось бы задать вам пару вопросов.
        - Нет, нет, сперва я, - воскликнула карга, вытаскивая из сумки раздувшуюся от рукописей картонную папку. - Как хорошо, что я села рядом с вами, голубчик. Вы не против, что я вас так называю? Коли этот господин не желает подписывать ходатайство, подпишите лучше вы, будет весомо, грубо, зримо. Издатель будет просто обязан подчиниться. Силь ву пле, мон ами.
        - Да ради Бога, - сказал польщенный Черемушкин. - Где чиркануть?
        Карга ловко подсунула ему бумагу с машинописным текстом, по краям уже изрядно пожелтевшую, а под бумагу подложила свою сумищу, чтоб помягче, чтоб не изодралось.
        Черемушкин размашисто расписался.
        Карга чмокнула его в щечку, обцеловала бесценное ходатайство, сделала ручкой долговязому и была такова.
        - Не женщина - порох, - бросил вдогонку Черемушкин.
        - Вот так и плодятся бездари, - задумчиво сказал долговязый. - Тараном, нахрапом, деньгами, чем угодно, только не талантом. Разрешите представиться: секретарь отделения союза писателей этого славного города Симеон Лаптев.
        - Очень приятно, - ответил Черемушкин. - А я Василий Черемушкин. Город у вас, Симеон, хороший, растущий. Как москвич, хотел бы вам доложить…
        - Васька! - осекла его Лера.
        - Впрочем, это неважно, - сказал Черемушкин. - Да вы сядьте, а то неудобно голову задирать. Только не в кресло, убьётесь. Кресло я вам обещаю, хотите - сейчас съездим.
        Его несло по кочкам, сам себя не узнавал. Это внезапное назначение выбило из колеи напрочь.
        - А вы точно зам по культуре? - видя его торопливость, спросил Лаптев. - Чем докажете?
        Вот тут-то и пригодились красные удостоверения, в которых значилось, что Черемушкин и Ворошилова не какие-нибудь проходимцы, а руководящие работники культуры Знаменска. Были тут и гербовая печать, и четкая подпись Мортимера.
        Изучив каждое удостоверение, Лаптев признался, что видит такой документ впервые, но коли он, такой документ, существует, то никаких сомнений больше нет, а стало быть, оно и к лучшему. В смысле, есть у кого конкретно клянчить деньги на поддержку штанов. Ведь сейчас союз писателей не то, что раньше, когда творцов баловали красной икоркой, балычком и Госпремией. Увы. Сейчас писатель брошен в помойку действительности, где, сами понимаете, не до творчества. Скажем, секретарь союза писателей (тут Лаптев поклонился), то есть не самый последний из писателей, получает в месяц две тысячи рубликов.
        - О, - сказал Черемушкин, имеющий сумасшедший оклад. - На эти деньги и Трезор не проживет.
        - Трезор - это кто? - уточнил Лаптев, уловив в имени подвох.
        - Один знакомый, - ответила Лера. - Так едем за креслом или не едем?
        - Уж не знаю, как благодарить, - сказал Лаптев.
        Глава 34. За креслом
        Новенький сверкающий Вольво привел Лаптева в восхищение, а объемная говорящая карта, которая подсказала ближайший мебельный магазин, вызвала легкую оторопь.
        - Вы ведь раньше не в пятиэтажке сидели, - сказал Черемушкин, чтобы вывести секретаря из ступора. - У вас, у писателей, был белый такой, помнится, двухэтажный особняк. А вокруг ажурная чугунная изгородь.
        - Да, да, - воскликнул Лаптев, и на губах его заиграла легкая мечтательная улыбка. - Поначалу так и было. А какие творцы там сидели, какие глыбы.
        - Язвицкий, например, - подсказал Черемушкин.
        - Ну, Язвицкий - мелкая сошка, - начал было Лаптев и осекся. - А вы откуда знаете про Язвицкого? Вы же не местный, вас же из Москвы прислали. А говорите так, будто всё видели собственными глазами.
        - Я и видел, - ответил Черемушкин. - Олег Павлович показывал. Он ваше заведение называл Домом Трудолюбия.
        - Не он один, - у Лаптева навернулись слезы, он, не стыдясь, вытер их ладонью. - Начало было просто ошеломляющее, не знаю, чем объяснить - классик на классике. На этом фоне, естественно, Язвицкий был простой плотвой. Потом в одночасье что-то случилось, настоящий мор, никого из великих не осталось, все лежат по могилкам. Кого помельче служба регулирования и надзора упекла в кутузку. За что - не сказали. И осталась, братцы мои, такая шваль, такое ничтожество, да вы и сами только что видели эту Егоровну. Поэтесса называется. Тьфу. А мнит себя Цветаевой, и знаете почему? Я, говорит, могу в любой момент повеситься. Захочу и сделаю. Как Мариночка Цветаева. И пишу я ничуть не хуже. Вот кому вы, Василий, помогли.
        - Трудно вам, - посочувствовала Лера.
        - Не то слово. Вот уже седые волосы, а мне и двадцати пяти нету, - сказал Лаптев. - Так вот, о Язвицком.
        - Простите, Симеон, - перебил его Черемушкин. - А что же вас-то служба надзора не упекла?
        - Я, видите ли, в ту пору не был даже членом союза, - объяснил Лаптев. - Так, самородок, пишущий в свободное от работы время. Кстати, эту службу весьма быстро ликвидировали. И всё же вернемся к Язвицкому. Если бы его не упекли, он бы должен был сидеть на моем месте. Да, он не гений, как, скажем, Огюст Горбоносов, но на фоне нынешнего хлама - фигура. Я ему в подметки не гожусь.
        - Так, значит, не плотва? - подала голос Лера, выруливая на стоянку возле мебельного магазина.
        - Мы, литераторы, частенько делаем из мухи слона, но ещё чаще слона принижаем до мухи, - вздохнув, признался Лаптев…
        Кресло на колесиках, которое выбрал сам Лаптев, спокойно влезло в багажник, то есть туда запросто уместился бы громадный Трезор. Много лучше, чем возить на заднем сиденьи…
        - Вот что, Симеон, - сказал Черемушкин, когда они вернулись в кабинет Лаптева. - Чем нам с Лерой высасывать из пальца, изложите-ка лучше на бумаге, чего вам, писателям, не хватает. Скажем, не хватает того самого особняка, который союз занимал раньше. Далее, не хватает денег на зарплату постоянному составу союза.
        - То есть, мне, - уточнил Лаптев, который до этого усердно кивал. - Ибо я и есть постоянный состав.
        - Вот именно, - сказал Черемушкин. - Будем давить с двух сторон: я спереди, вы сзади… Вы не на заводе работали?
        - На заводе.
        - Случаем не обращённый?
        - Нет, - ответил Лаптев. - На заводе работал всего лишь пару месяцев, а до этого был учителем в соседней деревне, преподавал литературу. Бесплатно. А тут набор на этот самый завод, приличная зарплата, я, естественно, согласился.
        - Простите, Симеон, вам ваше окружение на заводе не показалось странным? - спросил Черемушкин.
        - Показалось, поэтому я продержался всего лишь два месяца, - ответил Лаптев. - Хотя работа не трудная.
        - И какая у вас, извините, была работа?
        - Бригадир. Следил, чтобы никто не слонялся, чтобы за желтую черту не заходили, чтобы после работы никто не оставался. С этим было строго.
        - Что за желтая черта? - не отставал Черемушкин.
        - Вредное излучение, - сказал Лаптев. - Или что-то другое. Никто не знает. Зачем вам это?
        - Много неясного, - туманно ответил Черемушкин. - Ладно, перейдем к делу. Вот, посмотрите.
        Выложил на столе перед Лаптевым паспорта объектов культуры, собранные Мортимером.
        - Бывали тут?
        Объектов было немного, с десяток. Симеон быстренько просмотрел паспорта, утвердительно кивнул. Вообще, он как-то приободрился, повеселел, не новое же кресло так его расшевелило.
        - Они все рядышком, - сказал он. - На отшибе. У нас теперь вся культура на отшибе.
        - Будем исправлять, - пообещал Черемушкин. - С вашей помощью. С чего начнем?..
        До конца рабочего дня они посетили все объекты, по которым плакала взрывотехника. Везде Симеона знали и везде царило вековое запустение. Не шли люди в Дома Культуры и театры, неинтересно было. Зачем смотреть современный балет, копирующий цирковую акробатику, когда лучше сходить в цирк? Или, скажем, любоваться на столичных актеров, которые по ходу постановки натужно, морщась от застарелого цистита, вяло мочатся на передние ряды зрителей. До второго не достают, напора не хватает.
        Короче, городского цирка нет, а писунов и своих хватает, только свистни.
        - Кстати, - вспомнил Черемушкин, когда недолгая экскурсия по объектам культуры закончилась. - Ни одного издательства. Где собирается издаваться Егоровна?
        - Частников забыли, - напомнил Лаптев. - Есть у нас варяги из Тамбова, только плати. Но и на них распространяется обязательный процент, вот в эту лазейку и нырнет наша «Цветаева». Издадут десять книжонок, а в выходных данных укажут тираж десять тысяч. В любом случае это влетит ей в копеечку.
        - Ой, ребятки, - сказала Лера. - Давайте отложим на завтра, я устала…
        Трезор давно проснулся и встретил Леру и Черемушкина мощным голодным лаем. Несмотря на то, что по словам Мортимера он был киборгом, с медицинской точки зрения он являлся биологическим организмом, содержащим механические или электронные компоненты, то есть в любом случае нуждался в пище. Пища была недоступна, и он схряпал доверчивого суслика, который не допускал и мысли, что его в этом добром мире кто-то может слопать. Хотел схряпать второго, но тот нырнул в норку. Понял, что мир этот не так добр.
        Достав из морозильника мороженого мяса, Черемушкин отнес его Трезору, но тот вовсе не накинулся на вкусную еду, а принялся этак внимательно присматриваться к Василию.
        - Ты это брось, - сказал Черемушкин, бочком-бочком уходя к дому. - И не смотри на меня так.
        Трезор, не отставая, шел следом, потом одумался, вернулся к мясу…
        Этим же вечером при подходе к новому своему жилью Дергунов столкнулся с Брызгаловыми. Те кинулись было к соседнему корпусу, спасаться, но Дергунов крикнул, что всё-всё расскажет Мортимеру, и те вернулись. Признались, что сюда их поселил Шарк-Шарк, и что на него нашло? Ведь гад был тот ещё. Да ладно, сказал им Дергунов, я пошутил, никто и знать не будет, я же не последняя сволочь. То есть, сволочь, но не последняя, развеселились Иеремии. Короче, похохмили и разошлись, а утром…
        Глава 35. На что намекаешь, приятель?
        Утром Старожил, тот ещё проныра, доложил Дергунову, что в коттеджном поселке появилась парочка, издалека не разглядел кто, но парочка, наверное, не простая, потому как заняла лучший участок. Участок охраняет злющий пес, за версту учуял его, Старожила, принялся гавкать, пришлось с разведкой отложить. Ему-то, Старожилу, всё это пофигу, но как-то нехорошо, что Лексея не предупредили. Он же, Лексей-то, в Волшебном лесу главный.
        Дергунов оседлал свой верный велик - и к поселку.
        Злющий пес учуял его издалека, но гавкнул всего лишь разок, для приличия. А когда Лёшка подъехал, перемахнул через ворота и, поскуливая, кинулся навстречу, повалил вместе с велосипедом.
        - Трезор, - сказал Дергунов. - Я тоже тебе рад, но дай подняться.
        А из калитки к нему уже спешили Васька с Лерой.
        - Кто бы это, думаю, тут у нас появился? - говорил Дергунов, поднимаясь. - Оказывается, вот кто.
        - Пошли, посмотришь, как устроились, - радушно предложил Черемушкин, оттирая ластившегося к Дергунову Трезора. - Три этажа, старик, с мебелью, всё задаром. Тебе, поди, тоже дадут.
        - Дадут, - охотно согласился Дергунов. - Потом догонят и ещё дадут. Вы здесь ночуете?
        - Пожалуй.
        - Тогда вечером. Не против? Да, кстати. Иеремию помнишь?
        - Помню, - без особой радости ответил Черемушкин.
        - Конечно, не против, - сказала Лера.
        - Ребяток чуть не сгноили в Галерее, - продолжил Дергунов. - И помог им, не поверите, Шарк-Шарк. Сейчас живут в клинике. На птичьих правах. Я, кстати, тоже в общаге. И Семендяев.
        - На что намекаешь, приятель? - спросил Черемушкин. - Я же не виноват, что у нас семья.
        Получилось суховато.
        - Совсем забыл. Пожалуй, вечером не получится, - Дергунов засобирался, начал поднимать свой велик, который валялся на обочине.
        Трезор понял, что с ним играют, резво подскакал, да не подрассчитал. Оба кубарем покатились в кусты…
        - Кто такой Иеремия? - спросила Лера.
        Они ехали вдоль поблескивающего под солнцем водоёма. Ехали молча, потому что Лера не хотела разговаривать, а тут вдруг заговорила.
        - Обращённый, - ответил Черемушкин. - В самом ещё начале, когда Семендяев кинул нас с Лёшкой на Объект, помог нам. Второй раз я его увидел уже в клетке в Галерее. Раздвоенного.
        - Что такое обращённый? - спросила Лера.
        - Интересный вопрос, - сказал Черемушкин, который сам толком не знал, что это такое. Обращённый и обращённый, так назвали, а кто назвал, почему назвал? Так принято, так здесь говорят. И вдруг в голове его сами собой начали возникать слова, которые складывались в предложения, и он начал послушно повторять:
        - По словарю обращённый - это тот, кто принял иную веру. Но здесь немного не так, тут скорее всего имеется в виду тот, кто вводится в обращение. Как, например, новый рубль. Короче, обращённый - это абориген, биоорганизм, коренной житель Объекта. В один момент они, эти аборигены, начали со страшной скоростью мутировать, вымирать. Мортимер упрятал их всех в Галерею, там особая атмосфера и они вроде не так мрут. То есть, спас. Назвал экспонатами, хотя какие они экспонаты. С их точки зрения он изверг.
        - А ты как думаешь?
        - Какой же он изверг, если спас? - ответил Черемушкин. - Биороботы протягивают ножки много чаще, именно их пускают на переработку. Обращённых тоже пускают, но гораздо реже. Что их, хоронить, что ли?
        - Уймись, - сказала Лера. - Куда это тебя понесло?
        - Сама же спросила, - отозвался Черемушкин. - Кстати, гении, о которых плачется Лаптев, тоже обращённые. В них была внедрена уникальность первоисточника, каким образом - не знаю. Это, я думаю, их и погубило. Гениальность дается Богом, и даётся человеку, а не искусственному созданию, у которого нет души.
        Всё, отпустило. Вот она - цена тех пяти минут в белом кожаном кресле. Мортимер зацепил крепко, может даже чип вставил. Теперь диктует.
        - Вспомнила, - сказала Лера. - То-то, думаю, имя знакомое. Это Денис говорил про Иеремию. Просил, если можно, похлопотать, потому что он сможет меня вылечить.
        - Дениса только слушать, - усмехнулся Черемушкин. - От чего вылечить-то?
        Он нарочно держался бодрячком, чтобы Лера себя не загоняла в тупик.
        - Понятия не имею, - пожав плечами, сказала Лера. - Хорошо, а кто такой Шарк-Шарк?
        - Директор Галереи, в которой в клетках сидят обращённые, - ответил Черемушкин. - Зачем сидят - не знаю, может, за их исходом кто-то наблюдает. Какие-нибудь учёные. Ученые ведь любят наблюдать за кроликами, обезьянами, а тут почти что люди. Шарк-Шарк следит, чтобы обращённые не сбежали, хотя куда им бежать - вне Объекта они мгновенно самоуничтожатся.
        - Почему?
        - Так устроен Объект, - сказал Черемушкин. - Ну, всё, приехали.
        Лаптев их ждал. Признался, что давненько не чувствовал такого прилива сил. Почему, спрашивается? Потому что впереди появился просвет.
        - Между прочим, - сказал Лаптев, - до вас тут побывала Егоровна. Уж так ругалась, так ругалась. Её с вашей, Василий, подписью, во всех инстанциях послали куда подальше.
        - Что-то все эти Егоровны напрочь отшибают всякую охоту двигать культуру, - ответил Черемушкин. - Наверное, я погорячился.
        - Нет, нет, - воскликнул Лаптев. - Только честный и порядочный человек сможет нам помочь. Крепитесь, мы с вами.
        Лера фыркнула, но тихонечко, незаметно.
        - Набросайте проект плана, - сказал Черемушкин. - А мы тем временем к Мортимеру.
        - Давайте вместе набросаем, - возразил Лаптев. - А потом с этим проектом к Мортимеру. Так логичнее.
        - Нет, нет, - сказал Черемушкин. - Финансы всегда впереди любого проекта…
        Мортимер-директор как всегда был на месте.
        - Очень, очень рад, - сказал Мортимер. - Присаживайтесь, голубчики. Как жильё - хорошо?
        - Хорошо-то хорошо, - ответил Черемушкин. - Вот только Лёшка Дергунов ютится в общаге, заслуженный генерал Семендяев - там же, а мы, как баре, в царских хоромах.
        - Так отдайте хоромы Лёшке или генералу, - не моргнув глазом, произнес Мортимер. - Я не возражаю.
        - Э-э, - протянул Черемушкин. - Ну, я не знаю.
        - А ты что скажешь, красавица? - обратился Мортимер к Лере.
        - Там полно таких же особняков, - ответила Лера. - На всех хватит.
        - Вот именно, - Мортимер выскочил из-за стола и принялся ходить туда-сюда, сунув правую руку в брюки и энергично жестикулируя левой. - Вот именно, рыжая ты моя умница. Раздарить нажитое - дело нехитрое, пусть даже нажитое досталось даром. Учти, Василий, ничто в этом меркантильном мире просто так не дается, за всё нужно заплатить свою цену. Может, этот дом заменит вам Москву, как знать. Велика цена? Несомненно.
        - Э, нет, - возразил Черемушкин. - С какой стати? Да чтоб он провалился, этот особняк.
        - Вот, пожалуйста, - Мортимер воззрился на Леру. - А твоё мнение?
        - Не знаю. Не хотелось бы из Москвы-то. Здесь будет скучно.
        - Я сказал: может, заменит, - Мортимер перевел взгляд на Черемушкина. - А, может, и не заменит. Всё зависит от вас двоих. Впрочем, не только от вас.
        Темнил он что-то.
        - Есть такой Лаптев, писатель, - сказал Черемушкин, меняя тему. - Молодой, толковый. Запросто может потянуть культуру.
        Мортимер пожал плечами и сел в свое кресло. Зачем-то надел черные очки. Через пару секунд снял их, поморгал и печально посмотрел на Черемушкина.
        - Я говорю: вот бы кого сделать вашим замом по культуре, - продолжал Черемушкин. - С хорошим окладом. А мне, если честно, не потянуть, не моё это.
        - Я не спорю, - произнес Мортимер. - Скажи ему, что будет твоим замом, оклад назначишь сам.
        Помолчал и вдруг хитро улыбнулся.
        - А ведь мы победили, - сказал он. - К нам идут большие деньги. Не сегодня-завтра нагрянет представительная делегация. Так что, сидите, ребятки, в своей трехэтажной лачуге и не рыпайтесь. Свободны.
        Ребятки потянулись на выход.
        - Лера, - негромко сказал Мортимер. - Задержись на пару секунд. А ты, Василий, иди себе, иди. Внизу подождешь.
        Глава 36. Женщина - мечта
        - Ты у меня что-то хотела спросить, - произнес Мортимер.
        Ишь, догадливый.
        - Почему вы выбрали Васю? - сказала Лера.
        - Потому что остальные хлебные места заняты, - ответил Мортимер. - Потому что он ничего не умеет, только таскать папочку и звонить по телефону. Как, впрочем, все вы, сапиенсы. Ничего, научится, это не блоху подковывать. Лаптев поможет, он способный. А ещё Василий был первым, кому я показал Объект в изначальном, метафизическом виде. Первым и последним. Между прочим, в той экскурсии Вася встретил тебя.
        - Но это же Васина экскурсия, не моя, - улыбнулась Лера, показав ровные белые зубы.
        - Это была ты, - сказал Мортимер. - Полутемное кафе, певица-мулатка, мятный коктейль. Народу почти никого.
        Лера наморщила красивый лобик. Что-то такое носилось в воздухе, полузабытое, когда-то случившееся в её жизни.
        - Вспомнила, - она облегченно вздохнула. - Все время мучил вопрос: где я его видела раньше. Вот, оказывается, где. А что за кафе? Ах, да, псевдореальность. И я, и не я.
        - Думай, как хочешь, - сказал Мортимер. - Понимаешь, Лерочка. Ты - вылитая копия женщины, жившей тысячелетия назад. Звали её Лилит. Женщина - мечта, которую из зависти возвели в ранг дьяволицы. Этот миф я бы хотел развеять.
        - Вы её любили? - спросила Лера.
        - Думаешь, я так стар? - Мортимер захохотал, потом вдруг сделался серьезен.
        - Я думаю, тебе здесь не будет скучно, - сказал он вроде бы безо всякого перехода, но Лера поняла.
        - Со мной что-нибудь не так? - спросила она.
        - Лучше, если ты всё время будешь здесь, - уклончиво ответил Мортимер.
        - И всё же, - сказала Лера.
        - Когда ты в Москве, мне сложно облучать тебя ультиматонами, - ответил Мортимер. - Это накладно. Это чревато и это наказуемо…. Кстати, девочка, ты не против, что вашим соседом будет Семендяев?
        - Хороший дядька, хоть и генерал, - ответила Лера. - А что - он тоже не выездной?
        - Увы…
        Черемушкин сидел в машине и хмурился.
        - Злишься? - спросила Лера, занимая место водителя. - Долго ждал?
        - Совсем не ждал, - отозвался Черемушкин. - Встретил в коридоре Семендяева, и этот туда же.
        - Куда туда же? - Лера повернула ключ зажигания, машина немедленно завелась, мягенько так, почти беззвучно.
        - Куда и Дергунов.
        - Насчет Лёшки не знаю, а вот Семендяев скоро будет нашим соседом. Ты не возражаешь? - выжимая педаль газа, спросила Лера.
        - Ты какая-то не такая, - сказал Черемушкин. - Что он тебе сказал?
        - Мортимер-то? - отозвалась Лера. - Да ничего хорошего, придётся действительно распрощаться с Москвой. Ты, дорогуша, не ругайся, но мы просто обязаны помочь Иеремии.
        - Но их двое, этих Брызгаловых. И оба Иеремии, - сказал Черемушкин. - Кому из них нужно помочь и как? И с какой стати?
        - С такой стати, что Олег Павлович мне не помощник. А Иеремия сможет меня вылечить. Ну, миленький, у нас же три этажа, уж для двоих-то ради такого случая найдётся местечко.
        И, вывернув руль влево, пошла на резкий разворот, не дав Черемушкину сказать ни слова, так тот и преодолевал разворот с разинутым ртом…
        Вернемся, однако, к Федору Круглову, который в 11.00 зашел в кабинет Берца, что на десятом этаже административного корпуса, разнорабочим, а в 11.25 вышел оттуда помощником Берца. Чем конкретно занимался Берц, Федор не знал, но понимал, что это много выше, чем копать грядки и подносить вредному и бестолковому Старожилу гаечные ключи.
        Для начала Федор направился в свой кабинет, что в торце здания рядом с женским туалетом. Кабинет был так себе, не больше семи метров, с компьютером на удобном столе, креслом и канцелярским шкафом. Рядом с монитором телефон, на подоконнике цветок с длинным голым стволом и парой листиков на верхушке. Акселерат, а не цветок. Ушастый такой акселерат.
        Федор залез в шкаф, нашел там две библиотечные книги - по начертательной геометрии и судебной экспертизе, подумал с минуту, каким образом это можно совместить, пришел к выводу, что никаким, и с треском захлопнул дверцу шкафа. Он не хотел с треском, само собой получилось.
        Немедленно в стену застучали, к счастью не со стороны туалета.
        - Иду-иду, - заорал Федор, а сам тем временем рухнул в кресло и врубил комп.
        В кабинет всунулся белобрысый здоровяк Степанов, сказал «Здрасьте» и застыл, наблюдая за действиями Федора.
        Тот пробежал пальцами по «горячим» клавишам, открыв сразу тройку нужных окон и одновременно запустив словарь Лингво, который был ему до смерти не нужен. Но показать-то надо. Покосился на незнакомца, наблюдая за реакцией.
        - Сергей, - назвался Степанов, заходя и пожимая ему руку. - Тоже спец по тексту?
        - Федор, - сказал Круглов. - Спец по компу. А ты сосед, что ли?
        - Сосед, сосед, - оживился Степанов. - Ты-то мне и нужен. У меня такой дурацкий комп, короче виснет, гад, на «Фишдоме». Не посмотришь?
        - Запросто.
        Через полчаса они уже были не разлей вода…
        Всё, Планзейгер восстановился полностью. События этого никто не заметил, однако сбоев в сетях провайдеров стало поменьше, туч над городом поубавилось, а светофоры заработали безотказно, как швейцарские часы. И уже ни одна ворона, не то, что стая, не смогла бы преодолеть хитросплетение гравитонов защитного купола.
        В тот же день в Знаменское отделение сбербанка на предъявителя Гришу Берца поступил чек на кругленькую сумму от немецкого мецената, пожелавшего остаться неизвестным. Гриша Берц в городе был один, у двоих других паспорта оказались липовые. Этих двоих быстренько повязали, а Гриша с чеком вернулся на своё рабочее место в Институт.
        Контролирующий все городские и окрестные сети Планзейгер тут же доложил о случившемся Мортимеру, которому непосредственно подчинялся. Мортимер вызвал только что назначенного заместителем Берца Федора Круглова и сказал ему, что раз тот такой хакер, то пусть разберется, откуда у Гришки немецкий меценат. «Я не хакер», - возразил Круглов, но возразил так тихо, что Мортимер не услышал.
        Вернувшись на рабочее место, Федор набрал в поиске «Берц Григорий» и на второй страничке после форума «Отменили кирзачи», где бывшие солдатики радовались берцам, нашел искомое.
        Сердобольный Григорий увековечил себя в Интернете статьей в защиту нещадно истребляемой птички по названию желтопузик. Он писал, что это очень мирное существо, неприхотливое, зимой улетающее в теплые края, а ближе к лету возвращающееся в родные пенаты. Но никто желтопузика в пенатах не ждет, напротив: народ злобствует, обстреливает из рогаток, не кормит, выкорчевывает память о желтопузике в подрастающем поколении. Спроси у малыша, кто такой желтопузик, писал в конце Берц, и он тебе ничего не ответит. Ничего! И подписался: Григорий Берц, город Знаменск Тамбовской области.
        Далее Федор, вспомнив недавнее прошлое, набрал наугад «Тарнеголет, город Мюнхен». И вновь попал.
        Некий Тарнеголет из Мюнхена взывал через Интернет: «Ищу русского друга. Гриша, если помнишь историю про шель захав бейца, отзовись. У меня есть ещё одна история - со счастливым концом».
        «Вот и меценат», - сказал себе Круглов и помчался к Мортимеру.
        - Фамилия мецената Тарнеголет, - промчавшись мимо не среагировавшей Тамары и залетая в кабинет директора, выпалил он. - Он из Мюнхена.
        Мортимер посмотрел на него, сияющего, и сказал:
        - А ты, брат, хват. Показывай, как нарыл.
        Круглов охотно показал всю цепочку. Мортимер вновь похвалил и, прежде чем отпустить, спросил:
        - Так что за желтопузик?
        - Понятия не имею, - ответил Круглов.
        Глава 37. Извините за фигу
        Услышав о своем назначении и соответствующем ему окладе, Лаптев схватился за сердце, но быстро пришел в себя.
        - И где теперь прикажете сидеть? - спросил он.
        - Пока здесь, тебя из секретарей никто не увольнял, - сказал Черемушкин. - Потом посмотрим. У меня ведь тоже кабинета нет. То есть, он возможно существует, но где - не знаю…
        От Лаптева они направились в клинику, где выяснили, что Брызгаловы содержатся в отделении физиотерапии. Только вот забрать их оттуда невозможно, нужна подпись главврача, который уехал отдыхать в Анапу…. Либо распоряжение Семендяева.
        Пришлось звонить Семендяеву, который принялся было выпытывать, откуда Черемушкин узнал, что Брызгаловы в лечебнице, потом соизволил дать разрешение.
        Черемушкин с Лерой отвезли Брызгаловых к себе в особняк, поселили на третьем этаже, но предупредили, что днем в окна лучше не выглядывать, а гулять - только когда стемнеет.
        Увидев обращённых, Трезор ощетинился, зарычал, сделался злобным, но когда старший Иеремия поймал его за ошейник и как кутёнка поднял в воздух, мигом подобрел, принялся ластиться, пошёл за ними в дом.
        - Нельзя, - строго прикрикнул Черемушкин, и Трезор поплёлся к своей будке.
        Вечером свой особняк, по соседству, занял Семендяев. Его привез Менанж на зеленой колымаге. Увидев во дворе соседей новенький пятидверный Вольво, генерал зашипел на Менанжа, чтоб тут же уехал, но Менанж специально вышел из горбатого чудища, позевал, попинал по колесам, пару раз бибикнул, проверяя, хорош ли сигнал, в меру ли громок. Естественно, Черемушкин выглянул из дверей, помахал Семендяеву ручкой и показал на Семендяевский гараж: посмотрите, мол.
        Семендяев в ответ состроил ему внушительную фигу (Васька, фыркнув, ушел), но через минуту одумался, последовал совету, и обнаружил в своем гараже серебристый Лексус. Лексус, конечно, был хорош, но вместительный пятидверник много лучше. Мало ли что придется перевезти.
        Короче, Семендяев пошёл извиняться за фигу.
        Черемушкин с Лерой и их подопечные Брызгаловы, занавесив окна, ужинали на кухне. Трезор в углу с азартом глодал искусственную кость, прессованную из кожи и сухожилий, и на генерала не обратил никакого внимания.
        - Ты, Василий, это, извини, - заявил Семендяев с порога.
        - Ну, что вы, Сергей Сергеич, - сказал Черемушкин, вставая и делая приглашающий жест. - Я просто показал, чтобы посмотрели в гараже.
        - Богато живете, - похвалил Семендяев, садясь с краю. - Икорка, гляжу, ветчинка, шпротики… Я-то подумал - ты язвишь. Дескать, у тебя, Василий, новенькая Вольво, а у меня в гараже шиш на граблях. Извини, поторопился. Ты был прав. И что, думаете, я там обнаружил?
        - Что? - тоненько спросила Лера, ставя перед ним тарелку с вилкой.
        - Лексус, ребятки, Лексус, - подняв палец, с торжеством объявил Семендяев. - Вот это подарок, так подарок. Вся Европа гоняет на Лексусах, особенно молодежь. Лексус - это скорость, красота, изящество. Дорогая, скажу я вам, машина.
        Подцепил вилкой ломтик ветчины, принялся жевать, жмурясь от восхищения.
        Брызгаловы ели, согнувшись над своими тарелками, и в разговор не встревали.
        - Повезло вам, - произнёс Черемушкин. - А мы и Вольво рады, тоже отличная вещь. Правда, Лерунчик?
        - Сергей Сергеич намекает, что не против поменяться, - ответила Лера. - Правда, Сергей Сергеич?
        - Ну, в принципе…, - сказал Семендяев и замолчал.
        Возникла пауза, которая начала затягиваться.
        - В принципе, Сергей Сергеич пошёл нам навстречу, - напомнила Лера.
        - Вольво - она больше для стариков, - сказал Семендяев. - Для таких, как я - пузатых, неповоротливых.
        - А Вольво разве она? - спросил вдруг Черемушкин. - Скорее, оно…. Ну, раз так, давайте меняться.
        - Наливай, - ни к селу, ни к городу сказал Семендяев, повеселев от своего везения.
        Он самолично перегнал машины с одного участка на другой, после чего взялся за изучение своего нового жилища, которым остался весьма и весьма доволен. Всё ему нравилось - и простор, и мебель, и новенькое белье, и солидные припасы в холодильнике. Заснул он в хорошем настроении…
        - Спасибо, друг, что приютили - сказал Иеремия младший, как бы невзначай встретив Черемушкина в коридоре. - Вам не влетит?
        Похоже было, он ожидал Василия, караулил, пока тот останется один.
        - Надеюсь, - отозвался Черемушкин, который шёл выдворять Трезора из дома в его конуру.
        - Я вам в Галерее передал кулёчек, - сказал Иеремия. - Он у вас?
        - Какой кулёчек? - не понял Черемушкин и вдруг вспомнил. - Постой, постой, - начал шарить по карманам. - Наверное, я его постирал. Что, больно ценный? Секретный порошок?
        Иеремия согласно кивнул.
        - Вот он, - сказал Черемушкин, вынимая из заднего кармана грязный сплющенный комок. - Совсем о нем забыл, хорошо, что завернут в полиэтилен. Так в чем секретность-то?
        Спросил так, шутки ради, какие могут быть секреты у пацана.
        - Это было за желтой чертой, - ответил Иеремия. - Если бы увидели - несдобровать.
        - Постой, постой, - сказал Черемушкин, вспоминая недавний разговор с Лаптевым. - За желтой чертой вредное излучение, туда нельзя.
        - Брехня, - Иеремия шмыгнул носом. - Это осталось от Серафимов, а всё, что от Серафимов - большущая ценность. Пожелаешь исцеление - тут же излечишься, попросишь гору золота - завалит с головой.
        - Пробовал? - спросил Черемушкин. - Получается?
        - Нужно засыпать в ладанку, - шепотом ответил Иеремия. - Ладанка есть?
        - Надо спросить у Леры, - тоже шепотом отозвался Черемушкин. - У неё всё есть.
        - Она у вас хорошая, - сказал Иеремия. - Берегите её. Только вижу…
        И вдруг умолк.
        - Что видишь? - встревожился Черемушкин. - Ты уж, друг, договаривай.
        - Нужна ладанка, - отозвался Иеремия и, дробно стуча каблучками, побежал по лестнице на третий этаж…
        Черемушкин долго не мог заснуть, лежал себе тихо, стараясь не сопеть и не ворочаться, но где-то после десяти минут такого бдения Лера сказала:
        - Кончай храпеть.
        - Я не сплю, - возразил Черемушкин.
        - Хитрый этот Семендяев, - сказала Лера. - Выцыганил всё-таки. Ты завтра Лёшку пригласи, чтобы у нас пожил. Нехорошо получается, Брызгаловых-то никуда не спрячешь…
        Утром Черемушкин заявился в контору Дергунова, и первым же делом столкнулся со Старожилом.
        - Выйдем, - нахально, как какому-нибудь пацану, предложил старый перец.
        Черемушкин взял его за ухо, вывернул, чтобы побольнее, и вывел на улицу. Старожил плевался, шипел, лягался, молотил кулачками по воздуху и никак не мог попасть. Черемушкин держал, не отпуская. Наконец, Старожил сдался, залился горючими слезами, забормотал: «Отпусти, мил человек. Я больше не буду».
        Черемушкин отпустил. Старожил отбежал в кусты и принялся оттуда метать в Василия каменюги, да так метко. Пришлось срочно ретироваться в контору.
        Глава 38. Мистификация или мечта?
        Дергунов сидел в своем кабинете и не очень-то обрадовался нежданному визиту, правда, выгонять не стал, даже предложил сесть. Черемушкин начал разговор по-умному, то есть на посторонние, отвлекающие темы. Похвалил погоду, сказал, что Волшебный лес не узнать, чувствуется хозяин, и тут же посетовал, что Старожил имеет на него, Василия, зуб. Только что закидал камнями.
        - Попал? - заинтересованно спросил Дергунов.
        - Нет.
        - А хвалился, что белке в глаз попадает, - с сожалением произнес Дергунов. - Значит, соврал.
        - Мы вот тут с Лерой подумали, - сказал Черемушкин, не зная, как бы половчее начать. - Короче, у нас второй этаж свободен. Перебирайся, чем в общаге-то жить. До работы два шага.
        - Ещё наслежу, - желчно ответил Дергунов. - Объем, обопью.
        - Серьезно, Лёшк, - продолжал Черемушкин. - Я был не прав. Брызгаловы уже у нас.
        - Да ещё Трезор, - уже помягче сказал Дергунов. - Куча мала.
        - Ну, по рукам? - спросил Черемушкин, вставая. - Лера будет рада. С работы прямиком к нам.
        - Ну, если Лера, - совсем уже смягчился Дергунов. - Ты пришел пешком?
        - Я же говорю - два шага.
        - Я провожу, - сказал Дергунов. - Старожил просто так не успокоится. И чем ты ему насолил?…
        Время шло, вот уже и конец октября с заморозками, колючим ветром и свинцовым небом. Все знали, что лето давно закончилось, поэтому странным казался прогноз погоды в Знаменске, о котором всё чаще упоминалось в желтой прессе. А тут ещё свеженький сюжет по центральному телевидению Артура Румпекова, которого по Знаменску возил некто Берендеев. Вчера возил, а сегодня сюжет, то есть самый что ни на есть свежачок. Белые многоэтажки в окружении зеленого леса под голубым безоблачным солнечным небом. Бирюзовая вода в огромных водоемах, пляжи из белого песка с шезлонгами, кафешками, загорелыми официантками в мини. Температура воды и воздуха - плюс 27.
        Бред да и только, мистификация. Или, напротив, мечта?
        Артур Румпеков был парень серьезный, на вранье его ещё никто не ловил, а вот сюжеты делал отменные, любо-дорого посмотреть.
        И, главное, не рекламы ради, а чтобы показать, что мы ничем не хуже остального мира. И не просто не хуже, а много лучше. В отдельно взятом месте.
        Смущало, правда, что от Москвы до Знаменска, который где-то под Тамбовом, можно было добраться за пятнадцать минут. Нет, ну бред. Тут до метро-то пешком за пятнадцать минут не успеть, а это не в сам даже Тамбов, а на 25 километров южнее. Причем, со вновь открытой станции метро «Знаменская», куда можно было попасть со станции «Ленинский Проспект». Чистой воды бредятина. И, тем не менее, москвичи рванули проверять.
        И не поверили своим часам - действительно, через пятнадцать минут они оказались на полной света платформе, украшенной полированными колоннами, витиеватыми барельефами, ажурными резными арками, балконами, мостиками и смотровыми площадками для любования станцией сверху, из-под высоченного застекленного купола.
        Всё было так, как показал Артур Румпеков, только много лучше.
        Ушлые люди тут же кинулись в агентства недвижимости, которых в городе было с десяток, чтобы узнать цены на квадратный метр. Цены были просто класс, самые дешевые в мире, за московский метр в солнечном Знаменске можно было купить трехкомнатную квартиру.
        И закрутилось.
        В городе появилось много южных людей с мешками денег, которые малость опередили ушлых риэлтеров. Похоже, уже в ознакомительную поездку они на всякий пожарный прихватили мешки. И не ошиблись. Спрашивается: откуда у них деньги? Выращивают, прямо в мешках, юг, плодородная почва, хороший полив плюс адская предприимчивость. Теперь они, а не агентства диктовали цены, но недолго.
        В город приехал богатый, как арабский эмир, Зиновий Захарович Тарнеголет. Богачи, когда идут куда-нибудь или едут, распространяют перед собой особые лучи, и все знают, что сюда направляется богач, поэтому ведут себя соответствующе. То есть, расстилают перед нужным вагоном или самолетом ковровые дорожки, дудят в трубы, кричат «Слава, слава», норовят чмокнуть ручку. Так и сейчас: Тарнеголета ещё не было, а его уже ждали. Кто ждал? Разумеется, толстосумы и прихлебатели. Симеона Лаптева и других представителей знаменской интеллигенции среди них не было.
        Но он, довольно простенько одетый, неказистый, с седоватой всклокоченной прической, так что и не скажешь, что крутой толстосум, выйдя из метро, скромно прошел мимо внушительной толпы прямиком в здание администрации.
        Мортимер встретил его радушно, усадил в удобное кресло, налил холодного боржоми.
        - Водки не предлагаю, - сказал Мортимер, - кока-колы тоже, вы этого, полагаю, не пьете.
        - Откуда вы знаете, что я люблю боржоми? - осведомился Тарнеголет, прихлебывая из хрустального бокала.
        - Я много что про вас знаю, - ответил Мортимер, садясь рядом. Не беспокойтесь, это не по линии КГБ, который давно переименован. Где предпочитаете поговорить с Григорием: здесь или в его кабинете?
        Тарнеголет усмехнулся.
        - Я полагаю, вы меня вызвали не для того, чтобы я переговорил с Гришей, - сказал Тарнеголет. - Хотя, я планирую с ним встретиться.
        - Нет, конечно, - ответил Мортимер. - Я заинтересован, чтобы вы приумножили ваш капитал. У нас в городе есть много жилья, которое через полгода будет стоить в десять раз дороже.
        - А вам-то какая выгода? - грубовато осведомился Тарнеголет, который болезненно относился ко всему, что касалось его капитала.
        - Так ведь долг платежом красен, уважаемый Зиновий Захарович, - сказал Мортимер. - Помните шкатулочку? Очень, очень помогла.
        - Так и знал, что Гришка надует, - сдвинув брови, недовольно произнес Тарнеголет. - Только я не понял, а в чем фокус-то? Я её и так крутил, и этак. Надо было больше просить.
        - Всё честно, - успокоил его Мортимер. - За то, чтобы быть хранителем, вы получили более чем достаточно. Но я хочу сотрудничества, поэтому и предлагаю ваш немалый капитал приумножить.
        - Не пойму, зачем вам это надо, - с чисто еврейским упрямством заявил Тарнеголет. - А главное - мне-то к чему русская недвижимость? Сегодня она есть, а завтра придут коммунисты - и её нету.
        - Зря беспокоитесь, уважаемый, коммунисты нынче не те, - успокоил его Мортимер. - Китаем правят коммунисты, а богатейшая страна…. Давайте-ка представим такую несложную ситуацию: где-то по весне вас разбивает инсульт, и что будете делать?
        Глава 39. Не экономьте на парикмахере
        - Или не разбивает, - усмехнулся Тарнеголет. - Чувствуется, что вы не юрист, конкретики маловато.
        - Разбивает, дорогой мой, разбивает, - утешил его Мортимер. - Могу сказать день и час, могу даже показать, как это произойдет.
        Тарнеголет побледнел и начал вставать, рванул душивший галстук, просипел:
        - Душно. Что вы там подмешали в боржом?
        - Это всего лишь богатое воображение, - сказал Мортимер, усаживая его назад в кресло. - В Мюнхене вас ничего не спасет, а здесь вы будете в целости и сохранности. И всегда сможете побывать где вам угодно, зная наперед, что ничего вам не грозит.
        - Сколько денег нужно? - мрачно спросил Тарнеголет.
        - Пусть вас это не беспокоит, - сказал Мортимер. - С вашего счета будет снято ровно столько, сколько необходимо. Ваша электронная подпись у нас имеется. Единственное, что вам потребуется, это заключить договор с администрацией города, передав ей свои права на любого рода сделки. Вот тут вам придется расписаться. Через полгода удвоенная сумма поступит на ваш счет.
        - Сколько? - прорычал Тарнеголет.
        - Хорошо. Снято будет пятнадцать миллиард евро, поступит тридцать миллиардов. Вас это устраивает?
        - А гарантия, значит, моё здоровье? - усмехнулся Тарнеголет, но чувствовалось, что ему тяжеловато. - Есть такой способ письма - вилами по воде.
        - Дорогой мой Зиновий Захарович, - Мортимер взял его руку, начал поглаживать. - Поймите, вы член команды. Ещё два месяца назад у вас были только лишь шкатулка и скромное пособие, на которое вы позволяли себе ежедневно покупать курочку. Теперь у вас миллиарды евро. Посчитайте, вы же грамотный человек, сколько нужно получать в день, чтобы за два месяца стать обладателем пятнадцати миллиардов. Не ударяя при этом палец о палец.
        - Да, действительно, - пробормотал Тарнеголет. - Как это у вас, у русских, называется - общак? Я кассир общака, как все ваши олигархи? В любой момент сапогом под зад, катись, Зиновий, колбаской по Малой Спасской.
        - Э-э, да бросьте вы, - Мортимер отпустил его руку. - Никто у вас ваших денег не отнимает. Просто пришел такой момент, когда срочно требуется иностранная инвестиция. Это не просто модное слово, это жизненная необходимость. Дело в том, что южные инвесторы скупили дешевые активы в городе и взвинтили цены до уровня московских. Но оформляют сделки таким образом, будто продают эти самые активы по прежним, бросовым ценам. Городу это невыгодно, поэтому вы, господин Тарнеголет, как русский патриот, приходите нам на помощь, инвестируете ваши капиталы, получаете на этом законную прибыль и платите в городскую казну соответствующий подоходный налог. Честно? Да. Порядочно? Несомненно. Особенно если учесть, что город стремительно растет, сближаясь с Москвой. А если хотите обессмертить себя в веках…
        - Не хочу, - панически воскликнул Тарнеголет.
        - То можете инвестировать свои средства в будущее строительство, - закончил Мортимер. - И стать владельцем самых крупных в мире активов. Отцом-основателем.
        - Можно я пойду? - попросил Тарнеголет, озираясь.
        - Да, да, конечно, - ответил Мортимер. - И вот что я вам скажу напоследок. Я понимаю, что костюм у вас дорогой, но дорогим он не смотрится. Походите с милой девушкой Лерой по нашим магазинам, она подберет то, что нужно.
        - Лучше куплю у себя, в Германии, - возразил Тарнеголет. - Не люблю итальянские костюмчики одесского разлива.
        - Ошибаетесь, - сказал Мортимер. - Наш супермаркет лучше любого американского, где одно китайское шмотьё, и тем более немецкого, где вы прибарахлились. Самая последняя просьба: не экономьте на парикмахере, вас же знает весь мир.
        - Откуда знает? - изумился Тернеголет.
        - Посмотрите последние новости…
        Берц уже ждал его в коридоре, обнял, понурого, за плечи, повел в свои апартаменты, спрашивая: «Что случилось, дорогой? Олег Павлович напугал?»
        - Да уж, нагнал страху, - ответил Тарнеголет, дергая плечами, чтобы освободиться от объятий. - Рекомендует стать отцом-основателем, какую-то Леру навязывает.
        - Основателем чего? - уточнил Берц.
        - Вашего Знаменска. Вид на жительство предлагает. Даже не предлагает, настаивает.
        - Немедленно соглашайтесь, - сказал Берц. - Олег Павлович плохого не предложит. Умнющий мужик…
        Кабинет у Берца был маленький, метров тридцать, не чета Мортимеровскому. Зато обставлен изысканно, не кабинет, а антикварная лавка, что ни вещь, то предмет роскоши.
        - И где же ты, Гриша, всё это надыбал? - с изумлением спросил Тарнеголет. - Это первый вопрос. А второй: если надыбал, то зачем держишь в кабинете? Ты же чиновник. Это неаккуратно, Гриша.
        Подошел к напольным часам Говард Миллер в корпусе из виндзорской вишни, погладил изящную резьбу, прислушался, склонив голову, к размеренному тиканью, постучал пальцем по блестящему стеклу и спросил:
        - Бронированное?
        - Ну, что вы, Зиновий Захарович, - сказал Берц, подходя. - Всего лишь сапфировое. Кстати, корпус из шестнадцати пород древесины, циферблат медный полированный, цифры тоже медные. Все вставки из серебра. Вот этот механизм над циферблатом показывает фазы луны. Маятник тоже медный…
        - Просто замечательно, - остановил его Тарнеголет. - И сколько же это чудо стоит?
        - Уж и не помню, - поскромничал Берц. - Где-то под 800 тысяч.
        - Хорош чиновник, - одобрил Тарнеголет. - В Китае бы тебя только за часы расстреляли.
        - Да уж, - расцвел Берц. - Вы не видели, что у меня в сейфе.
        - И что у тебя в сейфе?
        - Печатный станок, - ответил Берц и расхохотался. - Всю эту роскошь я поставил только для вас, чтобы вам было приятно. Мне-то она ни к чему. Хотите, будет скромно, как в казарме? Хотите?
        Тарнеголет хмыкнул и сказал:
        - Ну, хочу.
        - Закройте глаза, - попросил Берц. - И раз, и два, и три. А теперь откройте.
        Тарнеголет открыл, в кабинете было пусто и страшно неуютно.
        - Ну да, - сказал Тарнеголет. - Раз уж каменную гаргулью оживил, то это-то тебе что два пальца облизать.
        - Знакомая формулировочка, - отозвался Берц.
        - Надеюсь, золотые яйца настоящие? - Тернеголет огляделся. - Слушай, верни как было, а то зубы сводит от нищеты.
        - Есть, товарищ командир, - сказал Берц. - Опять же закройте глаза. А яйца, кстати, самые настоящие. Думаете - это крашеное дерево? Готово, открывайте.
        В самом деле, всё вернулось, будто вовсе не исчезало. Тарнеголет нервно сглотнул.
        - Боржомчику? - тут же предложил Берц.
        - И ты туда же, - сказал Тарнеголет. - Откуда вы всё знаете?
        - Профессия такая, - ответил Берц, ловко, пальцами, открывая закупоренную бутылку. - Вот вы говорите - Олег Павлович вам Леру навязывает. Во-первых, не навязывает, а предлагает, как человека с очень хорошим вкусом и хорошей родословной. Во-вторых, вы её не видели. Увидите, будете тащиться.
        - Уговорил, - сказал Тарнеголет, беря стакан, наполовину наполненный пузырящейся жидкостью. - Что за человек этот Олег Павлович Мортимер? Очень уж говорлив.
        - Это он с вами такой, - ответил Берц. - На самом деле, он может с тобой пообщаться, не открывая рта, и ты его запросто понимаешь. Иной раз задумываешься - а человек ли он? Да вы пейте, пейте, выдыхается же.
        - Вот даже как, не человек, - сказал Тарнеголет, отпивая. - Может, в этом разгадка? При вашей чудовищной коррупции без госпомощи вытащить из грязи занюханный секретный объект - это действительно может сделать только пришелец.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        Глава 1. Сыпь всё
        Действуя от имени импортного олигарха, Мортимер быстро выкупил у южан приобретенные ими активы. По близким к московским ценам, но всё же не по московским. Ему помогали биороботы самого бандитского вида со страшенными бицепсами и чугунными челюстями. Стоило такому бандюге посмотреть на ростовщика своими оловянными глазками, как тот, сам далеко не маленький и крутой до омерзения, моментально сдавался.
        Следующим маневром была депортация южан из города, что желтой прессой было немедленно раздуто до вселенских масштабов. Тут же последовало осуждение данного шага представителями Евросоюза, а железобетонная Америка своим решением аннулировала выселение, как противоречащее мировым стандартам, и потребовала выдачи Мортимера органам правосудия США.
        Он, конечно, не поехал, так дело и заглохло.
        Разумеется, в вопросе с южанами Мортимер мог бы действовать другими методами, более для себя привычными, когда человек со вздыбленными от ужаса волосами сам отдаёт награбленное, а затем с лошадиным топотом удирает. Этого делать было нельзя, всё должно было происходить в рамках закона. Депортация малость отступала от закона, южане сняли жилье и интенсивно осваивали местные рынки, заваливая город турецкими помидорами. Никаких правил они не нарушали, а то, что помидоры эти даже под густой белорусской сметаной оставались травой, не их вина. (Поэтому жители покупали только то, что произрастало в Волшебном лесу - свежее, сочное, неимоверно вкусное и очень дешевое).
        Но торгаши были позавчерашним днем, ненужным спесивым балластом, городу требовались молодые гении, а они-то как раз были на подходе - те самые молодые ученые, которые слушали Мортимера на конференции в Праге.
        Их было немного, человек пять со всего света, попавших в Прагу совершенно случайно, так как никакая это была не конференция, а сами знаете что, но лиха беда начало.
        И их нужно было где-то на первых порах расселить. Затем расселить следующих, потом следующих, а Планзейгер между тем со страшной скоростью будет возводить очередные дома-дворцы, только успевай договариваться о новых землях. Короче, ужас что намечалось…
        У Леры была ладанка, и младший Иеремия засыпал в нее содержимое кулечка и спрятал в укромное место на чердаке. Содержимое выглядело неаппетитно и пахло соответствующе, то-то Черемушкина, который носил пакетик в заднем кармане, порой доставала мимолётная вонь. И он думал, что у впереди идущего случился нежданчик. Если же он был один, то пенять оставалось на самого себя. Через пару часов содержимое ладанки должно было преобразиться: стать жёлтым и рассыпчатым, как песок в пустыне, и обрести благовоние.
        Дергунов на втором этаже особняка только ночевал, вечера же проводил с Черемушкиным и Лерой, а то заруливал к Брызгаловым, у которых можно было узнать много интересного о прошлом Объекта. Точнее, можно было бы, если бы захотели рассказать, но они всё больше торчали во Всемирной Паутине, благо у каждого было по компьютеру, и до разговоров были неохочи. Младший как-то начал рассказывать про секретный порошок, но на втором уже предложении замялся, потерял к разговору интерес и ушёл с ушами в Интернет, который запросто заменял Большой Мир.
        - Что, Лёшенька, в Москву не тянет? - однажды спросила Лера.
        Он подумал и признался, что тут интереснее и голова не болит. А там частенько болела, воздух, наверное, плохой, да и злоупотребления всякие.
        - Пивко? - уточнила она.
        - И пивко тоже, - ответил он как тот батюшка.
        Находиться с ней, умной рыжеволосой красавицей, в одном доме было большим испытанием. Недаром раньше ещё, в гостях у Небироса они схлестнулись с Васькой именно из-за неё, из-за Леры. Распетушились, городили чушь, то-то ей, поди, странно было на них смотреть. И Небирос, железный человек, тоже на неё положил глаз. Но тут не иначе вмешался Мортимер, другого объяснения нету. Небирос отпочковался.
        А взять миллиардера Тарнеголета. Вроде уже старец, хотя и еврей, из которых активность так и прёт, но старец же. Прилепили его к Лере, она его повозила по магазинам, а в конце рабочего дня отвезла в гостиницу по уши в неё влюбленного.
        Может, лучше было бы остаться в лечебнице и терпеливо ждать нужного часа?..
        Вечером Иеремия младший с таинственным видом подошел к Лере и прошептал: «Пора». После чего повел на чердак.
        Выудил из тайного, самого темного угла завернутую в красивую тряпочку ладанку, открыл её, понюхал, поворошил порошок пальцем и удовлетворенно сказал: «Готово. Теперь нужен кагор, только чтобы освященный».
        - Найдется, - ответила Лера. - Из Храма Христа Спасителя.
        - Тащи, - сказал мальчик. - Вот бы где побывать-то.
        - О чем вопрос? Пятнадцать минут езды до Ленинского Проспекта, да до Кропоткинской двадцать, а там до Храма рукой подать.
        - Я невыездной, Лерочка, - вздохнул Иеремия. - И чашку с ложкой прихвати…
        Отсыпав в принесённую чашку половину содержимого ладанки, он призадумался.
        Они сидели на каких-то ящиках, которых на каждом чердаке всегда завались.
        - Как тебя звали в детстве? - спросила Лера.
        Он бросил на неё косой взгляд.
        - Можно я тебя буду называть Рэмом?
        - Хоть горшком назови, - буркнул он и почесал вихрастый затылок.
        - О чем задумался, Рэм? - весело спросила она. - Может, я помогу?
        - Да вот думаю - хватит ли, - ответил он. - А вдруг мало? Никаких инструкций нет - всё на пальцах. Может, это начинает действовать при достижении какой-то критической массы, а может, можно добавлять - дискретно, то есть.
        - Если сомневаешься, сыпь всё, - предложила Лера, отметив про себя, что мальчик не так прост.
        - Экая ты хитрая, - сказал Иеремия. - Чтобы всё тебе одной. Может, кому-то ещё позарез нужно.
        - Что это за штука такая? - спросила Лера.
        - Я думал, Василий тебе говорил, - произнес Иеремия. - Этот порошок - эманация Серафимов. Что такое эманация знаешь?
        - Догадываюсь, - туманно ответила Лера, пожимая плечами.
        - Цитирую энциклопедию, - сказал Иеремия. - Эманация - это истечение чего-либо откуда-либо, появление чего-либо в результате выделения из чего-либо более сложного; то, что возникло, появилось в результате такого истечения.
        - Ты хочешь сказать, что на Объекте побывали Серафимы? - спросила Лера.
        - Объект - их создание, - сказал Иеремия.
        - Тогда где они?
        Глава 2. Гомункулус
        - Скорее всего, Объект выпал из их измерения и угодил точнёхонько под Знаменку, - ответил Иеремия. - Не спрашивай как - я в физике не силен.
        - У нас есть физик, - промолвила Лера. - Его фамилия Мусатов. Расскажи ему об этом.
        - Атеисту-то? - снисходительно произнёс Иеремия. - Засмеёт, заплюёт, лягнёт так, что дым из ушей повалит. Они, эти атеисты, дальше своего носа не видят.
        - Атеисты бывают разные, - возразила Лера. - Мусатов, между прочим, вычислил, что под Знаменкой невесть откуда появился Объект. Между прочим, вернулся из Женевы в Москву, чтобы предупредить. Вот тебе и атеист.
        - Ну, я не знаю, - неохотно пробормотал Иеремия. - Это всего лишь предположения.
        - Так ты меня хочешь предположениями напоить? - с хитрецой спросила Лера, понимая, что на этот раз раскрутить Иеремию не удастся. - А вдруг отрава?
        - Эх, ладно, - сказал Иеремия и выбухал в чашку остатки порошка, после чего добавил почти до краёв кагору и осторожно размешал серебряной ложкой. - Чур, я первый попробую, только ведь не впрок будет.
        - Почему не впрок? - удивилась Лера. - Тебе не впрок, а мне впрок?
        Иеремия отпил пару глотков и облизнулся. Глазки у него заблестели, щёчки зарумянились. Протянул ей чашку, дружески улыбнулся.
        «Что я делаю?» - подумала Лера и медленно выцедила всю жидкость. Было вкусно, в голове зашумело, потом вдруг громкий щелчок, точно выключили рубильник, и она потеряла сознание.
        Очнулась она уже в своей комнате, в своей кровати. В голове по-прежнему шумело, а глаза видели какие-то расплывчатые пятна.
        Над нею склонилось одно из темных пятен, потом голос Василия произнёс:
        - Чтоб мне лопнуть - смотрит. Ну, мать, напугала.
        - Какая же я мать? - слабо возразила Лера. - Я девочка.
        - Прости, - сказал он, поцеловал в щёчку, убрал со лба щекочущие волосы. - Как себя чувствуешь?
        - Перед глазами плывёт, - ответила она. - Наверное, Рэм с дозировкой переборщил.
        - Много не мало, - рассудительно произнёс Иеремия, который находился где-то сбоку. - Если сразу не окочурилась, значит выживешь.
        - Спасибо, утешил, - вздохнула она. - Слово-то какое выбрал: «окочурилась». Вроде бы грамотный парень.
        - Я нарочно, - признался Иеремия. - Чтобы переключилась и не думала о плохом.
        - Психолог хренов, - проворчал Дергунов из левого угла, там, где стояло удобное кресло.
        - Кто ещё тут? - спросила Лера.
        - Я, - с готовностью отозвался Дергунов.
        - Тебя я слышала.
        - Ещё я, - сказал Иеремия старший. - Больше никого нету. А вот и Трезор. Ещё Трезор.
        - Я градусник поставлю, - сказал Черемушкин. - Может, Мортимера вызвать?
        - Нет, - немедленно возразил Иеремия младший. - Вы что, не понимаете? Возвращается то, что было утрачено, на это, батеньки, время нужно.
        Иеремия старший хохотнул. Именно так, с «батеньками», он бы и сказал, но слышать это от пацана - увольте. Никак не мог привыкнуть, что малец - это он сам, относился к нему, как к младшему братику.
        Стуча когтями по паркету, подошёл Трезор, задышал в ухо, лизнул в щеку.
        Все собрались, все, все, все, как вокруг больной.
        - Можете расходиться, - сказала Лера. - Я хочу спать…
        Рано утром, стараясь не дышать, на цыпочках подошёл Черемушкин, оттопырив ухо, начал прислушиваться. Это было так смешно, что Лера захихикала.
        - Как глаза? - спросил он.
        Она вытаращилась, поморгала, потом сказала:
        - Уже лучше, но с работой пока подожду. Предупреди Олега Павловича.
        - Если спросит, - отозвался Черемушкин. - А специально не буду…
        Где-то в девять утра, когда Черемушкин с Дергуновым, переговариваясь, ушли на работу, в дверь всунулся Иеремия младший и сказал:
        - Ты спишь? Есть разговор.
        - Давай, - отозвалась она, поворачиваясь к нему.
        Он придвинул стул к кровати, сел.
        - Я знаю - Мортимер тебе обо всем сказал, - произнёс он. - Поэтому для тебя не секрет, что жить ты можешь только в Знаменске. Как и я, только у меня никогда не было души. Я не божеское создание, искусственное, гомункулус. Слушай и не перебивай. Твоя душа ушла, но недалеко, и вот этот порошок, надеюсь, вернул её на место. В любой момент можешь уехать из Знаменска.
        - Не наговаривай на себя, - сказала Лера. - Ну, какой ты гомункулус? Гомункулус - это коротышка из реторты, поганый злюка, человеконенавистник, а ты хороший парень. Порошка не пожалел. Сейчас я расплачусь.
        По щеке её поползла слеза.
        - Эй - эй, - насторожился он. - Ты это брось. Ты на жалость не бери. Я про себя всё знаю, мне древний человек рассказал. И про порошок, и про прошлое, и про Серафимов, так что не надо мне тут.
        - Ладно, - сказала она, вытирая слезинку. - Что за древний человек?
        - Должен же кто-то знать, - пробормотал он. - Дело было так…
        Иеремия работал тогда на заводе, и ни о какой трансформации речи не было, потому что он был на хорошем счету. Память о прошлом напрочь отшибло, а настоящее начиналось с того, что он работал на подземном заводе и был далеко не последним. Довольно скоро от конвейера его перевели в бригадиры, потом сделали начальником участка.
        Однажды он проснулся с новым знанием - бродильное дело, так это называлось. Откуда берётся новое знание, никто не знал, но это был знак, что ты чувак не простой, начальство приметило твои старания и собирается тебя повысить. Насчёт своего повышения, то есть куда, он тоже знал - во вновь открытую Галерею.
        Но эта ночь была не так проста, также ему приснился древний человек, который объяснил, как его, древнего, найти. Это важно.
        Сны для гомункулусов (будем их называть так) имели значимое значение, поскольку посылались крайне редко, и любое пожелание, идущее оттуда, воспринималось, как приказ. То есть, под козырёк. Но дело осложнялось тем, что древнего человека можно было найти, лишь перейдя жёлтую черту, а это категорически запрещалось, ибо за чертой действовало убийственное излучение.
        Тем не менее, приказ есть приказ. На обеде Иеремия оправился не в столовую, а открыл дежурным ключом заднюю дверь и, пройдя мимо длинной череды специальных контейнеров, остановился перед этой магической чертой. Вот тут-то ретивое заколотилось, однако сразу возник извечный вопрос: если так страшна территория за чертой, то что мешает поставить здесь глухую стену? Нет, следи, чтобы никто не пересёк.
        Вокруг никого не было, никто за ним не следил, боялись, наверное, лишний раз подходить к опасному месту.
        Иеремия закрыл глаза и сделал шаг. И ничего не почувствовал, хотя грозный рубеж остался позади. Он побежал в темноту на слабый мерцающий огонёк, который возник сам по себе. Об этом огоньке предупреждал древний человек, значит сон был истинный. Пол был чистый, ровный, и Иеремия прибавил ходу, не хватало ещё опоздать с обеда.
        Огонёк освещал закрытую дверь, не совсем обычную, деревянную или стальную, как всё было на заводе, а мягкую на ощупь, теплую, легко покалывающую пальцы, точно сквозь неё был пропущен слабый ток.
        Глава 3. Древний человек
        За дверью находилось большое и высокое хорошо освещённое помещение, уставленное непонятного назначения оборудованием весьма странного вида. Через секунду Иеремия понял, в чем странность: помещение предназначалось для великанов ростом под двадцать метров. Вот для них тут было самое то, всё по размерчику.
        - Иеремия? - глухим низким голосом спросил кто-то пока невидимый. Непонятно было, откуда говорят.
        Иеремия завертел головой и увидел, что из-за огромного черного пластикового шкафа выходит некто с вросшей в плечи головой, широченными плечами, одетый в полосатую разноцветную накидку, из-под которой торчат обросшие черными волосами босые смуглые ноги. В помещении было тепло, даже жарко, и чисто, поэтому можно было и босиком.
        Через мгновение Иеремия увидел, что загорелое лицо незнакомца сплошь заросло бородой, доходящей до глаз, и что борода эта так широка, что напрочь скрывает шею.
        - Почему не отвечаешь? - сказал человек. - Вижу, что Иеремия, но надо же отвечать, а то будто не я, а ты древний невоспитанный человек.
        - Да, да, извините, - ответил Иеремия. - Он самый и есть. В смысле Иеремия.
        - За воспитание двойка, - сказал человек, подходя и ощупывая его взглядом живых черных глаз. - Сразу к делу, потому как времени в обрез. Всё, что ты видишь, - широко повёл рукой, - осталось от Серафимов. Я называю это лабораторией, именно отсюда создавался Портал, Стеклянное море и прочее, что вошло в состав Объекта. Всё стандартно, всё отработано, но в один прекрасный миг происходит невероятное. Сбой ускорителя под Женевой вызывает сбой в ноосфере планеты, Объект выпадает в осадок в вашем измерении и обретает вещественность. Ты, Иеремия, и тебе подобные также обретаете вещественность, но поскольку до статуса существ доведены не были, то так и остаётесь лишёнными души полуфабрикатами, недосуществами. Скажите спасибо ученым из ЦЕРНа.
        - А кем мы должны были стать? - спросил Иеремия.
        - Вы должны были заменить существующее человечество, - ответил древний человек. - Нынешнее потеряло доверие Высших Сил.
        - Стало быть, земляне, сами не зная того, нечаянно спасли себя? - сказал Иеремия.
        - Да, на данном этапе, - древний человек почесал бороду и смачно зевнул. - Устал, как собака.
        - Зачем вызывали? - спросил Иеремия. - Если кто узнает - мне крышка.
        - Тебе разве не интересно? - усмехнулся древний. - Когда вернутся Серафимы, они всё исправят, и ты будешь полноценным человеком.
        - Что же не вернулись?
        - Миленький, я не Бог, - ответил древний. - Наверное, держат отчет, почему их техника отказала от комариного писка. Откреститься трудно, братишка, всё-таки масштабы несоизмеримые. А позвал я тебя потому, что ты единственный, способный на контакт. Набери из этой коробки порошка, он понадобится одному человеку, какому - поймешь позже. Порошок этот - эманация Серафимов, способный воссоединять разъединенные душу и тело.
        Иеремия соорудил из листа бумаги большой кулек и занес его над коробкой.
        - Нет, нет, немножко, - остановил его древний. - Чтобы можно было спрятать. И заверни в полиэтилен, хоть какая-то защита.
        - Запашок, однако, - заметил Иеремия, насыпая порошок в маленький кулёчек. - Это точно от Серафимов?
        - Не сомневайся, - успокоил его древний. - Всё, что от Серафимов - большущая ценность. Пожелаешь исцеление - тут же излечишься, попросишь золота - озолотишься.
        - Ладно, - произнес Иеремия, заворачивая кулёчек в полиэтиленовый пакетик и пряча пакетик в карман. - Скажите напоследок, мил человек, как вы здесь оказались и почему вас зовут так странно?
        - Здесь я, чтобы передать тебе порошок, - ответил древний. - Другой возможности не будет. Передашь его тому, кто подойдет к клетке, ты этого человека узнаешь. Кто я - неважно, может древний человек, а может слесарь-сантехник. Поверь мне - она славная.
        - Кто она? - спросил Иеремия, поглядывая на часы, потому что пора уже было уносить ноги, обед заканчивался. - И что за клетка?
        - Иди, - сказал древний человек. - Когда вернешься на свой участок, всё будешь знать.
        И действительно, когда Иеремия вернулся на свой участок, он знал ответы на свои вопросы. И то, что древний человек хоть и древний, но вовсе не человек, а ангел-хранитель этой самой славной девушки, и что желтая черта - рубеж между разными измерениями, в котором имеются незатянувшиеся разрывы. Попадешь в такой - неизвестно где потом объявишься, скорее всего - вообще нигде, а назад дороги нет. И что для него, Иеремии, ангел специально создал временной коридор между разрывом и лабораторией Серафимов. И что девушку эту зовут Лера…
        - Спасибо, Рэм, - выслушав его, сказала Лера. - Ты очень рисковал.
        - Зато после этого я стал толстый, сильный и тяжёлый, как слон, - сказал он. - Даже после трансформации я был сильный и тяжёлый, на двоих хватило бы. На нас двоих и хватило.
        - Грустно, грустно, - произнесла она. - Значит, все мы обречены.
        - Как ни странно, но есть надежда, - сказал он. - Я с твоим милым ангелом порой переговариваюсь. Во сне, разумеется. Единственное преимущество, которого у вас нет. Так вот, Олег Павлович Мортимер воскресил систему, которая сделала Объект недоступной для внешних воздействий. Знаменск теперь замкнутая структура, хоть в Космос посылай.
        - А приращение земель, о котором говорит тот же Мортимер? - спросила Лера.
        - Новые земли немедленно входят в состав замкнутой структуры, - ответил Иеремия. - Вам ничего не грозит.
        - Ура, - сказала Лера. - А тебе?
        - В следующем сеансе я обязательно спрошу, - печально улыбнулся мальчик…
        У Черемушкина до сих пор не было кабинета. С одной стороны это было хорошо - никто не проследит, что ты опоздал на работу, с другой плохо - мыкаешься, как дурак, с объекта на объект, либо сидишь в машине, ждешь звонка.
        Обычно, если не была назначена встреча, он парковался в скверике у здания администрации, в тенечке, и ждал звонка, либо сам звонил кому-нибудь. Коммуникатор был служебный, то есть бесплатный, а связь хоть с Москвой, хоть с Нью-Йорком бесперебойная и высшего качества. Коммуникатор этот имел ещё функцию трекфона, то есть руководство на экране своего монитора всегда видело, где в данный момент обитает начальник без кабинета Черемушкин.
        Едва Черемушкин успел припарковаться, заработал коммуникатор.
        - Поднимайтесь наверх, дружочек, - сказал Мортимер. - Есть разговор.
        И отключился.
        Голос у него был игривый, с ехидцей, что не предвещало ничего хорошего, но когда Черемушкин поднялся к нему, оказалось, что всё не так плохо.
        Мортимер в белоснежной рубашке с закатанными рукавами и черных безукоризненно отутюженных брюках расхаживал по толстому зеленому ковру, что-то говорил, а когда Черемушкин вошел, скосился на него, наклонив голову, и сказал:
        - А вот и наш Василий Артемьевич.
        - Лерочкин муж, - уточнил из кресла кто-то пока невидимый, ибо кресло стояло за кадкой с фикусом.
        - Именно, - подтвердил Мортимер. - Василий Артемьевич, познакомься с Зиновием Захаровичем Тарнеголетом.
        Глава 4. Разбалансировка
        Тарнеголет встал из кресла, схватил руку Черемушкина обеими руками и яростно потряс. Сам сделался красный, седые волосы на голове затряслись, но видно было - рад. Чему, собственно?
        - Рад видеть Лерочкиного мужа, - сказал Тарнеголет, будто услышав. - Мне всё больше и больше нравится этот симпатичный город.
        Он чуточку картавил, глаза его оба сразу смотрели на кончик большого красного носа, при этом он заразительно улыбался, показывая крупные желтые зубы. На голове черт-те что, одет в серый жеваный пиджак из секонд-хэнда. Вот тебе и миллиардер. Но при этом отчего-то хотелось так же скалиться в ответ и говорить приятное, доброе.
        - Э-э, - сказал Черемушкин. - Э-э.
        - Всё, господа, разлепляйтесь, - велел Мортимер. - Идем смотреть кабинет Лерочкиного мужа.
        Тарнеголет ослабил хватку, она у него была мертвая, и Черемушкин, приятно улыбаясь, выдернул руку…
        Кабинет был на четвертом этаже рядом с кабинетом Семендяева. Ранее он принадлежал заму по чрезвычайным ситуациям.
        - На чрезвычайку кидаете? - догадался Черемушкин.
        - Ни в коем случае, - ответил Мортимер. - Ты, Василий Артемьевич, по-прежнему координатор. Очень ответственная и нужная должность. Заходим, заходим, товарищи, нечего в коридоре толпиться.
        Зашли. Кабинет был с футбольное поле.
        - Раньше, вроде, меньше был, - сказал Черемушкин.
        - Оптическая иллюзия, - ответил Мортимер. - Нравится?
        - Мебели бы сюда побольше, - сказал Черемушкин и пошёл вперед, к далекому и маленькому двухтумбовому столу, который сиротливо приютился у крохотного окна.
        - Поменяйтесь с Берцем, - посоветовал Тарнеголет. - У него полно мебели, зато сам кабинетик с коммуналку. А здесь хорошо парашюты укладывать.
        Мортимер повернулся к нему, посмотрел внимательно и спросил:
        - Доводилось?
        - Доводилось, - ответил Тарнеголет.
        - Вот оно, Василий, старшее поколение, - патетически сказал Мортимер. - Всё испытало, всё повидало.
        Дальняя стена, к которой направлялся Черемушкин, вдруг исчезла, вместо неё, очерченная прямоугольной рамкой, появилась серая безрадостная пустота, откуда потянуло какой-то дрянью. Внезапно и опасно наклонился пол.
        Тарнеголет ухватился за Мортимера, повис на нем, тот набычился, раскорячился и остался на ногах, а вот Черемушкину схватиться было не за кого, его как былинку понесло к серому обрыву.
        Мортимер крикнул что-то неразборчивое. Пол выровнялся, стена затянулась, Черемушкин на животе подъехал к двухтумбовому столу и остановился.
        - Вы сказали планзейгер? - спросил Тарнеголет, отпуская Мортимера.
        - Разве? - проворчал Мортимер.
        - По-немецки, насколько я понимаю, это означает координатор, - произнес Тарнеголет, отряхивая левый свой лацкан, хотя тот в этом не нуждался.
        - Ну да, - ответил Мортимер. - Это кабинет Василия Артемьевича, он у нас координатор. Именно это я и имел в виду.
        - На одной шкатулке, - сказал Тарнеголет, усмехнувшись, - которую выцыганил у меня Гриша Берц, было написано как раз это слово. По-немецки, золотой вязью. Разобрать было трудно, потому что шкатулка побывала во многих руках, но я разобрал. Так что же на самом деле было в шкатулке? Меня разбирает любопытство.
        - Видите ли, Зиновий Захарович, - ответил Мортимер. - В мире есть тайны, о которых нам, людям, лучше не знать. Даже если бы вы со своей дотошностью разобрали шкатулку до винтика, вы бы не нашли в ней ничего. Вы бы нипочем не догадались, которая из пылинок, пляшущих перед вами в солнечном луче, является носителем информации о могучей конструкции по имени Планзейгер. Так что не вините Гришу Берца за его цыганскую природу. Он действовал по моему приказу.
        - Вы сказали: есть тайны, о которых нам, людям, лучше не знать, - произнес Тарнеголет. - Мне кажется, вы обмолвились. Вы хотели сказать: вам, людям.
        Подошел Черемушкин и заявил: «При всём уважении к вам, Олег Павлович, я отказываюсь от этого кабинета. Я его боюсь».
        - Стоп, стоп, стоп, - Мортимер поморщился. - Вы что - сговорились? Последние действия категорически отменяю.
        Черемушкин почувствовал, что воздух вдруг сделался липким, влажным, а тело разбухшим, неповоротливым. Горло сдавило стальными тисками, ещё секунда, и он бы задохнулся, но тут Мортимер, кинув на него мимолетный взгляд, щелкнул пальцами.
        Немедленно отпустило.
        А вот Тарнеголет, багровый, разинувший в крике рот, начавший было поднимать правую руку, так и остался стоять в неестественной позе. Рот у него был чересчур широкий, как у сома, выбрит он был неважно, на краешке выпученного глаза проступила слезинка да так и застыла. Этакий неудачный снимок без всякой ретуши.
        Между тем кабинет заволокло густым белым туманом.
        - За мной не ходить, - предупредил невидимый Мортимер.
        Открылась и тут же захлопнулась тайная дверь.
        Долгих десять секунд Черемушкин простоял истуканом, чутко прислушиваясь к окружающему его безмолвию, не уловил ни звука и начал приставными шажками передвигаться в сторону предполагаемого выхода. Но почему-то наткнулся на застывшего Тарнеголета. Тот был страшен, багров, глядел пристально, точно видел насквозь. Однако ничего он не видел, просто смотрел перед собой и не дышал.
        Черемушкин обошел скороспелого миллиардера, вновь, растопырив перед собой пальцы, побрел к выходу и вновь наткнулся на Зиновия Захаровича.
        Мистика, Черемушкина начало трясти.
        Клацнул замок, невидимый Мортимер сказал: «Что не стоится-то?», из тумана появилась черная рука, ухватила Черемушкина за шиворот. Миг, и он стоял перед Мортимером в огромном прекрасно освещённом помещении, сплошь заставленном какой-то хитрой аппаратурой серого цвета со множеством тускло мерцающих экранчиков, разноцветных кнопочек, ползунков, колесиков с ручками, чтобы удобнее крутить, и т.д., и т.п. Помещение было без конца, без края, а вот двери, в которую Мортимер втянул Черемушкин, как ни странно, нигде не было.
        - Что это? - немедленно спросил Черемушкин, глядя на бесчисленные серые стойки.
        - Это Планзейгер, - охотно ответил Мортимер, переходя от стойки к стойке и совершая длинными черными пальцами различные операции. - На самом деле он вовсе не такой, но мне с моим человеческим телом в таком виде он наиболее удобен. Разбалансировка, дружище. Всего лишь навсего.
        - Всего лишь навсего? - переспросил Черемушкин. - Я чуть с четвертого этажа не сверзился. Всего лишь навсего.
        - Но ведь не сверзился же, - возразил Мортимер, переходя к очередной стойке. - Экий ты, брат, привередливый.
        Весело посмотрел на Черемушкина и добавил:
        - Больше не повторится.
        - А в чем причина? - нудно спросил Черемушкин. - Надобно бы найти причину.
        Мортимер поскучнел и сказал без всякого выражения:
        - Причина как всегда о двух рогах и при хвосте. Воняет серой. Самое главное, что причина эта никогда не спит, хуже фашиста, в постоянном бдении. Надобно нам, Василий, нашего координатора настроить почётче, чтобы давил заразу в зародыше. Мало ли что. Не век же куковать в Солнечной системе, которую облюбовал папа Сатана. В другой системе такого папы нет, но там обязательно объявится другой разносчик. И там вирусы могут быть позабористее…. А теперь передвинемся-ка мы на полчаса назад.
        Глава 5. Дежавю
        Кабинет был на четвертом этаже рядом с кабинетом Семендяева. Ранее он принадлежал заму по чрезвычайным ситуациям.
        - На чрезвычайку кидаете? - догадался Черемушкин.
        - Ни в коем случае, - ответил Мортимер. - Ты, Василий Артемьевич, по-прежнему координатор. Очень ответственная и нужная должность. Заходим, заходим, товарищи, нечего в коридоре толпиться.
        Зашли. Кабинет был с футбольное поле.
        - Раньше, вроде, меньше был, - сказал Черемушкин.
        - Оптическая иллюзия, - ответил Мортимер. - Нравится?
        - Мебели бы сюда побольше, - сказал Черемушкин.
        - Поменяйтесь с Берцем, - посоветовал Тарнеголет. - У него полно мебели, зато сам кабинетик с коммуналку.
        «Постойте-ка, - подумал Черемушкин. - Это уже, вроде, было. Сейчас Тарнеголет про парашюты скажет».
        Тарнеголет и в самом деле сказал про парашюты, после чего воззрился на Черемушкина.
        - Мебель не проблема, - отозвался Мортимер и неожиданно спросил: - Вам знаком эффект дежавю?
        Тарнеголет с Черемушкиным переглянулись.
        - Впрочем, неважно, - сказал Мортимер. - Как пришло, так и уйдет. Ты бы, Василий Артемьевич, пригласил, что ли, в гости-то. Зиновий Захарович по Лере соскучился.
        Черемушкин захлопал глазами, не зная, что ответить. И так полон дом гостей, да таких, о которых Мортимеру не нужно бы знать.
        - Значит, договорились, сегодня вечером, - сказал Мортимер. - Леру с ужином не напрягай, принесём с собой. И не темни, про Брызгаловых всё знаю. С младшим нужно поговорить. Дергунову скажи, чтобы не вздумал прятаться, за столом всем места хватит…
        Модуль пришельцев всё так же лежал у скалы, обрастая травою и мхом. Биороботы демонтировали и увезли в лабораторию бортовую электронику и вооружение, так что теперь это была обыкновенная безобидная железяка, которой оставалось только ржаветь. Но Старожил думал иначе, потому что подслушал беседу разнорабочих Лау и Линба, бывших демиургов, которые, побросав грабли, валялись под тенистой липой, отдыхали.
        - Добраться б до корабля, - сказал Лау.
        - И что? - спросил Линб.
        - Бак-Муар, - понизив голос, ответил Лау.
        - Тихо ты, - прошипел Линб и, приподнявшись на локте, принялся озираться.
        Сидевший в кустах Старожил превратился в камень, в пень, в маленький такой пень, но с большими ушами.
        - Никого, - сказал Линб. - Его уж, поди, давно выбросили.
        Снова лег, таращась на мельтешащую перед глазами листву.
        - Думаю - вряд ли, - возразил Лау. - Он в тайнике с шифром. И это забыл, голова садовая?
        - Сам голова садовая, - огрызнулся Линб. - Ты теперь не начальник, так что заткнись.
        - Как дам в лоб, по-другому запоёшь, - пообещал Лау и добавил: - Шифр случаем не помнишь?
        - Круг, вертикальная бесконечность, шестеренка, скошенный влево треугольник, горизонтальный эллипс, точка, - тут же ответил Линб. - Потом в обратном порядке.
        - Где тайник - помнишь?
        - Снизу от аптечки, - сказал Линб. - Остальные фальшивые.
        Припасливый Старожил, у которого при себе всегда был клочок бумаги и огрызок карандаша, всё старательно записал.
        - Круг, вертикальная бесконечность, - передразнил Лау. - Родной язык-то совсем забыл?
        - Совсем, - согласился Линб. - Напрочь вышибли, ироды.
        - И я забыл, - признался Лау. - Ну, ничего, вечерком за Бак-Муаром сгоняем, авось всё выправится.
        «Шиш вам, - подумал Старожил, пряча бумажку и карандаш в карман. - Надо бы доложить, что память к этим злодеям возвращается».
        Он ещё пять минут неподвижно просидел в укрытии, дожидаясь пока работяги вновь не возьмутся за свои грабли, потом крадучись выбрался из кустов и был таков…
        Перекошенная набок пирамида всё так же стояла у скалы, люк был открыт нараспашку, его, похоже, заклинило. Внутри было темно, как в пещере, но Старожил умел видеть в темноте. Тайник он нашел не сразу, потому что начал поиски с рулевой рубки. Аптечек здесь было пять штук, и столько же ложных тайников, которые, естественно, не открывались.
        Старожил облазил всё, пока не добрался до комнаты отдыха, и, о чудо, первый же тайник, всего их было три, немедленно открылся. Внутри лежало устройство, похожее на дистанционный пульт. Старожил вытащил его и почувствовал, что оборвал при этом какую-то ниточку. Пульт немузыкально запиликал, на нем загорелась и тревожно замигала пара красных лампочек.
        В рулевой рубке что-то громыхнуло и принялось с душераздирающим стоном разламываться, пол под ногами мелко-мелко завибрировал, а сама пирамида, похоже, начала переворачиваться.
        Старожил заторопился к выходу, ужом проскользнул сквозь узкий люк и побежал за скалу, понимая, что в любую секунду может рвануть. Ещё чуть-чуть, всё успел. Этот надоедливый писк, откуда он? Пищал пульт, о котором он впопыхах совсем забыл. Швырнул его туда, за угол, за скалу…
        В тот же миг пирамида взорвалась. Полыхнуло так, что Старожил чуть не ослеп, хорошо, что вовремя закрыл глаза ладонями. Прижался к скале, чтобы не поранило летящими сверху обломками. Вот вляпался, так вляпался, чудом жив остался.
        Там, где раньше стоял модуль, что-то не умолкая шипело. Старожил выглянул из-за угла и увидел устремленный в яркое синее небо огненный луч. Как ни странно, небо оказалось не таким уж высоким, метров триста, не больше, и острый луч, который бил в одну точку, а точнее по одной неширокой площади, выжигал эту площадь до черноты, но выжечь окончательно никак не мог, небо вновь становилось ярко синим. Потом как-то внезапно луч потерял свой блеск, сделался бледным, вялым, широким и распался этаким многолепестковым цветком. Шипение прекратилось…
        Именно в тот момент, когда луч ударил в находящееся на трехсотметровой высоте защитное поле, произошел сбой в системе, и кабинет Черемушкина едва не засосало в параллельное техпространство, куда Планзейгер перемещал отходы производства. Хорошо - рядом оказался Мортимер.
        И ещё кое-что случилось в это же время, гораздо более мелкое, чем сбой Планзейгера, а потому никем не замеченное. Пробирка, в которой содержался мелкий демон, тот самый вредитель из Балчуга, майор тринадцатого полка, от толчка упала вместе со штативом на пол. Разбиться не разбилась, потому что была из танталового стекла, а вот пробка с защитной печатью Соломона из неё выскочила. Вместе с ней наружу выскочил гаденыш. Часа два он бился над тем, чтобы водрузить штатив обратно на полку, вторую сверху, потом пролез в замочную скважину и был таков.
        В силу занятости Архаим его не хватился, да и был бы не занят - всё равно не хватился бы. Мелкий демон был ему не интересен.
        А тот полетал, полетал по Знаменску, преодолеть силовое поле Планзейгера естественно не смог и осел в номере Тарнеголета, ничем себя не проявляя. Почему Тарнеголета - потому что тот был не местный и когда-то да должен был из Знаменска уехать. Вместе с затерявшимся в складках его одежды мелким бесом. Однако всё сложилось не так, но об этом позже…
        Старожил был разочарован. Все старания насмарку, а нервишек потрепало изрядно, да вот ещё исподнее как бы не пришлось стирать, оно со страху-то всякое случается.
        На месте модуля остались только курящиеся головешки, разнокалиберные обломки и рваные ошметки раскидало метров на пятьдесят в округе. Бесславно сгинул и этот, как его, Бак-Муар. Интересно, для чего он был нужен и как мог помочь пришельцам-разнорабочим?
        Чу, кто-то идет! Старожил пригнулся и шмыгнул в ближайшие кусты. Притих там на корточках, чувствуя под стоптанным ботинком, под тонюсенькой подошвой, какое-то неудобство, какой-то корень или камень. Убрал ногу на ровное место, глядь - а это вовсе не камень. Бак-Муар, чтоб ему лопнуть. Видимо, взрывной волной откинуло прямо сюда, век бы потом не найти. Лежит, понимаешь, без звука, ни одна кнопка не горит.
        - Сам по себе не мог, - сказал кто-то, Старожил узнал голос Лау.
        - Точно тебе говорю - подслушивал кто-то, - отозвался Линб.
        - Вытащил неаккуратно и поставил устройство на самоподрыв, - сказал Лау. - А мы-то, дураки: круг, вертикальная бесконечность. Устроили ликбез.
        Глава 6. Бак-Муар
        - Это был не самоподрыв, - возразил Линб. - Прежде чем подорваться, модуль передавал сигнал о местонахождении. Но что-то мешало.
        - Защитный купол, - произнес Лау. - Отсюда, брат, так просто не удерешь. С другой стороны, Бак-Муар цел и невредим. Нужно вычислить, кто этот прохиндей, а может и не нужно. У меня подозрение, что это…
        Дальше было не слышно, имя прохиндея Лау прошептал Линбу на ухо, но Старожил нутром почувствовал, что разговор о нём. И не ошибся.
        - Он где-то здесь, - сказал Линб и громко провозгласил: - Старожил, подлая твоя душонка, отдай прибор подобру-поздорову, иначе ноги выдернем, спички вставим. Замучаем гада. Я знаю, ты щекотки боишься, защекочем.
        «Господи, - тихонечко, про себя, но истово взмолился Старожил. - Помоги, Господи, пронеси эту напасть. Лучше я эту штуку отдам Мортимеру, сам-то я не знаю, что с нею делать. Помилуй, Господи, сделай так, чтобы они ушли».
        - Постой-ка, - сказал Лау. - Они, помнится, от нас в пещере прятались. Вон она, пещера, в скале. Он там.
        Пришельцы прошли совсем рядом, в каких-то двух шагах.
        Когда они скрылись в пещере, Старожил выскочил из кустов и порскнул в сторону конторы, но как ни быстро он мчался, а услышал вскоре, что сзади его догоняют. Коварные демиурги, к которым семимильными шагами возвращалась память, перехитрили его, обштопали, точно мальчонку, спровоцировали покинуть надёжное убежище. Вовсе они не шли в пещеру, а сделали вид.
        - Чтоб вам пусто было, - выкрикнул Старожил и рухнул, как подрубленный, от ловкой подножки длинноногого Лау.
        Технология Бак-Муар делала всякого посвящённого демиурга бессмертным. Матрица посвящённого хранились в секретном банке Космического Содружества, а в случае сопряжённой с риском для жизни операции дублировалась в памяти специального прибора, того самого, который пытался умыкнуть глупый Старожил.
        Старожилу он был совсем ни к чему, поскольку доступом к прибору служила контрольная запись в его, прибора, памяти. Даже Мортимер при всей своей технической подкованности не смог бы им воспользоваться. Только демиург, так сказать оригинал.
        Связав Старожила его же рубахой и штанами, демиурги приступили к лечению Бак-Муаром и весьма быстро восстановились, но только не внешне. Это было ни к чему, оставили биотела, подаренные им Мортимером, добавив заложенные в приборе функции мимикрии, что, согласитесь, всегда пригодится на чужой планете. Мимикрия мимикрии рознь, бывает и овца в волчьей шкуре, но в случае с демиургами важны были не столько подражание цвету и форме окружающих предметов, сколько навязывание узнаваемости, сильнейший гипноз. Вплоть до исчезновения, хотя сам демиург преспокойно оставался на месте.
        Жаль, не было времени воспользоваться Бак-Муаром в модуле, атака Небироса, оседлавшего Самаэля, была молниеносной.
        Естественно, возник вопрос насчёт Старожила, вечная дилемма: казнить нельзя помиловать. Утопить? Как-то негуманно, плохой пример для низшей цивилизации. Спрятать в пещере? Могут не найти, опять же помрёт, а если найдут - обязательно проболтается. Только и оставалось - стереть память о самих себе, будто их, демиургов, в жизни Старожила не было. Драгоценный прибор и это умел. Демиурги не подозревали, что точно то же самое Мортимер в данный момент проделывает с Тарнеголетом и Черемушкиным. Без всякого Бак-Муара.
        Обработав Старожила прибором, они развязали его и отступили в сторону, растворились в окружающем, хотя никуда не уходили. Интересно было проверить на проницательном дураке, как работает мимикрия.
        Вскоре Старожил пришел в себя, поозирался с глупым видом, наткнулся взглядом на свою одежду, сказал: «Кажись, моё». Принялся, покряхтывая и попукивая, одеваться. Линб хихикнул.
        - Кто здесь? - вертя большой головой, забеспокоился Старожил. - От меня не спрячешься, лучше выходи подобру-поздорову. Чтоб живо…. Постой-ка, постой-ка, кажись, кто-то идёт.
        Тут и демиурги услышали треск ветвей и многочисленные приглушенные голоса.
        - До свиданья, мама, - пробормотал Старожил слова из когда-то услышанной и напрочь забытой песни.
        Потрусил к верной пещере, понимая, что так оно вернее, что в лесу обязательно на кого-нибудь наткнёшься. Одного только он не мог взять в толк: откуда в нём это странное беспокойство? То ли кого-то нужно догнать, то ли задать тягу самому. То ли, понимаешь, ты шапку украл, то ли у тебя украли.
        Демиурги остались на месте. Вскоре мимо них, переговариваясь, прошла толпа одетых в зеленые комбинезоны людей, именно людей, не биороботов, биороботы не были приучены общаться друг с другом вслух, у них были другие средства связи. Пятеро отделились от толпы и направились прямиком к пещере, в которой недавно скрылся Старожил, прочие, шаря глазами по земле, будто что-то отыскивая, принялись огибать скалу…
        С пухлой сумкой наперевес, груженной семенами, Коробченко вышла из конторы и направилась по асфальтированной дорожке в сторону плантации. Нести семена и тем более высаживать их было не её делом, это было делом разнорабочих, которых часа два уже она никак не могла разыскать. Поэтому Коробченко про себя ругалась.
        Странное дело, в душе она чувствовала к этим туповатым работягам необъяснимую симпатию, а ведь они ей были никто, совершенно посторонние люди, к тому же ленивые. Хуже нет ленивых тупых подчинённых. Ба, да вот они, родимые.
        Демиурги валялись на полянке, умаялись, бедняги, граблями махать.
        - А ну-ка, - вскричала Коробченко, насупив брови. - Встать, смирно, ползком сюда.
        Тут же, вот ведь совпало, из бокового окна конторы выглянул Дергунов и гаркнул:
        - Вы, оба, немедленно ко мне…
        Через пять минут розовый лимузин умчал усыпленных демиургов в лабораторию Мортимера. Туда же совсем скоро доставили распаренного и раззадоренного Старожила…
        У Старожила Мортимер обнаружил фиксационную амнезию, то есть отсутствие памяти на недавние события, что вполне объяснялось его возрастом, поэтому допрос с пристрастием насчет модуля и исполнительного устройства исключался. Старожил был отпущен. С демиургами всё оказалось сложнее.
        Своё пребывание в месте взрыва модуля они отрицали, про исполнительное устройство (Бак-Муар) ничего не знали.
        Внешне они не изменились, зато приборы показали, что внутренние органы вполне развились и заняли объем, соответствующий человеческому, то есть функционировали по полной программе. Наипаче это касалось головного мозга, который не просто увеличился, но и обзавелся большим количеством извилин, просто непомерно большим. Особенно же Мортимера озадачило то, что у демиургов сама собой возникла и развилась лимбическая система, то самое древнее филогенетическое образование, которое присуще сапиенсу, но никак не биотелу. М-да, загадочка.
        Доступ к лимбической системе был заблокирован, что исключало применение скальпеля-сканера прежних хозяев Объекта. А стало быть, невозможно было определить, в каком состоянии находится внедренная в биотело частичка демиурговской души.
        «Бак-Муар, - сказал себе охочий до всяческих технических новинок Мортимер. - Некое исполнительное устройство, которое ни с того, ни с сего четко прописалось в астрале. Только что его не было, и вдруг возникло. Место земного нахождения не обозначено. Где было раньше и куда, спрашивается, подевалось? В нём всё дело, в нём, родимом».
        То же, кстати, подтверждал и Планзейгер.
        Мортимер применил к демиургам сильнейшее внушение, которое смогло бы разговорить любого, но нет, ничего про Бак-Муар не знали. Уж и вялые были, и еле языком шевелили, и глаза под лоб закатывали, нет, ни в какую.
        Так и пришлось отпустить.
        Глава 7. Там другие измерения
        Мортимер с Тарнеголетом пришли в семь вечера. На входе их поджидал здоровенный, с телёнка, Трезор, который не поленился выйти из своей Vip-будки. Он не рычал, не скалил зубы, просто стоял поперёк брусчатой дорожки. Попробуй, мол, обойти.
        - Ничего себе лошадь, - сказал Тарнеголет, держась за Мортимером.
        Мортимер свистнул, похлопал себя по колену.
        Трезор сорвался с места, подскакал, как конь, и. хлеща по бокам длинным хвостом, встал во весь рост, опершись передними лапами на плечи Мортимера. Лизнул в нос, потянулся к Тарнеголету, но тот загородился руками.
        - Хороший мальчик, - сказал Мортимер, похлопав кобеля по мощной шее. - Давай, веди к дому.
        - Трезор, - сказала Лера, выходя на веранду. - Марш в конуру, не пугай дорогих гостей.
        Трезор виновато поплелся в свою будку, а Лера пошла к ним навстречу, приговаривая: «Кого я вижу. Такие люди и без охраны»…
        Стол был накрыт по полной программе, так, чтобы ломился, в три этажа. Легче сказать чего там не было. К примеру, не было запеченной в вине страусиной печени со свининой, да волованов с креветками, остальное всё было. Накрыт он был на первом этаже, в гостиной, напротив распахнутых настежь дверей, чтобы обдувало вечерним холодком.
        Сказав гостям, чтобы садились за стол, Лера ушла на кухню, и тут же, затягивая галстук на шее, из внутренних покоев вышел Черемушкин.
        - Я же просил Леру с ужином не напрягать, принесём с собой, - сказал ему Мортимер, имеющий при себе тощенький пакет, судя по всему пустой.
        - Не обедняем, - улыбаясь, хозяйственно ответил Черемушкин. - Холодильник всегда набит под завязку. Странный какой-то холодильник, едим в три горла, ничего не покупаем, а он полон. Может, я чего-то не понимаю?
        - Техника будущего, - туманно произнес Мортимер. - Нанотехнологии, понимаешь, биоинженерия…. Да вот, кстати, из той же серии: скатерть-самобранка.
        Вынул из пакета сложенную изнанкой наружу невзрачную клеёнчатую скатерку. Изнанка была в пятнах, не мешало бы отдать в химчистку. Протянул вышедшей с кухни Лере.
        - Что же вы стоите? - сказала она, машинально взяв скатерть, и крикнула: - Лёша, братцы Брызгаловы, прошу к столу.
        Посмотрела на грязноватую скатерть, перевела непонимающий взгляд на Мортимера, спросила: - Это постирать?
        - Ни в коем случае, - ответил Мортимер, садясь на ближайший стул. Тарнеголет тут же устроился рядом. - Кто же стирает раритет, музейную редкость? Этому предмету, дорогая моя, не одна тысяча лет, она настолько уникальна, что даже фигурирует в народных сказках. Поверьте, достать её оказалось невероятно трудно, уж очень велик спрос. Многие правители хотели бы иметь такую, многие толстосумы, у которых миллиарды, но за деньги эту реликвию не купишь.
        - Стало быть, эту скатерть-самобранку разворачиваешь, заказываешь, что нужно и сколько нужно, ешь, пьешь, потом заворачиваешь в неё же грязную посуду и объедки и всё исчезает, - стараясь не засмеяться, сказал Черемушкин. - Так?
        - Если вам не нужно, я возьму с удовольствием, - вмешался Тарнеголет и повернулся к Мортимеру. - Это ведь подарок, то есть даром?
        - Вот спасибо, Олег Павлович, - сказала Лера, пряча самобранку за спину. - Мы ваши вечные должники.
        Мортимер согласно кивнул. Да, вечные должники.
        По лестнице затопали быстрые ноги, вниз спускались Дергунов и «братья» Брызгаловы, незадолго до прибытия гостей истово помогающие Лере накрывать стол, потом стреканувшие в свои комнаты переодеваться…
        Тарнеголет, любящий вкусно поесть, ни в чем себе не отказывал, а вот Мортимер ел мало, что-то нашептывал сидящей рядом Лере и подмигивал наблюдающему за ним Черемушкину, который никак не успевал отвести глаза. Постоянно ловил на шпионстве.
        Где-то около восьми Мортимер сделал знак младшему Иеремии, чтобы тот следовал за ним, и вышел во двор. Солнце стояло высоко и не было никакого намека, что уже вечер. Этакий теплый, полный свежего воздуха летний вечер, в то время как вокруг Знаменска стоял стылый иззябший от ледяного дождя лес, а в том же Тамбове дневная температура плясала от двух до семи градусов и никакого тебе солнышка.
        Мортимер устроился на лавочке в затянутой лианами беседке, Иеремия сел рядом.
        - Ну, как жизнь? - весело спросил Мортимер.
        - Я думал - вы будете ругаться, - ответил мальчик.
        - С чего вдруг? - сказал Мортимер. - Ты мне поставил на ноги Леру, а я буду ругаться. Шалишь, брат. Напротив, похвалю.
        - Спасибо, Ваша Светлость, - прошептал Иеремия.
        - А теперь расскажи, как тебе это удалось, - произнес Мортимер. - Почему я не знаю?
        - Пощадите, Господин, - понурив голову, пролепетал Иеремия.
        - Тогда молчи и не мешай, - строго сказал Мортимер и закрыл глаза.
        Тотчас у Иеремии зашумело в голове, окружающее подернулось белой пеленой, он часто-часто заморгал, не помогло. Зачесался лоб, почесал, зазудели уши, он начал их тереть ладошками.
        - Не вертись, - приструнил Мортимер.
        Иеремия опустил руки, послушно замер. Через секунду он уже клевал носом.
        - Ну вот, - услышал он и проснулся.
        - Молодец, мы с тобой сработаемся, - продолжил Мортимер. - Совсем не мешал…. За желтой чертой я бывал, там ничего нету кроме посторонних шумов, этаких невнятных наводок, побочных излучений, так сказать. Но обращённые почему-то от этих шумов гибнут. Не все, конечно, процентов сорок.
        - Надо было кирпичами заложить, - хрипло со сна произнес Иеремия.
        - Всё бы тебе, умнику, кирпичами заложить, - улыбнулся Мортимер и, понизив голос, таинственно продолжил: - Было указание сверху, что один из обращённых получит за желтой чертой ценную информацию. Никто не знал, кто это будет. Понял?
        - Шутите, - догадался Иеремия.
        - Да, брат, - Мортимер сладко, с хрустом, потянулся. - Чтобы попасть в святая святых Объекта, нужна помощь ангела. Там другие измерения, нам, грешным, недоступные.
        Протянул Иеремии руку, крепко стиснул детскую ладошку и сказал:
        - Поможешь туда попасть? Позарез нужно.
        - Разве от меня зависит? - ответил Иеремия сокрушенно. - Я бы рад.
        - Пойми, позарез! В накладе не останусь, ты знаешь мои возможности.
        - Нужно, чтобы приснился ангел, - уныло сказал Иеремия. - Нужно ему объяснить, что вам, Господин, требуется попасть в лабораторию. Во сне, сами знаете, это нереально, там уж что приснится, то и приснится, своей воли нету.
        - А вот это, брат, моя забота, - произнес Мортимер. Чувствовалось, что уже обдумывает предстоящую проблему. - Я тебя с твоего согласия заберу с собой, в лабораторию. Спать будешь по-королевски. А завтра верну. И ещё: если получится, награжу. Согласен?
        Иеремия кивнул.
        - Вот и ладненько, - произнес Мортимер. - Скажи Лёше Дергунову, чтобы вышел.
        Глава 8. Оставляем мальчика
        Дергунов не заставил себя долго ждать. Был, правда, немного настороже, но всем видом показывал, что готов исполнить любое приказание. Исполнительность, так сказать, без раболепства. Услужливость без лизоблюдства. Сознание того, что далеко не шавка. И Мортимер это сразу увидел, но подтрунивать не стал.
        Показал на лавку - давай, мол, садись.
        Спросил скучающе:
        - Демиурги надолго исчезали?
        Дергунов весь напрягся, но быстро вспомнил, о ком речь, и ответил с облегчением:
        - Часа на полтора, на два.
        - Кто за них в ответе? - продолжал спрашивать Мортимер.
        - Эта, Коробченко.
        - А ты?
        - Ну и я.
        - Смотри, Алексей, - строго сказал Мортимер. - Следи за ними в оба, и если что - сразу оповещай. Понял?
        - Понял, - честно глядя в глаза, отчеканил Дергунов.
        - Но я тебя позвал не за этим, - совсем уже по-другому, дружелюбно сказал Мортимер. - Мне кажется: негоже тебе, начальнику подразделения, ютиться по чужим избам.
        Дергунов согласно и истово закивал.
        - Выбирай то, что не занято, - Мортимер широко повёл окрест рукой. - Нынче раздача слонов.
        - Да вот эта, рядышком, подойдет, - показал Дергунов пальцем.
        - Эту я уже обещал Тарнеголету, - сказал Мортимер. - А вот следующая будет твоя. Держи ключи. Завтра зайдешь в паспортный стол, оформишься. У нас всё чин чинарём, всё прошнуровано и пронумеровано.
        Вместе пошли в дом, Дергунов всё норовил уступить дорогу, а Мортимер делал вид, что не замечает этого. Брызгаловых в гостиной уже не было, старший почувствовал себя неважно, вместе с младшим ушел к себе.
        Посидев немного за столом и не притронувшись ни к одной закуске, Мортимер попросил Леру показать внутренние покои. Тарнеголет начал навязывать своё общество, но Мортимер жестом остановил его. Это, мол, ненадолго.
        Лера шла впереди и болтала без умолку, а Мортимер держался сзади и наблюдал за нею. Наконец, она повернулась и спросила: «Ну, как?»
        - Чудесно, - ответил он. - Мальчишка молодец. Я бы так не смог.
        - Много им осталось? - грустно спросила она.
        - За них не волнуйся, - сказал Мортимер. - Я умею быть благодарным…
        В девять вечера Мортимер вызвал машину, а сам направился наверх за младшим Иеремией.
        Свет в комнате был выключен, Мортимер включил. Мальчик, уставившись в потолок, лежал на своей кровати, старший, накрывшись простыней с головой, на своей.
        - Ты как? - спросил Мортимер.
        - Нормально, - вяло ответил мальчик.
        - Поехали.
        У ворот их ждал розовый лимузин. Мортимер сел рядом с Саврасовым, Иеремия вместе с Тарнеголетом облюбовали следующее сиденье. Едва машина тронулась, Иеремию начало колотить. Тарнеголет поначалу делал вид, что ничего не происходит, потом сказал:
        - Тебе холодно, мальчик?
        - Н-нет, - стуча зубами, ответил Иеремия.
        - А в чём тогда дело? О чём волнуешься?
        - Боится, что я укушу, - сказал с переднего сиденья Мортимер. - Думает, что я везу его в больницу и сделаю укол. Уколов боится.
        - А по виду такой храбрый мальчик, - добродушно произнес Тарнеголет. - Гляди-ка ты - уже приехали.
        Действительно, лимузин остановился напротив центральной гостиницы, где Тарнеголету был выделен трёхкомнатный номер.
        - Я слышал, ты здорово помог Лере, в связи с чем претерпел много опасностей, - сказал Тарнеголет. - Ты очень храбрый мальчик, поэтому прекрати лязгать зубами. Что такое, в конце концов? Сидит и лязгает. Не нервничай. Адью, господа.
        Тарнеголет вышел, а Саврасов погнал лимузин к Порталу.
        Иеремия застонал. Мортимер оглянулся на него, свернувшегося калачиком на сиденье, хлопнул себя ладонью по лбу, что это, мол, я раньше-то не догадался, и приказал Саврасову гнать обратно. Саврасов послушно развернул лимузин…
        «Старею, - сказал себе Мортимер. - Всё же на поверхности. Стандартное расщепление личности, на которое наложилась трансформация».
        Всё дело в трансформации. К Брызгалову применять её было нельзя, он побывал в лаборатории Серафимов, где по всей вероятности попал под воздействие какого-то поля. Скажем, пси-излучения, которое вызвало мутацию в его организме. Он приобрёл запредельную массу, граничащую с критической. А после насильственной трансформации, превратившей его в сверхтяжёлого мальчика, эта самая мутация вызвала ещё одну, уже спонтанную трансформацию. В результате из одного Иеремии получились два, с одной личностью на двоих, с одной памятью, с одним ощущением жизни.
        Вот это уже похоже на правду, сказал себе Мортимер. Но кто же знал-то?… А дальше началось самое интересное. Долго так продолжаться не могло, и эта личность начала разделяться, разрываться: одному доставалось одно, другому другое. Младшему осталось знание о Лерином ангеле, старшему - навык в источниках питания, старший, так сказать, стал физиком, а младший лириком. То, что врачи диагностируют как «диссоциативное расстройство идентичности», тихо-мирно перестало существовать. Произошло это только что, на глазах у Тарнеголета, у Мортимера…
        Лера с Василием хлопотали с тяжелым Иеремией-старшим, который свалился со своей кровати и бился на полу в конвульсиях. Им помогал прибежавший на шум Дергунов, но и втроем они ничего не могли сделать. Дергунов потихоньку ругался, ему не терпелось перебраться в новое жилище.
        - Взял, да упал, - начала было Лера при виде вломившегося в комнату Мортимера, но тот не стал отвечать, а взвалил полуголого Иеремию на плечо и бегом поскакал вниз по лестнице…
        Дальше всё делалось быстро. Дорога до лаборатории заняла секунд двадцать, на то лимузин и был спецмашиной, ожидающие их биороботы переместили обоих Иеремий на каталки и шустро перевезли в лифт, а оттуда, уже раздетых, в лабораторию и сразу на сдвинутые столы. Мортимер всадил каждому по уколу (Иеремии затихли), приладил к их головам присоски, включил аппаратуру. Понаблюдав за происходящим, сказал самому себе: «Оставляем мальчика», после чего накрыл столы колпаком и нажал зеленую кнопку на пульте управления. Над кнопкой имелась надпись «Коррекция». Вслед за этим подсел к монитору, на котором одному ему известными символами отображалось происходящее под колпаком, и положил тонкие гибкие пальцы на клавиатуру, время от времени безошибочно нажимая нужные клавиши.
        Через четверть часа он оторвал глаза от монитора, сказал «Уф», вытер салфеткой мокрый лоб и нажал ещё одну кнопку, на сей раз красную «Стоп».
        Открыл колпак. На одном столе лежал мальчик, на другом коричневое мумифицированное тело, в котором трудно было узнать Иеремию старшего. Однако это был он. Сняв с его головы присоски, Мортимер шевельнул бровью, два биоробота быстро завернули мумию в простыню и унесли.
        Вскоре мальчик открыл глаза и тут же признался, что ему ничего не снилось.
        - Бывает, - сказал Мортимер и улыбнулся. - Как себя чувствуешь?
        - Учитель, я всё вспомнил, - отозвался Иеремия. - Всё, что начал забывать.
        - Почему учитель? - спросил Мортимер, но видно было, что ему это понравилось.
        - Простите, Господин, - мальчик сел, оглядываясь. - Это и есть ваша лаборатория?
        - Одна из них, - сказал Мортимер. - Сейчас мы перейдем в другую и займемся делом. Каждый своим. Ты будешь спать, поскольку ночь на дворе, а я работать. Так поможешь?
        Иеремия кивнул.
        - Одень пижаму, - сказал Мортимер. - Как раз твой размер.
        Глава 9. Тут, вообще-то, пылесос нужен
        Этой комнатой, с минимумом приборов и, кстати, безэховой, Мортимер пользовался редко, а сейчас решил попробовать, уж больно удобная кровать тут стояла. Сам он во сне не нуждался, но если бы такая необходимость возникла, непременно спал бы здесь, отрезанный от внешних шумов и излучений.
        Иеремия лег, уютно закутался в простыню и мгновенно уснул, а Мортимер устроился рядом в глубоком кресле и закрыл глаза. Через минуту он видел то, что мальчик видел во сне. Иеремия был очень целомудренный мальчик, и похотливые тётки, рассылаемые в детские сны коварными бесами, его не посещали. Увы, и ангелом не пахло.
        И тогда Мортимер вошел в его подсознание, где хранилось всё, с чем Иеремия когда-то в своей жизни сталкивался. Весьма быстро нашел нужную запись, «включил» воспроизведение. Вот и ангел, который общался с Иеремией. Почувствовав чужое присутствие, ангел замолчал, вгляделся в темноту будущего, из которого за ним наблюдал Мортимер, и произнес:
        - Ты кто, незнакомец? Хотя, постой, ты, кажется, тот самый Мортимер? Тот самый злодей?
        Следует заметить, что ангела Мортимер видел не в привычном для нас целостном зрительном образе, а в дискретном виде, то есть непрерывно меняющимся, дробным, как бы состоящим из отдельных частей. Впрочем, Олега Павловича это не смущало.
        - Не такой уж я злодей, - смиренно ответил он. - С вашего позволения, уважаемый, я потом вымараю этот наш разговор из сна?
        - Извольте, уважаемый, - усмехнулся ангел. - Раз вы настаиваете, будем на «вы». Так отчего же вы не злодей, когда обращённые от вас стонут? Злодей и есть.
        Ангел не выгнал его из сна, хотя мог бы сделать это запросто. И это было хорошо.
        - Мне нравится этот мальчик, - сказал Мортимер. - Он спас Леру. Спас благодаря вам.
        Ангел молчал.
        - Иеремия уверен, что эманация ему бы не помогла, - продолжал Мортимер. - В чем дело? В раздвоении сущности?
        - Теперь-то, когда он остался один, должно получиться, - ответил ангел.
        - Значит, я смогу восстановить обращённых, - сказал Мортимер. - В своем нынешнем состоянии они обречены, их нужно адаптировать к земной среде. Если, конечно, вы мне поможете.
        Изображение ангела ещё больше задергалось, потом всё пришло в прежнее состояние.
        - Я проверил, - сказал он. - Во всех вероятностях будущего вы помогаете обращённым. Значит, я вам помог. А сами никак?
        - Увы, обитель Серафимов для меня закрыта, - ответил Мортимер.
        - Хорошо, - сказал ангел. - В данный момент эта обитель Серафимам не принадлежит и вряд ли они скоро вернутся. В принципе, я ничего не нарушу, предоставив вам туда доступ, но прослежу, чтобы кроме эманации вы ничего не взяли. Много надо?
        - Тонны две.
        - А вы шутник, - ангел, похоже, улыбнулся, хотя кто его поймет в этой дискретной дерготне. - Через пятнадцать минут в секторе В у желтой полосы. Успеете?..
        Вход в другое измерение, начинающееся за желтой полосой, было обозначено легким облачком, для обычного глаза невидимым. Мортимер перешагнул желтую границу, облачко тотчас двинулось вперед. Вскоре он достиг того самого рубежа, где пограничная зона заканчивалась и начиналась череда обычных скальных пород. Здесь же заканчивался и подземный завод, но не для ангела.
        Мортимер вошел в открывшийся перед ним слабо освещённый проход, сотканный из упругих силовых линий. Под ногами тоже мягко пружинило, а если локоть задевал стену, отчего-то сыпались голубые искры. Этого Мортимер не мог понять.
        Вскоре проход начал плавно уходить вверх. Дверь в лабораторию Серафимов возникла совершенно неожиданно. Она была намертво вмурована в окружающие стены, не имела ни запоров, ни ручек, нипочем не войдешь, но перед легким, как пушинка, облачком на пару секунд распахнулась. Этого с лихвой хватило проворному Мортимеру.
        - Набирайте, - сказал ангел, оставаясь пребывать в виде прозрачного облачка.
        - Я так понимаю, эманация - это желтый порошок, - произнес Мортимер, оглядываясь, чтобы запечатлеть в своей фотографической памяти обстановку в лаборатории со всеми подробностями. Авось пригодится. - А вы почему от меня скрываетесь?
        - В настоящем виде не могу, ослепнете, - ответил ангел. - А рядиться в чужой образ не хочу, не интересно. Набирайте. Тут, вообще-то, пылесос нужен.
        - Без него, родимого, никак, - согласился Мортимер, извлекая из воздуха ручной пылесос, соединенный с приобретенным по случаю бездонным сказочным мешком.
        - Опять магия, - сокрушенно сказал ангел. - Опять очковтирательство, надувательство, липа, опиум для народа.
        - Зато чистенько будет, - успокоил его Мортимер, включая пылесос.
        Миг - и лаборатория сияла, как новенькая.
        - Надолго хватит, - сказал Мортимер, встряхивая не шибко раздутый мешок, в который набралось килограммов пять эманации. - Значит, больше здесь поживиться нечем?
        - Нечем.
        - Я так и знал, - Мортимер закинул мешок на плечо. - Ну, так я пошёл.
        - Скатертью дорога, - проворчал ангел. - Вы тут, умники, фокусничаете, а мне отвечай…. Ладно, ладно, скажу, что сам прибрал.
        - Вот за это спасибо, - Мортимер поклонился облачку. - Может, проводите, дорогой вы мой друг?
        - А вы непростой, э-э, человек, - сказал ангел. - Уж и не знаю, как вас, Ваше Сиятельство, теперь величать, м-да…. Ну, так услуга за услугу. Есть у вас на Объекте неприкаянная душа, при жизни Денис Антипов. Его знает Черемушкин. Помогите Денису, наградите телом, возродите. А теперь идёмте…
        Первоначально Мортимер планировал наделить Иеремию частичкой души демиурга, у него ещё оставалось про запас несколько единиц, но сейчас, с эманацией, всё оказалось гораздо проще.
        Утром Иеремия проснулся полноценным человеком, уже не обращённым.
        Глава 10. Литовцы
        Эту ночь Дергунов ночевал в собственном особняке, в собственной кровати. Мебелью этот особняк, как и другие, был экипирован полностью. Впрочем, ночевал - это сказано неточно, никак не мог заснуть. Под утро забылся ненадолго, а тут будильник, пора на работу. Но, что странно, чувствовал себя бодрым, свежим…
        Денно и нощно следить за демиургами должен был боевой отряд Касима Сесёлкина. Своё предыдущее задание гонять ворон он выполнил ни шатко, ни валко, то есть совсем не выполнил. Исторически сложилось так, что теперь ворон и Объект разделял защитный купол, который они никак не могли преодолеть, и отряд теперь болтался без дела.
        Сесёлкин обрадовался возможности быть рядом с пышной Нинель Эвальдовной Коробченко. Но первым, с кем он ранним утром встретился в коридоре конторы, оказался Лёшка Дергунов.
        - Секьюрити? - сказал Лёшка, подавая ему руку с таким расчетом, чтобы побыстрее выхватить её из железных тисков Сесёлкина.
        - Мезе? - спросил тот, пытаясь перехватить упархивающую ладонь.
        - Служба безопасности, говорю? - сказал Дергунов, уворачиваясь. - Прошу в мой кабинет.
        - Это на каком основании? - осведомился Сесёлкин и ощерился. Пошёл на него враскоряку.
        - А ну прекратить, - громогласно заявила Коробченко.
        Она сегодня пришла пораньше, знала, что прибудет Сесёлкин со своей командой. Кстати, Касим должен был ей подчиняться.
        - Мы балуемся, - сказал Дергунов, поправляя рубашку. - Давно не виделись.
        Снаружи недружно закричали «Держи их», затопали быстрые ноги. Тут же обмен хлесткими ударами, неразборчивое бормотание, глухое шмяканье о землю. Сесёлкин рванул на улицу, Дергунов за ним. И что же?..
        Трое испытанных бойцов из команды Сесёлкина, раскинув руки, лежали навзничь, остальные озирались, ища кого-то. Морды у некоторых были побиты.
        - Что за шум, а драки нет? - сказал Сесёлкин.
        - Ничего не пойму, командир, - ответил один из бойцов, не побитый. - Как сквозь пальцы утекли. Только что вот здесь стояли.
        - Поднадзорные, что ли? Демиурги? - уточнил Сесёлкин. - Ищите по кустам. Далеко уйти не могли.
        Бойцы бросились врассыпную, а Сесёлкин сказал подошедшему Дергунову:
        - Опять это чернокнижие. Надоело уже, однако. Ты мне дай нормального честного противника, чтобы нос к носу стоял, а не финтил по закоулкам.
        Дергунов согласно кивнул, потом тихонечко произнес:
        - Между прочим, Касимчик, Нинель Эвальдовна твой непосредственный начальник.
        - Баба начальник? - взревел Сесёлкин и пошёл на Дергунова. - Кто назначил?
        - Олег Павлович, - убегая, ответил Дергунов. - А я тем более.
        - Что тем более? - Сесёлкин остановился.
        - Тем более начальник, - скрывшись за дверью, далеким эхом откликнулся Дергунов…
        Купол для Самаэля был низок, а нерастраченной силушки много, хотелось летать, рассекать. Тренировался он ночью, без свидетелей. Самаэль взлетал со Стеклянного моря, Планзейгер открывал перед ним окно в защитном куполе, потом закрывал. При возвращении дракона процедура совершалась в обратном порядке.
        Однажды в стремительно взлетающего Самаэля врезался вражеский самолет-разведчик, который на приличной высоте кружил над Знаменском. Перехватывал секретные радиочастоты. Самаэлю-то ничего, а самолет вдребезги. Обломки Планзейгер смел в кучу и смахнул в лес, туда, где погуще.
        Самолет-разведчик кружил над Знаменском недаром. С того момента, когда город был накрыт защитным куполом, геодезические спутники фиксировали на его месте черное пятно. Пропажа самолета возбудила соответствующие органы надзора, поэтому в Знаменск из братской Литвы была направлена группа представителей Общества друзей России в составе пяти человек.
        Литовцы были как на подбор: молодые, рыжеватые, плечистые, под два метра ростом, говорили с немецким акцентом. Их встретил Семендяев, незаметно прокачал на предмет лояльности, потом передал Дергунову, ну а уж тот Сесёлкину. К тому времени команда Сесёлкина отдыхала после безуспешных поисков демиургов.
        В принципе, это было правильно, коль вы друзья России, вот вам, извольте, букет из разных национальностей. Всё как в жизни: швед, негры, эстонец, чукчи, нанайцы, мордвин. Яркие представители русского населения. Ну, а если вы прикидываетесь друзьями, пеняйте на себя.
        Увидев такой суповой набор, литовцы заскучали, но Сесёлкин подмигнул самому главному и пригласил в бронетранспортер, который повёз делегацию в Волшебный лес попить ерша. Остальные поехали на джипах.
        По дороге самый главный друг по имени Ганс сказал Сесёлкину, который прекрасно понимал его литовский, густо настоянный на немецком:
        - Как же так, геноссе? Вокруг осень, а у вас, в вашем прекрасном городе, лето. Непорядок.
        - Россия, брат, - ответил Сесёлкин. - Её литовским аршином не измеришь.
        - Другой вопрос, - не отставал Ганс. - Раз тут лето, почему мы едем не в джипе, а в душном железном броневике?
        - Оно и видно, что вы люди не военные, - усмехнулся Сесёлкин. - Береженого Бог бережет, иной раз и палка стреляет. А тут, за бронёй, как у батьки за пазухой. Ферштейн?
        - Я, я, - литовец Ганс согласно закивал. - Натюрлих.
        - Ну и лады, - сказал Сесёлкин. Тут и БТР остановился. - На выход, господа литовцы…
        Первым делом касимовцы и литовские друзья направились прямиком в пивнушку, откуда не выходили в течение часа. Через час вышли оттуда довольные, веселые, побратавшиеся. И тут же, в прекрасном расположении духа пошли знакомиться с владениями Сесёлкина.
        Глава 11. Разговор без свидетелей
        Воинская часть понравилась литовским друзьям. Судите сами: в центре великолепного зеленого леса поросшая густой шелковой травой поляна размером в один гектар. На этом гектаре компактно расположены: трехэтажная казарма с одноместными номерами, гараж, столовая, пивной бар, разные хозпостройки. В гараже стоят джипы и БТРы, для тренировочных стрельб предусмотрен подземный тир.
        Зашли в казарму, и один глазастый литовец тут же увидел неприметную надпись на одной из дверей: «Оружейная палата». Это было помещение для хранения оружия и боеприпасов. Одни из литовцев подергал дверь, немедленно запиликала сигнализация. Сесёлкин погрозил ему пальцем, литовец поднял перед собой ладони - виноват, мол.
        Литовцы посетили пустующий одноместный номер на третьем этаже казармы и от удивления вскинули брови. Ничего себе номерочек в двадцать пять квадратных метров с туалетом, душем, холодильником, телевизором, компьютером. Отличная кровать, кресло для отдыха, шторы на окнах. Безупречно чисто.
        - А кто убирает? - спросил Ганс. - Даже мы, литовцы, народ аккуратный, после бесплатного ерша можем насвинячить. Что уж говорить о простом русском солдате, который известный выпивоха и поросёнок.
        - Ты, Ганс, неправ, - дипломатично ответил Сесёлкин. - Вот горничная, она и убирает.
        Горничная была маленьким пухленьким биороботом, весьма симпатичным, со всеми присущими женскому полу прибамбасами, и едва Ганс ущипнул её, тотчас получил увесистую оплеуху. И как только дотянулась, не иначе - подпрыгнула.
        - Простите, простите, - рассыпался он в извинениях. - Немного перебрали. Где бы нам отдохнуть?
        - Да в любых номерах, тут пол этажа свободно, - ответил Сесёлкин. - Горничную я предупрежу, а сам буду в 21 номере.
        Как только он ушел, Ганс показал глазами, что нужно проверить, есть ли в номере «жучки».
        Одни из литовцев вынул из кармана микродетектор, включил его, выждал секунд пять и отрицательно помотал головой.
        - Прекрасно, - сказал Ганс. - Кто что подметил?
        - Пиво отменное, - заметил один из литовцев. - Но не на хмеле. Похоже, синтетическое.
        - Но отменное, - добавил кто-то.
        - Я, я, - сказали все дружно.
        - Бензин у русских обычно грязен и вонюч, - произнес один из литовцев. - А тут, в Знаменске, вроде ничем не пахнет. Тоже, поди, синтетика.
        - Не факт, - сказал Ганс. - Может быть и авиационный керосин. Кто ещё?
        - С солнцем дело непонятное, - заметил ещё один из литовцев. - Оно же одно для Тамбова и для Знаменска. А туч вообще нету.
        - Правильно, - согласился Ганс. - За короткое время нам нужно собрать побольше таких фактов. Факты, факты и ещё раз факты, как говорил русский теоретик Ленин. Выводы будем делать дома. Учтите, американские коллеги наступают нам на пятки. Со своей стороны добавлю ещё вот что. Попробовал на вкус травинку - настоящая, но с привкусом кошачьего дерьма, то есть здесь водятся либо кошки, либо гоблины.
        Подчиненные непонимающе переглянулись, а Ганс улыбнулся и сказал:
        - Не подумайте, что я перепил синтетического пива. Есть специальная литература, вернемся - покажу. Лес этот похож на настоящий, но он лучше настоящего, гораздо лучше. Тут есть пальмы, бананы, ананасы. Для здешней широты дело невиданное, поэтому гоблинам нисколечко не удивлюсь. И вот ещё что. Наша горничная не человек.
        - Но лучше человека, - добавил кто-то.
        - Я, я, - согласились литовцы. - Вы, босс, знаете толк в девицах. Только вот рука у неё тяжелая, так можно и без глаза остаться.
        - Во время удара, - сказал Ганс, усмехнувшись, - рука у неё вытянулась на полметра. Никто не заметил, потому что скорость нечеловеческая.
        Что-то ударило в оконное стекло и отскочило. Потом ещё раз.
        Ганс выглянул в окно, увидел фигуру в недалеких кустах. Фигура помахала ему.
        - Людвиг, - позвал Ганс. - Видишь этого человека?
        - Вижу, - ответил подошедший Людвиг.
        - Иди узнай, что ему надо. Это не касимовец. Только осторожно.
        Людвиг вышел, но вскоре вернулся и сообщил, что выход на лестницу охраняется касимовцем с автоматом. Ничего не желает слушать, потому что Сесёлкин объявил мертвый час. Никого впускать и выпускать не положено. По лестнице шастать не велено, можно маслину в лоб словить.
        - Сам же себе противоречит, - подытожил Ганс. - Как же я его найду в 21 номере, что этажом ниже, если по лестнице шастать не велено.
        Выглянул в окно, увидел пару вооруженных охранников напротив казармы, жестом показал фигуре в кустах, что не выпускают.
        Человек в кустах кивнул, а через пару минут зашел к ним в номер.
        Ганс был весьма сильным экстрасенсом и сразу понял: что-то в этом незнакомце не так. Одет плоховато, вылитый работяга, Arbeitstier, а аура индиго, то есть у человека сверх способности. Да ещё третий глаз открыт. Ну, не может сверхчеловек быть рабочей лошадкой. Далее: ментальное тело с физическим никак не сопрягается, китайские каналы и эфирное тело отсутствуют напрочь, и из этого следует, что физическое тело чужое. Нонсенс какой-то, такого не бывает, не доросло ещё человечество до такого перегиба.
        Незнакомец же безошибочно прочитал мысли Ганса и понял, что действовать нужно незамедлительно, пока тот не поднял шум. «Скажи им, чтобы разошлись по номерам, - сказал он мысленно. - Да поестественней, чтобы поверили. Дело государственной важности».
        Внушение было такой силы, что Ганс не смог воспротивиться. И вместо того, чтобы, соблюдая приоритеты, спросить, как незнакомец сумел проскользнуть мимо многочисленной охраны, он сказал:
        - Господа, у нас разговор без свидетелей. Разойдитесь по номерам.
        Господа, никакие, конечно, не литовцы, а офицеры федеральной разведслужбы Германии, люди до предела дисциплинированные, немедленно разошлись. Разумеется, они почувствовали, что Ганс не в себе, но приписали это предстоящему разговору между ним и странным незнакомцем, вылитым гастарбайтером. Разговор, похоже, обещал быть неприятным.
        - Я вам даже завидую, - сказал Лау, а это, конечно же, был он, обращаясь к заторможенному Гансу и извлекая из хроноизолированной полости Бак-Муар. - Поносите оболочку, в которой побывал демиург, приобщитесь к Мировому Разуму. Не переживайте, я не какой-нибудь халявщик, при первой же возможности верну.
        Поколдовал с Бак-Муаром, после чего упал навзничь, крепко приложившись к полу подбородком. «Ганса» тоже мотануло, но он устоял. Подошел к неподвижному «Лау», забрал Бак-Муар и поместил его обратно в хроноизолированную полость.
        Бак-Муар всегда оставался рядышком, только был изолирован от текущего времени, не проявлял себя на земном плане, поэтому Мортимер до сих пор не смог его обнаружить. Ну и, разумеется, нужно было знать код доступа к полости. Впрочем, для Мортимера это не было бы большим препятствием.
        «Ганс» выглянул в коридор, переливчато свистнул, что означало: «Все ко мне». Нужно добавить, что Лау, который «переехал» в тело Ганса, перекопировал себе доступную область его памяти - то, что лежало на поверхности, как бы оперативную память, поэтому знал о Гансе пусть далеко не всё, но достаточно много.
        Глава 12. Переодевание
        Когда товарищи литовцы вошли, «Лау» уже сидел на полу и бережно ощупывал распухшую челюсть.
        - Пришлось успокоить, - объяснил «Ганс».
        - Можем добавить, - вызвался кто-то.
        - Пусть живёт, - сказал «Ганс». - Ему, бедняге, и так досталось.
        Тут он не врал.
        - Не слушайте его, - невнятно сказал «Лау». - Это не Ганс, я Ганс.
        - Я хотел уточнить: крепко досталось, - произнес «Ганс». - Людвиг, Вилли, сдайте-ка его охране. Этого человека все ищут. А я-то, наивный, думал, что у него важное донесение.
        - Обманул, ирод, - взяв за шиворот, Людвиг поставил беднягу на ноги и хватил кулачищем по загривку. - Любимого руководителя обманул. А он такой доверчивый.
        Вновь замахнулся, но Вилли оттер его крутым плечом, вывел пленного в коридор, и тут «Лау» остановился. С трудом двигая челюстью, произнес:
        - Вилли, друг. Я Ганс. Это так же верно, как то, что ты уже три месяца тайно встречаешься с врачихой Зензи. Я неправ?
        - Прав, - потрясенно ответил Вилли. - Но я вынужден.
        - Я так и знал, - заявил «Ганс», выходя из номера. - Никому нельзя доверять. Ты свободен, Вилли.
        - Но он знает про Зензи, - пробормотал Вилли.
        - Чтение мыслей, - объяснил «Ганс». - Сверхвосприятие. Оч-чень опасный тип. Дальше я сам.
        Подвел «Лау» к охраннику, который немедленно наставил на них автомат, и сказал на приличном русском:
        - Зови начальника. Это диверсант.
        Касимовец разорался, как псих…
        Перед мнимым «Гансом» стояли теперь две задачи: побыстрее переупаковать Линба в тело какого-нибудь литовца, скажем, Людвига, потом немедля покинуть Знаменск. Нельзя было доводить до встречи с Мортимером, тот тут же понял бы, кто перед ним…
        Касимовец так верещал, что Сесёлкин появился секунд через пять.
        - Дружище, - сказал «Ганс», обращаясь к разинувшему было пасть Сесёлкину. - Этого диверсанта поймал я. Он до того хитёр, что незамеченным просочился мимо охраны.
        - А что это у него с физиономией? - спросил Сесёлкин. - Нарвался на ваше гостеприимство?
        - Исторически сложилось так, что если передо мной машут кулаками, я даю в лоб, - ответил «Ганс».
        - Какой же это лоб? - прищурился Сесёлкин. - Это называется прямой в подбородок. Страшный, между прочим, удар, можно и убить.
        - Вот именно, - согласился «Ганс». - Допросите его хорошенечко, а мы тем временем откланяемся. Увы, делегация не удалась, руководство просит поскорее вернуться. Нужно ехать в Сирию, там большие проблемы.
        Сесёлкин сделал знак касимовцу, чтобы увел пленного, потом повернулся к «Гансу».
        - А может, мне вас допросить, любезный? - осведомился он. - Уж больно у вас всё просто получается: захотели поймать диверсанта - поймали, захотели уехать - уехали. Мы тут этих демиургов ловим-ловим - и никак, а эти литовцы приехали - и сразу в точку. Так, братцы, не бывает. Да и литовцы ли вы? А? Может, лучше вы немецкие агенты?
        «Ганс» изумился его подозрительности, аж слов не было. Принялся хватать губами воздух, схватился за сердце, побагровел. Принялся надуваться, вот-вот лопнет.
        - Ладно, ладно, я пошутил, - видя такое, сказал Сесёлкин. - Отвезу вас к Семендяеву, чтобы отметил командировку. Вам, любезный, нужно отметить командировку? Любезный!
        А «Ганс» всё никак не мог совладать с чужим телом, конкретно - с диафрагмой, мышцы которой он искусственно сократил, то есть поставил в режим вдоха, а расслабить её, чтобы она приняла куполообразный вид и произошел естественный выдох, никак не мог. Вот и надувался воздухом, вот и багровел.
        Сесёлкин ткнул его кулачищем в живот. «Ганс» ойкнул и задышал. Слабо спросил: «О чем вы говорили?»
        Сесёлкин молча смотрел на него. Вроде бы, здоровый мужик, вон какой пресс накачанный, а тефтеля тефтелей.
        - Нервы, понимаете ли, - сказал между тем «Ганс». - Разъезды, конфликты, заседания, спёртый воздух. А тут вздохнул свежачка-то, и заклинило. Пойду-ка я подышу, по лесу поброжу, лёгкие провентилирую. Не возражаете? А потом уж к Семендяеву.
        - Ступайте, - Сесёлкин махнул рукой.
        - Возьму с собой Людвига, - сказал «Ганс». - На случай, если вдруг опять прихватит.
        - Идите, идите. Я распоряжусь, чтобы вас пропустили, - ответил Сесёлкин, но чувствовалось - не нравится ему всё это.
        Знал бы он, какой опасности избежал, не стал бы расстраиваться. Во время разговора у Ганса нет-нет да и мелькала мыслишка: а не внедрить ли Линба в тело Сесёлкина? Тогда уж точно никаких препонов с выездом из Знаменска не будет. Но, здраво рассудив, Ганс всё же остановился на Людвиге…
        Линб сидел в густых кустах, окружающих периметр войсковой части, ждал, когда и с чем вернется Лау. Планировалось, что тот наладит связь с немецкими резидентами, введет в курс дела. Дальше их можно было свести с Шарком, местной интеллигенцией и прочей оппозицией, которую власть душила нещадно. Ясно, что они сюда прибыли не просто так, а с подрывной целью. Линб и предполагать не мог, что у Лау так неожиданно и здорово получится.
        Диверсанта «Лау» охранник отвел в подвал, где запер в кладовке. Ори, не ори - никто не услышит. Об этом Линб знать не мог.
        Минут пятнадцать он терпеливо сидел в кустах, ожидая, пока Лау не окажется рядом. Мимикрия - это было здорово, это было великолепно. Можно было запросто подойти к тому же Мортимеру и дернуть за нос. Нет, с Мортимером не получилось бы, этот напичканный магией господин был большой прозорливец. Через пятнадцать минут Линб пожалел, что не пошёл вместе с Лау, на задание нужно ходить вдвоем, подстраховывая друг друга.
        И тут он увидел, что из казармы выходят два резидента (Ганс и Людвиг). Они направились к воротам, при этом главный, тот, кто всеми командовал (Ганс) по-особому пошевелил пальцами, как бы разминая. Это был знак для Линба. Неужели Лау научил? Значит, сработало? Но Лау по-прежнему не было, а эти двое уже выходили из ворот и шли по тропинке мимо кустов, в которых расположился Линб. Остановились точно напротив него, невидимого.
        Главный резидент сказал что-то, потом свистнул, подражая соловью. Ещё один знак.
        Они направились дальше, Линб выждал немного и начал выбираться из кустов, до смерти напугав шпионившего за резидентами касимовца. Кто-то невидимый пёр на него, крадущегося по тропинке, из кустов. Ветви как положено раздвигались, уступая властному натиску, потом смыкались, а вот за кем - непонятно. Включивший функцию мимикрии Линб выбрался из кустов, подобрал палку поувесистее, швырнул в улепетывающего касимовца. И попал промеж крыльев.
        Поволок охающего в кусты, начал опутывать длинной грязнющей тесьмой, перезимовавшей тут не одну зиму.
        - Вот, значит, как, - сказали сзади.
        Линб обернулся. На тропинке стоял главный резидент, смотрел на него, невидимого.
        - Не узнал? - сказал резидент, он же «Ганс». - Скоро и тебя никто не узнает. Идем переодеваться.
        Новая «одежда», а точнее оглушенный, связанный, с кляпом во рту Людвиг, ждал поблизости в укромном месте. Людвиг уже пришел в себя, дергался, мычал.
        Операция заняла немного времени. По её окончании для верности новый «Людвиг» ударом твёрдой, как доска, ладони по шее послал трепыхающегося диверсанта «Линба» в нокаут. Как оказалось, ненадолго.
        Глава 13. Не пойму я что-то
        У въезда в воинскую часть стоял восьмиместный джип, в нем сидели трое литовцев, за рулем Сесёлкин.
        - Шустрее садимся, - сказал он. - Семендяева вызывают в Москву.
        «Ганс» с «Людвигом» заскочили в джип, тот немедленно тронулся.
        - Эй, - недуром заорал кто-то сзади. - А я?
        Все обернулись, за джипом, выбрасывая далеко вперед длинные ноги, мчался диверсант «Линб» (Людвиг).
        Джип резко затормозил, «Линб» воткнулся в него носом и завял. Выскочивший из машины Сесёлкин ловко надел ему, бесчувственному, наручники, воткнул в рот пучок травы, чтобы не орал, закинул в салон под ноги литовцам. «Ганс» между тем пересел на пустующее переднее сиденье рядом с водителем.
        - Не пойму я что-то, - проворчал Сесёлкин, садясь за руль и вдавливая в пол педаль газа. Джип резво, как сноровистый конь, скакнул вперед. Всех нещадно тряхнуло, кто-то, прикусив язык, зашипел от боли.
        - То их днем с огнем на сыщешь, то добровольно сдаются, - сказал Сесёлкин, с сумасшедшей скоростью гоня джип по просёлку. - Что-то тут, ребята, не так.
        - Gluck, - сказал «Людвиг». - Везёт.
        - Но как-то по-дурацки, - добавил «Ганс».
        - Всё бы вам, господа литовцы, измываться, - отозвался Сесёлкин, оттаивая.
        «Линб» начал приходить в себя, заворочался, но «Людвиг» ударил его по шее, и он вновь затих. Сесёлкин этого не заметил, так как резво крутил руль, выворачивая тяжелый джип на прямую, как стрела, асфальтированную дорогу. Дорога эта, рассекающая Волшебный лес на две неравные части, вела в город. Проложили её два дня назад за каких-то пару часов. Технология известная: Архаим своим чудесным аппаратом прокладывает просеку, оттого дорога такая прямая, далее Самаэль разворачивает вдоль просеки рулоны синтетического покрытия, младший научный сотрудник включает рубильник, и под действием токов высокой частоты покрытия свариваются, вспениваются, быстро застывают. Очень похоже на асфальтовое покрытие, но гораздо прочнее, практически вечное, глубоко прорастает в грунт, бульдозером не отдерешь, и так далее, и тому подобное. Вот по такому чудо-шоссе мчался джип Сесёлкина, только ветер в ушах свистел.
        Но вот и город с его прекрасными белыми домами, утопающими в зелени деревьев, город, в котором никогда не бывает зимы, сугробов, грязи, где ранним утром, самым сладким для сна, гастарбайтеры не скалывают лопатами лед с тротуаров и не шуршат метлами, мечта, а не город. Но «Гансу» с «Людвигом» этот город был поперек горла…
        - Что же так несерьезно? - сказал Семендяев, выслушав неубедительную речь «Ганса». - Мы тут уже банкет в Доме Музыки запланировали. Ангажировали Пола Маккартни и Хэнка Марвина. Неудобно, господа, право дело - неудобно. Остались бы на вечер-то, который в вашу честь. А?
        - Никак невозможно, - ответил «Ганс». - А вы к каждой делегации приглашаете Пола Маккартни?
        - Через раз, - сказал Семендяев. - Что ж, придётся без вас.
        - Пойду я, - объявил Сесёлкин, которому надоело слушать эту глупость. - Диверсанты ждут.
        Семендяев кивнул. Сесёлкин вышел широкими шагами.
        - Вот ваши документы со всеми отметками, - Семендяев выложил на стол прозрачную папку. - В следующий раз от банкета не отвертитесь…
        Ожидая «Ганса», литовцы во главе с «Людвигом» стояли рядом с джипом. Закованный диверсант в салоне не подавал признаков жизни.
        - Что-то он какой-то квёлый, - сказал Сесёлкин, пошлепав его по щекам. Тот застонал, но глаза не открыл.
        - Так и лежит? - спросил Сесёлкин и посмотрел на «Людвига».
        - Так и лежит, - подтвердил «Людвиг», который незадолго до этого ещё раз наподдал ребром ладони по шее.
        - Разберемся, - сказал Сесёлкин и уехал вместе с квёлым диверсантом.
        Через минуту вышел «Ганс», ещё через пять они всей группой садились в вагон метро, а через пятнадцать минут езды выходили на станции «Знаменская» уже в Москве. Вот тут, на переходе к станции «Ленинский Проспект», они почувствовали себя много свободнее. Точнее, почувствовали это «Ганс» с «Людвигом», у прочих было много вопросов к «Гансу». Но дисциплина и субординация в серьезной организации всегда на первом месте, поэтому прочие помалкивали.
        Дело близилось к вечеру, они устроились в гостинице «Алтай» в трех минутах ходьбы от метро «Владыкино», захочешь найти - не найдешь. Заняли два двухместных номера и один одноместный, за что в общей сумме переплатили пару сотен евро, но что такое пара сотен евро для разведчика? А если ещё поделить на шесть?
        Сжевав в ресторане по шашлычку и выпив по бутылочке пива, которое по сравнению с касимовским было мочой, они перебрались в номер «Ганса» и «Людвига».
        - Дело ясное, что дело тёмное, - сказал «Ганс». - В администрацию Мортимера нужно внедрять нашего человека, а так, делегацией, ничего не узнаешь. Вы видели, под какой колпак нас посадили? Так будет со всеми. Завтра каждый напишет, что привлекло его внимание на Объекте, и на базе этого составим рапорт. А теперь отдыхать…
        Бился, бился Сесёлкин с этими диверсантами, но толку никакого - твердили, что они литовцы из Общества друзей России. Рыдали, колотились головой об стену, а как поглядят друг на дружку - готовы были из окна выброситься. Жаль - первый этаж.
        Сесёлкин плюнул и повез их в Управление к Мортимеру, который видел всё насквозь и даже глубже.
        - Э, брат, - сказал Мортимер, едва взглянув на диверсантов. - Какие ж это демиурги? Это резиденты разведслужбы Германии. Где, кстати, остальные?
        - Резиденты? - Сесёлкин почесал макушку. - Вы имеете в виду «литовцев?» Час уж как уехали, в Москве они, Ваша Светлость.
        Мортимер вышел из-за стола, подошел к «Лау», что-то тихо спросил у него.
        - Обещал вернуть, - ответил тот. Губы у него затряслись. - Как он это сделает, если уже в Москве? А завтра уедет в Мюнхен, и поминай, как звали.
        - Бак-Муар, - непонятно сказал Мортимер. - Чертовски нужная штука. Вот что, дружок, есть у меня пара толковых ребят, они помогут.
        И без всякого перехода заботливо осведомился:
        - Вас не били?
        - Били, - отозвался «Линб», у которого еле ворочалась шея. - Ещё как били. Попадись он мне, этот гнусный скунс.
        - Да, парадоксальная ситуация, - сказал Мортимер. - Избиваешь сам себя…. Эх, пораньше бы, пораньше (это уже было сказано в адрес Сесёлкина, тот опустил голову), было бы много легче…. Ладно. Жить будете в Центральной гостинице. Вместе или порознь?
        - Вместе, - ответили приободренные немцы.
        - Каждый получит по кредитной карте, - продолжал Мортимер. - Завтракать и обедать рекомендую в ресторане гостиницы, отменная кухня. Походите по городу, тут есть на что посмотреть. Но не шпионить, господа, не шпионить, обоюдное, так сказать, доверие.
        - А как съездить в Москву, в Питер? - спросил Ганс, будем его называть так.
        - И не пытайтесь, - ответил Мортимер. - Без подпитки ваше тело долго не протянет.
        - Без какой подпитки? - оживился Людвиг. - Это искусственное тело? Сами делаете или покупаете у китайцев?
        - Я же сказал, господа, не шпионить, - Мортимер усмехнулся. - Кстати, скоро здесь намечается грандиозное событие. Такого шоу вы никогда и нигде не видели и не увидите. Зачем вам Москва? А теперь нам нужно съездить в лабораторию, произвести кое-какие замеры.
        Глава 14. Разовая операция
        - Придется поработать, господа, - сказал Мортимер вошедшим в его кабинет Небиросу и Берцу. - На станции Ленинский проспект возьмёте след удравших немцев и задержите вот этих двоих.
        Протянул Небиросу объемные фотографии.
        - Этот вроде бы Ганс, а этот Людвиг, - Небирос посмотрел на Мортимера. - Правильно?
        - Правильно, - ответил Мортимер. - Изучал анкеты?
        - Есть другие способы, - усмехнулся Небирос. Берц согласно кивнул.
        - Тоже правильно, - согласился Мортимер. - А в этом конверте вложение с биофизическими параметрами Ганса и Людвига. Чтобы, сами понимаете, точно взять след. Учтите, что эти двое - демиурги. Соблюдайте осторожность. Остальных немцев не трогайте…
        Саврасов вмиг домчал их до станции метро Ленинский проспект, высадил и скрылся за ближайшим поворотом.
        Предусмотрительный Берц был одет в длинную куртку с капюшоном, Небирос - в ветровку из болоньи, которая трепыхалась на студеном ветру, как полотнище флага. Да, да, в Москве в октябре на сей раз было неуютно, не то, что в теплом Знаменске. Но Небиросу было плевать, он запросто без защитного скафандра выдерживал космический холод, а ветровку надел для приличия. Не ходить же в рубашке с закатанными рукавами. Берц особенности друга знал, поэтому, поглядев на него и в душе содрогнувшись, поднял капюшон и застегнул у куртки верхнюю пуговку.
        - Есть след, - сказал Небирос, подмигнув проходившей мимо девице. Та и глазом не моргнула, прошла как мимо столба.
        - След, стало быть, есть, - повторил Небирос. - Спускаемся в метро.
        Через пятьдесят минут, идя по следу, они очутились на станции Владыкино, а ещё через пять минут входили в вестибюль гостиницы «Алтай». Навстречу из-за стойки регистрации выпорхнула дородная дамочка средних лет, уцепила Небироса за куртку и заверещала басом: «Петька, держи второго». Тут же из служебного помещения выскочил плечистый усатый Петька и, растопырив руки, принялся ловить Берца. Небирос наподдал дамочке тугим своим прессом. Обычный человек отлетал на три метра, но дамочка вцепилась крепко, в результате Небирос остался без ветровки.
        Именно в этот момент из коридора, пошатываясь, вышла развеселая по-уличному одетая пьянющая парочка - парень с девицей, оба высоченные, не иначе баскетболисты. Он что-то шептал ей на ухо, она, повизгивая, хохотала, потом вдруг споткнулась на ровном месте, и он едва удержал её, схватив за капюшон.
        Небирос поднял левую руку, чтобы посмотреть на датчик, вделанный в часы, но администраторша врезала ему кулаком в живот. Он всё-таки посмотрел на датчик, стрелка которого дернулась было и вернулась к нулю. После этого он хлопнул даму по плечу. Вроде бы тихонечко, без замаха, но дама села на пол, потом свалилась на бок и замерла.
        Небирос повернулся к усатому Петьке, однако Петька уже лежал пластом, всё так же растопырив руки.
        Следы привели к номеру на втором этаже, который был заперт. На этот случай у Берца имелась отмычка, через пару секунд дверь поддалась. Номер оказался пуст, окна закрыты. Два соседних номера были заняты немцами из команды Ганса. На вопрос, где Ганс с Людвигом, не отвечали, только пожимали плечами. Небирос вынул из кармана удостоверение сотрудника ФСБ (липовое, но от настоящего не отличишь). Это развязало языки.
        - Семь минут назад вышли погулять, - сказал один из немцев.
        - Откуда сведения? - спросил Небирос.
        - Ганс предупредил, чтобы не беспокоились, - ответил немец. - Больше ничего не знаем.
        Всё ясно: парень с девицей. Но как? Физиономии русские, да и девица была самая что ни на есть настоящая. Такое не подделаешь.
        В коридоре уже Небирос потратил несколько секунд на связь с Мортимером. Признался, что не понимает, отчего датчик не сработал.
        - Бак-Муар, - коротко сказал тот.
        - Что это? - удивился Небирос.
        - Волшебная палочка, - ответил Мортимер. - И внешность поменяет, и, я вижу, биохимию. И внимание отвлечет.
        - Администраторша с Петькой, - смекнул Небирос. - Отвлекали от зловредной парочки. А я-то думаю - что они, белены объелись?
        - Не столько демиурги нужны, сколько Бак-Муар, - продолжал Мортимер. - Хотя и они тоже. Вот что: переходи на астральное зрение, будем искать по эфирному двойнику.
        - Сложновато это, - сказал Небирос. - Я ещё не пробовал.
        - Я помогу, - успокоил его Мортимер…
        К астральному зрению нужно было приспособиться, и какое-то время Небирос шагал вслед за Берцем, который старался идти помедленнее. Потом Небирос стал наступать ему на пятки. Да, мир для него изменился далеко не в лучшую сторону. Людей вокруг стало значительно больше, теперь их не скрывали многочисленные стены. Иные шли, каждый в свою сторону, иные висели в воздухе, расположившись на невидимом диване или в невидимом кресле. К этому надо привыкнуть.
        Но вот далеко впереди появились два ярких контура. Демиурги ехали в машине.
        - Зафиксировал, - сказал Мортимер. - Теперь не уйдут.
        Гоняться за демиургами оказалось делом хлопотным, на это ушла пара часов. Было около полуночи, когда Небирос с Берцем проникли сквозь дыру в дощатом заборе, а затем, открыв незапертую дверь, вошли во мрак и запустение приготовленной к сносу пятиэтажки. Поднялись на третий этаж, где стекла были целы. Здесь, зарывшись в кучу вонючего тряпья, сжавшись в комочек, без задних ног давили комарика демиурги. Жалкое физическое тело оказалось сильнее могучего разума.
        Куча тряпья возникла здесь не просто так. Штаны, рубахи, пальто, куртки, одеяла, матрасы и даже три ковра с окрестных помоек натаскали местные бомжи. К этому вечеру бомжи разжились водкой, закусью, куревом, расположились на мягкой куче, выпили по первой за день стакановца (производное от стахановец и стакан, празднуется каждый день), а тут двое рыжих ломтей. Да такие, сволочи, здоровые, такие неуступчивые, хорошо - водку, жратву и курево не отняли. И пришлось бомжам, а их было семь мужиков и три бабы, спешно ретироваться в подвал, где тоже была куча тряпья, но пожиже. Здесь они развели костерок, выпили, закусили, ну и так далее.
        Небирос с Берцем скрутили «немцам» руки за спиной, после чего вызвали Саврасова. Пока Саврасов ехал, а это заняло не больше минуты, тряпье у бомжей загорелось. Было оно старое, сухое, заполыхало так, что пионерским способом не загасить. Они погрелись, погрелись, и наутёк. Но далеко не побежали, остановились посмотреть на пожар.
        И наряду с пожаром, которого ещё пока не было, только дым валил, видят такую штуку.
        К среднему подъезду подъезжает длинная розовая машина. Два парня, один из которых в рубахе с закатанными рукавами, а другой в куртке с поднятым капюшоном, выводят из подъезда давешних ломтей, между прочим связанных. Ломти лаются на непонятном языке, эти двое начинают их заталкивать в машину, ломти упираются, лягаются, бодаются, и вдруг сверху пикирует крылатое чудище со звериной мордой и хвостом. Швыряет вниз какой-то сверток, тот взрывается. Дымища, вонища, будто серу жгут. Чудище в дым этот - шасть, и что дальше - ни шиша не видно. Потом дым резко тает. Картина такая: парень в куртке сидит верхом на ломте и месит его кулаками, второй ломоть что-то держит в высоко поднятой руке (а ведь только что был связан) и говорит на непонятном языке, а тот парень, что в рубашке, и чудище, которое высотой с двухэтажный дом, тянутся к предмету в руке ломтя. Один тянется снизу, другой сверху. Вдруг сбоку на страшной скорости подлетает что-то темное тоже с хвостом, хвать у ломтя из руки предмет и ходу. Двухэтажное чудище одним движением откусывает у ломтя голову, выплевывает её и шмыг за хвостатым. Шустро это у
них, у хвостатых, получилось, глазом не успеешь моргнуть.
        А дальше парни быстро затолкали живого ломтя в машину, положили на заднее сиденье мертвое тело, рядом поставили картонную коробку с откушенной головой, сели сами. Машина проехала пару метров и растворилась в воздухе.
        Здание весело вспыхнуло. Вот тут-то бомжи поняли, что делать здесь больше нечего.
        Глава 15. И как тебя угораздило
        Небирос с Берцем ввели пленного «Людвига» в кабинет Мортимера. «Людвиг» бережно правой рукой поддерживал распухшую челюсть, это ему Берц насовал.
        Мортимер сидел за столом, перед ним лежало устройство, похожее на дистанционный пульт. То самое устройство, которое перед смертью держал в руке «Ганс».
        - Это были вы, шеф? - спросил Небирос, никогда прежде не видевший Мортимера в таком хвостатом обличье.
        - Разумеется, - ответил Мортимер, жестом приглашая садиться.
        Все трое сели на диван, «Людвиг», естественно, посредине.
        - Это Бак-Муар? - уточнил Небирос, кивнув на прибор.
        - Именно, - сказал Мортимер и поглядел на «Людвига». - Кто вам развязал руки?
        - Сами развязались, - буркнул тот.
        - Врёте, - спокойно произнес Мортимер. - Сами они нипочем не развяжутся, а демона нужно попросить. Либо приказать. Вы и приказали, поэтому остались живы.
        - Бедный Лау, - сказал «Людвиг» и всхлипнул. - Помогите ему.
        - Теперь вы приказываете мне? - спросил Мортимер. - То Мартинету, то теперь мне? Не слишком ли? Я ведь могу зашвырнуть вас на Луну.
        - Кто такой Мартинет? - Людвиг перестал хныкать и захлопал глазами.
        - Помощник Асмодея, - ответил Мортимер. - А теперь шутки в сторону. Мне нужно активировать Бак-Муар.
        И посмотрел «Людвигу» в глаза.
        Тот вдруг обмяк, сказал слабо:
        - Дайте.
        Протянул руку ладонью вверх.
        Мортимер молча положил прибор на ладонь.
        Рука сжалась, Бак-Муар ожил.
        Мортимер подошел к «Людвигу», вынул из его безвольной пятерни чудесный прибор и произнес:
        - Остальное дело техники. И тем не менее. Как сказал товарищ Бендер: сбылась мечта идиота. Это тянет много больше, чем на миллион.
        Щелкнул пальцами, «Людвиг» воспрял, шумно выдохнул и спросил у Небироса (Берца он сознательно игнорировал):
        - Я тут, случаем, не заснул?
        Тот пожал плечами, а «Людвиг» разглядел в руке Мортимера работающий Бак-Муар и всё понял.
        - Усыпили, - сказал он. - Фашистские методы.
        - Да, да, - согласился Мортимер, усаживаясь за свой стол. - Теперь вам его как своих ушей не видать.
        - Всё равно без меня вы его не включите, - заявил «Людвиг».
        - А я его не буду выключать.
        - Вы уснете, он и отключится.
        - А я вообще не сплю.
        - Тьфу на вас, - сказал «Людвиг».
        - Вы, Линб, хоть и демиург, но, простите меня, демиург недалекий, - произнес Мортимер. - Зачем вы мне, если у меня теперь есть ваша контрольная запись?
        - Каким образом? - «Людвиг» как и прежде захлопал глазами. - Не может быть, это шантаж, это провокация. Чтоб мне лопнуть.
        - И тем не менее, - Мортимер развел руками. - Грешным делом люблю хорошую технику. Ваша техника далеко обогнала земную. Чтобы совершить чудо, мы обращаемся к магии, а вам это не нужно. Откровенно говоря, Бак-Муар для меня игрушка, но игрушка ценная. Такой у меня ещё не было. Наиграюсь и выброшу, нет лучше подарю. Хотя нет - в коллекцию. Организую-ка я коллекцию ценных бесполезных вещей.
        - Отпустили б вы меня, что ли, - попросил «Людвиг», он же Линб. - Бак-Муар у вас, я теперь совсем безопасен. Корабль уничтожен, связи с Родиной нет. Зачем я вам? Поиздеваться, как над обращёнными?
        - Я подумаю, - ответил Мортимер…
        Чуть позже он пересадил Лау и Линба в их родные тела, те самые, что хранились в особом морозильном шкафу. Лау он «воскресил», в смысле восстановил, с помощью Бак-Муара. После чего поместил обоих в закрытый ангар, где воссоздал условия жизни их родной планеты. Приставил к ним обученный персонал, чтобы исполнял разумные желания и проводил научные эксперименты типа: «демиург и длинная лекция», «демиург и полное воздержание», «демиург и адская жара», «демиург во гневе», «что было прежде: лень или демиург?» и т.п. Тем, сами понимаете, была масса, у демиургов не было свободного времени.
        Но всё это произошло чуть позже, так как этой же ночью в Галерее Шарка случилось ЧП.
        Вечером в кабинете Назара Борща, которому выпало ночное дежурство, собралась теплая компания: сам Борщ, главбух Афанасий Квасюк, председатель литобъединения Симеон Лаптев и друг Назара Старожил. Лаптев с Борщом в недалеком прошлом трубили бригадирами на соседних участках. Оба были вольнонаемными, оба продержались два месяца, только Симеон подался в литературу, а Назар к Шарку, но до сих пор поддерживали приятельские отношения.
        Всех этих людей объединяла общая страсть к преферансу. А преф - это обязательно за полночь, обязательно свечи, обязательно выпить, покурить, побалагурить. Спросите, как сюда залетел Старожил? Да это ж первый картежник, начинал ещё в 18 веке, рубился с молдавскими цыганами, выигрывая за ночь горшок золотых монет и к утру его продувая.
        Итак, в десять вечера они сели не за рабочий, а за круглый стол, на котором обычно была навалена куча бумаг, зажгли свечи, выпили, закусили, раскидали карты и погнали расписывать пульку. Квасюк вынул из кармана здоровенную сигару и задымил, как паровоз. Сигара была кубинская, средней вонючести, самое то под кубинский ром, который они пригубливали из граненых стаканов.
        Старожил сигары не терпел из принципа, уж больно длинная, к тому же империализмом от неё прёт за версту. Зная это, Квасюк обычно пользовался папиросами, сигареты его не пронимали. Впрочем, это так, к слову, Старожил шевелил кустистыми бровями, но не возникал, значит можно было.
        В полночь позвонил Шарк, Борщ отчитался, что всё в порядке, без происшествий.
        За префом минуты летели, как семечки, вот уже и три ночи. Выигрывал всё больше главбух, Лаптев продул ему тысяч пять, Борщ десять, а Старожил оставался пока при своих. Между прочим, Борщ деньги не считал, потому что работал на особо вредном производстве, где оклады, как у министров. Лаптев проиграл десятую часть зарплаты и понемногу начинал чесать затылок. Не шла карта и всё.
        В четвертом часу Старожил вдруг осоловел, расслабился и мигом потерял три тысячи. Тогда он встал, выдернул изо рта у задравшего нос Квасюка сигару и растоптал её в труху.
        - Ты чо, старый? - сказал ему Назар, подергивая себя за длинный черный ус. - Это ж игра.
        Квасюк ничего говорить не стал, а, не поднимаясь даже, потому что Старожил был коротышкой, как даст ему кулаком в нос. И пусть бухгалтер не был здоровяком, но приложил крепко. Главное, обидно.
        Всё в голове у бедного Старожила смешалось, наложился, очевидно, и тот факт, что демиурги стёрли у него оперативную память. Короче, заревел он недуром, замахал кулаками, опрокинул бутылку с ромом, туда же свалил свечу. Ром попал на кучу бумаг, которую Борщ со стола смахнул на пол. Огонь занялся в секунды, комнату заволокло дымом.
        Между тем Старожил, размахивая руками, попал по какому-то торчащему из стены рычагу. Где-то далеко-далеко приглушенно лязгнуло, и Назар, который затаптывал своими ножищами полыхающую бумагу, сказал замирающим голосом: «Караул». Но быстро опомнился, с натугой поднял опущенный рычаг, который никак не хотел поддаваться. Снова лязгнуло, однако секунд пять что-то там работало.
        - И как тебя угораздило, - сказал Борщ Старожилу. - Я не осилю, а ты….
        - А что? - отозвался Старожил, который уже ничего и не помнил. - Что я? Что такого я опять сделал?
        Глава 16. Реакция положительная
        - Газ пустил, ирод, - чуть не плача, сказал Борщ. - Там уж всё проржавело насмерть, рычаг этот захочешь не опустишь. Нет, нашелся герой. Половину обращённых загубил.
        - Мы, наверное, пойдем, - пробормотал Квасюк, рассовывая выигрыш по карманам. - Прибежит эваккоманда, а мы тут. Нехорошо.
        - Да уж, бегите, крысы, - сказал Борщ. - Бегите, бегите.
        Квасюк, а за ним Старожил поспешили на выход.
        Лаптев остался.
        - Надо бы продуть помещение, - предложил он. - Давай, Назар, думай, как это сделать. Если нельзя, поднимай тревогу.
        - Пошли, - сказал ему Борщ. - Там вдвоем нужно, одному делать нечего…
        Издалека слышно было, как воют обращённые. Газ в Галерею начал поступать со стороны рабочего входа с неудобным подъемником (там ещё был транспортер), и в музейный зал, который занимал треть гектара, попал частично, захватив первый ряд клеток.
        Борщ с Лаптевым, уже в противогазах, примчались с противоположного конца. Открывать клетки, о чем умоляли обращённые, было некогда. Они бегом преодолели длинный зал и, крутя вдвоем массивный штурвал, опустили стальную заслонку, отрезав зал от технического помещения, а, следовательно, от поступающего газа. Далее Борщ включил на полную мощность вытяжную вентиляцию, трубы аж загудели, и начал открывать клетки. Лаптев помогал ему, орудуя запасным ключом.
        Обращённые из открытых клеток, перхая и раздирая ногтями горло, убредали подальше вглубь зала, садились на пол, никак не могли надышаться.
        Был открыт ещё один ряд клеток, потом надобность в этом отпала, зал очистился от газа.
        Только после этого Борщ позвонил Шарку, разбудив среди ночи. Впрочем, Шарк был существом особого рода, реликтом, всегда готовым к труду и обороне, невзирая на мороз, жару, слякоть, в любое время дня и ночи.
        Молча выслушав своего зама, Шарк хрипло сказал:
        - Каков падёж?
        - Где-то полста, э-э, душ. Пока не считали, - ответил Борщ.
        - Мортимер в курсе?
        - Нет, тебе звоню первому.
        - Оповести, - сказал Шарк. - Сейчас буду…
        Шарк прибыл через десять минут, Мортимер следом за ним, так что Борщ ничего не успел рассказать главному начальнику.
        - Поигрываем, значит? - буднично спросил Мортимер, несмотря на глубокую ночь одетый весьма нарядно: в стального цвета костюм, белоснежную рубашку с галстуком, серые замшевые полуботинки.
        Борщ открыл было рот, чтобы ответить, но Мортимер жестом остановил его.
        - Ладно, не оправдывайтесь, - сказал он. - Вашей вины здесь нет. А вот молодому человеку спасибо. Как вас - Симеон Карлович Лаптев? Секретарь союза писателей? Благодарствую, Симеон Карлович, могли бы как тот же Старожил накивать пятками. Но вы показали благородство.
        - И вам спасибо, - зардевшись, произнес Лаптев. - Но я - всего лишь секретарь отделения.
        - Это дело поправимое, - улыбнулся Мортимер. - Будет у нас не какое-то там отделение, а настоящий Союз писателей. Кстати, вы хороший организатор, мне о вас рассказывал Василий Артемьевич Черемушкин. Будете у него замом. И не вздумайте возражать, вся культура, в том числе и писатели, окажется под вами.
        Лаптев, который за преферанс на рабочем месте ожидал хорошей взбучки, но никак не поощрения, не знал, куда деваться. Честно говоря, услышав, что Шарк и Мортимер собираются прибыть в Галерею, он хотел, как выразился Мортимер, накивать пятками, а не сделал этого потому, что не мог бросить в беде друга.
        - Итак, переходим к вопросу по существу, - сказал Мортимер, поворачиваясь к Шарку. - Почему малосильный Старожил без труда опустил заклиненный рычаг? И почему он потом не мог об этом ничего вспомнить?
        - Вы меня спрашиваете? - удивился Шарк.
        - Нет, скорее себя, - ответил Мортимер. - Я-то знаю, в чем дело. Просто нужна была ваша реакция.
        - И что? - угрюмо произнес Шарк.
        - Реакция положительная. А в медицине положительная реакция - это плохо.
        Борщ с Лаптевым переглянулись, ничего не понимая. Это называлось сваливать с больной головы на здоровую.
        Шарк молчал, сопел, моргал, показывая, что тоже ничего не понимает.
        - Этим прибором, - Мортимер вынул из пиджака Бак-Муар и тут же спрятал, - демиурги отшибли у Старожила память. Да, отшибли, но это бы полбеды. Вдобавок ко всему произошла сложная биохимическая реакция замещения, поменявшая лидера в сознании. Лидером у Старожила, его гуру, стал демон.
        - А при чем здесь я? - процедил Шарк. - Это дело Старожила, кто у него лидер.
        - Впав в гнев, Старожил потерял над собой контроль, - сказал Мортимер. - В него вошел демон, отсюда у Старожила непомерная сила. Но про рычаг ни тот, ни другой не знали. Про рычаг знали вы.
        - И Борщ знал, - нашелся Шарк.
        - У Борща с демоном связи нет, - объяснил Мортимер. - А у вас с Асмодеем есть. Вот она - цепочка.
        - Это может быть случайность, - неуверенно произнес Борщ.
        - Я вас, милейший, в случившемся не виню, это произошло помимо вас - сказал Мортимер Шарку. - Тем не менее. Пока что я вскрыл один факт, но если появятся другие…
        - Олег Павлович, ни сном, ни духом, - забормотал Шарк. - Истину говорю - предан только вам. Встал бы на колени, да опасаюсь. Подняться будет трудно.
        На этом разговор закончился.
        Трупы обращённых с помощью транспортера подняли наверх, где их забрали и перевезли в лабораторию реставрации дежурные биороботы. Кстати, в этой лаборатории уже находилось тело Ганса. Рядом в картонном ящике лежала голова, которую злодей Мартинет откусил и тут же выплюнул. Побрезговал.
        Перед тем, как уехать в лабораторию, Мортимер пожал всем руки, в том числе и Шарку. Дал понять, что всё забыто.
        - Олег Павлович, - помявшись, сказал Шарк. - Почему вы при параде?
        - Ах, да, - расцвел Мортимер. - Забыл поздравить. Сегодня полгода нашему Объекту…
        Реставрацию Мортимер начал с Ганса. Приладил голову к туловищу, поместил в камеру, чтобы срослось, помогая себе манипуляторами, чтобы срослось ровно. Затем велел привести разнорабочего «Лау», в тело которого был насильственно переселён Ганс.
        Ганс, который слышал про свою откушенную голову, уже и не чаял воскрешения. Увидев собственное тело, целое и невредимое, зарыдал.
        - Ну, ну, голубчик, - успокоил его Мортимер. - Раздевайтесь и ложитесь вот сюда. Будете лучше прежнего.
        Раздевшись, «Ганс» лег на каталку и закрыл глаза. Кто-то из персонала умело сделал ему укол, он незаметно для себя заснул, а когда проснулся, то был уже в родном теле. Нигде не терло, не тянуло. Дали зеркало. Он осмотрел и ощупал шею. Ни следа.
        Хотел встать, чтобы пожать Мортимеру руку, но тот сказал: «Куда это вы, батенька? Ночь на дворе. Спите». И он уснул, счастливый.
        Следующим был Людвиг, с ним было попроще.
        Далее пришел черед демиургов, но мы про них уже знаем, им после переселения в собственные тела предписано было жить в персональном ангаре.
        Глава 17. У русских даже в унитазе прослушка
        Обращённым, которые задохнулись от удушающего газа, можно сказать повезло. Они стали первыми, кого Мортимер наградил настоящей, а не синтетической душой. С синтетической можно было жить только в пределах Объекта, с настоящей - везде, и даже летать в Космос. Эманация Серафимов оказалась материей весьма замечательной, поскольку кроме основного своего свойства одушевлять награждало личность особой одухотворенностью, которую рядовой гражданин может достичь ценой огромной работы над собой. А тут, считай, даром.
        Впрочем, нет, первым всё же был Иеремия. Но он не стал обладателем широкой души, он стал великим инженером, прагматиком, сухим и желчным. А также верным помощником Мортимера. Впрочем, об этом позже.
        Хотя реставрация прошла успешно, обращённые на неделю были оставлены в клинике, куда были перевезены сразу после операции. Здесь с ними в основном работали психологи…
        Утром Ганс проснулся радостный, бодрый. Он лежал в одной палате с Людвигом, который, напротив, чувствовал себя не выспавшимся, разбитым. Палата была просторная, с одним широким окном, в которое заглядывало краешком яркое утреннее солнце.
        - Жив, - сказал Ганс и залился счастливым смехом.
        - Интересное дело, - прогундосил Людвиг, у которого заложило нос. - О тебе, геноссе, должны были некролог написать, а ты тут лежишь и, прости за грубое слово, ржешь. А мне, у которого всё на месте, почему-то блевать охота. Можно?
        - Нельзя, - сказал Ганс и вновь засмеялся, но быстро прекратил. - Как думаешь, нас прослушивают?
        - У русских даже в унитазе прослушка, - кисло ответил Людвиг. - Чтобы знать, кто с каким настроением и в чью пользу пукает. За коммунизм он пукает или за капитализм? Его отношение к власти? Не замыслил ли чего с гексогеном?
        - Эк тебя понесло, - сказал Ганс. - Отставить.
        Всё, пора веселья закончилась. Нужно было доделывать то, чему крепко помешали демиурги. Здесь, на Объекте, творились страшные дела. Если русские научились воскрешать мертвых, то это конец всему. Как можно воевать с народом, который убить невозможно?
        Эти мысли заставили Ганса вновь превратиться в хмуроватого, держащего себя в ежовых рукавицах разведчика.
        - Нечего валяться, - сказал он, поднимаясь с кровати. - Дел полно.
        Поискал глазами одежду, увидел на своем стуле казенный халат, надел, вышел в коридор. Коридор был длинный, узкий и казался бесконечным. По правой и левой стороне закрытые двери, освещение скудное, народу никого. На всех дверях номера, их палата где-то в центре коридора и имеет номер 50.
        Запомнив номер, Ганс пошёл направо, к выходу. Точнее, он думал, что там выход на лестницу или к лифтам, так вот - ничего подобного. Шагал минут десять, отсчитывая шаги, а коридор не кончался. Бред какой-то. Тогда он повернул обратно и побежал, проверяя заодно, как работает сердце, не будет ли бухать в голове и как долго не закислятся мышцы. Бежал долго, около получаса, оставив далеко позади свою палату, пока не понял, что таких длинных коридоров не бывает. С мышцами, кстати, было в порядке, сердце работало ровно, точно и не бежал только что, в голове не бухало, то есть давление в норме.
        Обратно он шел не торопясь, понимая, что полностью во власти Мортимера, которого так долго и безуспешно пытался найти. Хотел сообщить ему, что планы изменились и что для них с Людвигом в Знаменске есть работа.
        - Молодой человек, - позвал сзади мужской голос. - Чуть помедленнее, вас не догнать.
        - Давно догоняете? - спросил Ганс, поворачиваясь.
        - Ровно секунду, - ответил Мортимер, поравнявшись с ним. - Напрасно вы здесь разгуливаете, можно и потеряться.
        - Здесь - это где? - уточнил Ганс, продолжая движение.
        - Долго объяснять, - уклончиво сказал Мортимер. - В клинику мы вас поместить не рискнули. Для вас, кадровых разведчиков, выбраться через окно с двадцатого этажа, придушить во дворе неугодного человечка, а потом незаметно вернуться обратно - плёвое дело. Поэтому вы здесь.
        - Ну уж прямо придушить, - произнес Ганс, который был польщен. - А с чего вы взяли, что мы шпионы?
        - А разве нет? - посмеиваясь, сказал Мортимер. - Разве не вы совсем недавно подумали, что бестолку воевать с народом, который убить невозможно?
        - Майн гот, - пробормотал Ганс. - Можно я вас завербую?
        - Договоримся так, - сказал Мортимер. - Вы у нас отдохнёте, приятно и с пользой проведёте время, изучите, скажем, китайский язык, это модно, а перед отъездом получите подробный отчет о проделанной вами разведработе. Факты будут достоверные, и не нужно будет подглядывать из-за угла, рискуя свернуть шею. Идёт?
        - Это ещё неизвестно, кто кого вербует, - ответил Ганс. - Зер гут, лучше не придумаешь. Надеетесь, что примут за бред пьяного студента?
        - Надеюсь, что заинтересуются, - отозвался Мортимер. - Тем более что проверить нетрудно. А вот и ваша палата…
        После операции Иеремия разительно изменился, стал увереннее в себе, улыбчивее, глаза засверкали. Всё, что раньше давило, исчезло, это чувствовалось, но нет-нет, а что-то вдруг вспоминалось, и он замыкался, правда ненадолго.
        Вот такой Иеремия нравился Лере, она уже за него не боялась. На второй день ближе к вечеру он смело вышел из дома, который раньше не покидал, и присоединился к ребятишкам, гонявшим на лесной опушке футбольный мяч. Ребята, в основном его сверстники, знали кто он такой, откуда - непонятно, но знали. Один из них, постарше, второгодник из восьмого класса, забубнил было, что играть с пылесосом не будет, однако всем было интересно, на второгодника шикнули.
        Разбились на две команды. Иеремия взял, да в одиночку обыграл команду противника. То есть, первые две минуты все бегали одинаково, потом Иеремия включил третью скорость, не остановишь. Везде успевал, и в защите, и в нападении, а забивал только он, так как с мячом у ворот противника оказывался раньше всех. Счет был скорее волейбольный, чем футбольный - 25:3.
        Естественно, Иеремия стал кумиром, даже второгодник первым подавал руку, но Иеремии со сверстниками стало неинтересно. Тёмные это были люди, падкие на лесть, завистливые, книжек не читали.
        Лера, умная женщина, заметила, что он сторонится компании ребятишек, которые, боясь здоровенного Трезора, из-за забора тоненько вызывали Рэма поиграть в футбол, а он даже не отзывался. Сидел у компьютера и с одного раза проходил очередной экшен. Наловчился обходиться без мышки, назубок выучил все «горячие» клавиши.
        - Рэм, - сказала Лера, подсаживаясь к мальчику. - Я понимаю, что тебе с ними неинтересно, но ты у них сейчас вожак. Развей успех, иначе нарвёшься.
        - Я их всех одной левой, - ответил Иеремия без интереса. - С ними говорить не о чем.
        - Ты как с другой планеты, - вздохнула Лера. - Из другого мира. А ты ведь теперь такой же, как они.
        Иеремия помолчал, потом сказал:
        - Ошибаешься, сестрица, не такой. Один пацан называет меня пылесосом. Знают, кто я.
        И тихонечко попросил:
        - Можно я буду называть тебя сестричкой?
        - Можно, - ответила Лера, часто-часто моргая. - Черт, соринка в глаз попала…. Ничего, я всем объясню, что ты обычный мальчик. Только вот как быть со школой? Ты любой предмет знаешь лучше учителя. В институт? Без школьного аттестата? Пусть в институт, но беда в том, что ты и там заткнешь любого преподавателя за пояс. Горе с тобой, братец. Ни свидетельства о рождении, ни паспорта, ни аттестата, ни диплома. Без документов тебя не возьмут даже чистить общественные туалеты.
        - Ты меня совсем не любишь, - сказал Иеремия, не отрываясь от компьютера. - Я тебе не нужен. Возьму и уйду в лес. И замёрзну.
        - Ну что ты мелешь? - рассердилась Лера. - Сидит тут, понимаешь, и мелет.
        Встала и ушла. Иеремия усмехнулся и пожал плечами.
        Этим же вечером, где-то часов в десять, в ворота позвонил Тарнеголет, одетый в длинный серый плащ-дождевик, резиновые сапоги и шляпу с пером. На плече у него висело какое-то ненормальное ружье с толстым дулом.
        - Пошёл поохотиться, - объяснил он открывшей ему Лере, - да заблудился. А тут ваш дом.
        Она невольно повернулась к особняку по соседству.
        - Да, да, - сказал он. - Я вас понимаю. Вроде бы мой особнячок-то, но пока, увы, нет ни права собственности, ни ключа. Вся закавыка в том, что я иностранный подданный. Не подкинете до гостиницы?
        - Зиновий Захарович, - Лера развела руками. - Места полно, а вы на ночь глядя в гостиницу. Целый этаж свободен, хоть насовсем перебирайтесь.
        - Нет, нет, голубушка, - сказал Тарнеголет. - Только переночую, а завтра в свой номер. Привык, понимаешь…
        - Какая охота в Волшебном лесу? - говорила Лера, ведя его к дому. - Тут зайцы говорящие, кабаны ручные, разве можно?
        - Да вот, Олег Павлович ружьишко подарил, - отвечал Тарнеголет. - Дай, думаю, понарошку. Шляпу достал, перо приспособил. А зайцы как меня увидели, так и разбежались…
        Глава 18. Мне ещё образцы собрать надо
        Во дворе глухо и монотонно гавкал Трезор. Лера включила ночник. Василий дрых без задних ног, тихонечко похрапывая. Дальше будет хуже, раньше не храпел.
        - Подъем, - сказала Лера и потрясла его за плечо. - В дом лезут воры, подъем.
        Никакой реакции, а раньше тут же просыпался.
        Накинув халатик, Лера вышла на крыльцо. Тут уже, поёживаясь от утренней прохлады, с ноги на ногу переминался Иеремия в майке, длинных шортах и пляжных тапках. Светало, было начало пятого.
        Вместе пошли к Трезору. Тот стоял возле своей конуры мордой к лесу и лаял через каждые три секунды, хоть засекай.
        - Хватит, - сказала ему Лера.
        Трезор потрусил к воротам, часто оглядываясь, как бы проверяя - идут за ним или нет.
        Вместе вышли за ворота, Трезор повел в лес.
        - Идёшь? - спросила Лера.
        - С большой неохотой, - ответил Иеремия, который отстал метра на три.
        Сзади затрещали сучья, их догнал Тарнеголет в плаще и с допотопным ружьем.
        - Это стреляет? - ехидно осведомился Иеремия.
        - Это помповый дробовик, - с гордостью сказал Тарнеголет. - Подарок любимого руководителя. Он лично при мне выстрелил в чучело кабана.
        - Попал? - поинтересовалась Лера, которую в легком халатике начал пробирать озноб.
        - Какое там, - ответил Тарнеголет, снимая плащ и накидывая ей на плечи. (Она чмокнула его в колючую щеку). - Олег Павлович не стрелок, он разит другим оружием. Вот тут уже без промаха.
        - Тихо, - сказала Лера, увидев, что Трезор прижал уши и начал красться.
        Вот он остановился, принюхался и ломанул прямиком через кусты.
        - Вперёд, - воскликнул Тарнеголет и пошагал за псом, выставив перед собой ружье.
        Обойдя кусты, они очутились на большой поляне со странной блестящей черной горой посредине. Гора вдруг зашевелилась, откуда-то сбоку вынырнула огромная чешуйчатая голова на мощной шее, открыла блестящие глаза и тихо прошипела: «Лилит».
        Это имя Лера уже слышала от Мортимера. Женщина - мечта, которую из зависти возвели в ранг дьяволицы. Копия Леры, точнее: Лера копия Лилит. Значит, эта зверюга обращается к ней.
        - Можно? - шепотом спросил Тарнеголет. - Я не промахнусь.
        - Постойте, - сказала Лера, ища глазами Трезора.
        Тот, весь напружиненный, стоял на краю поляны, уставившись на чудище. Внезапно щеки его задергались, зубы оскалились. Грозно рыкнув, он оглушительно залаял и кинулся на зверюгу.
        - Фу, Трезор, фу, - крикнул Черемушкин, появляясь из-за кустов. В руке у него был пистолет. - Это Самаэль. Не узнал, что ли?
        Трезор принялся гавкать на Черемушкина. В это время, заслонив белый свет, Самаэль поднялся во весь свой гигантский рост, занес передние лапы над Лерой. Тарнеголет поднял ружье, но Черемушкин выстрелил в него из пистолета.
        - Вася, - прошептала Лера и осеклась, вспомнив, что пистолета в их здешнем доме не было, он остался в Москве.
        Затем сразу произошло несколько событий: выронив ружье, Тарнеголет начал опускаться на колени, Трезор, подпрыгнув, вцепился Самаэлю в лапу, Самаэль заревел, принялся стряхивать собаку, которая держала лапу мертвой хваткой, Черемушкин ловил на мушку мотающегося в разные стороны Трезора, а Иеремия, подняв ружье, выстрелил в Черемушкина и зарядом дроби разнес ему голову.
        Нет, это была неправда.
        - Вася! - закричала Лера, но Черемушкин, укороченный на целую голову, забежал за Самаэля, спрятавшись от меткого паренька.
        А Иеремия между тем принялся обстреливать Самаэля, метя в глаза. Вот погасил правый, заставив зверя зареветь на весь лес. Дракон попятился назад, растоптав несчастного Черемушкина. Откуда-то сверху в него ударил сноп огня, дракон вспыхнул, как соломенный, помотался из стороны в сторону и обрушился туда, где до этого лежал Тарнеголет. Старика спас Трезор, который, взяв зубами за штаны, успел оттащить его прочь, а уже Лера с Иеремией перенесли подальше от пожарища. Тарнеголет открыл глаза и слабо произнес: «Я ещё жив? Что молчите?» «А что говорить-то? - отозвался Иеремия. - Раз спрашиваете, значит - живы».
        Самаэль сгорел быстро, в какие-то секунды, будто и впрямь был из соломы.
        Краем глаза Лера уловила какое-то движение на другом конце поляны, но подумала, что показалось.
        Тем временем сверху на поляну опустился настоящий Самаэль. С него ловко спрыгнул Небирос, одетый в джинсовую пару, и подошел к Лере. Осмотрел с головы до ног, улыбнулся одобрительно, похлопал по плечу, потом присел на корточки перед Тарнеголетом, который, покряхтывая, начал садиться. Иеремия с дробовиком на плече стоял рядом.
        - Что тут у нас? - сказал самому себе Небирос, ощупывая грудь Тарнеголета. Расстегнув продырявленный нагрудный карман, залез в него и вынул толстую золотую монету. - Ого, целое состояние.
        - Да уж, - согласился Тарнеголет, пытаясь отобрать у него драгоценность. - Этой монете больше двух тысяч лет. Найдена в золотом холме Тель Кедеш, что в Верхней Галилее. Отчеканена в память царицы Арсинои Филадельфы. 28 грамм весу.
        - Сколько ж она стоит? - спросил Небирос, не отдавая реликвию.
        - История умалчивает, - ответил Тарнеголет и вдруг ловко выхватил монету. - Предпочитаю не оставлять дома, а носить с собой.
        Засунул её в карман, а карман вновь застегнул на пуговку.
        - Звучит банально, но она спасла вам жизнь, - сказал Небирос, вставая. - Карман желательно зашить.
        - А мне Лерочка аппликацию присобачит, - ответил Тарнеголет, поднимаясь на ноги. - Прости, Трезор, не хотел обидеть. (Пёс завилял хвостом). Как, Лерочка, пришпандоришь?
        - Что-то вы, Зиновий Захарович, слова какие-то странные выбираете, - отозвалась Лера. - Конечно, пришпандорю.
        И добавила:
        - Кто же это был-то? Вроде бы в кусты шмыгнул. Или показалось?
        - Не показалось, я сверху всё видел, - сказал Небирос. - В кусты шмыгнули два беса. Не волнуйся, твой Василий спит дома без задних ног. Видать, усыпили, коль так спит. Впрочем, толку от него всё равно бы не было. Вот Иеремия - молоток, не растерялся. Замечательно на пару с Трезором сработал.
        Иеремия приосанился, а Трезор почесал задней лапой за ухом.
        - А что им надо было? - спросила Лера, хотя могла бы и не спрашивать.
        - Ты, - спокойно ответил Небирос. - А точнее, в твоем лице Лилит, царица Змаргада, жена Самаэля и Асмодея…. Всё, ступайте, мне ещё образцы собрать надо.
        - Пойдемте, царица, - сказал Тарнеголет. - Вам теперь не до аппликаций. Не к лицу.
        - К лицу, к лицу, - ответила Лера, взяв его под руку…
        Небирос набрал в маленький пакетик золу, а в другой пакетик засунул неаппетитный ошметок, оставшийся от «Черемушкина». После чего оседлал Самаэля и уже через минуту входил в лифт.
        Глава 19. Мертвая зона
        Мортимеру не нужно было совать собранные Небиросом образцы под микроскоп или подвергать спектральному анализу. Усевшись за стол, выложил содержимое пакетиков на тетрадный листок, понюхал, ни капельки не брезгуя, размял в пальцах и вынес вердикт:
        - Дешевка. Такое изделие и дня не проживет. Но!
        Встал из-за стола и принялся мерять шагами лабораторию.
        - Асмодей облапошил нас, как школьников, - сказал он. - На нашей же территории. Подсунул синтетику, обычную болванку, Планзейгер и не среагировал. Вопрос: что могла сделать болванка?
        Сидевший на подоконнике Небирос пожал плечами.
        - Умыкнуть Леру не смогла бы, защитный купол ей не по зубам. Тут и Асмодей опростофилился бы - продолжал Мортимер. - Уволочь в тартар? Кто же позволит? Может, есть на Объекте такое место, о котором мы не знаем? Мертвая зона, так сказать, откуда сюда и прёт всякая нечисть.
        Посмотрел на Небироса. Тот молча слушал.
        - У нас кто опять без дела? - спросил Мортимер. - У нас как всегда Сесёлкин без дела. Вот пускай и ищет эту мертвую зону.
        Небирос усмехнулся.
        - Хочешь, ты ищи, - сказал Мортимер.
        - Не, пускай он, - ответил Небирос, вынимая из потайного карманчика на тесных джинсах золотую монету. - Дывытесь, Олег Палыч, яка гарна штука.
        - Ну-ка, ну-ка, - сказал Мортимер, взяв монету в руки, и тут же сердито бросил: - Что ты мне пустышку подсовываешь?
        - Копия, Олег Павлович, - ответил Небирос. - Оригинал у Тарнеголета.
        Мортимер посмотрел на него и вдруг просиял.
        - Тут, брат, такое дело, - сказал он, приспосабливаясь на подоконнике рядом с Небиросом. - В своё время Гриша Берц презентовал Зиновию Захаровичу пару золотых яиц, между прочим чистейшей пробы. Одно яйцо Захарыч отдал опытному ювелиру, чтобы изобразил на нём арабскую вязь, будто бы оно и впрямь старинное. Далее мудрый Захарыч не поленился съездить в Верхнюю Галилею, где в нужном месте прикопал его, а потом на глазах у еврейских археологов, которые копошились в одном из холмов, «нашел» это яйцо. Был он там в сопровождении десятка крепких хасидов, поэтому отнять у него яйцо не удалось. Отдать добровольно не согласился, только обмен. Вот и обменял на эту монету. Теперь еврейские археологи заимели на него большой зуб, потому что после долгого и нудного обследования пришли к выводу, что яйцо хотя и очень ценное, но вовсе не старинное.
        - А где Гришка достал золотые яйца? - спросил Небирос.
        - Гришка да не достанет, - ответил Мортимер. - Из банковской ячейки вестимо. Из чьей - не знаю. Если бы кто хватился - знал бы.
        - Ну и жук же этот Зиновий Захарович, - подытожил Небирос.
        - Не жук, а прозорливец, - возразил Мортимер. - Потому что яйцо в кармане не потаскаешь, а монета его спасла…
        Больше всего Мортимера раздражало, что всё время приходится за кем-то подчищать. Вместо мощного и неуклонного движения вперёд получалось топтание.
        Взять два последних случая. Почему, спрашивается, Планзейгер не отследил утечку газа в Галерее? Почему не предотвратил? То, что в Галерее автономная конструкция жизнеобеспечения - это полдела. Контроль должен быть. Всё должно быть охвачено Планзейгером. Иначе получается, что в системе есть дыры. И самая последняя дыра - мертвая зона. Вот это уже никуда не годится.
        «А кому, как не мертвяку лучше всех знать про мертвую зону? - спросил себя Мортимер. - Эх, голова садовая, просил ведь ангел поспособствовать Денису Антипову. Где-то он тут, Денис этот, крутится. Попробуем-ка вызвать дедовским способом».
        Он находился в офисе, в своем кабинете. Было десять утра, как всегда в окна светило солнце, делая всё вокруг нарядным, радостным. А надобна бы полночь, надобно уныние, черный платок на зеркале, сорок зажженных свечей, глухие шторы на окнах, на полу освященным в церкви мелом начертанный круг, до этого сорокадневный пост. Ну да ладно. Мортимер прочитал заклинание-вызов и стал ждать.
        Не прошло и минуты, как на ковре перед столом появился из воздуха невысокий брюнет в перепачканном сажей балахоне. Был он худ, до синевы бледен, а черные зрачки расплылись на ширину глаз. Тени не отбрасывал. Смотреть на него было неприятно.
        - Вызывали? - тихо спросил он.
        - Вызывал, - бодро ответил Мортимер и сразу перешел к делу: - Вот что, дружок, не надоело ли тебе, молодому ещё человеку, ходить в мертвецах?
        - Надоело, аж жуть, - невыразительно ответил Денис. - А хочешь испугаю?
        - Ты присмотрись-ка перед кем стоишь, - строго сказал Мортимер.
        - Ох, и верно, - еле слышно пробормотал Денис. - Смилуйтесь, Ваше Сиятельство. Не узнал в человечьем обличье. Вот это конспирация, так конспирация.
        - За хорошую услугу службу сослужишь? - спросил Мортимер.
        - За какую услугу? - уточнил Денис, смотря себе под ноги.
        Ограждающего круга на ковре не было, значит, можно было везде ходить. Что он и сделал. Обошел стол и встал рядом с Мортимером, обдав его смертельным холодом.
        - Эк от тебя горелым прёт, - нахмурился Мортимер.
        - Ваш же дракон меня и спалил, - сказал Денис. - Но мертвые не умирают. Так что за услуга?
        - Оживлю, - коротко ответил Мортимер.
        - Разве такое возможно, Ваше Сиятельство? - Денис слабо улыбнулся. - Мой дедушка сказал бы: брехня.
        - Значит, помочь не хочешь, - произнес Мортимер. - А Василий тебя хвалил. Надежный, говорит, пацан.
        - А что за служба? - спросил Денис.
        Мортимер объяснил.
        - Проще пареной репы, - выслушав его, сказал Денис. - Это Галерея.
        - Не проявляется, - возразил Мортимер.
        - Бесовские врата, - объяснил Денис, отходя к креслу. - Обманка, зазеркалье.
        Плюхнулся в кресло и утонул по уши. Зачертыхался, выбираясь из кожаных недр, забормотал, что не подрассчитал, из формы вышел, давно не тренировался.
        Это было забавно. Мортимер усмехнулся.
        - Ответственный за вход Шарк-Шарк, - продолжил Денис. - Именно у него печать и ключ. Без этого в зеркало нипочем не войдешь. И из него не выйдешь.
        - А ведь точно, - сказал Мортимер. - Есть у него в кабинете зеркало. Чем-то оно меня насторожило, но было не до него. Что ж, братец, награду заслужил. Ступай в лабораторию реставрации, буду тебя там ждать. Знаешь, где лаборатория?
        - Я тут всё облазил, - ответил Денис. - Знаю даже, что вы, Ваше Сиятельство, одновременно находитесь в пяти или шести местах.
        - В десяти, - поправил его Мортимер…
        Пока Денис добирается до лаборатории, немного проясним ситуацию с Мортимером.
        Одна его ипостась, которая только что общалась с Антиповым, ипостась руководителя, была привязана к рабочему кабинету директора института, другая ипостась - исследователя - трудилась как пчелка в лабораториях Портала, третья - крупного ученого - участвовала в совещаниях, международных конференциях, четвертая - администратора - обследовала Объект, осматривала стройплощадки, открывала детские праздники. И т.д., и т.п.
        Основная же формация, метафизическая, именуемая Мортимером, отцом-основателем, как бы существовала над всеми этими ипостасями, но в зависимости от обстоятельств обязательно присутствовала то в одной, то в другой, то в третьей, то в десятой.
        Вот так, немного путанно, но уж как понял. По крайней мере, про нечто подобное говорил в своё время сам Мортимер Васе Черемушкину, ну а уж тот рассказал автору.
        Глава 20. Пентаграмма-то обратная
        Денис, весь нетерпение, примчался к Мортимеру-целителю. Тот его ждал.
        Через полчаса всё было готово. Денис уже в новом теле голышом подошел к огромному, от пола до потолка, зеркалу и принялся придирчиво осматривать себя. Спросил недоверчиво:
        - Это что - мне теперь и жениться можно?
        - Женись, если охота, - ответил Мортимер, снимая резиновые перчатки, а потом белый халат.
        - В самом деле всё работает? - уточнил Денис.
        - Как часики, - отозвался Мортимер, подходя к платяному шкафу и роясь в нём. - На-ка вот трусы, маечку. Рубашку возьми, твой размер. Джинсы. Если малы - скажешь, другие подберем. Ах да, носки.
        - А можно не так быстро? - сказал Денис, не успевая за Мортимером.
        - Внизу ждет машина, - скучно отозвался Мортимер. - Через семь минут Шарк закроет кабинет и поедет на оптовую базу. Это другой край города, часа три его не будет. А куда он двинет потом - никому неизвестно.
        - Я готов, - воскликнул Денис, мигом натянувший носки.
        - Туфли надень, - посоветовал Мортимер, подпихивая к нему ногой коробку с обувью…
        В длинной розовой машине Дениса ждал всё тот же Олег Павлович только облаченный в пижонскую черную тенниску, черные джинсы Левис и белые кроссовки. Как только Денис плюхнулся на сиденье, Мортимер сказал: «Давай, Саврасов».
        Саврасов утопил в пол педаль газа. В глазах у Дениса потемнело, он пару раз моргнул, вытер выступившие слёзы (это было так классно - вытирать слёзы, которых давно уже не было), и это всё, что он успел сделать, потому что лимузин уже стоял напротив Галереи.
        - Вперёд, - скомандовал Мортимер и устремился к замаскированному люку, мелькая белыми подошвами.
        Шарк закрывал дверь на ключ, когда сзади его крепко взяли за локоть и сказали негромко: «Не торопись». Он сразу узнал Мортимера, даже не стал вырываться, потому что бесполезно.
        - Заходи, - сказал Мортимер. - Дело есть.
        Шарк прошел к своему столу, сел в каменное своё кресло, посмотрел на Дениса и спросил:
        - Это кто?
        - А что? - осведомился Мортимер, боком усаживаясь на край стола.
        - Режимное заведение, - дежурно пробубнил Шарк. - Обязан спросить. У тебя, парень, пропуск имеется?
        - Ну откуда ж у него пропуск, когда он ещё час назад был мертвяком? - усмехнулся Мортимер. - Чуешь, чем дело пахнет?
        - Не пойму я что-то, - сказал Шарк, не поднимая глаз. - Я знаю, что вы мастер оживлять, но этого парня я и пальцем не трогал. Знать его не знаю.
        - Не придуряйся, дорогуша, - ласково произнес Мортимер и потрепал Шарка по чешуйчатой щеке. - Денис, объясни дяде, зачем мы здесь.
        - Попросите открыть сейф, - сказал Денис. - На нижней полке в красной коробочке.
        - Ну, что сидишь, открывай, - Мортимер весело улыбнулся.
        Зыркнув на Дениса, Шарк протопал к сейфу, открыл, вынул красную коробочку, протянул Мортимеру.
        Та оказалась пуста.
        - Ах, да, - сказал Мортимер, выронив коробку, и пошёл на Шарка. - А что у нас, ребята, в рюкзаках?
        Шарк ощетинился, зашипел, принялся махать перед собой когтистыми лапищами, не подступишься. Бить не бил, только отмахивался, приговаривая: «Напраслина, навет. Ну и что, что коробочка? Мало ли на свете коробочек?»
        Мортимер вдруг растворился в воздухе, Шарк завертел головой.
        - Коробочка ни при чем, - сказал Мортимер, вновь возникая на свет Божий. - Главное, что в ней хранится.
        Поднял перед собой, держа в пальцах, серебряную змейку-брелок, к которой были прицеплены золотой ключик с головкой из зеленого изумруда и круглая золотая печать с вдавленной пентаграммой.
        - А где же дверь для этого ключика? - спросил Мортимер и посмотрел на Шарка.
        Тот опустил голову.
        - Пентаграмма-то обратная, - заметил Мортимер, поглядев на печать. - С нечистой силой водишься?
        И ядовито хихикнул.
        Подойдя к зеркалу размером с хорошую дверь, только приподнятое над полом сантиметров на десять, безошибочно нашел, куда приложить ключ, а куда печать. Приложил, по зеркалу пошли волны, потом оно открылось, превратившись в черное отверстие, откуда потянуло теплом и застарелой гнильцой.
        - Ну? - Мортимер обернулся к Шарку. - Твой шанс. Беги.
        Кивнул на черную дыру. Шарк попятился.
        - Тогда сядь и сиди, - прошипел Мортимер.
        После его слов неведомая сила приподняла монстра в воздух и швырнула в каменное кресло, вжала в камень, ещё чуть-чуть и его бы расплющило, но Мортимер сжалился, отпустил. Шарк задергался, пытаясь встать, но ничего из этого не вышло, сидел, как приклеенный.
        - Пойдешь со мной? - спросил Мортимер у Дениса.
        Тот отрицательно помотал головой.
        - Не был там? - спросил Мортимер.
        - Не был.
        - Если что-то из дыры полезет - удирай, - сказал ему Мортимер. - Дуй из Галереи что есть мочи, потому что от неё ничего не останется.
        Денис кивнул, и Мортимер вошел в Зазеркалье.
        Здесь было не так черно, как казалось снаружи. Отовсюду лился зеленоватый свет, именно что лился - этаким непрерывным потоком, то сверху вниз, то снизу вверх, отчего в глазах плыло, мешая сосредоточиться. Мортимер часто-часто заморгал, настраивая собственную подсветку, после этого всё вокруг значительно посветлело, и проявилось то, что скрывалось в густой тени.
        Стало видно, что он, Мортимер, находится в прямоугольном помещении с серебристыми потолком, полом и стенами, которое не имеет конца, а состоит из уходящих в перспективу повторяющихся отражений. Также стало видно, что помещение это (главное, с которого начинаются отражения) понемногу заполняется разнокалиберными каменными фигурами, от полуметровых до пятиметровых, под которыми земля трещит. В отражениях идет другая жизнь, там фигур поменьше, а кое-где и вовсе нет. То из одной, то из другой каменной куклы выглянет вдруг бес с горящими, как фары, глазами, и тогда она начинает двигаться, да так быстро, так ловко.
        Ясное дело - идет демонстрация силы, разминка, тренировка, а когда прозвучит приказ, вот тогда держись.
        И нацелена вся эта армада на Объект, чтобы смести всё и вся. Материал роли не играет, фигуры могут быть из камня, из дерева, из руды, из урана, из псевдоплоти. Форма может быть разная, как соблазнительная, так и внушающая отвращение, страх. Соблазнительная, между прочим, опаснее, так как неопытный человек, поддавшись чарам, теряет естественную бдительность.
        Ближайший монстр, трехметровая образина, мазнул лапой, норовя зацепить. Увернувшись, Мортимер хватил его в грудь кулаком. Монстр пошёл трещинами и рассыпался, а сидящий в нём бес, скрипнув зубами, перескочил в другую фигуру. Между прочим, Мортимер мог бы и не уворачиваться, мог бы просто поставить перед собой стальной щит, о который монстр раскурочил бы свою конечность. Но это было бы топорно, никакой тебе игры.
        Он дал сокрушительный отпор ещё паре каменных громил, а когда на него, громко топая, пошла целая группа, выхватил из тайника огненную плеть и стегнул наискосок, с оттяжечкой, прихватив и тех, что стояли поодаль. Брызнули в разные стороны осколки, а не успевшие вовремя смыться бесы, кто перерубленный пополам, кто потерявший голову, кто копыта, ускакали прочь, в отражения. Торс бежал на руках, нижняя часть его догоняла, а догнав, водружала на себя сверху. Те, кто потерял голову, на бегу нахлобучивали её себе на шею. И всё с визгом, лаем, с подхрюкиванием.
        Глава 21. Зазеркалье
        Мортимер разнес плетью в пух и прах оставшиеся фигуры, хотя и понимал, что толку в этом мало. Для Асмодея наплодить Зазеркалье новыми пугалами - раз чихнуть.
        Обломки сами собой втянулись в твердый серебристый пол, дальняя стена побежала вперед, втягивая в себя отражения, потолок принялся подниматься вверх, а боковые стены расширяться. Когда всё закончилось, Мортимер оказался один в этаком преогромном убежище с далекой-предалекой черной полоской на стене - выходом через зеркало.
        Сверху вдруг свалился здоровенный трон из черного гранита, украшенного золотыми вензелями. Мортимер едва успел отскочить, потом, правда, ругал себя за суетливость. Можно было спокойно исчезнуть в подпространстве и выйти метрах эдак в десяти.
        Всё содрогнулось от удара, поднялась туча пыли, которая, впрочем, неестественно быстро осела, после чего оказалось, что на троне восседает великан в красно-черной одежде. На сей раз Асмодей, а это, естественно, был он, проявился в привычном для Мортимера виде: черноволосый гуманоид с блестящей темной кожей и багровыми, как рубин, глазами. В волосах пара темно-красных рогов, в руке рубиновый жезл, с помощью которого этот повелитель архигерцогов не знал поражений.
        Мортимер по сравнению с ним казался букашкой.
        Асмодей всегда старался принизить, а если не получалось - смертельно оскорбить, морально извалять в грязи. И это у него получалось.
        Что ж! Мортимер начал разбухать, увеличиваться и остановился, когда вырос до размеров Асмодея. Правда, начал задевать макушкой потолок, вызвав издевательский смех Асмодея.
        - Мыльный пузырь, - сказал он. - Эк раздулся. А мы вот тебя булавочкой.
        Ткнул жезлом, но промазал. Вот тут Мортимер не побрезговал воспользоваться подпространством.
        - Всё твои штучки, - пробормотал Асмодей, продолжая сидеть. Чувствовалось, что рассержен. - Технарь-одиночка, Кулибин недорезанный…. А что это у тебя в руке-то? Огненная плеть? Магией занялся, любезный? А на-ка вот прикурить.
        Швырнул в Мортимера огненный шар. Тот ловко рассек его плетью на четыре части. Огонь брызнул в стены, сам же Мортимер остался невредим. Пока что он оборонялся.
        Асмодей встал с кресла, рукой поднял вверх потолок, чтобы не мешал, жестом убрал к стене кресло, в котором оставил свой рубиновый жезл. Сказал:
        - Значит, как встарь? Как в юные годы - на рапирах? Извольте.
        В руках у него появилась пара украшенных бриллиантами рапир, одну он швырнул на пол перед Мортимером и, не дожидаясь, пока тот поднимет её, начал фехтовать. Острый клинок рассек рукав черной тенниски. Стегнув плетью, Мортимер выбил из руки противника грозную рапиру и погрозил пальцем.
        - Значит, честно не хочешь, - резюмировал Асмодей, пальцем подзывая к себе рапиру. Та подлетела, легла рукоятью в ладонь. - Учти, я без жезла, а значит, не хочу убивать. Думаешь - почему?
        - Почему? - спросил Мортимер, перекладывая плеть в левую руку и поднимая рапиру правой.
        - Потому что ты отсюда не выйдешь, - сказал Асмодей, кривя тонкие губы. - А что мне от тебя, от дохлого, толку? Я поговорить хочу. Узнать, как ты докатился до жизни такой, что ушел из родного мира в мир людишек. Ты же мне как брат. Зачем предал?
        - Странно слышать от тебя про предательство, - произнес Мортимер и пару раз вхолостую рубанул рапирой, проверяя, как прилажен к рукояти граненый клинок. Вроде не болтался, хотя от «братца» Асмодея можно было ожидать всего. - И с чего ты взял, что я отсюда не выйду?
        - Проще простого, - ответил Асмодей и топнул копытом, обутым в лакированный ботинок.
        Пол под Мортимером провалился, он полетел в черную пропасть без дна. Инстинкт сработал прежде, чем он приказал себе измениться. Через секунду он превратился в крылатого архидемона, то есть принял естественный свой облик.
        Взмыл вверх и не нашел провала, через который рухнул вниз. Асмодей намертво замуровал его.
        Та-ак. Архаиму Зазеркалье недоступно, Самаэля долго ждать, остается, как обычно, надеяться на себя.
        - Технарь, значит? - пробормотал Мортимер, шаря впотьмах по тайным своим закромам, где на полках были аккуратно разложены различные артефакты и грозное оружие. - Где-то тут у меня был «Маленький Давид». Вот он, малыш, калибр 91,4см. Что там у нас в сопроводительной записке написано? Ага, американская мортира для стрельбы крупной авиабомбой. И приписочка: экономные американцы скумекали, что стрелять авиабомбой из мортиры дешевле, чем сбрасывать её с самолета…. А вот и сама авиабомба. Нет уж, нет уж, этой мортирой можно всё Зазеркалье разнести и пол Объекта в придачу. Или рискнуть? Для эффекта.
        Зарядив гигантское орудие, Мортимер выстрелил.
        Авиабомба прошибла не только пол, но и потолок зазеркального убежища. До Галереи, правда, не дошла, застряла в одном из хитрых переходов, где благополучно взорвалась. От этого полопались все зеркала в Знаменске, треснуло даже вставленное в золотую раму толстенное внушительное зеркало в вестибюле Центральной Гостиницы.
        - Вот и я, - воскликнул Мортимер, вылетев сквозь широкую дыру и приземлившись рядом с Асмодеем, который прилаживал себе оторванную бомбой ногу. - Не ждали-с?
        - Шут гороховый, - прошипел Асмодей, сверкнув на него рубиновым глазом. - Больно же.
        - Давай драться, - гордо провозгласил Мортимер. - Никакой пощады. Бой до смерти.
        - Я пошутил, - отозвался Асмодей. - Ты же знаешь, что смерти нет. У одного тебя только с десяток ипостасей, да и у меня… со счета сбился. Как такого убьешь?
        Закончил с ногой, встал, топнул, удовлетворенно кивнул и сказал:
        - Борьба у нас с тобой вечная. Главное - навредить. У тебя там в запасе много всяких гадостей?
        - Много, - подумав, ответил Мортимер.
        - И у меня хватает, - произнес Асмодей и, прихрамывая, направился к креслу. - Ты мне лучше расскажи про свои планы, а то порой возникают сомнения. Может, я в чем неправ?
        Это уже было что-то. Этого Мортимер никак не ожидал. «А что? - подумал он. - Может, так оно и к лучшему?»
        - У тебя, брат, сейчас в распоряжении только пространство Козырева, то бишь Зазеркалье, - сказал Мортимер. - Другим путем попасть на Объект ты никак не можешь. А ведь ты мне нужен. Но для начала составим договор следующего содержания:
        «1.Не вредить друг другу.
        2.Использовать пространство Козырева только в мирных целях…»
        Всего договор содержал тринадцать пунктов. Асмодей с ними согласился, но внес уточнение, что данный Договор касается только территории Объекта. И сферы его влияния, добавил Мортимер. И сферы его влияния, поморщившись, согласился Асмодей.
        Договор был тут же воспроизведен на пергаменте, подписан кровью и скреплен печатью Верховной Канцелярии…
        Глава 22. Место там серьезное
        Денис сидел на стуле у дверей подальше от зловещего провала-зеркала и прислушивался к тому, что происходит там, в черной дыре. Шарк, похоже, тоже прислушивался.
        Пока что, судя по грохоту и визгу, Мортимер наводил в Зазеркалье порядок, но потом что-то изменилось. Остались два голоса. Один, густой, низкий, принадлежал Мортимеру, другой, повыше, напористый, нахальный - ещё кому-то. Потом произошло что-то похожее на обвал - и тишина.
        Из черной дыры вылезла вдруг мохнатая лапа и вместе с каменным креслом уволокла вопящего от страха Шарка.
        Денис скакнул к двери, дернул ручку - впустую. Дернул ещё раз, что есть силы - бестолку. Задергался туда-сюда, ожидая, что мохнатая лапа схватит его за шиворот, вспомнил вдруг про тайную дверь во встроенном шкафу, которая вела в производственные помещения. Вот она, родимая, открылась, слава Господу. Оглянулся напоследок на страшную дыру. Да нет, вроде ничего страшного.
        И вдруг бабахнуло так, что пол заходил ходуном. Денис выскочил в узкий длинный плохо освещённый коридор и помчался вдоль него к далекой двери, стальной, со штурвалом, как в подлодке. Увы, открыть её тоже не удалось.
        Тогда он сел, привалившись спиной к стене, и начал переживать. Вот уж дурь, так дурь, думал он. И часа не прошло, как воскрес, а пора вновь помирать. Хуже того, может и умереть-то не дадут, будут живого на сковородке жарить. У них, у чертей, это принято…. Не хотелось же сюда ехать, ох как не хотелось. А может, не найдут? Увидят, что кабинет пуст и успокоятся. Стоп-стоп, а шкаф-то я закрыл?
        Он похолодел, вспомнив, что шкаф за собой не закрыл. Или закрыл?
        Встал, пошёл было обратно, потом остановился, подумав, что может лучше тут, в тупичке, отсидеться. Всё-таки заставил себя идти….
        Шкаф был закрыт, но кто-то с другой стороны эдак мягко, украдкой приближался к нему. Денис замер. Дверь распахнулась, перед ним стоял Мортимер.
        - Натерпелся, старик? - спросил Мортимер. - Я ведь только сейчас вспомнил, что без ключа отсюда не выйти, автозащелка с обеих сторон. Режим, старик, физическая защита, никуда не денешься. Давай, выходи.
        Денис вышел. Кабинет, естественно, был пуст, вместо черной дыры на стене, поблескивая под ярким светильником, висело зеркало. Оно, в отличие от прочих, не треснуло.
        - Шарка утащили, - сказал Денис, которого ещё била мелкая нервная дрожь.
        - Да? - отозвался Мортимер. - А я и не заметил. Туда ему и дорога. Хотя, в принципе, жалко, спец был отменный.
        Посмотрел на Дениса и сказал:
        - Что, мороз по коже? А какой храбрец был. Заводила, герой, нашего брата ни капельки не боялся.
        - Вашего брата? - переспросил Денис. - Просто мне терять было нечего, а сейчас извините. Вон как ваш брат одному человечку на днях голову оторвал. Секунда - и нету. Мне теперь осторожненько надо жить, тише комариного писка.
        - Мда, - сказал Мортимер с некоторым сожалением. - Что ж, живи тихо. Такие тоже нужны…
        Розовый лимузин стоял на дороге напротив замаскированного лифта. Саврасов сидел за баранкой как истукан. Верите - нет, за всё это время ни разу не шелохнулся. Покосился только, кто это там поднимается на лифте-то, и вновь взгляд вперед, в одну точку.
        - Куда же мне тебя пристроить? - сказал между тем Мортимер, открывая перед Денисом дверь машины. - У Василия поживешь?
        - У Васьки? - обрадовался было Денис, но быстро потух. - Удобно ли? Там Лера, там Иеремия.
        Полез на среднее сиденье.
        - Вот именно, у Черемушкина, - твердо сказал Мортимер, усаживаясь рядом с ним и делая знак Саврасову, чтобы трогал. - Затевается крупное дело, будешь писать сценарий. Ты ведь мастак. А в помощь тебе дам настоящего писателя. Лаптев его фамилия.
        - Ну, не знаю, - с сомнением ответил Денис. - Почему вы думаете, что я мастак?
        - А кто в школе спектакли ставил? - напомнил Мортимер.
        - Всего один спектакль.
        - Зато какой, - сказал Мортимер. - Все ухахатывались. Правда, теперь нужно, чтобы всё было серьезно, чинно. Не волнуйся, не на пустом месте, дам тебе «рыбу». Впрочем, можешь сам. Ветхий Завет, книга Бытия, глава 3, стихи 6 и 7.
        - Это вас там? - спросил Денис, увидев длинный и ровный разрез на рукаве его черной тенниски. Раньше его не было.
        - На гвоздь напоролся, - ответил Мортимер.
        - И порохом от вас несёт, как на стрельбище, - не отставал Денис.
        - Место там серьезное, - пробормотал Мортимер. - То гвоздь торчит, то пушки стреляют. Слушай, отвяжись, а?
        - А почему крови нет? - полюбопытствовал Денис.
        - Комар попался здоровенный, вроде тебя, - сказал Мортимер. - Всё высосал…. Вылезай, приехали.
        Услышав звук мотора, Лера вышла на веранду, Иеремия остался у компьютера. Трезор на сей раз не строил из себя сторожевого пса, только высунулся с любопытством из своей будки.
        - Узнаёшь? - спросил Мортимер, подводя к Лере Дениса.
        - Не-а, - сказала Лера и протянула Денису руку.
        Тот смутился, потом осторожно пожал узкую ладошку.
        - Постойте-ка, постойте-ка, - сказала Лера, посерьезнев. - Денис?
        - Вот это, я понимаю, чекист, - похвалил Мортимер. - Или раньше виделись?
        Тут он покривил душой, знал ведь прекрасно, что, будучи ещё мертвяком, Денис приходил к Лере. И Архаима тогда именно он, Мортимер, науськал на Дениса, чтобы уничтожил его, чтобы больше тот не вешал свою гнилую лапшу на уши доверчивым девочкам.
        Денис заулыбался, Лера тоже.
        - Лерочка, милочка, ты не против, чтобы Денис пожил у вас? - сказал Мортимер. - Временно, пока я не найду что-нибудь подходящее.
        - Ну что вы, Олег Павлович? - ответила Лера. - Мы только рады.
        - Тут дело ещё вот в чем, - произнес Мортимер, взяв её под локоток и отводя в сторону. - Денису нужно присмотреться к вам с Васей, понаблюдать за вашими привычками, движениями, мимикой, чтобы всё было естественно. Именно он будет писать для вас сценарий.
        - Да, да, - тихонечко сказала Лера. - Денис, помнится, говорил про какой-то спектакль.
        - Вот, вот, именно спектакль, - согласился Мортимер. - Да здравствует спектакль…. Насчет бельишка для Дениса не беспокойся. В комнате, где ты его устроишь, в шкафу спальных принадлежностей уже прибавилось. Ты ведь Дениса поселишь там, где раньше жил Лёшка?
        Она согласно кивнула и сказала, что белья каждую неделю прибавляется. Постираешь, а складывать некуда, прямо беда.
        - А ты выбрасывай, нечего стирать, - посоветовал Мортимер. - Дом вам, Лерочка, попался особенный, с полным циклом обновления. Ни тебе продуктов покупать, ни белья, ни одежды. Даже полы подметать не нужно. Заметила?
        - А я всё равно подметаю, - ответила она. - И каждую неделю мою. Иначе грязью зарастешь.
        - Вот это зря, - произнес Мортимер. - Чекист должен всё замечать и ничего лишнего не делать…
        Он укатил на своем розовом лимузине, а Лера сказала Денису:
        - Ну что, дружище, пошли в дом? Как ты там говорил? Смерть - это не страшно, это только начало настоящего, потому что сейчас мы живем в кривом зазеркалье. Как тебе теперь в кривом зазеркалье?
        - Страшновато, - признался Денис. - И в прямом и в кривом зазеркалье страшновато.
        Глава 23. Научный Центр
        Мусатов понимал, что обленился. Стало расти пузцо, у двадцатипятилетнего-то, округлилась физиономия, но главное - ничего не хотелось делать. При зарплате в четыреста тысяч рубликов напрочь исчезла мотивация к творчеству. Ей Богу, нищему (относительно, конечно) было проще. А ведь обещал Мортимер, что будет нагружать по самую сурепицу. Где она, эта сурепица? Так, разовые поручения, симпозиумы, на которых нужно сидеть с умным видом и порою кивать головой. И ведь стало нравиться.
        Но этим утром всё пошло по-другому, а началось с того, что Олег Павлович вызвал его к себе и первым делом сказал:
        - Вы почему это, дорогуша, только что не поздоровались с Тамарой?
        Прямо в лоб. Действительно, Мусатов, торопясь, проскочил мимо Тамары.
        - Черт, - сконфуженно промямлил он. - Извините, задумался. Она что - накапала? Когда, спрашивается, успела?
        Мортимер вынул из стола конфеты «Рафаэлло» в железной банке, украшенной красным бантом, и сказал:
        - Идите, искупайте вину, потом ко мне. Не торопитесь.
        Мусатов отсутствовал ровно пять минут. Вошел раскрасневшийся, с блуждающей улыбкой и томными глазами.
        - Порядок в танковых войсках, - похвалил Мортимер. - Пора вам, любезный учёный, переходить в решительное наступление, обзаводиться, так сказать, крепким тылом. Ну, ну, не смущайтесь. Я вас вызвал вот по какому поводу. Мы тут посоветовались и решили организовать Научный Центр. Одно из перспективных направлений - детальное изучение пространства Козырева. Вы, разумеется, знаете, что с помощью зеркал можно общаться с биополем Земли?
        - Это очень любопытно, - туманно сказал Мусатов. - И какова моя роль?
        - Возглавить этот Центр, - ответил Мортимер. - Оставаясь моим замом. Оклад, естественно, удвоится. Будет интересно, в Знаменске уже порядочно молодых зубастых ученых, у которых сногсшибательные идеи. Нужно идеи воплощать в жизнь. Вы как?
        - Олег Павлович, дорогой, вы меня просто возрождаете, - с чувством сказал Мусатов. - Разумеется, за.
        - Есть у меня юный вундеркинд, - улыбнулся Мортимер. - Толковый паренек. Не возьмёте под своё крыло?
        - Как я могу отказать? - ответил Мусатов…
        На конференции в Праге Мортимер не врал про жилой массив в лесопарке и научно-исследовательские корпуса. Имелся такой жилмассив в той части Волшебного леса, что поближе к Порталу. Дома здесь казались изящными, легкими, хотя сделаны были из стекла и бетона и имели по тридцать этажей и выше. Но ведь это смотря как сделать.
        Этот город в городе уже был процента на два заселен текущими сюда непрерывным тоненьким ручейком научными и рабочими кадрами. Метрах в пятистах от него располагались пять научно-исследовательских корпусов, а чуть подальше - семь производственных. Аккурат между ними находился тот самый Научный Центр, о котором говорил Мортимер. Он был пока закрыт, но какие-то люди в зеленой спецформе сновали по его территории, наводя последний лоск.
        До шоссе номер пять, которое рассекало Волшебный лес на две неравные части, от жилья и корпусов было рукой подать. Номер шоссе присвоил Планзейгер, который себе на уме, так что нечего гадать, почему взята эта цифра.
        По шоссе с интервалом в три минуты туда-сюда ходили скоростные трамваи и автобусы вполне импортного вида, хотя спроектированы и сделаны они были в Знаменске.
        На трамвае от административного корпуса до Научного Центра было семь минут езды, им-то сразу после разговора с Мортимером и воспользовался Мусатов.
        Пожилой усатый охранник на проходной у ворот без разговоров открыл турникет и отдал честь опешившему Мусатову.
        - У меня к вам два вопроса, - сказал Мусатов усатому дядьке. - Первый: почему не потребовали пропуск? И второй: зачем честь-то отдавать?
        - А вот, - ответил охранник, показав Мусатову планшет с его цветной фотографией. - У нас тут вахта, а на вахте кто чего знат? На вахте никто ничего не знат. Поэтому выдана под роспись планшетка, которая подсоединена к прибору. Прибор вас узнал, прибор не обманешь. Вы директор.
        - Но у меня пока нет пропуска, - возразил Мусатов.
        - Получите, - охранник протянул ему новенькую красную книжицу. - У нас не заржавеет.
        - А зачем честь? - слабо спросил Мусатов, насмерть сраженный допотопным диалектом.
        - На планшетке написано, что вы генерал, - ответил охранник. - Большому кораблю большое, стал быть, плавание.
        Мусатов только махнул рукой и пошагал дальше, на территорию центра. Поначалу он злился на Мортимера, что тот посадил такого пня охранником, потом подумал: а что? Хороший дядька, честь отдаёт. Молодой бы изгаляться начал, а этот с уважением.
        Так что не стал он подкладывать старичку свинью.
        Люди в зеленой спецформе уважительно здоровались, не махали перед носом метлами, ждали, пока пройдет. Тоже откуда-то знали. Это было приятно.
        Сзади раздались быстрые шаги, его догнал, вы не поверите, Сергей Степанов, тот самый, который со страшной скоростью печатал ему, Мусатову, докторскую. Был он свеж, мускулист, загорел, что подчеркивалось белой тенниской. Белозубо улыбнувшись, Степанов сказал:
        - Сергей Анатольевич, дорогой, рад вас видеть. Позвольте вас сопровождать, я уже здесь не первый день и всё знаю.
        - Вот сюда, пожалуйста, тут будет удобнее, - говорил он, оттирая Мусатова от спрятавшейся в густой траве канавы, но тот назло шагнул в сторону и сверзился бы прямо на строительный мусор, если бы не Степанов, ухвативший его, потерявшего равновесие, за штаны. Выдернул, поставил на ноги.
        - Да что ты мне шагу не даешь ступить? - прошипел Мусатов, приводя себя в порядок. - Кто ты такой?
        - Ваш заместитель по хозяйственной части, - Степанов прищелкнул каблуками кроссовок. - Степанов Сергей Витальевич.
        - Ладно, веди, Сергей Витальевич, - смилостивился Мусатов, понимая, что катастрофически окружен дураками.
        То, понимаешь, грамотей на вахте, то теперь Сергей Витальевич, бывший охранник. Какая уж тут научная деятельность. Где вы, умницы и умники, интеллектуалы, корифеи в мельчайших тонкостях физики, где одна крохотная ошибка может перечеркнуть многомесячный кропотливый труд. Вот где ювелирная точность и ослиное терпение. Где ваш утонченный юмор, выданный с каменным лицом, с полнейшим безразличием?
        - Веди, злыдень, - добавил Мусатов и, спохватившись, добавил: - Это я не тебе, друг любезный, это я сам с собой разговариваю.
        Степанов конечно же обиделся, но быстро отошел. Поводил начальника по готовым уже этажам, показал лаборатории, компьютерный центр с самым мощным в Европе компьютером, зал для лекций и семинаров показал, оранжерею, столовую. Чувствуется, всё изучил основательно.
        Короче, Мусатову понравилось, и он уже не считал Степанова злодеем, пнём и самозванцем. Позвонил Мортимеру, сказал, что в принципе Научный Центр к работе готов, в связи с чем у него, Мусатова, имеются два вопроса: кто будет набирать команду и почему охранник назвал его генералом?
        - Команда уже есть, - ответил Мортимер. - Ребята перспективные, работают в научно-исследовательских корпусах, претензий к ним никаких. Я отобрал двадцать лучших, завтра принимайте. Можете провести собеседование, чтобы оценить уровень.
        - Простите, уже завтра? - спросил Мусатов.
        - Именно, - сказал Мортимер. - Так что с утречка прямиком в Центр. Приступайте к работе.
        - То есть в Управлении можно не появляться? - уточнил Мусатов.
        - Если понадобитесь, я вызову, - произнес Мортимер. - Что касается второго вопроса, то указом Президента на днях вам присвоено воинское звание генерал-майора. Или вы против?
        - Нет-нет, не против, - пробормотал Мусатов. - Только всё как-то неожиданно. Так сказать, награждение непричастных.
        - Я завтра заеду, - предупредил Мортимер. - Тогда и поговорим. Если, конечно, хотите.
        - Не хочу, - сказал Мусатов, вовремя вспомнив, что Юлий Борисович Харитон, будучи главным конструктором и руководителем КБ-11 в Сарове, имел генеральское звание.
        Значит, так нужно.
        Глава 24. Курьер
        Лаптев рассовывал по коробкам документы и рукописи. Помочь было некому, поэтому всё делал сам. Многое нещадно рвал в клочья, нечего на новое место тащить старьё. Мортимер возвращал писателям Знаменска прежнее помещение, извинялся за перегибы, допущенные отделом культуры. На завтра был назначен переезд, только опять же коробки придется грузить самому, из действующих писателей он, Лаптев, остался один. Даже Егоровна, увы, не выдержала пресса, умерла вчерашним утром.
        - Есть кто живой? - раздалось с крыльца.
        Странный вопрос - дверь-то распахнута, значит есть.
        В комнате приема раздались тяжелые шаги, сопровождаемые перестуком колесиков, потом в кабинет ввалился грузный человек с толстыми черными усами, в зеленой униформе и зеленой бейсболке, везущий за собой чемодан на колесиках. Поставив чемодан напротив стола, спросил: «Вы Лаптев?» Симеон кивнул.
        - Велено передать, - сказал усач, приподняв бейсболку и промакнув начинающуюся лысину цветастым платком. - Распишитесь.
        Раскрыл перед Лаптевым журнал, поставил галочку там, где нужно расписаться. Подождав пару секунд и не уловив никакого движения, поднял глаза на Лаптева и четко, внятно сказал:
        - Чемодан принадлежал Кузьминой Анастасии Егоровне. Внутри лежит записка, сделанная её рукой, в которой написано, что чемодан с содержимым нужно передать секретарю союза писателей Знаменска Лаптеву Симеону Оскаровичу. Смерть Кузьминой вызвана естественными причинами, поэтому следствие прекращено.
        Лаптев расписался, потом с любопытством спросил:
        - А вы, простите, кто?
        - Курьер, - отчеканил усач и вышел.
        Лаптев раскрыл чемодан. Сверху лежала записка, а под нею, на папках с рукописями, толстая тетрадь в клеточку - дневник.
        - Вот даже как, - вздохнув, сказал Лаптев и вынул тетрадь. - Оказывается, ты, голубушка, была не просто Егоровна, а Кузьмина Анастасия Егоровна. Прости…
        Вот некоторые записи из дневника местной андеграунд поэтессы Егоровны, которые, может быть, дадут нам некоторое представление о её жизни и о бурном росте замечательного и нехилого города Знаменска. А может, и не дадут.
        «Июнь, 8, 19.00. Преследует ощущение, что будто долго спала, потом вдруг проснулась. Что было раньше - ни бум-бум. Это, наверное, склероз, либо старческое слабоумие. Но была же весна, ландыши, первые стихи. Или остались только последние? Решительно ни-че-го не помню.
        Сижу в маленькой комнатке в компании с десятком сонных мух, за стареньким столом. Вынула из верхнего ящика толстую тетрадь, исписанную какими-то иероглифами, но она вдруг вспыхнула бесцветным пламенем и в один миг сгорела. С блокнотом из среднего ящика случилась та же история.
        Но вот новая тетрадь, совершенно чистая, в ней и пишу.
        В кладовке среди дряхлой одежды нашла чемодан на колесиках, набитый рукописями. Это стихи. Между прочим, не горят!
        На лестнице шаги. Открываю дверь, против своей квартиры стоит сосед, активный такой носатый семит. Обернулся. „Здорово, - говорит, - Егоровна“. Стало быть, я Егоровна, уже что-то».
        «Июнь, 12, 19.50. Из окна городок у нас маленький, плохонький, а пойдешь к центру - совсем другая история.
        Нашла Дом Литераторов, богатый, белый двухэтажный особняк за высокой резной решеткой. Надо показать рукописи. Судя по всему, эти стихи мои. Да много-то как! В магазинах полно водки, но нет денег. Вот пускай и выплатят гонорар».
        «Июнь, 20, 13.14. Денег нет совсем, да и откуда им взяться? Дом Литераторов (ДЛ) вовсе не организация, а клуб по интересам с выпивкой и закуской. Так просто не попадешь, нужен пропуск. Где взять пропуск, чтобы хотя бы поесть? Рукописи никто рассматривать не стал, один только Язвицкий долго пялился на стих о Малой Родине, классный, между прочим, стих, потом фыркнул, как конь, и ускакал в ресторан. Тоже мне литераторы, пьют, как лошади.
        На задворках ДЛ есть помойка, куда выбрасывают ресторанные объедки, а через решетку можно перелезть. Поганая, конечно, еда, но хоть что-то.
        Вечером приходила девица из службы регулирования и надзора. Оказывается, эта служба разыскивает не только тунеядцев, но и людей в возрасте. Я оказалась в нужном возрасте, мне положено денежное пособие. Это называется вспомоществование. Звучит погано, но постановка вопроса очень даже приятная».
        «Июль, 3, 14.59. Случилось страшное. Внезапные смерти, один за другим на кладбище таскают гробы с лучшими писателями. ДЛ катастрофически пустеет».
        «Июль, 15, 23.11. Перед обедом зашел сосед. Принес бутылочку. Сам её и выпил, а выпивши, сказал, что не может больше хранить тайну. Тайна его такова.
        Где-то месяц тому назад на том месте, где сейчас стоит Галерея, а тогда на пустыре, произошло сражение. Бились двое в черных плащах, под которыми угадывались крылья, с поднятыми капюшонами, под которыми ничего не было. Мечи были огненные и высекали такие искры, что вспыхивали рядом стоящие сосны. Но тут же гасли. Бились недолго, минут, может, семь. В результате один, рассеченный пополам, упал, а второй вынул из-под его плаща светящийся предмет размером с книгу и спрятал под свой плащ. Потом отсек ему руку и закопал. После чего сжег рассеченного дотла пламенем из своего меча, будто это был огнемет. Победил угадай кто? Правильно, нынешний правитель Олег Павлович Мортимер.
        - А второй кто? - спросила я.
        - История умалчивает, - ответил сосед. - Руку эту я откопал, она оказалась золотая. Тяжелая, килограммов на десять. А теперь спроси у меня, зачем я тебе всё это рассказываю.
        - Зачем?
        - Чтобы и ты помучилась над этой тайной.
        После этого сосед вредно так захихикал и ушел, а я напрямик в администрацию к Мортимеру. Так, мол, и так, говорю, сосед со мной поделился важной тайной. И всё рассказала.
        Мортимер сказал, что всё это брехня, нету у него никаких крыльев и не было, но спасибо за сигнал.
        В тот же день нагрянула служба надзора, выломала у соседа дверь, но никого не нашла.
        Мне бы эту руку, уж я бы знала, что с ней делать. Десять килограммов тянут на полмиллиона долларов. Вах-вах-вах».
        «Июль, 4, 12.34. Мортимер пообещал, что скоро будет коммунизм, даже лучше, чем коммунизм. Где-то мы это уже слышали».
        «Июль, 30, 18.47. ДЛ перенесли в старую хрущевку, председателем поставили приезжего. Понаехали тут. Фамилия его Лаптев. Редкостный провинциал, просто редкостный, такому золотарем служить, а он в председателях. Ну и, естественно, с таким-то кругозором разве он способен оценить мои произведения? Да куда ему в рай толкаться? Ты бы, говорит, Егоровна, Ахматову, что ли, почитала, в крайнем случае Ахмадулину. Тоже, между прочим, женщины.
        Убил, лапотник. Но я правду найду, правду не зароешь.
        С утра к нему, как на службу. Закурю, он этого не терпит, пых-пых в нос и права качаю. А что, имею право, я же автор.
        Когда он закипит, сидит весь красный, ухожу. Ну его нафиг. Я выше этого. Хожу по городу, который не узнать. Такой стал красавец.
        Да, и в деньгах теперь не нуждаюсь. Имею законную пенсию, которая вместо пособия. Между прочим, персональная, приравненная к северной. Лично Олег Павлович сделал. Добра не забывает, чудо, а не человек.
        Так вот, о городе. Раньше я запросто проходила пешочком от проходной до запретной зоны за полчаса, теперь то же время трачу от проходной до администрации Института. Однако! А уж что говорить про запретную зону, которую в народе называют Порталом. Туда шлёпать и шлёпать. Это что же выходит: город растёт, что ли? Вытягивается, как резиновый?»
        «Август, 20, 9.00. Что-то писать совсем не хочется. Пишется хорошо, когда жрать нечего, когда в животе урчит. Вот тогда фантазия мчит галопом. А когда всё есть, да ну её в болото. Сейчас бутербродик наверну с семгой, а второй с красной икоркой, и к Лаптеву. Душу ему мотать, чтоб не задирал нос.
        На чужом месте сидишь, парень, и будет это место для тебя почище раскаленной сковородки.
        А почему ещё не хочется писать даже в дневнике? Да потому что полюбила бродить по городу. В других не была, а вот покажут по телевизору Москву - наш, ей Богу, лучше. И чище, и выше, и зеленее. Покажут Париж - всё равно наш лучше. Там серый камень, у нас белоснежные дома. Всегда солнце, но жары, чтобы вся потная, нет. Жарко, как положено, на пляже, а идешь по улице - везде тень от деревьев. Про Волшебный лес молчу, это просто рай.
        Особо нужно сказать про магазины, где есть всё, свежее, вкусное. Одежда любая - чего только душа пожелает, на любой вкус и цвет. По социальной карте скидка аж 80 процентов. Где, в каком городе мира это видано? Эх, всё бы это да пораньше, когда была молодая».
        «Октябрь, 25, 8.01. Сердечко второй день что-то заходится. Неужели приплыли? Нет, врёшь, я до хороших времен хочу дожить, которые не за горами. Олег Павлович умница, такого бы в Президенты, тогда Россия, глядишь…»
        На этом записи обрывались.
        Глава 25. Помощник
        Лаптев крякнул с досадой и закрыл тетрадь. Ну, Егоровна, ну, ехидна. Поперек я ей, видишь ли, горла. Лапотник, видишь ли, золотарь.
        В дверь громко постучали.
        Лаптев открыл.
        На пороге стоял невысокий черноволосый парень, который улыбнулся и сказал:
        - Я Денис Антипов. Командирован помочь вам с переездом, а-то, слышал, у вас с кадрами напряжёнка.
        - Переезжать будем завтра, вот завтра и приходите, - ответил Лаптев, захлопывая дверь.
        - Я живу у Васи Черемушкина, - сказал оставшийся снаружи Денис. - Можете позвонить Лере. А вообще-то, направил меня к вам Олег Павлович Мортимер. Позвоните лучше ему.
        Вот зануда, подумал Лаптев.
        Пропустив в коридор гостя, вновь закрыл дверь на ключ, но делал это так, чтобы Антипов всё время был под присмотром. Спиной к нему ни-ни. Бояться не боялся, потому что был крупнее и имел разряд по боксу, просто на всякий случай. Мало ли что?
        - Не доверяете? - спросил Денис, заметив его настороженный взгляд. - Куда идти?
        Лаптев показал пальцем.
        - Постойте-ка, - сказал Денис, проходя в приемную, заваленную исчирканными бумагами, папками, журналами и книгами. - Вы же тот самый Симеон Лаптев, который каждый Божий день цапался со старухой Егоровной. Взяли бы, да помогли напечататься, вам-то что? Убыло бы? А ей, старухе, приятно.
        Лаптев ногой подпихнул к нему пустую коробку и проворчал:
        - Во-первых, товарищ умник, у нас, в Знаменске, нет типографии. А во-вторых, жалко бумаги. Давай, всё, что с пола, вали в коробку. Потом сожжем, не таскать же за собой всякую нуднятину. Это хорошо, что ты пришел, вдвоём таскать легче.
        Денис принялся набивать коробку. Заметил как бы между прочим:
        - Подпись Черемушкина ничего не значит, а ваша бы подошла. Глядишь, и вышла бы книжка Анастасии Егоровны Кузьминой.
        Пошёл за новой коробкой.
        - Да кто ты такой? - возмутился Лаптев, разгибаясь. - Ты что, следил за нами? Откуда всё знаешь? Вынюхивать явился?
        - Стихи, конечно, сочинила не Кузьмина, - сказал Денис, споро заполняя новую коробку. - Точнее, Кузьмина и тоже Анастасия Егоровна, но не эта. Её предшественница, близняшка, прототип. Но то, что они хорошие - это факт. Читали?
        И покосился на Лаптева. Тот начал багроветь.
        - Не читали, - сделал вывод Денис. - Какой же вы после этого председатель правления? Вот такие, как вы, и топят молодые таланты.
        - Ну, хватит, - сказал Лаптев, после чего подошел к стулу и сел. Вытер потный лоб. - Не могу вспомнить - где я тебе дорогу перешёл?
        - Нигде, - Денис сел рядом с ним на шаткую табуретку. - Да, я всё это видел. Будучи в потустороннем мире. Знаете, что это такое?.. Сказать нечего? И вот, благодаря товарищу Мортимеру, я чуть больше суток пребываю в новоприобретенном теле. Но очень даже не уверен, что это хорошо.
        - Чем докажешь? - нудно спросил Лаптев.
        - Под Квасюка нужно было ходить не с девятки, а с туза, - усмехнувшись, сказал Денис. - Тогда бы при своих остались.
        Да, да, был такой неловкий момент в ту злополучную ночь, когда в один момент накрылись пять тысяч.
        - А ещё вместо взбучки вам был обещан Союз писателей, - добавил Денис. - Было?
        - Тут такое дело, - сказал Лаптев, потрепав его по колену, и встал. - Лучше я покажу.
        Сходил в соседнюю комнату к чемодану, вернулся с дневником. Сунул Денису.
        - Почитай, потом поговорим.
        Денис полистал тетрадь, потом сказал:
        - То, о чем говорил сосед Егоровны, он же Валет, он же Гриневский, закономерный финал. Разве может Кастодиан сравниться в бою с архидемоном? Естественно, Мортимер заставил его выйти на земной план, потом убил. Другой вопрос: почему Мортимеру не помешал Асмодей? Ведь он тоже был заинтересован в обладании Объектом. Вот этого я понять не могу. Могу лишь предположить, что Мортимер, как более умный и хитрый, навел его на ложную цель, отвлек, на время устранил. А когда Асмодей понял, что его провели, было поздно. Мортимер первым застолбил участок.
        - Стоп, стоп, стоп, - сказал Лаптев. - Давай по порядку. Кто такой Кастодиан? Охранник Объекта? Нет, давай лучше начнем с другого. Откуда взялся Объект? Раньше тут были леса и болота.
        - Если я скажу, что из тридцать четвертого измерения - это что-нибудь прояснит? - ответил Денис. - Что мы вообще знаем о Высших Силах, которые создают наш мир? Что мы знаем о Самом Главном, о Боге, который этими Силами повелевает? Абсолютно ничего. Со своей колокольни могу лишь предположить, что Объект - это макет, кстати, один из многих, на котором Высшие Силы отрабатывают варианты развития человечества. Вероятнее всего, я ошибаюсь, но наличие обращённых говорит в пользу этого. Мой знакомый ангел уверен, что экспериментальный Объект перешел в низшее измерение в результате дурацкого стечения обстоятельств. Сбой ускорителя под Женевой вызвал сбой в ноосфере планеты, Объект выпал в осадок в нашем измерении и обрел вещественность. Верится в это с трудом, что для Серафимов сбой какого-то земного ускорителя? За всем этим видится какой-то Замысел, этакая очередная проверка на разумность. Вот вам, ребята, Портал, вот вам ультиматоны, техника на грани фантастики. Ну-ка? И кто оказался первым? Правильно, архидемон. А потом уже наши бравые чекисты.
        - Хорошо, - сказал Лаптев. - Дело ясное, что дело тёмное. А кто такой Кастодиан?
        - Хранитель, - произнес Денис. - В дневнике сказано про светящуюся книгу. Это Гроссбух приходов-расходов, он же реестр, в котором Кастодиан вёл учет артефактов. Сейчас мы подходим к главному. Завладев Гроссбухом, Мортимер без труда собрал воедино совершенно секретные артефакты, с помощью которых возродил дракона Самаэля, супервоина Небироса, систему надзора и контроля Планзейгер. Учитывая, что временная система, в которой существует Знаменск, схлопывается, изолируется, Мортимер создал совершенный Объект, который может существовать сам по себе независимо от планеты Земля.
        - Пора рвать когти, - пробормотал Лаптев. - Прости за глупый вопрос: почему у Кастодиана золотая рука? Она у него изначально золотая?
        - Нет, конечно, - сказал Денис и посмотрел на часы.
        Глава 26. Пусть себе говорит
        - Время обедать, - сказал Денис. - Ты как насчет перекусить? Не против, что на «ты»?
        - Валяй, - отозвался Лаптев. - Тут поблизости забегаловка.
        Забегаловка «У Иваныча» располагалась за углом. Народу мало - три нешумных мужичка за стойкой в углу, разбавляющих пиво принесенной водкой, да бабуся с внучкой, которая, болтая толстыми ножками, ела разноцветные шарики мороженого.
        Они взяли по тарелке знаменских помидоров со сметаной, по тарелке пельменей и по бутылке пива «Жатецкий гусь». Пельмени от Иваныча оказались очень даже ничего. Молча, запивая ядреным пивом, смели вкусную еду, потом Денис сказал:
        - Кастодиан - как бы начальник регистрационной палаты. Завладев гроссбухом, то есть реестром, Мортимер сам себя назначил владельцем земельного участка с расположенным на нём Объектом. А поскольку Кастодиан служил в администрации Князя, то есть был не частным, а должностным лицом, его подпись или иное подтверждение согласия дает право на владение участком. Закопанная рука и есть подтверждение согласия.
        - Бред людоедочки из племени ням-ням, - пожав плечами, произнес Лаптев. - Но почему рука превратилась в золотую?
        - Настоящая давно бы сгнила, - ответил Денис.
        - Ну, а теперь-то кто владеет участком? - спросил Лаптев. - Руку умыкнул Валет, значит - никакого подтверждения больше нет. Что теперь мешает Асмодею?
        - Не умыкнул, - сказал Денис. - Поначалу Валет хотел шантажировать Мортимера перед Асмодеем, потом опомнился. Силы слишком неравны. Стопчут и не заметят как. Прежде чем дать тягу с Объекта, он передал руку на хранение Брызгалову, которому доверял. Ну а тот, уже завербованный спецслужбами, доложил об артефакте Семендяеву. А дальше сплошная комедия.
        Он замолчал, к чему-то прислушиваясь.
        - Ну же, - нетерпеливо сказал Лаптев.
        - Кто-то сюда едет, - произнес Денис.
        - Мало ли в городе машин, - отозвался Лаптев. - Не в деревне, чай. Давай, давай, не тяни резину.
        - Прибыли два опера, и только упаковали руку в сумку, как прибывает Семендяев. Самолично, с охраной. Разумеется, никакой это был не Семендяев, а Берендеев со своими орлами и с ящиком водки. Мол, удачу обмыть надобно. Наобмывали так, что мертвецки пьяные оперы были утром обнаружены охранником за воротами Объекта. Брызгалов, которого никто за язык не тянул, по пьяной лавочке выболтал о дружбе с Валетом и поклялся в вечной готовности верой и правдой служить любимому генералу. Полез целоваться с Семендяевым. Был за коварство крепко бит и подвергнут трансформации, что, как известно, напрочь отшибает память. В памяти осталось одно: вчера наболтал лишнего, за что поплатился, вышел из доверия.
        Руку Берендеев заменил на булыжник. Черемушкин с Дергуновым поначалу его и вынесли, но были арестованы алчным Разумовичем, который теперь верой и правдой служит Олегу Павловичу. Чуть позже Берендеев меняет булыжник на фальшивку, и она благополучно уезжает в Тамбов. Подтверждение находится на прежнем месте, но теперь к нему так просто не подберешься.
        - Ничего себе комедия, - выслушав Дениса, сказал Лаптев. - Ну и шуточки у вас, боцман.
        Расплатившись, они вышли на тенистую улицу и лениво побрели к Дому Литераторов, но в этот момент к тротуару подлетела горбатая зеленая Ока, из неё выскочили Менанж с Фазаролли в своих неизменных кепках, заломили Денису руки и затолкали в машину.
        - Но, господа, - возмутился Лаптев, не знакомый ещё с этой публикой.
        - Он, подлец, удрал из дурдома, - последовал ответ.
        Дверца захлопнулась, зеленый уродец умчал в обратном направлении…
        Денис на заднем сиденье оказался нещадно стиснут Менанжем и Фазаролли. Впереди за рулем, вольготно растопырив ноги, сидел Берендеев.
        - Кто просил болтать? - лениво спросил Берендеев.
        - Я не…, - начал было Денис и получил кулаком в глаз от Менанжа.
        - А ты ещё и врешь, - сказал Фазаролли и наподдал кулачищем в другой глаз.
        Слезы так и брызнули у несчастного паренька. Не так больно было, сколько обидно. Боль пришла потом.
        - Ты и дружку своему подгадил, - лениво продолжал Берендеев. - Лаптева придется изолировать.
        - Протестую, - возмутился Денис. - Олег Павлович велел нам с Симеоном написать сценарий.
        Эти его слова вызвали очередную агрессию, а следом бурю смеха. Так, под дружный гогот, Ока и подъехала к зданию администрации Института.
        Дениса выволокли из машины и, приподняв, чтобы не мешались ноги, бегом занесли в стеклянный вестибюль, а потом в лифт. Антипов безжизненно висел между битюгами, лицо было сплошной синяк.
        - Ну, уж это лишнее, - сказал Мортимер, увидев избитого парня. - Вас, ребята, хоть в полицию устраивай, они там это любят. Руки-то зачем распускать?
        - Лаялся в ваш, Олег Павлович, адрес, - зевнув, ответил Берендеев. - Врал безбожно. Как можно такому подлецу доверять сценарий? Они на пару с Лаптевым такого туда ввернут, такого наплетут. С виду вроде бы всё пристойно, а на деле наврано. Я бы не доверил.
        - Ладно, - хмурясь, сказал Мортимер, который знал, о чем шел разговор в машине. - Ты бы, Казимир Филиппович, не сгущал краски. Мне-то зачем лапшу вешать?
        - Правду говорит, - вразнобой заговорили Менанж и Фазаролли. - Всё так оно и было, как доложил Казимир Филиппович. А, кроме того, зачем постороннему про Кастодиана-то? А? Пропал Кастодиан, и всё тут. Сбежал.
        - Что будем делать с Лаптевым? - спросил Берендеев. - Я его знаю - этот молчать не будет.
        - Что ж, пусть себе говорит, - сказал Мортимер…
        Первой мыслью Лаптева была позвонить 02, и он рванул в свой офис, но пока бежал, а потом от волнения долго не мог попасть ключом в замочную скважину, раздумал это делать. Ну, приедет полиция, будет долго и нудно выспрашивать, кто такой Денис Антипов, кому он так основательно перешел дорогу, что его прилюдно похитили, кем этот Денис приходится ему, Лаптеву, и так далее, и тому подобное.
        И сразу же выяснится, что Антипов в базе данных не числится, потому что Мортимер оживил его немногим более суток назад. Нет, нет, Мортимера подставлять нельзя.
        А вот что, сказал себе Лаптев. Позвоню-ка я самому Олегу Павловичу, ведь это же он послал ко мне Дениса. Открыл телефонный справочник Знаменска, набрал нужный номер. Трубку взяли не сразу, хотя у Мортимера наверняка должна была быть секретарша. Наверное, вышла.
        Наконец, гудки прекратились, и низкий мужской голос сказал:
        - Слушаю вас.
        - Олег Павлович, - произнес Лаптев и начал сбивчиво рассказывать о происшедшем.
        - Как, говорите, его фамилия: Антипов? - перебил его Мортимер. - Впервые слышу.
        - Да, да, Денис Антипов, - сказал Лаптев. - Он живет у Черемушкина.
        - Вот Черемушкину и звоните, - посоветовал Мортимер и положил трубку.
        Это что же - Денис наврал?
        Лаптев позвонил по мобильному Черемушкину, но у того был отключен телефон. Больше звонить было некому.
        Во входную дверь, которую он с недавних времен приучился запирать, постучали. Что-то сегодня полно незваных гостей.
        Открыл и обмер. На пороге стояла Анастасия Егоровна Кузьмина собственной персоной. Одета как обычно в белую блузку и черную юбку со складками. На ногах черные лакированные туфли, на голове парик с седыми буклями. Лицо белее снега, губы фиолетовые, туго сжатые, будто нарисованные.
        Что-то промычав (ему послышалось: «Бронзовеешь?») и отодвинув его рукой, она вошла. Захлопнула за собой дверь.
        Рука, о ужас, была холодная, как лёд.
        «Бог ты мой, - подумал Лаптев. - Бежать, бежать».
        Начал ломиться, но дверь не поддавалась.
        А в кабинете, куда Лаптев так и не успел дойти, кто-то завозился, потом из него вышел Денис Антипов с разукрашенной физиономией. Под каждым глазом по фингалу, челюсть распухла в правую сторону и сделалась синюшной.
        - Ты-то здесь откуда? - проклекотал Лаптев, у которого сдавило горло.
        - Передай Олегу Павловичу, что он врун, - прошепелявил Денис, надвигаясь. - Вчера оживил, а сегодня посадил рядом с Шарком. Врун и есть.
        - Но Шарк же пропал, - отступая, пробормотал Лаптев. - Говорят - удрал.
        Споткнувшись обо что-то, с размаху сел на пол.
        - Как же - удрал, - Денис навис над ним. - Его на моих глазах утащили в зеркало. Там теперь и находится. А я рядом, чтоб лишнего не болтал.
        Егоровна между тем вынула из сумочки пачку папирос, попыталась засунуть тоненькую папироску в рот, но тот не поддавался, будто склеенный.
        - Дай помогу, - сказал Денис, после чего пальцами с хрустом разодрал её губы, и в самом деле схваченные клеем.
        Этого Лаптев вынести не смог. Заревев, как бык, вскочил на ноги, снес стоявшую на пути хрупкую Егоровну и ногой вышиб дверь.
        Глава 27. Предпочел свободу
        - Вот те раз, - сказал Черемушкин, придя вечером с работы. - Денис укатил в командировку, а Симеон Лаптев спятил и ходит по городу с блокнотом.
        Мортимер запретил Лере выходить на улицу, и она уже два дня сидела дома. А всё кашель - сухой, раздирающий горло, который не брала ни одна микстура. Олег Павлович очень пёкся о её здоровье.
        - Как так спятил? - удивилась Лера, ставя на плиту чайник. - У него же всё по полочкам разложено. Такие ни с того, ни с сего умом не трогаются.
        И крикнула Иеремии, чтобы шел ужинать.
        - Олег Павлович сказал, - Черемушкин вынул из холодильника ломоть докторской колбасы, занес над ним нож, но Лера колбасу отобрала, сунула обратно в холодильник.
        - А блокнот зачем? - спросила она, вынимая из духовки рукав с жарким из свинины с картошкой.
        - Вроде берет интервью, а на самом деле несет чушь, - ответил Черемушкин и, предвкушая вкуснятину, энергично потер ладошки.
        Иеремия кубарем скатился вниз и вспрыгнул на свой стул. За несколько последних дней он вытянулся страшно, был уже на голову выше Черемушкина. Это было ненормально, это пугало.
        - Э-э, - сказал Черемушкин и для солидности кашлянул. - Ты бы помыл бы, что ли бы, руки-то.
        - Уже, - ответил Иеремия, хищно поводя носом. - Между прочим, Денис никуда не укатил. Тут он, рядышком. Спасибо.
        Последнее относилось к Лере, которая поставила перед ним тарелку со свининой.
        - А мне? - сказал Черемушкин, который всё-таки был хозяин в доме.
        - Ребенку первому, - отозвалась Лера, ставя тарелку и перед ним.
        Иеремия радостно реготнул.
        - Хорош ребенок, - проворчал Черемушкин и накинулся на еду, как зверь.
        - Что ты там про Дениса? - спросила Лера, усевшись за стол и подцепляя вилкой кусочек картошки.
        - Шлет сообщения через ютуб, - сказал Иеремия. - Помоги, мол. Вытащи.
        - А где он? - спросил Черемушкин.
        - Пишет, что в Зазеркалье, вместе с Шарком, - ответил Иеремия. - Между прочим, посылает мне обычные эсэмески со своей Нокии. Как они попадают на ютуб - непонятно. Скинул даже свою последнюю фотку. Рожа у него, я вам скажу, сильно ассиметричная.
        - Непонятно, - сказал Черемушкин. - Олег Павлович говорит, что Денис в длительной командировке, скоро не ждите. Сам Денис утверждает обратное. Нестыковочка.
        Наверху вдруг завыло, заскрежетало.
        - Черт, - воскликнул Иеремия и как лось поскакал вверх по лестнице, а через минуту примчался обратно и, не поднимая глаз, принялся истово метать жаркое.
        - Ты там случаем не бомбу испытываешь? - весь на нервах, спросил Черемушкин.
        - Не дождался, - сказал Иеремия. - Я бы его вытащил.
        - Это тебя Денис, что ли, вызывал? - невозмутимо уточнила Лера. - Ну, вы умельцы.
        - И как бы ты его вытащил? - спросил Черемушкин.
        - С завтрашнего дня я зачислен в центр к Мусатову Сергею Анатольевичу, - объяснил Иеремия. - Он как раз занимается проблемой пространства Козырева. Вытащил бы, как миленького, да не успел.
        - Не понял, - сказала Лера. - Что значит «не успел»?
        Этим своим «не понял», будто мальчишка, она покупала всех.
        - Пошёл на Шарка с кулаками, принял добровольную смерть, - хмуро произнес Иеремия. - Понял, что Мортимер запер его навечно. Решил вернуться в исходное состояние. Предпочел свободу, за что его можно сильно зауважать. Где-то он Олегу Павловичу перешел дорогу. Думаю, что и Симеон тоже.
        - Ты, Рэм, не торопись, - сказала Лера и вздохнула. - Кто такой Денис, и кто такой Мортимер? Это ж надо понимать - величины несоизмеримые. И вообще. Надо выслушать вторую сторону.
        - А может, всё не так плохо? - произнес Черемушкин. - А, Рэм? Может, Денис и взаправду в командировке, а заумный Симеон Лаптев малость рехнулся? Самую малость, как все гении. А кто-то, скажем второгодник из восьмого класса, о которого ты ноги вытер, закидал тебя через ютуб глупыми посланиями.
        - Откуда второгодник знает про Зазеркалье? - усмехнулся Иеремия.
        - Льюиса Кэрролла прочитал. Про Алису.
        - А про Шарка откуда знает?
        - Кто в городе не знает Шарка? - возразил Черемушкин. - Так что, давай-ка, парень, доедай, пока не остыло.
        - Да, да, - согласился Иеремия.
        Быстро очистил тарелку, выпил бокал компота и уже без прежней прыти тяжеловато взобрался на свой третий этаж.
        Какое-то время они молча ковырялись вилками в остывшем жарком, потом Лера сказала:
        - Ты Трезора давно не видел?
        - Да как-то не до него, - откликнулся Черемушкин, которому что-то не нравилось в этом разговоре с Рэмом. - Он всю дорогу в будке сидит, не выходит. Может, приболел?
        - Приболел, - фыркнула Лера. - Он в будке сидит, потому что в дверь не пролазит. Такую репу наел.
        - Рэм тоже, - сказал Черемушкин. - Уже со старшего братца вымахал. К добру ли?
        - Репа - она всегда к добру, - Лера встала и начала прибирать со стола. - А вот Иеремии я почему-то верю. Что-то тут не так.
        Этим же вечером с помощью Иеремии Черемушкин разобрал vip-будку. Освобожденный Трезор ускакал к живой изгороди и, вытаращив глаза, долго справлял нужду. Потом долго и старательно задними лапами закидывал нужду землей. Такую кучу накидал. Да ещё облаял любопытствующего Семендяева, который, встав на цыпочки, следил за действиями собаки.
        - Что, Сергей Сергеевич? - крикнул ему вышедший на крыльцо Черемушкин. - Рановато спать-то?
        - Сам дурак, - тихонечко сказал Семендяев, потом наддал голосом: - Чем Трезора кормите? Скоро с лошадь будет.
        - Что поймает, то и слопает, - ответил Черемушкин. - Особо не утруждаемся.
        - Отдали бы его, что ли, в питомник, - посоветовал Семендяев. - А здесь люди живут, мало ли что.
        - Не, он мирный, - возразил Черемушкин. - Спокойной ночи, сосед.
        «Вот хорек, - подумал Семендяев, уходя в дом. - Раньше товарищ генерал, а теперь сосед. Совсем обнаглел»…
        Мортимер прекрасно видел, что временная система, в которой существует Знаменск, схлопывается, изолируется, а потому торопился. Те немногие, кто об этом знал, в частности Мусатов и его ближнее ученое окружение, а также Денис Антипов (откуда только?) и члены теософского общества «Москва» видели в этом личную заслугу Мортимера. О да, об этом человеке уже слагались легенды.
        Сам же Мортимер отдавал себе отчет, в чем причина. Никак не в Планзейгере или ещё в чем-то сверхъестественном, разумеется нет. Господь распорядился. Но не так, как мы распоряжаемся существованием надоевшей мухи - берем газету и шмяк! Только мокрое место остается. Вовсе не так. А мог бы, в назидание.
        Единственное, что оставалось - набить в город побольше людей. Всяких. Богатых и бедных, знаменитых и не очень, чтобы улицы кишели народом, чтобы пляжи были битком набиты, чтобы в магазинах было не протолкнуться. Ну и, естественно, бурный рост промышленности, жилищного строительства и сельского хозяйства. Плюс высокие зарплаты, расцвет культуры, поощрение талантов. Радостные счастливые лица, прекрасная бодрящая музыка, любовь к Отечеству и, естественно, к Знаменску. Разумеется, в каждом округе Храмы. Пора браться за Храмы, время поджимает.
        Глава 28. Тебе знакома эта программа?
        К молодому ученому из Франции, который работал в Центре Мусатова, приехала его подруга Ивет. До этого дальше Москвы она не бывала, а тут какой-то Знаменск под какой-то Тулой. Оказалось, что до Знаменска от Москвы всего лишь пятнадцать минут езды на чистеньком метро. Пожив три дня в шикарном трехэтажном особняке друга и полазив по городу, юная француженка написала подруге письмо следующего содержания (в переводе на нормальный язык, конечно).
        «Привет, ёжик. Тут обалденно. Пляж в трех шагах, водичка морская, чистая, каждые полчаса легкий шторм, который сносит с ног. Мясо, пиво и мороженое бесплатно, но много пива не выпьешь - неохота. Вот жалость-то. Халява - и неохота. А всё почему? Тепло, но не жарко, не потеешь, поэтому и пить не нужно.
        Город красивый, здоровенный, пешком ноги стопчешь. Езжу на трамвае, автобусе, либо конной бричке. Как гостю города опять же бесплатно. Сечешь?
        Магазины блеск, выбор огромный и страшно дешево, но есть и секонд, там, естественно, за так. А дальше слушай: в секонде тут задарма дают то же самое, что у нас в шопах продают за бешеные бабки.
        Вчера приезжал Ален Делон, выступал перед местным молодняком. Мы с Жаном тоже были, после встречи поболтали с метром. Ему тут страшно нравится, жаль уже старенький, а то бы запросто переехал. Поговаривают, здесь его пообещали омолодить. Ты мотай на ус-то, мотай. В этом Знаменске кто уже только не побывал, разве что Элвис Пресли не был, да и то потому, что помер.
        Только что позвонил Жанчик, получил аванс. За такой аванс в центре Парижа нужно работать круглый год.
        Да, и ещё. Опять же под боком Волшебный лес, где есть всё. На рынок ходить не надо. Так вот, если интересно, я нашла тут плантацию классной дури.
        А теперь думай, почему я хочу остаться».
        Это письмо позвало в дорогу не одного только ёжика, а и с десяток её подруг и друзей, живущих в пригороде Парижа и мечтающих о светлом будущем. Так что вскорости трехэтажный особняк Жана Бланшара кишел веселой молодежью. Жизнь била ключом начиная с момента приезда весь день, весь вечер и до полуночи, пока на пороге развеселого особняка не появилась парочка крепких белозубых молодых людей.
        Один из них, который назвался Небиросом, прошел через косоглазую толпу как нож сквозь масло и вырубил орущий проигрыватель. В это время второй, который назвался Берцем, быстренько выяснил причину косоглазия и конфисковал мешок ворованной марихуанны, тайком с целью наживы разведенную Старожилом.
        Далее Небирос отозвал в сторонку пьяно улыбающегося Жана и что-то сказал ему на ухо, после чего Жан мгновенно протрезвел, покрылся испариной и, прижав руку к сердцу, клятвенно заверил его в чем-то.
        Потом они пожали друг другу руки, и на этом всё. Ночь прошла спокойно, а утром Жан пошёл на работу, друзья же вместе с Ивет - на пляж.
        Здесь, на пляже, было удивительно. Чистейшая бирюзовая вода, белый песочек, как на острове Аруба, в отдалении автоматы с ледяным пивом, беседки для барбекю, откуда тянет ароматом жареного мяса. Десять утра, час назад завтракали, но запах сногсшибательный. Даже не окунувшись, побежали к ближайшей беседке, где колдовал с мангалом толстый и загорелый усатый дядька в белом халате и белом колпаке.
        - Шашлык хочешь? - спросил он. - Бери.
        Широко повел рукой по стоящим на деревянном столе подносам с мясом на шампурах.
        Отмахнулся от евро, как от мух.
        Не врала Ивет про халяву. А мясо оказалось вку-усное. Главное - вовремя, потому что уже в одиннадцать на пляже было не протолкнуться. Видать, не одна Ивет написала письмо своей подруге. Кого тут только не было: и черные вертлявые африканцы, и сухопарые англичане с белыми, как снег, животами, и коричневые поджарые кубинцы, и упитанные немцы, и вертящие бедрами бразильянки, и кривоногие…. Впрочем, оставим этих, кривоногих, на совести тех, кто их пригласил в лучший город Земли.
        И всем-всем шашлык и прочее жареное мясо раздавалось бесплатно. Какое уж тут искусственное море, какой загар. Кстати, пиво пили все, даже непьющие и даже те, кто не хотел. Вот где было бескрайнее море, и ведь никак не кончалось. Чудо!
        Потом кто-то дотумкал, что это рекламная акция. Значит, завтра за всё придется платить. Вот давка-то началась.
        И тут подъехал длинный розовый лимузин, из него вышел неимоверно длинный негр, одетый как последний пижон во всё белое. Подняв вверх руку, заставил всех замолчать (попробуйте-ка заставить замолчать полупьяную толпу) и без всякого рупора, но так, что все услышали, сказал:
        - Никакая не акция. Пиво и мясо даром, а вот за пользование туалетом придется раскошелиться.
        Все возмущенно заорали, не в море же, пардон, опоражниваться, а Мортимер, это, конечно же, был он, весело расхохотался и провозгласил:
        - Шутка, господа. Но покушать можно не только на пляже. Бесплатные обеды во всех ресторанах города, а ресторанов у нас много, на всех хватит.
        После чего поклонился, сел в лимузин и уехал.
        - Мортимер, - прошелестело по толпе. Узнали…
        Вместе с Жаном в маленьком кабинете обычно сидели ещё двое - еврей Исаак Лернер, который с утра ушел в экспериментальную лабораторию, и болгарин Красимир Жеков, которому сегодня выпало участие в конференции. Так что Жан Бланшар находился в кабинете один. Другой бы на его месте руки на стол, голову на руки - и храпака, но Жан был не таков. Тут же впрягся в работу и недосып сам собой развеялся.
        В одиннадцать Мусатов привел к нему высокого, под два метра, крепкого парня и сказал:
        - Это Иеремия, можно Рэм. Поднатаскай по основной теме. Если заинтересуется чем другим, тоже поднатаскай.
        И ушел.
        - Жан, - сказал молодой француз.
        - Знаю, - ответил Рэм.
        - Что ещё знаешь? - тут же спросил Жан, которому некогда было возиться с новичком.
        Рэм пожал плечами.
        - То есть, ничего, - Жан вздохнул.
        - Отчего же? - возразил Рэм. - Спрашивайте.
        - Образование, ясное дело, высшее, - сказал Жан, усаживаясь за стол, на котором кроме компьютера ничего не было.
        Это раньше стол ученого был завален справочниками и таблицами, теперь всё нужное хранилось на жестком диске. В том числе результаты текущей работы, которые по накоплению запросто превращались в диссертацию. Но это всё рутина, старьё, гораздо важнее то, что отсюда, с этого рабочего места, можно было производить манипуляции с оборудованием, установленным в экспериментальной лаборатории, и объектом исследования. Объектом служил доброволец, человек, биоробот не подходил. Поскольку эксперименты в пространстве Зазеркалья несли в себе элементы риска, работа объекта хорошо оплачивалась, просто золото, а не работа. Молодые ученые, так и быть, рисковали собственным здоровьем, никому не доверяли ответственный участок.
        Вот сейчас, например, на экране монитора крупным планом высвечивалось лицо добровольца Лернера. Он мужественно, прощаясь с товарищами, таращился в объектив, потом суровая действительность сломала его волю. Он смежил веки, тяжело вздохнул и захрапел.
        - Среднее, - ответил Рэм, придвигая к столу свободный стул и подсаживаясь к компьютеру. - Образование, говорю, среднее. Позвольте?
        Подвинув к себе клавиатуру, привычно пробежал по ней пальцами. Лернер вздрогнул, открыл глаза и принялся тревожно озираться.
        - Ну-ка, ну-ка, что ты сделал? - заинтересовался Жан.
        Рэм показал.
        - Ты же послал тревогу, - сказал Жан. - Тебе знакома эта программа?
        Глава 29. Пространство Козырева
        - Как-то само собой получилось, - туманно ответил Рэм.
        - Почему среднее? - откидываясь на спинку кресла и пристально глядя на Рэма, спросил Жан. Этот парень чем-то заинтересовал его.
        - Мне тринадцать лет, - ухмыльнувшись, произнес Рэм.
        - Ну, я не знаю, - сказал Жан и вскочил с кресла. - Это черт знает что. Поднатаскай!
        Забегал по кабинету, потом сказал:
        - Всё, увольняюсь.
        Принялся стаскивать белый халат.
        Рэм стукнул пальцем по клавише, через пять секунд в кабинет заскочил дежурный по этажу.
        - Где пожар? - вскричал дежурный, принюхиваясь. - У меня сигнализация ревёт.
        Тут же в дверях появился Мусатов и спросил:
        - Лернер не забегал?
        Жан невольно посмотрел на монитор, Лернера на каталке не было. Осталась лишь вмятина на белой подушке.
        Между тем Мусатов строго осведомился у дежурного, что тот здесь делает?
        - Вроде пожар, - сконфуженно ответил дежурный, боком-боком протискиваясь между ним и косяком.
        - Сергей Анатольевич, - сказал Бланшар. - Можно вас на минуточку?
        И вывел Мусатова в коридор…
        Вернувшись через пару минут, Бланшар сказал Рэму:
        - Извини, погорячился.
        Был он уже мягок, улыбчив, раздражение как корова языком слизнула.
        Рэм с недоумением посмотрел на него.
        - Пожар - твоих рук дело? - подсев к нему, спросил Бланшар.
        Рэм утвердительно кивнул.
        - Тройная система защиты, - сказал Бланшар. - Что перепугало Лернера?
        - Привидение, - ответил Рэм, давясь про себя от смеха. Внешне, правда, это никак не проявлялось.
        - Откуда в пространстве Козырева привидения? - спросил Бланшар. - Там перед человеком как наяву возникает его «субъективное время», его прожитая жизнь. Можно увидеть себя в детстве, можно даже увидеть свои прошлые жизни. Там можно излечиться от тяжелой болезни, но встретить привидение - увольте.
        - Пространство Козырева - часть Зазеркалья, - сказал Рэм. - А Зазеркалье - страшная штука, там живут демоны, там блуждают покойники. Это мир мертвых. Думаете, вы со своей стерильной аппаратурой ограждены от Зазеркалья?
        - Сопряжение с миром Зазеркалья - наш следующий этап, - нахмурившись, отозвался Бланшар. - Сейчас мы работаем в тестовом режиме. Мы строго ограничены пространством камеры. Вообще-то, эта информация засекречена.
        - Пространством камеры, говорите? - сказал Рэм и нажал пару клавиш.
        Тотчас на экране монитора появилась бледная ассиметричная вся в расплывшихся кровоподтеках физиономия Дениса Антипова.
        - Кто это? - слабо спросил Бланшар.
        - Денис Антипов, - сказал Рэм. - То самое привидение из Зазеркалья. Заточен навечно Олегом Павловичем Мортимером, освобожден досрочно бывшим начальником Галереи Шарком. Информация, сами понимаете, секретная.
        Бланшар со скучным лицом побарабанил пальцами по столу, вздохнул и набрал телефон Мусатова. Мусатов не успел ответить, как Рэм сказал: «Смотрите» и показал глазами на настенное зеркало, из которого выбирался наружу призрачный Денис Антипов. Выбравшись, он отряхнулся от невидимой пыли и потерял прозрачность.
        - Алло, - веско сказал в трубку Мусатов. - Будем молчать или как?
        В эту же секунду в кабинет влетел запыхавшийся Лернер. Был он в одних трусах, растрепан, глаза бегали, как у мелкого воришки. Увидев Антипова, вскрикнул «Снова он» и начал опрокидываться в обморок. Рэм подхватил его, посадил, безвольного, на стул.
        Из трубки раздались гудки.
        - Но почему именно со мной? - с досадой сказал Бланшар, забыв про телефон. - Я приехал заниматься наукой, а не дворцовыми интригами. Русский выучил, будь он трижды неладен.
        - Кто-то же должен начинать, - философски изрек Денис. - Вы, уважаемый Бланшар, думаете, что заколотите здесь кучу бабок и, богатенький, уедете в свой Париж? Ошибаетесь. Никто отсюда не уедет. Это большая красивая комфортная ловушка.
        - Вот уж дудки, - прошептал Бланшар. Но заколотилось ретивое, предчувствуя беду.
        Раздалось щелканье быстрых каблуков, и в кабинет влетел Мусатов. Он сидел на том же этаже, совсем рядом, к тому же определитель номера четко указал на Жана.
        - Ага, все в сборе, - сказал Мусатов. - И даже лишние.
        Всмотрелся в нездоровое лицо Дениса и добавил:
        - Вам бы, товарищ, в здравпункт надобно.
        - Чья бы корова мыча…, - сказал Денис, исчезая.
        Наверняка сегодня был день открытых дверей, потому что сразу после слов Антипова в кабинет вошел Мортимер. Прямиком с пляжа.
        Учуяв посторонний запах, он хищно покрутил носом и вперился большими своими карими глазами в Иеремию. Тот поежился, но остался сидеть на краешке стола, даже, поерзав, устроился этак повольготнее. Мортимер жестом показал ему: выйдем.
        В пустынном гулком коридоре Мортимер взял далеко не маленького Рэма за шиворот, приподнял до своего великаньего роста и прошипел:
        - Не сметь у меня валандаться с мертвяком. Человеком он быть не может, вот и шастает туда-сюда, вот и наводит поклёп. Понял?
        Рэм полузадушенно вякнул, типа того, что понял. Сопротивляться этому слону было бесполезно, такого и трактором с места не сдвинешь.
        - Вот и умничка, - ласково сказал Мортимер, опустив Рэма на пол и бережно стряхивая с его рубашки пылинки. - Всё у нас будет хорошо, только ты мне, сынок, помогай. Ты парень талантливый, я таких ещё не встречал. Всё ловишь на лету, не чета этим французам и немцам. Они, конечно, тоже хороши, но до тебя им далеко. Не так уж и много у меня толковых, как ты, помощников. Лады?
        Рэм кивнул. Мортимер похлопал его по плечу и спросил:
        - Как тебе Жан Бланшар?
        - Исполнительный.
        - Мусатов?
        - Пока не разобрал, - ответил Рэм. - Шныряет туда-сюда…. Мне кажется, они тут дальше носа ничего не видят.
        - Такова нынче наука, - сказал Мортимер. - Голый атеизм. С таким багажом трудно уследить, что там, перед носом. Размаха нету, фантазия на нуле, но усидчивость поразительная. Раньше были светлые головы, нынче чугунные зады. Бывай здоров.
        И стремительно пошагал к лифту…
        Пока Рэм общался с Мортимером, Мусатов попытался узнать у Бланшара, что же тут, в кабинете, произошло после появления Рэма. То есть, конкретно, с одиннадцати до (Мусатов посмотрел на часы) одиннадцати тридцати. Бланшар начал было говорить, но быстро понял, что несет какую-то ахинею, и заткнулся. В самом деле, никакой логики в происшедшем не было, а где нет логики, там трудно найти что-то разумное, поэтому лучше помолчать.
        - Может, Рэм объяснит? - сказал Мусатов и бросился к Лернеру, который вдруг начал падать со стула на пол.
        - Детсад, - с чувством произнес Мусатов, водворяя Лернера обратно на стул. - Жан, будь любезен, посмотри в шкафу нашатырь. Там должна быть аптечка.
        - Нету, - заглянув в пустой шкаф, сказал Бланшар.
        Вошел Рэм, мигом оценил ситуацию и отвесил расслабленному Лернеру пару звучных оплеух, после чего тот скуксился, захныкал, но быстро ожил.
        Глава 30. Биополе
        - Шли бы вы оделись, что ли, - предложил Рэм Лернеру и огляделся. - Какое-то тут у вас сонное царство. Вы не находите, Сергей Анатольевич?
        Ушмыгнувший было Лернер приостановился в дверях и вредно хихикнул. Потом исчез окончательно. Не думайте, что он мелкий, тощий и ехидный, вовсе нет. Лернер - юноша среднего роста с уже оформившимся животиком и вьющимися светлыми волосами на голове. Щекаст, постоянно облизывает губы, любит пошутить. Вполне уверенный в себе юноша, а ассиметричного Дениса напугался до смерти потому, что никак не ожидал подлости от окружающих его безвредных зеркал, которые никогда раньше не мешали сладко кемарить. Кемарить за большие деньги - это сущая польза для организма.
        Мусатова задело едкое хихиканье Лернера, но наглые слова Рэма просто покоробили.
        - Вы, молодой человек, на работе меньше часа, а уже делаете замечание более старшим и более опытным товарищам, - сказал он. - То, что вы протеже Олега Павловича, вовсе не оправдывает вседозволенности.
        - Да я ничего, - совсем по-детски смутился Рэм. - Просто с помощью зеркал можно общаться с биополем Земли. Мне, например, интересно, что за цивилизация установила вокруг нашей планеты противометеоритный пояс. Это же интереснее, чем просто дрыхнуть.
        Бланшар, не сдержавшись, хохотнул.
        - Ты согласен с этим юным нахалом? - тут же повернулся к нему Мусатов, в глубине души понимая, что Рэм, увы, прав.
        - А куда денешься? - ответил Бланшар. - Зажрались мы, Сергей Анатольевич, зажрались. Да и Олег Павлович обещал совсем другое. Телепортацию, например, выращивание человеческих органов…. Я уволен?
        - Да, да, помню эту конференцию, - в задумчивости произнес Мусатов, расхаживая по кабинету. - Непростое было время. Тогда ещё Научного Центра и в помине не было, а сейчас - вон какие хоромы…. Ну, что тут скажешь? Вы правы, ребятки, а я не прав. Потерял чутье, уцепился за самое легкое. Вот ты, Рэм, что-то там говорил про биополе. А как ты себе это представляешь?..
        Когда одетый и причесанный Лернер появился в кабинете, то увидел огорчившую его картину. Рэм сидел на его, Лернера, рабочем месте и с сумасшедшей скоростью работал с клавиатурой, а Мусатов и Бланшар, глядя на то, что появляется на экране монитора, кивали с умным видом и порой изрекали что-нибудь величественное. Что-нибудь типа: «ибо», или «приемлемо», или «а не забыли ли вы, коллега, про постоянную Больцмана?»… Судя по всему, Рэм их не слушал. Он, как понял Лернер, составлял какую-то новую программу, а что Мусатов, что Бланшар в программировании были ни бум-бум. То, что новичок сёк в программировании, было хорошо, плохо было то, что он расположился на его, Лернера, месте…
        - Ну, вот, - сказал Рэм, откинувшись на спинку стула и положив руки на колени. - Есть желающие?
        Посмотрел по сторонам. Желающих не наблюдалось.
        - Тогда позвольте мне, - сказал Рэм, поднимаясь. - Управление прежнее, можно в ручном режиме, а можно в автоматическом. Куда идти?
        - Стоп, стоп, - остановил его Жан. - Что значит - в автоматическом? Такого раньше не было.
        - Не было, - согласился Рэм, - но в автоматическом удобнее. К тому же оператор, то есть вы, Жан, может не успеть за моими командами. Я уж, так и быть, буду общаться с Матушкой напрямую.
        - Вот так запросто? - усмехнулся Мусатов - пусть и молодой ещё человек, но сторонник методов традиционных, требующих проверок и перепроверок, а не огульных, когда всё решается ударом топора. То есть, наобум лазаря, без возможности восстановления, отката.
        - Этажом ниже, бокс 433, - сказал Рэму Бланшар. - Если что пойдет не так, я вырубаю систему.
        - Не надо, - сказал Рэм. - Вы меня убьете. Поставьте на автомат и не вмешивайтесь. Что бы ни случилось.
        - Запрещаю, - вмешался Мусатов, стараясь быть строгим. Получилось не очень.
        - Тамаре запрещайте, - улыбнулся Рэм. - Хотите, чтобы вам приказал Олег Павлович? Могу устроить.
        И вышел.
        Ну, ни капельки уважения. Мусатову только и оставалось что утереться. Возникла вдруг гордая мысль бросить всё к чертовой бабушке, уволиться, потом благоразумие победило. Внешне это проявилось в том, что Сергей Анатольевич внезапно покраснел, гневно задышал, потом так же внезапно сделался прежним…
        - Вот он, - сказал Бланшар, кивнув на монитор.
        Рэм лежал на каталке и улыбался, потом подмигнул Жану и закрыл глаза.
        Бланшар нажал нужную кнопку…
        Рэм очутился внутри ослепившей его зеркальной сферы, которая начала крутиться поначалу медленно, потом всё быстрее и быстрее. Какое-то время он ощущал, что лежит на прохладной простыне, но вскоре забыл про это, полностью переключившись на работу подсознания.
        Когда бедная его голова уже готова была взорваться от бешеного мельтешения, он приказал сфере остановиться. Странное дело - она немедленно остановилась. Затем растворилась, открыв перед внутренним взором Рэма бесконечное и унылое серое пространство. Боже, как здесь было тошно.
        Он приказал убрать это убожество. После этого далеко-далеко на горизонте начала заниматься заря, сначала узкая слепяще-белая полосочка, потом ленточка, а вскоре всё вокруг заиграло нежным розовым светом.
        - Ты не человек, - сказал приглушенный женский голос.
        Рэм понял, что обращаются к нему.
        - Но я мыслю, - ответил он. - И я не биоробот. По замыслу я должен был заменить нынешнего человека.
        - Пусть так. Значит, ты проект. Именно поэтому ты обращаешься ко мне с инфицированной территории?
        - Как, то есть, инфицированной? - не понял Рэм. - Нормальная территория, всё растет, всё плодится.
        Вместо ответа он увидел часть земной территории сверху, с большой высоты. В центре красовался гнойного цвета маленький пузырь, который потихоньку пульсировал и помаленьку увеличивался. Под пузырем появилась надпись: «Масштаб времени: в одной секунде - десять суток», вслед за чем пузырь стремительно увеличился и занял половину обзорного пространства. На поверхности пузыря пунктиром обозначилась площадочка в одну двадцатую его величины, под площадочкой появилась надпись: «Первоначальный размер Объекта». Далее пузырь сделался прозрачным. Обведенный пунктиром Объект был зеленого цвета, то есть, как бы занят лесом, остальная же площадь до нового периметра цвет имела совершенно непотребный и смердело от неё соответствующе.
        Да уж, показано всё было весьма реалистично.
        - Что будет с инфицированной территорией? - спросил Рэм.
        Ответа не последовало.
        - Что будет с Объектом? - не отставал Рэм.
        Молчание. Да что же это такое?
        - Вернуться ли серафимы?
        - Об этом мне не докладывают.
        Розовый свет замигал, начал понемногу гаснуть.
        - Если не секрет: кто построил противометеоритную защиту? - спросил Рэм, чувствуя, что связь вот-вот прекратиться.
        - Повелители Венеры.
        Розовый свет погас.
        Рэм открыл глаза, захотел сесть, но голова закружилась, и он решил не спешить. На всякий случай подмигнул в черный глазок видеокамеры.
        - Порядок? - сказал искаженный динамиками голос Мусатова. - Поднимайся к нам.
        Глава 31. Флешка
        - Что-нибудь видели? - спросил Рэм, заходя в кабинет.
        - А как же, - ответил Мусатов. - И сразу возникает вопрос: что значит «Ты не человек»? Ты обращённый?
        Бланшар с Лернером смотрели на Рэма, первый с недоумением, второй с плохо скрытым злорадством.
        Рэм улыбнулся и утвердительно кивнул.
        - Вот тебе, бабушка, и тринадцать лет, - пробормотал Бланшар. - А кто такой обращённый? Суперчеловек?
        - Я, вроде, отвечал, - сказал Рэм. - Или этого не было?
        Бланшар открыл было рот, но Мусатов жестом остановил его.
        - Наверное, над программой нужно поработать, - сказал он. - На записи сплошные помехи, работал только динамик, да и то с пятого на десятое. Первые твои слова разобрать можно, а дальше увы.
        - Можно посмотреть запись? - спросил Рэм.
        - Пожалуйста.
        Запись на внешнем носителе была, но такая, как будто рядом включили генератор помех - ничего не разберешь.
        Это было весьма странно.
        Бланшар вновь открыл рот, но Мусатов сказал:
        - Всё, вопрос исчерпан. Идите, господа исследователи, пообедайте, а после обеда в библиотеку - повышать свой теоретический уровень. На сегодня испытания закончены. Жан, будь любезен, пройди ко мне.
        Рэм чувствовал себя оплеванным. Вроде бы всё шло хорошо, контакт-то был, да ещё какой. Для первого раза ого-го какой контакт. Да и в программе он не сомневался. Какое может быть сомнение, если диалог состоялся. Не мог же он сам придумать про Повелителей Венеры…
        Рэм плелся следом за вышагивающим впереди Лернером, у которого каждый шаг был, как его, Рэма, полшага, и злился. Злиться, конечно, было не хорошо, но отвлекало, однако нет-нет, да и всплывали этакие раздраженные нотки. Типа: нет, это ж надо придумать - повышать свой теоретический уровень. Замучаешься пыль глотать в этой библиотеке. То ли дело родной комп. И так далее, и тому подобное…
        Мусатов тем временем вызвал Саврасова и вместе с Бланшаром отправился к Мортимеру.
        При его появлении Тамара расцвела, как майская роза, но Мусатов ограничился тем, что поцеловал её нежную душистую ручку и, пропустив вперед Бланшара, вошел в кабинет начальника.
        - Ну-ка, ну-ка, - с этими словами Мортимер взял флешку, которую положил перед ним на стол Мусатов, и подключил к компьютеру.
        Молча просмотрел запись и спросил:
        - Кто ещё знает кроме вас четверых?
        - Никто, - ответил Мусатов.
        - Пройдите, господа, в этот кабинет, - Мортимер показал на неприметную дверь за своим столом и встал.
        Через пять минут в очищенной памяти Мусатова и Бланшара не осталось ни намека на несанкционированный эксперимент Иеремии. Оба с удивлением обнаружили себя в удобных креслах в кабинете Мортимера, который сказал им следующее:
        - Впредь, господа, поаккуратнее с Зазеркальем. Ещё чуть-чуть, и пришлось бы вас помещать в желтый дом. Я думаю, с экспериментами нужно повременить.
        - Да? - расстроенно сказал Мусатов. - А так хорошо начиналось. Даже Лернер, Олег Павлович, сам Лернер рвался в бой. Ай-яй-яй. А что случилось-то?
        - Вы ещё спрашиваете, - расстроенно ответил Мортимер. - Как в старинном фильме: бах, трах, всё вдребезги, сплошной сероводород. Полна комната рогатеньких. Куда же это вас занесло-то, дорогие мои? Нет, это не наука, господа, это чистой воды шаманство…
        Пообедав, Рэм и Лернер вышли из столовой и честно направились к массивному библиотечному корпусу, но едва вошли в его густую тень, тут же получили резиновой дубинкой по черепу. А когда, спустя двадцать минут, очнулись на деревянной лавке под окнами библиотеки, то никак не могли вспомнить, как они здесь очутились и долго таращились друг на друга. Естественно, недавние события из головы вон, напрочь, будто их и не было…
        Мортимер был прав: в кабинете молодых ученых вся аппаратура была вдребезги и сильно пованивало. Но рогатеньких не было.
        - Их ещё тут не хватало, - проворчал Мусатов, мучительно раздумывая, куда же теперь распределить молодежь.
        Зазеркалье было весьма перспективным направлением. Жаль, жаль.
        - Ты, Жан, иди, - сказал Мусатов, устало опускаясь на стул и силясь вспомнить что-то, связанное с этой комнатой. Что-то ведь было. Но что?
        - Как иди? - удивился дисциплинированный Бланшар. - А прибраться?
        - Да, да, приберись и иди, - согласился Мусатов. - Не могу понять.
        - И я, - сказал Бланшар. - Но, помнится, Рэм менял программу. Зачем?
        Он быстро и умело снял боковую стенку системного блока. Винчестер был цел. И проверить - менял ли Рэм программу, на исправном компьютере была пара пустяков.
        Бланшар начал отворачивать крепежные винты, фиксирующие жесткий диск, но обесточенный винчестер вдруг задымил, зачадил и быстро превратился в кусок черного спекшегося железа…
        Проводив Мусатова с Бланшаром, Мортимер включил было крамольную запись на флешке, но тут в кабинет к нему ворвалась расстроенная Тамара и, сдерживая слезы, принялась жаловаться на судьбу.
        Уж эти люди, как они со своей вечной дурью надоели. Но нужно было терпеть, нужно было быть выше этого.
        - Ну-ну, - выключив запись и поднимаясь навстречу Тамаре, мягко сказал Мортимер.
        Она уткнулась лбом в его живот и ну рыдать, что-то бормоча при этом. Он разобрал одно слово «Сережа».
        - Что Сережа? - спросил он. - Не попрощался?
        Она заревела белугой.
        - Ты уж его прости, беднягу, - сказал Мортимер. - Пока он был у меня, его оборудование взорвалось. Напрочь.
        - Напрочь? - она подняла голову, в глазах был ужас.
        Можно было подумать, что она знала, что такое «оборудование».
        - Бывает хуже, - сказал он, потихоньку отпихивая её. - Хорошо, что его там не было…. Ты иди, иди, голуба. Через час он тебе позвонит и пригласит на банкет. Сегодня же день города. Но для избранных, будет от силы человек тридцать-сорок. Каждому приготовлен подарок.
        - Ура, - воскликнула она и, счастливая, окрыленная, помчалась на своё рабочее место.
        Нет, Мортимер не соврал во благо, сказал чистую правду. Сегодня был день города, выбранный достаточно произвольно. Приблизительно где-то полгода, плюс-минус лапоть. И он уже заранее обзвонил человек двадцать, которых хотел бы видеть на этом вечере, а пригласить ещё десяток-другой - что за проблема? Пусть поедят вкусненького, пусть порадуются царским подаркам, пусть лишний раз восхвалят щедрого Олега Па