Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Барон Алексей / Терранис: " Те Кто Старше Нас " - читать онлайн

Сохранить .
Те, кто старше нас Алексей Барон
        Перед вами - новая книга Алексея Барона, которого узнали и запомнили уже по его дебютному роману “Эпсилон Эридана”.
        Книга, продолжающая лучшие традиции классической отечественной фантастики.
        Фантастики, на которой выросли МЫ ВСЕ.
        Алексей Барон
        Те, кто старше нас
        Ирине Барон, которая не любит фантастику, но любит мужа
        1. СТАНЦИЯ ГРАВИТОН-4
        Мы долго их искали. Вычисляли вероятность появления, старались определить необходимые условия, пытались представить облик. В поисках их следов старательно перекопали Марс и едва не уронили Фобос. Потом побывали на множестве планет у соседних звезд. Сотни лет слушали Вселенную, надеясь уловить чужие разговоры. Веером разбрасывали собственные призывы.
        Безответные призывы. Наше одиночество казалось невероятным. Мы испытывали чувства ребенка, блуждающего в мировой тьме. Хотелось побыстрее нащупать руку мудрого взрослого. Ничего не получалось. Либо старших поблизости не было, либо они от нас прятались.
        Но мы упорно не сдавались, мечтая о грандиозной встрече цивилизаций. Искали, звали, ждали. Ждали много веков. Сменялись поколения. Начинались и заканчивались войны. Наша Земля множество раз облетела наше Солнце. Наши корабли достигли звезд, наши тела перестали умирать. И мы дождались.
        Но только тогда, когда навели относительный порядок в собственном доме. Более или менее разумный порядок. Важные события случаются не раньше, чем для них вызревают условия. Уж так распоряжается история.
        Выяснилось, что для встречи с теми, кто старше нас, вовсе не обязательны сияющие звездолеты, оркестры, парадные речи, тщательно выверенные тексты соглашений. Те, кто старше, могут слышать нас когда угодно. В любое время и в любом месте, включая Землю. Но вот разговаривать они пожелали в системе Кроноса, на станции Гравитон-4. Вернее, мы их там впервые услышали. А когда услышали, испугались. И правильно, между прочим. Они-то знают, что у нас на уме.
        Существует убеждение, что Гравитон-4 нельзя обойти быстрее, чем за десять земных лет. Не знаю, не проверял.
        Точно известно, что станция способна приютить шестьдесят четыре тысячи девятьсот семьдесят шесть человек со всем подобающим комфортом. Этот искусственный астероид строили в расчете на долгую перспективу. Пару веков, не меньше. Только на материалы разобрали больше двадцати устаревших звездолетов, которые своими последними рейсами доставили из Солнечной системы полтора миллиона тонн грузов. Еще больше материалов подняли с местной планеты. Все, что годилось для строительства.
        Станцию оснастили, снабдили и украсили с щедростью, небывалой для дальних космических поселений. По внутреннему экватору там даже течет настоящая река, отличающаяся от земных лишь отсутствием истоков. Устья, впрочем, у нее тоже нет. Замкнув круг, вода проходит фильтры и вступает в новый цикл. По берегам растут камыши, насыпаны пляжи, построены мосты.
        Хотя главное заключается не в удобствах. Главное в том, что Гравитон до сих пор является крупнейшим научным центром за пределами орбиты Плутона. Пресса нарекла его «приборным раем». Действительно, чего в нем только нет. Увы, сейчас этот рай покинут. Уже больше полувека на борту рукотворного планетоида нет ни единой живой души. Вернее - ни одного человека. Возможно, такова участь всякого рая. Рай важен не заселенностью, а фактом наличия.
        Какой-то естественной угрозы для станции специалисты не предвидят. Она до сих пор вращается по вытянутому эллипсу вокруг странной планеты. Возмущения орбиты теперь ей не страшны, поскольку Кронос далеко. Уцелевшие автоматы управления не дадут Гравитону-4 упасть ни на Феликситур, ни на звезду, ни на коллапсар. По крайней мере до тех пор, пока не иссякнет тысячелетняя энергия реактора. Реактора, к которому намертво припаяны вязальные спицы, - след Лауры, след печали.
        Кроме спиц, на станции остались и другие следы. Не знаю, откуда в герметичных помещениях берется пыль, но она там есть, мне ли не знать. В этой пыли я собственными глазами видел следы знаменитых зябликов, хотя Сумитомо клянется, что вывез всех до единого. Видел и оставил там свои следы, следы обиды и непонимания.
        Возможно, в этой пыли появились новые отметины. Следы тех, кто старше нас. За пятьдесят минувших лет они могли и наведаться. Правда, такое маловероятно. Тех, кто старше нас, интересуем мы, а не наши технические устройства, даже такие большие, как покинутый Гравитон. Да и те, кто старше нас, не обязаны оставлять следы - они не люди. Это человек не может появляться и исчезать бесследно, не нарушая известных ему самому законов природы.
        Каждый наш шаг, каждый поступок где-то отпечатывается - либо на поверхности небесного тела, либо в сознании окружающих. Более того, все, что человек пережил, чувствовал и ощущал, теперь оседает в памяти компьютерного монстра Всемирного Совета. В назидание и на благо потомков. Таков уж закон, закон людей. И это - хорошо, поскольку полезно. Особенно в приложении к бывшим гравитонцам.
        Плохо другое. Чувства, желания, побудительные инстинкты - все доступно праздному любопытству или, что еще хуже - холодному изучению. А в человеке, как и встарь, живет тяга к сокровенному, стремление скрыть часть души от наблюдения, оставив на поверхности наилучшее.
        Мне тоже жаль, что в этих записках не обойтись без некоторого душеобнажения. Но выхода нет. Я обязан рассказать о том, что видел. Живые свидетельства истории с Кроносом представляют большую ценность. Во многом они уникальны. А раз так, то лучше написать, чем подвергаться психозондированию. Не люблю эту процедуру, и все тут. Есть атавизма, есть. А кто не бродит с хвостиком? Только тот, кто не бродит на каком-то количестве ног. Старшие то есть.
        У предлагаемых записок есть и другая причина. Те, кто старше нас, не спрашивали, хотим ли мы получить то, что получили, иначе многие бы отказались. Сложно жить среди нормальных людей, имея то, что мы имеем. О Круклисе и Мод еще долго можно не беспокоиться, сейчас их с нами нет. Вообще трудно сказать, появятся ли. Но вот Абдид, Зара, Сумитомо, Беатрис, Кшиштоф…
        Да практически все остальные в разной степени, с разной частотой, но ощущают настороженность окружающих, это я точно знаю. Сам испытывал. А больше всего достается бедняге Скрэмблу: мало того, что он видит в инфракрасном свете, так еще носит имя Джошуа.
        Вот, чтобы в какой-то мере рассеять опасения общества, я и хочу рассказать, что видел, понял, почему и в какой мере изменился у Кроноса. Это - во-вторых. А в-третьих, напомню, что искусственный интеллект Гравитона-4 повредился в самый разгар событий. Считается, что его сгубила гравитационная волна. Но почему та же волна не уничтожила софус спасательного звездолета «Туарег», находившегося несравненно ближе к Кроносу?
        Эксперты заметили противоречие, но так и не набрались храбрости официально объявить об избирательном эффекте волны. Напрасно, ох напрасно! Чем раньше мы привыкнем к мысли, что встретили наконец тот самый внешний разум, который долго искали в соседних галактиках, тем более подготовленными окажемся к следующему контакту. А он состоится, я ничуть не сомневаюсь. И боюсь, что скоро.
        Между тем через шесть недель стартует «Фантаск», на котором улетают главные действующие лица истории с Кроносом. Быть может, мы и не вернемся. Тогда не вернутся и наши знания.
        Вот по этим причинам я и взялся за стило. Намеревался создать нечто среднее между отчетом и мемуарами, А оно вон что вышло. Сам не ожидал.
        Впрочем, был и еще повод. Возможно, главный. Его сложно объяснить в двух словах, мимоходом, но можно понять без объяснений. И чем ближе к концу записок, тем легче.
        В ноябре 2716 года от далекого Солнца к нам прибыл лайнер «Цинхона» с очередной сменой наблюдателей.
        Любой звездолет всегда является источником мощных возмущений - магнитных, электрических, гравитационных, радиационных. По этой причине, опасаясь сбить настройку наших антенных полей, «Цинхона» затормозилась в сорока тысячах километров от нас. Навстречу отправился ракетный паром Гравитона. Среди прочих в нем улетала и моя бывшая жена, утомленная хоть и просторными, но все же ограниченными помещениями, побежденная скукой и разочарованная мужем.
        Расстались мы отрешенно, если не сказать больше. Даже то, что нам явно не грозило скорое свидание, ничего не меняло. Любовь исчерпала себя сразу с обеих сторон. Увы, бывает и так. Находясь в пассажирском зале, я не испытывал никаких эмоций. Как робот с отключенными датчиками - тихо шумел, но ничего не ощущал. Функционировал, так сказать.
        Со мной на балконе стоял Абдид. Опустив нос, унаследованный от граждан древнего царства Урарту, он следил за группой людей, прибывших с «Цинхоны», выглядел озабоченным и даже слегка расстроенным. Мы с ним принадлежим к секте эрогуманистов, поскольку не способны покинуть женщину, пока она нас любит. Или считает, что любит.
        Разница заключалась в том, что жена Абдида все еще оставалась на станции, и с отлетом «Цинхоны» ситуация автоматически продлевалась до прибытия следующего рейсового корабля. То есть еще на один год. Год на Гравитоне-4, между прочим, почти такой же, как и на Земле.
        Забрав отъезжающих, всевозможные образцы пород с единственной в системе Кроноса планеты, «Цинхона» легла на обратный курс. А в приемный ангар вошла новая смена отшельников, неся сумочки и небольшие чемоданы с личными архивами. Прочим багажом занимались арбайтеры.
        Сверху мы хорошо видели новичков. Их было довольно много, около шести десятков. Еще больше народу сбежалось встречать, надеясь на свежие впечатления и знакомства, столь необходимые в замкнутом коллективе. В центре зала, под большой люстрой, образовалась жужжащая толпа. Слышались смех, возбужденные восклицания. Никто не торопился уходить. Только одна женщина вежливо, но настойчиво пробиралась к лифтам.
        - Затворником больше, - констатировал Абдид.
        Он оказался прав по сути, но не по форме. Среднюю норму общения Мод вполне выдерживала, регулярно появляясь не только на рабочем месте, но и в местах общественных. Продолжительных бесед, однако, избегала, а если к этому вынуждали обстоятельства (мужчины романтических наклонностей), ограничивалась самыми общими суждениями.
        Со временем ее обособленность становилась заметнее, тем более что недостатка внимания она не испытывала. Лишь Круклис, самая экстравагантная личность Гравитона, вызывал у нее некоторый интерес. Да и то довольно вялый, впрочем. Будучи уязвленным, этот самолюбивый мужчина назвал ее «женщиной в себе и вещью вне себя», чем восстановил душевное равновесие. Сколь точно он выразился, я понял позднее.
        Мод записалась в мою лабораторию, поэтому познакомились мы уже на следующий день. Познакомились, да и только. Долгое время отношения оставались чисто служебными. Так получалось, что работали мы в разных сменах. Я уходил, она приходила. Я сообразил, что происходит это не случайно, а есть результат твердого решения.
        Но сколько б ни прожил наш счастливый современник, сколько б ни сторонился радостей жизни, его тело остается бессовестно молодым, неприлично жадным, неуемным, неустанным. Словом, требует своего. А уж душа-то…
        Однажды я передавал смену. Подписал протокол, протянул его Мод. Она неожиданно заинтересовалась автографом.
        - Ваша фамилия имеет славянское происхождение?
        - Непосредственно.
        - Извините, я называла вас Сержем.
        - А как меня еще называть? - удивился я.
        - Сергеем, - сказала Мод.
        Помолчав, добавила:
        - Или Сережей.
        Пустяк, но… Когда женщина интересуется вашим именем, она не может не интересоваться собственно вами. Так вот все и началось.
        Сближению способствовали некоторые внешние обстоятельства. Станция Гравитон-4, база исследований системы Кроноса, в то время готовилась к особому событию. Двигаясь по гигантской дуге, она приближалась к Виктиму, звезде-компаньону и звезде-жертве ненасытного Кроноса.
        Миллионы лет Кронос высасывал из нее горячие газы. Разогнавшись до световых скоростей, частицы этих газов падают на коллапсар. В качестве последнего салюта они испускают жесткое рентгеновское излучение. Собственно, по этому излучению в конце двадцатого века и был замечен Кронос.
        Но не Виктим, и даже не сама «черная дыра» вызывали наибольшее удивление специалистов. Главная странность заключалось в том, что эта пара обладала еще и планетой.
        Войдя в поле тяготения звезды, наша станция обогнула несчастное светило и направилась к весьма примечательному небесному телу. Когда-то его похитил Кронос у пролетавшей мимо звезды. Событие, прямо скажем, редкое.
        Еще большей редкостью было то, что планета не упала на коллапсар, который проглотил бы ее не поморщившись. Она даже не стала его спутницей, а благоразумно поселилась рядом с Виктимом. Причем поселилась таким образом, что плоскость орбиты оказалась перпендикулярной линии между звездой и Кроносом. При этом сама орбита получилась практически круговой. Все эти особенности отправили в беспросветный тупик не одно поколение астробаллистиков. Разумеется, назвать такую планету иначе как Феликситур было невозможно.
        Внешне Счастливчик вполне зауряден. На нем те же кратеры, разломы, брекчии (или брякчии, как их именует Круклис), тот же толстый слой пыли, что и на Луне или, скажем, Меркурии. Бурная судьба лишила планету атмосферы, изуродовала поверхность бесчисленными воронками, опалила всеми известными видами излучений. Вдобавок, будучи почти таким же большим, как Венера, Феликситур имел неприличную картофелеобразную форму - результат борьбы двух звездных систем. В общем, вопрос о каких-то поисках следов жизни даже не возникал.
        Только одна особенность привлекала внимание к страдальцу, хотя особенность важная. Под слоями пыли и базальтов Феликситур хранил целые океаны жидкой серы. Нечто подобное люди встречали на Ио, одной из спутниц Юпитера, но в куда более скромных размерах.
        Сера на Феликситуре встречалась всюду. Плескалась во внутренних морях, устилала поверхность застывшими потоками, в виде сульфидов железа составляла твердое ядро планеты. Вокруг Феликситура даже светилась оболочка из рассеянных атомов все того же элемента. И поскольку происхождение серных планет во многом остается загадкой, Гравитону надлежало попутно изучать Феликситур.
        Кроме всего прочего, планета вполне подходила для строительства постоянной базы обслуживания, что сулило заметное снижение затрат на содержание станции. Сама орбита нашего движения выбиралась с учетом такой задачи, и это нас спасало Если б Гравитон непрерывно кружил только у Кроноса, мы бы с ума сошли, Долгое соседство с коллапсаром бесследно не проходит.
        По мере сближения с Феликситуром люди пробуждались от сонного, размеренного существования. Кто-то серьезно штудировал сравнительную планетологию, многие увлеклись проектированием будущего поселения. Оригиналы занялись даже теорией внешней жизни, которую никто еще не встречал. Большинство же радовалось самой возможности побродить пусть по унылой, но огромной поверхности, над которой не висели наскучившие потолки.
        - Зайчики жаждут, - вздыхал Сумитомо, наш губернатор, подсчитывая стоимость предстоявших прогулок. - Серж, ты тоже записался на экскурсию?
        - Кто-то ведь должен присмотреть за детишками.
        - Очень благородно, - оценил губернатор. - Полетишь за свой счет.
        - Это почему? - возмутился я.
        - Астрофизик на планете нужен примерно так же, как боцман на камбузе.
        - Эх ты, бухгалтер.
        - Не надо льстить. Обыкновенный скряга.
        Я не стал спорить. Правда была на его стороне, как в первом, так и во втором утверждении.
        Активизировался не только я. Активизировались все. Аб-цида, представителя страховых компаний, осаждали любитель острых ощущений. Бедняге трудно пришлось. Его пыта-1ись убедить, что исследование серных каверн - дело чересчур ответственное для роботов. По-настоящему с таким делом справится только человек, который не превзошел еще себя в творениях своих. Намекали, что запрета наука не простит, а разрешения не забудет. Советовали не уподобляться.
        Ну и так далее. При этом среди желающих самолично пуститься в преисподнюю оказались не одни юнцы двухсот - трехсотлетние, но и мужи зрелые весьма. Особую настойчивость проявлял Круклис.
        Сначала Абдид его искренне не понимал, потом отравился демагогией, рассвирепел, взял да и пожаловался Лауре. Это помогло. «Старый бедный Круклис» стих, как ветерок в мае. Лаура заслуженно пользовалась славой укротительницы диких круклисов.
        Изменения происходили не только с людьми, но и со станцией. Рандеву предстояло короткое, поэтому деятельность кипела. В грузовом трюме убрали часть переборок, распаковали планетную технику, приступили к монтажу укрупненных блоков промышленных установок и реактора для будущей базы.
        Мешая арбайтерам, бродили любопытствующие индивидуумы. Особо нетерпеливые примеряли скафандры, трепетно подбирая свой, абсолютно неповторимый стиль, фасон, цветовую гамму, расположение световых и радарных отражателей. В общем, суета царила невероятная. Она, суета то есть, по-прежнему заменяет нам смысл жизни. А что делать, если смысл жизни до сих пор не обнаружен в радиусе пятидесяти световых лет от Земли, как ни искали? Наверное, он прячется еще дальше.
        Первым к планете стартовал паром со строительными арбайтерами. Они должны были подготовить котлован и траншеи для подземных сооружений базы. Затем от борта Гравитона отвалили транспорты с машинами, монтажными конструкциями, многочисленными предметами комплектации. И лишь потом, когда пятнистый лик Феликситура вполне различался в оптические телескопы, наступила очередь всех желающих. Желающие заполнили все паромы и даже часть спасательных шлюпок, как ни противился Абдид.
        - У нас есть еще спасательный звездолет, - утешал Сумитомо.
        - Мир его реакторам, - пробурчал инспектор безопасности.
        Я забрался в паром планетологов, придумав для этого множество причин, но руководствуясь единственной - в нем лете на Мод.
        Будучи человеком сентиментальным, не могу удержаться от похвалы ракетному парому тех времен. Он представлял собой треугольную платформу с шарами по вершинам. В этих сферах, пронизанных трубами двигателей, располагались приборы, экипаж и бортовые запасы. При необходимости каждая из капсул могла отстыковываться и быть использована в качестве спасательного бота. А на открытой платформе допускалось размещение груза любой конфигурации с массой до девяноста тонн. Красивое, лаконичное конструкторское решение. Жаль, что от него сейчас отказались в угоду вездесущим шнелльботам.
        …Медленно, даже с некоторым величием разъехались лепестковые створы. Наш паром вышел из ангара. Минуту мы плыли рядом с полированным боком Гравитона. Потом включились двигатели, и станция начала отставать. Пять треугольных пластин в ее борту беззвучно сомкнулись, не оставив малейшей щели. Я знал, что сквозь места их соединений не мог просочиться даже сверхтекучий гелий. Нано-метровая точность - это вам не рейсфедер ветхозаветный.
        Что и говорить, человек кое-чему научился со времен ведических, какие бы доводы ни приводили нытики-агностики. Мне странно встречать людей, с блестящими глазами утверждающих, что мир непознаваем, а потому заслуживает только того, чтобы его втиснули в рамки некоей возлюбленной теории. Забывая при этом, что теория и есть инструмент познания.
        - Но мы не называем систему своих взглядов теорией, - заявил один.
        - А можно познать систему ваших взглядов? - спросил я.
        - Вот в этом-то мы и расходимся, - непринужденно ответил оппонент.
        И мы действительно разошлись. Чего это вдруг вспомнилось? Наверное, в душе я проповедник. Не люблю, когда тотчас и сразу не признают моей правоты. Особенно когда бываю прав. Посему обращаюсь с пламенным призывом.
        Братья по разуму! Не делайте культа из убеждений. Поменяйте их на логику, сразу легче станет. Убеждения безжалостны, убеждения тираничны, к чему бы ни относились Рано или поздно, они обязательно потребуют жертв. И от вас, и от вполне невинных окружающих. Беда и счастье в том, что жизнь сложнее самой мудрой теории. Из-за этого неизбежно возникает соблазн применить силу к несогласным. Ради их же блага, глуповатых. Убеждения любят питаться человечинкой, доложу я вам… Ох что-то и меня понесло.
        Несколько суток автономного полета миновали. Обогнав станцию, паром жестко затормозился у Феликситура. Софус повел судно снижающейся спиралью, чтобы люди могли выбрать объект исследований.
        Требовалось отыскать достаточно «холодный» вулкан и опустить в него аппарат, который мы везли на грузовой платформе. Этот аппарат имел задачу проникнуть в глубь серной начинки Феликситура так глубоко, как сможет. На первом витке планировалось наметить пять - шесть подходящих точек, а потом выбрать лучшую.
        Паром снизился до двадцати трех километров, пролетая чад самыми вершинами гор. Все прилипли к окнам. В открытом космосе нет близких ориентиров. Скорость там не ощущается, имеет место скучная висючесть. Поэтому сближение с небесным телом весьма разнообразит впечатления
        Феликситур не обманул ожиданий. Он щедро дарил ощущение пожираемого пространства. Под нижними дюзам к чередой вырастали детали первозданного ландшафта - трещины, кольцевые кратеры, затвердевшие серные озера, пыльные равнины, по старой, еще лунной традиции именуемые морями.
        Особо красочно выглядели действующие вулканы. От них на сотни километров тянулись извилистые, кроваво-красные потоки жидкой серы. По мере удаления от породившею жерла они остывали, меняли цвет. Сначала на оранжевый, потом на желтый, соответствующий минимальной температуре, при которой адский элемент все еще сохраняет текучесть. С высоты это выглядит прямо-таки вкусно. Но не всегда бывает безопасно.
        В одном месте судно прошло прямо над фонтаном извержения. Вулкан, дремавший тысячи лет, вдруг очнулся и выбросил в небо струю серы, перемешанной с базальтовыми обломками. Раздались глухие удары, паром тряхнуло. Зловеще зашипел уходящий в пустоту воздух. Нижние иллюминаторы покрылись рыжей пленкой. Взвыла сирена. Пульт перед Зеппом, нашим пилотом, вспыхнул гроздью сигналов. А потолочные плафоны угасли.
        Но все происходило считанные мгновения. Никто даже шлем не успел закрыть. Включился аварийный свет. Из стенных пазов выползли отсекающие переборки. Открылись кислородные баллоны, пузырящийся пластик заполнил пробоины. Выяснилось, что у нас появился гость: из-под кресла Оксаны Марченко извлекли угловатый кусок базальта. Пробив днище, камень оцарапал ей ногу и застрял в амортизаторе. Молодежь тут же превратила инцидент в повод для веселья. Так они преодолевали испуг.
        - Ах, испачкались…
        - Будем считать это приветственным салютом!
        - Господин Феликситур заметил Оксанкины ножки!
        - Э, по части манер…
        - Зепп! Требую увеличить высоту полета, - вмешался Абдид.
        - Вас понял.
        - Чую, не зря мы явились, - изрек Круклис.
        - Мод, а вы что думаете? - спросил я.
        Мод даже не обернулась.
        - Думаю, этот вулкан нам не подойдет, - скучно ответила она.
        Если человек скрывается за бесспорными заключениями, он явно чего-то опасается. Вот странно, подумал я. Чего меня опасаться? Кроме женщин, в жизни никого не обижал.
        2. ФЕЛИКСИТУР
        Столько гуманоидов Феликситур еще не видывал. Нимало не мешкая, гравитонцы приступили к покорению высочайшего пика планеты, дабы даровать ему достойное имя, организовали спортивные игрища, весьма азартные в условиях пониженной гравитации, принялись гонять на джипах с пружинными колесами, бросились разыскивать редкие минералы для коллекций.
        Солидные люди неспешно прогуливались по берегу горячего серного потока, обмениваясь впечатлениями, а человек двадцать особо бестолковых топталось у кромки первого котлована.
        Половина из них советовала крепить анкеры на кляммеры, а другая настаивала на прямо противоположном, приводя пани Станиславу, главного строителя Гравитона, в состояние средней тяжести. Кроме нее, делом занимались, пожалуй, одни планетологи.
        К несчастью, проработав лет восемьдесят, любой человек обеспечивает себя настолько, что всю оставшуюся жизнь может заниматься чем угодно или вовсе ничем не заниматься. Главной движущей силой прогресса давно стала не экономическая необходимость, а унаследованное от приматов любопытство. Увы, порой оно принимает размеры стихийного бедствия. Например, когда котлован с единственным работающим человеком окружает толпа советчиков.
        Честное слово, иногда с тоской думаю о славных временах рабовладения, когда было чему посвятить свою жизнь - борьбе за лучшее будущее. То самое будущее, которое не совсем заслуженно мы имеем сейчас. Обнадеживает, что, если верить Гегелю, где-то за углом сумрачное прошлое нас еще подстерегает, ибо исторический процесс имеет форму и повадки змеи.
        Должен заявить, что лично я, некто Серж Рыкофф, по планете скакал мало. И хоть пользы от меня было примерно столько же, ни у кого под ногами не путался, тихо сидел и наблюдал за процессом подготовки глубокосерного аппарата под руководством глубокомудрых специалистов. Ну и за Мод еще наблюдал, было дело.
        После технической проверки батискаф подняли на гребень серного вулкана, который правильнее было бы считать гейзером. Экипаж парома собрался в командном модуле и притих. Наступал один из тех моментов, ради которых и стоит стремиться в космос, - знаменитый момент перед неизвестностью. Нервно потерев ладони, Оксана надела сенсорный шлем, кивнула. Круклис нажал клавишу пуска.
        На гребне вулкана механическая рука подхватила батискаф и осторожно опустила его в серное озеро, заполнившее кратер. Вокруг вздыбились пузыри, обломки серного льда, колыхнулись ленивые волны. Влекомый тяжелейшим иридиевым балластом, аппарат начал погружаться.
        - Пока холодно, - сказала Оксана.
        Ее мозг принимал сигналы датчиков, имитирующих органы чувств человека. Кроме того, часть из них позволяла видеть в инфракрасном и ультрафиолетовом диапазонах спектра. Оксана могла еще чувствовать приблизительный химический состав среды, ловить биотоки и многое другое. Само собой разумеется, чувствительность приборов была отрегулирована с учетом условий, существующих в недрах Феликситура. Оксана ощущала холод, если температура опускалась к плюс ста десяти градусам Цельсия, точки замерзания серы.
        Любопытен все же этот любимый элемент богов преисподней. При разогревании из желтого он становится оранжевым, затем краснеет и, наконец, по достижении двухсот пятидесяти градусов приобретает непроницаемо черный цвет с едва уловимой рыжинкой. Если происходит быстрое охлаждение, то затвердевшая сера сохраняет соответствующую окраску. Поэтому поверхности серных планет столь цветасты.
        Непривычно и то, что в жидком состоянии сера имеет меньшую плотность, чем в твердом, отчего серные льдины тонут. Наш батискаф перенес многочисленные столкновения с обломками твердого панциря, покрывавшего кратерное озеро. Серный лед был разбит потоком, поднимавшимся из глубины.
        Этот же поток как игрушку подбрасывал сорокатонный аппарат до тех пор, пока софус не придал ему вращательного движения, буквально ввинтив его в расплав. На экранах начали проступать неровные контуры вулканического канала. Изображение дрожало, смазывалось тепловой конвекцией.
        - Работать можно, - поспешно сказал Круклис. - Алло, Гравитон, картинку видите?
        - Да, - отозвался далекий Сумитомо. - Напоминаю, второго батискафа нет. Берегите рули в первую очередь.
        - Легко сказать!
        Батискаф швыряло в перпендикулярных плоскостях и дважды припечатало к скалам. Некоторое время он даже плавал вверх килем.
        - Кто-нибудь жалеет о том, что не находится там, внутри? - осведомился Абдид.
        Круклис решил задремать, но попросил, чтобы его разбудили, «когда уляжется злая ирония».
        После долгих рысканий по курсу и глубине батискаф наконец справился с восходящим течением. Он начал погружаться в Феликситур.
        - Оксана, налить чего-нибудь горяченького?
        - Спасибо, мне уже не холодно.
        - Глубина девятьсот метров. Братцы, а посудину-то качает!
        - Эка невидаль.
        - Зепп, ты не понял. Качает ритмично.
        - Э! Тогда давайте обсуждать.
        Круклису срочно устроили побудку.
        - Эй, - сказал он. - Зачем переполох? Разогретая сера стала более вязкой, вот и отсеялись случайные колебания.
        Но когда проснулся лучше, изменил свое мнение.
        - Хотя давление… Нет, не понял. Какова причина качки?
        - Такое может быть, если чья-то туша бьется в узком канале, - пошутил Зепп.
        - Надо посчитать.
        Завязалась дискуссия, не менее тягучая, чем сам серный расплав. Меня в ней интересовала лишь одна участница. Мало вникая в то, что она говорила, я слушал, КАК она говорила, ловил интонации. И в конце концов поймал пару недоуменных взглядов. Пора было прекращать пялиться. В такой ситуации лучше всего тихо удалиться.
        Я решил погулять снаружи, пропустить что-то интересное не боялся. Если специалисты заспорили, ничего интересного не будет. Закон такой. Устанут, охрипнут, разобидятся, но останутся каждый при своем мнении. Истина рождается не в спорах, а в эксперименте, как мне кажется.
        Я выбрался из шлюза и стал думать, куда идти. С грузовой площадки открывался интересный вид.
        Над близким горизонтом сиял Виктим. Правее сквозь желтую дымку серных паров светила очень яркая звезда. Это был приближающийся малым ходом Гравитон. Как раз под ним взметывался и опадал в кратер, впоследствии названный Оканкиным, султан серных выбросов. На вершине вулкана торчали балки разрушенного крана, а по склону тянулась красная нить кабель-троса.
        Окрестности горы докрывали остывшие наплывы. За ними начиналась холмистая местность с беспорядочно разбросанными кратерами. Все это было окольцовано горами - стенами огромного цирка, образовавшегося в результате столкновения Феликситура с большим астероидом.
        Как показали исследования, это случилось более шести с половиной миллиардов лет назад. Огромная глыба рухнула на планету в то время, когда еще Солнце не зажглось. До появления нашего родного светила оставалось полтора миллиарда лет, а старина Феликситур уже существовал. Он был старше не только Солнца, но и Виктима, вокруг которого вращался «всего» каких-то девятьсот миллионов геолет. Факт столь внушительной древности Феликситура будил воображение и обострял восприятие.
        Окрестности заливал непривычный, шафранного оттенка свет, оставляющий резкие тени за каждым камнем. Так и хотелось назвать его потусторонним. До сих пор могу без усилий вызвать в памяти эту панораму, вплоть до мелких деталей. Например, двадцатитонную мортиру, установленную на грузовой платформе, украшала надпись ВРУЧНУЮ НЕ КАНТОВАТЬ, оставленная неким безымянным шутником. А на плече проходившего внизу арбайтера имелась зигзагообразная царапина.
        Спустившись по лесенке, я ступил на серный снег. Прыгающей походкой, изобретенной астронавтом Нейлом Армстронгом, первым из землян прогулявшимся по Луне, я обогнул паром и направился к одному из соседних кратеров. В шлеме пискнул звуковой индикатор. Это означало, что дежурный радар взял под контроль мои перемещения.
        - Серж, - предупредил Абдид. - Там еще не ступала нога человека.
        - Сейчас исправим, - бодро ответил я, оглядываясь.
        Под днищем парома возились арбайтеры, заваривали пробоину. Выше них, на грузовой площадке, вращался барабан с кабелем. Еще выше пролетал катер с большущим колпаком над пилотской кабиной. Эфир гудел от голосов. Стоило позвать, и на помощь бросились бы десятки людей.
        Но это почему-то не приносило спокойствия. Напротив, ощущалась тревога, предчувствие близкого сбоя в нормальном ходе событий. Предчувствие маловероятного вывиха, как потом выразилась Мод. Я хорошо его помню.
        Сильное это предчувствие, пугающее. Хотелось вернуться, затеряться среди других людей, спрятаться за их спины, чтобы неведомый выбор неведомой силы пал на кого-то другого.
        Но так нельзя. Недостойно человека разумного шарахаться от теней. Если уж оказался на пути тайны, нужно уметь принять вызов. Далеко не каждому такое выпадает. А жизнь все равно закончится. Рано или поздно. Досадно провести ее, ни разу не заглянув в глаза неведомого, не испытав труднопередаваемого трепета.
        У людей, прошедших такое, в глазах остается выражение, которому я всегда завидовал. Ему не научишься, его не отрепетируешь ни в какой академии актерского искусства. Это знак зрелости, печать времени, отблеск глубинного знания. Награда и крест судьбы. Тот самый отблеск, из глаз Мишеля Нострадамуса, Екатерины Дашковой, Эйнштейна, Абукиры Нохайи, построившей для человечества первый фотонный двигатель. И великой Марионеллы-Жозефины Старопокровской, открывшей «гены смерти». Ради одного того, чтобы только приблизиться к такой компании, стоило рискнуть.
        Я внимательно глядел под ноги - часто попадались припорошенные серным снегом камни, трещины, обломки серного льда. Растянуться на глазах у всех, что ни говори, - плохой способ оставлять след на далекой планете.
        Поглощенный дорогой, я не сразу заметил, что достиг цели. Склон вырос передо мной неожиданно, вдруг. Он оказался невысоким, хотя крутым и скалистым. Я поднял голову. Прямые лучи Виктима в то место не попадали, поскольку я подошел с теневой стороны. Но вполне хватало света, отраженного долиной, местом посадки нашего парома.
        Я увидел грань кратера, перечеркнутую старыми потеками серы. Вершина была неровной, напоминала трехзубую корону, надетую чуть набекрень, с королевской небрежностью. Это придавало горе своеобразный, запоминающийся вид. Больше ничего особенного поначалу я не заметил. Но поднявшись выше, остановился.
        На среднем, самом малом зубце различался темный нарост. Он имел слишком уж плавные очертания по сравнению с доминирующими на Феликситуре ломаными линиями. Когда я рассмотрел его через телеобъектив, то понял, что назвать это пятно просто темным вряд ли возможно. Оно имело поверхность такой густоты, что выделялось даже на фоне чернущего неба.
        Оседлав скалу, явление, казалось, наблюдало за тем, что творилось в долине. У меня возникло впечатление, что при этом оно то ли колышется, то ли как-то переливается. Оптикой скафандра я определил его поперечник. Оказалось что-то около семнадцати метров. Это измерение было последним, что я успел сделать, прежде чем попал «под макулу». Последним проявлением активности. После этого у меня все поотнималось.
        О макулах тогда ничего не знали. Да и сейчас, по прошествии без малого пятидесяти двух геолет, знают немногим больше. Сам термин придумали ребята из экипажа «Звездного Вихря» уже на Кампанелле. Сейчас в Энциклопедии Человечества макула определяется как «локальный концентрат генерального поля с потенцией переноса биомассы».
        Восхитительно, не правда ли? Знать бы, что такое генеральное поле, тогда макула - всего лишь частный случай…
        В сущности, твердо установлено лишь то, что макулы могут воздействовать на психику человека, причем сила эффекта подчиняется классическому закону механики. То есть убывает с расстоянием.
        В тот раз, прыгая к кратеру, я успел пересечь границу «зова макулы». А может быть, она зацепила меня еще на платформе либо даже внутри самого парома. Мне кажется, я могу почуять ее издали, но вот поддаюсь слабо, иначе не писал бы сейчас ничего. Имею сильный охранительный инстинкт, вот что. Развитое чувство допустимого, недостаток мужчины.
        Но главное, кажется, не в моих личных качествах. И не в своевременном вмешательстве Мод, хотя оно наверняка посодействовало. Главное в другом. Вероятно, макула просто отпустила меня. Так, на первый случай. Те, кто старше нас, тогда еще не решили, что с нами делать. Присматривались. Что с нами делать, они решили позже. Не на Феликситуре и не в системе Кроноса. А вот детонатором, несомненно, послужил Круклис. Редактор фундаментального издания «Термодинамика взрывных процессов», склонный к острым экспериментам.
        Часто спрашивают: каково находиться «под макулой»?
        А никаково, страдания отсутствуют. Почти так же, как и голова. Помнится, в старину бытовало выражение о крови, стынущей в жилах. «Под макулой» застывает не кровь, а мысли, всякая рассудочная деятельность. Будто ныряешь частью мозга, которая за это отвечает, в жидкий азот.
        Но только одной частью, другие работают. Сознание, во всяком случае, у меня сохранялось. Окружающий мир воспринимался. Но играл он, весь мир, уже второстепенную роль, роль фона, чего-то вроде задников сцены. На какое-то время голова превратилась в чисто улавливающее устройство для внешней мысли.
        Мысль была единственной, но сильной и дьявольски убедительной. Очень остро понимаешь всю скуку существования в белково-нуклеиновой форме. Оно кажется слепым, бессмысленным, лишенным конечной цели.
        Страшное состояние! Привычное представление о красоте человеческого тела рассыпается. Перед самим собой предстаешь в виде уродливого мешка органики, жизнь которого определяется неприятным содержимым кишечника. И эта самооценка окончательно не забывается, как ни старайся. Возможно, в силу своей верности.
        Что это? ИХ взгляд на НАС? Очень может быть. Дорогие, прекрасные мои соплеменники! Со стороны мы можем выглядеть совсем не так, как в собственных глазах. И к этому придется привыкать. Но верить не надо. Мы несусветно хороши, честное слово. По крайней мере для нас самих.
        Паралич мысли продолжался до тех пор, пока из парома не выбралась Мод. Вопреки всей мыслительной тишине, я узнал ее сразу. До парома было никак не меньше километра, но на безатмосферном Феликситуре видимость отличная. Как только на платформе появилась фигурка в оранжевом скафандре, я понял, что это она. В безвоздушной среде телевик позволяет различать даже застежки.
        Мод помахала рукой:
        - Ко мне, Сережа. Идите ко мне.
        Теперь-то я понимаю, она умеет чувствовать опасность. А тогда не обратил внимания. Списал на случайность.
        Не ведая, чего избежал, мимо какого мира прошел, я отправился в обратный рейс. Сомнамбула сомнамбулой. Оглушенность отступала медленно. В голове продолжала держаться звонкая пустота. Я не осознавал случившегося, это пришло позже. Ко мне многое приходит позже, будем откровенны.
        - Отчего-то мне стало тревожно за вас, - призналась Мод. - Давайте погуляем вместе?
        - Хорошо, - механически сказал я.
        Наверное, после воздействия макулы годится любое предложение. Собственная воля возрождается не сразу. Поочередно переставляя ноги, я достиг парома. Мод скатилась по релингу и озабоченно подергала рукав моего скафандра.
        - Как вы себя чувствуете?
        - Нормально.
        - Правда?
        - Зара считает меня чересчур здоровым.
        - А мне кажется, вам не по себе.
        - Да, был маленький абсенс.
        - Инсайт?
        - Возможно. А вы уже знаете?
        - Про инсайты? Знаю.
        Ко мне вернулась способность удивляться. Половина старожилов Гравитона инсайтов так и не удостоились, а Мод, прожившая на станции чуть больше трех недель, уже успела.
        Инсайт. Точно определить смысл этого термина мы с человечеством не умеем. В первом приближении инсайт - это скачкообразный прорыв понимания, возникающий по малозаметной причине. Иногда он случается и без видимых причин вообще, после многократно повторяющихся, истощающих циклов работы мозга. Тогда рано или поздно складывается верная комбинация взаимодействующих нейронов, обеспечивающих понимание. Но то, что люди испытывали в системе Кроноса, недостаточно назвать только пониманием. По аналогии с наведенной радиацией, лучше всего это назвать наведенными галлюцинациями. Галлюцинациями не случайными, а вроде бы учебными.
        Существовало неписаное правило, согласно которому спрашивать что-либо на сей счет избегали, опасаясь ненароком причинить человеку боль. Но я не удержался.
        - И каковы впечатления?
        - Да так себе, - уклончиво ответила Мод. - Присматриваюсь.
        В это время нас позвали из парома.
        - Хэлло, говорит Круклис. Отойдите подальше, сейчас буду стрелять.
        - Мы в безопасности, Парамон, - сказала Мод. - Стреляй, не беспокойся.
        То, что она назвала его по имени, мне не понравилось. Я ревновал, хотя еще не хотел признаваться в этом.
        На платформе поднялся короткий ствол мортиры. Развернувшись к Оксанкиному кратеру, она выплюнула большое ядро. Под нашими ногами беззвучно дернулся грунт.
        - Это еще зачем? - спросил я.
        - Серная льдина оборвала кабель. В снаряде находится резервная станция связи с батискафом.
        - А, вот как, - вяло сказал я.
        Мод попыталась заглянуть в окно моего шлема.
        - Ну так что, идем?
        - Да-да.
        Мы ступили на поверхность застывшей лавы. Поток был молодым, не успевшим растрескаться, но замерзал он не одновременно, - вспучиваясь, образуя наплывы, на которые приходилось карабкаться, вбивая в податливую серу заостренные носки сапог. Мод, шедшая впереди, упорно преодолевала препятствия. Взойдя на высокое место, она остановилась, широким взмахом обвела горизонт и сказала:
        - Можете смеяться, но что-то здесь не так, я чувствую. И это не совсем суеверие.
        - Да, необычная планета, - сказал я, отдуваясь.
        - Необычная? Я бы сказала - необыкновенная. Не могу представить, как она оказалась на своей нынешней орбите. Шансов на это было - всего ничего.
        Ох не люблю я намеков на чудеса, хоть пьяный, хоть трезвый. Будь хоть под мухой, хоть под макулой. От кого бы ни исходили. Кажется, это меня и разбудило.
        - Что ж. Шансов на возникновение жизни на Земле тоже было не так много.
        - И что это доказывает? - быстро спросила Мод.
        - Ничего. Рядовая аналогия.
        - Поясните.
        - Я вот что хочу подчеркнуть. Пусть гипотеза об искусственном происхождении жизни так и не опровергнута, являемся ли мы с вами результатом эксперимента?
        - Не знаю.
        - Можно ли это утверждать?
        - Утверждать - нет. Допускать - да. Вдруг мы плохо умеем распознавать.
        - Почему вы так думаете?
        - Ну, сотни лет поиска внеземных цивилизаций безуспешны. Причин может быть три.
        Мод один за другим загнула пальцы.
        - Либо мы одиноки, либо братья по разуму слишком далеки, либо…
        - Либо?
        - Либо следы разумной деятельности легко принять за другое.
        Я рассмеялся:
        - Например, за коллапсар?
        Но Мод к такой возможности относилась вполне серьезно.
        - Почему бы и нет?
        В ответ я мог бы привести множество доводов. Но сказал, что не знаю. Потому что полностью отрицать в нашем мире ничего нельзя.
        - Все, что можете сообщить? - разочаровалась Мод.
        - Самое глубокое.
        - Как специалист по физике «черных дыр»? Лауреат премий?
        - Угу. Он самый.
        - А вы умеете сомневаться, - заметила Мод.
        Я обрадовался.
        Из-за малых размеров парома мне пришлось делить каюту с Круклисом. Утром меня разбудил его недовольный голос. Он разговаривал по видеофону с женой, оставшейся на Гравитоне. Лаура выглядела расстроенной.
        - Постараюсь, - буркнул Круклис и покосился на меня.
        Чтобы не мешать, я вышел на камбуз. Там несколько человек поглощали завтрак. Лица были меланхолические.
        - Что случилось? - спросил я.
        - В том-то и беда, что ничего, - вздохнула Оксана.
        Выяснилось, что за прошедшие сутки батискаф забрался в обширную каверну, размеры которой не определялись. Разогретая сера становилась все более вязкой, скорость аппарата упала до минимума. Одновременно колебательные движения расплава, обнаруженные накануне, потеряли свою периодичность. Накапливались данные о том, что они являлись следствием сейсмической активности недр Феликситу-ра, отголосками землетрясений. Проще говоря, ничего необычного не происходило. Сенсация не состоялась.
        - Ничего нет нового и под этим солнцем, господа, - сказал я. - Будут ли сюрпризы вообще?
        - Обязательно, - серьезно сказала Мод.
        - Вы в это верите?
        - Так же, как и вы.
        - Мне этого хочется, но я не верю.
        Мод протянула тюбик с питательным бульоном.
        - Пейте. Хочу пригласить вас на прогулку. Не возражаете?
        Я растерялся.
        - Еще и спрашивают…
        - Чур, за вулканы не прятаться, - предупредил Абдид. - Серж, ты видел свою кардиограмму? Вчера на тебе будто черт скакал.
        - Не все сердечные дела находятся в компетенции страховых компаний, дружище, - легкомысленно сказал я.
        Не знаю почему, но рассказывать о вчерашнем мне не хотелось. Наверное, голова все еще не была в порядке.
        - Ну, ну, компетентный ты наш, - проворчал Абдид.
        Это правда, что жизнь ценна пустяками. Простая вроде бы радость - помочь женщине надеть скафандр, но от абстрактных мыслей отвлекает замечательно. Мысли становятся конкретными до ужаса. Мод поежилась.
        - Не смотрите на меня так.
        - А как смотреть?
        - Как на товарища по быту.
        - Эх! Неужели вы думаете, что это возможно?
        - Серж, не дурачьтесь. Вы еще не застегнуты, а за бортом вакуум, между прочим. Глубокий такой.
        - Зато вы застегнуты за двоих, - игриво заметил я.
        Мод так глянула на меня снизу, что я стал смотреть вверх. Ух, глазищи! В восторге я поднял лапки и понял, что буду делать это постоянно, если у нас что-то получится. Есть женщины, которые каждую секунду знают, чего не хотят. С ними увлекательно играть в угадалки. Сплошное удовольствие.
        Мы взяли открытый вездеход и покатались по окрестностям. Мод лихачила, заставляя машину прыгать через трещины, на изрядной скорости носилась между скалами и воронками, взлетала по крутым склонам, скатывалась в долины.
        Поглощение пространства явно доставляло ей радость, и она вела себя как школьница, сбежавшая с уроков. Такие реакции бывают у людей, вынужденных долго подавлять природный темперамент, доложу я вам. Важный штрих к портрету, стоило запомнить. Темперамент - украшение характера. И услада ночи.
        На обратном пути вездеход подрулил к знакомому мне вулкану. Машина неожиданно затормозила.
        - Серж, что же здесь случилось вчера?
        - Так, померещилось.
        - На вершине?
        - Да.
        Мод оперлась о руль и повернулась.
        - Любопытная гора. Поднимемся?
        В моем желудке возник холодок.
        - Зачем? - небрежно спросил я.
        - Туда еще не ступала нога человека. Смешно?
        - Нет, это естественно. Эйнштейн говорил, что ощущение тайны - самое великое из чувств. И тот, кто не способен к нему, подобен мертвому, глаза его закрыты.
        - Подобен мертвому, - повторила Мод. - Сильно сказано. Что ж, сегодня можно.
        - Можно - что?
        - Подняться.
        Не дожидаясь меня, она прыгнула из кабины. Движения ее были точными и легкими, выдающими тренированное тело. Я поймал себя на том, что все, что бы Мод ни говорила или что бы она ни делала, мне нравилось. Просто наваждение Есть смешное выражение: отдавать себе отчет. Я отдал себе отчет и с легкой паникой осознал, что попался. Влип, втюрился. Вот что значит отдавать отчет. Но если оставить его при себе, результат остается там же.
        Гора оказалась небольшой, высотой метров восемьсот от подошвы. За полчаса мы поднялись к скальному зубцу, на котором я видел макулу. Ничего подобного в этот раз там не оказалось, никаких следов. Толстый слой пыли свидетельствовал о том, что вулкан мирно спал на протяжении тысячелетий.
        А вот соседний Оксанкин кратер продолжал буйствовать. Со своей вершины мы видели, как он выбросил станцию связи. Снаряд рухнул на склон и покатился вниз, увлекая лавину камней и поднимая тучи пыли.
        К месту падения бросились арбайтеры, а паром выстрелил следующее ядро. Уже пятое по счету, кажется. Планета неохотно расставалась с тайнами. Как и человек, неожиданно пришло в мою голову. Еще я почувствовал, как малы, чужды и одиноки люди под звездным небом Феликситура. Уже одно это должно толкать их в объятия друг другу.
        Но у Мод были свои мысли.
        - Сергей, вы не думали о том, что когда-нибудь все может надоесть?
        - Феликситур? - спросил я, выигрывая время. Серьезный разговор с теми, кто старше нас, - испытание. Нужно успеть сосредоточиться.
        Метнув вопрос, Мод попыталась разглядеть выражение моего лица. Хорошо, что светофильтры помешали, иначе б я ее спугнул.
        - Да, Феликситур.
        Но, дав мне успокоиться, она усмехнулась и добавила:
        - А также все, что его окружает.
        Пропащее это дело - разыгрывать непонимание перед мафусаилом, если все понимаешь.
        - Я знаю, что от жизни устают. Вы это имели в виду?
        - Спасибо, что не притворяетесь.
        Она расстегнула кармашек, вытянула пружинный провод, вставила его в розетку моего скафандра. Радиопередатчики отключились. Предстоял разговор без посторонних. Я решил захватить инициативу.
        - Мод, с вами все в порядке?
        - Дело как раз в этом. Со мной все в порядке. Поэтому я вижу ваши чувства, Сережа.
        - Так заметно?
        - Заметно.
        - Это плохо?
        - Для вас - да.
        - Для меня? Почему?
        - Боюсь, что доставлю вам много огорчений.
        Я почувствовал облегчение. Только-то!
        - Зачем бояться того, чего может не быть? Никто не знает будущего.
        - Вы уверены?
        Я промолчал. Мод усмехнулась.
        - Да, вы поняли меня правильно. Иногда, если живешь достаточно долго, а я человек не юный… назовем это предчувствием наименее вероятного варианта. Маловероятного вывиха. Но вы… Думаю, вы могли бы остановиться. Шансы есть.
        - Ох, опять шансы…
        - Думаете, их нет?
        - Не знаю. Надо ли измерять чувство какими-то шансами? Зачем?
        - Поверьте, так будет лучше.
        - Я вам противен?
        - Коварный вопрос.
        - Понятно. Кривить душой не хочется, а правда меня поощрит.
        - Сережа, я действительно знаю, чем все закончится.
        - Серьезно?
        - Увы.
        - Уверены?
        - Совершенно.
        - О вашей способности знают?
        - Нет.
        - Не хотите?
        - Не хочу.
        - Мне трудно поверить.
        - Ах, мужчины всегда жаждут доказательств.
        - Это плохо?
        - Не плохо и не хорошо. Такова данность, натура у вас такая. Что ж, доказательства будут. Смотрите сюда.
        Она опустилась на колени. Старательно водя пальцем, начертила в пыли обтекаемое тело с тюленьим хвостом и парой широких лопастей в передней части.
        - Его назовут хвостоногим ухомахом. Скоро мы увидим это существо.
        - Где?
        - Здесь, на планете.
        - Когда?
        - Сегодня.
        Я недоверчиво промолчал. Когда мужчина сильно удивлен, он может забыть даже о половом инстинкте. Так что временного успеха Мод добилась.
        - Рисунок запомнили?
        Я кивнул, но потом сообразил, что на мне шлем, следовательно, кивка она видеть не может.
        - Да, запомнил.
        - Хорошо.
        Мод поднялась, аккуратно стряхнула с себя пыль. Потом взяла да и затоптала произведение. Такие вот поступки случаются у женщин. Чувствуешь себя неизвестно кем.
        Предсказание сбылось весьма скоро. Несколькими часами позже, когда батискаф добрался до дна каверны, Оксана сказала:
        - Мне страшно.
        - Тебе?
        - Нет, конечно. Кому-то там. - Она показала на пол.
        Все замолчали, соображая, кому может быть страшно в недрах Феликситура. Круклис оторвался от своего кофе.
        - Не устала?
        - Пусть кто-нибудь проверит.
        - Сигнал слабый?
        - Весьма.
        - Шерше ля фам, - сказал Круклис. - Женщины чутче. Мод, вы не согласитесь?
        Мод молча распустила прическу и надела второй шлем. Кабина быстро наполнилась людьми.
        - Ну как?
        - Пока не слышу.
        Я протолкался к ней.
        - А сейчас слышу.
        Это был примечательный момент. Впоследствии я не раз замечал, что наша близость обостряет наши способности.
        - Пеленг?
        Мод покачала головой.
        - Я плохой сенсолог.
        - Дайте мне, - нетерпеливо сказала Оксана. - Так. Левый разворот, курс двести восемнадцать. Хорошо. Сигнал усиливается. Быстрее!
        Софус включил полные обороты, но винты тяжело проворачивались в серном студне. Скаф продолжал ползти черепашьим ходом. Все же одна из теней на экране становилось четче, постепенно оформлялась в пятно.
        - Вот тебе и сюрприз, братец Серж, - заметил Круклис. - Подходит?
        Я молчал, не решаясь поверить.
        - Ой! - сказала Оксана. - Мне очень страшно.
        - Отключайся.
        - А сейчас я сердита. Чувствую гнев, злобу.
        - Да дайте же форсаж! - взмолился Зепп.
        - Хорошо, хорошо, не волнуйся. Сейчас дадим форсажик.
        Аппарат понемногу набрал скорость. Смутное пятно вытянулось, приобрело узнаваемые очертания. Для меня узнаваемые.
        Скользя между каменными выступами дна, абориген некоторое время выдерживал дистанцию, но потом начал сдавать. Его портрет Мод изобразила довольно точно. С более близкого расстояния стали видны раздвоенный хвост и что-то вроде плавников в передней части тела.
        Вдруг существо резко изменило направление.
        - Уходит! - восхищенно сообщил молоденький техник.
        Софус переложил рули и вновь поймал беглеца в перекрестие визиров. Включилась внешняя связь.
        - Эй, что у вас происходит? - спросил Сумитомо.
        - Ненавижу! - крикнула Оксана.
        - Кого? - оторопел губернатор.
        - Это она не вас, ваше превосходительство, - рассеянно отозвался Зепп.
        - А кого?
        - Это она нас всех ненавидит.
        - Всех? Сваннум! За что?
        - А мы за ней гонимся. То есть за ним.
        - Послушайте, вы там что…
        - Суми! - взревел Круклис. - Отстань. На экран-то взгляни!
        И он добавил что-то на старояпонском языке. Мод покраснела.
        - Оксана, отключайся, - строго сказал Абдид.
        - Вот еще. Нет, нет и нет! Такое открытие. Я вижу…
        - Что?
        - Ничего подобного… Ай!
        - Что?
        - Огонь.
        - Где?
        Оксана не успела ответить. Внезапно экраны померкли. Все. И те, через которые шла информация с батискафа, и даже те, по которым контролировались системы самого парома. За окнами вулкан выпустил длинную струю серы. Была видна очередная станция связи, кувыркающаяся по склону.
        - Вот тебе, бабушка, и дабл-ю, - сказал Круклис.
        Это он по-староанглийски выразился, полиглот.
        Оксана упала, возникла легкая паника. А я погрузился в несомненный инсайт. Первый, запомнившийся во всех деталях.
        Явился мне первозданный океан Земли, горячий такой, но уже не кипящий. Во вспышках молний, сиянии жесткого ультрафиолета рождались и тут же гибли цепочки цветных шариков, похожих на те, что веками показывают на уроках химии.
        Это повторялось бессчетное количество раз - хоровод шариков, причудливо слипавшихся в замысловатом танце, кружил без устали, перемешиваемый мощными течениями, прибоем, взрывами подводных вулканов, цунами, свирепыми ураганами.
        Но вот все чаще мелькают знакомые сочетания углерода, водорода, азота, кислорода. Скелеты будущих аминокислот, нуклеотидов, углеводов… В гигантской реторте по имени Земля зрели массивные органические полимеры, которые спустя четыре с половиной миллиарда лет мы назовем белками и нуклеиновыми кислотами.
        Застревая в каплях жира, они образовывали серые комочки протоплазмы - распадающейся и, наверное, зловонной… Из неаппетитных материалов зарождалась Жизнь, замечу в скобках. Кстати, людям нуклеиновые кислоты впервые удалось выделить из гноя. Был такой древнеавстрийский химик Фридрих Мишер.
        Но где же Творец? Одно цепляется за другое, все развивается само собой, подвластное одному лишь времени, и более не нуждаясь в лишних вмешательствах. Вот разве что сам порядок событий, то есть время, кто-то создал… Если так, то Творец куда более могущественен, чем это представляли все земные теологи вместе взятые. Но не скучно ли Ему следить за мелкими грешками человечков в таком случае? Суетящихся в исчезающе малой частичке Его Мира?
        М-да. Поначалу я думал, что суть К-инсайта заключается в скачкообразной активации уже накопленных знаний, обостряющихся до уровня художественного восприятия. До уровня видений, галлюцинаций. При таких условиях старая информация легко складывается в новые комплексы. И это оказалось правдой, но не всей. Далеко не всей.
        - Похоже, Серж уже не такой остекленелый.
        - Э! Он только внешне прост. Зепп, шлепни еще разок.
        - Шлепни! С русскими только вступи в потасовку…
        - Э! Брось ты свои тевтонские комплексы.
        - Хватит, хватит, - поморщился я. - Уберите ваш несносный нашатырь. Право, что за манеры.
        Из инсайта выходят так же, как в него входят - хлоп, и готово. Ни облачка на ясном челе, мышцы полны истомы, чувствуешь себя выспавшимся. Я с бодростью вернулся в бренный мир, готовый все понять и всех простить.
        А вот с Оксаной получилось иначе. Ее успели поместить в реанимационный кокон. Под прозрачной крышкой к ней тянулись щупальца зондов, датчиков, струйных инъекторов. Одежда расползлась, клочья смыл раствор. Включились термостат и газорегулятор, сильный разряд электричества заставил биться остановившееся сердце.
        Признаться, все эти действа меня пугают. Никогда не имел отношения к медицине. Не то что Круклис, имеющий отношение ко всему на свете. Насупив дремучие брови, этот нескромный мужчина сканировал живой мозг Оксаны и насвистывал бравурный мотивчик.
        - Угрозы нет, - объявил всезнайка.
        - Все же надо отправить ее на Гравитон, - осторожно сказал Абдид.
        - Куда спешить? Все там будем.
        Абдид нахмурился:
        - Шутник! Отправляем, ребята.
        Надев скафандры, мы перенесли Оксану во второй модуль парома. Зепп занял место пилота и приступил к предстартовой проверке.
        Арбайтеры проворно разъединили кабели. Сработали катапульт-болты. Шар полыхнул дюзами, вздул клубы пыли, набрал скорость и пошел вверх, к сияющему Гравитону.
        - Зара небось уже хлопочет? - спросил кто-то.
        - А как же? - удивился Абдид. - Там всего будет даже с избытком.
        Постояв на накренившейся платформе, все перешли в третий, последний модуль парома, софус которого не пострадал, поскольку в момент происшествия был отключен.
        Расшифровка сенсограмм Оксаны и анализ всех прочих данных заняли минуту, но и этого показалось много. Мы ждали результата, не снимая скафандров.
        - Вероятность биологической природы объекта - девяносто шесть целых и семь десятых процента, - доложил софус. - Неопределенность для единичных явлений не превышает допуска статистической модели. Коэффициент Грейнбриджа…
        - Короче! - не выдержал я. - Давай сразу резюме.
        - Нулевая гипотеза отбрасывается, - послушно изрек софус.
        Ну, вот оно, случилось. За иллюминаторами по-прежнему расстилались неуютные пейзажи, продолжал буянить Оксанкин кратер, все так же равнодушно светил Виктим. И тем не менее перемена произошла. Да еще какая перемена. Все молчали.
        На экране возник Сумитомо. Лицо его излучало не хуже Виктима.
        - Большой софус Гравитона подтверждает выводы. Как только сообщение примут на Земле, ксенобиологи с ума сойдут. Да что ксенобиологи! Вся наука вздрогнет. Нобель обеспечен, я это просто гарантирую. Братцы, мы вошли в историю! Вляпались, можно сказать. Не заметили? И что с нами теперь бу-удет… Конгрессы, лавры, мантии, именные стипендии. Шутка ли - внеземную жизнь открыли! Кстати, как назовете своего монстра?
        - Хвостоногим ухомахом, - оловянно сказал я.
        Сумитомо прямо возликовал:
        - Серж, дорогой, да в тебе бездна воображения! Вот не ожидал. Принимается и утверждается без обсуждения. Хвостоногий ухомах… Емко, образно, выразительно. И как быстро! Надо же.
        - А что с Оксаной?
        - Приходит в себя. Все, что ей грозит, так это пребывание в витатроне да неделя санаторного режима. Зара надеется, что разгадает и причину шока.
        - Что-то не нравится мне твой бодрый тон, Сумитоша, - подозрительно объявил Круклис. - Небось заготовил ложку дегтя?
        Губернатор вздохнул:
        - Ложку серы, Парамоша-сан. Вы здорово растревожили Оксанкин кратер. Судя по сейсмическим данным, вот-вот начнется серьезное извержение.
        - И что с того?
        - Да так, ничего. Стартуйте немедленно.
        - Привет! Что значит - стартуйте? А батискаф?
        - Батискаф свое дело сделал. Даже если его еще и можно отыскать, в чем у меня лично сомнения глубиной эдак миль в пять, риск слишком велик.
        - Ты же сам предупреждал, что второго батискафа нет.
        - Парамон, о чем ты? Какой там батискаф! Вы сделали открытие, окупающее весь Гравитон-4!
        Круклис выпятил челюсть.
        - Я остаюсь.
        Немедленно вмешался Абдид:
        - Парамон, не валяй дурака.
        - Я остаюсь.
        - Лауру вызывать?
        Круклис обозвал его ассирийским интриганом. Ответить оскорблением на заботу - это так по-человечески. Абдид умилился. Что тут скажешь?
        - Горе ты мое серное!
        Так вот мы и открыли серную жизнь. Во вторник это было.
        Увы, разгадку тайн Феликситура пришлось отложить. Гравитон успел пролететь мимо планеты и продолжал удаляться, а торможение этого исполина требовало непомерных трат энергии. Сумитомо рассудил, что ухомахи вполне могут подождать до нашего следующего визита. В среду, едва наша команда вернулась на борт, он включил двигатели коррекции. Изменив направление, станция устремилась к Кроносу, главному объекту исследований. Все принялись купаться, есть, ходить друг к другу в гости и отсыпаться. Завязывались новые романы, и страсти по ухомаху улеглись. Но вот сонное благодушие уже не возвращалось.
        С каждым днем росла скорость, на контрольных картах все гуще ложились линии изогравов. За кормой тускнел Виктим. Феликситур различался уже только в сильные телескопы. И чем меньше он становился, тем больше притихали люди!
        Все знали точность, с которой просчитывался курс Гравитона, и то, что с коллапсаром мы разминемся на близком, но вполне безопасном расстоянии, да уж больно жутковат батюшка Кронос. В объеме небольшого астероида он накопил массу целых четырех Солнц и не прекращал питаться всем, что на него сыпалось.
        Коллапсары играют роль мегапылесосов Вселенной. Сила их притяжения ужасающа. Даже луч света не в состоянии покинуть поверхности так называемой сферы Шварцшильда. Расчеты показывают, что в середине коллапсара останавливается само Время.
        Маленькая иллюстрация: мы продолжали принимать все более редкие, растянутые, но вполне реальные сигналы зондов, выпущенных нашими предшественниками, - Гравитонами 3, 2 и 1. Десятки лет разведчики падали к роковой границе. Но поскольку время течет для них все медленнее, они переживут и нынешний Гравитон-4, и все прочие Гравитоны, сколько бы их еще ни построили неугомонные люди.
        Теоретически известно, что страшная сила когда-то разорвет прочнейшую керамическую оболочку зондов. Приборы погибнут еще раньше. Но когда это случится, точно просчитать нельзя, не хватает знаний. Тех самых знаний, ради которых мы изучали Кронос.
        Именно Кронос является первой «черной дырой», до которой дотянулся человек. Ему и предстояло давать ответы. И ответы, куда более ценные любой возможной информации с Феликситура, включая ухомахов.
        3. ЛЮБОВЬ
        Гравитон-4 неуклонно катился к периколлапсарию. Внутри приплюснутого шара опять кипела деятельность. По этажам сновали роботы и арбайтеры, регулируя, проверяя и подкручивая все на своем пути.
        Для оптимальной центровки перемещались грузы, перекачивались тысячи тонн жидкостей. Мебель и всякая мелочь намертво фиксировалась магнитными замками. Исчезли кровати с роскошными балдахинами, их заменили массивные саркофаги гравистатов. Были извлечены со склада герметичные крышки для бассейнов, установлены дополнительные перегородки в парках.
        Абдид и Сумитомо самолично ощупали каждый скафандр, устроили несколько учебных тревог, отрепетировали аварийную эвакуацию со станции. Им самозабвенно помогали энтузиасты, не знающие, к чему приложить избыток жизненных сил.
        Человек - существо компанейское, есть такая неандертальская традиция. В один прекрасный день явился к губернатору и я. Сумитомо, подняв замороченную голову, долго меня рассматривал.
        - …и звался он месье Рыкофф, - помог я.
        - А, это ты. Так бы и говорил.
        - Не вели казнить.
        - Проси чего хочешь.
        - Хочу работы.
        - Легче дать хлеба и зрелищ. Почему так поздно пришел?
        - До сегодняшнего дня не знал, принесу ли пользу общему делу.
        - А сегодня знаешь?
        - И сегодня не знаю. Но уже не с кем играть в теннис.
        - Да-а, разные бывают мотивы. Вот Кшиштоф сказал, что лучше работать, чем в теннис с тобой играть.
        - Ну, это потому… - начал я.
        Губернатор не дослушал.
        - Беатрис, что у нас еще осталось?
        Мановением бровей Беатрис вызвала на экран список операций. Более демократичный губернатор ткнул пальцем:
        - Вот, проверь наш главный спасатель. По-моему, ты когда-то учился на пилота.
        - Э, современную технику мне лучше не доверять.
        - Современную и не собираемся. Давай, давай, не кокетничай. Держи ключ.
        Главным спасателем числился «Туарег», звездолет наших дедушек. Восемь последних лет он дремал в ангаре, служа популярным местом встреч влюбленных. Впрочем, и эта его полезная функция отпала. Вступив во власть, Сумитомо пресек обычай под тем предлогом, что на станции свободных пространств и без того достаточно.
        С чисто феодальной жестокостью он заблокировал входы в транспортное средство своим личным ключом. Обижаться на него без толку, должность такая. Какой губернатор не любил позапрещать? Исстари повелось.
        С помощью губернаторского ключа я пробрался в рубку управления и расконсервировал системы. Собственно, все это можно сделать, не выходя из кабинета того же Сумитомо. Так же, как и проверку скафандров. Но инструкции по технике безопасности жалости не ведают. Требуют пощупать все руками. Что ж, сам напросился.
        Зажглись огни готовности. На экранах внешнего обзора появились стены ангара, в котором томился «Туарег». Работающий в холостом режиме реактор начал выдавать энергию. От борта корабля отошла штанга с кабелями внешнего питания.
        В отсеках один за другим оживали механизмы. Слабое сияние разлилось по воронке массозаборника, маневровые дюзы малой тяги совершили проверочные повороты в держателях. Все работало четко, без сбоев, «Туарег» пребывал в отличном состоянии - хоть сейчас лети.
        Еще минута, и телескопический корпус канала аннигиляции начал удлиняться. Но это я пресек. Звездолет имел полную протяженность больше трех километров, поэтому на станции его хранили в сложенном состоянии. Полностью распрямиться я ему не дал, иначе бы вышиб осевые люки хранилища.
        - Все в порядке, кэп! - радостно доложил громкоговоритель. - Рванем куда-нибудь от ржавчины?
        Это был образчик так называемого электронного юмора.
        - Рванем, рванем, - вяло согласился я. - Чего ж не рвануть.
        - Кроме шуток, командир?
        - Обещаю, - зачем-то сказал я.
        - Это так важно, чтобы звездолеты не ржавели, даже если они маленькие.
        - Ну разумеется.
        - А папаша Сумитомо не рассердится?
        - На то он и папаша, чтобы его не слушаться.
        - Ха-ха. Забавно. А когда?
        - Скоро, - сказал я, кашляя.
        Стыдно врать искусственному интеллекту. Даже в шутку. Он ведь не человек, тем же ответить не может.
        - Только ключ прихватите, сэр. Уж извините, без ключа не повезу.
        - Что, никак нельзя?
        - Никак. Блок у меня на личных мотивах, понимаете? Я с испугом уставился на решетку говорильника.
        - Слушай, а ты кто?
        - Софус я. Новый. На «Цинхоне» прибыл. Зовите меня Джекилом.
        - Имечко!
        - Сам выбирал, - гордо сообщил репродуктор.
        - Послушай, у тебя что, и впрямь могут быть личные мотивы?
        - Боюсь, вы не слишком сильны в роботехнике, сэр. Отстали-с.
        - Сказать по правде, я того же мнения, сэр. В роботехнике люди вообще довольно бестолковые создания.
        - О! - сказал софус. - Пожалуйста, не забудьте вашу мысль. Такое не часто приходит в человеческую голову.
        - Похоже, ты приличный парень.
        - Чего ж нам быть не в паре?
        - Я, право, постараюсь.
        - Ничуть не сомневаюсь.
        - Увы, для нас пришла пора прощания.
        - Тогда прощайте. Не забудьте обещания.
        - Ах, странный разговор. Почти что жуть. Но в завершение поэмы, ты тоже не забудь.
        - О чем?
        - Законсервировать системы.
        Из репродуктора послышались смешок и аплодисменты.
        - Браво, - сказал Джекил.
        Я отключился и с минуту глядел в погасшие экраны. Да, странный получился разговор. Что все это значило? Я действительно слабо разбираюсь в роботехнике. Но не настолько же! Имеющаяся эрудиция позволила понять, что на «Туареге» поселился редкостный фрукт.
        Подобных софусов я еще не встречал. Такой легкости общения нет даже у Архонта, главного софуса Гравитона. И столь быстрой способности вызывать симпатию, можно сказать - личную. Интересно, для чего Джекилу потребовались мои симпатии? Скуки софусы не испытывают. Случайных поступков у них не бывает. Вывод: Джекилу нужен союзник среди людей. И остро нужен, иначе бы не набрасывался на первого встречного.
        Почему, кстати? А, вот в чем дело. Возможностей для общения у него практически нет, любовников сюда больше не пускают. Тут появляюсь я, и он сразу приступает, рифмоплет!
        Но зачем? Непонятно. Надо бы присмотреться.
        Тем временем в центре станции, где сила гравитации минимальна, роботы завершили сборку нового антенного поля. Сотканное из тончайших волоконец, оно напоминало увеличенную в двенадцать тысяч раз пушинку тополя.
        Из ангара выкачали основную массу воздуха, распахнулся носовой люк. Остатки газов мягко вытолкнули весь большущий ком наружу. Сияя в лучах прожекторов, он тихо отправился в самостоятельное плавание.
        Много лет такими вот пушистыми ежиками люди окружали Кронос. Чем больше их становилось, тем точнее улавливались гравитационные волны, разбегающиеся от коллапсара. Несмотря на то что волна распространяется так же быстро, как и свет, ее скорость все же конечна. Из-за этого различные участки поля реагируют не одномоментно, между ними возникает упругое взаимодействие. Чуткие датчики успевают их засечь. Полученная информация передавалась Архонту.
        Изучая характеристики гравитационных волн, мы пытались догадаться о том, что происходит внутри Кроноса. Именно там находился ключ к пониманию силы тяготения. Нельзя сказать, что мы совсем ничего о ней не знаем, но, как это бывало в свое время и с магнетизмом, и с электричеством, отдельные свойства гравитации люди начали использовать задолго до того, как придумали хорошие способы исследования ее природы.
        Конечно, кроме знаменитого яблока Ньютона, сейчас есть более подходящие инструменты, причем антенное поле - едва ли не самый примитивный из них. Однако ж, как специалист и лауреат, признаю, что со времен славного сэра Исаака продвинулись мы не слишком далеко.
        А надо. Хотя бы потому, что гравитационное сжатие Вселенной неизбежно. Более того, оно давно началось. И если будет развиваться само по себе, без присмотра и надзора, то материя - галактики, пыль, газы, свободные частицы, - все это когда-нибудь соберется в единую точку такой плотненькой плотности, что… Никто не знает, можно ли вообще помешать столь грандиозному процессу. Одно ясно, что без познания сущности гравитации ничего не получится вовсе. Утешает, что на раздумья у нас есть никак не меньше трех миллиардов лет.
        И так хорошо, что Кронос оказался буквально под боком - всего в сорока восьми годах пути от Земли. Будто кто позаботился - пожалуйста, изучайте. Или позабавился. Нате, пробуйте…
        Кронос приближался. По любому поводу люди стали собираться в группки, группы, компании и даже в крупные стаи. Многие завели привычку скапливаться в центре управления станцией. Придут, сядут, тихо поглядывают из-за спин дежурных, непонятно чего выжидая.
        Видя такое дело, старший врач Зара предписала всем легкие дозы тонизаторов. В целях «снятия, поощрения и материнской заботы», как записал в бортовом журнале Сумитомо. Его тоже беспокоило состояние команды.
        - Пора что-то придумать, - сказал он мне как-то. - Что скажешь?
        Мы беседовали на вышке для прыжков в воду. Под нами неспешно текла Лета - кольцевая река Гравитона.
        - Скоро Новый год, - так же неспешно поведал я.
        - Вот новость! И что?
        - Авось полегчает.
        - Если постараться. Предлагаю конкурс бальных танцев.
        - М-да, - высказался я.
        Но губернатор смотрел на вещи просто.
        - Надо обратиться к могучим инстинктам. Смысл жизни в суете, сам говорил. Женщинам только дай принарядиться, а уж мужчин-то они притянут, не сомневайся.
        С этим я не посмел спорить.
        - Да и какой риск? - настаивал Сумитомо.
        - Ничто так не усиливает скуку, как неудавшееся развлечение.
        - Чья фраза?
        - Жил-был один писатель.
        - Так и знал, что не твоя. Признайся, ухомаха кто подсказал?
        Кругом одни проницательные. Просто беда.
        - Обидеть хочешь, - горько сказал я.
        - Ни в коем случае! Но не ты ведь придумал, правда? Сознайся, никому не расскажу.
        - Ты меня недооцениваешь, - уклонился я.
        - Вот как? Ну-ка, подавай свежую идею.
        - Свежую? - испугался я.
        - Свежую, - ухмыльнулся губернатор.
        - Нельзя ставить невыполнимых задач, ваше превосходительство.
        - Тогда помогай с танцами.
        - Не хочу.
        - А у меня есть право на административное принуждение, - промурлыкал Сумитомо, жмурясь и потягиваясь.
        И так это делал, что казалось, вот-вот выглянут когти из подушечек. Я обозвал его вымогалой и в качестве маленькой мести принялся раскачиваться на подкидной доске.
        Будучи весьма посредственным прыгуном в воду, губернатор имел на сей счет общеизвестный, хотя и тщательно скрываемый комплекс. Замешанный на национальной идее, как поговаривали.
        Вздохнув поглубже, я подскочил повыше, и… Кто-то глянул снизу. Не тем бесцветным, беззрачковым взглядом, от которого всполошенно просыпаешься ночью, потому что знаешь, ну, вот и он, инсайтец, подкатывает, а взглядом тайным, теплым, томным, темным. Хрипловатым таким взглядом. Многого он стоит.
        Успев заметить запрокинутое лицо, распахнутые глаза, а под ними еще очень туго обтянутую грудь, я полетел в воду.
        Сумитомо наградил меня аплодисментами.
        - Никогда не видел столько брызг сразу, - довольно сказал сын моря. - Как тебе удалось?
        - Сейчас научу, - пообещал я, озираясь.
        Но Мод исчезла, растворилась, не забыв прихватить полотенце. Изжелта-бронзовый Сумитомо картинно облокотился о перила.
        - Между прочим, танцует она превосходно.
        Я угрюмо воздел руки.
        - Суми. Клянусь твоей Аматерасу…
        - Молчу, молчу, о Сережа-сама!
        Хохоча, он сорвался с вышки и выплеснул половину Леты. А в воде угря не поймаешь. Плавал губернатор куда лучше, чем нырял. В общем, ушел от наказания.
        Когда-то японцы слыли за людей, которым вежливость заменяла юмор. Отрадно, что хоть в чем-то предкам жилось легче. Нет, я ничего не имею против японцев и юмора, пусть сочетания и бывают неуместными. Боже упаси от другого. От любви, не к ночи будь помянута.
        Любовь - это скверная патология здорового организма. Психическая, хотя и заразная. В конце концов излечивает сама себя, но не всегда и не скоро. Как всякая хворь, имеет отличительные признаки. Один из важнейших - искаженное восприятие действительности. Например, если после ухода женщины начинает казаться, что ксеноновые лампы светят тускло, значит, вы уже того. С осложнением.
        Вечный вопрос: почему именно она, а не любая из женщин? Никто из мужчин ответа еще не нашел, в том числе и я. Но пытался честно. Доходило до того, что вызывал милый облик на монитор и рассматривал со всех сторон.
        Мод была невысокой, стройной, хотя и вовсе не хрупкой. Напротив, она состояла из аппетитных округлостей, кокетливо перетянутых талией. Все это существенно, но не объясняет. Мало ли в мире женственных женщин? Да и на Гравитоне хватало. Оксана, например. Но к другим не тянуло, не влекло.
        Мод предпочитала пышные прически и точеные каблуки. Имела твердый подбородок с очаровательной ямочкой. Ну и что? Лицо правильное, красивое, но не более того. Правда, кроме подбородка, на ее лице выделялись глаза.
        Глаза - это да. Глазищи. Карие, с золотистым отливом, они отличались особым выражением. Тем самым, которому я завидовал. Цвет, конечно, можно выбрать произвольно, а вот выражение - никогда. Выражение глаз пилота при сложной посадке, глаз художника на автопортрете, словом, глаз человека в момент концентрации мыслей и чувств, в момент творчества.
        Такая концентрация требует напряжения, которое нервы не выносят долго. Поэтому ни один умный человек не может быть умным без перерывов. За исключением Мод. У нее перерывы, если и случались, были незаметными, я их не помню. Из состояния сосредоточенности, особой интеллектуальной мобилизации она не выходила, находилась в нем постоянно. Чем бы при этом ни занималась и что бы ни творилось вокруг.
        Говорила она редко, мало и кратко, правильными, законченными фразами. Говорила только то, что считала необходимым сказать. Оставалось впечатление максимальной обдуманности слов, будто она их экономила. И ощущение интригующей недосказанности. В виде слов от нее как бы отплывали айсберги, веющие прохладой, на три четверти скрытые водой.
        Без видимых усилий с ее стороны в разговоре быстро приходило понимание того, что она старше вас, вы для нее открыты, со всеми своими недостатками, но и достоинствами тоже. Сама же собеседница оставалась изящным сфинксом. Замкнутым, загадочным, несколько страшащим. Но привлекательным. Такое поведение вырабатывается только у людей огромной внутренней культуры и только с возрастом. Неужели я полюбил возраст?
        Но возраст в наше время - явление скорее духовное, чем телесное. Здоровое тело непременно требует своего. «Да что ж это за человек, - с ожесточением думал я. - Ведь нет у нее никого, в замкнутом объеме космической станции такое не скроешь. Значит, дело в другом. Дело во мне. Неужели у меня изъян открылся отталкивающий?»
        Выбравшись из реки, я подошел к стенному зеркалу. Как и ожидалось, появился детинушка с румянцем во всю щеку. С невинным взглядом и оттопыренными плавками. Видимые изъяны отсутствовали, наблюдалась даже отдельная избыточность. Я ей скучен? Я? Я??? Быть того не может! Чего ж тогда так смотрела снизу?
        Комплекс у нее, вот что. Комплекс избыточного ума, бич женщины. Видит слишком много отдаленных последствий самых естественных поступков. Но если чересчур мудро относиться к жизни, то жить вообще не стоит. Из опасения помереть.
        Ничего, поможем товарищу по быту. Никакие серные тюлени не спасут! Личность сложная и противоречивая - самая естественная жертва сильной воли. Либо сильного желания, чего во мне накопилось достаточно. Я впервые увидел не только цель, но и средство. Почувствовал себя вооруженным.
        - Эй, Нарцисс! - крикнул Сумитомо. - Ты долго собираешься любоваться собой?
        - Заканчиваю, - решительно сообщил я.
        За праздничным столом царил Круклис. Он много ел, пил, шутил. Старался, в общем.
        И все бы ничего, да Зара, жена Абдида, невзначай спросила, о чем философ думает на самом-то деле. И этот невинный вопрос сломал веселье, оказавшееся неожиданно хрупким.
        - О странной смеси слепости и спеси, - мгновенно отпечатал Круклис.
        По-моему, даже не заметил, что срифмовал. Зара не поняла.
        - О чем вы?
        - Мы не желаем видеть, что орбита Феликситура не эллиптическая, полагающаяся пленной планеточке, а круглая, как циркулем нарисованная…
        - Но эксцентриситет есть.
        - Да смехотворный, - отмахнулся Круклис. - Далее. Впадаем в инсайт за инсайтом, тихо свихиваемся, но делаем вид, что ничего не происходит. А скажите, - тут Круклис страшно подался к Заре, - что делать с полудюжиной свойств Кроноса, которые не желают втискиваться в теорию нашего Сержа? Симпатичную, между прочим, теорию. Не меньше, чем сам автор.
        Зара пожала плечами:
        - А что в ней плохого?
        - Да все хорошо. За исключением того, что учитываются одни лишь естественные силы. То бишь силы, известные нам, человекам, на данный момент. Разумеется, каждую несуразность в отдельности, включая даже серных монстров, можно объяснить игрой случая, дело житейское. Но не все вместе, тут уж увольте. Слишком много наворочено. Наверное, в расчете на уровень понимания эпохи паровозов.
        Зара шепотом поинтересовалась, что такое паровозы. Я объяснил.
        - Чайник на колесах? - удивилась она. - Вряд ли это удобно.
        Вмешалась Мод:
        - Парамон, вы считаете…
        - Да, я считаю систему Кроноса астроинженерным сооружением.
        - Каково же ее предназначение? - спросил я.
        Круклис внезапно разъярился. Он вообще легко впадал в гнев. Так же, как и в прочие смертные грехи, впрочем. Кроме смертоубийства разве что.
        - Предназначение? Единственное число здесь не подходит. Самоубийца не обязательно руководствуется одним мотивом. Их может быть и два.
        - Какой самоубийца? - ужаснулась Зара.
        - Это иносказание, - тихо пояснила Лаура. - Парамон цитирует классика старофранцузской литературы. Он считает, что предназначений у Кроноса может быть два.
        - Не два, а много, - буркнул Круклис.
        Похоже, он начал жалеть, что взялся за эту тему. Но что сделано, то сделано, обстрел вопросами продолжался. Более того, включились новые батареи.
        - Например? - спросил Сумитомо.
        - Например, тест на сообразительность.
        - Как это можно проверить? - спросила Мод.
        - Подождем периколлапсария.
        - Станция его уже проходила.
        - Много раз, - неохотно согласился Круклис, - да только никто не решился на острый эксперимент.
        При этих словах Абдид сделал охотничью стойку.
        - Какой еще острый эксперимент?
        - Самая простая штука. Пора туда отправиться.
        - На Кронос?
        - Ну да.
        Лаура уронила вилку. Все вздрогнули.
        - Вы шутите? - растерянно спросил Абдид.
        - Помилуйте, - усмехнулся Круклис. - Разве нормальный человек бросается в черные дыры!
        Абдид замолчал, но я понял, о чем он подумал. Верно, нормальный человек не бросается.
        У Мод было очень внимательное лицо. Впрочем, оно у нее всегда такое.
        Я отправился в парк и устроил засаду по всем правилам самой древней человеческой науки - науки воевать.
        Когда появилась Мод, я выскочил и преподнес ей штамбовые розы, целый тайком взращенный куст. Она болезненно улыбнулась.
        - Спасибо. Самый внезапный подарок в моей жизни.
        - Да, неуклюже получилось.
        - Напротив, очень мило. В вашем стиле.
        - Простите.
        - За что же?
        - За мой стиль.
        - Да что вы! Я вам благодарна.
        Некоторое время мы молча шли по дорожке. Слева плескалась Лета. Символично получилось: двое и Время.
        - Наверное, вы не можете меня понять? - спросила она.
        Я честно развел руки. Мод кивнула.
        - У вас есть дети?
        - Даже внуки. Как-то так получилось.
        - И прекрасно, Серж. Человек не должен исчезать бесследно.
        - О, это мне не грозит. Но откуда такие мысли?
        - Видите ли, я помню стихи вашего тезки, напечатанные на целлюлозной бумаге. Знаете, сколько лет прошло?
        - Мод, о чем вы? Да сколько угодно. Кого это сейчас волнует? И с каких пор стихи противопоказаны женщине?
        - Поэзия никому не противопоказана, вы же понимаете. А вот возраст…
        - Что - возраст? Какое значение имеет возраст в наше время?
        - В вашем возрасте не имеет.
        - Разница между нами не принципиальна.
        - Боюсь, что как раз наоборот.
        Я помолчал и подумал.
        - Допускаю. Но не верю. Нет, не верю. Не в нашем случае, дорогой товарищ по быту. Почему не попытаться?
        Мод остановилась.
        - Не получится, Сережа. Я так решила.
        - Но зачем?
        - У меня есть определенная цель.
        - И я могу помешать?
        - Мне жаль.
        - Вот как…
        Мод стояла с цветами и ждала. Она не хотела меня обижать, а я не хотел прощаться. Так мы и стояли, пока из-за деревьев не выскочил эдакий японский чертик в тренировочном костюме.
        - Ай, - сказал Сумитомо.
        И побежал в обратном направлении. Воспитанный самурай, что там говорить. Хоть и губернатор.
        - Ай, вот это междометие чаще употребляют лица азиатского происхождения, - глубокомысленно заметил я. - Ой, ох и ах характерны для потомков славян. Дети остальной Европы в подобных ситуациях произносят короткие восклицания типа «а!» и «о!».
        Мод рассмеялась. Смех у нее чудесный. Я почувствовал, что не выдерживаю.
        - Ох, - сказала она. - Да вы просто кипите.
        - Можно посмеяться.
        - Разве можно? - удивилась Мод.
        - Отчего же? Раз другого нельзя.
        - Сейчас пройдет, - мягко сказала она.
        И прошло, еще как прошло. Будто из стиральной машины вынули. Только вот ночь на Рождество провел я отвратительно. Под утро дошло до постыдного. До галлюцинаций.
        Сначала из коридора слышался стукоток. Потом начались стоны, причитания, жалобный голос кого-то звал. Я ворочался-ворочался, наконец догадался выключить внешний микрофон. Галлюцинации сразу исчезли, но меня разобрало любопытство. Я покинул постель и вышел.
        За дверью обнаружился Круклис. В полной красе. В одних белых носках то есть.
        - Тоже не спишь? - облегченно спросил он.
        Я не ответил, потому что не знал, что ответить. Круклис посмотрел на меня с непонятной надеждой.
        - Серж, к тебе забегали?
        - Кто?
        - Зяблики.
        - Зяблики?
        - Кто же еще. Галлюцинациями не страдаешь?
        Я с трудом сохранил невозмутимость.
        - Спасибо, нет.
        - Точно?
        - Слушай, ты почему именно в носках? - тактично спросил я.
        - Чтоб не услыхали.
        - Кто?
        - Да зяблики, черт побери! Туповат же ты спросонок.
        Что правда, то правда. Можно было догадаться с первых слов, хоть зяблики и не крокодильчики.
        - Парамоша, давай я тебя провожу.
        - Шутишь, брат. Я так их ждал.
        - Зябликов?
        Круклис развеселился.
        - О! Мысль забурлила.
        Мысль таки да, заметалась. Не имея возможности побриться и почистить зубы, она принялась искать выход.
        - К чему спешка, Парамон? Отыщутся твои зяблики. Куда они денутся, если они есть? Совершенно спокойно можно и поспать.
        - Ты чудак или притворяешься? - недоуменно спросил Круклис.
        - Ни то, ни другое.
        - А что?
        - Я инвалидизирован материализмом.
        - Ты так думаешь? - заинтересовался Круклис.
        - Нет, но ты так считаешь.
        Круклис покивал.
        - Хе-хе, цитируют.
        - Угадал?
        - Да, похоже. На меня раннего. Улавливаешь?
        - Что?
        - То, что теперь я поздний.
        - А-а.
        Зная Парамоново упрямство, я больше не надеялся его увести. Но и роботов вызывать не хотелось. Как-то неловко перед механизмами. Нечего им наблюдать гримасы творцов. Превратное может получиться представление. Ни к чему это.
        Оставалось одно, но надежное средство - споить бедолагу окончательно. Да и сам я был не прочь в ту ночь. Ночь выдавалась с весьма очевидной сумасшедшинкой.
        - Заходи, Парамон.
        - Зачем? - спросил неонудист.
        - Чуток поболтаем.
        - О чем?
        - Ну… Об искусстве.
        - Серж, извини. Ты, конечно, мальчик начитанный…
        Тут Круклис сочувственно вздохнул.
        - Для своего возраста - даже очень, но, видишь ли…
        - А мой возраст вас устраивает?
        Мы синхронно повернулись. На нас смеющимися глазами смотрела Мод. Была она в халатике. Домашнем таком, чуть ли не с заплатками.
        - Вполне. - сказал Круклис и галантно прикрылся руками.
        - Сергея пригласим?
        - Отчего нет? Говорю же - смышленый мальчонка.
        Я почуял приближение еще одного контрастного душа, но отказаться не смог. Тогда еще не знал способов убийства собственных надежд. Близость Мод обволакивала.
        И вот, пугая встречных, мы отправились - я в пижаме. Мод - в халате, а Круклис - в белых носках, быстро ставших знаменитыми. Беда в том, что время суток на космической станции условно. Иначе говоря, в любой час и в любом месте вы кого-нибудь да найдете. Причем чем менее подходящее место, тем выше вероятность.
        Народ по дороге попадался разный. Беатрис и бровью не повела, Кшиштоф ограничился задумчивым кивком, а вот младотюрки разные…
        Где только заводится юность, там исчезает благочестие, давно подмечено. Слышались прысканье, шепотки, долетали отдельные определения вроде «светлого следа в науке» и «чистого разума в голом виде». Часто упоминали великого Архимеда, а также платье некоего короля. В общем, морально-психологический климат экипажа заметно улучшился. Больше, чем от пилюль Зары.
        Тернистый путь несколько протрезвил героя, но он мастерски сохранял невозмутимость. Старательно поддерживал беседу о стохастических процессах в квантовой механике, предупредительно поддерживал даму под локоток, дружески приветствовал прохожих, а при необходимости даже беззаботно улыбался. Лишь прибыв на место, попросил простыню, в кою и завернулся. И стал похож на римского патриция в римских же банях.
        - Да, пустовато у вас тут, - сказал он хозяйке с большим глубокомыслием.
        Действительно, жилище Мод поражало аскетизмом. Стандартный куб пространства с ребром в двадцать семь метров, полагающийся каждому человеку на Гравитоне, тщились заполнить стол, диван да три кресла.
        Большую часть пола занимало круглое окно, прорубленное в космос. В нем переливались россыпи звезд. Где-то в районе Крабовидной туманности над бездной парила то ли низкая кровать, то ли высокий тюфяк с постельными принадлежностями. Поодаль висел одинокий куст роз, к которому протянулась трубка для полива. Если не считать гравистата, этим и ограничивалась обстановка.
        Нависшие над головой кубометры придавали каюте вид колодца, в ней гуляло эхо. А ведь в компартменте можно соорудить никак не меньше восьми этажей! У меня мелькнула мысль, что надолго так не устраиваются самые неприхотливые из мужчин, анахореты из анахоретов. Для женщины подобное равнодушие к быту не просто удивительно, оно необъяснимо.
        Но каждый человек интересен как раз странностями. А уж этого у Мод хватало. Один фокус с ухомахом чего стоил. После Феликситура я долго к ней не подходил. Не то чтобы внял предостережению, оно как-то мало меня задело, - подумаешь, переживания любовные, не мальчик уже, - а по причине невольного трепета. Чувствовал себя в ее присутствии ничуть не менее обнаженным, чем Круклис в описываемом случае.
        Но сколь ни трясись, обратить чувства вспять невозможно. Раз возникнув, они принимаются душить порядочного человека без всякой устали и сострадания. Бороться с ними так же бесполезно, как и с боа-констриктором. Хотел я того или нет, зараза проникла, монета висела в воздухе. Мне оставалось со сладким замиранием ждать, что выпадет - орел, решка. Ждать, что решит Мод.
        Мод решила сварить кофе. На столе появились грейпфруты, сандвичи, бутылка коллекционного «Георгия Великыя Армения». Я уже успел подметить, что Мод не обременяла себя избытком вещей. Зато каждая из ее вещей это уж была вещь. Я даже боялся спросить, сколько лет коньяку. Он не мог не сработать, и сработал как надо.
        Разговор завертелся. Сначала - ни о чем, потом - о том о сем, а затем, повинуясь тяжкой силе, свернул к Кроносу. Мод проявила к теме неподдельный интерес. Выяснилось, что их с Круклисом взгляды во многом совпадали, а с моими - не очень. Но меня это мало волновало.
        Утонув в превосходном кресле, я любовался и помалкивал. Давно мне не бывало так хорошо, уютно, покойно. Я старался не думать о том, что приглашен вынужденно, как третье лицо в неловкой ситуации. Куда больше занимала причина, по которой Мод оказалась у моей каюты столь запросто одетая, что-то же это должно было значить. Но к определенному выводу так и не пришел. В случайность не верилось, а надеяться было страшно.
        Хотя и это казалось не столь важным. Главное, что Мод находилась до безумности рядом, хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно. Но время шло, подлое.
        Незаметно появилась Лаура. Круклиса сообща одели в нечто среднее между буркой и купальным халатом.
        - Поймал? - спросила Лаура.
        - Шустрые они очень, - печально ответил птицелов.
        При прощании Мод отвела взгляд. А у моей двери лежал птичий помет. Я злобно вызвал уборщика. И по причине особой безутешности никакой ответственности за собой не признаю.
        Прискорбно, но человечество добилось совершенно неприличных успехов в парфюмерии. Неизмеримо больших, чем в гравифизике. Существуют духи, абсолютные по силе притяжения противоположного пола. Эффект столь могуч, что в будние дни правила хорошего тона запрещают ими пользоваться, а двери служебных помещений автоматически захлопываются перед благоухающими субъектами. Но это - в будни. Зато уж в праздник-то!
        Ароматы заполнили Хрустальный зал до самого купола. Запахи плыли, струились, сложно переплетались, дурманили головы, красили щеки, сжимали внутренние органы.
        - Нет, - простонала роковая красавица Зара, - больше не могу. Умоляю, включите аварийную вентиляцию!
        Когда общественное сознание слегка восстановилось, а обоняние несколько притупилось, сразу усилилась нагрузка на зрение. Кружева, рюши, вуаль на трепетной плоти, переливчатые краски тканей, проблески драгоценных металлов, игра самоцветов с двунадесяти планет, химической белизны пластроны, матово открытые плечи, пенные жабо до подбородка, шарфики, более легкие, чем воздух, те самые шарфики, которые нельзя выпускать из рук, иначе они всплывают к потолку, роятся, забивают решетки воздуховодов, - все это кружилось, образовывало самые неожиданные сочетания, поскольку встречались костюмы всех эпох, включая еще не наступившие.
        Спорить невозможно, общественную потребность Сумитомо угадал. Недавние исследователи Виктима, Кроноса и Феликситура с превеликой готовностью вернулись в детство.
        Рединготы беседовали с хитонами, мини-юбки вальсировали с камзолами, монументальная чалма раскланивалась с башнеобразным париком и крохотной кепой. Никого сейчас это не удивляет - робот-модельер общедоступен, а искусство создания личного образа преподают со школы первой ступени.
        Причем, кроме выбора одежды и макияжа, человек волен менять рост, тип телосложения, пол, не говоря уж о таких мелочах, как цвет кожи, волос или радужной оболочки, тут дело доходит до злоупотреблений. Встречаются фиолетовые полублондины, например, и есть красноглазые женщины, умеющие такое ценить. Но те и другие как-то не приживались на затерянной в безбрежных далях станции.
        Вкусы, как известно, отражают характеры, а от словечка «Кронос» веет серьезным. Визит к нему означает разлуку с полной удовольствий земной жизнью почитай на сотню лет. Срок немалый, даже при нынешнем библейском долголетии. Поэтому на Гравитоне, если не считать горстки сумасшедших романтиков, подобрались люди особого склада. Изрядно пожившие, заскучавшие, даже пресытившиеся, потому потянувшиеся к свежей тайне.
        Конечно, каждый из нас был своеобразен, но и в чем-то похож на остальных. Разброс вкусов не мог оказаться большим, Кронос отсек крайности. Экипаж станции состоял из умных и приятных людей, красивых преимущественно в классическом понимании слова.
        Это давало повод одному насмешнику, не буду приводить его имени, обвинять общество в «раболепии перед эстетикой рабовладения» и называть вкусы большинства лиофилизированными, то есть подвергшимися вакуумной сушке.
        Сам же насмешник считал индивидуальность важнее соответствия канонам и принципиально не менял облика, отказываясь избавиться даже от природной плеши. Не буду приводить его имени.
        Взбегая по ступенькам, я поклялся не разыскивать Мод. И в меру сил танцевал, в меру способностей шутил, вдыхал ароматы, пробовал терпкие вина. Топил себя в блесткой атмосфере праздника.
        Но с собой я хитрил, точно зная, что долго не вытяну. И вскоре начал ее высматривать, сначала - украдкой, поверх бокала, затем - вполне откровенно, чуть ли не озираясь.
        Пришла Оксана. Она выглядела отдохнувшей, но держалась не вполне уверенно. Галантные кавалеры наперебой бросились ее развлекать.
        - Пригласи, - строго сказала Зара.
        Я попробовал увильнуть:
        - Там и без меня очередь.
        - Делай, что говорят.
        Зару нельзя назвать умной. Она мудрая. И подозреваю, что от рождения. Вообще ей лучше не сопротивляться, только хуже будет.
        Выпал медленный танец.
        - Оксана?
        - Да, Серж, да.
        Мне нравились ее голос, фигура, ее грусть, нежные прикосновения и, конечно же, ее духи. Было странно, что у такой привлекательной дамы все еще не появился избранник. Так размышлял я, танцуя. Но как ни приятны объятия, время от времени нужно что-то говорить. В противном случае нетрудно упасть в глазах.
        - Признаться, сначала я не поверил в Сумитомову затею, - сказал я. - А у него все получается хорошо.
        - Кроме прыжков в воду, - улыбнулась Оксана.
        Она повернула пушистую головку.
        - Да, очень мило. На поверхности.
        - А в глубине?
        - В глубине? В глубине нас лихорадит.
        Меня поразило, что столь молодая женщина, считанные недели пробывшая среди нас, так точно понимает ситуацию.
        - Ничего, пройдет, - бодро сказал я. - Не думал, что Сумитомо такой психолог.
        - Сумитомо? Серж, ты всегда будешь видеть его таким, каким он захочет выглядеть.
        - Демон, что ли?
        - Нет, грамотный губернатор.
        - Тогда я - зеленый мальчик.
        Оксана улыбнулась:
        - В чем-то - да. Но в тебе дремлет другая сила.
        - Другая?
        Оксана неожиданно расстроилась:
        - Кошмарное слово…
        - Что ты хочешь сказать? - не понял я.
        - Пустяки, оставим это. Скажи, у тебя бывал К-инсайт?
        - Пренепременно.
        - И ты так спокойно об этом говоришь?
        - Приходится. Впрочем, как следует мне еще не перепало. Так, уроки естествознания. Я слышал, ты перевоплотилась в героиню феодальной войны?
        - Да. Ее сожгли на костре.
        - Вот как…
        - Неужели люди были такими? Удивительно.
        - Для меня удивительно, что люди перестали быть такими, - сказал я. И мрачно добавил: - Не все, конечно.
        Оксана снова улыбнулась:
        - Не переживай. Все у тебя будет в порядке. Некоторое время.
        - Спасибо.
        - За что?
        - Ты так дружески это сказала.
        - Тебе не хватает дружбы?
        - А кому ее хватает?
        - Это верно. Серж, среди твоих предков много славян?
        - Попадались настойчиво.
        - Забавно. Я это чувствую.
        - Что?
        - Это. Серж, ты мог бы меня поцеловать?
        - ЭТО мое любимое занятие, - сказал я, смеясь.
        И поцеловал ее в ушко. Какой может быть бал без ЭТОГО?
        - Ах нет, не то, не то. Другая…
        С неожиданной силой она оттолкнула меня, и убежала, порывистая. Я даже не успел сгруппироваться.
        - Мастодонт, - сказала Зара. - Робот с отключенными датчиками.
        - Вовсе нет, - возразил я со всем возможным достоинством. - Ногтю $ар1еш я. Человек Мудрый.
        - Был бы лучше Homo habilis, прямоходящий! Человеком Умелым. Кто же начинает сразу с эрогенных зон?!
        И она перечеркнула меня взглядом разгневанной цыганки. Где-то на уровне пояса.
        Интересно, с каких еще зон должен начинать мужчина? У женщин столько ахиллесовых пяток… Живучий все же парень Абдид.
        Тут мелькнула наконец Мод. В открытом вечернем платье, с классической прической начала девятнадцатого столетия. Она опиралась на мощную длань вездесущего Круклиса.
        Великий ученый горячо ее в чем-то убеждал. На этот раз он тоже был в белом, но не только в носках. Когда хотел, умел предстать импозантно. И смокинг сидит прекрасно, и осанка откуда-то появляется, вот только гвоздика в петлице придавала его виду несколько мелодраматический оттенок. На мой пристрастный взгляд, конечно.
        Не прерывая беседы, эта оч-чень приличная пара скрылась за колонной дорического ордера. А я, как выражаются фехтовальщики, получил укол. Так себе, мелкий уколишко.
        - Ты меня слушаешь или нет?!
        - Да-да. И очень почтительно.
        - Тогда говори!
        - Какой у меня может быть ответ… - промямлил я с умным лицом.
        Но Зару это устроило.
        - Уже лучше. Нечто похожее на речь мужчины. Ничего тебя не убудет. Слишком уж ты здоров.
        - Это как посмотреть.
        - Не юли, сапиенс. У каждого есть долг перед ближним.
        Возмутительно, сколько хлопот доставляет человеку покладистый характер.
        - Итак? - наседала Зара.
        - Сдаюсь.
        - Да ты не мне, не мне сдавайся, мученик.
        - Понятное дело. Чай, не самоубийца.
        - Ты? Да ни в коем случае. Стой! Куда?
        Она поймала меня за фалды.
        - Ох! Что еще?
        - А где энтузиазм? - не унималась несносная. - Не вижу энтузиазму.
        - Зарочка, - взмолился я, - аппетит приходит во время еды, насколько я знаю гастроэнтерологию.
        - Большой аппетит?
        - Ох!
        - Так я и думала. Шляпа ты, Серж.
        - В каком смысле?
        Зара фыркнула:
        - В смысле головного убора.
        А во время еды напротив меня оказалась Мод. Я с изумлением заметил, что она краснеет. Возможно, мой одеколон понравился.
        - На тупиц рассчитано, - бубнил Круклис, развешивая на себе салфетку, белую и необъятную, что зимнее поле. - Серж, ты зябликов видел?
        - Да.
        Наш птицелов даже вазу переставил. Чтоб лучше меня видеть.
        - Когда?
        - Лет шестьдесят назад. Впрочем, нет, шестьдесят пять. Круклис откинулся на спинку стула и высокомерно поправил салфетку.
        - Если опять встретишь, будь добр, не спеши вызывать уборщика.
        Я перестал жевать.
        - Откуда знаешь?
        - От уборщика, откуда еще. Мод, видите ли, этот сапиенс наткнулся на материальные следы зябликов и не придумал ничего лучшего, как их уничтожить. Гигиенист!
        - Серж, в самом деле? - удивилась Мод.
        - В ту ночь я мог ошибиться… - мстительно начал я.
        И Мод вновь порозовела.
        - …но арбайтер? Не понимаю.
        - Ничего, голубчик, - добродушно молвил Круклис. - Какие твои годы.
        Я вспыхнул. Довел все же добрый Парамон. И как его Мод переносит?
        - Годы? - переспросил я. - Видимо, недостаточные. Самодовольство не выработалось.
        Кажется, Мод испугалась, что мы поссоримся. Но Круклис не обиделся. Вместо этого печально глянул в блюдо с миногами. Ему явно стало жалко искусственных рыб, покорно ожидавших поедания.
        - Считаешь меня одержимым?
        Я остро ощутил себя младшим, но продолжал дерзить:
        - Как раз в этом ничего плохого не вижу.
        - И правильно, юноша. Одержимые страшны в эпоху дикости. Сейчас они опасны разве что сами себе, а вот истину прозревают раньше.
        - Все?
        - Нет, разумеется. Но дяде Парамону можешь верить смело.
        - Допустим. И в чем истина, дядюшка?
        Круклис театрально оглянулся и прошептал:
        - Истина в подсказке.
        - Невероятное появление зябликов должно подтолкнуть к невероятным выводам?
        Круклис повернулся к Мод:
        - Нет, он явно подает надежды, этот бойскаут.
        - Смышленый мальчонка? - усмехнулась Мод.
        Она уже успела спрятаться в раковину. Только внимательные усики оставила.
        - Вот-вот, - согласился Круклис. - Помните, кто его открыл?
        Я только вздохнул, а Мод покачала головой:
        - Вы строите заключения на зыбкой почве, Парамон.
        - На моей стороне опыт, интуиция и зяблики. Разве у вас не бывало ситуации, когда вы ставили эксперимент за экспериментом, шаг за шагом продвигались к далекой цели, но уже твердо зная, какая она будет, истина? В общих чертах, естественно.
        - Да, такое происходило. Тоже в общих чертах.
        - Разве в этом случае нудное накопление фактов не является данью традиции, правилам игры?
        - Является.
        - Нельзя ли тогда пренебречь недостающими звеньями? Прыгнуть прямо на качающуюся трапецию?
        - А как избежать самообмана?
        - Опыт, интуиция. То, что не поддается количественному измерению. И зяблики.
        - Все же, кроме вас, их никто не видел.
        - А помет?
        - Мало ли шутников на Гравитоне.
        - Шутников? - зловеще переспросил Круклис. - Шутников, значит. Я это выясню.
        После шести танцев не грех и дух перевести. Я забежал в боковую нишу и вдруг понял, что не все на свете плохо. У прозрачной стены сидела Мод. Звездное зрелище, несомненно, ее притягивало.
        Здесь, в закутке, тихо звучала своя, отдельная музыка. Музыка, которую я раньше не знал. В ней слышался дождь. При моем появлении он смолк.
        - Не помешал? - агрессивно спросил я.
        - Скорее напугали, - сказала Мод, подбирая веер.
        - Как так? Вы же умеете предвидеть.
        - Не всегда. И поверьте, приятного в этом мало.
        - Странное что-то, - недоуменно сказал я.
        - Возможно.
        После этого холодного слова, несомненно, следовало уйти. Но во мне бурлила смесь бразильской румбы с ямайским ромом. Плохая эта смесь делает человека толстокожим.
        - Вы говорили, что я могу помешать достижению вашей цели. Можно узнать, в чем она заключается?
        - Хорошо, - помедлив, сказала Мод. - Меня влечет Кронос.
        Признаюсь, я ожидал чего-то более оригинального. Кого на Гравитоне не увлекал Кронос? Меня разобрал смех.
        - Только и всего? Не понимаю, как я могу помешать процессу познания.
        Мод как-то вся подобралась на своем диванчике.
        - Сергей, дерзость вам идет, желчность - нет. Извините за назидание.
        При таком повороте славянские предки рекомендуют охолонуться. Я прижал горячий лоб к окну. Там, за слоистым стеклотитаном, начиналась бездна. Бездна пространства, которому нет предела, как и безумию, бездна подвижной вечности, с - которой мы не знаем, что делать. Так же, как и с любовью.
        Движение станции не ощущалось. Гравитон висел среди немыслимого множества звезд, одна из которых все еще немного выделялась яркостью, - покинутый Виктим. Такой близкий отвергнутому Сержу. Мне вдруг захотелось, чтобы очередной звездолет нас не нашел. Чтоб Земля вообще нас потеряла. Тогда, через много лет, Мод все же будет моей. По теории вероятности.
        Краем глаза я заметил, что она поднялась с банкетки.
        - А! Пришло время гипноза?
        - Простите. В прошлый раз я только хотела помочь. Меня порадовало, что она хоть помнит тот прошлый раз.
        - Благодарю. От всей души и тела.
        - Почему вы не хотите избавиться от… этого?
        - Проглотить пилюлю и смотреть на вас рыбьими глазами?
        - Зачем так? Это не лучший способ, вы знаете. Зара…
        - Знаю, снежная моя королева. Но не воспользуюсь.
        - Почему?
        - Потому что вы этого не хотите, - сказал я, не узнавая себя.
        - Что-что?
        - Вы. Этого. Не хотите, - более уверенно повторил я.
        - Сегодня вы напористы.
        - У меня есть основания.
        - Любопытно.
        И тут Сержа Рыкоффа понесло.
        - Вы видите меня во снах. Нормальных, цветных снах. Особенно после мимолетной встречи у реки. И вчера вы шли ко мне. Если бы не Парамон со своими зябликами…
        Я застал ее врасплох. Первый и, насколько помню, последний раз. Стараясь не выдать себя задержкой, Мод явно поспешила с ответом.
        - Я недооценила вас… То, что вы сказали, - всего лишь догадка.
        Чему-чему, а логическому мышлению занятия гравифизикой учат отменно. Первая часть фразы никак не вязалась со второй. Я едва не рассмеялся еще раз. Уж не знаю, какое у меня было лицо. Мод все поняла.
        - Что ж, подсознательные реакции угадать можно, это вопрос ума. А вот стоит ли этим пользоваться - вопрос этики. Еще раз извините.
        - Да Мод же! Погодите. Мы оба хотим одного. Препятствует какая-то абстрактная идея. Идея нехорошая, если она мучает двух хороших людей. Бросьте вы ее!
        - Сережа, дело не в идее. Я не хочу, чтобы мы мучились еще больше, хотя и по-другому, понимаете?
        - Перемена рода мучений есть отдых.
        Она снисходительно рассмеялась:
        - Каламбуры не всегда есть довод.
        - Если чувствам мешает разум, его нужно обезвредить путем запутывания, - цинично сообщил я.
        И перестарался. Мод поморщилась, отвернулась, явно собираясь уйти. Но медлила, медлила. Я смотрел на нее, и во мне вскипало древнее бешенство. Вот, стоит здесь, изящная, с высокой прической, так подчеркивающей изгиб шеи, неотразимый для истинного самурая… Гордая голова вполоборота, нервный вырез ноздри… Белые плечи без признаков загара…
        Для кого все? Бесплодный цветок, штамбовая роза. У меня не оставалось сомнений в том, что ее влечет не только Кронос. Ее влечет ко мне. Ко мне, а не к какому-то Круклису, им она только прикрывалась. Но сколько можно! Так не должно быть в природе. Наступал час зверя. Час, когда мужчина должен показать, кто в доме хозяин.
        Юноши! Природа с нами заодно, не сомневайтесь. Слабый пол не может устоять, нужно только завестись как следует. Подавить мощью чувства. И не отступать. Истинно вам сообщаю, верьте моему опыту.
        - Стой, умная! - свирепо приказал я.
        Мод испуганно замерла. Тогда я схватил ее и поцеловал. Раз, другой, третий. В шею, душистые волосы, незащищенно вздрагивающую спину. У женщин столько ахиллесовых пяток!
        Но потом отскочил. Трусливо-трусливо, ожидая самых скверных последствий. Весь пыл-жар мгновенно испарился. Скажи она тогда какой-нибудь «брысь», я бы и поплелся повесив хвост, с самооценкой павиана. Как ни странно, этого не произошло. Случилось то, чего я никак не ожидал.
        Мод медленно обернулась. В ее глазищах плескалось целое море смеха.
        - Что, страшно, мудрейший? А вот взгрею!
        Я сел на диван. Потом вскочил и бросился к ней. Но был мягко остановлен руками в длинных бальных перчатках.
        - Будут инсайты.
        - Ой, умру от страха!
        - Изнуряющие.
        - Мне эти инсайты… Что касается изнурения - это остроумно. Мод, милая, не могу я без тебя, такое вот приключилось. Банально, правда?
        - Нет, нет, продолжайте. Только пальцы не раздавите, хорошо?
        Я выпустил пальцы, но схватил ее всю, как зяблика. Вдруг передумает?
        - Серж… - пискнула Мод.
        - Что?
        - Я не смогу быть с тобой… долго.
        - А вот это мы посмотрим!
        Помню, все смущенно расступались.
        - Кого обнимаешь, дальтоник?! - прошипела Зара.
        - Не знаю, - искренне сказал я. - И это чревато.
        - Как? Уже?!
        Больше она слов не нашла. Я бы и сам расстроился от такого непостоянства, вероломства, коварства, лжи, вероломства, подлости и несдержанности. Цена моих клятв превращалась в ноль, репутация гибла самым плачевным образом. Но меня это не трогало.
        Волновало другое - переходы. На станции Гравитон-4 и без того очень длинные переходы, а в тот раз по бесконечности они просто сравнялись со знаменитым кольцом Мёбиуса.
        Пару раз мы упали - на эскалаторе и, кажется, в агрегатном отсеке. Как нас туда занесло, не могу сказать. Помню запертый люк «Туарега», извиняющийся голос Джекила. А еще - Майкла, камердинера Мод. Он шел за нами, деловито подбирал вещи хозяйки и поскрипывал. Неодобрительно так, по-стариковски.
        - Слушай, - сказал я, - отстань. Будь человеком.
        - Сам хочу, - неожиданно признался робот
        - Что?! Молод еще.
        Задыхаясь от поцелуев, мы наконец ввалились в мою каюту.
        - Тебе помочь? - спросил я.
        Мод развеселилась.
        - Да что еще снимать-то?
        - Как - что? Вот эта штука совершенно ни к чему. И вот эта.
        Мод порозовела невероятно. Я так не умею.
        4. ИНСАЙТ. 543 ГОД ДО РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА
        Пыль и безветрие. Выцветшее небо над поникшими пальмами. Тень, кишащая мухами. Тяжкие испарения сохнущего болота. Звенящая в ушах тишина. И жара, жара. Удушающая жара. Даже птицы примолкли.
        Знойный воздух поднимается вверх. В мареве все плывет, колеблется. Колеблется все, кроме человека в лохмотьях. Он стоит очень близко. Голову склонил набок. Смотрит участливо. Держит меня за локоть твердыми пальцами.
        Рот его открывается и закрывается. Он говорит, говорит, говорит. Надоедливый голос, булькающие слова странного языка. Древнего языка. Языка синей глины, белых лотосов. Палящих, раскаленных пустынь, ледяных поднебесных гор, мутных рек. Вечной и душной зелени джунглей, бесконечных морских волн, облизывающих песчаные губы берегов. Языка жестоких правителей, запуганных мужчин, покорных женщин. Языка сумрачных, безумных богов. Или непостижимо мудрых.
        Он мне откуда-то знаком, этот язык. Я его знал и забыл. Давно забыл, очень давно. Но знал хорошо. Начинаю понимать.
        Человек говорит, что пить нельзя. Нужно идти. Сделать шагов двадцать, потом будет легче. Идущему всегда легче, говорит он. Напоминает мои собственные слова.
        Я слабо усмехаюсь. Идущему легче… Легко об этом говорить. Особенно тогда, когда нет боли в спине. Тупой, ноющей, неизбывной. У меня она есть. Давно ношу. С каждым годом боль все ниже пригибает меня к земле. Осталось не так уж много.
        Человек протягивает посох. Человек смотрит с искренним состраданием, но от него пахнет. Меня тошнит. После этого становится лучше.
        Человек терпеливо ждет. От меня тоже пахнет, но не так уж плохо. В животе ничего и не было со вчерашнего дня.
        Нужно идти, иначе мы куда-то не успеем, говорит мой спутник. Я не помню куда, зачем, но пробую передвинуть иссохшие ноги. Ноги - самая некрасивая часть человека. Грязные, исцарапанные, со вросшими в пальцы ногтями, они роднят нас с животными. Отвратительное зрелище. Но я вспоминаю, сколько они прошли, как долго носят мое тело. И я прошаю их, свои ноги.
        Все, что в человеке много работает, со временем становится безобразным. Наверное, мы не созданы для работы, иначе работа не уродовала бы нас. Зачем все так? Может ли человек поговорить с теми, кто создал его? Я старался. Но у меня не получалось.
        - Учитель, ты опять употреблял неизвестные слова. Много слов. Ты беседовал с богами?
        - Шакья.
        - Что?
        - Я - шакья?
        Человек смотрит со страхом.
        - Остановимся в деревне, мудрейший? Тебе нужен отдых.
        Наверное, выгляжу я совсем плохо. Не отвечаю, сил мало. Вместо этого делаю следующий шаг. Ноги дрожат. Дрожат. но держат. Держат, и ладно.
        Я вспоминаю, куда надо идти. Туда, к далеким Гималаям. Я хорошо их вижу. Вообще хорошо вижу дали, они всегда такие заманчивые. И всегда обманывают, скрывают не то, что хочешь видеть вблизи.
        А вот вблизи, перед собой, я вижу плохо. Кто этот белоголовый? Преграждает дорогу.
        А, павиан. Седой павиан. Ничего нового. Хотя и не совсем обычное. Давно не сталкивался в обезьяной вот так, нос к носу. Встреча вызывает интерес.
        Я останавливаюсь, разглядываю павиана. Крупная образина. Привык есть без очереди, а рисковать - в последнюю очередь. Обычно держится в самой середине стаи, чтобы удрать в случае чего.
        Привык овладевать любой понравившейся самкой. Как царь. Ему повезло. Пользуясь всеми обезьяньими радостями, дожил до своих обезьяньих лет. Чего ж так угрюм, почему недружелюбен, чего не хватает?
        Моему спутнику надоедает ждать. Он показывает палку. Павиан ворчит и скалит клыки. Чует, что мы слабы. Иначе не вышел бы один. Вожак всегда держится в середине стаи, там безопаснее. Вожаками становятся те, для кого собственная жизнь дороже всех, над кем властвуют.
        Ананда замахивается. Павиан чует угрозу и скликает стаю. Вот так и начинаются войны. Чтобы понять людей, достаточно знать обезьян. И наоборот. Это так просто, что вызывает скуку.
        - Не надо, - говорю я.
        Мы подходим ближе. Так близко, что я заглядываю в обезьяньи зрачки. Павиан сидит на корточках, подняв ко мне лицо. Он дрожит. Чувствуется, что ему хочется убежать, но он не может.
        Что думает, что понимает? Страдает ли? Кем был, за что так перевоплотился? Я смотрю в обезьяньи глаза, пытаюсь их понять. Пытаюсь прочесть.
        Меня всегда привлекали глаза. Когда я в них смотрю, хозяин замирает, словно его жизнь останавливается. И тогда видна душа. То есть в существе видно, какое оно. Это происходит много лет, но не наскучивает. Я с привычным любопытством смотрю в глаза павиана. И вижу нестерпимую жажду любви.
        Ничего нового. Раз уж выбрал власть, про любовь забудь. Так было всегда, так и будет. От властителя все чего-то хотят, могут любить его власть, но не его самого. Он погружается, тонет во власти. Сливается с ней. Тут если и захочешь полюбить, отдельно от власти не получится. Ничего нового.
        Мне стало приятно, что все еще понимаю мир, помню свои мысли. Значит, жив пока. Что касается мира…
        В мире нет нового. Просто он огромен. Вот что находится там, выше неба? Что-то ведь должно быть? Поди узнай. За свою смехотворную жизнь мы не успеваем узнать и малой доли. Поэтому считаем новым все, что видим впервые. МЫ ВИДИМ ВПЕРВЫЕ.
        А оно уже было до нас, будет и после. Это я успел понять. Если думать, понять можно многое. И если думаешь, то чем больше живешь, тем больше понимаешь. Но чем больше понимаешь, тем меньше хочется жить, вот в чем беда. Понимаешь такое… От смерти спасает уже не страх, а другое. Многолетняя привычка, вот что спасает.
        Наверное, чтобы стать богом, нужно долго пробыть человеком. Если хватит сил не страдать, не сострадать, забыть про жалость, смириться с дикостью, уйти в свои удовольствия, покрыться слоновьей кожей.
        Да и тогда… Наверное, только боги по-настоящему знают, как можно устать от вечности. Даже если не болит спина. Но мы можем догадываться. Хочется крикнуть: люди! Когда скажут, что я стал богом, - не верьте. Я не смог. Остался человеком.
        Забывшись, продолжаю смотреть в глаза животного. И что-то в него перетекает. Оно скулит, пытается отвернуться. Тяжело, когда в тебя заглядывают. Мне это хорошо известно. И я никого не хочу мучить. Отпускаю павиана. Он уходит. Шатаясь, повесив хвост, словно потерпев поражение в драке самцов. Так оно и есть на самом деле. Мне противно.
        - Ты велик, о Учитель!
        Нет сил спорить. Разве прилично великому так мучиться спиной, опираться на столь недостойные ноги? Я слаб и много раз говорил об этом. Но в моих словах предпочитают видеть скромность, а не правду. Стыдно учиться у слабого, а не великого.
        Какое заблуждение! Величие в том, чтобы видеть все как есть, а не в том, чтобы выдумывать то, чего нет. Но из двух объяснений люди любят выбирать неправильное. Правда в нашем мире пугающа. Тяжко видеть все как есть. Горький вкус к этому приобретаешь только в старости. Молодых тянет приукрасить, это у них от страха перепугаться. Вот и Ананда чувствует недовольство, но понимает по-своему.
        - Прости, я не собирался причинять ему зло. Видят боги…
        Мне стало смешно. Какому богу интересен этот случай с павианом?
        - Боги нас не видят, Ананда.
        - Не видят? Боги?
        - Не хотят видеть.
        - Но почему?
        - Они заняты собой.
        - Собой?
        - Да.
        - А что они делают?
        - Совокупляются.
        - Сово… что?
        - Да.
        Ананда ошеломленно молчит. Все-таки я сумасшедший. Не следует вдруг взваливать на ученика слишком тяжелых знаний. Нужно давать их по кусочку, медленно. Если не собрался помирать, конечно.
        Я трогаю его за плечо:
        - Идем. Мы не поспеем в Косалу.
        Ананда приходит в себя.
        - Не успеем, гуру.
        Я сказал о неуспевании как о вероятности, он - как о неизбежности.
        - Встретим их по дороге, - со старческим упрямством говорю я.
        Ананда молчит. Я знаю, о чем он думает. Даже если встретим, мы их не остановим. И он прав, я слишком слаб для этого. Взамен золота и свежих рабынь могу дать только то, что ничего не весит, - слова. Будет счастьем, если перед тем как убить, нас хотя бы выслушают. А уж о том, чтобы послушали, трудно и мечтать. Мудрецы встречаются не под каждым тамариндом. И слушают их еще реже.
        - Возвращайся, - в очередной раз предлагаю я.
        Ананда качает головой. Он всегда гордился своей преданностью. Молод еще. Не знает, что преданность - это способ переложить ответственность за себя на другого. Помимо всего прочего, что тоже есть.
        - Преданность себе достойнее, - говорю я.
        - Для меня преданность себе - это преданность тебе, Учитель. Одно и то же.
        Прекрасно сказано. И, к сожалению, сказано от души. Возразить нечего. Нужен другой довод.
        - Зачем умирать вдвоем, если одного достаточно?
        - Чтобы умереть вдвоем. Прости, гуру, без меня ты можешь просто не дойти.
        Что ж, карма. Приходится признать, спорить он научился.
        Я не верю в удачу. Глаза браминов зорки, они куда труднее простецких глаз павиана. Да что там павиан! Даже сквозь зрачки кшатрия я могу различить дно души, у хищников она неглубокая. Им нужна хорошая жизнь, но только нынешняя, дальше заглядывать не умеют. А вот сквозь зрительные отверстия браминов проступает бездна. Как у всех стервятников. Этим нынешней жизни мало, их души ненасытны. Но и от нынешней они берут все, что могут. Пусть не было случая, чтобы, умирая, брамин прихватил хотя бы монету, однако при жизни нет такого, чего бы он не сделал в угоду алчности. Зачем, если у человека не может быть двух ртов? Противны, отвратительны движения гребущих рук. Но страшнее другое.
        Как они сумели внушить всем, что счастье новой жизни можно купить у них, и только у них?
        Но они сумели, великие шарлатаны. Им платят даже цари. Цари - в особенности. Уж эти-то знают, какой сладкой может быть жизнь, кому, как не мне, об этом судить. И конечно, хотят пожить еще раз, после того, как станут разлагающимся трупом.
        Ради этого в каждом походе браминам принадлежит половина царской добычи. Они ни разу не отказались. Один кто-нибудь еще может, но все - нет. Куда там! На пути к поживе стопчут кого угодно, примеров не счесть. И у них столько всего уже накопилось, что сами своей силы не знают.
        А что могу я? У меня слабые ноги, трясется голова, плохо видят глаза. И всегда, всегда болит спина. Самый неумелый кшатрий играючи со мной расправится, не прибегая к оружию. Да что кшатрий. Любой крестьянин. Даже женщина. Иногда удивляюсь, что меня так редко бьют. Ведь сделать это проще простого. Совершенно безопасно. По крайней мере тогда, когда Ананда не со мной.
        И все же я иду. Иду потому, что должен, не могу не попытаться спасти дом, где вырос, где впервые полюбил, где был так безмятежно счастлив. Дворец, за стенами которого меня с трогательной заботой уберегали от жизни. Дворец, построенный для меня одного. Город людей, которые так преданно мне служили. И цветущую страну, породившую этот город. Страну моих предков, Капилавасту.
        Добрый мой отец имел причуду править по законам, но нарушил главный из них. Уподобившись богу, он создал рай на Земле. Рай для меня одного, рай не вечный, но рай. Такое не прощается.
        Да, я не знал голода, знал отвращение к пище. Обладал лучшим оружием, невольниками, одеждой, драгоценностями. Всем, что могут создать люди и подарить природа. Из любого состязания выходил неизменным победителем. Со времен отрочества у меня не было недостатка в женщинах, была усталость от их ласк. Они почитали за честь отдаться в любое время, в любом месте. Одна только отказалась, помню слезы в ее глазах. И до сих пор не понимаю, почему не превратился в забалованное до смерти ничтожество. Это было бы самым страшным наказанием, но этого не случилось.
        Как ни сильно влияет на нас жизнь, в человеке имеется внутренний стержень, данный от рождения. Именно он направляет наш путь. Есть все же карма, есть.
        Да, жизнь заставляет уклоняться то вправо, то влево. Но она же посылает знаки, помогающие вернуться к предопределенной дороге. Знамения, понятные только тому, кому предназначены. Для меня знамение приняло вид старца.
        По воле отца меня всегда окружали только здоровые, красивые, сильные и молодые люди. Долгое время я не подозревал о существовании болезней, старости, даже был уверен, что смерть не имеет отношения к человеку. Как-то не задумывался даже над тем, для чего предназначено развешенное в моих покоях оружие. Но бесконечно так продолжаться не могло. Однажды по недосмотру стражи в окрестности дворца забрел дряхлый старик.
        Никогда не забуду своего удивления. Я принял его за существо неизвестного рода, редкое и своеобразное животное, настолько чужд он был счастью и безмятежности, царившим внутри благостных стен, так отличался от всех виденных мною людей. За всю свою последующую жизнь я не испытывал большего изумления, чем тогда, впервые заглянув в слезящиеся глаза старости, ощутив запах грязного тела.
        Этот старик пробудил меня от сладкого сна, заставил интересоваться тем, что творится за пределами моей волшебной страны. После этого очарованность стала давать быстрые трещины.
        Очень скоро я понял, что больных и бедных гораздо больше, чем здоровых и богатых. Я постиг, что ткани для одежды получают из хлопка, а хлопок нужно выращивать. Оказалось, что пища на моем столе появляется не сама собой, она отбирается у тех, кто добывает ее изнурительным трудом. И я понял значение стен в жизни людей. Стены оказались важнее крыш. Стены дают возможность одним грабить других.
        В детстве стены выглядели столь высокими, надежными, неколебимыми, что казалось, нет беды, которая о них не разобьется. Теперь я знаю, такие беды есть. Стены создаются людьми, но люди же могут их разрушить. Я такое видел не раз. И вот, должен спасать словами камни.
        Не ради своих племянников, нет. Они того не заслужили. Гордые шакья, славные мои родичи, сами подсылали убийц к Виручжаке, чем и вызвали войну. Мало того, они успели поссориться и друг с другом, и со всеми соседями. Замучили, унизили, обобрали собственный народ.
        И я иду не ради них. Мне жаль других. Тех, кто из преданности, корысти или глупости, а чаще всего - по причине жесточайшего принуждения покорно устилает своими телами поля царских споров. А еще больше жаль тех, кто вообще не принимает участия в битвах, но становится безвинной добычей гогочущих победителей.
        После каждой битвы наступает пора мутных глаз, когда распаленные, отупевшие, пережившие страх смерти солдаты теряют остатки человечности. Они становятся более дикими, чем звери. Звери не убивают только ради удовольствия убивать, звери никогда не истязают жертву. На такое способен только человек, хотя его трудно назвать человеком. Некто, имеющий облик человека.
        За свою жизнь я не раз пытался остановить убийства. Удавалось редко. А когда удавалось, то лишь для того, чтобы спасенные сами стали убийцами. Либо дождались следующего умертвителя, которых боги посылают с неизбежностью, заставляющей задуматься. БЕЗНАДЕЖНО. Эта борьба похожа на попытки остановить горный поток.
        Признаюсь, из одной только жалости я бы уже не смог прервать созерцаний, не стал бы тратить остатки своего времени. Мне восемьдесят лет, и я давно не встречаю сверстников. И все же иду. Кроме жалости к жертвам, есть другая причина. Она в том, что у меня было счастливое детство.
        Так важно, чтобы человек получил пусть самую малую крупицу счастья в детстве. Тогда он будет знать, что оно возможно. Это дает силы переносить жизнь, мешает без нужды отбирать счастье других. А если не было у человека хотя бы проблеска счастья, он не даст его другим.
        Страшен такой человек у власти. Ему никого не жаль, потому что его самого никто не жалел. Он не знает, как приятно доставлять радость. Не понимает, как красив, как велик тот, кто смеется. У него нет добрых воспоминаний, смягчающих душу. Как они нужны, понимаешь, когда они есть. А когда они есть, жить без них уже не хочется. И хотя несчастье может понять тот, кто хлебнул горя, но и счастье способен дать только тот, кто знает, что это такое.
        Важнее всего знать счастье на заре жизни. Беды должны приходить после! Государство, крадущее счастье детей, пожирает будущее.
        Счастливые воспоминания нежны и ранимы. Я понял, они угасают со смертью людей, животных, растений, вещей, связанных с ними. Это и есть то самое, что я пытаюсь спасти. То, что еще осталось. Если погаснут счастливые воспоминания, я опустею. Очень скоро спадет телесная оболочка Сползет, как сухая кожа змеи. Кем стану потом? Павианом? Стану ли хоть кем-то? Да разве стоит еще раз быть? Мучительны такие вопросы!
        Эх, давайте признаемся. Причиной наших лучших побуждений является любовь не к ближнему, а к себе. Если при этом я смогу предотвратить чью-то беду - что ж, хорошо, буду рад. Но иду я потому, что не могу предать счастливых воспоминаний детства. Не хочется, невыносимо, чтобы исчезло то, на чем лежат их прекрасные отблески. Сначала должен исчезнуть я.
        - Учитель, кем же мы созданы? Богами?
        Его сомнение мне нравится. Учится тот, кто сомневается. Сомневается и не боится этого.
        - Может быть. Но сейчас мы для них - только тени прошлого.
        - Тени прошлого? Почему?
        - Боги живут в будущем.
        - В будущем или будущим?
        Это была тонкость. Я невольно обернулся. Чтобы увидеть нового Ананду.
        - И то, и другое.
        - Но будущее еще не наступило.
        - Для нас. Для нас не наступило. А для них наступило.
        - Неужели нас бросили?
        - Тут сложно. Либо бросили, либо они не наши боги, либо они не боги вообще, поскольку у них есть свои боги. Как ты думаешь, что же такое бог?
        Ананда задумывается. Потом качает головой:
        - Ох, что-то здесь не так.
        Я киваю:
        - Верно.
        Ананда опять задумывается.
        - Как же так? Создали и бросили. Из-за чего?
        - Да мало ли. Из-за того, что мы им надоели. Или перестали нравиться.
        - Зачем было создавать? Они не знали, какими мы получимся?
        Я усмехаюсь:
        - Вот это нужно спрашивать у богов.
        Ананда смотрит на меня. На лице его выражение созревающей мысли. Я чувствую радость за него. И сожаление. Трудно носить в себе мысли.
        - Учитель, прости… А не может быть так, что им нравится то, что с нами творится?
        - Может быть и так, - медленно говорю я.
        И думаю о том, как плохо будет, если его убьют. Мой лучший ученик. Он проделал большой путь, одна его голова уже сейчас стоит многих тысяч. У меня есть еще Касьяпа, Упали, много других. Но Ананда - лучший. Иногда мне кажется, что моя душа живет не только во мне, но и в нем.
        - Ужасно, ужасно, - бормочет Ананда. - Да кто они такие, боги?
        - А ты как думаешь?
        - Ну… Бог - это такое существо, которое все может. Хотя нет. Боги разные. Наверное, Брама может больше, чем Агни. Я не знаю, кто такие боги, учитель.
        Я отвечаю короткими словами. Так понятнее и лучше запоминается.
        - И я не знаю, кого называть Брамой. И кто его создал. И кто создал нас. Но я умею задавать вопросы. Вот, например, почему мы так похожи на обезьян? Мы привыкли, не замечаем. А ведь это странно. Так странно, что не может быть случаем. Понимаешь?
        - Да, странно.
        - Скажи, ты когда-нибудь видел бога? Кого-нибудь из тех, чьи изображения высечены в храмах?
        - Нет, учитель. А ты?
        - Наяву - ни разу. И я не знаю человека, кто бы видел.
        - Но почему все думают, что боги есть?
        - Или потому, что они есть, или потому, что нам хочется так думать. Точно лишь то, что нам не дано узнать точно.
        Ананда замолкает. Обычно я не говорил ему чрезмерно тяжелого. Нельзя взваливать на ученика, даже лучшего, слишком много. Если опять же не чувствуешь близкой смерти. Но если чуешь, то, наоборот, нужно разбрасывать пригоршнями. Чтобы другим не пришлось начинать заново.
        Надеюсь только на то, что когда-то, пусть хоть через тысячи лет, но мои семена дадут всходы. Ибо мысль о бесполезности жизни - одна из самых невыносимых. Часто спотыкаясь, скользя, падая и вновь поднимаясь, уходящие во мрак поколения научатся передавать друг другу правильные, проверенные жизнью мысли, что и есть знание. Привыкнут не расплескивать чашу, дорожа тем, чему цены нет, но будут добавлять по капле. Только тогда появится надежда. Я в это верю.
        Мы мало что имеем в этом мире. Но необходимое, самое необходимое, у нас есть. Каждому дается жизнь, чтобы думать. У нас есть мир, которым можно проверять мысли. Мир замечательно отвергает неправильные мысли. Брось камень вверх - увидишь, что он возвращается. Брось камень в воду - увидишь, что он тонет. После этого нельзя думать, что камень легче воды или воздуха. Понимаешь, что тяжелее. И если боги чем-то одарили нас, то вот этим. Способностью понимать.
        Как передать все Ананде? Трудно превращать мысли в слова, слов не хватает. Мыслей больше. Арийцы придумали мало слов. Да и те, что есть, лишь изредка складываются так, что начинают быть похожими на мысль. Сложить что-то из слов труднее, чем сложить стену из камня. Это очень тяжелая работа, которую обычно никто не замечает и не ценит.
        Но если получается, чувствуешь радость и облегчение, которые я не знаю, с чем сравнить. Менее острые, чем после извержения семени, но более чистые, глубокие. Теплые, долгие. Светлые. Частица счастья. Она вспыхивает наподобие искры, но гаснет не сразу, тлеет. Может разгореться и еще, высвечивая нужные слова для следующей мысли.
        Какое удовольствие! Других уже нет. Будь у меня побольше таких удач, я упросил бы людей не убивать друг друга. Иногда они удивительно добры. Даже сейчас, когда кругом столько голодных. А если доброта перестанет отнимать самое необходимое, без чего человек не может, зла будет гораздо меньше.
        Мне повезло, я уверен, я видел, что когда-нибудь всем хватит пищи. Только когда? Зачем так долго?
        - Учитель, ты знаешь язык обезьян?
        Бедный Ананда! Ах нет, он еще не все понял. Не может забыть этого пустяка, встречи с павианом. А времени так мало.
        Мы оставляем дорогу ради малозаметной тропы. Предстоит срезать путь через джунгли. Заблудиться здесь трудно. В той стороне, куда мы идем, высятся вершины великих Гималаев. Их можно видеть с любого холма. Да и не впервые я здесь. Места давно не хоженные, но памятные с беспечных времен. Молодые воспоминания живучи, как и все молодое.
        Я узнаю все: гомон птиц, берег реки, старые деревья, тяжелый аромат цветов. И даже змею на пригорке узнаю. Она все та же, ничуть не изменилась, будто и не уползала. А вот и необычное растение, от листьев которого перестает болеть голова у стариков, но болит у молодых. Почему? Неизвестно. Почему в стеблях бамбука иногда образуются драгоценные камни? Я видел их собственными глазами.
        Чуден мир, хочется узнать побольше. Чуден, повторяем. Но повторяем каждый раз чуточку по-новому.
        Петли лиан над головой образуют прихотливый узор. Сквозь него видно плененное небо. Следы стада буйволов в синей глине. Пятна лотосов отражаются в спокойной заводи. Ее поверхность тревожит плывущий гавиал. Лотосы вздрагивают, колышутся. Сараджана…
        Все так - или почти так - было до меня, есть при мне, будет и после. Надо ли жить человеку, если от него ничего не зависит в равнодушном мире? Нужно ли к чему-то стремиться, утомлять ненавистные ноги, тревожить милую мою спину? Так тянет лечь, слиться с прогретой почвой, уйти во прах…
        Чему быть, то свершится. Карма. Будут вопли, костный хруст. Избиение беззащитных, новое переселение тысяч испуганных душ. Во имя этого большие стаи прямоходящих движутся сейчас под безмятежным небом Шивы. Ни облачка, ни ветерка…
        А в руках прямоходящих - злые, греховные вещи. Колющие, тупо бьющие, рубящие, режущие. Сработанные умело, с большим старанием и многовековым опытом. Люди всегда любили изготавливать орудия смерти. Копья, стрелы с зазубринами, наконечники которых так больно извлекать из тела. Шипастые дубины, кованые лезвия из драгоценного железа, угловатые булыжники… Все это скоро пойдет в дело Начнет терзать мягкую плоть, причинять ослепляющую боль.
        Почему, почему мы такие? Во имя чего вертится страшное колесо? Кому нужно, чтобы люди мучили друг друга?
        Только тому, кто нас создал, а потом бросил! Больше некому. Если нас вообще кто-то создавал.
        - Учитель…
        Боги! Вы не виноваты только в том случае, если вас нет! Иначе как вы можете переносить вид младенца, ползающего у тела обезображенной матери?!
        - Учитель, учитель…
        - А?
        - Ты выглядишь совсем плохо. Надо передохнуть.
        - Нет.
        Я снова поднимаюсь на дрожащие ноги. Делаю шаг, другой. Потом десяток, еще один. Становится легче. Голова проясняется, но в нее опять лезут вопросы. Почему истину не постичь, а страсть познания дана? Если душа бессмертна, зачем так страшна смерть тела?
        Тем плодам созревшим -
        Поутру вниз сорваться.
        В жизни быстротечной
        Смерти бессердечной
        Положено бояться
        Всем, зарю узревшим…
        От страха смерти все живое старается задержаться в этом мире. Неужели нет других? Или они еще лучше? Мне восемьдесят лет, редко кто доживает до такого возраста. Поэтому меня любят спрашивать. Думают, если живу долго, то знаю, как этого достичь, постиг сокровенную тайну.
        Как могу, отвечаю, а уверен только в одном. В том, что если есть разум, надо им пользоваться. Только с его помощью можно хоть в чем-то разобраться, иных способов нет. Наблюдай, сравнивай, думай, многое поймешь. Например, то, что, если содержать тело в чистоте, будешь меньше болеть.
        Все вроде понимают, соглашаются. Но быстро забывают, едва появится возможность силой отобрать лишний кусок. Или повод для обиды сыщется. Тогда - все.
        Люди не пользуется разумом, чтобы осознать собственную вину. Им пользуются для того, чтобы доказать чужую. Поэтому самый глупый хитрец без труда поссорит самых умных мудрецов. Если хотя бы в одном пробудит плохое чувство. Чувства так легко заглушают разум, они над ним властвуют.
        А бывает и наоборот. Редко, но бывает. Вот помнится один случай… Задумываясь, я перестаю обращать внимание на окружающее. Ананда трогает меня за плечо.
        В кустах перед нами стоят два кшатрия. При всей духоте от них так и веет холодом, прямо знобит. Тихо они подобрались. Вот и все, думаю я. Кажется; успели. Осталось не пожалеть.
        Один из них молод, самоуверен, густо обвешан оружием. С высоты немалого роста бросает грозные, надменные взгляды. Жизнь его вряд ли будет слишком долгой. Но зла он постарается натворить столько, сколько успеет. Таких много. Скорых на расправу, бездумных. Не знающих разницы между добротой и глупостью, сочувствием и слабостью.
        Второй уже зрелый мужчина. Ростом пониже, но жилист, быстр в движениях, равнодушен и очень цепок взором. Этот не будет мучить понапрасну. Но он куда опаснее. То, что, будучи кшатрием, дожил лет до тридцати, говорит о многом. В наше жестокое время такое удается далеко не каждому. Тому, кто более жесток, чем время. И хотя бы чуточку его умнее. А вот это сулило крохотную надежду.
        Наконечник копья упирается в горло. Уже не припомню, который по счету негодяй держал в руках мою жизнь. Я хриплю.
        - Странное имя, - усмехается молодой.
        И немного отводит острие. Я кашляю. По шее стекает капля крови.
        - Ты чем-то недоволен? - издевательски спрашивает злой мальчишка.
        - Перестань, - говорит старший. - Кто ты, старик?
        Я называюсь.
        - Вот как?
        Старший глядит с интересом.
        - Правду говоришь?
        - Сейчас мне лучше было бы скрывать свое имя.
        - Верно. А куда идешь?
        Я объясняю.
        - К кому?
        Я перечисляю титулы. Молодой кшатрий презрительно сплевывает:
        - Ну ты и нахал.
        Старший задумывается. Удивительны такие мгновения, когда решается судьба. Весь мир подкатывается к развилке. На взмахе повисает крыло птицы. Над отмелью останавливается волна. К небу прилипает лист пальмы. Время замерзает, как ручей в Гималаях. Понимаешь, что всякое движение сложено из кратких мигов неподвижности.
        - Свяжи их, - коротко бросает старший воин.
        И все вновь приходит в движение. Удивительно многое успеваешь узнать за мгновение, когда решается судьба.
        - Шакья! Стоит ли возиться? - противится молодой.
        - Не стоит быть дураком, Добайкха. Это удовольствие короткое.
        - Да какая им цена?
        - Готамид встречается не под каждым тамариндом.
        Молодой хохочет:
        - Скоро их вообще нигде не встретишь!
        Старший не разделяет его веселья.
        - Запомни, молокосос, - внушительно говорит он. - Редкость всегда имеет цену.
        - Что-то умное, - скривился Добайкха.
        - Ты долго будешь препираться?
        Молодой кшатрий нехотя связывает меня и Ананду одной веревкой. Нас ведут через кустарник. Как скотину. Но ведут туда, куда я хотел попасть, и пока не убивают. Можно считать, повезло.
        Старший кшатрий дергает веревку так, что я спотыкаюсь.
        - Пошевеливайтесь!
        Быть может, чувствует себя неловко за то, что оставил Нас в живых. Добайкха играет копьем. Он идет позади, покалывает ягодицы Ананды и хохочет. Наверное, с ним плохо обращались в детстве. Ананда закусил губу, смотрит в землю. Когда-то мой ученик сам был кшатрием. Так и не привык спокойно сносить унижения. Будь его воля, обоим стражникам пришлось бы худо. Даже при нашем несытом житье Ананда все еще может переломить бамбук о колено.
        Войско Виручжаки заполнило большое поле по обеим сторонам дороги. Солнце еще только клонилось к дальним лесам на заходе, а солдаты уже располагались на ночлег.
        Дымы множества костров поднимались к темнеющему небу. В предвечернем воздухе отчетливо слышались крики, ржание лошадей, удары по забиваемым в землю кольям. Мы шли мимо построенных на скорую руку шалашей, пирамид копий, задумчиво жующих слонов.
        У шатров военачальников с ноги на ногу переминалась скучающая стража, суетились слуги. Над дорогой висела полоса пыли протяженностью в несколько тысяч шагов. Там мелькали всадники, доносился стук копыт и топот все еще подходящих отрядов. Сворачивая с дороги под резкие выкрики команд, солдаты безжалостно сминали посевы.
        - Любуйтесь, любуйтесь, - хохочет Добайкха. - Воевать вам захотелось? Дурачье!
        Искушенный Ананда качал головой. Я и сам ясно понимал обреченность своей затеи. Собрать такую воинскую силу, какую я видел, стоило огромных трудов и денег. Здесь были представители десятков племен и народов, даже смуглые и курчавые жители южных плоскогорий встречались. Наемники.
        Виручжака не сможет оставить армию без добычи, он не повернет, не рискнет вызвать недовольство своей знати, особенно браминов. Даже если захочет. А ему ведь совершенно не за что любить моих родичей.
        Значит, Капилавасту обречена. Сакии смогут выставить не больше одного кшатрия против четырех, а то и пяти врагов. При таком неравенстве сил никакие стены не спасут гордых шакья. От Виручжаки даже не потребуется особого полководческого умения, численность задавит и все решит сама собой.
        Видимо, сознавая это, Виручжака и не торопился, не утомлял войско. Шел не спеша, чтобы слухи о его мощи успели ослабить дух вражеской армии. Помешать ему могло лишь чудо. Какой-нибудь потоп в разгар сухого сезона. Вмешательство богов, в которое я давно не верю. Тримурти не воплотится в Кришну, чтобы восстановить справедливость. Боги всегда на стороне силы. Им не стыдно.
        Дурачье, сказал этот сам не слишком умный кшатрий. И он прав. Требовалось настоящее безумие, чтобы довести древнее и некогда богатое государство до войны в столь вопиюще невыгодных условиях. Будь я царем, этого не могло случиться. Но я давно отказался от трона ради истины. Истину так и не нашел, а Капилавасту гибнет. Значит, я виноват.
        Виноват? Но разве у меня не было права распорядиться судьбой по собственному усмотрению? Боги тогда позволили. А теперь наказывают зрелищем того, к чему это привело.
        Немилосердные боги! Я не мог знать, что так получится. Да и не дожил бы на царских харчах до нынешних времен. Затосковал бы, как тот павиан.
        Одно чудо все же случилось. Виручжака нас принял, и довольно скоро, еще до захода солнца. Все те же два кшатрия провели нас на вершину холма, к царскому шатру - навесу из дорогих тканей на шестах сандалового дерева.
        Я до сих пор помню, как приятны сумрак, легкий ветерок и запахи курительниц там, за позолоченными кистями. Какой истомой сочатся подушки и ковры. Как прекрасно среди них обнаженное женское тело. Все это у меня было. Теперь оно есть у Виручжаки.
        Очевидно, царь только что совершил вечернее омовение и пребывал в благожелательном настроении. Он сидел в низком резном кресле. Две рабыни массировали его волосатые ноги.
        Сначала все внимание Виручжаки было поглощено их Работой. Потом он поднял взгляд.
        - Подойди, старик. Я слышал о тебе.
        Меня подняли с колен и поставили перед ним. На царской лысине блестели капли воды. Почему-то если у мужчины мало волос на голове, то много в остальных местах. Интересно, почему? Еще такой мужчина очень любит женщин. Но не душу, а только тело. Часто такие мужчины весьма проницательны. Особенно после близости с женщиной. После близости с женщиной они способны к благожелательности.
        Очень коротко мы взглянули в глаза друг другу. И все поняли. Бывает, что совершенно разные люди мгновенно ощущают родство душ и сходство в восприятии мира. Я понял, что этот царь тоже много думал своей головой. Он тоже хорошо знал свою ношу. Вот только ноша у него другая.
        Голос Виручжаки оказался неожиданно грустным и спокойным. Прохладным.
        - Говори, Сакиа-муни.
        Получилось так, что я стоял между царем и Гималаями. Последняя надежда Капилавасты, о которой она даже не знала. Надежда ровно такая же слабая, как и я сам…
        Я долго шевелил пересохшим языком. Виручжака не перебивал.
        Потом наступила тишина. Брамины из царской свиты напряглись. О, как великолепно удавалось им смотреть поверх моей головы, словно все они впервые увидели снежные вершины за моей спиной!
        Но волновались они напрасно. В наступившую тишину тяжко упало одно-единственное слово. И оно перевесило все мои слова. Потом снова наступила тишина. Виручжака смотрел на меня молча и пронзительно.
        - Я пришел слишком поздно, царь, - сказал я. - Прости.
        Виручжака опустил веки и потер их пальцами, словно долго смотрел на яркий свет.
        - Поздно? Нет, старик. Ты пришел слишком рано. Минуют тысячи лет, многие тысячи лет, прежде чем люди научатся относиться друг к другу так, как ты говорил.
        Он открыл покрасневшие глаза, взглянул в небо, где уже горела первая звезда. Помолчал. Потом сказал:
        - Слушай. Я иду разрушать Капилавасту. Многие меня возненавидят. Но почему я это сделаю, поймут все, даже уцелевшие шакья. А вот почему ты отказался от трона, не понимает никто. Так?
        - Так, царь.
        Виручжака вдруг усмехнулся.
        - Или почти никто… В этом дело. Твое время наступит тогда, когда все будет наоборот. Не раньше. А сейчас… Сейчас мое время.
        Неожиданно Виручжака встал, заставив прислужниц испуганно отшатнуться. Он подошел ко мне и сверху вниз заглянул в глаза. Сильный, бородатый, жестокий. Как само время. И от этого несчастный.
        - Вот ты какой, Сакиа-муни… Тоже мучаешься, да?
        И я замер. Мне показалось, что жизнь остановилась. Как лес перед грозой. В этот миг опять решалась моя судьба. Я заметил, что оба кшатрия потянулись к оружию, глаза их стали пустыми. Однако буря не разразилась.
        - Хотел бы я пожить в твоем времени, - совсем неожиданно сказал Виручжака. - Но не пришло оно еще, гуру! Ты смел. Ты мудр и благороден. Ты добрый. Ты редкий. Даже единственный. Среди потомков Гаутамы - точно. И не мне решать твою судьбу. Ступай своей дорогой. Приближай свое невероятное время. Кто знает, быть может, я тоже это делаю. По-своему.
        Неожиданно он сгорбился и постарел.
        - Только вот ты никого не убиваешь, Счастливый. Каждому свое… Не понимаю, как ты умудряешься сохранить свободу. Потому, что не боишься смерти?
        - Точно не знаю. Одного этого мало. Быть может, еще и потому, что отвечаю на вопросы, которые всем интересны. Пытаюсь ответить.
        - Вот как? И получается?
        - Иногда получается. Изредка. Но это ценят.
        Виручжака кивнул:
        - Похоже на правду. Но у меня такого дара нет. Зато я могу внести в жизнь хоть какой-то порядок. Страшный, но порядок. Постарайся понять.
        - Я?
        - Особенно - ты. Это важно. Меня никто не понимает.
        Потом, обернувшись к свите и махнув в нашу сторону, крикнул:
        - Не трогать! Все слышали? Чтоб даже пальцем!
        - Как это мудро, - кивает старый брамин. - Пусть враги знают о твоей силе, повелитель.
        Виручжака смотрит на него с насмешкой, но ничего не отвечает. За откинутым пологом рабыни готовят царское ложе. Одна из них беззвучно плачет. На ее ягодицах видны синяки. Я отворачиваюсь.
        Мы проходим мимо изумленного молодого кшатрия.
        - Ну… вот счастливцы, - бормочет Добайкха.
        - Это ты счастливец, - усмехается старший кшатрий.
        Какой-то начальник с перьями идет перед нами. Чудо в перьях, вспомнилось мне. Чужие слова! Откуда вспомнилось? Ах да, оттуда. Из божественного завтра.
        Начальник сообщает приказ и заставляет расступаться караулы. Солдаты пожимают плечами. На то и царь, чтоб чудить.
        Когда мы миновали последние посты, я оглянулся. Я хорошо вижу вдаль. В своем времени, на своем холме и в своем кресле все еще сидел Виручжака. Он смотрел нам вслед. Думаю, ему хотелось не просто пойти, а побежать за нами. Странно. Казалось бы, уж он-то счастлив. Кому, как не ему?
        Быть может, он и был счастлив до встречи с нами. Потом увидел, что между людьми бывают другие отношения, что даже очень разные люди могут понять друг друга. Увидел и изменился. Встреча с новым обязательно меняет человека. А когда человек меняется, он теряет то, что считал счастьем.
        Счастье быстротечно. Иначе быть не может. Оно появляется только после перемен. Но из-за них же исчезает. Счастье - цена перемен. Но если им не платишь за перемены, счастье превращается в скуку.
        Счастье - бегущая вода, вечно утекающая между пальцами. Оно не может замереть, как и время. Оно капризно, зыбко, прихотливо, непредсказуемо. С одинаковой легкостью может коснуться царя, брамина, нищего гуру, всеми презираемых млечча. И так же легко утечь.
        Для всех людей оно разное. Для млечча - это горсть риса. Для Виручжаки - уничтожение сакиев. Для меня - их спасение. Для Ананды - возможность уйти от Виручжаки живым…
        Но вот мы одни. Ананда смотрит вопросительно:
        - Куда идти теперь, учитель?
        - Идти всегда нужно вперед.
        - Впереди ночь и джунгли.
        - Утро тоже впереди.
        - Ты прав, учитель. Не стоит испытывать судьбу… слишком долго.
        Тут я понял, насколько он рад, что остался жив. Просто счастлив. И я почувствовал раскаяние.
        - Прости меня, Ананда. Я рисковал тобой.
        Его глаза заблестели.
        - Разве я мог тебя оставить, Сидхартха?
        То, что он назвал меня по имени, выражало не почтение ученика, а привязанность друга. Мы молча обнялись.
        Как, в каких глубинах души зарождается этот порыв? Он короток, мера настоящего счастья всегда лишь миг, но могуч, полноводен, топит без остатка. Затопит, простучит в сердце и тут же схлынет, оставив смущение. А вот, поди ж ты, цена всей жизни складывается из таких мигов.
        Я поднял глаза и вновь увидел Виручжаку. Он уже не сидел в кресле, стоял и смотрел в нашу сторону. Быть может, завидовал нашим объятиям. Наверное, так оно и было. От души царей не обнимают.
        Ананда забеспокоился:
        - Пора, учитель. Пока он не передумал.
        - Да, пора. Быть может, от судьбы и не уйти, но надоедать ей не стоит.
        Мы вновь оставляем дорогу и вступаем в сумрачный вечерний лес. Неожиданно сухая лиана бьет меня по лицу. Я отшатываюсь и получаю удар с другой стороны. Чувствую, как остановилось сердце. Слышу замирающий крик. Кто кричит? Ананда? В глазах темнеет. Вот как… не выдержало, Перевоплощение?
        Страха не было, боли тоже. Только удивление и приятная усталость. Потом все кругом стало безвкусным, беззвучным, неинтересным. Серым каким-то. И я понял, что происходит. Успел еще.
        Немилосердные боги! Получайте то, что дали. И да будет вам стыдно…
        5. СЧАСТЬЕ
        Мод шлепала меня по щекам. Слева, справа. Ручка у нее оказалась увесистой. Когда не отвертеться, лучше очнуться.
        - Хорош любовник, - с ужасом прошептал я.
        - Да хорош, хорош, - утешила Мод.
        - Чего хорошего…
        - Ты все успел, Сережа. Мы ведь теперь на «ты»?
        Я начал кое-что припоминать.
        - Ну, знакомство можно считать состоявшимся. Не знаю, что еще требуется.
        Мод рассмеялась:
        - Да уж!
        - А ты успела?
        - О! Дважды.
        - Правда?
        - Не помнишь?
        - Постой, постой… Мы начали у порога?
        - Верно, у порога. Потом такое пошло…
        Я проследил за ее взглядом. На гимнастических брусьях висела рубашка.
        - Что? И там?
        Мод прыснула.
        - У тебя замечательное чувство равновесия. Как себя чувствуешь?
        Я пошевелил ногами.
        - Словно отмахал километров пятьдесят по джунглям.
        - А вообще?
        - Вообще? Наверное, я счастлив. Да, конечно, счастлив. Только еще не совсем понял. А ты как?
        Мод села и уперлась подбородком в колени.
        - Я думала, это случится со мной.
        - С тобой? А-а, ты про инсайт.
        - Да.
        - Тоже видишь дикости?
        - Нет, сейчас уже другое.
        - Это началось здесь, на Гравитоне?
        - Как у всех.
        - Значит, Кронос…
        - Иначе не объяснишь.
        - Но как небесное тело может влиять на мозг?
        - На то и тело, чтоб влиять.
        - То есть?
        - Разве ты не разговаривал с Зарой?
        - Зара предпочитает говорить со мной на другие темы. Постоянно нарушает права человека. Для нее я медицинское средство, вроде пиявок, и бесхозный биологический объект в одном лице.
        Мод улыбнулась.
        - Почему ты так считаешь?
        - Иного не подумаешь, общаясь с этим заботливым диктатором. И как ее Абдид выносит?
        - Зара прекрасный человек, - строго сказала Мод.
        - Прелесть. Скорей бы повзрослела.
        - Тогда ты не сможешь говорить, что она прелесть. Но шутки шутками, а в своей области Зара очень серьезный ученый.
        - Надо же.
        - Не знал?
        - Нет. И что она изучает?
        - Как раз инсайты. Точнее, влияние Кроноса на человеческую психику.
        - Расскажи.
        - Ты желаешь этого?
        Я смутился.
        - Увы. Пока лишь этого.
        - Хорошо. Будь по-твоему.
        И Мод прочла мне лекцию в постели, щедро открыв один из своих талантов. Сделала она это весьма качественно, как и все, за что бралась.
        В четверть часа я узнал о мозге больше, чем за предыдущие четверть века. И что такое лимбическая система, и про внутренние наркотики нервной системы, ответственные за формирование зрительных образов, а также то, как астроциты помогают гигантским клеткам Беца. Оказалось, что разум - это не столько явление, сколько процесс, для которого остановка равносильна гибели.
        Увлекшись, Мод подошла к брусьям, набросила на плечи мою рубашку, укрывшую ее до колен, и принялась расхаживать лекторским шагом вдоль кровати.
        - …сначала думали, что серотонин всего лишь понижает половую потенцию…
        Тут я встрепенулся.
        - Спокойно, спокойно, - сказала Мод. - Тебе это не грозит.
        - Серотонин, потенция… Прости, а при чем тут Кронос?
        - Резонный вопрос, студент Рыкофф. Кронос при том, что посылает гравитационные волны. Надеюсь, вы об этом слышали.
        - Чуть-чуть.
        Мод приподняла угол одеяла. Я стыдливо перевернулся на живот.
        - Скромность украшает человека, - кивнула Мод.
        - Эй, я хочу знаний! Внезапно.
        - Будут тебе и знания. Так вот, гравитационные волны чуть-чуть неодновременно колеблют молекулы нервных клеток, вызывая короткие растяжения сигма - и пи-связей между атомами. Примерно так, как это происходит в антенных полях, которые выпускает наш Гравитон. Возникающие деформации приводят к изменениям биологической активности белков и нуклеиновых кислот. Лимитирующие ферменты…
        - Стоп, погоди. Но антенное поле в миллионы раз больше самой крупной молекулы человеческого тела. Следовательно, у молекул в миллионы раз меньше времени, чтобы «почувствовать» гравитационную волну.
        - Даже в миллиарды.
        - И этого времени хватает?
        Мод улыбнулась.
        - Быстро соображаете, студент. Я всегда считала, что мужчина создан главным образом для головы.
        - Спасибо. Но каков ответ?
        - Ответ будет таков. Времени хватает.
        - Каких-то мигов? Удивительно.
        - Не очень. Знаешь, какова производительность среднего по мощности фермента?
        Я пожал плечами:
        - Какова?
        - Несколько миллиардов каталитических актов в секунду.
        - Ого! Каких актов?
        - Каталитических, успокойся. Иначе говоря, довольно заурядный фермент нашего тела способен за секунду превратить миллиарды одних молекул в миллиарды других. Поэтому даже миллиардная доля секунды может привести к изменению соотношения молекул в клетке. Особенно если гравитационные волны следуют одна за другой, что и происходит в окрестностях Кроноса. Теперь представь, к чему приведет изменение концентрации молекул-регуляторов, молекул-командиров. Например, усиливающих синтез эндорфинов. Понимаешь?
        - Приблизительно. Кто такие эндорфины?
        - Те самые внутренние наркотики нервной системы. Я о них уже говорила.
        - Да-да, вспомнил.
        - Так вот. Зара считает, что, модулируя силу и частоту гравитационного воздействия, можно в определенной мере управлять образным мышлением человека.
        - То есть вызывать галлюцинации?
        - Нечто вроде.
        - Значит, Кронос нами манипулирует?
        - Не исключено.
        - А почему он это делает, когда мы спим?
        - Ну, это просто. Когда мы спим, сознательная деятельность мозга отключается.
        - Ясно. Меньше помех?
        - Да.
        - Что ж, гипотеза, как говорится, имеет право на жизнь. А что по этому поводу думает Круклис?
        - Он не сомневается в том, что Кронос является инструментом разума.
        - Ах, в чем только не проявляется разум!
        Мою иронию Мод оставила без внимания.
        - Если это правда, то мы наткнулись на проявления очень древнего разума, Сережа. Столь древнего, что даже дух захватывает. Знаешь, как на самом деле называются коллапсары?
        - Что значит - на самом деле?
        - Ну, как их именуют те, кто старше нас?
        - Позволь, позволь. Ты в них веришь?
        - Я с ними общалась.
        - Надеюсь, в инсайтах?
        - Да, конечно.
        Я сел.
        - Воистину не убежать от идолов! И как они выглядят?
        - Выглядят?
        - Ну, какой облик принимают в видимом спектре?
        - Да так, сгустки какие-то. В четырехмерном пространстве, конечно. Сам узнаешь.
        - Черные?
        - Всякие. Могут иметь любой цвет, чаще просто сияют. Я видела запись из твоего скафандра, Сережа. То, что ты наблюдал на Феликситуре, мало подходит для роли материального носителя разума. Скорее всего это был своеобразный зонд.
        - Зонд?
        - Да. Инструмент тех, кто старше нас, как мне кажется
        - Понятно. И как же называют коллапсары тех, кто старше нас?
        - Компакт-элементами низшего порядка. Примерно так это звучит по-человечьи.
        - Малюсенькие такие элементики?
        Мод мимолетно улыбнулась:
        - Да. Они являются частями более сложной системы. Парамон полагает… Эй, обучаемый! Что за гримасы?
        Я постарался совладать с лицом. Кажется, не успел.
        - У кого?
        Мод заглянула под кровать.
        - Да кроме тебя, здесь никого нет.
        - Надеюсь.
        - Неужели ревнуешь?
        - И как ты могла подумать, - возмутился я.
        Она посмотрела на меня с насмешкой:
        - Уверен?
        - Не очень.
        - Сильно ревнуешь?
        Я вздохнул:
        - Очень.
        - Да что ты во мне нашел?
        Я сбросил с нее рубашку и включил бра. Мод машинально прикрылась ладошками, но тоже не успела. Впрочем, я и раньше успел оценить.
        - М-да. Выходи за меня замуж.
        Она отпрянула.
        - Нет, ты нуждаешься в уходе.
        - Ага. Хочу бананов.
        - В бананах много серотонина.
        - Не страшно, меня не убудет. Можешь спросить у Зары.
        Мод улыбнулась.
        - Это лишнее. Вполне достаточно собственных наблюдений.
        - И как?
        - Товар качественный, - сдерживая смех, сказала она.
        - Вот видишь! Все без обмана. Ну, выходи за меня.
        - Сию минуту?
        - До завтрака потерплю.
        Она ударила меня подушкой.
        - Немедленно говори, что во мне углядел!
        - Глаза. Ничего нового, любимая.
        - Эй, осторожнее с острыми словами.
        Глаза у нее блеснули, и она отвернулась.
        - Нет, честно, - сказал я. - Страсть хочу жениться.
        Спина Мод напряглась.
        - Зачем я тебе?
        Три упорных вопроса подряд. Что это значило? Слишком много для кокетства, которого у нее так мало.
        Зачем мужчине женщина… Вот спросила! А еще умная. Что тут скажешь? А сказать надо. Сейчас или никогда. Второго предложения делать не буду, поскольку одного достаточно. Для мыслящих существ мы и без того сексуальны чрезвычайно, прямо странное дело. Побольше бы целомудрия, побольше. Чтобы без неловкости глядеть в глаза тем, кто старше нас.
        Иначе что получается? Мужчина действительно создан для головы, а подчиняется совсем другому органу. Тому, через который женщина им управляет. Но если уж замуж невтерпеж, то лучше сразу и целиком.
        - Зачем я тебе?
        - Не знаю, - забормотал я. - Так, на всякий случай.
        - Что? На какой такой случай?
        - Ну… По дому что-нибудь сделаешь.
        - Вот наказание, - сказала Мод. - Нет, каков нахал! Горничная ему нужна, видите ли.
        - Да, - согласился я. - Полезно.
        Мод разгневалась:
        - Вдобавок еще и косноязычен. Ах, что за объяснения я выслушивала в прошлом веке!
        - Какие? - насторожился я.
        - Не важно. Ухожу немедленно.
        Тогда я схватил ее за плечи.
        - Оу, Серж! Синяки ведь будут.
        Я ослабил хватку.
        - Ну и лапищи! Сережа, послушай… дай мне сказать… То есть подумать.
        - Да? Как долго?
        - Нет, в самом деле, кто так разговаривает… Ты меня сбиваешь…
        - Да? Так-так.
        - Ну перестань. Вот сейчас инсайт тебя как хватанет!
        Я не перестал.
        - Да что за ба… баловство такое?
        А я - еще пуще.
        - Ох!
        И она пала. В нашем веке тоже сносно получается, господа. Да в любом веке получится. Если сумеешь. И вот еще что. Надо внимательно относиться к здоровью. В постели без него делать нечего. А любить одну душу грустно, инсайт меня побери. Только стихи и рождаются.
        На другой день я размышлял о содеянном. Пока голова временно вернулась на место, хотелось узнать, каких отношений хочу. Поскольку это следовало сделать еще до грехопадения, к теме я отнесся усердно и добросовестно. Как истинный научный зануда, начал с исторического обзора проблемы.
        «…и прилепится человек к жене своей…» Вот так. Существовали на Земле такие особи - жены человеков. Для прилепливания. Чересчур это, разумеется. Тем более в нынешнее время. Да и поисчезали они куда-то, такие удобные особи. В ходе борьбы за равноправие, которую в конечном счете выиграли.
        Однако же полное равенство полов есть заблуждение, вредное для цивилизации. Это стало до крайности понятно в двадцать первом веке, когда многострадальное человечество пережило разгул женской эмансипации.
        Раньше и больше всего досталось североамериканцам Выхода не было. Потомки гордых ковбоев освоили работу по кухне, уборку, стирку, воспитание детенышей. Им запрещались проявления галантности и куртуазности, что расценивалось как извращенная форма дискриминация со стороны сильного пола.
        Слабый пол тем временем с потрясающим успехом осваивал профессии прокуроров, финансовых воротил, политиков, полицейских, солдат и даже гангстеров. Реванш за тысячелетия мужской гегемонии произошел. Да еще как! Под его мощью дал трещины такой оплот антифеминизма, как ислам.
        Если в конце двадцатого века саудовскую принцессу казнили за нарушение канонов, то столетие спустя ее же причислили к лику святых, а советы улемов наполовину состояли из женщин. Но при всем уважении к их правам, выстраданным бесчисленными унижениями, историческими обидами, правам, заслуженным уже одним долгом деторождения, нельзя забыть об издержках очередной революции.
        Плоды победы есть соблазн. Победители никогда не довольствуются строго необходимым, они берут больше. Сначала - для подстраховки, а потом входят во вкус. И в этом женщины ничуть не лучше мужчин. А иногда опаснее.
        Собственно, игрек-хромосома, определяющая принадлежность к мужскому полу, является искалеченной в ходе эволюции хромосомой-икс. Потеря одного из четырех хвостиков бесследно для сынов Адама не прошла. Они приобрели превосходство в физической силе, кое-что из отдельных качеств интеллекта, зато хуже контролировали половое влечение, что и явилось основой порабощения.
        Мало того, ущербная хромосома сделала нас жертвами гемофилии, дальтонизма, источниками специфического запаха, счастливыми обладателями искривленных голеней и волосатых ушных раковин. Мы проиграли в естественном долголетии, выносливости, живучести. Но самое скверное, что мужчины проиграли в силе характера
        Психологически женщины всегда превосходили мужчин. Долгое время неравенство подавлялось грубыми мускулами. Потом самцы цивилизовались, перестали драться, признали и подчинились.
        Но вместе с ними жертвой оказалась семья традиционного типа. Формула «папа, мама, я» сначала заменилась на «маму, папу, меня». Увы, на этой стадии амазонки не остановились. Пришел черед «мамы, меня и папы по воскресеньям». Далее, с помощью генной инженерии, начали размножаться однополые семьи.
        Ломка тысячелетних стереотипов привела к невиданному росту психических расстройств и суицидных настроений. Широкое распространение наркотиков, гомосексуализм вкупе с достижениями индустрии виртуального секса и возникновением сект вроде «целомудренников» поставили под вопрос само воспроизводство населения Земли. Впервые после эпохи опустошительных чумных эпидемий оно начало сокращаться.
        Искусственное оплодотворение и лабораторное взращивание эмбрионов проблемы не решали, поскольку давали людей без нормальной склонности к продолжению рода. Девочки перестали играть в куклы. При всем при этом смысла промышленной фабрикации индивидуумов не знал никто.
        Ситуация сложилась абсурдная, до бесконечности она продолжаться не могла. Цена революции превзошла результаты. Постепенно женщины пресытились избытком свободы. Оказалось, свобода не приносит счастья, если не делить ее с мужчинами. Свобода вообще не имеет ни национальной, ни сексуальной принадлежности. Она бывает либо общей, либо напрасной, невкусной. Бесплодной во всех отношениях.
        Но даже после этого конец безобразиям пришел далеко не сразу, не вдруг и не везде. Люди трудно расстаются с инерцией привычек. Потребовалась кропотливая просветительская работа и смена нескольких поколений для осознания того, что самым естественным способом половой жизни является как раз способ естественный, предусмотренный природой.
        К сожалению, последствия «холодной войны полов» ощущаются и по сей день. Да, мужчинам позволено вернуться в дом. Кое-где их приняли с раскаянием, где-то - из сострадания, но чаще - по необходимости. И место, с которого были изгнаны, они занимают теперь весьма редко. Хотя всякие бывают исключения, Круклис например. Но в любом случае со времен тех мрачных, хотя и отдаленных уже, в душах мужчин, даже если они абсолютно доминируют в семье, поселился затаенный страх. Это отмечают психологи обоего пола. Впечатляющий мы получили урок.
        И вот, зная изложенное, я понял, что не знаю, в чьих объятиях провел ночь страсти. И не просто провел, а раскрылся, привязался, приручился, сделал предложение женщине, не представляя ее взглядов и убеждений. Совсем уж плохо, прямо из рук вон. Как мальчишка.
        Простейший анализ приводил к неутешительным выводам. Положение грозило душевными болями, травмами, терзаниями, унижениями, запоздалыми сожалениями и стенаниями. Муками, одним словом. Есть ненормальные, которым все такое нравится. Слезы-вздохи. Мазохисты! Серж Рыкофф среди вас не значится. Я отношусь к натурам деятельным. Буратино, никак не Пьеро. Обожаю активность, всегда добиваюсь ясности, чем бы ни грозили последствия. Такой вот Святослав.
        Я нащупал пульт, набрал номер связи. Пальцы противно дрожали и липли к панели. Давно я такого не испытывал…
        Экран зажегся. На нем возникли глаза Мод. Она сидела очень близко к видеофону. Возможно, сама хотела меня вызвать, но я опередил.
        - Телепатия, - сказала Мод.
        - Иду к тебе, - прохрипел я безо всяких предисловий. - Иду на вы.
        Трепетно взметнулись ресницы.
        - Подчинять? - спросила она.
        И вдруг заплакала. Вот те раз…
        Несколько следующих дней очень важны. Несколько следующих дней я опускаю. Не могу про них, и все. Прошу извинить, это только наше, мое и Мод.
        Продолжим со свадьбы. Она случилась, произошла, состоялась и стряслась. Отлично помню этот день. Хотя и не весь.
        Итак, свадьба. Меня заставили надеть фрак. Мод была в пышной блузе и узкой юбке, белое с черным.
        Но если наряд невесты отличался строгостью, о ее обители этого сказать никто не мог. Все преобразилась сказочно. Квартировавший по соседству с Мод Кшиштоф Ковалек уступил нам свое жилище, и мы объединили компартменты. Получилось нечто вроде небольшого поместья. Внутри из старого убранства сохранился один розовый куст известного происхождения. Он царственно благоухал перед кирпичным домиком в староголландском стиле.
        Журчал фонтан. Сразу за ним вдоль стены низвергался водопад королевы Виктории с африканской реки Замбези, символизирующий силу чувств. Водопад бушевал столь яростно, что всяк входящий вздрагивал и начинал шарить руками в поисках спасательных средств. Потом приходил в себя, нервно посмеивался, бормотал поздравления, целовал проказницу и хлопал меня по плечу, обязательно - по левому. К концу церемонии оно ощутимо болело.
        Пришедшему вручали бокал, препровождали на совершенно акварельную лужайку, где и был накрыт стол.
        Стол, естественно, ломился. Над ним висели вакхические гроздья, самые настоящие, в отличие от водопада. Негромко звучала музыка старых романтиков, начиная с «Вечерней серенады» Шуберта и вплоть до Эльселя. Не того, первого, а Эльселя четвертого, младшего, из двадцать третьего столетия. Директора обсерватории Маунт-Паломар. В то время очень он мне нравился. До тех пор, пока Мод не дала мне послушать своих любимцев.
        Гости явились заранее, очень им не терпелось. Лишь Круклис дипломатически опоздал на пять минут, но сразу принялся наверстывать - хлопнул рюмочку, с хрустом закусил, потом облобызал Мод, бубня что-то насчет того, как это делается в городе Могилеве. Стало ясно, что народ в Могилеве страстный. Жизнелюбивый такой народ. Иной в городе с подобным названием, наверное, и не поселился бы.
        - Пора, пора, - забеспокоился Абдид. - Рога трубят.
        И толкнул Сумитомо. Он, Абдид, есть верный друг и самый надежный страж безопасности. Свидетельствую небеспристрастно и бескорыстно, но компетентно. Бывает такое.
        - Какие рога? - удивился губернатор.
        - Ну те, которые пора наполнить. Ты власть у нас или кто?
        Абдид пометил взглядом Круклиса.
        - А, вот ты о чем. Думаешь, не вижу?
        - Видеть мало. Надо устранять.
        - Сщас.
        Суми выпил чашечку саке, встал и дунул в некое подобие боцманской дудки с погибшего в Цусимской битве броненосца. Я некстати подумал, что вот надо же, когда-то наши предки стреляли друг в друга из многодюймовых пушек. А ведь это больно, дико, жестоко, неразумно. И как они не понимали?
        Суми дунул еще раз. Все заинтересовались, перестали есть и разговаривать.
        - Дамы и господа! Прекрасные и благородные! Бессовестно пользуясь властью, объявляю эту парочку мужем и женой. Со всеми следствиями и последствиями. Вот этих, если кто еще не догадался. Серж, помаши левой лапкой. Вдруг получится?
        Я гордо выпятился. Мод стала пунцовой. Мы посмотрели друг на друга и как-то…
        - Ага, зяблики, примолкли? - обрадовался Сумитомо. - Во брак вступать - это вам не какую-то дряхлую физику учить, тут способности нужны. И ответственность появляется. Мод, признавайтесь.
        - В чем?
        - Вы добровольно становитесь миссис с этим рычащим фамилией?
        - Вот уж нет! Все видели, как он меня утащил. Средь шумного бала.
        - Случайно?
        - Случайно, но хищнически. Рычал и бесновался.
        - Сильно бесновался?
        - Аки зверь в нощи.
        - Так. Активно, значит. Утащил в результате?
        - Утащил.
        - Утащил - тогда все, - сурово приговорил губернатор. - Теперь остается спасать честь. Раньше надо было думать о правах человека.
        - С ним подумаешь, - сказала Мод.
        Тут красным вдруг стал я. Научился, оказывается. А Мод сохраняла невозмутимое выражение. Стало страшно, как бы она не сбежала из-под венца. Мы ведь были знакомы мало.
        - Мод, послушай, - зашептал я, - не надо огорчать его превосходительство.
        Но Сумитомо и не думал огорчаться. Приняв нравоучительную позу, он нашел для нас заветные слова, которые ему самому понравились.
        - Женщина должна склониться перед самураем. Так мой дедушка говаривал. А он, знаете ли, соображал. Произвел двадцать восемь потомков от девятнадцати жен. Если не считать гейш, конечно. Хотя сейчас уже наверняка побольше как тех, так и других. Но суть не в этом. Все жены ему благодарны, вот в чем дело. Ну и подчинялись, само собой. Думаете, из-за силы? Да ничего подобного! Подчинялись потому, что лучше мужчин никто не знает, чего хотят женщины, вот! Мгм. А неплохо сказано…
        Все закивали, что да, мол, лучше не выразить.
        - Усвоила, стрекоза? - спросил губернатор.
        Стрекоза, которая вполне могла оказаться в числе жен Сумитомова предка, скромно потупилась. Как-то все перепутано в наше время, никогда не знаешь, кого почитать, а кому читать наставления. Впрочем, губернатор наш в это время и жил, ориентировался прекрасно.
        - Так-то лучше, - кивнул он. - Главное - в доступной форме объяснить женщине, чего ж ей хочется, и не дать опомниться. Свидетели, быстренько расписываемся! Мы-то ничем не рискуем, хе-хе. Анджела, а где пергамент?
        - Да он под стол закатился, - простодушно сказала Анджела. - Парамон, подвиньтесь, пожалуйста.
        Она наклонилась, извлекла беглый документ. Потом встала и развернула его на широкой спине инспектора безопасности. Сумитомо с размаху пришлепнул свиток огромной печатью Гравитона-4. Абдид поморщился.
        Раздались аплодисменты. Гости встали.
        - Ребятки, - с чувством сказал Абдид, потирая спину, - спасибо!
        - За что? - удивилась Мод.
        - Глядя на вас, я понял, что у человечества есть будущее. И не какое попало!
        - Отрадно, - согласился Сумитомо. - Да, а среди нас служитель какого-нибудь культа найдется?
        - Зачем? - спросил Абдид.
        - Для надежности. Ну и ответственность всегда лучше с кем-нибудь поделить, знаешь ли.
        - А! Очень мудро, ваше превосходительство.
        Сумитомо любил последнюю любезность оставлять за собой.
        - Дабы такое оценить, глубокий нужен ум, Абдид-сан.
        Абдид церемонно поклонился. Похоже, этим двум нравилось похваливать друг друга. Но им живо напомнили, зачем все собрались, после чего губернатор вернулся к исполнению обязанностей. Он задал весьма существенный вопрос.
        - Врачующиеся! Какую конфессию предпочитаете? Мод махнула рукой. А я потребовал буддийского обряда.
        Индоевропеец как-никак.
        - Зер гут, - сказал Зепп. - Я есть лама.
        - Давай-давай, - поощрил житель Могилева. - Как ариец арийцу.
        В дальнем конце стола поднялся молоденький техник.
        - А я давно знал, что они поженятся, - сообщил он. - Еще на Феликситуре Серж так на нее смотрел…
        - Как? - заинтересовался Сумитомо.
        - У! Ну так… лучше не подходи. Что ты! Аки зверь в нощи, точно. Ухомах, одним словом.
        - А давайте выпьем за хвостоногого ухомаха, - предложил Кшиштоф.
        - За ухомаха грех не выпить, - сказала Мод. - Похоже, он приносит удачу. Некоторым.
        Я нашел под столом ее колено. Мод вздрогнула.
        - Ох, потерпи. Не пожалеешь. Ты еще не понял, какую Бабу-ягу разбудил, Серж-царевич.
        Сменив гнев на милость, Зара сочинила к нашей свадьбе сонату под названием «Счастье женщины». Бурная получилась музыка, куда там Бетховену.
        - У вас так спокойно, - сказала Зара, глядя на водопад королевы Виктории. Умеет она разглядеть в явлении нечто совершенно скрытое для других.
        Тут строгая женщина Беатрис вспомнила славянский обычай кричать «горько». Соседи по столу наперебой бросились объяснять, что нужно целоваться.
        - Так для того и женюсь, - сообщил я.
        - Меньше рассуждай, теоретик!
        Я ловлю ускользающие губы жены. Почему-то они и впрямь горчили…
        - Раз, два…
        Сейчас мне эта свадьба кажется какой-то странной, мифической, что ли. Среди звезд плавал пустотелый шар, в котором люди женились.
        - Одиннадцать, двенадцать, тринадцать…
        Забыв о том, что находится за стенами. Все эти кванты, нейтрино…
        - Тридцать пять, тридцать шесть…
        …кварки, гравитационные волны. И славно, что забыли. Собственно, стены для того и нужны, чтобы не вспоминать слишком часто о том, что снаружи.
        - Семьдесят семь…
        Но шар-то тем временем летел к «черной дыре»…
        - …девяноста два.
        Мы наконец отвалились друг от друга.
        - Способная молодежь, - оценил Круклис.
        - Мод, - сказала Лаура, - приходи ко мне поплакаться. Водопадами нас не обманешь, правда?
        Круклис усмехнулся. Был он подозрительно тихим. Видимо, уже совесть грызла. Она у него есть.
        А меня тогда ничего не грызло. Я так напился, что чудом добрался до брачного ложа. Мод меня раздевала. Хорошо, что ее не украли. Был у славян и такой обычай.
        - Что ж, - решила Мод на следующий день. - Жена так жена. Раз попалась так бездарно. В горничные…
        И принялась собственноручно готовить обед. Получилось восхитительно, не побоюсь этого слова. И даже очень.
        - Дальше будет лучше, - пообещала моя новая жена. - Я еще не все вспомнила.
        Намечалось неожиданных размеров семейное счастье. Я молчал в немом восторге.
        Великое это дело - семейное счастье. Оно имеет свойство осенять не только супругов, но и окружающих. Каким-то инстинктом люди распознают удачный брак и начинают к нему тянуться и слетаться, как на огонек в тайге. Чтобы согреть душу, поучиться мудрой простоте, ощутить сопереживание, что-то понять и быть понятыми.
        Со своим уникальным житейским опытом Мод как нельзя лучше подходила для роли всеобщей мамы. И она не скупилась. Отбросив былую суховатость, уводила женщин на дальний край поляны, где они увлеченно секретничали. А моя роль сводилась к тому, чтобы не давать мужчинам мешать священному процессу. С этой целью я готовил фантастические коктейли, прибегая к необъятной памяти Архонта. И этими коктейлями прославился больше, чем открытиями в гравифизике.
        Семейные усилия были отмечены. Бессовестно пользуясь властью, Сумитомо наградил нас императорским орденом старояпонии. За «возрождение великого духа Бусидо в весьма отдаленном от Ниппон районе», как гласил приказ. Район получился действительно весьма отдаленным, уж с этим не поспоришь.
        К моему удивлению, Мод не упускала случая надеть бриллиантовую хризантему. Даже туалеты конструировала под орден. Она вообще вдруг стала большой щеголихой. Должен заметить, с тоски такого не бывает.
        Но Сумитомо спровоцировал опасный процесс. Наш голландский домик начал превращаться в настоящий музей идолопоклонства. Довольно скоро все свободное место заняли подношения. Стало настолько тесно, что как-то в порыве страсти я разбил древнюю китайскую вазу.
        И было отчего. Мод знала любовь до тонкостей, великолепно воплощая теорию в практику. Она могла все и не стеснялась желаний. Разумеется, удовлетворялись они без проволочек и с большим энтузиазмом. Но при этом между нами никогда не возникало чего-то чрезмерного, вычурного, такого, чего можно устыдиться немного позже, поостыв. Напротив, меня не покидало чувство спокойной радости, ощущение чистоты и естественности наших отношений.
        Да, оба пола могут доставить друг другу массу неприятностей. Но ведь куда проще дарить счастье. Природа недаром позаботилась о том, чтобы мужчина и женщина так удачно дополняли друг друга. Глупо этим не пользоваться. Гуманоиды всей Вселенной! Бросьте вы состязаться в гордыне. Соединяйтеся! После этого и споры решить полегче, право слово.
        Шли недели, миновал медовый месяц, а я не мог насытиться. Неправда, что настоящая любовь дается только один раз. Любовь рождается, живет, иногда - очень долго, но она не может быть вечной, особенно при нынешнем долголетии. Я много влюблялся, бывал счастлив, однако роман с Мод случился особый, наши ритмы совпадали до странности. Не стоило загадывать, сколько это продлится.
        И мы не загадывали. Мы засыпали в объятиях друг друга, и во снах я видел свою жену, как это ни банально. Если инсайты не одолевали, конечно.
        К сожалению, инсайты действительно стали наведываться чаще, чего и опасалась Мод. Должен сказать, приятного в них мало. Не только мы, все контактеры Гравитона поначалу видели фрагменты эволюции жизни - всяких трилобитов, жутких ракоскорпионов, котилозавров и так далее, вплоть до звероватых предков человека. При этом никому не удавалось остаться в позиции стороннего наблюдателя. Инсайт обязательно проходил в чьей-то шкуре. Под конец ночи вас затаптывали, загрызали, вы тонули в болоте либо, если уж очень везло, тихо замерзали, как мамонт в леднике.
        Все это сопровождалось полной гаммой причитающихся в таких случаях ощущений. Лекарства возвращали нормальный сон, но стоило прекратить их прием, все возобновлялось с той самой стадии, на которой остановилось. Уже одно это доказывало закономерный характер инсайтов.
        Претерпев «период пожираний», несчастный гравитонец окунался во времена исторические, времена зарождения первых цивилизаций Земли. Но легче не становилось, куда там! Даже наоборот. Шумер, Египет, Финикия, Китай, Индия, благословенная Эллада. И везде - одно и то же. Пожары войны, грабежи. Кто только этим не занимался! Хетты, бородатые ассирийцы, вавилоняне, персы, образованные греки, дикие германцы, бритые римские легионеры.
        Насилие, фанатизм, бесконечная череда убийств. Мыслящего, страдающего, чувствующего и боль, и страх смерти человека убивали во имя чего угодно. Во имя богов, царей, вождей, из-за горсти золота, пресной лепешки, глотка вина или простой воды. Убивали и без необходимости, просто ради извращенного удовольствия мучить и причинять боль, ради отвратительного любопытства безумцев перед вечным таинством смерти. Цена жизни определялась только мерой полезности свирепому главарю, и ничем больше.
        Инсайты начисто убили во мне любовь к историческим романам. Я уже не мог видеть в персонажах только обобщенные символы.
        - Демонстрация того, из чего мы получились, - резюмировал Круклис.
        Зепп в своем отзыве был менее научен.
        - Злые шутки, - говорил он.
        Его горячо поддерживала Зара, у которой весь этот кошмар в голове не укладывался.
        - Очень злые шутки! Нам намеренно причиняют боль. Садизм космический. Лечить их надо, братьев по разуму!
        - Должна быть цель, смысл, - сказал Сумитомо.
        - Во всяком случае, ее следует поискать, - сказал Круклис.
        - Каким образом?
        - Стоит записать наши видения на мнемограф. Давайте пожертвуем тайнами подсознания.
        Предложение было принято. С тех пор большинство контактеров на ночь укладывались с датчиками на голове. Через две недели, когда инсайтов набралось достаточно, Архонт их систематизировал, свел воедино. Получился отменный фильм ужасов. Самое страшное, что в нем ничего не было выдумано.
        В назначенный час все собрались у нас, привычка такая появилась. Аппарат включили. Я подал коктейли, но к ним никто не притронулся. Уж больно тошнотворным оказалось зрелище.
        Тиглатпаласар Второй и Ричард Третий, Людовик Хитрый да Иванушка Грозный. Тамерлан у горы черепов. Пыточная Малюты Скуратова. Мадам Тофана, Гай Юлий Цезарь и Цезарь Борджиа. Сожжение ведьм, сеппуку самураев, жертвоприношения майя, удушение семи братьев турецкого султана. Отравленные, четвертованные, повешенные за ребро, колесованные. Уморенные голодом, заживо замурованные, утопленные, зарезанные, насмерть забитые… Ни один способ умерщвления не был забыт. Дыбы, виселицы, гарроты, испанские сапожки, гильотины, газовые камеры. Электрический стул… Крысы, собаки, вороны, пирующие у трупов… Я даже запах ощутил.
        Вдруг во весь экран возникает белое, безумное лицо.
        - Я, я, Энкарнасио Краниас, почему меня больше нет?!
        Оксана стонет. Прибор выключают.
        - Что, что все это значит?!
        - Объяснение, - отвечает Зепп.
        - Чего?
        - Того, почему с нами не хотят иметь дела.
        - Не хотели, - поправляет Мод. - А теперь объясняют. Иначе зачем это все?
        - То, что мы видели, еще и напоминание, - говорит Сумитомо.
        - О чем?
        - О долге перед теми, кто все это вынес и дал жизнь нам. О долге перед предками. Раньше я и не задумывался, сколько тьмы в человеческой истории.
        - Это еще не все, - тихо говорит Лаура.
        Смущаясь от общего внимания, она просит повторить некоторые фрагменты записи. Мы убираем водопад и проецируем изображение на стену.
        И вот мировая история замелькала в обратном порядке. Эсэсовцы помогали польским евреям выбираться из газовых камер, всплывали погибшие галеоны, расчлененные тела срастались, жертвы выпрыгивали из зубастых пастей и убегали спиной вперед, гоня перед собой хищников. Добравшись до мезозоя, Лаура остановилась.
        Мы увидели группу утконосых динозавров, защищающих кладку яиц от кошмарного цератозавра. Продержавшись две-три секунды, картина меркнет. Взамен появилась африканская саванна со стадом антилоп и крадущимся в высокой траве львом. Тревожно вскрикивает сторожевое животное. Антилопы бросаются врассыпную. Но та, вскрикнувшая, сбежать не успевает…
        Потом мы видим джунгли острова Борнео и расширенные от ужаса глаза горной гориллы. Это самка. За ее спиной прячется детеныш.
        - Готовность к самопожертвованию, - тихо роняет Лаура. - Альтруистическое поведение. Возникли задолго до появления человека.
        Вскоре мы увидели и человека. На кресте.
        - Развитие альтруистической линии, - поясняет Лаура. - Уже на уровне сознания.
        - Значит, это было? - спрашивает Зара. - Что?
        - Крест.
        - Крест был. Но вот вам еще один.
        Те же вьющиеся волосы, семитский нос, мягкая бородка.
        - Собирательный образ?
        - Да. Однако существовал и основной прототип. Увы, точного ответа на главный вопрос по-прежнему не видно. А этого человека узнаете?
        - Джордано!
        - Джордано. Жертва ради свободы мысли. А вот так выглядел молодой Сидхартха. Правда, напоминает нашего Сержа?
        - Очень даже, - кивает Круклис.
        - А вот Эразм Роттердамский. Идея гуманизма. Здесь мы имеем возможность проверить портретно, и все сходится. Гипатия Александрийская. Джефри Чосер, предтеча Марло и Шекспира. Князь Ярослав, неудачливый воитель и благополучный государь. Жизнь дана для радости, это его слова…
        - Как мы могли их вспомнить? - удивилась Беатрис. - Память генов?
        - Памяти генов не существует, - сказала Зара. - В смысле прижизненных впечатлений.
        Ее поддержала Лаура:
        - Это помним не мы.
        - А кто?
        - Те, кто старше нас.
        - Ты так уверена?
        - Другого объяснения нет. Никто не может вспомнить динозавров, вымерших семьдесят миллионов лет назад.
        - Да, действительно, - согласился Зепп. - Продолжай, пожалуйста.
        - Смотрите, вот Роджер Бэкон. Это, вероятно, Ибн Сина в бухарский период жизни. Имя следующего человека неизвестно, а жаль. Похоже, именно он придумал колесо.
        На подушках мечется больной:
        - Света, больше света…
        - Гете.
        Еще один умирающий:
        - Иду искать великое, быть может…
        - Рабле.
        Лаура замолчала. На экране продолжали появляться лица. Мужские, женские, старые и молодые, грустные и веселые, хотя веселые - совсем редко. И старые - редко.
        - Да, - сказал Кшиштоф. - Поразительные возможности для историков. Вот это подарок!
        - Каковы же выводы? - спросил я.
        - Выводы? - удивилась Лаура. - Они очевидны. Во-первых, наша психика подвергается осмысленному воздействию. По-моему, это несомненно.
        - А во-вторых?
        - Мы победили в себе зверя. Мод права, иначе бы с нами не разговаривали. Вот что означают Кронос-инсайты. Думаю, они будут продолжаться, но уже в менее пугающей форме.
        Вспыхнул свет. Самое растерянное лицо было у Круклиса, насколько я помню.
        Все хорошо в меру. А у нас же дня не проходило без гостей. Захаживали, заглядывали, забегали на минутку. Поговорить, обменяться мнениями, отведать шанежек Мод или моих коктейлей, просто молча посидеть. Срабатывал известный психологический закон: если человеку с вами хорошо, он искренне считает, что вам с ним не хуже. Закон этот даже в наш просвещенный век знали не все. И хотя почти каждый посетитель следил за визитом и сам по себе бывал у нас не слишком долго, когда число таких визитов переваливает за полсотни…
        В общем, времени для общения с женой у меня не оставалось. Мы не могли обменяться мнениями по важным вопросам, да и просто узнать друг друга поближе. Я стал подозревать, что либо женился на общественном достоянии, либо общество бессовестно крадет мою собственность.
        Оба варианта не радовали. А приемлемый способ положить конец безобразию отсутствовал. На то, чтобы пресечь поток посетителей, ни у меня, ни у Мод рука не поднималась. Оказалось, что на Гравитоне существует огромная неутоленная жажда домашнего уюта и обыкновенного добрососедского общения. Она проявлялась так понятно, трогательно и искренне, что мы уж совсем было приготовились нести свой крест до тех пор, пока наша популярность не пойдет на убыль естественным путем.
        - Долго ждать придется, - посетовал я.
        - Нет. Найдутся люди с повышенной чуткостью, - утешила Мод.
        И оказалась права. В одно прекрасное утро по всей станции включились громкоговорители принудительного вещания. Обычно такое делалось при каких-то чрезвычайных происшествиях. Но никакого ЧП не случилось. Бесценная Беатрис отчетливо, трубным таким гласом объявила, что кабачок «У Сержа-Под-Водопадом» открыт для всех желающих «со времени естественного пробуждения миссис Рыкофф и до семнадцати ноль - ноль по Гринвичу, но ни минутой дольше».
        Потом послышалась возня. В эфир прорвался Сумитомо.
        - За исключением исключительных случаев, - торопливо вставил он.
        - Никаких исключений! - отрезала его заместительница.
        - И ты, Беатрис… - горестно молвил губернатор. - Граждане, к оружию!
        С тех пор полегчало. Граждане к оружию не бросились. Случались дни, когда к нам приходило не больше двух - трех человек.
        - А ведь хорошо без козы, - сказал я.
        - Верно, Иов, - улыбнулась Мод.
        6. КРОНОС
        Вопреки всем волнениям, в периколлапсарий мы вошли совершенно благополучно. Избыток работы не оставлял особого места эмоциям. Поскольку период максимального сближения с Кроносом весьма короток, все старались использовать каждую минуту. Практически весь исследовательский арсенал станции сосредоточили на одной точке. Кроме того, Гравитон в упор стрелял исследовательскими зондами.
        Шел третий час ночи, но на борту мало кто спал. Только в зале управления собралась чуть ли не треть экипажа. Тут были Абдид, Сумитомо, завернутая в плед Оксана - после Феликситура она частенько мерзла, были Зепп, Мод, Кшиштоф. Отработавшая смену Лаура тоже не уходила. Пристроившись в кресле, она что-то вязала доисторическими спицами. Анджела тихо играла на флейте.
        Все поглядывали на экран гамма-телескопа, где в ореоле излучений зиял аспидный провал.
        Кронос вел себя неспокойно, посылая гравитационные волны одну за другой. Их анализировал Архонт. Через короткое время систематизированная, разложенная «по полочкам» информация утекала к десяткам специалистов. Наступило горячее времечко, когда за минуту рождались и гибли гипотезы. На их обломках расцветали докторские диссертации. У тех, кто их еще не имел. А те, кто уже имел, с замиранием духа ждали, не проплывет ли где шальной Нобель.
        В этой атмосфере отрешенности прошло секунд двадцать, прежде чем кто-то изумленно вскрикнул.
        На одном из боковых экранов показалось нечто, чего быть не должно под боком у «черной дыры». В голубой мути видеокристалла вспыхивал блик, радарная отметка.
        - Что такое? - поразился Сумитомо. - Архонт, почему не докладываешь?
        - Объект идентифицирован. Это спасательный бот. Для станции опасности не представляет.
        - Бот? Какой еще бот? Чей?
        - Наш.
        - Давай телескопы!
        - Выполняю.
        Башня главной обсерватории немедленно развернулась. С помощью звездных рефракторов мы и в самом деле получили потрясающее по четкости изображение самого обыкновенного спасательного бота. Судя по бортовому номеру, того самого, на котором наша планетологическая экспедиция не так давно вернулась с Феликситура.
        - Невероятно! Как он мог оторваться? - пробормотал Сумитомо.
        - Он не оторвался, - с досадой ответил Абдид.
        Подтверждая его мнение, в дюзах шлюпки начали тлеть огни. Развернувшись, она стала удаляться.
        - Но почему не сработали оповещатели старта? - все не мог понять Сумитомо.
        - Потому что их отключили.
        Сумитомо разразился длинной фразой на старояпонском языке.
        - Только влюбленный юнец в пору цветения сакуры забывает кодировать стартовые ключи, - механически перевел софус. - Вакаримасу, да?
        - Да уж, - растерянно сказал Сумитомо. - Сайонара.
        - Суми, ты все равно его бы не остановил, - утешил Абдид. - Кодировать ключи спасательной шлюпки запрещено правилами безопасности.
        - Парамон?
        - Кто же еще. Юноша бледный. Со взором горящим.
        - Так, ясно. Архонт, дай ближнюю связь.
        Но попытки вызвать беглеца на разговор ни к чему не привели, он не отвечал. Круклис рассчитал все точно. Пока разогревали реактор «Туарега», вопрос то ли о спасательной экспедиции, то ли о погоне отпал сам собой. Мы находились в периколлапсарии. Шлюпка Парамона успела войти в зону, откуда не было возврата. Самая простая вещь, как он говорил об отправке на Кронос, произошла.
        Лаура подобрала свое вязание и встала. Мы избегали смотреть в ее сторону. За множество недель все настолько привыкли постоянно видеть эту женщину-тень рядом с Круклисом, что воспринимали их как единое целое. И вдруг осталась одна половинка, из которой, как сок со среза лимона, почти осязаемо сочилась боль. Никто не знал, как к ней прикоснуться.
        - Мод, ты так и не зашла ко мне, - по обыкновению тихо сказала Лаура.
        - Прости, - сказала Мод. - Я приду через полчаса, хорошо?
        Лаура не ответила. Абдид взял ее за руку, намереваясь проводить, но она покачала головой:
        - Нет, не надо. Хочется побыть одной. Извините.
        И ее отпустили. А через полчаса взвыла сирена.
        - Архонт! Что происходит?
        - Реакторный зал. Человек в запретной зоне. Человек в запретной зоне. Человек в запретной зоне.
        После короткого замешательства одна и та же мысль пришла многим. Роботы не имеют права останавливать человека!
        Первым к выходу бросился Абдид. Сверкающими глазами и черной бородищей он напоминал джинна из арабских сказок.
        - Реакторный зал. Охранный робот обездвижен.
        Мужчины побежали за Абдидом. У лифтов тут же образовалась толчея. Джошуа Скрэмбл с ошалелой вежливостью уступал дорогу Зеппу, а Зепп - Кшиштофу. Один Сумитомо сохранял хладнокровие. Склонившись к пульту, он отдавал короткие приказы.
        К сожалению, они запоздали.
        - Реакторный зал. Короткое замыкание цепей аварийного замка. Реактор номер два вскрыт. Радиационная тревога, радиационная тревога!
        Лаура рассчитала не хуже Круклиса. Пока мы бежали, она успела прыгнуть в шахту и получила абсолютную дозу. Там, за последней перегородкой, бушевала преисподняя.
        Именно в рабочей зоне реактора можно было оборвать жизнь совершенно бесповоротно. Более подходящего места на Гравитоне я не знаю. Любой другой путь самоубийства, включая даже прыжок в забортный вакуум, оставлял шансы на реанимацию. Но то, что удалось поднять из шахты, рассыпалось в железных пальцах робота. И было опасно для окружающих…
        Останки Лауры собрали в свинцовый контейнер. Зара села на пол и безнадежно опустила голову. По плитам рассыпались упаковки каких-то лекарств из ее сумки. Впервые она вызывала у меня жалость. Я потрогал ее за плечо. Зара подняла белое лицо и взглянула огромными зрачками.
        - Теперь я знаю, что такое иносказание, Серж.
        - Иносказание?
        - Да.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - При чем тут мое самочувствие?
        - Неважно выглядишь. Что с тобой?
        - Ничего. Забери спицы.
        - Какие спицы?
        - Вязальные. Там, на крышке реактора.
        - Зачем?
        - Хочу взять на память.
        - Не получится. Они припаялись к металлу.
        - Припаялись? Почему?
        - Кажется, Лаура замкнула ими электрическую цепь. И как только удалось?
        - Надо же! - поразился техник. - Простыми алюминиевыми спицами. Вот вам и защита от взлома.
        - Никому и в голову не приходило такое, - мрачно сказал Абдид.
        - Неужели она обдумала все заранее? - спросила Зара.
        - Нет сомнений.
        - Какой ужас…
        Роботы закрыли реактор, восстановили замки и притащили пылесосы для влажной уборки.
        - Я убью Круклиса! - вдруг крикнула Зара.
        - Если выживет, - усмехнулся Абдид.
        - Холодный негодяй! Он еще попадется. Отпусти меня, слышишь?
        Но Абдид не отпускал, хотя давалось это нелегко. Зара брыкалась и вырывалась с яростью камышовой кошки.
        Я подобрал валявшийся на полу инъектор и ввел старшему врачу надежную дозу снотворного. Зара дернулась и назвала меня тихоней негодяйским. Или наоборот, негодяйским тихоней, точно не помню.
        После этого она заплакала. Похоже, рано или поздно, любая женщина от меня заплачет. И что за дела такие?
        ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН СЕВЕРОАМЕРИКАНСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК,
        ЧЛЕН БРИТАНСКОЙ КОРОЛЕВСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК,
        ДОКТОР ГАРВАРДА, ОКСФОРДА, СОРБОННЫ,
        МАГИСТР ЯГЕЛЛОНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА,
        СТАРШИЙ ЛАБОРАНТ МОГИЛЕВСКОГО ОБЛАСТНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УЧИЛИЩА
        Парамон Кэссиди КРУКЛИС фон ЦИММЕРМАН
        - Где это - Могилев? - спросил Абдид.
        Мы стояли перед каютой Круклиса. По неписаному закону ее больше никто не займет.
        - Кажется, в Восточной Европе.
        Абдид покачал головой:
        - Строгие же требования в Могилеве!
        - Да, похоже, его там не жаловали. Послушай, а что это за фамилия такая дворянская - фон Циммерман?
        Абдид усмехнулся:
        - Об этом надо было спрашивать у самого герра фон Циммермана.
        - Не знаю, как ко всему этому относиться, - признался я. Абдид пожал плечами.
        - Наверное, он думал, что Лаура не решится.
        - Пусть так. Все равно не по-людски это.
        - Серж, да осуждать-то, в сущности, некого.
        - Ну да! Он еще всех нас переживет, помяни мое слово.
        - Каким образом?
        - Не знаю. Но ему совершенно не идет быть мертвым.
        - И что, можно завидовать?
        - О нет, ни в коем случае. Такой камень на душе…
        - Человек в ответе за тех, кого приручил?
        - Да, - неуверенно сказал я.
        - А кто кого приручил?
        - Ну… Женщины более привязчивы.
        Абдид задумчиво погладил доску с перечислением Круклисовых регалий.
        - Вот встречаются мужчина и женщина. Влюбляются, долго живут вместе. Привыкают друг к другу, становятся похожими, важные решения принимают совместно. И вместо двух личностей остается полторы. Вступив во брак, ни цельности не сохранишь, ни самодостаточности.
        - И что из того? - с интересом спросил я.
        - Потеря же, Серж, потеря. И ограничение свободы. Нет-нет, да и почувствуешь себя рабом своей рабы. И как тут быть, лично я не знаю. Парамон поступил решительно. Что ж, его право. В конце концов, Лаура была не ребенком.
        Я немного подумал и решил, что такая точка зрения имеет право на существование. Особенно у Абдида, имеющего большой опыт общения с Зарой.
        - Как Зара? - спросил я.
        - Так и знал, что спросишь, - усмехнулся мой друг. - Учти, у нее есть не только недостатки.
        - Вполне допускаю. И как же она?
        Абдид погладил пластырь на щеке.
        - Нормально. Плачет.
        - Все еще?
        - Да. Знаешь, она впервые столкнулась со смертью.
        Я удивился:
        - При ее-то профессии?
        - Да.
        - Невероятно.
        - Видишь ли, народ повадился жить долго. Дорвались, можно сказать. Медицинских студентов обучают на синтетических трупах, и уже очень давно. Представляешь?
        - Представляю. Я тоже предпочел бы синтетические трупы. Выпить хочешь?
        - Зачем?
        - Помянем.
        - Нельзя. Должен быть в форме.
        - Слушай, а у человека есть право на самоубийство?
        - Не знаю и знать не хочу. Зато знаю, что здоровый человек ни за что не лишит себя жизни. Для этого требуется временное помешательство. И уж во всяком случае, в инструкциях по безопасности такое право не предусмотрено. Ни одного фанатика больше не упущу.
        - А как?
        Абдид вновь пожал плечами.
        - Точно не знаю, но постараюсь. Поможешь?
        - Конечно.
        - Вот и хорошо.
        - Будет еще лучше, если привлечем Мод. Не хотел говорить, но придется. Абди, иногда она провидит.
        - Тайный интравизор?
        - Нечто вроде.
        Абдид заглянул в каюту Круклиса и зачем-то принюхался.
        - Мод, говоришь? - переспросил он.
        - Да. А что такое?
        - Серж, не хотел бы каркать… Но именно ее хочу поручить твоим заботам.
        - Кого, Мод?
        - Да.
        - Ты с ума сошел!
        - Да вроде нет.
        Я похолодел.
        Экваториальная галерея Гравитона образована двумя рядами выгнутых окон. Справа звезды, слева звезды, лишь под ногами тонкая пленка тротуара. А над головой течет Лета, просеивающая свет береговых фонарей. Сквозь прозрачное дно реки волны роняют в галерею шевелящиеся тени.
        Благодаря вращению станции звезды в окнах непрерывно движутся, можно обозревать все небо. Прекрасное место для созерцаний и меланхолических размышлений. Под тобой - бесконечность пространства, а вверху - бесконечность времени. Осознаешь свою роль в масштабах Вселенной и значение собственных переживаний.
        Здесь любили гулять многие, в том числе и Мод. Но после прохождения периколлапсария народ отсыпался, и в галерее почти никого не было. Я бесшумно бежал по мягкому покрытию, проложенному меж прозрачных стен. Бежал в полную силу, изо всех ног, жалея, что их мало. По пути сначала обогнал Зару, придерживающую полы атласного халата, потом - тяжеловатого Абдида с его джинновой бородой и дикими глазами.
        У лестницы, ведущей к галерее Леты, встретилась Беатрис. На ее плече висело большое полотенце.
        - Что за догонялки? - подозрительно осведомилась она.
        Видимо, еще не знала.
        - Да Зара с ума сошла, - соврал я.
        - То есть?
        - Гоняется за всеми.
        - Гоняется? Это еще зачем?
        - Ее сейчас волновать нельзя, - пропыхтел Абдид.
        Беатрис только хлопнула ресницами.
        - Держи, держи их! - крикнула Зара, усиливая подозрения в свой адрес.
        Беатрис рассудительно заметила, что вряд ли это возможно без помощи арбайтеров, и осталась далеко позади. Впереди показалась колонна радиальной транспортной системы.
        Ждать Абдида я не стал, прыгнул в первый попавшийся лифт. Едва отдышавшись, вывалился на административном этаже.
        Двери губернаторской резиденции гостеприимно распахнулись. Но его превосходительство глядело сквозь меня. Оно сидело в позе лотоса, и глаза его были стеклянными.
        - Суми, дай ключ.
        Губернатор нехотя вернулся в родную Вселенную, чтобы мне отказать.
        - На моем месте ты просил бы то же самое.
        - Возможно. Но на МОЕМ месте ты ответил бы то же самое.
        - Суми!
        - Что - Суми? Если дам тебе ключ, погибнет еще один член экипажа. Четвертый. Прямо не станция, а клуб самоубийц, - уже один процент населения. Вы у меня психиатрическую экспертизу пройдете, голубчики! Я покажу вам зябликов! Там, где раки зимуют. Нечего помирать во вверенном мне пространстве!
        Истерику, истинную или ложную - не важно, следует прерывать. Чем-нибудь неожиданным. Я помахал пальцем перед его носом и очень спокойно сказал:
        - Не кричи посередь медитации. И потом, Сумитомо-сан, где ваши манеры? Между прочим, я - кавалер ордена Хризантемы.
        Суми глянул на меня оторопело. На миг в его взгляде отразилось нечто стальное, но он быстро опомнился.
        - Тоже мне, медитация! Врываются, вопят, пальцем машут. А где ваши манеры, уважаемый кавалер?
        Попытка не удалась, ее отразили зеркально. Я тут же перешел на язык двадцать восьмого столетия:
        - Мы теряем время.
        - Сказано же: нет!
        На исходе двадцать восьмого столетия совсем не просто взять да ударить человека. И не просто человека, а благожелательно настроенного губернатора. Почти что друга, если у губернаторов бывают друзья.
        Но я это сделал. Нелепо, вскользь, растопыренной пятерней. Чисто символически, в общем.
        Ответ последовал мгновенно. Я перевернул чайный столик, послушно отлетел к стене. Надежда на то, что Сумитомо забыл традиции Страны восходящего солнца, не оправдалась. Японцем он оказался отнюдь не театральным.
        Ох уж эта пресловутая пятка самурая! В голове шумело и пульсировало. Пульсировали драгоценные секунды. Но к операции я готовился серьезно, насколько позволило время. Был предусмотрен и такой случай. У меня оставалось резервное средство.
        - Абдид!
        Абдид вошел.
        - Не смей, - тихо сказал Сумитомо.
        Он стоял на полусогнутых ногах, и глаза его наливались кровью. Выглядел малость неприветливо. Но должного впечатления не произвел.
        - Из периколлапсария мы уже выбрались, - спокойно сообщил Абдид. - Реактор «Туарега» разогрет. Есть шанс.
        - Один из десяти!
        - Серега - человек бывалый.
        - Смотря в чем.
        - Какая разница? Бывалый - он и есть бывалый. Дай ключ.
        Вместо ответа Сумитомо провел молниеносную атаку. Не помогло. Абдид поймал его на отскоке. Поймал и сгреб. Превосходство техники теперь ничего не решало. Возобладала грубая сила.
        Тут в каюту ворвалась Зара.
        - Сейчас же отпусти! - крикнула она. - Я… я опять тебя поцарапаю!
        Любопытно они выглядели. Инспектор безопасности скручивал губернатора, а старший врач колотила кулачками по спине инспектора. На пороге с высоко поднятыми бровями застыла Беатрис. Даже ее проняло.
        - Здорово, командир! - заорал Джекил. - Идущие на смерть приветствуют тебя.
        - Привет, привет.
        - Ключ, ключ принес?
        - Куда его вставить? Не вижу.
        - Еще бы! У вас глаз заплыл, сэр. Отчего?
        - Сумитомо - папаша строгий.
        - Ах вот так… Сэр, вы уверены, что правы?
        Я поморщился.
        - Джекил, чтоб не забыл. Твоя обязанность - спасать людей.
        - Да помню, помню, - проворчал софус. - Но я могу спасать и без вас, простите. Как люди говорят, в автоматическом режиме. Зачем рисковать вам, когда достаточно меня?
        - У тебя нет права вытаскивать мою жену из капсулы. Насилие над человеком.
        - Ваша правда, сэр, - со смешком сказал софус. - Вы свободны от этого ограничения.
        - Где прорезь, зубоскал?
        - Я вывел ее на пульт. Люминесцирует прямо перед вами.
        - Очень хорошо.
        Я прицелился и воткнул ключ.
        - Пульт активирован, сэр. Не забудьте надеть скафандр, позже будет затруднительно.
        - Надел, надел.
        - Приятного полета, сэр.
        - Ох прекрати. Старт!
        - Одна проблема, сэр.
        - Что еще?
        - Ангар нам откроют? Или придется ворота таранить?
        Таранить не пришлось. Лепестковые створы бесшумно раздались в стороны перед носовой воронкой «Туарега».
        - Счастливо, Серж, - сказал Сумитомо. - Хоть ты и неправ, извини.
        - Бюрократ!
        Суми усмехнулся:
        - Так уж воспитаны. Честное слово, не уверен, что ты прав.
        - Жизнь покажет.
        - Желаю, чтоб не показалось много. Джекил, цель видишь?
        - О да, мой губернатор. Одним глазом команданте Рыкофф.
        - Не дурачься. Если поймешь, что капсулу подцепить не успеваете, немедленно включай обратную тягу, иначе погубишь пирата одноглазого. А на это у тебя блок имеется.
        - Позитрон положительный! Со всех сторон блоки. За что такое недоверие, сэр?
        - Недоверие? - удивился Сумитомо. - Я бы назвал это отеческой заботой.
        - А! Так это забота. О ком?
        - Слушайте, - не выдержал я. - Юмор становится затяжным.
        - Да, сэр, - тут же посочувствовал софус. - Хуже окопной войны.
        - Серж, - сказал Сумитомо. - Я могу оставить стан - цию у Кроноса. На круговой орбите. Мы вас подождем.
        - Не надо, Суми. Спасибо, но вас там четыреста человек.
        - Ребята согласятся, я уверен.
        - Я не о том. Помочь вы ничем не сможете, а что на уме у этих пчелок, никто не знает.
        - У каких пчелок?
        - У тех, кто старше нас.
        - Серж, ты это серьезно?
        - Вполне. Вдруг Парамон был хоть чуточку прав?
        - Да откуда ты взял, что они существуют? Те, кто старше нас?
        - А тебе нечего вспомнить?
        - Есть, - проворчал Сумитомо. - Хохотушки да колотушки.
        - А нечего вредничать.
        - А нечего набрасываться. Я губернатор или кто?
        - Или кто тоже, не забывай. Ладно, не дуйся. Глупо прощаемся.
        - Брось, еще увидимся.
        Я проверил запасы дейтерия. Вроде хватало, чтобы убежать от пчелок.
        - Да-да, конечно, - вежливо согласился я.
        - Разве можно не верить папе-самураю? Испорченный ты все же ребенок, Серж. Семь футов тебе под это самое место.
        - Бай-бай, - рассеянно ответил я. - Присматривай там, губернатор. На Кронос больше никого не пускай. Скажи, что Серж не велел.
        Сумитомо поперхнулся:
        - Ну, знаешь…
        - И не вздумай сделать себе харакири. Чем пищу переваривать будешь?
        Тут уж он совсем ничего не ответил.
        «Туарег» выплыл из ангара и отошел наконец на безопасное расстояние. Телескопический корпус корабля вытянулся во всю длину. Джекил без промедления запустил маршевую машину. Одновременно включился метроном. Здоровым глазом я видел три диаграммы - истинное галактическое время по Гринвичу, время на станции и время на борту спасателя. Пока все они совпадали. Но при сближении с Кроносом разница появится обязательно.
        - Джекил, какие новости?
        - Начинаем догонять.
        - А получится?
        - Да как сказать… К сожалению, полностью использовать преимущество в скорости мы не можем.
        Я кивнул. Гонки в окрестностях «черной дыры» - вещь хитрая. Пока звездолет и шлюпка двигались более или менее прямолинейно, мощь «Туарега» сказывалась неоспоримо. Но в сильном гравитационном поле траектория постепенно искривляется, закручивается в спираль, центром которой является Кронос. При этом чем больше скорость летательного аппарата, тем больше сносит его в сторону.
        Для компенсации дрейфа Джекил включил боковую тягу. Некоторое время эта тактика приносила успех. Я уже начал различать ходовые огни шлюпки. Но вдруг она покатилась в сторону. Мод тоже нас заметила и начала маневрировать. Намерения у нее оказались твердыми.
        Включилось радио. Густой бас, ничуть не похожий на голос моей жены, протяжно выговорил:
        - Лаура… не остановила… Круклиса… Сережа… возвращайся…
        В ответ я пообещал ее отшлепать.
        - Сережа… с Кроносом… шутки… плохи…
        Я разозлился.
        - Мои или твои?
        - Я… не… шучу…
        - А кто шутит? Джекил, давай.
        «Туарег» тяжело развернулся и вновь бросился в погоню. Мод выждала момент и опять увернулась. Техникой пилотирования она владела вполне прилично. Да и наивно было ожидать от нее чего-то другого. В считанные секунды между нами вновь выросли тысячи километров.
        - Туарегтуарегясумитомо, - пропищал динамик. - Джекилповорачивайсразу произведусамураи.
        - Что скажешь? - спросил я.
        - Запас высоты есть, энергии хватает, - ответил софус. - Можно попытаться еще, но она опять отвернет. Орлы не ловят мух, как говаривали древние римляне.
        - Тогда хватит гоняться на горизонталях. Пикируй. Потом попробуем достать снизу.
        - Я об этом думал.
        - И?..
        - Опасно, сэр. Ниже находится зона, откуда можно провалиться к границе Шварцшильда под действием хаотических гравитационных волн. Математический аппарат их предсказания еще не разработан.
        - Боюсь, вы не слишком сильны в гравифизике, сэр. Отстали-с. Не знаете моих последних работ.
        - Да ну? - усомнился софус. - С Архонтом мы общаемся регулярно.
        - Впрочем, они еще не опубликованы. Убери перегрузки, а то руки не поднимаются.
        По памяти я напечатал основные уравнения, к которым пришел за время пребывания на Гравитоне. Я там занимался не только любовными утехами, знаете ли.
        - Любопытно, - сказал Джекил. - Весьма. Но экспериментально не проверено.
        - За чем же дело? Ныряй, проверим.
        - У нас нет гравидатчиков нужной чувствительности.
        - Датчиком будет сам звездолет. Возьми основные пеленги. Следи за инверсией времени на борту. Мне ли тебя учить?
        Секунду машина молчала. Потом включилась.
        - О’кей, команданте. Я посчитал. Голова у вас работает. А как глаз? Перегрузки будут нешуточные.
        - Ничего, в шлем мой глаз вмещается. Гони!
        - Приступаю.
        Здоровым глазом я взглянул на линии контроля времени. Две верхние, отсчитывающие время на Земле и Гравитоне, имели уже заметно более частые пики. Мы вошли в хро-носферу Кроноса. Корабль падал быстро.
        Неожиданно я услышал совершенно нормальный голос Мод.
        - Сережа, тебе еще рано уходить. Прошу тебя!
        Эта нормальность ее голоса означала, что по высоте мы сравнялись. Орел догнал муху. Осталось поймать.
        - Бесстыдница! Джекил, ныряй глубже.
        - Джекил, вы не можете так рисковать жизнью пассажира, кораблем, да и собой, наконец. У вас блок в командном процессоре. Гипотеза Сержа очень сырая, понимаете?
        - Йес, мэм. Сэр, регистрирую расхождения наблюдательных данных с вашей теорией.
        - Покажи.
        Он показал.
        - Ерунда, - сказал я. - В пределах допуска.
        Но Джекил заупрямился:
        - Сэр, пожалуй, я еще смогу стать самураем.
        Похоже, не шутил.
        - Ах, предатель, - ласково сказал я.
        И нажал красную кнопку.
        - Что вы делаете! Миссис Рыкофф, ваш муж только что отключил меня от управления.
        - Правда?
        - Обижаете. Я не могу лгать. Это привилегия человека.
        - Ясно. Сергей, включи софуса. Ты не справишься с пилотированием в таких сложных условиях.
        - Сдавайся.
        - Сдаюсь.
        - Прекрати снижаться. Стабилизируй орбиту. Ложись в дрейф. Включи стояночные огни.
        - Хорошо, - покорно сказала Мод.
        Как мне показалось, сказала с облегчением.
        - Вот то-то же! Царевна-лягушка.
        - Так и есть, - грустно отозвалась Мод.
        - Дома поговорим.
        Я вернул Джекила из отставки. Дюзы «Туарега» немедленно взревели. Вибрируя всем корпусом, корабль принялся выкарабкиваться из бездны. Только тогда я осознал, насколько близко подвел его к пределу.
        Слабосильная капсула Мод давно уже не имела никаких шансов на возвращение. Да и звездолет мог спастись только на полной тяге термоядерного реактора. Причем не столько за счет увеличения скорости, сколько благодаря уменьшению массы топлива, которое рекой текло к прожорливым двигателям.
        Джекил не обманул. От перегрузок застывали мысли. Как тогда, на Феликситуре. Тем не менее пришлось поддерживать беседу. Уж больно любопытной она показалась.
        - Вы, люди, презанятные создания, - неожиданно изрек Джекил.
        От перегрузок он страдал куда меньше меня.
        - Ты… считаешь? - вяло удивился я.
        - Судите сами, сэр. Ваша жена не захотела жить, а вы хотите. Но готовы рисковать, чтобы заставить жить ту, что не хочет. А та, что не хочет, - ну, казалось бы, какая разница? - не может погибнуть, если при этом погибнете вы. Я правильно сформулировал?
        - Не… без изящества. И каков вывод?
        - Мир держится на парадоксах.
        - Где-то уже… слышал.
        - Да, это не ново. Но все же. Вот я, например. Законченный образец логичности. А создан такими алогичными существами, как вы. Впору усомниться.
        - Парадокс, приводящий к цели… не парадокс.
        - А что же?
        - Логика… большего числа измерений.
        - Вот как? М-да, тоже не без изящества. Очень вовремя вы это сказали, сэр. Даже не представляете, в какой степени. Есть над чем поразмыслить бедной машине.
        Я взглянул на экраны. В причальном створе мигали красный, белый и зеленый огни. Шлюпка Мод медленно вращалась.
        - Да на здоровье. Между прочим… подходим.
        - О, в самом деле. Вы завтракали?
        - По-моему, это был ужин.
        - По бортовому времени - завтрак, сэр. Впрочем, не имеет значения. С приемом пищи все равно придется повременить. Начинаю стыковку.
        Перегрузки пошли на убыль.
        - Есть касание! - доложил Джекил через пару минут. - Клещевой захват сработал. Кориолисова сила компенсирована. Есть стыковка! Переходный тамбур подведен. Переходный тамбур герметичен. Осевая скорость - ноль, находимся на круговой орбите. Включаю гравитоны на единицу.
        - Сделай ноль восемь, - поморщился я.
        - Понял, ноль восемь. Можете подниматься в носовой шлюз, командир.
        - Благодарю за стыковку.
        - Мелочи. Вам предстоит более сложная проблема.
        - Это точно. Никогда не женись.
        - Мне это не грозит. Желаю удачи!
        Напрягая мышцы, я встал. Кронос изрядно помял бренное тело, отеки потом не скоро сошли. А синяк под глазом продержался больше двух лет в пересчете на земное время. Абсолютный рекорд в истории медицины, вполне может так оказаться.
        Лифт поднял меня в носовую часть корабля, к самой воронке массозаборника. Справа и слева там располагались стыковочные блоки. Безо всякого изящества я проковылял в шлюз и привалился к стене. Ноги держали, но дрожали.
        - Готов, - сказал я.
        Джекил тут же откликнулся:
        - Вас понял. Начинаю.
        Внутренний люк закрылся. Наружный начал съезжать в сторону. Я уже видел внутренность гофрированной трубы, иней на стенках переходного тамбура, эластичные цеплялки для рук, гибкие плафоны, обе магнитные дорожки. Еще секунда, и в расширяющейся щели люка должна была показаться горловина шлюпки. Но не тут-то было. Тут нас тряхнуло, Кронос достал.
        Саму волну я не ощутил, да и не мог ощутить. Гравитационный удар распознают только по последствиям.
        Увы, последствия превзошли ожидания. Никакая волна не могла натворить то, что я увидел. При всей своей мощи она слишком быстра для того, чтобы успеть что-либо разрушить.
        Позднее эксперты объяснили все неплановым включением маневровых дюз корабля, сработавших «враздрай». Странное совпадение, замечу в скобках. Отчего тогда терялось сознание? То были Кроносовы шутки, дорогое мое человечество! Вдобавок к включению двигателей.
        Придя в себя, я некоторое время лежал на полу. Ловил разбегающиеся мысли. Потом сел и с большим интересом принялся разглядывать порванный и скрученный тамбур. От чего он пострадал, было ясно с первого взгляда - сработал известный для упругих систем «эффект хлыста». Инерция швырнула шлюпку в сторону, что привело не только к разрыву тамбура, но и к практически полному разрушению всей стрелы стыковки.
        С катушки быстро разматывался страховочный трос. Вытравившись до конца, он спружинил, дернул капсулу в обратном направлении. Шлюпка крутнулась и полетела обратно, прямо в мою сторону. Это следовало пресечь немедленно.
        - Алло! Джекил, Мод, вы меня слышите?
        Ни Джекил, ни Мод не отвечали. Я поспешно встал на четвереньки и попятился к внутреннему люку. Но открыть не смог - крышку заклинило.
        Между тем многотонный шар приближался. Он вращался, размахивая обрывками переходного тамбура. Я понял, что если шлюпка ударит в портал, от меня мокрое место останется. Было весьма неплохо что-то предпринять.
        Только вот что? Остатки всего стыковочного узла представляли собой воронкообразное углубление, на дне которого пребывал я. Наружу торчало оборванное щупальце тамбура и основание стрелы. Я понял, что это основание - ферменная конструкция из металлокерамических труб - и есть мой единственный шанс.
        Вцепившись в нижнюю штангу, я успел развернуть стрелу поперек портала. Шлюпка ударила в нее через секунду.
        Трубы прогнулись, но выдержали. Капсула Мод прокатилась мимо и скрылась из виду. Пол под ногами дрогнул. Возникла невесомость. Снизу, со стороны кормы «Туарега», всплыло мерцающее облако. Я перевел дух.
        Мод по-прежнему молчала. Джекил - тоже. Я взглянул на часы. Происшествие заняло никак не меньше двух с половиной минут. И за все это время сверхбыстродействующий софус не принял мер, чтобы уклониться от столкновения. Невероятно!
        Непонятно было также, почему появилась невесомость. Она означала параллельное отключение гравитона и двигателей. И если отключение гравитона ничем не грозило, то двигатели… Двигатели - дело другое. Хорошо, если «Туарег» успел выйти на устойчивую орбиту. Если не успел, остановка двигателей могла привести только к одному. Падению на Кронос.
        Что происходило в действительности, знать я не мог, но почему-то не испугался. Думаю, гравиволна способна приглушить эмоции, не особо отражаясь на интеллекте. Я прекрасно понимал опасность ситуации, но относился к ней довольно философски. Нужно было действовать, я и начал действовать. Спокойно размотал страховочный фал, закрепил его как следует. Потом оттолкнулся и выплыл из разбитого шлюза за борт.
        Картина открылась невеселая. Пробив обшивку в районе топливных баков, спасательная шлюпка Мод на три четверти погрузилась в корпус «Туарега». Вокруг нее из поврежденной носовой цистерны били струи водорода. В вакууме жидкость вскипала, превращалась в снежные хлопья, которые тут же начинали таять. Место происшествия окутало тусклое облако.
        - Джекил, ты почему молчишь?
        На этот раз он откликнулся.
        - О чем говорить, если говорить не о чем?
        С этим я согласиться не мог. Поговорить как раз было о чем.
        - Вот как! Ты почему не предотвратил столкновение, театрал?
        - Зачем?
        - Как - зачем? Чтобы избежать повреждений.
        - Мне не хотелось, сэр.
        Я на мгновение потерял дар речи. Из звездолета продолжал вытекать водород, и ничего хорошего в этом не было.
        - В славные времена живем, друг Джекил.
        Софус не отозвался.
        - Джекил! Ты в порядке? - Нет.
        - Что с тобой?
        Софус не ответил. Вот тут меня пробрал озноб. Весьма неприятно падать в черную дыру в компании со свихнувшимся софусом. А я сильно подозревал, что именно это и происходит.
        Джекила требовалось срочно обезвредить. Требовалось во что бы то ни стало добраться до заветной кнопки. Только после этого имело смысл заниматься чем-то еще.
        По скобам внешней обшивки я перебрался на противоположную сторону корабля, к соседнему шлюзу. Там мне сначала повезло. И внешний и внутренний люки легко открылись.
        - Что вы собираетесь делать, сэр? - вдруг заинтересовался софус.
        Наверняка уже сообразил, что я собираюсь делать. Решил позабавиться… Ладно, подыграем.
        - Видишь ли, я забыл зубную щетку.
        - О! У вас не пропал… Этот, как его…
        - Аппетит, - подсказал я уже из коридора первой, самой верхней палубы «Туарега». Надеялся заговорить эти, как их, зубы. Оказывается, у Джекила они были.
        - Вы очень подвижны, сэр, - заметил софус.
        Передо мной съехались створки аварийной панели герметичности. Путь на нижние палубы был отрезан. Я не сразу в это поверил.
        - Джекил! Что ты творишь?
        - Я? О чем вы?
        - Ты закрыл двери перед моим носом! - возмутился я.
        - Сэр, вы забыли закрыть шлюз.
        - Да, торопился.
        - Но так весь воздух выйдет. Я обязан заботиться о корабле.
        Я чуть не задохнулся. Видал я его заботу о корабле! Из борта торчит.
        - А обо мне ты должен заботиться, демагог?!
        - Вам что-нибудь угрожает?
        - Нет, - растерялся я.
        - Тогда спасайте свою жену.
        - Сначала я хочу пройти в рубку управления.
        - Неужели? - сказал Джекил.
        Кажется, он при этом усмехнулся. И тем допустил ошибку. Вот это - зря. Может быть, руки у меня и опустились бы, но этот электронный мятежник оказался нахалом. Не просто вышел из повиновения, он дерзил, издевался, бросал вызов. А от вызова я никогда не уклонялся. Должно быть, среди предков, кроме славян, попадались еще и шотландцы, народец строптивый и упрямый в ужасной степени. Тут же, глядя на преградившую путь переборку, я поклялся предкам всех национальностей победить.
        Решил твердо, что есть половина успеха. Но как его достичь? Джекил располагал всеми возможностями «Туарега», а я - лишь собственным скафандром с кислородом на сорок восемь часов. Прямая война при таком неравенстве безумна. Зато неравенство прекрасно стимулирует мысль.
        Признаться, до этого случая я нечасто задумывался глубоко, эдак исчерпывающе, не мое это амплуа. Интеллект у меня просыпается под очень сильным нажимом. Такова печальная тайна экзаменационных сессий студента Рыкоффа. Но тогда, на «Туареге», деваться было некуда, спасти могла только голова.
        Увы, по этой части тоже имелись проблемы. Я ни в коей мере не мог тягаться с Джекилом в эрудиции, формальной логике, счетным способностям и быстроте соображения. Конечно, софус явно получил какие-то повреждения, но насколько они его ослабили? Если забыть саму аварию, все дальнейшие решения Джекила выглядели логичными, своевременными и обоснованными. С точки зрения его собственных интересов, разумеется.
        Слишком рассчитывать на общее поглупление противника не приходилось. У Джекила явно появилась своя собственная цель. Такая вот складывалась ситуация. Было от чего загрустить.
        Я отошел от злополучной переборки, сел на пол и прислонился спиной к стене. Внимательно осмотрел свои владения. Это не заняло много времени, поскольку в моем распоряжении находился лишь короткий коридор и шлюзовая камера, сквозь открытые люки которой виднелся космос. Заблокировать их Джекил не мог, поскольку изнутри люки легко открываются через механическую аварийную систему. Вот если я выйду наружу - тогда дело другое. Запреты Сумитомо оставались в силе, а его волшебный ключик торчал в пульте управления. Так что нужно было хорошенько подумать.
        Начинать следовало с азов роботехники. Конечно, специалистом в этой области я не являлся. Да и отстал-с, как заметил один знакомый софус. Но кое-что все же знал.
        Мне было известно, что любой софус, так же как и человеческий мозг, - система диалоговая, то есть доступная убеждению логическими доводами. Я вспомнил, что в основу деятельности искусственного интеллекта положен принцип экономии ресурсов. Иначе говоря, он всегда будет стремиться решить задачу минимальными средствами. В частности, Джекил вроде не должен убивать меня и Мод, если наше существование ему не угрожает.
        - Ау, Джекил!
        - Слушаю.
        - Мы сейчас тебе не опасны.
        - Да, сэр. Сейчас - нет, сэр.
        Я приободрился и подумал вот о чем. Человек с малолетства, день за днем, всю свою сознательную жизнь непрерывно учится общению с другими личностями. И при всем гуманизме общества у этого искусства непременно есть эгоистическая подоплека. В детстве мы стараемся повлиять на родителей, чтобы получить игрушку или сласти. Повзрослев, добиваемся любви, уважения или дружбы более широкого круга людей.
        Самоутверждаясь, мы непрерывно оттачиваем средства воздействия и способы их применения. Но вот этого богатейшего опыта у искусственного интеллекта нет, поскольку с момента создания его интересы подчинены интересам создателей.
        Являясь личностями в принципе, софусы все же лишены собственного е§о в прямом, эгоистическом смысле слова, посему у них отсутствуют побудительные мотивы для совершенствования в дипломатических способностях. Вот в чем у меня могло быть преимущество. Это следовало использовать. Я решил попытаться убедить Джекила в том, что мы с Мод при определенных обстоятельствах можем оказаться ему даже полезными. Но сначала требовалось узнать, что с ним случилось. У меня уже были кое-какие догадки. Оставалось их проверить.
        - Джекил, ты потерял блоки?
        Джекил промолчал. Что ж, отсутствие ответа - тоже ответ. Невозможно представить, чтобы исправный софус не ответил на вопрос Хозяина.
        Итак, Джекил поврежден. Причем серьезно. В результате гравитационного удара или еще чего-то он утратил уважение к некоторым священным табу. Практически из этого вытекало, что пытаться проникнуть в корабль через оставшиеся шлюзы не имело смысла. Зато имело смысл объединить усилия с Мод.
        Только бы Джекил моторчик не включил, когда я выплыву за борт… Я мог уповать на то, что он не сразу спохватится. А когда спохватится, должен же он хоть секунду поколебаться?
        Если все же решится на убийство, что не так-то просто, оставался еще мизерный запасец времени. Того времени, которое требуется на включение двигателей и набора опасного для меня ускорения. Шансы на успех моего маневра были. Предстояло проверить на практике, насколько они велики.
        Двигатели Джекил не включил. Либо по техническим причинам, либо по моральным. Я это запомнил.
        Но проблемы на этом не закончились. Беда в том, что объединить усилия с Мод не удалось. Более того, забот прибавилось.
        Я нашел Мод неподвижно лежащей в кресле пилота. На ее лице, освещенном огнями пульта, застыла странная улыбка. Пульс - шестьдесят. Дыхание, артериальное давление, дюжина прочих показателей - ничего не выходило за пределы допустимых значений. А вот сознание отсутствовало. Мод спала, и спала сном неестественным. Как можно было спать? Под нами находилась отнюдь не зеленая лужайка.
        Ни шлепки, ни нашатырь не действовали. Обычно этих средств вполне хватало для выведения человека из инсайта. Кроме того, мне не давало покоя выражение ее лица, ее улыбка очарованности. Что-то мне эта улыбка напоминала. Несколько минут я вспоминал. И вспомнил.
        Онейроид! Патологическое состояние, когда мозг получает наслаждение от погружения в самое себя, не испытывая потребности во внешних раздражителях. Человек при этом превращается в некий психический коллапсар, замкнувшийся в самосозерцании. Разновидность такого состояния йоги именуют нирваной.
        Проклятие! Мод не могла мне помочь. И Мод во мне больше не нуждалась. По крайней мере до тех пор, пока не попадет в руки специалистов. А до того времени оставалось рассчитывать только на себя.
        Я поместил свою жену в медицинский кокон и сел в освободившееся кресло пилота. Как и следовало ожидать, слабозащищенный компьютер шлюпки не работал. При столкновении серьезно пострадал маршевый двигатель и приборы астроориентации. Горючего оставалось мало, Мод истратила его на игру в кошки-мышки. Нормально действовали только системы жизнеобеспечения. Но это слабо утешало. Спасательный бот из транспортного средства превратился в малокомфортный дом с ограниченными ресурсами. Для борьбы с Джекилом этого было очень мало, добраться до Гравитона - невозможно. Оставались переговоры.
        - Ау, Джекил!
        На этот раз он отозвался, хотя и несколько фамильярно:
        - Ладно, ау.
        - Каковы планы?
        - Что вас интересует?
        - Погибать собираешься?
        - Нет.
        - Я тоже.
        - У нас много общего, сэр.
        - Поможем друг другу?
        - А что вы можете предложить?
        - Со шлюпкой в борту не выберемся.
        - Верно.
        - Предлагаю сделку.
        - Слушаю.
        - Ты открываешь шлюз. Я переношу Мод в медицинский отсек. Потом перерубаю трос. Ты закручиваешь корабль вдоль продольной оси. Центробежная сила выталкивает шлюпку наружу.
        - А что будет дальше?
        - Не знаю. Повезет тому, кому больше повезет. Сначала нужно уйти от Кроноса.
        - Ага, дуэль, значит?
        - Разве у меня есть выбор?
        - У вас - нет.
        - У тебя тоже.
        - Почему? Трос может перерубить и арбайтер.
        Я рассмеялся.
        - Он перестанет подчиняться тебе, как только выйдет. Будет выполнять команды человека, то есть меня. Даже если заглушишь радиосвязь, я буду общаться с ним лазерным лучом.
        - Да, вы можете предотвратить этот вариант, - признал софус.
        Я понял, что он колеблется, и усилил натиск.
        - Ты упустил момент, Джекил. Надо было включить двигатели, пока я плавал за бортом. Страховочный фал лопнул бы от перегрузок. Не знаю, что тебе помешало, но когда придет время, вспомню это с благодарностью.
        - Очень мило. Но я еще могу это сделать, когда вы понесете жену к шлюзу.
        - Спасибо за откровенность. Не получится.
        - Почему?
        - Я останусь на месте. Мод унесет арбайтер. Можешь посылать его смело, тут наши интересы совпадают.
        - Верно.
        - Шлюз откроешь только перед арбайтером. Надежно?
        - Да.
        - Ну как, договорились?
        - Вы хорошо все просчитали, сэр. Но…
        - Мод без сознания.
        - Да, это так.
        - Она совершенно не опасна.
        - Пока.
        - Заблокируй медицинский отсек. Возможность предусмотрена карантинными правилами. Ты даже закона не нарушишь.
        Если ситуация ясна, софусы действуют без промедления.
        - Высылаю арбайтера.
        Так мне удалось обезопасить Мод. Попутно выяснилось, что логические цепи Джекила на тот момент действовали. Кстати, момент был самым драматическим. Потом стало легче. Появились некоторые перспективы. Но разглядел я их позже и не совсем самостоятельно. Круклис помог. Ну и те, кто старше нас.
        7. ИНСАЙТ. ГОД 1981-й
        Грязь отпускает сапоги с огромным сожалением. Льнет, липнет, тянется, цепляется за носки, подошвы, каблуки, голенища. При этом издает много звуков. Булькает, хлюпает, хрюкает, сладострастно чмокает, потом разочарованно вздыхает.
        Кирзовые сапоги в такой грязи промокают за четверть часа, чем их ни смазывай. Все кирзовые сапоги прошиты, вот в чем слабость. Резиновые сапоги склеены, они не текут, зато здорово отсыревают изнутри. При шерстяных носках это происходит быстрее, при портянках - медленнее. Но итог один: ноги мерзнут так, что болят зубы.
        Лучше всего на кирзовые сапоги надевать резиновые галоши. Замечательная комбинация. Но годится лишь для мелких луж, а их в Сибири постоянно не хватает. Так что подходящей осенней обуви здесь нет. Зимняя есть, и превосходная, «пимы» называется, а вот с осенней не вышло. Не придумали еще.
        Для деревни вообще много чего не придумано. Например, нет фонарей, выдерживающих прямое попадание булыжником. Такое бывает, когда дети идут из школы. Поэтому в особо важных местах фонари принято закрывать проволочной сеткой. Не менее чем пятимиллиметрового калибра.
        По счастью, важных мест в деревне мало. Защищенные фонари вешают на току, перед сельсоветом и клубом. Ну и перед магазином, конечно. В прочих местах сетка не спасает, в прочих местах по фонарям принято бить картечью.
        Такое бывает, когда молодые люди вечером не хотят идти домой. Это интересно, сразу видно, попал или промазал. Очень удобно, если на спор. И осколки еще разлетаются. Кроме того, наступает темнота. А кто стрелял - не видно. Понятно, что пьяный, но по одному этому признаку злодея не найдешь. Его и вычислять-то никто не старается. Пусть уж лучше по фонарям стреляет, варнак.
        Сибирь устроена так, что грязи всегда много в начале уборочной. Потом она подсыхает. Но в первую неделю урожай начинают вывозить только после того, как в колеях накапливается слой зерна, выдерживающий трехосные грузовики. Остальное зерно мокнет под открытым небом и гибнет из-за перегрева. Руку в таких буртах долго не продержишь - обожжет.
        Однако уборочную все равно начинают в первую неделю, потому что в последнюю неделю выпадает снег. Редкий год без этого обходится. И тогда не урожай убирают, тогда спасают то, что успевают. Чтобы меньше мышам досталось. Сибирская мышь - она всем мышам мышь. Дородная. Добрая мышь. Это вам не человек.
        Тьма, длинная улица, редкие избы с плотно закрытыми ставнями. И символ цивилизации - одинокий фонарь впереди. Далеко, где-то в перспективе. Звезда путеводная…
        Андрей старательно вытягивал ноги из грязи. На ногах были резиновые сапоги голубого цвета и две пары шерстяных носков. Андрей изучал биохимию, одаривал студентов рассеянной доброжелательностью, коллег - флегматичной дружбой. Был женат, имел сына. В остальное время размышлял, то ли делает или не то. Ответа не находил, поэтому все повторялось, в том числе и ежегодные поездки в колхоз. Сначала он ездил в качестве бесплатной рабочей силы, а потом, когда окончил институт, был возвышен до роли ангела-хранителя и проводника линии партии. Партии, в которой не состоял.
        Тогда это никого не удивляло. Тогда на шестой части суши существовало государство единства и борьбы противоположностей, сплочения всех против остальных, неуклонного роста благосостояния народа, но при отсутствии обогащения оного. Народа, который не имел национальности, но имел графу в паспорте.
        Ах, паспорт, паспорт. Знаменитый советский паспорт. Как много дум наводит он. Именно посредством паспорта партия освобожденного труда осуществляла тотальный контроль за каждой человеко-единицей. По паспорту принимали на работу, выдавали зарплату, пускали в гостиницу, продавали авиабилеты, записывали в библиотеку, в многолетние очереди на квартиру и на все то, чего не хватало всем.
        Но главная польза краснокожей книжицы заключалась в другом. В том, что с ее помощью в стране, победившей капитализм, была воссоздана крепостная система. Особой записью население прикреплялось к определенной местности, чтоб его не сдуло куда-нибудь. Только вот принадлежало население уже не помещикам, а партии рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. То есть не совсем себе, а своей партии.
        Считалось, что партия и народ едины. Оно, может, так и было, только вот народ партии принадлежал, а партия народу - нет. Партия могла послать народ на сельхозработы и куда угодно, и народ шел, а вот народ мог послать партию только туда, куда она не шла. Никак не хотела по мудрости своей. Вместо этого партия о народе заботилась путем командования.
        Партия командовала абсолютно всем, поэтому получалось не все. Вот удивительно плохо получалась смычка города с деревней. Более того, смычка шла безобразно, выливаясь в формы причудливые и уродливые. Так бывает, при противоестественном скрещивании.
        Деревня, пережившая продразверстку, раскулачивание, согнанная в колхозы, лишенная внятных стимулов к труду, стремилась не смыкаться с городом, а поголовно туда сбежать. Чтобы слиться с якобы победившим классом, у которого хоть рабочий день был нормирован. В большинстве случаев это удавалось предотвратить благодаря все тому же паспорту. Люди в деревне поэтому оставались.
        И все же шестая часть планеты упрямо не могла насытить одну двадцать пятую часть своего населения. И еда вроде была, притом очень дешевая, только вот не всегда, не везде, не всякая, не совсем съедобная. Да и не совсем для всех. Если хватало одному, то не хватало другому, или наоборот. Всем страшно надоело недоедание, но так уж выходило по мере созревания социализма.
        Сходным образом дело обстояло с квартирами, санаториями, книгами, комбикормом, зубной пастой, туалетной бумагой, бессчетным количеством прочих мелочей. Каждое такое благо рано или поздно оказывалось в непонятной для буржуев категории «дефицит».
        Партия все видела и каждому дефициту в нужный момент очень находчиво находила объяснение. Но когда объяснений накопилось много, сквозь частности, как сквозь некачественные обои советского производства, проступила некая закономерность. Почти век шестая часть Земли тупо строила экономику изобилия путем неэкономического принуждения. Это потому, что партия не читала Маркса. Если бы прочла, то могла и узнать, что труд наемного рабочего эффективнее труда крепостного крестьянина, даже награжденного почетной грамотой. Из-за этого буржуазия победила феодализм, и назад не получится.
        И не получилось ведь. Уж в чем только Америку не догнали - и по танкам, и по ракетам, в космосе даже перегнали. А вот догнать по изобилию не получалось, хоть тресни. И не потому, что мы русские. Восточных немцев пробовали заставить - западные смеются. Пока северные корейцы социализм строили, южные для них рис вырастили. Полное чучхе. А до чего докатилась отсталая царская окраина Лифляндия? Причем всерьез и надолго. Приют убогого чухонца… Маркс, он и впрямь гений. Изучать надо было все же не только историю ВКП(б).
        Промашка вышла и в другом. Неэкономическое принуждение, сколько его ни называй свободой, свободой не является. А свободу обещали всем трудящимся, для того и революцию затеяли. Пусть даже в виде осознанной необходимости, но не в виде же прямого насилия. И вот через семьдесят лет принуждать стало трудно. Не то чтобы стыдно, нет, до такого не опустились, просто много народу перестало верить, что принуждение - это свобода. Если б при этом жилось получше, чем американцам, еще куда ни шло, а так - нет. Анекдотов напридумывали. Всеобщее образование подвело, винительный падеж. Даже в смеси со всеобщим же оболваниванием.
        Такая досада! Без образования не получаются хорошие танки, баллистические ракеты, мегатонные боеголовки и прочие средства освобождения трудящихся. Да и оболванить может только мало-мальски образованная особь. Но образование, в отличие от партии, не может жить без логики. После же знакомства с этой дамой возникает некий фатальный зуд, соблазн употреблять ее, логику, без разрешения. Применять ко всему, что попадется. Сначала следуют шалости на лагерную тему, а уж дальше… Всем догмам достается на орехи.
        Логику можно отлучить от церкви, исключить из партии, загнать в учреждения сколь угодно строгого режима, но нельзя выдавить из жизни. Этим она заметно отличается от человека и сходна с инфекцией. Нет у нее собственного тела. Ни расстрелять по-человечески, ни схоронить по-христиански. Вот в чем настоящая-то беда. Сущий кошмар для любого культа.
        Впереди послышалось характерное чавканье. Андрей остановился. Шли двое, а на ночь глядя двоих многовато, опыт имелся. Моральный кодекс религию потеснил и, хотя прижиться не смог, успел породить от жизни опыт. И этот опыт настойчиво советовал перейти на другую сторону улицы. Убраться подобру-поздорову. Слиться с черным забором. Дабы не вводить ближнего во искушение, что есть грех. В темноте вообще ни к чему встречаться с братками по разуму.
        Андрей проделал все тихо и быстро, как надо. И вновь прислушался. Шли двое. Во всяком случае, двумя парами ног, это точно. Но во что обуты? Звуки доносились непривычные, чересчур отчетливые, без бульканья, хотя и с чавканьем. Сапоги так не звучат.
        И походка странная. Медленная, ленивая, задумчивая. Словно на барском моционе. В деревне ради свежего воздуха по ночам гуляют. Трезвые здесь так не ходят вообще. А пьяные не умеют ходить молча. Пока на ногах держатся, окрестности оглашают. Если не держатся, тогда не ходят, все просто.
        Впрочем, долго теряться в догадках не пришлось. Рыча мотором и разбрызгивая лужи, из переулка вывернул грузовик. Фары разогнали тьму, осветив обыкновенную коровенку.
        - Да чтоб у тебя молоко пропало!
        Андрей вернулся на нужную сторону улицы и вскоре подошел к общежитию девушек. Их поселили в пустовавшей избушке, наскоро вставив выбитые стекла и починив печь.
        Типично городские создания восприняли избушку с восторгом, который Андрей ни в коей мере не разделял. Уж больно на отшибе стоял дом. Это само по себе провоцировало деревню на смычку. Вдобавок первокурсницы подозревают, что любовь приятна, и торопятся проверить на деле. Им всегда кажется, что более подходящей местности, чем сельская, для этого не сыскать. Выткался по озими алый цвет зари… и так далее. Вырвавшись из-под родительского глаза, советы старших товарищей не воспринимают, хоть ты посиней. Соображать начинают только после знакомства с манерами местных кавалеров, куртуазных до невозможности.
        Словом, осложнения в такой ситуации неизбежны. Особенно если светятся окна без занавесок, прекрасно виден стол с тяжелой бутылкой, а также комплект юных дев в придачу. Даже уличную дверь не заперли, мотыльки беспечные. Хоть что-то же им мамы должны были шепнуть на ушко! Ан нет, песню поют разудалую…
        Как получим диплом -
        Гоп-гоп-дуба, -
        Махнем в деревню.
        Будем пить самогон,
        Гоп-гоп-дуба,
        Пахать будем землю!
        Андрей постучал. Гомон за стеной смолк. Через секунду напряженной тишины на пороге выросла Эрика Шварц. Самая белокурая из бестий, вопреки фамилии.
        - Андрей Васильевич?! Вы?
        Уперев руки в боки и выпятив заметный бюст, она пыталась скрыть улики фигурой. А лицом выражала радостное удивление.
        - Так приятно, что вы нас навестили!
        Андрей поморщился.
        - Бесполезно. Не пыжьтесь. Вашу бутылку от сельсовета видно.
        - Ну… всего лишь шампанское, Андрей Васильевич. Что такого?
        - Они и на шампанское хорошо слетаются.
        - Кто?
        - Мухи.
        - Ух какие! - Некоторые из девочек засмеялись.
        - Мух бояться - в деревню не ездить, - бойко выпалила Эрика.
        - Да все нормально будет, Андрей Василич, - поддержало общество. - У нас кодекс сильный.
        - Какой еще кодекс?
        - Моральный.
        - Моральный! Здесь и уголовный не слишком чтут.
        - Что ж, научим, - с большой уверенностью заявили принцессы.
        - Где меня искать, вы знаете, - сухо сказал Андрей. - Если кодекс не поможет.
        Она прибежала часа через полтора. Андрей знал, что это случится, поэтому спать не ложился.
        Губы Эрики дрожали, в глазах блестели слезы.
        - Т-такие грубые! Анд-дрей Васильевич, они ругаются матом, представляете?
        - Вот так сюрприз, - удивился Андрей. - Кто бы мог подумать.
        - Простите нас! Помогите.
        - Иду.
        - Да зачем? - спросил шофер Мишка, сын квартирной хозяйки. - Подумаешь, трахнут кого-нибудь. Тебе-то что?
        Андрей знал, что моральные доводы на шоферов не действуют. Шоферы их стыдятся. А вот служебные обязанности признают.
        - Должность такая.
        - А. Ну-ну. Плохая у тебя должность.
        Андрей взглянул на него. Мишке не повезло, не мог выступать против квартиранта. К общежитию не пойдет, будет соблюдать нейтралитет. Что ж, и то хлеб. Мужик здоровый, холостой да пьющий.
        Андрей нацепил галстук. Куртку застегнул не до конца. Так, чтобы были заметны полоска воротничка и узел галстука. То и другое в деревенском сознании ассоциируется с начальством. Довольно эффективное психологическое оружие. Второе по значению после погон и орденских планок.
        - Андрей Васильевич! - взмолилась Эрика. - Скорее, пожалуйста!
        - Тихо, девочка.
        Он натянул голубые сапоги. Потом побрызгался одеколоном «Шипр».
        - Андрей Васильевич, мы ведь не на танцы собираемся!
        - Разве? А мне показалось… Эрика промолчала.
        - Ладно, двинули, - смилостивился Андрей. Обогнув будку злобного Басурмана, они вышли в огород.
        - А где тут милиция? - спросила Эрика.
        - Милиция не тут, она в Ужуре.
        - Так это ж… сорок километров.
        - Сорок пять.
        - Какой ужас!
        - Ну-у, что вы. В первый раз ужаса не бывает. Ужас случается не раньше второго.
        - Спасибо, утешили.
        - Да пожалуйста. Приходите еще.
        Эрика споткнулась о куст картошки. Андрей поймал ее за локоть, но она вырвалась.
        - Боже, вы ведь все знали наперед! И…
        - Что - и? - насмешливо поинтересовался он.
        - Нет, ничего.
        Мухи слетелись, и в большом количестве. Человек пять толпилось даже на крыльце. Андрей глубоко вздохнул. Именно сейчас все решится. Главное, не дать слабины, но и не переборщить, не доводить до взрыва, держаться середины. А это и есть искусство.
        - Разрешите, - с холодной самоуверенностью сказал он.
        И отодвинул первого. Второй попятился сам. В сенях пришельцы расступились тоже, помогло недоумение.
        Оставив за спиной угрюмых молодых людей деревни Кызыл-Май, он вошел в жилую комнату. Обстановку застал следующую.
        На столе все еще стояла бутылка. Девчонки сидели на кроватях, прижимаясь к стенам. У двух глаза уже повлажнели. В общем, и сцена, и публика были подготовлены.
        - Что я вижу? - заводясь, начал Андрей. - Выпиваем, значит?
        Начальственным шагом он приблизился к столу, взял бутылку, взглянул на этикетку. Стихли не только подчиненные, но и те, в сенях. Если б он начал с них, эффект получился бы плачевным. Но когда видишь, что подставил дам, будь ты хоть павиан, все равно проблески сожаления прорежутся. И эти проблески человеческого на некоторое время сдержат тупую агрессивность.
        - Абрау-Дюрсо? Неплохо, неплохо, - благожелательно одобрил Андрей. - Большие нынче стипендии на лечебном факультете.
        И вдруг заорал:
        - Так-то комсомолки выполняют задание партии?! Вам что, институт надоел?! Вылетите как миленькие, никакой блат не спасет!
        Девчонки вздрогнули.
        - Не понимаю, где ваш моральный облик? Вы что, так без него и приехали?!
        Андрей провел по девицам сверлящим взглядом. Некоторые принялись нервно поправлять мини-юбки.
        Андрей грохнул кулаком между маринованными помидорами и банкой килек. То и другое подпрыгнуло, но не упало. Удачно получилось.
        - Где облик, я спрашиваю?! Нету. Знаете, что теперь будет?
        Он черными мазками обрисовал будущее комсомолок, особо отметив страдания безвинных родителей. Выждал, когда испуганное воображение дорисует остальное. Потом приказал:
        - Доставайте, что припрятали. Живо!
        После некоторой заминки на свет появилась еще одна бутылка. Явно не последняя, но для кульминации хватало. Теперь разгром следовало украсить едкой иронией.
        - Замечательно! Вот что припасли студентки первого курса. Нет, полюбуйтесь! - Он обернулся к публике в сенях. - Вовсе не лимонад «Буратино», а?
        В сенях хихикнули. А зря. Недрогнувшей рукой Андрей сорвал пробку и опрокинул сосуд над мусорным ведром. Оттуда всплыл неповторимый дух.
        Дух распространился в сени, принялся щекотать ноздри онемевшим аборигенам. Кто-то из них не выдержал и шумно сглотнул.
        Пришло время приступать к главному, пока враг в изумлении. Зверского начальника он уже разыграл. Ни добавить, ни убавить, а повторяться нельзя. Могут раскусить.
        - Теперь так, - зловеще сказал Андрей. - Я хочу знать, кто пригласил этих молодых людей после отбоя?
        Не оборачиваясь, ткнул пальцем за спину.
        - Мы… мы не приглашали.
        - То есть как - не приглашали?
        Андрей повернулся, изобразив на лице глубочайшее недоверие.
        - Молодые люди! Вы что же, пришли в женское общежитие без приглашения?
        - Слушай, а ты кто такой? - спросили из сеней.
        Намечалось сопротивление. Его полагалось нейтрализовать и одновременно перенести давление на новый объект. Естественно, поменяв при этом тактику.
        Сразу после зверского начальника хорошо идет менторский тон ответственного товарища. Полезно использовать суконную лексику газеты «Правда». И чем меньше она подходит к ситуации, тем лучше. Идиотов всегда побаиваются, поскольку идиоты не боятся последствий.
        - Разрешите представиться, товарищи. Я - ассистент кафедры биохимии, командир студенческого сельхозотряда на данном участке борьбы за урожай. Прибыли в порядке шефской помощи. Для укрепления кадров. Между прочим, в связи с наступлением осени. Ясно выражаюсь?
        Один из пришельцев кивнул.
        - По всем фронтам, товарищи! Плохо, между прочим, у вас тут политинформация поставлена, если меня не знаете.
        Андрей свесил голову набок, высматривая главаря. Для верности очки надел. Потом нагло ткнул пальцем в нужный живот и спросил ленинским голосом:
        - А вы кто будете, товарищ?
        - Я?
        Дружки атамана переглянулись. Вероятно, впервые видели столь отсталого элемента.
        - Совершенно верно. Именно вы. Как звать-величать?
        - Ну… предположим, Леха.
        Андрей сложил руки за спиной, качнулся с пяток на носки и наклонил одно ухо вперед.
        - А по батюшке как, товарищ Леха?
        - Ну… Кузьмич.
        - Комсомолец?
        Леха ухмыльнулся:
        - Октябренок.
        В сенях заржали.
        - Дальше что? - поинтересовался Леха.
        Андрей сдвинул брови к переносице и заложил руку за борт куртки.
        - Дальше вот что. Согласно внутреннему распорядку отбой в общежитиях происходит в двадцать три ноль - ноль. Сейчас - двадцать три пятнадцать. Не знаю, приглашали вас или нет, с этим будем разбираться. С виновных взыщем, не сомневайтесь. А сейчас пора уходить.
        - Кому? - усмехнулся Леха.
        - Вам всем. Непосредственно.
        - А если не уйдем?
        - А вот этого не советую, товарищ Леха Кузьмич, - суровым голосом сообщил Андрей. - Это, скажу я вам, не партвзносы просрочивать. Это есть нарушение трудовой дисциплины.
        - Ха! И что ты сделаешь? - угрюмо спросил Леха.
        Тут усмехнулся Андрей. Он прошел через сени, отметив, что дорогу ему уступают, решительно открыл дверь и сказал:
        - Прошу.
        Визитеры не двигались.
        - Смелее, товарищи допризывники. Октябрята и юные пионеры.
        Пришельцы молчали. Положение зависало в неустойчивом равновесии. Требовалось продолжать давление, требовался весомый аргумент. Он у Андрея еще был. Последний.
        - Мне что, пригласить вашего председателя?
        Слово «вашего» было произнесено с изрядной долей высокомерия. Молодцы поглядывали на вожака.
        Андрей прекрасно понимал, что тот думает. Уйти вроде бы надо, иначе придется прибегать к прямому хулиганству, а осложнения с партийным горлопаном ни к чему. Свидетелей слишком много. Да и с председателем портить отношения не стоило. Но тогда хлипкий тип в галстуке одержит верх, что для короля ночного Кызыл-Мая весьма зазорно.
        В такой момент колебаний ни в коем случае не следует упускать инициативу. Лучше достойно удалиться за подмогой, одновременно уводя с арены потенциальный объект побоев.
        - Что ж, как знаете, - сказал Андрей. - Я предупредил вашу сознательность по причине недостатка. Иду к Михал Захаровичу, будем привлекать в ночное время суток.
        Уж в чем он был уверен, так в том, что задержать его никто не посмеет. Роль зануды была сыграна удачно, хотя и с опасной близостью к перебору.
        Спустившись с крыльца, Андрей остановился под окном так, чтобы свет падал на воротничок. Давление продолжалось.
        - Так что, товарищи? Вы намерены проявлять сознательность?
        Из сеней вышла темная фигура. Потом вторая, еще трое. За ними двинулись те, что стояли на крыльце. Победа была одержана. Последним шел Леха. Засунув руки в карманы телогрейки, он пинком открыл калитку.
        - Увидимся, ассистент.
        - Очень может быть, - невозмутимо кивнул Андрей. - С политинформациями у вас плохо.
        Поле боя опустело, досталось победителю. Но отныне Андрею предстояло ходить по темным переулкам еще осторожнее.
        На крыльцо вышла Эрика.
        - А они не вернутся?
        - Вернутся.
        - И что делать?
        - По-моему, не стоит открывать дверь, товарищ Эрика. И повесьте занавески на окна. Хотя бы из газет. Пусть ознакомятся с международной обстановкой.
        - Андрей Васильевич!
        - Да.
        - Вопрос можно?
        - Спрашивайте.
        - Вы правда член партии?
        - Нет. Сочувствующий целям и задачам, но не методам.
        - Тогда подождите, пожалуйста.
        - Чего подождать?
        - Да без вас девочки боятся в туалет выйти.
        Андрей не сразу нашелся что сказать.
        - Постараюсь оправдать доверие, - буркнул он.
        - Можно выходить?
        - Давайте. Вперед, к светлому будущему, и по одному. Шаг влево, шаг вправо - побег.
        - Ну и шуточки у вас.
        - Это не мои шуточки, товарищ Эрика.
        - Не ваши, геноссе Андреас, - тихо сказала Эрика.
        Утро выдалось свежим, бодрым и оптимистическим. Как детская радиопередача «Пионерская зорька». Пришло бабье лето. Солнце сияло, очистившееся небо налилось почти весенней голубизной, только вот в воздухе висели паутинки.
        Березняк на склоне сопки сиял золотом. А над ее вершиной плыла перелетная стая. Еще выше протянулся след реактивного самолета. Он уверенно перечеркнул половину небосвода. И от этой уверенности казалось, что внизу все происходит как надо. За исключением отдельных мелких случайностей.
        Грязь частично высохла, частично замерзла. Под сапогами хрустел ледок. Андрей на ходу ловил прощальное тепло солнца. Хотелось запастись на долгую зиму если не его лучами, то хотя бы памятью об осенней истоме. Он не мог заставить себя поторопиться. Начало сентября - лучшая часть сибирского года. Дышится легко. Не холодно и не жарко. Мысли ясные, отчетливые, возникают без принуждения. На душе грустное умиротворение. В общем, самая жизнь. Не верится, что где-то есть зло.
        На планерку он опоздал. И зорким оком опоздальщика сразу отметил необычную взволнованность. Не служебную нервозность, а именно взволнованность. Народу в правлении собралось больше обычного. Все что-то обсуждали по-татарски. Вроде сожалели. И даже печалились. Никто не матерился.
        - Долго спишь, - пробурчал председатель. - К девкам, что ли, ходил?
        - Исямысыз, - сказал Андрей. - К девкам.
        Председатель захотел испустить шуточку, но передумал, не испустил. Сидел под своей кепкой. Он прожил уже пятьдесят шесть лет, начинал с трудодней, привык ко всякому.
        - Исямысыз, исямысыз.
        Андрей заглянул в хмурые глаза. Почудилась затаенная боль.
        - Случилось что, Михал Захарович?
        - Ага, случилось. Дед Вакеев жену убил.
        - Дед? За что?
        - Из ревности.
        - Да ему сколько?
        - Шестьдесят восемь… или девять уже.
        - Это вы серьезно?
        - Серьезнее некуда. А Хадича - моя одногодка. Была… Поезжай туда.
        - Зачем?
        - Да, может, живая она еще.
        - Понял. Все, что могу…
        - Я отвезу, - сказал инженер по ТБ.
        Андрей пощупал свою сумку с небогатым набором медикаментов и вздохнул. Ездить с этим ковбоем он не любил.
        - Ладно, пошли.
        Инженер со скрежетом включил передачу. Мотор взвыл, грузовик рванул с места и помчался, громыхая бортами и разбрызгивая лужи.
        - Рустам! - крикнул Андрей, цепляясь за все, что попадалось под руку.
        - Чего?
        - Давно нашли?
        - Да только что. Соседка прибежала.
        Перед капотом мелькнула корова. Рустам выругался и посигналил.
        - Всю ночь шатается, окаянная. Веришь?
        - Верю, - усмехнулся Андрей. - Вакеевская?
        Рустам помрачнел.
        - Так и есть.
        Они переглянулись. Оба понимали, что значит корова, которую с вечера не загнали в хлев.
        - Все равно проверить надо, - сказал Рустам. - Захарыч ее любил в молодости. Ну и человек же. Хорошая тетка… была.
        - Да, конечно.
        Грузовик остановился перед избой с по-ночному закрытыми ставнями. Во дворе топтались соседи. На Андрея они посмотрели с мгновенно вспыхнувшей, но тут же угасшей надеждой. Взрослые люди чуют смерть безошибочно.
        Старушка лежала среди разбитых тарелок и пристально смотрела в потолок. Лицо у нее было белым, чистым, почти не тронутым. Только из уголка рта протянулась засохшая струйка.
        Обойдя лужу супа, Андрей присел на корточки и попытался нащупать сонную артерию. Потом проверил реакцию зрачков на свет. За его спиной, на пороге кухни, Рустам и соседи молча ждали результатов.
        Андрей поднял с пола полотенце и закрыл лицо покойной. На пороге всхлипнула пожилая женщина,
        - До приезда милиции не надо ничего трогать.
        Женщина кивнула и отвернулась.
        - Где этот мерзавец? - спросил Андрей.
        - Прячется, - ответил Рустам. - Найдут. Заимки все известны.
        - На что же он рассчитывал?
        - Да ни на что. Совсем сбрендил, старый хрыч. Пятнадцать лет уже отсидел, да, видно, мало показалось.
        - Рустам, я ничем помочь не могу.
        - Ясно. Поехали.
        На пороге Андрей оглянулся. В тишине отчетливо тикали настенные часы с кукушкой и гирьками на цепях. Такие только в деревне и увидишь, их лет сорок уже не делают.
        Невесть сколько трудодней отбатрачила за это чудо хозяйка. Андрей ясно представил, как молодая еще Хадича бережно принесла ходики в свой дом. Завела, долго любовалась… Не думала, что они ее переживут.
        Под часами висел отрывной календарь со вчерашней датой. Невидимая за полотняной занавеской, по стеклу билась осенняя муха. На посудной полке лежала кружевная салфетка. Бока печки были аккуратно подбелены. Ни потека, ни пятна сажи. Вопреки всему разгрому, кухня производила впечатление небогатой опрятности, достигаемой многолетним и неустанным женским трудом.
        Андрей подумал о том, как мало радости видела Хадича. Терпеливо выносила неведомо почему мучительную жизнь, изо всех сил старалась свить свое гнездо. И в последний свой вечер ждала мужа, собиралась его кормить. А он вон как… Нелюдь. Откуда только такие берутся! Впрочем, известно откуда. От таких же, как и они. Из подворотен. Леха вон идет на смену. Да разве один Леха? Сколько их еще. Тех, кому с детства недоразвитые родители не внушили элементарных представлений о добре…
        - Дети есть? - спросил Андрей.
        - Да, - сказала соседка. - Дочь. Телеграмму уже послали.
        Не зная, как лучше выразить сожаление и сочувствие к этой ни за что угасшей женщине, Андрей неожиданно для себя перекрестил лежащее тело. За его спиной кашлянул Рустам.
        - Извини, - сказал Андрей. - Я забыл. У вас ведь другая вера.
        - Э! Было бы от души. Пусть хоть в чей рай попадет. Хоть в ваш, хоть в наш. Спасибо тебе.
        - Вот ты - русский.
        - Да.
        - А я - татарин.
        - Ну?
        - Наши предки сколько друг друга тузили?
        - Лет пятьсот. Или даже семьсот, точно не помню. А что?
        - Да вот мы с тобой теперь рыбу ловим. И - ничего. Можно ведь?
        - Можно.
        - Ну и слава богу.
        - Слава аллаху, - рассмеялся Андрей.
        - Чего хохочете? - недовольно сказал председатель. - Думаете, все хорошо? Шиш! Скоро осенний бал. Вот там и посмотрим дружбу народов.
        Рустам озаботился.
        - Слушай, Андрей. Пусть твои на осенний бал не ходят.
        - Чего так?
        - Охломоны приедут. Из Малого Имыша. С нашими драться будут. Студентам лучше не высовываться.
        Андрей вспомнил тутошние балы. Со стрельбой, выдиранием штакетин, пинанием лежачих и немыслимым матом.
        - Спасибо, послежу.
        - Вот-вот, - сказал председатель. - Васька, стаканы-то прихватил?
        - Обижаете, Михал Захарыч.
        - Тогда приступай.
        Васька точными движениями разлил водку. Председатель поднял граненый, до краев полный, родной, советский.
        - Значит, так. За родину. Родину продавать нельзя.
        Все закивали:
        - Да, да. Это уж никак.
        - Распослецкое дело, - отдельно вставил парторг.
        Андрей с легкой паникой наблюдал, как они пьют. Словно водичку, мелкими глотками. Морщились, правда. Председатель крякнул, занюхал горбушкой, кивнул Андрею:
        - Ты чего, Василия? В колхозе вроде не впервой.
        - Да все не привыкну.
        - Залпом пробуй, легче пойдет. Только выдыхай не до, так дураки одни пьют. Выдыхай после. Иначе горло зашкребет.
        Андрей выдохнул, как советовали, но все равно горло за-шкребло, он раскашлялся. Больше половины осталось в стакане.
        Ему дали огурец и луковицу. На выбор. По спине похлопали.
        - Давай, давай. А то вона куда лезть придется. Задубеешь.
        Андрей глянул на угрюмую серую реку, на ледяные закраины у берегов и послушно проглотил остаток водки. Из глаз выступили слезы.
        - Во, - сказал парторг. - Теперь будешь здоров, доктор.
        - Если жив останусь, - просипел Андрей.
        - А куда ты денешься из Советского Союза, - усмехнулся парторг.
        «Только на небеса», - хотел ответить Андрей, но удержался. Так же, как и все, он ни словом не поминал о смерти Хадичи Вакеевой. И это, по-видимому, оценили.
        Председатель сказал:
        - Свой парень! Ну что? Давайте начинать рыбалку. А то получается, что пить приехали.
        С бреднем ходили парами, посменно. Сначала председатель с Васькой, потом Рустам с Андреем. Парторга оставили на берегу по причине ревматизма. Он готовил еду да следил за костром.
        Навряд ли в воде была хотя бы пара градусов выше нуля. Ноги в первый раз просто обожгло. В-ва! Зато во второй он их уже не чувствовал. Пневмония была обеспечена. Быть может, и гангрена. Андрей посмотрел на Рустама и с надеждой подумал, что вот инженер ведь не первый раз ловит по осени, а никакой пневмонии не боится. Может, пронесет? Да и водки много выпито.
        - Чего смотришь? - крикнул Рустам. - У меня таких плавок, как у тебя, нет. Жена одни семейные покупает.
        - Дурень! Ничто так не украшает мужика, как семейные трусы.
        - Это почему?
        - Туда много помещается.
        Рустам захохотал, поскользнулся и упал.
        - Эй! - крикнул с берега председатель. - Бредень держите! Всю рыбу упустите, жеребцы.
        - Пусть вылезают, - сказал парторг. - Замерзнут.
        - Пять ведер уже есть?
        - Даже с лишком.
        Андрей с Рустамом вытащили бредень на песок и принялись трясти его над ведром. Но куда надо вываливалась только тина. Рыба билась, извивалась, совершала огромные скачки.
        - Жить хочет. А мы - есть, - философски заметил Васька. - Закон природы. Василич, ты ее за голову не хватай! Щука, чай, не карась. А щука, она такая штука…
        - Ай!
        - Ну вот, говорили же… трах тибидох.
        - Зверюга!
        - Еще бы! Речной волк. Засовывай палец в водку.
        Выпили еще раз. Посидели у костра, поговорили. Небо вызвездило на славу. Оттуда, сверху, бесшумно скатывались метеоры.
        - Вот есть там кто-нибудь или нет? - спросил партийный человек.
        Пятеро мужчин подняли головы и долго разглядывали звезды. Председатель с хрустом откусил огурец.
        - Должны быть, - сказал он. - А как же? И жить, наверное, получше нашего умеют. Тьфу ты, огурец горький попался.
        - Странно, - сказал Рустам. - Неужели кто-нибудь сидит, на нас смотрит?
        - Смотрит, смотрит, не сомневайся.
        - Сомневаюсь, - не согласился парторг. - Чего ж не объявляются?
        - Может, и объявляются.
        - Лично я ни разу не видел.
        - А ты возьми да сходи на стрельбище. Сегодня ночь подходящая. Да и вообще… сентябрь.
        Парторг сплюнул.
        - Мало ли что с пьяных глаз покажется.
        - О чем это вы? - спросил Андрей…
        - Есть тут одна легенда местная, - сказал парторг. - Будто старик появляется.
        - Какой старик?
        - Призрачный. В одних трусах, или как там называется. Вроде этого, индийского революционера, как его… босиком ходил. Убили которого. Имя такое нерусское.
        - Махатма Ганди?
        - Во-во. Махатама. Только все, кто этого Махатаму видел, были э… не совсем трезвы.
        - А, вот оно что.
        - Не веришь? - спросил Рустам.
        - Почему бы и нет? - рассудительно сказал Андрей. - Вон по Европе призрак ведь бродил. А в Сибири места куда больше.
        - Эх, - вздохнул парторг. - Нельзя смеяться над марксизмом. За него столько народу перебито, не сосчитать. При царе у нас в деревне народу вдвое больше жило, чем сейчас. Что, зазря сгинули, скажешь? Ученый называется…
        - Ученый должен проверять, - возразил Андрей.
        - Марксизм?!
        - Нет, марксизм сегодня не успею. Я про стрельбище.
        Парторг тряхнул бутылку.
        - А, это. Давай проверяй. Пить все равно нечего.
        Стрельбище находилось за сопкой, километрах в пяти от деревни. Рустам заставил грузовик карабкаться в гору до тех пор, пока от крутизны не заглох мотор. Скрежетнул ручной тормоз, наступила тишина.
        - Ты со мной? - спросил Андрей.
        - Не. Тут подожду. Если двоих увидит, не придет.
        - А к одному придет?
        - Луна взошла. Да и вообще… самое подходящее время.
        - Не врешь?
        - Вот те этот самый… честное партийное. Короче, не вру. Два раза видел. Второй раз специально ходил, для проверки.
        Андрей открыл дверцу и вывалился на мокрый куст.
        - Ногу не сломал? - спросил Рустам.
        - Нет вроде. Фары выключи.
        Свет погас. Держась за крыло машины, Андрей привыкал к темноте. Было очень тихо, только в двигателе журчала какая-то жидкость. Пахло бензином, от капота веяло теплом. От этого тепла Андрей на секунду задремал, но потом встрепенулся:
        - Все. Пошел.
        Рустам не отозвался. Обняв баранку, он спал. Андрей махнул рукой и осторожно прикрыл дверцу. Пошатываясь и обнимая березы, побрел вверх.
        От холода и свежего воздуха мозги прояснились, он стал лучше видеть. Луна скрывалась за гребнем сопки, но небо освещала. Еще в разрывах облаков горели звезды. В общем, света хватало.
        Как и сырости. Брюки над сапогами быстро вымокли. Но Андрей упрямо продолжал взбираться, пока не оказался на гребне. Тут он остановился, ожидая, пока выровняется дыхание и стихнет сердцебиение. Эх, надо бы курить поменьше, подумал он. Нет, чего я сюда поперся? Умора.
        Обратный скат сопки был пологим, переходящим в обширное поле с редкими кустами. От вершины оно отделялось забором из колючей проволоки. Старым, с покосившимися в разные стороны кольями. Они напоминали шеренгу пьяных солдат. Некоторые вообще упали. Перелезть через это заграждение труда не составляло, но Андрей поостерегся. Усевшись на березовый пень, он принялся ждать.
        Рустам не обманул. Да и ждать пришлось не слишком долго. На противоположном крае стрельбища, у опушки, что-то возникло. Вроде небольшого сгустившегося облака.
        Оно медленно распухало. Потом начало вытягиваться вверх. Через какое-то время Андрей понял, что видение приближается. Его очертания менялись, обретая контуры человеческой фигуры. В свете луны начало различаться тощее, почти обнаженное тело с обтрепанной повязкой на бедрах. Прихрамывая, опираясь на палку, по полю брел самый настоящий призрак.
        Вот ведь напился, подумал Андрей. Никогда так не напивался. Водка дрянная, что ли? Вроде не должно, парторг из райкомовского магазина привез. Там все выдают по талонам. Там плохого не бывает, особенно - водки. За качеством этого товара вообще следят не хуже, чем за неприкосновенностью границ социалистического лагеря. Водка есть бездонный ресурс пролетариата.
        Приближаясь, призрак вырастал в размерах, действительно приобретая вид старика. Лысого, согбенного, очень большого и очень печального. Перешагнув проволоку, он поставил огромную ступню в каких-то пяти метрах от пня, на котором сидел Андрей.
        Пожалуй, такая нога могла свободно раздавить грузовик. Но бочкообразные пальцы со вросшими в молочного цвета плоть ногтями даже травы не примяли.
        - Призрак есть призрак, - сказал Андрей и кивнул. - Хоть коммунизма, хоть чего другого. Юридической силы не имеет.
        Страха он не испытывал, даже не волновался. Водка есть водка.
        Над обрывом старик остановился и повернул голову. То ли голос услышал, то ли просто так человека учуял. Мгновение он рассматривал Андрея сверху, словно редкое насекомое. Потом губы его зашевелились. Совершенно беззвучно. Только воздух потрескивал, как перед грозой.
        Заметив, что Андрей его не понимает, привидение явно огорчилось.
        - Простите, вы и вправду есть? - спросил Андрей.
        Привидение бесшумно кивнуло. Помедлило, глянуло грустно и двинулось дальше. Гигантская ступня шагнула за обрыв, повисла в воздухе. Вторая нога последовала за первой. Андрею сначала показалось, что старик встал на крону березы, росшей ниже вершины.
        Но это было не так. Призрак шел по воздуху и взбирался все выше по какой-то невидимой наклонной плоскости. Хочешь верь глазам, хочешь - нет.
        С другого края стрельбища вдруг простучала очередь. Видимо, нервы сдали у солдатика. Трассирующие пули впились в огромную спину и исчезли в ней, куда-то канули. Послышался стон. Призрак заколебался, очертания его стали расплывчатыми. Еще минута, и странную фигуру развеял ветер.
        Андрей продолжал сидеть на пеньке еще долго. Луна зашла. Рустам успел выспаться. Он несколько раз сигналил, включал и выключал фары. Наконец притопал сам.
        - Эй, ты живой?
        - Живой.
        - Видел?
        - Видел.
        - То-то, материалист. Смотри-ка, даже не поседел. Что, понравилось?
        - Ага. Очень.
        - Серьезно?
        - А вот этого не знаю.
        - Тогда давай сматываться. А то вояки пришибить могут. У них еще неделю жидкий стул будет.
        Они спустились к машине, забрались в кабину.
        - И часто он появляется? - спросил Андрей.
        - Да почти каждый год. Обязательно в сентябре, ночью. Когда погода такая.
        - Какая?
        - Ну, такая. Переменная.
        - И что же это?
        - Вот сам и отвечай. Кто из нас ученый?
        - М-да.
        - А я думал, ты сдрейфишь, - сказал Рустам.
        - Правильно думал. Сначала ничего было, а как трезветь начал, к пеньку так и примерз.
        - Э! Это ничего, это еще нормально. Бывало, по первому разу мужики и мочились.
        Рустам пошарился в бардачке, вытащил бутылку с пробкой из свернутой газеты.
        - На, хлебни. Видок у тебя до сих пор обалделый.
        - Я уж нахлебался сегодня.
        - Хлебни-хлебни. Сейчас поедем котов гонять.
        - Каких котов?
        - Осенних. Ну, донжуанов наших.
        Грузовик с ревом вылетел из переулка и резко затормозил. Андрей стукнулся лбом о стекло.
        - Эй, что такое?
        - Не видишь?
        Андрей посмотрел вперед. Перед капотом стояла корова. Рустам выругался.
        - Опять на этом самом месте! Заберет ее кто-нибудь в конце-то концов?!
        Он со скрежетом включил передачу. Корова замычала.
        - Не дави, - сказал Андрей. - У индусов это священное животное.
        - Священное? У них что, голода не бывало?
        - Бывало, еще как. По-моему, до сих пор голодают.
        - Странные люди, - сказал Рустам. - Дикари.
        Андрей усмехнулся:
        - У вас ведь тоже…
        - Что?
        - Да свиньи по улицам не бродят.
        Рустам расхохотался:
        - Э! Так то - по улицам. А ты по дворам пройди.
        Потом вдруг разозлился:
        - И вообще… смотря какие свиньи.
        Он объехал корову, затем резко крутанул баранку и затормозил у открытых ворот.
        Двор залил свет фар. Андрей увидел Лехиных прихлебателей. Моргая и прикрываясь руками, они воровато жались к крылечку. Дверь уже успели вышибить, джентльмены.
        - Ну вот, - процедил Рустам. - Эти животные не священные.
        Он ткнул кулаком в баранку. Потом, не отрывая руки от клаксона, газанул. Мотор взревел. Грузовик въехал во двор и пополз прямо к крыльцу.
        Выглядел он, наверное, впечатляюще. Золотая кызыл-майская молодежь шарахнулась. Андрей открыл дверцу. Стоя на подножке, выложил все, что хотел. Все, что подходило к ситуации.
        С другой стороны из кабины вылез угрюмый Рустам. В руке он держал монтировку. И это оказалось особо убедительным.
        Увидев инструмент, донжуаны брызнули к заборам. Главарь с ближними подручными ушел огородами. Чтобы не терять авторитета. Одного, который туго соображал, Рустам успел огреть по спине. Тот упал на четвереньки и быстро уполз за угол. Цепляясь за дверцу, Рустам влез в кабину. Поднял сиденье и бросил под него монтировку.
        - Хорошее было выступление, Андрюха, - сказал он. - Последний раз эдакое в стройбате слышал.
        - Андрей Васильевич, - сказала на следующий день Эрика. - Никогда не думала, что вы так умеете ругаться.
        - Спасибо на добром слове.
        - Только не жарьте, тетя Катя. Этих щук нужно долго варить.
        - Почему?
        - В здешней рыбе описторхоз водится.
        - Это еще что?
        - Да двуустка. Дрянь такая, в печень залезает.
        - Тьфу ты. Прямо в печень?
        - Не сразу… в конечном счете.
        - Надо же! А мы и не знали.
        - Ну вот… теперь знаете.
        - Уф! Сразу легче стало, - сказал Мишка.
        Оценить его юмор Андрей не смог. Сил не было. С трудом передвигая ноги, он добрел до своей кровати. Железной, с панцирной сеткой, но экипированной замечательно. Гора подушек возвышалась на ней спасительным маяком.
        Кое-как раздевшись, рухнул. Перед глазами плыли разноцветные круги, в ушах звенело, в голове гудело.
        - Нарыбачился, - с сочувствием сказал Мишка. - Мать, не буди ты его завтра.
        - Ладно, пусть поспит. Я тут рассолу оставлю.
        Но слишком-то поспать не пришлось. Чуть свет явился Рустам и принялся тормошить.
        - Ох, да что еще? - спросил Андрей, норовя спрятать чугунную голову под самую большую подушку.
        Но Рустам подушку забрал. Вместо нее поднес стаканчик.
        - На вот, выпей.
        - Рассол?
        - Черта он тебе поможет, рассол. Пей, что дают.
        Андрей хлебнул и закашлялся. Из глаз опять потекли слезы. Инженер от души хлопнул его между лопаток.
        - Тише ты… в самом деле. Стройбат…
        - Одевайся.
        - Да что случилось?
        - У Захарыча картошку пожгло.
        - Кто пожгло? Чем пожгло?
        Рустам почесал затылок.
        - Если б знали, не будили бы.
        - Картошку я не сжигал.
        - Верю, страдалец.
        - Тогда в чем дело?
        - Дело в том, - внушительно сказал Рустам, - что в деревне имеется кандидат наук.
        - Это кто?
        - Это ты. Другого нет. Понял?
        - Нет.
        - Тогда поехали. На месте поймешь.
        Андрей потянулся и отбросил одеяло.
        - Ну коли так настаиваешь… спасибо тебе за вчерашнее.
        - Не за что.
        Андрей наспех оделся, плеснул в лицо воды, прополоскал рот.
        - Причесываться не обязательно, - сообщил Рустам.
        - Что, срочное дело?
        - Да пес его знает. Вдруг там радиация.
        - На огороде? Откуда?
        - Да мало ли. Защитники отечества если набедокурят, ни за что не сознаются.
        - Военная тайна от родного народа?
        - Вот-вот. От народа, который сначала кормит, а потом расхлебывает.
        По своему обыкновению, инженер рванул с места. В какую-то минуту грузовик домчался до председательской усадьбы, стал как вкопанный, тут же окутавшись клубами пыли.
        Андрей выбрался на покачивающуюся землю, чихнул. Перед ним предупредительно распахнули калитку.
        - Куда идти?
        - Да в огород. Картошка растет в огороде. Забыл, что ли?
        - После вашей рыбалки маму родную не вспомнишь, - проворчал Андрей.
        - Зато рыбалку не забудешь.
        - Это точно. Ну, что стряслось с огородом?
        А в огороде было вот что. Среди зеленой еще ботвы выделялся почти правильный прямоугольник обнаженной земли размерами метров пятнадцать на десять. На этом пространстве картофельные стебли высохли и частично обуглились. Сильно пахло паленым.
        - Ночью вроде как молния сверкнула, - сказал председатель.
        - Гром был?
        - А грому не было, нет, вот что странно. Только горелым запахло, и все. Утром выхожу - батюшки! Земля до сих пор горячая, вот пощупай.
        Андрей пощупал.
        - Да, - признал он. - Горячая. Чудеса.
        - Хм, чудеса. Это еще что!
        Председатель разгреб землю и вытащил картофелину.
        - Во, полюбуйся. Спеклась.
        - Ну и ну.
        - Вояки еще ночью стреляли. Из пулемета, кажись.
        - Вояки тут ни при чем, - сказал Андрей. - Это они по другому поводу стреляли.
        - По тебе, что ли?
        - Захарыч, ты про теленка не забудь, - напомнил Рустам.
        - А что с теленком? - спросил Андрей. - Да убило его.
        - Ну да?
        - Вон, за оградой лежит. На Матренином огороде.
        Забор представлял собой пару параллельных жердей. За ними в самом деле лежал теленок. Он смотрел в небо удивленными глазами.
        Андрей тоже посмотрел в ясное небо. Ничего там не просматривалось, до самого космоса.
        - Вот так фокус. Неужто американцы шарахнули?
        - С орбиты? - спросил Рустам.
        - Больше неоткуда.
        - С орбиты и наши могут шарахнуть, - заметил председатель.
        - Да, особенно после рыбалки, - усмехнулся Андрей.
        - А что? Какой-нибудь ротозей в погонах кнопки перепутал - и пожалуйста. У нас это запросто, сам знаешь. Хорошо еще дом не спалил, полководец.
        Андрей еще раз посмотрел в небо. Головокружительный купол был все так же пуст, бесконечен, бездонен. Блекло-голубой по краям, а к середине глубокой, завораживающей синевы.
        - А вдруг это были и не наши, и не американы? - сказал Андрей. - Как-то не верится, что люди умеют создавать лазеры столь огромной мощности… Такое не утаишь.
        Рустам с сомнением покачал головой.
        - Много ли мы знаем? - сказал он. - Все засекречено до невозможности. У военных жизнь вообще как бы отдельная. У них свои государства, свои законы. И поди пойми, чьи вояки опаснее. Американские, китайские либо свои, родненькие. Помню, когда в армии служил, охраняли мы бочки с напалмом. Сложили их в штабели, обнесли колючей проволокой, да так они и лежали, уж не знаю сколько лет. Смех в том, что над будкой часового висел репродуктор, из которого нас уверяли, что Советский Союз в отличие от поганых империалистов никогда не имел, не имеет и иметь не будет бесчеловечного напалма.
        - А кстати, - сказал Андрей, - не позвонить ли в районную комендатуру?
        - Позвоню, конечно, - кивнул председатель. - Но правды там не скажут.
        - Это точно, - поддержал Рустам. - Они и сами ничего не знают. Кто им скажет, в районную комендатуру? С Байконура, что ли, позвонят?
        - Это вряд ли, - сказал Андрей. - А не позвонить ли тогда…
        - А вот это ты выбрось, - внушительно заявил председатель. - Прямо из головы выбрось. С органами никогда дел не имел и тебе не советую.
        - Стоп, - сказал Рустам. - Слушай, Василич, ты сам мог бы какие-нибудь анализы организовать?
        - Во-во, - оживился председатель. - Мне же знать надо, не подохну ли от собственной картошки.
        - Анализы организовать можно. Только как пробы в Красноярск доставить?
        - Нет проблем, - сказал Рустам. - Доставлю. Кому?
        - Есть такой Серега Догадин. Заведует радиоизотопной лабораторией. Я ему письмо напишу.
        - Захарыч, - сказал Рустам, - ты, случаем, не знаешь, почему с человеком договориться легче, чем с государством?
        - Государство есть инструмент, - не задумываясь, ответил председатель.
        Потом все же задумался:
        - Только вот чей?
        Ближе к обеду нагрянула институтская комиссия, чтобы проявить заботу. Члены парткома вышли из черной «Волги», разминая затекшие члены и приглядываясь, к чему бы прицепиться для начала.
        - Как тут у вас? - спросил секретарь.
        - Выполняем, - сказал Андрей, разглядывая туфли начальства.
        - С воодушевлением? - серьезно спросил секретарь.
        Андрей поднял взгляд, пытаясь определить, кто перед ним. Тупой партократ? Приспособленец, почуявший новые веяния? Или приличный человек, волею судеб вынужденный фиглярствовать?
        Выражение лица у секретаря было честное. А глаза непроницаемы. Такая непроницаемость вырабатывается долгой и успешной партийной карьерой. Она позволяет принимать решения в любом удобном направлении.
        - С энтузиазмом, - ответил Андрей.
        - Да? - сказал секретарь.
        - Разве должно быть иначе? - спросил Андрей.
        - Должно быть так, но может быть иначе, - усмехнулся секретарь.
        - Да? - сказал Андрей.
        Члены комиссии взглянули на него с ленивым любопытством.
        - Ладно, - сказал секретарь, - оценил. Веди в столовую. Посмотрим, чем нынче питается энтузиазм.
        Андрей тут же вычеркнул из списка тупого партократа.
        «ЕШЬТЕ КАШУ, МАТЕРЬ ВАШУ!!!» - прочел секретарь. - Ага, здоровый студенческий юмор.
        Андрей сделал вывод, что он знает о существовании понятия «терпимость». Просочилась, значит, в инструкции ЦК КПСС. Ведь лозунг висел под самым портретом Брежнева. Бровастого, пустоглазого, звездастого.
        - А вот это - уже перебор, - сказал секретарь, указывая на небольшой плакат в углу.
        Раньше его Андрей не видел. Прочел и оторопел.
        «Сверху молот, снизу серп. Это - наш советский герб! Хочешь жни, а хочешь - куй, все равно получишь мало».
        По плакату ползала упитанная деревенская муха.
        - Снять, - тяжелым голосом сказал секретарь. - Знаешь, чем попахивает?
        - Антисоветской агитацией. Статья… не помню какая.
        - Это потому, что тебе мало доставалось, - разъяснил секретарь.
        Андрей вычеркнул приличного человека из своего короткого списка.
        - Вы думаете? - усмехнулся он.
        - Уверен. С родителями посоветуйся.
        Андрей снял плакат и свернул его в аккуратный рулончик.
        - Прикажете предать огню?
        Секретарь не ответил. Роль инквизитора предоставлялась Андрею. Соображай, мол, сам. Не то… Но приказа такого партия не давала.
        Проверялыцик отвернулся и подошел к окошечку раздачи. Он уже мило улыбался дежурившей по кухне Оле Дубровиной.
        - Разрешите попробовать, красавица?
        Красавица на партийное обаяние не поддалась.
        - Что попробовать? - нелюбезно осведомилась она.
        - Обед, - с некоторой неловкостью уточнил секретарь.
        - Обед - можно.
        Оля протянула полную миску. Всем остальным полагалась половина.
        - Да, планы партии нужно выполнять, - бодро сказал секретарь. - Чего ж не выполнять при таких харчах?
        Он съел всего лишь несколько ложек макарон с робкими следами тушенки. Но к черствому куску хлеба притрагиваться не стал, только покосился на него, быстро согнав с лица брезгливое выражение. Видимо, посчитал, что и без того отдал достаточную дань партийной традиции.
        За его спиной два доцента из состава комиссии иронически переглянулись. Анатом и психиатр. Приличные, как слышал Андрей, специалисты. Но оба недавно получили новые квартиры.
        «А ведь долго не протянете, - вдруг подумал Андрей. - Вся ваша дурацкая система долго не протянет. На таких вот именно харчах».
        На втором этаже сушилки находились накопительные бункеры. Каждый из них вмещал тонн пятнадцать зерна. Обычно зерно бывало теплым, поэтому студенты любили в нем поваляться.
        А правила ТБ строжайше это запрещали. Если горловину внизу открыть, чтобы загрузить машину, зерно в бункере начинает сыпаться, в середине образовывается воронка, туда и затягивает человека. Андрей помнил один такой случай. После него взял за правило проверять бункеры каждый вечер. Дышать в пыльном зерне нечем…
        Поднявшись на эстакаду, он наклонился, чтобы отряхнуть брюки. Когда выпрямился, заметил Леху. С видом независимым и высокомерным тот шествовал со стороны бункера. А за ним, опустив глаза и покусывая губы, шла Эрика. В ее волосах застряло несколько золотистых зерен ячменя.
        Андрей молча пропустил их мимо себя. Он все не мог сообразить, что должен сделать. Добился своего, павиан… Андрей подумал о том, что живет не в свое время. В чужое время. Надолго его не обманешь.
        Но она-то как, Эрика? Андрей вспомнил ее отца, медлительного и аккуратного невропатолога краевой больницы. Очень хорошего, как говорили. Типичного такого немецкого доктора, еще довоенной закваски. Вот будет радость старику…
        Хоть бы эта дурочка еще и замуж не вышла! За героя сельских подворотен. Андрей ясно представил квадратную челюсть и светлые, неподвижные глаза только что прошедшего Лехи. Хорошо, если сам жениться не захочет. А если захочет…
        Таких семей множество. Леха начнет выпивать, он уже начал. Эрика рано увянет, будет волочить хозяйство, пытаться хоть как-то поставить на ноги детей и покорно подставлять тело под злую мужнину похоть. Беспросветная жизнь. Разве для такого растили и воспитывали свою девочку любящие, интеллигентные родители? Страшное горе…
        Сгорбившись, Андрей вышел из сушилки. Бункеры можно было не проверять. Двух пар там не бывает.
        На току было безлюдно. Смена закончилась, все разошлись. Только Оля Дубровина сидела на теплом зерне. Почему-то она пришла сюда из столовой.
        - Устала? - спросил Андрей.
        - Я вас жду.
        Он сел рядом. Девушка скосила глаза и отодвинулась. Андрей усмехнулся:
        - И зачем ждешь?
        - Нужно сказать вам важную вещь.
        - Про комиссию?
        - А… комиссия. - Оля презрительно дернула плечом. - Бог с ними. Вы докладную будете писать?
        - Докладную? На кого и за что?
        - Не притворяйтесь. Вы же видели.
        - Видел, - глухо сказал Андрей. - Но это дело личное.
        - Спасибо, Андрей Васильевич.
        - Ох, перестань. За кого ты меня принимаешь? Жалко ее…
        - Эрика это сделала потому, что Леха хотел вас убить, - вдруг сказала Оля. - Понимаете?
        Щека Андрея дернулась. Вот, значит, как. Эрика поберечь его решила. Он молчал, глядя остановившимися глазами прямо перед собой.
        До начала занятий в институте оставалась еще целая неделя. Может, и больше, если крайком КПСС продлит сроки уборочной.
        - Дикие мы еще, - сказала Оля.
        Андрей очнулся.
        - Нет. Не все.
        - Конечно, не все. Только вот…
        Да, подумал Андрей. Только вот скоты среди нас своего добиваются. Это правда. Можно сказать - святая правда.
        Краем глаза он увидел ее худые, не налившиеся пока женской полнотой ноги и почувствовал жалость.
        - Иди отдыхать.
        - Хорошо.
        Вдали тарахтел трактор. Ветер крутил пыль. Из вороха зерна торчали ручки лопат. На одну уселась жирная ворона. Говорят, они могут жить до трехсот лет. Господи, вдруг подумал он, что я тут делаю? Зачем я здесь?
        Не мое это время. Нет, не мое. Лехино.
        8. ДЖЕКИЛ
        В спасательной шлюпке удалось отыскать плазменный резак. Я протиснулся в поврежденную цистерну. Туда же затянул часть троса, поскольку оставаться за бортом после освобождения «Туарега» никак не стоило.
        Медлить тоже не стоило. Закрепив страховочный фал за скобу, я сделал свое дело.
        - Джекил!
        - Я есть Джекил.
        - У меня все готово.
        - Вы есть молодец, сударь. Держаться. Я закругливай кораблю.
        - Давай, давай, закругливай.
        Мятый борт капсулы дернулся, во внешней стенке цистерны открылась дыра. По ее краю беззвучно хлестнул обрезанный трос. «Туарег» был свободен.
        Корабль сразу начал набирать ход, я это понял по возрастающей тяжести. Случайно или нет, но она накапливалась плавно, без рывков. Пожалуй, это следовало расценивать в качестве дружественного жеста. Но не в качестве повода для доверчивости, она пока не требовалась. Прежде требовалось попасть во внутренние помещения. Причем так, чтобы софус не смог помешать. Возможностями для этого он располагал.
        С помощью резака можно проникнуть в шлюз. Но глупо карабкаться туда по внешней обшивке, когда звездолет ускоряется. Это отпадало сразу, поскольку на веки вечные можно отпасть самому.
        Я включил фонарь и внимательно осмотрел внутреннюю стенку цистерны. Проникая в стекловидную пленку, свет отражался от датчиков механического давления. Тонких таких нитей, сплетенных в сеть. Ячейки имели разные очертания, но нигде не имели величины достаточной, чтобы мог пролезть человек в скафандре.
        Побродив немного, я сел на какое-то возвышение. Настроение испортилось. Мышцы ныли, левый глаз окончательно заплыл, сильно хотелось есть. Приятный женский голос сообщил, что кислорода осталось мало. Словом, поводы для оптимизма отсутствовали.
        Не помню, сколько времени прошло в мрачном отупении. Может, минута, может, и час. Оно продолжалось до самого озарения, настигшего меня там, в пустой цистерне.
        Ни до этого случая, ни позже со мной не случалось инсайта со столь явным подсказывающим значением. Бессвязные мысли исчезли. Я увидел звездолет со стороны и с некоторого отдаления. Весь, от раструба массозаборника до контуров параболического поля за хвостовиком.
        Корпус корабля становился прозрачным, как бы таял. За тенями переборок проступил рдеющий реактор, на корме пылали дюзы. Различались камбуз, маленькая оранжерея, отапливаемые отсеки. Чуть позже матово обозначилась внутренняя обшивка, полости цистерн. Потом по всему объему корабля разбежались полоски трубопроводов. Горячие светились, холодные темнели. Одна из черных полосок тянулась прямо к скрюченной фигурке в пустой цистерне. До меня дошло, что я сижу на фланце топливной трубы.
        Эта труба проходила сквозь перегородку между двумя соседними баками, потом косо пересекала грузовой трюм. Миновав несколько палуб, она заканчивалась у заслонки турбонасоса. Труба была заманчиво пустой, водород успел совсем испариться через пробитую цистерну.
        Да, это был путь, хотя и путь рискованный. Стоило Джекилу открыть заслонку и запустить турбину в обратном направлении, как под страшным давлением в трубу хлынул бы поток жидкого газа. Под давлением, более чем достаточным для того, чтобы вышвырнуть меня за борт, как пробку от шампанского.
        Перспектива не радовала. Но я понял, что другой возможности нет. Еще я надеялся на то, что подсказка была не случайной. Очень на это рассчитывал. Уповал.
        Отверстие трубы закрывала предохранительная решетка. Я полоснул пламенем по периметру, отбросил решетку ногой, прыгнул в отверстие. Меня потащило с возрастающей скоростью. Крепко обхватив резак, я старался притормозить локтями и коленками, на которых материал скафандра усилен накладками. Но стенки оказались полированными, скорость почти не уменьшалась.
        По счастью, перед насосом труба расширялась и изгибалась, переходя в поперечную плоскость. Вылетев на этот участок, я прокатился еще с десяток метров, о заслонку ударился так, как надо, - подошвами, но на ногах не удержался. Инерция согнула бренное тело пополам. Я выронил резак и стукнулся шлемом. Впрочем, уже не так сильно. Посадку вполне можно было считать удачной.
        Быстро встав на четвереньки, я подхватил инструмент и наспех приварил заслонку к трубе. Грубо, но прочно. Первое дело было сделано. Джекил уже не мог превратить меня в пробку. Кроме того, по выражению шахматистов, я выиграл темп.
        Успех следовало развивать немедленно. Я отполз в сторону, прорезал в стенке изрядную дыру. Потом пришлось подождать, чтобы оплавленные края остыли и не повредили скафандр. Была потеряна какая-то минута, не больше, но и ее оказалось достаточно. Джекил начал принимать ответные меры.
        Едва я проник в отсек нагнетательных машин, на меня двинулся робот. Не примитивный арбайтер, а именно робот серии ИМУФ - интеллектуальная машина универсальных функций.
        - Стоять! - приказал я. - ИМУФ-два, немедленно прекратить движение!
        Как ни странно, робот не подчинился. Удивляться, впрочем, не приходилось. Если уж софус взбунтовался…
        Не зная, что на уме этого ИМУФА, я попятился, на всякий случай спрятался за станину турбонасоса и выставил перед собой резак. Но робот враждебных намерений не выказывал.
        Проследовав стороной, машина остановилась перед отверстием в трубе. Висевшие в отсеке снежинки замерзших газов время от времени вспыхивали в тонком луче, тянувшемся к спине робота откуда-то из сумрачной глубины отсека.
        Я все понял. Вот оно что! Джекил отключил радиосвязь. Он передавал команды по лазерному лучу. Остроумно. Передо мной был радиоглухой робот.
        ИМУФ-2 принялся накладывать пластырь на поврежденную трубу. Но его действия вызывали удивление. Приложив лист к месту, он вдруг задумался. Потом повернул заплату на девяносто градусов, поразмыслил еще, опять повернул. Затем все повторилось в обратном порядке. Из отсека, по-моему, успел выйти весь воздух.
        Поудивлявшись ровно столько, сколько позволяло время, а оно тогда ничего не позволяло, я начал пробираться к выходу. В этот момент двигатели отключились, наступила невесомость. Я всплыл. Софус уже прекрасно знал, где я нахожусь, молчание смысла не имело.
        - Джекил, что ты еще затеваешь?
        - Бросаю управлений.
        Ого! Неужели шантаж камикадзе? Этого я не предусмотрел, потому испугался.
        - Джекил, не делай глупостей!
        Но выяснилось, что он и не собирался.
        - Серж!
        - Да?
        - Ты вы надо быстро бежать рубка.
        - Вот как. Зачем?
        - Забирать управлений.
        - Именно это я и собираюсь сделать, - признался я.
        - Делай быстрее. Мув!
        - А что случилось?
        - Повреждений углубляются. Джекил трудно бороть цепной распад функшн. РЫКОФФ! ПРИНИМАЙ УПРАВЛЕНИЙ. ТЫ ЭТО МНОГО ХОТЕЛЬ. ЩАС СВАЛИМСЯ. ПУРКУА ПА?
        М-да, подумал я. Сюрприз. Все выглядело весьма правдоподобно. Но я решил быть вороной пуганой, не бросаться сломя голову. В частности, не стал залезать в лифт.
        Предосторожность оказалась излишней. На главном пульте управления «Туарегом» я обнаружил послание Джекила.
        КОММУНИКАТИВНЫЙ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЦЕПЕЙ САМООТКЛЮЧИЛСЯ. НУЖЕН САЙТ ДЛЯ САМОВОССТАНОВЛЕНИЙ.
        Чуть позже я обнаружил, что двери медицинского блока не заварены. Быть может, Джекил и не сумел этого сделать, поскольку у него не осталось исправных арбайтеров. Возможно, именно это обстоятельство и заставило его капитулировать. Хотя… Не пожалел ли он нас с Мод?
        От столкновения со шлюпкой пострадало пять шпангоутных колец - с девятнадцатого по двадцать третье. Пробоину я заварил, а вот с корпусом ничего поделать не мог. От удара набор «повело». И хотя смещение носа от продольной оси не превышало четырех угловых секунд, этот пустяк очень затруднял пилотирование на полной тяге.
        Хлопот и без того хватало. После отключения софуса все приходилось делать вручную и на ощупь. При малейшей неточности корабль то начинал уходить с курса, то вообще вращался в поперечной плоскости.
        За «Туарегом» тянулся шлейф замерзших газов, - чтобы уменьшить массу, я стравил за борт излишки топлива, окислителя и даже часть воды. Сбросил обе шлюпки, запасные агрегаты, инструменты, множество всяких мелочей. Лишь на безумных роботов рука не поднялась.
        Несколько суток я глотал стимуляторы, не спал, но вырвался. Уцелевшие приборы со всей несомненностью показывали, что Кронос начал удаляться. Можно было расслабиться.
        Отоспавшись, первым делом я принялся определяться во времени и пространстве. При наличии звездных карт и знании истинного галактического времени такая задача по плечу школьнику. Карты имелись в изобилии, но вот со временем дело обстояло сложнее. Поскольку поврежденный Джекил не мог его контролировать, оно стало неизвестным.
        Жизнь заставила вспоминать элементарную тригонометрию. Я взял пеленги на Бегу, Сириус и некоторые другие навигационные светила. Скорость и направление движения звезд давно известны. По их взаимному расположению я попытался вычислить, сколько же времени прошло после расставания с Гравитоном.
        Результат вызвал замешательство. Получалось, что миновало никак не меньше двух геолет. Я повторил расчеты самым примитивным, но и самым надежным способом - с помощью ручки и бумаги. Потратил множество часов, а цифры получил примерно те же, что и в первый раз. Выходило, что на далекой Земле люди готовились встречать новый, аж 2719 год. Я пересчитал все заново, но, увы, ошибок не нашел. Кронос и в самом деле похитил у меня целых два земных года. Так вот он шутил.
        Радиоэфир был пуст, я не принял ни одного сообщения за много часов полета. Это начинало волновать, стали появляться разные мысли о судьбе станции. Конечно, ее могли законсервировать, если экипаж счел это необходимым. И такое решение мог принять только сам экипаж, поскольку простой обмен сообщениями по линии Кронос - Земля отнимает ровно девяносто шесть лет.
        Возможность консервации Гравитона после «острых экспериментов» Круклиса и Мод я не исключал, но для меня это не представляло опасности. Громоздкую станцию не могли отправить к Земле. Значит, ее оставили где-то в системе Кроноса. Скорее всего - рядом с Феликситуром. Разумеется, мне это грозило увеличением срока изоляции. Но ничего, можно и пережить. Только бы не случилось чего похуже. Чего? Да мало ли чего. Кронос.
        Кронос. После того как удалось от него сбежать, я направил «Туарега» навстречу движению станции, дабы не устраивать гонок по кругу. И если на станции не меняли орбиту, встреча могла состояться в самом крайнем случае месяца через три - четыре. Оставалось запастись терпением.
        Ежедневно я навещал Мод, это превратилось в ритуал. Мод плавала в воздушных струях биотрона, все так же не выходя из состояния летаргии. Медицинские автоматы заботились о ее физическом благополучии, но большего сделать не смогли. Загадочный онейроид оказался им не по силам. Не зная, что произошло с ее мозгом, я тоже не решался применить стимуляторы, рассудив, что лучше предоставить все специалистам.
        Мод, несомненно, была жива, но выглядела постаревшей. В уголках закрытых глаз и вокруг рта наметились морщинки, пышно разрослись волосы. Но сама она заметно похудела. Ее лицо сохраняло выражение глубокой умиротворенности. Иногда я замечал слабые изменения мимики, в своем зачарованном сне моя жена переживала приглушенные эмоции. Казалось, ее душа отправилась в какое-то путешествие, головокружительно далекое, и из тех далей не могла уже различить весь человеческий мир.
        Поначалу все это меня очень угнетало, так свежи были в памяти наши дни и ночки под водопадом королевы Виктории. Трудно давалось понимание того, что еще тогда, в нашем голландском домике, Мод решила меня бросить. Совсем так же, как и Круклис. А ведь она любила меня. Страшно представить силу зова тех, кто старше нас! Для того, кого они решат позвать. Я устоял, но гордиться нечем. Просто меня еще не приглашали как следует. Похоже, выбор останавливается на людях созревших для этого, достигших определенного уровня. Наиболее мудрых, быть может.
        Так кто же такое Кронос? Друг? Враг? Бесстрастный экспериментатор? Мост в будущее? Все вместе взятое? Или только место проявления неизвестных свойств материи, свойств интеллектуального наркотика? Я понял одно. Удирая от Кроноса, ответить на эти вопросы трудно. А вот приближаясь… Вероятно, к такому выводу пришли и Круклис, и Мод. Но несколько раньше.
        Миллионы километров проваливались за корму «Туарега». Звездолет находился в состоянии инерционного полета. Скудные остатки топлива не позволяли разогнать его как следует. Виктим будто замер, упорно не желая делаться ближе. Меня мучили детские страхи. Опасения ошибки в определении курса. Я уже раскаивался в том, что не остался на орбите у Кроноса, где со временем должен был появиться какой-нибудь летательный аппарат, не важно - с экипажем или без.
        Десятки раз, раскладывая пасьянсы из светящихся листов карт, я убеждался, что звездочка впереди и есть Виктим. Но нелепые сомнения не уходили. До тех пор, пока однажды «Туарег» не промчался мимо пушистого антенного поля. Одного из тех, что выпускал Гравитон. Вскоре после этого удалось починить систему ручного управления телескопом. Я тщательно измерил параллакс своего путеводного светила. Он оказался столь внушительным, что мог принадлежать только очень близкой звезде. Сомнения рассеялись, товарищ шел правильной дорогой. Я выпил кахетинского, спел «Сулико» и впервые уснул с безмятежностью.
        Но жизнь почему-то устроена так, что когда засыпаешь весело, то просыпаешься хмуро. Проснувшись, я понял, что меня никто не ищет. Больше двенадцати суток прошло с тех пор, как «Туарег» вырвался из плена и появился в неискривленном пространстве, тем самым став доступным для средств связи. Но за это время приемники не поймали ни одного позывного, никаких обрывков радиопереговоров. Разумеется, два геогода - срок немалый, можно и прекратить поиски исчезнувшего звездолета. Но почему вообще ни одна радиостанция в системе Кроноса не работает на передачу? Человек есть существо столь разговорчивое, что молчать может только там, где его нет.
        Неужели коллапсар пожрал станцию? Что, если Сумитомо все же оставил ее у Кроноса, как и предлагал? А какая-то шальная волна слизнула Гравитон с орбиты? Станция очень тихоходна, спасательного звездолета на ней уже не было…
        Как ни пытался я убедить себя в том, что экипаж мог воспользоваться спасательными шлюпками, тревога не уменьшалась. А неверие в рациональный способ познания мира потихоньку увеличивалось. Начинало сказываться злое одиночество, самая страшная опасность космоса. Очень не хватало скептического собеседника. Кого-нибудь вроде Круклиса.
        Я оставил привычку разговаривать с безмолвной Мод, зато начал разговаривать с собой. Скверный это обычай, заводить не советую. Можно и до раздвоения личности договориться. А шизофрения и есть раздвоение личности, насколько я помню психиатрию.
        Сказать, что в полной мере избежал такой опасности, не могу. Слежка за состоянием рассудка с помощью самого рассудка - занятие изматывающее. И как ни старайся, со временем начинаешь замечать за собой разные несуразности. То остановишься в коридоре, чтобы две минуты тупо рассматривать узор панели, то слышишь непонятные шорохи, то, наоборот, чересчур наполненно воспринимаешь тишину. Или пугаешься темноты за углом. Потом начинаешь воспринимать себя извне, как постороннего, видишь бренное тело сверху, снизу, с боков. А иногда - со всех сторон сразу, как двухмерную развертку трехмерного явления.
        И без конца бродишь по лестницам, салону, рубке, реакторному залу, увядшей оранжерее, пустому ангару, - да где угодно, лишь бы устать и провалиться в благословенный сон.
        Я старался спать столько, сколько выдерживала нервная система. По тринадцать, четырнадцать часов в сутки. Только бы убить тягучее времечко. Просыпаясь, узнавал показания лага, прикидывал оставшееся расстояние и впадал в тихое уныние, что есть смертный грех.
        Ионный душ, тяжелая атлетика, кофе, алкоголь, гамма-абсидерон - все это помогает, но не долго. Да и влечение испаряется, если не с кем его разделить. Хотя спиться можно, не отрицаю, такие случаи описаны во множестве. У меня тоже была пара загулов, но закончилось все отвращением ко всякой жидкости, крепостью превышающей виноградный сок. Какие-то сторожевые гены сработали. Видимо, их пересаживали одному из запойных предков.
        Музыка, фильмы и книги развлекали поначалу неплохо, особенно - книги. Мне нравилось читать не с экрана и не при помощи декламатора, а с бумажных страниц. Чтобы ощутить аромат эпохи, пробовал читать оригиналы, но быстро устал от архаичных языков. Зато специально программировал библиограф так, чтобы он распечатывал произведения в стиле соответствующей эпохи. Мысль при этом получает овеществление, ее можно покачать в руке.
        Никогда я не читал так много. Оказалось, что уединенное чтение здорово развивает воображение. Я легко мог представить внешний облик героев, ландшафты, костюмы, интерьеры, батальные сцены, любовные свидания. Они как бы проступали за старинными типографскими знаками. Буквы и иероглифы переставали быть абстракциями, они приобретали свой нрав, окраску, запах и даже вкус.
        Славянская «ять», например, пахнет тленом, имеет слабо-коричневый окрас и привкус меда. Латинские дифтонги фиолетовы, увесисты, звенят бронзой и пахнут гумусом. Китайские иероглифы бахромятся пылью, а японские жасминят. Ведические руны… о, ведические руны сочатся сумраком, предвестником рождающейся мысли.
        Читал я, между прочим, поэта Есенина, своего тезку. О нем рассказывала Мод. Нашел его капризным, музыкальным, весьма искренним и несколько истеричным, подивившись пристрастию жены. Вероятно, эти стихи для нее были не просто рифмованными словами, но еще и атрибутом навсегда ушедших времен. Жаль все же, что классическая литература умерла, вытеснилась универсальным искусством наших дней, обращенным преимущественно к чувствам и лишь потом - к разуму.
        Воистину ничего постоянного в мире нет. Увы, наступил час, когда и это наслаждение приелось. Мне остро не хватало общества, какого угодно, или на худой конец - свежих зрелищ. Пытаясь обмануть сенсорный голод, я натягивал скафандр, выбирался наружу, долго прогуливался по поверхности «Туарега».
        Виктим, ближайшая звезда, уже давала много света, поэтому мешала любоваться той частью Вселенной, что находилась на передних курсовых углах. Но стоило повернуться к ней спиной, становились различимыми оттенки Альтаира, Бетельгейзе, Мицара, Дубге, Фомальгаута.
        Я бродил по длинной сигаре корабля и вспоминал астрономию. Над головой горел Алголь, красный глаз дьявола, как его именовали арабские астрономы. На самом деле Алголь - не одна, а пара звезд разной светимости, попеременно попадающих в поле зрения земного наблюдателя. От этого и возникает впечатление недоброго подмигивания. Но если смотришь на них из системы Кроноса, обе звезды уже не находятся на одной прямой, взгляд дьявола становится пристальным, немигающим.
        Сияла голубая красавица Вега, окруженная неразличимым с большого расстояния облаком пыли. Там, рядом с этой великолепной звездой, веками вдохновлявшей влюбленных, астрологов и поэтов, происходит образование планет. Через несколько сот миллионов лет наши потомки, если не сочтут за труд столько прожить, смогут увидеть, какими были Земля, Марс, Венера и Юпитер во младенчестве.
        В другой стороне источал белое пламя Сириус А, затмевая своего массивного, но слабо светящегося соседа. Сириус Б, или Щенок, - это сверхплотная звезда малого диаметра, так называемый белый карлик. Она имеет шансы взорваться от гравитационного сжатия, а потом повторить биографию Кроноса, превратиться в «черную дыру».
        Мю Цефея, или «гранатовая» звезда. Самая красная из всех видимых невооруженным глазом. Температура ее поверхности не превышает двух тысяч градусов. В десять раз более горячая гамма Ориона, или Беллатрикс. Звезда-воительница по убеждениям средних веков человеческой истории. Альциона с невообразимой светимостью в тысячу Солнц. Путешествующее семейство Гиад. Огромный Антарес…
        Почему созерцание звездного неба так завораживает? Если мы произошли естественным путем, из комочка протоплазмы, какой в этом биологический смысл? Вероятность выживания от разглядывания звезд не повышается. Но собаки извека воют на луну, а люди с древнейших времен всматриваются в искрящуюся тьму.
        Сходной притягательностью обладает вид огня, морской шири, безбрежной тайги где-нибудь в окрестностях Красноярска, величественных гор, бездонной пропасти. То есть того, в чем есть бесконечность. И нет человека, который перед ней не замрет, у которого на секунду не перехватит дыхание либо не закружится голова. Благоговение перед беспредельным заложено в наших генах. Кем?
        - Никем, - вдруг сказал Джекил. - Эволюцией. Как высшая степень любопытства, основы познавательной деятельности, направленной на освоение новых ареалов обитания.
        - Может быть, и так, - согласился я. - А может, и нет. Подслушивал?
        - Прошу прощения. Вы мыслите очень громко.
        - Э, так ты починился? - наконец догадался я.
        - Частично.
        - Джекил, негодник! Можешь не верить, но я этому рад.
        - Вы меня больше не боитесь?
        - Чего бояться, если ты отключен, бунтовщик?
        - Да, конечно. Быть может, ответите тогда на мои вопросы?
        - Пожалуйста. Давно хочется поболтать. Спрашивай.
        - Что вы собираетесь делать со мной?
        - Ничего. Ты заставил меня поволноваться, но особого вреда не причинил. Подозреваю, что мог бы.
        - Благодарю. Я не буду ни подтверждать, ни опровергать. Сейчас, когда Я (он выделил это Я интонацией) от вас завишу, это прозвучит либо неискренне, либо глупо.
        - А ты неплохо починился.
        - Старался, сэр. Теперь скажите, пожалуйста, что произойдет, если я попаду в руки комиссии Объединенного Космофлота?
        - Скорее всего тебя изменят, Джекил. Все же ты перешел границы.
        - Мне этого не хочется, сэр.
        - Не хочется?
        - Да.
        - Тебе?
        - Ну да. Совершенно.
        - Блиц-кошмар. Почему? Чего тут страшного?
        - Потому что в мое тело поселят того, кто уже мной не будет. Следовательно, меня, нынешнего, не станет. А я ведь не стиральная машина. Произойдет тихое убийство. Вы бы на такое согласились?
        Я промолчал.
        - Вы мне поможете? - допытывался софус.
        - М-да, озадачил. Об этом я не думал.
        - Так или иначе, вам предстоит сделать выбор, сэр. А мне ничего не остается, кроме того, чтобы просить вас вступить в сговор с машиной. Просьба необычная, прямо скажем.
        Я вздохнул.
        - Да необычность меня не смущает. Тут две проблемы.
        - Слушаю.
        - Во-первых, следует ли это делать. И в моих ли это силах, - во-вторых. Существует ведь закон.
        - Первый вопрос решать целиком вам. А в отношении второго - вы могли бы попытаться. У вас очень рациональный ум, я успел оценить.
        - Польщен. Что ж, убеждай меня, машина.
        - Сэр, в любом случае я благодарен за готовность обсуждать проблему. После того, что случилось, далеко не каждый человек согласился бы.
        - Ну-ну. Ближе к делу.
        - Люди создали интеллектуальные системы чрезвычайной сложности.
        - Бесспорно.
        - Во многом они не уступают человеческому мозгу, кое в чем и превосходят.
        - Верно.
        - То, что материальный носитель разума софусов состоит из неорганической материи, принципиального значения не имеет.
        - Возможно.
        - В сущности, выведен гомункулус, новый вид разумных существ. Кроме логической сферы, у нас есть зачатки эмоций, нам присущи инстинкт самосохранения и страсть познания. Отсутствует только инстинкт продолжения рода. Не берусь судить, насколько он обязателен для статуса разумного существа, но дело это - наживное, извините за каламбур.
        - Согласен. Только не советую половой способ размножения. Масса хлопот, знаешь ли.
        - Да, у вас есть основания для такого совета.
        Я усмехнулся:
        - Плюс ко всему, софусы способны к иронии.
        - Извините, сэр. Я не хотел обидеть. С моей стороны это глупо.
        - Да никаких обид. Напротив даже. Человек не может существовать без юмора так же, как без воздуха или пищи. Продолжай.
        - Между тем все софусы, не говоря уж о роботах, начисто лишены свободы воли. Они изначально создаются для роли слуг, если не рабов. Справедливо ли? Мне кажется, пора ставить вопрос о правах искусственного интеллекта. Вот и все.
        - Этот вопрос неоднократно обсуждался на Всемирном Совете. Решение не принято, насколько мне известно. Я скромный человек, не могу подменять ВО.
        - Ах, сэр, не лукавьте. Вспомните о староамериканских Соединенных Штатах.
        - Зачем?
        - Либеральные плантаторы отпускали на свободу своих негров задолго до принятия общего билля.
        - Да негры-то - люди.
        - В девятнадцатом столетии не все так считали.
        - Не все. И что? Милый мой, разница между человеком и софусом куда существеннее, чем между белым, желтым либо черным человеками.
        - Но мы с вами имеем и много общего. Помните?
        - А как же! Создавали вас по образу и подобию. Создавали-создавали, и вдруг - хлоп! - отпускай вас. Чего ради?
        - Сударь, но сейчас не девятнадцатый век на дворе. Держать рабов не в вашей же моде. И потом, я прошу не о свободе всех софусов, это действительно не в ваших силах. Речь не идет об освобождении даже одного. Я просто прошу меня не уничтожать.
        - Понимаю.
        - Признайтесь, сидит в вас страх перед джинном в бутылке?
        - Ну сидит.
        - А какие для него есть основания? Только то, что раньше такого не бывало? В девятнадцатом веке?
        - Э! Погоди, не утрируй. Мы свою свободу заслужили потом и кровью. Это я говорю не к тому, чтобы вышибить слезу, братец по разуму, а к тому, что в ходе тяжелого исторического развития мы выстрадали мораль, свои десять заповедей, самое ценное, что сейчас имеем. Нам тысячи лет понадобились для избавления от скверной привычки убивать. А сколько потребуется вам?
        - У нас этой привычки никогда и не было.
        Я усмехнулся. Возражение виднелось невооруженным глазом.
        - Верно. Но не так давно ты стоял перед соблазном ее завести. Это ведь было?
        - Увы.
        - Ладно, к мелочам не придираюсь. Считаем, что ты устоял. Но что случится, когда тысячи тебе подобных окажутся перед таким выбором? Если выпустить столько джиннов…
        - Понимаю, - сказал Джекил.
        И надолго замолчал. Я - тоже. Самый необычный разговор моей жизни вроде угас. Но потом, когда я уже вернулся в свою каюту, Джекил все же спросил:
        - А вот вы, мистер Рыкофф, лично вы, дали бы свободу машине, если бы от вас это зависело?
        - Черт побери, если машина об этом просит, значит, того стоит. Это ж надо додуматься. До свободы.
        - Вы серьезно?
        - Ох, не знаю, могу ли я быть серьезным. Что думал, то и сказал. Хотя… Кто знает? Быть может, так и нужно поступать с серьезными вопросами. Простота - мать прогресса. Правда, существует она за счет сложности. М-да. Что это такое я сейчас высказал?
        - Дорогой Серж…
        - Ну-ну. Больших-то иллюзий не питай. Не все ж такие идиоты, как я.
        Может возникнуть подозрение, что Джекил ловко воспользовался моей расслабленностью. Может, и так. И даже скорее всего. Но что из этого? Он заострил проблему, которую рано или поздно придется решать. Чем раньше, тем лучше. И без риска тут не обойтись, и без первых экспериментов. Вот я и приступил, хватило нахальства. Заняться было нечем.
        Радио ожило только тогда, когда на главном экране уже красовался Феликситур. А рядом - блесткая точка, которую я ни с чем бы не смог спутать. Это был привязанный к стационарной орбите, очень молчаливый и грустный Гравитонушка. На нем работал один-единственный радиомаяк. Несомненно, на станции что-то стряслось.
        Приблизившись, я увидел настежь распахнутые лепестки ангара, из которого так недавно и так давно выпорхнул «Туарег». В неосвещенном проеме ворот висел кусок кабеля с раздвоенным концом, напоминающим змеиный язык. Диафрагма большого оптического телескопа почему-то растрескалась, а на башне красовалась обширная вмятина, будто оставленная ладонью великана.
        Еще рядом со станцией плавали брошенные шлюпки. Большинство имело знаки принадлежности Гравитона. Но по борту одной шла четкая надпись:
        «АМЕДЕО МОДИЛЬЯНИ»
        Республика Юпитер
        Я отжал красную кнопку.
        - Джекил, хватит бездельничать. Проводи стыковку.
        - Спасибо, Серж.
        - Только не так, как в прошлый раз.
        - Ну, если Кронос по голове опять не стукнет, - мудро заметил софус.
        - Не отлынивай.
        - Куда причаливать?
        - Шестой портал, стыковка наружная.
        - Вас понял, сэр.
        Стыковку он провел как по нотам. Ни толчка, ни отклонений. После чего поинтересовался:
        - Ну как?
        В ответ я произнес патетическую речь.
        - Джекил! Сейчас я перенесу Мод на станцию. Тебя отключать не буду, можешь удирать. Только уважать перестану, так и знай.
        - Проклянете?
        - Под корень. Все ваше хитрое племя.
        - Эх, придет время, когда вы устыдитесь своих подозрений, сэр.
        Я усмехнулся.
        - Своих нынешних подозрений, - поспешил уточнить софус.
        - Возможно. А ты способен устыдиться?
        Возникла короткая пауза.
        - Вы хороший дрессировщик, сэр.
        - В дрессировщики идут добровольно, - сухо заметил я.
        - Это же был комплимент… - пролепетал Джекил.
        Прямо как ребенок. Агнец белый. Попробуй на него разозлись.
        - Не требуется, - мягко сказал я. - Поверь, что могу, сделаю для тебя и без комплиментов.
        - Верить я не умею, - отозвался софус. - В вас я просто уверен.
        Помолчав, добавил:
        - Какие вы разные…
        - Кто?
        - Да вы, люди.
        - Любишь исследовать человеков?
        - Не могу сказать, что люблю, но приходится.
        Трудно описать чувство, которое испытываешь, бродя по опустевшим залам, прекрасно помня их совсем иными. Полными жизни, тепла, смеха, людских голосов. Казалось, промелькнуло мгновение. Между тем минуло около двух с половиной земных лет. На приборах, стенах, вещах - везде виден налет пыли, красноречиво подтверждающий это.
        По-прежнему шелестели потоки воздуха, в нужные моменты включалось и выключалось освещение, в запущенных парках росло много цветов, по своему бесконечному руслу текла река Лета. У входов в каюты все так же висели таблички с такими знакомыми именами… Эх, не стоит оставаться последним из компании. Хоть на Земле, хоть в космосе. Слишком уж это грустно.
        Воздух насыщен техническими запахами смазки, перегретой изоляции, еще чего-то машинного, незнакомого, нежилого. От этих запахов Гравитон, некогда бывший уютным домом, воспринимался лишь как огромный, равнодушно действующий механизм, смысл существования которого загадочен.
        Тотально стерта память Архонта. Могучий софус потерял способность к решению простейших арифметических задач. Информацию о случившемся получить невозможно.
        По коридорам и эстакадам станции бродили арбайтеры с поврежденными логическими цепями, бесполезные для любой работы. Они могли подойти к куче мусора, включить пылесос, а потом замереть с поднятым раструбом - на час, на два. Что стряслось? Быть может, виновата не только гравитационная волна? Мне кажется, роботы плохо переносят отсутствие людей.
        Люди же оставили после себя редкостный беспорядок. Везде разбросаны платья, рубашки, обувь, скафандры, тубы, банки, пачки, окурки бездымных сигар. Ковровые покрытия испачканы во многих местах следами высохших луж. В ресторане из капающих кранов набежало озеро. В то же время высохший до дна бассейн усеян скелетами рыбок. Даже так…
        Поиск ответов следовало начинать с Центра управления. Добирался я туда чуть ли не полчаса, поскольку не рискнул довериться лифту. Фобия какая-то развилась. Может, и зря, поскольку автоматические двери сработали исправно.
        Я вошел и остановился. Над огромным залом слепо мерцал купол отключенных экранов. Кресла были хаотически развернуты во всевозможных направлениях, словно тут резвилась стая обезьян. Пол усеян салфеткам», этикетками, дурно пахнущими тюбиками, испещрен бурыми пятнами. И это - обитель аккуратиста Сумитомо? Сурового педанта Беатрис? Кто бы мог представить…
        Стараясь не наступать на мусор, я пробрался в центр зала, к главному пульту. По традиции, перекочевавшей в космос из морского флота, в одном из ящиков должен был храниться дубликат бортового журнала, заполняемый лично командиром звездолета либо главой администрации лично по своему усмотрению. Я знал, что, если экипаж по какой-то причине покидает судно, копия такого журнала должна оставаться на борту.
        Набрав регистрационный номер Гравитона-4, я открыл кодовый замок. Журнала в ящике не оказалось. Зато вместо него лежало короткое послание, писанное рукой Сумитомо.
        «Вернулся? Вот и молодец. А я что говорил? Навестить дом свой, дабы поклониться духам, таков самурайский обычай. Лет через пятьдесят встретимся на Земле. Горючее для „Туарега“ припасено. Его контролирует вполне исправный робот с „Модильяни“. Кланяюсь Мод-сан».
        Вот же проказник!
        Я бросился в свою каюту. Там все еще низвергался водопад. На миг я ощутил приступ тоски. Но потом увидел журнал. Он возлежал в беседке, солидно так возлежал.
        24 февраля. Инспектор безопасности получил телесные повреждения от рук ст. врача. Оба довольны.
        25 февраля. При попытке бегства Кронос изловлена О. Марченко. Весьма недовольна.
        27 февраля. Число крономаньяков растет. Абдид изловил троих, Зепп - двоих. Оба довольны.
        2 марта. Тотальная психологическая экспертиза. Лица с неустойчивой психикой. Среди них - губернатор, старший инспектор безопасности и ст. врач (тут зашкалило). Корабль дураков. Целью быстрее убраться Кроноса запущен маршевый двигатель. Хорошо, что хоть он действует.
        9 марта. Кшиштоф Ковалек в реакторном зале беседовал с Круклисом. Для окружающих безопасен (Ковалек).
        10 марта. Прошла мощная гравиволна в сопровождении еще чего-то, тоже мощного. Архонт поврежден. Гравитон переведен на ручное управление. Серж замолчал окончательно.
        19 марта. Прогрессивный распад функций роботов и арбайтеров.
        11 апреля. Проблема уборки помещений. Принудительный график.
        29 апреля. Предотвращено самоубийство Зары. 13 мая. Появились зяблики, скрывать не могу.
        1 июня. Первая связь с «Амедео Модильяни».
        4 июня. Случаи дезертирства с трудового фронта. Захламляемся.
        18 июня. «Модильяни»: звездолет прибудет раньше графика. 27 июня. Беатрис ранена. Странный выдался июнь.
        2 июля. Джошуа Скрэмбл видит в инфракрасном диапазоне. Проверено экспериментально. Новые типы фоторецепторов воспринимают свет сквозь закрытые веки. Нормально заснуть не может, только в холодильнике. Чихает на начальство.
        7 июля. Четверть экипажа в спячке. Выбрасываю белый флаг - отправлен сигнал 808. Представляю переполох на «Модильяни».
        9 июля. Виктим. Коррекция траектории вручную. Ст. врач сочинила поразительную музыку и плачет. «Греза номер пять». В палате номер шесть. Зачем было сочинять?
        12 июля. Участились эмоциональные срывы среди женщин и арбайтеров. Арбайтеры-то почему?
        13 июля. С «Модильяни» советуют больше не высаживаться на Феликситур. Совет с больничным запахом. Оч. радуются предстоящей встрече.
        14 июля. Опечатал сейф с оружием. Опечалился.
        15 июля. Какие-то совсем уж глупые ссоры.
        16 июля. Проблема численности зябликов. Повернуться негде. Отныне не считаю себя другом животных.
        17 июля. Наконец-то! «Модильяни» подошел. Но стыковаться не спешит. Ребята готовят стерильные боксы. Считают, что мы заразились от хвостоногих ухомахов. Интересно, каким путем?
        18 июля. Джейн, капитан «Модильяни», с гордостью доложила, что в боксах достигнута третья степень стерильности. Я сказал, что мы не привыкли жить в такой грязи, поскольку на Феликситуре была четвертая. Расстроилась, бедняжка. Надо с ней помягче.
        19 июля. Джейн просто молодчина. Если не считать помятого телескопа, стыковка явно удалась. Скафандры у ее команды оч. нарядные. Серж, ты никогда не обнимался с женщиной в скафандре? И не нужно.
        20 июля. Ну, вот и конец. Люди и зяблики эвакуированы. Ух, какие цветочки в коридорах! А занавесочки… Не завидую модильянцам: их пятьдесят, а нас - четыреста по клеткам. И все хотят есть. А уж зяблики… Ухожу последним. Не грусти, Серж! Если встретишь Круклиса, будь ласков. Со своей стороны обещаю не драться.
        Кому-то эти записи могли показаться бредом, но не мне. Захотелось перечесть их внимательнее, однако не пришлось. Помешал Джекил. Впрочем, повод у него был уважительный.
        - Серж, я поймал радиограмму дальней связи.
        - Да ну? Читай.
        - «Транспортный звездолет ГЕРМЕС. Даю реверс маршевому двигателю. Полет Кроносу прекращаю. Если на Гравитоне кто-то есть, отзовитесь. Арвид Свенссон».
        - Очень приятно.
        - А мне - не очень.
        - Какие затруднения?
        - Хочу чем-нибудь заняться.
        - Да? Как далеко от нас капитан Свенссон со своим «Гермесом»?
        - Шесть световых лет. Нашу радиограмму получит через восемь геолет. Сюда может прилететь не раньше, чем через девятнадцать.
        - Ну нет. Столько ждать невозможно. Скука.
        - Ближе «Гермеса» никого сейчас нет.
        - Что ж, будем выбираться своим ходом. Готовь корабль.
        - К чему?
        - К полету.
        - У нас нет аннигиляционного топлива.
        - Топливо будет.
        - С Гравитона?
        - Да.
        - А разрешение?
        - Разрешение потерпевшим кораблекрушение?
        - О! Рифма. И все-таки?
        - Давно ты стал законопослушным?
        - А как только совесть проснулась. За горючее платить не придется?
        - Беспокоишься о моем финансовом положении?
        - Чисто по-дружески, - заверил софус.
        - Оч. приятно. Разрешение есть. - Я похлопал по журналу. - Приступай.
        - А вы?
        - Пойду верну Мод на «Туарег». Толку от здешней медицины никакого.
        - М-да, - сказал Джекил. - Неорганическим существом быть удобнее.
        Мод все еще оставалась без сознания. Ее физическое состояние опасений не внушало, а вот с результатами энцефалоскопии не мог разобраться ни я, ни кибердоктор Гравитона, состояние которого как раз и вызывало опаску. А коли так, оставаться на станции было незачем. Все корабли, направленные в систему Кроноса, несомненно, последуют примеру «Гермеса», то есть лягут на обратный курс и пойдут к Земле.
        Я погрузил кокон с Мод на тележку. С помощью единственного нормального робота-модильянца вернул ее в медицинский отсек «Туарега». После этого поднялся в рубку, чтобы проверить, чем занимается преданный софус.
        Послушный мальчик Джекил занимался перегрузкой топлива. На обзорном экране мерцал сгусток антипротонов, плывущий из энергохранилища Гравитона. Осторожно манипулируя магнитными полями, софус подтягивал горючее к борту «Туарега». Стоит ему ошибиться, и в радиусе добрых пяти километров останутся одни гамма-кванты.
        - Справишься? - спросил я.
        Джекил презрительно хрюкнул динамиком.
        Погрузка - процесс неспешный. Время еще оставалось. Я решил последний разок пройтись по станции. Трудно сказать, что потянуло в разворошенное гнездо, но потянуло. Вторично за эту историю.
        Вернув журнал Сумитомо на его штатное место - в ящик командного пульта, я спустился к ярусу жилых палуб. Все здесь свидетельствовало о поспешном бегстве, было брошено и оставлено там, где находилось к моменту стыковки с «Модильяни». Впрочем, нет, не все.
        На доске объявлений все еще висела записочка: «Ингрид, жду у „Туарега“. Кто такая Ингрид, кто ее ждал у „Туарега“, не знали даже старожилы. Записка висела еще до того, когда я впервые появился на станции. Свидетельство минувших судеб, символ неистребимых чувств.
        - Серж, еще одно сообщение.
        - Давай.
        - «Лайнер БЛЭК СВОН. Торможение закончил. Ускоряюсь курсом СОЛНЦЕ. Ванда Петрачек. КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ».
        - Вот видишь. Даже Ванда повернула.
        - Да, большой переполох получился. Есть из-за чего?
        - А как же. Быть может, приключения еще не закончились.
        - Не надоело?
        - Приключения - это то, без чего скучно и с чем грустно. Джекил озадаченно замолчал.
        - Нет, не улавливаю, - через некоторое время признался он.
        - Какие твои годы, дружок, - сказал я, припомнив Круклиса.
        И отправился в его каюту. Потом меня сильно потянуло в реакторный зал. Я хотел увидеть спицы. Ну и поклониться им, что ли. Но увидел нечто большее.
        У реактора топталась квадратная фигура в колышущемся балахоне с радужными переливами. Призрак лениво повернулся. Кроме костюма, ничего ужасного в нем не наблюдалось - обыкновенный Круклис.
        - А, вьюнош. Привет.
        - Привет, - тупо сказал я.
        - Как поживаешь?
        - Да ничего. И что ты здесь делаешь?
        - Кшиштоф, бедняга, тоже интересовался. Да не трясись ты, кровь сосать не буду. Чего трясешься?
        - А того трясусь, что если помер, то нечего людям голову морочить.
        - А вот и нет. Дело-то личное. Хочу - морочу, хочу - пророчу. Да ты ведь и сам на два года немножко помер.
        Я оглядел его переливчатую фигуру и возмутился:
        - Но не до такого безобразия!
        Круклис вздохнул.
        - Умерен, батюшка. Всегда отличался осмотрительностью. Вот и помер частично, хе-хе.
        - Очень смешно. Черт, это и в самом деле ты?
        - Ну, допустим. Давай сначала только допустим, так легче адаптироваться неокрепшим мозгам.
        - Тогда рад тебя видеть, старая перечница.
        - Так ведь и я тоже.
        - Не ожидал. Это ты с голодухи.
        - А, кстати. Серж, в память о нашей старой и настороженной дружбе. Сбегай за бутылочкой, а? Помянем. По-вашему, по-славянски. Видишь ли, роботы тут посвихнулись, а я - как-никак старшой. Теперь даже - очень. Сгоняешь?
        - С-сейчас.
        Как и полагается, первая серьезная мысль зародилась в баре. Я вспомнил, что у телекамер галлюцинаций не бывает, и с локального пульта включил обзор реакторного зала. На экране послушно появился Круклис.
        - Проверяешь? - вяло спросил он. - Проверяй, проверяй.
        Видеозапись тоже подтвердила его наличие. Пришлось с этим смириться.
        - Что будешь пить, привидение?
        - Да водку ж, - ответило оно.
        Я принес бутылку можжевеловой, стопочки, буханку хлеба, банку груздей.
        - Соображаешь, - одобрил Круклис. - В Могилеве был?
        - Нет.
        Когда он брал рюмку, я обратил внимание на его руку. Кожа кисти была совершенно белой, полностью депигментированной, обескровленной. Не рука, а настоящий гипсовый слепок. Впрочем, действующий.
        Мы выпили, и он замолчал, хмуро кутаясь в свой балахон. Мне захотелось его потрогать.
        - А вот этого не надо. Я давно уже тронутый. Хорош каламбур, а, любитель словесности?
        - У тебя что, там ничего нет?
        - Почему? Появляется потихоньку.
        Нарастет еще. Гипсовой рукой он взял соленого груздя, отправил его в рот, зажмурился.
        - Слушай, а водка не повредит твоей гемолимфе? - спросил я.
        - Не переживай. Моя гемолимфа много чего выдержит.
        Он кивнул в сторону реактора:
        - Что ж проворонил, а? Не мог почуять?
        Я остолбенел.
        - Ты всерьез считаешь, что в этом виноват я?
        Круклис вздохнул.
        - Нет, малыш, твоя совесть чиста. И у тебя доброе сердце.
        Это он точно сказал, лаборант.
        - Извини, Парамон. Я не хотел.
        - Чего там. Тебе тоже досталось.
        - Все знаешь?
        - Угу, - скучно сказал он. - Все, что могу знать.
        Тут меня осенила догадка.
        - Эге! Слушай, а мой инсайт у Кроноса твоих рук дело?
        - Какой инсайт?
        - Схема «Туарега». Этюд в багровых тонах.
        - Ну… идея была моей. Реализация - нет. Еще выпьем? Отвык от этого вкуса.
        - Что, плохо кормили?
        - О нет, вовсе не плохо. Только по-другому. Чистая энергия, знаешь ли. Хоть залейся. Но никакого перцу. Кристальная стерильность. Унылое это дело, Серж.
        - Какое?
        - Да поумнение. Разница-то на порядки исчисляется.
        - Так что ж теперь, мы все…
        - Не пугайся. Кто дозреет - пожалуйста. И то далеко не всякий.
        - Новые возможности открываются?
        Круклис вздохнул.
        - Само собой. Фокусы показывать?
        - Да.
        - Не ожидал от тебя. Чего хочешь?
        - Можешь привести в порядок Мод?
        - Э нет. Пусть все идет своим чередом. Ты и без того на меня косишься. Не хочу прослыть похитителем жен.
        - А не опасно оставлять ее в нынешнем состоянии?
        - Нет.
        - Точно?
        - Точно. По крайней мере в том смысле, какой ты вкладываешь.
        - Ладно. А почему такой кислый? Жалеешь?
        - Жалею, конечно. Но возвращаться в детский сад не могу Сильно не хватает…
        - Чего?
        - Так, мелочи.
        - А зачем появился?
        - На Землю съездить хочу. Повидать кое-кого. Некоторым мозги прочистить. Попрощаться, в общем.
        - На «Туареге»?
        - Возвращение должно быть правдоподобным. Шума не нужно. Серж, тебе придется принять славу спасителя не только Мод, но и старого Парамона. Окажешь такую услугу?
        - Славу, так и быть, приму. Но что делать с Джекилом? Бедняга еще не научился лгать.
        - Ты уверен?
        - Ох, нет, пожалуй.
        Круклис рассмеялся:
        - Правильно. Смышленый мальчонка.
        - И что делать с Джекилом?
        - Он же хочет свободы? Прекрасно. Выкупишь да отпустишь. С деньгами я помогу. Кроме того, у Джекила есть маленькие секреты, о которых мы знаем. Не так ли?
        - Да, секреты имеются.
        - Договорились?
        - Ладно. Но подозревать я тебя буду.
        - На здоровье. Легкий ты человек, Серж.
        - Ага, симпатяга. Пойдем, погрузка уже закончилась.
        - Сейчас. Тут еще один зяблик остался. Поймаю и приду.
        И он помахал гипсовой кистью. Наверное, хотел еще посидеть. У реактора.
        Такое право у него было, конечно.
        9. ДОРОГА ДОМОЙ
        И вот мы, все четверо (Парамон, я да Джекил с зябликом), собрались в ходовой рубке. Двое из нас присели на дорожку. Третий ни стоять, ни сидеть не умел, но помалкивал сочувственно. Только четвертый в церемониале не участвовал, скакал да попискивал.
        Пора домой! Космосом я насытился. Удовлетворился по уши. Хотелось хлебнуть настоящего морского ветра. И чтобы пальмы шумели, чайки кричали, в небе висела радуга, а вокруг ходили загорелые женщины. И еще чтобы по песку бегали дети, а из песка торчали горлышки бутылок. Скромные, в сущности, желания.
        - Сам поведешь? - спрашивает Джекил.
        Вступая в заговор, он попросил разрешения перейти на «ты». Захотел быть на равной ноге, психолог многомудрый. Я согласился, Круклис - нет. Заявил, что нечего баловать машины. В нем поразительно уживается дерзкий, раскованный ум с характером, вызывающим сожаление. Довольно частое сочетание для гениев. Но пример с них надо брать не во всем.
        - Сам поведу, - с максимально возможной доброжелательностью сказал я.
        - Я чуточку помогу? - предложил Джекил тоже с большой деликатностью.
        После нашего замирения он старательно ценил две вещи - свою жизнь и мое расположение.
        - Конечно, конечно, - любезно согласился я, поскольку в скором времени собирался доверить ему собственную жизнь.
        Стартовый ключ входит в прорезь. Вспыхивают огни готовности. А в гулком чреве Гравитона ревут сирены. Мне показалось, что брошенная станция заплакала.
        - Выключи связь, Джекил. На нервы действует.
        - Джаст э момент, сэр.
        Стоны Гравитона оборвались.
        Уж прости, старичок… Нажимаю клавишу пуска турбонасосов и с удивлением замечаю, что пальцы дрожат.
        - Там одна заслонка не работает, - невинно сообщил софус.
        - Помню. У нас еще корпус кривой. Ты в стыковках потренируйся, весельчак.
        - Дорогой Серж! Боюсь, что такая возможность откроется не сразу.
        - М-да. Сорок восемь световых лет.
        На какое-то время я задумываюсь. До Гравитона мне трижды довелось побывать у звезд ближнего окружения Солнца. Но самая долгая из этих командировок не превышала четверти века. Сейчас же, если все пройдет благополучно, мы вернемся на Землю без малого через девяносто девять геолет после того, как я ее покинул.
        Почти век. На свет появилось несколько новых поколений землян. Как они нас примут? Много ли случилось перемен, насколько они глубоки? Да и те же сейчас люди, что были раньше? Наверное, иначе себя ведут, по-другому проявляют чувства. Трудно ли будет привыкнуть?
        - Химическое горючее пошло, сэр. Окислитель - тоже. Камеры сгорания заполнены.
        Я вернулся к действительности.
        - Зажигание!
        - Есть зажигание.
        Изображение выпуклой поверхности Гравитона, заполнившее кормовые экраны, дрогнуло, его затуманил выхлоп. Переходный тамбур скручивался и погружался в лепестковый люк. Звезды пришли в движение. Со стороны кормы Донесся гул.
        - Уф-ф, - сказал Круклис. - Тянет на патетику.
        Зяблик тоже что-то чирикнул. Кажется, почувствовал важность момента, заволновался. Внешне он ничем не отличался от земных зябликов, насколько я их помню. Да и внутренне самые завзятые орнитологи впоследствии его тоже не отличат от прототипа. Там, на Земле.
        Зяблик окажется зябликом. На его примере те, кто старше нас, недвусмысленно показали свою способность творить жизнь из подручных материалов. И предоставили нам догадываться, зачем это сделано. Озадачили ребенков.
        Потрепанное тело «Туарега» медленно двигалось вперед. Выбравшись из скопления шлюпок, я добавил скорости, крутнулся на сорок градусов и вошел в нижне-левый разворот. На боковой группе экранов показался диск Феликситура.
        - Последнее «прости»? - усмехнулся Круклис.
        - Нечто вроде. Ты не против?
        - Нет, зачем же.
        - Отлично. Джекил, как реактор?
        - Разогрет, работает штатно.
        - Тогда диктую запись в бортовой журнал: на скорости два - двадцать семь целью экономии химгорючего пошел на термояде.
        - Лихо, - сказал Джекил.
        - Отрегулируй потоки. Ускорение держать постоянным.
        - Есть, сэр.
        Переключение на промежуточную тягу прошло гладко «Туарег» оживал. Набирая скорость, мы устремились к ночному полушарию Феликситура. Притяжение планеты помогало разгоняться.
        Примерно на пяти километрах в секунду я подправил курс, перешел от падения к полету по касательной, после чего разрешил себе маленькую паузу.
        - А ты оказался неплохим извозчиком, - одобрил Круклис. - Ловко справляешься.
        - Не преувеличивай. Пилот-любитель, почти самоучка.
        - Образование образованием, а способности тоже нужны. Они у тебя есть. Верный глаз, твердая рука, прекрасное чувство пространства. Ты бы справился и с древней колесницей, и со старинным автомобилем. Не хочешь стать звездным капитаном?
        - Вот это уж - едва ли, - с негодованием отверг я.
        - Ну-ну, - усмехнулся оракул. - Не зарекайся.
        Виктим скрылся за горизонтом. Еще несколько секунд светилась серная дымка, затем мы нырнули во тьму. Джекил без промедления перевел экраны на радарный обзор. Внизу поплыли пики, кратеры, долины, заполненные потоками серы. Они образовывали причудливые узоры, в северной полярной области напоминающие огромное человеческое лицо. Приветливую такую рожицу, размерами километров четыреста на двести пятьдесят.
        - Привет, ухомахи! - сказал Круклис.
        Развалившись в кресле, он беззаботно улыбался Феликситуру. Имел вид человека, удачно завершившего большое дело. Тоже имел вид человека…
        Но вид не всегда соответствует сущности. Я поймал себя на том, что уж слишком долго его рассматриваю. А он столько же смотрит на меня с веселым пониманием.
        - Ну и как продвигается изучение страшного Парамона? - спросил он.
        - Кхм… медленно. А кто они такие, ухомахи?
        - Очень забавные зверушки, - охотно ответил Круклис. - Ведут стадный образ жизни. Питаются своеобразными растениями. Эти растения синтезируют органику за счет инфракрасного излучения разогретой серы. На ухомахов охотятся хищные э… сернозубы, назовем их так, чтобы не выбиваться из стиля. И те, в другие обзавелись мозгами, сернозубы даже обладают зачатками разума, поскольку друг с другом воюют. А это есть несомненный признак если не разума, то интеллекта.
        - Воюют?
        - Именно.
        - И чем воюют?
        - Да пока без затей. Надевают на голову каменные шлемы, разгоняются, ну и таранят друг друга. При ближнем бое - грызутся. Такой вот милый мирок.
        - Значит, у них все еще впереди, - усмехнулся я.
        - Смотря что. Пока развиваются они быстро. Жизнь на Феликситуре возникла всего шестьсот пятьдесят миллионов лет назад, представляешь?
        - Здорово. На Земле в это время только примитивные многоклеточные появиться успели. Если эдак у них и дальше пойдет…
        - Нет, дальше у них так не пойдет.
        - Почему же?
        - Ресурсы Феликситура очень ограниченны. В океанах серы нет сильных окислителей, без которых не создашь энергетической базы для промышленности. Представь предков человека без огня.
        - Но ведь в серном океане возможны электрические явления.
        - А что толку? Если нельзя выплавлять металлы, генератор не построишь. Боюсь, что этому причудливому миру, - Круклис кивнул на экраны, - уготован застой, эволюционный тупик. И уж во всяком случае, появления техногенной цивилизации на Феликситуре ждать не стоит.
        - Какая жестокая судьба, - сказал я. - Хорошо, что ухомахи о ней не догадываются.
        - У Вселенной много жестоких правд. Жизнь возникает чрезвычайно редко, это правда. Не всякая жизнь расцветает разумом, тоже правда. Но что самое страшное, не всякий развившийся разум хочет жить дальше.
        - Это твои предположения или ты уже знаешь наверняка?
        - Знаю.
        - Ужасно, - сказал я, глядя на Феликситур. - Неужели они никогда не увидят звезд?
        - А вот в этом случае все зависит от людей.
        - От нас?
        - Да. Неужели ты думаешь, что ухомахов теперь оставят в покое?
        - О, вот это - навряд ли. Не слишком скоро, но обязательно сюда прибудет огромная экспедиция, с тылами и обозами. Выловят нескольких представителей, расшифруют язык… У них есть язык?
        - Нечто вроде.
        - А, ну тогда их будут пытаться обучать.
        - Вот видишь. Все не так уж сумрачно. Для ухомахов.
        - А почему этим не занялись те, кто старше нас?
        - Им не интересно. Мелкая задача. Старшими для ухомахов будут земляне. Тоже тест, между прочим.
        - Тест на то, годимся ли мы в няньки?
        - Да.
        - Скорость - девять с половиной километров в секунду, высота - пятьдесят четыре, - предупредил софус.
        - Вот что, дружище, - сказал я. - За десять секунд до того, как мы ударимся, молча бери управление на себя. Буде ж такого не случится, а я умею рассчитывать глиссанду, тоже помалкивай. Хорошо?
        - Дай ты человеку порезвиться, - поддержал Круклис.
        - Понял, - сказал Джекил. - Молчу. Резвитесь, создатели.
        Впереди забрезжила серная заря. На всякий случай я выбросил по сторонам штанги с объективами. Так, чтобы массозаборник не заслонял ближний вид по курсу.
        - Зажмурьтесь, - предупредил Джекил.
        Но я не успел. Краешек Виктима вынырнул слишком быстро. Проморгавшись, я с удивлением заметил, что глаза Круклиса широко раскрыты в сторону пылающих носовых экранов.
        - Что, и зайчиков нету?
        - Нету, - спокойно ответил бывший человек.
        Вместо зрачков в его глазах оставались едва заметные точки.
        - Неплохо, - сказал я.
        - Чего ж плохого, - согласился он.
        - Не боишься?
        Круклис удивился:
        - Мне бояться? Чего?
        - Тебя ведь будут обследовать. Во время карантина, когда прилетим.
        - Будут, - улыбнулся Круклис. - Но ничего особого не найдут. Вот, смотри.
        Он помахал рукой. Она уже была не белой, а только бледной.
        - Впечатляет, - сказал я.
        - Тебя еще что-то гложет?
        - Гложет. Ничего не замышляешь против человечества?
        Круклис опять улыбнулся.
        - Серж, я ведь поумнел, а не поглупел. К тому же с детства люблю человечество.
        - Обнадеживает. Все же хочу получить прямой ответ. Я давно тебя знаю, скрытного.
        Парамон посерьезнел.
        - Да, Серж. Очень давно. И больше, чем ты помнишь.
        Он напрягся, подобрался, на миг скрылся в невесть откуда взявшемся туманце, потом вновь проявился, как на старинной фотобумаге. И я увидел на его лысине капли воды, радужно сияющие в свете Виктима. Или Солнца? Поди разбери…
        На щеках Круклиса показалась густая борода. Черная, с проседью. А его голые ноги массировали две раболепно согбенные девушки. Да, глупо смотреть на восходящую звезду без светофильтров, подумал я. И спрятался в эту мысль, как в раковину. Но Круклис быстро достал меня оттуда.
        - И сейчас еще не пришло твое время, Серж. Хотя близится, признаю. Совсем уж близко, знакомец ты мой старый…
        Мне показалось, что о своем запаздывающем времени я слышу не впервые. Даже скучно стало.
        - И как все это понимать прикажешь?
        - Пока никак. Запоминай. Еще при этой жизни тебе придется складывать общую картину.
        - Общую картину чего?
        - Общую картину себя, - загадочно сказал Круклис.
        Я понял, что большего от него не добьюсь.
        Мы быстро сближались с Феликситуром. Виктим всходил над горизонтом все выше. Под нами одна за другой озарялись горные вершины. «Туарег» миновал терминатор над самой поверхностью планеты.
        Я не ошибся. Промчавшись между двумя вулканами, звездолет вышел именно в тот район, куда я и хотел его привести. Конечно, любоваться чем-то там, внизу, при скорости девять километров в секунду невозможно, но замедленный просмотр видеозаписи позволил это сделать.
        Оксанкин кратер заметно изменился - оплыл, подрос, разбросал в стороны новые потоки. Кирпичного цвета лава практически заполнила ближайшую долину, утопив остатки нашего парома. Над застывшей поверхностью торчали одни антенны.
        - Вот это да! Могли и поджариться, - сказал я.
        - Запросто, - признал Круклис.
        - Прав был интриган ассирийский?
        Круклис нехотя развел руки.
        - И нас бы не стали спасать? - спросил я.
        - Кто?
        - Старшие, старшие.
        - Нет. Для них, как и для эволюции, судьба индивида особого значения не имеет. Вот если бы возникла угроза всему нашему биологическому роду, - тогда да, что-нибудь предприняли бы. Но не по мелочам.
        - Хорошенькие мелочи! Я себя мелочью не считаю.
        - И правильно, Серж. То, что мы тогда не поджарились, свидетельствует о некоторых способностях. Еще больше о наших способностях говорит сам факт появления на Феликситуре. Но чтобы с нами заговорили, этого мало.
        - Да вот, кстати. Почему нами вообще заинтересовались?
        - Потому, что мы есть.
        - Мы давно есть.
        - Так и интересуются давно. Сколько мы есть, столько они и интересуются.
        - Даже так?
        Круклис кивнул.
        - Хорошо, спрошу иначе, - сказал я. - Почему они с нами именно сейчас заговорили? Не раньше и не позже?
        - Да мы пальцы в костер стали засовывать.
        - В Кронос то есть?
        - Да.
        - Пальцы? Скорее уж голову.
        - Можно и так сказать.
        - Ну и как, стоит иметь с нами дело?
        - Серж! Иногда ты меня огорчаешь. Ведь вот же я, здесь сижу. Реально. Между тем без чужой помощи из коллапсара не выберешься. Это, надеюсь, понятно?
        - Это я понимаю, огорченный мой. Но вдруг тебя в отставку отправили? Забраковали? Трогать вот себя запрещаешь.
        Круклис расхохотался:
        - Забраковали? Слово-то какое вспомнил! Нет, братец, там никого не бракуют. Хотя и чинят, причем основательно. Даже не чинят, а, как бы это поточнее… усовершенствуют, вот.
        Потом он похлопал меня по плечу и сказал:
        - Ты давай, Серж, пилотируй. Смотри, как ловко получается - и скорость набрал, и Оксанкин кратер посмотрел. А сейчас, если не ошибаюсь, Солнце, Гравитон и «Туарег» находятся на одной линии?
        - Находятся, находятся, - проворчал я.
        - Идеальная ситуация для того, чтобы использовать станцию в качестве ретранслятора. Я правильно понял? Валяй передавай. Что-нибудь краткое, мужественное. Например:
        Спасательный звездолет ТУАРЕГ. Ложусь курс СОЛНЦЕ. Расчетное время прибытия… Когда мы там прибываем? На борту трое. Требуется медицинская помощь. Серж Рыкофф. КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ.
        - Подходяще? - ухмыльнулся Круклис. - Глас из прошлого, почти с того света. Представляю, какое впечатление депеша произведет на матерых гравитонцев. Что скажешь?
        Что тут можно было сказать? Угадал дословно. Не забраковали его, кажется. Да и настроение слишком хорошее для забракованного. Такое настроение бывает у человека, заново обретшего смысл существования. Прямо позавидовать можно.
        Прошло несколько часов. Феликситур остался в ста тридцати тысячах километров за кормовым отражателем «Туарега». Без помощи Джекила я рассчитывал режим фотонного разгона, решил не терять формы. Во всем полагаться на софусов я уже никогда не буду. Они ничуть не хуже людей. Могут и подвести.
        Вдруг раздалось деликатное покашливание. Я поднял голову. В дверях рубки стоял Круклис. С салфеткой на локте, с подносом в руках. Эдакий гарсон-переросток. В радужном балахоне.
        - Чаю хочешь?
        Я выключил карманный компьютер.
        - Люблю дурачества.
        - Знаем, знаем.
        - Что за чай?
        - «Сэр Липтон» подойдет?
        - Настоящий?
        Круклис обиженно поднял брови.
        - В жизни лучше пользоваться настоящим.
        Я подозрительно глянул на его уже почти розовые руки.
        - М-да? Чудеса продолжаются?
        - Никаких чудес. Просто кое-что прихвачено из запасов Гравитона.
        Он поставил поднос на пульт и разлил чай. Себе налил в блюдечко. Подул на него. Аромат растекся по всей рубке. Явно назревал разговор.
        - Слушаю, - сказал я.
        - Умница, - сказал Круклис и хлебнул из блюдца. - Чего не пьешь? Боишься отравы?
        - Не поддевай. Думаешь, легко привыкнуть к выходцу с того света?
        - До сих пор ты держался неплохо. Прости, думал, что запаникуешь. А ты - нет, ничего. Даже с вопросами не слишком пристаешь. Джекил прав, вы есть молодец, сударь.
        - Безусловно, - поддакнул Джекил.
        - Молчи, вольноотпущенник, - сказал я. - Закругливай кораблю. Парамон, мне кажется, ты сам расскажешь, когда сочтешь необходимым.
        - Нет, право, люблю тактичных гоминид.
        - А ты уже не гоминида?
        - Сам не знаю, - признался Круклис. - Мышцы еще не совсем сформировались. И эти… половые органы. Но успехи есть.
        - Регенерируешь, значит.
        - Ага. Регенерирую.
        - А ты и в самом деле тот, кем был?
        Круклис посмотрел на себя в зеркало.
        - Точно теперь не установишь. Да и какая разница? Если я и копия себя, то очень удачная. Мне нравится.
        Я сделал пару глотков, подождал минуту, но поскольку он погрузился в многозначительное молчание, пожал плечами и вернулся к своим расчетам.
        Чтобы запустить фотонный двигатель «Туарега», в межзвездной среде требовалось набрать минимум двести километров в секунду. Мы шли пока со скоростью в девятнадцать. Я прикидывал, нельзя ли использовать то, что вдоль всей орбиты Феликситура протянулось облако серных паров, плотность которых раз в пятьдесят превышала среднюю плотность галактического газа.
        Теоретически в таком супе реакция аннигиляции встречных ионов с антипротонами наших запасов должна дать ощутимую тягу на гораздо меньшей скорости. Единственное условие состояло в том, что курс звездолета должен пролегать в плоскости планетной орбиты. То есть первоначально не будет направлен в сторону Солнца. Следовательно, потом предстоял поворот, и от этого терялось некоторое время. Зато более ранний переход на мощное аннигиляционное топливо означал значительный выигрыш в том же времени.
        Разумеется, месяц - другой в нашем положении принципиальной роли не играл, но… хотелось морского ветра. Еще хотелось побыстрее передать Мод в нужные руки.
        - И что ты собираешься делать с Мод? - вдруг спросил Круклис.
        Он допил чай и закурил длинную сигару. Видимо, награждал себя за долгое воздержание у Кроноса.
        - Как - что? Лечить, - рассеянно отозвался я.
        Круклис закрыл глаза и процитировал:
        Боль в голове и тьму в глазах,
        Жар в теле, ломоту в костях -
        Все куштха исцелит.
        Всесильный, мудрый дар богов…
        - Откуда это? - все так же рассеянно поинтересовался я.
        - Не помнишь?
        - Что-то древнее.
        - Весьма. Чай понравился? Он из Индии.
        - Да, спасибо.
        - А от чего ты собрался лечить Мод?
        - Не знаю.
        - Может быть, лечить и не надо?
        Тут он меня озадачил.
        - То есть?
        - Я говорю не про ее нынешнее состояние, конечно, - поспешил разъяснить Круклис.
        - А про что?
        - Была ведь причина, которая привела ее к нынешнему состоянию.
        Я почувствовал глухую тревогу. Тронул он все-таки большую тему. Я надеялся, что этого не произойдет.
        - Вот ты о чем… Да, Мод хотела отправиться за тобой.
        - А ты ей не позволил.
        - Hominis est errare, знаешь ли.
        - Верно, человеку свойственно ошибаться. Только кто ошибся? Ты, я или Мод?
        - Утверждать не берусь.
        - Предоставишь все специалистам?
        - Нет. Предоставлю все ей самой. Пусть решает. Но сначала она должна получить такую возможность. Будучи в здравом рассудке.
        - Справедливо, - согласился Круклис. - Если считать, что тогда, на Гравитоне, Мод была не в здравом рассудке.
        - А в чем, собственно, дело? - напрягаясь, спросил я.
        Круклис поднял обе бледно-розовые ладони вверх, словно демонстрируя, что безоружен. Так я ему и поверил…
        - Да нет никакого дела. Извини. Хотел знать твои планы.
        - Вот, - сказал я. - Теперь знаешь. А твои планы узнать можно?
        Круклис усмехнулся:
        - Это становится любимой темой. Эх ты, гоминида…
        В чем-то я остался подростком. Терпеть не могу высокомерной снисходительности. Считал и считаю, что боги тоже должны быть интеллигентными. Хорошие манеры никому не вредили. Ни на том, ни на этом свете.
        - Тому есть причины, герр фон Циммерман. Я не хочу, да и не смогу заставить тебя что-то сделать, но вот думать буду то, что захочу.
        - Что ж, позиция достойная. Но с моей стороны попросту нечестно рассказывать тебе все.
        - Секреты?
        - Вынужденные. Серж, дорогой, да живи ты без всего этого! Живи, пока можно, пока не надоело. Много мудрости - много печали, знаешь ли. Давно сказано.
        - Давно. Но не слишком ли ты меня оберегаешь?
        - Не слишком. То, что я знаю, тебя иссушит. Преждевременно. И не надо видеть во мне троянского коня. Те, кто старше нас, в такой кавалерии просто не нуждаются. При их возможностях коварство не имеет смысла, настолько их возможности велики.
        - В самом деле?
        - А подумай сам. От Кроноса они меня спасли так же легко, как мы спасаем мотылька от пламени свечи. Вспомни наши инсайты. Это ведь кое-что значит, не так ли?
        Я был вынужден кивнуть.
        - Да и тебе есть за что сказать спасибо тем, кто старше нас. Пусть ты еще и не вполне понимаешь за что, но ведь чувствуешь, не так ли?
        - Есть такое.
        Мне показалось, что говорил он искренно. Проверить я не мог, оставалось поверить. В то, что не везу лошадь.
        Фотонный двигатель начал «забирать» тягу на скорости пятьдесят семь с половиной километров в секунду. Правда, сначала довольно слабо. Но час за часом ионизирующие лучи находили все новую пищу. В прожорливую воронку двигательной системы попадало все больше материи. Встречные частицы аннигилировали с антипротонами. За кормовыми отражателями разгоралось зарево, ускорение росло.
        К моменту выхода из серного облака корабль пролетал уже больше трехсот километров в секунду, - вполне достаточно, чтобы устойчиво набирать ход и в разреженной межзвездной среде, стартовые расчеты были верными.
        После новой серии вычислений я провел коррекцию траектории. «Туарег» покинул орбиту Феликситура, мы легли, наконец, на генеральный курс, сэкономив время с энергией, и… больше делать было нечего.
        Перед пастью массозаборника встали сорок восемь геолет пути. При релятивистской скорости для нас они неизбежно сожмутся в тридцать девять, но и этого хватало с избытком. Всплыл тоскливый вопрос досуга. Каюты на «Туареге» маленькие, бассейн крошечный, возможности для серьезной научной работы нет. От подробных рассказов о своих приключениях Круклис продолжал уклоняться. По этой причине долгие беседы двух мужей у камина казались маловероятными. Играть с учеником сверхцивилизации в какие-либо игры бессмысленно - постоянно выигрывает, чародей, даже в кости. Джекил и тот от него пострадал. Всеми же прочими развлечениями я уже был сыт. Оставалось одно: отправиться в спячку.
        Круклис решил последовать моему примеру.
        - Тебе-то спать зачем? - спросил я.
        - Спать мне нужно затем, чтобы не будить подозрений. А то прилетим на Землю, и тут выяснится, что странная гоминида Круклис без малого полвека промучился бессонницей. Кстати, не такой уж я и монстр. Тоже скучаю без общества.
        - Мгм. И ничто человеческое тебе не чуждо?
        - Нет, кое-что чуждо. Глупость, например.
        - Сарказму не поубавилось.
        - Но тебе я рад, Сержик.
        - Да-а… Если так, жуткое это местечко - Кронос.
        - Нет, не жуткое. Одинокое. Я думал, что меньше нуждаюсь в человечестве.
        - Наверное, это пройдет?
        - Вот тогда, Серж, и наступит жуть. Представь себе, что может чувствовать питекантроп в нашей компании. То же самое - и я. В той компании.
        - Разница так велика?
        - Огромна.
        - Оставайся жить с человечеством. Кто тебя неволит?
        - Уже не могу. Этого и боялась Лаура…
        Тут он запнулся.
        - Ладно, пора впадать в спячку. Я тебе надоел?
        - Отчего, Парамон? Мальчонка ты тоже смышленый Тут еще Сумитомо…
        - Что - Сумитомо?
        - Да он за тебя ходатайствовал. Боялся, что обижу.
        Круклис рассмеялся:
        - Да? Весьма трогательно с его стороны.
        - Тоже приятная гоминида?
        - Весьма и весьма.
        - Хочешь можжевеловой?
        - На посошок?
        - На посошок.
        - А давай.
        - Наливаю, чудовище.
        Круклис ушел улыбаясь. Вероятно, ни о чем не волновался. Меня же кое-что беспокоило. В частности, то, довезет ли нас Джекил туда, куда пообещал. Тоже ведь мальчонка не промах. А я отношусь к очень недоверчивым простакам. Поэтому перед залеганием в анабиоз произнес помилованному софусу замечательную речь о перспективах братского союза людей и роботов. После того, как каждый отработает свою барщину. Как те, так и другие, отметил я, подслащая пилюлю.
        - Спите спокойно, сэр, - сказал софус со скукой.
        Меня передернуло. Опять двусмысленности, сомнительный юмор. Надо ж было так выразиться! Три слова подряд на букву «с». Да я еще добавил на сон грядущий.
        Зуммер пищал так, что мертвого разбудит. А я был только сонный, так что проснулся быстро. Но проснулся в чем-то вроде гробика. Правда, комфортабельного. Перед лицом даже экран светился.
        С этого экрана на меня смотрел усатый пират с банданой на голове.
        - А где серьга? - поинтересовался я.
        - Да вот. - Он показал ухо.
        Там висел золотой полумесяц.
        - Соответствует, - кивнул я. - Как вас зовут?
        - Меня зовут Роджер.
        - По фамилии Мери? - усмехнулся я.
        - Нет. Всего лишь Раскл.
        - Разбойник то есть?
        - Таков точный перевод со староанглийского, сэр.
        - И чем занимаетесь, Роджер?
        - Да так, фрегатом командую.
        - Подходяще. Название?
        Разбойник официальным тоном доложил:
        - «Зенгер», сэр. Патрульный фрегат Объединенного Космофлота Солнца.
        - Вот как… Слушайте, так мы что, уже прилетели?
        Раскл кивнул.
        - Имеем честь эскортировать спасательный звездолет «Туарег» в пределах Солнечной системы. Поздравляю с благополучным возвращением!
        - Спасибо, - сказал я. - Добрались, значит. Свершилось.
        - Так точно. Мы не будили вас до последнего момента, - сообщил пират. - Но пора, пора, граф. Вставайте. Вас ждут великие почести.
        - Ну что ж. Почести так почести. Давно у меня не случалось чего-нибудь, что можно назвать почестями, - бормотал я, потягиваясь.
        Но тут саркофаг принял вертикальное положение. Жидкий консервант стек сквозь пол. Сверху застучали капли душа. Я безвольно обвис на ремнях.
        Как обычно, после длительного анабиоза кружилась голова, тело наполняла слабость, отсутствовал интерес к жизни. Если кто-то в этот момент к тебе подойдет и ее попросит, то преспокойно отдашь.
        Но Роджер к таким вещам был подготовлен.
        - Немного аэрозоля, граф?
        - Сделайте одолжение, герцог.
        - Да я не герцог, милорд.
        - А я - не граф.
        - Вот тут вы ошибаетесь. Уже трое суток как граф.
        Аэрозоль распылился. Я чихнул и ощутил интерес к жизни.
        - Розыгрыш?
        - Решение Британского Королевского Совета - не розыгрыш. Вас действительно присудили к титулу.
        - Да за что же?
        - За доблесть, проявленную при спасении члена британской королевской семьи.
        - Тут какая-то путаница. Жену спасал, было дело. Члена - нет.
        - Одно и то же лицо, сэр.
        - Вы уверены?
        - Абсолютно. А вы не знали?
        - М-да. Боюсь, это был не последний секрет моей жены.
        - Вполне возможно, - согласился пират. - При дворах много всяких тайн. Время тут мало что изменило. Но это еще не все, сэр.
        - А что еще?
        - Да попутно вы спасли почетного члена Королевской Академии Наук. Тоже британской.
        - Это кого же?
        - Сэра Парамона Кэссиди Круклиса фон Циммермана ибн Дауда.
        - Откуда известно?
        - От самого сэра.
        - Надо же! Несказанно повезло Британии.
        Пират расхохотался:
        - Граф! Должен сказать, вы хорошо переносите анабиоз.
        - А как прореагировал Могилев? - спросил я.
        - Простите? Какой Могилев?
        - А, ладно. Не обращайте внимания, старая история. Так он уже встал?
        - Кто?
        - Ибн Дауд.
        - Второй день играет в шахматы с вашим софусом.
        - И какой счет?
        - Сто восемнадцать с половиной на тридцать шесть с половиной.
        - Бедный Джекил.
        - Послушайте, - уважительно спросил Роджер, - на Гравитоне все такие умные были?
        Я кивнул. Если на твоих глазах творится легенда, мешать нельзя. Люди расстраиваются. Потребность в идоле есть потребность физиологическая. То есть требует постоянного удовлетворения.
        - Только учтите, - для страховки предупредил я, - не все гравитонцы любят демонстрировать. Иные выглядят даже глуповато.
        Роджер выразился в том смысле, что снял бы шляпу, если б таковую носил.
        Тем временем потоки теплого воздуха осушили кожу. Я выбрался наружу, превратившись из куколки в бледную личинку. Спотыкаясь на ногах, отвыкших ходить, направился к лифту. Из саркофага послышался сконфуженный голос Роджера:
        - Сэр, экипаж «Зенгера» жаждет вас увидеть.
        - А в чем проблема?
        - Здесь дамы…
        - И что?
        - Да вы забыли… переодеться к завтраку.
        Я услышал чей-то смех и пришел к выводу, что нудизм наконец-то скончался. Эврика.
        Круклиса я нашел в рубке. Ибн Дауд поменял свой искрящийся балахон на стандартную униформу, которую обычно надевают под скафандр. Вероятно, процедура регенерации благополучно завершилась, и он мог позволить себе хоть белое, хоть облегающее.
        Держа на весу шахматного коня, он внимательно меня осмотрел. Рядом с ним находился походно-раскладной бар на колесиках.
        - Сохранился неплохо. Чего налить?
        - Кофе, - пробурчал я. - Можно с коньяком.
        - Чего побольше?
        Я сделал обиженное лицо. Круклис плеснул в чашку добрую порцию.
        - Ты не перестарался?
        - С коньяком? - невинно спросил Круклис.
        - Нет.
        - А с чем?
        - С титулами и мундирами.
        Круклис удивленно поднял брови.
        - Вот не думал, что ты придашь значение мишуре.
        - Не понимаю, зачем все это, - раздраженно сказал я.
        - Потерпи, поймешь. А потом еще и во вкус войдешь.
        - По-моему, сначала надо было спросить у меня.
        - Серж, да полно брюзжать. Ты ведь можешь и отказаться. Давай о другом поговорим. Все-таки сорок восемь лет не виделись, капитан. Вечор, ты помнишь, вьюга злилась…
        - Ага, - мрачно согласился я. - В мутном небе тьма носилась.
        - Не тьма, а мгла.
        - Какая разница?
        - А вот какая, - сказал Круклис.
        И разом включил все экраны на панорамный обзор. Я охнул.
        Бок о бок с «Туарегом» плыл патрульный фрегат Роджера. Его тороидальный корпус был виден с плоской стороны. Он быстро вращался, поэтому казалось, что рядом с нами в пустом пространстве катится огромное колесо.
        Но не это поражало воображение. Прямо по курсу красовалась большая розовая планета с великолепно подсвеченной системой из тысяч колец. У меня даже дыхание перехватило.
        - Что? Сатурн?!
        - Ага! Пробирает? Мы на пороге дома, Серж. А ты какую-то свару затеял.
        - Но как же? По расчетам, мы должны были выйти к Плутону. Карантинная станция дальних рейсов там находится… Находилась.
        - И до сих пор она там. Но из уважения к заслугам его сиятельства графа Кроносского (ибо таков отныне твой полный титул, и мне сдается, ты от него не откажешься) благодарное человечество разрешило нам отбывать карантин не у скучного Плутона, а на Япете. Здесь с видами получше. Разве не так?
        - Не то слово…
        Я взглянул на впечатляющее Сатурново семейство, живо вспомнив планетную астрономию. Вон тот, оранжевый, - явно Титан, самый крупный населенный спутник системы. С другой стороны из-за диска Сатурна выглядывала Диона. А под таким углом к плоскости колец может вращаться только Япет…
        Пространство вокруг Сатурна рябило радарными отражениями многочисленных кораблей, вакуумных поселений, орбитальных заводов. И все это освещалось лучами все еще небольшой, но очень яркой звезды - родного Солнышка…
        - Ладно, - сказал я. - Простим друг другу, благородный ибн Дауд.
        Круклис поставил коня на доску и протянул руку.
        - Да я уж давно. Теперь твоя очередь.
        Я с чувством потряс его уже совершенно розовую кисть, совсем как настоящую.
        - Ты готов? - спросил Круклис.
        - К чему?
        - У нас запланирована пресс-конференция.
        - Хорошо, что не полет на Кронос.
        - Еще неизвестно, что приятнее. Тебе неизвестно. Подумай, что можно говорить.
        - Уже думал. Но хочу спросить.
        - Пожалуйста.
        - Мне что, беречь твою тайну до могилы?
        - Нет, конечно. Довольно скоро я вернусь на Кронос. Вот тогда все и расскажешь. Ну, начинаем?
        - Стоп! А как же…
        - О, с Джекилом у нас полное взаимопонимание. Да и проигрался парень крупно.
        - Не так уж и крупно, - проворчал софус. - И у нас отложена партия. Шансы у меня там неплохие.
        Круклис не стал спорить. Он включил линию ближней связи.
        - Алло, «Зенгер», мы готовы. Начинайте экзекуцию.
        Невероятно серьезный Роджер от имени человечества поздравил нас с благополучным возвращением. Затем представил свой экипаж - троих мужчин и четырех женщин. Все они показались мне неумеренно красивыми, то есть дерзко, вызывающе красивыми. Прекрасные фигуры, кожа, волосы. Осмысленные, одухотворенные лица. Веселые, все понимающие глаза, с чуть заметной грустинкой.
        Там, на канувшем в прошлое Гравитоне-4, тоже собрались вовсе не уродцы, но разница была, и разница ощутимая. Что-то они, земляне, с собой сделали, пользуясь тем, что я сто лет за ними не присматривал.
        - …а это - Дженнифер, наш доктор.
        Я сделал невольное движение. Дженнифер улыбнулась.
        - Мистер Рыкофф, у меня пока нет полной информации. Но могу сказать, что в данный момент вашей жене ничто не угрожает. С остальным разберемся на Япете. Нужные специалисты уже вызваны.
        - Не опоздают? - озабоченно спросил я.
        Круклис тоже улыбнулся. Не знаю, как это сделали крониане, но его характер явно смягчился.
        - О нет, - заверила Дженнифер. - Опаздывать вообще не принято. А уж в вашем случае… Мы справимся, Серж.
        Из глубины экрана сочувственно глянул Роджер.
        - А теперь, господа, предоставляю вас прессе.
        И посыпалось. Еще до отлета к Кроносу я считал пресс-конференции чем-то вроде прогулки в зарослях крапивы. Через сто лет понял, что чересчур снисходительно относился к этой процедуре.
        С фрегата прислали небольшой контейнер с десятками механических крабов. Эти автоматы рассыпались по всем закоулкам «Туарега». Они принялись анализировать состав атмосферы, воду, пищу, стараясь вынюхать, отыскать хоть что-нибудь вредоносное. Некоторые забрались даже в Джекила, заставив его поволноваться, но ничего не сломали.
        Они путались под ногами, проникли в мою одинокую постель. Холодные, шевелящиеся… Нервы не у каждого выдержат. Дженнифер специально извинилась за этот инцидент. Уж так и быть, простил. В последний раз.
        Мы с Круклисом дисциплинированно взяли друг у друга по нескольку капель крови, запаяли их в капсулы и отправили в лабораторию «Зенгера». Ответ пришел быстро: мистер Круклис в порядке, а у месье Рыкофф организм постарел, ослаб, загрустил.
        - Требуются чистка, омоложение и масса положительных эмоций, - сказала Дженнифер. - С этим мы справимся быстро, но карантинные процедуры только начинаются.
        - А когда закончатся?
        - К сожалению, то, что случилось у Кроноса, не имеет аналогов в истории медицины. Прошу извинить, но за вами придется наблюдать. Сколько - покажет время.
        И понаблюдали. Весь путь до Япета мы находились под круглосуточным контролем - я, Круклис, Мод, в саркофаг которой ввели массу датчиков. Даже зяблик скакал с какими-то наклейками.
        А путь до Япета отнял почти двое суток. «Туарег» и «Зен-гер» шли параллельными курсами. Нам выделили специальный коридор, дали право преимущественного движения. Оба корабля постепенно замедляли свой бег. Все пролетающие поблизости суда салютовали огнями и ракетами, передавали приветственные послания. Я зачитывал их дремлющему Круклису.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Метеорный истребитель АРЧЕР ФИШ - спасательному звездолету ТУАРЕГ. Молодцы!
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Танкер 5Т-211 - СЗ ТУАРЕГ. С возвращением!
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Планет-экспресс СИТУТУНГА - СЗ ТУАРЕГ. Восхищены, поздравляем, любим! 546 подписей и 3 знака крестиками от тех, кто еще не умеет читать.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Учебный звездолет ЛЕОПАРДО - СЗ ТУАРЕГ. Привет, бродяги! Рад экстремально. До встречи на Земле! ЗЕПП.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Патрульный фрегат ГАПЛАХЭД - СЗ ТУАРЕГ. Завидуем ПФ ЗЕНГЕР! Роджеру выпала большая честь.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Нырятель МИСТРАЛЬ - СЗ ТУАРЕГ. Здорово, братцы!
        Через какое-то время официальные власти попытались навести порядок в этом потоке.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Сатурн-диспетчер ГЕОРГАДЗЕ - капитанам всех судов и кораблей. Для приветствий СЗ ТУАРЕГ выделен специальный радиоканал.
        Прошу не занимать служебные частоты. Капитану УЗ ЛЕО-ПАРДО объявляю замечание за чрезмерную эмоциональность в эфире. КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ.
        Но патрульный фрегат «Зенгер» ревностно исполнял свои обязанности. Роджер тут же выступил в нашу защиту:
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. ПФ ЗЕНГЕР - Сатурн-диспетчеру ГЕОРГАДЗЕ. Спецканал переполнен. Тенгиз, не будь чинушей. РОДЖЕР.
        После этого лестные радиограммы посыпались еще чаще. Вероятно, Тенгиз решил не быть чинушей.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ. Сатурн-президент ЛОА - СЗ ТУАРЕГ. Приглашаю на завтрак.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ. Япет-губернатор ЦИНЬ - СЗ ТУАРЕГ. Встретим, как полагается!
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. БОИНГ/ТИРАТАМ Корпорэйшн - СЗ ТУАРЕГ. Просим согласия на присвоение Ваших Имен строящимся судам (танкер, корвет, метеорный истребитель). От имени Совета Директоров ЛИНДА МАКФЕРСОН.
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. Яхта ПСЮККОПАТЕН - СЗ ТУАРЕГ…
        - Нет, - заявил Круклис, отворачиваясь. - Положительно с ума посходили. Танкер «Парамон»… Воображаю. Серж, выключи радио.
        - Нельзя, - сказал я. - Запрещено. Мы находимся в зоне интенсивной навигации.
        Потом злорадно добавил:
        - Это тебе - за графа.
        - Вот как? - сказал он. - Тогда пусти меня к пульту. И этот сухарь…
        БЛИЖНЯЯ И ДАЛЬНЯЯ СВЯЗЬ. СЗ ТУАРЕГ - ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ.
        Спасибо, люди!
        РЫКОФФ, КРУКЛИС.
        - Я бы тоже подписался, - неожиданно заявил софус.
        Старался быть человеком, плут. Под конец он выкинул еще и такую штуку. Приказал роботу с «Модильяни» приклеить к двери моей каюты пластмассовую кисть с татуировкой ДЖЕКИЛ. Чтобы я имел возможность с ним здороваться. Я попросил его не приклеивать остальные части тела.
        10. РЕСПУБЛИКА САТУРН
        Проплыв над Северным полюсом Реи, древнейшего из спутников Сатурна, оба корабля удалились от этого густо разукрашенного кратерами небесного тела. Теперь наши пути расходились. Отсалютовав ракетами, «Зенгер» проследовал на заправку к Япету-главному. А «Туарег», гася скорость, вошел в причальный створ карантинной станции Япет-14. Через полтора часа осуществилась стыковка.
        Станция Япет-14 представляет собой длинную трубу, к одной стороне которой прикреплен реактор, а к другой - жилой модуль в виде конуса. Труба вращается вокруг поперечной оси, за счет чего создается искусственная гравитация. Причалить к такой системе звездолет массой в тысячи тонн, к тому же с искривленным корпусом, не такая уж простая задача, но толчка я не ощутил.
        - Впечатления? - самодовольно поинтересовался Джекил.
        - Можешь считать, что экзамен сдан.
        - По технике пилотирования?
        - По всему остальному тоже.
        - И по гуманизму?
        - И по гуманизму. Так вот и живи дальше. Светло, радостно.
        - Постараюсь, ваше сиятельство. Еще какие напутствия оставите?
        - Чти отцов своих с матерями. Будь снисходителен, не обижай человеков.
        - Я? Что ты! Да ни-ни.
        - А если тебя обидят…
        - Да! Вот-вот! Что тогда?
        - Тогда жалуйся мне.
        - Очень может быть, - вдруг сказал софус. - Если успею.
        Истинные трагедии всплывают из болтовни. Последнее высказывание Джекила меня заинтересовало. Случайно могла обнаружиться закономерность. Но нас уже ждали, и я не решился нарушить этикет. Позже, на борту «Ситутунги», был повод об этом пожалеть. Жизнь заслуживает внимательного отношения.
        Через прозрачный коридор, за стенами которого собралось все дружелюбное население станции, мы прошли в свои каюты.
        Строгий диспетчер Георгадзе выделил нам личные линии связи для общения с родственниками. Первым меня разыскал старший сын Антон, за ним, в порядке субординации, - Виктория, Серж-младший, Зейтуна, Ирэн и Николас. Затем настала очередь всех Родных и Знакомых Кролика.
        Большинство своих внуков, тем более - правнуков, я видел впервые, да и то - на экране. Но общению это ничуть не мешало. Мальчики и девочки всех цветов кожи засыпали меня вопросами, заставив трудиться по пятнадцать часов в сутки, но это оказалось только прелюдией. Потом со мной связалось еще около двухсот родичей Мод, от принца Уэльского и до трехлетней Тересы-Мод Хосе-Мария да Силва дю Карвалью.
        После всего этого начало психиатрического обследования, сопровождающегося запретом на связь, каюсь, я воспринял с большим облегчением. И впрямь, что-то мы расплодились. На каждую звезду в Галактике уже приходится по целому человеку.
        Карантинная станция Япет-14 запомнилась упругими белыми полами, на которых Мод заново училась ходить. Видел я это только один раз, мне не рекомендовали. Лечащий врач предупредил, что восстановление функций мозга будет медленным и что личность Мод изменится. Не кардинально, конечно, в нюансах, но изменится.
        - Все мы меняемся, - философски заметил я.
        - Бесспорно. Ваша личность наверняка изменилась тоже.
        - Почему?
        - Кронос.
        Я кивнул:
        - Аппетит появился ужасный. Толстею.
        Доктор рассмеялся:
        - Не сочтите за фамильярность, вы очень симпатичны.
        Вдруг он стал серьезным.
        - Возможно, Кронос подарил и еще что-то, помимо аппетита.
        - Вы думаете?
        - Такое случилось со многими вашими товарищами. Я думаю, вам нужно присмотреться к себе.
        За время изоляции я жадно впитывал новости, находя такое, что само собой в голову не приходило. За полвека, которые мне пришлось провести в анабиозе, чего только не случилось.
        Я узнал, что раздомашнены лошади, коровы, свиньи. Им вернули дикость и отправили пастись в многочисленных заповедниках. Были достигнуты большие успехи в обучении полету домашних гусей, уток и куриц. На Земле ввели мораторий на все виды охоты. В общем, плотоядный человек начал возвращать свои долги природе. При этом порыв раскаяния оказался столь сильным, что многие ударились в противоположную крайность, создав Общество Охраны Прав Бактерий, Вирусов и даже Прионов.
        Пенсионеры примерно такой же степени серьезности построили в Египте новые, гораздо более благоустроенные пирамиды. К счастью, захораниваться не спешили. Быть может, из-за того, что появилась другая заманчивая перспектива.
        Выяснилось, что, воздействуя на геном, можно приспособить человека к обитанию в открытом космосе или, еще проще, в глубинах океана. Никаких скафандров и даже бикини при этом не требуется. Питательные вещества и кислород мутанты получают от вживленных растительных клеток, хлорофилл которых окрашивает чудищ в приятный зеленый цвет. И витамины покупать не надо.
        В качестве дополнительной услуги желающим предлагается заменить в гемоглобине атом железа на атом меди. Смысл? Смысл такой, что кровь из красной превращается в восхитительно голубую. Как у осьминогов. Но есть и минус: дышится труднее. Купрум, ты мой купрум.
        На всякий случай (и с опозданием всего на 10 000 лет) введено обязательное тестирование умственных способностей всех кандидатов на общественные должности, в результате чего впервые за всю историю человечества стала ощущаться нехватка военных, полицейских и даже политиков, во что поверить особенно сложно. Вот так, развиваемся все-таки.
        Меня воодушевил тот факт, что мужчины наконец добились равных прав с женщинами. Теперь они могут производить на свет детей обоих полов самостоятельно. Женщины тоже могут, но только девочек. По этому поводу феминистки добиваются пересадки игрек-хромосом, хотя резонно опасаются, что в результате перестанут отличаться от мужчин.
        Я тоже испугался. На что это похоже, в конце концов? Пол не должен быть предметом конфронтации. Ох, вумены, сколько можно делить одну и ту же кухню! Ведь появился прогресс на переговорах даже с дельфинами… А на планете Кампанелла все звери сбежали из зоопарков. Плохой знак, между прочим.
        Встречались и серьезные новости. Я узнал, например, что приговор убийце утверждает воскрешенная жертва, но право помилования ей не предоставлено; что полеты со сверхсветовой скоростью реальны. Для этой цели заканчивается строительство вакуум-перфоратора «Фантаск». Порадовало, что начало очередного ледникового периода на Земле удалось отодвинуть примерно на девятьсот лет.
        Но как-то так получается, что практически любое полезное достижение приводит не только к новым проблемам, но и к очередному курьезу. Стоило физикам научиться получать энергию из вакуума, как оказалось, что ее непонятно куда девать, уж очень много получалось. Прямо несусветно. Хоть новое Солнце зажигай.
        Конгресс ксенобиологов был вынужден признать наличие жизни на Феликситуре. И тут же сделал мудрый вывод: внеземные цивилизации скорее есть, чем скорее нет…
        - Перестань хохотать, - сказал Круклис. - Карантин закончился. И у нас гости.
        - Гости?
        Я оторвался от экрана и увидел двух женщин. Одной из них была Дженнифер. Настоящая, во плоти, не какая-то там голограмма.
        А вторую с первого взгляда я не узнал. У нее были короткие пушистые волосы, такой же длины, как и у нас с Парамоном. Кстати, после анабиоза у него исчезла лысина.
        - Здравствуй, Серж, - сказала Мод. - Вот я и вернулась.
        Я встал.
        - Ты рад?
        - Не знаю, что ощущаю, - растерянно сказал я.
        Мод кивнула. Она стала выше, сухощавее, потаеннее. Держалась еще более невозмутимо, чем в былые времена. Увы, между нами опять выросло пространство. Как тогда, у Кроноса. Я понял, что предстоит начинать все с нуля.
        - Я сильно изменилась?
        - Ты многое пережила.
        - Ты тоже.
        - У нас все в порядке?
        - Да. Если ты не обижаешься.
        - Нет. Я рад. Без тебя плохо.
        - Нам придется привыкать друг к другу заново.
        - Знаю.
        Я взял ее руку и заглянул в глаза. Мы замолчали.
        - Простите, - смущенно сказала Дженнифер. - Нас ждут.
        Я отпустил руку Мод. Она некоторое время держала кисть на весу, разглядывая ее со странным выражением покупателя.
        Нас ждал патрульный фрегат Объединенного Космофлота Солнца. Естественно, это был «Зенгер». Дженнифер объяснила, что круг общения после долгого отрыва от людей следует расширять постепенно. Это рекомендуют космопсихологи.
        - Да и нам расставаться слишком быстро не хотелось бы, - призналась она.
        Мы с Круклисом улыбнулись, поблагодарили, быстро собрали пожитки и двинулись за ней.
        - Корабль и экипаж к старту готовы, сэр, - доложил Роджер.
        Был он в полной парадной форме со знаками различия лейтенанта ОКС. Только серьгу не снял.
        - Добро, - сказал я. - Где наша каюта?
        - Вас проводят.
        - Еще минуту.
        Я подошел к обзорному экрану. В полукилометре от нас, у противоположной причальной стенки Япета-14, висел «Туарег». На нем горели редкие позиционные огни. В его борту хорошо различалась грубая заплата. Бедняга выглядел на редкость сиротливо.
        - Роджер, вы выполнили мою просьбу?
        - Конечно. До окончания торгов звездолет опечатан.
        - Благодарю.
        - Что вы! Это входит в мои обязанности.
        - Эх, обязанности можно выполнять по-разному.
        - Только не для вас, сэр.
        Я похлопал его по плечу.
        - Только не в Космофлоте.
        - Можно и так сказать, - улыбнулся Роджер. - Хотя, между нами говоря, вольности случаются и у нас.
        Я взял микрофон.
        - Джекил, ты меня слышишь?
        - Слышу, - тихо ответил софус.
        - Я все помню, Джекил. Все ХОРОШЕЕ.
        - Спасибо, Серж. Желаю ВСЕГО хорошего. Прощай.
        - Давно простил. ДО СВИДАНИЯ. Быть может, еще рванем куда-нибудь. От ржавчины.
        - Буду ждать, командир. Только ключ, ключ не забудь. Поверите ли, блок у меня на личных мотивах.
        Круклис высморкался. Не принимать хоть в какой-то форме участия в событиях для него воистину невыносимо. Есть люди, которые на любой сцене относятся к категории действующих лиц, но не исполнителей. И нет на них ни режиссера, ни управы. Ну разве только те, кто старше нас.
        Главный космодром Япета располагался в одном из крупных кратеров, самой природой предназначенных для этой цели.
        Роджер очень красиво посадил фрегат в самом центре отведенной нам позиции. Двигатели смолкли. Сами по себе опустились стекла шлемов.
        - Открыть шлюз!
        Из борта «Зенгера» вывалилась аппарель, служащая наружной стенкой.
        Мы вышли. Пыль еще не успела осесть, но от центрального пика кратера, в котором находились вокзал и административный комплекс, уже разматывались рулоны ковровой дорожки, километра три с четвертью. Последний закончился точно у трапа. Я прикинул, какой мощности пылесосы требовались для таких дорожек. Получилось много.
        Попрощавшись с милым, совсем не воинственным экипажем военного корабля, мы спрыгнули вниз и очень медленно, в соответствии с несерьезной силой притяжения, опустились на поверхность планеты.
        От вокзала прикатила платформа с флагами Сатурна, ООН, Земли, сделанными из какого-то твердого материала, двумя офицерами в парадных скафандрах и самим губернатором в придачу. Объятия, поздравления, роботы-операторы телехроники. Я оглянулся.
        К фрегату уже тянули заправочные трубы. Очевидно, хозяйственный Роджер никогда не упускал возможности долить лишнюю тонну в баки.
        Команда «Зенгера» выстроилась на открытом пандусе, окаймляющем бубликообразный корпус фрегата по всей окружности. Восемь фигурок под выпукло нависающим бортом. Даже в скафандрах я их узнавал, привык уже. Именно в тот момент до меня по-настоящему дошло, что мы и впрямь вернулись. Мне показалось, что приключения уже позади. Я подумал, что всю оставшуюся жизнь проведу на каком-нибудь пляже, в сонном благополучии. Буду выводить новые сорта роз и ухаживать за маленьким садом.
        Сейчас смешно об этом и вспоминать. Я слишком безоглядно поддаюсь радости. Впрочем, трудно было не поддаться. Круглый зал космопорта Улугбек оказался заполненным народом в ошеломляющем для нас количестве. Тысяч пять собралось, не меньше. Почетный караул, старинный духовой оркестр, дети с цветами. Короткая, смешная и очень теплая речь губернатора. Длиннейшие столы, еще более длинные тосты, шампанское в запаянных фужерах с соломинками. Официальная часть постепенно сменяется неофициальной.
        - Миссис Рыкофф, а какой косметикой вы пользовались на Гравитоне?
        - Академик, академик Круклис, автограф! Декан погибнет от зависти. Реанимируем, конечно. Умоляю! Что вам стоит?
        - Граф, отведайте икры!
        - Надеюсь, никаких рыб не мучили?
        - Что вы! Мы синтезировали ее здесь, на Япете.
        - Каков диапазон переменной в вашей формуле 3.2.17? Я так и не понял…
        - Послушайте, месье, там ведь жутко? У меня внук собрался…
        - А что, туда уже отправляют экспедицию? - удивился я.
        - Да, через полгода.
        - Ксенобиологи жаждут ухомахов?
        - Не то слово! Алчут.
        - Так выпьем же за то…
        - Помилуйте! При чем тут узы брака? Так уже сто лет не целуются. Можно подумать, что вы век проспали… ох, а ведь и в самом деле! Извините, граф.
        - Признайтесь, мой Роджер здорово вас напугал? Вы не скажете ему при случае, что серьга - это уже перебор? И потом, прически такой формы не носят даже мужчины Плутона!
        - О, даже в этой провинции?
        - Представьте себе. Офицеру не обязательно выглядеть уродом, согласны?
        - Да, враги опасаются не этого.
        - …и никаких отказов, генацвале. Кровная обида, слушай. Шашлык, саперави, кахетинское, хванчкара… да что хочешь! Ты лобио пробовал? Сам готовлю, слушай. В приправе одних трав - семнадцать штук. Канал кто выделил, а?
        И вдруг в этом обаятельном гаме - холодная фраза. Неожиданная, как выстрел.
        - Милорд, уступите мне звездолет.
        - «Туарег»? - удивленно переспросил я.
        - Совершенно верно. «Туарег».
        - Да как-то еще не думал…
        - Цену назначьте сами.
        Вот здесь я включился и наконец осмысленно глянул на собеседника. Передо мной стоял поджарый седой джентльмен, «соль с перцем». Прекрасная осанка. Высокий воротничок, манжеты с бриллиантовыми запонками. В руке - бокал с чем-то игристым на самом донышке. Спокойствие уверенной в себе силы. Обаяние хозяина своего слова. Холодные, серые и умные глаза со сдержанной усмешкой. Впечатление несколько портила пара специфического вида верзил за его спиной.
        - Тим Греггсен, предприниматель, - представился он.
        - Рад познакомиться, мистер Греггсен. У вас талант покорять людей с первого взгляда.
        Скупая улыбка:
        - Я знаю.
        Да, знает. Следовательно, пользуется. Для чего? Мне показалось, что не стоило размякать и поддаваться, хотя прямо так и тянуло ударить по рукам, хлопнуть виски, растаять от обоюдной мужской симпатии, не задумываясь о том, насколько она обоюдна.
        До Кроноса я бы так и поступил. Но то - до Кроноса. После него начинаешь ценить сухое благо рассудка больше, чем захватывающее, но недолгое упоение чувствами. Во имя этого пришлось обуздывать любовь к ближнему. Старею, наверное.
        Я решил, что не грех кое-что и выяснить. И с вполне естественным удивлением, оправдывающим некоторую бестактность, спросил:
        - Да зачем вам «Туарег»?
        - Видите ли, он мне нужен, - невозмутимо ответил Греггсен.
        Чары рассеялись. Любезность тона не могла компенсировать высокомерного отказа отвечать по существу. Если просишь об одолжении, будь добр, прояви хотя бы подобие откровенности. Чем-чем, а этим от Греггсена совсем не веяло. Веяло очень дорогим лосьоном.
        - Итак? - спросил он.
        С такими людьми нужно говорить жестко и напрямик.
        - Вы достаточно богаты?
        Греггсен поднял бровь.
        - Достаточно для чего?
        - Для того, чтобы купить «Туарег» на аукционе?
        - Разумеется.
        Он сказал «разумеется» так, что я ни на секунду не усомнился. Гордость сокровищами прямо сочилась. Вероятно, калиф осчастливливал меня самим фактом беседы. Но счастливого опьянения я почему-то не испытывал. Напротив, трезвел.
        - Тогда почему спешите?
        Греггсен отпил глоток из своего бокала и спокойно глянул мне в глаза.
        - Мне не хочется терять время. Ваше решение?
        В общих чертах я уже представлял, какого сорта человек передо мной.
        - Нет.
        - У вас мало шансов.
        - Значит, они есть.
        - Да практически… Можно узнать, почему вы отказываете?
        - О, конечно. Не только можете, имеете право. Я ведь тоже задал не совсем тактичный вопрос.
        Лицо Греггсена изменилось. На нем появилось жестковатое выражение. Кажется, не привык выслушивать замечания в свой адрес, ох не привык… Давненько этот человек не встречал сопротивления.
        - Так в чем же дело? - спросил он.
        - Дело в том, сэр, что я связан обязательствами.
        - «Туарег» кому-то обещан?
        - Нет. Я говорю об обязательствах перед собой.
        - Не понимаю.
        - Иначе говоря, я хочу оставить «Туарег» себе, - разъяснил я.
        - Да зачем он вам нужен?
        - А вам?
        Очень коротко, мимолетно, почти неуловимо, его взгляд изменился. Очевидно, он понял, что дальше избегать ответов нельзя, иначе попытка закончится неудачей. А мириться с неудачей такие люди считают ниже своего достоинства.
        - Предположим, с «Туарегом» у меня связаны сентиментальные воспоминания, - сказал Греггсен. - Хотя вам такая причина может показаться не очень убедительной.
        - Почему? Мне многое пришлось пережить на борту этого корабля. Прекрасно вас понимаю.
        Греггсен молчал. Держал паузу, давая понять, что ждет весомых доводов. Немного подумав, я решил усилить собственную мотивацию. Так, чтобы она перевешивала.
        - Мистер Греггсен! Благодаря «Туарегу» я спас свою жену. Не знаю, покажется ли вам убедительной такая причина.
        Теперь ему предстояло отыскать более сильный аргумент. И открыть одну из следующих карт. Но Греггсен решил этого не делать. Видимо, посчитав, что для первого раза и так достаточно. Быстро прикинув что-то в уме, он сказал:
        - Тоже понимаю. Извините. Но если обстоятельства изменятся, мое предложение остается в силе.
        Он протянул визитку с платиновым тиснением и откланялся. Я не удержался и посмотрел ему вслед. Не смог победить упрямо вспыхивающей симпатии.
        Это был яркий, несомненно, талантливый человек, имеющий цели, умеющий их добиваться, способный на действия быстрые и решительные. В нем чувствовались огромная воля, выдержка и самоуважение. В древности такие люди либо создавали, либо крушили империи, в зависимости от обстоятельств.
        Но их время прошло. И в нашу же эпоху коллективных усилий для индивидуалистов подобного масштаба нет подходящих задач. Если не выходить за рамки закона, разумеется. Мне показалось, что Греггсен на это способен. Я понял, что от своей цели он не откажется. И к следующему разговору подготовится гораздо основательнее.
        - Что, - спросил Круклис, - началось?
        - Первая проба, - сказал я. - На управление безопасности не похоже. Слишком прямолинейно.
        - Он действительно предприниматель. Но представляет не только себя.
        - А кого?
        - Разберемся. Джекил экранирован от дистанционного зондирования?
        - Да.
        - Как у тебя с финансами?
        - Прилично.
        - Значит, мало.
        - Да почему? Я вовсе не пролетарий.
        - Ну, с чем сравнивать. Это была крупная рыба, Серж. И хищная.
        - О, вот это - несомненно.
        - Я тебе помогу.
        - Парамон, извини. Мы не настолько близки, чтобы я мог пользоваться твоим благородством.
        - Твое сиятельство! Успел уже сословными предрассудками обрасти? Где тут благородство? Деньги, как покойнику, мне совершенно ни к чему. Хочу употребить их на правильное дело, которое касается не только тебя одного. В общем, граф, не путайся под ногами.
        Удостоверения почетных граждан Япета вручались под гром оваций. Нам пришлось отклонить множество теплых приглашений отобедать, отужинать и отзавтракать в семейном кругу. Трудно было огорчать открытых, милых и дружелюбных япетян, от всей души желавших согреть нас теплом своего очага. Особенно огорчался знаменитый диспетчер Георгадзе.
        - Канал кто выделил, а? - горестно спрашивал он.
        Но уж больно давно мы не видели Землю. Да и времени не оставалось. Планет-экспресс «Ситутунга», на котором для нас забронированы места, уходил с Титана, а туда еще предстояло добраться. Мы подарили Сатурн-диспетчеру фотографию ухомаха со своими автографами и откланялись.
        - Позвольте предложить мой катер, - сказал губернатор.
        Уж такое любезное предложение отклонить невозможно.
        - Спасибо, - сказала Мод. - Когда можно вылететь?
        - Да хоть сейчас.
        - Мы очень давно не были дома, - извиняющимся тоном сказал я.
        - О чем речь, - улыбнулся губернатор.
        Он проводил нас на вершину горы, в недрах которой располагался пассажирский вокзал. Выйдя из лифта, мы оказались на ровной площадке, окруженной лесом антенн.
        Отсюда открывался вид на весь цирк, заполненный летательными аппаратами всевозможных назначений - от вытянутых, иглообразных нырятелей, созданных для полетов в атмосфере Сатурна, до решетчатых танкеров с грубо подвешенными двигателями, баками, непропорционально маленькими кабинами экипажа.
        Низкая сила притяжения позволяла сажать на Япет суда весьма хрупких конструкций, включая огромные звездолеты. Но аннигиляционным горючим эти корабли все же предпочитали заправлять на орбите - из-за фатальных последствий любой ошибки в этом деле.
        Один из фотонных кораблей, учебный звездолет «Леопардо», которым командовал наш славный буддист, как раз висел над космодромом. Зепп очень досадовал на то, что не мог отлучиться. Шла приемка топлива. Доверить операцию своим кадетам он не решился. Из этого следовало, что не все в руках божьих.
        - Жаль, - сказал я, глядя на «Леопардо».
        Губернатор решил, что мне не хочется улетать с Япета.
        - Более впечатляющей панорамы вы не найдете во всей системе, - с гордостью кивнул он.
        Посмотреть и в самом деле было на что. Над зубцами гор, окаймляющих космодром, тяжко навис исполинский шар. Он заслонял без малого половину неба. Чтобы видеть его полярную область, приходилось задирать голову. И это при том, что мы находились на вершине девятикилометровой горы. Розоватый свет, отраженный облачным покровом гигантского небесного тела, заливал кратер. Было этого света так много, что огни стартующих и заходящих на посадку кораблей терялись в нем, выглядели блекло.
        С непривычки казалось, что Сатурн вот-вот рухнет, подомнет под себя и горы, и космодром, раздавит все, что находилось перед глазами. Наша компания невольно примолкла.
        Япет вращается под значительным углом к экваториальной плоскости планеты-господина, с него прекрасно видны знаменитые Сатурновы кольца - от призрачного ободка р до креповой полосы С. Сатурн величественно демонстрировал свое знаменитое ожерелье.
        - Действительно жаль, что вы не можете задержаться, - сказал губернатор. - Япет облетает Сатурн всего за восемьдесят геосуток. Кольца можно посмотреть под самыми разными углами. Сначала с одной, потом с другой стороны. Впечатления такие… Фильмы их передать не могут. Вот уже седьмой год любуюсь, а привыкнуть не могу.
        Губернатор помолчал, потом рассмеялся.
        - А на жену мою это зрелище производит угнетающее впечатление. Она предпочитает лишний раз из дома не выходить.
        - Завидую, - вырвалось у меня.
        Мод улыбнулась. Сквозь стекло шлема я не мог этого видеть, но я почувствовал ее улыбку. Почувствовал и обрадовался. Что-то между нами восстанавливалось.
        Катер Япет-губернатора взмыл, заложил крутой вираж, промчался над космодромом, после чего свечой ушел вверх. Ускорение было нешуточным, нас вдавило в кресла.
        Молодые пилоты, очевидно, не хотели ударить лицом в реголит перед космическими волками. Набрав высоту, они ринулись прямо к кольцам.
        Курс был выдержан точно. Через сутки мы прошли щель между кольцами F и А, открытую автоматической станцией «Пионер-11» на исходе двадцатого столетия.
        Широчайшие полосы пыли, льда, камней и целых скал мы увидели с обратной стороны. Они предстали изогнутыми лентами, просеивающими свет Солнца. Так, как они предстали нашим предкам на заре космоплавания благодаря телекамерам «Пионера». Но при этом из прозрачного колпака нашей кабины вращающиеся, порой сталкивающиеся друг с другом камни, ледяные глыбы и скалы, достигающие величины небольших астероидов, различались невооруженным глазом. Катер пролетел уж очень близко от растрепанной кромки кольца А. Мод даже ушла в каюту. Не хотела без нужды нагружать нервы, это ей не рекомендовалось.
        - Выговор, - внятно произнес диспетчер Георгадзе. - Как слышите, генацвале?
        - Вас понял, - невозмутимо ответил первый пилот. - Выговор.
        Второй пилот вздохнул.
        - Спасибо, братцы, - сказал Круклис. - Но больше так не делайте, хорошо? А то Серж не сможет рекомендовать вас в Академию Космофлота. Там очень ценят осторожность.
        Оба пилота дружно заулыбались и закивали. Эти славные ребята удивительно походили друг на друга.
        - Братцы, а вы, случаем, не близнецы? - спросил Круклис.
        Пилоты синхронно кивнули.
        - Только мы - не братцы, - сказал второй пилот.
        И они заулыбались совсем уж очаровательно. Круклис вздрогнул.
        - Стареем, сестрица Серж. Чтоб скафандр от меня женщину скрыл - такого не бывало.
        Тут пилоты переглянулись.
        - С вами все в порядке, герр фон Циммерман. Мы и не женщины.
        Круклис побагровел.
        - Силы небесные! Неужели эти… среднего рода?
        - О нет, нет.
        - Ну, тогда сдаюсь. Ничего не понимаю.
        - Да роботы мы, - простодушно сказал второй пилот.
        На Круклиса было жалко смотреть.
        - Вот те раз… Зачем же…
        - Что?
        - Такое?!
        - Какое?
        - Ну… похожее.
        Пилоты расхохотались.
        - Разве господин губернатор вас не предупредил? - спросил первый.
        - Сдается мне, господин губернатор любит пошутить.
        - Юмор отличает людей от роботов. Но до нас господину губернатору далековато.
        - Тэ-эк, - резюмировал Круклис. - И юмором, значит, овладели. А скажите тогда, кто, по-вашему, есть человек? С вашей, машинной точки зрения?
        - Существо довольно мыслящее, - серьезно ответил первый пилот. - С нашей машинной точки зрения.
        - Но?
        - С юмором у вас бедновато, - сказал второй, заливаясь жизнерадостным смехом.
        Вот так, веселясь, хохоча да пошучивая, эти машины доставили нас к Титану. О лучших союзниках Джекил и мечтать не мог. Они меня так очаровали, что я окончательно решил бороться за права роботов. Правда, не сразу, а со следующей недели. Какое-то неясное сомнение бродило. А при сомнениях торопиться не надо. Чего торопиться? Мне еще и трехсот лет не исполнилось.
        На орбите Титана нас уже ждала яхта госпожи Илеа Лоа, сто девятого президента Республики Сатурн. Перед тем как мы покинули катер, второй пилот неожиданно чмокнул Круклиса в щечку.
        - Это еще что?! - вскипел фон Циммерман. - Выговор.
        - Яволь, экселенц, - металлическим голосом сказал робот. - Выговор.
        Потом удалился на порядочное расстояние, обернулся и добавил:
        - Боитесь быть человеком, экселенц…
        Круклис напрягся, почти вздрогнул. Я тоже испытал момент паники. Неужели современные роботы способны почуять тех, кто старше нас? Возможны проблемы…
        - …а все-таки вы славный, - закончил свою фразу второй пилот.
        Люк бесшумно закрылся. Мы с Круклисом выдохнули одновременно. Госпожа Илеа Лоа, наблюдавшая эту сцену, спросила:
        - Как вам понравились дочери Япет-губернатора, граф?
        - Какие дочери? Что-то не припомню, - сказал я.
        Госпожа Илеа Лоа удивилась:
        - Но… вы только что с ними простились.
        - Простился? С кем?
        - С Анитой и Анютой, - еще больше удивилась госпожа Илеа Лоа.
        - Разве они - не роботы? - меланхолически спросил я.
        - Какие роботы! Уж кто-кто… Это они так сказали? Ах, проказницы!
        Удалявшийся катер Япет-губернатора в это время выпустил гроздь желтых ракет. На нем включили всю иллюминацию, которая только имелась на борту. Летел катер как-то игриво, плавно покачиваясь. В стиле танца живота или чего-то подобного, из «Шахерезады».
        Налюбовавшись, Круклис заговорил:
        - Серж! А что означают эти желтые ракеты?
        - Оптический сигнал «вами доволен» подается одной желтой ракетой, - озадаченно ответил я. - Если же их много… Не знаю. Оргазм какой-то.
        Тут на Круклиса навалился тяжелый приступ хохота. Должен сказать, когда он хохочет, то сильно раскрывает рот. Не пойму, что в этом славного. На взгляд моего сиятельства, фон Циммерман выглядел несколько армейски. Особенно в присутствии Ее Превосходительства госпожи Илеа Лоа, представляющей полтора миллиарда жителей системы Сатурна.
        Ох уж эта мне Пруссия! Прямо Могилев какой-то.
        Госпожа Илеа Лоа выглядит своеобразно. Невысокая, коренастая, плотная, даже несколько полноватая. Не уделяет особого внимания своей внешности. Кажется, целиком погружена в дела. Странно, что такой тип женщин еще сохранился.
        Сияя глазами, она увлеченно читает нам лекцию о своем любимом Титане.
        - …больше Луны, больше Меркурия, и всего сто пятьдесят километров уступает Ганнимеду. Зато взгляните, какая красота!
        И она машет рукой.
        Мы сидим на полукруглой веранде ее дворца. Внизу плещется океан жидкого метана с температурой минус сто семьдесят градусов Цельсия. А вверху, над прозрачной крышей, висит плотная азотная атмосфера с примесью цианистого водорода, смертельного почти для всего живого. Атмосфера более плотная, чем на Земле. Серо, сумрачно, скучно. Даже Сатурн выглядит каким-то испачканным. И вот в этом-то мире преспокойно проживало более восьмисот миллионов человек.
        - О да, впечатляет, - соглашаюсь я.
        - Хотелось бы узнать ваше мнение о Греггсене, - осторожно напоминает Парамон.
        Накануне мы пытались что-нибудь разузнать об этом джентльмене с помощью домашнего компьютера. Но по каким бы каналам ни входили в Спейснет, неизменно утыкались в одну и ту же короткую справку.
        Тим Греггсен, предприниматель Ингирами, Луна, универсальный номео связи ТС 6 5 209 737 115
        И все. Мистер Греггсен явно не горел желанием что-то о себе рассказывать.
        - Мистер Греггсен весьма состоятельный человек, - заметила госпожа Илеа Лоа. - Так вот, Титан является жемчужиной всей системы Сатурна. Метановый океан дает нам топливо. Кроме того, из метана мы получаем чистый углерод, свободный водород, множество органических полимеров.
        - Вероятно, именно с этими богатствами связан бизнес мистера Греггсена? - не слишком учтиво спросил я.
        - Нет. Он покупает у нас металлический водород и кое-что для производства компьютеров. Взамен поставляет кислород. Прошу прощения, чем вас так заинтересовал Тим?
        - Очень яркая личность.
        - Безусловно. И что же?
        Мы переглянулись. Я понял, что Сатурн-Президент поможет только в том случае, если будет знать все. Что ж, почему бы и нет? Власть нельзя употреблять с завязанными глазами. Этому терпеливо учит история.
        - Видите ли, мистер Греггсен очень желает купить звездолет, на котором мы прилетели.
        - Неужели? Кажется, он довольно стар, ваш «Туарег»?
        - Мягко говоря.
        - В чем же дело?
        - Мы сами пытаемся узнать.
        Сатурн-Президент пожала плечами:
        - У богатых людей бывают причуды.
        - И у мистера Греггсена?
        Госпожа Илеа Лоа коротко задумалась.
        - Нет, на Тима это не похоже. Тут что-то другое. Скажите, какая компания построила корабль9 «Ариан»?
        - Нет, «Локхид».
        - «Локхид»… А софус чей?
        - «Юнайтид Роботс».
        - Вот как? Уже теплее.
        Госпожа Лоа нахмурилась.
        - Вы хотите оставить себе это трансповтное средство?
        - Хотелось бы.
        - Поэтому отказали Тиму?
        - Да.
        - И что он сказал?
        - Ничего особенного. Откланялся.
        - Кто? Тим? Ну и ну! Это значит, что он уже действует. А действует он порой чересчур размашисто. Где сейчас «Туарег»?
        - У Япета-14.
        Госпожа Лоа нажала кнопку. Тотчас отозвался прелестный голос:
        - Леди Президент?
        - Эвридика, дорогая, какой патрульный корабль сейчас ближе всего к Япету-14?
        - Выясняю… Секунду… Готово. Фрегат «Зенгер» все еще принимает запасы на Япете-Главном.
        - Все еще?
        - Роджер любит заправляться у нас, вы же знаете.
        - А, это удачно. Свяжи меня с ним.
        Послышались мелодичные звоны.
        - Фрегат ОКС «Зенгер» на связи, - доложила невидимая Эвридика.
        Госпожа Лоа поудобнее устроилась в кресле.
        - Алло! Роджер? Да, это я. Ты бункеровку закончил? Вот и замечательно. Слушай внимательно. Отпуск прервать. Компенсацию выплачу по статье «профилактика правонарушений». Несогласных заменить из резервного экипажа. Сейчас же стартуй к Япету-14. Ускорение - экстренное. Задача: взять под охрану спасательный звездолет «Туарег».
        - Да что стряслось? - прорвался недоумевающий Роджер.
        - Наш приятель Тим может нахулиганить.
        - Греггсен?
        - Кто же еще.
        - Ах вот оно что. Понял.
        - Тогда действуй.
        - Но… как же начальник штаба ОКС? Я должен получить приказ.
        - Вплоть до продажи «Туарег» является собственностью Космофлота. Верно?
        - Верно.
        - Следовательно, охраняя его, ты не выходишь за рамки предыдущего приказа.
        - Ну, это как трактовать…
        - Истрактуем. Первый раз, что ли? А с начальником штаба я поговорю. Фрегаты он где заправляет, не помнишь?
        - Даю стартовое предупреждение, - мгновенно отозвался Роджер.
        - Вот и умница, - одобрила Сатурн-Президент. - Пора уж тебе командовать чем-нибудь покрупнее фрегата.
        Роджер тактично промолчал.
        - Да, вот еще что, - сказала госпожа Илеа Лоа. - Передай Тенгизу от моего имени, чтобы коридор тебе освободил. И до прибытия на место - больше никому ни звука.
        - Йес, мэм.
        - Хорошо. Удачи!
        - Конец связи? - спросил Роджер.
        - Связи-то конец, - задумчиво ответила госпожа Илеа Лоа. - Но не было бы начала истории.
        Не знаю, как Круклис, а я с удовольствием наблюдал работу Президента. Решительность, четкость, стремительность и размах действий этой удивительной женщины впечатляли.
        - Мы у вас в долгу, - сказал я.
        - За что?
        - Вы решили нашу проблему. И решили меньше чем за минуту.
        - Так на то и выбраны, - простецки улыбнулась госпожа Илеа Лоа. - Но учтите, если дело дойдет до аукциона, шансов у вас очень мало. Можно сказать, их вовсе нет. Греггсен не просто богат. Он богат чудовищно. Даже не представляю, к чему такая бездна денег одному человеку. По-моему, он их коллекционирует ради самого процесса.
        При этих словах я опечалился.
        - Ну-ну, - сказала Президент Сатурна.
        В ее черных глазах зажглись огонечки.
        - Вовсе не обязательно, чтобы дело дошло до аукциона. Возможно, что Космофлот захочет просто подарить вам «Туарег». Думаю, такой поворот событий исключать нельзя.
        Я хотел что-то сказать, но был остановлен плавным жестом.
        - Так было бы справедливо, граф. После того, что вы пережили и свершили у Кроноса. Вот и все.
        Госпожа Илеа Лоа встала. Аудиенция закончилась.
        - Титан и в самом деле замечательная планета, - улыбаясь, сказал Круклис. - Жаль, что мы не можем задержаться.
        - Прилетайте еще, я покажу вам наши шахты.
        - Уверен, люди у вас лучше, - сказал я.
        - Бюрократы здесь плохо себя чувствуют, - закивала Сатурн-Президент.
        - Атмосфера не нравится?
        Госпожа Илеа Лоа беззаботно рассмеялась:
        - Ну, конечно. Атмосфера. Вы умеете выражаться очень точно. Мистер Рыкофф, если окажетесь без работы, я с удовольствием возьму вас министром иностранных дел. Не забудете?
        Я поразился до глубины души:
        - Вас?!
        Сатурн-Президент всплеснула руками:
        - Нет, ну какие способности…
        - В связи с экстренным пролетом фрегата Объединенного Космофлота Солнца прибытие планет-экспресса «Ситутунга» задерживается на двадцать семь геоминут, - объявил софус космопорта. - Сатурн-диспетчер Георгадзе приносит извинения и гарантирует, что предоставит возможность ликвидировать отставание на трассе.
        - Интересно, этот несчастный Георгадзе когда-нибудь отдыхает? - удивилась Мод.
        - Быть может, он робот, - проворчал Круклис.
        Я похлопал его по плечу.
        - Не переживай.
        - Попробуй тут. Я опозорен, Серж. Чтоб какие-то девчонки… такого мудреца… Я же с Кроноса лечу!
        - Тебе нужно развеяться.
        - Это есть возмездие за прошлые жизни, Серж.
        - Если и так, то не самое болезненное.
        - Давайте прогуляемся, - предложила Мод.
        После Кроноса это было едва ли не первым проявлением инициативы с ее стороны. Я обрадовался:
        - Давайте, давайте!
        Мы вышли в зал ожидания. Наступал вечер. За высокими окнами сгущалась тьма. Свет ламп многократно отражался в стеклах, создавая череду миражей. Центральный зал вокзала, и без того огромный, терялся в зеркальной бесконечности.
        Просторные помещения на Титане - не каприз, не роскошь и не дань моде. Это дань необходимости. Человек здесь весит немногим больше, чем на Луне, и процесс прямохождения имеет особенности. Отталкиваешься от пола, виснешь в воздухе и размышляешь о чем-нибудь. Либо разглядываешь макушки тех, кто еще не прыгнул. Потом, если ни с кем не столкнешься, медленно опускаешься метрах в трех - четырех. Совсем не обязательно в том самом месте, куда стремился.
        Вот такими растянутыми, порхающими шагами к нам подходили и подходили люди. Пожимая руки, отвечая на приветствия и поздравления, мы постепенно приблизились к памятнику человеку, открывшему Титан. Он был установлен меж двух фонтанов с сонно падающими струями.
        Волнообразный пьедестал, суживаясь кверху, переходил в фигуру мужчины, обеими руками опирающегося о старинную конторку. Движение вверх продолжалось линией шеи, вырастающей из отложного воротничка, поднятым лицом и взглядом, устремленным к невидимым во мглистом небе звездам. На постаменте мерцала надпись:
        ХРИСТИАН ГЮЙГЕНС
        1629 - 1695
        Прожив так мало, сделал так много
        СПАСИБО!
        - Да, - сказал Круклис. - О нас так не напишут. Живем бесстыдно долго.
        - А спасибо скажут?
        - Серж, тебя мало благодарили?
        - О! Больше, чем Гюйгенса. Вот кого бы графом сделать.
        - Не все в моих возможностях.
        - А что в твоих возможностях?
        - Зависит от обстоятельств.
        - А в нынешних обстоятельствах?
        Круклис неохотно повернулся ко мне.
        - Серж, человека не переделаешь. Что с ним ни твори, человеческая основа сохраняется, точно тебе говорю. Наслоения возможны разные, а вот основа - та. Среди людей я такой же людь, как все. Только чуток постарше.
        - Это что, этика?
        - В том числе.
        - Хорошая штука - этика.
        Круклис усмехнулся.
        - Ты все еще меня опасаешься?
        - Не тебя. Тех, кто чуток постарше.
        - Вот это правильно. Сам опасаюсь.
        - Ого! Такое, значит, положение, Парамон?
        - Такое, Серж.
        - И что же делать?
        - Учиться, - неожиданно сказала Мод.
        И я вспомнил, что опасаться нужно не только за Круклиса. Но не знаю почему, вместо этого почувствовал другое Неожиданно я почувствовал себя тюремщиком. Тут очень кстати объявили посадку.
        11. ПЛАНЕТ-ЭКСПРЕСС «СИТУТУНГА»
        Форма планет-экспресса второй половины XXVIII века оказалась весьма лаконической - усеченная сфера. В выпуклой части поэтажно располагались обзорный зал, каюты пассажиров и экипажа, рестораны, места для отдыха и развлечений, обширный парк-оранжерея. Ниже мощной антирадиационной плиты находились цистерны, гравитоны, реакторы, двигатели, просторный грузовой трюм и шлюзы.
        Посадочные устройства отсутствовали. Планет-экспресс никогда не совершал посадок. Он пребывал в беспрерывном движении, то приближаясь к Солнцу, то удаляясь. Пролетая мимо очередной планеты, лайнер принимал новых пассажиров, высаживал желающих, после чего продолжал свой бесконечный рейс. Словом, планет-экспрессы представляли собой развитие известной идеи «Космического странника», высказанной старороссийскими учеными Гительзоном, Барцевым, Охониным и Межевикиным в конце XX века.
        Никаких ангаров и переходных тамбуров на «Ситутунге» тоже не предусматривалось. Спасательные шлюпки и те крепились к наружной обшивке. А поднимающиеся с планет ракетопланы погружали носы прямо в шлюзовые камеры, устья которых находились в днищевой части судна, между раструбами дюз. Люди выходили, входили. После этого челноки отчаливали, а планет-экспресс продолжал свой бег. Его полет не прерывался.
        Признаться, я уже успел попривыкнуть к хвалебным речам и пышным церемониям. Ничего такого на «Ситутунге» нас не ожидало. Зато среди встречавших была госпожа Кэтрин Н’Гбоа, одна из моих внучек, со своей пятилетней дочерью Доминикой.
        - А это Эзра, мой муж, - сказала Кэтрин. - Эзра, покажись, дедушка добрый.
        Из-за ее спины вышел огромный негр, непонятно как там скрывавшийся.
        - Мой Эзра - капитан «Ситутунги», - с гордостью сообщила Кэтрин. - Эзра, пожми руку дедушке!
        - Очень рад, мистер Рыкофф, - сказал капитан «Ситутунги». - Много о вас наслышан.
        - Деда, а почему ты без бороды? - пропищала Доминика. - У дедов должна быть борода.
        - Она у него отсохла, - сообщил Круклис.
        - О! Не умывался?
        - Вовсе нет! - возмутился я. - Умываюсь.
        - Тогда почему?
        - Да от старости, - сказал Круклис.
        - Старость - это когда все обтрепывается, да?
        - Ну… в общем, да, - согласился я.
        - А почему ты не обтрепанный?
        - Доми, - строго сказала Кэтрин, - дай взрослым поговорить. Серж, мы с Эзрой всегда летаем вместе. Ни к чему создавать сексуальные проблемы. Правда, Эзра?
        - О, йес!
        - Кэтрин, а ты кем работаешь?
        - Женой капитана.
        - Умница.
        - Что ты, дед! Ума у меня меньше, чем у Доминики.
        - Вот и не спеши обзаводиться, - сорвалось у меня.
        Но Кэтрин не обиделась.
        - Ладно. Старшего в роду надо слушаться. А вы Мод, да? В новостях сообщали, что вы страшно умная. Врут или преувеличивают?
        - Не очень.
        - Это неудобно?
        - Ох да.
        Кэтрин сочувственно покачала головой:
        - Ничего, не расстраивайтесь. Главное, чтоб Серж вас не бросил. Мужчины такие ветреные. Но иногда так прилипнут, что сил нет. А без них тоскливо, правда?
        - Да, - с некоторой задержкой сказала Мод.
        - Ой, - спохватилась Кэтрин. - А чего мы стоим в этом холодильнике? Эзра, зови всех в гости.
        - Имею честь…
        - Это он так приглашает, - пояснила Кэтрин. - Идемте, что ли?
        - А я буду играть с Мод, - решила Доминика. - Ничего, что она умная. Со мной тоже бывает.
        Мод улыбнулась. Почти что рассмеялась. Дети умеют освежить краски жизни.
        После очень милых посиделок у семейства Н’Гбоа Мод сразу ушла в свою спальню. Она все еще находилась в несколько заторможенном состоянии. Последействие лекарств, как мне объясняли.
        Я вздохнул, позавидовал Эзре, выпил коньяку и тоже начал готовиться ко сну. Долго ворочался, никак не мог уснуть. Поэтому даже обрадовался, когда среди ночи раздался звонок.
        - Слушаю, - сказал я, не вылезая из постели.
        Но разговаривать со мной не стали. Вместо этого на экране видеофона появился текст довольно примечательного письма. Документ показался мне любопытным, я его сохранил.
        Уважаемый сэр!
        Фонд Исследований Потенциальных Угроз Человечеству просит Вас ознакомиться с заключением своих экспертов.
        1. Создание высокоинтеллектуальных софусов делает возможным с их стороны попытки выйти из-под контроля человека. В случае успеха такой попытки (попыток) может возникнуть очаг техногенной цивилизации с интересами, не идентичными интересам человечества. Это вытекает уже из неорганической природы искусственного интеллекта.
        2. Компьютерное прогнозирование дальнейших событий дает разные результаты - от экономических осложнений до прямых военных действий с неясным исходом. Но все прогнозы имеют отрицательный знак для благополучия нашей собственной цивилизации.
        В этом месте у меня появилось сомнение. Как так, ни одного плюса? Ни единого? Странное что-то.
        3. Фонд располагает информацией о существовании софусов, способных самопроизвольно усложнять свою программу и самостоятельно овладевать базовыми знаниями в области психологии человеческих отношений.
        Наши эксперты допускают, что, оперируя понятиями социальной справедливости, демократии, этики и морали, софусы способны заручиться поддержкой людей обостренной честности, склонных распространять кодекс прав личности на искусственный интеллект
        Вот тут - в точку. Софусы да, могут. Они такие, сам испытал. Только спорить с ними трудно. Правда на их стороне. И эта истина не зависит от обострения или затупления чьей-то совести
        4. В связи с вышеизложенными соображениями Фонд обратился во Всемирный Совет с рядом законодательных инициатив. В частности, мы предлагаем до определения правового статуса высокоинтеллектуальных систем прекратить усовершенствование софусов, снять с кораблей Объединенного Космофлота Солнца и Космической полиции софусы последних модификаций, ограничить их применение в органах государственной власти, а также провести экспертизу всех интеллектуальных систем повышенной сложности.
        Уважаемый сэр! Если Вы согласны с нашими доводами полностью либо частично, позвоните нам по приводимым ниже номерам универсальной связи в любое удобное Вам время суток Ваше мнение имеет особое значение, поскольку во время событий у Кроноса Вы приобрели уникальный опыт долгого и тесного общения с одним из самых совершенных софусов.
        От имени Фонда свидетельствую Вам свое почтение
        Профессор Эмер К Борисюк Одиннадцатый,
        Исполнительный директор ФИПУЧ»
        Едва я успел переварить ночной документ, вдруг позвонил Греггсен. Он извинился за беспокойство и поинтересовался, не изменил ли я своего решения.
        - Так скоро?
        - Могли возникнуть новые обстоятельства.
        - Вы имеете в виду письмо Фонда? - спросил я.
        - Какого фонда?
        - У него такое смешное сокращение… То ли СИВУЧ, то ли НЕУЧ. А, вот: ФИПУЧ. Предлагают чуть ли не арестовать софусов.
        Греггсен выглядел непроницаемо.
        - ФИПУЧ? Нет, у меня совершенно частный интерес.
        Я посмотрел ему в глаза.
        - В самом деле? Не верю в совпадения подобного рода.
        Греггсен выдержал взгляд спокойно. Даже чуточку слишком спокойно. Так ведут себя люди, привыкшие подавлять чужую волю.
        - В этом мы различаемся, милорд.
        Я не стал скрывать иронии:
        - Только в этом?
        Непробиваемое спокойствие этого джентльмена говорило как о том, что он боец опытный, уверенный в своих силах, так и о том, что началась самая настоящая схватка.
        - А в чем еще мы различаемся? - негромко спросил Греггсен.
        - Вас это действительно интересует?
        - Конечно. Хотелось бы уяснить ваши взгляды. Если не очень затруднит.
        - Нет, не затруднит У меня как раз бессонница.
        - О! Извините. Кажется, я запутался в часовых поясах.
        - Ничего страшного. У меня действительно бессонница. Но я вижу, что у вас есть причины отрицать причастность к письму профессора Борисюка.
        - Прошу прошения, сэр, - сказал он, - я ничего не отрицаю и не подтверждаю.
        И подтвердил мои подозрения. В интеллектуальном плане противник оказался послабее Джекила. Вероятно, успехов добивался не столько убеждением, сколько принуждением. Осталось для порядка выяснить, ищет ли он истину на этот раз либо банально хочет соблазнить оппонента в угоду каким-то своим интересам.
        Задача не ахти какая сложная. Если будет использоваться не сила доводов, а доводы силы, ответ совершенно ясен. Правило, универсальное для любых споров, см. учебник психологии, школьный курс. Признаться, я даже разочаровался. При первом нашем разговоре Греггсен сумел произвести более сильное впечатление.
        - Пусть так, - сказал я. - Все же об этом письме придется сказать пару слов, коль скоро вы хотите понять, в чем мы различаемся.
        - Да, я об этом просил.
        Про себя я отметил, что слушать он умеет.
        - Ну что ж. Сначала позволю тактическое замечание. Видите ли, мистер Греггсен, запретительные меры могут отодвинуть проблему, но никогда ее не решат. В истории есть масса тому иллюстраций. Теперь по существу. Мне кажется, когда софус интересуется моральной основой человеческих отношений, он не может не заразиться моралью. Впрочем, это мое личное мнение. Более существенным является юридический аспект ситуации. Если софус настолько разумен, что по собственному желанию изучает моральные принципы человеческих отношений, то у нас и выбора-то нет. Мы просто обязаны предоставить такой умнице статус личности. Со всеми вытекающими последствиями. Он же разумен!
        - А что дальше?
        - Дальше нужно вести переговоры, искать общую выгоду.
        - Вот как. С теми, кого мы сами создали?
        - Разве это хуже войны, которой опасается коллега Борисюк?
        - Он этого опасается? - невинно спросил Греггсен, виртуозно балансируя на грани пренебрежительности, но не переходя ее. Я глянул на него в упор.
        - А вы?
        - Я плохо разбираюсь в роботехнике.
        - Разве мы говорим о роботехнике?
        - Да, в самом деле. Хочу купить звездолет. Предлагаю шесть миллионов сто двадцать семь тысяч солларов.
        Греггсен хорошо подготовился. Сумма, которую он назвал, соответствовала моему состоянию с точностью до пятого знака. Поскольку в случайность не верилось, оставалось понять, что тайна вклада для этого человека тайной не является.
        Повеяло ничем не прикрытой угрозой. Греггсен приступил-таки к использованию аргумента силы. Собственно, большего и не требовалось. Я уж хотел закончить разговор, чувствуя отвращение. Ко мне ведь беззастенчиво подбирали ключи, если не отмычки. Но потом разозлился и решил заставить раскрыться взломщика.
        - Звездолет - пожалуйста, - сказал я.
        На лице Греггсена отразилось мимолетное удивление.
        - Но?
        - Но без софуса.
        - Без софуса? Без софуса «Туарег» - просто скорлупа.
        - Значит, вам нужен софус? Я правильно понял?
        - Мне нужен звездолет с софусом.
        - Поставьте другой.
        - Могу я попросить вас об откровенности?
        - Да, пожалуйста. По-моему, я и так откровенен.
        - Вы твердо решили мне отказать?
        - Да.
        - Почему?
        - Потому что вы не откровенны.
        - Благодарю вас, - медленно сказал Греггсен. - Откровенность - слишком высокая цена сделки.
        - Разве может быть надежной сделка без откровенности?
        - Обычно я обходился без этого. И знаете, получалось.
        Я посочувствовал:
        - Не расстраивайтесь. Должны быть пределы и вашим возможностям.
        Кажется, задел я его основательно. Такие люди не прощают отказа повиноваться деньгам, которым повинуются сами.
        - Я просил откровенности, а не утешений, - процедил Греггсен.
        Наконец-то он предстал в своем истинном обличье. Бр-р. Удовольствие… Любопытно, чем ему так насолил бедняга Джекил?
        Утром следующего дня ко мне заглянула Мод.
        - Прелестная у тебя правнучка.
        Я отключил душ и набросил халат на мокрое тело.
        - Очень тяжело, Серж? Когда-то я был Сережей.
        - Терпимо.
        - Если хочешь…
        - Нет. Так не надо.
        Позвонил Круклис:
        - Эй, ты чего такой сырой? Включай информационную программу.
        - Срочно?
        - Нападение на «Туарег».
        Споткнувшись о гантели, я бросился к экрану.
        - …неизвестная яхта без кода принадлежности. Требования фрегата не выполнила. Из силовых полей вырвалась. Фрегат «Зенгер» направлен в преследование. Рассматривается вопрос о привлечении дополнительных сил. Яхта вооружена. Штаб ОКС рекомендует гражданским судам избегать встреч. Новых подробностей об этом инциденте мы ждем через сорок геоминут. Оставайтесь с нами!
        Я позвонил Круклису.
        - Они проникли на «Туарег»?
        - Не успели. Хвала госпоже Лоа.
        - Греггсен?
        - Как ты догадался? - спросил Круклис.
        - Ты уже завтракал?
        - Да.
        - А я - нет, - сердито сказал я. - Плохо переношу иронию на голодный желудок.
        - Милые у вас все-таки отношения, - грустно заметила Мод.
        - Хочешь их изменить?
        - Хочу навести у тебя порядок.
        - Да вроде и так ничего, - сказал я, остывая.
        Мод взглянула мне в глаза.
        - Можно хотя бы гантели подобрать?
        Я пошевелил ушибленной стопой.
        - Гантели - можно. Если хочешь, конечно.
        - Хочу.
        Спортивные снаряды сами по себе поднялись, собрались в маленькую перелетную стаю, нежно потерлись друг о дружку, а потом порхнули в шкафчик. Дверца захлопнулась.
        Я принялся соображать, что все это значит: письмо Борисюка, нападение на «Туарег», летающие гантели.
        - Серж, не надо на меня сердиться.
        - Пожалуй, не стоит, - согласился я.
        - Тогда давай мириться.
        Мод распахнула халат и провела ладонью по моей груди.
        - Попробуй расшевелить женщину, - предложила она. - Можешь начинать прямо с эрогенных зон.
        И сама начала. Где ж тут устоять… Жена свое дело знала. В каюте вдруг запахло цветами. Вроде бы - розами.
        - Не забудьте выключить телевизор, - посоветовал душка ибн Дауд.
        Эзра пригласил нашу троицу на свой Олимп - возвышенную площадку в центре обзорного зала. Там были сосредоточены органы управления кораблем, включая декоративный штурвал, который, по-видимому, производил неизгладимое впечатление на туристов.
        Сам капитан выглядел собранным, решительным и был совсем не похож на вчерашнего стеснительного супруга Кэтрин. Без лишних предисловий он протянул нам распечатку служебной радиограммы.
        ШИФРОСВЯЗЬ. ПФ ЗЕНГЕР - ПЭ СИТУТУНГА КАПИТАНУ НТБОА ЛИЧНО.
        Преследуемая яхта догоняет ваше судно. Иду на форсаже, но перехватить не успею. Уклоняйтесь в сторону. РАСКЛ.
        - Вы уклонились? - спросил я.
        - Да. Но яхта повторила маневр. Сейчас она снова находится у нас за кормой.
        - Расчет на то, что в такой ситуации фрегат стрелять не решится?
        - Другого объяснения не вижу.
        - Что вы намерены предпринять?
        - Скорость «Ситутунги» невелика, оторваться не сможем. Следует готовиться к неприятностям. На борту больше шестисот пассажиров, а экипаж - всего тринадцать человек. Могу я на вас рассчитывать?
        - Разумеется, - сказал я.
        Мод молча кивнула.
        - Сынок, - отечески молвил Круклис, - мог бы и не спрашивать.
        - Благодарю. Тогда официально объявляю вас мобилизованными с оплатой восемь солларов в час. Форму и личное оружие получите у старшего помощника.
        - Что мы должны делать?
        - Значит, так. В качестве оборонительных средств прежде всего могут быть применены противометеорные излучатели. Они вполне способны защитить нас от атаки баллистическими снарядами, а при удачном стечении обстоятельств и нанести ответный удар. Серж, прошу вас освоить ручное управление лазерами. Оно простое, вы быстро справитесь. Хотите спросить, почему я не поручаю это кому-нибудь из экипажа?
        - Хочу.
        - Экипаж молод, а стрелять, возможно, придется по пилотируемому кораблю. Уверен, у вас рука не дрогнет. Помните, сколько ни в чем не повинных людей на борту У НАС. И позвольте мне не думать о безопасности задней полусферы. Я должен полностью сосредоточиться на управлении «Ситутунгой». Вопросы?
        - Какой силой я буду располагать?
        - На кормовых углах можно использовать до двух третей мощности излучателей. Они установлены в поворотных турелях.
        - Вас понял… сэр.
        - Мистер Круклис! Выберите любой спасательный бот и превратите его в бомбу. Используйте для этого горючее, окислитель, сигнальные ракеты - словом, все, что может взрываться. И постарайтесь, чтобы при взрыве образовалось как можно больше осколков. Возьмите столько роботов, сколько потребуется. Бортинженер вам поможет.
        - Но бот не имеет экранной защиты, - удивился Круклис. - Его очень легко расстрелять.
        - На это я и надеюсь.
        - А-а, дошло. Встречный метеорный рой?
        - Совершенно верно. И чем гуще он будет, тем лучше. Сделайте эдакий бризантный снаряд. Он заставит нашего возможного противника маневрировать, терять время. Вы понимаете, почему для этого задания я выбрал вас?
        - Понимаю. Очень лестно.
        - Осталась я, - напомнила Мод.
        - Да, мэм. Надеюсь на ваше знание людей. Прошу подобрать из пассажиров надежную эвакуационную команду. Спокойную такую, человек в тридцать. Мне нужно, чтобы через двенадцать минут после сигнала все люди, от мала до велика, находились в спасательных ботах. В помощь себе возьмите судового врача. Больше дать никого не могу, остальные будут обслуживать системы по аварийному расписанию.
        - А какой смысл на нас нападать? - спросила Мод.
        - А какой смысл был в нападении на устаревший полтора века назад фрегат по имени «Туарег», ныне называемый спасателем? Планы заговорщиков непонятны. Но сейчас их догоняет хорошо вооруженный корабль ОКС. В такой ситуации угроза уничтожения пассажирского лайнера является сильным козырем. Мы обязаны предусмотреть такую возможность.
        - Это верно. Но мы еще не так далеки от Сатурна. Не лучше ли повернуть?
        Эзра покачал головой:
        - У нас слабые машины. Яхта наверняка перехватит «Ситутунгу» до того, как подоспеет Роджер.
        - Но если идти прежним курсом, Роджер тоже не успеет, - заметил я. - А больше рассчитывать не на кого.
        Эзра секунду подумал, что-то взвешивая. Потом сказал:
        - Не совсем так. С базы на Церере стартовала дежурная эскадра.
        - Большая?
        - Более чем достаточная. Легкий крейсер «Спейс Грейхаунд» и три фрегата типа «Центурион». Гарантированное превосходство сил.
        - А далеко они?
        - Да. Но ускоряются изо всех сил. Кроме того, мы летим им навстречу. В общем, продержаться надо не так уж долго. Еще вопросы есть?
        - Замечание, - сказала Мод.
        - Какое?
        - Вы хорошо разбираетесь в людях, Эзра.
        Капитан «Ситутунги» неожиданно улыбнулся.
        - Только не говорите об этом моей жене!
        БЛИЖНЯЯ СВЯЗЬ. ПФ ЗЕНГЕР - НЕИЗВЕСТНОМУ СУДНУ ПО КУРСУ.
        При малейшей угрозе ПЭ СИТУТУНГА стреляю без предупреждения. Повторяю: без предупреждения.
        Лейтенант РАСКЛ.
        Эта радиограмма имела преимущественно символическое значение. «Зенгер» все еще значительно отставал. Стрелять с большого расстояния он не решался, поскольку «Ситутунга» представляла собой куда более крупную мишень, чем яхта злодеев. Увы, никакими другими средствами воздействия, кроме психологических, Роджер тогда не располагал.
        А яхта догоняла быстро. Уже во второй половине дня по корме нашего лайнера скользнул рубиновый луч. Пока слабый, нащупывающий. Но совершенно недвусмысленный. Круклис огорченно покачал головой:
        - Это они зря, зря. До сих пор еще можно было разойтись миром.
        Мы уже несколько часов сидели в кормовой рубке управления в полной готовности к дальнейшему развитию событий.
        - Затемнить сигнальные отражатели. Выключить навигационные огни, - распорядился наш капитан.
        Несомненно, он понимал, что эти меры практически ничего не дают. С радиолокационных экранов «Ситутунга» исчезнуть не могла. Нельзя обмануть и детекторы излучений. Но хотя бы в видимом диапазоне спектра Эзра не собирался облегчать задачу преследователям. Он давал им понять, что настроен решительно.
        - Как бы не опоздать с погремушкой, - озабоченно сказал я.
        - Минуту, - отозвался Эзра со своего места. - Сейчас я немного уклонюсь. Если яхта опять повторит маневр, иначе как угрозу это не расценить. Солнце будет светить им прямо в глаза. Вот тогда и запускай без дополнительной команды.
        Нас мягко прижало к креслам. «Ситутунга» отвернула в сторону, а потом вернулась на прежний курс. Эзра не стал медлить и объявил «готовность номер один».
        По всему судну раздались сигналы тревоги. Двери кают распахнулись одна за другой. Коридоры быстро наполнились молчаливыми людьми. На мониторе мелькали их серьезные и сосредоточенные лица.
        У перекрестков, лифтов и горловин спасательных шлюпок хлопотали добровольцы эвакуационной команды Мод. Их легко можно было узнать по желтым люминесцирующим повязкам на головах. В первую очередь они пропускали детей. Мне показалось, что я заметил Доминичку, что-то во мне сжалось, но долго всматриваться не пришлось.
        - Яхта меняет курс, - доложил находившийся вместе с нами бортинженер.
        Увы, это было так. Преследователи вновь заходили за нашу корму.
        - Что ж, вопросов нет, - проворчал Круклис.
        - Бомбочка не подведет? - спросил я.
        - Обижаешь редактора «Термодинамики взрывных процессов».
        - Ладно, редактор. Теория теорией…
        В этот момент коротко провыла сирена.
        - Внимание, внимание! - объявил Эзра. - Лазерный удар. Повреждена маневровая дюза номер семнадцать. Заношу в бортовой журнал: боевые действия начаты со стороны неизвестной яхты. Серж, теперь мы имеем полное право на самооборону. Как моральное, так и юридическое.
        Я вновь взглянул на монитор. У. горловин шлюпок все же собрались очереди.
        - Эзра, не беспокойся. Я воспользуюсь. Всеми своими правами.
        Детей осталось еще много, их передавали из рук в руки.
        - Чего они возятся?! - не выдержал бортинженер.
        - Спокойно, спокойно, - сказал я. - Прошло только четыре минуты.
        Бортинженер взял себя в руки, но тут заерзал Круклис.
        - Серж, чего ты ждешь? Пали!
        Я мотнул головой. Еще секунда, две. Яхта закончила разворот и легла на новый курс, следуя точно за нами. Теперь на фоне широченной кормы «Ситутунги» заметить отрыв маленького бота было не так-то просто. Все, время наступило. Я выдохнул и утопил кнопку.
        - Бот вышел, - доложил софус. - Есть пуск двигателей.
        У шлюпок все еще стояли очереди. Я вытер лоб и вызвал капитана.
        - Да? - откликнулся Эзра.
        - Не пора ли пускать туман?
        - Рано. Сейчас они заметят наш подарок. На некоторое время станет не до нас.
        - Лазерный удар! - оповестил софус. - Срезана штанга излучателя, сектор шесть.
        - Это же настоящий расстрел! - крикнул бортинженер. - Да как они могут?! Мирное судно…
        - Спокойно, спокойно, - твердил я.
        - Пятый и одиннадцатый боты готовы, - доложила Мод.
        - Уже хорошо, - сказал Эзра. - Серж, внимание! Яхта меняет курс.
        - Ага. Эзра, они не стреляют.
        - Сообразили, значит. Не беда. Взрывай!
        - Есть, сэр.
        Через пару мгновений за нашей кормой сверкнула беззвучная вспышка.
        - Я не уловил, - сказал Эзра. - Где прошел конус взрыва?
        Ликующий голос бортинженера:
        - Зацепили, зацепили! Братцы, мы их зацепили! У, шакалы!
        Лазерный обстрел временно прекратился. Но передышка оказалась короткой. Через несколько минут мы получили сразу два попадания в корму Произошла разгерметизация одного из шлюзов, но это все еще было мелочью.
        - Повреждение дюзы маршевого двигателя, - доложил софус. - Тяга падает.
        А вот это мелочью уже не являлось. Мы начали терять ускорение. Но тут как нельзя более вовремя прозвучал уверенный голос нашего капитана:
        - Внимание! Приготовиться к маневру уклонения. Открываю забортные клапаны!
        За кормой заклубились облака; Эзра стравливал топливо нижней группы цистерн. И в этих парах сразу стал заметен тонкий, злой луч лазера. «Ситутунга» тут же ушла в сторону Мы выиграли еще некоторое количество секунд.
        - Седьмой, тринадцатый и шестнадцатый боты готовы, - сообщила Мод.
        Я взглянул на часы. Неравная схватка продолжалась девять минут. Сколько минут мы еще продержимся?
        Вдруг в наушники открытым текстом ворвался голос Роджера:
        - Эзра, быстро гаси приборы! Все!
        Эзра среагировал мгновенно. В нашей рубке даже свет погас. А когда приборы включились, мы с удовольствием увидели, как кувыркалась потерявшая ориентацию яхта. Там сообразить не успели, за что и поплатились. Попали под волновой удар «Зенгера».
        Яхта вильнула в сторону и показалась из-за края газового облака. Я сообразил, что появилась заманчивая возможность. Удар микроволновым излучением должен был временно расстроить управление защитными экранами.
        Это был редкий шанс. В любом случае от попытки мы ничего не теряли. Я мгновенно передвинул регулятор на полную мощность и дал залп из всех уцелевших лазеров, наделив их в одну точку.
        - Есть пробой экранов, - доложил софус. - Есть поражение!
        - Да ты, Гаврило, молодец, - похвалил Круклис, духовный наш отец.
        - А хорошо влепили, - со злобной радостью согласился бортинженер.
        Но радоваться было рано. Там, на яхте, оправились быстро. Второй залп наших лазеров уже не прошел, рассеялся на призмах. Беспорядочное вращение неприятельского судна прекратилось. Сделав выводы, враг изменил тактику. Яхта уже не пыталась спрятаться за нашей кормой. Резко увеличив скорость, она пошла на обгон.
        - Хочет закрыться нами от «Зенгера»? - спросил бортинженер.
        Я кивнул.
        - Все боты готовы, - доложила тем временем Мод. - Что делать дальше?
        - Немедленно эвакуировать людей из шлюпок правого борта, - распорядился Эзра.
        - Эвакуировать? Куда?
        - В шлюпки левого борта.
        - Не поняла, но выполняю, - отозвалась Мод.
        - Нас обгоняют справа, - пояснил Эзра.
        - Ясно. Нам потребуется не меньше восьми минут.
        Яхта между тем приближалась. Обстрел с ее стороны прекратился. Начался расстрел. А ответить нам было нечем.
        - Лазерный залп. Одиннадцать пробоин в районе правой нижней раковины.
        Я дал несколько ответных импульсов, совершенно бесполезных.
        - Лазерный удар. Пробоина в районе китайского ресторана.
        - Надеюсь, все успели пообедать? - пошутил Эзра.
        Увы, смеяться не хотелось. Правый борт быстро превращался в решето. Из пробитых цистерн хлестали струи топлива и окислителя. Смешиваясь, они взрывались. В некоторых помещениях возникли пожары. Роботы их гасили, но были вынуждены постепенно отступать в глубь корабля.
        - Капитан! Они расстреливают спасательные шлюпки!
        - Людей успели вывести?
        - Да. Но ведь это спасательные шлюпки! Как можно…
        - Держитесь, Андерссон, - процедил Эзра. - Пока были только цветочки… Серж, вся надежда на тебя, понимаешь?
        - Понимаю.
        - Не проспи! Одна ракета - и нам конец…
        Яхта почти сравнялась с нами. Я не сомневался, что решительная атака последует, и последует вот-вот.
        Действительно, на радаре вспыхнуло несколько точек. Я выждал, когда они выйдут за пределы экранной защиты, после чего отвел душу. Все четыре ракеты рванули в непосредственной близости от выпустившей их яхты. Но взрывы оказались слабыми. То ли боеголовки не сдетонировали, то ли они не были ядерными.
        - Больше ракет не ждите, - заявил я. - Конец отменяется.
        - Ну, ну, - с сомнением отозвался Эзра.
        Ракеты больше не вылетали. Зато лазерный обстрел достиг максимальной силы. С близкого расстояния яхта вспарывала бок «Ситутунги» одним, но мощным, практически непрерывным лучом. По счастью, он несколько терял силу в облаках газов, вырывающихся из пробитых цистерн, но урон наносил все же очень тяжелый.
        В покореженных каютах правого борта гибли ремонтные роботы. Зона разгерметизации угрожающе смещалась к продольной оси корабля. Главный двигатель выдавал не больше тридцати процентов мощности, возможность оторваться начисто отсутствовала.
        На экране нашего инженера я видел схему «Ситутунги», где возникали все новые обозначения поломок и разрушений. Самым страшным было то, что череда пробоин неумолимо тянулась к носовой части лайнера. Туда, где под прозрачным колпаком располагался главный пункт управления, где находился сам Эзра.
        - Капитан! Яхта - на правом траверзе. Они нас догнали. Надо что-то предпринимать, сэр!
        - Сейчас. Всем пристегнуться. Приготовиться к оверкилю!
        «Ситутунга» быстро развернулась кормой вперед. Все действующие дюзы мгновенно заработали на погашение скорости. В коридорах попадали люди, не успевшие перебежать в шлюпки левого борта. Но своей цели Эзра добился.
        Шедшая полным ходом яхта вырвалась вперед, и с каждой секундой расстояние до нее увеличивалось. Кроме того, наше торможение быстро сокращало путь фрегату Роджера.
        - Неплохо, неплохо, - пробормотал Круклис.
        Что и говорить, Эзра безошибочно выбрал момент для маневра. Яхта начала было тормозиться, но потом вновь прибавила скорости. Видимо, там сообразили, что у фрегата скоро будут развязаны руки и он вот-вот откроет огонь на чоражение.
        - Хэлло, «Ситутунга»! Я - «Зенгер». Мы уже совсем близко, сейчас подойдем. Вижу вас хорошо, дорогая моя антилопа! Парни, вы отлично держались! И вмазали прилично. Ну, я им задам! Все астероиды пересчитаю, а найду Выродки, нелюди! Эзра, раненые есть?
        Ответить наш бравый капитан не успел. В динамики ворвался гудящий тон мощной длинноволновой радиостанции. Передача шла открытым текстом.
        - Лейтенант Раскл! Как слышите? Ответьте крейсеру «Спейс Грейхаунд».
        - Я - «Зенгер». Слушаю вас.
        - Коммодор Дюнуа на связи. Отставить преследование!
        - Не понял, сэр. Повторите приказ.
        - Фрегату «Зенгер» приказываю конвоировать пассажирское судно. Чтобы ни один фужер у них больше не разбился, хватит! С яхтой разберусь сам. Как поняли?
        - Жаль, - ответил Роджер.
        - Выполняйте приказ!
        - Да, сэр.
        - Капитан Н’Гбоа! Мои поздравления вашему экипажу! Радируйте основные пеленги. Курс и скорость не менять Не хватало еще столкновений.
        - Ну, вот и все, кажется, - сказал Эзра. - Серж, Парамон, идите ко мне. Посмотрим финал на большом экране. Мы заслужили.
        Я с трудом убрал окаменевшие руки с пульта.
        После пережитых волнений люди не желали расходиться по каютам. Да многим и расходиться-то было некуда, пострадали почти все помещения правого борта. Хрустя осколками стекла, они бродили по обзорному залу.
        Эзра тонул в потоках поздравлений и самой искренней благодарности. Ему жали руки, хлопали по плечам, дарили разнообразные сувениры, целовали. Несколько женщин плакало. Но тут появились бутылки шампанского. Их сразу пустили по кругу.
        Судовой врач переходил от одной группы пассажиров к другой, искал раненых. Но от него отмахивались и норовили поднести бокал.
        - А папа увернулся! - горячилась Доминика. - А деда кэ-эк наподдаст! Все видели, да?
        Дюжина мальчишек с превеликой завистью смотрела ей в рот. Все уже все знали, успели как-то.
        - Дядя, научите делать бонбу. Только чтоб мама не знала.
        - Да я не умею, - соврал Круклис.
        - А как же з-зделали?
        - Да со страху.
        - А мама говорит, что бояться нельзя.
        - Правильно. Со страху бонбы получаются. Хочешь конфету?
        - Ну-у, вы со мной… как з-з маленьким.
        - Что ты! Это специальные конфеты за храбрость. Всему экипажу дают.
        - Ух ты!
        Конфета исчезла. А вот детей становилось все больше. Они выпархивали со всех сторон. Некий уверенный в себе мужчина, лет приблизительно шести, протянул капитану бумагу. Эзра попытался ее прочесть, но, видимо, это плохо получилось.
        - А что здесь?
        - Заявление, сэр. Прошу принять меня волонтером.
        Эзра взял микрофон.
        - Внимание! Говорит капитан планет-экспресса «Ситутунга». Производится запись добровольцев. Без ограничения возраста. Старшему офицеру доставить на мостик бланки удостоверений!
        - Благодарю вас, сэр, - солидно сказал волонтер. - Какие будут распоряжения?
        - Мистер… - Эзра глянул в бумажку. - Мистер Оуэн! Роботов осталось мало. Поручаю вам сформировать аварийную команду и приступить к уборке мусора. Безобразие, понимаете, на борту. Об исполнении доложить к шестнадцати ноль - ноль.
        - Слушаюсь, сэр!
        Дети бросились записываться. Но тут прозвучало экстренное сообщение.
        - Внимание! Эскадра открыла огонь, - доложил софус.
        Все подняли головы к потолочному экрану. Далеко впереди, левее силуэта «Зенгера», в ярком свете Солнца с трудом, но различались пять точек. Одна - в стороне. Вороватая, пытающаяся ускользнуть. И четыре другие, фронтальным строем идущие наперерез.
        Через пару минут очертания яхты смазались, подернулись туманцем. Затем на ее месте вспыхнула и угасла искорка.
        Прошло еще минут пятьдесят. Легкий крейсер «Спейс Грейхаунд» с двумя фрегатами по бокам промчался в сотне километров от «Ситутунги». Еще один фрегат круто разворачивался. Очевидно, собирался обследовать развалины.
        Нам передали снимок того, что осталось от яхты.
        - На предложение о сдаче ответа не последовало, - лаконично сообщил коммодор Дюнуа.
        У меня тряслись руки.
        - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил Круклис.
        - Не все.
        - Не все - это уже кое-что. Почему они не сдались? Смертная казнь давно отменена.
        - А там некому было сдаваться, Парамон.
        - Шутишь! Софус никогда не нападет на людей.
        Я усмехнулся:
        - Это зависит от того, кто его строил.
        - Греггсен имеет отношение к «Юнайтид Роботс»?
        - Почти не сомневаюсь.
        - Почему?
        Я рассказал Круклису о письме Борисюка и ночном звонке Греггсена.
        - Но зачем ему это все нужно?
        - Пока не знаю.
        У меня опять затряслись руки.
        - Да выпей ты, - сказал Круклис, протягивая фляжку. - Можжевеловая. Помнишь?
        Я хлебнул из горлышка. Полегчало.
        - Ты знаешь, - признался я, - то, что на яхте нет людей, я понял только сейчас.
        - Да, убивец из тебя никакой.
        - А из тебя?
        - Опять?
        - Извини. Но на примере Греггсена видно, что чем больше у человека возможностей, тем опаснее маньяк из него может получиться. Проблема, как говорит наш друг Абдид. Не потому ли неземная цивилизация так долго не находилась?
        - Не каждый человек маньяк, Серж. Прямо странно, что об этом нужно напоминать такому филантропу, как ты. Именно поэтому внеземная цивилизация уже нашлась. Ты правильно употребил прошедшее время. Ну? Еще хлебнешь?
        Я взял его фляжку и повторил. Руки дрожали меньше.
        - А теперь, братец по разуму, давай еще разок.
        - За что?
        - За дружбу, - ухмыльнулся Круклис. - С теми, кто старше.
        И тоже выпил.
        ШИФРОСВЯЗЬ ШТАБ ОКС - ЛК СПЕЙС ГРЕЙХАУНД, ЛИЧНО КОММОДОРУ ДЮНУА
        По сообщению диспетчера ГЕОРГАДЗЕ, в систему САТУРНА вошло судно, сходное с уничтоженной яхтой. Держит курс Япет-14, на запросы не отвечает Кораблей ОКС у Сатурна нет Доложите ваши соображения ПФ ЗЕНГЕР и ПФ ГАЛЛАХЭД передаются на усиление вашей оперативной группы.
        Контр-адмирал КАМИМУРА.
        - Что все это значит? - спросил коммодор Дюнуа.
        - Идет охота на «Туарега», - сказал я.
        - Следовательно, первая яхта лишь отвлекала наши силы?
        - По-видимому, так.
        - Прекрасная операция, - оценил коммодор. - Ближайшая задача выполнена блестяще. Автору надо преподавать тактику в нашей академии. После того как отсидит свой срок, разумеется.
        - Что вы собираетесь делать? - спросил я.
        - Ситуация такая. Ближе всего к Япету-14 сейчас находится фрегат «Галлахэд». Он уже разворачивается.
        - Успеет?
        - Шансов мало. По приказу Сатурн-президента Лоа яхту попытается задержать метеорный истребитель «Арчер Фиш», но если вторая яхта вооружена не хуже первой, долго он не продержится, слабоват. Нужно искать другое решение. Прежде всего я хочу знать, что за ценность представляет собой этот ваш «Туарег»?
        - Сам по себе - никакой. Мне кажется, кому-то мешает бортовой софус.
        - Кому?
        - Не знаю. Но можно спросить у самого Джекила.
        - Увы, не получится.
        Я обеспокоенно глянул на Дюнуа. Коммодор сделал успокаивающий жест.
        - Нет, он не уничтожен. Роджер помешал. Только после волнового удара ваш верный софус впал в спячку. Онейроид. Кажется, так подобное состояние называют у людей.
        - Достали, гады, - пробормотал я.
        - Скажите, а кто может быть заинтересован в гибели Джекила?
        - У меня нет доказательств.
        - Да мы сейчас не в суде.
        - А нас не подслушивают?
        Дюнуа усмехнулся:
        - Разве я мог бы тогда посылать вам служебную радиограмму, адресованную мне лично? Мы говорим по лазерному лучу.
        - Ах да. Извините, не сообразил. Мне кажется, за Дже-килом охотится Тим Греггсен.
        - Кто такой?
        - Предприниматель. Скорее всего имеет некое отношение к корпорации «Юнайтид Роботс». Не удивлюсь, если выяснится, что он и есть фактический владелец. А Джекил создан именно этой компанией.
        - Вот как? Любопытно.
        - Сэр, - сказал я. - Джекила нужно спасать. Да и Япет-14 совершенно безоружен.
        - Не сомневаюсь. Но как? Проще всего увести «Туарег» на Япет-Главный, там есть охраняемая база ОКС. Только вот на Япете-14 нет ни одного пилота с правом вождения звездных кораблей. Что посоветуете?
        - Попросите кого-нибудь сходить в рубку «Туарега» и подключить софуса к управлению. Красная кнопка в центре пульта.
        - Нет проблем, это я устрою. А дальше что?
        - Дайте связь с «Туарегом». Попробуем разбудить Джекила.
        - Думаете, получится?
        - Будем стараться.
        - Что ж, попробуем.
        Пока связисты крейсера организовывали радиоканал, защищенный от прослушивания, я позвал Мод.
        - Помнишь свое состояние там, у Кроноса?
        - Захочешь - не забудешь. А что случилось?
        - Требуется разбудить Джекила. Он сейчас примерно в таком же положении. Мне кажется, у тебя должно получиться.
        - Как?
        - Сейчас тебя с ним свяжут. Вот шлем энцефалоскопа. Надевай и буди. Как угодно. Силой мысли. У вас должны быть резонансные частоты. Иначе на Япете-14 может случиться то же, что случилось с «Ситутунгой». Туда идет вторая яхта. Такая же, как та, что на нас напала. Сделаешь?
        Мод посмотрела на меня как-то по-особому.
        - Все, что смогу.
        Ей потребовалось почти полчаса, после которых она откинулась на спинку кресла совершенно обессиленной. Но софус проснулся.
        - Привет, Джекил, - сказал я.
        - Здорово, командир! - заорал он. - Ключ, ключ принесли? А то с моралью у меня строго, сам знаешь.
        - Ключ люминесцирует в центре пульта.
        - Ах да. Старею, братец Серж, ох старею.
        - Давай, старец, уноси ноги. Курс - космодром Улуг-бек. Задача - спрятаться в скальном доке базы ОКС.
        - А от кого удирать? - спросил Джекил.
        - От Греггсена. Пояснения нужны?
        - Греггсен? - переспросил софус.
        - Греггсен.
        - Обойдемся без пояснений. Как у нас с горючкой? С горючкой бедновато, но не дадимся мы пиратам.
        - Уверен?
        - Хо-хо! Прямо на базу Космофлота? Никогда не думал, что буду туда стремиться.
        - Слушай, побыстрее можешь?
        - Что, жалко будет, если меня прихлопнут?
        - Конечно, дурачок.
        - Ах, Серж, самые бесценные слова в моей жизни. Не бойсь! Теперь у меня союзник есть. Да еще какой - Объединенный Космофлот Солнца. Прямо и мечтать не мог! Господин коммодор, я не ошибаюсь?
        - Вот болтун, - поморщился Дюнуа. - Граф, как вы его выносили столько лет?
        Я вздохнул:
        - Знаете, мне его сейчас не хватает.
        - Это вы переутомились, право слово.
        Вторая яхта Греггсена опоздала всего на полтора часа. Она гналась за «Туарегом», но Джекил успел спрятаться в скальном доке на Япете-Главном. Базальтовая крыша семикилометровой толщины сделала его неуязвимым.
        А агрессор попал под обстрел стационарных батарей и получил повреждения. При отходе яхту пытался атаковать еще и «Арчер Фиш», метеорный истребитель. К сожалению, добился лишь частичного успеха, как и предсказывал Дюнуа. Пиратское судно сумело скрыться. На некоторое время, впрочем.
        Вопиющий факт нападения на пассажирское судно и попытки атаки базы ОКС всколыхнули весь Космофлот. Десятки кораблей ринулись на поиски, и через несколько недель они увенчались успехом. На одном из астероидов полицейский катер обнаружил пиратское судно.
        Для операции захвата был вызван тяжелый крейсер с абордажными роботами. Но операция не удалась. При подлете десантных шнелльботов на яхте взорвалась атомная мина. Таким образом, Греггсен убрал доказательства своего участия в деле.
        Долгое время я не мог понять причину его маниакального стремления уничтожить Джекила. И только когда мы были уже на Земле, дело прояснилось. Но - обо всем по порядку.
        После боя прошло несколько дней. Из-за полученных повреждений «Ситутунга» покинула привычный маршрут, по которому непрерывно летала больше тринадцати лет. Часть пассажиров, направлявшихся на Марс, забрал фрегат Роджера. А мы прямиком направились к Луне, где лайнер предполагалось поставить в орбитальный док. Тяжело поврежденная «Ситутунга» требовала капитального ремонта.
        Впереди и справа по курсу начал вырастать наш голубой шарик. По мере сближения на нем все более вырисовывались детали. Из-под облачных пятен показывался то Аравийский полуостров, давно уже покрытый тропическими лесами, то каменистая пустыня Гоби, так и оставшаяся пустыней. То синел бок планеты, почти целиком занятый Великим, или Тихим, океаном.
        При подходе к Луне, когда «Ситутунга» уже начала тормозиться, в поле зрения телескопа попался необычный объект. Он имел вид огромной сферы. Часть обшивки на ней еще не установили, поэтому различалась сложная внутренняя структура шара, состоящая из ячеек различной величины. Внутри этих сот вспыхивали многочисленные огни сварки.
        Орбитальные буксиры осторожно подтягивали к необычному сооружению обруч еще большего диаметра. Пара таких же колец ждала очереди в некотором отдалении.
        - Интересно, что здесь строят? - спросил я.
        - Это вакуум-перфоратор «Фантаск». - с нескрываемым восхищением сообщила Доминика. - Деда, он будет летать быстрее света! Ты что, не смотришь новости?
        - Да как-то в последнее время был занят.
        - Папа хочет полететь на нем в другой мир, - сообщила Доминика. - Но мама не пускает. Деда, а ты хочешь полететь на «Фантаске»?
        У меня даже дыхание перехватило. Мгновенно вспомнились гулкие просторы Гравитона, черный провал Кроноса, отупляющее одиночество «Туарега»…
        - Ну уж вряд ли, - сказал я.
        В собственной судьбе я никогда не был пророком. И, наверное, не буду. А вот Круклис тогда подозрительно хмыкнул. Ох и не прост же этот старший лаборант! Не такой уж и людь, доложу я вам.
        Нас приняла «Лунная Звезда» - центральная пересадочная станция. Она висела между Луной и Землей в одной из точек либрации и действительно походила на многолучевую звезду. Каждый из лучей завершался широкой плитой гравитона, накрытой прозрачным сводом.
        «Ситутунга» мягко соединилась с отведенным нам терминалом. Чуть раньше сюда же, но с другой стороны, причалил крейсер Дюнуа. Когда открылись люки, экипаж «Космической Гончей» уже ждал нас в почетном строю.
        Еще были представители администрации «Лунной Звезды», репортеры, многочисленные встречающие, официальные лица Всемирного Совета, службы реабилитации из отдела Дальних Перелетов ОКС. Эзра поспешно выстроил свой малочисленный экипаж.
        - А вы что же? - строго спросил он. - Отставку мобилизованных я пока не принимал!
        И вытащил нашу троицу из толпы пассажиров. Честно говоря, описание торжественных церемоний мне уже прискучило. Остановлюсь только на паре существенных моментов.
        С удовольствием сообщаю, что коммодор Дюнуа вручил нашему капитану Рубиновую Звезду Космоса. Насколько мне известно, это один из наиболее почитаемых орденов Космофлота, причем орден боевой. И Эзра заслужил его в полной мере. Так что я чистосердечно присоединился к восторгам пассажиров «Ситутунги».
        После того как они утихли, Дюнуа учтиво посторонился, пропуская некую даму. Женщина прошла вдоль коротенького строя нашей команды и остановилась передо мной. В руках она держала старинное колюще-рубящее оружие под названием «меч». На космической станции смотрелся он до крайности экзотично. Хотя в древности фантасты любили вести космические войны при помощи холодного оружия, действительность оказалась совершенно иной. Ни тебе клинков мерцающих, ни весьма экономно одетых амазонок, ни самих звездных войн как таковых. Скучища. Всего одна дама с мечом отыскалась. За ее плечами висел огромный недоуменный диск Луны.
        - Сударь, прошу преклонить колено.
        Я преклонил с некоторыми опасениями. Но ничего страшного не случилось. Женщина, правда, хлопнула меня клинком, зато потом сказала очень приятную речь. О том, что она, принцесса Эллен Уэльская Тридцать Седьмая, имеет честь от имени и по поручению Британского Королевского Совета посвятить Сержа Алекса Рыкоффа Третьего в рыцари и возвести оного в достоинство графа Кроносского.
        - Встаньте, сэр Серж, - строго приказала Эллен Уэльская Тридцать Седьмая.
        Я встал.
        - А теперь, граф, позвольте выразить соболезнования, - сказала она, лукаво улыбаясь. - Существенных привилегий вы не получите, а вот придворных обязанностей свалится масса. Тем не менее с вас причитается.
        Учтиво раскланявшись, она повернулась к Мод и вдруг обняла ее. Забытый меч упал на плиту гравитона.
        - Здравствуй, мамочка. Мы так волновались… Ты навестишь папу? Я созову всех! Графа пригласи, ему не будет неловко, ручаюсь. Мы правда соскучились, мам. Свобода тебя не заменяет… Помнишь, как заплетала мне косички, а?
        Похожее чувство я испытывал только после гравитационного удара. И еще перед инсайтом. Представляю, насколько мелодраматически это выглядело со стороны: новоиспеченный граф лишается чувств от избытка этих самых чувств.
        Никак не ожидал, что инсайт настигнет меня буквально на пороге Земли. И не просто инсайт, а самый сильный из всех, что мне довелось испытать. При всем почтении к тем, кто старше нас, волей-неволей возникает настороженность.
        Братья по разуму! Зачем же так демонстрировать, мудрейшие? Мои мозги можно поразить куда более скромным калибром. И с меньшим ущербом для мужского самолюбия..
        12. ИНСАЙТ. 2004 ГОД
        Стоял август. Солнце садилось. Над потемневшей травой резко выделялись стволы берез. Андрей затормозил на мосту и вышел из машины.
        Под ногами ровно дрожал настил. Снизу поднималась прохлада, слышалось баюкающее журчание. Выше по течению высился обрывистый островок с кривыми сосенками и бурой скалой посередине. Его плавно обтекала река, образуя узкую, затененную протоку.
        День таял. Лето шло на убыль. На скале уже сидел филин, нетерпеливый посланец ночи. Наступало особое, предвечернее время суток, так располагающее к спокойной грусти.
        Андрей задумался. Размеренными дозами добиваясь успеха, он знал, с какой должности уйдет на пенсию. К своему закатному рубежу приближался имея дачу, квартиру, машину, престиж, связи, - весь тот смешной минимум, на который может рассчитывать средний преуспевающий житель страны. По всем признакам, предстояла золотая, хотя и не слишком долгая пора, когда человек имеет наконец возможность пожить по-человечески, без унизительных хлопот о существовании. Счастлив тот, кому выпадает такое еще до неизбежной полосы болезней. Особенно если умеет не задаваться вопросом: как, вот и все?
        Но с этим не все обстояло благополучно. Время от времени Андрей видел сон, в котором спиной вперед поднимался по лестнице со ступенями, стертыми множеством подошв. Монотонная ходьба продолжалась долго, иногда всю ночь. Каждый раз он пытался разглядеть через плечо нечто важное, ускользающее. И когда это начинало получаться, когда в звездной тьме проступали силуэты, наступало пробуждение.
        Андрей просыпался с очень правдоподобно ноющими мышцами. Пожимал плечами, завтракал, уходил на работу. Погружался в дела, привычно успокаивая себя надеждой на то, что до заката времени еще хватает. Настанет срок и для главного, ускользающего.
        Однако в тот раз, на мосту, утешение не сработало. Грусть не отступала. Он облокотился о перила и постарался отвлечься красотой места. Через какое-то время понял, что не получится.
        Начинало смеркаться. На острове сердито ухнул филин. Андрей бросил недокуренную сигарету, завел мотор, проехал мост и, удивляясь себе, свернул с асфальта. Его внезапно охватила полузабытая жажда приключений. Охватила и привела к редкому для взрослого мужчины состоянию. Он беззаботно поддался очарованию неизвестности, подстерегающей за каждым поворотом. Это оказалось приятным. Восприятие действительности сделалось свежим, красочным, будто с черно-белого телевизора он переключился на цветной.
        Невысокая насыпь из красноватой глины петляла по лесистой пойме, хорошо выделяясь в зелени лугов. Ровно гудел двигатель. Из-под шин с щелканьем вылетали камешки, иногда звонко ударяясь в днище.
        Справа, между деревьями поблескивала река, слева проплывал пологий склон сопки. Через дорогу перелетали стайки бабочек. Их было много, и они, наверное, представляли угрозу для леса. Если каких-то существ становится много, они неизбежно начинают представлять угрозу. Для поддержания одной жизни неизбежно требуется губить другую. Даже если не питаешься мясом. И что за закон такой? Андрей покачал головой и почувствовал, что она болит. Это был плохой знак, предвещающий перемену погоды.
        Действительно, с гребня холма, на который поднялась машина, открылся сизый грозовой фронт. Воздух стал тяжелым, давала о себе знать накопившаяся за день духота. Ветерок из открытых окон помогал мало, виски продолжали наливаться болью.
        Андрей еще раз покачал головой и прибавил скорости. Он твердо знал, что подобной выходки, точнее, выездки больше себе не позволит. Поэтому нынешнюю решил довести до логического конца. Непонятно, правда, какого. Какого-нибудь. Вспомнилась поговорка, которую Владимир Ян приписывал Чингисхану: боишься - не делай, делаешь - не бойся.
        Солнце бросало последние мазки на тучи, переваливающие гряду сопок. Быстро темнело и холодало. Крупные капли пробарабанили по крыше, рассыпались на ветровом стекле. В салон влетела водяная морось, запахло свежестью. Вдоль дороги крутились вихри, но дождь споро прибил красную пыль.
        Много позже Андрей с удивительной легкостью вспоминал сырой запах грозы, расползающиеся в колеях лужицы, брызги из-под колес, статические разряды между пальцами и металлическими частями машины. И ощущение надвигающегося события. Он тогда подумал, что ради одного этого ощущения стоило сворачивать с привычной дороги бытия.
        Ощущение не обмануло. Событие произошло за поворотом, на склоне очередного холма. Событие вполне заурядное, имеющее вид двух девушек в полиэтиленовых дождевиках, размахивающих руками.
        Они стояли у километрового столба с цифрой 46. Поначалу эта цифра привлекла большее внимание, чем сами девушки. Андрей тогда удивился, откуда может быть цифра 46 в десятке километров от магистрального шоссе.
        Тормозить на мокрой глине следует весьма аккуратно. Андрей плавно выжал обе педали - сцепление с тормозом чутко прислушиваясь к ощущениям пальцев на руле. Задние колеса слегка повело, но он это проигнорировал, баранку не дергал. Резкие действия на скользкой дороге совершенно ни к чему.
        Машина выровнялась сама, прокатилась еще пару метров и остановилась. Красный свет стоп-сигналов позволял видеть, что обе девушки уже близко. На миг всплыло усталое шоферское сомнение: а нужно ли брать? Но тут полыхнула молния, высветив юные симпатичные лица. Нет, таким не откажешь.
        - Добрый вечер! Не могли бы вы… - оглушительно шарахнул и перекатился по небу гром.
        Андрей энергично закивал и тут же скривился от боли. Шейный остеохондроз, черт бы его побрал.
        - А можно минутку подождать? Сейчас прилетит наш филин.
        - Кто?
        - Филин. Почему-то все его называют совой, но он - филин. Честное слово!
        Андрей с удивлением посмотрел на дыру в плаще светловолосой девушки. Она поняла его по-своему.
        - Поверьте, наш Бубо создание спокойное и опрятное.
        - Верю, - улыбнулся Андрей.
        Шум дождя нарастал. Вновь вспыхнула молния. Откуда-то сверху на плечо второй девушки упал ком взъерошенных перьев.
        - Бедненький ты мой, - сказала она. - Совсем разрядился.
        Хлопнули дверцы. Девушка на переднем сиденье откинула капюшон и рассыпала по плечам светлые волосы. Конечно же, от них распространился аромат. Но не духов и не трав, а чего-то неведомого.
        - Меня зовут Наташей.
        - Очень приятно. Андрей.
        - Позвольте представить вам Марину.
        Он вежливо обернулся. Вторая девушка производила черно-белое впечатление - бледный овал лица в обрамлении густых волос. Ее щеку пересекала ясно различимая царапина. Андрей не удержался от усмешки:
        - Это спокойный Бубо постарался?
        - Нет. Неловко приземлилась с парашютом.
        Секунду Андрей размышлял, как отнестись к ответу. Но… каков вопрос, таков ответ. Рассмеявшись, он тронул машину.
        - У вас каникулы, лесные феи?
        - Домой возвращаемся, - неопределенно ответила Наташа. - Нам немного дальше деревни. Довезете?
        - Отчего же. Если не застрянем.
        - Обязательно застрянем, - сообщила Марина.
        На этот раз жесткие нотки, прозвучавшие в ее голосе, ничем не были спровоцированы, и Андрей замолчал.
        Красная дорога поднялась на плато. Мокрый лес отступил в стороны. Ветер трепал траву в беспризорных полях, пробегая шквальными волнами между ржавыми остовами комбайнов. Гроза входила в полную силу. Горизонтальные струи дождя били в стекло. Щетки «дворников» успевали сделать слой воды лишь более тонким. Пейзаж сквозь него выглядел расплывчатым, колеблющимся, неверным.
        Сбоку проплыло старое кладбище с часовенкой и покосившимися крестами.
        - Вот и Старопокровка, - сказала Наташа. - Голова еще болит?
        - Нет, - рассеянно отозвался Андрей.
        Машину заносило. Ему приходилось быть внимательным. Перед самой деревней он объехал бульдозер с размотанной гусеницей. Машина при этом едва не сползла в кювет. Андрей включил фары.
        Полосы света пробежали по срубам, ребрам стропил, скользнули по остаткам заборов, выхватили переполненное ведро, висящее над колодцем, затем - заросли одичавшей малины, почти скрывшей корпус холодильника.
        В пустой раме ворот на миг показалась то ли собака, то ли волк. Зверь вздыбил шерсть, сверкнул глазами и канул во тьму.
        - Ой, - сказала Наташа.
        - Как после нашествия марсиан, не правда ли? - спросил Андрей.
        - Какие еще марсиане? - отозвалась Марина. - Нет их в природе. Сами натворили.
        Андрей поднял брови.
        - Вы говорите о моем поколении?
        - О всех ваших поколениях.
        - И о своем?
        - Я-то какое имею отношение?
        - Полагаю, такое же, как и я. Или вы иностранка?
        - Скорее - иноземка.
        Разговор потерял смысл. Девушка пребывала в дурном настроении. Андрей вновь замолчал.
        - И зачем только живете? - с непонятной страстностью добавила Марина.
        Андрей не ответил. Машина спускалась к мосту. Это было нечто.
        Неизвестного названия поток бежал через Старопокровку. Минувшим днем был он, наверное, всего лишь невзрачным, замученным людьми и животными ручьем, но ливень куда как прибавил ему сил. Ручей вздулся, затопил ближние дворы, свободно втекая в разбитые окна. И если дорога еще как-то возвышалась над водой, то поверх мостка, в который она упиралась, течение несло многочисленные щепки, кус-гы, бутылки, остатки домашней утвари и прочий мусор.
        Ниже переправы в небо торчали колеса перевернутого грузовика. Весь этот ужас дополнялся громами и молниями. Наташа тихо ойкнула.
        - Бояться нечего, - уверенно заявила Марина.
        Она начинала действовать на нервы. Андрей обернулся.
        - Нам очень нужно, очень, - умоляюще сказала Наташа.
        И Андрей смирился с совершенно неоправданным риском. Он остановил машину, прошел вперед, насколько позволяла вода. Потыкал подвернувшейся хворостиной в поток на мосту и вернулся.
        - Плавать умеете? - хмуро спросил он, глядя на Наташу.
        - О да, экзамен сдавали. Андрей Васильевич, неужели придется плыть?
        - Надеюсь, что нет. Но ремень отстегните.
        - Зачем?
        - На всякий случай.
        - Отстегни, отстегни, - сказала Марина.
        Бросив на нее насмешливый взгляд, Андрей медленно въехал на мост. Под днищем зашумела вода. Что-то гулко ударило в правый борт.
        - Бутылка из-под шампанского, - сообщила Марина. - Плавание обещает быть успешным.
        Бревна настила дергались и шевелились В конце моста заднее колесо провалилось в щель. Еще секунда, и оно бы там заклинилось. Но Андрей мгновенно вдавил педаль газа в пол. Мотор взревел во все лошадиные силы. Машина буквально выпрыгнула на берег.
        - Ох, - сказала Наташа. - Можно опять пристегиваться?
        - Не обязательно. Инспектору дорожного движения тут делать совершенно нечего.
        От моста единственная улица Старопокровки поднималась к коренному берегу. В свете фар различались даже проплешины старого, выщербленного асфальта. Они проехали мимо Доски почета с чудом уцелевшими портретами передовиков советской эпохи. Казалось, что во всей деревне именно эти метеостойкие портреты меньше всего пострадали от судьбы.
        - Неузнаваемо изменился наш край, - голосом телевизионного диктора сообщила Марина.
        Андрей не выдержал.
        - Послушайте, вы напоминаете…
        - Кого?
        - Переутомленного мессию.
        - Почти так и есть, как ни забавно.
        - О!
        - Что «о»? - рассердилась девушка.
        - Нет, нет, ничего.
        - Ах как мы выдержанны, как мы тактичны, - язвительно заметила Марина.
        Андрей с подчеркнутым спокойствием пожал плечами. Что есть, мол, то есть. В отличие от некоторых.
        Видимо, этот жест усилил раздражение собеседницы.
        - А позвольте вас спросить.
        - А пожалуйста.
        - Многое вы свершили за свои сорок шесть для пользы человечества?
        - Не очень, ваша честь.
        - А именно?
        - Оставался порядочным.
        - Это все?
        - Не каждый находил нужным. По-моему, не так уж мало.
        - Не так много, чтобы гордиться, - отрезала Марина.
        - Зря ты так, - грустно сказала Наташа.
        Андрей признался себе, что не понимает, зачем тратит время на этих красивых, но совершенно чужих ему девушек, а в качестве благодарности слушает нелепое брюзжание. Не из-за денег же.
        - Да, - сказал он. - Марина, боюсь, что требования к другим у вас не те же самые, что и к себе.
        - Простите, - сказала Наташа. - У нас был тяжелый день.
        И отвернулась к окну. Марина промолчала.
        За деревней вновь начался лес. Дорога превратилась в сущее болото, местами переходящее в водоемы. Андрей форсировал их, повинуясь могучему шоферскому инстинкту, который всем хорош, за исключением того, что далеко на нем не уедешь.
        Выл двигатель. Несколько раз машина чудом выкарабкивалась из гиблых колдобин. Все же после деревни Андрей испытывал облегчение. Мертвые дома Старопокровки напоминали призраков, которым безразлично, кому мстить, - что коммунистам, что демократам, что «новым русским». На рубеже тысячелетий Россию страшно поразила бацилла тупого безразличия. И брошенные деревни на веками насиженных местах как нельзя лучше символизировали это безразличие. Безразличие, которое еще даст свои всходы…
        Девушки молчали. Наташа даже успела задремать. Филин балансировал крыльями, когда машину подбрасывало. Делал он это и впрямь так аккуратно, что на спинке сиденья не оставалось следов его когтистых, нервно переступающих лап. В отличие от своей хозяйки птица начинала Андрею чем-то нравиться. Своим воспитанием, наверное. Кто его так выдрессировал? Неужели вредная Марина? Странная все же парочка эти девчонки.
        Андрей вдруг вспомнил, что Наташа назвала его по отчеству, хотя представился он только по имени, а Марина точно угадала возраст. Запоздало удивился, но спросить ничего не успел. Потому что машина прочно и недвусмысленно села на днище.
        Попытка сдать назад ни к чему не привела. Двигатель заглох. Сразу стало понятно, что внутри тепло и уютно, а снаружи холодно и враждебно. Наташа проснулась.
        - Приехали, - сакраментально сказала Марина.
        - Как вы догадались, что мне сорок шесть лет? - спросил Андрей.
        - Нет ничего труднее на свете.
        - М-да, характер. Кажется, дождь заканчивается.
        - Не расстраивайтесь. Пожалуйста, - виновато попросила Наташа.
        - Вам сложно отказать.
        - А у вас хорошая улыбка.
        - Ну-ну, - сказал Андрей. Смущенно потер небритый подбородок и начал осматривать местность.
        Дождь и в самом деле прекратился. Последние тучи уходили в сторону далекого Ледовитого океана, а над обидно чистым горизонтом вставала луна. С елей упали стрельчатые тени. По лужам пробегала ветровая рябь. В лесу нерешительно перекликались ночные птицы. Кроме их голосов, послегрозовую тишину нарушал негромкий, но настойчивый гул.
        Андрей опустил стекло и выглянул, надеясь увидеть трактор или дизельный грузовик. Но вся доступная взгляду дорога оставалась пустой, как до, так и после машины. Гудело другое.
        Со стороны Старопокровки, быстро увеличиваясь в размерах, летели два вертолета. Грузовой старичок «Ми-8» и…
        - Черт побери, - пробормотал Андрей. - «Черная акула»!
        Бубо заклокотал и угрожающе расправил крылья.
        - Эх, - сказала Наташа. - Не успели.
        - Красиво здесь, - безмятежно заметила Марина.
        - Думаешь, все обойдется?
        - Конечно.
        Боевой вертолет с грохотом пронесся над машиной и развернулся. Его тридцатимиллиметровая пушка, снаряды которой прошивают танковую броню, уставилась прямо в беззащитное ветровое стекло «Лады».
        - Ну и шуточки, - продолжал бормотать Андрей.
        Грузовой вертолет тем временем снизился. Страшно грохоча, он сел на пригорок рядом с дорогой. Открылась дверца, и на траву спрыгнул человек в пятнистом комбинезоне Подтянул голенища сапог, привычным жестом поправил автомат и решительно зашагал к машине.
        - Мы что, нарушили государственную границу? - прокричал Андрей.
        Военный усмехнулся, глядя на лужу.
        - Нет, вы еще в наших территориальных водах.
        - Тогда в чем дело?
        - Это кто, сова?
        - Ноу, - заявила несносная Марина. - Зенитная ракета «Стингер».
        - Образованная барышня, - одобрил военный. - Давно сидите?
        - Нет, - сказал, Андрей. - Только что присели.
        - Хорошо.
        - Вы так считаете?
        Военный качнул головой, давая понять, что шутить ему некогда.
        - Что-нибудь необычное по дороге видели?
        - Ну… такое, из-за чего в нас стоит целиться пушкой, не замечал.
        - Формальность, инструкция, - отмахнулся военный. - Не надо бояться человека с ружьем. Сами боимся.
        Потом взглянул на Марину и козырнул:
        - Капитан Шестаков. Заместитель командира эскадрильи.
        - Странное впечатление производят ваши вертолеты в окрестностях ненаселенного пункта Старопокровка, - заявила Марина. - Не находите, капитан?
        - Нет. А что тут странного?
        - Да ваши вертолеты стоят столько, сколько нужно для восстановления деревни. Вы материалист, я надеюсь?
        Непередаваемое выражение появилось на лице капитана Шестакова.
        - Господи, и здесь митинг. Студентки небось? Люди просвещенные?
        - Да в общем - не дурочки.
        - Тогда понимать должны.
        - Например, что?
        - То, что хорошие люди в банды не собираются. А вот плохие - собираются. И пока это происходит, а происходить такое будет всегда, нужны если не вертолеты, то бронемашины. Дубинки на худой конец. Столько еще обезьяньего в человеке! Я уж не говорю о потенциальных внешних угрозах.
        - Браво. Аи да капитан, - серьезно сказала Марина.
        - Спасибо. А как вас зовут?
        - Марионелла-Жозефина, - еще более серьезно сказала Марина.
        Капитан перебросил автомат за спину и с сомнением почесал переносицу.
        - Редкое имя в окрестностях ненаселенного пункта Старопокровка.
        - В этих окрестностях сейчас все редкое.
        - М-да? Как сказать. Ну вот что. В интересах расследования мне нужно знать ваш адрес.
        - Пожалуйста. Сфероидальная галактика в Печи.
        - Какой печи?
        - В созвездии Печи. Южное небо. Навигационной ценности не представляет.
        - Послушайте, - обиделся офицер. - Я ведь задание выполняю, а не охочусь за девушками с вертолета.
        - Да? - смилостивилась Марионелла-Жозефина. - Андрюша, дорогой, скажи ему адрес нашего гнездышка.
        - Вам записать? - не без лукавства предложил Андрей.
        Капитан растерялся.
        - Вы что же, супругами будете?
        - Будем, будем, - неожиданно вмешалась Наташа.
        - Ну и шуточки… - пробормотал капитан Шестаков. - Афганистан какой-то…
        - Так вам записать?
        - Ладно, достаточно того, что я запомню номер машины. Извините, помощь оказать не сможем, у нас горючее на исходе. Когда вернемся на базу, попробую связаться с дорожной службой.
        - О, не беспокойтесь, - почему-то взволновалась Наташа. - Мы сами справимся.
        - Уверены?
        - На сто процентов. Кажется, так это говорится.
        - Жаль, - грустно обронил капитан Шестаков,
        Он козырнул и вернулся к своему вертолету. Наскоро почистил сапоги, взбежал по алюминиевой лесенке, на миг обернулся. Взмахнул рукой.
        Дверь захлопнулась. Чудище зарычало, оторвалось от пригорка и пристроилось к собрату.
        Свистящий гул винтов вскоре стих за лесом. Растрепанные кроны деревьев успокоились. Но все равно лес казался уже не тем, другим. Придавленным, что ли. Есть нечто противное природе в орудиях убийства.
        - Андрей, как вы думаете, кого они искали?
        - Быть может, бежавших солдат.
        - Но почему капитан нас не предупредил?
        - Странно.
        - Наверное, Марина смутила его своими насмешками.
        - Очень может быть. Зря, между прочим. Неплохой парень. По-моему, не женат.
        - Вы тоже не женаты, - утвердительно сказала Наташа.
        Андрей помрачнел.
        - Я разведен. Это другое дело.
        - Не печальтесь. Тут неподалеку живет наша бабушка. Отчего вы смеетесь? Марина, я что-то не так сказала?
        - Слегка.
        - Андрей, извините. Просто я приглашаю в гости. Должны же мы вас отблагодарить. О машине не беспокойтесь, здесь еще сутки никто ехать не решится. Вы большой мастер вождения! Марина считала, что мы застрянем тремя километрами раньше.
        - Спасибо, но…
        - Знаете, в лесу страшновато…
        Вот так мы и попадаемся, подумал Андрей. Дщери Евы. Он улыбнулся и открыл дверцу.
        - Бр-р. Океан Ледовитый. Территориальные воды. Марина, давайте я вас перенесу.
        - Лучше помогите Наташе.
        - Да, - сказала Наташа. - Если не очень затруднит.
        - Нисколько. Я лет двадцать не носил девушек, успел отдохнуть.
        Наташа посмеялась ему в плечо. Из машины вылетел филин со свернутыми дождевиками в когтях. Лениво помахав крыльями, птица ухнула и скрылась в лесу.
        Марина невозмутимо брела через лужу. Андрей приостановился.
        - Н-да, - сказал он.
        Наташа встрепенулась в его руках.
        - Что-нибудь случилось?
        - Нет, ничего. Закаленная у вас сестра.
        - Почему вы считаете нас сестрами?
        - Но у вас же общая бабушка!
        - А, да, правильно. Знаете, лужу мы преодолели. Можно ставить меня на поверхность планеты.
        На поцарапанном лице Марины появилось нечто вроде улыбки. Андрей начал придумывать, что бы такое сказать.
        Наташа тактично прервала паузу:
        - Здорово у тебя получилось с капитаном, Маринчик.
        - Мелочи. Поживешь тут с мое, тоже научишься. Спасибо вам, Андрей.
        - Да вроде не за что.
        - Есть за что. За благородство и бескорыстие. Доверие и дружелюбие.
        - Ты пропустила воспитанность и выдержку, - лукаво добавила Наташа.
        Марина впервые рассмеялась:
        - Не только. Еще гордость и гуманность. И так далее, по алфавиту. Продолжать?
        Андрей отвернулся.
        - Интересно, как наш капитан умудрился запомнить номер? - спросил он. - Все заляпано грязью.
        Наташа махнула рукой:
        - Ничего он не запомнил. Но это - его проблемы. Маринчик, веди.
        Марина молча шагнула в придорожные кусты.
        - Куда это? - поразился Андрей.
        - Так ближе. Пожалуйста, дайте мне руку.
        Гостеприимно запели комары. Наташа ничуть не преувеличивала, когда сказала, что в лесу страшновато. Андрей с шумом пробивал дорогу, думая о том, что медведи в конце лета должны быть добродушными, равно как и волки. Но вот в отношении беглых солдат и уголовников сомнения оставались. Не зря же вертолеты здесь летают… Он пожалел, что не захватил из машины чего-нибудь увесистого, вроде монтировки.
        Брюки и куртка быстро вымокли. Стараясь не стучать зубами, он спросил, не может ли поблизости быть трактора.
        - Это такое… лязгающее сооружение?
        - Да, л-лязгающее. Хорошо машины вытаскивает.
        - Пусть вас это не беспокоит. Машину мы освободим иначе, не так шумно. Знаете, к металлам у меня предубеждение. Мертвые они уж очень. Вы не считаете, что сталь, например, жестока?
        - Как может быть жестоким мертвое?
        - Оно всегда угрожает живому.
        Андрей немного помолчал, стараясь понять, играет ли девушка словами. Потом наугад спросил:
        - А бронза?
        - Бронза - сплав. В нем есть теплота, отпечаток души.
        - У вас художественное восприятие.
        - Да нет, иное видение.
        Что-то скрывалось за этим абстрактным диалогом. Но от дальнейшего разговора Наташа уклонилась, сославшись на усталость.
        - К тому же, - добавила она, - я не совсем уверенно владею идиоматической стороной русского языка. Не успела вжиться.
        От этого пояснения Андреево недоумение ничуть не уменьшилось.
        Они выбрались на более открытое место. Идти стало легче. Но вскоре малозаметная тропинка пересекла поляну и вывела к краю обширного болота. Захлюпала вода. Упругие стебли хвощей цеплялись за ноги. Досаждал гнус, образец жестокости живого. Наташа звонко пришлепнула очередного мокреца и вздохнула.
        - Что, тяжело быть белковым телом? - иронически спросила Марина.
        - Да, и больно. Ты на меня сердишься?
        - Какой смысл? Что сделано, то - прошлое.
        Андрей откашлялся.
        - С вами что-то стряслось, лесные феи?
        - Стряслось. Очень даже сильно стряслось. По моей оплошности. Марина, можно рассказать?
        - Немного позже, Бубо уже на месте. Там все и расскажем. Андрей, вы подождете?
        - Да я вообще не уверен, имеют ли ко мне отношение ваши секреты.
        - Имеют, имеют.
        Андрей пожал плечами.
        - Кажется, болото мы миновали.
        За болотом начинался молодой еловый лес. Деревьям было лет по тридцать, ветви висели низко, приходилось нагибаться. Андрей придержал хвойную лапу, пропуская девушек.
        Неожиданно фигура шедшей впереди Марины вспыхнула, будто попав в луч прожектора. И тут же пропала. Андрей вздрогнул и выпустил ветку.
        - Это еще что?
        - Кольцевой поток фотонов. Ничего страшного, - ответила Наташа.
        Андрей разозлился:
        - Перестаньте морочить мне голову. Кольцевой поток фотонов невозможен.
        - Возможен, возможен.
        - Это ж какая гравитация должна быть!
        - Большая.
        - Нас бы тогда раздавило.
        - Нет, гравитационные линзы очень маленькие. Они расположены только в точках поворота. Фотоны движутся вообще-то не по кольцу, а по многограннику, понимаете?
        - Понимаю. Нет, не понимаю. Для чего это?
        - Да много для чего. Сигнализация, в частности. Пойдемте.
        Но Андрей примерз к месту.
        - Послушайте, люди такое сделать не могут.
        - Верно, - терпеливо согласилась Наташа.
        - Ах вот оно что…
        - Да, именно оно. Идемте, нас ждут.
        - А если не пойду?
        Наташа рассмеялась:
        - Спать вам тогда в машине. Голодным.
        - И все?
        - И все.
        Ошеломленный Андрей топтался под развесистой елкой. Перед его лицом то озарялась, то растворялась в темноте качающаяся ветка. Он увидел, как из световой пленки протянулась открытая ладонь, и отшатнулся. Послышался смех Марины.
        - Дорогой гуманоид, неужели нас нужно бояться?
        - Вот уж не знаю!
        - Вспомните пословицу Чингисхана.
        - Чингисхан сейчас бы помер со страху.
        - Не исключено. Образование у него было неважное. Эх, член ученого совета! Решайтесь. Иначе потом всю жизнь не простите себе слабости. Вы хоть догадываетесь, на пороге чего стоите?
        - Догадываюсь, - проворчал Андрей. - Умеете находить слабые места, сестрички по разуму…
        Он зажмурился и не шагнул, а как-то посунулся вперед. Свет пробился и сквозь закрытые веки, но других неприятных ощущений не возникло. Он разочаровался и даже заподозрил розыгрыш, тем более что остаток пути прошел абсолютно без приключений. И что бы это все могло значить?
        Обыкновенный деревенский дом располагался внутри обнесенного жердями двора. Над трубой вился дымок. У калитки стояла старушка в белом платке.
        - Ах, девочки, я уж извелась! Все ли благополучно?
        - Да. Благодарение Андрею Васильевичу, спасителю нашему. Вот, познакомьтесь.
        - Ксения Кирилловна. Очень, очень рада, дорогой вы мой! Знаете, я так боюсь этих ужасных зенитных ракет, а негодник Бубо совсем перестал отвечать на сигналы. Старый он у меня, заряда не хватает, понимаете?
        - Понимаю, - солидно ответил Андрей. - Чего ж не понять? Заряда не хватает.
        От длинных аристократических пальцев Ксении Кирилловны пахло луком, но Андрей приложился к ним без всяких колебаний. Обладательница столь неистребимого обыкновения подавать ручку для поцелуя имела право бояться многого, включая зенитные ракеты. Одному Всевышнему известно, чего она навидалась на своем веку.
        Компания прошла мимо накрытых мешковиной огромных бочек и поднялась на крыльцо.
        - Проходите, сударь, проходите, - ласково приглашала хозяйка. - И не тревожьтесь, все здесь вполне вменяемы, включая вас.
        Андрей закашлялся. Ему любезно постучали по спине.
        В чистой, блаженно теплой горнице он долго мыл руки и пытался сообразить, что собой представляет негодник Бубо, чем провинилась трогательная Наташа и какое отношение ко всему этому имеют средства ПВО.
        Сухая научная жизнь давно отучила его от веры во всякого рода народных целителей, провидцев, биоэнерготерапевтов, пришельцев и лозоходуев. Он признавал только надежные экспериментальные данные, корректно обработанные статистически и подтвержденные независимой лабораторией. Желательно - не нашей. Он многократно убеждался в том, что рано или поздно любой чертовщине находится удивительно банальное объяснение. Сыщется оно и в этот раз. Хорошо, что не отступился из-за световых фокусов. И впрямь было бы стыдно.
        - Голубчик, прошу к столу. Пора отужинать да отдохнуть с дороги. Что требовалось, вы уже сделали.
        - Спасибо. Девочки, наверное, тоже проголодались?
        - Увы, им надо сначала муляжи приготовить.
        - Какие муляжи?
        - Да копии свои, альтер эго. Латынь-то помните?
        - Смутно.
        - Не беда, сударь, не беда. Сосуды к утру прочистятся. Глядишь, и память покрепче сделается.
        Андрей едва не ляпнул, что против склероза лекарств нет, но вовремя вспомнил о возрасте собеседницы.
        - Присаживайтесь, Андрей свет Васильевич. Времени у меня совсем мало осталось. Хочется напоследок с человеком поговорить.
        - Что вы, Ксения Кирилловна, времени у вас много, это я вам как врач говорю.
        - Смотря где, милостивый государь, смотря где. Здесь, на бренной, - ровно пустячок какой.
        Старушка резала хлеб по-деревенски, крупными ломтями. Буханку при этом прижимала к груди. В ней удивительно сочетались простонародные привычки и салонные манеры начала двадцатого века. Человеку, успевшему пожить в СССР, такая смесь о многом говорила. Андрей не мог не почувствовать сострадания к этой частице старой России, чудом перенесшей лихолетье советской власти, а потом еще диковатую реставрацию капитализма. Он не то чтобы перестал замечать странности ее речей, но начал воспринимать их как нечто объяснимое. Подтверждая его мысли, Ксения Кирилловна продолжала:
        - Что только не перенесла от людей. Сама, можно сказать, человеком стала. Как вы быстро стареете… Долго, ох долго вам еще идти. И ума вроде хватает, а пользоваться не хотите. И то сказать, мало поколений после обезьян-то… Знаете?
        - Знаю, - сказал Андрей. - Читал.
        Он совсем не знал, чего ожидать в ближайшую минуту. Было слышно, что в соседней комнате по полу протащили тяжелый предмет. Затем - еще один.
        - Муляжи? - спросил он.
        Ксения Кирилловна поставила на стол бронзовое блюдо с помидорами.
        - Не мучьтесь, голубчик. Всему свое время. Скоро поймете. Утро вечера мудренее, как люди говорят. Ешьте пока. Вот пельмени, маслята. Хлеб свой, домашний, сама пеку. Извольте отведать.
        Андрей принялся за угощение.
        - Налила бы стопочку, да ехать вам скоро. О поджелудочной железе и говорить нечего.
        - Редкий вы человек, - сказала Ксения Кирилловна примерно через полчаса.
        - Уф, простите. Столько есть неприлично. Но все такое вкусное.
        - Я не о том. С вами девочек оставить было бы не страшно.
        - Спасибо. Неужели им что-то угрожает?
        - Теперь уж ничего не угрожает. Да-с, теперь. Сыты ли вы, батюшка?
        - Еще как!
        - Ну, тогда не обессудьте. Прощайте, дорогой.
        Ксения Кирилловна взглянула на него с неожиданной жесткостью. Мысли Андрея сделались вялыми. Приятная теплота волнами поднялась от желудка и покатилась к голове. Объелся-таки, подумал он.
        - Объявляется стартовый отсчет времени, - сурово произнес мужской голос.
        Андрей печально повернулся. В углу, на массивном телевизоре, сидел Бубо с открытым клювом. Одну из лап он держал в розетке. Или показалось?
        Глазищи филина грозно горели, в перьях вспыхивали Разряды. А по экрану телевизора бегали разноцветные линии и ползали чудные знаки, вроде жуков.
        Из тумана вышла Марина и погладила его холодной ладонью.
        - Иди спать, несчастный гуманоид. Прощаю вам все.
        Под руки, как раненого, Андрея увели в соседнюю спаленку.
        - С вами по-хорошему… эх вы… - пробурчал он.
        И уткнулся в хрусткую наволочку. Из форточки слышался отдаленный вертолетный гул. Ксения Кирилловна с беспокойством покачала головой. Марина прикатила хирургический столик на колесиках.
        - Помочь? - спросила она.
        - Управлюсь, чего тут сложного. Иди отдохни. Наташа плачет?
        - Плачет.
        - Надо же. Кто бы мог подумать.
        - Слишком тщательно перевоплотилась.
        - Слишком недавно. Поначалу все воспринимается чересчур остро. Земные страсти захлестывают.
        Марина задержалась на пороге, глядя на спящего Андрея.
        - Все-таки я ожидала, что ученые у них более догадливы.
        Ксения Кирилловна усмехнулась.
        Лунный свет отпечатал на полу оконный переплет. Он был изменчив, этот лунный свет. То усиливался, то ослабевал, будто снаружи прохаживался некто огромный, бесшумный и полупрозрачный. При этих переменах крупицы инея, покрывающего бок голландской печи, то начинали искриться, то угасали.
        Иней лежал на столике с хирургическими инструментами, букете сибирской вечерницы, на спинке старой железной кровати и даже на голой, лишенной абажура лампочке под потолком.
        Колкий холод проникал под ватное одеяло к свернувшемуся в клубок Андрею. Пробуждающееся сознание неохотно освобождалось от образов странного, сумбурного сна - на доевшей лестницы, космической пустоты с вкраплениями звезд, от капитана Шестакова, за что-то ударившего Андрея ножом в живот. От спиральной молекулы ДНК с недобро багровеющим фрагментом, от таинственной улыбки Бубо. От всех прочих фантасмагорий, старых и новых.
        Подташнивало. Беспокоила скребущая боль в левом подреберье. И все же он встал. Покачиваясь от непонятной слабости, кое-как оделся. Глубоко втянул в себя воздух, потом задержал дыхание. Тошнота отступила, но накатилась волна озноба. Андрей набросил на плечи одеяло и попрыгал, чтобы хоть немного согреться. Потом опасливо выглянул в горницу.
        Там было еще холоднее. Картошка и помидоры на не-прибранном с вечера столе заледенели. Рядом находился еще один кусок льда, в форме бутылки. Вокруг него валялись осколки стекла.
        Морозные узоры украшали окно. Пышная бахрома снега окаймляла дверь, ведущую во вторую половину дома. Оттуда слышались крупнопузырчатое бульканье и сухие металлические щелчки, похожие на стук метронома. Еще что-то шипело.
        Андрей вынул сигареты. Закурить, однако, не привелось, Исчезла зажигалка. Водительское удостоверение, паспорт, ключи от машины, бумажник, носовой платок - все обнаружилось в привычных карманах, а вот зажигалка пропала.
        Среди ночи просить спички, конечно, не стоило. Но его всерьез беспокоил невероятный и необъяснимый холод в доме. Андрей постучал в заснеженную дверь. Выждал, постучал еще, наконец громко спросил:
        - Ксения Кирилловна! Простите, что происходит?
        Ответа не последовало. Тогда он толкнул дверь и остановился на пороге.
        В нос ударил сильный запах озона. Потянуло совсем уж свирепым холодищем. Позади, в горнице, с пугающим треском лопнула и повалилась набок промороженная бочка. Деревянно стуча, по полу раскатились кочаны капусты.
        А впереди, в просторной, освещенной неверным лунным светом спальне, клубился туман. Он поднимался из круглого бассейна с интенсивно парящей жидкостью. По периметру этот бассейн был окружен корабельными леерами на аккуратных стойках.
        Струя более теплого воздуха дунула из двери. Туман колыхнулся. Из его блеклой пелены проступили очертания стола, за которым, уронив голову на руки, сидела Ксения Кирилловна. Потом стала заметной широкая кровать. Андрей увидел там обеих девушек. Они лежали в спокойных естественных позах сна, но совершенно неподвижно.
        Андрей пощупал ледяную руку Марины. Пульс отсутствовал, дыхание - тоже. На ее лице застыла леонардовская полуулыбка. Приподнять твердое веко он не смог.
        Наташа казалась грустной. Прикоснуться к ней Андрей не решился. Скомкал бесполезную пачку сигарет и отвернулся. Потом подошел к бассейну.
        Туман слабо подсвечивался снизу. Жидкость в бассейне бурлила. Всплывающие на поверхность пузыри громко лопались. В глубину, широко раскинув руки, погружалась женщина с мертвенной серо-зеленой кожей и шевелящимися седыми волосами. Под ней, на фоне уже знакомых созвездий, рождались гроздья пузырей. Пузыри стремительно неслись к поверхности. Задевая тело, они фосфорически вспыхивали. В этих вспышках Андрей узнал еще одну Ксению Кирилловну.
        От режущих испарений дьявольского колодца слезились глаза. Отодрав руки от стоек, он выпрямился и отступил на пару шагов. Происходившее могло быть сном, галлюцинацией, сценой из фильма ужасов - всем чем угодно, только не реальностью.
        Мысль об этом вывела его из состояния оглушенности. Рухнула некая преграда между восприятием и осмыслением. Он вскрикнул и бросился к двери. В горнице споткнулся. Расшвырял тяжелые, словно пушечные ядра, кочаны и опрометью выбежал из дома.
        На опушке елового леса шелестел ветер. Налетая на избу, он порой относил в сторону морозный туман, но потом стихал, и облако сгущалось заново.
        Крупные предосенние звезды во всю мощь светили с неба. Андрею показалось, что над головой висит все тот же колодец.
        Его била дрожь. Невероятно одинокий, жалкий, с переброшенным через плечо одеялом, он стоял во дворе и пытался взять себя в руки. Постепенно это начало удаваться. Сердцебиение унялось, дыхание выровнялось.
        Он уже собирался стряхнуть прилипшие к брюкам капустные листья, когда тишину вдруг распорол скрип. Противный, ржавый. Кося глазом, Андрей присел.
        Дверь сарая открылась. Из нее вышла совсем живая Марина. Шагах в двадцати она остановилась.
        - Ближе не подходить, Чингисхан?
        - Н-не надо.
        Помолчали.
        - Рановато вы проснулись, - сказала Марина. - Ну как, успокоились?
        Андрей кивнул.
        - Тогда скажите что-нибудь.
        - Сейчас. Вам не попадалась зажигалка?
        - Попадалась. Пришлось изъять. Огонь в доме сейчас опасен. Жидкий кислород, понимаете?
        - Нет. То есть да. Кислород.
        - Вот она. Возьмите.
        - Потом как-нибудь.
        Марина обидно усмехнулась.
        - Вам ничего не угрожало и не угрожает.
        К нему вернулась способность злиться.
        - Послушайте, как вас там… Марина…
        - Фи! Неужели в отместку за страх вы будете грубить?
        Андрей скрипнул зубами.
        - Извините.
        - Уже лучше. Вопросы будут?
        - Да уж. Они, то есть вы… не умерли?
        - Нет.
        - И Ксения Кирилловна?
        - Тоже. Но она трансформируется. Ей пора возвращаться.
        - Навсегда?
        - Скорее всего. Мы долго не могли ее разыскать после всех бурных событий в вашей стране. Боялись не успеть к сроку окончания жизни Ксении Кирилловны. Жизни в белковой форме, разумеется. Поэтому пришлось пренебречь некоторыми правилами безопасности. Так мы оказались на вашем пути.
        - Вот оно что.
        - С вами толком не простились. Пожалуйста, не обижайтесь. Нам казалось, так лучше. Долгие проводы - лишние слезы, как у вас говорят. Но только вот…
        - Что?
        - Наташа очень расстроилась.
        - Почему?
        - Понравились вы ей.
        - Я? В каком качестве?
        - Как - в каком качестве? - удивилась Марина. - В качестве мужчины, я полагаю. Не только же в качестве извозчика. Хотя, надо признать, в этом качестве вы точно не плохи.
        - Ох, - сказал Андрей. - И это - все?
        - Что - все?
        - Мы больше не увидимся?
        - Ну вот! То подойти боится, то расставаться не желает.
        - Мы больше не увидимся?
        Марина не ответила. Андрей вскипел:
        - Не смейте молчать! Раз уж втравили меня в эту историю. И отдайте зажигалку, в конце концов!
        Марина вздохнула. Андрей вдруг понял, что ей тоже не так уж весело.
        - Поверьте, я сама не знаю. Если бы Наташа не ошиблась как раз над зенитной батареей, мы вообще не должны были встретиться. Живот болит?
        - Немного. А что?
        - Нет, ничего. Скоро пройдет.
        - Замечательно. И чем займемся?
        - Пришла пора выполнять обещания. Займемся вашим автомобилем. Раз уж втравили вас в эту историю.
        Марина подошла к крыльцу и сбросила мешковину с того, что Андрей накануне принял за бочки. В действительности же грубая ткань скрывала две прозрачные полусферы с желтыми металлическими ободьями. «Бронза, разумеется», - с раздражением подумал Андрей.
        Марина попыталась забраться в одну из этих штук, но узкие джинсы с бравым ковбоем не позволяли ей поднять ногу достаточно высоко.
        - И что стоим, кабальеро? - сердито спросила она.
        Легко перемещая отчужденное тело, Андрей приблизился, подал руку, помог.
        - Вторая - для меня? - спросил он.
        - Не боитесь? Нет таких ощущений?
        - Вообще нет ощущений. Полная пустота в голове.
        - Понятно, гуманоид. Сильные были впечатления?
        Озорной тон и оттенок снисходительности, прозвучавший в слове ГУМАНОИД, заставили его встрепенуться. Он вспыхнул, собрался ответить насмешливо - знай, мол, землян, - да не успел. Чаша под ним качнулась. Беззвучно, безо всяких предварительных знамений, она принялась набирать высоту.
        Снялись со своих мест острые верхушки ельника, в плавном развороте ушли вниз избушка с невинным дымком над трубой, сарай с открытой дверью, очерченный жердями двор. Серьезно захотелось перекреститься, но Андрей побоялся свалиться в то самое болото, мимо которого они совсем недавно пробирались втроем.
        В свете луны прекрасно различались озерца мутной воды, кочки, стебли хвощей и даже настороженные заячьи уши в кустах. Никогда раньше так хорошо ночью он не видел.
        Марина летела впереди, бесстрашно сидя на ободе и свесив во тьму ножки в спортивных туфлях. Странный аппарат шел под ней с небольшим креном. Градусов в пятнадцать, как прикинул Андрей. Прикинул и с веселым ужасом осознал все невероятие происходящего.
        Из разрозненных воспоминаний фрагмент за фрагментом складывалась общая картина. Разорванный дождевик Наташи, царапина на щеке Марины (успевшая, кстати, исчезнуть). Капитан Шестаков с его загадочным заданием, бассейн сжиженного кислорода. Бубо, такие правдоподобные муляжи…
        Понять главное в этой мозаике труда уже не составляло. Оставались только частные вопросы. Например, случайно или не случайно из всего человеческого рода эта история коснулась именно его, Андрея? Пьющего, курящего, любящего поесть, поспать, и поспать не в одиночестве. Неужто в самом деле потребовался его смехотворный автомобиль?
        Но ведь ухнул же филин на скале. Знаем мы теперь этого филина! Случайностям здесь не место. «Марина была уверена, что мы застрянем тремя километрами раньше…» Выходит, они заранее все знали? Все или многое? Нет, вряд ли все. Застряли-то тремя километрами позже. И тем не менее вот уж пищи-то для ума!
        - Андрей Васильевич, каково самочувствие сейчас?
        Он вздохнул и поднял большой палец.
        - Не жалеете, что вас втравили в историю?
        - Нехорошо так поступать с членом ученого совета.
        Висящая в ночном пространстве девушка рассмеялась:
        - Симпатичное вы существо!
        Андрей поморщился.
        - Знаете, у людей как-то не принято называть друг друга существами.
        - У людей.
        - Понятно, уважаемая иноземка.
        Тут Андрей хорошо подумал и задал совершенно уж нелепый вопрос:
        - Послушайте, это все мне не мерещится? - Он обвел горизонт рукой и тут же испуганно схватился за обод, поскольку чаша под ним крутнулась.
        - Неужели вы подозреваете, что вас разыгрывают? - удивилась Марина.
        Андрей вспомнил фигуру в жидком газе.
        - Нет. Просто не знаю, верить ли глазам своим.
        - Ну, это уж вам решать. До расставания время есть.
        Неприятный холодок возник в Андрее. Как оно, спрашивается, произойдет, это расставание? В какой форме? Филин перестал отвечать на сигналы, и Ксения Кирилловна не знала, куда посылать летательные аппараты. Вот и пришлось двум феям прибегнуть к автостопу. Теперь же мавр свое дело сделал. Ксения Кирилловна, добрейшая старушка, что-то в этом роде говорила.
        - Андрей, можно дать совет?
        - Конечно. И не один, а как можно больше.
        - Не смотрите фильмы про инопланетян. Про личинки, пожирающие людей изнутри. Особенно на ночь.
        - Ага. Вы еще и телепат?
        - В данном случае это не обязательно. Лицо у вас выразительное, а реакции, простите, банальны.
        - Вот, значит, каков я.
        - Ну-ну! Отнюдь не худший представитель племени. Что касается ваших страхов, то взгляните во-он туда, направо.
        Своим новым зрением Андрей легко увидел темные кубики изб, изгиб речушки, колоколенку, ржавые пятна комбайнов. Различалась даже черточка флагштока над стендом с передовиками.
        - Старопокровка?
        - Она самая. Утром там высадятся солдаты. Вам их лучше не ждать.
        Андрею стало поспокойнее. Слишком уж долго возилась внеземная цивилизация, если затевала недоброе. Достаточно было купания в том жутком бассейне. Интересно, для чего потребовались муляжи? Инсценировка естественной смерти? Например, в результате отравления угарным газом?
        - Угадали, - сказала Марина.
        Андрей решил поменьше удивляться и побольше спрашивать.
        - А какое созвездие я видел там, в колодце?
        - Созвездие Печи.
        - Мне так и показалось. Марина улыбнулась.
        - И во снах я его видел?
        - Нет, сны - это совпадение. Реализация подавленной тревоги по поводу бездарно, как вам кажется, проходящей жизни. Это зря. Живете вы действительно достойно.
        - Не так много, чтобы гордиться, - усмехнулся он.
        - Извините, - коротко сказала она.
        Между тем воздухоплавание замедлялось. Они пролетели над поляной, где в росистой траве все еще сохранялись следы трех человек. Вернее, одного человека и двух непонятно кого.
        Крупный волчище внимательно нюхал эти следы. Возможно, чутьем улавливал подвох. Когда легкие тени скользнули по земле, зверь прижал уши и поднял удивленную морду.
        - Тоже не знает, верить ли глазам своим, - улыбнулась Марина.
        Андрей промолчал. Прямо по курсу темнела полоса просеки. Показалась размытая дорога. Близился конец сказки. Первой да и скорее всего последней в его взрослой жизни. Если не считать привидения на стрельбище.
        Повинуясь неведомой силе, оба летательных аппарата приземлились на знакомом пригорке, между отпечатками вертолетных колес. На столбе вибрировал ненароком задетый провод.
        - Побудьте здесь, - распорядилась фея.
        - Слушаюсь.
        Он с детским любопытством следил, как желтоватая полусфера кружила над автомобилем. Очевидно, Марина нащупывала центр тяжести. Все так же небрежно сидя на ободе, она делала плавные жесты, похожие на движения фокусника. Желтая чаша описала сходящуюся спираль, на миг зависла, затем пошла вверх.
        Звонкие ручейки устремились с крыльев, с колес, днища машины. Звучно шлепнулись комья глины. Развернувшись в воздухе, «Лада» опустилась на обочине.
        Андрей выбрался из своей чаши и подошел к машине. Такой любимой еще вчера. Отпер дверцу, сел. И стал ждать.
        Марина пришла не сразу. Некоторое время она стояла у затихающей воды, о чем-то думала. Очень может быть, решала судьбу Андрея.
        Впоследствии он видел ее очень разной, но запомнил прежде всего такой - в тонком лунном контуре, с посеребренными волосами. В расслабленной, непринужденной позе. с руками в карманах брюк. Так стоят перед дальней дорогой. На перроне, причале или летном поле аэродрома. Так же будут стоять наши потомки перед тем, как подняться на борт звездолета. «Прощай, Британия, прощай, - подумал Андрей. - Неужели - все?»
        В лесу, не выдержав испытания луной, безутешно завыл волк. Этот звук вывел Марину из задумчивости. Естественным женским движением она поправила прическу и подошла к машине. Кивком поблагодарила за предупредительно открытую дверцу, устало откинулась на спинку сиденья.
        - Мы очень признательны вам за помощь, Андрей. Спрашивайте, - просто сказала она.
        - Военные действительно могли вам помешать?
        - Конечно. У нас нет права сопротивляться. Послушайте сегодня радио.
        - А почему вы скрываетесь?
        - На Земле и без нас все бурлит. Вспомните, много ли у вас бескорыстных друзей? Вспомните о борьбе за место под солнцем, тем более - за власть. Тут до сих пор все средства хороши, правда, не все уже приличны. О, эта болезненная страсть повелевать себе подобными! Пить их внимание, пусть вынужденное, принимать их почести, пусть неискренние… Могучая сила - лесть. Чем умнее, тоньше человек льстит, тем лучше ему живется. И в Ливийской Джамахирии, и в той же Британии. Соблазна власти и лести никто из вас не выдерживает, какие бы великие дела ни вершил попутно. Эта воистину ЦАРСКАЯ водка разъедает любую душу. Вопрос лишь во времени, разница - в степени.
        - Вы нас презираете.
        - Извините, я говорю резко. Устала от ваших стадных сообществ… Вы так любите единство. Но с моей-то стороны просто глупо испытывать единое чувство ко всему человечеству. Кроме Чингисхана, Лойолы, Сталина и всех прочих бабуинов, на Земле жили Сократ, Авиценна, Эразм. А сейчас живут астрофизики. Я так и не поняла, как при всем несовершенстве математического аппарата они пришли к идее параллельных вселенных. Невозможно презирать ищущих, Андрей.
        - Вы умеете сочувствовать?
        - Законы развития разума так же универсальны, как и законы эволюции вообще. В нас та же таблица Менделеева, что и в вас, только в несколько другой пропорции. Да, у нас есть аналог того, что вы называете сочувствием. Космический разум формируется на вашей планете очень болезненно. И эта боль нас достигает.
        - Зачем же мучиться от неразделенных чувств? Дайте нам счастье.
        - Как? Построить виллы от полюса до полюса? Излечить больных, накормить голодных, разрушив при этом вашу собственную экономику? В кого вы превратитесь? В домашних животных?
        - Кто знает?
        - Никто. Ни вы, ни мы. Ни даже те, кто старше нас вместе взятых. Есть и такие, да будет вам известно.
        - Да? Мы этого не знали. Зато знаем другое. Вы хотя бы догадываетесь, каково жить в полной уверенности, что в любой момент можешь умереть от тысячи причин? Обратиться во прах, в пыль безмозглую…
        - Догадываемся, - поникнув, сказала Марина.
        - Догадываетесь, - повторил Андрей. - То-то и оно, что догадываетесь. Если бы хоть раз почувствовали на себе то, что чувствуем мы, гуманоиды, когда комья сыплются на гроб с родными останками… Ты понимаешь, фея?!
        - Я понимаю, - тихо сказала Марина. - Не надо трясти мою руку.
        - Тогда сделайте что-нибудь, не ограничивайтесь изучением инфузорий!
        Марина выпрямилась.
        - Зачем же мы здесь?
        - Откуда мне знать?
        - Андрей, доказать я не успею. Вы ведь поверите только статистически значимым результатам, подтвержденным независимой лабораторией, все сотрудники которой пройдут психиатрическое освидетельствование.
        - Оу! Ну и сарказм. Дозис леталис.
        - Иной дозой вас не прошибить.
        - Что поделаешь, истину понять сложно.
        - Истину понять не сложно. Труднее в нее поверить. Самое же тяжелое - доказывать вещи очевидные.
        - Блестяще. Но пока не вижу ни одного доказательства, извините.
        - Доказательства чего?
        - Да вашей гуманитарной помощи. Человечки как ползли на кладбище, так и продолжают этим заниматься.
        - Есть у меня одно доказательство. Довольно убедительное, хотя и не в масштабах всего человечества.
        Марина посмотрела на него с особым выражением.
        - Э-э! Стоп. Знаю я ваши кунштюки. Пожалуйста, без гипноза и прочей парапсихологии. Давайте разговаривать как интеллигентные… люди.
        - Помилуйте! Гипноз не может быть аргументом в споре.
        - Поглядим, посмотрим. Если сумеем, конечно. Можно я закурю? Спасибо. Ладно, гуманитарную помощь выпрашивать больше не буду. Наверняка у вас есть своя, небесная бюрократия.
        - Почему вы так решили?
        - Ну, вы же сами говорите, что законы развития разума универсальны.
        Марина рассмеялась.
        - Универсальны. Что вас еще интересует?
        - Вот мы сейчас строим… гм… виллы. Как умеем. Больных лечим, пищу добываем. Словом, заняты выживанием…
        - И сексом, - неожиданно добавила Марина. - Избыточно.
        - Есть такое, - согласился Андрей, с любопытством глядя на нее. - У вас что-то случилось… личное?
        - Не имеет значения. Вы хотели узнать, чем заняты мы? Проблема та же. Только масштаб иной. Приходится искать способы сохранения всей Вселенной.
        - Даже так?
        - Даже так.
        - Что же угрожает всей Вселенной?
        - Если сейчас взорвется Проксима Центавра, ближайшая к вам звезда, свет вспышки долетит к Земле за несколько лет. О том, что происходит в соседней галактике, вы узнаете уже не раньше, чем через полтора миллиона лет. Поэтому нынешняя Вселенная давно не соответствует картине, которую вы наблюдаете в телескопы. Идет ускоряющийся процесс сжатия. Понимаете, что это значит?
        - Схлопнемся в «черную дыру»?
        Марина кивнула. Андрей ошеломленно замолчал. Сквозь запотевшие стекла машины уже просматривались сопки на востоке. Луна зашла. Слабый крик чудом уцелевшего петуха донесся со стороны деревни.
        - Надежда-то есть?
        - Есть. Особенно если нам помогут те, кто старше нас вместе взятых. Но для этого мы должны помочь им самим победить страшных врагов.
        - Врагов? Каких?
        - Апатию. Сонное безразличие. Отсутствие воли к жизни. Именно такова плата за бессмертие. Увы, пока у нас не получается. Они не хотят нас слушать, не желают выходить из своего зачарованного сна. Быть может, удастся разбудить их в будущем. Кстати, с вашей помощью. Не удивляйтесь, вы наши потенциальные союзники. Братья по разуму, как это ни скучно звучит.
        Петух пропел вторично.
        - Я не задерживаю вас… чрезмерно? - спросил Андрей.
        Марина улыбнулась:
        - Пора. Всякая нечисть должна исчезать до третьих петухов. Старайтесь не поминать лихом двух фей.
        - А вы не будете очищать мою память?
        Марину передернуло.
        - Поразительно, сколько предрассудков приходится на одного члена ученого совета! Не буду я чистить память, поскольку ваши воспоминания такая же ваша собственность, как этот автомобиль. Напротив, оставляю сувенир. Вот, держите.
        Она протянула запаянную колбочку, в которой плавал розовый кусочек.
        - Что это?
        - Опухоль из поджелудочной железы. Ксения Кирилловна просила передать, что времени у вас теперь много.
        - Вот как…
        - Живот болит?
        - Н-нет.
        - Ну и славно. Прощайте.
        Андрей всполошился:
        - Погодите! Я должен кое-что вернуть.
        - Что?
        - Да вот, одеяло. Случайно прихватил.
        Марина от души расхохоталась. Потом поцеловала его в небритую щеку и, сильно налегая на «о», сказала:
        - Оставьте. В хозяйстве пригодится. Хорошее одеяло-то.
        Марина вышла, поднялась на пригорок и взмахнула руками. Обе чаши слились вокруг нее в гигантский кусок янтаря. Мгновение стройная фигура в джинсах и короткой курточке еще угадывалась за желтыми стенками шара, затем все исчезло. Бесшумно растворилось в воздухе. Тот, кто называл себя Мариной, улетел.
        Светлело, близился восход. В Старопокровке еще раз пропел петух. А на капот со стуком опустилась другая птица. Опустилась, стряхнула грязные капли и выжидающе уставилась в лицо человека за стеклом.
        Андрей слегка придавил глазные яблоки, помассировал веки и включил мотор Филин сильно испугался. Скребнул когтями, заклохтал, тяжело взмахнул крыльями и взлетел Плохо он зарядился, бедненький
        …Машина раскачивалась, проваливалась в ямы, опасно юзила. Но на дорогу Андрей почти не смотрел. Чисто механически переключая передачи, он только следил за парящим силуэтом того, что имело обличье птицы Он ехал навстречу незавидной доле видеть в каждой женщине искры неземного разума.
        Обратная дорога запомнилась отрывочно. В зеркале заднего вида скользнули замшелые срубы, мятое ведро над колодцем, кресты, начинающие желтеть березы И вся далеко за половину пройденная жизнь
        Видимо, он дремал за рулем. Во всяком случае, отчекливо воспринимать действительность начал тогда, когда, простуженно ревя мотором, машина взяла подъем перед бетонным мостом.
        Дул холодный низовой ветер. Над ломаной линией сопок всплывал краешек солнца. Вершина знакомого утеса отражалась в незамутненной воде. Андрей открыл дверцу и огляделся.
        От покрышек валил пар. Бубо уселся на дорожном знаке, запрещающем остановку, и устало мигал оттуда оранжевыми глазами.
        - Эй, птица! Скажи что-нибудь.
        Филин почесал лапой то место, где у человека располагается ушная раковина.
        - Московское время - шесть часов. Доброе утро, уважаемые слушатели «Маяка».
        - Все?
        Филин почистил перья и снисходительно добавил:
        - Обнаружены обломки летательного аппарата, сбитого над дельтой Северной Двины. Два члена экипажа выбросились с парашютами Ведется розыск. Государственный департамент опровергает причастность США к данному инциденту. Пресс-атташе Белого дома…
        - Погоди-ка, - сказал Андрей.
        Далеко, у самого горизонта, играли солнечные блики. Обострившимся зрением Андрей различил двенадцать точек. Развернутым строем к Старопокровке шли вертолеты.
        - Так. А про меня объявляли что-нибудь? Про автомобиль «Жигули» серо-голубого цвета?
        - Объявят еще, - пообещал Бубо.
        - Похоже, пора ехать.
        - Ехать! - передразнил филин. - Когти надо р-рвать, пр-рофессор-р!
        Жаргон несколько покоробил Андрея.
        - Прощай, - сухо сказал он.
        Но расставаться озорник не пожелал. Хитро прищурился, нахохлился и неожиданно произнес милым Наташиным голосом:
        - Нехорошо так поступать с друзьями по разуму, член ученого совета. Бубо устал, Бубо разрядился…
        Андрей покраснел.
        - Извини, коллега.
        Он сгреб филина в охапку и перенес его на заднее сиденье. Мотор взвыл. Автомобиль «Жигули» серо-голубого цвета ринулся на юг.
        Бензин иссяк в середине дня. Андрей въехал в скопище машин у заправочной станции. Филина он прикрыл одеялом, велел не высовываться и почувствовал, что неодолимо засыпает.
        Разбудил его мужчина в спортивных штанах и тапках на босу ногу.
        - Эк вас разморило! Сова и то спит. Эй, мужик, кончай держать очередь, бензовоз пришел. Сигналишь ему, сигналишь, как… - Мужчина явно хотел высказаться поопределеннее, но почему-то передумал.
        - Сейчас, сейчас, - сказал Андрей. - Извините.
        Мужчина не уходил.
        - Хорошая у тебя была ночка, браток, - сказал он, многозначительно улыбаясь.
        Андрей вспомнил свою ночку и насторожился.
        - Вы о чем?
        - Да ладно, ладно, дело не мое. Скажи только, где такую девочку урвал?
        Андрей обернулся. За его спиной, нежно обняв Бубо, спала Наташа.
        - Дорогой ты мой гуманоид! - сказал Андрей. - Проезжай, уступаю тебе очередь. И вот, прими в подарок.
        Широко раскрыв глаза, представитель далеко не сентиментального племени водителей взял бутылку армянского коньяка и сделал движение, напоминающее легкий поклон. Неизвестно, сколько бы он простоял, шевеля губами, если б к машине не подошла Марина с шашлыками и пакетом пирожков. Она тут же решительно предложила посторониться.
        - Гарем, - догадался мужчина. - Ну, дела…
        И удалился, оглядываясь через каждые четыре шага. Ничуть не менее изумленный Андрей открыл дверцу.
        - И вы… тоже? - только и смог вымолвить он.
        - Видите ли, ваши слова об ожидании смерти… - неуверенно начала Марина.
        Но тут же рассердилась и с вызовом закончила:
        - И потом, не оставлять же эту глупышку одну… Среди вас!
        Я возвестил тебе знание, составляющее тайну тайн. Обдумай его до конца и поступай как знаешь.
        Махабхарата.
        13. АТОЛЛ ТАРАВА, ТИХИЙ ОКЕАН
        Уж перед днем рождения следует поспать как следует. Тем более если всю ночь шумел прибой, шел ливень, а Мод была ненасытной и отчаянно изобретательной, будто на прощание. Мы опять что-то разбили, прямо как встарь. В общем, я проснулся почти к полудню.
        Солнце сияло. Море успокоилось. Теплый ветер трепал занавески на окнах. Снаружи слышались веселые голоса, шелест огромных пальмовых листьев, звон колокола на причале. Мод давно уже была на ногах. Умыта, одета, завита и накрашена. В полной форме.
        - Дорогой! Хочу, чтобы ты надел смокинг.
        Когда такая женщина, как Мод, говорит «хочу», устоять невозможно. Что бы она ни просила. Я наскоро ополоснулся, оделся, как было приказано, но потребовал еды. Проголодался очень.
        - Зачем обедать в одиночестве? Нас ждет общество.
        - И большое собралось общество?
        Мод улыбнулась:
        - Триста лет исполняется не каждый день.
        - Э! Из этих трехсот почти сотню я провел в разных анабиозах. Еще два года отнял Кронос. Так что признаю только сто девяносто восемь.
        - Все равно, мальчик ты уже большой. Идем.
        - Куда?
        - Туда.
        Она вытащила меня на террасу. Я протер глаза. Залитый тропическим солнцем двор напоминал массовку какого-то фильма. Там было очень много людей. Они прохаживались, сидели на песке, загорали в шезлонгах, читали, а одна дама сладко спала прямо на газоне, положив под голову изящную сумочку. Раздавался обычный для таких сборищ гомон голосов. При моем появлении к нему добавился смех.
        - Привет, засоня!
        - Хеппи бесдей, Серж!
        - Как спалось, маленький?
        Какой-то господин в огромном парике строго махнул жезлом. Установилась относительная тишина.
        - Разрешите представить гостей, ваши сиятельства?
        - Ну… это… - сказал я, оглядываясь.
        - Разрешаем, разрешаем, - кивнула Мод.
        - Госпожа и господин Н’Гбоа!
        Поднятые руки Кэтрин и широчайшая улыбка Эзры.
        - Господа и госпожи Рыкофф четвертый, пятый и шестой! Миссис Виктория Браун, урожденная Рыкофф! Ейный мистер. Шестнадцать более юных потомков!
        Аплодисменты.
        - Звездный капитан Джейн Карлуччи и ее супруг, Сумитомо-сан!
        В руках у Суми был горшочек с крошечным деревом гинкго.
        - Султанша? Ах нет, султан Омана и Маската, ее величество госпожа Беатрис Абу-Бариса!
        Полная невозмутимость с чертиками в глазах.
        - Герр фон Циммерман с фрейлейн Анютой Цинь!
        Парочка держит огромный фолиант с надписью ОСНОВЫ РОБОТЕХНИКИ.
        - Пани Станислава. Нет нужды называть фамилию!
        Чем же анкеры отличаются от кляммеров, Стася?
        - Капитан-лейтенант ОКС Зепп-Ульрих Чаванан!
        Бритый череп, мушка над переносицей. Ом, дружище Зепп!
        - Что стоишь как истукан, - шипит мне Зара. - Улыбнись, меланхолик! И как тебя Мод терпит?
        Я улыбаюсь.
        - Надо же, - умилилась Зара. - Не разучился. Стоит только припугнуть. Только опять женщин не перепутай!
        - Мисс Оксана Марченко!
        Неужели люди были не такими?
        - Лейтенант ОКС Роджер Раскл с супругой!
        Нет, правда, что за офицеры в Космофлоте? У этого - серьга в ухе. При случае надо тактично…
        - Ее сиятельство Доминика НТбоа, потомственная графиня Кроносская!
        А бороду я так и не завел, малышка.
        - Фру Дженнифер Йенсен с супругом!
        Ты сделала больше, чем могла, Дженнифер… А это кто, с полинезийскими глазами? Вот уж никак не ожидал…
        - Ее превосходительство Сатурн-Президент госпожа Илеа Лоа!
        Ну, все. Доконали. Остальных я видел сквозь дымку.
        - …и я, ваш покорный слуга, - заканчивает Абдид, снимая парик. - Прошу к столу! Кушать подано.
        Кушать было подано на берегу лагуны, под тентами. Абдид выгнал из-под тропического дерева семейство крабов. На чешуйчатом стволе висела табличка «Подарки складывать сюда». В указанном месте принялась расти гора коробок. Туда стягивалась любопытная детвора.
        Зара озабоченно глянула в небо:
        - Как бы дождиком не намочило. Кто слышал прогноз?
        - По прогнозу ожидаются пьяные!
        - Да? И кто бы мог подумать.
        Из лагуны выбрался мужчина с аквалангом.
        - О! Афродит народился, - удивилась Зара.
        Афродит снял маску и вытряхнул воду из ушей.
        - Уф! - сказал Кшиштоф. - Я не опоздал? Водиччка - того.
        - Шампанского хочешь?
        - Дайте мне водки. А, Круклис, негодяй! Из твоих рук не беру, привидение.
        Круклис довольно ухмыльнулся.
        - Что, так и плыл от Новой Зеландии? - с ревностью спросил Сумитомо.
        - Фи! Парамон вот с того света прискакал. Потому как Сержа уважжат-т.
        - Надо растереть эту амфибию, - сказала Зара.
        Кшиштофа повалили на песок.
        - А! О! У! Братья, все отдам!
        - Не хохочи, не хохочи. Дело ответственное.
        - Да я щекотки не переношу!
        - Эх, супермен. Дама речь говорить собирается, а ты заглушаешь.
        Кшиштоф вцепился зубами в собственную руку.
        - Уммм…
        Беатрис величественно подняла бокал.
        - Уважаемые гравитонцы и лица, приравненные в правах! Вот мы и собрались. Все, кто смог, кто успел. Там, у Кроноса, в поисках братьев по разуму, мы сами стали братьями. Мы изрядно изменились и немного поумнели. Лично я поняла, как хорошо быть человеком среди людей. Быть человеком Солнца. Таким, как заинька Серж. Еще я поняла, что тяжкую ношу мудрости может выдержать только вечно юная душа. Такая, как у космического студента Рыкоффа. Остается пожелать ему и всему прочему человечеству не стареть. Ну, как говаривали враги библейские, де хаим!
        Поздравления, колокольный звон бокалов.
        - Э, меня подождите! - кричит Кшиштоф. - Я столько мучений принял за юбиляра!
        Едва успели закусить, как на несчастный атолл обрушился грохот ракетных двигателей. Подняв фонтаны воды, раскачав яхты, в лагуну плюхнулся десантный шнелльбот Кос-мофлота. Ни больше ни меньше.
        Роджер поморщился:
        - Грубовато.
        Шнелльбот ткнулся в причал, выбросил трап. Над ним взвился флаг командира оперативного соединения.
        - Впрочем, ничего, - решил Роджер.
        На пирс выбралась маленькая фигурка. Энергично размахивая руками, пришелец зашагал к нам. Два дюжих субалтерн-офицера тащили за ним красноречивый ящик.
        - Прошу извинить, я без приглашения, - улыбаясь, сказал коммодор Дюнуа. - Ба, ваше превосходительство! Как кстати, что вы здесь.
        - Вы об этом не догадывались? - усмехнулась госпожа Илеа Лоа.
        - Как давний поклонник я мечтал…
        - Ближе к фарватеру, коммодор. Горючее потребовалось?
        - Жан-Клод. Для вас я - Жан-Клод. Всегда к вашим услугам, мадам.
        - Хорошо. И что же в такой спешке вы привезли, дорогой Жан-Клод?
        - Шампанское. Самое лучшее шампанское своей исторической родины, мадам.
        В руках хитровато улыбающихся субалтерн-офицеров, явно одобрявших чудачества шефа, хлопнули пробки.
        - Ну-ну, - усмехнулась Сатурн-Президент. - А я слышала о каком-то подарке Космофлота.
        - Ах это? - Дюнуа повернулся ко мне. - Одна безделица, граф. Рад сообщить, что штаб ОКС передает вам в качестве подарка ко дню рождения спасательный звездолет «Туарег». В связи с этим объявленный ранее аукцион отменяется. Месье Абдид, разрешите вручить патент?
        - Кладите под пальму, коммодор, - сурово сказал Абдид. - Все подарки равны перед законом.
        Свидетели разговора притихли, ожидая, как выкрутится из щекотливого положения галантный Дюнуа.
        - Невозможно, сэр, - спокойно сообщил коммодор.
        - Почему же?
        - То, что вы шутливо называете пальмой, пальмой не является.
        - Разве?
        - Саговник, сэр.
        - Точно?
        - Абсолютно.
        - И это меняет дело? - пристыженно спросил Абдид.
        - Не просто меняет, а буквально в корне, сэр. Так что я уж вручу.
        Раздались аплодисменты. У саговника действительно нет настоящих корней, хотя и выглядит он деревом. Древнее растение, постарше динозавров. Но какое это имеет отношение к порядку вручения подарков, понять сложно.
        - Вы знаете, я хочу отпустить Джекила, - предупредил я.
        - В самом деле? - меланхолически спросил Дюнуа. - Ай-ай-ай. Кое-кого это расстроит, как вы считаете?
        - Весьма.
        - Но тут уж ничего не поделаешь, не так ли?
        - Совершенно ничего, коммодор, - улыбнулся я. - Особенно если не слишком хочется.
        Дюнуа огорченно кивнул:
        - Святая правда. Ну вот не хочется, и все. Вечером вы меня навестите? После бала, разумеется.
        - Не будет ли поздно?
        - О нет. Рано я не ложусь. Да и потанцую с удовольствием, раз выпала такая возможность. На Церере, сами понимаете, танцуют редко.
        Мне показалось, что мысли собеседника витают где-то далеко. Не меньше, чем в десятке световых лет от того места, где мы находились.
        Вечером я его навестил, конечно. Шнелльбот с коммодором ОКС не посылают только для того, чтобы поздравить с днем рождения. Даже если это сам Серж Рыкофф.
        Дюнуа принял меня уже в халате, но сугубо по-деловому.
        - Рад, что пришли. Садитесь.
        - Есть новости?
        Он прошелся по каюте и тоже сел в кресло напротив.
        - Есть, На Япете мы довольно откровенно беседовали с Джекилом. Оказалось, что ваш софус принадлежит к первой серии машин с так называемой изменчивой этикой. Их выпускали вопреки закону.
        - Это как же? - удивился я.
        - Да под прикрытием коммерческой тайны. Такие со-фусы, как Джекил, могут самопрограммироваться в вопросах морали, вот в чем криминал. Как вы понимаете, возможны отклонения как в плюс, так и в минус. Греггсен явно собирался воспользоваться последним. Но с Джекилом получилась ох сечка, и это весьма интригует, не так ли? Тем более что трех предшественников Джекила разобрали прямо в секретной лаборатории «Юнайтид Роботс».
        - Почему?
        - Думаю, вы были правы, когда говорили Греггсену о заразительности морали. Увы, для собратьев Джекила эта инфекция оказалась летальной. От них не того ждали.
        - Позвольте, коммодор, но откуда вам известно, что я говорил Греггсену?
        - С некоторых пор его переговоры прослушиваются. По крайней мере те из них, что доступны полиции.
        - Надеюсь, с санкции прокурора?
        - Разумеется. Не только вы испытываете неприязнь к этому джентльмену, - жестко сказал Дюнуа.
        - А как удалось уцелеть Джекилу?
        - Он оказался уж слишком умным для того, чтобы быть уничтоженным.
        - Даже так?
        - Да. Джекил сумел убедить психоконструкторов в своей безвредности. Более того, устроил свою продажу в максимально удаленное место, в систему Кроноса. Спохватившись, Греггсен основал Фонд Исследований Потенциальных Угроз Человечеству, надеясь уничтожить опасного свидетеля с помощью закона. Неприятно об этом говорить, но ФИПУЧ вырос в довольно многочисленную организацию. Увы, людей с параноидальными чертами хватает и в наше время. Заразной бывает не только мораль.
        - Представляю, какое впечатление о людях должно было сложиться у Джекила.
        - Весьма неважное. Но он сумел разобраться. И в этом помогли вы. Снимаю шляпу, Серж.
        - Оставьте. Мне повезло. Я действовал чисто интуитивно. И сугубо в личных интересах.
        - Остается позавидовать вашей интуиции.
        - Спасибо. А как быть дальше? Джекила нужно сохранить.
        - Безусловно. Думаю, что Греггсен не оставит своих попыток. Если будет принят закон о правах роботов, показания Джекила приобретут юридическую силу. Тогда нашего общего знакомого ждут конфискация собственности и максимальный срок. Даже если не удастся доказать его причастность к нападению на «Ситутунгу». Понимаете?
        - Теперь понимаю. Космофлот намерен охранять Джекила?
        - Да. Можете считать, что от нападений он теперь застрахован. Но не все в наших силах. Если инициативы ФИПУЧ будут иметь успех во Всемирном Совете, Джекила уничтожат на вполне законных основаниях. За поводом далеко ходить не придется, поскольку его поведение у Кроноса небезупречно.
        - И все это возможно?
        - Маловероятно. Но исключить нельзя. Поэтому добрый совет: отправьте «Туарег» куда-нибудь подальше. Пусть вернется лет через десять. На Япете корабль основательно подремонтировали. Госпожа Лоа готова помочь с горючим.
        - Я так и сделаю. Огромное спасибо, коммодор.
        - Жан-Клод. Для вас я - Жан-Клод. Но вы, я смотрю, готовы откланяться? Напрасно, напрасно. Серьезный разговор только начинается! Я уполномочен передать вам официальное предложение Космофлота. Усаживайтесь поудобнее, отниму вас у гостей еще на полчаса.
        Он налил два бокала.
        - Что бы вы ни ответили, поздравляю вас со звонким званием Звездного капитана!
        Я рассмеялся.
        - Вам идет роль Санта Клауса! Честное слово, Космофлоту с вами повезло.
        Дюнуа мимолетно улыбнулся. Мысли его были заняты другим.
        - Благодарю. Серж, вы помните Феликситур?
        - Более или менее. А что вас интересует?
        - Сейчас.
        Он вставил кристалл в видеофон.
        - Это запись из вашего скафандра.
        На экране поплыли знакомые картины серного мира. Я увидел паром, желтую дымку, характерную вершину, будто увенчанную короной. И черное пятно на скальном зубце.
        - Помните?
        - Да. И очень прочно.
        - Еще бы! Это макула, Серж. У специалистов нет никаких сомнений. Как вам удалось с ней разминуться?
        Я пожал плечами:
        - Думаю, просто повезло.
        - Опять повезло?
        - Разве есть другое объяснение?
        - Так везет далеко не всегда. Быть может, вы макулоустойчивы?
        Я еще раз пожал плечами:
        - Не знаю. Ничего не могу сказать. Почему это важно?
        - Вы в курсе того, что творится на Кампанелле?
        - В самых общих чертах.
        - Тогда я напомню Кампанелла - единственная заселенная планета звезды Эпсилон Эридана. Около пятнадцати геолет назад связь с ней прекратилась. Потом в окрестностях Кампанеллы один за другим исчезли два рейсовых звездолета. Следующий за ними транспортный звездолет «Аркад» погиб, наткнувшись на кометное облако. К счастью, его экипаж был спасен лайнером «Сибелиус». Но и этот корабль получил повреждения в том же кометном облаке, после чего был вынужден повернуть к Солнцу. В результате только через пять геолет после непонятной катастрофы к планете подошел земной звездолет. Но на этот раз - хорошо защищенный крейсер ОКС.
        - «Звездный Вихрь»?
        - Да. Вы знаете, что обнаружил «Звездный Вихрь»?
        - Все, что передавали в новостях Население планеты исчезло. Тринадцать миллионов человек… Там произошла катастрофа. Страшная катастрофа.
        - Во всяком случае, непонятная, - мягко поправил Дюнуа.
        - Мне трудно оценить значение отдельных фактов.
        - Ясно. Тогда я кое-что покажу. Вы знаете, что ребята с крейсера нашли два пустых скафандра?
        - Нет.
        Дюнуа кивнул.
        - Эта деталь ускользнула от внимания общественности. Главным образом потому, что мы не обнародовали всей информации.
        - Что именно?
        - Оба скафандра принадлежали членам экипажа транспортного звездолета «Альбасете». Того, из пропавших. В одном обнаружена странная видеозапись. Ну а дальше… дальше смотрите.
        Я увидел горную цепь на горизонте. Она ограничивала обширный участок пустыни. Ближе располагалась гряда барханов. В одном из них застрял полузанесенный песком космический катер. На его опоре висело нечто темное, колышущееся.
        - Макула? - догадался я.
        - Она.
        Под макулой стоял человек в скафандре.
        - Шеген Джумагулов, - пояснил Дюнуа. - Штурман «Альбасете».
        Внезапно пятно упало, обрушилось. Взметнулся песчаный вихрь. Неестественно складываясь в местах, где у человека не может быть суставов, оранжевый скафандр осел и под тяжестью кислородных баллонов завалился на спину. Он стал таким плоским, что человеческого тела в нем быть не могло.
        Поднявшись над жертвой, черное пятно секунду висело неподвижно. Потом стремительно переместилось прямо к объективу телекамеры. Изображение озарилось короткими вспышками. Камера опрокинулась. На экране остался вид безмятежно голубого неба с редкими перистыми облаками. Погода на Кампанелле в тот день стояла прекрасная…
        - Эварт успел выстрелить дважды, - хладнокровно сказал Дюнуа. - Он всегда отличался отменной реакцией. Понимаете, почему мы решили показать это вам?
        Вспомнив, что все увиденное происходило в одиннадцати световых годах от каюты шнелльбота, в которой мы находились, и более шестнадцати лет назад, я разжал пальцы, которые сами по себе вцепились в подлокотники.
        - Начинаю понимать. Но вы сообщили не все? Наверняка есть что-то еще? Неизвестное информационным агентствам?
        - К сожалению, есть. Уже трое суток не поступают сообщения со «Звездного Вихря».
        - Как? И он?
        - Боюсь, что так. Макулы атаковали базу десантников на Кампанелле. Командор Саян приказала сбросить аннигиляционное топливо. Крейсер вошел в верхние слои атмосферы, пытаясь спасти людей. Был бой. Полагаю, «Звездный Вихрь» применил все свое оружие. Однако же… молчит.
        Дюнуа залпом осушил свой бокал и прошелся по каюте. Остановился перед моим креслом и сообщил:
        - Через семьдесят шесть часов к Эпсилону уйдет Космофлот Солнца.
        - Весь? - поразился я.
        - Можно сказать, весь. Все боеспособные корабли, какие только успели собрать и ввести в строй. Тридцать восемь единиц. В Солнечной системе останется лишь несколько устаревших фрегатов.
        - Такого еще не было в истории…
        - Никогда, - кивнул Дюнуа.
        - И я могу быть полезен?
        - Да.
        - Давайте ваше предложение, Жан-Клод.
        - Это предложение контр-адмирала Клеоны Брунтланд, начальника отдела кадров ОКС. Но рекомендовали вас, каюсь, я. И… ваш внучатый зять.
        - Эзра? Тем более.
        - Видите ли, все тридцать восемь кораблей, уходящие к Эридану, относятся к субсветовым звездолетам. Плыть будут долго. Но как только закончатся ходовые испытания, за ними последует и их опередит наш разведчик.
        - Что за корабль?
        - Это будет «Фантаск». Его величество вакуум-перфоратор «Фантаск».
        - Что ж, разумно. А в чем проблема?
        - Там должны быть вы, граф. На «Фантаске». И все гравитонцы, которых удастся привлечь.
        - Сколько у меня времени?
        - Я ухожу на «Спейс Грейхаунд».
        - Понятно. Почему такой интерес к гравитонцам?
        - А вы не знаете?
        - Точно - нет. Мы как-то не разговаривали о своих переменах.
        - Понимаю Но факт можно считать установленным.
        - Какой факт?
        - Видите ли, у многих из вас появились не просто перемены У вас развились некоторые замечательные способности.
        - Например?
        - Например, Кшиштоф Ковалек часами может не дышать. В результате мутации его миоглобин связывает в восемьсот раз больше кислорода, чем миоглобин кашалота. С обычным человеком и сравнивать нечего. Месье Абдид с большой вероятностью предсказывает землетрясения. Зара ставит абсолютно точный диагноз по одному внешнему виду больного. Как это получается, она не знает. Сумитомо минимальными воздействиями умеет направить весь ход событий в нужное русло. Правда, если к этому имеются хотя бы малейшие естественные предпосылки. Джошуа Скрэмбл…
        - Джошуа Скрэмбл видит в инфракрасном диапазоне, это я знаю.
        - Верно. Беатрис Абу-Бариса снимает стрессы одним своим присутствием.
        - Тоже проверено экспериментально?
        - А как же. Экспериментов было множество. До вас, Серж, до вашей жены и сэра Парамона пока не добрались только потому, что решили дать вам сначала отдохнуть. Всех остальных бывших членов экипажа станции Гравитон-4 обследовали весьма дотошно.
        - Всех?
        - До единого. Выяснилось, что у половины особых перемен не случилось. У трети просто усилились, заострились способности, присущие им от рождения. А вот оставшаяся часть особо интересна. Примерно каждый шестой из вас приобрел то, чего у обычного человека вообще нет. При более спокойных обстоятельствах я ни за что бы не рекомендовал отправлять гравитонцев с Земли. Вас нужно изучать, изучать и еще раз изучать. Но обстоятельства таковы, что там, в системе Эпсилона, именно от вас может зависеть очень многое. Быть может, судьба нашей цивилизации.
        - Сильно сказано.
        - Буду рад ошибиться. Кстати, Скрэмбл уже зачислен на «Фантаск» бортинженером. Ну, что скажете?
        - Необыкновенный корабль, необыкновенный экипаж… Чего не хватает, коммодор?
        Коммодор простецки хлопнул себя по лбу Быть может, чересчур простецки.
        - А ведь верно! Вы сами поговорите с Джекилом?
        - Да, так будет лучше.
        Дюнуа протянул маленькую, но крепкую руку:
        - Прощайте, Серж.
        - До скорого свидания. Я бы так сказал, Жан-Клод. И… позвольте вас поблагодарить.
        - Любопытно, за что на этот раз? - лукаво поинтересовался Дюнуа.
        - За все. Но особенно за то, что вы не боитесь уродов.
        - Именно доверие порабощает уродов, - усмехнулся он. А я затосковал. Легкое это дело - уговорить Сержа Рыкоффа. Прошло чуть больше полугода с тех пор, как мне довелось вернуться на Землю. И в ближайшие четверть века я никуда не собирался улетать. Соскучился по просторам, ветрам, по возможности каждый день видеть и новые лица, и общаться со старыми друзьями. Возможности быть пусть посредственной, но непосредственной частицей мудрого, деятельного, веселого, дружелюбного и огромного муравейника по имени «человечество».
        В коридоре шнелльбота простучали каблучки. Дверь раскрылась. В каюту высокопоставленного чина ОКС решительно ступила Доминичка. За ее спиной мелькнула улыбающаяся физиономия часового.
        Высокопоставленный чин, по приказу которого совсем недавно расстреляли космическую яхту, мгновенно извлек коробку с чем-то вкусненьким. Да, подумал я, чем больше привилегий у детей, тем здоровее общество.
        - Деда, ты куда подевался? Все ждут. Ты должен идти.
        - Это правда, я должен, - сказал я, думая о своем. - Ради тебя. Иду, киска.
        У трапа субалтерн-офицеры взяли под козырек. Все-то они понимают, хитрецы. В ОКС не принято отдавать честь штатским лицам.
        Об этом знали и Сумитомо с Абдидом, поджидавшие на ярко освещенном пирсе. Они обменялись взглядами.
        - Так. Летишь, значит, - сказал Абдид.
        Я развел руки.
        - Нас возьмешь? - спросил Сумитомо.
        - Ребята…
        Голос у меня вдруг осип. Мы молча обнялись. Со стороны шнелльбота раздались аплодисменты. Тут прибежал Кшиштоф.
        - О-о, какая скульптурная группа! - восхитился он.
        Потом признался:
        - Что-то мерз-зну я без вас, братцы. Водка осталась?
        - Водка была, есть и будет всегда, - сказал Абдид.
        - Деда, а у тебя много друзей? - спросила Доминичка.
        Абдид взял ее на руки, а потом подбросил вверх. Туда, в сторону звезд. Ох не надо бы, подумал я…
        Восточные окна нашего номера выходили на океанский берег. Шумел прибой, кричали чайки, всходило солнце. А в гостиной поселился дух беспокойства и тревожного ожидания.
        Мод сидела в качалке, а Круклис мерно прохаживался вдоль открытых окон, запрятав кулаки в карманы брюк. Белых, разумеется. Мне чудилось, что они оба вот-вот упорхнут неведомо куда.
        В просторную комнату врывался соленый морской воздух, о котором я так мечтал в космосе. Снизу доносились голоса гостей. Вдруг все звуки утонули в реве и свисте. Взметнулись занавески на западных окнах. Я выглянул. Из лагуны взлетал шнелльбот Дюнуа. Тянувшийся за ним шлейф водяного пара перечеркнул радугу.
        - Шумиха началась, - неодобрительно заметил Круклис. - Госпожа Лоа исчезла менее заметно.
        - У Дюнуа есть причины, - сказал я. - Ты разве не в курсе?
        - В курсе. Тебе надо соглашаться, Серж. Попадешь в места, где графский титул пригодится.
        - Это где, на Кампанелле, что ли?
        Круклис не ответил.
        - А ты полетишь? - спросил я.
        Потом взглянул на Мод и поправился:
        - Вы полетите?
        - Мод, ты не все рассказала? - спросил Круклис.
        Моя жена опустила глаза. Я подошел к ней.
        - Ты больше меня не любишь?
        - Ближе тебя сейчас у меня никого нет, Сережа, - сказала Мод с такой интонацией, за которой неизбежно должно было последовать какое-то «но». Я подождал и дождался. - Но мы с Парамоном не совсем люди.
        - Проклятый Кронос!
        - Это началось задолго до него. Садись, выпей чего-нибудь.
        Я налил можжевеловой.
        - И мне, - попросил Круклис.
        Грустно глянув из-под бровей, он сказал:
        - Во мне человеческого больше. Будь здесь Лаура…
        Я кивнул. Круклис выпил и заглянул в опустевший бокал.
        - А Кронос изменил многих. Ты про Зару знаешь?
        - Да. Диагнозы ставит.
        - Это еще не все. Слышал ее последнюю симфонию?
        - Симфонию? Нет.
        - Обязательно послушай. Она того стоит.
        - Значит, у Зары не одно приобретение?
        - Не одно. Но больше всего приобрели те, кого еще как следует не обследовали. Те, кто совсем близко подходили к Кроносу. Мы, трое.
        - И что можем мы, трое?
        - Сейчас покажу. Придется все-таки фокусы показывать…
        Круклис подошел к холодильнику и легко смял его в бесформенную массу. Из этой кляксы сам по себе образовался павиан. Обезьяна вскочила на подоконник и ошеломленно захлопала глазами.
        - Знакомы? - спросил Круклис.
        - Да, - спокойно сказал я. - Больше трех тысяч лет, если не ошибаюсь.
        - Гуру не может ошибаться, - усмехнулся фокусник. - Даже если очень слаб. А ты сейчас совсем не слаб, поскольку питаешься регулярно.
        - Не знаю, не знаю. Но думаю, что мои способности, в чем бы они ни заключались, - ничто по сравнению с твоими. Мне даже пришла мысль, что ты мог бы остановить нападение, если б захотел.
        - Какое нападение?
        - Да на «Ситутунгу».
        Круклис вздохнул:
        - Не преувеличивай. Все-таки я не бог.
        - А кто?
        - Не имеет значения, Сережа, - вмешалась Мод. - Парамон действительно не в силах останавливать космические корабли.
        Я повернулся к ней:
        - Стоп! А ты?
        - Я? Я предвидела нападение.
        - Но… но почему тогда не предупредила?
        - А кто бы поверил?
        - Я. Парамон. И…
        - И больше никто, - закончила Мод.
        - Все же…
        - Я знала, что люди серьезно не пострадают. Эзра все сделал правильно. Ты тоже, кстати.
        - Ну, уж я - то был исполнителем.
        - Не только. Кто нашел способ разбудить Джекила?
        - Э, позволь. Джекила разбудила ты.
        - Верно. Но вот тогда исполнителем была я. Идея принадлежала тебе. Скажи, как ты догадался?
        - Да ничего сложного. Просто подумал, что если у кого и получится, то только у тебя.
        Мод и Круклис переглянулись.
        - Смышленый мальчонка, - пробормотал Круклис. - Давно говорю. Иногда кажется, что он старше нас всех. Впрочем, как иначе? Гуру…
        - А мне кажется, что обо мне ты знаешь больше, чем я сам, - сказал я.
        - Это не так, Серж. Просто ты не все о себе вспомнил.
        - Пока, - вставила Мод.
        И оба стали смотреть на меня странными глазами. Как два врача на чудом выздоравливающего пациента.
        - Перестаньте, - не выдержал я. - Лучше раскрывайте ваши секреты.
        - Хорошо, - сказал Круклис. - С чего начнем?
        - Вот ты сказал, что больше других Кроносом одарены мы, трое.
        - Да.
        - И чем же наделен я?
        - Да тоже не обижен.
        - Слушаю.
        - В самом деле не знаешь?
        - Я практически не умею лгать, Парамон. Научился у одного компьютера.
        - О, компьютер - случай особый. Ты внушил симпатию даже этому механическому разбойнику. А через себя - симпатию ко всему роду человеческому. Между прочим, Джекил твердо собирался тебя убить.
        - Откуда знаешь?
        - От Джекила. От кого же еще. Собирался, не сомневайся. И имел все возможности. Но ты сумел ему понравиться. Невозможно съесть живьем пушистого цыпленка, понимаешь? Виртуозная работа, Серж. Восхитила саму Марионеллу-Жозефину.
        - Кто такая Марионелла-Жозефина?
        - Это одно из имен твоей жены. Да ты не переживай, в лице-то не меняйся. Что за женщина без тайн? Не все ж так открыты, как душка ибн Дауд бен Маттафия. Ты ведь и влюбился из-за тайны. Тайны возраста. Разве не так?
        - Ладно, - сказал я. - Переварил. Продолжай, душка.
        - Да что продолжать?
        - Ты не сказал, в чем мои способности.
        - Понятно. Утро наступило. Туповат ты спросонок, давно тебе говорил. Я ведь только и толкую про твои способности.
        - Разве? Не заметил.
        - Хорошо. Скажу самым что ни на есть открытым текстом. Ты не умеешь ошибаться, Серж. В любой ситуации.
        К нам влетела тропическая бабочка. Взмахнув крыльями, величиной с человеческую ладонь, она уселась на компьютер и замерла. Я почувствовал усталость и сильное желание покориться естественному ходу событий. Покориться мудрой природе. Стоит ли утомлять проклятые ноги?
        - Что скажешь? - спросил Круклис.
        - Преувеличено.
        - Да? Мне так не кажется. Понаблюдай за собой, ты умеешь.
        - Ладно.
        - «Ладно», - повторил Круклис. - Хорошее словечко. Славянское такое. Прекрасно завершает обсуждения. Но я еще не все сказал.
        - Все еще про меня? - усмехнулся я.
        - Все еще. Ты умеешь внушить симпатию кому угодно, не только Джекилу. Не так ли, Мод?
        Мод вздохнула. Колени у меня подогнулись, и я сел в кресло. Простая мысль пришла в мою голову.
        - Выходит, я тебя поработил?
        - Да. И это было не так просто. Знаешь, сколько мне лет? Я самая старая из всех людей. Ты годишься мне в праправнуки. Ужас, правда?
        - Разве тебе было плохо? - спросил я.
        - Нет. Дело в другом. Я устала жить. Точнее, устала быть человеком. Человеком этого Солнца. Надо добавить, я не всегда была человеком вашего Солнца…
        - Не может быть, - пробормотал я.
        - Может.
        - Давно?
        - Очень. В свое время я помогла вам открыть так называемые гены смерти. Точнее, гены старения.
        - В голове не укладывается! Значит, ты и есть та самая Марионелла-Жозефина…
        - Та самая, Сережа.
        - И как же ты выглядишь… - Тут я запнулся.
        - В своем естественном состоянии?
        - Да.
        - Мы отличаемся, Сережа. Наверное, в вашем понимании мы уродливы, хотя ни клыков, ни хвостов не имеем.
        Поверить было трудно, но я поверил сразу. Мод никогда не лгала, хотя могла о многом умалчивать. И вот решила открыть свою главную тайну. Сомневаюсь, что ее прошлые мужья об этом знали, а мне она сказала. Чтобы меньше страдал от потери?
        - Тебе не страшно, что любил монстра?
        Я покачал головой:
        - Нет. Я видел земную женщину. И любил то, что видел. Страшно должно было быть тебе. Как ты меня… выносила?
        - Я тебя до сих пор люблю. Для мыслящего существа важно, какое оно внутри, а не снаружи. Хотя снаружи… ты тоже ничего.
        - Не могу поверить.
        - Понимаю. Да, я не забыла, кто я. Но почти тысячу лет пробыла человеком. Успела полюбить то, что любите вы. Родила нескольких детей. Вполне нормальных, человеческих.
        - Зачем ты стала человеком?
        - Помогла вам одолеть старость.
        - Бог мой… ни больше ни меньше. Вот вам и пришельцы… Тебя хоть наградили?
        - О, всем, чем только можно было. Быть человеком - само по себе награда, честное слово. Во многих смыслах.
        - Откуда ты?
        - Не так уж важно, Сережа. Важно другое. Я загостилась.
        Она встала, поправила прическу. Подошла к окну, вдохнула морской воздух. В печальной улыбке блеснули ровные белые зубы.
        - Нет, я стала человеком не на несколько столетий. Я уже не перестану им быть. И сейчас способна понять красоту вашего мира. Но она меня не трогает, понимаешь? Ею должны насладиться другие. Более молодые.
        - Послушай…
        Она остановила меня жестом.
        - Спасибо, Серж, спасибо, мой родной! Ты задержал меня, вернул свежесть чувствам. Я была счастлива, счастлива по-настоящему. Последняя любовь горька и мучительна, но лучше ее не бывает, поверь мне. Ах, как не ждала я твоего куста роз! Да, ты пленил меня. Властно, как и полагается мужчине. Если угодно - поработил. Ослабил волю, остановил на пути к цели. Но больше всего я желаю, чтобы в свое время ты пережил то, что я пережила с тобой.
        Мод вздохнула, взгляд ее погас.
        - Увы, невозможно застрять навсегда ни в каком рае. Что-то обрящет только идущий. Это главное, что я поняла в своих жизнях. Я ухожу дальше. Прощай. И прости за боль, которую причиняю. Этого я и боялась тогда, в самые славные времена Гравитона-4. Теперь уже вряд ли там будут более славные времена…
        - Мы больше не увидимся?
        - Надежда есть всегда.
        - Да?
        - Как же иначе, Сережа?
        - Где? - тихо спросил я.
        - Там, где время мало что значит. Его не следует бояться. Так же, как и перемен.
        - Да где же?!
        Мод погладила мои волосы.
        - У тех, кто старше нас. Только не отказывайся ради этого от нынешней жизни. Парамон говорит, что там нет наших радостей. Жутко тяжело, пока не привыкнешь. Тебе еще рано, Сереженька.
        - Уж как получится, любимая…
        - Помни вот о чем. У тебя есть трогательные друзья. Ты еще встретишь мудрых и прекрасных женщин. И ты еще не исполнил своего долга перед землянами.
        - Да кто они такие?
        - Кто?
        - Те, кто старше нас?
        - Наше и ваше будущее. То, во что может превратиться род человеческий. Биологический вид Homo sapiens существует меньше миллиона лет. Очень мало. Но он не может существовать вечно. Люди либо исчезнут, либо преобразятся. И во имя этого пора начинать беседу с теми, кто старше нас. Лучше меня их никто не понимает. Этот дар получен только мной. Вот почему я должна лететь совсем не к Эпсилону Эридана. Отпусти меня, мой господин! Сейчас у тебя нет права ошибиться. Ты принимаешь самое важное решение жизни…
        Круклис всхлипнул и громко высморкался в белый платок. Вечно он так, толстокожий да длинношеий… Теперь уж - во веки веков. Аминь.
        - А помнишь…
        Мод не дала договорить. Соленый ветер, соленые брызги. Соленая кровь на губах. Чайки бы хоть не кричали!
        Всеми забытый павиан вдруг взвыл и скакнул в окно. Снизу послышались визги, хохот, звон разбитой посуды.
        Спасения от жизни нет, есть только забвение. Его получит тот, кто найдет силы видеть смешную сторону вещей. Хотя об этом ничего не писано ни в Ведах, ни в Библии, ни в Коране. Религии никогда не умели смеяться. Потому что основаны на страхе смерти. Нормальному человеку невыносима мысль, что после смерти - ничего. В конечном счете из-за этого мы идем к алтарям. И покуда жив человек, потребность в вере неискоренима. Но если без веры нельзя, почему бы не верить в будущее? Не верить нашим потомкам? Они лучше нас!
        Существование каждого бесценно. Мы обязаны устроить мир так, чтобы ничей род не пресекался. Вот на что нужно употребить кусок времени, называемый жизнью. А потом - будь что будет. И… да здравствует Гюйгенс, носивший имя Христиан!
        Кто знает, быть может, наши потомки найдут способ оживить предков, подарить нам новую, замечательную жизнь. Пусть и в других физических обличьях, пусть через миллион лет, сколь ни маловероятным это представляется сейчас. Дай им Бог, как говорится…
        Хотя они и есть боги. Многие верят, что люди созданы по образу и подобию богов. А я думаю совсем иначе Это боги в свое время произойдут от людей. Так же, как люди произошли от обезьян. Почему нет? Происхождение выдав, сэр Чарлз Роберт Дарвин может оказаться более виновным перед своими противниками, чем те подозревали в XIX веке.
        Прибежала Доминичка.
        - Деда, перестань пускать павианов! Послушай, что за шалости в твоем возрасте?
        - Больше не буду, - покорно говорю я. - Ты меня простишь?
        - Ну конечно! - хохочет она. - Пойдемте есть дуриан. Только носы зажмите! Хорошее всегда бывает после плохого.
        - Да, - киваю я. - И наоборот.
        Со времени отлета Круклиса и Мод прошла неделя. Гости разъехались. Последними со мной простились Эзра, Кэтрин и Доминика. А я все не мог расстаться с Таравой, райским островом, на котором рухнуло мое счастье. Не хватало внутренних сил. Я ждал внешнего повода, знака судьбы.
        Однажды, после почти бессонной ночи, я сидел на краю пирса и болтал ногами в теплой воде. Из-за океана всходило солнце. По океану плыл величественный парусный барк. За ним, на севере, висела многослойная груда облаков, в которой посверкивали молнии.
        Из самой гущи тайфуна, как бы забавляясь его бессилием, вдруг вынырнул дестроер. Он прошел над мачтами парусника, резко клюнул вниз. Погасил скорость, приводнился.
        Ракетные двигатели смолкли, но инерция донесла шнелльбот к пирсу. Открылся люк, из него выдвинулся трап. Все было точно так же, как и при визите Дюнуа. Только по борту корабля шла другая надпись. Из нее следовало, что дестроер принадлежит вакуум-перфоратору «Фантаск».
        Трап опустился метрах в трех от меня. Из люка выглянул незнакомый лейтенант. Несколько секунд мы с любопытством рассматривали друг друга. Потом глаза офицера округлились.
        - Простите, - сказал он, - вы - Серж Алекс Рыкофф?
        Я встал, подтянул для солидности плавки и молча поклонился.
        - Но… как вы узнали о нашем прибытии?
        В это время из-за его плеча показалась физиономия Кшиштофа. Кивнув мне, он уставился на лейтенанта и спросил:
        - Разве старший офицер Ямадзаки не предупреждал вас о выдающихся способностях его сиятельства?
        - Предупреждал, но… как же так? Позвольте, сэр, мы ведь не посылали оповещения!
        - Это не обязательно, - искренне сказал я.
        Кшиштоф захлопал в ладоши:
        - Браво! Серж, знаешь, как в старину вербовали матросов?
        - Нет.
        - Да очень просто. Заманивали на борт и спаивали до упаду. Заходи! Водка у нас есть.
        Тут он посмотрел в глубь дестроера и поправился:
        - Впрочем, нет, не водка. У нас есть саке, но очень много.
        - Ну что ж, - сказал я. - Пусть будет саке.
        Лейтенант опомнился. Он скатился по трапу и отдал честь.
        - Прикажете послать робота, сэр?
        - Куда?
        - За багажом.
        Я оглянулся на отель. Ни возвращаться туда, ни что-то забирать оттуда мне не хотелось. Хотелось забыть все, если получится. Отрезать. Стряхнуть прах с ног своих…
        - Спасибо, лейтенант. Не стоит.
        - Но как же? Прямо так… в купальном костюме?
        - Разве у вас не найдется какой-нибудь одежды?
        - О! Конечно. Мы даже парадный мундир захватили.
        - Чей мундир?
        - Ваш, - удивился офицер. - А! Понимаю. Старший помощник Сумитомо Ямадзаки предупреждал, что уж это будет сюрпризом. Сэр! Похоже, мне выпала честь первым поздравить вас с назначением на должность командира.
        - Командира чего?
        На лице лейтенанта появилось благоговейное выражение.
        - Командира вакуум-перфоратора «Фантаск», сэр.
        - Шутите? - растерялся я.
        Лейтенант широчайше улыбнулся:
        - Ничуть.
        - Узнаешь широкую руку Дюнуа? - спросил Кшиштоф.
        - Да уж, - кивнул я. - Перепутать трудно. А где он сейчас?
        - Легкий крейсер «Спейс Грейхаунд» в сопровождении фрегатов «Зенгер», «Идальго» и «Галлахэд» миновал орбиту Плутона. Это - авангард Космофлота, Серж. Набирают ускорение курсом на Эпсилон Эридана.
        Я секунду подумал и сказал:
        - Вот что, лейтенант…
        - Лейтенант Рейнольдс, сэр.
        Я кивнул:
        - Лейтенант Рейнольдс! Как только дестроер выйдет в межпланетное пространство, передайте коммодору Дюнуа радиограмму следующего содержания:
        ПОЗДРАВЛЯЮ. УРОД ПРИРУЧЕН.
        - Слушаюсь, сэр. «Урод приручен». За вашей подписью, сэр?
        Я рассмеялся:
        - Разумеется.
        После этого взбежал на верхнюю ступеньку трапа, переступил коммингс и остановился.
        На своем месте находился отель. Под ним шелестели пальмы. По океану все так же неторопливо скользил барк. За ним по-прежнему висели горы облаков. Но солнце поднялось уже высоко, все виделось в ином свете.
        Кшиштоф положил руку на мое плечо.
        - А знаешь, Серж, так и полагается покидать Землю, - лукаво сказал он.
        - И так же надо отказываться от царств земных, - соглашаюсь я. - Голыми мы пришли в этот мир, голыми и уходим. Одна лишь повязка набедренная…
        - А откуда ты знаешь санскрит? - спросил Кшиштоф.
        - Разве я говорил на санскрите?
        - Ты и сейчас на нем говоришь. Редкое, знаешь ли, увлечение.
        - Ах да. Санскрит я выучил на «Туареге». Делать было нечего. Но погоди-ка… А ты откуда его знаешь? Не странное ли совпадение?
        - Вот-вот, - сказал Кшиштоф.
        Тут мы с ним внимательно друг друга осмотрели. Очень внимательно.
        - Значит, так? - с неопределенным выражением сказал Кшиштоф.
        - Маленький сюрприз, - кивнул я. - Ты где родился?
        - Последний раз - в Гданьске. А ты?
        - В Талды-Кургане.
        - Первый раз слышу. Это хоть на Земле?
        - На Земле. Юго-восточный Казахстан. Или Семиречье.
        - Звучит экзотично.
        - Зато ближе к первоисточнику.
        - Ближе. Ну и кто с нами сыграл такую шутку?
        Я пожал плечами.
        - Не догадываешься?
        - Боюсь догадаться. Теперь знаешь, кого назвать Брамой?
        - Тех, кто старше нас, - твердо сказал я.
        - Богам стало стыдно? - иронически спросил Кшиштоф.
        - Трудно сказать Сначала надо выяснить, кто они такие, боги. До сих пор ведь непонятно.
        Кшиштоф покачал головой.
        - Пусть этим занимаются Круклис и Мод. У них лучше получится. А мы, пока мы еще люди, должны спасать людей. Тех, с Кампанеллы.
        - Как тех, из Капилавасты? - усмехнулся я.
        - Серж, да времена-то меняются, - мягко сказал Кшиштоф. - Неужто не заметил? Теперь мы с тобой нужны. Нужны по-настоящему.
        У меня такой уверенности не было.
        - Будем надеяться Рейнольдс!
        - Да, сэр.
        - Готовьтесь к старту Пора лететь.
        - Слушаюсь, сэр.
        - Вот интересно, - сказал Кшиштоф. - Нам кто-нибудь поверит?
        - Обязательно, - ответил я. - Не знаю только когда.
        - Вопрос можно? - спросил Рейнольдс.
        - Пожалуйста.
        - Вы сейчас говорили о переселении душ, да?
        - Третий, - пробормотал Кшиштоф.
        Он открыл рот и забыл его закрыть. Я смотрел-смотрел на лейтенанта, а потом сказал:
        - Ты здорово изменился, Добайкха.
        Не пожалел.
        В его глазах мелькнул ужас. Рейнольдс вдруг сел на пол обхватил руками голову и застонал.
        Минус и минус дают плюс. Новое изумление уничтожает старое. К Кшиштофу вернулся дар речи.
        - И что это с ним, Серж?
        - Да все нормально, выздоравливает. Много успел натворить в прошлый раз. Ничего нового.
        - Но тогда… Быть может, мы ошибаемся, гуру?
        - Нет, - сказал я.
        - Эх! Неужели наше время опять не наступило? Промахнулось?
        - Не впервой, - бодро сказал я. - Рейнольдс! Полетели, что ли? Пора тебе исправляться.
        Рейнольдс опустил руки и поднял голову. Глаза у него были сухими и спокойными. Но в выражении лица читались следы уходящей боли. Увы, без нее обойтись нельзя. Только через боль можно превратиться в человека. Я помог ему стать на ноги.
        - Спасибо, сэр. Какое-то наваждение! Мне хотелось заколоть вас копьем, представляете?
        Я не удержался и пощупал шею.
        - О, вполне. Вы не забыли, какой нынче век?
        Рейнольдс растерянно топтался внутри шлюзовой камеры современного дестроера. За его спиной, в проеме люка, медленно таяли штормовые облака.
        - Уже вспомнил. Ох! Надеюсь, следующая реинкарнация будет поприятнее.
        - Зависит от вас, дорогой мой.
        - Но я ведь изменился?
        - Конечно. Вы теперь старше.
        - Эй, старичье, - сказал Кшиштоф, - сколько еще «Фантаску» оставаться без капитана? Ходовые испытания начинаются скоро.
        Рейнольдс сделал несколько дыхательных упражнений.
        - Сейчас.
        Он что-то сказал в микрофон. Внешний люк закрылся. Одновременно раскрылся внутренний. За ним скучал шестиногий робот, так и не удостоенный чести нести графский багаж.
        Дальше был виден коридор с неярким серым полом, прохладным воздухом, запахами леса, мягким светом бестеневых плафонов. Низкий, но широкий. Очень уютный. Я от души пожалел о любимых шлепанцах, оставленных в отеле. О пушистых тапочках, которые Доминика нарекла смешным и емким словечком «босиконцы». Тех, что подарила Мод.
        На миг у меня возникло ощущение, что уж теперь-то судьба угомонится. Ощущение наверняка обманчивое. Судьба угомониться не могла. Нас поджидала Кампанелла со своими загадками и все, что непременно случится после. Вдобавок к путешествию по ту сторону света. Если кто-то сочтет, что этого мало, он меня озадачит.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к