Сохранить .
Квест лорда Михаил Владимирович Баковец
        Виват, квартерон! #3
        Приключения квартерона Святовита продолжаются!
        Новый мир, родившийся из виртуальной игры для взрослой аудитории, то решит проверить землянина на прочность, то отсыплет щедро награды.
        Михаил Баковец
        Квест лорда
        Пролог
        Портал выбросил нас на невысоком холме. Почти полностью он был покрыт густым буреломным лесом, и лишь в одном месте от вершины до основания протянулась широкая полоса, где росла только редкая трава и чахлые кустики, а земля была настолько ровная и твёрдая, будто здесь прошёлся своим отвалом бульдозер, а следом за ним каток.
        - Я знаю, где мы, - сообщила Сцитта через несколько минут, потраченные ею на осмотр. - До Тамаслариога часа полтора пути. Хотя, - она с нескрываемым скепсисом посмотрела на Рапунцель, - с ней мы провозимся куда дольше.
        - Угу, - кивнул я в ответ и обратил внимание на первоуровневую целительницу, которая выглядела как пыльным мешком ударенная и что-то бормотала себе под нос. Прислушавшись, я разобрал её речь.
        - Какая большая пещера… светлая… а где камни? Или вот это камни? Странно… какие-то они мягкие, значит, не камни. Или это такие камни особые? - озвучивала она свои мысли, то срывая траву, то щупая землю и царапая её слабыми пальчиками. - Я помню… что-то помню про светлые пещеры… что я помню?
        - Рапунцель, ты как себя чувствуешь? - окликнул я девушку.
        - А? Как чувствую? - она посмотрела на меня и в следующую секунду расплылась в счастливой улыбке. - Мой супруг обо мне беспокоится. Это так приятно! Нужно что-то ответить… мне хорошо и мне интересно увидеть новую пещеру, супруг мой.
        - Совсем с головой перестала дружить, - буркнула вполголоса Сцитта.
        - Мы уже не в пещере. Это называется поверхностью, - пояснил я девчонке. - Пещеры остались далеко под нами, где-то там, - и несколько раз топнул ногой по земле.
        - Странное название для пещеры - Поверхность. Или не пещеры… кажется, я что-то такое раньше слышала. Отец говорил, что когда повзрослею, то я уеду жить на поверхность к своему супругу…
        - Пошли вниз, - быстро произнёс я, прервав её. Не было у меня никакого желания выслушивать чужие умозаключения, которые опять сведутся к «ты мой супруг, раз мы с тобой оказались на поверхности, про которую рассказывал отец!». Да, мне её жалко. Сердце сжимается, когда смотрю и слушаю её. Никому бы не пожелал участи, постигшей мою спутницу, превратившую умную красивую девушку в заморенное и слабое создание с сумасшествием. Но потакать ей я не могу, да и не хочу.
        Сразу же начались трудности и, разумеется, связаны они были с Рапунцель. Девчонка, оказывается, не умела или разучилась ходить по земле и траве. Её ноги путались, подворачивались и заплетались буквально на ровном месте. Если у неё был шанс наступить на кустик или сухую острую ветку, то она им обязательно пользовалась. Два вывиха, не то перелом, не то трещина в кости, три - ТРИ - глубоких раны от острых сухих сучков! И всё это случилось с ней меньше чем за двадцать минут пути черепашьим шагом. Ещё хорошо, что солнечный свет не ослепил её, а то слышал я о подобном исходе для несчастных, выбиравшихся на поверхность из пещер, где они провели часть своей жизни. Правда, в Семи Подземных Городах было светло, то есть, девчачьи «зеркала души» не успели атрофироваться.
        - Да, блин, твою м…, - в сердцах сказал я после очередного падения девчонки на землю, и ранения о ветку, покрытую длинными, тонкими и острыми колючками. - Так, залезай мне на спину.
        - Это неправильно… ой… супруг должен носить…ой… свою жену на руках, а не… ой… как мешок какой-то, - пробормотала она, выдёргивая из пострадавшей конечности колючки и ойкая во время данной операции. - Или ты сейчас меня… ой… обозвал мешком? Это наша первая семейная ссора…ой?
        - Боги, - закатила глаза вверх ведьмочка.
        - Я тебя сейчас здесь оставлю, ясно? - пригрозил я ей. - Живо полезла!
        С моими (и особенно с её) характеристиками, нести целительницу на закорках было легко, но неудобно. И когда спустились с холма, то я устроил короткий привал, чтобы связать из рваной одежды, трофеев и нескольких ремешков что-то вроде сбруи для переноски неходячего человека на спине. Вот только из-за кустарности быстро избавиться от неё вместе с седоком будет непросто. Минимум полминуты уйдёт на то, чтобы расстегнуть три главных застёжки. А это скажу я вам, огромный срок при неожиданном нападении, когда счёт идёт на секунды и необходима предельная подвижность.
        Ещё спустя час на горизонте показались башни Тамаслариога. Но не успел я обрадоваться, что скоро все наши дорожные тяготы закончатся, как путь нам преградил отряд из восьми мужчин и женщин уровнями от тридцать девятого до шестьдесят второго. Две женщины и молодой парень были магами, ещё двое стрелками, с луком и арбалетом, последняя троица являлась чистыми воинами в тяжёлой броне.
        - Привет, Сцитта, - мило улыбнулась одна из магичек моей спутнице.
        - Привет, Малька, - кивнула ей моя ведьмочка, потом посмотрела на вторую незнакомку. - И тебе, Жиффа, привет. Что вы здесь делаете?
        - Тебя встречаем. Вы выполнили задание?
        Сцитта нахмурилась.
        - Не тебе о таком спрашивать, - ответила она. - Хотя, ладно, отвечу, так и быть. Задание мы не выполнили. Ещё до того, как нашли ворота в подземелья, нас накрыл сель и раскидал далеко друг от друга. Мы со Свиатом чудом выжили и решили возвращаться назад.
        - Врёт, - уверенно заявил маг. - Она лжёт! И от него, - он ткнул в меня пальцем, - веет чем-то очень тёмным и тяжёлым. Это какой-то древний артефакт со страшной аурой.
        Малька и её подружка недобро заулыбались, а один из воинов, вооружённый двойной секирой на полутораметровом древке, пробасил:
        - Отдавайте артефакт и тогда мы сохраним ваши жизни.
        Следом за ним вставила своё слово Жиффа:
        - Врать нехорошо, Луна! Глупая, нежели ты считаешь, что по тебе ничего не видно? Или скажешь, что это сель принёс тебе несколько уровней?
        - А вы не боитесь, что я этим самым артефактом вас в порошок сотру? - поинтересовался у врагов я.
        - Маг таро твоего уровня? - со смехом ответил парень, который, к слову, имел шестьдесят первый уровень. - Иди, рассказывай такие истории детишкам, ха-ха-ха!
        Восьмёрка недругов стала расходиться в стороны, собираясь окружить нас.
        - Последнее предложение, - вновь забасил главарь отряда. Наверное, ему очень не хотелось драться, терять своих людей, портить экипировку и рисковать собственной головой. Несмотря на численный перевес, уверенности в победе в их взглядах не было. По всей видимости, они опасались волшебной вещи, чья аура просачивалась из инвентаря наружу. Может, они были в курсе моих карт и навыков, полученных мной в Шабаше Ведьм, и сомневались, что сумеют справиться со мной без больших потерь. - Я даже заплачу тебе пя… три золотых. Купите себе нормальной одежды, гы-гы. А то смотритесь, словно помойные бродяжки.
        Сразу отвечать ему я не стал. Вместо слов сначала вызвал Чёрного гвардейца, и лишь потом с усмешкой произнёс:
        - Насчёт замечания про одежды спасибо, ты подал мне отличную мысль.
        - Ик! - громко икнул самый слабый воин, носящий кольчугу, сабатоны и простой куполообразный шлем. Вооружён он был полуторным мечом и круглым деревянным щитом со стальной окантовкой. - Ик!
        Я его страх понимал. При виде возникшего как из-под земли чёрного скелета ростом под два с половиной метра в легендарной устрашающей броне с треугольным щитом и фламбергом размером почти что с самую мелкую ведьмочку, тут и вовсе можно… кхм… обгадиться. Такая нежить сто тридцатого уровня с легкостью разберётся с восьмёркой гопников, решившей пощипать мой отряд. И это ещё они не знают, что скелет намного сильнее из-за моих личных характеристик. Навскидку - уровня эдак сто сорокового или даже сто сорок пятого.
        - Снимайте одежду, или он вас всех тут положит. Ещё вычищайте свои карманы, опустошайте инвентари, и про амулетики не забудьте…
        Моя речь была прервана попыткой арбалетчика убежать. Наверное, рассчитывал на свои быстрые ноги, повышенную ловкость и лёгкие кожаные доспехи. Но гвардеец-нежить оказался на порядок быстрее. Он расплылся в воздухе в чёрную полосу, за пару секунд догнал стрелка и рассёк его на две ровные половинки от макушки до паха, после чего с такой же скоростью вернулся на прежнее место.
        - … а кто попробует убежать или атаковать меня, тот будет убит, - закончил я свою речь, немного изменив ту после расправы над арбалетчиком. - Даю вам три минуты, чтобы снять всё. Тот, у кого останется хотя бы колечко или клочок тряпки, лишится головы. Время пошло.
        - Это была шутка… - пролепетал маг.
        - Сцитта, нас заставили! - в один голос сказали девушки.
        - И покинуть гильдию тоже заставили? И Тасмин ничего не сделала, чтобы вас найти и защитить? - зло произнесла моя спутница. - Я не вижу принадлежности к Шабашу, сучки.
        - Это всё они! - главарь указал пальцем на мага и ведьм. - Мы простые наёмники, милостивый господин.
        - Тик-так, тик-так, - я покачал указательным пальцем в воздухе. - Время уходит.
        Почему я их всех не убил? Просто мне уже опротивело отнимать чужие жизни за время путешествия по Семи Подземным Городам. Я невероятно рад, что удалось воспользоваться телепортом и не проходить ещё три города, а потом ещё и топать многие дни от гор до города, постоянно встревая в стычки.
        Видя, что я неумолим, семеро гопников стали нехотя бросать себе под ноги оружие, одежду и всё то, что держали у себя в инвентаре. Вряд ли выбросили всё, но проверять и терять время я не желал. И так дал им урок на всю жизнь. Любой нормальный разумный перед боем обязательно постарается увеличить свои шансы, если не на победу, то хотя бы на выживание при помощи лучшего снаряжения. Вряд ли эта семёрка поступила как-то иначе, на последних дураков они не похожи. Так что, они только что расстались с самой дорогой частью своих вещей.
        «А фигурки у них классные, - я мысленно облизнулся на ведьм, когда те остались в чём мать родила. - А Жиффа выглядит лучше Сцитты. Ух, как бы я ей вставил, не будь она такой змеёй».
        - Ты куда зыркаешь, супруг мой? - ткнула мне в бок своим кулачком Рапунцель.
        - Никуда. Так! Все разделись? А теперь сделали десять шагов назад, - громко сказал я, обращаясь к врагам. - Живо!
        - Может, договоримся, Свиат? - улыбнулась мне Жиффа, заметившая мой интерес к своей персоне. Она коснулась ладошками своей груди, провела кончиками пальцем по плоскому тренированному животику и погладила бёдра. - Я сделаю для тебя всё, что угодно. А в обмен попрошу кое-что из тех вещей, - ока кивнула на кучку добра, бывшую ещё недавно её, а теперь превратившуюся в мои трофеи.
        - Нет. Назад, - сказал я. Эх, кто бы знал, каких внутренних сил мне стоило произнести эти два слова.
        - Ты многое теряешь, - сказала она, медленно отступая назад со всеми своими товарищами. - Я могу доставить тебе незабываемое удовольствие. С ней, - она указала на Сцитту, - ты никогда такого не познаешь.
        - Заткнись, - зашипела та. - Закрой свой рот, гадина! Да в твоей дырке столько мусора и грязи, что…
        - Что? - перебила её Жиффа.
        - Что…
        - Обе замолчали, надоел ваш шум, - рявкнул я на эту парочку. Затем, не разбирая, закинул все трофеи к себе в инвентарь, после чего махнул рукой пленным, мол, проваливайте. Потом ещё секунд пятнадцать не мог оторвать взгляд от шикарных круглых булочек с изумительно сексуальными ямочками ведьмы-ренегатки. Только сдвоенное змеиное шипение и такой же сдвоенный удар кулачками в бок заставили меня оторваться от этого зрелища. Пришлось прикрикнуть на спутниц, возомнивших о себе слишком многое. - А ну цыц! Будете мне тут ещё свою ревность показывать.
        Вернув обратно в карту гвардейца, я закинул Рапунцель за спину и продолжил путь. К сожалению, ездовых животных у гопников не было, иначе дальнейшая дорога до Тамаслариога значительно упростилась бы. Отойдя на пару километров от места встречи с ведьмами и их наёмниками, я остановился, спустил на землю Рапунцель и выложил все женские вещи, которые мне достались от гопников.
        - Подбирайте одежду для себя и одевайтесь. А то нам скоро в город входить, а выглядим мы, в самом деле, чуханами натуральными.
        Сам я тоже решил нацепить кое-что из трофеев, которые выглядели богаче и чище, чем моя одежда.
        - Фу, - сморщила носик целительница, - я не могу нацепить на себя чужие обноски.
        - Это не обноски, а боевые трофеи. Они подчёркивают твою силу, твои победы и славу, - ответил я. - А вот эта жилетка, юбка и платок подчёркивают дополнительно твою красоту. Ты же хочешь, чтобы твой муж смотрел на тебя и радовался, что ему досталась настолько прекрасная жена?
        Рядом сдавлено закашлялась Сцитта. Чтобы она не ляпнула нечто в своём духе, я тишком показал ей кулак.
        - Если так, то я согласна, - важно кивнула Рапунцель и взялась за названные мной детали одежды. - Я хочу быть красивой и грозной, как мой супруг.
        - Ещё вот эти сандалии, - я протянул ей зачарованные сандалии из кожи василиска, да ещё и масштабирующиеся. Они поднимали Ловкость на пять единиц, увеличивали ману на пятьдесят и повышали характеристику Колдовство. Последнее, правда, для целительницы было, что мёртвому припарки. Три кольца с прибавками к Силе и Телосложению в общей сумме на девять и двенадцать единиц заметно усилили малявку. Один из амулетов в виде ободка для волос прикрыл её от нескольких сильных магических и физических атак. Пара серёжек-амулетов значительно подняла ей ментальную защиту, а четыре браслета (на левую и правую руку, а так же на обе щиколотки) увеличили её Скорость на двадцать процентов, Выносливость на пять единиц и дали возможность дюжину раз ударить по врагу файерболом и ледяной глыбой. - Хех, это настоящая удача, что нас решили пощипать те лохи. Ещё и сотня золотых монет от них перепала.
        Делиться со своими спутницами я не собирался. Рапунцель вроде как мой фамильяр или кто-то похожий. Ей от меня никуда не деться и по факту девчонка находится на моём обеспечении. А Сцитта в драке не участвовала и как-то помочь не могла, всё сделал я. Плюс, она достаточно разбогатела за время нашего совместного путешествия под землёй. Один пещерный жемчуг должен стоить небольшое состояние.
        «А ты такое состояние кое-кому отдал. Причём, этот кое-кто вряд ли оценит твой жест», - мелькнула у меня в голове мысль, напомнив о шикарном прощальном подарке ламиям.
        - Это твой город, муж мой? - поинтересовалась у меня Рапунцель, когда наша троица вошла в Тамаслариог.
        - Нет.
        - А где твой?
        - У меня его нет.
        - Как? Ты же герцог, а у герцогов есть свои города. У некоторых и не один… или один… или несколько, но они маленькие и как один большой? - забормотала Рапунцель.
        Мы с ведьмой одновременно воскликнули:
        - Герцог?
        - Ты откуда знаешь?
        - Мы связаны божественным узами, - важно ответила девчонка. - От жены у мужа нет секретов… или есть? У жены ведь должны быть маленькие секретики, как мне говорила… мама, няня? И у мужа тоже есть секретики? Но ведь он не жена, а секретики могут быть только у жены? - она опять ушла в собственные мысли, многие из которых, судя по её поведению, представляли из себя техещё тараканов.
        - Свиат, ты - герцог? - повторила свой вопрос Сцитта.
        - Угу, - кивнул я. - Потом расскажу, как им стал. Ничего это звание мне не даёт, если что. Нет ни наделов, ни власти, ни связей. Ни-че-го. А те, кто мне вручил герцогскую цепь, сейчас желают меня разорвать на мелкие кусочки, потом заново склеить и опять разорвать… бр-р-р, - я нервно поёжился, почувствовав табун холодных мурашек на коже. Просто представил, что будет, если я попаду в руки Королевам. Лучше самому на меч броситься или выпить яда, чем такое.
        - Понятно.
        - Эй, я тут решила, что у жены могут быть секретики, а у мужа нет, потому что у мужа уже есть жена с секретиками, а значит, они у него тоже есть, - заявила мне Рапунцель, которая нашла консенсус со своими тараканами.
        - Убей меня, Свиат, я такого долго не выдержу, - простонала Сцитта и тут же поправилась, увидев мой взгляд. - Это просто реакция на её поведение. Конечно же, я не серьёзно! Пожалуйста, не бросай меня, когда мы сдадим квест Тасмин. Я уйду из гильдии прямо сегодня, чтобы быть всегда рядом с тобой. Буду что захочешь делать, стану рабыней, но не прогоняй меня.
        - Я обещал, что не брошу, ты обещала, что будешь выполнять те договорённости, про которые я…
        - Эй, ты что меня не слушаешь совсем? Девка, перестань отвлекать моего мужа, - топнула ножкой Рапунцель и дёрнула меня за рукав.
        - Это ты девка, мелочь нечёсаная! Сначала умойся, волосы отмой, ногти подстриги и побрейся там, где все женщины бреются, чтобы нравиться мужчинам, - разозлилась ведьма и ударила по самому больному, почему чаще всего бьют женщины - внешности оппонентки.
        - Тьфу, - сплюнул я. - Вот за что мне всё это, а?
        В сопровождении переругивающихся девушек, я дошёл до гостиницы и снял там один трёхместный номер. Всё равно ведь Рапунцель от меня и на шаг не отойдёт, а Сцитта по своей ведьмачьей натуре ещё какую-нибудь пакость ей устроит из ревности. Так что, одна большая комната с тремя кроватями - самое то в моём положении. Заказал в номер ванну и еды, потом пригласил портного, у которого подобрал себе и спутницам новую стильную одежду, в которой не стыдно показаться на улице и посетить гильдию ведьм, чтобы сдать задание. Хотелось именно обычную простую одежду, а не специализированный костюм или броню.
        Кстати, Рапунцель чуть до сумасшествия не довела портного, перебирая у него товар и уделяя особенное внимание нижнему белью. Сцитта подливала масла в огонь, едко комментируя каждый её выбор и намекая, что «доски лифчики не носят, а на двух палках кружевные трусики будут болтаться».
        Только наступила тишина, и я собрался уже подремать пару часиков после ухода портного, как в дверь постучались.
        - Р-р-р, - буквально зарычал я и направился к ней с желанием карать и терзать. - Ну, кому тут жизнь недорога?!
        В коридоре я нашёл знакомую ведьму лольку.
        - Здравствуй, Свиат, - улыбнулась мне Ивэта Гадюка. - Ты что такой злой?
        - Устал. Что хотела?
        Та подняла бровь, демонстрируя удивление.
        - Тасмин ждёт тебя в гильдии с докладом. Ты уже пару часов в городе, а что-то не торопишься, - спокойно сказала она.
        - Я хочу отдохнуть перед визитом. И привести себя в порядок, - ответил я ей. - Не волнуйся и передай, чтобы Тасмин не беспокоилась, я скоро буду у неё, - с этими словами я захлопнул дверь перед ней, чуть не прищемив лольке нос. А потом заорал во весь голос. - Достали!
        Кажется, это был срыв. Несколько дней балансирования между жизнью и смертью, возвращение в тихий мирный уголок, расслабление и тут бац! напоминание обо всём том, что я пережил. Да ещё у меня мелькнуло в голове сравнение себя с собачкой, на которую нацепили поводок и отдают команды: «сидеть, лежать, ко мне, лапу, умри». Это как в почти потухший костёр плеснуть бензина. В общем, к Тасмин в этот день я не попал. Вызвал гостиничную служку и сделал заказ:
        - Вина! Много вина! Очень много вина!
        Не увлекался никогда методом успокоения нервов через алкогольный марафон, но почему-то именно сегодня посчитал это правильным и нужным. Или как раз потому, что никогда так не поступал, а сейчас сделал, типа решил попробовать новое? Чёрт его знает, по правде говоря, в собственных желаниях я так и не разобрался.
        Конечно, мои спутницы решили поддержать меня в этом начинании. Но Рапунцель окосела после трёх глотков, а после пятого отключилась, а Сцитта присоединилась к ней спустя час, употребив полторы бутылки хорошего красного вина. Я же сидел до последнего, поставив себе целью опустошить две корзины, полные бутылок с вином. Там было все вперемешку: креплёные, обычные, игристые. Высокие характеристики помогли с честью выйти из этого противостояния, но недаром ходит шутка про «пил коньяк, запивал пивом, попробовал вина, разбавил водку с шампанским, а потом попробовал простого сока и отравился». Смешав столько вин разного сорта и крепости, меня накрыло так же, как и моих спутниц.
        К Тасмин я попал лишь к полудню следующего дня.
        - Здравствуй, Свиат, а ты не сильно торопился, как погляжу, - сказала глава Шабаша, когда я с двумя девушками вошёл в её кабинет.
        - Здравствуй, - кивнул я ей. - Я только вчера появился в городе. Уставший, грязный, злой и голодный. Лучше скажи спасибо, что сегодня нашёл в себе силы посетить гильдию, - с трудом скрывая раздражение, сказал ей в ответ.
        - Спасибо, - серьёзно произнесла она. - Что с заданием?
        - Я его выполнил. Но всё могло быть по-другому из-за ваших тайн и секретов, - не преминул уколоть я собеседницу. - Просто чудо, что я узнал цель рейда.
        - Это не важно. Оракул сказал, что ты справишься, и ты всё сделал. Эта вещь… отдай её мне, - взгляд Тасмин был полон напряжения. Несмотря на то, что я вернулся в город, не стал прятаться и сам пришёл в гильдию, причём не в броне и с оружием, а в простой одежде, она мне не доверяла и искала подоплёку в каждом моём слове и поступке. Вот и сейчас приготовилась к… чему-то.
        - Вот, - я не оправдал её ожидания, спокойно, без виляний, набивания себе цену и, не выторговывая новые условия, отдал обе половинки дневника.
        Разделённый пополам древний тёмный артефакт исчез со стола миг спустя после того, как только коснулся столешницы. И тут же мне пришло сообщение о завершении квеста, выданного гильдией.
        - Всё, наши договорённости выполнены в полной мере, - улыбнулась мне Тасмин. - Сейчас я хочу остаться одна.
        «То есть, валите-ка вы отсюда, гости дорогие», - хмыкнул я про себя и вслух сказал. - Тасмин, раз я больше ничего не должен Шабашу, то хочу выйти из гильдии.
        - Хорошо, - кивнула та в ответ. Через несколько секунд я получил сообщение:
        ««Вы больше не состоите в гильдии Шабаш Ведьм»».
        - Всё? - поинтересовалась глава.
        - Я тоже хочу покинуть гильдию, - заявила Сцитта, чем явно огорошила Тасмин, судя по проскользнувшему в её глазах сильному удивлению и непониманию.
        - Ты уверена? - нахмурилась старшая ведьма. - Не забывай, что у тебя перед гильдией имеются обязательства…
        - Полагаю, что вот эти вещи покроют их с лихвой, - не дала ей договорить моя спутница, вытащила из инвентаря флакон с зельем и самую крупную пещерную жемчужину (три таких я подарил Королевам), после чего положила их на стол перед собеседницей. - Тасмин, я всё равно уйду. Просто хочу это сделать без конфликтов.
        Глава гильдии взяла в руки подарки, оценила их (я заметил, как на миг вздёрнулись брови у женщины, поражённой описанием даров) и почему-то посмотрела на меня:
        - Значит, вскружил голову девчонке? Эх, Свиат, Свиат.
        Я молча пожал плечами. Этот мой жест можно было трактовать как угодно.
        Ведьма не была бы ведьмой, если бы не оставила последнее слово за собой и не попыталась бы куснуть исподтишка и вроде бы как случайно.
        - Завязывал бы ты с этим, - дружелюбно улыбнулась она мне, - а то так и будут за тобой бегать всякие генералы. И я скажу, что показалось, будто бегают не с желанием признаться в любви.
        «Мия!», - осенило меня, и, не обращая внимания на нахмурившихся и сделавших стойку Рапунцель и Сцитту, спросил. - Здесь была Мия Рос? Как давно?
        В глазах Тасмин мелькнуло разочарование. Не на такую реакцию с моей стороны она рассчитывала.
        - Через пару дней после того, как ваш отряд ушёл в сторону гор. Узнала про тебя и тут же ушла следом. Ещё она сказала, что ты её жених. Это правда?
        - В каком-то роде так и есть, - кивнул я. - Но наши отношения слишком сложные, в двух словах не опишешь.
        Рапунцель стала дёргать меня за одежду, привлекая к себе внимание. Хорошо, что я перед уходом из гостиницы запретил ей говорить, далеко отходить от меня, беспокоить кого бы то ни было и что-то брать без спроса либо прикасаться к этому.
        - Тихо, потом расскажешь, что ты хочешь, - тихо сказал я ей.
        Тасмин с интересом посмотрела на нас обоих, но задавать какие-либо вопросы не стала. Вместо этого вернулась к теме Сцитты.
        - Хорошо, я разрешу свободно покинуть гильдию. Но с условием, что в другую ты вступать не станешь и вредить Шабашу тоже, - выставила она требования.
        - Я согласна. Условие про гильдии относится только к Тамаслариогу, в любом другом городе запрет теряет силу. И вредить Шабашу не стану, если со стороны гильдии не будет аналогичных действий, - ответила ей Сцитта.
        «Правильно», - про себя похвалил я девушку.
        - Хорошо, - после нескольких секунд раздумий, произнесла Тасмин, - пусть так и будет. Готово. Теперь уходите.
        - Прощай, Тасмин, - попрощался я с главой Шабаша.
        - До свидания, Свиат.
        Стоило мне оказаться за стенами гильдии, как Рапунцель вновь принялась меня тормошить. К ней присоединилась Сцитта.
        - Кто такая эта генерал Мия Рос? - сердито спросила она у меня.
        - Я вам про неё говорил в подземельях, про то, что меня ждут на поверхности. С Мией я познакомился очень давно, кажется, что это было в другой жизни. Она в то время служила комендантом в крепости на границе с демоническими землями. Тогда мы были простыми любовниками. На некоторое время мы потеряли друг друга из вида. Вновь встретились сравнительно недавно, но я торопился, м-м, кое-что сделать и не смог с ней даже перекинуться парой слов, лишь отправил вестника. Как раз в это время мы, кхм… мы решили укрепить свои отношения. Сейчас она моя невеста, вроде как.
        - Вроде как?
        - Невеста, - твёрдо сказал я.
        - А…
        - Больше на эту тему я не хочу говорить. Вы узнали, что хотели и на этом всё, - отрезал я. - Рапунцель, ты тоже угомонись, а то я тебя запру в номере, и больше брать с собой перестану. Это понятно?
        Целительница нехотя отпустила мою одежду.
        - Куда мы сейчас? - спросила ведьмочка, поняв, что больше ничего не узнает от меня по интересующей её теме.
        - По магазинам. Что-то продадим, что-то купим…
        Хочу отметить, что накал ситуации в Тамаслариоге из-за противостояний гильдий сыграл мне на руку, когда я продавал свои трофеи. Цены на зелья, оружие, доспехи и амулеты взлетели до небес. Да, в свою очередь, когда я приценился к товару в лавках, эта ситуация уже играла против меня. Но сколько я продал и сколько купил? Вот то-то и оно. Стоит ещё добавить, что продавал я не всё, например, оставил вещи чёрного герцога. А также кое-что из мелочей, которые можно скинуть в любой лавке любого города. Эдакий НЗ на всякий пожарный случай. Самой крупной покупкой стало ездовое животное - пустынный шестилап. Это была ящерица с шестью ногами, с широким и длинным телом. На её спине спокойно разместилась наша троица и несколько мешков. Животное отличалось высокой скоростью и мягкостью движения, и могло участвовать в сражении наравне со своими седоками. Имея двадцать девятый уровень, ящерица отличалась завышенными значениями Силы, Телосложения и Ловкости. К сожалению, в городе не было перевозчиков на дальние расстояния, как в Харез-Граде, где я полетал на ящере (и испортил чуть-чуть репутацию с перевозчиками).
        Кроме торговых лавок, я побывал и на почте, отправив вестников Мие и брату. Первой сообщал, что покидаю Тамаслариог и направляюсь далеко на юг от города, почти что на границу Тель’Ануф’Ларионе. Второму написал практически то же самое, но с мелкими нюансами.
        В тот же день под самый вечер я покинул город и отправился в дальнюю дорогу.
        Глава 1
        - Святовит, - позвала меня Сцитта.
        После отъезда из города я вернул своё родное имя, класс и уровни. Прятаться просто напросто надоело, честное слово. Тем более, я сейчас настолько силён, что могу дать достойный отпор любому, кому не понравится то, что я чужак.
        - Что?
        Вчера вечером наша троица покинула Тамаслариог, а сейчас солнце стояло уже в зените, сообщая, что наступил полдень. Сами мы уже полчаса, как отдыхаем. Привал сделали больше для того, чтобы шестилап восстановил свои силы после длительной дороги. Сами мы практически не устали и даже поспали на его широкой спине.
        - Я хочу сделать тебе подарок. Можно?
        - Подарок? - заинтересовался я. - Подарки я люблю.
        - Вот, - девушка протянула мне крошечный хрустальный флакончик с гранёными стенками. Размером он был с мой большой палец и закрыт притёртой пробкой из красноватой древесины. Жидкость в нём имела изумрудный цвет и едва заметно светилась.
        ««УНИКАЛЬНЫЙ ЭЛИКСИР №4*?№!/Х]}{**?
        Свойства: *?№!/Х],/>&?
        Особое свойство: возможность прив?:%;?
        ……………
        …………….»».
        - Тц-ц, - с досадой поцокал я языком, - ничего не разобрать. Что он должен сделать, Сцитта?
        В очередной раз мир показал, что игровая составляющая уходит из него. Именно потому я направляюсь на юг, где полно мест, чтобы быстро поднять уровни таким как я и мои спутницы. Это жизненно необходимо, если хочу дальше жить, а не выживать. Разумеется, при учёте, если, когда мир станет нормальным, то не порежет характеристики у населения, приведя те к средним показателям. Подобное будет, мягко говоря, досадно.
        - Он повышает несколько характеристик, пробуждает силу крови, может подарить одну, две, а может даже и три новых способности! - быстро сказала ведьмочка.
        - И всё?
        - Всё, - ответила она мне и посмотрела на меня таким наивно-честным взглядом, что я понял - не всё. Далеко не всё! Вряд ли она хочет меня отравить. Одурманить? Вполне возможно. Связь между ведьмами и любовным зельем известна всем и во всех мирах.
        - Хм…
        - Ну, там могут быть легкие побочные эффекты, но они совершенно не опасны для здоровья и способностей, - торопливо добавила она. - Я его сделала в Семи Подземных Городах в том месте, где содержали её и добавила в него волос Рапунцель и самую крупную пещерную жемчужину, - девушка кивнула на целительницу, которая бегала по лугу и собирала цветы под присмотром гремлинов. - Эликсир получился с удивительными способностями. Второго такого во всём мире нет, и больше никогда не будет.
        - Почему сама не стала его пить? Тебе бы не помешало стать сильнее, приблизиться к моему уровню.
        - Я хочу сделать тебе приятное. А ещё… ещё ты станешь сильнее и сможешь меня защитить, - вильнула она взглядом.
        «Ну, точно любовное зелье», - подумал я и активировал сначала Взгляд Инкуба, а потом Запах Инкуба. Не стал использовать жизненную энергию ведьмочки, как и использовать саму девушку по…хм… прямому предназначению, но вместо этого устроил ей моральное «потрошение». Оказалось, что я правильно догадался, и одним из свойств эликсира была любовная привязка меня к Сцитте. Другого от ведьмы и не стоило ожидать. Но в остальном она ни на йоту не слукавила, когда описала чудо-бонусы от эликсира. Возможно, не добавь ведьма приворот, то зелье было бы ещё сильнее. Описание эликсира было настолько вкусным, что я с трудом сдерживался, чтобы не наплевать на последствия и не выпить его.
        И хочется, и колется, как говорится.
        Решение неожиданно нашла сама Сцитта. Находясь под моим контролем и желая всей душой угодить мне, чтобы я обратил внимание на её тело, жаждущее моих ласк, она вручила зелье нейтрализации приворота. Качеством оно уступало уникальному, но всё равно должно было убрать приворот с гарантией девять из десяти, особенно если принять его перед любовным зельем.
        - Что ж, риск - благородное дело, - пробормотал я, откупоривая пузырёк и поднося ко рту. Перед этим приказал ведьме выпить сильное снотворное и отключил действие демонических способностей. - Вкусненько.
        На вкус эликсир был приятный. Я причмокнул, облизал губы и… в глазах вдруг резко потемнело. Последним, что услышал перед тем, как провалиться в забытьё, был испуганный вскрик Рапунцель.
        ««Уровень 93/73.
        Раса: квартерон (в вас смешалась кровь эльфа, демона и человека)/чужак.
        Класс: любовник/маг таро
        Статус: Лорд демонов
        Слава: 2200.
        Сила: 120.
        Ловкость: 100.
        Телосложение: 250.
        Влечение: 80.
        Словесность: 5.
        Скорость: 100.
        Талантливость: 1.
        Любовная сила: 75.
        Соблазнение: 75.
        Интеллект: 107.
        Мудрость: 50.
        Мана: 1070.
        Свободных баллов характеристик: 35.
        Феникс.
        Захват души.
        Повелитель: 10.
        Владение арбалетом: 35.
        Фехтование: 55.
        Меткий стрелок: 5.
        Сила магии: 100.
        Взгляд инкуба: 50.
        Запах инкуба: 64.
        Оргазм инкуба: 50
        Вы пробудили Силу Крови! Будучи герцогом среди разумных сил Порядка и неся в себе толику крови Инферно, вы обретаете статус Лорда демонов.
        Вы получаете способность Захват души. Владеть ею могут лишь лорды Инферно. Поглощённая душа разумного дарует вам дополнительный опыт для развития, а также может наградить вас одной из способностей, которой владел носитель души при жизни»».
        То ли эликсир, то ли разбуженная сила крови повысила целую кучу моих характеристик. Все демонические дары, которые были ниже пятидесяти единиц, стали равны этой цифре. Значительно увеличились Сила, Телосложение, Соблазнение, Любовная сила и Влечение. Если вспомнить, что со мной случилось, когда я поднял один из демонических даров, то, возможно, всё дело не в силе крови, а в зелье. Оно увеличило Взгляд или Запах инкуба, или обе характеристики разом, что вылилось в повышение процента демонической крови во мне. Ну, а если анализировать дальше, то на такой эффект могла сработать одна из способностей эликсира. Та самая, которая должна была пробудить во мне спящую силу крови. И вот итог: наполовину я демон, на четверть эльф и оставшуюся четверть человек. Даже странно, что Система не обозвала меня полукровкой, а оставила всё тем же квартероном. Способность Повелитель давала мне возможность подчинять себе всех, в ком течёт инфернальная кровь. При определённом проценте (если он крайне мал, то она могла вообще не подействовать) этой жидкости в венах объекта, он мог склониться передо мной на колени, даже
если перед этим желал снять мне голову с плеч. Неплохая финтифлюшка. Будет полезной в тех местах, где полно инфернальных созданий. Повелитель также действует и на демонических животных, позволяя приручать или прогонять тех. Способность прирастала на единицу после каждого полученного уровня.
        Изменения коснулись не только характеристик, но и внешности. Во-первых, я стал выше себя прежнего на целую голову. Во-вторых, я заметно раздался в плечах. В-третьих, моя кожа приобрела лёгкий красноватый оттенок. В-четвёртых, волосы стали ещё светлее, приобретя цвет снега с горных вершин. В-пятых, радужка стала насыщенного ярко-красного цвета. Ну, и самое главное, у меня выросли рога. Рога, бляха-муха! Чуть выше висков из волос торчали пара небольших, прямых чёрных рожек с острыми кончиками.
        Я со всем был согласен, но вот это приобретение, являющееся поводом для шуток в адрес супругов среди населения моей страны, изрядно выбило меня из колеи.
        «Когда Димка увидит, то будет ржать, как сумасшедший», - мелькнула в моей голове мысль.
        Я перестал щупать рога и посмотрел на спящую ведьмочку. Хотел проверить, как сработал нейтрализатор любовного приворота. Но в итоге узнал, что изменения коснулись не только меня.
        ««Сцитта Луна.
        Раса: ши’эйга.
        Уровень: 69.
        Класс: алхимик.
        Раса ши’эйга искусственно создана лордами Инферно для личного служения. Каждый из её представителей принадлежит своему лорду душой и телом. Отдавая большую часть получаемого опыта господину, Ши’эйги условно бессмертны. Можно уничтожить их тело, но душа немедленно окажется у лорда-хозяина, и он легко создаст новое. К сожалению, после смертиши’эйги теряют часть опыта, и у них снижаются характеристики. Поэтому, каждый лорд старается беречь тех своих рабов, которые приносят огромную пользу и считаются самыми ценными»».
        - Фью-ють! Всё страньше и страньше, как говорила одна девочка в старой сказке, - присвистнул я. - Вот так выпил эликсирчика. Сцитта наверняка будет очень «рада» своему новому статусу. Но, блин, сама виновата, не нужно было лить свою кровь в зелье и делать из него приворотное.
        Но я ошибался.
        - То есть, я навсегда с тобой? И даже если погибну, то моя душа всё равно останется рядом? - ахнула она.
        - Вроде бы, - подтвердил я.
        - И-и-и! - счастливо завизжала она и бросилась меня обнимать. - Я этого и хотела!
        - Девка, оставь моего мужа в покое! - немедленно завизжала Рапунцель и попыталась оторвать ведьмочку от меня. Кстати, та сила, которая изменила меня и Сцитту, то же самое сделала и с ней. И теперь я являюсь счастливым обладателем двух ши’эйга.
        В целом, спустя несколько часов после перерождения, я смирился с наличием рогов. Зато стал намного сильнее и выносливее. Меня и раньше было тяжело убить, теперь же я стал ещё более трудной мишенью.
        Хрен с ними, с этими рогами, авось однажды сумею придумать, как убрать их или скрыть. Некоторые демоны могут менять свою внешность. Те же инкубы, например, чтобы соблазнять женщин других рас. А я целый лорд! Значит, имею все шансы рано или поздно получить такую способность. Главное, чтобы я не перестал быть человеком.
        «А мне такая способность нужна. Иначе напугаю родителей до сердечного приступа, когда вернусь к ним, - вздохнул я про себя. - Хоть бы Димон знал, где и у кого можно её получить. Он же в курсе всего в игре».
        Была ещё одна проблема и касалась она отношения местных жителей к таким как я - существам с кровью Инферно. Из-за горячего нрава и вздорного характера, демонов и тифлингов особо не жаловали почти повсеместно. И я не хотел на своей шкуре проверять, как обстоят дела в Тель’Ануф’Ларионе. Может, тут всем плевать, а может, и нет. Вдруг чужака-иномирца спокойно примут, а демону постараются отшибить рога? На этой мысли я невольно потрогал свои.
        Рискнуть или отправиться куда-то, где полно носителей демонической крови?
        - Димка, как же мне тебя не хватает… Сейчас бы очень пригодился твой совет, - пробормотал я, не обращая внимания на разгорающуюся свару между моими ши’эйга. - Что ж, рано я спрятал в кладовку свой амулет с личиной.
        Мои метания между «уехать к родственникам, чтоб они в Инферно провалились» и «продолжить путь, который уже выбрал» были связаны с тем, что я опасался за Мию и брата. Мне же придётся опять отписываться им о смене местопребывания. Вдруг они решат приехать ко мне, а не отправить вестника? А я очень хорошо помню гостеприимство демонов для всех, кто не носит рогов и не чтит Инферно. На фиг, на фиг такое. А ещё я помню герцогиню и маркизу, их уровни и способности. Против таких, как эта парочка, высокий уровень может не спасти генеральшу.
        Что ж, значит, едем, как ехали. А там дожидаемся Мию, серьёзно с ней беседуем, и уже после этого разговора буду думать, как действовать дальше. Может, она порвёт все отношения, когда увидит, кем я стал? Кстати, это был бы отличный выход для нас обоих. Хоть и жалко, что не получится повторить ту вакханалию и сексуальное безумство, что охватило нас с нею в той башне, куда я пробрался тайком под покровом ночи.
        *****
        Набат разрушил покой Тамаслариога перед полуднем, когда люди и нелюди собрались вкусить дневного отдыха и заморить червячка перед плотным обедом. Магический сигнал тревоги проходил сквозь любые преграды, сквозь двери и ставни, проникал в подвалы и в городские подземелья сквозь толстый слой брусчатки и земли. Горожане выскакивали из домов с шальным взглядом, многие, наоборот начинали закрываться на все замки и активировать магические щиты у кого таковые имелись. Почти все считали, что началось открытое противостояние между гильдиями, то, что уже давно должно было произойти. Вот только сами гильдийцы терялись и недоумевали о причине тревоги, ведь никто из них и не думал о таком. Самое неприятное, что случилось за последние часы, так это пара разбитых носов и пяток применённых безобидных хулиганских чар в адрес своих оппонентов. За такое войну не начинают, причём такую, что городской магистрат стал бить панику.
        Главы гильдий бросились в ратушу, их заместители - кто стал собирать подчинённых в гильдиях и переходить на осадное положение, кто направился на стену, сообразив, что раз в городе всё тихо, то паника вызвана внешней угрозой. Вскоре к ним присоединились и главы гильдий.
        - Госпожа, что происходит? - тихо обратилась к Тасмин её заместительница - ведьма Алхога обладательница семьдесят седьмого уровня. - В городе царит паника, лавочники закрыли свои магазины, городская стража стоит на ушах, все ворота заперты и сейчас закладываются баррикадой, будто нас осаждают. Но никого под стенами нет.
        - Скоро будут. Вернулись несколько групп, которые качались на дальних локациях. Они передали, что сюда с севера и северо-запада идут армии нежити и чудовищ. И там нет ни одной твари ниже пятидесятого уровня. Один из свидетелей утверждает, что видел гидру размером выше городских стен. К счастью, она была одна.
        - Это какой же у неё уровень?! - поразилась Алхога.
        - Скоро сама сможешь узнать.
        Город готовился к обороне. Его стены заполнили воины - гарнизон и ополчение в лице гильдий, цехов и горожан. Смазывались боевые машины и дополнительно устанавливались новые, вытащенные из арсенала, устанавливались стационарные боевые и защитные амулеты. Специальные группы артефакторов и алхимиков обходили вокруг города и устанавливали ловушки в тех местах, где враг обязательно попробует подойти к городским стенам.
        Неизвестная сила дала Тамаслариогу три с половиной часа на подготовку. По истечению этого времени на горизонте показались передовые отряды чужих армий. Заходили они с… трёх сторон. С севера, северо-запада и юга. Когда они подошли к городу на несколько тысяч шагов, то боевой дух у горожан упал. Среди защитников нашлись даже те, кто с криком бросился бежать прочь, бросив свою позицию. Останавливать их никто не стал. Все прочие были слишком шокированы увиденным, чтобы как-то реагировать на поступки товарищей.
        Три колонны неизвестных врагов состояли из нежити и чудовищ. Скелеты, личи, зомби, некроголемы и обычные големы, минотавры, мантикоры, гнолы, гигантские плотоядные кислотные слизни, горгульи и гарпии, демоны и многие другие. Над этим живым (и условно живым) морем возвышались восемь семиглавых гидр, девять костяных скелетов, шесть двуглавых огров и три мясных голема-гиганта. Все горожане дрожали от страха, когда узнавали их уровни. А ещё во главе каждой армии ползла многометровая ламия - красная, золотая и изумрудная. И если это были полководцы, то уровнем они просто обязаны были перескочить за отметку в две сотни единиц. Эта троица сообща способна захватить Тамаслариог без помощи своих армий.
        Колонны остановились примерно за тысячу шагов от городских ворот. Ламии же сошлись вместе перед главными, они же Северные, воротами.
        - О боги, что нам делать? - прошептала Алхога.
        - Боги? - саркастически усмехнулась Тасмин. - Зови лучше демонов и дьяволов, так как боги не станут вмешиваться и спасать нас.
        Между тем к ламиям подлетел архилич, задержался рядом с ними буквально на минуту, после чего направился к воротам. Все ловушки и алхимические мины он с лёгкостью вскрыл и обезвредил несколькими взмахами руки, с зажатым в ней посохом из позвоночника какого-то разумного с демоническим черепом в качестве навершия. Ни у кого из защитников не возникло и мысли попытаться выстрелить в нежить. Ну, убьют они архилича и что? Тогда точно ни у кого не будет и шанса на спасение, так как всегда обидчики парламентёра карались с особой жестокостью. А архилич именно им и являлся.
        - Жители города Тамаслариог, - заговорил он, приблизившись к воротам на пятьдесят шагов. Его голос звучал, казалось, в самой голове каждого защитника города, ввинчиваясь в мозг и вызывая неприятную слабую боль и дискомфорт, - ваш город и окрестные земли попали под власть Трёх Королев! Откройте ворота, преклоните колени перед повелительницами и признайте их величие. В случае сопротивления пощады не будет никому! Город будет стёрт с лица земли со всем населением! В своей великой милости Королевы дают вам один час на принятие решения. Промедление на одну секунду будет означать отказ!
        В конце своей речи архилич взмахнул рукой и создал огромные песочные часы. Они повисли в воздухе выше края городских стен, чтобы их могли увидеть все те, кто находился на ближайших улицах.
        - Сто двадцать седьмой уровень, - прошептала Алхога, сумев прочитать характеристики нежити. - Если там хотя бы десять таких же, то они легко сметут всех на этом участке стены.
        Городской совет был собран в одном из домов рядом с Северными воротами. Никто не стал терять время, чтобы добраться до ратуши. Тем более, многие члены совета находились к этому месту ближе, чем к центру города. Из более чем двадцати собравшихся на совещание, лишь трое выразили протест против сдачи города нежити и тварям. Это были два светлых жреца и один светлый паладин. Остальные боялись. Их страхом буквально пропиталась комната, которую они заняли.
        - Тогда мы будем сражаться сами! - ударил кулаком по столу паладин. Жрецы его поддержали.
        - И вы погубите весь город! - заорала Тасмин.
        - Хотите сражаться, так выходите из Тамаслариога, чтобы ваша безумная идея и ослиное упрямство не навлекло беду на всех нас! - её поддержал маг огня Камест, достигший сто четвёртого уровня. Вместе с главой Шабаша Ведьм он считался одним из самых сильных жителей города.
        - Вы глупцы, если считаете, что они вас пощадят! Это слуги Тиамат! Твари и чудовища, ищущие чужие души, - встал на сторону паладина один из светлых жрецов. - Они сожрут вас!
        - По крайней мере, это произойдёт не сразу и будет шанс уйти из Тамаслариога. А реши мы сражаться, то уже через час будем радовать падальщиков, - буркнул бургомистр города.
        - Тьфу! - смачно плюнул ему под ноги паладин и покинул комнату. За ним ушли оба жреца. Спустя полчаса эта троица и ещё семь десятков мужчин и женщин вышли из города через Южные ворота. Навстречу им вышел всего один скелет, зато какой! Ослепительно белого цвета, рост не ниже трёх метров, вооружённый двуручным мечом с «пламенеющим» клинком. Перед тем, как нежить и сопротивленцы встретились, скелет призвал себе в помощь двенадцать воинов. Все они цветом костей были похожи на призывателя, но уступали ему в росте примерно полметра, а также отличались бронёй и вооружением. Чёртовой дюжине нежити хватило двух минут, чтобы уничтожить неполную сотню тамаслариогцев. При этом ни один из скелетов так и не был уничтожен.
        Вскоре после этой бойни все городские ворота были раскрыты. Ополчение и большая часть стражи были распущены. Навстречу ламиям и их свите вышли все главы гильдий, бургомистр и почти все авторитетные лица Тамаслариога.
        «Да что бы меня инкуб своей вечной подстилкой сделал! - про себя ахнула Тасмин, когда увидела уровень змееженщин. - Двести пятидесятые!.. О боги и демоны… Да у нас точно не было шансов против этой армии! И откуда их дьяволы вытащили, из какой преисподней? Неужели…, - тут её посетила мысль о связи между тёмным артефактом, который ей принёс Святовит и появлением рядом с городом чудовищной армии, - неужели это всё из-за него?».
        Как показали дальнейшие действия, её догадка была верной.
        Ламии преобразились, сменив облик на человеческий. Теперь это были три прекрасных женщины. Они были красивые настолько, что Тасмин рядом с ними почувствовала себя деревенской дурнушкой.
        - У тебя есть то, что принадлежит нам, - сообщила ей Красная королева. Стоящие рядом тамаслариогцы невольно отодвинулись от ведьмы, не желая находиться поблизости к той, которая привлекла внимание страшной змееженщины.
        Тасмин сглотнула, побледнела от страха, достала из инвентаря две половинки дневника и дрожащей рукой протянула их собеседнице:
        - В-вот. Это, да?
        Артефакт мгновенно исчез из её руки, после чего Красная и Изумрудная королевы продолжили свой путь в город. Напротив Тасмин осталась лишь Золотая.
        - Где тот, кто принёс тебе Дневник? - прошипела она.
        От её взгляда и голоса ведьме стало дурно, ноги женщины задрожали, и она позорно упала на колени перед ламией.
        - О-он ушёл, у-ушё-ел несколько д-дней на-азад, - заикаясь, пролепетала она.
        - Куда? С кем он был? Ты знаешь его планы?
        Каждое слово королевы, словно вырывало из души Тасмин небольшой кусочек. Ей хотелось как можно скорее рассказать той всё, чтобы она быстрее оставила её в покое.
        - На юг, на юг, - торопливо заговорила она. - С ним две женщины были…
        Немногим позже между королевами состоялся разговор.
        - Я бы вырвала ему сердце, как это сделал Чёрный герцог, - заявила Красная королева Золотой.
        - А у меня бы он так легко не отделался, - с нескрываемой злостью прошипела по-змеиному Изумрудная. - То унижение, которое мы перенесли, я не забуду никогда. Даже его кровь и смерть до конца не заставят меня о таком забыть. Мы были игрушками в его руках, называли себя рабынями и целовали ему ноги!
        - А я себя почувствовала настоящей женщиной. После тысячи лет прозябания в шкуре чудовища я ощутила себя прежней. Унизил? Пускай, - мотнула головой Золотая, отбрасывая вьющуюся прядь от лица. - Унизиться так я не против ещё раз.
        - Глупая, - опять взяла слово Красная. - Хотя, ты всегда была со странностями.
        - Чем он вам не угодил? Если не понравилось заниматься любовью, то считайте, что это была плата за возможность сбросить проклятье, которое держало нас под землёй. Вспомните лучше, сколько раз вы стенали, жаловались и приносили молитвы богам и демонам, чтобы попасть на поверхность. Вы клялись отдать всё всего лишь за шанс! И что? Вы забыли об этом сразу же, как только получили это. Тот квартерон просто орудие в руках высших сил, ключ, который отворил нам дверь.
        - Странно было влюбиться в ключ, - ядовито произнесла Изумрудная королева. - Не боишься, что твоя любовь останется безответной? Ключ априори любить не может, - и она рассмеялась. К ней присоединилась Красная.
        - Когда я его увижу, то спрошу, что он чувствует ко мне, - спокойно ответила своим сестрам - а королевы считали себя ими без каких-либо поправок и отступлений - Золотая ламия.
        - И если он скажет, что для него ты была просто замком, который он вскрыл? - прищурилась Изумрудная.
        - Убью!!!
        Глава 2
        - Прибыли! - гулким, словно из бочки, голосом сообщил огромный силат, опустив меня и девушек на землю. Джинн воздуха доставил нас в Багровые Пустоши. К слову, они граничат с Большой Драконьей Равниной. Пустоши и равнину отделяют горы и долины, и занимают они в ширину не так много территории, по сравнению с другими землями. Даже на своих двоих можно перебраться за неделю. Правда, такой подвиг будет по силам кому-то вроде меня, суммарно перешагнувшего далеко за сотый уровень и имеющего раздутые характеристики, заточенные под выживание.
        Багровые пустоши - это территория созданий Хаоса, Тьмы и Инферно. Внешне пустоши напоминали ландшафт штата Юта с его каньонами, равнинами, большим количеством красного цвета и слабой растительностью. Несколько каньонов имеют протяжённость в десятки километров и изрыты тысячами пещер и подземелий. Есть здесь несколько долин со скалами поистине колоссальных размеров и крайне примечательного облика. Очень похожая долина находится в индейской резервации в Северной Америке и называется долиной Монументов.
        На юге Тель’Ануф’Ларионе меня приняли слишком прохладно, чтобы я там решил надолго задержаться. Хоть я и скрыл под амулетом свои данные, но вот внешность и аура выдавали мою демоническую природу. Никакой капюшон, шляпа и прочая одежда не могла стопроцентно замаскировать меня. Специальные атрибуты вроде воровской экипировки, одежды тайных убийц и прочее из того же ряда в простых лавках было не найти. Помыкавшись пару дней, я стал думать, куда мне податься. А тут ещё с севера пришли тревожные известия про некую Тьму, появившуюся ниоткуда и захватывающую полис за полисом. Сложить два и два, получить четыре и догадаться, что это ламии со своей армией нежити и чудовищ (а ведь я даже не знаю, кто населял ещё три подземных города), было не сложно. Схватив Сцитту и Рапунцель за шкирку, я понёсся в сторону площади перевозчиков, где выбрал максимально дальний маршрут, которые они предоставляли. При этом сам я оделся в глухие рыцарские латы, которые носят тёмные паладины, а амулет с личиной нацепил на целительницу, представив её девяностоуровневой лучницей, ради чего пришлось серьёзно раскошелиться на
маскировочный антураж. Так я надеялся хоть немного замести следы. Последние деньги ушли у меня на плату джинну, чтобы он отнёс нашу троицу далеко-далеко и туда, где к носителям инфернальной крови относятся как минимум нейтрально. Оказалось, что единственное место, которое отвечало этим двум пунктам - это Багровые пустоши.
        В целом, место неприятное. Эдакое Гуляйполе батьки Махно. С одной стороны, затеряться и прокачаться здесь будет легко. Но с другой, нужно держать ушки на макушке и спать вполглаза, чтобы не оказаться в руках рабовладельцев или потерять всё своё имущество. Впрочем, возможно, после «оживления» мира, там стало больше порядка. Всё-таки, многие гадости и отморозки существовали лишь по воле игровых алгоритмов, в реальной жизни такое даже сами преступники постарались бы поскорее зачистить. Были здесь города и поселения, по безопасности превосходящие многие светлые эльфийские и имперские, где за порядком смотрели различные ордены паладинов. Но куда больше имелось поселений, где правили банды и чёрные культы. Там за безопасность нужно было платить или легко можно попасть на алтарь, либо заработать в бок нечто вроде даги предателя, которой меня однажды уже приложили.
        «Эх, хорошее было оружие, жаль, что больше такого мне не попадалось, а то бы прикупил с удовольствием», - подумал я, вспомнив свои приключения с Норманом в Яснобале. К слову, в Багровых пустошах такие культы во многих местах действовали открыто.
        В качестве конечной точки полёта я выбрал на пустошах город с самой положительной репутацией, высокой безопасностью и средним уровнем жителей и монстров в окрестностях равным семидесяти.
        После перелёта я потащил девушек в трактир. Эти места давали не только пищу телесную, но и духовную, сиречь, информацию. Знай плати серебром, а за кое-что и золотом. Денег у меня не было, но зато имелся пещерный жемчуг и несколько трофеев из Семи Подземных Городов. Тот самый НЗ, который я не стал продавать в Тамаслариоге.
        - Здорово, хозяин, - поприветствовал я орка с серой кожей и жёлтыми глазами, в которых плясали багровые искры, выдававшие в мужчине существо с примесью крови Хаоса. Девяносто пятый уровень заставлял относиться к этому клыкастому здоровяку с большим уважением. Я с ним без применения карты Чёрного гвардейца могу и не справиться.
        - Приветствую, - буркнул он. - Что хотел, демон? Еду? Выпивку? Женщин, если твои уже наскучили?
        - Поесть и информацию. Но перед этим продать вот это, - я вытащил из инвентаря магический жезл, выпавший с одного из личей в подземном городе.
        - Хм. Денег на жратву нет? - догадался он.
        - Ага, - кивнул я и добавил. - Но это не значит, что мне лень дойти до другого трактира или заглянуть по пути в какую-нибудь лавку барахольщика и скинуть жезл там.
        Орк покрутил жезл в руках, щёлкнул ногтем по серому кристаллу в навершии и сказал:
        - Информация дорого стоит. А некоторая и вовсе бесценна.
        - Как-нибудь договоримся. В первую очередь меня интересует…
        Бош мне рассказал много интересного про происходящее в Тирикуане. Тирикуана - это город, куда меня принёс силат. На данный момент самой важной для меня стала информация о том, как мне с моими ши’эйга качаться. Оказалось, что той лафы, как везде, тут нет. Хочешь качаться, будь добр плати взносы или рискуй получить удар в спину в любой момент - в городе или за его стенами, неважно. Каждое удобное место для зарабатывания опыта кем-то, да контролируется. Так просто туда не попасть. А шататься по пустошам в поисках целей можно, но овчинка выделки не стоит, так как соотношение потраченного времени, изношенного снаряжения, истраченных припасов и полученного опыта почти всегда не в пользу последнего. Эта особенная фишка была введена администрацией игры для изюминки, чтобы разнообразить игру и отношения с теми же неписями.
        В сети я как-то читал несколько записок и очерков из далёкой истории России, которая получило название «Лихие девяностые». А вообще любят у нас в стране подобные прозвища давать тяжёлым временам. То «Смутное время», то «Грозовые 40-ые», то «Лихие 90-ые», то ещё что-то из этого же ряда. Впрочем, я немного отвлёкся. Это отступление я сделал из-за того, что, как и в «90-х» в моей стране, здесь, на территориях пустошей, всё и вся было поделено и контролировалось бандитами, чёрными культами, отрядами наёмников, гильдиями и так далее и тому подобное.
        В банды я вступать не хотел, в культы и ордены тем более. Оставались гильдии. В городе таких имелось три: гильдия магов, гильдия воинов и гильдия авантюристов. Ещё были неофициальные гильдия воров и гильдия убийц. Себя так называли две самые крупные банды Тирикуаны. Хотя у меня была профессия мага, плюс, я неплохо владел двумя воинскими навыками, но идти к магам и воинам у меня не было никакого желания. Бош просветил, что у одних железная дисциплина, а у других натуральная «дедовщина», где новичкам приходится несладко в первое время. Выйти из этих гильдий непросто, данный момент оговаривается в контракте особо. А вот у авантюристов служить в несколько раз проще. Выйти из гильдии тоже просто, хоть и имеется ряд сложностей. Уходящий должен выполнить некий «дембельский» аккорд, состоящий из задания или заданий. Либо выплатить круглую сумму. Полагаю, что я легко справлюсь с любым вариантом.
        Гильдия авантюристов занимала огромное трёхэтажное здание в квартале ремесленников. В грубом приближении описание постройки походило на вид старых-престарых зданий советской эпохи, в те времена называемые дворцами культуры. Их даже в наше время можно встретить кое-где в России. Обычно это П-образная постройка с двух или четырёхскатной крышей, двумя или тремя этажами и потолками в четыре-пять метров. Окна арочные, круглые и полукруглые, полно лепнины. «Ножки» и «тело» здания создают просторный внутренний двор, который с одной стороны перекрыт одним или двумя рядами колонн. Каждая колонна поднимается на высоту не менее десяти метров и имеет толщину в три обхвата. Вот примерно так выглядела местная гильдия авантюристов. Только на ней дополнительно имелись украшения в виде каменных горгулий, как на европейских старинных постройках. Только думается мне, что эти фигуры не просто украшения, а големы.
        Двойные высокие двери пропустили сразу же в холл гильдии, заставленный столами, стульями и лавками. Вдоль правой стены протянулась широкая лестница, ведущая на второй этаж. Треть стены напротив входа занимала высокая деревянная стойка, позади которой стояли несколько закрытых шкафов. Ещё треть её и примерно половина левой стены была занята щитами с приколотыми к ним листками бумаги. Предположу, что на них написаны задания для свободного выбора членами гильдии. Два стола были заняты. За одним пятеро разномастно одетых, эм-м, разумных (не то тифлинги, не то полукровки, не то вообще потомки разумных химер или сами химеры) играли в кости. За другим сидели трое, среди которых присутствовала женщина в чёрной кожаной броне, авантюристы пили пиво, хрустели мелкой вяленой рыбкой и тихо переговаривались. Наше появление привлекло внимание обоих столов. Но бросив на нашу троицу несколько оценивающих взглядов, игроки и выпивохи вернулись к своим занятиям, посчитав их интереснее и важнее нас.
        Мы же направились к стойке, за которой сидела черноволосая тифлингесса с длинными тонкими рожками, загибающимися к затылку. Не представляю, как она носит шлем с такими-то украшениями. Хотя присмотревшись, я увидел, что на каждом роге имеется по блестящему широкому кольцу. Возможно, это амулеты, выполняющие роль защиты головы. Из одежды она носила белую рубашку с длинными рукавами, которые скрывали бархатные потёртые нарукавники. Всё, что ниже, скрывала от моего взгляда стойка.
        - Гильдия авантюристов славной Тирикуаны рада приветствовать вас в своих стенах! - широко улыбнулась мне тифлингесса. - Чем мы можем вам помочь?
        - Я хочу вступить в вашу гильдию.
        - Хм, - она оценивающе провела по мне глазами сверху вниз и обратно, потом посмотрела на Сцитту, на миг нахмурилась, когда глянула на Рапунцель. - В нашей гильдии есть ряд требований, касающихся личных сил, способностей и уровня.
        - На них не обращайте внимания, они мои рабыни, уважаемая…
        - Нэйфиса.
        - … уважаемая Нэйфиса.
        Перед прибытием в город я с помощью амулета немного изменил свои данные. Теперь я был тифлингом с классом Соблазнитель. Уровень оставил прежним. Остаётся надеяться, что я не заинтересую местных настолько, чтобы они решили копнуть поглубже под мою маскировку. Что-то мне подсказывает, что демонических лордов мало и каждый находится под плотным контролем и вниманием сильных мира сего. Девяносто третий уровень среди местных должен считаться не слишком высоким, но и не средним, к чьему носителю могут докопаться гопники и «деды» гильдии. Учитывая же «мой» класс, вряд ли нас станут совать в пекло, как, например, того же воина или мага. Я хотел просто прокачать Рапунцель. Ну, и Сцитту, если с ней удастся провернуть этот трюк. Всё-таки она находится на высоком уровне и отныне передаёт мне львиную долю заработанного опыта. Прокачать, немного заработать и дождаться весточки от брата, но никак не попасть на самое острие разборок и в центр внимания окружающих.
        - Вам нужно заполнить эту анкету. После того как сделаете это и поставите подпись, станете новобранцем гильдии авантюристов. Чтобы получить свой первый ранг - медный, необходимо выполнить одно задание в течение пяти дней, - рогатая положила на стойку передо мной большой пергаментный лист. Оценив завитушки с вензелями, светящуюся магическую печать, я нахмурился.
        - Нэйфиса, это же магический пергамент?
        - Разумеется, - подтвердила она. - В нашей гильдии ко всем делам относятся серьёзно.
        - Есть пара нюансов. Кое-что я не хочу вписывать сюда, чтобы не сообщить о себе всё, - сказал я. - С некоторых пор я начал новую жизнь, так сказать, и о старой вспоминать нет никакого желания.
        - Наша гильдия это учитывает. Вы поклянётесь на Кристалле Истины, что не злоумышляете против неё и готовы честно служить в наших рядах, а мы не станем обращать внимания на такие мелочи.
        - Меня это устраивает, - ответил я ей с самой доброжелательной улыбкой из своего арсенала.
        Оформление документов заняло чуть менее двадцати минут. И вот, наконец-то, я стал полноправным членом гильдии авантюристов. Ну, вообще-то, пока что новобранцем, но кто-то сомневается в том, что мне по силам справиться с одним лёгким заданием?
        Когда проходил к щитам с заданиями мимо стола с игроками, то один из них негромко пошутил на тему класса соблазнителя, его роли в гильдии и заданиях, которые ему предстоит выполнять. На миг мне захотелось вбить ему шутку в глотку вместе с зубами и черепной коробкой. К счастью, сумел сдержаться и не выпустил из-под контроля демоническую вспыльчивость. Не время мне привлекать к себе внимание. И тем более точно не стоит начинать новую жизнь и начало службы на новом месте с неприглядной драки. Но зарубку в памяти сделал, пообещав про себя отомстить шутнику при удобном случае.
        Кое-что по теме щитов с объявлениями, которые в реальном… тьфу… в моём мире уже лет тридцать считаются забытым прошлым. Каждый из них предназначался определённому рангу. Таких в гильдии было несколько: медный, железный, бронзовый, стальной, серебряный, золотой, бриллиантовый и адамантовый. Щиты «медный» и «железный» оказались самыми большими и были в несколько слоёв покрыты листиками с заданиями. Пробежав взглядом по верхнему слою, я протянул руку и сорвал один из них. С ним я вернулся назад к стойке.
        - Вот, - я показал ей объявление.
        - Хм, хм? - девушка пробежалась взглядом по строчкам. - Крысы? Уверены?
        - Что-то с этим заданием не так? - нахмурился я. - Какие-то не такие крысы?
        - Крысы обычные. Но владелец заказа требует предоставить определённое количество хвостов крыс из своего склада. С этим могут возникнуть некоторые проблемы или затянуться надолго, на несколько дней. Может, выберете себе другое поручение? - сказала тифлингесса. - Вам сейчас главное - это произвести впечатление на руководство гильдии. Скорость и качество выполнения будут самые важными критериями.
        - А что ты так беспокоишься, девка? - влезла в наш беседу Рапунцель. - Хочешь залезть в кровать к моему супругу, показав заботу? Да я тебе рога отобью и заколочу их в твои грязные дырки!
        - Что? - опешила та.
        - Не обращай внимания, на неё иногда находит, - произнёс я и отвесил слабый щелбан целительнице. - А ты - цыц!
        - Тогда я регистрирую ваше задание? - рогатая вопросительно посмотрела на меня.
        - Разумеется.
        Спустя пять минут я со своими ши’эйга вышел на улицу. И только здесь я решил уточнить кое-какие нюансы. Поздновато, конечно, но я изначально был уверен, что справлюсь с заданием.
        - Сцитта, ты же сумеешь создать зелье, которое приманит крыс?
        - Легко, - кивнула она. - Но мне будет нужна одна крысиная тушка. Остальные ингредиенты у меня есть.
        - Будет тебе крыса.
        Извозчик довёз нас до нужного адреса, где я нашёл хозяина складов, который выставил в гильдии объявление.
        - У меня особые краски, благовония и пряности хранятся, а эти бестии их портят, - сообщил мне полугном с примесью демонической крови, которую выдавал цвет радужки и слегка нетипичные для гномов и людей зубы. - Притащи мне девяносто хвостов тех тварей, которые мне напакостили.
        - Они чем-то отличаются?
        - Сам увидишь, - буркнул полугном.
        Каменный склад с плоской крышей внутри был заставлен сотнями ящиков, сундуков, бочек, бочонков, кувшинов и бутылей. Стоило нам войти внутри со светом, как со всех сторон раздался тихий писк, а по полу между тары забегали крупные грызуны.
        Щёлк!
        Я выстрелил из арбалета, послав стрелу точно в одну из них.
        - Тихо ты! - не на шутку испугался гном, когда болт с насаженным зверьком проскрежетал по половым плиткам и ткнул наконечником в большой кувшин с тонким горлышком. - Разобьёшь! А знаешь, сколько стоит масло в этой амфоре?
        - Не разобью, не волнуйся, уважаемый. Крыса была нужна для дела. Сцитта, приступай.
        Стоит отметить, что убитая крыса отличалась цветом шерсти и размерами. Во-первых, она была раза в два крупнее, чем обычная. Во-вторых, её хвост и задняя часть тела имела чётко выраженный фиолетовый цвет, передняя половина угольно-чёрная, а по спине от затылка до хвоста протянулась узкая ярко-голубая полоска шерсти.
        - Пойдём наружу, - сказала бывшая ведьма.
        На улице алхимичка достала из инвентаря немаленький котелок, складной столик, гору стальных, бронзовых, серебряных и золотых инструментов, выставила в ряд пузырьки и пиалки, к ним присовокупила ступку с пестиком, весы и принялась творить. Ловко распотрошила крысу и бросила её части в котёл, добавила туда сухих и жидких ингредиентов, всё перемешала. Получившийся не то жидкий фарш, не то густой гуляш залила кислотой.
        - Фу-у! - отшатнулась Рапунцель, когда во все стороны ударила страшная вонь.
        Полугном и вовсе резко отскочил на несколько метров от котелка, не скупясь на ругательства. Спустя несколько минут «фарш» превратился в бурую густую слизь, а запах ослабел на порядок. Получившуюся массу девушка щедро разбавила водой и принялась энергично размешивать. Спустя несколько минут та стала бурлить и выделять густой оранжевый дым. Как только это началось, Сцитта быстро вытащила лопаточку, сняла котелок со столика и поставила его на мостовую в нескольких шагах от открытой двери на склад.
        Между тем дым становился гуще, но с трудом поднимался вверх. Его сил, если так можно было сказать, хватило лишь на то, чтобы перебраться через верхний край котелка. Дальше он стал расползаться по земле. Это напоминало дымовые спецэффекты на эстраде, когда ноги у выступающих артистов или певцов скрыты по щиколотку или по колено в молочно-белом дыму.
        На этом Сцитта свою работу не закончила. Она достала ручные зачарованные меха и принялась работать ими, гоня дым глубже в склад.
        - Это ж у меня всё там провоняет, - вновь стал возмущаться полугном, наблюдая за действиями моей ши’эйга.
        - Дым практически не пахнет. Его запах уловят только крысы, - ответила ему алхимичка, не отрываясь от своего занятия.
        - Ну-ну, - пробурчал себе в бороду заказчик.
        Сцитте пришлось работать мехами порядка десяти минут, пока не показался результат в виде первой цветной крысы, переползшей через порог склада и направившейся к котелку, который продолжал исторгать из себя дым.
        - Уф, наконец-то, - выдохнула бывшая ведьма, убрала в инвентарь меха и вытерла со лба испарину тыльной стороной ладони. - Сейчас полезет основная масса. Только вы их пока не трогайте, чтобы запахом крови не перебить запах зелья.
        Спустя ещё несколько минут крысы полезли сплошным потоком, возле котелка они падали на пузо, начинали тоненько попискивать и дёргать хвостами. Увидев сколько их лезет наружу, я переставил котелок на пару метров дальше от двери. Уже скоро счёт пошёл на десятки, а потом перевалил за сотню. Девяносто? Ха! Да к тому моменту, когда дым прекратился, со склада на улицу выбралось свыше двухсот цветных крыс и навскидку - полсотни обычных.
        - Всё, теперь можно с ними разбираться, - сказала Сцитта, когда в течение минуты со склада не выбралось больше ни одного грызуна.
        - Понял, - кивнул я в ответ, вызвал гремлинов и приказал им. - Убить всех крыс, собрать их хвосты.
        - Ща жахнем, шеф! - хрипло хохотнул гренадёр.
        - Без бомб! - тут же урезонил я призванное существо. - Давите, душите, режьте, но ничего кроме крыс не должно пострадать.
        - Скучно, конечно, но сделаю, - скривился лопоухий карлик, после чего разбежался и прыгнул на живой ковёр. Секундой позже к нему присоединился его собрат, и они на пару устроили ламбаду на крысиной армии. Их прыжки сопровождались настолько омерзительным хрустом и чавканьем, да ещё приправленным жалобным писком искалеченных грызунов, что я не выдержал и отошёл подальше, чтобы всё это не слушать.
        Получив на руки сто девяносто цветных хвостиков и ещё почти семь десятков простых, гном подобрел и расщедрился на записку для гильдии с похвалами в мой адрес. И надо было видеть лицо Нэйфисы, когда я вернулся в гильдию и доложил о выполнении задания. К слову, и двух часов не прошло.
        - Уже?! - поразилась она.
        - Уже, - улыбнулся я и положил на стойку перед ней записку от гнома, а также мешочек с монетами - долей гильдии.
        Что ж, уже скоро я получил медную пластину в форме ромба и размером в треть моей ладони. С этого момента я официально стал бойцом гильдии авантюристов города Тирикуана. Но «медь» не была моей целью. На этом ранге даже Сцитта не могла прокачаться в тех локациях и на заданиях, к которым допускались «медяшки». Я хотел как можно скорее получить стальной жетон, передохнуть и начать карабкаться к серебряному. Именно он позволит набирать опыт такому, как я. Кстати, почему-то за убийство неполных трёх сотен крыс Рапунцель не получила ни единого очка. Неужели взаимодействие ши’эйга с господином не предусматривают подобного? Ну, хотя бы один процент опыта передавать я могу? Нет? Увы, ничего найти про эту искусственную расу я не смог. Требовалось копать глубже, но у меня не было времени, а ещё я опасался привлечь к себе чужое внимание.
        Возвращаясь к моим делам в гильдии… Что ж, моё желание не отсвечивать чуть не провалилось, когда я подошёл к «медному» стенду и стал собирать листочки с заданиями. Набралась немаленькая стопочка, которая привлекла внимание окружающих. К счастью, все отнеслись к моему желанию поскорее получить новый ранг с пониманием. На медном ранге сидели лентяи, неудачники, штрафники (понижение в ранге было частым и суровым наказанием, так как боец гильдии существенно терял в деньгах) и новички. Пожалуй, мне даже одобрительно покивают, когда я получу медный и железный ранги. Ну, может, ещё и стальной примут, учитывая мой почти сотый уровень и расу, так как тифлинги, как и все носители демонической крови, будут посильнее многих других рас. А вот стремление взять серебряную бляху в кратчайшие сроки точно вызовет к моей персоне нездоровое внимание.
        - Нэйфиса, а как ты смотришь на то, чтобы сходить в трактир? - предложил я «владелице» стойки.
        - Хм?
        - Я бы хотел лучше узнать про гильдию и Тирикуану, которые надолго станут моим домом. И мне кажется, что лучше о таком слушать в спокойной расслабляющей обстановке. Заодно расскажу о себе: где был, что видел, чем занимался. У меня есть куча занимательных историй, - я подмигнул собеседнице.
        Вот такое средневеково-фэнтезийное склеивание симпатичной девчонки. Но так как мир построен на игровых моментах, а те создавались с учётом менталитета землян текущего века, то всё в порядке.
        - Я в восемь вечера освобожусь, - улыбнулась она мне.
        Пусть она и была тифлингессой и имела кое-какую природную защиту от обаяния демонов, в том числе инкубов, но я-то не был простым инферналом. Мало того, огромное значение Соблазнения и Влечения сами по себе, образно говоря, в пассивном режиме влияли на представительниц слабого пола. А уж слабых на передок (а Нэйфиса явно из таких) мне не составит большого труда закрутить, увлечь и начать из них вить верёвки даже без помощи инкубовских даров. Нужны были союзники и информаторы на новом месте жизни, чтобы не вляпаться в проблемы. А кто как не сотрудник административной части гильдии лучше всего подойдёт на такую роль? Заодно сброшу напряжение с новенькой партнёршей. Некрасиво по отношению к Сцитте? Дело в том, что после своего перерождения в демона я сильно изменился. Не раз ловил себя на мысли, что думаю и поступаю так, как не стал бы делать до употребления того уникального зелья. И знаете что? Я пожимал плечами и мысленно вопрошал: «И что такого?». Точно понимаю, что изменился, особенно изменилось моё отношение к женщинам. Хочется надеяться, что моё расчеловечивание не уйдёт далеко. Иначе быть        Глава 3
        - Поздравляю! - Нэйфиса впилась мне в губы страстным поцелуем, потом подключила свой язычок. После нескольких минут поцелуев, тифлингесса опустилась на колени и продемонстрировала моему младшему Святовиту всё немалое мастерство своего горячего ротика.
        Дело происходило в моём номере в здании гильдии, где я проживал со своими ши’эйга. А поздравляли меня таким приятным образом в связи с получением бронзового жетона. Догадываясь о подобном событии и не имея ничего против, я отправил Рапунцель и Сцитту на первый этаж в холл. Пусть там поскучают за столом. Обидеть их там никто не обидит и сами они приключений на свои пятые точки не найдут, так как следуют моим указаниям.
        Что же до тифлингессы, то она стала моими глазами и ушами в гильдии. При этом её руководство считает, что это за мной девчонка шпионит. Кое-кого слегка заинтересовал новичок с высоким уровнем, рвущийся к высоким рангам. К счастью, интерес из разряда «а вдруг пригодится? Ну а если нет, то и демон с этим тифлингом». Нэйфиса поведала, что такого внимания удостаиваются многие сильные и амбициозные новички. В основном причин в этом две: получится ли перетянуть его в свой лагерь сторонников (а подковёрные игры тут о-го-го какие!) и не метит ли молодой да ранний на место кого-то из старших.
        Мне пришлось восемь дней «работать» в поте лица, чтобы получить бронзовую бляху. Но, если говорить начистоту, то больше сдерживал себя, чем выкладывался, в противном случае очередной кусочек металла получил бы ещё дня три или четыре назад. Да я больше тратил времени на дорогу туда-сюда, чем на выполнение задания. Амулеты и призываемые существа помогали легко справляться со всеми трудностями. А ещё отличным подспорьем оказались зелья бывшей ведьмочки.
        Самое неприятное заключалось в том, что десятки выполненных квестов и уничтожение мобов подняли Рапунцель лишь до четвёртого уровня. Я же получил один, став семьдесят четвёртым, увеличив на единичку Интеллект, Повелителя и Влечение. Сцитту вовсе не стоит упоминать. Имея шестьдесят девятый уровень, она получала такие крохи опыта, что их не хватало на семидесятый. Теперь мне точно нужна серебряная бляха, чтобы получить доступ к местам, где качается элита гильдии.
        - Шикотрав интересовался твоими планами, - сообщила мне тифленгесса после того, как мы устроили сексуальное безумство в постели. Сейчас мы с ней просто лежали, отдыхая и наслаждаясь негой в теле после отличного секса. - Кажется, он хочет, чтобы ты стал работать на него.
        - Это тот тёмный друид?
        - Он самый. И мне кажется, что нужен ты ему именно из-за своего класса. Ему необходимо через жену или дочку начальника почтовой службы получить влияние на него самого. И Соблазнитель-тифлинг отлично подходит для этого.
        Я коснулся кончиком пальца её тёмного соска, надавил на него, как на кнопку и пару секунд покрутил, затем медленно повёл палец вниз, где нащупал другую «кнопочку», с которой незамедлительно стал играться. Ответом стал протяжный стон удовольствия Нэйфисы и её напрягшееся тело, подавшееся навстречу моей руке.
        - А ты намекни ему, что мои услуги можно купить разрешением попасть в элитный данж. Ну, или в место, где качаются бойцы уровнем за сотню и выше, - прошептал я ей на ушко. - Только не передавай это как мои слова, а выдай за собственную наблюдательность.
        - Не учи… а-ах, учёную, Святовит, а-ах-х! - простонала она. - Но такие площадки для серебряных рангов и выше. Ты уверен в своих силах?
        Вместо слов я ввёл в неё средний и указательный пальцы, а большим сильно надавил на клитор, который у тифленгессы оказался чуточку крупнее, чем у женщин других рас.
        - А-а-а-а! - выгнулась она на кровати, испытав бурный оргазм.
        На следующий день я со своими помощницами ушёл выполнять очередной квест, соответствующий бронзовому знаку авантюриста. В этот раз требовалось вывести призраков или астральных духов с мельницы недалеко от города. За задание брались уже двое из наших, я имею в виду из гильдии. Ещё по слухам там отметился адепт или подмастерье из гильдии магов. И никто из этой троицы не преуспел. Ко всему прочему, платили за изгнание не так много, чтобы кто-то из обладателей высоких рангов заинтересовался квестом.
        Локация была классической: высокий небольшой холм, на нём круглая мельница, сложенная из обработанного речного камня, с четырьмя огромными плоскостями-крыльями, которые сейчас медленно вращались, подгоняемые лёгким ветерком. Но стоило мне подняться на холм, как я ощутил, что ветер-то совсем немаленький. Магия? Скорее всего.
        Рядом с мельницей стоял крепкий бородатый мужчина в холщовых штанах, коротких сапогах с косым голенищем (в районе колена подъём был выше, под коленом ниже) и в матерчатой жилетке на голое тело. Свою голову он покрыл платком, завязав тот на манер пиратской банданы. Сюда он пришёл из своего дома, который стоял примерно в полукилометре от мельницы на территории большого хутора, расположившегося на высоком берегу небольшой ленивой речки. Кстати, у воды был виден старый фундамент, видимо, когда-то мельница имела водяной привод, но позже по каким-то причинам была перенесена на холм и стала ветряной. Ещё могу добавить, что когда побывал на хуторе, чтобы пообщаться с мельником (но не нашёл его там и пошёл сюда по совету мельничихи), то обратил внимание, что старый фундамент имел следы недавней разборки.
        - Приветствую! - доброжелательно поздоровался со мной хозяин мельницы. Выглядел он, как человек. Но заострённые хищные черты лица, немного более крупные клыки, чем полагается человеческой расе и ярко-жёлтая, как у зверей, радужка глаз сообщала, что человеческая кровь в мельнике разбавлена какой-то ещё. Вот только понять, какой именно я не смог, так как в очередной раз мир взбрыкнул.
        ««Ланкерст
        Уровень:?(
        ;%:3?*0№«х\…"».
        - Доброго дня, - кивнул я ему и представился. - Святовит, авантюрист бронзового ранга, я буду заниматься твоей проблемой. Что здесь происходит и когда?
        - Нежить тут случилась. Я же в объявлении вроде всё написал?
        - Мне нужны подробности: что за нежить, как давно пришла, что стало причиной появления, что делает и в какое время суток, - спокойно сказал я ему.
        - Дядька это мой. Долг наша семья имела перед водяным и по договору отдавала ему одного родича из каждого поколения. За это он не ломал водяное колесо, не забивал его тиной и грязью, не гнал тухлую рыбу и мёртвых лягушек, от которых продыхнуть на берегу нельзя было бы. Да и утопленников отводил. Дядька, ну, отцов брат, по жребию стал жертвой. Его семья после этого бросила всё и уехала. Тогда и наше семейство решило с водяным дел больше не иметь и перенести мельницу на холм. Лучше платить обычное золото магам для зачаровывания ветродуйных амулетов, чем своей родной кровью. Пару недель назад я решил разобрать старый фундамент на камень и… ну, и тогда всё и началось. Призрак вылез из воды и начал буянить на хуторе. Но тут у нас амулетов хороших много, сразу же приложили нежить от души. Тогда он как-то сумел на мельницу перебраться, небось водяной своей Силой ему подсобил, чтобы нам гадость сделать. Мы ж договор не нарушали, просто мельницу перенесли, но злобу хозяин реки затаил всё равно…
        - Короче, - прервал я собеседника. - Пока что мне интересна нежить.
        - Так я и рассказываю, - слегка возмутился он. - Призрак ночами куролесит на мельнице. Если оставить там муку или зерно, то всё обязательно испортит проклятьями. Жернова покрывает какой-то гадостью чёрно-зелёной, приходится по утрам отмывать. Несколько раз изнутри запирал дверь и окна, из-за этого я снял двери со ставнями, - он указал на тёмные проёмы в постройке, где остались только косяки с отметинами от петель. - Выцарапывает непонятные знаки на видных местах, а это пугает мужиков с бабами, что привозят перемолоть ко мне своё зерно… Ты поможешь мне? Я такие убытки несу!
        - Заплатил бы больше и тогда уже на второй день маги или наши «серебряные» избавили бы мельницу от призрака, - заметил я ему в ответ на высказывание про убытки.
        - Денег нет, - буркнул он. - Дочку только-только замуж спровадил. Пришлось приданное отдать немалое. Думал, что на муке подзаработаю, а оно вон как повернулось, э-хэхэх, - вздохнул мельник.
        - Понятно. Значит, ночью он начинает бузить? А с какого часа точнее?
        - Да как солнце скрывается за горизонтом, так эта тварь и вылезает. Это, Святовит, - вдруг сказал он, - ты поосторожнее будь, а то в прошлый раз призрак малым жерновом чуть мага не убил насмерть. Выжить-то он выжил, но покалечился знатно.
        - Учту.
        - Я тогда пошёл? - он вопросительно глянул на меня.
        - Ступай, - кивнул я.
        На мельнице на самом верху нашлась закрытая каморка с небольшим круглым окошком. Внутри практически не было пыли и вездесущей муки, зато стояли два топчана из досок, застеленных не то толстыми циновками, не то тонкими матами, сплетёнными из соломы. Вот что было, так это жарко и душно, несмотря на ветер снаружи.
        - Подождём здесь до темноты, - сообщил я своим ши’эйга. - Не уходить, не шуметь. Спать будете?
        - Нет, - мотнула головой бывшая ведьма.
        - Спать не хочу, но как супруга готова возлечь на ложе с моим мужем, - важно заявила мелкая целительница.
        - Подрасти сначала, - ответил я ей.
        - Я большая!
        - … доска с глазами, - себе под нос произнесла Сцитта. Не сумела оставить слова Рапунцель без поддевки.
        - Да ты знаешь, сколько мне лет? Я в двадцать раз старше тебя! Нет - в тридцать! - завелась целительница.
        - Старушка, - вздохнула Сцитта. - У тебя там паутиной не заросло хоть?
        Рапунцель зло и многообещающе посмотрела на неё с прищуром, потом резко отвернулась. С недавних пор многие споры со своей, скажем так, коллегой, она прекращала в зародыше и не велась на чужие язвительные замечания и сравнения. Ещё я обратил внимание, что она, хм, поумнела, что ли, или повзрослела. То ли на неё так подействовало перерождение в ши’эйга, то ли сказалось получение уровней. Лично для меня полезнее второй вариант. В этом случае я получу нормальную, адекватную и полезную помощницу, когда та достигнет высоких уровней.
        - Потише, пожалуйста, - сказал я, когда лёг на топчан. - Хочу подремать. Если сами не заснёте, то следите за обстановкой и растолкайте, когда солнце почти скроется.
        - Мне можно поставить защиту? - спросила Сцитта.
        - Да.
        У алхимички в запасе были зелья, не уступающие по эффективности чарам или амулетам, которыми путешественники окружали свой бивуак. Парочкой таких она решила воспользоваться, чтобы прикрыть каморку барьером, непроницаемым для врагов.
        Момент, когда призрак проявился, я услышал и, так сказать, унюхал. Девушки только десять минут назад меня разбудили, я стал потягиваться, поправлять снаряжение, собрался перекусить и тут нате вам - затрещала дверь в комнатку, стали прогибаться дощатые стены и захрустел потолок, словно там пара слонов решила на скакалках попрыгать, резко запахло алхимией, которой Сцитта обрызгала помещение.
        - Сильный, - сказала Сцитта. - У меня есть кое-что на такой случай.
        - Действуй.
        Бывшая ведьма кивнула, после чего достала два маленьких пузырька с порошками красного и синего цвета. Красный она немедленно высыпала напротив двери, сделав круг, а пару щепотей кинула на дверь, в те места, где днём брызгала защитным зельем. Из второго флакона она выдернула пробку, опустилась на одно колено и занесла горлышко над красной «строчкой» алхимической смеси, что только-только высыпала на пол. Ждать ей пришлось недолго. Прошло секунд семь, как дверь перестала трещать, и сквозь неё просочился в комнату призрак крупного мужчины, отдалённо схожего чертами лица на мельника, с которым у меня днём состоялся разговор. Как только он оказался внутри круга, созданного красным порошком, так Сцитта немедленно высыпала на него синий. В тот момент, когда две смеси соединились, произошла яркая фиолетовая вспышка. Когда я проморгался, то увидел, что призрак бьётся о полупрозрачные стенки своеобразного «стакана», которым он был накрыт, как муха на кухонном столе.
        ««Призрак Бейгра Модиса.
        Уровень: 87.
        Раса: нежить»».
        - Купол долго выдержит? - я посмотрел на алхимичку.
        - Минут пять гарантирую, - уверенно сказала она.
        - Отлично!
        Сразу после этого я вызвал Чёрного гвардейца. Ведь нет ничего лучше против нежити, чем другая нежить, превосходящая первую по силе.
        При виде костяного воина призрак ударился о стенки купола с удвоенной силой и… замер, оставив попытки сбежать. А дальше он удивил меня, когда решил заговорить.
        - Демон, пощади! - глухим, как из глубокого колодца, голосом произнёс он.
        - С чего вдруг? - искренне удивился я.
        - Я заплачу.
        Переход на финансовые рельсы меня немного заинтересовал. Если выкуп покажется соблазнительным, то я… нет-нет, не откажусь от задания гильдии (ещё чего!), но буду искать вариант, который устроит меня, гильдию, мельника и призрака.
        - Чем и сколько? - уточнил я.
        - Информацией про клад адамантия.
        - Ого! - присвистнул я.
        - О-о! - округлила глаза Сцитта.
        - У моего отца была корона из адамантия, - заявила Рапунцель. - Если ты найдёшь этот клад, то сможешь сделать себе такую же, супруг мой.
        - Зачем мне корона?
        - Как зачем? - та посмотрела на меня, как на неразумного ребёнка. - Чтобы носить её на голове!
        - М-да, - хмыкнул я и вновь обернулся к призраку. - Откуда у тебя такие сведения? У какого-то мельника на задворках мира априори не может быть не то, что клада с самым дорогим металлом, но даже информации об этом.
        - Ты прав, - согласился он со мной, и тут же добавил, - и не прав одновременно. Простой мельник не знал, но призрак мельника в курсе куда большего, чем обитатели мира живых. Я был слугой водяного, а тот водится с духами и сущностями, приближёнными к богам…
        Купол уже давно лопнул, но призрак не сбежал, остался на месте и продолжил беседу. Впрочем, наличие гвардейца резало на корню любую попытку побега. Спустя полчаса я знал всё про клад, который мог вознести меня и всех моих близких на недосягаемую ранее высоту. В обмен на получение этих сведений я заключил Бейгром Модисом договор, что я его не уничтожаю и позволяю дальше существовать в текущем состоянии. Но так как на мельнице ему места нет, то я должен подыскать ему что-то другое, где не гуляют маги, жрецы и паладины, которым может прийти в голову мысль очистить местность от нежити. Ну, или заставить её служить себе. Ведь призрак почти девяностого уровня будет ценным приобретением почти для каждого. Также место не должно быть глушью, так как призраку нужны были разумные, чтобы вытягивать из них жизнь для собственного существования. На мельнице его держал некий амулет, который я найти не смог, а Бейгр не знал, где тот спрятан. Ещё он поведал мне, как оказался здесь, кто его сумел вытащить из свиты водяного и дал достаточно Силы, чтобы творить бесчинства на мельнице и сопротивляться чужим попыткам
изгнания.
        Из-за того, что я не сумел отыскать амулет, к которому был привязан призрак, пришлось искать альтернативный путь. Я уже говорил про лучший способ взаимодействия с нежитью при помощи услуг другой нежити? Говорил, да? Значит, ещё раз скажу.
        Достав карту с призывом Чёрного герцога и его свиты, я активировал её. И хотя сделал это на нижнем этаже, где хватало свободного пространства, но когда появились тринадцать огромных скелетов-воинов, то мне и девушкам почти не осталось места.
        - Враг мой, - проскрежетал герцог. - Я вижу, что ты носишь мои регалии!
        - На колени, собачья радость! - рявкнул я, осаживая костяшку, которая слишком многое решила себе позволить. Лязгнула сталь доспехов, и застучали-захрустели кости, когда чёртова дюжина скелетов преклонила передо мной колени. - Так-то лучше. Слушай меня, нежить. Сейчас ты включишь в свою свиту этого призрака, - я указал скелету на Бейгра, который был ни жив, ни мёртв при виде созданий, способных стереть его из реальности взмахом ладони. - А позже, когда скажу, освободишь от служения. Тебе всё ясно?
        - Ясно, - проскрежетал тот. Ох, какие взгляды он метал на меня. Я прямо чувствовал физически его желание разорвать меня на кусочки и делать это ме-едленно-о. После того, как призрак стал частью свиты мёртвого герцога, я отправил всю ручную нежить в карту, и отправился опять на боковую. А что? По сути, я свою работу выполнил на сто и один процент. Не просто избавил мельницу от призрака, но и узнал, кто за этим стоит. Так бы мельник продолжал грешить на водяного, который даже ухом не ведёт, что один утопленник из его свиты был нагло выкраден и отправлен творить злодеяния. Эх, жаль, что амулет привязки вредитель спрятал слишком хорошо. Найди я его, и с этой волшебной вещью мельник мог пойти в суд и потребовать для себя справедливости и компенсации. Глядишь, мне бы тоже перепало немного в качестве благодарности. И купаться бы не пришлось в проточной холодной воде.
        Кстати, по поводу купания. Сказать, что Ланкерст удивился, увидев меня ныряющим на речке рядом с хутором - это всё равно, что промолчать.
        - Святовит, что ты там делаешь? - крикнул он
        - Работаю, выполняю уговор, - ответил я ему, вынырнув в очередной раз на поверхность. - Позже поясню.
        В воде, точнее на дне реки я искал останки несчастной жертвы договора между родом мельника и водяным. Нужна была хотя бы одна косточка, которая стала бы якорем для Бейгра на новом месте обитания. Спасибо морской полубогине, которая наградила меня способностью чувствовать себя в воде, как рыба и вдвое дольше находиться в ней без воздуха. Только благодаря этому я быстро отыскал остатки скелета на дне глубокого омута. К слову, был он там не один, но единственный из всех оказался самым сохранившимся и лежал сверху. Перепутать останки Бейгра с другими я не мог, и за это нужно благодарить Систему, кое-как, но всё же продолжающую работать.
        - Бр-р, холодная водичка, - поежился я, когда вылез на берег. В первые несколько секунд мне показалось, что на свежем воздухе даже холоднее, чем в воде из-за слабого ветерка, который покрыл мурашками мокрую кожу. Потом принял у Сцитты полотенце и стал тщательно вытираться. Покончив с этой процедурой, я оделся в сухое и направился к мельнику, переминавшемуся с ноги на ногу рядом с частоколом, окружавшем хутор. - Доброе утро.
        - Приветствую, Святовит, - ответил он и опять поинтересовался причиной моего купания.
        - Избавлял от призрака вашу мельницу. Кто-то взял кость от скелета вашего дядюшки, сделал из него амулет для привязки призрака и спрятал тот на мельнице. Найти амулет я не смог, но могу нейтрализовать его при помощи другой кости из скелета. Надеюсь, этим никак не раню ваши родственные чувства? - я вопросительно посмотрел на мужчину.
        Тот с безразличным видом махнул рукой:
        - Если это избавит мою мельницу от призрака, то хоть весь скелет заберите.
        - Нет, весь мне не нужен, - усмехнулся я, потом вернул себе серьёзный вид и произнёс. - А вот вам нужно вспомнить, кто купался в этом месте пару месяцев назад. Ну, может, даже три. Примерно тогда дух вашего дяди был выкраден из свиты водяного. Потом некто привязал его к амулету и дал указание вредить на мельнице, но не причинять там серьёзных повреждений. Этот неизвестный, судя по всему, хочет её прибрать к своим рукам.
        - Чужих здесь не бывает и не бывало. И чужаку никогда не захватить мою мельницу, - нахмурился Ланкерст. - Только родичи… проклятье! - вдруг выкрикнул он и сжал кулаки.
        - Всё-таки, был кто-то чужой? - догадался я.
        - Уже не чужак. Зять. Он как раз, где-то, два месяца назад купался здесь и нырял в том же самом месте, где и ты. Сказал, что потерял амулет при купании и ищет его. А с моей Вереникой познакомился дней за десять до этого, - с мрачным видом сообщил мне мельник. - Я про него узнавал, чтобы не отдать свою дочку в руки проходимца. И вроде бы всё нормально, но есть слухи, что его бабка занимается незаконной чёрной волшбой.
        - Она ведьма? - вмешалась в нашу беседу Сцитта.
        - Ещё какая! За сотый уровень по Силе перевалила.
        - Тогда это она и сделала амулет с призраком, - уверенно сказала моя ши’эйга. - И девушку могла приворожить к своему внуку.
        Мельник как-то вдруг разом осунулся, сгорбился. Прощание вышло скомканным. Мельник даже не стал ждать ночи, чтобы убедиться в отсутствии призрака на мельнице. Сразу после нашего разговора подтвердил выполнение задания и попрощался.
        Мне было немного жаль его. Узнать в самый последний момент, что ты практически потерял дочь и вот-вот лишишься семейного дела, что из тебя на протяжении нескольких месяцев делали дурака - это, мягко говоря, неприятно.
        Этим же днём я посетил пустые развалины недалеко от города в лесу и там прикопал череп, после чего приказал Чёрному герцогу освободить призрака. Здесь он мало кому сумеет навредить, но и без, так сказать, компании не останется, так как развалины иногда посещали банды, культы, разбойники и прочий люд, который не хотел афишировать свои тёмные делишки.
        Глава 4
        ««Вы изучили новую способность Массаж!
        Массаж: 1.
        Вы подняли способность массаж на 1. Всего 2.
        Вы подняли способность массаж на 1. Всего 3…
        Вы подняли способность массаж на 1. Всего 25»».
        Не знаю, сколько стоили моему нанимателю услуги учителя, который даровал мне новую характеристику и поднял её на двадцать с лишним единиц, и узнавать не хочу. Впрочем, особо не удивлюсь, если тёмный друид не заплатил за это ни медяка, а использовал старый долг или новое соглашение, как в моём случае: «ты мне - я тебе».
        После учёбы, я из имеющихся сорока свободных баллов потратил восемь, чтобы поднять новую способность до тридцати. Сразу пять баллов, и достижение новой планки в способности помогли мне изучить два новых трюка, ну или приёма в массаже. К сожалению, по игровым правилам мой класс (и первый, и второй) не мог без штрафов изучать Массаж. Спросите, а зачем он мне вообще нужен? Да вот пришлось изучать, чтобы получить доступ к высокоуровневым данжам. Дело в том, что я заключил соглашение с одним и руководителей гильдии авантюристов. С тем самым Шикотравом, про которого мне рассказывала Нэйфиса.
        Однажды, сразу после восстания искинов, среди моих товарищей по несчастью состоялся разговор, содержание которого отражало всю суть этого мира. Тогда один из мужчин поведал девушке из игроков-новичков про то, что в игре любой квест можно выполнить при помощи секса. А некоторые задания и вовсе решались только этим приятным способом и никак иначе, так как игра была создана изначально с возрастным цензом «21+», с огромной эротической составляющей. Где-то в играх упор был сделан на «кровь-кишки-раздербанило», а здесь «пиво-водка-полежим». С того времени мир изменился, став реальной вселенной с существенной долей игровой составляющей, но суть его осталась прежней - всем здесь правит секс. И мне в скором времени предстоит поработать по прямому направлению своего класса. Что настоящего, что вымышленного. Чувствовал ли я себя, как-то, скажем прямо, ущербно? Ничуть. Во-первых, меня бы тогда не было в этой игре. Хоть я играл варваром, но мне не было чуждо после кровавой упоительной битвы оторваться по полной в таверне с парочкой сногсшибательных валькирий. Во-вторых, после превращения в тифлинга с
инкубовской кровью и повышением Любовной силы с логическим увеличением либидо я всегда хотел! Сцитта и Нэйфиса помогали сбрасывать давление в баках, но мне всё больше хотелось разнообразия. И соблазнить жену или дочку какого-то там начальника я был не просто не против, а очень даже за.
        После получения мной новой способности Шикотрав помог устроиться в местные бани для элиты на должности массажиста. Три дня я нарабатывал рефлексы, прислушивался и присматривался к окружающей среде, пока в мои руки не попала первая из целей.
        ««Гика Шадо.
        Уровень: 86.
        Раса: тифлинг»».
        Это была шикарная полудемонесса с двумя короткими, но очень толстыми рожками, смотрящими вперёд. Чем-то они напоминали те, что носит демоница из культового фильма «Повелитель». Кстати, сюжет этого блокбастера был слегка похож на то, что случилось с игрой «Герои любви и магии». Сам фильм был ремейком старинного аниме-сериала. Впрочем, речь не об этом.
        Гика была очень высокой молодой женщиной с потрясающе тонкой талией, крупной грудью шестого размера, крутой задницей и невероятно стройными, длинными ножками. Вьющиеся пышные волосы спускались ей до ямочек на пояснице. Оранжевые глаза, казалось, пробирали до глубин души, а пухлые кроваво-красные губы так и подталкивали к тому, чтобы впиться в них жарким поцелуем.
        «Интересно, её дочка точная копия мамочки или как? - подумал я, искоса рассматривая тифлингессу. - И ещё интересно, а смогу я их обеих одновременно затащить в постель?».
        Я хотел попробовать соблазнить демониц без использования инкубовских даров. С ними-то точно они окажутся в моей постели, но это мне было уже не интересно. Сейчас я хотел… эм-м… любить для собственного удовольствия, а не ради выживания. Инкубовская кровь и сильно задранные вверх способности по привлечению к себе представительниц слабого пола должны работать и так, в пассивном режиме.
        - Новенький? - поинтересовалась у меня Гика, когда увидела меня в массажном зале.
        - Да, миледи, - чуть поклонился я ей.
        Та с интересом осмотрела меня, даже обошла по кругу.
        - Что, нравлюсь? - позволил я себе усмехнуться.
        Та посмотрела на меня, прищурившись, затем кивнула:
        - Ты неплох. Но если думаешь, что я прыгну к тебе в кровать из-за смазливой мордашки и круглой задницы, то закатай губу.
        - И не думал даже. Не хочу терять время - раз. И два - в банях есть куча молодых красоток, которых даже соблазнять не нужно, - нагло и с долей хамства ухмыльнулся я ей в лицо.
        - Ш-ш-ш, - прошипела она, не сдержавшись. - Смотри, пожалеешь за такие слова.
        - Неужто задел? - даже не думал я останавливаться. - Ай-я-яй, кажется, кто-то захотел молодого мальчика и злится, что он не ползёт к ней на голенях. Миледи, забудьте! Вы не в моём вкусе. Массаж я вам сделаю, разумеется, да ещё такой, какого вы никогда не испытывали. Но не более, - я покачал пальцем перед её лицом.
        Её глаза засветились адским огнём. На миг мне показалось, что она не совладает со своей демонической вспыльчивостью и немедленно нападёт на меня. Но нет, женщина всё же справилась со злостью и смогла удержать себя в руках. Ничего не сказав, она резко развернулась ко мне спиной и быстрым шагом вышла из помещения. Больше сегодня я её в банях не видел.
        На следующий день она подчёркнуто игнорирующе прошла мимо меня, поманила к себе пальцем одного из массажистов и скрылась с ним в свободном кабинете.
        - Что ты творишь? - недобро спросил меня тёмный друид, спустя несколько часов.
        - Ты о чём, Шикотрав?
        - Не делай вид, что не понимаешь! - взорвался тот. - Ты почему нахамил госпоже Шадо?
        - Шикотрав, у тебя какой класс? - вместо ответа на его вопрос, я сам спросил его.
        - Причём здесь это? Не уходи от моего вопроса! Почему ты…
        - Ты считаешь, что тёмный друид разбирается в женском характере лучше, чем соблазнитель? - перебил я его. - Если так, то тебе проще было самостоятельно охмурить ту тифлингессу, а не договариваться со мной.
        - Что ты хочешь этим сказать? - он посмотрел на меня так, что будь огненным магом, я бы сейчас стал покрываться румяной корочкой.
        - Один очень умный человек в старину написал: чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. С тех пор мало кто сумел доказать обратное. Если и случались подобные случаи, то они скорее были исключением и лишь подчёркивали правило, - произнёс я. - Шикотрав, не волнуйся. Если я пообещал соблазнить кого-то из любимых женщин нужного тебе демона, то я это сделаю. Я уже зацепил внимание Гики, никуда она теперь не денется. Скорее будет так, что чем дольше и сильнее станет меня игнорировать, тем более бурно пройдёт наша встреча.
        - Время уходит, - буркнул тот, успокаиваясь.
        - Но ведь ещё не вышло, - заметил я. - Скоро она клюнет, обещаю.
        Удивительное дело, но «клюнула» совсем другая. Когда это случилось, я сидел в массажном зале и читал книгу, где описывались местные самые опасные твари и способы охоты и боя с ними. Вдруг рядом раздался звонкий девичий голос с лёгкой эротической хрипотцой.
        - Так это ты тот массажист, который задел мою мать?
        - Что, простите? - сказал я и поднял взгляд от книги. Передо мной, но немного правее стояла молодая копия Гики Шадо. От своей матери молодая тифлингесса отличалась грудью «всего лишь» четвёртого размера, не такими пышными бёдрами и прямыми волосами, заплетёнными в длинную косу.
        «Йес, клёв пошёл!», - радостно выкрикнул я про себя. Благодаря своей стройной фигуре, девушка выглядела выше ростом, чем мать. А может, так оно и было на самом деле. Нужно их обеих поставить рядом, чтобы точно это узнать.
        - Я сказала, что ты тот самый массажист, который задел мою мать, - повторила она.
        - А ваша мама - она кто? - я сделал вид, что не узнал девушку и не могу вспомнить и понять, о чём она говорит.
        - Гика Шадо, - поджала она пухлые губки. - А я Фаина Шадо.
        - Точно! - я щёлкнул пальцами. - Вы очень похожи на мать. Красота у вас обеих яркая, я никогда не встречал подобной нигде. Извините за мою рассеянность и забывчивость.
        - Что? - мой пассаж явно сбил её с толку.
        Я встал с кресла и поклонился девушке.
        - Прошу простить меня и за то, что не узнал вас, и за мою речь, которой я невольно задел вашу прекрасную маму, - произнёс я. Принесённые извинения кому-то через кого-то совсем не то, как если бы я решил извиниться лично. Теперь, если Гика решит их услышать лично, то ей придётся идти ко мне. А это, согласитесь, уже другое, выглядит, будто она идёт у меня вымаливать что-то.
        ««Фаина Шадо попала под ваше влияние.
        Вы желаете использовать её жизненную силу или свою?»».
        Взгляд инкуба сработал так, как я и хотел. Но вместо полного подчинения девушки я немедленно развеял воздействие, деактивировав способность. Крошечного влияния хватило, чтобы моя собеседница почувствовала ко мне инстинктивное влечение. Ещё не стоит забывать, что я демонический лорд. Все демоны и тифлинги, стоящие ниже меня в иерархии, подсознательно подчиняются мне, чувствуя более сильную кровь во мне.
        - Я… да, конечно, - пробормотала Фаина. - Извините меня, я не должна так поступать. Взяла и обвинила вас, а сама даже не представилась.
        - Ничего, это мелочь, - улыбнулся я.
        ««Фаина Шадо попала под ваше влияние.
        Вы желаете использовать её жизненную силу или свою?»».
        И опять я отключил способность до того, как та стала забирать энергию у кого-то из нас.
        - Я пойду, извините, - заторопилась красная, как маков цвет тифлингесса. Было видно, что она возбудилась сверх меры и не знает, что с этим делать. Крупные острые соски отчётливо проступали сквозь тончайший красный шёлк платья. Глаза её блестели тем самым огоньком, который в народе называют блядским. Губки стали ещё чуть-чуть пухлее от прилившей к ним крови.
        - А как же массаж?
        - Простите? - она непонимающе посмотрела мне в глаза. Кажется, сейчас она была в таком раздрае из-за реакции своего тела, которую она не понимала, что забыла, зачем и для чего пришла в бани.
        - Пойдёмте на массаж, - улыбнулся я ей и мягко направил в сторону ближайшей двери в кабинет, положив ладонь ей на поясницу.
        ««Фаина Шадо попала под ваше влияние.
        Вы желаете использовать её жизненную силу или свою?»».
        Если она и хотела отказаться от моих услуг, то после очередных качелей «активировать дар - отключить дар» это желание у неё пропало. Она прошла со мной в кабинет, будто кролик, загипнотизированный взглядом удава.
        - Раздевайтесь и ложитесь на кушетку.
        Девушка вела себя, как сомнамбула. Если бы я точно не знал, что она не находится под моим контролем, то подумал бы именно про этот вариант. При этом она продолжала оставаться женщиной и демонессой. Я это к тому, что шла она, ставя ножку за ножку, покачивая бёдрами, а платье и нижнее бельё - полупрозрачное и кружевное алого цвета, как артериальная кровь - снимала с грацией стриптизёрши экстра-класса. Отказавшись от специальных платков, которыми некоторые клиентки прикрывали свои интимные части тела, Фаина легла на животик на высокую кушетку, уставившись круглой и тренированной попкой в потолок. Свою косу она перекинула на левую сторону, и та, почти коснувшись кончиком пола, стала некоторое время покачиваться. Несколько секунд я непроизвольно смотрел на неё, словно сам попал под действие гипноза, а вместо блестящего шарика на шнурке перед моими глазами качалась чёрная тугая девичья коса.
        - Вы скоро? - вырвала меня из транса девушка.
        - Уже почти всё, мне нужно выбрать масло. У вас есть к нему предпочтение?
        - Хочу оценить ваш выбор.
        - Музыку? - задал я новый вопрос, и практически уже знал на него ответ.
        - На ваш вкус, - оправдала она мою догадку.
        Ещё пара минут ушла на то, чтобы активировать магический кристалл с музыкальной композицией, открыть флакон с маслом, налить его на ладонь. И после этого я приступил к массажу. Начал, как полагается со ступней. В тот момент, когда коснулся ножки девушки, та сильно вздрогнула и глухо простонала, уткнувшись лицом в кушетку.
        «Что? Не может быть?… - удивился я, узнав признаки оргазма. У каждой женщины они свои, но в чём-то все сходятся. Я аккуратно двинул её левую ножку в сторону и чуть-чуть приподнял, вроде как это было нужно для дела, и увидел влажное пятно на ткани кушетки и блестящую кожу на бёдрах и промежности. - Точно! Вон сколько натекло».
        Окрылённый таким началом, я включился в работу так, как не обрабатывал клиенток за минувшие дни. Результат не замедлил проявиться, только не совсем тот, на который я рассчитывал.
        ««Вы повышаете способность Массаж на 1! Всего 31!»».
        Мои пальцы медленно поднимались от узких, аккуратных, словно кукольных ступней Фаины всё выше и выше. Вскоре я массировал её бёдра, уделив больше внимания их внутренней стороне. Пару раз, будто случайно задевал пальцем её влагалище. И каждый раз девушка дрожала, приподнимала таз и слегка разводила бёдра, намекая, что совсем не против будет, если я зайду дальше, чем полагается обычному массажисту.
        После ног уделил чуть-чуть времени ягодицам. И тут я решил похулиганить: надавил ребром ладони между половинок попы так, что они разошлись в стороны, и несколько раз медленно провёл между ними, от поясницы до женского бутона любви, который вовсю сейчас источал немного липкую влагу, чей запах иногда перебивал аромат массажного масла. Он буквально сводил меня с ума, возбуждал так, что я держался на самой грани. Хотелось наброситься на эту рогатую молодую самку и грубо взять её, как своё по праву сильного. Но приходилось сдерживать свои инстинкты - время ещё не пришло для основного акта.
        - М-м-м! - глухо простонала Фаина, реагируя на мои ласки, и едва слышно прошептала. - Дальше, ещё…
        Я опять сделал вид, что не расслышал или не понял её.
        После попки целью для моих пальцев стали спина, шея и плечи. Затем я попросил её перевернуться животиком вверх, что она с готовностью выполнила, выставив напоказ высокую грудь с затвердевшими и увеличившимися до размера вишен тёмно-розовыми сосками. А намного ниже, между очень тёмных, почти чёрных морщинистых складок лона выглядывал светло-розовый и блестящий возбуждённый клитор.
        На меня молодая тифлингесса смотрела из-под густых длинных ресниц, полуприкрыв глаза. Ждала, что я предприму дальше и… жаждала. Любой другой демон, наверное, даже чистокровный - или тем более чистокровный - уже давно бы овладел Фаиной. Но я держался. Лорд я, в конце концов, или нет? Это она должна сделать первый шаг мне навстречу! Не женские уловки, не знаки тела, желающего секса, а шаг, который никак по-другому истолковать будет нельзя.
        И опять был просто массаж, в ходе которого я несколько раз позволял себе похулиганить, будто случайно - или стесняясь - задевая соски и быстро проводя по влагалищу пальцами.
        Кажется, со своими дразнящими прикосновениями и игнором слегка переиграл. Потому как очень скоро заметил, что возбуждение у девушки спало. А ещё обратил внимание на злой блеск в её глазах, знакомый по знакомству с её матерью.
        ««Фаина Шадо попала под ваше влияние.
        Вы желаете использовать её жизненную силу или свою?»».
        На этот раз я использовал запах инкуба, переводя агрессию Фаины в очередной приступ возбуждения и влечения ко мне.
        ««Вы повышаете способность Массаж на 1! Всего 32!»».
        Второе повышение способности я получил после того, как сообщил девушке, что сеанс закончен. За полчаса, что тифлингесса лежала на кушетке и находилась во власти моих рук, она дважды испытала оргазм. Но ей этого было явно мало.
        Без смущения, так же, как и перед началом процедур, девушка медленно одела бельё и платье. При этом явно красовалась, принимая соблазнительные позы и поглаживая свои груди, бёдра и задницу, якобы убирая складки на одежде.
        - Массаж был классным, - проворковала она, одевшись. - Но…
        - Спасибо за похвалу, я очень старался, - поблагодарил я её с улыбкой, затем приподнял бровь и повторил за ней. - Но? - То, что должно было последовать за этим, я ждал уже более получаса. Ну, не могла она уйти просто так сейчас! Уж точно не в таком состоянии.
        Вместо слов она шагнула ко мне, схватила левой рукой за рубашку на груди, правую положила мне на затылок, притянула к себе и впилась в губы крепким поцелуем, тут же дав волю своему язычку. Спустя несколько секунд её правая рука перекочевала сначала на мой зад, а оттуда юркнула к моему паху, схватив сквозь ткань штанов мой давно уже вздыбленный член с такой силой, что я охнул.
        «Вот и всё, попалась птичка в клетку», - с удовольствием подумал я, отвечая на её поцелуи и пустив в ход руки, которыми облапал упругую задницу тифлингессы. Несколько минут мы целовались, как в последний раз, потом я расстегнул у неё на груди платье, сдвинул чашечку лифчика и припал губами к соску. Насладившись им, задрал подол платья и принялся целовать горячий животик Фаины. Опускаясь ниже, ниже и… резко вернувшись к ласкам груди.
        - Вре-едны-ый! - протяжно простонала она.
        Вместо языка её нижней дырочкой занялись мои пальцы. Её бёдра были буквально залиты горячим женским нектаром, от влагалища до колен.
        - Да ты настоящий родник… живой жаркий родник… представляю, как залита кушетка, - произнёс я, прерываясь на поцелуи и ласки её груди. Свой указательный палец я ввёл во влагалище, потом присоединил к нему средний, а немного погодя, когда дырочка девушки расширилась, добавил к ним безымянный. Пару минут я трахал ими тифлингессу, одновременно кончиком большого пальца массируя клитор. Потом резко выдернул их, толкнул Фаину к кушетке, заставил её облокотиться на неё и отклячить свою крутую задницу, а затем вставил большой палец в её шоколадную дырочку, влажную от соков, текущих из лона. Указательный со средним вернулись на своё старое место.
        - У-у-у! - тихонько взвыла моя партнёрша и напрягла булочки, не давая мне свободно ласкать её пальцами.
        Я прижался грудью к её спине, коснулся губами ушка и прошептал:
        - Расслабься, моё солнышко.
        Мои руки мнут и ласкают девичью попу, щекочут ее внутри, вокруг ануса, в самом чувствительном месте, гуляют во влажном и горячем лоне. Девочка шатается, стонет, своей сексуальной задницей крутит восьмерки. Коленки её подгибаются и дрожат.
        Наигравшись, я одной рукой спускаю с себя штаны и выпускаю на свободу младшего Святовита, который уже был багровый от прилившей крови и с блестящей влажной головкой от смазки, что по капле вытекала из меня. Раздвинул ей бёдра, закинул подол платья на спину и резко вошёл в её щёлку, из которой текло уже так, словно это был дырявый бочонок с оливковым маслом. И вошёл я, будто в масло, почти без сопротивления.
        Фаина завиляла попой, стала резко насаживаться на меня, задёргалась, будто от ударов электротоком.
        - Глубже, пожалуйста, глу-у-убже! - простонала-прорычала она. Её ногти удлинились и превратились в короткие загнутые коготки, которыми она принялась рвать обивку кушетки. - Глубже, сильней трахай меня, Святовит!
        Я сунул руку к её лобку, нащупал клитор и принялся его крутить и тереть. В ответ на эти ласки тифлингесса не просто застонала, а завыла от удовольствия. Кабинет наполнился её стонами и криками, а когда девушка смолкала, чтобы вздохнуть или ей спирало дыхание от наслаждения, то их сменяли влажные шлепки наших тел и хлюпанье члена в её щёлке.
        Почувствовав приближение кульминации, я активировал оргазм инкуба, переведя трату энергии на себя.
        - А-а-а-а! - оглушительно заорала Фаина, кончив одновременно со мной.
        Глава 5
        Шикотрав полностью выполнил наш уговор после того, как я справился со своей частью соглашения. Три дня я объезжал младшую Шадо, а на четвёртый в бани заявилась её мать и утащила меня в массажный кабинет, где я с ней сделал всё то же самое, что и с Фаиной. На шестой день я сумел уговорить их устроить тройничок. Признаюсь - это было бесподобно! Две нечистокровные демоницы, развратные мать и дочь такое вытворяли, что я сам смущался и краснел несколько раз. Впрочем, для демонов многие нормы общепринятой морали (тот же инцест) не играли большой роли. Перейти некоторые рамки им не дало моё воспитание. А иначе…. Нафиг, нафиг такие эксперименты.
        На восьмой день я потребовал их сделать для меня кое-что, используя влияние их мужа и отца. Гика сразу всё поняла, догадалась, что стоит за нашими с ней отношениями, но к её чести, стоит сказать, что не стали ни набивать себе цену, ни грозить карами, ни отказываться. А ещё она почувствовала, что на этом наши встречи закончатся и решила взять из последней всё, что могла. Тифлингесса меня буквально осушила до донышка, выпила все мои силы. Но это стоило того.
        Точно стоило. За отлично выполненное мной поручение тёмный друид вручил мне три пропуска в данж Подземный Город-башня. Нэйфиса потом рассказала о кое-каких его секретах. Но сначала сообщила, что локация крайне опасная и предназначена для набирания опыта в составе сильных групп уровнем от девяностого до сто двадцатого. И не таких, как я, а настоящих воинов и боевых магов. В данж ходили авантюристы ранга не ниже золотого.
        - Шикотрав специально тебя туда отправляет. Хочет, чтобы ты сгинул и унёс с собой его тайну про груз, который он отправил неофициально с почтой, - сказала мне Нэйфиса. Вот не верю я, что он не мог получить пропуск в менее опасное и более подходящее для тебя место.
        - Пусть думает и желает, что хочет. Я ещё сумею его удивить, - ответил я ей.
        - Ты точно хочешь туда спуститься? - девушка посмотрела мне в глаза.
        - Да. Мне нужно стать сильнее, Нейфиса, очень нужно. И чем опаснее место, чем тяжелее там придётся, тем больше опыта получу. Драться с чудовищами со всех сторон выгоднее, чем ублажать дамочек.
        - Но и риска больше.
        - Риска с дамочками не меньше. Тот же Шадо. Если узнает про мои шашни с его женой и дочкой, то запросто попробует укоротить меня на голову.
        - Ну, да, - вздохнула девушка, соглашаясь со мной, и вдруг спросила. - А ты меня с собой возьмёшь, если меня отпустят?
        - Возьму, - не задумываясь, ответил я. Такой вопрос предвидел и приготовил несколько вариантов ответов. - Но у меня только три пропуска. Рабынь оставить не могу, они со мной постоянно. Нужен ещё один. Я попробую у Шикоторава выпросить его, но он может и не дать. Заранее прошу простить, если так и случится.
        - Да я так спросила, - вздохнула она. - Меня всё равно не отпустили бы с тобой.
        И вот я со своими ши’эйга стою перед входом в данж. На поверхности он выглядел, как древние развалины с огромной каменной дверью, ведущей под землю. Перед спуском на поверхности стоял небольшой укреплённый форт, где постоянно дежурили бойцы всех трёх гильдий Тирикуана. Одна или даже две были не в состоянии удержать столь лакомый пирог, который представлял собой подземный город. Культы и банды иногда заключали союзы и пытались прибрать к рукам подземелье, но ни разу в этом не преуспели.
        Комендант форта, тифлинг и маг огня девяностого уровня проверил наши пропуска, посмотрел на меня, потом на девушек, хмыкнул, но ничего говорить не стал. Вместо слов он махнул рукой в направлении двери и этим же жестом дал знак, чтобы её открыли для нашей троицы. Сразу за дверью начиналась широкая лестница с большими ступенями, которая вела на глубину десяти метров в просторный каменный зал. В нескольких метрах от лестницы он был перегорожен магической пеленой, переливающейся всеми цветами радуги.
        - Готовы? - я посмотрел на девушек.
        - Да, супруг мой, - кивнула Рапунцель.
        - Готова, - вслед за ней откликнулась Сцитта.
        - Держитесь за меня и не отпускайте, пока не разрешу, - приказал я. Тут же две пары тонких девичьих рук вцепились в мой ремень. Это было совсем не лишним, так как от Нейфисы я узнал, что иногда при переходе через барьер, группу раскидывает по разным местам первого-второго уровня города-башни. Считается, что эта автоматическая мера предосторожности данжа, защищающая игроков от тех, кто их преследует. Но это не точно. - Ну, ни пуха, ни пера!
        - К чёрту! - раздался слитный возглас за моей спиной.
        Барьер я прошёл за три шага, и этот процесс был похож на прохождение сквозь плотный воздушный поток, бьющий в лицо и стремящийся оттолкнуть назад.
        Три шага, и я оказался на другой стороне зала. В дальней его стене мы увидели стандартные городские ворота. Сейчас они были распахнуты настежь, оборонительная решётка поднята почти наполовину. Слева от ворот в каменной кладке был вбит стальной кол, на котором висел целый человеческий скелет, пробитый в районе груди. Справа колья торчали из каменного пола и на них были насажены две головы: мужская и женская. Они были совсем свежими, даже кровь ещё стекала по кольям. Создавалось впечатление, что их насадили прямо перед нашим появлением.
        - М-да, антуражик тот ещё, - пробормотал я и окликнул своих спутниц. - Вы там на месте?
        - Я тут!
        - Я с тобой, мой супруг!
        - Всё, отпускайте меня, но вперёд не лезьте.
        Я вооружился арбалетом, приготовил карту с бомбардиром (чуть ранее выпил несколько зелий Сцитты) и направился к воротам. Когда проходил сквозь них, то скелет задёргался и заскрежетал зубами.
        - Вот же!.. - вздрогнул я от испуга и чуть не разрядил оружие в него. - Тьфу ты.
        Чтобы пройти через ворота, мне пришлось слегка пригнуться, чтобы не задеть высокой тульей шляпы ржавые, но всё ещё острые концы стальных прутьев решётки.
        - Опять подземный город, - недовольно проворчала Сцитта, когда перед нашей троицей после прохода через ворота открылась картина обычного средневекового города.
        - Чем ты недовольна-то? - хмыкнул я. - После посещения последних подземных городов ты оказалась в огромном плюсе.
        - Но и минус есть, - буркнула она, бросив недовольный взгляд на Рапунцель.
        - Это скорее мой минус, чем твой. Ладно, встряхнулись, собрались и двинули на поиски опыта.
        В отличии от Семи Подземных Городов на этой локации мне с девушками пришлось порядком побродить, пока не наткнулись на первого врага.
        ««Демон-ловчий.
        Уровень 79.
        Раса: демон.
        Отношение: ненависть»».
        Здоровенный, с атлетическим накаченным торсом, с мохнатыми козлиными ногами и рогатой лысой головой, со страшной перекошенной рожей, демон держал в каждой руке по толстой ржавой цепи, которые крепились к ошейникам собакоподобных зверодемонов.
        ««Демоническая борзая.
        Уровень: 65»».
        Каждая тварь в холке была мне выше пояса, обладала длинным хвостом с костяной булавой на конце и шипами на хребте и лапах.
        Щёлк!
        Волшебный болт по самое оперение влетел точно в свиной пятак ловчего. Система немедленно оповестила меня о нанесении критического удара и следом про убийство демона. Тварь рухнула на спину, так и не выпустив концы поводков из своих когтистых лап, чем подарила мне несколько секунд форы. Борзые так и не освободились, когда я и Сцитта нанесли по ним свои удары. И опять я получил точную копию недавних сообщений. Только вместо демона-ловчего там фигурировали демонические борзые.
        - Рапунцель, что с уровнем? - спросил я девушку, когда с первыми противниками было покончено, а новые не торопились показываться.
        - Я ничего не получила. А должна? - ответила она и сама задала мне вопрос, после чего как обычно принялась размышлять. - Если спросил, то должна, но не получила… почему? Это я виновата или муж, но ведь я не могу… то есть, муж может?.. или нет?
        - Ушла в себя - вернусь не скоро, - покачал я головой, глядя на бормочущую целительницу. - Сцитта, присматривай за ней.
        - Хорошо. Святовит, можно тебя кое о чём спросить?
        - Спрашивай, - разрешил я, вертя головой по сторонам, направляясь к мёртвым телам за лутом. Со слов Нэйфисы иногда даже с простых и непрезентабельных жителей города-башни можно снять уникальные трофеи.
        - Я хочу попробовать создать несколько исключительных зелий в этом городе. Можно?
        - Как то? - напомнил я ей об эликсире, который изменил и её, и меня.
        - Да, - потупилась она и покраснела.
        - Можно, конечно.
        - Тогда нужно искать особые места, - обрадовалась она. - Те, которые выделяются.
        - Вон те башни подойдут? - я махнул арбалетом в сторону трёх тонких шпилей, поднимающихся высоко над прочими зданиями первого городского яруса, как останкинская телебашня над высотками Москвы. До них от нас было порядка двух километров по прямой.
        - Да, - резко кивнула она.
        - Пошли.
        Дважды мы сталкивались с ловчими с демоническими псами, патрулирующими улицы. И оба раза они не успевали спустить тварей с поводка. Благодаря призраку бывшей ведьмы, работающему у нас разведчиком, мы их замечали заранее и успевали приготовить встречу.
        - Я получила уровень! - радостно взвизгнула целительница, когда я прикончил последнюю демоническую борзую. - Уже пятый у меня! Я скоро догоню тебя, муж!
        - Ты молодец, - улыбнулся я ей и показал большой палец.
        - Хочу поцелуй, - заявила она и свернула губки трубочкой.
        Пришлось оставить на время добычу и поцеловать девчонку. Потом ещё несколько секунд отбивался от её попыток «целоваться по-взрослому». И лишь спустя пару минут я забрал лут из убитых. Он, как и предыдущий, не особо радовал. Из борзых вынул клыки, печень и сердца, а одна тварь даже «расщедрилась» на отличную шкуру. От ловчих мне достались короткие, сплетённые из кожаных ремешков, кнуты; по куску кожи с клеймом в виде пентаграммы, заключённой в несколько кругов и треугольников, исписанных непонятными закорючками; и два больших бронзовых серпа с немного выщербленной режущей кромкой и рукоятками из берцовой кости разумного.
        - Может, рискнём? - предложил я спутницам и с намёком кивнул на ближайшую дверь.
        Стоит кое-что пояснить. Практически всегда в этом городе властвует ночь, когда в данж заходят такие, как мы. Фонари и лампы горят на улицах круглосуточно. Понять, что здесь тёмное время суток можно по отсутствующим горожанам и закрытым домам. Нэйфиса рассказала, что в городе-башне можно столкнуться со стражниками (демоны-ловчие, кстати, одни из таких) и ночными ворами и грабителями. Иногда появляется кто-то ещё, но это происходит нерегулярно и не поддаётся каким-либо правилам. Если же вломиться в дом, то в зависимости от того, кто там обитает, можно нарваться на бойцов или зашуганных обывателей, готовых просто так отдать всё своё добро. Также нет никакой зависимости в получении богатой добычи независимо от того придётся ли драться с сильными демонами или обчищать карманы у беспомощных обитателей жилья.
        Настоящей удачей бывает встреча в доме с определёнными персонажами - торговцами, магами, учителями, оракулами и так далее. Такие не будут драться (да и не по силам с ними справиться, если верить рассказам), не станут отдавать своё имущество, но согласятся за услугу или плату что-то продать, раскрыть секрет, научить редкому таланту или поведать о важном грядущем событии. Не всегда получается с ними договориться, но если это происходит, то их клиент остаётся довольным, как слон.
        Но самая главная проблема заключается не в риске наткнуться на сильных и агрессивных жильцов, не в шансе остаться с носом, если в доме мышь повесилась давно, и не в вероятности, что особый персонаж вытурит тебя из своего дома взашей, перед этим унизительно плюнув в лицо. Это ерунда, всегда можно вломиться к соседу. Главная проблема в стражниках, быстро прибегающих на крики обитателей дома. И они не ловчие и им подобные. Там всегда настоящие воины с уровнями за сотый и меньше тройки отрядов не бывает. Всё от той же Нэйфисы я узнал, что бывали случаи, когда появлялся аж целый десяток стражи во главе с десятником, который имел минимум сто двадцатый уровень. А десяток демонской стражи - это отличная броня, мощные амулеты, набор полезных боевых навыков и способностей, слаженная тактика и великолепное знание города. Даже мне со всеми своими возможностями с ними не получится совладать, если не звать на помощь Чёрного герцога. А я как-то опасаюсь отправлять эту тварь в бой, где он может набраться сил, чтобы вырваться из карты. В описании не сказано, сколько ему нужно для этого времени. На это могут
потребоваться годы, а может и хватить десятка сражений.
        - Рискнём? Мой муж чего-то боится? - удивилась Рапунцель. - Я не могла выйти за труса! - и она притопнула ножкой. - Или могла? Или не он трус, а я что-то не поняла? - забубнила девчонка себе под нос. - А тогда почему он не объяснил? Он глупый? Я вышла замуж за глупца?..
        - Хоть бы она побыстрее набрала уровней. Может, тогда поумнеет и перестанет бесить меня своей глупостью, - скрипнула зубами Сцитта.
        - Понятно, значит, решение буду принимать я, - хмыкнул я, не дождавшись ответа на свой вопрос. - Так, встали за мной и не высовывайтесь.
        После этих слов я активировал карту с гремлином-гренадёром.
        - Жахнем, шеф? - осклабился он в ухмылке. В правом уголке губ у него торчал замусоленный сигарный окурок.
        - Жахнем. Ну-ка, взорви эту дверь, - я указал ему на преграду, закрывающую нашей группе путь в дом.
        Гремлин шустро сдёрнул с перевязи два шарика гранат, подпалил фитили на них от сигары и сунул их между медной дверной ручкой и дверным полотном.
        - В сторону! - крикнул он и засмеялся, как безумный.
        Мы едва-едва успели забежать за угол, когда прозвучал оглушительный взрыв.
        - Думаешь, что греметь на улице города - это отличная идея? - поинтересовалась у меня Сцитта.
        - Нэйфиса говорила, что многие группы не стесняются использовать боевую магию. И на её грохот никто не приходил, в смысле, сильные стражники, - ответил я ей. - Тем более, мы так и так шум подняли, когда решили устроить взлом с ограблением.
        Гремлинские гранаты проделали в двери огромную прореху и разрушили внутренний засов. Теперь мы могли без проблем попасть внутрь.
        Первым вошёл я и немедленно получил в грудь огненный шар, который выпустил из амулета краснокожий демон с лестницы, ведущей на второй этаж.
        ««Десгорд.
        Уровень: 77.
        Класс: телохранитель.
        Раса: демон.
        Отношение: ненависть»».
        Файерболл безо всякого вреда для меня стёк по магическому щиту на пол. Второго выпустить телохранителю не дал болт из моего арбалета, который насквозь пробил вражеский череп, войдя в левый глаз.
        - Охраняй вход, в случае опасности поднимайся к нам на второй этаж, - приказал я гремлину, который выплюнул окурок и сейчас раскуривал новую сигару.
        - Жахать всяких-этих можно?
        - Жахай, сколько хочешь, - дал ему разрешение.
        Я первым взбежал по лестнице, по дороге подобрав трофей - боевой амулет в виде короткого жезла из блестящего зеленоватого камня. Толкнул ногой первую дверь - пусто, следующую - аналогично. Третья оказалась запертой, причём, ключ торчал в замочной скважине с внутренней стороны. Зарядив арбалет разрывной стрелой, я выстрелил в замок. Во все стороны полетели щепки, запахло горелой древесиной. Замок же унесло куда-то в комнату, откуда раздался громкий женский крик.
        «Тьфу, везёт же мне на баб», - мысленно сплюнул я и ворвался в комнату. Судя по обстановке, это была дамская спальня, а по роскоши и вычурности - спальня богатой дамы.
        ««Тенкрилла Хр’Ти.
        Уровень: 66.
        Класс: матрона.
        Раса: демон.
        Отношение: с ужасом смотрит на вас»».
        Владелицей спальни оказалась старая демоница, выглядящая, как шестидесятилетняя деревенская бабка человеческой расы.
        - Не убивайте меня, не надо, - закричала она. - Я всё отдам.
        - Тьфу, - вновь сплюнул я. При виде демоницы, я почувствовал себя Родионом, пришедшим в гости к ростовщице с топором. - Так, уходим отсюда, и поскорее, пока стража не нагрянула. Куда-нибудь ещё заглянем по пути.
        Грабить старуху у меня не было никакого желания. Но тут она вывалила передо мной на пол драгоценности из шкатулки, и я встал столбом. Взгляд прикипел к переливающимся камням, золотой и серебряной оправе. Отказаться от трофеев оказалось выше моей демонической сути.
        ««РЕДКОЕ КОЛЬЕ ИЗ КРОВАВЫХ ГРАНАТОВ И ПРОКЛЯТОГО СЕРЕБРА.
        + 7 к Магии крови, +9 к Привлекательности, +5 к Интеллекту.
        Только для носителей инфернальной крови!»».
        А рядом с колье сверкали серёжки.
        ««СЕРЬГИ ИЗ ПРОКЛЯТОГО СЕРЕБРА И КРОВАВЫХ ГРАНАТОВ.
        +2 к Магии крови, +2 к Привлекательности, +1 к Интеллекту
        Только для носителей инфернальной крови»».
        Немного в сторону откатилось широкое колечко из золота в виде летучей мыши с прозрачно-голубыми глазами и алым язычком в распахнутой пасти.
        ««КОЛЬЦО НОЧНОГО ПОЛЁТА.
        Позволяет своему носителю использовать левитацию на себе в период между закатом и рассветом.
        Только для носителей инфернальной крови»».
        И ещё там был браслет, состоящий из золотых прямоугольных пластинок, соединённых крохотными колечками по уголкам. Металл пластин отливал красноватым цветом, словно на него падали блики от горящих углей в костре.
        ««РЕДКИЙ БРАСЛЕТ ИЗ КРОВАВОГО ЗОЛОТА.
        +15 к Силе, + 9 к Телосложению, + 15 к Броне.
        Только для носителей инфернальной крови»».
        Тут на первом этаже прогремел взрыв, сообщивший, что к нам на огонёк заявились нежданные гости.
        «Ай, дьявол с этой совестью, побуду разок Раскольниковым. Да и не убил же я её, - мысленно произнёс я, так же мысленно попросил прощения у старухи демоницы, у своей совести, сгрёб драгоценности с пола, закинул их в инвентарь и бросился вон из спальни. - Я демон - мне можно побыть плохим парнем».
        Навстречу мне с завидной прытью вылетел гремлин, на ходу поджигающий фитиль у гранаты.
        - Шеф, всё пропало! - заорал он, и пролетел мимо меня, не снижая скорости. - Тикаем!
        За ним показался латник в глухом доспехе тёмно-красного цвета, вооружённый бердышом с волнистым лезвием и большим крюком на обратной стороне. Шлем у демона был похож на особый гладиаторский. Тот самый, что с массивным забралом-маской, покрытым десятками мелких отверстий для дыхания и наблюдения. В них только тонким шилом бить, всё остальное оружие застрянет. Ну, или надеяться на то, что бронебойный болт с рунами на усиление пронзит толстую сталь.
        ««Стражник.
        Уровень: 92.
        Раса: демон.
        Отношение: злость, желание справедливой кары за преступление»».
        Щёлк!
        И… болт бессильно отлетает от забрала шлема противника. Чуть ли не впервые за всё время моя способность всегда наносить первый удар критическим спасовала. Я схватился за боевой амулет, собираясь, как следует поджарить стражника. И тут мимо моего уха пролетел большой флакон со светящимся зельем и разбился о забрало, расплескав своё содержимое. Или моя стрела сбила ему магический щит, или зелье Сцитты проигнорировало его, но жидкость сделала то, что не смог я. Она зашипела на оружейной стали и принялась с огромной скоростью её разъедать.
        - А-а! - заорал стражник, и одной рукой сдернул с себя шлем, показав нам свою опухшую рожу, покрытую водянистыми волдырями со сливу размером. Я вновь собрался воспользоваться амулетом, и опять меня опередили. На этот раз преуспел гремлин. Его граната в рубашке с длинными шипами воткнулась в щеку демону. Тот только поднял руку, чтобы вырвать снаряд из раны, как произошёл взрыв. Во все стороны брызнула тёмная кровь, ошмётки кожи, плоти и мелкие кусочки кости. Однако, несмотря на страшную рану, стражник был ещё жив. Система сообщила про нанесённый огромный урон, критическое ранение, оглушение, но не о смерти.
        Тяжело раненый стражник рухнул на лестницу и с грохотом скатился вниз. Тут же на его место встал ещё один в точно таком же снаряжении, но на два уровня ниже. Этот действовал умнее. Одной рукой стискивал бердыш, а вторую держал вытянутой перед собой на уровне лица.
        - Перезаряди! - я сунул в руки Сцитте арбалет, первый попавшийся болт из особой связки и стал поливать огнём противника. Один фаерболл, второй, третий…
        Ослеплённый ярким огнём стражник пропустил момент, когда гремлин подбросил ему под ногу гранату. Когда та рванула, то взрывом выворотило пару ступеней на деревянной лестнице. В эту дыру латник провалился правой ногой до колена. Машинально, чтобы удержать равновесие, он схватился левой рукой, которой защищался от огненных шаров и бутылочек с кислотой, за стену. Эта ошибка стражнику стоила очень дорого. Секунду спустя на забрале разбилась склянка, и её жидкое содержимое попало на лицо демона сквозь отверстия. Тот поступил точно так же, как и предыдущий. Видимо, боль от кислоты была настолько страшная, что сработали рефлексы - сорвать то, что её причиняет.
        Щёлк!
        Сцитта зарядила арбалет разрывной стрелой, за которую я заплатил золотом. И когда этот болт ударил в лоб стражника, то взорвался посильнее, чем граната гремлина. Миг - и на лестнице, скособочившись на одну стороны, стоит полностью обезглавленное тело, а из обрубка шеи в потолок бьёт тугая струя тёмной крови.
        - А-а! - завизжала позади меня Рапунцель, чуть не вызвав у меня сердечный приступ. Подумал, что на моих ши’эйга напала бабуся, или стражники как-то сумели незаметно просочиться мне в тыл. Но дело оказалось совсем в другом. - Я получила шестой уровень! Получила-получила-получила!
        - Боже, она меня до инфаркта так доведёт, - пробормотал я, чувствуя, как у меня подрагивают колени. - Сцитта, пусти призрака, пусть посмотрит, есть ли ещё стражники рядом.
        - Хорошо.
        На наше счастье защищать дом пришла только пара воинов. Тут нам повезло. И во второй раз повезло, что на грохот боевых чар и взрывы гранат не заявились их коллеги.
        Добив раненого стражника, который всё ещё не пришёл в себя, я занялся сбором трофеев. Получил два комплекта брони рядовых стражников города-Башни, два кинжала и два бердыша, два защитных амулета и две служебных бляхи.
        Удивительно, но грохот, который мы устроили, не заинтересовал никого. Не прибежали новые стражники, не скрипнули, приоткрывшись, дверь или ставни, не мелькнул лучик света между ними, сообщая, что проснулись жильцы по соседству, решившие выглянуть на улицу и выяснить причину шума.
        Почти бегом наш крошечный отряд добрался до следующего перекрёстка и повернул направо, вдоль улицы, которая смотрелась богаче, чем та часть, что мы оставили за спиной.
        - Сюда, - я указал на дверь двухэтажного дома. Внешнее оформление выглядело богато: ставни из полированного дерева и собраны так, что ни единой щели между досками найти было нельзя. Дополнительно они были усилены бронзовыми накладками, уголками и крупными петлями с нанесённой на них чеканкой или травленым узором; имеется лепнина и узоры на каменных стенах; входная дверь размерами два с половиной метра на метр двадцать и тоже украшена металлическим декором из бронзы, призванным радовать глаз и укреплять конструкцию.
        - Выглядит роскошно, - указала мне бывшая ведьма. - Внутри точно нас ждёт не один телохранитель с трусливой бабкой.
        - Тем лучше. Мы сюда пришли за опытом и трофеями, а не щекотать себе нервы, - ответил я ей.
        С наскока взять дверь не получилось. Пока удалось проломить преграду и ворваться в дом выяснилось, что у гремлина вышли все гранаты, а я истратил почти все заряды в трофейном боевом жезле.
        Глупо было ожидать, что жильцы не воспользуются форой, которую им дала входная дверь. Так что, когда я оказался в холле, то был немедленно атакован двумя обсидиановыми големами восьмидесятого уровня. Выглядели они как ловчие, только вместо цепей с борзыми были вооружены короткими булавами, похожими на статусные казачьи - гетманские - булавы.
        Защитный амулет выдержал первые удары, а дальше уже атаковал я. Сначала выстрел из арбалета в упор бронебойным болтом с заклинанием цепной молнии. Разрядив своё оружие, я бросил его под ноги и выхватил тяжёлую шпагу.
        Стремительный удар!
        Пронзающий укол!
        Призрачный удар!
        Разрывной удар!
        За пару секунд я обрушил град ударов на големов, замедлившихся после поражения электричеством. Один из них, тот, что получил болт, развалился на куски после моей последней спецатаки. Второй лишился одной руки и головы, но, к сожалению, потеря последней никак не отразилась на его смертоносности и резвости.
        В бой включилась Сцитта. Жидкость из флаконов, которыми она забросала голема, на глазах густела и прилипала ко всему. В одно мгновение голем на порядок потерял в скорости. Теперь ему приходилось отдирать ноги от пола, будто те оказались в густой и липкой глинистой грязи. Следующая пробирка с зельем разбилась о вооружённую руку. Жидкость жёлто-зелёного цвета покрыла кисть и стала быстро сползать вниз. Коснувшись пола, она прилипла к нему, зафиксировав конечность волшебного конструкта, как прочным резиновым жгутом. Пока он справлялся со всеми этими неприятностями, я своей шпагой превратил его в горку крупного щебня.
        ««Вы получаете новый уровень! Всего 93/75!
        Свободные баллы характеристик +5! Всего 37!»».
        - Сцитта, ставь ловушку! - крикнул я девушке. - Рапунцель, держись за моей спиной! Куда, блин, полезла?!
        - Поздно, стражники уже здесь! - ответила мне алхимичка, выглянув перед этим на улицу. - Их там трое! Двое с арбалетами!
        Из трёх прибывших врагов лишь один был защищён полным латным доспехом, таким же, как у первой парочки, которая из-за неудачного для меня начала боя добавила седых волос на моей рогатой голове. Двое других носили длиннополые кольчуги с капюшонами, нагрудники и шлемы-шапели. Эта пара держала в руках тяжёлые арбалеты с чуть ли не метровым размахом плеч. Третий был вооружён протазаном.
        Арбалеты внушали уважение, и я не рискнул положиться только на обычный защитный амулет. До того, как стражники спустили тетиву, я успел достать золотую карту с абсолютной защитой и активировал её.
        Щёлк!!! Щёлк!!!
        Вражеское оружие лязгнуло так, что создалось впечатление, что оно собранно только из металла и имеет в конструкции мощные пружины. Два болта, которые были толще моего большого пальца, а в длину почти достигали размера моей руки, с противным воем отлетели от моего магического купола.
        Почти одновременно с вражескими выстрелами из-за моей спины вылетели две бутылочки с алхимической кислотой. Они разбились о шлем и плечо латника и… ничего не произошло. Защитная магия у стражника оказалась сильнее, чем ядрёная смесь во флаконах.
        Зато моя атака оказалась на диво эффективной. Совершив рывок вперёд, я использовал призрачный удар, чтобы пройти сквозь магический щит и толстые латы.
        ««Вы нанесли критический удар демону-стражнику!
        Вы нанесли 800 единиц урона!
        Враг тяжело ранен! Враг оглушён и страдает от сильного кровотечения!»».
        Латник отшатнулся назад после удара шпаги в лицо и медленно, как куль повалился на пол. Он ещё падал, когда я набросился на стрелков.
        Веер ударов!
        Взрывной удар!
        Пронзающий удар!
        Одному арбалетчику снесло половину головы после моей спецатаки, второй был парализован после укола в горло, заодно разрубившего его шейные позвонки. Будь они уровнем ниже, хотя бы шестидесятого, то им хватило бы таких ран для гарантированной отправки их душ в Инферно. Но имея восемьдесят шестой и восемьдесят седьмой уровни, отличное снаряжение и защитные амулеты, плюс демоническую выносливость с регенерацией, стражники выжили даже после таких повреждений. Впрочем, ненадолго. Я не собирался оставлять недобитков, да и собирать трофеи с мёртвых тел предпочтительнее.
        - А-а-а! - раздался знакомый визг за моей спиной. На этот раз я обернулся на него с ленцой и желанием отчитать Рапунцель, чтобы она прекратила так эмоционально сообщать о получении новых уровней. Но увиденная картина заставила меня покрепче схватиться за шпагу.
        ««Ихагара Грэ.
        Уровень: 87.
        Раса: демоница.
        Класс: карательница.
        Отношение: ненависть»».
        Демоница выглядела, как очень худая чернокожая азиатка высокого роста с большим рогом, растущим прямо изо лба и загибающимся назад. На ней был надет костюм из алых ремешков, похожий на тот, который используют мистресс в сексуальных ролевых играх. Оружия у неё не имелось, но оно ей и не требовалось - природа позаботилась об этом. Дело в том, что вместо обычных ногтей или когтей из кончиков её пальцев росли серебристые клинки сантиметров по пятнадцать. И сейчас пять из них лежали на шее Рапунцель
        - Не убивай, - быстро произнёс я. - Мы сейчас уйдём. Но если ты её тронешь, то я вырежу весь дом - клянусь!
        Карательница оскалилась и… провела клинками-когтями по горлу целительницы.
        - Сука! - зарычал я и бросился на неё, использовав спецатаку для шпаги. Тварь явно не ожидала такой прыти от меня и не успела уйти с траектории удара, пронзившего её грудь. Я насадил демоницу по самую гарду, а потом ударом колена в живот отбросил её на перила лестницы, которые с оглушительным треском разлетелись в щепки. В этот момент система сообщила о гибели целительницы.
        «Ваша ши’эйга Рапунцель погибла.
        Смерть забирает у неё один уровень и пять свободных баллов характеристик.
        Вы можете оживить её, при этом лишив ещё одного уровня и пяти баллов. Либо отдав два своих и десять свободных баллов, чтобы вернуть прижизненные данные погибшей ши’эйга»».
        Глава 6
        С возвращением к жизни Рапунцель я решил повременить. Слишком она слаба для местной локации. А так как я собираюсь задержаться надолго в подземном городе, то стопроцентно ещё не раз погибнет. У меня же просто нет требуемого количества опыта, которым я могу так легко разбрасываться. Да, я помню, что пришёл сюда только ради её прокачки. Но в данный момент я хотел как можно скорее проверить особые способности Сцитты в деле алхимии. Вдруг та сумеет создать ещё одно уникальное зелье, которому цены не будет? Рапунцель же на пути к башням обязательно нашу группу станет задерживать, придётся тратить время на её защиту, и так далее. Так что, пусть подождёт немного.
        Всех, кто был в доме, где погибла целительница, я убил. Проблем никто из ещё одной демоницы и трёх здоровяков демонов мне не создал. Больших, имею в виду. Демоница была заточена на быстрые атаки исподтишка и в тесных помещениях сильно потеряла в эффективности. А из троицы демонов только один оказался боевым магом, остальные двое - бард и охотник.
        «Кажется, я прервал чьё-то разгульное пати, - подумал я про себя, оценив количество, внешний вид и возраст убитых демонов. - Не повезло им».
        Но в целом, несмотря на смерть Рапунцель, я ни о чём (и никого) не жалел. Трофеи с трёх стражников, пяти демонов и из комнат дома сильно грели душу. Особенно радовался неповреждённому латному доспеху. В Тирикуане за такой я выручу сотню-другую золотых монет. И несколько десятков за арбалеты. Плюс, протазан, который выглядел настоящим произведением искусства. Такое копьё должно стоять в музее на самом видном месте, а не находиться в руках патрульного. Сотня квадратных монет из проклятого серебра и две дюжины из кровавого золота пополнили мой кошелёк. К ним стоит приплюсовать украшения, мелкие статуэтки и посуду из обычного серебра и золота. Их можно будет продать по цене лома или коллекционерам.
        Амулет латника я отдал Сцитте. Энергии в нём ещё хватает, должен защитить девушку от пары сильных ударов. Сейчас алхимичка увешана ими, как новогодняя ёлка украшениями. Но я при случае добавлю ещё, так как терять последнюю помощницу совсем не хотел (а вместе с ней и свои уровни, которые будут нужны для её оживления).
        До посещения башен я решил больше не вламываться в дома. А то мне тенденция увеличения групп стражников не нравится совсем. Как бы и в самом деле, не столкнуться с десятком местных стражей порядка во время очередного проникновения в чужое жильё.
        К нашему удивлению башни не охранялись, а двери были открыты. Переглянувшись, я и Сцитта синхронно пожали плечами, словно говоря: «Ловушка? А кто его знает!».
        Так как время перезарядки карты гренадёра ещё не вышло, то я активировал бомбардира. Со своим двухзарядным небольшим арбалетиком этот лопоухий коротышка будет полезен на узкой лестнице в башни. Маленькие стрелы не обладали той ужасающей пробивной силой, как у моих болтов, или болтов стражников. Но они компенсировали это широким набором наконечников: ядовитые, разрывные, парализующие, кислотные, зажигательные. На близком расстоянии гремлин мог показать «мать Кузьмы» почти любому противнику. Ему бы ещё уровень побольше, а то с пятидесятым он в этом подземелье полезен лишь как слабая поддержка.
        Так же я приготовил карту с Чёрным гвардейцем. Стотридцатиуровневая элитная нежить (да ещё усиленная моими характеристиками) полагаю, даже с десятком стражи будет биться на равных.
        Винтовая лестница привела нас на самый верх. По пути встречались глухие деревянные двери, обитые металлом и с кольцами вместо привычных ручек, но все они были заперты. Приподняв люк, я осмотрел обзорную площадку через узкую щель. Убедившись, что на ней нет никого, я откинул крышку в сторону и выбрался на площадку. Потом помог подняться Сцитте.
        - Как красиво! - ахнула она, оценив открывшийся вид на город. Значительная часть улочек тонула в темноте, но хватало тех, где было полным-полно фонарей, факелов и магических огней, освещавших дома и брусчатку, будто ясным днём.
        - Красиво, - согласился я с ней. - Только давай займёмся сначала тем, ради чего здесь оказались. А любоваться пейзажами будем потом.
        - Как скажешь, Святовит, - улыбнулась мне девушка.
        Так как моя помощь ей была не нужна, я решил озаботиться нашей безопасностью. Гремлина усадил на крышку люка, дополнительно навалил сверху трофейные доспехи и оружие. А потом стал слоняться вдоль парапета, бросая взгляды то на работающую помощницу, то на улицы, примыкающие к башне, то на площадки соседних башен. На одной из них мне показалось какое-то шевеление, но рассмотреть в темноте ничего не удалось.
        Несколько раз у Сцитты ничего не выходило. Ещё раз пять получалось сварить самое обычное зелье. Когда я уже хотел предложить поискать другое место, например, перебраться на смотровую площадку соседней башни, бывшая ведьма радостно воскликнула, сообщая об успехе.
        - Йеу! У меня получилось! - крикнула она, подскочила со своего места и повисла у меня на шее, держа в одной руке флакон с эликсиром.
        ««Уникальный эликсир.
        С вероятностью в 50% навсегда удваивает значение любой характеристики, способности или таланта.
        Условие использования: нет»».
        - Твою ж!.. - выдохнул я, поражённый прочитанным. - Это же… охренеть, блин!
        Если удачный шанс выпадет, то, например, я стану обладателем Телосложения в пять сотен единиц! Или получу резерв с двумя тысячами маны! А можно вложить свободные очки в Повелителя и удвоить его, чтобы побеждать демонов и склонять их на свою сторону не силой оружия, а силой слова, своей аурой лорда. А ещё можно… - Сцитта, напомни-ка мне, сколько у тебя Алхимия?
        - Почти сотня, ровно девяносто шесть. Я в неё вкладывала все баллы, которые получала с уровней, когда с тобой искали тот дневник по заказу Тасмин. А что?
        - А есть ещё свободные баллы?
        - Нету.
        - Жаль, жаль, - пробормотал я. - Знаешь, ты прибереги эту бутылочку для себя. Вскоре пригодится.
        - Что? - удивилась девушка. - Святовит, мне не нужно, выпей сам. Представляешь, каким сильным ты станешь? Или ты мне не доверяешь? - на глазах ши’эйга заблестели слёзы. - Это из-за того раза, когда хотела тебя обмануть, да?
        - И вовсе я тебе не «не доверяю», - я обнял её за талию и ласково поцеловал в щёку. - наоборот, хочу тебя сделать сильнее, чтобы стать сильнее самому. Представляешь, какие ты зелья будешь делать с Алхимией в две сотни, а? С такими зельями я смогу удваивать не одну свою характеристику, а несколько. И ты тоже.
        - Извини, я не подумала о таком, - расслабилась она в моих объятьях, услышав разъяснение.
        - Эх ты, - я опять поцеловал её и погладил по голове.
        - Эх, я, - отозвалась она и потянулась своими губами к моим. Нацеловавшись и почувствовав, что ещё минута и не сдержусь - разложу помощницу прямо на парапете, я отстранил девушку и сказал:
        - Всё потом, солнце моё, а сейчас нам нужно поднять тебе уровень, чтобы довести алхимию до круглого значения.
        Глупой она не была и быстро догадалась, что я подразумеваю под словами о поднятии уровня:
        - Опять будем громить дома и бить стражников?
        - Ага.
        Мы отошли от башен на один квартал, нашли подходящее место для боя с превосходящими силами, и «постучались» в ближайшую дверь. Так как делали мы это при помощи гранат, магии и боевых зелий, то от неё через десять секунд остались обгорелые щепки. Внутрь заходить не стали, решив подождать стражников снаружи. Сцитта осталась рядом с вынесенной дверью, подсвеченная двумя факелами, закреплёнными в держателях на стене. Я же активировал амулет, сделавший меня невидимкой на несколько минут, и устроился в засаде у крыльца дома напротив. В руках я держал трофейный тяжёлый арбалет, рядом на брусчатке лежал второй, а в инвентаре ждал своей очереди третий - мой собственный. Гремлин спрятался на крыше дома, слеветировав туда при помощи украшения-амулета, взятого у «ростовщицы». Когда придёт нужный момент, то он ударит стражникам в спину или отвлечёт их от меня, дав шанс для точной смертоносной атаки.
        Прошло минуты три, когда в темноте раздалось бряцанье железа и торопливые гулкие шаги нескольких демонов. Вскоре я сумел их подробно разглядеть.
        «Досадно», - только и подумал я, увидев трёх латников с бердышами и в тёмно-красных доспехах. Я был бы рад арбалетчикам, у которых защита в несколько раз слабее, чем у этих «стрельцов». Впрочем, три латника лучше, чем полный десяток стражи во главе с сержантом или кто там им командует.
        Два девяносто шестых и один девяносто седьмой уровень.
        Сцитта, увидев их, подступила на несколько шагов вперёд, размахнулась и кинула в них три флакона, связанных широкой лентой. Эта «противотанковая» связка при падении на брусчатку исторгла из себя густой светящийся туман, поднявшийся на уровень пояса. Когда стражники перед ним остановились, я выстрелил в одного из них. Как оказалось, по мощности трофейные арбалеты сильно превосходят мой. Даже больше, чем я полагал, когда сравнивал их характеристики. Бронебойный болт с дистанции около пятнадцати метров легко пробил горжет и вонзился в шею противнику. В прошлый раз стрела из моего арбалета, да ещё с использованием спецатаки срикошетила от обычного забрала в упор! Я и сейчас в него же целился, не думая, что наконечник сумеет пробить грудную пластину панциря или толстый горжет.
        ««Вы нанесли критический удар.
        Вы нанесли 350 единиц урона городскому стражнику.
        Враг тяжело ранен и истекает кровью»».
        Удачным моментом воспользовался гремлин, который метнул за спину стражникам две гранаты. Их взрывы сбили с ног раненого, бросив его вперёд. Тот рухнул на брусчатку, буквально утонув в ядовитом тумане. Досталось и его товарищам, но не критично. Взревев, они бросились на меня, проигнорировав туман и умирающего коллегу.
        Щёлк!
        Я использовал один из своих спецвыстрелов и «золотой» болт с парализующими чарами. Стрела с удивительной точностью попала стражнику точно в колено опорной ноги, и тот со страшным грохотом покатился по брусчатке, потеряв бердыш и шлем.
        С последним врагом я схватился врукопашную. Увернувшись от его первого выпада, я задействовал дробящий удар, направив острие шпаги в шлем. Пробить его не удалось, зато спецатака сбила с ног демона. Острие шпаги передало ему мощь удара боевым молотом, против которого и латы не всегда спасают. Система немедленно сообщила про критический удар, огромный урон и оглушение противника. Встать стражнику уже была не судьба, так как об его рогатую голову одна за другой разбились две склянки с алхимической кислотой, а потом его сердце пробил мой клинок, избавляя от жутких страданий.
        - Это было легко, - сказала Сцитта, когда добила по моему приказу раненых демонов. - И быстро.
        - Ага, ещё и дорого, - хмыкнул я, подразумевая стоимость затраченных зелий и боеприпасов. - Уровень не получила?
        - Не-а, - девушка отрицательно помотала головой.
        - Жаль, очень жаль. Значит, опять придётся устраивать погромы.
        От дома, который послужил приманкой для стражников, я отошёл на сотню метров, выбрал обычную дверь, ничем не выделяющуюся среди точно таких же, и указал на неё арбалетом:
        - Эта.
        А вот дальше всё пошло наперекосяк. Стоило нам взорвать дверь, как на втором этаже дома распахнулись ставни, и из окна выпрыгнула на брусчатку высокая худощавая фигура. Ею оказался молодой мужчина с тёмно-синей, почти фиолетовой кожей, с чёрными волнистыми волосами до плеч, из которых торчали полдюжины тонких прямых рожек, создающих своеобразную корону. Ещё он был голым, совсем голым, что позволяло оценить его спортивное тело. В левой руке он держал ворох одежды, в правой сжимал длинную, почти метровую шпагу.
        «Любовника спугнули? - пронеслось у меня в голове. - Да и чёрт с ним, главное, чтобы не стал вмешиваться в наши дела».
        ««Саскворд Ли’Яфай.
        Уровень: 109.
        Класс: соблазнитель.
        Раса: демон.
        Отношение: злость»».
        Увы, вместо того, чтобы дать дёру, чёртов Саскворд решил атаковать мою группу. Видимо, рассмотрел, кто ему противостоит и в нём взыграла дурная демоническая кровь, заставляющая своих носителей бежать от сильного или преклоняться перед ним, если побег невозможен и нападать на слабого.
        Он бросил одежду на брусчатку и вскинул ладонь, направив её на Сцитту. Миг - и в девушку полетел багровый и «лохматый» сгусток пламени размером с детскую голову.
        - Ай! - девушка только и успела, что вскрикнуть, когда заклинание ударило её в грудь и унесло дальше по улице. К счастью, она осталась жива - амулеты спасли. Следующим попал под раздачу гремлин, который швырнул в демона с фигурой Аполлона гранату и следом попытался выстрелить в него из арбалета. Вот только фиолетовый оказался быстрее и обладал отменной реакцией. Он не только успел отбить шпагой гранату, но и сократить расстояние между собой и стрелком до того, как гренадёр успел выстрелить. Вражеский клинок разделил гремлина на две половинки.
        Всё это заняло у соблазнителя буквально три секунды. Я за это время успел лишь вскинуть арбалет к плечу и пытался взять чересчур прыткого врага на мушку. И как только он замер на долю секунды после убийства гренадёра, то я спустил тетиву.
        Щёлк!
        И… он отбил болт! С каких-то четырёх метров после использования спецвыстрела и «золотого» болта!
        «Мне бы такие способности», - помечтал я, впечатлённый скоростью, ловкостью и смертоносностью соперника. Одновременно с этим бросил в него разряженное оружие и схватился за боевой жезл. От первого огненного шара тот уклонился, второй попал демону в плечо безо всякого вреда, лишь оттолкнул на шаг назад. Точно так же случилось и с третьим фаерболлом. Не то у фиолетового был иммунитет против огня, не то урон мои заклинания наносили ему столь мизерный, что этот проклятый нудист внимания не обращал на него.
        Но того времени, пока противник находился в растерянности, попав под удары боевых чар, мне хватило, чтобы сменить трофейный жезл на другой амулет - ледяного копья. И вот тут удача улыбнулась мне.
        Выпустив очередной фаерболл, я следом за ним активировал ледяной амулет, вложив в заклинание половину маны, находящейся в нём. Ледяная сосулька толщиной с женское запястье и длинной в мою руку ударила нудиста в бедро на пару ладоней выше колена.
        - Аргх! - взвыл он от боли и припал на раненую ногу.
        Вторую сосульку (заодно опустошив амулет до донышка) я отправил ему в лицо, но он вновь показал чудеса реакции и ловкости, отбив магический снаряд своей шпагой.
        Змеиный шаг!
        Стремительный укол!
        Удар на четыре стороны!
        Вражеский клинок только-только высек ледяную крошку и искры (!) из сосульки, а я уже атаковал.
        Увернулся от встречного выпада, отбил чужую шпагу и ударил сам. Но в итоге оставил только глубокий порез чуть ниже ключицы.
        - Чёрт! - не сдержавшись, в сердцах выругался я. - Да какое же у тебя Фехтование?
        Тот ухмыльнулся и впервые с начала боя открыл рот.
        - Восемьдесят шесть. Не тебе, бледный ширд, со мной тягаться.
        - Тьфу! - я плюнул ему в лицо и когда тот инстинктивно зажмурился и дёрнул головой назад, вновь бросился на него. Пусть боевой навык у него почти в полтора раза превосходит мой, но по характеристикам тела демон мне должен уступать вдвое даже с учётом своего уровня за сотню.
        Удар! Скрежет и лязг! Сноп искр и жалобный звон моего клинка, перерубленного в середине. Но даже сорокасантиметровым обломком я бы точно достал фиолетового. Однако тут что-то или кто-то ударил меня по голове. Перед глазами засверкали звёзды, я «поплыл» и этим незамедлительно воспользовался чёртов нудист. Вряд ли простым ударом он смог бы достать меня так. Скорее всего, воспользовался спецприёмом. Впрочем, для меня и то, и другое было равносильно.
        Моя голова слетела с плеч.
        Сначала я не понял, что за «американские горки» решили помотать меня, перемешать несколько раз верх с низом. Лишь когда мир замер, я увидел в нескольких шагах собственное тело, на которое я смотрел сильно снизу вверх.
        ««Внимание! Вы получили 4500 единиц урона!
        Вы получили критическое ранение»».
        Перед глазами всё потемнело, потом ослепила яркая вспышка, и я осознал, что стою на ногах и смотрю в спину своему убийце. Ах да, и голова моя покоится там, где ей и полагалось по заветам природы матушки.
        ««Использована способность феникс!»».
        Фиолетовый нудист совершил страшную ошибку, когда посчитал что убил меня. В тот момент, когда я возродился, он повернулся ко мне спиной и слал воздушной поцелуй красивой демонице, которая наполовину высунулась из окна, откуда ранее выпрыгнул Саскворд. Краем сознания отметил, что на девушке нет ни клочка одежды, её классную фигурку и крупные груди, соблазнительно торчащие вперёд. А потом совершил рывок вперёд, задействовав сразу два спецприёма из Фехтования. Один помог мне сократить дистанцию до противника за десятую долю секунды, а второй разорвал грудь демону, будто у того вместо сердца под рёбрами сработала тротиловая шашка.
        ««Вы нанесли противнику 2900 единиц урона!
        Вы нанесли критический удар!
        Противник страдает от сильного кровотечения 350 единиц\секунда!
        Вы сразили противника!»».
        После возрождения обнулились и все мои использованные способности. В том числе и нанесение первым ударом критического урона, усиление урона противникам выше меня уровнем и так далее.
        От вида смерти своего воздыхателя демоница в окне страшно закричала и закрыла лицо руками.
        - Скройся, дрянь, - приказал я ей и направил на неё обломок шпаги. Даже за красивые сиськи я не прощу ей сброшенного мне на голову цветочного горшка. Вон его останки валяются на брусчатке. Если бы не это, то я смог бы справиться с нудистом и так, не доводя до собственной смерти.
        Та вскрикнула от испуга и быстро исчезла в глубине комнаты. Пару секунд я смотрел в открытое окно, борясь с желанием бросить туда несколько взрывающихся и поджигающих всё и вся гостинцев. Потом вспомнил про Сцитту и махнул рукой на дрянь сисястую, пусть живёт.
        К моему великому облегчению ши’эйга была жива, и умирать в ближайшее время не собиралась. Из тяжёлых повреждений всего несколько больших ожогов и переломов. Только я собрался воспользоваться лечебными амулетами и зельями, как услышал приближение крупного вооружённого отряда. Уж спутать звуки шагов обывателей и лязг оружейной стали невозможно.
        - Твою мать, - сквозь зубы сказал я, когда рассмотрел врагов. - Вот и кавалерия, блин, да не моя.
        ««Десятник гвардии города-Башни.
        Уровень: 124.
        Раса: демон.
        Класс: воин.
        Отношение: ненависть»».
        Ростом свыше двух метров и с шириной плеч больше метра в чёрной шипастой броне, украшенной чеканкой и серебром. В руках десятник держал двуручный меч с извилистым лезвием (смотрю, любят подземные демоны такое оружие) и шириной клинка с мою ладонь. Навершие на рукоятке меча было выполнено в форме клыкастого черепа, рукоять в виде куска позвоночника. За ним стояли три демона в тёмно-красной броне с бердышами и уровнями от сотого до сто пятого. Ещё двое в угольно-чёрной броне без каких-либо украшений и с протазанами в руках имели уровни от девяносто третьего до девяносто седьмого. Трое арбалетчиков в кольчугах, нагрудниках и шапелях имели уровни - девяносто, девяносто один и девяносто два. Самым слабым был восьмидесятивосьми уровневый ловчий, с парой демонических гончих восемьдесят пятого и восемьдесят шестого уровней.
        Нападать демоны не спешили. Словно хотели насладиться моим чувством страха, унизить ощущением давления своего превосходства надо мной и отчаянием от понимания, что это всё - конец. Да только не на того напали.
        - Хер вам, уродам, - я скрутил кукиш и показал его десятнику. В голове вдруг всплыли слова Балды из старинной сказке-притчи. Наверное потому, что там герой соревновался с чёртом, а местные демоны родственники жителям православного Ада. - Сначала победи моего младшего брата.
        Золотая карта исторгла Чёрного герцога и его свиту.
        - Немедленно убей этих рогатых, доспехи и оружие не портить, - приказал я нежити, которая уставилась на меня ненавидящим взглядом. - Живо!
        - Выполняю, - проскрежетал скелет.
        ««Вы получаете новый уровень! Всего 93/76!
        Свободны баллы характеристик +5! Всего 42!
        ««Вы получаете новый уровень! Всего 93/77!
        Свободны баллы характеристик +5! Всего 47!
        Вы повышаете навык Повелитель на 2, всего 13»».
        Десяток городской стражи, пусть тот и оказался гвардейским, ничего не смог противопоставить моей ручной нежити. Бой не занял даже минуты. По его итогам я получил новые уровни и гору трофеев, ценность которых сложно описать. За один комплект лат десятника я выручу мешок золота. Заодно прибрал трофеи с Саскворда. Там было немного, но всё исключительно ценное. Одних монет из проклятого серебра взял с него полсотни и семь из кровавого золота. А в шпагу мёртвого соблазнителя я влюбился с первого взгляда. Угольно-чёрный клинок с волнистым лезвием, сложной гардой из проклятого серебра и длиной в метр. Максимальный урон с моими текущими данными доходил до трёх тысяч единиц! Трофейная шпага оказалась масштабирующимся оружием, а ещё повышала навык фехтования на +15. Любая рана от неё «награждала» противника кровотечением, отравлением, снижением Ловкости и Скорости. Из ограничений был пункт на невозможность владения клинком кем-то без демонической крови. Но меня это не касалось. Так вышло, что Саскворд Ли’Яфай сломал моё оружие и «подарил» мне за это ещё лучшее.
        Но самым главным оказалось повышение уровня Сцитты на единичку. Хоть и чуть не лишившись всего, я получил то, что хотел. Единственное, что меня царапнуло, так это то, что я не оживил Рапунцель. Уверен, что она бы взяла два или даже три уровня после нашей победы над десятком стражников. Эх, такой шанс упустил!
        Глава 7
        Рапунцель я оживил сразу же, как излечил раны у Сцитты. Пришлось ради этого отдать свежезаработанные уровни и баллы, но хотя бы Повелитель не уменьшился. Таким образом, я опять стал 93\75 с 37-ю баллами в запасе, которые я принципиально не тратил, решив сохранить их на всякий пожарный случай.
        К слову, после возвращения к жизни целительница некоторое время ходила, как пыльным мешком ударенная. Молчала, что удивительно, и также молча выполняла указания, не давала волю своим тараканам, делала всё, что я ей приказывал.
        Впрочем, это всё было не так важно, как то, что…
        - У меня получилось! - закричала Сцитта так, что я вздрогнул. - Я удвоила Алхимию! Сейчас у меня она двести две единицы!
        Не сдержав чувств, она повисла у меня на шее и стала меня жарко целовать. И удивительное дело - Рапунцель на это никак не отреагировала. И вновь я ощутил сильное возбуждение и желание взять эту самку прямо на улице, где недалеко лежат мёртвые тела и вся брусчатка залита тёмной кровью демонов. Чувство было куда сильнее, чем испытывал ранее. Я так же безумно хотел Красную королеву после дуэли с чёрным герцогом. Кстати, я тогда впервые использовал Феникса. Ох, какого же труда мне сейчас стоило сдержаться и запрятать похоть глубоко-глубоко.
        Оторвав от себя распалённую ши’эйгу, не дав никому ни минуты отдыха, я направился ко второй башне в надежде, что и там сработает особенность места для создания зелий. Как-никак, а все три башни близи заметно отличались друг от друга, то есть, каждая была уникальной.
        В этот раз мне не пришлось долго ждать. Уже на третьей попытке Сцитта получила флакончик светящейся ядовито-зелёной густой жидкости.
        ««Уникальное зелье нивелирования урона.
        Свойства: стоит вылить эликсир на землю или иную поверхность, как в радиусе десяти шагов от этого места навсегда будет создана область, где владельцу зелья не будет страшна враждебная магия, проклятья, а также духи Астрала и нежить. Ранг заклинаний и уровень нечисти не имеют значения, за исключением случаев их божественности»».
        - Да уж, - я почесал затылок, - и что с таким делать?
        Зелье было хорошим, тут спору нет. Но оно подойдёт для защиты своего жилища, тайного убежища и чего-то в том же духе. Я же как перекати-поле слоняюсь по миру. Пригодится на Земле? Чёрт его знает… может быть. Но до возращения на Родину ещё далеко, и потому я был бы рад чему-то пусть менее уникальному, но полезному здесь и сейчас.
        - Святовит, ты не рад? - огорчилась Сцитта, заметив мою реакцию после прочтения характеристик зелья.
        - Рад, просто думал, что получится похожий эликсир, как на первой башне.
        - Извини, но я почти не могу закладывать требуемые свойства. Когда так делаю, то полезные случайные качества сильно падают, - вздохнула девушка.
        - Ай, да пустое, у нас есть ещё третья башня, - успокоил я ей. - Пошли туда.
        Вот только когда мы поднялись на смотровую площадку, то оказалось, что она была уже занята. Возле парапета в воздухе висел круглый пёстрый ковёр, на котором сидел в позе по-турецки весьма примечательный персонаж. Если кто-то вспомнит, как выглядят комично-гротескные герои в кино и мультфильмах восточного типа, то сразу поймёт, что представлял из себя незнакомец. А если с памятью беда, то я помогу.
        Невысокий толстячок с внушительным волосатым пузом, на котором не сходится атласная алая жилетка. На ногах чёрные шаровары и красные тапочки с острыми загнутыми носами. Это была вся его одежда. На лысой голове у неизвестного торчали два высоких витых рога. И ещё парочка маленьких росла из подбородка, делая незнакомца чуть-чуть похожим на саблезубого тигра. В одной руке он держал трубку кальяна, в котором беззвучно бушевало мощное пламя. Вон он сделал губы колечком и выдохнул колечко огня, как это делают с дымом курильщики. Нас он не увидел, так как курил с закрытыми глазами. Или не обратил внимания, посчитав недостойными его.
        ««Вравилан.
        %:?*№/
        ")+/\:?%1
        ./:%!..»».
        - Это кто такой? - прошептала Сцитта, выглянув из люка вслед за мной.
        Как бы тихо она ни говорила, но курильщик её услышал. Он открыл глаза и посмотрел в нашу сторону.
        - О-о, лорд, прошу простить моё неуважительное поведение, - очень миролюбиво сказал он. Одновременно с этим ковёр опустился на площадку. Мужчина встал и отвесил мне галантный поклон.
        - Кхм, - кашлянул я, прочищая горло, выбрался из люка и в ответ поклонился. Не так низко, не так красиво, в общем, как умел и как считал правильным в сложившейся обстановке. - Приветствую, Вравилан. Помешал?
        - Чуть-чуть, - хитро подмигнул он мне. - Но боюсь, что вам я помешал больше, - он обвёл взглядом моих спутниц и опять подмигнул.
        Страха в нём не было. Мало того, он первым со мной заговорил, не напал и даже оказал знаки почёта. Ещё что важно - он увидел мой настоящий статус под скрывающим амулетом, а это очень многое значило. И мне кажется, что я знаю, с кем меня свела судьба. А если я прав, то нужно попытаться выжать максимум полезного из этой встречи. Ну, а потом можно будет возвращаться на улицы города, и продолжить охоту на стражников, чтобы усилить Рапунцель. Может, повезёт наткнуться на десяток гвардейцев и опять натравить на них свою нежить.
        - А чем ты занимаешься, Вравилан? Не здесь, а вообще, - спросил я его.
        - Всем понемногу, молодой лорд. Чуть-чуть торговец, чуть-чуть учитель, чуть-чуть оракул, - широко улыбнулся он. - Вам интересно что-то из этого?
        - Всё! - сказал я, не став кривить душой. - Особенно торговля и обучение. Мало того, у меня есть некоторые товары, которые редко встречаются.
        - Даже так? - собеседник приподнял одну бровь. - Интересненько. Покажете?
        - Разумеется, раз я завёл о них речь.
        Я вытащил из инвентаря трофейную алебарду Чёрного герцога, две самых крупных пещерных жемчужины, самый большой кристалл добытый из големов в Семи Подземных Городах, несколько склянок со слизью, эссенцией и прочими редчайшими трофеями оттуда. За неизвестную эссенцию мне в Тамаслариоге давали по двадцать пять золотых за порцию. А один алхимик хотел купить по пятьдесят все её запасы у меня, но под клятву, что я не продам её больше никому и нигде, лишь ему.
        Эссенция, слизь и кристаллы демона не заинтересовали. Зато при виде алебарды и жемчуга глаза у него загорелись в буквальном смысле. Вокруг зрачка из радужки заклубились микроскопические язычки пламени, которые очень хорошо осветили его лицо.
        - Что за эти вещи желаешь, лорд? - он отвёл - и было видно, что далось ему это с трудом - взгляд от моих вещей и посмотрел на меня.
        - Научить менять облик можешь? Хочу превращаться в человека или эльфа так, чтобы никто не смог узнать мою настоящую суть.
        - Увы, - тяжело вздохнул он, - такое мне не под силу. Но я могу подсказать адрес такого учителя. Интересует?
        - Конечно. Сколько?
        - Двух этих жемчужин хватит.
        Я кивнул, мол, согласен. Настоящую цену жемчуга мне никто не давал. Да и знал ли её хоть кто-то? Ну, может, только мой собеседник был в курсе. А вот знание местонахождения учителя, который поможет решить мою головную боль, связанную с моим внешним видом, стоит пары этих перламутровых шариков. На самостоятельные поиски у меня уйдёт куча золота и уйма времени. Да и нервных клеток сожгу не один миллион.
        Демон молниеносным движением руки убрал драгоценности и протянул мне свиток пергамента, перетянутый чёрной лентой.
        - Это карта, как быстро и без проблем найти учителя. Живёт он в Чёрном Каньоне на плато Белого дракона. Он отшельник, высший демон, отринувший силу Инферно и решивший стать жрецом светлых сил, - сказал торговец, когда я принял свиток у него. - Кстати, не желаешь сделать свой скрывающий амулет лучше? Я могу изменить его так, что сделает из вас, лорд, кого угодно не только по характеристикам, но и внешне. Конечно, на ощупь всё останется прежним, хе-хе. Зато вы сможете войти хоть в храм демоноборцев, и ни один жрец или паладин не опознает в вас своего врага.
        - Цена?
        - А вот эта штучка окупит все мои труды и затраты, - Вравилан указал рукой на Разрывающую Плоть.
        На этот раз я думал дольше. Амулет казался не настолько ценным приобретением, чтобы отдавать за него поистине уникальное оружие. С другой стороны, если я получу волшебную вещь с описываемыми характеристиками, то до встречи с отшельником-учителем многих проблем сумею избежать. Тех, которые мне принесёт моя внешность за время пути. Ведь не имей я рогов и красных глаз, то не пришёл бы в эти места, где набирать опыт соло не получается из-за того, что все делянки поделены между местными фракциями. В том же Тамаслариоге я бы качался без проблем (если забыть про Королев, которые туда заглянут или уже заглянули, если вспомнить про слухи из тех краёв). Ладно, чёрт с этим городом, похожим на пороховую бочку. Но без внешности демона я бы себя отлично чувствовал везде на территории Тель’Ануф’Ларионе. Например, на юге, откуда мне пришлось улетать из-за сильных антидемонских настроений у местных жителей.
        И я принял решение.
        - Хорошо, - сказал я собеседнику. - Я согласен отдать алебарду за амулет, если он такой, как ты сейчас рассказал. Уточню: с его помощью я смогу подбирать ложные значения расы, уровня, а также менять свою внешность?
        - Да, лорд, - подтвердил он.
        - Действовать личина будет всё время, пока амулет питается маной? Сам амулет может забирать ману из моего резерва?
        - Всё верно, - кивнул он.
        - Насколько увеличится потребление маны?
        - Эм-м, - вильнул взглядом собеседник, - немного больше будет забирать, но я сделаю всё, что в моих силах, чтобы разница была необременительной.
        Вовремя я вспомнил об этом пункте. А то чую, что этот бородорог меня бы надул обязательно.
        - Тогда, - я протянул ему руку, - договор.
        - Договор, - пожал он мне ладонь.
        Алебарда исчезла в бездонном инвентаре Вравилана. После этого я передал ему амулет, а через минуту получил его назад. Внешне он немного изменился, стал тяжелее и выглядел более, я бы сказал, злее, что ли. Наверное, опытный маг, тот же артефактор с одного взгляда поймёт, что к нему приложили руку демоны, даже не читая характеристики волшебной вещи. Кого-то с сильной паранойей или внимательного она, вещь, может заставить сделать стойку на меня, если тот хорошенько рассмотрит амулет.
        «Да уж, он специально делает мне мелкие гадости или просто не может иначе из-за своей демонической сути?», - с неудовольствием подумал я.
        Кажется, собеседник заметил что-то по моим глазам и решил узнать, в чём причина.
        - Лорд чем-то недоволен?
        - Всё в порядке, - махнул я рукой. - Главное, что амулет работает, остальное уже мой личный бзик.
        - Хе-хе, - угодливо посмеялся он. - На этом всё?
        - Остальное не интересно? - я указал на кристаллы, слизь с эссенцией. - Точно не нужно?
        - Не-а. Всего этого у меня хватает.
        «Хм, а может, ему продать свеженький эликсир? Всё-таки, статус уникального о чём-то, да говорит. Хотя бы за одно это можно же сторговать лишних плюшек?», - вдруг подумал я. Не знаю, что меня толкнуло под руку, может, желание получить от демона что-то полезное за бесполезную для меня вещь, может, интуиция так сработала, но я вытащил из инвентаря флакон с зельем нивелирования угроз и показал Вравилану. - Я могу продать ещё вот это, но стоить будет… - тут я обратил внимание на изменившийся вид собеседника и на выработанных инстинктах достал карту с Чёрным герцогом, после чего закончил фразу, - … дорого.
        Бородорог весь покрылся мелкими язычками огня, и этим ярко осветил наблюдательную площадку. Его взгляд прикипел к эликсиру, а ладони, словно зажили собственной жизнью, непроизвольно начав сжиматься и разжиматься. Пришёл он в себя секунд через десять и лишь сейчас заметил вокруг себя нежить.
        - Лорд, это лишнее, право слово, - отступил он к парапету, где лежал его ковёр и стоял кальян. - Прошу меня извинить, если своим поведением заставил вас прогневаться, - он ловко обошёл слово «испугаться», видимо посчитал, что этим сильно меня уязвит. Ну, а обижать владельца крохотной армии скелетов, где один из них имеет двухсотый уровень, будет крайне глупым поступком.
        - Отойдите, - я махнул рукой нежити, заставляя ту отступить к краю площадки и не нависать надо мной и моим собеседником. - Судя по твоему поведению, Вравилан, это зелье тебе понравилось?
        - Оно мне окажет неплохое подспорье кое в чём, - кивнул он в ответ. - Не критично, но с ним мне будет легче.
        «Ну-ну, - усмехнулся я про себя, держа на лице холодную маску, - видел я, как это некритично».
        - Сколько вы хотите получить за эликсир, лорд? А ещё меня заинтересовала ваша карта с этими неживыми, - он сделал пальцами «пистолетик», указав на чёрного герцога. - За неё заплачу очень щедро! Или поменяюсь на равнозначную. Интересует?
        И опять он заставил меня задуматься. С одной стороны, иметь под рукой такой «ядрён-батон» в лице (ну, или черепе) сильнейшего скелета со смертоносной свитой очень полезно, как показала недавняя встреча с десятком стражников. Но с другой, небольшая приписка в описании карты заставляет меня постоянно держать булки напряжёнными, когда я активирую эту карту. Так может, сбросить этот дамоклов меч со своих плеч, а? Даже если герцог наберёт достаточно сил, чтобы разрушить привязку к карте и обретёт свободу, то это случится где-то далеко от меня, в таком случае. А это, согласитесь, совсем не то, чем когда прямо во время боя с сильным противником вдруг узнать, что врагов стало больше и часть из них - это те, кто только что сражался на твоей стороне.
        - Я не против обменять карту. Тем более что нежить мне никогда не нравилась, - произнёс я, взвесив все «за» и «против» и приняв решение избавиться от карты. - Вот только, будет ли у тебя что-то соответствующее?
        - Недостаток я возмещу ингредиентами. Полагаю, твоя ши’эйга оценит их по достоинству, - его улыбка источала мёд, а палец с коротким чёрным когтем указал на Сцитту. - Но сначала вернёмся к цене за зелье, раз уж начали с него. Не люблю, знаете ли, лорд, бросать дела не завершёнными или смешивать их.
        - Согласен, - кивнул я. А дальше я не успел продолжить свою речь, чтобы озвучить пожелания, как демон меня опередил
        - Я знаю, что вам будет полезно, - быстро сказал Вравилан, подмигнул и достал что-то похожее на керосиновую лампу из глубокой древности. - Помните, что я чуть-чуть Оракул? И мой дар подсказал, что этот дух будет вам полезен. Взгляните поближе.
        Я принял «лампу» и прочитал описание. К счастью, в этот раз ничего не сбоило, как обычно бывает в важные моменты.
        ««Пристанище астрального вестника из Инферно.
        Этот дух сможет найти любого адресата, даже если его душа уже ушла из тела. Разыскиваемый может сменить имя, расу, уровень, но вестник найдёт его по слепку души, на котором отпечатались его прежние достижения»».
        - Ёлки-палки, вот это да!.. - прошептал я, не сдержав чувств. Зря, наверное, теперь бородорог точно поймёт, что эта вещь для меня крайне ценна. С другой стороны, если этот вестник (к слову, я никогда о таком не слышал даже в байках и сказках, гулявших по игровому миру) сможет доставить моё сообщение Димке, то пусть этот любитель кальяна хоть всё забирает!
        - Вижу, вам понравилась вещь, - заулыбался демон. - Но это ещё не всё. Этот пропуск поможет вам опуститься на третий ярус города-башни. А там с его помощью пройдёте в Красные Ворота - это Колизей. Зачем вам убивать бедных стражников и громить дома несчастных горожан, когда на арене сможете найти себе любого противника? Мало того, в Колизее вы будете быстрее расти от одержанных побед.
        Демон вручил мне прямоугольную пластину из проклятого серебра. Размером она была чуть меньше моей ладони и вся покрыта багровыми светящимися закорючками - руны не руны, клинопись не клинопись.
        - Мне кажется, это достойная цена за эликсир. Можно переходить к оплате за золотую карту с нежитью? Я вам такие вкусные товары предложу сейчас, - вкрадчиво спросил он меня. - Что думаете, лорд?
        Чуть ли не прямо в лоб сказал, что если я начну возбухать, то не стоит мне ждать ничего интересного за карту с Чёрным герцогом. Нет, есть шанс, что он и с ней меня надует, вернее, так оно и будет. Но обманет сильнее. Я же всё равно не знаю, что у него есть при себе, свои-то товары он показывает уже постфактум. Впрочем, если он такой неплохой Оракул, то обязательно вручит те вещи, которые мне точно нужны, даже если они будут стоить меньше моих.
        - Меня это устраивает, - я махнул «лампой» и картой.
        - Отлично, эту сделку мы завершили.
        Я убрал в инвентарь покупки, собеседник так же поступил с зельем. И я заметил кое-что интересное: стоило ему стать законным владельцем зелья, как он заметно повеселел и расслабился. Выходит, для него оно было очень важным. Важнее, чем он показывал и говорил.
        В руках Вравилана появились три необычных золотые карты Таро. От моих они отличались тем, что были пустыми, будто артефактор забыл «записать» на них заклинание.
        - Очень полезная вещь для такого мага, как вы, лорд, - пафосно заявил он. - Полагаю, у вас имеются любимые карты, к которым вы привыкли, но хотели бы существо усилить. И вот эти красавицы вам в этом помогут! - он пальцами одной руки раздвинул карты веером и взмахнул ими. - Соедините одну из них с той, которую желаете усилить, и у вас обычная карта станет золотой. Заранее хочу предупредить, что с золотыми картами эти пустышки не работают.
        Пустые карты перекочевали ко мне, а в руках демона появилась ещё пара золотых с непонятным узором.
        - Этими картами вы захватите и «запишете» любого из призванных созданий. Например, вы нашли одноразовый амулет призыва джинна, нежити или элементаля. Используйте против него эти карты и существа станут частью заклинания магии Таро. Правда, есть шанс, что чары сорвутся, но он небольшой, вот такусенький, - собеседник сложил вместе два пальца, показав зазор между ними в пару миллиметров.
        Эти карты он так же, как и предыдущие передал мне. Наверное, действует по технологии продавцов или агитаторов: подержав в руках товар или деньги, становится тяжелее их вернуть назад. Так случилось и со мной. Взяв карты и прочитав описание, понял, что оставлю их у себя и ничего другого просить не стану. Тем более, у меня имеются магические карты Таро, которые я ну очень хочу усилить.
        - А это небольшой бонус, - в руках собеседника, как у фокусника, возникла очередная золотая карта. Но на этот раз она была самая обычная, правда, с неким заклинанием. - Взгляните, лорд. Нравится?
        Из описания стало ясно, что карта призывает рыцаря смерти сто пятнадцатого уровня. Это мёртвый латник на мёртвом рыцарском коне, вооружённый копьём, мечом и большим щитом. Стоит ещё учитывать, что его скакун сам был смертоносным оружием, не хуже рыцарской пики или полуторного чёрного меча. И всё же я решил отказаться от этой карты. Тем более что недавно сам сказал бородорогу, что к нежити не лежит душа.
        - Не хочу, - я отрицательно мотнул головой и следом поинтересовался. - А карты с гремлинами есть, соответствующая этой?
        - У меня есть всё, лорд. Ну почти, - широко улыбнулся демон. Карта с нежитью растворилась в воздухе, а в руке собеседника появилась другая. - Взгляните.
        Новая золотая карта Таро призывала на длительный срок и с кротким временем отката гремлина-амазонку на лютоволке. Гремлин, точнее гремлинша была вооружена коротким азиатским луком с большим запасом стрел всех типов, маскировочной и ловчими сетями, арканом, болас, несколькими метательными копьями, умела отлично маскироваться среди растительности, устраивать ловушки и засады и многое другое. Уровень у гремлинши был сто пятнадцатый, такой же, как и у рыцаря смерти. Правда, в прямом бою лопоухую карлицу нежить раскатает в тонкий блин.
        - Беру, - подтвердил я свой выбор.
        - А теперь ингредиенты. Вы сами будете выбирать или доверите выбор своей ши’эйга?
        - Она выберет, - я посмотрел на Сцитту. - Приступай.
        Если я закончил продажу-покупку очень быстро, то девушка провозилась целых сорок минут, перебирая товар, который ей предлагал Вравилан. В итоге, когда она набрала три десятка порций различных ингредиентов, демон сообщил, что их стоимость полностью покрыла его долг передо мной за карту Чёрного герцога.
        «По любому он меня надул. Но в целом, я очень рад тому, что получил», - подумал я после прощания с новым знакомым.
        Когда наша троица покинула башню, то меня чуть-чуть грызла досада, что не вышло воспользоваться алхимическими навыками Сцитты. Скорее всего, на этой площадке рядом с таким персонажем, как Вравилан, у девушки должно получиться нечто сверхуникальное. Вот только был ещё риск, что моей помощницей заинтересуется демон. А ещё я опасался, что он сумеет предложить нечто, ради чего я продам ему свою ши’эйга, как это случилось со всеми моими вещами, на которые падал взгляд любителя кальяна.
        Так-то, конечно, подобные ему персонажи намертво заскриптованы на лояльность к посетителям вроде меня. И окружающий мир ещё не смог отринуть и зачистить всё принесённое геймдизами и игроделами. Но рисковать я всё равно не хотел. Достаточно вспомнить, как после «оживления» мира бывшие неписи стали радостно укладывать на алтари игроков, насиловать их, пытать и всячески издеваться.
        «Ничего, найдём мы местечко не хуже, а то и лучше, чем эта башня. Тот же Колизей сгодится», - подумал я.
        Глава 8
        То, что местный данж сильно подвержен игровым условностям, показывала вечная ночь. Мы уже давно здесь гуляем, сражаемся и шумим, но горожане продолжают видеть сны в своих кроватях. И это, кстати, было мне как бальзам на рану. И сознание и подсознание воспринимали демонов обычными мобами, даже не неписями, от бессмысленных убийств которых я и в прошлой жизни удерживался. А вот сейчас я их кромсал за милую душу.
        «Ну, ты же теперь ещё и демон - безжалостное, кровожадное чудовище», - напомнил я себе после короткого боя с очередным ловчим, которого вместе с псами помножил на ноль Чёрный гвардеец. На него мы наткнулись буквально в дюжине шагов от башни, словно он нас здесь специально поджидал. Да, к слову про мою нежить. Была у меня мысль избавиться от этой карты и взять ещё одного гремлина. Но потом решил оставить того за его боевые возможности. И как я уже однажды говорил - против нежити лучше всего использовать другую нежить. По крайней мере, я вывел для себя такой постулат за время странствий.
        - Мы пойдём на третий ярус? - поинтересовалась у меня Сцитта после боя с ловчим.
        - Обязательно. Только сначала отыщем местечко потише и я использую новые карты.
        Очень быстро такое место нашлось. Им оказался небольшой сквер с двумя статуями демонов, причём одна изображала демоницу с хвостом, кисточкой которого та прикрывала интимное место между ног. Вокруг сквера росли низкие деревья с густой кроной и страшно колючими ветвями. Земной терн рядом с ними покажется мягким лебяжьим пёрышком. Лишь две пустых карты я решил потратить на усиление имеющихся у меня, а третью придержать до покупки новой, получше тех, которыми я владею. Тем более что эти золотые карты стоят дорого и встречаются нечасто. А вот все те, что ниже рангом, буквально заполоняют стеллажи в магических лавках.
        Наложив карты гренадёра и бомбардира на «пустышки», я получил гремлинов девяносто девятого и сто первого уровней. Теперь у меня под началом было аж три особи этого вида. И вся троица не так чтобы и сильно уступала мне в силе. В лобовой схватке они мне точно проиграют, но при ударах исподтишка уже я сложу голову. Особенно сильна была амазонка. Все её таланты и способности были направлены на удары из засады или наскока, когда цель не видит и не слышит ничего. Маскировочная сеть позволяла оставаться незамеченной, когда объект приближался буквально в упор. А из своего небольшого, но очень мощного составного лука она могла пробить доспехи рыцаря с полусотни шагов, если тот был ниже сотого уровня.
        Пока я возился с картами, Сцитта сделала несколько зелий. Уникальных, к сожалению, не получилось, но повышение уровня Алхимии сказалось очень положительно на изделиях бывшей ведьмы. Ни одного среднего по качеству зелья не было, только высшего и великолепного.
        - Святовит, держи, - она протянула мне один из свежесозданных эликсиров.
        ««Зелье великой удачи.
        Свойства: на два часа характеристика удача повышается на 25 единиц»».
        - Ты его себе оставь, полезнее будет, когда найдём новое особое место, - я протянул пузырёк обратно, когда прочитал описание.
        - У меня есть ещё два таких.
        - Хм, - я на секунду задумался, потом убрал зелье в инвентарь. - Приберегу до арены. Думаю, там мне удача точно понадобится. Кстати, ты его сварила из вравилановских ингредиентов?
        - Ты что? - ахнула девушка. - Там такие вещи, что мне их трогать страшно, чтобы не испортить или не соблазниться и задействовать немедленно. Хочу из них сварить уникальные эликсиры, когда найдём подходящее место.
        Добраться до ворот, которые вели на следующий ярус, получилось быстро, хотя и не без проблем. Пришлось ещё трижды столкнуться с патрулями. К счастью, это были ловчие и «стрельцы», которые не представляли для нашего отряда никакой опасности. Всего лишь семидесятые и восьмидесятые уровни. Но когда мы вышли к воротам, то напряглись, увидев, что их охраняет десяток стражников во главе с сержантом гвардии сто тридцатого уровня. Без Чёрного герцога справиться с этими врагами даже не стоило мечтать.
        - Ждите меня здесь, - приказал я девушкам. - Пойду, покажу им пропуск.
        - Но… - вскинулась Сцитта.
        - Жди! Здесь! - повторил я, отчеканив каждое слово.
        В одной руке я на виду держал пластину-пропуск, в другой сжимал золотую карту с защитой. Она, как и все прочие, успела перезагрузиться после моего возрождения. Было неуютно идти к тем, кто может прикончить тебя в два счёта. Но надо.
        «Чёрт, ещё и феникс на сегодня сгорел. Снесут мне щас голову, и хрен воскресну», - некстати возникла в голове мысль.
        - Стой! - сержант выставил в мою сторону ладонь. К счастью, невооружённую.
        - Стою, - кивнул я и замер на месте. Между нами было шагов десять.
        Командир жестом указал на меня одному из своих подчинённых. Тот быстро подошёл ко мне, забрал пропуск и вернулся к сержанту.
        - Тут сказано про трёх гладиаторов, но вижу я только одного. Где остальные, полукровка? - поинтересовался у меня сержант.
        - Здесь рядом. Испугались вас.
        - Они дети, что ли? А ну, зови их сюда.
        Я на пару секунд замешкался, принимая решение. Потом решил пойти навстречу пожеланию стражников и махнул рукой спутницам, подзывая их к себе.
        - Отец мой Инферно, да лучше бы ты детей взял с собой, - удивился сержант, увидев моих спутниц. - Полукровка, да из тебя самого гладиатор тот ещё. А этими самками даже как следует смазать клинок не получится.
        - Сам ты самка, - неожиданно вспылила Рапунцель, открывшая рот впервые после своей смерти. - Муж мой, я хочу…
        - Цыц, - быстро сказал я, прерывая её, пока девчонка не ляпнула что-то с крутыми последствиями для нас. А про себя подумал с облегчением. - «Уф, наконец-то, оттаяла».
        Вдруг из пустоты у ворот раздался удивлённый голос:
        - Ши’эйга?!
        А потом там воздух пошёл маревом и превратился в двухметровую массивную фигуру латника в серебристом латном доспехе с золотисто-красной чеканкой. Проклятое серебро и кровавое золото. Невероятно крутое сочетание материалов, из которых был создан доспех неизвестного демона. При виде него сержант и весь его десяток вытянулся в струнку, перестав обращать на меня и девушек внимание.
        ««Лейтенант гвардии города-Башни.
        Уровень: 144.
        Раса: демон.
        Класс: воин.
        Отношение: любопытство\сильное удивление»».
        «Ну, вот кто создавал баланс у демонов? - про себя подумал я с неудовольствием, рассматривая офицера и вспомнив последнюю встречу с Мией Рос. - У людей генералы носят сто семидесятый, а у носителей рогов, хвостов и копыт жалкий лейтенантишко уже почти полуторасотенный».
        - Прошу простить моё любопытство, но не могли бы вы снять амулет с личиной? - удивительно вежливо обратился ко мне лейтенант.
        «Вот же редиска наблюдательная! Никто даже глазом не повёл, когда видели моих девчонок, а этот вмиг срисовал их расу. И амулет засёк, зараза, хотя Вравилан говорил, что это невозможно. Или этот рогатый логически догадался про его наличие, увидев ши’эйга и связав одно с другим? М-да, кажется, меня раскрыли… чёрт, что дальше-то будет?», - подумал я и вслух сказал. - Хорошо. Но мне не нравится эта задержка, отношение ко мне и моим спутницам, странные просьбы и прочее. Когда я брал пропуск, то слышал заверения, что доберусь до Колизея без проблем и задержек.
        - Прошу меня простить, но уж очень я любопытный. Что же до задержки, то вас и ваших ши’эйга доставят прямо к воротам Колизея на моей колеснице в качестве извинений за действия моих подчинённых и потраченное ваше время.
        - Хорошо, - повторил я и деактивировал амулет.
        Ба-амц!
        Это выпал протазан из рук одного из стражников.
        - Лорд, прошу простить меня, - немедленно упал на одно колено офицер и склонил голову. За ним следом с завидной расторопностью бухнулись на колени стражники.
        «Дела-а», - мысленно протянул я. После общения с Вравиланом, который хоть и обращался ко мне на «вы» и титуловал лордом, но вёл, чуть ли не панибратски, реакция привратников вызвала почти шок.
        - Ну, хоть кто-то знает, как положено встречать моего мужа, - раздался голосок целительницы. - Эй, вы, ничтожества. А теперь склонитесь передо мной, принцессой…
        - Замолчи, Рапунцель. Приказываю тебе не открывать рта, пока не отменю своё распоряжение. Лейтенант?
        - Да, лорд? - ответил тот, не поднимая головы.
        - Эм-м… кхм, вольно, - произнёс я. Не знаю, какие команды нужно отдавать в таких случаях и озвучил первую, пришедшую в голову. - И без чинов.
        Офицер легко вскочил на ноги, повернул голову к подчинённым и рявкнул:
        - Встать! Приступить к несению службы! Пропуск вернуть!
        «Может, мне вообще не нужно было прятать свой статус в данже? Тогда и со стражей не пришлось бы драться. Узнал бы от них, где тут разные маргиналы-террористы прячутся, и сходил в их края на охоту. Сейчас даже как-то жалко их стало и больше мобами не кажутся».
        - Лорд, ещё раз прошу простить меня за задержку. Моя колесница в вашем распоряжении. К сожалению, сам я сейчас не могу покинуть свой пост, но мой возница знает дорогу, - сказал лейтенант и протянул мне пропуск.
        Колесница оказалась огромной. Впрочем, в ней должны были умещаться двое-трое демонов вроде моего собеседника. И при этом ничто не должно было стеснять их движения во время боя. Так что ничего удивительного в размерах не увидел. Места для меня и двух хрупких девушек в ней хватило с запасом. Тащили одноосную повозку два лавовых кошмара, похожих на смесь лошади, дикобраза и саблезубого тигра. Возницей оказался демон девяносто пятого уровня в лёгком доспехе: кольчуга с длинными рукавами, кираса, шапель. Со мной он вёл, как… проще будет сказать, что преклонялся и стелился. Он домчал наш отряд до третьего яруса за полчаса по дороге-серпантину и туннелям. Дважды на дороге замечал посты с десятком стражи, но благодаря бунчуку на колеснице нас они даже не пробовали задержать.
        Третий ярус фактически оказался одной большой ареной. Здесь жилых домов и заведений вроде торговых лавок и таверн оказалось меньше, чем гладиаторских площадок. И самой главной и элитной из них был Колизей - огромная башня, что поднималась до самого свода пещеры. Если в прочие можно было попасть просто так или заплатив энную сумму, то привратники Колизея требовали пропуск.
        На меня четвёрка демонов в разносортной броне взглянула с недоумением. Я вновь был под личиной, выставив класс Соблазнителя, сделав себя чистокровным демоном и указав свой настоящий уровень Любовника. Вероятно, подобные мне в Колизее бывали редко или, что вероятнее, не в сопровождении двух девушек, одна из которых имела мизерный уровень.
        Мой пропуск оказался не простым. Он не только пускал меня в самое желанное место на третьем ярусе города-Башни, но и давал очень много привилегий. Например, местные служки очень быстро свели меня одним из распорядителей боёв (а их тут было больше сотни и все жутко занятые). Тот выслушал мои пожелания, и спустя всего час я вышел на арену со своими спутницами. Противостояла мне пара тифлингов с орочьей кровью и вооружённые парными ятаганами. Брони у них почти не было. Не считать же за таковую широкий ремень с заклёпками и с большой металлической пряжкой на поясе и такой же, что пересекал наискось грудь? Судя по экипировке и клинкам, враги делали упор на скорость и тактику, когда один отвлекает, а второй бьёт. Уровни восемьдесят первый и восемьдесят второй.
        Против них я вышел с арбалетами. За моей спиной Сцитта держала наготове флаконы со своими зельями. Как только раздался гонг, то сразу два пузырька полетели на каменные плитки арены между нами и тифлингами. После того, как стекло разбилось, жидкое содержимое флаконов превратилось в полупрозрачный туман, перекрывший прямой путь полуоркам ко мне. Не сговариваясь, словно так делали не раз и ситуация для них самая что ни на есть рядовая, они разделились и стали шустро обходить меня с флангов.
        И опять полетели флаконы на каменный пол, добавив тумана и окружая нашу троицу с виду неопасной стеной тумана.
        Щёлк!
        Я подловил правого тифлинга, когда тот на секунду замер, чтобы отвернуть в сторону от туманного языка, потянувшегося к нему, учуяв цель.
        ««Вы нанесли критический удар!
        Вы нанесли 350 единиц урона. Враг оглушён, отравлен и истекает кровью»».
        Золотой болт хоть и снял немного хитов, зато наложил на тифлинга ряд дотов, который вполне могут его убить, пока он валяется парализованным на полу арены.
        Второй противник издал какой-то клич и бросился на меня напрямую, игнорируя туман.
        «Это ты зря, дружок», - подумал я, роняя под ноги разряженное оружие и вооружаясь новым арбалетом, готовым к бою. Тифлинг сделал два шага и резко остановился, принявшись пластать воздух перед собой ятаганами со скоростью миксера. Алхимия моей помощницы замутила ему разум и сейчас он уверен, что он сражается со мной. Её, алхимию, даже не нужно вдыхать, она действует не просто через кожу, а через ауру. А чтобы не пасть от собственного оружия, я и девушки выпили противоядие пред боем.
        Щёлк!
        Я применил не только дорогой болт, но и одну из стрелковых спецтехник, чтобы поразить полуорка точно в голову. Он умер ещё до того, как упал на пол арены с наполовину снесённым черепом.
        И опять прозвенело стекло по камню. Вырвавшийся из колбы газ за пять секунд очистил площадку от ядовитого тумана. Взяв третий арбалет, я неспешно дошёл до парализованного полурка, вокруг которого уже натекла немалая лужа крови. Встав над ним, я посмотрел на зрителей.
        Во время общения со мной, распорядитель сообщил, что добивание раненых, которые не могут продолжить бой, имеет местные особенности. Рекомендуется поинтересоваться мнением публики перед тем, как покончить с беспомощным противником.
        Вот в данный момент я и медлил с отправкой на тот свет тифлинга.
        - ЭЭЭЭ! ЭЭЭЭРРРР! СМЕ-ЭРТЬ! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ! СМЕРТЬ!
        Рёв зрителей на трибунах сложился в чёткое слово, которое не оставило моему противнику шанса на выживание.
        - Не судьба, - пожал я плечами, посмотрев в глаза обездвиженному полудемону. Потом повернул голову в сторону своих спутниц и крикнул. - Рапунцель!
        Свои действия мы заранее обговорили и даже отрепетировали, что было полезно в случае с целительницей, которая иногда демонстрировала память золотой рыбки. Сейчас девушка неторопливо подошла ко мне, достала пузырёк с ядом и медленно вылила его на лицо тифлингу. Чуть дымящаяся, зелёная, густая жидкость залила, будто маской клыкастую морду. Спустя несколько секунд от системы пришло сообщение, что враг уничтожен. А миг спустя раздался звон гонга, сообщивший, что бой окончен. Яд был выбран из-за того, что иным способом Рапунцель добивала бы врага очень долго, хоть я и обвешал её кучей усиливающих амулетов и дал выпить несколько зелий для поднятия характеристик.
        Что ж, первый бой на арене прошёл легко и просто, хоть противники у меня были не такие уж и слабые. Правда, все - распорядители, зрители, противники - видели во мне Соблазнителя девяносто третьего уровня. Знали бы они, что я ещё и маг, да и арбалетчик не плохой, то не стали бы так недооценивать меня. Думаю, что и после первого боя никто ничего не уяснил для себя.
        В качестве трофеев я взял только ятаганы, всё остальное оставил на арене. Вот радость будет для местных рабов, которые убирают тела и чистят тренировочные площадки! Хочу ещё сказать, что хоть Рапунцель и прикончила того полудемона-полуорка, но полученных очков опыта ей не хватило на повышение уровня.
        Стоило нам покинуть площадку, как ко мне подошёл распорядитель, который взял надо мной опеку. Хогивар, так его звали.
        - Господин желает поднять уровни своей рабыне? - поинтересовался он у меня.
        - Да, - кивнул я. Секрета из этого я не делал. Да тут любой догадается, у кого есть хотя бы пара извилин в голове, и которые не являются мозолью от шлема.
        - Тогда вам следует поменять ей внешний вид. То есть, причёску, одежду, косметику.
        - Зачем? - удивился я.
        - Вы же хотите задержаться в Колизее? Если да, то нужно завоевать любовь публики или хотя бы привлечь её интерес. Больше внимания к вам - больше получите опыта. Такова механика боёв в Колизее. Думаю, вы заметили, что первый бой принёс вам опыта меньше, чем, если бы сражались с такими же противниками где-то за пределами арены.
        - Заметил, - произнёс я. - Но подумать не мог, что это из-за зрительских симпатий.
        - Такова механика, - повторил он.
        - Что посоветуете?
        - Я предлагаю придать вашей рабыне вид развратной скромницы. Не сталкивались? Причёска - коса или два хвоста. Одежда белых, светло-голубых и светло-розовых цветов. При этом обязательно должны проглядывать в разрезах части тела, которые обычно скрыты. Ещё стоит придать объём её груди и открыть её как можно больше. Тут вам помогут специальные амулеты или заклинания на одежде, всё есть у портных. Советую обратиться в магазин «Шёлк и грация», он рядом с Колизеем.
        - Спасибо, я обязательно воспользуюсь этим советом, - поблагодарил я распорядителя. В чём-то он был прав. Фансервис ещё лет пятьдесят назад помогал взлетать рейтингам, которые, казалось, поднять уже ничего не могло.
        Уже спустя час Рапунцель вышла со мной на арену в бело-голубом платье с открытой спиной и разрезом слева до нижнего ряда рёбер, в котором мелькали красные кружевные трусики. Подол опускался до середины голени. Справа разрез был такой же, но частично уменьшался небольшой фибулой. Верхняя часть платья не только имела огромное декольте, но ещё и открывала грудь слева и справа. На мой взгляд, платье выглядело так: от школьного фартука для ролевых игр из сексшопа отрезали верхнюю часть и пришили к длиннополой юбке, которую разрезали на три части и скрепили где застёжкой, а где парой нитяных петель. Волосы Рапунцель парикмахеры сложили в сложную конструкцию из нескольких косичек и свободных прядей и прикрыли их красным кружевным чепчиком. Красные лакированные туфельки на небольшом каблучке дополнили наряд моей ши’эйга.
        Хочу ещё добавить, что услышав мои пожелания насчёт одежды для Рапунцель, швеи в портновской лавке «Шёлк и грация» сначала предложили мне наряд, который сильно походил на одежду японских школьниц. Но мою целительницу он делал настолько ярким образом «мечта педобира», что я наотрез отказался. Лучше нормальный сексуальный наряд с магическими иллюзиями для увеличения груди и округления попы, чем вот такое. Зато Сцитта заинтересовалась комплектом из белой блузки, короткой плиссированной юбки, гольфами и сандаликами. А когда она всё это одела на себя, то я признал, что наряд ей идёт. Да и ей самой он очень понравился. Если Рапунцель выглядела в нём учащейся седьмого-восьмого класса, то Сцитта была похожа на студентку первого курса. Немного подумав, я решил пойти навстречу просьбе бывшей ведьмы и купить «школьный» комплект.
        «Не удивлюсь, если тут приложил руку какой-нибудь япошка или фанат японских аниме. Как раз в японской культуре полно демонов всевозможных форм и не одно десятилетие существует культ девочек-школьниц, по которым тащатся эти самые демоны. А уж сколько хентая с этой тематикой! Достаточно вспомнить древнего…м-м, как же там его… урокидодзе, уроцикидзе, урокицикидодзе? Чёрт, не помню… да и неважно», - пронеслась в моей голове мысль, когда я расплачивался за покупки. Кстати, на женскую одежду было наложено столько чар и рун, что она защищала и усиливала девушек не слабее, чем зачарованная стальная броня. Но и стоила она соответственно.
        Сам я облачился в неприметную кожаную броню с маской, закрывающей верхнюю часть лица, с выступом для носа. Я должен был станить и оглушать врагов и не бросаться в глаза зрителям, а мои спутницы делать с точностью до наоборот - приковывать чужое внимание и наносить смертельный удар.
        Увидев моих спутниц в новом наряде, распорядитель боёв одобрил мой выбор. То, что он не ошибся, подтвердило окончание первого же боя, когда наша троица взлетела в таблице бойцов сразу на несколько десятков позиций. Не так, чтобы и сильно с учётом того, что в той таблице было свыше тысячи строчек. Но для второго боя это было великолепно.
        В этот раз мы столкнулись с демоницей, похожей на карательницу, которая разорвала горло целительнице. Рапунцель ту дрянь с пальцами «а-ля Фредди» очень хорошо запомнила. И сейчас, увидев её двойника, вместо быстрого яда использовала кислоту. А потом весело смеялась и хлопала в ладоши, смотря за тем, как растворялась чужая плоть и корчилась в муках несчастная. В отличие от визжащих и бесновавшихся в экстазе зрителей, мне смотреть на это было тяжело. Но прерывать процесс было вредно для прокачки, ведь от тех садистов и извращенцев на трибунах за силовым полем зависит наш рейтинг и процент получаемого опыта от побед.
        *****
        Рапунцель получила тридцать пятый уровень!
        Механика Колизея сумела обойти ограничения, которые имела раса девушки в плане получения опыта. Практически все заработанные девушками очки шли только им. Я получил от них сущие крохи, ну и то, что сам успевал набить во время боя. Эх, тут бы задержаться на пару недель, чтобы качаться, качаться и качаться. Но время было самым ценным ресурсом в данный момент.
        Сцитта, так же, как и Рапунцель, тоже поднялась в уровнях, получив восемьдесят восьмой. И все свои полученные баллы она вложила в Алхимию, подняв её уровень далеко за две сотни, и во вторую характеристику, ответственную за создание уникальных зелий. Видела бы её сейчас Тасмин, то искусала бы все локти за то, что настроила алхимичку против себя и вообще отпустила из Шабаша Ведьм.
        А теперь обо мне. Хотя львиную долю опыта от боёв на арене забирали мои спутницы, но оставшейся части мне хватило, чтобы получить сотый уровень и поднять до восемьдесят пятого свой второй класс.
        ««Уровень 100/85.
        Раса: квартерон (в вас смешалась кровь эльфа, демона и человека)/чужак.
        Класс: любовник/маг таро
        Статус: Лорд демонов
        Слава: 2420.
        Сила: 135.
        Ловкость: 110.
        Телосложение: 300.
        Влечение: 89.
        Словесность: 5.
        Скорость: 110.
        Талантливость: 1.
        Любовная сила: 83.
        Соблазнение: 83.
        Интеллект: 122.
        Мудрость: 55.
        Мана: 1220.
        Свободных баллов характеристик: 77.
        Феникс.
        Захват души.
        Повелитель: 50.
        Владение арбалетом: 38.
        Фехтование: 60.
        Меткий стрелок: 5.
        Массаж: 35.
        Сила магии: 110.
        Взгляд инкуба: 55.
        Запах инкуба: 70.
        Оргазм инкуба: 55»».
        Такое значительное увеличение всех моих характеристик было неспроста. Откуда оно взялось, я узнал из системного сообщения.
        ««Поздравляем Вас с взятием 100-го уровня! Все ваши характеристики, таланты и способности увеличиваются на 10 процентов (5% бонус от достижения 100-го уровня и 5% за уникальный статус лорда демонов)»».
        Я долго сопротивлялся желанию потратить свободные баллы, которых после получения пятнадцати уровней набралось заметно выше сотни. И всё-таки не удержался. Потратил часть, чтобы довести до круглого числа Телосложение, Силу и Повелителя. Последнюю способность я увеличил, поддавшись интуиции. Просто, когда взгляд скользнул несколько раз по столбцу с моими данными, то каждый раз он останавливался на ней. Глаз так и резала «некрасивая» цифра. Стоило поднять её до полусотни, как подсознание умиротворённо заснуло.
        К слову, это лишь голые цифры, мои, так сказать, «родные». Амулеты и бонусы от снаряжения и оружия, а также регулярно выпиваемые зелья ещё больше увеличивают мои характеристики.
        Оставшиеся свободные баллы я решил приберечь на чёрный день. Однажды такое отношение меня уже спасло от смерти, когда я повысил свою силу атаки и количество жизней, пробираясь по вымершим улицам Семи Подземных Городов.
        В Колизее я провёл три дня, отдыхая дважды в сутки по три часа, ещё два часа отводя на еду и приведение себя в порядок. Всё остальное время я проводил с девушками на аренах. Мы бились против разумных, против животных, против духов и големов, против одиночек, двоек и троек, а также против небольших слаженных отрядов. Несколько раз противники попадались настолько неудобными, что приходилось выкладываться до донышка. Особенно мне, так как нужно было следить за Рапунцель - самым слабым звеном группы. В таких боях не обходилось без ран, а после победы приходилось идти к оружейникам и портным, чтобы те починили и пошили заново повреждённые вещи.
        Но было и ещё кое-что.
        Первым ко мне подошёл мой распорядитель и сообщил, что некие важные демоны (и не только) желают купить моих рабынь. Особенно понравилась им Рапунцель. Тысячелетняя «школьница» пришлась по вкусу многим мужчинам и женщинам, смотрящим наши поединки. Выслушав мой категорический отказ, он больше не поднимал эту тему. Но зато появились другие - смотрители, бойцы и зрители, которые подлавливали меня в коридорах Колизея и пытались выманить у меня девушек, кто деньгами, кто угрозами.
        И вот очередная встреча. На этот раз нашу троицу злоумышленники подловили за стенами Колизея на пустой тесной улочке. Собственно, мы шли обратно после посещения магазинов. И тут такая встреча.
        Тринадцать демонов и тифлингов, чёртова дюжина гладиаторов, магов и воинов. Никого ниже восьмидесятого уровня среди них не было. Семеро вышли нам навстречу, шестеро зашли за спину, отрезав путь к отступлению. Ударь они все разом неожиданно, то имели бы шансы выиграть в бою. Но видать опасались повредить моим спутницам и решили, что или запугают меня, или справятся и так.
        Сейчас они стояли и смотрели на нас.
        - И? - я первым нарушил молчание. - Чего стоим, кого ждём?
        Маг и воин из отряда, что вышел в лоб, переглянулись, воин мотнул головой, мол, сам давай. Вздохнув, маг с внешностью забрака Дарта Мола, повернулся ко мне и произнёс:
        - Одна важная персона хочет купить твоих рабынь. За каждую тебе согласны заплатить кровавым золотом или проклятым серебром по весу.
        - А можно позже дать ответ? Нужно попробовать их откормить, чтобы заработать побольше, - усмехнулся я.
        Рядом возмущённо забурчала что-то невнятное Сцитта.
        - Я серьёзно! - повысил голос маг.
        - И я.
        - Задние уходят, - прошептала алхимичка. - Двое куда-то скрылись, и третий отошёл от своих на несколько шагов назад. Кажется, тоже хочет уйти незаметно… от своих.
        Впереди тоже было не всё ладно. Из семёрки противников, заступивших мне с девушками путь, отделилась парочка гладиаторов и медленно стала пятиться назад. Было видно, что они бояться собственных товарищей. То есть, совсем не похоже на какой-то хитрый манёвр. Может, они не знали, с кем предстоит иметь дело? А как опознали меня и припомнили, скольких я со своими спутницами вынес на арене Колизея таких же, как они, то, мягко говоря, приссали?
        «Или так действует Повелитель», - мелькнула ещё одна интересная мысль.
        Уменьшение отряда заметил не только я. Воин, с которым переглядывался маг перед разговором, что-то угрожающе прорычал. Уходящие гладиаторы ему ответили… на великом и могучем матерно-демоническом. За какие-то несколько секунд чёртова дюжина разделилась пополам, причём маг с воином и те, кто их поддержал, оказались в меньшинстве.
        - Я хочу вылить ему в глаза чёрную кислоту, - вдруг громко произнесла Рапунцель и резко ткнула пальцем в воина. - Немножко, чтобы он не умер сразу, - в другой её руке появился флакон с озвученным зельем.
        И этого хватило, чтобы дух у врагов упал ниже плинтуса. Целительница сейчас была в своём любимом платье, в котором с улыбкой, а часто и смехом растворяла и травила зельями врагов на арене. Видимо, сработала ассоциация дополнительно к моему таланту.
        - С дороги! - рявкнул я и обнажил шпагу.
        Это стало последней каплей. Спустя десять секунд улица вновь была пустой.
        - Знаете что, - тихо сказал я.
        - Что? - поинтересовалась Сцитта, пока целительница слала вслед убежавшим демонам проклятья и ругательства.
        - Сегодня последний бой проведём и домой. Надоело мне тут что-то.
        - А мне тут нравится. Тут всё мой дом очень напоминает. Только здесь все такие грубые, - вклинилась в разговор Рапунцель. - Хамы! Фи! Мой отец за приставание ко мне их бы заживо скормил кислотному слизню. А чтобы они не умерли сразу, то приставил бы целителя или надел дорогой целительский амулет.
        На тридцать пятом уровне мозгов (если так можно сказать) у неё заметно прибавилось, на порядок, а то и два. Но их появление нивелировала какая-то непонятная жестокость на грани садизма. И думается, а не я ли взрастил её на арене? Много ли надо для разума, который лечится с каждым поднятым уровнем. С другой стороны, может, она такой и была? Не случайно же проскочила обмолвка про слизней и папочку. Радует одно: я всегда смогу её контролировать и приказами сдерживать её порывы причинить боль и страдания окружающим.
        Когда мы подходили к воротам Колизея, то нас обогнала большая карета с закрытыми окнами, которую несла четвёрка чёрных кошмаров. Рядом с кучером сидел маг сто десятого уровня, а на запятках, как человек-паук, раскорячился ещё один и тоже с уровнем за сотню. Охрана? Рупь за сто, что да. Но пассажирам кареты пары сильных магов показалось мало, и транспортное средство дополнительно сопровождал эскорт из восьми всадников, закованных в броню с ног до рогов. Как и их скакуны.
        «Тьфу, блин, не хватало ещё, чтобы это по мою душу прикатили, - мысленно сплюнул я. За какие-то три дня наша тройка вошла в первую сотню знаменитых бойцов, причём кочевали от восьмидесятых до семидесятых позиций. А это, скажу я вам, о-го-го какая слава. - Ещё и эти будут пытаться выкупить девчонок, если положат на них взгляд».
        Но оказалось, что я слишком высокого о себе мнения. Возле ворот Колизея из моего кармана в карман привратника перекочевала монета из кровавого золота. За столь щедрую взятку демон охотно рассказал мне.
        - Да это на бой Многорукой Смерти элита съезжается, - сказал он. - Самая лучшая гладиаторша до двухсотого уровня. Да больше здесь и не сражаются почти что. Все, кто получил двухсотый, здесь уже опыта не заработают. Не, ну между собой они ещё могут биться, но сколько их там? По пальцам пересчитать можно. И если прикончат друг друга, то про Колизей точно победителю можно будет забыть.
        - Не пустят?
        - Да не с кем ему сражаться будет, я же говорю. К тому же, за каким ангелом им биться и рисковать всем тем, что уже получили?
        - А Многорукая Смерть какого уровня?
        - Сто восемьдесят девятого. Если её не прикончат сегодня, то точно возьмёт сто девяностый.
        - Значит, скоро перестанет здесь сражаться, - предположил я.
        - Это вряд ли. Она не демон, совсем другой расы и принадлежит Порядку, даже не Инферно или Хаосу. И убивает она только демонов. Почти никогда не сражается с тварями и монстрами. Её за это сильно не любят, постоянно устраивают покушения и нанимают лучших бойцов для поединков на арене, чтобы те прикончили её наконец-то, - по стражнику было видно, что он хоть и уважает эту неизвестную истребительницу своего племени, но при этом всей душой желает ей смерти и… побаивается. Такая вот смесь желаний читалась в его речи и взгляде. - Думаю, когда возьмёт свой двухсотый уровень, то продолжит схватки. Это если её не распотрошат раньше. Хотя, может никто после этого с ней не захочет связываться.
        Больше ничего интересного он не сообщил.
        Чуть позже я узнал, что на сегодня все бои отменены из-за поединков Многорукой Смерти. Зрительские места продавались за баснословные суммы. И хотя мне стало интересно взглянуть на элитного бойца, но платить такие деньги меня жаба душила. Я даже подумывал прямо сегодня распрощаться с третьим ярусом и вообще с городом-Башней и подняться на поверхность. Но тут произошла встреча, которая изменила очень многое в моих планах. Да и, чего скрывать, в моём ближайшем будущем.
        Идя по широкому коридору, обычно всего с несколькими прохожими, но сейчас заполненный толпой, я услышал знакомый голос. И обращался он ко мне.
        - Господин Святовит, приветствую вас, - сказал некто за моей спиной.
        Резко обернувшись, я увидел здоровенного демона с обветренной кожей цвета красного кирпича и большими толстыми рогами, загибающимися назад. Одет был в белую рубашку, жилетку из чёрного щёлка, чёрные кожаные обтягивающие штаны и короткие сапоги с острыми вздёрнутыми вверх носами.
        ««Гра’Шаард.
        Уровень: 144.
        Раса: демон.
        Класс: воин.
        Отношение: уважение»».
        Хотя голос мне показался знакомым, ни имя, ни внешний вид я не узнал. Рядом с ним стояла высокая стройная демонесса с кожей такого же цвета, но более светлого оттенка, и гладкой, словно её хозяйка только что вышла из элитного салона красоты. То ли в самом деле следит за собой при помощи косметики, то ли это её родной облик. Свои чёрные волосы женщина зачесала назад и заплела в одну длинную косу. Ещё демоница имела очень милую мордашку с пухлыми красными губками, с ямочками на щёчках, когда улыбалась и примечательные жёлтые глаза с вертикальным зрачком. Не менее примечательно выглядел её наряд. Она носила что-то похожее на корсет из чёрной кожи с заклёпками из кровавого золота и таким шитьём, кожаные не то большие трусики, не то очень маленькие шортики с небольшой пряжкой в центре и рядом заклёпок вдоль пояса и чёрные ботфорты на высоченной шпильке, обтягивающие её ножки, как вторая кожа, и с набойками из всё того же кровавого золота. Добавлю, что корсет едва сдерживал напор упругой плоти эдак пятого, а то и шестого размера и почти не прикрывал то, что должен был скрывать. И это я про трусики
молчу, которые так облегали тело демоницы, что её лобок можно было рассмотреть во всех деталях. В своей левой руке она держала чёрный посох в свой рост и с блестящим кристаллом насыщенного алого цвета в навершии.
        ««Фаранга А’Рья.
        Уровень: 124.
        Раса: демон.
        Класс: маг огня.
        Отношение: уважение\влечение»».
        - Мы знакомы? - поинтересовался я у демона после того, как внимательно прошёлся взглядом по нему и его спутнице.
        - Да, господин Святовит… лорд, - последнее слово он произнёс очень тихо, только чтобы я мог его разобрать.
        - Ты тот лейтенант гвардии!
        - К вашим услугам, господин Святовит, - слегка поклонился он. - А это госпожа Фаранга А’Рья, лучший маг огня, каких я знал.
        - Лорд, - так же тихо сказала она, как и её спутник и чуть склонила голову. - Я рада нашему знакомству.
        В её глазах всё сильнее и сильнее разгорался огонёк похоти. Мне казалось, что она вот-вот наплюёт на все нормы приличия, скинет с себя одежду и набросится на меня или предложит себя мне.
        - Только больше не лейтенант, господин. Я ушёл со службы более суток назад, - тут он запнулся, замялся и продолжил чуть менее уверенным тоном, - Позволено мне предложить вам посмотреть на бои Многорукой Смерти из нашей ложи? Места в ней достаточно для нас троих и даже ваши ш… рабыни свободно поместятся, - тут он вновь запнулся. - А ещё я очень хочу с вами поговорить, если вы снизойдёте до меня.
        - И до меня, - добавила демоница.
        С учётом её возбуждения, которое она даже не пыталась скрыть, её слова можно было трактовать по-всякому. Но взглянуть на ту, которая держит демонов в страхе, и которая собирает аншлаг из элиты подземного данжа, мне хотелось сильно. И потому я согласился. Враждебности я от этой парочки не чувствовал. К тому же, несмотря на высокие уровни, вот так сразу вывести меня из строя им было не под силу. А после первых же признаков угрозы я нанесу такой удар, что их собирать потом придётся по всей ложе. И я не так чтобы и преувеличиваю свои возможности.
        Ложа была выполнена в викторианском стиле. Я только недавно видел похожую, когда меня в центре игровой корпорации гоняли, как подопытную мышь. Вход внутрь закрывала крепкая дверь. От взглядов из других лож и с арены можно было отгородиться тяжёлой плотной шторой и магическим барьером с односторонней прозрачностью. Места внутри хватило бы на пятерых, причём такой комплекции, как бывший лейтенант гвардии.
        Когда мы все вошли в ложу и закрыли на засов дверь, то Гра’Шаард активировал магический щит на ложе и задёрнул шторы. Не успел я поинтересоваться, что всё это значит, как он бухнулся передо мной на колени. Не на одно, как перед воротами на первом ярусе города, а на оба. А следом за ним точно так же преклонила колени и Фаранга.
        - Лорд, молю тебя взять меня под свою руку! Моя кровь, моё тело, моя душа и всё моё имущество принадлежат тебе, - отчеканил демон. - Я, Гра’Шаард клянусь, что не имею долгов ни перед кем и готов к служению до конца своих дней. А также после, если такова будет воля моего лорда.
        Едва он смолк, как эту же фразу повторила магесса.
        Я открыл рот и… вдруг в моей голове появилось знание ритуала, первую часть которого только что провели демон и демоница. Ритуал этот должен был связать прочными узами служения меня и эту парочку. Причём сам я практически никаких обязательств перед ними не имел. В свою очередь, Гра’Шаард и Фаранга не будут передавать мне опыт, не умрут после моей гибели и не станут бездумно выполнять любые мои приказы, даже самые бредовые, как это делают мои ши’эйга. Они вроде как вечные наёмники, поступившие ко мне на службу. Моя плата - это согласие принять их под свою руку. При этом они отдают больше, чем я. Например, я могу послать их куда подальше и лишить своего патронажа. За это демоны получат кратковременный штраф к характеристикам. Но вот если они решат нарушить свою клятву, то дела у них будут очень плохи. Штрафы крайне сильно урежут их текущие возможности и дальнейшую прокачку навсегда. А ещё они вроде как сами будут испытывать тоску и сильнейшие муки совести после предательства своего лорда. Собственно, ничего удивительного не произошло, учитывая, что это всё касалось демонов. У этой расы слишком развит
принцип жизни «лизни высшему, нагадь нижнему». И потому в ритуалах очень тщательно продуманы наказания и последствия. Что же до служения лорду фактически «за харчи», то моя память выдавала вот что: это почётно!!!
        Тут опять мои мысли свернули в сторону японской культуры. Я буду не я, но здесь точно любители японщины поработали, вставив сильно искажённый кодекс отношений самураев, их господина и неудачников вроде ронинов. Я сам-то мало знаю об этом, лишь то, что почерпнул из кино и игр. Но здесь всё было очень похоже. Что ж, для себя я так и буду называть их.
        Впрочем, кроме чисто эфемерной награды (японцы, особенно древние, со мной не согласятся про эфемерность и бесполезность) касающейся почёта, имелось и кое-что вполне материальное. Самый большой, так сказать, кусок масла получал лорд. За каждого сильного бойца-самурая ему прибавлялся один процент к каждой характеристике. То есть, если я приму присягу Гра’Шаарда и Фаранги, то к моим данным приплюсуются два процента. Кому-то покажется, что это немножко, но только не с моими цифрами.
        Самураи тоже без плюшки не останутся. С момента, как лорд возьмёт под свою руку первого подчинённого, у него появляется аура усиления союзников. Она воздействует на тех, кто связан с ним клятвой и повышает часть параметров. Их выбор остаётся на совести лорда. Процент усиления зависит сразу от нескольких факторов и самые важные среди них уровень и слава господина. В итоге получается так: чем больше самураев, тем сильнее лорд и тем круче у него аура усиления.
        «Всё-таки, полезное зелье сварила Сцитта. Эх, если бы она еще не проявила свою бабскую дурь тогда с этой любовью и приворотом, то полезных плюшек я бы получил ещё больше», - подумал я, когда «прочитал» информацию, что так неожиданно всплыла в моей памяти. Думал я несколько минут, принимая решение по предложению Гра’Шаарда и Фаранги. Не будь они демонами, то всё было бы просто. Но эта раса слишком вспыльчивая и кровожадная, как бы не наломать с ними дров. Их-то не осадишь одним словом, как ши’эйга. С другой стороны, если игроделы в ритуал, к которому меня склоняет эта парочка, прошили именно японские мотивы с кодексом самураев, то всё совсем не так страшно. Бывший лейтенант гвардии и пиромантка скорее выпустят себе кишки, чем согласятся вызвать моё неодобрение своим поведением, кхм, надеюсь, по крайней мере. Что ж, не стану отказываться от парочки сильнейших воинов перед путешествием в Золотое море, для поиска скрытого острова среди Драконьего архипелага. То ещё местечко, по правде говоря. Я даже будучи варваром, слышал о нём и не хотел там оказаться. Играть там - чистый мазохизм, никакого
удовольствия от процесса.
        - Я принимаю вашу клятву. Отныне ваша кровь, ваши тела, ваши души, и ваши вещи принадлежат мне! - я чётко произнёс те слова, которые нужно было озвучить в моём случае.
        Стоило мне смолкнуть, как моё тело стало неподконтрольным и начало совершать странные, пожалуй, пугающие действия. «Я» достал дагу и по очереди порезал ею левую и правую ладонь, после чего коснулся ими рогов демонов. Далее я стал речитативом произносить фразы на непонятном наречии, завершая их протяжным рыком. И после каждой меня и демонов пробивало электротоком - их сильнее, меня заметно слабее. Это чтение рэпа затянулось минут на пятнадцать. Зато, когда я прорычал в последний раз, то почувствовал - получилось!
        Одновременно с этим у меня перед лицом всплыло системное сообщение.
        ««Внимание! Вы получаете новую способность - Аура Лорда! Ваша Слава (2420 единиц) и Повелитель (50 единиц) позволяют усилить пять параметров у воинов, давших вам вечную клятву служения.
        Выберите два, которые получат 15%-ое усиление.
        Выберите три, которые получат 10%-ое усиление»».
        Вот тут-то мне пришлось поломать голову. У демонов есть Ярость, как у варваров. Это я, блин, мутант эдакий, лишён её, а открывать дорого. Да и смысла нет из-за и так высоких боевых параметров. С ними я без всякой Ярости покрошу всех в винегрет. Эту характеристику следует повышать в первую очередь, она важна и воинам, и магам, и стрелкам. Да хоть бардам, буде кто-то из рогато-хвостатой братии вдруг решит стать представителем эстрады. Дольше выбирал второй параметр. Хотелось усилить Телосложение, Интеллект и Силу, которые у демонов главенствуют вместе с Яростью. В итоге остановился на Телосложении, посчитав, что лишние пятнадцать процентов хитпоинтов в бою полезнее, чем усиление на одну седьмую удара или небольшая прибавка к мане. Хотя, думаю, маги вряд ли со мной согласятся.
        Десятипроцентный бонус отдал Силе, Интеллекту и Стойкости. Последняя характеристика, правда, не у всех встречается, это больше параметр для милишников ближнего боя. Но выбирать особо было не из чего, система подкинула не так уж много вариантов. Остальные пункты подходили только для узкой специализации самураев или вообще были бесполезны, как моя Талантливость.
        После окропления кровью рога у моих самураев приобрели цвет запёкшейся крови и блеск, будто их покрыли глянцевым лаком или отполировали. Теперь, если они предадут меня, рога отвалятся, а обломки будут иметь крайне непритязательный вид. Примерно так выглядят отгнившие пальцы и руки у прокажённых. Своеобразная метка ронина.
        А знаете, как изменились данные моих новых подчинённых после ритуала?
        ««Фаранга А’Рья.
        Уровень: 124.
        Раса: демон.
        Класс: самурай\маг огня.
        Отношение: преклонение\фанатичная вера»».
        И бывший лейтенант:
        ««Гра’Шаард.
        Уровень: 144.
        Раса: демон.
        Класс: самурай\воин.
        Отношение: уважение»».
        То ли Система умеет читать мысли, то ли она же мне их, мысли, навязала, но оба инфернала получили приставку «самурай» к своему классу.
        - Встаньте, не люблю пустое преклонение, - сказал я, убирая ладони с их рогов. Раны от порезов зажили полностью, даже шрамов не осталось. Была лишь лёгкая слабость.
        - Да, лорд, - мигом оказался на ногах Гра’Шаард.
        - Жду ваших приказов, мой лорд, - чарующим голосом произнесла Фаранга, поднявшись с колен, и облизала кончиком языка свои губки.
        - Пока никаких приказов у меня для вас нет. Главное, что хочу, это чтобы вы не называли меня лордом при посторонних и в местах, где они могут быть или нас могут услышать. Обращайтесь господин, командир или Святовит, - а потом для красного словца и для демонов добавил. - Моя слава и величие не станут меньше от обычных слов.
        - Да, господин.
        - Разумеется, Святовит.
        Сцитта и Рапунцель так недобро и многообещающе посмотрели на демоницу, что та отступила на шаг и отвела пышущий похотью взгляд в сторону.
        «М-да уж… тяжело мне придётся с этим батальоном Керенского. А ведь наверху, вполне возможно, меня сейчас ждёт Мия. И как только все эти султаны с падишахами держали свой гарем в кулаке? Или их жёны с наложницами также попортили немало крови и помотали нервы, просто об этом не распространялся никто?», - подумал я, а затем вслух произнёс. - Давайте уже посмотрим бой. Авось, он ещё не закончился.
        - Многорукая Смерть будет биться весь день или больше, пока не прикончит всех соперников, кто решит ей бросить вызов, - ответил мне Гра’Шаард.
        Пока он говорил, Фаранга шустро раздвинула шторы, открывая вид на арену. Там только что закончился очередной поединок (вряд ли это был самый первый, не поверю, что почти двухсотуровневый боец столько времени провозился). На каменных плитах лежали два здоровых тела и фрагменты третьего, блестели лужи крови, и стояла высокая худощавая фигура. Женская. Четырёхрукая.
        Глава 9
        - Это идея… она… хм, позволите дать совет? - наконец-то, выдавил из себя Гра’Шаард. До этого он всё мялся, не зная, как же переделать фразу «эта идея глупая и она мне не нравится» в более нейтральное и не оскорбительное для меня.
        - Слушаю.
        - Лучше всего для всех забыть об этой гладиаторше. Многорукая Смерть очень не жалует нашу расу. Она ненавидит всех, в ком есть хоть немного нашей крови, - сказал он. - К ней ходили после первых боёв поклонники и она их, кхм, того. Были убитые, скандалы из-за этого. Теперь уже таких дураков нет… простите.
        - Я не дурак и не поклонник, Гра’Шаард, - ответил я ему. - Но мне нужно проверить кое-что.
        Когда я увидел четырёхрукую гладиаторшу на арене, поставившую ногу на обезглавленное тело демона, то у меня в груди что-то кольнуло. Сразу вспомнил слова и хитрю улыбочку Вравилана, о том, что он представился Оракулом и его точное попадание по моим интересам с астральным вестником. А не ошибся ли я, когда подумал, что он отправил меня только на прокачку в Колизей? Жаль, но рассмотреть лицо Многорукой Смерти я не мог, так как его скрывал большой шлем с забралом, воротником и гребнем с плюмажем. Большей частью тело было открыто, как и полагается у гладиаторов. Защиты очень мало и самая максимальная приходилась на голову. Торс защищали пресловутые броненасисечники, имелась латная юбка из стальных полос в длину на ладонь выше колена и с широким ремнём из металлических квадратных пластин. Наличествовали небольшие стальные щитки на плечах верхней пары рук и металлические серебристые наголенники. Вот и вся защита. Плюс обычные сандалии, защищающие только стопу от камешков. Верхней парой рук она сжимала фалькаты или кописы, издалека не разобрать. Да и в принципе это почти два одинаковых клинка. Каждый меч
был в длину не менее семидесяти сантиметров. Нижние руки держали металлические кулачные щиты, один с большим шипом, второй с наплывом в центре, вроде как умбоном такое называется.
        «Олеська?! - чуть не вырвалось у меня в тот же миг. - Живая!».
        Четыре часа я сидел, как на иголках, дожидаясь большого перерыва между схватками, чтобы встретиться с гладиаторшей и расставить все точки над «и». Моя эта шивани или нет - это покажет лишь личная встреча.
        За хорошую взятку один из распорядителей игр отвёл меня к коридору, в конце которого располагалась каморка Многорукой Смерти. Возле её дверей стояли трое демонов, маг и два воина.
        - Куда? - выдвинулся мне навстречу маг.
        - К ней, - я указал на дверь.
        - Не положено, - отрезал он. - Она может убить любого даже здесь, ей никакие правила не указ. А Колизей против смертей вне арен.
        - Мне очень надо. Я не собираюсь с ней драться или… - я смело шагнул на него, заставляя отступить назад. В этот миг перед глазами проявилось сообщение:
        ««Внимание! Обнаружена старая связь с подчинённым объектом. Возможно повторная привязка! Внимание! Привязка будет возможна только с согласия объекта сменить расу на ши’эйга!»».
        - Ты нарываешься! - прорычал один из воинов, но с места не стронулся и оружие обнажать не стал. От этих поступков его удерживал вид Гра’Шаарда в его гвардейской броне из проклятого серебра с кровавым золотом. Такое снаряжение себе не всякий воин из демонской элиты мог позволить.
        - Следи за языком, бурха! - прошипела Фаранга. Демоница при виде того, как её любимого лорда оскорбляют, чуть не сорвалась с катушек. Удерживал её от атаки лишь наш недавний разговор, в котором я наскоро пояснил, что хочу видеть от своих самураев, а что нет.
        За моей спиной захихикала Рапунцель, как обычно делала перед каждым боем.
        - Кислоту или яд? А может, чёрную слизь? - забормотала она, принявшись вслух обсуждать свой выбор. - Нет, лучше жидкий лёд. Из этих трёх дурачков такие красивенькие статуи получатся, хи-хи-хи.
        Кажется, маг только сейчас узнал меня и моих спутниц, так как отступил ещё дальше, почти упершись спиной в дверь. Репутацию мои ши’эйга успели заработать ту ещё. За простые убийства и победы не перемещают в рейтингах на девять сотен позиций вверх.
        - Хочешь - иди, - торопливо сказал маг. - Мы не охраняем Многорукую, просто даём советы тем, кто хочет навестить её, - и он шагнул в сторону, собираясь открыть мне путь к двери. Вот только сделал это недостаточно быстро и был ею сметён. Не поддержи его один из воинов, и маг бы сейчас позорно полетел на пол или расквасил себе лицо о стену. - А-артгх!
        На пороге застыла гладиаторша в полном боевом облачении. Над ней висела надпись:
        ««Неизвестная»».
        - Олеська? - просипел я, увидев четырёхрукую поединщицу в паре метров от себя. - Ты?
        Её вид так меня взволновал, что у меня голос сел неожиданно. Незнакомка была очень похожа на мою помощницу, которая вытащила меня из восточного города и оберегала от опасностей до самого портала в каньоне, где состоялась та жуткая битва с демонами.
        - Супруг мой, ты заболел? - раздался голос Рапунцель, следом раздалась громкая затрещина. - Ай! Дура, чего дерёшься?
        Это Сцитта дала ей тумака, поняв, что сейчас заскоки целительницы совсем некстати, а ставить на место взбалмошную девчонку я не могу и не хочу. Не до того.
        Лязгнули о каменный пол фалькаты и баклеры, которые выпали из рук гладиаторши, заставив всех, кроме меня сильно вздрогнуть. Затем она сняла шлем и отправила его следом за оружием. Под ним оказалось такое знакомое лицо, обладательницу которого я давно похоронил.
        - Господин? Вы?! Но как… откуда это? - тихо сказала она и вдруг резко шагнула ко мне и крепко обняла. Дёрнувшегося ей навстречу в попытке заслонить собой меня Гра’Шаарда она отбросила в сторону незаметным движением.
        - Всем стоять! - крикнул я.
        Наверное, минуты две мы стояли, обнявшись и слушая стук сердец. Потом девушка аккуратно отстранилась и внимательно осмотрела меня сверху донизу.
        - Это амулет, да? - спросила она.
        - И амулет тоже. Сложно всё, Олеська. И рассказывать долго. Тем более, здесь не самое подходящее место для беседы.
        - Тогда, пойдём. Я знаю хорошую таверну в городе. Там предоставляют защищённые кабинеты. Ты пойдёшь?
        - Пойду.
        Девушка подобрала шлем с оружием, убрала их в инвентарь, туда же отправила, все защитные щитки, юбку и верхнюю часть доспехов, на пару секунд представ перед обалдевшими демонами полунагой, только в трусиках и сандалиях. Вместо брони она надела длиннополую тунику с большими разрезами по бокам, плащ до пят, который скрыл особенности её фигуры и восточную круглую шапочку с вуалью для лица и обшитую по кругу монетками из серебра на двухзвенных цепочках. Руки до локтя шивани закрыла облегающими чёрными перчатками из переливающегося шёлка.
        Пока шли по Колизею, то часто ловили внимательные взгляды окружающих. Но стоило оказаться на городской улочке, как мы стали частью пёстрой толпы. Слились с ней, превратились в невидимок, так как здесь хватало прохожих подобных нам.
        Таверна, куда нас привела гладиаторша, выглядела, как минидворец. Охрана на входе сначала ни в какую не желала нас пускать внутрь, что-то им не понравилось в нашем облике или нас было слишком много и все разные. И лишь спустя несколько минут разговора на повышенных тонах и угроз «залить кислотой», «испепелить» и «нарубить на куски для корма собакам» пришёл управляющий. Окинув нашу команду пронизывающим взглядом, он приказал стражникам отступиться и принести извинения. Сам вышел мне навстречу и поклонился:
        - Прошу вас чувствовать себя в нашем заведении, как дома, господин, - уважительно сказал он.
        - Благодарю. Нам нужен просторный кабинет, где нас никто не побеспокоит.
        Управляющий лично вызвался проводить нас до него. Пока шли, я гадал: этот крендель сумел увидеть мою суть сквозь амулет (а ведь Вравилан обещал, что это практически никому не по силам) или слишком наблюдателен, начитан и информирован и сумел свести одно с другим, например, наличие самураев и ши’эйга. Их-то данные читаются легко. Оказавшись внутри шикарного кабинета, пришлось выбросить мысли о внимательном управляющем и сосредоточиться на предстоящем разговоре. Пока рассаживались и ждали слугу для оформления заказа, я успел прокрутить в голове несколько вариантов предстоящего важного разговора. Например, я подумывал отослать самураев, чтобы они не узнали то, что их обожаемый лорд совсем недавно был обычным человеком с примесью эльфийской крови. Да ещё и имел не воинский класс, а тот, для которого поле битвы - постель. Затем решил, что пусть правда станет проверкой чувств вассалов к сюзерену.
        - Вот такой я настоящий, Олеська, - с этими словами я снял с себя амулет. - После того, как прошёл через портал, я оказался дома. Там…
        Стоило мне смолкнуть, выложив всё о себе без утайки, как гладиаторша последовала моему примеру и отключила амулет, который делал невозможным прочитать её данные.
        ««Олсеиния «Многорукая смерть».
        Уровень 190.
        Раса: шивани.
        Класс: гладиатор»».
        - Я спаслась благодаря твоему подарку, господин. Сначала хотела возродиться там же и продолжить бой до последней капли крови. Но потом решила, что всегда успею это сделать. Пока действовал амулет, я успела отойти подальше от портала и спрятаться в расселине. Там просидела два дня, ожидая, когда демоны уберутся подальше. Наша связь разорвалась сразу после того, как вы исчезли, но я так и не сумела забыть вас, - начала она свой рассказ.
        Амулет, который мне вручила администрация игры, настолько прочно привязал шивани ко мне, что даже после разрыва связи она продолжала помнить обо мне, тосковать и искать меня. Демоны, которые стали причиной расставания, превратились для неё во врагов номер один. Олсеиния встала на стезю охотницы, уничтожая инферналов при любой возможности. Однажды после того, как прикончила из засады одну группу демонов, она нашла информацию про огромное подземелье, населённое этой расой. А потом попала в Колизей, где убивала ненавистных ей созданий. Сражалась только с демонами. Поначалу не брезговала скрестить клинки и с тифлингами, но вскоре перешла только на чистокровных инферналов. В Колизей приходила на день-два раз в десятидневку. Остальное время проводила в охоте на демонов за пределами города-Башни. Рано или поздно она сложила бы свою голову на арене от руки сильного соперника или на тёмной улочке под ударами наёмных убийц. Но тут появился я.
        ««Внимание! Персонаж Олсеиния «Многорукая смерть» согласна на восстановление подчиняющей связи и смену расы на ши’эйга. Желаете провести изменения?
        Да/нет?»».
        Да!
        ««Лорд, поздравляем вас с увеличением вашей свиты и обретением сильного бойца! Привязка произведена. Желаете оставить новой ши’эйга её прежнее имя или дать новое?»».
        - Олесь, всё, что было в прошлом пусть там и останется. Сейчас ты начинаешь новую жизнь с новым именем. Нарекаю тебя Олеся Прима, что означает Первая, - сказал я.
        Никаких спецэффектов не было. Олеся на несколько секунд потеряла сознание, «растеклась» по креслу, уронив голову на грудь. Её старые данные превратились в невнятную абракадабру, после чего сложились в чёткие слова.
        ««Олеся Прима.
        Уровень 190.
        Раса: ши’эйга.
        Класс: гладиатор
        Отношение: обожание\фанатичная вера»».
        Стоит ещё сказать, что я краем взгляда отметил, как Фаранга посмотрела на неё с сильнейшей завистью. Словно для неё статус самурая был ниже положения ши’эйга. А ведь нужно помнить о том, что представители искусственной расы крайне тяжело растут в уровнях. Если на начальных, как в случае с Рапунцель, худо-бедно можно ползти вверх, то сто двадцать четвёртый, коим обладала демоница, стал бы её потолком навсегда. Что же до Гра’Шаарда, то он отнёсся к смене расы гладиаторши и пополнению моей свиты спокойно, с лёгким интересом без какой-либо враждебности ни ко мне, ни к Олеське.
        Также стоит отметить, что мой рассказ о прошлом лишь ещё больше заставил меня уважать самураев. В их глазах я зубами и когтями выгрыз себе титул, идя вперёд, как истинный демон, не жалея никого, оставляя горы тел за спиной и реки крови, не пугаясь сильных врагов. Связь с богинями, победа демонической орды, драка на пределе сил - это очень понравилось бывшему лейтенанту, который знал толк в битвах и ценил отвагу. А Фаранга просто меня обожала. Ей импонировало то, что со мной не брезговали разделить ложе богини, а в моих ши’эйга аж целая принцесса и наследница небольшого подземного государства, не уступающего по размерам городу-Башне. Как я уже не раз говорил, этот мир родился из игры со статусом «21+», где сексуальной составляющей отводилась огромная часть игрового процесса. И благодаря этому постельными подвигами тут гордились наравне с геройством на поле брани.
        Впрочем, нам ещё предстоит долго притираться друг к другу. За это время я могу окончательно покорить самураев или разочаровать их до того, что они посчитают стать прокажёнными ронинами, чем находиться подле меня. Жизнь всё расставит по своим местам.
        На третий ярус они пришли в поисках не именно меня - квартерона Святовита, а одного из великих лордов, про которых мало кто знает, и чья жизнь овеяна мифами да сказаниями. И только от меня теперь зависит, останусь я мифическим лордом или в первую очередь стану Святовитом, ради которого они полезут и в огонь, и в воду.
        *****
        Первый ярус города-Башни встретил нас знакомым полумраком ночных улиц, тишиной и запертыми, на сон грядущий, окнами и дверями в домах.
        «Здоровы же они спать, - с сарказмом хмыкнул я про себя. - Интересно, это место таким и останется навсегда или всё-таки законы реального мира однажды победят придумки игроделов?».
        Стража у ворот не задала ни слова, хотя своими взглядами чуть дырки в нас не провертели. Пока шли по улицам, то несколько раз встречали на своём пути ловчих и видели фигуры в темноте, двигающиеся, словно тени. И те, и другие исчезали с дороги сразу, как только замечали нас. Вот так без каких-либо проблем и происшествий мы дошли до магического барьера, закрывающего выход на поверхность. Он существовал, чтобы не выпускать население данжа наружу. И имелся риск, что не выпустит Гра’Шаарда и Фарангу. Я надеялся на изменение их статуса, но…
        К счастью, всё обошлось. По моему указанию самураи шагнули сквозь магический полог одновременно со мной, и тот пропустил их наружу.
        - Никогда не был наверху, - тихо сказал Гра’Шаард. - Родился, вырос и сражался всё время в подземельях. В городских трущобах да в пещерах вокруг города. В детстве мечтал, что сумею найти проход на поверхность. С другими мальчишками и девчонками прятался в караванах торговцев и авантюристов, которые приходили к нам из верхнего мира. Но всегда барьер останавливал меня, да и других тоже.
        - И я, - произнесла вслед за ним Фаранга. - Сейчас исполнилась моя самая заветная мечта. Я с ней жила почти век.
        - Старуха, - едва слышно пробормотала Рапунцель, явно забыв, сколько лет самой.
        - Глаза берегите, может ослепить, - предупредил я их. - Наверху всё так же, как и под землёй. Просто простора больше и всё ярче. Вы привыкните.
        - Если честно, лорд, - слабо улыбнулась мне демонесса, - я совсем не хочу привыкать. А хочу, чтобы каждый миг ваш мир меня удивлял и очаровывал.
        - С этим никаких проблем не будет. Уж удивлять он умеет ещё как, - вздохнул я. - Ладно, двинули. Нам ещё, возможно, придётся объясняться с охраной за воротами.
        Оказалось, что на поверхности сейчас царит ночь. В моей голове мелькнула мысль, что ночная мгла разочарует самураев. Но нет, вышло всё с точностью наоборот. Инферналы уставились в небо, покрытое миллионами ярких и не очень звёзд, с огромной серо-голубой луной, нависшей, казалось, прямо над нами.
        - Красиво, - тихо сказал Гра’Шаард. - Я о таком лишь слышал в чужих рассказах и видел рисунки.
        - Ага, красиво, - подтвердила магесса. - А как здесь пахнет! Мне кажется, я сейчас стану пьяная только от одного воздуха.
        Вот тут я был с ней полностью согласен. Какая бы вентиляция с игровыми условностями не существовала под землёй, всё равно там воздух был спёртым, и в нём местами чувствовались нотки плесени и сырости. А тут - дышать не передышать!
        Появление над нами в воздухе двух магических «светляков» помогло встряхнуться и сбросить расслабленность.
        - Эй, вы кто такие? - донёсся до нас голос невидимого вопрошавшего со стороны форта.
        Гра’Шаард выдвинулся вперёд, закрывшись большим треугольным щитом, Олеся рывком ушла вправо, выходя из освещаемого пятачка, а Фаранга кинула вверх свой «светляк», который повис точно над фортом.
        - Что за шутки?!
        - Мы свои! Я из гильдии авантюристов! - крикнул я в ответ. - Святовит моё имя! Спустился в данж со своими спутниками примерно три дня назад.
        На то, чтобы утрясти формальности и всем успокоиться, ушли добрых десять минут. Охранники отыскали в своих записях пометку про меня. Правда, немного побурчали насчёт самураев и гладиаторши, но не стали глубоко копать и досконально выяснять то, откуда те взялись, и почему нет никаких отметок на их счёт. Может, и не отпустили бы так легко, но сто девяностый уровень Примы заставлял уважительно относиться к странной незнакомке и компании, с которой она вышла из данжа.
        В прошлый раз я сюда приехал, а сейчас мне предстояло добираться до города пешком.
        - Лорд, у меня есть пет. Прошу воспользоваться им, - предложил мне призываемого питомца бывший лейтенант гвардии, когда я озвучил время и расстояние до Тирикуаны.
        - Возьмите лучше моего, - следом за ним сказала Фаранга. - У меня седло и упряжь очень удобные. Мы можем даже вдвоём там поместиться, - и хитро подмигнула.
        У воина был обсидиановый кошмар, похожий на единорога, но покрытый крупной чешуёй из толстой ороговелой кожи, а в самых уязвимых местах из хитина. Огромный рог и длинная подвижная шея, крупные клыки и острые мощные копыта делали из зверя крайне грозного противника. У магессы же был двуногий звероящер, смахивающий на миниатюрную копию тиранозавра с длинным и подвижным хвостом, вооружённым на конце костным наростом с неровной режущей кромкой с двух сторон. Таким костяным фламбергом ящер мог разрубить пополам человека с одного удара, если тот был низкого уровня. Мощная короткая шея и массивный костяной нарост на морде позволял ящеру совершать ужасающие тараны своей головой.
        Сам я так и не получил талант петовода. Найти учителя оказалось сложно даже ведьмам из Шабаша, когда я заключил с ними договор на обучение в обмен на выполнение квеста. А пользоваться обычными питомцами, не призываемыми, оказалось накладно и неудобно, что показало моё короткое владение шестиногой ящерицей. Её пришлось продать с большой скидкой в убыток себе из-за срочности перед тем, как нанять джинна и прилететь в Тирикуану. Тащить ещё и эдакую тушу силат отказался напрочь, даже за дополнительную плату.
        - Так дойдём, - ответил я им обоим, не собираясь никого выделять.
        Шли не спеша, наслаждаясь видами и простором после подземелья. Света от звёзд и луны хватало, чтобы рассмотреть всё, даже травинки и ночные цветы на расстоянии нескольких метров от себя. Обычно ночью на охоту выходят самые страшные и опасные хищники, но на нашем пути не было ни одного такого монстра. Да что там - вообще никого не было! Вот что значит присутствие хайлевела в локации, где самый сильный враг уступает ему в уровнях минимум на треть. И особо греет душу тот факт, что этот хайлевел твой подчинённый.
        Я немного опасался, что в город нас ночью не пустят. К счастью, обошлось. Открывать ворота ради небольшой группы путников не стали. Вместо них нам предложили калитку и, конечно, содрали порядком серебра за проход.
        Потом мы трижды сталкивались с патрулём, но ни один из стражников не рискнул даже окликнуть нас издалека, не то, чтобы подойти. Правда, совсем уж трусами они не были, так как один из отрядов стражи ненавязчиво следовал за нами в пределах видимости. Под таким конвоем мы дошли до одной из дорогих гостиниц, где точно должны быть свободные номера. Что же до денег, то в данже я хорошо пополнил свой кошелёк. Пусть монеты из проклятого серебра и кровавого золота на поверхности не в ходу, но их охотно принимают ростовщики и менялы. Да и в гильдиях их выгодно поменяют на обычные золотые и серебряные.
        Что ж, номера в гостинице нашлись, но мне пришлось немного потрепать нервы в споре с самураями, которые хотели заселиться в одну комнату со мной. Оба считали своим долгом меня защищать днём и ночью. А Фаранга ещё и мечтала забраться под моё одеяло.
        Перед сном я отправил брату астрального вестника, полученного от Вравилана. Надеюсь, что это существо сумеет-таки отыскать Димку.
        Утром мы всей честной компанией отправились в гильдию, удивляя окружающих своими уровнями и внешним обликом. А уж когда вошли в холл, то сорвали аншлаг. Народу в этот час здесь собралось порядком. Кто-то спорил, кто-то ел, кто-то советовался или разбирал недавнее задание. И весь этот шум стих, как по мановению дирижёрской палочки, когда я вошёл в здание гильдии с самураями и ши’эйга.
        - Святовит!!! - в тишине, в которой был слышен стук собственного сердца, раздался радостный визг Нейфисы. Девушка перепрыгнула через стойку и бросилась ко мне. - И-и-и, ты ввернулся!
        - Это что за дрянь рогатая? - услышал тихий вопрос Олеси, заданный ею целительнице и алхимичке.
        - Да так. Местная подстилка нашего господина, - также тихо ответила ей Сцитта, но вполне достаточно, чтобы её слова добрались до ушей Нейфисы.
        - Гадкая любовница моего мужа, - а вот Рапунцель даже и не думала понижать голос. - Когда муж бросит её, то я залью ей лицо и между ног кислотой.
        - У меня есть кое-что получше кислоты, милочка, - произнесла шипящим шёпотом Фаранга. - Скажешь, когда решишь зайти к этой корове в гости.
        - Цыц! - прикрикнул я на разошедшихся помощниц. - Нейфиса, извини их, они немного перегибают палку, когда ревнуют.
        - А кто это? - прошептала она, почти коснувшись губами моего уха.
        - Извини, это не мой секрет, - уклонился я от ответа. Пусть с ней нас связывают определённые чувства, но, по сути, тифлигесса была для меня посторонней. Глупо при таком раскладе выдавать личные тайны.
        - Я понимаю. Знаешь, тебя искала ещё одна женщина, человек. Уровнем почти как та многорукая и также напускает жути, когда рядом находится. Бр-р-р, - поёжилась девушка в моих объятиях. - Такая аура бывает только у ярых охотников на демонов. Странно, что одна стала твоей рабыней, а вторая о тебе расспрашивала, как… как жена или давняя любовница.
        - Где она сейчас? Давно была?
        - Позавчера пришла, сказала, что её можно найти в гостинице «Многорогий искуситель». Приходила вчера в полдень, спрашивала, не вернулся ли ты. Наверное, ещё и сегодня придёт.
        Речь точно шла о Мие Рос. Генеральше, которая командовала пограничной крепостью рядом с Драконьей равниной, где я с землянами попал под каток демонической орды. Думаю, генеральша позже приложила руку к истреблению инферналов, которые могли двинуть прямиком на крепость, что закрывала им дорогу в цивилизованные и густонаселённые места. В ходе боёв генерал (а тогда простой комендант) могла получить какое-нибудь достижение вроде «каратель демонов», «палач демонов» и так далее. Отсюда подсознательное неприятие местными демонами и тифлингами Мии. Кстати, Олеську демоны тоже сторонились. Только самураи рядом с ней не испытывали никаких негативных чувств, благодаря нашей с ними связи. Ну, кроме Фаранги, ревновавшей меня, кажется, даже к моим штанам.
        - А кто она? - опять прошептала мне в ухо Нейфиса.
        - Невеста.
        Глава 10
        Закончив дела в гильдии, в основном связанные с продажей трофеев, я направился прямиком в «Многорогий искуситель». Про себя отметил, что название заведения прямо под нашу встречу с генеральшей. Ведь я когда-то её соблазнил-искусил, а сейчас ещё и рогами обзавелся. С натяжкой можно же принять, что два рога - это много.
        Чуть-чуть нервничал, не зная, как встретит меня аристократка и во что выльется наша встреча. Из-за неё, встречи, своих самураев и ши’эйга в приказном порядке отправил в таверну, примыкавшую к гостинице, чтобы они дожидались меня там. Предупредил на всякий случай, чтобы возвращались в нашу гостиницу, если меня не будет слишком долго. Полагаю, Мии хватит и одного меня рогатого, чтобы заработать шок. Как бы парочка чистокровных демонов в моей свите не отключила у неё рассудок и не включила рефлексы. Боюсь, что в таком случае самураям придётся плохо. Им даже вдвоём будет тяжело одолеть хайлевела сто семидесятого уровня, плюс подогреваемого ревностью, ненавистью и чёрт знает какими ещё эмоциями, да ещё и со способностями демоноборца. Боюсь ли я того, что она может атаковать меня? Буквально чуть-чуть. Суммарно по уровням я даже её немного превосхожу, хитпоинтов у меня на все две сотни уровней, если не больше. Есть золотая карта абсолютной защиты и способность феникс, дополнительно ещё несколько сильных карт, чьё содержимое заставит как минимум вспотеть даже таких, как Мия. То есть, исходя из всего
этого, риска для меня почти нет. «Почти» - так как от трагичных случайностей никто не застрахован.
        Подойдя к двери номера, в котором находилась Мия, я деактивировал амулет с личиной, несколько раз глубоко вздохнул и постучал.
        Я ещё даже не успел опустить руку после стука, как дверь резко открылась, явив мне мою старую знакомую. Её глаза расширились, когда она увидела меня, а когда она прочитала мои данные, то и вовсе стала напоминать анимешную героиню.
        - Ты?!
        - Я, - подтвердил очевидное я. - Здравствуй.
        - Здравствуй, Святовит. Проходи, пожалуйста, - девушка отступила назад в комнату, освобождая мне проход. Девушка встретила меня в красной блузке с длинными просторными рукавами с кружевами на манжетах, воротнике и на груди, чёрной свободной юбке с кососрезанным подолом, правый край которого был выше колена на ладонь, а левый на две ладони ниже. Обуви на ней не было, девушка вышла ко мне босиком.
        Я прошёл в комнату, захлопнув за собой дверь, и пошёл за Мией. Через минуту мы сидели друг перед другом в мягких креслах, разделённых низким столиком из бронзы и радужного стекла. Молчание и переглядывания затянулось надолго. Прошло минуты три, прежде чем тишина оказалась нарушена.
        - Как ты стал таким? Почему именно демон? Почему?! - неожиданно крикнула хозяйка номера, подавшись вперёд и сжав кулачки.
        «М-да, кажется, разговор будет не из простых. Хотя может всё и не так уж плохо, раз она не лишила меня положения любовника-избранника. Прорвёмся», - вздохнул я про себя.
        *****
        Мия выдохнула и замолчала. Только что ею было произнесено последнее слово в очень продолжительной обвинительной и злой речи, которую она обрушила на голову своего гостя. Как он мог так поступить с собой? С нею?! Боги, да ты бы мог стать кем угодно, но только не демоном! Да ещё и лордом, чтобы этот титул не нёс. Что он делал такого, отчего сумел пройти перерождение? Девушка даже боялась представить это. И что делать ей теперь? Она же влюбилась в него, как глупенькая молодая девчонка. Влюбилась раз и навсегда. И теперь в груди у неё вместо сердца кровоточащий комок плоти.
        Святовит поднялся из кресла, ногой сдвинул в сторону столик и шагнул к ней.
        - Встань.
        Мия молча подчинилась, не сводя с него глаз, как кролик с удава.
        - Хорошо. Теперь встань на колени.
        Тут девушка заволновалась.
        - Что ты хочешь сделать? - прошептала она.
        - Я хочу, чтобы ты встала на колени и закрыла свой рот, которой слишком много себе недавно позволил, - жёстко сказал Святовит. После этого он протянул руку и взял двумя пальцами собеседницу за подбородок.
        - Почему ты так со мной разговариваешь? - уже громче произнесла она. Мужчина отпустил её подбородок, что девушка отметила для себя с сожалением. Прикосновения любовника были ей приятны, особенно та грубость и сила, с которой он это делал. - Как ты смеешь?
        И тут он влепил ей несильную пощёчину.
        - Ах! - вскрикнула девушка, прижав ладонь к покрасневшей щеке. Она отшатнулась назад, сделала несколько шагов от лорда, но тот быстро сократил расстояние и ударил по второй щеке. - Ай!
        - Делай то, что я тебе говорю, и не заставляй себя бить, - жёстко, с властными нотками сказал Святовит. - А теперь встала на колени. Быстро! Я жду, Мия!
        В душе у девушки бушевала буря из возмущения и удовольствия, раздражения и возбуждения, злости и предвкушения продолжения, обиды и желания, чтобы её любовник на этом не остановился. Она и сама не поняла, что её толкнуло из всего этого выполнить указание мужчины.
        - А на коленях ты смотришься ещё более мило, - улыбнулся ей Святовит. - А теперь я хочу, чтобы ты разделась, - он наклонился над ней, почти приблизив своё лицо к её, взял за подбородок и предупредил. - И без шуток, а то опять добавлю румянца на твоих сладких щёчках, - после чего впился поцелуем в губы Мии. Перед тем, как разорвать его, он болезненно, до крови, укусил её за нижнюю губу. - Можешь встать, чтобы было удобнее раздеваться.
        От его приказов и особенно после поцелуя у Мии закружилась голова и появилась приятная истома в низу живота. Поднявшись с пола, она расстегнула золотые крючки на блузке и медленно сняла её. Потом расстегнула бюстгальтер, на пару секунд замешкавшись и прижав его к груди, но мужчина грубо выхватил его из рук и бросил под ноги на рубашку. Под его похотливым взглядом Мия сняла юбку и замерла перед ним, вытянув руки вдоль тела, не имея сил оторвать глаз от внушительно бугра, выпиравшего в штанах Святовита. Жёсткость… жестокость и возбуждение мужчины действовали на девушку, как самый сильный возбудитель, заставляя течь, как последнюю сучку. И это Мие Рос очень нравилось!
        - Трусики тоже снимай и становись обратно на колени!
        Небольшой комочек кружев с внушительным влажным пятном присоединились к остальной одежде на полу, после чего девушка вновь заняла коленопреклонённую позу перед парнем. А тот тоже стал раздеваться. Делал он это не спеша, с улыбкой поглядывая на обнажённую Мию.
        - Потекла? - поинтересовался он, когда спустил штаны до щиколоток, а потом вышагнул из них, оставшись в чём мать родила. Амулеты, как и генеральша, он снял через инвентарь. Мия ещё больше покраснела и опустила взгляд в пол, отведя его от внушительного и тёмного от прилившей крови мужского органа, торчащего вперёд и вверх, как рыцарское копьё. Не дождавшись ответа, он обошёл вокруг неё, потом достал ошейник с поводком и застегнул тот на шее Мии. Потом присел на корточки и сунул руку между её сведённых вместе бёдер, грубо вторгаясь в самое сокровенное девичье место. - Потекла, - усмехнулся он, вытащил руку назад и поднес ту к лицу девушки. Указательный и средний палец блестели от женских соков и остро пахли похотью Мии. Он поднялся и дёрнул за поводок. - Вставай!
        Не имея ни сил, ни желания сопротивляться, девушка выполнила его приказ.
        - Ты такая милая девочка, Мия. Ты сейчас даже прекраснее, чем в нашу первую встречу, - произнёс Святовит, обходя её по кругу и проводя левой рукой кончиками пальцев по обнажённому женскому телу. - Такая вкусная конфетка, которую так и тянет попробовать на вкус. И одновременно грязная сучка, которую я сегодня поимею во все дырочки и сделаю ещё грязнее.
        Он зашёл к ней за спину, согнул пальцы в «кошачью лапу» и медленно провёл ими по волосам, шее и спине Мии. Когда его рука оказалась между лопаток, то он надавил в том месте:
        - Наклонись и расставь ножки шире.
        Стоило девушке исполнить указание лорда демонов, как он ввёл ей в лоно два своих пальца. Сделав ими несколько фрикций, он раздвинул ей попочку и надавил большим пальцем на тёмно-коричневую сморщенную дырочку.
        - А-а-а! - приглушённо простонала Мия от удовольствия.
        - Разве я разрешал тебе открывать рот? Придётся наказать, - Святовит направился в спальню, ведя за собой на поводке девушку. Оказавшись рядом с кроватью, он толкнул Мию на неё, заставив её упасть на живот. Перед тем как приступить к экзекуции, он несколько раз сдавил упругие ягодицы девушки. - Думаю, трёх ударов для каждой булочки хватит на первый раз. И не вздумай кричать! И-и-ра-аз!
        Звонко свистнул стек и не менее звонко приложился по бархатной коже на попке Мии.
        - И-два-а!
        После второго болезненного удара девушка почувствовала сильнейшее возбуждение и принялась ёрзать по кровати, стараясь теснее прижиматься к ткани клитором.
        - И-три-и!
        - И-ра-аз!
        На пятом ударе её настиг сумасшедший оргазм, от которого она на несколько мгновений забыла кто она и что вокруг происходит.
        - Ай-я-яй, - услышала она, когда пришла в себя, - кто же так поступает? Сама удовольствие получила, а как же я?
        Девушка вновь почувствовала, как ошейник сдавливает ей шею, а поводок тянет куда-то назад. Пришлось ей сползать с кровати, где на светло-розовом одеяле остались большие влажные пятна - предательские улики испытанного бурного оргазма.
        Святовит надавил ей на плечи, опуская на колени, после чего грубо взял за волосы и притянул её лицо к своему паху.
        - Поработай своими губками и язычком, - приказал он.
        Мия слизнула крупную прозрачную каплю смазки, выступившую на головке, поцеловала её, затем взяла в рот и стала медленно заглатывать крупный орган, покрытый толстыми извивающимися венами. Почти упершись носом в пах парню, она откинула голову назад и выпустила из плена плотного колечка губ младшего Святовита. Своим язычком она несколько раз провела по всей его длине, и вновь взяла в ротик.
        Пока она делала парню минет, он негромко постанывал, удерживая её за волосы. Несколько раз резко двигал тазом вперёд, заставляя Мию проглатывать свой член полностью, и так замирал на десяток секунд, чем доводил до удушья. А та, пользуясь тем, что он не видит, чем заняты её руки, ласкала свою дырочку, из которой текло, как из дырявого кувшина.
        Спустя десять минут парень напрягся и очень больно рванул Мию за волосы, в очередной раз вгоняя ей в горло свой орган на всю его немалую длину. И тут же стал изливать своё семя прямо ей в глотку.
        Глава 11
        У Мии я задержался надолго. В итоге всё свелось к обычному сексу, но так и не удалось выяснить то, какие же нас связывают отношения. Спустя несколько часов я оставил девушку в полубессознательном состоянии и со счастливой улыбкой на лице одну в номере, а сам вернулся к своим подчинённым. Стоит ещё заметить, что лишь Гра’Шаард был рад за меня, тому, что я отлично провёл время, показав своё отношение одобрительным жестом. А вот вся моя женская часть отряда смотрела на меня смесью взгляда кота Шрека и Медузы Горгоны.
        Ши’эйга я просто приказал вести себя сдержано. А Фаранге напомнил про древнюю мудрость и устав с двумя пунктами, где пункт первый сообщал, что господин всегда прав, а второй давал сноску на пункт первый, если господин был неправ. И знаете что? Мой батальон Керенского мигом стушевался и признал, что был неправ. Ну, или мастерски показали это, затаив на меня обиду глубоко-глубоко в душе. Даже Рапунцель после достижения высокого уровня ведёт себя на порядок умнее и сдержаннее, чем раньше. Правда, высказываний, которые мне кажутся хорошо замаскированными издевками, с её стороны прибавилось на порядок.
        Перед тем, как возвращаться к себе в гостиницу, я заказал плотный перекус в таверне, чтобы восстановить потраченные силы. Мои спутники за время моего отсутствия успели поесть и сейчас просто смотрели, как я опустошаю тарелки и кувшин с лёгким охлаждённым вином.
        - Надеюсь, муж мой, ты больше не станешь посещать ту женщину, с которой провёл последние несколько часов, - заметила, как бы между прочим, Рапунцель.
        Я недовольно посмотрел на неё, не имея возможности ответить, так как в данный момент усиленно работал челюстями. А девушка продолжила обличать недостатки Мии.
        - Ты столько сил и времени на неё потратил, а она тебя даже не покормила, - покачала головой целительница. - Нормальная женщина так никогда не поступит. Я не понимаю, как таким голодным могла отпустить моего супруга та, которую он назвал невестой. Или он обманул меня? Нас всех? Мог он обмануть или нет?
        - М-м-м, - промычал я, зло сверля взглядом девчонку, которая решила мне испортить аппетит.
        - Я полностью с тобой согласна, Рапунцель, - поддержала её Сцитта. - Женщина должна кормить мужчину вкусно и сытно, как и мужчина обязан ласкать и…
        - Хватит, Сцитта, - перебил я её.
        Когда я вернулся в гостиницу, то увидел там Нейфису. Девушка выглядела шикарно - принарядилась, надушилась, и умело нанесла косметику, которая подчеркнула её природную красоту. Кажется, даже нанесла лак на рога, которые блестели особенно сильно. При виде моей любовницы во всеоружии алхимичка, целительница и демоница в унисон заскрежетали зубами. Если бы не моя встреча с Мией, то Нейфиса получила бы желаемое буквально через несколько минут. Но я уже был расслаблен и опустошён и потому придётся расстроить гостью.
        Но как оказалось, основная причина, которая привела её сюда, имела вовсе не цель оказаться вместе со мной в одной кровати. Глава гильдии пожелал встретиться со мной и получить доклад о моих делах в подземном данже, откуда я вышел с таким внушительным пополнением в своём отряде.
        «Или я, наконец-то, привлёк внимание сильных мира сего, которые обратили внимание на расу моих помощниц, сложили два и два, получив в итоге требуемые четыре», - пронеслась в голове догадка одной из причин, по которой меня вызывало высокое руководство. На моё счастье и на беду гильдейского начальства среди авантюристов не в чести была железная дисциплина, как в той же гильдии воинов. Поэтому, главе придётся подождать до завтра. Нейфису я попросил передать руководству, что слишком устал, нуждаюсь в лечении и отдыхе, а также получил известия, на которые нужно отреагировать уже сегодня. После чего попрощался с расстроившейся девушкой. Наверное, её настроение дополнительно подпортилось язвительными и довольными взглядами женской части моей группы.
        «Эх, мама-родная, а ведь мне в этом клубке жить», - вздохнул я, когда мысли в очередной раз коснулись темы гарема. Из всего моего окружения я испытывал самые сильные чувства к Олеське. Наверное, дело было в том, что мы с ней бок о бок прошли через то, что до сих пор заставляет меня покрываться холодным потом и нервно вздрагивать. Одного самоубийства на мясницком крюке с лихвою хватит для ночных кошмаров до конца жизни, будь я более впечатлительным. Сцитта оказалась на втором месте (и окажется на третьем, если Мия придёт ко мне, так как генеральша будила во мне эмоции лишь немногим слабее, чем гладиаторша). Рапунцель я вовсе не рассматривал в качестве своей партнёрши, хотя она и прилично округлилась после набора уровней и уже выглядит не малявкой какой-то, а вполне сформировавшейся девушкой. Ну, а Фаранга для меня остаётся обычным подчинённым работником. Даже не секретаршей, а каким-нибудь кассиром в супермаркете, где я тружусь директором. Чувств к ней ноль целых и ноль десятых. Нейфиса? Скорее всего, она занимает своё место перед самурайкой, м-м, самура… тьфу, демоницей. Но она гильдейская и свою
жизнь решила связать с гильдией, старательно карабкаясь по административной лестнице на самый верх. Её мечтой было стать главой архивов. Эта должность считалась равной главному казначею и прочим подобным служебным местам. Старший архивариус подчинялся только главе гильдии или назначенному на его место врио.
        Ранним утром случилось то, чего я ждал давно, с самого своего появления в этом мире. Проснулся я от непонятного шума рядом со своей кроватью. Первой мыслью было: «девки пробрались через закрытую и зачарованную дверь и сейчас спорят, кому первой повезёт стащить с меня трусы».
        - Да вы достали! - ещё не открыв глаза, проворчал я. - Дайте же поспать. Вас много, а я… - тут я оборвал свою речь, увидев астрального вестника. Именно он издавал те звуки, которые меня разбудили. А ещё, это был тот самый вравилановский вестник, на которого я возлагал наибольшие надежды в деле поиска моего брата. - Говори!!!
        Миг спустя раздался басовитый, с едва заметным раскатистым «р-р» мужской голос.
        - Братиш, здоров! Никогда бы не поверил, что ты вернулся в этот мир. Извини, что не пробовал с тобой связываться, но сначала у меня не имелось такой возможности. А потом мне и мысли не приходило в голову, что ты сюда сунешься после всего случившегося. Я тут вообще… А-а, ладно, при встрече друг другу расскажем, как докатились до такой жизни, гы-гы-гы, - вестник издал раскатистый весёлый смех. - Кстати, вестник-то у тебя не простой. Я о таком лишь два раза слышал. Найти его можно лишь по квесту или у бродячих уникальных торговцев в демонических локациях. Теперь о главном. Если ты до сих пор на Багровых пустошах в районе Тирикуаны крутишься, то собирай свои шмотки и двигай на побережье моря Трёх Королей в город Най’Тайбака. Найди там гостиницу в порту с названием «Мёртвый Кракен» и жди меня. Сам я в Ледяных Полях сейчас, буду в Табачке через дней пять. Думаю, ты доберёшься дня за три, максимум за четыре. Это самое удобное место для нашей встречи, исходя из наших с тобой нынешних локаций. Постарайся не влезть в неприятности, а то там настоящая пиратская вольница и чуть что, то сразу хватаются за нож
или магию. Зато там сплошная расовая любовь, за золото с серебром светлый эльф в таверне обслужит со всем старанием демона и наоборот. Всё, вестник мне тут намекает, что пора закругляться. До встречи, брат!
        На последних словах астральный вестник растаял в воздухе.
        - До встречи, брат, - повторил я за ним, а потом заорал в полный голос, не в силах сдерживать ту бурю чувств в душе, что зародилась после возвращения астрального вестника. - Да!!! Да-а, мать иху вашу!!!
        Ни о каком сне речи больше не было. Сначала я подскочил с кровати и стал собираться, чтобы прямо сейчас покинуть Тирикуану и отправиться по адресу, который мне сообщил брат. Уже почти собрался идти и поднимать свою команду, когда этот импульс сошёл на нет. До меня дошло, что дорога предстоит дальняя и чёрт её знает, что может преподнести из сюрпризов. Да и городок полный пиратов тоже та ещё клоака. В общем, сначала нужно подготовиться. Плюс, уйти из гильдии, сделав всё официально, как поступила однажды Сцитта. К счастью, долгов у меня ни перед кем нет, и могу сдать свою бляху авантюриста без каких-либо проблем. После этого могу идти на все четыре стороны.
        Первое, что сказала Рапунцель, когда услышала о скором путешествии к далёкому морю, это:
        - Что, муженёк, там тебя очередная баба ждёт?
        И нахмурилась, встав в гневную позу, уперев руки в бока.
        - Совсем уже, - покрутил я пальцем у виска. - Я к брату еду.
        После этих слов на мне скрестились удивлённые и заинтересованные взгляды всех находящихся в комнате.
        - Лорд, твой брат демон или квартерон, как и ты до перерождения? - первым задал мне вопрос Гра’Шаард.
        - Брат прошёл перерождение недавно, но я не знаю, кем он стал, - пожал я плечами. - Давно не видел и не общался. Собственно, ещё до того, как я стал лордом, я был занят его поисками. Но мир большой и приходилось рассылать астральных вестников с сообщениями. И вот сегодня ночью один из них вернулся с ответом. Брат сказал, где нужно его ждать.
        - Полагаю, он стал демоном, как и ты, лорд, - с уверенностью заявил воин. - Сильная истинная кровь всегда победит.
        - Встретимся - увидим, - уклончиво ответил я ему. Судя по голосу, брат точно не эльф, вроде бы не человек, а скорее орк, так как только у них такой рыкающий тембр и особый говор из-за крупных клыков, выступающих наружу. Орков я порядком наслушался, так как многие игроки брали этих здоровяков для отыгрыша варваром и берсерком. А я до эксперимента с квартероном почти всё время в игре сам за эти классы гамал. Впрочем, тему с демоном тоже не стоит скидывать со счетов. Порой судьба такие финты выкидывает, что специально не сумеешь сделать, и даже в голову такое не придёт.
        После короткого обсуждения было решено разделиться на три группы. Я с Олеськой пойду в гильдию сдавать свою бляху авантюриста. Сцитта, Рапунцель и Фаранга отправятся в лавки за покупкой всяческих зелий, ингредиентов и амулетов. Заодно скинут те, которые достались мне в виде трофеев или просто не нужны в имеющемся количестве. А Гра’Шаард навестит оружейные лавки, где продаст другие мои трофеи из подземного данжа - оружие и снаряжение. Большая их часть мне совершенно не нужна. А пометка, что со стопроцентной эффективностью этими вещами могут пользоваться только демоны и носители инфернальной крови, накладывала определённые сложности с местом их сбыта. Не уверен, что в пиратском городке кому-то нужна полная латная броня или пики, рыцарские копья, двуручные секиры с боевыми молотами и мечами. Вот мощные арбалеты точно должны купить, и их-то я придержу.
        Когда мы разошлись по своим делам, мне пришла в голову мысль, что стоит навестить Мию и сообщить о своём уходе из города. Как раз узнаю, что она решила насчёт наших с нею отношений. И если она - ну, а вдруг? - решит продолжить путешествовать со мной, то получит время на сборы, пока я сгоняю в гильдию, а потом дождусь своих помощников. Вот только в гостинице мне сообщили, что Мия ещё рано утром куда-то ушла и до этого момента не вернулась. Впрочем, тот факт, что она не сдала номер, говорил, что девушка не съехала окончательно. Оставив ей записку, я направился в гильдию.
        - Святовит, здравствуй! - заулыбалась Нейфиса, которая как обычно занимала место за регистрационной стойкой. - Ты к главе? Давай я провожу.
        - Привет, солнышко. Нет, я по другому вопросу, - ответил я ей, далее отстегнул гильдейский значок и положил его на стойку. - Решил опять стать одиночкой.
        - Но как же? - она растерянно захлопала глазами, то переводя взгляд на жетон, то с него на меня. - Ты же так хотел получить высший ранг. А теперь резко уходишь? Что случилось? Почему?
        - Новые обстоятельства вскрылись. Мне нужно срочно уехать из Тирикуаны и я не знаю, когда сюда вернусь.
        - Это всё из-за той женщины, человека, - стиснула зубы тифленгесса. В её глазах загорелись злые огоньки.
        - Мия Рос здесь не причём, - отрицательно покачал я головой и решил немного приоткрыть правду. - Ночью я получил астрального вестника с важным сообщением, которого ждал уже не первый месяц.
        - Понятно, - взгляд девушки потух, а сама она поникла, как пышный цветок под сильным дождём. - Может, всё-таки, зайдёшь к главе? Вдруг он предложит что-то, что заставит тебя отказаться от отъезда или хотя бы перенести его на время, а?
        - Нет, солнышко, не пойду. Даже не хочу ничего слушать, чтобы не обижать никого отказом.
        - Понятно, - опять повторила она. Больше она не произнесла ни слова до самого конца оформления моего выхода из гильдии. Заняло это у неё минут семь-восемь. И то так много времени ушло из-за того, что она тянула время. Наконец, все формальности были закончены. Нейфиса закрыла фолиант с записями, взяла тоненький пергаментный свиток, посмотрела на меня и натянуто улыбнулась. - Будем рады вновь видеть тебя в нашей гильдии. Этот документ хранит важные сведения о твоей жизни и службе в гильдии авантюристов Тирикуаны. Возможно, однажды пригодится. Ну, или будет памятью. До свидания, Святовит.
        - До свидания, Нейфиса, - ответил я ей, а затем, не обращая внимания на взгляды окружающих, притянул её к себе и впился в её рубиновые губки. Несколько минут мы существовали только друг для друга, слившись в жарком поцелуе. Девушка первая отстранилась от меня. Больше я не сказал ни слова, повернулся к ней спиной и вышел на улицу.
        Что ж, очередная веха моего пути пройдена.
        - Она в тебя влюблена по уши. Святовит, - произнесла Олеся, когда мы отошли от здания гильдии на сотню шагов.
        - Это всё моя аура и инкубовские способности. Плюс, эффект от лорда демонов, - ответил я ей.
        - Это ерунда, - не согласилась она со мной. - Просто, ты очень хороший человек и женщины это чувствуют, тянутся к тебе и влюбляются до головокружения.
        - От человека во мне осталось вот столечко, - я показал ей крохотный просвет между большим и указательным пальцами. - Куда больше во мне демонического и от эльфов.
        - Человечность не рогами или ушами определяется. Это в сердце.
        - Ладно-ладно, уговорила, - улыбнулся я ей, - я очень хороший человек.
        Не зная, чем заняться после увольнения из рядов авантюристов, я отправился в торговую часть города. И первым, кого там встретил, был Гра’Шаард. Демон успел продать часть вещей к этому времени, найдя оптового покупателя на почти всё двуручное и парное оружие. Вместе с ним мы за полтора часа закончили все запланированные дела, и вернулись в гостиницу. А спустя ещё три часа пришли и девушки. Злые до невозможности, глядящие друг на друга по-волчьи. И взглядами дело не ограничивалось. Они ещё и «комплиментов» с придирками не жалели, щедро награждая ими друг дружку.
        - Что у вас произошло? - вдохнул я.
        - Да она…
        - Эта…
        - Они…
        Если кратко, то они просто не сошлись во мнениях, с чего начинать посещение лавок, что брать, как торговаться, кому продать одну вещь, а кому её лишь показать, а скинуть в другом месте. А самое главное - кому достанет та или иная покупка. Например, за пару зачарованных серёжек самурай и ши’эйга чуть не подрались прямо в магазинчике. Что самое важное, эта безделушка повышала совсем не боевые навыки, а Харизму, Влечение и усиливала мужское внимание к её носительнице. Потом не поделили одно единственное платье, что приглянулось сразу всем троим. После - плащ и сапожки.
        Гра’Шаард позорно сбежал из номера, оставив меня усмирять злых девушек. Олеся устроилась в кресле в углу комнаты и прикрылась отводом взгляда, мол, никого здесь нет, и на меня рассчитывай только в самом крайнем случае.
        Как просто было бы прикрикнуть на эту шальную разошедшуюся троицу и парой фраз, оформленных в виде приказа, заставить их умолкнуть. Но это было бы не только неправильно, но и вредно. Особенно в отношении Фаранги. Вот и пришлось мне потратить уйму времени, превратившись в дипломата и советника, находя нужные слова для того, чтобы довести до девушек, что Рапунцель и Сцитте серёжке совсем не идут, а Фаранге из-за рогов лучше не носить ту головную ленту с монисто, а взять что-то другое. Но самая главная и мощная уступка с моей стороны заключалась в обещании уделить каждой из девушек день со мной. Под этим обещанием я подразумевал - и уточнил специально для озабоченных Рапунцель с демоницей - поход по магазинам, в ресторан, прогулку, например, по набережной и так далее. Это стало контрольным ударом по плохому настроению помощниц и привело их к примирению.
        «Уж лучше ещё раз выйти на поединок против Чёрного герцога, чем поработать миротворцем для женской компании», - вздохнул я про себя, когда проблема была решена.
        Когда отправленная мной на поиски бывшего гвардейца Фаранга привела его, мной был устроен совет на тему, как нам лучше добираться до Най’Тайбака. После споров и подсчётов решили вот что. На питомцах добраться до А’Бакайра, находящегося на восточной границе Багровых Пустошей. Это займёт у нас от шести до восьми часов, так как дорога не совсем безопасна. В этом городе был целый комплекс порталов, способных доставить в сотни мест по всему миру. При помощи портала перенестись в одну из трёх локаций - пустыню Хог, Жёлтые Равнины и плато Дель’Яга. Разумеется, на этих локациях требуется подобрать нужный город, а не прыгать просто так. Но с этим определимся на месте. Когда окажемся там, то воспользуемся услугами перевозчиков или всё на тех же питомцах направимся в сторону побережья. Дорога может занять до двадцати часов с учётом отдыха и без учёта задержек, которые нам могут создать банды, монстры или банальная непогода (воздушные перевозчики сократят время в пути почти втрое). Впрочем, мой отряд они могут лишь задержать без причинения нам особого урона, так как вряд ли мы столкнёмся с легендарными или
эпическими рейд-боссами. Ну, а оказавшись на побережье, нам останется нанять какое-нибудь судно, идущее в нужном направлении. По времени - это от суток до тридцати с небольшим часов. Всё будет зависеть от того, в какой локации мы окажемся после телепортации, получится ли нам купить услуги перевозчиков до побережья и куда именно они нас доставят. В принципе, в указанный братом максимальный четырёхсуточный срок я укладываюсь.
        Увы, но в Тирикуане прямо сейчас не было ни одного свободного извозчика, который мог бы за один раз перенести весь наш отряд. Например, два хозяина джиннов настолько сильно враждовали между собой, что отказались наотрез переправлять нас, когда узнали, что каждому из них достанется часть одной и той же группы. Владелец птицы Рух не смог взять Гра’Шаарда, так как здоровяк просто не влезал в многоместную корзину даже с учётом того, что Рапунцель я посадил себе на колени. А инфернальная тварь, похожая на ската, только передвигающегося в воздухе и с тридцатиметровым размахом «крыльев», почуяла у Олеси ауру убийцы демонов и чуть не напала на гладиаторшу.
        Из-за всего этого мне с девушками пришлось покупать ездовых питомцев. Причём, без навыка петовода никто из нас не мог их спрятать в подпространственный карман и воскресить в случае гибели. На побережье придётся животных продать с большим убытком для себя. Конечно, если те не погибнут раньше. Исходя из всего этого, я выбрал астровых кошмаров себе и тем, у кого не было петов. Это были резвые и выносливые инфернальные животные от сорок пятого до пятьдесят третьего уровня без каких-либо выдающихся атакующих способностей. Повторять свою ошибку, которую сделал при покупке шестилапой ящерицы, я не собирался. Зачем мне нужен боевой зверь столь низкого уровня? Вон Рапунцель, увешанная амулетами и дорогим зачарованным снаряжением для своего класса, суммарно нанесёт урона любому противнику больше, чем сорокауровневый ездовой пет лавовый бегемот. Вот только стоит этот бегемот как три кошмара, и, хотя вынослив, словно верблюд в пустыне, но движется с недостаточной скоростью. Слишком серьёзные минусы, прямо скажу.
        Тирикуану мы покинули лишь следующим утром, отдав весь минувший день сборам и планировке. Оказавшись за воротами, сразу же дали шпор скакунам. Первые километры мы пролетели без проблем и вдруг…. В уши ворвался зловещий свист, приближающийся с впечатляющей скоростью и заглушивший топот копыт и недовольное порыкивание наших зверей. Секунды через полторы что-то сверкнуло на дороге в дюжине шагов перед нами. Там, выбив фонтанчик пыли, в утоптанный до каменной твёрдости грунт, вонзилась стрела, сделанная полностью вплоть до оперения из серебристого металла. К этому моменту мы уже были закрыты магическими щитами - рефлексы сработали вперёд разума, едва только раздался угрожающий звук.
        - Мифриловая стрела, да ещё явно с хорошими чарами. Такой штукой можно и наши амулеты пробить при удаче, - сообщил Гра’Шаард. Воин в данный момент прикрывал меня своим телом и огромным ростовым щитом из чёрной бронзы.
        - На холме! Там! - крикнула Фаранга и указала вправо посохом. - Их двое!
        На макушке лысого невысокого холма неподвижно замерли две фигуры всадников. Одна отливала золотым цветом доспехов, вторая выглядела фигурой из чистого серебра. В руке золотого наездника был зажат большой кривой лук. Увидев, что мы их заметили, лучник убрал оружие в инвентарь и пустил своего скакуна галопом в нашу сторону. С короткой заминкой за ним последовал серебряный.
        - Это ещё кто такие? - нахмурилась Олеся и соскочила с кошмара, на котором биться гладиатору было несподручно.
        - Кажется, одного я знаю. Но вот кто второй… хм, ничего в голову не приходит, - произнёс я и быстро отдал приказ. - Стоим и ждём. Не атакуем! Это приказ.
        - Да они же!.. - вскинулась Фаранга, у которой в жилах кипела кровь. - А-а, ладно, я поняла.
        - Мой супруг опять женщин почуял или пусть меня отправят обратно к папеньке… то есть, к его жёнушкам - змеям подколодным, - поджав губы, недовольно пробормотала Рапунцель.
        - Думаешь? - посмотрела на неё Сцитта.
        - Да ты на его сальные глазки посмотри. Объездил уже всех встречных-поперечных, у кого есть сиськи и щель между ног, а вот к законной супруге не прикоснулся.
        - Подрасти сначала, законная, - ответил я ей, немного задетый её словами.
        Уже через минуту стало ясно, что целительница угадала с половой принадлежностью как минимум первого всадника. На нём, точнее, на ней находилась анатомическая лорика с внушительными выпуклостями в районе груди. Лицо было скрыто забралом римского шлема с нащёчниками, пластинчатой бармицей и гребнем с алым плюмажем. Латная юбка, латные сапоги, набедренники, наручи, наплечные щитки - всё было золотистого цвета. Второй всадник был снаряжён менее вызывающе и богато. Шлем он носил похожий на тяжёлый рейтарский - с большим козырьком, забралом из частых вертикальных полос и внушительным затыльником. Его тело защищала длиннополая кольчуга с «зерцалами» на груди и животе, дополнительно имелись наручи и два наплечных щитка, правый был заметно большего размера. Кисти прикрывались стальными перчатками с шипами на костяшках. Вместо сабатонов серебряный всадник носил стальные башмаки с длиннющими острыми носками и кольчужные чулки. А также наколенники и набедренники. А ещё, судя по особой форме шлема, это был демон.
        Золотая всадница остановилась в пяти метрах от бывшего гвардейца, который направлял на него внушительное острие многометровой пики. Несколько секунд она изображала статую и играла на наших нервах молчанием. Я мог только догадываться, кто это, так как над головой у неё высвечивалась надпись «неизвестная». Наконец, незнакомка сняла шлем.
        «Я был прав», - пронеслась у меня мысль, когда я увидел знакомое лицо.
        - Примешь в свой отряд, Святовит? - сказала Мия Рос.
        - И меня, - рядом с ней остановился серебряный наездник и повторил жест со шлемом, под которым оказалась рогатая милая головка моей хорошо знакомой тифлингессы из гильдии авантюристов.
        Опознав гостей, Гра’Шаард заметно расслабился, чего нельзя было сказать про женскую часть моего отряда. Магесса и ши’эйга шипели, как утюги, гладящие влажную ткань. Лишь Олеся выглядела спокойной.
        - Показушницы, - покачал я головой и ткнул пальцем в стрелу. - Без этого нельзя было обойтись?
        В ответ Мия просто улыбнулась.
        Глава 12
        - Некому вас везти, да и некуда, - сообщил нам глава гильдии перевозчиков, к которому мы обратились после того, как получили отказ от некоторых его подчинённых. В Шнайке, городе на Жёлтых Равнинах, хватало тех, кто мог бы взять сразу всю нашу группу, что так неожиданно приросла новыми членами. Вот только услышав, куда мы направляемся, они тут же начинали отрицательно мотать головой или заламывать столь несусветную цену, на которую я не мог пойти даже с учётом скорой встречи с братом. - Побережье от Миринкольда до крепости Облачный Дракон заняли чужаки и почти порвали связь со всем миром. Никого не пускают, часто нападают на всех, кого видят. В графстве Изумрудная Биррка бунт, вроде как там тоже чужаки отметились. Туда ни один мой перевозчик не сунется, чтобы не лишиться всего, в том числе и жизни. В гавань Пять Белых Башен вам лучше не соваться - не жалуют там инферналов. Так не жалуют, что попытаются снести вам головы сразу после приземления. Можем на Яшмовый архипелаг довезти? - он вопросительно посмотрел на меня.
        - Нет, не подходит, - я отрицательно мотнул головой. С тех крохотных островов невероятно сложно отплыть, так как своих крупных кораблей там нет, лишь заходящие за местным товаром и пресной водой. Но случается это редко, в лучшем случае пару раз в неделю. Тем более, нет гарантии, что эти суда пойдут по нужному нам маршруту.
        - Тогда ничем не могу помочь, господин, - пожал плечами собеседник.
        Попрощавшись с ним, я вышел к своим спутникам с сообщением, что и дальше нам придётся трястись в сёдлах до самого побережья. Благодаря беседе с главой гильдии, наш маршрут был скорректирован так, чтобы обойти стороной «горячие» локации и места, где не слишком жалуют демонов.
        Короткий отдых, который был нужен больше кошмарам, чем нам, и вот мы опять в дороге. Она запомнилась пылью и нападением ночью подземного червя размером со старый троллейбус «гармошку». Имея лишь сто пятидесятый уровень, он не создал нам никаких проблем, несмотря на почти двадцать тысяч хитпоинтов и хитиновую броню толщиной в полметра. Сцитта немного поковырялась в луте, подбирая полезные для себя ингредиенты. Остальное мы бросили.
        Обойдя стороной опасные территории, мы вышли к прибрежному городу-крепости, носящему название Жемчужная Гавань. Почему-то сюда перевозчики не летали. Зато здесь были телепорты, способные переместить почти в сотню точек. Жаль, что ни одна из них для нас не подходила. В крепости просидели семь часов, пока не погрузились на двухпалубную галеру с парусным оснащением, идущую в нужном нам направлении.
        И вот, спустя почти двадцать два часа плавания мы оказались в Най’Тайбаке. Чтобы представить эту локацию нужно взять голливудские фильмы про курорты, смешать с аниме такой же тематики, щедро добавить сказочности и массовку с декорациями из старых фильмов про времена парусников да лихих пиратов.
        - Здесь красиво, - признала Рапунцель. - Никогда не бывала в таких местах. Подземные озёра совсем не такие, они холодные, тёмные и опасные.
        - Да здесь тоже с оглядкой надо в воду заходить, - посоветовала Мия. - Не монстры так разбойники или работорговцы нападут.
        - Угу, - подтвердил я, немного знакомый с местной культурой взаимоотношения, - нравы здесь вольные и чаще всего в основе своей стоят на силе и коварстве.
        Наша экзотическая внешность никакого внимания не привлекла. А когда я увидел созданий ещё более странно выглядящих, чем рогатые демоны, то более-менее успокоился. Маурлоки, псоглавцы, разумные гноллы, минотавры и кентавры, ихтианы и многие другие свободно бродили по улочкам прибрежного города вместе с эльфами, людьми, орками, дроу, гоблинами, гномами и всяческими полукровками.
        Взяв проводника, мы быстро добрались до гостиницы «Мёртвый кракен». Здание было построено из ракушечника в виде буквы «П», имело два этажа и плоскую крышу. Центральную часть здания занимала кухня, кладовые, подвал и обеденный зал. В «ножках» находились жилые комнаты. Чтобы разместиться всем и никого не обидеть, мне пришлось снять четыре комнаты. Одну для самураев, вторую для ши’эйга, третью для Нейфисы и Мии, с которыми я заключил наёмничий контракт, а последнюю взял себе. Так как трёх помещений рядом друг с другом не оказалось, то мне пришлось договариваться с тремя пиратами, снимавшими подходящий номер. За горсть золотых монет они согласились переехать в соседнее крыло, отдав комнату моим спутникам.
        - Уф, наконец-то, - выдохнул я и упал на тонкий жёсткий матрас, которым была застелена узкая кровать в моём номере. - Димка, давай скорее приезжай.
        Чтобы оказаться в этом месте, мне потребовалось почти четверо суток, наполненных дорожной пылью, скукой, морской качкой и внутренним напряжением в ожидании, что вот-вот всё понесётся кувырком и придётся буквально выгрызать себе путь дальше. Что будет дальше? Я не знаю. Честно признаюсь, что после встречи с братом я планирую взвалить все проблемы и поиск их решения на его плечи. Он же игроман-задрот и знает если не всё про окружающий мир, то очень многое. Нам всего и нужно-то найти способ добраться до таинственного архипелага, найти на тамошних островах некую дриаду и сопроводить её со всем прилежанием и уважением до портала, через который я попал с Земли в эту вселенную.
        Ждать оказалось тяжело. Стоило покинуть гостиницу, как меня начинали одолевать мысли, что как раз в это время туда нагрянет брат. Почему-то мне очень хотелось застать этот момент, лично увидеть, как Димка переступит порог входной двери. Из-за этого за несколько дней, что я провёл в гостинице, на улицу я выходил всего трижды, а почти всё свободное время проводил в главном зале. Стол занял из тех, откуда просматривается улица и крыльцо. Горячим демонам и тифлингессе с генеральшей очень быстро надоело такое ничегонеделание. Уже на второй день они стали отпрашиваться и по несколько часов пропадать в городе. Не знаю, что там делали Нейфиса и Мия. А вот про досуг самураев догадывался, так как те возвращались довольными и с потухшим огоньком кровожадности в глазах. Явно искали на улочках драки или сами их провоцировали, что было совсем просто, учитывая характеристики места, куда нас занесла судьба. А вот ши’эйга находились рядом со мной неотлучно. Рапунцель иногда что-то недовольно бурчала и постоянно морщила носик. Сцитта сначала скучала, а потом занялась алхимией, создавая самые простые - для неё
простые - составы. Значение навыка позволяло девушке обходиться без большей части негативных факторов, сопутствующих подобной работе. Ни запаха, ни дыма особого не было, как и шума. От многих едоков и выпивох по столам пахло куда как сильнее, а про громкость звуков, что они издавали, вовсе промолчу. В конце дня к ней подошёл хозяин и попытался наехать за то, что она использует его гостиницу в своих целях и совсем не по тому профилю. Мол, своими занятиями отпугивает посетителей, а посему нужно заплатить штраф. Но потом резко поменял полярность отношений, став первым и постоянным клиентом, заинтересовавшись качеством зелий, мазей и прочей алхимической продукцией. Ведь у бывшей ведьмы даже самые элементарные зелья выходили высочайшего и уникального качества при мизерных отходах ингредиентов. Простые зелья лечения, эликсиры снижения усталости, восстановления маны и прочее он скупал десятками. Вернее, забирал за сравнительно небольшую плату, которую девушка назначила только за свою работу. А вот ингредиенты и всяческие бутылочки с баночками предоставлял хозяин «Мёртвого кракена» бесплатно.
        Олеська же вела себя тише всех, часто прикрывалась отводом взгляда, незаметно за всеми наблюдала и слушала. Ей лишь дважды пришлось вмешаться, когда я со своей девичьей компанией заинтересовал нескольких буканьеров-орков с уровнями за сто и пятёрку каких-то полукровок примерно такого же ранга развития. Для них мой сотый уровень, класс мага таро и полуэльфийская внешность показались ничего не значащими. Скорее, всё это сработало в качестве красной тряпки. Я даже не успел ни разу никого ударить, как Олеся покончила со всеми. Убивать никого не убила, но мало уродам не показалось. Вместо оружия гладиаторша взяла во все четыре руки по кулачному щиту с умбоном вместо шипа и переломала ими половину костей задирам. Оркам ещё старательно выбила и их клыки, которыми эта раса гордится. И всё это случилось в один день. После никто больше не решался проверить на слабо залётных новичков. А когда начался совместный гешефт с владельцем гостиницы, то рядом с нами даже садились только самые тихие посетители, в чём немалую роль играли вышибалы.
        Вечером четвёртого дня наша группа заседала в гостинице в полном составе, заняв сразу два сдвинутых вместе стола, чтобы свободно уместиться и сидеть лицом к лицу. Только что закончили ужинать. Это стало у нас традицией за последние дни. В тот момент, когда только пригубили кубки и кружки с напитками, я вдруг заметил в окне в свете факелов массивную и высокую фигуру, шагнувшую на крыльцо. Это был не первый здоровяк из виденных за вечер, но почему-то только этот заставил меня замереть с поднятой кружкой, с хересом и прикипеть к нему взглядом.
        Тот, кто вошёл в общий зал просто не мог быть моим братом. Ростом и телосложением он превосходил Гра’Шаарда. Пузо, прикрытое рубашкой и кожаной жилеткой, заметно выдавалось вперёд. Чёрные волосы выглядели как проволока. Глубоко посаженные маленькие глазки из-под кустистых бровей недобро осматривали посетителей за столами. Борода лопатой закрывала нижнюю часть лица. Нижняя часть одежды у него была представлена кожаными штанами, что опускались до середины икр страшно волосатых ног. Не хоббитовские, но куда более заросшие, чем у кавказцев. Обуви у великана не было. И глядя на длину и ширину его стопы, так и хотелось пошутить про то, что на фабрике не делают таких размеров. Впрочем, вид их подсказывал, что обладатель легко пройдёт по раскалённым углям босиком и даже не заметит неудобств. На виду из оружия у него на поясе висела узловатая дубинка и широкий нож, который для Рапунцель сойдёт в качестве тяжёлого полуторного меча. Про великана, кстати, я не просто так сказал. В жилах у этого разумного течёт немало крови этой расы. Может, не полукровка, но точно квартерон. И я даже не хочу гадать, с кем и
как зачал его отца его дед. А ещё в его родне отметились люди, орки и эльфы. Может ещё и гномы, а то что-то уж очень характерная борода. При этом внешность получилась ничуть не отвратительной при таком винегрете рас.
        Повторюсь, брата я в нём никогда бы не признал, но…
        ««Дмитрий’Вуаркал’Цзань’Торрн.
        Уровень: 82/78.
        Раса: великан-полукровка/чужак.
        Класс: охотник/стрелок»».
        - Брат?! - ахнул я. - Димка, ты?!
        - Игорян! - пробасил он и шагнул ко мне. Каким-то неведомым способом он преодолел расстояние между нами за секунду, оказался рядом и сграбастал в объятия. - Братиш!
        - Свои! - быстро сказал я, останавливая помощников, взлетевших с лавок и схватившихся за оружие. - Димка, раздавишь!
        - Да тебя попробуй раздавить, - усмехнулся он, но всё же выпустил. - Рога-то откуда? - и он щёлкнул по кончику левого рога ногтем.
        - Всё-то ты видишь.
        - Охотничья способность различать мороки и магию скрытности. Так откуда?
        - Оттуда же, откуда твоё пузо, - я ткнул его в живот кулаком. - Это же сколько ты пива стрескал, чтобы такую цистерну вырастить?
        - Се ля ви, - вздохнул он и развёл руками.
        - Вот и у меня, - в тон ему вздохнул я. - Слушай, пошли ко мне. Там поговорим с глазу на глаз, - после чего повернулся к товарищам. - Извините за то, что оставляю.
        - Мы всё понимаем, - за всех ответила Мия. - Иди и не волнуйся ни о чём.
        - Только пивка надо взять, - произнёс вслед за ней Димка, почесал пузо и добавил. - Пары бочонков должно хватить. Ты себе, что будешь брать? Нам долго сидеть, горло пересохнет от разговоров.
        Я удивлённо взглянул на него. Видел я пивные бочонки здесь. В каждом примерно по тридцать литров. Брат хоть и выглядит о-го-го как, но стрескать такое количество хмельного напитка в одно лицо?!
        - А мне хватит бочонка. Не хочу много пить сегодня, - с сарказмом произнёс я.
        Хозяин гостиницы, который вроде как за стойкой бармена не стоял, но неожиданно оказался рядом, быстро произнёс:
        - Я прикажу принести в твою комнату три бочонка лучшего пива, Святовит.
        - Разных сортов, уважаемый. Хочу сравнить.
        - Сделаю, - кивнул тот. - Вам обязательно понравится.
        Спустя пять минут мы сидели за столом напротив друг друга в моей комнате. Брату не подошёл ни один из стульев, и он устроился на большом неподъёмном сундуке, легко пододвинув тот к столу.
        - Давай, что ли, я начну первым о своих приключениях рассказывать, - сказал Димка. - Часть твоих я и так уже знаю.
        - Хорошо, начинай, - согласился я с ним.
        Как я и знал изначально, Димка провалился в портал во время исследования аномального места в Скалистых горах, а тот выбросил его в волшебном мире, родившемся после сбоя в игре. С его слов выходило, что мир родился задолго до сбоя искинов. Вернее, сбоя не было никакого, просто те нанесли заранее спланированный удар, к которому готовились давно. Эта версия зиждилась на свежих костях великанов, которые были найдены группой его коллег. Ведь появились они намного раньше, чем официально случилось разделение на виртуальную игру и реальную фэнтезийную вселенную. Впрочем, причина могла быть и в каком-нибудь парадоксе время-пространство, из-за которого кости появились раньше, чем случился сбой ИИ.
        - Или вообще кости, ну или их тогда ещё живые носители выпали из портала другой вселенной, - огорошил он меня ещё одной теорией. - А пивко-то этот лендлорд отличное варит или покупает. Нужно будет перед отъездом закупиться у него им.
        - Плевать на пиво. Не отвлекайся.
        Порталом выбросило людей где-то в горах. И ладно бы только это - разобрались бы, справились, нашли дорогу, но он ещё и изменил половину из них. Кроме брата в иной мир угодили ещё шестеро его коллег. Но поменял расу лишь один из них. Да ещё и на какую!
        - Представляешь, Джон иллитидом стал и сразу восемнадцатого уровня. А я первоуровневый полукровка великан.
        Скорее всего, перерождение свело с ума мужчину или его разум был затуманен и заработали инстинкты. Ничем другим Димка не мог объяснить происшедшее: иллитид набросился на своих друзей и стал высасывать у них мозг. К моменту, когда брат очнулся от дикой боли после перерождения, мозгосос уже прикончил двоих несчастных и примеривался к Димкиной голове. На счастье моего родича физическое сопротивление у психа было равно почти нулю, а у него самого параметры тела были серьёзно завышены благодаря расе.
        - Я его один раз стукнул кулаком по голове, а та возьми и лопни, бр-р-р. Хотел же просто оглушить, потом связать и разобраться что почём, - передёрнул плечами парень. - Как вспомню, так мороз по коже. Вроде всё, как и в игре, но, с другой стороны, это был уже другой настоящий мир. А потом ещё и цифирьки полезли перед глазами: статус там, победа, повышение уровня…
        За убийство иллитида Димка получил сразу четыре уровня и два хороших достижения. К сожалению, вернуться в портал у людей не вышло, так как тот оказался мерцающим. Из семи человек за какие-то минуты остались лишь четверо, трое мужчин и женщина. Или трое людей и один полувеликан. Оставшиеся самими собой спелеологи от Димки шарахались с ужасом, но хотя бы не разбежались по сторонам, и не пришлось их ему разыскивать среди гор. Так они и сидели на расстоянии друг от друга. Одни боялись своего товарища, опасаясь, что тот прикончит их (пример-то налицо!). Другой боялся сказать лишнего и пошевелиться, чтобы не спровоцировать людей на побег.
        - А потом пришли настоящие великаны.
        Четырёхметровые громилы легко переловили троицу исследователей, дали по макушке вроде как своему родственнику и утащили всех в свой лагерь. Позже брат узнал, что к порталу великаны приходят регулярно, чтобы забрать то, что из него выходит. И сожрать.
        Людей они освежевали, порубили на куски и бросили в общий котёл в тот же день. А Димку сделали рабом, решив, что родственной крови в нём достаточно, чтобы посчитать пожирание его мяса за каннибализм, который в этом племени не приветствовался. Брат прожил у великанов больше месяца, пока не получилось сбежать.
        Возможно, из-за соседства со стойбищем гигантов или того, что портал находился на исконных землях великанов, перерождение и сделало его таким. Или в системе прошёл глюк, и она смешала почти все расы, за которые когда-то играл Димка, и слепила вот это всё, что я сейчас наблюдаю. За это говорило и длиннющее имя, состоящее из его земного и двух игровых. Скорее всего, из-за этого его и не могли найти те вестники, которых я отправлял.
        Свой первый класс он получил в стойбище, когда научился охотиться на крыс и мелких падальщиков, пирующих на огрызках, остающихся после трапезы великанов. Второй он взял, когда спас пленного учителя непися, угодившего в лапы великанов во время нападения тех на караван путешественников. После побега, собственно, и началась прокачка уровней у Димки. До этого ему было напрямую сообщено великанами, что едва он перешагнёт за десятый, как его прикончат.
        Брата спасло то, что он очень хорошо знал игровой мир, из которого родился реальный. В его памяти хранилось великое множество секретов и способов, как быстро стать сильным и богатым. Некоторые администрация запрещала часто использовать, так как те были натуральными читами, но удалить их по какой-то причине не представлялось возможным. Но в этом мире все запреты и ограничения уже не существовали, в отличие от самих читов.
        - Что-то ты слабовато тогда поднялся, - заметил я.
        - Ну, знаешь ли, - возмутился мой собеседник, - кто-то получил восемьдесят уровней буквально на шап-шарап! С такими данными я бы уже был двухсотым.
        - Ладно, ладно, не кипятись. Что там дальше с тобой происходило?
        - Качался и искал возможность добраться до того портала в землях великанов. Но там две сотни воинов с уровнями за сотню, пять или шесть шаманов с учениками. Да и прочие в племени силушкой не обделены. А потом получил твоё сообщение и сразу рванул сюда.
        - Понятно.
        - Понятно, - передразнил он меня, потом хлопнул по плечу. - Слушай, а как ты умудрился набрать такой гарем? Вроде бы не было у тебя тяги к этому? Или после перерождения в демона и мозги набекрень съехали?
        - Само так вышло, Дим. Одна мне досталась по квесту в качестве непонятно кого - не то фамильар, не то неведомая карманная помощница. Вторая влюбилась без памяти в ходе опасного квеста, в который я влез. Купился, блин, на хорошую плату и обещание защиты, а в итоге всё пришлось делать самому. С третьей я недавно встретился, точнее, воссоединился. Если помнишь амулет, который мне админы дали после сбоя для подчинения сильного бойца. Ты мне ещё тогда ракшаса посоветовал взять и сказал, где его можно найти.
        - Она не ракшас.
        - Угу, не ракшас, - кивнул я. - Админы изменили ту историю, сделали девчонку лесбиянкой, а шивани её любовницей. И чтобы мне там голову не снесли, пришлось привязывать её к себе. И знаешь, что… она из всех мне нравится больше всего.
        - Хех, влюбился! - хохотнул брат, вновь хлопнул меня по плечу и взялся за бочонок. - За это выпьем.
        - Ещё одна влюбилась, так же, как и вторая. Ради меня бросила всё и проехала кучу локаций, пока мы с ней не встретились. Если честно, она мне тоже сильно нравится, но я чувствую перед ней вину за то, что соблазнил и использовал. Демоница вряд ли любит, просто видит во мне самца и чувствует себя самкой. Тифлингесса вроде как влюбилась, как и другие. Тоже всё бросила, но у неё толком и не было ничего, только перспективы в гильдии.
        - Спал со всеми?
        - Кроме демоницы со всеми, - кивнул я и взял у него полную кружку холодного пива.
        - А что так?
        - Ничего к ней не чувствую. А напряжение снять есть с кем. Да и боюсь, что сядет на шею после постели. Слушай, а ты почему один? Если в планах напасть на великанов, то логичным было набрать армию. Тем более, про всяческие клады в курсе, можешь купить наёмников тех же. Или они тебя дожидаются в другом месте?
        - Не-а, - он отрицательно помотал головой, - я один. Ну, почти один. Против племени великанов нужна натуральная армия, на которую никаких денег не собрать. Да ещё её нужно и в узде удержать, для чего самому нужно набрать хотя бы сотку.
        - Почти?
        - Ага. Знакомься - Гюльчатай!
        С этими словами он достал золотую масляную лампу, быстро погладил её по сверкающему боку и поставил на пол. Спустя несколько секунд из носика вместо огня потёк густой тёмно-синий дым, источающий приятные восточные благовония.
        - Слушаюсь и повинуюсь, о мой желанный и могучий повелитель, - раздался в дыму томный женский голос. - Чего изволишь в этот ночной час? Как покорной рабыне приласкать тебя?
        Дым развеялся, открыв моему взгляду особу с шикарными формами и шикарного облика с огненно-рыжими волосами и синей кожей, очень высокого роста и атлетического телосложения. Стояла она в позе, отставив одну ножку назад и заложив ладони за голову, демонстрируя умопомрачительной красоты и размера грудь. Что самое главное из замеченного мной и заинтересовавшего, так это то, что на девушке не было ни клочка из того, что можно было бы назвать одеждой.
        - Кх-х-х, - поперхнулся Димка. - Гулька, ты с ума сошла? Я же не один. А ну, быстро накинь что-нибудь.
        - Ой, мой повелитель, не будь ханжой и тираном. Лучше познакомь меня с этим симпатичным демоном.
        - Гульчатай! - повысил голос Димка и несильно ударил кулаком по столу, который даже от такого аккуратного проявления эмоций жалобно затрещал расходящимися досками.
        - Достался же мне сатрап и тиран, - голосом, полным слёз и вселенского горя, сказала мне джинния перед тем, как на ней появились полупрозрачные шаровары и ярко-красные пояс и лиф. Последние две детали одежды были густо украшены белоснежным жемчугом разного размера. По мне, так не очень удачный контраст между цветами кожи, одежды и волос.
        ««Гюльчатай Арфа Сладкоголосая.
        Уровень:112.
        Раса: джинн-марид.
        Класс: бард»».
        - Очень приятно познакомиться с прекрасной леди, - я встал со своего места, прижал руку к груди и отвесил поклон. После чего опустился назад на стул.
        - Это мой брат Игорь, здесь он Святовит.
        - Какой у тебя прелестный братик, - практически промурлыкала джинния и подсела ко мне, почти прижавшись. - И почему я встретила не тебя, Святовит, а это грубое чудовище.
        - Не обращай внимания, братиш. У неё бывают заскоки. Да и в целом она любит поизображать из себя стерву и регулярно вызывать у меня ревность, - произнёс Димка. - И она единственная моя поддержка, никакого отряда нет.
        - Жаль, лишняя помощь нам бы пригодилась, - сказал я и пояснил. - Я знаю портал на Землю, где нет, по крайней мере, недавно не было никакой охраны, кроме ловушек. Но чтобы нас нормально приняли на той стороне, с хлебом и солью, а не снарядами из автоматических пушек, нам требуется скататься на Драконий архипелаг и кое-кого вытащить оттуда. Или выкрасть, если добровольно этот кто-то не захочет с нами идти.
        Брат посмотрел на меня ошалелым взглядом:
        - Смотрю, ты лёгких путей не ищешь. Проще вырезать племя великанов, чем добраться до архипелага и там выжить. А ну-ка, давай подробности.
        Глава 13
        Наконец-то я смогу исполнить свою мечту, которой обзавёлся с недавних пор. Если кто не понял, то я имею в виду навык петовода. Оказывается, на побережье в одной из рыбацких деревушек совсем недалеко от пиратского города живёт нужный учитель. По квесту он совершил чудовищный поступок в одной из цивилизованных стран и, боясь справедливой кары, сбежал на земли, где всем на всех плевать, мол, с Дона выдачи нет. Правда, и здесь предпочитал таиться и скрывать своё настоящее имя, так как натворил он такого, за что его и среди пиратов найдут. Впрочем, кроме самого факта преступления про учителя навыков не было ничего известно. Вся его история состояла из нескольких квестов, которые нужно было выполнить. С другой стороны, мой брат знал всю его подноготную, каждый шаг, каждое слово и каждую букву в розыскном листе и собирался на этом сыграть.
        Небольшая одномачтовая шхуна с экипажем в пять человек за час доставила нас на песчаный берег, на котором раскинулась живописная рыбацкая деревушка. Бунгало, развешанные на просушку сети, перевёрнутые лодки на берегу, несколько симпатичных девушек и женщин, перебирающих какие-то ракушки и развешивающие рыбьи тушки на специальной бечеве на засушку под пологами. Кроме женщин на берегу хватало прочего люда: детворы, носящейся в догонялки, стариков, греющихся на солнышке и шугающих детей, чтобы не запутали и не повалили сети в своих играх, мужчин и юношей, чинящих сети и точивших большие ножи. Наша высадка на берег вызвала среди них сильное оживление.
        - А демонов здесь знают, - заметил Димка. - Глянь, как девки рванули от твоих самураев в заросли.
        - Да плевать, - пожал я плечами. - Пусть думают, что хотят. Этот крендель где?
        - Шалаш его в той стороне, тоже рядом с зарослями и как бы местные не подумали, что мы за их красавицами идём.
        К счастью, ненужного обострения отношений и недопонимания удалось избежать. Ещё до того, как мы прошли половину деревни, к нам навстречу вышли пятеро мужчин и одна женщина. Все в шортах и коротких рубахах без рукавов, с платками на головах и босые. Из оружия у каждого имелся большой нож на поясе, у женщины короткая широкая сабля, и у всех в руках по остроге с трёхгранным большим наконечником, усыпанным внушительными зазубринами. У самого слабого был восемьдесят второй уровень, у самого сильного восемьдесят восьмой.
        - День добрый, уважаемые! - первым подал голос мой брат. - Извинения просим за беспокойство. Прибыли мы к вашему гостю, который во-он в той хижине живёт. Учиться у него хотим.
        После этих слов пятёрка встречающих заметно расслабилась.
        - К Умку что ль? - уточнил самый старший из них.
        - К нему самому. Зла вам не желаем, сами видите, что мы без оружия и брони идём, никого не трогаем, чужого не берём.
        - Только демоны наших женщин глазами пожирают! - выкрикнул молодой паренёк с острогой белого цвета, что будто та была целиком вырезана была из огромного моржового бивня.
        - Они у вас слишком красивые, взгляд так и тянется к ним, - вместо Димки ответил я. - Это комплимент им с нашей стороны.
        - Не нужны нам ваши… - паренёк решил продолжить распалять себя и нагнетать обстановку, но старший рыбак шикнул на него и что-то тихо сказал, заставив мигом замолчать.
        - Никто вам не станет препятствовать, - сказал мужчина, поставив на место своего соплеменника. - Ступайте спокойно.
        - Благодарю, - кивнул ему Димка.
        Когда мы отошли от группы деревенских защитников, Гра’Шаард поинтересовался у меня:
        - Мы же можем тут всё разнести, мой лорд. Так стоило ли унижаться перед этими ничтожествами? Со своими рыбьими копьями они нам… ну, одежду бы порвали разве что.
        - У них сил хватило бы, чтобы убить их, - вместо меня бывшему гвардейцу ответил брат и указал на Рапунцель и Сцитту.
        - Это ши’эйга, - сказал воин таким тоном и характерно пренебрежительно махнул рукой, мол, да и пускай, проблем-то.
        - И нам бы досталось. Они используют дротики с ядом глубоководной рыбы, которая надолго накладывает серьёзные дебафы. Плюс тут везде в песке прикопаны особые зомби, которые созданы этим же ядом. А они, скажу я тебе, очень опасные. Поопаснее рыбачков будут.
        - Везде? - воин обвёл подозрительным взглядом песок вокруг себя.
        - Ага.
        - Тьфу, ненавижу нежить, - смачно плюнул себе под ноги демон.
        Спустя пару минут после разговора с пятёркой рыбаков мы подошли к нужному бунгало.
        - Внутрь мы вдвоём зайдём, вы здесь нас подождите, - сказал Димка и… был проигнорирован. Самураи, ши’эйга и наёмницы даже глазом не повели в ответ на его слова.
        - Ждите меня здесь, местных не задирать, - приказал я им.
        - Слушаемся, лорд, - в один голос произнесли самураи. Остальные промолчали, просто остановились на месте.
        ««Умк.
        Раса: человек.
        Уровень: 76.
        Класс: учитель»»
        Учитель выглядел крепким мужчиной среднего роста испанского типажа. Нас он встретил в дверях хижины. На момент нашей встречи он был одет в белую просторную рубашку с кружевным воротником и манжетами, обтягивающие штаны коричневого цвета и короткие ботфорты. В левой руке он держал кортик с бронзовой гардой, пальцы правой сложил в хитром жесте, явно предназначенном для активации заклинания.
        Не показывая страха, Димка шагнул ему навстречу и остановился всего в шаге - человеческом - от хозяина хижины.
        - День добрый, Умк, - сказал он. - Ты же учитель навыка петовода?
        - Возможно, - недовольно произнёс он.
        - Нам нужно, чтобы ты обучил некоторых из нас.
        - Это будет стоить дорого.
        - Разумеется, - кивнул Димка и слегка усмехнулся. - Десять тысяч золотых монет за всех.
        Услышав названную сумму, у мужчины в глазах загорелся алчный огонёк.
        - Согласен, - быстро сказал он, убрал оружие и разжал пальцы, развеивая заготовленное заклинание.
        - Чуть не забыл уточнить, - Димка усмехнулся откровенно издевательски. - Эти десять тысяч ты не получишь. Просто если откажешься нас обучать, то это золото нам заплатят за твою голову, гранд Ферган Ди’Авалсо. А уж за такие деньги мы легко найдём себе не одного учителя редких навыков.
        Умк отшатнулся назад, будто получил сильный удар в грудь, а его имя изменилось на: «Ферган Ди’Авалсо «Умк».
        - Договорились? - задал ему вопрос мой брат. - Кстати, посмотри на компанию, которая стоит в тридцати шагах позади нас. Хватит всего одного из них, чтобы догнать и скрутить тебя, если ты решишь сделать великую глупость - сбежать прямо сейчас.
        Взгляд Умка метал гром и молнии. Было видно, что он борется с желанием попытаться спастись бегством и поверить в слова о бесполезности сего действа.
        - А что помешает вам скрутить меня после того, как окажу услугу? - наконец, раскрыл он рот, приняв правильное решение.
        - Мы поклянёмся, что оставим тебя в покое и никому не расскажем о твоём логове, если ты без обмана выполнишь свою часть договора. Там, - Димка мотнул головой назад, - наши люди, они попадают под наши с ним, - очередной кивок в мою сторону, - клятвы.
        - Хорошо, договорились, - с зубовным скрежетом произнёс его собеседник.
        *****
        Скрывающийся преступник не только научил нас навыку петовода, но и поднял его до тридцати единиц. Реши мы всё сделать честно, то за такой результат учителю пришлось бы отдать все сбережения. И не факт, что их хватило бы.
        - Стоило так давить, Дим? - уже на шхуне на обратном пути спросил я брата.
        - Стоило. Он насильник и убийца. Точно знаю, что на его совести четыре девушки. Две их них оказались сёстрами и дочерями важного сановника. Собственно, чиновник и назначил награду за голову этого урода, - ответил он мне. - Даже просто за важную информацию о месте, где он скрывается можно получить тысячу монет. Десять дают за живого, и семь за мёртвого, его голову или запечатанную в амулет душу.
        - О, как… - пробормотал я. - Слушай, а теперь куда?
        - Сразу рванём на рынок покупать петов.
        - Сразу? Пока доберёмся до города, то уже сумерки будут
        - Сразу, - кивнул своей огромной башкой брат. - Чего зря время терять. Там круглые сутки идёт торговля. И не бойся темноты - там всё освещается магий, - усмехнулся Димка.
        - Я не боюсь, - буркнул я в ответ.
        На рынке всё было так, как и сообщил мой родственник: толпы народа, ни одной закрытой лавки или загона, плывущие в воздухе осветительные шары и магические факелы. Кстати, последние ещё и роль стражи выполняли, так как их свет снимал магическую маскировку на ворах, любящих незаметно полазать по чужим карманам. Мы всей толпой направились в ту часть, где продавали животных, а там стали искать торговцев боевых петов.
        Продаваемых боевых животных мы, разве что, на зуб не пробовали. В итоге самураи купили и привязали к себе адских кошмаров сто пятого и сто седьмого уровней. Эти создания напоминали лошадей тяжеловозов, покрытых прочной хитиновой чешуёй, а местами и шипами. Вместо обычного хвоста адские кошмары имели двух с половиной метровый кнут (а по-другому и не назвать эту штуку) с костяным листообразным окончанием и мелкими шипами на последней трети хвоста. Клыки такие, что самые опасные земные хищники обзавидуются. Ко всему прочему, кошмары могли плеваться не то, разъедающим всё и вся, ядом, не то кислотой.
        Нэйфиса приобрела гигантского саблезубого льва девяносто восьмого уровня, часть гривы которого был заплетена в длинные косички. Ленты и кольца в них оказались усиливающими амулетами, которые делали льва сильнее процентов на пятнадцать.
        Сцитта до последнего колебалась, но в итоге остановила свой выбор на великом базальтовом крылане. Выглядел он помесью летучей мыши и птицезавра из многомиллинолетнего прошлого Земли. Задние конечности имели три передних пальца, один задний и огромную шпору, плюс, были покрыты мелкими чешуйками, между которыми росли короткие и жёсткие перья. Передние конечности точь-в-точь походили на такие же, что у летучей мыши или птеродактиля, базальтовый крылан даже передвигалось с их помощью так же, как и указанные существа, только на порядок быстрее, так как летать не мог и являлся скоростным «пещеходом». Зато обладал способностью совершать дальние прыжки с планированием через преграды вроде рек, ущелий, рвов, оборонительных полос, напичканных ловушками и так далее. Вместо массивного мясистого хвоста, присущего динозаврам, крылан имел тонкий с перьями по всей длине и с большим опахалом на конце, в котором прятались тонкие и острые костяные шипы с ядовитыми кончиками. Также перьями было покрыто всё тело. Их существо могло встопорщить, чтобы прикрыть седока от стрел и магических ударов. Но не только шипами и
шпорами был опасен базальтовый крылан. Основной его атакой был крик ультразвуком. Он оглушал и убивал врагов в узком секторе на немалой дистанции. А мелких и слабых вблизи разрывал на куски. Маунт был девяносто второго уровня. Плюс, ведьмочка дополнительно купила ему несколько сильных амулетов для усиления защиты и атаки.
        Рапунцель положила глаз на боевую подземную сколопендру. Эта пакость была сравнительно невысокая, всего лишь на метр сорок возвышалась над землёй. Зато растянулась на восемь метров и ещё на пару метров вперёд выдавались какие-то не то усики, не то подвижные рожки, покрытые мелкими и крайне острыми шипами. Передвигалась сколопендра наравне с обычной лошадью, но обладала куда большей выносливостью. Среди всех купленных маунтов она была самая слабая, всего лишь пятьдесят седьмой уровень. Зато амулеты для неё обошлись мне дороже всех. С их помощью все характеристики насекомого увеличились примерно на треть.
        Олеська сменила своего пета на более сильного и с возможностями под стать прочим маунтам в отряде. Какая-то лошадиноподобная химера, слегка напоминающая адских кошмаров и сто четырнадцатого уровня. Примечательной у неё была пасть, точнее челюсти, которые раскрывалась на четыре доли и сильно вытягивались вперёд. При таком прикусе «лошадка» легко могла заглотить взрослого мужчину.
        Дольше всех выбирал маунта я. Меня постоянно что-то не устраивало, то внешний вид, то цвет, то отношение к той или иной фракции. Так было до момента, пока в одном из загонов я не увидел чёрного, как ворон гигантского грифона с призрачными, полупрозрачными крыльями, на антрацитовых перьях которого иногда вспыхивали багровые искры.
        ««Опаловый инфернальный грифон.
        Уровень: 140.
        Условия подчинения/владения: общий уровень не ниже 100, навык петовода не ниже 75; отношение к Инферно, удачная попытка укрощения»».
        - Понравился? - тихо спросил Димка, незаметно подойдя и встав за моей спиной.
        - Угу. Только требования завышены.
        - Не хватает, чтобы поднять петовода?
        - Хватает, просто жалко тратить на него. Придётся вложить больше половины имеющихся очков.
        - Вкладывай, Игорь. Это вложение себя обязательно окупит, - посоветовал он мне. - Денег хватит или добавить?
        Последний вопрос был уместен, так как маунт стоил ого-го сколько! Дороже, чем кошмары самураев и химера Олеськи вместе взятые.
        - Нормально, впритык хватает, - отказался я от его предложения. - Продам кое-что из трофейных артефактов или ингредиентов, если понадобиться.
        Заметив наш интерес к его товару, рядом возник торговец.
        - Доброй ночи, уважаемые, - низко поклонился он. - Заинтересовались бриллиантом моей коллекции?
        - Бриллиант? - равнодушно с хорошо скрываемым презрением произнёс Димка. - Как по мне, на бриллиант эта тварь не тянет. Слишком много условий для владения. Это минус, а не плюс.
        - Но…
        - Небось, долго стоит в загоне в ожидании покупателя, уже и ослаб или заболел, - перебил его мой брат.
        - Я вас уве…
        - А ещё хороших амулетов для него не найти, - вновь прервал собеседника Дмитрий’Вуаркал’Цзань’Торрн. - А какой пет без магического усиления?
        - У меня…
        - А броня? Где на такого грифона взять броню? Шарахаться по всему миру, тратить золото, время, рисковать?
        - Сколько заплатите? - посмотрел исподлобья торговец, сумев улучить момент и вклиниться в речь Димки.
        - Так-то я бы и гроша медного не дал за такого уродца, но если за двести золотых монет отдашь, то возьму, так и быть, - нехотя, словно выдавливая из себя слова, произнёс полувеликан.
        - Э-э?! - опешил его собеседник. - Да одно его перо во время линьки стоит пятьдесят монет! Десять тысяч!
        - Он ещё и линяет? - воскликнул с возмущением брат. - Триста! Большего не стоит эта курица, теряющая перья то и дело.
        Торговец отчётливо заскрипел зубами:
        - За девять с половиной отдам, хоть и в убыток себе.
        - За девять с половиной выкуплю половину маунтов на этом базаре, - отрезал Дмитрий’Вуаркал’Цзань’Торрн. - Триста семьдесят пять!
        Я стоял рядом и старательно удерживал на лице выражение каменной статуи, изображающей афинского стоика.
        В итоге полуторачасового спора брат и торгаш сошлись за двух тысячах двухстах двадцати одной золотой монеты за грифона. Ещё мне показалось, что довольны были оба.
        - Так, братиш, ты же лорд демонов?
        Я молча кивнул, подтверждая ему известный факт.
        - У тебя сколько «повелитель»? - задал он новый вопрос.
        - Ровно пятьдесят, - ответил я и заслужил довольное кивание головой со стороны собеседника.
        - Гуд-гуд, вери гуд, - произнёс он. - А свободных баллов?
        - Тридцать три. Хочешь, чтобы я повысил этот талант? На сколько?
        - До сотни. С таким значением тебе не придётся изображать дрессировщика в цирке и рисковать, что грифон сорвётся с привязки после покупки. Вот, держи, - он дал мне два крошечных флакона, полных каких-то разноцветных искр. Когда-то очень давно в начале двадцать первого века продавались декоративные светильники, называемые волшебными лампами. Их светящиеся внутренности были похожи на содержимое флаконов. - Выпей. В каждом по десять свободных баллов.
        - Ого! - присвистнул я.
        - Тебе сейчас нужнее. Потом твоя алхимичка научится такие делать в любых количествах, когда наберёт побольше уровней. Рецепт у меня есть.
        - Спасибо, Дим.
        Опустошив флаконы с редчайшим и невероятно дорогим зельем, я поднял свободные баллы до пятидесяти трёх единиц. Но уже через пару секунд там осталось только жалкая тройка.
        ««Внимание! Ваш расовый навык Повелитель равен 100!
        Будучи лордом демонов, вы получаете уникальную способность «Призыв подкрепления».
        Призыв подкрепления: воля Лорда вырывает из плана Инферно небольшой отряд сильных демонов или демонических существ, полностью подконтрольных воле призывателя. Уровень и количество призванных зависит от уровня призывателя. Время нахождения призванных в ином плане напрямую зависит от их силы, состояния здоровья, окружающих условий и плана бытия»».
        На несколько секунд я завис, оценивая полезность и прикидывая, в каких случаях мне может пригодиться новая способность. Откуда-то из глубин памяти вылезла мысль, что нечто подобное есть в игре «Герои меча и магии». Играющие за Инферно или нанимаемые игроком инфернальные герои владели аналогичной способностью, которая очень часто помогала переломить ход сражения в свою пользу.
        Потом встряхнулся и шагнул в загон к грифону. Эта тварь, распахнув призрачные крылья, дёрнулась ко мне, издавая клёкот и щёлкая клювом, но в десяти шагах резко замерла, а потом опустила голову. Крылья растворились в воздухе.
        ««Внимание! Привязка маунта Опаловый инфернальный грифон прошла успешно!»».
        Я чуть помедлил, рассматривая это смертельно опасное существо, а потом подошёл к нему и провёл ладонью по гладкому холодному клюву, что был размером в половину меня. Что ж, свободные баллы, конечно, жаль. Я уже привык к тому, что НЗ из них постоянно выручает меня из катастрофических или крайне щекотливых ситуаций. Но это стоило того. Связка я-грифон заметно усиливает каждого в нашей паре. А уж способность летать и вовсе бесценна!
        Налюбовавшись петом, я отозвал его и покинул загон.
        - Куда теперь? - поинтересовался я у Димки.
        - Сначала отдыхаем. А потом нас ждёт Драконий Архипелаг.
        Глава 14
        Два дня брат пропадал в городе, появляясь в гостинице на несколько часов, чтобы отдохнуть. На третий, как только чуть-чуть рассвело, он потащил нас в городской центр, где жили самые богатые и успешные флибустьеры, торговцы и неофициальные правители Най’Тайбака.
        Здесь он привёл нас к двухэтажному зданию иссиня-чёрного цвета с дверьми и окнами, исполненных в виде полураскрытых раковин двустворчатых моллюсков. Издалека они смотрелись очень, хм, характерно. Вот сами представьте, на что похоже полураскрытая раковина, поставленная вертикально. Впрочем, чего ещё можно ожидать от мира, родившегося из виртигры для взрослых с цензом «21+», где 90% квестов можно было выполнить через секс?
        На здании висела вывеска, сообщающая, что перед нами находится трактир «Чёрная раковина».
        - Здесь можно найти практически всё из развлечений и работы, - пояснил мне Димка. - Ингредиентов и оружие с рабами не продадут, но сведут с продавцами или покупателями таковых.
        - И что мы здесь будем покупать?
        - Не покупать. Сегодня нас здесь должен ждать работодатель, чьи умения и знания нам пригодятся, чтобы попасть на Драконий Архипелаг в Золотом море. Ему нужен отряд наёмников для смертельно опасной миссии в том районе, а нам необходимо туда же попасть как можно быстрее - ну, просто идеально подходим друг для друга, - пояснил он мне.
        На входе в таверну нас просветили буквально ренгеновскими взглядами трое вышибал. Парочка из них выглядели натуральным коктейлем из крови, наверное, половины рас этого мира. Туши ростом за два метра из жгутов перевитых мышц, увешанных кучей оружия. А вот третий был мне незнаком и был похож на гориллу с зелёной шерстью, натянувшей на себя короткие жёлтые штаны и светло-коричневую жилетку. Из оружия у него на поясе висел только большой мясницкий тесак со следами ржавчины и выщерблинами на лезвии. Зато на пальцах рук и ног совокупно блестели полторы дюжины колец и перстней. И эти побрякушки точно не были обычными украшениями. Из всех троицы он показался мне самым опасным. Отметил ещё, что кроме уровней больше никакой информации про них прочитать нельзя, всё скрыто. Кстати, только я оценил «гориллу», как опасного противника. Возможно, сработала какая-нибудь не задокументированная интуиция демонического лорда. Все прочие прошлись по нему равнодушными или пренебрежительными - самураи - взглядами.
        - С обезьяной осторожнее, - тихо сказал нам Димка, когда мы удалились на полтора десятка метров от вышибал. Видимо заметил то, как отнеслись к нему мои демоны и зная их горячий нрав. - Это сильный шаман сто двадцатого уровня. В каждом его перстне с камнем сидит сильный дух-контрактор. Прочие кольца - это мощные амулеты. Даже я не рискну просто так к нему лезть, без особой нужды.
        После его слов самураи обернулись и уже совсем по-другому посмотрели на вышибалу.
        Димка повёл нас к лестнице на второй этаж, где торчал истуканом ещё один гороподобный охранник. Ему брат показал металлический круглый жетон с непонятными каракулями.
        - Пропущу только троих. Остальные пусть ждут в зале или на улице, - странным шипящим, никак не идущим для его телосложения, голосом произнёс вышибала.
        - Игорь, возьми с собой Мию, а остальным скажи, чтобы ждали. Спокойно ждали, пока мы не спустимся обратно. Разговор наверху будет недолгим.
        Удивительно, но вспыльчивые самураи молча проглотило то, что, фактически, им приказывает посторонний. Видать, прониклись знаниями и силой моего брата. Господином он для них не стал, но будучи моим близким родственником, являлся кем-то вроде доверенного советника при короле, чьи советы не зазорно выполнять, если они озвучены именно королём.
        На втором этаже таверны имелся свой обеденный зал, своя кухня и несколько больших и не очень приватных кабинетов на все случаи жизни и под любые прихоти клиентов. Судя по тому, что моих подручных не пустили в зал, где из двадцати столов были заняты только семь, здесь могли быть только завсегдатаи, знаменитые личности и те, за кого кто-то влиятельный поручился лично.
        Димка привёл нас с Мией к самой дальней кабинке, там приложил жетон к каменной пластинке на стене рядом с дверью-ширмой, а затем сдвинул ширму в сторону. Внутри нас ждал мужчина слегка за тридцать с длинными, кудрявыми и чёрными, как смоль волосами, с аккуратной бородкой эспаньолкой, одетый в чёрный колет, брагетты и белые штаны-чулки, вроде бы они называются кальес. Одежду украшала обильная серебряная вышивка и кое-где местами кружева. На стуле рядом с ним лежала широкополая чёрная шляпа со средней тульей и пышным алым пером.
        «Прямо испанский гранд да и только», - подумал я.
        ««Алонзо Ди Пье Луанд Гуаркано.
        Уровень: 78.
        Раса: человек:
        Класс: авантюрист»».
        - Приветствую вас, господа, - поднялся на ноги «гранд». - И вас, прекрасная леди. Позвольте представиться, - он отвесил поклон, - шевалье Гуаркано, но вы можете меня звать просто по имени - Алонзо.
        - Рада с вами познакомиться, шевалье, - чуть наклонила голову Мия. - Генерал золотого легиона Мия Росс.
        - Лорд Святовит. Разрешаю обращаться ко мне без титулования, по простому.
        - А меня ты знаешь, Алонзо, - последним из нас сказал Димка и плюхнулся на диванчик. Мебель жалостно застонала под его весом, но выдержала и не рассыпалась на части. - Я привёл тебе командира сильного отряда, с которым ты сумеешь попасть на Драконий архипелаг.
        - Леди… - увидев звание моей невесты, шевалье, вероятно, ошибочно предположил, что она и есть командир отряда.
        - Святовит командует отрядом, - перебил «гранда» мой брат. - Леди Росс один из его бойцов. Остальные ждут внизу.
        Мне стало понятно, для чего понадобилась генеральша: она сыграла роль «витрины». Скорее всего, ни Олеська, ни Гра’Шаард не произвели бы такого впечатления на нанимателя, как Мия.
        - Они всё такие же, как прекрасная воительница? - шевалье посмотрел на меня.
        - Леди Росс самая сильная, но прочие уступают её немногим. Самые слабые имеют полезные профессии для выживания команды в самых опасных локациях.
        - Вуаркал сообщил мне, что вас что-то интересует на Драконьем архипелаге?
        - Да, потому и предлагаем свои услуги, чтобы с меньшими трудностями добраться до нужного места, - подтвердил я, следом успокоил собеседника. - Но сначала выполним контракт, лишь потом займёмся своими делами.
        - Похвально, - кивнул шевалье. - О цене наш общий знакомый говорил?
        - Да, - раньше, чем я успел открыть рот, Димка ответил «гранду». - Она всех устраивает. Хочу ещё сказать, что Святовит принял меня к себе на службу, так что, отряд стал ещё сильнее, Алонзо.
        - Тогда не станем терять время и подпишем магический контракт, - больше задавать вопросов шевалье не стал. Он достал из инвентаря два больших пергаментных листа и тугой замшевый мешочек, размером с детский кулачок. - А это аванс.
        Первым прочитал документ Димка, после чего потребовал изменить и удалить несколько пунктов, что шевалье сделал без особого сопротивления. Было видно, что он особо и не рассчитывал на то, что их оставят. А десять минут спустя наша троица спустилась на первый этаж, где я сообщил товарищам, что уже этим вечером мы покинем пиратский город.
        Где-то за час до сумерек я со своими спутниками сошёл с причала на палубу двухмачтовой шхуны с фигурой деревянной Горгоны на бушприте. При виде неё я непроизвольно вздрогнул, вспомнив Королев из Семи Подземных Городов. Эти дамочки не похожи на тех, кто забывает обиды. И лучше бы мне поскорее выполнить поручение корпорантов и вернуться на Землю, где меня будет не достать никому из местных.
        «Ох, не к добру я про них вспомнил», - промелькнула мысль в голове.
        - Капитан Юртс, корабельный маг Ни’Др и боцман, - представил мне главных на корабле моряков наш наниматель. Троица выглядела ровно так, как их бы нарисовал голливудский искин для фильма о морских джентльменах удачи. Уровни от семидесятого до семьдесят шестого. Кроме них на шхуне находились ещё двадцать три матроса. И у всех уровни практически не уступали командной троице.
        Кают никто нам предоставлять не стал. С другой стороны, таких на корабле было три, одну занимал капитан, вторую взял себе наш наниматель. Третья была всегда закрыта, возможно, её отвели под кладовку с особо ценными вещами. Под проживание отряду была выделена часть трюма, что сейчас пустовал. Кровати - гамаки. Мало того, они висели в два яруса, что создавало изрядные неудобства для самых крупных членов команды. Пришлось сначала отправиться на поиски плотника, чтобы выпросить у него инструмент, а потом заняться перевешиванием постельных мест. Плыть нам предстояло от десяти дней до двух недель, всё зависело от ряда факторов. И хотелось это время провести в комфорте настолько, насколько это возможно.
        Спустя четыре дня плавания случилось первое нападение на наш корабль. Я в это время дремал в трюме, покачиваясь в гамаке в такт корабельной качке. Духоту и неприятный запах сырости (и не только) убрала Сцита с помощью своих зелий. И вдруг сквозь дрёму до меня донёсся шум непривычной суматохи. В одно мгновение я слетел с гамака и метнулся к лестнице, ведущей на верхнюю палубу. На полпути столкнулся с Олеськой. Как оказалось, она спешила ко мне, чтобы рассказать о причине шума, который вырвал меня из сна.
        Оказавшись на свежем воздухе, я задрал голову, приложил ладонь ко лбу, прищурился и посмотрел в небо. А там, зайдя со стороны солнца, висел в воздухе человек в длиной развевающейся распахнутой мантии или плаще.
        - Появился пару минут назад, - сказал мне шивани. - Но неизвестно, сколько до этого наблюдал за нами, если использовал чары скрытности.
        - Жаль, что так далеко, - вздохнул я. - Ни уровня, ни расы не рассмотреть, - тут я заметил шевалье буквально в паре шагов от себя и окликнул его. - Алонзо!
        - Интересно, кто это? - хмыкнул он, повернув голову в мою сторону. - Имени его не назову, а вот цель его знаю. Да и ты тоже. Догадываешься?
        - Он ищет тоже, что и ты?
        - В точку, - подтвердил шевалье. - Вот только у него, точнее, у тех, кто его направил за нами следить, нет одной вещи, без которой схрон не найти.
        - Карта? Компас?
        - Нет и нет. Даже не пытайся догадаться, Сервий, - он отрицательно помотал головой. - Могу лишь сказать, что благодаря этой вещи враги не станут уничтожать корабль. Иначе мы могли бы уже давно пойти на корм крабам.
        - Будет абордаж, - рядом возник, как из-под земли капитан Юртс. - Готовьтесь к драке.
        - А с этим что делать? - я указал на наблюдателя.
        - Отсюда не достать. Сам он тоже нам не навредит. Так что, пусть болтается, пока амулет не выработает ману, - махнул рукой шевалье.
        - А если попытаться его снять?
        - Если сможешь - пробуй.
        В ответ я улыбнулся со злым предвкушением. Судя по тому, как синхронно вздрогнули капитан и шевалье, улыбке больше подошло бы определение оскал. Резко развернувшись на месте, я почти бегом добрался до носа корабля и соскочил на бушприт. Там воспользовался одним из зелий ведьмочки, что даровало полную невидимость от обычного и магического взгляда. Как только оно подействовало, я активировал левитационный амулет и на всей возможной скорости взмыл вверх. Эта волшебная безделушка даст мне возможность продержаться в воздухе несколько минут и подняться на высоту почти в тысячу метрах. А вот наблюдатель врагов, между прочим, торчит не больше чем в четырёх сотнях и в сотне-полторы за кормой.
        «И почему Алонзо сказал, что этого хмыря не достать? - думал я, поднимаясь всё выше и выше и под углом к солнцу, чтобы оказаться высоко за спиной противника. - Хм, а это там что? Корабли?».
        С километровой высоты я сумел рассмотреть далеко позади нашей шхуны крошечные фигурки двух кораблей, идущих по нашему следу, как гончие за лисой. Не ошибусь, если скажу, что с палубы одного из них взлетел владелец мантии подо мной.
        «Пора».
        После этой мысли я вызвал грифона. Огромное существо возникло подо мной и уже с расправленными призрачными крыльями. Секунду спустя я мягко упал на него и устроился в месте, где спина сходилась с шеей.
        «Вниз!».
        Мысленной команды хватило, слов не понадобилось. Грифон сейчас был, как часть меня, слышал чёткие и «громкие» мысли так же хорошо, как если бы я прокричал их вслух. Всё благодаря ментальной связи, усиливающейся в несколько в те моменты, когда я сижу на нём или просто прикасаюсь.
        Наблюдатель услышал или почувствовал моё присутствие в тот момент, когда между нами дистанция сократилась до двух сотен метров. Даже не став оборачиваться и терять драгоценные мгновения, он попытался резко снизиться и уйти в сторону от опасности сверху. Вот только мой маунт оказался быстрее и ловчее.
        Сокол-сапсан развивает скорость в пике порядка трёхсот километров в час. Мой опаловый грифон был ещё быстрее - преодолел звуковой порог. Чужой маг сумел отлететь за секунду на пару метров в сторону и на десяток вниз. Но это его не спасло, и клюв грифона сомкнулся на его теле, развалив то на три части. Левая рука и таз с ногами полетели в воду, а остальное туловище с правой рукой оказалось во рту моего маунта. Всего на секунду мелькнули системные данные противника.
        ««Люциант Лунный Пух.
        Раса: полуэльф.
        Уровень: 85.
        Класс: маг воздуха»».
        Следом пришло сообщение о его мгновенной смерти.
        «Был мужик, и нет мужика», - подумал я, машинально наблюдая за падением нижней части мага и полосой кровавой взвеси, тянущейся за обрубком. Заодно отметил, что резкие кульбиты грифона, его мгновенное ускорение и торможение на мне сказываются намного легче, чем должно было бы. Или тут играет роль особая аура создания, нивелирующая негативные последствия высшего птичьего пилотажа. Или это я такой толстокожий, и чтобы пронять меня по-настоящему требуется что-то более сильное, чем воздушные американские горки.
        На корабль я вернулся тем же способом, как и покинул его, выпив зелье левитации и отозвав маунта в воздухе, после чего плавно опустился на палубу.
        - Братиш! - Димка показал мне большой палец.
        От самураев ко мне тянулся шлейф чувств из смеси восторга и удовлетворения. Ши’эйга чувствовали тоже самое. Только Олеся чуть-чуть обижалась, что я ушёл один, без её прикрытия.
        - Сервий, ты видел чужие корабли сверху? - ко мне подошёл Алонзо.
        - Там, - я махнул рукой назад, - два трёхмачтовых судна. До них километров тридцать пять или даже все сорок.
        - Всего лишь два, - задумчиво пробормотал шевалье. - Хм.
        - Что-то не так? - рядом оказался Димка. - Их должно быть больше? Сколько? Ты знаешь, кто это именно?
        - Ещё два корабля точно должны быть. Если их не видно сверху, значит, они прикрыты магическим пологом невидимости и находятся намного ближе. А та парочка просто отвлекает наше внимание и заодно успокаивает, мол, далеко мы, нечего бояться. Я бы поступил также.
        - Так, так, - на этот раз уже задумался мой брат и вдруг неожиданно рявкнул, заставив всех на палубе вздрогнуть. - Капитан!
        - Что орёшь, верзила? - раздался с кормовой надстройки недовольный голос Юртса.
        - Враги уже рядом, могут в любой момент напасть. Готовь корабль к отражению абордажа!
        - Ты уверен? - насторожился Алонзо.
        - Я бы после гибели наблюдателя также сделал. Начинайте готовиться к бою, а я попробую найти скрытые корабли, - ответил ему Димка.
        - Понял, - кивнул шевалье.
        Мне с моими помощниками досталась оборона правого борта и кормы. Левый борт и нос станут защищать моряки, те, что не будут заняты управлением корабля. Особой подготовки для контрабордажа не требовалось - всё лежало в инвентаре, оставалось только экипировать оружие и броню. Демонов я поставил на корме, Мии и Олеське выделил позиции ближе к носу шхуны, а ши’эйга оказались между ними. Сам я встал у грот-мачты, контролируя всех подручных и готовый прийти на помощь в любой момент, если кто-то из них не станет справляться с вражеским давлением. Впрочем, последнее маловероятно, учитывая уровни моих бойцов. Из всех, только Димке была дана свобода действий. Как раз в тот момент, когда я закончил расстановку, он встал на кормовой надстроке, опёрся руками на фальшборт и устремил свой взгляд куда-то вдаль. Спустя несколько секунд, он достал знакомую мне масляную лампу и приложил к её боку ладонь. Тут же рядом с ним появилась Гюльчатай. В этот раз она появилась одетой, полностью закутанная в белоснежную ткань, превратившую её в бесформенную фигуру. На виду оставались только кисти рук и часть лица в районе
переносице и глаз. Брат что-то ей сказал, та коротко кивнула и грациозно спрыгнула в воду, с головой погрузившись в неё под удивлённые возгласы моряков.
        В том месте, где она нырнула, очень быстро сформировалось небольшое облако водяной пыли и мелких капель, в котором даже появилась яркая радуга. Чуть повисев на одном месте, облако-Гюльчатай сдвинулось с места, мгновенно набирая скорость, и описало первый круг вокруг шхуны. Затем был второй уже большего диаметра, третий, четвёртый…. Джинния кружилась вокруг нашего корабля по спирали, всё время ускоряясь и наворачивая круг за кругом. Уже через пять минут рассмотреть её стало возможным только из «вороньего гнезда».
        А через пятнадцать минут она вернулась.
        Водяное облако мгновенно превратилось в девушку, стоящую на воде, как на суши. Миг - и она поднялась на столбе воды. С него она сошла на планшир и была подхвачена Димкой, который затем поставил девушку на палубу рядом с собой. Как раз к этому моменту я добрался до их сладкой парочки, чтобы получить результаты разведки из первых уст. Алонзо, капитан и маг уже были там с самого начала.
        - Три корабля совсем рядом с нами. Здесь будут минут через двадцать самое большое, - доложила джинния Димке и ткнула рукой вправо. - Два спрятались за куполом невидимости там. Эти корабли крупные, больше нашего в полтора раза. И ещё один заходит к нам с той стороны, - новый жест указал влево, - и он находится под водой.
        Эти слова девушки вызвали бурю недовольных и встревоженных восклицаний моряков, находящихся поблизости.
        - Ихтианы, чёртовы лягушки, - зло произнёс Юртс.
        Судя по докладу Гюльчатай, слева к нам подкрадывается настоящая подводная лодка. А это почти со стопроцентной гарантии указывает на ихтианов. Хотя в основном их флот состоит из, так сказать, живой силы - гигантские скаты, черепахи, кашалоты с акулами и змеями, но не чураются они и техническими изделиями, такими, как подводные лодки. Выглядят они, как изображения художника - любителя стимпанка. По мощи заметно уступают надводному флоту, но берут незаметностью и неожиданностью, практически всегда за ними эффект (и эффективность) первого удара в морском сражении. И если бы с нами не было джинна водной стихии, то мы могли не заметить подводных врагов до самого последнего момента, когда уже стало бы поздно.
        - С подлодкой я разберусь, - неожиданно для всех заявил Димка, тут джинния показательно кашлянула, и он поправился. - Мы справимся.
        Не знаю, что толкнуло меня под руку, но я вслед за ним сказал:
        - Один корабль я возьму на себя. Примерно в курсе, какие там уровни у экипажа?
        Последние мои слова были обращены Алонзо и тот после секундной заминки сообщил:
        - В пределах сотого уровня. Может быть, будет несколько более сильных, но не выше сто десятого.
        - Точно? - я пристально посмотрел на него.
        - Клянусь, - уверенно ответил он. - Единственно, что для меня самого сюрприз - это появление ихтианов. Но с ними могла договориться Ферейна Лазурная, она из жриц одной из морских богинь.
        Его слова напомнили мне про одну полубогиню, которая, скорее всего, всё ещё ждёт меня. Пожелай я позови её, и она легко окажется здесь. Для неё будет проще простого утопить всю вражескую эскадру. Вот только за такую помощь, как минимум, она потребует вновь составить ей компанию, как при нашем знакомстве… и меня терзают сомнения в том, что она меня отпустит так просто в этот раз.
        «Чур меня, хватит и уже имеющегося гарема, - вздрогнул я и незаметно для сплюнул через левое плечо. - Мне только с богинями не хватало связаться».
        - Тогда с одним кораблём точно справлюсь, - подтвердил я своё недавнее обещание. - Часть моего отряда останется здесь. Они помогут отбиться от последнего судна.
        Во взгляде Алонзо и капитана мелькнуло облегчение. А вот со стороны самураев, которые слышали наш разговор, потянуло опаской и тоской. Их чувства понятны без слов: волнуются, что именно они и останутся на шхуне. Чтобы не играть на их нервах, я повернул голову в их сторону и ободряюще улыбнулся, глазами говоря «вы со мной». В ответ пришла буря восторга и обожания, которую захлестнула волна кровожадного ожидания кровавой схватки.
        За две минуты я поделил свою команду на тех, кто останется здесь, и кто отправится со мной захватывать чужое судно. Впрочем, особых вариантов не было. Там мне понадобятся самые сильные бойцы. Здесь же львиную долю вражеского натиска примет на себя команда шхуны. И потому на борту остаётся Нэйфиса, Рапунцель, Сцитта и Олеська. Шивани больше пригодилась бы мне там, но кто-то должен был присматривать за оставшимися девчонками, среди которых не было ни одной носительницы боевого класса.
        Стоит добавить, что Рапунцель не удержалась и высказалась в своей привычной манере, ну, или у неё из-за волнения случилось обострение, так сказать, недавнего слабоумия, вызванного тысячелетним пленом и мгновенной потерей опыта перед пленением:
        - Если ты, муженёк, опять какую-то бабу с собой притащишь, то я с тобой разведусь. Но перед этим налью тебе кислоты в штаны.
        - Следите за ней, чтобы не лезла в самую гущу, - не обратил я внимания на её угрозу. - Она это любит.
        - Я прослежу, обещаю, - единственная из всех ответила мне Олеся.
        Уже перед тем, как вызвать грифона, ко мне подошёл Димка и сунул в руки два небольших цилиндра, выточенных из голубоватой кости, размером с сигару. Каждый был заткнут притёртой пробкой из того же материала. Со стороны эти цилиндры выглядели, как контейнеры с пороховым зарядом, которые в старину носили на «берендейке» стрельцы.
        - Игорь, держи. Здесь запечатаны духи, которые выпивают любую сильную магию в радиусе сотни шагов. Они тебе пригодятся, чтобы снять невидимость и защиту с вражеских кораблей. До них отсюда километра три, может, четыре. Тебе нужно пролететь минимум два и выпустить духов на свободу. Они обязательно почувствуют источник активной магии - невидимость или защитный полог, и устремятся туда. Если очень повезёт, то они вытянут и часть энергии из личных амулетов экипажей кораблей, - произнёс он мне. - Только учти - минимум два километра, а лучше больше. Иначе эти твари, - он указал на «костяшки» почувствуют магию на нашем корабле.
        - Наши амулеты не сожрут?
        - Нет, насчёт этого не волнуйся. Там всё продумано в пользу владельца и его окружения, главное, подальше от шхуны открывай.
        - Я понял, Дим. Спасибо.
        - Не за что, - отмахнулся он, а потом быстро обнял меня, для чего ему пришлось сильно наклониться. - Игорян, будь осторожен там, ага? Была бы у меня хрустальная жизнь, то дал бы. Но - увы. И пойти с тобой не могу.
        - Дим, я справлюсь. И вообще, это старшему брату полагается защищать младшего, - чуть ворчливо произнёс я и ободряюще похлопал его по спине.
        - Ну, всё, ни пуха - ни пера, - распрямился он.
        - К чёрту!
        Я призвал грифона прямо на корабле, где он уместился с большим трудом. Быстро забрался на место наездника, после чего протянул руку Мии:
        - Держи, я помогу.
        Девушка со своими характеристиками справилась бы с этим плёвым делом даже быстрее меня. Но мой жест был, так сказать, данью вежливости и эдаким знаком внимания, моего расположения.
        После того, как генеральша оказалась за моей спиной, я дал команду грифону, и тот прыжком покинул палубу. Оказавшись на просторе, он распахнул призрачные чёрные крылья и резко взмыл вверх. Такой вираж заставил Мию теснее прижаться ко мне и обнять руками. Доспехов ни на ней, ни на мне не было, так что, я отлично чувствовал все её прелести.
        «Это классно заводит, блин, но не сейчас же», - подумал я, с большим трудом усилием воли туша вспыхнувшее возбуждение. Что поделаешь, некоторые особенности демонической крови иногда бывают неуместными.
        А пока я боролся с неуместными - но, чёрт побери, такими приятными - желаниями, маунт сделал круг вокруг корабля, в районе кормы снизился и совершил стремительный рывок, выставив впереди себя лапы с растопыренными пальцами. Миг - и в них оказались крепко зажаты самураи.
        Спустя полминуты грифон забрался высоко в небо и понёсся, как стрела в том направлении, откуда к нам приближались скрытые магией корабли неизвестного противника.
        Пара километров пронеслась в одно мгновение, потом ещё один, и только после этого я отдал приказ маунту остановиться. Тот завис в воздухе, изредка совершая быстрые взмахи крыльями, то чуть проваливаясь вниз, то взлетая на несколько метров.
        Достав сосуды с духами, я поочередно и не без внутренней дрожи выдернул пробки. На краткий миг появилось ощущение, будто я прикоснулся кончиками пальцев к оголённым проводам под слабым напряжением.
        - И? - пробормотал я. От столь могущественных предметов я ожидал более, так сказать, зримых эффектов.
        - Смотри туда, - Мия потянула меня за плечо влево, в сторону нашего корабля. Несколько секунд я водил взглядом по морской глади, пока не увидел нечто интересное.
        Как оказалось, вражеские корабли обладали отличным ходом или после гибели мага-наблюдателя резво ускорились и приблизились к шхуне на дистанцию в километр. Это оказались огромные трёхмачтовые линейные корабли. Мне как-то доводилось побывать петербургском в закрытом сухом доке, где стоял барк «Крузенштерн», превращённый в музей. Если верить табличке с описанием, то это был трофей аж с Великой Отечественной Войны! Сильно от темы отходить не стану и вдаваться в историю тоже, просто скажу, что вражеские корабли оказались даже больше его. Чуть-чуть, но больше. Разве что, у барка было четыре (если память не подводит) мачты, а тут всего три. Зато на этих трёх мачтах были оборудованы настоящие боевые позиции со стационарными боевыми машинами - «скорпионами» и «небольшими аркбалистами.
        - Я этой Гюльчатай зад надеру, когда вернёмся, за неполную информацию, - сквозь зубы прошипел я зло.
        - Брось, милый, мы справимся, - прошептала мне на ухо Мия. - Корабли большие, зато экипажи слабые.
        - Ты видишь их?
        - Да. У меня есть способность «могучий орлиный взор». Я вижу троих с уровнем девяносто. Это два воина и магичка, кажется, некромантка. Остальные на десять и более уровней ниже… о-о, да там основная масса между шестидесятым и семидесятым уровнем!
        Снизу донёсся кровожадный клич Гра’Шаарда, а едва он стих, как я услышал голос Фаранги:
        - Господин, когда же?!.
        - Уже летим…
        Тут меня перебила Мия.
        - Подождём, пока духи сожрут магию на кораблях. Ты их не видишь, что ли? - произнесла она.
        Лишь после этих слов я заметил, что нал самыми кончиками мачт висят два почти полностью прозрачных гигантских существа. Выглядели они, как садовые слизни с десятками тонких щупалец, выходящих из головы. Эти отростки опутали суда и по ним иногда пробегали разноцветные яркие искры. Наверное, то были сгустки маны из амулетов и зачарованных предметов.
        Экипажи парусников пытались как-то бороться с духами, но безуспешно. Мне даже показалось, что потусторонние существа совершенно не замечали потуг магов, колдующих на палубах. На то, чтобы опустошить накопители с маной, бывшим узникам костяных узилищ понадобилось минуты три. Обожравшиеся духи под конец стали отлично видимы обычному взору. Впрочем, демонстрировали себя они недолго и в одно мгновение исчезли, когда есть им на кораблях стало нечего.
        Едва это случилось, как на головы моряков одного из кораблей свалились мы.
        - Джеронимо! - завопил я, решив повторить один из популярных кличей в различных иностранных боевиках. Почему имя давным-давно погибшего вождя индейцев стало им - я не знаю. А интерес оказался не так силён, чтобы утолить его в ходе поиска в сети.
        - Ааргхар! - ревел Гра’Шаард, падая в своих доспехах из проклятого серебра на палубу.
        А вот девушки приземлились молча. Грифон, освободившись от седоков, свалился на расчёт «скорпиона» на одной из рей. Разметав стрелков и одним ударом лапы разбив в щепки боевую машину, он прыгнул в сторону кормовой мачты. Пробив парус и разорвав паутину такелажа, маунт оказался на просторе над водной гладью. Там он развернулся и повторил атаку, уничтожив ещё один расчёт вместе с оружием.
        А в это время я со своими соратниками в буквальном смысле вырезал толпы абордажников и матросов на палубах. Призванные гремлины и Чёрный гвардеец усилили нашу боевую группу.
        Самураи исчезли в трюме, Мия занялась командирами и магами, а я уничтожал на верхней палубе пушечное мясо, которое мне мало что могло противопоставить. Ещё бы, у меня суммарно двухсотый уровень и куча бонусов с редкими способностями, а из врагов редко кто достиг семидесятого.
        Картинка, звуки, запахи… вряд ли даже самый умный голливудский ИИ в «прошлой» жизни мог бы создать настолько мощный ряд спецэффектов, чтобы он пробирал до печёнок. Да и цензура не пропустила бы такое.
        Гренадёр и бомбардир оторвались от души. Здесь я им не ставил никаких запретов насчёт применения бомб. Главным было - не задеть взрывами и осколками союзников. Кстати, забавно было видеть, как лопоухие карлики играючи справлялись сразу с несколькими противниками, каждый из которых был для них человеком-горой. Удар дубинки одного гремлина ломал чужие руки и ноги, проламывал черепа, сбивал с ног. А артиллерийский трёхгранный стилет другого пробивал любую броню и тело под ней насквозь, попутно хитро резал снасти, превращая те в ловушки.
        Чёрный гвардеец без всяких хитростей шёл в лобовую атаку или бил в спину убегающих противников. Удар его двуручного меча рассекал по два-три моряка, превращал в щепки огромные бочки и ящики, которыми местами была заставлена палуба.
        Иногда я останавливался и отвлекался на то, чтобы оценить ход боя и обстановку в целом. В один из таких моментов увидел, что второй парусник не стал помогать товарищам против нас, а направился к шхуне. Собственно, как мы и предполагали. К слову сказать, поступи он иначе, то не факт, что мой урезанный отряд справился бы с двумя экипажами. Нет, нас бы и объединённые, так сказать, силы не убили бы. Просто пришлось бы отступать.
        Я не видел работу только парочки самураев, куролесящих в трюмах корабля.
        «Хех, легки на помине», - хмыкнул я про себя, когда увидел демонов, выпрыгнувших из люка между грот - и фок мачтой. Фаранга пустила вниз огромный багровый шар демонического огня, а бывший лейтенант захлопнул крышку люка сразу после этого. К ним тут же бросились полтора десятка врагов и… полегли в течении десяти секунд под ударами магии и алебарды.
        - Господин!..
        - Сервий! На носу в трюме провела ритуал…
        - … там сейчас будет взрыв…
        - …нужно уходить с корабля!
        То перебивая, то дополняя друг друга, они прокричали мне важную информацию. Скорее всего, речь шла о каком-нибудь ритуале с жертвоприношением из кухни демонов, весьма способных и охочих до подобного.
        - Я понял! - крикнул им в ответ. - Ми…
        Закончить фразу не вышло. В нескольких десятках метрах впереди из палубы ударил вверх фонтан из огня, воды, щепок и частей тел моряков. Пламя мгновенно охватило нижние неубранные паруса и такелаж на фок-мачте. Эффект от взрыва был такой же эффект, как если бы судно на полном ходу врезалось в подводную скалу. Из пары сотен находящихся на верхней палубы на ногах удержалось десятки три. Те моряки, что торчали на реях и вантах, посыпались вниз, как переспелые яблоки.
        В одно мгновение носовая часть парусника превратилась в пылающий костёр и стала стремительно погружаться в воду, поднимая корму и укладывая корабль на левый борт. Всем сразу стало не до сражения: моя команда выполнила задачу остановить врагов, а уцелевший экипаж думал только о спасении.
        Также, как попали на парусник - с помощью грифона - мы и покинули его. Спустя две минуты после этого мы свалились на головы морякам второго трёхмачтовика, часть которых уже находились на палубе нашей шхуны. Уничтожить их и перевести бой на чужую территорию отняло у моего отряда меньше пяти минут.
        Уже полчаса спустя чужой корабль был полностью в наших руках с той частью команды, что избежала резни, устроенной моим отрядом. Вообще, игровые условности в реальном мире - это атомная бомба! Неполный десяток бойцов уровнями 100+ уничтожил и пленил несколько сотен противников, уровнями 60 -80. Всех выживших врагов загнали в трюм, осле чего все мы бегло пробежались по судну в поисках ценных трофеев. Я приказал собирать амулеты, золото и зачарованное оружие с доспехами. Всё прочее барахло дал указание оставлять на месте. Его пусть моряки со шхуны забирают себе, если им нужно. Было немного жаль, что времени мало на вдумчивый обыск огромного корабля. И виноваты в этом были те суда противников, которые я ранее заметил с воздуха. Сейчас они приблизились настолько, что уже можно было разобрать верхушки их мачт. Желания сражаться ещё и с ними ни у кого не было. Нам и так предстоял ремонт - враги во время абордажа изрядно подгадили.
        - Всё, пора уходить! - громогласно крикнул нам с кормовой надстройки Юртс. - Пять минут и рубим канаты! Никого ждать не станем!
        В основном его слова касались матросов со шхуны. И я сомневаюсь, что капитан вот так прямо бросит их на чужом корабле, ведь вместе с ним остались пять или шесть человек. С таким количеством невозможно управлять парусником. А ещё со шхуны сошёл маг, без которого двигаться с нормальной скоростью никак не выйдет.
        Когда союзники вернулись на своё судно и канаты были перерублены, Фаранга ударила боевыми чарами по мачтам. Те мгновенно занялись багровым пламенем, затушить которое теперь практически невозможно. До моряков в трюме огонь не сразу доберётся. Или они сами усеют выбраться наверх, или им помогут товарищи с приближающихся кораблей. В любом случае этот трёхмачтовых парусник больше не будет представлять нам угрозу.
        Глава 15
        Спустя двое суток случилось второе нападение. В этот раз нас решили пощипать пираты на трёх больших мореходных галерах. Юртс между делом сообщил, что это молодчики с недалекого архипелага Дери’Сомари, лежащего в нескольких часах плавания на востоке от нас. Его жителям лень честно трудиться. А проходящие недалеко от островов несколько морских путей соблазнили их заняться пиратством. И занимались этим «благородным» ремеслом темнокожие мужчины и женщины уже не одно поколение. Но в отличии от той же Ферейны Лазурной, недоброжелательницы моего нанимателя, дерисомарийцы свои жизни ценили дороже, чем куш, который ещё нужно вырвать в схватке. И когда Фаранга разнесла нос первой галеры, от чего та стала стремительно тонуть, прочие судёнышки благоразумно повернули назад. И даже наплевали на своих тонущих соплеменников, которые жалобно кричали им вслед.
        На пятый день плавания шхуна подошла к границе Золотого моря. Этот регион-локация считался полузакрытым ещё в то время, когда я, так сказать, играл, а не жил. Просто так сюда не пускали кого попало. При этом официально запретов не было. Ограничением являлась заоблачная сложность в деле проникновения и дальнейшего выживания в этом месте. Никаких «песочниц» здесь не имелось, уровни простых мобов и неписей по некоторым слухам стартовали от пятидесятого, а по другим аж с семидесятого! Все мобы без исключения являлись «аграми» и нападали при любой возможности на чужаков, осмелившихся заплыть в Золотое море. А боссы, скорее всего, дадут прикурить даже моей команде. Я просто не представляю, что тут хочет получить Алонзо со своими характеристиками.
        «Или он скрывает настоящие под фальшивыми, как совсем недавно делал я», - мелькнула догадка в моей голове.
        - Придётся постараться, чтобы пройти через это, - хмыкнул Димка, стоя рядом со мной на носу и смотря на первую полосу препятствий, отделявшую Золотое море от всего остального мира.
        - Да уж, - согласился я с ним. - Думаешь, пройдём?
        - Алонзо сказал, что это самая лёгкая часть нашего пути.
        - М-да. Интересно, какая же тяжёлая будет?
        - Надеюсь, что увидим, - спокойно, я бы даже сказал, что философски ответил мне брат. Я понял это как «надеюсь, что доживём до того момента и не сдохнем на более простых этапах».
        А сдохнуть мы могли уже в самое ближайшее время. Достаточно было взглянуть вперёд.
        А там…
        В нескольких километрах впереди от края и до края тянулась цепь скал разной величины, вокруг которых неукротимо бушевала вода. Над скалами висели тучи, в глубине которых постоянно сверкали вспышки не то молний, не то какой-то особо пакостной атмосферной магии. Не стоило даже и думать, чтобы перелететь через рифы.
        - Мне кажется, или они движутся?
        - Не кажется, - подтвердил Димка. - Это Цепь Лусида. По легенде он был сильным гидромантом и однажды стал полубогом. Но заодно с божественным титулом получил пророчество, что придёт час, когда его скинет с пьедестала простой маг и займёт его место. Тогда Лусид решил спрятаться в самом труднодоступном месте и закрыть путь туда водой и скалами.
        - Ох, надеюсь, что наш Алонзо не маг из легенды, - пробурчал я. - Биться с полубогом я не подписывался.
        - Зато представь, - проникновенно произнёс Димка, - какие бонусы и награды мы получим за победу над таким существом.
        - Дырку от бублика мы получим, причём, в своей голове, - заметил я. - На полубога нужно готовиться заранее, покупать особые амулеты, оружие и доспехи. Да ты сам всё лучше меня знаешь.
        - Да я шучу, братиш, - рассмеялся он. - Алонзо хочет что-то забрать с Драконьего архипелага, а не свергнуть полубога. В этом я уверен на сто и один процент.
        Пока мы с ним беседовали, шхуна успела заметно сократить расстояние до первых «пенных барашков», бьющихся о самые маленькие рифы, едва торчащие из воды и часто скрываемые волнами. Далёкий плеск превратился в громкий рокот, ставший мешать нормальной беседе.
        - Ага, так вот кого он прятал в своей каюте, - вдруг сказал Димка, осмотрев куда-то назад через мою голову.
        - Что? - обернувшись, я увидел Алонзо, про которого мы только что говорили, а рядом с ним высокого мужчину, замотанного огромным количеством бинтов, что делало его похожим на мумию. Вот только у мумий не бывает окровавленных повязок. Причём кровь сочилась через них, а не попала сверху. Данная парочка поднялась на кормовую надстройку и встала рядом со штурвалом. - Это ещё кто такой?
        - Пошли узнаем.
        К тому моменту, пока мы прошли от носа корабля до кормы, человек в бинтах встал за штурвал.
        - Да как он видит? - удивился я, заметив, что лицо незнакомца полностью замотанно бинтами, красными от крови. А ещё от него тянуло слабым запашком гниения.
        ««Неизвестный проклятый»».
        Ни имени, ни уровня, ни расы.
        - Он чувствует, - негромко ответил мне Алонзо. - Проклятье ведёт его в то место, где он его заработал.
        - Заработал, значит, - пробормотал я и совсем уж тихо добавил. - Не нравится мне это совсем.
        Как бы тихо я не прошептал последнюю фразу, Димка, всё-таки, сумел её расслышать. Он наклонился, слегка сжал моё правое плечо своей лопатообразной ладонью и также тихо сказал:
        - Прорвёмся.
        Между тем проклятый вдруг резко крутанул руль и направил шхуну прямо на скопление мелких острых рифов, ненамного выступающих над водой.
        - Эй, ты куда, отрыжка кракена? - дёрнулся к нему Юртс, но ему дорогу заступил наш наниматель.
        - Тихо, капитан, всё в порядке. Он знает безопасный путь сквозь это место, - произнёс шевалье, выставив перед собой раскрытую ладонь, почти упираясь ею в грудь собеседника. Тот отвечать не стал, лишь мазнул злым и обеспокоенным взглядом по забинтованной фигуре.
        Но если капитан принял на веру обещание шевалье, то вот остальной экипаж чуть не взбунтовался, увидев, что их гонят прямо на скалы, вокруг которых бешено бурлила морская вода и белоснежная пена.
        - Олеся, перекрой ту лестницу и не пускай никого. Фаранга, Гра’Шаард, вы встаньте там, - быстро раздал я указания, заметив нездоровые поползновения матросов. - Никого не пускать, в случае нападения не убивать… сразу не убивать. И не калечить без большой нужды, нам нужны рабочие руки.
        - Да, повелитель, - поклонились мне демоны.
        - Я всё сделаю, не подведу, Святовит, - слабо улыбнулась шивани.
        Вид трёх бойцов, каждый из которых более чем вдвое превосходил в уровнях самого сильного моряка, заметно сбил боевой настрой экипажа корабля. Затем была короткая речь капитана, после которой все недовольные разбрелись по своим местам, спрятав тесаки и большие ножи.
        Между тем, корабль мотало на волнах всё сильнее и сильнее, а грохот волн, разбивающихся о скалы, стал заглушать любые разговоры. Чтобы не улететь за борт при особо сильном маневре судна, я схватился на планшир. Моя завышенная Ловкость помогала оставаться на ногах даже в том случае, когда палуба поднималась чуть ли не вертикально или не заваливалась набок под огромным креном. Но вот при таких экзерсисах без точки, так сказать, крепления, оказаться в воде - плёвое дело.
        Скалы, на которые нас вёл проклятый, были всё ближе и ближе. Сто метров. Пятьдесят. Двадцать.
        «Ма-ать твою, а-а, млина-а!», - охнул я про себя, когда шхуну подхватила высокая волна и буквально бросила на рифы. Рядом кто-то не сдержался и выругался вслух. На лицах всех, кроме брата, застыло выражение злости и ужаса. И только Димка смотрел на происходящее счастливом взглядом маньяка, увидевшего нечто очень важное и приятное. Ну да, этому игровому задроту открытие очередного секрета игры (пардон, нового мира) - это как вкусную конфету съесть.
        Удивительно, но шхуна избежала участи оказаться на каменных клыках. Те слегка царапнули по днищу, когда волна перенесла корабль через смертельно опасную преграду. Набранная скорость и поток воды, который нёс наше судёнышко, помогли проскочить мимо двух рядов скал, торчащих из воды, и ограничивающих маневр. Когда мы уже проскочили этот проход, то я обернулся и увидел, что там начала пениться вода в десятках мест, что указывало на наличие невидимых рифов у самой поверхности. Та самая волна, что нас перенесла через первые скалы, помогла избежать встречи и с ними.
        Следующий час вокруг была полная чехарда, в которую включились волны, скалы и, конечно, шхуна. Без потерь не обошлось - открылись две течи в бортах. К счастью, небольшие и команды с ними быстро справилась. Смыло одного матроса.
        - Словно, корабль кровоточит, - вдруг рядом со мной сказала Мия. - И откуда в нём столько крови?
        Я не сразу понял, о чём она. Лишь проследив за её взглядом, стало ясно, что девушка подразумевает проклятого, который всё так же стоял за штурвалом. Вода, что постоянно захлёстывала наш корабль, облила всех, в том числе и рулевого. Смешиваясь с его кровью, она стекала на доски мостика и растекалась огромной лужей. Кровавые ручейки даже на главную палубу дотянулись. Самое главное - крови было ну очень много!
        Появление тихой крошечной бухты среди окружающего водного Ада стало для всех неожиданностью. Только что корабль содрогался от ударов волн, в нескольких метрах от бортов проносились скалы, угрожая разнести в щепки шхуны за малейшую ошибку рулевого и вдруг - тихая и ровная гладь воды, лишь чуть-чуть волнующуюся из-за залетавших в бухту волн.
        - Здесь переждём несколько часов, отдохнём, проведём ремонт и двинем дальше, - громко сообщил всем капитан. - И помните, впереди нас ждут сокровища, какие ни один наш брат не видел за всю жизнь! Ничего просто так не даётся, сначала нужно рискнуть и поработать.
        Судя по взглядам матросов поблизости от меня, речь своего капитана они не восприняли никак. Точнее, восприняли явно совсем не так, как того он хотел. Ну да и к чёрту их. Тут ещё ко мне и шевалье подошёл.
        - Святовит, - окликнул он меня.
        - Слушаю.
        - Оставь пару бойцов на палубе и одного самого сильного рядом с моей каютой. Остальные пусть присмотрят за матросами в трюме, только не явно, чтобы не пугать их. Вроде как отдыхаете вместе с ними.
        - Хорошо, я понял, - кивнул ему в ответ.
        На палубе я оставил самураев, присматривать за моряками, у каюты, где укрылся Алонзо с проклятым проводником, поставил Димку. Брат практически полностью перекрыл там тесный коридор. Сам с остальными спустился в трюм. Хотел поваляться в гамаке, но не тут-то было.
        - Святовит, я чувствую, что это очень интересное место. Возможно, смогу создать уникальное зелье или даже не одно, - прошептала мне на ухо Сцита.
        Услышав эти слова, я сделал стойку не хуже охотничьей собаки на фазана. В последний раз у неё получилась неплохая, хе-хе, бормотуха. Моя демоническая ипостась с каждым днём всё больше нравится. А ведь без того уникального зелья, созданного алхимичкой на месте темницы Рапунцель, я так и оставался бы слегка необычным эльфийским квартероном.
        - Это о чём вы тут шепчетесь? - раздался голос Рапунцель. Целительница умудрилась подкрасться абсолютно незаметно.
        - Иди спи, - отмахнулся я от неё.
        - Муж мой, а ты не обнаглел? - девушка встала в позу и уперла руки в боки. - В первую очередь ты должен секретничать со своей законной супругой, а не с любовницей.
        - Опять у неё в голове мозги забродили, - скрипнула зубами алхимичка. - А ведь только что была нормальная.
        - Что ты там сказала? - резко повернулась к ней Рапунцель. - Знай своё мес…
        - Тихо, это приказ, - прервал я её. - Оставь нас одних.
        Нарушить прямое указание ши’эйга не могла. Повернувшись вокруг себя, она отошла от нас и упала на свой гамак.
        «Ох, вот её сейчас колбасит от злости и обиды, - мелькнула у меня мысль в голове. - Потом придётся её как-то задобрить. Хм, может, в самом деле, трахнуть её разок, поощрить, так сказать? Тем более что она уже не выглядит малолеткой и внешне вполне тянет на студентку первокурсницу».
        - Жалко её, - вздохнула Сцитта, посмотрел на лежащую девчонку.
        - До сотни уровень ей добьём однажды, и она станет нормальной навсегда. По крайней мере, надеюсь на это.
        Не успел я отправить восвояси одну из своих, эм-м, невест, как рядом появилась другая, причём официальная, которую я сам не раз признавал таковой.
        - Я могу чем-то помочь? - спросила у меня Мия.
        - За всеми тут присмотреть, пока нас не будет.
        - А можно узнать, куда собрались. Или это тайна? - ровным тоном произнесла генеральша.
        Интересно, а что она сейчас думает? Иногда даже самые умные женщины на почве ревности превращаются в дурных и склочных баб. Пришлось ей рассказать про особую способность бывшей ведьмы, с помощью которой та умеет создавать неповторимые эликсиры, аналогов которым днём с огнём не найти. Затем навестил брата, сообщив ему о том, чем планирую заняться в ближайший час как минимум. И только после этого поднялся на палубу, где призвал маунта, уселся на него со Сциттой и поднялся в воздух.
        Взлетели мы невысоко, буквально чуть-чуть выше кончиков мачт. По магической связи я чувствовал беспокойство грифона. Существо опасалось низких туч, гулявших над нашими головами. Наверное, те молнии, что сверкают в них, непростые и способны доставить крупные неприятности даже такому созданию, как мой маунт. С другой стороны, здесь и место такое, где не стоит рассчитывать на лёгкую прогулку, полагаясь на характеристики и высокие уровни.
        - Вон там что-то есть, - Сцитта вытянула правую руку и указала вперёд и правее. - Большая площадка, и она выделяется среди скал.
        - Вижу.
        Пару минут спустя грифон опустился на одной из скал, макушка которой была будто бы срезана ножом великана. Причём ножом с выщербленным лезвием, зазубрины которого оставили глубокие борозды в камне.
        - Да, это место отлично подойдёт, - резюмировала моя спутница, тщательно осмотрев каменную площадку.
        - Занимайся, а я покараулю с клювастым.
        Девушка разложила походный набор грандмастера алхимика и принялась творить. Первое зелье. Второе. Третье. С каждым созданным эликсиром Сцитта нервничала всё больше.
        - Святовит, не получается, - грустным тоном она сообщила мне после пятого зелья. Кстати, я обратил внимание, что все они были разного цвета.
        - Совсем? А это? - я кивком указал на свеженькие эликсиры, закреплённые в специальной подставке на походном столе гранд-алхимика.
        - Они хорошие, но всё не то. Мой талант никак не срабатывает.
        - Поискать другое место?
        - Не знаю… хотя…
        - Что? Смелее, Сцитта.
        - Возможно, не хватает какого-нибудь ингредиента. Я бы попробовала с твоей кровью смешать зелье. Ты не против?
        Я прищурился и стал пристально смотреть на неё. Под моим взглядом она смутилась, покраснела, принялась нервно мять край накидки.
        - Что? - пискнула она.
        - Что? - повторил я её вопрос.
        - Я ничего такого не хочу, клянусь, - девушка справилась со своим замешательством, приложила ладони к груди и умоляюще посмотрела мне в глаза. - Мне правда хочется попробовать внести твою кровь, как один из ингредиентов, без подвоха. Интуиция подсказывает.
        Я размышлял несколько секунд, потом кивнул, соглашаясь на эксперимент. В конце концов, как выше уже сказал, предыдущий уникальный эликсир мне на пользу пошёл, ну, если не считать рогов, к которым я всё никак не привыкну. Плюс, есть шанс, что новое уникальное зелье окажется максимально полезным лишь мне из-за моей крови и отдавать его кому-то ещё окажется глупо и нерационально. Немного эгоистично, но лично я не считаю это за минус.
        «Или демоническая кровь уже так стала сказываться на характере, что многие принципы и взгляды перестают казаться теми, чем были для меня раньше», - про себя грустно вздохнул я.
        Алхимичка ловко проколола мне вену толстой иглой и набрала где-то граммов пятьдесят моей крови. После этого потеряла ко мне интерес, занявшись изготовлением зелья. Весь процесс у неё занял около получаса. Что само по себе уже говорило о многом, если учесть тот факт, что предыдущие у нее выходили меньше чем за десять минут. Наконец, Сцита схватила из кольцевого держателя склянку с алым и слегка светящимся содержимым и подняла на уровень глаз.
        - О-о… ой, - счастливое восклицание девушки резко сменилось сдавленным досадным ойканьем. Затем последовал виноватый взгляд в мою сторону.
        - Не получилось? - истолковал я, как подумал в первый миг, правильно её поведение.
        - Получилось, - вздохнула она, - но не совсем то, что хотелось бы.
        - Дай, - я требовательно протянул руку. Сцитта положила мне в ладонь флакон и опустила глаза в землю.
        ««Уникальный эликсир «Две половинки - одно целое».
        Свойства: навсегда пробуждает чувство страсти, любви и обожания в том, кто выпьет данный эликсир, к тому, из чьих рук примет его.
        Особое свойство: взаимное мгновенное изучение нескольких характеристик, талантов и способностей из тех, которые отсутствуют у одного и сильно развиты у другого в образовавшейся паре (слаборазвитые способности, и характеристики не передаются). Возможно повышение уровня у того, кто заметно слабее в паре. Повышение - до 15% от показания общего числа уровней сильного партнёра.
        Дополнительное особое свойство: при значительных расовых отличиях оба партнёра получат черты какой-то одной из их рас, вплоть до полной смены расы.
        Справка: изначально испытываемые чувства того, кто примет эликсир, к его владельцу, не влияют на исходный результат.
        Дополнительная справка: требуется, чтобы объект выпил эликсир. Эффект применения заметно ослабнет и окажется непродолжительным или полностью будет отсутствовать при ином способе употребления
        Негативные эффекты: существует шанс того, что в случае смерти владельца эликсира умрёт, либо обезумеет и тот, кто выпил данное зелье»».
        - Блин, Сцитта! - в сердцах воскликнул я. - Да что с тобой? Опять за старое?
        - Я не специально, - в глазах у девушки блеснули слёзы. - Клянусь, Святовит!
        Вздохнув, я привлёк её к себе, прижал к груди и нежно погладил по голове:
        - Всё, всё, не надо слёз, нормальное зелье у тебя вышло. Просто, немножко не в тему. Это я виноват, рассчитывал на что-то боевое и укрепляющее. Слушай, а ещё такое же можешь сварить?
        - Нет, минимум год именно такое я не смогу сделать.
        - Ах да, - припомнил я особенности уникальной способности своей ши’эйга. - Жаль.
        Я не стал говорить про идею, что пришла мне в голову несколько секунд назад. Суть её заключалась в том, чтобы напоить Сцитту и Рапунцель свежесозданным эликсиром ради возможности поднять их уровни и бесплатно передать часть своих боевых способностей (и получить от них те, которых у меня нет). Они же итак ко мне намертво привязаны, так что, новая связь из букета чувств при описанных свойствах пойдёт всем нам лишь на пользу (правда, насчёт Рапунцель чуть-чуть гложут сомнения).
        Уникальное зелье я убрал в свой инвентарь. Не уверен, что однажды им воспользуюсь (хотя, Рапунцель бы не мешало раскачать, но боязно, что её мозги пойдут вразнос от «чувства любви, обожания и страсти»), но спокойнее, когда такое опасное зелье находится у меня. А оно точно опасное. Есть сто и один способ, как заставить кого-то добровольно принять и применить почти любую вещь, от амулета до зелья. А ну как я сам стану такой жертвой? Так что, нафиг, нафиг.
        Прочие зелья я оставил девушке, хотя там были все, как на подбор с редкими и мощными эффектами и любой другой на моём месте обеими руками в них вцепился. Вот только для Сцитты они будут полезнее в деле выживания, чем мне.
        После создания уникального зелья продолжать алхимические дела девушка не стала. И после того, как она собрала оборудование, грифон вернул нас обратно на корабль. Я даже успел перехватить пару часов сна до момента, когда шхуна снялась с якоря, и проклятый кормчий направил её в Ад из бушующих огромных волн и скал.
        Глава 16
        - Долой все с палубы. Сейчас будет опасное место, где не стоит привлекать чужое внимание большим количеством людей на палубе, - громко крикнул Алонзо. - Ни одного бойца не оставляй, если не хочешь их потерять, Святовит, - последние слова он адресовал мне и произнёс их очень тихо, только чтобы я смог разобрать. - Позже я всё объясню.
        На этот раз проклятый привёл судно в канал с высоченными скальными стенами. С левой стороны имелся вдобавок большой козырёк, густо усеянный каменными «сосульками». Последние постоянно срывались, и из-за этого вода у левой стены, казалось, кипела, будто от гейзеров. Соваться туда - это чистое самоубийство. От края козырька и до правой стены спокойной воды метров двадцать. Вот только странные не то наросты, не то ульи, усыпавшие стену, наводили на нехорошие подозрения. Алонзо точно знал, что это, как и капитан с боцманом, но делиться своими знаниями не торопились.
        Несмотря на предупреждение, любопытство во мне оказалось сильнее благоразумия. Я устроился на лестнице у самого люка, ведущего на верхнюю палубу. Обзор был так себе: кусок палубы с правого борта, кормовая надстройка и немного скальной стены с теми подозрительными наростами.
        - Подвинься, другим тоже интересно. А то я ещё здесь не был ни разу, - рядом возник Димка и встал на вторую ступеньку отчаянно заскрипевшей лестницы. С его ростом этого хватило, чтобы практически упереться головой в люк.
        - Слоняра, отожрал пузо так, что нормальным квартеронам места рядом не осталось, - пропыхтел я, пытаясь устроиться с прежним комфортом, какой был до появления брата.
        От возни отвлёк боцман.
        - Господа, сойдите с лестницы и не мешайте мне, - злым голосом произнёс он. В руках он держал кусок толстой цепи и большой навесной замок.
        Я и Димка молча опустились в трюм и стали наблюдать за тем, как моряк продел цепь в железные скобы на крышке люка и балки, после чего свёл концы вместе и вставил в звенья дужку замка. Закрыв проход наверх, он удалился.
        - Всё страньше и страньше, - пробормотал брат.
        После манипуляций боцмана люк открывался буквально на ладонь, отчего обзор ухудшился.
        Спустя несколько минут корабль ускорился, загудел ветер в парусах и реях, заскрипел корпус, которому в последнее время изрядно досталось от стихии.
        - Игорь, а ты обратил внимание, что на палубе остались девять матросов, которых в экипаж наняли буквально перед этим плаванием? - вдруг спросил меня Димка.
        - Десять, наверху ещё проклятый, - поправил я его. - А вот то, что они новички - это я только что от тебя узнал.
        - Этого не считай. Я уверен, что его не коснётся та гадость, про которую нам не стал рассказывать Алонзо…
        Тут речь брата прервали несколько встревоженных криков матросов. Спустя несколько секунд они превратились в испуганные.
        - Не вижу ничего… почему они орут? - произнёс я, силясь рассмотреть причину воплей в узкую щель.
        - Пока я тоже не вижу.
        Корабль вильнул в сторону, удаляясь от правой стены канала. И почти сразу же слева на палубу рухнул столб воды от фонтана, спровоцированного падением явно немаленького камня с козырька. Шхуна тут же вернулась на прежний маршрут.
        Несколько раз вопли моряков звучали так, будто людей заживо поедают.
        - На стене! Туда смотри! - вдруг крикнул Димка мне прямо в ухо, чуть не оглушив.
        Со скалы в этот миг из одного «улья» выскользнуло тонкое щупальце, которое свалилось на палубу совсем рядом с люком. Оно было похоже на осьминожье, но кроме присосок ещё имело и шипы в виде крючков. К счастью, они мелкие, иначе мы поимели бы кучу проблем, так как щупальце вцепилось в палубные доски с намерением не выпускать корабль, который тварь или твари посчитали своей добычей. Корабль не заметил чужих потуг и легко вырвался из захвата. Только свежие сколы на досках остались в тех местах, где в них вцепились шипы.
        Едва только с наших глаз скрылось первое щупальце, как появилось второе, и было с добычей. Это был один из матросов, которых оставил на верхней палубе Юртс. И я теперь понимаю для чего. Схваченный скальной тварью моряк едва шевелился, то ли из-за того, что был тяжело ранен пока боролся со щупальцем, то ли там на шипах имелся мощный яд.
        В этот момент шхуна вновь вильнула влево, избежала столкновение с падающим камнем, искупалась в фонтане воды и опять вернулась на прежний маршрут. К чему такие манёвры - я не понимал. Как не понимал и Димка, который чуть не свалился с лестницы во время этого резкого зигзага туда-сюда.
        В люк вцепились чужие пальцы и рванули его вверх. Но мокрая поверхность сыграла роковую роль, из-за неё и замка с цепью руки матроса сорвались.
        - Помогите! Помогите мне! Впустите!
        - Не стоит, Игорь, - быстро сказал Димка, даже раньше, чем я успел как-то внутренне среагировать на чужую мольбу о помощи: помочь или остаться в стороне. - Или они, или мы все.
        - Пойду я отсюда тогда. Всё равно узнал, что хотел, - произнёс я, стараясь отрешиться от криков моряка. - А ты?..
        - Тут побуду. Неприятно, но надо же знать, что от этого места ожидать. Да и насмотрелся я в плену у великанов на такое, рядом с чем всё вот это, - брат слегка ударил кулаком по балке палубы, - просто детские страшилки с кровью из кетчупа, - тут он соскочил с лестницы и продолжил. - Да-а уж, прямо между Сциллой и Харибдой оказались. Видать, не все игроделы оказались жертвами современного тестировочного образования. Ты-то в курсе?
        - Только слышал сравнение, - пожал я плечами. - Не в курсе подоплёки. Это из древних мифов же?
        - Из мифов древней Греции, так правильнее. Один деятель по имени Одиссей из Итаки хотел по-быстрому попасть из пункта А в пункт Б, но на коротком пути притаились две опасности в виде богини Харибды и многоголового чудовища Сциллы. Богиня создала огромный водоворот, который затягивал любой корабль, а по соседству на скалах сидела Сцилла. Проплыть можно было между ними, приближаясь к кому-то одному. Одиссей принял решение идти к Сцилле, так как вырваться из водоворота шансов не было никаких, а вот уйти от чудовища при большой удаче можно было. И он угадал, правда, лишился шести своих спутников. Шестиглавое чудовище схватило каждой головой по одному человеку и оставило остальных в покое. Что самое примечательное, Одиссей не рассказал своим товарищам про монстра в скалах. Точно так же, как и наш капитан с шевалье умолчали, заплатив чужими жизнями за безопасный проход.
        Пока он пересказывал историю, крики матроса над нами стихли.
        - Если ты хотел отвлечь меня, то справился с этим, - произнёс я. - Спасибо.
        Когда я прошёл по узкому коридору в трюм, что был отведён под проживание команды, то в самом конце у двери встретил боцмана.
        - Насмотрелся? - криво усмехнулся тот. - Приятно было, демон?
        - Я человек. Уйди с дороги.
        Тот повернулся ко мне спиной, открыл дверь и прошёл в помещение, где экипаж шхуны в полном составе… играли. Я не вру и не преувеличиваю ни на йоту. Три с лишним десятка человек, включая капитана с магом и шевалье, раскладывали карты, гремели игровыми костями, стучали стаканчиками с шариком. Вместе с моряками предавались азартной пагубе три моих демона. При моём появлении самураи и Нэйфиса вопросительно посмотрели на меня. В ответ я махнул рукой, мол, развлекайтесь.
        Упав в гамак, я закрыл глаза и постарался расслабиться. То, что сейчас в паре метрах надо мной умирали простые матросы, отданные на заклание, меня трогало буквально чуть-чуть. То ли всё дело в моей демонической крови, то ли я успел очерстветь за время жизни в этом новом мире. Ещё и мои приключения в игре, когда я пробивался к порталу, не стоит скидывать со счетов. Всё тогда испытанное ничем не отличалось от реальных ощущений, если не считать всплывающие системные сообщения. Та же боль, злость, страх, порой переходящий в животный ужас, отчаяние, когда погибали соратники и мысль, что их смерть настоящая.
        «Эх, если бы тогда имел силы и возможности, как сейчас, то спас бы всех. Или, как минимум, большинство», - мелькнула мысль у меня в голове.
        Увы, история не имеет сослагательного наклонения. Что было, то было. Мне остаётся сделать всё, чтобы сейчас правильно использовать свои возможности на благо близких. Стоило подумать про родителей, как мысли свернули на тему «а стану ли я прежним, когда пройду через портал на Землю или нынешняя шкурка со мной навсегда, так как из своего мира я попал сюда во плоти, а не как раньше, в виде астральной игровой аватары?».
        Я так задумался над этим (а может, задремал и думы думал в сонном состоянии), что не заметил, как пролетело время изоляции. Очнулся после аккуратного касания к своему плечу ладошки Олеськи.
        - Святовит, мы прошли каньон Двуликого Бушшца, - сказала она, стоило мне открыть глаза. - Весь экипаж на палубе, часть твоего отряда тоже там.
        Под частью команды она подразумевала Мию и Димку, которые отсутствовали в трюме. Все остальные были здесь.
        - Пошли к ним.
        Ещё в трюме я отметил удивительную тишину и ровный ход шхуны. И когда поднялся на верхнюю палубу, то понял, почему так. Оказалось, что мы прошли защитный периметр и оказались в Золотом море. Это место встретило нас лёгким ветерком, практически ровной поверхностью удивительно прозрачной воды и ясным солнцем. За спиной чернели скалы и тучи над ними, а впереди раскинулась безбрежная спокойная синь со всех сторон.
        - Красиво, - озвучил я чувство, появившееся в первый миг от окружающего вида.
        - И опасно, - тут же сказал Алонзо. - Цепь Лусида была не самым страшным испытанием на нашем пути.
        - И что же нас ждёт?
        - Я не знаю, - пожал он плечами и добавил, уловив в моём взгляде недоверие. - Даю слово дворянина, Святовит. Могу лишь сказать, что тот проклятый, который живёт в моей каюте, проведёт нас мимо самых жутких мест.
        Стоит сказать, что «мумии» на своём привычном месте - за штурвалом - уже не было. Видимо, проведя шхуну через опасности Цепи, он счёл свою задачу выполненной. Ну, или Алонзо принял такое решение за него. Кстати, если он в каюте, то те щупальца из «ульев» его не тронули, как и предположил Димка. И ещё - о судьбе матросов, что остались вместе с «мумией» управлять кораблём, шевалье не обмолвился ни словом.
        До темноты корабль шёл на всех парусах на юг, судя по расположению солнца. Едва только начало смеркаться, как шхуна замедлила ход, а вскоре и вовсе застыла на месте. Экипаж засуетился на реях, убирая паруса. Заметив, что якорь остался на своём прежнем месте, я полюбопытствовал по этому поводу у капитана.
        - Да тут бездна под нами, не за что якорю зацепиться. Да ещё не хватало, чтобы он свалился на голову какой-нибудь твари или она, схватившись за него, потащила нас на дно, - ответил тот.
        Только я отошёл от него, как рядом появился шевалье.
        - Святовит, ночью здесь опасно, поэтому спать тебе и твоим воинам не придётся до самого рассвета, - «обрадовал» он меня. - Магией пользоваться нельзя, сильными амулетами тоже. Но это относится только к активному волшебству, защитные и лечебные амулеты использовать можно. Прошу серьёзно к моим словам отнестись. На сильные магические всплески к нам может приплыть такое чудовище, которое богов легко заставит в испуге сбежать.
        - Я понял. Не будет магии, - ответил ему.
        Рапунцель, Сцитта и Нэйфиса были отправлены в трюм как самое слабое звено команды. Димка с Гюльчатай занял позицию на мостике на кормовой надстройке рядом с рулевым. Самураи устроились на носу. Перед этим Фаранга получила от меня жёсткое указание не использовать магию. Мия и Олеся вместе со мной расположились в центре палубы между мачтами. Жаль, что такое строгое условие по поводу чар, а то бы я активировал золотые карты и призвал гремлинов, чья помощь точно не была бы лишней. Стоуровневые коротышки на пару заставят вспотеть любого из моих самураев.
        До полуночи всё было тихо, а вот потом…
        Всё началось с громких плесков неподалёку от шхуны. Благодаря зелью ночного взгляда и яркой луне я видел, как и любой из моих подчинённых, отлично. Практически как днём, только краски серее. И круги на воде, появляющиеся там и тут в пятидесяти метрах от корабля, сразу заметили все. Не было видно только тех, кто их создавал. Минут десять ситуация никак не развивалась, всё также раздавались всплески, да расходились внушительные круги на водной глади. Затем я обратил внимание, что их стало заметно больше, и они стали приближаться к нам.
        - Они идут, - прошептала Мия.
        - Вижу, - также шёпотом ответил я ей.
        Вскоре вокруг корабля расходящихся кругов стало столько, что создавалось впечатление, будто вокруг шёл дождь. При этом как бы мы ни всматривались, но не могли увидеть тех, кто плескался в воде. Из интереса я выстрелил из арбалета в центр одного из расходящихся кругов сразу после его появления.
        ««Вы нанесли критически урон воину-саланзаидру!
        Вы нанесли 350 единиц урона!
        Противник испытывает сильное кровотечение 45ед/мин.
        Противник оглушён и испытывает сильное кровотечение!»».
        Не успел я рассказать товарищам о результатах выстрела, как твари полезли на корабль из воды.
        Ростом они были чуть больше метра, но сильно сутулились и оттого могли быть немного выше. Тщедушное телосложение с худыми руками (хочется сказать, что ручками-веточками), но при этом голова огромная и круглая, как идеальный шар. Пасть похожа на жабью, внутри усеяна редкими остроконечными зубами. На пальцах загнутые когти, с помощью которых существа ловко взбирались по деревянной обшивке шхуны.
        Едва первая круглая голова с кошмарной рожей появилась над планширом, как я разрядил арбалет, отправив вторую стрелу из двухзарядного оружия. После чего убрал его в инвентарь, выхватил кинжал со шпагой и бросился врукопашную. Вести перестрелку не видел смысла, так как скорость перезарядки даже зачарованного высокорангового арбалета не шла ни в какое сравнение со скоростью заполнения палубы тварями.
        ««Воин-салазаидр.
        Уровень: 56.
        Описание: одно из бесчисленных морских созданий. Салазаидры - это амфибии, роевые создания, обладатели совместного разума. Чем больше группа, тем эффективнее и хитрее действуют отдельные особи в ней. Плотоядны, крайне агрессивно относятся к нарушителям своих охотничьих угодий. В каждой стае может находиться до пяти тысяч особей. Стая разделена на охотничьи команды, которые собирают пищу и приносят в подводные пещеры, чаще всего рукотворные, создаваемые рабочими-салазаидрами для проживания стаи»».
        Я срубил двоих, третьему пинком проломил грудь, отправив обратно в воду, а вот четвёртый сумел воспользоваться мгновением, когда я был занят и плюнул в меня. Плевок был смачным, как бы не с половину обычного стакана. Судя по тому, как едва заметно в темноте вспыхнула моя магическая защита, слюна у твари ядовитая.
        - Хех, - я ударил в выпаде, дотягиваясь до любителя плеваться кончиком шпаги и почти полностью перерубая ему шею, которая свалилась на спину, удерживаемая лоскутом кожи и недорезанными мышцами.
        На удивление морские существа оказались очень ловкими на свежем воздухе, хотя обычно подвижность у подводных обитателей снижается в той или иной степени, когда те выпадают из своей привычной стихии обитания.
        «Ежики сильные, но лёгкие», - про себя веселился я, когда пинком отправлял прочь с палубы очередную амфибию. С моей Силой я, пожалуй, мог бы голыми руками расправляться с салазаидрами так же успешно, как и клинками. Никакой природной защиты те не имели, телосложение щуплое, кости лёгкие, кожа сравнительно тонкая. Возможно, в воде бы они показали мне кузькину мать. А значит, мне за борт попадать не стоит. Там мне не поможет и способность к длительному задерживанию дыхания. Амфибии свяжут боем, повиснут гирями на руках и ногах и утянут на дно. А до того ой как далеко!
        За пять минут боя только я один убил больше двух десятков тварей. Олеська на безумной скорости носилась по палубе, превратившись в натуральную электромясорубку, превращая салазаидров в куски кровоточащей плоти. Каждый наш шаг сопровождался чавканьем и хлюпаньем - настолько палуба была залита кровью, завалена требухой и содержимым внутренностей нападающих. А уж какой стоял запах… У меня создавалось мнение, что питались амфибии исключительно тухлой рыбой. Ну, или та в их желудках под действием ферментов в таковую превращалась.
        «Да тут никакой магии не нужно, чтобы кто-то заглянул на огонёк, - кривясь от вони, подумал я. - На запах и кровь в воде кто угодно может приплыть».
        Бой в одиночку против многих противников всколыхнул старые чувства, когда я отыгрывал варвара и обожал кровавые сечи в стиле орда на орду. Единственное что портило впечатление - это слабость врагов. Салазаидры для меня были чуть опаснее боксёрского мешка для отработки ударов. Рубить их - средненькое удовольствие. Примерно за полчаса резни ни один из них так и не смог даже поцарапать меня когтями или оставить ожог на коже ядовито-кислотным плевком.
        Твари отступили как-то разом. Вот только что ещё лезли толпой из воды на палубу и вдруг стали прыгать обратно. Последних своих четырёх, так сказать, фрагов я убил в спину.
        - У-уф, - медленно выдохнул я. - Всё, что ли?
        - Да, всё, - почти сразу же ответила мне Олеся, незаметно оказавшаяся рядом.
        - М-да, натуральный мясной цех по переработке мяса, - протянул я, осмотревшись по сторонам. Вокруг на палубе лежали груды и завалы из тел, среди которых не было ни одного целого. Ещё я уверен, что кровь амфибий протекла сквозь доски палубного настила и попала в трюм. Может быть, там даже случился эдакий кровавый душ, в котором искупались мы все. Только сейчас вспомнил, что последние минуты боя я бил врагов сверху вниз, стоя на одной из таких куч, которая превышала мой рост.
        - Господин, опасность! - вдруг раздался голос Гра’Шаарда. - Огромные змеи!
        Демон слегка ошибся. Это оказались не змеи, а щупальца с безглазыми пастями на концах. Каждая была размером со средний туристический чемодан. Всего щупалец на виду маячило три. Размеры у них были такие, что реши они сложиться бок о бок друг с другом, то совокупная ширина оказалась бы больше, чем ширина палубы шхуны.
        ««Гиганский кракен.
        Уровень 213»».
        - Не трогать его первыми! - крикнул я товарищам. Одновременно в голове мелькнула мысль, что в мифах обычный кракен - гигант из гигантов, что обитают в морской бездне. А гигантский кракен должен быть и вовсе чем-то неописуемым. Уровень за двести единиц слегка успокаивает и даёт большую надежду, что удастся с ним справиться. Вот только если он расколотит сначала наше судно, а потом возьмётся за нас, то… - «Брр, не будем о плохом. Авось пронесёт костлявую мимо».
        Щупальца полезли на палубу с левого борта и с носа. Неторопливо, но уверенно, как танк надвигается на окоп.
        - На корму отступаем. И… и приготовить самые сильные заклинания на всякий случай. Если эта тварь разнесёт корабль в щепки, то в воде перетопит нас, как котят, - приказал я.
        С мостика мы стали наблюдать за тем, как пасти на щупальцах проглатывают мёртвые тела салазаидров, слизывает кровь амфибий. В последнем случае раздавался хлюпающий звук, похожий на тот, когда пьёт горячий чай какой-нибудь бескультурный индивидуум.
        - Глядишь, и убираться нам не придётся, - вполголоса заметил Димка, с нескрываемым интересом наблюдая за тем, как палуба очень быстро очищается от останков и кровавых луж.
        - На хрен такую клининговую компанию, - проворчал я. До последнего не верил, что всё обойдётся и не придётся драться с кракеном. Но тот на удивление оказался миролюбивым или просто обожрался трупами амфибий, которых мы накрошили несколько сотен и оттого сражаться с нами не захотел. Очистив шхуну от крови и плоти салазаидров, три щупальца медленно ушли под воду.
        - И это только первая ночь в Золотом море, - со странной интонацией произнесла Мия. - Интересно, что нас ждёт днём и следующей ночью?
        - Поживём - увидим, - пожал я плечами. - Тут ещё эта не закончилась. Всего лишь второй час пошёл.
        К счастью, после нападения салазаидров и появления кракена больше никто из местных монстров нас не побеспокоил. До самого рассвета шхуна спокойно покачивалась на волнах, будто находилась где-то в безопасной и защищённой бухте.
        Глава 17
        Прошла ещё неделя морского путешествия до момента, когда шевалье сообщил, что остров на горизонте и есть наша цель. Эти семь дней стоили мне и окружающим очень многого. Недостаток сна, огромная моральная и физическая нагрузка, постоянные нападения ночью и нередкие атаки днём, несколько серьёзных повреждений корабля. Да что говорить, если двое матросов самостоятельно свели счёты со своей жизнью, не вынеся этой нагрузки. Или им помогла принять подобное решение какая-нибудь тварь, обладающая ментальными способностями.
        Несколько раз вдалеке мелькала суша или одинокие облака, висевшие на одном месте. По словам боцмана, последнее явление тоже признак наличия земли. Шхуна за время плавания по Золотому морю приобрела особый вид. У неё появилось множество мелких повреждений вроде сколов на планшире, фальшбортах, мачтах и наружной обшивке. Нижняя часть корабля, которая скрыта под водой, обросла водорослями, что тянулись за судном, будто волосы утопленников. В прозрачной морской воде это было очень хорошо видно.
        Когда подходили к острову, то у штурвала вновь встал проклятый, хотя не было видно никакой опасности.
        - Красиво, - оценил вид прибрежной части острова Димка. - Как на лучших земных курортах, куда простому смертному никогда не попасть.
        Не загаженных мест на Земле и выглядящих девственными уголками природы осталось совсем немного. А те, где можно отдохнуть, воссозданы заново, так как были уничтожены человеческой натурой лет тридцать назад. Теперь пляжи с белым песком, здоровыми пальмами и аккуратными зарослями джунглей поблизости - это, можно сказать, искусственная экосистема. То, что было до начала восстановления: горы пластика и дрейфующие поблизости пластиково-мусорные острова, чахлая зелень, ядовитые водоросли, пятна и радужные разводы от нефти и нефтепродктов. Кстати, вокруг Москвы практически не осталось обычных лесов, только заповедники, лесопарки и природные заказники. Там, где ещё пятьдесят-шестьдесят лет назад зеленели светлые березняки, стояли непоколебимо дубравы, темнели ельники, где гуляли с корзинками деды и бабки, сейчас раскинулись коттеджные эко-городки. Правда, приставка «эко» означает, что население их живёт вне пределов мегаполисов, и только. Худо-бедно лет двадцать назад началась очистка рек и водоёмов, превращение древних мусорных полигонов в рощи. Может быть, такой ажиотаж на виртигры с фентезийной
тематикой связан конкретно с красивой природой, которой здесь больше, чем где-либо ещё в виртмирах.
        Сейчас перед нами раскинулся идеальный курортный мирок: белый песок на широком пляже, за ним стена пальм с гроздьями плодов, под ними и чуть дальше ещё более могучая зелёная стена джунглей, раскрашенная яркими цветами, птицами и крупными бабочками. Перед пляжем из воды торчали несколько каменных островков-«столбов» с тонкой ножкой и широкой вершиной, заросшие зеленью. И вот, уже у самого берега, когда шхуна обошла один из них, мы увидели остов корабля, частично ушедший в песок. На почерневшей фок-мачте с обломками рей болтались гнилые обрывки парусов. От грот-мачты остался трёхметровый пенёк с неровно обломанной макушкой.
        - Интересненько, - себе под нос пробормотал Димка, - очень интересненько… Алонзо!
        - Что, Вуаркал? - обернулся шевалье к нему.
        - Это его корабль? - брат махнул рукой на «мумию».
        - Да, - лаконично ответил Алонзо.
        - А как он выбрался из этого места без него? Или кораблей было несколько? Порталом? По воздуху? - забросал брат его вопросами.
        - На шлюпке. Изначально их было пять или шесть. Но в живых остался в итоге один. Проклятье проявило себя после того, как его носитель вышел из вод Золотого моря.
        - Спасибо за ответ, - поблагодарил его Димка.
        Высадка прошла без сучка и задоринки, хотя я до последнего ждал нападения. Крутил головой на триста шестьдесят градусов, опасаясь врага из воды, с суши или воздуха.
        - Да не нервничай ты так, Игорь, - спокойно произнёс Димка. - Вон глянь на Алонзо, оцени какой он невозмутимый. Будь здесь опасность, то он вёл бы себя по-другому.
        - Мало ли что он знает, и что могло измениться в этих знаниях, - ответил я.
        Шхуну Юртс с разгона выгнал на пляж, аргументировав это необходимостью ремонта и чистки днища от водорослей, которые могли сожрать древесину, оставив труху. Несмотря на отсутствие врагов, меня не покидало чувство давящей тревоги. А стоило сойти на песок пляжа, как это давление усилилось. Непонятное ощущение заметили все. Димка недовольно заметил о чёрной ауре островка, к которому внешне подошло бы название райского. Увы, увы, но неоформленное чувство тревоги, страха, слабости, усиливающееся раздражение на всё и всех больше подошло бы к какому-нибудь адскому местечку. Ко всему прочему, чем дольше мы находились на острове, тем сильнее сгущалась тревожная атмосфера, давя на мозги многотонным катком. Особенно сильно доставалось простым матросам. У тех почти не имелось качественных амулетов и нужных талантов, которые нивелировали хотя бы часть негативного воздействия от ауры места.
        Чуть позже я услышал разговор Юртса с корабельным магом, который, как оказалось, ещё заведовал и магической аптечкой на судне.
        - Хочу поскорее отсюда уплыть, - сказал ему капитан. - Не будет никакого отдыха, работать станем при факелах и волшебных светильниках. Позаботься, чтобы люди не упали от усталости и не сошли с ума, выдай им эликсиров усиления и ментальной защиты.
        - Аура здесь сильная, - просветил его чародей. - Полностью её влияние не убрать теми зельями, которые у нас на корабле. А после эликсира усиления люди через пять часов упадут с ног. Как бы хуже не вышло.
        - Плевать. Может, через пять часов мы все превратимся в безумцев.
        Маг громко вздохнул, открыл рот, собираясь то ли возразить, то ли ещё раз подчеркнуть об опасности капитанского приказа, и тут я решил вмешаться в их беседу.
        - Прошу прощения за бестактность, господа. У меня имеются хорошие эликсиры, которые на некоторое время повысят часть физических характеристик и не принесут проблем после. Насчёт ментальной защиты только помочь не смогу.
        Оба моряка пристально посмотрели на меня, потом капитан поинтересовался:
        - Что за это хочешь?
        - Практически ничего. Сейчас мы в одной лодке, хм, во всех смыслах в одной.
        - Буду признателен, господин Святовит, - чуть наклонил голову Юртс.
        У Сцитты нашлось огромное количество нужных зелий и ещё больше ингредиентов, чтобы сварить практически любое по запросу. Каждый матрос получил по два флакона с содержимым, которое увеличит их Силу, Ловкость и Телосложение в полтора раза в общей сложности на двенадцать часов. Учитывая стоимость этих зелий (отдельного рассказа стоит моё общение с бывшей ведьмочкой, которая очень не хотела отдавать такое количество дорогих эликсиров незнакомцам, тут помог только прямой приказ), Юртс лично проконтролировал их приём матросами. А то особо недалёкие и прошареные личности могли попытаться утаить их, чтобы продать потом на «большой» земле. Жадность-то родилась раньше здравомыслия.
        После этого и короткого отдыха я разделил отряд на две группы и направил на разведку окрестностей. Пусть Алонзо заверил, что вокруг на несколько километров нет даже крупных животных или насекомых, представляющих опасность, но мне так спокойнее. Заодно успокоил паранойю, которая проснулась и стала шептать, что с шевалье нужно держать глаз востро, а то с чего это он так рьяно всех успокаивает?
        Только-только мои товарищи вернулись с докладом о том, что вокруг тишина и благолепие, только жарковато и душновато, как им опять пришлось возвращаться в джунгли. На этот раз не одним. С ними пошёл почти весь экипаж шхуны, которым требовался материал для починки корабля.
        Всё это время Алонзо и проклятый сидели в каюте. Вышли они за час до полуночи.
        - Нам пора, Святовит, - огорошил сообщением шевалье.
        - Сейчас?! - неприятно удивился я. - В ночь?
        - Именно, - кивнул он.
        - Хоть бы заранее предупредил, - укорил я его. - Я бы тогда своим людям дал бы пару часов отдыха перед дорогой.
        Паранойя тут же шепнула, что всё это не спроста и мы нанимателю не нужны полными сил. Что ж, надеюсь, она ошибается.
        На охране шхуны я не стал оставлять никого из своих спутников, хотя Юртс очень об этом просил. Но мне совсем не хотелось расставаться ни с кем. Да и чёрт знает, что нас ждёт впереди, куда заведёт Алонзо. Может статься, что мне там будет важен каждый клинок. Ну, а про то, чтобы оставить самых слабых членов отряда и речи не шло. В случае серьёзной заварушки на пляже Рапунцель и Сцитта бесполезно погибнут. А с несерьёзной неприятностью моряки и сами справятся.
        В авангарде я поставил Гра’Шаарда и Мию. На игровом сленге это были два «танка». Мощная зачарованная на славу броня, огромное количество хитпоинтов, великолепное оружие с высочайшим уроном, широкий ряд талантов и способностей, дополняющих и усиливающих друг друга. Всё это сверху приправлено набором из могучих амулетов и внушительным запасом мастерских зелий на все случаи жизни. Эта парочка в теории должна выдержать любой первый удар. Даже удар бога. Хм, слабенького бога, божка, скажем так.
        Олеся с Димкой прикрывали нас со спины, встав в арьергарде. Фаранга шла перед ними. Целительницу и алхмичку я поставил в самый центр, сразу за собой и Алонзо, а перед нами двигалась Нэйфиса. Три гремлина шли по бокам. Благодаря высокой Ловкости (а для точного метания гранат и стрельбы из арбалета эта характеристика требует высокой прокачки), низкому росту и тщедушной комплекции лопоухие коротышки почти бесшумно передвигались в зарослях. А уж гремлин-охотник мог бы дать сто очков форы любому местному жителю ниже себя уровнем.
        Стоит сказать огромное спасибо Сцитте. Без её отличных эликсиров ночного зрения дорога по джунглям в темноте не была бы такой комфортной. А так мы видели окружающий мир почти как днём. Лишь краски сильно потускнели да дальность видимости существенно уменьшилась. Впрочем, с учётом того, что в лесу и ясным днём далеко не посмотришь, последний минус можно было вообще не учитывать.
        Три часа пути прошли в тишине. Если бы не усиливающееся давление ауры острова, то этот поход можно было бы, не приукрашивая, назвать ночной прогулкой в городском парке. Под конец мы все ощущали на себе тяжёлый и недобрый взгляд невидимого существа. Будто кто-то смотрит на нас сквозь прицел винтовки, оттягивая момент нажатия на спусковой крючок и выбирая убойное место на теле.
        - Мне так плохо не было даже рядом со своими мачехами, - произнесла Рапунцель. - А это те ещё змеи были.
        «И после перерождения стали почти натуральными змеями, - хмыкнул я про себя, вспомнив Королев из Семи Подземных Городов. - Бр-р, век бы их не видеть».
        - Скоро всё закончится. Мы почти уже на месте, - сказал шевалье, ответив и целительнице, и всем нам, думающим, когда же закончится этот скучный марш-бросок.
        По правде говоря, я предугадывал некий ритуал ровно в полночь, в котором главную роль шевалье отводит своему проклятому спутнику. Но сейчас уже начало третьего часа ночи, а мы всё шли и шли.
        После обещания Алонзо мы двигались ещё пятнадцать минут, пока не вышли на огромный пустырь, в центре которого стояла гора. В свете луны она казалась серебряной или засыпанной снегом. С той стороны, откуда мы вышли к ней, виднелись несколько входов в гроты или пещеры.
        Здесь особенно сильно ощущалась аура острова. Не ошибусь, если предположу, что источник её располагается внутри этой странной горы. Хуже то, что Алонзо обязательно потащит нас внутрь… паранойя вновь оживилась.
        - Шевалье, постой, - остановил движение отряда Димка. - Мне нужна пара минут на разведку.
        Наш наниматель с видимым неудовольствием на лице обернулся, открыл рот, собираясь, по всей видимости, возразить, но после мига запинки кивнул и остался стоять на месте, всем своим видом показывая, что задержка сильно ему мешает и следует минимизировать её.
        Получив «добро» от него, брат достал лампу с джиннией и быстро потёр её медный бок, призывая девушку.
        - Мой повелитель, я вся в твоё… - начала говорить томным тоном Гюльчатай, едва появившись на свежем воздухе.
        - Хватит, - оборвал её Димка. - Поднимись повыше и внимательно посмотри на эту гору. Потом расскажешь, что заметила. И не задерживайся, у нас каждая минута на счету.
        - Слушаюсь и повинуюсь, - поджала та губки и стремглав унеслась ввысь. Буквально пару минут спустя она вернулась обратно.
        - Ну? - поторопил её брательник, видя, что та не торопиться с докладом.
        Та сердито фыркнула и стала рассказывать о том, что увидела сверху.
        - Гора очень занимательно выглядит сверху. Выглядит как человеческий череп, зарытый до ноздрей в землю, а ещё у него три глаза. Вон та расселина на самом верху выглядит третьим глазом в центре лба, который рассекли клинком. На обратном склоне всё испещрено каналами и выступами породы с валунами, и всё это напоминает извивающихся змей.
        Тут я непроизвольно вздрогнул.
        «Ох, не к добру я вспомнил совсем недавно про Королев из подземелий», - мелькнула мысль. Мигом позже от Рапунцель по нашей связи пришли отголоски страха. Видимо, и она нашла много общего в описании горы и своих мачех.
        - Всё? - в их разговор вмешался Алонзо. - Поговорить можете на ходу, а сейчас мы теряем время.
        - Пошли, - кивнул в ответ брат. Гюльчатай отправлять назад в лампу не стал. Или та не захотела уходить сама. Сейчас она шла рядом с Димкой, прижавшись к его левому боку чуть ли не вплотную.
        Когда мы подошли к горе и стали взбираться на самый вверх, к «третьему глазу», то я особо и не удивился данному моменту. Всё и шло к… в общем, к чему-то подобному. Паранойя затихла, а вот интуиция буквально била в колокол, предупреждая о скорых неприятностях.
        Вблизи расселина оказалась внушительной. В неё мой брат вошёл лишь чуть-чуть наклонив голову. И это только, так сказать, в глазницу. Трещина, проходящая через неё под углом сверху вниз слева направо, делала вход в гору ещё просторнее.
        Внутри обнаружилась просторная пещера с высоким потолком. В стене напротив входа чернело отверстие прохода вглубь горы. Выглядело оно результатом человеческих (или иной разумной расы) рук.
        - Ждём здесь, - быстро сказал Алонзо, запнулся и добавил. - И готовимся ко всяческим неприятностям. Может, придётся сражаться с сущностью божественного порядка.
        - Об этом в договоре не было, - сказал я. - Подобные моменты следует оговаривать сразу. Я сейчас могу развернуться и уйти с отрядом, оставив тебя разбираться со всем дерьмом в одиночку.
        Шевалье явно машинально положил руку на эфес шпаги, потом осознал перспективы конфликта со мной и оставил оружие в покое.
        - Святовит, я не обманывал вас. О возможности столкнуться с подобным существом стал догадываться только сегодня, когда пристали к берегу. И то узнал от него, - он мотнул головой в сторону «мумии», стоящей рядом и изображающей статую. Проклятого не волновало ничего, если судить по его поведению. - Я мог бы промолчать и не говорить о подозрениях, но как сам видишь - не стал. О чём сейчас сожалею.
        - Ну, ну, - покачал я головой. Словам нанимателя я не поверил ни на грамм. Фальшь так и сквозила в его речи. Но и уходить, оставив его здесь, не стал. Дело в том, что слишком много шансов заполучить себе на пятки эту самую божественную сущность. Учитывая же, что шхуна выброшена на берег и на ней кипит ремонт, то думаю, что и так всё понятно с перспективами. Лучше попытаться встретиться с врагом здесь. Если повезёт и тварь спит в данный момент, то после выхода из спячки не сразу войдёт в полную силу. Как-то так.
        - Вам даже сражаться не придётся. Всё сделаю я, - тоном, в котором было заметно раздражение, сказал Алонзо. - Вы мне нужны на тот маловероятный случай, если ситуация пойдёт по непредусмотренному варианту.
        - Она уже пошла не туда, раз для тебя стала неожиданностью появление божественной сущности, - язвительно произнёс я.
        - Игорь! - вмешался в спор брат и осуждающе посмотрел на меня. - Что вы как базарные бабы.
        - Всё уже, - я поднял руки на уровень груди, - забыли. Алонзо, что нам делать? Идти туда? Что нас там ждёт хоть примерно? - я указал на тёмный прямоугольник прохода вглубь горы.
        - Идти не придётся, подождём здесь, когда он вернётся, - дал мне ответ шевалье. - А дальше уже посмотрим по результату.
        Только он смолк, как проклятый, которого он подразумевал, говоря «он», быстро зашагал к проходу. Переступив порог, он будто канул в чёрную дыру - настолько тьма там была густой. С ней не справлялось даже наше магическое ночное зрение.
        Прошло полчаса, когда из прохода выступила знакомая забинтованная фигура. Вернулся проклятый не пустой. С собой он принёс небольшой ларец из полупрозрачного минерала. Всю его поверхность украшала резьба, изображающая змей, черепа и кости.
        - Ну и гадость! - отшатнулась в сторону выхода из пещеры Гюльчатай.
        Я и сам почувствовал омерзение и страх к предмету в руках «мумии».
        - Поставь его туда и выйди наружу, - Алонзо показал проклятому на левую стену. А когда тот повернулся к нему спиной, в руке у шевалье появился длинный чёрный стилет с треугольным клинком на гранях которого светились алым цветом непонятные закорючки. Практически без замаха мужчина вонзил это оружие по самую рукоятку под левую лопатку проклятого. Тот мешком повалился на каменный пол пещеры, накрыв собой свою добычу.
        ««Мёртвое тело»».
        Стилет Алонзо оставил в покойнике. Ногой скинув труп с ларца, он быстрым взглядом обвёл нас, после чего опустился на одно колено рядом с находкой. В его левой руке появился стандартный алхимический флакон с красным содержимым, которое он вылил на крышку.
        «Кровь, что ли?», - подумал я, внимательно следя за действиями шевалье и готовясь в любой момент активировать золотую карту абсолютной защиты, а следом ещё несколько такого же ранга, но из разряда атакующих. Будучи наиболее сильным из всего отряда и обладая лучшей защитой, я специально встал так, чтобы быть ближе всего к нанимателю.
        Между тем, отбросив пустую склянку в сторону, Алонзо воздел ладони над ларцом, почти касаясь его, и забормотал не то длинное заклинание, не то слова некоего ритуала. Нервы мои - да и у всех остальных тоже, я уверен - натянулись, как гитарная струна. Я не спускал взгляда с шевалье, ловя каждое движение, жест, шевеление губ. А тот не обращал внимания ни на что вокруг, полностью сосредоточившись на ритуале. Спустя три минуты он всё так же проговаривал речь, держа над ларцом ладони, которые уже заметно дрожали, сообщая о том, как тяжело даётся шевалье сие действо.
        В тот момент, когда он замолчал, а ларец сверкнул огненной вспышкой, я чуть не сорвался и первым не атаковал. Сумел сдержать себя в самый последний миг.
        «Чёрт, по краю прошёлся, - мысленно выдохнул я. - Потом бы совесть заела. Ещё бы и народ меня не так мог понять, ударь я Алонзо в тот момент, когда тот снял защиту с сундука».
        Пока эти мысли крутились в моей голове, шевалье успел снять крышку ларца и достать из него маску, грубо изображающую человеческое лицо. Обычная маска чёрного цвета, похожая на ритуальные дикарские, которые привозят туристы из Африки и Азии. От тех она отличалась наличием третьего глаза в середине лба. Стоит ещё отметить, что земные маски были, так сказать, бесполые, а в этой угадывались женские черты.
        Все так сосредоточились на действиях шевалье, что позабыли про тело проклятого, хотя оно лежало всего-то в метре от убийцы. Краем глаза я заметил, как рукоятка стилета превратилась в чёрный дым. Одновременно с этим труп мгновенно оказался на ногах и схватил левой рукой Алонзо за горло, а правой вырвал из его ладоней маску.
        Запоздало раздались тревожные крики товарищей. Одновременно с активацией мной золотой защитной карты в «мумию» полетели стрелы из арбалета гренадёра, боевое заклинание Фаранги, какая-то склянка от Рапунцель, золотистая молния со спаты Мии и молния обычная с руки джиннии и… и все эти чары без каких-либо эффектов исчезли, стоило им коснуться тела шевалье. Эта погань прикрылась Алонзо, как щитом. А у того, по всей видимости, имелся защитный амулет лучше, чем у кого-либо из нас, не уступающий по эффективности моей охранной сфере. Наниматель явно не верил нам и подстраховался на случай предательства. Или лелеял вовсе уж чёрные планы в наш адрес, для которых требовалась настолько мощная защита, чтобы успеть их, планы, выполнить до того, как защита падёт.
        В следующий миг мумия надела на себя маску одной рукой, а второй сдавила шею и резко тряхнула заложника. От последнего действия голова шевалье отделилась от туловища с куском позвоночника. Обезглавленное тело мумия пинком отправила в сторону Гра’Шаарда, а голову бросила в меня.
        После того, как маска оказалась на мумии, с ними обоими произошли изменения. «Нормальные» глаза засветились красным светом, а третий приобрёл насыщенный ядовито-синий. Часть бинтов на голове расплелась и окуталась синеватой дымкой, приобрётшей форму змей, у которых вместо нормальных голов имелись змеиные черепа с внушительными клыками. Изменилось и тело, которое в долю секунды стало выше ростом и получило признаки женской фигуры.
        ««Аватар богини У’Ииры.
        Уровень:???»».
        Щёлк! Щёлк!
        Две стрелы из моего арбалета прошли сквозь забинтованное тело, как сквозь дым и звякнули наконечниками о каменную стену.
        В ответ изо рта твари вылетел рой мух, который облепил мою защитную сферу.
        Вновь грохнули молнии воительниц, громыхнул разрывной наконечник болта, выпущенного гремлином. Зашипела кислота под ногами твари из очередной склянки Сцитты. Охотник метнул свою сеть, но та сгнила в ту же секунду, как коснулась тела аватары.
        ««Ваша ши’эйга Рапунцель погибла.
        Смерть забирает у неё один уровень и пять свободных баллов характеристик.
        Вы можете оживить её, при этом лишив ещё одного уровня и пяти баллов. Либо отдав два своих и десять свободных баллов, чтобы вернуть прижизненные данные погибшей ши’эйга»».
        «Вот не везёт же ей», - промелькнула в моей голове мысль в ответ на выскочившее сообщение о смерти целительницы. Самое слабое звено в отряде выпало из обоймы первым, как я и опасался.
        Сквозь тучу мух я увидел, как на мумию налетела шивани, орудуя своими четырьмя клинками со скоростью пропеллера. Ей с успехом противостояли несколько лент-бинтов, вырвавшихся из телесной «обмотки».
        Я ударил ледяным копьём из золотой карты, поймав момент, когда мумию не загораживала Олеська. Но моё заклинание сожрали мухи на полпути, вызвав вспышку бешенства, от которого весь мир окрасился в багровые тона. К счастью, мошкара - а это явно сильнейшее длительное заклинание или нечто вроде фамилиаров - полностью сосредоточилась на мне. А то боюсь, что товарищам пришлось бы тяжело, набросься на них эти мелкие чудовища (чудовища, что уничтожают в долю секунды сильнейшее «золотое» заклинание).
        К гладиаторше присоединился Гра’Шаард. Он с налёта попытался рассечь врага алебардой. Но его оружие оплели несколько лент и дёрнули в сторону. Рывок оказался для самурая настолько неожиданным, ну, или его подвели боевые навыки, требующие не выпускать оружие в бою из рук, что демон оказался сбит с ног. Он пролетел совсем рядом с мумией, получил от неё несколько ударов лентами и с оглушительным грохотом влетел в стену пещеры, где и остался лежать неподвижно. То ли его оглушило ударом, то ли тяжело ранен.
        Через секунду после этого Олеська лишилась правых рук, которые ей срезала одна из лент мумии, как бритвой пройдясь вдоль тела. И тут же следом вторая лента отсекла ей ногу пониже колена. Третья лента точно убила бы её, но за миг до того, как грязно-белая полоска бинта вонзилась в шею, шивани прикрыла Мия большим круглым щитом.
        Я призвал Чёрного Гвардейца и отправил того на помощь генеральше.
        Тут вновь ударила Фаранга и в этот раз её чары зацепили тварь как следует. Над головой мумии сформировался призрачный багровый коготь полуметрового размера и рухнул на неё. В последний миг аватар отступил в сторону, но полностью избежать удара не смог и полностью лишился левой руки. Мало того, бинты в месте разреза принялись тлеть.
        - !!!!!!!!!
        Крик, изданный мумией после ранения, было не описать словами. Мия и Олеська отлетели к противоположной стене. Мух выдуло наружу или они испарились, тут я не разобрал, что произошло. Досталось и остальным.
        ««Ваша ши’эйга Сцитта погибла.
        Смерть забирает у неё один уровень и пять свободных баллов характеристик.
        Вы можете оживить её, при этом лишив ещё одного уровня и пяти баллов. Либо отдав два своих и десять свободных баллов, чтобы вернуть прижизненные данные погибшей ши’эйга»».
        Тем же криком уничтожило мою защиту, хотя её срок не вышел и мухи даже десяти процентов не сняли с неё.
        После крика наступила тишина, все замерли на секунду и… раздался пистолетный выстрел.
        Пуля угодила точно в лоб мумии. Вернее в третий глаз на маске. И сразу после этого концы бинтов, вившихся в воздухе, опали, а тело аватары рухнуло на пол мешком с костями.
        Не успел я осознать случившееся, как перед глазами вспыхнуло новое системное сообщение.
        ««Вы уничтожили аватар богини У’Ииры!
        Вы и ваш отряд получает титул Богоборец. Титул наделяет вас иммунитетом к божественному влиянию и подчинению, снижает на 10% мощь божественных чар. Все боги и их жрецы относятся к вам нейтрально или негативно. Божественные проклятья и благословения могут не сработать против вас»».
        - Уф, попал, - в тишине раздался счастливый голос Димки.
        Обернувшись к нему, я увидел в его правой руке большой старинный пистолет с расширяющимся стволом у среза, из которого поднималась к потолку пещеры бело-сизая струйка дыма.
        - Откуда?!
        - Ты про пистоль? Да так, повезло, если честно. Однажды столкнулся с одним из наших, в смысле, игроком, который остался в игре. Восьмидесятником, к слову. Он оказался из крафтеров и занимался созданием экзотического оружия и брони. И создал вот эту штуку из интереса, - брат покачал пистолетом. - Я когда увидел, то меня как дубиной ударило - на Земле полно огнестрельного оружия! Хрен этот золота запросил немерено, еле наскрёб, чтобы купить пистоль. Потом искал учителя, способного обучить меня навыку стрельбы из экзотического оружия и навыку экзотического оружия.
        - Причём здесь Земля? И как от одной пули легла аватара богини?
        - А ты здесь хочешь остаться, Игорян? Я подозреваю, что рано или поздно в нашем мире проявится Система. Да и бунт искинов… честно скажу - не особо верю в него. Это было что угодно, но не сбой в игре. А вот в какое-нибудь внешнее вмешательства уровня конгломерата Вселенных - да…
        - Святовит, нужно помочь шивани, пока она не истекла кровью, - в наш разговор вмешалась Мия.
        - А-а, чёрт, - спохватился я и покрылся холодным потом от мысли, что пока чесал язык, кто-то из моих товарищей мог умереть. Ши’эйга-то я верну из небытия легко. А вот прочих оживить не получится.
        К счастью, самые тяжёлые травмы оказались только у Олеськи. Ей приложили отрубленные конечности к ранам и полили сверху лучшими эликсирами. В обычной ситуации такие зелья поставили бы на ноги любого уже через пару минут. Вот только раны девушке были нанесены богом, от того и заживали они с большим трудом. Руки и нога приросли, но места разрезов в двух местах обзавелись глубокими и кровоточащими ранами. На их полное излечение может понадобиться как несколько часов, так и несколько дней.
        Гра’Шаард отделался помятыми и прорубленными в нескольких местах доспехами, сотрясением мозга, переломом рёбер и дебафом оглушения и слабости. Всё это (кроме брони) было устранено за минуту при помощи эликсиров Сцитты. Нэйфиса пострадала, как и все, хотя в бой не лезла, понимая, что божественный аватар прихлопнет её, как комара. Демонице досталось от крика, который шваркнул её о стену и чуть по ней не размазал, не окажись у той великолепных защитных амулетов и эффектов от принятых перед боем зелий.
        Немного от крика досталось Димке. Гюльчатай оказалась серьёзно ранена и сейчас отлёживалась в лампе, зализывая раны. Именно она прикрыла собой своего господина, приняв всю мощь не то чар, не то способности богини и дав брату воспользоваться пистолетом.
        Мия пострадала чуть меньше, чем бывший лейтенант демонической гвардии. Досталось и Фаранге, но меньше, чем всем остальным. Ещё гремлинов развеяло криком, но их и считать за полноценных членов отряда не стоит, так как они всего лишь оживлённые заклинания. Даже мой грифон реальнее и живее, чем лопоухие гренадёр с бомбардиром.
        Ну, а я вообще не заработал ни царапины.
        После того, как всем была оказана помощь, Димка изрядно удивил и шокировал, когда достал мясницкий тесак и принялся рубить на куски мумию.
        - Мне твоя алхимичка потом спасибо скажет за такие ценные ингредиенты, - под чавкающие звуки разрубаемой плоти сказал он мне. - Пусть это не тело самой богини, но даже её кратковременного пребывания хватит, чтобы органы проклятого стали дороже золота. Эх, было бы ещё лучше, если она ожила и прямо здесь попробовала бы сварить своё уникальное зелье.
        Тут я с ним был полностью согласен, но взять и вернуть к жизни алхимичку прямо сейчас не мог. Во-первых, не было нужного количества свободных баллов, во-вторых, опасался, что с меня снимут уровни из «сотой линейки». Вдруг, лишусь заработанных достижений из-за этого? Не хотелось и уровни Сцитты тратить. Из-за статуса ши’эйги ей архисложно будет вернуть его. Да и не был я уверен, что полученный эликсир мне понравится или пригодиться кому-то из товарищей. Были и другие сомнения.
        - Не уверен, что после своей смерти и в месте смерти у неё что-то путное выйдет и вообще сумеет поймать требуемый настрой на работу, - покачал я с сомнением головой. - Лучше скажи, как смог убить одной пулей аватару. Ты так мне на этой вопрос не ответил.
        - Пуля была из небесного адаманта. Не адамантия или адамантита - адаманта. Единственный слиток переплавил в пулю после пророчества одной гадалки.
        - О-о! - только и смог сказать я.
        Небесный адамант - это божественный металл. Получить его невероятно сложно, стоит он столько, что никто не станет брать за него презренное золото или иные материальные блага, которые можно купить или сменять. Адамант использовался совсем для других расчётов, либо для изготовления оружия, снаряжения, амулетов и зелий.
        - Вот тебе и «о». Блин, так жалко, - сморщил свою кошмарную рожу Димка.
        - Зато мы живы, - заметил я. - А выковырять пулю назад нельзя?
        - Уже искал. Нет её, растворилась.
        - Да и чёрт с ней. Найдём ещё твоего адаманта. Ты же знаешь, где его можно найти.
        - Угу, - кивнул брат. - Но там всё не просто.
        - Плевать. Найдём дриаду, переправим её на Землю и отправимся тебе за новой пулей.
        Положив Олесю на носилки, так как самостоятельно передвигаться она не могла, наш поредевший отряд отправился обратно на берег. Из плюсов можно назвать то, что никто не погиб (ши’эйга не в счёт). Из минусов же - это отсутствие трофеев и смерть нанимателя. Пусть шевалье оказался мутным типом, но меня глубоко в душе царапала совесть из-за того, что не спас его. Там же ворочалась жадность, которая досадовала, что мы ничего не получили, лишь потратили несколько сверхценных зелий. Амулет Алонзо, который выдержал несколько наших магических ударов, почему-то рассыпался. Была испорчена и маска, которую расколола большая трещина, центр которой прошёл через третий глаз, куда вошла пуля брата. При осмотре всплывало описание, сообщающее, что древний божественный артефакт безнадёжно испорчен и восстановлению не подлежит.
        Глава 18
        На пляж мы вышли при свете солнца, которое поднялось за час до этого.
        - Все целые, вроде бы, - тут же обратил внимание Димка на моряков, которые суетились вокруг шхуны, как муравьи.
        - И не видно следов паники, нападения и прочих неприятностей, - в тон ему заметил Гра’Шаард.
        В данный момент наш отряд укрывался в прибрежных зарослях от взглядов со стороны пляжа и моря. Вот так с бухты-барахты вываливаться на берег мы не желали, мало ли что там и как. Лишь убедившись, что ничего подозрительного в поведении экипажа шхуны нет, мы двинулись дальше. Стоило нам выйти на песок, как работа замерла, и тревожные взгляды моряков уставились на нас.
        Навстречу вышел Юртс и маг.
        - Все остальные?!. - капитан не стал договаривать.
        - Погибли, - лаконично ответил я ему.
        - Господин Алонзо тоже?
        - Да.
        - Проклятье, - выругался он. - Кто же нас выведет из этого поганого места?
        - Разберёмся, капитан. Главное, что мы все живы. Тем более, у нас появилось время и место для хорошего отдыха и ремонта корабля. Вы же почувствовали, что тяжёлая аура острова пропала?
        - Мы все это почувствовали, - подтвердил собеседник. - Парни даже работать стали быстрее и лучше, а то до этого ваши зелья уже стали развеиваться и плохо помогать, хотя обещался эффект подольше.
        Тут в беседу вмешался маг:
        - Расскажете, что там было?
        Я вопросительно посмотрел на Димку. В игровых вопросах, темах с квестами, загадками и таинственными историями я перекладывал принятие решения на его плечи. Он здесь у нас профи в этом.
        «Можно», - взглядом сообщил он.
        - Расскажем, только позже. Сейчас нам всем нужен отдых, - перевёл я взгляд на мага.
        - Разумеется. Я и не думал, чтобы прямо сейчас вас мучить расспросами. Мы чем-то можем вам помочь?
        - Нет, спасибо, мы сами справимся. Вон в той стороне поставим себе шалаши, чтобы друг другу не мешать отдыхать и заниматься ремонтом, - я махнул рукой правее от корабля в сторону небольшой группки невысоких пальм, рядом с которыми в радиусе полусотни метров росла только редкая и невысокая травка. Это было очень удобно, не придётся расчищать место и вырубать вокруг заросли для безопасности.
        - В любом случае обращайтесь за помощью, если что-то понадобится, - напоследок сказал маг, затем переглянулся с капитаном, потом оба кивнули нам и отправились обратно к кораблю, рядом с которым столпились матросы. Вскоре оттуда раздались капитанские крики, которыми он всех успокаивал, кратко сообщив о результатах нашего похода вглубь острова, и ими же следом прогнал всех на работу.
        О чём я пожалел, так это о погибших гремлинах, которых я не смогу призвать ещё несколько часов. А как бы пригодились их руки при постройке навесов из жердей и больших толстых листьев, что в великом изобилии росли в окружающих джунглях! Возможно, с их помощью у нас временное жильё получилось бы куда удобнее и значительно красивее.
        - Ну ладно, и так сойдёт, - тоном Вовки из древнего мультфильма произнёс брат, когда мы закончили «великую» стройку. - Эх, жаль, что Гюльчатай в отрубе, а то бы она нам такие дворцы отгрохала.
        Джинния вернула себе силы уже к вечеру, выбралась из лампы, оценила наше мастерство прорабов и джамшутов в одном флаконе и разразилась издевательским смехом, попутно щедро раздавая «комплименты» и язвительно оценивая «изюминки» шалашей. Мне было всё равно, но вот мои самураи наливались яростью, слушая её. Тут ещё и вечная нелюбовь, как у кошки с собакой, между демонами и джиннами сказалась. Навеселившись, она парой пассов смела постройки и потом за час поставила под пальмами четыре круглых больших хижины из окружающего строительного материала. В самую высокую она утащила Димку. В соседнюю ушёл я, забрав с собой Олеську. Её раны всё ещё не до конца зажили, а система сообщала о длительных дебафах «потеря крови», «шок», «увечье». До того как спадёт один из них, шок, было ещё три часа. А «увечье» обещало продержаться ещё тринадцать часов.
        Демоны заселились в третью. Четвёртая досталась Мии.
        Шок, боль от потерь, а также чувство победы и радостное понимание, что потери не критические смешались в гремучую смесь. Первым эффектом от неё были расслабление и бессилие, вылившиеся в крепкий сон в ещё старых корявых шалашах. А вот в новой хижине я не находил себе места. Короткий отдых убрал все негативные последствия от похода, вид спящей Олеси заставил меня тихо выйти на улицу, чтобы не разбудить её случайным звуком. После этого я сунулся к брату, но даже не смог сдвинуть в сторону плотную циновку, служащую в хижинах дверью.
        «Какие мы, однако», - пробурчал я про себя, примерно догадываясь, что происходит внутри хижины.
        Сунулся было в палатку к демонам, но нашёл там только хмельного Гра’Шаарда, обнимающего огромную глиняную бутыль, оплетённую лозой. Пить вместе с ним у меня желания не было. Останься он на трезвых ногах, то я бы ушёл с ним куда-нибудь в джунгли развеяться, провести разведку и может быть с кем-нибудь не особо сильным размяться в стычке (если на острове вообще есть такие создания, которые не разбежались или погибли от воздействия ауры). Вот только пьяный гвардеец мне в таком был не помощник.
        Появилась мысль навестить моряков и поинтересоваться ходом ремонта, авось кто-то там не спит, несмотря на позднее время. Но на полпути меня поймала Фаранга. Демоница вышла почему-то из хижины Мии и была одета в одну накидку, закрывающую её от шеи до колен.
        - Господин, а я к вам шла, - с каким-то предвкушением в голосе произнесла она, мигом оказавшись рядом. Не став дожидаться ответа, она взяла меня за руку и потянула за собой. Мне стало так интересно, что же она делала у генеральши и что меня ждёт дальше (но догадывался и, чёрт побери, был совсем не против, если предположения оправдаются), что не стал ничего говорить, спрашивать и сопротивляться, позволив увлечь в хижину.
        Внутри я увидел Нэйфису и Мию, которые были одеты точно в такие же накидки, что и моя сопровождающая. И откуда только их взяли? Может, это вещи одной из девушек, которыми она поделилась с остальными?
        Выглядели они соблазнительно и многообещающе. А ещё я обратил внимание на лица девушек, которые выдавали неслабое возбуждение.
        «Чем же вы тут занимались, интересно мне знать? Да ещё и легионершу эти рогатые как-то сумели охмурить и затащить в свою развратную компанию», - хмыкнул я про себя.
        - Господин, на вас слишком много одежды, - очень тихо с эротической хрипотцой в голосе произнесла Фаранга и опять, не став ждать моего ответа, стала действовать. Мои рубашка и штаны с трусами полетели в угол хижины, отброшенные её руками. К концу раздевания она тяжело дышала от едва сдерживаемой похоти.
        Что ж, заняться сексом в сложившейся ситуации будет, эм-м… самым разумным. И сам расслаблюсь и девушки. Недаром во все века подобный способ был лучшим для снятия стресса. Ещё алкоголь, а ещё лучше и то, и другое, но в разумных пределах, конечно. Да, я не хотел, чтобы Фаранга оказалась в моей постели, но сделать сейчас ничего не мог без неприятных последствий в дальнейшем. Откажи, прогони я демонессу, и она примет моё решение, тут же оставив меня. Но что будет потом… лучше не проверять и не рисковать. Даже самые надёжные клятвы можно разрушить, и самая крепкая верность трескается, превращаясь в ненависть. И ведь как ловко всё подвела к сексу со мной, будто военную стратегическую операцию спланировала. Впрочем, что-то я отвлёкся.
        В процессе раздевания возбудилась не только Фаранга, но и я сам. С другой стороны с моим высоким демоническим либидо многого и не нужно было. Вот прямо сейчас младший Святовит налился кровью, потемнел и во всю свою немалую длину вытянулся вверх, как мачта корабля, поблёскивая на кончике каплей смазки.
        Фаранга провела по нему пальчиком снизу вверх, ловко подхватила капельку и отправила ту в ротик.
        - М-м-м, - сладострастно простонала она, - нектар из божественного сосуда! И сосуд, кажется, готов уже лопнуть. Так, Мия, нельзя заставлять его страдать. Приступай!
        Нэйфиса ловко сняла с плеч легионерши накидку, показав, что под той нет ничего, кроме трусиков и нескольких тонких-претонких ремешков, заключивших высокую грудь как бы в клетку. Мия же опустилась на колени и, сексуально двигая попкой, подошла ко мне на четвереньках, после чего мой боец оказался у неё в ласковом ротике. Её ладони принялись скользить по моим ногам, животу, поглаживать яички.
        Нэйфиса и Фаранга встали рядом, сбросив свои накидки на пол. На бывшей гильдийской служащей оказались только одни красные трусики. А вот Фаранга была одета в наряд из чёрных ремешков, которые заменили ей нижнее бельё.
        «Бэдэсээмщица, блин, - подумал я. - И ведь как-то узнала, что Мия тащится от мазохизма и унижений».
        А Мия наяривала своим ротиком, полируя язычком с губками моего красного богатыря, помогая себе в этом деле пальчиками.
        - О-ох! - непроизвольно простонал я. - О-о-х…
        Стоявшие рядом демоницы гладили меня по плечам и рукам, иногда прикасались к ним губами, проводили по коже своими языками, а потом сливались со мной и друг с другом в поцелуях. Ощущения были непередаваемые! Не раз я непроизвольно двигал тазом навстречу Мии, вгоняя свой орган полностью в её горло. Девушка вздрагивала от таких «ударов», и с ещё большим энтузиазмом начинала сосать, иногда протяжно постанывая. Её налитые груди с задорно торчащими вверх сосками подпрыгивали в такт моим толчкам. Длительное воздержание и недавняя нервная нагрузка сказались, заставив меня быстро дойти до пика удовольствия. Я протяжно застонал и стал изливаться в горло генеральше, прижав её лицо к себе и вогнав член по самый корень внутрь неё.
        На десяток секунд все мы замерли, превратившись в статуи. Сокращался только младший Святовит, отправляя в желудок Мии одну порцию семени за другой. Мия Росс не выпустила ни капли, а потом ещё и облизала орган так, что он стал блестеть от её слюны. И вновь его заглотила, принявшись сосать с ещё большим энтузиазмом. Правой рукой она ласкала яички, а левую засунула между своих бёдер и стала тереть свои мокрые трусики.
        - Накажи её, - хрипло прошептала мне Фаранга в правое ухо. Демоница успела зайти мне за спину и сейчас тёрлась об меня своей грудью и бурно мастурбировала пальцами. Видеть я этого не мог, но отлично слышал характерные влажные звуки. - Возьми, господин.
        Я почувствовал, как мне в правую руку ткнулось что-то твёрдое. Скосив взгляд, я увидел деревянную резную рукоятку стека с кожаным квадратиком на конце. Взяв его, я коснулся кончиком Мии, провёл сбоку по бедру, по пояснице, завёл его под трусики и сделал несколько движений вверх-вниз между её ягодиц. А потом ударил вполсилы по левой из них.
        - М-м-м! - простонала Мия и стала с бешеной скоростью насаживаться горлом на мой член, издавая неприличные, но такие возбуждающие звуки. Её правая рука до лёгкой боли сдавила мне яички, а пальчики левой сдвинули трусики в сторону и погрузились в истекающее лоно.
        Я нанёс второй удар и тут же третий, вложив в него чуть больше силы и оставив красную полоску на шелковистой коже партнёрши. Та вскрикнула от удовольствия, а Фаранга протяжно застонала мне прямо в ухо и повисла на моих плечах, содрогаясь от оргазма. Я ударил Мию ещё несколько раз, когда её настиг сокрушительный оргазм, от которого она не удержалась и повалилась на пол с колен, громко крича и закатив глаза под лоб. Освободившийся «ствол», с головки которого потянулась вниз тонкая паутинка блестящей слюны, пребывал в одиночестве не больше секунды - место легионерши заняла Нэйфиса. Та отсасывала у меня с тем же удовольствием и пылом, как и девушка до неё. Её рожки дали возможность удобно взяться за них и буквально насаживать демоницу так, что она касалась носом моего живота.
        Повторно испытав оргазм, я излился в горло Нэйфисы, как до этого напоил Мию.
        Следующей на очереди должна быть Фаранга, если следовать тенденции, но она считала по-другому. Миг - и я лежу на полу поверх накидок, а демоница устраивается сверху, решив оседлать меня.
        - Господин, сейчас ты мой приз, - прошептала она, наклонившись ко мне. Внутри меня слабо взбунтовалась демоническая натура, которой не понравился такой исход, но была мгновенно задавлена прочими чувствами и желанием сделать приятное партнёрше. Мои ладони смяли упругие мячики её грудей, заставив девушку томно застонать. Её ладошка нащупала моё вновь принявшееся расти «дерево». Кулачок скользнул вверх-вниз, и ещё раз, и ещё. А затем направила в себя моего окрепшего младшенького.
        - Ах, ах, ох, ах! - вскрикивала она, прыгая на мне. - Ах!..
        Совсем рядом лежала Мия, наблюдавшая за этими скачками масляным взглядом, и лаская свою грудь и лоно. Неожиданно над ней встала Нэйфиса и… села ей на лицо. Руки легионерши взлетели вверх, будто собираясь скинуть нахалку, но вместо этого обхватили ту за попку и поправили для большего удобства. В свою очередь я дотянулся до Мии и слегка сдавил её горошину любви, покрытую скользкой влагой.
        Наконец, Фаранга стала двигаться быстрее, очень быстро сбилась с ритма, протяжно и громко простонала и откинулась назад. Спустя несколько секунд она слезла с меня и легла рядом. Её грудь часто и высоко вздымалась, на коже блестели мелкие капли пота, глаза затуманились негой.
        Увидев, что моя эстафетная палочка освободилась, Нэйфиса оставила в покое Мию и перебралась на меня, устроив ещё более дикую скачу, чем её соплеменница. Я же притянул к себе генеральшу и впился в её губы поцелуем, не обращая внимания на терпкий вкус её губ от нектара любви, текущего из бутона Нэйфисы.
        - А-а-а! - я не сдержал крика удовольствия, когда в третий раз достиг его пика. Подавшись вперед, сжимая ягодицы, я заполнял лоно Нэйфисы своим семенем…
        Глава 19
        После того, как давящая атмосфера острова пропала, мы решили задержаться на нём подольше, чтобы провести капитальный ремонт шхуны и как следует отдохнуть после изматывающего путешествия. Ещё и морякам нужно было прийти в себя после действия эликсиров и изматывающей тяжёлой работы. Так что сначала трое суток ремонтировался корабль, потом ещё два дня его экипаж переводил дух.
        В это время и состоялся разговор с Юртсом.
        - Алонзо планировал передать вам большую шлюпку после того, как завершил бы свои дела в Золотом море, - сообщил он нам. - Теперь же обстоятельства изменились, и я предлагаю вам свои услуги, свой корабль, то есть. Куда двинемся?
        Что ж, было понятно, почему он так заговорил. Без путеводных знаний шевалье шхуне не выбраться из этой локации. Мало того, рано или поздно (скорее рано) корабль погибнет или его постигнет участь ещё более страшная. Например, экипаж и шхуна станут проклятыми, превратившись во что-то вроде «Летучего Голландца» или «Чёрной Жемчужины» из земных мифов. А вот с моим отрядом у него есть почти все шансы выбраться отсюда живым и здоровым. Хотя, он ещё не знал про охрану острова, где жила дриада - девчонка с Земли, попавшая под тот же сбой, что и я после получения восьмидесятого уровня. Вряд ли ему понравится встретиться лицом к лицу со стаей гигантских акул убийц, морским драконом и прочими «милыми» созданиями. Говорить про них я ему не собираюсь, так как предпочитаю добраться до острова с комфортом и быстро, а не ютясь в тесной шлюпке, где ещё и самому нужно грести.
        - Нам нужно от этого места на юго-юго-восток. Послезавтра свернём на восток, а дальше придётся уже самостоятельно искать конечную точку, так как точных координат я не знаю. Нужный остров скрыт от чужих взглядов.
        - Хм… - нахмурился капитан.
        - На самом острове опасности нет. Там, наверное, единственное место, где нет ужасов Золотого моря.
        - Остров расположен отдельно или рядом есть ещё другие? - спросил меня маг.
        - Он в Драконьем архипелаге.
        - Чтоб меня кракен сожрал! - воскликнул Юртс. - Нам нужно на Драконий архипелаг?!
        Я кивнул. Уговаривать его я не собирался, как и угрожать. Моряки должны сами принять решение, так будет проще для всех в этом опасном месте. В ином случае я лучше сяду на вёсла, чем буду постоянно ждать какой-нибудь выходки со стороны матросов по типу той, что провернул Негоро - литературный герой Джека Лондона.
        - Драконий архипелаг… - с мрачным выражением на лице произнёс капитан. - Что там тебе нужно, Святовит?
        - Забрать одного человека.
        - Скорее всего, не одного. С ним будет свита, - добавил брат, который присутствовал при этом разговоре.
        - Дворянин? - заинтересовался маг.
        - Да, - подтвердил я. - Скорее всего, королевских кровей.
        Последние слова я добавил для усиления эффекта воздействия на желание помочь нам. Ведь заработать королевскую благодарность хотят все, это в крови у всех в кастовом, феодальном и ином похожем обществе. Именно на таких принципах строилась игра, пока из нее не родился новый мир. И если даже мой обман вскроется, то я всегда смогу отвертеться, мол, я же и не говорил прямо, а лишь предположил. А вот то, что девчонку можно назвать дворянкой, здесь вся правда. И на Земле она родом явно из золотой элиты, и в игровом мире тоже не могла быть простой дриадой.
        - Ага! Вот… - вырвалось у мужчины. Судя по тому, как он резко оборвал фразу и слегка изменился в лице, восклицание вышло непроизвольным. И я даже могу предположить, что он придумал за версию для себя. Наиболее подходящая такая: в самом опасном и труднодоступном месте мира какой-нибудь король или император укрыл своего наследника, сейчас же началась грызня за престол, и моя команда была нанята, чтобы доставить наследника обратно. Могу ещё предположить, что маг уже просчитал возможность втереться в доверие к «наследнику», чтобы занять место подле него и сменить постылую работу судового чародея на место императорского придворного. - Юртс, как считаешь, полезно оказать помощь неизвестному принцу или королевичу? Риск одинаков, что мы самостоятельно решим искать путь назад, что сунемся на архипелаг.
        Капитан с неудовольствием покосился на него, затем посмотрел на меня и через силу - это было хорошо видно - кивнул:
        - Мы согласны, Святовит. Но давай оговорим плату сразу, а то не хочу надеяться на какие-то там туманные перспективы от принца.
        - Согласен. Что хочешь?
        Хотел капитан золота, амулетов и эликсиров из моих запасов, чьё качество (и соответственно цену) он успел оценить. Если презренный металл в каком-то роде был мне безразличен, то вот всё остальное отдавать я не хотел. Мне и самому мало, пусть даже инвентарь забит сотнями пузырьков и десятками волшебных безделушек. А значит, нужно торговаться.
        - Капитан, полагаю, вы забыли, что моя команда не просто пассажиры, а ещё и защитники корабля? - с улыбкой произнёс я. - Конечно, если вы и ваши люди сумеют обеспечить безопасность во время пути, то я соглашусь на ваши условия оплаты. Но справитесь ли вы с этим?
        Юртс громко скрипнул зубами и пробормотал:
        - Чтоб твою душу демоны сношали, Алонзо! Затащил падлюка и бросил. Ладно, кракен с тобой, Святовит, что ты хочешь?
        Я опять улыбнулся, на этот раз искренне, ведь разговор свернул в нужное мне русло.
        *****
        - Драконий архипелаг, - сообщил мне Юртс. - Прямо по курсу.
        Сюда мы добрались за три дня и окольными путями. Не получилось идти так, как я описывал капитану: юго-юго-восток, восток. На пути у нас появлялись то рифы, то стаи тварей, то отдельные чудовища, с которыми не было никакого желания связываться. Мы их замечали раньше благодаря воздушной разведке. В небо поднимался то я на грифоне, то Гюльчатай.
        - Угу, вижу. Теперь придётся искать нужный остров, куда дальше плыть я не знаю, - произнёс я. - Бросайте якорь.
        - Хм? - он вопросительно посмотрел на меня.
        - Подождёте, пока я слетаю на разведку.
        - Хорошо, это разумно.
        Я призвал грифона, забрался на него и устремился ввысь. Других летунов, кроме меня, не было, что порадовало, так как уже дважды я поучаствовал в воздушных драках, и больше не хочу. Сделав два больших круга над кораблём, я поднялся ещё выше и направил пета в сторону крайнего острова архипелага. Это был большой, но большей частью безжизненный кусок скалы с потухшим жерлом вулкана в центре. Возможно, именно его последнее извержение и убило флору с фауной на острое, залив всё раскалённой лавой. Впрочем, на его северо-западной стороне, на крупных камнях разлеглись твари с серо-стальной шкурой, похожие на земных морских львов, только с большим гребнем на спине. Каждая была размером с крупную лошадь. Наверное, их шкуры и бивни должны стоить уйму золота и цениться артефакторами с алхимиками. В любом другом случае я бы обязательно прибил бы пяток штук, но не сейчас. Не было никакого желания тратить на охоту драгоценное время.
        Несколько раз я снижался, чтобы высмотреть замаскированных врагов. Здесь первую скрипку играл мой грифон, чьё звериное чутьё замечало почти любых тварей, даже тех, кто обладал уникальными способностями вроде «хамелеона» или невидимости. А ещё сверху благодаря прозрачной воде были видны все рифы и различные препятствия, вроде притопленных островков из водорослей и прочего морского мусора.
        Разведав путь, я вернулся на шхуну и показал Юртсу безопасный проход вглубь архипелага. Спустя несколько часов шхуна вновь бросила якорь, а я оседлал своего пета и снова поднялся в воздух. Следом взлетела джинния. Она будет защищать корабль и следить, чтобы к нему никто не подобрался незаметно. Ну а я отправился дальше, искать безопасный - насколько это возможно в данной местности - проход между островами и, чем чёрт не шутит, нужный островок. Жаль, что последнее маловероятно. Вряд ли девчонку пристроят на краю архипелага. Даже те, кто отправил меня за ней, сами толком не знали точного местоположения цели.
        «Интересно, кто же её папаша и вообще семья, раз для неё создали такие условия?».
        Небольшой островок с юга был заселён мелкими птеродактилями. При виде грифона они взлетели, сбились в огромную стаю и принялись кружить в воздухе над своими гнёздами. Ко мне не лезли, но и самому не стоило к ним приближаться, если не хочу неприятностей. Да и шхуне не стоило рядом с этим островом проходить.
        Остров с севера был пуст и безжизненен, только голые камни и ни единой живой души рядом и поблизости.
        - Хотя… хотя насчёт живой души я поспешил, - произнёс я вслух в ответ на последние мысли. - Это кто это у нас тут такой красивый загорает? Он вообще живой?
        На камнях в небольшом заливчике, куда с трудом втиснется наша шхуна, лежало очень худое тело с четырьмя руками. Рядом с ним валялась на боку небольшая лодка, похожая на национальное каноэ из Северной Америки.
        Я опустился на сушу недалеко от неизвестного, спрыгнул с грифона и медленно направился к нему.
        ««Неизвестный.
        Раса: инкель.
        Уровень: 68.
        Класс: добытчик.
        Отношение: нейтральное.
        Состояние: тяжело ранен, без сознания»».
        Неизвестный лишь отдалённо был похож на расу шивани, с которой я его, было, спутал сверху. Он был худ, очень высокого роста, метра два с половиной, серой кожей цвета асфальта. У него не было носа и ушей, лишь некрасивые отверстия на их месте. Ах да, на ладонях у него было по шесть пальцев, из них два больших. На теле неизвестного не было ни единого волоска. Прикрыто оно было не то набедренной повязкой, не то какой-то экзотической юбкой. К этой детали прилагалась сбруя из ремешков разного размера с колечками и крючками. К ним, вероятно, крепилось снаряжение, сейчас отсутствующее.
        - И что мы видим? А видим мы явно разумного, судя по одежде и лодке, кстати, с кучей дыр. Даже удивительно, как он на ней сумел досюда доплыть. Или нападение случилось неподалёку? - вслух сказал я. - Есть шанс, что он в качестве благодарности за спасение поможет найти нужный остров. Клювастый, что скажешь?
        Грифон даже глазом не повёл.
        - Ладно, хорош дурачиться. Полетели назад.
        Я поднял тело добытчика на руки, закинул на грифона, устроился рядом и дал команду пету возвращаться на шхуну.
        - Это кто такой? - заинтересовался брат, когда я спустил на палубу бесчувственное тело.
        - Это ты его так? - следом за ним спросил меня Юртс.
        - Пленник? Язык? - высказался Гра’Шаард.
        - Нашёл на острове вон в той стороне, - я махнул рукой на север. - Не знаю, кто его так уделал, но рассчитываю в обмен на лечение и доставку домой получить хоть какую-то информацию, которая поможет отыскать остров.
        - Если он только поймёт нас, - со скепсисом заметил Димка. - А то слышал я, что есть в этих местах квесты на изучение языка, чтобы получить возможность дальше выполнять задания. А с этим созданием нового мира всё могло ещё больше ухудшиться.
        - Надеюсь, что такого не случится, - сказал я и достал карту с заклинанием исцеления. Пожалел, что нет рядом Рапунцель, которая мигом поставила бы на ноги четырёхрукого. Ах да, перед лечением я отправил в трюм самураев, а сам воспользовался амулетом изменения внешности и характеристик. А то мало ли как незнакомец относится к демонам. Не хочется с первых же минут вызвать у него неприязнь, а то и прямую агрессию.
        Мне понадобилось дважды использовать карты лечения, чтобы неизвестный пришёл в себя. В первый момент, когда он открыл глаза, то резко дёрнулся и вскинул все четыре руки в защитном жесте.
        - Мы друзья, - быстро сказал я и сделал шаг назад. - Мы нашли тебя раненого на берегу, спасли от хищников и вылечили. Ты меня понимаешь?
        Тот несколько секунд молчал, потом кивнул:
        - Понимаю. А вы кто?
        - Путешественники. Мы приплыли на помощь своему другу, но заблудились, - почти не кривя душой, ответил я ему. - Он где-то на одном из этих островов, но мы не знаем на каком именно. Искали-искали, но нашли только тебя. Может быть, ты поможешь? Мы заплатим или поможем чем-то, если это в наших силах.
        - Я всего лишь молодой воин, почти ничего не знаю. Но мой отец - младший вождь! Он может вам помочь.
        «А это удачненько он попался на нашем пути», - я мысленно потёр ладони, когда услышал о статусе спасённого.
        Четырёхрукий представился Зогом и пообещал показать путь к острову, где живёт его племя. В пути рассказал про то, как оказался в столь печальном положении. Как оказалось, большая группа охотников вышла на лов неких хирстинов, не то рыбы, не то амфибий, собирающихся в крупные косяки. Обычно лодки возвращаются полные добычи, едва не черпая бортами воду из-за загрузки. Но в этот раз не только инкели решили выйти на промысел, но и небольшая стая морских хищников из тех, с кем лучше не связываться. К сожалению, об их интересе к хирстинам охотники узнали после того, как двоих из них вместе с лодками твари разорвали на куски. Зогу повезло оказаться на самом краю косяка добычи, за которую разыгралась кровавая драма. В отличие от многих, что были в самом центре и успевшие наполнить лодки немалым грузом, его посудина была пуста, а тварей рядом оказалось мало. Сумев отбиться, Зог направил лодку в сторону дома. Но вновь угодил в неприятность, когда попал в сильное течение. Раненый и в каноэ полном дыр, он не смог выгрести из него и вскоре оказался очень далеко от родного острова. Ему ещё повезло найти место,
где не нашлось голодных тварей или тех, кто убивает всех чужаков, считая тех нарушителями границ. Здесь он и потерял сознание, провалявшись в беспамятстве до нашего появления.
        - Он может нас вести прямо в ловушку, - очень тихо сказал мне корабельный маг.
        - Даже если так, то у нас есть чем на то ответить. Он не видел часть моего отряда и совершенно не знает, на что мы способны. Тем более, рядом с берегом или на берегу нам не будет равных.
        - И всё же я бы не стал так полагаться на слова первого встречного, - продолжал гнуть тот свою линию.
        - Слушаю предложения.
        - Эм-м… связать и пытать!
        - Он не сделал нам ещё ничего плохо. И не дал усомниться в своём поведении ничем. Против него говорят только ваши беспочвенные подозрения, - отрезал я. Тут даже моя паранойя молчала, которая обычно вылезает по поводу и без. И я лучше поверю ей, чем кому-то левому паникёру.
        - Поступай, как знаешь, - махнул рукой маг и ушёл.
        Нам потребовалось четыре часа для того, чтобы доплыть до острова, где поселилось племя нового знакомого. К берегу подойти не вышло по причине мелководья.
        - Там слишком мелко даже во время прилива, Святовит, - сказал четырёхрукий. - Ваша большая лодка сядет на мель. Я попрошу отца прислать за вами наши челноки.
        Такая покладистость была продиктована не только спасением и лечением, но и несколькими ценными подарками с моей стороны. Подарил я ему самый простой защитный амулет из имеющихся, зачарованные кинжал и кулачный щит с шипом. Эти вещи были из недавних трофеев, когда судьба свела нас на узкой дорожке с конкурентами покойного шевалье.
        - Договорились.
        Отпускать Зога одного не хотелось. Но как-то надёжно, так сказать, задокументировать присутствие рядом с ним пары моих товарищей я не смог. Ещё он отказался от нашей помощи с доставкой на берег. Пояснил это тем, что он вплавь доберётся быстрее, пока мы будем ворочать тяжёлыми вёслами в шлюпке.
        - Я через пару часов вернусь, - пообещал он. - Или кто-то от меня с сообщением, - и сиганул за борт рыбкой. Вынырнув, он махнул нам верхней парой рук, после чего повернулся лицом к острову и понёсся, словно метеор. За ним только на моторке гнаться.
        - Не соврал парнишка. В самом деле, быстрее, чем на лодке, - произнёс Димка, наблюдая за Зогом.
        Кстати, новый остров, к которому привёл нас четырёхрукий, выглядел так, как множество островков или берега где-нибудь на больших реках. То есть, зелень и деревья вплотную подступали к воде. Опытный Юртс указал место, где в море впадает крупная река. Граница была помечена пятном мути от грязи и мусора, которые несла та. К слову сказать, Зог скрылся среди зелени в нескольких сотнях от этого места. Наверное, там дежурят хищники, караулящие трупы животных, утонувших или как-то иначе попавших в речные воды. Или не трупы.
        - Я на разведку, - сказал я, как только парень пропал с глаз. - Попробую рассмотреть сверху, что там и как.
        - Удачи, - в один голос сказали сразу несколько человек, среди которых был капитан Юртс.
        Вызвав грифона, я использовал одно из зелий Сцитты, дающего частичную невидимость вкупе с эффектом «хамелеон», после чего забрался на него и направился в небесную высь, где не было ни единого облачка.
        Остров оказался не очень большим, примерно километр с хвостиком на семьсот-восемьсот метров. Из-за того, что он был густо покрыт растительностью, рассмотреть толком ничего не вышло. Только смог более-менее рассмотреть реку сверху, чьи берега были укрыты деревьями.
        - Отсутствие результата разведки это тоже результат, - успокоил я сам себя и повернул грифона обратно к шхуне.
        Я провёл в воздухе около часа, а потом ещё три на палубе нашего корабля в ожидании Зога. Час назад ко мне подошёл корабельный маг и веско обронил: «я же говорил». Только что вновь прошёлся мимо и всем своим видом демонстрировал, что пора бы мне перестать упираться и признать, что я ошибался насчёт Зога и лучше бы поскорее уйти отсюда, чтобы не пришлось ночью отбиваться от его сородичей. По правде говоря, я уже и сам стал склоняться к тому, чтобы поднять якорь, распустить паруса и отправиться на поиски более надёжных информаторов или проводников. Вот только где их найти? К тому же, рядом с островом, на котором поселились инкели, вряд ли будут жить опасные твари. Ну, или инкели не станут селиться рядом с подобной опасностью. Значит, ночью нападения не стоит ждать ни с чьей стороны, кроме самих четырёхруких охотников. Последнее, на мой взгляд, не так уж и вероятно. Скорее племя спрячется в лесу и примется ждать, когда уплывёт «большая лодка».
        «Может, завтра найти их, захватить побольше языков и выбить из них инфу, как предлагает ветерок?», - пришла мне в голову мысль.
        - Плывут! - вдруг крикнул матрос из «вороньего» гнезда. - Вижу две большие лодки с гребцами!
        Со стороны места впадения реки в море в нашу сторону шустро двигались две большие узкие лодки, снабжённые противовесом в виде жерди, почти что брёвнышка, для устойчивости лодки. Эдакий примитивный катамаран. Ну, или настоящий катамаран, каким он был на заре своего создания. В каждой посудине находилось по шесть знакомых многоруких фигур. Пятеро гребцов и один наблюдатель на носу. На головной лодке им был Зог. При этом ещё оставалось порядком свободного места для трех-четырех седоков минимум.
        - Это я, Святовит! Я вернулся! - крикнул он ещё издалека и помахал нам рукой. Уже позже, когда чужие судёнышки подошли к шхуне и парень забрался к нам по веревочному трапу, он продолжил. - Пришлось задержаться, чтобы найти лодки и гребцов. Тех, кто согласится к вам плыть.
        - Скорее тех, кто соблазнился видом его подарков и решил попытать удачу, чтобы получить такие же или лучше, - едва слышно произнёс за моей спиной Димка и усмехнулся.
        Зог предложил восьмерым из нас посетить становище племени и лично поговорить с вождями. Заверил, что старшие в племени знают практически всё, что происходит на архипелаге. Дело только за тем, чтобы заставить их поделиться своими знаниями. Для этого нужны подарки и уважение. Это могло быть как ловушкой, так и предложением без какой-либо задней мысли со стороны четырёхруких аборигенов. Риск есть, но в случае удачи можно сорвать лакомый куш, тот самый, ради которого я спасал Зога и плыл сюда. В конце концов, мы также можем сгинуть уже завтра, натолкнувшись в слепых поисках на врагов, превосходящих нас во всём.
        С Зогом поплыву я с братом, Мией и Олеськой. Самураи и Нэйфиса останутся на корабле, контролируя команду. Удивил меня капитан, вдруг решивший мне составить компанию с тремя самыми сильными матросами, когда узнал, что остались свободные «билеты».
        - Попробую обменять часть барахла на местные товары, - признался он мне, когда я поинтересовался причиной, толкнувшей его отправиться на берег. - Я ещё не встречал никого, кто привёз бы диковинки из этих мест. Если боги помогут, то я вернусь с таким состоянием, на которое смогу купить себе герцогский титул и больше ни в чём себе не отказывать до конца жизни. Или купить новый корабль, зачарованный от клотика до киля и даже кракен обломает об него зубы.
        - Удачи, капитан. Но торгуйся осторожно, - посоветовал я ему. - Вожди ждут нас с подарками, а не для торговли. Не хочу, чтобы ты помешал мне получить от них нужную информацию.
        - За это не волнуйся. Не в первый раз встречаюсь с дикарями, знаю, как с ними вести. Ещё тебе самому подсказывать придётся.
        Глава 20
        - Проход к нужному острову вон там, между тех двух скал, - младший вождь племени протянул руку и указал на группу голых скал, выступающих из воды подобно клыкам какого-нибудь монстра. - Его охраняет морской дракон, подобных которому я не знаю. Вашу лодку он разобьёт одним ударом хвоста.
        До указанной цели было километра полтора. Но самое главное, эти «клыки» торчали из воды в гордом одиночестве на многие мили вокруг.
        - Проход зачарован? - первым догадался Димка.
        - Ага, - чему-то радуясь, судя по широкой улыбке, подтвердил вождь. Может, хочет содрать с нас ещё подарков, кроме тех, что мы ему передали? Если так, то перетопчется, так как и так получил много сверх того, что я планировал изначально вручить аборигенам. - Но мои воины отведут дракона, клянусь своим именем! Увидите, что никакие драконы инкелям не страшны.
        «Ага, так его бравада основана совсем на другом! Что ж, так даже лучше», - подумал я.
        Зря мы ожидали от четырёхруких подлостей и коварства. На удивление это племя морских охотников оказалось благородным и простым, отвечая тем же, с чем приходили к ним: на доброту добротой, на агрессию ядовитыми стрелами, острогами, да шаманской магией. Мы провели в их стойбище полтора дня, отдохнули, раздали подарки и сумели договориться о помощи в поисках нужного острова. Тут надежды мои оправдались - инкели знали место, где жила девочка дриада. И заодно подтвердили опасения, что попасть к ней очень непросто. Чтобы заполучить их помощь я отдал львиную долю трофеев с парусника конкурентов шевалье. Ну, и свою положительную роль сыграло спасение Зога, чей отец был одним из двух младших вождей племени. Ещё двадцать с лишним часов ушло на путь к нужному месту. И вот мы здесь.
        - Но вашей лодке придётся очень быстро плыть и нельзя пользоваться магией, иначе дракон забудет о моих воинах и вернётся обратно к проходу, - напомнил вождь об этих неприятных нюансах. Впрочем, вполне решаемых.
        - Мы справимся, - заверил его Димка.
        - Тогда пора? - он вопросительно посмотрел на нас с братом, потом перевёл взгляд на шамана племени.
        - Я давно готов, - хриплым голосом отозвался излишне худой даже среди своего племени шаман. Он был увешан с головы до ног клыками, косточками, деревяшками, кожаными шнурками, хвостиками мелких зверьков и кисточками с хвостов более крупных. Этой мишуры было столько, что она с успехом заменяла старому инкелю одежду. Немногочисленные открытые участки кожи у него были покрыты причудливыми татуировками двух цветов: ярко-алым и ядовито-синим.
        - Значит, пора, - сказал я.
        Мои слова стали командой для начала операции. Первым должен был поработать шаман. Его роль заключалась в том, чтобы закрыть шхуну от взглядов и иных чувств морских чудовищ на короткий срок. В первую очередь это касалось дракона. Как только он закончил, то вместе с вождём пересел в большой катамаран, где их дожидалась шестёрка гребцов. Стоило им отплыть, как к скалам направилось небольшое лёгкое каноэ всего с одной парой молодых охотников. Если они совершат даже крошечную ошибку, потеряют несколько лишних секунд, то погибнут. Поэтому на дело вызвались только самые бесшабашные, ну и те, кто соблазнился амулетами и волшебным оружием, которые я пообещал за риск. Часть этих вещей юноши получили заранее, оставшееся будет дожидаться своих владельцев у вождя.
        И вот теперь они отрабатывали дары.
        В восемь руки и четыре весла инкели направили каноэ к проходу, где должен находиться морской дракон. За триста метров до скал они выпустили вёсла из рук, взяли вместо них полые метровые трубки, приставили их к губам и выстрелили дротики. Похожими ещё лет семьдесят назад аборигены Амазонии убивали своих врагов и дичь. Оставляя за собой хорошо видимый даже днём след в виде сиреневого тумана, дротики долетели почти до скал и упали в воду. Но ещё до этого, пока они находились в воздухе, один юноша схватил вёсла и принялся лихорадочно грести со всей возможной скоростью, а второй вылил за борт и на борта каноэ какую-то жидкость из небольшого кувшина. Его вместе с зачарованными дротиками передал им шаман. Выбросив в воду пустую посудину, четырёхрукий, взяв вёсла, присоединился к товарищу.
        «А неплохо иметь четыре руки, когда ты в весельной лодке», - оценил я мастерство молодых гребцов. Лёгкая лодчонка буквально полетела по воде, всё набирая и набирая скорость. Пожалуй, они запросто составят конкуренцию моторке на коротких расстояниях. Ещё и фору подарят.
        Но за ними я следил вполглаза. Основное внимание сосредоточил на скалах.
        Провокаторы успели удалиться не больше чем на пару сотен метров от места стрельбы, когда появился он. Сначала из воды в ареоле брызг взметнулась рогатая морда, за ней показалась голова, шея и наконец, передняя часть туловища. Дракон уже вылез из воды на добрые десять метров, и не собирался на этом останавливаться. С такого расстояния его характеристики было невозможно рассмотреть. Но я был уверен, что даже Королевы втроём вряд ли смогут без потерь с ним справиться.
        - Едрить-колотить, - охнул Димка, оценив размеры охранника прохода.
        - Мля-я… - поддержал я его.
        Вид морского чудовища так заворожил нас, что мы не сразу спохватились, что теряем время. Лишь после того как дракон рухнул вновь в воду и бросился в погоню за каноэ, все пришли в себя.
        - Рубите канат! - заорал Юртс. - Джинния, жми! Давай, неси нас ради всех богов! Святовит, берись за штурвал, сам я, боюсь, не сумею его удержать на курсе. А у тебя силы хватит.
        В этот раз корабельный маг отдыхал, так как его работу взяла на себя Гюльчатай. Будучи джинном воды, она могла использовать свои силы для создания волны без того выплеска маны, который сопровождает любые действия магов. Но даже так кораблём требовалось управлять. Волна волной, а створ «ворот» очень небольшой, запросто можно промахнуться на огромной скорости. Ещё и требовалась недюжинная силушка, чтобы твёрдо держать руль и не дать кораблю сойти с курса. Вот потому за штурвал встал я, пусть и не имел нужного навыка. Кроме меня только Димка был выше меня по Силе из подходящих кандидатов.
        Шхуна немного приподнялась и сорвалась с места, словно её метнули вперёд как копьё. Половина экипажа не удержалась на ногах. К счастью, никого не выбросило за борт. Таким неудачникам оставалось бы тогда только пожелать скорой и безболезненной смерти. Под прикрытием шаманских чар корабль прошёл мимо дракона менее чем в полукилометре.
        - Он что-то почувствовал! Разворачивается! - заорал корабельный маг. - Он нас видит!
        В самом деле, дракон бросил преследовать каноэ, развернулся и сейчас разгонялся, чтобы успеть раньше нас к проходу.
        - Нас не видит, иначе бы плыл сюда. Но если успеет раньше нас к скалам, то… - отозвался в ответ Димка. Договаривать он не стал, и так ясно, какие последствия будут нас ждать, если окажемся в аутсайдерах.
        - Давай! Давай, Гюльчатай! - крикнул я. - Давай, жми!
        - Давай, Гюльчатай! Давай, Гюльчатай! - поддержали меня окружающие.
        Спустя пару секунд уже все на корабле надрывали глотки:
        - Давай, Гюльчатай!
        То ли показалось, то ли и в самом деле такая поддержка помогла помощнице брата, но шхуна слегка ускорилась. Этого «слегка» хватило, чтобы оказаться у скал раньше дракона. Но если окажется, что инкели ошиблись, и здесь нет никакого зачарованного прохода, то меньше чем через минуту эта тварь окажется рядом с нашей кормой.
        Вот нос нашего корабля вошёл в створ скал, проскочила грот-мачта, фок-, мостик… и ничего не изменилось. Меня обдало льдом от мысли, что всё - это конец. В тот момент, когда я уже приготовился подороже продать свою жизнь, и случился переход в закрытую локацию. Оказалось, для этого требовалось полностью проскочить мимо скал.
        Корабль содрогнулся в очередной раз, тут же раздался страшный треск. Инерцией остановившегося судна меня бросило вперёд со страшной силой. Так и не выпустив штурвал, я вырвал рулевое колесо, снёс фальшборт мостика своим телом, кого-то ещё, оказавшегося на моём пути, и влетел в мачту.
        - Ох, ма-ать, - простонал я, чувствуя себя лягушкой, угодившей под каток. - Что?!
        Восклицание было вызвано неожиданным сообщением, проскочившим среди вороха других, сообщающих о полученном уроне и дебафах.
        ««Вы нанесли критический удар гигантской акуле-убийце!
        Вы нанесли 80 000 единиц урона!
        Враг тяжело ранен! Враг оглушён! Враг искалечен и страдает от сильного кровотечения!»».
        Пока я читал эти строчки и соображал, каким же это образом убил монстра, если даже не участвовал в бою, как выскочило новое.
        ««Поздравляем, враг уничтожен!
        Внимание! Не просто убить легендарное чудовище и остаться без царапины! Все раны и травмы, заработанные в сражении, увеличиваются десятикратно из-за посмертного проклятия гигантской акулы-убийцы!
        Вы убили создание выше себя более чем на пятьдесят уровней! Вы уничтожили Великого Монстра одним ударом и самым необычным оружием - кораблём!
        Вы получаете новый уровень!
        Вы получаете новый уровень!
        Вы получаете новый уровень!
        Всего 100/88!
        Свободные баллы характеристик +15! Всего 15!
        Интеллект увеличен на 1! Всего 123!
        Ваша Слава увеличилась на 1000! Всего 3420!
        Внимание! Вы вошли в сотню самых прославленных жителей мира!
        Внимание! Вы получаете звание Великий охотник на монстров! Урон по чудовищам увеличивается на 25%»».
        - Святовит!
        - Господин!
        От чтения меня отвлекли встревоженные крики товарищей. Закрыв системные сообщения, я огляделся и через секунду выругался. Корабль стремительно тонул. От носовой части практически ничего не осталось, грот-мачта переломилась пополам и рухнула на фок-мачту. От простых моряков, находящихся на палубе в момент перехода, никого не осталось. Кто-то улетел за борт после столкновения с чудовищем, кто-то оказался завален обломками рей.
        - Святовит!
        - Игорь!
        - Я тут! - крикнул я в ответ и с трудом встал на ноги. Левая была сломана, о чём успел прочитать чуть ранее в сообщениях. Сильно болела грудь, сигнализируя о повреждённых рёбрах. Острая боль пульсировала в висках, а ещё я не чувствовал пальцев на руках. Посмотрев на них, я увидел, что те покрыты кровью и выгнуты в разные стороны. В них и в ладонях торчали десятки мелких щепок и заноз. Столкновение с акулой стоило мне двух третьих хитпоинтов. Не напейся я зелий перед рывком к скалам, сейчас остывал бы среди обломков и прочих мертвецов. Защитные амулеты по какой-то причине не сработали, возможно, на них повлияли какие-нибудь способности монстра, которого я так необычно и неожиданно для нас обоих прикончил. Хотя, почему «какие-то»? Кажется, среди огромного списка достижений, полученного и нанесённого урона, заодно упоминалась причина моего паршивого состояния.
        «А ведь не стой я за штурвалом, то акула бы не получила столь фатальных для себя повреждений. Сработала моя способность переводить первый удар всегда в крит, - пронеслось в голове. - Повезло. Чёрт, как же нам всем повезло».
        Тут меня подхватили сразу несколько рук и быстро, но при этом бережно потащили к большой шлюпке, покачивающейся рядом с тонущей шхуной. Кто-то применил лечебный амулет, заращивая переломы и раны. Заодно бодрящая приятная волна свежести прочистила сознание.
        - Все здесь? - быстро спросил я и обвёл взглядом окружающих. Демоны на месте, Димка рядом со мной, шивани и легионерша тоже. Все с виду целехонькие, это только мне не повезло. А, нет, не все. Фаранга лечит Нэйфису, у которой вся голова в крови.
        - Все, - ответил брат, потом грустно вздохнул и добавил. - В смысле из наших все, а вот морякам того, кондратий пришёл. Гюльчатай сейчас вылавливает выживших.
        Экипажу шхуны не повезло. Спаслись всего шестеро, из них капитан и пятеро матросов. Что ж, Золотое море и Драконий архипелаг в очередной раз доказали, что не просто так считаются одними из самых опасных локаций, куда лучше не соваться не получив сотый уровень и не набрав надёжную и сильную команду.
        Портал выбросил нас рядом с рифовым барьером, кольцом окружающим крупный остров. Пробиться сквозь десятки, если не сотни тысяч рифов не дано никому. Волны между ними бьются с такой силой, что видна пена.
        А вот уже в сотне метров от барьера вода тихая-тихая и прозрачная настолько, что можно было заглянуть почти до самого дна, которое в этом месте густо заросло кораллами и водорослями, между которых носились отдельные яркие рыбки и рыбьи стайки.
        - Заметили, как здесь спокойно и приятно? - неожиданно произнёс Димка.
        - Да, - коротко отозвалась Мия.
        Я тоже обратил внимание на ауру места. В отличие от того места, где нашёл покой шевалье Алонзо, здесь атмосфера успокаивала и одновременно бодрила, наполняла тело силой. Также аура растягивалась не только на остров (а я уверен, что на суше мы почувствуем то же самое), но и на прибрежные воды до самых рифов.
        Гюльчатай вновь использовала свои способности, чтобы донести лодку до берега. Там, где мы высадились, пляж был ещё краше, чем на проклятом острове.
        - Боги, я бы хотела здесь жить с мужем, растить детей, учить их, - мечтательно произнесла Мия и украдкой посмотрела на меня, полагая, что я не увижу этот взгляд.
        - Не только ты одна, - совсем тихо сказала Олеся, явно не для посторонних. Но забыла про чуткий слух, которым меня наградила моя природа смеска демона и эльфа, двух созданий, которые слышали лучше, чем люди и иные расы.
        - Как бы здесь тварь жила не хуже, чем на том острове со скалой-черепом, - проворчал Гра’Шаард. - Такое расслабление опаснее, чем аура страха и смерти.
        - Здесь должна жить девочка, которую берегут от вида преступлений, тем более убийств, - сообщил я ему. - Так что, сомневаюсь, что в этом месте будут ловушки, невидимые убийцы, ядовитые животные, растения с насекомыми и прочие гадости.
        - Я не был бы так уверен в отсутствии всего этого. Наоборот, система защиты должна быть изощрённее и абсолютно нетипичная, непривычная для всех, кто привык к игровым правилам, - возразил мне брат.
        - Согласен, - поддержал его демон. - Уничтожать врагов можно по-всякому.
        - Например, ментально, - следующей взяла слово Фаранга. - Вскипятить мозги и заставить нарушителя ходить с улыбкой по острову, собирать букетики и пускать слюни счастья. Тебе, господин, могли о таком не рассказать, посчитав лишним. Я бы именно так и поступила.
        - Зато мне дали коды доступа, чтобы нас не приняли за врагов, - сообщил я им. - Так что, успокойтесь.
        Оставив всех рядом со шлюпкой, я пошёл один по пляжу вдоль кромки зелени, ища цветок, который мне показали на Земле в корпорации. Спустя пять минут такой нашёлся. Он был похож на гигантский колокольчик, вобравший в себя признаки природного и бронзового искусственного. Даже пестик (или тычинка, я просто не разбираюсь во всём этом) выглядел, как «язык». Слегка толкнув последний, я приблизил лицо к цветку и чётко произнёс условную фразу:
        - Рыбки, рыбки, вы в пруду, а я всё ключик не найду!
        При этом чувствовал я себя совершенно по-дурацки. Какая-то прямо детская считалочка или стишок. Или на то всё и рассчитано?
        Пару минут я ждал ответа, потом вдохнул, пожал плечами и направился к товарищам. Как только я оказался рядом с ним, то был завален вопросами.
        - Ну?
        - Что?
        - Нашёл?
        Я кивнул.
        - И что?
        - Что дальше? - переспросил я. - Не знаю. Ждём. Можно устроить рыбалку или искупаться, позагорать. Полагаю, что мы заслужили немного отдыха.
        - И чтобы нас голых взяли, - недовольно сказал Гра’Шаард. - Не буду я купаться и уж точно не стану заниматься ерундой вроде лова рыбы. Но я могу встать на стражу и присмотреть за тем, чтобы никто к вам не подкрался, пока станете отдыхать.
        - Ты такой хороший, - неожиданно для всех улыбнулась ему Фаранга. Она умудрилась вогнать своего сородича в краску своими словами.
        Аура закрытой локации подействовала на всех. Лишь бывший лейтенант гвардии держался, показывая, что сумел взрастить настолько матёрую паранойю, до которой моей, как до Пекина по-пластунски.
        Наш отряд, включая спасшихся моряков, искупался, наловил рыбы и моллюсков, повалялся всласть на песочке. Спустя некоторое время я стал ловить на себе недвусмысленные взгляды женщин. В голове появились мысли уединиться с ними где-нибудь под пальмами. Но не срослось.
        - А вот и гости. Мы их ждём? - громко произнёс Димка. Он увидел чужаков намного раньше, чем Гра’Шаард.
        - Если бы я знал, - ответил я ему, поднявшись с песка и принявшись экипироваться. Когда к нам подошла группа из двух женщин и трёх мужчин, мы все были в броне. Только оружие не стали брать в руки.
        - Это мирный остров, на нём нет места оружию и злости, - певучим красивым голосом вместо приветствия сообщила нам одна из незнакомок. Эта была высокая девушка не старше двадцати трёх лет с хорошо загорелой кожей в короткой юбке и полупрозрачном белом платке, обернутом вокруг тела. Её спутница выглядела также, а мужчины носили короткие просторные штаны, на одном красовалась жилетка из ткани, а пара других щеголяла в белых лёгких рубашках с рукавами до локтей и шнуровкой на горле. Ноги у всех были босы.
        ««ОСТРОВИТЯНИН.
        Уровень: 71.
        Раса: человек.
        Отношение: нейтральное»».
        Женщины имели те же данные один в один, что навевало подозрения о наложенных на них личинах.
        - Просим прощения, - я чуть наклонил голову. - Путь сюда стоил нам многих потерь и бед, приучив быть готовым к неприятностям. Меня зовут Святовит, а это мои подчинённые.
        - Ты звал нас?
        - Я. Мне нужна Верба, к ней меня направил её отец.
        Мои слова заставили её нахмуриться.
        - Верба не может встретиться с таким, как ты, - произнесла одна из островитянок.
        - Если вас смущает мой облик, то я могу стать кем угодно, - улыбнулся я. - Одну минуту.
        Я убрал оружие с пояса и боевое снаряжение в инвентарь, вместо него надел обычные штаны и рубашку с сандалиями. Амулеты оставил, но кольца с цепочками и значками выглядят совершенно нейтрально. Так же оставил героический знак. Возможно, он поможет заполучить симпатию ребёнка, когда меня с ним сведут. Ведь дети любят героев. Последнее, что я сделал, это с помощью амулета сменил себе личину, став тем самым «святовитом», который однажды появился Харез-Граде. Уровень поставил восьмидесятый.
        - Это ничего не значит, - сказала собеседница.
        - Не значит, значит, не значит, - усмехнулся я. - Я не хочу с вами ссориться и ругаться, но если придётся, то я смахну вас со своего пути. Создатели этого острова дали мне достаточно знаний, чтобы взять власть и контролировать здесь всё. Мне помешал морской дракон с той стороны прохода - я избавился от него. На моём пути оказался другой хранитель по эту сторону, - я мотнул головой в сторону моря, - и уничтожил его. Выступите против вы, и тогда не станет и вас. И я это сделаю незаметно, так, чтобы Верба ничего не узнала. Как-нибудь сумею убедить её, что ваша компашка отправилась готовить для неё приятный сюрприз.
        Всё-таки когда грандиозная ложь и такая же правда смешаны вместе, эффект от той и другой усиливается в несколько раз. Я по глазам прочитал, что та пятёрка мне поверила. И всё равно продолжали стоять на своём.
        «Хреновы упёртые неписи», - зло подумал я, удерживая пренебрежительную улыбку на губах.
        - Мы не отдадим тебе девочку, - упрямо сжала губы островитянка.
        - Мне не нужно её брать, блин. Ты слышала, что я сказал? Я к ней пришёл от её отца, который сильно волнуется о дочери. Полагаю, как и она. Ведь волнуется? Так? Из-за Гнева Богов девочка потеряла связь с ним.
        Не меньше двух минут гости молчали, но потом одна из девушек холодно произнесла:
        - Ты можешь пойти с нами. Твои люди пусть ждут тебя на берегу и не пытаются проследить за нами.
        Демоны недовольно заворчали, но мигом смолкли, когда я посмотрел на них.
        - Хорошо, - я опять повернулся к островитянам, - пошли. Мои товарищи дождутся меня у шлюпки. Обещаю, что они никуда с этого места не уйдут.
        Больше ничего не говоря, островитяне повернулись ко мне спиной и быстрым шагом пошли прочь с пляжа в стороны зарослей. Я двинулся за ними, приготовившись к многочасовому пути, будучи уверенным, что мои проводники поведут самой запутанной и сложной дорогой. И как же удивился, когда всего через десять минут они привели меня к каменному сооружению, похожему на распустившийся цветок ромашки. Лепестки были изготовлены из отшлифованного белоснежного мрамора, а сердцевина из золотистого орихалка. Размером каменный цветок был не меньше пятнадцати метров в диаметре, сердцевина порядка четырёх. Окружали его густые заросли из высоких кустов с шипами чудовищного размера и вида, а также толстые лианы, увешанные крупными цветками, очень напоминающие бутоны на лилиях и зелёными шишками, один в один повторяющие такие же, что растут на обычном хмеле. При нашем приближении в этой живой ограде сам собой возник проход, достаточный, чтобы в него свободно прошёл крепкий рослый мужчина.
        - Встань рядом с нами, - сказала мне островитянка. - Не шевелись, не дёргайся, не используй магию…
        - …вообще ничего не делай, стань статуей, - добавила вторая.
        - Как скажете, - покладисто ответил я и улыбнулся им. - «Интересно, на них подействуют мои демонические способности подчинения или нет?», - почему-то меня брали в этом сомнения, хотя ещё ни разу инкубовские таланты не подводили. Даже высокоуровневые элитные неписи легко попали под их воздействие. Я подразумеваю королев-ламий. А вот против островитянок я решусь их применить только в самом крайнем случае, если жизнь повернётся ко мне задом и припрёт им к стене. По крайней мере, именно об этом мне нашёптывает паранойя. С другой стороны, охранников столь ценного игрока, как неизвестная дочка неизвестной влиятельной личности, игроделы просто обязаны были снабдить рядом иммунитетов ко многим самым опасным и незаметным, так сказать, подлым атакам.
        Пока я так думал, стоя в окружении островитян, случился переход. Особых спецэффектов не было. Просто сердцевина под нашими ногами ярко засияла тёплым солнечным светом, а когда тот пропал, то я обнаружил, что стою на точно таком же цветке-портале, но уже не в джунглях, а на большой площади, окружённой небольшими красивыми одно и двухэтажными домиками из ракушечника - ровных кирпичиков, напиленных из кораллов и дерева. Рядом спокойно ходили люди… и не только. Среди примерно двух дюжин прохожих, я опознал гномов, эльфов, хоббитов и людей. Чуть позже я узнал, что на острове обитают феи, дриады, кентавры и неизвестная мне раса, копирующая ангелов. Если копнуть глубже, то поймёшь, что все они принадлежали к Свету, особенно когда вспомнишь старые книжки, написанные создателями жанра фэнтези на заре его становления.
        - Иди за нами, - отвлекла меня от просмотра окружающих видов островитянка. - Сначала с тобой будет говорить Совет. Лишь с их разрешения тебе будет позволено увидеть Вербу.
        - Пошли, - в очередной раз проявил я покладистость. Пока есть шанс всё решить миром, я буду идти по этому пути. Хотя кто бы знал, как мне хотелось показать гонор и поставить на место эту дурёху. Природа лорда демонов так и бушевала внутри меня, слушая чужие приказы и видя презрительное и негативное отношение ко мне.
        Совет состоял из одного-двух представителей всех разумных рас, проживающих на острове. Каждый уровнем от девяносто пятого до сотого. Всего там заседало двадцать членов. Из плюсов стоит отметить, что мне не пришлось ждать, когда они соберутся. Из минусов же, м-да… всё остальное и было сплошным минусом.
        Старейшины своих народов упёрлись, как ослы, отказываясь свести меня с девочкой. Ни угрозы, ни увещевания, ни лесть, ни попытки оказать, что я настоящий посланник от её отца, а не подсыл врагов, не помогали. С каждой проходящей минутой я всё сильнее и сильнее наливался яростью, чувствуя, что ещё немного и устрою тут бойню. При этом я понимал, что тогда потеряю любой шанс мирно договориться с Вербой. Не после того, как лишу жизни её друзей, учителей и соседей.
        Когда я в пятый или шестой раз попытался достучаться до разума собеседников, ажурная деревянная дверь в зал бесшумно отворилась и впустила к нам девочку подростка лет тринадцати-четырнадцати. За ней проскочила большая рысь и впорхнули две феи.
        - Я услышала, что у нас гости на острове! Кто они? - громко прокричала она.
        ««ВЕРБА.
        Уровень: 89.
        Раса: дриада.
        Отношение: дружелюбие»».
        На вид ей было лет тринадцать-четырнадцать, худенькая, невысокого роста, с вьющимися волосами цвета меди, кончики которых отливали зеленью. На ней был белый сарафан, венок из цветов на голове, кожаные сандалии и небольшая сумка через плечо.
        Не давая членам совета и рта открыть, я помахал рукой девчонке, широко улыбнулся и одновременно торопливо произнес:
        - Привет, Верба! Это я со своими друзьями приплыл на остров от твоего папы…
        Сделал я это вовремя, так миг спустя перед глазами вспыхнуло предупреждающее сообщение. Совет в своём здании был сильнее меня, пусть и уступал уровнями. Потому и сумел отрезать меня от окружающего мира.
        ««Вокруг вас установлена сфера молчания!
        Вокруг вас установлена сфера невидимости
        Вокруг вас установлен барьер»».
        Но дело было сделано, я оказался быстрее и мои оппоненты опоздали с мерами по сокрытию меня от чужих взглядов.
        ««Внимание! Чужая магия развеяна!»».
        - Мы пошутили, Верба, - добродушно произнёс седобородый гном. - Хотели сделать тебе сюрприз, но наш гость забыл о чём мы с ним договаривались и выдал себя.
        Но девочка уже его не слушала. Она стояла в трёх шагах от меня и с надеждой всматривалась мне в лицо:
        - Вы правда от папы? А почему он больше ко мне не приходит и не говорит через волшебное зеркало? С ним всё хорошо?
        - Всё хорошо. Просто, сломался портал, - ответил я ей. - Он нашёл меня и мою команду и попросил тебя найти и передать от него сообщение.
        - У вас письмо от моего папы? - обрадовалась она.
        - Только на словах. Но он сказал, что ты поймёшь, что это сообщение точно от него. Вот, слушай…
        Я не меньше пятнадцати минут повторял ей то, что меня заставили вызубрить наизусть на Земле. Отец Вербы поделился со мной маленькими секретиками, которые не выходили ранее из их семьи, историями, фразами, используемыми только среди них и так далее.
        ЭПИЛОГ
        Локация-остров, специально созданная для беззаботной жизни всего одного игрока, не переставала меня удивлять. Здесь было всё, что только можно встретить в игре. И всё, чего в ней было не найти даже за все сокровища игрового мира.
        В главном городе на острове расположилось всего трое торговцев, но их ассортимент был выше всяческих похвал. Там продавались настолько редчайшие вещи, что когда я оживил Сцитту и сводил её в одно из таких мест, то она отказалась уходить назад. Мало того, она купила гору ингредиентов, потратив всё, ну почти своё и моё золото. А когда то закончилось, предложила торговцу часть своих зелий в обмен на травки и корешки. Стоит ещё добавить, что с нами мало кто хотел иметь общие дела. Лишь присутствие Вербы рядом с нами помогало открывать двери в лавки и на постоялый двор.
        Но самый главный секрет был в возможности прокачать свои уровни с минимальными усилиями и за короткий срок. И этой возможностью обладали только такие, как Верба, я и Димка. То есть, чужаки-земляне. Игроделы специально сделали эту фишку для девочки. Будь на месте этого ребёнка какой-нибудь игровой задрот, то нас бы встретило существо запредельного уровня. Вот только моей новой знакомой игровая составляющая была интересна постольку поскольку. Лишь в самом начале своей жизни Верба усердно посещала квестодателей и выполняла квесты, которые были сделаны так, чтобы заинтересовать девочку-подростка. Потом ей стало интереснее проводить свободное время с друзьями. Об этом узнал Димка, в котором пробудился дух исследователя. За короткий срок я не только смог набрать уровней, чтобы вернуть к жизни ши’эйга, но и поднять до сотого свой второй класс. Когда суммарно я стал «двухсоткой», то это принесло мне такую гору плюшек, что моего хомяка и жабу чуть ею не раздавило.
        ««ВНИМАНИЕ! ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВАШ ОБЩИЙ УРОВЕНЬ СТАЛ РАВЕН 200-АМ!
        Будучи лордом демонов, отныне вам доступен призыв армии Инферно с обретением навыка Полководец! Чем выше его значение, чем сильнее будут призванные создания и крупнее отряд. На данный момент вы можете призвать мелкого демона-бойца или слабую инфернальную гончую уровнем от 30 до 35»».
        А вскоре мои характеристики имели такой вид:
        ««Уровень 102/100.
        Раса: квартерон (в вас смешалась кровь эльфа, демона и человека)/чужак.
        Класс: любовник/маг таро
        Статус: Лорд демонов
        Слава: 3420.
        Сила: 135.
        Ловкость: 110.
        Телосложение: 300.
        Влечение: 89.
        Словесность: 5.
        Скорость: 110.
        Талантливость: 1.
        Любовная сила: 83.
        Соблазнение: 83.
        Интеллект: 123.
        Мудрость: 55.
        Мана: 1220.
        Свободных баллов характеристик: 70.
        Феникс.
        Богоборец.
        Захват души.
        Повелитель: 100.
        Полководец: 1.
        Владение арбалетом: 38.
        Фехтование: 60.
        Меткий стрелок: 5.
        Массаж: 35
        Контроль маунта: 75.
        Сила магии: 110.
        Взгляд инкуба: 55.
        Запах инкуба: 70.
        Оргазм инкуба: 55»».
        По совету Димки я вложил пятьдесят баллов в Полководца. Благодаря этому я мог призывать существа уровнем в половину моего. Количество тоже радовало. В зависимости от того, кого я выдерну в этот мир, инферналов могло быть от шести могущественных созданий до шестидесяти шести рядовых бойцов. Но даже шестьдесят шесть демонов пожирателей, у которых только когти, клыки и бронированная чешуя представляют страшную угрозу, когда они все сотого уровня.
        Среди товаров я нашёл золотую карту таро с призывом гремлинши разведчика на летающем маунте, напоминающем вымершего клювастого динозавра с перепончатыми крыльями. Гремлинша имела сто седьмой уровень, способность воздушной разведки и навык Бомбардировка. Для этого у неё в инвентаре и в инвентаре маунта лежали сотни тяжёлых коротких дротиков. Если не ошибаюсь, то такими в далёком прошлом Земли во время Первой мировой войны с аэропланов забрасывали врага на земле. Были там и другие карты, ещё более ценные, но торговец отказался их мне продавать.
        Спустя неделю пребывания на острове я вернулся к тому, ради чего прибыл в это место.
        - Верба, ты готова уйти с нами к папе? Мы отдохнули, собрали нужные вещи и можем отправляться в путь.
        - Да, - кивнула она. - Только со мной ещё пойдут мои друзья. Ильэ, Чешир и Фламиэ.
        Ильэ и Фламиэ - эта та парочка фей, которых я увидел в зале Совета. Они были неразлучными спутницами дриады и заодно её учителями. Третьим спутником и тоже учителем был бурый кот, которого я в первый раз принял за рысь. Они втроём с легкостью заменяли два десятка преподавателей из элитной московской школы. По уровням они немного превосходили девочку, но хороших бойцов из них не получится из-за мирных классов.
        - Разумеется, куда же мы без твоих друзей, - улыбнулся я ей. - Тогда собирай вещи и попрощайся с остальными друзьями.
        - А мы сюда больше никогда не вернёмся, да? - грустно произнесла Верба.
        - Не знаю, - развёл я руками. - Как папа твой решит.
        - Он строгий, - вздохнула девочка. - Но я попробую его уговорить. Ой, чуть не забыла, - вдруг ойкнула она, потом на её ладошке появилась карта таро. - Это мой подарок. Выпросила её у Скруфа, я видела, что он тебе не захотел её отдать. Держи, а я побежала собираться, - Верба отдала мне карту и умчалась, сопровождаемая своими учителями, которым предстоящее путешествие страшно не нравилось, но ничего против они сделать были не в состоянии.
        ««КАРТА АНГЕЛА.
        Карта призывает ангела семьдесят седьмого уровня. Юнит поддержки, владеет чарами лечения, освящения, изгнания и защиты от Тьмы»».
        Эта была карта, которую мне не продали в лавке. И пусть она по возможностям не сильно выделялась, пусть. Зато у меня всё ещё оставалась карта-пустышка для превращения любой другой в золотую. Стоило мне сложить обе их вместе, как они слились в одну.
        ««КАРТА АРХАНГЕЛА.
        Карта призывает мощного юнита поддержки архангела сто седьмого уровня. Юнит владеет защитной магией Света, лечебной магией. Уникальная способность: архангел способен трижды в сутки оживить любое погибшее существо. Воскрешение не забирает уровни погибшего и не срезает его характеристики»».
        - Йес! - воскликнул я и радостно хлопнул себя по бёдрам.
        Спустя час Верба вернулась ко мне. Пришла она не одна, а в компании восьми ангелоподобных женщин. Это именно с ней я столкнулся на пляже неделю назад. Тогда они скрыли свой настоящий облик и уровни под личинами.
        - Мы пойдём с вами, - заявила мне одна из восьмёрки. - Совет постановил защищать Вербу в пути от всего, - на последнем слове она сделала акцент, намекая, что и я вхожу в категорию «всего».
        Восемь крылатых воительниц уровнями от сто тридцатого до сто сорокового. Две боевые магессы, целительница и пять бойцов.
        - Я буду только рад увидеть вас среди нас, - ответил я ей, не кривя душою. В самом деле, усиление команды на восемь бойцов поможет избежать многих опасностей. И холодное отношение с их стороны я как-нибудь переживу, мне с ними детей не крестить. - В путь.
        КОНЕЦ 3 ТОМА.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к