Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бабкин Михаил: " Нужная Работа " - читать онлайн

Сохранить .
Нужная работа Михаил Бабкин
        Вы никогда не задумывались, что происходит с использованной магией? Хоть бытовой, хоть промышленной, хоть боевой? Или куда деваются утерянные амулеты, талисманы, обереги и прочие колдовские артефакты? Где находят свой приют останки незахороненных магов? Что случается с древними, всеми забытыми богами?
        Не задумывался об этом и частный сыщик Марвин, пока не угодил в таинственную «Обитель черного дракона». В место, которого нет ни в одной из многих реальностей, но без которого они все скоро бы погибли…
        Чтобы не случилось вселенской катастрофы, Марвин должен заняться совершенно непривычной для него работой. Бесплатной и смертельно опасной.
        Но, главное, очень нужной!
        Михаил Бабкин
        НУЖНАЯ РАБОТА
        ГЛАВА 1
        Марвин бежал по темной, освещенной редкими свечными фонарями улочке.
        Мощеная проезжая часть оказалась в ужасном состоянии, дыра на дыре, будто по ней прокатилась волна рабочей стачки. Где, как известно, каждый выломанный из мостовой булыжник есть главное оружие пролетариата. Хотя стачка тут явно была ни при чем: судя по отсутствию нормального газового освещения, здешние жители предпочитали не тратиться на ремонт общественных мест. Пусть даже на собственной улице и даже перед собственным домом.
        Тем более что они, жители, наверняка привыкли ложиться спать пораньше, все ж рабочий квартал, а потому отсутствие уличных фонарей никого не беспокоило.
        Ставни закрытых окон были такого же невзрачного цвета, что и фасады домов, отчего казалось, будто Марвин бежит между двумя высокими, уходящими в черное никуда глухими стенами. Что ожидало Марвина впереди, куда вела улочка, оставалось загадкой.
        Двери домов тоже были заперты - Марвин попробовал толкнуться в одну, другую, понял, что это бесполезно, и побежал дальше, спасая свою жизнь.
        Где-то сзади послышался далекий топот: преследователи наконец сообразили, куда свернул беглец, и теперь гнались за ним, не жалея сил. Или не сообразили, а воспользовались поисковым амулетом - уж кто-кто, а охранники казино могли позволить себе подобную магическую роскошь. Особенно если дело касалось немалых денег, украденных залетным шулером.
        В роли шулера сегодня оказался Марвин: его прилюдно обозвали мошенником, демонстративно вынув из нагрудного кармана пиджака особую кроличью лапку - запрещенный во всех игровых заведениях талисман гарантированного везения. Откуда взялась эта проклятая лапка, Марвин понятия не имел, а потому не приходилось сомневаться в том, что его кто-то подставил. Скорей всего нынешний заказчик расследования, снабдивший Марвина дорогим вечерним костюмом и деньгами для игры. Чтобы, значит, господин наемный сыщик не выделялся среди посетителей казино и тайно сделал свое дело. То есть выяснил, с каким игроком-мерзавцем встречается загулявшая жена господина заказчика и куда после с тем мерзавцем уезжает. Внешность, возраст, имя любовника, название гостиницы… Как можно больше подробностей и деталей. Рядовой заказ, обычная работа.
        Вот только закончилась она сегодня слишком быстро и чересчур скандально.
        Марвину надо было заподозрить неладное еще в самом начале, когда он для разминки занялся «одноруким бандитом» и с ходу получил на барабанах четыре семерки. Или хотя бы когда сыграл по маленькой в блэк-джек, взяв на первой игре полторы тысячи гульдов фишками. И уж совсем точно не надо было играть на рулетке, но азарт, азарт!
        Поставленные на «семнадцать» осторожные сто гульдов тут же превратились в пятьдесят тысяч. Затем, на другом номере, пришли уже сто двадцать тысяч, а после триста с мелочью… Здесь-то Марвином и заинтересовалась охрана, ведь эти ребята никого не выпускают из поля зрения! Особенно новичка, который всего за час вынул из кассы заведения приличную сумму.
        Кстати, хорошо, что касса оказалась близко к выходу. И что рассвирепевшие охранники затеялись бить Марвина одновременно, мешая друг другу, всерьез озлившись на совет идти куда подальше - с конкретным непечатным адресом. Чего Марвин, собственно, и добивался, потому что когда люди теряют голову, то от них гораздо проще удрать. Что он и сделал, успев выхватить из руки охранника кроличью лапку - не оставлять же владельцам казино вещественное доказательство! По судам затаскают, с них станется.
        Если, конечно, поймают.
        Фишки и обналиченные гульды оттопыривали карманы пиджака. Вспомнив о выигрыше, Марвин на бегу вытащил пачку сотенных банкнот, содрал с нее резиновое колечко и с силой швырнул деньги вверх. Пачка улетела в беззвездное осеннее небо: через секунду в свете фонаря закружился тихий купюрный листопад, которого никогда на этой улице не было, да и не могло быть по определению. Подумав, Марвин для верности запустил к крышам еще пару пачек, после чего заорал во всю мочь:
        - Деньги! Халява! Бери кто хочет! Сколько хочет! - Кинув за спину горсть ненужных фишек - все равно путь в казино закрыт навсегда, - он припустил дальше. Денег, конечно, было жалко до невозможности, но жизнь-то дороже.
        Позади Марвина захлопали ставни окон, похоже, не все жильцы успели лечь спать. Почти сразу защелкали замки отпираемых дверей; на улице вдруг стало людно и очень шумно.
        - Надеюсь, это хоть немного задержит костоломов, - оглянувшись на возникшую толчею, от души понадеялся Марвин.
        Как оказалось, надеялся он зря - охранники без лишних церемоний проложили себе путь сквозь толпу пинками и зуботычинами. А после начали стрелять по убегающему. Вернее, в ту сторону, куда удирал беглец.
        Стреляли охранники не прицельно, на всякий случай и куда придется. Белые шарики фаерболов с едким шипением прожигали ночную темноту, уносясь куда-то в дальний конец улицы и взрываясь там жарко-солнечными всполохами. Судя по яркости вспышек, использовались запрещенные для гражданских лиц армейские огнестрелы с усиленными спецзарядами, - каждый из которых мог с легкостью пробить насквозь пассажирскую самоходку. Нетрудно было представить, что случилось бы с Марвином, попади такой заряд ему в спину. Марвин и представил - после чего понесся дальше словно на крыльях.
        Однако сил ему хватило ненадолго - сколько можно бежать без перерыва! Ноги стали будто ватные, неподъемные, Марвин начал все чаще оступаться на выбоинах - верный признак того, что нужно остановиться и хотя бы немного передохнуть. Но отдыхать прямо здесь, на мостовой, было равносильно самоубийству. Вряд ли охранники обойдутся тем, что отнимут у него выигранные деньги и основательно побьют, ох вряд ли. В лучшем случае искалечат до полной инвалидности, а в худшем… Ну, тут без вариантов.
        Ситуация становилась отвратней некуда, врагу не пожелаешь.
        И в этот момент Марвин увидел впереди, по левую сторону улицы, светящийся прямоугольник стеклянной двери. Что там находилось - работающий допоздна продуктовый магазин, дежурная распивочная или полицейский участок, - беглеца не интересовало. Главным было то, что у него появился шанс на спасение, пусть небольшой, но возможный; собрав остатки сил, Марвин доковылял до источника света. Остановился, тяжело дыша, прочитал написанное на висевшей рядом с дверью табличке, озадаченно хмыкнул. Впрочем, где ж еще находиться подобному месту, как не в рабочем квартале!
        Сквозь толстое, наверняка бронированное, стекло (а какое еще может уцелеть в этих трущобах?) был виден темно-зеленый настенный экран с бегущими по нему белыми строчками и клавишная панель справа от него. Больше в комнатке ничего не имелось, ни стула, ни стола, да и зачем они в помещении, где, как правило, никто надолго не задерживается.
        «Круглосуточный прием на срочную работу» - лаконичное объявление не сулило каких-либо перспектив, да этого и не требовалось. Тот, кто решался воспользоваться услугами кабины трудоустройства, прекрасно знал, на что идет. Марвин был наслышан о жутких условиях, в которые зачастую попадали завербованные таким способом, но выбирать не приходилось: он достал из-за пазухи висевший на цепочке паспортный жетон и приложил его к считывающему глазку под табличкой. Через секунду дверь приоткрылась, давая понять, что клиент может войти, что он признан вполне трудоспособным и подходит хотя бы для одной из заявленных в списке специальностей.
        Глянув на близкие силуэты преследователей, Марвин торопливо нырнул в кабину. Дверь за ним немедленно закрылась - плотно, герметично, надежно отгородив посетителя от всего происходящего на улице. Чтобы вошедший мог спокойно, не отвлекаясь, ознакомиться со списком предложенных работ и выбрать наиболее подходящую. А дальше отстучать на клавишной панели код выбранной специальности и, подтвердив решение голосом, перенестись к месту службы.
        Без выполнения этих действий дверь оставалась наглухо закрытой, при всем желании не выйдешь - хитрая уловка умников-конструкторов. Чтобы, значит, всякие-разные не устраивали в кабине общественный туалет или ночлежку: раз вошел, то давай делай выбор! И никак иначе.
        Разумеется, Марвин вовсе не собирался что-то выбирать, подтверждать и куда-то переноситься. Ему нужно было только отсидеться за бронированной дверью, дождаться, когда охранники уберутся восвояси, а после как-нибудь выбраться на свободу. Например, привлечь внимание первого утреннего прохожего и показать ему через стекло пару сотенных купюр, тот наверняка не поленится вызвать ближайшего полицейского - говорят, у них есть универсальные ключи как раз для таких случаев.
        Конечно, здесь, в ярком свете потолочной лампы, Марвин был на виду, словно памятник народному герою посреди центральной площади. Но пока кабина занята и пока клиент не набрал номер, открыть ее снаружи с помощью другого личного жетона нельзя. Кстати об освещении - Марвин задрал голову, рассматривая матовый потолок. К сожалению, самосветная лампа оказалась защищена плафоном из небьющегося стекла, потому погасить ее ударом туфли не представлялось возможным. Что ж, философски решил Марвин, уж лучше со светом и за прочной дверью, чем в темноте и на опасной улице.
        За спиной Марвина послышались глухие удары. Он оглянулся: разъяренные охранники со всей мочи били в дверь ногами, стараясь если не повредить стекло, то хотя бы выломать автоматический дверной замок. Ломали безуспешно - конструкторы уличной кабины знали, в каких местах ее будут устанавливать. А потому приложили максимум усилий, чтобы сделать ее антивандальной, то есть неразбиваемой и неразрушаемой.
        Устав биться о дверь, охранники перешли к угрозам. Но так как Марвин не мог их слышать - о чем сообщил, с озабоченным видом указав себе на уши, - они жестами стали показывать, что сделают с беглецом, если смогут до него добраться. Увиденное Марвину не понравилось. Поэтому он ответно показал, куда им следует идти, кем были их родители и кто они сами по природной сущности. Охранникам жестикуляция Марвина радости тоже не доставила, особенно последний пассаж: плюнув на бесполезные устрашения, они отошли подальше и открыли огонь по двери.
        Тут-то Марвин сильно пожалел о своей несдержанности. Нет бы проигнорировать угрозы, отвернуться от мерзавцев с гордым видом, мол, плевал я на ваши ужимки, - глядишь, им бы и надоело заниматься пантомимой. А там, возможно, окончательно успокоились бы и ушли подбирать разбросанные Марвином деньги с фишками - если они, конечно, еще остались. Ну, или хотя бы отправились за подмогой, тоже какое-никакое, а дополнительное время… Однако дело было сделано.
        Стекло залило ярчайшим пламенем; внутри кабины стало светло и жарко, как на морском пляже в знойный июльский день. Сколько могла выдержать дверь, Марвин не знал, но подозревал, что недолго.
        - Я хочу устроиться на работу! - закричал он в горячее пространство. - На любую! Срочно, немедленно!
        - Выбирайте по списку, - отозвался равнодушный механический голос. - Данные представлены на экране, будьте любезны.
        - Какой, к черту, экран, - прикрывая глаза рукой, возмутился Марвин, - ни хрена ведь не видно, ослепнуть можно.
        - Будьте любезны, - настойчиво повторил голос, - обратитесь к списку.
        - Твою мать, - хрипло сказал Марвин, - вот же влип. - Он отыскал на ощупь клавишную панель, набрал свой восьмизначный номер инфосвязи, авось сойдет, и проорал: - Готово! Я выбрал, давай переноси меня!
        - Выбор подтвержден, поздравляю, - оповестил голос, Марвин мог поклясться, что уловил в нем нотки сарказма. - Уборщик навоза низшей категории, контракт на пятнадцать лет без права обжалования или увольнения. Внимание, включаю перенос к месту работы.
        - Что? - ужаснувшись, закричал Марвин. - Никогда! Стой!
        Но было поздно, перенос уже начался. Одновременно с тем лопнула перегретая дверь, взорвавшись тысячами мелких осколков и впустив в кабину фаербольный залп.
        Последнее, что запомнилось Марвину, была расцветшая в стеклянном облаке удивительной красоты радуга. А еще - кучно летящие ему в грудь пять-шесть белых шариков, странно похожих на малое звездное скопление.

* * *
        Каморка, в которой очутился Марвин, напоминала по размерам оставленную им комнатку трудоустройства. Только без экрана с наборной панелью и без двери.
        Скорей всего это была приемная кабина, но изготовленная явно не в заводских условиях: пол, стены и потолок сделаны из неровных кусков листового железа - где прихваченного сваркой, где клепками, а где просто свинченного болтами. Казалось, что кабину собирали на свалке металлолома из того, что под руку попадется. Абы как, главное, чтоб побыстрее.
        Железо было очень холодным. Марвин зябко переступил с ноги на ногу и только сейчас понял, что он совершенно голый. Мало того что пропала вся одежда и деньги, исчез даже его личный паспортный жетон. А это уже никуда не годилось.
        - Издеваетесь, да? - раздраженно спросил он у дверного проема. - Мол, знай свое место, навозоуборщик низшей категории? Только учтите, - повысил голос Марвин, - я попал сюда абсолютно случайно и потому требую признать контракт недействительным! - Подождав с полминуты и не получив никакого ответа, Марвин решил все же выйти из кабины. Да и то, сколько можно стоять босиком на ледяном полу? Того гляди простынешь.
        Как оказалось, никто Марвина не встречал. Влево и вправо от кабины тянулся бесконечно длинный коридор, тихий, сумрачный, с рядами высоких дверей и портретами бородатых старцев на стенах. Кое-где между портретами тлели шары выдохшихся самосветных ламп, ничего толком не освещая, но создавая тягостное ощущение полной заброшенности. Дубовый паркетный пол, покрытый слоем пыли, лишь усиливал впечатление нежилого места.
        Впереди, перед кабиной, находилась просторная лестничная площадка с двумя уходящими вверх и вниз мраморными лестницами, с затянутой железной сеткой лифтовой шахтой между ними. На закрытой дверце лифта поблескивала бронзовая табличка с мелким, нечитаемым издали текстом.
        - Где это я? - недоуменно пробормотал Марвин, оглядываясь по сторонам. - На скотный загон точно не похоже. Заброшенный замок, что ли? Или коллективный склеп с портретами покойников? Ой не нравится мне это место, ой настораживает.
        Однако отступать было некуда, не лезть же назад в холодную кабину.
        Зацепив за что-то ногой, Марвин глянул вниз. Справа от дверного проема высился столик с пыльной стопкой запечатанных в целлофан комплектов одежды; внутри каждого пакета лежала бирка с размером, выбирай что тебе нужно. Под столиком виднелись матерчатые туфли, пять или шесть пар - обувь, скорей всего, тоже была разной по величине.
        - Становится интересно, - заметил Марвин, беря подходящий комплект.
        Серая футболка с черным драконом на груди и короткие, до колен, серые штаны на резинке напоминали спортивную форму, однако привередничать не приходилось. Подобрав по размеру обувку, Марвин вновь огляделся, соображая, куда идти, - не стоять же на месте истуканом. Хотя, если честно, бродить по унылому коридору ему совершенно не хотелось. Впрочем, как и спускаться-подниматься по мрачным неосвещенным лестницам. Оставалось только одно: подтянув сползающие штаны, Марвин подошел к дверце лифта.
        На бронзовой табличке чернело строгое предупреждение: «Только для работников ОЧД». Марвин пожал плечами и надавил на кнопку вызова. Где-то далеко внизу, в шахтовой глубине, задребезжал едва слышный звонок; потарахтев секунду-другую, он умолк. И, видимо, навсегда: как Марвин ни старался, как ни нажимал кнопку, на том дело закончилось - ни звонка, ни лифта. Ничего.
        Марвин постоял возле двери, рассеянно потирая подбородок, но делать было нечего, пришлось вернуться в коридор. Потоптавшись возле приемной кабины, он принял решение - пожалуй, не самое умное и не самое уместное в здешней мертвящей обстановке. Приложив ладони ко рту, Марвин громко закричал:
        - Люди-и, ау! Здесь есть хоть кто-нибудь? Черт с вами, я согласен на работу!
        Прокатившийся по коридору вопль вернулся к нему невнятным эхом, больше похожим на заунывный стон. Марвин уже собрался было, плюнув на опасения, пойти куда-нибудь, да хотя бы по лестнице вниз, когда в левой части коридора началось странное, едва заметное движение.
        Марвин замер, пытаясь понять, что происходит: и без того тусклые лампы потемнели, превратившись в призрачно дрожащие пятна света. Вдалеке, на грани видимости, заклубилось нечто вязкое, тяжелое, напоминающее густой туман; из коридора потянуло ровным промозглым сквозняком. Неожиданно стало слишком тихо, навалившаяся тишина была гнетущей, как могильная плита, - казалось, что все звуки какие ни есть утонули в приближающихся клубах непонятно чего.
        - Это еще что такое? - Марвин испуганно попятился, глянул в другую сторону коридора - оттуда надвигалась точно такая же напасть.
        К счастью, он не успел запаниковать настолько, чтобы бежать сломя голову по лестнице, мало ли какие еще более страшные сюрпризы могли его там ожидать. Но и оставаться на месте было слишком опасно… Положение становилось безвыходным. Вернее, выход-то был, даже два, по количеству лестниц на площадке, но воспользоваться ими Марвину очень и очень не хотелось.
        Внезапно Марвин почувствовал в кончиках пальцев нарастающий жар, будто их окунули в расплавленный воск. Он невольно посмотрел на ладони - увиденное потрясло его настолько, что Марвин на миг позабыл о надвигающейся опасности.
        Ладони мерцали наподобие коридорных самосветных ламп, а подушечки пальцев сияли почти дневным полуденным светом. Что это могло означать, отчего и почему случилось, Марвин не знал. Но совершенно инстинктивно он направил руки в стороны надвигающихся слева и справа вязких клубов: в тот же миг из пальцев со знакомым Марвину шипением вылетели белые шарики армейских спецзарядов. Исчезнув в завихрениях уже близкого тумана, они взорвались в его белесой глубине, расплескались огненными вихрями, выжигая дотла кисельно-вязкое нечто. Через несколько секунд все было закончено, коридор вновь стал унылым и скучным. Но главное - пустым.
        Правда, кое-какие изменения произошли: теперь паркетный пол был идеально чистым, будто его тщательно отмыли, а настенные лампы словно подзарядились от буйной энергии вспышек и светили гораздо ярче. Висевшие меж дверей портреты не пострадали, но утеряли академическую строгость, покосившись самым неподобающим для чопорных старцев образом.
        - Елки-палки, что со мной? - в изумлении прошептал Марвин, рассматривая погасшие, нисколько не обгоревшие пальцы. - Ничего не понимаю. - Он вытер вспотевшие ладони о штаны. - Чудо, одно слово! Хотя и очень своевременное. Ну а теперь, думаю, можно… - Он не успел договорить: из лифтовой шахты донесся натужный звук поднимающейся кабины.
        Медленно выплыв снизу, кабина поравнялась с дверью и с лязгом остановилась. Затем щелкнул дверной замок - в коридор, предварительно осмотревшись, вышел парень, схожий с Марвином и ростом, и возрастом. Приехавший держал в руке крепкую сучковатую палку с рогатиной-рукоятью: охваченная толстыми медными кольцами, палка напоминала то ли дубину, то ли рабочий жезл какого-нибудь деревенского колдуна-самоучки. Из числа тех, кто свято верит в свое могущество, пугая тем жезлом не желающих платить дань старух. Хотя, прямо говоря, на сельского колдуна парень ничуть не походил, скорее был похож на вольного фрилансера - длинные, затянутые в хвост темные волосы, синяя куртка-ветровка с множеством карманов, линялые до белизны джинсы и потертые черные кроссовки. Под распахнутой курткой виднелась такая же, как у Марвина, футболка с драконом на груди.
        - Привет, новенький! - помахивая окольцованной палкой, жизнерадостно поприветствовал Марвина парень. - Извини, что задержался, сигнал-то я получил вовремя, но в здешнем крыле лифт становится древней колымагой. Еле плетется, зараза. Ну, давай знакомиться, я - Далий, а тебя как зовут?
        - Марвин, - отозвался Марвин, пытаясь с независимым видом сунуть руки в карманы штанов, но никаких карманов там предусмотрено не было. - Частный детектив, если чего. С практикой.
        - Детектив - это хорошо, - горячо одобрил Далий, - у нас сыщиков еще не было, ты, значит, первым будешь.
        - Навоз разгребать, да? - возмутился Марвин. - Нет, я уж лучше последним, после всех ваших вторых и третьих. Чтобы не слишком пачкаться.
        - Какой навоз? - нахмурился парень. - Зачем? Ах да, - спохватился он, - тебе небось в кабине трудоустройства назначили? - И противно захихикал.
        Марвину захотелось от души врезать ему по наглой физиономии, но дубинка с кольцами не позволяла.
        - Лады, - успокоившись, сказал Далий, - после обсудим, кто там первый, а кто последний. Надо поскорее отсюда убираться, этаж-то заброшенный, сюда уже лет пятьдесят никто не заглядывал. За эти годы тут любая дрянь завестись могла - двери старые, ненадежные, сам понимаешь… Блин, и угораздило же тебя возникнуть именно в прототипе. - Далий ткнул палкой в сторону железной каморки. - Хлам, а не кабина.
        - Прототип? - не понимая услышанного, переспросил Марвин. - В каком смысле?
        Но жизнерадостный Далий уже отвлекся от разговора, с большим любопытством изучая вычищенный Марвином коридор.
        - Обалдеть! - потрясенно воскликнул он. - Ты, что ли, постарался?
        - Было дело, - неохотно согласился Марвин. - Оттуда, в смысле с обеих сторон, попер какой-то туман с холодом, а у меня из пальцев фаерболы сами собой полетели, армейские, с усиленным зарядом. Почему, понятия не имею. Но вовремя, прям как подгадали.
        - Полетели потому, что ты здорово испугался, - снисходительно пояснил Далий, засовывая палку под мышку. - Значит, коридор чистый и посох ифрита нам не потребуется. Молодец! - Он одобрительно хлопнул Марвина по плечу, забыв убрать ладонь. - Надо же, с ходу - и в работу! В самую, так сказать, гущу событий. Это ты правильно, это по-нашему.
        - Но почему именно фаерболы? - Марвин снял руку Далия с плеча, тот, похоже, не обиделся. - К тому же военного образца.
        - Ты последнее что помнишь? - деловито поинтересовался Далий. - В смысле сразу перед переносом.
        - За мной гнались, - поморщился Марвин, неприятные воспоминания были слишком свежими. - Стреляли из огнестрелов, как раз фаерболами. Взорвали дверь и чуть меня не убили. Я, к счастью, вовремя успел исчезнуть.
        - Ошибаешься, - возразил Далий. - Не успел. Отсюда твоя способность метать огненные заряды. Очень, между прочим, удачный посмертный бонус. А меня ножом в кабине зарезали, тоже во время транспортировки, я теперь вот чего могу. - Он поднял правую руку, сжал пальцы в кулак: между костяшками, словно выброшенный пружиной, выскочил длинный и узкий, как у стилета, острый клинок. Выпрыгнул совершенно бескровно, не причиняя владельцу каких-либо болезненных ощущений.
        Марвин ошалело уставился на стальной коготь, сказанное Далием не доходило до его сознания. Вернее, не хотело осмысливаться.
        - Но с твоими способностями, конечно, не сравнить, - разглядывая клинок, с сожалением признал Далий. - Нож он и есть нож. Для ближнего боя нормально, а в остальном бесполезен, даже метнуть прицельно нельзя. Хотя если открыть бутылку или там колбасу для закуски нарезать, то в самый раз. Короче, всегда под рукой. - Он рассмеялся нечаянному каламбуру. - Пойдем, - так же молниеносно убрав клинок, заторопился Далий. - Чего зря время тратить! Тебя в центре ждут, хотят познакомиться - новенькие у нас большая редкость. - Он втолкнул Марвина в лифтовую кабину, закрыл дверь и нажал одну за другой с пяток кнопок в разной последовательности; как ни странно, лифт поехал не вниз, а снова вверх.
        В кабине было темно, свет шел только через грязное, забранное решеткой смотровое оконце в двери. Отчетливо пахло кошками и дешевым портвейном; кабина часто подрагивала под ногами, пугая неожиданной остановкой.
        Зато тут было намного теплее, чем в коридоре.
        Марвин прислонился к ободранной стенке, сложил руки на груди, прикрыл глаза. Немедленно захотелось спать, до такой степени, что он готов был лечь на грязный пол и тут же уснуть. Действительно, сколько всего произошло за один-единственный час: отчаянная погоня по ночной улице, ловушка с бронедверью, перенос невесть куда, затем нападение невесть чего. И конечно же сообщение о собственной смерти, в которой Марвин сомневался. Слишком оно было несуразно - умереть, чтобы сразу ожить. Хотя воспоминания о летящих в грудь взрывных шариках приводили к определенным, совсем не радостным выводам. От которых надо было срочно отвлечься, иначе хоть садись и волком вой.
        - Я, когда на меня коридорная нечисть напала, думал по лестницам от нее сбежать, - глядя в окошко на проплывающие мимо этажные перекрытия, сонно сказал Марвин. - Не успел.
        - Правильно, что не стал по ступенькам бегать, - одобрил Далий. - Там лестницы уже с пару веков сами на себя закольцованы, все равно ими никто не пользуется. Не убежал бы… Эй-эй, ты только не отключайся, - всполошился парень, - понимаю, что шок и всякое такое, но потерпи хотя бы минуту. Сейчас в другое крыло въедем, поновее, я тебе чего-нибудь бодрящего организую.
        Марвин удивился сказанному, хотя удивляться уже вроде бы не мог, не было сил.
        - Мы же вверх поднимаемся, - украдкой зевнув, произнес он, - какое крыло? Откуда бодрящее?
        В старой, обшарпанной кабине не то чтобы аптечки, даже лампочки и той не было.
        - Ну да, как бы вверх, - охотно поддержал беседу Далий. - А на самом деле может быть, что и вбок или вниз. Или вообще по диагонали, я до сих пор многих здешних фокусов не понимаю, хотя живу в особняке почти год. - Далий переложил из руки в руку посох, за ним протянулся заметный в темноте фосфорно-зеленый след.
        - Ты сказал «особняк»? Или мне послышалось? - глядя на тающую полосу, поинтересовался Марвин.
        Ответить Далий не успел - на потолке вспыхнула лампа, осветив преобразившуюся кабину: стены раздались в стороны, став зеркальными, с блестящими стальными поручнями. В воздухе запахло цветочным дезодорантом, одновременно в кабине зазвучала тихая ненавязчивая музыка.
        - Я ж говорил, - обрадовался Далий. - Один момент. - Он поставил в угол мешающий посох и потянул за едва приметную ручку в стене, открыв мини-бар с несерьезно маленькими бутылочками. - Бери, - Далий протянул одну из них Марвину, - отличный коньяк, то, что тебе сейчас нужно. Смотри не проболтайся, - свинтив пробочку со своего пузырька, предупредил он. - Про самопополняющийся бар только я знаю, остальным оно не нужно, все равно лифтом редко пользуются. В основном меня в случае чего гоняют. - Он сделал глоток, зажмурился с довольным видом. Сказал, выдохнув: - Это у нас, стало быть, западное крыло, средний уровень. А если отправиться в восточное, на нижний, там вообще сказка, а не лифт. Представляешь - во кабина, - Далий развел руки, показывая размер, - диваны, дастархан, кальян! И, что самое приятное, на все согласная рабыня-лифтерша. Из числа навечно зачарованных гурий. - Он подмигнул Марвину, сказал: - Будем! - и, не отрываясь, допил коньяк.
        Марвину сейчас было не до гурий, но выпивка пришлась как нельзя кстати.
        - Да, вот еще что. - Далий сунул пустые бутылочки в бар. - Ты про свои фаерболы лучше помалкивай. Мол, ничего не помню - кто убил, как убил, типа временная амнезия от потрясения. С расспросами сейчас приставать не будут, а после чего-нибудь придумаем.
        - Это почему же? - лениво поинтересовался Марвин. Небольшая доза коньяка подействовала на него будто микстура от стресса, сделав происходящее не столь драматичным. Вернее, не слишком пугающим.
        - Шеф у нас стрельбу не любит, - усмехнулся Далий. - Он из ученых-теоретиков, преподавал что-то там гуманитарное. Остальные тоже как бы мирных профессий. Могут не оценить.
        - А ты, выходит, оценил? - не удержался от ехидного вопроса Марвин.
        Далий посмотрел на собеседника серьезным взглядом, кивнул утвердительно:
        - Конечно. Ты - сыщик, я - старшекурсник федеральной школы полиции, пусть и бывший. У нас совсем другой жизненный опыт, не кабинетный. Нам вместе держаться надо! Правильно я говорю?
        Марвину не оставалось ничего иного, как тоже кивнуть в ответ. Собственно, ему сейчас было совершенно безразлично, кто тут главный, а кто в подчинении. И кто раньше был копом, а кто тихим ученым. Важно было понять, что это за особняк, и разобраться, что в нем происходит.
        - А шефа вашего тоже? - Марвин чиркнул себя по горлу ладонью.
        - Сердечный приступ, - небрежно отмахнулся Далий, - на улице нахамили. Стыдоба, а не смерть. У других не лучше, потому и бонусы соответствующие.
        - Какие? - заинтересовался Марвин, но ответа не получил: лифт замедлил движение и приятный женский голос объявил что-то на незнакомом Марвину языке.
        - После, - торопливо ответил Далий. - Приехали.
        За раздвинувшимися дверцами оказался широкий коридор-тамбур с кафельным полом и арочным потолком, перегороженный через десяток шагов солидной каменной стеной. В стене, между парой длинных вертикальных ламп - похожих на самосветные, но излучающих непривычно желтый свет, - располагалась металлическая дверь. Не из тех бытовых, которые ставят в квартирах предусмотрительные жильцы, а массивная, с блестящей нержавеющей поверхностью и черным отпечатком ладони по центру.
        - Смерть-лампы, защита от агрессивных призраков, жрущей нечисти и прочих незваных гостей, - на ходу пояснил Далий. - Говорят, установлены еще в те лохматые времена, когда этого добра здесь было навалом. В общем, если попробуешь открыть дверь без права доступа, сгоришь заживо. Хотя тебе, хе-хе, не привыкать. - Он дружески толкнул Марвина плечом. - Шутка, не обращай внимания. У меня, понимаешь, особое чувство юмора. Своеобразное.
        - Я заметил, - коротко отозвался Марвин, с опаской глядя на грозные смерть-лампы. О которых он слыхом не слыхивал, как и о меняющихся во время движения лифтах. У Марвина появилось тягостное подозрение, что он и впрямь умер, но попал не в какой-то дивный особняк, а в более соответствующее для умерших место. В рай или ад. Или в чистилище, это уж как повезло… Единственное, что не давало ему окончательно поверить в свое загробное существование, это услышанная в лифте фраза на неизвестном языке. Потому что на том свете все говорят одинаково, все друг друга понимают, будь то хоть карлик из непроходимых южных джунглей, хоть оленевод из заснеженных северных земель.
        Далий приложил ладонь к черному отпечатку и трижды пнул стальную поверхность.
        - Ногой обязательно? - шепотом спросил Марвин.
        - Нет, - тоже шепотом ответил Далий, - это я для пущего эффекта. - Он тихо захихикал. Да, чувство юмора у господина недоучившегося полицейского было действительно очень своеобразное.
        Дверная плита подалась вперед и уехала в сторону, открыв вход в просторный, скудно освещенный зал. Марвин без особого желания вошел туда следом за веселым проводником; дверь с пневматическим вздохом вернулась на место.
        Лампы в помещении или окончательно выдохлись, или их нарочно отключили. Вместо самосветок зал освещали расставленные на полу в круг многочисленные свечи, отражаясь нимбом в далеком зеркальном потолке. Внутри круга высился длинный стол, за которым восседали четверо - лиц Марвин не разглядел, одни лишь фигуры. Кресел или стульев перед столом не было, из чего Марвин сделал вывод, что беседовать с обитателями особняка ему придется стоя. Все это напоминало скорее не знакомство, а какой-то экзамен или допрос… Хотя кто знает, как тут заведено. Может, это необходимая процедура для новичков, своего рода знак вступления в братство? В любом случае Марвин не собирался подавать виду, что он озадачен. И даже отчасти напуган.
        - Иди, - вполголоса приказал Далий. - Давай-давай, не дрейфь. - Он легонько подтолкнул Марвина в спину.
        Между свечей темнел проход, туда Марвин и направился. Войдя в круг, он остановился перед столом - сложив руки за спиной, настороженно разглядывая устроившихся в креслах незнакомцев. Подоспевший Далий замер позади Марвина: то ли ему было не положено находиться вместе со всеми, что показывало его статус в местной иерархии, то ли доглядывал за новичком в роли конвоира.
        По левую сторону сидел гражданин лет шестидесяти, до оторопи похожий на виденные Марвином портреты: обширная лысина, впалые щеки, седые усы и бородка, пенсне с колко поблескивающими стеклышками. Академический вид дополнял строгий костюм-тройка с совершенно неуместным золотым галстуком-бабочкой. По всей видимости, это и был тот самый шеф, о котором говорил Далий.
        Рядом с шефом расположилась дама не самого цветущего возраста. Худая, в черном, наглухо застегнутом на все пуговички мешковатом платье, с длинным лицом, брюзгливо поджатыми губами и круглым пуком волос на макушке, она напоминала монахиню, случайно заглянувшую в зал на свечной огонек. По привычке.
        Следующим был мужчина лет под сорок - давно не стриженный, в старом свитере, с вислым носом и печальными глазами вечного неудачника. Марвин его не интересовал: мужчина с тоскливым видом смотрел куда-то вдаль, то и дело судорожно двигая кадыком. Наверное, именно из-за него Далий попросил не рассказывать о мини-баре в лифте.
        Последней за столом сидела совсем молодая девушка. Даже, скорее, девочка-подросток - с накинутым на голову капюшоном легкой куртки, из-под которого выбивались короткие темные локоны. Ей Марвин, без сомнений, тоже был глубоко безразличен: девочка увлеченно крутила в руках пирамидку с подвижными, переливающимися цветными узорами гранями. Что она с нею делала, Марвин не понял, но пирамидка то вспыхивала, то гасла, а иногда еле слышно позванивала, точь-в-точь как серебряный колокольчик.
        - Итак, господа, - хорошо поставленным голосом произнес шеф, - у нас нежданное пополнение. Думаю, вы все успели рассмотреть прибывшего к нам… мнэ-э… волонтера. Теперь, уважаемая Жанна, - он повернулся к соседке, - дело за вами. Пожалуйста, приступайте.
        - Жанка стерва та еще, - быстрым шепотом, будто театральный суфлер, пояснил стоявший за Марвином Далий. - Устраивалась на работу со своим инфошаром, тот оказался дефектным, взорвался и напрочь снес ей голову. С тех пор она, зараза, знает все и обо всех. В смысле знает то, что залито в информационную сеть.
        Жанна встала. Глядя сквозь Марвина, она зачастила монотонной скороговоркой:
        - Марвин Клай, двадцать семь лет. Брюнет. Рост средний. Образование среднее. Не женат. Родители разведены, проживают в разных городах. Частный детектив, конкретной специализации не имеет. Берется за любую приносящую доход работу. В методах и способах расследования беспринципен, но всегда выполняет заказ в оговоренный срок. Склонен к авантюрам…
        Марвину оставалось лишь удивляться, откуда «монахиня» берет сведения. Сам он ничего личного о себе в инфосеть не выкладывал, это было бы глупо и непрофессионально. Скорей всего, у Жанны в ее бедовой голове имелся мощный поисковик, особая магопрограмма, которой снабжаются только дорогие модели инфошаров. Вот она-то, опознав личность Марвина, и собрала в единую подборку все найденное в сети. Как официальные, имеющиеся в государственных учреждениях сведения, так и личные отзывы бывших клиентов детектива.
        - …Обугленные останки идентифицированы по сохранившемуся паспортному жетону, - закончила доклад Жанна. Подумав, добавила: - Уничтоженная кабина трудоустройства восстановлению не подлежит. Сообщение закончено. - Она села.
        По правде говоря, Марвину стало жалко всеведущую госпожу докладчицу, уж слишком она была похожа на нечто механическое, неодушевленное. На самодвижную куклу в виде человека - из тех, что развлекают детвору на ярмарках за опущенную в них монетку.
        - Спасибо, - поблагодарил ее шеф. - Очень, знаете ли, познавательно. Кратенько, но емко. Что скажут остальные сотрудники?
        Остальные, носатый мужчина и девочка с пирамидкой, вопрос начальника проигнорировали. Промолчали, занятые своими делами.
        - Скажите, мнэ-э, молодой человек, - шеф явно забыл, как зовут Марвина, - а как вы, собственно, погибли? Какой у вас посмертный бонус? В смысле необычное умение, если вы понимаете, о чем я говорю.
        Далий несильно ткнул пальцем в спину Марвину, напоминая о запретных фаерболах.
        Марвин нахмурился и прикусил губу, делая вид, что пытается припомнить хоть что-нибудь из случившегося с ним. Наконец сказал, виновато улыбаясь:
        - Простите, я недавно очнулся, голова как чугунная. Ничего не соображаю… Может, после? Когда отдохну.
        - Шеф, у парня шоковая амнезия, - подал голос Далий. - Кстати, когда я нашел его возле прототипа, там какая-то хрень из закрытых отсеков лезла. Типа туман или что другое, некогда было разбираться. Я, значит, пустил в дело посох и расчистил этаж, но надо бы проверить состояние печатей на дверях. Подновить, что ли.
        - Разберемся, - уклончиво ответил шеф. - Говоришь, в прототипе воскрес? Чрезвычайно любопытно. - Он откинулся на спинку кресла, сложил руки на пиджачном животе. - Уникальный случай, да-с. При мне подобного ни разу не было. Я думал, что старая кабина не действует, но раз такое дело… - Шеф повернулся к Жанне. - Он теперь, получается, навсегда с прототипом связан, да? А если переадресовать на основной приемник? Технически возможно?
        Жанна подумала секунду-другую, отрицательно покачала головой.
        - Ладно. - Шеф вновь посмотрел на Марвина. - Понимаю, что у вас, мнэ-э…
        - Марвин, - подсказал Марвин. - Впрочем, как хотите.
        - …много вопросов, - закончил свою мысль шеф. Услышал он реплику или нет, осталось непонятным. - Спрашивайте, я постараюсь ответить. Не на все, но на те, которые удовлетворят ваше любопытство. Остальное, так сказать, в рабочем порядке, со временем.
        - Где я оказался? - Марвин повел рукой вокруг. - Что это за место?
        - Вы прибыли в особняк «Обитель черного дракона». - Шеф скучающе пошевелил пальцами. - Здесь наш зал собраний, для принятия важных решений. В остальное время сотрудники работают по личному графику, согласованному со мной. Еще вопросы?
        - Да. - У Марвина их было множество, но задавать все не имело смысла, Далий после объяснит. - Для начала - как вас зовут? Ваше имя?
        За столом произошло общее движение: и Жанна, и носатый гражданин, и даже отрешенная от происходящего девочка - они разом посмотрели на Марвина. Далий издал кашляющий звук, будто чем-то подавился.
        - Вам которое хотелось бы знать? - любезно поинтересовался шеф, выпрямляясь и по-хозяйски кладя руки на стол. - Общепринятое или истинное?
        - Какое-нибудь. - Марвин смутился, поняв, что нечаянно сделал глупость, нарушил какой-то местный запрет. - Общепринятое, наверное. На ваше усмотрение.
        - Тогда зовите меня «шеф», как и остальные, - подчеркнуто вежливо сказал шеф. - Марвин Клай, я помню. - Он снова откинулся на спинку кресла; Далий слышно выдохнул застрявший в горле воздух.
        - Извините, - сказал Марвин. - Я понял. Можно дальше?
        Шеф легонько кивнул. Мол, вполне дозволительно.
        - Почему сюда попадают именно умершие в кабинах трудоустройства? Зачем? И вообще, что это за особняк такой, с уровнями, печатями, меняющимися лифтами и смерть-лампами? Для чего он?
        - Касаемо первого вопроса. - Шеф пожал плечами, по золотому галстуку скользнуло отраженное пламя свечей. - Никто, к сожалению, не знает. Мы стараемся выяснить, но конкретного ответа пока нет, есть только рабочие гипотезы. Скорей всего, кто-то внес особое изменение в программу работы тех кабин. Или сумел подключиться к их системе приема-передачи материальных тел. Или и то, и другое. Кто-то, кто был здесь до нас - иначе откуда взялся прототип, самая первая приемная кабина? Но, должен заметить, попадают сюда далеко не все умершие или погибшие, а лишь те, у кого был с собой какой-нибудь магический талисман. Слишком много условий, не правда ли? Но не я это придумал, не я реализовал.
        Марвин вспомнил кроличью лапку, впопыхах сунутую в карман между пачками денег. Значит, вот почему он здесь! Кто бы мог подумать, что талисман везения дважды сыграет в его жизни роковую роль.
        - По второму вопросу. - Шеф помолчал, обдумывая ответ.
        В тишине вдруг звонко дилинькнула пирамидка; Жанна осуждающе посмотрела на девочку, но та ее взгляда не заметила.
        - Особняк создавался многие столетия, - размеренным лекторским тоном начал шеф. - Причем без привлечения какой-либо рабочей силы. Можно сказать, нерукотворно, магически. - Он снял пенсне, потер уставшую переносицу. - Возник вынужденно, сам по себе, но человеческими заботами, да-с. Вернее, трудами всяческих чародеев, колдунов, волшебников, друидов, шаманов и прочих умельцев. Которые понятия не имели, что они невольно творят. Потому как любая магическая деятельность имеет обязательные последствия… мнэ-э… в виде эфирно-магических отходов, так сказать. Вот эти-то эфирные шлаки, - шеф вернул пенсне на место, - и собраны здесь, в особняке. Какие-то уже утилизированы, какие-то в процессе накопления. Какие-то заперты в бункерах-хранилищах до поры до времени. Все как в реальной жизни, где любой крупный город имеет развитую систему канализации, а на ее выходе - очистные комплексы. Дабы не загрязнять реки и не губить окружающую природу.
        «Проклятая кабина, - вспомнив о назначенной ему специальности, с ненавистью подумал Марвин, - накаркала, сволочь. Чтоб ты сгорела! Ах да, уже…»
        - Мы, избранные трагической случайностью, - с нажимом сказал шеф, - являемся обслуживающим персоналом этого воистину глобального очистного сооружения. Мирового, а то и многомирового масштаба!
        - В смысле сюда не только наше магодерьмо стекает, но еще и из других миров подкачивают? - сообразил Марвин. - Ого! Серьезная проблема.
        - Грубо, но по сути схвачено верно, - бесстрастно согласился шеф. - Особняк расположен на стыке тех измерений, где используется одинаковая магия и производятся более-менее одинаковые отходы. Для комплексной обработки, так сказать. Ну-с, пожалуй, это все, что вам пока необходимо знать.
        - А есть еще что-то, чего мне знать не положено? - насторожился Марвин, но ответа не получил. Разве что Далий опять ткнул его в спину, намекая, чтобы он не зарывался.
        - В общем, кандидат вроде бы приемлемый, - повернувшись к Жанне, вполголоса подвел итог шеф. - Молодой, бойкий. Наглый. Думаю, имеются перспективы роста. Утверждаем?
        Жанна неопределенно повела плечом - то ли да, то ли нет, на ваше усмотрение, начальник.
        - Решено. - Шеф встал. - Марвин Клай, вы принимаетесь в «Обитель черного дракона». Первая ступень посвящения, испытательный срок месяц. Надеюсь, вы впишетесь в наш коллектив, это здесь главное… Далий, ты назначаешься старшим, введешь стажера в курс дела. Особо не перегружай, пусть привыкнет, осмотрится. Подбери ему на этажах соответствующую комплектовку, ну, ты знаешь, о чем я.
        - Есть, шеф! - молодцевато козырнул Далий. - Организую в лучшем виде.
        - Погодите, - предупреждающе поднял руку Марвин. - А если я не желаю? Может, я не хочу в ассенизаторы, даже в колдовские. Что тогда?
        - Тогда? - поднял брови шеф. - Тогда вы просто будете нам мешать. А тот, кто нам мешает, изолируется. Поверьте, у нас есть замечательные комфортабельные помещения, где человек может прожить долгую, полноценную, насыщенную событиями жизнь и быть счастливым до глубокой старости. До естественного ухода в бесконечный путь. Но это будет, гм-гм, несколько ненастоящая жизнь. Потраченная впустую.
        - Я согласен, - не раздумывая сказал Марвин. - Хорошая работа, нужная.
        - Вот и славно, - одобрил шеф. Он достал из бокового кармана пиджака небольшой планшет с белым, ровно светящимся экраном, положил его на столешницу и пододвинул к Марвину. - Прижми ладонь, - переходя на «ты», потребовал шеф, - необходима регистрация допуска. Чтобы тебя смерть-лампы не сожгли. Да и лифтами можно было пользоваться.
        - Я думал, у вас только один лифт, - прикладывая руку к белой поверхности, заметил Марвин.
        - Не у вас, а у нас, - поправил шеф, забирая со стола планшет с темно-серым отпечатком ладони. - И лифты, и этажи, и проблемы. Ничего, скоро ознакомишься. Далий, - он показал пальцем куда-то в темноту, - отведи Марвина в буфет, накорми. После организуй ему ночлег… мнэ-э… да хотя бы у себя, пусть выспится. Завтра обдумаем, куда его поселить.
        - Шеф, у меня соседний номер свободный, - подсказал Далий. - Немного прибрать, наладить климат-контроль, и будет вполне сносно.
        - Можно, - не стал возражать шеф.
        Далий подхватил с пола одну из свечей, приглашающе махнул рукой: Марвин вышел из круга и, озабоченно похмыкивая, направился следом за старшим. Ему много чем приходилось заниматься в жизни, далеко не в белых перчатках, однако он твердо знал, к чему стремиться - к успеху, славе, богатству.
        Но быть магическим дерьмочистом Марвин никогда не планировал.
        ГЛАВА 2
        Марвин проснулся и некоторое время лежал с закрытыми глазами, пытаясь вспомнить тревожный сон. Однако воспоминания были смутными и отрывочными: единственное, что осталось в памяти, это ощущение опасности. То ли Марвин преследовал кого-то, чтобы убить, то ли, наоборот, кто-то охотился за ним с той же целью - больше не вспомнилось ничего. Впрочем, Марвин мало придавал значения ночным видениям, какими бы они ни были. В вещие сны прагматичный детектив не верил, да и не приходилось их ему видеть. Обычно Марвину снилось что-нибудь нейтральное, скучно-бытовое; кошмары случались редко и, как правило, только во время какого-нибудь расследования. Когда оно заходило в тупик.
        Пора было вставать, приводить себя в порядок и идти в съемную контору, ждать очередного заказчика. Отдых, конечно, дело хорошее, но, как говорится, волка ноги кормят: Марвин сбросил одеяло, сел и открыл глаза. Осмотрелся, не понимая, где он, куда подевалась привычная домашняя обстановка, лишь затем вспомнил вчерашнее.
        - Твою мать, - уныло сказал Марвин, - то-то мне всякая бредятина снилась. Ну, с добрым утром, гражданин покойник, он же ученик-стажер. - Шлепая босыми ногами по теплому, с подогревом, мраморному полу, Марвин отправился в ванную.
        Далий еще спал, затерявшись где-то среди подушек на громадной, с парчовым балдахином, резной кровати - более соответствующей королевской спальне, чем комнате рядового ассенизатора. Тем более находившегося на той же первой ступени посвящения, что и Марвин.
        Ванная комната еще вчера поразила Марвина своей бессмысленной роскошью и помпезностью. С мозаичными рисунками на стенах, небесно-голубым самосветным потолком, просторным туалетным отсеком, сауной, плавательным бассейном и гулким эхом - она была не то что неуместна, а просто нелепа в подобном месте. Хотя, что говорить, вызывала некоторую зависть.
        Номер, где жил Далий, был под стать ванной комнате: громадный, а потому неуютный, он напоминал по убранству дворцовый зал. Скорей всего приемный, где пышность - одно из условий оформления интерьера. Марвин едва не заблудился, отыскивая в потемках «гостевую», как назвал ее Далий, кровать. На которой запросто можно было разместить не только стажера, но и еще пару человек в придачу.
        Вчера Марвин был слишком усталым, чтобы расспрашивать Далия о местном житье-бытье, упал в сон как в омут, хорошо хоть раздеться успел. Что ж, именно этим он сегодня и займется, решил Марвин, заходя в туалетный отсек. Зашел и замер, остолбенело глядя то на блестящую золотом раковину с серебряным краном-гусаком, то на пристроившийся неподалеку от нее такой же золотой унитаз. Насколько он помнил, вчера здесь была самая обычная фаянсовая сантехника. Качественная, но не драгоценная.
        - Час от часу не легче, - пробормотал Марвин. - С ума сойти. - После чего воспользовался золотыми изделиями по назначению.
        Перед уходом Марвин ополоснулся в бассейне. Ругаясь, натянул липнущие к ногам штаны и, на ходу приглаживая мокрые волосы, вернулся в номер.
        Далий уже проснулся, выбрался из подушечного завала на край безбрежной кровати - где теперь громко, с собачьим прискуливанием, потягивался. Увидев Марвина, он радостно крикнул: «Общий физкульт-привет! Моя очередь», - и потрусил в ванную. На предупреждение о том, что в туалете сегодня другая сантехника, Далий лишь беззаботно махнул рукой, сказав: «Какая, блин, разница». Похоже, для него случившееся было в порядке вещей.
        Марвин озабоченно почесал в затылке - что ж, еще одна загадка в общем списке непонятного. Ничего, разберется. Всему свой срок.
        Он прошелся по номеру, бесцельно открывая многочисленные шкафы, тумбочки и комоды - в основном пустые, пахнущие заводским лаком, в которых никогда ничего не хранилось. В конце концов Марвин обнаружил шкаф, битком набитый новой, аккуратно развешенной на плечиках одеждой разных фасонов. И это при том, что хозяин номера ходил в старой, ношеной одежке и в потертых до драных клякс кроссовках.
        «Одно из двух, - решил для себя Марвин, - или Далию безразлично, в чем ходить, или вещи появились сами по себе, ночью. Как в случае с ванной комнатой».
        Так или иначе, но грех было не воспользоваться удачной возможностью. Да и то, не бродить же по особняку в гостевой униформе, с черным драконом на груди. Как-никак, но Марвин теперь был штатным сотрудником с назначенным обеспечением - или что там ему нынче полагалось по работе.
        О зарплате, к сожалению, говорить не приходилось.
        Вся примеренная одежда оказалась Марвину впору, словно ее специально для него шили. Лишь одно портило радость обновки - то, что на майках, рубашках и свитерах присутствовал силуэт дракона. Марвин без сожаления вернул на место броские наряды - перед кем красоваться, перед Жанной, что ли? - оставив практичные черные джинсы, темно-серую рубашку и черную же куртку. Серую рубашку пришлось взять потому, что подходящей по замыслу черной в шкафу не оказалось. Наверное, из-за того, что на ней не был виден общепринятый дракон. А делать силуэт белым, скорей всего, название особняка не позволяло.
        - Хотел бы я знать, откуда тут мебель, носильные шмотки и кто готовит еду в буфете, - одеваясь, сказал Марвин. - И кто по ночам меняет сантехнику. Я понимаю, если бы ее сперли, нормальное дело, но монтировать новую, позолоченную? Дурацкое пижонство.
        Он с сомнением оглядел развешенные на дверце галстуки и решил, что обойдется без них. Даже если они обязательны для повседневного ношения. У Марвина был случай, когда его чуть не удавили шейным платком, с тех пор он сильно недолюбливал эту деталь мужского гардероба.
        Вернувшийся из ванного зала Далий - с каплями воды на плечах и с не собранными в хвост мокрыми волосами - был похож на свежего утопленника, только что поднятого из реки. Бодрого такого, жизнерадостного, пахнущего зубной пастой и хорошим одеколоном. Увидев раскрытый шкаф с одеждой, он восторженно сказал: «Ни фига себе!», после чего немедленно полез осматривать-ощупывать вещички, примеряя наиболее понравившиеся.
        - Слушай, - глядя на увлекшегося Далия, как бы невзначай поинтересовался Марвин, - а разве ты не знал, что у тебя есть такой «ни фига себе» гардероб?
        - Нет, конечно, - глухо отозвался из платяного нутра Далий. - Сам видишь, сколько тут шкафов, запаришься каждый день проверять. Да и лениво мне… Это ты удачно досмотр устроил, очень вовремя. - Он ухватил в охапку выбранные одежки, отнес их на кровать.
        - То есть ты хочешь сказать, что вещи в шкафах появляются сами по себе, причем непредсказуемо? - уточнил Марвин, заранее зная ответ.
        - Конечно, - забрасывая в шкаф свои старые джинсы, согласился Далий. - Это же «Обитель черного дракона», а не просто так. Можно сказать, натурально живой особняк, в котором все время что-то происходит, меняется. Ну, как в любом живом организме. - Он захлопнул дверцы шкафа.
        - Можно взглянуть? - Марвин отодвинул Далия, открыл дверцы и отчего-то нисколько не удивился, обнаружив, что шкаф пуст. - Чертовски убедительно. - Марвин с некоторой опаской посмотрел на колдовской ящик. - Впечатляет. Значит, говоришь, особняк живой? Тогда ясно, что произошло с сантехникой… Кстати, если не ошибаюсь, на стенах ванной вчера был другой мозаичный рисунок?
        Далий пожал плечами.
        - Ха, откуда мне знать, я там стены не разглядываю. Пришел, сделал дело и ушел. Картинки как картинки, цветные, что еще нужно. - Он выдернул из кучи новые джинсы. - Повезло, что у нас размер одинаковый, - оценивающе глянув на Марвина, отметил Далий. - Интересно, а для кого, собственно, предназначалась одежда, дня тебя или меня? Э, все равно. Да, и еще… - Далий махнул рукой в сторону королевского ложа. - Там под кроватью запас нормальной, не тряпичной обуви. Выбери что-нибудь, и пойдем. Сначала в буфет, а после на этажи, будешь с особняком знакомиться. Или он с тобой, хе-хе.
        - К начальству разве не надо? - Марвин, стоя на четвереньках, пошарил рукой под кроватью, нащупал выставленную в ряд обувь. - Инструктаж, пожелания, напутствия. Ценные указания, в конце концов.
        - Чудак-человек, - развеселился Далий, - вчера уже были и пожелания, и ценные указания. В общем, я без всяких напутствий знаю, что нам делать, потому лишний раз беспокоить шефа не будем. Не любит он этого, раздражается.
        - Кстати о шефе. - Марвин выбрал кожаные сандалии, стряхнул с коленей пыль и сел на кровать, переобуться. - С чего это он на меня взъярился, когда я про имя спросил? Будто от этого что-то важное зависит.
        - А, не обращай внимания, - надевая кроссовки, посоветовал Далий. - Здесь у каждого свой бзик, сам скоро поймешь. У шефа, например, типичная паранойя на предмет тайны его имени. Считает, что если кто-то узнает, как он звался при жизни, то этот кто-то сможет им управлять - скажем, наслать на шефа порчу или заставить плясать под свою дудку. В общем, больше про имя не спрашивай, а то может случиться неприятность. - Далий надел куртку, вытащил из-под матраса запрятанный туда посох ифрита. Постучал им легонько по полу, прислушался к загудевшим медным кольцам и вроде бы остался доволен услышанным.
        - Какая неприятность? - полюбопытствовал Марвин, вставая с кровати: сандалии оказались впору, нигде ничего не жало. Действительно, повезло, что у него с Далием одинаковые размеры одежды и обуви. Прямо-таки братья-близнецы, а не сотрудники.
        - Шеф ведь от разрыва сердца умер, - охотно пояснил Далий. - Потому запросто может устроить тебе сердечный приступ, а то и небольшой инфаркт. Такой, понимаешь, у него посмертный бонус.
        - Ну ты, гражданин начальник, даешь, - опешил Марвин. - А говорил, мол, ерунда, ничего особенного. Веселенькое дельце, однако.
        - Это ж только если шефа сильно огорчить, - резонно возразил гражданин начальник. - Довести до нужного состояния. А ты не доводи, и будет тебе спокойная жизнь, светлая и восхитительная. Местами типа.
        - Несомненно, - буркнул Марвин. - Ладно, пошли куда собирались.
        - Тогда в буфет! - скомандовал Далий.
        Они вышли из номера, который - как убедился Марвин - не запирался. Только дверная ручка-щеколда и никаких иных замков, входи кто хочет.
        Буфет, по вчерашнему сонному впечатлению Марвина, роскошью не поражал.
        Не поразил и сегодня: стандартное помещение, кафешка-забегаловка, каких Марвин повидал во множестве. С той лишь разницей, что тут не было обслуживающего персонала - ни медлительных официанток в форменных платьях, ни повара, маячащего белой курткой в окошке выдачи. Как, впрочем, не было и самого окошка.
        Маленький, по-своему уютный зал с парой осветительных шаров на потолке. По левую сторону вдоль стены полдюжины столиков с плетеными креслами; чистый, покрытый линолеумом пол. В дальней части зала рукомойник, а неподалеку от него урна для использованной одноразовой посуды.
        По правую сторону высились металлические шкафы-стеллажи со стеклянными дверцами и набором закусок на полках. К сожалению, все представленные блюда были порционными и холодными, по принципу «съел - ушел». Никакой гастрономической изысканности, сплошная функциональность.
        Марвин взял картонную тарелочку с нарезанной бужениной, пару неопознанных им салатов и пакет апельсинового сока. Сказав с отвращением:
        - Не еда, а какая-то заправка для желудка, - он уселся за столик. Выбрал из стоявшего на столе лотка со столовыми приборами пластиковую вилку и начал «заправляться», не ожидая замешкавшегося у стеллажей Далия. - И не скучно вам так… мнэ-э… питаться? - с начальственной интонацией шефа поинтересовался Марвин у севшего напротив Далия. - Заметь, я не говорю «есть», «кушать» или «харчить», а именно питаться. То есть принимать пищу. Потреблять калории.
        - А чего? - не понял Далий. - Меня, например, вполне устраивает. Хочешь что-нибудь повкуснее салата - ну и закажи, получишь. - Он снял крышку с принесенного судка, над столом тут же запахло горячим рассольником. Или чем-то другим, но однозначно наваристым, со специями. - Здорово, - откладывая вилку, обрадовался Марвин. - Где взял? Давай показывай. А то я уже решил было, что в вашей богадельне вечный пост. Ошибся, но удачно!
        - Сиди уж, - Далий ухватил за рукав встающего Марвина, - все равно ничего не получишь. Надо, понимаешь, загодя личное меню придумать, можно на день, можно на неделю вперед. Записать и оставить на столе: кому надо, тот найдет, прочтет и, хе-хе, учтет. Ей-ей, настоящие стихи получились, - восхитился Далий. Глянул на помрачневшего Марвина, пододвинул к нему судок. - Ешь-кушай-харчи, не стесняйся. Мне что-то расхотелось. - Подмигнув Марвину, он забрал себе невзрачные салаты.
        - Благодетель, - вздохнул Марвин, беря из лотка ложку, - что бы я без тебя делал? - И принялся есть: в судке действительно оказался рассольник.
        Перед уходом Марвин потребовал у Далия ручку, из-за отсутствия бумаги записал свое завтрашнее меню на обратной стороне картонной тарелки. Далий прочитал написанное, похмыкал, сказал, что он таких названий слыхом не слыхивал, наверняка эстетские ресторанные блюда. И вообще, нечего выпендриваться, лучше заказать что-нибудь понятное, общепринятое, а то вдруг получишь такое, что в рот взять противно. Марвин возразил, Далий ответил, беседуя о ресторанах, кто в каких бывал, они направились к выходу.
        Перед дверью Марвин оглянулся: тарелки на столе уже не было.
        В зал собраний они не пошли, свернули в малоприметный ход, который Марвин вчера не заметил. Ничем не примечательный коридор - без портретов, дверей и окон, только крашенные зеленой краской стены - навевал тоску. Создавалось впечатление, будто Марвин попал в какое-то казенное учреждение с ожидаемым впереди лабиринтом грязных коридоров, лестниц и мрачных тупиков с пожарными выходами.
        - А почему не на лифте? - скучая, спросил Марвин. - Шеф говорил, тут их несколько.
        - Будут лифты, - успокоил его Далий, - но потом, сейчас ножками придется. На тот этаж, куда нам надо, лифт не ходит. Вернее, ходит, но проскакивает мимо. Во всяком случае, когда я в нем еду. - Далий, вспомнив, что он старший в группе и должен обучать подчиненного, указал рукой куда-то в тускло-зеленую даль. - Запоминай дорогу, стажер. Ясен пень, что сразу в голове не отложится, поэтому поглядывай по сторонам, в нужных местах нарисованы меловые стрелки с надписями.
        - Ты, что ли, рисовал? - зевнул Марвин. - Художественный наш. Модернист, елки-палки.
        - Не перебивай, - строго потребовал Далий. - Коридоры время от времени изменяются, куда денешься, но основные элементы остаются: типа окраска стен, количество дверей. Ну и всякое нарисованное на стенах тоже. - Он захихикал по непонятному Марвину поводу.
        Марвин с подозрением глянул на спутника, но промолчал.
        Коридор закончился перекрестком с двумя уходящими в разные стороны туннелями: левый был арочный, со стенами тревожного красного цвета, гладкими черными дверями и с чем-то огненно-алым в далеком, едва различимом конце пути. Правый же опасений не вызывал - обычный коридор с паркетным полом, длинными бархатными занавесями на стенах и конечно же с обязательными дверьми. Привычными, непугающими.
        - Нам направо. - Далий заглянул в багровый коридор, поежился. - Хреновое место. Я туда только по приказу хожу, да и то - гляну на печати и бегом назад.
        - А что там такое яркое? - Марвин прищурился, стараясь разглядеть. - На дверь не слишком похоже. Окно, что ли?
        - Черт его знает, - занервничал Далий. - Никакого желания проверять. Авось посветится да и погаснет… Пошли-пошли. - Он подтолкнул Марвина к менее опасному ходу. - И учти, окон в особняке нет. Двери, коридоры, проходы, залы - этого добра валом. А окна в проекте не предусмотрены.
        - Тогда для чего шторы? - не поверил Марвин.
        Он остановился, с любопытством заглянул за ближайшую тяжелую занавесь: под ней, на глухой стене, тлели синим завораживающим светом неизвестные Марвину письмена, то ли магические, то ли изначально нечитаемые, вроде древних пиктограмм. Исписанный от пола до потолка участок стены напоминал страницу гигантской книги - тайную, нарочно закрытую от случайного взгляда.
        - А вот этого делать не надо. - Далий резко отдернул Марвина от занавеси, осторожно поправил материю посохом. - У нас уже был один, тоже на руны любил глазеть. Типа изучал… Теперь в запертой комнате иллюзий живет. И кричит все время, а чего кричит, не разобрать. - Он зашагал дальше, сердито стуча посохом по полу.
        - И много у вас таких, в комнатах? - сдавленным голосом спросил Марвин; оглянувшись на ходу, он успел заметить, как медленно колыхнулась потревоженная им штора. Словно ее сквозняком изнутри тронуло.
        - Хватает, - остывая, буркнул Далий. - Работа у нас специфическая, рискованная. Запомни: не суй нос куда не надо, не касайся того, чего не знаешь, не делай того, чего не понимаешь. Короче, будь осторожен.
        - Спасибо, отличный инструктаж, - поддакнул Марвин. - И главное, очень своевременный.
        Далий с довольным видом похлопал стажера по плечу.
        - Правильно критику принимаешь, молодец. - Язвительности в реплике Марвина он не уловил.
        Шагов через двадцать коридор свернул вправо, уткнувшись коротким тамбуром в эскалатор с ползущими ввысь металлическими ступенями. Белые трубки потолочных светильников выглядели похожими на смерть-лампы, но, как понадеялся Марвин, только лишь формой. А не свойствами.
        - Опаньки, какой милый сюрприз. - Далий из-под козырька ладони посмотрел вверх, оценивая длину эскалатора. - Вообще-то здесь, как правило, обычная лестница, - спохватившись, пояснил он Марвину, - но сегодня нам повезло, не придется ноги бить. - Он встал на ступеньку, положил на плечо мешающий посох. - Еще минут пять, и мы на месте.
        Эскалатор медленно повез пассажиров к известному только Далию этажу.
        Над головой тихо гудели лампы, под ногами едва слышно поскрипывали ступени. Казалось, что время внезапно стало таким же неторопливым, как и бесконечный подъем; минуты тянулись и тянулись, растянутые долгими секундами.
        От нечего делать Марвин принялся смотреть по сторонам. Только сейчас он заметил, что стены эскалатора исчерканы белым школьным мелом, плохо различимым на фоне светлой окраски. Были там и указующие стрелки, иногда направленные в противоположные стороны, и размазанные полустертые надписи. И рисунки - из числа тех, которые любят рисовать в общественных туалетах; Марвин вспомнил невесть отчего развеселившегося Далия, согласно усмехнулся. Трудно даже представить, сколько народу ходило по здешним коридорам и лестницам за время существования особняка! И сколько их оставило памятки о себе: где полезные, по делу, а где хулиганские, от нечего делать. Просто чтобы развлечься.
        Пока Марвин изучал местные граффити, удивляясь полету народной фантазии, эскалатор, - будто набрав скорость, - как-то неожиданно быстро привез пассажиров к месту назначения. То есть на нужный им этаж.
        Марвин сошел со ступеньки и остановился, потрясенный увиденным. Вообще-то он предполагал обнаружить на этаже что-нибудь знакомое, уже ставшее привычным - да хотя бы те же поднадоевшие коридоры с дверями или занавеси с тайными знаками за ними. Даже многокрасочное панно его не удивило бы, как и бассейн на пол-этажа, с вышкой для прыжков.
        Но ничего подобного тут не было.
        Казалось, что Марвин попал в громадную пещеру с хрустальными колоннами, внутри которых текло живое костровое пламя. Каменный пол, выложенный черно-белыми плитами, напоминал бесконечную доску для неведомой Марвину игры; на трудноразличимом потолке змеились сложные узоры из серебряных, сияющих отраженным светом завитков.
        Весь этаж выглядел словно легендарная обитель горных троллей. Похоже, тут легко было заблудиться - и бродить по рукотворной пещере если не днями, то долгими часами, отыскивая запасной выход. Или потерявшийся среди колонн эскалатор.
        В мертвой тишине было слышно только поскрипывание ныряющих в пол ступеней и легкое гудение колец на посохе Далия. Говорить громко Марвину не хотелось, еще накличешь на себя какую магическую неприятность - что-что, а с этим он уже сталкивался.
        - Ты куда меня привел, вредитель? - шепотом спросил Марвин. - Какое-то глобальное похоронное бюро, честное слово. Или коллективный склеп, что тоже не радует. Того гляди, из-за колонн полезут ожившие мертвецы! Неприятное место, хотя и внушает.
        - Не парься, - рассмеялся Далий, снимая с плеча посох. - Покойники и впрямь есть, но мирные, давно истлевшие. Мощи, одним словом. - Он постучал посохом по плите, медные кольца отозвались знакомым Марвину басовитым гулом. - Слышишь? Если бы затарахтело вроде бубенцов, тогда действительно нужно готовиться к проблеме, для этой цели колдовская штуковина и создана. Типа чтобы заранее предупреждать об опасности. Ну и чтобы с нею разбираться. - Далий вновь положил посох на плечо.
        - Здорово, - одобрил Марвин. - Где бы себе такое отыскать?
        - За тем сюда и пришли, - назидательно ответил Далий, направляясь к хрустальным колоннам. - Твои фаерболы классная вещь, но у них имеется серьезный недостаток: огненные шары получаются только в момент испуга. Думаю, со временем ты научишься контролировать их появление, а сейчас нужно вооружиться чем-то более надежным. И заодно поискать защиту, какой-нибудь толковый амулет. Тут, между прочим, этого оружия с амулетами пруд пруди. - Далий повел рукой, словно указывая на разбросанные там и сям кучи магических артефактов. Заметив недоверчивый взгляд Марвина, уточнил: - Не прямо здесь, возле эскалатора, а дальше, в глубине зала. Кстати, чуть не забыл сказать тебе кое-что важное… - забеспокоился Далий.
        - Знаю, - пренебрежительно отмахнулся Марвин. - Не суй нос куда не надо, не касайся того, чего не знаешь, не делай того, чего не понимаешь. Я памятливый, можешь не повторять.
        - Недослушал, а потому ерунду несешь, - с досадой сказал Далий. - Ничего подобного! Даже, можно сказать, с точностью до наоборот: обязательно проверяй найденное. В смысле надевай, если оно надевается, крути-верти, стучи, нажимай, пинай, швыряй - короче, пытайся хоть как-нибудь активировать находку. Дело в том, что все тутошние предметы кому-то раньше принадлежали. И, получается, настроены на своих бывших хозяев. Или выключены. Или нарочно введены в режим сна, для сохранности. Так или иначе, но тебе придется отыскать среди множества неработающего барахла то, что отзовется на твое присутствие, на твои команды.
        - Ты лучше объясни, откуда артефакты взялись, - потребовал Марвин, идя следом за проводником. - Я не дурак, прекрасно понял из рассказа шефа, для чего предназначен особняк - по сути это автономный утилизатор колдовских отходов. Но был уверен, что в обработку идет… э-э-э… нематериальная магия. Потому вопрос: откуда берутся вещественные предметы, которые когда-то кому-то принадлежали?
        Далий остановился, с хитрецой посмотрел на Марвина:
        - Если бы ты побывал на каком-нибудь городском очистном комплексе, то, поверь, был бы в шоке, узнав, чего и сколько там находят в фильтрационных отстойниках. Золотые украшения, драгоценные камни, деньги, паспортные жетоны, оружие и многое другое. Которое люди роняют в раковины, унитазы, прячут в ливневые стоки, а иногда специально выбрасывают в канализационные люки. Типа концы в воду… Аналогия доходчивая?
        Марвин кивнул, мол, куда уж доходчивее.
        - Вот и выносит сюда, конкретно на этот этаж, всякое разное, окончательно магами потерянное. Вещественное. - Далий миновал ближайшие колонны, уверенно направился вглубь зала; чувствовалось, что он здесь не впервые. - Конечно, барахлишко старое, но в основном рабочее. Встречаются и древние раритеты, за которые коллекционеры не задумываясь отвалили бы бешеные бабки, - с сожалением вздохнул Далий. - Но толку-то? Потому и лежат ценные амулеты-талисманы никем не востребованные, никому не нужные. В кучах, хе-хе.
        - Теперь понятно, откуда берутся покойники, - обдумав услышанное, сделал неожиданный вывод Марвин. - Наверняка все они - бывшие маги. Из числа убитых, но незахороненных, припрятанных в каких-нибудь потаенных местах, подальше от людей. Потерянных, если можно так сказать.
        - Можно, - обрадовался Далий. - Прям на лету идеи схватываешь! Аналитик, елки-палки, голова. Впрочем, с твоей бывшей профессией иначе нель… - Он осекся, мельком глянул на посох и быстрым движением снял его с плеча - лишь теперь Марвин услышал, что колдовской жезл явственно позвякивает.
        Перехватив посох в боевую позицию (рогатина-рукоять под мышкой, окольцованная часть на ладони вытянутой руки), Далий заторопился вперед - перебегая от колонны к колонне и стараясь не шуметь. Марвину не оставалось ничего иного, как повторять его маневры.
        Единственное, о чем сожалел Марвин, это что у него нет оружия. И что он совсем не испуган, а потому никаких фаерболов ожидать не приходилось.
        Хотя все внимание Марвина было сосредоточено на неизвестной опасности, однако он успевал заметить многое. Например, то, что жаркие на вид колонны на самом деле гладкие и холодные, а серебряные завитки на потолке вдруг начинают переливаться всеми цветами радуги. Что там и тут на полу лежат всяческие предметы, в основном медальоны: самых разных форм, золотые и серебряные, большие и малые, с цепочками и без. Остальные вещицы Марвин определить не смог, требовалось рассмотреть поближе, но по внешнему виду они мало походили на оружие - во всяком случае, на привычное, понятное. Найти среди разбросанного по полу добра какой-нибудь артефакт в виде кинжала, а уж тем более в виде меча Марвин не надеялся, слишком мала вероятность.
        Далий остановился, сделав предупреждающий жест. Марвин выглянул из-за плеча напарника, озадаченно хмыкнул - увиденное мало походило на угрожающую жизни ситуацию. Ни чудовищ, ни ходячих мертвецов. Но посох-то звенел, и вряд ли из-за пустяка!
        - Рипли, - едва слышно сказал Далий. - Что она делает?
        Между колонн, подстелив под себя куртку, сидела запомнившаяся Марвину девушка - та самая, которая по-детски увлеченно играла с подвижной пирамидкой, не обращая внимания на новичка. Вчера Марвин ее толком не рассмотрел, не до того было, да и освещение не слишком позволяло.
        Худенькая, стройная, с торчащими во все стороны короткими волосами, одетая в облегающий синий комбинезон с множеством кармашков - Рипли и впрямь выглядела как подросток. Как школьница, которая только-только начала становиться девушкой, и девушкой красивой, - отметил Марвин, с удовольствием разглядывая Рипли. «Похоже, у мужской части особняка скоро возникнет проблема, - подумал он. - Банальная, но серьезная».
        Сейчас девушка вновь изучала что-то ей интересное: в руках у исследовательницы поблескивал металлический кубик с извилистыми линиями-трещинами на полированных гранях. Рипли с отрешенным видом скользила пальцем вдоль тонких отметин, словно отыскивая что-то в них спрятанное; над кубиком, чуть выше ее головы, клубилось лилово-черное облако. Видимо, девушка нашла то, что искала: внезапно облако приобрело форму воронки, тонкая ножка колдовского смерча потянулась к темени ничего не подозревающей Рипли. Еще немного, и она прикоснулась бы к голове - но что могло произойти дальше, Марвин не узнал.
        Далий в несколько шагов подлетел к девушке, посохом выбил кубик из ее рук; опасная вещица отлетела к ближней колонне, где и упала, глухо стукнувшись о пол. В тот же миг черное нечто - чем оно было на самом деле, Марвин понятия не имел, - словно живое существо метнулось к кубику и втянулось в него, пропало, будто его никогда не было.
        Рипли секунду-другую продолжала смотреть на опустевшие руки, потом вздрогнула, непонимающе поглядела на Далия. Испуганно вскочив, она подхватила куртку и опрометью кинулась прочь, скоро исчезнув среди колонн.
        - Если снова здесь увижу, - заорал ей вдогонку Далий, - все шефу расскажу! Вот же глупая девчонка, - понизив голос, пожаловался он Марвину. - Ей сюда строго-настрого запрещено ходить, а она все равно лезет и лезет. Доиграется когда-нибудь, ага, всем мало не покажется… Э, да что с нее взять, иномирной. - Далий подошел к кубику, потрогал его посохом - кольца больше не звенели - и сильным ударом ноги отправил артефакт в огненную колонну.
        Марвин ожидал, что кубик стукнется о твердую поверхность и отлетит, в крайнем случае развалится на детали. Однако произошло неожиданное: кубик свободно пролетел сквозь прозрачную преграду и, оказавшись в пламени, вспыхнул, брызгая во все стороны ослепительно-белыми искрами.
        - Слушай, а чего это было-то? - прикрывая глаза ладонью от яркого света, спросил Марвин. - И почему - иномирная?
        - Ты про кубик? - Далий отвернулся от колонны, происходящее там его не интересовало. - Некоторые особо продвинутые маги частенько делают резервные записи своего «я», на всякий случай. Типа если с ними случится что-то необратимое, ну там память навсегда потеряют или в маразм впадут, то можно будет восстановиться с помощью копии. А если маг давно погиб, то он может воскреснуть в теле любознательного дурака или дуры, решившей изучить занятную находку… Я про Рипли, конечно, погорячился, - вздохнул Далий, - никакая она не дура. Просто у нее мозги иначе устроены, не так как у всех, потому и попадает иногда в хреновые ситуации - не может устоять против зова потерянных вещей. Тех, которые ищут своих хозяев и постоянно их кличут.
        Говорят, что она, Рипли, из другого мира, не знаю из какого. Там тоже есть кабины, только не трудоустройства, а перемещения на дальние расстояния. Вроде бы даже на другие обитаемые планеты, но я очень сомневаюсь: какие, на фиг, планеты, когда выше небесной тверди все равно ничего нету. Только мрак и хаос.
        - Ты еще скажи, что Солнце вращается вокруг Земли, - насмешливо фыркнул Марвин. - Знаток астрономии и физики.
        - Разве иначе? - удивился Далий. - Все знают, что Земля плоская, накрыта хрустальным куполом и лежит на трех слонах, а слоны стоят на панцире гигантской черепахи, которая плывет в мировой пустоте. Я в школе проходил, и вообще у меня пятерка по астраловедению.
        - Возможно, - уклончиво ответил Марвин.
        Что-то тут крепко не сходилось, что-то было сильно не так: не могли Далия обучать подобному бреду в общественном учебном заведении. И про астраловедение Марвин слыхом не слыхивал… Вывод напрашивался сам собой, однако торопиться с расспросами, из какой реальности прибыл Далий, не следовало. Любое выяснение могло испортить столь удачно начавшуюся дружбу, чего Марвину совсем не хотелось. Тем более что мир Далия во многом совпадал с миром Марвина, вплоть до названий ресторанов и блюд. Ну а по поводу небесной тверди и слонов - да какая, к черту, разница! «Лишь бы человек был толковый, - решил для себя Марвин. - Остальное ерунда».
        - Рипли у нас немая, - кладя посох на плечо, пояснил Далий. - И еще она продвинутый эмпат. Запросто чувствует настроение как людей, так и колдовских вещей. Оттого-то ей нельзя приходить в зал находок, шеф самолично решает, что именно Рипли должна прощупать и заставить работать. Но она же совсем ребенок, - с сожалением сказал он, - для нее все здешние штуковины вроде игрушек, интересных или не очень. Потому и бегает сюда тайком.
        - В ее возрасте пора быть поосмотрительней, - резонно заметил Марвин. - Не маленькая как-никак.
        - Шеф говорит, что Рипли навсегда застряла в детстве, - мрачно ответил Далий и для большей понятливости постучал себя по виску пальцем. - Типа неизбежные последствия межмирового переноса. Такие, брат, дела.
        Марвин не ответил, потому что сам Далий, не зная того, был наглядным опровержением идеи шефа.
        - Ладно, хватит трепаться. - Далий огляделся. - Нам туда, - он махнул рукой в полумрак между колонн, - там вроде побольше барахла будет. Думаю, Рипли оттуда кубик и вынесла. Пошли смотреть. - Хрустко ступая по россыпям медальонов-амулетов, он зашагал к намеченному месту.
        Марвин шел следом, размышляя о сложившейся ситуации. Не об «Обители черного дракона» с ее чудесами, а о людях, оказавшихся здесь после смерти. Пришедших сюда из разных миров и нисколько тем не обеспокоенных. Скорей всего потому, что все они говорят на одном языке (наверняка магия особняка), нет явных различий в цвете кожи и нет серьезных разногласий в мировоззрении. Хрустальный купол со слонами-черепахами не в счет, это не мировоззрение, а наивное представление о мироустройстве, которое никак не относится к работе. Правда, оставался вопрос насчет религии, кто во что верит, но и тут - подозревал Марвин - не обнаружится особых различий. Видимо, особняк подбирал своих работников по единому важному принципу: чтобы все были более-менее одинаковы. Чтобы не раздражали друг друга.
        К тому же особняк предоставлял своим работникам еду, одежду, комфортный ночлег и, возможно, тайные развлечения. Как мини-бар в лифте или восточное крыло с уступчивой зачарованной гурией - по словам Далия.
        А еще здесь было строгое начальство, жестко контролирующее действия подчиненных. И комнаты иллюзий с бессрочными постояльцами. Вернее, с заключенными, не вписавшимися в слаженный коллектив, - интересно, сколько их? Но расспрашивать Далия Марвин не хотел: дружба дружбой, однако где гарантии, что он не донесет о разговоре шефу? И еще неизвестно, как тот отреагирует… Спешить в любом случае не стоило.
        - Ты глянь, сколько нового хлама нанесло, это ж надо! - Далий остановился и присвистнул, окидывая взглядом заваленную вещами проплешину меж колонн. - То-то Рипли сюда потянуло, удержаться не смогла. Ну-ка, - он подтолкнул Марвина в спину, - вперед, охотник за сокровищами! Давай смелей, не укусят. Стопроцентная безопасность, зуб даю.
        - Уже видел сегодня, - сказал Марвин, без особого энтузиазма рассматривая место будущих поисков. - На всю жизнь впечатлился.
        - Брось, - снисходительно успокоил его Далий, - ты же не Рипли, куда тебе до нее! При всем желании навредить себе не сможешь, в смысле откупорить артефакт с чужой личностью. Какой из тебя взломщик? Так себе, рядовой пользователь.
        - Спасибо на добром слове, - огрызнулся Марвин и побрел к центру зала - осторожно, будто ступая по толстому слою рассыпчатого гравия. Отчего-то ему казалось, что самое интересное находится в середине круглой площадки, - хотя если подумать, то интересное тут было повсюду. Даже под ногами, под подошвами сандалий.
        Предметов было слишком много, настолько, что взгляду не за что было зацепиться, все смешивалось в единое блестящее месиво. Марвин ощущал себя грабителем, забравшимся в ювелирный магазин, где среди множества драгоценностей нужно было отыскать лишь несколько самых дорогих. Причем в потемках, на ощупь и не используя никаких технических средств.
        Не дойдя до середины, Марвин остановился, с удрученным видом огляделся - что делать дальше, он понятия не имел. Разве только очистить для себя местечко, устроиться и начать изучать то, что лежит поближе. Как там говорил Далий: надевать, крутить-вертеть, стучать, нажимать и пинать. Активировать любым способом.
        - Хрень какая-то, - Марвин принялся нехотя разгребать ногой артефакты, - эдак я до старости проковыряюсь. Тут колдовского барахла как блох на собачьей своре, а то и больше, попробуй отыщи нужное.
        Он пнул норовящие скользнуть назад предметы, не удержался на рассыпчатой груде амулетов и упал, едва не ткнувшись лицом в артефакты. Вредный Далий расхохотался.
        - Смешно ему, - с досадой сказал Марвин, выдергивая провалившуюся до пола левую руку, - я бы тоже посмеялся, случись оно с кем другим… Ого, а это еще что такое?
        На руке, плотно охватив запястье, сидел невесть откуда взявшийся браслет из пожелтевших от времени костяшек. Прямоугольные пластины были испещрены мелкими черными значками (то ли выцарапанными, то ли вырезанными), образующими вместе рисунок дракона. Протянувшийся по всему браслету крылатый зверь почти касался мордой своего хвоста; на месте глаза у дракона посверкивал круглый прозрачный камешек, вряд ли драгоценный. Скорей всего обычная бижутерия, - решил Марвин.
        Марвин попробовал разглядеть значки, но не сумел. Наверняка можно было сказать лишь одно: они были похожи на виденные им ранее надписи. На коридорные руны.
        - Далий, смотри, чего я нашел. - Марвин наконец оторвал взгляд от любопытных костяшек, встал. - Не поверишь, само на руку наделось. - Он умолк, пораженный увиденным.
        Зал изменился. Огненные колонны потемнели, текущее в них пламя теперь было не костровое, а фиолетовое, с химической прозеленью. Узор на потолке разгорелся желтым лунным заревом, а лежавшие под ногами артефакты превратились в черную россыпь - внутри которой местами, кое-где, посверкивали тревожные алые вспышки.
        Изменился и Далий, не сильно, но заметно. Уши напарника заострились, разрез глаз удлинился едва ли не до висков; кожа приобрела дивный серебристый оттенок. Все это было хорошо видно в свете лежавшего на плече Далия посоха, почему-то мерцающего как подсевшая самосветная лампа.
        - Черт побери, что стряслось?! - торопливо шагая к Далию, воскликнул Марвин. - Ладно зал, но с тобой-то чего? И с посохом?
        Однако Далий не ответил. Неподвижный как изваяние, он продолжал смотреть в одну точку - туда, где недавно барахтался Марвин.
        - Браво! Брависсимо! - Из-за ближней к Далию колонны, одобрительно похлопывая в ладоши, вышел невысокий человек в строгом костюме-тройке. Подошел к краю артефактного поля и остановился рядом с окаменевшим Далием - сложив руки на груди, по-хозяйски уверенный.
        Света посоха хватало, чтобы разглядеть пришельца: черное лицо, черная обширная лысина и черные же кисти рук не оставляли сомнения, что перед Марвином самый настоящий эфиопий, негор из дальних южных стран. О негорах Марвин слышал, но видеть их не приходилось, разве что на пачках с молотым кофе. Здешний эфиопий был в возрасте, с обрамляющей лысину курчавой шевелюрой и снежно-белой шкиперской бородкой. На носу негора поблескивало пенсне, меж отворотов пиджака переливался золотом узнаваемый галстук-бабочка.
        - Шеф? - остановившись, полувопросительно сказал Марвин. - Это вы?
        - Я, - согласился негор знакомым Марвину голосом. - Раньше ты видел меня как-то иначе, да?
        - Да. - Марвин сглотнул, во рту внезапно пересохло. - Ну, вы тогда…
        - Молчи! - строго прикрикнул на него шеф. - Ни в коем случае не говори ни мне, ни кому-либо другому, как мы выглядим на самом деле. Я категорически запрещаю!
        - По… почему? - Голос у Марвина сел.
        - Потому что каждый здесь видит остальных, мнэ-э, как себе подобных. - Негор достал из кармана пиджака трубку с коротким чубуком, спички, закурил, отгоняя ладонью дым: трубка была заранее набита табаком. - Для спокойствия коллектива, для нормального выполнения задач. Во избежание проблем, понятно?
        Марвин кивнул, хотя слова шефа доходили до него с трудом.
        - Магия особняка, - буркнул шеф. - Нарочное расовое равенство, о котором знаю только я. А вот это чародейство, - он похлопал Далия по твердому плечу, - уже мое. Чтобы мы могли поговорить без свидетелей. У меня тоже есть действующие амулеты, особые.
        - Минуточку, - бесцветно сказал Марвин, массируя лоб пальцами. Его недавние размышления вдруг оказались в корне неверны, и вся созданная им логическая конструкция только что рухнула, не оставив камня на камне. Но почему? Отчего все вокруг стало иным? Мелькнувшие перед глазами желтые костяшки натолкнули Марвина на спасительную мысль. - Как я понимаю, на меня влияет эта штуковина? - Он показал шефу охваченную браслетом руку.
        - Молодец, быстро догадался, - похвалил негор. - Похоже, я в тебе не ошибся. Далеко пойдешь!
        - Тогда требую объяснений. - Марвин начал приходить в себя.
        - Изволь. - Шеф выпустил струйку дыма уголком рта. - В кучу артефактов, что у тебя под ногами, был заранее подброшен браслет истинного видения. Вчера. Мной лично, если ты заподозрил Рипли. - Он снял пенсне, сунул его в нагрудный карман пиджака. - Девочка вообще тут ни при чем, но я с ней побеседую. Чтобы не бегала куда не надо.
        - Что за браслет? - заинтересовался Марвин. - Какие у него свойства?
        - Он из тайного хранилища, - любезно пояснил шеф. - О котором Далий не знает, не положено ему. Первая ступень как-никак.
        - А мне, значит, положено? - насторожился Марвин, но шеф продолжил рассказ, будто не услышав реплики:
        - Мало того что ты нашел браслет - случайно, как тебе кажется, - он к тому же сразу признал тебя. Я очень на это надеялся, и, к счастью, не зря! В особняке уже несколько лет не было видящего, а в нашем деле он крайне необходим. Позарез. - Негор умолк, раскуривая погасшую трубку.
        Марвин терпеливо ждал, стоя на месте, - подойти ближе он как-то не сообразил.
        - Вручить браслет для проверки я не мог. Вы должны были сами найти друг друга, такое у него ключевое условие для активации… Активированный браслет позволяет видеть скрытые, жизненно важные для особняка проходы и технические помещения. А заодно помогает определить источники чужой активной магии. - Шеф посмотрел на Марвина, ожидая какой-либо реакции, но тот продолжал слушать, ничем не выказывая своих чувств. - Поэтому его владелец может проходить, мнэ-э, скажем так, в незапротоколированные места особняка. В те, куда даже мне хода нет.
        - Зачем? - коротко спросил Марвин.
        - Зачем входить? - понял его шеф. - По разным причинам и для разных надобностей. Например, для аварийного ремонта. Или для спасательных работ. Или для иных, не менее важных дел. - Негор выстучал о каблук окончательно погасшую трубку, сунул ее в карман пиджака. - И самое главное, владелец браслета может провести с собой в те места одного-двух спутников, к примеру нужного специалиста или помощника. Короче говоря - видящий, он же проводник, жизненно необходим «Обители черного дракона». А потому твой уровень, стажер Марвин, с сегодняшнего дня поднимается на третью ступень посвящения. Замечательный карьерный прорыв! Особенно если учесть, что Далий целый год на первой. Прими мои поздравления.
        - Шеф, а что случилось с предыдущим проводником? - Марвин с сомнением глянул на браслет. - Кстати, чуть не забыл: артефакт что-нибудь еще делает? В смысле боевое. Или защитное.
        - Прежний видящий не оправдал нашего доверия, - холодно ответил негор. - Что же до прочих свойств браслета, то это не в моей компетенции. Но, насколько я знаю из записей, какие-то дополнительные возможности у него имеются. Изучай, разбирайся… Кстати, Далий остается с тобой, без него пока не обойтись.
        - Тогда Далия тоже надо повысить, - твердо заявил Марвин. - Мне, как я понимаю, придется во всякие запретные места ходить. А если там смерть-лампы, не пропускающие работников первой ступени? Или какие другие ловушки.
        - Логично, - подумав, согласился шеф. - Утверждаю. Поднимаю статус твоего напарника на вторую ступень, с него достаточно. Вечером зайдете в зал собраний, проведем официальную регистрацию допуска. - С этими словами негор шагнул в межколонный полумрак и растворился в нем.
        Одновременно с тем ожил Далий.
        - Ну дает! - смеясь, воскликнул он, продолжая глядеть туда, где когда-то находился Марвин. Но, обнаружив товарища вблизи, осекся. - Ты как это сделал? - удивленно спросил Далий. - Только что был там, а сейчас уже здесь. Натурально фокусник, понимаешь. Иллюзионист.
        - Шеф заходил, - сказал Марвин. - Поднял мой статус до третьей ступени, а твой до второй. Правда, заморозил тебя на несколько минут, хотел поговорить без свидетелей.
        - С чего это он сегодня такой добрый? - озаботился Далий; сообщение о «заморозке» его не удивило и не испугало. Похоже, с ним уже не раз проделывали подобное.
        - С того. - Марвин продемонстрировал обновку, сунув браслет под нос напарнику. Мол, на, любуйся.
        Далий, восторженно цокая языком, осмотрел древнюю вещицу, потрогал дракона мизинцем и с воплем отдернул руку: по-видимому, артефакт категорически не признавал посторонних. Марвин торопливо снял браслет, сунул в карман куртки - не хватало еще искалечить ни в чем не повинного человека! Да, с находкой нужно быть поосторожнее. Хотя бы до тех пор, пока не выяснятся все ее свойства.
        В тот же миг окружающая действительность вернулась к своему первоначальному, обманно-маскировочному варианту. «Впрочем, оно и к лучшему, - одобрительно подумал Марвин, который никак не мог привыкнуть к новому облику Далия. - И вообще, надо пореже надевать браслет видения, - решил он, - только по необходимости. Иначе запутаюсь в реальностях, а там и до сумасшествия рукой подать. Если, конечно, уже не началось».
        Вспомнив о разговоре с шефом - и на всякий случай понизив голос, вдруг негор прячется где-то неподалеку, - Марвин как бы между прочим поинтересовался:
        - Слушай, а ты не в курсе, что случилось с вашим бывшим видящим?
        - Понятия не имею, о чем речь, - лизнув обожженный палец, равнодушно ответил Далий. - Ты лучше расскажи, откуда у тебя браслет и для чего он нужен. Наверняка в этом деле замешан шеф, недаром примчался сюда как ошпаренный!
        - Расскажу, - пообещал Марвин, - только позже. Пошли отсюда, нечего нам здесь больше делать.
        - Ты уверен? - Далий вопросительно поднял брови.
        - Куда уж уверенней. - Марвин похлопал себя по карману. - Как говорится, дело сделано, пора пить шампанское.
        - Шампанское, - встрепенулся Далий, - а ведь верно! У нас же сегодня типа праздник, повышение в звании! Если посчитать по воинско-полицейскому табелю, то, значит, мы были рядовыми, а теперь… э-э-э… ты вроде унтер-офицера, а я штабс-ефрейтора. Ну, где-то так, наподобие. Тогда, - он начал спешно оглядываться, - нам туда! - Далий указал посохом в другую сторону, не в ту, откуда они пришли к проплешине с амулетами.
        - И что там? - Марвину было все равно, он лишь для порядка спросил. - Тот самый лифт с баром?
        - Нет, не лифт, но тоже хорошо, - загадочно улыбнулся Далий. - Мне Гибарян когда-то показал. Правда, расположено далековато, придется погулять, но оно того стоит.
        - Гибарян, это который носатый? - догадался Марвин.
        - Он самый, - кивнул Далий. - Инспектор-аналитик, предсказатель нештатных ситуаций. Почти ясновидящий, ага. Шеф разрешает ему пить только во время работы, для расторможения подсознания. Для куража, в общем. Потому Гибарян очень любит свою работу. - Он бодро зашагал в обход проплешины.
        - Трудоголик, экий молодец, - идя следом, с пониманием отозвался Марвин. - А все же, что у тебя припасено?
        - Хрустальный бассейн с неиссякаемым фонтаном шампанского, - не оборачиваясь, сказал Далий. - С подсветкой дна… Феномен природы! В смысле непонятный взбрык особняка. При желании можно искупаться, места хватает.
        - Обалдеть, - с чувством произнес Марвин. - Какой шикарный декаданс! - Мне начинает нравиться моя работа, - сказал он чуть погодя. - Честно.
        И это было правдой.
        ГЛАВА 3
        Кабинет шефа располагался на том же этаже, где и зал собраний.
        Недлинный коридор, ведущий к кабинету, был облицован черными мраморными плитами с утопленными в потолок редкими фонарями. Отделка напоминала городской колумбарий, где за каждой плитой-дверцей хранится урна с прахом какого-нибудь почтенного жителя. Гнетущее впечатление дополняло ощущение странной внутренней зябкости, охватившее Марвина еще при входе в коридор.
        Шагов через десять проход заканчивался тупиком, самодельной кирпичной стеной. Что скрывалось за ней, почему и для каких целей она была поставлена - Марвин не знал. По правде говоря, он вообще впервые видел в особняке рукотворную преграду: здесь, конечно, хватало всяких опасных мест, Далий на экскурсии водил, но даже там никто не озаботился не то что стену выстроить, но хотя бы повесить предупредительный плакат. Или написать на полу краской: «Стой! Опасная зона!» Поэтому кирпичная стена - бурая, с рядами неровной кладки, заляпанная цементом - выглядела на редкость неуместно и на редкость интригующе. Хотелось немедленно пробить в ней дыру и посмотреть: а что там, за преградой? Марвин вспомнил поговорку про кошку, которую сгубило любопытство, и решил обойтись без ненужного расследования. Тем более не руками же ломать.
        Дверь находилась справа, в конце коридорного аппендикса, такая же черная и блестящая, как облицовка. По незнанию ее можно было попросту не заметить и пройти мимо - если бы, конечно, не стена. Единственное, что выделяло вход в кабинет среди полированных плит, была серебряная ручка-грибок с выпуклым силуэтом дракона.
        Марвин оглядел себя, на всякий случай отряхнул брюки на коленях, одернул куртку, затем деликатно постучал в дверь - судя по звуку, она была не мраморная, а пластиковая. Не дождавшись ответа, Марвин вошел в кабинет.
        В кабинете шефа Марвин был впервые, не удостаивался он еще подобной чести. Всю прошедшую неделю Марвин целыми днями бродил вместе с Далием по многочисленным этажам-уровням, знакомясь с местными достопримечательностями - где интересными, где скучными, а где пугающими. Шеф напарников не беспокоил, предупредив, что дает время для ознакомления стажера с особняком. Но чтобы ровно через семь дней господин видящий явился к нему на прием с отчетом: как понял Марвин, шефа в первую очередь интересовали недокументированные проходы в тайную глубь особняка. А во вторую (или третью, сотую или тысяча пятьсот седьмую) мнение новичка о происходящем. О его жизни в «Обители черного дракона».
        Никаких специальных проходов Марвин за эти дни не заметил. Хотя, по правде говоря, он их особо и не искал - всему свое время. Стажерская практика тем и отличается от постоянной работы, что никто никому ничем не обязан: ходи, смотри, запоминай. Учись. А уж после, когда пойдут прямые указания, тогда и действуй.
        Кабинет мало походил на служебное помещение. Вернее, был совсем не похож на место, где принимаются ответственные решения, - увидь Марвин подобный зал в своей прежней жизни, он бы однозначно поостерегся знакомиться с его хозяином. Мало ли какие тараканы у человека в голове!
        На дощатых, яично-желтых стенах темнели маски цвета запекшейся крови, волосатые, с торчащими из ртов клыками. Клыки, похоже, были настоящие, но слишком уж длинные и острые для человеческих. Между масками там и тут висели копья с каменными наконечниками; в дальнем углу кабинета, под скрещенными на стене пальмовыми ветвями, высился туземный горшок-барабан с оставленной на нем колотушкой.
        Но особенно впечатляющей оказалась статуя из черного дерева, расположенная в другом углу: выполненная в полный рост, она изображала застывшего по стойке «смирно» древнего негора в боевом облачении. То есть с ожерельем из зубов убитых врагов, в травяной юбке и с зажатой в руке увесистой дубинкой. Вид у статуи был недовольный, скучающий; казалось, она вот-вот сойдет с места и устроит небольшое кабинетное побоище - не со зла, а просто чтобы развеять свою вековую грусть-тоску.
        Негор был густо изрисован охряными символами, наверняка магическими; кое-где на черной поверхности статуи выступали ржавые шляпки гвоздей, вбитых явно с какой-то определенной целью. Тут-то Марвин и вспомнил о таинственной магии эфиопиев, которая - по слухам - могла давать власть над любым человеком. А главным в том колдовстве было истинное, данное при рождении имя жертвы.
        Теперь Марвину стало понятно упорное нежелание шефа представляться по имени-отчеству: пусть в особняке и не было других негоров, знакомых с эфиопийской магией, но где гарантия, что они не появятся в будущем?
        По левую сторону кабинета, возле завешенного бамбуковой шторой входа в соседнюю комнату, находился стол шефа - массивный, с затянутой зеленым сукном столешницей. На сукне кое-где виднелись чернильные пятна и прожженные табаком дырочки; в глиняной пепельнице, словно крохотный вулкан, дымилась оставленная без присмотра трубка. Значит, ее владелец был где-то неподалеку.
        Марвин деликатно кашлянул.
        Штора с легким постукиванием раздвинулась: кивнув посетителю, шеф прошел к столу и по-начальственному солидно, не торопясь, устроился в стоявшем за ним кресле. Сегодня Марвин не надевал браслет, потому шеф выглядел привычно, без эфиопийской экзотики - обычный старичок-академик с излишне пижонским галстуком.
        Марвин поискал взглядом, куда бы присесть. Ничего не обнаружив, он остался стоять - демонстративно сложив руки за спиной и выпятив подбородок. Точь-в-точь как нерадивый подчиненный на выволочке у директора.
        - Хватит обиженного изображать, здесь тебе не лицедейский театр, - строго сказал шеф. - Табурет под столом, можешь взять. Садись, беседовать будем.
        Марвин угукнул, вытащил табурет и уселся с чинным видом. Все ж начальство, зачем попусту дразнить.
        - Как дела? - раскуривая трубку, поинтересовался шеф.
        - Нормально, - бодро ответил Марвин. - Хожу, изучаю. Смотрю.
        - Ну и? - Шеф вопросительно поднял брови.
        - Пока ничего секретного не нашел. - Марвин развел руками. - Шеф, может, я не там, где надо, хожу? Может, у вас есть план особняка, я бы сравнил его с моими маршрутами.
        - Нету, - быстро ответил шеф. - И не было.
        - Понятно, - разочарованно протянул Марвин. Судя по реакции начальника, план был, но шеф не собирался знакомить новичка с разведанными местами. Пока не собирался. - Возможно, я как-то неправильно использую артефакт? - Марвин вынул из кармана браслет, положил на стол. Ткнул ногтем в прозрачный камешек глаза дракона. - Скажем, вот это для чего? Для красоты, что ли? Сомневаюсь.
        Шеф без интереса посмотрел на бижутерию, перевел взгляд на Марвина, пожал плечами:
        - Откуда мне знать. Это ты должен с ним разобраться. Проявляй творческую инициативу, в конце концов! Я за тебя твою работу делать не стану.
        - Тогда попробую задать вопрос иначе. - Марвин убрал браслет на место. - Вы как-то говорили, что здесь раньше был видящий - ну, тот, что не оправдал вашего доверия. А еще упоминали некие записи, где говорится о свойствах браслета. Хотелось бы, знаете, поподробнее - и о видящем, и о записях.
        Шеф положил трубку в пепельницу, задумался, постукивая ладонями по столу. После молча открыл ящик стола, вынул оттуда тетрадь в картонной обложке, кинул ее через стол собеседнику. - На, сам посмотри. Собственно, это все, что осталось по браслету.
        Марвин взял тетрадь и, не обращая внимания на шефа, принялся листать исписанные карандашом страницы.
        Заполненных страниц оказалось немного, где-то с десяток, да и те лишь в начале. Середина тетради была вырвана самым безжалостным образом, под корешок, с остаточными полосками бумажных лохмотьев - далее шли два-три чистых листа, более ничего. Марвин вопросительно глянул на шефа, тот мрачно ответил:
        - Прежний видящий постарался. Сошел с ума, уничтожил записи и подался в бега. Хорошо, что мы вовремя заметили его состояние, успели отобрать браслет. А за тетрадью недоследили, увы.
        - Как - в бега? - не понял Марвин. - В смысле до сих пор прячется где-то в особняке?
        - Вряд ли. - Шеф сердито выбил горелый табак в пепельницу. - Возьмешь тетрадь с собой, ознакомишься, после вернешь мне. Сейчас я хотел бы побеседовать с тобой кое о чем другом.
        - Нет-нет, погодите, - заволновался Марвин, - как это «вряд ли»! Где уверенность в том, что сумасшедший до сих пор не бродит по особняку с ножом или ломиком… Выжить здесь, как я убедился, можно, с голоду не умрешь, только нужные места знать надо. А этот псих наверняка их знает!
        - Не суетись, - повысил голос шеф. - Молодой, прыткий: ай-ай, все пропало, что делать и кто виноват. - Он насмешливо фыркнул, чуть не уронив пенсне. Дождавшись, когда Марвин успокоится, продолжил: - Значит, так. Ты на третьей ступени посвящения, потому можешь знать кое-что из, мнэ-э, закрытых сведений. Тех, которые для служебного пользования. - Шеф сделал театральную паузу; Марвин охотно подыграл ему, изобразив растерянность и изумление. Шеф остался доволен.
        - Ты сам видел зал фильтрации, где оседают всякие колдовские вещицы. К сожалению, некоторые из них проскакивают отстойник-ловушку и оказываются потом в самых неожиданных местах особняка. - Шеф задумчиво поднял взгляд к потолку, будто именно там находились неотфильтрованные как надо предметы. - В зале действует система глушения, особый потолочный узор, не позволяющий артефактам самостоятельно активироваться. Если же они оказываются вне зоны работы глушителя, тем более в недоступных для нас местах, то могут возникнуть проблемы. Которые ты и должен пресекать, отыскивая миновавшие отстойник артефакты. Само собой, вместе с твоим напарником. - Шеф оторвался от рассматривания потолка. - Впрочем, это бывает редко. Далее…
        - Что, есть и «далее»? - не утерпел Марвин. - Куда уж больше!
        - Далее - это означает продолжение инструктажа, - невозмутимо сказал шеф. - Хотя есть и «куда больше», ты прав. Но всему свое время. Насчет спятившего видящего: если бы он находился в особняке, я бы об этом знал. Точно так же как я знаю о проскочивших ловушку предметах, на то имеется специальная сигнализация. Которая сообщает мне, лично, о нештатных ситуациях. А дальше я принимаю решение, что делать. И кто, хе-хе, виноват.
        - Сигнализация, конечно, - кивнул Марвин. - Но все же, как быть со свихнувшимся видящим?
        - А никак. - Шеф посмотрел на собеседника долгим, ничего не выражающим взглядом; Марвину внезапно стало неуютно. - Надеюсь, этого достаточно?
        - Достаточно, - неохотно согласился Марвин. - Тогда я пойду, ладно? Тетрадь почитаю, опять же с браслетом поработаю. Как вы рекомендовали - творчески, с инициативой.
        - Слишком не увлекайся, - буркнул шеф, - мне вовсе не нужно повторение истории с твоим предшественником. И еще. - Он поднял ладонь, останавливая собравшегося встать Марвина. - Запомни, в вашем рабочем тандеме ты - старший. Не позволяй Далию собой манипулировать, он у нас отъявленный бездельник, любую работу сведет к пустым развлечениям. Грот хрустального фонтана, радужная дрожка, приют эха, бриллиантовый дождь и прочее - это, конечно, славно, но только не во вред делу. Ни в коем разе.
        - Да мы вроде бы не очень… - пробормотал Марвин, лихорадочно соображая, где и как они могли проколоться. Неужели сработала окаянная сигнализация? Черт побери, никакой личной жизни.
        - Сигнализация здесь ни при чем, - едва заметно улыбнулся шеф, с удовольствием глядя на нервничающего подчиненного.
        - У меня что, на лбу написано? - поинтересовался Марвин. - Или вы из этих, из прирожденных фокусников-телепатов? Которые мысли на расстоянии читают.
        - Я давно живу в особняке. - Шеф снял пенсне, протер платком стеклышки. - Слишком давно. Мне ли не знать места развлечений! Пусть не все, но основные. Куда и сам когда-то хаживал. Когда был на нижних ступенях посвящения.
        - Кстати, - встрепенулся Марвин, - а сколько их всего, ступеней-то? Я без подвоха, только чтобы знать. - Он осекся, решив, что зашел с расспросами слишком далеко.
        Однако шеф не рассердился, даже напротив, добродушно рассмеялся, чем окончательно смутил Марвина.
        - Не переживай. - Он сунул пенсне в нагрудный карман. - Ты сейчас напомнил мне меня самого, такого же молодого, энергичного. Такого же неопытного. С точно таким же вопросом к предыдущему главе обители… Короче, по официальному реестру существует семь ступеней. Есть к чему стремиться, не правда ли?
        - А вы на какой? - полюбопытствовал Марвин. Ляпнул не подумав, хотя ответ был очевиден, напрашивался сам собой. Действительно, разве могли быть варианты?
        - На шестой, - помолчав, сухо ответил шеф. - И закроем тему. После обеда пришлешь ко мне Далия, я дам адреса участков, которые надо проверить. Подозреваю, там находится какой-то миновавший ловушку артефакт, был вчера сигнал. Заодно получит необходимое для транспортировки техническое снаряжение. - Он с сосредоточенным видом принялся набивать трубку, давая знать об окончании беседы.
        Марвин, забыв от растерянности попрощаться, вышел из кабинета. Ситуация становилась все более любопытной и непонятной, было над чем поломать голову.
        Во-первых, исчезнувший видящий. Почему он сошел с ума, из-за чего? И куда подевался, если шеф настаивает на том, что его в особняке нет? Если, предположим, видящий умер или погиб, тогда должно остаться тело. О котором шеф обязательно бы знал, сигнализация сообщила бы. Но, похоже, тела нет.
        Вполне возможно, что видящий обезумел из-за браслета - тогда Марвину и впредь надо быть осторожным с этим непростым артефактом!
        Он нащупал в кармане браслет, однако надевать не стал, не было необходимости. Прикосновение к костяшкам натолкнуло Марвина на неожиданную идею: а вдруг видящий от долгого ношения браслета приобрел его колдовские свойства? Пусть немного, чуть-чуть, но достаточно, чтобы уйти без артефакта в неконтролируемую часть особняка… А то и вовсе из него выйти, потому-то сигнализация до сих пор не может обнаружить исчезнувшего безумца. Или его тело.
        Во-вторых, семь карьерных ступеней «Обители черного дракона», где шеф-негор на шестой, вовсе не главной. Но кто же тогда находится на верхней, кто руководит всеми, включая шефа? И какие у этого неизвестного полномочия? Тут у Марвина не было предположений, слишком мало информации, практически никакой. Гадать попусту он не любил, потому задвинул трудный вопрос в дальний закоулок сознания: когда появятся нужные сведения, тогда к нему и вернется.
        Марвин прошел через зал собраний, хотел было зайти в буфет, но передумал, решив, что там не самое лучшее место для ознакомления с тетрадью. Он свернул в коридор, ведущий к его номеру - соседнему с номером Далия.
        Далий предложил Марвину жить совместно, мол, вдвоем веселее, однако тот удрал из роскошных комнат напарника уже на четвертый день. Терпеть Далия в больших дозах было невозможно, слишком он был кипучим и изобретательным, особенно насчет развлечений. Мог разбудить среди ночи для того, чтобы немедленно, срочно прогуляться куда-нибудь, хоть на радужную дрожку, хоть в зал ледяных сюрпризов. Марвин понимал, что Далию отчаянно скучно в особняке, но ничем ему помочь не мог; в конце концов, у Марвина был свой взгляд на жизнь и несколько иной, чем у напарника, темперамент. Да и по ночам он привык спать, а не бродить в состоянии заторможенного зомби по неинтересным ему местам: бывшая суетная работа приучила Марвина ценить время отдыха.
        Потому после очередного подъема в неурочный час Марвин послал Далия куда подальше, забрал свои вещи и, полусонный, ввалился в соседний номер. Насколько запомнилось Марвину, там было пусто и гулко, как в новостройке, никакой мебели, только широкая кровать с голым пружинным матрасом и подушкой-валиком. Что ничуть не расстроило засыпающего на ходу постояльца: Марвин рухнул на кровать в обнимку с ворохом одежды. А утром обнаружил себя на свежей простыне, укрытым мягким пледом. Однако это было не все - сам номер преобразился, став не безликой коробкой, а вполне обжитым помещением. Причем во вкусе Марвина: если бы он когда-нибудь купил себе жилье и оформил его по собственному усмотрению, то оно выглядело бы именно так. Или почти так.
        В отличие от роскошных апартаментов Далия номер выглядел чересчур старомодно и аскетически, но, как ни странно, очень уютно - для Марвина, разумеется. Две комнаты, гостиная и спальня, уставленные старинной мебелью с множеством всяких антресолей-полочек-ящичков; тканые гобелены, напольные часы с боем, потолочные лампы с матерчатыми абажурами. И конечно же ванная комната, просторная, но без эстетских излишеств.
        Стоит ли говорить, что разбросанная одежда Марвина уже висела в шкафу, чистая, выглаженная. Вместе с другими невесть откуда взявшимися носильными вещами - новыми, с иголочки.
        Обходя изменившийся номер, знакомясь с обстановкой и изучая лежащее в шкафах, Марвин неожиданно почувствовал, что он - дома. И что ему совсем не хочется переезжать отсюда в какое-либо другое место, будь оно хоть в десять раз шикарнее жилища Далия. Ведь дело вовсе не в роскоши, а в том, насколько они гармонируют, дом и его владелец.
        Здесь попадание было в точку.
        Марвин потом не раз обдумывал случившееся и наконец пришел к выводу, что особняк умеет проникать в душу постояльца, в его неосознанные мечты и осуществлять их. Не все, но хотя бы те, которые помогали чувствовать себя комфортно - опять же для нормальной работоспособности. Своего рода плата за труд. А еще Марвин предположил, что особняк, возможно, следит и за здоровьем своих работников, вовремя излечивая их от любых заболеваний - по сути, несложная задача для столь мощной магосистемы.
        Он поделился своей идеей с Далием, который в ответ молча закатал рукав куртки, показав Марвину длинный шрам на верхней части предплечья. А после сказал, что рана заживала долго, самым обычным образом, и что в случае болезни Марвину надо обращаться к Жанне. Она хоть и стерва, но из-за своего всезнайства вполне может заменить любого врача, хоть дерматолога, хоть хирурга. Да хоть патологоанатома, с нее станется по вредности характера!
        Откуда у него шрам, Далий рассказывать не захотел, а Марвин не стал расспрашивать. Мало ли у кого какие личные секреты.
        Марвин сел за письменный стол, включил настольную лампу с плюшевым абажуром, положил тетрадь в круг света и принялся читать. Но чем больше он вникал в написанное, тем понятнее становилось, что тетрадь вряд ли поможет разобраться в свойствах браслета.
        Сохранившиеся листы были исписаны карандашом, неряшливо-размашистым почерком. Скупо, без каких-либо пояснений - собственно, это был список отысканных артефактов, своего рода отчет о проделанной работе. Лишь кое-где встречались непонятные сноски, относящиеся то ли к браслету, то ли к найденным предметам. Что-то вроде: «взял без красного сигнала», «ходил в зеленом направлении», «был замечен в желтом радиусе» и другие столь же загадочные цветовые упоминания. Пожалуй, самое интересное осталось на исчезнувших листах, но отыскать их было нереально. Хотя…
        Марвин подставил тетрадь под лампу и внимательно осмотрел идущие после лохмотьев чистые страницы: на первой темнели едва различимые черточки-вмятины, продавленные твердым грифелем. Ладно, решил Марвин, какой-никакой, но все же вариант. Можно попробовать узнать, что было написано на последнем вырванном листе. Он достал из ящика стола карандаш, поскреб ножом грифель и осторожно растер черную пудру по странице. Проявившийся текст - небольшой, на треть листа - был написан той же рукой, что и предыдущие заметки. Пляшущие буквы складывались в расползающиеся вверх и вниз слова, запись делалась явно впопыхах. Или в неадекватном состоянии.
        - …наглое вранье, - вглядываясь в рваные строчки, по слогам начал читать Марвин. - Они хотят сослать меня в комнату… ну и почерк… В карцер иллюзий, как утратившего доверие. Проклятый… э-э-э… проклятый негор Годлумтакати забрал браслет и изводит меня своим колдовским истуканом… так-так, дальше… Нет сил терпеть! Попробую уйти по стокам в какой-нибудь из обслуживаемых миров. Надеюсь, я не окажусь после очередной смерти снова в этом гадюшнике… э-э-э… и пропади оно пропадом.
        Марвин захлопнул тетрадь, положил ее на стол. Задумался, невидяще глядя на абажур и постукивая пальцами по картонной обложке. Вновь открыл тетрадь, вырвал испачканный графитом лист, затем отыскал в шкафу ароматические свечи с комплектной коробкой спичек. Держа листок за угол, Марвин сжег его над унитазом, спустил воду и несколько раз вымыл руки с мылом, пока на них не осталось никакого следа от грифельной пудры.
        Шеф ни в коем случае не должен был догадаться, что новый видящий знает о судьбе своего предшественника. И уж тем более, что Марвину известно истинное имя негора: Далий, помнится, говорил про умение шефа устроить сердечный приступ неугодному ему человеку. Да и статуя в кабинете тоже наводила на некоторые размышления, особенно после прочтения записи.
        Кто вырвал листы - сбежавший видящий или шеф, Марвина не интересовало. Хотя, скорее всего, видящий. Чтобы не оставить ниточку, по которой его можно выследить, пусть через годы, когда в особняке появится новый владелец браслета.
        - Выход в обслуживаемые миры, надо же, - вытирая руки полотенцем, мрачно сказал Марвин. - Хм, «очередная смерть» это в каком смысле? И кто такие - «они»? Шеф и Жанна? Или кто-то еще? - Ответа он конечно же не получил, некому было отвечать.
        Марвин вернулся в комнату, глянул на часы - близилось обеденное время, - взял тетрадь и отправился в буфет, ждать Далия. Заходить к нему в номер смысла не имело, наверняка его там нет, шляется где-нибудь. Или спит после ночной прогулки. Но обед Далий не пропустит в любом случае: как говорится, война войной, а кормежка по расписанию.
        Есть Марвину не хотелось, потому он взял из раздаточного шкафа пакет апельсинового сока и, поколебавшись, бутерброд с сыром. Устроившись за столом, Марвин открыл тетрадь; прихлебывая сок через трубочку, он начал вновь просматривать записи - вдруг что-то пропустил? Но взгляд впустую скользил по строчкам - мыслями Марвин был далеко.
        Далий ввалился в буфет в обнимку с Гибаряном. Роняя на пути стулья, они доплелись до стола, соседнего со столом Марвина, где Далий, устав тащить носатого аналитика, попросту уронил его на пол. В зале запахло то ли вином, то ли ликером, но однозначно спиртным. Марвин уставился на напарника, ожидая, что и тот сейчас рухнет возле Гибаряна - как выполнивший до конца свой боевой долг солдат. Который вынес смертельно раненного товарища с поля бесконечной битвы здравого смысла с простыми житейскими радостями. Однако Далий вовсе не собирался отдыхать: оттащив аналитика подальше от прохода, напарник с возгласом: «Жрать давай!» - кинулся первым делом к шкафу-стеллажу, а уже после, набрав сколько можно тарелок, плюхнулся за стол к Марвину. И немедленно начал «жрать давать», забыв даже поздороваться со своим начальником.
        Марвин молча наблюдал, как Далий ест - шумно, урча как голодный кот, треща куриными косточками и громко глотая томатный сок из горлышка пакета. Казалось, что Далий не ел как минимум день, а то и больше. Марвин подождал несколько минут, все равно ведь не ответит, а после деликатно поинтересовался:
        - Где тебя черти носили, а? Почему Гибарян в доску? И куда делся твой посох, человече? Ты же с ним никогда не расстаешься.
        Далий сделал страшные глаза, мотнул головой куда-то в сторону и, прожевав, ответил:
        - Типа случилась нештатная ситуация. Шеф поручил Гибаряну срочную работу, тот и надорвался, слишком трудными оказались расчеты. Я его случайно обнаружил, в гроте хрустального фонтана. Шел с дрожки, дай, думаю, загляну на пару глотков, а там нате вам, подарочек лежит. Над проблемой медитирует, хе-хе.
        - Зачем тогда притащил? - заинтересовался Марвин. - Дал бы отлежаться, он бы и сам вернулся.
        - Дал, - кивнул напарник. - Что я, не понимаю? Тут вот какое дело - мы в гроте почти сутки просидели, представляешь? Выход есть, но пройти через него никак… Поверь, шампанское не самая лучшая еда, хотя раньше я считал иначе. Месяц к этой дряни притрагиваться не буду. А Гибарян вообще из алкогольной комы не выходил: проснется, напьется и дальше спит. Дорвался, мерзавец. Аналитик, что с него взять! - Далий вытер губы ладонью. - А посох я в гроте оставил, ничего с ним не сделается.
        - Какие сутки? - насторожился Марвин. - Мы вчера с тобой виделись, я предупреждал, что с утра пойду к шефу. Час тому назад от него вернулся, вот, сижу читаю инструкцию по браслету. - Он приподнял и положил на место тетрадь.
        - Врешь, - убежденно сказал Далий. - Зачем? - И зевнул, от души, до выступивших слез.
        - Не вру. - Марвин допил сок, пододвинул несъеденный бутерброд к напарнику. - Бери, тебе нужнее. Ты знаешь, - оживился он, - шеф сообщил, что недавно какой-то артефакт мимо отстойника проскочил. Хотел, чтобы ты у него адреса подозрительных участков взял, ну да теперь не надо, понятно, где вещица осела. Я сам схожу посмотрю. Какой от тебя сейчас толк. - Марвин встал, сунул под нос Далию тетрадь. - Иди-ка ты спать. Когда проснешься, передай шефу.
        - Угу, - сонно промычал Далий. - Я сейчас, я только на минутку. - Он положил голову на тетрадь. - Подремлю и пойду за посохом… ты его не бери, я сам.
        - Договорились, - ответил Марвин и вышел из буфета.
        Грот хрустального фонтана находился в тупиковом ответвлении одного из коридоров. Облицованный камнем, сырой и замшелый, коридор напоминал тюремное подземелье с вечно горящими на стенах факелами. Не покажи Далий проход к фонтану, Марвин никогда бы не догадался заглянуть в темный аппендикс. А зря, потому что в гроте было на что посмотреть! Ну и конечно же выпить, для того он и существовал, по мнению мудрого аналитика Гибаряна.
        Дорога к фонтану была долгой - если, конечно, идти обычным путем, через громадный зал-ловушку. Однако Далий ухитрился отыскать короткий, обходной, о котором не знал даже Гибарян: иногда напарник проявлял удивительную находчивость. Особенно когда ему не хотелось лишний раз утруждаться.
        Марвин вошел в грот и остановился, с подозрением осматривая сумрачное помещение. Торопиться не стоило - если утерянный артефакт здесь, то он никуда не денется. Необдуманная спешка все равно ни к чему хорошему не приведет и того гляди заставит артефакт сработать вновь. Сидеть в гроте, как Далий с Гибаряном, Марвину не хотелось. Тем более что он не любил шампанское.
        Грот напоминал естественную пещеру - высокую, просторную, с неровными черными стенами и белым песчаным полом. Каких-либо фонарей в гроте не было, их с лихвой замещал небольшой прямоугольный бассейн у дальней стены. Выполненный из хрусталя (или, может, из кварца, Марвина не интересовали технологические подробности), он светился слабым голубоватым свечением, придавая пещере вид стильно декорированного ресторана. Не хватало только столиков со снующими между ними официантами.
        Из стены над бассейном выступали полукруглые, тоже прозрачные чаши: расположенные пирамидой, они и были тем самым «хрустальным фонтаном». Из верхней безостановочно текло шампанское, сливаясь тонкими струйками в две чаши пониже, а из тех двух - в три следующих… Нижний ряд из пяти чаш почти касался мелко пузырящейся глади: подсвеченное голубым шампанское в бассейне напоминало колдовское варево в стадии приготовления. Впрочем, на вкус оно было неплохое, только излишне сладкое - по мнению Марвина.
        В гроте было тихо, лишь побулькивали стекающие в бассейн струйки и шипело потревоженное шампанское. А еще, на грани слышимости, раздавалось непонятное мерное позвякивание.
        Возле бассейна валялся брошенный Далием посох ифрита. Марвин, предвидя результат, подошел к боевому жезлу, присел и прислушался: да, это действительно звучал посох, предупреждая о какой-то близкой опасности. Вздохнув, Марвин встал, достал из кармана браслет и без желания надел его на левую руку. В тот же миг грот преобразился.
        В прошлый раз, когда Марвин был тут, он не пользовался браслетом. Да и шли они с Далием сюда в общем-то совсем не для исследований. Потому новый вариант грота оказался для Марвина сюрпризом.
        Хрустальный бассейн, как и чаши над ним, стал матовым, но по-прежнему лучащийся голубым заревом. Белый песок под ногами приобрел золотистый оттенок, а лежавший на нем посох внезапно засиял пульсирующим алым светом - что было неудивительно, раз он перешел в режим предупреждения. А вот шампанское изменений не претерпело, и это говорило лишь о том, что оно настоящее. Не колдовское.
        Марвин повернулся к бассейну спиной, озадаченно хмыкнул. Черные стены грота стали серебряными, почти зеркальными; по выступам-впадинам там и тут скользили голубые и красные всполохи. Казалось, что где-то в пещере работает мигалка полицейской самоходки, невесть как и невесть для чего сюда заехавшей. Для полноты впечатления не хватало только громкого, надсадно-крякающего звука.
        Но главным оказалось то, что Марвин увидел проход, которого здесь раньше не было. Один из тех недокументированных, которые он и Далий упорно разыскивали, но до сих пор не нашли… Хотя, возможно, просто не там искали? Ведь в местах, где они развлекались, Марвин никогда не надевал браслет. - Кто бы мог подумать, - пробормотал Марвин. - Обалдеть.
        Арочный вход находился как раз напротив Марвина. Никакой двери или иного заграждения у входа не было: уходящая вдаль цепочка потолочных светильников, гладкие стены и выложенный желтым кирпичом пол. На первый взгляд ничего опасного.
        Марвин подошел ближе, остановился у входа в арку и, сложив руки на груди, принялся изучать обстановку - он не доверял обманчивому спокойствию незнакомых мест. Тем более закрытых от случайных посещений.
        Постояв с минуту, Марвин решил, что коридор, скорее всего, действительно безопасен. Ну хотя бы на ближнем участке: дальше, судя по изгибающемуся ряду светильников, туннель делал плавный поворот и уходил куда-то вглубь особняка. Куда именно, Марвин не знал, да и не собирался выяснять в одиночку - он хотел всего лишь отыскать артефакт, тот явно находится где-то рядом. Но сколько Марвин ни вглядывался, он так и не увидел ничего подозрительного. Значит, оставалось одно из двух: или ускользнувший артефакт невидимый, что сильно усложняло задачу, или его там вообще не было. Но почему тогда сигналил посох?
        Устав рассматривать пустой коридор, Марвин опустил взгляд. И только сейчас заметил то, что искал, всего в паре шагов от входа - небольшие карманные часы с тусклым от времени золотым корпусом. Плоский диск часов терялся на фоне схожих по цвету желтых кирпичей, потому и не обнаружился сразу.
        - Ага, - сказал Марвин, - вот ты где! Ну-ка, иди к папочке. - С этими словами он перешагнул границу входа. И лишь когда ступил на кирпичный пол, понял, что оказался в совершенно никому не известном месте. И случись с ним чего худое, помощи ждать неоткуда.
        - Ерунда, - уверенно произнес Марвин, - детские страхи. Игра воображения. - Но на всякий случай вновь остановился, готовый в любую секунду отпрыгнуть назад, за спасительную черту, в знакомый и надежный грот. Отчего-то Марвину казалось, что неведомые опасности не смогут последовать за ним.
        В коридоре стояла могильная тишина. Все прочие звуки - живое бульканье струек, равномерное позвякивание посоха, - остались там, позади, словно Марвин только что закрыл за собой дверь из звуконепроницаемого стекла.
        Было и не холодно, и не жарко. Сухой воздух пах… Марвин принюхался, пожал плечами - да ничем он не пах, тот воздух. Был абсолютно стерильным, не стоялым, но и не свежим. Как будто законсервированным, с многолетней гарантией пользования. Впрочем, Марвину было все равно, отчего и почему здесь можно дышать без принудительной вентиляции, не для того он сюда вошел. Одним словом, местное колдовство. Очень удобный ответ на все неразрешимые вопросы.
        - Я на минуточку, - на всякий случай предупредил Марвин коридорную даль, - заберу нужную мне вещицу и уйду. - Он присел, протянул к часам охваченную браслетом руку - тут-то и начались странности.
        Марвин не смог прикоснуться к часам. Ладонь словно уперлась в какую-то преграду, вначале мягкую, а затем, по мере нажатия, ставшую каменно-твердой, непроницаемой.
        - Что за хрень, - изумился Марвин. - Ну-ка…
        Он снова попробовал взять часы, и опять с тем же результатом. Но на этот раз случилось еще кое-что, то, что Марвин не заметил прежде, - засветился глаз дракона. Наверное, он загорался и раньше, но Марвин был слишком увлечен происходящим: стеклянный камушек сиял красным опасным светом, словно предупреждая о чем-то важном. Марвин нарочно медленно отвел руку от часов, глаз так же медленно погас.
        - Уверен, здесь какая-то взаимосвязь, - задумчиво сказал Марвин. - Только какая? Черт, жаль, что тетрадь уничтожена, там наверняка говорилось об этом. Может, сами артефакты конфликтуют? Типа несовместимы по колдовству? А что, если попробовать вот так? - Он протянул к часам правую руку и легко поднял их с пола. - Ха, что и требовалось доказать. - Марвин встал. - Никаких проблем.
        Держа находку в вытянутой руке, он с интересом ее осмотрел.
        На золотой крышке часов имелось тиснение: широкое кольцо с вписанными в него по кругу знаками зодиака. Правда, некоторые из них Марвин видел впервые - скорей всего, артефакт прибыл из другого, неизвестного ему мира.
        По внешней части кольца, тоже по кругу, тянулась длинная надпись на непонятном языке, с острыми, похожими на молнии буквами. А в центре крышки находилось изображение костяной ладони со стоящими на ней песочными часами.
        Марвин похмыкал, разглядывая зловещую символику, потом нажал на кнопочку сбоку корпуса. Крышка поднялась с мелодичным звоном, явив Марвину серебряный циферблат с двумя ажурными стрелками и чем-то похожим на механический календарь. Однако толком разглядеть часы Марвин не успел.
        Впереди, на фоне цепочки ламп и желтой ленты пола, словно раздвинулся невидимый занавес: выйдя из ниоткуда, перед Марвином возник полупрозрачный воин - в высоком остроконечном шлеме, украшенном рогатым полумесяцем, в каких-то диковинных доспехах и столь же диковинной защитной юбке до колен. И что самое неприятное, с длинным узким мечом в руках.
        Не сказав ни слова, воин резким взмахом клинка снес Марвину голову.
        Последнее, что увидел Марвин, это как непоправимо страшно завертелся-закружился вокруг него коридор, затем почувствовал сильный удар теменем о кирпичи - и умер.
        …Марвин захрипел, жадно глотая воздух. Закашлялся - надрывно, как чахоточный, - и лишь после ощутил, что лежит в позе зародыша на чем-то холодном, скорее всего железном. Он открыл глаза, бездумно уставился в ржавую, усыпанную шляпками клепок и болтов поверхность. А затем вдруг вспомнил, что ему только что отрубили голову.
        - Твою ж мать, - прохрипел Марвин, садясь. - Вот же сволочь рогатая. - Он ощупал шею, посмотрел на ладони - крови не было - и встал, чувствуя в теле утомительную слабость.
        Марвин вновь был в приемной кабине-прототипе, и вновь голый. Единственное, чем нынешний случай отличался от прошлого, было то, что на руке Марвина светлел костяной браслет - странным образом сохранившийся в отличие от одежды.
        - Ну и дела, - разглядывая браслет, желчно сказал Марвин. - Я что теперь - типа бессмертный? Это, конечно, радует. Но все равно ни хрена не понятно. - Он выглянул из кабины, огляделся. В коридоре было спокойно: портреты чинно висели на местах, а паркетный пол сиял чистотой, не успел еще запылиться. Натянув на себя дежурный комплект одежды, Марвин заторопился к лифту.
        Код жилого уровня он знал наизусть, Далий заставил выучить. Войдя в старую лифтовую кабину, Марвин отстучал комбинацию на кнопках, дал подтверждение, а после уселся на корточки, обхватив голову руками.
        Сегодня с ним стряслось нечто из ряда вон выходящее - если так можно назвать свою очередную смерть с очередным воскрешением. Ситуация была странная, жутковатая, но наверняка объяснимая, следовало только хорошенько подумать, проанализировать случившееся. Однако в голову лезло совершенно постороннее.
        Например, первая встреча с жителями «Обители черного дракона», когда Марвина принимали на работу… Когда шеф спросил у Жанны, мол, новичок теперь навсегда связан с прототипом? Марвин тогда не понял смысл реплики, но сейчас это «навсегда» становилось куда понятнее. Как и фраза из записок исчезнувшего видящего: «Надеюсь, я не окажусь после очередной смерти снова в этом гадюшнике».
        - С оживлением понятно, - сделал вывод Марвин. - Вопрос в другом - я один бессмертный или остальные тоже? Негор ничего не говорил о воскрешении. Возможно, для всех оно как бы само собой разумеется? Или, может, об этом не принято говорить. Ладно, разберемся.
        Лифт, претерпев очередную трансформацию, остановился на нужном этаже. Едва Марвин вышел из кабины, как дверная плита в конце тамбура подалась вперед и уехала в сторону: из зала собраний, позевывая, вышел Далий. Вид у напарника был сонный, обиженный; на правой щеке Далия краснел след от корешка тетради.
        - Ты как раз вовремя, - буркнул Далий, подходя к Марвину. - Шеф разбудил, говорит, был сигнал из прототипа. Езжай, говорит, проверь, а я, как назло, без посоха. Кстати, тетрадь я ему отдал, можешь не беспокоиться. Поехали глянем. Черт, наверняка ложный сигнал, не бывает, чтобы новички сыпались к нам один за другим.
        - Не бывает, - согласился Марвин. - И можно не ездить, я только что оттуда.
        - Эх-хо, - вкусно зевнул Далий. - Извини, не проснулся еще… В каком смысле «оттуда»? - Он перестал зевать, вытаращился на напарника. - А почему на тебе дежурная форма?
        - Потому что прибывшим был я, - с досадой ответил Марвин. - Убили меня, понял? Очнулся в прототипе и рванул сюда.
        - Кто убил? Когда? - С Далия вмиг слетела сонливость. - Ни фига себе! А как именно - прирезали или сожгли? Или по-другому?
        - Вижу, сам факт гибели тебя не удивил, - усмехнулся Марвин.
        - Не очень, - кивнул Далий. - Жанка рассказывала, что шеф, пока не занял пост, погибал раз пять. И она тоже года два тому назад боевой артефакт неправильно откупорила… Давай-давай, не томи!
        - Пошли к начальству, - потребовал Марвин. - Мне все равно перед шефом отчитываться, тогда и послушаешь. Чего два раза одно и то же пересказывать.
        - Садист, - печально сказал Далий. - Ну пошли.
        Шефа они нашли в буфете. Негор скучающе ковырял ложкой в тарелке с рисовой кашей, есть ему не хотелось, но и бросать начатое было не в характере шефа.
        - Начальник, у меня новость! - Далий с довольным видом упал в кресло напротив негора, помахал рукой замешкавшемуся в дверях Марвину.
        - Видел я эту твою новость, - брюзгливо отозвался шеф. - Вон она, между столов лежит и храпит. Ничего серьезного поручить нельзя, обязательно нужно все испортить.
        - Именно! - радостно воскликнул Далий. - В смысле тут целая история. Короче, началось с Гибаряна, потом я подключился, а после Марвин пошел туда, и его грохнули.
        - Перестань тарахтеть. - Шеф раздраженно бросил ложку на стол. - Марвин, иди-ка сюда и поясни, что наплел этот, мнэ-э… Наплел чего?
        Марвин взял из шкафа бутылочку минеральной воды, сел рядом с Далием и стал объяснять, изредка прикладываясь к газировке; рассказал с самого начала, с того момента, когда в буфет ввалились в обнимку Далий и Гибарян. История получилась несколько сумбурная, но куда более понятная, чем заявление Далия.
        Шеф слушал Марвина не перебивая, то поправляя пенсне, то рассеянно теребя бородку, словно вытряхивая из нее застрявшие остатки каши. Дослушав рассказ до конца, он помолчал, что-то обдумывая, наконец деловито спросил:
        - Ты не обратил внимания, часы остались в проходе или пропали?
        - Не обратил. - Марвин был уязвлен равнодушием негора. Мог бы и посочувствовать, сказать что-нибудь ободряющее! В конце концов, не каждый день сотрудники гибнут на работе.
        - Режим самозащиты. Призрачный воин-сэмурай, охраняющий артефакт от чужого вмешательства, - пояснил шеф, хотя Марвин его ни о чем не спрашивал. - Как правило, используется в очень редких и очень мощных устройствах, да-с. Потому чрезвычайно хотелось бы заполучить эти часы для исследования. И для коллекции конечно же. Впрочем, - шеф полез в боковой карман пиджака, - сейчас проверю, идет ли от них сигнал. - Он достал знакомый Марвину планшет, положил на стол. Подвигал пальцем по белому экрану, будто стирая с него прилипшую грязь - по экрану побежали сменяющиеся картинки, - и остановился, когда появилось нечто похожее на схему сложного лабиринта. Марвин с Далием одновременно подались вперед, пытаясь разглядеть рисунок. Но не разглядели.
        - К сожалению, сигнала нет, - мельком глянув на экран, сообщил шеф и спрятал устройство назад. - Возможно, часы самоуничтожились, есть у некоторых серьезных артефактов такая функция. - Он в задумчивости пожевал губами, добавил категорично: - На всякий случай сходите завтра в грот, осмотрите место происшествия. Мало ли! А заодно проверьте другие залы отдыха на наличие спецпроходов. Думаю, они туда перебрались. Где один, там, значит, и остальные… Мнэ-э, в аналогичных местах.
        - А разве проходы блуждающие? - заинтересовался Марвин. - Не знал. Вы бы предупреждали, шеф, о важных особенностях. Я ведь не ясновидящий, чтобы знать то, о чем знаете вы.
        - Всего не упомнишь, - отмахнулся негор. - Какие пустяки.
        - О воскрешении хотя бы сказали, - начинал злиться Марвин. - Тоже мне, пустяк!
        - Кстати, о твоей безвременной кончине, - строго посмотрел на него шеф. - Я ведь специально указал, чтобы Далий зашел ко мне за техническим снаряжением для транспортировки опасных артефактов. Он не соизволил, а ты проявил ненужную и опасную инициативу. Налицо явное неповиновение плюс нарушение техники безопасности, повлекшее за собой несчастный случай со смертельным исходом. Потому объявляю Далию выговор, а тебе, как старшему, строгий выговор. С возможностью дальнейшего снятия взыскания.
        Марвин не нашелся что ответить. Собственно, он попросту онемел, услышав начальственное решение.
        - Шеф, мне-то за что? - заныл Далий. - Тогда и Гибаряну надо, с него началось.
        - Тебе - за пьянство в рабочее время и суточный невыход на работу, - вставая из-за стола, проворчал шеф. - Не беспокойся, Гибарян свое тоже получит.
        - Но ведь форс-мажор случился! Темпоральный. - У Далия был вид, будто у него только что отобрали любимую игрушку. Посох ифрита, например.
        - Потому у тебя обычный выговор, а не строгий. - Шеф, прямой как боевое негорское копье, направился к выходу.
        - Тю, блин, - проводив начальство взглядом, вздохнул Далий. - Стараешься, стараешься, а тебе вон как. Бац, и выговор за фигню. Обидно, господа.
        Марвин, придя в себя, расхохотался. От души, в полную силу, до выступивших слез. Но это была не истерика, а обычная нервная разрядка.
        Уж больно насыщенный день получился.
        ГЛАВА 4
        Далий поднял с пола посох, обтер ладонью налипший на кольца песок. Подошел к светящемуся бассейну и с сомнением понюхал кипящее пузырьками шампанское. Повернулся к Марвину, сказал удрученно:
        - Не поверишь, от одного запаха блевать хочется. Как дальше жить, ума не приложу. На коньяк, что ли, перейти? Гибарян говорил, что где-то есть зал, в котором давным-давно раскопали две коньячные струи, а после закопали, слишком тяжелыми последствия были. В смысле насчет работы. Может, поищем?
        - Мы пришли сюда не за этим, - напомнил Марвин, доставая из кармана браслет. - Сейчас проверим, остались ли в проходе часы, а после двинем в зал с дрожкой. Сдается мне, там наверняка что-нибудь любопытное обнаружится.
        Сегодня Марвин оделся иначе, чем обычно, ему не хотелось даже одеждой напоминать себе о вчерашнем происшествии. Темно-зеленая полувоенная форма без знаков различия - свободная, с множеством карманов и кармашков, - делала его похожим на наемника, собравшегося в очередную «горячую точку». Камуфляжная кепка с длинным козырьком и висевший на поясе кривой кинжал в ножнах лишь дополняли специфический образ.
        Когда Марвин с утра пораньше зашел за Далием в его номер, тот сначала остолбенел, а после заботливо поинтересовался здоровьем старшего. Мол, с головой после отрубания все в порядке? Похихикав над собственной шуткой и ловко увернувшись от пинка, Далий отыскал где-то в шкафах кинжал непривычной Марвину формы и вручил начальнику. Мол, к военной форме самое оно, для улучшения имиджа, так сказать. И вообще, ужасно полезная вещица, типа от вооруженных призраков отбиваться. Или глотку себе перерезать в случае безвыходной ситуации и для скорого возвращения в прототип.
        Марвин последнюю идею не одобрил, но, вспомнив полупрозрачного воина-сэмурая, поинтересовался - а не в курсе ли шибко умный Далий насчет ограничения количества воскрешений в приемной камере? В смысле сколько хочешь, столько и помирай?
        Шибко умный Далий был в курсе. Насколько он знал со слов всеведущей Жанны, у каждого работающего в особняке был некий определенный запас жизней, у кого побольше, у кого поменьше. Потому увлекаться явно самоубийственными экспериментами не рекомендовалось, а ну как все жизни впустую израсходуются? Никто ведь не знает, сколько ему отпущено.
        Марвин новости не обрадовался: быть бессмертным ему нравилось гораздо больше, чем ограниченно воскрешаемым. Но выбирать не приходилось, что есть, то и есть. Зато - решил Марвин - когда ему стукнет восемьдесят, он совершит ритуальное самоубийство подаренным кинжалом и очнется в камере вновь молодым и здоровым. Далий, услышав гениальную идею, вновь гаденько захихикал, чем вызвал у Марвина нехорошие подозрения. Как оказалось, не зря: к сожалению, кабина не омолаживала, каким погиб, таким по возрасту и воскреснешь. Иначе бы обитель уже давным-давно была забита под завязку всякими юными и бессмертными. Зато воскрешение лечит раны и болезни: когда он, Далий, повредил руку, Жанна предложила ему принять сильный яд, чтобы ожить здоровым и не мучиться с долгим заживлением. Однако Далию этот способ лечения показался слишком экстремальным, и он обошелся традиционными бинтами и мазями.
        - Значит, так. - Марвин покрутил браслет на пальце. - Как я понимаю, для того чтобы войти в проход, ты должен за меня держаться, иначе у нас ничего не получится. А что делать дальше, я понятия не имею. Может, когда войдем, контакт уже будет не нужен… Проверим, короче. Готов?
        - Валяй, босс-предводитель, - разрешил Далий. - Авось не замурует! - Он крепко ухватился за плечо Марвина.
        Босс-предводитель надел браслет, и пещера сразу изменилась; Далий изумленно охнул, оглядываясь по сторонам.
        - Что, проняло? - усмехнулся Марвин.
        - Круто, - согласился Далий. - До оторопи, ей-ей.
        - А вон и проход. - Марвин нахмурился, вглядываясь в светлый проем арки: на желтой дорожке - за гранью, отделяющей зал от туннеля, - лежал человек. Черный, сплющенный, будто по нему асфальтовый каток прокатился. Лишь через секунду-другую Марвин сообразил, что это была его прежняя одежда, сохранившая положение упавшего тела. - Тьфу ты, - с отвращением сказал он. - Померещится всякое. Проход видишь? Тогда пошли.
        Марвин решительно направился к арке, хотя все внутри него протестовало. Казалось, переступи он порог, как вновь возникнет призрачный воин и повторится весь вчерашний кошмар.
        - Вижу проход, - шагая за Марвином, радостно доложил Далий. - Ух ты! Где я только не бывал, но по секретным туннелям еще не гулял.
        - А мы и не будем гулять, - напряженным голосом ответил Марвин, ставя ногу на кирпичную дорожку. - Часы поищем и прочь отсюда. Неуютно мне здесь как-то. Тревожно.
        - Ерунда, - беззаботно махнул посохом Далий. - Это в тебе психологическая травма говорит. Если ее сразу не перебороть, так и будешь всю жизнь от каждой тени шарахаться. Тем более в недокументированных проходах, проверять которые твоя основная здешняя работа.
        Марвин не ответил, потому что Далий был прав.
        Склонившись над разложенной одеждой, Марвин осмотрел рубашку и куртку: крови на них не было, хоть бери по новой носи. Чего, разумеется, он делать не собирался. Основательно перетряхнув вещи, проверив карманы и даже заглянув в сандалии, Марвин убедился, что часов в коридоре нету. Скорей всего они действительно самоуничтожились, не забрал же их с собой призрачный охранник.
        - Чисто, - дождавшись окончания поисков, подвел итог Далий. - Как и ожидалось. Итак, товарищ главком, что делать будем? Неужели бросим начатое и уйдем, даже не заглянув за поворот? А вдруг там о-го-го какое интересное!
        - Сам ты о-го-го, - вяло огрызнулся Марвин. - Пустое оно, ненужное. Возможно, очень опасное.
        - Отлично, - воодушевился Далий. - Как там говорится, клин клином вышибают, да? Поверь, в твоей ситуации нет ничего более полезного, чем прогулка по заведомо опасным местам. Там заниматься самокопанием некогда, или ты, или тебя. Очень, понимаешь, оздоровительно для поврежденной психики.
        Марвин отодвинул ногой одежду к стене, подумал, сказал нерешительно:
        - Честно говоря, не хочется.
        - Пошли-пошли, - настойчиво потребовал Далий. - Вдруг в конце пути нас ждет офигенный бонус? Знаешь легенду о золотом шаре, исполняющем желания?
        Марвин отрицательно покачал головой, откуда ему было знать иномирные байки.
        - Типа добираешься до него через всяческие жуткие преграды, находишь и говоришь заветное желание. И он его исполняет. Если, конечно, желание действительно от души, а не придумано на ходу.
        - Чушь, - с пренебрежением отозвался Марвин, - очередная городская легенда. А если там не шар, а два шара? Или вообще десять… Представляю себе десятикратное выполнение заветного желания, ага. С тем же идиотским успехом впереди может оказаться железная дверь с кодовым замком, открывающимся одновременным нажатием кнопок «два», «три», «пять». За которой громадный цех по очистке использованной магии - с цистернами, перегонными кубами, змеевиками, чанами и прочей технической ерундой. Рутина, в общем. Производство.
        - Мнэ-э… - совсем как шеф, протянул озадаченный Далий. - А почему именно этот код, а не другой?
        - В детстве у подъездной двери был, - пояснил Марвин. - Легкий, на всю жизнь запомнился.
        - Ладно, пускай дверь, - не стал упираться напарник. - Я не против. Только пошли, а?
        - Пошли, - уныло согласился Марвин.
        Коридор тянулся словно путь на эшафот; Марвин шел, прислушиваясь к каждому звуку, ожидая, что вот-вот случится что-то ужасное. Пусть не сейчас, а вон там, под той дальней лампой… хотя нет, под ней ничего не произошло. Значит, тогда вон под той: ожидание неизбежного превращалось в пытку. Марвин успел уже несколько раз себя похоронить, потом вспомнил, что он чуть-чуть бессмертен, успокоился, а после снова начал переживать.
        Но все переживания закончились разом, когда за долгим коридорным поворотом перед Марвином возникла перегораживающая ход кирпичная кладка с железной дверью. Старой, обшарпанной, с грязным щитком кодового замка. Шедший следом Далий сказал: «Опаньки», - и заинтересованно умолк, ожидая дальнейших действий начальника. Вернее, реакции Марвина на материализацию его высказываний.
        - Надо же. - Марвин остановился в нескольких шагах от двери, с понятным недоумением рассматривая неожиданную преграду. - Дверь, прям как я говорил. И, черт возьми, жутко похожая на ту, что я помню. - Он указал пальцем на ржавую полосу по низу кое-как окрашенного железа. - У нас в подъезде жила сумасшедшая кошатница с десятком кошек, они-то всю дверь и залили. Не кошатница, конечно, а ее питомцы, - ненужно уточнил Марвин. - А моча у кошек едкая и коррозийная до невозможности… С ума сойти, - приглядевшись, упавшим голосом добавил он. - Видишь, вон там? - Марвин перевел палец на кодовый щиток. - Чуть ниже щитка след в форме буквы «м». Это я в сварщика играл, хотел бенгальским огнем свои инициалы выжечь. Ничего не понимаю, - растерянно пожаловался он. - Откуда тут дверь из моих детских воспоминаний?
        - Да какая разница, - пожал плечами Далий, Марвин с надеждой оглянулся на напарника. - Главное, что тогда замок должен открываться тем самым легким кодом. Если, конечно, дверь и впрямь из твоей многострадальной, хе-хе, головы.
        Марвин на подначку не обиделся, не время было обижаться. Он подошел к железной плите, нажал на щитке три кнопки: внутри замка щелкнуло и дверь отошла от кирпичной кладки.
        - Ты, помнится, говорил что-то насчет цистерн, чанов и змеевиков, - безмятежным тоном произнес Далий. - Знаешь, я не удивлюсь, если…
        Не дослушав напарника, Марвин открыл дверь и вошел в темный, воняющий кошачьей мочой проход.
        В конце короткого тамбура находилась еще одна дверь, на этот раз не железная, а самая обыкновенная, казенно-деревянная, окрашенная в желтый цвет и с аккуратно прибитой к ней предупредительной табличкой. На табличке красным по белому было написано: «Сектор первичной магоочистки», чуть ниже: «Опасно! Надень каску!»
        Марвин медленно, словно во сне, потянул на себя дверную ручку: дверь легко распахнулась, в тамбуре сразу стало ярко и шумно. Подоспевший Далий выглянул через плечо товарища, сказал значимо:
        - И почему я не удивлен?
        За дверью находилась смотровая площадка с ведущей вниз лестницей. Слева и справа от Марвина темнела длинная бетонная стена - к которой, собственно, и была прикреплена площадка, - а впереди раскинулся громадный, кажущийся бесконечным цех. Подернутый дымкой потолок светился искусственным пасмурным небом; ряды уходящих к горизонту оранжевых цистерн перемежались хромированными баками с подведенными к ним трубами, шлангами и змеевиками. Видимо, это и были упомянутые Марвином перегонные кубы с «прочей технической ерундой».
        От лестницы через весь цех тянулась широкая, мощенная все тем же желтым кирпичом дорога. Ответвлявшиеся от нее тропки ныряли в гущу технологического оборудования: куда они вели, где заканчивались, Марвин увидеть не смог.
        Над баками, касаясь дымки потолка, блестели насаженные на ребристые мачты большие золотые шары, ровно десять штук. Расставленные попарно по цеху, мачты напоминали буровые вышки с привязанными к ним аэростатами; меж близкими шарами то и дело вспыхивали яркие ветвистые молнии, и тогда по бескрайнему залу прокатывался оглушительный грозовой треск.
        Марвин вышел на смотровую площадку, взялся за поручни. Зачарованно глядя на полыхающие шары, он с удовольствием вдохнул свежий грозовой запах: волосы на голове Марвина распушились и встали дыбом от пронизывающей воздух энергии.
        - Этого не может быть, - громко сказал Марвин в грохочущее пространство, - потому что быть этого не может никогда.
        - Согласен, - едва слышно отозвался Далий, - типичный коллективный бред обкурившихся инженеров-гигантоманов… Нет, ты глянь, они и задумку с золотыми шарами сперли! Гражданин управляющий, мне до нервной чесотки охота знать, как ты ухитрился создать такое-эдакое, а? - Далий указал посохом на раскинувшийся внизу цеховой пейзаж. - Сдается мне, что эти катастрофические явления однозначно последствия твоей шейно-позвоночной ампутации. Но все равно внушает!
        Марвин в ответ лишь махнул рукой, мол, уймись ты наконец со своим ехидством, - говорить в непрерывном шуме было трудно. Того гляди, связки надорвешь.
        Идти по желтой дороге невесть куда Марвин не собирался, незачем бродить по странному бескрайнему цеху. Который к тому же наверняка опасен, как опасно любое серьезное производство - особенно если не знаешь, где расположены запретные для посещения зоны. Но и возвращаться в скучный коридор Марвину не хотелось: казалось, ему вдруг передалась какая-то, пусть крохотная, часть бешеной энергетики цеха. И этого вполне хватало, чтобы чувствовать себя если не властелином мира, то как минимум его заместителем - всемогущим, ни в чем не сомневающимся.
        - Пошли отсюда! - прокричал Далий. - У меня зверское ощущение, будто я медленно, но верно накачиваюсь дурман-травой! Нам туда! - Напарник указал посохом на дальнюю часть бетонной стены.
        Марвин пригляделся: под стеной пролегла желтая дорожка, упирающаяся через сотню шагов в лестницу точно такой же смотровой площадки. Обсуждать тут было нечего - Марвин торопливо зашагал вниз.
        Новая смотровая площадка ничем не отличалась от предыдущей, только входная дверь была не желтая, а зеленая, цвета весенней травы; Марвин, не оглядываясь на шумный цех, вошел в тамбур. Далий захлопнул за собой дверь - в тамбуре стало тихо - и с сосредоточенным видом принялся ковырять мизинцем в ухе.
        - Кажется, я немного оглох, - громко сказал он, но Марвину показалось, что напарник шепчет, в голове до сих пор стоял гул от трескучих разрядов шаров. - А, мелочи, скоро пройдет, - успокоил сам себя Далий, однако прочищать уши не перестал.
        Марвин понимающе кивнул, мол, сам такой, шагнул к следующей двери и распахнул ее.
        За дверью оказался знакомый по виду коридор, на этот раз вымощенный зеленым кирпичом. Что это означало, в чем был смысл травяного цвета, Марвин понятия не имел. Скорей всего они вышли через цех в другой туннель, ведущий к каким-то иным техническим помещениям - знакомиться с которыми Марвин нисколько не желал. Хватит, нагулялись на сегодня. Да и обедать давно пора.
        - Ты глянь, чего творится! - раздался удивленный вопль Далия. - Только что было - и нате вам, испарилось. Стоило лишь взгляд на секунду отвести, понимаешь.
        Марвин обернулся: позади них тянулся пустой коридор. Никакой двери, тамбура и тем более цеха не было в помине, лишь веселая зеленая дорога, голые стены, потолочные лампы да глухая тишина нежилого помещения.
        - То, что цех колдовской, это понятно. - Далий оперся на посох. - Ладно. Потому и исчез, типа за ненужностью, раз мы из него ушли. Но, блин, кто мне объяснит, почему он был именно таким, каким ты его описал? - Напарник со скорбным видом уставился на Марвина: по-видимому, любая мыслительная работа вызывала у Далия приступ меланхолии и ощущение зря прожитых минут.
        - Не могу сказать наверняка, - Марвин посмотрел на то место, где должна была находиться дверь, - но сдается мне, что обитель дракона прислушалась к моему мнению и создала то, что я хотел. В смысле обитель решила… или дракон решил, кто знает, - что я хорошо разбираюсь в цистернах, змеевиках и золотых шарах. - Он повернулся и зашагал по коридору.
        - Ни фига не понял, - плетясь следом за Марвином, грустно признался Далий. - Ты как-то туманно объясняешь, не слишком доступно. Давай попроще. Хотя бы на пальцах или детсадовских примерах, я выдержу, я профессиональный полицейский.
        - Хорошо. - Марвин уменьшил шаг. - Видящим, как ты знаешь, может стать любой человек любой профессии - если, конечно, его признает браслет. Тот же сантехник, или оркестровый дирижер, или бизнесмен, да кто угодно. Ну, и как он будет разбираться в том, чего не понимает? Я имею в виду техническое устройство комплекса, наверняка сложное и малопонятное даже для магов высшего уровня.
        - И как? - заинтересовался Далий, нагоняя товарища.
        - Очень просто. - Марвин говорил уверенно, хотя идея пришла к нему только что, будто кем-то подсказанная. - Шеф упомянул, что видящий кроме поиска утерянных артефактов занимается и аварийным ремонтом. Сам посуди, как я буду ремонтировать то, чего в глаза не видел? А если, скажем, я - сантехник и передо мной пусть сложная, но понятная мне система труб, я ведь сразу определю, которая из них течет, и постараюсь ее как-то укрепить, починить. То есть сделать ремонт на доступном мне уровне. А уж что там произойдет на самом деле, в самом комплексе, какие магические рычаги будут задействованы для восстановления неисправности, это уже дело десятое - меня, в смысле сантехника, не касающееся.
        - Ага, - нахмурился Далий. - Угу. - Марвину казалось, что он слышит, как у напарника натужно скрипят мозговые шестеренки. - Так-так… Типа я вроде понял. - Далий торжествующе стукнул по полу посохом, потревоженные кольца басовито загудели. - По-научному называется интерфейс, я вспомнил! Или что-то в этом роде, но помогающее управлять неуправляемым. То есть непонятным.
        - Я сражен, - честно признался Марвин. - Я и слова-то такого не знаю. Но запомню, в разговоре с шефом пригодится.
        - Слушай, а если видящим станет какой-нибудь балетмейстер, - воодушевился Далий, - то запросто может увидеть начинку особняка в виде пляшущих канкан девиц. Которая хромает, ту и надо подлечить… Марвин, - всполошился он, - какая гениальная идея зря пропадает! Давай придумывай срочно ресторан с канканом!
        - Ничего не выйдет, - охладил Марвин энтузиазм Далия. - Я же не балетмейстер. Могу ответно предложить тебе комнату допросов с картотекой преступников.
        - Не надо комнату. - Далий даже обиженно засопел. - И картотеку не надо. Скучный ты человек, Марвин, не азартный. А еще детектив называется.
        - Что есть, то есть, - сочувственно глядя на напарника, согласился Марвин. - Хотя по работе мне скучать никогда не приходилось. Хочешь, расскажу, как я одного кота выследил, который любовные записки через чердак передавал?
        - Кот - в смысле сутенер? - удивился Далий. - На чердаке, с записками?!
        - Нет, - рассмеялся Марвин, - кот в смысле кот, животное такое. С усами и хвостом.
        - Тьфу на тебя, - окончательно расстроился напарник. - Он к тому же и издевается.
        Марвин не ответил - ему на ум вдруг пришла любопытная идея, никак не относящаяся ни к цеху, ни к управлению комплексом. Нелепая, но тем не менее интересная: а каким его видит Далий, когда попадает под воздействие браслета? Скажем, когда касается Марвина? Момент входа в желтый коридор можно было не учитывать, Далий тогда шел за спиной видящего, а из-за спины лицо проводника не слишком-то разглядишь.
        - Слушай, Далий. - Марвин остановился, повернулся к напарнику и дружески положил ему на плечо руку с браслетом. - Посмотри, у меня с физиономией все в порядке? А то, понимаешь, печет что-то после цеха. Боюсь, не обожгло ли вспышками разрядов.
        Далий согласно угукнул и по-врачебному сосредоточенно всмотрелся в лицо Марвина. После сказал неуверенно:
        - Лицо как лицо. Серебристость не нарушена, глаза не воспалены… Кстати, я только сейчас заметил, что у тебя крутой эльфинг кончиков ушей. Кто бы мог подумать!
        - В каком смысле? - Марвин невольно ощупал уши, словно они и впрямь могли измениться после слов Далия. Разумеется, ушные раковины были в порядке, то есть прежними. По-человечески округлыми.
        - А то сам не знаешь, - подмигнул Далий, - хирургическая мода последних лет, хе-хе. Я тоже хотел сделать, а после передумал. Все-таки в полицейской школе учился, а там с этим строго, враз бы отчислили.
        - Эльфинг, точно, - согласился Марвин, снимая руку с плеча Далия, - было дело, как сейчас помню.
        Не приходилось сомневаться, что магия видового равенства действовала и в коридорах. «Вполне разумно, - подумал Марвин. - Можно было не проверять».
        - Ладно, хватит стоять, - Марвин зашагал дальше, надо искать какой-нибудь выход. Надеюсь, он скоро найдется, а то есть хочется мочи нет. Пора, брат, в буфет, к заказанной на сегодня солянке.
        - А у меня отбивная, - причмокнув, вспомнил Далий.
        С хрустящей корочкой, жареной картошкой и хреном. - В животе у него громко заурчало. Далий прислушался, сказал огорченно: - Давай о еде больше ни слова. И пошли-ка побыстрей! - Обогнав Марвина, он заторопился вперед по зеленой, напоминающей вкусный луковый салат дорожке.
        Через несколько минут убежавший далеко вперед Далий вдруг остановился, издав невнятный вопль; Марвин, предчувствуя недоброе, бросился к приятелю бегом. И лишь подбежав, понял, что взволновало напарника: пол под ногами Марвина был теперь не зеленого, а ярко-красного карамельного цвета. Когда и где случился переход, Марвин не заметил, слишком торопился.
        - Мы пропали! - с отчаянием воскликнул Далий. - Коридор за коридором, и никакого выхода! Я понял, Марвин, здесь мы и помрем, в проклятом лабиринте, - без томатного сока и отбивной мне долго не протянуть. Желтый коридор, зеленый, красный… Затем наверняка будет синий, оранжевый, фиолетовый и так далее, все одиннадцать цветов радуги. А после снова желтый… Бесконечное цветовое кольцо на радость любителям пешей прогулки. Да, знатно мы влипли. Прям офигеть можно.
        - Одиннадцать? - Марвин задумчиво потер подбородок: вот как, оказывается, Далий отличался от него не только внешне! Хотя с такими-то глазами вовсе не удивительно, интересно другое - какие еще биологические сюрпризы преподнесет напарник? Может, он еще и летать умеет? Или дышать под водой, кто знает.
        - Спокойствие, только спокойствие. - Марвин развернул запаниковавшего Далия к себе лицом. - Тут подумать надо, а не кричать «все пропало», толку-то от криков. Да, ты прав, коридоры явно закольцованы в один общий круг, и что? Каким-то образом прежние видящие сюда не только входили, но и выходили. Значит, есть способ, только надо его обнаружить. Придумать, в конце концов!
        - Я не могу, - неожиданно ровным голосом ответил Далий. - У меня голова не работает, слишком много беготни. И вообще, я не позавтракал, надеялся, что туда-сюда пройдемся и конец делам, а после основательно пообедаем. Типа с чувством выполненного долга. Ну не люблю я ходить с полным желудком на дальние расстояния.
        Марвин постоял, разглядывая длинный, плавно уходящий по дуге коридор, наконец сказал не слишком уверенно:
        - Предполагаю, вся проблема в том, что мы ничего не ищем, а потому комплекс автоматически перенаправляет нас из одного коридора в другой. Он же не знает, чего нам нужно… Знаешь, скорей всего выход надо попросту загадать. Пожелать найти его, причем обязательно вслух. Вроде как с той дверью и цехом.
        - Гениально, - с восторгом глядя на Марвина, выдохнул Далий. - Действуй, кормчий ты наш! Меня здешние силы вряд ли послушаются, кто я им. Они, может, вообще меня в упор не замечают.
        - Логично, - не стал возражать Марвин. - Сейчас попробую. - Набрав побольше воздуха в грудь, он громко, как уличный глашатай, прокричал: - Хочу обнаружить выход в официальную часть особняка «Обитель черного дракона»! Немедленно!
        - Желательно поближе к буфету, - быстро подсказал Далий, но Марвин просьбу проигнорировал. Куда выйдут, туда и выйдут, главное, поскорее выбраться из замкнутого круга. А там ноги сами к буфету принесут, не промахнутся.
        Они немного подождали, но ничего не произошло: не возник долгожданный проход, не прогремел гром, даже сквозняком не потянуло. Создавалось грустное впечатление, что Марвин зря драл глотку.
        - Пошли, - буркнул Марвин. - Авось нас услышали. Может, за поворотом какой ход найдем. - Насвистывая нечто бравурное для поднятия настроения, он продолжил путь. И через десяток шагов действительно нашел, но не выход, а связку ключей.
        Ключи лежали у стены, весело поблескивая на контрастно-красном фоне: плоские, одного размера, с прицепленным к кольцу прямоугольным брелоком. Марвин поднял связку, с интересом осмотрел ее - откуда ключи в особняке, где на дверях ни единого замка? Тем более валяющиеся в закрытом от случайных посетителей туннеле.
        Марвина особенно заинтересовал брелок: на перламутровой пластинке размером с полпальца чернел оттиск дракона с распростертыми крыльями. Да и сам перламутр выглядел непривычно - казалось, что жемчужные слои медленно перемещаются, словно облака в легкую ветреную погоду. Похоже, здесь не обошлось без магии… Марвин глянул на браслет и убедился, что так оно и есть, - глаз дракона светился ровным зеленым светом. Как понял Марвин, пластинка была совершенно безопасна, иначе браслет не позволил бы прикоснуться к связке.
        Подошедший Далий с любопытством уставился на находку.
        - Надо же, - вдоволь насмотревшись, сказал напарник, - прям точная копия ключей шефа. Как начинает устраивать выволочку, обязательно достает из пиджака и давай вертеть-крутить на пальце, - вспомнив былое, недовольно заметил Далий. - Наверное, для снятия стресса. Только у него связка без этой блямбы. - Он указал мизинцем на брелок. - Интересно, зачем сюда прицепили никчемную железку, какой в ней прок?
        - Возьми-ка меня за руку, - посоветовал Марвин, - а после говори про ее ненужность.
        Далий немедленно ухватился выше браслета и изумленно ахнул, разглядывая изменившуюся «железку».
        - Скажи, а от каких комнат ключи? - как бы невзначай поинтересовался Марвин. - Те, которыми шеф нервы себе лечит. У нас ведь замков в номерах нету. И у шефа, кстати, тоже, я проверял.
        - От особых помещений, - зачарованно глядя на брелок, пробормотал Далий. - Где психи ненастоящей жизнью живут.
        - Получается, в особняке пять спецкамер? - спросил Марвин, пересчитав взглядом ключи.
        - Ага, все на нулевом уровне, - рассеянно подтвердил Далий. - Погоди, - спохватился он, - только ты никому не говори, что это я тебе сказал. Это тайна, о которой ни я, ни ты знать не должны. Типа не положено.
        - Что-то в особняке слишком много секретов, - засовывая связку в карман брюк, пренебрежительно усмехнулся Марвин. - Конспираторы, пропади оно про…
        - Смотри! - Далий неожиданно заволновался, тыча посохом в сторону поворота туннеля. - Там еще что-то лежит! Черное, кучей. Однозначно, хе-хе, из числа несекретного, раз беспризорно валяется.
        - Наверное, мои шмотки, - вглядываясь в даль, пробормотал Марвин. - Но они вроде бы должны находиться в желтом коридоре.
        - Именно. Пошли проверим, - азартно потребовал напарник. - Жуть как интересно!
        - Нам все равно туда идти, - напомнил Марвин, но Далий уже умчался, куда только подевались его усталость и уныние. Делать было нечего, Марвин нехотя затрусил следом: подумаешь, чья-то одежда, мало ли здесь прежних видящих убивали.
        Это была не одежда. Привалившись спиной к стене, на полу лежал человек - среднего роста, одетый в черный, похожий на военную форму комбинезон. Кроме одежды на незнакомце было нечто напоминающее прозрачный плащ с капюшоном. Марвина удивило то, что плащ оказался застегнут на все пуговицы, а капюшон надвинут на голову - словно в коридоре вот-вот должна была разразиться гроза.
        - Глянь-ка, повязка на лице, - деловито сказал Далий, на корточках рассматривая жутковатую находку. - До самых глаз. Какой-то бандитский прикид у гражданина покойника, тебе не кажется? - Не дожидаясь ответа, он стянул под подбородок черную полоску материи.
        Марвин вздрогнул: от долгого лежания в коридоре гражданин покойник превратился в мумию. Пергаментно желтая кожа туго обтягивала выступавшие скулы и зубы, вместо глаз темнели вмятины; острый нос мумии походил на клюв хищной птицы. Зрелище было не для слабонервных, но, удивительное дело, Далий ничуть не испугался мертвеца - он оглядел труп и авторитетно заявил:
        - Лежит не менее двух лет. Воздух здесь сухой, потому мумификация произошла быстро, практически без разложения внутренних органов. Смерть была ненасильственной и наступила, скорей всего, от полного обезвоживания организма. Грубо говоря, помер от голода и жажды. - Далий отряхнул ладони, вопросительно посмотрел на Марвина. - Обыскивать будем?
        - Обязательно, - кивнул Марвин. - Это ж он и есть, хозяин пяти ключей, больше некому. Хотелось бы знать, кто такой и откуда взялся. Наверняка пришлый чужак, иначе бы возродился в какой-нибудь приемной кабине.
        - Логично, - согласился Далий, бесцеремонно обшаривая карманы покойника. - Мне, понимаешь, тоже очень любопытно, как он пробрался в «Обитель черного дракона», тем более что брелок на ключах наверняка как-то связан с нашим комплексом… Ведь где вход, там всегда и выход, не так ли? В мир, откуда этот тип пришел. Лазейка, ага. Возможность выбраться из обители и оттянуться на полную катушку, без присмотра шефа и без всяких его дурацких поучений. - Похоже, у Далия неожиданно возникли крамольные мысли, абсолютно не совместимые с трудовым кодексом особняка.
        - Удрать, что ли, хочешь? - усмехнулся Марвин, присаживаясь на корточки рядом с напарником и рассматривая вынутые из карманов предметы. - На волю? Это, дружище, вряд ли. В смысле вряд ли нам дадут подобный шанс.
        Вещей у покойного обнаружилось немного, но все они наводили на определенные размышления. Вряд ли бы мирный человек носил с собой нож с выкидным лезвием, пару кастетов, духовую трубку с примотанной к ней коробочкой (наверняка отравленный боезапас) и струну-удавку с деревянными ручками для удобства.
        - Нам? Мне нравится твое понимание. - Далий с хитрым прищуром глянул на Марвина. - Было бы согласие, а там, глядишь, может, чего и прояснится. Без тебя мне все равно в коридоры ходу нет.
        - Ты не отвлекайся, - строго напомнил Марвин, - вон внутренние карманы не проверил. После поговорим о мирах, сейчас не до этого.
        Далий согласно кивнул, мол, после так после, - сунул руку за пазуху мертвецу и вытащил оттуда куклу. Небольшую, тряпичную, с мягкой набивной головой.
        Кукла была одета в черный костюмчик с крохотным золотым галстуком-бабочкой, на черном крашеном лице поблескивало такое же крохотное золотое пенсне. Приклеенная белая бородка не оставляла сомнений в том, что Марвин видит уменьшенную копию шефа-негора.
        Далий, хмурясь, повернул куклу: на спине, под пришитой к костюмчику бельевой резинкой, поблескивал ряд длинных игл.
        - Это что такое? - Далий потрогал иглы пальцем. - По виду вроде бы шеф, но почему тогда морда черная? И для чего иголки?
        - Не надо, - быстро предупредил Марвин, Далий отдернул палец, - вдруг ядовитые. И куклу положи на место, незачем ее лишний раз в руки брать.
        - Колдовская, да? - не удивился Далий, торопливо засовывая крашеного болванчика на место. - Ты увидел?
        - Будем считать, что увидел, - уклончиво ответил Марвин, он не собирался посвящать напарника в тайны шефа, всему свое время. Подобрав с пола диверсионные вещицы, Марвин разложил их по карманам. Сказал, вставая: - Бери мертвяка, и пошли. Надеюсь, нам недолго бродить осталось… Эх, хорошо бы выйти где-нибудь поблизости от кабинета шефа, чтобы не тащить далеко груз. - Вспомнив о цели путешествия, Марвин окинул взглядом коридорную даль, добавил с воодушевлением: - Кстати, вон и выход светлеет, аккурат на повороте.
        Далий посмотрел, недоверчиво покачал головой:
        - Это ты с браслетом видишь, а для меня там сплошная стена. Но даже если и врешь для моего спокойствия, то все равно спасибо.
        Марвин без лишних слов положил Далию на плечо руку.
        - Ба, действительно! - Напарник ухватил мумию за капюшон и, размахивая посохом, споро потащил ее к коридорному повороту.
        Марвин шел позади Далия, с опаской поглядывая на волочащееся перед ним тело: прозрачная накидка при каждой встряске переливалась расплывчато-фиолетовыми всполохами. Что конечно же было нехарактерно для обычных плащей-дождевиков.
        Выход из туннельного кольца вел в знакомый Марвину коридор - облицованный черными мраморными плитами, с утопленными в потолок редкими фонарями. С малоприметной дверью в стене.
        - Надо же, - восхитился Далий, выходя вместе с Марвином и чинно поддерживая его свободной рукой под локоток, как подчиненный любимого начальника. - Оказывается, можно было далеко не ходить, а просто зайти в аппендикс к шефу. Типа личный ход для особо важных персон, хе-хе.
        - Сомневаюсь. - Марвин оглянулся: едва они покинули красную дорожку, как отверстие прохода немедленно исчезло, оставив на своем месте кирпичную стенку. - Нас вывели туда, куда я хотел, - создали дежурный портал, а после убрали. В общем, не получится насчет личного хода и особо важных персон.
        - Плевать, - беззаботно отозвался Далий, открывая дверь в кабинет шефа и затаскивая за собой тело, - меня и грот с шампанским устраивает. Не навсегда же оно мне опротивело!
        - Кто бы сомневался, - насмешливо согласился Марвин. Но шепотом, чтобы напарника не обидеть.
        Шеф был в кабинете не один, вместе с Жанной: всезнающая дама сидела за столом у негора на коленях. Без сомнений, Марвин и Далий явились крайне не вовремя, однако извиняться было поздно. Далий, положив посох на пол, поднял тело и с размаху опустил его на стол - череп мумии глухо стукнул по столешнице.
        - Вот! - указывая на мумию, громко возвестил напарник. - В красном коридоре нашли. Натурально пришлый диверсант со спецзаданием! У Марвина подтверждающее снаряжение. - Посчитав свою миссию выполненной, Далий со скромным видом отошел в сторонку.
        Жанна и шеф переглянулись.
        - Извини, - виноватым тоном сказал негор, - сама видишь, проблемная ситуация. Подожди в соседней комнате, возможно, потребуется твое умение.
        С сожалением вздохнув, Жанна вышла из-за стола.
        - Рассказывай, - приказал Марвину шеф. - И показывай. Мнэ-э… вещдоки, так сказать.
        Марвин по-военному коротко начал докладывать о случившемся. О коридорах с цветными полами, о цехе с цистернами и громовыми шарами, о поисках выхода - негор слушал со скучающим видом, ему была неинтересна рабочая рутина. Тем более что про коридоры он знал от прежних видящих, а интерфейс управления комплексом все равно каждый раз был иной. Согласно личным пожеланиям ремонтников.
        - Ближе к делу, - потребовал шеф. Он встал, вгляделся в пергаментное лицо мумии. - Говорите, в красном коридоре нашли? Любопытно, да-с… Нет, не знаю, кто такой. - Негор, скорбно поджав губы, осмотрел выложенные на стол боевые «вещдоки», потрогал прозрачную накидку - под пальцами расплылось фиолетовое пятно, - брезгливо вытер руку носовым платком. - Понятно, - угрюмо сказал он. - Действительно странно. Совершенно посторонний человек в недрах комплекса, а сигнализация безмолвствует.
        - Причем два года, не менее! - поддакнул Далий. - В смысле в недрах и типа безмолвствует. Может, сломалась?
        - Вряд ли. - Шеф нахмурился, что-то обдумывая. Затем достал из кармана планшет, торопливо пролистал возникающие на экране странички. Замер, рассматривая какой-то рисунок с мелким текстом под ним, зло выругался.
        Марвин слов не понял, но интонация не оставляла сомнений - видимо, ругательство было эфиопийское. Неизвестное жителям других стран и континентов.
        - Что еще? - ни на кого не глядя, спросил шеф. - Мне важны любые детали.
        - Вот. - Марвин вынул из кармана связку ключей, положил рядом с телом. - Вы можете объяснить, для чего они, от каких дверей? И обратите внимание на брелок, он особый, необычный. Если смотреть на него с браслетом, то…
        - Не надо лишних слов, - раздраженно отмахнулся негор, - брелок я прекрасно знаю, как и ключи. О которых пройдоха Далий тебе уже наверняка рассказал, потому пропустим лишние разъяснения. - Шеф посмотрел на Марвина, глаза у негора лихорадочно блестели. - Это не брелок, это тоже ключ. Универсальный, от всех коридорных дверей. За которыми находятся утерянные знания, утерянные надежды и желания, утерянные души и, черт побери, утерянные древние верования! Боги в своем роде. Нематериальные и никак не утилизируемые субстанции, которые рвутся на волю: появись у них хоть какая-нибудь возможность, то всему здесь придет конец! И обслуживаемым мирам тоже. - Шеф тяжело уперся руками в стол, невидяще уставился на мумию; экран придавленного ладонью планшета покрылся черно-белой рябью.
        - Души? - слабо спросил Марвин. - Правда?
        - Утерянные, - приходя в себя, вздохнул негор. Он выпрямился, поправил покосившееся пенсне. - Не принадлежащие ни светлой, ни темной потусторонней области. Не достигшие их. Затерявшиеся в реальности из-за своей неопределенности.
        - Шеф, как может потеряться душа? - робко подал голос Далий. - Я чего-то не догоняю. Ну, не понимаю я!
        - Молодой потому что. - Шеф явно не собирался что-либо объяснять. - Теперь о ключах: комплекты есть только у меня, у Жанны плюс запасной в ячейке основного хранилища. Где должен находиться и плащ-магоневидимка. - Негор с отвращением посмотрел на мумию. - Инвентарный номер двести семьдесят восемь дробь пятьдесят восемь, девятый стеллаж, семнадцатая ячейка… Будь ты проклят, вор Фемах, сволочь и мерзавец. - Он гневно махнул рукой и, обнаружив в ней планшет, спрятал его в карман.
        - Простите, а кто такой Фемах? - вежливо поинтересовался Марвин.
        - Бывший видящий. - Шеф снял пенсне, потер глаза; руки негора заметно тряслись. - Я тебе уже рассказывал о нем, о сумасшедшем, пустившемся в бега. Очевидно, что, перед тем как удрать, он побывал в хранилище. Тайно, без моего и Жанны ведома.
        - А разве такое возможно? - Марвин понятия не имел, где находится тот склад и какие там двери с запорами. Но наверняка не из простых, открываемых любой отмычкой.
        - Возможно. - Шеф поглядел на руки, сложил их за спиной. - Он, когда был жив, специализировался на взломах банковских сейфов. Самых сложных, надежно защищенных. Вполне успешно специализировался, из-за чего в конце концов и погиб. Подлый был человек, мерзкий, но отменный умелец, что есть, то есть. - Негор перевел дыхание, окинул взглядом притихших напарников. Вновь глянул на мумию и спросил устало: - Надеюсь, это все сюрпризы?
        - Шеф, я даже не знаю, - смущаясь, начал Марвин. - В вашем состоянии оно, наверное, будет чересчур. Лишним, пожалуй.
        - Говори, - напрягся негор, - мне нужна вся правда.
        - Тогда вот. - Марвин нехотя запустил руку за пазуху мумии, вынул оттуда куклу и протянул ее шефу. - Смотрите сами, мне тут комментировать нечего. Думаю, вы лучше меня понимаете, что к чему.
        Шеф с бесстрастным видом осмотрел свою тряпичную копию, задержался взглядом на иглах - и вдруг, уронив куклу, рухнул в кресло. Страшно хрипя, негор попытался разорвать на груди пиджак; отлетевшие пуговицы громко застучали по дощатому полу.
        - Жанна! - истошно завопил Далий. - С шефом беда! Сердечный приступ, однозначно!
        Жанна оказалась возле негора почти мгновенно, Марвину даже показалось, что она попросту материализовалась рядом с креслом. Выхватив откуда-то из складок платья стеклянный пузырек, Жанна вытряхнула на ладонь маленькую таблетку и насильно сунула ее в рот задыхающемуся негору. Затем резко повернулась к гостям и звенящим от ярости голосом выкрикнула:
        - Пошли вон идиоты! Прочь!
        Спорить с Жанной было глупо. Подхватив посох, Далий опрометью кинулся вон из кабинета; Марвин тоже не стал задерживаться.
        Не добежав до конца коридора, они остановились, переглянулись и тихонько побрели назад. Бросать шефа в столь отчаянной ситуации было по меньшей мере непорядочно, хотя и помочь ему ни Марвин, ни Далий ничем не могли. Разве что побыть на подхвате у Жанны - воды принести, например, или сделать что другое, срочное. По необходимости.
        Однако помогать не пришлось: дверь кабинета открылась, оттуда вышла Жанна. Вид у нее был привычно надменный, неприступный. Пройдя мимо посторонившихся друзей, она холодно бросила:
        - Шеф умер. Думаю, к ужину придет. Поэтому не опаздывайте, сразу после трапезы общее собрание. - И ушла, прямая и чопорная, как монахиня на причастии.
        - Кремень баба, - с уважением заметил Далий. - Страшный человек.
        - Хм, я бы не сказал, - глянув в сторону кабинета, не согласился Марвин. - По-моему, она к шефу хорошо относится. Как и он к ней.
        - Ну, - согласился напарник. - Я ж и говорю, кремень. Ты, гражданин приметливый, хоть понял, что за пилюлю дала ему Жанна?
        - Какое-то лекарство, - равнодушно отозвался Марвин. - Что ж еще?
        - Именно, - ехидно ухмыльнулся Далий. - Которое от всех болезней. Слушай, Марвин, а тебе не говорили, что ты иногда тупишь не по-детски?
        - Иди ты, - с досадой ответил Марвин. - Знаешь куда, или подсказать?
        - Знаю. В буфет. - Далий положил посох на плечо. - Жрать хочется зверски. Типа по-взрослому, хе-хе. - И, довольный шуткой, направился к выходу из коридора.
        - Сам дурак, - запоздало огрызнулся Марвин, но было поздно, последнее слово все равно осталось за Далием.
        ГЛАВА 5
        Зал собраний выглядел точно также, как и в тот раз, когда Марвина принимали на работу. Вновь был круг из зажженных свечей с густой темнотой за язычками пламени, были таинственные отблески на невидимом зеркальном потолке, и конечно же был непременный длинный стол.
        В обычные дни стол - вместе со стульями и свечами - пропадал невесть куда: кто их убирал, в какие запасники, Марвин не знал. Далий тоже был не в курсе, а на расспросы напарника лишь пожимал плечами, его подобные пустяки не интересовали. Типа кому надо, тот и убирает; типа это что-то вроде еды в буфете, где она появляется сама собой. И какая разница откуда.
        Шеф восседал во главе стола. К ужину он все же опоздал, но на собрание пришел вовремя - в привычном костюме-тройке, при галстуке-бабочке и пенсне. Не знай Марвин о сегодняшнем происшествии, он бы решил, что ничего особенного не случилось. Да, шеф выглядел несколько устало, но на то он и начальник, чтобы решать утомительные вопросы.
        По одну сторону стола сидели Жанна и Гибарян, по другую Марвин и Далий. Рипли в расчет можно было не брать - она устроилась на отшибе, подальше от стола и поближе к свечам, изучая там какую-то новую магическую головоломку. Из полумрака доносилось механическое пощелкивание и напряженное сопение исследовательницы: похоже, устройство ей никак не поддавалось.
        На столе кроме пары канделябров со свечами стояла бутылка коньяка, блюдце с нарезанным лимоном и граненый стакан, все возле Гибаряна. Аналитик поглядывал на угощение как вышколенный пес на поощрительный кусочек сахара - с вожделением, но без излишнего рвения. Когда дадут команду, тогда и приступит, никуда от него награда не денется.
        - Как вы все знаете, сегодня я в очередной раз умер, - выдержав паузу, без эмоций сказал негор. - Ничего страшного, но неприятно, да-с. Поводом для сердечного приступа послужил… мнэ-э… погибший в закрытых коридорах диверсант. Кто такой - неизвестно. При чужаке обнаружены украденные из хранилища артефакты. Судя по ним, в деле замешан исчезнувший несколько лет тому назад видящий Фемах, которого многие из присутствующих знают. Возможно, не с лучшей стороны, но поступающие в обитель работники не всегда являются образцами сердечности и добродетели.
        - А я давно предупреждала, что Фемаха необходимо изолировать от коллектива. Запереть в камере иллюзий, - негромко напомнила Жанна. - Еще когда у него только-только появились первые симптомы психического расстройства.
        - Жанна, не надо, - предостерегающе поднял ладонь шеф, - хватит о старом. Был бы рядовой сотрудник, я бы так и поступил, но ведь единственный видящий!
        - Как-то ж без него обходились, - прошелестела Жанна и, с досадой поморщившись, умолкла. Спорить с шефом она или не смела, или не хотела.
        - Вопрос сейчас в другом… - Негор случайно посмотрел на Гибаряна - печального, с горестно поднятыми бровями - и, спохватившись, дозволил: - Открывай, но не усердствуй, ты мне нужен в адекватном состоянии.
        Заждавшийся аналитик немедленно свинтил пробку с бутылки, налил полстакана - над столом поплыл пряный запах, Далий завистливо облизнулся, - махом опорожнил его. Занюхавшись долькой лимона, Гибарян вернул закуску на блюдце.
        - Можно мне? - не удержался сидевший напротив аналитика Далий. - Типа тоже для куражу. Для просветления.
        - Нет, - отрезал шеф. - «Для куражу» будешь после собрания, вместе с Гибаряном, он все равно на начатом не остановится. Итак, - негор обвел взглядом присутствующих, - у нас сложилась парадоксальная ситуация: в комплексе объявился человек, пришедший не из приемной камеры, а откуда-то извне. Чего не может быть по определению.
        - Шеф, у меня вопрос, разрешите? - Не дожидаясь ответа, Марвин продолжил: - А почему не может-то? Если в комплекс попадают всякие амулеты-артефакты, вполне вещественные в отличие от магии, то отчего бы не существовать и выходу в те миры, откуда они поступают. Например, по стокам. Или по каким иным каналам. - Вопрос был провокационный, Марвин нарочно его задал. Если листы из тетради вырвал не удравший Фемах, а сам негор, то упоминание о стоках его заденет. Уж как-нибудь, но он обязательно прореагирует.
        Шеф и прореагировал вместе с Жанной - они оба с нескрываемой жалостью посмотрели на Марвина. Как на больного, несущего горячечный бред.
        - Марвин, ты у нас новичок, - мягко, словно беседуя с умственно отсталым, произнес негор. - Потому не знаешь историю комплекса, хотя мог бы и подумать, прежде чем спрашивать. Неужели ты уверен, что за многие века существования «Обители черного дракона» никто не пытался отыскать лазейку в обслуживаемые миры? Поверь, никому это не удалось. И не удастся. - Шеф развел руками. - Потому что лазеек нет.
        - Фемах поначалу тоже о внешних стоках говорил, - неприязненно сказала Жанна. - Затем начал в коридорах неделями пропадать. Возьмет с собой спальный мешок, запас продуктов, и до свидания, ищи - не доищешься. А чем дело закончилось? То-то же. В общем, не советую насчет стоков, неблагодарное занятие.
        Залоснившийся от коньяка Гибарян интеллигентно откашлялся в ладонь, смахнул с кончика носа набежавшую каплю и, не обращая внимания на дискуссию, налил очередные полстакана. Выпил, съел дольку лимона и с безучастным видом уставился мимо Далия на мерцающие огоньки свечей.
        - Если так, то откуда взялся диверсант с ключами? - Марвин все еще надеялся вывести негора на чистую воду, поймать его на противоречиях.
        - В этом-то и вопрос, - поднял указательный палец шеф. - Для того и собрались, чтобы обсудить проблему. Я, по правде говоря, ума не прило…
        - Ящик, - вдруг прорычал Гибарян, и все как один повернулись к нему. - Закрытый, - тем же рыком уточнил аналитик. Налил полстакана коньку, выпил, подцепил с блюдца пару лимонных долек и отправил их в рот.
        Сидевшие за столом молча ждали продолжения речи; шеф, прерванный на полуслове, снял пенсне и принялся неспешно протирать стекла.
        Марвин впервые слышал, как говорит Гибарян. Голос у аналитика был громкий, хриплый, более подходящий старому корабельному боцману или глашатаю, надорвавшему связки на государевой службе. Но служба была ни при чем, тут явно сказывалось любимое увлечение Гибаряна, позволяющее расширять границы его сознания. То есть выпивка.
        - Герметичный, - понизив голос, доверительно сообщил аналитик. - Набитый дерьмом. Навозом. А из навоза внутри ящика растет… - Он пощелкал пальцами, подыскивая нужную аналогию, посмотрел на блюдце с дольками и закончил мысль: - Лимонное дерево. С лимоном. Ядовито-желтым, до рези в глазах.
        Марвин, не зная, как реагировать, посмотрел на Жанну, на шефа - те внимательно слушали выдаваемую Гибаряном ахинею - и решил промолчать. Подождать, что дальше будет.
        - У созревшего лимона есть семена, - продолжал гнуть свою линию аналитик, - которые могут упасть в навоз и дать всходы, а могут и не упасть. Но в любом случае дерево-то останется! А если оно будет расти дальше, то сломает ящик. Бум, и нету!
        Гибарян умолк, потянулся за бутылкой: похоже, он высказал все, что считал нужным. Коротко, емко и достаточно - на его взгляд.
        - Молодец, - возвращая пенсне на нос, похвалил аналитика шеф. - Теперь, будь любезен, переведи свою речь на понятный нам язык. Поменьше, мнэ-э, аллегорий, побольше здравого смысла.
        - Сейчас попробую. - Гибарян сгорбился, обхватив голову руками.
        Наверное, процесс перевода был достаточно сложным, потому что аналитику вновь пришлось выпить. Чем-то Гибарян напоминал Марвину игрушечную самоходную карету на спиртовом ходу, была у него такая в детстве: заправляешь наперсточный бак, потом резко проводишь колесиками по полу, и пошло-поехало. А без спирта никак, с места не сдвинется.
        Наконец Гибарян очнулся от раздумий.
        - Герметичный ящик - это комплекс, - изрек он. - Навоз - переработанная магия. Лимонное дерево - мир, возникший внутри комплекса. А семена - это чужаки, которые покидают мир.
        - Час от часу не легче, - ровно сказала Жанна. - Перевод требует дополнительного перевода. Я не поняла.
        Шеф озадаченно протянул «мнэ-э», ничего к нему не добавив. Похоже, он и сам был в растерянности.
        - По-моему, все ясно. - Марвин поднял руку, привлекая к себе внимание. - Шеф, если вы не против, я доступно объясню. У меня, как у видящего, сегодня был опыт работы с магией комплекса, а так как я здесь человек новый, то и восприятие у меня свежее.
        - Попробуй, - вяло согласился негор. - Почему бы и нет.
        - В общем, есть у меня идея, что прежний видящий ушел в закрытые коридоры полностью уверенный, что найдет там выход в какой-нибудь мир. Нет, не так, - остановил сам себя Марвин. - Не уверенный, а из-за болезни уверовавший в свои фантазии - абсолютно, без тени сомнения. Вы понимаете? - Шеф заинтересованно кивнул. - Сегодня, когда я с Далием ходил по тем коридорам, то случайно обмолвился о том, что могу найти внутри магокомплекса железную дверь из моих детских воспоминаний, а за ней цех. Ну, вы знаете, я докладывал. - Марвин запнулся, собираясь с мыслями.
        Негор и Жанна выжидающе смотрели на креативного переводчика с аналитического на общедоступный. Гибарян, позвякивая горлышком о стекло, наливал в стакан; со стороны Рипли доносилось невнятное бормотание и участившееся пощелкивание. Далий, подперев руками подбородок, старательно делал умный вид - развлекался, чтобы не уснуть.
        - Обитель, как я убедился, может создавать любой придуманный видящим образ. Для работы, понятное дело. Но если этот видящий - уверовавший сумасшедший? Который много лет работал с комплексом и желания которого комплекс привык выполнять. А если появилось желание невероятной силы? Пусть и не относящееся к работе… Тогда, получается, комплекс по привычке откликнулся на неосознанные требования Фемаха, создав в своих недрах эрзац-мир. Искусственную реальность, соответствующую пожеланиям сумасшедшего. - Марвин на секунду умолк, во рту пересохло.
        Аналитик с уважением пододвинул ему через стол наполовиненный стакан, украдкой показав большой палец, мол, то что надо! Мол, именно это он и хотел сказать.
        Пить Марвин не стал, не до коньяка сейчас было.
        - Думаю, мир небольшой, скорей всего в виде какого-то городка или поселка с неприступными границами, за которые нет хода. Хотя я не знаю, насколько велик сам комплекс, найдется ли в нем место для подобной постройки.
        - Найдется, - невесело сказал негор. - И не только для города, но и для хорошо развитого государства. С реками, морями и флотом.
        - Ого, - изумился Далий, - это как?
        Марвин, вспомнив о стакане, поискал взглядом и обнаружил его возле напарника. Разумеется, пустым.
        - Никто не знает истинных размеров обители, - мрачно ответил шеф. - Тем более что во многих производственных процессах используется метод нелинейного искривления пространства, что дает дополнительные возможности для… - Он осекся, видя безмятежно-отсутствующий взгляд Далия. - Короче, колдовство высокого уровня.
        - О, я сообразил, - оживился Далий. - Наикрутейшая магия, класс!
        - Шеф. - Марвин снова поднял руку. - А чего нам, собственно, беспокоиться? Сами посудите: диверсант не успел никому и ничему навредить. Украденный плащ с ключами теперь у нас, поэтому вряд ли какой лазутчик сунется в коридоры еще раз. А если попробует, сигнализация обязательно заметит и оповестит о вторжении.
        - Убедительно, - согласилась Жанна. - Чувствуется, что наш новый видящий дружен с логикой. Иначе бы не был детективом.
        - Так-то оно так, - расстроенно согласился негор. - Но остается много непонятного. Зачем чужак хотел попасть к нам, с какой целью? Не зря же он таскал с собой украденные ключи. Далее: что делать с самодельным и, подозреваю, опасным миром Фемаха… мнэ-э… если он на самом деле существует. Оставить на самотек это безобразие никак нельзя, рано или поздно оно нарушит нормальную работу комплекса. И неизвестно чем аукнется нарушение.
        - Бум! - всплеснул руками Гибарян. - Лимонное дерево!
        - Именно, - словно от зубной боли поморщился шеф, - вроде того. Не дай бог.
        - Вы про куклу забыли, - заботливо напомнил Далий. - Тоже глобальная загадка. Иголки-то ладно, типа заначка для диверсий, но почему у нее лицо черное?
        Негор, строго посмотрев на Далия, ничего не ответил. Марвин исподтишка ткнул напарника кулаком в бок, тот издал сдавленный звук и обиженно умолк.
        - На сегодня достаточно, - поднимаясь, объявил шеф. - Сейчас мы с Жанной займемся ревизией хранилища, надо проверить, что мог забрать с собой Фемах. А уже потом, с учетом результатов, будем решать, как действовать дальше. Все свободны, спасибо.
        Рипли встала, продолжая крутить в руках стрекочущую головоломку. Ступая осторожно, как сомнамбула, она перешагнула через свечи и исчезла в темноте.
        Гибарян с Далием одновременно сорвались с места; аналитик ловким движением сунул стакан куда-то под свитер, оставив на столе пустую бутылку. Марвин проводил снисходительным взглядом удаляющуюся парочку, прикидывая, куда те собираются направиться и стоит ли их догонять. Однако быть третьим в этой отвязной компании ему сегодня не пришлось.
        - Я не могу, - как обычно, спокойно сказала Жанна. - Четырнадцать минут назад началась магнитная буря, голова просто раскалывается. Слишком сильный инфопоток, меня сейчас начнет фонить. Ты новичка с собой возьми, ему полезно ознакомиться. А я здесь посижу.
        - И впрямь. - Шеф повернулся к Марвину. - Пошли со мной, когда еще представится такая возможность! Надеюсь, скучно тебе не будет.
        - Без проблем. - Марвин с готовностью поднялся со стула. Хранилище - это вам не дрожка и не зал бриллиантового дождя, туда по собственному желанию черта с два попадешь. - А мой допуск позволяет?
        - Со мной - вполне, - успокоил Марвина негор. - Но далеко не отходи, там жесткая охранная система, уничтожит без предупреждения. - Шеф направился к выходу из свечного круга.
        - А как же ваш Фемах туда пролез? - Марвин спрашивал без подковырки, ему действительно было интересно.
        - У него пятая ступень, - не оборачиваясь, ответил негор. - С допуском. К сожалению, я не успел ее понизить.
        - Понятно. - Марвин оглянулся на оставшуюся за столом помощницу шефа.
        Над головой неподвижной Жанны сиял бледно-сиреневый ореол - в котором, точно на экране, мелькали какие-то таблицы, схемы, чертежи. Изображение подергивалось, по нему то и дело пробегала рябь помех.
        «Повезло, что я умер всего лишь от выстрелов в упор. Некоторым и после смерти не позавидуешь», - выходя из круга, сочувственно подумал Марвин.
        Марвин ожидал, что заветное хранилище будет выглядеть соответственно его секретности и важности. Понятное дело, он не предполагал обнаружить там каких-нибудь великанов-големов, стерегущих гигантскую дверь, или огнедышащего дракона, пожирающего всякого незваного гостя. Но какую-то необычность, свойственную только этому месту, он все же надеялся увидеть. Однако действительность оказалась вполне прозаичной. И даже узнаваемой.
        Марвин вышел из лифта следом за шефом. Створки бесшумно закрылись за спиной - оборвав тихую ненавязчивую музыку, от которой Марвина каждый раз тянуло в сон. Тем более в теплой, интимно освещенной кабине.
        В отличие от уютного лифта на этаже царила бодрящая обстановка: здесь было холодно. Не настолько, чтобы сразу окоченеть, но и стоять на месте тоже не стоило. Теперь Марвин понял, почему шеф, прежде чем отправиться в хранилище, порекомендовал взять с собой куртку и что-нибудь на голову, желательно шапку. Шапку Марвин не нашел, обошелся летней кепкой с пластиковым козырьком, о чем теперь приходилось жалеть - у него начали мерзнуть уши. Впрочем, у куртки был капюшон, который Марвин и накинул на голову, став похожим на уличного бомжа-попрошайку.
        Хранилищный этаж напомнил Марвину узловую станцию столичного метрополитена, где ему однажды довелось побывать. С той лишь разницей, что здесь не было ни лестниц, ни переходов, ни рельс для самоездных составов. А во всем остальном почти точная копия: высокий сводчатый потолок, усеянный квадратами ламп, и широкий перрон с мозаичным полом. В гранитных стенах там и тут темнели застекленные ниши со скульптурами неизвестных Марвину личностей. Личности были покрыты толстым слоем инея, отчего совершенно не опознавались.
        - А это что такое? - Марвин повел рукой, указывая на мерзлые изваяния. - Выставка достижений местного искусства? Навеки запечатленные образы наиболее достойных работников особняка?
        Шеф посмотрел в сторону ниш, ответил равнодушно:
        - Нет, не образы. Они сами и есть, достойные. Посмертная заморозка, в знак уважения к былым заслугам. Пантеон памяти, так сказать. Если будешь хорошо работать, продвигаться по ступеням, то и тебя в конце пути ждет личный морозильник.
        - Заманчивая перспектива, - севшим голосом сказал Марвин. - Очень, знаете ли, вдохновляет.
        Негор с усмешкой глянул на спутника и, на ходу раскуривая трубочку, направился в глубь зала.
        - То-то здесь такая холодина, - заметил Марвин, держась в стороне от шефа, чтобы не дышать табачным дымом. - Понятное дело, столько покойников в заморозке, как же без минусовой температуры в общем помещении.
        - Насчет холода. - Шеф оглянулся на шагающего позади собеседника. - Ты по незнанию путаешь причину и следствие. Дело в том, что хранилище охлаждается специально, для снижения активности находящихся там артефактов. К тому же стены и ячейки стеллажей выполнены из сырого железа, что дает дополнительную гарантию их, мнэ-э, консервации. А стенные ледники с витринами - всего лишь древний обычай. Кстати, далеко не каждый из умерших попадает в пантеон.
        - И кто это решает? - полюбопытствовал Марвин, надеясь, что шеф нечаянно обмолвится о своем руководстве. О том, кто находится на седьмой ступени посвящения.
        - Во всяком случае, не я, - коротко ответил негор и засопел трубочкой.
        Марвин понял, что расспрашивать шефа бессмысленно - он или хорошо контролирует свои действия, или действительно ничего не знает. В последнем Марвин сильно сомневался, но не схватишь же негора за грудки, не посадишь за стол с направленной в лицо лампой и не устроишь ему допрос с пристрастием! Начальник как-никак. Еще работать и работать бок о бок, какие тут допросы.
        - Дверь там. - Шеф ткнул трубочкой в сторону показавшегося среди витрин арочного проема. - Можно сказать, уже пришли. Как я говорил, держись ко мне поближе, пока не войдем. После разойдемся для осмотра стеллажей, для того тебя и позвал.
        Марвин на всякий случай немедленно пристроился в затылок к негору.
        Изнутри арочный проход был покрыт железными листами с множеством клепок по стыкам, чем сразу напомнил Марвину кабину-прототип. «Любопытно, - невольно подумал он, рассматривая тусклые, с едва заметными пятнами ржавчины куски металла, - а можно ли в прототипе хранить рабочие артефакты? Материал вроде бы точно такой, только не охлажденный». По первому впечатлению выходило, что можно, но какой в том смысл? Отмахнувшись от ненужной идеи, Марвин глянул поверх макушки шефа и от изумления сбился с шага.
        Обещанная дверь была похожа на ворота, ведущие в султанскую сокровищницу: двустворчатая, золотая, покрытая затейливым узором из разноцветных драгоценных камней. Сияющее панно завораживало игрой красок; казалось, что каждый камень на двери лучится своим внутренним светом. У Марвина появилось желание немедленно выковырять из чудесного узора хотя бы один, а лучше два камушка, просто так, на память. К сожалению, рядом был шеф, к тому же он не захватил с собой подаренный кинжал… Но кто мог знать!
        - Убойная красота, - прошептал Марвин. - Чудо, и только.
        - Да, - невозмутимо согласился негор, - смотрится замечательно. Хотя всего-навсего позолоченная стальная плита с миниатюрными смерть-лампами. Более современный вариант излучателей, вроде установленных при входе в зал собраний.
        Марвин поежился, представив, что случилось бы с ним, начни он выковыривать из плиты столь симпатичные «камушки». Наверняка очнулся бы в прототипе, а затем получил бы очередной выговор - на этот раз за порчу казенного имущества.
        У двери, специальной вставкой в мозаике пола, была проведена узкая красная линия. Перед линией возвышалась конструкция, напоминающая напольный пюпитр - из тех, на которые музыканты кладут листки с нотами. Однако вместо нотной подставки на металлическом штыре находился планшет с белым экраном, брат-близнец того, что шеф всегда носил с собой.
        - За черту не заходи, - предупредил шеф, кладя ладонь на планшет. - Сожжет, пикнуть не успеешь.
        Марвин из предосторожности сделал шаг назад.
        Внутри двери громко лязгнуло, и золотые створки раскрылись сами собой - не настежь, но достаточно, чтобы войти в помещение.
        - Теперь можно. - Негор переступил черту. - Пошли, а то через полминуты закроется.
        Проходя мимо створок, Марвин не удержался и провел пальцами по притягательному узору. Ощущение было необычное, словно он погладил что-то живое, теплое - Марвин отдернул руку, решив больше не экспериментировать. Еще укусит ненароком.
        Внутри хранилища было холодно и тихо. Рассеянный верхний свет казался дневным, но тусклым и несогревающим. Марвин задрал голову: темный потолок, усыпанный все теми же крохотными смерть-лампами, выглядел будто звездное августовское небо. С той лишь разницей, что здешние «звезды» могли вмиг испепелить любого незваного гостя.
        Длинные ряды стеллажей напоминали автоматические камеры хранения с некрашеными дверцами, на которых белели жестяные бирки с пробитыми инвентарными номерами. Каких-либо замков Марвин не увидел, у дверец имелись только ручки и круглые окошки ярко-красного цвета. Создавалось жутковатое впечатление, что в каждой камере сидит любознательный циклоп и следит за происходящим налитым кровью глазом. Выжидает, когда откроют дверцу.
        - Красный сигнал - ячейка занята, - вовремя пояснил шеф, - зеленый - свободна. Ищи зеленые, будем разбираться. Я направо, ты налево, в центре встретимся.
        Марвин кивнул и, свернув влево, пошел к дальней металлической стене.
        Стеллажи оказались высокие, в десять ярусов, до верхних ячеек без лестницы никак не доберешься. Но Марвин и не собирался туда лезть, достаточно было лишь посмотреть на цвет глазков и убедиться, что камеры не пустуют. Однако здоровое любопытство брало свое: дверцы без замков вызывали непреодолимое искушение заглянуть в ячейки. Решив, что самый лучший способ побороть соблазн - это ему поддаться, Марвин открыл первую попавшуюся дверцу.
        В ячейке лежали две потертые сафьяновые тапки с высоко загнутыми носками. Тапки были заботливо перехвачены резинкой с пояснительной запиской, но читать ее Марвин не стал: из камеры тянуло чем-то старым, плесневелым, а потому прикасаться к экспонатам не хотелось. Того гляди подхватишь какой-нибудь кожный грибок, потом лечись месяцами. Марвин брезгливо захлопнул дверцу, прошел дальше и открыл наугад следующую.
        Здесь ничем не пахло: посреди ячейки, на бумажной салфетке, стояла одна-единственная хрустальная бутылочка с призывной надписью на этикетке: «Выпей меня!» Марвин закрыл дверцу, ехидно подметив:
        - Ага, разогнался пить все подряд. Это пусть Гибарян, тот запросто.
        В очередной камере обнаружился подвешенный на ременных растяжках человеческий глаз. Марвин от неожиданности подался назад и лишь после сообразил, что тот наверняка стеклянный, вставной. Чем был опасен глазной протез - настолько, чтобы держать его в неприступном хранилище, - Марвин даже представить себе не мог. Он хотел было потрогать пальцем стекляшку, уже и руку к ней протянул, когда вдруг заметил, как у глаза расширяется зрачок; быстро захлопнув дверцу, Марвин отскочил в сторону. Внутри ячейки глухо пророкотало, будто прозвучали отголоски небесного грома, и вновь стало тихо, спокойно.
        - Пожалуй, с меня хватит, - обходя громовую ячейку стороной, озабоченно сказал Марвин. - Ну их к черту, эти артефакты. Еще схлопочешь какой-нибудь пожизненный сглаз, ни один прототип не поможет. - Поглядывая на сигнальные окошки, он заторопился дальше.
        Негор ожидал Марвина в условленном месте. Сложив руки на груди, он дымил трубочкой: вид у начальника был философски-печальный. Марвин сразу понял, что у шефа плохие новости, что проверенную им часть хранилища обокрали едва ли не подчистую. И наверняка пропажа была невосполнимой.
        - Шеф, неужели крупные потери? - посочувствовал Марвин. - Ох и сволочь ваш Фемах, ох и мерзавец!
        Негор вынул трубочку изо рта, выстучал ее об стеллаж и сообщил:
        - Отнюдь нет, все предметы на месте. Плащ-магоневидимка с запасными ключами тоже, я убедился.
        - Великолепно! - воспрянул духом Марвин. - Значит, артефакты никто не похищал, никакого грабежа не было… Что-о?! Плащ и связка в ячейках?
        - Именно, - грустно ответил шеф. - Удивительнейший, мнэ-э, парадокс. Небывалый. - Негор хотел сказать еще что-то, скорей всего по поводу случившегося, но в этот момент из его куртки донесся громкий дребезжащий звук. Сделав Марвину знак молчать, шеф достал из-за пазухи небольшую черную коробочку и приложил ее к уху. - Слушаю, - коротко сказал негор.
        В коробочке неразборчиво зачастил чей-то знакомый голос: слышно было едва-едва, но Марвин мог поклясться, что с шефом беседует Жанна. Явно взволнованная и чем-то сильно обеспокоенная.
        - Сейчас будем. - Негор сунул коробочку на место, быстрым шагом направился к выходу из хранилища.
        - Шеф, а что это у вас за переговорное устройство? - торопливо идя рядом и стараясь не задевать плечом стеллажи, спросил Марвин. - Впервые вижу.
        - Дальнофон, - отрывисто пояснил негор. - Парный артефакт голосовой связи на любых расстояниях. Один у меня, второй у Жанны, для экстренных вызовов.
        - А чего случилось, экстренного-то? - не отставал с расспросами Марвин. - Опять кража?
        Шеф не ответил; подойдя к дверным створкам, он нажал на выступающую из стены оранжевую клавишу. Сворки бесшумно разошлись - как понял Марвин, опознание личности для выхода не требовалось.
        - Не кража, - покинув арочный проход, наконец-то заговорил шеф. - Жанна почувствовала себя лучше и решила провести вскрытие мумии.
        - Ну? - насторожился Марвин.
        - Это не человек, - напряженным голосом ответил негор. - У пришельца вместо мягких тканей и внутренних органов сплошная губчатая масса, что-то вроде пористой резины. Жанна говорит, что в таком случае время мумификации сильно сокращается. То есть диверсант лежал в коридоре не два года, а гораздо меньше, от силы месяц.
        - Любопытно, - на ходу принялся размышлять Марвин. - Если ключи и плащ на месте, а чужак искусственный и умер сравнительно недавно, то… - Он задумался, начав отставать от шефа.
        - То - что? - Негор тоже замедлил шаг. - У тебя появилась какая-то идея? Ах да, я ведь постоянно забываю, что ты бывший детектив.
        - Даже несколько идей, - заверил его Марвин. - Но говорить о них пока рано, сначала надо хорошенько обдумать. Возможно, я ошибаюсь, у меня слишком мало данных. Грубо говоря, нет полной картинки событий.
        - Будут тебе данные, какие потребуются. Какие я вправе тебе предоставить, - раздраженно сказал шеф. - Ситуация слишком серьезная, чтобы заниматься излишней секретностью!
        Услышав уклончивое «вправе», Марвин уважительно покачал головой: даже сейчас шеф не впадал в панику и помнил о неразглашении тайн особняка. Или своих, личных - похоже, они крепко переплетались, эти тайны.
        Жанна ожидала шефа в медпункте, о котором Марвин слышал, но где еще ни разу не был. Расположенный в одном из коридоров возле зала собраний медицинский пункт выглядел до скуки обыденно и ничуть не интересно: белые кафельные стены, шкафчики с лекарствами на полочках, стандартная кушетка с ширмой в изголовье. И конечно же канцелярский стол для выписывания рецептов. Хотя кому они здесь нужны, эти рецепты - когда любые, особенно тяжелые болезни, лечились в особняке сразу и радикально.
        Но, как вскоре понял Марвин, это была лишь «парадная» часть медпункта.
        За ширмой находился вход в другую комнату, просторную, более похожую на ремонтную мастерскую, чем на стерильное медицинское помещение. Вдоль стен громоздились шкафы с разнообразным инструментом на полках - где кроме лотков со всякими скальпелями-пинцетами-захватами лежали гаечные ключи, молотки, пилы, клещи и прочие стамески-плоскогубцы. Да много чего там было, на тех полках, мало соответствующее лечебным целям; казалось, что подборку делал не врач, а какой-нибудь запасливый механик. Или палач-затейник, предпочитающий использовать в работе нестандартное пыточное оборудование.
        Посреди комнаты, на обитом жестью узком столе, лежало тело чужака с наброшенной на голову тряпкой. Разрезанная одежда свисала по бокам стола траурными лохмотьями, а само тело было аккуратно препарировано. Вскрыто везде, где Жанна посчитала нужным: торчащие вверх ребра пришельца и темный провал в животе вызвали у Марвина неожиданный приступ тошноты. Который, к счастью, сразу прошел.
        Шеф подошел к разделочному столу, постоял, всматриваясь в черную массу меж поднятых ребер. Затем вопросительно посмотрел на Жанну - одетую по случаю вскрытия в белый халат с прорезиненным фартуком, - спросил коротко: «Можно?» Жанна кивнула. Негор снял пиджак, закатал рукав рубашки и сунул руку в грудную полость чужака: шеф с сосредоточенным видом копался во внутренностях диверсанта. Что он собирался там найти, Марвин понятия не имел.
        Внутри тела омерзительно скрипело и похрустывало, над столом вскоре поднялось облако черной пыли. Жанна молча повязала шефу на лицо марлевую повязку, проигнорировав незваного гостя. Марвин не обиделся - достал из кармана носовой платок, им и обошелся вместо респиратора.
        Наконец шеф вынул испачканную по локоть руку, обтер ее снятой повязкой и разочарованно сказал:
        - Ничего нету. Странно.
        - Шеф, а что вы, собственно, хотели найти? - убирая от лица платок, поинтересовался Марвин.
        - Наш пришелец - типичная нежить, - лекторским тоном пояснил негор. - То есть искусственное существо, способное функционировать лишь в определенных условиях. Грубо говоря, это кадавр, который неминуемо должен был погибнуть, покинув место своего обитания, потеряв магическую подпитку. А он мало того что невесть сколько бродил по коридорам, так ведь и умер вовсе не от потери энергии, а от обычного обезвоживания. Потому я искал какой-нибудь артефакт, поддерживавший его, мнэ-э, непростую жизнь… Но ничего не обнаружил. Вот и удивляюсь.
        - Понятно. - Марвин подошел к изголовью стола, посмотрел на тряпку. - А если ему череп вскрыть? Может, в мозгах чего-нибудь найдем?
        - Я вскрыла, - спокойно сообщила Жанна, - и уже проверила. То же самое.
        - Тогда есть вариант. - Марвин снял тряпку с лица диверсанта.
        С трудом засунув пальцы в рот покойнику, он с силой потянул нижнюю челюсть - в голове мумии что-то затрещало - и, протолкнув руку поглубже, принялся ощупывать остатки рта и гортани. Ощущение было не из приятных, словно Марвин в сухом помете ковырялся, однако результат того стоил: Марвин вынул из распахнутой пасти игральную карту. Обычную, с позолоченной рубашкой и шестью черными легионерами на лицевой стороне.
        - Думаю, это то, что вы искали. - Он протянул находку шефу.
        Негор взял карту двумя пальцами, недоверчиво осмотрел ее и, уронив на пол, повернулся к вдруг попятившейся Жанне.
        - Как ты могла? - сжимая кулаки, глухо сказал шеф. - Чего-чего, а этого я от тебя совсем не ожидал. Как же так?
        Марвин перевел взгляд с расстроенного негора на виновато выглядящую Жанну, затем с Жанны вновь на негора и понял, что сейчас узнает что-то тайное в отношениях этой парочки. Или, что вероятнее всего, будет присутствовать при обычном семейном скандале.
        - Теперь мне понятно, откуда Фемах узнал мое имя, - с горечью продолжил негор. - А я-то переживал…
        - Я не виновата. - Жанна заплакала. Куда подевалась ее надменность и холодность! Сейчас это была обычная напуганная женщина. - У меня тогда случился жуткий фон, я плохо понимала, что происходит. Тебя рядом не оказалось, и Фемах воспользовался моей слабостью. Я приняла его за тебя! И назвала по имени. И отдала карты по его просьбе.
        - Ложь, - отрезал негор. - Не верю. Я видел вас, пылких любовников, ты никогда не была со мной такой страстной!
        - Видел? - изумилась Жанна. - Тогда почему не помешал? Повторяю: я была не в себе. Я не понимала происходящее.
        - Я был уверен, что ты нарочно изменяешь мне! - будто не слыша Жанну, закричал негор. - Но я простил тебя и ни словом, ни намеком не дал понять, что знаю о твоем проступке. Но Фемах! Этот подлец получил от меня по заслугам. - Шеф засмеялся каркающим смехом.
        Марвин насторожился - надо было срочно исправлять ситуацию, не то у шефа может случиться очередной сердечный приступ. Или негор, сам того не желая, устроит его Жанне.
        - Шеф, извините, что вмешиваюсь. - Он шагнул вперед, загораживая Жанну. - Помните, вы говорили, что предоставите мне нужные для расследования данные?
        Негор непонимающе уставился на подчиненного. Не давая шефу опомниться, Марвин продолжил:
        - Объясните, что вы сделали с Фемахом? Это очень важно! А всякие карты и дохлые кадавры подождут, никуда они от нас не денутся.
        - Что сделал? - зло усмехнулся негор. - Ничего особенного. Я лишь свел его с ума. Да-да! - повысил голос шеф, пытаясь заглянуть за Марвина. - Я, именно я сделал из него сумасшедшего! Слышишь, Жанна?
        - Каким образом? - придерживая разгневанного шефа за плечи, чтобы тот не вырвался и не продолжил скандалить с подругой, громко спросил Марвин. - С помощью вашего истукана? Того, что в кабинете?
        - Именно. - Негор внезапно успокоился. Отведя от себя руки Марвина, он сел на край стола, снял пенсне и, оставляя на щеках темные полосы, устало потер лицо ладонью. - Я хотел упечь мерзавца в карцер иллюзий, пожизненно. Но для того, чтобы открылся замок свободной камеры, необходимо согласие всех сотрудников на изоляцию безумца. Которое я не получил, потому что Фемах удрал раньше, чем стал окончательно сумасшедшим.
        - Понятно, - задумчиво сказал Марвин. - Надо же, в который раз убеждаюсь, что в основе самых неожиданных поступков всегда лежит банальнейший повод… А карты? Для чего они, откуда?
        - После, - отмахнулся негор, вставая и надевая оставленный на стуле пиджак. - Марвин, ты вот чего, ты иди, ладно? Нам с Жанной поговорить надо. О личном, без посторонних. И не бойся, никаких эксцессов больше не будет. Думаешь, я не понял, почему ты кинулся выяснять подробности? - Шеф слабо улыбнулся.
        Марвин оглянулся на Жанну, та прошелестела на выдохе:
        - Спасибо, не беспокойся.
        - Ладно. - Марвин вышел из комнаты, обернулся на пороге. - Если что, я в буфете. Или у себя.
        Но ему никто не ответил: Жанна и шеф, взявшись за руки, молча стояли и смотрели друг на друга. Смутившись, Марвин поторопился уйти.
        В зале собраний было тихо, просторно - свечи, как и мебель, вновь пропали неизвестно куда. Тусклое дежурное освещение навевало дремотное состояние, потому Марвин, не задерживаясь, направился прямиком в буфет. Поужинать и спать, чего ж еще. Однако, не дойдя до буфета, он услышал далекое, едва слышимое пение. Пели где-то в коридоре, ведущем к бриллиантовому дождю, на два голоса, от души, фальшиво и нестройно.
        - А жизнь продолжается, - с удовольствием заметил Марвин. Забыв об ужине, он зашагал по коридору навстречу песне.
        Там явно не хватало третьего. Тоже безголосого и тоже крепко фальшивящего.
        ГЛАВА 6
        Марвин закончил бриться. Умылся, фыркая и разбрызгивая вокруг раковины воду, вытер лицо полотенцем, критически изучил свое отражение в зеркале - а, сойдет, не на свидание собрался - и вышел из ванной комнаты. Насвистывая что-то немузыкальное, но вполне подходящее к утреннему настроению, Марвин направился в гостиную.
        Возле письменного стола, повернув стул спинкой вперед, сидел Далий. Подперев щеку рукой, он то ли дремал, то ли о чем-то глубоко задумался: с напарника можно было писать убедительную картину под названием «Утро после загула». Помятый вид Далия красноречиво говорил о том, что нынешняя ночь удалась. И что после ухода Марвина напарник продолжил веселье в компании с Гибаряном.
        Похоже, одевался Далий тоже в полусне, иначе чем можно было объяснить его пеструю до ряби рубашку-безрукавку, пляжные шорты и резиновые тапочки-шлепки на голую ногу. Наряд, от которого консервативный шеф сначала впадет в ступор, а затем разразится воспитательной речью о нравах молодежи.
        А после вкатит Далию строгий выговор. Однозначно.
        Марвин подошел к шкафу, достал с полки флакон с одеколоном, налил в ладонь и протер лицо. Затем принялся одеваться, посматривая на гостя, однако Далий никак не отреагировал на появление Марвина.
        - Что-то ты сегодня рано, - наконец заметил Марвин; одновременно с его словами напольные часы пробили девять. - В смысле рано для тебя, - глянув на циферблат, уточнил Марвин. - Ты же раньше десяти не просыпаешься. Хотелось бы знать, с какого перепуга твой неурочный подъем, прямо-таки ни свет ни заря.
        Далий приоткрыл один глаз, убедился, что Марвин ему не мерещится, и сонно сказал:
        - Мне скучно. И томно. Причем как-то одновременно.
        - А нечего было после бриллиантового дождя в грот с шампанским переться, - без сочувствия заметил Марвин. - В развлечениях главное вовремя остановиться.
        - Не в шампанском дело, - зевнув, отозвался Далий. - Что мне та шипучка, тьфу, а не питье… У меня, Марвин, не похмелье, а гораздо хуже. У меня, понимаешь, философское настроение. Как только проснулся, так сразу и понял - опаньки, стряслось! Ну, и как дальше спать, когда в голове полная фигня? Пришлось вылезти из кровати, чтобы отвлечься от дурацких размышлений, допить остатки шампанского и выгнать Гибаряна.
        - Он у тебя ночевал? - обувая сандалии, равнодушно поинтересовался Марвин. - Не смог до своего номера доползти?
        - Вот ты смеешься, а зря. - Далий грустно посмотрел на приятеля. - Я, может быть, человека от смерти спас. Гибарян у меня в бассейне заснул, на надувном матрасе. А матрас за ночь почти весь сдулся… Мне медаль надо давать, типа за спасение утопающего, и премиальные.
        - Обратись к шефу, - посоветовал Марвин, - он у нас человек душевный, враз тебя и медалью, и премиальными обеспечит. Несомненно, хе-хе.
        - Кстати, о начальстве, - вспомнив, оживился Далий. - Я ведь, прежде чем к тебе зарулить, к нему сходил. Шеф хотел мне переносной сейф для артефактов выдать, специальный железный чемоданчик с ручкой. Чтобы, значит, они сами по себе не активировались.
        - Да знаю я про экранирующее железо, - отмахнулся Марвин, - можешь не объяснять. Но, помнится, ты должен был забрать снаряжение несколько дней тому назад.
        - Я забыл, - беззаботно улыбнулся напарник. - И вообще, какая разница, днем раньше, днем позже, все равно в мироздании ничего от этого не изменится. Слушай сюда. - Он заговорщицки понизил голос. - Значит, пришел я к шефу, постучал в дверь, а там тишина. Я за ручку, толкаю, а дверь-то не открывается! Замок поставил, что ли?
        Марвин вспомнил вчерашнюю размолвку шефа с Жанной, понимающе усмехнулся, но объяснять что-либо Далию не стал - зачем разглашать информацию личного характера? Напарника случившееся не касалось, а сплетничать Марвин не любил.
        - Вряд ли. - Марвин похлопал товарища по плечу. Думаю, дверь столом подперли, и все дела. Вставай, пошли завтракать!
        - Но зачем столом-то? - поднимаясь, встревожился Далий. - Для чего? Ей-ей, какая-то жутко подозрительная тайна. Очень она меня настораживает.
        - От таких любознательных, как ты, и подперли, - веселясь, сказал Марвин. - От чересчур ранних граждан с философским настроем.
        В буфете, как обычно, было пустынно. Шеф и Жанна наверняка отсыпались после бурного выяснения отношений; недоутопленный Гибарян скорей всего отправился в какое-нибудь секретное местечко с алкогольным источником, для восстановления здоровья. А Рипли, как казалось Марвину, вообще питалась одним лишь святым духом - за все время он еще ни разу не видел девушку в буфетном зале. Хотя, возможно, она просто стеснялась есть на людях и выжидала, когда помещение будет свободным. Что ж, у каждого свои проблемы.
        Так как накануне Марвин забыл составить меню на сегодняшний день, завтракать ему пришлось чем придется. Впрочем, еда сейчас мало интересовала Марвина, он размышлял о вчерашних событиях. Например, о том, кем был создан погибший лазутчик: вряд ли Фемах стал продвинутым колдуном в сотворенной им реальности, ох вряд ли. Нелогично это было бы. Потому что бывший видящий искал готовый мир, давно существующий - по его мнению. Где уже есть правительство, король или император, маги, полиция, судьи и судебные исполнители, обыватели и конечно же налоги. Какое ж государство да без налогов! А вот какую роль в той выдуманной реальности назначил себе Фемах, был вопрос вопросов. Возможно, он теперь работает дворником, или сапожником, или уличным торговцем - и ведать не ведает, что это именно он поддерживает существование окружающей его действительности. Живет обычной жизнью, всем довольный, ни на что более не претендующий.
        Или, скажем, разбойничает на дорогах. Или содержит публичный дом. Или организовал подполье с целью свержения монархического строя - кто знает, что может взбрести в голову безумцу. Но в одном Марвин был точно уверен: в придуманном Фемахом мире, на момент его появления там, все ключевые должности уже были заняты. Потому что иначе не получается… Хотя кто-то же создал и послал на задание колдовского диверсанта! Но кто, если не Фемах?
        Марвин в задумчивости укусил вместе с колбасой вилку - хорошо, что в буфете все столовые приборы пластиковые, иначе бы точно зуб сломал. И ищи тогда стоматолога, которого здесь нету. «Между прочим, серьезная проблема, - разглядывая надкусанную вилку, подумал Марвин. - Интересно, как с ней справляются остальные? Глотают яд, чтобы воскреснуть со здоровыми зубами?» Судя по методам врачевательницы Жанны, в особняке практиковался именно такой способ лечения. Как говорится, быстро, дешево и от всех болезней.
        Чертыхнувшись, Марвин сделал многослойную конструкцию из хлеба, колбасы, снова хлеба, масла, сыра и зелени - тут уж наверняка зубы не попортишь. Разве что изжогу заработаешь, но это не беда, можно минеральной водой погасить.
        Обкусывая по краям слишком толстый бутерброд, Марвин вполслуха слушал рассказ Далия о вчерашних похождениях: он продолжал обдумывать возможные варианты мироздания по Фемаху. Эта задачка интересовала его куда больше, чем развлечения напарника, тем более что ничего особенного в них не было. Ну, выпили-погуляли, ну, поспали-проснулись. Все как всегда. Не утонули в бассейне, и ладно.
        - …Да ты ни фига меня не слушаешь! - возмутился Далий, подавшись через стол и размахивая перед лицом Марвина ладонью. - Эй, тут есть кто-нибудь?
        - В чем дело? - спохватился Марвин, торопливо оглядывая зал. - Шеф пришел, что ли?
        - Шефа как не было, так и нет. - Далий укоризненно посмотрел на товарища. - Я, понимаешь, распинаюсь перед ним, планы на сегодняшний день строю, совета спрашиваю, а он только «угу» да «ага». И глаза, блин, стеклянные, как у музейного чучела, ни черта не соображающие. Интересно, кто вчера гудел до утра: я или ты?
        - Извини, задумался. - Марвин положил на картонную тарелку остаток бутерброда, открыл пакет с апельсиновым соком. Тяжело вздохнул, но деваться было некуда, от Далия простыми извинениями не отделаешься. - Давай рассказывай по новой, чего там у тебя.
        Марвин воткнул в пакет соломинку и приготовился слушать о похождениях напарника во второй раз. Но Далий лишь махнул рукой:
        - Э, не хочу время зря тратить. Что было, то прошло. Я о другом - как выходной день проведем?
        - Выходной? - не понял Марвин. - Что-то я не слышал, чтобы в обители были выходные. Новое распоряжение шефа, что ли?
        - Чудак-человек, - от души рассмеялся напарник, - какое еще распоряжение, откуда. Сам подумай - если начальства нет и неизвестно когда оно появится, что тогда делают подчиненные? Правильно, назначают себе праздничный день с полным оттягом. Типа можно устроить гулянку на рабочем месте, но я уже не хочу, нагулялся вчера до икоты. Тупо валяться на кровати или вести умные беседы тоже неохота, потому остается лишь один вариант. Причем круто экстремальный!
        - И какой же? - заинтересовался Марвин. - Заинтриговал, чертяка.
        - Вольный поиск приключений, - торжественно объявил Далий. - Где сохранность жизни не гарантируется. Но ощущения, надеюсь, будут классные - те, от которых кровь в жилах стынет. Или бурлит, это когда как.
        - Вольный? Приключений? - Марвин нахмурился, стараясь понять новаторскую идею напарника. - Что-то я не очень… Поясни.
        - Когда мне совсем скучно, вернее, когда накатывает философское настроение, я иду в лифт. - Далий умолк, с подозрением огляделся по сторонам, не подслушивает ли кто. Марвин поневоле тоже осмотрелся, но, кроме них, в помещении никого не было. Далий кивнул, продолжил шепотом: - А там с закрытыми глазами, наугад, набираю случайный адресный код. После чего даю подтверждение и еду неизвестно куда. - Далий торжествующе посмотрел на Марвина. - Как тебе мое изобретение?
        - Чего же в этом экстремального? - удивился Марвин. - Поездка как поездка, коридоры да залы. Нет, звучит не слишком убедительно. Не вдохновляет.
        - Неразведанные коридоры и неразведанные залы, - назидательно поднял палец Далий. - Адресный код всегда пятизначный, сам подумай, сколько комбинаций можно набрать. Типа сто тысяч этажей, уровней, залов, комнат, переходов и закоулков! И не везде осточертевшие коридоры с запертыми дверьми, уж ты мне поверь… Между прочим, шеф о многих адресах понятия не имеет. Он, если в обители происходит что-то важное, автоматически получает на свой планшет код нужного места, по нему и ориентируется. То есть меня туда посылает. Этих кодов в планшете уйма, как и разведанных этажей. Но непроверенных-то еще больше!
        Марвин недоверчиво хмыкнул. Нет, он допускал, что на заброшенных этажах можно найти что-нибудь любопытное, но шанс был невелик. Тыкать наугад в кнопки - чтобы ехать невесть куда невесть сколько, а после обнаружить очередной унылый коридор с запертыми дверями - его не прельщало.
        - Ты мне не веришь, - обиженно сказал Далий. - Зря. Вот, помню, был у меня случай: набрал я код, понятное дело вслепую, и нате вам! Приезжаю по адресу, двери открываются, а там… - Напарник сделал многозначительную паузу, ожидая, когда Марвин заинтересуется.
        Марвин поднял брови, округлил глаза - раз человек хочет, чего ж ему не подыграть.
        - А там темнота, - трагическим голосом возвестил Далий. - Кромешная, ни фигушечки не видно. Только потолочный свет кабины, да и тот какой-то полудохлый, вот-вот погаснет. И в той наружной темноте, представляешь, повсюду человеческие глаза! Блестят и моргают, блестят и моргают. А взгляды нехорошие, голодные… Ох я и струхнул! Мигом настучал код возвращения, и вовремя - только дверцы закрылись, как по ним скрести начали. Типа когтями скрипеть: вжик, вжик. Но тихонько, пробно. В общем, адреналина я получил выше крыши.
        - Глаза с когтями. Гм, любопытно, - вежливо согласился Марвин. - А где ты еще бывал?
        - Что, интересно? - обрадовался напарник. - В другой раз я оказался в шикарном местечке, жаль адресный номер не знаю. Там настолько яркий свет, что без темных очков запросто ослепнуть можно. Но, помню, красиво было невероятно! Везде какие-то кружевные странности плавают, сверху теплый снег меленько-меленько сыплет, и повсюду тишина. Но уютная, не то что там, где глаза. А еще типа наступил у меня сразу полный душевный кайф. Короче, там… э-э-э… - Далий в затруднении пощелкал пальцами, не нашел подходящих слов и, широко разведя руки, сказал: - Во как там офигенно!
        - Несомненно, - беря с тарелки огрызок бутерброда, поддакнул Марвин. - Занятные места, не спорю, но я бы поостерегся в них надолго оставаться. Уж слишком оно галлюцинации напоминают. Например, непроветриваемые этажи, где за сотни лет мог скопиться удушающий газ. Или летучие споры какой-нибудь наркотической плесени, они при вдыхании тоже дают сходный эффект.
        - Газ? Плесень? - не на шутку возмутился Далий. - Ты думаешь, я вру? А это, по-твоему, что? - Он сунул под нос Марвину левую руку с длинным шрамом на предплечье. С тем самым, который долго заживал.
        - Хочешь сказать, тебя кружевная странность цапнула? - глядя на шрам, недоверчиво спросил Марвин.
        - Нет, это меня когтем резануло, когда дверцы закрывались. - Далий убрал руку со стола. - На этаже с глазами. Острый, гад, как бритва. Я только через полминуты заметил, что ранен, да и то когда кровь на полу увидел.
        - Тогда нам вообще не стоит экспериментировать с кнопками, - твердо сказал Марвин.
        - Испугался? - ехидно подначил Далий. - Струсил, да?
        - Нет, обычная предосторожность. - Марвин отряхнул с рук крошки. - Можем нечаянно вновь оказаться на этаже с когтистыми глазами. А так как они уже почуяли твою кровь, то раздумывать больше не станут, атакуют немедленно. Ты как хочешь, а я не собираюсь быть для кого-то кормежкой.
        - Надо же. Я и не подумал, - расстроился напарник, - не сообразил. Тьфу ты, зря я опасный код не запомнил, теперь каждый раз пугаться заранее стану… Но зато, - воспрянул духом Далий, - ты представляешь, сколько адреналина при каждой поездке наугад! Съедят, не съедят, красота!
        Марвин не ответил, лишь удрученно покачал головой, мол, горбатого могила исправит.
        Конечно, Далий мог выдумать свои похождения, чтобы покрасоваться перед старшим, развлечься в свойственной ему манере. И шрам мог заработать в совершенно другом месте, все равно не проверишь, однако что-то в рассказе напарника заставляло верить в правдивость его приключений. Убежденность Далия, скорей всего.
        Так или иначе, но Марвин не собирался тратить сегодняшний день на пустые развлечения. Надо было обмозговать сложившуюся в обители непростую ситуацию, сделать выводы и наметить цели. В конце концов, просто заняться любимым делом, поработать головой, как в былые времена. Но сначала нужно было отделаться от напарника, потому что этот ходячий фонтан идей нипочем не отстанет от Марвина, пока не добьется своего. Пока не устроит шумное развлечение, без разницы какое, лишь бы в нем участвовал не только он один.
        - Дружище, а что бы тебе не прогуляться? Скажем, поискать Гибаряна, - участливо предложил Марвин. - Человек невесть где пропадает, наверное, мучается после вчерашнего. Может, ему нужна твоя срочная помощь, чисто по-товарищески.
        - Гибарян и мучается? - рассмеялся Далий. - Хотел бы я увидеть нашего аналитика страдающим от похмелья, это будет покруче ярмарочного парада уродцев. Он же того, - напарник постучал себя пальцем по голове, - мозгами очипованный, для него спиртное как для тебя бутерброд. Типа съедается организмом без последствий.
        - В каком смысле? - насторожился Марвин: надо же, очередная местная загадка. Да сколько же их еще будет?!
        Далий, видя интерес собеседника, охотно сообщил:
        - Гибарян рассказывал, что он когда-то работал в военной шарашке, там, где новые виды оружия придумывают. А чтобы изобретательский народ быстрее соображал, им вшили в мозги какие-то «чипы». Черт его знает чего оно такое, но Гибарян сказал, «крутая штуковина», расширяет сознание на раз. Говорил, что для активации чипов они принимали специальную микстуру, причем постоянно. Когда же Гибарян попал сюда, то, ясен пень, остался без снадобья и у него началось что-то вроде ломки - в общем, соображать перестал. Отупел конкретно! А после обнаружил, что спиртное отлично заменяет микстурную химию, ну и пошло-поехало. Поэтому трезвым его больше никто не видел. - Далий с завистью поцокал языком. - И главное, никакого похмелья! Эхма, кто бы мне такой чип в башку вшил, век бы благодарил.
        - Что-то Гибарян поздновато насчет пьянства затеялся, - не поверил Марвин. - Взрослый мужик, неужели ни разу в своей шарашке не выпивал?
        - Во-первых, там ввели сухой закон, под страхом расстрела. А во-вторых, ты не поверишь, он раньше был абсолютным трезвенником, - заверил старшего Далий. - Пока в обители не оказался. Кстати, у Гибаряна посмертный бонус - железное здоровье. И эта, как ее… полная регенерация организма. Может пить что угодно, хоть техническую кислоту, ничего с ним не станется.
        - Полезное свойство, спору нет. Но, честно говоря, мне нисколько не завидно, - помолчав, сказал Марвин. - Быть всю жизнь пьяным, чтобы нормально соображать, это, знаешь ли, не дар, это серьезное наказание. Не повезло Гибаряну, что поделать.
        Судя по затуманенному взгляду, подобная мысль никогда не приходила Далию в голову. Похоже, идея Марвина оказалась для напарника если не революционной, то заставляющей серьезно призадуматься.
        Марвин хотел уже было подняться и уйти, чего зря рассиживаться, когда дверь отворилась и на пороге возник шеф. Крякнув от неожиданности, Марвин застыл в неудобном полусогнутом положении. Далий заметил его странную позу, оглянулся и нервно захихикал. Потому что негор выглядел точь-в-точь как Далий, разве что безрукавка была иной расцветки. К тому же шеф улыбался, широко и белозубо, что само по себе казалось невероятным. Дружески помахав подчиненным рукой, негор направился к продуктовым шкафам.
        - Е-мое, что с человеком стряслось? - прошептал Далий, с тревогой посмотрев на Марвина. - Тебе не кажется, что наш шеф подвинулся умом?
        - Все нормально, ты просто не в курсе. - Марвин опустился на место, подмигнул напарнику. - У шефа была давняя проблема с Жанной, из-за Фемаха, а вчера вечером они наконец-то решили выяснить отношения. Как видишь, разборка пошла на пользу.
        - Глазам своим не верю, - восхищенно пробормотал Далий, пялясь на начальника. - Ей-ей, прям другой человек. Типа совсем как нормальный.
        Негор подошел к их столу, без спроса поставил поднос и сел, потеснив Далия. Чувствовалось, что шеф в прекрасном настроении: Марвин сильно пожалел, что им не платят зарплату, сейчас было самое время просить прибавку.
        - Отличное утро, друзья мои, - беря из лотка вилку, проникновенно сказал негор. - Можно сказать, прекрасное!
        - Шеф, как я понял, вас можно поздравить? - тут же ляпнул бесцеремонный Далий.
        Марвин едва слышно охнул, но было поздно.
        - С чем? - насторожился шеф, даже вилку рядом с тарелкой положил.
        - Со сменой стиля в одежде, - жизнерадостно объявил напарник, - идете в ногу с молодежной модой. - Он похлопал себя по груди, по рубашке; Марвин перевел дух, обозвал про себя Далия идиотом и с любопытством стал ждать, что ответит шеф.
        - А, вон ты о чем, - успокоился негор. - Действительно, сегодня мне вдруг захотелось одеться как-то иначе, не каждодневно. Устроить себе на день-другой что-то вроде короткого отпуска.
        - Замечательная мысль! Гениальная, - немедленно воодушевился Далий. - Мы слишком давно не отдыхали, пора всем расслабиться. Сразу после завтрака и начнем, чего тянуть-то.
        - Я сказал «себе», а не «всем», - ехидно глянув на Далия, напомнил негор. - Насколько я знаю, некоторые работники - не будем указывать пальцем, кто именно, - и без того не перетруждаются. Поэтому сегодня вы, - шеф обвел взглядом Марвина и приунывшего Далия, - отправитесь на поиски прохода в мир Фемаха. Ваша задача только обнаружить его и ни в коем случае не соваться дальше, понятно?
        Напарники одновременно кивнули.
        - Если вход существует, то надо быть предельно осторожными. Найдете, вернетесь ко мне с докладом, а дальше я обдумаю, как организовать туда экспедицию. Вернее, как вас обоих подготовить к ней.
        - Нас? - изумился Далий. - Я думал, вы лично займетесь. Типа карающий меч правосудия и всякое прочее. Глобальное спасение миров аккурат по вашей должности!
        - Меня Фемах в лицо знает. - Шеф без настроения поковырял вилкой в тарелке. - К тому же ему известно мое истинное имя, а это дает мерзавцу возможность быстро разделаться со мной на его территории. Как я понимаю, творимое там колдовство вэду до наших мест не достает, иначе бы мне уже давно не поздоровилось.
        - Это вы про куклу, да? - оживился Далий. - Которая с иголками и на вас похожа? Я-то все голову ломал, на фига она нужна, для каких целей, а оно вон чего. Колдовство вэду, круто! Шеф, а что такое вэду? Никогда о нем не слышал.
        Негор сумрачно посмотрел на собеседника, отодвинул от себя тарелку и с досадой сказал:
        - Вот умеешь ты, Далий, настроение людям портить. Мда-а, придется объяснять, сам ведь разговор затеял. Колдовство вэду, чтобы ты знал, это… мнэ-э… такая древняя эфиопийская магия. Основанная на том, что с человеком можно сделать что угодно, если ты знаешь его истинное имя и у тебя есть какая-нибудь часть его тела. Не обязательно глаз или палец, сойдет и кровь. В крайнем случае сгодятся ногти, волосы или слюна. Например, в найденной вами кукле я обнаружил обрезки моих волос и ногтей - ума не приложу, когда и где Фемах ухитрился их раздобыть! Видимо, давно собирался со мной поквитаться. Готовился, мерзавец.
        - Шеф, а какой смысл вас убивать? - удивился Марвин. - Вы же все равно воскреснете. Глупо оно как-то получается. Несерьезно.
        - Думаю, кадавр шел сюда не с целью убийства. - Негор взял стакан с чаем, но пить не стал. - Скорей всего у лазутчика была задача подчинить меня себе и заставить что-то выполнить. Скажем, вынести для него из хранилища некий артефакт. Или провести в какое-нибудь важное место, дороги к которому он не знает. К сожалению, это не объясняет, для чего у кадавра были с собой ключи от камер нулевого уровня. И брелок, открывающий все двери особняка. И вообще, откуда она взялась, та связка вместе с плащом. - Шеф поставил стакан на место и пододвинул к себе тарелку. Наверное, вновь аппетит разыгрался, но уже на нервной почве.
        - У меня есть некоторые соображения по поводу ключей. Уверен, полностью объясняющие их загадку, - веско произнес Марвин.
        Шеф от неожиданности поперхнулся и закашлялся, прижимая руки к груди; сидевший рядом Далий с озабоченным видом принялся стучать негора по спине кулаком.
        - Хватит! - отдышавшись, рявкнул шеф. - Довольно. Спасибо за помощь.
        Далий угукнул и слышимо проворчал себе под нос:
        - Можно было бы и выходным поощрить, за спасательные заслуги.
        Однако шеф сделал вид, что реплику не услышал. Утерев рот салфеткой, негор строго посмотрел на Марвина:
        - Давай выкладывай. И подробно.
        Марвин протянул руку, забрал у Далия пакет с недопитым вишневым соком. Сделал пару глотков, с удовольствием поглядывая на нервничающего шефа, наконец вернул пакет напарнику и сказал:
        - Особых подробностей не будет, откуда им взяться. Суть же в том, что у Фемаха великолепная зрительная память. И что он, по вашим словам, был отменным взломщиком сейфов.
        Шеф нетерпеливо забарабанил пальцами по столу, ожидая продолжения рассказа. Марвин решил не испытывать терпение начальника:
        - В общем, Фемах сумел восстановить нужные ему вещи по памяти. Если с плащом и брелоком все понятно, то в случае с ключами пригодились его навыки специалиста-взломщика. Хотя, думаю, ключи были созданы точно так же, как и остальные предметы. То есть магическим способом.
        - Погоди, - остановил Марвина шеф, - в каком смысле «понятно»? Мне, проницательный ты наш, ничего не понятно! Я ведь просил поподробнее, а потому будь любезен объяснять внятно и не перескакивать с одного на другое.
        - Хорошо. - Марвин откинулся на спинку плетеного кресла. - Вы мне сами недавно говорили, что у прежнего видящего была пятая ступень допуска с правом посещения хранилища, верно?
        Негор неуверенно кивнул, не понимая, к чему клонит Марвин.
        - Наверняка Фемах бывал там много раз - как по служебным делам, так и из любопытства. Не пьянствовал с Гибаряном, а по делу знакомился с имеющимися артефактами, с их свойствами. Я бы и сам с большим интересом исследовал экспонаты хранилища. - Тут Марвин вспомнил громобойный глаз и поспешил уточнить: - Не все подряд, но многое из запрятанного в ячейках.
        - Допустим, - кивнул шеф. - Далее.
        - Фемах однозначно изучил и запасные ключи. - Марвин выпрямился, плетеная спинка оказалась слишком жесткой. - Причем намертво запомнив их конфигурацию. Опять же на всякий случай, из профессионального интереса. А после, когда Фемах оказался… э-э-э… там, где оказался, то сумел восстановить увиденное по памяти. Те же плащ и брелок, например, не говоря уже о ключах. Которые он мог попросту выточить, найдя нужный инструмент.
        - Ты хочешь сказать, что Фемах стал могущественным чародеем? - с сомнением предположил шеф. - Гм, вряд ли. Не в его вкусе увлечение.
        - Не обязательно «стал», - терпеливо пояснил Марвин. - Фемаху достаточно было свести знакомство с каким-нибудь мощным колдуном, объяснить ему свойства предметов, тот и создал бы их без особых проблем. Вернее, создал бы не колдун, а сам особняк, выполняющий прихоти бывшего видящего. Могущественный чародей - это, скорее, символ, очередная маска «Обители черного дракона». Ее, можно сказать, измененная Фемахом сущность.
        - Любопытно. - Негор замолчал, прикусив нижнюю губу и что-то обдумывая.
        - По поводу конкретных целей пришельца. - Марвин не стал дожидаться, когда шеф даст указание рассказывать дальше. - В смысле зачем ему были нужны ключи и брелок - здесь я ничего определенного сказать не могу. Но опять же у меня есть предположение, что затевалась реальная диверсия. Скажем, если бы кадавр выпустил из карцеров сидящих там психов, то беглецы надолго бы отвлекли наше внимание. И диверсант сумел бы под шумок выполнить свое задание. Или, что гораздо хуже, открыл бы брелоком двери в коридорах - не все, конечно, но запирающие какие-то опасные места - чтобы вызвать всеобщую панику и неразбериху. Само собой, с целью парализовать нормальную работу особняка. В общем, устроил бы местную катастрофу с далеко идущими последствиями. - Марвин умолк, ожидая реакции шефа.
        Негор перестал жевать губу, поднял на собеседника взгляд - усталый, вымученный - и сказал тускло:
        - Твои предположения, Марвин, меня пугают настолько, что я даже не хочу их комментировать. Не желаю. Вернешься, тогда и обсудим, с учетом результатов проверки. Кстати об обсуждении. - Шеф сунул руку в карман шорт, вынул и положил на стол знакомый Марвину дальнофон. - Возьмешь с собой, чтобы мы были на связи. Надеюсь, аппарат будет нормально работать и в закрытых коридорах. Я не проверял, не было необходимости, но иного способа экстренной связи у меня нету. Мало ли что может произойти, я должен знать о любых неожиданностях. Далий, - шеф повернулся к соседу, - будь любезен, сходи и переоденься по-походному. Мне кажется, что путешествовать в шлепанцах тебе будет, мнэ-э, несколько затруднительно.
        - Так точно, господин генерал! - вставая из-за стола, бодро отрапортовал Далий. - Марвин, давай, чтобы не бегать друг за дружкой, встретимся возле грота?
        - Согласен, - не стал возражать Марвин. - Но учти, ни глотка шампанского. Если запоздаю, стой у входа и внутрь не заходи. И даже не заглядывай.
        - За кого ты меня принимаешь, - обиделся Далий. - Я, если надо, кремень, а не человек! Типа могу проявлять невероятную выдержку, но до вечера. До окончания работы.
        - Если б я тебя не знал, то поверил бы, - отмахнулся Марвин. - Иди уж, титан духа, а я останусь, надо разобраться, как с дальнофоном работать.
        Далий посмотрел на черную коробочку, пожал плечами, мол, на фига она нужна, одна морока, будем как собачки на поводке. Подтянув сползшие шорты, он с независимым видом направился к выходу.
        - Посох не забудь! - напомнил ему в спину шеф.
        - Скорее я голову забуду, - не оборачиваясь, ответил Далий и скрылся за дверями.
        Марвин переглянулся с негором, оба рассмеялись. Посерьезнев, шеф пододвинул дальнофон Марвину, указал пальцем на две кнопки под круглой решеткой:
        - Верхняя - вызов, нижняя - отбой. Звук идет отсюда. - Он постучал ногтем по решетке. - Говорить громко не обязательно, внутри чувствительный приемник речи. Вроде бы все. - Негор посмотрел на собеседника. - Какие-нибудь вопросы есть?
        - Вообще-то да. - Марвин взял прибор, тот оказался неожиданно тяжелым. - Не принципиальные, но для меня интересные. Скажите, как выглядел Фемах? Какие у него были привычки, склонности. Возможно, особые приметы.
        - Я же сказал - найти проход и ни ногой дальше. - Шеф достал из нагрудного кармана рубашки заранее набитую трубочку и, сердясь, принялся раскуривать ее от спички. - Ни о каком расследовании в ином мире не может быть и речи!
        - Конечно, - наблюдая за густеющими струйками дыма, кивнул Марвин. - Я спрашиваю лишь для того, чтобы обдумать одну идейку. Собственно, хочу составить для себя психотип Фемаха и понять его возможную роль в придуманном им мире.
        - Тогда ладно. - Негор помахал ладонью, разгоняя сизое марево перед лицом. - Как он выглядит на самом деле, я, конечно, не знаю. Для меня Фемах был таким же негорросо, как и я, только моложе. Повыше меня, телосложение плотное… мнэ-э… Любит поговорить, вежлив до приторности, но это всего лишь уловка. На самом деле характер у Фемаха исключительно мерзкий и подлый; тихий хам, в общем. Шрамов или татуировок я у него не видел. Что еще можно сказать? - Шеф затянулся дымом, помолчал, вспоминая.
        «Негорросо, ах ты ж, - с беспокойством подумал Марвин. - Нет такого слова в моем мире, я бы обязательно слышал. Получается, шеф тоже из какой-то иной реальности, схожей с моей. Без сомнений, коллектив в особняке подобран исключительно из иномирцев, причем от каждого мира по одному человеку. Уверен, что и у Жанны с Гибаряном, копни поглубже, найдутся тому доказательства. Не думаю, что это случайность, хотя кто знает».
        - А какой у Фемаха голос? - выводя шефа из задумчивости, спросил Марвин. - Голос ведь не замаскируешь, он и с годами-то не слишком меняется.
        - Не высокий и не низкий. - Негор попыхтел трубочкой. - Никакой голос, если честно. Незапоминающийся. Но зато, - спохватился шеф, - у Фемаха было любимое словечко «загермард», уж не знаю, что оно означает, но вставлял он его почти в каждое предложение. Скорей всего, ругательство, мне кажется.
        - Негусто, - с сожалением сказал Марвин. - Но хоть что-то. Ладно, шеф, пойду-ка я тоже переоденусь и двину к Далию. Нельзя его надолго без присмотра оставлять - того гляди заскучает, а там шампанское под боком, раз-два, и все, пропал день для похода.
        - Пороть его некому, твоего напарника, - выстукивая горелый табак в тарелку, резонно заметил негор. - Что ему мои выговоры, чихал он на них. Тут, Марвин, нужна крепкая рука, а не уговоры и нотации. В общем, даю тебе свое добро на… мнэ-э… воспитание твоего подопечного. Если провинится, то не стесняйся преподать ему урок.
        - В смысле отругать? - вставая, уточнил Марвин. - Или сразу в ухо?
        - На твое усмотрение, - благостным тоном ответил шеф. - Как сподручнее будет.
        Марвин понимающе улыбнулся, кивнул негору и, сунув дальнофон в карман брюк, направился к выходу из буфета. Лишь подойдя к двери, он краем глаза заметил легкое шевеление в конце стоявшего у входа стола - там, забившись в угол, сидела Рипли. Когда она вошла в буфет, Марвин понятия не имел. Возможно, девушка была здесь с самого начала - тихая, притаившаяся - или спряталась под стол, когда Марвин с Далием пришли завтракать, с нее, пугливой, станется. Так или иначе, но Рипли наверняка слышала весь их разговор. «Ну и пусть, - снисходительно подумал Марвин, - толку-то с девчонки», - и пошел к себе в номер. Надо было поторапливаться, пока Далий не заскучал: Марвину очень не хотелось начинать утро с воспитания напарника.
        Далий ждал в условленном месте. Одетый по-походному, то есть в повседневную одежду, напарник сидел на корточках возле грота и отчаянно скучал. От нечего делать он уже успел нарисовать посохом на грязном полу с десяток кривых решеток, с крестиками и кружочками внутри. Марвин хотел было узнать, что это за народное творчество, но не успел: Далий, увидев начальника - в полувоенной форме, с подаренным кинжалом на поясе, - вскочил на ноги. Облегченно проорав: «Наконец-то! Пошли, а то я чуть со скуки не сдох», - он нырнул в грот. Марвин постоял, глядя на непонятные ему крестики-кружочки, отметил для себя зачеркнутые ряды и внезапно понял, что это игра. Простая, но наверняка увлекательная.
        - Занятная штуковина, - одобрительно сказал Марвин. - Ишь ты, вроде бы пустяк, а почти весь пол изрисован. - Оставляя на решетках следы подошв, Марвин вошел в грот.
        Напарник уже стоял возле стены - там, где находился вход в технические туннели особняка. Судя по хитрой физиономии Далия, он не преминул по-быстрому хлебнуть из бассейна, вон и капли на щеках остались, но Марвин решил не обращать внимания. Сидел ведь, ждал, внутрь не заходил. Чудеса самообладания, ей-ей - для Далия, разумеется.
        - Приступим, - деловито сказал Марвин и надел браслет на руку.
        Прохода не было.
        - Не понял. - Марвин снял браслет, зачем-то помахал им, словно вытряхивая из звеньев застрявший мусор, надел на другую руку - результат не изменился.
        Был Далий, с посохом на плече; были черная стена и белый песчаный пол. А прохода не было.
        - Начальник, у нас проблемы? - поинтересовался Далий, направляясь к Марвину. - Что-то не так?
        - Именно. - Марвин с озабоченным видом принялся рассматривать браслет, звено за звеном. Видно было плохо, освещение в гроте оставляло желать лучшего, но по первому впечатлению артефакт казался исправным. - Не поверишь, проход исчез. Почему, отчего, черт его знает. Боюсь, не сломался ли браслет.
        - Тю, с чего вдруг ему ломаться? - удивился Далий. - Сотни лет исправно работал, а сейчас бац - и испортился? Нет, Марвин, тут дело в чем-то другом… А, вспомнил! Шеф предупреждал, что проходы блуждающие, вот наш типа и ублудил куда-то. Ого, это я удачно выразился, молодец, - похвалил сам себя напарник. - Как-то прям поэтично загнул.
        - Точно, - обрадованно прищелкнул пальцами Марвин. - Вчера ведь сильная магнитная буря случилась! От которой у Жанны фон начался, она даже в хранилище пойти не смогла. Теперь все понятно, а то я, по правде говоря, уже переживать стал.
        - Отлично, - воодушевился Далий, - значит, не судьба нам сегодня в разведку идти. Тогда, может, выходной, а? - Он подмигнул Марвину. - Рулим на пару в лифт, съездим к зачарованной гурии, то да се. Пообщаемся за дастарханом.
        - Отставить «пообщаемся», - по-военному жестко приказал Марвин. - У нас задание, понял? Раз здесь нет прохода, значит, будем искать другой, в иных местах.
        - Есть, начальник, - разочарованно протянул Далий и, горестно сутулясь, поплелся к выходу. Сейчас напарник напоминал бродягу, которому пообещали ужин с ночлегом, а вместо этого вышвырнули на улицу в дождливую ночь.
        - Если тебя это хоть немного утешит, - сказал ему в спину Марвин, - то можешь выпить шампанского. Но немного, для тонуса. Видеть не могу друга в таком поганом настроении. Я тебя снаружи подожду. - Он вышел из грота и остановился, рассматривая заинтересовавшие его крестики-кружочки.
        Далий управился на удивление быстро, Марвин даже не успел толком разобраться в принципе игры. Придерживая округлившийся живот свободной рукой, напарник бережной походкой выплыл в коридорный тупичок, где сразу же протяжно рыгнул. Марвин с усмешкой смерил Далия взглядом:
        - Слушай, как ты сумел так накачаться всего за несколько минут?
        - Сумел, - неожиданным утробным голосом прорычал тот и принялся икать.
        - Посох не потеряй, умелец, - вздохнул Марвин.
        Далий отпустил живот, отрицательно замахал рукой, мол, что угодно, только не посох, не может такого быть, - говорить он пока не мог.
        Марвин выбрался из коридорного ответвления и с подозрением уставился на каменную стену основного туннеля: под чадящим факелом кто-то размашисто написал мелом «библиотека», нарисовав сбоку указательную стрелку. Насколько Марвин помнил, раньше этой надписи здесь не было.
        - У нас что, библиотека есть? - повернулся он к подоспевшему Далию.
        Напарник промычал в ответ что-то невнятное и пожал плечами - подобные заведения Далия не интересовали.
        - Считаю, имеет смысл туда сходить, - решил Марвин. - Не зря же надпись появилась. Мне только одно интересно: кто ее сделал? Не могла ведь она сама собой возникнуть… Впрочем, чего здесь только не происходит само по себе.
        Марвин зашагал в указанном стрелкой направлении. Далий, мужественно борясь с икотой, нехотя побрел за старшим: если бы он был в состоянии, то громко возмутился бы поступком Марвина. Да и то, что делать нормальным парням в библиотеке - книжки, что ли, читать? С ума сойти какое развлечение.
        Следующая меловая стрелка обнаружилась на пересечении с другим коридором, не столь мрачным и темным, как предыдущий. Надписи «библиотека» тут не оказалось, но и без пояснений было понятно, куда ведет обозначенный кем-то путь.
        Марвин шел, изредка оглядываясь на ковыляющего позади Далия. Напарник держался неплохо - не бодрячком, конечно, но вполне сносно, особенно с учетом количества выпитого. «Что ж, - без особой жалости подумал Марвин, - впредь будет наука. Все же лучше, чем нотации ему читать. Или по шее, в воспитательных целях».
        Стрелка за стрелкой, коридор за коридором, лестница за лестницей - казалось, путь к неведомой библиотеке никогда не закончится. Вскоре у Марвина возникло стойкое впечатление, что они ищут не книгохранилище, а сверхсекретный бункер, запрятанный в самом глухом месте особняка. Куда ни один враг-книгочей не дойдет, заплутает в лабиринте коридоров и умрет - прокляв напоследок и библиотеку, и свое стремление к печатному слову. И даже знание алфавита.
        - Начальник, тебе не кажется, что нас попросту водят за нос? - Далий наконец-то догнал Марвина и пристроился рядом: судя по задорному виду, напарник чувствовал себя великолепно.
        Удивленный Марвин хотел было спросить, как тот ухитрился настолько быстро прийти в себя, но вовремя вспомнил, что Далий в общем-то не человек - в биологическом смысле. А потому многое из того, что для Марвина смерти подобно, для напарника сущие пустяки. О которых и говорить не стоит.
        - Вряд ли, - задумчиво ответил Марвин, - какой смысл. Другое дело, кто и для чего показывает нам дорогу, с какой целью? Ладно, придем - там разберемся.
        - Я, господин экскурсовод, ни о какой библиотеке слыхом не слыхивал, - продолжил гнуть свою линию Далий. - А если это ловушка? Заявимся туда, типа газету почитать, а нас уже ждут.
        - Кто? - насмешливо спросил Марвин. - Враги?
        - Ну, - подтвердил Далий. - Шутки шутками, но один-то диверсант у нас уже есть, в виде мумии. Где гарантии, что и другие из тайных щелей не выползли? Они, вредители, народ хитрый, не такое напакостить могут.
        - Причем именно в библиотеке, о которой ты не знаешь, - язвительно поддакнул Марвин. - Делать им больше нечего, как устраивать засаду там, где никто не ходит.
        Далий не ответил, но на всякий случай перехватил посох в боевую позицию.
        - Ты поаккуратнее, - видя его приготовления, предупредил Марвин. - Еще убьешь кого ненароком, а после разбирайся. Нехорошо может получиться.
        - Если свой, то в камере воскреснет, - кровожадно оскалился Далий. - А если враг, туда ему и дорога.
        - Логично, - вынужден был согласиться Марвин.
        Библиотека обнаружилась в совершенно незнакомом для напарников коридоре. Ни Далий, ни тем более Марвин никогда не бывали в здешних краях, слишком далеко от жилого уровня. К тому же каких-либо увеселительных мест - вроде дрожки или приюта эха - тут, похоже, не имелось, иначе бы их давно отыскали. А заодно обнаружили бы и саму библиотеку.
        Вид коридора поразил Марвина, хотя он достаточно навидался всяких туннелей-переходов. Здесь не было ни портретов в золотых рамах, ни тяжелых занавесей, ни привычных рядов дверей: вместо них и стены, и потолок оказались затянуты густой тропической растительностью. Казалось, что напарники случайно забрели в старую заброшенную оранжерею, где воздух до одури пропах свежими травами и цветами. Ароматами, совершенно неуместными в технической «Обители черного дракона».
        - Обалдеть какое местечко! - Далий жадно глазел по сторонам. - Знал бы раньше, обязательно бы сюда наведался.
        - Свежих фруктов, что ли, собрался поесть? - не понял Марвин. - Закажи в буфете, получишь без проблем. А здесь, как я вижу, одни лишь цветы да всякие кусты с лианами, ни тебе яблок, ни помидоров, ни винограда… Хотя не спорю, воздух прекрасный, надышаться невозможно. Продирает, точно.
        - Темнота, - снисходительно сказал напарник, - травки-цветочки, ха. Вижу, ты в растениях ни черта не разбираешься. - Он схватил Марвина за руку, подвел к стене и указал посохом на высокий куст. - Смотри, какая классная едрень-ботва! Если правильно высушить листья да умело их обработать, забористая добавка к табаку получится. «Эльфийский лист» называется, за него любой знаток никаких денег не пожалеет.
        - Ты же не куришь, - заметил Марвин. - На кой тебе эта радость?
        - Шеф курит, - многозначительно изрек Далий и заговорщицки подмигнул Марвину.
        - А он-то здесь при чем? - Марвин сорвал лист покрупнее, растер его в пальцах, понюхал: запах был странный, но отвращения не вызывал. Марвин вдохнул еще раз, поглубже, и внезапно почувствовал, как у него закружилась голова. Он брезгливо вытер пальцы о лианы, решив больше не экспериментировать с эльфийскими растениями. Себе дороже станется.
        Видя, что старший не понял всей тонкости задуманной комбинации, Далий пояснил:
        - Элементарно, Марвин! Типа я дарю шефу готовый продукт, тот добавляет его в раскурку, пробует, приходит в экстаз, а после я за каждую новую порцию требую у него неделю отгула. Здорово, да?
        - Нет, не здорово. - Марвин огляделся, выискивая дверь в библиотеку. - За такие подарочки морду бить надо. Надо же, захотел подсадить шефа на дурман-траву и вымогать у него поблажки, ничего умнее не придумал.
        - Это не трава, а кустарник, - уязвленно запротестовал Далий.
        - Какая, на хрен, разница. - Марвин сурово посмотрел на напарника. - Если узнаю, что ты приволок эльфийскую дрянь в жилой сектор, то, считай, мы с тобой больше не друзья.
        Далий почесал в затылке (видимо взвешивая, что для него важнее, отгулы или дружба) и с безразличным видом отвернулся от дурманного куста.
        Марвин одобрительно похлопал напарника по плечу, мол, не все меряется на отгулы, иногда без них гораздо лучше, - и пошел дальше, вглядываясь в листву вдоль стен. Где-то здесь должна была находиться дверь библиотеки, не могла же она зарасти лианами до полной незаметности. Иначе для чего бы их сюда привели? Подышать воздухом, полюбоваться на цветы и нарвать впрок эльфийских листьев? Нет, конечно.
        Дверь обнаружилась через десяток шагов: самая обычная, офисная, с немарким пластиковым покрытием и эмалированной табличкой на уровне глаз. Марвин протер ладонью грязную эмаль, прочитал вслух: «Библиотека ДСП. Посторонним в…» - дальше надпись обрывалась, вместо нее чернела клякса скола.
        Марвин оглянулся на Далия, прижал палец к губам - напарник тут же взял посох на изготовку - и надавил на ручку. Дверь легко пошла внутрь, Марвину даже не понадобилось прилагать усилий. Что, конечно, было странно при здешнем парниковом климате: у закрытой годами двери обязательно проржавели бы петли. Значит, ею пользовались, пусть не часто, но регулярно. Но кто мог это делать, оставалось загадкой.
        - Всем лечь на пол! - Далий тигром прыгнул в дверной проем, ойкнул и заскользил по вощеному паркету, нелепо размахивая посохом. Будь в библиотеке настоящие враги-диверсанты, они бы животики надорвали от его решительного штурма.
        Марвин вошел в зал, аккуратно прикрыл за собой дверь - порядок есть порядок. Это пусть Далий носится как угорелый, ему можно, а у Марвина к книгохранилищам было особое отношение. Не трепетное, но уважительное. Специфика «ботанического» детства, когда он пропадал в соседней библиотеке, читая все, что под руку попадется. Именно тогда Марвин и решил стать частным детективом: судя по романам, профессия сыщика гарантировала успех, славу и богатство. Однако реальность оказалась не столь радужной, а уверенность в грядущем богатстве сменилась заботой о том, на какие деньги он будет завтра жить. Но, откровенно говоря, Марвин ничуть не жалел о сделанном в детстве выборе - и плевать, что карман через день пустой! Вольная работа была ему куда милее, чем ежедневная канцелярская служба от звонка до звонка.
        Просторный зал напоминал внутреннюю часть круглой, сложенной из книг-кирпичей башни. Уходящие ввысь стены-стеллажи смыкались над головой куполом с мозаичным рисунком - где лежавший на скале голый юноша томно взирал на протянувшего к нему руку бородатого старца. Старец парил в воздухе, подхваченный не менее голыми летающими пупсами, и выглядел несколько изумленным своим подвешенным состоянием.
        Посреди зала громоздился длинный стол с выстроенными в ряд настольными лампами. Массивный, с закрытым низом и резными ножками, он казался неуместным в библиотечном помещении - за таким столом, как правило, не читают, а громко пируют. И в комплекте к нему обязательно должны идти не обычные стулья, а похожие на трон жесткие кресла с высокими спинками.
        Были за столом стулья или нет, Марвин понять не успел: Далий с протяжным воплем врезался в стеллажную стену и замер, хмуро озираясь по сторонам. Выставленный вперед посох не оставлял сомнений в том, что напарник готов применить его в любой момент.
        - Спокойствие, только спокойствие. - Марвин прошел мимо стола, на ходу вытаскивая из кармана браслет. - Нет здесь никаких врагов, уж поверь мне. Думаю, нас зазвали сюда вовсе не для драки. Есть у меня на этот счет одна мыслишка, сейчас проверю.
        - Но тогда зачем же? - Далий опустил посох, раздраженно стукнул им по паркету. - Не люблю я такие дела, и точка! Если враг, то давай сражаться, а не в прятки играть. Типа издевательство какое-то. Нарочное.
        Марвин, посмеиваясь, надел браслет. Огляделся и удовлетворенно кивнул:
        - Как я и предполагал. Вон там проход. - Он указал рукой на дальнюю стену зала. - Пошли, после будем разбираться, кто и для чего нас сюда привел.
        Новый лаз вел в туннель с ярко-красным кирпичным полом, аккурат в тот, где напарники обнаружили мертвого диверсанта. Впрочем, Марвину цвет пола был непринципиален, какая разница - главное, что нашелся проход. А дальше, как говорится, дело техники. Осторожная разведка по утвержденному шефом плану, без неожиданностей и сюрпризов.
        Подойдя к проходу, Далий привычно взялся за плечо старшего. Марвин уже поставил ногу на карамельную дорожку, собираясь сделать первый шаг, когда от стола к ним метнулся кто-то быстрый. Проскользнув между напарниками - при этом конечно же прикоснувшись к проводнику-видящему, - бегун нырнул в проход и помчался вдаль по красным кирпичам.
        - Эй, это еще чего такое?! - заорал вслед убегающему Далий. - Куда, коза драная?! Стой, кому говорю! - Он хотел было кинуться в погоню, но Марвин вовремя схватил его за руку.
        - Погоди. - Марвин проводил взглядом скрывшуюся за поворотом легкую фигурку. - Пусть бежит. Все равно никуда из закольцованных коридоров не денется. Ты мне лучше объясни: почему «коза»? Кто это был?
        - Рипли, конечно, - остывая, буркнул Далий. - Ее куртка и комбинезон. Еще и рюкзачок с собой прихватила, знала, куда и зачем идет. Елы-палы, - Далий хлопнул себя по лбу ладонью, - вот кто нас сюда заманил! И какого лешего ей в закрытых местах понадобилось, ума не приложу. И вообще, как она лаз нашла? Блин, совсем чумовая девка.
        - Рипли, - задумчиво сказал Марвин. - Понятно. Наше юное дарование, гений головоломок и мощный эмпат, чувствующий зов магических вещей.
        - Ну да, - кивнул Далий, не понимая, к чему клонит товарищ. - Похоже, совсем головой подвинулась, скоро точно в спецкамеру переедет, а жаль. - Он с надеждой посмотрел на старшего. - Давай догоним, ведь помрет же дура от жажды или голода. Или ногу подвернет.
        - Сомневаюсь. - Марвин вошел в коридор, потянув за собой Далия. - Раз у нее с собой рюкзачок, значит, есть небольшой запас еды и питья. Не волнуйся, никуда твоя Рипли не денется, хотя бы по первому времени.
        - Почему - моя? - немедленно возмутился Далий. - Она наша, даже можно сказать, общественная. Я ж чисто по-человечески за нее беспокоюсь, типа как сотрудник коллектива, как более опытный по жизни. Где-то так, в общем. - И сердито засопел, явно задетый за живое репликой старшего.
        Бурная реакция напарника лишь подтвердила подозрения Марвина о далеко не служебных чувствах Далия к девушке-эмпату. Хотя, возможно, сам Далий о них пока не догадывался, обычная история.
        - Разумеется, - вежливо согласился Марвин. - Кстати, - он поспешил перевести разговор на нейтральную тему, - ты спрашивал, как Рипли нашла лаз в коридор. Сам подумай - она ведь эмпат, что ей стоит нечувствительно просканировать помещение и отыскать проход. Другое дело войти туда, чего она при всем желании не сумеет. Но если, скажем, использовать двух продвинутых… э-э-э… болванов, то запросто. В чем мы сейчас и убедились.
        - Поймаю - все уши надеру, - мрачно пообещал Далий. - Невзирая на мое к ней отношение. В смысле товарищеское, - быстро уточнил он.
        Марвин понимающе улыбнулся.
        ГЛАВА 7
        Марвин не торопясь шел по коридору. О Рипли он не беспокоился: раз девчонка готовилась заранее, значит, понимала, что делает. Или думала, что понимает. Но в любом случае из коридоров ей никуда не деться, отыщется рано или поздно.
        Если вообще отыщется.
        Потому что Рипли была сильным эмпатом, а как могла отреагировать техническая часть комплекса на появление внутри нее особенного человека, Марвин понятия не имел. Возможно, что и никак; возможно, примется выполнять пожелания беглянки. А возможно, попросту убьет ее за несанкционированное вмешательство в работу магосистемы. Так или иначе, но повлиять на происходящее Марвин не мог. Тем более что он никогда не сталкивался с эмпатами и смутно представлял себе их возможности, в основном лишь по городским слухам.
        Слухи были разными. В одних эмпатов превозносили до небес как чудесных целителей, в других кляли как черных колдунов, наводящих порчу на неугодных им людей. Много их было, тех слухов - и хороших, и плохих; что из них было правдой, а что выдумкой, не знали даже сами рассказчики. Марвин с осторожностью относился к сплетням, предпочитая не доверять сомнительной информации.
        Далий брел позади старшего, вполголоса возмущаясь его ленью. Будь его воля, он бы давным-давно убежал искать Рипли: вдруг с ней случилось что-то непоправимое? Ведь бестолковая же, запросто может влезть, куда нормальный человек носа не сунет. И плевать, что коридоры замкнуты в кольцо, она сумеет!
        Марвин не слушал надоедливое бормотание напарника, иной реакции от Далия он не ожидал.
        Минут через десять размеренной прогулки Марвин внезапно остановился и со злостью выругался. Нудно страдающий Далий немедленно умолк, на всякий случай перехватив посох в боевое положение.
        - Можешь убрать оружие, - сердито буркнул Марвин. - Черт побери, я совершенно забыл указать комплексу привести нас к Рипли! Иду, понимаешь, и иду…
        - А я что говорил! - с жаром подхватил Далий. - Давно пора.
        - Это когда же? - Марвин уставился на него. - Что-то я не припомню.
        - Уже минут пять тебе долдоню, а ты словно оглох. - Далий с укоризной посмотрел на старшего, вздохнул и опустил посох. - По-моему, тебе надо провериться у лор-врача. В смысле который ухо-горло-нос, - заботливо посоветовал он. - Глухота, гражданин начальник, штука коварная. Сегодня меня не услышал, а завтра не услышишь, как к тебе враги подбираются. А это чревато.
        Далий многозначительно подвигал бровями. Марвин не ответил: сложив руки за спиной, он громко сказал в пространство:
        - Прошу помощи в розыске проникшего в техническую часть постороннего человека. Ориентировка: девушка лет шестнадцати, в спортивно-походной одежде, с рюкзачком. - Подумал и добавил: - Дополнительное указание. Просьба не предпринимать к ней никаких опасных для жизни и здоровья действий. - Посчитав, что сказанного вполне достаточно, Марвин зашагал дальше.
        - Ты думаешь, этого описания хватит? - Далий догнал старшего, пристроился рядом с ним. - Типа хотя бы рост уточнил, цвет глаз, прическу, то да се. Чем точнее, тем лучше. Вернее!
        Марвин посмотрел на напарника, несогласно покачал головой:
        - По-твоему, в здешних коридорах девушки табунами ходят? И так сойдет, главное, чтобы сработало. Ничего, если будет результат, мы его скоро обнаружим.
        Марвин оказался прав. Буквально через десяток шагов из-за далекого поворота вынырнул арочный проход в стене - темный, таинственный, обрамленный грубой каменной кладкой. Похоже, магокомплекс услышал просьбу видящего о срочной помощи и выполнил ее. Хотя Марвин не исключал возможность того, что они попросту дошли до места, где Рипли ухитрилась создать свой туннель. Неплановое ответвление от коридорного кольца, особый лаз, ведущий невесть куда и невесть зачем.
        - Смотри-ка, а ведь можешь, когда хочешь, - похвалил Далий и бегом кинулся к проходу.
        Марвин нехотя потрусил следом - чего зря суетиться? Никуда беглянка от них не денется, все равно отыщется - часом позже, часом раньше, какая разница.
        Марвин остановился возле арочного входа. Первое, что бросилось ему в глаза, была уткнувшаяся в кладку меловая стрелка с надписью: «Туда». Судя по знакомому размашистому почерку, стрелку рисовала Рипли.
        Далий, выжидающе поглядывая на старшего, нетерпеливо топтался на месте и напоминал ретивого фокстерьера, только что взявшего след лисы. Однако старший продолжал стоять у арки, молча разглядывая тянувшийся за проходом туннель: не в правилах Марвина было кидаться куда-то очертя голову, даже не разобравшись для начала - а куда он, собственно, мчится?
        Туннель сильно отличался от стерильного технического коридора. Сложенный из бурых от времени кирпичей, он уходил куда-то вдаль, теряясь в сгущающейся темноте. Там и тут на стенах горели закрепленные в кольцах масляные факелы; шедший из туннеля сырой воздух ощутимо пах канализационными нечистотами.
        - Странное место, - произнес Марвин. - Подозрительное какое-то. И несет как из помойки. Не понимаю, какого черта тут понадобилось Рипли?
        - Ладно тебе привередничать, воздух как воздух. - Далий демонстративно вдохнул полной грудью и закашлялся. - Бывал я в местах… кхе-кхе… куда хуже. Дыши ртом, и никаких проблем. Давай, господин директор, шевели ластами, нам за простой не платят!
        - За работу нам тоже вроде бы не очень начисляют, - напомнил Марвин и первым вошел в мрачный туннель.
        Поначалу напарники взяли хороший темп, однако тускло освещенный коридор оказался с подвохом: увлеченный погоней Далий едва не подвернул ногу, угодив стопой в глубокую расщелину. После чего пыл у напарника поубавился, тем более что расщелина с каждым шагом становилась все шире и шире, превратившись в конце концов в заполненный черной жижей канал. Узкие бортики-тропинки были покрыты скользким мхом, потому Марвину и бредущему следом за ним Далию приходилось больше глядеть под ноги, чем в сумеречную даль. В которой ничего, кроме редких факелов, не просматривалось.
        - Ты знаешь, - Марвин оглянулся на напарника, - мне этот лаз здорово напоминает сточный слив. Из тех, что прокладываются под городом и куда стекает вся уличная дрянь. Хотел бы я знать, почему он тут возник, с какой целью.
        - Сточный? - Далий посмотрел на вязкую жижу, брезгливо поморщился. - Хм, похоже. Кстати, помнишь, ты однажды говорил на собрании о хитрых стоках, ведущих в иные миры? Тех, которые Фемах искал. А шеф сказал, что это ерунда, типа такого не может быть по определению. Знаешь, сдается мне, что мы именно в такой сток и угодили.
        - Нет, не угодили, а нас нарочно в него завели, - сдержанно уточнил Марвин. - Рипли постаралась.
        - Опаньки. - Далий от неожиданности остановился. - Слушай, а ведь ты прав! Ох и Рипли, ох и оторва. Натурально проводница-затейница.
        - Но она-то здесь при чем? - Марвин с досадой ударил кулаком по стене, пламя висевшего над ним факела покачнулось. - Я не понимаю. А когда мне что-то непонятно, меня лучше не трогать. Можно и огрести по полной.
        - Погоди злиться, - успокоил его Далий. - Если хочешь понять, тогда давай поддай газу. Чем скорее придем на место или куда там, тем быстрее выясним. Ну или отыщем Рипли, пусть сама все объяснит.
        - Есть у меня опасение, что не скоро мы ее увидим, - вздохнул Марвин. - Не для того она нас сюда вела, чтобы с ходу обнаружиться.
        - А для чего же тогда, товарищ главком? - заинтересовался Далий, но главком не ответил. Не потому что не хотел, а потому что и сам не знал.
        Дальше напарники шли молча. Марвин обдумывал варианты развития событий, пытаясь предугадать, что их ждет впереди, но из-за скудности информации выходила полная ерунда. Далий же помалкивал оттого, что не хотел отвлекать гражданина начальника от стратегических размышлений. К тому же он обнаружил у себя в кармане початую пачку с жевательными резинками и со скуки отправил их все в рот. Понятное дело, что говорить после этого ему стало несколько затруднительно.
        Казалось, что сливному туннелю не будет конца. Факелы один за другим возникали из темноты, роняя на бортики и черную гладь размытые пятна света; мертвая тишина становилась почти осязаемой. Это особенно чувствовалось, когда в сточной жиже лопались всплывшие со дна газовые пузыри, гулкие и отвратительно пахнущие.
        Далий вынул изо рта надоевший ком жвачки, прилепил его к посоху. Вытер слезящиеся от вони глаза и хрипло сказал:
        - Слушай, а что за дрянь в канале? Смердит до невозможности, хуже чем в дачном сортире летом.
        - Фемах был уверен, что по стокам течет отработанная магия. - Голос у Марвина звучал глухо, ему тоже было трудно дышать. - Вытекает из обслуживаемых миров и втекает в наш очистительный комплекс. Это, конечно, чушь, но раз Фемах так считал, то таким оно и стало. Мы, Далий, сейчас на пути в мир, созданный сумасшедшим видящим. Надеюсь, тебя эта новость не напрягает?
        - Нисколько. - Далий откашлялся, плюнул в канал. - Как я понимаю, наша разведывательная экспедиция неожиданно переросла в спасательную, а скоро, похоже, станет диверсионной. И фиг с ним, я не против.
        - В канал не плюй, - строго предупредил Марвин. - Если там действительно овеществленная магия, то неизвестно, что может случиться. И вообще, держись от нее подальше, еще свалишься туда и превратишься в какого-нибудь козла. А оно нам надо?
        Далий опасливо посмотрел на обманчиво тихую гладь «магии» и на всякий случай взял ближе к стене.
        Туннель закончился внезапно - без какого-либо защитного ограждения или предупредительного знака. Марвин поначалу даже не понял, что они вышли в какое-то новое помещение: опасаясь поскользнуться, он смотрел только под ноги, к тому же здесь было не менее тускло, чем в туннеле. Но воздух внезапно стал чище, а под ногами появилась металлическая решетка - уж ее-то никак нельзя было не заметить. Марвин остановился, с тревогой оглядываясь по сторонам; Далий, нисколько не беспокоясь, тут же уселся на корточки, прислонившись спиной к сырым кирпичам.
        Перед Марвином раскинулся просторный шестигранный зал с рядами привычных факелов на стенах. На каждой грани чернело с десяток арочных проемов, обрамленных декоративной кладкой, - братья-близнецы того, через который напарники попали в сточный туннель. И скорей всего, тоже стоки: под решеткой вяло колыхалась такая же, как в канале, черная пузырящаяся масса.
        - Ну, что будем делать? - раздраженно спросил Марвин. - Чертов лабиринт. И чертова Рипли.
        - Давай стрелку искать, - зевая, отозвался Далий. - Наверняка возле нужного входа нарисована. Иначе мы просто запаримся все лазы проверять.
        - Разумно, - одобрил Марвин. - Это ты молодец, верно придумал. Да, вот еще что: надо как-нибудь пометить лаз, из которого мы вышли. Чтобы не заблудиться при возвращении.
        - Запросто. - Далий встал, отодрал от посоха ком жвачки и с размаху прилепил его к стене возле арки прохода. - Готово, пан атаман, принимай работу.
        Марвин глянул, буркнул: «Сойдет», - и отправился искать оставленный Рипли указатель.
        Далий оказался прав: минут через десять они отыскали нужную им меловую стрелку возле одного из дальних проходов. Очередное лаконичное «сюда» неожиданно вызвало у Марвина приступ злости, он терпеть не мог, когда с ним играли в кошки-мышки. И вообще его начинало выводить из себя навязанное им путешествие по туннелям - которое, на его взгляд, слишком затянулось.
        - Похоже на коллектор, - глянув напоследок в зал, подметил Далий. - Типа отстойный бассейн или что-то в этом роде.
        - Обманка, - с досадой отмахнулся Марвин. - Всего лишь придуманная Фемахом декорация. Это как бы коллектор и как бы бассейн, существующие, но недействующие. Однако декорация почти настоящая, потому с ней надо поосторожнее. Может и убить, если не остеречься.
        - Убить? Ха, всего-то, - насмешливо фыркнул Далий; беззаботно помахивая посохом, он вошел в помеченный Рипли ход.
        Новый туннель ничем не отличался от предыдущего, и Марвин приготовился к долгой утомительной прогулке. Однако вскоре напарников ждал сюрприз: на стене обнаружилась железная лестница с рыжими от времени прутьями-ступенями, уходящая в высокий потолочный колодец. Возле лестницы белела направленная вверх стрелка с обнадеживающей надписью «финиш».
        - Виват, господа, - берясь за прутья, воодушевленно возвестил Далий. - Мы шли-шли и наконец дошли. Начальник, требую орден за мужество. - Неудобно держа посох в руке, он полез по ступеням, стуча подошвами и роняя на Марвина чешуйки ржавого железа.
        - Ага, прямо сейчас достану и вручу, - стерев с лица мусор, пообещал Марвин. - Смотри палку на меня не урони, герой.
        Люк колодца оказался закрыт чугунной крышкой. Далий, пыхтя, приподнял ее посохом, сильным толчком сдвинул в сторону: в колодце вдруг стало нестерпимо ярко. Марвин выругался, закрыл глаза и замер, судорожно ухватившись за лестницу, - не хватало еще упасть с высоты на каменный бортик.
        - Лезь сюда, - раздался сверху бодрый окрик Далия, - есть на что посмотреть! Тут типа раннее утро, развалины и всякое другое, забавное. Тебе будет интересно.
        Марвин удивился, как быстро напарник привык к дневному свету. Но после вспомнил, кто Далий на самом деле, и удивляться перестал. Слепо нащупывая прутья, он осторожно полез вверх.
        Марвин выбрался из колодца, на четвереньках отполз в сторону, сел, прикрывая глаза ладонью, - надо было дождаться, пока зрение придет в норму.
        - Я одного не понимаю, - раздался озабоченный голос Далия, - если люк был закрыт, то как Рипли сюда вылезла? Крышка-то жуть какая тяжелая, для худеньких девочек вообще неподъемная.
        - А кто тебе сказал, что она вышла из туннелей именно здесь? - Марвин посмотрел сквозь пальцы на напарника. - Метка оставлена для нас. Куда на самом деле направилась Рипли, знает только она сама.
        - Вот елки-палки, - без огорчения сказал стоявший к нему спиной Далий. - Значит, наша задача немножко усложняется.
        Марвин согласно угукнул и поднялся на ноги. Подслеповато щурясь, он огляделся по сторонам.
        Колодезная лестница вывела их на вершину круглой тумбы - здоровенной, напоминавшей пень неведомого бетонного дерева и служившей основанием для железной решетчатой башни. Высокая, похожая на пирамиду башня угрожающе возвышалась над напарниками; ржавые ячейки-ребра расчерчивали небо в зловещую тюремную клетку.
        Впереди громоздились развалины зданий - без крыш, с пустыми квадратами окон. То ли разбитые производственные цеха, то ли складские помещения: сквозь провалы в стенах виднелись мостовые краны с навеки застывшими платформами, гнутые рельсы и мятые, раздавленные чем-то тяжелым стеллажи. Судя по растущим внутри корпусов деревьям, развалинам было невесть сколько лет.
        Что могло привести к столь разрушительным последствиям, Марвин не знал. Скорей всего здесь проходили боевые действия с применением тяжелой артиллерии или случилось мощное землетрясение. Или же сюда упал небесный метеор - Марвину приходилось слышать о подобных чудесах, редких, но возможных. Впрочем, гадать не имело смысла, все равно они тут надолго не задержатся.
        Марвин посмотрел в другую сторону - там обстановка была получше, хотя особой радости тоже не доставляла.
        Шагах в двадцати от тумбы протянулся забор из металлической сетки, отгораживающий развалины от подступающего к ним леса. В сетке там и тут сквозили рваные дыры, проходи кто хочет, но трава возле них была целой, невытоптанной. Видимо, некому было шастать из леса в огороженную зону, разве что какой-нибудь зверь мог забрести сюда ненароком. Да и тот наверняка бы сдох, заблудившись в бесконечных мертвых руинах.
        Однако самым главным было то, что в заборе имелись ворота - чугунного литья, с декоративными пиками-остриями по верху и с какой-то вывеской снаружи створок, - а за ними уходящая в лес грунтовая дорога. Пусть заброшенная, поросшая травой и мелким кустарником, но она была! «А раз есть дорога, значит, есть куда идти, - одобрительно подумал Марвин. - Не придется ломать голову над направлением».
        - Слушай, у меня идея, - начал было Марвин, повернулся к напарнику и остолбенел: добряк Далий, хищно скалясь, целился в него посохом. И похоже, был готов в любой момент применить оружие.
        - В чем дело? - командно повысил голос Марвин. - Отставить стрелять в старшего группы!
        - Это ты, что ли? - неуверенно спросил Далий, но посох не убрал. - Марвин?
        - Кто же еще, - нахмурился Марвин. - Что за дурацкие игры!
        - Ничего не понимаю, - опуская оружие, сказал Далий. - Голос тот, а внешность не та. Похожая, но другая.
        - Да? - Марвин торопливо снял с руки браслет, сунул его в карман куртки и изумленно уставился на напарника: Далий нисколько не изменился. Каким был, таким остался - с серебристой кожей, заостренными ушами и неестественно длинным разрезом глаз. Без сомнения, магия расового равенства в здешнем мире не действовала.
        - Скажи, что с тобой стряслось, - взмолился Далий. - И чем я могу помочь?
        - Во-первых, перестань паниковать. - Марвин лихорадочно придумывал, как бы объяснить случившееся, ведь шеф категорически запретил рассказывать сотрудникам правду. - Видишь ли… э-э-э…
        - Канализационные испарения, - вдруг ахнул Далий. - Вот они, чары сточной магии, ты был прав! Проклятье, я ведь тоже надышался этой дрянью. Что же теперь со мной будет? - Уронив посох, он с ужасом принялся ощупывать лицо.
        - Ну, вроде того, - уклончиво ответил Марвин. - Испарения, но не совсем. У меня, понимаешь, врожденная аллергия на некоторые… гм-гм… химические вещества. И подземные газы. В общем, со временем пройдет, а пока что привыкай к тому, как я выгляжу.
        - Аллергия? Временно? Тьфу ты, - облегченно вздохнул Далий. - Я-то уже черт знает чего подумал. Не поверишь, решил, что тебя подземные демоны похитили, а вместо настоящего Марвина какого-то недоделанного оборотня ко мне приставили. Такие, брат, дела.
        - Тебе книжки писать надо, - беззлобно проворчал Марвин. - Фантастические. Наверняка будут пользоваться бешеным успехом.
        - Я понимаю, если бы ты изменился за четверть часа, к тому же по собственной воле, - вглядываясь куда-то в даль, рассеянно продолжил Далий. - Нормально для экстремальной мимикрии. Но когда всего за минуту-другую, причем без личного желания, - это, конечно, патология.
        - Э-э-э… в каком смысле «мимикрия»? - осторожно поинтересовался Марвин, но напарник не ответил: перед лицом Марвина мелькнуло что-то неуловимо быстрое, с громким стуком ударилось в дальнюю решетку башни. В тот же миг Далий поднял посох и выстрелил куда-то мимо старшего.
        Марвин впервые видел колдовское оружие в действии, тем более на близком расстоянии. Увиденное его впечатлило: из посоха вырвалось нечто прозрачное, клубящееся, похожее на длинную струю раскаленного воздуха. Одновременно раздался низкий, на грани слышимости рев, от которого у Марвина заложило уши.
        - Что случилось? - крикнул Марвин, но не услышал собственного голоса.
        Далий, похоже, тоже не услышал - подбежав к башенной решетке, он встал в проеме здоровенной, невесть откуда взявшейся дыры и выстрелил еще раз, затем еще. После оглянулся на Марвина: озорно подмигнув, Далий показал большой палец, мол, готово, начальник. Типа можно не волноваться.
        Марвин подобрал с бетона арбалетный болт. Болт был самодельный, из обрезка арматуры, к тому же плохо заточенный - но тем не менее, попади он в голову Марвину, вряд ли бы тот сейчас здесь стоял. Наверняка уже приходил бы в себя в кабине-прототипе. Если бы вообще там оказался… Раз тут не работает маскировочное колдовство, то где гарантия, что действует и магия воскрешения? Фемах, насколько помнил Марвин, искал мир, в котором он мог бы умереть наверняка, не восстанавливаясь в транспортной кабине.
        - Чего застрял, давай сюда, - будто сквозь вату услышал Марвин. - Пойдем глянем, кого я завалил. Если, хе-хе, от него что-то осталось. Надо же, а я думал, здесь никого нету. - С этими словами Далий пролез сквозь дыру в решетке; отыскав наружную лестницу, он торопливо полез вниз.
        Марвин уронил болт, подошел к дыре, глянул на оплавленные края - они еще светились темно-малиновым - и, уважительно поцокав языком, последовал за напарником.
        Далий бежал к одному из цехов, не пригибаясь и не таясь за редкими кустами - то ли по обычной своей беспечности, то ли в полной уверенности, что убил всех нападающих. Марвин хотел было окликнуть напарника и предупредить, да куда там: пока он спускался по лестнице, азартный Далий успел умчаться слишком далеко. Надеясь на лучшее, Марвин прибавил скорости, стараясь не оступиться на строительных обломках.
        Он нагнал Далия у разрушенного корпуса, возле груды битых кирпичей. Опершись на посох, тот со странным выражением лица смотрел на разбросанные по груде черные лохмотья. Лишь приглядевшись, Марвин сообразил, что это части тела, вернее - тел, судя по количеству оторванных рук и ног. А еще чуть погодя он понял, что озадачило напарника.
        Конечности были живыми: кисти рук вяло двигали пальцами, скребя ногтями по кирпичам; ноги шевелили стопами, словно нащупывая исчезнувшую опору. Лежавшая поодаль голова кривила губы в сардонической усмешке и безостановочно вращала единственным уцелевшим глазом. Но более всего Марвина поразило отсутствие крови, ее не было нигде - ни на кирпичах, ни под неумирающей головой.
        - Обалдеть, да? Впервые подобную фигню вижу, - удрученно признался Далий. - Как думаешь, что оно такое? - Напарник ткнул в голову посохом, отворачивая от себя страшное лицо. - По-моему, какая-то нежить типа самоходных мертвяков. Спрашивается, на хрена мы им сдались, чтобы по нам из арбалета стрелять?
        Марвин молча присел на корточки, аккуратно взял оторванную кисть - та неожиданно шустро зачастила пальцами - и осмотрел черную рану с торчавшими из нее костями. Бросив кисть на место, он вытер руку о траву, встал, сказал деловито:
        - Нашего диверсанта помнишь?
        Далий кивнул.
        - У него, как и у этих покойников, тоже не было крови. В общем, родной братец местных зомби, никаких сомнений.
        - Но тот не шевелился, - глядя на подергивающиеся конечности, засомневался Далий. - А эти какие-то буйные, совсем неправильные.
        - Высох до одеревенения, - пожал плечами Марвин. - Потому и не мог двигаться.
        - Получается, когда мы его нашли, он все еще был живой? - догадался Далий. - Ни фига себе дела.
        - Возможно, - не стал отрицать Марвин. - Кто знает. Ты, главное, не переживай по этому поводу, а то по ночам сниться станет.
        - Не, я о другом, - нетерпеливо отмахнулся Далий. - Этот тип диверсионной специальности, он же в нашем медпункте лежит. А если его случайно водой польют, он ведь может ожить и заняться делом! В смысле своим заданием.
        Марвин вспомнил, как Жанна препарировала пришельца, разрезав его едва ли не на части; как шеф потрошил мумию в поисках артефакта и, наконец, как он сам вытащил из пасти диверсанта игральную карту.
        - Вряд ли, - уверенно ответил Марвин. - Не та конструкция. У нашего кадавра в глотке игральная карта была, шестерка черных легионеров. Что-то вроде колдовского источника энергии. Я ее лично вынул, теперь поливай не поливай, будет лежать как миленький. Тем более что Жанна его при вскрытии основательно попортила.
        - Магическая карта? Опаньки. - Далий почесал в затылке. - Неужели из Жанкиной коллекции? Наверняка Фемах перед побегом спер, подонок тот еще.
        - Точно, всю колоду украл. А ты что, знаешь, для чего нужны карты? - насторожился Марвин.
        - Знаю, - коротко ответил Далий. - Я тебе потом расскажу, ладно?
        - Почему не сейчас? - Марвину однажды уже обещали раскрыть чудесные свойства колоды, на том дело и закончилось. Не получилось как-то.
        - Потому. - Напарник неожиданно поднял посох и почти не целясь выстрелил в сторону соседнего цеха.
        Марвин резко повернул голову, едва успев разглядеть, кому предназначалась убийственная струя.
        От здания к ним двигалась кучка людей. Именно двигалась, потому что шаркающую походку зомби - как их окрестил Марвин - трудно было назвать уверенным шагом. В руках у нападающих виднелись самодельные копья, скорей всего из заточенной арматуры, дубинки из кусков водопроводных труб и что-то вроде арбалетов - громоздких, нелепых, но действенных, как недавно убедился Марвин. Одеты зомби были в рваные одежды, почти лохмотья; Марвина удивило то, что среди гражданских костюмов мелькала и военная форма. Мало того - судя по нарядам, в толпе были женщины. Две или три, Марвин не успел сосчитать: выстрел Далия испарил нежитей, разбросав по сторонам не попавшие в струю остатки тел.
        Стену цеха позади исчезнувших зомби словно припечатали гигантским штампом, оставив на побелевшем от жара бетоне хорошо различимые человеческие силуэты.
        - Страшное у тебя оружие, - сказал Марвин, вновь не слыша своего голоса. Однако Далий, у которого со слухом было получше, понял и любовно похлопал по посоху ладонью: ясен пень, барахла не держим.
        Марвин огляделся, выискивая очередных врагов, но вокруг было пусто - во всяком случае, он не заметил никакого движения в развалинах. Но это ничуть не успокаивало, тем более что у противника имелись арбалеты.
        - Далий, пошли отсюда. - Марвин указал на железную башню. - Уберемся, пока нас не пристрелили. Там, за тумбой, забор с воротами. И дорога.
        - Шутишь? - непритворно удивился Далий. - Тут знатная веселуха намечается, когда я еще посохом в свое удовольствие попользуюсь! Тем более что вокруг одни нелюди, мертвяки, кому до них какое дело.
        - Слушай, - начал заводиться Марвин, - мы ведь понятия не имеем, куда попали и кто все эти существа. Откуда ты знаешь, что не нарушаешь какой-нибудь местный закон? К тому же мы пришли сюда не охотиться, - вовремя напомнил он.
        - Ерунда, - беззаботно отмахнулся напарник. - До вечера еще далеко, часик-другой постреляю, и пойдем. Успеем, не суетись.
        Видя, что Далий настроен решительно, Марвин попробовал убедить его иначе.
        - Дурак ты, - с досадой сказал он. - Хочешь сорвать экспедицию? Получишь болт в голову или сердце, и привет, здравствуй кабина восстановления. Сам подумай, как ты сюда без меня вернешься?
        - Логично, - равнодушно отозвался Далий, выискивая взглядом противника. - Вон там, кажется, что-то непонятное шевелится. Пошли глянем.
        - А самое интересное, - повысил голос Марвин, - что можешь и не воскреснуть. Фемах искал мир, где умирают насовсем, понимаешь? Чтобы никогда не возвращаться в обитель дракона. Ни при каких обстоятельствах. Я не вру, я его дневник читал.
        - Что, правда? - Далий обеспокоенно посмотрел на старшего, Марвин подтверждающе кивнул. - Но это же в корне меняет дело! Убедил, гражданин начальник, дергаем отсюда.
        Он закинул посох на плечо и хлопнул Марвина по спине, мол, давай-давай, держась рядом, напарники во всю прыть помчались к башне.
        Обогнув тумбу-основание, беглецы кинулись к ближайшей дыре в сетке забора. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть, и они вырвутся за пределы огороженной зоны с ее неживыми обитателями… Но не тут-то было.
        Едва они миновали тумбу, как посох Далия начал позвякивать. Поначалу Марвин не обратил внимания на посторонний звук, слишком он был тихим, а увлекшийся Далий вообще ничего не замечал. Однако с каждым шагом предупредительное звяканье становилось все громче и чаще, вскоре только глухой мог не услышать поднятый им шум.
        Далий остановился, хотя до дыры в сетке оставалось всего ничего - с десяток шагов, не более, - снял с плеча оружие и растерянно уставился на него. Марвин пристроился рядом, переводя взгляд с посоха на забор и обратно: он тоже не видел впереди никакой угрозы.
        - Ничего не понимаю. - Далий постучал посохом о землю, но тот все равно продолжал звенеть. - Может, какая поломка? - Он озадаченно посмотрел на старшего. - Ба! А это еще чего? - Далий указал пальцем на куртку Марвина. - Смотри, у тебя там что-то яркое светится, даже сквозь материю видно.
        Марвин сунул руку в карман и вынул оттуда браслет - глаз дракона отчаянно полыхал красным. Даже снятый с руки, артефакт оставался верен своему хозяину, настойчиво предупреждая его о некой магической опасности.
        - Черт, совсем забыл. - Марвин торопливо надел браслет. - В общем, к забору приближаться нельзя. Попробуем уйти через ворота.
        Далий пожал плечами и трусцой направился к расположенным неподалеку чугунным створкам. Сигнал посоха вместе с огненным глазом убедили его лучше всяких объяснений.
        Марвин вновь посмотрел на забор. Теперь, когда на руке был браслет, он надеялся обнаружить причину истерики обоих артефактов. Искать долго не пришлось - ограждение окутывала едва заметная сиреневая пелена с паутиной алых прожилок; странно неподвижный туман заполнял и ячейки, и дыры в сетке. Но ворота, к которым бодро трусил Далий, казались чистыми: ни пелены, ни какой-либо другой непонятности. Хотя… Марвин пригляделся и заорал во всю мочь:
        - Далий, не трогай там ничего, слышишь? Вообще не подходи к воротам, пока я с ними не разберусь.
        - Как скажешь, - крикнул в ответ Далий и перешел на шаг.
        Марвин кинулся догонять напарника. На бегу он посмотрел в сторону развалин и выругался: из-за обрушенных стен один за другим выбирались зомби. Медленно, еле передвигая ноги, они упорно брели в сторону забора - покачиваясь и сталкиваясь друг с дружкой на ходу. Разумеется, вооруженные нелепыми самоделками, кажущимися издали совсем неопасными. Бродячих мертвецов было удивительно много, казалось, что преследовать беглецов собралось все население зоны. Марвин от души понадеялся, что это не так, что вылезали только те, кто оказался поблизости. Кто услышал выстрелы Далия и отправился разбираться с незваными гостями.
        А ревущие залпы посоха, как подозревал Марвин, были слышны в утренней тишине очень далеко. Возможно, что и по всей огороженной территории, от края до края.
        Конечно, стоило только дать команду Далию, и тот мигом покончил бы с преследователями, сколько бы их ни было. Еще и спасибо сказал бы за разрешение. Но Марвин не желал устраивать бойню, причем не из гуманных соображений, нет. Его смущало то, что зомби обитали за слишком неприступной преградой - которая, похоже, была создана для защиты самих зомби, а вовсе не для их сдерживания. Например, от таких, как Далий, охотников, заядлых любителей пострелять по движущимся мишеням.
        Тем временем напарник уже стоял возле ворот, чинно опершись о посох, и внимательно смотрел на пока еще далекую толпу нежити. Копья и дубинки Далия не пугали, мертвецы не скоро пустят их в ход, а вот арбалеты могли быть опасными. Точность у них, ясен пень, никудышная, но чего только не случается в жизни!
        Получить нечаянный болт в голову - без возможности восстановления в транспортной кабине - Далию не хотелось.
        - Ребятки, ну дайте же мне повод, - вполголоса бормотал он, с надеждой выискивая взглядом хоть одно дальнобойное оружие. - Скучно же стоять просто так!
        К сожалению, зомби повода не давали. Или у них закончились арбалеты, или стрелки прятались за развалинами, медленно взводя самострелы и медленно заряжая их арматурными заточками. Для массового залпа, по мнению Далия.
        Марвин остановился возле ворот, мельком глянул в сторону приближающихся нежитей и сказал сиплым после бега голосом:
        - Объяснять подробно некогда. В общем, по-моему, эта штуковина опасна. - Он ткнул пальцем в сторону висевшего снаружи замка. - Не знаю для чего, но магии там хоть отбавляй. Светится как новая самосветная лампа! Издали видно.
        - Сейчас проверим, - пообещал Далий, подходя к воротам и протягивая посох к замку. Удивительно, но чуткая сигнализация никак не отреагировала на «опасную штуковину», будто ее там и не было.
        - Дай-ка я. - Отодвинув напарника в сторону, Марвин провел браслетом вдоль стыка створок: драконий глаз замерцал поначалу желтым - то ли опасно, то ли не очень, - но быстро сменился зеленым разрешающим светом.
        - Отличненько, - увидев реакцию браслета, воодушевился Далий, - значит, никаких проблем у нас не будет. - Он направил посох на видневшуюся между створками дужку замка.
        - Погоди, ты сейчас все вдребезги разнесешь! - невольно пятясь от ворот, всполошился Марвин. - А если ударная волна, раскаленные брызги, камни в лицо и прочие взрывные радости? Хотя бы отошел на безопасное расстояние, что ли.
        - Без паники, господин главнокомандующий. - Далий перехватил оружие подальше от рукояти-рогатки, поближе к «стреляющему» концу. - Чтобы ты знал: медные кольца на посохе регулируют мощность заряда - за какое взялся, такой результат и получил. Типа чем кольцо ближе к ручке, тем сильнее выхлоп, и наоборот… Короче, брызг не будет. Ну, почти. - Далий сосредоточенно повел посохом сверху вниз; в ту же секунду разрезанный пополам замок упал на землю. - Прошу на выход. - Он приоткрыл ворота, отшвырнул ногой мешающие остатки замка. - И поскорее! А то наши веселые ребята уже неподалеку, вот-вот начнут хулиганить.
        Марвин посмотрел назад: толпа мертвецов, тихая и потому особенно страшная, была уже совсем близко - на расстоянии броска арматурного копья, не более.
        Марвин выскользнул за ворота следом за Далием. Напарник захлопнул створки и быстрым движением посоха заварил их, оставив на стыке темнеющую полоску раскаленного металла. А после, махнув рукой Марвину, помчался по дороге, лихо перепрыгивая через невысокие кусты.
        Марвин отбежал от ворот, оглянулся: большинство зомби остановилось, не дойдя до опасного забора. Те же, кто оказался у створок, стояли, ухватившись руками за прутья, и даже не пытались сломать еще неостывшую сварку. А ведь могли бы, навались они разом… Марвин посмотрел в глаза ближним стоящим, и по спине у него побежали мурашки - у нежитей был вполне осмысленный взгляд. Не лютый и злобный, чего можно было ожидать, а усталый и потерянный, как у смертельно больных людей.
        На воротах, чуть выше голов зомби, висела прихваченная проволокой жестяная вывеска с надписью от руки: «Минусовник, сектор 3». Буквы шли вкривь и вкось, красно-пожарная краска во многих местах облупилась, но прочитать название было можно. Под непонятным «минусовником» темнела нацарапанная чем-то острым лаконичная приписка: «Хороший нус - сухой нус!»
        Марвин отвернулся и побежал за Далием.
        Отчего-то он был уверен, что стрелять ему в спину никто не станет.
        ГЛАВА 8
        Покинутая беглецами зона скрылась за деревьями, и Марвин наконец-то перешел на шаг. Он не опасался того, что обитатели минусовника вдруг передумают и пошлют им вдогонку с десяток арбалетных болтов, вовсе нет - его гнали вперед взгляды оставшихся за решетками существ. Считать их людьми Марвин при всем желании не мог, но и называть по-прежнему зомби тоже не хотел. «Пожалуй, здешним полумертвецам действительно подходит это странное „нус“. Дурацкая кличка, но наверняка имеет какой-то смысл, - философски подумал он. - Ладно, после разберемся. Сейчас главное - подальше убраться от зоны. И как можно поскорее».
        Далий тоже перестал бежать, но вовсе по другой причине - перепрыгивая через очередной куст, он не рассчитал прыжок, зацепился ногой за ветки и приземлился на четвереньки. Кувыркнувшись по инерции, Далий встал: чертыхаясь, он принялся отряхивать с себя налипший мусор.
        - Хорошо, что здесь лето, а не осень, - радостно сообщил он подошедшему Марвину. - Представляешь, как бы я выглядел, если б навернулся в грязь! Сырую, холодную, липкую, брр. - Далий поежился. - А тут всего лишь немножко экстрима с адреналином, даже как-то в удовольствие. - Он подобрал посох.
        - Мне нравится твой до бестолковости неиссякаемый оптимизм, - с усмешкой рассматривая всклокоченного напарника, заметил Марвин. - В любой неприятности отыщешь положительную сторону.
        - А то, - согласился Далий, пощупал сзади штаны и убито сказал: - Блин, по шву треснули… Вот горе-то.
        Марвин захохотал, вытирая выступившие от смеха слезы.
        - Не вижу ничего забавного, - буркнул напарник. - Погоди, вот порвутся у тебя, я тоже посмеюсь. - Он вдруг осекся, сделал старшему знак рукой, чтобы тот перестал шуметь, и начал торопливо озираться.
        Марвин умолк: в тишине слышался нарастающий гул, шедший откуда-то с дальней стороны леса; Далий с интересом уставился в небо, ожидая продолжения. Марвин, предчувствуя недоброе, ухватил его за руку и силком утащил под деревья. Мало ли что здесь летает по небу и мало ли с какой целью! Осторожность еще никому не вредила, тем более в незнакомом мире.
        Гул превратился в грохот. Сквозь листву было видно, как над качающимися кронами медленно летит гигантская стрекоза - камуфляжной расцветки, с круглыми окошками по бокам. Воздух вокруг стрекозы дрожал, взбитый быстрыми до невидимости крыльями; по дороге, поднимая клубы пыли, пронесся сильный, почти ураганный ветер.
        Далий, не утерпев, вынырнул из-под деревьев на обочину. Приложив ладонь козырьком ко лбу, он во все глаза смотрел на улетающий в сторону зоны диковинный аппарат. Тяжело вздохнув, Марвин выбрался на дорогу, таиться уже не было смысла. Если Далия заметили, то теперь хоть прячься, хоть не прячься, какая разница.
        - Обалдеть, да? - Далий восторженно посмотрел на Марвина. - Чудо техники! Я в жизни ничего подобного не видел. Эх, вот бы на таком прокатиться. - Он вновь посмотрел вверх, с сожалением покачал головой. - Люди натурально по небу летают, а тут какие-то порванные штаны, никакой романтики. Тьфу ты.
        - Меньше радуйся, - желчно предостерег его Марвин. - Ты думаешь, они для собственного удовольствия катаются? Ошибаешься.
        Далий оторвался от разглядывания облаков, с интересом уставился на товарища.
        - Во-первых, летающая машина военной окраски, а это значит, что в ней нет гражданских пассажиров. Наверняка внутри отряд бойцов с командиром, причем вооруженных. Во-вторых, полетела она к минусовнику…
        - Куда-куда? - опешил Далий. - Ты о чем?
        - На воротах была вывеска с названием. Ты ее не заметил, умчался как угорелый, - отмахнулся Марвин. - Короче, помнишь замок, который ты разрезал?
        Далий безразлично пожал плечами, мол, ну было, ну и что.
        - Я еще удивлялся, зачем и для чего в нем столько колдовства. Вот тебе ответ. - Марвин с тревогой посмотрел в сторону улетевшей стрекозы. - Там была сигнальная магия, понятно?
        Далий согласно кивнул, потом задумался, и тут до него на самом деле дошло.
        - Зараза летучая, - проникновенно сказал он. - Получается, это за нами летели? Арестовывать?
        Марвин лишь развел руками.
        - Тогда чего же мы стоим как дураки? - деловито поинтересовался Далий. - Почему не удираем? - Он закинул посох на плечо, явно собираясь бежать дальше.
        - По дороге нельзя, - остановил его Марвин. - Нас как на ладони будет видно. Пойдем через лес, но не слишком удаляясь от грунтовки, а то заблудимся.
        - Со мной-то? - Далий снисходительно похлопал старшего по плечу. - Да я в любой чащобе ориентируюсь лучше всякого лешего! Короче, двигаем в самую глубинку, типа по грибы-ягоды. А там возьмем направление и выйдем куда надо, сто процентов гарантии. Даже двести. Верь в меня, Марвин! - Он решительно направился к деревьям.
        - Двести, говоришь? - идя следом, недоверчиво хмыкнул Марвин. - Ну-ну, путеводный ты наш.
        Как ни странно, но лес оказался вовсе не мрачным: сквозь кроны деревьев там и тут пробивалось солнце, высвечивая в траве радостные зеленые пятна; в листве деловито покрикивали спрятавшиеся птицы. Завалы бурелома попадались редко, оттого лесной поход напоминал скорее увеселительную прогулку, чем отчаянный побег. Марвину приходилось напоминать себе, что они - беглецы, а не туристы, и что надо торопиться, а не глазеть по сторонам, но через минуту вновь забывал об этом.
        В конце концов у Марвина создавалось впечатление, что они идут не по лесу, а по старому парку. Потому что деревья - сейчас неухоженные и покрытые мхом - без сомнений были посажены обдуманно, по плану, а не выросли сами собой как придется. Хотя, конечно, встречались молодые деревца, стихийно нарушавшие планировку, - что, по мнению Марвина, только подтверждало заброшенность парка.
        Так как особо делать было нечего, шагай себе и шагай, Марвин начал скучать. И очень вовремя вспомнил, что неплохо бы позвонить шефу, доложить о случившемся - опять же хоть какое-то разнообразие.
        Он вынул из кармана дальнофон, нажал кнопку вызова и приложил коробочку к уху. В аппарате что-то таинственно шуршало и потрескивало: Марвину показалось, что он слышит далекие, едва различимые голоса. Скорей всего это были обычные помехи, вряд ли дальнофон улавливал отзвуки каких-то потусторонних сигналов. Скажем, идущих с другого конца вселенной или из иного, параллельного мира… Хотя кто их знает, эти древние артефакты.
        Не дождавшись ответа, Марвин надавил кнопку отбоя и сунул дальнофон на место. Видимо, шеф не очень-то переживал об ушедшей на разведку экспедиции, иначе бы держал второй аппарат под рукой. Ну, будет время, Марвин перезвонит ему снова. Все равно негор ничем не может помочь, разве что устроить выволочку за нарушение его приказа. За самовольный уход в мир Фемаха.
        - Хорошо идем, - бодро сказал Далий. - Еще часик поуглубляемся, после я сориентируюсь по солнцу, и мы отправимся вдоль дороги. Нас, господин старший егерь, никакая погоня не обнаружит, кому охота блуждать по диким неизведанным местам. Где наверняка водятся хищные звери, недоглядишь - враз съедят!
        - Насчет зверья ты в точку, - отозвался сзади Марвин. - Кровожадные белки и саблезубые зайцы. А погоня, если надо, не побоится ни диких мест, ни клыков с когтями, потому будем надеяться на лучшее. Теперь по делу - найди-ка ближайший ручей, пить очень хочется. Ты же у нас круче любого лешего, должен уметь.
        - Запросто, - беззаботно пообещал Далий. - Авось вскоре наткнемся.
        - Знаток, - фыркнул Марвин, - старичок-лесовичок. Охотовед со стажем.
        - Кстати, - неожиданно вспомнил Далий, - я вот чего хотел спросить: а как ты сумел разглядеть, что замок на воротах с охранной сигнализацией? С забором мне понятно, посох и браслет подсказали, но замок-то как?
        - Я же видящий. - Марвин постучал пальцем по браслету. - Потому обязан видеть активную магию комплекса. Работа у меня такая.
        - Елки-палки. - Далий остановился, с огорченным видом повернулся к старшему. - Представляешь, я ведь напрочь забыл, что мы внутри обители! Увлекся, поверил в реальность этого мира, в свободу, а ты взял и напомнил. Полный облом, блин.
        - Беда, - усмехнулся Марвин. - Извини, дружище, больше не буду.
        - Нет уж, - уныло вздохнул Далий, - давай и дальше напоминай, типа для профилактики, а то опять забуду и вновь поверю. Только не слишком часто, ладно? Раз, два в неделю достаточно. Чтобы я, значит, от жизни не отрывался.
        - Ты думаешь, мы здесь надолго? - озаботился Марвин.
        - Скорей всего. - Далий на ходу подфутболил затаившийся в траве гриб, проследил, куда упала красная в белых крапинах шляпка, и сказал рассеянно: - Знаешь, а я в общем-то не против. Опять же новые впечатления, всякие события… Мне, Марвин, до чертиков надоел особняк с его бесконечными коридорами и тайнами. Хочется чего-нибудь простого, не головоломного, самого обыкновенного. Взять хотя бы этот лес. - Он повел перед собой посохом. - Пусть колдовской, пусть придуманный, но ведь лес же! С птицами, листьями, грибами. - Он вдруг хлопнул себя по щеке, глянул на испачканную кровью ладонь и вытер руку о штаны. - Опа, даже с комарами. Где в обители найдешь подобное?
        Марвин с любопытством смотрел на разоткровенничавшегося напарника: похоже, тот говорил всерьез, а не прикалывался в своей обычной манере. Редкий случай!
        - И вот что я тебе скажу, господин верховный куратор. - Далий положил посох на плечи, как коромысло, закинул на него руки. - По мне, чем дольше мы будем искать Рипли, тем лучше. Знаешь, я бы вообще здесь на месяц-другой задержался, типа в отпуске, сколько можно по этажам туда-сюда мотаться. Надоело, каждый день одно и то же! Никакого разнообразия.
        - Посмотрим, как пойдут дела, - уклончиво ответил Марвин. - Не забывай, у нас есть начальство. - Он похлопал себя по карману с дальнофоном. - Хочешь не хочешь, а придется сообщить о возникших проблемах. Пусть шеф и решает, что нам дальше делать.
        - Выбросил бы ты эту говорилку, - убежденно посоветовал Далий. - На фиг она нам тут нужна. Шеф понятия не имеет, что в этом мире происходит, будет как обычно предостерегать, воспитывать и давить на сознательность. Ха, я и без его поучений сознательный. - Он снял руку с посоха, сердито чиркнул себя ладонью по горлу. - Дальше некуда.
        - Во-первых, мы и сами-то не очень про здешний мир знаем, - буркнул Марвин, с треском проламываясь сквозь кустарник. - А во-вторых, шеф за дальнофон голову оторвет. Меня, как ты помнишь, уже лишали головы, и мне это не слишком понравилось. Так что не будем разбрасываться казенными вещами, могут пригодиться.
        Далий не ответил: он с отрешенным видом шагал следом за старшим, прикусив губу и о чем-то усиленно размышляя. Посох-коромысло то и дело цеплялось за верхушки кустов, сдирая с них листву, но напарник этого не замечал - похоже, у Далия появилась очередная гениальная идея. Марвин изредка оглядывался на товарища, но тот упорно продолжал молчать, что, по мнению Марвина, было плохим признаком. Потому что чем дольше Далий обдумывал какую-нибудь идею, тем разрушительнее могли быть ее последствия. Если, конечно, не держать события под контролем.
        Затянувшееся молчание прервалось, лишь когда Далий оступился на кочке и, не успев очнуться от размышлений, рухнул спиной на землю. Марвин остановился, глядя на напарника: с раскинутыми вдоль посоха руками тот походил на распятого святого, удачно сбежавшего с места экзекуции вместе с крестом.
        - Тебе помочь? - участливо поинтересовался Марвин. - Или сам управишься? - Свершилось, - глядя в небо и не делая попыток подняться, возвестил Далий, - у меня родилась гениальная идея. Никак не мог ее додумать, а когда брякнулся, все встало на свои места. Нет, не гениальная - супергениальная.
        - Да что ты говоришь, - изумился Марвин, - в самом деле? - Он ухватил напарника за плечи, с трудом поставил его на ноги. - Руки с посоха сними, - оглядев Далия, приказал Марвин, - вцепился, не отодрать. От просветления, что ли? Ну, давай, просветленный наш, рассказывай, какая у тебя идея и какие у нас будут из-за нее проблемы.
        - Никаких проблем, я ведь не авантюрист какой-нибудь. - Далий прислонил посох к дереву. - У меня все ходы продуманы!
        Марвин согласно покивал, мол, кто бы сомневался.
        - Слушай сюда, - воодушевленно продолжил напарник. - Раз мы внутри обители, а ты по-прежнему видящий, то какого черта мы бродим по лесу? Тебе ведь стоит только потребовать вслух, чтобы он закончился, и все, нету леса! А еще лучше пожелать выйти прямиком к дому Фемаха, или где он там проживает, - схватить его, связать, после найти по твоему приказу Рипли, и вперед! В смысле назад, к шефу, с трофеями и докладом. - Далий приосанился, уперев руки в бока. - Ну, здорово я изобрел?
        - Лучше не бывает, - охотно подтвердил Марвин. - Взял, приказал - и готово. Оперативно, по-военному четко, без лишней суеты. Стратег!
        - Не понял, - чувствуя подвох, забеспокоился Далий. - Что-то не так?
        - К сожалению. - Марвин удрученно развел руками. - Беда в том, что Фемах не только создал этот мир, он еще и живет в нем. А потому невольно стабилизирует здешнюю реальность, не позволяя ей сильно изменяться. Грубо говоря, Фемах местный бог, которому подчиняется все сущее. Я же тут вроде пробравшегося в его владения мелкого беса и ничего особенного сделать с его миром не могу.
        - Ладно, пусть бог, фиг с ним. - Далий взял посох, сердито стукнул им в землю. - Но ты типа тоже не из бумаги деланный. Раз сам себя с бесом сравнил, значит, какие-то возможности у тебя есть! Я уже не требую убрать лес, сами из него выберемся, но, скажем, организовать ночевку и харчи, это ты можешь?
        - Ночевку? - Марвин посмотрел на сереющее меж крон небо - тусклое, предвечернее, с низко зависшими дождевыми облаками. Ночевать под ним, разумеется, не хотелось - тем более без спального мешка и еды. Насчет воды Марвин не слишком беспокоился: если не найдется ручей, отыщутся ягоды. Или пойдет дождь, тогда уж точно никто от жажды не умрет. - Почему бы и нет. - Марвин потер подбородок, собираясь с мыслями. - Ну-у, - неуверенно протянул он, - хорошо, попробую. Но ничего не гарантирую. - Он откашлялся и, глядя на ближайшее дерево, громко приказал: - Как действительный видящий требую от комплекса организацию обустроенного жилого помещения с возможностью отдыха и с продуктовым запасом!
        - Еще чтобы пиво с копченой рыбкой, а к ним… - быстрым шепотом начал подсказывать Далий, но Марвин показал ему кулак, на том желания напарника закончились.
        Они постояли, ожидая каких-нибудь заметных перемен, какого-нибудь знака, что их просьба услышана и принята к исполнению, однако в лесу ничего не происходило. Разве что стало сумрачнее, но оно и понятно: наступал вечер.
        - Идем, - разочарованно сказал Марвин. - Я сделал все что мог. - Видящий с угрюмым видом направился в сырую темень леса.
        Далий вздохнул, пробормотал под нос:
        - Получается, при любом раскладе пива не будет? Натурально невезуха. - Расшвыривая посохом жухлую листву, он побрел следом за старшим.
        К счастью, долго блуждать в сумерках им не пришлось. Минут через пять напарники вышли к дому - кирпичному, одноэтажному, с железными решетками на грязных окнах и распахнутой настежь дверью, где вместо замка зияла рваная дыра. У Марвина невольно создалось впечатление, что дверь открывали спецназовцы привычным им способом. Причем, как ни странно, изнутри.
        Ни забора, ни хотя бы декоративного штакетника вокруг дома не было: молодые деревья там и тут вплотную подступали к стенам, укрывая ветвями плоскую крышу. Казалось, что здание не строили, а готовым опустили откуда-то сверху, на подходящее свободное место - уместилось впритык, и ладно.
        Марвин остановился, рассматривая невесть откуда взявшуюся одноэтажку. Судя по рослому молодняку, здание стояло заброшенным лет десять, не менее. И вряд ли имело отношение к его недавним пожеланиям насчет обустроенного жилья.
        - Дом, милый дом. - Далий подошел к старшему, оценивающе оглядел постройку. - Не пять звездочек, конечно, и даже не одна, реальное барахло с жирным минусом, но для ночевки сойдет. Нет, Марвин, плохой из тебя шаман. - Он принюхался. - Тьфу, кошками воняет… Мог бы уточнить, что хочешь не кирпичную развалюху с кошачьим сортиром, а виллу с сауной и бассейном. Эх, ну почему я не видящий? Уж я бы организовал все как надо. - Продолжая ворчать, Далий вошел в дом: теперь речь шла о зря невостребованном холодильнике с деликатесами, винном погребе и упущенном кордебалете с оркестром.
        Вскоре голос Далия стал тише, а вместо понятных слов до Марвина доносился лишь неровный гул - казалось, что по неосвещенному дому бродит привидение, невнятно страдая о своей трагической гибели.
        Марвин пропустил мимо ушей стенания напарника - какой от них прок! Пусть возмущается, скоро отыщет что-нибудь для себя любопытное и перестанет переживать, это же Далий… Его беспокоило другое: возле двери, ближе к разбитому окну, висела прямоугольная, едва заметная под слоем грязи доска-вывеска. Как правило, подобные вывески есть на каждом казенном учреждении, с названием организации и расписанием ее работы. А потому, если очистить доску, наверняка станет понятно, что раньше находилось в этом доме. И что можно от него ожидать.
        Освещение было никудышным, небо еле-еле просвечивало сквозь прорехи крон, но, когда Марвин протер стеклянную поверхность, под ней проступила четко различимая серебряная надпись: «Блок охраны, западный участок, сектор 3». Марвин невольно вспомнил самодельную вывеску над воротами, там тоже упоминался некий третий сектор.
        - Интересно, эта охранная шарашка имеет какое-нибудь отношение к минусовнику? - Он сорвал пучок травы, нервничая, вытер испачканные руки. - Если да, то мы сделали круг и теперь развалины с самоходными мертвяками где-то неподалеку. Хотя, - с надеждой сказал Марвин, - возможен и вариант Далия. Действительно, что стоит комплексу перенести никому не нужный охранный блок в другое место? Общая картина мироздания не нарушена, никто не пострадал и вообще вряд ли заметил ту перестановку. Короче, буду придерживаться этой версии, - решил он. - А утром разберемся.
        Внутри здания что-то с грохотом рухнуло, раздался отдаленный вопль Далия. Марвин понимающе усмехнулся и заторопился в черный коридор.
        В доме было темно, холодно и действительно несло едкой мочой, наверняка звери наследили. Ладно если куницы или лисы, а вдруг кто покрупнее? Скажем, рысь или медведь… Марвин понятия не имел, какое хищное зверье может водиться в здешних краях. Потому, озаботился он, перед ночевкой надо будет хоть как-нибудь закрыть дверь, на всякий случай. Не хватало еще, чтобы их загрызли во сне, не для того они сюда шли.
        Напарник отыскался в последней по коридору комнате. Пока Марвин изучал вывеску, неугомонный Далий раздобыл где-то керосиновую лампу и спички, зажег ее и поставил на высокую тумбу возле стены. Похоже, опыта работы с лампами у напарника не было - светильник густо чадил, забивая керосиновым запахом едкую кошачью вонь. Что в общем-то даже устраивало Марвина.
        Возле тумбы белела россыпь черепков, в которых легко угадывались останки гипсового бюста; лежавший сверху фрагмент с гневно выпученным глазом настойчиво сверлил взглядом незваных гостей. «У деятеля, с которого лепили бюст, однозначно был тот еще характер, - подумал Марвин, отшвыривая ногой гипсовый глаз куда подальше. - Дерьмовый, если точнее».
        - Оно само упало, - честно предупредил Далий, заметив движение Марвина. - Я только пододвинуть хотел, для лампы. Типа чем выше, тем светлее.
        - Мелочи, - отмахнулся Марвин. - Что у нас здесь? - Он огляделся, рассматривая скудную обстановку.
        Ничего интересного в комнате не было: стол с грязными тарелками, несколько поваленных табуретов и пара лежаков вблизи двери. В дальнем углу на одноногой подставке громоздился деревянный ящик непонятного назначения, с мутно-стеклянной лицевой стороной.
        - Ты в другие комнаты заходил? - Марвин взял лампу, подкрутил фитиль, чтобы тот не чадил, присел перед ящиком: под стеклянным квадратом торчали две круглые ручки, между ними протянулась шкала со сделанными от руки метками и с застывшей где-то посреди красной стрелкой.
        - Еще не успел. - Далий сел на корточки рядом со старшим, покрутил одну из ручек - ожившая стрелка с легким скрипом побежала по шкале.
        - Любопытное устройство. - Марвин провел пальцем по стеклу. - Интересно, для чего оно?
        - Я подобное в музее видел. - Далий постучал ладонью по ящику, тот отозвался дребезжащим звуком. - Визор, прообраз инфошара, натурально эпическая древность. Хлам, короче. - Он пренебрежительно отряхнул ладони, встал. - Пойдем по дому походим, авось какую жрачку отыщем. Сомнительно, но вдруг где завалялась.
        - А то, - согласился Марвин, повернув напоследок другую ручку - без особой цели, просто ради интереса. Внутри визора что-то щелкнуло, и экран затлел едва видимым светом; одновременно из решеток по бокам ящика донеслось тихое шипение.
        - Опаньки, - удивился Далий, - работает. Правда ни фига не видно и не слышно, но для такого старья тоже крутое достижение. - Напарник подошел к выходу из комнаты, нетерпеливо оглянулся на Марвина. - Лампу не забудь, а то темновато будет. - С этими словами он исчез в чернильном мраке коридора.
        - Темновато ему, ха. - Марвин встал и, прихватив керосиновый светильник, отправился следом за Далием. - Ей-ей, кошачье зрение у человека! Ему бы ночным снайпером работать, а не харчи в заброшенном доме искать. Однозначно фронтовым героем стал бы.
        Помещений в доме оказалось немного, все с выходом в общий коридор: крохотная подсобка со швабрами-ведрами, оружейная комната с пустым стеллажом и туалетная кабинка - разумеется, не действующая, Далий ее первым делом проверил.
        Кухня располагалась отдельно. Марвину с первого взгляда стало понятно, что здесь давным-давно похозяйничали лесные разбойники, сожрав и утащив все что только можно. Сброшенные на пол кастрюли, изгрызенные до дыр дверцы шкафов, обрывки разорванных мешков, рваные упаковочные кульки, осколки битой посуды - вряд ли тут можно было найти что-нибудь съестное. Однако Далий так не думал: напарник с бодрым видом принялся хлопать дверцами шкафов и в конце концов обнаружил в одном из них запаянную банку с флотскими галетами, а в следующем десяток бутылок с минеральной водой.
        Вода оказалась как нельзя кстати. Марвин жадно пил из горлышка, кряхтя от удовольствия, - он не ожидал, что обычная минералка с давно истекшим сроком годности может оказаться такой вкусной. Далий с сомнением глянул на выцветшую этикетку, сделал пробный глоток, поморщился, но деваться было некуда - тоже допил до дна. Без удовольствия, по необходимости.
        - Интересно, с чего это они столько добра побросали? - рассовывая оставшиеся бутылки по карманам, поинтересовался Далий. - Ну, консервы-минералка понятно, мелочи. Но запасы муки, сахара, всякие там крупы… Им что, лень было с собой забрать? Или нарочно для зверей оставили? Даже ценный визор не вывезли, тоже мне хозяева.
        - Вижу, с наблюдательностью у тебя не очень. - Марвин поднял фонарь выше и осмотрел кухню, вдруг они не все проверили. - На фасаде есть пояснительная вывеска, что здесь располагался блок охраны третьего сектора. На столе брошенные впопыхах тарелки с засохшими остатками еды. Перевернутые в спешке табуреты, пустая оружейка и выбитый изнутри дверной замок - по-моему, вполне достаточно, чтобы сделать определенные выводы.
        - Вывеска? - Далий взял банку с галетами, пару не влезших в карманы бутылок и застыл над посохом, соображая, как бы ухватить и его. - Это я не в курсе. Ерунда, все равно сути дела не меняет.
        - На воротах минусовника тоже был указан третий сектор. - Марвин отобрал у напарника банку. - Сдается мне, что наш дом раньше стоял гораздо ближе к закрытой территории. К той, где сейчас покойники разгуливают. И скорей всего, был покинут охраной аварийно, когда случилось что-то экстраординарное.
        - Экс… чего случилось? - не понял Далий.
        - Какая-то глобальная катастрофа. - Марвин мельком глянул в сторону выхода. - Которая превратила людей в нусов. В зомби то есть.
        - Нусы? - Далий подобрал посох. - Дурацкое название. Сам придумал или опять на вывеске углядел? Блин, да какая разница, главное-то другое - я был прав. В смысле что дом оказался здесь именно по твоему приказу. Значит, ты все-таки можешь влиять на местную реальность! Поэтому давай быстренько требуй от комплекса ресторанную доставку, да побогаче, не фиг сухими галетами с минералкой давиться.
        - Тихо. - Марвин приложил палец к губам, вновь оглянулся на выход. - Слышишь? В комнатах кто-то есть.
        Далий умолк, настороженно прислушиваясь, его острые уши задвигались, как у нелюбимых им кошек. «Ого, еще один сюрприз», - глядя на напарника, отметил Марвин, но размышлять об удивительной физиологии Далия было некогда - в доме действительно раздавались посторонние звуки.
        - Это визор, - успокоившись, сказал Далий. - Разогрелся старичок до рабочего состояния, какую-то передачу поймал. Пошли посмотрим. - Он ехидно подмигнул старшему. - Типа бдительность превыше всего, а?
        - Умник, - огрызнулся задетый за живое Марвин и пошел прочь из кухни, не заботясь о Далии. Тот и без фонаря дорогу отыщет.
        В отличие от привычных Марвину инфошаров изображение в визоре оказалось черно-белым, с заметной прозеленью по углам экрана. К тому же недостаточно резким, подрагивающим - но что можно требовать от старой техники! Хорошо, что вообще работала.
        Кому была адресована передача, для кого ее показывали, Марвин не понял.
        На экране несколько человек сидели за столом и, морщась от отвращения, ели из таза живых дождевых червей. Вначале Марвин подумал, что ошибся, что в тазу обычные макароны из темной муки, но тут едоков показали крупным планом, и у него не осталось никаких сомнений.
        Картинка неожиданно сменилась, Марвин увидел голого мужчину в балетной пачке. Мужчина с отрешенным видом танцевал на битом стекле; кроваво-темные пятна под ногами не оставляли сомнений в том, что занимается он этим странным делом уже достаточно долго.
        Марвин поставил банку с галетами на стол. Заинтересовавшись происходящим, он устроился на табурете возле визора.
        - Вы не поверите! - вдруг заверещало из звуковых решеток ящика. - Невероятно, каких только высот самоунижения могут достигнуть наши претенденты! Когда на кону десять тысяч тугаров золотом! Но кто же дойдет до финала конкурса?! Кто сумеет поразить своей выдумкой беспристрастных судей - вас, дорогие зрители?! Не уходите с волны, после рекламы будет фекальный бой карликов! - Короткие фразы звучали надрывно, словно говоривший тоже готовился поучаствовать в бою, но из-за хронического запора никак не мог разродиться боезапасом.
        Марвин вздрогнул от неожиданности, а потом сообразил, что слышит тот же самый голос, который обеспокоил его на кухне.
        - Карлики, говоришь? Обойдемся. - Марвин повернул ручку настройки, экран на миг покрылся рябью помех, и появилось другое изображение, не менее впечатляющее.
        В большом зале, среди перевернутых столов и стульев, шло побоище. Множество людей в одинаковых костюмах остервенело лупили друг друга бамбуковыми дубинками; из решеток доносились неразборчивые крики и трескучие звуки ударов. В верхней части экрана мигали два счетчика, цифры на них увеличивались с каждой секундой. Судя по показаниям, кто-то в этой потасовке явно лидировал.
        - Как мы видим, - деловито сообщил визор, - перевес оказался на стороне оппозиции. Очевидно, что принятие второй поправки к закону «О налогах на взятки чиновникам» откладывается до следующего парламентского боя… А сейчас мы возвращаемся к главным новостям дня.
        На экране возник диктор - строгий, неулыбчивый - и продолжил официальным тоном:
        - Сегодня верховный президент посетил ряд предприятий военно-промышленного комплекса. В ходе посещения верховному президенту были представлены основные проблемы в сфере перевоору…
        Марвин убрал звук, его не интересовали ни местные военные комплексы, ни их основные проблемы. Своих хватало, только успевай разгребать.
        Позади Марвина раздался стук брошенного на стол посоха.
        - Я же говорил, что это визор. - Далий принялся выгружать из карманов бутылки. - Слушай, а кто такой «верховный президент»? Просто «президент» знаю, типа демократически избранный король, но верховный?
        - Не обращай внимания на тутошние заморочки, - повернувшись на табурете, посоветовал Марвин. - Нам-то какая разница. Пришли, сделали свое дело и ушли. А там хоть нагорный император, хоть главнокомандующий патриарх. Все равно здесь все ненастоящее, придуманное Фемахом.
        - Погоди-погоди, - глядя мимо него на визор, заволновался Далий, - сделай погромче. Скорей!
        Марвин торопливо развернулся к ящику: на экране красовалась физиономия Далия. Изображение было нечеткое, с сильно нарушенными пропорциями, но вполне узнаваемое. Верхнюю половину картинки занимало вытянутое лицо напарника со злобным оскалом, а резко сужающееся тело уходило куда-то вниз и вдаль; в руках у Далия чернело нечто длинное, направленное громадным раструбом на зрителя. Марвин не сразу понял, что это торец посоха, только искаженный. Как будто им тыкали в объектив снимающей камеры.
        Все, что находилось дальше напарника, расплылось в серую муть.
        Марвин повернул ручку громкости, и в комнате загремел суровый баритон диктора:
        - …Тайно проник на охраняемую территорию лечебно-оздоровительного пансионата, где устроил кровавую бойню. Сотни погибших пациентов, у которых отобрали последнюю надежду на выживание, отняли безжалостно и жестоко. Смотрите и ужасайтесь содеянному. - Мерзкая образина исчезла с экрана, на ее месте возник уютный пейзаж: двухэтажные домики с черепичной крышей, аккуратные беседки, лавочки под ухоженными деревьями. И повсюду, куда ни глянь, лежащие в свободных позах тела - причем в добротных одеждах, а не рваных обносках, отметил Марвин. Опытный в подобных делах Далий наверняка сказал бы: опаньки, граждане-то мощно погуляли! Даже хором спать завалились где придется. Где сон сморил.
        Какой-либо обещанной жестокости Марвин не увидел - ни оторванных голов, ни разбросанных частей тел, ни хотя бы пятен крови. Наверняка сюжет делали в большой спешке и потому забыли о некоторых художественных мелочах.
        - Чудовищное преступление не останется безнаказанным, - снижая обвинительный накал, заверил баритон, - поиски выродка взяты на контроль самим верховным президентом! К сожалению, у нас имеется только одно ментопоказание, взятое из сознания погибшего очевидца. Остальные жертвы не видели убийцу - что еще раз подтверждает его коварство и неутолимую кровожадность. Всем, кто заметит указанное существо с характерными приметами, просьба немедленно сообщить в надлежащую службу. - Вместо картинно расположенных тел перед Марвином вновь высветилась хищная рожа Далия, выродка и государственного преступника несуществующей реальности.
        Судя по ракурсу и размытости изображения, ментопоказание вытянули из уцелевшей одноглазой головы, той самой, которую Далий трогал посохом.
        - Ну, братан, ты крупно попал, - глядя на остолбеневшего Далия, сочувственно сказал Марвин. - Как минимум пожизненное заключение светит. Хотя скорей всего пойдешь по расстрельной статье, вон сколько неповинного народу положил. Причем больных, слабых и беззащитных. Сам же слышал, на тебе сотни трупов!
        - Что за бред, - придя в себя, взорвался Далий, - какой такой пансионат, какие сотни убитых? Они там что, с ума посходили? Ну, завалил я десяток зомбов, что с того. И при чем здесь все эти люди?
        - Во-первых, не зомбов, а нусов, есть разница, - уточнил Марвин. - Пока не знаю какая, но точно есть. А во-вторых, тебя попросту подставили. Можно сказать, использовали на всю катушку, однозначно.
        - Э? - Далий непонимающе уставился на Марвина. - В каком смысле?
        - В том, что у местных властей есть портрет преступника, который очень вовремя набедокурил в нужном месте и в нужное время. И на которого теперь можно списать много чего. Скажем, действительно сотню-другую умерших в этом… э-э-э… пансионате. Или не умерших, а убитых сразу после нашего побега, зря, что ли, туда военные прилетали! Обнаружили, что было вооруженное проникновение, раздобыли изображение нарушителя и провели под шумок зачистку. А жертвы повесили на выродка, то есть на тебя.
        - Но это же нечестно, - упавшим голосом сказал Далий. - Это же неправда.
        - А фальшивые домики со всякими беседками-лавочками на официальном канале - честно? - язвительно напомнил Марвин. - Чистенькие одежки и сытые морды как бы трупов - правда? Знаешь, Далий, сдается мне, что мы случайно влезли в какую-то серьезную политическую интригу. Затронули чьи-то интересы, чью-то тщательно скрываемую тайну. Не удивлюсь, если тут замешан сам внешний президент, или как он там называется.
        - Верховный, - вздохнул Далий. Он облокотился о стол и невидяще уставился в визор, где на кровати среди подушек обнимались две девицы в прозрачных балахонах. Девицам, в отличие от Далия, было весело, и они не собирались останавливаться на достигнутом.
        Марвин с тревогой посмотрел на напарника: в какое другое время тот обязательно начал бы отпускать глупые шуточки, а сейчас сидел как в воду опущенный. Это было неправильно, это было подозрительно.
        - Ты, главное, близко к сердцу не принимай, - вполголоса посоветовал Марвин. - Относись к случившемуся по-философски, без фанатизма. Не то заработаешь какой-нибудь невроз или экзему, кому от этого лучше станет?
        На экране из-под груды подушек выбрался чернокожий карлик и как-то незаметно подключился к девичьим забавам. Похоже, увлеченные собой девицы в упор не замечали гостя, чем тот немедля воспользовался. Умело, со знанием техники.
        - Что-то у них на каждом канале сплошные карлики, - брюзгливо проворчал Марвин. - Хорошо хоть этот мирным делом занимается, а не дерьмом воюет.
        - Ты о чем? - встрепенулся Далий, наконец-то осмысленно глянул на экран и, выругавшись, выключил визор.
        - Я думал, тебе понравится. - Марвин встал, открыл банку с галетами и принялся звучно грызть твердый кругляш. - Отвлечет от ненужных мыслей. В общем, надо что-то придумать, а то засветился ты, дружище, по полной. Если нас не арестует первый встречный полицейский, то добросовестные граждане настучат куда положено.
        - Ясен пень, - невесело согласился Далий. - Я просто соображал, какой именно вид принять.
        Марвин вопросительно поднял брови, затем вспомнил их разговор об экстремальной мимикрии и, прожевав галету, потребовал:
        - Только не черным карликом! Слишком приметная личность. Хотя, конечно, есть и свои преимущества. Ну, ты видел.
        - В мыслях не было, - заверил его напарник. - Судя по передачам, здесь доминирует светлокожее население определенного типа сложения. Не уверен наверняка, но придется исходить из этого гипотетического допущения. Мало того, люди в этом мире имеют фенотип, заметно отличимый от нашего, моего и твоего, что необходимо учесть при кросс-трансформации… Ты чего на меня вылупился? - забеспокоился Далий.
        - Есть причина, - растерянно ответил Марвин. - Не ожидал от тебя столько умных слов. Продолжай, профессор.
        - Как меня учили в федеральной школе полиции, так и говорю, - насупился Далий. - Не думай, что я какой-нибудь ботан, просто у меня память отличная. С первого раза все запоминаю.
        - Ничего я не думаю. - Марвин встал, подошел к лампе и уменьшил начавший коптить язычок пламени. - Короче, мимикрируй в кого хочешь, но чтобы быстро и наверняка.
        - Быстро только страусы бегают, - сердито отрезал Далий. - Как получится, так и получится. Это тебе повезло удачно преобразиться! Будто знал, куда идешь.
        - Предчувствовал, - назидательно ответил Марвин. - Я же видящий, а не бегательная птичка, хе-хе. В общем, - он взял светильник, - давай приступай, а я пойду входную дверь запру. На всякий случай.
        Однако, дойдя до двери, Марвин передумал ее закрывать: оставив лампу в коридоре, видящий вышел наружу и встал, глядя в звездную прореху между кронами.
        Ночной лес был удивительно тих. Над вершинами деревьев застыла полная луна - привычно-желтая, разрисованная кляксами глубоких впадин. Глядя на нее, совершенно не верилось, что этот мир придуманный, что его по сути нет - слишком уж все вокруг было настоящим, весомым. Пахнущим влажной землей, опавшими листьями и какими-то свежими ягодами. Слышимым тихим шорохом травы под лапками бегущего мимо Марвина ежа. Ощущаемым легким ветерком на лице и руках. А «Обитель черного дракона» казалась сейчас чем-то далеким и никак не связанным с этим настоящим местом. Всего лишь искусной имитацией жизни, созданной негором Годлумтакати для собственного развлечения.
        - Твою мать, - убежденно сказал Марвин, забирая фонарь и отправляясь в дом. - Эдак ведь запросто можно рехнуться! И заблудиться в реальностях, выясняя, которая из них самая натуральная. Тьфу ты.
        Запереть дверь он, разумеется, забыл.
        ГЛАВА 9
        Проснулся Марвин оттого, что в доме вдруг стало шумно: из коридора доносились топот, ругань и громкие переговоры. На кухне загремели чем-то железным, скорей всего разбросанными кастрюлями; по стенам коридора забегали суетливые фонарные зайчики.
        - Кухня, чисто! - крикнули в коридоре. - Оружейка, чисто!
        Сразу затем в комнату вломились солдаты, человек пять-шесть, Марвин не считал: ослепительный свет ручных фонариков уткнулся ему в лицо.
        - Лежать, не двигаться! - проорал кто-то из бойцов. - Руки за голову!
        Марвин послушно положил руки под голову, закрыл глаза - все равно ничего не видно, все равно придется ждать, когда солдаты успокоятся и начнется допрос. А в том, что он начнется, Марвин был абсолютно уверен.
        - Господин унтер-лейтенант, тут двое, - доложил тот же голос. - Вроде бы гражданские. Что прикажете делать?
        - Разберемся, - отозвался из коридора унтер-лейтенант. - Ефрейтор и вы двое, проверить помещение. Остальным оружие не убирать, держать задержанных под прицелом. Эй, оборванцы, - войдя в комнату, повысил голос унтер, - хватит валяться, ну-ка встали, и чтоб руки по швам, никаких вольностей! Стреляем без предупреждения.
        Марвин нарочито медленно встал с лежака, незачем злить вооруженных людей. Спать ему и Далию пришлось одетыми, в доме не нашлось ничего подходящего, чтобы укрыться, потому вид у Марвина был изрядно помятый. Показав пустые руки, он осторожно подтянул сползшие брюки и плотнее запахнул куртку.
        Бойцы торопливо разошлись по комнате, наконец-то перестав слепить Марвина фонариками. Быстро осмотрев нехитрую обстановку, ефрейтор доложил начальнику:
        - Чисто! И еще - они, господин унтер-лейтенант, бюст верховного президента разгрохали, вдребезги.
        - Ничего мы не грохали, - немедленно возмутился Далий, - оно так и было. До нас постарались.
        Марвин скосил взгляд на напарника. Увиденное его не потрясло, что-то в этом роде он и ожидал: Далий выглядел точь-в-точь как тогда, когда Марвин с ним впервые повстречался. Ни заостренных ушей, ни длинного разреза глаз, да и кожа приобрела нормальный человеческий цвет - насколько мог разглядеть Марвин в отраженном фонарном свете.
        - Молчать. - Унтер сел на табурет, закинул ногу на ногу. - Говорить будешь, когда я разрешу.
        Рослый унтер-офицер был одет так же, как и солдаты: мешковатая форма непонятного в полумраке цвета, скорей всего серого; мягкая фуражка с квадратным козырьком, высокие шнурованные ботинки. Сходство дополняло висевшее на плече оружие, похожее на известные Марвину армейские пистоли, но крупнее, с нелепо коротким стволом и далеко торчащим из рукояти коробчатым магазином.
        Единственное отличие офицера от рядовых состояло в том, что он командовал. И это было чертовски плохо - Марвин прекрасно знал, когда и почему командиры выглядят неотличимо от бойцов. На диверсантов гости не походили, слишком уверенно себя вели, да и нечего здесь взрывать, в лесу-то. Значит, оставался только один вариант - спецзадание, связанное с риском для жизни. А потому церемониться с применением оружия никто из военных не станет.
        - Обыскать, - приказал унтер, разглядывая валявшийся на столе посох Далия и оставленный Марвином кинжал в ножнах. - Все найденное ко мне.
        Через минуту рядом с посохом лежали камуфляжная кепка Марвина, грязный носовой платок и дальнофон негора, больше в карманах видящего ничего не обнаружилось. Браслет на руке Марвина обыскивающий боец или не заметил, или посчитал дешевой безделушкой.
        У Далия тоже ничего не нашлось, даже любимых жевательных резинок: вид у напарника с вывернутыми карманами был недоумевающий и огорченный. Скорей всего из-за того, что он был уверен в запасе жвачек, а их, увы, не осталось.
        «Если вести себя правильно, - с надеждой подумал Марвин, - и если повезет, то, возможно, мы выкрутимся». Единственное, что его беспокоило, это дальнофон: нужно было срочно придумать какую-нибудь легенду для аппарата, не объяснять же унтеру истинное назначение устройства. Может неправильно понять.
        Как ни странно, дальнофон офицера не заинтересовал, он лишь скользнул по нему бесстрастным взглядом. Зато кривой кинжал вызвал несомненное любопытство - унтер внимательно осмотрел клинок, потрогал пальцем заточку и, хмыкнув, вложил оружие назад в ножны.
        - Кто такие? - Унтер встал, сложил руки за спиной. - Где документы? Почему находитесь в контрольной зоне? С какой целью пробрались сюда?
        Пока Марвин собирался с мыслями, Далий успел опередить старшего:
        - Мы - туристы! Ходим по родным краям, любуемся природой и всякое такое. Вот, немного заблудились, вышли к заброшенному дому и остались ночевать.
        - Где же ваши рюкзаки, туристы? - насмешливо поинтересовался унтер. - С провиантом и прочим необходимым. Что-то я их здесь не видел.
        - А мы - туристы-экстремалы, - уточнил Далий. - Странники. Питаемся чем придется, корешками всякими, ягодами, грибами.
        - Грибами, говоришь? - задумчиво повторил унтер. - Забавно.
        Марвин прекрасно понимал, что офицер не верит ни единому слову Далия, что он пытается разобраться, кто на самом деле стоит перед ним. И имеют ли задержанные какое-нибудь отношение к его заданию.
        - В минусовник ходили? - вдруг резко спросил унтер. - Отвечай быстро, да или нет? Нусов кинжалом резали?
        - Никак нет, - поедая взглядом офицера, отрезал Далий. - Только по грибы-ягоды. Зачем нам нусы, вовсе они ни к чему.
        - По мне, - повысил голос унтер-офицер, - чем меньше этой заразы, тем лучше. Будь моя воля, я бы их всех уничтожил! Согласен со мной?
        - Затрудняюсь ответить. - Далий пожал плечами. - Типа как скажете, вам виднее. Мы-то мирные люди, избегаем неприятностей.
        Унтер оперся рукой о стол - и только Марвин смог увидеть, как опасно вспыхнул оказавшийся вблизи от его ладони посох. Очень-очень вблизи, кинжальный клинок не пройдет.
        - Где ваш третий? Который с бесовской рожей? - отрывисто пролаял офицер. - Отвечать!
        Далий беспомощно глянул на Марвина, мол, я сделал все что мог, давай теперь ты, начальник. А то ведь загремим под фанфары, однозначно! Но вмешаться в допрос и что-либо изменить Марвин не успел.
        Унтер коснулся посоха.
        Комнату осветила яркая вспышка, раздался шипящий треск и одновременно с ним отчаянный вопль; отлетевший по высокой дуге унтер с силой впечатался спиной в стену.
        Марвин резко повалил Далия на пол, упал рядом с ним. В тот же миг бойцы открыли частый огонь, помещение наполнилось грохотом и пороховым дымом. К счастью, ослепленные вспышкой бойцы стреляли не в лежащих, а туда, где они только что стояли. Пули с дробным звуком вколачивались в стены, выбрасывая фонтанчики известковой пыли; изредка попадая в посох, они с визгом рикошетили куда придется.
        - Отставить стрелять! - донесся сквозь грохот окрик унтера. - Живьем взять, живьем!
        Выстрелы немедленно смолкли, в тишине было слышно, как по полу катятся гильзы и как кто-то взахлеб кашляет, надышавшись едкой гари.
        Марвин приподнял голову, осмотрелся: комнату заволокло дымом и пылью, в мутной пелене едва различались огоньки суматошно двигающихся фонариков.
        - Дергаем, да? - едва слышно спросил Далий. - А как же мой посох?
        - Лежи, - так же тихо ответил Марвин. - Бойцы до смерти напуганы, чуть что, на звук стрелять начнут, и плевать им на приказ командира. Своя шкура дороже. - Он уткнулся лицом в пол.
        Тяжелая пыль вскоре осела, дым вытянуло сквозняком через разбитые выстрелами окна. Пришедший в себя унтер-офицер с трудом поднялся на ноги - злой как черт, костеря что есть мочи и задержанных, и дураков-бойцов, и проклятых нусов заодно. Удар посоха оказался слишком сильным: вместо того чтобы как следует отпинать ботинками лежавших на полу, унтер грузно уселся на табурет - предварительно отодвинув его подальше от стола, на всякий случай. Затем сделал знак, чтобы задержанных поставили перед ним, и, глядя в их перепачканные известкой лица, веско сказал:
        - Никакие вы, мерзавцы, не туристы. Грибы в контрольной зоне смертельно ядовиты, это даже городские дети знают. Опять же переговорник нестандартной конструкции, - унтер посмотрел на стол, - плюс запрещенное для гражданских лиц боевое маговооружение. А также военная форма без знаков различия. - Он смерил взглядом Марвина в его темно-зеленой одежде. - И кинжал иноземной формы… Думаю, отпираться нет смысла.
        - В чем - отпираться? - сплюнув набившуюся в рот грязь, поинтересовался Марвин. Ему очень хотелось протереть глаза, да и лицо невыносимо чесалось от налипшей пыли. Но приходилось терпеть, куда деваться.
        - В том, что вы хардосские шпионы. - Унтер с прищуром посмотрел на Марвина. - Кто бы мог подумать, что в Хардоссе заинтересуются поганым минусовником! Похоже, нус-проклятие добралось и до вашей страны, да? Не удалось отсидеться за морем? Надо же, - унтер обвел взглядом притихших бойцов, - шли за маньяком, а взяли целую шпионскую группу. Ребята, нас ждут медали и служебные поощрения. - Он махнул рукой, останавливая радостный гогот «ребят». - Погодите веселиться, лазутчиков еще надо доставить в ставку.
        - Скажите, а если бы мы оказались теми самыми, кто устроил бойню в минусовнике, что тогда с нами сталось бы? - вежливо спросил Марвин. - Мне, извините, интересно.
        - Расстреляли бы на месте, - равнодушно ответил унтер, - у нас приказ. А тела сожгли, во избежание распространения проклятия.
        - Признаемся, мы действительно вражеские шпионы, - охотно подтвердил Далий. - С особой шпионской миссией. Согласны дать любые показания в обмен на нашу жизнь. В ставке, конечно.
        - Шутки шутим? - угрюмо сказал офицер. - Посмотрим, как ты запоешь в допросном отделе. Там народ без чувства юмора, каждое твое признание у тебя же перепроверять будут, под пытками. Чтобы несовпадений в показаниях не было. Вот тогда и похохочешь, до кровавых слез. - Унтер-офицер перевел тяжелый взгляд на сержанта. - Бодди, помнишь, мы за домом через поляну проходили? Как думаешь, дежурный крыловоз впишется?
        Сержант кивнул.
        - Хорошо. - Унтер достал из-за пазухи металлическую коробочку, похожую на конфискованный у Марвина дальнофон, но с гораздо большим количеством кнопок. Пощелкал ими, набирая номер, поднес коробочку к уху: прикрывая рот ладонью, офицер что-то торопливо забубнил в нее. Выслушал ответ, громко сказал: - Есть, - и спрятал переговорное устройство на место. - Выходим, - коротко приказал унтер, - крыловоз на подходе. Бодди и вы двое, - он указал пальцем, - будете конвоировать задержанных. А я вместе с оставшимися продолжу поиски маньяка. Упаковать конфискованное в вещмешок, сдадите на базе под расписку.
        - Командир, у меня вопрос, - подал голос озадаченный Бодди. - Как транспортировать громовой жезл? У нас ведь нет нужных противомагических средств, никто не ожидал подобной ситуации.
        - Очень просто. - Унтер-офицер встал с табурета. - Надеть на конвоируемых наручники, и пусть тот, кому принадлежит оружие, его и несет. Если надумает применить, убить немедленно. В конце концов, есть второй шпион, хватит для допросного отдела.
        Сержант молча вынул из кармана пластиковые ленты-наручники и затянул их на сложенных за спиной руках арестантов. Затем вставил в скорострельный пистоль новый магазин, демонстративно передернул затвор.
        - Господа, мы не доставим вам никаких проблем, - заверил присутствующих Далий. - Позвольте… - Он подошел к столу, повернулся к нему спиной. Нащупал «громовой жезл», ухватил его и, сдернув со столешницы, направился к выходу: свободный конец посоха тащился по полу, оставляя извилистый змеиный след.
        - Ты тоже. - Сержант толкнул Марвина в спину. - Пошел, мерзавец.
        В лесу наступало утро. Небо светилось нежно-розовым заревом, в котором едва виднелись точки гаснущих звезд; где-то высоко на ветках покрикивали ранние птицы. Трава под ногами Марвина еще блестела росой, а свежий воздух после душного помещения казался невероятно вкусным.
        Сержант шел за Далием, направив ему в спину ствол и с опаской поглядывая на волочащийся по траве посох. Пристроившиеся по бокам Марвина бойцы шагали с оружием на плечах, но было ясно, что в случае чего раздумывать они не станут. Пристрелят шпионов, как бешеных собак, и все дела.
        Через пару минут конвойная группа вышла к поляне с крыловозом: вблизи машина оказалась еще внушительнее, чем в небе. И еще больше похожей на железную стрекозу.
        На четырех высоко поднятых крыльях - прозрачных, размахом почти во всю поляну - играли отблески встающего солнца. Запотевшие лобовые стекла с каплями конденсата казались живыми глазами, пристально наблюдающими за пришельцами.
        И даже протянувшаяся по камуфляжному боку крыловоза цепочка иллюминаторов ничуть не портила общего впечатления, как и посадочные полозья вместо ожидаемых лапок.
        Под крыльями чернел открытый люк с заранее спущенной лесенкой: Далий неловко зашагал по металлическим ступенькам, отсчитывая их концом посоха. Глядя на напарника, Марвин всерьез забеспокоился, что тот или вот-вот свалится, или же от удара сам по себе сработает посох. Как может отреагировать охрана на выстрел магического оружия, особо фантазировать не приходилось.
        К счастью, из люка вовремя высунулась чья-то рука - скорей всего, кто-то из пилотов расстарался, - ухватила Далия за грудки и рывком втащила в салон.
        - Следующий, - донеслось из черноты входа; сержант, стуча ботинками по металлу, бегом поднялся на борт. Следом за ним в крыловоз вошел Марвин - вернее, влетел, подталкиваемый двумя напористыми бойцами.
        Внутри крылатая машина выглядела обыденно и скучно: объемистый салон с гофрированными стенами, вдоль них ряды пластиковых сидений и железные короба для груза. Марвин осмотрелся, пытаясь увидеть помогавшего Далию пилота, но тот уже скрылся за дверью с надписью «Вход воспрещен» в головной части салона.
        - Не туда, - одернул Марвина сопровождающий боец. - Не задерживаться! - Он пинком направил арестованного в хвостовую часть к решетчатой перегородке, за которой маячил ничуть не огорченный Далий. Посоха при напарнике не оказалось, из чего Марвин сделал вывод, что магическое оружие спрятано в одном из грузовых ящиков.
        Отгороженная часть салона напоминала полицейский «обезьянник», где Марвину случалось бывать как по долгу службы, для допросов, так и в качестве клиента. Специфика работы, что поделать! При расследовании всякое бывает, иногда приходится действовать не слишком законными методами. Главное при этом, конечно, не попасться.
        Сержант втолкнул Марвина в зарешеченный отсек, с лязгом захлопнул за ним дверь, повесил замок и лишь затем убрал скорострельный пистоль на плечо.
        - Чтоб без шуток у меня, - рявкнул он задержанным, после чего отправился к пилотской кабине.
        Оставшиеся возле решетки бойцы переглянулись: посчитав задание выполненным, они развалились на сиденьях - выставив в проход ноги, надвинув на глаза козырьки фуражек и сложив руки на груди. Но не убирая далеко оружие.
        Марвин уселся на приваренную к полу железную скамью, отчаянно холодную и неудобную, кивком подозвал Далия. Когда тот устроился рядом, прошептал ему на ухо:
        - Какие будут соображения, креативный ты наш?
        - А чего тут думать, - обрадовался напарник. - У тебя ведь браслет не отняли, значит, ты по-прежнему в силе. Когда взлетим, прикажи комплексу опустить крыловоз в безопасном для нас месте, а вояк типа сразу в пыль и труху. Ну их на фиг, надоели! То стреляют, то орут. Недоумки, блин.
        - Вот как, - вздохнул Марвин. - Получается, толковых идей нет. Ладно, будем действовать по обстановке.
        - Задание понял, - задумчиво сказал Далий.
        Марвин настороженно поглядел на товарища: ему слишком хорошо был знаком этот тон, после которого начинались разные неприятности. Однако выяснить, что именно понял напарник, он не успел.
        Салон вдруг наполнился низким гулом, скамья под арестантами покачнулась, и Марвин почувствовал, как его придавило спиной к стене. Без сомнений, крыловоз отправился в путь к обещанной военной базе, где их с нетерпением ждут в неведомом допросном отделе. С пыточным инструментом на изготовку.
        Сержант вернулся из кабины, окинул шпионов хмурым взглядом, но, не обнаружив ничего подозрительного, сел рядом с бойцами.
        - Бодди, когда на месте будем? - громко, стараясь перекричать гул, спросил один из них. - К завтраку успеем?
        - Если и задержимся, то все равно накормят, - пообещал сержант. - С голоду не сдохнете. А лучше сдадим этих выродков куда надо и закатимся в ближайший кабак, по кружке-другой пенного пропустим. Или, может, сразу по дюжине, а? - Он дружески хлопнул по плечу соседа и хрипло расхохотался.
        Услышав слова сержанта, Марвин тут же прикинул в уме: сейчас не менее шести утра, а завтракают в армии всегда по расписанию, как правило в семь. Значит, до базы где-то час лета… Всего шестьдесят минут, за которые надо придумать, как выбраться из опасной ситуации. Тянуть с решением было нельзя, на базе ситуация станет в разы хуже.
        - У нас всего полчаса, - подавшись боком к Далию, прошептал Марвин. - Аккурат полдороги пролетим. И надо будет действовать.
        - Запросто, господин архистратег, - бодро отозвался напарник. - Кстати, я уже все придумал, осталось только начать бучу. Прорвемся за не фиг делать!
        - Какую бучу? - заволновался Марвин. Потому что если за дело брался Далий, то можно было не сомневаться, что события пойдут вкривь и вкось. Непродуманно, кое-как и наобум.
        - А ну там, тихо сидеть! - заметив шевеление за перегородкой, заорал сержант. - Сейчас враз по морде схлопочете! Мне приказано доставить вас живыми, а не здоровыми.
        Он обвел арестантов угрожающим взглядом и вернулся к приятной беседе о сегодняшнем пиве, вечерних девочках и будущих наградах. Обещанных унтер-офицером за поимку лазутчиков из вражеского Хардосса.
        Марвин сидел, отсчитывая долгие минуты и пытаясь придумать хоть что-нибудь; на «бучу» Далия он не надеялся. Но ничего толкового в голову не приходило… Возможно, имело смысл попробовать воздействовать на комплекс, как и предлагал напарник. Однако Марвин очень сомневался, что вооруженный конвой разрешит ему громко и внятно произносить свои требования, а тихое бормотание магосистема вряд ли примет за конкретный приказ. Тем более что у Марвина не было уверенности в том, что комплекс вообще его слышит и хоть немного подчиняется. Найденный в лесу дом ничего не доказывал, мало ли какие странные дела творились раньше в этих местах! Скажем, он мог перенестись в чащу во время случившейся в минусовнике катастрофы - или чем оно тогда называлось, заповедное место нусов. Понятно, что катастрофа была не техногенная, раз произошли столь серьезные изменения: сами по себе здания только разрушаются, но не путешествуют черт знает куда.
        Хотя, конечно, возможен вариант, что магосистема все-таки услышала приказ Марвина, но ничего никуда не переносила, а попросту вывела путешественников к заказанному ими месту ночевки. Направила прямиком к забытому дому, а то и нарочно сократила им путь - чтобы видящий и его спутник не блуждали по лесу зря. По принципу «хотели - получите».
        Так или иначе, но проверить свои размышления на практике Марвин пока не мог. Не получится, при всем желании.
        - Полчаса, - не поворачиваясь к Марвину, внятно произнес Далий. - Пора.
        За общим гулом в салоне никто из охранников его слов не услышал.
        - Что? - встрепенулся Марвин, но напарник не ответил. Вместо этого Марвин почувствовал на связанных запястьях холод металла: лезвие ножа подцепило пластиковую ленту и с трудом, но перерезало наручники. - Черт возьми, - осторожно разминая за спиной руки, вполголоса сказал Марвин. - Я ведь напрочь забыл про твой посмертный бонус в виде пружинного ножа. Слушай, а почему клинок холодный, если он где-то внутри предплечья сидит?
        - Можно подумать, у тебя фаербольные заряды в ладонях хранятся, - фыркнул Далий. - Короче, я свое дело сделал, остальное за тобой. Типа не можешь работать головой, тогда работай руками. В прямом смысле.
        - Ты хочешь сказать… - Марвин внезапно понял затею напарника - зря тот, что ли, насчет фаерболов намекнул? Забыв о необходимости изображать, что он по-прежнему в наручниках, Марвин повернулся к Далию. Уперев руки в бока, видящий громко возмутился: - Да ты с ума сошел!
        - Отлично, - широко улыбнулся Далий, - полдела, можно сказать, сделано. Тебя заметили, и скоро нас будут бить, возможно, ногами. Короче, начинай, когда откроется дверь.
        Марвин оглянулся на бойцов - враз умолкнув, они со странным выражением лиц смотрели в сторону задержанных. Вернее, на освободившегося от оков Марвина.
        - Это ты напрасно, - вставая с места и неспешно снимая с плеча скорострельный пистоль, сказал сержант. - Попытка к бегству, браток. Между прочим, в уставе на подобный случай есть один любопытный пункт. - Он явно издевался, прекрасно зная, что произойдет дальше. - У меня двое свидетелей, так что не обессудь. А допросникам хватит и одного шпика.
        Сержант передернул затвор, вгоняя в ствол патрон, и Марвин понял, что его собираются убивать. Не бить, как обещал Далий, а расстреливать, причем спокойно, с чувством выполненного долга. Согласно уставу, пропади он пропадом.
        Как ни странно, но Марвин не испугался, хотя понятия не имел, воскреснет он в кабине-прототипе или же умрет по-настоящему. Сейчас ему это было безразлично - Марвина охватила жуткая злость. Даже не злость, а ярость: какой-то подонок с пистолем может безнаказанно убить безоружного человека, который ничего плохого ему не сделал! Застрелить только потому, что это кем-то разрешено. И потому, что он сам этого хочет.
        Пальцы Марвина словно обдало пламенем, он рывком поднял руки и направил ладони в сторону сержанта. В тот же миг раскаленные добела шарики фаерболов пробили того насквозь, с едким шипением пронеслись через салон и глухо взорвались внутри пилотской кабины.
        Вместо того чтобы осесть на пол с выжженными в груди дырами, сержант вдруг рассыпался чем-то черным, напоминающим угольную пыль; от рукавов и штанин упавшей формы протянулись длинные, похожие на копоть полоски черноты.
        - Загермард! - истошно завопил один из бойцов, вскакивая с места и хватаясь за оружие. - Это же колдуны!
        Второй тем временем лихорадочно дергал затвор - у него что-то не срабатывало, патроны один за другим вылетали из пистоля и падали рядом с дымящейся курткой сержанта.
        Марвин повел ладонями: град фаерболов продырявил охранников, превратив их в ту же черную пыль, что и сержанта; оружие со стуком упало поверх тлеющей формы, и стало тихо. Настолько, насколько возможно в полете - сквозь ровный гул было слышно, как свистит ветер в продырявленной фаерболами обшивке крыловоза.
        - Круто, - уважительно сказал Далий. - Я вообще-то имел в виду отобрать у сержанта пистоль и захватить всех в заложники, но у тебя тоже классно получилось.
        Марвин уставился на напарника, с трудом соображая, о чем тот говорит. Наконец до него дошло, и Марвин нервно рассмеялся.
        - Главное, помни, что это не люди, а хрен знает чего, - дружески посоветовал Далий. - Чтобы совесть не замучила. Нормальные человеки пылью не рассыпаются, у них другое устройство организма. - Он встал, повернулся к Марвину спиной. - Давай снимай наручники, а то руки совсем затекли.
        - Зараза, - пробормотал Марвин, пытаясь выдрать пластиковые петли из замка-перемычки. - Не получается! Только резать, без вариантов. Сумеешь дотянуться клинком?
        - Нет, я уже пробовал. Тогда нам туда, - Далий кивнул в сторону салона, - за кинжалом в вещмешке. Ну и остальные шмотки тоже захватить надо. А после берем пистоли и идем к пилотам подправлять курс.
        Марвин просунул руку между прутьями решетки, с надеждой подергал замок - авось тот сам по себе откроется. Но чуда не случилось, механическая железяка сторожила надежнее исчезнувших бойцов.
        - Что там? - нетерпеливо спросил Далий. - В чем задержка?
        - Замок, - сдирая с рук остатки наручников, раздраженно ответил Марвин. - На ощупь вроде бы простая конструкция, но ногтем не открыть… Ума не приложу, что делать.
        - Ну ты даешь, - ехидно захихикал Далий. - Потребуй, чтобы замок открылся, и все дела. Уж такое крохотное воздействие магокомплекс наверняка позволит! Мелкое чудо в дозволенных рамках, почему бы и нет.
        - У тебя насчет комплекса натурально идея фикс. - Марвин недовольно покачал головой. - Все равно ничего не получится.
        - А ты попробуй, - продолжил гнуть свою линию напарник, - чего терять-то? И вообще, если ты не веришь в свои способности, это еще не повод ими не пользоваться.
        - Ты меня утомил, - честно признался Марвин. - Ладно, попробую, но только для того, чтобы кое-кто наконец отстал с глупыми провокациями. - Он поднял глаза к потолку и четко произнес: - Требую, чтобы висящий на решетке замок открылся!
        Марвин подождал немного, но конечно же ничего не произошло, замок как висел, так и продолжал висеть. Иного результата Марвин не ожидал, сказано было лишь для очистки совести и успокоения Далия. Чтобы не доставал.
        - Вот видишь, - Марвин снисходительно похлопал напарника по спине, - чудеса если и случаются, то только не здесь и не с нами. Такова, понимаешь, наша трудная доля, жить во враждебном и практичном мире. А теперь надо обдумать, как на самом деле снять замок. Может, я смогу дотянуться до куртки сержанта? - Марвин с сомнением посмотрел на валявшуюся неподалеку форму и огорченно вздохнул - достать ее могла лишь какая-нибудь долгорукая обезьяна. Из тех, что живут в жарких странах и которых показывают за деньги в зоопарке. - Мне бы подходящий инструмент, - вслух пожаловался Марвин. - Или что-нибудь металлическое, гнущееся. Чтобы простейшую отмычку сделать.
        - Гвоздь подойдет? - участливо поинтересовался Далий. - Я как раз на него наступил. Хрен его знает откуда взялся, вроде бы раньше пол был чистый… Слушай, а может, это твое пожелание так реализуется? Типа окольными путями, но с нужным конечным эффектом. - Он подтолкнул кроссовкой находку к Марвину.
        - Умник, - беззлобно сказал Марвин, подбирая длинный тонкий гвоздь. - Философ-недоучка. Ну-ка. - Он оценивающе осмотрел штырек, согласно кивнул, мол, действительно что надо, - и, отыскав на железной скамье зацеп, несколькими движениями придал гвоздю необходимый вид.
        Простенький замок открылся сразу, стоило Марвину пошевелить в нем самодельной отмычкой. Да и то, когда это казенные замки отличались сложностью, тем более навесные? Марвин от души возблагодарил армейских скупердяев, больше надеющихся на вооруженных бойцов, чем на качественные запоры.
        Стараясь не наступать на пятна копоти, он подобрал с сиденья вещмешок, отыскал в нем кинжал и разрезал наручники Далия. Обрадованный напарник тут же вытащил из грузового ящика любимый посох, но, уронив его несколько раз, с разочарованным видом сунул под мышку. Затекшие руки плохо слушались Далия.
        Рассовав конфискованное по карманам, Марвин с брезгливым видом принялся обшаривать форму бойцов.
        - Мародерствуем потихоньку? - бодро поинтересовался Далий. - Правильно. Каков улов?
        - Деньги плюс военные удостоверения. - Марвин показал тонкую пачку купюр и пару книжиц черного цвета, с неразборчиво вытесненным гербом на обложках. - Понятия не имею, много здесь денег или мало, нужно сравнивать с ценами. Но надеюсь, хватит для начала. Опять же какие-никакие, а документы, однозначно пригодятся. Хотя бы оставить в залог или взять под них наличку в банке. Надеюсь, банки в этом мире есть.
        - Тогда надо и пилотов потрясти, - убежденно потребовал напарник. - У них наверняка зарплата побольше, чем у обычных рядовых. Типа асы поднебесья, белая кость, властелины воздуха с соответствующими окладами. Господин оперуполномоченный, пора грабить богачей! - Далий азартно потер ладони, убедился, что руки снова в порядке, и перехватил посох в боевое положение.
        - Ты посохом-то не слишком размахивай, - заметил Марвин, поднимая с пола сержантский пистоль. - Пилоты о его силе ничего не знают, потому черта с два ты их напугаешь. А вот скорострел другое дело, оружие для народа понятное, потому реально страшное. - Он подошел к пилотской кабине, глянул на выжженные в переборке дыры и с плохим предчувствием открыл дверь.
        К сожалению, Марвин не ошибся: в кабине было пусто. Стены, потолок и лобовые стекла были испачканы черной пылью, на сиденьях двух кресел лежала скомканная летная форма. Пульт управления помаргивал разноцветными лампочками, некоторые из них светились ровным красным цветом. Как понял Марвин, дело было плохо - вряд ли красные огоньки означали нормальную работу систем. Он оторвал взгляд от пульта, посмотрел в окна и остолбенел.
        За стеклами открывался потрясающий вид. Марвин стоял, вглядываясь в открывшуюся даль, напрочь забыв и о тревожных сигналах, и о притихшем за его спиной напарнике.
        В чистом, без единого облачка небе сияло утреннее солнце. А под ним, на полпути к горизонту, серебрилось море - спокойное, окантованное желтой полоской берега. В ослепительном блеске едва различались контуры парусных судов, издали похожие на блеклые черточки-запятые. На попавшие в глаза случайные соринки.
        На побережье раскинулся большой город со строгими линиями центральных улиц и бесконечным лабиринтом узких переулков. Окраины были застроены неказистыми домами с двускатными, загнутыми вверх по краям крышами; ближе к центру дома сменялись высокими зданиями с классически ровным верхом. Диковинный вид крыш напомнил Марвину шляпы конных пастухов с завернутыми по сельской моде широкими полями. На миг ему даже почудилось, будто внизу собралась целая орава низкорослых табунщиков, желающих разобраться с пойманными ими громилами - угонщиками скота.
        В центре города возвышался белокаменный дворец, окруженный парком и стеной с редкими башенками-бойницами - скорей всего декоративными. Разглядеть подробнее у Марвина не получилось, слишком далеко, да и многоэтажные здания мешали. Однако в том, что это был именно дворец, он не сомневался.
        Но больше всего Марвина поразило не море и не город, а горизонт.
        Изогнутый дугой, он странно ограничивал и море, и поля, и зеленеющие вдалеке леса. Создавалось впечатление, что крылатая машина летит над громадным диском с четко установленными границами, за которыми ничего нет. Где море сливается грохочущим водопадом в никуда, а кроны дальних лесов свисают над бездной; где можно дойти до края мира и, спустившись на веревке, увидеть его обратную сторону.
        Марвин знал, что выдуманный Фемахом мир конечен, что магия обители не может создать полноценный вариант реальности. Но это была теория, а практика оказалась гораздо нагляднее и внушительнее. Почти шоковой.
        Разумеется, никакого вражеского государства Хардосс здесь не было. И не могло быть, потому что ему негде разместиться в этом жестко ограниченном пространстве. Откуда и почему у бойцов взялась уверенность в его существовании, оставалось только догадываться.
        - Далий, ты видишь? - Марвин протянул руку, едва не коснувшись пальцами запыленных стекол. - Посмотри на горизонт, что скажешь?
        Напарник подошел ближе к пульту, оперся на посох и вгляделся в слепящую морскую гладь. Быстро устав смотреть на яркое, он вытер слезящиеся глаза:
        - Горизонт как горизонт. Море, корабли, лодки… Ничего особенного.
        - А если так? - Марвин положил ему на спину руку. - Если с браслетом?
        Далий нехотя поглядел на море, мол, чего там может быть интересного, вода как вода, и удивленно воскликнул:
        - Опаньки! Горизонт-то напрочь завален. Это почему же?
        Марвин отпустил руку, заранее зная, что произойдет.
        Ему всего лишь хотелось убедиться, что увиденное им не обычный обман зрения.
        Далий недоверчиво прищурился:
        - А теперь вроде нормально, никаких географических извращений… Ух и мощное пространственное колдовство, аж до кишок продрало. Любопытно, зачем оно?
        Марвин хотел было объяснить, что к чему, для понимания ситуации, но тут напарник глянул вправо и сказал внезапно севшим голосом:
        - Посмотри-ка сюда. Тоже нехило.
        Марвин посмотрел.
        Неподалеку, параллельно курсу крыловоза, парил черный дракон. Чуть меньше летающей машины, изящный до хрупкости - словно нарисованный тонкой кистью на небесной синеве, - он казался абсолютно нематериальным. Чем-то воздушным, случайно приобретшим цвет и форму.
        Солнце всполохами растекалось по глянцевым крыльям, остро поблескивало на чешуйках длинного тела. Узкий хвост дракона заметно извивался, то ли от встречного ветра, то ли балансируя полет; рогатая голова на вытянутой шее казалась излишне массивной для столь эфирного существа.
        Было непонятно, знал дракон о летящем поблизости крыловозе или нет. Скорей всего знал, но не подавал виду, что заметил камуфляжного попутчика, - или ему было неинтересно, или дракон считал ниже своего достоинства обращать внимание на подобные безделицы.
        - Во зверюга! - насмотревшись, радостно сказал Далий. - Никогда не думал, что увижу на самом деле.
        - Кого? - не понял Марвин.
        В ответ напарник молча расстегнул куртку-ветровку и постучал пальцем себя по груди, по отпечатанному на футболке черному силуэту. Марвин судорожно сглотнул, вновь глянул в лобовое стекло, но дракон уже исчез, будто растворился в воздухе. Словно вернулся в свое нематериальное состояние.
        Едва Марвин отвел взгляд от стекла, как над головой у него что-то мерзко заскрежетало, одновременно с этим все лампочки на пульте вспыхнули аварийно-красным светом. Крыловоз зашатался, накренился вбок и заскользил вниз, в сторону от города. Марвин едва успел ухватиться за спинку кресла.
        - Падаем! - крикнул Далий. - Шеф, дергай в кресло и пристегнись ремнем! Авось выживем.
        Марвину не оставалось ничего иного, как последовать совету.
        Машину трясло и бросало из стороны в сторону, гул работающих крыльев превратился в дробный грохот. Пейзаж за окнами рассыпался на отдельные, быстро меняющиеся картинки: земля, небо, море… и снова земля, море, небо. Но очень скоро осталась видна только земля, вернее, растущие с каждым мигом зеленые холмы.
        - Сейчас ка-ак жахнемся! - сквозь грохот проорал Далий.
        Марвин успел глянуть на напарника - на лице у того не было и следа испуга, один лишь живой интерес к происходящему, - когда крыловоз обещанно «жахнулся».
        Удар был сильный, однако не сокрушительный, как того ожидал Марвин. Машина упала брюхом на склон холма и заскользила вниз, цепляясь полозьями и разом опавшими крыльями за густые кусты. Постепенно снизив скорость, крыловоз въехал в низину, где остановился - крепко помятый, неработающий, с прожженными в корпусе дырами, но в остальном совершенно целый. Годный к восстановлению.
        Марвин выбрался из кресла, сказал хрипло: «С прибытьицем», не услышал своих слов и, шатаясь, побрел к выходу из салона. Выбитый ударом входной люк оказался раскрыт настежь, оставалось только опустить лестницу, что Марвин и сделал. Держась руками за перекладины, он медленно слез на землю: после воздушной карусели у Марвина все еще кружилась голова.
        Отойдя недалеко от машины, Марвин остановился и огляделся. Вокруг были холмы, над ними летнее небо и солнце; в невероятной тишине едва слышно звенели сверчки. Или, возможно, это звенело в голове у самого Марвина, понять было сложно.
        - Гражданин старший механик, - донеслось до него будто сквозь ушные затычки, - ты на крылья смотрел?
        Марвин оглянулся.
        Возле одного из опущенных крыльев стоял Далий, с обязательным посохом под мышкой и плотно набитым вещевым мешком на плече. По внешнему виду напарника никак нельзя было сказать, что он с минуту назад был на волосок от смерти. И что Далий вообще испытывает какие-то неудобства после крушения, вроде нервной тряски и глухоты, как у его любимого начальника. «Одно слово, нечеловек, потому и нервы соответственные, - с легкой завистью подумал Марвин. - Если не стальные, то уж точно металлокерамические».
        - Смотри. - Далий похлопал по крылу ладонью. - Лапша, блин. А с той стороны вообще наполовину оторвано, я из иллюминатора видел. Мы на двух оставшихся садились, чудом в лепешку не расшиблись. Ха, есть повод отметить! Согласен даже на шампанское, хоть и зарекся его пить.
        Марвин подошел ближе, с непониманием уставился на крыло. Прочнейший материал был располосован вдоль, от середины до самого края: упавший в траву конец крыла напоминал растопыренную пятерню с непомерно длинными прозрачными пальцами.
        - Хотел бы я знать, как такое могло случиться, - наконец сказал Марвин. И внезапно сообразил как, хотя должен был понять сразу. Ответ был очевиден, можно сказать, витал в воздухе; чувствовалось, что Марвин еще не полностью оправился от шокового состояния. - Черный дракон. - Он невольно посмотрел в небо, но там никого не было, даже птиц. - Напал сверху и подрал крылья когтями. Больше некому.
        - Зачем? - по-деловому заинтересовался Далий. - На фига оно ему?
        - Понятия не имею, - с досадой отмахнулся Марвин. - Зверь он и есть зверь. Может, принял нас за какого-то своего природного врага, мы же не знаем, какие здесь хищники водятся. Или на него с крыловоза когда-то охотились, вот и припомнил. Хотя… - Марвин умолк, соображая.
        Не могли тут водиться крупные летающие хищники. Слишком маленькая территория, их давно бы уничтожили, тем более здешнее вооружение позволяло. И дракона давным-давно отловили бы, не потерпят армейцы воздушных нападений с порчей дорогостоящего оборудования. Нет, тут явно было что-то не так. Но что?
        Как Марвин ни ломал голову, очередного озарения не случилось. Чересчур мало информации для определенных выводов.
        - Я знаю, что не понравилось дракону, - довольно ухмыльнулся Далий. - Твоя перепуганная рожа. Видел бы ты себя со стороны, когда на него в окно смотрел!
        Марвин на подколку не отреагировал, незачем давать напарнику повод для дальнейшего веселья, иначе тот не скоро остановится. Стресс проявляется у каждого по-разному: у кого трясущимися руками, у кого частым сердцебиением, у кого головной болью. У Далия - настоящим словесным поносом. Знаем, проходили.
        Самым лучшим способом отвлечь напарника от насмешек было огорошить его посторонним вопросом.
        - Что в вещмешке? - строго спросил Марвин. - Похищенное оружие? Нам, шпионам и воздушным угонщикам, только армейских пистолей не хватало. Для полного комплекта обвинений трибунала.
        - Обижаешь, командор, - возмутился Далий, мигом забыв о веселье. - Там лишь солдатские шмотки и пилотские деньги.
        - Деньги это хорошо, - одобрил Марвин. - А форма для чего? Неужели будешь в ней по городу шастать?
        - Надо, для достоверности, - уперся Далий. - Вот приду в банк заем брать, с военным документом, но без формы. И кто мне поверит?
        - Логично. - Марвин критически оглядел напарника. - Тогда придется стричься, не бывает солдат с длинными патлами. Не соответствуют, понимаешь.
        - Что делать, подстригусь, - удрученно вздохнул Далий. - Издержки образа, куда деваться. Искусство оно всегда требует жертв! Особенно если приносит доход.
        Марвин насмешливо хмыкнул, повернулся и зашагал прочь от крыловоза, вверх по склону, по продавленному в кустах пути. Надо было осмотреться и взять направление на город: позволять Далию блуждать наугад, как в лесу, Марвин не собирался.
        Еще приведет назад, в минусовник, с него станется.
        ГЛАВА 10
        Каждый город начинается с мусорных свалок. И неважно, мегаполис это или захолустье, есть там специальные машины для уборки улиц или порядок наводят дворники с метлами, - везде будет одно и то же.
        Разумеется, если въезжать в город по главной трассе (выдраенной едва ли не до блеска и с бдительной дорожно-патрульной службой), о подобных свалках не может быть и речи. Потому что штрафы гораздо убедительнее уговоров.
        Однако если входить в город не с «парадной» стороны, а с окраинной - где нет скоростных трасс, а есть лишь покосившиеся от времени домишки, - то ситуация будет совсем иной. Любого забредшего в эти места ожидают сюрпризы, и чем беспечнее путешественник, тем интереснее для него будут сюрпризные последствия.
        Это может быть овраг, доверху заваленный мусором и предательски усыпанный слоем жухлых листьев. Или непроходимый бруствер из старого хлама, протянувшийся перед кособокими хибарами. Или помойное болото с плавающими в нем галошами-канонерками, полузатопленными минами-горшками и боевым линкором всех времен - прохудившимся стиральным корытом.
        В общем, прогулка по городской окраине может стать ярким и надолго запоминающимся событием. Не менее захватывающим, чем исследование древних гробниц со смертельными ловушками или прыжки с шестом через минное поле.
        Марвин остановился, рассматривая преградившее им путь грязевое болотце - хоть и не широкое, но длинное, устанешь в обход идти. Болотце поблескивало маслянистой пленкой, из которой там и тут торчали какие-то палки, ржавые трубы и донышки сгнивших до дыр кастрюль. Отдельным островком чернела груда обгорелых шин от самоходок - похоже, ее неоднократно пытались поджечь, но неудачно. Слишком сырая обстановка для качественного пожара.
        Шагах в полусотне за болотцем виднелись одноэтажные дома с подслеповатыми окошками и остатками штакетных заборчиков перед стенами. Вид у домов был неуютный, заброшенный; Марвин ничуть не удивился бы, узнай он, что там никто не живет. Что все хозяева давно уже вымерли от повальной антисанитарии и теперь покоятся на дне всеядной топи.
        - Натуральная зона препятствий, - постучав по ближней кастрюле посохом, со знанием дела заметил Далий. - Не утопнем, так перемажемся, как сортирные черти. Вот же загермард!
        - Что ты сказал? - насторожился Марвин. - Повтори.
        - Загадимся по уши, говорю. - Напарник плюнул в плавающую неподалеку галошу, но не попал. - Полный загермард и всякое такое до кучи.
        - Откуда ты знаешь это слово? - Марвин с подозрением уставился на Далия. - Где слышал?
        - В крыловозе, от охранника, - невозмутимо ответил напарник. - Когда ты его в решето уделывал. Наверняка крутое ругательство, вот я и стараюсь его не забыть. Надо же как-то с местными общаться, а без крепкого словца что за разговор! Всякие «будьте любезны», «извините-простите» полезны в офисах, а тут могут и в морду дать. Типа чтобы не выпендривался.
        - Погоди, - опешил Марвин. - Это что же получается? Значит, убитый охранник и был психом Фемахом? Ерунда какая-то. Нет, не может быть.
        - Почему - Фемахом? - Далий непонимающе посмотрел на старшего. - С чего вдруг?
        - Шеф рассказывал, что у прежнего видящего было любимое ругательство «загермард», - расстроенно пояснил Марвин. - Но если я убил Фемаха, на котором держится здешний мир, то какого хрена эта реальность до сих пор существует?
        - Зря суетишься. - Далий положил посох на плечо и вгляделся в болотце, выискивая подходящую тропку. - Во-первых, выражение могло возникнуть само по себе, вместе с миром и его историей. А во-вторых, у ругательств есть интересное свойство быстро становиться популярными. Стоит лишь хорошенько, от души выругаться прилюдно непонятным словом, как его кто-нибудь обязательно запомнит и тоже использует в подходящем случае. Ну и пошло и поехало.
        - Сам, что ли, придумал? - не поверил Марвин. - Хотя звучит убедительно.
        - Нет, у нас был факультативный курс по ругательствам и слухам. - Далий поставил ногу на кастрюлю, придавил ее для проверки; в жидкой грязи громко булькнуло, завоняло гнилью. - Их происхождение и распространение. Ты знаешь, что слух, пущенный на окраине осажденного города, достигнет другого края всего через полчаса? А то и через десять минут. В зависимости от напряженности обстановки.
        - Смотри не рухни, специалист по сплетням. - Марвин схватил за плечо покачнувшегося напарника и осмотрелся, выискивая другой путь. - Вон там вроде бы кочки есть. - Он указал рукой. - Пошли, нечего по кастрюлям скакать. Тоже мне, болотная фея выискалась! Упадешь в грязь, неделю дерьмом вонять будешь.
        - Ха, чтоб я упал? - насмешливо отозвался Далий. - Не дождешься, я лучше цирковой кошки балансирую! Сейчас на место придем, сам убедишься.
        - Как скажешь, - не стал спорить Марвин; по поводу некоторых заявлений Далия у него было особое мнение, сильно отличающееся от мнения напарника.
        Ждать результата пришлось недолго: быстро допрыгав до середины болотца, Далий вдруг соскользнул с очередной кочки и ушел по колено в вязкую жижу. Однако напарник не расстроился: показав Марвину большой палец - мол, все путем, начальник, - он медленно побрел к берегу.
        - Убедительно, - громко подтвердил Марвин, - действительно, впечатляет. Это ты молодец, это ты ловко.
        - Фигня. - Далий выбрался на сушу, сбросил с ног чавкающие кроссовки и принялся сдирать с себя липкие джинсы. - Ведь не упал же, как и обещал! А штаны все равно были рваные, не жалко. Кроссовы тоже никакие, пора новые покупать. Ничего, дойду босиком до первого обувного магазина, там затоварюсь.
        - Оптимист, - буркнул Марвин, на всякий случай высоко заворачивая брючины. - Может, тут никаких магазинов нету. Может, тут по талонам обувь выдают. И будешь ходить как дикарь… Ты ботинки-то прихватил или только форму взял?
        - Только форму. - Далий полез в вещмешок за брюками. - Ботинки не влезали, я и не стал заморачиваться. Кто бы мог знать, что они пригодятся.
        Осторожно ступая по кочкам, Марвин без приключений пересек болотце и направился к домам. Далий с разочарованным видом побрел следом: надевать брюки на грязные ноги он не захотел, так и шел полуголым, повесив форменные штаны на конец посоха. Со стороны Далий напоминал потрепанного в бою солдата, вынесшего с поля битвы особо ценный войсковой штандарт. Возможно, что и вражеский.
        Ближайшая улочка обнаружилась неподалеку от места переправы. Слишком узкая, заросшая травой и репейниками, она больше походила на тайный лаз во вражеское расположение, чем на настоящую улицу. Хотя вполне возможно, что это был самый обычный проем между соседними домами, излюбленная тропа кошек, собак и малолетних хулиганов.
        Марвин шел вдоль глухих стен, стараясь не задевать локтями зеленые от плесени кирпичи; позади него, то и дело наступая на колючки репейника, ойкал босой Далий. Марвин усмехнулся, вспомнив зря выброшенные кроссовки, и уже хотел было сказать по этому поводу какую-нибудь нравоучительную гадость, когда за спиной у него что-то тихо загудело.
        Марвин оглянулся. Напарник шагал, направив вниз рабочий конец посоха - высокая трава и колючие кусты раздвигались перед ним двумя зелеными волнами. Брюки, завязанные штанинами на груди, спадали на спину Далия монашеским капюшоном, и Марвин невольно вспомнил древнюю легенду о пророке, перед которым расступилось море. На всех виденных Марвином картинах у чудотворца в руке был посох, которым он то ли грозил морской пучине, то ли рассекал ее невидимой магической энергией.
        - Далий, - негромко окликнул Марвин, - слушай, а почему твой посох называется «посох ифрита»? Ты где-то прочитал о нем? О его свойствах, например. Или о бывшем владельце.
        - Нет, - сосредоточенно глядя под ноги, отозвался напарник. - Просто я в детстве любил восточные сказки. А там у многих колдунов-ифритов обязательно был чудесный посох. В основном чтобы мгновенно перемещаться, куда им нужно, или лупить врагов… Ну, поэтому и назвал. А ты чего спрашиваешь?
        - Да так, - уклончиво ответил Марвин и отвернулся.
        Наконец коридор закончился невзрачным двориком с колодезным срубом и скамьей возле двери. Закрытые ставнями окна будто намекали на то, что здесь никто не станет возражать, если уставшие путешественники присядут и отдохнут в тени. А некоторые, от кого за десяток шагов тянет болотным дерьмом, воспользуются колодцем. Если, конечно, в нем есть вода.
        - Я пойду гляну внутри дома. - Марвин присел на скамью, ободрал с брюк нацеплявшиеся репьи. - Тебя с собой не зову, ты и сам знаешь, что делать. - Он кивнул в сторону валявшегося поодаль ведра с намотанной на ручку веревкой.
        - Холодной, что ли, мыться? Вот счастье-то. - Далий поднял крышку на срубе, заглянул в темноту колодца, гулко крикнул в него: - Эгей! - и с нерадостным видом принялся разматывать веревку.
        «Значит, вода все же есть», - понял Марвин; встав со скамьи, он распахнул дверь и вошел в дом.
        Марвин ожидал чего угодно. Скажем, нищенски-убогой обстановки с вытертыми половичками, колченогими табуретами и щербатыми мисками; возможно, нежилой пустоты, с лохмотьями пыли на досках пола и паутиной по углам. Но то, что он увидел, стало для него слишком неожиданным. Даже шокирующим.
        Это было не жилое помещение, а самая настоящая декорация, установленная на голой земле: стены, выглядевшие снаружи кирпичными, оказались сделаны из чего-то губчатого и непрочного, похожего на пенопластовые плиты. Никакого потолка в доме не было, лишь сходящиеся вверху опорные планки, на которых лежала крыша - тоже пластиковая. Как дом выдерживал непогоду и ветер, Марвин понятия не имел: хрупкая имитация должна была развалиться при первом же серьезном ненастье.
        Марвин осмотрел немногочисленные комнаты, одинаково унылые и пустые, зачем-то поковырял стену кинжалом - клинок легко проходил ее насквозь - и, чертыхаясь, вернулся во двор. Где застал Далия увлеченно беседующим с невесть откуда взявшимся оборванцем. Оборванец был в возрасте, жилистый, давно не бритый и с совершенно неуместным аристократическим моноклем в глазу. Черные с проседью волосы были стянуты, как и у Далия, в длинный конский хвост, потому казалось, что возле колодца дружески беседуют отец и сын. Или два художника-бунтаря, придумывающие какую-нибудь скандальную инсталляцию.
        Далий успел вымыть ноги, причем сделал это настолько добросовестно, что насквозь промок: сырые вещи лежали на траве, а сам напарник стоял в одних трусах. Однако оборванец тоже не щеголял избытком одежды - на нем была дырявая майка, подпоясанные ремешком грязные шорты и резиновые сандалеты, типичный джентльменский набор то ли бомжа, то ли хронического алкоголика. Если, конечно, не принимать во внимание монокль.
        - Ага, вот и первый контакт, - пробормотал Марвин, присаживаясь на скамью, чтобы не мешать познавательной беседе. Он с удовольствием вытянул ноги, сложил руки на груди и прикрыл глаза: настало время отдохнуть, а заодно подслушать разговор. Как говорится, совместить приятное с полезным.
        Однако узнать, о чем беседуют «родственники», ему не удалось. В кармане, где лежал дальнофон, вдруг задребезжало, и Марвин торопливо полез за аппаратом.
        - Да, - нажав кнопку приема, вполголоса сказал он. - Шеф, это вы?
        - Я, кто же еще, - глухо отозвался негор.
        Слышно было неважно, в звуковой мембране шуршало и потрескивало, словно в нее забрались тараканы.
        Марвин легонько постучал дальнофоном о колено, вновь приложил его к уху, но ничего не изменилось.
        Стоявшие возле колодца Далий и оборванец одновременно глянули на Марвина. Оборванец сказал что-то негромкое, и оба засмеялись; до Марвина донеслось знакомое «загермард», но обращать внимание на болтовню двух бездельников у него не было времени.
        - Шеф, я вам пытался дозвониться, - Марвин погрозил напарнику кулаком, - у нас проблема. Короче, Рипли ухитрилась проникнуть в технический коридор и удрать от нас. А после вывела меня с Далием в мир бывшего видящего. Мы здесь уже второй день, ищем беглянку, заодно насчет Фемаха прощупываем. В общем, работаем.
        - Понятно, - бесцветно сказал шеф. - Неожиданность за неожиданностью, все не по плану, все черт знает как. И вы туда же.
        - Шеф, что случилось? - встревожился Марвин. - В каком смысле «и вы туда же»?
        - Гибарян пропал, - тяжело вздохнул шеф.
        - Э-э-э… в каком смысле? - насторожился Марвин. - Что значит пропал? Опять запил, что ли? Наверное, в каком-нибудь коньячном логове дрыхнет, запросто.
        - Ситуация гораздо хуже. - Голос у шефа окончательно стал скорбным, Марвину приходилось напрягать слух, чтобы понять, о чем тот говорит. - Помнишь кирпичную стену возле моего кабинета?
        Марвин невольно кивнул, словно негор мог его увидеть.
        - Прошлой ночью Гибарян ухитрился ее частично разобрать. Ума не приложу, как он это сделал, кладка капитальная, но вот сумел. Я на ту стену никогда внимания не обращал, она там всегда стояла… мнэ-э… огорчительное упущение с моей стороны.
        - И что? - Марвину хотелось взять шефа за ворот пиджака и хорошенько встряхнуть, чтобы тот не тянул, чтобы говорил по существу, но приходилось терпеть. Начальник как-никак. Тем более за тридевять земель, не дотянешься.
        - Там была транспортная кабина. - Негор задумчиво похмыкал. - В изолированной комнате. Древняя, пыльная. По внешнему виду такая же, как общий приемник, только в отличие от приемника у нее внутри имеется кнопка. На боковой стенке, красная, большая. Которую Гибарян, как я понимаю, и нажал.
        - Зачем нажал? - не понял Марвин. - Шеф, в кабине есть какое-нибудь пояснение, для чего она сделана? Что-то вроде надписи или рисунка, ну я не знаю. Может, какая пиктограмма выгравирована, если не внутри, то снаружи.
        - Жанна сейчас занимается. - Шеф откашлялся в дальнофон, и его внезапно стало лучше слышно. - Исследует, мнэ-э… Лично я ничего не видел. Пока у нас две гипотезы по поводу назначения кабины. Первая - что она возвращает нажавшего кнопку в его мир. Но это вряд ли, комплексу нет смысла оставаться без работников, слишком редко они сюда попадают. Слишком уникальна ситуация переноса в обитель, да-с.
        - А вторая? - быстро спросил Марвин, шеф порой становился невыносимо многословным.
        - Машина смерти, - коротко ответил негор. Он умолк - Марвину было слышно, как шеф зажигает спичку и раскуривает трубочку, - затем продолжил ставшим заметно бодрее голосом: - Что означает полное физическое уничтожение без возможности оживления в приемнике. Ну, и в твоем прототипе, разумеется.
        - Что-то я не соображу. - Марвин в задумчивости потер лоб. - А зачем нужно такое устройство? Ерунда какая-то.
        - Сам не знаю, - огорченно пожаловался негор. - Но не зря же кабину замуровали! Старались, немалые силы тратили… Кстати, в кладке оказалось много разных амулетов, то ли для улучшения сцепки кирпичей, то ли для надежности - в смысле магической. Видимо, строители не слишком надеялись на прочность самой стены. Я так думаю. - Шеф снова вздохнул.
        - Любопытно, с чего вдруг Гибаряну приспичило ее ломать? - Марвин глянул в сторону колодца: Далий как раз натягивал брюки, а оборванца с моноклем и след простыл. «Наверняка уже о чем-то договорились, - подумал Марвин. - Ох и пройдохи».
        - Потому что упрямый. - Судя по стуку, негор выбил из трубочки пепел. - Если появилась какая идея, то хоть разорвись, а должен ее проверить. Убедиться в своей правоте. Подозреваю, Гибаряна давно интересовала кирпичная стена… мнэ-э, вернее, то, что за ней находится. То, что он каким-то образом вычислил. Однако ни со мной, ни с Жанной он на эту тему никогда не разговаривал, потому случившееся оказалось для нас абсолютно неожиданным. Чудовищным!
        Марвин помолчал, не зная, что сказать, - для шефа ситуация и впрямь складывалась хуже некуда. Комплекс лишился за несколько дней сразу четырех работников: трое застряли в недоступном для негора мире, а один вообще исчез без каких-либо объяснений. И неизвестно, найдется ли.
        Понятно, отчего шеф нервничает. Мало того что обители грозит скорое уничтожение, так еще и подчиненные разбежались кто куда! Похоже, перед негором возник извечный начальственный вопрос - как быть, что делать и кем теперь руководить?
        По мнению Марвина, для обслуживания магокомплекса вполне хватило бы двух человек: техника-видящего с уровнями доступа, как у шефа, и напарника. Да и тот, собственно, нужен лишь для того, чтобы было с кем словом перекинуться… Хотя, если разобраться, трудно обойтись без энциклопедических знаний Жанны и прозрений Гибаряна, особенно когда случаются ремонтные проблемы. А вот без шефа и странной Рипли комплекс ничего не потерял бы - опять же по мнению Марвина.
        Впрочем, кто знает, какие у шефа настоящие должностные обязанности. Как-никак шестая ступень посвящения, слишком высокий ранг для обычной работы с подчиненными.
        А вот насчет Рипли… Черт ее разберет, для чего она в обители, не в игрушки же играть! Возможно, у девушки тоже есть какое-то особое, неизвестное Марвину предназначение. Пусть Рипли и продвинутый эмпат и может ощущать свойства амулетов, но зачем очистному комплексу подобное умение? Разве что передавать через Рипли какие-нибудь указания шефу - у которого, между прочим, имеется планшет, где и без подсказок эмпата высвечиваются необходимые сообщения.
        «Да, запутанная история, - подумал Марвин, - непонятная. Есть о чем поразмышлять».
        - Ты там не уснул? - желчно поинтересовался негор и нарочно подул в дальнофон.
        - А? Нет, - спохватился Марвин. - Просто решаю, что делать дальше.
        - Чего решать-то. - В голосе шефа прорезались командирские нотки. - Теперь твоя с Далием главная задача отыскать Фемаха и доставить его в обитель. Мнэ-э… хотя нет, лучше убейте его на месте, оно вернее будет. Да-да, именно так и сделайте.
        - Шеф, - Марвин встал со скамьи, невидяще уставился вдаль, - но ведь тогда уничтожится весь этот мир! Возможно, и мы вместе с ним. Я, по правде говоря, не уверен, что воскресну в прототипе, откуда гарантии?
        - Гарантий нет, - безрадостно согласился негор. - Но зато есть шанс на воскрешение. А если Фемаха просто вытащить из его реальности, то я опасаюсь, что созданный им мир останется существовать. Слишком долго Фемах в нем пробыл! Опять же останутся ментальные связи между сумасшедшим видящим и его творением, нечувствительная подпитка мира сознанием безумца. Реальность продолжит свое бытие, чем неизбежно разрушит и сам комплекс, и обслуживаемые им миры. Тут уже без шансов, поверь. Надеюсь, мерзавец не восстановится в приемной кабине, раз он навсегда отрекся от «Обители черного дракона». По поводу Рипли, - помолчав, продолжил шеф. - Советую не усердствовать в ее поисках и тратить драгоценное время. Сама как-нибудь выберется. Да-с.
        - Это почему же? - насторожился Марвин. - Давайте, шеф, договаривайте.
        - Темная лошадка, - нехотя ответил негор. - Лично мне малопонятная, а потому в какой-то мере опасная. Ты знаешь, сколько ей лет?
        - Нет, конечно. - Марвин удивился странному вопросу.
        - И я не знаю. - Шеф вновь чиркнул спичкой, слышимо пыхнул трубочкой. - Когда я оказался в обители, Рипли уже давным-давно там жила. И выглядела точно так же, как сейчас. Она не стареет, Марвин. - Негор расстроенно покряхтел. - В общем, думай сам. Я бы на твоем месте бросил все на самотек, мнэ-э, если ты понимаешь, о чем я… Далию не говори, - вспомнив, предупредил шеф. - Ни о Гибаряне, ни тем более о Рипли. Грустная для него информация, незачем мальчика зря расстраивать. У него чувства.
        - Ничего себе, - ошарашенно сказал Марвин. - Вот так новости. Умеете вы, шеф, человека огорошить, прям хоть стой, хоть падай.
        - Ни стоять, ни падать не нужно. - Негор коротко рассмеялся в дальнофон. - Надо дело делать, причем побыстрее. В общем, действуй по плану и не забывай докладывать о конкретных результатах. Я тоже буду выходить на связь, мнэ-э, по мере возможности… Эх, Гибарян, какой дурак, - вспомнив о проблемах, вновь огорчился шеф. - Ладно, пора закругляться, пойду к Жанне за результатами. - В динамике щелкнуло, и голос шефа пропал, растворился в космических шорохах.
        Марвин сунул дальнофон в карман, поискал взглядом Далия. Напарник стоял посреди улицы - босой, в военных брюках, в ветровке на голое тело - и, опершись о посох, со скукой посматривал на старшего. Увидев, что Марвин закончил разговор, Далий оживился:
        - Наконец-то, господин штабной связист, сколько можно трепаться! Шеф, что ли, звонил? Типа инструктировал, да? - Далий не ждал подтверждений, и без того было понятно, с кем беседовал Марвин. Ему просто хотелось повозмущаться. - Я ведь давно советовал выбросить этот чертов дальнофон! А теперь все, теперь будем каждые полчаса отчитываться, где мы и что делаем. Не жизнь, а натурально режим по расписанию.
        - Ты куда майку и вещмешок подевал, вредитель? - стараясь не улыбаться, строго спросил Марвин. - Бомжу подарил? Надеюсь, не забыл вынуть из мешка пилотские деньги?
        - Не подарил, а сменял, - не слушая Марвина, отрезал Далий. - На полезные сведения. Мы… - Напарник осекся, растерянно глянул на Марвина, затем повертел головой, высматривая удравшего оборванца. Но конечно же не увидел; озадаченно почесав в затылке, Далий пренебрежительно махнул рукой. - А, плевать на деньги, как-нибудь новые раздобудем. Поверь, Марвин, не в богатстве счастье!
        - Тогда в чем же? - заинтересовался Марвин. - Ну-ка, делись опытом.
        - Знаешь, не вовремя тебя на философию потянуло. - Далий положил посох на плечо, нетерпеливо потоптался на месте. - Будем считать, что ты спросил чисто для интереса, а я по-умному уклонился от дурацкого ответа.
        - Договорились. - Марвин огляделся, проверяя, не оставили ли они во дворике что-нибудь важное, то, за чем придется возвращаться. Как оказалось, беспокоился Марвин не зря - на скамейке, поблескивая клинком, лежал забытый им кинжал.
        Марвин подобрал оружие. Проходя мимо открытого колодца, он остановился, посмотрел на сруб и неожиданно для Далия швырнул кинжал в черную горловину, следом полетели снятые с пояса ножны.
        - Это же был мой подарок! - У напарника от возмущения чуть не выпал из рук посох. - Офигеть, и этот человек обозвал меня вредителем. Сам вредитель!
        - Успокойся. - Марвин поставил на место колодезную крышку. - Помнишь, как унтер-офицер заподозрил нас в шпионаже из-за необычной формы кинжала? Так вот, я не хочу подобных проблем в будущем, а они точно возникнут, повстречайся нам какой-нибудь очередной шпиономан вроде бравого унтера. Может, тут через одного тайные осведомители, откуда мне знать! Я понятно объяснил?
        Далий пожал плечами - он еще не определился, обижаться на старшего или нет. Ему было отчаянно жаль кинжал, но и доводы Марвина казались вполне логичными.
        - Ты вот чего, - Марвин поторопился отвлечь напарника от ненужных мыслей, - давай выкладывай полезные сведения, не зря же отдал за них вещмешок с кучей местной валюты.
        Далий вспомнил о своей оплошке и решил не злиться. Типа сам не ангел.
        - Нам туда. - Он махнул посохом в дальний конец улицы. - Где-то через пять-шесть кварталов начнется жилая зона с магазинами, банками и прочей ресторанной цивилизацией. Мужик конкретно объяснил, где и куда поворачивать, не пропадем! Кстати, там должна быть и парикмахерская. Не салон красоты, но сойдет. Главное, чтобы волосы при стрижке не рвали, а то жутко не люблю.
        - Тебе одеться бы как следует. - Марвин критически оглядел напарника. - Ведь натурально бомж бомжом, еще и новую майку отдал. Зачем?
        - Затем. - Далий зашагал по утоптанной грунтовке, оставляя в пыли следы босых ног. - Я сейчас коротко подстригусь и стану выглядеть иначе. Поэтому если кому-нибудь приспичит разыскивать меня в здешних местах по особым приметам, то в первую очередь задержат гражданина с моноклем. И майка с драконом, и хвост на башке, все при нем! Пусть доказывает, что он - это не я.
        - Да ты, оказывается, коварный тип. - Идущий рядом Марвин одобрительно похлопал напарника по плечу. - Настоящий интриган, честное слово. Ладно, будем надеяться, что бродяга обнаружит деньги раньше, чем его повяжут как беглого шпиона. И успеет их с толком потратить, в чем я сильно сомневаюсь.
        Обещанные «пять-шесть кварталов» давно перевалили за десяток, но никакой жилой зоны не было. Хотя направление вроде бы держалось верное, ориентиром служили далекие, размытые полуденным маревом многоэтажки. Однако, как давно понял Марвин, Далий мог легко заблудиться при любых видимых маяках - без сомнений, у парня был уникальный талант теряться в любой местности. Или не талант, а топографический кретинизм, это уж с какой стороны посмотреть.
        «Полицейский из него получился бы никудышный, - глядя себе под ноги, вяло размышлял Марвин. - Просто никакой. Удивительно, почему Далий никогда не терялся в обители с ее лабиринтом коридоров и бесконечными уровнями? Возможно, тут дело в обстановке? Скажем, закрытое помещение для него одно, а открытая местность совсем другое. Да, занятный выверт сознания, надо будет при случае с Жанной поговорить. Надеюсь, это как-нибудь лечится». Дальше размышлять Марвину стало лень, и он решил отложить непонятный вопрос на потом. Когда в обитель вернется.
        Слева и справа тянулись одноэтажные дома с загнутыми вверх по краям крышами и с закрытыми ставнями окнами. С единообразными колодцами во дворах и с одинаковыми скамейками возле дверей. Все было настолько схоже, настолько однотипно, что Марвину казалось, будто они идут по аллее казенного кладбища. Где вместо стандартных надгробных плит установлены дома - тоже мертвые, как и те, кто покоится под ними.
        Особенно тяготила тишина: за время уличного похода Марвин ни разу не услышал ни собачьего лая, ни кошачьего ора, ни птичьих криков. Хотя чайки-то здесь однозначно должны быть, приморский ведь город!
        Но чаек тоже не было.
        Пока Марвин глазел по сторонам, небо затянуло наползшей с моря облачной дымкой, принесшей прохладу и рассеявшей уличные тени. Окружающий мир начал выглядеть странно и нереально - хотя куда уж нереальнее, сварливо подумал Марвин.
        Он задрал голову, всматриваясь в сгущающуюся пелену: погода явно портилась. «Интересно, - Марвин перевел взгляд на мрачно-тихие дома, - растают они под дождем или нет? А сколько их останется после первого шквального ветра? И что любопытнее всего - заметят ли пропажу горожане… Вряд ли. Никто сюда специально не ходит, а если у кого и возникнут вопросы, то у муниципальных служб всегда найдется готовый ответ. Например, что здания планово снесены, а на их месте со временем построят новые. Кто будет проверять?»
        - Что-то долго идем, - словно очнувшись от спячки, пожаловался Далий. - Слушай, может, я где-нибудь не там свернул? Жара, сволочь такая, мозги совсем ватные, никакого соображения.
        - Ничего страшного, - подбодрил его Марвин, - дойдем рано или поздно. Хотя лучше бы пораньше, - добавил он, с опаской глянув на небо. - Похоже, скоро начнется гроза. Черт его знает какая она тут бывает… Домики-то низкие, ни одного громоотвода! Еще прибьет молнией прямо на улице.
        - Тогда поднажали. - Далий без предупреждения рванул вперед.
        Раздраженно буркнув: «Лучше бы у тебя ноги ватными стали, скоростной ты наш», - Марвин неспешно затрусил следом; в отличие от напарника бегать ему не хотелось. Даже по наступившей прохладе.
        К счастью, долгожданная цивилизация оказалась на соседней улице, сразу за поворотом - куда Марвин вбежал той же ленивой трусцой, не надеясь увидеть там ничего нового. Поняв, что они наконец-то добрались, Марвин облегченно вздохнул и перешел на шаг: торопиться больше не было необходимости. Можно сказать, дошли. Успели.
        Улица поразительно отличалась от предыдущих с их фальшивыми постройками и нежилыми дворами. Здесь стояли двухэтажные дома с распахнутыми по жаре окнами; здесь была асфальтовая мостовая с разметкой и пожарными кранами у тротуаров. А еще тут было несколько магазинов с полосатыми козырьками над витринами и даже кафе с выставленной у входа парой столиков.
        Но главное, здесь были люди. Немного, все-таки окраина, однако и это радовало после долгого путешествия по безжизненным улочкам-переулкам.
        Прохожие не обращали внимания ни на босоногого Далия с колоритным посохом на плече, ни на Марвина в измятой грязной одежде. Вряд ли из вежливости, скорей всего просто не хотели замечать двух типов, выглядевших точь-в-точь как уличные попрошайки. Посмотри на таких чуть дольше обычного, немедленно пристанут с просьбой: «Эй, мелочишки не найдется? Мелочь, говорю, гони!» И вряд ли отвяжутся, пока не добьются своего.
        - Да здравствует общество потребления! - задорно проорал Далий, потрясая над головой посохом. - Даешь товарно-денежные отношения! В смысле пожрать, попить и купить новые шмотки!
        Как отметил Марвин, после вопля напарника прохожих на улице стало еще меньше. Видимо, местные жители не привыкли к бурному проявлению чувств, тем более от подозрительного голодранца с дубиной в руках.
        - Не шуми. - Марвин остановился возле столиков, прочитал вслух написанное над арочной дверью: - «Цирюльня. Стрижка, бритье, моментальная глажка. Пиво, бутерброды в ассортименте». Хм, я-то думал, что это обычное кафе… Любопытно. - Он задумчиво потер обросший щетиной подбородок. - Значит, зашел, подстригся, а заодно кружечку-другую принял? Ну и моментально погладился, чтобы время зря не тратить. Душевно организовано, с умом, - одобрил Марвин. - Многостаночно.
        - Зашибись придумано, - предвкушающе потер ладони Далий. - Особенно пиво с бутербродами. Пошли, а то у меня денег нету, тебе сегодня банковать. - Он толкнул дверь, где-то внутри помещения звякнул сигнальный колокольчик. - Желаем стричься-бриться! - возвестил напарник и нырнул в полумрак помещения.
        Марвин с сомнением покачал головой, черт его знает что за заведение, но деваться было некуда. Перешагнув порог, он закрыл за собой дверь.
        Цирюльня оказалась небольшой. Как в ней могли уместиться сразу и парикмахерская, и гладильня с распивочной, оставалось загадкой. Тем более что в помещении было темновато, сразу всего не углядишь - свет шел через единственное окно возле двери, да и тот тусклый, непогодный. Однако присмотревшись, Марвин обнаружил все, что гарантировала реклама. Ну или почти все.
        По правую сторону от входа располагалась пивная стойка с высоким латунным краном и расставленными на подносе кружками. Чуть дальше стойки громоздился холодильный шкаф с «ассортиментными» бутербродами за стеклянной дверцей. Бутербродов на полках было мало, видимо, основной доход делался не на закусках.
        По левую сторону находилась сама цирюльня. Вернее, настенное зеркало с верхней лампой, тумбочка с парикмахерским инструментом и продавленное кресло на металлической ноге. Гладильню Марвин не увидел - наверное, она была в соседней комнате, за дверью возле холодильного шкафа.
        В углу, сразу у входа, пристроились столик с ворохом потрепанных журналов и стул с ободранным сиденьем. «Очаг культуры для ожидающих клиентов, - ехидно подумал Марвин. - Парикмахерский светоч знаний. Надо будет ознакомиться, бульварная пресса иногда оказывается куда полезнее официальных изданий».
        Судя по убогости обстановки, дела в цирюльне шли из рук вон плохо. Если, конечно, заведение выживало только за счет объявленных на вывеске услуг.
        - Чего господа изволят? - раздалось откуда-то из-за крана, и Марвин вздрогнул от неожиданности. Только сейчас он заметил сидевшего за стойкой гражданина в белом халате не первой свежести. Гражданин был в предпенсионном возрасте, бледный, худой и белобрысый, отчего легко терялся на фоне тоже белой и тоже не слишком чистой стены. Особенно в наступившем полумраке.
        - Господа изволят многое, - поворачиваясь к стойке, охотно отозвался Далий. - Они желают пива, бутербродов, стричься и бриться! То есть гулять на полную катушку, но без глажки, это типа лишнее. Финансово не обоснованное.
        - С чего начнем? - вставая, деловито поинтересовался белобрысый гражданин. - Я здесь и буфетчик, и цирюльник, и уборщик. Как понимаю, вы только-только из курортной зоны? Жарковато там сегодня… Тогда пиво, а затем еда. - Он достал из нагрудного кармана очки в железной оправе, нацепил их на нос и оглядел клиентов. - Боже мой, - рассмотрев Далия всполошился хозяин заведения, - да не сынок ли вы нашего Графа? Ну прям вылитый, ей-ей! Только помоложе, конечно.
        - Какая еще «зона»? - Марвин ткнул пальцем в сторону окна. - Это которая за углом? Хорош курорт, ничего не скажешь. Деньги на строительство разворовали и попилили, а вместо домов показушные коробки поставили, даже без полов. Там ведь жить невозможно!
        - Она самая, - наливая из крана в кружку, кивнул цирюльник. - Но я бы на вашем месте не стал вот так, напрямую. Мало ли кто услышит. Курортная зона, вполне себе корректное название… Обтекаемо и, главное, никаких намеков на нусов.
        Марвин не знал, о чем говорит белобрысый, но уточнять не стал. Как-нибудь само прояснится.
        - А кто такой Граф? - Далий взял пододвинутое к нему пиво; закрыв глаза от удовольствия, напарник уткнулся носом в густую пену.
        Марвин невольно сглотнул вязкую слюну.
        - Значит, не сыночек, - понимающе сказал хозяин заведения, ставя перед Марвином тяжелую кружку. - Он, господа пришлые, наш местный псих. Говорят, бывший граф, отсюда и прозвище. Может, видели по пути бродягу с моноклем?
        Далий промычал непонятное, уронив на грудь клок пены.
        - Человек безвредный, но больной на всю голову. Не поверите, утверждает, что мы живем в ненастоящем мире, которому всего несколько лет от роду. - Цирюльник захихикал, осуждающе покачивая головой. Мол, что с сумасшедшего возьмешь, несет всякую ерунду, но мы-то понимаем, что к чему!
        Марвин чуть не поперхнулся. Едва успев вернуть кружку на стойку, он закашлялся, прикрывая рот ладонью.
        - Именно. - Белобрысый гражданин назидательно поднял тонкий палец. - Нормальная реакция. Я поначалу тоже удивился, но, знаете ли, чего только за свою долгую жизнь не видел. Что ж, и это пройдет.
        - Уважаемый, вас как зовут? - Марвин украдкой вытер руку о стойку.
        - Темьян, - любезно отозвался цирюльник. - Вам еще пива налить?
        - Давайте, - согласился Марвин. - Слушайте, а Графа, случаем, не Фемахом на самом деле кличут? Мало ли, вдруг он кому назывался.
        Темьян неподвижно уставился на собеседника круглыми стеклами очков, перелитое пиво струйкой потекло на поднос. Спохватившись, хозяин закрыл кран, поставил кружку перед Марвином и вымученно захихикал:
        - Почти смешно, но какой из Графа нус-демон, совсем никакой. Я ведь сказал - тихий городской сумасшедший, его даже полицейские не трогают.
        - Извините, неудачно пошутил, - пробормотал Марвин, удивляясь странной реакции Темьяна. Не оставалось сомнений, что белобрысый всерьез обеспокоен, но чем? И при чем тут какой-то нус-демон? Выяснять причину волнения Марвин не собирался, незачем накалять обстановку. Еще выгонят без бутербродов и подстрижки, ищи после новую цирюльню.
        Одно было ясно - имя Фемаха господину Темьяну знакомо. А раз о нем знает даже случайный брадобрей, то проблем с информацией не будет. Если, конечно, речь шла о том самом Фемахе, а не о каком-нибудь местном тезке.
        Закончив с пивом, напарники занялись бутербродами. И хотя те были не самой первой свежести, в лучшем случае вчерашние, это никого не смутило. Марвин скептически осмотрел содержимое шкафа, пробормотал: «Хорошему желудку все на пользу. Авось не отравимся», - и, поколебавшись, взял бутерброд с заветренным сыром. Изголодавшийся Далий воспринял это как разрешение есть сколько хочешь, до отвала и неминуемой изжоги.
        Темьян с изумлением следил, как тают его продуктовые запасы. Видимо, у цирюльника не часто бывали посетители, готовые сожрать что угодно, лишь бы оно было съедобное. Ну и, разумеется, залить съеденное пивом - а уж этого добра здесь хватало, как говорится, «пей - не хочу». Однако у всего есть своя цена, а потому на втором десятке бутербродов и шестой кружке Темьян забеспокоился.
        - Я прошу прощения, - напряженным голосом сказал он, - но очень желательно знать, как у вас с деньгами. В смысле покажите-ка, господа замечательные, вашу наличку. Без обид, просто убедиться. А то, знаете ли, всякое бывает.
        Марвин, спохватившись, вынул из кармана тощую пачку банкнот и небрежно сунул ее цирюльнику.
        - Берите сколько надо, - великодушно дозволил он, - с учетом чаевых… О, чуть не забыл! Вычтите еще и за стрижку с бритьем. Его, - он похлопал по плечу занятого подсохшим бутербродом Далия, - подстричь. Коротко, по-уставному. Меня - побрить.
        Темьян быстро перелистал купюры, выискивая поновее, и замер, обнаружив под денежными знаками два воинских удостоверения. Черных, с вытесненными на обложках гербами. Он раскрыл верхнее, глянул внутрь и огорченно сложил губы дудочкой.
        - Что же вы, господин сержант, сразу документик не показали, - укоризненно попенял цирюльник Марвину, возвращая удостоверения вместе с остатком банкнот. - Я ведь в спецслужбе давно, почетный штатный осведомитель, оно и в картотеке записано. Могли бы не таиться с инспекцией. А то я уже срочную депешу на вас думал составлять, уж больно вызывающе себя вели насчет зоны отдыха. И про запретного Фемаха, хе-хе, ненужные вопросы задавали. Рабочая провокация, понимаю. Но только и вы про меня в отчете лишнего не пишите, договорились?
        Слышавший разговор Далий вдруг вытаращил глаза и надсадно захрипел, выплевывая остатки бутерброда. Наверное, хлеб слишком черствым оказался, в горле застрял. Не иначе.
        - Договорились, - с запинкой ответил Марвин, пряча деньги с удостоверениями на место. - Э-э-э… накладочка вышла, нас забыли предупредить о вашем соучастии. Бюрократы, ни хрена дальше своих бумажек не видят! Короче, раз уж так получилось, то давайте сделаем вид, что ничего не произошло. Вы, как и прежде, хозяин заведения, а мы - обычные прохожие. Подстричься все равно надо, для подтверждения инспекции.
        - Обслужу по первому классу, - выходя из-за стойки, пообещал Темьян, - с горячим компрессом, свежей бритвой и медовым лосьоном. Поверьте, господин сержант, я мастер высокой квалификации, невесть кого сюда не поставили бы! Сложный участок, проблемный.
        - Не сомневаюсь в вашем умении, - согласился Марвин, устраиваясь на ободранном стуле и беря со столика журнал. - Начинайте с моего напарника, я подожду. - Он пошелестел страницами, но чего-либо толкового в журнале не нашлось, одни только рекламные объявления да картинки с полуголыми девицами на фоне продающихся карет. Картинки были черно-белыми, со смазанной краской, отчего девицы выглядели как эфиопийские негоры и никакого любопытства не вызывали. - Кстати, - спохватился Марвин, будто только что сообразил. - Вы всегда в гуще местных событий, не правда ли? Всякие слухи, сплетни, окраинные новости… Взяли бы и рассказали, пока стрижете. Разумеется, без протокола и доклада по инстанциям. По-свойски, для разнообразия. Чтобы скучно не было.
        - Почему бы и нет. - Темьян включил лампу, для пробы пощелкал ножницами над головой усевшегося в кресло Далия. - Например, о черном драконе. Говорят, летал сегодня над нашим районом, а после исчез. Вы, случаем, не видели в небе?
        Марвин промычал что-то малопонятное, то ли да, то ли нет, и взял другой журнал.
        Далий не промолвил ни слова, он готовился к стрижке - вернее, с тоской ждал, когда ему начнут выдергивать ножницами волосы. Парикмахеров напарник боялся куда больше, чем зомби-нусов или вооруженных спецназовцев.
        - Все идет к концу света, - убежденно сообщил цирюльник, с хрустом отрезая Далию его шикарный хвост. - Грозы без ветра и дождей, неизлечимое нус-проклятие, теперь даже реальный дракон пожаловал… Конец великому государству, конец истории цивилизации. Сдохнем, и никто о нас больше не вспомнит. - Темьян положил ножницы на тумбочку, раскрыл опасную бритву. - Ведь как славно было до появления демона с запрещенным к упоминанию именем Фемах! Никакой тебе нус-эпидемии, никаких минусовников и закрытых зон. А теперь живем будто мураши под стаканом, полностью отрезанные от всего мира. Что там творится, за невидимыми стенами, одним богам известно… Вам височки повыше или оставим как есть? - поинтересовался Темьян.
        - Повыше, - глядя на лезвие, сдавленно ответил Далий. Парикмахерским бритвам он тоже не доверял.
        - То ли дело раньше, - с сожалением сказал цирюльник. - Как жили-то, эх, как жили! - Забыв о нынешних бедах, он пустился в обстоятельные воспоминания - на что Марвин и надеялся, спрашивая о сплетнях и новостях.
        Как сказал бы Темьян, это была рабочая провокация.
        Которая вполне удалась.
        ГЛАВА 11
        Судя по откровениям Темьяна, у здешнего мира была давняя и богатая событиями история. Впрочем, о делах старинных цирюльник упомянул мимоходом, как об общеизвестном, да и то лишь для примера. Для сравнения с недавним славным прошлым, которое вдруг изменилось в худшую сторону.
        Марвин слушал рассказ, поражаясь детальной проработке Фемаховой реальности: уж если магокомплекс брался за работу, то выполнял ее на совесть! Даже когда работа была абсолютно бессмысленной, не относящейся к основным задачам самого комплекса. Причем выполнял максимально точно, без ошибок и огрехов. Хотя…
        Марвин вспомнил бродягу Графа с его идеей о нереальности окружающего мира - да, здесь у магокомплекса случился явный сбой, какая-то информационная недоработка. «Ошибка, но в допустимых статистических пределах, - решил Марвин. - В любом сложном деле заложен процент риска, тем более при создании целого мира. Подумаешь, психом больше, психом меньше, для здешней действительности не принципиально».
        Темьян оказался на удивление разговорчивым человеком. Возможно, это было свойство его характера; возможно, цирюльник привык развлекать себя болтовней во время скучной работы. Но скорей всего Темьяну просто хотелось поговорить о запретном, без утайки и оглядки. Поделиться наболевшим с коллегами по секретному ремеслу.
        Нус-проклятие, по словам цирюльника, появилось года два-три тому назад. Прежде здоровые люди вдруг становились вялыми и ко всему безразличными, в них словно разом заканчивалась жизненная энергия. В конце концов заболевшие преображались в медлительных, едва соображающих существ. Мало того, происходили и внутренние изменения: кровь у нусов сгущалась в черную, вязкую как деготь жижу, а внутренние органы перерождались в однородную губчатую массу. Что, как ни странно, ничуть не мешало этим созданиям оставаться живыми. Если это можно было назвать жизнью.
        Для заболевших начали строить «курортные зоны», охраняемые поселения на окраине города. Но так как выделенные на строительство деньги быстро разворовали, а нусов с каждым днем становилось все больше и больше, было принято радикальное - и, главное, дешевое - решение.
        Ставших нусами насильно переселяли в резервацию, устроенную на месте старой военной базы, где в свое время велись какие-то секретные магоисследования. По неизвестным причинам там произошла катастрофа, уничтожившая подземные лаборатории и превратившая ее работников в жутких монстров. Чудовищ пытались истребить, но безуспешно, поэтому развалины обнесли защитным периметром и постарались о них забыть. До поры до времени.
        Собственно, нусов отправляли туда на выживание - за периметром их судьба никого не интересовала. Однако любые попытки каких-нибудь экстремалов пробраться на территорию базы немедленно пресекались самым жестким образом. Потому что официально чудовища были давным-давно уничтожены, а нусы - опять же официально - находились не в тюремной изоляции, а в обычном карантине, как полноправные граждане. Которым для выздоровления нужен абсолютный покой и никаких волнений.
        Поначалу предполагалось, что заразу подкинули хардосские диверсанты - с соседним Хардоссом у государства были сложные, вооруженные до зубов дружественные отношения. Но выяснить истину не получилось: снаряженный к правителю Хардосса дипломатический корабль (в сопровождении десяти боевых судов) странным образом потерял курс и вновь оказался у своих берегов. Нечто похожее случилось и с отправленными посуху разведывательными отрядами, которые не нашли границу сопредельного государства. Вернее, даже не покинули пределы столичной области, раз за разом выходя к одному и тому же месту, откуда начинали разведоперацию.
        В столице немедленно объявили чрезвычайное положение - с комендантским часом, патрулями, народными волнениями, массовой депортацией нусов и резко поднявшимися ценами на продовольствие, - но через месяц город вернулся к нормальной жизни. Потому что невозможно бесконечно долго бояться невесть чего. Тем более что нусов в столице стало раз-два и обчелся, поди найди, а продовольствие на складах таинственным образом не иссякало.
        Разумеется, произошедшему было дано подробное объяснение, разработанное командой верховного президента. В нем мало говорилось о колдовских преградах на море и суше, еще меньше о нусах, но очень много о том, насколько возросло нынешнее благосостояние жителей столицы. Следом за тем были снижены налоги, повышены воинские оклады и гражданские пенсии, а также объявлена всеобщая амнистия. Благо в области не имелось ни тюрем, ни исправительных колоний.
        Но самым важным оказалось постановление, по которому освободившиеся квартиры нусов выставили на всеобщие торги за символическую цену. После чего вопрос с жильем в центре столицы разрешился сам собой, за что верноподданные граждане были чрезвычайно благодарны верховному президенту. Похоже, теперь никого не интересовало, что творится за невидимыми стенами - как и то, откуда они вообще взялись. Есть жилье, есть еда, есть одежда, работают кафе, рестораны и варьете, по десяткам каналов визора идут сплошь развлекательные программы, чего более? Живи и радуйся.
        Темьян прервал свой познавательный монолог, согнал Далия с кресла и жестом показал, что настала очередь Марвина. Затем ополоснул бритву в стаканчике с дезинфицирующим раствором, трубно высморкался в платок и продолжил внезапно ставшим гундосым голосом:
        - А после объявился демон Фемах, который оказался причиной всех наших бед…
        Над дверью брякнул колокольчик, и Темьян умолк: в цирюльню, по-хозяйски топыря локти, вошли два полицейских. Здоровенные, в темно-серой форме, с номерными бляхами на фуражках и конечно же с пистолями в кобуре. Не считая прочей мелочи вроде резиновых дубинок, шипящих динамиками переговорников и наручников на поясе.
        - Вот черт, - рассматривая в зеркало нежданных гостей, огорчился Марвин, - как не вовремя. На самом интересном месте!
        Судя по решительному виду полицейских, зашли они в цирюльню не случайно; у Марвина появилось твердая уверенность, что сейчас его с Далием будут арестовывать. Возможно, даже бить - не со зла, а для порядка. Для подавления ненужных возражений.
        - Наконец-то, - облегченно сказал Темьян, пряча бритву и вытирая руки полотенцем. - Сколько можно, я уже с полчаса как тревожную кнопку нажал. Честно говоря, устал этим типам зубы заговаривать. У них воинские удостоверения однозначно ворованные! И вообще, подозрительные личности, не соответствующие предъявленным документам. Такое впечатление, что с неба свалились, - ничего не знают, ни о чем понятия не имеют.
        - Может, и свалились, - угрюмо согласился один из полицейских. - За городом обнаружен упавший крыловоз, не исключена хардосская диверсия. Эй вы, - рявкнул он в сторону «подозрительных личностей», - руки по швам и на выход! При неповиновении будем стрелять. - Он демонстративно положил руку на кобуру.
        - Опять арестовывают, - вздохнул Марвин, вылезая из кресла. - Господи, как оно мне надоело, кто бы знал.
        - Нехороший ты человек, гражданин цирюльник. - Далий взял прислоненный к стойке посох. - Сволочь, одно слово. Короче, воздастся тебе по делам твоим, не сомневайся.
        - В участке проповедовать будешь, - отмахнулся Темьян. - Меня лечить не надо, я свое дело крепко знаю. Аферистов, смутьянов и дезертиров за сто шагов чую, ни одного мимо не пропущу! Всех сдам куда надо.
        Дальнейшее случилось настолько быстро, что Марвин не сумел вмешаться, ему оставалось только наблюдать за происходящим.
        Далий мгновенно перехватил посох в боевое положение и резко повел им перед собой, выписав в воздухе что-то вроде восьмерки. Полицейские успели выдернуть пистоли из кобур, реакция у парней оказалась отличная, но поднять стволы для выстрела у них не получилось.
        В цирюльне вдруг коротко грохнуло - невыносимо громко, до перехваченного дыхания и мерзкого еканья в животе. Марвин невольно зажмурился (буквально на секунду, не более), а когда открыл глаза, комната выглядела уже иначе. Мягко говоря, требующей капитального ремонта.
        Окно и дверь оказались выбиты наружу вместе с рамами, в дверном проеме была видна казенная самоходка с моргающими на крыше сине-красными лампами. У стены, по-неживому раскинув руки и ноги, лежали усыпанные стеклянным крошевом полицейские - осколки весело поблескивали в частых вспышках молний.
        Журнальный столик вместе со стулом рассыпались в щепки, над обломками тяжело порхали журнальные страницы. Досталось и пивной стойке: ближнюю к стене часть будто сунули под пресс, из согнутого в дугу крана текла пенная струйка.
        Марвин оглянулся. Темьян с перекошенным от ужаса лицом вжимался в дверцу холодильного шкафа, словно надеясь продавить ее спиной и спрятаться между бутербродами. Цирюльник напоминал насмерть перепуганного кота, вдруг обнаружившего, что его загнала в угол банда лабораторных мышей-мутантов.
        - Вот так, - сказал Далий, поворачиваясь к цирюльнику. - Маху ты дал, дядя. В общем, теперь это не инспекция. Теперь это ограбление! - Он прошел за стойку, выдвинул кассовый ящик и принялся набивать карманы мятыми купюрами. - Типа в качестве моральной компенсации, - пояснил напарник онемевшему Темьяну. - А кнопочку твою тревожную на фиг, чтобы не звонил кому не нужно. - Далий с хрустом отломил что-то возле ящика и положил в пивную лужицу выдранную с проводами коробочку сигнализации.
        Марвин присел, проверил пульс у полицейских - к счастью, оба были живы. Его не беспокоила участь патрульных, в конце концов, им все равно предстояло исчезнуть вместе с их миром, но сейчас гибель стражей порядка была бы крайне неуместной. Потому что полицейское управление обязательно начнет розыск убийц, а это сильно осложнило бы поиски Фемаха. И беглянки Рипли, что бы там ни советовал шеф.
        - Хватит грабить, иди сюда. - Марвин махнул рукой увлекшемуся мстителю. - Помоги снять куртки.
        - Зачем? - Далий, опираясь на посох, навис над старшим. - Пистоли понимаю, дубинки-наручники одобряю, но куртки-то для чего?
        - Потому что мы отправимся на самоходке. - Марвин кивнул в сторону дверного проема. - Не хочу привлекать внимание других патрульных, авось успеем доехать до центра, прежде чем нас хватятся. Там бросим машину в каком-нибудь переулке, а дальше… - Он оглянулся на насторожившегося Темьяна. - А дальше будет видно, - закончил пояснения Марвин. - Давай, живо! Переговорники не забудь, будем отслеживать полицейские новости.
        - Зашибись, - одобрил план Далий. - Хорошо бы еще и обувку забрать, но у этих громил не мой размер ноги. Придется, как и прежде, босиком. Ну, не привыкать.
        Надев куртки и фуражки, напарники оставили господина Темьяна подсчитывать убытки; судя по доносившимся из цирюльни причитаниям, разорение получилось знатное. Марвин злорадно ухмыльнулся, ему ничуть не было жалко почетного штатного осведомителя. Тем более что пройдоха наверняка застраховал свое заведение - погорюет с полчасика, а после сядет составлять калькуляцию для страховой компании. Ни одной побитой кружки не пропустит, а то и припишет десяток-другой, с него станется.
        Марвин огляделся: улица была пустынна, непогода разогнала всех по домам. Ветер гнал по пыльному асфальту вылетевшие из цирюльни обрывки журналов - что ж, сухая дорога это то, что надо, решил Марвин. Меньше шансов разбиться из-за неопытности водителя.
        Он посмотрел вверх. Небо полыхало разноцветными молниями, то бело-голубыми, то тускло-желтыми. Казалось, что в небесной канцелярии никак не могли определиться, какие из грозовых разрядов самые эффектные. И какие именно нужны для полного устрашения народа. Потому использовали все подряд, что под руку попадется, - лишь бы добиться результата. По принципу «Война потери спишет!».
        На фоне вспышек, высоко-высоко под тучами, кружило нечто большое, черное, похожее то ли на унесенный ветром аэростат, то ли на аварийный крыловоз. Марвин прищурился, стараясь разглядеть отчаянного летуна, и озабоченно хмыкнул, поняв, что это. Вернее, кто.
        Среди молний, будто заряжаясь от них энергией, парил знакомый черный дракон. Что он высматривал с высоты, Марвин не знал. Но подозревал, что ни ему, ни Далию лучше не попадаться на глаза зубастому хищнику. Похоже, дракон был неравнодушен к напарникам, иначе бы давно улетел в какое другое место, а не выписывал круги над малоприметной цирюльней.
        Марвин поправил фуражку, уселся на пассажирское сиденье и захлопнул дверцу. В машине стало тихо, почти уютно - ни ветра, ни драконов, лишь негромкое шипение переговорников на заднем сиденье да бормотание разбирающегося с управлением Далия.
        - Блин, как этим тарантасом управлять? - Напарник вновь оглядел рычаги, для пробы покрутил рулевое колесо. Щелкнул клавишей возле рулевой колонки - на крыше самоходки что-то мерзко закрякало - и тут же вернул переключатель в прежнее положение. - По ходу обучусь, - устав разбираться, сказал Далий. - Во всех мирах транспортные средства одинаковы, ручки да педали. Жми, крути, переключай, все дела. А, как-нибудь доедем. - Он наугад дернул ближний рычаг, надавил на одну из педалей; под полом утробно взревело, и машина с места в карьер помчалась назад.
        - Я же говорил! - неизвестно чему обрадовался напарник, стуча босыми ногами по другим педалям. - Едем, елки-палки! - С этими словами он попал на тормоз, и самоходка едва не встала на дыбы.
        Марвин стукнулся затылком о спинку, строго посмотрел на Далия.
        - Шеф, никаких проблем, - заверил его Далий. - Мелкое недоразумение. А теперь… - Он с сосредоточенным видом подвигал рычагом, вновь нажал на педаль: машина взвизгнула шинами и рванула вперед, оставив на асфальте черные полосы.
        Самоходка неслась виляя от тротуара к тротуару - Марвин невольно вознес хвалу грозовым богам, разогнавших дураков-пешеходов. Иначе без жертв точно не обошлось бы.
        - Эх, прокачу, - пообещал Далий в лобовое стекло, - век помнить будем! Городское ралли на выживание! Кто не спрятался, я не виноват.
        - Однозначно, - согласился Марвин, судорожно хватаясь за ручку над собой. Его сейчас беспокоило только одно - а хорошо ли он захлопнул дверцу? Но проверить уже возможности не было.
        Машина мчалась по улицам к центру города. Далий гнал как заправский гонщик, снижая скорость только на поворотах. Случайные прохожие с испугом прижимались к стенам, отыскивая взглядом преступников - тех, за кем неслась полицейская самоходка. Но конечно же не находили.
        Движение на дороге оказалось левосторонним, для Марвина непривычным, но в самый раз для Далия. Возможно, в его мире ездить по левой стороне было нормой, как в некоторых странах мира Марвина. Или же напарнику было все едино, что так, что эдак - хитрые особенности иномирной психики.
        Дома вдоль дороги становились выше и внушительнее, проезжая часть шире и ровнее; машину больше не потряхивало на неровностях асфальта. Марвин вертел головой, разглядывая проносящиеся мимо строения и вывески на фасадах зданий. А заодно высматривая подходящую улочку, где можно было бы спрятать украденную самоходку. Но если она и появлялась, то тут же уносилась назад - Далию хотелось скорости; о возможной погоне напарник нисколько не беспокоился.
        - Хватит гнать, - наконец не выдержал Марвин, - ни черта разглядеть не могу. В конце концов, не на захват банды едем! - В тот же миг Далий ударил по тормозам и Марвин ощутимо стукнулся лбом об приборную панель. - Твою мать, - прорычал он, возвращая на место упавшую фуражку, - ну не настолько же буквально.
        Не слушая возмущений старшего, Далий опустил боковое стекло и заорал во всю глотку:
        - Эй, псих! Граф, зараза такая, иди сюда!
        Марвин глянул через плечо напарника. Действительно, на тротуаре - усевшись на подаренный вещмешок и с банкой для мелочи в руке - сидел знакомый оборванец с пижонским моноклем. Сейчас стекляшка поблескивала в другом глазу: похоже, она и впрямь была нужна Графу лишь для форса.
        «Ей-ей, а у парня-то зрение как у орла, - с уважением подумал Марвин. - Надо же, ухитрился на такой скорости не только заметить, но и опознать! Может, зря я решил, что Далий не годится для полицейской работы?»
        Бродяга нехотя встал, подобрал мешок, шаркающей походкой подошел к машине и заученно-привычно заныл:
        - Господин начальник, я никаких правил не нарушал. Не попрошайничал, к прохожим не приставал, я вообще просто сел отдохнуть… Ты, что ли? - узнав Далия, опешил Граф, у него даже голос нормальным стал. - Слушай, когда это ты успел полицейским заделаться?
        - Долгая история, - отмахнулся Далий. - Лезь в машину, у нас к тебе дело. Денежное!
        - Как я понимаю, это не арест? - все еще сомневаясь, поинтересовался Граф. - Если нет, то извини, я сегодня не в настроении. Сбегу.
        - Я, загермард, такой же полицейский, как ты. - Далий распахнул куртку, показывая голую грудь и армейские брюки. - У нас с патрульными небольшая разборка в цирюльне случилась, а после мы у них форму вместе с машиной забрали. Короче, мы типа в бегах. Нужно где-нибудь спрятать тачку, переодеться и переночевать. Не за просто так, конечно.
        - Понятно. - Граф ссыпал мелочь в карман, швырнул банку в сторону и нырнул на заднее сиденье.
        - Ты там поосторожнее, - трогая с места, посоветовал Далий. - К громобойному посоху не прикасайся, убьет на месте. Очень чужих не любит.
        - Они еще и колдуны, - утвердительно сказал бродяга, с интересом поглядывая на упирающуюся в потолок окольцованную палку. - Гм, становится интересно.
        - Говори, куда ехать. - Далий наддал газу. - Не хочу ночевать в машине. Начальник не одобряет!
        - Это вы - начальник? - вежливо поинтересовался Граф в затылок Марвина. Странно, но в голосе оборванца появились учтивые нотки, да и говорить он начал как-то иначе. Как-то правильнее, что ли. Не по-уличному.
        - Я, - буркнул Марвин, раздосадованный самоуправством напарника. - Спрашивайте, если что-то непонятно. Но не обещаю, что отвечу.
        - Скажите, уважаемый… - начал было Граф, но в этот момент из лежавших рядом с ним переговорников донеслось громкое:
        - Внимание, всем постам! Совершено нападение на патрульных с применением магического оружия, есть раненые. Преступники похитили штатный мобиль номер сорок пять, ориентировочно двигаются в центр города. В случае обнаружения обезвредить, но не убивать! Повторяю: брать живыми. За успешную операцию обещано вознаграждение.
        - Это с какого перепугу живыми-то? - вклинился в сообщение чей-то простуженный голос. - Они наших завалили, а мы их и пальцем не тронь?
        - Военные потребовали, - уже тише сказал объявляющий, - контрразведка. Помнишь, в утренней сводке про сбитый крыловоз говорилось? Делай выводы.
        - Нам только шпионов здесь не хватало, - с досадой прохрипел голос, и в переговорниках вновь зазвучало шипение помех.
        - Колдуны, преступники, шпионы. - Бродяга откинулся на спинку сиденья. - Так-так. А поведайте, господа, как вы смогли пробраться сквозь окружающие город стены? Я не из праздного любопытства спрашиваю, поверьте.
        - Какие, к черту, стены, какие, на хрен, шпионы, - встрепенулся Далий. - Мы…
        Марвин ткнул его в бок локтем, и напарник умолк. Граф усмехнулся, снял монокль, сунул его в карман шорт, сказал не терпящим возражений тоном:
        - Сейчас будет поворот направо, нам туда. После развилки возьми влево, там приметная башенка с фонарем, не пропустишь.
        - Это же в сторону от центра, - заметил Далий, пересекая дорогу перед носом грузовой самоходки и ныряя в узкую улочку. Улочка оказалась неасфальтированной, мощенной камнем и почти без фонарей. Как такая могла оказаться в небедном районе, оставалось градостроительной загадкой.
        - Именно. - Граф взял переговорники, приоткрыл окно и вышвырнул их из салона. - Зачем? - коротко спросил Марвин, заметив происходящее в зеркальце.
        - Встроенные датчики слежения, - так же коротко ответил Граф. - В мобиле тоже один есть, выключатель под пассажирским сиденьем. Кстати, не пора ли вам представиться? А то вы обо мне знаете - хотя понятия не имею от кого, - а я о вас ничего.
        - Разве Далий при первой встрече не назвался? - Марвин неудобно нагнулся, шаря под сиденьем, наконец нашел переключатель и щелкнул тумблером.
        - Тебя цирюльник Темьян сдал, - не отрывая взгляда от дороги, сообщил Далий. - С потрохами. Что ты типа нищеброд и конченый псих. Мне-то оно пофиг, своих проблем хватает, но ты делай выводы, с кем водиться.
        - Я - Марвин. - Марвин оглянулся и козырнул, приложив два пальца к фуражке. - Давай сразу на «ты», не люблю официоз. Кстати, как я посмотрю, ты хорошо разбираешься в полицейской технике.
        - Разбираюсь, - кивнул Граф. - И не только в полицейской.
        - А чего тогда бродяжничаешь? - Марвин не раз сталкивался по работе с нищими и бездомными: как правило, у каждого из них была своя душещипательная история о падении на городское дно. И как правило, сплошное вранье.
        - Принципиально. - Граф засмеялся, будто сказал что-то смешное.
        - Ну как хочешь, - не стал настаивать Марвин.
        Минут пятнадцать они ехали молча, в тишине были слышны только негромкие указания Графа. Марвин держал рот закрытым потому, что не хотел начинать серьезный разговор на ходу, всему свое время. Далий же молчал из-за того, что сумерки за окнами самоходки превратились в ночь, а ехать на скорости по узким улочкам-переулочкам, пусть даже с включенными фарами, та еще работа! Требующая внимания и сосредоточенности.
        Судя по тому, что слева и справа теперь высились деревья, а дорога стала грунтовой - неровной, с едва заметной колеей в траве - мобиль забрался куда-то далеко от центра. Как бы даже не за город, что не входило в намерения Марвина. Но Граф держался настолько уверенно, что Марвин не стал выяснять, где они и зачем. Если обещал помочь, то пусть помогает - наверняка у бродяги-проводника есть какой-то план.
        В том, что Граф может завести их в полицейское логово, чтобы получить вознаграждение, Марвин очень сомневался. Разумеется, подобную возможность нельзя сбрасывать со счета, однако не проще было бы сделать это еще в городе? Где участки едва ли не на каждом шагу.
        - Приехали. - Граф вгляделся в темноту за лобовым стеклом. - Вон там, - он указал рукой над плечом Далия, - проезд к озеру, глубина начинается сразу у берега. Сначала утопим машину, после пойдем в одно место, тут неподалеку.
        - Отлично, - Далий направил самоходку в черный провал между деревьями, - всю жизнь мечтал сделать что-нибудь в таком роде. Наверное, у меня слишком преступный характер, потому и пошел в школу полиции. Типа для самодисциплины, чтобы по кривой дорожке не покатиться, это я запросто.
        - Не отвлекайся, - забеспокоился Марвин, - а то действительно скатишься, прямиком в озеро. И нас с собой на глубину утянешь.
        Далий захихикал нарочно противным голосом.
        Проезд закончился на обрывистом берегу, аккурат возле рыбацких мостков: на фоне блестящей воды мостки выглядели началом траурной, ведущей в никуда тропы.
        Озеро было круглым, больше похожим на искусственное водохранилище. Над верхушками дальних деревьев набирала яркость луна, протянувшая к мосткам дрожащую серебристую дорожку. Казалось, еще немного, и тропа с дорожкой сольются в бесконечный путь - ведущий в другой, до призрачности эфирный мир. Из числа посмертно-потусторонних.
        Далий остановил мобиль на краю берега. Отогнал Марвина с Графом подальше, закинул в салон ненужные куртки и фуражки, а затем, отойдя от самоходки на безопасное расстояние, выстрелил в багажник из посоха. Полицейский мобиль номер сорок пять взмыл в воздух: прочертив сигнальными огнями высокую дугу, он рухнул где-то посреди озера. Сквозь затихающий гул выстрела донесся едва слышный всплеск, по водной глади разошлись круги, и вновь стало тихо.
        - А была ли машина? - задумчиво спросил Марвин, разглядывая безмятежно-спокойное озеро.
        Далий только развел руками: на его взгляд, вопрос был из числа философских, то есть дурацких и не требующих ответа. Ясен пень - была, но сплыла.
        - Теперь куда? - Марвин повернулся к Графу.
        Тот помолчал, что-то прикидывая в уме, наконец твердо сказал:
        - Сначала мне надо кое-что проверить. А после пойдем. Если все будет в порядке.
        - Вот только не надо мне условий ставить. - Далий постучал посохом по земле, медные кольца угрожающе загудели. - Я типа вооружен и очень опасен, ты сам по переговорнику слышал! Веди куда обещал, а то обижу.
        - Далий, не хами, - оборвал его Марвин. - Нашел кого запугивать. Давай проверяй. - Он сложил руки на груди и, хмурясь, уставился на бродягу.
        - Это не займет много времени, - пообещал Граф. - Значит, так: наш мир на самом деле не существует, и от роду ему всего года три-четыре, не больше. За колдовскими стенами нет ничего, ни Хардосса, ни Байардии, ни бескрайнего океана, ни мертвых пустынь. Солнце - ложное, луна - ненастоящая. Нус-проклятие вовсе не заболевание, а врожденное свойство жителей овеществленного миража, только у некоторых оно проявляется раньше. - Граф жадно всматривался в лица напарников с непонятным Марвину интересом: света ненастоящей луны вполне хватало, чтобы разглядеть реакцию слушателей.
        - Ты не отвлекайся, - нетерпеливо напомнил Далий, - начинай свою проверку, пока я добрый, хватит рассказывать, что мы и без тебя знаем.
        - Да, действительно, - несколько удивленно согласился Марвин. - Кстати, именно об этом я хотел с тобой поговорить, но в более подходящем месте.
        - А я уже проверил. - Граф повернулся и зашагал вдоль берега, прочь от мостков. Оглянувшись на ходу, он махнул рукой. - Пошли, чего ждете!
        - Я не въехал. - Далий растерянно посмотрел на Марвина. - Это как? Это что вообще было-то?
        Марвин пожал плечами, он тоже ничего не понял.
        Граф шел уверенно, словно ему здесь было все знакомо. Пройдя с полсотни шагов, он свернул в сторону деревьев и направился вверх по склону, по выложенной белым камнем тропинке.
        Марвин брел следом, гадая, кто же на самом деле этот странный Граф и как могло получиться, что он вдруг оказался в их компании - причем именно тогда, когда им понадобилась помощь. В счастливую случайность Марвин не верил, слишком мала вероятность, потому оставалось единственное объяснение: встречу с Графом организовал он сам. Как видящий, способный менять окружающую действительность. Вернее, не менять, а слегка подталкивать события в нужном направлении - чуть-чуть, практически незаметно, - но с важными последствиями.
        Лишь одно смущало Марвина в его рассуждениях: он не помнил, чтобы желал помощи. Чтобы обращался к комплексу с просьбой или приказом. Однако следом за тем ему на ум пришла странная мысль - а если все же хотел? Неосознанно, тайно от самого себя, где-то в глубине души? И комплекс отозвался на скрытое пожелание, сведя напарников со странным оборванцем… Это было логично, это объясняло ситуацию. Но никак ее не облегчало.
        Граф остановился перед чугунной, сделанной в виде копий оградой. Лунный свет поблескивал на позолоченных остриях, отбивая всякую охоту лезть через забор: похоже, наконечники были не декоративными. И хорошо, если не обработанными каким-нибудь ядом, для особо настойчивых посетителей.
        Справа от тропинки на уровне груди в ограде тлел прямоугольник небольшого экрана. Марвину невольно вспомнился планшет негора, к которому он когда-то прикладывал руку - чтобы комплекс запомнил нового работника и не сжег его смерть-лампами. Аналогия показалась Марвину нелепой, но, как оказалось, совершенно верной.
        - Пришли. - Граф прикоснулся ладонью к прямоугольнику.
        По экрану скользнула рябь ярких полос, и в ту же секунду часть копий ушла под землю, открыв узкий проход в ограде. Как раз на одного человека, не более.
        Граф опустил руку, пробормотал непонятное:
        - Надо же. Техника, в отличие от людей, меня все еще помнит. Забавно. - Он направился по белеющей в траве дорожке, на ходу бросив: - Поторапливайтесь, лаз закроется через полминуты.
        - Чем дальше, тем страньше, - резонно заметил Далий, подталкивая Марвина в спину. - Давай быстрее, вдруг эти пики аккурат подо мной выскочат! Ты знаешь, как это больно, когда тебя насаживают на копье?
        - Можно подумать, ты опытный, - отмахнулся Марвин, переступая через поблескивающие острия. - Уже успел пострадать.
        - Нет, - бодро согласился напарник. - Зато у меня богатая фантазия. Кстати, - встрепенулся он, - слушай, Граф, а зачем ты монокль носишь? Ты и без него хорошо видишь, я знаю.
        - Очень своевременный вопрос, - буркнул Марвин. - Актуальный, да-да. Лучше бы про недавнюю проверку поинтересовался.
        - Потому что с моноклем лучше подают. - Граф поправил сползающий с плеча вещмешок. - Я пробовал и с темными очками, вроде как у слепого, и с повязкой на глазу - нет, не тот эффект. А вот монокль действует безотказно: каждому хочется думать, что нищий с протянутой рукой - бывший аристократ, скатившийся на самое дно. И значит, есть кто-то, кому гораздо хуже, чем ему, доброму прохожему с мелочью в кармане.
        - Опаньки, а ты что, действительно из аристократов? - не унимался любознательный Далий. - Знаешь, есть в тебе что-то такое, типа буржуйское, ненашенское. Ну, ты понимаешь, о чем я.
        - Тихо! - Граф, не оборачиваясь, поднял руку. - Дальше идем молча. Там, в глубине парка, мой замок. И в нем слуги с охраной, человек десять, которые меня не помнят и знать не знают. Если поймают, сначала изобьют, а после сдадут в полицейский участок. Куда ни мне, ни вам попадать не следует.
        - Я же говорил, что местный буржуй, - шепотом обрадовался Далий. - Четко распознал, будто в личное дело заглянул. У меня глаз наметанный, враз людскую сущность просекаю!
        - Толку-то, что просекаешь. - Марвин попытался разглядеть обещанный замок, хотя бы часть фасада или крышу. Но ничего, кроме дорожки под ногами и освещенных луной деревьев, не увидел.
        - Я, гражданин сомневающийся, пользуюсь любым случаем, чтобы повысить свой профессионализм. - Далий переложил посох с плеча на плечо. - Учусь на жизненных примерах и чужих ошибках. На последних особенно.
        - Красуешься ты, а не учишься, - хмыкнул Марвин. - Иди уже, профессионал, только посохом не вздумай греметь. Побьют ведь.
        Замок нашелся не сразу. То ли парк разросся за время отсутствия хозяина, то ли Граф ошибся на одной из дорожных развилок, но к зданию они пришли, когда луна поднялась высоко в небо. За это время, по мнению Марвина, можно было не только отыскать тот замок, но даже захватить его, вместе с охраной и слугами. А почему бы и нет? Место глухое, потаенное, никто ничего не услышит, тем более если Далий применит посох не в полную силу. Марвин обдумал этот вариант и решил не торопиться с предложением - с напарника станется устроить стрельбу в любом случае, с захватом или без. Был бы повод!
        Как выглядит замок, Марвин не понял: они выбрались из зарослей слишком близко к дому, к тому же с задней его стороны. Осталось только ощущение чего-то массивного, каменного, с замшелыми стенами и стеклянно поблескивающими окнами.
        - Сюда, - шепотом позвал Граф, ощупывая стену, - по-моему, где-то тут… Ага, нашел.
        Он отодвинул неприметную в полумраке заслонку, под которой светился знакомый Марвину прямоугольник. Граф приложил к экрану ладонь: в каменной кладке металлически лязгнуло, и часть стены повернулась, открыв вход в замок. Из черного проема ощутимо потянуло неуместными для жилья запахами - лежалой пылью, старой бумагой, машинной смазкой и еще чем-то, чему Марвин не нашел определения. Но однозначно не горячим ужином, которого Марвину хотелось сейчас больше всего. Правда, оставалась надежда, что там, в темноте, лежит запас консервов или хотя бы сухарей: за последние дни напарники научились есть все что придется. Что судьба пошлет.
        - Это чего, шпионский ход? - с подозрением спросил Далий, на всякий случай снимая с плеча посох. - А как там насчет ловушек? Или засады?
        - Ловушек точно нет. Погоди, сейчас лампу включу. - Граф шагнул в темноту, чуть погодя послышался щелчок, и чернота за дверным проемом сменилась ярким, почти дневным светом.
        Щурясь с непривычки, Марвин вошел в дом.
        Далий, угрожающе выставив посох, скользнул следом за старшим. По решительности напарника было видно - обнаружься тут засада, всем мерзавцам наступит быстрая хана! Однако, к большому разочарованию Далия, затаившихся врагов поблизости не нашлось. Но даже если бы они и существовали, им просто негде было спрятаться.
        Помещение оказалось скорее техническим, чем жилым: на потолке светилась обросшая паутиной самосветка, а голые кирпичные стены и грязный кафельный пол лишь дополняли ощущение заброшенности места. Хотя изначально здесь все же предполагалось какое-то жилье - на стене, по левую сторону от входа, висел здоровенный плоский визор, не чета древнему ящику в лесном блоке охраны. А по правую находились закрытый чехлом диван, пара плетеных кресел и стол с разбросанными по нему бумагами. Чуть дальше, за диваном, высился металлический шкаф с цифровым замком, скорей всего оружейный.
        В углу у дальней стены, над лесенкой из пары ступенек, поблескивала сталью бронированная дверь с хромированным штурвалом посреди. Как понял Марвин, это был вход в жилую часть замка. Или, наоборот, выход оттуда в крохотный зал - больше напоминающий банковское хранилище, чем жилую комнату.
        - Вау! Это типа местный карцер? - Далий с интересом принялся озираться по сторонам. - Место для провинившейся прислуги, хе-хе. А что, в этом есть смысл! Чем наказывать плетьми, отправил сюда вредителя на недельку-другую, быстро шелковым станет. Только с визором перебор, не положены заключенным развлечения… - Позади него хлопнула закрывшаяся дверь, и Далий от неожиданности отскочил в сторону. - А с потайным ходом вообще дурость, - оглянувшись, пожурил напарник. - На кой черт он в камере длительного содержания? Сбегут, однозначно!
        - Это не карцер. - Граф остановился возле шкафа, постучал по кнопкам с цифрами. - Это - спасательная комната. Она же убежище, она же запасной выход из замка.
        Он открыл дверцу, и Марвин напрягся, ожидая, что Граф достанет оттуда оружие: еще неизвестно, как отреагирует на него Далий, готовый стрелять во все подозрительное.
        - Система видеонаблюдения за происходящим в замке, - перехватив встревоженный взгляд Марвина, пояснил Граф. - Надо проверить, что там творится, не сидеть же в комнате впустую.
        - Верно, - с энтузиазмом подхватил Далий, - а то ни еды, ни воды, ни, извините, сортира. Полное отсутствие культурных развлечений! Визор не в счет, - с презрением уточнил напарник. - Спасибочки, видели, что по вашему ящику показывают, хватит. Досыта насмотрелись.
        - Он не для развлечений, - усмехнулся Граф. - Это часть системы наблюдения.
        - Погоди. - Марвин смахнул со стола пыль, присел на угол. - Прежде чем мы начнем делать что-нибудь дальше, нужно разобраться с происходящим. У меня, Граф, накопилось к тебе слишком много вопросов, чтобы оставить их без ответа. И учти, пока я не получу объяснений, с места не сдвинусь.
        Далий озадаченно посмотрел на старшего, пожал плечами и устроился в кресле. Для него без объяснений было все ясно - помогает, значит, друг. Вредит, значит, враг.
        - Я не против. - Граф пощелкал в шкафу переключателями, закрыл дверцу. - Заодно система протестируется, давно ею не пользовался.
        - Что за проверку ты нам устроил? Почему нищенствуешь, при таких-то возможностях? - Марвин повел вокруг себя рукой. - Откуда познания в спецтехнике? И вообще, кто ты? Только не надо про свою принципиальность, про творческий эскапизм, философское видение бытия и всякую прочую лабуду. Я за свою жизнь достаточно бомжей повидал, могу отличить вранье от правды.
        Вместо ответа Граф скинул с дивана чехол и с видимым удовольствием растянулся на подушках - положив руки под голову и ногу на ногу. Происходящее напомнило Марвину визит к психотерапевту, только кто здесь был врачом, а кто пациентом, оставалось загадкой.
        - Насчет проверки. - Граф посмотрел на Марвина из-под полуопущенных век. - Если бы вы были жителями нашего мира… э-э-э… вернее, нашей столицы, то во время моего рассказа вас немедленно потянуло бы в непреодолимый сон. Вплоть до обморока. Или началась бы бурная истерика - со слезами, криками и убеганием куда придется. В самом легком случае вы бы вспомнили о забытом утюге, или о важной встрече, или о чем-нибудь подобном - чтобы срочно уйти. А после напрочь забыть и о разговоре, и обо мне. Вы этого не сделали, реакция была вполне адекватная… Я доступно объясняю? - вежливо поинтересовался Граф у заскучавшего Далия.
        Тот в ответ промычал неразборчивое, махнул рукой, мол, валяй дальше. Как-нибудь осилю.
        - Опять же колдовской посох с боевыми возможностями - вещь недоступная для простолюдина. - Граф умолк, кряхтя, почесал живот через дырки в майке, сказал с чувством: - Блохи, зар-разы, - и продолжил тем же лекторским тоном: - Подобное оружие имеется только у верховных сановников, в основном у старших техномагов. Поэтому оно меня сразу заинтересовало. Как и сообщение о сбитом крыловозе с засуетившейся контрразведкой.
        - Хоть убей, все равно не понимаю, в чем твоя корысть. - Марвин встал со стола, сидеть на жестком углу было неудобно. - Ты ведь взялся помогать не из-за обещанных Далием денег, верно? И не из чистого альтруизма, вот уж никогда не поверю.
        - Правильно, - лениво согласился Граф. - Но всему свое время. Давай я сначала отвечу на твои вопросы, а затем обсудим мое участие в вашей авантюре. В ваших розысках и о моей оплате.
        - Товарищ главком, я ему ничего не говорил о поисках, - напарник взволнованно заерзал в кресле, - он сам догадался, честное слово! И про Фемаха не рассказывал.
        Марвин лишь развел руками, Далий он и есть Далий, одна сплошная непосредственность.
        - Даже так? - Граф поднял брови. - Хм, тогда все складывается в логичную картину. Что ж, вам нужен Фемах - я приведу к нему, это несложно. Сложно будет его забрать… ну, об этом после. Теперь, если вы не против, я вернусь к моей истории. - Не дожидаясь ответа, Граф продолжил: - Два года тому назад я был главой президентского отдела маготехнической безопасности. Отсюда и соответствующий должности дом, и познания в технике, и, гм-гм, ненашенская буржуйность.
        - Только не надо на меня намекать, - обиженно запротестовал Далий. - Шутил я, имею право. У меня вообще характер невыносимо юморной, сам себе порой удивляюсь!
        - Я тоже шучу. - Граф подмигнул насупившемуся юмористу. - Не будем отвлекаться. Итак, когда я был у власти, наши спецслужбы взяли в разработку Фемаха - он к тому времени стал в городе известной личностью.
        - Банковские сейфы вскрывал? - вспомнив рассказ шефа о криминальном прошлом видящего, поинтересовался Марвин. - Особо надежные?
        - Нет, целительствовал. - Граф с усмешкой поглядел на вытянувшиеся лица собеседников. - Что, неожиданно?
        - Да уж, - не зная, что ответить, протянул Марвин. - Как-то оно и впрямь… Ты продолжай, не отвлекайся.
        - Когда в стране, в смысле в столице, грянула нус-эпидемия - а вернее, когда появился этот мир, уже больной нусовой немочью, - тогда здесь появился и Фемах. Или наоборот, я пока не определился с причиной и следствием. Поможешь? - Граф умолк, выжидающе посмотрел на Марвина.
        Тот нехотя ответил:
        - Или наоборот.
        Скрывать не было смысла, Граф оказался толковым аналитиком, не хуже Гибаряна. «Интересно, а если бы они встретились, - мимоходом подумал Марвин, - чем бы закончилось знакомство? Одно из двух, или Гибарян споил бы Графа, или Граф захватил бы власть в обители. Очень проницательный тип, не хотел бы я быть его врагом».
        - Хорошо, - кивнул Граф, - еще один шаг к истине… По столице поползли слухи, что объявился маг-целитель, который может продлевать жизнь заболевшим. То есть восстанавливать жизненную энергию, сожранную болезнью. За свои услуги маг брал неимоверные деньги, но лечение было действительно эффективным - опять же по слухам. Разумеется, этим человеком вскоре заинтересовались на самом верху, болезнь-то никого не щадит! Отыскать Фемаха оказалось несложно, он особо и не скрывался - жил в дорогой гостинице под своим именем. Операцию по задержанию провели ночью, тихо, незаметно, после чего доставили врачевателя прямиком в президентский дворец. На срочную аудиенцию со мной, так сказать. - Граф мрачно ухмыльнулся. - Теперь я понимаю, что Фемах нарочно вел себя столь беззаботно: ему было нужно, чтобы им заинтересовались. Чтобы не он пришел на поклон, а его позвали, тогда и цена за услуги становилась совсем иная.
        - А ты-то каким боком к этой истории? - Марвину надоело стоять, он вытащил свободное кресло на середину комнаты и уселся напротив Графа. - Ты-то при чем?
        - Прежде чем верховный президент встретился бы с Фемахом, я обязан был выяснить методы его лечения, насколько они действенны и безопасны. А лишь затем допустить целителя к главе государства.
        - И что? И как? - Далий от волнения стукнул посохом в пол. От гула колец у Марвина екнуло в животе, он неодобрительно глянул на напарника, но тот смотрел только на Графа. - Карты, да? Я угадал?
        - Совершенно верно. - Граф не скрывал своего удивления. - Вижу, ты в теме.
        - Ха! - Далий возбужденно потер ладони. - Я так и думал. Зря он, что ли, их у Жанны спер. Пригодились, кто бы сомневался.
        - Слушай, не мешай, а? - оборвал его Марвин. - Ты, кстати, обещал мне рассказать про эти чертовы карты, помнишь? Погоди, только не сейчас, - спохватился он, видя, что напарник готов немедленно поделиться сокровенным. - Дай человеку высказаться, не сбивай с мыслей.
        Далий укоризненно глянул на начальника и с независимым видом откинулся на спинку кресла.
        - Я работал с Фемахом один, без охраны, из-за высокой секретности дела, - помолчав, продолжил Граф. - Во время допроса задержанный вел себя вызывающе, отказывался что-либо рассказывать, постоянно хамил, перебивал меня и требовал немедленной встречи с президентом. В общем, куражился как мог. Короче, в какой-то момент я не выдержал и применил к нему силу… э-э-э… надавал мерзавцу пощечин. Очень некрасиво получилось, Фемах-то мне не ровня: плюгавенький, бледный, пальцем ткни - свалится. Сморчок, одно слово. И лицом на хомяка похож, такой, знаете, специфический типаж. Не вызывающий сочувствия.
        «Вот как». - Марвин мысленно взял на заметку приметы, мало ли, пригодится. Вдруг придется искать Фемаха без участия главы маготехнической безопасности, всяко бывает. Правда, тут возникало некоторое противоречие между рассказом Графа и описанием негора: шеф говорил о Фемахе как о довольно высоком и плотном человеке, а не о заморыше. Однако если учесть, что негор был малорослым и худым, а Граф ростом выше среднего и не страдал потерей веса, то все становилось на свои места. Обычная разница в восприятии, не более.
        - Никакой он не целитель, а злобный демон, - убежденно сказал Граф. - Это я вскоре на своей шкуре испытал. Знаете, что устроил дальше обиженный маг? - Он обвел взглядом притихших гостей. - Начал нести какую-то чушь про иные миры, про некую обитель черного дракона и про свой побег оттуда. Про то, как добирался сюда по подземным стокам, как нищенствовал на улицах, пока не понял, что может лечить нус-проклятие. Про карты, кстати, Фемах тоже рассказал, в запале… И теперь, мол, он ни за что не упустит свой шанс. А меня, - Граф указал на себя пальцем, - он проклинает на веки веков. Пусть все, кто меня знал, забудут обо мне и больше никогда не вспомнят. А если я буду доказывать свою правоту или рассказывать о том, что слышал от Фемаха, то никто моим словам не поверит. Тогда мне это показалось забавным, не более. - Граф удрученно покачал головой. - Как и бредовое заявление о том, что наш мир - это всего лишь его, Фемаха, сон. Порождение спящего разума, так сказать. И не доведи случай, если Фемах вдруг проснется, тогда всему этому придет конец.
        «Хреново иметь дело с сумасшедшим видящим, - сочувственно подумал Марвин. - Тем более что он, похоже, о чем-то смутно догадывался. Иначе бы не проклинал».
        - Совсем гражданин свихнулся, - сделал неутешительный вывод Далий. - Окончательно и бесповоротно. Самое поразительное, что при всей своей безумности он удивительно точно обрисовал сложившуюся ситуацию! Но сделал ошибочные выводы, пользуясь искаженными логическими допущениями с неосознанной подменой причинно-следственных событий. Что свойственно многим параноикам, особенно в случае запущенности болезни.
        Марвин и Граф с потрясенным видом уставились на Далия, словно услышали откровение от чудом ожившей статуи. Причем даже не из числа храмовых - с которыми, говорят, подобное иногда случается - а от самой обычной, гипсовой, стоящей на аллее городского парка. С обязательной мусорной урной у постамента.
        - Я что-то не то ляпнул? - заволновался напарник. - У нас семинар был по маньякам и психическим заболеваниям, а память у меня отличная. Если чего, так это не я, это лектор виноват. С него и спрос.
        - Нет-нет, все нормально, - успокоил его Марвин. - Знаешь, Далий, ты иногда говоришь очень верно и очень к месту. Жаль, что крайне редко, но ведь нельзя требовать от человека невозможного.
        - Похвалил, спасибочки, - уныло огрызнулся напарник. - Ты бы еще меня с каким-нибудь попугаем сравнил, который всегда к месту орет: «Жрать давай! Попка кушать хочет!» Условный рефлекс называется, я в школе учил. Еще одно никому не нужное знание. - Загрустивший Далий подпер кулаком подбородок и невидяще уставился в черный прямоугольник визора.
        Марвин смущенно покряхтел, однако извиняться не стал - он и не думал никого обижать. Похоже, у Далия малость расстроился его хваленый «юморной характер». Впрочем, Марвин знал, как исправить ситуацию: нужно было срочно накормить напарника. Потому что голодный Далий становился в общении попросту невыносимым.
        - А не пора ли нам прогуляться по дому? - Марвин встал, по-хозяйски оттащил кресло на место. - Сначала на кухню, а после как получится. По обстоятельствам.
        - Действительно. - Граф сел, пошарил рукой под диванными подушками, выудил оттуда пульт управления. - Думаю, система уже готова к работе. - Он надавил кнопку на пульте, и экран засветился неярким голубоватым светом.
        Изображение оказалось разбито на множество квадратов, в каждом из которых показывалась своя картинка. Как сообразил Марвин, он видел на экране все комнаты замка - вернее, все жилые помещения. Вряд ли визорные камеры были установлены в кладовках и туалетах. Хотя за последние Марвин не ручался: он знавал вполне приличных господ, которые обожали развлекаться туалетными зрелищами. Разумеется, знавал по своей работе - иногда к нему приходили клиенты, подозревающие, что за ними тайно наблюдают. Как правило, обращались или жильцы съемных квартир, или офисные работники.
        Для Марвина был настоящий праздник, когда он находил подсматривающие устройства: пойманные с поличным господа сразу предлагали детективу щедрые взятки, лишь бы дело не предавалось огласке. Жирно откупались, если уж напрямую.
        - А чего не цветное? - заинтересовался Далий. - Я думал, будет пестренько, как-никак современная техника. А то и стереообъемненько, типа прогресс не стоит на месте.
        - Включено ночное видение, - с запинкой отозвался Граф, занятый изучением картинок. - Поэтому нет цвета… Странно. - Он начал поочередно увеличивать квадраты с изображением. - Что-то я никого не вижу. Ни слуг, ни охраны. Куда все подевались?
        Марвин от души понадеялся, что слуги с охраной уже давным-давно удрали, прихватив с собой наиболее ценное. Это казалось вполне логичным - если никто из них не помнил хозяина, то зачем им оставаться в ничейном замке? А тогда можно было бы не опасаться случайной коридорной встречи, с обязательным мордобоем, вызовом полиции, стрельбой из посоха и очередным побегом в ночь.
        Бегать по незнакомому парку Марвину не хотелось, он предпочитал поужинать чем найдется и завалиться спать где удастся, хоть на половичке.
        - Вот они где, - упавшим голосом сказал Граф. - Загермард! Нусость в последней стадии. Плохо, ох как плохо.
        В очередном увеличенном квадрате темнели неподвижные человеческие фигуры. Судя по ракурсу, визорная камера находилась где-то сверху, откуда бесстрастно наблюдала за происходящим.
        Марвин насчитал где-то с дюжину замерших посреди комнаты, определить точнее не получалось, люди слишком плотно стояли. К тому же само изображение оставляло желать лучшего - фигуры едва различались в подслеповатом мареве ночного видения.
        - Интересно, а чего они там делают? - шепотом спросил Далий, словно его могли услышать по другую сторону экрана. - И где это?
        - В подвале прячутся. - Граф выключил визор, уронил пульт на диван. - От света, от сквозняков, от громких звуков. От всего, что может их разрушить. Собственно, это уже не люди, а бесчувственные мощи. Нетленные и очень хрупкие. Честно говоря, мне искренне жаль моих бывших слуг, хотя для них я теперь никто и имя мое никак.
        - Ты говоришь о них словно о живых, - заметил Марвин, поднимаясь по ступенькам и берясь за хромированный штурвал на двери. - Удивительная привязанность к наемным работникам! - Он поднатужился, но запорное колесо даже не шелохнулось. Видимо, прикипело за годы простоя.
        - В том-то и ужас нус-проклятия, что заболевшие все помнят и все понимают до самого конца. - Граф встал с дивана, подошел к двери: отодвинув Марвина в сторону, он потянул штурвал на себя, после чего колесо без усилий повернулось. - Мыслят до тех пор, пока не рассыплются в прах.
        - Вот черт, - поежился Марвин, представив себя в этой ситуации - ничего не чувствующего, неподвижного, в кромешной темноте, знающего, что впереди его ждет только ветхость и смерть. Пожалуй, ожидание смерти было гораздо страшнее ее самой… Да, подобной участи даже врагу не пожелаешь.
        - Я так понимаю, что драки не будет, - вставая, деловито подвел итог Далий. - Жаль, я уже настроился.
        - Еще будет возможность, - утешил его Марвин. - Сначала поедим, отдохнем, а после с новыми силами в бой. Не сомневайся, драку я тебе гарантирую. Потом, если захочешь. - Он вышел следом за Графом в открывшийся проход.
        - Отлично, - восхитился Далий. - Жрачка, отдых, битва! Что может быть лучше? Ей-ей, жизнь на ближайшие дни конкретно удалась. - Напарник выпорхнул из убежища, полный радужных надежд. Точь-в-точь как наивный провинциал, отправляющийся без гроша в кармане покорять столицу.
        Внутри замок чем-то напоминал «Обитель черного дракона». Марвин не мог сказать, чем именно, но, скорей всего, длинными коридорами с редкими светильниками, тяжелыми дверями, лестницами и старыми портретами на стенах.
        Наверняка у всех столичных замков была схожая планировка: мрачная, давящая, в которой чувствовался дух колдовской обители. Вернее, угадывались воспоминания беглого видящего о месте его посмертной работы. Марвин ничуть не удивился бы, узнав, что Фемаха по ночам мучают кошмары, где он бродит по бесконечным этажам с бесконечными рядами дверей и где нет ни входа, ни выхода. Марвину самому не раз такое снилось.
        Далий шел позади старшего, без интереса посматривая по сторонам: ну, коридоры, ну, портреты, мало ли он этого добра видел. Тоска-скукота, никакого боевого веселья - напарник все еще надеялся поразвлечься стрельбой по живым умертвиям. Рассказ Графа о нусах Далия не убедил, мало ли что можно наговорить бездоказательно! Поди проверь, вранье это или правда.
        Для напарника любой, кто выглядел как зомби и вел себя как зомби, был зомби - и никаких вариантов. А церемониться с самоходной нежитью Далий не привык, на заброшенных этажах этого добра хватало. Не успеешь оглянуться, как вмиг прибьют, пикнуть не успеешь. Оно, конечно, не беда, все равно в транспортной кабине воскреснешь, но яркие воспоминания о гибели! Но нудная выволочка от шефа!
        Последнее было самое неприятное.
        Марвин оглянулся на захандрившего Далия и, вспомнив о лечебных картах, решил, что сейчас самое время узнать о них поподробнее. Заодно и напарник развлечется, а то совсем духом упал, и время с пользой проведут - Марвину тоже надоело бродить по однообразным коридорам. Тем более что Граф не посчитал нужным рассказать, куда они идут.
        - Далий, а давай-ка про карты, которые Фемах у Жанны стянул, - предложил Марвин. - Только кратко, самую суть. Без лишней загрузки, а то у меня голова от усталости трещит.
        Далий встрепенулся, пристроился рядом со старшим и охотно принялся рассказывать, изредка потрясая посохом для драматического эффекта. Басовитый гул колец отдавался по коридору устрашающим эхом, каждый раз пугая самого рассказчика.
        Коротко у Далия не получалось, он все время отвлекался на другие, не менее важные, на его взгляд, истории. Марвину приходилось то и дело напоминать о своей просьбе, иначе напарник болтал бы сколько угодно и о чем угодно, только не о том, что интересовало Марвина.
        Собственно, о картах Далий услышал от Гибаряна, а вот откуда узнал тот, напарник понятия не имел: господин аналитик никогда не делился источниками информации, даже надравшись до полной невменяемости.
        Здесь Далий пустился в рассуждения о том, что из Гибаряна получился бы отличный разведчик; следом пошла байка, как ему предложили уйти из школы полиции в разведшколу, однако он отказался. Потому что шпионская жизнь хоть и интересная, но слишком короткая, насыплют в стакан цианистого порошка, и привет…
        Марвин вздохнул и сделал первое напоминание.
        По слухам, колоду особых карт подарил Жанне шеф (Марвин кивнул, вспомнив сцену ревности в медпункте), забрав их из хранилища и нарушив тем запрет на неизученные артефакты. Но для Жанны эти карты были необходимы, особенно во время магнитных бурь - они могли снять приступ «фона». Или усилить его, это уж как получится… Лично он, Далий, никогда бы не сел играть такими картами, потому что на фиг нужно вместо лечения вдруг заработать какой-нибудь склероз головы или недержание мочи! Кстати об играх: был у Далия интересный случай, когда он по глубокой нетрезвости попал в одно подпольное казино…
        Марвин сделал второе напоминание.
        Короче, если разложить на тех картах пасьянс и он сойдется, то любое твое недомогание сразу пройдет. То, которое загадал вылечить. А не сойдется, тогда беда - скажем, если у тебя болел зуб, то заболят уже два. Или вдобавок к зубной боли начнется мигрень. Или что-нибудь другое, но тоже нерадостное.
        Говорят, чем сложнее расклад, тем более тяжелую болезнь он может вылечить. А в некоторых случаях даже оживить умершего. Но это вряд ли, кто захочет рисковать своей жизнью, раскладывая пасьянс на чужое воскрешение? Хотя если за крутые бабки или для развлечения - вроде «смертельной рулетки», - то почему бы и нет? Типа нервы пощекотать, барышень удивить, то да се… Кстати об удивительных барышнях: довелось, значит, ему как-то заночевать в заброшенном женском монастыре, очень уж он уставшим был…
        Марвин прорычал третье напоминание.
        - В общем, пасьянсы у Жанки всегда сходились, - заторопился Далий, видя, что старший начинает нервничать. - Она ведь гений вычисления, с такой-то головой! Но лечила только себя и шефа, а остальным шиш с маслом, потому я ее терпеть не могу. - Напарник сунул посох под мышку и обиженно добавил: - Да к ней вообще на драной козе не подъедешь! Как глянет на тебя, - Далий скосил глаза на кончик носа, - словно ты сопля какая, так сразу весь настрой пропадает. В смысле пощупать ее за разные места. Натурально конь в юбке. Мымра, елки-палки.
        Марвин понял, что рассказ закончен, и с пониманием рассмеялся:
        - Сдается мне, настоящая причина твоей нелюбви кроется в последних фразах. Живая женщина все-таки лучше зачарованной гурии из лифта, не правда ли? - Он похлопал напарника по плечу.
        Далий пробурчал что-то неразборчивое, вроде «тоже мне, психолог хренов», но за точность сказанного Марвин поручиться не мог. Сделав вид, что он не расслышал, Марвин задумчиво сказал:
        - Похоже, у карт есть важное свойство, о котором ни шеф, ни Жанна даже не подозревали. А Фемах знал. Вопрос - откуда? Впрочем, не принципиально, - отмахнулся Марвин, - главное, что знал, потому и украл.
        Шедший впереди Граф оглянулся - в свете потолочной самосветки лицо проводника выглядело будто восковая маска - и глухо произнес:
        - Самые мощные в колоде - старшие карты. Тузы и короли, разумеется. Они не только излечивают нус-проклятие в любой стадии, но практически дают бессмертие их обладателю. Ты спрашивал, в чем мой интерес вам помогать?
        Марвин не ответил, ему было ясно, что потребует Граф за свои услуги.
        - Мне нужны эти карты! Все, сколько их осталось неиспользованных.
        - А одной мощной, что ли, не хватит? - заинтересовался Далий. - На фига тебе, скажем, три туза и два короля? Три бессмертия плюс два долгожительства в итоге все равно дают только одно бессмертие.
        - На всякий случай, - с усмешкой отвернулся Граф. - Про запас. Мало ли что может случиться. Вдруг у карт ограниченный срок действия?
        - Логично, - с уважением согласился Далий. - Я бы тоже так сделал, лишней жизни не бывает.
        Марвин не собирался торговаться, магическая колода была ему не интересна. Да и задания насчет карт от шефа не поступало, потому он с легким сердцем пообещал:
        - Договорились. Ты получишь все карты, какие мы найдем у Фемаха. От тузов до двоек включительно.
        - Это не все мои требования. - Граф остановился возле покрытой резьбой двустворчатой двери, повернулся к ней спиной и сложил руки на груди. - Вы заберете меня с собой. В вашу обитель, где бы она ни находилась. Я не хочу погибать вместе с миром, в котором меня ничего не держит.
        - Опаньки. - Далий вопросительно посмотрел на Марвина, мол, ни фига себе заявочка. Мол, что делать будем, гражданин начальник?
        - Думаю, это возможно, - уклончиво ответил Марвин. - Единственное, мне надо будет связаться с шефом и обсудить требование. Надеюсь, он возражать не станет.
        Конечно же Марвин мог пообещать Графу забрать его с собой, и забрал бы, какие проблемы! Даже без звонка негору: мнение не знающего ситуацию человека интересовало Марвина в последнюю очередь. Поставят шефа перед фактом, и все дела, куда он денется. Но нужен был надежный поводок, который держал бы своевольного помощника под контролем, в подчинении Марвина.
        Как сказал Граф, «на всякий случай».
        - Хорошо. - Граф повернулся к двери и распахнул тяжелые створки. - Обеденный зал, - торжественно объявил он. - Еды тут нет, но есть вход на кухню. А уж там наверняка что-нибудь найдется.
        Далий громко сглотнул, выдохнул: «Наконец-то!» - и без оглядки рванул в темноту.
        Марвин остановился в дверях, вглядываясь в полумрак, - он не опасался мертвых слуг или хитрых ловушек, просто его всегда настораживало любое незнакомое помещение. Мало ли что там может оказаться, лучше сначала осмотреться, а уж после входить. Или не входить.
        От узких окон по мозаичному полу протянулись лунные полосы, расчерчивая как сам зал, так и стоявший посредине необъятно длинный стол с расставленными вдоль него стульями. А заодно делая его похожим на злобное животное по имени зебра - множество которых, по слухам, обитало в негорийских землях. Марвин слышал, что тамошние негоры загадочным способом укрощают полосатых зверей и используют их как скакунов, способных обогнать любого иноземного коня.
        «Надо бы шефа при случае спросить, - рассеянно подумал Марвин. - Может, враки все и таких чудищ вообще не существует. Слишком уж неправдоподобное создание».
        В лунном свете там и тут - и особенно густо на столе - поблескивали разноцветные искры, словно разбросанные по залу щедрой рукой. Марвин уставился на них, стараясь понять, что это за странное природное явление и не опасно ли оно, когда Далий громко захрустел обувью по битому стеклу. Марвин посмотрел вверх: в потолке зияла круглая дыра, в которой виднелось безоблачное ночное небо.
        - Бывшее окно-витраж, - проследив за его взглядом, пояснил Граф. - Снисхождение благодати на раскаявшегося отца Кабани, классический сюжет. На мой взгляд, никакой художественной ценности, но в солнечную погоду смотрелось неплохо.
        - Меня беспокоит, кто и зачем разбил это «снисхождение». - Марвин зашагал вдоль стола, стараясь не наступать на осколки. - Деревьев в проеме не видно, потому вряд ли на витраж могла свалиться какая-нибудь тяжелая ветка. Камень сюда тоже особо не докинешь, разве что катапультой, но кому оно надо… Мертвая птица? Как-то сомнительно оно. Не убеждает.
        - Иногда потолочные стекла падают сами по себе, - напомнил Граф, идя по другую сторону стола. - Особенно когда хозяина замка давно нет, а слуги больны и ничего не соображают. Разруха, что поделать.
        - Возможно, - задумчиво согласился Марвин. - Хотя есть у меня на этот счет одна идея… - Но какая именно, рассказывать не стал. Просто не успел.
        - Граждане стекольщики, бегом ко мне! - проорал из дальнего полумрака Далий. - Здесь кое-что прикольное, не пожалеете! - Голос напарника отражался от стен, и казалось, что Далий вопит одновременно отовсюду.
        Марвин ускорил шаг, хотя торопиться было ни к чему - наверняка тот нашел какую-нибудь ерунду. Да и что может быть интересного в заброшенном, неухоженном зале?
        Однако напарник действительно обнаружил кое-что любопытное. Причем настолько неожиданное, что Марвин застыл на месте, не зная, как реагировать на увиденное.
        В конце стола, на стене - под громадным портретом кого-то в парадном мундире, при орденах-медалях, - в полосе оконного света чернело размашистое: «Убирайтесь в обитель!» Рослые буквы были вырезаны чем-то острым, глубоко по штукатурке, местами до кирпичной кладки. Чувствовалось, что писали второпях, по-быстрому, едва ли не единым росчерком - как можно сделать такое, Марвин не знал.
        - Если не ошибаюсь, послание предназначено вам? - вежливо поинтересовался Граф, останавливаясь за спиной Марвина. - Что ж, написано кратко, но емко. Я бы сказал - с душевным волнением и надеждой.
        - Это еще не все. - Далий нагнулся, подобрал с пола осыпанный штукатуркой рюкзачок. - Тут, думаю, припасен убедительный довесочек к записке. Вроде не тяжелый.
        Напарник расстегнул клапан и вытряхнул на стол что-то круглое, упавшее на столешницу с глухим деревянным стуком.
        - Е-мое! - Далий отшатнулся от находки. - Типа и впрямь убедительно.
        На столе, скаля зубы, лежала голова мумии. В потемках трудно было определить, мужская она или женская, но в том, что голова давным-давно иссохла, сомневаться не приходилось.
        Граф наклонился к находке, молча осмотрел ее, выпрямился и с недоумением признался:
        - Как ни странно, это голова моего дворецкого. Наверняка он прятался в подвале с остальными слугами. Но кому и зачем понадобилось отрывать ее у полумертвого нуса и уж тем более подбрасывать сюда?
        - Тому, кто знал, куда мы идем. - Марвин отряхнул заплечный мешочек от известковой пыли, проверил внешние карманы, но ничего там не нашел. - Для устрашения, понятное дело. Для веского подтверждения послания.
        Он бросил рюкзачок под стол, задвинул его ногой поглубже и украдкой глянул на Далия - как тот отреагирует? Но напарник ничего не заметил, он лихорадочно озирался по сторонам. Причем не с испугом, а с надеждой, даже посох в боевое положение перехватил: Далий ждал врагов.
        - Примем обращение к сведению, - официальным тоном сказал Марвин. - Не более. Кстати, что там насчет ужина?
        - Ах да, - спохватился Граф, - действительно. С посланием как-нибудь после разберемся, никуда оно со стены не денется. Нам сюда. - Он указал на дверь в углу зала; Далий, забыв о врагах, поспешил к заветному проходу.
        Напоследок Марвин вновь глянул на потолочную дыру и отчего-то не удивился, заметив на фоне облаков быстро скользнувшую крылатую тень.
        - Сдается мне, дракон не просто так возле нас ошивается, - пробормотал он, направляясь к двери. - И похоже, к этому делу каким-то образом причастна наша исчезнувшая беглянка. Хм, есть над чем подумать.
        Размашистая надпись, как и спрятанный под столом рюкзачок, принадлежали Рипли. Уж это Марвин мог сказать наверняка.
        ГЛАВА 12
        Марвин проснулся от дребезга дальнофона. Звонили давно, потому что Марвину успело присниться, как они с Далием отбиваются от толпы музыкантов-нусов. Вооруженные лирами мертвецы безостановочно драли струны костяными пальцами: стонущие звуки были настолько ужасными, что Марвин вдруг понял - он навсегда разлюбил музыку. Особенно струнную. И уж тем более бардовскую.
        Марвин протянул руку к прикроватной тумбочке, нащупал дальнофон и, не открывая глаз, поднес его к уху.
        - Алло, - хрипло сказал он. - Шеф, я на связи.
        В трубке сильно потрескивало, словно на линии велись технические работы, голос негора едва доносился сквозь помехи. О чем говорил шеф, Марвин не понял, слышимость была никакая. Но, судя по интонации, ничего важного в обители не случилось, скорей всего это был контрольный начальственный звонок. Чтобы подчиненные не расслаблялись.
        - Говорите громче, - Марвин зевнул, - у меня проблемы со связью.
        Похоже, его услышали: голос негора стал отчетливее, наверное, ему приходилось кричать, но даже сейчас Марвин смог разобрать лишь отдельные слова.
        - Гибарян жив… нормально… частичная амнезия… Далий в курсе…
        Марвин постучал трубкой по матрасу, вновь приложил ее к уху, но лучше не стало.
        - Шеф, не надрывайтесь, - с сочувствием сказал он. - Короче, я понял, что Гибарян нашелся, с памятью проблемы, в остальном жив-здоров. А Далий знает, что с ним стряслось, и может мне объяснить. Так?
        - Да! - громко каркнуло в трубке, и связь прервалась.
        - Батарейка, что ли, села? - Марвин повертел дальнофон в руках, отыскивая батарейный отсек, потом вспомнил, что переговорник колдовской и вряд ли в нем найдется технический источник питания. - Натурально, вся магия от старости выветрилась. Чертова рухлядь. - Марвин швырнул дальнофон на подушку и встал с кровати.
        Просторная спальня, куда их определил Граф, напоминала то ли дамский будуар, то ли художественную мастерскую. На арочном потолке резвились лепные ангелочки, усердно дующие в золотые дудки, а по стенам скакали нарисованные рыцари с флагами и штандартами. В углах комнаты притаились мраморные статуи со скорбно сложенными на груди руками, ни дать ни взять украденные с кладбища надгробия.
        Двуспальная кровать в виде лодки с парусом-балдахином прекрасно вписывалась в безумный интерьер. Точнее, не выпадала из него - решил Марвин, разглядывая матрасную лодку с прикорнувшим у борта Далием: даже во сне напарник продолжал обнимать посох и грозно хмурить брови. Возможно, он сейчас тоже воевал с музыкальными нусами, ведь иногда кошмары на удивление заразительны!
        Марвин огляделся, рассматривая потолок, стены и расставленную вдоль них мебель - резную, с позолоченными завитушками. Ночью ему было не до осмотра, хорошо хоть до кровати дошел, а вот как он раздевался и куда положил одежду, этого Марвин совершенно не помнил. Скорей всего сунул в тумбочку, куда же еще.
        Входную дверь перегородила тяжелая кушетка, наверняка Далий постарался. Насколько помнил Марвин, дверь открывалась наружу, и толку от той преграды было немного. Разве что споткнуться об нее в темноте. «Все равно молодец, - одобрительно подумал Марвин. - С ног падал, а не поленился, позаботился о нашей безопасности. Пусть хреново, но ведь старался».
        Окно в спальне оказалось витражным, с синим рыцарем, нанизывающим на копье зеленого дракона. Глаза у рыцаря и дракона были из красного стекла, поэтому оба сверкали одинаково злобными взглядами. Кто из них выглядел страшнее, Марвин не разобрался, но дракона было жалко - жил себе зверь не тужил, а тут пришел какой-то синяк и проткнул острой палкой. В общем, реальный непорядок.
        Марвин распахнул окно и, зябко втянув живот из-за холодного подоконника, высунулся наружу.
        Спальня находилась на втором этаже, ниже верхушек деревьев, потому из окна мало чего было видно, кроме листвы и замшелых от старости стволов. Разве что асфальтовую дорожку вдоль стены дома да росшие за ней кусты роз, отделяющие дорожку от парка. И конечно же небо.
        Марвин задрал голову, стараясь выяснить, каким будет день - очень жарким или терпимым, - но из прогнозной затеи ничего не вышло. Небо оказалось затянуто серой пеленой, за которой посверкивали далекие молнии: на столицу вновь надвигалась бездождевая гроза. А принесет она прохладу или нет, это был вопрос.
        - Вон оно чего не работало-то. - Марвин оглянулся на кровать. - Грозовые помехи, и никакой тебе дохлой магии. Да, колдовство колдовством, а естество естеством. - Потирая замерзший живот, Марвин отправился к тумбочке одеваться.
        Он присел, открыл дверцу и замер в растерянности - тумбочка была пуста.
        С минуту Марвин сидел на корточках, очень-очень стараясь вспомнить, что же было вчера перед сном, однако в памяти ничего не всплывало.
        - Тьфу ты, - вставая, с досадой сказал Марвин. - Враги украли, однозначно. Надо будет Далия спросить, может, он чего помнит. Или куда все шмотки попрятал, с него станется. - Шлепая босыми ногами по мозаичному паркету, Марвин побрел в ванную комнату, надеясь, что она не столь шокирующая, как спальня.
        Когда Марвин выходил из ванной - уже побритый, причесанный и пахнущий дорогим одеколоном, - он едва не столкнулся с Далием. Сонно буркнув: «Привет», - напарник ввалился в освободившуюся комнату. Марвин предвкушающе усмехнулся, ожидая реакцию товарища, и та не заставила себя долго ждать.
        - Это что здесь такое? - заорал Далий из-за двери. - Тут чего, мозгами убогие строили? И как мне этим пользоваться, а?
        - Разберешься, - громко сказал Марвин. - Ты, главное, поосторожней там! Не крути ручки до упора.
        Из комнаты немедленно раздался шум падающей воды и яростный вопль Далия.
        - Дизайнеры, блин, - сочувственно покачал головой Марвин. - Руки-ноги поотрывал бы. Потолочный водопад, смерч-сушилка, гранитный унитаз со стразами… Это ж додуматься надо было! Гении, одно слово.
        Не став дожидаться, пока напарник освоит продвинутую сантехнику, Марвин отправился искать одежду, не ходить же по замку в одних трусах. Конечно, если это проделки Далия, то в первую очередь нужно смотреть в шкафу, больше прятать вроде бы негде. А под кровать заглядывать бесполезно, напарник просто заленился бы туда лазить. Плавали - знаем!
        Марвин оказался и прав, и не прав. Прав, что одежда оказалась именно в шкафу, развешенная на пластиковых вешалках, и не прав в том, что подозревал Далия в мелком хулиганстве. Потому что это была вовсе не его полувоенная форма, а строгий черный костюм с непременной белой рубашкой; из нагрудного кармана пиджака выглядывал краешек солнцезащитных очков.
        На полу шкафа, под костюмом, притаились остроносые туфли, разумеется, тоже черные - в общем, типичный комплект то ли банковского служащего, то ли агента какой-нибудь серьезной организации. Например, охотников за иномирными пришельцами, почему бы таким и не существовать.
        Мало того, в шкафу висело две комплекта, словно кто-то заботливо подготовил экипировку именно для Марвина и Далия. Разумеется, выбросив за ненужностью их старую одежку - грязную, драную и приметную. Кто это мог сделать, у Марвина не было никаких сомнений. Другое дело - зачем?
        - Гражданин верховный сантехник, расскажи, как ты сумел пережить здешнее умывание? - Голос Далия звенел от злости.
        Марвин обернулся и захихикал: мокрый, дрожащий от холода напарник пританцовывал на месте, обхватив себя руками для согрева. На лбу и щеках Далия поблескивали знакомые стразы, что было бы странно, не знай Марвин способности приятеля находить приключения где угодно.
        - Меня окатили ледяной волной, затем сбили с ног ураганом и, самое гнусное, уронили мордой в горшок унитазного типа! Нет, это не ванная, - убежденно изрек Далий, стараясь вытрясти воду из уха, - это камера пыток какая-то. Совершенно не приспособленное для нормальных людей место… А это что такое? - Он уставился на развешенные в шкафу костюмы.
        - Наша спецодежда. - Марвин достал оба комплекта, сравнил их. Не найдя меток с размерами, он взял первый попавшийся и принялся одеваться. - Если чего не подойдет, обменяемся, - пояснил Марвин настороженно глядевшему на обновки Далию. - Рост и комплекция у нас примерно одинаковые, так что выкрутимся.
        Он проверил карманы, но ни денег, ни украденных воинских документов в них не было. «Что ж, - философски подумал Марвин, - наверное, они нам больше не понадобятся. Графу виднее!»
        - А где мои прежние шмотки? - забеспокоился напарник. - Я к ним привык, я вообще терпеть не могу официозную одежду. Ходишь в ней как дурак в униформе, аж самому противно.
        - Подозреваю, что наших вещей уже нет. - Марвин снял с вешалки черный галстук и, смутно припоминая, как это делается, начал его завязывать. - Оно даже к лучшему, а то засветились мы в них дальше некуда, наверняка в полицейской ориентировке детально описаны. Короче, заканчивай страдать, вытрись чем-нибудь и одевайся. Не зря Граф костюмы подготовил, чувствую, придется идти в какую-то серьезную организацию, где они в дресс-коде. Униформа, как ты назвал.
        Далий возмущенно фыркнул, но возразить ему было нечего. Он вытерся одеялом и, тяжело вздыхая, принялся одеваться - медленно, без желания, точь-в-точь будто на собственные похороны собирался.
        Марвин надел темные очки, посмотрел в висевшее над тумбочкой зеркало. Увиденное ему неожиданно понравилось, хотя Марвин всегда считал подобные костюмы пережитком прошлого и в душе был полностью согласен с Далием.
        - Ладно, - затягивая галстук, буркнул Далий, - а как быть с посохом? Он ведь тоже немножко приметный.
        - А ты в шкафу глянь, - забирая с кровати дальнофон, посоветовал Марвин, - по-моему, там в углу что-то стоит. Может, как раз для него?
        Далий расстроенно махнул рукой, мол, шутки шутим, начальник, однако в шкаф все же заглянул. И не зря: в углу действительно виднелся предмет, похожий на обрезок водосточной трубы - из жесткой кожи, с ручкой-ремнем на боку. Далий вынул находку, осмотрел ее и с хлопком снял длинную крышку, укоротив трубу почти на треть.
        - Что-то вроде тубуса для чертежей, только поуже. Интересно, для чего оно на самом деле? - Далий сунул посох в трубу, вернул на место крышку. Несколько раз встряхнул, присушиваясь, не болтается ли внутри оружие, но посох сидел идеально, словно чехол шили специально для него.
        Напарник одобрительно кивнул и закинул ремень на плечо, став вдруг похожим на спецназовца с ручным гранатометом за спиной. С той лишь разницей, что настоящие бойцы вряд ли отправляются на задание в черных костюмах, галстуках и пижонских туфлях. Хотя, конечно, задания бывают разные.
        - Пошли к Графу. - Марвин оттащил в сторону баррикадную кушетку. Получилось это у него неудачно: браслет зацепился за фигурный завиток ножки и едва не ободрал руку, оставив на ней заметные царапины. - Черт. - Марвин с досадой снял и сунул артефакт в карман пиджака. - Совсем про него забыл, будто прирос он, что ли. Ладно, пусть теперь в кармане лежит, все равно не скоро понадобится.
        - Ты чего, обалдел? - не на шутку всполошился Далий. - Если в здешнем мире погибнешь, как сумеешь назад свою цацку вернуть? Сам знаешь, без нее фиг в закрытые коридоры влезешь. Пропадет ценная браслетина вместе с костюмом, тогда шеф тебя точно убьет, окончательно и бесповоротно. Без права восстановления в камере.
        - Не понял, - нахмурился Марвин. - Ты о чем вообще-то?
        - Э-э-э… - протянул напарник, задумчиво глядя на старшего. - А разве шеф тебя не предупредил? Опаньки, начальственный прокол.
        - О чем он должен был предупредить? - начал закипать Марвин. - Слушай, не тяни кота за хвост и говори по делу.
        - Ты думаешь, я почему с посохом даже ночью не расстаюсь? - Далий похлопал ладонью по торчащему над плечом футляру. - Да потому, что если меня убьют, то я восстановлюсь в приемнике вместе со своим оружием! Запомни, гражданин необученный, что с тобой в кабину переносится любая вещь, которую ты держишь в руке. Ну или которая на нее надета. Ха, странно, что шеф не сообщил, видимо, стареет дядька. Склероз, маразм, то да се… На пенсию ему пора, - мечтательно сказал Далий. - А тебя на его место. Вот заживем-то!
        - Погоди-погоди. - Марвин присел на кушетку, потер лоб. - Дай подумать. Значит, говоришь, любые вещи?
        Далий согласно угукнул.
        - Точно?
        - Абсолютно, - кивнул напарник. - Опять же только со слов шефа, я не проверял.
        - Понятно. - Марвин вспомнил, как очнулся в прототипе после встречи с воином-сэмураем, призрачным охранником из часов, причем очнулся действительно голым, зато с браслетом на руке. И главное, с головой на плечах. Однако не в этом дело: если Далий не врет - а какой ему смысл врать? - тогда часы тоже перенеслись в прототип вместе с Марвином. Но закатились куда-то в глубь кабины, потому он их не заметил. А шеф не смог разглядеть часы на планшете из-за железной облицовки прототипа, экранирующей магическое излучение артефактов.
        Марвин не знал, важно это для него или нет, но на всякий случай решил не рассказывать Далию о своей догадке. Пусть его тайна и дальше останется тайной, вдруг пригодится. Не зря же негор отправил напарников на поиски часов в закрытые коридоры! Вряд ли шеф стал бы переживать из-за рядовой магической безделушки, вон их сколько в залах насыпано, бери не хочу.
        Да, часики были непростыми, с ними обязательно надо разобраться. Но осторожно, без спешки - Марвину не хотелось вновь остаться без головы.
        - Ладно, убедил. - Он встал с кушетки и надел браслет на правую, непоцарапанную руку. - Хм, никак не пойму, мешает или нет. Непривычно, понимаешь. - Марвин подвигал костяшки, устраивая артефакт поудобнее.
        - А ты на ногу нацепи, - мудро посоветовал Далий. - Будешь вроде туземного африкана, они там все с украшениями на щиколотках бегают. По джунглям всяким, по саванне, и ничего, не жалуются. Дикий народ, всем довольны!
        - Географ-путешественник, - сказал Марвин, выходя из спальни. - Натуралист-исследователь. И что я без твоих советов делал бы, ума не приложу.
        Вчера из-за усталости они не успели обговорить утреннюю встречу, поэтому Марвин понятия не имел, где искать Графа. Оставалось надеяться, что Граф не дурак, сообразит подождать напарников в знакомом им всем месте.
        Так и получилось: хозяин замка обнаружился в обеденном зале, в дальнем конце стола, под громадной картиной с надписью на стене.
        Граф сосредоточенно выковыривал пальцем остатки мяса из консервной банки, игнорируя запас кухонных вилок-ложек. Видимо, давала себя знать уличная жизнь с ее суровым аскетизмом - свойственным как опустившимся нищим, так и продвинутым философам.
        Далий толкнул Марвина локтем в бок, указал взглядом на картину. По вчерашней темноте напарники не разглядели, кто на ней изображен, да и не очень-то старались. Зато сейчас картина предстала во всей дивной красе: на полотне, гордо положив руку на эфес шпаги, в синем парадном мундире с золотыми эполетами и россыпью орденов на груди красовался Граф собственной персоной.
        Трудно было поверить, что заслуженный герой на портрете и сидевший под ним оборванец один и тот же человек. «Натурально разрыв шаблона, - понимающе усмехнулся Марвин. - Тот самый случай, когда этого не может быть, потому что не может быть никогда. А оно есть».
        - Внушает, прям как живой. - Далий оценивающе посмотрел на картину сквозь сложенную трубочкой ладонь. - Но горизонт завален, а перспектива выстроена неубедительно. Есть над чем работать!
        - Подумать только, он еще и в живописи разбирается, - язвительно заметил Марвин. - Слушай, знаток всего, ты меня своими комментариями когда-нибудь до психушки доведешь, честное слово.
        Подойдя к Графу, Марвин отодвинул стул, смел с него осколки разбитого витража и чинно сел за стол.
        - У нас чего, с утра званый ужин? - Далий плюхнулся на соседний стул. - Соответственно костюмам, ага. Кстати, что это за фигня? - Он снял тубус, похлопал ладонью по крышке и положил его на стол.
        - Жесткий кофр для удочек. - Граф облизал палец, ткнул им в сторону окон. - Странно было бы жить возле озера и не увлекаться рыбалкой! Эх, если б не обстоятельства, обязательно сходили бы туда на вечерней зорьке. Отменный клев, просто отменный. Но сегодня у нас есть занятие поважнее.
        - Надо же. - Далий уперся локтями в столешницу. - А я думал, это тубус для секретных чертежей. Или, на худой случай, футляр для маршальского жезла, тоже соответствует моим убеждениям. Ну и ладно. - Напарник заелозил на месте, осматриваясь по сторонам. - Слушай, а где ты консервы взял? Я тоже хочу.
        - Под столом, - коротко ответил Граф. - Выбирай по вкусу.
        Марвин и Далий одновременно заглянули под стол - Далий с предвкушением, а Марвин с тревогой, ожидая, что напарник обнаружит там забытый вчера рюкзачок Рипли. Однако никакого рюкзачка внизу не было, только картонный ящик с кучей жестяных упаковок.
        Марвин вынырнул с банкой тушеной фасоли в руке, вопросительно уставился на Графа. Тот понял не заданный вслух вопрос, вздохнул и ответил:
        - Ночью похоронил вместе с телом. Я хорошо помню дворецкого, славный был человек, пусть у меня и ложная память. В общем, завтракайте, а после отправимся во дворец, искать Фемаха. Или хотя бы узнать, где он сейчас находится… э-э-э… вернее, содержится.
        Марвин с сомнением глянул на одежду Графа, недоверчиво покачал головой - тот как был в обносках, так в них и остался. Причем специально, раз снабдил гостей новыми костюмами. Возможно, это входило в какой-то неизвестный Марвину план, но расспрашивать Графа ему не хотелось. Сам скажет, куда денется.
        - Дружище, да кто же тебя пустит в рванье? - будто подслушав мысли Марвина, озаботился Далий. - Это ж не помойка, это ж дворец, думать надо! Меня и гражданина начальника задерживать не станут, у нас деловой прикид, а ты? Типа тайными дорожками через подземный ход?
        Граф откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и хитро улыбнулся.
        - Не грузи человека, - оборвал напарника Марвин. - У него все продумано. Верно? - Он повернулся к Графу.
        Тот пожал плечами и подмигнул Марвину.
        - Издеваешься, понятно, - буркнул Марвин, открывая банку. - Ну и черт с тобой, все равно аппетит не испортишь. Вот когда доем, тогда и начну нервничать.
        Граф остановился возле утопленных в стену замка механических ворот, приложил ладонь к прямоугольнику-опознавателю. Гофрированное заграждение вздрогнуло и натужными рывками пошло вверх; чувствовалось, что ворота давно не обслуживались. И спасибо богам, что они вообще открылись.
        - Ну, кто из вас поведет? - Граф отступил в сторону, давая понять, что он не намерен садиться за руль. Наверное, высокий титул не позволял.
        Марвин подошел ближе, заглянул в гулкий ангар. Посреди зала, ближе к выезду, поблескивала черным корпусом здоровенная самоходка - больше похожая на военный образец, чем на гражданскую машину. В глубине гаража виднелись и другие самоходки, не столь внушительных размеров, но Марвин их рассматривать не стал, он уже сделал свой выбор.
        - Я поведу, я умею, - обрадовался Далий. - Ух какой монстр, любо-дорого посмотреть! А почему сам не хочешь? - Он повернулся к Графу. - Типа не царское дело баранку крутить?
        - Вполне царское, - с усмешкой заверил его Граф. - Слишком подозрительно, если за рулем престижной модели будет сидеть такой оборванец, как я. Возможны проблемы с дорожной полицией, а оно нам нужно?
        - Логично. - Далий торопливо прошел к машине: осмотрел ее, восторженно цокая языком, и нырнул на водительское место.
        - А во дворце, значит, не подозрительно? - Марвин выжидающе глянул на Графа.
        - Нисколько. - Граф ответил серьезным взглядом. - Я буду пойманным на территории дворца бомжом, вы - моими конвоирами-спецагентами. Это если вопросы возникнут. Но, скорей всего, их не будет, меня ведь забывают практически сразу. Думаю, заодно забудут и вас. Может, не мгновенно, но скоро. Тем более что и запоминать-то особо нечего - стандартные костюмы, банальная внешность, никаких броских примет.
        - Про банальную внешность это ты уж слишком, - уязвленно заметил Марвин, направляясь к самоходке. - Кстати, давно хотел спросить - если о тебе везде забывают, то почему цирюльник Темьян про тебя помнит? Какая-то нестыковка получается.
        - Возможно, проклятие как-то ослабевает на окраине. Вдали от дворца, где его наложили. - Граф открыл заднюю дверцу и забрался в машину. - К тому же цирюльник знает меня как уличного бродягу, а не как главу президентского отдела маготехнической безопасности. Наверное, поэтому.
        - Неубедительно. - Марвин сел рядом с Далием, захлопнул дверцу. - За уши притянуто. Ты Темьяну про искусственность вашего мира рассказывал, он должен был о тебе крепко-накрепко позабыть. А цирюльник и тебя, и твою историю запомнил! Нет, тут что-то не то. Не сходится.
        Граф поерзал, устраиваясь поудобнее, с опаской отодвинул брошенный на сиденье кофр с посохом. Протер дверное стекло рукавом и неуверенно предположил:
        - Темьян однажды обмолвился, что тайно лечился у Фемаха. Может, в этом дело? Не знаю, честное слово. Самому интересно.
        Далий подергал рычаг управления, нажал на педаль, под полом едва слышно заурчал двигатель, и самоходка плавно выехала из гаража. Чувствовалась вчерашняя практика - напарник вел машину уверенно, точно профессионал с многолетним стажем. Экстремальная практика, иначе не скажешь.
        - Прямо по дорожке, - предупредил Граф. - На развилке вправо и дальше до главных ворот. Близко не подъезжай, ворота автоматические, открываются внутрь. Вдруг бампер помнут, будем привлекать внимание.
        Уверенный в своем мастерстве Далий пренебрежительно фыркнул, и у Марвина тоскливо заныло в желудке - он прекрасно знал это фырканье. А еще лучше знал, чем оно может закончиться.
        - Слушай Графа и не выпендривайся, - непререкаемым тоном предупредил Марвин. - Верю, что ты настоящий ас дорог, но если повредишь машину, то я не знаю, что с тобой сделаю.
        - Не знаешь, тогда не говори, - буркнул поскучневший Далий. - Ладно, на трассе оторвусь. Машина скорости просит, а не похоронной процессии! Эх, скучный ты человек, Марвин ибн перестраховщик. Слишком осторожный.
        Марвин не ответил, достаточно было и разового внушения. Иногда Далий напоминал ему шкодливого, но понятливого подростка, а сам он - нудного учителя. Что поделать, в рабочей паре кто-то обязательно должен быть предусмотрительным и скучно-осторожным, иначе толку от той связки будет немного. До первого дурацкого поступка с фатальными последствиями.
        - Значит, Темьян лечился у Фемаха, - задумчиво сказал Марвин. - Чертовски любопытно. Выходит, у него есть одна из фемаховских карт, да? Которая и не позволяет цирюльнику забыть о тебе с твоими россказнями.
        - Не «у него», а в нем, - уточнил сзади Граф. - По рассказам пациентов, карта прикладывается к телу, после чего рассасывается… э-э-э… как бы уходит под кожу, что ли. Сам не видел, не довелось, но очевидцам верю.
        - Какая-то жутковатая народная медицина. - Марвин вспомнил вынутую из пасти нуса-диверсанта картонку с шестеркой легионеров. - Больше напоминает колдовской обряд, чем исцеление. - Он повернулся, глянул на Графа поверх спинки сиденья. - Тогда получается, что все те, кого Фемах лечил во дворце, тоже не страдают мгновенной забывчивостью? И пусть они не помнят тебя прежнего, зато не забудут нынешнего.
        - Ерунда, - равнодушно отмахнулся Граф. - Я очень сомневаюсь, что мы повстречаемся с верховным президентом или с его приближенными. А если встретимся, кому какое дело до двух рядовых агентов и задержанного бомжа? Хотя вообще-то нам действительно надо быть поаккуратнее, - неожиданно передумал он. - В дворцовом управлении есть дотошные ребята, и если с памятью у них в порядке, то может случиться непредвиденное. Ладно, не будем паниковать заранее. - Граф опустил стекло, подставил лицо ветру. - Как говорится, бог не выдаст, дракон не съест.
        Поездка к дворцу получилась долгой. Для безопасности Граф выбирал дальние объездные пути, и машина безостановочно плутала по грязным улочкам, зачастую неасфальтированным, с приземистыми домами вдоль дороги. У многих из них не хватало стекол в окнах, отчего здания выглядели угрюмыми и заброшенными: вполне возможно, что там действительно никто не жил. Тем более что в центре пустовали сотни квартир, оставшихся после ссылки их владельцев в минусовник. Плати символическую плату и переезжай! Грех не воспользоваться.
        Марвину порой казалось, что они путешествуют не по столице, а по вымершему провинциальному городку, где когда-то случилась жуткая катастрофа. И где все жители были массово эвакуированы без права возвращения. Отчего-то Марвин был уверен, что если они остановятся возле любого дома и зайдут в любую квартиру, то наверняка обнаружат в ней и мебель, и брошенные второпях носильные вещи, и засохшую еду в тарелках. Но проверять не хотелось.
        Далий вел самоходку со скучающим видом, ему давным-давно осточертели кривые улочки с их неказистыми домишками. Напарнику хотелось скорости, чтоб педаль в пол и чтоб ураганный ветер в лобовое стекло - вот это была бы поездка! Не то что сейчас, тоска зеленая…
        Граф глянул в водительское зеркальце над головой Далия, ухмыльнулся, увидев его скорбное лицо, и нарочито заботливо сказал:
        - Учти, когда мы выберемся на центральные улицы, ты должен четко соблюдать правила дорожного движения. То есть выдерживать скоростной режим, подчиняться светофору и ехать только по указательным знакам. Иначе арестуют, у нас с нарушителями строго.
        Далия этот инструктаж добил окончательно.
        - Ну вообще!.. - Он со злостью стукнул по рулевому колесу. - Этого нельзя, того нельзя! Вчера типа все можно было, на любой свет и под любой знак, а теперь ни-ни. Что за дела?
        - Вчера ты был на полицейском модуле, - довольный результатом, напомнил Граф. - А на нем как угодно, где угодно и куда угодно. Может, вернемся и выудим из озера?
        Далий понял, что над ним издеваются, пробормотал: «Загермард», - и с мрачным видом уставился на ухабистую дорогу. «Надо бы парня отвлечь, - с беспокойством подумал Марвин. - Еще врежется в кого-нибудь. У него, страдающего, получится».
        - Долго до дворца? - Марвин оглянулся на Графа.
        - Где-то с полчаса, - прикинув, отозвался тот. - Мы подъедем к нему с хозяйственной стороны, куда заезжают только машины доставки, мусоровозы и ремонтные службы. Там меньше охраны, к тому же один из входов оборудован автоматической системой пропуска. То, что нужно.
        - Отлично. - Марвин кивнул и повернулся к Далию. - Слушай, горестный ты наш, утром звонил шеф и передавал тебе пламенный привет.
        - Чего вдруг? - буркнул напарник, однако по интонации было понятно, что он заинтересовался.
        - Там у них странное случилось. - Марвин ослабил галстук, в машине становилось жарковато. - Гибарян тайком разломал стену возле кабинета шефа, ту, что из кирпичей. А за ней оказалась транспортная кабина древней конструкции. Причем с большой кнопкой внутри… Между прочим, стенная кладка тоже любопытная, с вмурованными амулетами, черт его знает зачем. Пока не выяснили. Похоже, что Гибарян воспользовался находкой и пропал, объявился только через сутки, вроде бы живой-здоровый. Когда он исчез, шеф предположил, что устройство служит для отправки работника в его бывший мир. Или для окончательного самоубийства. Но раз Гибарян вернулся, значит, кабина сделана для чего-то другого, для иных целей.
        - Опаньки, он все же нашел ее! - восхитился Далий. Марвин понял, что напарник действительно в курсе, как и предупреждал негор. - Но я-то здесь при чем? Где пламенный привет, я спрашиваю?
        - Сейчас будет, - пообещал Марвин. - Дальше связь стала паршивой, я разобрал только, что ты знаешь о тайной затее Гибаряна. А после шеф велел передать тебе привет и сообщить, что он повышает твой статус до пятого уровня. Премирует как особо ценного работника.
        - Врешь, - убежденно сказал Далий. - Ха, сразу пятый! Не может быть.
        - Ну вру, - легко согласился Марвин. - Надо же было тебя как-то развлечь. А вот про Гибаряна - чистая правда. Давай рассказывай, в чем дело. В смысле насчет древней кабины.
        Далий преобразился, куда подевалось его унылое настроение! Расправил плечи, выпятил подбородок и многозначительно нахмурился - давая понять, что он не выдаст секрет аналитика просто так. Что сначала придется хорошенько его поупрашивать, поумолять, а то и поклониться в пояс разок-другой, что сделать в машине практически невозможно. Но кому надо, тот сумеет!
        - Как хочешь. - Марвин с равнодушным видом отвернулся к окошку. - Мне в общем-то не особо интересно. Просто хотелось потрепаться для разнообразия, все равно делать нечего. - По расчетам Марвина, Далий должен был вытерпеть не больше минуты. Да и это был слишком долгий срок. С запасом, на всякий случай.
        Напарник разочарованно вздохнул, шмыгнул, вытер нос пятерней и без лишних предисловий начал:
        - Это до тебя еще было. Значит, пошли мы как-то с Гибаряном в зал бриллиантового дождя, посидели там хорошенько, Гибаряна и переклинило. Ты же знаешь, каким он становится, когда переберет.
        Марвин кивнул, еще бы не знать.
        - Ну и выдал он вдруг одну идейку, совершенно не по теме… Я вообще поражаюсь ходу его мыслей. - Далий удивленно развел руками, самоходку повело в сторону, и напарник вновь ухватился за рулевое колесо. - Говорит одно, думает другое, а решает совершенно третье, никак к разговору не относящееся.
        - Творческая личность, - согласился Марвин. - Аналитик, что с него взять.
        - Именно. - Далий свернул в очередной нежилой переулок и для разнообразия посигналил, вспугнув сидевших на заборах ворон. - Короче, идея была такая: если, скажем, обычные заболевания можно лечить вариантом «смерть - восстановление в приемной кабине», то как лечить психические? Если бы это было возможно, тогда бы никого не держали в спецкамерах на нулевом уровне. Верно, да? - Далий глянул на Марвина.
        - Вероятно, - уклончиво ответил тот. Насчет спецкамер у Марвина было осторожное мнение, тем более что он в них никогда не заглядывал и вообще знал об их существовании только со слов негора. А ключи на связку можно повесить любые, для большей убедительности. И для устрашения нерадивых работников.
        - В комплексе для всего есть свои варианты - хоть для отдыха, хоть для жилья, хоть для обеда-ужина. Да вообще для чего хочешь… Черт! - Напарник крутанул руль, объезжая глубокую выбоину. - А для лечения психов ничего нету. Хотя, казалось бы, подумаешь проблема, отправил сумасшедшего в свободную камеру, и привет. Пусть сидит там и не мешает нормальной работе комплекса. Не вредит со своей психической чокнутостью. Все логично, все чин чинарем. Но тут у Гибаряна одна смешная теория возникла, ты только с сиденья не падай. - Далий подмигнул Марвину в зеркальце. - По его словам, спецкамеры созданы вовсе не для психов. Представляешь, какой прикол!
        - А для кого же? - Марвину стало интересно, хотя он считал Гибаряна практически готовым кандидатом на проживание в тех спецкамерах. Для чего бы они ни предназначались на самом деле.
        - Для нормальных сотрудников. - Машину начало потряхивать, и напарник сбавил скорость. - Для психологической разгрузки… э-э-э… для релаксации. Как бы для отпуска. Чтобы человек мог какое-то время пожить в привычном ему мире, пусть и ненастоящем, виртуальном. Типа подправить психику и вновь приступить к работе.
        - Любопытная теория. - Марвин потер заслезившиеся от уличной пыли глаза. - Спорная, но любопытная. Ты не отвлекайся, ты про древнюю камеру рассказывай.
        - А я и говорю, - недовольно дернул плечом Далий. - Просто здесь одно с другим связано. В общем, нулевой уровень нужен для восстановления душевного равновесия, а для лечения психических заболеваний - что-то другое. Но что? Тут-то Гибарян и выдал окончательный диагноз, мол, где-то в обители есть место, где конкретно лечат психов. И скорей всего, это какое-то автоматическое устройство, наподобие транспортной кабины. Кабина-нормализатор, если точнее. А еще он сказал, что этот нормализатор однозначно находится в жилом секторе, только спрятан от посторонних глаз. Кто бы мог подумать, что он и впрямь рядом, за стеной возле кабинета шефа! Почти на виду.
        - Именно что никто, - рассеянно согласился Марвин. - Потому что стена нашпигована особыми, снижающими к ней интерес амулетами. Вплоть до полного безразличия. Иначе я не могу объяснить, почему ее до сих пор не взломали, хотя бы из любопытства. Чтобы глянуть - а что там, за кирпичами?
        - Круто. - Далий вновь попугал ворон сигналом. - Амулеты безразличия! Надо же, я о таких слыхом не слыхивал. Ну, Марвин, ты и голова, враз фишку просек.
        - Я тоже не слышал, - отмахнулся Марвин. - Это логическое допущение, но, по-моему, верное. Хм, интересно, а кто стену-то построил? И когда?
        - Черт его знает, - безразлично ответил Далий. - Меня другое беспокоит: что стало с Гибаряном? Если он, конечно, психической кабиной попользовался. Он же нормальный был, вдруг у него теперь в голове все наоборот заработало?
        - Вряд ли, - успокоил его Марвин. - Разве что пить бросил, почему бы и нет.
        - Ужас, - выдохнул Далий, представив себе абсолютно непьющего аналитика. - С ним же тогда говорить невозможно станет. Он, когда трезвый, такой зануда, что хоть вешайся. - Напарник помолчал, осмысливая неприятное предположение, и вдруг радостно выпалил: - Хрена там Гибарян трезвенником стал! У него же в башке чип, а это не психическая болезнь. Не лечится!
        Марвин покачал головой, то ли да, то ли нет - его не беспокоило здоровье Гибаряна, своих проблем хватало, - и сказал задумчиво:
        - Сдается мне, что со стеной постарался кто-то из давних работников обители. Из тех, кто окончательно перестал воспринимать реальность и кого не стали лечить. Или не смогли. Возможно, с ума сошли все жители комплекса, причем разом, а прибывшие на смену уже ничего не знали о замурованном аппарате. Другое дело - что могло свести с ума множество людей? Загадка, честное слово. - Тут Марвин подумал о нестареющей Рипли: вот уж кто мог знать о древних тайнах «Обители черного дракона»! Должна же она была слышать за свою долгую жизнь хоть что-нибудь о прошлых временах. Слухи, сплетни, байки, легенды. Да хотя бы страшные рассказки, отголоски давних событий, которые старожилы обязательно рассказывают новичкам.
        Однако с расспросами возникала небольшая проблема.
        «Она же немая, - с досадой вспомнил Марвин. - Тьфу ты, незадача».
        - Или же в особняке появилась какая-то религия, запрещавшая использовать нормализатор, - неожиданно, очень к месту и очень разумно, заметил Далий. - Помнишь таинственные письмена в коридорах? Вдруг кто-то их расшифровал, понял реальное назначение комплекса и стал мессией. Который быстро обратил остальных в свою веру.
        - Мнэ-э… - озадаченно протянул Марвин. - А разве комплекс не только очищает магию из разных миров, но еще и что-то другое делает?
        - Откуда я знаю, - пожал плечами напарник. - Это я в порядке рабочего бреда. Надо было сказать что-то умное, вот и сказал… Опаньки, ты глянь-ка! - Далий указал взглядом на водительское зеркальце. - Наш господин экскурсовод окончательно умаялся, хе-хе. Баинькать изволит.
        Марвин оглянулся. Граф лежал на заднем сиденье, подложив под голову руку и привалившись спиной к кофру с посохом. Вид у Графа был измученный, осунувшийся; только сейчас Марвин понял, что их подельник гораздо старше, чем казался поначалу.
        - Всю ночь на ногах. Сначала хоронил дворецкого, а после осматривал хозяйство, - негромко пояснил Марвин. - В смысле замок проверял.
        - Значит, спит глубоко, - сделал вывод напарник. - И не будет доставать меня дурацкими запретами. Ну, тогда все, - зловеще сказал он. - Тогда поехали! Типа с ветерком.
        Марвин верно понял последнюю фразу. Он вовремя ухватился за ручку над дверью и уперся ногами в пол: машина, набирая ход, свернула с безопасной улочки в сторону далеких многоэтажных зданий. За которыми скрывался белокаменный дворец, место бывшей службы Графа. И где, вполне возможно, жил-поживал колдовской лекарь - он же персона, приближенная к верховному президенту, он же гражданин несуществующего мира, он же бывший видящий Фемах.
        Потому что полезными людьми не разбрасываются, даже если они и демоны.
        ГЛАВА 13
        Проехать до дворца «с ветерком» у Далия не получилось.
        Хотя поначалу все складывалось вроде бы как надо: самоходка вынырнула из лабиринта закоулков на широкую магистральную улицу - неожиданно тихую, пустынную. Разгоняйся и мчись сколько душе угодно!
        Далий и разогнался.
        Марвин удивился, обнаружив, что центральная улица пуста, потом вспомнил, что в столице не так уж много жителей, да и ездить-то им особо некуда. Разве что к морю или в лес за город, подальше от жаркого мегаполиса. Хотя при нынешней погоде все равно далеко не уедешь: над городом полыхала бездождевая гроза, далекий гром отдавался в салоне низким ворчливым гулом.
        К тому же здесь мог быть выходной, за время путешествия Марвин ни разу не озаботился узнать, какой нынче день. Просто в голову не приходило из-за ненадобности. Живы-здоровы, и ладно, а пятница там или понедельник, кому какая разница!
        Самоходка мчалась вперед, напрочь игнорируя светофоры и дорожные указатели. Тем более что ни Марвин, ни Далий в них не разбирались, а будить Графа из-за подобных пустяков никто не собирался.
        Неудивительно, что вскоре за самоходкой увязался невесть откуда взявшийся полицейский мобиль. Включив сирену и мигающие фонари на крыше, мобиль отчаянно сигналил фарами для привлечения внимания - догнать скоростную машину у него не получалось. Судя по одиночному силуэту за рулем, полицейский действовал без напарника, на свой страх и риск. По принципу «меньше делишься, больше получаешь».
        - Притормози, - озабоченно поглядывая в боковое зеркальце, сказал Марвин. - Не будем зря полицейского нервировать, еще сообщит, чтоб дорогу перекрыли. С колючкой под колеса, стрельбой по стеклам и проверкой документов у выживших. А нам сейчас не до развлечений.
        - Ха, можно подумать, этот удостоверения не потребует, - пренебрежительно фыркнул Далий, но послушно затормозил у обочины.
        Мобиль остановился позади самоходки. Сирена наконец умолкла, и из салона выбрался полицейский - хмурый, обозленный погоней. Без пистоля на боку, но с чем-то громоздким в руке, похожим на старинный фотоаппарат с черным экраном вместо крышки для пленки. Раздраженно помахивая непонятным устройством, полицейский прошел мимо самоходки и остановился перед ней, наведя объектив на номерные знаки.
        - Шеф, в чем дело? - высунувшись из окна, нетерпеливо спросил Марвин. - У нас срочный вызов во дворец, мы при исполнении. Служба!
        - Я тоже не развлекаюсь, - огрызнулся «шеф», щелкая кнопками устройства: внутри прибора тонко засвистело, на лицо полицейского легли зеленые всполохи от ожившего экрана. - Как нарушать, так все при исполнении… Машина зарегистрирована на некоего Гринвича, - брюзгливо сказал он, вглядываясь в экран. - ВИП-статус, не задерживать, пропускать везде, не подлежит досмотру и так далее. Понятно. - Полицейский с недобрым прищуром оглядел сидевших в самоходке. - Ну и кто из вас Гринвич? Неприкосновенный, гм-гм. ВИП-персона.
        Марвин с Далием одновременно указали на заднее сиденье. Все равно иных вариантов не было.
        - Сейчас сканером проверю, - пообещал полицейский, наводя объектив на спящего Графа. - Надо же, действительно Гринвич. И даже как бы глава президентского отдела маготехнической безопасности. А по внешнему виду не скажешь, натурально бомж бомжом! Подозрительно, ох подозрительно… Попрошу ваши документики, граждане.
        «Началось, - угрюмо подумал Марвин. - Зря Граф военные удостоверения забрал. Как теперь выкручиваться?»
        Граф зашевелился, словно почувствовав неладное. Открыл глаза, рывком сел и, потирая отлежавшую руку, скучающим тоном поинтересовался у полицейского:
        - Что случилось, господин дорожный проверяющий? Какие-то проблемы? Кстати, хотите поговорить со мной о реальности нашего мира? Не стесняйтесь, я готов к творческому диалогу.
        Марвин с интересом наблюдал, как у полицейского вдруг потух взгляд и как он с растерянным видом принялся озираться по сторонам. Будто господин проверяющий только что потерял нечто важное, без чего ему никак не обойтись.
        - Я… мне пора, - стараясь не смотреть на Графа, дребезжащим голосом пробормотал полицейский. - У меня срочный вызов. - Он прошел к мобилю, открыл было дверцу, но, опомнившись, вернулся назад. - Повторяю, - не терпящим возражения тоном заявил полицейский, - кто из вас Гринвич? Почему нарушаете скоростной режим?
        Далий радостно хихикнул, происходящее начинало его забавлять.
        - Похвальная настойчивость, - одобрительно кивнул Граф. - Вижу, вы действительно хотите узнать, как на самом деле устроено наше мироздание. Что ж, я охотно расскажу вам правду, но предупреждаю - это полностью изменит вашу жизнь.
        Полицейский с несчастным видом попятился к мобилю, нырнул в салон, включил сигнальную иллюминацию и, рванув с места, умчался прочь.
        - Офигенно толковое проклятие, - убежденно сказал Далий. - Надо будет упросить Фемаха, чтобы он и меня немного проклял. На предмет дорожной полиции, контролеров общественного транспорта и охраны в супермаркетах. Очень, очень полезное свойство. Мне нравится.
        Граф подался вперед, разглядывая улицу через лобовое стекло. Поняв, где они находятся, он вновь развалился на сиденье - нога на ногу, руки под голову. Будто сделал свое дело и будто теперь его ничто не беспокоило.
        - Однако, - вскинулся Далий, - а как же руководящие указания?
        - Хватит, - лениво отозвался Граф, - толку-то от них. Тебе что ни говори, все равно по-своему сделаешь. Короче, езжай прямо, как-нибудь сам дворец отыщешь, он приметный. Там меня и разбудишь. Единственное, не превышай скорость! Держи шестьдесят, не более.
        - Я в числах на спидометре не разбираюсь, - гордо отрезал Далий. - Кракозябры какие-то, а не цифры. Нечеловеческого дизайна шрифт, какой только псих его изобрел!
        - На спидометре есть красный сектор, - зевая, пояснил Граф. - Следи, чтобы стрелка туда не зашла. Уж с этим, надеюсь, ты справишься. - Он закрыл глаза и немедленно уснул.
        Граф был прав, проехать мимо дворца у Далия не получилось бы при всем желании. И не только из-за того, что все центральные улицы вели к дворцовой площади, нет. А потому, что белокаменный гигант выделялся среди однотипных многоэтажек, как белый медведь среди стаи малорослых пингвинов. В общем, ошибиться было трудно.
        Обнесенный высокой кирпичной стеной, дворец далеко возвышался над стенными башенками-бойницами - громадный, усеянный черными точками окон, устремленный в небо колоннами фасада и железными мачтами громоотводов. Последние были нелишними: молнии то и дело били в них из пелены туч, добавляя зданию особую, мрачную красоту.
        Самоходка выехала к мощенной камнем площади, и Далий остановился, не зная, что делать дальше: вся площадь оказалась размечена направляющими линиями из цветных брусков-вставок. Причем каждая из них вела в свою сторону, свободно пересекаясь с другими - отчего площадь напоминала сложный чертеж непонятного назначения. Ехать наугад и привлекать внимание охраны было рискованно, здесь отвлекающей болтовней с Графом не обойдешься. Не тот уровень ответственности.
        Глядя на линии, Марвин философски подумал, что если посмотреть на них сверху, то разноцветные полосы могут превратиться во что-нибудь понятное. В какой-нибудь рисунок или узор… Вроде тех, о которых он читал в газетах. Которые обнаружили в пустыне с воздушного шара, причем в местности, изученной, казалось бы, вдоль и поперек. Всяческие пауки, змеи, птицы и рыбы - многие знатоки уже сколько лет ломали голову над их смыслом. Можно сказать, поседели и облысели от безрезультатных размышлений.
        Тут Марвин вспомнил, что ничего похожего он с крыловоза не видел, ни рисунков, ни узоров. Хотя, конечно, расстояние было приличное, без бинокля черта с два разберешь. Да и многоэтажки мешали.
        - Граф, подъем! Нас ждут великие дела, - возвестил Далий, поворачиваясь к заднему сиденью. - Короче, приплыли, товарищ Гринвич. Типа суши весла, кури табак.
        - Называй меня по-прежнему. - Граф сел, обтер пятерней щеки, прокашлялся. - Отвык я от своего прежнего имени. Другая жизнь, другое погоняло.
        - Не возражаю. - Далий подмигнул собеседнику. - Хотя граф Гринвич звучало бы еще лучше. Или сэр граф Гринвич. Или великий магистр сэр граф Гринвич. Или…
        - Граф, тут проблемка. - Марвин взял напарника за ухо и силком вернул Далия в прежнее положение. - Какие-то направляющие линии по всей площади. Куда ехать? В смысле по одной из них или все равно как? Хоть вдоль, хоть поперек.
        - Линии, да. - Граф приоткрыл дверцу, высунулся из самоходки и посмотрел на цветной чертеж долгим взглядом. Будто вспоминая давно забытое, почти стершееся из памяти. - Нам нужна коричневая с белыми вкраплениями. - Он плюнул на брусчатку, громко захлопнул дверцу. - Когда поедем, окна не открывать и из машины не высовываться.
        - А то чего будет? - заинтересовался Далий, большой любитель рискованных экспериментов.
        - Неприятности будут. - Граф ткнул пальцем куда-то вверх. - Башенки на стене видел? В каждой из них установлена следящая система «вороний глаз» и поражающее устройство типа «кистень». Автоматические, разумеется. Метр влево, метр вправо от направляющей полосы опознаются как попытка диверсионной акции, с немедленным применением оружия. Перед выстрелом, правда, делают предупреждение по громкому оповещению, но ведь можно и не услышать.
        - Круто. - Далий во все глаза уставился на ближайшую башенку-бойницу, но ничего особого в ней не углядел. Слишком далеко было.
        - Надеюсь, к прохожим ваша система уничтожения не применяется? - полюбопытствовал Марвин. Спросил мимоходом, без интереса, можно сказать, риторически - какое ему дело до местных зевак! Да пусть хоть штабелями утопятся, все равно этому миру скоро конец.
        - А где ты видишь прохожих? - резонно поинтересовался Граф.
        Марвин промолчал - действительно, на площади не было ни одного человека. Лишь каменная гладь, окруженная далекими многоэтажками. Пустая и до уныния чистая, словно вылизанная грозовым ветром.
        - По коричневой с белыми вкраплениями, - задумчиво повторил Далий, выискивая взглядом нужную полосу. - Ага, нашел! - Он надавил на педаль: самоходка медленно подкралась к путеводной линии, пропустила ее под собой и поехала дальше, неторопливо и безопасно. Не привлекая внимания «вороньих глаз».
        - Слушай, неужели все эти линии ведут во дворец? - На всякий случай Марвин говорил тихо, едва шевеля губами. - Вон их сколько, запутаться можно.
        - Конечно нет, - так же тихо ответил Граф. - Две трети из них ложные и ведут в расстрельные тупики. Где нарушителей ожидают все те же «кистени»… И сразу, чтобы предупредить другие вопросы: линии подвижные, поэтому путеводный узор меняется каждый день. А расцветки основных линий - раз в месяц, для профилактики возможного шпионажа. Не меняется только служебно-хозяйственная полоса, потому что на ней задействовано слишком много выездной техники. Мусоровозы, продуктовая доставка, почта, ремонтное обслуживание и прочие службы. Были, знаете ли, досадные случаи, после которых цвет полосы решили не менять. Во избежание потерь машин и водительского состава.
        - Понятное дело, - мудро покачал головой Далий. - Особенно если с бодуна ехать, а тут нате вам, опять новая композиция, да еще с другим цветом! Не каждый мозг такую нагрузку выдержит, особенно если по нему «кистенем» долбанут. Вредная у ваших водил профессия, ничего не скажешь.
        Марвин слушал разговор вполуха: его заботило не то, как они доедут до дворца - с этим было понятно, - а то, как они в него проберутся. Граф однажды обмолвился, что информационная техника, в отличие от людей, помнит его до сих пор. Сканер дорожного полицейского был тому конкретным примером - высветил и льготы, и имя, и должность Графа. Наверняка взял их из полицейской базы данных.
        «Однако, - отметил про себя Марвин, - если исчезли все бумажные записи о Графе-Гринвиче, то почему его помнят технические системы? Скорей всего, Фемах просто не учел их в своем проклятии, не подумал о такой возможности. Оно и неудивительно - что взять с бывшего взломщика сейфов! Какие, к чертям собачьим, могут быть навыки по информатике у медвежатника? Для него это глупое баловство, не заслуживающее внимания».
        - Кажется, приехали, - напряженным голосом доложил Далий. - Там в стене что-то типа въезда, да и линия вроде бы туда направляется. Короче, готовимся к вторжению! Ура, господа.
        - Я на пол, а вы действуйте, - предупредил Граф, прячась между сиденьями. - Ни на что не реагируйте, ведите себя естественно. То есть сидите как болваны и не улыбайтесь, вам по службе не положено. Спросят, зачем вы здесь, ответите, что с проверкой магоавтоматики служебного входа. Барахлит она, короче.
        Самоходка по-прежнему не спеша подъехала к арочному проходу в стене, перевалила через «лежачего полицейского» и оказалась в просторном дворе, перед опущенным шлагбаумом. Марвин даже удивился, насколько легко все получилось, это при мощнейшей-то системе обнаружения и защиты! Как говорится, на всякого мудреца довольно простоты, точнее не скажешь.
        Левую часть двора занимали выкрашенные в красное ангары с запертыми воротами. Наверняка там хранились машины местного пользования, какие-нибудь мусоровозы или снегоуборщики, кто знает. Хотя, судя по окраске, скорей всего, в них стояли пожарные самоходки - это было бы логично, с учетом сложности проезда к дворцу.
        По правую сторону темнела асфальтовая площадка, расчерченная белыми полосами на одинаковые прямоугольники. Тут вопросов не было, типичная стоянка для приезжего транспорта, сейчас почти пустая. Лишь на одной из разметок громоздился трейлер с рекламной надписью по борту: «М-р Битлджус, уничтожение клопов и тараканов». Трейлер был старый, с облупившейся местами эмалью, отчего становилось понятно, что дела у м-ра Битлджуса идут неважно. Марвин не сомневался, что и клопы, и тараканы уже давным-давно покинули город, если вообще когда-нибудь в нем обитали.
        А впереди был дворец. Вернее, его задняя стена, уходящая едва ли не в облака: белая, ровная и глухая. Ни единого окна, лишь бесчисленные ряды вентиляционных отверстий снизу доверху.
        В стене виднелись стальные двери, здоровенные, похожие на ворота. Марвин насчитал их восемь штук и лишь после заметил девятую, обычного размера, отнесенную далеко от остальных. Вполне возможно, что это была та самая дверь, которая им требовалась. Которая оборудована автоматической системой пропуска. Оставалось только выйти из машины и поднять шлагбаум, чтобы проверить догадку.
        - Это еще не все, - глухо донеслось из-под сидений. - Повторяю, ни на что не реагируйте, сидите и ждите. Если проверка пройдет удачно, сами сообразите, когда можно ехать дальше. И немедленно наденьте очки, иначе провалите всю операцию!
        - Да чего ж в них особенного? - надевая очки, проворчал Марвин. - Ладно, приказано - сделано. Будем ждать, что бы там ни случилось.
        Ожидать пришлось недолго. Откуда-то со стороны ангаров показались двое в камуфляжной форме: один со скорострельным пистолем на плече, другой со знакомым Марвину сканером, двойником того, что был у дорожного полицейского. Боец с пистолем на ходу дожевывал бутерброд, повелительно указывая свободной рукой на шлагбаум - мол, стоять, ждать и не шевелиться.
        Первым подошел боец со сканером: не говоря ни слова, он обследовал прибором номер машины. Затем, не утруждая себя лишними разговорами, навел объектив на сидящих в салоне, прямиком через лобовое стекло. Что он увидел на экране, Марвин не знал, но боец выключил прибор, показал товарищу колечко из двух пальцев и с равнодушным видом отошел в сторону. Наверное, это был какой-то армейский сигнал, который ни Марвин, ни Далий не знали, что-то вроде команды «отбой тревоги». Или «все в порядке».
        Боец с пистолем подошел к самоходке, постучал ногтем в оконце водителя. Далий опустил стекло и застыл с надменным видом, уставившись строго перед собой. Как того требовал Граф - болван болваном.
        - С какой целью прибыли? - Голос у бойца был скучающий, и спрашивал он исключительно по долгу службы. По обязанности.
        - Проверка магоавтоматики служебного входа, - не поворачивая головы, сухо ответил Марвин. - Поступил сигнал о ее неисправности. Какие еще будут вопросы?
        Боец отступил, с некоторой растерянностью глядя на самоходку, - видимо, сюда редко заезжали на подобных крутых машинах и уж тем более с подобными заявлениями, - и промямлил положенное по протоколу:
        - Есть ли запрещенные предметы в салоне и багажнике?
        - Есть. Золото, бриллианты, наркотики и чемодан хардосской валюты, - наконец-то посмотрев на него, рявкнул Далий. - Тут вопрос государственной безопасности, а он в допросы играет! Еще и бутерброды на посту жрет. Поднимай шлагбаум или буду таранить!
        Боец затравленно кивнул, трусцой подбежал к заграждению и поднял его, давая проезд машине. Миновав шлагбаум, Марвин посмотрел в водительское зеркальце: обиженный вояка с большим чувством показывал вслед самоходке средний палец - универсальный жест, понятный даже гражданским.
        - Что-то охраны маловато. - Далий направил машину к расположенной отдельно двери. - Прям несерьезно как-то устроено. Я думал, будет не меньше роты, с собаками и огнеметчиками для убедительности. Типа того.
        - Ты заметил, что над въездом во двор стоит башенка? - Граф выбрался из-под сидений, пригнувшись посмотрел в заднее окно и ухмыльнулся, увидев жест бойца. - В ней «кистень» двойного направления. В случае чего во дворе никого из живых не останется, ни нарушителей, ни бойцов. Такая вот у них работа… Подгоняй машину боком к стене, - приказал Граф. - На всякий случай. Чтоб меня на посту видно не было.
        Самоходка остановилась аккурат напротив двери. Марвин выбрался из салона, глянул поверх крыши в сторону въезда: на посту никого не было. То ли боевая парочка решила не дразнить гусей и на время скрылась с глаз строгих проверяющих, то ли у них еще оставались недоеденные бутерброды. Что, конечно, было важнее любой проверки и даже возможной диверсии.
        - Чисто, - сказал Марвин. - Вылезайте, и пойдем. Кстати, Граф, можешь объяснить мне фокус с очками? Я понял, что они обманули сканер, но как?
        Граф выбрался из машины. Кряхтя, повел плечами, разминая спину, с удовольствием потер поясницу и лишь затем соизволил пояснить:
        - В них специальные стекла, выдающие сканеру ложную информацию о владельце. В общем, сообщают инспектору, что перед ним ВИП-персона из высшего руководства, сведения о которой находятся в разделе «для служебного пользования» и разглашению не подлежат. Короче, вы оба сейчас темные управленческие лошадки, от которых простым служащим лучше держаться подальше. - Граф подошел к двери, приложил ладонь к опознавательному прямоугольнику.
        - Ишь ты, - восхитился Далий, пряча очки в нагрудный карман пиджака, - обязательно захвачу с собой. Авось в обители пригодятся.
        - Это зачем же? - не понял Марвин. - Шефа с его планшетом дурить? Он тебя и без шпионской оптики как облупленного знает. Ничего не выйдет, поверь.
        - Темнота, - снисходительно отозвался напарник. - На некоторых этажах есть заблокированные комнаты с похожими опознавателями, туда вообще никому допуска нету. А у меня теперь будет. Интересно, что там хранится?
        - Золото-бриллианты, - с серьезным видом подсказал Марвин. - И хардосская валюта. Хрена ты туда войдешь, не той системы очки. Но попробовать можно, почему бы нет.
        Граф предупреждающе поднял руку, и напарники умолкли. В тишине было слышно, как потрескивает, остывая, корпус самоходки; как где-то на окраине двора переговариваются бойцы, щедро «загермардя» приезжих козлов. И все. Будто, кроме пожарных ангаров, автомобильной стоянки да стены с дверью, в этом мире ничего больше не существовало. Словно двор накрыли гигантским куполом, отрезавшим любые наружные звуки: тишина стояла поистине мертвая. И тем пугающая.
        - Что-то мне здесь не нравится, - занервничал Далий. - Как-то мне стремно, господа. Будто сейчас ка-ак жахнет по нам что-то жуткое, мозговысасывающее. И каюк экспедиции, и прощай, мама дорогая.
        - Да уймись ты, - с досадой прошипел Граф. - Тут акустика особая, из-за кирпичных стен. Я о другом - что-то запорный механизм не срабатывает. Должен быть характерный щелчок, а от вашей болтовни ни черта не слышно. Заткнитесь, любезные, и не мешайте! - Он отвернулся к двери, вновь приложил ладонь к опознавательному экрану.
        Далий посмотрел на Марвина, удрученно развел руками - да, профессионала за работой лучше не нервировать. Может и в морду дать.
        За дверью громко щелкнуло, и она уехала в стену, открыв ярко освещенный коридор с практично-серыми кафельными стенами. Кое-где кафельные плитки успели отвалиться и теперь сиротливо валялись на цементном полу - чувствовалось, что ходом пользуются редко. Или не хотят приводить его в порядок.
        - А вот и долгожданный звук, - участливо сообщил Далий. - Как заказывали.
        - Капитан Очевидность, - буркнул Марвин, входя вместе с Графом в коридор. - Специалист по своевременным докладам. Иди быстрей, не то дверь закроется.
        Далий пожал плечами - типа хотелось как лучше, а получилось как всегда - и заторопился следом за старшим.
        Коридор вывел троицу к лифтовой площадке с уходящей вверх подъездной лестницей. Судя по грязным, засыпанным строительным мусором ступенькам, лестницей никогда не пользовались. И вряд ли будут пользоваться, пока не случится что-нибудь глобальное - скажем, пожар или землетрясение. Или конец света в отдельно взятом мире.
        - Нам на тринадцатый. - Граф подошел к решетчатой двери, нажал кнопку вызова.
        Марвин невольно поморщился, услышав до боли знакомые скрежещущие звуки: разумеется, лифт во дворце был устроен точно так же, как и в обители. Кто бы сомневался.
        - Основные лифты гораздо современнее, - словно подслушав мысли Марвина, сказал Граф. - Но нам непринципиально. Главное, не пешком.
        - А что на тринадцатом? - Далий поправил надетый на плечо ремень кофра. - В смысле готовить посох к бою или так обойдемся? Интеллигентно.
        - Обойдемся, - отрезал Граф. - Там мой кабинет с инфошаром и доступом к сведениям о Фемахе. Выясним, что с ним стало, а дальше будем действовать по обстоятельствам. Надеюсь, особых проблем не возникнет. Если, конечно, ты их нам специально не устроишь. - Граф через плечо оглянулся на Далия.
        - Я? Да никогда, - категорично отказался тот. - И вообще, разве я хоть когда-нибудь их устраивал?
        Граф с Марвином ехидно заулыбались.
        Далий хотел было обидеться, но тут пришел лифт, и напарник решил отложить обиду на потом. Когда время будет. И если он о ней вспомнит.
        Как ни странно, тряская кабина шла вполне ходко. Марвин не успел заскучать, как та со скрипом остановилась, доставив пассажиров на место.
        Тринадцатый этаж выглядел на удивление стандартно. То есть как офисный коридор какой-нибудь малобюджетной фирмы - с пластиковыми дверями по обеим сторонам, с черным синтетическим ковролином на полу и редкими скамьями на металлических ножках. Невзрачность этажа скрашивали расставленные там и сям горшки с карликовыми пальмами, но, подойдя ближе, Марвин понял, что они искусственные. И ничем не лучше того же ковролина - его хотя бы изредка пылесосили.
        - Двадцать пятый кабинет, - едва слышно предупредил Граф. - В середине коридора, по правой стороне. Очень надеюсь, что мы никого не встретим. Но, если не повезет, действуем по плану: вы - охранники, поймавшие бомжа. И ведете его на допрос… Кстати, допросная в самом конце коридора. Там звукоизоляция лучше.
        Марвин шагал первым, нервно посматривая на дверные бирки и ожидая, что вот-вот из какого-нибудь кабинета вывалится какой-нибудь начальственный тип. И, с ходу поняв, что к чему, устроит им допрос с пристрастием - в дальней по коридору комнате. Отдел маготехнической безопасности как-никак, здесь наверняка одни параноики служат, подозрительные и никому не верящие.
        Однако никто из кабинетов не выходил, да и навстречу не попадался: длинный коридор казался вымершим, словно на этаже вообще никого и никогда не было.
        - Странно, - прошелестел идущий за Марвином Граф, - в конторе действительно как-то пустовато. Гм, а какой нынче день? И какое число? - Он помолчал, соображая, потом облегченно сказал: - Сегодня же именины верховного президента! Значит, все на читке торжественного приказа с заключительным хоровым исполнением гимна. И разумеется, с банкетом, как же без него. Отлично. - Граф потер ладони. - Можно расслабиться, но в меру, не теряя бдительности.
        - Банкет, какой кайф, - удрученно вздохнул Далий. - Может, заглянем туда потом? Одеты как надо, даже очки шпионские при себе, кто заподозрит? Есть очень хочется, - простонал он. - Типа зверски жрать. Это боец своим бутербродом меня раздразнил, - страдальчески пожаловался Далий. - Вот же сволочь.
        - Дальше кабинета есть открытая комнатка с шкафом-раздатчиком. - Граф без радушия посмотрел на некстати оголодавшего Далия. - С закусками и минеральной водой. Причем бесплатно, для сотрудников. Поешь и приходи. Надеюсь, со здешними цифрами ты разберешься? - настороженно поинтересовался он. - Не станешь ломиться в чужой кабинет?
        - С этими - запросто. - Далий глянул на бирки. - Нормальный шрифт, читаемый, не то что на спидометре самоходки. Ну, пока. - Обогнув Марвина, Далий заторопился по коридору.
        - Пришли. - Граф остановился возле ничем не примечательной двери, точно такой же, как и остальные, но с номером двадцать пять на начищенной латунной табличке. - Давненько я здесь не был, даже жутковато заходить. - Он вытер вспотевшую ладонь о шорты и, поколебавшись, приложил руку к считывающему прямоугольнику.
        Кабинет главы президентского отдела выглядел не менее скучно, чем коридор. Левую стену закрывал стеллаж, доверху забитый пластиковыми папками, по правую сторону висела диаграмма с непонятными графиками, а в центре громоздился дубовый стол в стиле «мечта бюрократа» с пристроившимся за ним креслом. Из бытовых удобств в кабинете были лишь водяной кулер и мусорная корзина в углу. Разумеется, пустая.
        Работать в таком помещении мог только человек с воображением арифмометра, которому для делового настроя вполне хватало стола и инфошара на нем. Ни о каких уютных мелочах вроде семейной фотографии на столешнице или статуэток на стеллажной полке тут не могло быть и речи. Абсолютно функциональное оформление, где нет места чувствам - если они не связаны со служебной необходимостью.
        - Надо же, ничего не изменилось. - В голосе Графа прорезались ностальгические нотки. - Будто я никуда не уходил.
        Он прошел в кабинет, с нежностью погладил кожаную спинку кресла, отодвинул его и по-хозяйски уселся за стол. Легким прикосновением руки Граф включил инфошар: матовая сфера ожила, заполнившись непонятными Марвину цветными картинками, текстами и графиками.
        - Ты пока погуляй, воды, что ли, выпей, - рассеянно сказал Граф, листая изображения в шаре. - Займись чем-нибудь. Я тебе скажу, когда разберусь с Фемахом.
        Марвин кивнул, хотя Граф этого не мог видеть, и от нечего делать принялся разглядывать корешки папок на стеллаже. Надписи в прозрачных карманчиках-вкладышах оказались суровыми по содержанию, каждая начиналась с фразы «Дело о…». Марвин, позевывая, осмотрел верхние ряды, присел на корточки - и ногам отдых, и нижние вкладыши читаемы, - провел рукой по твердым обложкам и замер, когда палец уткнулся в самую крайнюю, самую невзрачную папку с блеклой надписью «Дело о целителе Фемахе».
        - Это я удачно присел, - пробормотал Марвин, с трудом вытаскивая папку из плотного ряда. - Это я прямо-таки молодец!
        Папка была тонкой, но в ней наверняка хранились все нужные сведения, которые Граф пытался разыскать в инфошаре. Тем более что на обложке алел гриф «Без права выноса» и вряд ли собранные под ней документы были о чем-то пустяковом из жизни беглого видящего.
        Марвин повернулся к Графу, собираясь похвастаться находкой, когда от двери донеслось негромкое предупреждение:
        - Всем оставаться на местах, никаких резких движений. Кто вы такие и что делаете в моем кабинете?
        Марвин медленно повернулся на голос.
        В дверном проеме стоял высокий мужчина в черном костюме, худой, с коротко стриженными седыми волосами. Незнакомец чем-то напоминал Графа - если его, конечно, одеть как надо - и с холодным недоумением разглядывал посетителей.
        «Они здесь что, по внешнему виду начальников выбирают? - отстраненно подумал Марвин. - Забавная идея, хотя дурацкая».
        В руке у мужчины был пистоль, направленный куда-то посередине между Марвином и Графом: чувствовалось, что незнакомец умеет обращаться с оружием и в случае чего выстрелит не задумываясь. Успеет среагировать на любое движение незваных гостей.
        Граф выглянул из-за шара и оскалился в злобной улыбке.
        - Гринвич? - ровным голосом сказал мужчина. - Интересный сюрприз. Из-под какого камня выполз, старый ублюдок? Я ведь про тебя совершенно забыл, думал, сдох давно, а ты жив. И даже вломился в мой кабинет. И даже роешься в моем инфошаре. Чертовски неожиданный поворот судьбы.
        - Я тоже рад тебя видеть, братец Дрон, мой верный заместитель. - Граф нисколько не испугался пистоля, похоже, он его вообще не заметил. Или проигнорировал как нечто второстепенное, не важное.
        - Ты понимаешь, что теперь с тобой будет? - Дрон не обращал внимания на Марвина, хотя и держал его в поле зрения. Сейчас он разговаривал только с Графом. - Ты же предатель, Гринвич. Хардосский шпион. Об этом все знают.
        - Конечно, - равнодушно согласился Граф, - иной легенды просто не могло быть. А сейчас извини, мне надо работать. - Он вновь скрылся за инфошаром. Точнее, спрятал за ним лицо.
        Дрон непонимающе уставился на Марвина, перевел взгляд на видимую за столом фигуру Графа.
        - Кто вы такие и что делаете в моем кабинете? - неуверенно произнес Дрон. - Черт, у меня такое впечатление, что это уже случалось…
        За спиной Дрона возник Далий и без лишних слов огрел его по голове твердым кофром. С размаху, по затылку. Глава президентского отдела маготехнической безопасности выронил пистоль и, обмякнув, упал на пол.
        Услышав глухой удар, Граф на секунду отвлекся от инфошара, посмотрел на лежащее у порога тело, сказал «ну-ну» и вернулся к своему занятию. По всей видимости, здоровье бывшего заместителя его не интересовало.
        Далий повесил кофр на плечо, аккуратно закрыл дверь, а затем деловито поинтересовался:
        - Я что-то пропустил?
        - Вроде того. - Марвин бросил на стол папку, подобрал и положил сверху тяжелый пистоль. - Это нынешний начальник отдела, бывший заместитель господина Гринвича. Прошу любить и жаловать.
        - Быстро же вы познакомились, - заметил Далий, обшаривая ящики стола и не обращая внимания на гневное мычание занятого поисками Графа. - Ага, то, что надо! - Он вернулся с двумя мотками канцелярского скотча и, кивком попросив Марвина помочь, принялся обматывать руки Дрона липкой лентой.
        Марвин как раз заканчивал обвязывать ноги, когда Далий тихо охнул и сел на пол, вытаращившись на лежащее перед ним тело.
        - Что случилось? - Марвин посмотрел, куда уставился напарник.
        На руке Дрона, под задравшимся вверх рукавом, явственно проступала игральная карта. Вначале она проявилась как четырехугольная припухлость с неопределенным рисунком, но очень быстро стала видна полностью - словно медленно, но верно просачивалась сквозь кожу. Наконец карта отслоилась и упала на пол, рубашкой вниз.
        - Десятка красных рыцарей, - дрогнувшим голосом сказал Далий. - Сдается мне, если бы этот тип был жив, вряд ли карта вылезла бы из него сама по себе. Как думаешь?
        Марвин приложил пальцы к шее Дрона и, не нащупав пульса, согласно кивнул. Хотя он не был полностью уверен в своем диагнозе: может, у этих созданий вообще нет сердцебиения. Особенно если вспомнить найденного в коридорах диверсанта с губчатой массой вместо внутренних органов. Конечно, можно было бы для сравнения проверить пульс у Графа, но вряд ли тот обрадуется этому смелому эксперименту. И вообще, сейчас его лучше не трогать, не то пошлет ко всем чертям. А то и подальше, с него станется.
        - Тю, - вставая, сказал напарник. - Как-то неудобно получилось. Видимо, удар не рассчитал, посох-то тяжелый, а к кофру я не привык. Зараза такая. - Он поднял карту с пола и, брезгливо держа ее на отдалении, отнес к Графу. Где и уронил на стол возле инфошара. - Слушай, гражданин поисковый, тут из твоего заместителя лишняя деталька вывалилась. - Далий постучал пальцем по разрисованной картонке. - Чего с находкой делать?
        Граф посмотрел на карту, пренебрежительно скривил губы:
        - Всего лишь десятка! К тому же пользованная. Вряд ли с нее будет какой-нибудь толк. Тем более что она от Дрона, не хочу иметь с ним ничего общего. Стукач, карьерист и подлец. И мой двоюродный брат заодно. - Он не глядя ткнул пальцем в сторону мусорной корзины. - Туда выкинь. Или возьми себе на память, как хочешь. Мне все равно.
        Далий почесал в затылке, ничего не сказал и вернулся к Марвину. Кивнув в сторону Графа, он глубокомысленно изрек:
        - Знаешь, иногда в семейных делах сам черт ногу сломит… Интересно, может, у нашего инфоспециалиста здесь еще какие-нибудь любимые родственнички есть? Типа пристроенные к хлебному месту дяди, тети, племянники и внебрачные дети. А что, я бы тоже не отказался - скажем, арестовал с десяток-другой шпионов, потом спел гимн на общем собрании, и вперед, на банкет, красота! Кстати о банкете. - Далий вытащил из кармана пиджака пару бутербродов. - Нес тебе с Графом, но ему теперь не до жрачки, у него родственник погиб. Видишь, как скорбит, прям с горя убивается, однозначно.
        Марвин с умилением взял бутерброд - надо же, не забыл! - и собрался было откусить кусок побольше, когда в дверь неожиданно постучали в несколько рук. Требовательно, по-свойски. Как будто их здесь ждали.
        Марвин посмотрел на Далия, тот на Марвина, а после оба - на Графа. Ситуация складывалась хреновая, и что теперь делать, не знал никто из напарников.
        Граф отвлекся от инфошара, настороженно посмотрел на дверь, а затем быстрым движением взял лежавший на папке пистоль. Убедился, что он взведен - Дрон не шутил, - и поставил оружие на предохранитель, до нужного момента.
        - Дрон, какого дьявола закрылся, - нетрезво заорал кто-то за дверью, - ты же обещал! Мы с собой и выпивку, и закусь принесли, открывай давай. К черту банкет с рядовыми хомячками, достали уже. Дрон!
        - Что теперь делать? - одними губами спросил Марвин.
        Граф с сожалением посмотрел на инфошар, он явно отыскал не все, но выбирать не приходилось.
        - Сюда. - Граф подошел к диаграмме на стене, дернул за свисавший рядом шнурок. Длинный плакат с графиками скользнул вверх, открыв спрятанную за ним железную дверь. Конечно же с опознавательным прямоугольником на стене, но это была не проблема. Настоящая проблема сейчас ломилась во входную дверь, стуча в нее кулаками и ногами - пластиковая панель ходила ходуном и скоро должна была сломаться. Или открыться, если замок не выдержит.
        - Тело с собой захватите, - не оборачиваясь, приказал Граф, - незачем улики оставлять. Пусть думают, что их шеф где-то загулял. Сунуться в личный аварийный лифт они не смогут, нет у них прямого допуска. А пока разберутся, что к чему, пока найдут нужного человека, мы уже будем далеко.
        - Обижаешь, начальник, - возмутился Далий, беря покойника за ноги, - мы бы и сами насчет улик сообразили. У нас с Марвином о-го-го какой опыт по тасканию мертвецов на длинные дистанции! Верно, господин верховный носильщик?
        Марвин не ответил: забрав со стола папку, он ухватил Дрона за пиджак на плечах и, поднатужившись, помог Далию занести тело в открывшуюся кабину лифта.
        Кабина была маленькой, не рассчитанной на трех пассажиров с трупом. Поэтому напарники прислонили Дрона к стенке и подперли его своими спинами; с трудом втиснувшийся Граф ткнул в единственную нижнюю кнопку - лифт закрыл дверцы и рухнул куда-то вниз. Скорость была впечатляющая, не чета разболтанному лифту для технических служб: у Марвина перехватило дыхание, он почувствовал, что становится легче. Словно вот-вот воспарит тихим ангелом над полом и стукнется теменем об низкий потолок.
        - Куда едем? - с трудом сдерживая подступающий к горлу бутерброд, просипел Далий. - Почему лифт аварийный?
        Граф не успел ответить: кабина затормозила ход, остановилась и с коротким шипением открылась. В лицо Марвину подул прохладный ветерок, пахнущий чем-то знакомым - не то чтобы приятным, нет, но вызывающим какие-то смутные воспоминания. Что-то такое, с чем Марвин уже сталкивался.
        Через плечо Графа был виден уходящий вдаль зал: громадный, ровно освещенный, с высоким арочным потолком и широкой площадкой ожидания. По правую сторону зала - в неглубокой траншее вдоль облицованной мозаичными портретами стены - тянулись поблескивающие сталью рельсы.
        - Это же метро! - сдавленно произнес Далий и все-таки не сдержал съеденное, хорошо хоть Граф успел выйти из кабины. - Извиняюсь, - не слишком смутился напарник, - я не нарочно. Давка, духота, свободное падение. Обычный форс-мажор.
        - Верно, - пропуская мимо ушей ненужные оправдания, согласился Марвин, - здорово напоминает узловую станцию столичного метрополитена. И наш хранилищный этаж заодно. Эй, Граф, куда родственничка девать? - Он повернулся к Дрону и невольно отшатнулся.
        За время короткой поездки труп успел превратиться в мумию - темно-коричневую, с острыми скулами, впалыми глазницами и торчащими из рукавов пиджака пальцами-когтями. Костюм висел на иссохшем теле грузным мешком, отчего казалось, будто стоит до него дотронуться, как одежда мгновенно упадет, рассыпав в прах истлевшие под ней мощи.
        - Загермард, - увидев мумию, хрипло сказал Далий, - даже два раза загермард. Эдак я одним бутербродом не отделаюсь, эдак мне еще и рулон туалетной бумаги понадобится. Нет, ну разве можно так пугать! Ей-ей, натуральное свинство со стороны гражданина усопшего.
        Он выскочил из кабинки, не собираясь притрагиваться к мумии. Марвин тоже не горел желанием вытаскивать мертвеца, куда его потом девать? Пусть стоит себе в лифте, где тихо и спокойно - действительно, чем не склеп? Конечно, мумию когда-нибудь найдут, возможно, очень скоро, но на теле нет никаких ран. А потому, решил Марвин, скорей всего смерть Дрона спишут на резкое обострение нус-проклятия. Обычное дело для здешних мест.
        Марвин отошел от захлопнувшихся дверец кабинки и лишь затем вспомнил о забытой на столе карте. Которая все объяснит сослуживцам Дрона, ведь они наверняка тоже пользовались услугами Фемаха. Высокопоставленное руководство как-никак, не рядовые офисные хомячки.
        - Ну и черт с ним, - грубо сказал Марвин, - ну и плевать. Да пошло оно все!
        - Чего ругаешься? - оглянулся на ходу Далий. - На мой бутерброд наступил, что ли? А, мелочи. Нас однажды в поле на учения возили, мы там как идиоты в противогазах бегали. И типа регулярно падали по команде «взрыв», «вспышка слева, вспышка справа», а поблизости коровы паслись. Знаешь, упасть в свежее коровье дерьмо гораздо круче, чем запачкать туфли каким-то крохотным бутербродом. Один плюс - меня объявили подорвавшимся на мине и освободили от дальнейшей беготни. Отправили форму отмывать.
        Марвин невесело улыбнулся, однако байка Далия настроение ему все равно не подняла.
        - А что за вспышки-то? - вяло спросил он в спину напарника. - Я не въехал.
        - Знамо дело какие. - Далий оглянулся, хитро подмигнул старшему. - У нас же с лунтарями вооруженное до зубов перемирие, забыл, э? С тех пор как они на города свои реактивные метеоры направили, а мы им в отместку закрыли щитом солнце. Ну, ссыльные преступники-повстанцы. На Луне которые.
        - Разумеется, - кивнул Марвин, - а как же.
        Ни о каких лунтарях он слыхом не слыхивал, не было в его реальности подобных тюрем-поселений. В который раз Марвин убедился, что при множестве бытовых совпадений их действительности сильно разнятся: в его стране закоренелых преступников отправляли через магочервоточины в параллельный мир. Неизведанный, без возможности возвращения.
        Марвин ускорил шаг, нагоняя товарищей.
        Граф шел впереди, выискивая взглядом что-то известное лишь ему одному. Пистоль, небрежно засунутый сзади за кожаный поясок шорт, выглядел нелепо и опасно - Марвин не доверял поставленному на предохранитель оружию. Особенно когда оно не в кобуре, а болтается невесть в каком месте. Хотя был уверен, что Граф умеет обращаться с пистолем и знает, что делает.
        - На, посмотри. - Марвин протянул Графу захваченную из кабинета папку. - Не знаю, что там, но название по теме. Про Фемаха, секретное.
        Граф остановился, раскрыл папку и, словно позабыв, куда и зачем шел, начал торопливо перелистывать сшитые в углу листы. Марвин с надеждой поглядывал то на Графа, то на забитые машинописным текстом страницы, ожидая окончательного вывода. В том смысле, пригодилась папка или нет, найдет в ней Граф недостающие сведения или же ей прямая дорога к Далию, вместо желанного рулона туалетной бумаги.
        Граф внимательно прочитал последние страницы, закрыл папку, а после с размаху запустил ею в мозаичную стену. Черная обложка стукнулась о портрет верховного президента и рассыпалась листами по траншее; сквозняк над рельсами подхватил секретные документы и, шелестя бумагой, поволок их к черному входу в туннель.
        Марвин перевел взгляд с улетающих страниц на Графа, вопросительно поднял брови.
        - Больше не нужны, - коротко бросил тот, собираясь идти дальше. Но, видя, что Марвин с Далием продолжают смотреть на него, снизошел до объяснений: - Вся найденная информация по Фемаху теперь тут. - Граф постучал себя пальцем по виску. - Собранная из разрозненных кусков в единое целое.
        - Тогда давай делись этим целым, - потребовал Марвин. - Нам ведь тоже интересно! Как-никак одно дело делаем.
        - И почему лифт - аварийный, - некстати напомнил Далий. - Надоело быть заинтригованным. Я, может, устал от непонимания.
        - Слушайте, господа любознательные, - Граф упер руки в бока, - вам не кажется, что здесь не слишком подходящее место для долгих разговоров? Сейчас найдем транспорт и двинем к вашему Фемаху. Туда, где его содержат. А по пути я все расскажу… Насчет лифта. - Граф отвернулся и зашагал дальше. - Во дворце у каждого руководителя есть личный аварийно-спасательный эвакуатор на случай военной атаки или крупномасштабной диверсии. Для спуска в секретное метро с последующим отъездом в запасной центр управления. В защищенный подземный бункер, если точнее. Достаточно благоустроенный и комфортный.
        - Бедные конторские хомячки, - вздохнул Далий, исподтишка толкая Марвина в бок локтем, - а их, стало быть, на произвол судьбы, да? Ни спецлифта, ни бункера, ложись и помирай. Нет, ребята, с таким подходом вам никогда не добиться популярности у офисных масс! Они, массы, печенкой чувствуют, что их в любой момент могут кинуть, а потому фиг будут выкладываться на работе по полной.
        Граф не ответил, его мало заботили как «офисные массы», так и абстрактные рассуждения Далия. Дойдя до конца платформы, он спустился по служебной лесенке на уходящую в туннель бетонную дорожку.
        - Нам сюда? - Далий с озабоченным видом остановился возле ступеней. - Я вообще-то надеялся, что ты организуешь какой-нибудь президентский состав. Или хотя бы депутатский вагон с самоходным двигателем. А в итоге, получается, опять придется пешком, как простому электорату?
        - Размечтался насчет состава, - хохотнул из темноты Граф. - В техническом отсеке стоит дрезина, на ней и поедем. Туда, куда нам нужно, вагоны не ходят.
        - Дрезина хоть с моторчиком? - уныло спросил Далий, спускаясь на тропинку.
        - С ручным приводом, - гулко донеслось из туннеля. - Причем на двоих. Вам обоим скучать не придется!
        - Зашибись, - выразительно сказал Далий. - Загермардский загермард, блин.
        Как ни удивительно, Марвин был с ним абсолютно согласен.
        ГЛАВА 14
        Дрезина мчалась по рельсам, дробно постукивая колесами на частых стыках.
        В туннеле было сыро, в меру прохладно и не слишком темно: бурые от плесени потолочные лампы вполне позволяли различать окружающее. Недалеко, всего шагов на десять - пятнадцать, но и это уже было кое-что. Все ж не кромешный мрак.
        Однако смотреть в общем-то было не на что - заросшие мхом стены выглядели скучно и уныло, а путь впереди казался бесконечным. Оставленный позади туннель тоже не внушал оптимизма: Марвин с тревогой ждал, что в сумерках вот-вот вспыхнет мощный прожектор и усиленный мегафоном голос рявкнет что-нибудь вроде: «Остановиться! Всем лечь, руки за голову!» А после прозвучит предупредительная очередь поверх голов. Или сразу на поражение, чего церемониться с хардосскими шпионами.
        Но время шло, а прожектор не загорался. В конце концов Марвину надоело оглядываться в ожидании погони, да и работа с рычагом отгоняла дурные мысли. Впрочем, как и любые другие. Сложно рассуждать о чем-то, когда приходится постоянно опускать и поднимать руки, опускать и поднимать… Как на бессмысленной, осточертевшей физкультурной зарядке.
        «Чтобы я хоть когда-нибудь согласился на подобную авантюру! - смахивая пот со лба, раздраженно подумал Марвин. - Проклятая дрезина, неужели Граф действительно не мог организовать что-нибудь более подходящее?»
        Похоже, Далий был того же мнения. Он злобно сверлил взглядом развалившегося на дощатой скамейке Графа - нога на ногу, пиджаки напарников для мягкости, руки вдоль спинки, взгляд сонный - и бормотал под нос что-то нечленораздельное. Наверняка ругательное.
        Кофр с посохом мерно раскачивался над плечом Далия, напоминая Марвину работающий стеклоочиститель самоходки. Положить ценный груз на пол дрезины напарник отказался наотрез, по принципу «все свое ношу с собой». Или на себе, для полной надежности.
        - Граф, - не оборачиваясь к скамье, хрипло позвал Марвин, - нам еще долго ехать? Руки уже отваливаются. И пить хочется.
        - Некоторое время, - зевнув, уклончиво ответил тот. - Ничего, войдете в рабочий темп, станет легче. По пути будет остановка, там, надеюсь, отыщем воду. Может, где-нибудь и еда завалялась, кто знает! Я много лет в тех местах не бывал - ветка старая, заброшенная, инспектируется раз в пять лет. Да и то чаще всего только на бумаге, в плановых отчетах. Кому охота ездить по глухим местам.
        - Не удивлюсь, если там водятся призраки. - Марвин откашлялся, плюнул на убегающие назад бетонные шпалы. - Нечисть просто обожает заброшенные подземелья. Особенно которые фиктивно проверяются.
        Он попробовал представить себе подземную станцию, всеми забытую, кишащую привидениями, но ничего не получилось. Вместо злобной нечисти почему-то виделся ряд торговых автоматов на перроне, с рядами запотевших баночек пива и упакованными в целлофан горками бутербродов. Марвин почувствовал, как набегает голодная слюна, и замотал головой - приятное наваждение рассеялось без следа, оставив во рту несуществующий привкус хмеля. - Марвин, - едва слышно позвал Далий, - у меня офигенная идея. - Он украдкой глянул на Графа - тот клевал носом, безразличный к проблемам тягловой силы - и продолжил заговорщицким шепотом: - Алле, прачечная-фигачечная, ты же у нас типа видящий с полномочиями! Так какого хрена мы плетемся на этой развалюхе, зарабатывая мозоли и спинную грыжу? Давай-ка меняй реальность в нашу пользу, мне до чертиков надоела и эта ручка, и эта дрезина, и этот нагло дрыхнущий паразит графского сословия.
        - Интересная мысль. - Марвин вытер щеку о плечо, оставив на рубашке мокрое пятно. - Можно попробовать, только за результат я не ручаюсь. А еще я не могу одновременно толкать дрезину и пытаться работать с комплексом. Мне надо сосредоточиться, иначе ничего не получится. Хотя бы на полу посидеть, отвлечься от туннельной реальности.
        - Валяй, сосредотачивайся, - великодушно дозволил напарник. - Я уж как-нибудь сам ручку подергаю. Ты, главное, напрягись по-правильному, нашамань чего-нибудь крутое, чтобы быстренько до цели добраться. Кстати, - спохватился Далий, - а какая у нас цель? В смысле куда мы едем?
        - Действительно, - растерянно согласился Марвин. - Я ведь должен представить себе конечное место, иначе какой смысл шамански напрягаться. Эй, господин пассажир! - Он повернулся к похрапывающему, неловко завалившемуся на бок Графу. - Ты ведь обещал нам рассказать о Фемахе. Давай отрабатывай поездку, не то живо к рычагу пристрою.
        Граф сел, потер глаза пальцами и, высморкавшись на рельсы, веско ответил:
        - К рычагу не встану, у меня застарелый радикулит. Не хватало, чтобы я расклеился посреди дороги. А насчет Фемаха согласен, давно надо было, но как-то не получилось. Как-то забылось. Хроническая утомляемость, наверное. Возрастное.
        Далий сочувственно покивал, сказал вполголоса: «Пр-роклятая старость!», но Граф сделал вид, что не расслышал. Марвин показал напарнику кулак, но ушлый Далий, беря пример с Графа, притворился, что не заметил.
        - Итак, - Граф поерзал, устраиваясь поудобнее на пиджаках, - вот вам обещанная история. Коротенько, без особых подробностей, которых я, увы, не знаю. Только официальные факты, а также городские слухи и сплетни, которые иногда бывают важнее фактов… Вы слушать-то слушайте, а от работы не отвлекайтесь, - указал он, заметив, что дрезина начала ехать медленнее. - Понимаю, что устали, крепитесь. Скоро будет первая остановка, платформа «Сортировочная» с нужной нам развилкой. Там и отдохнете. Если, хе-хе, призраки не помешают.
        История о Фемахе оказалась действительно короткой, хотя рассказывал Граф ее долго: он то и дело начинал клевать носом, сонно понижая голос, отчего слова пропадали за перестуком колес. Тогда Марвин громко спрашивал в потолок: «А вот кого на рычажные работы?», после чего рассказ становился гораздо бодрее.
        …После таинственного исчезновения главы президентского отдела маготехнической безопасности Фемахом занялись всерьез. Слишком уж подозрительной казалась это странная пропажа, аккурат во время допроса. Дело в том, что о главе отдела помнили - вернее, знали, что был такой. Да и как же без него, когда должность есть, кабинет тоже наличествует, а самого начальника нигде нет.
        Однако как звали главу безопасности, как он выглядел и сколько ему было лет, не помнил никто. Заодно исчезли все архивные сведения о нем, что указывало на явную вредительскую магию. Вполне возможно, что в непонятном происшествии были замешаны спецслужбы Хардосса, а это круто меняло ситуацию с Фемахом, который мог оказаться засланным вражеским агентом. И его чудесное лечение - всего лишь хитрая уловка, чтобы добраться до верховного президента для выполнения задания. Наверняка диверсионного.
        С Фемахом принялись работать штатные техномаги, которые не умели исцелять нус-проклятие, но могли вывернуть сознание человека едва ли не наизнанку. Колдуны без особых усилий выудили из подследственного все, что хотели. Вернее, то, что смогли найти: оказалось, что самозваный целитель имеет о своем прошлом крайне смутное представление, словно кто-то уже основательно поработал над его личностью…
        «Видимо, состояние бреда оказалось сильнее магии допроса, - с ожесточением толкая надоевший рычаг, подумал Марвин. - Что-то вроде самоблокировки, несомненно. Представляю, сколько пурги накопилось в башке гражданина Фемаха, лопатой не разгребешь! Бедные техномаги».
        …Но кое-какие сведения о прошлом все же сохранились - хотя бы о том месте, где когда-то жил Фемах; о странной обители с бесконечным количеством коридоров, этажей и залов. И о сотрудниках, с которыми работал Фемах. И о том, как он проник в мир через запрещенный к исследованию канализационный лабиринт.
        Про окраинные стоки под городом знали все, но спускаться в них было категорически запрещено. Впрочем, никто туда и не стремился, даже отчаянные диггеры - потому что ушедшие в лабиринт, как правило, не возвращались. А те, кто сумел вернуться, выглядели поистине чудовищно. И их немедленно уничтожали.
        Бытовала негласная теория о том, что нус-проклятие зародилось именно в сливных стоках, в их недрах. Поэтому - сделали неожиданный вывод допросные маги - Фемах, как и его многоэтажная обитель, на самом деле являлись порождением магического лабиринта. То есть целитель был не человеком, а некой колдовской силой, принявшей человеческий облик. А потому, раз Фемах нелюдь, с ним можно было не церемониться.
        К тому же, по слухам, вылеченные Фемахом расплачивались с ним вовсе не деньгами, а своими душами, которые тот нечувствительно похищал у пациентов без их ведома. Из-за чего многие в городе считали Фемаха демоном, хотя никто и никогда не говорил ему такого в лицо. Но шептались у целителя за спиной.
        Было принято решение отобрать у нелюдя его целебные карты (ведущие техномаги сумели разобраться, как ими пользоваться, после чего демон Фемах стал никому не интересен), а самого Фемаха расчленить. На всякий случай, для спокойствия в столице. Но с возможностью дальнейшего восстановления, мало ли зачем еще может понадобиться канализационный демон…
        Марвин помотал головой, стряхивая пот с лица, оторвал взгляд от пола дрезины и посмотрел на Далия - как там напарник, не умучился ли? Не пора ли в самом деле устроить перерыв?
        Напарник не умучился. Уставившись на Марвина гипнотическим взглядом, Далий безостановочно внушал торопливым шепотом: «Шамань-шамань-шамань-шамань…» Самих слов Марвин не слышал, но смысл был прекрасно понятен по движению губ и страдальческой физиономии Далия.
        - Ага, сейчас все брошу и начну, - огрызнулся Марвин, но тоже беззвучно. Чтобы не отвлекать Графа от познавательного монолога.
        …Однако вскоре выяснилось, что в заветной колоде нет старших, самых важных карт. Их не оказалось ни при целителе, ни в номере, где он жил. И что самое интересное, Фемах даже под пытками не сказал, куда пропали те карты, говоря только, что он не помнит. А проверка сознания лишь подтвердила его слова.
        Для поиска другой, полной колоды в мифическую обитель был послан подготовленный магами лазутчик. Его, можно сказать, отправили на верную гибель - никто особо не верил в успех операции. Хотя некоторые шансы у посланника все-таки были: техномаги скопировали из сознания Фемаха пройденный им путь по подземному лабиринту. Который должен был вывести лазутчика в обитель, населенную такими же, как Фемах, демонами. А дальше ему предстояло действовать по обстоятельствам.
        Лазутчика снабдили копиями необходимых ключей - их вид и свойства взяли из памяти Фемаха - и прочим, что могло пригодиться при вылазке. «Прочим» в первую очередь была кукла, уменьшенная копия чернокожего демона, свирепого хозяина обители. Которого нужно было убить сразу по прибытии на место, проткнув куклу железными иглами, с одновременным произнесением вслух истинного имени демона.
        К сожалению, это действие не убивало хозяина обители окончательно - ведь он, как и любой демон, был бессмертен, а потому в случае гибели мог вновь возродиться. Но пока иглы оставались в кукле, оживший демон немедленно умирал, чтобы тут же возродиться - а затем умереть снова. И так раз за разом, год за годом, век за веком; до тех пор, пока кукла не истлеет в пыль. Или из нее не выдернут иглы…
        «Вот оно в чем дело. - Марвина обдало холодком от неожиданной догадки. - Вот чего на самом деле боялся шеф. Не разовой гибели, что она ему, а именно замкнутого цикла смерти и рождения, из которого невозможно вырваться. Ах черт, какая жуткая услуга со стороны обители! Совершенно не предусмотренный создателями особняка логический парадокс… Кстати, Далий когда-то говорил об ограниченном количестве оживлений, - к месту припомнил Марвин. - Ну, хоть какой-то плюс от недоделанного бессмертия. Надо же как бывает».
        - …Судя по отчетам, - тем временем лекторским тоном продолжал вещать Граф, - маги поместили разобранного Фемаха в старинный, давно заброшенный правительственный бункер с башней, попасть в который можно только через подземку дворца. Куда мы сейчас и едем.
        - Это чего же он заброшенный? - Далий бросил гипнотизировать Марвина и переключился на Графа за его спиной. - Чума там, что ли, случилась?
        - Чума не чума, а техногенная катастрофа была, да, - кивнул Граф, флегматично почесывая пупок сквозь дыру в майке. - Давным-давно. Короче, мы едем в минусовник. В самое, так сказать, логово нусов.
        - Что?! - одновременно воскликнули Марвин и Далий. Но по разному поводу.
        - Не видел я там никакой башни, - оглянувшись на Графа, хмуро сказал Марвин. - Только ржавая вышка и цеховые развалины.
        - Пилить на дрезине аж до минусовника? - возмущенно сказал Далий. - Я же руки до локтей сотру!
        Граф в затруднении пожевал губами, не зная, на чью реплику отвечать в первую очередь. Наконец сделал выбор и, глядя на Далия, ободрил его:
        - Не все столь грустно, нетерпеливый ты наш. На «Сортировочной» должен стоять мотовагон для челночных поездок в бункер. Если он на месте, то дальше поедем на нем - не слишком быстро, но зато без стертых рук и кровавых мозолей.
        - Эт-хорошо, - успокоился Далий. То, что они ехали в минусовник, его ничуть не беспокоило: подумаешь, живые мертвецы! Главное, посох при нем, а остальное как-нибудь обойдется. Как-нибудь отстреляется.
        Далию очень хотелось еще разок поохотиться в заповедных нусовых местах.
        - Что до бункера с наблюдательной башней, - Граф посмотрел на Марвина, - ты и не мог ее видеть. Башня наполовину уничтожена взрывом, потому разглядеть оставшуюся часть за цеховыми стенами невозможно. Но она есть, я лично ее изнутри осматривал. И сверху тоже был, глядел на минусовник. - Граф, кряхтя, улегся на скамье, высунув не уместившиеся ноги за боковое ограждение. - Вид не очень чтобы, но, главное, нусам в башню не забраться. Это мы плановую инспекцию делали, - любезно пояснил он в спину вернувшегося к рычагу Марвину. - Лет десять тому назад. Решали комиссией вопрос о консервации открытого этажа. В смысле надо его бетоном заливать или так сойдет. Решили, что сойдет, а в отчетах указали о проведенных работах по бетонированию верхних помещений. Разумеется, с хорошо продуманной системой выплаты из казны. Короче, деньги осваивали. - Граф перевернулся на спину, подложил под голову руки.
        - А как же работяги? - не утерпел честный Далий. - Их ведь могли спросить по поводу выплат! Вы бы тогда всей комиссией под фанфары загремели.
        - Ерунда, - лениво отозвался Граф. - Черновые рабочие, занятые на сверхсекретных объектах, по завершении работ подвергаются стиранию памяти и расселению по стране. Ну, мы как бы и расселили. - Граф засмеялся сухим, неприятным смехом.
        Платформа «Сортировочная» объявилась внезапно.
        Марвину казалось, что замшелому туннелю не будет конца, что толкать дрезину придется и впрямь до кровавых мозолей, что они все в конце концов попросту сдохнут от жажды и голода. Однако когда впереди вспыхнул яркий - по сравнению с туннельным - свет, Марвин вдруг понял, что мог бы еще ехать и ехать. Как верно предупредил Граф, они действительно вошли в рабочий темп, из которого теперь придется выходить. И Марвин уже заранее знал, насколько это будет отвратно, как начнут болеть мышцы рук и как станет ныть пресс живота.
        «Вернусь в обитель, займусь спортом, - в который раз твердо решил Марвин. - Совсем форму потерял от непыльной работы. И вообще, больше никаких хрустальных фонтанов, бриллиантовых дождей и прочих коньяков. Интересно, есть ли на этажах что-нибудь вроде спортзала? Надо будет спросить у Далия, если не забуду». Но, разумеется, забыл.
        Потому что дрезина подъехала к платформе - длинной, покрытой тротуарной плиткой, с высокими колоннами и пристроившимися возле них шкафами-холодильниками. Сквозь стеклянные дверцы виднелись ряды алюминиевых банок с золотым тиснением - судя по богатому оформлению, в них была не минеральная вода. И даже не лимонад.
        Воздух в зале оказался сухим и прохладным, видимо, здесь работала система кондиционирования. Марвин поежился под мокрой от пота, враз ставшей ледяной рубашкой, хотел было согнать Графа с насиженных пиджаков, но передумал - а, само обсохнет и нагреется. Уж как-нибудь обойдется без лишней одежды, не на званый ужин едет.
        А над всем этим благолепием сияли белые потолочные лампы, удивительно чистые, без единого пятнышка плесени. Да и сам потолок выглядел свежим, будто недавно отремонтированным. Похоже, вездесущий мох не приживался в проветриваемом зале «Сортировочной».
        Далий с радостным воплем перепрыгнул с дрезины на платформу. Подбежав к ближайшему шкафу, он открыл дверцу, выхватил оттуда банку и, дернув за колечко, приник губами к жестянке.
        - Стой, вредитель! - с опозданием заорал Марвин. - Какого черта нажираться перед ответственным делом! - Но было поздно, напарник уже допил содержимое банки и замер с ошарашенным видом. Будто наглотался впопыхах чего-то очень неожиданного, можно сказать, невероятного. Например, мифической амброзии богов. Или огуречного рассола фабричной разливки.
        Марвин осуждающе покачал головой, однако дело было сделано. Он перетряхнул слежавшиеся пиджаки, вынул из нижнего едва не забытый дальнофон - шеф желчью изошел бы из-за дурацки утерянного раритета, - шагнул на тротуарные плитки и направился к Далию. Марвин еще не решил, что станет делать - то ли отчитает Далия за самоуправство, то ли тоже выпьет пива. Почему бы и нет?
        Он сунул дальнофон в задний карман брюк, потуже затянул пояс: тяжелая коробочка весила словно набитый мелочью кошель базарного менялы. Того гляди, без штанов останешься.
        - Как впечатление? - выходя на платформу, с сарказмом поинтересовался Граф. - Забористое пивко, да?
        - Но оно же безалкогольное! - перехваченным голосом просипел Далий. - Какое издевательство. За что мне это, за что?!
        - Зона трезвости, - назидательно пояснил Граф. - Чуть дальше есть шкафы с минеральной водой и соками. Но, думаю, соки ты не будешь, - видя, как Далий берет следующую жестянку, верно рассудил Граф.
        Марвин миновал шкаф с неправильным пивом, прошел к следующему. Выбрал банку с нарисованным на ней водопадом и, осторожно попивая чересчур холодную минералку, огляделся по сторонам.
        Зона трезвости, как ее назвал Граф, имела два пути. По другую сторону платформы, в дальнем ее конце, громоздился мотовагон с поблескивающими стеклами окон. Подземная самоходка была небольшой, раза в два меньше привычного вагона метро; взяв еще одну банку про запас, Марвин пошел осматривать находку.
        Пара застекленных дверец вагона открывались снаружи и, скорей всего, вручную. Потому, не обнаружив возле никелированных ручек замков, Марвин рывком сдвинул одну из дверей в сторону. В темном салоне сразу зажегся свет, а под полом что-то басовито загудело.
        - Эй-эй! - испуганно крикнул издали Граф, голос эхом отдавался от стен. - Не вздумай закрывать дверь! Там сплошная автоматика, запросто уедешь один, без нас.
        - Тогда поторапливайтесь, - таким же гулким эхом отозвался Марвин. Он допил остатки минералки, швырнул пустую жестянку под колеса. - Нечего время зря терять! - Марвин вошел в салон, огляделся и от неожиданности чуть не выронил запасную банку.
        В головной части вагона, между протянувшихся вдоль стен кожаных диванов стоял раскладной столик. На нем высилась горка безымянных консервов, рядом лежали запечатанные в целлофан пластиковые вилки-ложки, стальная открывалка и пачка салфеток. Продуктовый комплект был по-хозяйски накрыт полиэтиленовой скатеркой: судя по едва видимому слою пыли, столик появился здесь недавно. Хотя, с учетом платформенной вентиляции и герметично закрытых дверей, мог стоять тут уже год. А то и больше.
        Бесхозный стол с продуктами смотрелся в заброшенном вагоне несколько зловеще. И даже как-то пугающе.
        - Салют, шеф-начальник! - вваливаясь в дверь, пропыхтел Далий. - Я на дорожку пивка организовал, пусть барахло, но все ж лучше минеральной отравы. Только жратвы нигде не нашел. - Он бросил на пол увесистый куль, наспех сделанный из пиджака со связанными рукавами. - С едой у господ трезвенников проблема, ага. Они, гады, небось одним туннельным мхом питались, по своей диетической извращенности. Потому-то все и вымерли. То есть перестали сюда ездить… Опаньки, сюрприз. - Далий с воодушевлением уставился на консервную горку. - Беру свои слова назад. В смысле про мох и поголовное вымирание. Радость-то какая!
        Вошедший в салон Граф со щелчком захлопнул дверь - свет в вагоне предупреждающе моргнул, платформа за окнами поплыла назад - и лишь затем поинтересовался:
        - Ну, и в чем, скажи, твоя радость?
        - Глади. - Далий указал рукой на стол. - Я-то думал, что в вашем управлении сплошь дураки сидят, ничего в дальних поездках не смыслят, а оно вон как! Забота о пассажирах в лучшем виде.
        Граф подошел к столу, осмотрел его. Затем сел на диван, закинул ногу на ногу и сообщил:
        - Никаких продуктовых запасов в мотовагоне не предусмотрено. Это явно чья-то самодеятельность.
        - Пофиг, - сказал Далий, нетерпеливо швыряя кофр на соседний диван. - Я жрать хочу, а не рассуждать, откуда здесь харчи. - Он сорвал пленку со столика, вскрыл первую попавшуюся банку; в воздухе пронзительно запахло чем-то вкусным.
        Марвин услышал, как у него громко заурчало в животе.
        Далий взял вилку, подмигнул Марвину и, сказав: «Великий шаман, однако», - бодро занялся едой. То есть начал обещанно жрать-жрать-жрать: за мелькающей вилкой было трудно уследить.
        Без сомнений, напарник считал, что невесть откуда взявшийся столик - дело рук Марвина. Типа нашаманил по просьбе оголодавшего подчиненного.
        Марвин вовсе был не уверен в своей причастности к появлению консервов. Хотя, конечно, есть он хотел не меньше Далия, но времени, чтобы как-то воздействовать на реальность, у него попросту не было. Но даже если бы Марвин и сумел сделать это подсознательно - пока толкал дрезину и мечтал об отдыхе, - то полиэтиленовую скатерть он все равно создавать бы не стал. Просто в голову не пришло бы. И в подсознание тоже.
        - Хлеба только не хватает, - облизывая пальцы, заметил Далий. - Вообще классно было бы.
        - Это чтобы не переедать, - присаживаясь к столику, сказал Марвин. - Лишние калории, ожирение с одышкой, повышенное давление, то да се. Вредно для здоровья.
        Далий оказался категорически не согласен, о чем тут же заявил; Граф поддержал точку зрения Марвина, и между двумя знатоками диеты немедля возник жаркий спор. Марвин в перепалку не вникал, пустое занятие - он молча ел что-то тушеное из банки без этикетки, обдумывая сложившуюся ситуацию.
        А подумать было над чем.
        По словам Графа, демон по имени Фемах пребывал нынче в хирургически разобранном состоянии. Марвин понятия не имел, как выглядит место хранения расчлененного демона, но отчего-то перед глазами возникала картинка мрачного подвала с рядами эмалированных чанов, в которых плавали потроха бедолаги-видящего. Так оно было на самом деле или нет, но суть проблемы от этого не менялась.
        Ведь для того, чтобы забрать Фемаха в обитель - или убить, как советовал шеф, - надо было сначала восстановить беглого видящего. Собрать его в целого, не отредактированного техномагами человека, а уж после решать, что с ним делать.
        Конечно, был и другой вариант: не возиться с восстановлением, а попросту уничтожить найденные части господина Фемаха. Одну за другой, одну за другой… Стоило Марвину представить себе, как он вытаскивает из чанов трепещущие кишки-селезенки и топчет их, оскальзываясь на сизых ошметках, как ему едва не стало дурно. Вплоть до того, что совершенно расхотелось есть.
        Марвин поставил на стол консервную банку, вынул из пиджачного куля жестянку пива и залил им застрявший в горле ком. Кстати, пиво оказалось неплохим, несмотря на огорчившую Далия безградусность.
        «Но даже в этом мерзком случае, - уныло подумал Марвин, - есть риск, что уничтоженные части тела Фемаха будут поддерживать существование этого мира. Как святые мощи творца, нетленные и всемогущие. И даже сожженные, они все равно никуда не денутся, останутся рассеянным повсюду пеплом - продолжающим делать свое дело.
        А может статься и так, что оживленный, а затем убитый Фемах возродится в приемной кабине особняка. Невзирая на то что отрекся от „Обители черного дракона“. Что ж, тогда Фемах становится личной заботой шефа с Жанной, а эта парочка будет чертовски рада повидаться с беглецом.
        В любом случае мир Фемаха должен быть разрушен. И точка».
        - …Ты что, с открытыми глазами спишь?
        Марвин почувствовал, как его трясут за плечо, вздрогнул и пришел в себя. Судя по нагревшейся в руке банке, просидел он в задумчивости довольно долго.
        Похоже, спор давно закончился: Граф дремал, устроившись на свободном диване и положив мешающий пистоль на пол, а у ног Далия валялись пустые жестянки из-под пива. Сам же напарник выглядел заметно поддатым, что было по меньшей мере странно.
        - Ого! Да ты, я вижу, ухитрился безалкогольным надраться? - с уважением заметил Марвин. - Молодец, спецом. Профессионал.
        - Это я по памяти, - нетрезво отмахнулся напарник. - Типа условный рефлекс на вкус хмеля. Ерунда, скоро пройдет. Ты мне вот чего скажи, - голос Далия стал грустным, - а как быть с Рипли? Жалко ведь девчонку, пропадет вместе с этой поганой реальностью ни за что ни про что. Погибнет, понимаешь, в расцвете лет, и никто не узнает, где могилка ее. - Далий насморочно шмыгнул, утер нос пятерней и выжидающе уставился на Марвина. Глаза напарника подозрительно блестели, но Марвин списал это на начинающуюся простуду от слишком холодного пива.
        - Ты сначала разрушь ту реальность, а после страдай, - буркнул он, ставя надоевшую банку на стол. - Думаю, ничего страшного не случится. Ну, погибнет, ну, очнется в приемной кабине, делов-то.
        - А если не очнется? - надрывно спросил Далий. - Она же из другого мира, пришелица, вдруг кабина не сумеет ее восстановить? Или восстановит, но как-нибудь не так, как-нибудь навыворот. У нее ведь совсем иное устройство биологии, не то что у нас с тобой! Бедная девочка.
        Терпению Марвина пришел конец. Он хотел было сказать Далию, что тот уже достал своими переживаниями; что напарник и сам пришелец дальше некуда; что Рипли та еще штучка, невесть кто и невесть откуда… Но не успел.
        Под полом раздался скрипучий звук тормозящих колес, пустые банки покатились между ножками стола, а за темными окнами вдруг разгорелась яркая искусственная заря.
        Мотовагон прибыл на место.
        В самое, как выразился Граф, логово нусов, в запретный для любых посещений минусовник. Он же местонахождение древнего бункера, он же секретное хранилище расчлененного демона. Короче, место, не предназначенное для долгой и спокойной жизни.
        - Что-то быстро управились. - Далий посмотрел в запотевшее матовое окно, ничего там не увидел, оглянулся на спящего Графа и зычно крикнул: - Подъем, ваше сиятельство! Сейчас мы быстренько проберемся в кладовку с запчастями Фемаха, быстренько его оживим и быстренько смоемся в направлении к ржавой вышке. А там через люк в подземный лабиринт, и вперед, в обитель, на заслуженный отдых с премиальными.
        В отличие от Марвина у Далия сомнений не было. Да и то, чего зря голову ломать: пришли, арестовали, увели. Ну, или как получится.
        - Шеф рекомендовал Фемаха с собой не брать, - веско намекнул Марвин. - Решить с ним вопрос на месте. Окончательно, без затей.
        - Поддерживаю, - легко согласился напарник. - Не то мучайся, тащи его, слушай жалобы на трудности похода и застарелый геморрой. А тут бац, и он уже в обители, типа своим ходом. Лично мне идея нравится! - Далий подобрал с пола пиджачный куль, вытащил из внутреннего кармана забытые темные очки. Нацепив их на нос, он скептически оглядел пиджак, безрезультатно подергал связанные рукава. Сказал: - Проще новый купить, - и зафутболил его под стол.
        - Очки-то зачем? - поинтересовался Марвин, удивляясь тому, что они до сих пор целые. Особенно если вспомнить, как Граф сидел-валялся на тех пиджаках. Или как Далий приволок пиво.
        - Я же говорил, нужная в хозяйстве вещь. - Далий взял с дивана кофр, вынул из него посох и, разминая руки, с силой крутанул оружие над собой. - Для взлома заблокированных комнат на этажах. Тайных, никому не доступных… Эх, а как обзавидуется шеф! - Похоже, последняя фраза была здесь самой главной.
        - Точно, - вспомнил Марвин. - Золото-бриллианты, да-да.
        Граф встал, кряхтя, подобрал пистоль с пола, сунул его за пояс шорт и направился к выходу. Открыв дверь, он вышел из вагона, осмотрелся; не заметив ничего подозрительного, Граф призывно махнул рукой напарникам.
        - Итак, приступаем к заключительной фазе операции, - останавливаясь в дверном проеме, зловеще предупредил Далий. - Марвин, держись за мной! В случае чего беру огонь на себя и геройски погибаю, а ты заканчиваешь начатое, жестоко мстя врагам.
        Марвин вздохнул и выставил напарника из вагона классическим пинком коленом под зад. А затем вышел следом.
        Бункерная площадка почти ничем не отличалась от «Сортировочной». Разве что здесь не было холодильных шкафов с напитками и второго пути по другую сторону платформы, а в остальном она выглядела, будто их строили по одним и тем же чертежам. Для экономии средств на разработку проекта.
        В конце платформы - неподалеку от мотовагона - высилась стальная стена с овальной дверью посреди. Дверь, разумеется, тоже была бронированная, с обязательным запорным колесом-штурвалом, чему Марвин нисколько не удивился. В этом мире все было схоже и единообразно, все было по устоявшимся представлениям его создателя.
        Правее двери, на уровне плеча чернел непонятный квадрат. Поначалу Марвин решил, что это обычный проверочный экран, наподобие тех, к которым Граф прикладывал ладонь для опознания. Однако подойдя ближе, он увидел нечто вроде решетки с десятком пустых квадратов-ячеек. Для чего нужна была эта конструкция, Марвин понятия не имел. Но засовывать пальцы в подозрительные отверстия он не стал бы ни в коем случае, даже при крайней необходимости. Мало ли что могла создать буйная фантазия господина Фемаха! С него станется устроить доступ в бункер по составу крови или отрубленным подушечкам пальцев. Сумасшедший, что возьмешь.
        - Странно, - разглядывая решетку, озаботился Граф. - Раньше здесь был кодовый замок с цифровыми кнопками. Двенадцатизначное число, я его до сих пор помню - как-никак это моя работа, знать технические средства безопасности. Хм, создается впечатление, будто кнопки кто-то намеренно выдрал, вон и царапины остались. - Граф провел ногтем по решетке. - Ума не приложу, что теперь делать.
        - Элементарно, господин технарь, - снисходительным тоном отозвался Далий, направляя посох на дверь. - Всем отойти назад! Сейчас я кэ-эк врежу по калитке, одна дыра останется. Типа в труху, в железные опилки…
        Марвин отстранил посох рукой, подошел к двери и молча повернул запорный штурвал. Внутри стены что-то тяжело стукнуло, вокруг стального овала обозначилась глубокая трещина; Марвин с натугой потянул за колесо, открывая дверь.
        - Ну, можно и так. - Далий с сожалением сунул посох под мышку. - А жаль.
        - Незапертый бункер, понятно, - скучным голосом сказал Граф. - Секретный, наглухо законсервированный, с содержащимся внутри государственным преступником-демоном. Заходи кто хочет, так-так. - Он быстрым движением вынул из-за пояса пистоль и снял его с предохранителя.
        - Хо-хо, этот вариант мне нравится гораздо больше! - голосом опереточного негодяя восхитился Далий. - Значит, не зря ехал. Значит, не зря надеялся. - Он перехватил посох в боевое положение и злорадно оскалился.
        Марвин окинул спутников скептическим взглядом: оборванец в драной майке и грязных шортах, но с заряженным пистолем в руке; напарник в мятых-перемятых брюках и залитой консервным маслом рубашке, но в пижонских очках и с посохом на изготовку. И он сам, без оружия, но с тяжелым дальнофоном в заднем кармане. Да, боевая команда подобралась что надо, на страх затаившимся в бункере врагам. Просто звери какие-то, а не люди.
        Свое умение стрелять фаерболами Марвин во внимание не принимал: в бою необходима мгновенная реакция с мгновенным действием. А не ожидание, когда на бойца снизойдет вдохновение швыряться огненными зарядами. Хотя если нападение будет внезапным и Марвин, возможно, испугается - или разозлится, - то, наверное, посмертный бонус проявится во всей его разрушительной силе.
        «Хотя, если, возможно, наверное… Слишком много условий для того, чтобы я пришел в нужное состояние, - раздраженно подумал Марвин. - Толку-то от моего умения! Уж лучше бы какой-нибудь ломик поблизости нашелся или меч. Видящий я, в конце концов, или просто воздухом подышать приехал?» Вспомнив, кто он, Марвин невольно провел ладонью по браслету на запястье: он напрочь забыл про артефакт. Как забывают о части своего тела, если она не болит и ничем о себе не напоминает.
        - За мной, - тихо приказал Граф. Держа пистоль на изготовку, он крадучись шагнул в дверной проем. - Не шуметь.
        - Командир, отец родной, - проникновенно отозвался Далий. - Что бы мы без твоих указаний делали.
        Марвин прошипел сквозь зубы: «Загермард», - и ткнул напарника кулаком в спину. Не сильно, для острастки, чтобы Далий наконец понял - время для шуток закончилось.
        Стальной коридор освещали утопленные в потолок зарешеченные лампы, матовые и неяркие. Пол был покрыт черным, растрескавшимся от времени пластиком; сквозь трещины там и тут проглядывал голый металл. Чувствовалось, что бункеру невесть сколько лет и что он действительно заброшен - во всяком случае официально.
        В стенах виднелись ряды глубоких отверстий, аккурат на уровне груди и колен, подозрительно похожих на дула многозарядных пистолей. Марвину оставалось лишь надеяться, что расстрельная техника коридора или поломана, как наружный кодовый замок, или давно пришла в негодность от старости. Не убьет незваных посетителей.
        - Входим, - едва слышно предупредил Граф. - Всем приготовиться.
        Он надавил плечом на следующую дверь, тоже стальную, но без запорного штурвала, и нырнул в приоткрывшуюся щель. Далий скользнул следом за ним - настороженный, готовый к любому повороту событий - на ходу сделав Марвину знак подождать. Все равно тот без оружия.
        Марвин перевел дух, ожидая, что вот-вот из глубины бункера донесутся пистольные выстрелы и басовитые выхлопы посоха: мало ли какая нечисть могла обосноваться в незапертом помещении. Например, какие-нибудь туннельные крысы-мутанты с сабельными зубами, или не менее опасные великанские кроты, или, скажем, ядовитые змеи.
        Или проникшие из минусовника живые мертвецы с самодельными ножами, заточками и арбалетами. В эту версию Марвину верилось гораздо больше, чем в крыс, кротов и змей вместе взятых.
        Однако время шло, но ничего не происходило. Устав беспокоиться, Марвин вошел в бункер и остановился, с ошарашенным видом оглядываясь по сторонам.
        Потому что обстановка в бункере сильно не соответствовала его ожиданиям. Здесь в помине не было каких-либо чанов с потрохами Фемаха, да и сам бункер - вернее, его подземная часть - ничуть не походил на придуманное Марвином жуткое место. Мало того, он вообще не походил на стратегически важный правительственный объект!
        Вдоль стен, задрапированных темно-синим бархатом, стояла мебель с перламутровой отделкой - фигурными завитками, мозаичными стеклами и зеркальными вставками где только можно. На далеком потолке сияла хрустальная люстра с бесчисленным количеством свечей, а весь пол был застлан серебристым ковром с высоким, как луговая трава, ворсом.
        Марвину невольно захотелось снять обувь, чтобы не топтать такую красоту.
        Вдалеке на космическом фоне драпировки белела уходящая ввысь мраморная лестница - широкая, с гобеленовой дорожкой на ступеньках. Крепившие дорожку золотые прутья лишь усиливали впечатление того, что Марвин попал не в правительственный бункер, а в какой-нибудь замок со свихнувшимся хозяином-эстетом. Или во дворец восточного тирана - там, говорят, обожают подобную роскошь, грандиозную и беспощадную. Разящую непривычного человека прямо-таки наповал.
        От сладкого запаха ароматических свечей у Марвина закружилась голова. Он пошатнулся, сделал шаг в сторону и неожиданно наступил на что-то твердое, утонувшее в ворсе ковра.
        - Ага, - без удивления сказал Марвин, поднимая с пола совершенно неуместную в интерьере зала автомобильную монтировку, - вот это другое дело. Даже как-то спокойней на душе стало. - Небрежно помахивая на ходу шоферским инструментом, он направился к лестнице. Судя по тому, что Графа с Далием здесь не было, они наверняка ушли на следующий этаж. Что в общем-то было вполне закономерно, хотя могли бы и предупредить.
        Марвин уже поднялся до середины лестницы, когда его внезапно окликнули: возле нижних ступенек стояли исчезнувшие Далий и Граф. Напарник весело скалил зубы в предвкушении дальнейших приключений; у Графа же был вид человека, внезапно узнавшего, что его вышвырнули с работы, что ему изменила жена и что у него угнали машину. В общем, пришибленный у Графа был вид, совсем никудышный - с таким настроением лучше срочно идти на прием к психиатру, а не исследовать древний бункер с пистолем в руке.
        - Что стряслось? - полюбопытствовал с высоты Марвин. - Вы куда подевались-то?
        - Мы за лестницей проверяли. - Далий бодро зашагал по ступенькам, для развлечения постукивая посохом по мраморным перилам. - Типа врагов искали. Не нашли, вот досада. - Он оглянулся на Графа. - Господин имперский стрелок, вам особое приглашение?
        Тот, словно очнувшись от тяжких мыслей, помотал головой и заторопился следом за Далием.
        - Чего это с ним? - Марвин озабоченно посмотрел на странно выглядящего Графа. - Темечком ушибся, что ли?
        - Не. - Далий ехидно рассмеялся. - У нашего специалиста по вторжениям случилась несостыковка воспоминаний и реального положения дел. Короче, его малость переклинило от увиденного, но ты не обращай внимания, во всем остальном он вроде бы в норме.
        - Это не правительственный бункер, это бордель какой-то! - словно подтверждая слова, Далия возмущенно рявкнул Граф. Он остановился возле напарников и повел рукой, указывая на мраморную лестницу, ковер, мебель, зеркала и пристроившиеся меж ними пуфики-кушетки. - Этого не может быть! Не может быть этого, я вам говорю!
        - А что - может? - заинтересовался Марвин. - Разве что-то не так?
        - Все не так, - горячо заверил его Граф, - все! Система связи и наблюдения, коммуникационные устройства, пульты дистанционного управления, железный трап-лестница, оружейка - где оно, я вас спрашиваю? Откуда, загермард, вся эта бордельная обстановка? И где, в конце концов, этот чертов разобранный Фемах? Проклятье, да что тут вообще происходит?!
        - Спокойствие, только спокойствие. - Марвин хотел было похлопать Графа по плечу, но вспомнил про взведенный пистоль в руке и не стал. - Воспринимай происходящее философски, со свойственным тебе пофигизмом. И жизнь сразу наладится, уж поверь! Отключись от действительности хотя бы на чуть-чуть, тебе однозначно полегчает.
        - Ладно, попробую, - угрюмо согласился Граф. Обтер лицо ладонью, словно умылся, глубоко вдохнул и выдохнул. Постоял немного с закрытыми глазами, успокаивая сердцебиение, а после сказал привычным тоном:
        - Я в порядке. Идем дальше.
        Он решительно зашагал вверх, к надземному этажу бункера, в полуразрушенную смотровую башню. Где, скорей всего, и содержался Фемах. Или не содержался - Марвин уже ни в чем не был уверен. Даже в очевидных вещах.
        - Граф, а сколько всего этажей в башне? - подтолкнув зазевавшегося Далия, спросил Марвин. - Тех, что остались целыми.
        - Два, - не оборачиваясь, ответил Граф. - Третий, разбитый, теперь вроде смотровой площадки. Ну, сами увидите.
        Башенный зал первого этажа оказался не лучше подземного, бункерного. Или не хуже, это уж смотря на чей вкус: та же помпезность в оформлении, та же кичливость в обстановке. Только кроме пуфиков-кушеток здесь были и продуктовые шкафы-холодильники, скромно притаившиеся среди нагромождений перламутровой мебели. Марвину пришлось за руку оттаскивать Далия от попавшегося им на пути холодильника с пивными банками и упакованными в целлофан бутербродами. Похоже, у напарника уже выработался стойкий рефлекс на любые продуктовые шкафы по принципу «не проходи мимо!».
        Со словами «мы пришли сюда не за этим» Марвин отволок упирающегося Далия на очередной этаж. Где ко всем уже виденным странностям добавились две скульптуры, охраняющие лестничный марш перед смотровой площадкой.
        По левую сторону от ступеней высилась золотая женская фигура - в длинном, наглухо застегнутом платье, с приветливой улыбкой на сияющем лице и волнистыми, ниспадающими на плечи волосами. По правую сторону темнел чугунный уродец в коротком костюмчике-тройке - лысый, скрюченный до горбатости, с хваткими когтистыми лапами, но в пенсне и с галстуком-бабочкой на жилистой шее.
        Что имел в виду неизвестный художник, какие душевные страсти руководили им при создании скульптур, Марвин не знал. Но в том, что они олицетворяли крайние противоположности, сомневаться не приходилось.
        - Ты глянь, - радостно завопил Далий, - это же наша Жанка! А черный карла натурально шеф. - Он ткнул посохом в сторону чудища. - Офигенно крутой прикол.
        - Точно, - угрюмо согласился Марвин, проходя мимо скульптур к лестнице. - Погоди, то ли сейчас будет. Обхохочешься от крутизны.
        - Ты думаешь? - насторожился Далий, но Марвин не ответил.
        Он не думал, он знал. Разрозненные факты, случайности и догадки вдруг сложились в единую картину - не радостную, не до конца понятную, но вполне очевидную. С совершенно непредсказуемым финалом.
        На смотровую площадку они выбрались втроем, одновременно (глупо выходить поодиночке в столь подозрительное место), и остановились, поняв, что идти дальше некуда. Что все, конец долгому путешествию. Пришли.
        - Опаньки. - Далий опустил посох, во все глаза пялясь на близкий край площадки. - Марвин, ты конкретный ясновидец. Я думал, ты пургу несешь, а оно вон как!
        Граф раздраженно пробормотал: «Загермард», - сунул пистоль за пояс и с мрачным видом сложил руки за спиной. Он понятия не имел, как поступать дальше.
        Марвин для проверки глянул вверх: да, черный дракон был тут как тут. Крылатый зверь выписывал медленные круги на очистившемся от грозовых туч небе, летал не слишком высоко и не слишком низко. На достаточном расстоянии, чтобы в случае необходимости мигом спикировать к открытому всем ветрам этажу.
        - Ну-ну, - глядя на дракона, вполголоса сказал Марвин. - Хотел бы я знать, в чем твой интерес. А кто ты на самом деле, я уже понял. Надеюсь, что понял. - Он опустил взгляд и тоже посмотрел на край площадки.
        За обломками этажной стены, больше похожими на неровное ограждение, виднелись развалины минусовника - дырявые бетонные корпуса в окружении пыльных кустарников. А далеко за ними, почти у горизонта, возвышалась знакомая Марвину железная конструкция, выглядевшая отсюда как нацеленный в небо ржавый гвоздь-сотка.
        Были внизу бродячие нусы или нет, Марвин не разглядел. Его внимание отвлек стоявший шагах в десяти от лестницы столик с открытой коробкой сигар, пепельницей и початой бутылью красного вина рядом.
        Возле столика, по-хозяйски развалившись в плетеном кресле - в белом костюме, закинув ногу на ногу, с дымящейся сигарой в одной руке и полным бокалом в другой, - сидел мужчина лет сорока. Наголо стриженный, не толстый, но рыхлый от сидячего образа жизни, с гневно выпученными глазами и надменно изогнутыми губами.
        Именно эти глаза, вернее их фрагмент, довелось увидеть Марвину среди осколков бюста верховного президента в лесном домике охраны. И именно это лицо он видел на стене дворцового метро, в которое Граф швырнул папку. Под которым тянулась мозаичная надпись «Верховный президент», для особо непонятливых работников дворца.
        Господин Фемах выглядел на удивление живым и здоровым. Хотя должен был лежать в медицинских колбах техномагов - тихий, спокойный, аккуратно расфасованный и уж точно без сигары с бокалом.
        К тому же этот Фемах ничуть не соответствовал Фемаху, о котором говорил Граф. Не был он ни плюгавеньким, ни бледным, да и на хомяка нисколько не походил. Больше всего развалившийся в кресле товарищ был похож на крупного чиновника, любящего от души выпить-закусить, не брезгующего взятками и твердо уверенного в своем завтрашнем дне. Собственно, гражданин с сигарой и был чиновником - президент ведь тоже чиновничья должность. Но очень высокопоставленная, выше просто некуда.
        - Слушай, а кто этот мордастый? - пододвинувшись к Марвину, шепотом спросил Далий. - Больно рожа знакомая. Где-то я его уже видел, но где?
        - В визоре, на плакатах в городе, в подземке да где угодно. - Марвин хмуро посмотрел на Фемаха, который, разумеется, заметил посетителей, но старательно изображал, что он здесь один. Вряд ли от испуга, скорее, господин в кресле получал удовольствие от самого момента встречи. Красовался, грубо говоря.
        - Взломщик сейфов Фемах, он же бывший видящий, он же демон-исцелитель. Он же, сволочь такая, верховный президент созданного им мира, прошу любить и жаловать. - Марвин небрежно ткнул рукой в сторону демона-исцелителя, как раз ставившего пустой бокал на столик. - Вопросы будут?
        - Йо-у, - уважительно протянул Далий. - Молодец дядька, одобряю. Ну что, сейчас его решать или погодить? - Он поднял посох и прицелился в Фемаха.
        - Ба, кого я вижу! - Фемах будто только что обнаружил нежданных гостей. - Какие ребятушки! - Он встал, широко раскинул руки, словно собираясь обнять всех троих разом, но от кресла не отошел. Голос у Фемаха был невыразительный, нарочито ласковый, а речь монотонная, потому казалось, что бывший видящий не столько говорит, сколько распевно причитает. Или проникновенно вещает, согласно государственной должности и статусу. - Коллеги, как я понимаю? Из обители, да? - Фемах смотрел только на Марвина и Далия, вооруженного Графа он явно игнорировал. Хотя, по идее, должен был опасаться человека с пистолем.
        «Неинтересен ему Граф, - подумал Марвин, с холодным любопытством разглядывая дружелюбного дядьку Фемаха. - Даже безразличен. Хотя на лбу у него не написано, что он из местных. Да, ситуация становится все интереснее. Запутаннее».
        - Погодить решать, - твердо сказал Марвин. - Надо задать… э-э-э… нашему коллеге несколько вопросов. Накипело, понимаешь. Хочу разобраться.
        - Зря. - Далий с сожалением опустил посох. - Ты в этом еще раскаешься.
        Увы, его слова оказались пророческими.
        Похоже, ясновидцем все же был Далий, а не Марвин.
        ГЛАВА 15
        Марвин не собирался устраивать Фемаху допрос. Но и решать судьбу прежнего видящего, не узнав ответы на важные вопросы, он не хотел. Потому что после окончательного решения ему попросту не у кого будет спрашивать.
        Если, конечно, Фемах не воскреснет в приемной кабине обители.
        Однако первым разговор начал не Марвин.
        - Слушайте, выходит, что наш верховный президент вовсе не президент? - До Графа только сейчас дошел смысл происходящего. - На самом деле он Фемах? Что-то я совсем запутался, ничего не понимаю.
        - А и не надо понимания, - лучезарно улыбаясь, заверил его Фемах. - Тут, загермард, вера нужна. Я ведь когда президентом стал? Всего ничего, пару лет тому назад, когда понял, что государству без меня никак не обойтись. Подправил немного реальность, внес кое-какие изменения в воспоминания моих подданных, от бомжей до министров, и пожалуйста - никто не жалуется, все счастливы. А что еще нужно простому, незатейливому электорату? Крепкая рука, ведущая в светлое будущее, сытная еда, развлечения и твердая вера во что-нибудь. Например, в меня. Чем плохо, ребятушки? Бог я или не бог? - Фемах обвел гостей все тем же безмятежно-лучезарным взглядом, и Марвин понял, что гражданин бывший видящий окончательно сошел с ума.
        Или, может, не сошел, а, наоборот, полностью выздоровел, спрятавшись от колдовства негора в выдуманном им мире. После чего осознал свое великое значение в этой реальности и по новой съехал с катушек, на этот раз навсегда - взяв на себя роль местного бога, творца и разрушителя в одном флаконе. Уверовав в собственное великое предназначение.
        В любом случае - хоть так, хоть эдак - результат был один. Вернее, диагноз.
        - Железочку положи, ладненько? - Фемах с лукавой улыбкой погрозил Марвину пальцем. - Не нужна она тебе, только смущать на глупые поступки будет. - Он повел пальцем вниз, и у Марвина сама собой разжалась рука: монтировка со стуком упала на бетонный пол.
        «Отлично, - глянув на валяющуюся у ног монтировку, тоскливо подумал Марвин, - лучше некуда. Фемах считает себя богом, а комплекс как может ему подыгрывает. И чем больше он подыгрывает, тем больше Фемах считает себя богом. Черт, прям какой-то замкнутый круг. И вообще, не удивлюсь, если Фемах к тому же бессмертен, как и положено настоящему богу. Проклятье, хотел бы я знать, как можно убить бессмертного!»
        - Кстати, гражданин всевершитель, вы типа в курсе, что здешняя реальность не настоящая, а полностью вами придуманная? - заботливо поинтересовался Далий, на всякий случай пряча посох за спину. Чтобы ему тоже не порекомендовали положить «ненужную палочку» на пол.
        - Какая, загермард, разница, - отмахнулся от вопроса Фемах. - Для меня она самая настоящая и для вас тоже. И уж куда лучше унылой обители с ее мерзким колдуном Годлумтакати, пропади он пропадом.
        - Это еще кто такой? - Далий непонимающе посмотрел на Марвина.
        - Шеф. - Марвин сложил руки на груди, намеренно подтянув рукава рубашки, чтобы стал виден браслет.
        Реакция Фемаха была ожидаемой: он кинул на артефакт жадный взгляд, на мгновение перестав быть добреньким сумасшедшим, но тут же спохватился и опять принялся излучать неземную святость.
        - Бог, значит? - задумчиво сказал Марвин. - Тогда понятно, отчего секретный бункер выглядит как королевский будуар. Да, чувствуется своеобразный вкус, знаете ли. Мне бы и в голову не пришло.
        - Я старался, - скромно ответил Фемах. - Ну, бог не бог, а властелин мира уж точно. - Вспомнив, кто здесь главный, он вновь сел в кресло и, никому не предлагая, налил себе вина. - Иногда, ребятушки, настолько устаешь от тяжких забот, что рад уединиться в милом сердцу месте, где можно спокойно отдохнуть от государственных дел. Сядешь под настроение в личный подземный вагончик и поедешь, помчишься в любимую сторонку… Ах, зачем я вам это рассказываю, только время отнимаю, - огорченно всплеснул руками Фемах. - Вы же, поди, на нем и приехали? Я ведь как чувствовал, еще вчера отправил вагон на «Сортировочную», для автоматической заправки. Пусть, думаю, на путях постоит, мне не к спеху, а оно вон как славно получилось! Надеюсь, вы в вагоне не оголодали? - Бог-президент чиркнул спичкой, раскуривая сигару. - Там припасов много, люблю, знаете ли, покушать в дороге. Помечтать, подумать. Помедитировать, то да се.
        Граф издал резкий горловой звук, будто чем-то подавился; Марвин быстро посмотрел на него. Вид у спутника был неважный - лицо Графа побагровело, глаза налились кровью, уголок рта дергался в нервном тике. Казалось, еще чуть-чуть, и с ним случится удар.
        - Ты не бог, - задыхаясь, сказал Граф, - и не Фемах, я-то помню, как он выглядел! Ты, загермард, адская тварь, вылезшая из подземного лабиринта. Колдовская мразь, промывшая всем мозги и занявшая чужое место! Так возвращайся же обратно в ад! - Он выхватил пистоль, но выстрелить не успел.
        Фемах подался вперед, ткнул сигарой в сторону Графа и выкрикнул что-то короткое на неизвестном Марвину языке. Граф застыл в движении, точно окаменел, но это было не колдовство, это было нечто другое: он не превратился в холодную статую, он просто замер, подчиняясь тайному приказу.
        Рука Графа опустилась, направив ствол оружия в пол.
        Далий нарочно пошевелил за спиной посохом, украдкой посмотрел на Марвина - мол, что делать, начальник? Стрелять в гада или как?
        Марвин отрицательно покачал головой, ему не хотелось торопить события. К тому же Граф был жив, что уже неплохо, а вот насколько здоров - это скоро выяснится.
        Граф пришел в себя. Сунул пистоль на место, прокашлялся, сплюнул на пол. Удивленно покачал головой, пробормотал: «Надо же», - затем без опаски подошел к Фемаху. Остановился возле кресла, повернулся лицом к напарникам, сложил руки за спиной и с равнодушным видом уставился на Марвина с Далием.
        - Это что, заклятие такое? - Далий несколько раз подмигнул, стараясь привлечь внимание Графа, но тот никак не прореагировал на его мимические упражнения. Похоже, Графу сейчас было плевать как на Далия, так и на Марвина. Ладно хоть стрелять в них не начал, но, как говорится, еще не вечер. Еще успеет в случае чего.
        Марвин с досадой прикусил губу - подобный вариант он не предвидел. А должен был, уж слишком все гладко с Графом получалось. Ненормально гладко.
        - Не заклятие, а кодовая фраза, активирующая первый слой памяти, - охотно пояснил Фемах, раскуривая угасшую сигару. - Настоящей, можно сказать, исходной. Дело в том, ребятушки, что мы с Графом в свое время заключили соглашение: он помогает мне, а я делаю его своим заместителем. Скажем, премьер-министром. Или даже младшим президентом, мне не жалко.
        - Помогает в чем? - деловито поинтересовался Марвин, поняв, что у Фемаха хорошее настроение и он не против поболтать. Это было удачно, даже замечательно, потому что не надо было тянуть господина президента за язык - сам все расскажет, только задавай нужные вопросы. Разумеется, не в лоб, а вскользь, как бы между прочим.
        - В поисках нового видящего, загермард, кого же еще. - Фемах захихикал, погрозил нахмурившемуся Марвину пальцем. Поставил на стол бокал, вытер губы салфеткой и продолжил довольным голосом: - Я вам не дурачок какой-нибудь, я все прекрасно соображаю! И просчитываю все ходы далеко вперед, да-да. Например, я знал, что комплекс не может надолго оставаться без видящего и что нужный обители человек вскоре там обязательно появится. А расторопный негор приберет его к рукам, натаскает, науськает и отправит за мной следом. Чтобы, загермард, вернуть меня в обитель и там окончательно свести с ума. Или убить, если не получится с возвращением. Он жутко злопамятный, наш замечательный дедушка шеф. - Фемах огорченно поцокал языком. - Лютый тип, хотя и рядится в белые одежды. Чернокожая бестия.
        - Э-э-э… я вот слушал вас, слушал и ничего не понял, - обиженно сказал Далий. - Что такое «кодовая фраза», на фига она? И почему шеф - чернокожий негор? Никогда он не был негором, и кожа у него нормальная, серебряная, и уши правильно заостренные. Реальный поклеп, товарищ соврамши!
        Фемах с интересом посмотрел на Далия, оценивая цвет его кожи, мельком глянул на уши, пожал плечами и перевел вопросительный взгляд на Марвина. Маскировочное колдовство обители здесь не действовало, поэтому Далий должен был выглядеть точно таким же, каким он видел шефа. То есть с серебряной кожей и острыми ушами. Но не выглядел.
        Марвин многозначительно поиграл бровями и тихонько постучал себя пальцем по виску - но осторожно, чтобы Далий не заметил. Фемах понимающе кивнул, сочувственно развел руками, сказал в пространство: «Вот вам еще одна жертва колдуна-тирана», - и, погасив окурок в пепельнице, вернулся к разговору.
        - Когда меня привели на допрос к Графу, тогда еще главе президентского отдела маготехнической безопасности, то я, братцы, не стал скрывать свои намерения. Потому что честность в некоторых случаях гораздо выгоднее лжи. Я объяснил господину Гринвичу свои намерения, - Фемах повел рукой в сторону застывшего по стойке «смирно» Графа, - пообещал ему невероятный карьерный рост, и мы ударили по рукам. После чего господин Гринвич исчез не только из всех чиновных реестров, но и из памяти бывших сотрудников, а на свет появился Граф, бродяга и пройдоха. Который конечно же не помнил о нашем уговоре, иначе это помешало бы ему выполнять мое задание.
        - В смысле бродить по окраинам мегаполиса и выискивать прибывших из обители лазутчиков, понятно, - закончил за Фемаха Марвин. - Но одного сыскаря на всю столицу как-то маловато, не правда ли? Тем более ничего не знающего о своем предназначении.
        - Неправда. - Фемах торжествующе заулыбался. - Ошибочка вышла, догадливый вы наш, явное недопонимание ситуации. Ведь заодно я дал Графу уникальное везение, да такое, что сам ему позавидовал, хе-хе. Глупо, конечно, - он осуждающе покачал головой, - властелину мира завидовать обычному горожанину. Но что было, то было. Слаб человек, ох слаб, даже когда он почти равен богу.
        - Ясно. - Марвин устало переступил с ноги на ногу. Разговор затягивался, ему уже надоело стоять, но присесть все равно было некуда, не озаботился властелин мира стульями для гостей. Однако садиться на пол Марвин не собирался, совершенно невыгодная позиция в случае вооруженной разборки. А в том, что она будет, Марвин не сомневался. Скорей всего, не сомневался в том и Фемах, который, по его словам, просчитывал все ходы наперед.
        - Везение-шмезение, - недовольным тоном сказал Далий. - Хрень какая-то. Это вам не кошелек с зарплатой и не булочка с изюмом, чтобы его можно было кому-то дать. Это, знаете ли, штука эфемерная, нематериальная, к рукам не прилипающая. Сомневаюсь я что-то, гражданин полубог, опять вы народу врете. Издеваетесь, ага. Выделываетесь.
        Фемах уставился на Далия долгим взглядом - Марвин с досадой подумал, что все, конец беседе, что придется переходить к боевым действиям, а ведь как хорошо складывалось, - и внезапно расхохотался, громко, в полный голос. Махнул рукой в сторону Далия, хлопнул себя ладонями по коленям, вытер салфеткой намокшие глаза и сказал плачущим голосом:
        - Ребятушки, да вы меня уморить решили! Ну нельзя же так, ну я же со смеху помру. Ах какая дивная непосредственность, - Фемах умиленно посмотрел на Далия, - какое незамутненное сознание. Ты, болезный мой, конечно, прав, но ведь как сказал! Прям обнял бы и поцеловал, но, боюсь, ты меня своим костыликом огреешь, хе-хе. - Фемах вдруг посерьезнел. - Вопрос, конечно, интересный. Я ведь, братики, вложил в Гринвича все старшие карты из колоды, да-да. Абсолютно все, до единой, ничего себе не оставил. Которые и дали нужный результат. Можно сказать, Гринвич-Граф стал моим живым самоходным сейфом. - Фемах повернулся к Графу, хозяйски повысил голос: - Верно говорю, а?
        Граф нехотя кивнул и снова замер, по-прежнему безразличный к происходящему.
        «Что ж, - с сожалением подумал Марвин, - в принципе Граф добился всего, чего хотел. Старшие карты под кожей, высокая должность тоже в кармане. Но близкий конец света, видимо, его больше не беспокоит. Хм, странно».
        - А как же допросы техномагами, расчленение и всякое прочее? - Марвин уже знал ответ, он спрашивал, только чтоб убедиться в своей правоте.
        - Небольшое изменение реальности, навсегда закрывающее вопрос о демоне-исцелителе, мир праху его. - Фемах без прежнего удовольствия налил и выпил бокал вина. - Теперь до кучи, чтобы не задавали ненужных вопросов, утомился я на них отвечать: лазутчика в обитель отправил я, лично, с заданием убить негора. Не люблю неотомщенного злодейства! Однако, как понимаю, затея провалилась… Или не очень, раз вы здесь? - Фемах невесело усмехнулся, похоже, он действительно устал: под глазами президента явственно набухли мешки, от крыльев носа до уголков рта обозначились длинные морщины. Казалось, что к концу беседы Фемах вдруг резко постарел, лет на десять - пятнадцать, не менее.
        Только сейчас Марвин сообразил, что Фемах в возрасте - хотя и был моложе шефа-долгожителя. Но, видимо, ненамного. Не слишком.
        - Эй, погодите закругляться, у меня суперважный вопрос напоследок, - спохватился Далий. - А чего это вы сами на себя не похожи-то? Граф, зараза предательская, описывал вас как плюгавого сморчка-хомячка, типа пальцем ткни, враз помрет.
        - Элементарно, дружочек. - Фемах поставил бокал на столик, отодвинул его подальше. - Чтобы в случае самостоятельного расследования вы искали, хе-хе, соответственно описанию. Чтоб не обнаружили меня без его помощи. Сморчок-хомячок, хорошо сказано, да! Знаете, как-то на лету придумалось, когда Гринвича кодировал. Люблю экспромты. - Он взял из ящичка сигару, подумал и положил ее назад. - Курить, ребятушки, хоть и вкусно, но неполезно. А я собираюсь прожить еще очень много лет. В моем мире, в моем государстве.
        - Вижу, вы не в курсе. - Марвин с сожалением посмотрел на Фемаха. - Поэтому должен сказать вам кое-что неприятное. По расчетам Гибаряна - надеюсь, вы его помните - ваш придуманный и постоянно растущий мир скоро достигнет максимального размера, а после разорвет обитель, в которой ему нет места. Конечно, при этом погибнут все. И вы в том числе.
        Фемах в ответ лишь презрительно фыркнул, словно Марвин какую глупость ляпнул. А после сказал брюзгливо:
        - Полная чушь, а не расчеты. Бред хронического алкоголика. Братцы, все ведь совсем не так, как вам сказали, все ведь совершенно иначе. Мой мир, - он широко повел рукой, - самый настоящий! И, загермард, куда жизненнее магокомплекса с его очистными задачами. Он растет, этот мир, вы понимаете? - Фемах сильно потер ладони, будто они замерзли. - Выедает мерзкую обитель изнутри, вбирает в себя ее мощь и возможности. Чтобы в конце концов заменить собой древний хлам под названием «Обитель черного дракона» и стать мостом, соединяющим иные реальности! Все те, что были подключены к комплексу. Если угодно - вселенским перекрестком, через который пойдет великое переселение народов. И конечно же великая торговля, хе-хе, как же без нее… Ну, и кто будет стоять над всем этим? Кто будет властвовать и управлять? То-то же. - Фемах торжествующе оглядел притихших напарников. Помолчал, продолжил ровным голосом: - Но для достижения моей цели, для окончательного уничтожения комплекса мне нужен браслет видящего, всего-навсего. Который вы столь любезно и принесли.
        - Кто бы сомневался, - буркнул Марвин. - Браслет, понятно. Перекресток миров, тоже с пониманием. Но зачем надо было призывать сюда черного дракона обители - это для меня загадка.
        - Э-э-э… в каком смысле - дракона обители? - начиная багроветь лицом, вкрадчиво поинтересовался Фемах. - Неуместные шуточки изволим шутить, да? Пугать? Не выйдет! Сейчас, миленький, ты отдашь мне браслет, а после мы посмотрим, кто из нас остроумней, по остаточному факту.
        - Какие могут быть шутки. - Марвин глянул вверх, убедился, что крылатый силуэт по-прежнему выписывает над ними медленные круги. - Сами глядите, я ничего не выдумываю. - Он указал рукой в небо.
        Фемах поднял лицо и, щурясь, уставился в блеклую высь.
        - Однако наш гражданин полубог хоть и всесильный, но ни хрена не всезнающий, - язвительно заметил Далий. - Что, ребятки, определенно ставит под сомнение его божескую половину. Хотя по большому счету ее никогда и не было. Потому что без комплекса господин Фемах обычный ноль без палочки. Или того меньше.
        Фемах опустил взгляд, в задумчивости побарабанил пальцами по подлокотникам кресла, а затем, слегка повысив голос, приказал:
        - Мальчишку-наглеца убить.
        Дальнейшее произошло слишком быстро, чтобы Марвин успел вмешаться: Граф выхватил пистоль и выстрелил в Далия. Навскидку, практически не целясь.
        Однако напарник, давно ожидавший чего-нибудь подобного, успел перехватить посох в боевое положение и выстрелить одновременно с Графом - тоже навскидку, тоже не целясь.
        И Граф, и Далий были мастерами своего дела. К сожалению.
        Звук пистольного выстрела потонул в коротком реве посоха; страшный удар впечатал Графа в ограждение и швырнул вместе с битыми кирпичами далеко от башни. Марвин успел заметить, как Графа сначала расплющило о стенную кладку, а затем его останки полетели в облаке кирпичного крошева.
        В любом случае медицинская помощь бывшему союзнику не требовалась, не нужна она покойнику. И даже старшие карты, залог бессмертия, вряд ли могли помочь Графу-Гринвичу. Разве что поднять его мертвое тело, чтобы оно продолжало бездумно бродить среди полудохлых нусов: оставшаяся часть кладки была густо забрызгана мозгами бедняги Графа.
        Марвин посмотрел на Далия, но напарника рядом не оказалось. Лишь горка смятой одежды на полу, да валяющиеся рядом темные очки. Те, что очень понравились Далию.
        Главным было то, что исчезло не только тело напарника, но и его посох - что подтверждало надежду Марвина на воскрешение в обители, вместе с взятым в руку предметом. А остальное было неважно, горевать по безвременной кончине друга Марвин не собирался. Скоро увидятся.
        - Вот тебе и золото-бриллианты. - Марвин глянул на очки, собираясь подобрать их с пола. - Надо бы захватить, пусть человек порадуется.
        - Стоять, загермард! - рявкнул Фемах. - Еще одно движение, и получишь пулю в живот! Я не позволю тебе так просто удрать к негору, сначала ты по-любому отдашь мне браслет! А после сдохнешь, обещаю. Я человек добрый, пристрелю как собаку.
        Марвин посмотрел на доброго человека Фемаха.
        Бывший видящий стоял возле опрокинутого столика, с наведенным на Марвина пистолем. Белый костюм Фемаха был залит на груди чем-то красным, и Марвин с облегчением понял, что все, конец проблемам, что Далий смог зацепить выстрелом и бессмертного владыку мира. И что дело осталось за малым - подождать, пока тот не отдаст концы. А после… Что случится после, Марвин придумать не успел.
        - Это вино, - проследив взгляд Марвина, отрывисто сказал Фемах. - Не надейся. А теперь давай сюда браслет. - Он поманил к себе рукой. - Тихо, спокойно. Медленно снял, медленно подошел, медленно передал из рук в руки.
        - Откуда пистоль? - Голос у Марвина звучал хрипло, видимо, он успел надышаться кирпичной пылью. - Граф ведь упал вместе с оружием… Ах да, - спохватился Марвин, досадуя на собственную несообразительность. - Президентская привилегия, разумеется. А почему бы тебе, полубог хренов, не попробовать отнять у меня браслет силой? Положи оружие на пол и двигай ко мне, разберемся по-простому. - Марвин горел желанием врезать Фемаху по морде, а там будь что будет. Хотя бы душу напоследок отведет.
        - Не получится, - с сожалением ответил Фемах. - Браслет должен быть передан исключительно добровольно, иначе он уйдет назад, в хранилище. Проклятые условности! - неожиданно заорал Фемах. - Думаешь, я и сам не хочу тебя прибить? Такого агента погубили, цены ему не было! Ты же против меня сопля, дешевка, у меня опыт уличных драк, а не ваших салонных боев в спортзалах. - Он часто задышал, стараясь успокоиться; пистоль в руке Фемаха ходил ходуном.
        - Тогда попроси своего хвостатого дружка. - Марвин указал взглядом вверх. - Говорят, драконы могут загипнотизировать любого, отчего ж не воспользоваться его умением? Или ее, а?
        - Идиот, - остывая, огрызнулся Фемах. - Кретин. Загермард. Какого черта ты пристал ко мне с этим чудищем? Я понятия не имею, что ему нужно, я вообще его впервые в жизни вижу. Гони браслет, пока эта тварь нас не сожрала, иначе я ничего не смогу с ней сделать!
        - А ты сам возьми. - Марвин протянул вперед руки; рукава рубашки съехали за запястья, открыв браслет. - Я не вооружен, ты с пистолем, чего бояться? Считай, это акт моей доброй воли. Так ведь тоже можно или нет?
        - Не знаю. - Фемах угрюмо засопел, обдумывая ситуацию. Вновь посмотрел в небо, на кружащего в вышине дракона, и наконец решился. - Скажи следующее: я официально отказываюсь от браслета видящего и добровольно отдаю его Фемаху, с правом владения и применения. Также разрешаю ему снять браслет с моей руки.
        - Без проблем, - кивнул Марвин.
        Не торопясь, чтобы не ошибиться, он слово в слово повторил сказанное Фемахом. Потому что иначе было нельзя - Марвин не умел метать фаерболы прицельно, обязательно промажет. А вот выстрел в упор у него наверняка получится точным. И однозначно убойным, бог Фемах или не бог: полновесный армейский заряд не выдержала бы даже защита магокомплекса.
        Фемах сделал первый шаг, и Марвин с холодной расчетливостью принялся вспоминать свое боевое состояние - не испуг, нет, а ту ярость, которая охватила его в военном крыловозе. Злиться у Марвина получалось гораздо легче, чем бояться: даже при всем желании он не смог бы испугаться по необходимости.
        На втором шаге Марвин почувствовал, как у него нагреваются ладони, и заметил, как начинают светиться кончики пальцев, почти не видимо в солнечном свете - во всяком случае, для приближающегося Фемаха.
        А на третьем шаге между противниками опустился дракон, обдав их сильным порывом ветра и заслонив небо высоко поднятыми крыльями. Марвин невольно попятился, прикрывая лицо остывающими ладонями; подхваченные воздушной волной очки Далия заскользили вниз по ступенькам лестницы.
        Когда Марвин опустил руки, дракона перед ним уже не было. Вернее, не было запомнившегося ему небесного зверя: длинного, с узким хвостом и рогатой головой на вытянутой шее. Вместо него между Фемахом и Марвином стояло нечто жутковатое, напоминающее уродливую горгулью со стены какого-нибудь древнего собора. По мнению Марвина, бывший дракон смотрелся куда лучше его очеловеченного варианта - к тому же, судя по некоторым признакам, женского.
        Горгулья сложила глянцево-черные крылья за спиной. Сохраняя равновесие, переступила с ноги на ногу, окинула людей ничего не выражающим взглядом и прорычала:
        - Думаю, настала пора вмешаться в вашу интересную беседу.
        Голос у твари был низкий, раскатистый; Марвин ожидал, что от клыкастой гостьи будет нести гнилостной вонью, как от крупного хищника-мясоеда, однако горгулья ничем не пахла. Вообще.
        - Это что за живность? - возмутился Фемах, направляя пистоль на чудище. - Мало мне забот с браслетом, так нате вам, еще одна проблема на голову свалилась. А ну, кыш отсюда! Прочь, кому говорю!
        Горгулья мельком глянула на Фемаха, затем мгновенно протянула когтистую руку и отобрала у него оружие. Аккуратно, не оставив на коже ни единой царапины. Смяв пистоль в кулаке, словно тот был из фольги, она небрежным жестом отшвырнула стальной комок в сторону.
        - Загермард. - Фемах непроизвольно вытер ладонь об пиджак. - Чертова кукла. Да что ты такое?!
        - Неужели не узнаешь? - Марвин сложил руки за спиной, подальше от соблазна. Не время метать фаерболы. - А ведь ты когда-то с ней бок о бок работал. Возможно, даже был в нее тайно влюблен, почему бы и нет - молодая, красивая. Только немая, бедняжка.
        - Рипли? - сдавленным голосом просипел Фемах. - Чушь. Не верю.
        - Дракон по имени Рипли, - вежливо уточнил Марвин. - Бессмертная сущность обители, удачно притворяющаяся человеком. Изначально, думаю, Рипли была чем-то вроде охранника, созданного, чтобы следить за порядком в магоочистном сооружении. Но со временем ей надоело быть одной, и она примкнула к людям. К пришлым работникам комплекса. Я верно говорю? - Марвин посмотрел в бездонные глаза горгульи. - Или в чем-то ошибся?
        - Ты на редкость сообразителен, смертный. - Тяжелая пасть Рипли-горгульи шевелилась не в такт словам, отчего казалось, что ее дергают за веревочки откуда-то изнутри чешуйчатого тела. - Да, я бессмертна. Да, я дух обители. Да, я ушла к людям, поклявшись никогда не открывать им свою тайну. И не говорить ни с кем из них, чтобы ненароком себя не выдать. Но все изменилось, когда я узнала о растущем внутри особняка мире. О реальности, грозящей уничтожить комплекс.
        - Ты глянь, еще одна спасительница нашлась, - уперев руки в бока, желчно сказал Фемах. - Честное слово, ну прям как тараканы, один за другим лезут и лезут. Не удивлюсь, если сейчас подлый негор самолично заявится. - Он поднял кресло, уселся в него и демонстративно закинул ногу на ногу. - Что бы вы там, ребятушки, ни затевали, я от своего не отступлюсь.
        - Как хочешь, - повернув к нему черное лицо, равнодушно прорычала Рипли. - Я вовсе не собираюсь спасать обитель. Но и твоему миру-перекрестку тоже не бывать!
        Марвин озадаченно потер подбородок, он не ожидал столь резкого поворота событий. И уж тем более странного заявления про обитель: похоже, Рипли замыслила какую-то хитрую игру с известной только ей целью. Марвину оставалось лишь наблюдать происходящее со стороны и помалкивать, держа свои сомнения при себе. Целее будет.
        - Мне тысячи лет. - Голос Рипли стал задумчивым и оттого более похожим на человеческий. - Все эти века я провела в месте, где мне знаком каждый уголок и каждый этаж, известны все запрещенные и разрешенные к посещению залы. Я помню всех живших там и умерших, могу перечислить их по именам и рассказать о каждом удивительную историю. А еще я прекрасно знаю права и обязанности работников обители, ведь у меня седьмая, высшая ступень посвящения. Я - некоронованная королева «Обители черного дракона», ее закон и порядок. Знай же, заносчивый глупец, - Рипли обвинительно ткнула длинным пальцем в сторону нахмурившегося Фемаха, - ты до сих пор числишься в моем реестре как деятельный работник обители, с пятой ступенью посвящения и со спецдопуском в тайное хранилище. А потому я не могу позволить тебе своевольничать, нарушая установленные в особняке вековые законы. Кроме того, я не желаю, чтобы на месте обители возникла новая действительность! В которой я обречена навсегда оставаться в исходном облике, без возможности какой-либо трансформации.
        Фемах всплеснул руками и с нескрываемым сарказмом протянул:
        - Бла-бла-бла. Сколько можно нести пустые бредни, милочка. Если бы ты могла, то давно убила бы меня без всех этих громких заявлений. Хватит болтать, все равно ты ничего не можешь мне сделать! Потому что я не твой мелкий работник, королева ящериц, а бог своего мира. Чувствуешь разницу? Понимаешь, где ты, а где я?
        - Ты прав, - кротко ответила Рипли, и Фемах настороженно заерзал в кресле, ожидая подвоха. - Я не могу убить служащего обители, на это у меня стоит жесткий запрет. Но могу попытаться остановить. Или помочь ему погибнуть от чужих рук. - Она повернула чешуйчатое лицо к Марвину. - Как, скажем, пыталась помешать двум своим работникам выйти на беглого видящего, чтобы они своими неумелыми действиями не ухудшили и без того тяжелую ситуацию. Чтобы, открыв мне дорогу в этот мир, вернулись назад в обитель - с них и этого было достаточно. Но, к сожалению, не преуспела. - Горгулья вновь уставилась на Фемаха темными провалами глазниц. - Однако их проступок ничтожен по сравнению с твоим, никем не уволенный работник. А потому я могу наказать тебя по всей строгости закона обители. По особой статье, которую ты не знаешь.
        Фемах в ярости выскочил из кресла. Пнул его, отбросив к запачканному кровью ограждению, повернулся к Рипли и заорал, потрясая кулаками:
        - Я - бог, никому не подвластный! Бессмертный, неуязвимый!
        - А заодно подчиненный шефа Годлумтакати, - вполголоса сказал Марвин, хотя он зарекся лезть в разборку; похоже, ситуация начинала проясняться. - Негорская шестерка на побегушках. Принеси-подай.
        Рипли быстро взглянула на Марвина и, как ему показалось, одобрительно кивнула. Но полной уверенности в том не было, мало ли что могло привидеться.
        - Загермард, - ошарашенно пробормотал Фемах, эта очевидная мысль только что дошла до него. - Мелкий вонючий негор до сих пор мой начальник? Как унизительно для всемогущего творца… Эй ты, - он властно ткнул рукой в сторону горгульи, - немедленно увольняй меня из сотрудников обители. Что для этого надо подписать? - Фемах возбужденно пощелкал пальцами. - Ну-ка, давай сюда бумагу, или пергамент, или чего там требуется для расторжения договора.
        - Только устное заявление твоего непосредственного руководителя, - любезно подсказала Рипли: голос у нее стал мягкий, едва ли не мурлычущий.
        Для Марвина внезапная смена тона стала четким сигналом опасности, сейчас явно должно было произойти что-то плохое, но господин Фемах уже ничего не соображал от гнева.
        - То есть озвученное решение шефа Годлумтакати. Кстати… - Рипли не глядя ткнула пальцем в сторону Марвина, едва не задев его длинным когтем. - У тебя в брючном кармане лежит дальнофон. Дай-ка его нашему увольняющемуся.
        Марвин, не спрашивая, откуда та знает о дальнофоне, достал аппарат и, обойдя горгулью, сунул тяжелую коробочку в руки Фемаху.
        - Верхняя кнопка - вызов, нижняя - отбой, - коротко пояснил он, отступая подальше в сторону. Потому что заранее был уверен, чем закончится беседа.
        Фемах со злостью надавил кнопку, дождался слабого «алле» шефа, прижал дальнофон к уху и, страшно вращая глазами, заорал:
        - С тобой, мерзавец, говорит Фемах! Да-да, тот самый! Немедленно увольняй меня из работников обители, иначе тут кое-кому несдобровать… Что? Какой Далий? Это который со стреляющим костылем? Плевать, что он воскрес, какое мне до него дело… Да, они здесь, твой видящий и девица Рипли, та еще тварь… Некогда объяснять, просто уволь меня, иначе я обрушу всю свою божескую мощь на этих выродков! Что? - Фемах умолк, прислушиваясь. А затем надменно процедил: - Повтори то же самое, но громче. - Он с торжествующим видом протянул дальнофон в сторону Рипли; из круглой решетки донесся на удивление хорошо различимый голос негора:
        - Данной мне властью я официально увольняю сотрудника Фемаха из состава работников «Обители черного дракона». - Шеф хотел сказать что-то еще, было слышно, как он набрал воздуха, чтобы продолжить фразу, но Фемах нажал на кнопку отбоя.
        - Этого достаточно? - злорадно поинтересовался он. - Или нужны какие-нибудь дополнительные подтверждения?
        - Вполне, - заверила его Рипли, после чего молниеносно ударила Фемаха когтем в лоб: острие вышло из затылка уволенного видящего, словно там внезапно вырос узкий рог. Вырос и исчез - Рипли выдернула коготь из головы, посмотрела на упавшее тело, а после с некоторым изумлением сказала: - Надо же, я и не думала, как это просто. Знаешь, - она посмотрела на угрюмо молчащего Марвина, - я давно мечтала получить возможность убивать. Порой она так необходима для поддержания в рабочем коллективе порядка и взаимоуважения! А теперь, - Рипли вытерла коготь об пиджак Фемаха, - основной запрет снят. Сломлен, разблокирован. Ведь никто из моих создателей не предусматривал невероятного варианта увольнения в организации, где уволенных не бывает по определению. Тем более что формально это событие произошло в другом мире, чего тоже не может быть. Забавно получилось, не правда ли? - Она настороженно повернулась к Марвину. - Почему молчишь? Чем-то недоволен? Вы же собирались убить Фемаха, я в курсе, у драконов тонкий слух.
        - Не то чтобы я недоволен. - Марвин неохотно посмотрел в темные глазницы горгульи. - Мне не нравится, как именно это случилось. И какие могут быть последствия от снятия запрета на убийство. Что-то мне не очень хочется работать там, где тебя могут прикончить во имя дисциплины. Кстати, - он перевел взгляд на лежавшее у ног Рипли тело, - почему Фемах не исчезает? В смысле не переносится в приемную кабину. Из-за того, что его уволил шеф?
        - Нет. - Горгулья зашлась в лающем хохоте. - Фемах больше не оживет потому, что его убила я! Ведь я - прокурор, адвокат и палач в одном лице, мое решение неоспоримо. Короче, я убиваю раз и навсегда, без возможности посмертного оживления… А насчет последствий не беспокойся, - заверила она Марвина. - Какие могут быть последствия для тех, кто и без того почти мертв.
        - Не понял. - Марвин с силой потер ладони, нарочно их разогревая; разумеется, Марвин врал, ему давно уже стали понятны намерения Рипли. Он даже успел обдумать, что делать дальше, но нужно было отвлечь горгулью - не менее сумасшедшую, чем покойный Фемах. А то и более безумную, давным-давно свихнувшуюся от своего тысячелетнего одиночества.
        - Чего же тут непонятного. - Рипли дробно постучала когтем о коготь, звук получился угрожающий, неживой. - Мне важно, чтобы этот мир рос и дальше, без хитроумного воздействия Фемаха. Тогда он попросту уничтожит обитель, вместе с вами. И вместе со мной. - Горгулья опять зашлась в пугающем смехе. Внезапно перестав смеяться, она мрачно продолжила: - Я много раз пыталась покончить с собой, но на свою беду я действительно бессмертна. Ты не представляешь, человек, как это мучительно - знать, что выхода нет, что впереди бесконечное существование в давно осточертевшей обители. И никакая психокабина не в силах мне помочь! Как ни глуши в ней свои воспоминания, но через десяток-другой лет вновь осознаешь, кто ты на самом деле и что тебя ждет впереди. А от этого, поверь, жизнь становится еще невыносимее.
        Марвин задумчиво прищурился: похоже, Рипли в расстроенных чувствах сказала куда больше, чем хотела. Проговорилась о затаенном, не предназначенном для чужих ушей.
        - Психокабина? Это, случаем, не та, что спрятана за стеной возле кабинета шефа? - Марвин внимательно следил за реакцией горгульи и не ошибся - Рипли вздрогнула будто от удара.
        - Откуда ты знаешь? - В голосе Рипли чувствовался испуг. - Я ведь замуровала ее пять веков тому назад, подальше от соблазна вновь воспользоваться магией беспамятства! Потратила уйму времени и отвлекающих талисманов, чтобы никто и никогда не подумал заглянуть за ту стену. Потому что нет ничего страшнее, чем жить многие годы в блаженном неведении и вдруг разом вспомнить прошлое… Как ты узнал о кабине?!
        - Я здесь ни при чем, - честно признался Марвин. - Это Гибарян постарался. Вычислил по нетрезвости. Ну, ты же его знаешь.
        - Вот мерзавец, - с чувством сказала горгулья. - Впрочем, теперь это не принципиально. Главное уже сделано, осталась крохотная мелочь. Можно сказать, формальность.
        - Какая? - Марвин присел на корточки возле Фемаха и взял его за руку, делая вид, что на всякий случай проверяет пульс. Пульса, разумеется, не было и быть не могло, при таком-то ранении.
        - Твой браслет. - Рипли приставила коготь к спине Марвина, несильно кольнула его под левую лопатку. - Для полной уверенности, что больше сюда никто не заявится. Особенно хитромудрый негор, гораздый на нестандартные решения. Он единственный, кто может помешать моим планам.
        Марвин почувствовал, как правая ладонь начинает пылать жаром, и торопливо сжал ее, чтобы не выдать себя засветившимися пальцами.
        - Конечно, - не оборачиваясь, кивнул Марвин. - А ты не убьешь меня? - Он постарался, чтобы вопрос прозвучал как можно наивнее. - Очень не хочется умирать раньше всех остальных. Тем более насовсем.
        - Не сомневайся, - знакомым мурлычущим тоном пообещала горгулья, убирая коготь. - Давай сюда браслет.
        - Тогда никаких проблем. - Марвин покрепче сжал левой рукой запястье покойного Фемаха. - Секундочку. - Он приложил обжигающе-горячую ладонь к своему виску и не колеблясь пустил в голову фаербольный заряд.
        …Марвин очнулся оттого, что у него замерзла спина, а на грудь навалилось что-то тяжелое, мешающее дышать. Первым делом Марвин столкнул с себя это непонятное тяжелое, затем, кряхтя, встал и осмотрелся, стараясь понять, где он находится. И хотя у Марвина гудело в голове, он сразу узнал эту камеру - наспех скроенную из кусков листового железа и усыпанную головками клепок.
        - Значит, я умер, - хрипло сказал Марвин. - Какие у нас еще новости?
        Он глянул на руку - костяной браслет был на месте, - а затем посмотрел под ноги. На то, что мешало ему дышать и что Марвин сбросил с себя. На грузного человека в белом костюме, с черной дырой во лбу и с зажатым в руке дальнофоном.
        - Надо же. - Марвин внезапно вспомнил, что с ним случилось. Он злорадно усмехнулся. - К черту переживания, ребятушки, каждый получил по заслугам. - Переступил через тело и, встав на колени, принялся осматривать дальнюю часть кабины.
        Как Марвин и предполагал, карманные часы действительно были здесь, он просто не заметил их в прошлый раз. Что было немудрено: плоский артефакт завалился в щель между полом и задней стенкой, насмешливо поблескивая оттуда едва приметным золотым краешком. С большим трудом, обдирая мизинец о железные края и безостановочно рыча: «Загермард!» - Марвин все-таки сумел вытащить часы из ловушки.
        Забрав из коченеющей руки Фемаха дальнофон, Марвин вышел из камеры и огляделся.
        На этаже ничего не изменилось: уходящие в бесконечную даль ряды дверей, блеклые самосветные лампы, портреты бородатых старцев на стенах да потускневший от пыли паркетный пол. И мертвая, ничем не нарушаемая тишина.
        - Дом, милый дом, - пробормотал Марвин, беря со столика дежурный комплект одежды. - Никогда бы не подумал, что буду рад этому долбаному коридору.
        Он разорвал зубами край целлофанового пакета, натянул на себя штаны и футболку, но, когда наклонился за матерчатыми туфлями, пол под его ногами вздрогнул. По коридору прокатился тяжелый гул, от которого у Марвина сжалось в груди, а портреты на стенах закачались сами по себе. Из пола там и тут с петардным треском начали вздыбливаться дубовые паркетины, превращая коридор в сплошную полосу препятствий; откуда-то издалека, из-за запертых дверей, вдруг донеслись тоскливые звуки, похожие то ли на хоровой стон, то ли на волчье завывание.
        Марвин глянул на лежавшее в кабине тело, понимающе покачал головой. Коридорный погром означал только одно: мир Фемаха, оставшийся без своего творца, исчез. Схлопнулся, пошатнув весь необъятный комплекс - от неведомого Марвину основания до самых неизвестных ему верхних этажей.
        Что стало с Рипли, спаслась она или погибла вместе с пропавшим миром, Марвин не знал. Но опасался, что горгулья выжила, иначе бы обитель не отделалась одним лишь землетрясением. Иначе бы тут началось такое!.. Марвин даже не хотел представлять себе - какое.
        - А вот сейчас, братцы, здесь и впрямь становится жутковато.
        Марвин надел туфли, прихватил со столика часы с дальнофоном и, аккуратно переступая через частокол паркетин, подошел к двери лифта. Как ни странно, ожидать кабину ему не пришлось, она уже была на месте - словно ее отправили сюда заранее. Чтобы воскресший видящий не терял зря времени.
        Случившаяся тряска не прошла для лифта бесследно: кабина шла медленнее обычного, то и дело сильно вздрагивая, с повторяющимся скрежетом где-то под полом. В иные времена Марвин в нее и носа бы не сунул, но сегодня выбирать не приходилось.
        Марвин нажал кнопку дальнофона. Шеф откликнулся сразу, наверное, держал переговорник наготове:
        - Марвин? Ты где?
        - Был в прототипе, еду к вам. - Марвин глянул на зарешеченное окошко двери: за мутным стеклом лениво проплывали тени этажных перекрытий. - Только что сел, буду минут через двадцать. Лифт, зараза, еле-еле ползет.
        - Что с Фемахом? - Шефа не интересовало, как и почему погиб Марвин. - Есть результаты?
        - А разве вы их не заметили? - усмехнулся Марвин. - По-моему, вполне себе результаты. На всю обитель слышные.
        - Мнэ-э… - задумчиво протянул негор, - вон оно чего. Понятно, вопросов больше нет. А где тело?
        - В прототипе. Я не стал тащить с собой, есть дела поважнее. - Марвин посмотрел на часы, вновь сжал их в кулаке. - Шеф, Далий говорил вам про Рипли?
        - Вроде бы да. - В голосе негора звучало нетерпение. - Если жива, то вернется, куда денется. Марвин… мнэ-э… не морочь мне голову, тут после землетрясения столько всего навалилось, не знаю, за что хвататься. Приедешь, напишешь докладную записку. А теперь извини, прерываю связь. - Негор зашуршал пальцем по кнопке выключения, и Марвин заорал что было мочи:
        - Шеф, стойте! Не отключайтесь! Есть важная информация о том, что случилось после гибели Далия. О чем он не мог вам рассказать.
        - Ладно, говори. - Голос шефа стал настороженным. - Но учти, если ты решил скоротать время поездки пустой болтовней, то…
        - Шеф, просто молчите и слушайте, - жестко сказал Марвин. - Пожалуйста.
        Не ожидая ответа, он начал рассказ. Без лишних подробностей, только о самом главном. Чтобы было понятно, что станется с шефом, Жанной, Далием и Гибаряном, если Рипли вернется в обитель. А что она вернется, в этом Марвин не сомневался. Вопрос только - когда?
        Хотя Марвин и старался говорить сжато, однако, когда он закончил, кабина лифта успела преобразиться - став шире, украсившись зеркальными стенами и стальными поручнями. Судя по изменениям, лифт прошел уже около трети пути: хотел того шеф или нет, но время Марвину он все же скоротал.
        - Так-с, - мрачно протянул негор. - Это, конечно, меняет дело. Мнэ-э… какие будут соображения? Ты ведь единственный, кто видел Рипли в ее боевом обличье, говорил с ней. Что посоветуешь?
        Марвин глянул на свое отражение в зеркале. Отражение ему не понравилось - слишком бледное лицо, темные круги под глазами и ввалившиеся щеки, будто он неделю мешки ворочал. Возможно, в этом было виновато потолочное освещение, возможно, хроническое недоедание за последние дни. Или, что тоже вероятно, посмертное оживление в камере. В любом случае боец из Марвина был сейчас никудышный. Ткни когтем, и свалится, даже увернуться не сможет.
        - Шеф, я нашел в прототипе часы. Те самые, золотые. - Марвин показал отражению средний палец, оно ответило ему тем же. - У вас есть идеи, как их можно использовать против Рипли?
        - Что еще за часы? - раздраженно отозвался негор. Марвину было слышно, как он зажег спичку и, недовольно сопя, раскурил трубочку. - Умеешь ты перескакивать от важного ко всякой ерунде.
        - Помните, мне однажды голову отрубили? - Марвин потер шею в месте бывшего среза. - Призрачный воин-сэмурай, охраняющий артефакт от чужого вмешательства. Вы мне тогда еще строгий выговор вкатили.
        - А, вон ты о чем. - Голос негора стал бодрее, в нем почувствовалась знакомая Марвину лекторская интонация. - Редчайший артефакт из серии хроносейверов, конечно, помню! Магическое устройство, позволяющее создавать контрольную точку на линии жизни владельца, чтобы тот в случае необходимости мог вернуться в отмеченный момент. Обычно хроносейверы использовали перед опасными экспериментами. Или перед дворцовыми переворотами, или перед рискованными финансовыми вложениями, или… - Шеф затянулся дымом, сплюнул попавший в рот табак и продолжил: - Мнэ-э, в общем, когда был неизвестен конечный результат действия. Ну в основном да-да. Хотя я слыхивал и о других вариантах применения устройства, не по назначению, но это скорее из области теоретических допущений. Что-то вроде одноразового переброса во времени, без возможности возврата к контрольной точке. Собственно, на практике никем не применяемая функция.
        - Машина времени, ясно. В книжках читал. - Марвину было все равно, его не интересовали уникальные возможности артефакта. По правде говоря, ему вообще было на них наплевать - заумная игрушка для заумных колдунов, не более.
        - Какая еще, к чертям, машина времени, - немедленно рассердился негор. - Говорю же - хроносейвер! Твоя идиотская машина принципиально невозможна, потому что позволяет вмешиваться в основы исторических процессов и создавать логические парадоксы. А хроносейвер лишь слегка корректирует текущую… мнэ-э… личную реальность в нужную владельцу сторону. Хотя, конечно, здесь тоже возникает ряд вопросов по этичности так называемой коррекции. Она ведь тоже разной бывает.
        - Значит, никаких боевых идей по поводу часов нету, - разочарованно протянул Марвин. - Жаль. Тогда как насчет того, чтобы отмотать время назад, на недельку-другую, и упечь Рипли в спецкамеру? Куда всех сумасшедших сажают. Загодя, чтобы бед не натворила.
        Ответить негор не успел: в дальнофоне оглушительно загудело, Марвин едва успел отнять переговорник от уха. И лишь когда звук неожиданно исчез, понял, на что было похоже гудение - на выстрел посоха Далия. Дальнофон не мог передать всю полосу звучания, но Марвин знал, что не ошибся.
        Рипли вернулась в обитель.
        Марвин вновь поднес коробочку к уху - в ней было тихо, пропали даже обязательные эфирные помехи. Казалось, что в переговорнике вдруг закончилась магическая энергия, чего просто не могло быть. Но могло случиться, если уничтожен второй аппарат.
        - Будь ты проклята, Рипли, - с горечью сказал Марвин. - Будь проклята.
        Он положил ненужный дальнофон на пол, сел рядом на корточки. И просидел, прислонившись спиной к холодному зеркалу, до самой остановки. До тех пор, когда открылись двери и приятный женский голос объявил что-то на незнакомом Марвину языке.
        - Отстань, - вставая, вяло огрызнулся Марвин. - Без тебя тошно.
        Он прошел по тамбуру и остановился перед каменной перегородкой со стальной плитой-дверью. Постоял, думая, что делать дальше, но никаких стратегических идей в голову не приходило. Решив действовать по обстоятельствам, Марвин приложил ладонь к черному отпечатку на плите, дождался, когда она уедет в сторону, и крадучись вошел в зал собраний.
        В просторном зале было слишком тихо, как в коридоре с кабиной-прототипом. Тихо, безжизненно и сумрачно - самосветные лампы на зеркальном потолке едва светились, словно в них тоже, как и в дальнофоне, закончилась магическая энергия. Или вот-вот должна была закончиться.
        Марвин замер, настороженно прислушиваясь к тишине и готовый сорваться с места при любом подозрительном шуме. Поэтому щелчок вставшей на место плиты прозвучал для него как пистольный выстрел - он отшатнулся в сторону и едва не упал, поскользнувшись на чем-то вязком, невысохшем. Марвин посмотрел вниз - глаза уже привыкли к слабому освещению - и едва слышно выругался, хотя ему хотелось заорать в полный голос. Пол под ногами Марвина был испачкан длинными темными полосами, словно здесь протащили кого-то истекающего кровью.
        Марвин медленно зашагал вперед, оглядываясь по сторонам и ожидая, когда наконец появится Рипли. Когда она выскочит из какого-нибудь темного угла, чтобы нанести ему смертельный удар когтями или попросту оторвать голову. Однако время шло, а горгулья все не появлялась.
        Может быть, Рипли была занята какими-то срочными делами, решив, что видящий все равно никуда от нее не денется… Или наблюдала за ним издали, играя в захватывающую игру «кошки-мышки». В которой ею заранее были распределены роли охотника и жертвы, с вполне предсказуемым финалом. Несомненным для Рипли, но не для Марвина.
        По левую сторону зала, у стены, высилась груда обломков, в которой Марвин с трудом узнал остатки стола и кресел для собраний. В самой же стене темнела здоровенная вмятина, словно туда с размаху врезался чугунный шар - из числа тех, которыми ломают старые дома. Но это был всего лишь след выстрела из посоха Далия, не менее разрушительный, чем удар шара, и малополезный в разборке с быстрой Рипли. Все равно что из пушки по воробьям.
        Марвин насчитал с десяток глубоких вмятин на стенах и несколько штук на потолке, а после считать бросил. Потому что увидел валяющийся на полу посох ифрита - переломленный пополам, угасший, навсегда потерявший свою боевую мощь. Пол вокруг посоха был залит темным, и Марвин обошел глянцевую лужу стороной.
        Собственно, искать кого-то из выживших смысла не имело - с горечью понял Марвин. Никто в особняке не успел подготовиться к нападению горгульи: оружие было только у Далия, и то потому, что он с ним не расставался. А умение шефа устраивать врагам сердечный приступ Марвин во внимание не принимал. Да и есть ли сердце у Рипли?
        Марвин прошел через зал. Не отвлекаясь на поиски погибших, он направился дальше, к кабинету шефа. К стене с талисманами-амулетами, за которой таилась древняя психокабина, единственная возможность обуздать кровавого духа обители. Милую, безобидную девушку Рипли, которая так нравилась Далию.
        Едва Марвин вошел в облицованный черным мрамором коридор, как у него вновь появилось неприятное чувство внутренней зябкости. Странное и необъяснимое ощущение, которое Марвин всегда испытывал в мрачном тупике, слишком напоминающем городской колумбарий. Но, скорей всего, это было действие колдовских артефактов, вызывающее непреодолимое желание побыстрее отсюда убраться.
        Марвин прошел мимо двери шефа, на секунду-другую остановился возле пролома в стене - неровный проем в человеческий рост, с россыпью мелких осколков под ногами - и, переведя дух, шагнул в комнату. Он не опасался наткнуться там на Рипли, не пойдет она по собственной воле к ненавистной психокабине. Если, конечно, в том не будет крайней необходимости.
        Теперь такая необходимость появилась.
        Марвин бегло осмотрел кабину, она и впрямь ничем не отличалась от привычного ему прототипа. С той лишь разницей, что была сделана на совесть, а не абы как и из чего придется: гладкие, идеально подогнанные листы железных стен, пола и потолка. Как говорится, бритвенное лезвие в стыки не вставишь.
        Красная кнопка на внутренней стенке кабины напоминала выпуклую шляпку гриба: ее хотелось потрогать, а лучше всего надавить на нее. И посмотреть, что из этого получится. Марвин не знал, как работает устройство, но надеялся, что оно запускается мгновенно, сразу после нажатия кнопки. Это было очень важно для задуманного Марвином плана, почти нереального и явно самоубийственного. Но другого варианта просто не существовало.
        Идея была простой, проще некуда: заманить Рипли в психокабину и включить устройство. И все. Но как это сделать на практике, Марвин понятия не имел. Разве что поработать приманкой, стоя в кабине и дразня издали горгулью. А когда она, потеряв от злости боязнь перед кабиной, кинется на обидчика - мгновенно уступить ей место, одновременно нажав кнопку пуска.
        Впрочем, здесь тоже были сомнительные моменты: а поместится ли горгулья в небольшой, рассчитанной на обычного человека кабине? А как быть, если Рипли сейчас вообще в драконьем обличье? Размеры залов вполне позволяют… Последний вариант Марвин тут же отбросил - не влезет дракон в тупиковый коридорчик, как бы ни старался. Значит, оставался только вариант с горгульей. Что, по правде говоря, его тоже не радовало.
        Рипли появилась в коридоре внезапно, возникнув бесшумным силуэтом на фоне тусклого зала собраний. Смотрелась она до дрожи жутко и до оторопи эффектно: Рипли опять изменилась, став похожей на себя прежнюю, до побега из обители. Но с бликами потолочного света на блестящей чешуе и с растущими из рук - над сжатыми в кулак пальцами - двумя сабельно-длинными когтями. Черное оформление коридора лишь подчеркивало полузвериную красоту девушки, не давая отвести от нее взгляда; не ожидавший подобного зрелища Марвин застыл будто в столбняке.
        И именно в этот момент он вдруг понял, что надо делать. Как остановить Рипли. А если повезет, то и привести ее в нормальное состояние.
        Главное при этом - не погибнуть самому, пусть даже с восстановлением в прототипе. Второго шанса у него не будет.
        - Марвин! - звонко крикнула Рипли. - Ты здесь, видящий? - Она провела когтем по мрамору стены, оставив на нем глубокую борозду; звук получился настолько скрипучий, что у Марвина заныло в животе. - Ты знаешь, Марвин, я ведь слабею, - пожаловалась Рипли, медленно идя к пролому в кирпичной кладке. - С каждым убийством мне становится все хуже и хуже. Я уже не могу стать драконом. И не могу быть боеформом. И это хорошо, - задумчиво сказала она. - Значит, если я убью тебя, последнего из здешних, то наконец смогу освободиться.
        - От чего освободиться, Рипли? - Марвин говорил негромко, но коридор усиливал каждое его слово. - От жизни? Заодно уничтожив множество миров, привязанных к магокомплексу? Не слишком дорогая цена за твою смерть?
        - Не слишком. - Рипли неохотно, словно заставляя себя, рассмеялась. - Мне все равно, видящий. Все равно.
        - А если ты не умрешь после моей гибели? - Марвин шагнул к пролому поближе: Рипли добрела уже до середины коридора, пора было начинать действовать. - Об этом ты не думала? Останешься в обители одна, совершенно беспомощная даже с твоей седьмой ступенью посвящения.
        - Думала, - спокойно ответила Рипли. - На смену вам придут другие, обитель никогда не пустует. И тогда я сделаю что-нибудь иное. Но своего добьюсь. У меня в запасе очень много времени, Марвин.
        - Этого-то я и опасался. - Марвин нажал кнопочку сбоку корпуса часов. А когда крышка с мелодичным звоном поднялась, присел и сильным толчком отправил их по полу в сторону Рипли. Часы заскользили по затоптанному мрамору, как по старому ноздреватому льду, быстро теряя скорость: золотой кругляш остановился в нескольких шагах перед Рипли. На что Марвин и рассчитывал.
        Сразу после броска Марвин нырнул в психокабину, откуда продолжил следить за происходящим в коридоре. Потому что там вот-вот должен был появиться безжалостный воин-сэмурай, охраняющий часы-артефакт от чужого вмешательства. Тот самый, что снес Марвину голову с плеч.
        Если артефакт экранируется железом, из которого сделаны стенки кабины, то почему бы Марвину не оказаться невидимым для артефакта? Вернее, для призрачного охранника, который должен убить открывшего часы.
        Рипли остановилась, рассматривая нежданную посылку - склонив голову набок, с застывшим безучастным взглядом. Лишь теперь Марвин понял, насколько она ослабла: будь Рипли в облике дракона или горгульи-боеформа, она бы никогда так не отреагировала. То есть никак.
        За проломом в стене будто раздвинулся невидимый занавес, выпустив в коридор полупрозрачного воина-сэмурая. Марвин увидел его со спины, защищенной металлическими пластинами, а потому - обрадованно понял он - затея с экранирующим железом удалась. Не заметил ничего боевой призрак, будь он неладен со своим длинным мечом.
        Словно в ответ на его мысли воин-сэмурай оглянулся и посмотрел на Марвина пустыми глазницами над железным, закрывающим половину лица щитком. Хотя нет, не на Марвина, а туда, где была нажата кнопка. В то место, откуда выкатились часы.
        Марвин опустил взгляд и вжался спиной в стенку, ощущая сквозь футболку ледяной холод металла. «Не гляди», - шепнул ему какой-то внутренний голос, Марвин и не стал глядеть. Не дурак ведь.
        В коридоре пронзительно, почти на грани слышимости завизжала Рипли. Но не от боли или испуга, не было в крике этих чувств; Марвин не удержался и посмотрел. Осторожно, прикрывая глаза ладонью, будто от яркого света. Не хватало еще, чтобы сэмурай вновь обратил на него внимание.
        Воин не нашел того, кто его вызвал. А потому, как и надеялся Марвин, обрушил свой меч на Рипли… Точнее, хотел обрушить, однако Рипли ускользнула из-под клинка, нанеся воину-сэмураю ответный удар когтями: в коридоре затеялась нешуточная битва!
        Марвин смотрел на бой - слишком быстрый, чтобы уловить какие-то детали, - и не верил своим глазам. Рипли не могла видеть призрака, не было у нее ни дара видящего, ни нужного браслета, однако дралась она так, словно воин-сэмурай был перед ней во плоти. А не в призрачном до невидимости состоянии.
        Марвину доводилось слышать о бойцах таинственной организации нэндзу, умевших сражаться в полной темноте - ориентируясь только на звуки и движение воздуха, создаваемые противником. Но он всегда считал это умение обычной выдумкой, не более. Экзотическими враками, охотно тиражируемыми дешевыми книжками о похождениях спецагентов и археологов-кладоискателей. Однако то, что Марвин сейчас видел, не было ни враками, ни постановочным боем.
        Узкий клинок с шелестом рассекал воздух, неутомимый и обманчиво невесомый; Рипли отражала выпады, ловко используя когти - не менее твердые и не менее острые, чем меч сэмурая. И при любой возможности нападала ответно, нанося самые неожиданные удары. Казалось, что к Рипли вернулись ее силы: Марвин нисколько не удивился бы, превратись она вдруг в горгулью. В неуязвимого боеформа, чтобы уничтожить невидимого врага.
        Мало ли чего случается в стрессовых состояниях, когда организм работает на пределе. Желание смерти - одно, а инстинкт выживания - совсем другое.
        Сражение начинало затягиваться, оба противника стоили друг друга. И хотя битва продолжалась столь же яростно, как и раньше, в прежнем скоростном темпе, Марвин ухитрился отвлечься от происходящего - он вспомнил о часах. Черт его знает почему: артефакт вроде бы уже сыграл свою роль, натравив призрачного сэмурая на Рипли. Но отчего-то Марвину казалось очень важным, чтобы колдовской механизм не пострадал.
        Часов в коридоре не было, куда-то подевались. Не обращая внимания на опасность, Марвин выбрался из своего укрытия - все равно сэмураю и Рипли не до него, - на четвереньках подполз к стене и, осторожно высунув голову, осмотрел пол перед проломом. Увы, артефакта здесь тоже не оказалось.
        - Вот черт, - забывшись, громко сказал он. И испуганно посмотрел на сражающихся.
        Призрачный воин, оттеснивший Рипли почти к выходу из коридора, оглянулся. Внезапно потеряв интерес к сражению, он повернулся к девушке спиной и быстро зашагал к пролому: вложенный в сэмурая приказ оказался сильнее здравого смысла. Хотя какой может быть смысл у нежити, подчиняющейся только программе-инструкции!
        Марвин не успел встать на ноги, чтобы опрометью рвануть назад, в спасительную кабину, когда Рипли в несколько прыжков догнала уходящего сэмурая. С хриплым выдохом она скрестила сабельные когти на шее призрака и одним сильным движением отстригла ему голову. Марвин невольно глянул на пол у ног воина, но ничего там не увидел: голова стражника исчезла еще в падении. Мало того, пропало и обезглавленное тело - тихо, по-будничному растворилось в воздухе, не оставив после себя даже легкой дымки.
        - Ох, не могу больше! - произнесла Рипли в изнеможении и упала на пол.
        Марвин со смешанным чувством смотрел на то, как меняются черты девушки, как исчезает угольно-черная чешуя и как втягиваются в руки сабельные когти. Словно наблюдал сжатую до минуты природную эволюцию из зверя в современного человека… В глубине души Марвин сочувствовал Рипли - духу обители, невыносимо уставшему от своего бессмертия и отчаявшемуся найти упокоение. Наверное, поэтому Марвину не нравилось то, что он собирался сделать. Но иначе поступить он не мог.
        Марвин подошел к потерявшей сознание девушке и взял ее на руки. Легенькая Рипли - обнаженная, в синяках и частых порезах - весила не больше, чем положено подросткам ее возраста. Казалось невозможным, что это юное создание с едва наметившейся грудью могло становиться устрашающе громадным драконом. Или безжалостной горгульей. Или подвижным как ртуть воином-нэндзу.
        Бережно неся духа обители, Марвин подошел к психокабине. Осторожно положив Рипли рядом с магическим устройством, он снял с себя футболку, расстелил ее на железном полу. А после, тяжело вздохнув, перенес девушку на импровизированную подстилку, нажал кнопку-грибок и отступил от кабины на пару шагов. На всякий случай, чтобы и самому не оказаться в роли пациента.
        Внутреннюю часть кабины залило темно-фиолетовым светом, неярким, но странно обжигающим взгляд, заставляющим немедленно отвернуться. Марвин не стал противиться, нечего смотреть куда не надо; оставив психокабину за спиной, он вышел в коридор. К тому же надо было попробовать отыскать часы - Марвин очень надеялся, что хроносейвер все же не был растоптан во время сражения. Иначе бы он давно заметил разбросанные по полу останки, всякие колесики-пружинки, не говоря уже о приметном золотом корпусе.
        Хроносейвер нашелся в зале собраний, неподалеку от входа в коридор. По-прежнему открытый, он загадочно поблескивал серебряным циферблатом в свете угасающей потолочной самосветки. Марвин подобрал часы, окинул зал грустным взглядом: где-то там, в уходящих из зала коридорах, лежали его друзья. Навсегда мертвые, без возможности воскрешения. Пусть и не самые лучшие на свете люди, как шеф, или Жанна, или отмороженный на всю голову аналитик Гибарян, - но все они по-любому не заслуживали подобной участи. А уж тем более не заслуживал ее Далий.
        Марвин взвесил на ладони увесистый хроносейвер: он наконец-то сообразил, почему беспокоился о его сохранности. Как говорится, лучше позже, чем никогда.
        - Что там говорил шеф про эту чертову хроновину? - негромко сказал Марвин, стараясь вспомнить лекцию негора. - Что-то вроде… э-э-э… про одноразовый переброс во времени без возврата к контрольной точке. Звучит заумно, но почему бы и нет? Хуже все равно не будет. - Он повернулся и, не оглядываясь, отправился назад, к кабинету шефа.
        В кабинете ничего не изменилось, да и не могло измениться: шеф был не из тех, кто любит перемены. На стенах по-прежнему темнели маски цвета запекшейся крови, с развешанными между ними копьями; в дальних углах, как прежде, высились туземный горшок-барабан и статуя из черного дерева.
        Массивный стол шефа тоже стоял на прежнем месте - с россыпью картонных папок по зеленой столешнице, все с грифом «совершенно секретно» - и непременной пепельницей на свободном пятачке сукна. Казалось, что негор только что вышел из своего кабинета и вот-вот вернется. Например, за забытой трубочкой или кисетом с табаком.
        Марвин отодвинул кресло и уселся на рабочее место шефа. Небрежно смахнув папки со стола, он положил перед собой часы. Подумал и добавил к ним снятый с руки браслет, в нем теперь тоже не было необходимости.
        Пошарив в ящиках стола, Марвин достал чистый лист бумаги и карандаш. Изредка поглядывая на золотой кругляш с откинутой крышкой, он начал вспоминать, сколько дней провел в обители. Хотя это было не принципиально, ведь достаточно было вернуться в прошлое всего за пару дней до его ухода в мир Фемаха, чтобы решить все вопросы. И чтобы не дать Рипли удрать в выдуманную реальность.
        Память у Марвина была прекрасная, он вообще редко что-либо забывал. Разве что какие мелочи. Да и то лишь после крепкой выпивки.
        Но Марвин нарочно оттягивал момент, когда придется взяться за хроносейвер. Потому что прекрасно понимал, что ни черта он в этом механизме не разберется, что все его попытки наладить устройство или сломают хроносейвер, или убьют его самого. Или сделают еще что-то более худшее, хотя что может быть хуже смерти? Марвин и сам уже три раза умирал, опыт есть.
        Однако оттягивать больше было нельзя - все дни оказались подсчитаны, ко многим из них даже написаны комментарии. Исписанный с двух сторон лист заканчивался жирно нарисованным числом «тринадцать». Именно столько дней и провел Марвин в «Обители черного дракона». Ну, плюс-минус полдня или что-то в этом роде, не мог же он запомнить все поминутно.
        Марвин пододвинул к себе хроносейвер и, подперев голову руками, уставился на серебряный циферблат.
        Две ажурные стрелки колдовского механизма показывали три часа дня ровно. Или три часа ночи. Или три невесть чего - цифры на диске были Марвину незнакомы. Скорее всего, они напоминали иероглифы, нарочно упрощенные, без лишних черточек-закорючек, но это нисколько не облегчало их понимание.
        Левее и правее оси стрелок находилось по четыре выступающих из циферблата ребристых колесика. И на каждом из них были все те же крохотные до неразличимости значки-иероглифы. А в самом низу серебряного диска, возле золотого ободка корпуса, алела маленькая рубиновая кнопка с вмятиной для удобства нажатия.
        - Проклятая железка, - уныло пробормотал Марвин, без какой-либо надежды вглядываясь в непонятные значки. - Тут что, иголкой все настраивать нужно? Никакого удобства для потребителя. - Он пошарил в ящике стола, нашел скрепку, разогнул ее и застыл над часами, не зная, что дальше делать. Что куда крутить и чего зачем нажимать.
        - Дяденька, - совсем по-детски сказал кто-то неподалеку, - а где я?
        Марвин поднял голову: в дверях кабинета стояла Рипли. Она успела надеть оставленную Марвином футболку, чересчур большую для нее: футболка напоминала мешковатое платье, короткое, сильно выше колен. Но все же одежда. Все же не голая.
        - В «Обители черного дракона», - севшим голосом ответил Марвин, разглядывая обновленную Рипли. Вылеченную, напрочь забывшую и о магокомплексе, и об обители, и, что главное, о своих горестях.
        Рипли смотрелась замечательно, просто великолепно. Никаких ушибов, никаких порезов и царапин. Казалось, что девушка только-только проснулась - выспавшаяся, ни о чем не тревожащаяся и оттого счастливая. И по-прежнему не расчесанная, с торчащей во все стороны короткой стрижкой.
        - Обитель? - тонким голоском переспросила Рипли. - Ой, что-то припоминаю. Здесь много интересных игрушек, я знаю. А вы кто?
        - Я - Марвин, - откашлявшись, сказал Марвин. - Работаю здесь.
        - Марвин? - Рипли прикусила губу, стараясь вспомнить. На миг ее взгляд помрачнел, но тут же вновь стал безмятежным. - Нет, не помню. А что это у вас за головоломка? - Она подошла к столу, нагнулась над часами.
        Марвин почувствовал, как от Рипли пахнет чем-то приятным, чем-то чистым и свежим. Словно она только что вышла из-под душа.
        - Да вот, - неопределенно ответил Марвин. - Именно что головоломка. Непонятная. Пытаюсь разобраться.
        - Это же очень просто, - обрадовалась Рипли, - я с такой уже когда-то играла. - Марвин не стал выяснять, когда и где. - Для начала все колесики надо выставить в особую линеечку и обнулить дату красной кнопочкой. Это чтобы плохого не получилось. А затем передвинуть стрелки…
        - Знаешь что, сделай-ка сама. - Марвин пододвинул к ней хроносейвер и скрепку. - Покажи на примере. - Он ткнул пальцем в исчерканный лист с итоговым числом. - Пошагово, для непонятливых.
        - Ага, - охотно согласилась Рипли, - делаем так, так и так. - Она быстро застучала скрепкой по колесикам, иногда надавливая на рубиновую кнопку. Наконец в часах что-то мелодично звякнуло, и девушка положила их на стол.
        - Ну, что теперь? - настороженно спросил Марвин, беря хроносейвер в руку. - Я, честно говоря, ничего не успел понять. Придется повторить, но медленнее. И с другой датой.
        - А теперь, дяденька Марвин, надо вот как, - не слушая Марвина, увлеченно сказала девочка Рипли и ткнула скрепкой в рубиновую кнопку.
        - Стой! - хотел было крикнуть Марвин, но было уже поздно.

* * *
        Марвин стоял в казино, рядом с зарешеченной кассой. В дорогом вечернем костюме, с оттопыренными пачками гульдов карманами пиджака.
        В казино шла ночная жизнь: там и тут позванивали мелочью выстроенные рядами игровые автоматы, где-то за ними часто постукивали шарики рулеток - чего Марвин не мог слышать, но слышал. Между стойками для игры в карты сновали официанты с шампанским на подносах; по залу бродили скучающие игроки, те, кто еще не выбрал себе развлечение по вкусу, и те, кто уже проигрался в пух и прах.
        Звонки автоматов, беспрерывное шарканье многих ног, шелест разговоров, тяжелый после обители воздух. Набитые деньгами карманы. И два охранника, стоявшие к Марвину спиной: они заинтересуются им минут через пять, когда получат указание по переговорникам.
        Сейчас можно было смело уходить, Марвин вполне успевал, да и дверь была неподалеку - стеклянная, с золотыми буквами названия казино. Достаточно было сделать десяток шагов, чтобы раствориться в ночной темноте улицы, там взять такси и уехать к себе домой богатым. Даже очень, очень богатым. А после организовать доходное дело, купить, например, пиццерию или небольшой ресторан. И жить долгие годы припеваючи, вспоминая «Обитель черного дракона» как страшный сон - с ее живыми коридорами, гулкими залами и неразгаданными тайнами. А со временем вообще забыть про нее, выкинув из памяти как ненужное, постороннее.
        Забыть педантичного шефа-негора, занудную Жанну, пьяницу Гибаряна и бессмертного духа обители Рипли. И весельчака Далия.
        А можно было повторить весь путь по улицам - с погоней, стрельбой и бронированной кабиной трудоустройства. Чтобы вновь оказаться в обители, но уже не только видящим, но и знающим. Знающим наперед, что надо делать, чтобы эти люди остались живы. Чтобы вылечить еще не научившуюся убивать Рипли и чтобы без ненужных последствий уничтожить мир Фемаха.
        Чтобы «Обитель черного дракона» осталась цела.
        На окончательное решение у Марвина оставалось не более минуты.
        Марвин задумчиво почесал подбородок. Вздохнул, плюнул на пол, растер плевок подошвой. И, сказав: «Да иди оно все конем», - слегка вытащил из нагрудного кармана удачливую кроличью лапку. Чтобы была хорошо заметна охранникам.
        Потому что Марвина ждали друзья, с ним еще незнакомые.
        И ждала навсегда нужная Марвину работа.
        Хотя и посмертная.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к