Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бабицкий Александр: " Повелитель Огня " - читать онлайн

Сохранить .
Повелитель Огня Александр Григорьевич Бабицкий
        # В мире наконец-то установилось какое-никакое равновесие. Редкие войныя между несколькими королевствами людей не идут ни в какое сравнение с кровопролитными междоусобицами недавнего прошлого. Гордые эльфы отгородились от всех и вся в своих волшебных лесах, покрывающих горные склоны. Оркоподобные дрононы продолжают грабительские набеги, похищая женщин для продолжения собственного проклятого рода и мужчин для совершения кровавых жертвоприношений, но карательные походы пока держат их в узде. Маги, светлые и тёмные, уже не так сильны, как во времена драконов. Но хрупкое равновесие сил вот-вот будет нарушено - неизвестно откуда появляется таинственный юноша, непобедимый в бою и способный повелевать огнём. Великий маг, нашедший юношу, должен найти древнее пророчество, которое даст ответ, для чего появился незнакомец. Магу следует поторопиться - с берегов Великого Океана расползаются слухи о появлении ещё одного юноши, на этот раз способного управлять водной стихией…
        Александр Григорьевич Бабицкий
        Повелитель Огня
        Введение
        Холодный жгучий ветер свирепо рыскал над землей в поисках поживы. Сухих веток и выбившейся из-под снега травы ему было мало, а поколебать серые громады опустевших развалин, возвышавшихся над бескрайней равниной, было не под силу. Лишь изредка ветер то здесь, то там отрывал проржавевшие от времени металлические листы и радостно швырял их в черное болото беззвездного неба, сплошь затянутого облаками. Если бы не выглядывавший краешек ослепительно белой луны, вряд ли бы даже волчий глаз различил что-нибудь в пяти шагах вокруг. Но матерый волк, еще не успевший похудеть - зима только началась - видел далеко: он удивленно остановился на краю груды руин, бывших когда-то, судя по высоким и широким сводам, остаткам неохватных колонн, огромным окнам, заваленным обломками стен, то ли дворцом, то ли храмом. Зверь уловил в черных развалинах отблески костра и настороженные глаза его хищно сузились: если Обладатели Огня оказались ночью в разрушенном городе, значит, с ними что-то случилось и можно рассчитывать на добычу.
        Волк стал медленно приближаться к едва заметным всполохам света, то и дело останавливаясь и нюхая воздух. Желтоватые пятна, скачущие по нагромождению камней, казались огромными мотыльками, порхающими с места на место; казалось, что свету неоткуда было падать на глухой завал. Однако острый нос хищника уже уловил тонкий аромат теплого человеческого тела. Волк в последний раз остановился, настороженно застыл, пытаясь определить - нет ли западни? Хоть в последнее время Обладатели Огня не так часто, как раньше, устраивали охоты на крупных зверей, но эти двуногие такие существа, от которых не знаешь, чего ожидать. Всего две зимы назад большая стая, к которой принадлежал этот затаившийся волк, напала на деревню Обладателей Огня, в сараях которой так призывно и аппетитно мычали коровы. Разведчики стаи несколько солнц и лун следили за деревней. За это время они заметили нескольких старых, согнутых временем и болезнями, медленных Обладателей Огня и много-много - с длинными, до пояса, волосами и детенышей. Больших Обладателей Огня, в руках которых обычно сверкали мечи и пели смертельную песнь луки, не было.
А коровы мычали все громче и громче… В ту ночь, когда стая не издавая ни звука неслась к заветным сараям, темноту вдруг разорвали факелы. Факелов было много, и они окружали стаю со всех сторон. Но самое страшное - за этими факелами были те самые большие Обладатели Огня, чьи руки делаются длиннее мечами и от страшной песни стрел которых нет спасения. Почти вся стая погибла, вырвались из гибельного кольца лишь несколько волков - опаленных, со стрелами в лапах, с отрубленными хвостами, ушами…
        Волк дернул чересчур коротким левым ухом и снова глубоко втянул в себя воздух - с этими Обладателями Огня нужно быть куда осторожнее, чем даже с проклятыми саблезубыми тиграми, от которых три волчьих спасения: большая стая, быстрые ноги или глухие заросли. Но не было громких грубых голосов или звона оружия, всегда сопровождавших больших Обладателей Огня. Лишь ветер стонал над землей и тоскливо гремел ржавыми железными листами, да где-то позади, среди пустынного поля каркал ворон. А запах человеческого тела теперь заглушался более сильным запахом жареного оленя. Волк решился и осторожно пошел к свету, который, как было заметно вблизи, вырывался из небольшого прохода вглубь каменной горы. Размер хода еще более распалили аппетит зверя - большие Обладатели Огня обычно значительно выше. Уж волк-то знал их нелюбовь наклоняться: они даже на лошадей залезли, чтобы быть выше. Значит, вряд ли здесь много сверкающих мечей.
        Серая тень все дальше и дальше двигалась по длинному наклонному туннелю, ведшему к центру руин, к центральной зале, из которой и исходил свет пока невидимого костра. Все яснее становился звук чистых ясных голосов - детеныши Обладателей Огня… Когда от потолка оторвалось что-то темное и ломаными зигзагами пронеслось над волком в темноту ночи, зверь застыл и оскалил клыки. Но когда третья летучая мышь, висевшая вниз головой на потолке туннеля, вспорхнула с насиженного мечта, хищник уже не обратил на нее внимание. Летучая мышь исчезла в освещенном проеме залы. Человеческий детский смех, все более громкий и отчетливый, на несколько мгновений смолк, но тут же звонкие голоса зашумели вновь. Волк, чувствуя нестерпимый запах уже близкого оленьего мяса, все быстрее шел к большому светлому пятну. Именно оленина притягивала его больше всего, детеныши Обладателей Огня не интересовали его как добыча - главное, что они не успеют ему помешать, когда он стремительно выскочит из темноты и, схватив в пасть жареное мясо, исчезнет в холодной ночи. Огонь, помнилось по той страшной ночи две зимы назад, не так страшен,
если не сунуться в него самому. Главное, ворваться в залу неожиданно…
        Волк шел все быстрее, быстрее, вот он уже побежал. Оставшееся до конца хода расстояние он преодолел в два огромных прыжка. Третьим, самым высоким, зверь влетел в освещенную залу. Да, все так, как он ожидал. Большой костер (рядом лежит приличная куча пущенных на дрова старинных столов и скамей), над ним истекает соком и жиром нанизанная на железный прут оленья нога, рядом не слишком тщательно обглоданные кости, костер окружили с дюжину детенышей Обладателей Огня. Вот они испуганно вскинули головы; конечно, они его испугались. Как приятно видеть страх в глазах этих двуногих… Странно, но в глазах одного из них нет страха, только любопытство… Лапы волка только коснулись мраморного пола когда-то роскошной залы, когда он услышал знакомый страшный голос и тут же почувствовал страшную боль. В его серый загривок впилась стрела, пущенная с такой силой, что пробила шею насквозь. Зверь упал на спину, яростно катаясь по полу, сломал стрелу. Но это не помогло ему, напротив, обломок стрелы еще глубже впился в его тело, из раны хлестала темно-красная, почти черная кровь. Волк отдал борьбе с дикой прожигающей
болью остаток сил, вытекавших из него на каменные плиты, и через некоторое время резко затих. Последним, что он успел увидеть, была высокая фигура, державшая в опущенной левой руке лук. Хищник утомленно закрыл глаза. Да, эти большие Обладатели Огня всегда оказываются там, где их не ждешь…
        Человек внимательно смотрел на вытянувшееся у костра тело животного; растекавшаяся лужа крови медленно доползла до костра, который тихо зашипел. Старик, переведя взгляд на огонь, негромко, но отчетливо сказал одному из мальчиков, стоявших в нескольких метрах от волка:
        - Агат, проверь, мертв ли он?
        Агат, единственный из ребят, кто смотрел на зверя не со страхом, но с детской любознательностью, внимательно посмотрел на старика - похоже, тот проверяет его смелость. Мальчик с улыбкой откинул со лба черные прямые волосы, вытащил из висевшего у пояса чехла маленький нож и уверенно пошел к телу. Некоторые из его товарищей осторожно последовали за ним, держась при этом поодаль, остальные остались стоять на месте и напряженно всматривались то в волка, то в спину Агата. Последний остановился у самого костра и вытащил из него наполовину обгорелое полено. Старик, прислонивший лук к стене, одобрительно улыбнулся под своей седой длинной бородой - мальчишка не только храбр, но и предусмотрителен: если в звере еще теплится жизнь, отбиваться от него длинной горящей палкой сподручнее, чем коротким лезвием ножа. Внук Лейруса должен стать хорошим вождем…
        Агат осторожно приблизился к массивному телу хищника, длинный хвост которого изредка вздрагивал. Мальчик ткнул объятой пламенем деревяшкой в живот волка, серая слежавшаяся шерсть сразу начала тлеть и по зале, наполненной неверным светом костра, пополз резкий запах паленых волос и кожи. Последняя мельчайшая частица жизни, тоскливо блуждавшая по волчьему телу и обреченно сопротивлявшаяся неумолимому закону, по которому ей суждено было покинуть обжитую привычную обитель и устремится в страшащую и неведомую громаду беззвездного неба, в ужасе бросилась спасаться от огня. От ушей до задних ног пробежала заметная судорога. Дети разом вскрикнули и отскочили к опершемуся на остаток колонны старику. Агат тоже отступил на один шаг, но продолжал следить за почти издохнувшим зверем, крепче сжав факел и отведя в сторону руку с кинжалом. Старик, которого трудно было назвать действительно старцем, присмотревшись к его крепкому телосложению и твердому взгляду ясных серых глаз, чуть заметно одобрительно кивнул. Со времен Лейруса ничего не изменилось - вождь должен быть отважным и рассудительным, не только вести
своих людей в бой и первым врезаться в гущу врагов, но и думать о том, как можно победить без боя, сохранив жизни своих людей. Лейрус так и говорил: «Для меня главная драгоценность - жизни воинов, доверившихся мне». Воспитание воспитанием, обучение обучением, а мальчишка, что стоит сейчас в свете костра посреди залы разрушенного дворца когда-то великой столицы Лайтии с коротким ножом в маленькой детской руке, загораживая товарищей от опасности, настоящий вождь, вождь по крови, в котором с рождения живет доблесть лидера, которую не вложишь в сердце и душу никакими наставлениями. Теперь многое зависит от него, от постаревшего Зихия, прославленного соратника и друга Лейруса: нужно помочь Агату овладеть премудростями и хитростями, без которых ему вряд ли удастся достичь цели. Сила духа, сила сердца, сила ума все равно что желуди, упавшие прозрачным студеным осенним днем с ветвей могучего дуба в златотканый ковер из резных листьев - если не помочь им, не перенести в мягкое теплое лоно Земли, не полить водой, не огородить камнями, то почти наверняка жизнь молодых дубов прервется, не успев начаться.
Пронырливое, любопытное и завистливое зло иссушит желудь на солнце и пронзительном ветре осенних дней, сгноит в сыром пироге из разлагающихся листьев, пожрет острыми зубами гигантских лесных кабанов, от чьих гигантских боковых клыков, что длиной с руку десятилетнего мальчика, мало кому удается спастись. Только одному из тысячи дубовых детей повезет, и он сможет пережить второе рождение и гордо вскинуть свою зеленую кудрявую голову над лесом. Но внука Лейруса нельзя выпускать в опасное плавание к острову под названием Смерть с шансом «один на тысячу». Добро не может позволить себе играть в почти безнадежные игры. Молодой дубок должен обязательно выжить, вырасти и набраться сил. Для этого и нужен он, Зихий, поэтому он и стоит сейчас посреди развалин, а к нему жмутся, словно стайка испуганных рыбок, несколько детей его народа.
        С судорогой последняя искра жизни вылетела из волчьего тела и Агат, сев на корточки, с уважительным любопытством рассматривал мощные челюсти зверя, чей рост в холке в полтора раза превышал его собственный. Остальные мальчишки тоже подошли поближе; они обменивались впечатлениями - сначала шепотом, а затем все громче и громче, пока дело не дошло до громких возгласов:
        - Какой большой!
        - Да-а-а-а!
        - Посмотри, какие длинные клыки! Как моя ладонь!
        - Да у тебя ладонь как у девчонки, чего ж тут удивляться?
        - Ха-ха-ха-ха-ха!
        - А я думал, волки больше. Издалека кажется, что они ростом с большого воина.
        - Да разве это большой?… В Долине, когда гостил у дяди, я видел волка в два раза больше этого!
        - Что ты врешь?
        - Ну, может не в два раза… Но на голову выше - точно!
        - В Долине вообще волки не водятся. Их оттуда саблезубые выгнали.
        - Это кто тебе сказал?
        - Зихий, скажи, что саблезубые выгнали волков из долины…!
        Все мальчишки, не считая Агата, который продолжал осматривать мертвого хищника, повернулись к старику. Тот неторопливо, размеренно положил лук на каменные плиты, снял с плеча шкуру свирепого горного головогрыза, убийством которого мог похвастать редкий охотник, расстелил ее на холодном полу, сел, стряхнул с кожаного нагрудника пыль, пригладил изящной потемневшей ладонью длинную бороду и только тогда ответил:
        - Да, саблезубые изгнали из долины и волков, и белых рысей, и диких урунгов, что живут в верхушках деревьев… Саблезубые - единственные, кто поедает и своих собратьев, хищников.
        Вопль торжествующего восторга пронесся под сводами разрушенного дворца, разбудив нескольких особо чутких летучих мышей: несколько темных трепещущих силуэтов проскользили над кострами исчезли в чернеющем проходе, по которому за своей смертью пришел сюда волк.
        - Ага, слышал? «Я в Долине видел…»! Трепло ты, Витот!
        - Кто трепло?
        - Да ты!
        Намерения Витота, засучившего рукава и присевшего в готовности прыгнуть на обидчика, были яснее ясного - сейчас начнется драка. Но властный окрик Зихия заставил напыжившихся, словно разгневанные воробьи, мальчишек отступить друг от друга и ограничиться по отношению друг к другу гневными взглядами. Детское внимание снова обратилось на тело зверя, и вспыхнувшая ссора была быстро предана забвению.
        - Слушайте, а давайте каждый возьмем от волка себе что-нибудь на память! Чур, я отрезаю себе хвост!
        - Точно! А я себе возьму нижний клык, вон тот, нижний!
        - А я правое ухо!
        - Ты смотри, какой хитрый! Я тоже хочу ухо отрезать!
        - Ну, возьми левое.
        - Ага, сейчас! У него левое короткое!
        - А я при чем? Ты же не успел, сам виноват!
        На лезвиях ножей, выхваченных из чехлов, засверкали блики от костра, дети окружили волка с азартными выкриками «Не мешай!», «Отойди!», «На когти даже не заглядывайся
        - они мои!». В этот момент Агат, все это время сидевший у волчьей морды и не обращавший внимания на разговоры товарищей, вскочил на ноги и крикнул по-детски звонким голосом:
        - Назад!
        Шумная возня прекратилась, голоса охотников за трофеями пресеклись - все с недоумением уставились на мальчика, положившего руку на неподвижную серую голову хищника, будто лаская охотничью собаку, старого и верного друга и помощника. Зеленые глаза сверкали холодной яростью, губы упрямо сжаты, на лице появилась серьезность, удивительная для ребенка его лет. Обведя взглядом притихших мальчишек, Агат проговорил отчетливо и твердо:
        - Никто не отрежет от волка ни кусочка! Это не ваша добыча, вы его не убивали! Вы кто такие, чтобы позорить зверя? Если никто из вас не померился с ним силой и духом, то почему вы считаете, что можете распоряжаться его телом? Это не туша умершей от старости и голода свиньи, которая всю жизнь прожила в деревенском загоне и забыла, что такое борьба за жизнь. Это тело благородного существа, умершего достойной смертью. Смертью в бою! Его дух не заслужил оскорбления! Слышишь, Идус? Пусть волк не может ответить тебе на оскорбление, я могу сделать это за него!
        Когда голос Агата смолк, в зале слышалось только потрескивание дров в костре и звон каплей тающего где-то в темноте руин снега. Мальчики пристыжено опустили глаза, кое-кто начал засовывать ножи за пояс, один из них, с редкими светлыми волосами и хищным взглядом, покраснел и обиженно посмотрел на оратора. Ветер снаружи завыл особенно отчаянно, в обжитое пространство проникли заунывный звук и колючий морозный воздух, от движения которого языки пламени заплясали веселей.
        - Зихий убил волка, и что делать с его телом, решать ему! Когда вырастем, будем сами охотиться на волков, рысей, на саблезубых, тогда и будем делать с ними, что захотим.
        Притихшая кучка пристыженных мальчиков при упоминании о будущих охотах, полных опасностей и подвигов, трофеев и славы, оживилась.
        - Точно!
        - Сами будем охотиться!
        - Тогда будет у нас сколько хочешь добычи!
        - Даже саблезубые от нас не спасутся!
        Восторги по поводу дележа еще не убитых зверей прервал Зихий. Сидевший до того безмолвно и внимательно за всем наблюдавший старик неожиданно рассмеялся резким голосом и хлопнул себя по колену. Затем он встал, подошел к Агату, подхватил его под руки и поднял над головой, чтобы лучше рассмотреть лицо мальчика. Некоторое время он с улыбкой смотрел Агату в глаза, потом снова рассмеялся звучным, совсем не старческим, смехом и проговорил:
        - Мальчик мой! Сейчас я увидел в тебе твоего деда, великого Лейруса. Дух его говорил сейчас с нами! И если он всегда будет с тобой, то тебя ждет победа, а нас
        - возрождение из развалин! И вы, кто стоит сейчас здесь, в месте, где когда-то сияла слава нашего народа, возродите силу и само имя Людей!
        Ветер истощил свои силы погоне за призраками по пустынной равнине и внезапно стих. Зихий опустил мальчика на пол и погладил его по голове. Стоявший прямо за стариком Витот с почтительным любопытством спросил:
        - Зихий, почему ты никогда не рассказываешь нам о Лейрусе? Ты часто говоришь о нем, но все, что мы знаем, это то, что он был великим вождем и Агат его внук.
        Зихий повернулся к говорившему. Улыбка уже спряталась в глубине глаз и лицо старика снова приняло привычное суровое выражение. Пристально посмотрев на уже успевшего пожалеть о своей смелости Витота, седой воин ничего не сказал, снова сел на шкуру головогрыза и стал всматриваться в огонь, словно не желая продолжать разговор. Мальчишки смирились с этим и уже было снова собрались вокруг волка, как Зихий заговорил:
        - Я расскажу вам о Лейрусе, Нерожденном и Неумершем. О его Пути к цели, которой не знал никто, даже мы, Зеникс и я, его спутники и друзья.
        Зихий замолчал, будто увидел в костре что-то, что нужно внимательно рассмотреть. Через некоторое время он продолжил.
        - Не буду рассказывать вам, чего не знаю. Начну с того, как встретил Лейруса. Слушайте внимательно, и пусть мой рассказ вселит в душу каждого из вас то, что в ней должно быть - кому уважение к предкам, кому зависть к их деяниям, кому нужду в Пути, кому отвращение к нему… Пусть то, что вы узнаете, поможет вам стать самими собой.
        Глава первая
        - Я не поеду ни в какую Минору!
        - Что?
        - Не поеду!
        - Поедешь!
        - Не хочу!
        - Почему?
        Зихий замялся. Как ответить на этот вопрос - почему юный сын вождя племени Синих Лесов не хочет отправиться в Минору, блистательную столицу королевства Лайтии? Разве юноша, которому едва исполнилось девятнадцать зим, не хочет вырваться из скуки и однообразия, кроме которых трудно найти что-то еще в пусть родном, но глухом краю, и очутиться в центре мира Людей, где столько нового, интересного, невиданного, немыслимого? Отцу ведь не скажешь: «Сердце мое не хочет ехать в столицу; душа моя сжимается в предчувствии чего-то смутного, огромного, таинственного, опасного и не хочет покидать родные места, которые еще месяц назад казались опостылевшими и надоевшими». Отец, суровый воин с сердцем безжалостным к врагам и к друзьям не слишком ласковым, просто не поймет этого и еще обзовет трусом. Зихий посмотрел в окно, в котором за зелеными ветвями клена виднелась знакомая с детства картина - два поросших лесом холма, между которыми тянулась вымощенная желтым камнем достаточно широкая (две запряженные четверками лошадей колесницы могли свободно разъехаться) дорога с высокими, в человеческий рост, каменными
столбами посередине через каждые тысячу шагов. Именно по этой дороге через три дня вождь племени Синих Лесов вместе с сыном должны будут отправиться в Минору. Отец ничего не сказал Зихию относительно цели путешествия, кроме того, что так нужно. Урсус думал, что сын обрадуется поездке в столицу, где был еще совсем мальчишкой, семь лет назад. Зихий в последнее время стал заметно скучать дома. Отец еще не подпускал его всерьёз к делам управления племенем, а развлечений здесь не было никаких, если не считать двух видов охоты - на зверей и на девушек. Будущий вождь преуспел и в первом, и во втором - не только члены племени Синих Лесов, но и многие из соседних племен уже знали о Зихие, непревзойденном стрелке из лука и отъявленном бабнике. В подтверждение меткости его стрел каменные стены были увешаны головами волков, белых рысей, лесных кабанов, ворлоков, этих громадных полумедведей-полульвов, орлисов, птиц, тень от крыльев которой сравнима с сенью двадцатилетнего дуба, и даже главного самца неуловимых урунгов, к которому человеку не сможет приблизиться ближе чем на двести шагов при всем желании. В
доказательство же многочисленных успехов Зихия на поприще любви по комнатам дома вождя, по закоулкам его двора, конюшен и кузницы бегало несколько еще неуклюжих, неуверенно стоящих на ногах незаконнорожденных отпрысков знатного рода Древославных. Урсус не знал, чем ему гордиться больше - зоркостью глаз и твердостью руки сына или его другой мужской доблестью. Как не знал вождь, чего ему больше опасаться: того, что слава Зихия-лучника дойдет до владыки Лайтии, Эбенора, который уговорами и посулами набирал в свою дружину телохранителей славных воинов вне зависимости от происхождения и долга перед их племенами, или того, что его многочисленные внуки вырастут и рано или поздно в роду Древославных начнутся распри и грызня за больший кусок земли и лучшее место за столом Собрания Лучших.
        В общем, Зихий был сын как все сыновья всех отцов, приносящий и радости и огорчения, вызывающий в родительском сердце и гордость, и опасения. Но с того холодного вечера, когда тающие снега наполняли воздух своим чистым дыханием и в звездном небе то и дело мелькали тени просыпающихся после долгой спячки летучих мышей, многое, очень многое изменилось. От могущественного гостя вождь узнал, что его сыну судьбой приготовлено трудное испытание, которое в конце опасного пути принесет ему славу, которая будет жить в памяти многих поколений всех Людей. И начнется испытание с того, что Зихий должен отправиться в Минору.
        И вот Урсус уже два дня не мог добиться от сына ответа, почему тот не желает ехать в столицу. А Зихий не в силах самому себе ответить на этот вопрос. Где-то под сердцем шептал неведомый голос, странно похожий на голос самого сына вождя; шептал, что не нужно ехать в Минору, где его теперешняя жизнь раз и навсегда закончится, а что будет - никому неизвестно. И когда отец в ответ на все расспросы отвечал, что нужно отправляться в столицу по делам, ему самому не совсем ясным, но очень важным, шепот внутри становился все отчетливее и навязчивей. И дорога к городу великого Эбенора, исчезающая между холмами, казалась юноше тропой, ведущей в темные подземелья Тартара, где нет места людям.
        - Так почему же ты не хочешь ехать в Минору? Чего ты уперся, как лесной дрихиус лбом упирается в молодые деревья, чтобы сломать их и добраться до вкусных листьев на верхушке?
        - Не хочу и всё!
        Урсус выпрямился, глаза его хищно сузились, губы под густой иссиня-черной бородой сжались. Зихий знал, что такое упрямое выражение лица Урсуса, когда в глазах разгорается недобрый огонь, было последним, что немало людей и дрононов видело в своей жизни. Голос вождя зазвучал негромко, плавно и нараспев, будто произнося молитву духам предков или посвящая им и Духам Мира жертвенное животное:
        - Вижу, разговор наш ни к чему хорошему не приведет, поэтому прекращу его. Через три дня я, ты, наша охрана и Манис, глава торговцев нашего племени, отправляемся в Минору. Это мое последнее слово и… И подумай трижды, и хорошо подумай, прежде чем сказать что-либо на это мое слово.
        Вождь положил левую руку на рукоять своего меча, вставленного в специально для этого сделанное отверстие в полу. Зихий не был малодушным, и отец знал это лучше кого бы то ни было; движение вождя не призвано было напугать сына, скорее это было безотчетный порыв духа, не терпящего возражений. Юноша также не сомневался в отеческой любви, но напрягся, увидев, как Урсус взялся за меч. Несколько мгновений безмолвия тяжко повисли над просторной комнатой.
        - Вождь, Ширел подъезжает к воротам!
        Крик проник в дом через окна и растворенные двери прежде того, кто испустил его. Урсус отвел глаза от сына и нахмурился: они же договаривались встретиться с Ширелом в Миноре. Что же случилось?
        По каменным ступеням в дом вбежал один из воинов, стоявших сегодня на посту у ворот, остановился в нескольких шагах за порогом, снял кругловерхий плоский шлем, поклонился коротким поклоном вождю и, шумно вздохнув два раза, повторил:
        - Вождь, со стороны Северных Болот приближается Ширел с двумя всадниками.
        - Открыть ворота!
        В глазах часового мелькнула усмешка - конечно, откроем ворота, мы бы их открыли и без приказа. Кто же осмелится не пустить в деревню Ширела, могущественного волшебника, с которым сам король Эбенор обращается как с равным! Но ни тени улыбки не показалось на лице воина:
        - Слушаюсь, господин!
        Снова поклон, и стражник, на ходу надевая шлем, побежал исполнять приказание. Урсус на минуту задумался, устремив взгляд в пол и теребя висящий на груди символ власти - выточенный из синего самоцвета кленовый лист. Посмотрев на сына, словно очнулся:
        - Иди вымойся и надень новую одежду, ту, что Манис привез тебе из Горной Страны две полные луны назад. А то гости, глядя на шкуры, в которых ты ходишь, решат, что мы дикари вроде дрононов.
        - Ты бы тоже переоделся…
        В другой момент Зихий получил бы тяжелый подзатыльник за дерзость, но сейчас вождю было не до воспитания отпрыска - сам Ширел прибыл в его селение. Что могло случиться, если маг решил не дожидаться их встречи в Миноре, а сам прибыл в Дрок, к тому же не один? Урсус махнул рукой в сторону заднего двора:
        - Иди!
        Зихий уже за спиной услышал, как отец негромко и неосознанно высказал вслух свои мысли:
        - Наверно, теперь нам не нужно будет ехать в Минору…
        Сердце юноши сжалось и предостерегающий противный шепот под сердцем умолк раз и навсегда. Теперь уже не уйдешь от судьбы, что ждала его в королевской столице - судьба прибыла за ним сюда.
        
        Незаметно, но неотвратимо подкрадывались сумерки, небо из голубого становилось все темнее, все более синим, воздух сгущался, звуки стали резче, тени длиннее и тоньше. Внутри дома вождя зажгли факелы на стенах и бронзовые четырехногие светильники, расставленные между колоннами; в центре дома разожгли очаг, чей дым уходил в дыру в потолке прямо над ним, которое по мере удаления становилось все уже, пока на самой крыше не превращалось в отверстие размером с человеческую голову. Над огнем с помощью вертела и мальчишки-слуги жарилась туша убитого Зихием утром на охоте трехрогого оленя, водившегося только на землях Синих Лесов и славившегося вкусным мясом. По линии, что вела от возвышения с массивным резным креслом хозяина дома до дверей, установили несколько длинных столов и скамей со спинками; на каждом столе стояло по три-четыре кувшина с вином, блюда с плодами, ягодами, рыбой. Созванные на торжественный пир в честь гостей члены Собрания Лучших еще не пришли - Урсус хотел самые важные вопросы обсудить с Ширелом без многочисленных свидетелей. Волшебник и его спутники сидели за ближайшим к вождю
столом. Зихий, в светло-зеленой рубашке поверх меховых штанов, стоял слева от кресла отца и с любопытством рассматривал прибывших.
        Маг был мужем скорее среднего возраста, нежели старцем. Высокий, с длинными конечностями и крепким телом, скрытым под серым плащом с белыми рукавами; остроконечная белая же шляпа лежала на столе и были видны зачесанные на затылок доходящие до плеч черные волосы, прямые и жесткие, начавшие седеть на висках. Крупное лицо было будто прорисовано плавными мягкими линиями, оно могло бы показаться рыхлым и малодушным, если бы не хищный нос, напоминающий клюв орлиса, твердый подбородок, который не могла скрыть и борода, и глубокие морщины, разрезавшие высокий лоб на несколько полос. Постоянно прищуренные серые глаза под прямыми линиями широких бровей были очень подвижны, не задерживали подолгу свой взгляд на чем-то одном, а будто ощупывали встретившийся им предмет или существо, оставляя его образ в своей глубине. Полные губы были постоянно чуть скривлены, то ли тая усмешку, то ли предвещая крик ярости и гнева. В длинной бороде виднелись многочисленные седые нити, узкая длинная шея была прикрыта каким-то цветастым льняным одеянием, пододетым под плащ. На коленях Ширела лежал длинный, выше его роста на
полголовы, тонкий извилистый посох из белого отполированного дерева с каменным набалдашником в форме змеиной головы. При первом взгляде казалось, что в руках волшебника застыла выпрямленная зачем-то змея, раскрывшая пасть с двумя ядовитыми зубами в неслышном шипении.
        Ширела Зихий видел уже не в первый раз, его внимание было в основном сосредоточено на спутниках мага. Позади него напряженно сидел, пытаясь хоть как-то соразмерно разместить под столом свои большие ноги, человек невиданного прежде Зихием среди людей роста. Незнакомец вполне мог бы сойти за молодого великана с Северных Болот, не хватало только наростов на голове. Гигант был молод, вряд ли он прожил больше двадцати двух зим. Чтобы обхватить его в плечах, нужны были два взрослых мужчины; огромные руки с короткими пальцами были никак не тоньше, чем ноги сына Урсуса; на бочкообразную грудь, которая грозила порвать шерстяной темно-синий кафтан, можно было поставить кубок с вином, и могучий сопровождающий Ширела свободно бы встал, не пролив из кубка ни капли. Большая голова крепилась к туловищу короткой мускулистой шеей. Волосы цвета пшеницы были строго разделены по воображаемому центру головы и спадали двумя вертикальными гривами на плечи. Бесстрастное, неподвижное лицо было словно вырублено топором - приемлемо, чтобы не принять человека за жертвенную статую дрононов, но недостаточно искусно, чтобы
сгладить чересчур резкие черты. Нагловатые бледно-голубые глаза, напоминающие выцветшее небо в жаркий летний полдень, поразительно оживляли лицо, они больше бы подошли какому-нибудь бродячему барду, разжигающему своими балладами кровь воинов на хмельных пирах и обольщающему девушек сладкими песнями и взглядами. При этом богатырь, которого Ширел пару раз тихо назвал Зениксом, не очень свободно чувствовал себя за накрытым столом, боясь неловким движением опрокинуть кубок, блюдо или стол целиком. Чувствовалось, что он здесь не в своей тарелке - он постоянно вопросительно-выжидательно поглядывал то на волшебника, то на третьего из гостей.
        Этот третий отчего-то заинтересовал Зихия более всех. Примерно одного роста с Ширелом, телосложением чуть покрепче, не старше Зеникса, в легкой кольчужной рубашке из редкого сплава, секрет которого знают только кузнецы Горной Страны, третий незнакомец был единственным, кто смотрел на Ширела, великого мага, равного по могуществу королям, а то и превосходившего их, без той опасливой почтительности, с которой относились к волшебнику остальные. Взгляд чужестранца (почему-то Зихий сразу мысленно назвал его чужестранцем, хотя, кроме кольчуги, ничто в его одежде и внешности не наводило на эту мысль) был очень тяжелым, глубокие изумрудные глаза пронизывали человека насквозь, словно осматривая того изнутри. Короткие темно-русые волосы едва прикрывали затылок, спадали на высокий лоб с четко выделенными надбровными дугами; прямой нос симметрично разделял слегка вытянутое лицо, на котором, как и у Зеникса, отсутствовали усы и борода. Зихий, незаметно потрогав свою еще редкую бородку, про себя вздохнул: видно, сейчас это модно, удалять волосы на лице: уже несколько раз он видел молодых мужчин, проезжавших
через Дрок по дороге из Миноры, с гладкими, как у женщин, физиономиями. Нужно будет разузнать, как это делается - здесь, в глуши, он покорит любую, а вот в столице вряд ли какая-нибудь знатная девушка поглядит на него, если по сравнению с другими юношами он будет выглядеть как обросший шерстью дрихиус…
        Думы Зихия о будущих победах в Миноре прервал отец. После обязательного и ничего не значащего обмена с Ширелом любезными вопросами и ответами - «Как добрались?»,
«Как дорога?», «Здоровы ли обитатели этого дома?», «все ли спокойно в Дроке?» - Урсус решил начать серьезный разговор, тем более, что вот-вот должны были собраться члены Собрания Лучших, при которых снова начнется полуофициальный разговор. Помолчав, собравшись с мыслями и духом, Урсус спросил Ширела:
        - Что привело тебя в Дрок, Ширел? Разве мы не условились встретиться через десять дней в столице?
        Волшебник поставил на стол кубок, из которого только немного пригубил вина, и ответил:
        - Духи Мира подсказали мне, что нельзя более ждать нашей встречи. Зло может посеять сомнение и страх в чьей-нибудь душе. А там, где зло одержало верх в малом поединке, оно может получить преимущество и в великой битве.
        Произнеся это, Ширел внимательно посмотрел прямо в глаза Зихию. Сердце юноши трепыхнулось, словно собирающаяся взлететь птица. Откуда Ширел мог знать о его смутной борьбе с чем-то внутри себя, о нежелании отправляться в Минору? Впрочем, на то он и волшебник, чтобы знать вещи, неведомые другим.
        Маг, словно прочитав мысли Зихия, кивнул.
        - Узнав об опасности, мы решили прибыть сюда. Может быть, угроза была ничтожна и исчезла бы через три дня… Но в нашем деле рисковать нельзя.
        Урсус, поглядев на сына, побледнел.
        - Ты хочешь сказать, что мой сын испугался неведомо чего? Что его поразила простая поездка в столицу? Мой сын, надежда Древославных, - трус?
        Последние слова вождь прошептал почти бесслышно.
        - Нет, твой сын не трус. Слава его меткого глаза и сильной руки уже велика, несмотря на юные годы. И в столице королевства многие говорят о том, что было бы интересно посмотреть своими глазами, что же это за чудесный лучник такой, Зихий, сын Урсуса из рода Древославных…
        Урсус откинулся в кресле и зажмурил глаза, будто кот, что досыта наелся и лежит на теплых камнях возле очага. Зихий про себя восхищенно усмехнулся: до чего же умён Ширел! И вождя успокоил, и его, Зихия, попробовал через похвалу успокоить. Не только благодаря магической силе велик Ширел, мудрости и хитрости у него на десятерых.
        Волшебник продолжал:
        - Но зло пронырливо и коварно; и разве не видели мы, как великих и сильных мужей побеждало зло изнутри, как могучее дерево точит изнутри ничтожная букашка? Поэтому и поспешили мы сюда, чтобы поскорее встретиться с твоим сыном, славным Зихием. Поэтому я, Зеникс и Лейрус прибыли к вам, в Дрок, решив не дожидаться вас в Миноре.
        В наступившей тишине стал отчетливо слышен шум приближающихся к дому вождя людей: отдельные слова и возгласы, топот ног по каменным плитам дорожки, ведущей к ступеням, звон и бряцание оружия, складываемого у входа в дом. Урсус и его сын в изумлении уставились на зеленоглазого спутника Ширела. Лейрус Нерожденный! Таинственный юноша, появившейся неизвестно откуда. Единственный из живых, кто путешествовал с Демонами Наказания. Победитель Атабиса, змея из подземелья. Воин, свергнувший Потрата, тирана королевства Урунии, и вернувший власть законной принцессе Амальтаре. Герой, о котором в книгах пророчеств сказано много непонятного и ничего конкретного: то ли он спасет мир, то ли погубит его, или он станет величайшим королем, то ли исчезнет, не оставив ни следа ни в деяниях, ни в памяти потомков. Человек, о котором очень многие слышали, но мало кто знает и еще меньше - кто видел.

«Значит, моя судьба связана с ним, с Лейрусом» - пронеслось в голове Зихия.
«Значит, судьба моего сына и слава нашего рода связана с ним, Лейрусом Нерожденным» - подумал Урсус.
        - О том, что нужно будет делать, мы поговорим утром - у твоего порога собрались пришедшие на пир люди, не будем мешать им веселиться нашими серьезными делами.
        - Так и сделаем, Ширел. Зихий, сядь за стол с Ширелом. Стража, приглашайте Лучших!
        Сын вождя подошел к столу и сел рядом с Лейрусом, прямо напротив волшебника. Ширел ободряюще улыбнулся:
        - А ты подрос! В прошлый мой приезд мы не увиделись, ты охотился… Сколько времени прошло с тех пор, как я видел тебя в последний раз?
        - Много времени прошло, Ширел.
        - Да, много. Еще мать твоя была жива.
        - Да…
        - Ты, я слышал, отличный лучник?
        - Стреляю я прилично. Не так метко, как говорят в Миноре. По твоим словам…
        Маг коротко хохотнул.
        - А ты неглуп.
        Поблагодарив Ширела за похвалу, Зихий посмотрел на Лейруса, спокойно разглядывавшего вошедших людей. Приглашенные вождем знатные люди племени Синих Лесов кланялись сначала Урсусу, затем волшебнику, и рассаживались в строго определенном, заученном порядке. От стола к столу прошелестел негромкий говор:
«Тот, что в кольчуге из Горной Страны…», «Лейрус…!», «Лейрус Нерожденный…», «Это он?», «Точно тебе говорю…». Зеникс, услышав эти голоса, самодовольно ухмыльнулся, будто речь шла о нем. Лейрус ничем не выказал удовольствия или недовольства от такой известности, и повернулся к Зихию. Тот дружелюбно улыбнулся, но гость лишь внимательно посмотрел ему в глаза своим пронизывающим зеленым взглядом и, ничего не сказав, отвернулся.

«Ну ладно, дело твое» - обиженно подумал Зихий и выпил бокал вина.
        - Зихий! Зихий, просыпайся!
        Кто-то, судя по голосу - отец, тряс Зихия за плечо. Сон был крепкий, глубокий, как омут на озере, просыпаться не хотелось.
        - Зихий!
        Голос Урсуса стал громче. Недовольно скривившись, юноша медленно разлепил глаза. Под потолком тускло горела лампа, заправленная жиром ворлока. Точно в окне белел жирный серп луны, ярко светивший в густой синеве предрассветного неба. «Еще ночь, чего вставать?» Зихий снова закрыл глаза и повыше натянул тонкую, но теплую шкуру урунга - когда ночь отступает вдаль, за вершины Горной Страны, холодный пронзительный воздух как шлейф ее платья, тянется за ней по земле, забираясь в сараи и дома, будя животных и заставляя поеживаться людей. Надо потеплее укрыться и послаще поспать…
        Резким движением вождь сорвал служащую сыну покрывалом шкуру. Холодок тут же побежал от оголенных лодыжек по ногам и спине. Юноша медленно сел, потирая глаза. Урсус стоял в легких доспехах, в которых обычно выезжал на охоту, и в дорожной одежде.
        - Чего будишь в такую рань?
        - Тебе бы все спать! Привык с девками до обеда валяться!
        Зихий хмыкнул, но ничего не сказал.
        - Я уезжаю на несколько дней вместе с Ширелом и дружиной.
        - Куда?
        - Вернусь - расскажу.
        - Что-то случилось? Зачем дружину берешь?
        - Говорю же: когда вернусь, тогда узнаешь. Смотри, остаешься за главного в Дроке. Десяток воинов тебе оставлю, ворота сторожить. Думаю, больше тебе не понадобится - времена сейчас мирные, вражды у нас ни с кем из соседей нет, от дрононов до осени нападений не будет.
        Сонливость соскочила с Зихия. Отец оставляет его главным. В его отсутствие Зихий будет главным в селении! Правда, наверняка еще будет совет Совет из Лучших, да и какого-нибудь опытного воина отец оставит как няньку.
        - С тобой останется Уннар, присмотрит за порядком.
        Ну вот и нянька.
        - Да, Лейрус Нерожденный и Зеникс тоже останутся здесь.
        - Ширел не берет их с собой?
        - Нет.
        Вождь развернулся и вышел. Минуту спустя снаружи послышался его крик «По коням!», раздался топот лошадей, спускавшихся с холма, на котором стоял двор вождя, к воротам Дрока.
        Зихий оделся и вышел на улицу. Месяц стал тусклее, звезды почти исчезли с небосвода, на востоке, среди равнины, линия горизонта четко обозначилась бледно-розовой тонкой полосой. На дворе, освещенном факелами, кое-кто из слуг начинали свою раннюю работу, другие, вышедшие проводить вождя с волшебником и дружиной, разбредались по своим комнаткам, чтобы долежать-додремать еще два-три часа. Овод, старый седой кузнец, разводил огонь в кузнице. Зеникс, скинув рубаху, помогал ему. В неверном свете факелов и разводимого в жаровне огня Зеникс казался каменной глыбой - могучие мышцы при каждом движении перетекали под кожей, вздувались при напряжении, отчего гигант казался еще больше. Тут же был и Лейрус в неизменной кольчужной рубашке, отливавшей темно-сиреневым светом. Он точил одноручный меч на точильном камне, приводя тот в движение с помощью ножной педали; другой такой же меч стоял рядом, прислоненный к стене.
        - Приветствую!
        Лейрус, не прекращая точить меч и не поворачивая головы, молча кивнул; от Зеникса же сын вождя никакой реакции не дождался.
        - Интересно, куда отправились отец и Ширел, да ещё дружину с собой прихватили?
        Гора мышц продолжала безмолвно долбить громадным молотом по раскалённому куску железа. Лейрус, прищурившись, внимательно осмотрел клинок, удовлетворённо кивнул и вложил меч в ножны, висевшие не как обычно у воинов, на поясе, а на спине, и наконец взглянул на Зихия.
        - Мы тоже не знаем.
        После этих слов он поднял стоявший у стены меч и принялся точить уже его, пуская пучки мелких длинных искр, падавших в предусмотрительно поставленную рядом для предотвращения пожаров бочку с водой. Беседа явно не клеилась и Зихий, постояв для приличия пару минут рядом с кузницей, с недовольным выражением лица отправился в дом вождя, участвовать в управлении Дроком.
        Урсус не впервые оставлял сына за старшего в вотчине, и по опыту предыдущих случаев Зихий прекрасно знал, что власть над селением, формально переходящая от уехавшего вождя к наследнику, так и останется формальной. На самом деле всем распоряжался кто-нибудь из приближенных Урсуса, скромно стоявший возле кресла, на котором с гордым видом сидел юный сын вождя, для солидности нацепивший меховую мантию отца. Когда требовалось принять какое-нибудь решение или вынести приговор, Зихий, надув губы и вытягивая утопавшую в меху накидки голову (отчего-то с детства был уверен, что истинный вождь прямо-таки обязан восседать с выпяченными губами и задрав к потолку подбородок), собирался изречь свою волю, этот старый воин, молчаливо стоявший доселе позади, открывал рот и басом, заглушавшим ржание лошадей на конюшне, говорил:
        - Уверен, твой отец сделал бы вот так… Ты согласен, Зихий, надежда Древославных.
        И Зихий, вспоминая свирепый взгляд рассерженного неповиновением Урсуса и его тяжелую руку, ломким юношеским голосом вздыхал:
        - Согласен.
        В это раз наследник Дрока надеялся, что всё сложится иначе. Все-таки с последнего временного «вождества» прошло четыре года, Зихий уже не мальчишка какой-то, он мужчина и теперь его голос не так-то легко будет заглушить очередной «няньке» с бородой.
        Но, оказалось, отец предусмотрел и это - вместе с «вождем» помимо Уннара, воина средних лет с рассеченной давным-давно топором дронона щекой, заседал Совет Лучших. В присутствии самых знатных, богатых и прославленных в схватках воинов племени Синих Лесов у Зихия не хватило духу и хватило ума не разыгрывать из себя грозного властелина. Да и поводов доказать свою проницательность и мудрость ему не представилось - важные решения, вроде установления дополнительных башен у ворот, были приняты ещё Урсусом и сейчас только оговаривались последние детали. Мелкие же судебные закавыки, вроде коровы, напуганной соседскими собаками, сына вождя мало интересовали и даже раздражали. Последней каплей стал спор о том, кому должна достаться известная своим нежнейшим мясом птица изис, ремесленнику Ираргу или землепашцу Ору, тогда как птицу нашли наколотой на изгородь между участками вышеозначенных лиц. Долго слушавший жарко спорящих любителей хорошо поесть Зихий наконец взревел подобно урунгам в брачный период, заставив искателей справедливости недоумённо замолчать:
        - Всё-ё-ё, с меня хватит! Уннар, заканчивай с ними сам! Уважаемый Совет Лучших, думаю, вы справитесь со всеми делами и без меня!
        Слегка поклонившись Лучшим и получив от них ответные поклоны, Зихий выскочил из дома. «Нет, это издевательство какое-то! Разве для этого нужен вождь, для разбора ахинейных препирательств по поводу дохлых птиц? Вождь должен защищать племя, возводить укрепления от врагов, расправляться с теми из них, кто повстречался ему и его дружине за стенами Дрока, множить славу и богатство своих людей! Не иначе, отец специально подобрал для меня такие заботы „о славе народа Синих Лесов“… Хотя нет, вряд ли. Отец не дурак, но для такой изощрённой шутки он слишком прям. Наверняка это Ширел, старый лис, посоветовал вождю так приобщить наследника ко всем „прелестям“ власти…»
        - Эй, сын вождя!
        Углублённый в свои гневные мысли, Зихий не заметил подошедшего к крыльцу Лейруса, накинувшего на неизменную кольчугу дорожный плащ.
        - Я слышал, ты лучший охотник в этих местах?
        - Ну уж луком и стрелами лучше меня здесь никто не владеет.
        - Понятно.
        В том, как было произнесено это слово, протяжно, почти нараспев, Зихию послышалась усмешка и он метнул в Лейруса внимательный взгляд. Но лицо Нерождённого оставалось серьёзным.
        - Ты не слишком занят делами?
        Вспомнив Ирарга и Ора с их претензиями на птицу, Зихий хмыкнул и покачал головой:
        - Да нет, важного ничего, а с мелочью и Уннар справится. Ты что-то хотел?
        - Мы с Зениксом решили поохотиться. Только места эти нам не знакомы и какая дичь здесь обитает, мы тоже не знаем. Поможешь?
        Воодушевлённый таким вниманием со стороны загадочного и знаменитого гостя, Зихий моментально забыл лёгкую обиду, порождённую вчерашним и сегодняшним невниманием Лейруса и Зеникса к нему. «Пусть они увидят что я тоже кой-чего стою, а не просто какой-нибудь сопляк».
        - Помогу, конечно. Когда хотите отправиться?
        - Когда ты будешь готов.
        - Я быстро соберусь, подождите меня около ворот. На кого хотите охотиться?
        - Как получится. Кстати, в зале мы видели голову ворлока. Твоя добыча?
        Зихий горделиво повёл плечами.
        - Да.
        - Много их в этих краях?
        - Гм… Если хороши поискать, то найдём.
        Лейрус кивнул.
        - Ждём тебя у ворот.
        Захватив в своей комнате большой охотничий лук и два колчана стрел, Зихий подошёл к воротам и увидел Вогса, молодого конюха, который, теряясь от смущения и страха, пытался разговаривать с Зениксом. Тот нависал горой над растерянным юношей и явно хотел чего-то добиться от последнего.
        - Что значит подохла?
        - Ну да, подохла…
        - Как это - подохла?
        - Ночью…
        - Ночью?
        - Ближе к утру…
        - От чего?
        - Что?
        В ходе разговора Вогс пятился от надвигающегося разгневанного гиганта к стене, его ответы становились всё тише и последнее слово было произнесено почти шепотом.
        - Я спрашиваю, от чего моя лошадь сдохла? Ты что, её не кормил?
        Вогс отчаянно замотал головой. Из горла Зеникса вырвался рёв, согнавший с крыши конюшни стаю диких сизокрылых голубей:
        - Не кормил?
        Вогс, смутно почувствовавший, что его предыдущее действие огорчило совсем уже прижавшего его к изгороди Зеникса, решил исправиться и решительно закивал. По шумному вдоху могучего и вздымающимся плечам воина Зихий понял, что ради здоровья напуганного конюха следует вмешаться.
        - Что случилось?
        Рассерженный Зеникс медленно повернулся к говорившему. Сомкнутые брови, недобрый взгляд, далеко недружелюбное выражение и без того сурового лица и, наконец, засученные рукава летнего кафтана обещали неприятности всякому посмевшему помешать этой глыбе. Наткнувшись на сына вождя, взгляд Зеникса несколько смягчился. Полностью отвернувшись от Вогса, богатырь сделал пару шагов к Зихию и махнул рукой в сторону оставшегося за спиной конюха:
        - Этот малец не накормил мою лошадь и она сдохла!
        Зихий посмотрел на переводившего дух Вогса. Юный наследник и сын дружинника в детстве часто играли вместе и Зихий прекрасно знал, что Вогс всегда был… не то чтобы боязлив, но предельно осторожен и предусмотрителен, часто чересчур предусмотрителен. Поэтому он и не пошёл в младшую дружину, а стал конюхом вождя. Зихий никогда бы не поверил, что осторожный Вогс посмел бы отнестись пренебрежительно к лошади человека, способного доставить большие неприятности. Слова «могу доставить неприятности» Зениксу можно было не произносить - они будто бы были выбиты у него на лбу.
        Недоверчиво посмотрев на сердито сопевшего гостя, Зихий подошёл к конюху и, наклонив голову в ответ на торопливый поклон бывшего друга детства, спросил:
        - Вогс, что случилось?
        Конюх, стараясь не смотреть на скрестившего руки на груди Зеникса, выдохнул и тихо проговорил:
        - Лошадь э-э-э… вашего гостя сдохла. И я вчера вечером давал ей мешок отборного овса…
        - Ясно-ясно, ты накормил её. Отчего же она сдохла?
        Вогс задумчиво почесал затылок, посмотрел на вновь нахмурившегося Зеникса, хмыкнул и пожал плечами.
        - Надорвалась, наверное.

«Ну конечно, надо было сразу додуматься. Чтобы эту живую гору на себе тащить, не лошадь нужна, а буйвол».
        - Скорее всего, она в самом деле надорвалась, - вслух подтвердил мысли Зихия бесшумно подошедший Лейрус. - Это, конечно, печально, но неудивительно.
        Растерявший с появлением своего спутника большую часть своей воинственности Зеникс смущённо переступил с ноги на ногу.
        - Разве я виноват, что лошади стали какие-то хилые, два дня проскачут и… - с виноватым видом развёл руки Зеникс. Лейрус, будто утешая его, кивнул и обратился к Зихию:
        - Найдётся для нашего друга выносливая лошадь? Чтобы была покрепче и…
        Зихий понимающе улыбнулся:
        - …И чтобы не слишком жалко её было в случае чего.
        - Да.
        - Вогс!
        Юноша мигом подскочил к будущему вождю.
        - Выведи нам коня Улега. И его старое седло найди.
        Несколько дней назад в пьяной драке в трактире соседнего селенья был убит один из дружинников Урсуса, Улег. Отличался этот воин дородностью, что при его безудержном аппетите было неудивительно. При этом он был храбрым воином, не раз отличившимся в стычках с дронанами. Не желая оставаться без такого рубаки в дальних поездках, Урсус долго подыскивал для дружинника коня, способного выдержать его вес. Отчаявшись подобрать Улегу боевого скакуна, вождь выбрал самого массивного и крепкого крестьянского тяглового коня. Для его широкой спины сделали специальное большое седло, в котором Улег чувствовал себя как на коне, а не как на тонком бревне. После смерти Улега конь стоял без дела в конюшне, теперь же он мог пригодиться.
        Вогс, до которого дошло, что он не познакомится с пудовыми кулаками Зеникса, бросился в конюшню исполнять приказание. Через три минуты уже осёдланный конь был выведен к воротам и присоединился к лошадям Зихия и Лейруса. Зеникс подошёл к низкорослому широкогрудому коню, доходившему ему пояса, и глухо ругнулся:
        - Вот если бы со мной был мой конь, не пришлось бы ездить на разных доходягах.
        Лейрус оглядел коня и удовлетворённо кивнул.
        - Хороший конь, крепкий.
        - Ты так же говорил и про прежнюю лошадь.
        - Ничего, скоро встретишься со своим жеребцом.

«Какой же должен быть конь под стать такому гиганту» - подумал Зихий и вскочил в седло.
        - Передай Уннару, что мы отправились на охоту. Если не вернёмся к вечеру, заночуем в лесах и будем здесь завтра днём - сказал он открывавшему ворота стражнику. Наследник рода Древославных первым выехал за стену Дрока, за ним следовал Лейрус. Судя по шуму и проклятьям Зеникса, взбирание на лошадей не было его любимым занятием. Зеникс догнал спутников только у тысячного камня. Богатырь неуклюже сползал то на одну, то на другую сторону и тихо сквозь зубы ругался. Побоявшись открыто смеяться над Зениксом-наездником, Зихий прокашлялся в кулак и протянул руку вперёд.
        - Возле следующего тысячного камня съезжаем с дороги в леса. Затем обогнём холм у его подножия и выедем к реке. На другом её берегу начинаются охотничьи территории ворлоков. Сейчас, - Зихий поднял голову вверх, - час до полудня. Часа через три должны быть у реки.
        
        Зихий ошибся - к неширокой, но глубокой реке они подъехали лишь через пять часов. Мало того, что Зеникс был не в восторге от своего временного транспорта, так ещё и коню, видимо, надоели постоянные ругательства в свой адрес. Чем дальше всадники углублялись в лес, тем чаще конь Зеникса норовил увезти своего наездника в чащи непролазного кустарника, или упрямо не хотел перебираться через яму с водой, или взбрыкивал задними ногами, не желая проходить между двумя близко стоящими друг к другу деревьями. Несколько раз Зеникс сваливался с коня, производя при этом шум, подобный весеннему камнепаду в Гонной Стране. Только осознание того, что другое средство передвижения найти негде, удерживало взбешённого гиганта от грозившего коню печальными последствиями рукоприкладства. В последний час пути к реке Зеникс кое-как приспособился к езде, однако его ноги, совсем немного не достававшие до земли, всячески тормозили продвижение охотников, цепляясь за изобильную лесную растительность.
        Взглянув на начавшие вытягиваться по тёмной зеленовато-синей речной воде тени, Зихий повернулся к Лейрусу:
        - Сейчас где-то четыре часа пополудни. Если перейдём реку, сегодня до ночи в Дрок уже не успеем вернуться. Задержались мы немного, - покосился сын вождя на устало сопевших и одинаково взмыленных Зеникса и его коня. - Нужно решать, или продолжаем охоту до завтра, или возвращаемся.
        Лейрус посмотрел на надвигающиеся с севера грозовые тучи и задумчиво коснулся рукояти висевшего за спиной меча (второй меч он оставил в селенье). Затем, не обращая внимания на бурчание Зеникса, что, мол, чего ещё ночами по этим лесам на проклятой вредной доходяге таскаться, произнёс:
        - Что ж мы, зря выехали? Ничего, заночуем в лесу.
        - Хорошо. Тогда поехали вверх по течению. Скоро должен быть брод.
        - Куда ещё ехать? Что, нельзя прямо тут через эту лужу переплыть? - недовольно загудел Зеникс.
        - Нельзя. Знаешь, кто такие проаквусы?
        Зеникс медленно покачал головой.
        - Это такие твари, раза в три больше твоей лошади и зубов у каждого проаквуса несколько тысяч, да ещё в семь рядов, один ряд за другим.
        Богатырь накинул на ближайшее дерево поводья и подошёл к реке. Окинув её взглядом, он с недоверием повернулся:
        - И такие чудища живут в этом ручье? Хм… ерунда!
        Лейрус нахмурился:
        - Не спеши, Зеникс. Какова глубина реки?

«А ты неглуп» - одобрительно отметил про себя Зихий и ответил:
        - Никто точно не знает… Не меньше двухсот локтей.[Здесь 1 локоть равняется примерно 30 сантиметрам.]
        - Проаквусы живут только на глубине?
        - Да, на мелководье они не суются. Один раз на моей памяти было такое, что проаквус всплыл возле стоянки торговых кораблей, южнее, на границах Урунии. Так его быстро копьями закидали.
        - Ты сам видел?
        - Нет, отец рассказывал.
        Во время разговора Лейруса и Зихия их громадный спутник пристально вглядывался в реку, всё более покрывающуюся тенями деревьев, пытаясь высмотреть хотя бы намёк на проаквуса.
        - Понятно. Поехали к броду. Он далеко?
        - Нет. Пару тысяч шагов вверх по течению. Больше на много тысяч шагов что в ту, что в другую сторону бродов нет. Этим пользуются в основном охотники - ни торговцам, ни пастухам в леса ворлоков заезжать не особенно хочется.
        Лейрус позвал Зеникса и троица двинулась вдоль берега к броду. Иногда из чащи лиственных деревьев, оплетаемых лианами, выскакивали напуганные всадниками олени. Зихий взялся было за стрелу, но Лейрус сказал, что, раз уж они решили выследить ворлока, то не стоит тратить время на другую живность, да и незачем таскать с собою по лесу лишние туши. Когда они подъехали к месту, где река внезапно расширялась почти вдвое и открывала участок покрытого мелким камнем дна, охотников настигла гроза с севера. В вершинах дубов тревожно зашелестел налетевший резкий ветер, мгновенно потемнело, горизонт покрылся искрящимися ледяным огнём нитями молний. Река исказилась, словно скривившись от боли, атакуемая пока что редкими крупными каплями дождя. По всей глади стали возникать круги, кое-где вздувались пузыри, отчего река приобрела смутный серебристый оттенок. Зихий привстал в седле, озабоченно глядя на воду.
        - Нужно торопиться, проаквусы в дождь всплывают ближе к поверхности. Кто знает, что взбредёт в голову этой твари.
        Путники спешились и повели лошадей в поводу. Первым на скользкое каменистое дно вступил Зихий, замыкал шествие Зеникс. Шли медленно, внимательно осматриваясь, куда поставить ногу. Однажды Зеникс всё-таки поскользнулся и едва не завалился набок, но обошлось.
        К тому времени, когда переправа завершилась, грозовая мгла затянула небосвод целиком. Дождь становился всё сильнее, река буквально кипела. Промокшие охотники поспешили укрыться в чаще. Лейрус стряхнул с себя дождевую воду и поднял голову вверх. Над ними возвышалась синяя громада хвойного леса, совершенно скрывая небо. Широкие, с человеческий палец, ярко синие иглы древних сосен, почти не допускали к земле влагу - если на том берегу с шумом падал сильный дождь, то здесь в воздухе лишь клубилась густая водяная пыль, окутывая всё вокруг густой дымкой. Контуры сосен в неверной полутьме казались расплывчатыми и трудно было определить, находится ли тот большой куст в двадцати или в ста шагах, или это не куст вовсе.
        - Теперь понятно, почему вы зовётесь племенем Синих Лесов.
        Зихий, рассеянно кивнув в ответ на замечание Лейруса, присел на корточки возле кряжистой старой сосны и внимательно разглядывал её ствол, проводя ладонью по заскорузлой коре. Потом подозвал своих спутников и указал на сосну:
        - Видите эти следы?
        Сверху, с высоты примерно в восемь-десять локтей, до толстых прямых корней, выступающих из земли, кора сосны была вырвана двумя широкими полосами, обнажив зеленовато-коричневую древесину. Земля под этим местом была пропитана стекающим древесным соком.
        - Это ворлок. Здесь он точил свои когти. Так ворлоки-самцы помечают границы своих охотничьих территорий.
        - Видно, большой… - уважительно протянул Зеникс, разглядывая изуродованную сосну.
        - Да, - согласился Зихий. - Самец крупный.
        - Давно он здесь был? - поинтересовался Лейрус.
        Зихий пристально осмотрел землю около сосны, обошёл дерево вокруг, принюхиваясь к содранной коре. Затем задумчиво взглянул на видневшуюся реку и произнёс:
        - Часа четыре назад. Точно после полудня.
        - После полудня… Дождь в этот лес всё равно не проникнет, так что должны остаться его следы.
        - Ты прав, Лейрус, на земле должны быть следы. Но ворлоки прекрасно лазают по деревьям, так что всё не так просто.
        - Пойдём по следам, а там посмотрим.
        Зихий кивнул.
        - Хорошо.
        Следующие два часа охотники шли по следу ворлока, петлявшего по лесу и уводившего всё дальше от реки. Ехать верхом в густой чаще было трудно, поэтому шли пешком. Зихий, обладавший немалым опытом охоты на ворлоков в родных лесах, был за следопыта. Видимо, ворлок рыскал по лесу в поисках добычи - подтверждением этому были свежие кости молодого лесного кабана, попавшиеся путникам спустя час блуканий по лесу. Следы на влажном ковре из опавших бурых иголок становились всё отчётливее и глубже. Зверь проходил здесь недавно. И вдруг следы исчезли. Судя по напрягшемуся лицу и округлившимся глазам Зеникса, тот был немало удивлён:
        - Куда они делись?
        - Я же говорил: ворлоки отлично лазают по деревьям. Было бы у нас больше времени до заката, можно было осмотреть окрестные деревья и узнать, куда он направился. Но ночью его искать бесполезно. А ночь, - Зихий повёл рукой в сторону стремительно черневшего неба, - уже скоро.
        Зеникс разочарованно прорычал что-то про себя и недовольно посмотрел на своего коня, будто именно он виноват в неудавшейся сегодня охоте. Конь, возмущённый такой несправедливостью, обижено фыркнул и помотал короткой гривой.
        - Там впереди какой-то просвет, - сказал, вглядываясь в смутные очертания леса, Лейрус. - Если уж на сегодня охота закончена, надо искать место для ночёвки.
        Просвет оказался обширной поляной, образовавшейся после урагана. Вырванные с конем, переломившиеся посреди ствола, наклонённые сосны создали большие хаотичные завалы. Среди нагромождённых одно на другое деревьев нашлось свободное место, по размерам достаточное для того, чтобы на нём разместилось трое человек с лошадьми. Там и решено было остановиться на ночь, а утром продолжить поиски ворлока.
        Однако запланированная на завтра охота не состоялась. Вернее, она сама собой перенеслась на сегодняшний вечер. Собравшиеся располагаться на ночлег только успели привязать лошадей к брёвнам, как сверху послышалось глухое низкое рычание. Кони шарахнулись, люди, напротив, как по сигналу дружно застыли. Плавно, стараясь не дёргаться, Зихий и Лейрус медленно повернулись в сторону гигантской накренившейся почти к самой земле сосны, от которой слышалось непрекращающееся рычание. Зеникс тем временем раздумывал, что ему лучше сделать: попытаться без резких движений развернуть свою массивную фигуру в сторону опасности или, выхватив воткнутое в землю большое копьё, ринуться в направлении, где предположительно находится враг.
        - Тупой молокосос, - сквозь зубы выругался на себя Зихий, быстро взглянув на оставленный им на седле лук со стрелами. Шансов добраться до них было мало, шансов же успеть воспользоваться этим оружием не было никаких.
        Тем временем ворлок медленно спускался по широкому стволу поваленного дерева. Размером со старого буйвола, он походил на льва, только полностью заросшего медвежьей шерстью и без хвоста. Лишь огромная голова была лишена обильной растительности, являя собой морду с прищуренными в холодной ярости глазами и толстыми короткими клыками. Шерсть ворлока была настолько плотной и жёсткой, что не всякий удар острого меча мог добраться сквозь него до кожи и нанести хищнику рану. Стрелы были вовсе бесполезны против него, если только лучник не был настолько искусен, что мог поразить ворлока точно в глаз. Зихию такое удавалось, но сейчас его лук был привязан к седлу, а сам он стоял перед зверем, не отводя от того глаз. Рычание ворлока становилось всё громче, шерсть на загривке начинала топорщиться. Зихий знал, что это верный признак скорой атаки.
        - Зеникс! - негромко, растягивая слова, выговорил Зихий. - Оставайся на месте и попробуй осторожно повернуться.
        Впервые за два дня огромный воин не стал выказывать никакого неудовольствия словами Зихия.
        - Лейрус, - продолжал сын Урсуса. - Я пойду направо, ты двигай налево. Только медленно. Его нужно запутать.
        - Угу, - наклонил голову в знак согласия Лейрус. - Где его слабое место?
        - Глаза… И горло.
        Медленно, вымеривая каждое движение, Лейрус и Зихий стали расходиться в противоположные стороны. Зеникс тем временем с изяществом слона в лавке горшочника поворачивался к ворлоку. Зверь насторожился, поворачивая голову то на одного, то на другого, то на третьего охотника. Рассредоточение врага ему явно не нравилось, он стал раздражённо скалить клыки, пытаясь определить, с какой стороны опасность больше. Тучи, излив из себя на землю настоящие водопады, сдулись, словно прохудившиеся меха с вином, и поползли вверх, открывая широкую полосу чистого неба вдоль горизонта. Остывающий солнечный диск густого красного цвета уже начал уходить под землю. На землю стремительно набегали сумерки.
        - Зеникс! - позвал Зихий.
        - А?
        - Возьми копьё. На всякий слу…
        Ворлок не стал дожидаться окончания фразы. Решив, что Зихий является наиболее слабым противником, он, широко раскрыв пасть, огласил погружающийся в ночь лес громким рыком и бросился на юного наследника Дрока. Зихий рванул ворлоку наперерез, чем выиграл несколько мгновений: зверь, привыкший, что всё живое бежит от него, не ожидал движения почти себе навстречу, и слегка замешкался. Пока ворлок разворачивался, Зихий преодолел пару десятков шагов и приближался к завалу, где у него был шанс спрятаться. Но хищник в два прыжка сократил своё отставание донельзя и времени укрыться в тесных лазах между упавшими деревьями у Зихия не было. Древославный уже чувствовал за спиной движение рассекаемого мощным зверем воздуха. Ещё два прыжка, прыжок, и…
        На счастье Урсусу и многочисленным разбитым девичьим сердцам Дрока их любимцу подвернулась сосна, которую ураган не смог вырвать из земли, но слегка наклонил. Взбежав по почти вертикальному стволу на высоту, в полтора раза превышающую собственный рост, Зихий оттолкнулся ногами от дерева и перевернулся в воздухе через врезавшегося в сосну на всём ходу ворлока. Приземляясь, Зихий успел заметить полный изумления взгляд, которым наградил его Лейрус. На большее времени не хватило - юный прыгун, не удержавшись на ногах, кувырком откатился от ворлока. Тот приходил в себе после столкновения с деревом и неуверенно покачивал головой. В этот момент на него с рёвом налетел Зеникс и саданул по туловищу своим здоровенным копьём. Сила удара была такова, что даже такую громаду, как ворлок, развернуло на полукруг, и теперь он смотрел прямо на поднимавшегося на ноги Зихия. Зеникс, проскочивший мимо ворлока, слегка задумчиво посмотрел на обломки своего копья. Ворлок, растерявшись от столкновения с сосной и удара Зеникса, мутным взглядом пытался рассмотреть своих врагов. Вряд ли бы это заняло у него много времени и
тогда Зихий с Зениксом оставались вовсе с голыми руками. Но в это время к приходившему в себя зверю подбежал Лейрус, молниеносно приставил к его горлу меч и резко, с оттягом, полоснул ту часть шеи ворлока, которая не была покрыта неуязвимой буро-рыжей шерстью. Ворлок всем телом дёрнулся вверх, голова стала закидываться вбок, из широкой раны на горле хлынула яркая алая кровь, заливая грудь и ноги хищника. Короткое время ворлок, застыв на месте и вращая обезумевшими от боли, страха и запаха собственной крови глазами, пытался издать какие-то звуки, но из разорванного горла доносились только бульканье и всхлипы. Наконец лапы хищника подкосились, он рухнул на передние лапы, затем завалился всем корпусом набок и затих.
        Как раз в этот момент солнце послало свой последний луч засыпающему миру и исчезло в далёких болотах. Лес ненадолго притих, готовясь вскоре зашуметь музыкой звуков ночной жизни. Тишину нарушил Зеникс, подобравший погнувшийся наконечник копья:
        - Да что же у вас за железо в кузнице, что гнётся, будто медный котелок?
        Зихий, отдышавшись, усмехнулся:
        - Нормальное у нас железо. Ты слышал, что дружинники Эбенора, короля Лайтии, обивают свои щиты шерстью ворлоков? Это потому, что даже железо не может разрубить эту шерсть.
        Все подошли к лежавшему ворлоку. Зихий присвистнул:
        - Ого! Никогда такого большого не видел. Обычно они раза в полтора меньше.
        Лейрус спокойно рассматривал мёртвого зверя, как будто ему каждодневно доводилось встречаться с таким чудищем и убивать его. Затем он повернулся к Зихию:
        - Ты где так скакать научился? Такие прыжки я у людей не видел, только у дрононов.
        Довольный похвалой Зихий рассмеялся:
        - У дрононов и научился. Когда я был мальчишкой, отец из набега на пещеры дрононов привёз добычу - дронона-детёныша. Всем известно, что дрононы настолько гибкие и прыгучие, что вытворяют такие штуки, которые людям не по зубам. А эти страшномордые способны на такое с рождения. Ну вот, этот дронёныш жил у нас при доме, на цепи сидел. Мы его не били, наоборот, кормили, играли с ним. Я с ним, можно сказать, подружился. Ну, и в играх Зверёныш (так я его звал) обучил меня некоторым приёмам.
        Лейрус погладил подбородок.
        - Ясно. Нужно развести костёр.
        
        Подходящих дров на поляне было предостаточно, благо поваленные сосны надёжно укрывали кустарник и мелкие сухие ветки от дождя. Пока Зихий с Зениксом снимали с ворлока шкуру в качестве доказательства своей охотничьей доблести, Лейрус собирал ветки для костра. Сын вождя заметил, что светловолосый богатырь стал относиться к нему гораздо дружелюбнее, чем вчера или утром. Титул «сын вождя, наследник рода Древославных» не имел для Зеникса никакой ценности, зато храбрость и находчивость он уважал. Что ж, сегодняшний день показал, что этими качествами Зихий не обделён.
        Лейрус бросил на землю охапку собранных дров. Зихий, бросив взгляд в его сторону, сильным рывком закончил сдирать шкуру, повернулся к Нерождённому и замер. На том месте, где секунду назад лежала куча веток, теперь бойко плясало пламя разгорающегося костра. Зихий похлопал глазами.

«Не мог же он вмиг развести огонь. И огнива у него в руках нет. Как же? Волшебство? Да, говорят, в городах волшебники продают за большой мешок серебра специальные заклинания для разведения огня. Но ведь эти заклинания нужно произносить вслух, да ещё что-то там тереть, что-то подбрасывать… А здесь отвернулся - нет огня, повернулся - есть огонь…».
        Зихий с надеждой посмотрел на Зеникса, надеясь по его реакции что-нибудь понять. Но гигант продолжал спокойно заниматься своими делами, бережно развешивая ворлочью шкуру просушиваться на бревне, будто ничего необычного не произошло.
        - А-а-а…
        - Что такое? - Лейрус поднял глаза на застывшего в нерешительности Зихия. Лицо таинственного героя было абсолютно невозмутимым.

«Ладно, как-нибудь потом разберусь» подумал Зихий и махнул рукой:
        - Нет, ничего.
        Лейрус кивнул: ну ничего, так ничего. Подвигав палкой дрова, чтобы быстрее разгорались, сказал Зихию:
        - Судя по той вони, которая исходит от ворлока, мясо его не слишком вкусное.
        - Оно вообще несъедобно.
        - Охотиться уже поздно, ночь. В сумках у нас есть какая-то снедь, но её на нормальный ужин не хватит. Ну ладно, ляжем натощак.
        Подошедший к огню Зеникс недовольно засопел:
        - Как это натощак? Проклятье, я так голоден, что мог бы съесть целую корову.
        Зихий улыбнулся.
        - Не сомневаюсь. Насчёт коровы помочь не могу, но без мяса, будьте спокойны, мы не останемся.
        Спустя полчаса на костре жарился не в меру любопытный двухвостый корнегрыз, высунувшийся из чащи посмотреть на огонь и мгновенно пронзённый стрелой Зихия. Утомлённые поездкой и схваткой с ворлоком юноши в момент обглодали жареного корнегрыза до костей.
        - Да, нет ничего вкуснее мяса с прожаренной корочкой, - прогудел Зеникс, обсасывая жирные пальцы. - Жалко, что мало.
        - Чего ж ты ночью ещё хотел? - спросил Зихий.
        - А ведь кто-то говорил, что в здешних местах он лучший охотник. Охотник, а нормально накормить товарищей не можешь.
        - Так ночь же…
        - Да шучу. Шучу, - Зихий впервые увидел на лице Зеникса улыбку и с удивлением отметил, что совершенно детская, безоружная и наивная улыбка каким-то образом уживаются с резкими чертами лица и грозным видом могучего воина.
        - Будем ложиться, - заговорил до того молчавший и пристально, не по доброму смотревший в огонь Лейрус. - Встанем пораньше, чтобы быстрее вернуться в Дрок.
        Зеникс всегда беспрекословно подчинялся своему спутнику. Зихий же чувствовал к Лейрусу какое-то расположение, трудно объяснимое чувство родства; поэтому сын вождя племени Синих Лесов последовал примеру Зеникса без особых раздумий.
        Ночью, когда тучи, принесшие дневной дождь, окончательно рассеялись и обе луны, Большая и Малая, освещали синие сосны, несколько раз Зихия будил какой-то шум на поляне. Но всякий раз, когда он приподнимался посмотреть в чём дело, Лейрус, полулежавший с закрытыми глазами возле дорожных сумок, успокаивающе поднимал руку: мол, всё нормально, зверьё всякое по лесу шастает, спи. Зихий послушно укладывался, каждый раз недоумённо задавая себе вопрос, засыпал ли вообще Лейрус.
        Проснувшись с восходом солнца, юноши быстро перекусили припасами из сумок, лепёшками с душистым сыром, и, свернув высохшую за ночь шкуру ворлока, двинулись в обратный путь. На первых порах Зихий пытался разговорить своих спутников, но Лейрус и Зеникс предпочитали в основном отмалчиваться. Впрочем, это не особенно расстроило Зихия - на своём ещё небогатом жизненном опыте он уже знал, что разговор разговору и молчание молчанию рознь. Случается, что человек болтает без умолку, и про погоду порассуждает, и новостями от близких поинтересуется, и каким-то проблемам посочувствует, а как был он при встрече чужой, так чужим при расставании и остаётся. А бывает, что кто-то за весь день считанное число раз что-то спросит, на что-то ответит, что-то оставит без ответа, а к вечеру появляется чувство, что знаешь его почти всю жизнь, и уверен в этом человеке, и спокоен за свой тыл. Именно такая немногословность и была на обратном пути у сына Урсуса, Нерождённого и могучего воина с лицом каменного тролля и улыбкой ребёнка. И чувствовал Зихий, что Лейрус и Зеникс больше не равнодушно настороженны с ним, а
испытывают к нему уважение и симпатию. «Ну вот и хорошо. Можно и в Минору, и куда угодно отправляться.».
        Зеникс и его конь стали лучше понимать друг друга, движение маленького отряда пошло быстрее и на желтокаменную дорогу в Дрок выбрались ещё до полудня. Не доезжая до ворот Дрока несколько сотен шагов, Лейрус остановился и нахмурился:
        - Что-то не так.
        Крестьянские поля Дрока, окружавшие его деревянные стены, всегда кишели многочисленными работниками, вспахивающими, сеющими, выдёргивающими сорные растения, что-то сажающими и выкапывающими. Сейчас же все земельные участки пустовали. Огороженное крепкой невысокой изгородью поле для выпаса скота Урсуса и Лучших (домашние животные крестьян и дружинников обычно кормились на неогороженных лугах) также было пусто, деревянная калитка загона была распахнута. На башнях вместо полагавшихся четырёх стояли только двое стражников. Из селенья отрывисто, с порывами весеннего ветра, доносились приглушённые звуки: вот мужской голос, вот бряцание металла, ржание лошадей, а вот высокий визгливый женский вопль.
        Юноши, переглянувшись, молча огрели лошадей кнутами, понуждая тех перейти в галоп. Дружинник на башне издали заметил возвращающихся охотников и крикнул вниз, чтобы открывали ворота. Влетев в селенье через со скрипом разошедшиеся створы, Лейрус, Зихий и Зеникс увидели толпящийся перед домом вождя люд. Воинов почти не было (да и откуда им было взяться, если почти всю дружину Урсусу увёл с собой?), зато было много женщин и детей. «Странно, что нигде не видно Лучших» - озабоченно подумал Зихий, проезжая сквозь раздвигавшуюся перед всадниками толпу.
        - Убили! Убили! - истошно закричала, увидев Зихия, женщина с растрёпанными волосами и, перейдя на вой, забилась в беззвучном рыдании. Её подхватили под локти какие-то крестьянки, отвели к вросшей в землю каменной скамье и захлопотали над ней. Не успел Зихий задать вслух вопрос, кого же убили, как заметил на крыльце своего дома лежавшее на спине тело воина. Подошедший принять поводья дружинник, один из тех, кто должен был находиться сейчас на башне, тихо произнёс:
        - Мой господин, это Уннар.
        Сын вождя и его спутники взбежали по ступеням. Там действительно лежал Уннар, с рассечённой несколькими ударами меча грудью. Пальцы мертвеца были судорожно сжаты, седеющая борода потемнела от вытекшей из рта крови, глаза закрыты. Зихий скривился, будто от зубной боли: он знал Уннара с самого детства, когда отец уезжал по делам, воин брал мальчика с собой на охоту, а когда отчитывал за шалости, то всегда втихомолку посмеиваясь.
        - Кто это сделал?
        Галдящие до того люди разом замолчали, поглядывая друг на друга и будто пожимая плечами.
        - Кто это сделал?
        Из скопления людей донёсся сомневающийся мужской голос:
        - Наверно, скотокрады…
        - Скотокрады? - Зихий повернулся к стоящему возле мёртвого тела стражнику. Тот кивнул:
        - Ночью кто-то угнал стада Лучших и Вождя. Уннар в это время как раз ездил проверять ограду загона. Утром его нашли…
        - Он один ездил?
        - Один. Дружины-то нет.
        - А где Лучшие? - вступил в разговор Лейрус.
        - Там, - несколько замявшись, указал в сторону дома вождя воин.
        - И что они там делают?
        - Спят…
        - Что??? - в один голос воскликнули Зихий, Зеникс и Лейрус.
        - Старики говорят, это какое-то магическое зелье, погружающее в глубокий и долгий сон. Мы пытались их разбудить, но всё без толку.
        - Давно они спят?
        - С вечера. Как собрались, чтобы с Уннаром что-то обсудить, так и спят.
        Зихий с каждым словом дружинника становился всё мрачнее и мрачнее. Уннар, оставленный отцом заниматься делами племени на время его отсутствия, убит; лучшее стадо, отборный скот вождя и виднейших воинов Дрока, украдены; Лучшие под воздействием непонятных чар беспробудно дрыхнут. О том, что с ним сделает отец по возвращении, лучше было не думать - Зихию уже слышался разгневанный голос Урсуса:
«Стоило на несколько дней тебя одного оставить, так уже почти разорил племя! Тебе не людьми командовать, а только девок дворовых брюхатить! Тоже мне, вояка сопливый!».
        Лейрус, словно прочитав мысли юного наследника, ободряюще похлопал Зихия по плечу и тихо сказал:
        - Не спеши убиваться. Разберёмся.
        Непонятно почему, но Зихий ему поверил и сразу успокоился. Лейрус продолжал:
        - Прикажи всей прислуге, что вхожа в твой дом, собраться в зале. Зеникс, неси ворлочью шкуру туда же.
        Через несколько минут перед стоявшими посередине большого зала в вождеском доме тремя юношами выстроилось полтора десятка слуг - двое стариков, ночных сторожей, четверо мальчишек слуг, которым давались всяческие мелкие поручения, кузнец Овод, имевший право входить к благосклонному к нему вождю в любое время, и полудюжина девушек: поварихи, прачки, пряльщицы домашнего сукна. Овод был невозмутим как скала, мальчишки были скорее взволнованы и возбуждены произошедшими событиями, среди девушек одни были напуганы и явно нервничали, другие молча ожидали, что будет дальше, третьим, похоже было всё равно. Лейрус, уже снявший дорожный плащ и оставшийся в переливающейся кольчужной рубашке, молча подошёл к стоящему крайним мальчику и долго всматривался в него. Мальчишка попытался не отвести глаза, но тут же опустил голову. Лейрус пошёл дальше. Никто не смог выдержать пронзительный зеленоглазый взгляд, даже Овод, у которого внуки были немного младше Зихия, явно смутился, покраснел, и, неестественно покашливая, отвернулся.
        Эта странная сцена продолжалась около пяти минут. Затем Лейрус равнодушным голосом сказал:
        - Все девушки могут возвращаться к своим делам. Остальные останутся.
        Служанки моментально покинули зал. Дождавшись, когда шелест их шагов утихнет, Лейрус подозвал к себе оставшихся слуг и тихо, но непреклонно приказал:
        - Сейчас ступайте в задние комнаты, где ночевал Ширел. Все знают, какая это комната?
        Один из мальчиков закивал:
        - Я относил магу вино позавчера вечером.
        - Хорошо. Вы все пойдёте туда, пойдёте тихо, чтобы вас никто не заметил, и будете сидеть там, пока вам не разрешат выйти. Всё ясно?
        Возражений не последовало.
        - Идите.
        Ничего не понимавший Зихий растерянно смотрел на Нерождённого.
        - Лейрус, что происходит?
        - Скоро поймёшь. Как зовут служанку в красной юбке, с чёрными длинными волосами?
        - М-м-м… Салия.
        - Позови стражника и скажи ему, чтобы приказал Салии сейчас же принести в твою комнату чистую одежду.
        Зихий пожал плечами и кликнул стоявшего на крыльце возле тела Уннара дружинника. Пока сын вождя отдавал приказание воину, Лейрус что-то шептал на ухо Зениксу, который с послушным видом покачивал головой. После того, как стражник вышел, Лейрус обратился к Зихию:
        - Веди нас к твоей комнате. Только нужно найти место, откуда мы можем незамеченными наблюдать за дверью в неё.
        Зихий на секунду задумался.
        - Есть такое место. Пошли.
        Комната, которую Урсус отвёл своему наследнику, располагалась напротив лестницы на второй этаж. Под лестницу годами складывали те вещи, которые в настоящее время не нужны, но могут понадобиться в любой момент. Здесь стояло два больших сундука специально для этих целей. Спрятавшись за ними, можно было прекрасно видеть дверь в комнату Зихия.
        Так думал Зихий, ведя Лейруса и Зеникса к лестнице. Вот только спрятать гору мышц, какую являл собой Зеникс, даже за эти солидного размера сундуки, было нелегко - как бы гигант не съёживался, всё равно то руки, то ноги, то голова вылезали наружу. Оглядевшись по сторонам, Лейрус подобрал лежавшее рядом с сундуками старое домотканое одеяло и сказал Зениксу:
        - Садись к стене под лестницей.
        Могучий Зеникс, стараясь ничего не задеть, протиснулся мимо сундуков и пристроился на карачках возле стены. Лейрус накинул на него одеяло, придав вид кучи старого белья.
        - Надеюсь, Салия не будет сюда смотреть. Зеникс, не двигайся и помни, что ты должен будешь делать.
        Одеяло пошевелилось.
        - Помню.
        Усевшись за сундуки, Зихий попытался разузнать, что они тут делают и что вообще задумали, но Лейрус приложил палец к губам, призывая Древославного к молчанию и терпению. Спустя две-три минуты в коридоре раздались лёгкие шаги, к комнате подошла Салия и, даже не взглянув в сторону лестницы (Зениксу впоследствии этого не сказали, рассудив, что тот должен гордиться своим умением маскироваться и незачем его разочаровывать), исчезла за дверью. Тут же Лейрус плавно снял с Зеникса, у которого начали подозрительно слипаться глаза, одеяло и бесшумно пробрался к двери. Подождав пока к нему присоединятся товарищи, Лейрус шепнул Зениксу:
        - Давай.
        Зеникс достал из-за пояса большой кинжал и со зверским выражением лица ворвался в комнату. Зихию на мгновение стало жалко испуганно обернувшуюся на звук девушку: едва не выломав дверь вместе с косяком, производя оглушительный шум топотом громадных ног и нечеловеческим рыком, с кинжалом в руке и оскаленными зубами ворвалось нечто громадное и кинулось к ней. Уже готовую упасть в обморок Салию Зеникс со странной в этой ситуации бережностью двумя пальцами, чтобы не задушить ненароком, схватил за горло и завопил:
        - Ах ты тварь! Что ты подсыпала вчера Лучшим?
        - С-с-с… Сон… Сон-тр… Сон-траву… - в ужасе пролепетала не успевшая ничего сообразить служанка.
        - Кто тебя надоумил? Кто?
        - Г-г-г… Галус…
        - Это он украл скот? Не слышу!
        - Да-а-а…
        - Куда он погнал стадо?
        - К озеру Вати.
        - Ты лжёшь! - от крика Зеникса на втором этаже свалилась вдребезги какая-то склянка.
        - Честно, на озеро Вати!
        - Зачем ты это сделала?
        Девушка молчала.
        - Зачем?
        Снова ни звука. Тогда Зеникс легонечко сжал пальцы на шее Салии и та, побледнев, захрипела.
        - Так зачем?
        - О… О… Он… дал… мне… де… денег…
        Произнеся последнее слово, девушка закатила глаза, обмякла и стала оседать на пол, Зеникс подхватил её и с испуганным видом положил на шкуры.
        - Я не хотел. Честное слово, я…
        - Тише, Зеникс, - Лейрус наклонился к служанке и прислушался. - Она жива. Обморок. Когда очнётся, запереть в подвале до возвращения вождя.
        Зихий представил, что отец сделал бы с предателем-мужчиной, и помотал головой. Салию же, скорее всего, он просто продаст в рабство.
        Опомнившись, Зихий восхищённо посмотрел на Лейруса:
        - Вот это да! Как вы всё ловко проделали!
        - Ничего особенного.
        - Ничего особенного? Да я бы в жизни никогда не додумался до такого трюка. Ну конечно, Лучшим могли что-то подмешать в еду и питьё только слуги. Но как ты понял, что это именно Салия? Там, в зале, она вела себя так же, как другие.
        - Я увидел в её глазах страх.
        - Но всем слугам ты внушал страх!
        - Страх бывает разный. И страх перед неизвестным или страх за свою жизнь никогда не спутаешь со страхом виноватого.
        - Но откуда ты это знаешь?
        По лицу Лейруса пробежала мимолётная тень, он печально вздохнул:
        - Ты наверняка слышал обо мне всякие сказки. Так вот, не всё в них выдумка. Попутешествуешь с Демонами Наказания, не такое узнаешь.
        
        Распорядившись растащить мирно посапывающих Лучших по их домам, Зихий и его гости сидели за столом в доме Урсуса и решали, что предпринять. Варианта было всего два: или сидеть на месте, дожидаясь возвращения Ширела, Урсуса и дружины, либо организовать погоню за уходившими в сторону озера Вати похитителями. Озеро Вати было известно тем, что здесь отважившийся иметь дело с дрононами человеческий сброд, в основном воры и грабители, продавали обитателям подземных пещер награбленное. Более всего ценились скот и девушки. Животных употребляли в пищу, девушки же… использовались по другому.
        Совещание было недолгим. Лейрус обвёл товарищей взглядом и сказал:
        - Нужно вернуть стадо. Иначе с Зихия отец справедливо спросит как с временного вождя.
        Зихий мрачно кивнул.
        - Да и нам нужно поддерживать свою славу героев, - подмигнул Зениксу Лейрус. Богатырь раскатисто рассмеялся и от души хлопнул по столу, в котором что-то громко треснуло.
        - Решено? Выступаем? - задал вопрос Лейрус.
        - Выступаем! - хром ответили Зихий и Зеникс.
        Солнце было ещё высоко, когда троица покинула Дрок. Перед отъездом Зихий приказал одному из дружинников дожидаться их возвращения; если же Урсус и Ширел вернутся раньше погони за скотокрадами, вкратце объяснить им случившееся. В отличии от вчерашнего выезда на охоту друзья были прилично вооружены: Лейрус взял оба меча, Зеникс достал до тех пор незамеченную Зихием огромную, едва ли меньше самого гиганта, секиру, сам же сын Урсуса поменял громоздкий охотничий лук на более лёгкий и прочный боевой.
        Ближайшим местом, где грабители могли повернуть к озеру Вати, был узкий проход между водопадами и Гиблой Трясиной, опоясывающей Синие Леса с юга. Вчерашний дождь был отправившимся в погоню на руку - если ночью по проходу гнали скот, то на влажной земле должны были остаться чёткие следы, не успевшие исчезнуть за день.
        Пока маленький отряд, двигаясь по королевской дороге мимо покрытых лесами холмов, огибал Синие Леса, Зихий вспоминал о человеке, которого назвала Салия - Галусе.
        - Слышал я о нём. Подлец, каких ещё поискать. Он хоть и молод, вряд ли намного старше меня, но уже давно грабит мелкие поселения, разоряет землепашцев, иногда угоняет в рабство или продаёт девушек дрононам. Говорят, иногда появляется в Миноре, но там среди воров есть рыбы и покрупнее. И ещё… не могу вспомнить… что-то насчёт его семьи. Какой-то родственник у него известный… Не помню…
        В то время, как Лейрус внимательно слушал Зихия, Зеникс пытался найти общий язык со своим конём. Во время возвращения с охоты на ворлока в отношениях коня и всадника произошло некоторое потепление, однако, когда конь понял, что его мучения под этой живой горой не закончились и снова придётся куда-то скакать с непосильной ношей, он явно расстроился и начал выказывать недовольство. Снова в ход пошли брыкания, нежелания слушаться поводьев, внезапные остановки и не менее неожиданные ускорения. В общем, у Зеникса, отчаянно ругавшегося и грозившего отвернуть шею тому мерзавцу, из-за которого снова пришлось сесть на это сумасшедшее животное, лёгкой жизни не было.
        К вечеру друзья достигли водопадов. Им повезло - Галус, скорее всего, торопился и решил избрать кратчайший путь к озеру Вати. Весь проход между Трясиной и водопадами, составляющий примерно пятьдесят локтей в ширину, был изрыт следами копыт. Стадо, насчитывавшее несколько сотен голов, прошло именно здесь.
        - Они прошли здесь. Что делаем дальше? - поинтересовался Зеникс, с облегчением спустившийся на землю с недружелюбно косившегося на него коня.
        Зихий старательно припомнил всё, что слышал от отца и других о повадках скотокрадов.
        - Пока они не приблизятся к пограничным с пещерами дрононов землям, то будут стараться не попадаться лишний раз на глаза. Вряд ли их много - будь это крупная шайка, она бы напала на Дрок.
        - Потому что Салия наверняка сообщила им, что дружины нет, - согласился Лейрус.
        - Да. Значит их немного и рисковать встретиться с крупным отрядом какого-нибудь племени и отвечать на вопросы, откуда у них большое стадо с клеймом Древославных, они не будут. Получается…
        - Получается, они будут двигаться по ночам, - закончил фразу Лейрус.
        - А днём дают отдых скоту и своим лошадям и сами отсыпаются.
        - От Дрока они отправились вчера вечером, даже ночью. Значит, у них день преимущества перед нами. С большим стадом быстро двигаться они не смогут, тем более каждый вечер нужно пару часов дать животным поесть.
        - Примерно завтра к вечеру мы должны догнать их! - радостно воскликнул Зихий.
        - Мы что, будем скакать всю ночь и весь день, без отдыха и сна? - встревожился Зеникс.
        - Зачем? Ночь выспимся, хорошенько накормим лошадей, и утром со свежими силами пустимся в погоню, - успокоил друга Лейрус.
        Гигант облегчённо вздохнул. В этот момент конь Зеникса, отскочил от края Трясины: из неё шипя двумя головами, выползала зелёная болотная змея. Богатырь со словами
«Это ещё откуда взялось?» взмахнул секирой и обе змеиные головы с длинными вилкообразными языками откатились от длинного туловища, которое, судорожно извиваясь, сплетало одно кольцо за другим. Зихий кивнул в сторону обезглавленной змеи:
        - Заночевать нужно, только подальше отсюда - ночью из Трясины к водопадам выползает много всякой гадости. Гнилая вода здешним обитателям не по вкусу, они пьют чистую.
        Двигаясь по следам до захода солнца, преследователи стараниями Зихия получили на ужин несколько птиц. Невзирая на жалобы Зеникса, что каких-то «птах» недостаточно для утоления его голода, съестное было уничтожено стремительно, причём сам недовольный гигант съел половину добычи.
        Даже невзирая на то, что борьба Зеникса и его коня несколько тормозила погоню, к полудню следующего дня друзья достигли места предыдущей стоянки Галуса. Это означало, что расчёты Лейруса и Зихия оказались верны и к вечеру они должны были догнать воров. Стремясь сделать это как можно быстрее, юноши подгоняли лошадей, не делая дневного привала. На склоне дня они пересекли далеко раскинувшиеся луга огненно-красной травы, которая по ночам светилась от накопленного в стеблях за день солнечного света. Начались мелкие пологие холмы, покрытые редкими лесами цветущих ярко-голубыми мелкими цветами карликовых дубов. Светило подкатывалось к вершинам холмов и длинные тонкие тени прижимались к земле. Следы уходили к подножию крупного холма, с которого спускался небольшой ручей.
        - Холм защищает от ветра, поблизости вода - отличное место для ночёвки со стадом,
        - заметил Лейрус, осматриваясь.
        - Следы совсем свежие, - Зихий спрыгнул с коня и осмотрел силуэты копыт в примятой траве.
        - Мы догнали их?
        - Да, Зеникс, мы их догнали…
        Зихий и Зеникс вопросительно смотрели на Лейруса. Он тронул рукоять меча (это движение свидетельствовало о его задумчивости), рассмотрел следы и, наконец, решил:
        - Сейчас спешиваемся и идём в ту лощину. В ней привязываем там лошадей, а сами идём к холму, где должны остановиться воры.
        Скоро друзья, взяв оружие и оставив в своём временном убежище лошадей, двинулись к предполагаемому месту стоянки скотокрадов. Шли друг за другом, практически след в след, почти молча, переговариваясь в случае необходимости шёпотом, старались приблизиться к холму как можно незаметнее. Здесь снова возникли сложности с габаритами Зеникса - пришлось богатырю идти согнувшись.
        Подступы к холму покрывали густые заросли плотного высокого кустарника, повсюду были разбросаны небольшие группы деревьев. Смеркалось, солнце скрылось за холмами. Лейрус остановился и внимательно прислушался.
        - Странно. Если они двигаются по ночам, то сейчас они должны поднимать стадо в дорогу. Вы что-нибудь слышите?
        Зихий с Зениксом помотали головами.
        - Я тоже не слышу. Ладно, вперёд.
        Дальше идти пришлось ещё тише и внимательнее. Теперь уже и Лейрус и Зихий передвигались пригнувшись, напряжённо вглядываясь в серо-зелёную чащу, что становилась всё непролазнее. Зеникс, которому было наказано шагать так, чтобы ни одна веточка под ногой не хрустнула, напоминал канатоходца, идущего по бельевой бечёвке над жерлом вулкана. Наконец, видя мучения всё более отстающего Зеникса, Лейрус вернулся к нему и сказал:
        - Дальше совсем тесная чаща. Ты оставайся здесь, как только мы осмотримся, вернёмся к тебе. Оставайся на это месте и не высовывайся.
        Вытерев со лба крупные капли пота, Зеникс облегчённо вздохнул и поспешно согласился:
        - Хорошо.
        Согнувшись в три погибели, Лейрус и Зихий выбрались к краю кустарниковых зарослей и принялись осматривать окрестности. Перед ними открылась вместительная поляна, ограниченная с одной стороны холмом, с другой кустами. Вход на поляну был только один - довольно широкая тропа между двумя большими камнями. На одном из них устроился вооружённый копьём человек. В дальнем углу в тесную кучу было согнано стадо, огороженное воткнутыми в землю длинными факелами. Даже издали было видно, что животные были изнурены дорогой. К деревьям, растущим вдоль подножия холма, были привязаны лошади скотокрадов, выглядевшие ещё хуже украденного стада. Сами воры разбрелись по поляне: разводили несколько костров, собирали дрова, поили лошадей, разделывали подстреленную по дороге дичь. Отдавал приказания, расхаживая по лагерю, молодой воин в богатой одежде, сшитой минорскими портными, длинный, сухой, жилистый, с длинными чёрными волосами, стянутыми в хвост пёстрой лентой.
        - Они недавно сюда прибыли, - закрывая рот ладонью, прошептал Зихий.
        - И, судя по животным, они были в пути всю ночь и сегодняшний день. Видимо, очень торопятся.
        - Наверно, решили рискнуть и быстрее добраться до озера Вати.
        Лейрус кивнул, обводя цепким взглядом стоянку грабителей. Затем махнул рукой в сторону, где был оставлен Зеникс:
        - Возвращаемся.
        Присоединившись к Зениксу уже в сгущающейся после заката темноте, друзья сделали небольшой привал, чтобы отдохнуть и принять план действий. Выслушав Зихия, рассказавшего о лагере скотокрадов, гигант решительно стукнул рука об руку:
        - А чего мы думаем? На конях ворваться на эту поляну, порубить всю эту сволочь, а стадо забрать!
        Зихий с сомнением покачал головой.
        - Их там больше десяти.
        - Да хоть сто! Они нас не ждут, а я сразу десяток порубаю, как капусту, - проворчал Зеникс, поглаживая свою секиру почти с нежностью.
        Переводивший взгляд с одного товарища на другого Лейрус охладил воинственный пыл Зеникса:
        - Со скотокрадами мы справимся. А как быть со стадом?
        - Со стадом? - удивился Зеникс.
        - Длинношёрстные «золотые» коровы очень пугливы. Так, Зихий?
        - Точно. У нас в Дроке, когда их выгоняют на пастбище, пастухи обходятся без собак и снимают с пояса оружие - от любого громкого неожиданного звука коровы сильно пугаются и норовят кинуться куда угодно, поэтому не допускают собачьего лая или лязга меча.
        - Надо же! - поразился богатырь.
        - Итак, - продолжил Лейрус, - если мы ворвёмся в лагерь и устроим бой, то рискуем попасть под копыта сотен испуганных коров; если же нам повезёт, и стадо проскочит мимо нас, придётся несколько дней разъезжать по окрестным дебрям этих проклятых кустов, чтобы собрать хотя бы половину скотины. К тому же, ещё неизвестно, сможем ли мы, как сказал Зеникс, проскочить на поляну верхом. Хоть на красных лугах хищников намного меньше, чем в лесах, всё же я не удивлюсь, если наши лошади, привязанные в лощине, уже съедены каким-нибудь голодным зверьём.
        - Вот те на! - громогласно воскликнул Зеникс и тут же, пронзённый рассерженным взглядом Лейруса, втянул шею в плечи и перешёл на глухой басистый шёпот. - Как же мы тогда вернёмся в Дрок?
        - Захватим лошадей скотокрадов. Да и совсем необязательно нашим лошадям быть съеденными.
        - А-а, уже надеешься избавиться от коня Улега? Что, одолел он тебя? - подначил Зихий Зеникса, слегка толкнув в бок. Тут же сын Урсуса успел пожалеть о своей первой шутке над великаном: Зеникс грозно повернулся к юноше, едва доходившему ему до груди. Однако спустя секунду грозное лицо могучего воина осветилось открытой широкой улыбкой и он, помня реакцию Нерождённого на его громкие слова, тихо хохотнул в огромный кулак:
        - Вот это точно, было бы здорово, если бы эту проклятую своевольную тварь кто-нибудь сожрал! Вот тогда бы кончились мои мучения! А ты шутник, сын вождя!
        С этими словами Зениск добродушно двинул Зихия по спине, от чего последнего вздёрнуло с земли и пронесло на несколько локтей. Недолгий полёт товарища ещё больше развеселил гиганта и он, стараясь проглотить смех, закашлялся.
        - Ладно, погоди у меня, - пригрозил Зихий, поднимаясь с земли и восстанавливая перехваченное от сильного толчка дыхание. Зеникс в притворном ужасе поднял руки и закашлялся ещё больше.
        - Действуем так, - прекратил веселье Лейрус. - Обходим заросли кустарника и подбираемся к тропе на поляну. Там на камне часовой. Снять его нужно бесшумно - скоро остальные скотокрады устроятся спать и если всё проделать тихо, проснуться они не должны. Зихий, сможешь тихо убрать часового?
        - Из лука? Смогу.
        - Идём.
        Кустарниковые дебри оказались весьма обширными и к тропе друзья выбрались, если судить по звёздам, около полуночи. Ночь была ясной и на фоне мерцающего звёздного неба чётко вырисовывалась фигура взобравшегося на камень часового. Этот воин знал своё дело - не застаивался подолгу на одном месте, дабы не одолела дремота, не поворачивался к кострам, и постепенно привыкшие к темноте глаза не теряли зоркость от яркого огня.
        Лейрус тронул Зихия за плечо и глазами указал на маячившего на камне часового. Тотчас Зихий, улучив момент, когда охранник лагеря грабителей немного повернулся в другую сторону, стремительно перебежал под сень одиноко стоявшего широко разросшегося клёна. Спрятавшись за его толстый ствол, сын вождя отдышался, достал из разжатых зубов длинную стрелу с укороченным опереньем и медленно натянул лук. Часовой, глядя куда-то вдаль, мерно покачивался из стороны в сторону, опираясь на копьё. Зихий, перемещая лук вслед за движением тела скотокрада, почувствовал, как на лбу набухли мелкие капельки пота. «Нужно стрелять наверняка, чтобы он не выжил и не издал громкого звука». Зихий спиной чувствовал испытывающий взгляд Лейруса и понимал, что от того, как он сейчас справится, будет зависеть доверие к нему знаменитого Нерождённого.
        Услышав в зарослях еле слышный, но отчётливый шорох, часовой повернулся на звук и напряженно застыл. Тотчас с чуть слышным свистом из тени клёна вылетела стрела. Воин на камне оставался неподвижен, но через секунду бесшумно осел на камень, уронив копьё, мягко вонзившееся в траву. В ясном лунном свете было отчётливо видно, что Зихий попал скотокраду точно в левую глазницу - часовой умер в долю мгновения, не успев ни издать даже лёгкого возгласа, ни понять, что произошло.

«Хороший выстрел» - мысленно похвалил себя Зихий и повернулся к друзьям. Лейрус показал ему жестом, чтобы сын Урсуса оставался под деревом, и обратился к готовому ринуться вперёд богатырю:
        - Зеникс, ты оставайся здесь. Когда ты понадобишься, я трижды издам крик совы. Услышишь его, иди на поляну. Только тихо, без боевых кличей.
        Лейрус устремился к Зихию, а Зеникс обиженно забурчал себе под нос:
        - Опять я сижу непонятно где! И почему я снова должен оставаться в стороне?
        Тем временем Нерождённый присоединился к Зихию в тени клёна.
        - Хороший выстрел.
        - Спасибо, я знаю.
        - Только в следующий раз стреляй быстрее - кто знает, может у меня не будет возможности бросать ветки в кусты, отвлекая твою мишень.
        - Так это ты отвлёк часового?
        - Не важно. Иди за мной.
        Они прокрались к камням, служившими своеобразным входом на поляну. Взобравшись на камень, где лежал мёртвый часовой, Лейрус и Зихий осторожно спустили тело на землю и, приникнув к холодной неровной поверхности, осмотрели стоянку свысока. Как и предполагал Лейрус, вся шайка спала. Утомлённые длительным переходом животные, лошади воров и коровы, также не подавали признаков активности. Скотокрадов было одиннадцать и расположились они возле трёх костров. Около ближнего к камню, на котором находились преследователи, было в кучу свалено оружие отряда. Предводитель грабителей, видимо был уверен в своей безопасности и в бдительности часового, поэтому оставил всё вооружение под присмотром троих своих людей, спавших не менее сладко, чем их товарищи.
        Именно на ближний костёр указал Лейрус.
        - Нам нужно завладеть их оружием. Чтобы не рисковать, придётся убить тех троих, что спят за тем костром. Ты взял кинжал?
        Зихий вытащил из-за пояса среднего размера широкий кинжал и показал Лейрусу.
        - Хорошо, - произнёс Лейрус и пристально вгляделся в лицо Зихия, глаза которого лихорадочно светились и беспокойно осматривали поляну. - Ты никогда не убивал человека?
        - Я только что убил человека.
        - Это понятно. А вблизи, своими руками?
        Зихий приподнял брови, словно уличённый в дерзкой шалости мальчишка.
        - Нет.
        И торопливо добавил:
        - Но знаешь, а мне совсем не страшно.
        Зихий впервые увидел улыбку Лейруса - она было понимающей, сочувствующей и печальной.
        - Страшно будет после.
        Спустившись с камня, Лейрус достал длинный узкий кинжал и медленно скользнул к костру. Зихий двинулся следом, изо всех сил стараясь не шуметь. Остановившись в десяти шагах от костра, возле которого лежало оружие, Нерождённый молча указал на одного из спящих рядом - «Он твой». Напрягая все силы, чтобы бесшумно приблизиться к неподвижным скотокрадам, Зихий постепенно оказался в шаге от того человека, что ему указал Лейрус. Сам же Лейрус оказался возле «своего» вора гораздо раньше сына Урсуса, однако подождал его - напасть на лежащих рядом нужно было одновременно. Третий скотокрад спал по другую сторону костра. Зихий взглянул на человека, которого ему нужно было лишить жизни. Это был мужчина средних лет с морщинистым лицом, которое даже во сне выглядело усталым. Куцая борода наполовину поседела, возле правого уха виднелся короткий кривой шрам. Мужчина вовсе не был похож на грабителя, скорее его можно было принять за ремесленника. Внутри Зихия шевельнулось сомнение, но тотчас он вспомнил потемневшую от крови бороду Уннара, и поднял кинжал. Зихий посмотрел на Лейруса, который находился сзади
полусидящего с запрокинутой головой вора. Нерождённый поднёс своё оружие к шее спящего и кивнул Зихию. Древославный, зажав левой рукой рот лежащего на спине скотокрада, правой вонзил кинжал в горло, в область сонной артерии. Почувствовавший боль человек выгнулся дугой и широко распахнул выпученные глаза. Зихию пришлось отбросить кинжал и удерживать бьющегося в конвульсиях человека двумя руками. Спустя несколько мгновений человек стих, упёршись невидящим взглядом в лицо Зихия. Юноша будто провалился в какой-то странный туман: эти выпуклые безжизненные глаза будто загипнотизировали его. В оглушённом оцепенении Зихий ничего вокруг не видел, в голове вымерли все мысли, горло пересохло.
        Очнулся Зихий, почувствовав острую боль в ухе - это Лейрус выкрутил ушную раковину так, что казалось, она должна вот-вот оторваться от головы. Зихий едва не взвыл, но вовремя сдержал крик. Внимательно осмотрев его, Лейрус почти беззвучно прошептал:
        - Собери оружие и отнеси за камень. Быстрее.
        Зихий бросился сгребать мечи, копья, кинжалы, булавы, беспорядочно сваленные подобно мусору (видел бы эту картину Урсус, всегда твердивший об уважении к оружию…), заметив при этом, что все трое лежавших за этим костром грабителей были мертвы. Пока Зихий перетаскивал оружие и сваливал его под камень, Лейрус, сложив ладони рупором, трижды проухал совиным криком. Спустя минуту на поляне появился Зеникс, мрачно осматривающийся по сторонам и поигрывая в руках огромной секирой с такой лёгкостью, будто это была тонкая тростинка. Также Зеникс принёс и протянул Зихию его лук и стрелы. Лейрус указал Зихию на стадо. Видя, что лицо и фигура сына Урсуса выражают недоумение, Лейрус подошёл к нему вплотную и прошептал на ухо:
        - Иди к стаду. Они тебя знают, успокой их.
        Поняв, что от него требуется, Зихий радостно закивал. Длинношёрстные коровы отличались нюхом, не уступавшим по чувствительности собачьему. Человека из родного селения коровы запоминали по запаху раз и навсегда. Не редкостью были случаи, что потерявшиеся на гигантских рынках Миноры длинношёрстные «золотые» коровы находили людей-«земляков», находившихся на другом конце столицы. Если уж было неизбежным для этих животных поволноваться, то пускай они чувствуют, что рядом с ними знакомый человек, которого они знают и которому доверяют.
        Пока Зихий проходил между коровами, полушёпотом разговаривая с ними и поглаживая, Зеникс спрятал остатки оружия, а Лейрус, походив по лагерю, извлёк из дорожных тюков моток крепкой верёвки. Подождав, когда друзья присоединятся к нему, Лейрус распорядился:
        - Зихий, возьми под прицел того молодого пижона, который, скорее всего, их главарь. Зеникс, встань позади костров. Если кто-то будет дёргаться, образумь его.
        Улыбка белокурого гиганта, которая послужила Лейрусу ответом, была совсем не такой добродушной, какую Зихий уже привык видеть: десять человек из десяти предпочли бы не видеть подобную улыбку на лице человека с устрашающей секирой.
        Когда все были на своих местах, Лейрус достал из ножен один из своих мечей и, подойдя к лежавшему человеку в дорогой одежде, плашмя ударил того по тому месту, что предназначено для контакта с седлом. Человек закряхтел и, поморщившись, подвинулся ближе к огню. Тогда Лейрус сделал замах пошире и плотнее приложился к филейной части главаря скотокрадов. На этот раз тот непроизвольно дёрнулся, приподнялся и сиплым спросонья голосом завопил:
        - Что за проклятье…
        Обернувшись, раскрыв глаза и увидев молчаливо стоящего Лейруса с мечом в руке и Зихия с луком в руках, предводитель похитителей стада осёкся. Потревоженные его возгласом остальные скотокрады начали просыпаться; первым и вполне объяснимым их желанием было броситься на Лейруса и Зихия. Однако, после того как Зеникс легонько кольнул секирой наиболее ретивого грабителя, остальные, обнаружив, что безоружны, предпочли оставаться на местах и наблюдать за тем, что из всего этого получится.
        Между тем предводитель шайки уже пришёл в себя, окончательно проснулся и теперь с нескрываемой злобой смотрел на Лейруса. Не дождавшись от спокойно смотревшего на него Нерождённого ни слова, главарь спросил громким и одновременно вкрадчивым голосом:
        - Вы кто такие?
        - Мы, вернее, он, - Лейрус указал на Зихия, - владелец стада, которое вы несколько дней назад украли в селенье племени Синих Лесов Дрок.
        - Маловат ты для вождя, - презрительно оглядев Зихия, сказал главный скотокрад. - Хотя… ты, наверное, сын вождя.
        - Слишком уж ты хорошо осведомлён, - заметил Лейрус.
        - Ха, не твоё это дело. И что теперь?
        - Теперь мы вернём животных в Дрок, а вас отдадим вождю Урсусу. Он сам решит, что с вами сделать.
        - Кишка у вас тонка, сопляки! Будь вы настоящими мужчинами, вы бы сразились с нами в открытую. Или, будь вы умными людьми, то перебили бы нас всех во сне, и дело кончено.
        Лейрус жёстко рассмеялся, и у всех присутствовавших, включая Зихия с Зениксом, от этого смеха внутри что-то похолодело.
        - Ну, такого ума, как твой, мне не надо. А сражаться с такой мразью как ты, Галус…
        Неизвестно, что оскорбило Галуса больше - слова Лейруса или то выражение лица, с которым он произнёс имя скотокрада - будто говорил о стервятных крысах, пожирателях падали и нечистот. Главарь вскочил на ноги:
        - Ты знаешь, кто я?
        - Я назвал твоё имя.
        - А ты знаешь, кто мой брат?
        Лейрус равнодушно пожал плечами:
        - Наверняка такой же выродок, как и ты.
        Взбешённый Галус перешёл на визг:
        - Мой брат - Гиротс!
        Друзья переглянулись. Имя Гиротса было хорошо знакомо всем в королевстве Лайтия и даже за его пределами. Гиротс держал в своих руках все нити управления преступным миром Миноры, ему подчинялись преступники всех мастей от карманников до наёмных убийц. В столице Лайтии существовал целый район, Воровские Кварталы, в котором власть Эбенора, главы королевства, равнялась нулю, зато Гиротс здесь был всесилен. Мало того, что этот хитроумный и жестокий делец был фактически правителем «города в городе», его влияние на бандитов всей страны было также весьма велико.

«Точно! Вот что я слышал про его семью! И как умудрился такое забыть?» - подумал Зихий и кивнул в ответ на взгляд Лейруса, беззвучно подтверждая правоту молодого предводителя шайки. Галус, приняв молчание противников за ошеломлённость именем могущественного брата, презрительно рассмеялся.
        - Что, сосунки, испугались? Поджилки затряслись? Что теперь будете делать?
        Медленно выговаривая слова, Лейрус ответил:
        - Мы скрутим вас (кто будет сопротивляться, будет убит), привяжем к хвостам коров и так погоним в Дрок. Тебя… - глядя на Галуса, Лейрус сделал длинную паузу, - мы привяжем к коровьему хвосту за ноги.
        Галус снова завизжал:
        - Ах ты ублюдок, сын шлюхи и дронона…! Это ты сейчас такой смелый, когда у тебя меч, а я без оружия. Были бы мы на равных, я бы выпустил тебе кишки и кормил тебя ими, пока ты не подохнешь!!!
        Лейрус приподнял брови с красноречивым видом: ну, раз уж вы настаиваете…
        - Зихий, там в тюках валяется меч. Брось его этой жабе.
        Зихий швырнул главарю скотокрадов подобранный с земли слегка изогнутый меч. Галус ловко поймал клинок; почувствовав в ладони тяжесть меча, он хищно оскалился, глаза заблестели от предвкушения мести. Прошипев - Ну всё! - он, схватив рукоять двумя руками, бросился на Лейруса. Перемахнув разделявшее их расстояние в два прыжка, Галус взмахнул мечом над головой, намереваясь разрубить грудь противника. «Так вот кто и как убил Уннара» - в долю мгновения пронеслась в голове Зихия. Вот меч Галуса со свистом опустился… и застрял в земле. Маленький, почти незаметный шажок Лейруса в сторону, сверкает опущенный до того меч, и голова Галуса отскакивает от шеи и, подпрыгивая, катится к ногам Зихия. Сын Урсус невольно отступил на пару шагов назад. Обезглавленное тело, продолжая держать в руках меч, грузно свалилось ничком. Лейрус подошёл к поверженному сопернику и старательно вытер свой меч об одежду Галуса. Затем повернулся к совсем притихшим скотокрадам:
        - Сейчас мы вас привяжем к коровам. Кто будет сопротивляться…
        Небрежный кивок в сторону лежащего тела не оставил у грабителей никаких сомнений в том, что с ними случится в случае неповиновения. После того, как пленники закопали останки своего главаря (при этом Лейрус приказал спрятать отрубленную голову Галуса в мешок и взять с собой в дорогу), их, как было обещано, привязали к коровьим хвостам. Это не понравилось ни людям, ни животным, но Лейрус был непреклонен.
        Закончив с захваченными скотокрадами, друзья собрались возле костра и поужинали жаренным мясом, приготовленным ворами себе на утро. Ели в тишине: Зеникс был занят поглощением пищи, Лейрус молчал, углублённый в раздумья, а Зихий явно хотел что-то спросить у Нерождённого, но, пару раз натолкнувшись на тяжёлый взгляд зелёных глаз, отказывался от своего намерения. Наконец, когда ночная трапеза завершилась и Зеникс пошёл в кусты по нужде, Зихий, решившись, подсел к Лейрусу и, не глядя на того, тихо спросил:
        - Ведь ты его специально дразнил? Галуса? Ты нарочно вывел его из себя, чтобы он вызвал тебя на поединок?
        - Да.
        - Для чего?
        Лейрус перестал смотреть в огонь и вздохнул.
        - Есть поступки которые нужно совершить. Просто совершить и постараться забыть о них. Представь, ты видишь мелкую гадину, ещё не способную причинить большой вред человеку, но уже настолько злобную, что она кидается на всё живое, что меньше её. И делает она это не из-за голода, не для того, чтобы выжить, а просто из жажды крови. У тебя нет никаких сомнений, что, когда эта мерзость вырастет, окрепнет, наберётся сил, она будит убивать столько, сколько ей захочется и кого захочется. Что ты сделаешь с этой тварью?
        - Убью.
        - Вот я и прихлопнул маленькую гадину, пока она не выросла в большого гада. И сделал это честно, один на один. Хотя этот, - Лейрус махнул в сторону свежей могилы Галуса, - советовал сделать всё «по уму» - прикончить врага во сне. Точно тебе говорю, он наверняка знал в этом толк.
        - Но его брат… Если Гиротс узнает, что ты убил его брата, он не обрадуется.
        - Гиротс обязательно узнает об этом, уж я постараюсь. Такие дела нужно доводить до конца. Боишься - не делай, делаешь - не бойся. Всё, пора спать, у нас дорога впереди.
        Обратный путь в Дрок занял больше времени, чем преследование скотокрадов, продвижение замедляло стадо. Всё было спокойно. В первый день возвращения друзья обнаружили своих лошадей в лощине, целыми и невредимыми. Зеникс был даже рад тому, что с его ретивым конём всё было в порядке, потому как из лошадей грабителей ни одна не могла выдержать такого всадника, как богатырь. Захваченных лошадей отпустили глотнуть воздуха воли, и пересели на своих скакунов.
        Выбравшись к вечеру третьего дня пути на королевскую дорогу в Минору, Лейрус распорядился отвязать одного из пленников от парнокопытного попутчика, спешился и протянул счастливчику смердящий мешок с головой Галуса.
        - Тебе сейчас некуда идти, кроме как к Гиротсу. Передай ему этот мешок и скажи, что его послал Лейрус Нерождённый.
        Отпущенный на свободу, словно окаменев, уставился на Лейруса. Тот терпеливо ждал, пока вор придёт в себя и, пытаясь унять дрожь в руках, возьмёт мешок.
        - И знаешь что? - понизил голос Лейрус. - Я очень огорчусь, если ты не выполнишь моё поручение.
        Скотокрад развернулся и бросился бежать в направлении столицы. Зихий и Зеникс рассмеялись, Лейрус вскочил в седло и вся процессия двинулась в обратном направлении.
        Через некоторое время друзья увидели стены Дрока.
        Глава вторая
        Стражников на башнях Дрока не было и Зениксу пришлось барабанить своим кулачищем в ворота, вызывая громкий треск толстых досок. Зихий даже вынужден был вмешаться:
        - Эй, Зеникс, не сломай ворота!
        - А где их дрононы носят?! - начал раздражаться гигант. - Тоже мне, стража называется!
        В этот момент на башне появилась встревоженная обнажённая голова дружинника, изумлённо что-то вскрикнула, увидев нетерпеливо перебирающее копытами в предвкушении возвращения в родные сараи стадо, и исчезла. Вскоре раздался шум отодвигаемых засовов, натужно заскрипели и медленно раскрылись ворота. Дружинник, теперь уже в шлеме, проворно выскочил навстречу вернувшимся:
        - С возвращением, мой господин! Вижу, погоня была успешной…
        Его прервал нахмурившийся Зеникс:
        - Ты где шлялся, а? Мы здесь уже полчаса торчим! Куда с поста утёк?
        С каждым словом незадачливый стражник становился, казалось, всё ниже. Наверно, ему и хотелось стать как можно незаметнее, чтобы скрыться от разгневанного богатыря. Тем не менее, он принялся оправдываться:
        - Дела появились…
        - Какие ещё дела?
        - Воинов очень мало, а нужно стены обойти, осмотреть, а ещё за порядком в селенье следить…
        - Ладно, - прервал оправдания дружинника Зихий. - Закрой за стадом ворота.
        Пока стражник загонял последних коров в ворота, юный наследник отдавал приказания выбежавшим навстречу слугам: отвязать пленных скотокрадов от коров и отвести в подвал, животных же загнать в хлев и накормить. Уже когда троица подъехала к дому вождя, один из слуг сказал:
        - Мой господин, та девушка, Салия, которую вы приказали запереть… Она сбежала.
        - Как это произошло?
        - Никто не знает. Она просто исчезла позавчера ночью - принесли ей утром еду, а в комнате никого нет. И все двери целы, замки на месте…
        Зихий устало махнул рукой: ну сбежала, и ладно.
        - Судя по всему, отец ещё не вернулся?
        - Нет, мой господин, но сегодня от него прибыл гонец и сообщил, что Вождь с дружиной и Великим Магом Ширелом должны быть здесь к ночи. Так что мы их ждём.
        - Понятно. Распорядись приготовить для нас ванные бочки и чистую одежду. Да, ещё пускай поварихи быстренько сообразят что-нибудь лёгкое - по-настоящему поужинаем вместе с отцом, но есть хочется страшно.
        Отмыв с тел налипшие за несколько дней путешествия грязь и пыль, вымыв волосы и отмокнув в наполненных водой с травами большущих деревянных бочках, Зихий, Лейрус и Зеникс, поменяв одежду на свежую (Лейрус даже снял свою неизменную кольчугу), собрались в зале перекусить. В доме вождя и по всему Дроку уже начали зажигать факелы, к которым по одной стали слетаться разноцветные бабочки и мелкие чёрные стрекозы, жившие возле человеческих жилищ. Запивая лепёшку с сыром разбавленным мёдом диких лесных пчёл, Лейрус спросил прислуживавшего им за столом мальчика-слугу:
        - Кстати, а что с Лучшими? Они ещё не проснулись?
        - Нет, господин. Лучшие ещё спят.
        - Они хоть ещё живы? - поинтересовался слегка встревоженный Зихий.
        - Да, мой господин. Храпят так, что на улице слышно.
        Друзья рассмеялись. Мальчик, довольный, что сумел развеселить господ, тоже лукаво улыбнулся. Обратив внимание на о, с каким изумлённым восхищением и недоверием слуга бросал взгляды на растянутую на стене свежую шкуру ворлока, Лейрус дружелюбно спросил:
        - Что, большая шкура?
        - О да, господин! - возбуждённо затараторил мальчишка. - Это же был гигантский ворлок! Раза в два, нет, в три раза больше, чем обыкновенный! Никто, кроме вас, не смог бы одолеть такое чудовище…
        Излияния захлёбывавшегося от восторга слуги прервал сердитый голос главной поварихи, затребовавший его к себе на кухню. Когда мальчик скрылся, Лейрус покачал головой и сказал Зихию:
        - Вот, ты видел, как рождаются легенды. Через двадцать дней в Миноре все будут знать о том, что мы победили ворлока величиной с двухэтажный дом, а спустя две полные луны в соседних королевствах все будут с уверенностью очевидцев рассказывать друг другу о том, что вдобавок ворлок был ещё и трёхголовый.
        - Или ещё лучше, - хохоча, добавил Зихий, - что было три трёхголовых ворлока!
        Стук множества копыт и звучный голос Урсуса прервал весёлую беседу друзей.
        - Отец вернулся! - сказал, дожёвывая кусок лепёшки, Зихий и выскочил на крыльцо. Лейрус и Зеникс последовали за ним. Урсус только что сошёл с коня, отдав поводья конюху. Вернувшиеся с вождём дружинники разбредались по селенью - большинство отправилось ужинать и отсыпаться, другие заступили на посты возле ворот, на стенах и возле дверей вождеского дома. Вслед за Урсусом во двор въехал Ширел, белая шляпа которого под толстым слоем дорожной пыли стала одного цвета с его серым плащом.
        Урсус, отдав какие-то приказания засуетившимся слугам по поводу своего коня, подождал, пока маг догонит его, и вдвоём с ним принялся подниматься по ступеням. На фоне подчёркнуто бесстрастного Ширела бросалось в глаза недовольное выражение насупленного лица вождя. Впрочем, хорошо изучивший отца Зихий знал, что если из глаз главы племени Синих Лесов не вылетают молнии, значит, он не в ярости. Просто недоволен или расстроен чем-нибудь.
        - Здравствуй, отец!
        - Здравствуй, Зихий! Всё в порядке?
        Оглянувшись на стоящих рядом друзей, Зихий улыбнулся.
        - Да, отец, сейчас всё в порядке.
        - Хорошо. Почему я не вижу Лучших?
        - С Лучшими… тоже всё в порядке. Правда, думаю, им нужна будет помощь Ширела. Давайте поговорим внутри.
        Урсус с подозрением посмотрел на сына.
        - Знаю я тебя, шалопая, что-то всё-таки случилось. Ладно, пойдёмте в дом.
        Урсус вошёл внутрь, Зихий же встретил Ширела:
        - Приветствую тебя, Ширел!
        - И тебе привет, Зихий Древославный!
        - Куда же вы ездили? - задал волшебнику вопрос Зихий, не решившийся задать его отцу.
        - Э, много будешь знать, меньше будешь спать. После расскажу. Так что с Лучшими?
        - Им дали сон-траву и они уже несколько дней как без просыпа спят.
        - Сон-траву? Кто же догадался дать им сон-травы?
        - Вы, наверное, голодны. Пойдём, за ужином всё расскажем, - предложил Лейрус.
        - Хм, ладно. Кстати, у меня для вас есть сюрприз.
        Ширел коротко свистнул и в ту же минуту во двор, чеканя шаг передними копытами, вошли два скакуна, при виде которых у Зихия против его желания открылся рот.
        - Вот это да!
        Зеникс же издал пронзительный радостный вопль и огромными прыжками поскакал вниз с каменной лестницы:
        - Бас!!!
        Подскочив к одному из коней, Зеникс схватил того за гриву и ласково потрепал. Конь этот был поистине огромный, под стать своему гигантскому наезднику, с недоверчивыми карими глазами, беспроглядно, как безлунная ночь, чёрный от кончиков ушей до кончика хвоста; он мерно покачивал мощной шеей, будто кивая Зениксу в знак приветствия. Богатырь, довольный, словно ребёнок, нашедший под кроватью давно потерянную любимую игрушку, обернулся и крикнул Зихию:
        - Вот он мой конь! Каков, а? Настоящий жеребец, настоящий конь, а не то, что все эти недомерки! У-у-у, Бас!
        Восхищённый Зихий уже хотел было подойти к чёрному скакуну, но Ширел предостерёг:
        - Я бы не стал этого делать. Кони Лейруса и Зеникса подпускают к себе только своих хозяев и меня - поэтому на обратной дороге сюда мне пришлось скакать рядом с ними в некотором отдалении от остального отряда. Позже они привыкнут и к тебе, но сейчас не спеши к ним подходить, если хочешь остаться цел и невредим.
        Тут сын вождя обратил внимание на другого скакуна, к которому без бурных проявлений восторга, подобных зениксовым, приблизился Лейрус. Этот конь был гораздо скромнее в размерах Баса, однако куда изящнее; он был невиданной Зихием расцветки - пепельно-дымчатой, при этом грива и хвост были ослепительно белыми. Одного взгляда разбирающегося в конях человека было достаточно, чтобы безошибочно определить - это был выходец из конюшен Горной Страны, только там были такие стройные и вместе с тем сильные лошади. Сагат (так коня негромким голосом подозвал спустившийся к нему Лейрус), навострив уши, потянулся мордой к лицу хозяина и зашевелил нежно-розовыми, как у человека, губами, будто шепча что-то Лейрусу на ухо. Присмотревшись, Зихий с удивлением заметил, что глаза Сагата, подобно глазам Лейруса, были изумрудно-зелёного цвета.
        - Лейрус, Зеникс! - позвал Ширел. - Отведите своих жеребцов в конюшню, накормите и возвращайтесь в дом вождя - все втроём расскажете, что же случилось с Лучшими.
        Заметив восхищённо-расстроенный взгляд, с которым Зихий провожал уводимых друзьями скакунов, маг ободряюще хлопнул его по плечу:
        - Ничего, скоро у тебя тоже будет конь, который тебя достоин.
        - Да уж, зная тебя, мне нужно будет больше волноваться о том, чтобы быть достойным выбранного тобой коня. Это ты посоветовал отцу нагрузить меня всякой ерундой, чтобы в его отсутствие я выслушивал всякие идиотские споры о коровах и домашних птицах?
        Ширел расхохотался:
        - Что, понравилось?
        - Угу…
        - Что ж поделаешь, такова доля вождя. Не всё ведь ему по полям с дружиной скакать да мечом размахивать. Ладно-ладно, не дуйся. Пойдём в зал, я и вправду проголодался.
        Когда Лейрус и Зеникс вернулись с конюшни в большую залу, слуги уже всё приготовили к ужину, стол был накрыт, но за столом сидел, глотая слюни от съестного изобилия, один Зихий. Урсус долго сидел в ванной бочке и раздавал мелкие хозяйственные поручения прислуге, Ширел же, быстро ополоснувшись, пошёл по домам Лучших смотреть, что с ними приключилось. После десяти минут ожидания и Зеникс стал нервно поглядывать на стоявшие у него под носом и источающие притягивающий аппетитный запах кушанья. Зихий стал поддразнивать своего большого голодного друга, с невинным видом поговаривая, что ему, как сыну вождя, можно начинать поглощать пищу, не нарушая при этом традицию, согласно которой гости не могут начать трапезу в отсутствии хозяина дома. «Я же здесь не гость», поглядывая на Зеникса, говорил Зихий, протягивая руку к самым сочным и вкусным на вид кускам то с одного, то с другого блюда. Лейрус посматривал на разыгрывающееся представление с улыбкой, уже заключив со стоявшим рядом мальчиком-слугой (тем самым, что был так поражён размерами убитого на охоте ворлока) пари, сумеет ли Зихий убежать от уже
начинавшего закипать богатыря. Кто знает, кому бы досталась победа в этом споре, если бы в зал одновременно не вошли Урсус и Ширел. Волшебник, сняв и положив на стол вернувшую свой белый цвет шляпу, сев рядом с Лейрусом, в то время как вождь, вставив меч в отверстие перед своим креслом, взял поднесённый слугой кубок с вином и поднял его над головой:
        - За возвращение!
        - За возвращение! - повторили сидевшие за столом и вслед за Урсусом осушили свои кубки.
        По всеобщему молчаливому согласию разговор о делах отложили до конца ужина - все провели последовавший за спрятавшимся солнцем день в дороге и весьма проголодались. Но вот Урсус, обсосав с жареной оленьей ноги всё мясо, швырнул кость в раскрытую дверь, где на крыльце за неё началась короткая схватка между привлечёнными запахом еды дворовыми собаками, вытер жирные пальцы и усы поданным полотенцем и взглянул на допивающего вино сына. Ширел, Лейрус и, как ни странно, Зеникс уже закончили есть и втихомолку беседовали, ожидая, когда вождь начнёт общий разговор. Судя по недовольному лицу Зеникса, новости, сообщённые Ширелом, были не слишком радостными; впрочем, Лейрус, выслушав обращённые в первую очередь к нему слова волшебника, лишь горько усмехнулся и сделал неопределённый жест рукой, который при желании можно было истолковать как выражение и равнодушия, и отчаяния, и согласия с неизбежным.
        - Так как же обстоят дела в Дроке? - вопрос Урсуса оборвал беседу троицы. - И что с Лучшими?
        - Лучшие спят уже который день, отец.
        - Как это?
        - Им подмешали в еду магическое снадобье, сон-траву, которая вызывает долгий крепкий сон.
        - Что? Кто подмешал?
        - Сообщники скотокрадов, которые похитили длинношёрстных коров, твоих и Лучших, убив при этом Уннара.
        - Уннар убит?!
        - Да, отец, его убили скотокрады, когда он застал их…
        Пока Зихий пересказывал Урсусу события, произошедшие в Дроке и вокруг него во время поездки вождя с Ширелом и дружиной, в зал тихонько пробралась девочка лет двенадцати, прошмыгнула к магу и что-то долго шептала тому на ухо. Ширел удовлетворённо кивнул, погладил девочку пол голове. Та, покраснев от гордости (как же, её похвалил сам Великий Маг Ширел!), исчезла так же бесшумно, как появилась.
        Между тем Зихий закончил свой рассказ. Лицо Урсуса отражало противоречивые чувства: вождь был огорчён гибелью одного из своих ближайших воинов, озабочен выяснившейся плохой защищённостью его селенья от разбойничьих нападений, смущён собственной недальновидностью, проявившейся в том, что он, забрав практически всю дружину, оставил Дрок без значительного гарнизона; с другой стороны, его порадовал сын, который вместе с друзьями вернул украденный скот и захватил в плен похитителей. Видя смущённое состояние вождя, Ширел поспешил успокоить его.
        - Я уже осмотрел Лучших. С ними всё в порядке, никакой опасности для них нет. Даже наоборот - что может быть полезнее крепкого сна? Я дал им кое-какие снадобья, разрушающие чары сон-травы. И только что мне сказали, что все Лучшие уже проснулись и приходят в себя.
        Урсус улыбнулся и кивнул. Настроение вождя улучшилось, он жестом приказал стоявшему рядом слуге налить ему ещё вина и указал на стену, где висела шкура недавно убитого ворлока:
        - Теперь я вижу, что эта зверюга и вправду была очень большой. Как же вы смогли его завалить?
        Зихий развёл руками.
        - На самом деле, отец, я здесь ни при чём, это Нерождённый и З…
        - Твой сын скромничает, вождь, - не дал договорить Зихию Лейрус. - Мы все вместе охотились на ворлока и, если бы не будущий вождь Синих Лесов, нам не удалось бы вернуться сюда с таким трофеем.
        - Точно, вождь, - прогудел Зеникс. - Без Зихия мы вряд ли бы справились.
        Урсус просиял от гордости за сына раскрасневшимся от вина лицом, расправил плечи и пригладил бороду.
        - Да, мой сын славный охотник.
        Зихий, напротив, покраснел и под столом погрозил кулаком Зениксу, который, впрочем, не обратил на это никакого внимания. Стремясь подавить своё волнение и закрыть смущавшую его тему, Зихий задал отцу вопрос:
        - Что, удачной была ваша поездка?
        Разгорячённый вином Урсус скинул наброшенную на плечи тёплую шкуру и покачал головой.
        - Нет. Мы должны были задержать каких-то людей, но они не появились.
        - Что это значит? «Каких-то людей»? Ты не знал, для чего, с какой целью отправился в путь, да ещё с воинами?
        - И сейчас не знаю. Спроси у Ширела.
        Зихий повернулся к волшебнику, который встретил взгляд юноши усмехаясь в бороду и прищурившись.
        - И отцу твоему не говорил, и тебе сейчас не скажу. Торопишься? Торопятся в нашей жизни всегда к одной цели - к смерти… Настанет время - узнаешь, что должен узнать.
        Поднявшись из-за стола, Ширел подошёл к высоким распахнутым дверям, постоял, всматриваясь в усеянное разносветными точками звёзд чёрное небо, покрывающее лесистые холмы и открывающуюся за ними равнину, разрезанную освещённой фонарями королевской дорогой в Минору, прислушался к звукам засыпающего селенья, и с посерьёзневшим лицом повернулся к столу:
        - Завтра отправляемся в Минору. Зихий, собери необходимые вещи, только самое нужное. Предупреждаю: всякое барахло выброшу прямо на дорогу. Подбери себе коня повыносливее. Оружие бери только самое лучшее - дорога будет трудной. И долгой.
        
        Путники покинули Дрок, когда солнце едва поднялось над холмами Синих Лесов.
        Пока заканчивались последние приготовления к отъезду (Лейрус и Зеникс выводили из конюшни и седлали своих горячих скакунов, Ширел привязывал к своему седлу понадобившиеся ему вещи, стража открывала ворота), вождь подозвал к себе сына. Они прошли за дом, в тот угол двора, где располагалась семейная усыпальница Древославных. Откровенно говоря, «усыпальница» - слово чересчур помпезное для погребального сооружения, больше напоминавшее обширный погреб, в котором под каменными плитами покоились останки вождей племени Синих Лесов и членов их семей. Урсус и Зихий отперли тяжёлую дверь, сделанную из каменного дуба и обитую цельным куском железа, спустились вниз по десятку каменных ступеней и зажгли принесёнными факелами светильники на голых стенах из обыкновенных булыжников. В колышущемся свете проступили два ряда могил вдоль стен. В склепе было на удивление сухо и чисто - Урсус бережно следил за состоянием места упокоения предков.
        - Зихий, ступай сюда.
        Зихий подошёл к отцу. Вождь протянул руку, указывая на старейшую каменную плиту, потрескавшуюся, с отбитым углом и напрочь стёршейся надписью.
        - Здесь лежит Вигендрот Длиннорукий, первый из нашего рода Древославных. Он был победителем дракона, владевшего этими землями в стародавние времена, до появления на них дрононов. Тогда ещё на земле были драконы.
        Урсус взял у сына факел и прошёл дальше вглубь склепа, к большой, в два человеческих роста, плите, на которой можно было рассмотреть буквы, выбитые в староэльфийской манере начертания, бывшей весьма популярной в эпоху Единого Королевства.
        - А здесь - Ойнарис, первый из нашего рода вождь племени Синих Лесов. Этим титулом его наделил великий король Велон II, и с тех пор мы, Древославные, владеем этой вотчиной.
        - Отец… - Зихий попытался сказать отцу, что историю своего рода он хорошо знает и в родовой усыпальнице не в первый раз, но отчего-то сдержался и замолчал. Впрочем, судя по лицу Урсуса, он и не услышал бы слов сына. Вождь, заметно заволновавшись, повернулся к противоположной стене, где были похоронены члены рода - не вожди, и, пройдя мимо полудесятка плит, остановился напротив совсем свежей плиты, украшенной по краям резьбой в виде цветков лесных фиалок. Глубокая надпись большими буквами
«АЙЛИ», ниже - традиционная форма при погребении женщин их семьи: «жена и мать Древославных».
        В тишине было отчётливо слышно, как Урсус судорожно сглотнул подкатывавший к горлу комок.
        - Я очень тоскую по твоей матери, Зихий, - глухим голосом проговорил он. Зихий знал, что это действительно так: за прошедшие шесть лет со смерти жены вождь не женился и не завёл себе постоянной женщины.
        - Я знаю, отец. Я тоже.
        - Помню, как мы первый раз встретились, - суровое лицо стареющего вождя осветилось тихой широкой улыбкой. - Я тогда был молодой… как ты сейчас. Охотились мы с двоюродным братом далеко отсюда, на границах Лайтии и Горной Страны. Осень, последние тёплые дни, летающая паутина, начинающие менять цвет леса… Мы ехали через Ивербок, селение племени Остроухих. На мосту через маленькую речку играли девушки, плескались друг в друга водой. И одна среди них была самая красивая - высокая, стройная, что молодая сосенка, с длинными чёрными, как смола, волосами и большими фиалковыми глазами. И она так звонко смеялась…
        - Да, мама была красавицей.
        - И я тогда решил, что женюсь на этой девушке, будь она хоть дочерью последнего нищего, сестрой кровожадного разбойника или даже уже чьей-то женой. Наплевать мне было, что мне скажет на это твой дед… Но судьбе было угодно, чтобы Айли была дочерью старого Менаса, вождя Остроухих. И скоро мы поженились…
        Может быть, Зихию показалось в обманчивом свете от редких светильников, будто глаза старого бесстрашного и беспощадного вождя увлажнились. Или нет…? Да нет, наверняка просто показалось.
        - Сын, - Урсус так называл своего отпрыска крайне редко, в основном в раннем детстве, поэтому Зихий сразу встрепенулся и внимательно прислушался к вождю. - Ты, наверное, задаёшь себе вопрос, чего ради я привёл тебя сюда и показываю давно знакомые тебе могилы… Ты отправляешься в опасное путешествие к неведомой цели. Цель неизвестна, но я видел предсказания о нашем роде - если ты не отправишься с Нерождённым, наш род иссякнет, словно чахлый ручей, истоки которого покрыли зыбучие пески. Ты молод, и тебе не так уж и страшно - новые земли, новые лица, приключения… А я много лет живу на земле и многое видел и многое пережил. Так вот, перед началом битвы не так уж и страшно, потому что в руках меч, рядом товарищи, а впереди - хорошо видимый враг. А когда человек уходит в неизвестность, и по дороге к непонятно какой цели его поджидают неведомые и невидимые враги, это гораздо страшнее. Поэтому я очень за тебя боюсь… Проклятье, ну почему я не могу отправиться в этот путь! Какая разница, что бы случилось со мной, со стариком, зато ты бы возглавил род Древославных и жил, продолжая его и приумножая славу!.. Но
так не получится… Я хочу, чтобы ты, уходя сейчас из нашего дома, из твоего дома, всегда помнил, что весь наш род, все наши предки, - вождь обвёл рукой склеп,
        - верят в тебя и всегда верили и будут верить. Верить, что, где бы ты не оказался, в какую бы схватку не привела тебя судьба, с каким бы противником она тебя не столкнула, ты всегда и везде поведёшь себя как настоящий воин, как истинный Древославный!.. И помни, что здесь тебя любили и любят, и будут рады тебе…
        Урсус замолчал, сказав всё, что хотел, или всё, что смог; Зихий молчал, потому как ему нечего было ответить отцу. На юношу накатила горячая волна, охватило чувство странного отчаянного одиночества и захотелось, как в детстве, прибежать заплаканным к матери, которая всегда утешит своим ласковым, будто журчание воды, голосом, проведёт по спутанным детским волосам нежной рукой, неизменно пахнущей чем-то вкусным, тёплым и уютным, утрёт слёзы краем платья из мягкой ткани и, доброй-предоброй улыбкой заставив позабыть все огорчения, отпустит снова резвиться на улицу. Но он уже не ребёнок, мать теперь лежит под этой каменной плитой, а отца, казавшегося всегда невозмутимым как камень, ему утешить было нечем.
        Урсус, распрямившись, подчёркнуто суровым голосом изрёк:
        - Ступай, пора отправляться в путь, тебя, наверно, уже заждались.
        - А ты не выйдешь попрощаться с Ширелом и остальными?
        - Нет, с ними я уже попрощался. У меня тут ещё дела есть.
        - До встречи, отец.
        - До встречи, Зихий.
        Уже поднимаясь по лестнице Зихий обернулся: отец так и стоял спиной к нему, опустив голову, среди могильных плит и пляшущих на стенах теней.
        Выезжая из ворот родного селенья, покидая его, возможно, навсегда, Зихий поборол горячее желанье ещё раз взглянуть на привычные ему всю жизнь не слишком высокие бревенчатые стены с двумя башнями у ворот, жилища, испускающиеся столбики синевато-бледного дыма, крышу возвышающегося дома…
        Ширел не поддался уговорам Урсуса взять с собой несколько воинов и они отправились в Минору вчетвером. Королевская дорога позволяла всаднику добраться из Дрока в столицу Лайтии за три дня. Если Ширел и его спутники хотели без осложнений попасть в Минору, им следовало в самом деле поторопиться и уложиться в эти три дня - приближалась традиционная Весенняя Ярмарка, на которую в город съезжались торговцы всякой всячиной со всего королевства, из приграничных земель и даже прибывали эльфы из Горной Страны. Все дороги в преддверии грандиозного торжища превращались в бурные, но медленные потоки людей, лошадей, повозок, карет, всех вообразимых и невообразимых домашних и экзотических животных. Мало того, что движение по дорогам замедлялось в несколько раз, так ещё все придорожные гостиницы, таверны, постоялые дворы и вообще любое жильё, встречающееся в пределах видимости, в такие дни было забито путешествующими от подвала до чердака. Владельцы жилья совсем не жаловались, скорее наоборот, в эти дни они получали большой доход, а вот желающим попасть в Минору нередко приходилось ночевать не в постоялом дворе,
а рядом с ним, на свежем воздухе. Останавливались возле того жилища, которое оказывалось ближним при приближении темноты: разъезжать по дороге после захода солнца в почти всегда тщетных попытках найти-таки свободное место под крышей, было занятием рискованным, потому как сезонное увеличение прибыли наблюдалось не только у владельцев придорожных зданий, но и у грабителей. Поэтому любое жильё для спутников было самым безопасным вариантом - вокруг разворачивались порой настоящие лагеря с несколькими повозками, десятками животных и сотнями людей.
        Впрочем, Ширел надеялся избежать всех прелестей путешествия в Минору в дни, предшествовавшие Весенней Ярмарке, и «проскочить» в столицу до начала сумасшествия на дорогах. Отряд двигался быстро, но без особой спешки. Когда лесистые холмы остались позади, перед путниками раскрыла свои широкие объятия степная равнина. Куда только хватало человеческого взгляда, всюду горизонт был чист и пуст, то с одной, то с другой стороны виднелись далёкие грозовые тучи, будто специально расползавшиеся прочь от дороги. Сея дождь, грозы оставляли чудесные следы: вот слева стремительно взметнулась ввысь тонкая почти прямая радуга из трёх цветов, синего, красного и зелёного; а справа размеренно и основательно вырастал, подобно вековому дубу, широкий изогнутый мост радуги семицветной.
        - Красиво! - невольно вырвалось у Зихия.
        - Хм, неплохо. А вот в моих местах на семицветные радуги никто и внимания не обращает, они как грибы растут, повсюду и много, - повертев головой по сторонам, заговорил Зеникс. - Вот радуги из одиннадцати цветов - вот это красиво. А из тринадцати! Старики рассказывали, что когда-то видали даже из двадцати семи цветов!!! Правда, им не особенно верили.
        - А где же это такие места? - заинтересовался Зихий.
        Воодушевленное лицо Зеникса мигом почернело, рот уродливо скривился, брови с такой силой сдвинулись, будто срослись в одну. Бас, почувствовав перемену, произошедшую в хозяине, гневно захрапел, затанцевал на месте, крутя хвостом. Богатырь, неопределённо махнув головой, не сказал ни слова и отъехал от друзей на несколько шагов вперёд. Растерянный Зихий вполголоса спросил у Ширела:
        - Я что-то не то ляпнул?
        Маг посмотрел на широченную спину понурившегося Зеникса и покачал головой:
        - Нет, ты ни причём.
        - Так что же произошло?
        - Придёт время - он сам тебе скажет.

«Да что же это такое - этого знать нельзя, это потом может быть узнаешь, вот этого вообще нельзя узнать… Одни тайны, секреты… Все чего-то не договаривают. Вернее, никто ничего до конца не договаривает» - мысленно слегка возмутился Древославный, но вида не подал. Тем не менее Ширел насмешливо взглянул на него из под своей нависающей над лицом шляпы, будто зная, о чём сын Урсуса думает.
        - Видимо, ты задаёшься вопросом, для чего мы едем в столицу и для чего вообще ты в это впутался. Это…
        - Знаю, знаю, позже, в своё время, когда-нибудь, в определённый момент, - ну и всё в таком духе, - я это обязательно узнаю, - с лёгким раздражением махнул рукой Зихий. Ширел громко рассмеялся, лёгким галантным движением снял свою шляпу и помахал в шутливом реверансе:
        - Моё почтение умнейшему и проницательнейшему!!! Мне и добавить к твоим словам нечего.
        Зихию очень хотелось махнуть на Ширела рукой - ну что с тебя взять? - но, вспомнив, кто перед ним, сын Урсуса сдержался. А маг, которому слова юноши подняли настроение, ещё долго что-то еле слышно мурчал и иногда посмеивался.
        Первый день пути прошёл не слишком весело: Зеникс ехал мрачнее тучи, углубившись в неведомые, но наверняка безрадостные думы, Лейрус, был как всегда сдержан и внимательно посматривал по сторонам, Зихий со свойственной возрасту обидчивостью переваривал очередную порцию загадочности и таинственности непонятной миссии, в которую он неизвестно по какой причине ввязался. Только волшебник, судя по его виду, был в хорошем расположении духа - Ширел щурился на солнце, зной которого смягчал устойчивый весенний ветер, издавал какие-то бормотания и, судя по движению бороды и усов, частенько улыбался.
        Так путешественники ехали до вечера, приблизившись к неказистого вида постоялому двору. Ширел пожертвовал ради скорости привалом, поэтому кони и наездники были уставшими и не слишком сытыми. Сперва хозяин постоялого двора ворчливым сиплым голосом объявил спутникам, что свободных мест ни в доме, ни на конюшне у него нет, потому как «будто одни вы по дороге едете, вон сколько народу в столицу направляется, где ж я вам место найду…». Однако, заметив в руках Ширела белый посох с венчающей его змеиной головой, хозяин двора несколько задумался, притих и куда менее ворчливым, но ещё более сиплым голосом обозначил робкую надежду на то, что «э-э-э… возможно, может быть, ничего не могу обещать, и смогу найти где-то уголок…». Когда же Ширел снял остроконечную шляпу и с развесёлым видом зевнул и невинным тоном простодушного человека попросил «найди, будь добр» (в это время на улице внезапно загудел ветер, дверь стала постоянно раскрываться, громко хлопая, пара табуреток, стоявших напротив входа, со стуком упали), разительная перемена с хозяином двора завершилась. Теперь от ворчливости не осталось и следа, он
даже сипеть перестал, будто в мгновение ока излечился от тяжёлой простуды, спина приобрела завидную гибкость и немного, совсем чуть-чуть, нагнулась.
        - Конечно же, у нас есть свободные места для господ, только лучшая комната, самая лучшая. И для лошадей ваших непременно найдётся стойло с сухим вкусным сеном…
        - Вы даже сено пробуете? Похвальная забота о постояльцах, любезный! - сделав умилительные глаза, изрёк Ширел.
        Коряво улыбнувшись, хозяин продолжал:
        - Я сейчас же отдам все распоряжения…
        - Да, конечно. И побыстрее. И ещё, - волшебник перестал улыбаться. - Если что-нибудь из наших вещей пропадёт, хотя бы гвоздь из подков наших лошадей, я тебя в червяка превращу.
        Разглядеть выражение лица владельца постоялого двора не было никакой возможности, так как того словно ветром сдуло. Зихий засмеялся, Ширел коротко хохотнул, даже Зеникс, постепенно одолевший свою мрачность, улыбнулся. Лишь Лейрус никак не прореагировал на ситуацию с хозяином - он настороженно рассматривал сидящего за широкой винной бочкой в слабоосвещённом углу человека. Когда путники вошли в помещение, Лейрус встретился с этим скрывающемся в полумраке человеком взглядом и заметил то мимолётное оживление, которое пронеслось по лицу незнакомца и тут же сменилось маской равнодушия.
        - Лейрус! - позвал Ширел. Хозяин двора уже вёл мага и его спутников на второй этаж. Лейрус бросил на человека в углу последний взгляд и присоединился к друзьям. Через некоторое время, оставив вещи в большой комнате, предоставленной им для ночлега, Нерождённый спустился вниз. Угол за винной бочкой был пуст. Лейрус осмотрел весь постоялый двор, включая убогую конюшню, но незнакомца нигде не было.
        
        Следующий день был куда более жизнерадостным, чем предыдущий. Зеникс, проспавшись и подкрепившись, избавился от тяготившей его печали и то и дело бросал свой маленький отряд и с дикими воплями уносился на Басе вперёд. Ширел расспрашивал Зихия, что происходило в Дроке с последнего приезда туда волшебника, вспоминал Айли, сочувственно выслушивал рассказ Древославного о смерти матери и горе отца. Даже Лейрус, с его неизменной сдержанностью, активно участвовал в разговоре, интересуясь в основном охотничьими похождениями Зихия. Снова не делая остановок, перехватив кое-что из съестного прямо в седле, путники уже в надвигающихся сумерках подъехали к большой гостинице, выглядевшей по сравнению со вчерашним постоялым двором чуть ли не дворцом. Не успели затихнуть радостные возгласы Зеникса и Зихия, предвкушавших комфортный отдых, как Лейрус указал на несколько костров рядом с гостиницей:
        - Видимо, мест внутри уже нет, придётся ночевать снаружи.
        Ожидания Лейруса оправдались - в гостинице свободных мест действительно не было и её хозяин, глядевший на Ширела со смешанным чувством удивления, уважения и страха, был бессилен найти для путешественников хотя бы маленькую комнату. Так же и лошадям на конюшне места не нашлось.
        Выйдя из гостиницы, маг посмотрел на разгорающиеся костры оказавшихся без ночлега в эту ночь и сказал:
        - На подъезде я заметил небольшую рощу в ста шагах от дороги. В ней есть родник, деревья защитят нас и огонь от ветра, так что заночуем там.
        Среди островка высоких молодых ясеней, чья древесина была твёрже железа, в самом деле бил из земли ключ обжигающе ледяной воды. Сняв с лошадей сумки с вещами, путники быстро насобирали солидных размеров кучу сухих веток и свалили её в нескольких шагах от воды. Ширел чиркнул о свой посох бурым камнем, высекая большой сноп длинных искр, которые, попав в скопление сухих веток, породили маленькие зеленовато-синие язычки огня. Из кучи дров зазмеились струйки густого дыма. Ширел беззвучно повернулся к Лейрусу и тот сделал такое, от чего у Зихия подкосились ноги и он осторожно сел на землю. Нерождённый подошёл к разгорающемуся костру и протянул над ним руку. Из скрытого в дыму костра одна за одной стали появляться тоненькие струйки пламени, тянувшиеся к раскрытой ладони Лейруса. Огненные струи, не касаясь руки Лейруса образовали круг из пляшущих полос пламени: Лейрус поднял руку вверх, струи повторили его движение и стали длиннее и в этот миг вся куча веток вспыхнула и ярким светом выхватила из сгустившейся темноты людей, животных и окружающие их стройные стволы величественных деревьев. Сидящий на пятой
точке Зихий, открыв рот и не замечая этого, оглянулся на Зеникса, смотрящего на происходящее завороженным, но лишённым изумления взглядом. Наверняка он видел это зрелище не в первый раз. Зихий с силой, до онемения в веках, зажмурил глаза и потряс головой. Это не слишком помогло - когда сын Урсуса снова посмотрел на Лейруса, тот всё также стоял перед пламенем и от его руки по-прежнему спускался в костёр сплетённый из огненных нитей канат. Ширел обратился к Нерождённому:
        - Вода в ключе слишком холодная, кони пить не будут…
        Лейрус кивнул и плавным движением повёл вторую руку от костра к воде. Его жест породил настоящую огненную волну, которая пролетела у самой земли и с громким шипением исчезла в чёрной воде родника. Всё вокруг покрыл клубящийся пар, медленно поднимающийся к верхушкам ясеней. Из серой завесы раздался голос Лейруса:
        - Зеникс, подводи лошадей, несколько минут вода будет тёплой.
        Когда пар поднялся над землёй, Зихий увидел как богатырь подвёл к воде трёх лошадей, Лейрус отвязывал своего скакуна, а Ширел деловито копался в своей сумке доставая из неё и кладя обратно всяческие мешочки с травами, скляночки, непонятные предметы. Все выглядели спокойными, будто Лейрус не играл только что с пламенем как с ласковым пушистым котёнком. «Но это же точно мне не приснилось» - убеждённо подумал Зихий и поднялся на ноги. Когда он подошёл к костру, Зеникс и Лейрус закончили поить коней и вновь привязали тех к деревьям; Ширел извлёк наконец из сумки то, что искал, и, прихватив посох, двинулся к деревьям, слабо освещённым огнём. Зихий посмотрел на Лейруса со столь бросающейся в глаза опаской, что Нерождённый впервые за время знакомства с юным наследником Дрока рассмеялся:
        - Что, смотришь, не появились ли у меня хвост и крылья? Нет, я не дракон.
        - Но… Но и не… человек… это точно.
        Лейрус развёл руки и внимательно оглядел себя с ног до головы.
        - Да нет, по всем признакам человек.
        - Ты… и огонь…
        - Подожди. Сейчас Ширел вернётся и всё тебе объяснит. Или попытается.
        Неслышно появившейся из темноты волшебник произнёс:
        - Да, попытаюсь объяснить.
        - Да уж, постарайся.
        Ширел поудобнее уселся перед огнём, несколько секунд подержал над пламенем замёрзшие пальцы, потёр ладонь о ладонь и глубоко вздохнул.
        - Тяжело объяснять то, что сам не понимаешь. Лейрус - Повелитель Огня.
        Зихий недоверчиво нахмурился.
        - Как это - Повелитель Огня?
        - На самом деле, это чересчур громко сказано - «Повелитель»… Повелитель - это тот, кто создал, кто дал своему созданию какие-то законы жизни и волен менять эти законы по своей воле. Так что никто из смертных истинным Повелителем для огня быть не может. Повелитель всего там, - Ширел поднял голову на бескрайнее небо. - Но у людей есть странная и вредная привычка преувеличивать то, что им непонятно. Страх расширяет человеческие глаза, а вместе с ними и то, что его напугало. Так же обстоит дело и с Повелителями Стихий. Повелитель Огня, Повелитель Воды, Повелитель Воздуха, Повелитель Земли. Каждые несколько тысячелетий среди живых появляются люди, которым стихии подчиняются, они чувствуют их, они с ними говорят на одном, никому более не известном языке. Они не Повелители… они скорее друзья Стихий. Но… традиции вещь живучая, хотя часто и жутко вредная. Повелители так Повелители.
        - Ширел, - перебил мага Зихий. - А для чего появляются эти Повелители?
        Ширел пристально посмотрел на юношу, будто желая взглядом вывернуть его наизнанку, даже немного наклонился вперёд. Помолчав и бросив в огонь ветку, маг сказал:
        - Древославный, у тебя опасный дар - задавать самые неудобные вопросы. Когда побываем в Миноре, прибудем в мой дом, тогда и поговорим на эту тему. Так вот, раз в тысячелетия появляются Повелители Стихий. Никогда ещё не бывало, чтобы появлялись сразу четверо Повелителей, всегда есть только двое. Предания, идущие из такой тьмы времён, что эра драконов по сравнению с ними кажется вчерашним днём, гласят, что почти всегда такие люди, Повелители Стихий, существуют мирно, даже дружат между собой.
        - Почти… - Зихий снова вставил своё слово в речь волшебника.
        - Что?
        - Ты сказал - почти всегда…
        - Да, я сказал «почти всегда». Есть две стихии, которые не могут просто сосуществовать друг с другом.
        - Огонь и вода.
        - Да, Зихий, это Вода и Огонь. С остальными стихиями эти две замечательно
«уживаются», но вот между собой… Они вступают в бой. Единственный раз, когда встретились Повелитель Огня с Повелителем Воды… В хрониках, переписанных эльфами и потому дошедших до нас, это время названо Гибелью Света. До того момента на земле жили только люди, и не было на свете других обитателей, наделённых разумом. Но встреча двух Стихий повлекла за собой гибель старого мира и рождение нового, в котором появились эльфы, драконы, дрононы, великаны… И вот сейчас снова появился Повелитель Огня…
        Глаза Ширела, Зихия и Зеникса одновременно обратились на Лейруса. Тот сидел, слегка склонив голову набок и внимательно слушал волшебника, который продолжил фразу:
        - … и появился Повелитель Воды.
        В наступившей тишине гулко потрескивали горящие сучья и ветки, выбрасывая в воздух напоминавшие светлячков искры, тревожно шептался о чём-то в верхушках деревьев ветер, кони то и дело постукивали копытами, в недалёкой гостинице кто-то непонятно о чём шумел и то и дело лаяла собака. По совершенно круглым глазам Зеникса Зихий понял, что богатырь тоже услышал всю историю полностью (или это ещё не вся история?) в первый раз.
        - А… - «раз уж я и так сегодня всё время перебиваю Ширела, чего ж теперь бояться?
        - резонно подумал Зихий и осмелился заговорить. - Это значит… что наш мир обречён на гибель?
        Сидевший до того с озабоченным видом Ширел встрепенулся и неожиданно сердито рявкнул на Зихия:
        - Всё, ты надоел мне сегодня со своими вопросами, Древославный! Всё, хватит на сегодня разговоров! Всем спать!
        - Но Ширел…
        - СПАТЬ!!!
        Поняв по рассерженному виду волшебника, что все возражения бесполезны, Зихий свернул свой плащ, подложил его под голову как подушку и натянул на себя предусмотрительно захваченную из дома шкуру - ночи ведь весенние, зябкие. Зеникс также не замедлил улечься на боковую, пыхтя и пытаясь поудобнее расположить своё огромное тело. Ширел прикорнул возле поваленного дерева, завернувшись в свой плащ, будто в кокон. Только Лейрус не спешил ложиться спать: ещё некоторое время он сидел возле костра, то рассматривая звёзды, то беззвучно, одними губами, говоря что-то своему Сагату, то провожая взглядом уплывающие в чёрную вышину искры. Наконец, Лейрус накрылся шкурой и лёг на спину, положив свои мечи по бокам, слева и справа.
        Вряд ли их сон длился долго - когда раздался невообразимый рёв и все вскочили, звёзды ещё не начали склоняться к рассвету. Шум усугублялся отчаянным ржанием напуганных лошадей. И всё же сквозь режущее слух нагромождение звуков можно было расслышать полные отчаяния и ужаса крики:
        - Бежим отсюда!
        - Все уходим!
        - Скорее, скорее!
        Удаляющегося топота слышно не было, но он, безусловно, был. Вслед за криками стих устрашающий рёв. Спутники бросились к лошадям. Кони были в порядке и, когда они успокоились, Ширел сказал:
        - Вперёд, посмотрим, что случилось.
        Выйдя из-за деревьев, путешественники увидели лежащее тело и скрывающихся в темноте скачущих по королевской дороге в сторону Миноры всадников.
        - Нужно догнать их! - прогудел разбуженный и разгневанный Зеникс.
        - Да, точно! - поддержал гиганта Зихий и бросился было назад к лошадям, но Ширел остановил его.
        - Не стоит тратить на это время. Это наверняка были обычные придорожные грабители, позарившиеся на людей, ночующих не в жилище и тем более в отдалении от других. Тем более, в темноте можно нарваться на других разбойников.
        - Но что это был за шум?
        - Это моя работа, - усмехнулся Ширел. - Вечером я установил вокруг этой рощи магическую защиту. Не то чтобы я опасался кого-то конкретно, на всякий случай. И вот, защита пригодилась. Конечно, Бас и Сагат почуяли бы приближение чужих и разбудили бы нас. Но я решил, что защита не помешает.
        Все подошли к телу. Это был вооружённый коротким мечом мужчина в тёмной одежде. Он был мёртв - глаза широко раскрыты, рот искривлён в предсмертном крике. При этом никаких ран на теле не было, что немало удивило Зеникса.
        - На нём нет ни одной раны. Отчего же он умер?
        - От страха, - сказал Лейрус.
        - От страха?
        - Да. Я видел много людей, которые умирали именно от страха.
        - Нерождённый прав, Зеникс, - вступил в беседу волшебник. - Этот человек испугался до смерти.
        - Но отчего? Что его так напугало?
        - Суть магической защиты, которую я установил, в том, что когда вооружённый человек пересекает невидимую линию, очерчивающую защищённую область, на него выпрыгивают призрачные чудовища Тартара. Они громко рычат и человеку кажется, что они вот-вот схватят его. Вообще-то задумка в том, чтобы напугать человека, подкрадывающегося к тебе спящему с оружием, и отбить у него желание подходить к тебе. Задумки пугать до смерти у меня не было. Придётся по прибытии ко мне домой переработать эту защиту. Ладно пойдёмте спать, днём нам нужны будут силы - вечером мы должны достичь Миноры.
        Все двинулись обратно к костру. Только Лейрус на минуту задержался возле мертвеца. Внимательно рассмотрев его лицо, Лейрус кивнул, словно соглашаясь с самими собой - именно этот человек показался ему подозрительным в том убогом постоялом дворе, где они останавливались накануне.
        
        Лейрус решил пока не делиться своей нарастающей тревогой с друзьями. Спустя пару часов после возобновления пути отряд достиг границы равнины, дальше начинались светлые лиственные леса. В отличие от Синих Лесов, густо заросших кустарником и мелкими деревьями и порою превращающихся в непролазную чащу, лиственные леса, широким кольцом опоясывающие Минору, были просторными зарослями широченных деревьев. Из-за раскидистых крон деревья занимали много места: это, вкупе с отсутствием большого количества всяческих кустов, позволяло спокойно разъезжать по этим лесам даже на небольших по размеру повозках. Деревья росли прямо у обочины королевской дороги, отбрасывая на жёлтые полуистёршиеся от миллионов ног и копыт камни рваную колышущуюся тень, дарящую путникам приятную прохладную свежесть. Дичи в этих лесах было не много (где ей было прятаться?), а вот всевозможных птиц было сколько душе угодно. Первые полчаса путник, въехавший в светлый лес, бывал буквально оглушён невероятным по громкости и насыщенности разнообразными звуками гвалтом птичьего щебетания, чирикания, ухания, карканья, свиста, пощёлкивания и
ещё непонятно чего. В широко разбросавшихся ветвях, покрытых молодой яркой листвой чистого зелёного цвета, места хватало невероятному множеству пернатых тварей.
        Зихий всю дорогу исподтишка и различными обходными манёврами пытался заговорить с Ширелом на тему вчерашней беседы у костра, однако, попав под птичью звуковую атаку, вынужден был замолкнуть. Приложив ладонь ко рту, он крикнул друзьям:
        - С того времени, когда я в последний раз ездил с отцом в столицу, я уже и забыл, какой шум в светлых лесах!
        Старающийся закрыть левое ухо рукой, а правое плечом и этим спастись от шума, Зеникс ответил ему своим громоподобным рыком:
        - Проклятые птицы! Вроде бы недавно проезжал сквозь эти леса, а всё равно не могу привыкнуть!
        - Ничего, скоро шум будет не столь заметным и раздражающим, - успокоил товарищей Лейрус.
        Он оказался прав - некоторое время спустя птичьи трели уже не вызывали у всадников болезненных ощущений, пение птах перестало казаться оглушающим и путники могли относительно спокойно беседовать. Зихий, уже понявший, что вызнать у волшебника что-то, касающееся предназначения Повелителей Стихий, в данную минуту невозможно и, вероятно, даже опасно для собственного здоровья, решил выяснить ближайшие планы их экспедиции.
        - Ширел, так для чего мы едем в Минору?
        Маг покосился на юношу и погладил бороду. Раз уж от этого мальчишки не отвяжешься, нужно рассказать. Да и пора уже ему узнать хоть что-то.
        - Каждому Повелителю Стихии предназначено пройти свой Путь. Что это за Путь, где проходит и куда ведёт, никому не ведомо. Чтобы его найти, нужно указание из прошлого. Далёкого седого прошлого. В королевской библиотеке Лайтии должен быть манускрипт. Древний манускрипт эпохи Единого Королевства. Тогда в последний раз была переписана переходящая из поколения в поколение рукопись таинственного могущественного мага, жившего ещё в эру драконов. Он описал Путь одного из Повелителей Стихий, по-моему, если точно помню, Повелителя Земли. В этой рукописи должно содержаться хоть какое-то указание на то, как узнать, где Путь и как на него встать. Поэтому нам и нужен этот манускрипт. Надеюсь, он сохранился и в нём есть необходимые нам указания.
        - Но подождите, - непонимающе произнёс Зихий. - Зачем нам искать какие-то древние свитки, если среди нас Повелитель Огня? Давайте просто спросим у него, где его Путь и как до него добраться!
        Лейрус покачал головой.
        - Если бы всё было так просто… Мне не дано знать Путь до тех пор, пока я не встану на него. Только когда я уже буду идти по нему, только тогда я смогу сказать - да, это он, мой Путь. Но даже тогда я не буду знать, куда он меня приведёт. Так что, если мы хотим узнать хоть что-нибудь, что сможет помочь мне, помочь нам, мы должны добраться до этого манускрипта.
        - Как же всё запутано, - разочарованно протянул Зихий.
        - Это точно, - поддержал его Зеникс.
        - Ну да, было бы гораздо легче, если бы сразу было ясно, кого и где и сколько раз нужно секирой по голове огреть…
        - Это да… - начал было поддакивать Зеникс, но тут же уловил в язвительных словах Зихия насмешку над собой. - Послушай ты, сморчок, сейчас я тебе…
        Зихий ловко уклонился от попытавшегося загрести его своей огромной рукой Зеникса и в ту же секунду был в десятке шагов от великана. Звонко смеясь, Древославный принялся подзадоривать богатыря:
        - Что, не по зубам тебе сморчок оказался? Куда уж тебе, неповоротливому, за мной угнаться! Что, не хочешь даже рискнуть?
        - Ну ладно, сам напросился! - рассердился для виду Зеникс и дёрнул узду. Чёрный Бас взвился и молнией бросился за улепётывающим хохочущим Зихием. Впрочем, погоня закончилась быстро - хорошему, но не более того, коню Зихия трудно было соревноваться в скорости с великолепным Басом. В несколько скачков чёрный скакун догнал Зихия. Погоня закончилась, но не закончилась борьба. Зихий ускользал от стремившегося схватить его Зеникса, то стремительно подныривая под брюхо лошади, то соскакивая с коня и, подождав, когда Зеникс пронесётся мимо, впрыгивая обратно в седло.
        Следовавшие за резвящимися Зениксом и Зихием волшебник и Нерождённый молча наблюдали за этой странной игрой. Наконец Ширел усмехнулся и сказал:
        - Совсем дети.
        Лейрус в знак согласия кивнул.
        - Нет, ладно Зихий, он совсем мальчишка. Но Зеникс-то, Зеникс… Вот такие спутники тебе достались, Нерождённый.
        - Спутники - это тоже Путь. Если они таковы, значит, так и должно быть.
        Зеникс всё-таки схватил Зихия и уже успел издать торжествующий крик, но сын Урсуса изловчился, выскользнул из железных объятий великана и дёрнул на себя кожаную подпругу под седлом Баса. Седло соскользнуло с лошади, увлекая за собой Зеникса и Зихия. Свалившийся на богатыря юноша заливисто смеялся, поддерживаемый рокочущим трубным смехом Зеникса. Ширел с улыбкой покачал головой, Лейрус же, подъехав к лежащим на земле друзьям, сказал:
        - Ничья.
        Зеникс и Зихий, посмотрев друг на друга, хором повторили:
        - Ничья!
        - Хорошо. А теперь, Зеникс, иди лови своего коня.
        Грузно поднявшийся с земли великан побежал за Басом, который стоял неподалёку и настороженно втягивал ноздрями воздух. Узнав хозяина, скакун успокоился и Зеникс в считанные минуты переседлал его.
        - Всё это, конечно, замечательно, - проговорил, взглянув на солнце, Ширел. - Но нам нужно поспешить - к заходу солнца мы должны быть у ворот Миноры.
        Когда солнце спустилось к земле, путники оставили позади светлые леса и увидели перед собой широкое поле, на котором и раскинулась столица королевства Лайтия Минора. Слева выныривала из деревьев и скрывалась из виду за городскими стенами широкая полноводная Ивиса, главная водная дорога не только людских королевств, но и эльфийской Горной Страны, где она и брала своё начало. Город располагался у изогнутой излучины реки, в которой скопилось около сотни разномастных кораблей - от сравнительно мелких рыбацких шхун до весьма внушительных морских торговых судов, прибывших сюда от самого Океана. На самом деле, судов было ещё не много - по мере приближения Весенней Ярмарки их число должно было увеличиться до нескольких тысяч.
        Строго говоря, Минора располагалась не у самой реки, а в некотором отдалении, около полутора тысяч шагов от берега Ивисы. На берегу раскинулся Порт, состоящий из трёх-четырёх десятков кварталов портовых построек, складов редких торговых лавок, жилищ грузчиков и моряков, борделей и других строений, присутствующих в любом морском или речном городе. По сути, Порт и был небольшим городом. С Минорой он был соединён узким коридором из высоких каменных стен с вытянутыми худыми башнями. Внутри этого коридора располагалось две выложенные относительно ровными плитами дороги, по одной двигались в Минору, по другой - из неё. Сооружение стен между Портом и городом, осуществлённое прадедом нынешнего короля Эбенора, Эвенгардом Молчаливым, было делом весьма благоразумным: при осадах столицы, которые были не такой уж редкостью, Минора и Порт теперь не могли быть отрезаны друг от друга, что позволяло, при наличии сильного военного речного флота, доставлять в город продовольствие и всё необходимое, и переправлять в безопасное место мирных жителей и беженцев.
        Сама Минора располагалась на равнинном участке, заменяя природные укрепления мощными каменными стенами, по которым сверху свободно могли проскакать рядом три всадника. В самом городе имелись два пологих холма, достаточно высоких, чтобы быть заметными издалека. На том, который находился справа для смотрящих на столицу путешественников, располагался укреплённый дворец короля Эбенора; на левом возвышался главный храм Миноры. Большего с такого расстояния Ширел и его спутники рассмотреть не могли.
        - Минора, - произнёс Ширел, как показалось, с явным облегчением и в то же время с определённой опаской. - Вперёд.
        Всадники скорой рысью двинулись к выкрашенному заходящим солнцем в мягкий нежно-золотистый цвет городу. За городскими стенами народ почти не селился, разве что вдоль дорог, ведущих к трём главным воротам Миноры, выстроились торговые ряды и дешёвые гостиницы для тех, кто не имел достаточно средств, чтобы остановиться в самом городе. Сами дороги к трём ворота были соединены между собой такой же мощённой желтоватым камнем дорогой, что окружала снаружи весь город.
        Орлисовые Ворота, увенчанные выполненной в натуральную величину бронзовой фигурой расправившего свои исполинские крылья орлиса, были ещё открыты - главные городские ворота с наступлением ночи закрывались до утра и столица сообщалась с внешним миром только через восемь вспомогательных ворот, у которых после наступления темноты утраивалась стража. Путники проехали мимо почтительно склонившихся перед Ширелом воинов и сразу оказались в Драконьих Кварталах. Когда-то именно здесь располагались все кузницы города, на улицах было жарко от горячих печей и жаровен, от расплавленного металла и сыплющихся прямо на улицу искр. А всё, что было связано с огнём, тогда, в далёкие времена, прямо или опосредованно относили к драконам. Так и назвали этот район - Драконьи Кварталы. Сейчас здесь жили в основном представители знати, не той, придворной, самого высокого полёта, знати, а средние и мелкие землевладельцы, которые, имея свои земли где-то в королевстве, обитали в столице. Двух- и трёхэтажные дома с солидными крышами из червлёной черепицы, с толстыми обитыми медью и железом двери, просторные окна, иногда с
витражами, кое-где даже с небольшой каменной оградой. Путники ехали по широким улицам, по обе стороны которых на локоть возвышались дорожки для пеших горожан и даже виднелись отверстия для стока дождевой воды и нечистот в подземные каналы, сбрасывающие своё содержимое глубоко под землю, в Проклятые Пещеры Тартара.
        Город встречал ночь во всеоружии - повсюду зажигались факелы в специальных подставках на стенах зданий, загорались высокие чугунные фонари с пропитанными маслом фитилями. Улицы были хорошо освещены, на каждом перекрёстке стояли
«пятёрки» городской стражи, готовой вмешаться в любое подозрительное происшествие. Звуков тоже хватало, то с одной, то с другой стороны доносились крики из трактиров, ржание лошадей в конюшнях при гостиницах, просто вопли выходивших навеселе на свежий воздух минорийцев. Зихий широко раскрытыми глазами осматривался и поцокивал языком:
        - Да-а-а, у нас в Дроке даже днём в ярмарочные дни куда тише, чем здесь ночью.
        Ширел хмыкнул, будто говоря: ну, нашёл что сравнивать, Дрок и Минору.
        - Если они даже ночью так галдят, то когда же все здесь спят?
        - Днём, Зихий, днём.
        - Днём? А дел у них никаких нет? Ну, охота, ремёсла, торговля… не знаю, мало ли дел… В Миноре это всё ночью делается, что ли?
        - У вас в Дроке, наверное, нет такой поговорки: «Спит как минориец»?
        - Нет.
        - Спать как минориец - значит спать днём.
        - То есть ночью веселятся, днём отдыхают? Весело живут.
        - Жизнь в Миноре - вообще штука интересная, - подытожил Лейрус.
        - Так, ночью мы, само собой, во дворец и в королевскую библиотеку не попадём, - сказал Ширел. - Сейчас остановимся в одной гостинице, хозяин которой мой хороший знакомый, а завтра утром отправимся в гости к королю Эбенору.
        Гостиница, о которой говорил волшебник, обосновалась в самом центре Драконьих Кварталов, напротив обвитого зелёным крупнолистным вьюном фонтана, и носила интригующее название «Бешеный кабан». Судя по изображению зверя на вывеске над входом (глаза ярко красные, фиолетовая шерсть торчком, пятак весь скрючился, напоминая сморщенную сгнившую фигу, кривые ноги неестественно выгнуты), кабан и вправду был бешеным.
        Как только волшебник и его подопечные открыли двери в общую залу гостиницы, которая была наполнена сидевшими за столами постояльцами, раздался ликующий возглас и к вошедшим подлетел, расталкивая всех попадающихся на пути, длинный сухой человек с редкими остатками волос на блестящем черепе, мохнатыми чёрными усами и умными живыми глазами неопределённого цвета.
        - Ширел, как я рад тебя видеть, Великий Маг!
        Казалось, что человек вот-вот заключит волшебника в объятия, но он сдержался и ограничился таким нейтральным выражением радости, как всплёскивание руками.
        - Как идут твои гостиничные дела, Цинитрий?
        - По разному, Ширел. Но сейчас, - Цинитрий обвёл глазами забитую залу, занимающую весь первый этаж здания, - жаловаться не буду, ведь приближается Весенняя Ярмарка и клиентов вдоволь.
        - Рад за тебя. Мне нужны…
        - … комнаты для ночлега для тебя и твоих друзей. Конечно, сейчас же вам приготовят лучшие комнаты. Тебе нужна твоя обычная комната?
        - Если в ней никто не поселился, я бы с удовольствием остановился в ней.
        - Ну, в ней сейчас есть постоялец, но я подберу ему что-нибудь другое.
        - Я не хочу никого стеснять.
        - Ну кого ты стеснишь? Ничего. Сколько комнат нужно для твоих друзей?
        - Хватит одной, но достаточной большой, чтобы мы смогли свободно в ней разместиться, - заговорил Лейрус.
        - Хм, у меня есть такая комната. Решено: сейчас распоряжусь отвести ваших лошадей на конюшню и отведу вас в ваши комнаты.
        - Нет, Цинитрий, лучше будет, если своих лошадей мы пристроим сами, - покачал головой Лейрус. - Они у нас очень своенравные. Прикажи кому-нибудь показать нам дорогу к стойлам.
        - Как угодно. Михен, - остановил Цинитрий спешащего куда-то с пустым кувшином в руках слугу. - Покажи господам, как пройти к свободным стойлам.
        - Погодите, Цинитрий, - вмешался Зихий. - Скажите, а отчего ваша гостиница называется именно «Бешеный кабан»?
        Хозяин гостиницы улыбнулся и провёл ладонью по отражающей свет горящих ламп лысине.
        - Был в моей жизни один случай. Тогда я был лет на двадцать моложе и волос на моей голове было куда больше.
        - Это точно, могу подтвердить, было такое время, - многозначительно произнёс Ширел.
        - Ха-ха. Тебе бы, Ширел, всё подшучивать надо мной. Так вот, однажды я в одиночку отправился на охоту на дрихиуса, за его тёплой шкурой. Забрался в лесную чащу и наткнулся на лесного кабана. Здоровая была зверюга, я вам скажу. Даже сейчас как вспомню, нехорошо делается. Ну, думаю, бежать от него бесполезно, догонит, оружия серьёзного, вроде длинного копья, я не прихватил. Ну и заорал я не своим голосом и побежал на кабана. И представляете, он испугался и сбежал.
        - Только такой недюжинный храбрец, как ты, Цинитрий, даже струхнув, мог такого ужаса на зверя навести, - похлопал по плечу своего знакомого Ширел.
        - Храбрость что глупость - иногда с возрастом проходит. Ну вот, вскоре после того случая я получил небольшое наследство, открыл гостиницу и решил в память о том случае назвать её «Бешеный кабан».
        - А что, кабан фиолетовый был? - невинным голосом любопытного мальчишки поинтересовался Зихий.
        Цинитрий засмеялся.
        - Нет. Просто когда вывеску рисовали, другой краски не нашлось. А потом этот фиолетовый кабан вроде как талисманом моим стал, дела пошли неплохо, ну, я решил оставить всё как есть.
        - Ладно. Михен, - окликнул стоящего в ожидании слугу Ширел. - Веди нас на конюшню.
        Конюшня при гостинице Цинитрия располагалась на заднем огороженном солидной деревянной стеной дворе. Лейрус и Зеникс отвели туда своих скакунов, Зихий пристроил в стойла свою лошадь и лошадь волшебника, который ждал их у чёрного входа в гостиницу. Трое друзей, закончив заниматься лошадьми, шли через двор к Ширелу. В этот момент Зихий случайно поднял голову вверх и увидел на крыше тёмный силуэт человека с натянутым луком. Едва Древославный успел крикнуть - Крыша! Берегись! - как раздался пронзительный высокий звук разрезающих воздух стрел. Зихий лёгким изящным кувырком откатился к стоящей посреди двора телеге с сеном, Зеникс успел только присесть. Но стрелы им не грозили - невидимые лучники целились в Лейруса. Но тот, только заслышав предупреждающий крик Зихия, бросился на землю и откатился подальше от того места, где только что стоял. Сделал он это не зря - в землю почти в один миг вонзились три стрелы. Осмотревшись из-за телеги, Зихий заметил на крышах соседних с гостиницей домов ещё две тени. Стрелки доставали из-за пояса стрелы для повторного залпа. Зихий выхватил из специального чехла на ноге
метательный нож и, отведя руку за голову, плавным движением бросил его в одного из лучников. Раздался приглушённый крик и одна из теней исчезла с тёмно-синего фона ночного неба. Другие стрелки на миг оглянулись на своего упавшего товарища и это подарило Лейрусу пару мгновений, которых ему хватило, чтобы отбежать и прильнуть к стене. Нерождённый вопросительно посмотрел на Зихия и тот мгновенно понял его: Лейрус спрашивал, сможет ли будущий вождь Дрока забраться на крышу. Зихий кивнул. Тогда Лейрус прыжками из стороны в сторону помчался по двору, отвлекая натянувших луки стрелков. Те, не имея возможности совершить прицельный выстрел, напряжённо следили за двигающимся Лейрусом и совершенно не обращали внимания на его товарищей. Воспользовавшись этим, Зихий вскочил на телегу и пружинисто оттолкнулся от неё ногами, совершив высокий полёт на крышу. Почти одновременно Зихий приземлился на деревянную крышу, один из лучников рискнул выпустить по петлявшему Нерождённому стрелу и промахнулся, а второй был просто-напросто сметён с кровли копьём, которое метнул не терявший времени Зеникс. Оставшийся убийца
отбросил в сторону лук (у лучников было только по две стрелы - они рассчитывали закончить всё дело максимум двумя выстрелами, к тому же полный колчан значительно осложнил бы им передвижение по крышам) и, понимая, что ему не уйти от приближающегося Зихия, достал короткий меч. По неуверенным движением незадачливого стрелка сын Урсуса понял, что тому гораздо привычнее обращаться с кинжалом и луком, нежели с мечом. Поэтому, несмотря на свою безоружность, Зихий рванулся к противнику, который судорожно махнул мечом на уровне груди. Зихий поднырнул под меч и с ходу смачно врезал кулаком в челюсть убийце. Последний пошатнулся, поскользнулся на покатой поверхности крыши, упал, и, выронив меч, покатился вниз. Несмотря на относительно малую высоту, он непременно сломал бы себе шею, но свалился точно в железные руки Зеникса. Пару раз дёрнувшись, оставшийся в живых лучник понял тщетность попыток вырваться из хватки богатыря и затих.
        Тем временем к Зениксу и его пленнику подошли Лейрус, Ширел и спрыгнувший с крыши Зихий и стали разглядывать стрелка. Это был ничем не примечательный человек средних лет, с угрюмым видом смотревший на мир исподлобья. Маг хотел было заговорить с ним, но Лейрус жестом остановил Ширела, дав понять, что сам хочет расспросить покушавшегося на его жизнь.
        - Ты кто такой?
        Вяло шевелящийся в стальных руках Зеникса человек хмыкнул и ничего не ответил.
        - Почему ты пытался меня убить?
        Человек невнятно покряхтел и снова ничего не сказал.
        - Вам, тебе и твоим сообщникам, кто-то за это заплатил? Кто?
        Вовсе никакой реакции.
        - Понятно, - сказал Лейрус. - Что ж, не хочешь говорить, так я скажу. Вас послал Гиротс?
        Пленник и Ширел одновременно заметно вздрогнули и уставились на Лейруса. Тот, внимательно следивший за выражением лица убийцы, кивнул.
        - Значит, тебя послал Гиротс. Быстро справился. Хорошо у него всё организовано, - обратился к друзьям Нерождённый.
        В это время подбежал Цинитрий.
        - Что здесь произошло?
        - Этот человек и два его мёртвых друга пытались пристрелить из луков Лейруса, - мрачно произнёс Ширел.
        - Вот это да! Его нужно сдать страже, они знают, что с такими делать.
        - Нет, - возразил Лейрус. - страже мы пока его отдавать не будем. Нужно кое о чём его расспросить. Цинитрий, у тебя найдётся в подвале помещение с крепкой дверью, куда можно спрятать этого человека, не опасаясь при этом, что он сбежит?
        - Имеется такая комнатка.
        - Отлично. Пусть твои слуги свяжут его и запрут в той комнате.
        Пока Цинитрий отправился дать слугам указания, Лейрус вновь подошёл к пленнику.
        - Значит, тебя послал Гиротс… И тех, которые пытались напасть на нас прошлой ночью, тоже он послал?… Наверняка он… Ты отведёшь меня в его логово.
        Уже переставший вертеться в руках Зеникса убийца поразился до такой степени, что заговорил:
        - Что? Ты что, сумасшедший? С чего ты взял, что я поведу тебя к Гиротсу? Ты, наверное, спятил.
        - Ты знаешь, кто я?
        Лучник пожал плечами.
        - Да какая мне разница? Мне было сказано - пришить такого-то такого-то. Я лишние вопросы не задаю.
        Улыбка Лейруса не предвещала для подручного Гиротса ничего хорошего.
        - Иногда вопросы задавать полезно. Ничего, завтра поговорим.
        Подошедшие слуги быстро связали убийцу по рукам и ногам и потащили в подвал. Лейрус подозвал к себе Цинитрия и тихо сказал ему:
        - Оставьте его в той комнате, развяжите и дайте воды. Еды ему не давать, только воду. И вынесите из комнаты свечи и светильники, пусть сидит в темноте. И ещё. Пусть побыстрее уберут с улицы трупы остальных двоих убийц. Нужно, чтобы как можно меньше народу знало о том, что здесь произошло.
        - Всё будет сделано.
        Когда Цинитрий удалился, Ширел, грозно сдвинувший брови, стукнул посохом о землю, и сказал:
        - Я не знаю чего-то, что должен знать. Итак?
        Волшебник переводил взгляд то на одного, то на другого из стоявших перед ним друзей.
        - Я жду ответа.
        - Что тебя интересует? - с ленцой и затаившимся в уголках глаз лукавством поинтересовался Лейрус.
        - Меня интересует, - повысил голос Ширел, - почему на тебя охотятся люди Гиротса, этого шакала из Воровских Кварталов, где сам Эбенор ему не указ? И почему, вампир вас всех подери, я ничего об этом не знаю?
        - Зихий, расскажи вкратце Ширелу, что случилось, - пожав плечами, облокотился о телегу Нерождённый.
        Зихий недоумённо посмотрел, на Лейруса и Зеникса, мол, отчего это я должен отдуваться, но принялся за недолгий, но насыщенный рассказ о погоне за похищенным скотокрадами стадом. Дослушав до конца, Ширел опёрся о посох и долго молчал. Наконец он выпрямился и обратился к Лейрусу:
        - Убивать Галуса и посылать его голову Гиротсу было не слишком умно.
        - Я знаю.
        - Это было глупо. Но это было правильно.
        - Это я тоже знаю.
        - В следующий раз, прежде чем захочешь делать правильные глупости, предупреди меня. Знаю, для тебя это ничего не изменит, ты всё равно сделаешь так, как посчитаешь нужным, но я хотя бы буду готов к разным сюрпризам.
        - Хорошо.
        - Что ты собираешься делать с пленником?
        - Хочу выяснить у него, как подобраться к Гиротсу.
        - И что?
        - Посмотрим.
        - Ты считаешь, это благоразумно?
        - Ты же попросил предупреждать тебя о тех глупостях, которые я намерен совершить. Вот я и предупредил.
        Ширел внимательно посмотрел на невозмутимого Лейруса, еле заметно усмехнулся в бороду и сказал:
        - Ладно. Пойдёмте ужинать и ложиться спать. Утро снимает вопросы, поставленные вечером.
        
        В отличие от тех пробуждений, которые приходились на дни пути, сегодня Лейрус, Зеникс и Зихий спали довольно долго и когда они разом поднялись с постелей, солнце уже встало, но ещё не смогло выкарабкаться из-за городских стен и домов. Обитатели Драконьих Кварталов, как и говорил накануне Ширел, крепко спали, однако нормальная жизнь, расцветающая при дневном свете, уже начала бурлить. Повсюду молодые ладно сбитые служанки развешивали постиранное бельё на верёвках, натянутых через задворки больших домов; кухарки, обычно дородные тётки, выносили посудины с помоями и размашисто выплёскивали их в отверстия подземных каналов; старые дворники и молодые конюхи разбредались по своим делам. По мостовой всё чаще стучали копыта лошадей и скрипели колёса повозок. Чёрно-синие ласточки с красными клювами, деловито облепившие наличники окон и ограды, бодрым щебетанием встречали новый день.
        Друзья уже принялись было одеваться, но тут вошёл Ширел с каким-то тюком, бросил его на одну из постелей, и деланно строгим голосом воскликнул:
        - Это ещё что такое? Вы что, собрались в королевский дворец в этих, - маг окинул взглядом юношей, пытаясь подобрать слова и дипломатично договорил, - одеяниях? Это, конечно, вариант, но боюсь, во дворце вас засмеют.
        - А что такого в нашей одежде? - смущённо оглядел себя Зихий.
        - Ну, можно сказать, она вряд ли сослужит вам хорошую службу именно здесь, среди придворной знати. Тут нужна одежда другого фасона.
        - Угу, как на тебе напялено непонятно что, так ничего, а нас так обязательно засмеют, - пробурчал Зеникс.
        - Во-первых, хотел бы я посмотреть на того из придворных, кто хотя бы улыбнулся при виде одежды Великого Мага. А во-вторых, кто тебе сказал, что я не переоденусь? Сейчас разберусь с вами, балбесами, и пойду облачаться в парадный костюм.
        Зихий и Зеникс сдались, Лейрус равнодушно отложил своё обычное одеяние и двинулся к тюку, принесённому Ширелом.
        - Так, тёмно-зелёный костюм - для Лейруса, синий с белыми рукавами - твой, Зихий. А тебе, мой низкорослый друг, достаётся чёрный.
        Взяв в руки предназначенный ему костюм, Зеникс недовольно обратился к волшебнику:
        - Ширел, это мне будет тесновато.
        Маг потёр лоб.
        - Знаешь, Зеникс, тут ты малость прав. Просто в лавке портного не оказалось одежды, подходящей по размеру и фигуре такому стройному и изящному молодому человеку, как ты. Поэтому извини, но это всё, что есть. Придётся немножко потесниться, втянуть живот и ещё что-нибудь, что получится втянуть. Это же только на один день, день приёма у Эбенора. Потерпишь.
        Богатырь ничего не сказал, но по его недовольно-сконфуженному виду было понятно, что эта идея ему очень не нравится и он с трудом представляет, как будет влазить в эту одежду. Тем временем Лейрус и Зихий уже переоделись в обновки и внимательно осмотрели себя и друг друга.
        - А мне нравится, - сказал Зихий.
        - Слишком вычурно. Возможно, вся эта бахрома и тесёмочки нравятся придворным барышням, но по городу в такой долго не проходишь, не говоря уже о путешествии, - критически заметил Лейрус. - Впрочем, на вид достаточно неплохо. Теперь мало чем будем отличаться от обитателей дворца.
        - Отличаться вы всё равно будете, там такие костюмы есть, что вы и не представляете, - сказал Ширел. - Но хотя бы не будете смотреться там как простолюдины или какие-то деревенщины.
        - Слышал бы тебя сейчас мой отец, он обиделся бы на «деревенщину», - поправляя рукава, произнёс Зихий.
        - Это точно.
        Послышался гулкий кашель Зеникса, который всё-таки влез в слишком тесную для себя одежду, но выглядел так, как будто в него вставили длинный шест, не позволяющий безболезненно двигаться. Сдавленным голосом гигант просипел:
        - Я задохнусь в этой проклятой тряпке… Я не выдержу в ней до вечера…
        Зеникс действительно представлял собой забавное зрелище, Зихий тихо рассмеялся, Лейрус и Ширел улыбнулись, чем разозлили богатыря.
        - Чего смеётесь? Вас бы вот так… Всё, я это снимаю и пойду во дворец в своей обычной одежде!
        Ширел пригрозил Зениксу посохом:
        - Смотри у меня, только попробуй. Нашлю заклинание и волосы все выпадут. Будет голова почище той, что у Цинитрия.
        На великана эта угроза подействовала и он, шумно и осторожно, чтобы не лопнула по швам одежда, вздохнув, смирился со своей участью.
        После завтрака, во время которого Зеникс, против обыкновения, почти ничего не съел из опасения, что его новый костюм вот-вот лопнет, все вчетвером вышли из «Бешеного кабана», провожаемые радушным хозяином. Напоследок Лейрус поинтересовался у Цинитрия, как ведёт себя пленный и, узнав, что все вчерашние распоряжения выполнены, приказал продолжать в том же духе. «Я поговорю с ним после возвращения» - добавил он.
        С Ширелом во главе друзья двинулись вверх по Драконьим Кварталам, к Королевскому Холму, увенчанному обнесённым стенами дворцом. То и дело встречавшиеся им люди в дорогих одеяниях склонялись перед Ширелом в глубоких поклонах, на которые маг отвечал короткими наклонами головы. Пройдя Драконьи Кварталы, друзья вышли на широкую прямоугольную площадь у подножия Королевского Холма. В каждом углу площади располагалось по средних размеров фонтану, а в центре находился большой украшенный мраморными скульптурами фонтан, распушившийся множеством мелких струй воды, выливавшихся отовсюду: сверху, справа, слева, из хитросплетений каменных фигур. В основном здесь были представлены статуи самых знаменитых властителей Лайтии и их жён, однако встречались и различные животные: то орлис, сложив крылья, величественно взирает сверху вниз на задравших голову людей, то ворлок оскалился в немом рычании, то дракон, изогнувшись, застыл в полёте.
        Ширел остановился напротив центрального фонтана и сказал:
        - Некоторые слишком уж верноподданные придворные недавно предлагали Эбенору установить здесь изображения его с королевой Мирелой. Но я убедил короля, что это несвоевременно, неумно и отдаёт детским тщеславием.
        - Что ж, ты был прав, - осматривая искусное творение мастеров Миноры, сказал Лейрус.
        - А я был бы не прочь, если бы мою статую поместили на этот красивый фонтан, - мечтательно-восхищённо проговорил Зеникс.
        - Тебе дай волю, ты наделаешь своих фигур и понатыкаешь их по всему городу - на каждом доме, на каждом фонаре, конечно, ворота не забудешь, в Ивису парочку бросишь (пускай рыбы тоже на тебя полюбуются), ну и, конечно, на борделях сразу по две поставишь. А ещё в каждую уборную, там уж твою статую точно каждый житель Миноры узрит, - вставил Зихий.
        Зеникс сжал пудовые кулаки и было двинулся в сторону невинно хлопающего глазами Зихия, но вовремя вспомнил, что любое резкое движение грозило ему тем, что он останется без одежды в самом центре Миноры, и сдержался. Только покрасневшее лицо великана свидетельствовало о том, с каким удовольствием он бы сейчас заключил острого на язык юношу в «дружеские» объятия. Ширел недовольно посмотрел на обоих из под своей островерхой шляпы:
        - Хватит глупить. Будет у вас время на это. Нам пора во дворец.
        Все двинулись мимо фонтана к противоположной стороне площади, находившейся у самого холма. Здесь находились ворота, от которых вверх ко дворцу шла прямая огороженная дорога. Возле ворот стояло несколько десятков городских стражников и дюжина королевских гвардейцев, облачённых в громоздкие, но сравнительно лёгкие доспехи и вооружённых длинными булавами. Стражники отгоняли от ворот чрезмерно любопытных и просто праздно шатающихся, которых в столице хватало с избытком, а гвардейцы занимались непосредственно проверкой тех, кому нужно было попасть во дворец. Старший гвардеец, рукоять чьей булавы была посеребрена, суровый воин, скорее молодой, нежели средних лет, внимательно осматривал каждого желающего двинуться по дороге на Королевский Холм, расспрашивал о целях посещения дворца, выяснял, есть ли какие-то бумаги о том, что им разрешено вступить в покои короля. Впрочем, придворные, большинство из которых гвардейцы прекрасно знали в лицо, проходили в ворота беспрепятственно.
        Ширел хоть и не был придворным, однако при его появлении стражники расступились, гвардейцы, до того свободно разговаривавшие между собой, замолчали и подтянулись, а старший гвардеец, сидевший на каком-то топчане, встал и с поклоном сказал:
        - Приветствую тебя, Великий Маг!
        - И я тебя приветствую, Сардр! Всё ли спокойно во дворце?
        - Да, Великий Маг, никаких происшествий за последние дни не было.
        - Хорошо. Как король Эбенор и королева Мирела?
        - Их Величества здоровы и в прекрасном расположении духа.
        - Радостная весть. Эти юноши, - Ширел указал на своих спутников, - мои друзья и могут без опасения быть допущены во дворец.
        Сардр мельком оглядел всех троих и ещё раз поклонился Ширелу:
        - Никто не может сомневаться в твоих словах, Великий Маг! Пропустить!
        Гвардейцы быстро открыли медные позолоченные ворота и путники двинулись по плавно огибающей холм дороге, ближе к вершине превращающейся в лестницу с крупными низкими ступенями. Дворец Эбенора был окружён стеной, украшенной зубцами с медными наконечниками, отражавшими солнечные лучи и бросавшими на город рваную нить из тусклых «зайчиков». Дворец представлял собой комплекс тесно примыкавших друг к другу зданий. Самое большое из них, каменное с деревянной резной крышей и высокими колоннами, являлось личными покоями короля и королевы, тронный зал также располагался здесь. Помещение поменьше, весьма похожее на королевское, было лишено искусно выполненной резьбы на деревянных архитектурных деталях, и колонны тут были не такими изящными. Сбоку королевского здания, в его тени, пристроился приземистый дом, походивший более на трактир, нежели на часть королевского двора. Пускай он тоже был построен из камня, но не из того благородного тёмно-розового барута, что за большие деньги был куплен в каменоломнях Горной Страны, а из серо-коричневого атроца, служившего строительным материалом для подавляющего
большинства домов в Миноре. В отличие от двух предыдущих зданий это строение было лишено больших просторных окон, щедро впускавших внутрь свет; здесь были узкие окошки, более смахивающие на бойницы в крепостной стене; к тому же, если в королевские покои и стоящее напротив них здание вело по единственному просторному входу, то в этом не слишком привлекательном доме наблюдалось множество деревянных дверей, прорезавших его со всех сторон. Вдоль стен, проходивших по границам вершины холма, располагались деревянные хозяйственные постройки - конюшни, сараи, склады, бараки гвардейцев…
        Миновав верхние медные ворота, также охраняемые отрядом гвардейцев, почтительно приветствовавших Ширела, волшебник знакомил спутников с обстановкой:
        - Вот это - личные покои Эбенора и Мирелы. В здании напротив живут придворные: от влиятельных сановников, приближённых короля, до мелких лизоблюдов, которые стараются превзойти друг друга в лести королю и королеве и благодаря этому урвать кусок пожирнее.
        - Ты, я смотрю, не особенно уважаешь придворную жизнь, - заметил Зихий.
        - А за что их уважать? За безделье? За спесивость, раздувающих их, будто они съели что-то негодное? За способность ради почётной должности при каком-нибудь советнике короля подсыпать противнику яду?
        - Подожди, подожди, подожди… Тебя послушать, так здесь ещё хуже и опаснее, чем в Тартаре. Получается, нужно поскорее поворачиваться и как дать дёру с этого холма, чтобы и не вспомнили, что мы здесь появлялись, - насмешливо сказал Зихий.
        - Что-то мне подсказывает, что там, где появляется власть, тут же прорастают зависть, жадность, спесивость и ненависть. И так дело обстоит не только в Миноре,
        - задумчиво проронил Лейрус.
        - Мудрые слова, Нерождённый, - с горечью согласился Ширел.
        - А что здесь? - спросил Зеникс, указывая на серо-коричневый дом.
        - Это помещение для челяди.
        - А это кто такие? - Зеникс кивнул в сторону застывших у входа в королевские покои воинов с обнажёнными мечами в серебристых просторных одеяниях.
        - Телохранители Эбенора. В дружину телохранителей отбираются лишь самые искусные и отважные воины королевства, среди них немало представителей знатных родов, в том числе и отпрыски вождеских кланов.
        Когда Ширел приблизился ко входу, телохранители дружно шагнули ему навстречу.
        - Приветствуем тебя, Великий Маг!
        - В чём дело? - нахмурился Ширел.
        - Ты можешь проходить, у тебя есть право свободного входа к Их Величествам. Но эти люди, - один из гвардейцев повёл головой в сторону Лейруса, Зихия и Ширела, - не смогут пройти внутрь без разрешения главы нашей дружины, Торвуса Бесстрашного.
        - Что ж, ты прав, воин, - кивнул Ширел и повернулся к своим подопечным. - Ждите здесь, сейчас я встречусь с королём, или, если он занят, поговорю с Торвусом, и вас пропустят внутрь.
        - Мы подождём, - спокойно произнёс Лейрус, одёргивая Зеникса, который недобрым взглядом рассматривал одного из телохранителей, который, как показалось богатырю, не очень-то почтительно на него смотрел. Великан неохотно отвернулся от «наглеца», снова неуютно поёживаясь в сдавливающем чёрном костюме, который, нагреваясь на всё выше подымающемся солнце, заставлял Зеникса обильно потеть, неловкими движениями пытаясь смахнуть со лба пот.
        Пока Зеникс страдал, Зихий и Лейрус осматривались вокруг. Наконец сын Урсуса тихо, чтобы не услышали телохранители, сказал Лейрусу:
        - Дворец, конечно, дворцом, и снаружи смотрится вроде бы неплохо. Вот только зря они на виду сараи конюшни построили - какая разница, что деревянный сарай в Дроке, что на Королевском Холме. Не чувствуется размаха.
        Лейрус пожал плечами.
        - А ты чего ждал? Что дворец тут из золота, жильё прислуги из отборного барута, а конюшни белокаменные, или, на худой конец, из атроца?
        - Ну, не то чтобы прямо так…
        - Столица всегда меньше, грязнее и не так красива, как о ней рассказывают в Дроке по вечерам за сытным ужином и кубком вина.
        - Но торговцы рассказывали про Минору такое…
        - Верить торговцу - дело опасное.
        Во время беседы друзей из королевских покоев вышел молодой человек в одежде из красиво переливающегося бархата, что привозят с берега Океана. Статный, с длинными каштановыми волосами, он мог бы показаться симпатичным, если бы не вызывающее какое-то гадливое чувство лицо. Скошенный внутрь подбородок, цепкие недобрые глаза и брезгливо-жестокое выражение физиономии наталкивали на мысль, что человек этот подлый, перед сильными раболепствующий, над слабыми издевающийся. Сейчас, выйдя из кролевского дворца поутру и узрев троицу юношей, в костюмах пусть и приличных, но явно не слишком богатых, этот придворный (хотя скорее всего он был из тех
«лизоблюдов», о которых недавно говорил Ширел) сделал вывод, что перед ним какие-нибудь мелкие сошки, явившиеся на Холм к одному из знатных господ с нижайшей просьбой. Скуки ради и из-за непреодолимого стремления унижать любого, кто был ниже его по положению, этот царедворец напустил на себя ещё больше надменности, и сделал пару шагов в сторону наших героев. Сперва он опасливо покосился на возвышающегося глыбой Зеникса, но, увидев его неловкие движения и напряжённость, решил, что этот могучий человек - простоватый увалень, который место себе не находит вблизи дворца, и обязанный робеть перед любым, появившемся из королевских хором.
        - Эй, вы!
        Зеникс сначала попросту не услышал грубого окрика: он был слишком озабочен тем, чтобы неловким движением не разорвать натянутую на него одежду. Лейрус окинул беглым взглядом наглеца и отвернулся, подав знак Зихию последовать его примеру.
«Лизоблюд» начал злиться.
        - Эй, вы, сброд! Я вам говорю!
        Зеникс наконец обратил внимание на шумящего человека в броском костюме и раздражённым рыком спросил:
        - Чего тебе?
        Придворный опешил, явно не ожидая от «сброда» такой наглости. По выработанной привычке он стал быстро перебирать в уме известных ему царедворцев, опасаясь, не забыл ли он кого из влиятельных людей, имеющих право так небрежно с ним разговаривать. Однако стоящие перед ним юнцы (примерно его возраста) среди известных ему вельмож не значились, поэтому он попытался вернуть себе свою самоуверенность и с ещё большей спесью продолжил:
        - Как ты смеешь, ничтожество, так со мной разговаривать? Моли о прощении!
        Великан, который ни разу в жизни не слышал обращённых к себе слов «моли о прощении», несколько растерялся и уставился на «лизоблюда». Но Зеникс быстро пришёл в себя и начал было уже поднимать правую руку, чтобы прихлопнуть назойливого человечка. Последнего от увечий спас Лейрус, подошедший к горлопану и тоном, каким разговаривают с нашкодившими на кухне котами, произнёс:
        - Пошёл вон!

«Лизоблюд» побелел и отшатнулся от Нерождённого. В этот миг на улицу вышел Ширел в сопровождении коренастого бочкообразного воина с седыми усами и чёрными короткими волосами, и окликнул ожидавших его друзей. Спесивый придворный, воспользовавшись моментом, практически растаял в воздухе, перед исчезновением одарив своих обидчиков злопамятным взглядом.
        Вышедший с волшебником воин был Торвусом Бесстрашным, предводителем королевских телохранителей. Внимательно осмотрев подошедших юношей, он отрывисто приказал страже:
        - Эти люди могут свободно проходить внутрь. Сейчас и в любой другой момент дня. Ясно?
        - Ясно! - разом выдохнули телохранители.
        Ширел махнул рукой и Лейрус, Зихий и Зеникс вошли в хоромы короля Лайтии Эбенора.
        
        Сразу за входом открывалась вместительная приёмная, уставленная деревянными и каменными скамьями, кое-где покрытыми тканью и мягкими подушками. Минуя приёмную, разделённую двумя рядами ещё более тонких, нежели снаружи, колонн, гости подошли к высоким дверям, сквозь ажурную деревянную резьбу которых смутно виднелся тронный зал. По обе стороны от дверей поднимались на второй этаж широкие лестницы с перилами из чёрного вулканического стекла, отполированного во избежание порезов об его острые края. Приёмная была лишена окон и освещалась несколькими подвешенными к потолочным балкам люстрами со вставленными масляными фонарями; кроме того, вокруг колонн стояли низкие светильники. То здесь, то там виднелись безмолвные серебристые фигуры телохранителей.
        Зихий и Зеникс глазели по сторонам с поистине детским заворожённым видом, Лейрус же, пристально рассмотрев помещение приёмной, более внимательно прислушивался к беседе Ширела и Торвуса. Маг озабоченно спросил Торвуса:
        - Так ты говоришь, что сегодня во дворце торжество?
        - Да, - суровым голосом ответил воин. - Вчера Фанаг, племянник королевы Мирелы, добыл свой первый охотничий трофей - лесного кабана. Как и всегда полагается в подобных случаях, когда мальчик доказывает своё право именоваться мужчиной, сегодня во дворце будет праздничный пир.
        - Значит, скорее всего, сегодня король никакими делами заниматься не будет, - размышлял вслух Ширел.
        - Уж наверняка, - согласился Торвус.
        - Пир будет проходить в тронном зале? - осведомился Лейрус, прислушиваясь к доносившейся из-за резных дверей возне: топоту ног, позвякиванию металлических блюд, стуку ставящихся на стол кувшинов, приглушённым возгласам, окрикам, вопросам и ответам.
        - Да, и он уже скоро начнётся.
        - Где сейчас король? - спросил Ширел, присаживаясь на каменную скамью, покрытой красной мягкой тканью.
        - Их Величества в своей опочивальне, готовят Фанага к торжеству. У тебя что-то срочное? Я могу пойти доложить королю.
        - Нет, не будем отвлекать Эбенора в такой радостный для его семейства день. Дело может и до завтра подождать. Кстати, как поживает хранитель королевской библиотеки Побидос?
        И без того не расположенное к веселью лицо Торвуса на мгновение помрачнело.
        - С этим всё всегда в порядке.
        - Побидос всё также неохотно пускает людей в библиотеку?
        - Да, ведёт себя, как будто там собраны не королевские, а лично его книги и свитки. Извини, Ширел, мне нужно проверить, все ли мои люди расставлены по своим местам. Скоро во дворце будет много народу и мне необходимо быть уверенным в том, что всё пройдёт без неприятных неожиданностей.
        Торвус поклонился волшебнику, кивнул Лейрусу (Зихий и Зеникс продолжали, задрав головы, озираться по сторонам) и двинулся к выходу, отчитав за что-то одного из стоявших в приёмной телохранителей.
        - Похоже, этот Побидос не слишком горячо любимая личность? - заметил Лейрус, подходя к Ширелу.
        - Побидос - представитель знатнейшего после короля рода Миноры, рода Юлигов. Юлиги хоть и знатного происхождения, но никогда не гнушались торговлей и ростовщичеством. Делали они это не своими, понятно, руками - их многочисленные
«подопечные» среди купцов и простолюдинов отдавали им половину доходов за покровительство, а точнее - за долги. Нужно отдать Юлигам должное, и отважных воинов среди них было немало. Но вот уже четвёртое поколение рода предпочитает не меч, а перо дипломата. Побидос в молодости был послом Лайтии в Горной Стране, сейчас он один из советников Эбенора и хранитель библиотеки. Пожалуй, из придворных сановников он самый влиятельный.
        - Судя по тому, что я слышал, помощи нам от этого человека ждать не приходится…
        - Да, Побидос высокомерен и подозрителен, и ко мне он относится недоверчиво. Пускай у него хватает ума и хитрости не ссориться открыто со мной как с Великим Магом, но он не упустит шанс напакостить нам по мелочи.
        - Но если он хранитель королевской библиотеки, а в ней находится нужный нам манускрипт, то это уже далеко не мелочь.
        - Вот именно, - нахмурившись, согласился с Лейрусом маг.
        Насытившие своё любопытство Зихий и Зеникс присоединились к ним. Зихий возбуждённо спросил:
        - Ну, что, мы остаёмся здесь или как?
        - Да, остаёмся, - отвлёкся от раздумий Ширел. - Уже скоро начнётся пир и мы должны на нём присутствовать хотя бы для того, чтобы засвидетельствовать своё почтение королю и королеве. Эбенор - хороший монарх, отважный, щедрый, заботящийся о своих подданных, достаточно умный, чтобы положиться на более знающих людей в тех вопросах, в которых он мало смыслит… Но у него с избытком тщеславия, которое, если его задеть, может привести к большой обиде. А обиды королей - не из тех обид, что быстро и бесследно проходят. Поэтому не будем осложнять себе жизнь. К тому же я надеюсь на то, что сегодня нам удастся получить доступ в библиотеку.
        - Здорово! Мы побываем на королевском пиру! Расскажу потом об этом отцу, пускай позавидует! - радостно воскликнул Зихий.
        - Уж здесь-то должны хорошо кормить, - мечтательно проронил Зеникс, в котором неудобства тесного наряда пробудили сильное желание подкрепить свои силы.
        Что ж, надежды проголодавшегося гиганта оправдались. Спустя два часа двери тронного зала распахнулись, пропуская к длинным накрытым столам целую толпу, скопившуюся в приёмной. Здесь собрались как степенные знатные сановники в богато украшенных одеждах со своими наряженными в невообразимые платья всех цветов дочерьми, которые по возрасту подходили для сватовства, так и не столь значительные фигуры: приближённые ко двору представители пользующихся почётом родов, отличившиеся воины, приближенные ко двору, кое-где виднелись главы вождеских родов со своими сыновьями, разодетые в костюмы с огромными изображениями собственных гербов. Хватало здесь и мелких прихлебателей знати, которые не упускали случая пристроиться за своими хозяевами и попасть на столь многолюдное торжество, как пир в королевском дворце. Прихлебатели не обращали на наших героев никакого внимания (и своих забот хватало), знатные придворные раскланивались с Ширелом, подходили к волшебнику поприветствовать и удивлённо-настороженно оглядывали стоявших рядом молчавших юношей. А вот от барышень троице доставалось куда больше заинтригованных
взглядов - обычно девицы сами или с помощью матерей прекрасно знали всех потенциальных женихов, что попадаются при королевском дворе. Лейрус, Зихий и Зеникс были никому неизвестны. И хотя наряды их были не столь уж и блестящи, а Зеникс своим грозным видом вызывал скорее не любовное томление, а страх, незнакомые недурные собой юноши, стоящие притом рядом с Великим Магом и бывшими, вероятно, его приближёнными, весьма заинтересовали множество девиц.
        Войдя в тронный зал, Лейрус и его друзья увидели, что боковых стен практически нет
        - есть лишь огромные, почти до самого потолка, витражные окна, снаружи неотличимые от барутовых стен потому, что были одного тёмно-розового цвета с ними. Сквозь эти гигантские окна с запада в зал мощно обрушивалась громада розовато-красного света, изгоняющего тени даже из самых удалённых уголков. Вдоль оконных стен почти сразу от дверей и до тронного ступенчатого возвышения тянулись по одному длинному ряду высоких столов, обставленных с двух сторон скамьями. Перед троном поперёк вертикально вытянувшихся линий столов находился горизонтальный ряд, за которым вместо скамеек стояли удобные на вид стулья с изогнутыми спинками - здесь были места для наиболее приближённых к королю придворных и почётных гостей.
        А на столах, на столах… Как только Зеникс вошёл в тронную залу, он мигом позабыл все свои гардеробные неудобства, столько здесь было яств и пития. Подавляющей части съестного вошедшие друзья и не видали никогда, и не слыхали о таком. Крепкие широкие столы были сплошь уставлены металлическими и глиняными блюдами, горшками, кувшинами. Исходящие от разнообразного обилия еды запахи смешивались, усиливая друг друга, и создавали такой крепкий терпко-солоноватый аромат, что некоторым наиболее хрупким девушкам сразу же стало не по себе и их вывели на воздух немного перевести дух. Светловолосый богатырь, втянув съестной запах всей грудью, отчего чёрное одеяние на нём негромко, но отчётливо затрещало, с видимым удовольствием сказал:
        - Э-э-эх, ну и наемся я сегодня!
        - Смотри, не лопни да не останься без одежды, - произнёс Зихий, не менее одурманенным, чем у Зеникса, взглядом ощупывавший взгромождённые на столах кучи еды. Лейрус, как всегда, не терял головы по пустякам и пристально рассматривал ввалившихся в зал и, подобно его друзьям, немного одуревших от вида и запаха съестного, людей. Уловив заметную стройную фигуру в переливающемся костюме, Лейрус насторожился - это был тот «лизоблюд», что пытался издеваться над ними возле дворца. Спесивец шустро пробирался через толпящийся люд и подскочил к высокому дородному человеку с крючковатым крупным носом, судя по одеянию, весьма знатному, и что-то начал нашёптывать тому на ухо. Похожий на орлиса вельможа надменно кивнул, то ли соглашаясь с тем, что сообщил ему «лизоблюд», то ли обещая тому что-то, и плавно двинулся в сторону стола для приближённых, ведя под руку девушку в прелестном одеянии нежно-голубого цвета. Посеменивший следом нашёптыватель радостно потёр руки. Нерождённый нахмурился: вряд ли это обещало ему или его спутникам что-либо приятное.
        Тем временем и остальные гости начали рассаживаться по тем местам, которые успевали занять, стараясь первым делом облюбовать ближние к трону столы. Лейрус и остальные хотели было последовать примеру остальных и выбрать себе какое-нибудь местечко поудобнее, как пропавший куда-то пару минут назад Ширел вернулся так же стремительно и незаметно, как и исчез.
        - Куда вы собрались?
        - Как куда? - удивился Зихий. - Места себе занимать, а то вообще без мест останемся. Стоять на королевском пиру, конечно, тоже почётно, но мне такого счастья маловато будет.
        - Да уж, если пировать так пировать, а то что ж это получается? - заволновался Зеникс, оглядываясь на всё более манившую его снедь.
        Ширел усмехнулся.
        - Вам бы всё побольше поесть… Никакие места искать вам не надо, у вас уже есть места - во-он там, - маг посохом указал на ближний к тронному возвышению стол.
        - Ничего себе! - ахнул Зихий. - Я буду сидеть совсем рядом с королём! Обязательно отцу расскажу, когда вернёмся, пусть порадуется. И наверняка прикажет в семейной книге записать «Зихий Древославный сидел на пиру рядом с королём Эбенором». И потомки нашего рода будут считать это подвигом, вроде подвига Вигендрота, убившего дракона.
        - Вот именно, когда вернёшься, - неожиданно мрачным тоном произнёс Лейрус. - Пошли Ширела догонять.
        Волшебник и вправду уже двигался к столам для приближённых и юношам пришлось поспешить, дабы не отстать от широко шагающего сквозь расступающееся перед ним скопление людей Ширела. Когда Лейрус и его соратники догнали-таки Ширела, он показал им три пустующих стула возле боковой короткой стороны прямоугольного стола.
        - Я буду сидеть в центре, - пояснил маг, и уже повернулся уходить, как рядом появился тот крючконосый вельможа, которого Лейрус только что видел общающимся с
«лизоблюдом». Кстати, и сам прихвостень с мерзкой улыбочкой выглядывал из-за широкой спины своего, видимо, покровителя.
        - Давно тебя не было видн, Великий Маг, - резкий властный голос сановника звучал с холодной почтительностью. Впрочем, Ширел не остался в долгу - нарочито медленно повернувшись к говорящему, он насмешливо-вежливо ответил:
        - У меня, конечно, не столько много дел как у тебя, хранитель королевской библиотеки, но всё-таки иногда я тоже бываю занят.
        Побидос сделал вид, что не заметил в словах Ширела скрытой издёвки и высокомерно повернулся в сторону стоящих рядом молодых людей:
        - Я не знал, что теперь ближние к Их Величествам места могут занимать никому не известные люди.
        Нерождённый сделал шаг к Побидосу, гордо вскинул голову и звенящим стальным голосом громко изрёк:
        - Ты, Побидос из рода Юлигов, видимо, плохо думаешь о своём короле, если полагаешь, что он может допустить за стол подле себя людей, не заслуживающих такой чести. Ты считаешь Эбенора, владыку Лайтии, неумным?
        Внимательно наблюдавшему за Побидосом Зихию показалось, что нос вельможи ещё более прежнего скрючился. Хранитель библиотеки, напряжённо озираясь по сторонам, заметил, что прекрасно слышавшие реплику Лейруса придворные с ехидным любопытством (у сильных сановников при любом королевском дворе полным-полно недоброжелателей) ожидали от него, Побидоса, дальнейших действий. Лейрус одной фразой повернул напыщенность недооценившей его знатной особы против могучего царедворца: если бы Побидос продолжал гнуть свою линию, «что среди приближённых к королю сидит непонятно кто», то тем самым он в самом деле бросал тень на определяющего своё окружение монарха; признавая за неизвестными ему спутниками Ширела право сидеть за ближним к трону столом, он расписывался в собственной глупости, из-за которой опытный дипломат и прожжённый придворный ошибся в оценке встретившегося ему человека. В любом случае Побидос оказывался в проигрыше, его репутация не могла выйти из этой передряги незапятнанной.
        Всё-таки побледневший вельможа был тем ещё хитрецом, и раздумывал о том, какое же из зол наименьше, не дольше пяти-шести секунд. В конце концов он неестественно улыбнулся, негромко прошипел что-то вроде «конечно же, Его Величество сам выбирает, кто должен быть рядом с ним, и всегда делает это безошибочно…» и сердито (даже по походке было видно, что он в негодовании) проследовал к своему месту, рядом с девушкой в голубом платье.
        Ширел вздохнул:
        - Теперь попасть в библиотеку стало совсем сложно… Ты же обещал предупреждать меня о том, что собрался делать правильные глупости.
        - Извини, Ширел, не успел.
        - Понятно, что не успел. Ладно, я пошёл. Веселитесь.
        Как только волшебник отошёл, Зихий подскочил к Лейрусу и восхищённо зашептал:
        - Здорово ты его! В самом деле здорово! Даже у Ширела не получилось бы лучше словами уложить человека, тем более такого, на лопатки.
        - Да, - подхватил Зеникс. Впрочем, для него величие и искусность Лейруса во всём, в чём только можно было представить, были давно очевидным и само собой разумеющимся. Нерождённый хитро улыбнулся:
        - Запомните: недооценить любого противника - значит уже наполовину ему проиграть. Но недооценить себя перед началом схватки значит то же самое.
        Едва Лейрус закончил говорить, как воздух пронзили высокие звуки сигнальных труб, в которые усиленно дули вошедшие в зал двумя рядами обряженные в одинаковые костюмы мальчики. Между ними, держась за руки, шли король и королева, в некотором отдалении за ними следовал бойкого вида отрок. Разноголосый шум сразу стих. Эбенор и Мирела не торопясь прошествовали к возвышению, на котором стояло два трона. Король сел на тот, что был выше и ярче изукрашен мелкими разноцветными драгоценными камнями, его супруга - на более скромный. «Любовь любовью, а Ширел был прав, тщеславия у короля хватает» - подумал Лейрус.
        Друзья внимательно рассматривали правителей Лайтии. Эбенор был осанистым мужчиной в расцвете лет и сил. Прямые тёмные волосы, ровно прочерченные брови, волнистые длинные усы без бороды, крупное «породистое» лицо с весёлыми глазами - король, безусловно, внушал восхищение женщинам и расположение мужчинам. Мирела была, говоря откровенно, чересчур стройна, из-за чего казалась куда выше мужа, хотя была одного с ним роста. На миловидном лице бросались в глаза тонкий слегка вздёрнутый нос и властный рот женщины, с детства привыкшей повелевать (что неудивительно, если вспомнить, что Мирела была дочерью короля Вишира, правителя лежащего по ту сторону Горной Страны государства Агарии). Поговаривали, что на короля, человека по своей природе весёлого и склонного к приключениям и развлечениям, королева влияла весьма благотворно как женщина с хорошо выраженным чувством долга и ответственности. Во многом именно присутствие рядом такой женщины, как Мирела, помогало Эбенору быть тем «хорошим» монархом, каким его знали подданные и иноземцы.
        Когда королевствующая чета разместилась на тронах, трубы умолкли и мальчики-пажи выстроились позади возвышения, лицом к застывшим возле столов гостям. Эбенор знаком поманил к себе следовавшего за ними отрока, который тут же взбежал вверх по ступеням и, обняв его рукой за плечи, громко произнёс:
        - Гости моего дворца! Друзья, мои подданные и прибывшие из других мест! Сегодня у нас немалый праздник. Фанаг, племянник моей супруги, королевы Мирелы, пройдя
«испытание зверем», доказал, что отныне он уже не ребёнок. Конечно, перед тем, как доказать своё право именоваться мужчиной, ему ещё предстоит пройти не менее опасное, но куда более приятное испытание, - король весело подмигнул сначала Фанагу, затем всем присутствующим: мальчик в мгновение ока покраснел до кончиков ушей, а гости засмеялись нескромной шутке правителя. Эбенор, довольный собственным остроумием, от души захохотал, но тут же постарался сдержать себя, еле слышно пожурённый Мирелой («ну перестань, не смущай мальчика…»), и вернуться к серьёзному разговору.
        - Итак, сегодня мы празднуем это особое в жизни Фанага событие, важное для каждого мужчины. Наполним же кубки!
        С разных сторон на возвышение взбежали пажи, заблаговременно запасшиеся кувшинами, и осторожно налили тёмно-красное искрящееся в лучах клонившегося к закату солнца вино в золотые королевские кубки. Тем, чьи места были за ближним столом, кубки наполнили шныряющие рядом слуги; остальным гостям пришлось позаботиться о себе собственными силами. По залу волной пронёсся звук журчащей жидкости и переставляемых с места на место кувшинов. Подождав немного, король и королева встали и Эбенор, подняв кубок, громко выкрикнул:
        - Пусть же жизнь этого вчерашнего ребёнка, а сегодня юноши, будет долгой, беспечальной, непраздной и счастливой!
        Казалось, стёкла огромных окон дрогнули от единодушного оглушительного возгласа:
        - Пусть!!!
        Все приложились к кубкам. Кто-то выпил содержимое залпом, другие, более сведущие в пирах, лишь слегка пригубили - поспешишь напиться на пиру, домой не скоро попадёшь. Зихий, отпивший из кубка еда ли десятую часть, с восхищённым изумлением смотрел на Зеникса, осушившего свой кубок одним глотком. Пока гигант, удовлетворённо крякнув, утирал губы рукавом, Древославный наклонился к нему и поинтересовался:
        - Не боишься с такой скоростью пить? Захмелеешь, мы тебя отсюда не вытащим…
        Зеникс отмахнулся и потянулся за лежащей неподалёку зажаренной в чесночном соусе оленьей ногой:
        - На меня вино не действует. Сколько ни выпью, всё нипочём.
        - Вообще не пьянеешь?
        - Будто воду пью.
        - Вот бы мне так.
        - Что, вино любишь?
        - Ну как… От кубка-другого не откажусь. Напиваться не напиваюсь, конечно. Но если лишнего хлебну, на утро плохо…
        Зеникс, занятый поеданием оленьей ноги, пожал плечами: мне, парень, эти проблемы не знакомы. «Ну не может быть, чтобы вообще на него выпивка не действовала» - подумал Зихий и повернулся к Лейрусу. Тот, слышавший весь разговор, опередил вопрос Зихия ответом:
        - Он в самом деле от вина не пьянеет. Да что вино - всякие зелья и даже яды Зениксу нипочём.
        Зихию оставалось только удивлённо покачать головой, что он и сделал. В этот момент он случайно посмотрел на Побидоса: вельможа, нахмурив брови, зловеще смотрел на него. Древославный в ответ показал ему язык, заставив хранителя библиотеки растерянно моргнуть - ему, наверное, никто ни разу в жизни язык не показывал. Девушка в голубом платье, сидевшая подле Побидоса и также наблюдавшая за Зихием, заливисто и громко рассмеялась. Суровый взгляд вельможи заставил её смолкнуть, но взгляд девушки продолжал следить за Зихием, который, довольный своим очередным подвигом в столице (восседает практически по соседству с королём, язык высунул по адресу влиятельного вельможи - геройство за геройством…), задорно улыбнулся соседке Побидоса. Девица подарила в ответ еле заметную короткую улыбку, моментально исчезнувшую под повторившимся подозрительным взглядом ещё более помрачневшего вельможи.
        После того, как гости утолили немного свой голод (некоторые специально ничего не ели с самого утра, чтобы сполна отведать от королевских щедрот), в тронном зале начались разнообразные забавы. Сначала выступали хмурого вида субъекты с дрессированным диковинным зверьём с побережья Океана - длинными блестящими животными, лишёнными меха, походившие бы на разъевшуюся змею, кабы не морды, смахивающие на головы оленей, да не четыре плоских похожих на маленькие корыта лапы с короткими когтями. Эти странные создания вставали на голову, удерживаясь только на кончике носа; ловили головами бросаемые в них с большой скоростью и в немалом числе деревянные обручи, а затем незаметными движениями швыряли их на расставленные вокруг шесты; вставали на задние лапы и вполне сносно дрались с теми из гостей, кто вызывался вступить в единоборство. Парочка чересчур самонадеянных и не слишком уже трезвых «храбрецов» были повалены на пол размашистыми ударами зверей. Зеникс, насмотревшийся на мучения гостей, собирался было сам отправиться сразиться с чудного вида умноглазыми животными, но Зихий охладил его пыл:
        - Куда ты собрался? Зверушек избивать? А говорил, что вино на тебя не действует…
        Океанские диковины так и покинули импровизированную арену непобеждёнными, удостоенные одобрительных возгласов Эбенора. За ними последовали жонглёры факелами, устроившими настоящую пылающую круговерть. Потом были танцы невероятно гибких девиц, гнущихся едва ли не пополам и скрещивающие ноги за шеей. Когда в зале появились шуты, затеявшие уморительные игры с нелепыми хороводами, прыжками и гримасами, более половины пирующих уже слабо следили за происходящим - крепкое старое вино из королевских подвалов давало о себе знать. Всё чаще слуги выносили за двери бесчувственные тела гостей. Уже наступила ночь, но в зале было светло от множества светильников, расставленных где только можно.
        Король тоже немного пресытился представлениями и стал беседовать то с одним, то с другим из сидевших за ближним к трону столом. Наконец, он обратился к Ширелу:
        - Ширел, друг мой! Очень рад тебя видеть! Мирела подтвердит - не далее как позавчера я говорил: «что-то давно не видел я Великого Мага».
        Королева с дружелюбной улыбкой кивнула:
        - Это так. Я тоже рада твоему приезду, Великий Маг.
        Волшебник с достоинством поклонился.
        - Благодарю вас, ваши величества.
        - Где же ты так долго пропадал? - спросил король.
        - Дела.
        - И наверняка сюда ты приехал тоже не просто так.
        Ширел с наигранной ошеломлённостью развёл руки в стороны.
        - Вы, видимо, читаете мысли, ваше величество. Впору не меня, а вас именовать Великим Магом.
        - Да ладно, ладно тебе, - махнул рукой Эбенор, не скрывая того, что лестное замечание мага ему весьма приятно.
        - Если уж вы обладаете такой проницательностью, то наверняка догадались, что именно дело привело меня сюда.
        - Вот как?
        - Да, и в ваших силах помочь мне, ваше величество.
        - Что ж, говори. Я с радостью тебе помогу, Ширел.
        - В вашей библиотеке находится манускрипт, с которым мне крайне важно ознакомиться.
        - Ну, так весьма кстати с нами и хранитель библиотеки. Побидос!
        - Слушаю, Ваше Величество!
        Лейрус, наблюдавший за Побидосом, заметил, что при упоминании Ширелом королевской библиотеки лицо вельможи на долю мгновения вспыхнуло злорадной усмешкой. «Просто так мы в библиотеку не попадём» - понял Лейрус.
        Эбенор между тем продолжал:
        - Побидос, ты слышал? Ширелу нужен какой-то свиток из моей библиотеки.
        - Исполню любое ваше приказание.
        - Ширел, что тебе там нужно?
        - Мне нужен манускрипт времён короля Дрейда Одинокого, который правил в эпоху Единого Королевства. Свиток достаточно легко узнать - на нём должен быть символ Драконьих Магов.
        Король, пригубивший вина, спросил Побидоса:
        - Ну что, имеется такой свиток?
        Вельможа, сделав сосредоточенное лицо и придав ему сожалеющее выражение, покачал головой:
        - Увы, Ваше Величество, такого манускрипта нет. Я хорошо это знаю, потому что совсем недавно была сделана перепись всех свитков в вашей библиотеке. Если бы моим переписчикам попалась рукопись с эмблемой Драконьих Магов, я бы непременно об этом знал.
        - Значит, нет такого манускрипта, - задумчиво и со скрытым недоверием проговорил Ширел. - Ваше величество, я не сомневаюсь в добросовестности хранителя вашей библиотеки… Но бывает, что не обратили внимание на какой-нибудь ящик с ветхими свитками, или не успели внимательно посмотреть, нет ли на манускрипте каких-нибудь знаков. Чтобы не занимать время достойного Побидоса, я и мои спутники могли бы сами осмотреть библиотеку - я уверен, что нам повезёт и мы обнаружим искомое.
        - Конечно, - согласился Эбенор.
        - Боюсь, ничего не получится, - «сокрушался» Побидос. - Только вчера мы начали просушивать все хранящиеся в библиотеке манускрипты. Мы зажгли светильники с иссушающими ароматическими травами, которые помогают дольше сохранять свитки. В библиотеку нельзя заходить по меньшей мере ещё несколько дней, иначе дело не только не будет доведено до конца, но и будет непоправимо испорчено.
        - Надо же, как в библиотеке всё сложно, - нахмурился король.
        - Да, Ваше Величество, рукописи требуют большого внимания.
        - Раз делами королевской библиотеки занимается такой внимательный и знающий человек, как достопочтенный Побидос, за рукописи Миноры можно не волноваться, - сладким голосом почти пропел Ширел, пронзая вельможу недобрым взглядом. Хранитель библиотеки забеспокоился (он не хотел явной вражды с Великим Магом), но на двусмысленный комплимент ответил учтивым поклоном.
        - Что ж, Ширел, ты сам всё слышал, - произнёс Эбенор. - Придётся тебе немного подождать с этим свитком.
        Волшебник молча кивнул и продолжил любоваться проказами шутов: но сидевшие на приличном расстоянии от него юноши готовы были поручиться, что сквозь шум и гам, царивший на пиру, они явственно расслышали скрежет зубов разъярённого Ширела.
        Вскоре после этой сцены король и королева удалились на покой и пир стал постепенно дотлевать до полного затухания. О том, по какому поводу был устроен пир, большинство гостей позабыли уже давным-давно. Всё реже в зале появлялись шуты и танцоры, всё чаще гости стали выбираться на улицу, кто относительно самостоятельно, пошатываясь и норовя за что-нибудь ухватиться, а кто и не обошёлся без помощи со стороны. Буквально сразу же после того, как Эбенор и Мирела покинули пир, Побидос резко встал со своего стула и что-то негромко сказал сидящей возле него девушки. Вельможа собирался возвращаться домой. Вдвоём со своей спутницей Побидос прошёл мимо Зихия и его друзей: сын Урсуса всё это время неотрывно следил за грациозной фигурой в наряде ласкающего глаз голубого цвета. Девица демонстративно не поворачивала голову в сторону юноши, но, когда прошла совсем рядом от него, Зихию на колени упала сложенная треугольником записка. Зихий, не теряя времени, спрятал её в складках одежды и осмотрелся по сторонам - не заметил ли кто-нибудь? Вроде бы нет.
        Тут же Ширел подал юношам знак следовать за ним. Пройдя за тронное возвышение, волшебник дождался, когда спутники догонят его и мрачно сказал:
        - Не нужно было ссориться с Побидосом. Это очень не вовремя. Я предполагал, что завтра, ознакомившись с манускриптом, мы двинемся дальше. Сейчас у нас каждый день на счету, а тут…
        - Что же делать? - озвучил вертевшийся у всех в головах вопрос Зеникс, чёрное одеяние которого, перепачканное едой, начинало отчётливо расползаться по швам.
        - Не знаю.
        - Ну ты же маг! - простодушно воскликнул Зихий. - Что тебе стоит прочитать какое-нибудь заклинание, проникнуть в библиотеку и найти эту рукопись, будь она неладна.
        - Библиотека окружена мощной защитой против любого рода волшебных заклинаний. Не следует забывать, что в ней хранится множество древних книг по колдовству, и каждый колдун выкрал бы любую из них при первой возможности. Поэтому и установлена такая непробиваемая чарами и волшебством защита.
        - Что же делать? - растерянно повторил Зеникс.
        - Пока не знаю… Я отправляюсь в гостиницу. Вы со мной?
        - Ступай, Ширел. Мы немного задержимся, - ответил Лейрус.
        - Не нравится мне твой тон, Нерождённый. Наверняка что-то задумал… Ладно, я буду в гостинице.
        С этими словами Ширел, погрузившись в раздумья, вышел из пустеющего зала.
        - Что же делать? - не унимался светловолосый великан.
        - Да уймись ты! - не выдержал Зихий. - Что заладил: «что делать, что делать»? Не знаю я, что делать.
        - А ты записку прочитай, может, мысли какие появятся, - невинным голосом посоветовал Лейрус.
        - Какая записка? - наполовину удивлённо, наполовину притворяясь спросил Древославный.
        - Та самая. Которую тебе Флорина передала перед уходом.
        - Какая Флорина? - теперь уже на самом деле удивился Зихий.
        - Флорина - это дочь Побидоса, что сидела возле него за столом. А записка… вот эта, - Лейрус молниеносным движением извлёк из-за пояса дёрнувшегося было Зихия серый бумажный треугольник.
        - А-а-а, ну да, записка, - не стал упорствовать в отнекивании Зихий.
        - Ух ты, бумага из Горной Страны, - изумлённо проговорил Зеникс, рассматривая треугольник в руках Лейруса. - Это же большая редкость. Я видел бумагу только раз в жизни.
        - Прочитай, - Лейрус протянул записку Зихию. Тот тут же развернул хрустящую бумагу, источающую еле уловимый цветочный запах, и стал читать Прочитав про себя, он негромко, для друзей, огласил содержание письма:

«Драконьи Кварталы, дом рядом с таверной „На берегу Ивисы“, две статуи на крыше, северный балкон, где растёт дикий плющ».
        - Будь я проклят, если она не назначает мне свидание! - хлопнул себя по ноге Зихий.
        - Ну что же, если девушка приглашает тебя на встречу, нужно идти. Пошли, - скомандовал Лейрус и подтолкнул друзей к выходу.
        
        Несмотря на то, что небо было покрыто рваными мохнатыми облаками, поглотившими большинство звёзд и лишь изредка пропускающими к земле лунный свет, передвигаться по ночной Миноре было довольно просто, освещения хватало для безболезненного ориентирования в городе. Однако при всём при этом самостоятельно найти искомый дом друзья не смогли. Пришлось Зихию спрашивать у городских стражников, стоявших на одном из перекрёстков, как пройти к таверне «На берегу Ивисы». Стражники подозрительно покосились на возвышающегося за спиной Зихия Зеникса, который в своём расползавшемся на глазах одеянии выглядел и в самом деле странновато, но указали дорогу:
        - Сейчас пойдёте по этой улице, дойдёте до статуи Эвенгарда Молчаливого, с копьём и на коне, и повернёте налево. Дальше прямо-прямо и выйдете к таверне.
        Поблагодарив, юноши двинулись, как было сказано. Зеникс, полностью полагаясь на Лейруса, не задавал никаких вопросов, сосредоточившись на сохранении своего благопристойного вида. Зато Зихий то и дело недоумённо поглядывал на невозмутимо шагавшего Нерождённого. Наконец, сын Урсуса озвучил свою озабоченность:
        - Лейрус, а зачем мы туда идём?
        - Тебя пригласили на свидание.
        - Понятно. Зачем вы с Зениксом туда направляетесь?
        - Боишься, помешаем?
        - Ну-у-у…
        - Не беспокойся, твоей романтической встрече никто мешать не будет.
        - Ну, так сразу и романтической…
        - Послушай, Зихий. Флорина - дочь Побидоса. Побидос - хранитель королевской библиотеки. В этой библиотеке где-то лежит манускрипт, ради которого мы и явились в Минору. Сейчас стало яснее?
        - Мы захватим эту девушку и заставим этого хрыча выдать нам этот свиток! - осенило Зеникса.
        - Это, конечно, вариант, - кивнул Лейрус. - Но мы обойдёмся без таких резких шагов. Зихий встретится с этой красивой особой, они пообщаются, и думаю, наш друг найдёт способ уговорить девушку помочь нам.
        - Не нравится мне это, - покачал головой Зихий.
        - Что ж, давай последуем предложению Зеникса.
        - Нет-нет!
        - Значит, мы договорились.
        Зихий согласился. «В конце концов это будет даже интересно». Посмотрев на угрюмо шагающего великана, он проговорил:
        - А ты опасный человек, Зеникс. Чуть что, сразу «захватим», «заставим»… Удивляюсь, как ты за время пути никого живьём не съел.
        - Поговори мне, - беззлобно проворчал Зеникс, успевший уже понять, что его недавно обретённый друг любит съязвить.
        Тем временем впереди показалась шумная таверна, возле входа в которую валялось несколько напившихся до бесчувствия тел. Крепкого вида лысый детина, скорее всего вышибала, стоял, прислонившись к столбу, на который был привешен крупный мерно покачивающийся фонарь, равнодушно пресекая нетвёрдые попытки ещё способных передвигаться бывших посетителей питейного заведения вернуться в таверну. Прямиком над вышибалой висела солидная вывеска с большим довольно прилично нарисованным кубком и бросающейся в глаза золотистой надписью «На берегу Ивисы».
        - Да уж, здесь над вывеской поработали на совесть, не то что в «Бешеном кабане», - одобрительно отозвался Зихий.
        - Вернёмся, расскажу Цинитрию, что ты нелестно отозвался о его гостинице, - пригрозил Лейрус, оглядывая окрестности в поиске указанного в записке здания.
        - Я же пошутил. Тем более…
        Лейрус не дал Зихию договорить, кивком головы указав возвышающийся дальше по улице трёхэтажный большой дом, вытянувший в ночное небо какие-то три тёмных силуэта на крыше. Древославный понимающе кивнул и тихо обратился к Зениксу:
        - Пойдём.
        - Сейчас, - пробурчал гигант резким движением с треском сорвавший сначала один, а за ним и другой рукав. С некоторым облегчением разминая затекшие мышцы рук, Зеникс бросил ошмётки возле одного из валявшихся неподалёку пьяниц и двинулся вслед за друзьями. Лысый вышибала так и не взглянул ни разу на колоритную троицу.
        Непонятными силуэтами, выделяющимися на крыше большого особняка с изящными колоннами при входе, оказались две статуи, изображающие бородатых мужчин в плащах, и дымовая труба, напоминавшая ствол с несколькими боковыми ветками - от основной трубы в разные сторону отходило несколько меньших труб.
        - Вот мы и пришли, - произнёс Зихий. - Что дальше?
        Лейрус осмотрел дом. Все находящиеся на фасаде окна были темны. Возле парадной двери подрёмывал, сидя на низкой каменной скамье, сторож, рядом с которым лежали короткий меч и трещотка, с помощью которой он мог в случае необходимости подать сигнал какому-нибудь оказавшемуся поблизости патрулю городской стражи (а в Драконьих Кварталах стражников было предостаточно).
        - Как там было сказано - северный балкон, - почти шёпотом размышлял Нерождённый, посмотрел на таверну, определяя в какой стороне Королевский холм, и прошёл дальше по улице. С правого боку (и северной стороны) дом Побидоса не прилегал вплотную к соседнему зданию, между ними находилась довольно широкая, в два десятка шагов, полоса. Взглянув поверх невысокой каменной ограды, Лейрус сказал:
        - А вот и балкон.
        Балкон находился на уровне третьего этажа, под самой крышей, благодаря чему с улицы его практически не было заметно при мимолётном взгляде.
        - Вы будете ждать меня здесь? - спросил Зихий.
        - Нет, это опасно. Во-первых, мы должны быть неподалёку от тебя - вдруг вся эта история с запиской западня.
        - Западня?
        - Да. Думаю, Побидосу не впервой расправляться с недругами посредством хитрости и ловушек. Да и его «лизоблюд» тоже в этом отношении, уверен, далеко пойдёт.
        - Ты думаешь, девушка… Флорина в этом замешана?
        - Не знаю. Возможно, она и ни причём. А может быть, в её лице растёт достойная смена отцу. Во-вторых, если мы будем торчать на улице, это будет выглядеть подозрительно. Стоит стражникам увидеть нас здесь, как появятся вопросы: а что это такие подозрительные субъекты, один из которых великан в каких-то лохмотьях, делают ночью возле дома богатого и знатного вельможи? Справимся мы с ними быстро, но без шума не обойдёшься, а значит, ты не сможешь незаметно встретиться с девушкой. Поэтому нам всем нужно перебраться через ограду.
        - Ладно, мы с тобой перелезем, но что делать с этой горой? - с сомнением в голосе поинтересовался Зихий, глядя на Зеникса.
        - А что со мной делать? Я тоже перелезу внутрь, - уверенно, да не слишком, заявил гигант.
        Зихий красноречиво промолчал, Лейрус же продолжал рассуждать:
        - Вообще-то здесь не так уж и высоко и Зеникс достаточно проворен, чтобы справиться с этой преградой. Но я думаю, - Нерождённый подошёл к доселе незамеченной низкой дверце в стене, - что нам приготовили удобный вход внутрь.
        Лейрус толкнул дверцу и она с тихим глухим скрипом отворилась. Лейрус широким жестом пригласил друзей последовать за ним и, пригнувшись, исчез в темноте неосвещённого двора. Вторым, скрючившись в три погибели, пролез Зеникс, Зихий постарался как можно тише закрыть за собой калитку и побежал к ожидавшим его возле колодца спутникам.
        - Как ты догадался, что эта дверца открыта? Или ты владеешь каким-то волшебным заклинанием? - прошептал Зихий Нерождённому.
        - Нет, - ответил Лейрус, внимательно следя за продолжающим сидеть в полудрёме сторожем. - Но если девица в записке указала, как пробраться в дом, уж о том, как попасть во двор, она должна была позаботиться. Если в ограде есть запасная дверца, значит…

«Как же он всё-таки неглуп» - мысленно восхитился Лейрусом Зихий. «Никогда бы не поверил, что он почти мой сверстник».
        Боковая северная сторона дома также почти целиком спала. Почти - на втором этаже ближнее к уличной ограде окно светилось равномерным приглушённым светом. Именно возле этого окна проложил свой путь к крыше сильно разросшийся дикий плющ, бывший единственным путём, по которому с земли можно было забраться на балкон третьего этажа.
        - Ты лезь наверх по плющу, мы будем здесь. Если услышишь трёхкратный совиный крик, поскорее выбирайся из дома. Постарайся выведать что-то интересное о королевской библиотеке. Или раздобыть что-нибудь, что сможет нам помочь попасть туда, - напутствовал Зихия Лейрус.
        Уроки дронона, полученные Зихием в детстве, не прошли даром. Проверив, достаточно ли прочно толстые покорёженные стебли дикого плюща крепятся к крыше, Зихий стал проворно взбираться по ним вверх, стремительно перебирая руками. Подобными забавами он увлекался ещё в Дроке, когда совсем маленьким карабкался по всяческим верёвкам, развешенным на заднем дворе. Преодолев расстояние до светящегося окна второго этажа, юноша медленно, стараясь остаться невидимым, заглянул в комнату. Ему открылось не слишком большое помещение, уставленное многочисленными полками с книгами, свитками и отдельными листками исписанной бумаги. Боком к окну за широким столом сидел Побидос. Вельможа был в домашнем просторном одеянии и что-то увлечённо писал посеребрённым пером, то придвигая, то отставляя от себя подсвечник с пятью свечами. Временами Побидос брал в руки и перечитывал лежащие стопкой на столе манускрипты, затем снова брался за перо. Зихий решил не тратить время на любование письменной работой хранителя библиотеки и с медленной осторожностью, дабы не издать ни шороха, принялся подниматься дальше, к балкону под самой
крышей. Это заняло у него немного времени; когда же он, осмотревшись, перекинулся через перила балкона, тёмная стена внезапно оказалась тяжёлой бархатной тканью, раздвинулась, открывая режущий привыкшие к темноте глаза свет, и изящные девичьи руки буквально втащили Зихия внутрь, сомкнув за ним прежнюю завесу.
        Это было всё, что смогли снизу рассмотреть Лейрус и Зеникс. Нерождённый настороженно прислушался, не раздастся ли какой подозрительный звук: вот из недалёкой таверны с звонким всхлипом вылетел очередной невменяемый посетитель, вот за изгородью, выставив над нею покачивающиеся древки копий, прошла, переговариваясь между собой, «пятёрка» ночной стражи, вот закашлялся любящий поспать сторож, встал, прошёлся до ворот, посмотрел вслед удаляющимся стражникам, вернулся к своей нагретой скамье и снова уселся дремать. В доме царила тишина. Подождав минуту-другую, Лейрус пробормотал:
        - Если в первые минуты всё тихо, значит, всё в порядке. Теперь будем ждать.
        Ждать пришлось немало. Тучам, бродившим над городом в немалом числе, уже надоел однообразный уличный пейзаж и они разбрелись по окрестностям Миноры в поискам более живописных зрелищ. Луна, явно довольная тем, что наконец-то вышла на свою любимую сцену, светила не жалея сил, делая видимым каждую мелочь на много шагов вокруг. Свет на втором этаже сначала покачнулся, затем становился всё бледнее и рассеяннее, затем вовсе исчез, погрузив дом в полную темноту. Повеяло холодом, от которого больше страдал Зеникс - его наряд, вернее то, что от него ещё осталось, плохо защищал могучего воина от пробирающего до костей весеннего ночного морозца.
        - Ну, я ему покажу, как людей морозить, - Зеникс, стуча зубами, пообещал неприятности Зихию.
        Застрекотали сверчки, пронизывая прозрачный синеватый воздух своими громкими трелями. По двору запрыгали, тяжело шмякаясь о землю, большие жабы, живущие в каналах и пещерах под городом. Днём их редко можно увидеть на улицах, зато с заходом солнца множество этих лягушек, недовольно урчащих и ленивых настолько, что не желают даже толком квакнуть, поднималось на поверхность. Одну такую, звонко шлёпнувшуюся на широченное плечо Зеникса, продрогший и злой гигант раздражённо смахнул в стену соседнего здания, превратив жабу в склизкое пятно.
        - Бр-р-р… С детства ненавижу лягушек, - проговорил Зеникс.
        Лейрус понимающе кивнул.
        Когда Зеникс наконец обвыкся и стал меньше маяться холодом, наверху, на балконе появилась широкая щель света, проскользнула тень, за ней другая, щель исчезла, затем снова появилась и опять растворилась в серой громаде дома. Следом раздался шорох, ещё один, более явный шум, и друзья увидели скользящего вниз по плющу Зихия. Приземлившись, Древославный несколько секунд осматривался, вспоминая, где должны быть его товарищи; разглядев поднимающуюся гигантскую фигуру, он не спеша, расслабленно направился к колодцу. Лейрус также поднялся на ноги. Едва Зихий подошёл на расстояние вытянутой руки, он оказался заграбастанным ручищей Зеникса, который притянул его к себе и прошипел:
        - Ты чего там торчал столько времени? Я тут чуть не околел от холода!
        - Отпусти… - сдавленным голосом попросил Зихий. Зеникс разжал стальные пальцы.
        - Вот тебе и благодарность, - усмехнулся сын Урсуса, потирая грудную клетку.
        - Судя по тому, сколько времени мы тебя ждали, вы с этой девушкой нашли общий язык, - высказался Нерождённый.
        Зихий ничего не ответил, лишь неловко, молодцевато-смущённо пожал плечами и кивнул.
        - Этого следовало ожидать.
        - Почему? - не понял Зихий.
        - Достаточно было подсчитать число ужасно похожих на тебя розовощёких детей, бегающих по вождескому дому и двору в Дроке, чтобы понять, что в этом деле ты времени зря не теряешь.
        - Кобель, - подытожил размышления Лейруса Зеникс.
        Зихий обратился к Лейрусу, оставив без ответа реплику Зеникса:
        - В этом случае я бы поспорил, кто кого бойчее - я или Флорина. Ох, ну и штучка…
        - Ближе к делу.
        - Ближе некуда, - произнёс Зихий донельзя довольным голосом и извлёк из складок одежды нечто, завёрнутое в синий платок.
        - Что это? - нахмурился Зеникс.
        - Это - ключ от королевской библиотеки.
        - Ого… - уважительно протянул великан. - Я же говорю - кобель.
        - Иди ты…
        - Отлично. Я надеюсь, это запасной ключ?
        - Ага.
        - Значит, Побидос его утром не хватится… Теперь - во дворец, - распорядился Лейрус.
        - Как во дворец? Мы ничего не скажем Ширелу? - удивился Зихий.
        - Днём всё расскажем. Когда доберёмся до манускрипта.
        Крадучись все трое подошли к боковой дверце в ограде, Зихий выглянул удостовериться, что на улице никого нет, выбрались из двора Побидоса и быстрым шагом двинулись обратно по своему старому маршруту, к Королевскому Холму.
        - И всё-таки нужно было известить Ширела, - настаивал Зихий, едва поспевая за размашистыми шагами Зеникса и Лейруса. - И вообще - как мы доберёмся до библиотеки? Нас и на Королевский Холм не пустят без волшебника, не то что во дворец.
        - Как ты себе это представляешь? - осведомился Лейрус, отмахиваясь от редких, но на удивление крупных красноносых комаров, снующих по вдоволь освещённым улицам. - Мы приносим ключ Ширелу, утром мы все вместе отправляемся во дворец и… И что?
        - Откроем библиотеку и найдём этот манускрипт, - удивился непонятливости собеседника Зихий.
        - Да, Ширел подойдёт к Побидосу и заявит: «Вот, мол, мы раздобыли ключ от королевской библиотеки. Где раздобыли? А, так у нас имеется один удалец, так он соблазнил вашу дочь…»
        - Подождите! Это она меня соблазнила! - с возмущением уточнил Зихий.
        - «…И выкрал из вашего дома сей ключ. Теперь мы пришли, чтобы вломиться в библиотеку и найти то, чего, по вашим словам, там нет. И нам наплевать на всю вашу болтовню о том, что в библиотеке зажжены какие-то специальные травы и открывать двери в неё нельзя. И на то, что король вам поверил, нам тоже, откровенно говоря, наплевать свысока и издалека». Что ответит на это Побидос? В лучшем случае пошлёт подальше, в худшем - нажалуется королю и правильно сделает.
        - Почему мы должны непременно спрашивать разрешения у Побидоса, чтобы попасть в библиотеку? Он ведь не торчит целыми днями столбом возле входа в неё.
        - Побидос там не торчит, а вот стража там имеется и у неё приказ: без разрешения хранителя библиотеки никого внутрь не пускать.
        - Откуда ты знаешь?
        - Можешь мне поверить.
        После этого Зихий сдался и согласился с Нерождённым, что проникнуть в библиотеку и разыскать свиток можно и без участия в этой затее Ширела. Но…
        - Но как мы проберёмся в библиотеку? Мы даже не знаем, где она находится…
        - В подвале терема, в котором живут придворные.
        - Как мы вообще попадём на Королевский Холм?
        - Попросим нас пропустить.
        Зихий удивлённо уставился на Лейруса: нашёл время для шуток. Однако Нерождённый был непроницаемо-серьёзен.
        - Попросим? Просто так подойдём и скажем: «Пропустите нас на Холм, нам очень нужно»?
        - Примерно так.
        Зихий хмыкнул, но оставил свои сомнения при себе, успев за непродолжительное время знакомства с Лейрусом не единожды убедиться в его находчивости.
        Друзья вынырнули из переулка на пустующую площадь перед Королевским Холмом. Угловые фонтаны неясно мерцали в колышущемся сумраке мягко шелестевшими струями, центральный же фонтан был ярко освещён окружавшими его фонарями с разноцветными стёклами, благодаря чему вода в нём искрилась в синих, фиолетовых, золотистых, зеленоватых и ещё невесть каких бликах. Из-за этого многочисленные каменные фигуры казались живыми, готовыми вот-вот пошевелить затекшими за день телами. Возле ворот, за которыми уходила вверх дорога ко дворцу, стало меньше, чем днём городской стражи и раза в два больше воинов в гвардейских доспехах. Да ещё городские собаки, озябшие на ночном воздухе, жались к жаровням охраны, снисходительно терпевшей четвероногих.
        Нерождённый со спутниками за спиной уверенным шагом продвигался к воротам, как трое из сгрудившихся над огнём гвардейцев преградили им дорогу.
        - Что вам нужно? - спросил один из них. Выразительные взгляды гвардейцев на те лохмотья, в которые превратился костюм Зеникса, свидетельствовали о том, что вряд ли юноши могли рассчитывать на то, что стража примет их за знатных придворных и без лишних расспросов пустит на Холм.
        - Позови Сардра, - властным тоном приказал Лейрус. - И поживее - дело срочное.
        Гвардеец засомневался, всё ещё поглядывая на не внушающую доверие одежду великана, но всё же двинулся в сторону стальной двери, расположившейся сбоку от запертых на ночь ворот. К двум уже стоявшим на пути друзей гвардейцам присоединилось ещё столько же - на всякий случай.
        - Кому я там понадобился? - раздался малость недовольный голос и из-за двери показался Сардр. - А, это вы… Чем могу помочь?
        - Нам нужно срочно попасть на Королевский Холм. У нас важное поручение от Великого Мага.
        Неизвестно, икалось ли Ширелу в этот момент, когда его именем без зазрения совести и без его ведома пользовались для проникновения на хорошо охраняемую территорию с целью ночного ограбления королевской библиотеки. Как бы то ни было, говорил Лейрус спокойно и убедительно.
        Услышав о Великом Маге, Сардр на секунду задумался, но тут же кивнул:
        - Конечно, для Великого Мага и его приближённых путь на Холм всегда открыт. Проходите в эту боковую дверь - мы уже заперли ворота на все засовы, открывать их все слишком долго.
        Друзья не возражали и, не теряя времени, проскочили в дверь. Следом последовал Сардр, с ленцой отмахивающийся посеребрённой булавой от ночных насекомых.
        - Дать вам сопровождающего с факелом? - любезно поинтересовался старший гвардеец.
        - У нас сейчас меняют фонари вдоль дороги наверх, так что света немного.
        - Благодарю, мы сами найдём дорогу, - не менее вежливо ответил Лейрус. - Спокойной вам ночной смены.
        - И вам удачи, - пожелал в ответ Сардр и скрылся в строении для охраны, примостившемся возле дороги.
        - Знал бы ты, зачем мы сюда явились, поостерёгся бы удачи желать, - буркнул Зихий.
        Лейрус усмехнулся и все скорым шагом двинулись вверх. И в самом деле было темновато, но, пока дорога не превратилась в ступеньки, никаких затруднений с передвижением во мраке не возникало.
        - Ладно, с гвардейцами внизу получилось, - поёживаясь от прохладцы, вымолвил сын Урсуса. - Но ведь с телохранителями Эбенора фокус с «поручением от Великого Мага» не пройдёт. Даже если мы вызовем к нам Торвуса Бесстрашного, в королевские покои он нас не пустит.
        - А что нам делать в королевских покоях? - спокойно спросил Нерождённый.
        - ?
        - Я сказал, что библиотека находится в помещении, где живут придворные. Это здание телохранителями не охраняется. Не помнишь моих слов? Что, сладкая ночь затмила голову?
        - Я же говорю - кобель… - сказал, громогласно хмыкнув, Зеникс.
        - Да хватит вам… - Зихий, которому успели надоесть добродушные насмешки друзей, широко замахнулся и шарахнул по спине Зеникса. Рука Зихия, скользнув по стальным мышцам гиганта, запуталась в нитках торчащих из шикарного наряда. Стремясь высвободить руку, Зихий с усилием дёрнул: раздался треск и остатки одеяния Зеникса начали сползать на землю. Великан успел подхватить костюм до того, как оголил нижнюю часть торса.
        - Ну, я тебе покажу… - взревел Зеникс.
        - Извини, я не хотел… - смущённо оправдывался Зихий.
        Зеникс неуклюже пытался прикрыться путающимися в его крупных руках тряпками. Лейрус, оценив его старания, произнёс:
        - Что ж, дальше тебе в таком виде идти нельзя. Будешь ждать нас здесь.
        - Как - ждать здесь? А если меня тут кто-нибудь встретит и начнёт выспрашивать - что я ту делаю? Что я скажу?
        - Тем более в таком виде? - подхватил Зихий.
        - У вас есть другие предложения? - спросил Лейрус. - Взять полуголого Зеникса во дворец? Мы не успеем и десяти шагов пройти, как нам преградят дорогу. Или отпустить Зеникса в гостиницу? Мало того, что у стражи возникнут подозрения - входили втроём, а выходит один, да ещё и почти без одежды, - Зеникс, ты уверен, что в ночном незнакомом городе найдёшь дорогу к «Бешеному кабану»?
        Великан смущённо покачал головой.
        - Ну вот и получается, что единственный выход - оставить тебя здесь. Отойди к краю дороги, может тебя и не приметят. Благо, фонари здесь сейчас почти не горят.
        Оставив Зеникса, Лейрус и Зихий преодолели остаток дороги и, подойдя к верхним воротам, услышали из-за них приглушённую возню. Возле ворот находился только один стражник, не обративший на вошедших особого внимания - видимо, полагался на гвардейцев внизу, которые абы кого на Холм не пропустили бы. А на Холме творилось нечто интересное…
        Не слишком громко, дабы не нарушить покой королевской четы, по всей площадке между дворцовыми зданиями суетилось немало народа. Кого здесь только не было - гвардейцы с факелами, то поодиночке, то группами торопливо проходящие то в одну сторону, то в другую; дворцовая прислуга, в какой-то беспокойной бестолковой спешке умудряющаяся топтаться сразу в двух местах - возле входа терема для придворных и немного поодаль, возле скопления придворных дам. Дамы были не слишком наряженные, чтобы не забыть, что на дворе ночь и дело происходит не на королевском приёме, и не слишком неухоженные, чтобы запамятовать, что они всё-таки придворные. Дамы все как одна были как-то весело взволнованны; только одной из них, слишком уж горестно покачивающей головой и возмущённо выговаривавшей что-то стоящему перед ней гвардейцу дородной женщине средних лет с выпученными глазами, было явно не до веселья.
        Лейрус подошёл к заинтересованно глазевшему на всё это гвардейцу и спросил:
        - Воин, что здесь происходит?
        - Госпожу Блавилу ограбили, - с энтузиазмом ответил постовой. - Украли у неё золотое ожерелье с камнями. А учитывая то, что госпожа Блавила двоюродная тётка по материнской линии Её Величества королевы Мирелы, имеющая, как все знают, привычку по каждому пустяку бежать жаловаться королеве, поднялся переполох и все ищут вора или хотя бы само ожерелье.
        - А-а-а, - протянул Лейрус. - Видно, всё это затянется.
        - Да уж никак иначе, - согласился, позёвывая, гвардеец. - До утра точно вся эта свистопляска не закончится.
        Лейрус и Зихий переглянулись: ясно было, что при таком скоплении шастающих по всему Холму людей проникнуть в библиотеку незамеченными нечего было и пытаться. Нужно было возвращаться в гостиницу.
        - Подожди меня здесь, - тихо сказал Нерождённый и быстрым шагом направился в сторону конюшен, скрывшись в людской круговерти. Зихий не успел толком и заскучать, наблюдая за горестными вздохами госпожи Блавилу, с энтузиазмом поддерживаемыми скучившимися вокруг неё придворными «подругами», как Лейрус вернулся, таща свёрнутый кусок грубой ткани.
        - Что это? - непонимающе взглянул на Лейруса Зихий.
        - Нужно же Зениксу чем-то прикрыться.
        - Это же накидка под седло, - рассмотрев свёрток, воскликнул Зихий.
        - Что смог найти, то и взял.
        Зеникс пытался стать незаметным, скромно пристроившись с краю дороги под не горевшим фонарём, но его исполинская фигура чётко прорисовывалась на фоне ночного неба. Друзей он встретил с удивлённым оживлением:
        - Что, уже? Вы уже нашли манускрипт?
        - Нет. Зато мы нашли тебе новый костюм, лучше прежнего, - обнадёжил друга Зихий.
        - Лучше не лучше, а уж точно просторнее, - добавил Лейрус, разворачивая свёрток. В руках у Нерождённого оказался большой квадратный кусок ткани с неровно вырезанным посередине отверстием.
        - Что это? - широко открыв глаза, спросил Зеникс.
        - Надевай-надевай. Подумаешь, это накидка на лошадь. Ничего страшного, повоняешь пару дней конюшней, привыкнешь, может, даже понравится, - как мог «ободрял» великана Зихий.
        - Я это не надену, - решительно заявил Зеникс.
        - Наденешь. И не слушай Зихия, ничем ты вонять не будешь. Эту накидку только что выстирали. Живо надевай и возвращаемся в гостиницу.
        Зеникс не посмел ослушаться Нерождённого и продел голову в вырезанное в куске ткани отверстие. Лейрус снял с плеча кусок верёвки и помог великану обвязать её вокруг пояса, чтобы его новый вместительный наряд не висел на нём, будто тряпка на столбе, и не мешал движениям многочисленными складками. Получилось весьма неплохо.
        - Лучше, чем совсем без одежды, - похвалил Зихий.
        Сардр вышел, чтобы открыть им дверь возле ворот, и поинтересовался:
        - Ну как, выполнили своё поручение?
        - Почти, - честно признался Лейрус и друзья направились через площадь, на ходу вспоминая дорогу, которой они утром пришли сюда вместе с Ширелом из «Бешеного кабана». Споров по поводу направления движения не возникло - Зеникс вообще не помнил, откуда они вышли на площадь, а Зихий согласился, что идти нужно именно по той улице, которую с первого раза указал Лейрус.
        - Ну, так что случилось? Почему вы не нашли свиток? - хмуро спросил Зеникс.
        - Не получилось. Попытаемся следующей ночью, - равнодушно пожал плечами задумавшийся о чём-то Лейрус.
        Больше никто никаких вопросов не задавал - близился рассвет, давали знать о себе усталость и желание наконец-то поспать. Скоро друзья добрели до гостиницы. В общем зале, как ни странно, было довольно людно.
        - Нужно перед сном горло промочить, - промычал всё чаще широко зевающий Зеникс.
        - Согласен, - устало кивнул Зихий. Лейрус, по-прежнему думавший о своём, молча согласился. Они сели за свободный стол, находившийся возле лестницы на второй этаж. Стоявший неподалёку слуга мигом подскочил к расположившимся и сладким голосом вопросил:
        - Чего изволите?
        - Чего-чего, вина неси, да побольше, - пробасил Зеникс, всё чаще с усилием разлепляя тяжёлые веки.
        - Уже несу! - со странной радостью выпалил слуга и исчез где-то в недрах задних комнат.
        - Какой исполнительный малый, - удивился Зихий.
        - Что-то я его до этого не видел, - машинально произнёс Лейрус, глядя на горящую в горшке посреди стола толстую свечу. К столу подбежала маленькая рыжеватая собачонка, вечно с голодным любопытством снующая по залу, и, с ожиданием уставившись на друзей, уселась тут же.
        - Сейчас тебе что-нибудь перепадёт, - пообещал Зихий.
        Собака, будто поняв обращённые к ней слова, вильнула хвостом и наклонила голову. В эту же минуту вернулся стремительный слуга и поставил на стол большой кувшин и три кубка.
        - Извольте…
        И тотчас слуга будто испарился. Зихий взял было кувшин, чтобы наполнить кубки, как Зеникс выдернул кувшин из его рук и приложился к нему, громко сопя.
        - Ну надо же, как тебя жажда мучит, - усмехнулся Зихий.
        Гигант, не отрывая кувшина от губ, что-то промычал и продолжал пить. Собачонка усиленно слизывала с каменного пола выплеснутое Зениксом во время изъятия кувшина из рук Зихия вино. Великан наконец утолил свою жажду - в кувшине вряд ли осталась хотя бы четверть содержимого. Зихий насмешливо произнёс, наливая вино в свой кубок:
        - Тебе бочку дай и ту выпьешь, не заметив.
        - Не вздумай пить вино, - ледяным голосом отчётливо сказал Лейрус. Зихий удивлённо взглянул на Нерождённого - тот смотрел себе под ноги. Проследив за взглядом Лейруса, Зихий увидал вытянувшуюся в линию собаку. По её остекленевшим бездвижным глазам было сразу ясно, что животное сдохло.
        - Что случилось? - грозно нахмурившись, задал вопрос Зеникс.
        - Она полизала вино, которое ты только что выпил, - объяснил Лейрус.
        - Вино отравлено? - почему-то шёпотом догадался Зихий.
        - Да. И нам повезло, что первым его попробовал Зеникс, на которого яды не действуют. А то бы сейчас лежали бы, как эта собака, а Зеникс смотрел бы на нас и удивлялся, что же произошло…
        - Спасибо, - искренне-серьёзным тоном сказал Зихий и похлопал Зеникса по плечу.
        - За что?
        - За то, что не умер.
        Лейрус тем временем подозвал стоящего у входа Михена, слугу, который вместе с Цинитрием встречал их в гостинице позавчера.
        - Михен, а что это за слуга, который принёс нам вина?
        - Это Ури, новенький, появился у нас только этим днём. Сказал, что один из наших известных клиентов посоветовал ему поискать работу у нас в гостинице. А у нас и правда не хватает рук - вот-вот начнётся Весенняя Ярмарка, народ в Минору так и повалит. Поэтому работники нам сейчас очень нужны…
        - Позови этого Ури сюда.
        - Сейчас, господин.
        - Что-то мне подсказывает, что от этого Ури здесь уже и следов не осталось, - мрачно высказался Лейрус, поглядывая на труп собаки. Он оказался прав: через несколько минут Михен вернулся, с виноватым видом разводя руками:
        - Господин, Ури нигде нет. Даже вещи его исчезли.
        - Понятно. Михен, похорони где-нибудь эту собаку. И вылей это вино в сточные каналы - не вздумай даже отхлебнуть из этого кувшина. Понял?
        - Всё будет исполнено, господин.
        - Ширел у себя в комнате.
        - Да, Великикй Маг вернулся вечером и сразу отправился к себе наверх.
        Лейрус дал Михену монету среднего достоинства и друзья поднялись в свою комнату. Как только Зеникс задвинул внутренний засов, Зихий спросил:
        - Кто же хотел нас отравить?
        - Подумай, - предложил Лейрус, снимая с себя костюм, подобранный Ширелом для королевского пира.
        - Гиротс?
        - Больше некому.
        - Гиротс? Нужно разобраться с этим парнем, - провозгласил Зеникс, с громким шлепком стукнувший кулаком о кулак.
        - Это точно, - поддержал друга Зихий. - Судя по тому, что я о нём слышал, Гиротс человек упорный и, если поставил себе какую-нибудь цель, то сделает всё для её достижения. А добиться этой цели, то бишь убить тебя, Лейрус, и нас заодно, ему куда легче здесь, в столице, где у него везде свои люди.
        Скинувший дневную одежду и облачившись в своё привычное одеяние, в том числе и в кольчужную рубашку, Нерождённый кивнул:
        - С Гиротсом нужно что-то делать. Это моя вина - я про него сегодня вообще забыл. Голова же занята этим манускриптом… Так что этот Ури мне вовремя напомнил о моей проблеме с Гиротсом…
        - О нашей проблеме с Гиротсом, - поправил Зихий.
        - О нашей проблеме… Нужно будет расспросить нашего пленного лучника, который пытался пристрелить меня. Но это позже. Сейчас спать, утром будем что-то решать.
        
        Воробьи, обильно рассевшиеся на открытом окне, громко оживлённо чирикали, обмениваясь какими-то своими птичьими новостями. Но Зихия разбудила не воробьиная болтовня - её сполна перекрывал сочный громкий храп. Приподнявшись, сын Урсуса огляделся и незамедлительно обнаружил источник помешавшего ему видеть сны звука (снилась ему, кстати, очаровательная крестьяночка из Дрока, та самая с карими глазами и ямочками на щеках… как же её зовут?) - в другом углу комнаты, растянувшись на спине и запрокинув голову, смачно храпел Зеникс. Лейруса в комнате не было. «Ну кому же ещё издавать такие чудовищные звуки, как не Зениксу» - подумал Зихий и зашвырнул в спящего друга подвернувшийся под руку башмак, который, стукнувшись о стену, шлёпнулся на грудь великана. Зеникс на секунду умолк, пошмыгал носом, будто желая чихнуть, и продолжил храпеть. Поняв бессмысленность своих усилий, Древославный махнул рукой и подошёл к окну, заставив копошащихся на нём воробьёв разом, как по команде, спорхнуть с подоконника и стайкой направиться вниз по улице. «Ого, да уже полдень» - взглянув на солнце, определил Зихий. «Давно пора
вставать. Странно что Ширел нас не разбудил спозаранку. И где Лейрус?» Одевшись, он уже собирался зайти в комнату волшебника, как дверь открылась и вошёл Лейрус.
        - Выспался?
        - Да… Если бы не храп Зеникса, поспал бы ещё. А ты где был?
        - Сейчас расскажу.
        - Что-то не видно Ширела…
        - Ширел отправился во дворец ещё утром.
        - Для чего?
        - Хочет попытаться повлиять на Побидоса, чтобы тот впустил нас в библиотеку.
        - Ну, это вряд ли.
        - Правильно. Да и Ширел понимает, что из этого ничего не получится, просто хочет попробовать. К тому же у него есть ещё какие-то дела, разговор с королём… Зеникс! Зеникс, просыпайся!
        Великан открыл глаза, потянулся, зевнул и хотел было вставать, как заметил лежащий у себя на груди башмак.
        - Это что такое?
        - Может быть, я тебя удивлю, Зеникс, но как это не странно, это башмак.
        - Послушай, низкорослый умник, я вижу, что это башмак. Как он здесь очутился?
        - А я откуда знаю. Просыпаюсь, смотрю, а ты башмак в зубах держишь. Ну, я думаю, дай помогу другу. Подхожу к тебе, вынимаю из рта башмак (а ты ещё вцепился в него, как ворлок в кусок мяса, еле выдернул), ты же давай руками ногами махать. Я побоялся, зашибёшь ещё во сне, отошёл. Так башмак и остался лежать…
        - Чего???
        - Одевайся, Зеникс, - прекратил перепалку Лейрус. - У нас сегодня много дел.
        - Каких дел?
        Тут раздался стук в дверь, Нерождённый разрешил войти, и в комнате появился Михен со здоровенным подносом, уставленным всякой съедобной всячиной.
        - Поставь здесь, - указал на центр комнаты Лейрус.
        - Слушаюсь, господин.
        - Ну что ж, давайте завтракать, - сказал Лейрус после того как за Михеном закрылась дверь.
        - Чур, Зениксу еды не давать, он уже сытый - всю ночь, небось, башмаки уплётывал. Кстати, что-то нигде не видно твоего второго башмака, Зеникс…
        Великан никак не ответил на едкость Зихия, одним укусом отправив в рот половину солидных размеров окорока. Остальные последовали его примеру и принялись за еду. За это время Древославный пару раз попытался поддеть Зеникса шуточками о его кулинарных пристрастиях к обуви, однако, поняв тщетность усилий отвлечь своего огромного друга от удовлетворения его утреннего аппетита, замолчал. А после того, как поднос общими усилиями был опустошён, шутливого азарта у сына Урсуса значительно поубавилось - нужно было определяться с планами на сегодня.
        - Нужно решать, что будем сегодня делать, - озвучил свою обеспокоенность Зихий.
        - Навестим Гиротса. - нейтральным тоном сказал Лейрус, будто произнёс банальнейшую фразу вроде «сегодня теплее, чем вчера».
        - Вот это правильно, - одобрил Зеникс, издавая набитым ртом трудноразличимые звуки.
        - Хм, никто и не спорит. Только где его искать? - осведомился Зихий.
        - В каналах под городом.
        - Где??? - хором спросили Зихий и Зеникс.
        - В подземных каналах. Я сегодня поговорил с нашим пленником (его зовут Тоф) и он любезно согласился показать нам дорогу к логову Гиротса.
        - Когда ты успел?
        - Учитывая то, что вы спите до полудня, у меня было немало времени.
        - Так чего же мы ждём? - с энтузиазмом воскликнул закончивший жевать Зеникс и поднялся. - Пойдём и разберёмся с ним.
        - Верно! - поддержал Зихий. - Но как же ты убедил этого парня… Тофа?… стать нашим проводником?
        Лейрус меланхолично усмехнулся.
        - Я просто назвал своё имя.
        - И всё?
        - Почти.
        - С ним всё в порядке?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ну, у нас в глубинке знают лишь одно средство заставить человека что-то сделать против его желания. Нет, два средства. Или угрозой смерти, или пыткой. Мы, Древославные, конечно, старемся до этого не доводить, но, будь уверен, окажись мой отец в подобном раскладе сил, он бы не остановился и перед использованием пытки.
        - Пытать никого не пришлось. Мы довольно мирно поговорили.
        Зихий вспомнил вызывающее поведение лучника позавчера вечером, когда его брали в плен, и с сомнением покачал головой, но ничего не сказал. Лейрус отдавал приказания:
        - Облачитесь в боевое снаряжение. Зеникс, возьми секиру, Зихий - лук. Сверху наденьте что-нибудь тёмное, скрывающее блеск оружия и всего металлического. Зихий, как выйдем на задний двор гостиницы, раздобудь десяток факелов - проследи, чтобы они были сухие и хорошо просмоленные.
        На сборы ушло не более пяти минут. Нерождённый внимательно осмотрел друзей и кивнул:
        - Спускаемся по чёрной лестнице в подвал. Зихий, ты идёшь с нами до подвала и отправляешься в конюшню за факелами и длинной крепкой верёвкой. Да, возьми этот мешок.
        Зихий ухватился за объёмистый мешок, лежащий возле двери. Мешок оказался на удивление лёгким, почти невесомым, что казалось удивительным при его внешних размерах.
        - Что в нём? Такое чувство, что там вообще ничего нет, - поразился Зихий.
        - Встретимся на заднем дворе, объясню. Вперёд.
        Троица скорым шагом прошла по коридору второго этажа и, стараясь производить как можно меньше шума, спустилась вниз по чёрной винтовой лестнице, которой, в отличие от постояльцев гостиницы, передвигавшихся по центральной широкой лестнице, пользовались слуги. У идущих вниз ступеней в подвал друзья разделились, Лейрус напомнил отправившемуся на конюшню Зихию: «Не забудь верёвку», а сам вместе с Зениксом пошёл к подвальной двери. Отворив её, они вошли в хорошо освещённое факелами просторное помещение, уставленное ящиками и бочками. В боковых стенах виднелось по две двери. Лейрус подошёл к той из них, проход к которой не был загромождён съестными припасами Цинитрия, достал из кармана изогнутую скобу, вставил в отверстие в заплесневевшей двери с ржавыми петлями, повернул с противным скрежетом и с не менее противным протяжным скрипом толчком отворил вход в комнатку, тьма в которой рассеивалась тусклым светильником на устланном сеном каменном полу. Возле светильника сидел пленник, с жадностью вылизывавший миску с едой. За те неполные два дня, что наёмник провёл взаперти, он заметно осунулся, лицо
похудело и покрылось нездоровой бледностью, благодаря которой короткая борода казалась абсолютно чёрной. Его только что накормили, впервые за время заточения, и он был полностью поглощён едой, не сразу заметив появления Лейруса и Зеникса, который, впрочем, оставался на пороге не слишком подходящей под его габариты комнаты. Закончив скромную трапезу, Тоф посмотрел на Нерождённого взглядом, в котором смешались ужас, злоба и обречённость.
        - Не передумал? - спросил Лейрус.
        Убийца покачал головой.
        - Тогда пошли.
        Тоф медленно, будто заново учась ходить, покинул место своего пленения, постоял, давая отвыкшим от большого количества света глазам освоиться, и повернулся к Нерождённому.
        - Всё остаётся в силе? Как мы и договорились? - устало звучал хриплый голос лучника.
        Лейрус наклонил голову.
        - Ты получишь свои деньги. Столько денег, что будет достаточно покинуть королевство и добраться туда, где Гиротсу или его подручным будет трудно до тебя добраться.
        - Таких мест не так уж и много, - хмуро ухмыльнулся Тоф. - Но уж лучше рискнуть, чем быть поджаренным.
        Втроём (спереди шагал Зеникс, замыкал шествие Лейрус, внимательно следящий за каждым движением Тофа) они вышли на задний двор гостиницы. Там их уже поджидал Зихий, держа в руках связку факелов и моток верёвки. Больше на дворе никого не было.
        - Неважно ты выглядишь, приятель, - «поприветствовал» своего недавнего противника Зихий.
        Тоф как-то странно скривился и промолчал. Лейрус осмотрел верёвку, принесённую Зихием, проверил её прочность и, видимо оставшись довольным, бросил сыну Урсуса:
        - Доставай всё, что есть в мешке.
        Зихий развязал тот самый мешок, который показался ему невесомым, и вытряхнул его содержимое на землю: с пружинистым звуком шлёпнулись отмытые от крови и внутренностей опорожнённые пузыри. Брови и глаза Зихия друг за другом полезли на лоб, Зеникс, два раза моргнув, быстро вернул своему лицо непроницаемо-каменное выражение.
        - Что ЭТО?
        Зихий задавал этот вопрос Лейрусу, но ответил на него Тоф:
        - Это - мочевые пузыри трёхрогих зубров.
        - Мочевые пузыри? И на кой ляд мы их сюда притащили?
        - Мы наденем их на ноги.
        - Постой, не спеши. «Вы» наденете их на ноги, ты за меня не говори.
        - Как знаешь. Только, когда будешь через пару дней лежать и смотреть, как сгнивают твои ноги, не говори, что тебе никто не предлагал надеть на ноги мочевые пузыри трёхрогого зубра.
        - Ты меня не пугай…
        - Я и не пугаю. Вы думаете, отчего в подземные каналы никто не суётся? Потому что вода в них смешивается с ядовитыми испражнениями живущих там белоголовых пауков, да и стервятные крысы тащат туда всякую падаль, которая разлагается. Всё это, смешавшись, делает такую жижу, походив по которой час, можно затем попрощаться со своими ногами. Эта зловонь разъедает любую одежду и обувь. Железо, правда, она не возьмёт, но в закрытых доспехах по подземным каналам не особенно побегаешь. Мало кто из живущих на поверхности минорийцев знает, что от этой гадости спасают зубриные пузыри. Именно поэтому их и нужно натянуть на ноги.
        - Так что, Зихий, нацепить это нужно, - подытожил Лейрус.
        Древославный однажды, в детстве, видел в Дроке одного охотника, который зимой заблудился в лесах и на страшном морозе провёл два дня. Когда беднягу всё-таки нашли и доставили в селенье, было уже поздно. Охотник пролежал в хижине ещё день и умер. Зихий тогда из любопытства пробрался в дом, где лежал несчастный, и видел то, во что превратились отмороженные ноги умершего - они почернели от пяток до колен, где ногти на пальцах, а где и сами пальцы отвалились, изливая на пол струйки гноя тошнотворного вида и запаха, кое-где были видны мелкие белые черви, безжалостно пожирающие то, что совсем недавно было полной жизни плотью. Тогда Зихия, стрелой вылетевшего на свежий воздух, полдня рвало. И сейчас, вспомнив виденную в детстве картину, Зихий сильно передёрнулся, пытаясь осилить подкативший к горлу комок тошноты.
        - Нет уж, - тяжело отдышавшись, проговорил Древославный. - Я не хочу лишиться ног. Если надо, я в эти проклятые пузыри целиком залезу.
        Зеникс, посматривая за деловито натягивающим на ноги прозрачные, но прочные, пузыри Тофом, повторял его движения, дотягивая толстую плёнку до колен и перевязывая вдетой в неё бечёвкой. Лейрус тем временем сноровисто обвязывал верёвку вокруг одной из ног Тофа, мастеря быстро мелькающими руками что-то особенное. Подошедший к нему Зихий восхищённо присвистнул:
        - Ого! Вот это штука! Никогда не видел такого! Что это?
        - Это эльфийский узел, - ответил за Нерождённого Тоф, с боязливым уважением глядя на Лейруса. - Такая штука, которую невозможно развязать, а будешь пытаться - только больше затянешь.
        - Невозможно развязать? Ерунда - всё что завязывается, то и развязывается!
        - Говорят, при его завязывании используется какое-то специальное заклинание из древненачальной магии эльфов. Потому и нельзя развязать.
        - Так и есть, - закончив своё дело, сказал Лейрус. - Чтобы узнать это заклинание, нужно либо быть эльфом, либо спасти жизнь эльфу, который только в благодарность за спасение может открыть этот секрет. А уж развязать его могут только эльфы, из людей это никому не подвластно. Теперь, Тоф, если у тебя и были какие-то задумки завести нас в какоё-нибудь подземный закоулок, а самому сбежать, тебе придётся о них забыть. Зеникс, привяжи другой конец этой верёвки к своей руке, чтобы наш проводник никуда не делся.
        Судя по угрюмому виду Тофа, у него и в самом деле были мысли по поводу возможности бегства, но теперь он от них отказался. По крайней мере, пока.
        Все надели на ноги зубриные пузыри.
        - И что теперь, нам в таком виде по городу ходить? - поинтересовался Зихий.
        - Зачем по городу? Далеко идти не нужно. Веди, Тоф, - скомандовал Лейрус.
        И Тоф повёл. Повёл… к стене гостиничного двора, где красовалась куча разного хлама, под которым еле виднелась довольно широкая круглая решётка.
        - Именно отсюда мы пришли сюда позавчера, - сказал Тоф.
        - Зеникс, открой решётку, - сказал Лейрус, озадаченно посматривающий на небо и начавшее клониться к западу солнце.
        Великан одним движением, видимо, не потребовавшим от него вообще никакого напряжения неизмеримых сил, сдвинул в сторону мусорный навал и выдернул решётку из пазов уходящего в тёмную глубь колодца, по стенке которого поблёскивала металлическая вертикаль лестницы. Из-под земли пахнуло малоприятным для носа ветерком.
        - Первым полезу я, за мной Тоф и Зеникс, ты, Зихий, будешь замыкающим. Задвинешь за собою решётку, будто никто её не сдвигал.
        - Ну я же не Зеникс с его-то силищей, - проворчал под нос Зихий.
        Один за одним путешественники по клоакам исчезали в колодце. Немного замешкался Зеникс, пытаясь приноровиться к лестнице, будучи одной рукой привязанным к Тофу, а другой скованной необходимостью держать громоздкую секиру. Покряхтев немного, великан изловчился и пролез в дыру. Зихий, проклиная подземелья и всех их обитателей, напряг все силы и медленно, со скрежетом решётки и собственных зубов, подтащил здоровенную железку к краю колодца. Протиснувшись мимо неё, он примостился на лестницу и еле-еле задвинул решётку на её место. Теперь она по прежнему была малозаметна среди нагромождения хлама в углу заднего двора гостиницы
«Бешеный кабан».
        Перебирая руками и ногами, цепляясь головой за висящий за спиной лук, Зихий спускался по лестнице. «Интересно, длинная ли эта лестница» - только сын Урсуса успел подумать об этом, как заметил под своими ногами огонь от зажженного факела в руках Зеникса.
        - Осторожней, здесь в стене штырь, - услышал Зихий предупреждение Лейруса. Отклонившись от торчавшего из стены длинного ржавого болта, Урсус ступил на твёрдую поверхность. Вернее, это была жидкая поверхность - ступни целиком погрузились в густую жидкость, в бликах факельного огня казавшуюся зеленовато-синей. Запах стоял неприятный, похожий на запах протухшего пропахшего дымом молока, но терпимый. Они находились в невысоком (Зеникс едва не доставал макушкой до потолка) тоннеле, в полусотне шагов направо резко сворачивающий в сторону, а слева по прямой уходящий во мрак. Чёрные каменные стены блестели от испарявшейся влаги, с потолка падали крупные капли, нигде не было и намёка на фонарь или висящий на стене факел, хотя можно было рассмотреть вбитые в стены проржавевшие насквозь подставки для факелов. Зихий, указывая ближний из них, спросил:
        - Разве тут когда-то было освещение?
        Тоф кивнул.
        - Да. Старики говорят, что как только все эти каналы были достроены, при короле Загнаре, дяде Эвенгарда Молчаливого, прадеде нынешнего короля, они были безопасны для людей. В городе была специальная команда, которая занималась обходами всех тоннелей и исправлением каких-нибудь неисправностей. Но при Велоне IV, сыне Молчаливого, в подземельях неизвестно откуда появились белоголовые пауки.
        - Неизвестно откуда? - недоверчиво переспросил Зеникс.
        - Говорят разное: то ли их создал какой то тёмный колдун, то ли они как-то просочились из глубин Тартара. Потом уже расплодились стервятные крысы. Вот с тех пор люди здесь редкие гости. Не считая, конечно, нас, наёмников и просто бандитов.
        - Невесело тут, - процедил сквозь зубы Зеникс. - Как вы здесь живёте?
        - А кто говорил, что мы здесь живём? Живём мы наверху, где светло, тепло и сухо. Здесь же находится убежище Гиротса, в котором он проводит встречи с приближёнными, раздаёт важнейшие приказы (мелкие распоряжения он отдаёт через гонцов), и, может быть, где-то в этих закоулках прячется.
        - Неужели Гиротс боится королевской стражи? Я слышал, в Миноре есть целый район, Воровские Кварталы, где Гиротс поновластный хозяин и сам Эбенор ему не указ. Чего же он тогда прячется в подземелье?
        - Он опасается не королевских людей, он опасается своих же людей. Если бы ты знал, сколько народу хочет прибрать к себе его бандитскую империю, и на что они готовы ради этого пойти, ты бы не удивлялся, почему Гиротс так осторожен. Лучшего места, чтобы спрятаться, чем подземные каналы, Гиротсу не найти где он живёт, где проводит ночи, никто не знает, кроме нескольких его немых телохранителей.
        - Немых?
        - Да. Гиротс ещё в молодости выкупил у дрононов несколько мальчиков, которым эти чудовища к тому моменту уже отрезали языки и хотели принести в жертву своему проклятому идолу. Но Гиротс предложил за них хорошую цену, и дрононы продали ему их - жертв они всегда себе найдут, а до всякого добра страшно жадные.
        - Но зачем ему немые? - поражался Зихий.
        - Лучше телохранителей и не придумаешь - никакие его тайны, вроде того, где его логово, разболтать они не смогут. Если они попали к дрононам ещё мальчишками, грамоте обучиться не успели, так что и бумажные секреты Гиротса в сохранности. К тому же для них, для этих ребят, Гиротс - спаситель, второй отец, и они ему преданными будут до конца, - рассуждал Лейрус. - Верно, я говорю, Тоф?
        С каждым словом Нерождённого проводник становился всё мрачнее и мрачнее. Опустив голову и рассматривая что-то под ногами, он даже не сразу ответил на вопрос Лейруса.
        - Тоф, я прав?
        - Да, эти парни за Гиротса готовы любого зубами разорвать. Не знают ни жалости, ни пощады, исполняют любое его приказание; всё время рядом с ним, никогда от него не отходят.
        - Сколько их точно?
        - Сколько… Так… Семь… нет, восемь. Сначала их было десять, но двоих в разное время убили…
        Тофа прервал громкий урчащий звук, многократно отражающийся от стен тоннеля. Жижа под ногами начала пребывать, медленно и неотвратимо поднимаясь и поднимаясь.
        - Что происходит? - воскликнул Зихий, а Зеникс крепче схватился за секиру, озираясь в ожидании нападения.
        - Ничего страшного, такое здесь случается постоянно. Вода с поверхности, с городских улиц, накапливается в огромных залах, которые расположены на нескольких уровнях один над другим и соединены каналами. Когда верхние залы наполняются, жидкость по каналам перетекает в нижние, и так далее, пока не исчезнет в глубинных пещерах, которые, как говорят, соединены проходами с Тартаром. Раньше, когда люди постоянно чинили это подземелье, была ещё одна система запасных каналов, более узких, которые доставляли всё это сразу к пещерам. Но после того, как здесь появились белоголовые пауки, эти запасные каналы забросили, они где засорились, где обвалились, про какие-то из них и знать забыли.
        - А эта жижа не поднимется выше колен? - опасливо спросил Зеникс.
        - Нет, сейчас уровень начнёт спадать.
        И верно, звук стих, и жидкость вернулась к своей прежней глубине гораздо быстрее, чем набирала новую. Возникшее ненадолго течение уносило влагу за поворот, открывавшийся слева.
        - Нам туда? - уточнил Лейрус, указывая в ту сторону.
        - Да.
        - Тогда не будем терять времени.
        Вдобавок к факелу, который держал Зеникс, все остальные зажгли по факелу, и осторожно, чтобы не разбрызгивать опасную воду, двинулись за Тофом. Жижа чавкала под ногами, с потолка с шипящим звуком ронялись капли, пламя факелов то и дело плясало под ощутимыми короткими порывами холодного воздуха, движущегося из стороны в сторону. За поворотом канал, будто разрубленный широкой щелью посередине пола, тянулся прямо. Здесь каменные плиты под ногами находились выше, поэтому жидкость еле доходила до щиколоток.
        - Так что же это за белоголовые пауки такие, которых все боятся? - громко спросил Зихй.
        - Тихо! Прятаться от пауков не нужно, но и зазывать их к себе не стоит, - одёрнул его Тоф.
        - Что, вот так говорить? - прошептал Зихий, сделав преувеличенно испуганные глаза и втянув шею в плечи. Зеникс, посмотрев на товарища, коротко басисто хохотнул, даже Лейрус усмехнулся.
        - Обыкновенно разговаривай, нормально, - со скрытой враждебностью проворчал Тоф.
        - Так что же это за пауки?
        - Увидишь.
        Путники прошли возвышенный участок тоннеля, который заканчивался плавным спиральным спуском вниз.
        - Осторожней, здесь часто появляются крысы, - предостерёг Тоф.
        Спускались долго, больше часа; за это время несколько раз попадались боковые каналы, ведущие наверх или прямо. Однажды увидели в стене глубокую нишу, в которой вперемешку лежало несколько человеческих скелетов, лишённые даже остатков одежды.
        - Кто это? - задал вопрос Тофу Лейрус.
        - Не знаю. В подземелье достаточно таких мест, как это - сюда по приказу Гиротса приносят трупы тех, кого не должны никогда найти. Обычно это те из бандитского мира, кто решился пойти против него, против всесильного Гиротса.
        В этот момент из темноты впереди них раздался пронзительный скрипучий писк и в свете факелов путники увидели двух крупных стервятных крыс. Обе величиной были со средних размеров собаку; длинные седые усы нервно подрагивали, пытаясь оценить обстановку - ждёт ли их сытный обед или лучше убраться подальше. Не затратив много времени на размышления, безжалостные грызуны, попискивая, убрались восвояси. Зихий, уже доставший из-за спины лук и стрелу, разочарованно вздохнул:
        - Эх, Тоф, а ты говорил здесь опасно. Ваши ужасные крысы пугливые, как воробьи.
        - Если бы так. Крысы никогда не нападут, если их хотя бы не двое на одну жертву. А у нас с ними сейчас был обратный расклад. Вот встретим паука, тот один кинется даже на десятерых.
        - Ну, что ж, подождём.
        - Да, пора бы уже какую-нибудь гадину встретить, а то так и уйдём отсюда, толком не размявшись, - промолвил Зеникс.
        Спиральный спускающийся канал закончился, они вошли в тоннель, в несколько раз шире прежнего. Здесь каменные стены были не чёрного, а грязно-серого цвета.
        - Эту часть подземелья начали строить ещё древние короли, задолго до короля Загнара. Этот серый камень… не знаю, как называется… добывали во времена, когда ещё можно было встретить последних драконов. Его уже давно не используют в строительстве, - пояснил Тоф.
        - И откуда ты так много знаешь об этом месте? - насмешливо спросил Зихий.
        - Чем больше ты знаешь о таком опасном месте, как это, тем больше у тебя вероятность здесь выжить.
        - Это правильно, - одобрил Лейрус, а Зихий, собиравшийся было продолжить шутить на тему «подземные каналы для Тофа - уже как дом родной», смутился и замолчал. По бокам широкой и высокой галереи находилось множество (десятка по два) боковых маленьких тоннелей. Система каналов здесь была настолько запутанной, что не было чёткой системы, на какой стороне находятся проходы, ведущие вверх, на какой - вниз, а где были те, что вели прямо, и вовсе было непонятно. На каждой из сторон зала были и те, и другие, и третьи каналы. Разобраться в этом лабиринте мог только тот, кто хорошо знал, куда и по какому тоннелю ему нужно направиться. Тоф указал на четвёртый от них проход в правой стене:
        - Нам туда.
        - А куда мы вообще идём? - допытывался Зихий. - Если, как ты говоришь, Тоф, никто не знает, где обитает Гиротс, охраняемый своими немыми головорезами, то куда ты нас ведёшь?
        - Туда, где я и мои товарищи…
        - Те, которые были на гостиничном дворе?
        - Да, те самые. Так вот, мы получали приказание убить его, - Тоф кивнул в сторону Лейруса, - лично от Гиротса в том помещении, где он встречается с помощниками или теми, с кем ему нужно переговорить. В это место я и веду вас.
        - Веди. Да не забывай - попробуешь выдумать какую-нибудь глупость… - Зеникс сильно дёрнул за верёвку, отчего Тоф пошатнулся и чуть не свалился, и красноречиво потряс огромной секирой. Убийца посмотрел на великана беззлобно, но очень уж недобро.
        - И не смотри на меня так, не пугай, - пригрозил гигант, вплотную подходя к проводнику.
        - Ладно, пошли, - произнёс приглушённым голосом Тоф и отвернулся.
        - Меняйте факелы, - сказал Лейрус.
        Факелы в самом деле догорели уже почти до конца. Все, кроме Зеникса, подожгли новые факелы от старых и двинулись к указанному Тофом тоннелю, начинавшемуся с уходящих вниз крутых крупных ступеней. Тоф уже спустился на первую из них, как Нерождённый скомандовал:
        - Подождите!
        Лейрус передал свой новозажжённый факел Зихию, сам взял догорающую деревяшку от старого и, вытянув её перед собой, протянул над ней открытую ладонь. Чахлые язычки пламени, готовящиеся было умереть на обугливающемся куске дерева, стали ярче, приобрели ярко-жёлтый оттенок и начали увеличиваться. Затем они, будто ожившие, стали по одному спрыгивать с раскалившейся палки - один, два, три, четыре… десять, одиннадцать… двадцать семь… сорок четыре… На шестьдесят втором Зихий сбился со счёту. Когда Лейрус отшвырнул от себя жалкий уголёк, бывший когда-то факелом, вокруг Нерождённого медленно кружились несколько десятков огненных шаров сочного оранжево-жёлтого цвета с рваными синеватыми краями. Лейрус слегка шевельнул пальцами и шары, заметавшись, выстроились в линию за его спиной; один из шаров быстро переместился к входу в тоннель, ведущий к Гиротсу, и застыл, поднявшись к самому потолку не слишком высокого канала - Зеникс при желании и несильном для себя прыжке мог бы достать огненный сгусток. Нерождённый подошёл к спутникам, ведя за собой странный пылающий хоровод.
        - Теперь, даже если что-то произойдёт с нашим проводником, мы по этим огням, которые я буду оставлять через промежутки пути, сможем выйти в этот зал из любого лабиринта. А дальше дорога наверх несложная, - пояснил свои действия Лейрус.
        - Здорово придумано! - восхитился Зихий.
        - Да уж, умно, - медленно произнёс Тоф, с опаской поглядывая на мигающие языки огня, выстроившиеся позади Лейруса. - Ну что, теперь идём?
        - Да. Здесь достаточно места, чтобы мы шли не друг за другом, а рядом, плечо в плечо. Так и двинемся, - решил Нерождённый.
        Ступени длились недолго, за ними начался идущий прямо тоннель. Здесь густой опасной жидкости было совсем мало, тем не менее снимать с ног пузыри и идти по тонкому слою чавкающей грязи никто не решился, да и Тоф не посоветовал. То и дело путники оказывались на развилках, на которых предстояло выбирать из двух либо трёх каналов одинакового размера. Однако на этих распутьях почти не задерживались - Тоф двигался уверенно, ни разу не засомневавшись в правильности выбранного им направления. Каждый раз, когда сворачивали в новый проход, по неслышному приказанию Лейруса один из следовавших за ним огней поднимался к потолку и останавливался, служа отлично видимым маяком в этом лишённым света лабиринте. За какие-то полчаса с небольшим от длинной огненной шеренги Лейруса, насчитывавшей в начале более полусотни языков пламени, осталось менее десятка шаров. Зеникс столь непоколебимо верил во всё, что делает Нерождённый, что ни тени тревоги не было на его будто каменном лице: а вот Зихий, часто оглядывающийся на редеющую цепь огней, засомневался, хватит ли их для обозначения обратной дороги и уже хотел было
скромно посоветовать Лейрусу «налепить» ещё огненных «снежков», как впереди показалась очередная развилка из двух расходящихся в разные стороны тоннелей, один из которых был освещён прикреплёнными к внутренним стенам светильниками.
        - Это - вход в помещение для встреч Гиротса с его приближенными и гостями. Мы называем его «гнездо», - указывая на светящийся коридор, уставшим голосом произнёс Тоф.
        - Этот проход не охраняют? - удивился Лейрус.
        - Да нет, здесь должна быть охрана. Сам удивлён. Хотя…
        В тёмном тоннеле, соседствующем с проходом в «гнездо», показались отблески света.
        - Быстро тушите огни! - скомандовал Лейрус, резким движением ладони заставив исчезнуть ещё остававшиеся пылающие шары. - Зеникс, подтяни за верёвку Тофа поближе к себе. И знаешь что, - уже шёпотом сказал проводнику Нерождённый. - Вздумаешь хотя бы попытаться дать знать своим товарищам, что здесь кто-то есть, сильно пожалеешь.
        Все факелы были потушены, Зеникс очень ласково стальной рукой приобнял Тофа, и все притаились. Свет из тёмного канала становился всё ярче, пока из него не показались двое вооружённых длинными тонкими мечами молодых мужчин с факелами в руках. Они подошли к началу озарённого светильниками коридора и встали прямо перед входом в него. Тот, что стоял справа, среднего роста крепкий безбородый и с рыжими волосами, ухмыльнулся и громко выругался:
        - Проклятье, целый рой диких ос ему в глотку! Сейчас явится сюда, начнёт требовать, чтобы пропустили его к Хозяину. Терпеть его не могу, этого Фаида.
        - Ты потише, не кричи, - посоветовал ему его товарищ. - А то услышит. А Фаид человек опасный.
        - Ха, он ничего не посмеет сделать, мы люди Хозяина. А он, пусть и точит зубы для того, чтобы когда-нибудь стать здесь главным, да пока его зубы для этого слишком короткие да тупые!
        - Это верно, - согласился второй. - Кстати, Хозяин сейчас в «гнезде»?
        - Не знаю. Вроде был там, со своими немыми.
        Из тёмного тоннеля послышался шум, на стенах запрыгали блики от горящего факела и спустя несколько мгновений из него показался высокий чернобородый детина с наполовину отрубленным правым ухом. Резкий громкий голос напоминал собачий лай.
        - Эй, вы! Мне нужно видеть Хозяина! - выталкивая из себя слова, словно выплёвывая их, чернобородый вертел свободной рукой длинную золотую цепь с каким-то расширением на конце.
        - Хозяин сам решает, кого и когда ему хочется видеть, а кого не хочется, - с вызовом ответил ему рыжий охранник. - Тебя, Фаид, ему сейчас не хочется видеть.
        - Мне нужно его видеть немедленно!
        - Что тебе нужно, нас не касается. А дальше ты не пройдёшь.
        Лицо Фаида перекосилось, казалось, он вот-вот бросится на стражу «гнезда» (даже сами охранники подумали об этом и подняли мечи). Но он сдержался - лишь громко отчётливо зарычав и с бешенством швырнув золотую цепь в темноту, в сторону, где прятались Лейрус и его спутники. Цепь, судя по звуку (здесь влаги вообще не было, так что звук падения на камни был прекрасно слышен), упала недалеко от притаившихся. Фаид даже не взглянул, куда он забросил цепь, круто развернулся и широкими шагами скрылся в тёмном тоннеле, грязно ругаясь. Зато рыжий охранник внимательно проследил, в какую сторону полетела драгоценная вещь. Когда звуки брани Фаида стихли, он процедил напарнику:
        - Я сейчас вернусь, постой здесь.
        - Куда ты? А-а-а, хочешь золотую цепь Фаида прикарманить? Ха-ха-ха, у тебя губа не дура, парень! Чур, делим пополам!
        - Договорились.
        Рыжий двинулся в сторону замерших на месте путешественников по подземелью, то и дело останавливаясь и освещая факелом каменный пол. Зихий напрягся и едва не вскрикнул, когда почувствовал на плече чью-то руку и услышал еле различимый шёпот Лейруса:
        - Как услышишь щелчок, стреляй в дальнего охранника.
        Зихий зачем-то кивнул (всё равно его движения не было видно в кромешной темноте) и медленно достал из-за спины лук и стрелу. Бесшумно выпрямившись, он положил стрелу на тетиву и резким быстрым движением натянул лук. Прицелившись, Зихй ждал условного сигнала. Рыжий подходил всё ближе, вот уже свет от его факела облизал камень, рядом с которым сидели Зеникс и Тоф. Рыжий крутился на одном месте, поворачиваясь из стороны в сторону в попытках рассмотреть, где же находится цепь Фаида. Вот он радостно воскликнул - Нашёл! - и бросился к стене. В то же мгновение Древославный услышал негромкий отчётливый щелчок и разжал начавшие уже подрагивать от напряжения пальцы. Стрела пролетела над пригнувшимся Лейрусом, выскочившим из темноты вслед направлявшемуся к поблёскивающей в свете факела золотой цепи рыжему. Зихий попал второму стражнику, который, увидев появившегося Нерождённого, уже открыл рот, чтобы предупредить ничего не подозревающего напарника, точно в середину горла. Охранник вместо крика издал тихий стон, ухватился руками за торчавшую из шеи стрелу и выдернул её. Рыжий, услыхав какие-то звуки,
обернулся в сторону упавшего на колени товарища, и, увидев его, даже не успел сообразить, в чём дело, как Лейрус взмахом меча отсёк ему голову, укатившуюся во мрак. Факелы обоих бандитов упали на пол, из-за чего Лейрус, его товарищи и Тоф потеряли охранников из вида. Воцарилась тишина, которую нарушал хрип умирающего стражника. Лейрус подобрал факел рыжего и лежащую рядом золотую цепь и двинулся к коридору в
«гнездо». Подойдя к нему, он осветил лежащего в луже крови затихшего бандита и взмахом руки подозвал к себе спутников. Те подошли к нему.
        - Тоф, куда ведёт этот тёмный проход?
        - Он поднимается наверх и выходит на широкую галерею.
        - Там, наверное, стоит охрана?
        - Да, там находится около двадцати человек.
        - И они никого не пропускают далее вооруженным…
        - Да, так и есть. Откуда ты знаешь?
        - Фаид был без оружия, а, судя по всему, он не тот человек, который выходит из дома, не запасшись чем-нибудь этаким. Как часто меняются часовые возле «гнезда»?
        - Я точно не знаю…
        - А если подумать? - грозно спросил Зеникс, сжимая свою громадную руку вокруг шеи Тофа.
        - От… пусти… Я ска… жу… Они меняются два раза в день.
        - Два раза в день - это значит одна пара стоит день, другая - ночь?
        - Да.
        - Скорее всего, эти двое, - Лейрус махнул в сторону трупов, - только-только стали на пост. Значит, если сюда никто не явится, у нас достаточно времени. Тоф, сейчас подумай хорошо, прежде чем отвечать на мой вопрос. Если ты меня обманешь…
        Лейрус приблизил к лицу Тофа факел, пламя на котором вспыхнуло с такой силой, что бандит зажмурился и инстинктивно отдёрнул голову.
        - Ты меня понял?
        - …Да.
        - В «гнездо» есть входы-выходы помимо этого коридора?
        Тоф покосился на факел и медленно, будто нехотя, кивнул.
        - Сколько?
        - Ещё один. Через него в «гнезде» появляется Гиротс со своими немыми, а через этот проход туда попадают все остальные.
        - Тот, другой проход, наверное, закрыт.
        - Откуда…?
        - Я жду ответа.
        - …Да, там камень со специальным заклинанием. Говорят, Гиротс купил его за огромные деньги у какогото тёмного чародея - открыть его может только сам Гиротс или его немые телохранители.
        Лейрус задумался. Зихий же начал размышлять вслух:
        - Если сейчас Гиротс находится в «гнезде», и мы просто ворвёмся туда, он, пока мы справимся с его телохранителями, может успеть скрыться за своим заколдованным камнем. Что же делать?…
        Лейрус, до чего-то додумавшись, прервал рассуждение Древославного, и спросил Тофа:
        - Где находится этот заколдованный камень?
        - Прямо напротив этого коридора.
        - Гм… Напротив, значит… - Лейрус снова снова погрузился в раздумья, на этот раз ненадолго.
        - Зихий, ты у нас воспитанник дрононов в том, что касается всевозможных прыжков.
        - Ну да, кое-чему я обучился.
        - Сможешь с ходу, одним-двумя прыжками пересечь «гнездо» и оказаться у прохода с магическим камнем?
        - Ты хочешь сразу отрезать Гиротсу путь к отступлению! - догадался Зихий. - Вообще-то, это неплохая мысль. Но мне нужно знать расстояние, которое я должен преодолеть. Тоф, какого размера это ваше «гнездо»?
        - Какого размера? Ну… примерно шагов двадцать - двадцать пять.
        - Ага, - Зихий мысленно прикинул расстояние. - Там высокие своды?
        - Да, примерно двое таких, как он, - Тоф указал на Зеникса, - в высоту там поместятся.
        - Ага, - повторил Зихий. - Что ж, я думаю, стоит попробовать. Только из вооружения мне придётся взять только меч - на мне не должно быть ничего тяжёлого.
        - Хорошо, разоблачайся.
        Зихий снял с себя тёмный плащ, под которым он прятал все металлические части своего одеяния и оружие, защитные пластины из дублёной кожи, прикрывавшие плечи и грудь, лук и колчан со стрелами, а также развязал натянутые на ноги пузыри, которые мешали бы ему оттолкнуться, и сложил их вместе с остальными вещами - нужно ведь было потом возвращаться наверх, идя по ядовитой опасной жиже.
        - Коридор из «гнезда» хорошо просматривается? - уточнил у проводника Лейрус.
        - Только последний десяток шагов, до этого коридор скрыт за поворотом.
        - Отлично, - факел в руках Лейруса сам собой погас и спутники видели друг друга в неясном тусклом свете, исходящем от удалённых светильников в тоннеле - Зеникс, возьми вещи Зихия, когда он бросится внутрь, оставишь их где-нибудь в коридоре. Пошли.
        Как можно тише все двинулись по коридору, оказавшимся довольно длинным и обжитым. Вот показался и тот поворот, за которым, если верить Тофу, и находилось «гнездо» Гиротса. Было тихо, только слышались за поворотом неблизкие шорохи. Лейрус знаком приказал Зениксу положить на пол все вещи и приготовиться к атаке; беззвучно, одними губами, спросил у Зихия: «Ты готов?». Сын Урсуса, проверив, крепко ли прикреплены ножны с мечом к поясу, несколькими движениями размял плечи и шею и кивнул: «Готов». Подойдя к самому углу, Зихий низко наклонился и что есть духу рванул с места.
        Влетев в средних размеров залу, Зихий за считанные мгновения осмотрелся: помещение было практически лишено какой-либо мебели, не считая высокого кресла посередине
«гнезда» и короткого широко стола возле него. В кресле сидел, потягивая вино из изумрудного кубка, среднего роста человек, вокруг него полукругом стояло восемь молодых людей с длинными палашами в ножнах и кинжалами за поясами. Несмотря на то, что внешность этих людей была самая разнообразная (здесь были и блондины, и брюнеты, с разной длины волосами, даже один бритый налысо, с разного цвета и прищура глазами), все они были неразличимо похожи между собой - у всех были серые озлобленные лица.
        Нужно отдать телохранителям Гиротса должное - даже не понимая, что происходит, они моментально отреагировали на появление в «гнезде» незнакомого и непрошеного гостя, разом обнажив палаши. Уклонившись от смертоносного оружия ближайшего к нему немого телохранителя, Зихий пружинисто перевернулся через голову, опёршись на руки, и взлетел в воздух спиной вперёд. Несколько раз провернувшись в воздухе, он пролетел над креслом и продолжавшим сидеть в нём Гиротсом, и приземлился лицом к открытому проходу, возле которого стоял угловатый неровный камень с выбитыми на нём непонятными символами. Перескочив через замахнувшегося на него бандита, Зихий длинным кувырком подкатился к запасному тоннелю, и буквально выдрал из ножен меч, вовремя, чтобы отбить удар другого телохранителя. В эту секунду в «гнездо» с яростным ужасающим криком ворвался Зеникс и, раскрутив над головой свою страшную секиру, одним ударом рассёк напополам двух бросившихся к нему противников. Из-за его спины вдоль стены побежал Лейрус, приближаясь к Гиротсу, который только сейчас, отбросив кубок, побежал к своему отходному пути. Там на Зихия
наседали уже двое немых телохранителей, в то время как ещё двое всячески отвлекали приноравливающегося разрубить их одним махом Зеникса, а ещё пара пыталась преградить Лейрусу дорогу к Гиротсу. Бандитский главарь подобрал валявшийся на полу палаш и присоединился к нападавшим на Зихия. Одному против троих Древославному приходилось непросто, пускай даже он и ранил одного из телохранителей в плечо, и его отчаянное сопротивление вот-вот должно было не выдержать натиска. Но Лейрус, сверкая двумя клинками, сразил обоих преграждавших ему путь немых головорезов и напал на прижавших Зихия к заколдованному камню. Зихий, оставшись один на один с Гиротсом, довольно быстро его обезоружил, выбив палаш из рук. Гиротс, затравленно озираясь, пятился к центру «гнезда», к креслу. Зихий и Лейрус, покончивший с двумя телохранителями, преграждали запасной выход, Зеникс, также справившийся со своими противниками, глыбой загораживал основной тоннель. Гиротс обречённо невесело усмехнулся - пути к спасению не было.
        Это был среднего роста жилистый человек, жизнь которого уже миновала свою середину и годы медленно, по шагам, приближали его к старости. Модный костюм без вызывающей роскоши, короткие чёрные волосы с седыми прядями, большой лоб, весь исполосованный глубокими морщинами, цепкие внимательные глаза, волевой подбородок и тонкие губы человека, не останавливающегося на своём пути ни перед чем. Таков был Гиротс, король преступников королевства Лайтия.
        Гиротс расслабленно сел в кресло, взял стоящий на столе кувшин с вином и сделал из него глубокий долгий глоток. Затем перевёл взгляд на Тофа, которого во время боя Зеникса с телохранителями изрядно помотало по «гнезду» - верёвку ведь никто не отвязывал, да и не мог бы отвязать, а схватить один из лежащих на полу клинков убийца не успел.
        - Много получил за предательство, а, Тоф?
        - Ты себе и представить не можешь, насколько много - свою жизнь и целую, невредимую, неподжаренную шкуру.
        - Неподжаренную шкуру? О чём ты? Да ладно, какая разница… Ты, - Гиротс пристально посмотрел на Лейруса, спрятавшего мечи в ножнах на спине, - наверное, и есть знаменитый Лейрус Нерождённый?
        - Ты не ошибся.
        - Да нет, я ошибся. Ошибся в том, что подумал, что с тобой и твоими приятелями могут справиться три человека. Нужно было посылать двадцать. И то, наверное, маловато было бы - вы порубили, как капусту, моих немых телохранителей, а это были в бою звери почище дрононов. Я только не понимаю, как вам удалось не умереть от яда?
        - Нам повезло.
        Гиротс улыбнулся.
        - Везёт всегда тому, кто это заслужил… Зачем ты пришёл ко мне?
        - Ты пытался убить меня.
        - Ты отрезал голову моему родному брату и прислал её мне в подарок. Как же мне было не пытаться отомстить?
        - Твой брат получил по заслугам.
        - Может быть. Но это был мой брат. Братьев не выбирают.
        - Младших братьев воспитывают.
        - Ты думаешь, я не воспитывал своего брата?
        - Нет, ты неплохо его воспитал. Подлец и негодяй из него получился знатный, вырос бы мерзавец почище тебя.
        Гиротс оскалился.
        - С каким бы удовольствием я выпустил бы тебе кишки!
        - Знаешь, Галус сказал мне то же самое. Вы действительно похожи. Только он ещё и обещал накормить меня моими внутренностями.
        - Этому он научился у меня.
        Лейрус брезгливо скривился.
        - Довольно. Мы, в отличие от вас с братом, не убийцы - выбирай оружие и сразись со мной.
        Гиротс покачал головой.
        - Нет, так не пойдёт. Победить тебя я не смогу - достаточно посмотреть вокруг. А позориться не хочу - лучше смерть, чем позор.
        Гиротс поднёс ко рту один из перстней на правой руке - в перстне что-то щёлкнуло, камень открылся и преступный главарь проглотил находившийся в углублении ярко-синий порошок. Секунду Гиротс сидел неподвижно, лицо его налилось кровью, зрачки расширились до того, что, казалось, вот-вот выпрыгнут из глазных орбит. Потом по телу Гиротса прошла судорога, глаза захлопнулись, и он повалился на пол ничком.
        - Отравился? - то ли задал вопрос, то ли поставил всех в известность Зихий.
        - Да, - подал голос Тоф. - Гиротс всегда был ценителем всевозможных снадобий, зельев и ядов. Поговаривают, что у него на крайний случай (его враги грозили ему такими мучениями перед смертью, если он попадёт к ним в руки, что возможность быстро умереть в случае неизбежности имела для него большое значение) всегда был под рукой особый яд, не оставляющий никаких следов. Умер человек, и всё, а от чего
        - никто и не скажет.
        - Говоришь, яд, не оставляющий следов? - странно оживился Лейрус.
        - Да.
        Лейрус подошёл к телу Гиротса, достал меч и с усилием сверху вниз вонзил его трупу под лопатку. Затем вынул из-за пояса золотую цепь Фаида, на которой висела массивная золотая бляха с изображением головы ворлока, и показал её Тофу:
        - Многие из ваших знают, что это вещь Фаида?
        - Да почти все, на ней же его символ, ворлочья голова.
        Лейрус кивнул и засунул цепь под тело Гиротса. Затем подобрал один из палашей и вложил в руку мертвеца. Оглядев результат своих действий, он удовлетворённо кивнул:
        - Вот так неплохо.
        Зихия, Зеникс и Тоф недоумённо переглянулись между собой и Древославный спросил:
        - А что неплохо? Что ты сделал?
        - Оставил следы того, что перед убийством Гиротса и его телохранителей здесь был Фаид.
        - Но его здесь не было!
        - А вот его золотая цепь говорит обратное и вряд ли кто-нибудь из лежащих здесь сможет опровергнуть её свидетельство.
        - Свидетельство чего?
        - Того, что люди Фаида, по всей видимости, подобрались к «гнезду» через один из ходов (например, через тот, которым пришли мы). Затем Фаид явился туда через обычный ход, соединился со своими людьми, убил охранников, затем застал врасплох Гиротса и телохранителей и убил их. Гиротс и его немые отчаянно дрались, но это их не спасло. Но Фаид в бою обронил свою цепь и не заметил этого, даже когда схватка закончилась. Вот такое свидетельство даст эта золотая цепь, когда её найдут стражники, пришедшие на следующую смену. И все тогда вспомнят, что Фаид давно носился с идеей, что он достоин того места, которое занимал Гиротс. Правда, он боялся могущественного главаря, но, видимо, пересилил свой страх. Вот такая будет история.
        - Ты хочешь стравить тех из бандистких лидеров, которые захотят себе кусок пожирнее от империи Гиротса после его смерти, - странным бесцветным, будто высохшим, голосом произнёс Тоф.
        - Примерно так.
        - Ты страшный человек.
        - Не мне судить. Может быть. Но я думаю, лучше, если воры, разбойники и убийцы будут заняты войной между собой, чем разорением людей или продажей их в рабство и на жертвоприношения для дрононов. Всё, хватит об этом. Пора нам собираться в обратный путь, пока здесь не появились какие-нибудь нежданные гости. Что-то горло першит… надо чем-нибудь запить…
        Нерождённый увидел стоящий на столе кувшин и отпил из него несколько глотков. Взгляд его упал на стол, где лежали несколько больших листов бумаги. Лейрус нахмурился и взял листы в руки, внимательно рассматривая. Покачал головой, будто не веря во что-то, и, улыбнувшись, повернулся к спутникам:
        - Похоже, придётся нам задержаться в подземелье. Кажется, я знаю, как нам попасть в королевскую библиотеку.
        
        Вот смотрите, - Лейрус разложил перед друзьями (Тофа оставили в отдалении) исчерченные листы, - это план всех каналов и проходов минорийского подземелья. Многие из них подписаны - «Центральный», «Левый к воротам», «Крысиная зала»…, некоторые пронумерованы («Первый от реки», «Четвёртый справа от гнезда»)… А некоторые подписаны согласно местам, где у них имеются выходы на поверхность:
«Драконий Квартал первый», «Драконий квартал возле таверны „Огненная каша“» …
        - Судя по названию, готовить в этой таверне совсем не умеют, - вставил Зихий.
        - … «Королевский Холм».
        - «Королевский холм»? Так это правда? - воскликнул внимательно слушавший Лейруса Тоф. - Мне кое-кто по большому секрету говорил, что, возможно, Гиротс собирается изрядно пощипать королевскую казну. Правда, даже те немногие, кто слышал об этом, не верили, что такое и правда возможно - на Холм нашим людям никогда не удавалось проникнуть. Нет, по одному, по двое туда пробирались, но чтобы собрать такое число людей, которое было бы достаточно для обворовывания короля… Это же невозможно!
        - Похоже, Гиротс так не считал, - произнёс Лейрус. - И, судя по этой карте, у него намечались для этого возможности.
        - Так нам-то какая от этого польза? - недоумённо спросил Зеникс.
        - Видишь, под надписью «Королевский Холм» стоит мелкая-мелкая подпись? Здесь написано «выход наверх через библиотеку».
        - Так нам остаётся только следовать этому плану, и мы попадём в королевскую библиотеку! - радостно потёр руки Зеникс. - Давайте так и сделаем!
        - Всё так, только почему этот тоннель, ведущий в библиотеку, выделен красным цветом, как и некоторые другие ходы на этом плане? - озадачился Нерождённый и тут же щёлкнул пальцами - А может быть это и есть те самые запасные каналы, которые были заброшены? Те самые, о которых нам говорил Тоф?
        Зихий и Зеникс пожали плечами, Тоф никак не отреагировал.
        - Тоф, ты говорил, эти проходы меньшего размера, чем все остальные.
        - Вроде бы так. Точно сказать не могу, лично не доводилось бродить по запасным тоннелям.
        - Но человек там должен пройти?
        - Должен.
        - А такой человек, как Зеникс?
        Проводник смерил взглядом огромную фигуру великана и пожал плечами.
        - Может, пройдёт, а может и нет. Я же говорю, сам я в этих проходах не был.
        Лейрус склонился над картами подземелья, оперевшись руками о стол, и не менее минуты размышлял, еле заметно покачиваясь из стороны в сторону.
        - Сейчас, если я правильно высчитал время, уже вечер, - нарушил молчание Нерождённый. - Пока мы доберёмся по указанному здесь пути до Королевского Холма, будет уже ночь. Самое время попытаться проникнуть в библиотеку. Согласны?
        Зеникс и Зихий без колебаний согласились. Правда, сын Урсуса тут же спросил:
        - Как мы будем выбираться из дворца?
        - Пока не решил. Сначала давайте доберёмся до Холма, а там посмотрим. Тоф, ты, наверное, уже понял, что идёшь с нами?
        Убийца хмуро кивнул.
        - Ясное дело, вы не оставите меня здесь - а вдруг я побегу к охранникам в ближайшей зале и расскажу, что здесь случилось?
        - Вот именно. Зихий, надевай свои вещи и не забудь натянуть на ноги пузыри.
        Древославный быстро собрался и четвёрка, запасшись новыми факелами из тех, что принесли с собой телохранители Гиротса, двинулись за Лейрусом, который шёл впереди с картами в руках. Пройдя через тоннель с заколдованным камнем, Нерождённый повернул в расширяющийся проход, где снова появилась густая жидкость, при этом доходившая почти до колен, а Зениксу едва ли до половины расстояния от ступни до колена. Тоф был по-прежнему привязан верёвкой к гиганту. Брести по колено в ядовитой жиже пришлось не менее полутора часов, несколько раз сворачивая то в более узкие, то в более широкие ходы. Когда путники выбрались в тоннель, где было относительно сухо (то есть жидкости в глубину было на длину женской ладони), Зихий, всю дорогу опасавшийся, как бы эта страшная жижа не попала на него, облегчённо выдохнул:
        - Ух, наконец-то эта трясина закончилась, а то…
        Его слова оборвал режущий слух высокий противный звук из темноты впереди них.
        - Паук! - закричал Тоф и в тот же момент на свету факелов показалась длинная восьмилапая тварь с белой головой. Паук, достигавший высоты в половину человеческого роста, приподнялся на шести длинных, блестящих тусклым металлическим светом, лапах и вытянул переднюю пару конечностей.
        - Осторожно, у него на передних лапах ядовитые железы! Прикоснётесь к ним - и вы мертвецы! - выкрикнул Тоф. Паук, заслышав шум, повернул на Тофа свои шесть белёсых глаз и издал очередной истошный вопль, заставивший всех поморщиться.
        - Чего же ты так орёшь? - возмутился Зеникс, беря секиру двумя руками. - Сейчас я с тобой разберусь по-своему.
        Будто понимая, о чём говорит Зеникс, паук повернул к нему своё тело, почти целиком, не считая лап и матово-белой головы, обросшее длинными серо-пепельными торчащими в разные стороны волосами. Богатырь и его противник уже готовились броситься друг на друга, как Лейрус непререкаемым тоном сказал:
        - Нет уж, извини, Зеникс, на это у нас сейчас нет времени.
        И тут же в паука ударила широкая огненная полоса, быстро охватившая кольцом всю тварь. Как ни странно, паук сгорел практически мгновенно и бесшумно - всего через несколько секунд от него осталась лишь дымящаяся тлеющая куча пепла. Зеникс некоторое время смотрел на паучьи останки, затем шумно вздохнул:
        - Эх, а я-то думал, наконец-то схвачусь с этими белоголовыми пауками, которых все боятся. Ну что за невезение!
        - Ничего, будут тебе ещё развлечения, - пообещал Лейрус, уже позабывший о пауке и с недовольным видом осматривающийся вокруг. - Что же такое?
        - Что? - не понял Зихий.
        - Если верить этому плану подземелья, мы дошли до запасного тоннеля, он должен начинаться именно здесь, - Лейрус махнул рукой на стену. - Но здесь, как видно, никакого прохода нет.
        - Мы нигде не промахнулись? - осведомился Тоф.
        - Нет, я шёл точно по карте.
        - Может быть, эти карты неверны? - предположил Зихий. - Или, возможно, на них нужно как-то по-другому смотреть - ну, скажем, перевернуть лист вверх ногами.
        - Ну, тогда тоннель должен быть в другой стене. Он там есть?
        - Его там нет, - согласился Зихий.
        Все четверо, включая Тофа, начали осматривать всё вокруг, что могло бы указать на местонахождение таинственного канала. Так прошло несколько минут, как вдруг Зихий радостно вскрикнул и стал всматриваться в стену настолько тщательно, что едва не упёрся в неё носом.
        - Что ты хочешь там разглядеть? - буркнул Зеникс.
        Зихий повернулся к подошедшим Лейрусу и Тофу.
        - Смотрите, здесь стена другого цвета. Везде стены чёрные…
        - И здесь стена чёрная, - хмыкнул Зеникс.
        - Чёрная, но другая. Посмотрите - везде вокруг стены покрылись сероватым налётом от сырости, проведи пальцем и останется след. А здесь этого налёта почти нет, ну, может быть, тоненький слой. Значит…
        - Значит, здесь эти камни положили относительно недавно, - договорил Лейрус.
        - Вот именно! Карты Гиротса не врут - здесь есть проход, только он заложен.
        Лейрус постучал по стене кулаком в нескольких местах: там, где камни были более чёткого чёрного цвета, звук был глухой, будто ударили в огромный пустой горшок.
        - Ты прав, Зихий. Молодец.
        Древославный от этой скупой похвалы просиял, а Лейрус приглашающе позвал переминающегося рядом великана:
        - Зеникс!
        Тот понял всё без лишних слов, широким движением рук отстранил всех от стены («Ну-ка, подвиньтесь») и слегка присел, окидывая каменную кладку оценивающим взором. Потом отступил на два шага назад и снова немного согнул ноги в коленях: с силой выдохнув, бросился плечом на стену и, сокрушив её с таким напором, что камни брызнули, словно капли, во все стороны, провалился внутрь. Подбежавшие спутники увидели, как богатырь поднимается и отряхивается от каменной пыли. В стене открылся узкий проход, пол которого был абсолютно сухим. Зеникс взял у Лейруса свою неизменную секиру и пожаловался:
        - Я здесь еле-еле прохожу.
        Действительно, тоннель был куда уже всех тех проходов, по которым спутники передвигались за время своего путешествия по подземелью.
        - Да, не врали старики, эти запасные ходы в самом деле меньше остальных, - проговорил Тоф, с любопытством осматриваясь. Лейрус посветил факелом впереди - показался прямой ход, края которого не было видно с того места, где находились первые посетители канала за какое-то время. Прежде чем четвёрка двинулась по запасному ходу, Нерождённый, пожертвовав одним из факелов, выстроил на входе в тоннель настоящую огненную стену.
        - Огонь может держаться здесь несколько дней, так что за наши спины можно быть спокойными, никто здесь не проберётся, - пояснил он.
        Прошагав сотню-другую шагов, путники оказались перед уходящим вертикально вверх колодцем, как две капли воды похожим на тот, по которому они спустились под землю на заднем дворе «Бешеного кабана»: здесь также к стенке была прикреплена металлическая лестница.
        - Тушите факелы и наверх. Я первый, за мной Тоф, Зеникс и Зихий. Двигайтесь как можно тише, пока я не разрешу, никто не говорит ни единого слова, - распорядился Нерождённый, гася факел. Вслед за ним потушили огонь и остальные. Один за одним все полезли по лестнице вверх. Здесь подъём занял значительно больше времени, чем спуск в подземелье: и непонятно было, то ли они находились на большой глубине, то ли длина колодца объяснялась тем, что дворцовые здания располагались на Холме. Но вот наверху показался светлый круглый проём, который круглым был только для идущего первым Лейруса, а, например, для Зихия, выглядел как колышащиеся обрывки из-за закрывавших ему вид двигающихся над ним спутников. Показавшиеся долгими две минуты Лейрус внимательно всматривался и вслушивался и, наконец, подал остальным знак подниматься. Послышался чересчур громкий в ночном беззвучии шум сдвигаемой с места железной решётки и в проёме выхода начали мелькать тени выбиравшихся из колодца людей.
        Оказавшись вне пределов подземелья, все одновременно, будто условившись, облегченно вздохнули и принялись осматриваться. Они находились на нижнем ярусе двухэтажной королевской библиотеки, спрятавшейся в подвале того из дворцовых зданий, где обитали придворные. В потолке первого яруса была проделано здоровенное отверстие, через которое наверх вела винтовая лестница и виднелись стоявшие вдоль стен высоченные полки второго этажа. На нижнем этаже полок не было, множество свитков и кодексов были разложены в массивные ящики и расставлены на столах, которые занимали почти всё пространство, оставляя лишь узкие промежутки для прохода. На каждом ящике мелом было написано примерное время написания манускриптов, лежащих в нём, и объединяющая их тема, вроде «Сказания о правлении Велона II» или «Способы брожения пива, поведанные лесными жителями океанских островов». Всё помещение библиотеки было хорошо освещено развешенными по стенам и кое-где стоявшими по углам фонарями. Фонари эти были изготовлены для королевской библиотеки ремесленниками Миноры по специальному дворцовому заказу: чтобы вдруг упавший фонарь не
поджёг хранящиеся рукописи, стенки фонарей были изготовлены каждая из двух стёкол, довольно широкий зазор между которыми был наполнен водой. Так что, если фонарь разбивался, вода выливалась и тушила огонь, не позволяя тому перекинуться наружу.
        - Надеюсь, здесь никого нет, - прошептал Зихий.
        - Кто здесь ночью торчать? - резонно усомнился в такой возможности Зеникс. - Видимо, придётся долго искать то, что нам нужно, в этой куче писанины.
        - Не придётся, - странным, будто не своим голосом изрёк Лейрус и с уверенностью, удивительной для человека в абсолютно незнакомом месте, двинулся между столами к стоявшему в одном из углов ящику. Подойдя к нему, Нерождённый вынул из нагромождения свитков и кодексов манускрипт, накрученный на толстую медную спицу, и вернулся к спутникам. Те уставились на манускрипт, на котором когда-то тёмно-красной, а сейчас побуревшей от времени, краской был нанесён символ, видимо, печать - изображённая несколькими размашистыми штрихами драконья голова, изрыгающая языки пламени, и опоясывающий её венок из цветков полыни и зверобоя.
        - Это и есть знак Драконьих Магов? - тихо спросил Зеникс.
        - Это он.
        - Значит, мы нашли то, что хотели найти.
        - Да.
        Зеникс удовлетворённо кивнул, а вот Зихий раздосадовано плюнул:
        - Тьфу! Вот так так! Я думал, мы будем полночи бродить по этой большущей библиотеке, разыскивая манускрипт, будем натыкаться на интересные рукописи, прочтём мимоходом парочку… А тут вылезли из подземелья, постояли, осмотрелись, сделали два шага - и всё, можно возвращаться, лезть обратно в эту гниющую дыру! И где приключения?
        Лейрус засмеялся.
        - Приключения начнутся именно сейчас - нам нужно решить, как мы будем отсюда выбираться. Спускаться снова в подземелье небезопасно - кто знает, может быть, Гиротса уже обнаружили, и в тоннелях полно бандитов. Да и вообще это место не располагает к прогулкам.
        - А жаль, что мы туда не пойдём, я бы хотел повстречать ещё паука-другого, - мечтательно протянул Зеникс.
        - Получается, нужно попытаться выбраться через дворец. Предлагаю сделать так: сейчас мы выбираемся из библиотеки и находим себе укромное место. Утром же, смешавшись с другими придворными, выберемся с Холма и найдём Ширела.
        - Всё хорошо, только вряд ли Зеникс сойдёт за придворного, - засомневался Зихий.
        - Какая разница - стража остановила бы его на входе во дворец, а выпустят они из дворца любого, хоть голого.
        С Лейрусом во главе четвёрка поднялась по винтовой лестнице, пересекла зал второго яруса и подошла к широкой двери, запертой на соединённый с замковым механизмом пазовый засов. Лейрус приложил ухо к двери и прислушался, нет ли кого по ту сторону. Ничего не услышав, Нерождённый посмотрел на Зеникса:
        - Отодвигай засов.
        Силач взялся двумя руками за массивный засов и, дёрнув его вниз-вверх, плавно вытянул из паза. В двери что-то протяжно стукнуло, раздался скрип, другой, и дверь, щёлкнув, поддалась наружу. Нерождённый приоткрыл массивную дверь и высунул наружу голову: в протянувшемся под высокой лестницей длинном коридоре с редкими прикреплёнными к стене факелами не было ни души.
        - Выходим, - тихо произнёс Лейрус. Один за одним все покинули библиотеку; когда выходивший последним Тоф поравнялся с Лейрусом, тот достал кинжал и перерезал связывающую убийцу и Зеникса верёвку возле эльфийского узла.
        - Тебе так удобнее будет, да и нам, если кому всё же попадёмся на глаза, лишние расспросы ни к чему.
        Тоф кивнул, то ли с пониманием, то ли с признательностью, и закрыл щёлкнувшую замковым механизмом дверь.
        Не успели расхитители королевских библиотек решить, в какую сторону направиться в поисках закоулка, где можно было бы дождаться утра, как на лестнице наверху раздались твёрдые шаги. Прятаться было некуда - коридор был пуст, никаких дверей, кроме защёлкнувшейся библиотечной, не было. Шаги звучали всё ближе. Лейрус уже было решил притвориться одним из придворных, как раздался встревоженный голос:
        - Нерождённый, где ты?
        - Ширел???!!!
        Перед четвёркой стоял изумлённо разглядывавший их волшебник. Зихий первым нарушил обоюдное молчание:
        - Ширел, как ты узнал, что мы здесь?
        - А я и не знал, что вы здесь, я почувствовал, что Лейрус здесь. Я чувствую, когда Повелители Стихий приближаются ко мне ближе, чем на сто шагов. Ну, и что вы здесь забыли? Лейрус, опять ты забыл меня предупредить о том, что собираешься сотворить правильную глупость?
        Лейрус подошёл к волшебнику и без слов протянул ему манускрипт. Лицо Ширела побледнело, глаза вспыхнули (Зихий даже готов был поручиться, что усы мага встали дыбом), он схватил свиток, ринулся к ближайшему факелу на стене, быстро развернул рукопись и торопливо стал читать, судорожно шевеля губами. Прочитав манускрипт один раз, он растерянно нахмурился и принялся читать снова. Видимо, результат был тот же - Ширел на мгновение впал в глубокую задумчивость, граничащую с трансом. Затем он встряхнул головой решительно сказал:
        - Нам нужно срочно попасть в мой дом, где с помощью старинных книг по магии я смогу полностью прочитать, что здесь написано.
        Глава третья
        Проведя ночь во дворце (Ширел запер их в большой и небедно обставленной комнате, совершенно лишённой окон), Лейрус и его спутники так и не узнали, что же содержалось в найденном ими манускрипте - маг не терпящим возражений и пререканий голосом заявил, что он сам ещё толком ничего не знает и нужно подождать до наступления следующего дня. Ночь прошла спокойно; только Зеникс всё время беспокойно ворочался, с подозрением поглядывая на пристроившегося в углу Тофа и подгребая поближе свои скромные пожитки. На насмешливое заверение последнего, что он убийца, а не вор, великан хмуро проворчал:
        - Все вы, бандиты, одинаковы, против того, что плохо лежит, не пройдёте…
        О наступлении нового дня Лейрус и остальные узнали от Ширела, широким шагами зашедшего в комнату и гулким постукиванием посоха об пол разбудившего спящих. Первым делом волшебник, поправив накинутый на плечи дорожный плащ, вопросительно посмотрел на Тофа:
        - Ты что здесь делаешь?
        Ночью маг был слишком ошарашен обретением казавшегося почти недоступным манускрипта Драконьих Магов, чтобы не стал расспрашивать о причинах появления пленённого убийцы. Сейчас же он решил восполнить этот пробел.
        - Ну?
        - Ты не тому задаёшь этот вопрос. Задай его ему, - Тоф пожал плечами и кивнул на Лейруса. Ширел прищурился:
        - Я так и знал, что здесь какая-то твоя задумка, Нерождённый. Так зачем тебе понадобился этот молодчик?
        - Чтобы найти Гиротса.
        - Угу, - понять, доволен, или недоволен, или равнодушен к этому сообщению Ширел, было невозможно. - И как? Нашли?
        - Да, Тоф хорошо справился с этим делом.
        - Понятно… Хорошо поговорили с Гиротсом?
        - Ничего, пообщались. Только недолго.
        - Он мёртв?
        - Да.
        - Этого следовало ожидать… А откуда вы знали, что через подземелье можно пробраться во дворец?
        - Это выяснилось уже в подземелье.
        - Долго искали свиток?
        - Мы его не искали, - ввернул реплику Зихий. - Залезли в библиотеку, Лейрус прошёл к нужному ящику и достал из него манускрипт.
        - Что? - явно заинтересовался Ширел. - Ты знал, где он находится?
        Лейрус отчего-то помрачнел и потёр лоб, будто находясь в глубоком и нерадостном раздумье.
        - Когда мы вылезли из колодца, всё вокруг перед моими глазами будто покрылось красноватым редким туманом. Будто мне на голову набросили красную пелену. И в этом тумане появилась сверкающая белая линия: она вилась между столами и ящиками, будто длинная змея, переливаясь и испуская короткие лучи. Линия быстро достигла ящика, опоясала его несколько раз, ящик стал для меня словно прозрачный, я видел, как внутри него стали медленно шевелиться старинные свитки, переползать с места на место, друг на друга; и вот я заметил, как один из манускриптов засветился зеленоватым светом, а буквы на нём проступили огненно-красные. И я понял, будто мне кто-то сказал, что это и есть та самая рукопись, которая нам нужна…
        Ширел внимательнейшее слушал рассказ Лейруса, медленно кивая, будто соглашаясь. Когда Нерождённый закончил говорить, волшебник произнёс:
        - Так и должно быть - в манускрипте я прочитал, что… - Ширел уже был готов вымолвить «Повелители Стихий», но осёкся, коротко взглянув на сосредоточенно слушавшего Тофа, и более осмотрительно продолжил, - те, о ком мы говорили, узнают о том, что они нашли то, что мы знаем, именно таким образом - появляется сверкающий свет и указывает дорогу…
        - А что ты ещё узнал из рукописи? - заинтересованно спросил Зеникс, но тут же с угрюмой недоброжелательностью покосился на убийцу, приведённый в чувство тонким намёком Зихия в виде толчка локтем в бок.
        - Позже об этом, - также посмотрел на Тофа Ширел. - Сейчас заберем в гостинице вещи и отправимся в путь.
        - Ширел!
        Зихий подошёл к волшебнику, немного помялся, и, понизив голос почти до шёпота, проговорил: - Ты знаешь дочь Побидоса?
        - Флорину? Конечно!
        - Ей нужно кое-что вернуть до нашего отъезда…
        - Что вернуть?
        Зихий достал недавно отданный ему Лейрусом ключ от королевской библиотеки и протянул магу. Тот мгновенно понял, какие двери открывает этот ключ, и с усмешкой посмотрел на сына Урсуса.
        - Вы с Флориной, видно, подружились?
        - Ну да… Нужно обязательно возвратить этот ключ Флорине, чтобы её отец не заметил пропажи и у неё не было неприятностей.
        - Хорошо, - сказал Ширел, пряча ключ под плащом. - Я это устрою. А сейчас быстрее к Цинитрию.
        Покинув безлюдный дворец (во дворцах обычно долго спят), Ширел и его сопровождающие скорым шагом пересекли Холм и спустились по дороге в город, окликаемые только тихими приветствиями стоявших на постах гвардейцев. Решено было взять Тофа с собой до тех пор, пока вся компания не покинет Минору - бывший наёмник Гиротса предпочитал поскорее оказаться вне стен столицы, в которой вот-вот должна была начаться, если уже не началась, бандитская война. Едва поспевая за размашистыми шагами Ширела, путники стремглав домчались до «Бешеного кабана», в котором их с радушной улыбкой встретил Цинитрий.
        - Жаль, что вы уже покидаете моё скромное заведение, - произнёс он, уже извещённый Ширелом о том, что он и его друзья покидают Минору. - Для вашего путешествия всё уже подготовлено - собраны сумки с провизией, вашим лошадям дан отборный корм. Вещи в вашей комнате мы, само собой, не трогали.
        - Всё верно, Цинитрий, - похвалил того Ширел и протянул ему небольших размеров мешочек с деньгами. - Ты заслужил хорошее вознаграждение.
        - Разве только в деньгах дело? Ты же знаешь, Ширел, здесь всё всегда к твоим услугам, - принимая деньги, расчувствовался похвалой хозяин гостиницы.
        Сборы не заняли много времени и часа не прошло, как небольшой отряд из пяти всадников (Тоф купил у Цинитрия лошадь из денег, заплаченных ему Лейрусом согласно обещанию) пересекал город, направляясь к Старым воротам, находившемся строго напротив Орлисовых, через которые путники несколько дней назад въехали в столицу. Народу на всех без исключения улицах Миноры было хоть пруд пруди - до Весенней Ярмарки оставалось совсем ничего; если бы не Ширел, перед которым людские потоки расступались будто по приказанию, к Старым воротам было реально добраться только ближе к вечеру. Уже недалеко от ворот путь отряда лежал вблизи вытянутого
«отростка» Воровских Кварталов, длинной мрачноватой улицы, сегодня выглядевшей как-то уж очень подозрительно тихой. Тоф натянул длинный дорожный плащ по самые уши и старался не поворачиваться в сторону Воровских Кварталов, откуда, несмотря на видимое безлюдье, то и дело доносились подозрительные звуки, похожие на шум схватки. Зихий, ехавший впереди Лейруса, повернулся к Нерождённому и тихо произнёс, кивая в сторону мрачной улицы:
        - Видно, уже началось.
        Лейрус кивнул: похоже, приспешники Гиротса уже нашли своего мёртвого властителя и сейчас начинаются взаимные обвинения, незамедлительно переходящие в расправы.
        Старые ворота были самыми мелкими из всех четырёх главных ворот Миноры, но, как было видно из названия, самыми первыми и потому особенно чтимыми в столице. Они были богато украшены большими узорами из серебра, нанесёнными на покрывавшие деревянный остов с двух сторон металлические листы; каменная кладка над воротами было сложена из отборных барутовых блоков, тщательно отполированных и покрытых золотистой надписью, одинаковой с внутренней и внешней стороны городской стены -
«Меня можно победить, но нельзя покорить» (девиз королей Лайтии); на постах возле Старых ворот всегда стояли лучшие городские стражники, высокие, сильные, с начищенными кольчугами и оружием.
        Как только путники выехали из Старых ворот, Тоф опустил с лица плащ и ровным бесстрастным голосом сказал повернувшемуся к нему Лейрусу:
        - Здесь наши пути расходятся, я выполнил свою часть договора, ты выполнил свою.
        - Согласен.
        Тоф круто повернул коня и, не сказав более ни слова, поскакал направо, в сторону уходящей на болота дороги. Бросив вслед удаляющемуся убийце короткий взгляд, Зихий обратился к Ширелу:
        - А мы куда направляемся?
        - В мой дом, - ответил волшебник.
        Дорога, идущая прямо от Старых ворот до самой Ивисы, заворачивающей в трёх тысячах шагов от стен Миноры направо, к месту своего рождения, холодным вершинам Горной Страны, заканчивалась у забитой повозками, всадниками и пешими переправы через реку. Ширел единственный знал, куда ехать, поэтому, когда он свернул с галдящей многоголосой площадки у причала и направился по затвердевшей от бессчетного числа ног и копыт тропинке вдоль реки, Лейрусу, Зихию и Зениксу оставалось только следовать за ним.

«Неужели Лейрусу не интересно, что вычитал Ширел в этом таинственном манускрипте?
        - размышлял про себя, поглядывая на молчаливо рассматривающего речную гладь Нерождённого, Зихий. «Мне и то страшно не терпится расспросить волшебника, а будь я на месте Лейруса, давно бы допытался, что к чему». Но ни Лейрус, ни Зеникс, с трогательной нежностью поглаживающий по гриве своего чёрного как ночь Баса, не делали даже попыток заговорить с насвистывающим себе что-то под нос Ширела.
        Солнце медленно опускалось к земле. Степь закончилась, всё чаще стали попадаться рощи и прибрежные заросли ольхи, ивы и поднимающегося прямо со дна реки шиштаря, кустарника, круглый год увешанного вытянутыми синими плодами, похожими на худые дыни. Шиштарные плоды с их сочной сердцевиной - излюбленное лакомство лошадей, так что то и дело всадники должны были с помощью поводьев отвлекать своих коней от угощения. На другом берегу начались холмы, сперва покрытые высокой травой, затем зарослями крепкого колючего шиповника, а потом всё более густыми лиственными лесами. Богатое солнечным светом насыщенного синего цвета небо отражалось в мелких волнах солидно покачивающейся реки, то здесь, то там нарушаемых всплесками снующей под водой рыбы. Приятный ветер с реки сбивал зной; из-под лошадиных копыт пружинисто выпрыгивали молодые ещё мелкие кузнечики, струйками в траве расползались ящерицы и неопасные до осени (когда в их зубах накапливался яд) змеи.
        Молчание, изредка нарушаемое непродолжительными репликами и односложными вопросами и ответами, затягивалось. Когда, судя по солнцу, до заката оставалось не более четырёх часов, снедаемый любопытством Зихий не выдержал и подъехал к волшебнику.
        - Послушай, Ширел, - преодолевая робость, выговорил Древославный. - Ты можешь нам сказать, что ты всё-таки прочёл в рукописи Драконьих Магов?
        Ширел пошевелил усами, усмехнулся и оглянулся на Лейруса и Зеникса.
        - А я всё думал, кто же из вас не выдержит первым и начнёт расспрашивать меня об этом. Колебался между тобой и Лейрусом - это сейчас он такой невозмутимый, а прежде был ещё любопытнее тебя, Зихий.
        - Ты бы тоже был любопытным на моём месте, - неожиданно агрессивно произнёс Нерождённый, подъезжая ближе.
        - Согласен, согласен, - примирительно поднял одну руку маг.
        - Так что же ты вычитал в этом свитке? - поддался эпидемии любопытства Зеникс.
        - Хорошо, расскажу то, что знаю сам на данную минуту. Остальное я смогу, надеюсь, выяснить, когда попаду домой и пороюсь в своей библиотеке.
        Ширел на некоторое время замолчал, собираясь с мыслями и решая, как лучше рассказать о прочитанном.
        - Итак, манускрипт был написан одним из Драконьих Магов. Он был поводырём одного из Повелителей Стихий, Повелителя Земли…
        - Кем он был? Поводырём? - перебил Зихий и тут же легонько вскрикнул от весомого подзатыльника, который ему с помощью своего посоха отвесил Ширел.
        - Не перебивай… У каждого из Повелителей есть маг или колдун, который помогает ему найти Путь и пройти по нему. Всегда поводырём должен быть человек, способный к волшебству или чародейству. Надеюсь, Зихий, ты в своём Дроке не только на охоту ездил и с девицами развлекался, и знаешь, чем отличаются маги от колдунов, волшебники от чародеев?
        - Знаю. Маги и волшебники не творят заклинаний, воздействующих на волю человека. Кстати о девицах - ты вернул ключ Флорине?
        - Вернул. Ты прав, Древославный. Колдуны стремятся с помощью чар подчинить человека своей воле, заставить его делать то, что им, чародеям нужно. Они стряпают всяческие приворотные и отворотные зелья, воды «забвения», «страха», гипнотизируют людей. А мы, маги, ограничиваемся тем, что пытаемся понять, как устроен этот мир и каждая вещь в этом мире, и пытаемся найти каждой вещи своё применение.
        Плоский камень, лежавший на пути всадников, зашевелился, дёрнулся, рывком поднялся в воздух, покружил вокруг Зихия, по улыбке Лейруса догадавшегося, что это дело рук Ширела, и упал сыну Урсуса за шиворот. Зихий с недовольным видом запустил руку под одежду, пытаясь вытащить камень, но достал оттуда только пучок крепко пахнущих полевых цветов.
        - Вот примерно так, - указал Ширел на букет, который уже деловито жевал Сагат, скакун Лейруса, мягко, но настойчиво вырвавший пучок из рук Зихия. - Так вот, поводырём каждого из Повелителей Стихий должен быть либо волшебник, либо колдун. Так уж заведено, и без этого никак.
        - А не может какой-нибудь Повелитель обойтись без поводыря? - продолжал задавать вопросы Зихий.
        - Нет. И не вздумай спросить «Почему?». Потому что так есть, было и так должно быть. Без этого никак… Если верить рукописи, те из Повелителей, у кого поводырями были волшебники, шли по светлому Пути, а у кого колдуны - по тёмному. Не знаю, или поводыри определяли, по какому из путей идти им и идущих с ними Повелителям, то ли Пути Повелителей заранее определяли, какой поводырь им достанется, чтобы помог достичь предначертанного.
        - Значит, Лейрус идёт по светлому пути, - пробасил Зеникс, и все взгляды, включая даже лошадей направились на Нерождённого, хмуро слушающего рассказ волшебника, который кивнул:
        - Получается так. Но одного поводыря, чтобы пройти Путь до конца, мало. Нужен предсказатель, причём предсказатель очень сильный, чтобы указать Повелителю цель его Пути, конечную точку, без достижения которой он обречён всю жизнь провести в поисках.
        - А что будет, если он не найдёт эту цель? - поинтересовался Зихий.
        - Не знаю. В свитке об этом прямо ничего не сказано, но…
        - Что «но»?
        - Но написано, что такого Повелителя одной из стихий ждёт страшная кара, представить которой человеку не дано.
        Сильный порыв ветра показался всем ледяным, пробирающим не до что до костей, но замораживающим и кровь в жилах, и сами мысли в головах. Неизвестно откуда на чистом безоблачном небе взялась небольшая, но зловещего вида тёмно-серо-фиолетовая туча, заслонившая солнце: всадники оказались посередине овальной тени, упавшей на землю посреди залитой солнцем лесистой равнины. Лошади забеспокоились, нервно перебирая копытами и издавая тревожные всхрапы. Зеникс и Зихий взволнованно закрутили головами, не понимая, откуда появилась эта туча, Ширел громко забормотал по эльфийски какое-то заклинание, а Лейрус неотрывно, словно заворожённый, всматривался широко распахнутыми глазами в тучу, внутри которой начали вспыхивать искры молний. Бормотание Ширела становилось всё более громким и быстрым, лошади становились всё беспокойнее и начали ржать, даже вода в реке потемнела возле берега. Взгляд Лейруса становился более осмысленным, он беззвучно что-то прошептал, и всё прекратилось: туча посветлела, из фиолетовой превратившись сначала в синюю, а потом и вовсе в облако, и солнце снова взглянуло на путников. Лошади
успокоились, Ширел дочитал свои заклинания, а Зеникс и Зихий в один голос глухо воскликнули:
        - Что это было?
        И также в один голос Лейрус и Ширел ответили:
        - Не знаю.
        - Не понял… - недоумённо начал Зихий, но его тут же перебил Ширел.
        - Продолжим разговор позже - нам нужно переправляться через реку.
        - Переправляться? Где??? - Зихий повёл рукой сначала по течению Ивисы, потом против течения. - Здесь же на десятки тысяч шагов нет подходящего места для переправы!
        - Сейчас нет, - неожиданно легко согласился Ширел, подъезжая к берегу и сходя с лошади. - Скоро, надеюсь, будет.
        - Тебе видней, ты же волшебник, - кивнул Зихий.
        Все спешились возле одиноко растущей у самого берега огромной ивы, между склонёнными к воде длинными ветвями которой буквально кишели разноцветные стрекозы. Маг скинул дорожный плащ, развёл в сторону руки и не слишком громко стал плести хитроумную сеть из непонятных, но приятных для уха слов. Ширел закончил читать своё заклинание довольно быстро, опустил руки и стал выжидательно смотреть на поверхность реки. Его спутники также внимательно принялись разглядывать водную гладь. Спустя минуту-другую на середине реки стали появляться поднимающиеся из глубины пузыри воздуха, сначала крупные и редкие, затем более мелкие и многочисленные. Затем пузыриный рой стал всё быстрее двигаться в сторону ивы, под которой стояли путники. Пузырей становилось всё больше, и двигались они всё быстрее. Зихий на всякий случай достал из-за спины лук: кто его знает, что оттуда выскочит?
        За десяток шагов от берега пузыри исчезли и из воды показалась фигура, походящая на человеческую, которую поднимали в воздух толстые, словно два связанных между собою корабельных каната, тёмно-бурые водоросли, стебли которых быстро начали переплетаться между собою и спустя едва ли полминуты странная фигура восседала на подобии стула, сплетённого из водорослей.
        - Приветствую тебя, Рэдиш!
        - Приветствую, Ширел!
        Тот, кого Ширел поприветствовал и назвал Рэдишем, был весьма похож на человек, как и показалось сначала Зихию. Это был юноша, на вид вряд ли проживший более двадцати лет и зим, высокий, судя по длинным ногам (большего сказать было нельзя, так как он сидел), в странном гладком зеленоватом одеянии, похожем на лягушечью кожу. Впрочем, назвать Рэдиша человеком можно было, только не слишком внимательно его рассмотрев, скажем, в тумане или в обманчивом лунном свете. Его волосы, непонятного буровато-серого оттенка, походили на те водоросли, на которых он сидел; длинные усы, странные для юноши, уныло свисали до самой груди, на неестественно гладком лбу не было ни морщинки. Но главное, что бросалось в глаза, это кожа Рэдиша - она была неестественно бледная, с еле заметным синеватым оттенком, будто у мертвеца, у которого по жилам больше не бежит кровь. Оживляли бледное бесчувственное лицо только карие шустрые глаза, цепко осматривающие каждого из спутников Ширела. Голос, каким это странное создание приветствовало волшебника, был похож на громкий шёпот или, вернее, на шипение змеи. Когда Рэдиш немного
повернул голову, Лейрус и другие заметили на боковой поверхности шеи, под ухом, несколько жаберных щелей.
        - Проложи мне дорогу к дому, Рэдиш.
        - Ты не стал пользоваться обычной переправой. Что-то случилось?
        - У меня появилась пара врагов, которые могут осложнить мне жизнь и я не хочу приводить их к своему жилью.
        Рэдиш молча кивнул: раз, другой, третий. Затем медленно указал рукой, пальцы на которой оказались соединёнными тонкими, просвечивающимися на солнце перепонками, на Лейруса, Зеникса и Зихия:
        - Кто они?
        - Тот, что стоит ближе ко мне - Повелитель Огня.
        Глаза Рэдиш прищурились, он резко подался вперёд, будто желая разглядеть Лейруса во всех подробностях и навсегда их запомнить. Нерождённый, в свою очередь, спокойно разглядывал подводного обитателя. Наконец Рэдиш рассмеялся - если змеи смеются, то делают они это наверняка с подобным звуком - и произнёс:
        - Вы, наверное, уже знаете о Повелителе Воды?
        - Да, знаем, - ответил Ширел. - Он давал тебе знать о себе?
        - Не он, его поводырь, Зарак.
        - Зарак? - Ширел нахмурился и провёл по лбу рукой. - Не слышал о таком колдуне.
        - О-о, о нём ещё никто толком не слышал. Но, поверь мне, он опасен.
        - И для чего Зарак приходил к тебе?
        - Хотел узнать, правда ли это, что я тебе помогаю.
        - И что ты ему ответил?
        - Ничего.
        - Когда это было?
        - Недавно; по вашему вычислению… э-э-э… дней десять-двенадцать тому назад.
        - Ясно… - Ширел нахмурился ещё больше; было видно, что ему ужасно хочется выругаться и сломать что-нибудь подвернувшееся под руку, но он сдержался и повторил свою просьбу Рэдишу.
        - Проложи мне дорогу через реку.
        Рэдиш опустил раскрытую ладонь к воде и из реки в неё тут же запрыгнула мелкая золотисто-чёрная рыба с плавником, похожим на петушиный хохолок. Рэдиш поднёс рыбу ко рту, дунул на неё и выпустил обратно в реку. Прошла минута, другая… Поверхность воды мелко задрожала, и вот на реке один за одним стали показываться крупные камни, блестящие и скользкие. Скоро от одного берега до другого был проложен самый настоящий каменный мост шириною в два десятка шагов. Ширел первым взял за поводья своего коня и ступил на образовавшуюся переправу, за ним последовали остальные, причём Зеникс ступал по камням будто по раскалённым углям, осторожно, едва касаясь поверхности. Все лошади относительно спокойно пересекли реку, только конь Зихия несколько раз взбрыкнул и попытался вырваться, встав на дыбы. Но Древославному на помощь пришёл шедший рядом Лейрус и путники благополучно достигли другого берега, на котором сразу же начинались высокие покрытые лесом холмы.
        Как только нога Зеникс, двигавшийся последним, и копыто его Баса коснулись земли, Рэдиш хлопнул в ладоши и морда рыбы с петушиным хохолком, до этого высунувшаяся из воды и ждавшая приказания от своего повелителя, тут же исчезла в пучине. Камни погрузились в воду так же бесшумно, как и появились из неё, и река снова выглядела так, как должна была.
        - Благодарю тебя, Рэдиш, - с признательностью сказал Ширел.
        - Ты помогаешь мне, я помогаю тебе. Будь осторожен с Зараком и Повелителем Воды, - напомнил Рэдиш и стремительно, с фонтаном брызг, прыгнул в реку. Вслед за ним исчезли и водоросли.
        - Ну, и кто это такой? - задал резонный вопрос Зихий, когда путники удалились от реки и начали въезжать на один из лесистых холмов.
        - Рэдиш - сын морской русалки и одного хорошего, но глупого юноши. Это долгая и невесёлая история и для неё сейчас не время. Скажу лишь, что когда-то давно я спас Рэдишу жизнь и с тех пор мы помогаем друг другу.
        - Когда-то давно? Да он младше меня!
        - Не суди по виду, на самом деле ему столько же лет, сколько твоему отцу.
        - Ты не знаешь, кто такой Зарак? - впервые после переправы заговорил Лейрус.
        - Нет, - покачал головой Ширел. - Именно это меня и пугает. Насколько я понял из рукописи и того, что знал раньше, в поводыри Повелителям попадают только люди, обладающие очень сильными способностями к магии и колдовству. Обычно такие люди на виду, по крайней мере, для других волшебников и чародеев. Но я, признаюсь, до сегодняшнего дня ни разу не слышал об этом Зараке. Нам нужно быть особенно осторожными.
        - Ты поэтому решил попасть к своему дому именно так, через реку? - уточнил Зихий.
        - Да, я редко пользуюсь переправой Рэдиша. Обычно я попадаю домой с другой стороны, через леса.
        - Ты не договорил о том, что прочитал в манускрипте Драконьих Магов, - напомнил Древославный.
        - А мне больше и нечего договаривать. Нам нужен очень сильный предсказатель. Какой именно, я выясню, когда доберусь до своей библиотеки - последняя часть рукописи написана на древнем диалекте, который я не смог разобрать сразу. Надеюсь, в моих книгах мы найдём то, что поможет нам дочитать свиток и узнать, куда нам отправляться за предсказанием для Лейруса.
        
        Взобравшись на холм, путники увидели небольшую поляну, невидимую для глаз того, кто находился не на этой вершине. Посреди поляны располагалась старое высохшее дерево, ствол которого был поистине исполинским. Чтобы обхватить его, понадобилось бы не менее трёх десятков взрослых мужчин. Крона дерева вместе с верхней частью ствола отсутствовали, будто сломанные чьей-то невиданной огромной рукой; причём заканчивался огромный ствол именно на уровне верхушек окружающих деревьев, так что со стороны холм не выделялся ничем особенным. Самое удивительное, что дерево было живым - сбоку, у самой земли виднелось множество молодых ветвей с нежно-зелёными листьями.
        - Ух ты, какое дерево! - не сдержал восхищения Зихий. - Я о таких никогда даже не слышал.
        - Этому дереву шесть тысяч лет, - скромно сообщил Ширел.
        - Ско… Шесть… тысяч… лет!? - растягивая слова, переспросил обомлевший Зихий.
        - Такие давно уже не растут. Это дерево ещё помнит, как над ним пролетали драконы.
        - Здорово, - продолжал ахать Древославный. Лейрус и Зеникс, видимо, не впервые попадали на эту поляну, ибо они не выказывали должного изумления при виде этого дива. - Но где же ты живёшь? - опомнился Зихий.
        Ширел, а за ним и остальные, подошёл к дереву, достал из складок одежды медный медальон с запутанным узором, приложил его к коре и зычным голосом выкрикнул несколько непонятных слов. Внутри гигантского дерева послышался протяжный мощный скрип и скрежет и в стволе показался проём, как будто выехавший изнутри дерева. Это оказалась самая настоящая дверь с посеребрённой ручкой. Волшебник нажал на ручку и дверь плавно отворилась.
        - Заходите!
        Зихий не стал дожидаться повторного приглашения и, едва успев кое-как привязать лошадь к тыну, таинственным образом появившемуся рядом с входом, просто ворвался внутрь и принялся с неуёмным любопытством осматриваться, крутя головой из стороны в сторону.
        Жилище Ширела состояло из трёх этажей. Второй, который соответствовал уровню земли, представлял собой жилое помещение с двумя деревянными кроватями, несколькими стульями, роскошным креслом, набитым лебяжьим пухом и покрытым зелёным бархатным сукном (как сказал позже, потупив глаза, Ширел, это был подарок короля Эбенора), и двумя столами, круглым кухонным и треугольным с нанесёнными ничего и никому из присутствующих, кроме хозяина, не говорящими символами. Пол был целиком устелен мягкими шкурами с короткой шерстью, благодаря чему ходить по ним было очень удобно, ноги не тонули и не увязали в шерстинах. Окон, разумеется, не было, но внутри было светло, как снаружи - под потолком и на стенах висели непонятно к чему прикреплённые стеклянные шары, разливающие ровный мягкий не режущий глаза свет. На противоположных конца комнаты находились две уходящие вертикально вверх лестницы, одна поднималась, другая спускалась. Сын Урсуса сначала нетерпеливо взбежал наверх - там он попал в куда менее освещённую комнату, на которую приходилось всего два подвешенных сверху шара. Здесь находилась магическая мастерская
Ширела - комнату опоясывал один длинный стол, который был уставлен всевозможными колбами, склянками, банками, коробками, шкатулками, завален пучками из множества растений, попадались корзины с разного цвета ягодами. Из некоторых колб, соединённых друг с другом стеклянными трубками, медленно растекался по комнате, быстро рассеиваясь, клубистый серый или фиолетовый дым, кое-где в больших банках кипела какая-то нерадостного вида жидкость. На стенах висели различные медальоны, наподобие того, которым Ширел только что открыл проход в дерево. По заверению волшебника, наверху у него есть ещё одна совсем маленькая комнатка, из которой он иногда с помощью какого-то хитроумного приспособления наблюдает за небом. «Чего за небом наблюдать?» - удивился про себя Зихий и устремился уже вниз, к той лестнице, что вела на первый этаж, в библиотеку мага.
        Здесь было светлее, нежели в мастерской, но темнее, чем в жилой комнате. Неведомо откуда и как, но по библиотеке отчётливо прогуливался лёгкий ветерок; на выложенном гладкими отполированными плитами из белого камня полу лежала одна большая чёрная шкура с желтоватыми полосами - шкура саблезубого, живущего на Океанских островах. Шкура находилась только возле кресла, точной копии шикарного кресла на втором этаже, только с чёрным сукном (а это, скажет Ширел, снова скромно опустив взгляд, подарок от одного знатного вождя из Агарии). Стола не было, как не было и ящиков для свитков, или полок для них. Подняв глаза наверх, Зихий увидел встроенные в стены ящички такого размера, чтобы в него мог поместиться только один манускрипт или кодекс. Когда Ширелу нужна была какая-нибудь книга, он щёлкал пальцами и необходимая ему рукопись сама прилетала ему в руки. Получался настоящий книжный улей.
        - Да-а-а, здорово у тебя здесь! - высказал своё восхищение Зихий, ни на секунду не переставая вертеть головой. Ширел отмахнулся от него, что, впрочем, не слишком скрыло то, что он остался доволен похвалой своему жилищу.
        - Самое время для ужина…
        - Вот это верно, - машинально перебил мага Зеникс.
        - Пойдёмте на второй этаж, я вас накормлю.
        Ширел и его гости поднялись на второй уровень. Когда проголодавшиеся юноши расселись за обеденным столом, волшебник пошевелил пальцем, будто подзывая кого-то, и из-под стола выкатился прежде невидимый низкий маленький столик покрытый белой скатертью с проступавшими кое-где пятнами. Хозяин дома тряхнул рукой и скатерть отлетела прочь со звуком, напоминающим хлопанье птичьих крыльев, открыв небольшое нагромождение съестного, в основном лесного происхождения. Поймав взгляд Лейруса, брошенный на приземлившуюся на треугольный стол скатерть, Ширел сказал:
        - Да, знаю, скатерть нужно постирать - всё время забываю или некогда… Вы ужинайте, а я посижу в библиотеке, попробую прочитать манускрипт Драконьих Магов до конца.
        Волшебник торопливо скрылся в библиотеке, а юноши тем временем принялись утолять свой голод. Снаружи слышались негромкие раскаты далёкой грозы. Довольно скоро превратив гору съестного в холм объедков и костей, друзья расположились кому как было удобнее: Лейрус сел в зелёное кресло, Зеникс развалился на одной из кроватей, вмещавшей едва ли две трети его огромного тела и подозрительно потрескивающей под таким грузом, Зихий опёрся локтём на стол и сказал:
        - Интересно, что же всё-таки записано в этой рукописи Драконьих Магов?
        Зеникс пожал плечами, будто вопрос был адресован именно ему. Лейрус взглянул на Древославного и промолчал.
        - Что же там написано… - задумчиво повторил сын Урсуса, глядя в одну точку.
        - Тебе какая разница? - буркнул пытающийся поудобнее расположиться на неприспособленной к его размерам кровати Зеникс.
        - Что?
        - Я говорю, тебе какая разница? Это касается Лейруса, а тебе-то что волноваться? - Зеникс уже начинал раздражаться из-за неудобной постели.
        - Э, не скажи, мой огромный друг. Разве наши судьбы не связаны с судьбой Лейруса?
        - резонно спросил Зихий. - Или тебе всё равно, что с тобой будет?
        - Нет, ну её к вампирам, эту кровать, буду спать на полу! - взревел гигант, рывком поднявшийся на ноги, за что кровать громким протяжным треском, в котором читалось явное облегчение, тут же поблагодарила его. Зеникс подошёл к Зихию и, в упор посмотрев на него, произнёс странным голосом:
        - У меня есть цель и я к ней двигаюсь. Достигну ли я её, и что со мной может произойти, мне всё равно, но я должен хотя бы попытаться сделать то, что должен сделать.
        Что-то было такое в голосе, взгляде, во всей фигуре светловолосого воина, что не позволило Древославному даже попытаться задать вопрос о загадочной цели Зеникса.
        - А почему ты отправился с нами? - вопрос Лейруса заставил Зихия повернуть к нему голову.
        - Это моя судьба.
        - Откуда ты это знаешь?
        - Отец сказал мне, что, если я не отправлюсь с тобой, весь наш род Древославных погибнет.
        - Так ты присоединился ко мне из страха? Чтобы спасти свой род?
        - Нет, - неожиданно для себя Зихий смутился, вспомнив о таинственном внутреннем голосе, предостерегавшем его от встречи с Нерождённым. - Я и сам знал, что должен отправиться с тобой.
        - Должен? Кому?
        - Не знаю. Не только должен. Я и захотел присоединиться к вам. Почему - не знаю. Я же говорю, это судьба.
        - Ты счастливый человек, Зихий. И ты, Зеникс, - в зелёных глазах Лейруса на мгновение что-то покачнулось, будто водной глади коснулся сильный порыв ветра.
        - Почему?
        - У вас есть то, ради чего вы продолжаете путь. У вас есть смысл двигаться дальше, и вы его отлично знаете. Человеку, который знает, к чему он идёт, дорога даётся легче.
        - Но ведь и ты знаешь, куда ведёт твой путь…
        - Мой Путь?
        - Да. Пусть мы ещё не узнали, что там записано в этом манускрипте, но ведь Ширел обязательно расшифрует его. И пускай неизвестно точно, куда тебе нужно идти и что делать, но ведь конец известен - тебе придётся сразиться с Повелителем Воды. Разве нет?
        Нерождённый неуверенно кивнул. Разразились раскаты грома, уже куда более громкие, видно, гроза приблизилась; её звуки слились с донесшимся снизу, из библиотеки, рассерженным вскриком Ширела. Зеникс и Зихий встревожено вскочили на ноги, Лейрус остался сидеть в удобном кресле. На лестнице раздались громкие шаги, показался Ширел с растрёпанными волосами и всклокоченной бородой, засученными по локоть рукавами и недовольным уставшим лицом.
        - Что случилось? - спросил Зеникс.
        Маг ничего не ответил, подойдя к треугольному столу и с досадой швырнув на него манускрипт. Затем Ширел жестом выгнал Лейруса из кресла и грузно, будто совсем лишившись сил, опустился в него, запрокинул голову и закрыл глаза. Друзья растерянно переглядывались, не зная, что делать. Наконец Лейрус поинтересовался:
        - Ширел, так что же всё-таки произошло? Отчего ты кричал?
        При звуке голоса Нерождённого волшебник вздрогнул, будто его внезапно разбудили, не дав досмотреть приятный красивый сон, открыл глаза и мрачно обвёл взглядом ожидавших от него ответа юношей. Проведя рукой по взъерошенным волосам, он недовольно проговорил:
        - Что произошло? А то, что нам придётся встретиться с существом, которое было последним, с которым я хотел бы встречаться. Даже с каким-нибудь вампиром или дрононом я бы пообщался с большей радостью, чем с проклятым Айнгорном.
        Посмотрев на разинутый рот Зеникса и нахмурившееся лицо Лейруса, Зихий понял, что не он один понятия не имеет, кто такой этот Айнгорн. К таким же выводам пришёл и Ширел, принявшийся объясняться со своими подопечными:
        - Айнгорн - самый могущественный из эльфийских предсказателей.
        - Почему же мы ни разу не слышали о нём? - удивился Зихий.
        - Потому что к нему не ходят, как к базарным бабам, разузнать, будет ли в следующем году хороший урожай винограда или получится ли достроить новый дом до наступления холодов. К Айнгорну обращаются тогда, когда остальные прорицатели бессильны. Он - драконий выкормыш.
        - Чего? - не поняли внимательно слушавшие Ширела друзья.
        - Все вы знаете, что эльфы бессмертны - то есть они не умирают сами собой, как люди, но их можно умертвить с помощью оружия или яда. Но эльфы не могут вечно жить среди людей, в этом мире. Каждый год несколько эльфов, не больше десяти, уходят в свою Страну Утренней Звезды - край, лежащий по ту сторону Океана, где не бывал ещё ни один человек. Там те из них, кто достоин этого, приобщаются к Знанию. Те же, кто ещё не может узнать Тайное и Неведомое, возвращаются обратно, в Горную Страну…
        - …Но только уже в других, новых телах, - довершил фразу Зихий. - Ясно, это всем известно. Но что здесь нового и при чём здесь этот Айнгорн, с которым что-то там сделали драконы?
        Ширел глубоко вздохнул и развёл руки с горестным видом: смотрите все, я этого не хотел, но, видимо, без этого обойтись уже не получится. Будто огромная невидимая рука вздёрнула ахнувшего от неожиданности Зихия в воздух, перевернула его вверх ногами и начала размеренно покачивать из стороны в сторону. Древославный отчаянно махал руками, путаясь в опавшей ему на лицо одежде, но это ему не особенно помогало, скорее наоборот: из-за пояса Зихия вываливались на пол кинжалы, монеты, раскатывавшиеся по комнате, свёртки с нужными для дальнего путешествия мелочами. Зеникс от души расхохотался, наблюдая за смешными мучениями своего острого на язык друга, отчего сын Урсуса завращался с новой силой. Ширел, подойдя к висящему вниз головой Зихию, присел на корточки и, прищурившись, спросил ласковым голосом:
        - Ну как себя чувствуешь? Не слишком нравится? Вот и мне не слишком нравится, когда меня постоянно перебивают! - голос волшебника из приторно-сладкого стал грозным. - Я тебя предупреждал - не перебивай меня?
        - Предупреждал… - выдавил из себя Зихий.
        - Предупреждал… Ну, и что с тобой теперь сделать? Пожалуй, нужно тебя вывести наружу и подвесить за ноги к верхушке самого высокого дерева, повисишь там, подумаешь над своим поведением, вспомнишь о правилах приличия. А то, я смотрю, после того, как ты покинул Дрок, о многих из этих правил ты изрядно запамятовал; например, о том, что перебивать старших очень невежливо.
        - Это верно, он слишком много стал разговаривать, - с удовольствием подтвердил Зеникс.
        - Так и быть, предоставим нашему другу возможность побыть наедине, поближе к звёздному небу, и обдумать хорошенько своё поведение.
        Ширел поднялся, произнёс непонятное слово, двери отворились и балансирующий в воздухе Зихий двинулся к выходу.
        - Нет! Не надо, - негромко, но отчётливо попросил Древославный.
        - Что?
        - Не надо меня на дерево отправлять. Я всё понял, больше перебивать тебя, Ширел, не буду, - запыхавшись от размахивания руками, произнёс Зихий.
        Ширел с недоверием покачал головой:
        - Как-то я в этом сомневаюсь. Зеникс, не знаешь, почему я сомневаюсь?
        - Да он же такой болтун, что не удержится и обязательно снова не вовремя влезет в какой-нибудь важный разговор.
        - Нет. Ширела я точно перебивать не буду, - заверил переставший сопротивляться будущий вождь Дрока.
        - Не будешь? Точно?
        - Да.
        - Ну, хорошо, хотя бы меня перебивать не будешь… А других?
        - Тут обещать не могу, - пожал перевёрнутыми плечами Зихий.
        Ширел засмеялся:
        - Чего у тебя не отнять, сын Урсуса, так это то, что ты честный парень. Ладно, хватит с тебя. Но помни - есть деревья куда выше тех, что растут здесь, и если что…
        - Понятно, - смирился Зихий.
        Тут же его перетряхнуло и он встал на пол некрепкими ногами, которые непременно бы его подвели, не обопрись он рукой о стену. Зеникс слегка разочарованно вздохнул: наверно, ему хотелось понаблюдать за подвешенным к дереву Зихием, от которого богатырь вытерпел уже немало насмешек. Лейрус с улыбкой наблюдал за быстро приходящим в себя Зихия и подмигнул ему, будто говоря: ничего, приятель, Ширел он такой, с ним особо не забалуешь, знал бы ты, сколько я от него в своё время натерпелся. Сорвавшееся в последний момент наказание Древославного ослабило напряжение, осязаемо висевшее в комнате с тех пор, как всклокоченный волшебник вышел из библиотеки. Сам Ширел уже пришёл в себя и выглядел утомлённым, но не подавленным и злым, как ранее. Он окончательно привёл в порядок свою причёску и бороду и спокойно осведомился:
        - Чего повскакивали, будто стая напуганных воробьёв? Устраивайтесь, у меня ещё есть, о чём вам рассказать. Правда, рассказ получится не слишком длинным…
        Юноши уселись напротив Ширела, за обеденным столом, и маг продолжил:
        - Те из эльфов, которые не прошли испытания по ту сторону Океана, возвращаются сюда в новых телах и спустя какое-то время, несколько веков или пару тысяч лет совершают новое путешествие в Страну Утренней Звезды и новую попытку доказать своё право прикоснуться к Знанию. И так делали и делают все эльфы, до единого, без исключения. Но одно исключение всё-таки было. Много лет назад один гордый эльф не прошёл испытания, но не смог с этим смириться и отказался вернуться в мир людей. Ему казалось, что его познания в том, что можно познать в человеческом мире, беспримерны и безграничны, и его магические силы достаточны для того, чтобы открыть ему дорогу к Знанию. И он попытался обманным путём (никто уже не помнит, как именно) обойти запреты. Конечно, у него ничего не получилось…
        Подгоняемая сильным ночным ветром, гроза быстро сгустилась над жилищем волшебника, застучали тяжёлые капли дождя, быстро превратившиеся в настоящие потоки воды, оглушительный удар грома разорвал небо прямо над огромным деревом, и все находящиеся внутри него услышали сильный металлический звук, как будто сильный удар меча соскользнул по щиту и пришёлся в землю. Помещение мгновенно наполнилось сухим свежим воздухом, который испарился считанные секунды спустя. Маг посмотрел наверх, на еле качнувшиеся световые шары, и успокаивающе сказал:
        - Это была молния. Она попала точно в моё жилище, но на нём магическая защита и молния отскочила от неё.
        - А как же лошади? - обеспокоился Лейрус.
        - Не волнуйся, их я тоже защитил, они в безопасности.
        Все опасливо повертели головами, но тут же снова обратили своё внимание к продолжавшему рассказ Ширелу.
        - У строптивого эльфа ничего не вышло и в наказание его приговорили к казни. Но, так как в Стране Утренней Звезды смертоубийство находится под строжайшим запретом, было решено умертвить преступника в Океане. Его заковали в железные оковы и бросили в пучину. Никто не знает, как, но ему удалось выжить - видимо, он и в самом деле неплохо владел магией. Рассказывают, что он боролся за жизнь несколько дней. И всё равно его не спасли бы и познания в волшебстве, если бы не драконы. Один из них летел над Океаном и заметил бесчувственного эльфа, качаемого волнами. Не знаю, была ли присуща драконам жалость, ни с одним из них мне не довелось быть знакомым, но все летописцы из тех времён пишут, что по любопытности с драконами могут сравниться только люди. Дракон подобрал эльфа и принёс в своё логово. Звучит странно, но, когда эльф очнулся, они подружились. Драконы могли мысленно общаться с некоторыми людьми и эльфами. К несчастью, так совпало, что Айнгорн был одним из способных к общению с драконами эльфов. Первое время Айнгорн был настолько обессилен плаванием по бездонным и бескрайним океанским просторам,
что попросту не мог передвигаться, руки и ноги не слушались и его в самом деле выкормил дракон - приносил ему в зубах дрихиуса или зубра, поджаривал огнём из пасти и кормил. Когда эльф поднабрался сил, он породнился с драконом, став его кровным братом - дракон выпил эльфийской крови, Айнгорн напился драконьей. Считается, что кровь живого дракона обладает волшебным свойством - попробовавший её обретает способность видеть будущее. Видимо, это правда, потому как Айнгорн стал сильнейшим прорицателем из всех известных. После того, как его побратима дракона убили люди одного мелкого вождя на побережье Океана, эльф сначала отомстил за своего спасителя, таинственным образом погубив этого вождя и всю его семью, и отправился в Горную Страну. Больше ему идти было некуда. Там, помня о его преступлении за Океаном, хотели умертвить, но он сделал несколько предсказаний, которые очень помогли тогдашним эльфийским правителям и его оставили в живых. С тех пор он живёт отшельником в Горной Стране и изредка делает предсказания.
        - Почему изредка? - спросил Лейрус.
        Ширел, помедлив с ответом и погладив бороду, сказал:
        - Когда Айнгорна изгнали из Страну Утренней Звезды, ему ведь не дали новое тело, он и к Знанию не приобщился, и не обновился телесно. Поэтому с ним происходит то, что происходит со всеми нами, не-эльфами - он стареет. Умереть своей смертью он не сможет, всё-таки он остался эльфом, но вот его оболочка приходит в упадок и если он не будет ухаживать за ней, то превратится в ходячую развалину, неспособную к самостоятельной активной жизни. Он просто-напросто превратится в говорящее растение. И для того, чтобы этого не допустить или хотя бы отодвинуть наступление такого состояния как можно дальше, он стал пользоваться тем же способом, каким пользовались драконы для продления жизни. Он принимает жертвы.
        На некоторое время наступило молчание, потому как Ширел явно не хотел продолжать свой рассказ дальше, а спросить у него никто не хотел: Зихий слишком хорошо помнил свежий урок хороших манер, преподанный ему волшебником, Зеникс и так побаивался Великого Мага, а Лейрус знал Ширела лучше всех и просто ждал, когда тот закончит говорить начатое. Наконец, видя, что никто не продолжает разговор, он всё-таки задал напрашивающийся вопрос:
        - Какие жертвы принимает Айнгорн? И что значит «принимает»?
        - То и значит - желающие получить от него предсказание приводят ему живого человека и этот проклятый эльф съедает его живьём. Только так он способен замедлить разрушение своего дряхлеющего тела. В его жилах течёт отчасти и драконья кровь, а драконы, если верить древним рукописям, добивались своего долголетия именно таким способом.
        Лейрус покачал головой, Зеникс помрачнел и уставился в ту сторону, где, находись они в нормальном доме, а не в стволе колоссального дерева, должны были быть окна, а Зихий, округлив глаза, совершенно ошалелым голосом обратился к Ширелу:
        - То есть… он ест… съедает человека, когда тот ещё живой? Когда он ещё… шевелится?
        - Так и есть.
        - Да я к нему и на сто шагов не подойду!
        Ширел недобро усмехнулся:
        - А тебе и не придётся. Общаться с ним посчастливится Нерождённому - ведь Айнгорн и есть, лопни его глаза, тот прорицатель, который должен указать ему, где заканчивается его Путь, Путь Повелителя Огня.
        - Да уж, удружил ты Лейрусу - идти за предсказанием к эльфу-людоеду! - ударив рука об руку, заключил Зихий.
        - Я здесь не при чём - так записано в манускрипте Драконьих Магов.
        - А этот свиток не может ошибаться?
        - Вряд ли. Но если даже и так, это единственный указатель, как найти Путь Повелителя Стихии.
        - Вот так так… Подождите! - воскликнул Зихий, осенённый какой-то мыслью. - Ведь это получается, что Лейрусу, чтобы получить от этого хрыча предсказание, нужно будет принести ему жертву! Живую жертву! Живую человеческую жертву! Что же получается - кого-то из нас?
        Ширел успокоил разволновавшегося Древославного:
        - Во-первых, подойдут и дрононы, и вампиры. Во-вторых, предсказание для Повелителей Стихий является обязательным для того прорицателя, к которому какой-либо из Повелителей обратится. Это закон. Айнгорн должен сделать предсказание для Лейруса и без жертвы.
        - Уф, ну хоть полегче стало! - Зихий широким жестом вытер со лба воображаемый пот.
        - А то я уж испугался за нашего Зеникса - сами посудите, этот Айнгорн наверняка бы выбрал его, вон сколько мяса… - Зеникс угрожающе хмыкнул, то ли в адрес Айнгорна, то ли обещая неприятности болтливому Зихию. - Но тогда, если никого не нужно приносить в жертву этому живодёру, почему ты так разволновался, Ширел?
        - Потому что от Айнгорна можно ожидать всего. Он не обычный предсказатель, и может потребовать от пришедшего к нему какой угодно платы. Если обратившийся к нему просто ему не понравился, он может отказаться прорицать будущее. А нам необходимо получить предсказание, и сделать это может только Айнгорн.
        - Значит, мы направляемся в Горную Страну, - полувопросительно-полуутвердительно произнёс Лейрус.
        - Да, и чем скорее, тем лучше, - кивнул волшебник. - Завтра мы отправимся в путь.
        - Если так, то нужно хорошенько накормить лошадей - им понадобятся силы перед дорогой, - поднялся на ноги Зеникс и направился к двери.
        - Не спеши, - остановил его Ширел. - Ни к чему кормить лошадей, пускай просто отдохнут.
        Великан удивлённо посмотрел на мага, пожал плечами и вернулся на место. Гроза тем временем ушла дальше, за реку, дождь прекратился, но с деревьев продолжали падать накопившиеся на листьях капли, создавая убаюкивающую шепчущую лесную тишину. Ширел поднялся с кресла, давая понять, что разговор окончен, и коротким заклинанием потушил половину из светящихся стеклянных шаров. Все расположились на ночлег и спустя считанные минуты жилище мага погрузилось в сон. Лишь Нерождённый, сидя в зелёном кресле, не спал, отрешённо погрузившись в свои мысли.
        - Очень вкусно, - прошамкал набитым ртом Зеникс.
        - Да уж, объедение. Ширел, ты никогда не задумывался о том, чтобы стать поваром? Клянусь, ты стал бы лучшим из поваров. Если тебе когда-нибудь надоест быть Великим Магом и захочется пожить спокойно, приезжай ко мне в Дрок, я и отец с удовольствием примем тебя как главного стряпчего Древославных, - с долей шутки предложил Зихий.
        - Обязательно подумаю над твоим лестным предложением, - улыбнулся Ширел. - А сейчас быстрее заканчивайте завтрак - для нас каждая минута дорога.
        Заторопившиеся Лейрус, Зеникс и Зихий выпили по кубку разбавленного мёда диких пчёл, вытерли руки одним большим полотенцем, и вслед за Ширелом вышли наружу. Бледное утреннее солнце едва показалось над верхушками деревьев, между которыми клочьями плавал тающий туман. Роса уже почти сошла, лесные птицы оживлённо приветствовали проснувшееся светило и друг друга, накормленные ещё прежде людей лошади нетерпеливо перебирали копытами и фыркали. Друзья также были готовы к путешествию; Ширел был в новом сером плаще, отливавшем металлическим сиянием, и такого же цвета шляпе. Маг с помощью медальона запер свой дом, который теперь снова стал обыкновенным, если не брать в расчёт его размеры, старым деревом на поляне посреди леса. Взяв под узды своего коня, он кивнул спутникам:
        - Следуйте за мной.
        Собиравшийся вскочить в седло Зихий удивлённо спросил:
        - Как, мы отправимся пешком?
        - Здесь недалеко.
        Древославный изумлённо поднял брови и уже открыл рот, чтобы уточнить: «До Горной Страны недалеко? Здесь что, какой-то обходной путь, позволяющий за несколько минут преодолеть расстояние, на которое обычно требуется около месяца?», но красноречивый долгий взгляд Ширела на верхушки деревьев заставил Зихия вспомнить вчерашний урок хороших манер и сдержаться.
        Спустившись с холма, Ширел и остальные двинулись по берегу реки против её течения. Пройдя шагов пятьсот, они оказались у нависающего над водой высокого крутого обрыва, выглядевшего так, будто большой холм разрезали пополам и половину его водрузили возле воды. У подножия обрыва беспорядочно валялись несколько крупных валунов. Подойдя к самому крупному из них, Ширел достал из-за пазухи холщовый мешочек, развязал его, извлёк из него щепотку зеленоватого порошка, высыпал её на камень и, повернувшись дважды вокруг своей оси, тихой скороговоркой изрёк заклинание. Валун бесшумно сдвинулся с места, сминая траву, и открыл под собой уходящий вглубь склона тёмный ход, достаточно вместительный для того, чтобы в него смогла пройти лошадь. По приглашающему жесту Ширела друзьям стало понятно, что им туда.
        - Так мы о-о-очень быстро до Горной Страны доберёмся, - буркнул себе под нос Зихий, но, ободрённый лёгким толчком Зеникса в спину, последовал за Лейрусом внутрь обрыва. Когда валун так же неслышно закрыл за выход за ними, лошади в наступившей темноте забеспокоились, замотав головами и немного упёршись, так что пришлось посильнее дёргать их за поводья. Волноваться скакунам пришлось недолго - почти сразу же они и их хозяева оказались в небольшой подземной пещере, тускло освещённой несколькими только что зажжёнными Лейрусом по просьбе волшебникам факелами, воткнутых в земляные стены. Приглядевшись, можно было заметить, что та грань пещеры, что выходила на реку, была выложена из крупных булыжников. Сама пещер по форме напоминала сплющенную сверху окружность, по краям которой шли каменные возвышенности, а в центре, посреди наполненного водой резервуара мерно покачивался небольшой однопалубный речной корабль со спущенными парусами.
        - Вот на этом мы отправимся в Горную Страну, - сказал Ширел.
        - По реке? - уточнил Лейрус.
        - Вот именно. Так мы сократим наше путешествие на пятнадцать, а то и на двадцать дней. Если бы мы двинулись по суше, пришлось бы огибать Болота, что по правому, что по левому берегу, а это большой крюк.
        - Но ведь нам придётся плыть против сильного течения Ивисы, - усомнился Зихий. - Даже крупные речные торговые суда, с двумя рядами гребцов и попутным ветром, плывут от Миноры до эльфийских пределов не меньше пятнадцати дней. А на этом кораблике, да ещё без вёсел…
        - То есть ты не веришь в то, что мы доберёмся до Горной Страны быстрее, чем если бы мы ехали по суше? - добродушно поинтересовался маг.
        - Видит, что здесь деревьев нет, и подвешивать его вверх ногами некуда, вот и осмелел, - беззлобно подначил приятеля Зеникс и его чёрный Бас, будто соглашаясь с хозяином, размашисто закивал большой головой.
        - Да нет, не то чтобы я сомневался в твоих словах, Ширел… - неуверенно проговорил Зихий.
        - Вот и не сомневайся, - кивнул волшебник.
        - Это корабль вроде того, на котором мы уплывали из Урунии? - внимательно оглядев судно, спросил Лейрус.
        - Точно.
        - Тогда мы действительно прибудем на нём в Горную Страну намного раньше, чем каким-либо другим путём, - повернулся к Зихию Лейрус. - Ну, разве что по воздуху мы добрались бы быстрее, но драконы уже давно вымерли, орлисы людей близко к себе не подпускают, а других крылатых тварей, способных перенести на себе человека, я не знаю.
        - Раз вы вдвоём в это так уверены, то и я сомневаться не буду, - перестал спорить Зихий.
        - Вот и правильно, а то постоянно начинается - «то не так, это не так, с тем я не согласен», - проворчал Зеникс.
        - Судьба у меня такая - во всём сомневаться, - неожиданно миролюбиво развёл руками сын Урсуса, не ввязываясь в словесную перепалку.
        Ширел со скрежетом повернул торчавший из воды рычаг и прямо из возвышения, опоясывающего пещеру, выдвинулся, гремя скрытыми под землёй цепями, широкий дощатый помост, с двумя подпорами на краю, и остановился у самого корабля.
        - Вперёд, - скомандовал Ширел.
        Зеникс принял лошадь волшебника, оставшегося возле рычага, и ступил на прочный выдвижной причал. Вслед за ним повели на корабль своих лошадей Лейрус с Зихием. Дождавшись, когда три человека и четыре лошади взошли на палубу судна, Ширел повернул рычаг в обратную сторону и помост, качнувшись и мелко задрожав, пополз обратно, в чёрную щель в каменной насыпи.
        - Распускайте парус! - крикнул Ширел. Лейрус скорыми ловкими движениями, выдававшими сноровку в этом занятии, поднял парус, оказавшийся светло-голубого цвета, и оставшегося безжизненно висеть в отсутствии ветра. Волшебник прошёл по возвышению к стене, выходящей к реке, и дёрнул вниз ещё один рычаг, на этот раз вмурованный в каменную кладку. С гулким звуком стена начала медленно раздвигаться, открывая выход на реку. В пещеру тут же снаружи хлынула вода, заставив корабль довольно сильно раскачиваться.
        - Якорь! - распорядился Ширел. Мгновенно понявший его Лейрус показал Зениксу на уходящую под воду толстую якорную цепь:
        - Вытаскивай!
        Богатырь, делая длинными руками огромные взмахи, играючи вытащил на палубу небольших размеров, но по виду довольно тяжёлый двузубчатый якорь. Тут же корабль под воздействием продолжавшей поступать из реки воды начало разворачивать, носом в противоположную от выхода сторону. Ширел, вытянув обе руки перед собою, громко выкрикнул несколько слов, и корабль, будто ожив, повернул в обратную сторону, вспенивая воду и заставляя вздыматься возле борта высокие волны. Затем судно приблизилось к каменной кайме пещеры вплотную, едва не касаясь её бортом, и маг, подобрав свой длинный плащ, резким прыжком очутился на палубе.
        - Отведите лошадей на нижнюю палубу, - распорядился он.
        Когда юноши, привязав постепенно привыкавших скакунов к столбам на покрытой навесом площадке, располагавшейся на несколько локтей ниже уровня основной палубы, вернулись к Ширелу, корабль уже покинул пещеру, выбрался на середину Ивисы и, набирая скорость, плыл против течения к истокам реки, затерявшимся среди ущелий Горной Страны. Стены пещеры сомкнулись и снаружи выглядели поросшим редкими растениями речным берегом.
        Ветер не был попутным для путешественников, он обдувал паруса сбоку и мало чем помогал; тем не менее корабль быстро двигался против течения, разбрасывая по обе стороны от носа обильные брызги. Зихий со вниманием осмотрел корабль, свесившись с бортов, забравшись в неглубокий трюм и ощупав вяло покачивающиеся паруса. Наконец, убедившись в бесполезности понять причину столь резвого плавания судна, о котором он совсем недавно не слишком лестно отзывался, Зихий, притворно нахмурившись, подошёл с интересом наблюдавшему за его действиями Ширелу и спросил:
        - Ничего не понимаю… Это что, какое-то волшебство?
        - Не зря же я Великий Маг.
        - Никогда не слышал ни о чём подобном. И часто ты плаваешь на этом самодвигающемся корабле?
        - Редко. Я люблю передвигаться по суше.
        День, полный новыми необычными ощущениями водного путешествия, стремительно пролетел мимо покрытых густыми лесами берегов. Решив не терять времени зря, Лейрус, Зихий и Зеникс занялись боевыми тренировками. Правда, стрелять из лука на корабле Зихию было несподручно, слишком малым было расстояние для тренировочного выстрела, а безвозвратно растрачивать стрелы на цели по берегам было слишком уж расточительным. Но Зихий решил пока поупражняться в искусстве дрононовских прыжков и кувырков. Первое время Лейрус и Зеникс внимательно наблюдали за всевозможными прыжками Древославного, вертевшегося по кораблю, словно белка в колесе, но скоро и сами принялись за работу. Великан разделся по пояс, открыв нагромождение могучих мышц, вздувающихся при каждом движении. Зеникс подхватил свою смертоносную громадную секиру, будто тростинку, и начал размахивать ею из стороны в сторону. Он настолько увлёкся, что едва не срубил начисто мачту корабля, за что удостоился суровой отповеди разгневанного Ширела и отошёл ближе к борту, вращая секирой уже не столь рьяно, но всё равно рассекая воздух со зловещим свистом.
Тренировка Лейруса началась куда безобиднее: сняв пресловутую кольчугу, он принялся размеренно отжиматься от палубы, делая за раз около двух сотен отжиманий. Во время коротких передышек между отжиманиями он с помощью кремниевых камней высекал искры и превращал их в огненные снаряды различной формы - шары, треугольники, стрелы - и, внимательным взглядом отыскивая в них какие-то недостатки и достоинства, бросал в воду, в которой они с шипением гасли. Наконец, наотжимавшись, он позвал Зеникса, вертевшего секирой всё скромнее под недовольным взглядом волшебника, провести тренировочный бой. Уставший скакать по кораблю Зихий, здорово вымотавшийся и вспотевший, присел на борт и стал наблюдать за дружеской схваткой.
        Нерождённый взял свои два меча, Зеникс вооружился своим клинком, широким и не слишком длинным, но хорошо сбалансированным и отлично лежавшим в его исполинской ручище. Соперники наносили друг другу смягчённые удары, ни на минуту не забывая о том, что это тренировка. Тем не менее для Зихия было очевидно, что, наноси Зеникс удары даже и в полную силу, он бы не смог ничего поделать с Лейрусом - тот виртуозно владел двумя мечами. Вообще-то выходить на поединок с двумя мечами было очень рискованным делом - такой воин оставался без защиты, то есть без щита в одной из рук, а преимущество два клинка давали не слишком ощутимое, ибо одна из рук обязательно хуже владела оружием, чем основная, «рабочая» рука, у кого левая, у кого правая. Вот только к Лейрусу это не относилось - Зихий только сейчас с изумлением заметил, что Нерождённый не правша и не левша, обе руки у него с одинаковой искусностью владеют мечом. В такой ситуации у Зеникса практически не получалось подобраться к более подвижному и быстрому Лейрусу на расстояние атаки, его короткий меч не мог найти ни одного слабого места в двойной защите
противника. А вот Нерождённый каждую минуту переигрывал могучего друга и наносил ему удары то одним, то другим клинком плашмя по плечам, предплечьям, по ногам, по животу и груди. К тому же для Зеникса меч не был излюбленным оружием, каким являлась секира. Зная это, Лейрус вскоре положил один из мечей. Но даже тогда великан не смог ничего противопоставить Лейрусу. Правда, у последнего также стало меньше возможностей атаковать соперника, но, тем не менее, несколько раз Нерождённый
«ранил» и «убил» Зеникса. Тот, запыхавшись, опустил меч и признал своё поражение, при этом хитро прищурившись и произнеся:
        - Вот была бы у меня в руках моя секира…
        - Ладно, получишь свою секиру. Только сначала передохни, а то дыхание сбил. Зихий,
        - окликнул Лейрус Древославного, наблюдавшего за его фехтовальными приёмами с изумлённым восхищением. - Хочешь сразиться?
        - Конечно! - сын Урсуса птицей слетел с борта, вытащил из своих вещей, сложенных рядом, меч и подскочив к Лейрусу. Ранее Зихий два раз наблюдал Нерождённого в бою, но толком не имел понятия, насколько тот виртуозно обращается с мечами. В первый раз, в схватке со скотокрадом Галусом, всё произошло столь стремительно, что понять что-либо, а тем более, как Лейрусу удалось одним движением уйти от атаки бандита и обезглавить его, было невозможно. Во второй раз, в бою с немыми телохранителями Гиротса, Зихий был слишком занят боем, чтобы наблюдать за действиями Лейруса. И вот теперь, во время разминочного поединка Зеникса и Лейруса Древославный оценил мастерство знаменитого, но таинственного спутника. И тем не менее со свойственным юношеству пылом он согласился попробовать свои силы против такого соперника. «А почему это я не смогу противостоять ему?» - задал себе вопрос Зихий. «Вполне может быть, что у меня всё получится. В конце концов, я тоже неплохо владею мечом».
        Несмотря на такую внутреннюю «уверенность» в своих силах, первые несколько выпадов Зихий делал очень осторожно, более думая не о том, как поразить противника, а как не потерять возможность для защиты. Однако Лейрус вёл бой пассивно, в основном обороняясь и не затрудняя положение Зихия атаками на него. Видя это, сын Урсуса осмелел, его первоначальная робость прошла, и с мыслью «Не так уж он и страшен» Зихий ринулся в смелое наступление. Его атаки были быстры и неожиданны, как казалось самому Зихию. Однако Лейрус с лёгкостью отражал все его выпады, не предпринимая при этом никаких попыток контратаковать. И вдруг Зихий заметил ошибку Нерождённого - он, отбив удар, не сделал шаг назад и тем самым подставил под атаку левый бок. При незамедлительном ударе он бы его пропускал и был бы по меньшей мере
«ранен». Зихий тут же нанёс молниеносный удар в незащищённое место и внутренне уже был готов почувствовать прикосновение своего меча к телу Лейруса, как произошло что-то странное: противник сделал ещё один шаг вперёд, к Зихию, и, быстрым поперечным движением своего меча выбив меч из рук Древославного, свободной левой рукой подхватил оружие сына Урсуса и тут же приставил оба клинка к его горлу. Зихий несколько раз моргнул, глядя на поблескивающие в лучах солнца отточенные лезвия, и поднял глаза на Лейруса. Несколько мгновений они пристально смотрели друг друга, пока одновременно не улыбнулись и Лейрус не опустил мечи. Зихий взял свой клинок, протянутый ему Лейрусом, и засмеялся:
        - Вот это было здорово!
        Ширел, стоявший на носу корабля и время от времени читающий заклинания, заставляющие судно менять курс или скорость, посмотрел на них, улыбнулся, покачал головой, и снова вернулся к своим навигационным делам.
        - Скажи, а ты ведь специально подставился? Ну, когда не сделал шаг назад? - расспрашивал Лейруса Зихий.
        - Да, я тебя заманивал.
        - Да-да, поэтому ты и не делал ответных выпадов. Тут бы мне и насторожиться, а я, как дурак, обрадовался возможности нанести тебе удар.
        - В следующий раз будешь осмотрительнее. Ну что, Зеникс, отдохнул? Готов продолжить?
        - Ещё как! - прорычал богатырь, помахивая секирой и выходя ближе к центру палубы. Зихий предусмотрительно отдвинулся подальше, наблюдать за поединком с безопасного расстояния. С секирой в руках Зеникс чувствовал себя куда увереннее. Его кажущаяся медлительность и грузность мигом куда-то улетучились, движения стали лёгкими и проворными. Против его резвых атак Лейрусу, снова взявшему второй меч, приходилось не так легко, как в первый раз. Широкое лезвие секиры стремительно мелькало в могучих руках: вот атака слева, широким замахом, вот выпад по центру неожиданным
«тычком» в грудь противника, вот удар сверху, который, казалось, с лёгкостью разрубил надвое весь корабль, не сдержи великан свою мощь. При этом Зеникс не забывал и обороняться, несколько раз клинки Лейруса со звоном схлёстывались с секирой. Постепенно, шаг за шагом, Зеникс начинал теснить Нерождённого к борту, отвоёвывая у того так необходимое ему для боя пространство. Лейрус всё меньше атаковал и ему становилось всё сложнее защищаться. Казалось, вот-вот гигант одержит верх. Вот Зеникс резко взмахнул секирой снизу вверх, Лейрус едва успел отразить атаку, и тут же великан, не останавливаясь, начал стремительно опускать своё страшное оружие. Нерождённый, отклонившись в сторону, сжался, как пружина, и в последний момент совершил длинный кувырок и проскочил между широко расставленных ног Зеникса. Тот, раззадоренный поединком и близостью победы в нём, не сумел до конца сдержать свой удар и по касательной задел борт корабля. Судно заметно тряхнуло, в стороны полетели щепки. А в это время Лейрус уже стоял позади великана и похлопывал его обеими мечами по плечам. Он снова победил.
        - Зе-ни-кс! - рык Ширела заставил богатыря съёжиться в предчувствии неприятностей.
        - Ты что делаешь, болван? Утопить нас хочешь!
        - Прости, Ширел, я случайно… а… а…а-а-а… АПЧХИ!
        Сложившись вдвое от оглушительного чиха, заставившего вздрогнуть мачту и отчётливо пошевелиться паруса, Зеникс медленно выпрямился и попытался извинительно улыбнуться. Но тут же чихнул снова, громче прежнего. Ближайшую пару минут богатыря швыряло от одного борта к другому, его громадная грудь часто вздымалась, по щекам безуспешно пытавшегося справиться с разносящимся по реке громким чиханием Зеникса потекли невольные слёзы. Сперва Зихий заливисто хохотал, наблюдая за комичными мучениями могучего воина; но когда стало ясно, что Зениксу явно не до смеха и он просто не может остановиться, сын Урсуса перестал смеяться и наблюдал за другом уже со всё возрастающей тревогой. Лейрус, несколько раз посмотрев на улыбающегося Ширела, подошёл к волшебнику и спросил:
        - Может быть, достаточно?
        Зеникс уже не мог стоять на ногах, став на одно колено и, надрывно чихая, держался рукой за мачту. Маг кивнул:
        - В самом деле, хватит.
        В тот же момент на судне наступила тишина: Зеникс перестал чихать. Маг подошёл к тяжело поднявшемуся на ноги и пытающемуся отдышаться великану и примирительно произнёс:
        - Ты в порядке?
        Зеникс кивнул.
        - В следующий раз будь осторожнее с секирой, - предупредил Ширел и, похлопав опасливо напрягшегося Зеникса по плечу, вернулся на нос корабля, продолжать управление плаванием. Зихий и Лейрус подошли к постепенно пришедшему в себя Зениксу. Сын Урсуса опасливо покосился на внимательно глядящего на реку волшебника и тихо проговорил:
        - Что-то Ширел в последние дни какой-то нервный, не пошутишь с ним - чуть что, хоть посмотри на него не так, сразу то на дерево грозит подвесить, то икотой чуть ли не до смерти замучает.
        - Нормально? - осведомился Нерождённый у великана; тот кивком головы дал понять, что с ним всё в порядке. - А насчёт Ширела… Он всегда таким был. Если ты, Зихий, думаешь, что маг всегда такой добродушный и готовый пошутить, каким ты видел его последние несколько недель, то ошибаешься. С ним можно общаться на равных, но как только перейдёшь какую-то невидимую черту, Ширел становится твёрдым, как скала. Может быть, как-нибудь расскажу тебе, каким может быть Ширел…
        Почти по летнему долгие сумерки растекались по небу из-за западного горизонта. По заданию Ширела Зихий подстрелил нескольких крупных диких уток, что пролетали, громко хлопая крыльями, над кораблём. Лейрус быстро зажарил добычу, «надёргав» из зажжённого факела несколько длинных огненных нитей и превратив их в кольца пламени. Ужинали почти молча: Зихий и Зеникс теперь откровенно опасались в разговоре с Ширелом сказать что-нибудь, что не понравится волшебнику, а Лейрус просто не был расположен к беседам. Понимающе посмотрев на юношей и хмыкнув себе под нос, маг быстро поел и вернулся на нос корабля, где, расстелив на палубе свой плащ, достал из сумки несколько свитков и принялся внимательно их рассматривать. Вздохнувшие свободней после ухода волшебника Зеникс и Зихий налегли на еду с возросшим аппетитом. Расправившись со своей долей, богатырь несколько сожалеющее посмотрел на кучу костей и объедков, но тут же, вспомнив нечто более важно, оживлённо повернулся к Лейрусу.
        - Ловко ты меня сегодня победил!
        Нерождённый улыбнулся в ответ.
        - В самом деле, ловко, - продолжал Зеникс. - Вот только раньше ты не делал таких прыжков и кувырков. Я поэтому и промахнулся, что не ожидал этого. Ты прыгнул, прямо как этот болтливый малый, - гигант указал на Зихия.
        - Так я у него этот прыжок и подсмотрел, - кивнул Лейрус. - Помните наш бой в подземелье с Гиротсом и его подручными? Вот тогда я и обратил внимание на это движение. Конечно, я не такой ловкий, как Зихий, и постоянно так скакать не смогу
        - быстро выдохнусь и стану медленным. Но для такой ситуации, как сегодня, когда оказываешься припёртым к стене и противник уже думает, что никуда ты от него не денешься, такой прыжок в самый раз.
        - Так ты у меня научился? - уточнил Зихий, польщённый тем, что смог чему-то научить, пускай и сам того не подозревая, прославленного Нерождённого.
        - Так и есть.
        - Понял? - обратился, торжествуя, Зихий к Зениксу. - Лейрус у меня учится! А у тебя и научиться нечему!
        Зеникс фыркнул:
        - Да уж! Можно подумать, только ты у нас такой великий, что все у тебя учатся!
        - Тут ты неправ, Зихий, - поддержал великана Лейрус. - Кое-чему я научился и у Зеникса.
        - Чему же?
        - Да хотя бы тому, как обороняться в схватке с соперником, который вооружён секирой, да ещё и умеет ею пользоваться. Надо сказать, из него получился хороший учитель. Ты помнишь, Зеникс?
        Зеникс запрокинув голову, коротко рассмеялся. Усмехнулся и Лейрус.
        - Он меня тогда чуть не убил.
        - Так я и хотел тебя убить, - добавил Зеникс.
        - Как это? - непонимающе переводил взгляд с одного на другого Зихий.
        - Расскажешь, Зеникс? - пристально посмотрев на могучего друга, спросил Нерождённый. - Только с того, с чего всё началось.
        Богатырь секунду колебался, но всё же кивнул и начал рассказ:
        - Это было… Вроде бы и недавно, а уже кажется, что столько времени с тех пор утекло, что полжизни прошло… Это было тогда, когда у меня ещё был дом, была семья, была… была любимая. Тогда только-только наступила зима, снег ещё не валил стеной, но земля и деревья стали белыми и озёра покрылись тонким льдом. Наше селение племени Винторогих стояло между двумя озёрами, не слишком большими, но и не слишком маленькими. Берега сплошь покрыты лесом, только широкая полоса между озёрами, где и стояли наши дома, не заросла деревьями. Говорили, что деревьев на этом участке отродясь не было, потому и решили именно на этом месте устроить сначала стоянку для путников, а потом и постоянное жилище. Видно, и в самом деле так было - помню, по весне у нас в селении трава сочная, ярко-зелёная, словно молодой кузнечик, а в лесу и по берегам больше серая и блёклая. Деревья ведь соки пьют из земли…
        Зеникс на мгновение прервался, а Зихий ошеломлённо смотрел на него: резкие грубые черты лица богатыря разгладились, обычно громовой рявкающий голос стал тихим и мягким, будто течение реки.
        - Так вот, тогда наступила зима… Мы тогда с отцом возвращались из главного селения нашего племени, куда ходили отчитываться перед вождём - отец был старостой нашего селения. Помню, отец всё время подгонял меня, очень уж ему хотелось добраться до дома до темноты. И мы почти успели - густые сумерки лишь начали сгущаться, когда мы увидели сквозь деревья два больших белых пятна, между которыми поблёскивали огни жилищ. Когда мы уже поравнялись с первым домом, я непонятно почему встревожился - лишь позже, после всего, что случилось я понял, что меня смутило отсутствие собачьего лая. Собак у нас в селенье всегда было много, и лаяли они, когда кто-нибудь появлялся, так, что мало не покажется. А тогда собаки молчали. А отец торопился домой, не смотря по сторонам и не замечая ничего странного: он купил у торговца, что приехал в гости к нашему вождю, ожерелье и браслет для моей матери и сестры. Очень спешил подарить. Когда мы вышли к центру селенья, где была небольшая площадь и рядом наш высокий дом, раздался звук, будто свистнул кто, коротко, как делают это мальчишки, которые только учатся свистеть. Отец…
будто споткнулся, замер, сделал ещё шаг вперёд, потом медленно, заваливаясь набок, повернулся ко мне (я шёл несколько сзади) - из горла у него торчала стрела с мохнатым грязным оперением. Он свалился, словно мешок, а я даже подбежать к нему не успел, как из-за домов, из подворотен с шипением и сиплыми криками со всех сторон на меня кинулись безносые длинноволосые твари с длинными заточенными прутами.
        - Вампиры… - произнёс, отчего-то шёпотом, Зихий.
        - Да, вампиролюди. Из тех, что ещё не обрели звериного облика, но уже и не были похожи на людей. Они бросились на меня с этими прутами. Хорошо, что у меня была моя секира: будь это люди, половину из них я разорвал бы голыми руками, оставшиеся испугались бы и сбежали, но вампиры… Они же вдвое сильнее человека, к тому же их было много, не менее двадцати. Жарче боя у меня не было… Когда из двух десятков их осталось только полтора, из которых двое не досчитались по одной руке, они решили малость передохнуть и решить между собой, как им лучше меня одолеть. В этот момент я поглядел на свой дом и увидел, как на крыльце стоит вампир, ростом не уступавший мне и с длинными нечеловеческими ушами. Вампироэльф… Он играючи, словно тростинки, держал за горло каждой рукой по девушке, в правой руке мою сестру, в левой - мою невесту. Они обе задыхались, их лица начинали синеть, а он продолжал с ухмылкой, которая обнажала два его длинных нижних клыка, сдавливать им шеи. В глазах у меня помутнело, в голове отчётливо раздался стук, будто сердце во мне подпрыгивало до самой макушки. Крича и сам себя не слыша, и поднял
над головой секиру и побежал к вампироэльфу, не замечая более никого вокруг. Ну, эти недо-люди, недо-звери времени зря не теряли, искололи меня своими прутами со всех сторон, бросались под ноги. Парочка из них даже пытались прыгнуть и вцепиться зубами мне в шею, но моя секира быстро разрубила их, так что другие уже не пробовали повторить этот номер. Я почти уже добрался до крыльца, почти добрался… Но кровь хлестала из меня струями
        - из ног, из спины, из боков, из рук, - и я резко стал слабеть. В двух шагах от своего дома я упал на колени, отмахиваясь от вертящихся вокруг вампиров. Видно, их предводитель, вампироэльф, решил, что мне уже конец и скрылся за моим домом, унося еле шевелящихся сестру и невесту. Собрав последнее, что смог в себе собрать, я поднялся и хотел побежать за ним, но ноги меня не слушались и стая вампиров стала теснить меня по дощатому причалу, который шёл от моего дома, к озеру. Уже перестав что-либо соображать, я плюхнулся в воду и, проломив тонкий лёд, успел почувствовать обжигающий холод воды и вырубился… Очнулся от того, что меня пытались живьём сожрать озёрные щуки, привлечённые с глубины обильно вытекающей из ран моей кровью. Повезло - я был у самого берега, причём в том месте, где пологий спуск к воде. Еле-еле выкарабкался на сушу. Судя по звёздам, полночь уже миновала. Такой пронзительной тишины я в жизни не слышал. Тишь, только потрескивают горящие дома нашего селенья, да разлетающиеся во всю сторону крупные искры с лёгким шипением тают в снегу. Кое-как я доковылял до полыхающих домов - ничего
спасти уже было нельзя, огонь разошёлся во всю. Вампиры, как я пошёл ко дну, решили, видно, что я потонул, подожгли селенье и убрались восвояси. Крыша моего дома уже обрушилась, скорее всего, его подожгли первым. Повсюду валялись трупы моих земляков. Как ни странно, вампиры никого не заразили своими укусами, убили всех. Отец лежал на том же месте, где упал, рядом лежали два обезглавленных тела - сестра и невеста. Головы вампиры забрали. Помню, подошёл к ним, увидел поблёскивавшее серебряное кольцо на пальце у любимой - мой первый подарок после обручения - и во второй раз за ночь вырубился…
        Пришёл в себя, когда меня всего, вдоль и поперёк, перевязывали. На следующее утро в селенье, точнее, туда, где оно раньше было, прибыл вождь с отрядом всадников. Они похоронили убитых и подобрали меня. Я был без сознания два дня и две ночи. Вождь навестил меня, что-то говорил, что - не помню. За что ему благодарен - так что он догадался сохранить вот это…
        Зеникс старательно и бережно достал из-за пазухи аккуратный свёрток, раскрыл его и показал всем умещающиеся на его громадной ладони ожерелье из зеленоватых камней, позолоченный браслет и маленькое, еле заметное серебряное колечко.
        - Вот всё, что мне осталось на память о матери, сестре и любимой. Память об отце у меня всегда под рукой, - великан кивнул в сторон лежащей подле него секиры. - Это он мне подарил.
        С нежностью, будто гладя пушистого ласкового зверька, Зеникс завернул украшения и спрятал под одеждой. Улыбнувшись, он тут же помрачнел, лицо снова приняло привычные рубленные очертания.
        - С того времени я стал сам не свой, из меня будто сердце вынули. Я остался в селении вождя племени, на развалины родного селенья не возвращался, даже на могилы близких ни разу не сходил. Мне рассказали, что мою мать тоже убили, нашли её… в доме, сгоревшую почти до неузнаваемости. Целыми днями я либо бездумно шатался по окрестным лесам, либо до изнеможения тренировался с оружием, в основном с секирой, конечно. Ночами мне снились кошмары, снова видел, как падал со стрелой в горле отец, как синели лица сестры и невесты, как ухмылялся с интересом рассматривающий меня вампироэльф. Я ненавидел себя, что не смог никого спасти, и ненавидел весь мир за то… за то, что он существует, и что я существую, а никого из тех, кого я любил, уже нет. Только желание отомстить жило во мне, разрастаясь, становясь всё сильнее. Когда я просыпался, в очередной раз увидев во сне морду вампироэльфа, оставшуюся часть ночи я представлял себе, что с ним сделаю, когда найду, каким пыткам его подвергну, какие страдания и мучения испытает он перед смертью, которую встретит как избавление… Жизнь человека перестала быть для меня
ценностью. Наш вождь, он был жестоким человеком, к своим соплеменникам справедливый, но к чужим жестокий; он подметил во мне эту перемену и стал поручать мне схватки ради развлечения с чужеземными преступниками, пойманными во владениях Винторогих. Когда у него гостил какой-нибудь знатный человек, которому он хотел угодить, он выбирал пленника посильнее, поопытнее и выставлял его на бой против меня. Иногда я вооружался секирой и бой заканчивался быстро, в один взмах. Когда же вождю хотелось повеселиться подольше, он давал мне небольшой меч или короткое копьё, чтобы мой противник имел побольше времени перед тем, как я всё-таки до него доберусь… И вот однажды против меня выставили Лейруса.
        - Да, тогда у вашего вождя гостил какой-то важный торговец, - вспомнил Нерождённый.
        - Да, и ещё его приезд совпал с каким-то праздником… с каким, не помню.
        - Но как же тебя, Лейрус, смогли схватить и, словно беглого преступника, вывести на бой, который больше напоминал скотобойню? - изумился Зихий.
        - Как раз в это время закончилось моё обучение у Демонов Наказания, я был обессилен, заблудился в лесах, заснул мертвецким сном, а когда проснулся, уже был связан по рукам и ногам и на телеге трясся в селение Винторогих.
        - И в тот же день, вечером, вождь назначил поединок, - продолжал Зеникс. - Вызвал меня к себе, сказал, что хочет, чтобы его гость хорошо провёл время на празднике у него в гостях. Поэтому я должен был выйти на бой с очередным пленником не с секирой, а с копьём, чтобы схватка длилась подольше. Я пожал плечами - мне было всё равно - и вышел. Когда связанного Лейруса вывели на площадку для боя и только там развязали, я оценил его взглядом и решил для себя, что парень, наверное, неслабый и прыткий, но всё равно трудностей у меня возникнуть не должно…
        - Примерно то же самое я подумал про тебя, - невозмутимо произнёс Нерождённый.
        - Ну, кто же знал, что ты великий воин? - развёл руками Зеникс. - Тебе дали меч. Взял меч и я и сделал то, что делал всегда - парочку ложных движений. Это всегда полезно, можно посмотреть в какую сторону парень, что вышел против тебя, предпочитает уклоняться, да и раздёргать его не помешает, пусть нервничает. Но Лейрус не двинулся с места. Такого ещё не бывало. Я снова делаю ложный выпад, более похожий на настоящий. И снова он просто стоит и споко-о-ойно так за мной наблюдает. Меня это рассердило и я ударил уже по-настоящему. Вот только Лейруса на том месте, где я взмахнул мечом уже не было.
        - Ты же сам до этого мне два раза показал, куда собираешься бить, - уточнил Лейрус.
        - То-то и оно. Хорошо, я успел увернуться от твоего удара. Рассерженный, я наседал на тебя как мог, наносил удары изо всех сил, но либо не попадал по тебе, либо ты парировал все мои удары. Совсем, как сегодня. Я начал свирепеть и мысленно проклинать вождя за то, что тот не позволил мне взять мою секиру…
        - Не так уж и мысленно ты стал ругаться - твои проклятия были слышны по всей деревне!
        - Было дело… А потом ты выбил у меня из рук меч и приставил свой к моему горлу.
        - А вождь хотел приказать стражникам расстрелять меня из луков, но ты воспротивился, сказав, что я победил тебя честно, заслужил себе свободу и твоя жизнь в моих руках.
        - А ты сказал что моя жизнь тебе не нужна…
        - Вот так мы с Зениксом и стали друзьями, - сказал Зихию Лейрус.
        
        Зихий поморщился во сне, недовольный потревожившим его движением, и повернулся на другой бок. Спустя несколько мгновений корабль снова покачнулся, будто задетый сильным порывом ветра. Сын Урсуса сквозь пелену сна расслышал невнятное раздражённое бормотание Зеникса, которому непонятная качка тоже мешала спокойно спать. Тут же последовавший резкий толчок, который непременно опрокинул бы любого стоящего на палубе, разом смахнул с обоих друзей сон и заставил их лихорадочно вскочить и непонимающими глазами оглядеться вокруг. Тихая безветренная ночь уже удалялась на покой, на востоке расширяющейся светлой полосой обозначился горизонт. Безмолвные тёмные берега уплывали назад. Яркие звёзды расцвечивали ночное небо. Зихий машинально опустил взгляд с неба на реку и увидел, что отражения звёзд почти невозможно рассмотреть в воде: на поверхности танцевали, пенясь и выталкивая крупные брызги, явственно видимые линии разнонаправленных течений. Река будто задумала какое-то таинственное дело. И судя по нахмуренному лицу Ширела, стоявшему вместе с Лейрусом на носу корабля, дело это вряд ли обещало путникам
что-либо хорошее.
        - Ширел, что случилось? - спросил Зихий, вместе с Зениксом подбежавший к волшебнику и Нерождённому. Маг, не поворачивая головы, хотел что-то сказать, но ему помешал сотрясший корабль удар, рывком толкнувший судно вперёд на добрых пару десятков шагов. Зихий непременно шлёпнулся бы на палубу, если бы не схватился за Зеникса, успевшего скоординироваться и опуститься на колено. Лейрус и Ширел были начеку и держались за борта.
        - Да в чём дело? - воскликнул Зихий.
        - Пока ещё непонятно, - сказал Лейрус, подобно Ширелу вглядывающийся в реку. Зихий и Зеникс приблизились к ним, предусмотрительно постаравшись застраховать себя от неприятностей в случае повторения загадочных ударов по кораблю: великан присел возле борта, а Древославный ухватился за верёвку, примотанную к мачте. И вовремя: корабль качнуло сильнее прежнего, мачта наклонилась сначала в одну, потом в другую сторону, один из бочонков с питьевой водой, стоявших на корме, опрокинулся и стал кататься по палубе. В глубине корабля что-то начало слегка потрескивать. Паруса, спущенные вечером из-за отсутствия ветра, распустились и мерно раскачивались.
        - Что же там? - скорее рассуждая сам с собою, нежели кого-нибудь спрашивая, произнёс маг.
        - Смотрите! - крикнул Зихий. - Река сама несёт нас против течения!
        Древославный был прав: на участке реки длиной примерно в несколько сотен шагов течение сменило направление. Сопротивляясь вечному притяжению Океана, вода, подхватив корабль, несла его в сторону Горной Страны, за крутой утёс, закрывавший собою изгиб Ивисы.
        - Это не ты сделал, Ширел? - спросил Зеникс.
        - Конечно нет! - рассерженно воскликнул волшебник. - Стал бы я волноваться, если бы устроил это сам!
        - Если это не ты, значит, это река, - рассудил Лейрус.
        - Получается, так, - пожал плечами Ширел.
        - Значит, это река… Река… - уставился в одну точку Древославный. - Что могло заставить реку повернуть вспять?
        - Ну, река ведь не вся повернула назад, только часть, - махнул рукой на оставшиеся позади берега Зеникс.
        - Да, не вся река… - продолжал размышлять Зихий. - Может быть, водопад?
        - Не глупи, здесь никогда не было водопада, - фыркнул Ширел.
        - Или водоворот…?
        - И водоворота не…
        - Вон там! - перебивая волшебника, одновременно закричали Лейрус и Зеникс, указывая вытянутыми руками вперёд, туда, где за каменистым утёсом открылась река во всей её ширине.
        - Дракон меня раздери! - громко пробормотал Ширел. - И правда, водоворот…
        Как раз посередине Ивиса разинула в небо свой идеально круглый рот, который со зловещим негромким шелестом, слышным при этом далеко вокруг, затягивал в себя массивы тёмной поблескивавшей в лунном свете воды. Вода, будто живое загипнотизированное существо, сама бежала в уходящий вглубь провал, сначала медленно, затем ускоряясь, всё быстрее, быстрее, пока не закружалась в стремительном вихре, бушевавшем вокруг «рта». Корабль снова тряхнуло, не так уж и сильно, но скорость, с которой его понесло к водовороту, значительно возросла.
        - Нас затягивает внутрь водоворота! - сообщил Зихий новость, которая и так уже была всем очевидна.
        - Ты сможешь что-нибудь сделать? - спросил Лейрус у Ширела.
        - Уже делаю, - отрезал маг. - Зеникс, держи меня, чтобы я не упал, когда нас снова дёрнет.
        Опершись о подставленное плечо Зеникса, маг простёр над палубой руки и выдал таинственную фразу. Затем ещё одну, за ней третью. Прислушавшись, волшебник покачал головой, отошёл от Зеникса и взялся за борт.
        - Не получается. Водоворот слишком силён.
        Все переглянулись.
        - Надо что-то делать, - тихо сказал Зихий.
        Лейрус кивнул:
        - Надо… Нас сносит ближе к берегу.
        Действительно, та полоса течения, в которую попал корабль, в своём движении к водовороту отклонялась к берегу и, как будто отталкиваясь от него, с утроенной силой и скоростью устремлялась в пасть реки.
        - Будем надеяться, что возле того берега неглубоко, - сказал Лейрус.
        - Что ты придумал? - повернулся к нему Ширел.
        - Когда подойдём как можно ближе к берегу, спрыгнем в воду и, если сумеем ногами нащупать дно, попытаемся вытолкать корабль на мелководье, где его уже не снесёт в водоворот.
        - Нас самих унесёт в водоворот течением, - покачал головой Ширел.
        - Нужно постараться, чтобы не унесло. Если успеем зацепить судно днищем за дно, будем держаться за корабль.
        - Если ещё там можно достать до дна.
        - Другого выхода всё равно нет, - мрачно улыбнулся Лейрус.
        - Значит, нужно сделать то, что можем, - с фаталистическим спокойствием пробасил Зеникс.
        - Вот тут ты прав, - усмехнулся Ширел, расслабленно махнув рукой на притягивающий их к себе водоворот.
        - А как же наши лошади? - спросил Зихий.
        - Да, как же лошади? - заволновался Зеникс.
        - Мы сделаем всё, чтобы спасти корабль и лошадей, - пообещал волшебник. - Но для этого сначала нужно выбраться невредимыми самим.
        - Все на левый борт! - распорядился Лейрус. - Крепче держитесь за всё, что попадётся под руку. Когда я подам сигнал, прыгайте в воду и, если нам повезёт и мы достанем до дна ногами, из всех сил толкайте корабль к берегу. Ясно?
        - Ясно! - с отчаянной радостью закричал Зихий.
        - Ясно, - спокойно кивнул Зеникс, привыкший всецело полагаться на Нерождённого.
        - Ну, может быть, даже и получится, - поглаживая усы, сказал Ширел.
        Вчетвером путники словно приклеились к левому борту и принялись следить за приближающимся песчаным берегом, вытянув шеи (не считая Зеникса, который с высоты своего роста спокойно посматривал на бурную воду). Течение, наталкиваясь на постепенно поднимающееся к берегу дно, замедлялось, пока в примерно тридцати локтях от суши не становилось совсем медленным, кружась на месте.
        - Прыгаем!!!
        Звук крика Нерождённого, взмыв над кораблём, нырнул вслед за Лейрусом вниз, в упругую воду. Волшебник и Древославный прыгнули сразу же за Нерождённым, с негромким всплеском погрузившись в тёплую, неостывшую за ночь реку. Только Зеникс немного замешкался, приноравливая своё громадное тело к свободному падению. Как только Зихий ощутил прохладу смыкавшийся над ним реки, он понял, что им крупно повезло - их вынесло на мелководье, даже ему, не отличавшемуся высоким ростом, вода в этом месте доходила только до уровня груди. Удивительно, как корабль ещё не сел на дно; впрочем, он был совсем небольшим, посадка его была совсем неглубокой.
        Вынырнув, Зихий тут же бросился к кораблю. Толща воды чудовищно замедляла движения, юноша шагал будто обвешанный неподъёмным грузом. Зихию показалось, что короткий, в несколько шагов, путь до корабля занял у него очень много времени, непростительно много в такой ситуации времени. Лейрус и Ширел уже упёрлись руками в борт судна ближе к носовой части. Зихий наконец добрался до деревянной обшивки, точно посередине корабля, и что есть сил начал давить на неё. Ноги его тут же увязли в рыхлом речном дне по щиколотки, ладони от сильного напряжения заныли… А корабль и не собирался двигаться к берегу. Течение, встретив на пути преграду, нарастало, накапливая сил для решительного удара, который снесёт дальше, на глубину, и корабль, и тех, кто сейчас приник к его борту, тщетно стараясь сдвинуть посудину с места. Древославный давил на корабль с непонятно откуда берущийся силой, погрузившись в дно уже почти по колено; на правой руке из под ногтей большого и указательного пальцев начала сочится кровь. Слева, возле носа корабля, до Зихия доносилось учащённое дыхание Лейруса и кряхтение Ширела. Корабль наконец-то
едва заметно сдвинулся, но этого было явно недостаточно, чтобы вытолкать его к берегу до того, как их всё же унесёт дальше, на середину реки, к не сулящему ничего хорошего водовороту. Древославный почувствовал, как от усталости и напряжения у него наливаются свинцовой тяжестью ноги и тело, а руки он уже и не чувствовал.

«Так у нас ничего не получится» - мелькнула у Зихия мысль. - «Где же этот проклятый Зеникс? Конечно, мы не можем сдвинуть корабль - ведь это гора мышц на борту!».
        И словно в ответ на эти мысленные проклятия Зихия справа от него судно заметно, на несколько шагов, сдвинулось с места. Древославный поднял голову и увидел Зеникса, немного подсевшего под днище судно и плечами и спиной толкающего корабль к берегу.

«Ну и силён же он!» - изумился Зихий и почувствовал как его начинает сносить вдоль борта вправо, к носу. - «Не успеем, течение усиливается!».
        Корабль ещё сильнее подвинулся на мелководье: Зеникс уже подбежал к Зихию и толкал судно посередине.
        - Иди к Лейрусу, толкайте там! - закричал Зеникс другу, будто был от него в сотне шагов, хотя их разделяло расстояние вытянутой руки. Зихий кивнул, оторвал онемевшие руки от намокших досок и попытался двинуться вправо, но чуть не погрузился в воду - речное дно не хотело отпускать его ноги.
        - Быстрее! - заревел ему почти в ухо гигант.
        Отчаянно дёрнувшись всем телом, Зихий смог-таки выдернуть ноги из дна и поскользил, подталкиваемый течением, вдоль борта к Ширелу и Лейрусу. Те продолжали давить на корабль, понемногу сдвигая его в нужном направлении. Зихий не успел толком замедлить своё движение и налетел на Ширела, который с некоторым удивлением посмотрел на него:
        - Ты чего пришёл?
        - Толкать!
        - А-а-а… Ну давай, толкай!
        Втроём они, подбодренные успехами Зеникса, нажали на борт с новой силой. Судно смещалось всё ближе к берегу: но и течение становилось сильнее. Удерживать равновесие становилось всё сложнее, коварная река норовила сделать подножку и подхватить в свои могучие руки. Зихий почувствовал, что его ноги не ощущают твёрдой поверхности, поднял голову и увидел, что его несёт мимо Ширела и Лейруса. Волшебник повернулся к нему и попытался протянуть руку, но тут же едва сам не был оторван от корабля. Лейрус, посмотрев на проплывающего мимо юношу, отчаянно молотившего по воде руками, крикнул ему:
        - Зихий! Хватайся за якорную цепь! За якорную цепь!
        Сын Урсуса поднял голову и увидел, что якорь вывалился из своего «гнезда» из-за сильной качки и теперь болтался на цепи у самой поверхности воды. Вытянув руки из воды насколько мог далеко, Зихий тут же с головой погрузился под воду. «Ну, совсем здорово…» - подумал Зихий с иронией, будто это происходило не с ним, а с кем-то другим, за кем он наблюдал со стороны. Продолжая размахивать торчавшими из воды руками, юноша почувствовал прикосновение холодной металлической цепи. Руки его моментально, ещё до того, как его мозг успел что-то сообразить, ухватились за цепь. Пальцы соскальзывали с мокрого гладкого металла. Но вот ладони зацепились за выгнутое тело якоря, Зихий перестал удаляться от корабля и вынырнул из воды. Тем временем корабль уже стоял на дне и Лейрус, Ширел и Зеникс, придерживаясь за борт и друг за друга, с медленной аккуратностью обходили судно со стороны носовой части, стремясь попасть на правый, спокойный борт. Оказавшись вне досягаемости течения, Зеникс одной рукой ухватился за якорную цепь и начал быстро подтаскивать к себе вцепившегося в металл мёртвой хваткой Зихия. Спустя несколько
секунд Древославного подхватил Лейрус и выволок к самому берегу, на котором уже стоял Ширел, внимательно наблюдавший за спасением Зихия. Лейрус и Зихий шлёпнулись в воду, перевернулись на спину и, тяжело, до боли в груди, дыша, смотрели в предрассветное небо с потускневшими огнями звёзд. Тем временем Зеникс тщательно закапывал якорь в дно, чтобы корабль ненароком не снесло в водоворот.
        - Надо же, получилось, - весело и удивлённо заметил волшебник. - Шансов, признаться, было не так уж и много.
        Зихий приподнялся на локтях и, шумно дыша, проговорил:
        - Так это всё Зеникс! Если бы не его силища, утащило бы течением и нас, и корабль.
        Подошедший богатырь молча отмахнулся - мол, знаю, я молодец - и с усталостью присел на корточки.
        - Да, без Зеникса ничего бы не получилось, - согласился с Зихием пришедший в себя и поднявшийся на ноги Лейрус.
        - Да, да, - кивнул маг. - Но меня сейчас больше интересует, откуда взялся этот водоворот…
        - Эй!
        Все повернулись на голос Зеникса, который указывал на реку - от водоворота не осталось и следа, течение снова уносило воды Ивисы вниз, к Океану, поверхность воды была гладкой и безмятежной. Трое юношей в безмолвном вопросе повернулись к Ширелу. Тот погладил вымокшую бороду, пригладил волосы на макушке и осведомился у остальных:
        - Ну, и чего вы на меня смотрите такими глазами? Думаете, я вам сейчас объясню, в чём дело? Нет, я не знаю, откуда появился водоворот, куда он исчез и что это всё означает.
        Наступило молчание, все с недовольством смотрели на реку, будто укоряя её в том, что она сначала чуть не убила их, а теперь подбрасывает трудноразрешимые загадки. Первые лучи солнца уже выскочили из-за горизонта, пробежались по реке, пытаясь окрасить её в нежно-розовый цвет. На воде расходились частые мелкие круги от плескавшейся рыбы. Кое-где защебетали утренние птахи.
        Первым заговорил Нерождённый:
        - Ладно, никто из нас не знает, что это было и в ближайшее время вряд ли мы это выясним. Давайте осмотрим корабль, всё ли с ним нормально и, если все в порядке, двинемся дальше.
        - А вдруг водоворот снова появится? - опасливо посмотрел на реку Зихий.
        - Вряд ли, - пожал плечами Лейрус. - Но мы, конечно, некоторое время ещё подождём, осмотримся. Я думаю, больше водоворота не будет.
        Корабль не пострадал, мачта не повреждена, паруса целы. Приведя в порядок палубу, расставив по местам бочонки с водой, сумки с припасами и вещами, накормив успевших поволноваться на нижней палубе лошадей, путники принялись внимательно наблюдать за рекой - не появится где какой-нибудь признак нового водоворота. Солнце поднялось уже довольно высоко, воздух был чист и прозрачен, всё было отчётливо видно далеко кругом, насколько хватало взгляда. Лейрус и его спутники пристально вглядывались в реку с полчаса; затем Нерождённый вопросительно посмотрел на Ширела. Тот кивнул:
        - Да, думаю, мы можем продолжить путь.
        Маг снова отправился к носу корабля, остальные распустили паруса и подняли якорь. Ширел произнёс заклинание, корабль зашевелился, пытаясь сдвинуться с места. Возможно, Ширелу пришлось бы применить заклинание посильнее, потому как сойти с мели сразу судну не удалось. Но пришёл на помощь попутный ветер: налетевший сильный порыв наполнил паруса и корабль, движимый сразу двумя силами, воздуха и магии, выбрался на глубину и пошёл против течения.
        Когда корабль проплывал мимо высокого каменного утёса, по форме напоминавшего перевёрнутую грушу, все на корабле, исключая разве что лошадей, напряглись. Зихий неосмысленно взялся за мачту, Зеникс сделал шаг прочь от борта, Ширел и Лейрус наклонились и стали рассматривать воду. Но всё было тихо, никаких признаков волнения на воде не было, течение устремлялось в том направлении, в котором ему и следовало. И никаких попыток повернуть вспять не предпринимало.
        Как утёс остался позади, великан облегчённо вздохнул, а Зихий отошёл от мачты. Ширел посмотрел на них и рассмеялся:
        - Что, думали снова в водоворот попадём? Ха-ха-ха! Эх, вы, храбрецы!
        - Смейся - пробурчал себе под нос Зихий. - Кто его знает, что ожидать от этой реки, которая преподносит нам такие неприятные сюрпризы.
        Опасения Древославного оказались вещими: солнце ещё не достигло зенита, как Ширел взмахом руки и непонятным каркающим словом заставил корабль остановиться и удивлённо застыл, смотря вперёд. Лейрус, смотря туда же, покачивал головой, то ли недоверчиво, то ли расстроено. Зеникс и Зихий уставились на то, что предстало перед их взорами, с нескрываемым изумлением, расширившимися глазами и полуоткрытыми ртами.
        Впереди русло реки делало поворот вправо, огибая высокую отвесную скалу, выросшую когда-то давно прямо на пути воды. Оба берега, левый высокий и правый равнинный, были покрыты густыми тёмными лесами. На правом берегу деревья подступали к самой воде, и только в одном месте виднелся просвет, к которому можно было пристать на лодке. Вдалеке справа виднелась опушка леса, за которой начиналась серая топь Великих Болот. Зловоние, исходившее от трясины, иногда доносилось до путников с резкими порывами ветра. Там, где всегда, насколько помнили люди, проносила свои волны река, сейчас виднелась влажная чёрная полоса ила и грязи. А со скалы низвергался водопад, который наверху проложил себе дорогу по краю обрыва, раскидав в сторону росшие там веками деревья.
        - Разве здесь должен быть водопад? - обрёл дар речи Зихий и обратился к Ширелу. Волшебник промолчал.
        - Я никогда не слышал, чтобы здесь был водопад… И куда ушла вода из прежнего устья? - очнулся от изумления и Зеникс. И снова маг не сказал ни слова, продолжая из-под бровей осматривать водяной поток, разбивающийся после падения с большой высоты на неисчислимое множество брызг, капель, капелек, водяных песчинок и пылинок.
        - Как нам теперь добираться до Горной Страны? - задал свой вопрос волшебнику Нерождённый. Тот повернулся к нему и медленно проговорил:
        - Не знаю. Не знаю, как здесь возник водопад, не знаю, почему река изменила свой обычный путь и пока не знаю, каким путём мы теперь доберёмся до края эльфов.
        - Откуда же вам знать - вас же здесь не было, - раздался сбоку спокойный свистящий голос. Одновременно повернув головы, путники увидели Рэдиша, лежащего на огромном листе кувшинки, появившегося на поверхности воды на середине реки.
        - Привет тебе, Рэдиш, - невозмутимо произнёс волшебник.
        - Приветствую, Ширел.
        - Приветствую, - кивнул странному юноше Лейрус. Рэдиш загадочно улыбнулся ему в ответ. Зихий и Зеникс кивками головы также поздоровались с Рэдишем.
        - Ты можешь объяснить, что здесь произошло? Почему изменилось русло реки и откуда появился водопад? - объяснился к своему старому знакомому Ширел.
        Рэдиш привстал, сел, обняв ноги руками и положив голову на колени, вдоль которых теперь свисали его длинные верёвкообразные усы.
        - Да, я могу объяснить, что здесь произошло. Позапрошлой ночью, сразу после заката, здесь появился тот чародей, о котором я вам говорил. Зарак. Он был не один. С ним был спутник - Повелитель Воды.
        - Откуда ты знаешь, что это был именно Повелитель Воды? - уточнил Ширел.
        - А кто другой мог сделать такое? - засмеялся змеиным смехом Рэдиш, указывая на шумливый водопад. - По случайности как раз в то время я был здесь и слышал несколько слов, которыми они обменялись.
        Рэдиш замолчал и выжидательно посмотрел сначала на Ширела, потом на Лейруса. Оба ничего не говорили, ждали, когда он продолжит. Наконец, Рэдиш заговорил вновь:
        - Они подъехали на лошадях к берегу, спешились и подошли к самой воде. Весь их разговор я не слышал. Они и разговаривали не слишком много. Спутник Зарака спросил: «Это здесь?». Чародей ответил: «Да». Повелитель Воды внимательно осмотрел реку, скалу, лес и снова заговорил: «Другого пути по воде нет?». Зарак покачал головой и засмеялся: «Если они не попадут в водоворот, здесь им придётся выйти на берег». И всё. Они сели на коней и скрылись в лесу.
        Лейрус молча усмехнулся и перевёл задумчивый взгляд на то место, где совсем ещё недавно протекала Ивиса.
        - А затем, на следующее утро, вода из реки исчезла. Начиная с того места, где теперь только чёрная трясина, такая же смертоносная, как топь Великих Болот, вода с грохотом покатилась назад, в сторону истоков. Но через некоторое время вода вернулась; правда, не на своё прежнее место, а пришла с вершины скалы, неся с собой множество вырванных с корнем деревьев. Так здесь появился водопад. Вот и вся история.
        - Ширел, Ширел, проклятый дурак! - сквозь зубы полушёпотом выругался на себя волшебник.
        - Что ты говоришь, Ширел? - удивился Зихий.
        - Позже, - странным голосом сказал маг. - Значит, Повелитель Воды и этот его поводырь, Зарак, готовы пойти на всё, чтобы остановить нас, не дать нам добраться до Горной Страны. Или хотя бы задержать нас. Ведь это получается, что водная связь Горной Страны с королевствами и с Океаном теперь разорвана. Корабли ведь не смогут преодолеть этот водопад… Да-а-а, очень уж мы мешаем им… Кто же этот Зарак?…
        - Повторяю, Ширел, он очень опасный человек, - Рэдиш поднялся на ноги. - Ты ведь знаешь, я умею хорошо разобраться, что из себя представляет человек. Зарак - опасный чародей.
        - Спасибо за предупреждение, Рэдиш. Теперь я и сам это вижу.
        - Благодарю тебя, Рэдиш, - обратился к водяному Лейрус. - Я в долгу перед тобой.
        Рэдиш зажмурил глаза, словно сытый кот:
        - Друзья Ширела - мои Друзья. Когда-нибудь и мне может понадобиться твоя помощь, Повелитель Огня.
        - Не сомневайся, я всегда помогу тебе.
        Рэдиш медленно поклонился, одним поклоном всем находящимся на корабле, закрыл глаза, сложил руки у щеки, будто собравшись заснуть, и плавно опустился на листе кувшинки под воду.
        - Странный он всё-таки, этот Рэдиш, - сказал Зихий, наблюдая, как их недавний собеседник растворяется во мраке речной глубины.
        - Будь ты сыном русалки, думаешь, выглядел бы лучше? - проворчал Зеникс. Древославный пожал плечами.
        Двигаться далее по реке было просто некуда и Ширел с Лейрусом решили пристать к берегу и сделать привал. Зацепив якорь за торчащее из воды большое бревно, путники выбрались на сушу. Лейрус быстро разжёг костёр из принесённого Зихием хвороста и все принялись поджаривать на огне мясо из взятых с собою припасов.
        - Так в чём дело, Ширел? - обратился к волшебнику Лейрус. - Что значат эти твои ругательства на самого себя? Это как-то связано с твоим отсутствием, когда мы оставались в Дроке?
        - Ты многому у меня научился, Нерождённый, - заметил Ширел.
        - Ты жалеешь об этом?
        - Нет! - рассмеялся маг. - Приятно наблюдать, когда ученики оправдывают твои ожидания или даже превосходят их.
        - Ты не ответил на мои вопросы, Ширел.
        Волшебник помолчал, поворачивая гибкий прут так, чтобы нанизанное на него мясо прожаривалось равномерно со всех сторон, и сказал:
        - Когда я понял, что, скорее всего, тебе, Лейрус, и Повелителю Воды суждено в будущем сойтись в поединке, то решил, что тот, кто первым обретёт свой Путь, будет иметь в предстоящей схватке преимущество. Понятно, что мне неоткуда было знать, обнаружил ли уже Повелитель Воды какую-то подсказку, как ему найти свой Путь, или ещё нет. Я только знал, что мы с тобою, Повелитель Огня, ещё не обнаружили свиток Драконьих Магов, который должен указать нам, куда идти дальше. И я решил задержать Повелителя Воды, насколько возможно. Мне стало известно, что он должен проследовать через Парст, пограничный город между Лайтией и Тирипским вечевым союзом городов. Другого пути в Лайтию из Тирипии нет - Парст находится в единственном проходе через длинный горный хребет Серого Снега. Если бы удалось на какое-то время закрыть этот проход, у тебя, Нерождённый, было бы определённое преимущество перед Повелителем Воды.
        - Какое преимущество? - бесстрастно спросил Лейрус.
        Ширел запнулся, сморщил лоб, пытаясь подобрать нужные слова, и не смог найти их.
        - … Преимущество во времени. Когда ты опережаешь своего соперника, это повышает твои шансы победить его.
        Лейрус кивнул, но по его виду нельзя было понять, согласился ли он с Ширелом или нет. Волшебник продолжил:
        - Для этого мне и понадобилась помощь твоего отца, Зихий. Мне нужна была сильная дружина для того, чтобы перекрыть сообщение между Лайтией и Тирипией, то есть закрыть ворота Парста и не открывать их какое-то время. Между тем в горах Серого Снега вот-вот должен был начаться сезон камнепадов, который длится не меньше полутора месяцев. На это время путь через перевал закрыт. То есть нам нужно было, чтобы Повелитель Воды не проскочил через Парст до начала сезона камнепадов, во время которого он вынужден был бы либо ждать полтора месяца, либо идти в обход хребта, что не сэкономило бы ему время, а силы бы отняло приличные - дорога ведь не из лёгких… Поэтому мы с Урсусом и его дружиной отправились в Парст. Хотя начальник местного гарнизона и является моим хорошим знакомым, я несколько раз ему помогал и он был рад вернуть мне долг, но вот его подчинённые… Во всяком пограничном городе, тем более, где есть таможня, найдутся продажные люди, но Парст в этом отношении подлинная столица мздоимцев, которые за звонкую монету сделают для вас любое дело. Я несколько раз говорил об этом королю Эбенору, но он всегда
отмахивается от этого вопроса - иметь дела со взяточниками ему скучно… Поэтому не было никакой уверенности, что ворота Парста были бы действительно надёжно закрыты. Здесь нужна была своя дружина, чтобы контролировать входы и выходы из города. Мы так и сделали, дружинники Урсуса перекрыли дорогу из перевала и ворота. Однако через несколько дней я узнал, что Повелитель Воды всё-таки проскользнул мимо нас и уже находился в Лайтии. Наши усилия оказались тщетными.
        - Зато теперь он знает, что ты пытался помешать ему, - констатировал Лейрус.
        - Да, - кивнул Ширел и осторожно снял горячее поджарившееся мясо с прута.
        - Одним словом, ты ошибся, - Зихий постарался, чтобы его голос звучал как можно нейтральнее, но капля злорадства в словах всё-таки проступила.
        - Что? - резко повернулся к нему волшебник.
        - Ты ошибся, - уже тише произнёс Зихий, покосившись на верхушки вытянувшихся к небу прибрежных деревьев - висеть там вверх ногами было бы очень высоко. Но Ширел не стал карать юношу за слова, что могли на первый взгляд показаться дерзкими - волшебник пошевелил усами и согласился:
        - Да, я ошибся… Или ты, Зихий, думал, что волшебники никогда не ошибаются? Как будто мы не люди, что ли?
        - Да нет, - успокоившись, что не придётся возноситься к кронам деревьев, пробормотал Зихий. - Конечно, вы люди, но… Я же до этого не слышал, чтобы ты, Великий Маг, в чём-то потерпел неудачу.
        - А как же история с Побидосом, королевской библиотекой в Миноре и манускриптом? Ты же сам присутствовал при том, как я не добился того, на что рассчитывал.
        - Ну, это другое. Ведь там не было твоей вины, что этот старый пень заупрямился. А вот так, чтобы ты, Ширел, просчитался, такого ведь никогда не было…
        - Было, и не раз, - усмехнулся Ширел. - Только… Знаешь, чем хороший маг или хороший король отличается от не слишком хорошего?
        - Чем?
        - Не тем, что никогда не ошибается, а тем, что никому не позволяет узнать о своих ошибках, - не дал Ширелу ответить Лейрус.
        - Верно, - одобрительно посмотрел на Нерождённого маг. - А скажи мне, мой умный ученик, чем отличается хороший маг от великого мага, или хороший правитель от великого?
        - Гм…, - задумчиво улыбнулся Лейрус. - Ну точно не тем, что никогда не ошибается. Ошибаются все.
        - Правильно. Но великим будет тот, кто не даёт вестям о своей ошибке распространяться, так что враги и равнодушные не узнают о ней, а друзьям он расскажет о своём промахе сам.
        Наступило короткое молчание. Зеникс слушал беседу вполуха, занятый утолением голода, Зихий и Лейрус задумались над словами Ширела, а сам волшебник последовал примеру богатыря, аппетитно похрустывая зажаристой мясной коркой.
        - Ты очень мудр, Ширел, - заключил свои раздумья Зихий.
        - Он прав, - поддержал друга Лейрус.
        - Вы только не подумайте, что я напрашиваюсь на то, чтобы вы звали меня великим, - усмехнулся Ширел. - Я человек скромный, ха-ха… Титула Великого Мага для удовлетворения моего самолюбия хватает с избытком.
        - Значит, Повелитель Воды узнал, что ты пытался остановит его. И теперь он и его загадочный поводырь, Закар, пытаются остановить нас. Причём принялись за это дело всерьёз - водоворота им показалось мало, решили подстраховаться водопадом.
        - Постойте, получается, водоворот это тоже дело их рук? - удивился Зихий.
        - Ты же слышал, что передал нам Рэдиш: Закар и тот, другой, говорили о том, что, если не водоворот, то изменение русла реки нас точно остановит.
        - Каким же путём нам добраться до Горной Страны? - задал вопрос Зихий.
        - Можно затащить корабль на скалу, - предложил Зеникс, закончивший обедать. - Я заметил неподалёку пологий холм, по которому мы могли бы волоком затащить корабль наверх и столкнуть его в поток подальше от кручи. А как только корабль будет в воде, Ширел снова пустит в ход свои магические заклинания, и мы пойдём против течения.
        Лейрус потёр рукою лоб:
        - Допустим… Допустим, мы затащим корабль наверх. Но ведь наверняка Повелитель Воды приготовил нам на реке ещё какие-нибудь ловушки. Нам удалось не попасть в водоворот, а вот из следующей западни мы можем и не выбраться.
        Зеникс пожал плечами: я только предложил, решайте сами, как быть.
        - Нерождённый прав: мы не можем рисковать, отправляясь дальше по реке, - вернулся в разговор Ширел. - Будь река на прежнем месте, ещё можно было бы попробовать. А так мы много времени и сил потратим на доставку корабля к новому руслу… Остаётся один выход - добираться до эльфийского края по суше.
        - По суше? Но ведь уже здесь начинаются Великие Болота! Как же мы пройдём? - недоумённо воскликнул Зихий.
        - Вот именно, Великие Болота. Нас переиграли. Если даже мы не погибнем на реке (чего, к счастью, не случилось), мы вынуждены будем давать огромный крюк, обходя Болота. Мы потеряем много времени и в Горной Стране Повелитель Воды в любом случае будет раньше нас.
        - Ты думаешь, он тоже отправился за предсказанием к Айнгорну? - тихо спросил волшебника Лейрус.
        - Уверен.
        - Но зачем ему обязательно нужно попасть к Айнгорну быстрее меня?
        - Кто его знает… Может быть, он рассуждает так же, как и я, когда пытался преградить ему путь Парсте - кто выигрывает время, получает преимущество в будущей схватке.
        - Значит, нам нужно отправляться по суше? Куда пойдём? К Древней дороге?
        - Да, - Ширел повернулся в сторону леса и посмотрел на солнце. - Отсюда прямиком через леса мы должны выйти к Древней дороге, по которой раньше в горы шли охотники на драконов.
        - Через сколько дней мы будем на дороге?
        - Точно не скажешь - леса здесь густые, таинственные, торговых путей почти нет, люди редко появляются. Кто знает, что может нас здесь задержать?
        Зихий тоже посмотрел на солнце, приложив руку козырьком к глазам, и сказал:
        - Если мы хотим отправиться ещё сегодня, нужно спешить. Через несколько часов начнут спускаться сумерки, а нам ещё необходимо будет разбить лагерь. Или мы переночуем здесь, а завтра отправимся?
        Ширел и Лейрус переглянулись и Нерождённый покачал головой:
        - Нет, отправляемся сейчас. Правда, я не совсем понимаю, какая разница, кто из нас, «водный» или «огненный», первым получит предсказание, но лучше поспешить.
        - Правильно, в путь, - обрадовался Зеникс, которому порядком надоело сидеть и слушать рассуждения о том, что и почему делает их противник.
        Решив не кормить лошадей, которые недавно ели и с полными животами могли стать не слишком поворотливыми и резвыми, путники быстро собрали вещи. Но встал вопрос: что делать с кораблём?
        - А что делать - оставить, и всё, - не увидел никакой проблемы Зихий.
        - Нет уж. По лесам, пусть здесь и безлюдно, всегда шастает всякая погань, - возразил Зеникс. - Представь, найдёт этот корабль какая-нибудь банда и будет на нём грабить селенья и деревни. Что ж это получится, что мы им помогли?
        - Хоть появление здесь бандитов маловероятно, корабль нужно спрятать, - решил Ширел.
        - Но как?
        - А может быть, его просто сжечь? Ну, чтобы никому случайно не достался?
        - Знаешь, мой любезный Зеникс, тебе бы лишь бы разрушить что-нибудь.
        - Молчал бы, коротышка…
        - Хватит. Не начинайте ссору, - вмешался Ширел. - Корабль мы жечь не будем, он может нам ещё пригодиться. Я знаю, как можно спрятать судно.
        Волшебник достал из своей сумы свёрток прозрачной синеватой ткани и подошёл к воде. Развернув свёрток, Ширел теперь держал в руках большой кусок ткани.
        - Идите все сюда! Держите каждый за свой край куска! Вот так, вот так. А теперь заходим в реку!
        Растянув прозрачную ткань за углы, все четверо вошли в воду и направились к еле заметно покачивающемуся на невысоких речных волнах кораблю. Когда вода доходила Зениксу до середины бедра, а до корабля оставалось около двадцати шагов, Ширел приказал остановиться.
        - А теперь раскачивайте ткань и подбрасывайте вверх… Раз, два, три… Бросайте!
        Как только ткань взмыла вверх, маг проворно вбежал под неё и принялся сильно дуть на колышущуюся в воздухе светло-синюю пелену. Ткань расправилась, приняла форму прямоугольника и медленно поплыла по воздуху на корабль, трепеща на слабом ветру. Поднявшись над судном, пелена плавно опустилась на него, покрывая его целиком, от верхушки мачты до днища. Волшебник обошёл корабль кругом, поправляя ткань там, где из-под неё виднелись борта. Закончив обход, Ширел наклонился, взял в руки край покрывала, поднёс его к губам и принялся что-то нашёптывать. Это заняло у него почти минуту; потом маг отпустил ткань, попятился от корабля на несколько шагов и громко хлопнул в ладоши. В тот же миг судно исчезло.
        - И где корабль теперь? - решил узнать Зихий после того, как добрую минуту на пару с Зениксом крутил головой по сторонам, пытаясь понять, куда подевалось судно, которое только что было прямо перед ними.
        - Там же, где и был, - последовал бесстрастный ответ волшебника.
        - То есть… Он сейчас здесь? - Зихий тщательно протёр глаза.
        - Да, на том же месте. Он просто невидимый, - Ширел уже вышел на берег и выжимал намокшую одежду.
        - А, ну это всё объясняет, - успокоился Зихий, наклонился, пошарил рукой по дну и достал из воды крупную гальку.
        - И не вздумай швырять камнями, проверяя, на самом ли деле корабль находится здесь, - сурово остановил Древославного волшебник. - Если ты порвёшь ткань, заклинание разрушится и судно снова станет видимым.
        Зихий с сожалением выбросил гальку в реку:
        - Но ведь ткань может пострадать и случайно - ветром сорвёт, или птица прорвёт клювом…
        - Эту завесу может разрушить только человек и только тот, кто знает, что на этом месте находится.
        - В дорогу! - поторопил спутников Нерождённый, уже сидевший на своём дымчатом Сагате.
        Через леса приходилось буквально продираться. Близко стоявшие друг к другу деревья здесь были высокими, тонкими, с длинными раскидистыми ветвями, царапающими своими острыми твёрдыми отростками кожу и грозящими выколоть глаза. Сухие на вид лианы не стремились, как обычные, вверх, к кронам деревьев, к солнцу, а переплетались между стволами соседних деревьев, создавая настоящую гигантскую паутину. В густой жёсткой траве под ногами подозрительно шевелилось что-то живое. Лошади Ширела и Зихия то и дело шарахались прочь от громкого шороха с земли. Зихий стал подозревать, что в траве ползают змеи, которых и боятся лошади. Странно, но скакуны Лейруса и Зеникса ступали по лесу спокойно, не реагируя ни на какие звуки под своими ногами. Никакой лесной живности не было заметно.
        - Странно это, - вполголоса заметил Зеникс.
        - Что странного? - спросил Зихий.
        - В этом лесу даже птиц не слышно…
        Сын Урсуса прислушался: действительно, ни одна птичья трель не нарушала смутную тишину леса. «Теперь понятно, почему люди здесь редкие гости» - подумал он.
        За три часа путники преодолели едва ли половину того пути, что рассчитывали проделать. Зихий, отмахиваясь от становящихся всё более многочисленными и назойливыми мелких мошек, подъехал к едущим впереди Ширелу и Лейрусу и предложил:
        - Может быть, нам уже пора подыскивать место для лагеря? Хоть солнце ещё и не на закате, лошади утомились передвигаться по этому странному лесу. Наверное, они и проголодались. Да и нам следует отдохнуть получше - ночь ведь у нас выдалась не слишком спокойной.
        Лейрус оглянулся, посмотрел на лошадей, затем на недружелюбные заросли и согласился:
        - Да, пожалуй, следует готовиться к отдыху. Согласен, Ширел?
        Маг, задумавшись, не сразу понял его.
        - Говорю, стоит найти место для ночной стоянки. Путь выдался тяжёлый, по такому лесу мы всё равно за оставшееся до темноты время далеко не пройдём. Как ты считаешь?
        - Да-да, - сразу согласился волшебник.
        Найти подходящее место для лагеря оказалось не так просто: повсюду деревья стояли почти вплотную друг к другу, ощетинившись колючим тыном из ветвей и переплетясь крепкими лианами. Нигде не находилось свободного от зарослей места, достаточно большого для того, чтобы смогли разместиться четверо людей с лошадьми. Плутания в поисках сносной поляны отняли ещё около часа, солнце опускалось всё ниже, в густом лесу становилось всё темнее.
        - Вон там! - дал знать о своей удаче Зихий и направил коня к еле заметному просвету между стволами деревьев. Остальные последовали за ним и вскоре оказались на крохотной поляне, где довольно свободно могли бы расположиться два всадника, но вот четыре должны были серьёзно потесниться, чтобы всем хватило места.
        - Тоже мне, нашёл называется, - недовольно проворчал Зеникс. - Да здесь мне одному места мало!
        - Не нравится - ищи место сам! - огрызнулся Зихий.
        - Выбирать не приходится, остановимся здесь, - решил, осмотрев поляну, Лейрус.
        - Решено - ночуем здесь! - Ширел легко соскочил с седла, размял ноги и начал давать указания спустившемуся с коня Зениксу.
        - Зеникс, наломай дров, да покрупнее, чтобы огонь был выше и сильнее. Я, конечно, поставлю магическую защиту, но будет лучше, если местное зверьё будет обходить наш…
        Волшебник осёкся; напрягся и смотревший в ту же сторону, что и он, Лейрус. Зеникс и Зихий оглянулись и увидели, как из леса, из-за тех самых деревьев, мимо которых они сами только что проходили, вышли несколько человек в тёмных одеяниях, напоминающих охотничьи костюмы. Впереди осторожно ступал высокий, чуть ниже Нерождённого, человек в зелёной накидке. Его длинный меч находился в ножнах, зато его спутники были вооружены луками, в которые уже были вставлены стрелы. Пришельцы остановились в нескольких шагах от находившегося к ним ближе всех Зихия, сидящего верхом. Некоторое время гости разглядывали Лейруса и его друзей, которые тоже в долгу не оставались и рассматривали неожиданно появившихся посетителей. Нерождённый с любопытством вглядывался в лицо предводителей незнакомцев: что-то в этом вытянутом лице, обрамлённом короткой бородой, в этом длинном остром носе, в этих спокойных усталых светлых глазах казалось ему странным. Главный пришелец заметил интерес к себе со стороны и, еле заметно горько усмехнувшись, спросил Лейруса низким приятным для слуха голосом:
        - Тебя что-то во мне заинтересовало, странник?
        - Да, - спокойно ответил Лейрус. - У тебя странное лицо: человеческое и вместе с тем… Какое-то странное… Человек редко испытывает столь сильные страдания, чтобы у него так изменилось лицо.
        Теперь уже незнакомец с нескрываемым интересом уставился на Нерождённого.
        - Ты прав. Нам много пришлось перенести. Я… мы все… бывшие вампиры.
        - Лейрус, скажи слово, и я порублю их всех несколькими взмахами моей секиры, - тихо зарычал Зеникс, лицо которого при упоминании о вампирах по багровело.
        - Спокойно, Зеникс, - предостерегающе поднял руку Лейрус.
        - Действительно, могучий воин, успокойся, - расслабленно произнёс предводитель нежданных гостей. - Ты же слышал, я сказал - бывшие вампиры.
        Зеникс опустил секиру, но продолжал подозрительно следить за незнакомцами.
        - Ширел, а разве бывают бывшие вампиры? - спросил Зихий у волшебника вполголоса. Как бы тихо не произнёс Древославный эти слова, главный незнакомец услышал их и с удивлением, смешанным с любопытством, перевёл свой взгляд на мага.
        - Ширел? Ты Великий Маг?
        - Да, это я.
        Главный среди бывших вампиров учтиво поклонился:
        - Для меня честь приветствовать тебя, Великий Маг. Я много слышал о тебе и всегда мечтал познакомиться с тобой. Моё имя Гермиус, я глава бывших вампиров, живущих в этих лесах.
        - Бывшие вампиры… - протянул Ширел. - До меня доходили отрывочные слухи, что некоторые из тех, кого укусили вампиры, не превратились после этого в зверей, а куда-то исчезли. Но я полагал, что или это только слухи, или те люди всё-таки позже стали теми чудовищами, которых и называют настоящими вампирами.
        - Нет, - улыбнулся Гермиус. - Это не выдумки, мы же стоим перед вами. Обыкновенные люди, такие же, как и вы. И всех нас когда-то укусили вампиры.
        - Но как вам удалось не превратиться в них?
        - О, это любопытная история… Однако разреши, Великий Маг, пригласить тебя и твоих спутников в наше селение. Оно недалеко отсюда, там вы сможете хорошо подкрепиться и отдохнуть в куда лучших условиях, чем на этой крошечной полянке.
        Ширел обменялся взглядами с Лейрусом и вежливо кивнул:
        - Благодарю за приглашение. Мы с удовольствием воспользуемся им. К тому же мне крайне любопытно услышать вашу историю. Мои спутники: Это Лейрус…
        - Приветствую тебя, Лейрус.
        - И тебе привет, Гермиус.
        - …Это Зихий…
        - Приветствую.
        - Приветствую.
        - …А это Зеникс.
        - Привет тебе, могучий воин.
        Зеникс мрачно кивнул, буркнул что-то нечленораздельное, и с нескрываемым недружелюбием посмотрел на Гермиуса и стоявших за его спиной людей. Бывший вампир понимающе улыбнулся и обратился к Ширелу:
        - Следуйте за нами, мы отведём вас к себе домой.
        Пока бывшие вампиры готовились показывать дорогу, Зихий подошёл к Зениксу и тихо спросил у того:
        - Эй, ты чего такой хмурый?
        - Не доверяю я этим людям. Вампир он и есть вампир, хоть бывший, хоть настоящий…
        - Ну да, - рассмеялся Зихий. - Они нас в ловушку заманивают, а потом как накинутся на нас, да как примутся пить нашу кровь… Так?
        - Всё может быть…
        - Осторожность не помешает, но нельзя быть таким подозрительным, - проронил Лейрус, стоявший поблизости и слышавший разговор друзей.
        - Я не могу доверять никому, кто хоть как-то связан с вампирами, - упрямо мотнул головой Зеникс.
        Дорога действительно не заняла много времени и вскоре Гермиус со своими людьми и следовавшие за ними Ширел со спутниками оказались на большом свободном от деревьев участке, практически всю площадь которого занимала высокая массивная скала, имевшая полторы сотни шагов в ширину и, насколько можно было судить, не менее пяти-шести сотен шагов в длину. Из-под каменной стены, к которой подошли бывшие вампиры и их гости, сильной струёй выбивался источник, заполнявший созданную самой природой «чашу» небольшого водоёма. Из этого водоёма в лес убегал узкий, но достаточно глубокий ручей.
        - Пришли, - обернулся к Ширелу Гермиус.
        Пока Ширел и Лейрус внимательно осматривали необычную скалу, Зеникс и Зихий недоумённо озирались по сторонам.
        - Куда пришли? - поинтересовался Зихий.
        - К нашему селению.
        - И где же оно, ваше селение?
        - Здесь, - Гермиус ткнул пальцем в сторону каменного массива.
        - Здесь? На скале, что ли?
        - Не на скале, в скале.
        Зихий внимательно посмотрел на вполне серьёзного Гермиуса и махнул рукой: ладно, давайте, показывайте, что там у вас за фокусы с селением в скале. Тем временем один из спутников Гермиуса спустился в водоём, подошёл к скале, погрузился в воду по шею и скрылся в каменной твердыне.
        - Как люди попадут по ту сторону скалы, понятно, - кивнул Лейрус. - Но как быть с нашими лошадьми?
        - Это не проблема, - заверил предводитель бывших вампиров и в ту же секунду несколько в стороне от бьющего из камня ключа стена задрожала, загремела и в скале открылся довольно большой квадратный проход, в котором показался только что поднырнувший под стену человек. Он держался двумя руками за какой-то рычаг, с помощью которого, видимо, и был приведён в действие механизм, открывший ожидающим снаружи вход в скалу. В лесу уже стояла темень только что спустившейся на землю ночи и факелы, стоявшие в специальных бронзовых подставках по ту сторону ворот, были весьма кстати.
        - Прошу, - жестом пригласил всех внутрь Гермиус.
        Пройдя через ворота, со скрежетом закрывшиеся за последним из бывших вампиров, дёрнувшим за рычаг, Ширел и другие обнаружили, что скала, выглядевшая снаружи как огромный цельный кусок камня, непонятно каким образом заброшенный в густые леса, на самом деле была лишь природной каменной стеной, опоясывавшей продолговатую поляну, почти лишённую деревьев, за исключением нескольких групп невысоких осин и клёнов. У самой стены, возле которой стояли Лейрус и другие, находился большой колодец, построенный вокруг источника, что пробивался здесь из под толщи земли и превращался в ручей снаружи. Двумя рядами вдоль каменных стен уходили не слишком далеко вглубь несколько десятков деревянных хижин, не очень больших, но построенных аккуратно, добротно и не без некоторого изящества - резные окна, тонкие перила на крыльцах, красивый древесный настил на крышах. В центре небольшого селения находились несколько длинных продолговатых приземистых построек, в которых, присмотревшись, можно было различить загоны для скота, амбары, кладовые и ещё какие-то хозяйственные помещения. В дальнем конце этого укреплённого
«города» виднелись стада коров, коз, овец и каких-то тёмно-бурых животных, разглядеть которых с такого расстояния было сложно. Движение в селении, несмотря на наступившую ночь, было оживлённым - открывались и закрывались двери домов, из которых выходили женщины, направлявшиеся по домашним делам в пристройки, которые были при каждом жилище; возле хозяйственных построек кучковались мужчины, только что закончившие заносить в амбары пополнившиеся запасы, некоторые наоборот, нагрузив примитивные деревянные одноколёсные тачки свёртками и мешками, везли их из кладовых; от колодца в сторону селения удалялись мужчины, неся вёдра с водой и проходя мимо сидящих на сваленных брёвнах юношей и девушек, с любопытством смотревших на охотника, что снимал шкуру с большого лесного кабана.
        - А вы здесь неплохо устроились, - одобрительно проговорил Зихий, обводя взглядом идиллическую картину.
        - Да, очень неплохо, - повторил за сыном Урсуса Ширел. - И очень удобно - под рукой и запасы пищи, и неиссякаемый источник питьевой воды. К тому же безопасно - здесь вас не так уж и легко обнаружить.
        - Спасибо, - поблагодарил Гермиус. - Я обнаружил это место совершенно случайно и сразу понял, что оно идеально подходит для жизни тех, кто не желает, чтобы их напрасно тревожили.
        - Теперь я понимаю, отчего слухи о вас так и остались слухами, - сказал волшебник.
        - В этих глухих лесах и без того люди появляются нечасто, а найти вас в таком укрытии, если вы не выдадите своего присутствия звуком или дымом от очагов или костров, почти невозможно.
        - Мы тоже думали об этом, - кивнул Гремиус. - У одного эльфа мы за немалые деньги купили специальный порошок, делающий дым бесцветным. Так что мы можем спокойно жечь костры и использовать очаги в любое время. А шум… Мы не слишком шумные; но даже если кто-нибудь, оказавшись поблизости, услышит какие-то звуки, то, вероятнее всего, решит, что ему почудилось. Мало ли что прислышится в глухом лесу после долгих часов изнурительного пути… Но что это я? Извините мне моё негостеприимство, я сейчас же распоряжусь подать вам ужин и разместить на ночлег вас и ваших лошадей. Ичиль!
        - Да, отец! - один из сопровождавших Гермиуса подбежал к нему.
        - Отведи гостей в наш дом, скажи сестре, чтобы приготовила для них постели. А я тем временем прикажу подать лучшее, что у нас есть из еды и отдам распоряжения людям на конюшне. Великий Маг, и вы, его спутники, мой дом к вашим услугам, располагайтесь, а я закончу дела и скоро присоединюсь к вам.
        С этими словами Гермиус и его люди быстрым шагом направились к хозяйственным постройкам, а Ичиль повёл гостей, ведущих за собою лошадей, сначала на конюшню, где скакунам дали корма, а затем к третьему с края дому в левом ряду хижин. Дом Гермиуса был ненамного больше остальных, но при этом смотрелся посолиднее, будучи построен из более крепкого тёмного дерева.
        Ичиль отворил дверь, пропустил гостей в дом и, сказав: - Сейчас я позову сестру, - поднялся по узкой лестнице на второй этаж. Лейрус и его друзья осмотрелись: обстановка дома Гермиуса была совсем небогатой, в чём-то даже аскетичной - длинный стол, лавки по стенам, высокий стул, видимо, хозяина дома, грубоватый, но крепкий шкаф, два сундука. Вот и всё, что было на первом этаже. Слева виднелась приоткрытая дверь, позволявшая видеть маленькую комнату и угол сложенной из камней и глиняных кирпичей печь. Кухня.
        На лестнице послышались шаги и вниз спустились Ичиль и юная девушка с глубокими карими глазами и длинными чёрными волосами, при виде которой Зеникс выпучил глаза, а Лейрус и Зихий хором воскликнули:
        - Салия!?
        Девушка вскрикнула и отпрянула к стене; переведя взгляд на огромную фигуру таращившегося на неё Зеникса, она и вовсе сжалась в комок, стараясь сделаться незаметной. Ичиль ошарашено переводил взгляд с девушки на Лейруса и Зихия, удивлённых появлением здесь бывшей служанки из Дрока, пособницы скотокрада Галуса. Ширел также был заинтересован такой бурной встречей людей, которые, по его представлению, не должны были быть знакомы. Первым заговорил Нерождённый, обратившийся к юноше:
        - Ичиль, это твоя сестра?
        - Да, конечно, это Салия.
        - Она родная дочь Гермиуса?
        - У нас с ней один отец и одна мать.
        - Понятно.
        - Зато мне ничего не понятно, - вставил Ширел. - Вы знаете эту девушку?
        - Ну… да, - неуверенно произнёс Зихий. - Во всяком случае, мне так кажется.
        - Но…
        - Давай мы разберёмся с этим позже, когда вернётся Гермиус, - прервал собравшегося было продолжить расспросы Ширела Лейрус. Поймав направленный на Зеникса полный ужаса взгляд девушки, он позвал её. - Салия!
        Та продолжала неотрывно смотреть на отчего-то смутившегося и опустившего глаза великана.
        - Салия!
        Наконец девушка повернулась к Нерождённому.
        - Успокойся. Тебе никто не обидит. Тебе ясно?
        Салия кивнула, постепенно приходя в себя.
        - Ты хотела чем-нибудь накормить нас?
        - Да… - мелодичный голос мало чем напоминал тот хрип, который издавала девушка в последнюю их встречу, когда Зеникс своей рукой, будто железными тисками, сдавливал ей горло.
        - Не стоит, твой отец сейчас принесёт нам что-нибудь на ужин. Лучше приготовь пока места, где мы будем спать.
        - Хорошо.
        Мельком окинув взглядом притихшего Зеникса, Салия бойко взбежала по лестнице. Как только она скрылась на втором этаже, дверь отворилась и на пороге показался Гермиус, вслед за которым вошли несколько человек с дымящимися и источающими аппетитный запах блюдами.
        - Прошу отужинать в моём доме, - галантно пригласил гостей к столу хозяин жилища, чем те не преминули воспользоваться, усевшись на скамьи, придвинутые к столу. Гермиус, не слушая возражений со стороны Ширела, усадил волшебника на почётное место, на единственный в доме стул. Ильчи, подойдя к отцу, пытался что-то сказать тому на ухо, но Гермиус нетерпеливо отмахнулся, занятый гостями, и сказал, что выслушает сына позже.
        Ужин оказался очень вкусным, особенно для гостей, в последние дни питавшихся нерегулярно и всё больше на ходу и впопыхах. Особенно впечатлили мага соусы и специи, придававшие блюдам особый утончённый вкус. Ширел пытался выяснить у Гермиуса секреты приправ, но тот мог только с виноватым видом развести руками - в приготовлении пищи он ровным счётом ничего не понимал, всё делали местные женщины. Если Великому Магу угодно, то завтра утром он, Гермиус, может отвести его, Ширела, к тем женщинам, что готовили эти блюда - предложил хозяин. Волшебник явно был настроен ответить согласием, но расслышал сдержанные смешки Зихия и Зеникса, увидел широкую улыбку Лейруса, до его слуха донёсся шёпот Древославного «ну, прямо как стряпуха». Ширел нахмурился и почти покраснел, и тут же прекратил кулинарные расспросы. Маг красноречиво посмотрел на Зихия и негромко, но отчётливо постучал пальцем по столу. Сын Урсуса намёк на обещаемые ему неприятности понял и замолчал, стараясь сдержать рвущиеся из него хихиканья.
        В это время на первый этаж спустилась Салия и, стараясь не смотреть на гостей, подошла к отцу. Гермиус радостно улыбнулся, приобнял дочь за плечи и легонько повернул её в сторону Ширела:
        - Великий Маг, вы уже видели мою дочь, Салию?
        - Да, Гермиус, девушка встретила нас, когда мы пришли.
        - Салия, где ты была? - спросил Гермиус.
        - Я подготовила постели для наших гостей.
        - Молодец.
        - Скажи, Гермиус, - громко заговорил Зихий, отодвигая от себя опустевшее блюдо. - Не знаешь ли ты, может быть кто-то из ваших людей занимается скотокрадством.
        Произнося «скотокрадством», Зихий посмотрел прямо в глаза Салии; девушка потупила взгляд.
        - Почему ты спрашиваешь об этом, Зихий? - нахмурился Гермиус.
        - Почему? Потому что последний раз до сегодняшнего дня я видел твою дочь, когда она помогла одному мерзавцу, Галусу, украсть стадо моего отца, Урсуса, вождя племени Синих Лесов и заодно убить одного из лучших воинов моего племени!
        Салия резко подняла голову, сделала шаг по направлению к Зихию и крикнула, сжав маленькие кулачки и сверкая глазами:
        - Ты ничего не знаешь!
        - Скажи, что я не прав! - парировал Древославный.
        Девушка открыла рот, но не смогла ничего сказать, только возбуждённо дышала и сжимала кулаки.
        - Успокойтесь! - призвал Гермиус, усаживая дочь на скамью рядом с собой. - И ты, Зихий, успокойся…
        - А ты видишь, что я волнуюсь? - усмехнулся Зихий.
        - Ты прав, Салия помогала этому негодяю Галусу. Но делала она это оттого, что у неё не было выхода. Галус захватил её брата, моего сына, Ильчи и угрожал убить его, если она не поможет ему в его грязном деле.
        - Но нам она сказала, что связалась с Галусом из-за денег, - подал свой гудящий голос Зеникс.
        - Я не хотела, чтобы Галус причинил Ильчи какой-нибудь вред, поэтому и не сказала вам истинную причину, - тихо ответила великану Салия. - А вдруг вы не одолели бы этого ублюдка и он бы выпытал у вас, что я всё вам рассказала? Тогда он убил бы моего брата!
        - Ты правильно рассудила, - похвалил девушку Лейрус.
        - Но ведь когда мы настигли Галуса и его банду, с ним никого не было, - вспомнил Зихий.
        - У Галуса было несколько мест, где он останавливался во время разъездов по королевству или прятался от кого-нибудь. В одном из таких укрытий он и содержал Ильчи под охраной.
        - Но как же ты сбежала из Дрока? - уже более дружелюбно, чем в начале беседы, обратился к Салии Зихий, но Гермиус не дал дочери ответить:
        - Я помог ей сбежать. Не мог же оставить свою дочь в беде.
        - А как ты вообще оказалась в Дроке? - спросил Салию Лейрус.
        Девушка украдкой взглянула на улыбающегося отца и произнесла:
        - Я сглупила…
        - Юности свойственны свободолюбивые порывы, даже если они очень часто граничат с глупостью, - добавил Гермиус. - Тогда у нас с дочерью произошли разногласия, и она убежала из дома. В конце концов её приютили в Дроке.
        - Хорошо, что всё выяснилось, - удовлетворённо сказал Ширел. - Но ты, Гремиус, обещал рассказать нам историю о вас, о бывших вампирами и оставшимися людьми.
        - Конечно. Вы закончили ужин? Понравился?
        Все единогласно выразили полное одобрение поданными к столу яствами.
        - Тогда сейчас, за кубком вина, я и расскажу вам, каково это, обнаружить на своей шее следы от вампирьих клыков. Ильчи, Салия, уберите со стола и принесите кубки для вина.
        Стол был быстро очищен от грязных тарелок и блюд и на нём появились старинные кубки из светлого железа, давно уже не бывшие в моде в столицах, но любимые в маленьких городах и селениях. Когда Салия проходила мимо Зеникса, тот встал, и слегка неуклюже пытаясь быть вежливым, обратился к девушке:
        - Салия…
        Та остановилась, подняв глаза на богатыря.
        - Знаешь… Ты прости меня за то… Ну, за то, что я тебя в Дроке… так схватил… я не хотел сделать тебе больно. Просто нужно было узнать, кто помогал этому скотокраду… Честное слово, я не хотел сделать тебе больно. Прости меня…
        Девушка улыбнулась:
        - Ничего страшного. Я же знаю, что ты не желал мне зла. Да, тогда я тебя очень испугалась, а сейчас… Сейчас я вижу, что на самом деле ты добрый. Все по-настоящему сильные люди - добрые.
        Салия погладила своей маленькой ручкой лицо Зеникса и вспорхнула вверх по лестнице. От прикосновения девушки Зеникс будто окаменел, уставившись в одну точку.
        - О-о-о… - затянул Зихий, намереваясь подшутить над «влюблённым» великаном, но осёкся, увидев грозивший ему кулак Лейруса.
        Подождав, когда Зеникс вернётся на своё место за столом, Гермиус собственноручно наполнил кубки вином и огласил непритязательный тост:
        - За гостей!
        Все глотнули из кубка и похвалили терпкое вино из лесного винограда. Гермиус глубоко вздохнул и начал:
        - У каждого живущего здесь своя история того, как он или она попали сюда. Но начинаются все они с одного и того же - с укуса вампира. Я был торговцем, и должен сказать, торговать я умел так, как мало кто умеет. Нет, я не мошенничал, хотя кристально честных торговцев нет на свете… Но с помощью недурных мозгов и благодаря надёжности и изнурительному труду я стал довольно богатым человеком. И вот однажды, когда я ночевал на постоялом дворе, возвращаясь из удачной торговой поездки в Агарию, королевства по ту сторону Горной Страны, меня укусил вампир. Он прятался на чердаке и напал на меня в полусне. Я пытался сопротивляться, но он был куда сильнее меня и смог укусить мою шею. После этого он скрылся, и его так и не нашли, несмотря на то, что я поднял шум и постоялый двор обыскали полностью, каждый его закуток.
        Утром я обнаружил на своей шее две небольшие, но глубокие раны. Особенных хлопот они не доставляли и я решил, что скоро заживут. Однако с наступлением ночи эти раны стали будто огненные. У меня было такое чувство, словно мне под кожу засунули раскалённый железный прут. Но утром всё прошло…
        Гермиус глотнул вина и продолжил:
        - Укусы горели огнём каждую ночь, но со временем я приспособился, стал понемногу спать днём. С каждым часом я чувствовал, что сила моя растёт, улучшаются моё зрение, слух, обоняние. Вскоре после происшествия я случайно поранил руку, на ней был сильный порез. Я замотал рану тряпкой, а спустя некоторое время я обнаружил, что никаких следов раны нет. Она просто затянулась, и всё. Я стал видеть по ночам, как кошка, я пешком мог обгонять скачущих галопом лошадей… Но постепенно по ночам, когда раны на шее мучили меня, я стал слышать внутри меня голос. Поначалу он был тихим, будто далёкий приглушённый шёпот, затем он становился всё громче и отчётливее. Голос требовал крови. Он говорил мне… или это я говорил самому себе:
«Крови! Крови! Дай крови!». В одну ночь голос стал особенно навязчивым, раны горели совсем нестерпимо, перед глазами у меня поплыл красный туман и перестал соображать, что делаю. Очнулся я в хлеву. Двери были распахнуты, животных не было, они сбежали. Передо мною лежала окровавленная овца, и сам я весь, с ног до головы был перепачкан её кровью. Мой рот и живот были полны овечьей крови. В ужасе я вбежал в дом, умылся, испачканную одежду сжёг и взял новую. Проснувшись утром, я вдруг понял, что вторую половину ночи, после того, как я убил овцу и выпил её кровь, я спал крепким сном, раны на шее не причиняли мне никакого беспокойства. И чувствовал я себя прекрасно, как никогда прежде. Я был поистине счастлив… Но следующей ночью боль а укусах вернулась, вернулся и голос, требующий крови. И снова меня поглотил густой красный туман, и снова я очнулся с окровавленными руками и ртом. На этот раз я убил лошадь в конюшне одного из моих соседей.
        Так продолжалось несколько дней, и каждый раз, когда я пил кровь, боль в незаживающих ранах прекращалась, а сам я чувствовал себя великолепно. Но потом…
        Гермиус замолчал, собираясь с духом. В тишине отчётливо прозвучал тихий голос Лейруса, будто размышляющего вслух:
        - А потом голос потребовал у тебя человеческой крови.
        Гермиус вскинул на Нерождённого глаза, но Лейрус смотрел в сторону, давая понять, что больше не намерен ничего добавить и готов только слушать.
        - Ты угадал, Лейрус. Собственно, на этом моя история почти заканчивается. Когда я услышал в самом себе зловещий голос: «Крови! Человеческой крови! Крови человека! Человека!», я понял, что не смогу это сделать. И тут голос перестал требовать, а начал уговаривать меня, суля мне безграничные силы, долгую-предолгую жизнь, могущество, которое позволит мне взять всё, что я хочу, но до сих пор не мог получить. Для этого нужно сделать только одно - напасть на человека и выпить его крови. И ни к чему убивать его, просто высосать из него немного крови… Но я закричал, будто безумный: «Нет, я никогда этого не сделаю! Лучше умереть!». И голос замолчал навсегда. Но боль в ранах на шее ещё много дней не давала мне покоя, пока, наконец, раны мало-мальски не затянулись…
        Гермиус резким движением распахнул воротник своего одеяния и все увидели у него на шее два круглых пульсирующих, будто живые, шрама.
        - Но если для тебя всё так неплохо закончилось, почему ты здесь, в лесу? - спросил Зихий.
        - Потому что в последнюю ночь, когда я отправился пить кровь животных, меня застали. Я, конечно, возместил хозяину животного (по-моему, телёнка) ущерб, но все жители моего города узнали о случившемся и стали избегать меня. Сначала они просто обходили меня стороной, потом стали шушукаться за спиной, потом их слова стали громче, а затем превратились в крики: «Кровопийца! Убирайся отсюда! Мы не хотим, чтобы ты жил рядом с нами!»… В окна моего дома полетели камни, несколько раз моё жилище пытались поджечь. Поэтому я и решил уйти оттуда. Моя жена не захотела скитаться по дорогам и оставлять дом, к тому же и в её глазах появился страх передо мной. Только мои дети, Ильчи и Салия, решили отправиться со мной. Мы думали, что достаточно уйти в другой город, чтобы начать новую жизнь. Но людская молва разлетается быстрее лучей солнечного света и везде, куда бы мы ни приходили, нас встречали озлобленными криками. В конце концов мы нашли это место и стали собирать сюда таких же, как и я, которые могли стать настоящими вампирами, но решили остаться людьми…
        За окном раздался шум упавшего ведра и разливаемой воды, кто-то беззлобно выругался. Гермиус опустошил кубок и налил себе ещё вина.
        - Нас, бывших вампиров, не так уж и много. Больше половины из людей, что вы видите здесь, это родственники и близкие, те, которые не захотели оставить нас даже в такой беде… О вампирах навыдумывано множество сказок, большинство из которых полная ерунда. Вампиры не живут вечно, их жизнь удлиняется в несколько раз, они способны дожить до 400 или даже 450 лет, но они, как и люди, смертны, и, как и люди, стареют. Вампиры не умеют летать или превращаться в летучих мышей. У вампиров все качества увеличиваются по сравнению с человеком примерно вдвое - они в два раза сильнее, быстрее ловчее, выносливее; они могут бесшумно подкрадываться, несколько дней подряд обходиться без сна и отдыха… Там, где человек подпрыгнет на два локтя, вампир подскочит на четыре. Вампир по своим возможностям - два человека. Но за это нужно заплатить большую цену - лишиться всего человеческого, превратиться в настоящего зверя.
        - Говорят, что первые вампиры появились после того, как их покусали большие летучие мыши с длинными клыками, появившиеся из глубин Тартара в наказание людям и эльфам за их грехи… - сказал Ширел, внимательно слушавший рассказ Гермиуса и иногда кивая головой, словно стараясь раз и навсегда запомнить услышанное.
        - Много чего говорят о происхождении вампиров, - согласился Гермиус. - Но я пересказывать эти слухи не буду, потому как вряд ли кто может знать, как всё было на самом деле. Да и какая разница?
        - Ты сказал, что в вампиров превращаются постепенно, - уточнил Лейрус. - А как долго это длится?
        - Обычно через несколько дней после того, как укушенный в первый раз попробовал человеческой крови, нос у него становится мягким, будто воск зажженной свечи. Человек, вернее, уже почти вампир, всё чаще не узнаёт своих родных, они кажутся ему незнакомыми людьми. Ещё спустя полмесяца клыки у него вырастают примерно втрое, так что они уже не помещаются во рту и вылазят наружу. Нос проваливается. Теперь для вампира не существует никого из близких, он не чувствует себя человеком, да он уже и не человек. Теперь для него своими становятся другие вампиры. Теряется способность разговаривать человеческим языком, который они при этом понимают. Между собой вампиры общаются мысленно на больших расстояниях. За год-полтора вампир окончательно превращается в звероподобное существо на двух ногах.
        - А у вас, не ставших вампирами, не осталось никаких из вампирьих способностей? - спросил Древославный.
        - От вампиров нам остались не силы, а слабости, - горько покачал головой Гермиус.
        - Не верьте, что вампиры сгорают при дневном свете. Он для них вреден, но не смертелен. Мы, бывшие вампиры, предпочитаем не находиться долго на солнце, начинает болеть голова, слабость, головокружение, как после нескольких больших кубков крепкого овина. А настоящие вампиры на солнце по-настоящему заболевают, их тошнит, бьёт лихорадочный озноб, они с трудом двигаются. Но они могут быть на виду и днём… Хотя нет, одна способность от вампиров нам всё же осталась.
        - Какая? - заинтересовался Зихий.
        - Если вампир приближается к нам достаточно близко, тысячи шагов уже достаточно, мы можем мысленно слышать, как он общается с себе подобными. Сами мы обмениваться мыслями не умеем, но подслушать их разговоры можем. Кстати, интересные вещи начали происходить с недавних пор…
        - Что именно? - насторожился Ширел; Нерождённый также с большим вниманием посмотрел на хозяина дома.
        - Около месяца назад, может быть, немного ранее, те из нас, кто по необходимости покидал наше убежище и продвигался ближе к поселениям, начали слышать отрывочные разговоры между вампирами. Из этих разговоров сложно было что-либо понять, но, похоже, среди них появился некто, желающий объединить их.
        - Объединить вампиров? Для чего? - изумился волшебник.
        - Неизвестно. Однако в последние дни в вампирьих разговорах всё чаще стало мелькать имя Лезидир. Этот человек, похоже, собирает вампиров в один большой отряд.
        - Лезидир? Не слышал этого имени, - нахмурил брови Ширел и обратился к своим спутникам: - А из вас никому не знаком этот Лезидир?
        Все трое покачали головами.
        - Ты уверен, что этот Лезидир именно человек? - обратился маг к Гермиусу. - Неужели вампиры станут подчиняться человеку?
        - Да, Лезидир человек. Вампиры в разговорах между собой называли его человеком. Видимо, он достаточно силён и хитёр, чтобы подчинить себе вампиров.
        - Но для чего?
        - Этого мы не знаем.
        - Странно это, странно, - повторил Ширел. - Ну да ладно, для нас сейчас главная задача - добраться до Древней дороги.
        - Вам нужно выбраться к Древней дороге? - переспросил Гермиус. - Вы торопитесь?
        - Да, мы очень спешим. Нам нужно как можно скорее попасть в Горную Страну.
        - И вы не задержитесь у нас? Я надеялся, что вы погостите здесь несколько дней.
        - Может быть, как-нибудь в следующий раз. Сейчас у нас неотложные дела, которые заставляют нас очень спешить.
        - Ну что ж, извольте. Я думаю, мы можем помочь вам добраться до Горной Страны быстрее, чем вы рассчитываете.
        - Как же?
        - Здесь неподалёку проходит заброшенное ответвление Древней дороги, ведущее к Ивисе.
        - В самом деле? Я не знал об этом, - удивился Ширел.
        - Да, эта дорога всеми забыта, ею не пользовались долгие годы. Но она в хорошем состоянии, слегка заросла, конечно, но передвигаться по ней можно.
        - И за сколько примерно мы сможем по ней доехать до Древней дороги? - заговорил Лейрус.
        - Верхом - за два-три дня.
        - Отлично! - с довольным видом потёр руки маг. - А я думал, что нам придётся плутать по этим угрюмым лесам в лучшем случае дней десять, не меньше.
        - Впрочем, вы можете за те же десять дней добраться до самой Горной Страны, - добавил Гермиус.
        - Это невозможно! - воскликнул Ширел. - Даже если Лейрус и Зеникс не будут дожидаться нас с Зихием и во всю силу будут гнать по Древней дороге своих Сагата и Баса, они не появятся у границ эльфийской страны ранее, чем через двадцать - двадцать пять дней.
        - Ты забыл о Вехней Древней дороге, - вежливо уточнил Гермиус.
        - Верхняя дорога? Но ведь она бесполезна! - воскликнул Лейрус.
        - Вот именно! - подтвердил Ширел.
        - Подождите, подождите, - запротестовал Зихий. - Объясните мне, что это ещё за Верхняя дорога?
        Лейрус принялся объяснять другу:
        - Верхняя Древняя дорога - это два ряда мощных сооружений на каменных столбах, расположенных по обеим сторонам Древней дороги. На самом деле это ещё две дороги, только расположенные не на земле, а над землёй. И передвигались по ним не люди, а драконы. Вернее, трупы драконов. Когда усилия драконьих охотников были удачными и они убивали свою жертву, тушу дракона грузили на специальную огромную железную телегу. Эта телега имела четыре железных колеса, как рассказывают, каждое в человеческий рост, которые ставились на две полосы из особого металла. По этим полосам телеги с помощью специальных магических заклинаний, ныне не действующих, отправляли мёртвых драконов вдоль Древней дороги к людским городам, где трупы разделывали - дракон был богатой добычей, его мясо, шкура, когти, глаза и всё-всё-всё стоило больших денег и шло на продажу.
        - Лейрус правильно сказал - та магия, что двигала эти железные повозки, давно утратила свою силу, - Ширел завершил краткий рассказ Нерождённого.
        - На боковой дороге, давно забытой, также имеется Верхняя дорога. И именно в ней мы нашли повозку, магический заряд которой не иссяк, - сообщил с улыбкой Гермиус.
        - И она в самом деле может передвигаться? - не поверил маг.
        - Да, один из нас прокатился на ней до главной Древней дороги и обратно менее, чем за два дня.
        - Хм, если железная повозка передвигается с такой скоростью, тогда мы действительно можем доехать до Горной Страны за десять-двенадцать дней, - размышлял вслух Лейрус.
        - Но ведь мы не знаем, исправна ли Верхняя дорога на главной Древней дороге, - возразил скептически настроенный Ширел.
        - А что мы теряем? - хладнокровно осведомился Нерождённый. - Даже если мы доедем на железной повозке, которая достаточно вместительная, чтобы в неё залезли мы вчетвером с нашими лошадьми, только до Древней дороги и сразу же окажется, что Верхний путь пришёл в негодность или разрушен, мы всё равно выиграем хотя бы день, который мы затратим, если будем двигаться по заброшенной дороге верхом. И уж точно мы доберёмся до Горной Страны быстрее, чем в том случае, когда бы мы продирались к Древней дороге сквозь заросли. В любом случае мы в выигрыше. И ещё…
        - Что?
        - Ты становишься брюзгой, Ширел - то в реку с корабля тебе лень прыгать, то на железной повозке ехать опасаешься. Что, стареешь?
        Зеникс и Зихий опасливо посмотрели на волшебника, а бывшие вампиры так и вовсе выпучили глаза, гадая, что сделает Великий Маг с тем, кто посмел так с ним разговаривать - испепелит молнией или превратит в таракана и раздавит ногой? Но Ширел, обомлевший при первых словах Нерождённого, громко рассмеялся:
        - А ты прав, дракон меня раздери! Что-то я стал слишком нервным… Нужно отдохнуть.
        Видя, что Великий Маг смеётся и не намерен страшно покарать Лейруса, остальные расслабились и тоже начали осторожно посмеиваться.
        - Решено! - всё ещё улыбаясь, стукнул кулаком по столу Ширел. - Завтра отправляемся на заброшенную дорогу и залазим в железную повозку. Гермиус, твои люди покажут нам, как пройти к этой дороге?
        - Конечно, Великий Маг.
        - Благодарю тебя. Будь уверен, Ширел не забывает тех, кто делает ему добро. Можешь всегда рассчитывать на мою помощь.
        - Это честь для меня, Вел…
        - И хватит называть меня «Великий Маг»! Зови меня по имени.
        - Хорошо, Ширел, - улыбнулся Гермиус.
        - Вот так-то лучше. А сейчас нам пора на боковую. День и предыдущая ночь у нас выдались нелёгкими, так что нужно хорошенько отдохнуть.
        - Располагайтесь наверху, там для вас всё приготовлено, - поднявшись из-за стола, объяснил Гермиус.
        Поднимаясь по лестнице, Зихий шепнул Лейрусу:
        - Ты заметил?
        - Что?
        - Как Салия…
        - … всё время смотрела на Зеникса, а он смущался и пытался смотреть на неё? Да, я заметил.
        - О чём вы шепчетесь? - подозрительно спросил идущий за ними Зеникс.
        - Ни о чём, - уверил Зеникса Зихий и подмигнул ему с видом заговорщика, от чего богатырь смутился ещё сильнее.
        
        Завтрак был не менее вкусным, чем ужин, но куда более коротким - Ширел торопился, и остальным передалась его спешка. Захватив свои вещи и вдобавок большую суму с едой, собранную для них по приказанию Гермиуса, путники вывели лошадей из конюшни (местные не рисковали войти в загон к Сагату и Басу, опасаясь получить от своенравных коней увечье или вовсе погибнуть с проломленной крепким копытом головой). В отличие от вчерашнего вечера, когда гостей никто не встречал, сегодня проводить Ширела и его друзей собрались все жители селения.
        - Кстати, а как называется ваше селение? - спросил Нерождённый у Гермиуса.
        - Мы называем его просто «домом», - ответил тот.
        - Понимаю.
        - Это Мильтас, он проводит вас до дороги и покажет, где найти исправную железную повозку, - указал на коренастого улыбчивого парня Гермиус.
        - Спасибо, - с широкой улыбкой ответил Ширел. - И помни, Гермиус, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь.
        - Благодарю тебя, Вели…
        - Гермиус!!!
        - Благодарю, Ширел.
        - Смотри, не забывай.
        - Гермиус, - подошёл к предводителю бывших вампиров Лейрус. - Если что-то понадобится, ты можешь рассчитывать на меня.
        - И на меня, - сделал шаг вперёд Зихий.
        - И на меня, - пробасил Зеникс.
        - Благодарю вас. Вы тоже знайте, что мы всегда поможем вам.
        До того стоявшая рядом возле отца Салия, с пурпуровым лицом и потупленным взглядом, внезапно подбежала к Зениксу, непостижимым образом дотянулась до уха огромного воина и, прошептав ему несколько слов, звонко поцеловала в щёку. Раздались одобрительно-насмешливые выкрики из собравшейся толпы, добрый смех, и Салия стремительно скрылась в своём доме. Ширел по-отечески посмотрел на Зеникса, глаза которого подозрительно поблёскивали в лучах утреннего солнца, потом подмигнул Гермиусу:
        - Что-то мне подсказывает, что мы сюда ещё обязательно вернёмся…
        - Уж наверняка, - хохотнул Гермиус.
        - Пора отправляться, - напомнил Лейрус и вслед за ним его друзья и их проводник, Мильтас, повели лошадей к каменной стене, в которой уже был открыт проход наружу, в лес.
        - До встречи! - махнули гостеприимным бывшим вампирам Лейрус и Зихий.
        - Возвращайтесь! Будем ждать! - донеслось в ответ и скала с треском сошлась за ними, снова скрывая тайное лесное убежище.
        Мильтас вскочил в седло и остальные последовали его примеру. Медленно двинулись через чащу.
        - Ну всё, Зеникс, ты пропал, - совершенно безнадёжным тоном произнёс Зихий, горестно покачивая головой.
        - О чём это ты? - грозно насупил брови великан.
        - И надо же было такому горю случиться, ай-ай-ай…
        - Да о чём ты говоришь?
        - Лейрус, ты это видел? Нет, ну ты видел?
        - Я много чего видел, - улыбнулся Лейрус, видя замешательство Зеникса и понимая смысл чудачеств Зихия.
        - Это конец. Определённо, спасения нет…
        - Если ты сейчас же не скажешь мне, в чём дело, я разорву тебя пополам, - пообещал Зеникс.
        - Не спеши, мой могучий друг. Ты видел, каким взглядом на прощание тебя одарил Гермиус?
        - Каким таким взглядом?
        - «Каким-таким взглядом»? Невинная простота! Эх, Зеникс, да у него чуть ли не на лбу написано было: «Вот, какой будет у меня зять, и в хозяйстве пригодится, силы много, и на охоту с ним не страшно пойти, хоть на ворлока»… От свадьбы тебе уже не отвертеться, Зеникс…
        Могучий воин залился краской от кончика носа до кончиков ушей, потупился, глуповато улыбнулся и мечтательно оглянулся назад, туда, где за скалой осталось селение бывших вампиров.
        - Нет, всё-таки хуже любви заразы нет, - тихо, чтобы слышал только Лейрус, хмыкнул Зихий. - Посмотри, что она с нашим суровым Зениксом делает. Он же едва не в ребёнка превращается, сейчас начнёт птичкам подпевать.
        - Дурак ты, Зихий, - добродушно обругал друга Нерождённый и с улыбкой посмотрел на Зеникса. - Любовь - великая штука.
        Зихий пожал плечами и дальше они ехали молча: Ширел размышлял о том, что может ждать их у Айнгорна, Лейрус пытался понять, зачем кому-то собирать вокруг себя вампиров, Зеникс был просто влюблён, а Зихий взирал на него со смешанными чувствами, подтрунивая и по-хорошему завидуя.
        Ехали они недолго, колеся мимо завалов из деревьев и поворачивая из стороны в сторону. Но вот показалась узкая дорога из крупного не слишком тщательно обработанного камня. По левую сторону дороги поднимались близко стоявшие каменные столбы, больше похожие на небольшие башни. Между столбами-башнями протягивались кирпичные закрытые проходы. На противоположной стороне дело обстояло не так хорошо
        - многие столбы лежали на земле, проходы обвалились.
        - Нам сюда, - Мильтас слез с лошади и указал на дверь в ближайшем столбе-башне.
        Покрытая стальными листами дверь с трудом поддалась и путники попали внутрь, куда через многочисленные щели в стенах и зияющие в крыше дыры в изобилии проникал солнечный свет. Поднявшись по широкой винтовой лестнице на второй ярус, Лейрус и его друзья увидели порядком заржавевшую, но всё ещё целую прямоугольную массивную телегу из железа, стоявшую на двух полосах из переливающегося металла, располагавшихся примерно в пяти локтях друг от друга.
        - Мы поедем на этом? - неодобрительно спросил Зихий. - Она же развалится, как только мы в ней окажемся.
        - Нет, не развалится! - звонко рассмеялся Мильтас. - Я ездил на ней до самой Древней дороги, эта телега очень крепкая.
        - Ну и чего ты смеёшься? - хмуро поинтересовался Зихий.
        - Извините, - перестал веселиться юноша.
        - Скажи, как ты смог возродить древнее магическое заклинание, приводящее в движение эту железную телегу? - начал расспрашивать Мильтаса волшебник.
        - Очень просто. Видите, здесь, на стенке телеги, на самом верху, есть углубление?
        - Да, будто что-то вроде медальона вдавили в металл и это оставил свой оттиск. Подожди-ка, подожди-ка… Что здесь изображено?… Стрела, меч, какой-то круг, солнце?
        - Ну вот, - не слишком терпеливо продолжил Мильтас. - А на полу я нашёл этот самый медальон. Вот он.
        С этими словами юноша вытащил из кармана серебряный круглый медальон с отлитыми на нём изображениями солнца с десятью лучами и скрещенными мечом и стрелой.
        - Это нужно вставить в углубление? - рассматривая медальон, спросил Нерождённый.
        - Именно так. Вставить и повернуть направо - и телега поедет вперёд. Повернуть в прежнее положение, и она остановится. Повернуть влево - и поедет назад.
        - Как всё просто, - удивился Зеникс.
        - А нам сложности и не к чему, - заметил Ширел. - Заводите лошадей в эту телегу.
        Это не представляло никаких трудностей, потому что одна из сторон огромной телеги откидывалась и превращалась в помост, по которому путники и завели внутрь лошадей и занесли свои вещи. Закрывшись, они попрощались с Мильтасом, который смотрел на них с некоторым сожалением (он наверняка не раз и не два приходил сюда и катался на диковинной штуковине), и Ширел, взобравшись на стенку телеги, вставил медальон в углубление и повернул направо. Телега дёрнулась, будто её кто-то сильно стукнул, потом дёрнулась потише, ещё один более плавный толчок, и мудрёное приспособление для доставки убитых драконов покатилось по металлическим полосам, набирая и набирая скорость. Телега двигалась столь быстро, что уже к утру следующего дня свернула на верхние пути главной Древней дороги, которая почти не отличалась от боковой, разве только была в несколько раз шире.
        Последующие одиннадцать дней были похожи один на другой и мелькали, будто деревья у дороги. Дважды в день Ширел с помощью медальона останавливал телегу, путники выводили лошадей на свежий воздух и позволяли им часок-другой пощипать свежей травы. В это время Ширел и Зеникс оставались возле лошадей, а Лейрус с Зихием отправлялись в лес на охоту. Еды требовалось порядочно, несмотря на те приличные запасы съестного, которые передали в дорогу бывшие вампиры. Скучноватую дорогу в железной телеге нужно было чем-то скрашивать, вот и скрашивали - либо едой, либо небезынтересными рассказами Зихия о его любовных похождениях в Дроке, в других селениях племени Синих Лесов или в мелких городах королевства Лайтии. К чести Древославного, он никогда не преувеличивал и не приукрашивал. Тем не менее Зеникс заслушивался его, будто соловья, и отныне стал посматривать на него с большим уважением, нежели прежде. Ширел и Лейрус слушали рассказы Зихия посмеиваясь и предупреждали Зеникса: «А ты никогда так не делай, как Зихий…».
        Но вот на тринадцатый день пути по Древней дороге, сразу после полудня железная телега стала сама собою замедляться, пока вовсе не остановилась. Столбы верхних путей закончились.
        - Всё, приехали, - констатировал Зихий.
        - Вот и хорошо, а то я уже до того наслушался рассказов о твоих любовных подвигах, что самого потянуло вспомнить молодость. А мне нельзя, я всё-таки Великий Маг, - рассмеялся Ширел.
        Покинув телегу, медальон от которой маг предусмотрительно спрятал на поясе, путники вышли на Древнюю дорогу, которая впереди упиралась в серые с белыми вершинами горы.
        - Горная Страна, - хором сообщили Зихию Ширел, Лейрус и Зеникс.
        - Вы что, все здесь уже были? - понял Древославный.
        - Угу, - в один голос угукнули все трое.
        - Благодаря железной повозке, мы почти не потеряли времени в пути. Плыви мы на корабле, мы были бы в эльфийском крае от силы на два-три дня раньше, - произнёс Ширел, весьма довольный. - Ну что ж, осталось немного. Вперёд!
        Проехав всего пару тысяч шагов, Лейрус резко остановился. Не ожидавшие этого его спутники также придержали лошадей.
        - Лейрус, в чём дело? - встревожено спросил Ширел.
        Побледневший будто первый снег Нерождённый указал вперёд, на дорогу, где вдали показались три всадника.
        - Среди них Повелитель Воды.
        Ширел и другие вздрогнули и посмотрели на три фигуры на лошадях, дрожащих в поднимающемся от нагретой солнцем каменной дороги раскалённом воздухе.
        - Почему ты так думаешь? - изменившимся голосом выпытывал Ширел.
        - А почему я быстро нашёл в библиотеке Эбенора манускрипт Драконьих Магов? - неожиданно зло огрызнулся Лейрус. - Просто знаю, и всё.
        Три фигуры приближались.
        Глава четвертая
        Расстояние от Лейруса и его друзей до трёх всадников, среди которых, как говорил Нерождённый, находился Повелитель Воды, сокращалось. Лейрус и остальные ждали, не трогаясь с места; вот троица тоже остановилась.
        - Решают, что делать, - прокомментировал Лейрус.
        - Думаешь, тот, «водный», почувствовал тебя, как и ты его? - догадался Ширел.
        Нерождённый кивнул. Погарцевав на месте, маячившие впереди всадники двинулись дальше, их лошади при этом скакали теперь медленнее. Ширел обернулся было к остальным спутникам, намереваясь предупредить их, чтобы держались начеку и были готовы к любым неприятностям, но увидел, что его слова были бы излишними - Зеникс вытащил из-за спины свою громадную секиру и положил её на седло перед собой; Зихий достал лук и из колчана сразу три стрелы. Сам волшебник деловито закатал длинные рукава, чтобы в случае необходимости можно было не медля сотворить какое-нибудь защитное заклинание. И только Лейрус был бы на вид полностью расслабленным и спокойным, если бы не бросающаяся в глаза бледность его лица.
        - Пока я не скажу, никто из вас не должен даже с места сдвинуться, - растягивая слова, сквозь зубы процедил Лейрус. Если кто-то и хотел высказать какие-нибудь возражения, времени уже не было - три всадника остановили лошадей в двадцати шагах от них. Теперь их можно было замечательно рассмотреть. Зеникс и Зихий тихонько ахнули от изумления, глаза Ширела полезли на лоб, а Лейрус побледнел ещё больше.
        Посередине стоявшей напротив них группы восседал на чёрном в белых яблоках коне… Лейрус. Только в отличие от Повелителя Огня у этого «Лейруса» были длинные сочно-жёлтые волосы, цвета созревшей пшеницы, и тёмные синие глаза. Облачённый с ног до головы в латы из лёгкого эльфийского булата, не блестящего на солнце, с мечом на поясе с левого бока и боевым топором с посеребрённым лезвием на правом боку, он с холодной улыбкой, растянувшей его губы, но не затронувшей глаз, смотрел на настоящего, темноволосого Лейруса. Наконец, почти близнец Нерождённого обратился к спутнику, бывшему от него по правую руку:
        - Ну разве можно узнать в нём, - он кивнул на Лейруса, - могущественного Повелителя Огня? Скажи, Зарак, ты бы узнал в нём Повелителя Стихии, встреть ты его на улице?
        Одетый в синее свободное одеяние молодой, скорее всего, лишь на несколько лет старше Зихия или Зеникса, человек с бритой головой отвёл взгляд узких глаз от рассматривавшего его Ширела, ощупал Лейруса глазами и вкрадчивым голосом ответил:
        - Нет, Повелителя Стихии я бы в нём не признал. Хотя что-то непростое в нём есть…
        - Вот и я говорю, вот пройдёшь мимо Повелителя Огня и не заметишь, - странным тягучим смехом рассмеялся почти близнец Лейруса.
        - В тебе тоже не признать Повелителя Воды, - ответил Нерождённый, с которого постепенно сходила бледность.
        - Что верно, то верно, - согласился Повелитель Воды. Другой его спутник, находившийся слева, очень высокий, был одет в длинный балахон с капюшоном настолько большим, что оставалось только удивляться, как он в нём может что-то видеть, и не сделал ни одной попытки ни посмотреть на Лейруса и его друзей, ни произнести хотя бы слово.
        - Насколько я понимаю, вы направляетесь к Айнгорну, чтобы получить от него кое-какие указания? - с пугающей вежливостью осведомился Повелитель Воды.
        - Насколько я понимаю, вы уже виделись с Айнгорном и получили от него кое-какие указания? - не остался в долгу Лейрус, широко улыбаясь.
        - Как прекрасно, когда люди понимают друг друга с полуслова, - покачал головой в притворном умилении Повелитель Воды. И тут же лицо его будто окаменело, улыбка испарилась и голос из лукаво-игривого стал холодным и твёрдым, словно скованная морозом вода на реке:
        - Мы не можем сразиться здесь и сейчас - наши дороги пересеклись, но наши Пути ещё не дошли до места, где им суждено столкнуться и объединиться в один Путь - потому что дальше сможет пойти только один из нас.
        - Тебе это поведал Айнгорн? - спросил Лейрус.
        - Да, и не только это. Но твоё предсказание ждёт тебя впереди. А теперь - нам в разные стороны.
        Лейрус и его спутник посторонились открывая половину дороги для Повелителя Воды и его людей. Зеникс немного приподнял секиру, Зихий сильнее сжал лук. Но Повелитель Воды и его путники спокойным шагом проехали мимо. Немного отъехав, «водный» повернулся к смотревшим ему вслед Лейрусу и другим и крикнул Нерождённому:
        - Как тебе зовут? Чтобы знать при следующей встрече…
        - Лейрус Нерождённый! Твоё имя?
        - Лейрус Нерождённый? Я слышал о тебе… Моё имя Лезидир!
        С этими словами Лезидир и остальные пришпорили коней и помчались по Древней дороге прочь от Лейруса и Горной Страны. Закутанный в балахон спутник Повелителя Воды обернулся: из-за большого капюшона невозможна было сказать, на кого именно он посмотрел, но Зеникс был готов поклясться, что горящий взгляд упал как раз на него. Скоро три всадника превратились в удаляющиеся точки. Напряжение спало, Зеникс спрятал за спиной секиру, Зихий вернул на места лук и стрелы. Лейрус подъехал к Ширелу:
        - Ты слышал?
        - Да. Его зовут Лезидир, - подтвердил Ширел. - Неужели это он собирает вокруг себя вампиров?
        - Не думаю, что Гермиус ошибся, - покачал головой Нерождённый. - Видимо, Повелитель Воды действительно объединяет вампиров. Что же он задумал?
        - Вряд ли что-нибудь хорошее для нас, - заметил Зихий.
        - Это точно, - согласился Зеникс. - И ещё, не понравился мне этот, который с капюшоном. Очень не понравился…
        - Пускай это и в само деле не обещает ничего приятного, но сейчас нам некогда думать об этом, - напомнил волшебник. - Нужно поторопиться - Лезидир уже побывал у Айнгорна и тот сообщил ему то, что требовалось. Теперь наша очередь.
        Путники пришпорили лошадей и высокие горы, до половины поросшие зеленью, стали приближаться.
        - Скажи, Ширел, - заговорил с магом Зихий. - Ты же обратил внимание на Зарака? Тебе не кажется, что он не слишком опытен, хотя бы на вид, для поводыря Повелителя Стихии? Ты его никогда не встречал?
        - Не припомню я такого колдуна, - прикрыв глаза рукою и напряжённо думая, ответил Ширел. - Ты прав, Древославный, он удивительно молод. Обычно маги или чародеи куда старше. Он больше походит на подмастерье колдуна. Но Рэдиш назвал его очень опасным, а Рэдиш никогда не ошибается в людях.
        - Загадка на загадке, - свистнул Зихий и, будто что-то вспомнив, оживлённо повернулся к Лейрусу: - Лейрус, ты видел Повелителя Воды? Вы же с ним похожи почти как две капли воды! Если бы не волосы и не цвет глаз, вас было бы не различить!
        - Точно! - присоединился к изумлённым возгласам Зихия Зеникс. - Никогда не видел, чтобы люди были так похожи!
        - Тоже непонятно, - пробормотал Ширел. - Ни в манускрипте Драконьих Магов, ни в других рукописях, где рассказывается о Повелителях Стихий, ни разу не говорилось, что Повелители могут выглядеть, как близнецы.
        - Может быть, вы братья? - предположил Зеникс.
        Лейрус невесело усмехнулся и пожал плечами. Зато волшебник отреагировал куда эмоциональнее:
        - Не говори ерунды, Зеникс!
        - Но почему же «ерунды»? Всё может быть… - попытался возразить богатырь.
        - Зеникс! - восклицание мага и его упёршийся в Зеникса гневный взгляд вынудили великана умолкнуть. Зихий, собиравшийся что-то сказать, тоже замолчал, не успев заговорить. Впрочем, надолго Зихия не хватило, и он начал беседу, но уже на другую тему.
        - Посмотрите, лес словно разделён невидимой преградой! - с удивлением в голосе воскликнул он, указывая на подножие холмов, которыми начинались предгорья эльфийской страны. Действительно, густые леса тёмных, словно жмущихся одно к другому, деревьев с тонкими стволами доходили до незримой преграды, прочертившей линию на склонах холмов, и будто по приказанию останавливались. По склонам холмов вверх взбегали, словно играя в догонялки, совсем другие деревья: раскидистые, с веселящей глаз листвой, будто вобравшей в себя солнечный свет, с большими стволами, светло-коричневая кора которых даже на вид казалась тёплой и полной жизненных соков. Между деревьями перепархивали яркие разноцветные птицы, оглашавшие воздух многоголосыми криками. Разница между мрачноватым лесом на равнине и полными света и воздуха зарослями на холмах сразу бросалась в глаза.
        - Как будто между деревьями стена стоит, - подметил Зихий.
        - Вообще-то, так оно и есть, - чуть улыбаясь, сказал Ширел. - Разве ты не слышал о магической стене эльфов?
        - Нет.
        - Эльфы, как известно, сильны в магии, посильнее нас, людей будут. А кроме того, и это тоже все знают, они весьма высокомерно относятся ко все не-эльфам и очень не любят, когда их беспокоят. Поэтому они воздвигли вокруг своей Горной Страны магическую стену, через которую никто не может пробиться. В этой стене, опоясывающей весь эльфийский край, они сделали несколько проходов, через которые всё-таки можно попасть в Горную страну. Но эти проходы тщательно охраняются. Сейчас мы приближаемся к одному из таких проходов.
        Древняя дорога суживалась втрое, по её обочинам появились высокие, в два локтя высотой, вертикальные плиты. Дорога, будто серая река, вливалась в высокую арку, нестерпимо для глаз сверкавшую на солнце. Зихий, прищурившись, разглядывал узкую, прочертившую на фоне гор и безоблачного неба вытянутый полукруг, арку и вдруг осенился мыслью:
        - Да ведь она из золота!
        - Да, арка сделана из чистого золота, добытого рабами-дрононами в копях Горной Страны, - просветил юношу волшебник.
        - А что, золото как-то влияет на магические свойства этого прохода?
        - На магические свойства?
        - Ну да, раз ты говоришь, эльфы воздвигли магическую стену, то и ворота в ней они наверняка тоже сделали волшебными.
        - Нет, - рассмеялся Ширел. - На этот раз магия ни при чём. Здесь мы имеем дело с чистым тщеславием, которого у эльфов хоть отбавляй.
        - Неужели они такие самолюбивые?
        - Ты никогда не встречался с эльфом? - спросил Лейрус.
        - Ну как… - смутился Зихий, боясь показаться неотёсанным деревенщиной, который в своей глуши ничего толком и не видел. - Когда мы с отцом бывали в городах, я пару раз видел эльфа на улице, но не вблизи…
        - Тогда тебе только предстоит познакомиться с эльфийским высокомерием, - заключил Ширел.
        - Да уж, эти эльфы - выскочки ещё те, - присоединился Зеникс.
        - Хотя и среди эльфов попадаются неплохие ребята, с которыми можно иметь дело. И будь уверен, если эльф стал тебе другом, то это навсегда. Они никогда не предают. И пускай они тоже способны на жестокость, на вероломство по отношению к тем, кто им досаждает, они, как и люди, могут быть жадными. Но чего эльф не может сделать - это предать друга, - сказал Лейрус.
        - Даже такое чудовище, как Айнгорн, был привязан к своему побратиму, дракону, и жестоко отомстил за него, - задумчиво подтвердил слова Нерождённого Ширел.
        - Вот только подружиться с эльфом не проще, чем укусить собственный локоть, - добавил Зеникс.
        Они уже подъехали к высоко золотой арке, с внешней стороны которой, то есть за пределами Горной Страны скопилось несколько повозок, на которых сидели хмурые торговцы всякой всячиной, и с полдюжины всадников. Проезд через арку загораживал десяток солдат, выстроившихся в ряд и стоявший перед ними эльф в зелёном кафтане и забавных, на первый взгляд, обтягивающих штанах того же цвета. Разговаривавший с эльфом человек, держащий руками узду своего коня, пытался что-то доказать эльфу; тот слушал его горячий монолог с отсутствующим видом, полуприкрыв глаза и, если бы не редкие отрывистые слова, слетавшие с его губ, можно было подумать, что собеседника он не слышит и не видит. Отчаявшись добиться от эльфа желаемого, человек в сердцах плюнул на дорожные камни, развернулся и с перекошенным от ярости лицом отошёл к повозкам, бормоча что-то несвязное, явно не пожелания эльфу здоровья и всяческих благ. Восседавшие на повозках торговцы сочувственно взирали на товарища по несчастью. Остальные желающие попасть в эльфийскую страну нерешительно посматривали на такие близкие, но пока недостижимые горы.
Воспользовавшись тем, что никто из прибывших ранее них не горел желанием повторить судьбу человека, только что отошедшего от стражи ни с чем, Ширел и его спутники подъехали вплотную к эльфу, который приоткрыл-таки глаза, удивлённый дерзостью тех, кто посмел приблизиться к арке верхом. Эльф смерил ближнего к нему мага высокомерным взглядом, но в ответ получил не менее гордый взор.
        - Чего ты ждёшь, воин? - спросил волшебник. - Пропусти нас!
        Эльф удивлённо моргнул, но ответ его звучал не менее высокомерным, чем только что был его взгляд:
        - На сегодня проход в Горную Страну закрыт. Жди до завтра, человек, и возможно, ты сможешь проехать.
        - Со мной этот номер не пройдёт, - покачал головой Ширел, доставая из-за пояса и бросая эльфу золотую табличку с нанесёнными яркими чернилами эльфийскими письменами. Эльф быстро прочитал надпись на табличке, недоверчиво покосился на Ширела, перечитал, и теперь уже посмотрел на мага как на почти равного ему.
        - Пропустить! - скомандовал он страже, тут же расступившейся ровно на такое расстояние, какое необходимо для проезда одного всадника. Ширел кивнул Лейрусу: проезжайте. Один за одним, цепочкой из трёх всадников, трое друзей проехали через арку и оказались по ту её сторону, уже во владениях эльфов. Волшебник оставался на месте, ожидая, когда эльф вернёт ему табличку. Эльф ещё раз пробежал светлыми, как у всех его сородичей, глазами по витиеватым узорам на золоте, и протянул кусок драгоценного металла, открывший путникам вход в арку. Маг спрятал табличку в одежде, еле заметно наклонил голову в сторону эльфа и миновал строй стражников, тут же сомкнувшийся за ним и оставивший торговцев на повозках и всадников с тоскливой завистью смотреть вслед Ширелу.
        - Ширел, если не секрет, что это за табличка, при помощи которой нас пропустили? - задал вопрос подъехавшему волшебнику Зихий.
        - Не секрет - это пропуск, выданный мне Советом Тринадцати…
        - Советом Тринадцати?
        - Ах да, ты же почти ничего не знаешь об эльфах… Совет Тринадцати - это собрание самых знатных, мудрых и могущественных в магии и боевом искусстве эльфов. Каждый год все эльфы Горной Страны выбирают одного из своих, достойного занять место в Совете. Избрать могут любого эльфа, кроме представителя рода Хранителя Света. Подожди-подожди, не открывай рот, я, пожалуй, знаю, какой вопрос ты хочешь мне задать - кто такой Хранитель Света, да? В Королевстве Лайтия - Великий Маг, в Горной Стране - Хранитель Света. Почему он называется именно так, поймёшь потом. Так вот, представители этого рода не избираются в Совет Тринадцати, потому что эльфы опасаются, что кто-нибудь из этого самого сильного магического семейства может польстится на власть и попытаться использовать свои способности в корыстных властолюбивых интересах…
        - Погоди, Ширел, я всё-таки задам тебе вопрос… - рискнул прервать волшебника Зихий. - Если эльфы бессмертны и у них не рождается детей, то какие ещё могут быть
«семейства» и «роды» Хранителя Света?
        - Если у эльфов сейчас не рождается детей, это не значит, что они никогда не рождались, - отрезал маг. - Что же тогда получается, эльфы сами собой на свете появились, из воздуха или из воды? Но сейчас не время для генеалогических изысканий, перейдём ближе к нашим дням. Каждый год один эльф избирается в Совет Тринадцати на Всеэльфийском Собрании. Однако для попадания в Совет одного лишь решения всех эльфов мало - тот, на кого падёт их выбор, должен пройти испытание. Достоин или нет кто-то заседать в Совете, решается просто - тот, кого избрали называет вид доблести, в котором он готов подтвердить своё право быть одним из достойных. Можно выбрать испытание в мудрости, в магии или в боевом искусстве. Если эльф проходит испытание, он попадает в Совет Тринадцати, не проходит - извините, попробуйте на следующий год. Понятно, что если каждый год в Совете Тринадцати появляется новый эльф, то тот из членов Совета, который состоял в нём уже тринадцать лет, отправляется на покой. В следующий раз попытаться попасть в Совет он сможет не ранее, чем через семнадцать лет. Вот такой у эльфов порядок.
        - Это что же получается? - вопрошал Зихий, подняв глаза к заснеженным горным вершинам. - У них не один король, а целых тринадцать?
        - Ещё каждый год один из тринадцати «королей» меняется, - улыбнулся Ширел.
        - Но ведь это глупо! Каждый из Совета будет сам за себя, а когда нужно будет что-нибудь решить, они же просто переругаются между собой!
        - Ну почему же? Когда нужно дать ответ на вопрос, делать тот-то или не делать, то всё решается большинством. Поэтому и членов Совета тринадцать, а не двенадцать или четырнадцать. Голоса никогда не разделятся поровну, решение всегда будет решением большинства, пусть даже это большинство измеряется одним голосом. И те, кто остались в меньшинстве, всегда беспрекословно подчиняются принятому решению.
        - Всё равно - один король лучше, чем тринадцать, - помотал головой Зихий, упрямо настаивая на своём.
        - Для людей - точно, - отчасти согласился с Древославным волшебник. - А вот для эльфов… Знаешь, во многих ситуациях там, где один человек не додумается, как выйти из сложной ситуации, несколько человек быстро найдут решение.
        - А в простой ситуации, в которой один человек примет решение за одну минуту, тринадцать эльфов будут предлагать каждый своё решение и простое дело сделают сложным, - вполголоса сказал Лейрус.
        - Ну знаешь, Нерождённый, твоё дело вряд ли можно было назвать простым, - заметил Ширел.
        - Будь у эльфов один король, он бы сразу сказал: да или нет, - возразил Лейрус. - А тут начались споры, каждый лез со своим мнением, каждый что-то предлагал. Сказали бы прямо на следующий день - никак не возможно, - я бы нашёл выход. А когда они там в этом Совете Тринадцати заседали почти десять дней, ситуация изменилась и всё было потеряно…
        - О чём вы говорите? - с совершенно круглыми глазами спросил Зихий.
        - Ни о чём, - буркнул закипавший, как накрытый крышкой котёл на огне, Нерождённый и круто развернул Сагата, отъехав в сторону от спутников. Зихий посмотрел на Ширела - волшебник с отсутствующим видом глядел вперёд; перевёл взгляд на Зеникса
        - богатырь покачал головой, давая понять, что расспросы на эту тему бесполезны. Древославный пожал плечами: ну ладно не хотите говорить, не надо.
        Дорога петляла между всё более крутыми холмами, густо поросших деревьями. То и дело путь пересекали широкие мелкие ручьи, через которые невысокими горбами перекидывались деревянные мосты из старых досок. На берегу одного из таких ручьёв путники сделали привал, давая лошадям отдохнуть и насладиться сочной травой поразительного ярко-изумрудного цвета, а сами сжевали припасённую в сумках снедь. Остановились ненадолго, поэтому даже костёр не стали разводить.
        - Раз уж только ты, Зихий, в эльфийском крае в первый раз, объясняю для тебя, - наставительно заговорил Ширел, делая глоток набранной в ручье воды. - Сейчас мы едем по дороге, которая ведёт в древний лагерь охотников на драконов, в котором сейчас торговый пост эльфов.
        - Торговый пост?
        - Да, это место, куда эльфы свозят золото, хрусталь, некоторые магически побрякушки, самоцветные камни и прочее барахло. Сюда же приезжают торговцы из людских королевств, покупают эльфийские товары и предлагают то, что может понадобиться местным - кое-какие ремесленные изделия, шкуры животных, иногда что-нибудь из продовольствия. Одним словом, это рынок.
        - То есть в этом торговом посту эльфы не живут?
        - Нет, здесь они только ведут торговые дела. Их селения дальше, ближе к горам.
        - Но зачем же они так сделали? Это же неудобно - жить в одном месте, торговать - в другом!
        - Для эльфов спокойствие важнее всего, а чем реже они видят людей, тем им спокойнее… Эльфы построили торговые посты везде, где заканчиваются построенные людьми давным-давно дороги, ведущие сюда, в Горную Страну. Дальше никаких дорог нет, и жилища эльфов можно найти либо случайно, либо точно зная, где они находятся.
        - Но вы ведь знаете?
        - Конечно. Послушай, сын Урсуса, и запомни хорошенько. Пока мы двигаемся по древней дороге к торговому посту, вокруг будет относительно безопасно, неприятностей ждать не от кого. Но как только мы оставим торговый пост эльфов за своими спинами и поедем через леса, будь начеку, возможны неожиданности.
        - Но кого бояться здесь, в Горной Стране?
        - Как знать… - с таинственным видом пожал плечами волшебник. - Всё, закончили есть? Прекрасно, двигаемся дальше!
        Торговый пост эльфов, которого путники достигли уже в преддверие сумерек, оказался вымощенной камнем почти круглой площадкой, довольно большой, на которой располагались неказистые двухэтажные амбары, несколько покосившихся деревянных прилавков, один большой прилавок, обитый начищенными медными листами, и средних размеров дом с маленьким аккуратным мраморным крыльцом и крышей из толстого мутноватого стекла. Зихий понял всё и без объяснений Ширела, тем более, что маг и не давал никаких разъяснений: амбары они и есть амбары, хранилища товаров; невзрачного вида прилавки, готовые вот-вот рассыпаться от неосторожного прикосновения, предназначались для торговцев-людей, а вот за крепким медным прилавком располагался эльф, выставивший свои товары и, казалось, не слишком озабоченный тем, как привлечь покупателей и как идёт торговля. А строение под непрозрачным стеклом и с роскошным крыльцом было, как рассудил Зихий, резиденцией расположившихся здесь эльфов. Которых, кстати, почти не было заметно - кроме
«торговца» Древославный заметил ещё только одного эльфа, прохаживавшегося между прилавками, за которыми стояли люди, и не без снисходительного внимания рассматривавшего выложенные человеческие товары.
        - А их здесь не слишком много, - проронил Зихий.
        - Кого? - не понял Зеникс.
        - Эльфов.
        - И этих хватает: через проходы в магической стене сюда допускаются лишь торговцы, с которыми прекрасно справится и один эльф, - пояснил Лейрус. - Свои товары люди разгружают и нагружают, понятное дело, сами, а эльфы с этим делом управляются с помощью пары-тройки несложных заклинаний.
        - Переночуем здесь, - озвучил само собой разумеющееся обстоятельство Ширел.
        Когда Лейрус и остальные появились на торговом посту, два явно скучающих эльфа насторожились, «торговец» положил руку на висевший на поясе длинный кинжал в покрытых белым шёлком ножнах, а второй скрылся в доме, из которого спустя несколько секунд вышел, но с ещё одним эльфом. Этот по виду казался главным - самые зелёные узкие штаны и кафтан, мягкие остроносые башмаки с золотыми бляшками, по перстню с самоцветом на каждой руке. «Главный» с подозрением разглядывал прибывших; но вот он рассмотрел Ширела и, видимо узнал его, потому как поприветствовал волшебника кивком, который при желании можно было принять за поклон, и короткой тирадой, из которой Зихий смог разобрать только «…Великий Маг… . После этого и остальные эльфы расслабились и вернулись к своим обязанностям.
«Главный», постояв некоторое время, вернулся в дом.
        - Он узнал тебя? - обратился Древославный к Ширелу.
        - Ну да.
        - А кто он?
        - Откуда же я знаю? Меня здесь знает множество эльфов. Что же мне теперь, всех их запоминать?
        - Но, если он тебя узнал, что же он не пригласил тебя, Великого Мага, в дом?
        - Плохо ты ещё знаешь эльфов! - рассмеялся Ширел. - Будь я хоть трижды Великий Маг, эльф, если ему не прикажут члены Совета Тринадцати, никогда не пригласит меня в дом. Может быть, если бы я сам попросился к нему на ночлег, он бы и пустил меня, как мага, известного неплохими отношениями с Советом. Но вас бы он вряд ли бы пустил под свою крышу.
        - Но почему?
        - Потому что он эльф, а мы - люди.
        - Хотя я и не знаком ни с одни эльфом лично, чувствую, они мне уже не нравятся, - насупился Зихий.
        - Лучше быть предупреждённым заранее, - сказал Лейрус.
        Расположившись на окраине каменного круга, за амбарами, путники напоили лошадей водой из вырытого посередине торгового поста колодца и привязали их к стоящим рядом деревьям. Лейрус быстро разжёг костёр, на котором зажарили уже почти израсходованные припасы. Стремительно поужинав, путники тут же разложились спать - по сравнению с несколькими днями скольжения в железной повозке по верхним путям Древней дороги сегодняшний день получился куда более насыщенным событиями и всех утомил. Даже Ширел, собиравшийся было отправиться ненадолго в гости к «главному» здесь эльфу, чтобы разузнать последние новости Горной Страны, несколько раз широко зевнув, отказался от этой затеи и улёгся на бок.
        
        Утро выдалось туманным и Зихию, вставшему пораньше, чтобы настрелять дичи, было трудно пробираться через лес - нужно было в серой ватной стене из почти бездвижно висящей в воздухе водяной пыли и заметить какую-нибудь добычу, и самому не заблудится, потеряв из виду торговый пост. Верхушек деревьев не было видно и крики проснувшихся птиц доносились словно из ниоткуда; большие разноцветные стрекозы застыли в дремоте на стеблях травы и ветках кустарников, вылупив свои огромные всевидящие глаза; из приминаемой ногами Зихия травы нехотя выпрыгивали кузнечики и саранча. Постепенно водяная пыль стала оседать на землю, собираясь в дрожащие от собственного холода капли прозрачной влаги, и туман редел, открывая то тут, то там просветы, в которые проникали отдельные лучи восходящего над миром солнца. Вот, в одном таком просвете Древославный заметил движение; будучи опытным, не взирая на молодость, охотником, Зихий замер на месте и приковал своё зрение и слух к раскидистому кусту дикого крыжовника, пристроившегося у толстого ствола дуба. Раздалось шуршание, всё более громкое, и из-под куста выполз,
настороженно выставив вверх длинные уши, большой «каменный» заяц, названный так за то, что разглядеть его серую шкуру среди горных камней, где эти грызуны устраивали гнёзда на время рождения детёнышей, было почти невозможно, заяц настолько сливался с глыбами, что сам казался каменным. Но здесь, среди зелени, он был прекрасной мишенью. Зихий плавно поднял лук, выпустил стрелу и не промахнулся.
        Спустя каких-то полчаса сын Урсуса с несколькими «каменными» зайцами, прикреплёнными к поясу, вернулся в торговый пост, где его друзья уже проснулись. Увидев добычу Зихия, Зеникс издал восторженный вопль, предвкушая завтрак из свежей аппетитной зайчатины с ароматной корочкой, но Ширел немного охладил его радостный пыл:
        - Молодец, Зихий, но сейчас мы доедим то, что у нас ещё осталось со вчерашнего дня.
        Зеникс воспринял эту новость без энтузиазма, но подчинился. Во время завтрака волшебник поинтересовался у Древославного:
        - Ты не обратил внимания, роса в лесной чаще крупная или мелкая?
        - Гм, - промычал Зихий, пережёвывая пищу и пытаясь припомнить, какая же была роса.
        - Её ещё не так много, росы… Вроде бы крупная…
        - Круглая или продолговатая? - продолжал задавать свои необычные вопросы маг.
        - Круглая, - промямлил сын Урсуса, хотя ему хотелось ответить «Я её не рассматривал».
        - А ты не заметил, когда солнце попадает в капли росы, появляются малиновые или серебристые отблески? - огорошил юношу очередным вопросом Ширел. Тут уже Зихий беспомощно развёл руками:
        - Не заметил…
        - Жаль, - потёр подбородок волшебник.
        - В следующий раз обязательно обращу внимание, - с наигранно серьёзным видом пообещал Зихий.
        - Это ещё что - у меня он в своё время допытывался, на какой высоте летят птицы, сколько раз покачивают левым крылом, и сколько правым, сколько раз чирикнут на дубе, а сколько - на вязе, - сообщил Лейрус, с усмешкой посматривая на мага.
        - Зря смеётесь, это очень важные сведения, - абсолютно серьёзно сказал Ширел. - Например, теперь я знаю, что сегодня во второй половине дня над Горной Страной должен был пойти дождь, но эльфийский Хранитель Света с помощью магии отогнал дождевые тучи севернее. Если бы наш глазастый охотник заметил, какого цвета блики на росе, я бы знал, с какой целью это было сделано.
        - Да, да, я очень виноват, что не посмотрел на росу, - поспешил признаться Зихий, лишь бы Ширел не развил эту тему. - Ну что, отправляемся в столицу эльфов?
        - У эльфов нет столицы, - сказал Нерождённый, вскакивая в седло.
        - Как нет?
        - Тебе говорят «нет столицы», значит нет, - прогудел забирающийся на своего скакуна Зеникс, слегка раздражённый обилием вопросов от Зихия с самого утра.
        - Подождите, но ведь где-то должен заседать Совет Тринадцати? Не на полянке же они собираются! - воскликнул Древославный.
        - Совет заседает в селении того из своих членов, кто раньше всех был выбран одним из Тринадцати. В следующем году, когда «старейшим» становится следующий по очереди эльф, Совет перебирается в его селение, - объяснил Лейрус.
        - Как у них всё запутано! - рассердился Зихий, вытаращившись на вышедшего из жилища со стеклянной крышей эльфа с такой злостью, что тот насторожил свои длинные остроконечные уши.
        - Поехали, - засмеялся Лейрус и дёрнул Зихия за рукав. - Не хватало нам на второй день пребывания в Горной Стране поссориться с эльфом.
        Стук копыт по камням разбудил некоторых из торговцев, вышедших из под навесов возле разваливающихся прилавков и с хмурыми, опухшими от сна лицами проводивших скрывающихся в зелёном частоколе деревьев четырёх всадников.
        Но долго верхом Ширелу и его подопечным ехать не пришлось - почва стала болотистой, ноги лошадей вязли, проваливались и запутывались в густой траве. Пришлось спешиться и дальше идти, ведя коней в поводу.
        - Ничего, скоро земля будет потвёрже, - пообещал Ширел, подгоняя юношей.
        - Ты это лягушкам расскажи, - выдохнул сын Урсуса, с трудом выдёргивая ноги из подозрительно чавкающей травы, из которой и в самом деле то и дело появлялись любопытные лягушачьи морды с таким почти человеческим выражением, что казалось, что они вот-вот участливо поинтересуются у испытывающих явные проблемы людей: «Что милые, нелегко вам приходится? Ну, ничего, потерпите, а мы поплыли дальше».
        Сложнее всего приходилось самым тяжёлым - Зениксу и его Басу. Однажды остальным пришлось даже совместными усилиями вытаскивать сначала завязшего в почти трясине богатыря, а затем, уже при его участии, выталкивать на относительно сухое место грозного чёрного скакуна. Бас сначала угрожающе хрипел, когда к нему подошли
«чужие», но потом смирился.
        Совсем тяжко стало, когда повыше поднялось солнце, такое ласковое на закате и восходе, но такое беспощадное в зените. От всепроникающего светила не спасала даже тень от крон деревьев. Каждый шаг давался с трудом, испарения от пропитанной водой почвы не давали дышать, влага скапливалась на лицах, смешивалась с потом, застилая глаза; на одежде, делая её тяжёлой и давящей на плечи и спины. Несколько раз пришлось остановиться, чтобы передохнуть и выпить воды, которая тут же, под лучами испепеляющего солнца, выходила с потом вон. Ругаться и кого-то проклинать совершенно не было сил - их нужно было беречь для следующего шага, потом ещё для одного, для следующего, ещё для одного…
        Но вот, через два часа после полудня, когда тени стали удлиняться в сторону восхода, под ногами перестало чавкать, появились кочки и «островки» сухой земли. Когда же путники выбрались на холм, знаменующий собой границу болотистого леса и леса с твёрдой землёй, все были заметно уставшими: Зихий с тихим стоном свалился на землю, Зеникс последовал его примеру, Ширел и Лейрус просто присели, тяжело дыша. Даже лошади обессилено прилегли.
        - «Вперёд, поехали», - попытался стоном передразнить непонятно кого Зихий. - Не могли предупредить, что придётся наизнанку вывернуться…
        - Сам знал бы - обязательно предупредил бы, - произнёс Зеникс.
        - Если бы я вам сказал, что за путь нам предстоит, вы бы, чего доброго, ещё заартачились и не захотели идти, - объяснил знавший дорогу заранее Ширел. - А так времени на жалобы и возмущения у вас не было - и вот, день в самом разгаре, а мы уже выбрались на твёрдую землю. Скоро будем в Эрельдинге.
        - Надеюсь, сюрпризов по дороге не будет? - странным голосом сказал с трудом поднявшийся на ноги Зихий.
        - Не должно быть.
        Зихий с Зениксом переглянулись и обречённо вздохнули - звучало не слишком обнадёживающе. Но делать было нечего и после короткой передышки путники двинулись дальше, сначала пешком, давая лошадям набраться сил, потом верхом.
        На этот раз волшебник не слукавил и вскоре над лесом раздался мелодичный звук, похожий одновременно на журчание горного ручья и пение утренних птиц. Никто из путников глазом не успел моргнуть, как из столпотворения листвы на них с разных сторон угрожающе смотрели шесть, а то и семь натянутых в луках стрел с серповидными наконечниками.
        - Не дви-гай-тесь, - почти пропел Ширел своим спутникам, не спеша повернулся в сторону ближнего к нему лука, нацеленного прямо ему в грудь, и громко сказал: - У меня грамота от Совета Тринадцати!
        Прошло некоторое время, прежде чем из зелёной стены раздался звучный выкрик на эльфийском и перед Ширелом и остальными появился эльф в зеленовато-жёлтой накидке, скрывающей кафтан и до колен ноги эльфа в неизменных узких брюках. Длинные бесцветно-седоватые волосы, зачёсанные назад, поддерживались повязкой на голове, насколько можно было судить, из дорогой ткани. Нахмурив изогнутые месяцем брови, эльф обратился к Ширелу:
        - Покажи грамоту Совета, человек!
        Достав уже известную юношам табличку, волшебник бросил её эльфу, ловко поймавшему кусочек металла, и ровным, но выдававшим недовольство голосом сказал:
        - Ты, воин, наверное, недавно находишься при Совете, если не знаешь меня.
        Эльф, внимательно вглядывающийся в письмена на табличке, ничего не сказал: зато с другой стороны, сбоку от путников раздался радостный голос:
        - Зато я знаю тебя, Ширел, Великий Маг!
        В коридоре между деревьями, в котором и находились Ширел и остальные, появился облачённый в золотистое одеяние юный эльф с не столь длинными, как у остальных, рыжеватыми волосами, чьи руки были унизаны перстнями со сверкавшими в солнечных лучах драгоценными камнями. Ширел, Лейрус и Зеникс хором произнесли:
        - Керилин!
        - Это я! - завопил, смеясь колокольчиковым смехом эльф. - Вы все здесь! Зеникс! Лейрус!
        Лейрус и Зеникс слетели с коней и бросились обнимать Керилина. Зихий непонимающе поглядел на широко улыбающегося Ширела, который подмигнул ему:
        - Всё в порядке, это наш друг.
        - Я так и понял.
        Эльф, рассматривавший табличку Ширела, вернул её волшебнику и отдал приказ на эльфийском - скрывавшиеся в зарослях остальные эльфы вышли из своих укрытий, опустив луки. А наобнимавшиеся и насмеявшиеся Лейрус, Зеникс и Керилин принялись задавать бессвязные спутавшиеся в один клубок из отрывочных слов «как…», «что…»,
«куда…», «когда…», «ты…», «я…», «мы…» вопросы. Но вот до Зихия и Ширела донеслось произнесённое Лейрусом взволнованное «Алисия», и лицо Керилина, до того сияющее радостью, в один миг словно почернело. Эльф умолк и опустил голову. Видя такую перемену в нём, замолчали и остальные. Нерождённый встревоженным голосом спросил:
        - Керилин, почему ты не отвечаешь мне? Как Алисия?
        Эльф вздрогнул, словно от прожигающего до костей удара кнута, поднял голову и тихо, почти шёпотом сказал:
        - Алисия умерла.
        Зеникс охнул, Ширел странно дёрнулся и с растерянностью, которую Зихий видел у него впервые, уставился на эльфа. Лейрус, словно оглушённый, смотрел на Керилина полным недоумения взглядом; наконец, он спросил пустым бесцветным голосом:
        - Что?
        Эльф вздохнул и отчётливо произнёс:
        - Моя сестра мертва.
        Нерождённый медленно взмахнул перед собою рукой, будто отгоняя невидимую, но страшно досаждающую ему мошкару, начал было что-то говорить, но голос его дрогнул, и он замолчал, опустив голову и замерев. Бодро и жизнерадостно щебетали в кронах деревьев птицы, листва оживлённо о чём-то шепталась с ветерком, Зеникс всхлипывал, сжав челюсти с такой силой, что, казалось, из его рта начнут сыпаться искрошившиеся зубы, волшебник без плача утирал слёзы - а Лейрус стоял, не шевелившись и упёршись взглядом в землю. Когда так прошло несколько минут, Ширел соскользнул с седла и, подойдя к Нерождённому, осторожно тронул его за плечо:
        - Лейрус…
        Тот поднял голову, словно очнувшись от сонного забытья, и взглянул на Керилина:
        - Отведи меня к ней.
        Эльф, следивший за другом взором, в котором смешались собственная боль и сочувствие к чужой боли, молча кивнул, повернулся и не торопясь пошёл в лесную чащу. За ним последовал Лейрус, ведший за собою Сагата, затем остальные эльфы, а замыкали шествие Зеникс, маг и Зихий.
        Пока группа шла через редеющий лес, Ширел повернулся к слегка растерявшемуся сыну Урсуса и понимающе спросил:
        - Ничего не понимаешь, так?
        - Ничего, - подтвердил Древославный.
        - Объясню. Керилин - сын главного эльфийского волшебника, Хранителя Света, Гейдриля. Его сестра, Алисия, должна была стать женой Нерождённого…
        - Должна была?
        - Да, была должна. Они любили друг друга и просили у Совета Тринадцати разрешения на брак - каждый раз, когда эльф и человек хотят быть вместе (а случается это очень редко), Совет должен дать на это позволение. Обычно, если эльф в такой ситуации твёрдо стоит на своём, Совет со скрипом, но всё-таки даёт разрешение. Но в этот раз…
        - Что «в этот раз»?
        - На этот раз в Совете Тринадцати начались споры, ведь ещё не бывало, чтобы свою судьбу с судьбой человека захотел бы связать эльф из рода Хранителя Света. Одни члены Совета призывали дать разрешение, другие - отказать, третьи - назначить Лейрусу испытание, четвёртые - отсрочить решение… В итоге Совет решил отказать, не без влияния отца Алисии, Гейдриля, который не мог смириться с тем, что его любимая дочь выбрала жизнь с человеком.
        - Но почему?
        - Ну, прежде всего, Гейдриль не слишком расположен к нам, к человеческому роду. Он считает людей лживыми и алчными. Не без оснований, нужно признать…
        - Но ведь не все люди такие!
        - Гейдриля в этом сложно убедить… Но главная причина, по которой Хранитель Света выступал против решения дочери, состояла в том, что, связывая свою судьбу с человеческой, эльф разделяет её.
        - То есть?
        - То есть, как и человек становится смертным. А какому родителю понравится, что его дитя вместо эльфийского бессмертия на земле выбрало туманную и неопределённую человеческую вечность по ту сторону жизни?
        - Но…
        - Все вопросы - потом, - прервал Зихия волшебник. - Мы вступаем в Эрельдинг, главное селение эльфов на этот год.
        Перед путниками открылась небольшая долина, поросшая несколькими десятками громадных дубов, и разрезанная примерно пополам неширокой, но полноводной рекой, вынырнувшей из леса блестящей дугой. По краям долины, по четырём сторонам света, стояли высокие каменные обелиски, украшенные ажурной резьбой, похожей на морозные узоры на стекле, и увенчанные излучающими яркий мягкий свет камнями: северный обелиск светился белым с синевой, южный источал знойное красное сияние, восточный отливал жёлтым, а западный мерцал подрагивающим фиолетовым светом. Под каждым из обелисков пристроился величавый зверь, при виде которого Зихий открыл рот от изумления. Отвечая на его немой вопрос, Ширел сказал:
        - Это - лунные олени, единственные из известных ныне животных, обладающих магическими способностями. Поэтому их практически невозможно убить, а вот они в бою весьма грозны. Поэтому эльфы и сделали их своими часовыми. Обелиски и лунные олени - такова защита возле каждого из эльфийских селений. Не удивительно, что ты не встречал этих оленей - они живут только в Горной Стране.
        Рассмотрев поднявшегося им навстречу лунного оленя возле красного обелиска (они пришли в Эрельдинг с южной стороны), Зихий понял, откуда взялось название для такого удивительного зверя. Олень с раскидистыми словно завинченными рогами был абсолютно чёрным, только на лбу у него светился серп, похожий на молодой месяц. Серп «южного» оленя был красным, как и камень на вершине южного обелиска. Из этого Древославный сделал напрашивающийся вывод, что цвет оленьего серпа совпадает с камнями определённых обелисков.
        Внимательно обнюхав пришедших с вернувшимися эльфами чужаков, олень осмотрел их умными глазами и, видимо, удовлетворённый вынюханным и высмотренным, снова опустился на землю. Снедаемый любопытством, Зихий сделал шаг в направлении диковинного для него зверя, желая прикоснуться к нему. Ширел, поняв его намерения, предостерегающе произнёс:
        - Я бы не стал этого делать.
        Сын Урсуса остановился и повернулся:
        - Почему?
        - Лунные олени очень милы с эльфами и с теми из людей, с кем они успели подружиться. Остальным приближаться к ним, скажем так, небезопасно.
        Зихий послушно отошёл от лунного оленя и вместе с Ширелом принялся догонять ушедших вперёд спутников. Нагнав эльфов с Лейрусом и Зениксом, волшебник и Зихий оказались под сенью первого из огромных дубов, соединённых, как оказалось, между собою серебристыми нитями, по которым плыл, искрясь и переливаясь, будто вода, наполненная отражениями бесчисленных звёзд в августовскую ночь, свет. По древесным стволам взлетали вверх и разбегались по толстым ветвям вросшие в деревья ступени, ведшие к самым поразительным домам, которые Древославному доводилось видеть. На ветвях были разбросаны, подобно птичьим гнёздам, небольшие изящные эльфийские жилища. Дома эти были словно застывшее дыхание - целиком изваяны из прозрачного, словно капля росы, горного хрусталя и напоминали своей формой раскрывшийся бутон речной кувшинки. К каждому дому подходила одна из многочисленных серебряных нитей, переплетённых между дубами, обвивала всё строение и исчезала в крупной корзине из непрозрачного стекла, накрытой крышкой из хвороста. Домов было множество, на каждом дереве с лёгкостью размещалось около полусотни эльфийских
теремов. Но постройки были не только на деревьях - в центре природного амфитеатра, стенами которого были величественные деревья, расположились один в другом два круга мраморных сидений - один, поменьше, из красноватого мрамора, насчитывал в себе тринадцать кресел, а второй, число седалищ которого подсчитать было затруднительно, был серовато-белёсого цвета. Рядом с кругами находились постройки с мраморными крыльцами и непрозрачными крышами, как две капли похожие на здание на торговом посту. Чуть дальше, под густой листвой до самой земли склонившихся ветвей, что-то ярко поблёскивало. Именно туда и направился Керилин, а за ним и остальные.
        Проходя мимо таинственных кругов на земле, Зихий почему-то шёпотом поинтересовался у мага:
        - Здесь что, заседает этот Совет Тринадцати?
        - По числу кресел в маленьком круге понял? Молодец, - похвалил Ширел юношу за сообразительность.
        - А мы куда направляемся?
        - В дом Хранителя Света, я полагаю.
        - Ты полагаешь? Ведь ты же уже был в этом селении?
        - Был - да только в этом году здесь заседает Совет, поэтому сюда переносятся Площадь Совета и дом Хранителя - главный маг эльфов всегда должен быть рядом с Советом Тринадцати. А вот куда именно поместят его жилище - откуда же я могу знать, что придёт в голову эльфам?
        - К слову об эльфах, - Зихий обвёл взглядом эльфийское поселение, выглядевшее безжизненным. - А почему их здесь не видно?
        - Ты полагаешь, что эльфы, подобно людям, целыми днями торчат в своих домах? Зря ты так думаешь - у эльфов достаточно много дел в их лесах и они появляются дома только к заходу солнца. Вот стемнеет, здесь будет не протолкнуться от эльфов.
        В этот момент Керилин и остальные остановились; сын Хранителя Света повернулся к Ширелу:
        - Эльфы останутся здесь, дальше я поведу только вас, людей. Если вы захотите.
        - Не забывай, Керилин, мы с твоей сестрой хорошие друзья… были… хорошими друзьями,
        - горестно сказал волшебник.
        - Хорошо, - кивнул эльф и, бросив взгляд на явно взволнованного Лейруса, откинул образующие плотную завесу дубовые ветви, открывая глазам чудесный хрустальный терем, в несколько раз больший, нежели остальные эльфийские дома. Терем находился на земле, у самого подножия могучего дуба; от того места, где сейчас находился Керилин, к самому крыльцу взбегала прозрачная широкая лестница, от которой отделялись две хрустальные тропинки, ведшие в располагавшиеся по бокам строения башенки в виде цветков водяных лилий.
        - Алисия любит… любила лилии, - прошептал волшебник, снова горестно исправляя свою ошибку.
        Как только на лестницу ступила нога идущего первым Керилина, раздался тихий звук, напоминавший журчание горного ручья; с каждым следующим человеком, поднимающимся вверх по лестнице, этот звук усиливался и создавалось впечатление, что находишься на самой середине водного потока, весело сбегающего по камням вниз, на равнину. Дверь сама собой отворилась и смутный силуэт, видневшийся за нею и могущий быть чем угодно, оказался эльфом в разорванной в клочья малахитовой хламиде. По человеческим меркам эльф выглядел примерно на сорок лет, седые волосы, обычно зачёсанные назад и спрятанные под венец из крупных листьев, что сейчас болтался на поясе, теперь беспорядочно спадали длинными тонкими прядями на властное лицо, помрачневшее от горя. Потухшие светлые глаза, крючковатый нос, необычный для гладколицых эльфов, крупный подбородок - так выглядел тот, который сделал несколько шагов навстречу остановившимся людям.
        - Отец, - обратился было к нему Керилин, но Хранитель Света жестом остановил его речь. Гейдриль неотрывно смотрел на Лейруса, который медленно, словно сквозь сон, равнодушно произнёс:
        - Я увижу её и ты мне не помешаешь, Гейдриль, Хранитель Света.
        Эльф ответил прерывающимся, осипшим голосом:
        - У тебя много недостатков, Лейрус Нерождённый… Ты человек… Но одного у тебя не отнимешь - ты любил мою дочь. И она тебя любила… Иди к ней.
        Нерождённый стремительно взбежал по ступеням и проскочил в дом мимо утомлённого эльфа. Гейдриль поднял глаза на сочувственно взирающего на него Ширела, узнал его, кивнул:
        - А-а, Ширел…
        - Да, Хранитель Света, это я…
        - У тебя же нет детей, маг?
        - Нет, волшебники не могут иметь семьи, таков обет.
        - Ты мудро поступил, не родив детей и защитив себя от многих горестей.
        - Но и лишив себя многих радостей, - горько улыбнулся Ширел.
        - Радости, которые заканчиваются горестями - зачем они нужны? - возвысил сильный голос Гейдриль. - Зачем? Уж лучше не знать радости… Тогда и горе не будет таким чёрным… Керилин, проводи меня, я хочу пойти в лес.
        Сын сразу же очутился возле Хранителя Света и они вдвоём спустились по лестнице и скрылись за лиственной завесой. Ширел, едва сдерживающий рыдания Зеникс и Зихий остались стоять у раскрытых дверей хрустального дома. Древославный робко обратился к магу:
        - Мы будем входить?
        - Да, но ещё немного подождём, дадим ему время, - проговорил Ширел.
        Когда они, спустя двадцать минут, всё-таки вошли в хрустальный терем, в центре главной залы на возвышении лежало тело эльфийской девушки, облачённое в золотое платье с длинными рукавами и усыпанный изумрудами обруч, поддерживающий светло-каштановые волосы. Рядом, среди множества расставленных высоких ваз с лесными и горными цветами, на полу сидел Лейрус, недвижимым взглядом приковавшись к стене. Зихий застыл на месте, любуясь издалека прекрасными чертами лица мёртвой, но выглядевшей полной жизни эльфийской красавицы. Он прекрасно помнил то чувство опустошения и раздражительности, которая присуща человеку, осознавшего потерю кого-то из близких - воспоминания о похоронах матери глубоко отпечатались в его памяти. Поэтому сын Урсуса и не сделал даже попытки подойти к Нерождённому и заговорить с ним. Возможно, такое намерение возникло у Зеникса, но Ширел безмолвно объяснил богатырю, чего делать пока не стоит, и могучий воин осторожно, словно ступая по тонюсенькому льду, подошёл к телу Алисии. Слёзы обильно бежали из глаз сурового Зеникса и тяжёлые капли падали на хрустальный пол. Богатырь опустился на
колени перед словно заснувшей красавицей и робко, боясь сделать неловкое движение, коснулся своей рукой руки Алисии. Беззвучно пошептав что-то, Зеникс грузно поднялся и почти на цыпочках вернулся к Ширелу и Зихию. Волшебник, с печалью смотревший на эльфа, развернулся и, не говоря ни слова, покинул жилище Хранителя Света; за ним последовал Зеникс. Зихий тоже собрался было уходить, но что-то, какое-то внутреннее волнение остановило его. Он тихонько приблизился к Лейрусу и сел рядом. Так они и сидели некоторое время, в безмолвии, среди красочных и источающих свежесть и пьянящие ароматы цветов. Потом Зихий услышал характерный звук, испускаемый человеком, судорожно втягивающим в себя воздух. Древославный повернулся к Лейрусу и увидел, как по щекам у того катятся слёзы. Нерождённый тихим, полным печали голосом заговорил:
        - Знаешь, у меня ведь теперь никого нет. Никого и ничего… Я совсем один остался. Ни памяти, ни происхождения, ни знания кто я и откуда…
        Поражённый словами Нерождённого Зихий каким-то седьмым чувством понял, что никаких вопросов сейчас задавать нельзя. А Лейрус продолжал, не поднимая глаз на Древославного:
        - Что-то выбросило меня из небытия, одного, не помнящего себя, ничего о себе, только имя. Как слепой котёнок, доверившись только Ширелу, я метался в ночных кошмарах и в кошмарах наяву - между Демонами Наказания… Я шёл по таинственному Пути, который нужно пройти лишь потому, что его нужно пройти. А почему это мой Путь, почему я встал на него, куда я иду? Вопросы, вопросы… И нет ответов. И значит, и смысла нет… А потом смысл появился - появилась она, - Лейрус повернулся к Алисии и улыбнулся сквозь тихие, без рыданий, слёзы. - Для всего появился смысл, потому что была она. И Путь стал понятным, потому что на нём я повстречал её. Даже когда мы были принуждены расстаться, я всё равно знал, что где-то в Горной Стране, среди этих волшебных лесов, есть она, и я её люблю, и она меня любит, и она меня ждёт. И я шёл по Пути, зная, что он всё равно выведет меня к ней, потому что по-другому и быть не могло. И вот он привёл меня к ней…
        Нерождённый поднялся на ноги и склонился над Алисией, с нежностью глядя на неё и кончиками пальцев перебирая её волосы. Внезапно он снова сел и повернулся к Зихию, напрямик спрашивая его:
        - Что же мне делать дальше?

«По совести говоря, я понятия не имею, что тебе, да и всем нам делать» - внутренне признался себе Древославный. И уже собирался пожать плечами, как вдруг словно кто-то другой, мудрый и бесстрастный, ответил за него его голосом:
        - Идти дальше.
        - Дальше? Зачем? - устало отмахнулся лейрус.
        - Если ты сейчас повернёшь назад, или остановишься, это будет значить, что всё, что было на этом Пути, было зря, - продолжал неожиданно для себя говорить Зихий. - И значит, встреча с Алисией тоже была зря.
        Лейрус нахмурился.
        - Алисию, конечно, ты этим не вернёшь, - говорил Древославный. - Многие верят, что души после смерти встречаются…
        - Я хотел бы в это верить, - тихо произнёс Лейрус, с нежностью и тоскою глядя на тело возлюбленной.
        - …Но всё равно, встретитесь ли вы ещё или нет, если ты сейчас не продолжишь Путь, ты предашь её… Память о ней, - выдохнул из себя последние слова Зихий и оторопело прислушался к себе, пытаясь понять, он ли только что говорил всё это, или кто-то в него вселился. Он даже пощупал себя за руки и голову: «Да нет, вроде бы я…».
        Помолчав, Нерождённый наклонился к уху Алисии, покрытому пушком, коротко что-то прошептал, резко развернулся и двинулся к выходу, кивнув Зихию:
        - Пойдём.
        Сыну Урсуса казалось, что они пробыли в доме Хранителя Света не так уж долго, от силы около часа, и поэтому он изумлённо ахнул, выйдя наружу - сумерки были уже настолько густыми, что, казалось, можно было рукой потрогать потемневший холодный воздух, спустившийся с гор. У крыльца никого не было, остальные, видимо, их ожидали на Площади Совета, среди кругов из каменных кресел.
        Лейрус глубоко вдохнул, набирая в грудь побольше воздуха. Потом повернулся к Зихию:
        - Спасибо. Ты богат не только хорошим сердцем, но и острым умом.
        - Да… я… - смущённо-растерянно залепетал Зихий. - Сам не знаю, что на меня нашло. И вроде бы я это говорил, и вроде бы не я… Будто сидели во мне эти слова, где-то глубоко, и вроде и не придумывал я их, а вот должен был их сказать, и всё тут…
        Лейрус задумчиво покивал головой:
        - Часто мы делаем, что должны, не осознавая этого…
        - И… что же теперь?
        - Как что? - поднял на Древославного свои изумрудные глаза Лейрус. - Будем продолжать Путь. Как ты и сказал. Будем идти, а там - что будет, то будет.
        Они спустились по журчащей ручьём хрустальной лестнице и вышли из под дуба, на Площадь Совета. Как и обещал Зихию волшебник, с приближением ночи Эрельдинг наполнился своими обитателями, эльфами. Раньше, по рассказам старших, у Зихия сложилось представление, что эльфы все на одно лицо - высокие, остроухие, вечно молодые. Теперь, всматриваясь в кишащий эльфийский муравейник, он понял, насколько заблуждался. Каких эльфов здесь только не было! Юные на вид, с заплетёнными длинными косичками, то беспорядочно раскиданными по голове, то собранными в один пучок, а то и разделённых на несколько полос, в каждой из которых просматривалась шёлковая лента; с венками из листьев всевозможных деревьев, от дуба до северной пальмы; в коротких кафтанчиках зелёного, жёлтого, серого, кремового цветов. На девушках кафтанчики соблазнительно натягивались там, где и положено было, обтягивающие брюки были украшены бахромой и вставками из драгоценных и полудрагоценных камней, изящные узконосые башмаки были настолько тонкими, что оставалось диву даваться, как в них могла поместиться ступня.
        Хватало здесь и тех эльфов, которых среди людей назвали бы «эльфами среднего возраста». У этих кафтаны были длиннее, с меньшей вычурностью и выдумкой, но более богатыми - богатство одежды у эльфов, как успел отметить для себя Зихий, измерялось в самоцветных камнях: чем крупнее камни, чем их больше и чем они разнообразнее, тем более престижным считался костюм, на котором всё это великолепие располагалось. Хаотического разброса в стилях причёсок на этот раз уже не наблюдалось, почти все «средневозрастные эльфы» были с одинаково зачёсанными назад, на затылок длинными волосами. Разве что иногда эльф-женщина позволяла себе какое-нибудь разнообразие в конструкции своих волос - надо же ещё куда-нибудь драгоценные камни пристроить… У некоторых на поясах поблёскивали длинные курительные трубки, судя по всему, из какого-то особенного дерева. По рассказам и слухам Древославный знал, что одни только эльфы неизвестно каким образом достают на океанских островах курительный порошок - собственно, поэтому только они и курят, люди бы и рады побаловаться, да возможности нет.
        Попадались сыну Урсуса на глаза и такие эльфы, которые внешне были возраста его отца, не старики, но уже и не пылкие юноши, которые сновали здесь в изобилии, издавая любопытными вертящимися во все стороны длинными ушами лёгкий стрекот, подобный дрожанию воздуха под невесомыми стрекозиными крыльями. «Старшие» эльфы, как назвал их для себя Древославный, поголовно дымили трубками и среди них нигде не было видно ни одной женщины. «Старшие» в основном сидели - кто на сиденьях большого каменного круга, кто на крыльцах своих хрустальных домов. А с домами творилось нечто странное - из тех стеклянных корзин, что были прикреплены к стенам и в которые прятались перепутавшиеся между всеми громадными домами светящиеся нити, клубами выплывали густые потоки сверкающей пыли, похожей на крошечных светлячков, и кругами, снизу доверху, до крыши, обволакивали эльфийские терема. Хрустальные дома оказывались в мерцающем конусе, полностью сокрытые от глаз неторопливо движущейся по кругу стеной из волшебной пыли. «Конусы» приятно для глаза светились нежно-салатовым светом, временами темнея, растворяясь в темноте и
делаясь невидимыми. Впрочем, темноты в Эрельдинге не было - на каждом дереве, на каждой ветке были разбросаны тысячи, десятки тысяч светящихся шаров непонятного происхождения. Особенно ярко была освещена Площадь Собрания, вокруг которой постепенно собиралось всё больше эльфийского народа. Те, кто пришёл пораньше и был побойчее, занимали места на внешнем круге, где Лейрус с Зихием и заметили Ширела, Керилина и Зеникса. Проталкиваясь сквозь толпящихся эльфов к друзьям, Зихий ежеминутно слышал, как вокруг словно катится волна из удивлённого и любопытного шёпота эльфов: «Смотрите, Лейрус…», «Лейрус Нерождённый…», «Нерождённый вернулся!.
».
        Добравшись-таки к внешнему кругу, все места на котором были уже заняты, Лейрус и Зихий подошли к Ширелу и остальным. Волшебник внимательнейше посмотрел на Нерождённого и, видимо, довольный тем, что прочитал на его лице и в глазах, кивнул. Лейрус подошёл к Керилину и спросил:
        - Кто это сделал? Кто убил её?
        - Как ты узнал, что её убили? - без тени удивления осведомился эльф и, поймав красноречивый взгляд Нерождённого, признал правоту друга: - Да, её убили…
        Высокий трубный звук прервал слова Керилина и заставил всех присутствующих повернуть головы. Со стороны западного обелиска эльфийская толпа расступалась, открывая проход тринадцати эльфам в белоснежных просторных одеяниях, свисающих до самой земли. Перед ними шли два юных на вид эльфа, что есть силы дующих в длинные серебряные трубы.
        - Совет Тринадцати, - уведомил Ширел Зихия, хотя юноша уже понял, кто это такие.
        - Сейчас ты всё узнаешь от них, - указал на старейшин Керилин, глядя на Лейруса. Тот мрачно кивнул.
        Тем временем старейшины прошли через притихшее столпотворение эльфов и начали рассаживаться по внутреннему кругу. К удивлению Древославного, полагавшего, что члены Совета должны быть все как на подбор «старшими» эльфами, таковых среди них было только трое. Остальные были моложе на вид, а ещё трое и вовсе выглядели ровесниками сына Урсуса.
        - Не забывай, эльфы меняют тела, и тот, кто выглядит как неоперившийся птенец, может иметь за плечами уже тысячи лет, - промолвил Ширел на ухо Зихию, словно прочитав его мысленное недоумение.
        Члены Совета расположились на своих местах, и один из них, «средневозрастной» большеголовый эльф с удивительно короткими для своих собратьев светлыми волосами, поднялся с кресла с самой высокой спинкой и произнёс, не выпуская изо рта костяной мундштук своей трубки:
        - Я, Царишааль, в селении которого заседает в этом году Совет Тринадцати, приветствую среди нас сынов людского рода Ширела, Великого Мага, Лейруса Нерождённого, Зеникса из племени Винторогих и Зихия, наследника рода Древославных.

«Откуда он знает моё имя?» - округлил глаза Зихий, повернувшись к Ширелу. Волшебник добродушно усмехнулся и чуть пожал плечами: привыкай, с эльфами нужно держать ухо востро.
        - Я вижу, Лейрус Нерождённый хочет о чём-то спросить Совет, - хладнокровно произнёс Царишааль.
        Лейрус сделал несколько шагов в сторону внутреннего круга, остановился, обвёл взглядом смотрящую на него толпу и громко заговорил, почти закричал:
        - Да, у меня есть о чём спросить Совет. Я не буду упрекать Тринадцать в том, что они не разрешили мне и Алисии, дочери Хранителя Света, соединить наши судьбы…
        - Вот уж спасибо тебе большое за это, - иронически усмехнулся один из Тринадцати, юный эльф с растрёпанными волосами, некоторые улыбнулись; но Нерождённый словно не заметил ни насмешки, ни улыбок и продолжил:
        - Я не буду обвинять вас в том, что вы, всемогущие, всезнающие, бессмертные эльфы, не смогли защитить прекраснейшую из вас…
        - Этот человек наглеет, - уже без всякой иронии проронил растрёпанный член Совета Тринадцати; среди облепившей внешней круг толпы раздались глухие недовольные возгласы.
        - Я хочу, чтобы вы просто сказали мне, кто убил Алисию, - теперь уже кричал Нерождённый. - Может быть вам, пребывающим в золотой клетке вечной земной жизни, смерть и не кажется важной, и она не страшит вас, и вы забываете её на следующий день после того, как случайно, нечаянно столкнётесь с ней. Но для меня, для человека, для одного из тех, на кого вы смотрите с высокомерием и презрением, смерть очень важна… Итак, скажите мне, Совет Тринадцати, кто принёс смерть Алисии, дочери Хранителя Света и моей возлюбленной?
        На мгновение над площадью повисла тишина, в которую просачивались лишь смутные тревожные звуки ночного леса, но тут же молчание было нарушено оживлённым шушуканьем окружающих эльфов. Члены Совета переглянулись между собой, некоторые из них демонстративно пожали плечами, давая понять, что им решительно всё равно, говорить или нет этому дерзкому человеку то, что он хочет знать: почему бы и не сказать? Царишааль с достоинством поднялся и обратился к мрачному Лейрусу, скрестившему руки на груди в ожидании ответа:
        - Слушай же, Лейрус Нерождённый, что хочешь знать, слушай и запоминай. Десять дней назад…
        - Одиннадцать, - вставил слово растрепанный эльф.
        - …Одиннадцать дней назад, - исправился Царишааль, - здесь появилось два человека, которые направлялись за предсказанием к Тёмному Предсказателю.
        - Так они называют Айнгорна, - шепнул Ширел Древославному.
        - Одного из них мы сначала приняли за тебя, настолько ваша с ним внешность схожа. Эти двое отправились к Тёмному Предсказателю, который находится в своей пещере недалеко отсюда, и пробыли у него четыре дня. Вернувшись сюда, похожий на тебя, Нерождённый, человек принялся расспрашивать о Камне Молний. Этот магический камень, в незапамятные даже для нас, эльфов, времена прилетевший с неба, хранится в роду Хранителя Света. Этот человек, Лезидир, пытался выпросить у нас этот камень, обменять его на любой волшебный свиток, на любое заклинание, которых, нужно признать, у него и у его спутника было большое количество. Но Алисия, которой ни одно существо в этом мире не могло сказать слово неправды и не быть разоблачённым, сказала нам всем, что Лезидиру Камень Молний нужен для злого дела. И мы отказали ему. Может быть, он сначала и задумывал выкрасть Камень, но понял, что это ему не удастся. И он решил отомстить Алисии, которая помешала его плану сбыться. Он отравил её…
        - Что? - не веря своим ушам, воскликнул Лейрус. - Отравил? Это же невозможно - вы, эльфы, распознаёте любой яд!
        Царишааль печально покачал головой:
        - У Лезидира очень сильный помощник, маг. Он изобрёл такое зелье, которое даже мы, эльфы, не смогли заметить. Лишь после того, как всё случилось, мы поняли, в чём дело.
        - Так что же вы, когда поняли, что он отравил Алисию, не схватили его?
        - Яд подействовал не сразу, а только через несколько дней. К тому времени, когда случилось непоправимое, Лезидир и его спутник уже покинули Эрельдинг и мы…
        Эльф в смущении умолк, явно подбирая нужные слова; да и остальные члены Совета Тринадцати беспокойно заёрзали на каменных креслах. Но вот Царишааль продолжил:
        - …Мы не смогли нигде обнаружить этих двоих. Они словно исчезли, растворились в Горной Стране…
        - Ха! - швырнул в лицо эльфу презрительный выкрик Лейрус. - Только вчера, около полудня, мы видели Лезидира и его спутников возле ближайшего прохода сквозь магическую стену, окружающую ваш край! Вы не заметили, как они проезжали через одну из ваших золотых арок?
        Совет единодушно, как один эльф, нахмурился, а Царишааль растерянно произнёс:
        - Нам не поступало никаких известий об этом. Мы разослали разведчиков по всей Горной Стране, но они вернулись ни с чем…
        - И вы ещё свысока смотрите на нас, людей! - зло рассмеялся Нерождённый. - У вас, хвалёных эльфов, непревзойдённых разведчиков, следопытов, охотников, могущественных волшебников с древней первобытной магией, под носом проскользнули убийцы одной из вас! Растяпы!
        Бессловесный возмущённый ропот сотне эльфов вознёсся над верхушками деревьев, а растрёпанный юный член Совета Тринадцати вскочил на длинные ноги и, сверкая узкими глазами, угрожающе крикнул Лейрусу:
        - Замолчи, человек!
        Лейрус молниеносным движением левой рукой выхватил из-за спины меч, чиркнул им о близлежащее каменное сиденье внешнего круга, подхватил правой рукой вылетевший пучок искр и движением пальцев превратил его в огненный шар размером с большое яблоко. Повернувшись к растрёпанному эльфу, держа в одной руке меч, в другой огонь, Нерождённый со зловещим спокойствием сказал ему:
        - А ты подойди и закрой мне рот, эльф!
        Все вокруг затаили дыхание, а эльф с растерянным недоумением уставился на подрагивающее над ладонью Лейруса огненный плод:
        - Это что ещё за магия такая? Стихии ведь неподвластны человеку…
        - Я жду! - подзадорил озадаченного эльфа Лейрус и огненный клубок увеличился вдвое.
        - Лейрус, прекрати! - раздался встревоженный голос Ширела.
        - Энзелик, сохраняй спокойствие! - обратился Царишааль к растрёпанному эльфу, который, словно раздумывая, теребил осыпанную драгоценными камнями рукоять своего кинжала. К нему тут же подскочил один из Совета Тринадцати и принялся скороговоркой что-то шептать. Что бы ни говорил его собрат, Энзелик послушался и вернулся на своё место, поглядывая на Нерождённого. Лейрус немного подождал и, как показалось Зихию, с некоторым сожалением затушил огонь и вложил меч в ножны. Обведя взглядом толпу, Нерождённый намеревался было что-то сказать, но раздумал, махнул рукой и вышел из круга. Эльфы тут же расступились перед ним и по этому коридору за Лейрусом направились его спутники и Керилин.
        - Ты что это творишь? - волшебник был разгневан до такой степени, что буквально шипел на Нерождённого. - Захотел бойню здесь устроить? Ну, победил бы ты Энзелика, а дальше? Остальные разорвали бы тебя в клочья, больше десятка ты убить просто не успел бы. Да и с какой стати? В чём они виноваты перед тобой?
        - А в чём была виновата Алисия? - мрачно ответил вопросом на вопрос Лейрус и осушил стоявший перед ним на столе узкий высокий кубок вина. Все они, четыре человека и Керилин, находились в деревянной хижине, специально построенной на окраине Эрельдинга для редких гостей из людских королевств. Керилин звал друзей переночевать в его хрустальном тереме, но Нерождённый не захотел возвращаться к телу Алисии. Просторное помещение освещалось только люстрой, висящей над столом, в которой вместо свечей были святящиеся шары. Стол был накрыт непритязательным, но обильным ужином, за который Зеникс с Зихием и принялись, едва войдя в хижину, пока маг и Нерождённый принялись выяснять отношения. Керилин скромно встал к стене, безмолвно наблюдая за происходящим.
        Услышав ответ-вопрос Лейруса, Ширел на секунду запнулся и также осушил свой кубок.
        - Алисия ни в чём не была виновата, - уже спокойнее, без шипения, произнёс волшебник. - Но и эльфы ни в чём не провинились…
        - Нечего было мне рот закрывать, - пожал плечами Лейрус и по примеру товарищей начал есть.
        - Лейрус, я всё понимаю, ты потерял возлюбленную, тебе сейчас нелегко, но… - начал было Ширел, но Лейрус прервал его:
        - Ничего ты не понимаешь… Ты когда-нибудь терял женщину, которую любил?
        Ширел не ответил.
        - Вот именно - не терял. У вас, у магов, не может быть ни семьи, ни любимой женщины. Откуда же тебе тогда знать, что со мной и что у меня сейчас на душе?
        Ширел вздохнул и ответил:
        - Да, я не терял любимой женщины. Но я знаю, что гнев и злость, каким бы ни было горе, что их вызвало, не доводят до добра.
        - А я не жду добра, - отрезал Лейрус. - Я просто хочу пройти до конца свой Путь, раз уж я должен его пройти. А что там меня ждёт, добро ли, зло ли - какая разница?
        - Это ещё не повод размахивать мечом и сеять огонь направо и налево, - снова начинал выходить из себя волшебник.
        - Хорошо, постараюсь этого избежать, - неожиданно легко «сдался» Нерождённый, давая понять, что не желает больше спорить. - Как нам поскорее добраться до этого предсказателя, Айнгорна?
        Не ожидавший такого скорого окончания перепалки Ширел несколько мгновений внимательно смотрел на Лейруса. Затягивавшееся молчание прервал Керилин, подошедший к столу:
        - Пещера Тёмного Предсказателя, или, как вы называете его, Айнгорна, находится совсем недалеко отсюда, в часе пешего хода. Хотя нет, вы же, люди, так медленно передвигаетесь… В двух часах ходьбы. Я отведу вас туда на рассвете.
        - Отлично, - Лейрус отодвинул от себя опустошённое блюдо и потянулся за стоящим под столом кувшином с вином, чтобы наполнить свой кубок. - Чем скорее мы доберёмся к Айнгорну, тем лучше. Нечего затягивать… Керилин, когда вы будете… прощаться с телом Алисии.
        - Как вы знаете, тело убитого эльфа сохраняется в неизменном виде ровно столько времени, сколько требуется луне умереть и заново стать полной. По приближении этого срока мы перевозим тело в подземные гроты в горах и спускаем его в подземные реки, исчезающие в бездне. Думаю, Алисию мы повезём в горы через двадцать дней.
        Лейрус молча кивнул и медленно выпил ещё один кубок.
        - А где твой отец, Хранитель Света? - поинтересовался у эльфа Ширел.
        - Отец сказал, что он хочет побыть один. Я оставил его в лесу, он, скорее всего, отправился на Поляну Священного Дерева, источника Света… Я оставлю вас, отдыхайте, спите, завтра на рассвете я приду и поведу вас к пещере Тёмного Предсказателя. До завтра.
        - До завтра! - нестройным хором ответили все, кроме Лейруса. К нему Керилин подошёл и они без слов обнялись. После этого эльф, сверкнув на прощание драгоценными перстнями на пальцах, вышел. Тут же и Лейрус, ничего не говоря, встал из за стола и вышел наружу, проверить, всё ли в порядке с привязанными рядом лошадьми. Тут же возвратившись, он снял с себя всё оружие, кольчужную рубашку и лёг на ближнюю к выходу постель, отвернувшись к стене. Остальные тоже не испытывали желания вести беседы и, закончив ужин, улеглись спать.
        Несмотря на скептическое отношение Керилина к скорости передвижения Лейруса и остальных, утром путники были на месте не через два часа, а примерно через полтора. Эльф немало удивился этому, но Зихий быстро разъяснил ему их секрет:
        - Попробуй как-нибудь ради интереса пробраться сюда в Эрельдинг по тем болотам, которыми мы шли сюда. Вы же попали сюда другим путём?
        - Да, - ответил Керилин. - Но даже если бы мы и переправлялись сюда с той стороны, откуда пришли вы, мы всё равно передвигались по воздуху, с помощью магии.
        - Ширел, а почему и мы не могли просто перелететь это проклятое болото? - поинтересовался у волшебника Древославный.
        - Не всё так просто - это ведь древняя эльфийская магия, людям она неподвластна.
        - Нет так нет, - пожал плечами Зихий. - Так вот, Керилин, попытайся пройти нашим путём по земле, да ещё с лошадью в поводу и ты поймёшь, что на следующий день после этого ты будешь по любой твёрдой поверхности просто лететь, почти как вы с вашей древней магией.
        - Хорошо, когда-нибудь попробую, - улыбнулся Керилин; но тут же улыбка исчезла с его лица, он указал на огромный скалистый утёс, появившейся перед ними из-за деревьев. Утёс располагался в небольшой впадине, с двух сторон его огибали два сбегавших в лес с недалёких гор ручья. У подножия, у самой земли, виднелся небольшой вход внутрь скалы.
        - Нам туда? - спросил Зеникс у эльфа, протягивая руку в направлении отверстия в утёсе.
        - Туда, - подтвердил Керилин и все принялись спускаться ко входу в пещеру (лошадей оставили в Эрельдинге, благо путь был близкий, к тому же передвигаться по густому лесу верхом - сомнительное удовольствие).
        Отверстие в каменной твердыне не казалось зловещим, соответствующим всему тому ужасному, что рассказывал об эльфе-отступнике Ширел.
        - Нам ждать здесь? - осведомился Древославный.
        - Вовсе нет, - пояснил Керилин. - Мы все можем войти, а вот входить во внутренние покои Тёмного предсказателя может лишь тот, кто пришёл задать свой вопрос и получить ответ.
        - А… жертву… которую приводя как оплату за предсказание… Её тоже вводят во внутренние покои? - мысленно содрогаясь, спросил Зихий.
        - Нет, жертву оставляют снаружи, у дверей покоев Тёмного Предсказателя. Он входит после того, как гость покидает его, и забирает свою жертву.
        - И съедает её живьём! - закончил за эльфа Зихий. - Тьфу, мерзость!
        - Согласен, но идти нужно, - проговорил Ширел и взглянул на Лейруса:
        - Ты готов?
        Нерождённый кивнул и первым шагнул в проход, остальные двинулись за ним. Они оказались перед узкой каменной лестницей, круто поднимавшейся вверх. В стены были вбиты кольца, через которые были продеты массивные цепи, державшие плоские железные светильники, горевшие чуть синеватым, неестественным пламенем. По обе стороны от лестницы зияли провалы, наполненные чем-то неясно белеющим в полумраке. Шагая вверх, Зихий осторожно наклонился над краем лестницы и внимательно вгляделся в темноту, пытаясь разобраться, чем же наполнены эти ямы. Разглядев, Древославный резко отпрыгнул от края и врезался в Зеникса, заставив того недовольно поморщится и выругаться:
        - Чего ты скачешь, будто тебя в задницу подстрелили?
        - Там кости. Человеческие, - сообщил другу сын Урсуса о своём открытии. Великан, нахмурившись, подошёл к обрыву, долго всматривался вниз, и, вздохнув, начал подниматься дальше, кивнув Зихию:
        - Да, там полным-полно человеческих костей. Видно, аппетит у этого Айнгорна что надо…
        Лестница заканчивалась большой ровной площадкой с низким потолком, из-за которого Зениксу пришлось нагибаться, чтобы сохранить голову; в дальней стене виднелась окованная каким-то тусклым металлом широкая дверь, по обе стороны от которой торчали два столба с кандалами для руг и ног. Больше на площадке ничего не было.
        - А вот здесь нам уже придётся остановиться, дальше может идти только Лейрус, - сообщил Керилин.
        - Запомни, Нерождённый, - подошёл к Лейрусу Ширел. - Если Айнгорн начнёт спрашивать о жертве за предсказание, скажи ему, что он должен сообщить ему то, что ты хочешь, потому что ты - Повелитель Стихии.
        - А если он всё-таки будет настаивать, предложи ему Зеникса, он большой, мяса в нём много, этому людоеду надолго хватит, - посоветовал Лейрусу Зихий.
        - А на добавку, как сладкое, предложи ему одного маленького человечка, болтливого такого, - внёс своё предложение богатырь.
        - Ладно, - мрачно усмехнулся Лейрус. - Потешу я старика, угощу на славу…
        - Шутки штуками, а это очень серьёзно, - оборвал намечающееся веселье волшебник.
        - Знаю, - сказал Лейрус и пошёл к двери во внутренние покои предсказателя.
        - Ох, не нравится мне эта затея, - хором протянули Зихий и Зеникс, но было уже не до опасений: Лейрус скрылся за бесшумно закрывшейся дверью.
        Войдя во внутренние покои, Лейрус осмотрелся: роскоши жилища Айнгорна мог бы чёрной завистью позавидовать Эбенор, король Лайтии, чей дворец по сравнению с увиденным Нерождённым, был не более чем добротной гостиницей. Выточенная из малахита мебель, высокие стулья, несколько кресел, столы разной высоты, от таких, за которыми мог бы сидеть только пятилетний ребёнок, до тех, что Зениксу были бы под стать. Повсюду предметы из золота и серебра, настоящая гора украшенных драгоценными камнями толстых фолиантов и свитков; на стенах развешены вышитые золотыми и разноцветными нитями на больших полотнищах драконы и змеи. По углам возвышались здоровенные кованные сундуки. На одном из столов красовалась чаша для пития, сделанная из крупного человеческого черепа, в котором в глазницах сверкали алмазы, а вместо зубов поблёскивали мелкие топазы, сапфиры и аметисты. Слегка в стороне от центра комнаты в полу был выдолблен очаг идеально круглой формы, в котором с лёгким потрескиванием и шипением жарили сами себя ярко-жёлтые угли. У противоположной от двери стене возвышалась кровать с громадным жёлто-красно-чёрным
балдахином, конусом спускавшимся от высокого, в 20-25 локтей, потолка. Именно с кровати, из под шикарного балдахина, и раздавались единственные нарушавшие тишину звуки - посапывание и лёгкое похрапывание.
        Правда, не успел Лейрус толком освоиться, как похрапывание прекратилось, и из балдахина легко соскочил на пол высокий стройный старичок столь благообразного вида, что Нерождённый на мгновение усомнился в двух вещах: сначала в том, что они ничего не перепутали и пришли туда, куда и направлялись, а потом в том, что Айнгорн (если это он) и вправду так ужасен, опасен и отвратителен. С длинными седыми волосами, спадающими с головы вокруг жизнерадостно блестящей полысевшей макушки, с не слишком длинной седой же клинообразной бородой, с мягкими чертами лица, проницательными любопытными чёрными глазами и к тому же сладко зевающий, этот старичок никак не походил на смертельно опасного предсказателя людоеда, эльфа, преступившего главные законы своего племени. Скорее он напоминал чудаковатого старика-отшельника, копошащегося с редкими ульями прирученных диких лесных пчёл где-нибудь на живописной поляне; такие милые глазу и сердцу старички встречаются почти в каждом селенье. Да и одет он был в подобие длинной, до колен, домашней рубахи, синие штаны и серые башмаки со стоптанными каблуками.
        Но стоило милому на первый взгляд «старичку» заговорить, как все сомнения Нерождённого смахнуло, словно сильным морским ветром, - это и был Тёмный Предсказатель, Айнгорн. Голос у Айнгорна был одновременно сильный и вкрадчивый, грубый и услужливый, но с той услужливостью, с которой палач спрашивает у осуждённого на отсечение головы, не постелить ли ему одеяло, чтобы было мягче становиться на колени перед плахой.
        - Чего явился без жертвы? Я просто так в будущее не заглядываю! - проворчал спросонья Айнгорн, принимая Лейруса за незадачливого посетителя; но тут же, протерев глаза, удивлённо воскликнул: - Как? Ты вернулся? Я же рассказал тебе всё, что тебе нужно было знать, Лезидир, и даже больше - рассказал о Камне Молний. Что тебе ещё ну… Погоди, погоди… Да ты не Лезидир!
        Лейрус промолчал, а эльф-людоед подошёл к нему поближе, хищным, почти голодным взглядом вглядываясь в его лицо. «Таким же взглядом он смотрит на свою жертву, перед тем как начать пожирать её живьём» - подумал Нерождённый.
        - Если ты не Лезидир… - размышлял вслух Айнгорн. - Тогда ты… тогда ты… ты другой,
«огненный»! Ты - Повелитель Огня!
        Предсказатель торжествующе хлопнул в ладоши, страшно довольный своей проницательностью. Лейрус наклонил голову:
        - Да, ты прав, я Лейрус, Повелитель Огня.
        Айнгорн сел в одно кресел из малахита, взял со стола чашу-череп и отхлебнул из неё таинственную светло-зелёную жидкость.
        - Чего же ты хочешь от меня, Повелитель Огня? Погоди, погоди, не отвечай, сам знаю
        - тебе нужно получить от меня предсказание, вернее, указание, где тебе найти окончание твоего Пути. Так?
        - Так.
        - Не всё так просто, как кажется на первый взгляд…
        - Если ты про жертву, которую тебе нужно отдать за предсказание, то…
        - Знаю, знаю, я обязан сказать тебе без жертвы… Жертву я и в самом деле от тебя не потребую. Но…
        Предсказатель-людоед замолчал, явно ожидая от Нерождённого встречного вопроса. Однако Лейруса внезапно потянуло в сон, да так крепко, так сильно, что он не сдержался и широко зевнул. Айнгорн покачнулся в кресле.
        - Уж чего-чего, но зевают у меня в гостях в первый раз… - с возросшим любопытством стал рассматривать Лейруса бывший когда-то эльфом. - Ты уж извини, если я показался настолько негостеприимным, что ты готов заснуть на месте, ха-ха. Но вот что я тебе скажу, Лейрус - указание на цель твоего Пути я сделаю при одном условии.
        - Ну и?
        - Послушай, а ты не слишком вежлив. Что тебе мешает подыграть старик, сделать удивлённое лицо и спросить взволнованным голосом: «при каком условии»?
        Лейрус молча смотрел на Айнгорна. Тот наигранно обречённо махнул рукой:
        - Ладно, так и быть, раз уж молодёжь такая пошла, сам всё скажу… Я сделаю предсказание для тебя, если ты задашь мне вопрос, на который я не смогу ответить.
        Лейрус усмехнулся и покачал головой: честно говоря, он с самого начала, с того момента, как Ширел рассказал ему об Айнгорне, был отчего-то уверен, что визит к предсказателю не пройдёт гладко. Айнгорн, пристально следивший за Нерождённым, тоже, по непонятной причине, усмехнулся.
        - Скажи, а Лезидиру, чтобы рассказать то, что ему нужно, ты тоже поставил условие, чтобы он задал тебе неразрешимый вопрос?
        - О нет, с Лезидииром всё было наоборот - я задавал ему вопросы, он ответил, и я сообщил ему требуемое.
        - А в чём между нами разница?
        - Признаюсь тебе, Повелитель Огня - здесь я немного лукавлю, подыгрываю Лезидиру. Одного взгляда на него достаточно, чтобы понять, что парень идёт по тёмному пути. Огню и воде друг с другом не по пути, так что получается, что ты на светлой стороне. Я категорически не согласен с распускаемыми слухами, будто я чудовище, каких ещё свет не видывал…

«Конечно, ты очень милый и добрый, а человеческие кости возле лестницы это так, недоразумение» - хмыкнул про себя Лейрус.
        - …но вынужден признать, что мне больше по душе и по уму именно тёмная сторона этого мира. Посему я решил немножко, самую малость, облегчить задачу Лезидиру и усложнить жизнь тебе. Итак, если ты сможешь задать мне такой вопрос, на который я не смогу найти ответ, я не только открою тебе то, что должен открыть, но и сделаю небольшой, но, надеюсь, приятный подарок.
        - А что будет, если ты ответишь на вопрос?
        - Тогда ты отправишься отсюда ни с чем.
        - А может быть, - Лейрус задумчиво коснулся рукояти висевшего за спиной меча, - я найду способ убедить тебя сделать мне предсказание, без всяких вопросов и ответов?
        - Э-э-э нет, парень, - Айгорн покачал головой. - Как ты думаешь, почему здесь столько вещей из малахита? Потому, что малахит нейтрализует магические заклинания. Все, кроме того, кто живёт в комнате, где много этого камня. Ты, конечно, не можешь этого знать, да и никто из людей не может - этот секрет мне открыли драконы. Так что не теряй времени на угрозы и тем более на глупые действия. Ищи вопрос. Ну, думай, придумывай, выдумывай.
        Довольный собой, Анйнгорн рассмеялся, подошёл к одному из сундуков, достал из него кривую бутыль и большое глубокое блюдо из потемневшего дерева, водрузил всё это на стол, откупорил бутыль, налил из неё тёмной жидкости в блюдо и выжидающе посмотрел на Нерождённого. Против ожидания предсказателя, тот не стал мучительно морщить лоб, подыскивая каверзные вопросы, а просто сделал широкий шаг вперёд и спросил:
        - Скажи, встречу ли я ещё когда-нибудь где-нибудь Алисию?
        Айнгорн нахмурился:
        - Какую Алисию?
        Лейрус молчал.
        - Алисию…? Алисию, дочь Гейдриля, эльфийского Хранителя Света? Она же умерла.
        - Это я и без тебя знаю. Я не о том тебя спрашиваю, всеведущий предсказатель.
        - Ты хочешь знать, встретишься ли ты когда-нибудь с душой Алисии? - растерянно-рассерженно воскликнул эльф-людоед.
        - Именно так.
        - Но этого никто не может знать, ни люди, ни эльфы, ни дрононы, ни вампиры, ни драконы, никто! - разъяряясь, выплёвывал Айнгорн. - Это знает только Создатель всего, Тот, чьё имя неизвестно, чей лик неизвестен и чья воля неведома!
        - А никто не говорил, что будет легко, - с жестокой улыбкой, от которой ему самому стало не по себе, произнёс Лейрус.
        - Да иди ты… - выругался предсказатель.
        - Что же ты, даже попытаться не хочешь? - сладко поинтересовался Нерождённый. - Ты, величайший из предсказателей, драконий брат, эльф, преступивший законы мироздания, струсил?
        На крупном гладком лбу Айнгорна, лишённом морщин и плавно переходящем в лысину, проступили росинки пота, эльф тяжело дышал, чёрные глаза беспокойно ёрзали по комнате. Он точно знал, что задание Лейруса ему не под силу, более того, даже попытка грозила большими неприятностями, но чудовищных размеров самолюбие мешало признать, что он, могущественный провидец, здесь бессилен. Смахнув пот со лба, Айнгорн со злостью посмотрел на Лейруса и всё-таки решился.
        - Подойди к столу и опусти руку в блюдо.
        Нерождённый подчинился и погрузил правую руку в тёмную прохладную жидкость, которая тут же стала густеть, превратившись в киселеподобную массу. Когда приблизившийся Айнгорн опустил в блюдо свою удивительно белую, с длинными тонкими пальцами без ногтей, ладонь, масса стала приобретать сначала розовый, затем ярко-красный, потом насыщенный пурпурный цвет и начала медленно двигаться против хода солнца, с запада на восток. Предсказатель принялся что-то нашёптывать, во все глаза всматриваясь в наполненное блюдо. Так прошло несколько минут: Анйгорн бормотал всё быстрее и бессвязнее, превратив слова в один звук. Лицо его исказилось, будто от сильной боли, но он продолжал вглядываться в жидкость. Но вот он не выдержал и с громким воплем выдернул руку из блюда - рука обуглилась, словно долгое время лежала в костре, и дымилась, распространяя по помещению отвратительно-приторный запах палёной плоти. Лейрус изумлённо посмотрел на свою руку, продолжавшую оставаться в массе, которая стремительно начала редеть и снова превращаться в нормальную жидкость: по ощущениям, эта странная вода была не горячее реки в
сентябрьский день. Достав ладонь, Лейрус облегчённо вздохнул - с его рукой всё было в порядке. А предсказатель с глухим воем вышагивал вдоль стены, срывая с кровати какие-то тряпки и пытаясь ими замотать руку. Но тщетно - едва соприкасаясь с почерневшей кистью руки, любая материя тут же вспыхивала, как огромный одуванчик, в мгновение ока превращаясь в пепел и рассеиваясь по полу. На третьей или четвёртой попытке эльф-людоед прекратил тщетные старания и принялся неповреждённой рукой доставать из раскрытого сундука склянки и пузырьки и выливать их содержимое на обожжённое мясо, ибо кожи на его ладони уже не было. Но и это нисколько не помогло, Айнгорн продолжал корчиться от боли и метаться по своим покоям.
        Но вот предсказатель немного успокоился и, сдерживая ругательства и стоны, сжав зубы, уселся в кресло. Лейрус снова немного отошёл к двери. Взгляд, которым наградил его Айнгорн, полный злобы, боли и удивления, был далёк от дружелюбного.
        - Я так и знал… - процедил эльф. - Так и знал, что нельзя даже пытаться так далеко заглянуть в сферу запретного. Знал, а всё равно полез туда. Будь ты проклят, Повелитель Огня…
        - Ты не меня, ты себя кляни, гордость свою, - спокойно ответил Нерождённый. - Итак, я жду указания - куда мне двигаться, чтобы прийти к цели моего Пути?
        Айнгорн посмотрел на переставшую дымить, но, видимо, продолжавшую приносить ему боль руку, вздохнул и выговорил:
        - Так тому и быть… Ты знаешь, где находится Река Двойного Огня?
        - Нет, - с расширившимися от удивления глазами сказал юноша.
        - В одной из южных пещер Тартара открывается проход вниз, в запретную залу, через которую протекает Река Двойного Огня. Это место назвали так потому, что рядом, разделённые лишь узкой каменной полосой, протекают две реки, одна полная раскалённой лавы из притаившихся в земных глубинах вулканах, а другая несёт кристально-чистые воды, подобных которым нет нигде на свете. Вошедший в неё раненым выйдет полностью исцелённым…
        - Похоже, тебе стоит туда съездить, - указал на обугленную руку предсказателя Лейрус.
        - Если бы, - оскалился Айнгорн. - Эту рану ничем не излечишь, никаким лекарством и никаким волшебством… Поделом мне, попался на удочку, как сопляк… Так вот, именно там заканчивается твой Путь…
        - Постой, - снова перебил эльфа-людоеда Лейрус. - Как же может быть так, что рядом протекают два потока, один водный, а другой огненный? Если там так жарко, то вода бы просто испарилась… И почему - Река Двойного Огня? Огненная река-то там одна?
        - Ты задаёшь слишком много вопросов…
        - Это ты ещё одного моего друга не знаешь, уж он-то по части вопросов мастер, - усмехнулся Нерождённый, вспомнив о Зихии.
        - Хватит с меня одного твоего вопроса, - скосил глаза на искалеченную кисть и проворчал Айнгорн. - Дурак ты - «как же так, там жарко, вода бы испарилась»… Как будто мало в мире вещей, которых не может быть, но они есть… А Рекой Двойного Огня это место назвали тупые дрононы, шастающие по своему Тартару и первыми нашедшие эту залу. Вода отражает отблески пламени и оттого кажется красной, как сама лава. Поэтому эти тупорылые отбросы жизни, дрононы, и дали такое название, будто там две огненные реки.
        - И что там будет, на Реке Двойного Огня? - перешёл ближе к делу Лейрус.
        - Там вы сойдётесь с Лезидиром, и дальше может пойти только один из вас.
        - Огонь и вода… Вот почему мы с ним должны сразиться именно там, где соседствуют две стихии, - размышлял вслух Нерождённый.
        - Вот именно.
        - А почему он не мог сказать мне об этом при встрече?
        - Вы с ним встречались?
        - Да, на въезде в Горную Страну. Он сказал, что нам предстоит схватка, но не здесь и не сейчас.
        - Ну, - пожал плечами Айнгорн. - Наверняка он хочет оставить за собой преимущество во времени…
        - Почем все только и твердят о преимуществе во времени? Что оно даст, это время? И в любом случае, бой состоится только тогда, когда мы оба будем на нужном месте.
        - Время нужно для того, чтобы кое-что найти.
        - Что найти?
        - То, что может помочь в будущей схватке.
        - То, что может помочь? Так вот почему Лезидир стремился заполучить у эльфов этот Камень Молний? - припомнил Лейрус. - Он может ему помочь против меня?
        - Заполучи Лезидир Камень Молний, у тебя в поединке почти не было бы шансов…
        - Почему?
        - «Почему, почему»… Сам разузнай! Ты же у нас весьма неглуп, - снова поглядел на свою руку Айнгорн. - Но теперь мне придётся и тебе помочь - ты задал мне такой вопрос, на который нет ответа.
        - Ты мне поможешь? - недоверчиво рассмеялся Нерождённый.
        - У меня нет выбора… И нечего веселиться, - оборвал Лейруса предсказатель. - Весёлый он какой… У него любимая погибла, а он веселится…
        - Ещё слово, и тебе никакой малахит не поможет, - шагнул вперёд Лейрус, которого накрыла волна гнева.
        - Успокойся, успокойся, - примирительно произнёс Айнгорн. - Лучше послушай меня. Ты отлично знаешь, что в большинстве случаев вода побеждает огонь. Понятное дело, что твой огонь не совсем обычный, но всё же - у Повелителя Воды будет перед тобой преимущество. В бою с ним ты вынужден будешь больше защищаться, нежели атаковать, твои силы будут истощаться обороной, на нападение их уже не хватит.
        - И что ты хочешь мне предложить? Прибыть к Реке Двойного Огня и сказать «я сдаюсь»?
        - Нет, хотя решать тебе… Существует одна вещь, которая поможет тебе сэкономить силы в бою с Лезидиром. Огненные доспехи Тирабика.
        - Это ещё что такое? И кто такой этот… Тирабик?
        - Тирабик - самый знаменитый охотник на драконов. На его счету был каждый третий дракон из тех, которых удалось убить людям. В конце концов он был всё же убит драконами, но его слава была настолько велика, что о нём начали складывать легенды ещё при жизни. Сейчас, понятное дело, о нём помнят не так уж и много народа, но каждый, кто считает себя по-настоящему образованным, знает это имя.
        - На меня не смотри, я хоть и образован, о Тирабике не слышал.
        - Странно… Ладно… Одним из секретов Тирабика были волшебные огненные доспехи, неизвестно откуда у него появившиеся. Эти доспехи делали его абсолютно неуязвимым для драконьего огня.
        - Слушай, Айнгорн, ты к старости лет подрастерял ум. Тебе эти доспехи нужно было не мне, а Лезидиру предлагать, чтобы он от меня ими смог защитится. Мне-то они зачем? Он же меня не огнём, а водой будет поливать!
        - Послушай, мальчишка, - рассердился предсказатель. - Мал ты ещё, чтобы меня учить жизни и колдовству. Если я тебе говорю, что доспехи тебе помогут, значит, так и есть.
        - Вряд ли ты обидишься, если я скажу, что твоим словам не слишком-то доверяю, - пояснил Нерождённый.
        - Это понятно, - попытался улыбнуться Айнгорн, но из-за не прекращавшейся боли у него получилась жуткая гримаса. - Однако сегодня я получил хороший урок, что не стоит противиться неизбежному. Если я уж должен был сразу рассказать тебе всё, что я увижу в линии твоего Пути, значит, надо было рассказывать, а не затевать игру в вопросы и ответы. И если уж я увидел в этом проклятом блюде эти доспехи, то они могут тебе помочь. Впрочем, если не хочешь, я и слова больше о них не скажу.
        - Хорошо, говори, где достать эти доспехи.
        - «Хорошо, говори»… Как будто мне одолжение делаешь… Тебе крупно повезло - доспехи почти на твоём пути к Реке Двойного Огня. Ты знаешь, где находится озеро Вати?
        - Озеро Вати? Знаю - это солёное озеро неподалёку от дрононовских пещер. У этого озера дрононы ведут торговлю со всяким людским отребьем, убийцами и грабителями, которые поставляют этим чудищам наворованное и иногда даже похищенных людей.
        - Замечательно.
        - Замечательно?
        - Замечательно. В озеро Вати впадает река, Ери, берущая своё начало здесь, в Горной Стране. Эта же река, впадает и в другое озеро, Исиль, которое лежит ближе к эльфийскому краю, чем Вати. На озере Исиль, на самой его середине, находится большой остров. Там и спрятаны огненные доспехи Тирабика.
        - А поточнее?
        - Что поточнее?
        - Где именно на острове спрятаны доспехи?
        - Чего не знаю, того не знаю, - собирался было развести руками Айнгорн, но, вспомнив о сожжённой руке, поморщился и невредимой рукой взял чашу-череп и отпил из неё.
        - Ясно… Как мне отыскать ту пещеру, через которую я смогу попасть к Реке Двойного Огня? - задал вопрос Нерождённый.
        - Как, я разве не сказал?
        - Нет.
        - Это один из южных входов в подземелья дрононов. Если будешь двигаться от озера Исиль, иди по границе лесов и степей; достигнув пещер, ищи ту, напротив которой возвышается скала в виде однорукого сидящего человека.
        - Уверен? - с подозрением уточнил Лейрус.
        - Не хочешь - не верь…
        - Это всё, что ты должен был мне рассказать? - спросил Лейрус, чувствуя, что их встреча подходит к концу.
        - Всё, - измождено проговорил предсказатель; казалось, он вот-вот уснёт прямо в кресле, но он встрепенулся, вспомнив что-то: - Послушай, Повелитель Огня, у тебя ведь должен быть свой поводырь, у каждого Повелителя Стихии есть свой поводырь, волшебник или чародей. У Лезидира - Зарак. А у тебя кто?
        - Ширел, - повременив и с неохотой ответил Лейрус, сомневаясь, следует ли это знать Айнгорну.
        - Ширел? - прищурился эльф-людоед. - Великий Маг королевства Лайтия?
        - Он.
        - Хороший маг, - улыбнулся Айнгорн; но его улыбка очень не понравилась Нерождённому. Предсказатель тем временем поднялся, немного спотыкаясь прошёл к постели и, завалившись на кровать, исчез под пёстрым балдахином. Лейрус окинул взглядом странную комнату, полную высеченных из малахита вещей, и вышел прочь.
        
        Едва дверь, мягко шлёпнув, затворилась за Лейрусом, к нему подлетели Зихий и Зеникс:
        - Ну, что?
        - Ну, как?
        - Что?
        - Как?
        - Всё в порядке, - невозмутимо сказал Лейрус. Тут же приблизились находившиеся в некотором отдалении Ширел и Керилин. Волшебник, не столь поддавшийся волнению, как его молодые спутники, задал вопрос по существу:
        - Ты получил указание?
        - Да, нам нужно попасть к Реке Двойного Огня.
        - К Реке Двойного Огня? - уточнил Ширел.
        - КУДА? - уточнили Зеникс и Зихий.
        Керилин, судя по всему, имел представление о том, что такое Река Двойного Огня, поэтому промолчал; впрочем, возможно, дело было в свойственной эльфам неразговорчивости на людях и с людьми.
        Нерождённый вкратце пересказал друзьям то, что поведал ему Айнгорн о месте будущего поединка с Лезидиром, Повелителем Воды, а также о необходимости попасть на озеро Исиль и заполучить доспехи легендарного охотника на драконов Тирабика. О затее Айнгона с вопросами и ответами и о том, что из этой затеи вышло, Лейрус предпочёл пока не рассказывать. Но он упомянул о том, что предсказатель-людоед подсказал Лезидиру идею заполучить Камень Молний.
        - Что это за Камень Молний? Айнгорн сказал, что «водный» может использовать его против меня? - спросил Лейрус у Ширела, когда все пятеро спускались по каменной лестнице, не желая слишком задерживаться возле внутренних покоев зловещего предсказателя.
        - Он прав. И как это мне раньше в голову не пришло? Старею, глупею, - легонько шлёпнул себя посохом по лбу волшебник. - На самом деле Камень Молний - очень загадочный камень. Полностью его волшебные свойства до сих пор непонятны и не поняты. Например, откуда взялось такое название? Этот камень, положи его на открытом воздухе, притягивает к себе молнии, накапливая в себе их силу. И ещё, и самое для нас главное, - Камень Молний увеличивает энергию огня. Если бы Повелитель Воды заполучил этот волшебный предмет, то не сомневаюсь, что с помощью своего поводыря, Зарака, он нашёл бы способ применить Камень для того, чтобы направить твой же огонь против тебя.
        - Получается, Алисия спасла меня, не дав Лезидиру заполучить этот камень, - прошептал Лейрус.
        - Действительно, - согласился маг.
        - Кстати о Зараке. Айнгорн, вероятно, знает его и мне показалось, что он тоже считает этого колдуна весьма сильным и опасным.
        - Я и сам это уже понял. Что ж, будем внимательны.
        - Итак, давайте решим, что нам делать дальше, - предложил Зихий, когда они выбрались из каменного утёса и снова с удовольствием вдохнули свежий лесной воздух среднегорья.
        - А что делать? - удивился Зеникс. - Отправимся на озеро Исиль, найдём для Лейруса огненные доспехи, потом заберёмся в Тартар, отыщем эти огненные реки, дождёмся
«водного» и мы сразимся с ним.
        - Лейрус сразится с ним, - мягко поправил богатыря Керилин.
        - Правильно, я так и сказал, - тряхнул своей белокурой гривой Зеникс.
        - Нет уж, ты сказал «мы сразимся», - вмешался Зихий.
        - Это одно и то же, - не стал задираться Зеникс.
        - В общих чертах план Зеникса мне нравится, - подставив лицо солнцу и смотря в зелёный лес, сказал Ширел.
        - Правда? - гигант не ожидал похвалы от волшебника.
        - А что - просто, без затей, но по сути всё, что нам нужно сделать, ты перечислил.
        Зеникс горделиво расправил плечи: ему приятно было осознавать, что он годится не только на то, чтобы секирой размахивать. Зихий похлопал товарища по плечу:
        - Молодец, я тобой горжусь.
        Лейрус, Ширел и Керилин рассмеялись при виде такой взаимоподдержки. Поднявшись из впадины, Лейрус оглянулся на выглядящий мрачновато среди зелени утёс и сказал:
        - Сейчас ещё нет и полудня. Если быстро вернёмся в Эрельдинг и соберём наши вещи, можно будет отправляться в путь уже сегодня - до вечера мы успеем осилить немалое расстояние. Далеко отсюда до реки Ери, Керилин?
        - Нет, к заходу солнца, если тронетесь через два-три часа, достигнете Ери.
        - Покажешь дорогу?
        - Конечно, я всегда рад помочь тебе, Лейрус, но…
        - Но?
        - Я думаю, вам не нужно сегодня торопиться и отправляться к Ери.
        - Отчего?
        - Я знаю способ, как вам добраться до озера Исиль гораздо быстрее, чем вы рассчитываете.
        - Как же это? - удивился Зеникс.
        - Доберёмся до Эрельдинга, узнаете, - загадочно пообещал эльф.
        - Твой отец вернулся, Керилин? - поинтересовался Ширел у эльфа, когда путники шли через буйный, дарящий приятную прохладу в жаркий полдень, лес.
        - Нет, - помрачнел Керилин. - Он всё ходит вокруг Священного Дерева и не хочет возвращаться в наш дом.
        Волшебник ничего не сказал, только покачал головой и оставшуюся часть пути провёл в полном молчании, задумавшись. А Зеникс и Зихий, услышав от Лейруса о странных огненных доспехах, которые должны помочь Нерождённому в его будущем поединке с Повелителем Воды, принялись строить догадки: каким же образом волшебные латы, защищающие от огня, могут помочь тому, кто этим огнём повелевает, против воды? Порядком поломав головы над этой задачей, Зеникс и даже пытливый Зихий признались, что придумать ничего путного не могут.
        - Перестаньте ерундой заниматься, - посоветовал Лейрус.
        - Как это - ерундой? - удивился Древославный. - Тебе разве не интересно понять, как использовать эти доспехи? Ведь это важно!
        - Это важно, - согласился Лейрус. - Но для начала нужно увидеть, что доспехи из себя представляют, а потом уже решать, что с ними делать.
        - Верно, - одобрил слова Нерождённого волшебник.
        - А всё-таки - как же действуют эти доспехи? - пробурчал себе под нос Древославный.
        Вернувшись во вновь опустевший Эрельдинг, путники расположились в хижину, в которой провели предыдущую ночь. Лейрус торопился начать сборы в дорогу, но проголодавшийся Зеникс предложил прежде всего отобедать, и его поддержали остальные - Ширел, Зихий и даже Керилин.
        С аппетитом, следуя примеру товарищей, уплетая приготовленный заранее, по распоряжению Керилина, обед, Зихий спросил у вежливо отказавшегося от предложения присоединиться к трапезе и стоявшего рядом эльфа:
        - Скажи, Керилин, что ты имел в виду, когда говорил, что можно не торопиться отправляться в путь к реке Ери?
        - Я знаю способ, как вам оказаться на берегах озера Исиль сегодняшним вечером.
        Лишь Зеникс, увлечённо поглощающий всяческие лесные плоды (эльфы не потребляли в пищу животных) исполинскими пригоршнями, не отреагировал на слова эльфа; остальные прекратили есть и в недоумении воззрились на Керилина.
        - То есть как? - не преминул первым задать вопрос Зихий. - Ширел, разве до озера Исиль всего несколько дней пути?
        - Насколько я знаю, от пределов Горной Страны до этого озера не менее месяца верховой езды, - ответил маг.
        - Тогда как же ты предлагаешь нам осилить путь в месяц за несколько часов? - обратился Древославный к Керилину. - Что, какие-то ваши эльфийские штуки? Заклинания, магия? Сможешь перенести нас по воздуху?
        - Не сможет, - не дал ничего ответить эльфу Ширел. - Древняя эльфийская магия полётов действует только на самих эльфов.
        - Магия полётов здесь не при чём, - терпеливо принялся объяснять Керилин. - У нас же есть дверь перемещений.
        - Дверь перемещений? - ахнул Ширел. - Но ведь ею можно воспользоваться только один раз в году…
        - В этом году её ещё не использовали, а этот случай, я полагаю, заслуживает того, чтобы задействовать дверь перемещений.
        - Но ведь в дверь перемещений нельзя войти без Хранителя Света, твоего отца! - продолжал ахать волшебник.
        - Точнее говоря, дверь нельзя открыть без его магического жезла, - уточнил Керилин.
        - Не так важно. Главное - твой отец вряд ли согласится помочь, нам, людям, - засомневался Ширел.
        - Отца сейчас нет в нашем доме, а где находится его магический жезл, я прекрасно знаю, - пожал плечами эльф.
        - Ты предлагаешь воспользоваться дверью перемещения втайне от Гейдриля, Хранителя Света? Он же страшно разгневается! - поразился волшебник.
        - Отец сейчас потерял интерес ко всему на свете, - вздохнул Керилин. - Не думаю, что он как-то серьёзно отреагирует на новость о том, что я использовал перемещение этого года.
        Лейрус и Зихий, не понимавшие, о чём идёт речь, переводили взгляды с Ширела на Керилина, и обратно. Первым не выдержал Нерождённый:
        - Послушай, Керилин, о какой двери вы говорите? Мне ни ты, ни Ширел, никто никогда не рассказывали о двери перемещений.
        - Нужды не было, - с обезоруживающей, поистине эльфийской улыбкой ответил другу Керилин.
        - Дверь перемещений - магический портал, который может забросить всякого или всяких, кто сможет протиснуться в него в течение минуты, в любой надземный закоулок мира, - разъяснил для юношей, в том числе и для Зеникса, завершившего обед и также прислушавшегося к беседе, волшебник.
        - Надземный? - переспросил Зихий.
        - Да, ни в пещеры Тартара, ни в подводные глубины с помощью двери попасть нельзя. Только в какое-либо место на поверхности земли. На перемещение затрачивается столько волшебной силы, что дверь не может быть использована чаще, чем раз в год.
        - Впервые слышу, - произнёс Лейрус.
        - Но ведь и о Камне Молний ты до недавних пор тоже ничего не слышал, правда? - усмехнулся Керилин. - У нас много секретов.
        - Да уж, - прогудел Зеникс.
        - Ладно, ближе к делу, - Лейрус встал из-за стола и принялся неторопливо расхаживать по хижине. - Значит, мы можем с помощью двери перемещений мгновенно оказаться там, где пожелаем?
        - Да, - утвердительно наклонил остроухую голову эльф.
        - Куда пожелаем - на поверхности земли, - напомнил Ширел.
        - Я помню, - кивнул Нерождённый. - Если все согласны испытать на себе волшебство этой двери…
        Лейрус сделал паузу и оглядел присутствующих: без слов было понятно, что его друзья были готовы последовать за ним.
        - Тогда следует решить, какое место для перемещения нам выбрать, - сказал довольный единодушием товарищей Нерождённый. - Можно сразу перенестись ко входу в пещеру, что служит проходом к Реке Двойного Огня. Сберечь время и силы, которые мы затратим, если отправимся через дверь к озеру Исиль. Но на этом озере, где-то на острове, должны быть доспехи, которые, по словам Айнгорна, могут подсобить мне в бою с Повелителем Воды. Правда, я не совсем понимаю, как могут доспехи, защищающие от драконьего огня, помочь против водной атаки…
        - Вопрос здесь в том, верить ли Айнгорну, - растягивая слова, вымолвил задумчиво Ширел. - Правда ли эти доспехи могут помочь тебе и существуют ли они вообще? Конечно, я слышал много легенд о Тирабике, великом охотнике на драконов, но, признаться, ни разу в них не упоминалось о его волшебных доспехах.
        - Может быть, этот проклятый людоед соврал? - предположил Зихий.
        - Навряд ли, - заявил Нерождённый. - Может быть, он чего-то не договорил, но эти доспехи точно существуют - у меня на глазах он получил такой урок, что не стал бы так явно лгать.
        - Какой урок? - встрепенулся маг.
        - Не время об этом, - отмахнулся Лейрус, не желая выдавать подробностей своего пребывания у предсказателя. - Я думаю, лучше отправиться к озеру Исиль, за доспехами. Если Айнгорн всё-же солгал, и доспехов там нет, или с ними что-нибудь не так, мы ничего не теряем. А вот если эти доспехи и в самом деле могут помочь мне, а мы не заполучим их, мы… я могу очень немало потерять.
        - Верно! - легонько, открытой ладонью, стукнул по столу Зеникс и стол тут же, жалобно хрястнув, переломился пополам, блюда и кубки со звоном рассыпались по полу вместе с объедками.
        - Ну вот, принялся за своё излюбленное дело - крушить, ломать… - рассмеялся Зихий. Остальные улыбнулись, а могучий воин смущённо спрятал руки за спиной:
        - Извините, я не собирался…
        - Конечно, конечно, - преувеличенно сердечным тоном подбодрил товарища Древославный.
        - Значит, отправляемся к озеру Исиль, - принял окончательное решение Лейрус. - Керилин, когда ты сможешь отправить нас через дверь перемещений?
        - Мне нужно сделать кое-какие приготовления, - мысленно перебирал в уме всё необходимое для успешного заклинания эльф. - Вы пока собирайте вещи, через час я буду готов.
        - Хорошо. Где находится дверь перемещений?
        - В доме моего отца - только Хранитель Света имеет постоянный доступ к двери.
        - Понятно. У тебя точно не будет из-за этого неприятностей с отцом?
        - Не будет, - улыбнулся Керилин и вышел из хижины.
        Зихий подошёл к Лейрусу и сказал:
        - А вы говорили, что эльфы не дружат с людьми…
        - Они и не дружат, они скорее презирают нас, - сказал Нерождённый. - Но если они дружат, то дружат так, что людям нужно непременно поучиться у них этому.
        - Тебе повезло, Керилин - твой настоящий друг, - восхищённо заметил Зихий.
        - Это верно, - согласился Лейрус.
        Не потратив много времени на сбор вещей, которые и без того были уже собраны и лежали в дорожных сумках, Лейрус и остальные хорошенько накормили лошадей перед дорогой, взяв каждый по корзине растительных плодов, стоявших в хижине, и поставив перед своими скакунами. Небо тем временем покрылось многочисленными мелкими, но высокими облаками, среди которых попадались серые, предвестники недалёкого дождя. Солнечные лучи касались земли теперь изредка, с длительными перерывами, подул устойчивый ветер, заставивший лес тревожно зашуметь. По пустому селению эльфов пробегали то по одному, то небольшими группами пугливые косули с длинными шеями и огромными глазами, казалось, полными слёз. Зеникс, поглаживая своего Баса, смачно хрустящего угощением в корзине, посмотрел на небо и вздохнул:
        - Тревожно как-то…
        Зихий ничего не сказал, но был согласен с богатырём: ощущение было такое, будто они отправлялись в путь, из которого нет возврата. Лейрус задумался, глядя в землю и не замечая, как его пепельный скакун, Сагат, то и дело отрывался от своей корзины и касался мягкими губами рукава хозяина, будто давая знать о своей поддержке. Где-то вдалеке, непонятно, в какой стороне, как будто протарахтела по небосводу хлипкая телега - скорее всего, гроза всё-таки доберётся до Эрельдинга к ночи. Только их четверых к тому моменту здесь уже не будет.
        - Пошли, - распорядился Лейрус, как только последняя из лошадей, лошадь Зеникса, опустошила корзину с плодами.
        Хрустальный терем Гейдриля, Хранителя Света, казался среди жаркого дня, в воздухе которого уже начала чувствоваться собирающаяся перед грозой влага, свежим и холодным, как глоток родниковой воды. Оставив лошадей у завесы из дубовых ветвей, спадавших до земли, Лейрус и остальные поднялись по журчащей лестнице. У входа в дом их ждал Керилин:
        - Всё готово.
        Пришлось возвращаться за лошадьми и уже с ними снова подниматься к терему.
        - Идёмте за мной, - пригласил Керилин и шагнул внутрь. Эльф повёл людей через большой зал, где на возвышении лежала Алисия. Цветы, окружавшие её вчера, сейчас были убраны, пустые вазы расставлены вдоль прозрачных стен. Лейрус, шедший сразу за Керилином, остановился у тела возлюбленной, пропуская товарищей вперёд. Медленно, словно стараясь через пальцы впитать в себя всё, что потом превратится в воспоминания о любви, Нерождённый погладил волосы Алисии. Круто повернувшись, он с каменным лицом догнал остальных, ожидающих его на пороге другой комнаты. Эта комната был тёмной, здесь не было светящихся шаров, в изобилии разбросанных по любому эльфийскому жилищу; помещение освещалось большим сияющим проёмом, свет которого был настолько ослепителен, что невозможно было разглядеть, из чего же эта дверь изготовлена. Лошади недоверчиво зафыркали, люди тоже с опасливым изумлением смотрели на большое пятно света на фоне тёмной стены.
        - Всё готово? - обратился к Керилину Зихий.
        - Всё, - заверил эльф.
        - Тогда вперёд, - мрачным голосом сказал Лейрус и, протиснувшись из-за спин друзей двинулся к сияющему проходу.
        - Подождите, а как этой двери станет известно, куда нас отправлять? - спросил Древославный.
        - Не волнуйся, я уже всё сделал, - ответил Керилин.
        - Так я и не волнуюсь… А кто тут волнуется? Я - нет! - громко проворчал Зихий.
        - Вот и отлично. Подходите все вместе с лошадьми сюда и становитесь перед дверью перемещений, - командовал эльф. Все подчинились и вот уже перед проёмом сгрудились четыре человека с четырьмя лошадями позади. Лейрус без слов протянул руку Керилину и эльф крепок пожал её, также молча.
        - Приготовьтесь! - воскликнул Керилин, доставая из-за спины короткий жезл из неизвестного камня, красного с зелёными прожилками, и украшенный золотой резьбой в виде древесных листьев.
        - А как приготовиться? - поинтересовался Зихий, но эльф ему уже не ответил, резкими движениями ткнув жезлом поочерёдно в обе стороны прохода. Свет из двери стал ещё ярче, он ослеплял, и путники, закрывшие головы руками, услышали громкий голос невидимого эльфа:
        - Вперёд!
        Все разом ринулись в проём, который мгновенно расширился так, что в него свободно, без толкучки, прошли все четверо. Лошади за спиной громко хрипели и даже упирались, опасаясь вступать в этот слепящий коридор; приходилось несколько раз сильно дёргать поводья, дабы повести за собою скакунов. Идти было не слишком легко, они словно погружались в воду, хотя никакой воды не было. Воздух стал разряженным, словно в самых высоких горах, дышать стало трудно, почти невозможно. В ушах свистело и щёлкало, Зихий почувствовал, как по лицу у него тонкой струйкой течёт тёплая жидкость - из носа пошла кровь. Всё продолжалось не больше минуты, свет стал редеть, шум в ушах прекратился, впереди неясными контурами, словно сквозь утренний туман, показались деревья. Появился и с каждым мгновением становился всё отчётливее плеск воды. Неестественно белый свет исчез, ему на смену пришёл настоящий, живой солнечный свет, освещавший верхушки сосен, сквозь которые виднелась близкая гладь озера.
        - Судя по острову, это и есть озеро Исиль, - сказал Лейрус, разглядывая поверхность большого водоёма из под приставленной ко лбу ладони.
        - Даже ты, Ширел, не бывал здесь? - спросил Зихий.
        - Представь себе, даже я, - передразнил Древославного волшебник, также с любопытством осматриваясь вокруг. В лучах смотрящего прямо на них солнца, подбиравшегося к земле на западе, раскинулось озеро с поросшими соснами безлюдными берегами, где-то крутыми, обрывистыми, где-то пологими, и с холмистым островом точно посередине. Нигде не было заметно никаких следов пребывания здесь кого-либо, кроме вкопанного в берег, на котором сейчас стояли путники, каменного столба с отверстием, в которое была продета толстая железная цепь, уходящая под воду. Вероятно, к этой цепи привязывались лодки, на которых кто-либо добирался на остров: но сейчас ни одной лодки на всём озере не было.
        - Как же мы доберёмся до острова? - задался вопросом Зихий, упёршись руками в бока. - Ни одной лодки…
        Зеникс повернулся в сторону соснового леса и предложил:
        - Можно сделать плот.
        - Так и поступим, - повернулся к товарищам Лейрус.
        Скинув верхнюю одежду, чтобы не стесняла движений, богатырь взял наперевес свою страшную секиру и принялся легко, одним взмахом, валить те сосны, на которые ему указывал волшебник. Ширел старался подбирать деревья не слишком толстые, прямые, с наименьшим числом ветвей и сучков. В полчаса необходимые для плота стволы были повалены. Зеникс быстро очистил их от лишней растительности и принялся сносить поближе к воде, загребая по два ствола в каждую руку. Лейрус и Зихий также носили стволы на берег, правда, каждое дерево они тащили вдвоём. Зеникс воспользовался случаем и отпустил несколько шуточек в адрес «малохольного» Зихия. Тому ничего не оставалось, как молча пыхтеть под тяжестью длинной сосны - ответить довольному собой великану ему сейчас было нечего.
        Свалив на берегу несколько десятков здоровенных стволов, юноши под руководством Ширела принялись с помощью вытащенных из сумок верёвок мастерить плот. Сперва Зеникс вошёл во вкус и, не ограничиваясь тем, что остальные решили строить плот в три ряда брёвен, два основных и одного промежуточного, принялся даже сооружать борта. Лишь на втором напоминании Ширела, что они строят плот, а не корабль, великан неохотно прекратил свои строительные подвиги.
        - Зихий, помнишь, я велел тебе не выкидывать пузыри животных, которых мы съедали в дороге? - обратился к юноше маг.
        - Да, прекрасно помню - как же не помнить, если сумка с этими пузырями, пахнущая далеко не цветами, висит на моей лошади? - Зихий с утроенной силой рубанул топором по бревну, сморщив нос, будто от ужасной вони.
        - Отлично. Рад, что ты меня не ослушался…
        - Хотя мысли такие у меня появлялись, - тихо огрызнулся Древославный.
        - Не сомневаюсь. Вытаскивай их.
        Зихий достал из своих вещей внушительных размеров сумку и вытряхнул из неё на землю несколько десятков сморщенных мочевых пузырей, оставшихся единственным воспоминанием о многочисленной дичи, подстреленной сыном Урсуса и остальными.
        - Вот и хорошо, - поцокал языком Ширел. - Они высохли?
        - Да, они сухие.
        - Хорошо, хорошо… Зеникс, надувай их и завязывай вот этой тонкой бечёвкой.
        Великан уставился на волшебника, хлопая глазами.
        - Так нужно, Зеникс, - ответил на немой вопрос богатыря волшебник.
        Пока Зеникс, подчинившись, старательно надувал пузыри, обматывая их горловины бечёвкой, не давая выходить воздуху обратно, Нерождённый, внимательно смотревший то на появлявшиеся шары, то на плот, подошёл к магу и спросил:
        - Ты хочешь привязать пузыри к плоту?
        - Правильно, Лейрус, правильно. Так плот станет более устойчивым и мы сможем без опасений заводить на него лошадей, - подтвердил Ширел.
        - Умно придумано, - похвалил идею Нерождённый.
        - Согласен. Я видел такое на некоторых кораблях, плавающих между океанскими островами.
        После того, как Лейрус и Зихий по указанию волшебника обвязали плот со всех сторон получившимися шарами, Древославный и Зеникс тоже догадались, для чего нужно было надувать пузыри и уважительно посмотрели на улыбающегося Ширела.
        Когда солнце коснулось верхушек деревьев и огромная тень уже подползла к путникам, накрыв всё озеро, плот был готов к переправе на остров.
        - Мы сегодня неплохо поработали, - оглядев плот, вынес приговор Ширел.
        - Мы уж точно поработали сегодня хорошо, - двусмысленно заметил Зихий, утирая рукавом пот с лица.
        - Ты на что это намекаешь, сын Урсуса? - с притворной строгостью спросил волшебник. - Не хочешь ли ты сказать, что вы работнички, а я бездельничал?
        - Нет, что ты, руками в разные стороны водить тоже работка ещё та, - насупив брови, отреагировал Зихий и все рассмеялись.
        - Что ж, утром опробуем, что у нас получилось, - улыбнулся, глядя на своё деревянное детище, Зеникс.
        - Отчего же утром? Поплывём сегодня, - неожиданно громко сказал Лейрус, натягивая на себя кольчужную рубашку, которую скинул при начале строительства плота.
        - Сейчас? - нахмурился Древославный.
        - Сейчас.
        - Но вот-вот наступит темнота, - заметил Ширел.
        - Ну и что же? С пути мы не собьёмся, такой крупный остров будет отлично видно в звёздную ночь, а на небе ни облачка, так что звёзд будет достаточно, - рассуждал Лейрус, прилаживая за спину ножны с мечами.
        - Ты не слишком спешишь? - поинтересовался волшебник.
        - Ещё недавно ты при любом случае подгонял нас. И знаешь, ты был прав, нужно было торопиться - возможно, если бы мы, я где-то поспешил на день, где-то ещё на день, мы бы успели прибыть в Эрельдинг до того, как Лезидир… - Нерождённый замолчал, но было понятно, о чём он хотел сказать.
        - Лейрус, - мягко произнёс Ширел, - то, что должно случиться, произойдёт, так или иначе. Не вини себя, если бы ты и спешил как сумасшедший, это бы не помогло.
        - Кто знает… Тем не менее, нечего рассиживаться здесь. Переправимся на остров, на нём переночуем и завтра с рассветом возьмёмся за поиски доспехов Тирабика. Чем быстрее, тем лучше.
        Зихий развёл руки, давая понять, что ему всё равно, Зеникс, как всегда, был согласен с Нерождённым. Ширел окинул взором озеро и исчезающее позади него солнце и пожал плечами:
        - Почему бы и нет?
        Заведя на плот лошадей и разместив их в самом центре, рядом со сваленными в одну кучу дорожными сумами, путники вооружились заготовленными длинными прочными шестами и разместились по углам плота. Последним на бревенчатое сооружение забрался Зеникс, который толкал плот со всеми находившимися на нём от берега, придав плоту немалое ускорение и почти погрузившись с головой в воду. После того, как друзья помогли великану выбраться из озера, все принялись отталкиваться длинными шестами от дна. Озеро Исиль было относительно неглубоким и дно уходило вниз плавно, без обрывов. Течения почти не было, плот медленно, но неуклонно приближался к острову, возвышавшемуся над водой и хорошо видному на фоне почти ночного тёмно-синего неба. Остров казался безжизненным, на нём не было заметно никакого движения, ни одного огонька, да и звуков, кроме становящихся более отчётливыми плеска волн и шелеста деревьев, оттуда никаких не доносилось. По мере того, как плот приближался к острову и тот становился всё больше, кусок суши посреди озера казался всё более мрачным и безжизненным. Лошади не фыркали и не ржали, как обычно
в преддверие опасности, но настороженно вытянули уши, с подозрением нюхая сырой воздух. Пологие песчаные берега, лишённые растительности, смутно белели в темноте, вызывая безотчётную тревогу, охватившую всех находившихся на плоту.
        - Ты не замечаешь ничего необычного? - как можно тише спросил у Зихия Зеникс.
        - Вроде бы нет. А ты? - Древославный повертел головой по сторонам, высматривая что-нибудь, что могло бы объяснить растущее чувство опасности.
        - Я тоже… Но что-то здесь не так, - проворчал богатырь.
        - Да… - согласился Ширел, но больше ничего не добавил.
        Плот, выталкивая воду на песок, мягко пристал к берегу. Первым с него сошёл Лейрус, спрыгнув в воду, доходившую ему до колен, и понукая своего Сагата последовать за ним. Конь немного поупирался, но вскоре также оказался на берегу. Остальные последовали примеру Нерождённого и стали выбираться на сушу. Ширел и Зеникс уже стояли рядом с Лейрусом, а Зихий только бултыхнулся в озеро и принялся стаскивать с плота свою лошадь, как из тёмного леса раздался шипящий вопль, похожий на сильный крик ночных болотных птиц, и на берегу стремительно очутились семеро широкоплечих фигур, косматые головы которых орали нечеловеческими голосами. Как и говорил Лейрус, ночь была безоблачная, бесчисленные звёзды и луна освещали землю немногим хуже дневного светила, и одного взгляда на появившиеся фигуры было достаточно, чтобы разглядеть провалившиеся носы, красные глаза и выпирающие из пастей длинные клыки.
        - Вот только вампиров нам не доставало, - вздохнул Ширел, в то время как Лейрус и Зеникс, подтолкнув лошадей к воде, чтобы не мешались, выхватили оружие, а Древославный, рывком стащивший таки лошадь с плота, бежал к друзьям, высоко поднимая ноги и разбрызгивая воду. Вампиры тем временем выстроились полумесяцем, стремясь не дать никому прорваться сквозь их ряд, и подняли свои руки параллельно земле - на каждую руку у них был пристёгнут кожаными ремешками специальный длинный шип с отточенным крюком на конце. Кровопийцы пользовались таким оружием, когда стремились не просто заполучить доступ к артериям своих противников и жертв, но в первую очередь убить их. Сделав пару шагов к стоявшим плечом к плечу путникам, вампирья шеренга остановилась, выжидая чего-то. Долго гадать, чего именно, не пришлось - из чащи показалась высокая фигура, одетая в балахон с длинным капюшоном, в которой все друзья сразу узнали третьего спутника Лезидира, Повелителя Воды, безмолвного на протяжении всей их непродолжительной встречи на границе Горной Страны. Фигура прошла сквозь ряд вампиров, которые расступились перед ней,
встала перед ней лицом к людям и откинула капюшон, открыв безносое клыкастое обезображенное лицо, бывшее когда-то прекрасным холодной эльфийской красотой.
        - Вампироэльф! - полувосхищённо-полуизумлённо выдохнул Древославный.
        - Да! - прорычал Зеникс, лицо которого, как прекрасно было видно даже ночью, стремительно темнело, наливаясь кровью. - Это вампироэльф…! Тот самый! Кто убил мою сестру и мою невесту!
        Вампироэльф, буравя Зеникса красными глазами, яростно зашипел и достал из-под балахона узкий острый прут и массивную булаву, глава которой была усеяна длинными шипами - видимо, он также вспомнил богатыря.
        - Зеникс, погоди! - крикнул Нерождённый, но было поздно - размашистыми скачками, подняв ярко сверкающую в лунном свете секиру над головой, великан понёсся к вампироэльфу, сотрясая ночной воздух настоящим звериным рыком. На несколько мгновений Зеникс оказался один против всех вампиров, вампироэльф отступил на несколько шагов назад, с интересом наблюдая за тем, как его подчинённые с шипением бросаются на чертящего секирой вокруг себя широкий серебряный круг богатыря. Вампиры, скорее всего, были осведомлены о смертельной опасности оружия великана и опасались подходить к нему слишком уж близко, совершая стремительные рывки то с одной, то с другой стороны, заканчивавшиеся прыжками назад. Такая картина длилась не дольше времени, что понадобилось Зихию для того, чтобы достать лук и выпустить стрелу в бурлившее вокруг Зеникса месиво из длинноволосых звериных рож и тел. Яростное шипение, переходящее в визг, известило всех, что один из вампиров тяжело ранен. Давление на Зеникса ослабло, один вампир бросился на Зихия, чтобы не позволить ему беспрепятственно расстреливать других кровососов; другой,
выглядевший покрепче остальных, напал на Ширела, сорвавшего свою шляпу, чтобы в схватке не лезла на глаза, и резким жестом освободившего ладони от просторных длинных рукавов; сразу двое кинулись на Лейруса, уже двинувшегося им навстречу с двумя обнажёнными мечами. Оставшиеся двое вампиров уже не могли сдерживать Зеникса, нападая на него со всех сторон, и шаг за шагом отступали перед секирой, сверкавшей молнией. Вампироэльф, решив, что самое время вмешаться, скинул с себя балахон, оставшись в одной кожаной бедренной повязке. Его мощное тело вызывало восхищение, но то восхищение, что вызывает сильное животное, ничего человеческого и тем более эльфийского в нём уже не было. Вампироэльф, мощным прыжком взвившись в воздух на добрый десяток локтей, атаковал Зеникса и богатырю, не отруби он секундой ранее голову одному из вампиров, пришлось бы нелегко. Но великан успел увернуться от булавы и соперники стали медленно передвигаться по кругу, следя за каждым движением врага, Зеникс попутно с ленцой отмахивался от редких выпадов оставшегося пока в живых вампира.
        У остальных дела шли лучше; вернее, Ширел и Лейрус свои дела уже закончили: волшебник прочитал заклинание и взмахнул руками, отчего бывший уже в нескольких шагах от него вампир остановился, будто вкопанный, опоясанный светлыми парообразными струями, выскочившими, как казалось, из рукавов мага. Обездвиженный вампир затрясся, словно на жесточайшем морозе, из его ушей, носа и пасти хлынула чёрная кровь и он свалился замертво. Нерождённый тем временем молниеносно вклинился между двумя врагами, ударом правого меча отсёк руку одному вампиру, ударом левого - ногу второго. Затем лишил вампира и второй руки и пронзил его горло, а вторым клинком проткнул сердце лежащего на земле врага. Тот в предсмертной агонии схватился за разорвавший его сердце в клочья меч, второй же, лишённый такой возможности вместе с отрубленными руками, мешком упал навзничь.
        Зихий справился со «своим» вампиром не так быстро - сверхчеловечески быстрый рывок противника не оставил ему времени достать ещё одну стрелу, так что лук Древославному пришлось отбросить и уклоняться от свистевших над ним шипов с крюками. Сумев вытащить меч, Зихий скользящим ударом рассёк ремни, которыми шип крепился к одной из рук противника, так что теперь оба имели оружие только в одной руке. Вампир присел, скаля клыки.
        - Он будет прыгать! - услышал Зихий предупреждающий крик Лейруса, но вампир уже летел на него, выставив вперёд шип с отточенным, как бритва, крюком. Зихий сделал небольшой шаг в сторону и, обхватив рукоять двумя руками, резко ткнул мечом пустоту. Кровососущая тварь напоролась на клинок, вводя его всё глубже в своё тело собственным весом, навалившимся на острие. Удар был настолько мощным, что Древославный выпустил меч из рук и вампир упал на землю, покатившись к воде. Несколько раз перевернувшись, вампир из последних сил вырвал из раны меч и жизнь ушла из него.
        Подобрав свой клинок, Зихий подбежал к Лейрусу и Ширелу, которые наблюдали за схваткой Зеникса с вампироэльфом: другого своего противника великан уже убил, разрубив наискосок, от левого плеча до правого бедра. Более проворный и быстрый, вампироэльф сумел легко ранить богатыря, едва коснувшись булавой плеча Зеникса. Рана, хоть и была просто глубокой царапиной, обильно кровоточила и постепенно вся рука великана была в крови. Противник Зеникса, с трудом увёртываясь от тяжёлых ударов, старался контратаковать, целя заточенным прутом в ноги великана. Когда Зеникс парировал удары, вампироэльф старался булавой поразить открывавшуюся верхнюю часть тела. Возможно, владей он, подобно Лейрусу, с одинаковой силой и умением обоими руками, у него могло что-нибудь получиться; однако правой своей рукой он владел явно хуже, нежели левой, и потому большинство его атак булавой оказывались безуспешными. Но вампироэльф продолжал круговерть, понимая, что вместе с брызгами крови, разлетавшимися от огромного плеча Зеникса, из великана постепенно выходят силы, и теряется скорость. Измотай кровопийца богатыря - и появлялся
хороший шанс победить его. Однако надежды вампироэльфа не сбылись: когда он во время одного из своих двойных выпадов подобрался к врагу слишком близко, Зеникс вонзил секиру в ступню противника, намертво пригвоздив её более чем на половину ушедшим в землю широким лезвием. Вампироэльф, одновременно услышал громкий хруст своих костей и почувствовав дикую, туманящую разум боль, непроизвольно выпустил булаву и схватился, наклонившись, за поражённую ногу. Зеникс тут же, выпустив застрявшую секиру, одновременно одной рукой вышиб длинный прут, а другой загрёб в громадную ладонь горло врага, оторвав того от земли. Вампироэльф захрипел, двумя руками схватившись за ставшие железными тисками пальцы богатыря, а ногами отчаянно молотя воздух в пяти-шести локтях от поверхности земли. Глаза Зеникса зажглись торжеством, он оскалил зубы, выдавая пылающую в нём зловещую радость, радость от осознания, что сейчас он своими руками свернёт шею тому, чьё клыкастое безносое лицо долгими ночами не давало ему покоя и сна. Продолжая сжимать пальцы, богатырь наблюдал за тем, как вампироэльф перестаёт хрипеть, его тёмное лицо
начинает бледнеть и синеть, красные глаза закатываются, а тело, брыкавшееся и извивающееся, постепенно затихает. Но вдруг Зеникс вздрогнул и часто заморгал, так, как если бы в глаз ему что-то попало; нахмурившись, он несколько секунд смотрел на врага, теперь уже без злорадного оскала, после чего, слегка согнув руку, отшвырнул вампироэльфа прочь от себя. Тот, пролетел, немалое расстояние, грохнулся на землю, ошалело повертел головой, словно не веря в то, что в его лёгкие снова вливается воздух. Зеникс отвернулся и медленно подошёл к друзьям.
        - Почему ты не убил его? - недоумевал Зихий.
        - Не знаю… Это трудно объяснить… - грустно покачал головой великан. - Я вспомнил, как я жаждал добраться до него и своими руками разорвать эту тварь на части… И вот, когда я держал его в руке и видел, как он загибается, я вдруг понял, что в этот самый миг ничем не лучше его. Он одержим жаждой крови, я - жаждой убить его. Но я же человек… Я не такой, как он… Мне не нужно лишить его жизни для того, чтобы с любовью вспоминать свою семью. А убей я его хоть десять, хоть сто раз, родных я уже не верну…
        - Ты принял правильное решение, - хлопнул богатыря по спине Ширел, пряча в усах и бороде печальную улыбку.
        - Ты молодец, - похвалил друга Лейрус. - Скажи… Наверняка ты в тот миг вспомнил и о Салии, дочери Гермиуса, предводителя бывших вампиров?
        Зеникс смущённо потупился:
        - Да… Я подумал, что если убью его сейчас и вот так, я не смогу с чистым сердцем смотреть на неё, если мы встретимся…
        - Встретитесь. Я верю, что встретитесь, - улыбнулся Лейрус, но его улыбка тут же улетучилась. - Я сегодня страшно провинился перед вами, друзья мои.
        - Чем же? - воскликнул Зихий.
        - Стремление побыстрее отыскать эти огненные доспехи и скорее отправиться к Реке Двойного Огня, чтобы там сразиться с Лезидиром, ослепило меня. Я перестал думать об осторожности, не приглядывался к возможным опасностям. Внутри себя я позабыл, что действую не один и должен, раз уж вы решили сопровождать меня на моём Пути и помогаете мне, заботиться о том, чтобы с вами ничего не случилось из-за меня. Сегодня из-за меня мы угодили в западню. Послушайся я вас на том берегу, отложи переправу на утро, у вампиров было бы меньше возможностей напасть на нас - при свете дня подобраться к нам было бы сложнее, да и эти твари на солнце чувствую себя неважно…
        - Они бы напали в другой раз, - возразил Зихий.
        - Это не снимает с меня вины, - не согласился Нерождённый. - Но я обещаю вам - такого больше не повторится. Я буду дважды думать, дважды всматриваться, дважды вслушиваться. Для меня жизнь отважных воинов, доверившихся мне, важнее, чем моя собственная…
        - Звучит малость сентиментально и немного напыщенно, но слова хорошие, - поглаживая бороду, произнёс Ширел. - А главное, что слова искренние.
        - Ты сомневался в этом? - улыбнулся Лейрус.
        - Нет.
        - Я тоже никогда не сомневался в тебе, Лейрус, - вставил Зеникс.
        - Я знаю…
        - А у меня и поводов засомневаться не было, зато случаев, после которых, можно было доверять, хватает - заключил Древославный, посмеиваясь. - Сегодняшняя засада
        - ерунда, мелочь.
        - Мелочь мелочью, а Зеникса ранили. Как ты? - обратился к богатырю Нерождённый.
        - Да разве это рана? - возмутился великан. - Пустяк, царапинка.
        - Да, рана совсем неопасная, - определил волшебник, внимательно осмотрев плечо Зеникса. - Сейчас я намажу это место специальным зельем, заживёт, как на кошке.
        Маг не обманул - после того, как он нанёс на рану Зеникса маслянистое белое вещество, сильно пахнущее полевыми травами и диким мёдом, царапина спустя всего пару часов совершенно затянулась, оставив на память о себе неприметный маленький шрам.
        - То, что Зеникс не стал его убивать, это, безусловно, хорошо, - промолвил Нерождённый, смотря в сторону постепенно приходящего в себя вампироэльфа, начинающего всё бодрее шевелиться и издавать странные, пока что негромкие звуки, - но оставлять в живых это чудище тоже нельзя.
        Подойдя к кое-как поднявшемуся на четвереньки вампироэльфу, который тихо мотал длинными грязными волосами, пытаясь вернуть своей звенящеё голове ясность, Нерождённый достал меч и, не глядя, отсёк кровопийце голову. Руки и ноги обезглавленной твари разъёхались, будто на льду, тело мягко шлёпнулось на землю, а Лейрус, не глядя на казнённого им, пошёл прочь.
        Наученный западнёй вампиров, Лейрус решил не двигаться дальше, на ночь глядя, а заночевать на берегу. Приведя к опушке леса взволнованных боем лошадей, сгрудившихся у самой воды, путники привязали их к деревьям, стоящим отдельно от основных зарослей. Не слишком углубляясь в чащу, неся к тому же с собой зажжённые факелы, Зеникс и Зихий скоро собрали внушительную кучу хвороста, которую Лейрус незамедлительно поджёг. Не желая рисковать - кто мог знать наверняка, вдруг отряд вампиров, тела которых оттащили подальше от места ночлега и свалили в одну кучу, был не единственным и где-то ещё готовилось нападение - Нерождённый решил обеспечить их лагерю дополнительную защиту. Быстро наковыряв с помощью вампирьего шипа с крюком канавку, опоясывающую лошадей и костёр, Лейрус подхватил из огня язык пламени, раскатал его между ладонями, словно тесто, так, что получился огненный канат, и принялся вытягивать его, удлиняя и удлиняя. Затем он проложил канат по всей канавке, отошёл в центр образовавшегося круга, к самому костру, и развёл руки в стороны. Огненный канат, еле заметный в углублении, тотчас превратился в
высокую огненную стену, превосходившую рост Зеникса на две его же головы. Лейрус потёр ладони и присоединился к товарищам, усевшимся вокруг костра и приготавливающим нехитрый походный ужин.
        - Ух ты, теперь уж точно к нам никто не подберётся! - восхищённо протянул Древославный, осматривая их огненное убежище.
        - А мы тут не зажаримся? - настороженно спросил у Лейруса Зеникс.
        - Не беспокойся, не зажаримся, - заверил друга Лейрус. - Жар уходит в небо, так что спать нам будет не слишком душно.
        - Надолго ли хватит этой стены? - кивнул на веселящееся пламя Ширел.
        - До рассвета.
        - Хорошо.
        - Хорошо-то хорошо, - сказал Древославный, жаря мясо. - Вот только хотелось бы знать, откуда эти твари здесь появились и что им было нужно?
        - Что было нужно? Убить нас, что же ещё, - проворчал великан.
        - Ну, с этим не поспоришь, - согласился Зихий.
        - Действительно, интересно, как они здесь оказались? - волшебник задумчиво посмотрел на стену огня, в ту сторону, где лежала куча из тел вампиров. - Если наши глаза нас не обманули, то именно этот вампироэльф, весь закутанный в балахон, был вместе с Лезидиром, когда мы встретили его и Зарака…
        - Проклятье! - внезапно вскрикнул Лейрус. Все встрепенулись, Зеникс схватил лежащую подле него секиру и вскочил на ноги, оглядываясь по сторонам.
        - Нет-нет, успокойтесь… Сядь, Зеникс, - сказал Нерождённый. - Неужели мы все такие тупицы?
        - О чём это ты? - нахмурился Ширел.
        - О том. Помните, когда мы гостили у Гермиуса, он упомянул о том, что вампиры собираются вместе. И собирает их человек по имени…
        - Лезидир!!! - одновременно воскликнули Зихий и Ширел; богатырь ничего не сказал, но по его кивку было видно, что и он вспомнил, о чём и о ком идёт речь.
        - То-то и оно. Как мы могли забыть, остолопы? - задался вопросом Лейрус. - Лезидир объединяет вокруг себя вампиров, с ним путешествует вампироэльф…
        - Теперь понятно, почему в Горной Стране Лезидир был только с Зараком, а мы встретили их уже втроём - эльфы сразу распознали бы вампира, тем более своего бывшего сородича, поэтому вампироэльф присоединился к Повелителю Воды недалеко от прохода в магической стене, где мы и столкнулись, - высказал пришедшую на ум догадку волшебник.
        - Значит, это Лезидир подослал сюда своих дружков, - сказал Зихий, снимая с огня уже готовое к употреблению мясо. - Но для чего?
        - Получается, для того, чтобы если и не помешать Лейрусу заполучить огненные доспехи, то хотя бы задержать его, - размышлял Ширел.
        - Получается, так, - согласился с ходом мысли волшебника Нерождённый.
        - Но откуда он мог знать о том, что мы отправились на поиски доспехов? - искренне удивился Зеникс.
        - О, поверь мне, мой могучий друг, ответ на этот вопрос интересует меня более всего, - высказался Ширел.
        - Откуда он мог узнать? Откуда? - спрашивал у самого себя Лейрус. - Кроме нас, об этом знали двое - Айнгорн и Керилин. Я ни за что на свете не поверю, что Керилин мог предать меня. Но и людоед-предсказатель вряд ли бы пошёл на это - вряд ли он горит желанием обжечь и вторую руку…
        - Обжечь вторую руку? О чём ты? - не понял волшебник.
        Не слишком охотно, но Лейрус всё-таки поведал товарищам о произошедшем во внутренних покоях предсказателя, о том, как обуглилась рука пытавшегося заглянуть за завесу запретного Айнгорна.
        - Теперь вы понимаете, почему я сомневаюсь? - подытожил своё короткое повествование Нерождённый. - Айнгорн, конечно, чудовищно честолюбив и по уши увяз во тьме и зле, но он не дурак, и вряд ли станет лезть на рожон сразу после того, как ему был преподан урок, что случается с теми, кто пытается нарушить законы и из беспристрастного поставщика сведений превратиться в союзника одной из сторон. Нет, у меня серьёзные сомнения в том, что Айнгорн стал бы рассказывать Лезидиру о доспехах Тирабика и о том, где они находятся.
        - Но тогда кто же это сделал? - тихо спросил озадаченным голосом Зихий.
        - Не знаю, что и думать, - признался Лейрус. - Если «водному» не сообщали те, кто знал о доспехах, получается, что он узнал о них сам.
        - Как? - больше для приличия спросил Зеникс, уже взявший солидный кусок мяса и примеривавшийся, как бы получше откусить половину.
        - Выходит, его поводырь, Зарак, ещё более могущественный колдун, чем мы полагали,
        - сказал Лейрус.
        - Ты хочешь сказать, что Зарак изобрёлд какое-то заклинание, с помощью которого можно следить за кем-то? Но ведь это невозможно! Такого ещё никогда не бывало! - воскликнул Ширел.
        Лейрус многозначно поднял брови:
        - Много чего на свете не бывало, а потом появлялось.
        - Нет, не может быть, - помотал головой волшебник. - Для того, чтобы открыть для магического и колдовского воздействия новую часть действительности, нужно быть не просто сильным, но гениальным волшебником или чародеем…
        - Почему бы Зараку не оказаться таковым? - рассудил Нерождённый. - Да и какая разница - всё решится между Лезидиром и мной, не с Зараком же мне сражаться. Так что давайте лучше хорошенько поужинаем и выспимся - завтра нужно постараться найти доспехи Тирабика.
        Юноши с воодушевлением, подогреваемым молодым аппетитом, откликнулись на призыв Лейруса и взялись за еду; Ширел же съел немного и с задумчивым видом уставился в огонь, иногда покачивая головой в ответ на какие-то свои мысли.
        
        Остров посреди озера Исиль оказался совсем непрост - с берегов и с поверхности воды он казался довольно крупным, но вовсе не огромным. Но Лейрус и его спутники уже несколько часов, встав с самым рассветом, бродили по острову и не могли дойти до его окончания. Остров будто растягивался, раздвигая свои леса, чтобы нельзя было им найти ни края, ни конца.
        - А может быть, это и не остров вовсе? - предположил Зихий во время уже второго короткого привала.
        - А что? - спросил оглядывающийся по сторонам Зеникс.
        - Может, это мыс, сильно выдающийся в озеро? Может, мы уже давно вышли на берег и удаляемся от озера?
        - Не знаю, всё может быть, - вмешался Лейрус. - Но нужно продолжать искать.
        - Нужно - значит нужно, - вздохнул Зихий, отрываясь от дерева, на которое он опирался, и вместе с друзьями продолжая поиски непонятно чего в казавшихся бесконечными зарослях. И уже через несколько сотен шагов впереди показался просвет между деревьями.
        - Ну хоть что-то новенькое, - повеселевшим голосом произнёс Древославный.
        Прибавив ходу, путники вскоре выбрались из порядком надевшего им за полдня леса и остановились, пытаясь понять, куда же они попали. Они стояли на краю большой поляны продолговатой формы, напоминающей стручок фасоли. Здесь словно невидимые божественные руки пришили к окружающему недружелюбному смешанному, хвойно-лиственному лесу кусочек совершенно иного, сказочного мира. По всей поляне были разбросаны невиданные растения: высокие, раскидистые, с широкими листьями, в любой из которых мог с лёгкостью завернуться взрослый человек; с тонкими светлыми стволами, тонкими настолько, что непонятно было, как на них держатся прямые ветви без листвы, но сплошь облепленные странными цветками, похожими на пучки разноцветной ваты; расползающиеся по земле и чудесным образом, без всякой видимой опоры, поднимающиеся вверх на добрый десяток локтей странные не то лианы, не то виноградные лозы с проглядывающими ярко-красными мелкими плодами; и множество других деревьев и кустарников, о существовании которых никто из оказавшихся здесь не подозревал. Поляна была опутана паутиной из тонких выложенных гладкими серыми
камнями тропинок, разбегавшихся во все стороны. Яркие цветы, испускающие диковинные ароматы, росли не поодиночке, а крупными пучками, раскиданными повсюду; над ними кружили большие пчёлы и шмели, с недовольным жужжанием перелетавшие от цветка к цветку, и порхали бабочки с ажурными, на вид точь-в-точь шёлковыми крыльями, отчего-то как на подбор исключительно синего цвета. Красивые крупные птицы с длинными разноцветными хвостами восседали на деревьях, изредка перепархивая с ветки на ветку и постоянно щебеча и свистя: впрочем, их пение не было навязчивым и раздражающим. Лёгкий ветерок еле шевелил сочную траву. Когда путники прошли немного дальше, то увидели небольшое нагромождение здоровенных камней, из которых бил ключ сверкающей на солнце воды, на земле превращающейся в крохотный ручеёк, убегавший вперёд, к показавшемуся из-за деревьев странному сооружению.
        - Да уж, остров-то оказался с секретом, - пробормотал Древославный, с изумлением водя головой из одной стороны в другую.
        Ручеёк поворачивал и скрывался в лесу прямо перед каменной лестницей, спускавшейся в узкий проход, лежащий на глубине около двадцати локтей и заканчивающийся большой каменной дверью. Земляные стены этого коридора были покрыты сплетёнными в непрерывный зелёный ковёр растениями; на поверхности по прямоугольному контуру этой большой «ямы», как незамедлительно окрестил её про себя Зеникс, возвышались треугольные каменные глыбы - по пять по бокам и одна на дальнем краю, как раз над каменной дверью.
        - Что-то мне подсказывает, что если где и нужно искать на этом острове доспехи Тирабика, то именно здесь, - снял свою серую шляпу и вытер пот со лба Ширел.
        - Это точно, - присоединился к волшебнику Зихий.
        Зеникс просто кивнул, а Нерождённый принялся осматривать обнаруженное ими. Остальные последовали его примеру.
        - Ширел, что это может быть? - с загоревшимися от любопытства глазами допытывался Зихий.
        - Похоже на какое-то святилище… Хотя именно такого я ещё не встречал, - ответил маг.
        - Или захоронение? - предположил Лейрус. - Это не может быть могила этого Тирабика?
        - Нет, - отверг эту версию Ширел. - Легенды и вполне заслуживающие доверия хроники говорят о смерти Тирабика одно и то же - драконы заманили его в ловушку и сожрали его, оставив от него одну голову. Вот именно голова и была похоронена в родовом имении Тирабика, в семейном склепе.
        - Тогда при чём здесь этот остров и Тирабик с огненными доспехами? - задался вопросом Лейрус и, не ожидая ни от кого ответа, который никто и не мог дать, продолжил осмотр странного места.
        Безуспешный осмотр продолжался около часа и ничего не дал: на камнях, расставленных по сторонам уходящего вглубь коридора не было ни надписей, ни изображений; на поляне более не было найдено ничего необычного. С осторожностью спустившись по каменной лестнице, выглядевшей только что построенной, и осмотрев запертую каменную дверь, друзья не нашли ничего, что могло бы им помочь в поисках огненных доспехов. Попытки открыть дверь ни к чему не привели - даже с громадными физическими возможностями Зеникса и помощью остальных и магическими заклинаниями Ширела дверь не сдвинулась даже на толщину волоса.
        - Видимо, на дверь наложена защита от магического воздействия, - предположил волшебник, убедившийся в тщетности распахнуть вход в неизвестное.
        - Защита? - заинтересовался Зихий.
        - Да, другое заклинание, наложенное могущественным магом, достаточно сильное, чтобы отражать воздействие других волшебников, - объяснил Ширел.
        - Что же делать? - почесал голову Зеникс.
        - Для начала - отдохнуть и пообедать, - решил Лейрус.
        - Вот это правильно, - с готовностью поддержал идею друга великан.
        Едва дойдя до вершины лестницы, Нерождённый внезапно остановился и резко обернулся. Нахмурившись, он с сосредоточенным видом застыл на месте, будто к чему-то прислушиваясь.
        - Что…? - начал было говорить Зихий, но Лейрус сердито махнул на него рукой, давая знак замолчать. Нерождённый продолжал вслушиваться в неслышные для остальных звуки.
        - Слышите? - шёпотом спросил он.
        - «Слышите» что? - также шёпотом переспросил Ширел.
        - Женский голос. Зовёт меня, - ответил Лейрус, спускаясь по лестнице на две ступеньки и снова останавливаясь.
        Ширел, Зихий и Зеникс переглянулись: никто из них не слышал женского голоса. Остолбеневший на некоторое время Нерождённый снова повернулся к ним и возбуждённо прошептал:
        - Неужели не слышите? Голос всё громче… Как будто приближается… И он мне кого-то напоминает…
        Грохот раздался столь внезапно, что Зихий и Зеникс, вздрогнув, схватились за оружие, а волшебник отпрянул на шаг назад, попутно нахлобучивая шляпу. В первое мгновение показалось, что над самыми их головами разразился гром, настолько громким был звук; но Лейрус будто и не слышал ничего, всё его внимание было приковано к каменной двери, медленно раскрывающейся. В чёрном проёме медленно делалась всё более явной, словно поднимаясь из подводных глубин к поверхности воды, облачённая в синие одежды женская фигура. Выйдя за дверь, она оказалась полностью освещена солнечным светом. Невысокого роста, женщина была настолько хорошо и пропорционально сложена, что казалось, будто фигуры такой красоты и изящества не может существовать; рыжеватые длинные волосы перебирал лёгкий ветер, мелкие тщательно прорисованные черты лица были красивы, от узких глаз веяло холодом, а полные ярко-алые губы шептали что-то.
        - Алисия! - ахнул Лейрус, не отрывавший от женской фигуры взгляд, и машинально, подобно лунатику, сделал шаг вниз по лестнице. Губы женщины продолжали шевелиться.
        - Но это же не Алисия! - выдохнул Зеникс, растерянно повернувшись к Ширелу.
        - Я вижу, - произнёс волшебник, широко открыв глаза и взирая на происходящее.
        - Она зовёт меня, - негромко, но отчётливо сказал Лейрус и опустился ещё на одну ступень. Женщина в синем медленно подняла руки, протягивая их к Нерождённому.
        - Да что происходит? - почти закричал ничего не понимающий, но отчётливо ощущающий страшную тревогу Древославный. Таинственная женщина еле заметно вздрогнула, как будто услышала голос Зихия, и её губы зашевелились быстрее.
        - Алисия! Я иду! Сейчас, сейчас, - воскликнул не своим голосом Лейрус и медленно, еле передвигая будто не принадлежащие ему ноги, начал спускаться по лестнице, вниз, к ждущей его с простёртыми руками незнакомке в синем одеянии. В это время юноши и волшебник разом побледнели: из-под развевающихся рыжих волос женщины показалось несколько тонких тёмных змей, которые, покачиваясь, пробовали воздух на вкус своими раздвоенными языками и все, как одна, устремили свои блестящие глаза на Нерождённого. Ширел истошно завопил:
        - Остановите его во что бы то ни стало!!! Не дайте войти в дверь!!!
        Зихий и Зеникс тут же сорвались с места, а беззвучный шёпот женщины стал совсем исступлённым и Лейрус прибавил шагу - вот он уже оставил позади нижнюю ступень лестницы.
        - Ты держи Лейруса, а я к ней! - повернувшись на бегу, прокричал Древославный великану и помчался вдоль выстроившихся в ряд камней, по краю провала. Зеникс, тяжело дыша, загрохотал по лестнице, огромными скачками перепрыгивая через несколько ступеней. Нерождённый стал двигаться быстрее и с шага перешёл на неспешный бег, глядя вперёд невидящими глазами и повторяя, как в бреду: «Алисия! Алисия!».
        - Остановите его! - до юношей будто издалека донёсся догнавший их крик Ширела. Когда Зихий, прижав колени к груди, обхватив их руками и перевернувшись в воздухе, спрыгнул вниз, к каменной двери, а Зеникс настиг Лейруса и схватил его рукой за край одежды, между Нерождённым и судорожно тянувшей к нему руки странной женщиной в синем одеянии оставался всего десяток шагов. Богатырь дёрнул Лейруса к себе и заграбастал его в свои железные объятья, а Зихий, выпрямившись после приземления, выхватил из-за пояса кинжал и принялся отчаянно махать им перед лицом женщины. Лицо той исказилось, рот оскалился, открывая два ряда совершенно чёрных зубов, змеи в волосах, которых стало настолько много, что на голове образовался настоящий змеиный клубок, громко зашипели и вытянулись в струны, желая ужалить Древославного. Вид тянувшихся к нему змеиных голов, открывших свои четырёхзубые пасти, оказавшиеся с изнанки светло-зелёными, был губительно завораживающим, но Зихий продолжал изо всех сил размахивать руками перед лицом женщины, пока Зеникс старался удержать Нерождённого. Лейрус с неведомо откуда появившейся
громадной силой рвался вперёд к распахнутой каменной двери, к стоявшей посреди темнеющего прохода фигуре, тянувшей к нему руки. Даже Зеникс с трудом удерживал его, побагровевшее лицо великана выдавало огромное напряжение, с которым ему приходилось держать Нерождённого.
        Внезапно Зихий боковым зрением заметил, как Ширел метнулся к проёму и, крича на ходу непонятные слова то ли на древнеэльфийском, то ли на языке древних королевств, врезался в каменную дверь, которая неожиданно легко захлопнулась, скрывая фигуру женщины. За грохнувшей так, что сверху посыпалась земля, дверью раздался оглушительный визг. Визг был невыносим, казалось, от него вот-вот изнутри расколется голова. Все, включая Лейруса, закрыли уши руками и свалились на землю. Зихий упал напротив каменной двери и увидел, что захлопнутая Ширелом дверь отсекла одну из змей, тянувшихся к нему, к Древославному. Отрубленная половина змеи недолго извивалась на земле - спустя всего несколько секунд она вспыхнула зелёным пламенем и мгновенно превратилась в пепел, развеянный по земляному коридору усилившимся ветром. Звон в ушах от прервавшегося вопля змееголовой незнакомки стих: но как только Лейрус и остальные начали подниматься на ноги, один за одним раздались несколько глухих ударов. Это валились камни, возвышающиеся над «ямой» по её краям. Они падали не как попало, не вразнобой, а одинаковым образом - в
противоположную сторону от земляного коридора, словно люди падали навзничь. Когда удары прекратились, все поднялись на ноги уже окончательно. Нерождённый стоял с видом оглушённого человека, только-только вытащенного из воды - он осматривался по сторонам, хмурясь и пытаясь понять, что же с ним произошло. Постепенно сознание возвращалось к нему, он посмотрел на каменную дверь и обратился к Ширелу хриплым голосом:
        - Это… Это была не Алисия, верно?
        - Нет, конечно, - видя, что с Лейрусом всё в порядке, облегчённо вздохнул волшебник. - Это была Горгоза, ведьма столь древняя, что почти все уже забыли о её существовании. Первые упоминания о ней в летописях встречаются около двух тысяч лет назад…
        - Но ведь человек, каким бы искусным колдуном он ни был, не может жить так долго!
        - изумился Зихий.
        - Горгоза - не совсем человек. Она наполовину эльф. Она заманивает к себе в подземелье молодых мужчин и разделяет с ними ложе, забирая у них молодость и продлевая свою юность и жизнь. После того, как некто станет её любовником, он начинает стремительно стареть, за несколько месяцев превращается в глубокого старика и умирает. Через несколько лет, от силы через десятилетие, энергия молодости, добытая от жертвы, истощается и Горгозе нужен следующий «возлюбленный».
        - Но почему эти мужчины соглашаются спать с ней? - не понял Зеникс.
        - Потому, что Горгоза пользуется своими чарами - человек видит не её, со змеями на голове, а образ своей возлюбленной.
        - Вот почему я думал, что это Алисия зовёт меня, - промолвил Лейрус. - А ведь она выглядела, как настоящая Алисия, и голос её… Я ведь в самом деле поверил…
        - Не зря же Горгоза живёт две тысячи лет - её колдовство сильно и изощрённо, - сказал Ширел. - В манускриптах о ней записано, что тот, «за кем опустится завеса», навсегда останется в её власти. Только теперь я понимаю, что «завеса» - вот эта каменная дверь.
        - А как же ты смог её закрыть? Ведь на неё наложена защита от волшебства? - не понял Зихий.
        - Честно говоря, я поступил так, потому что другого выхода не было; но я вовсе не был уверен в том, что получится, - признался Ширел. - Скорее всего, защитное заклинание действует только тогда, когда дверь закрыта, когда же она открывается, то и защита выключается.
        - Но какая связь между Горгозой и огненными доспехами? - потребовал разъяснений Зеникс.
        - Неизвестно, - дал ответ Ширел.
        - Смотрите, один камень остался стоять, - заметил Зихий, указывая на глыбу, возвышающуюся точно над каменной дверью.
        - Чем же он такой особенный, что все попадали, а этот не шелохнулся? - заинтересовался Лейрус и взбежал по лестнице, выбираясь на поверхность. Обойдя камень кругом, он остановился, подумал минуту, и обратился к подошедшим к нему друзьям:
        - Нужно его поднять.
        - Зачем? - удивлённо взглянул на Нерождённого Зеникс.
        - Чтобы посмотреть, что под ним, - терпеливо объяснил Лейрус.
        - Погоди, а с чего ты взял, что под ним что-то должно быть? - спросил Ширел.
        - А вы посмотрите внимательно на упавшие камни - на том месте, где они прежде стояли, в земле расположены глубокие ниши, - показал Лейрус. В самом деле, посреди каждого из десяти кругов из тёмной травы, отмечающих собой места, где прежде находились каменные глыбы, были вырыты квадратные ниши глубиной около локтя.
        - Видите, эти ниши пусты, - сказал Нерождённый. - Все до одной. Кто знает, может быть, доспехи Тирабика находятся под оставшимся стоять камнем, в такой же нише, как эти?
        - Может быть, - потёр подбородок волшебник.
        - Ширел, попытайся сдвинуть его с места, - попросил мага Лейрус. Ширел попробовал на камне несколько заклинаний, но все попытки оказались безуспешными.
        - Наверное, на этом, камне, как и на двери, стоит защита от волшебства, - предположил Древославный.
        - Похоже на то, - кивнул Ширел.
        - Может быть, я смогу сдвинуть его, - к камню подошёл Зеникс, обхватил его руками и попытался приподнять. Глыба дрогнула и поднялась совсем немного, но дальше не шла. Было заметно, как под одеждой вздулись могучие мышцы богатыря, но даже ему оказалось не под силу одолеть треугольный камень. Зеникс отпустил глыбу, вытер вспотевшее лицо и развёл руки:
        - Он слишком тяжёлый.
        - Что же делать? - нахмурился Зихий.
        - Что же делать? - задумчиво повторил Лейрус и посмотрел на высокие деревья окружающего их леса. - Есть одна идея… Зеникс, бери свою секиру и следуй за мной!
        С этими словами Нерождённый быстро пошагал к лесу. Осмотрев деревья, он радостно воскликнул:
        - Здесь есть драконий бук! Он-то нам и нужен!
        - Драконий бук? Никогда не слышал о таком дереве, - удивился Зихий.
        - Это редкое дерево, в твоих Синих Лесах, насколько я понял, оно не встречается, - пояснил Нерождённый, недвусмысленным рубящим жестом давая понять Зениксу, как нужно поступить с тем деревом, на которое он указал. - У драконьего бука самая крепкая древесина и он очень плохо горит, оттого его и назвали «драконьим». Только он может помочь нам в том, что я задумал.
        - А что ты задумал? - начал было спрашивать Ширел, но его слова заглушил громкий стук секиры Зеникса. Дерево действительно было поразительно твёрдым: если вчерашним вечером богатырь срезал толстые сосны одним-двумя ударами, то над не слишком большим драконьим буком он провозился несколько минут, изрядно запыхавшись. Когда наконец светло коричневый гладкий ствол рухнул на землю, ломая высоко расположившиеся мелкие ветви, Нерождённый одобряюще кивнул Зениксу:
        - А теперь - вон тот бук.
        Великан вздохнул, повёл широченными плечами и молча направился к указанному дереву. На него у Зеникса ушло немного больше времени, чем на первое, но вскоре на земле рядом друг с другом лежали два очищенных от всех веток и наростов ствола. По указанию Лейруса Зеникс перенёс их к камню. Нерождённый скинул висящие за спиной мечи, достал из своих вещей самый широкий из кинжалов, и опустился на колени у камня.
        - Что ты делаешь? - спросил Ширел, озадаченно наблюдая за действиями юноши.
        - Нужно выбрать немного земли, чтобы можно было засунуть под камень брёвна, - ответил Лейрус, вовсю орудуя кинжалом как маленькой лопатой. - Зеникс, бери что-нибудь, пригодное для рытья земли, и рой желоб, такой, как рою я, вот здесь… Да, здесь, сбоку от меня.
        Не прошло и пяти минут, как возле камня появились два холмика чёрной свежевырытой земли, а под саму глыбу уходили два желоба, расположенные под прямым углом друг к другу.
        - Ты вставляй это бревно сюда, - отдавал распоряжению Зениксу Нерождённый, - а мы с Зихием вставим второй бук в этот желоб.
        После того, как оба бревна были воткнуты под камень так, что их окончания оказались вздёрнуты к небу, Лейрус внимательно осмотрел сооружённый на скорую руку механизм и кивнул:
        - Так, хорошо. Зеникс, слушай, что нужно делать. Мы с Зихием будем давить на это бревно. Когда камень немного приподнимется, ты что есть сил - а сил у тебя хватает
        - толкай своё бревно под глыбу, чтобы оно залезло вглубь ещё хотя бы на два-три локтя. Когда будет нужно, я крикну тебе и тогда ты всем весом повисай на бревне, прижимай его край к земле, Понятно?
        - Как не понять, понятно, - хмыкнул великан и подошёл к своему рычагу, потирая руки.
        - Зихий, готов? - спросил Нерождённый, когда они вдвоём взялись за конец второго бревна. Древославный наклонил голову в знак готовности. Волшебник стоял немного в стороне, с интересом наблюдая за действиями юношей.
        - Давай! - воскликнул Лейрус и они с Зихием налегли на бревно что есть сил. Деревянный рычаг заскрипел под огромной тяжестью, но камень всё-таки заметно приподнялся, пусть и всего на пятую часть локтя. Зеникс, не отрываясь следивший за глыбой, тут же надавил на срез своего бревна руками и исполинской широкой грудью, моментально задвинув его под камень на целых шесть локтей. Получилось это у него так быстро, что богатырь, сам не ожидавший от себя такой прыти, едва не упал, не поспевая за скользящим под камень бревном.
        - Хватит! А теперь дави на край бревна! - крикнул Зениксу Нерождённый. Богатырь тут же, став сбоку, обхватил бревно руками и принялся пригибать его к земле. Треугольный камень начал наклоняться, медленно, но неуклонно. Подбежавшие к Зениксу Лейрус и Зихий принялись помогать, вцепившись в рычаг. Глыба, поднявшись до самой высокой точки, замерла, будто раздумывая, что её предпринять дальше: рывок зарычавшего от напряжения Зеникса подсказал ей верное решение и она, гулко рассекая воздух, рухнула вниз, в «коридор», прямо против каменной двери, замуровывая её от надземного мира.
        - Получилось! - закричал Зихий полным ликования голосом, отлепляясь от выполнившего свою нелёгкую задачу рычага.
        - Ещё как получилось! - громко засмеялся Зеникс. Не тратя времени на то, чтобы разделить восторги друзей, Нерождённый поспешил, как и Ширел, к месту, где только что красовался здоровенный каменный треугольник. Лейрус не ошибся: здесь, как и под другими камнями, находилась ниша, только более широкая, чем другие. Было ли что-нибудь в ней, с первого взгляда понять было нельзя - нишу закрывала металлическая крышка, когда-то начищенная до зеркального блеска, но сейчас потускневшая и начавшая покрываться по краям пятнами ржавчины. Посредине крышки можно было различить круговую надпись на таинственном языке; в центре образованного буквами круга располагалась кольцо, с помощью, по всей видимости, и поднималась пластина, открывая нишу.
        - Это наречие древних королевств, - пояснил Ширел, указывая на надпись. - Здесь написано… Так… Так… Написано: «Стоящий в огне да не сгорит».
        - Ну, если под крышкой не огненные доспехи, тогда я не уверен, что солнце встаёт на востоке, - демонстративно отряхнул руки Древославный и вопросительно посмотрел на Лейруса: - Лейрус, кому как не тебе открывать?
        Нерождённый уже и без подсказок друга взялся за кольцо и потянул его вверх. Крышка не сразу, но всё же поддалась и медленно, с усилием, оторвалась от каймы земляной ниши. Поднялось небольшое облако пыли, спасаясь от которого все закрыли лица руками. Когда пыль осела, Зихий восхищённо протянул:
        - Вот они какие, доспехи Тирабика!
        Лейрус медленно, осторожно, будто опасаясь, что древнее снаряжение рассыплется в прах, достал из ниши доспехи из неведомого золотистого метала. Пролежав в земле не одно тысячелетие, доспехи прекрасно сохранились, нигде не было видно ни следа ржавчины, ни каких-либо повреждений, хоть сейчас надевай и отправляйся в бой. Огненные доспехи представляли из себя одну рубашку, наподобие той, которая была на Лейрусе сейчас. Только состояла она не из металлических колец, а из кусков отливающего золотом металла, кусков, неодинаковых по размеру и с неровными краями; казалось, доспехи сшиты из железных лепестков. Доспехи Тирабика не были сплошными, как все кольчужные рубашки, посреди груди она расткрывалась, так что надевающий её воин словно заворачивался в неё. Рубашка была длинная, доходила почти до самых колен, рукава были бесконечными, так как незаметно переходили в кольчужные перчатки с отдельным пазухом для каждого пальца. Странно, но не предусматривалось никакой защиты для головы, никакого металлического капюшона, который был обычен для защитного снаряжения прошлого, здесь не было.
        - Смотрите, как они переливаются в солнечном свете! - любовался Зихий перетекающими из одного стального «лепестка» в другой радужным бликами.
        - Никак не пойму, как эти куски крепятся друг к другу - никаких крючков, сцепок, железных нитей или колец, - поражался Зеникс, разглядывая доспехи с изнанки.
        - Лейрус, надень их, - предложил Ширел и остальные горячо поддержали его:
        - Надень! Правильно, надевай!
        Нерождённый посмотрел на расстёгнутые спереди доспехи Тирабика, скорее с недоверием, чем со страхом, и принялся стаскивать с себя серебристо-малиновую кольчугу из Горной Страны. Затем, продев руки в рукава доспехов, услужливо придерживаемых с одной стороны Зихием, а с другой Зениксом, Лейрус застегнулся на маленькие крючки на - и доспехи, сверкну подобно молнии, начли шипеть, как шипит раскалённый добела кусок железа, опущенный кузнецом в студёную воду. Древославный и великан от неожиданности отскочили в сторону, Ширел настороженно напрягся, а Нерождённый с изумлением осматривал себя. Шипение доспехов нарастало, становясь всё громче, пока не стихло столь же внезапно, как и началось.
        - С тобой всё в порядке, Лейрус? - спросил бдительный волшебник.
        Нерождённый не ответил.
        - Лейрус!
        - А? - наконец услышал Ширела восхищённо улыбавшийся Лейрус.
        - Всё в порядке? - повторил Ширел.
        - О да! - воскликнул Нерождёный, сжимая и разжимая пальцы. - Эти доспехи - самое невероятное из того, что мне доводилось видеть!
        - Правда? Что же в них этакого? - тут же оказался рядом любопытный Зихий.
        - Они выкованы из огня.
        - Чего-чего? - поднял брови Ширел.
        - Как это? - помотал головой отказывающийся понимать Зихий; а отвисшая челюсть Зеникса была красноречивее всяких слов.
        - Они и в самом деле огненные! - засмеялся как ребёнок Нерождённый.
        - Но ведь они на вид того… из какого-то металла, - осторожно недоумевал сын Урсуса.
        - Да что ты говоришь? - усмехнулся Лейрус. - Ну-ка, отодвиньтесь все на несколько шагов.
        Все трое послушно отступили. И тут же с доспехами начало твориться нечто странное
        - они начали двоиться, троиться, четвериться… На расстоянии в толщину пальца от доспехов образовывался огненный контур, в точности повторявший силуэт Лейруса, от головы до пят. Через несколько мгновений на таком же расстоянии от первого огненного слоя, появился второй, затем третий, четвёртый, пятый. Ширел и юноши просто стояли и смотрели, не в силах произнести ни слова, а Нерождённый стоял в центре этого слоёного пирога из пламени и от души, заливисто хохотал, от непонятной и незнакомой ему радости.
        - Да уж, с этим тебе будет куда легче сражаться с Повелителем Воды, - нарушил молчание Ширел, покачивая головой и не отрывая взгляд от пылающих доспехов Нерождённого.
        - Обалдеть! - только и смог выдохнуть из себя Зихий.
        - Да уж, - промычал не менее впечатлённый Зеникс.
        Один за одним огненные контуры исчезли и Лейрус снова предстал перед друзьями в золотистых доспехах. Он ещё раз полюбовался своим новым снаряжением и принялся расстёгивать крючки:
        - Пожалуй, я их сниму - облачусь в них перед поединком с Лезидиром; а пока буду продолжать носить свою старую добрую кольчугу.
        - Как тебе это удалось? - хмуро спросил Ширел, пока Лейрус заботливо укладывал огненные доспехи в суму.
        - Ты про силуэты из пламени?
        - Да.
        - Знать не знаю, ведать не ведаю, - улыбнулся Лейрус и выпрямился. - Само собой получилось. Это точно так же, как с управлением огнём - просто это происходит, и всё.
        - Понятно, - задумчиво согласился волшебник.
        - Обалдеть, - продолжал восторгаться волшебными доспехами не до конца пришедший в себя Зихий.
        - Очнись, - усмехнулся Лейрус и отпустил Древославному подзатыльник. - Пора собираться в путь. К Реке Двойного Огня.
        
        Вернувшись на место своей высадки на остров намного быстрее, нежели блуждая с утра в поиске доспехов, путники с лошадьми взгромоздились на плот и двинулись по озеру, подхваченные течением; только не к толстой железной цепи, изображающей причал, а к другому берегу, на котором лес выглядел не таким густым, как везде вокруг.
        - Айнгорн сказал, что вход в дрононовское подземелье, ведущее к Реке Двойного Огня, находится в одной из южных пещер Тартара, и найти эту пещеру можно по скале, что похожа на сидящего однорукого человека - она стоит напротив входа в пещеру, - разъяснял Лейрус товарищам смысл их дальнейших действий. - Двигаться туда нужно прямиком вдоль границы лесов и степи, поэтому мы и плывём к этому берегу: отсюда несколько часов пути до начала степных просторов.
        - Ты так уверенно говоришь, будто уже бывал около Тартара, - удивился Зихий.
        - Я много где бывал, - таинственно промолвил Нерождённый, толкая шестом близкое озёрное дно.
        Одновременно с тем, как нога Зихия, на этот раз первым выбравшегося на сушу, коснулась берега, с этим самым берегом нехотя и торопливо простился последний на сегодня солнечный луч - солнце кануло в лесистом горизонте.
        - Осмотритесь внимательно, сюрпризы, подобные вчерашнему, нам ни к чему, - негромко сказал спутникам Лейрус, одной рукой медленно доставая меч, другой сводя Сагата на берег.
        Зеникс, вытащив секиру, обошёл прибрежные заросли, тогда как Зихий с луком в руках внимательно следил, не проглянется ли какое-нибудь движение между кустами и деревьями, к которым с грозным оружием и не менее грозным видом приближался в этот миг богатырь. Но всё было спокойно, никакой опасности не предвиделось, и путники проворно разбили временный неприхотливый лагерь. Наскоро поужинав имеющимися съестными припасами, все поудобнее разложились вокруг костра. Лейрус, как и предыдущим вечером, соблюдал осторожность и на случай внезапного ночного нападения снова возвёл вокруг лагеря огненную стену.
        - Вот скажи, Лейрус, - произнёс Зихий, потягиваясь в сладком предчувствии сытого сна, - ты хоть немного боишься Лезидира?
        - Я его опасаюсь, - незамедлительно ответил Нерождённый. - Он очень опасный соперник. Самый опасный и сильный мой соперник, Повелитель Стихии… Но страха у меня нет. Страх - это боязнь проиграть, боязнь умереть. А я не боюсь ни поражения, ни смерти. Нет, умирать мне, конечно, не хочется, но смерть меня не страшит… Мне почему-то не верится, что по ту сторону смерти ничего нетЈ один лишь чёрный провал. Не верится…

«И ты надеешься встретить там Алисию» - подумал Древославный, но вслух свою мысль не высказал.
        - Ты прав, Нерождённый - бояться его не стоит, а вот опасаться нужно обязательно,
        - вступил в разговор Ширел. - Скажи, как ты думаешь с ним сражаться?
        - У вас, у магов, есть одна черта - вы всё стремитесь продумать заранее, ко всему подготовиться и для каждого случая заиметь свой план, - покачал головой Лейрус.
        - Не думаю, что это плохо, - возразил Ширел.
        - Нет, это не плохо, - вздохнул Лейрус. - Но скажи мне, Ширел, как я могу что-то продумывать, если толком не знаю, что из себя представляет Река Двойного Огня, какие планы мне строить, если я понятия не имею, какие трюки имеются в запасе у Лезидира?
        - Допустим, ты не знаешь о его трюках, но ведь свои трюки ты должен приготовить, - настаивал на своём маг. - И продумывать их нужно уже сейчас, потому что на месте делать это будет уже некогда.
        - Да какие можно придумать трюки? - пожал плечами Лейрус. - Буду драться изо всех сил; если этого не хватит для победы, то и никакие трюки не способны помочь.
        - Это правильно, - поддержал друга Зеникс, готовый уже вот-вот заснуть. - Все эти военные хитрости, о которых твердят эти разряженные хиляки в столицах, ерунда. Сражайся что есть сил и храбрости - и будь что будет.
        - Молодо - зелено, - вздохнул Ширел и, осознавая, что молодёжь ему не переубедить, повернулся на бок, отходя ко сну.
        - Вот это правильно, - одобрил и повторил действия волшебника Зихий. - Пора отдыхать, а то набегались сегодня по странному лесу, повоевали с ведьмой, у которой в волосах полно змей… Э-э-эх, - глубоко зевнул Древославный, - день, короче, удался.
        Зеникс уже негромко похрапывал. Нерождённый задумчиво посмотрел на суму, в которой находились найденные ныне огненные доспехи, и последовал примеру остальных.
        Резкий звук посреди ночи поднял на ноги разом Ширела, Зеникса и Зихия. Затратив несколько мгновений на то, чтобы окончательно проснуться и прийти в себя, они увидели полусидящего - полулежащего Лейруса, тяжело дышавшего, утирающего лоб, ярко блестящий в ярком свете окружающей лагерь огненной стены.
        - Что случилось? - бросились все к Нерождённому, но тот жестом показал, что с ним всё в порядке и, приподнявшись, сел удобнее. Через некоторое время, окончательно придя в себя, Лейрус оглядел друзей и сказал негромко, но внятно:
        - Лезидир уже ждёт меня у Реки Двойного Огня.
        - Откуда ты можешь знать об этом? - нахмурился Ширел.
        - Я только что увидел это во сне…
        - Вы с Повелителем Воды можете связываться друг с другом? - изумился Ширел, но тут же сам пресёк своё изумление, гораздо более спокойно произнеся: - Хотя, конечно, между Повелителями Стихий вполне возможна тесная связь…
        - Итак, я уверен, я знаю, что Лезидир уже на месте нашего поединка, - сказал Лейрус. - Нам нужно добраться туда как можно скорее - не хочу затягивать это дело.
        - Это, без спору, хорошо, - прищурился волшебник. - Но не потому ли ты так стремишься к Реке Двойного Огня, что торопишься отомстить Лезидиру за смерть Алисии?
        Взгляд, которым Нерождённый одарил Ширела, был столь пронзителен и тяжёл, что магу пришлось призвать на помощь всю свою волю и выдержку, чтобы не отвести глаз.
        - Я прекрасно понимаю, что, что бы я ни делал, Алисию к жизни я не верну, - медленно, почти по слогам проговорил Лейрус. - Если мы и встретимся с нею, то не в этом мире. Так что не нужно принимать меня за взбесившегося от горя глупца…
        - Я и не думал так…, - начал было протестовать Ширел, но Лейрус продолжал говорить.
        - Но и позволять Лезидиру спокойно расхаживать по земле и плести какие-то интриги заодно с вампирами я не хочу и не буду. Чем быстрее вся эта надоевшая кутерьма закончится, тем лучше. Закончится моей победой - хорошо; закончится моим поражением и моей смертью - что ж, смерть в нашей жизни не новость. Всё, больше рассуждать об этом нечего, нужно как можно быстрее добраться до дрононовских пещер.
        Нерождённый взглянул на небо поверх опавшей на треть огненной стены и поднялся на ноги:
        - Думаю, заснуть теперь всем нам вряд ли удастся, а до рассвета осталась всего пара часов. Пока мы соберёмся в дорогу, начнёт светать, так что по лесу мы проедем, не рискуя заблудиться.
        - А ты уверен, что нас не будет подстерегать в пути засада, как на острове?
        - Вряд ли Лезидир считает, что кто-нибудь из его подручных способен победить нас,
        - с сомнением покачал головой Лейрус. - Засада на острове, скорее всего, была лишь способом задержать меня. Может быть, он хотел напугать меня и заставить убраться с острова без огненных доспехов… Но сейчас, когда он уже на месте поединка, это значит, что он понимает его неизбежность - так какой смысл ему сейчас тратиться на обречённые ловушки?
        - Ты рассуждаешь как маг, - с удивлением в голосе произнёс Ширел. - Не думал, что человек может учиться так быстро, всего за год с небольшим…
        - Я не думаю, что сейчас время распространяться о том, когда и как мы с тобой встретились, - оборвал волшебника Лейрус.
        - Согласен, - покивал головой Ширел и отправился, как и остальные, собираться в дорогу.
        Лес, через который они ехали, был редким, толстые деревья стояли далеко друг от друга, лошадям было где разбежаться и уже через несколько часов, при свете утреннего солнца, путники достигли границы со степью. Степная полоса раскинулась не слишком широко, на полтора десятка тысяч шагов, если судить на глаз; за колыхавшимся простором высоких зелёных трав поднимались невысокие скалы, таившие в себе многочисленные пещеры, ведущие вниз, в подземелья Тартара, обиталище дрононов. Открытое поле здесь было не всегда, дрононы лишь несколько сот лет назад догадались, что для них безопаснее будет, когда вокруг их пещер раскинется степь, на которой легко заметить приближающегося врага. Пришли они к такой мысли после нескольких кровопролитных походов, в которые выступали объединившиеся силы людских королевств. И хотя дрононов никогда нельзя было полностью разбить, они укрывались в безграничных подземельях и оттуда предпринимали небезуспешные вылазки, потери среди этих монстров были столь значительны, что они решили не допускать в будущем таких набегов на них со стороны людей или эльфов (что тоже пару раз
случалось). Для этого они вырубили вокруг своих скал, выступающих над поверхностью земли, все леса. Отныне любое мало-мальски крупное вторжение в дрононовские края не могло остаться незамеченным.
        Путники решили не искушать судьбу и не выбираться из лесной тени, скрывавшей их от чьих-либо любопытных глаз, и двинулись вдоль опушки к южным пещерам Тартара, где, как указал предсказатель-людоед Айнгорн, находился вход в подземелье Реки Двойного Огня. Лошади, особенно быстроногие Бас и Сага, скакуны Зеникса и Лейруса, радовались возможности вдоволь разогнаться после вынужденного простоя во время плавания на плоту по озеру Исиль и блуждания по тесным лесам острова на том же озере. Нерождённому и его могучему товарищу постоянно приходилось сдерживать своих лошадей, за которыми не могли угнаться кони Ширела и Зихия. Справа от них проплывала в поднимающемся от земли дрожащем раскалённом воздухе цепь зловещих серых скал, над которыми то тут, то там виднелись стаи кружащих стервятников.
        - Стоять! - воскликнул Лейрус, резко осадив скакуна и обернувшись к друзьям. Те последовали его примеру. Нерождённый привстал в стременах и прислушался; волшебник и Зихий также уловили какой-то звук. Лейрус скомандовал:
        - Спешиваемся!
        Соскочив с коней и укрывшись в зарослях орешника, путники увидели в степи, в сотне-другой шагов от них, двигающуюся по воображаемой линии вдоль леса странное сооружение, напоминавшее корявую кособокую осадную башню. «Башня» была невысокой, примерно в два роста Зеникса, на верхней её площадке расположились два обвешанных ржавыми тесаками дронона в кожаных шлемах. Дрононы рыскали глазами по лесу, высматривая признаки какой-нибудь опасности или возможности на кого-либо напасть.
«Башня» располагалась на округлой платформе сколоченной из брёвен и грубых досок, на вид довольно неопрятной, но, наверное, достаточно крепкой, чтобы выдерживать конструкцию и сидящих по краям платформы нескольких дрононов, вооружённых до зубов. Тащили платформу с башней шесть мурлосов, тремя парами одна за одной; управлял ими стоящий на возвышении спереди платформы дронон без оружия, зато с длинным кожаным хлыстом в руках, которым он то и дело взмахивал и огревал одного из мурлосов, заставляя животное двигаться быстрее. Для дрононов мурлосы - что для людей лошади: однако с виду они больше напоминали горных яков, живущих поближе к снежным вершинам. Высокие, широкогрудые, с мощными мускулистыми ногами, поросшие клочковатой грязно-серой шерстью, над которой роились всяческие летающие насекомые, с небольшими головами и ушами, почти невидимыми со стороны, мурлосы заметно уступали лошадям в скорости, но как тягловая сила они не знали себе равных. При хорошей дороге с той тяжестью, что представляли собою башня и с десяток дрононов, запросто справились бы и четыре мурлоса; однако о том, что такое
«дорога», в степной полосе вокруг пещер Тартара не ведали. Поэтому, чтобы тянуть платформу на грубых каменных колёсах по ухабам, дрононы и запрягли сразу шестерых мурлосов.
        Лейрус и его друзья замерли, рассматривая дрононовский дозор. Такие передвижные башни не были редкостью в окрестностях Тартара - если для предупреждения крупных вторжений у дрононов существовали наблюдательные посты на скалах, то для прочёсывания прилесной территории в поисках мелкой добычи башни приходились весьма кстати.
        Остановившись почти прямиком напротив того места, где затаились путники, дрононы затеяли между собой визгливую перепалку. Спор затих так же неожиданно, как и возник, и передвижная башня, покачнувшись, когда мурлосы двинулись, медленно двинулась далее, в сторону, противоположную направлению движения Нерождённого и его товарищей. Когда дрононы отъехали на приличное расстояние, Лейрус поднялся и вскочил в седло.
        - Ну, и чего мы прятались? - недовольно пробормотал Зеникс. - Мы бы справились с этим отродьем за считанные мгновения. Я бы один раскидал их меньше, чем за минуту…
        - Не сомневаюсь, - хлопнул Лейрус огорчённого великана по плечу. - Но схватку заметили бы со скал и менее чем через час все окрестности кишели бы тысячами дрононов. Это наверняка задержало бы наши поиски прохода к Реке Двойного Огня. Мне не нужны такие задержки. После моего боя с Лезидиром - пожалуйста, если захочешь, Зеникс, можешь заняться дрононами.
        Великан хмуро наклонил голову, явно надеясь на такую перспективу.
        - Насколько я понимаю, такое здесь - дело обычное? - кивнул в сторону «башни» прежде не бывавший около пещер Тартара Зихий.
        - Конечно, - сказал Лейрус. - Не удивлюсь, если до заката солнца мы повстречаем ещё парочку таких дозоров.
        - К закату солнца? Ты думаешь, мы сегодня не достигнем нужной нам пещеры? - уточнил Древославный.
        - Айнгорн не упомянул, сколько времени нужно ехать от озера Исиль к тому месту, - пояснил Лейрус. - Как бы то ни было, скалы Тартара не столь протяжённые, и если не сегодня, то завтра мы найдём эту пещеру.
        - Может быть, тогда сделаем сейчас небольшой привал, чтобы уже не останавливаться до самого вечера? - предложил Зеникс, громкое урчание живота которого заставляло лошадей то и дело настороженно навострять уши.
        - Что ж, давайте сделаем так, - немного поразмыслив, покинул седло Нерождённый. - Костра разжигать не будем - дым сразу заметят, не с этой «башни», так с любой другой, которая может оказаться неподалёку.
        Быстро закусив холодным мясом и размяв слегка затекшие от долгой верховой езды конечности, спутники спустя менее получаса двинулись далее. Вскоре степная полоса, опоясывающая скалы, стала сужаться: лес остался у подножия высокого крутого холма. Пришлось выбираться из-под безопасной сени деревьев и передвигаться по открытому полю. Скалы находились теперь совсем близко, в какой-нибудь тысяче шагов. Если путников и замечали с невидимых из степи дозорных постов среди пещер, в сторону которых озадаченно и напряжённо то и дело поглядывали то Лейрус, то Ширел, то никакой реакции со стороны дрононов не последовало, не было видно даже передвижных башен. По склону холма из земли стали показываться камни, всё крупнее и крупнее; наконец, Лейрус и остальные оказались в проходе, с двух сторон ограниченном скалами - ближними низкими и более высокими дальними.
        - Смотрите внимательнее, - призвал друзей Нерождённый, - главное - не пропустить скалу в форме сидящего однорукого человека.
        - И не забывайте смотреть по сторонам, - напомнил Ширел.
        Они ехали вдоль низких скал уже достаточно долго, немногим менее часа, солнце уже склонялось к закату, а ни одной каменной глыбы, хоть отдалённо напоминающей ту, которая требовалась, не находилось.
        - Это надо же такое выдумать - скала в форме сидящего человека, - вздохнул Зихий, мозоля глаза об очередной камень. - Однорукого сидящего человека!
        - Да уж, задачка… - согласился с Древославным Зеникс, порядком уставший рассматривать скалы и пытаться представить себе, похожи ли они на сидящего человека без одной руки, или нет.
        - Скажем, вот эта скала, - продолжал возмущаться Зихий, проезжая мимо нависающей над ними глыбы, плоской с одного бока. - Как определить, человек это или нет, сидит он или стоит… А может быть и лежит… А вот этот камень слева сбоку - голова или плечо или дракон его зна…
        Древославный захлебнулся на полуслове, натянув на себя поводья с такой силой, что голова лошади задралась вверх.
        - Вот он! Вот, будь он неладен! - завопил Зихий во всю мощь молодого горла. - Сидящий человек!
        Друзья поспешили на то место, с которого юноша возбуждённо указывал на скалу.
        - А ты прав, Древославный, если смотреть отсюда, то виден сидящий человек, - согласился волшебник. - Вот его сведённые вместе колени, голова, опущенная на согнутую в локте левую руку. Правой руки нет…
        - Мы нашли её, - с облегчением проговорил Зеникс.
        Лейрус развернул коня и посмотрел на противолежащие скалы: в опустившихся сумерках хоть и с трудом, но всё же можно было различить широкую щель в камне. Больше никаких отверстий в каменной гряде не было на много шагов что в одну, что в другую сторону.
        - Судя по всему, нам туда, - кивнул Нерождённый в сторону прохода и все, пришпорив лошадей, сорвались с места и понеслись к входу в одно из бесчисленных подземелий Тартара.
        - Лошади туда не пройдут, - первым заметил Зихий, приблизившись к входу в пещеру.
        - Оставим лошадей здесь, - решил Нерождённый, спрыгнув на землю и стаскивая суму, в которую он накануне уложил огненные доспехи Тирабика. - Если кто-то хочет остаться, может посторожить коней.
        Ширел, Зеникс и Зихий переглянулись.
        - Не знаю, как другие поводыри поступали со своими Повелителями Стихий, но я проделаю с тобою Путь до конца, - не терпящим возражений тоном заявил волшебник.
        - Ты же знаешь, Лейрус, я всюду пойду с тобою, - пробубнел богатырь.
        - От меня ты уж тем более не избавишься - начинается самое интересное! Какие ещё могут быть лошади? Мы все идём с тобой! - воскликнул Древославный.
        - Я и не сомневался в этом, - улыбнулся Лейрус, застёгивая доспехи. - Просто так спросил, для спокойствия своей и вашей совести… Готовы?
        Все кивнули и вслед за вошедшим в разлом Нерождённым шагнули внутрь скалы.
        Против ожиданий в пещере не было сплошной темноты - в каменном «потолке» сквозь несколько довольно крупных трещин и отверстий сумеречный свет проникал в достаточном количестве, чтобы различать, что находится внутри. Путники оказались в средних размеров пещере, почти квадратной. Пол и стены были влажными, кое-где валялись кости, то ли животных, то ли человеческие. В стене слева виднелся проход, плавно уходящий вниз.
        - Что-то мне всё это напоминает катакомбы Миноры, по которым мы бродили, пытаясь найти логово Гиротса, - без всякого воодушевления пробормотал Зихий, оглядываясь.
        - Надеюсь, здесь нет никаких гигантских пауков и на ноги не придётся наматывать мочевые пузыри всяких зверей.
        Зеникс усмехнулся, то ли выказывая другу поддержку, то ли посмеиваясь над ним. Древославный открыл было рот, чтобы заявить великану что-нибудь едкое, но в этот момент к ним обоим повернулся Ширел и с донельзя серьёзным лицом предупредил:
        - Начнёте свои препирательства - обоих оставлю здесь подвешенными к потолку.
        Юношам ничего не оставалось, как молча последовать за волшебником и Лейрусом, начавшими свой спуск. В проходе было гораздо темнее, чем в пещере, поэтому Нерождённый превратил искру, высеченную им о каменную стену, в несколько каплевидных огненных шаров, взвившихся к низкому потолку и летящих перед путниками, освещая им дорогу. Петляли по недрам земли довольно долго, но ни разу никто не нарушил повисшего молчания. Когда уже всем начало казаться, что они бродят по этому проходу так долго, что на поверхности уже наверняка наступило утро, тоннель разделился на три равных разбегающихся в разные стороны хода. Лейрус с улыбкой повернулся к друзьям:
        - Как вы думаете, в какой из них нам нужно идти?
        Остальные засмеялись, оценив шутку Нерождённого: центральный проход был закрыт каменной стеной, отличавшейся гладкой поверхностью, явно обработанной, и чёрным цветом.
        - Понятно, что тоннель, ведущий к главной цели, закрыли от излишне любопытных посторонних, - отсмеявшись, сказал Зихий. - Но как нам открыть эту дверь?
        - А вот как, - Лейрус показал на белевшее сбоку в стене углубление в форме человеческой ладони с растопыренными пальцами. Нерождённый поместил туда свою руку, чёрная стена беззвучно задрожала, засветилась изнутри, став сначала серой, потом почти белой, и медленно поднялась вверх, исчезнув в каменной толще.
        - Быстрее вперёд, неизвестно, сколько она будет оставаться открытой, - поторопил своих спутников Лейрус.
        Проскользнув в открывшийся проход, они сбежали по крутым высоким ступеням вниз, слыша, как с негромким рокотом за ними затворилась каменная стена. О стене тут же забыли: ступени закончились у высоких больших распахнутых ворот, пройдя за которые, путники увидели огромную пещеру, через которую протекала Река Двойного Огня.
        Было светло, будто в самый солнечный летний день. Из под земли (хотя они и так уже находились глубоко под землёй) вырывались на волю два бурлящих потока - огненный и водный. Они почти соприкасались, изредка в воду падали брызги раскалённой лавы, выбрасывая высоко вверх фонтаны пара, а в пламя попадали брызги воды, на долю мгновения оставляя на теле огненной змеи белые шрамы, которые тут же исчезали. Между двумя потоками пролегала полоса из камня, настолько узкая, что по ней вряд ли бы смогла проехать колесница, запряжённая тремя лошадьми. Вода, красная из-за отражающегося в ней огня, текла ровным, единым течением, какое можно наблюдать, когда из бочки выливают на землю перебродившее вино; лава, напротив, перемешивала саму себя, сталкивая один свой огневорот с другим, тужась вырваться из каменных берегов. Пронесшись через высоченную пещеру, имевшей в длину никак не менее тысячи шагов, оба потока исчезали под каменными сводами, таким же образом, как и появлялись. Оторвав взгляды от огненно-водного великолепия и от светящихся невероятными бликами стен пещеры, Нерождённый и его спутники посмотрели
через реки и увидали, что на другой стороне, в проёме точно таких же ворот, возле которых находились они сами, стоит Лезидир в лёгком кожаном защитном одеянии, с мечом в одной руке и боевым топором - в другой. Увидев, что Лейрус его заметил, он поднял топор над головой - даже отсюда, с большого расстояния, каждый поток имел не менее трёхсот локтей в ширину, было видно, как Повелитель Воды улыбается. Рядом с ним никого не было.
        - Ну вот и цель Пути, - неожиданно тихо и спокойно произнёс Нерождённый.
        - Почему с ним нет его поводыря, Зарака? - заподозрил что-то неладное Ширел, внимательно глядя на ту сторону. - Почему его нет?
        - Может быть, он не так привязан к своему Повелителю Стихий, как ты к Лейрусу, - фыркнул Зихий, который с большим интересом следил за Лезидиром, чем обращал внимание на опасения волшебника.
        - Жаль, что мы не можем пойти с тобой, - грустно сказал Зеникс Лейрусу.
        - Это только мой бой, - ответил Нерождённый и улыбнулся: - К тому же, это было бы не слишком честно - двое против одного…
        - Трое, - поправил Лейруса Древославный.
        - Тем более, - улыбка Лейруса стала ещё шире.
        - Не расслабляйся, - дрогнувшим голосом промолвил Ширел. - Слишком много улыбаешься… Будь осторожен…
        Нерождённый с благодарностью за заботу кивнул магу и повернулся к Зихию и Зениксу.
        - Надеюсь, ещё свидимся. Вы - хорошие друзья, - пожал руки обоим Лейрус, достал оба меча и подошёл к самому краю каменного выступа, под которым клокотала огненная река. Одновременно с ним вплотную к водному потоку приблизился и Лезидир. Стихии заволновались, забурлили, вверх потянулись водные и огненные столбы и через полминуты Лезидир и Лейрус уже размеренно шагали по мостам, перекинувшимся от их берегов к полосе камня, разделяющей Реку Двойного Огня. Вот они ступили на
«ничейную землю», друг напротив друга, огненный и водный мосты тут же обрушились и растворились в потоках.
        - Сейчас начнётся…, - глухим срывающимся голосом прохрипел Зихий и стукнул кулаком стоявшего рядом Зеникса, будучи не в силах справиться со своим лихорадочным оживлением; коснувшись натянутых, как струна, мышц богатыря, Древославный понял, что тот напряжен так, словно сам готовится вступить в смертельный поединок. Ширел внешне был самым спокойным из всей троицы, но и по нему можно было заметить большое внутреннее волнение: остроконечная шляпа сдёрнута с головы, борода топорщится, крепкие зубы усиленно жуют усы.
        - Я смотрел, как ты прощался с друзьями - трогательное зрелище, - нарушил сгустившееся между двумя Повелителями Стихий молчание Лезидир, смотревший на противника с резкой, словно приклеенной к лицу, усмешкой и слегка наклонив голову набок. Золотые длинные волосы были собраны в хвост, дабы не мешались в бою, синие глаза отражали не больше страстей и чувств, чем кусок льда. Только сейчас стало заметно, что мечом и топором снаряжение Повелителя Воды не ограничивается: за спиной висел небольшой круглый щит.
        - У меня хоть есть с кем прощаться, - ответил Лейрус.
        - Это ты о том, что со мной никого нет? - понял Лезидир и его усмешка стала ещё более колючей. - Не волнуйся за меня, я не слишком переживаю, что меня никто не сопровождает. И вообще - заводить близких людей очень неблагодарное занятие, когда теряешь их, это причиняет много неудобств…
        Нерождённый поморщился, словно от сильнейшей, сводящей с ума зубной боли; его почти близнец заметил это и с поспешностью продолжил:
        - Можешь мне верить - я не знал, что Алисия была твоей возлюбленной. Я бы не стал убивать её лишь для того, чтобы причинить тебе боль. Я слишком ценю собственное мнение о самом себе, чтобы идти на такие глупые и грубые приёмы.
        - Но ведь ты всё равно убил бы её, невзирая на то, какое она имеет отношение ко мне, убил бы из мести за то, что из-за неё не добрался до Камня Молний, - процедил сквозь зубы Лейрус.
        - Ты прав, - полуулыбка впервые сошла с лица Повелителя Воды. - Всё-таки мы с тобою очень похожи…
        - Только лицами.
        - Нет, у нас с тобой есть какая-то внутренняя связь… Может быть, сложись судьба каждого из нас чуть иначе, мы смогли бы даже подружиться, - в синих глазах Лезидира мелькнула тень сожаления и тут же исчезла. - Но сейчас… Извини, но я тебя убью. Не могут соседствовать Повелитель Воды и Повелитель Огня.
        С этими словами Лезидир поднял меч, который на глазах рассыпался на бесчисленное множество капель воды; капли с невообразимой быстротой заметались, словно пчёлы в раздражённом улье, и всего за две-три секунды сплелись в квадратную водную сеть, наподобие рыбацкой. Подчиняясь одному только взгляду Лезидира, сеть устремилась на Нерождённого, хищно подогнув углы и намереваясь охватить противника со всех сторон коконом. Если бы не доспехи Тирабика, уже окружившие Лейруса несколькими огненными силуэтами, Нерождённому пришлось бы непросто: но водная сеть наткнувшись на передний, седьмой по счёту контур из пламени и погасив его, уменьшилась вдвое - клубы пара заклубились над вступившими в сражение. Пара стала ещё больше, когда сеть добралась до следующего, шестого слоя огня, который потускнел, но выдержал водный натиск.
        - Из-за этого пара мы ничего отсюда не увидим! Проклятье! - вскричал Зихий, топая в бешенстве ногой. В самом деле, обильно образующийся от столкновения огня и воды пар подобно стене тумана скрывал противников от взглядов со стороны, давая возможность различать лишь силуэты, движущиеся в завораживающем танце схватки.
        После того, как атака водной сетью была отражена, Нерождённый перешёл в контрнаступление. Его мечи превратились в огненные клинки, которые при нанесении ударов удлинялись вдвое, после чего половина отделялась от меча и летела в противника. Повелитель Огня стремительно наносил размашистые удары с двух сторон, но Лезидир выхватил из-за спины щит и, водрузив его на левую руку, успешно вбирал в него выпады Лейруса - щит казался бездонной бочкой с водой, в которой с шипением исчезали все те снаряды пламени, что отрывались от мечей Нерождённого. В то же время «водный» не забывал и о нападении - каждое широкое движение его топора с серебристым лезвием обрушивало на Лейруса мощный поток воды. Огненные доспехи, медленно, но всё же восстанавливающие свои силуэты, угасшие под напором жидкости, спасали Нерождённого от утопления, но огромная сила, с которой волны разбивались о защиту, отнимали у Лейруса много сил - ему постоянно нужно было с огромным напряжением удерживаться на ногах, дабы не полететь кубарем на камни, или что ещё хуже, в водную реку. Силы Повелителя Огня таяли - нужно было одновременно
атаковать, когда его атаки просто-напросто бесследно исчезали в вездесущем щите Лезидира, и сдерживать натиск настоящего шторма, который раз за разом, почти без перерывов обрушивался на него из-под мерцающего звёздным светом боевого вражеского топора. Сосредоточить все силы на чём-то одном было нельзя - вложив всю мощь в удары мечами, Лейрус рисковал быть сбитым с ног водным шквалом, а ограничиться только обороной означало выбрать медленное самоубийство: рано или поздно Лезидир, не отягчаемый самозащитой, опрокинул бы постепенно слабеющего противника и утопил бы его.

«Без доспехов Тирабика у меня не было бы ни одного шанса против Лезидира» - с горечью и подбирающейся усталостью подумал Нерождённый, когда удар очередного потока воды заставил его содрогнуться. Следующий взмах топора Лезидира выбил из рук Лейруса один из мечей, огненный клинок которого завертелся в воздухе подобно карусели на весенних городских ярмарках. Нерождённый заметил проскользнувшую по лицу Лезидира злорадную ухмылку и, пока огненное колесо пролетало вблизи пусть на долю мгновения, но расслабившегося Повелителя Воды, мысленно заставил вырваться из падающего меча два длинных языка пламени и, блеснув двумя маленькими молниями, обвиться вокруг руки соперника, держащей щит. Меч Нерождённого, упав на землю, тут же потух, а Лезидир глухо зарычал от боли - огонь прожёг плоть до костей, щит выпал из раненной руки, прокатился, подпрыгивая на камнях, и исчез в лавовой реке. Этот удачный манёвр позволил лишившемуся одного меча Лейрусу избежать немедленного поражения, но мало что изменил в соотношении сил. Повелитель Огня уже был не в состоянии провести по-настоящему опасный выпад, его атаки одним мечом
были направлены лишь на то, чтобы не позволить Лезидиру, защищающемуся от слабых ударов пламени своим топором, сосредоточить все силы на посылаемых в Лейруса волнах. Нерождённый слабо, для вида атаковал и защищался, Лезидир походя, словно шутя, оборонялся и нападал, нападал. Из семи контуров доспехов Тирабика осталось только два, и внешний в скором времени грозил исчезнуть.
        Повелитель Воды, ясно понимавший расклад сил, внутренне уже предвкушал свою победу. Он не замечал, как свободной рукой, спрятанной за спиной, Нерождённый плетёт огненную верёвку, уже достаточно длинную, чтобы несколько раз обмотать её вокруг руки. Пальцы двигались быстро, очень быстро, заставляя нити огня переплетаться друг с другом. Но сил сопротивляться натиску Лезидира оставалось всё меньше, Лейрус уже маленькими шажками отступал назад. Пот катился по лицу, застилая глаза, в которых от усталости и неимоверного напряжения стоял туман. «Ещё немного, ещё немного» - повторял про себя как заклинание Лейрус, заставляя пальцы свободной руки двигаться сквозь боль, удлиняя верёвку. Он чувствовал, что удары Лезидира стали сильнее - тот стремился поскорее добить держащегося из последних сил противника. Туман в глазах мало-помалу стал превращаться в багровую пелену, руки и ноги отказывались подчиняться голове. «ВСЁ» - без обречённости и страха подумал Нерождённый, просто отметил как очевидное обстоятельство. Чтобы не свалиться на спину, он опустился на одно колено, от смерти его отделял последний, слабо
мерцающий огненный контур доспехов. На мгновение сознание, готовое отключиться, прояснилось, Лейрус услышал мелодичный, всегда напоминавший ему звон стекающих по лепесткам лесных колокольчиков капель росы, голос Алисии, звавший его по имени, мелькнул её образ, какой он увидел её в первый раз: в военном эльфийском наряде из необычного для её народа голубого тонкого сукна, похожего на шёлк, с распущенными волосами, недовольно поджатыми губами и сверкающими глазами… «Нет, ещё не всё…» - прошептал вслух Лейрус и выбросил, не целясь, вперёд руку с верёвкой из пламени. Лезидир, поднявший двумя руками топор над головой для последнего смертельного удара, лишь в последний момент заметил блеснувшую огненную нить и в следующую секунду почувствовал, как лишается опоры под ногами - как только Нерождённый даже не почувствовал, а скорее угадал, что верёвка затянулась вокруг ноги врага, он выпустил меч и что есть силы дёрнул верёвку на себя, падая на спину. Повелитель Воды взлетел в воздух, его топор взвился вверх и упал в отдалении. Удар всем телом о камни был настолько силён, что из Лезидира на какое-то время
вышибло дух, он слабо ворочался, но не понимал, что произошло с ним. Лейрус с трудом поднялся на ноги, подобрал меч и, пошатываясь, приблизился к лежащему врагу. Тот уже несколько пришёл в себя и, увидев подходящего Нерождённого, шевельнул здоровой рукой - река тут же выстрелила в Лейруса столбом воды. Тело Повелителя Огня само уклонилось от последней атаки, Лейрус неуклюжим прыжком оказался над Лезидиром и пронзил его грудь мечом.
        Вся схватка была скрыта от глаз Ширела, Зихия и Зеникса густым плотным облаком пара, сквозь который они не видели вообще ничего, не считая слабых вспышек, означающих удары огненных мечей Лейруса, и разлетающиеся во все стороны брызги воды. Древославный вымеривал берег потока из лавы шагами то в одну, то в другую сторону, беспрестанно изливая такие выражения, услышь которые Урсус, его отец, он мог бы многому поучиться у наследника в плане сквернословия; Зеникс стоял неподвижно, белый-белый, сжав кулаки и неотрывно следя за клубящимся паром; Ширел, казалось, вовсе не обращал внимания на невидимую схватку, стоял с задумчивым видом и лишь изредка поглядывал в сторону разделяющей две реки каменной полосы. Когда всполохи света в паровом облаке угасли и вода уже не вылетала из него, все трое встрепенулись и вытянулись на цыпочки.
        - Ну, ну, ну, ну…, - сквозь зубы подгонял развеивающийся пар Зихий.
        Наконец серая завеса разошлась и они увидели два тела, лежащие одно подле другого. Лезидир лежал ничком и был хорошо виден меч, торчащий из его обугленной груди; Лейрус же лежал ничком, лицом вниз и нельзя было понять, жив он или мёртв.
        - Неужели…? - прошептал посиневшими губами Зеникс.
        В этот же миг Нерождённый слабо пошевелился, приподняв голову и откинув одну руку назад, пытаясь перевернуться на бок.
        - Он жив! - крик Зихия разнёсся по всей пещере, прокатился по каждой её неровности и вернулся к ним, отражённый от стен и потолка.
        - Он жив…, - беззвучно шевельнул губами богатырь.
        - Он жив! - продолжал кричать Древославный. - Он победил его! Победил! Всё! Победа! Конец!
        Зеникс и Зихий принялись скакать вокруг Ширела, будто малые дети или молодые козлята, по несколько раз заключив его в радостные объятия. Улыбаясь, волшебник постарался поскорее выбраться из хоровода восторга и очумелых воплей; подойдя к огненной реке, он посмотрел на лежащие между водой и пламенем тела и покачал головой:
        - Конец? Что-то мне подсказывает, что это далеко не конец…
        notes
        Примечания

1
        Здесь 1 локоть равняется примерно 30 сантиметрам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к