Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Ахметов Спартак: " Подстелить Соломы " - читать онлайн

Сохранить .
Подстелить соломы Спартак Фатыхович Ахметов
        # Василий Иванович Мошкин, рядовой советский обыватель, считает, что в жизни ему не повезло. И женился-то он неудачно (на нелюбимой женщине, полностью подчинившей его своим прихотям), и в контору эту зря перевод устроил (повышения всё нет и нет), да и жизнь идет как-то невесело. Вот если бы знать наперед… Стоило ему так подумать, как чугунный черт, купленный женой в ГУМе, завертелся на телевизоре, на глазах ожил, и предложил провести опровержительный эксперимент.
        Спартак Ахметов
        Подстелить соломы
        Если бы Василий Иванович Мошкин знал, какой оборот примут события, он ни за что бы не пошел в ГУМ. (прочем, если уж искать первопричину, то ему не надо было жениться. Анна Леонидовна имела характер столь неколебимый и с такой яростью отстаивала свои позиции, будто она взаправду была дочерью царя Леонида. Битву в Фермопилах Василий Иванович смотрел по телевизору. Спартанцы вызывали недоумение и сожаление. Они точно знали, что им несдобровать, и все-таки вязались в драку со всей персидской армией. Идиоты!
        Итак, Мошкин попал в ГУМ не по своей воле. Народу была тьма. Его толкали со всех сторон, тискали в очередях, наступали на ноги. От хождения по лестничным маршам ныла поясница, трехмерная сумка оттягивала руку, на губах запеклись разные нехорошие слова. Анна же Леонидовна двигалась правым плечом вперед, проходя сквозь толпу как раскаленный утюг. Спартанские глаза ее сверкали грозным весельем, овальная сумочка напоминала щит. Она вламывалась в очереди, как в персидские колонны, вела ожесточенные сражения одна против десяти и с боями отступала, прижимая добычу к груди. Из одной, особенно густой толпы, она вырвалась без пуговицы, неся в руках что-то темное и замысловатое. Мошкин пригляделся и понял, что это чугунный чертик. Нечистая сила дразнила его, высунув узкий черный язык и приставив к носу растопыренные пальцы.
        - Какая прелесть! - восторгалась Анна Леонидовна. - Поставим на телевизор - Кашеедовы умрут от зависти.
        Дома Мошкин опасливо посмотрел на жену - не пошлет ли еще куда, воровато включил телевизор и спрятался в кресле. Анна Леонидовна утвердила черта среди слонов, жирафов и оленей, пригвоздила слабо пискнувшего Мошкина к креслу дротиком и удалилась в сторону кухни.
        - Если бы я знал, - тоскливо шептал Мошкин. - Если бы я знал…
        Если бы он знал, он не женился бы на Анне Леонидовне. Он вообще не женился бы. В жизни холостяка есть свои минусы, но зато какая свобода и независимость! Если бы он зиял, он не добивался бы приема в это идиотское управлении и не болтался бы теперь на второстепенных должностях. Если бы он знал, что новый начальник болеет за ЦСКА, он не остался бы без премии. Если бы…
        - Знать бы, куда упадешь… - горестно вздохнул Мошкин и посмотрел на чугунного черта.
        Черт опустил руки, потряс ими, с наслаждением потянулся и сел на краешек телевизора, свесив ноги с раздвоенными копытами. Шерсть на его бедрах отчетливо курчавилась. В глазах посверкивали красноватые огоньки. Он протянул сквозь кулак длинный хвост, пососал кисточку на его конце и сплюнул. Потом сделал приглашающий жест:
        - Не угодно ли?..
        - Спасибо, я не курю, - прошептал Мошкин и подобрал ноги в кресло. Он двадцать лет прожил с Анной Леонидовной, нечистой силы не боялся, но все-таки был довольно сильно шокирован.
        - Мне хотелось бы немного подискутировать с вами, - продолжал враг рода человеческого. - Вы высказали несколько положений, с коими невозможно согласиться.
        - Я не сказал ни слова! - взвизгнул Мошкин.
        - Вы подумали, а это одно и то же.

«Кой черт…» - пронеслось в голове у Василия Ивановича, но додумать он не успел.
        - Чугунный, с вашего позволения, ухмыльнулся собеседник Гуттаперчевый чугун - наше последнее достижение. Тьма заказов.
        Мошкин закрыл глаза и заткнул уши, но дьявол остался перед его мысленным взором и продолжал говорить с хорошей дикцией, время от времени посасывая хвост и выпуская клубы вонючего ядовито-желтого дыма.
        - Видите ли, любезнейший Василий Иванович, вы впадаете в банальнейшую ошибку. Вы считаете, что могли бы исправить будущее, располагая достаточной информацией. Разуверьтесь. Ничего подобного сделать нельзя. По крайней мере, лично у вас ничего не получится. Если бы вы затруднили себя чтением соответствующих книг, то давно узнали бы, что качество и количество информации зависят от ранее накопленных знаний. (Василий Иванович открыл глаза, икнул и стал слушать с большим вниманием. Иногда он даже кивал головой.) Кроме того, одно и то же сообщение может быть позитивным и негативным в разные отрезки времени. Знак зависит от обстоятельств. Например, если я извещу вас о выигрышных номерах спортлото в день тиража, вы только озлобитесь. Таким образом, качество информации является переменной функцией времени ли, если хотите, истории развития системы. Сама эта история в общих чертах статистически предопределена и базируется на причинно-следственном фундаменте. Так, если стакан упадет с достаточной высоты, он неминуемо разобьется…
        - А вот и нет! - вскричал Мошкин, поражаясь своей смелости. Самоуверенность и лекторские ухватки черта озлобили его.
        От неожиданности дьявол выпустил хвост, хлестнув себя по треугольному уху. Но быстро оправился и пожал плечами.
        - Изъяснитесь.
        - Если на место падения подстелить соломы, стакан не разобьется.
        - Ах, вот что! - Черт сардонически улыбнулся, пощипывая козлиную бородку. - Вижу, я не убедил вас, хотя и выдал несколько десятков битов качественной информации. А еще говорят, что за одного с битами двух без битов дают, хе-хе-хе-хе!
        Дьявол рассыпался мелким смешком - будто козел заблеял. Но Василий Иванович не поддержал его. Он не понял юмора.
        После неловкого молчания черт продолжил:
        - Критерием истины, как известно, является эксперимент. Не угодно ли попробовать?
        - Угодно, угодно! - запальчиво крикнул Мошкин и проснулся.
        Около него стояла Анна Леонидовна с половником в руке.
        - Чего разорался? - спросила она и вдруг брезгливо сморщила нос, принюхиваясь. - Ты зачем это серу жег? - И не дождавшись ответа, повела половником, как мечом. - Ладно, иди руки мыть. Суп на столе.
        Мошкин покосился на черта (тот показывал ему нос) и покорно поплелся в ванную.
        На следующее утро Василий Иванович так торопился, что совершенно забыл о бесовских происках. Он на ходу выпил стакан кипяченого молока с булочкой и, не попадая рукой в рукав, побежал, но у дверей лифта в нерешительности остановился. Как ни странно, ехать не хотелось. В душе была совершенная убежденность, что лифт вот-вот испортится. Мошкин чертыхнулся и побежал вниз по лестнице. Между шестым и пятым этажами он обогнал только что застрявшую кабину, а еще через два этажа перешел на шаг, внимательно глядя под ноги. За поворотом на площадке были разбросаны арбузные корки. Если бы он продолжал бежать, он неминуемо поскользнулся бы и упал.
        Не придав значения случившемуся, Мошкин выскочил из подъезда и заторопился на остановку.
        К автобусу, который благополучно довез бы его до управления, Мошкин не успел. Слабо урча, тот уже выворачивал на проезжую часть, помигал красными огоньками и рванул вниз по улице. Следующий подошел тут же, но в него Василии Иванович не сел. Через десять минут на перекрестке в этот автобус врежется самосвал с неисправными тормозами, два пассажира будут ранены. Затем Мошкин пропустил еще два автобуса, в которых дозревали обычные для часа пик скандалы, но потом пожалел об этом. В первом была возможность познакомиться с женой нового начальника и поднести ей тяжелую сумку. Выйдя из второго, он нашел бы бесхозный кошелек с пятьюдесятью рублями одной бумажкой - как раз неполученная премия.
        Василий Иванович поставил портфель на землю, сдвинул шляпу на затылок и решил тщательно рассчитать свою судьбу в случае посадки на следующий автобус. Он на пальцах пересчитал все плюсы и минусы, попробовал их на зуб, проследил линию своей жизни через рифы и мели до глубокой бухты, в которой его ожидало повышение, усиленное выходом любимой команды в финал. Закончив выкладки, он бросился к автобусу, но дверцы уже захлопнулись, отсекая его от благополучия и процветания, и автобус тронулся. Мошкин побежал рядом с колесом, колотясь в дверцу и делая шоферу в зеркало заднего вида призывные жесты:
        - Стойте! Стойте!
        Но машина уже набрала скорость, а на пути вырос молоденький милиционер, который удрученно покачал головой и указал на остановку:
        - Зачем же бежать? Сядете в следующий! Мошкин безумными глазами проводил автобус, который издевательски подмигивал красными огоньками, и вдруг ужаснулся. Он вспомнил фантастический разговор с дьяволом и приглашение поэкспериментировать. Гак это был не сон! Он и в самом деле поймал свой шанс. Теперь он может предвидеть будущее, может совершать единственно верные поступки, совокупность которых сделает его самым могущественным человеком на земле. Он будет регулярно выигрывать в спортлото и по трехпроцентному займу. Он станет пророком на самообслуживании! И в голове скользнула слабая мысль, выражающая некоторое сомнение, но Василий Иванович с негодованием отогнал ее и сел в первый подошедший автобус. Будущее принадлежало ему.
        К своему служебному столу Мошкин прошествовал как король, только что вернувшийся из удачного похода. Он бросил портфель на подоконник, откинулся на стуле и победоносно оглядел сослуживцев. Все сидели, уткнувшись в бумаги, и время от времени как-то странно поглядывали на него. Он непонимающе передернул плечами и вдруг застыл. Ближайшее будущее было ужасно. Он физически ощутил, как в его голове установили кинопроектор, зарядили увесистой спиралью кинопленки, выключили свет и аппарат застрекотал.
        Дверь распахнулась, и в комнату вошла надменная Люся в голубом брючном костюме.
        - Мошкин пришел? Василий Иванович, зайдите к главному!
        Король-победитель медленно вышел в коридор и, загнанно поглядывая по сторонам, пошел на плаху. Аппарат в голове последовательно показывал душераздирающие картины: гром и молнию, разнос и выговор, сердечный приступ и обморок. Василий Иванович трусливо оборвал кинопленку и через две ступеньки побежал вниз.
        В туалете было прохладно и тихо. Только что вымытый кафель поблескивал, острый запах хлорки щекотал нос. Мошкин чихнул и заперся в кабине. Голова работала так, что в ушах стоял звон. Обозримое будущее было печально и беспросветно. Широкая кинолента, стремительно разворачиваясь, показывала жестокие кадры. Мысли метались в поисках выходов, лазеек, неожиданных поворотов и счастливых концов. Кинолента на глазах расщеплялась на множество узких лент, те в свою очередь расползались на узенькие ленточки, и скоро вся эта упругая масса изминающихся, шелестящих и шуршащих вариантов и вариантиков судьбы обвила его, как Лаокоона, связала по рукам и ногам, плотными кольцами легла на шею, запутала каждый его палец и каждую его мысль. Мошкин натужно дышал, в глазах мутными линзами стояли слезы, рот наполнился солоноватой слюной. Волна отчаяния захлестнула лжепророка. Оп всхлипнул и потянул цепочку. Грохот и клокотание спускаемой воды промыли мозги, вдали тоненьким лучиком забрезжила единственная надежда на спасение.
        - Хватит! Слышишь - … Хватит! - прошептал он и проснулся.
        Дьявол весело хлестал хвостом по телевизору, дрыгал ногами и хохотал. Бородка его дрожала, на глазах дрожали алмазные слезы. Он пытался остановиться, надувая щеки, но, посмотрев на Мошкина, снова колотил ладонями по ляжкам (на экране рябью проходили помехи) и, запрокинув голову, захлебывался в хохоте.
        Василий Иванович долго смотрел на него, не сдержался и плюнул:
        - А ну вас к черту!
        Страшным усилием воли - по хвосту прошла судорога - черт оборвал смех и примирительно сказал:
        - Ладно, ладно… Бросьте дуться! - грудь его вздрагивала, уши шевелились. - Как вам понравился эксперимент? Достаточно ли убедительно?
        - Идите к черту! - снова плюнул Василий Иванович. Других слов он не находил.
        - Это не ответ, - вдруг обиделся черт. - Если хотите, мы можем продолжить.
        - Не надо! - вырвалось у Мошкина. Он пошевелил губами и добавил:
        - Что я вам должен?
        Черт брезгливо поморщился.
        - Оставьте. Душа ваша меня не интересует, у нас таких… - Он махнул рукой. - С меня достаточно ваших эволюции и эмоций. Кроме того, науке следует служить бескорыстно.
        - А как со службой? - боязливо спросил Мошкин. - Меня не…
        - Все в порядке, с утра начнете новую жизнь, - дьявол помолчал. - Ну что ж, если у вас больше нет вопросов, разрешите проститься.
        Он подобрал хвост, церемонно раскланялся, шаркая копытами, потом вдруг озорно подмигнул и показал Мошкину длинный - в две ладони - нос.
        Василий Иванович посидел немного в кресле, не в силах двинуть ни рукой, ни йогой. Потом все-таки встал, медленно подошел к телевизору и осторожно взял чугунную фигурку. Черт продолжал дразнить его, далеко высунув узкий черный язык.
        - Эх!.. - вздохнул Мошкин. - Если бы я знал…
        Он испуганно прикусил язык, глянул на чертика и… проснулся.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к