Сохранить .
Кольцо удачи Спартак Фатыхович Ахметов
        #
        Спартак Ахметов
        Кольцо удачи

1
        Получилось так, что в момент взрыва Камилл Усманов смотрел на холодильник. Страшный грохот оглушил его, белая дверца пропала, обнажив жерло вулкана. Грозное голубое пламя встало стеной через всю комнату и отрезало людей от выходной двери. Когда-то у Камилла взрывался водород, поэтому он знал, что надо делать. Схватил стул за спинку, с силой метнул в окно (звон пропал в реве огня). Сдернул на пол желтую скатерть с посудой, рывком поставил па стол маленькую Инну Ивановну.
        - В окно! - рявкнул он. - Держись за фрамугу!
        Повернулся к Ларисе. Та окаменела, в огромных глазах отражалось синее пламя. Короткие волосы стояли торчком.
        - Ну!
        Женщина бросилась к нему на грудь. С Ларисой на руках Усманов вскочил на стул, затем на стол, за которым они только что пили чай. Ударил ногой по окну - внизу торчали обломки стекла. Спину опалял жар, но он старался держать плечи шире.
        - Устоишь?
        Лариса судорожно кивнула. Вылезла наружу, вцепилась в ручку фрамуги и присела на корточки. Рядом скорчилась Инна Ивановна. Камилл оглянулся, ища Таню. Ему показалось, что он сходит с ума: Таня из ведра поливала зеленый баллон, который стоял за вытяжным шкафом. Одним прыжком Усманов оказался рядом:
        - Что!
        - Водород!
        Бешено дернул за головку - скобы, удерживающие баллон, отскочили. Обхватил, не чувствуя тяжести, поволок к ближнему окну. Таня помогала. Взгромоздили баллон на подоконник, сильно толкнули. Посыпались стекла, массивный цилиндр перевалил через фрамугу и пропал.
        - Лезь за ним! - крикнул Камилл, но Тани рядом не было. Решив, что она пошла к Инне Ивановне и Ларисе, вылез в окно сам. Сразу глянул вниз: три этажа, бетонная полоса у стены, поперек клумбы лежит проклятый баллон. Эх, веревки нет!.. Посмотрел налево. Женщины сидят на корточках, держась за фрамугу. Из соседних окон торчат испуганные лица сотрудников.
        - Где Таня?!
        - Больше не могу! - взвизгнула Лариса. - Прыгаю!
        - Не смей! Разобьешься! - Камилл сообразил, что ее опаляет жар из разбитого окна.
        - Сдвинься к стене!
        Но Лариса уже повисла на руках, оттолкнулась коленками и ухнула вниз. Она все сделала правильно и, может быть, благополучно приземлилась бы, но в полете на секунду потеряла от страха сознание. Земля ударила по ногам, по спине, левую руку пронзила боль. И она снова потеряла сознание.
        - А, черт! - Камилл и сам повис на фрамуге. На мгновение перед ним мелькнула пылающая комната. Огненная стена уже не казалась сплошной, в ней зияли, быстро меняя очертания, зыбкие провалы. В одну брешь вдруг нырнула нелепая фигура, замотанная во что-то желтое. «Таня?» - успел подумать Усманов, но тут же забыл о ней. Мягко оттолкнулся ногами и, немного наклонившись, полетел вниз. Баллон должен был остаться в стороне. Ноги воткнулись в рыхлую клумбу, самортизировали, на плечи легла тяжесть, пригнетая к земле, руки вывернула боль. Оглушенный, он секунду лежал ничком. Рот забило грязью.
        Лариса была в двух метрах. Камилл на четвереньках подобрался к ней и приподнял голову. Обрамленное черными локонами, лицо казалось неестественно белым. Резко выделялись полоски бровей и ресниц.
        - Лара, Лара!
        Женщина слабо застонала.
        - Живая…
        К ним уже бежали люди. Камилл крякнул:
        - Машину!
        Словно в сказке, подкатила красная «Нива». Задняя дверца распахнулась. Камилл подбежал к ней с Ларисой на руках. Втиснул в узкий проем, упал рядом. За рулем сидел, слава богу, Стас. Бывший десантник щерил зубы, словно улыбался.
        - Давай!
        Положив голову Ларисы на колени, Камилл перевел дыхание. Он не чувствовал ни рук, ни ног, во рту навязла какая-то дрянь. Ему казалось, что оттопыренные уши обуглились и дымятся.

2
        Камилл и Лариса познакомились семь лет назад и, как говорится, полюбили друг друга с первого взгляда. Лариса была на год старше. Она училась в Свердловском политехническом институте, проходила дипломную практику на алмазном участке. После защиты диплома ей предложили работать в институте.
        Всю зиму Камилл посылал ей лирические стихи, из которых можно было бы скомпоновать небольшую поэму. Лариса в ответ выстреливала деловые отчеты с неизменным «люблю и целую» в конце. Правда, она ничего не писала о продолжающихся встречах с предыдущим возлюбленным, который тоже надеялся на скорую свадьбу. Объяснение и разрыв произошли перед самым распределением. В начале июля Лариса уже работала в одном отделе с Камиллом. Вместе считали шихту для «Тора», вместе ездили помогать подшефному совхозу.
        Ларису Устинович трудно было назвать красавицей. Формы ее казались несколько уплощенными, ноги кривоватыми. Лучшее, что у нее было, - большие антрацитово-черные глаза. Камиллу они казались «черными дырами», то есть звездами в состоянии коллапса. Избавиться от их притяжения оказалось невозможно. Чаще всего глаза были спокойными, как вода в омуте. Но временами в них проскакивала хищная искра, и тогда они косили.
        Черные глаза, бледное лицо, обрамленное черными локонами, носик с горбинкой и оспинка на правой щеке - было от чего сойти с ума…
        Лариса понимала, что она не так хороша собой, как хотелось бы. Отсутствие красоты пыталась компенсировать острым язычком, участием в студенческой самодеятельности, смелостью в любовных вопросах. Но ее угнетала одна мысль: то, чего она добивалась трудом, красавицы получали сразу.
        Усмановский институт поразил Ларису блеском алмазов. Она поняла, чего ей не хватает. «Заполучить бы бриллиантовое ожерелье! - думала Лариса. Огненная игра камней сконцентрирует на себе все взоры, никто по обратит внимание на фигуру. Остальное - дело техники. Но алмазы дороги…»
        Камилл до четырнадцати лет был нормальным мальчишкой: купался в речке, бегал на лыжах, однажды сломал руку. Учился хорошо, читал фантастику. Одно время увлекался астрономией и даже построил несколько телескопов. Легко ориентировался в созвездиях, отрастил патлы, пытался бренчать на гитаре. В седьмом классе неожиданно стал отличником и даже занял первое место на областной математической олимпиаде. Дальше покатилось, как снежный ком: первое место на Всесоюзной олимпиаде, школа-интернат при МГУ, физический факультет за четыре года, дипломный проект на тему «Поведение водорода при сверхвысоких давлениях», который дотянул на кандидатскую диссертацию. Поговаривали, что без родителей здесь не обошлось. Но это была, конечно, неправда. Марат Магжанович и Ирина Петровна все эти годы занимались разработкой, налаживанием и внедрением «Тора». Камилла они почти не видели.
        Когда он возник с дипломом кандидата наук, его не сразу восприняли всерьез. По расчетам родителей, сын должен был всего лишь перейти на пятый курс.
        - Ну, и чем ты собираешься заниматься? - спросил отец.
        Он уже пришел в себя и горделиво поглядывал на Камилла. Одно слово Усманов!
        - Хочу работать у тебя.
        - Почему?
        - Лучшая в Союзе аппаратура высокого давления.
        - Правильно. - Сын все больше нравился Марату Магжановичу. - Только у меня нет вакансии сэнээса.
        - Согласен быть мичманом, - гордо сказал Камилл.
        - Слушай, а где твои локоны? У тебя же были прелестные мушкетерские космы.
        - Они оказались не рациональными, - объяснил сын. - Требовали лишнего ухода. В горах это мешает.
        - Ты что - альпинист?
        - Естественно.
        - Мать, слышишь?.. - несколько растерянно спросил Марат Магжанович. Ну что ж, прекрасно. Осталось научиться щелкать языком, и ты станешь настоящим Усмановым.
        В ответ Камилл издал такой хлесткий звук, что у отца зазвенело в ушах.
        Именно в это лето в институте появилась Лариса Устинович.
        Молодые прожили безоблачно два года, детей не завели. Лариса объясняла так: «Хочу любить только тебя». Камилл не возражал, поскольку в житейских вопросах был безграмотен. Мать и жена - вот все женщины, которых он узнал за двадцать пять лет жизни. Мама звала к себе, обещала две комнаты. Но Лариса ценила самостоятельность, и они остались в общежитии.
        Камилл зимой занимался проблемой металлического водорода, а отпуск, несмотря на возражения жены, проводил в горах, В то лето он возвращался из Заилийского Ала-Тау, выполнив норму кандидата в мастера. Вез Ларисе новые стихи.
        Во Внуково приземлились поздно, Камилл едва поспел к последней электричке. В свой городок приехал рано утром, только-только светало.
        Улицы были непривычно пустынны. Утренний холодок прогнал остатки вагонной дремоты, бодряще проникал за ворот расстегнутой ковбойки. Тяжесть рюкзака почти не ощущалась, подкованные триконями ботинки весело лязгали по тротуару, Камилл быстро добрался до общежития и, не замедляя шага, поднялся на третий этаж. Бесшумно ввел ключ в замочную скважину. Однако дверь не открылась, видно Лариса опустила защелку. Что делать? Будить жену не хотелось…
        Камилл спустился во двор и посмотрел на свой балкон. Дверь была приоткрыта, шторы раздернуты. По наклонной крыше над входом в подвал он подобрался к балкону второго этажа. Осторожно, чтобы не напугать жильцов, взобрался на перила и ухватился за нижние прутья своего балкона. Подтянулся. Перехватывая руками, как обезьяна, очутился наверху. Это походило на подъем по отвесной стенке. О том, что его могут принять за вора, Камилл не подумал. Легко перешагнул через перила и, едва сдерживая смех, открыл балконную дверь, И отшатнулся…
        Он не помнил, как скатился вниз, как бежал но пустым улицам, грохоча ботинками. Очнулся в городском саду. Бросил рюкзак в росистые кусты, сам упал рядом…
        Никогда раньше он не испытывал бессилия или отчаяния, так как легко решал любую задачу. Его нельзя было обидеть, потому что он был слишком занят своими идеями. Последний раз он плакал в младенчестве, И вот теперь сидел и, как побитый щенок, скулил. В какой-то миг вспомнил мягкие мамины руки. Согнувшись под тяжестью рюкзака, поплелся к ней…
        Камилл и Лариса официально не развелись. Сначала он избегал встреч, а потом Лариса так повернула дело, что даже приглашала Камилла на чай. И он шел, казня себя за малодушие.

3
        В день взрыва институт посетила делегация руководящих работников во главе с заместителем министра. По минералогическому музею их вел, как обычно, заведующий Аркадий Борисович Степанов.
        В сорок лет Степанов сохранил юношескую стройность и восторженность. Он был истым джентльменом: брился два раза в сутки и раз в неделю подстригал щеточку усов. В любую жару носил костюм-тройку. Лакированные туфли сияли, в булавке галстука раскаленным угольком светился рубин (конечно, не синтетический). Только два недостатка было у Аркадия Борисовича: язва желудка, которая поджелтила кожу лица, и необязательность перед друзьями. Любой лаборантке мог пообещать заграничную безделушку и привозил, однако часто и крупно подводил начальника алмазного участка Инну Ивановну или Камилла Усманова. Например, до сих пор не была документально оформлена передача алмазов, из которых институтские гранильщики изготовили копии исторических бриллиантов - «Шаха» и «Орлова». Как раз перед этой витриной стояли руководящие работники и щурили глаза от ослепительно вспыхивающих фацеток.
        - Какие были потери при огранке? - спросил кто-то.
        - Почти шестьдесят процентов, - ответил Аркадий Борисович. - Я понимаю ваш вопрос. При огранке всемирно известного алмаза «Кох-и-Нур» потери составили всего сорок процентов. Но ведь синтетические алмазы на два порядка дешевле природных! Да и затоварены мы ими…
        - Почему на «Шахе» не воспроизведены надписи? - вмешался в разговор замминистра.
        - Именно сейчас на лучшей копии алмаза наши ребята пытаются это сделать. Весьма трудоемкая работа.
        - А как с изотопным составом?
        - Полная идентичность!
        - Вы по-прежнему добавляете в шихту дорогостоящий углерод-тринадцать?
        Степанов замешкался с ответом и посмотрел на директора института.
        - Других вариантов у нас пока нет, - сказал Марат Магжанович. Себестоимость алмазов мы снижаем за счет громадных выходов с «Тора».
        - Расскажи-ка нам о нем подробнее, - негромко молвил заместитель министра. - А то мы как те обыватели - телевизор смотрим каждый день, а в принципе его работы несведущи.
        Под общий смех Усманов двинулся в дальний угол музея. Его массивная фигура не без изящества огибала стенды, на которых сверкали и переливались огнями фиолетовые с красной искрой аметисты, желтые цитрины и топазы, голубые аквамарины, темновасильковые гранаты, зеленые изумруды и шпинели, пламенно-алые рубины. Шаркая шлепанцами, надетыми поверх обуви, следом потянулись остальные. Степанов же задержался и вернулся к дверям, в которых стояла и делала призывные знаки одна из сотрудниц музея.
        Между тем Марат Магжанович, время от времени поглаживая остриженную голову, неторопливо рассказывал:
        - Исходная идея проста и высказана не нами. Некоторые геологи считают, что для образования алмазов не обязательна закупорка жерла вулкана. Достаточно магме двигаться в канале с переменным сечением, как, согласно уравнению Бернулли, возникают громадные перепады давлений. В некоторых зонах возможна перекристаллизация алмазов. Теперь взгляните на модель «Тора». - Директор института широким жестом показал на большого диаметра бублик с тонкими, бегущими к центральной оси, спицами. В общем это было странноватого вида велосипедное колесо с прозрачной покрышкой, сквозь которую просвечивала шина. В нескольких местах она была сильно ужата. Видите? Все достаточно просто. «Тор» наполняют шихтой - смесью углерода с каким-нибудь растворителем, например, никелем. Вот эти нагреватели поднимают температуру до двух тысяч кельвинов. Затем «Тор» начинает вращаться - сотни, тысячи оборотов в минуту. Давление скачком подпрыгивает до нескольких гигапаскалей. Но алмазов еще нет! - Усманов уже зажегся и темпераментно размахивал руками. - В этот момент операторы резко тормозят «Тор». Огненный расплав по инерции с огромной
скоростью струится по внутренней полости, по пережимам и расширениям. Локальные давления возрастают до десяти гигапаскалей! И алмаз начинает расти, поскольку выполнены все три условия Лейпунского: температура, давление, растворитель.
        Степанов уже несколько минут мялся позади группы, то порываясь подойти к директору, то отступая. Наконец, увидев, что начальники углубились в изучение модели «Тора», подошел к Усманову и спокойным голосом сообщил:
        - Извините, Марат Магжанович, вас к телефону.
        - Пусть позвонят позже.
        - Это из горкома.
        Усманов недовольно поморщился и, попросив прощения, пошел в кабинет заведующего музеем. Аркадий Борисович тенью скользил рядом.
        - Пожар! - быстро сказал он.
        - Где? - Директор шел, не ускоряя шага.
        - В угольной группе. Комната Устинович.
        - А, черт!.. - Марат Магжанович оглянулся на замминистра. - Вот что, задержи их здесь…
        Степанов кивнул и легким шагом вернулся к группе.
        - Цикл разгона и торможения повторяется многократно, - в той же тональности, что и Усманов, продолжил он лекцию. - Несколько десятков раз. «Тор» хорош тем, что во время разгона мелкие паразитные кристаллы растворяются, а в момент торможения крупные растут как на затравку. Наибольшая масса алмазов достигает трехсот граммов. Как правило, это кривогранные октаэдры и ромбододекаэдры.
        - От естественных кристаллов их еще можно отличить?
        - Конечно. Поэтому цена па природные алмазы продолжает медленно расти, а на искусственные стремительно падает. Например, цена «Звезды Африки» уже эквивалентна цене ста тонн золота. Те же пятьсот тридцать каратов синтетического алмаза по карману многим.
        - Скажите, новизна «Тора» как-то защищена?
        - На аппаратуру и технологию институт получил двенадцать авторских свидетельств!
        - Не расскажете ли вы…

4
        Институтский двор обильно засажен рябиной, вишнями и яблонями. В мае здесь белым-бело, как на собрании невест. Теперь же среди густой листвы там и сям мелькают мелкие зелененькие завязи - в одиночку или семейками. Однако до зрелости они не доживут. Будут съедены молодыми лаборантами, аспирантами и мэнээсами, не боящимися оскомины. И лишь сладкие гроздья невежинской рябины допламенеют до осени, пока не угодят в компоты и варенья.
        Марат Магжанович быстро шагал по аллее, обсаженной подрезанными кустами шиповника. Толпа у главного корпуса была видна издалека. Люди сбежались на зрелище… Так, окна на третьем этаже разбиты, из них вьется сизый дымок. Значит, уже потушили, городскую дружину не вызывали. Хоть это хорошо. Размышляя так, Усманов увидел жену, которая бежала навстречу. Бежала некрасиво, неумело, размахивая прямыми руками и загребая ногами. Белый халат расстегнулся, волосы растрепались. Марат Магжанович сбавил шаг, чтобы не столкнуться.
        - Где ты был?! Где ты был?!
        - Где я мог быть? Показывал начальству камни. Ты почему носишься как девочка? Пожара не видела?
        - Ка… Ка… - У Ирины Петровны перехватило горло. - Камилл же!
        Однажды перед директорской машиной внезапно возник пьяный. Спасая его, Стас резко вывернул баранку, пронесся на тормозах через тротуар и врезался в дерево. Из всех обстоятельств аварии Марат Магжанович запомнил сильный удар, металлический привкус во рту и резкий запах йода, который невесть как возник и растекся по салону.
        Теперь было то же самое. И еще - болью перехватило горло.
        - Что Камилл? - Он сильно потряс жену за плечи. - Что?
        - Он был в этой проклятой комнате…
        - Ну?!
        - Там взрыв… огонь…
        - Где Камилл?
        - Не знаю. Повез эту шлюху…
        - Ты что - сошла с ума? Кого повез? Куда?
        - Она прыгала из окна. Увез в больницу.
        - Ф-фу-у-у! - Усманов чувствовал, как по спине бегут холодные струйки. - Так он живой… Что же ты панику разводишь?
        - Он же был в огне!
        - Вот что, мать. Постой здесь, остынь, поправь волосы, застегни халат. Потом спокойно - спокойно! - иди на рабочее место. И чтоб никакой истерики!
        Марат Магжанович оставил жену, скорым шагом прошел сквозь раздавшуюся толпу и поднялся к себе. Бросил секретарше:
        - Лизавета, быстро ко мне Андреева, Куликова, Файта и этого, как его, начальника ДПД.
        Елизавета, женщина, столь же красивая, сколь и жестокая, властно заговорила по телефону.
        Черед несколько минут начальник ВОХРАа, замдиректора по капстроительству и добровольный пожарник вошли в кабинет. Среди них не оказалось руководителя отдела Андреева.
        - Почему нет Андреева?
        - Он скорее всего на участке, - сказала Елизавета.
        - На алмазном?
        - Нет, на своем садовом участке.
        - Немедленно подготовь приказ: «За неоднократные прогулы и халатность Андреева от должности отстранить. Обязанности завотделом возложить на моего зама по науке». - Секретарша стремительно вышла. - Марат Магжанович посмотрел на Файта. - Михаил Львович, прошу вас, организуйте людей: следы гари забелить, вставить стекла. Ступайте, голубчик, больше часа начальство в музее не удержать… Товарищ Куликов, во дворе толпа. Распорядитесь, чтобы сотрудники разошлись по рабочим местам. Газоны привести в порядок!
        Начальник ВОХРа сделал поворот кругом и вышел вслед за Фантом. Марат Магжанович шумно выдохнул.
        - Садитесь, - пригласил он начальника добровольной пожарной дружины, имени которого так и не вспомнил. - Расскажите по порядку.
        - Рази за этими учеными уследишь? - горячо сказал пожарник. На Усманова пахнуло густым ароматом табака. - Похоже, холодильник взорвался. Хранили там чегой-то…
        - Хорошо, что не вызвали городскую дружину, - ласково сказал директор. - Сами справились, молодцы!
        - Вначале горело жарко. Мы двери отворить не могли - заклинило их. что ли. Потом Таня Боровик дверь открыла… Вот девка-герой! Она в скатерть завернулась и прошла через огонь. Сынок ваш молодцом, успел выбросить водород. Не то бы - скандал… Ума не приложу, как он баллон в одиночку осилил? В беде силы прибывают…
        - Почему баллон был в комнате?
        - Марат Магжаныч! - Начальник запнулся и бессильно развел руками. Невозможность употребления слов и выражений, в которых он сейчас очень нуждался, сильно обедняла речь. - Рази ж их…
        - Пострадавшие есть?
        - Сынок ваш, слава богу, цел. Бегает и прыгает. Устинович вроде руку сломала, ее сразу увезли. Ну, Таня Боровик моим ребятам дверь открыла, я уже говорил. Инну Ивановну в окно втащили. Она там на подоконнике спасалась.
        Вошла Елизавета, положила на стол бумагу. Усманов подписал, не читая.
        - На доску! - И снова глянул на пожарника. - Продолжайте.
        - Я говорю: Инна Ивановна как вышла, так половину волос вместе с пеплом смахнула.
«Вот, - говорит, - называется зашла чаю попить»… Жалко Таню, сильно обожглась. На ей платьишко было, это, синтическое, так оно аж к телу прикипело. Увезли ее тоже…
        - Благодарю вас, Семен Прокопьевич. - Директор вспомнил наконец имя. Передайте вашим ребятам: молодцы!
        Директор проводил взглядом хиловатую фигуру начальника ДПД и нажал кнопку селектора:
        - Лизавета, соедини с больницей.

5
        Беда одиночкой не ходит.
        Директор сохранил кресло только благодаря нобелевской медали. Однако не это его тревожило. После пожара и выговора Марат Магжанович почувствовал что-то неладное в своем большом теле. Стоило засидеться в кабинете перед поездкой в главк или крупно поговорить на планерке (склад забит алмазами, а количество потребителей не увеличивается), как горло стискивал болевой ошейник. Это было так неожиданно и страшно, что он едва не кричал. А по утрам накатывали приступы тошноты, даже любимый индийский чай не улучшал самочувствия. Мутными глазами он смотрел на жену и сына, молча собирался и уходил в институт.
        - Что-то вы перестали завтракать. - замечала Ирина Петровна.
        Ее больше тревожили не переживания мужа, а поведение Камилла. Сын куда-то убегал из института - это ей сообщали, вечером поздно возвращался домой. Раньше он оставлял зарплату на столе, хотя потом набирал вдвое больше, в основном на книги. Теперь же своих денег не отдавал, но и семейных не брал ни копейки.
        - Он ходит к ней, - внушала Ирина Петровна мужу, когда Камилл хлопал входной дверью.
        - К кому? - спрашивал Марат Магжанович, перемогая приступ тошноты.
        - Не задавай идиотских вопросов! Она уже исковеркала жизнь нашему сыну и теперь хочет погубить его совсем.
        - Оставь их в покое. Разберутся сами.
        - Как ты можешь говорить такое! В житейском смысле Камилл - молодец. Он не знает, что такое хорошо и что такое плохо. И в этом виноват ты! Да и я тоже… Вместо того чтобы воспитывать ребенка, занимались дурацкими алмазами. Кому они теперь нужны? А сын протек между пальцами… Он в таком возрасте…
        - Между прочим, в его возрасте ты едва нацарапала кандидатскую диссертацию, а он тянет на доктора.
        - На доктора?! - Ирина Петровна даже задохнулась. - Ты совсем слепой! Да он уже пять лет ничего не делает. За пять лет - ни одной публикации.
        - Постой, постой. Я же недавно читал обзор…
        - По металлическому водороду? Это обзор пятилетней давности. За это время никто не продвинулся ни на шаг… Что с тобой?
        Марат Магжанович сидел с искаженным лицом и держался рукою за горло.
        - Болит…
        Ирина Петровна подошла, пощупала.
        - Гланды распухли. Сейчас приготовлю настойку из листа эвкалипта.
        Марат Магжанович понимал, что это не ангина. В ближайшую поездку в Москву сказал своему шоферу Стасу остановиться у академической поликлиники.
        - Неужели заболели? - удивился бывший десантник.
        - Да ерунда - профилактика, - небрежно обронил Усманов, - Однако Ирину Петровну зря волновать не следует.
        Стае пожал плечами: какой разговор!
        Врач был сравнительно молод, невероятно худ и похож на страуса: длинная жилистая шея, широкий нос, громадные очки.
        - Собственно, почему вы ко мне? - спросил о, перелистывая немногочисленные листы усмановской карточки.
        - Наследственная предрасположенность. Бабушка и мать умерли в семьдесят два и пятьдесят шесть.
        - Диагноз?
        - Желудок и двенадцатиперстная кишка.
        - Почему не сообщили об этом раньше? Думал, что время еще есть.
        - Думали, думали, - недовольно бурчал врач, щупая горло Усманова. Пальцы его были твердыми и холодными. - Думать надо на работе. Откройте рот, скажите: «А».
        Холодное прикосновение металлической ложечки, холодный блеск зрачков. «Начало конца, - подумал Усманов,- Как просто». Врач обошел стол и сел. С минуту он и Марат Магжанович разглядывали друг друга.
        - Простите, как ваше имя-отчество?
        - Николай Альбертович.
        - Так вот, дорогой Николай Альбертович. Очень прошу в прятки со мной не играть. Мне нужна полная и достоверная информация.
        - С этим обращайтесь к господу богу. А для меня сдадите анализы.
        - На биопсию?
        - У нас есть кое-что получше - критерии Андроникашвили.
        О биохимических работах грузинского физика Усманов был наслышан. В свое время они вызвали недоуменные улыбки и ехидные пожатия плеч. Потом этим направлением заинтересовались.
        Всего критериев три. Первый заключается в том, что раковые клетки и ткани содержат воды в два с половиной раза больше, чем нормальные. Причем свойства этой гидратной воды заметно изменены. Возможно, поэтому резко меняется характер теплового поглощения измененных тканей. Он может быть зафиксирован тонкослойным хроматографом и составляет второй критерий Андроникашвили. Наконец, злокачественные опухоли содержат повышенные концентрации двухвалентных металлов. Например, количество ионов цинка может быть увеличено в три раза. Быстро растущая опухоль нуждается в непрерывном потоке этого микроэлемента. «Цинковый голод» бывает настолько велик, что некоторые опухоли мобилизуют металл из костей. Этим обстоятельством пользуются врачи. Например, чтобы уменьшить скорость роста саркомы, назначают бесцинковую диету. Но полностью обойтись без металла организм не может, так как цинк участвует в ста двадцати биохимических реакциях.
        Все это Усманов знал, но легче от этого ему не было…
        Одноклеточные организмы размножаются делением. Они могут делиться бесконечно - в этом залог бессмертия вида, В более сложных организмах за всю их жизнь клетки делятся всего несколько раз. Затем они погибают вместе с организмом. Бессмертие вида осуществляется другим способом - рождением повой особи.
        Оба способа размножения имеют равные права. Они одинаково хороши или плохи.
        Согласно концепции академика Л. А. Зильбера, существует ДНК-содержащие опухолеродные вирусы, которые могут встраивать свой генетический материал в наследственный аппарат нормальных клеток. Спровоцированная клетка становится самостоятельной. Она жаждет бессмертия для себя, перестает подчиняться всеклеточным законам. И вот она неудержимо растет, полнеет, делится на две дочерние клетки, на четыре, на восемь, на шестнадцать… Она превращается в раковую опухоль, которая скоротечно подменяет собой многоклеточный организм, тем самым уничтожая его. Хорошо это или плохо?
        На определенной стадии рак неизлечим. Не помогают операции (есть даже мнение, что опухоль, увидевшая свет, растет быстрее), лекарства, облучения. Год, другой человек худеет, желтеет, мучается от жестоких болей, не верит в свою смерть и умирает.
        Почему же человеческий организм не борется со смертоносной клеткой, как делает это со всевозможными вирусами, бациллами и кокками? Почему не посылает против нее могучих фагоцитов? Потому что она притворяется своей. Она содержит такие же молекулы ДНК и РНК, такие же гены и хромосомы, как и все остальные клетки. Вот если бы в ней распознать чужака! Тогда полчища фагоцитов набросились бы на клетку-отщепенца со всех сторон и пожрали ее. Они изловили бы и съели все остальные раковые клетки. Вот было б пиршество для фагоцитов! Хорошо это или плохо? (Интересующихся этим отсылаем к работам советских ученых Э. Л. Аидроникашвили и Л. А. Зильбера)

6
        Камилл действительно убегал с работы. Часами он кружил вокруг больницы, не решаясь зайти к Ларисе. От Инны Ивановны он знал и номер палаты, и часы посещения. Приносил с собой свежие яблоки и сам же их съедал под больничными окнами.
        Однажды он все-таки решился и проник в палату Ларисы. Устинович лежала на спине. Левая рука ее топала углом. Локтевой сгиб пронизала тонкая спица, зацепленная в блестящей никелированной подкове. От подковы тянулись тросики, один через два шкива к спинке кровати в ногах, другой, тоже через шкив, - к стене. На концах тросиков подвешены подставки с гирями, как на десятичных весах.
        - Здравствуй, - слабым голосом сказала Лариса. - Садись.
        Женщина на костылях засуетилась:
        - Девочки, пора па процедуры! - И заковыляла к выходу. За ней молча вышла старушка с рукой на перевязи и увела девочку лет десяти с забинтованной головой. Дверь тихонько закрылась.
        - Я очень страшная? - спросила Лариса, когда Камилл подтянул табуретку ближе к постели.
        - Как тебе сказать…
        - Ладно, говорить комплименты ты не научился. Что нового в институте?.. Нет, про институт не надо. Здесь так тоскливо: читать не могу, наушники не работают. Расскажи что-нибудь интересное, а?
        Вблизи рука Ларисы казалась иссиня-бледной. Пальцы торчали безжизненно, как на гипсовом слепке, фиолетовые ногти обломались. Такую руку нельзя было целовать или гладить - только жалеть.
        Камилл попытался улыбнуться и с искусственным воодушевлением принялся рассказывать заготовленную историю, которую в разных вариантах вычитал у Гете, Шиллера, Дюма и Цвейга. Это был анекдот о знаменитой авантюристке Жанне де ла Мотт, которая украла алмазное ожерелье, предназначенное для Марии Антуанетты. Громкий скандал стал прелюдией к Французской революции и свержению Бурбонов. Позднейшие исследователи выяснили, что Жанна де ла Мотт бежала в Россию и до самой смерти жила в Крыму под именем графини Гише. Ожерелье хранила в черной шкатулке, которую постоянно держала при себе. Однако после смерти графини алмазное ожерелье исчезло. По свидетельству историков, это был шедевр ювелирного искусства - соразмерность, изящество, огненная игра придавали ему невыразимое очарование. Красота Марии Антуанетты заметно потускнела без ожерелья. По-видимому, последующая потеря головы огорчила ее меньше.
        Заключительную остроту придумал сам Камилл, надеясь развеселить Ларису. Но та не улыбнулась и задумчиво протянула:
        - Я понимаю королеву.
        Наступило долгое молчание. Камилл смотрел в открытое окно, за которым летали голуби и ласточки. Он не предполагал, что свидание окажется таким тяжким. Думаешь одно, хочешь сказать другое, а говоришь никому ненужную чушь.
        Вдруг лицо Ларисы как-то странно исказилось, пошло пунцовыми пятнами. Губы жалко покривились, подбородок мелко-мелко задрожал.
        - Почитай что-нибудь, - едва слышно попросила она.
        - Я больше не пишу.
        - Совсем?
        - Совсем.
        - Почему?
        Камилл пожал плечами.
        - Тогда почитай старое. - Голос Ларисы едва ли не молил. - Почитай «Песню о любви».
        Камилл глядел в окно. Потом, едва намечая мелодию, начал:
        - Я тебя люблю. Древнее мира эта песня о любви. Светло и нежно льются волосы-ручьи. Мне слаще жизни губы теплые твои. Люблю тебя… Звезды глаз твоих меня согрели, стал я чище и мудрей. Не может быть иной любви, иных друзей. Ты всей вселенной стала, тайною моей - ты вся во мне. Ты вся во мне - и чудо-волосы, изгибы губ, и тайна голоса. Ты вся во мне, в моей судьбе. Тебя я вымолил у бога, ты лишь со мной не одинока. Я как алмаз тебя согрел.
        Камилл говорил все тише. Он уже не читал, а хрипло рассказывал о том, что было и минуло. Глаза Ларисы были закрыты, под изогнутыми ресницами набухали слезы. Лицо матово светилось, словно подсвеченное изнутри. Губы пылали.
        - Пожалуйста, поцелуй…
        И все стало, как раньше.
        - Почему ты мне рассказал про ожерелье Марии Антуанетты?
        - Просто так.
        - Я эту историю лучше тебя знаю. Из-за этого ожерелья пожар случился.
        - Как так?
        - Хотелось получить дешевый алмаз. Такой дешевый, чтобы любая женщина могла купить себе бриллиантовое ожерелье. Как это сделать? Тяжелый углерод дорог, алмаз из
«Тора» идет только на технические нужды. Тогда я подумала, что если облучить антрацит медленными нейтронами, то часть углерода-двенадцать превратится в тяжелый изотоп.
        - Молодец! Хорошо придумала.
        - Но в антраците оказалось много органического материала, который мешал росту алмаза. Проконсультировалась с химиками. Они посоветовали вытянуть органику при помощи эфира…
        - Значит, в холодильнике был эфир?
        - Ну да, чтобы остыл и меньше испарялся.
        - Ты как ребенок! Эфир надо держать под тягой!
        - Пока ее сделают.

7
        Через неделю из сороковой палаты выписали молодайку на костылях. На ее место положили загипсованную женщину с ногой, нацеленной в зенит.
        Лариса смотрела на Камилла с веселым ожиданием.
        - Здравствуй, - сказал он и принялся выгружать банки со свежей клубникой и черешней.
        - Не так, не так! - закапризничала Лариса и вытянула губы. Камилл поцеловал ее около уха, ощутив как нежная щека налилась жаром. Теплые и мягкие женские губы раскрылись.
        О-о-ох! - выдохнула женщина. - Еще… Как я люблю целоваться!
        Камилл гладил бледную руку, угловатые плечи, тоже бледные и прохладные.
        - Видишь, уже шевелится? - сказала Лариса и действительно шевельнула гипсовыми пальцами.
        - Ого! А ну-ка мизинцем.
        - Все, все хорошо. Врач сказал, что через неделю вытащит спицу, а там и выписка.
        - Хорошо…
        - Еще бы не хорошо! Знаешь, как надоело лежать? Так хочется к тебе сил нет терпеть.
        - Бесстыдница ты.
        И они опять целовались.
        - Как дела в институте?
        Она уже вторую неделю интересовалась жизнью отдела. Камилл отвечал уклончиво, но сегодня решил сказать все.
        - Знаешь, в отдел тебе возвращаться не надо.
        - Почему?
        - Почему, почему - по кочану! - Иных слов у него не нашлось. Интересной работы везде много.
        - Нет, ты все-таки скажи.
        - В общем было собрание…
        - А-а-а, понимаю! Ты сидел в уголочке и молчал. Комсомольско-молодежная Таня Боровик выступила с «пламенной» речью. Замдиректора Михайлов, конечно, орал и пучил от натуги глаза. - Все это было настолько достоверно, что Камилл невольно улыбнулся. Лариса едко продолжала:- Андреев лил крокодиловы слезы и становился на колени. В результате его простили, а меня…
        - Андреев уволился. «И в кубе» берет тебя на участок.
        Начальника алмазного участка Инну Ивановну Игнатьеву звали в институте «И в кубе» или просто «Кубышкой».
        - Здрасти! Что я там буду делать?
        - Будешь по-прежнему выращивать алмазы.
        - Торчать у «Тора», да? Я исследователь, а не технологическая дама! Я хочу заниматься углем!
        Усманов смотрел в открытое окно. Небо было высоким, безоблачным и голубым. С него словно стекал зной и собирался над землей в виде непрекращающегося птичьего щебета, яркого огня цветов и зыбкого марева над асфальтированной аллеей. Неторопливо пролетела ворона, посматривая по сторонам. Высоко, высоко стригли небо две ласточки. «Что-то их в этом году мало, - подумал Камилл. - Уж не попала ли стая над морем в шторм? Бедные птички!.. Впрочем, за такое жаркое лето они, наверное, успеют вывести и выкормить два потомства. А осенью все небо будет в ласточках».
        - Почему ты молчишь? - сердито спросила Лариса;
        - Что? - Камилл увидел, что она положила его ладонь себе на грудь.
        - Я не хочу на участок. Пожалуйста, поговори с отцом.

8
        В этот воскресный день Марат Магжанович вопреки обыкновению в институт не пошел и весь день провел дома. Камиллу он показался излишне словоохотливым, словно зараз решил высказать сыну все, что не успел в предыдущие годы.
        - Что-то тебя несет, - сказал Камилл. - Уж не в академики ли выбирают? А то ты засиделся в член-коррах.
        - Почему бы и нет. - Отец вздохнул. - Во Франции академиков называют
«бессмертными». Я тоже хочу быть «бессмертным».
        - Хочешь, для этого дам идею?
        - Любопытно будет послушать…
        - Можно выращивать алмазы без углерода-тринадцать.
        - Шутишь?
        - Вполне серьезно. Но за идею придется заплатить.
        - Дорого просишь?
        - Я хочу татарских пельменей!
        Ирина Петровна подняла от вязания карие глаза:
        - Фарша нет.
        - Готов за идею поработать, - загорелся Марат Магжанович. Заодно поучим этого псевдотатарина обращаться с мясом.
        Татарского языка Камилл, естественно, не знал, хотя по паспорту числился татарином. В университетской библиотеке читал Габдуллу Тукая и Хади Такташа. Потом заинтересовался переводами. Пробовал переводить на русский язык стихи Мусы Джалиля. Подстрочники ему изготавливал сокурспик-астраханец. Из татарского же языка Камилл твердо знал всего несколько слов: юк - нет, яхши - хорошо, барыбер - все равно, киль - иди сюда. С детских лет запомнил шутливую поговорку, которой одно время злоупотреблял отец: «Нам, татарам, все равно - что водка, что граната. Лишь бы с ног валила». И конечно же, Камилл знал татарское название пельменей гыльжа. Русскими буквами это слово не передать. Оно звучит сингармонично, мягко, с ударением на последнем слоге.
        Гыльжа - пельмени особые, не похожие на обычные «ушки». Они имеют продолговатую форму (может быть, этимология восходит к слову «гильза»?); по верхней части проходит узорный шов, защипленный пальцами. Остро приправленное мясо благодаря способу лепки сохраняет необыкновенный аромат и сочность. Вообще пельмени - праздничное блюдо. С ними связана веселая суматоха, гости, хлопочущая на кухне мама, добродушные эскапады отца.
        Пока Ирина Петровна замешивала тесто, Марат Магжанович и Камилл крутили фарш, обильно сдабривая его луком, чесноком, красным и черным перцем, солью.
        - Воды не жалей, - учил отец. - Вода - это сок, шюль, по-татарски. Помешай хорошенько… Да не ложкой, а рукой! Вот так. А потом должен постоять часок, созреть. Это тебе, братец, не металлический водород выращивать.
        Руки у Камилла были залеплены фаршем, лицо тоже.
        - Кстати, как у тебя дела научные?
        - Что это ты вдруг? - Камилл пожал плечами и пошел в ванную.
        Но отец не отстал:
        - Все-таки расскажи, мне интересно. После Верещагина далеко продвинулся?
        Настроение у Камилла было хорошее, почему не развлечь отца? И он загнусавил с интонациями лектора-демагога:
        - Нет проблемы более народно-хозяйственной и в то же время более научно-технической, нежели проблема металлического водорода. Во-первых, это термоядерная реакция. Это первое. Во-вторых и в-третьих, передача электроэнергии без потерь и решение проблемы твердого топлива, безвредного для окружающей экологии. Наконец, это сверхпроводники при комнатной температуре. А что такое, товарищи, комнатная температура? Это такая температура…
        - Не отклоняйся, - строго сказал отец. - Переходи к Верещагину.
        - Вначале Леонид Федорович позволил себе первым в стране получить алмазы. Потом его обогнал Марат Магжанович, то есть, ты и наштамповал бриллиантов в особо крупных размерах и больших количествах. Кстати, себе же на голову. Верещагину ничего не оставалось, как переключиться на металлический водород. Здесь-то он и задал шороху. Во-первых, приготовил из поликристаллического алмаза так называемые наковальни. Это первое. Во-вторых и в-третьих, он охладил их до четырех целых и двух десятых кельвина и осадил на поверхности тонкий слой водорода. Наконец, он поднял давление до трехсот гигапаскалей. Приборы показали, что электросопротивление водорода упало в миллион раз, что свидетельствовало о появлении металлической модификации. К сожалению, при снятии давления водород вернулся в первобытное состояние в полном соответствии с законами термодинамики.
        - Однако это…
        - Однако это, как подсказывают вышесидящие товарищи, никого не должно пугать. Термодинамика - дама покладистая. Разрешила же она существование алмаза, который стабилен лишь при громадных паскалях и Кельвинах. Почему бы не позволить и металлическому водороду наличествовать при комнатной температуре? Остается только выяснить, товарищи, что такое комнатная температура. Это такая температура…
        Пока фарш дозревал, отец и сын перешли в кабинет. Воспользовавшись отсутствием матери, Камилл быстро сказал:
        - Ладно, оставим металлический водород. Рано или поздно я его выращу. Что ты решил делать с угольной группой?
        - Мы знаем только, что взрыв произошел в результате нарушения техники безопасности. Я жду выхода Устинович из больницы, жду ее объяснений.
        - Папа, в холодильнике взорвался эфир.
        - Та-а-ак… Час от часу не легче.
        - Они экстрагировали из антрацита органику. Затем они облучали уголь медленными нейтронами, внедряя их в ядра углерода. Так они получили тяжелый изотоп…
        - Ребята, лепить пельмени! - позвала мама.
        Лепка пельменей - искусство вдохновенное и строго регламентированное. Мама нарезает на ровные куски упругую колбаску из теста. Папа и сын разминают каждый кусок, чтобы он стал еще более упругим. Затем мама раскатывает идеально круглые лепешечки, а папа вилкой накладывает на них душистый фарш. Потом происходит чудо: он берет лепешечку с фаршем в левую руку, будто собирается свернуть цигарку, а пальцами правой руки производит неуловимое движение, защемляя тесто. Миг - на посыпанной мукой доске появляется продолговатый «гыльжа», словно мышонок с коротким хвостиком.
        Камиллу было приятно смотреть на слаженную работу матери и отца. Она круглолицая украинка со вздернутым носом, карими глазами и платиновыми волосами, собранными па затылке в тугой узел; он - узкоглазый азиат с растопыренными ушами и черной шевелюрой, во многих местах уже прошитой белыми нитками. Мать и отец напоминают две сцепленные друг с другом шестеренки со сложным набором разнохарактерных зубьев. При первом взгляде кажется, что шестеренки должны изломать друг друга. Однако этого не происходит. Шестерни устроены так, что самому причудливому зубу соответствует такая же причудливая впадина, и вращение происходит быстро, бесшумно, гармонично. Совершенный семейный механизм, идеально отлаженный и сбалансированный. «Вот бы и нам с Лариской так», - мелькнула мысль.
        - Я не совсем понял про эфир, - сказал Марат Магжанович. - Откуда органика…
        Камилл под столом прижал отцу ногу. Марат Магжанович посмотрел недовольно, потом понимающе кивнул.
        - Слушай, мать, - обратился он к Ирине Петровне. - Тут у Камилла возникла некая идея. Оцени ее с точки зрения физики.
        - В чем идея? - спросила мама, поправляя волосы тыльной стороной ладони. Она была обсыпана мукой.
        - Что будет с графитом, если его облучить нейтронами?
        - Это и ребенку ясно! Быстрые нейтроны пронижут графит как прозрачное стекло.
        - А медленные?
        - Часть ядер захватят нейтроны, соответственно из углерода-двенадцать получится углерод-тринадцать… Постойте, постойте! Выходит, что нам тяжелый изотоп на нужен?! Углем обойдемся?
        Они принялись живо обсуждать новую идею. Но и дело не забывали. Пельмени из рук отца выпархивали, словно ласточки. На одного Камиллова уродца он отвечал десятком красавцев, которые плотными рядами заполняли доску. Между делом в кастрюлю была залита вода, вспыхнуло голубое пламя на газовой плите. Кипяток принял в себя соль, горошины черного перца, листья благородного лавра. Когда Ирина Петровна раскатывала последнюю лепешечку, Марат Магжанович уже хватал пельмени и без всплеска опускал их в кастрюлю. Потом вооружился шумовкой и принялся медленно помешивать. Кухня наполнилась ни с чем несравнимым ароматом настоящих татарских гыльжа-пельменей.

«Может быть, еще обойдется», - думал Марат Магжанович о своей болезни. Близость сына и жены, праздничная суматоха на кухне на время отогнали черное облако над головой.
        - Завтра же начинай работу с углем, - сказал он Камиллу.
        - Почему не послезавтра?
        - Потому что один мудрец сказал: «Не откладывай на послезавтра то, что можно сделать завтра, а если хочешь отдохнуть сегодня, то вчерашние дела сделай позавчера!» Следуя этому совету я стал нобелевским лауреатом, чего и тебе желаю.

9
        Врач смазал спицу йодом и одним движением, словно саблю из ножен, вытащил ее из локтя. Лариса и ойкнуть не успела.
        - Вся сила в йоде, - добродушно говорил врач. - рассматривая руку. - Моя шестилетняя дочка однажды гордо сообщила, что тоже написала диссертацию. Я не удивляюсь, прошу показать. Серафима тащит громадный лист бумаги, на котором вкривь и вкось нацарапано буквально следующее: «Ёд и яд очень большая разнастъ. потамушто ёд вылечивает, а яд доёд погибилъ». А? - Врач раскатисто захохотал. - Вот и я вас вылечиваю йодом. Не больно?
        Он еще раз внимательно осмотрел руку с обеих сторон, прикоснулся к ранкам темнокоричневым тампоном и подмигнул:
        - Вставать однако не спешите.
        Едва закрылась дверь, как Лариса села и спустила ноги на пол. Подождала немного, привыкая к этому положению. Все шло хорошо, только сердце сильно колотилось. Придерживаясь руками за кровать, она осторожно поднялась и пошла к двери. В ту же минуту закружилась голова, пол ушел куда-то глубоко вниз, и она упала бы, если бы в палату не вошел Камилл.
        - Ну ты, мать, даешь! - сказал он, подхватывая почти невесомое тело. Разве можно сразу? Надо заново учиться ходить.
        - Почему?
        - Ноги не работали, ослабли.
        - Не хочу ходить. Хочу, чтобы ты меня носил.
        Камилл показал глазами на загипсованную женщину.
        - Не бойся, она ничего не слышит.
        Камилл отнес Ларису на кровать и бережно прикрыл тонким одеялом.
        - Господи, как я рада! Скоро выпишут домой… Надоело лежать, всю душу вымотало. Вкалывать хочу!
        - Надо еще руку разрабатывать.
        - Как это?
        - Ну, сгибать, разгибать. Принимать хвойные ванны.
        - Это все пустяки. Главное - я на ногах! Ты с отцом говорил?.. Не смотри в окно, отвечай!
        - С отцом я говорил. Единственное место, где тебе разрешено работать, это алмазный участок.
        - А как же облученный уголь?
        - Кто тебе мешает экспериментировать с ним на участке? Фактическим руководителем темы будешь ты, а я лишь теоретик и помощник. Меня одно смущает: куда мы денем такую прорву алмазов? Рынок затоварен…
        - Я нашла потребителя с неограниченными возможностями, - гордо сказала Лариса. - Через год-другой производительность участка придется удваивать и утраивать.
        - Что за потребитель?
        - Женщины!
        - Чепуха! Как раз «ювелирка» хуже всего расходится.
        - Не просто «ювелирка»! Помнишь, мы говорили про ожерелье Марии Антуанетты? Я буду делать такие сотнями!
        - Лара, они будут все-таки слишком дорогими.
        - Почему?
        - Огранка бусинок, сверление отверстий, шлифовка, полировка. Огромные трудозатраты!
        - Автоматические линии?
        - Не помогут. Ты подумай: на одну нитку надо примерно сто бриллиантов по пять - десять карат каждый. Не всякая женщина может позволить себе королевское ожерелье.
        - Жалко, - сказала Лариса. Она прошла по комнате всего три метра, но этого оказалось достаточно, чтобы щеки порозовели, а губы из бледно-голубых стали алыми.
        - Надо, чтобы бусы были дешевыми, чтобы всем были по карману.
        И тут в голову Камилла пришла интересная мысль.
        - Слушай, так их же и не надо гранить! Для бус надо отбирать не лучшие образцы, а кристаллы с включениями, мутниками. Те, что мы продаем по десять копеек за карат.
        - Абразивный материал на ожерелье?
        - Ну и что? Он тоже будет играть и сверкать.
        - Без огранки?
        - Галтовка! Правда, до сих пор алмазы никто не галтовал, но тем лучше. Ты будешь первой.
        - Если бы еще знать, что такое галтовка…
        - Берешь большой железный барабан, засыпаешь в него алмазы, заливаешь воду. Включаешь вращение. Кристаллы трутся друг о друга, как в речке, вершины и ребра окатываются. Вот и получается искусственная галька, готовые бусинки для ожерелья!
        - Сколько же времени потребуется?
        - Не больше месяца. И затраты копеечные - сырье, электроэнергия, накладные расходы. Если бусы понравятся женщинам, то институт получит большую прибыль. Плюс решится проблема затоваривания алмазами.
        - Какой ты у меня умненький, - кокетливо сказала Лариса.
        - Причем тут я? Идея твоя и вкалывать придется тебе. Организация дела, пробивание инстанций, реклама - сплошная нервотрепка.
        - Все равно поцелуй!

10
        В институте Таню Боровик считали девушкой импульсивной и непредсказуемой. Неделями она скреблась в уголке, готовя шихту и проводя затяжные эксперименты. Робко здоровалась с уборщицей и бледнела от страха, когда в комнату заходил директор института. Потом на нее что-то находило, и она геройски вела себя на пожаре или дерзко пререкалась на заседании технологической секции с председателем. В таком изломанном графике она прожила до двадцати шести лет.
        Таня выросла недалеко от Киева в селе с крестьянским названием Мотовиловка… Родителей лишилась рано, воспитывалась у тетки с помощью хворостины и подзатыльников. Несмотря на обилие домашней работы - летом огород, скотина, куры и гуси, зимой дрова и печка, да вдобавок круглый год сопливые кузены - Таня окончила школу с золотой медалью. В институт, однако, не поступила. За математику получила тройку, пришлось сдавать остальные экзамены. А дальше было так: сочинение -
«пять», физика-«два». И вернулась она из Киева к большой теткиной радости. Работала в школе лаборанткой, всю зиму решала задачки из «Кванта». Тем не менее и в следующем году провалилась на первом же экзамене.
        Было отчаяние, слезы и швыряние учебников с крутого берега Днепра. Тетка попыталась выдать ее замуж, подобрала непьющего хлопца. Но Татьяна все домогательства отмела с испугавшей тетку решительностью. Снова работа в школе… И тут приключился любопытный поворот. Занимаясь с юными следопытами, она нашла в книгах упоминание родной Мотовиловки. Оказывается, именно в этих местах в конце
1825 года развернулись боевые действия Южного общества декабристов. Утром 31 декабря село занял Черниговский полк. В новогоднюю ночь юные офицеры-декабристы пили шампанское и взахлеб говорили о будущем свободной России. 4 января они окропили кровью снег по дороге на Житомир под картечью карательного полка.
        Это открытие совершенно поразило Танино воображение. Как? В ее селе, которое она может пройти из конца в конец с закрытыми глазами, останавливались декабристы? Ее село - арена исторических событий? Таня отказывалась верить, но не могли же книги врать! Потом она привыкла и с гордостью рассказывала на пионерских сборах о знаменательном событии. Она подумала, что даже самое захолустное место па земле может стать историческим. В этом нет ничего невозможного. И сама она, маленькая некрасивая девочка, тоже может совершить необычное и поступить в институт. Собственно, что здесь сверхъестественного? Она блестяще знает материал, решает любую задачу. Причина провалов - страх перед экзаменаторами. Она бледнеет и заикается на экзамене, язык заплетается, горло перехватывает спазм. Двойки ей ставят не за знание, а за трусость.
        Укрепившись таким образом, Татьяна в июне поехала в Москву и поступила в университет, набрав максимальное количество баллов.
        Так и пошла жизнь: долгое, как бикфордов шнур, терпение, и короткий взрыв, который созидал, но чаще разрушал.
        Четыре года дружила с красавцем-сокурсником, протаскивала сквозь сессии, писала курсовые проекты, кормила и поила. А потом этот трутень надоел, и она вместо Киева распределилась в подмосковный институт. Как водится, сначала на подхвате, потом приобрела относительную самостоятельность. Совместную работу с Ларисой Устинович прервал взрыв эфира. Специальная комиссия признала ее в пожаре невиновной. Но угольная группа перестала существовать, и Таня осталась не у дел. Ее взял к себе Камилл Усманов, который запомнил решительность и храбрость девушки. Эти качества нужны при работе с металлическим водородом. Громадные давления, низкие температуры создавали здесь возможности аварийных ситуаций.
        Так Таня пришла к металлическому водороду. За два месяца пересмотрела в институтской библиотеке реферативные журналы и периодику. Потом принялась выписывать иностранные журналы, ездить в московские книгохранилища. Нужных статей было не ахти как много. Приходилось перелопачивать груды «навоза», пока отыскивалось «жемчужное зерно». Вскоре Таня Боровик стала знатоком патентной и технической литературы по металлическому водороду и обладательницей самой полной картотеки. К сожалению, никто об этом не знал, потому что выступить на семинаре отдела ей не позволяла застенчивость. А поскольку научный сотрудник на семинарах молчит, постольку он и бездельник. Бездельники же настоящие многочисленны и весьма деятельны: участвуют в спортивных и профсоюзных мероприятиях, радостно едут на сельхозработы и выходят дозорами с народной дружиной. Науку с них не спрашивают.
        Татьяна продолжала наполняться знаниями и ее отношение к Камиллу Маратовичу постепенно менялось. С первого дня в институте ей, конечно, напели о молодом и красивом гении. Это ее так напугало, что она и дышать боялась в присутствии Усманова. Однако гений никак себя не проявлял: идеями не фонтанировал, уникальные кристаллы не выращивал. А иногда откровенно отлынивал от работы, по институтской терминологии- «линял». Однако, прочитав все работы Усмапова по металлическому водороду, Татьяна ахнула. Вся водородная проблема была разложена по полочкам, оставалось начать эксперименты. Но Камилл Маратович прекратил работы пять лет назад. Почему? Почему другие ученые, прочитав его прекрасные работы, не пошли дальше? Почему металлический водород данным давно не синтезирован в Москве, Киеве, Ереване, Новосибирске? Все это казалось странным.
        Татьяна принялась вчитываться в работы, которые хранились в фондах института. Она корпела над пыльными томами до позднего вечера, прибегая в институт в выходные дни. И докопалась, что дело было в техническом оснащении. Для получения металлического водорода требовалось создать давление в триста гигапаскалей при температуре четыре кельвина. Это доступно многим. Но наковальни из монокристаллического алмаза не выдерживали пиковых нагрузок и раскалывались по плоскостям спайности. Нужен был поликристаллический алмаз в крупных блоках. А этот вопрос не решен не только у нас, но и в мире.
        И тут Татьяна разгневалась. Как же так? Поставлена прекрасная задача, которую Камилл Усманов может решить, потому что он проделал всю подготовительную работу. Почему же он бездельничает? И Татьяна пошла к Камиллу Маратовичу…

11
        Снова перебравшись в общежитие, Камилл почти перестал заглядывать домой. Он избегал тяжелых разговоров с матерью. Однако отец занемог и больше недели просидел с больным горлом. Камилл навещал его днем, подписывал попутно кое-какие бумажки. Марат Магжанович смотрел жалкими глазами, сипел, но в академическую поликлинику поехать отказался.
        Камилл взялся за металлический водород. Хотя он провел в оцепенении пять лет, думать не переставал. Чем меньше работал руками, тем интенсивнее функционировала голова. Он провел столько мысленных экспериментов, что до детален знал технологию синтеза крупных блоков поликристаллического алмаза. Металлический водород тоже был получен мысленно. Однако специфика придуманной аппаратуры позволяла создавать сверхвысокие давления и сверхнизкие температуры только в тороидальных объемах. Другими словами, Камилл мог синтезировать металлический водород в виде тонких колец. Он не был уверен, что с ними можно обращаться как с любым металлом, то есть резать, протягивать, ковать. Следовательно, для получения пластин, проволоки и стержней требовалась принципиально иная технология. И в этот момент к нему пришла Таня Боровик. Девчонка оказалась понятливой и удачливой. За неделю она сотворила необходимое количество алмаза, а еще через две недели был выточен тороидальный модуль. Когда освободился пресс, создающий усилие в сто тысяч тонн, Камилл разрешил провести эксперимент.
        К этому времени была накручена первая партия алмазной гальки. Смотрелась она превосходно - прозрачные блестящие камешки желтого, зеленого, голубого, розового, фиолетового цветов. Они соблазнительно напоминали леденцы и неудержимо просились в рот. Отверстия в них пытались сверлить ультразвуком, но это оказалось малопроизводительным. Тогда Камилл установил импульсный лазер, который пылился на складе. За день работы они прожгли отверстия в сотне бусинок. Лариса мгновенно снизала их в ожерелье. Просто поразительно, как меняет женщину кучка блестящих камешков, нацепленных на шею! Лара превратилась в королеву: гордая посадка головы, властный взгляд и грациозные движения. Чудеса да и только.
        Вечером Камилл забежал к матери, которая усадила его ужинать. Сначала он отказывался, а потом уничтожил такое количество плова, что Ирина Петровна злорадно улыбнулась: никто, кроме нее, не может вкусно накормить сына! Потом она рассказала, что Таня Боровик принесла на анализы пробы. Работы сейчас мало, девочке быстро сняли рентгенограмму, спектры в инфракрасной и обычной областях. Первые результаты довольно странные, а спектральный анализ показал - что бы ты думал?..
        - Водород, - едва вытолкнул Камилл из набитого рта.
        - Как ты сказал?
        - Водород. Металлический водород.
        - Почему знаешь?
        - Мамочка, я же завотделом. Боровик работает с моего ведома.
        - Господи, неужели… - У Ирины Петровны дрогнул голос, но Камилл ничего не заметил.
        - Ты что, начал работать?
        - Проверяю кое-какие мыслишки… Слушай, убери плов, а то я тресну.
        - Кушай, сынок, кушай. Вот огурчик соленый… А Танечка мне очень понравилась. Сразу видно - девочка умная, аккуратная, деловая. Не вертихвостка какая-нибудь.
        - Я заметил. Между прочим, она тоже «з Украины».
        - Неужели?
        - Ну ты, мать, даешь! Она же говорит: «Прийшов, побачив, победив!» Камилл, наконец, отвалился от блюда с пловом. - Довольно, сыт я!.. Чай будет?
        - А как же!
        Вечер испортила Лариса, которая пришла из института чернее самума и время от времени кидалась вещами. Вообще за последнее время ее агрессивность возросла. - Скажи, наконец, что стряслось? - кротко молвил Камилл.
        - Не твое дело! - буркнула Лариса.
        - А все-таки?
        - Ты занят не знаю чем, только не мной.
        - Ларочка, это не правда, и ты это знаешь. - Сытая расслабленность проходила, Камилл начинал терять терпение:- Расскажи. Очень прошу!
        - «Кубышка» вчера ездила во Владимир.
        - Ну?
        - Возила ожерелья на худсовет в облисполком и в Росювелирторг. - Лариса замолчала. Вдруг глаза налились злыми слезами и она выпалила: Художественный совет забраковал бусы! Какой-то гад сказал, что они похожи на связки грибов!
        - Это недоразумение, чушь. Что-то Инна Ивановна сделала не так. А ювелирторг?
        - Там потребовали натурные образцы, описания, рекламные листовки, еще чего-то…
        - Лара, это же рядовая бумажная волокита, которой еще никто не избежал! И на худсовете все будет в порядке, вот увидишь. Обыкновенное дело!
        - Хорошо тебе болтать! Взял бы да и написал рекламу вместо своих стишков.
        - Будет сделано!
        Ночью у Камилла появились кое какие идеи. Однако с утра он все-таки зашел к Тане Боровик на пресс. С порога спросил:
        - Ты чего это физикам таскаешь?
        - Ой! - испугалась Танечка. - Кольцо не получается, а вас найти не могла. Решила проконсультироваться…
        - Сколько экспериментов провела?
        - Шестнадцать.
        У нее выговорилось: «шишнацать».
        - Покажи-ка журнал. - Усмапов принялся листать аккуратно заполненные страницы. - Так… С какой стороны модуля напускала водородный конденсат?
        - С правой…
        - А что было сказано-говорено?
        - С той стороны неудобно же. - Татьяна запнулась. - Ой, я думала, что разницы нет.
        - А теперь как думаешь?
        - Камилл Маратович, я сейчас же повторю!
        - То-то же, «шишнацать»! Кольцо занесешь ко мне.
        Постороннему человеку могло покачаться, что Усманов пытается играть роль Наполеона. Как известно, великий император в решительный момент взмахом белого платка посылал в огонь гвардию: «Идите и принесите мне победу!» Однако Усманов нисколько не бравировал. Он уже получил водородное кольцо в мысленном эксперименте, и оно являлось для него реальностью. Кроме того, в данный момент его больше занимала рекламная листовка.

12

…И вот они лежат перед ним - два его произведения. Кольцо совсем легкое, тонкое. Оно напоминает алюминиевые колечки, на которых подвешивают тюлевые занавеси. Две-три щербинки на поверхности, по-видимому, повторяют шероховатости алмазного модуля. Цвет - не поймешь какой, возможно, серебристо-белый. Блеск явно металлический. Если повернуть очки на затылок и хорошенько прищуриться, то в кольце можно разглядеть свое собственное изображение. Оно растягивается от уха до уха или вытягивается от подбородка до лба - в зависимости от положения кольца. Изображение хохочет и подпрыгивает, у него явно хорошее настроение.
        На безымянном пальце колечко болтается, на указательный не налезает. Самое его место - средний палец, здесь оно сидит необыкновенно уютно… Впрочем, все это мираж. На самом деле никакого кольца нет, потому что оно не имеет права на существование в данной термодинамической обстановке. Стоит моргнуть, как оно исчезнет, испарится… Нет, не исчезает… Значит, оно на самом деле существует - кольцо из металлического водорода.
        Второе произведение называется просто - «Алмазное ожерелье». Это и есть рекламный листок. Впрочем, человек с поэтическим уклоном может воспринять его как стихотворение в прозе.

«Трудно рождаются алмазы: многотонные давления, тысячеградусные температуры, столкновения разнородных элементов… И еще десятки веков пройдут, пока солнце, воздух и вода раздробят застывшую магму, сбросят обломки в реку, которая тщательно отсортирует их; мягкое и легкое обратит в муть и размажет по земной коре, а тяжелые, твердые, искрящие самоцветы терпеливо отполирует и превратит в гальку. Просверленная галька станет бусинками, которые, взявшись за руки, создадут самоцветное ожерелье.
        Тысячи лет земля отдавала алмазы и иссякла. На помощь пришли люди. Они придумали аппараты, в которых при многотонных давлениях и тысячеградусных температурах сталкиваются разнородные элементы. Искусственная магма застывает и превращается в самоцвет - тяжелый, твердый, сверкающий. Он намного красивее природного, прозрачнее и чище. И бусинки из него получаются намного быстрее, чем в реке. Месяц крутится тяжелый барабан, превращая угловатые кристаллы в матовую гальку. Еще через неделю - после тряски вместе с абразивными порошками и водой - получаются отполированные бусинки. Остается просверлить в них отверстия, и они, взявшись за руки, образуют алмазное ожерелье.
        Вот они искрят перед вами, отливая всеми цветами радуги. Они прохладны и шелковисты на ощупь. Они могут перелиться из ладони в ладонь, как струйка родниковой воды. В знойный день они приятно холодят кожу, в мороз согревают…
        Носите на радость!»

«Итак, мы имеем два новых произведения человеческого гения, - думал Камилл, - кольцо и листовку. Что лучше? Во-первых, для отца все дети хороши, а во-вторых, конечно, стихотворение! Оно могло быть написано единственным человеком, и не будь Камилла - не было бы и его. Металлический же водород является результатом научно-технического прогресса всего человечества. Не Камилл Усманов, так другой ученый в Киеве, Ереване, а то и вовсе в Америке, получили бы его завтра или через пять лет.»
        Через два дня после того, как Камилл показал колечко отцу, и тот немедленно отобрал его и надел на палец, Таня Боровик отштамповала еще одно. При этом в алмазном модуле появилась трещина. Татьяна не сразу огорчилась, потому что ее занимала мысль: действительно ли металлический водород является сверхпроводником при комнатной температуре? Для проверки она зажала колечко в миниатюрные тиски и подвела к нему постоянный ток напряжением около ста вольт. А когда ослабила тиски, кольцо плавно взмыло в воздух, недолго попорхало по комнате и через открытую фрамугу улетело на улицу…

13
        Таня Боровик маялась в приемной директора, разрываемая противоположно направленными векторами сил. Категорический приказ Камилла Маратовича принести кольцо гнал ее в кабинет, но страх перед директором вжимал в кресло с усилием примерно два «жэ». Блистательная Елизавета раскладывала по папкам какие-то бумаги и с неудовольствием поглядывала на заведующего музеем Степанова, который вел переговоры с Киевом. Суть дела, по-видимому, заключалась в том, что он должен отослать партию алмазов, но до сих пор не сделал этого. Разговор шел нудно, многословно, дело постепенно запутывалось, начались обоюдные обвинения и угрозы. Елизавета слушала, слушала и вдруг положила руку на рычаг аппарата.
        - Что такое? - опешил Степанов.
        - Одна телефонная минута стоит тридцать копеек, - резко сказала Елизавета. - И не из вашего кармана. Я устала оправдываться перед Гертрудой Дмитриевной.
        Степанов даже задохнулся:
        - Вы что себе позволяете?.. Вы понимаете, что я выполняю государственное дело? Речь идет о десятках тысяч рублей!
        - По делу надо говорить коротко, а вы мямлите.
        - Директор у себя? - угрожающе спросил Степанов.
        - Войдете после Боровик - она пришла первой.
        Чувствительная натура Тани не выносила грозовой атмосферы скандалов. Поэтому к импульсу, сообщенному ей Камиллом Маратовичем, добавился новый мощный вектор. Сложившись, они пересилили нагрузку в два «жэ», и Таня Боровик, с трудом оттянув тяжелую дверь, скользнула в прохладные апартаменты директора.
        С начальством Татьяна общалась не так уж часто, поэтому не сразу узнала Марата Магжановича. Во-первых, Усманов похудел, что придало его фигуре стройность, а лицу
        - благородную утонченность. Во-вторых, он изменил прическу. Вместо короткой стрижки, которая усугубляла оттопыренность ушей, появились дивные каракулевые кудри. Это был самый настоящий каракуль мелкие завитки, в художественном беспорядке теснившиеся на голове. Морозное серебро седины значительно повышало их ценность. Марат Магжанович явно помолодел, похорошел, но выражение лица его казалось печальным, как будто происшедшие перемены огорчали его.
        - Слушаю вас, - сказал он негромко. Голос тоже изменился: густой баритон казался надтреснутым.
        - Здравствуйте…
        - Добрый день. - Директор улыбнулся, видимо, поняв, что посетительница едва не сделала реверанс. - Садитесь, пожалуйста.
        - Можно, я здесь? - Таня вцепилась в ручку двери, словно ища в ней поддержку.
        - Можно…
        - Марат Магжанович, Камилл Маратович просят вернуть кольцо из металлического водорода.
        - Зачем?
        - Камилл Маратович хотят разрезать его на куски и использовать в качестве затравки.
        - Спонтанный рост уже надоел?
        - У Камилла Маратовича появилась идея о выращивании крупных монокристаллов произвольной формы.
        - Так нарастите еще колец для затравок!
        - У нас сломался алмазный модуль, а Камилл Маратович хотят поставить эксперимент сегодня.
        Усманов снова улыбнулся и посмотрел на безымянный палец, где рядом с обручальным металлически поблескивало еще одно тонкое кольцо. Взгляд директора стал нерешительным.
        - Вот что, - сказал он, наконец. - Вы, пожалуй, идите. Я позвоню вашим Камиллам Маратовичам и сам с ними договорюсь.
        Танечка едва слышно пискнула и скрылась за дверью. Усманов воззрился на кольцо. Как это ни казалось странным или смешным, но с кольцом расставаться не хотелось. Более того, сама мысль, что его придется вернуть, что оно может треснуть, потеряться, наконец, просто обратиться в невидимое облачко без цвета и запаха, страшила директора. Он потому и надел оба кольца на один палец, чтобы обручальное, как своеобразная контргайка, предохраняло от потери тонкое колечко металлического водорода.
        Усманов не смог бы объяснить причину такой колдовской притягательности. Может быть, он впадал в старческий маразм, а может быть, это страх перед болезнью причудливо трансформировался в фетишизацию колечка. Он был один на один с болезнью, потому что решил до самого конца не пугать жену и сына. Он и волосы-то отпустил, чтобы скрыть внезапную худобу… Единственной опорой оставались кольца: одно подарила жена, другое - сын; они постоянно были с ним, воплощенные в желтом и серебристо-белом сиянии. Жена и сын - все, что осталось у него в жизни, а жизни было с птичий нос.
        Хлопнула дверь, несколько громче, чем это положено в директорском кабинете. Марат Магжанович вышел из задумчивости и показал взъерошенному Степанову на стул. Сам взялся за телефон:
        - Усманова мне… Камилл, ты чего суетишься?
        - Пап, жутко мощная идея! Ночью до меня дошло, что…
        - В общем, кольцо не отдам.
        - Марат Магжанович, что за детские штучки? Я дело делаю.
        - Я тоже не в бирюльки играю. На той неделе еду в главк, в президиум, - соврал директор. - Мне твое кольцо позарез нужно, я под него выбью деньги и оборудование.
        - А я?
        - Не дергайся. Выточи новый модуль, нарасти затравок.
        - С этим и Боровик справится… Вот что: давай мне Стаса и машину.
        - Зачем?
        - Поеду в облисполком, в ювелирторг. Похоже, что дело с алмазными ожерельями на грани провала.
        - Знаю, доложили. Чем поможешь ты?
        - Вместо неуклюжего пробивания нужна грамотная рекламная работа. Секрет ее заключается в том, чтобы вычислить реакцию потребителя, увидеть предмет рекламы его глазами. Для этого надо стать демографом, социологом, психологом…
        - Твоя гениальность не знает предела!
        - Не остри… Конечно, я не корифей этих наук, но по крайней мере знаю, что они существуют. Кроме того, я знаком с опытом рекламной работы Маяковского.
        - Все забываю, что ты тоже поэт… Поедешь один?
        - Нет, конечно. Сколочу команду из Игнатьевой и Степанова.
        - Он как раз сидит у меня. Но за одну поездку вы не управитесь…
        - Естественно.
        - Ладно, действуй. Какие нужны письма - заготовь, подпишу. Если бусы действительно пойдут, всех поощрю.
        - Премию выпишешь? - ехидно спросил Камилл.
        - Лично тебе - отдам томик Булгакова.
        - Смотри, ловлю на слове!
        Марат Магжанович положил трубку и глянул на Степанова. Заведующий музеем уже привел себя в привычное джентльменское состояние: причесал волосы и усы, поправил галстук.
        - Слушай, Аркадий Борисович, - строго сказал директор, - ты чего с Киевом тянешь? Почему не отправляешь заказ?
        - Как раз веду переговоры, а…
        - Не тяни резину, не люблю. Чтобы сегодня же сдал посылку на склад готовой продукции. - Усманов потеребил серебряные кольца на голове. - Ты, собственно, зачем пришел?
        - Как раз по этому делу - накладную подписать.
        - Вот и ступай к Файту.

14
        Поездка в областной город состоялась после ноябрьских праздников. Раньше не получалось: то заседание худсовета переносили, то Игнатьева никак не могла договориться с магазином «Владимирец» о выставке-продаже ожерелий. Выехать решили ровно в восемь. В семь пятьдесят пять Камилл подошел к подъезду института, помахивая кейсом. Одновременно с противоположной стороны стремительно подкатила красная «Нива». В пунктуальности бывшего десантника Усманов был уверен, но сильно сомневался в Инне Ивановне и Аркадии Борисовиче. Действительно, Степанов пришел только через двадцать минут. Его джентльменский вид был несколько подпорчен пузатым портфелем. Но в остальном он соответствовал мировым стандартам: элегантное серое пальто, такого же благородного цвета шляпа и мокасины, излучающие черный свет. Увидев, что Инны Ивановны еще нет, Степанов исчез в проходной, крикнув:
        - Я быстро! Спрошу про посылку.
        - Проклятые резинщики, - пожаловался Усманов. - На собственные похороны опоздают. Худсовет начнется в десять, а езды полтора часа.
        - Сомневаюсь, чтобы ровно в десять, - успокоил Стас. - А доедем за пятьдесят минут.
        Тут подбежала раскрасневшаяся Игнатьева в красном же пальто. Она была вооружена хозяйственной сумкой красного цвета.
        - Хуже нет быть начальником, - затараторила Инна Ивановна. - Там распишись, тут просят отгул, шихту со склада не завезли, а из вытрезвителя опять «телега» прикатила. Где Аркадий? Тогда я сбегаю в канцелярию…
        - Ну уж нет, - твердо сказал Камилл. - Садись рядом со Стасом и отдыхай.
        Выехали ровно в восемь тридцать семь.
        Голубые глаза Стаса внимательно смотрели на дорогу из-под прищуренных век, большие руки уверенно лежали на баранке. Мотор гудел с солидной основательностью.
«Пожалуй, успеем, - подумал Камилл. - Видимость хорошая, снега на дороге нет». Он на самом деле успокоился и уверовал в удачу.
        - Внимание, - сказал Усманов, когда они миновали мост через речку и городское кладбище. - Командором пробега предлагаю выбрать Инну Ивановну. У нее большой опыт.

«Кубышка» заявила было самоотвод, но его игнорировали.
        - Там человек двадцать - архитектор, художник, представители предприятий города, вузов, магазинов. Есть один старичок из комбината прикладного искусства. Председательствует работник облисполкома, женщина.
        - В общем, в самоцветах никто не разбирается, - махнул рукой Степанов. - Надо им заморочить головы.
        - Естественно. А кто высказался про сушеные грибы?
        - Этот - из прикладного искусства.
        - Как ты показывала бусы?
        - Обыкновенно. Выложила на стол - они там сидят за длиннющим столом всю партию.
        - Я уже говорил, что это была основная ошибка, - заметил Аркадий Борисович. - Ты девальвировала ожерелья.
        - Согласен. Теперь мы покажем только одну нитку. Пусть тянут друг у друга из рук. Инна Ивановна, листовка готова?
        Игнатьева вытащила из сумки бумажную пачку небольшого формата. Это была первая публикация стихотворения в прозе.
        - Прекрасно! Гальку тоже захватила?
        - Да, провела ее как шихту.
        - Аркаша, твой вклад?
        Степанов похлопал ладонью по пузатому портфелю, Некоторое время ехали молча, глядя в окна. Было довольно светло, хотя небо затянули белесые облака. Узкая полоса асфальтированного шоссе стремительно накатывалась па машину, охватывала с обеих сторон и также стремительно убегала назад, быстро сужаясь. По обе стороны дороги тянулись совхозные поля, на которых крупными мазками белел снег. Ровно гудел мотор, шуршали шипы, из-под колес пулями летели мелкие камешки. Когда «Нива» проскакивала лесные массивы, в салоне становилось сумрачно и прохладно. Встречные машины попадались редко.
        - Как построим выступления? - спросил Степанов.
        - Только не затягивать. Каждому по пять - семь минут.
        Камилл кивнул:
        - Работаем быстро и красиво, как в кино. Ни одной паузы.
        - Ясно. - кивнул Степанов. - Я буду говорить…
        - Погоди. Первое слово командору, которая непринужденно представляет свиту. Мол, Усманов, кандидат, автор многих технологий и прочая и прочая. Я встаю и кланяюсь. Затем - Степанов, участник выставок в Лейпциге, Белграде и Амстердаме!..
        Аркадий Борисович надул щеки и поклонился в спину Стаса.
        - Именно! Затем я описываю геологию алмазов, обхожу стол и раздаю худсовету алмазную гальку. Подарки действуют расслабляюще! Затем слово берет Игнатьева, лауреат премии Совета Министров СССР. Инна Ивановна, медальку приколола? Прекрасно.
        - Я говорю о производстве ожерелий и раздаю…
        - Нет, нет! Командор не должен суетиться. Листовки ты пускаешь по рукам - пусть разбирают сами. Здесь непременно возникнет шум, пойдут вопросы, разговоры, в общем
        - небольшой базарчик. И в игру вступает Ар-каша.
        - Все понятно, - подхватил Степанов. - Я расписываю художественные достоинства ожерелий, раздаю институтские проспекты, они весьма эффектны. Базарчик усугубляется… Стас, смотри!
        Стае все видел. Он газанул и тут же сел на тормоза. «Нива» чуть ли не с места прыгнула вперед и едва не прижала прямо к посту ГАИ регулировщика в кожаной куртке и желтом шлеме. Инну Ивановну бросило на ветровое стекло, Камилл застрял между передними сиденьями. Чертыхаясь, Стас отворил дверцу. Мимо него пронесся второй орудовец, пронзительно свистя. Немного погодя взревел мотор мотоцикла.
        - Ты что? - крикнула «Кубышка».
        Стас выжидающе смотрел па пост ГАИ, но оттуда никто не выходил. Справа накапливались машины. Тогда оп закрутил баранку, сдал назад и, с места взяв хорошую скорость, рванул по гладкому шоссе в гору.
        - Догонят, хуже будет, - сказал Аркадий Борисович.
        - Мы не нарушали. - Стае оскалился. - Они нас даже не заметили. Они гонятся за черной «Волгой».
        - Что хоть произошло? - допытывалась Инна Ивановна.
        - При повороте па горьковское шоссе в нас едва не воткнулась «Волга». Если бы не Стас…
        - Какой-нибудь «бугор», - презрительно сказал бывший десантник. Начальничек. Думает, что ему все дозволено…
        Камилл ничего не видел, даже испугаться не успел., Молча сидел и потирал правое плечо.
        - Споткнулись па пороге, - вздохнула Инна Ивановна. - Плохая примета.

15
        Марат Магжанович любил приезжать на собрания академиков. Это льстило его самолюбию. Он был причастен к постановке важнейших проблем, которые определяли стратегию развития науки. В кулуарах мог получить из первых рук высокопрофессиональную информацию. Вон, например, прогуливаются академики Приходько и Птушинский из Киева, специалисты по криокристаллам. Один из них доказал существование трех модификаций кристаллического кислорода, другой при сверхнизких температурах напылял пленки толщиной в один атом.
        Усманов быстро, но отнюдь не торопливо обогнул колонну и едва не столкнулся с высоким худощавым человеком, который напоминал страуса: длинная жилистая шея, широкий нос и громадные очки.
        - Ради бога, извините.
        - Марат Магжанович? - с большим сомнением спросил «страус». Глаза его внезапно округлились, как при виде призрака. - Это вы?
        - Естественно… А-а-а! - Усманов уже узнал Жемчужного - врача из академической поликлиники. - Николай Альбертович, какими судьбами?
        - Да вот… Явился на сессию…
        - Разве вы не в медицинской Академии?
        - Туда не взяли… - Николай Альбертович еще не пришел в себя. - А сюда выбрали… На отделение биофизики.
        - Очень рад. Будем встречаться. - Усманов сделал движение, чтобы уйти.
        - Позвольте! Как у вас со здоровьем?
        - Вроде все нормально… Ах, да! По-видимому, вы ошиблись в диагнозе. Боли прошли, опухоль быстро уменьшается. Я даже перестал ее ощущать.
        - Как так?!
        - Да вот так уж. Вы не огорчайтесь, каждый может ошибиться. - Усманов засмеялся, потряхивая пружинками кудрей. - Шучу, конечно. Извините, мне надо перехватить двух нужных людей. Мы еще увидимся.
        Марат Магжанович устремился к украинским академикам, тут же забыв о Жемчужном. Приходько и Птушинский мирно беседовали в уголке холла. Увидев Усманова, заулыбались:
        - Добрый день!
        - Здоровэньки булы, - с ужасным акцептом сказал Марат Магжанович. Через жену-украинку он чувствовал себя причастным к «украиньской мове» и, будучи в Киеве, любил время от времени восклицать: «Га?» и «Эге ж!»
        - Как дела с металлическим водородом? - спросил Приходько. - Публикаций нет, но слухи просачиваются.
        - Растим, - неопределенно сказал Усманов.
        - Он действительно стабилен при нормальных условиях?
        Марат Магжанович поднял правую руку и растопырил пальцы.
        - Ношу три месяца.
        - Что это?
        - Кольцо из металлического водорода.
        - Шутите?
        Усманов пожал плечами.
        - Структуру считали? - деловито осведомился Приходько.
        - Алмазоподобная. Трехмерная кольчуга из тетраэдров.
        - Можно взглянуть ближе?
        Усманов достал из кармана тонкую леску, продел ее под серебристо-белое колечко и затянул петлю. На другом конце лески оказалась пружинная защелка. Переодев обручальное кольцо на левую руку, Усмапов зацепил за него защелку и осторожным вращением снял водородное колечко.
        - Какие, однако, предосторожности! - одобрительно заметил Приходько, принимая драгоценность.
        Академики примолкли, изучая рукотворное чудо. Собственно, рассматривать было нечего. Обыкновенное кольцо, легкое, блестящее, серебристо-белое. Никто бы не польстился, валяйся оно на полу. Разве что уборщица, сердито ворча, замела бы его веником в полиэтиленовый мешок, набитый обрывками бумаги, использованными копирками, засохшей грязью и окурками. Лишь знание, что кольцо состоит из атомов водорода, стиснутых огромным давлением, заставляло академиков с мальчишеским восторгом блестеть глазами и шмыгать носами.
        - Черт возьми!..
        - И что, - спросил Птушинский, - действительно сверхпроводник?
        - Три месяца по кольцу бежит постоянный электрический ток напряжением в семьсот вольт.
        - Не нужна ли помощь в исследованиях?
        - Как же, - сказал Марат Магжанович, протягивая руку. - Очень даже нужна.
        Приходько вздохнул и вернул колечко. Оно легло на широкую усмановскую ладонь, поблескивая под огнем люстры.
        - Теперь смотрите, - прошептал Марат Магжанович и перевернул его ногтем на другой бочок.
        В тот же миг кольцо подскочило, натянув леску. Академики вздрогнули. Кольцо металось из стороны в сторону, мелькало, дергалось и пикировало, как стремительная стрекоза. Леска гитарно звенела. Приходько и Птушинский стояли, разинув рты.
        Усманов притянул трепещущее кольцо, поймал его, как муху, и надел на палец.
        - Ну-с?
        - Фокус? - растерянно спросил Приходько. - Антигравитация? Эта… как ее… левитация? Дайте кольцо, я завтра еду в Киев.
        - Понял! - шепотом закричал Птушинскпй. - Эффект соленоида! Взаимодействие электромагнитного поля кольца с магнитным полем Земли!
        - Не знаю, не знаю, - усмехнулся Марат Магжанович. - Це дило трэба разжуваты. Га?
        В это время его крепко взяли за локоть. Усманов обернулся. Сзади стоял Николай Альбертович. Его шея стала еще длинней, нос шире, в глазах сверкала решимость.
        - Прошу проехать со мной в клинику! Очень прошу… Необходимо повторить анализы.
        - Голубчик, а сессия?
        - Марат Магжанович, - тянули за рукав с другой стороны. - Как же будем с кольцом? Необходимы комплексные исследования!
        - Сделаем все, - весело сказал Усманов, - Думаете, мне не интересно?

16
        К вечеру трассу затянуло туманом. Огни фар едва пробивали белесую муть. Стас вел машину на малой скорости, поминутно наклоняясь к ветровому стеклу, чтобы увеличить видимость хоть на несколько метров. В салоне было холодно.
        - Есть хочется - сил нет, - пожаловалась Инна Ивановна. - Давайте перекусим.
        - Брюхо - злодей, - согласился Стае. - Старого добра не помнит. Где-то здесь была автобусная остановка…
        Они проехали еще немного, свернули направо и притормозили. Вспыхнул верхний свет, стало веселей. Вокруг машины сомкнулась черная ночь, а в салоне было уютно, и серый усмановский кейс распахнулся словно скатерть-самобранка, выявляя желтые пластины сыра, темнокоричневые колбасные кружочки с белыми крапинками сала, духовитые ломти хлеба, теплые пирожки с мясом и даже пахнущую йодом, невесть как попавшую в Володимирскую губернию, морскую капусту. Стас достал стаканы.
        - За твою язву, Аркаша!
        - Нет, люди, без смеха. Выпьем за удачный день!
        - Действительно, - вгрызаясь в сыр, молвила Инна Ивановна, - сколько успели за один день!
        - Рассказали бы, - попросил Стас. Он ел хлеб с колбасой и запивал «Фантой». Я целый день тосковал.
        И тогда, перебивая друг друга и упиваясь словами, подтрунивая над великосветскими повадками Аркадия Борисовича и поэтической запальчивостью Камилла, они принялись рассказывать Стасу и друг другу, а вернее - заново переживать этот суматошный день. И как члены худсовета единогласно одобрили бусы, только вредный старичок успел высказаться по поводу сочетаемости цветов; и как благодаря Камиллу удалось склонить областную газету на рекламу алмазных ожерелий; и как в ювелирном магазине собралась толпа покупателей и, разогретая речами Камилла, рассуждениями Аркадия Борисовича и обещаниями Инны Ивановны, - моментально раскупила пятнадцать ниток и заполнила бланки-заказы еще на сорок.
        - Теперь я спокойна, - сказала Игнатьевна. - Буду разворачивать производство.
        - Ты еще сомневалась? - негодовал Камилл. - Да через два месяца из Москвы повалят толпы женщин!
        - Весной в Париже откроется выставка, - пригрозил Степанов. - Обещаю вам золотую медаль и заказы «фирмачей».
        Потеплело. Даже туман несколько рассеялся. Когда Стас включил фары, в столбах света встали лохматые ели с нашлепками снега на ветвях.

17
        Усманов терпеливо слушал главного бухгалтера Гертруду Дмитриевну, которая монотонно посвящала его в финансовые проблемы… Судя по ее утверждениям, до краха института осталось всего несколько минут. Но в этот момент в кабинет заглянула ослепительная Елизавета и, сразу взбодрив своим видом, выдохнула:
        - Марат Магжанович, внизу академик Жемчужный!
        - Да-а?.. Пожалуйста, спустись, проведи его сюда без всяких пропусков!
        Выпустив из-под ресниц сноп искр, Елизавета бесшумно исчезла. Терять время больше нельзя. Поэтому Усманов сказал:
        - Любезная Гертруда Дмитриевна, технолог третьей категории Устинович способствовала перевыполнению институтского плана. Однако из ваших рассуждений я так и не понял, почему ее нельзя перевести во вторую категорию и тем самым повысить зарплату. Зато недавно я случайно узнал, почему вы так печетесь об экономии фонда зарплаты. Оказывается, это накручивает вам премиальные… Ловко придумано. Только, ради бога, не смотрите на меня так укоризненно. Да, для справедливости вы, к сожалению, взяли в долю и меня. Какие заботливые вокруг люди… Просто диву даешься! Одни вписывают меня в свои статьи, другие устраивают мне премии… Сегодня вы получите приказ, на основании которого с первого числа Устинович будет повышена зарплата. Повышена за счет моей премии. Вам все ясно?
        Гертруда Дмитриевна торопливо кивнула и бочком направилась к двери, у которой поклонилась вошедшему академику Жемчужному.
        - Николай Альбертович, рад вас видеть, - радушно улыбаясь и выходя навстречу, сказал Усманов. - Признаюсь, не ожидал. Нет, нет, пожалуйте сюда, на диван.
        Пока они пожимали друг другу руки и усаживались, бесшумная Елизавета поставила на низенький столик поднос с двумя чашечками кофе, сахаром и нарезанным лимоном. Потом достала из холодильника початую бутылку армянского коньяка, разлила в пузатые стопочки. И ушла, пахнув специфическим ароматом французских духов.
        - Прошу, - сказал Усманов. Он грел в ладонях коньяк и широко улыбался, щуря глаза. Жемчужный, напротив, был серьезен и держался слегка напряженно. - Отдохните с дороги, потом пройдем в музей. Вы на машине?
        - Электричкой, - кратко ответил Николай Альбертович и одним махом выпил стопку.
        - Зачем же так сложно? Звонок - и я бы выслал машину.
        - Спасибо. Можно еще рюмку?
        - Ради бога!
        Глаза Жемчужного за толстыми линзами очков заблестели. Он был одет в свитер, полностью закрывающий длинную шею. Кисти топких рук далеко высовывались из рукавов.
        - Марат Магжанович, помнится, вы любите полную информацию.
        - Естественно.
        - Вообще-то об этом врачи не говорят, но мы с вами ученые. Кроме того, опасность миновала окончательно… Так вот, я не ошибся, когда диагностировал рак… Не смейтесь, это серьезно! Процесс был необратим и неоперабелен. А вот вчерашние анализы показали, что в вашем организме происходит что-то сверхъестественное. Раковые клетки внезапно изменили генетическую информацию. Их белок, молекулы ДНК и РНК стали чуждыми для белка здоровых клеток. То есть ваши антитела получили разрешение на борьбу с опухолью. И они этим воспользовались… Да еще как воспользовались! Ремиссия идет с колоссальной скоростью! - Жемчужный поперхнулся, схватил чашку и выпил кофе одним глотком.
        - Чудо?
        - Нет, не чудо. Срезы исследованы на инфракрасном спектрометре. Судя по полосам поглощения, клетки содержат какой-то металл, похожий на щелочной. Он определяется по собственным колебаниям и по возмущениям, которые вносит в колебания гидроксогрупп. Возможно, это и есть гипотетический блокатор Зильбера.
        - Чем помогу я?
        Николай Альбертович беспомощно пожал плечами:
        - Я консультировался со спектроскопистами - они такого металла не знают. Говорят, что он вообще существовать не может. - Голос Жемчужного стал умоляющим. - Вы же работаете с какими-то соединениями, кристаллами. Может быть, вспомните нечто необычное, с чем соприкасались в последнее время?
        - В последнее время? - Усманов глянул на свор кольца, и глаза его загорелись, - А к водороду ваши полосы не могут иметь отношения?
        - Водород в опухоли, конечно, есть - в виде протонов, в гидроксогруппах. Как можно без водорода? Но я говорю о металле…
        - А о металлическом водороде вы ничего не слышали? Николай Альбертович, я сейчас все объясню. Пейте коньяк. - Усманов ушел к своему столу и взялся за телефон. - Усманова мне. Нет? С кем я говорю? Татьяна, сколько у вас наштамповано колец? А под напряжением? Быстренько все ко мне. Что?.. Мне не Камилл нужен, а кольца! Жду!

18
        В поисках Инны Ивановны Камилл забрел в столовую. Он был зол. Многие знакомые давно просили помочь с покупкой алмазных ожерелий. Близилось 8 марта, и лучшего подарка женам не придумаешь. Но, увы, на прилавке бус не было, их разбирали в кабинете директора магазина. Из Москвы непрерывно поступали заказы, одно только Министерство геологии прислало заявку на восемьсот штук. Участок же в среднем выпускал одну нитку в смену.
        К Ларисе Устинович чуть ли не каждый день приезжали симпатичные молодые люди. В их кейсах лежали коробки конфет, польская краска для ресниц, французские духи, грузинская керамика. Они уверяли, что в Киеве, Ереване, Новосибирске и Алма-Ате женщины не могут жить без алмазных ожерелий. Они размахивали заявками на сотню - нет?.. ну хотя бы на сорок или даже десять ожерелий. Но Лариса была строга. Все нитки расписаны на годы вперед, и никому ничего она не обещала. Впрочем, кое-кто уезжал не с пустыми руками.
        Камилл собирался выпрашивать две нитки у Игнатьевой, но в столовой ее тоже не было. Не везет… Скользнул взглядом по длиннейшей очереди и вздохнул. Зимой в институте не пообедаешь.
        - Камилл Маратович!
        Он оглянулся. Из очереди призывно махала рукой Татьяна.
        - Идите сюда, я на вас заняла!
        Нагрузились щами, куриными крылышками в макаронах, компотом. Пока Камилл относил подносы, Таня раздобыла горчицу.
        - Вот спасибо! - обрадовался Усманов.
        Татьяна вся искрилась и сияла, вернее, искрило и сияло зеленое ожерелье на ее свитере, который плотно облегал миниатюрную фигурку.
        - Ты хоть знаешь, что зеленые алмазы впервые вырастил я?
        - Конечно!
        - Вырастить было легче, чем теперь достать бусы…
        - А что, вам нужно?
        - Обещал… - Камилл терпеливо хлебал теплые щи.
        - А у меня подруга работает на участке. Отвечает за отправку бус в магазин. Она может достать любую нитку.
        - Смотри-ка! - удивился Камилл. - А я, дурак, начальство ищу. Слушай, организуй две нитки!
        - Из следующей партии обязательно!
        - Я тебе за это подарю браслет из металлического водорода. Только вчера додумался, как увеличить объем алмазного модуля.
        Таня стала серьезной, насупила бровки.
        - Камилл Маратович, можно спросить? Вот мы мучаемся с водородом. Выращиваем по два кольца в день, ломаем модули. И все равно колец не хватает, потому что - вон сколько больных! Но ведь придет время, когда мы сможем выращивать много колец?
        - Обязательно придет. Через десять лет.
        - И что тогда? Будем из металлического водорода выделывать ожерелья и браслеты?
        - Татьяна, ты - прелесть! Но твой страх за будущее беспочвен. - Камилл отложил вилку и зажег в раскосых татарских глазах карие огоньки. - Я твердо обещаю, что через десять лет мы с тобой вырастим новый потрясающий кристалл. Вот увидишь!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к