Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Афонский Игорь: " Дети Забытых Богов " - читать онлайн

Сохранить .
Дети забытых богов Игорь Афонский
        Розыскное Агентство «Частный Детектив»
        На данный момент заключительная часть похождений частного детектива Алексея Николаева. Странно, но некоторые вещи были незакончены логически, но написаны раньше, а потом просто легли, как на свое место.
        Читатель сможет убедиться, что все случившиеся очень давно события смогли сильно влиять на происходящее с детективом уже в последнее время. Если читатель вообще ничего не читал, то каждая перечисленная история для него прозвучит словно заново.
        Бывший французский гражданин, артист Жерар Депардье собрал команду, снял новый фильм «Пришельцы -3» сучастием своих лучших друзей, французских актеров Жана Рено и Кристиана Клавье. Теперь он сам живет в Бельгии, и больше мы к нему никогда не вернёмся.
        У детектива Николаева новое дело. Теперь он ищет мальчика. И, сам того не понимая, он вдруг напомнил о себе.
        Кто смог кинуть покупателей на подпольном аукционе? Ведь все, кто принимал в нем участие, потеряли не только взносы, но и жизнь. Вероятно, что читатель так и не узнает, кто устроил переворот. Но отношения между подпольными кланами накалились.
        Игорь Афонский
        Дети забытых богов
        Краткий перечень действующих персонажей:
        МИФИЧЕСКИЕ ГЕРОИ:
        Тор и Тюр. Молодые боги.
        Тельяви - слуга бога Тора.
        Хюмир. Ледяной великан, ётун.
        Эгор. Великан, живущий на острове.
        Утгард - Локи (Utgar?a Loki) - ётун, который обычно принимал у себя аса Тора.
        Локи-младший, племянник ётуна Локи из Утгарда.
        Локи сын Локи - младшего.
        Валькирии: Бругильда, Герхильда, Ортлинда, Вальтраута, Швертлейта, Хельмвига, Зигруна, Гримгерда, Росвейса.
        ЧЛЕНЫ ПОЛЯРНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ:
        Ник - Страж. Он же Генрих Норд. Возможно, это сын Тора.
        Штольц, Отто Штольц - рядовой член экспедиции в советском Заполярье, в канун Второй мировой войны. Возможно, агент английской разведки.
        Альфред Ричер - полярный исследователь.
        ПЕРСОНАЖИ ЛЕГЕНДАРНОГО ПЕРИОДА:
        Мадий - царь скифов во 2-й половине VIIв. до н.э., сын Прототия, взимавший дань с Мидии на протяжении 28 лет.
        Кемель - дочь Великого вождя Мадия.
        Есиим - сын жреца, слуга при дворе Великого вождя.
        Отец Есиима, Талана - жрец пригорян, будущий дервиш.
        Сань Го - парфийский вельможа, действующий от парфийской знати.
        ПЕРСОНАЖИ НАШЕГО ПЕРИОДА:
        Алексей Алексеевич Николаев - частный детектив, бывший следователь. Возможно, сын Тора. Приемный сын Николаева.
        Николаев Алексей Станиславович - бывший следователь, пенсионер, житель города Местищева.
        Николаева Ольга - жена Алексея Станиславовича, врач.
        Иванова Тамара Олеговна. Частный детектив одного крупного московского агентства. Поклоняется культу богини Гекаты.
        Тургенев Александр Юрьевич. Теневой делец. Владелец крупного банка.
        Впоследствии он даже стал мэром города. Он же Куйбышев Всеволод Леонидович. Сын одного германского бога.
        Зарина - жена Олега.
        Павлова Ольга Владимировна - мать Зарины.
        Павел Светлов - родной отец Зарины. Он же Паша Северный.
        Старик Хельтц. Чиновник в одном из Московских «главков» всоветский период. Он же Оракул, приверженец «германского» толка.
        Харон - директора кладбища, Хранитель города.
        Мишка. Майкл Тайсон. Приморский пацан, правая рука бизнесмена Ашота.
        Ашот. Предприниматель. Друг Джокера, знакомый Симы Хрустального.
        Маха. Бывший парикмахер, стилист из мелкого городка. Звезда шоу.
        Николай. Ника. Русскоязычный негр. Бывший рекламоноситель. Звезда танцевального шоу.
        Сима Хрустальный, творческий руководитель большого эстрадного коллектива. Продюсер и режиссер своего танцевального шоу.
        Андрей Морозов. Моряк дальневосточного региона. Иногда работает в Южной Корее, где однажды попал в одну очень запутанную и опасную историю.
        Алексей Телегин. Простой участковый в Москве.
        Сойка. Девушка, секретарь детективного агентства, устроилась на полставки.
        Альберт - англичанин, турист. Он стал случайным свидетелем и, больше того, участником грандиозного сражения пригорян и войска Джокера, которое должно было совершить древнейший ритуал очищения от старого проклятия.
        Лидия Георгиевна (Григорьевна). Бывшая секретарша рекламного агентства. Бывший руководитель отдела одного московского Холдинга. Занималась розыском исторических раритетов под руководством полковника Петрова. Знакомая Себастьяна. Помогала ему снимать мистический фильм о городской легенде. Стала исполнительницей старинных романсов под аккомпанемент шестиструнной гитары.
        Захар Пагода. Московский предприниматель, ушлый молодой человек, временный помощник французского актера Депардье.
        Джокер - помощник Северного. Инвалид, живет в Португалии.
        Рамиров Римаз, по кличке «Чемпион».
        Анна - Мария Норд, уроженка Линца, перед Первой мировой войной она эмигрировала в Америку.
        Ади, он же ефрейтор Schicklgruber, член будущей политической партии.
        Петров. Игорь Алексеевич Петров. Полковник, в молодости хороший спортсмен.
        Алистас Прохорович Стократов. Житель Москвы, глава компании, учредитель многих обществ.
        Секретарь Стократова.
        Андрей Лотта. Ведущий торгов, друг покойного Ника.
        Вениамин. Мальчик.
        Супруги Короедовы, приемные родители Вениамина.
        ПЕРСОНАЖИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ФИЛЬМА:
        Костя, друг и компаньон Самсона.
        Самсон, мелкий бизнесмен, который погряз в долгах.
        Надя - жена Константина.
        Граф де Монмирай.
        Слуга графа.
        Колдун.
        Филин, он же Джейхан.
        Глава первая. Французы. Месье Бельмондо
        Сон
        Это было в детстве. В то время, когда Алексею казалось, что он умеет летать. Точнее сказать, летали те дивные существа, которых он видел. Он лежал на крыше своего старого дома, обычно спиной на деревянном поддоне для цветов, и смотрел вверх. А они, подобно ангелам, скользили всегда в одном направлении, но не так чтобы очень высоко. Потом он стал различать самую юную из них. Та, конечно, видела, что он ее заметил, но это ей почему - то не нравилось.
        Так однажды, как это происходило обычно, он ждал, когда ее пронесет рядом. Вот появилась девушка. Сегодня он сумел разглядеть ее лучше. Красивый головной убор в виде венца. Серый, почти прозрачный плащ. Выразительное лицо с длинными кудрями. Руки крепко держат узду.
        Оказывается, что в небе ее несет на себе конь, которого никогда не было видно. Наверное, это из-за длинной одежды незнакомки. Скакунов вообще видно не было. Они все двигались вниз головой, лошади были сверху, то есть снизу.
        Алексей уже рассказал это отцу, но он отмахнулся, сказал, что это все сон, мол, не выдумывай.
        Девушка была прекрасна, она всегда что - то говорила ему, но он не мог её услышать. Вот она опять повернулась, покачала головой, в страшной гримасе что - то выкрикнула, обнажив ровный ряд острых, словно прозрачных зубов. От испуга он даже упал вниз, с небольшого карниза, это он понял её слова:
        «Не лети за мной!» А может быть: «Не следи за мной!»
        Это был древний язык, но Алексей все понял. Карниз, с которого он плюхнулся, был немного выше крыши, теперь мальчик лежал на мокром снегу, а далеко в снежных облаках мчались бескрылые или крылатые лошади, которые уносили вдаль своих дивных, но никому невидимых чудовищ.
        Потом он пил горькую воду, долго-долго болел, а когда выздоровел, то отец сказал, что валькирии ему только приснились. Да, на чердаке тогда появился новый замок.

* * *
        - «Если бы уйдешь в тот мир, то все забудешь! И никогда не сможешь вернуться обратно! Ты это понимаешь?»
        - «Да, сестра!»
        - «Но я знаю, что его уже опоили горькими травами, он даже не вспомнит о тебе!»
        - «Пусть будет так! Зато я всегда буду рядом».
        - «Лучше бы я оторвала ему голову! Какие жертвы! И ради чего?»
        - «Наверное, это пройдет…» - горько произнесла младшая из всех сестер.
        Месье Бельмондо. Современный период
        Месье Жан - Поль Бельмондо очень долго жил настоящим затворником и уже почти не снимался в кино. Те проекты, в которых он участвовал, не вызывали у него особого удовлетворения. Небольшие интриги с молодыми журналистками можно было бы назвать раздутыми из ничего скандалами.
        Так что вытащить его в новый проект оказалось делом нелегким. Но именно крик о помощи, после похищения месье Клавье, заставил его пересмотреть своё решение. Месье Бельмондо прибыл в Астану, когда там все грозило обернуться настоящей катастрофой. В аэропорту его встретил месье Рено и сопровождающий его Себастьян, приятели дружески обнялись, вопросы отложили на потом.
        Его сразу поселили в отличном люксе превосходной гостиницы «Гранд Парк Есиль». Этот отель находится в самом центре города, на Старой площади Астаны. Он ещё не успел распаковать чемоданы, как к нему вломилась целая группа местных «киношников», разбавленная французами. Местным хотелось выразить свое восхищение перед кумиром. Киногруппа желала убедиться, что все беды позади, фильм не закроют, и съёмки будут продолжены.
        Все разом заговорили, загалдели, в разговоре не участвовали лишь те, кто иностранным языком не владел. Гость ошарашено вертел головой. Его коронная улыбка с полуоткрытым ртом вызвала больший восторг, чем он сам.
        - Честно сказать, мне просто стало дико интересно - что же тут случилось?
        Он слушал то одного, то другого участника событий и ничего решительно не понимал.
        - Как это в наше время можно похитить человека? Зачем вообще кому - то потребовался месье Кристиан? И что за история произошла с этими костюмами «голд адамов»? Кто может все толком объяснить?
        Уже немолодой мэтр с укоризной посмотрел на своих друзей.
        Тогда месье Депардье, трезво оценив обстановку, сказал, что с журналистами они встретятся после, а пока требуется срочно подкрепиться. Впереди была встреча с казахским представителем, от которого, как бы казалось, зависит дальнейшая судьба ленты. Чтобы артист не испытывал неудобства, к нему был приставлен помощник, широкоплечий улыбчивый казах по имени Алмаз. Он выполнял роль персонального телохранителя.
        - Если что, дежурить под дверью!
        Но этого всем показалось мало, поэтому к гостю сразу прикрепили Лидию Георгиевну, как ответственное лицо за всю французскую сторону.

* * *
        Было решено переделать сюжет и ввести ещё одного нового героя, колдуна, графа Вольтая. Его-то и должен изобразить стареющий мэтр.
        Сценарист набросал несколько сцен. Потом вместе, буквально на ходу придумали диалоги, и работа продолжалась. Съемки решили не прекращать.
        Теперь все зависело от поисковых работ, но следователь Каримов и вольный стрелок Николаев пропали из поля зрения и вроде даже вышли на след. Имелись точные копии костюмов, поэтому даже сцены с месье Рено снимали полным ходом. В некоторых случаях на место месье Кристиана ставили дублера, человека отдаленно похожего на известного актёра. Того пока можно было снимать со спины, издалека, но с учетом, что месье Клавье скоро вернётся. Правду никто не говорил, но и не скрывал, она была на поверхности, и в неё было трудно поверить.
        Сцены с месье Бельмондо растянули и увеличили, потому что поиски ничем пока не закончились. Месье Депардье тоже снимался во многих сценах. Режиссеры обсуждали план действий и с надеждой смотрели на Лидию, она была единственным человеком, с которым общался в последний раз Алексей. Но вот они с Кайратом выехали из города, и связь с ними оборвалась.
        Небольшой замысел режиссеров сработал, оказывается, что сложную ситуацию можно было как - то исправить.
        Несмотря ни на что, месье Бельмондо с удовольствием окунулся в процесс съёмок. И все-таки оставалось ещё много свободного времени. Он совершил несколько пеших экскурсий по центру нового города, и это его подвело, любовь зрителей в этой стране оказалась просто невероятной!
        Весть о том, что в Астану приехал французский артист Бельмондо, распространилась очень быстро, особой рекламы тут делать не было нужды.
        Теперь его пришлось прятать от поклонников, тайно вывозить в закрытом микроавтобусе из одной гостиницы в другую. Это стало тяготить артиста. Он даже хотел вернуться в Европу, но друзья его отговорили. Они уже привыкли к известности, а многочисленные секьюрити спокойно выполняли свою работу, чтобы обеспечить порядок.
        У них завязались полезные отношения с некоторыми людьми из правительства республики. Больше того, французы согласились выехать на настоящую соколиную охоту. В плане были поездка на лошадях, потом штурм степных просторов в составе группы на мощных джипах. Ночевки и остановки в самых живописных местах этой страны. Мало кто понимал, что возраст артистов уже не тот, и отсутствие элементарного комфорта не идет на пользу здоровью. Отказаться они уже не могли, но кроме Алмаза попросили еще людей.
        Для этого ему и месье Рено предоставили в помощники настоящих егерей. Кто именно был спонсором в этой поездке, об этом журналисты так и не узнали. Эта поездка длилась двое суток и завершилась только потому, что пришло сообщение - месье Клавье жив и его скоро вернут в Астану.
        Пришельцы
        По сюжету фильма «Les visiteurs», который у нас в прокате назывался не иначе как «Пришельцы», два француза попадают из глубокого средневековья в современную Астану. Их, конечно, никто не ждал, и все, что потом произошло, напоминало, скорей всего, кошмар для обоих, если бы они уже не имели надлежащего опыта путешествия в будущее.
        Была обычная летняя жаркая пора, но погода вдруг резко изменилась. В тот день дождь не прекращался ни на минуту, гроза буквально молотила по крышам современных зданий города. Казалось, что боги прогневались на этот степной народ, который посмел создать такие высокие, прекрасныенебоскребы, что упирались теперь прямо в небо. Под вечер в некоторых районах города начались перебои с электроэнергией, которые, кстати, очень быстро исправили.
        Центр города темнота поглотила на несколько мгновений, и что же из этого получилось? Тут следует все осветить подробно. Так сказать, из первых уст свидетелей.
        А кто у нас свидетели? Это настоящие казахские батыры, которым доверили охранять сокровища президентского музея в этот период. Охранники ночной смены - Талгар и Мансур. Одеты они были в специальную форму, поэтому должны были выглядеть как настоящие чудо - богатыри.
        Длинные рукоятки фонарей могли служить им оружием в столь суровое по погодным условиям ночное время. Но больше они походили на клоунов, такие казахские разгильдяи, вернувшиеся из армии, Пат и Паташон.
        Именно этим бравым парням пришлось писать потом длинные объяснительные записки, которым никто поверить не захотел. Ну, по крайней мере, сначала.

* * *
        Итак, в национальном музее Астаны поздно вечером сработала сигнализация. Когда охрана прочесала периметр, то обнаружила разбитые стекла в зале, где хранились экспонаты древнего мира скифов.
        Охранник Талгар наткнулся на следы варварского разрушения стендов. Что касается Мансура, то ему пришлось нелегко, потому что он сразу же получил в лоб тяжелым предметом и буквально отключился на долгий период времени. Предмет, которым его так удачно приложили, так и не нашли среди экспонатов выставки, очевидно, что это был металлический кубок, который служил вазоном для искусственных цветов. Талгар наткнулся на тело своего напарника, окончательно струсил и сразу вызвал подкрепление.
        Пропали некоторые вещи, но, самое главное - два костюма, один из которых был найден в Долине Курганов экспедицией в далекие послевоенные годы. Просматривая записи камер наблюдения, обнаружили, что в зал неизвестным образом попали два человека, которые уже были одеты в эти костюмы. Потом они скрылись.
        - Но как они попали в музей? Это вы их впустили?
        На эти вопросы Талгар и Мансур ответить не смогли.
        - Да зачем это нам? Что вы так на нас смотрите, мы тут ровным счетом ни при чем!
        Прибывшие специалисты также затруднялись это объяснить. Проверили записи наблюдений, но и там мало что было ясно. Очевидно, что сказались помехи, сбой сигнализации и другие малопонятные природные явления.
        Самсон
        В это же время, чуть позже, на берегу Иртыша один молодой человек по имени Самсон мрачно смотрел на бесконечный поток этой самой реки. Это был тощий парень с очень выразительным длинным лицом, темными глазами и короткой прической.
        Что он ещё там делал? Очевидно, что оттягивался спиртным, которого у него было достаточно в багажнике его машины. Фары автомобиля освещали некоторый участок берега, этого было достаточно для обозрения.
        Видовая площадка была пустой, никто пока не мешал ему.
        Тяжелые думы одолевали этого парня. Самсон серьезно задолжал своему партнеру Константину, а когда хотел выкрутиться из сложившейся ситуации, то залез еще больше в долги. На этот раз его банкиром стал местный крутой авторитет Филин, он же Джельхан, с которым шутить не стоило. Вполне возможно, что его необдуманные шаги были хитрым планом его «процентщика», но как это теперь доказать?
        Не сегодня, так завтра с него спросят, а мысли, как выкрутиться из такой ситуации - его не посещали. В машине под водительским креслом лежал новый пистолет иностранного производства, и его применение уже казалось единственным на тот момент выходом.
        Он ещё постоял в тени, сработал условный рефлекс, стоило опорожнить мочевой пузырь. Чем с наслаждением он и занялся.
        Процесс ещё не закончился, как вдруг за его спиной, в кустах кто - то появился. Неловкое сопение и ругань выдавали две сгорбившиеся фигуры. Сами понимаете, в каком теперь Самсон оказался положении, он обернулся. Сначала парень подумал, что это местные бомжи, ждут от него стеклотару. Но первую бутылку молодой человек давно выкинул в мутную воду, так что ждать тут им было нечего.
        «На всякий случай нужно быть поосторожней», - это подумал он, когда застегнул ширинку штанов, сделал шаг, чтобы вернуться к своей машине, двери которой были открыты. «Иномарка» хищно блестела своей тонировкой.
        Самсон невольно занял оборону. Стать жертвой элементарного ограбления в его планы не входило. Собственно говоря, планы! Сначала парень хотел завалить своего партнера Костю, чтобы за счет всей компании рассчитаться с долгами. Потом ему пришло в голову, что лучше заказать авторитета, и тогда не нужно будет «париться» по поводу долга. А о собственном самоубийстве он как - то даже не подумал.
        - Эй, кто там? Выходите с поднятыми руками, чтобы я вас видел, а то стрелять буду! - прокричал он и действительно потянулся за своим стволом в кабину. В этот миг появились они! Одним своим видом они поразили подвыпившего молодого бизнесмена, такого увидеть он никак не ожидал!
        Две фигуры в расшитых золотых кафтанах, в дорогих шапках, укрытые нелепыми плащами - шторами с балдахинами. С чумазыми, немного диковатыми, заросшими лицами. Они выросли из темноты и с любопытством смотрели на парня. И все это они проделывали не молча, всё время о чем - то тихо спорили. Понять их на таком расстоянии было невозможно, но парень прислушался и с удивлением понял, что, очевидно, эти неизвестные разговаривают между собой на французском языке. Этот язык он с горем пополам знал и мог бы понять любого коренного парижанина.
        Поэтому Самсон перешел на французский язык и прямо спросил, мол, кто они такие?
        Те с удивлением переглянулись и, уже не таясь, кинулись к нему, громко перебивая друг друга, тараторя о чем - то своем. Они так и пошли к нему быстро, размахивая руками, показывая друг на друга пальцами, тыкая куда-то в сторону городских огней. Самсон пытался их понять.
        Но это был не французский язык! То есть не совсем французский, какая - то его частичная смесь. Один из них был бородатый, кряжистый, широкоплечий, в настоящих золотых доспехах, с саблей за поясом, а другой был значительно ниже или просто казался таким. Он также был в золоченой одежде, поверх этого в драной шторе, перевязанной и накинутой как плащ, за спиной у него был огромный куль с вещами, которые беспорядочно торчали в разные стороны. Глаза воровато, беспокойно бегали. Зубы у обоих были желтые, но целые, не гнилые. Изо рта тогда чудовищно воняло!
        Самсон их сразу так и не понял, это были какие - то странные иностранцы. Но вот одежду он узнал, точно. Это были легендарные экспонаты национального музея республики! Можно сказать, достояние республики!
        «Вот он выход!» - пронеслось у него в голове. Делая осмысленный вид, он подошел к ним и поздоровался:
        - Bonjoir, chere amie! Bonaire!
        Те ответили, вроде все налаживалось, но когда они что - то говорили, то Самсон понимал, что ничего точного из их речи уяснить невозможно! Тогда он попробовал английский язык. И оказалось, что иностранцы владеют английским языком, но тоже очень странным образом, языком непонятным, можно сказать, несовременным.
        Как только до Самсона это дошло, он предложил успокоиться, примирительно показал ладонями вниз, мол, «все будет, окей, не волнуйтесь».
        Они повторили эти слова буквально, без запинки, как и он, по-русски. Самсон отступил к машине, вытащил из багажника два пузыря водки и представился, показывая на себя:
        - Я - Самсон! Bonjoir, monsieur!
        - Graf Godfrua de Monmiray! Monsieur? (Я - граф Годфруа де Монмирай! Вы - рыцарь, месье?)
        «Рыцарь ли он?» - это нисколько не смутило Самсона, он вдруг вспомнил известную комедию Гайдая, где один из главных героев фильма, ловкий мошенник и аферист присвоил себе дворянское звание. Честно говоря, о своем происхождении он никогда не задумывался, но быть потомком рыцарей ему вдруг захотелось, это точно.
        Следовало все обдумать, и он закурил. Они оба ему кого - то напоминали, и это была самая навязчивая мысль, что - то он подобное видел, но где?
        Тогда он предложил по сигарете проходимцам в золотой одежде, те даже не смутились, прикурили, но оба стали кашлять. Наверное, с непривычки. Самсон смутно до чего - то догадался, но факт, что странников не удивила ни зажигалка, ни сигареты, его сильно дезориентировал.
        «Ну, как же, граф? Тоже мне, кавалер красной розы!»
        Первые его мысли, они были о том, чтобы напоить этих двух странных типов, снять с них доспехи и за счет этого рассчитаться со всеми своими долгами. Но на обыкновенных бомжей или сбежавших из психбольницы они похожи не были. Они вообще ни на кого не были похожи! Вот в чем дело!
        Но чем он больше с ними находился, тем больше ему хотелось понять, что же тут происходит, его личные неурядицы стали отходить на второй план. Единственное, что он знал наверняка, это то, что им следовало скрыться с этого места, очевидно, что костюмы уже ищут, а вот так просто попасть в руки полиции ему никак не хотелось. Стать соучастником очевидного ограбления, нет, это уже слишком!
        Они немного выпили и по очереди что-то говорили, но Самсон их ещё не понимал, он рукой махнул на автомобиль, приглашая в салон:
        - В гости, господа, в гости!
        «Ряженые» парни нисколько не смутились. Самсон ещё раз оглядел их, отметил, что салон придется после этого чистить. Сапоги и диковинные штаны обоих странников были вымазаны в грязи, словно они шли несколько километров напролом через чащу, канализационные стоки и разные мусорные пустоши, что было очевидно.
        Самсон сам выбрал это пустынное место, чтобы пристрелять свое оружие, и рядом за версту пока никого не было.
        Задачу с грязной одеждой он решил просто, в багажнике было одеяло, он его и постелил в салоне. Оказалось, что они оба не вмещаются в салон!
        Тогда старший из них, тот, что назвался Гофруа де Монмираем, указал своему спутнику на багажник, и тот, что было странным, он беспрекословно ему подчинился.
        Самсон осмотрелся, вырвал из рук пассажира бутылку водки, чтобы тот не расплескал её содержимое, поправил мешок с тряпками и закрыл багажник. Пустые бутылки полетели в воду.
        Сам Гофруа сел посередине на заднее сиденье, он ещё покачнулся, крякнул от удовольствия. Видимо, что автомобили были для них не в новинку.
        Шапку пришлось снять, золотой наряд Самсон попросил накрыть шторой. Он ещё протянул графу влажную салфетку, чтобы тот вытер себе лицо. Всё это он проделывал, говоря по-русски, по-английски и на французском языке.
        Граф часто повторял за ним разные слова из разных языков. Он посмотрел в зеркало заднего вида, привел себя в порядок. Было заметно, что открытые участки кожи покрыты плотным загаром, это не крем и не грим.
        Голова этого человека была покрыта длинными волосами, которые слиплись от пота и сильно лоснились. Борода местами седая, короткая.
        Что - то притягательное было в образе этого графа. Онбыл властным и сильным, часто чмокал губами, как бы от удовольствия, порой от удивления.
        И был очень любопытен и ироничен. Алкоголь нисколько не сказался на нём, но общаться им стало легче.
        Самсон терялся в догадках, откуда он мог быть. Он сел за руль, поправил зеркало, вставил ключ зажигания. Когда они тронулись, парень сказал, что они едут на дачу. В его загородный дом.
        - В замок? - переспросил месье Гофруа.
        Почему-то парень его сразу понял: - В поместье, - ответил он на французском языке.
        По дороге ничего не случилось. Пассажир с интересом разглядывал все вокруг и от удивления мотал головой то вправо, то влево. Порой тыкал пальцем, громко смеялся, о чем - то спрашивал, короче, серьезно отвлекал водителя от езды. Казалось, что он радуется как ребенок, наивно и правдоподобно.
        Самсон смотрел по сторонам и ничего такого не видел. Там действительно ничего особенного не было, только неоновые огни рекламы, другой транспорт, различные придорожные строения.
        Дача родителей Самсона находилась за городом. Это был современный, хорошо спланированный коттедж со всеми удобствами, он стоял на отшибе. Родители Самсона сейчас находились за рубежом, домой, в городскую квартиру он не торопился, а привезти незнакомцев мог только сюда.
        Там их никто искать не будет, и никто не увидит, если только охранники поселка. Ближайшие соседи находились очень далеко. И его самого там никто искать не будет, а это было самое главное на данный момент.
        «Вряд ли Филин вообще знает, где находится дача!»

* * *
        Так и вышло. На въезде машину никто не видел. Ведь было уже поздно, и охранник из будки не спешил выйти. Они беспрепятственно проехали пункт, немного попетляли и оказались на территории участка.
        Граф по достоинству оценил увиденное строение. Его мимика и слова о многом говорили, но всего этого Самсон пока не понимал.
        Когда открыли багажник, то второй пассажир выскочил оттуда с криками и жалобными стонами, он был явно недоволен, очевидно, что отлежал ногу.
        Граф с улыбкой наградил его таким сильным похлопыванием по шее, что от удара тот поперхнулся, преданно улыбнулся, мол, не стоит беспокоиться, хозяин. И этим все закончилось.
        Самсон включил освещение, но не предлагал пройти в дом, зачем грязь нести в комнату? Они сели на крытой веранде, за огромный стол. Тут же стоял холодильник, откуда хозяин вытащил сыр и овощи. Быстро нарубил зелени на тарелку и выставил на стол.
        На территории была отличная баня с парилкой. Самсон быстро подсуетился, включил электрические тэны, бойлер, и через некоторое время можно было предложить гостям отмыться с дороги. Спутник графа внимательно смотрел за действиями парня, но его любопытство всегда граничило с настырной надоедливостью. Он буквально понимал, что многое теперь находится в руках этого человека и хотел узнать его получше.
        Хозяин принес несколько комплектов банных полотенец.
        Гости разделись, скинули золотые наряды и нательное бельё на пол. Тут грохот нелегкой кольчуги привел Самсона в трепет. Он невольно потянулся к одежде, чтобы рассмотреть замысловатые рисунки литья и чеканки, но в его шею уперлось острие сабли. Граф с улыбкой покачал головой. Ни о каких попытках овладеть золотом речи не могло идти. Гости зорко следили за хозяином, наверное, боялись, что он запрет их в парилке.
        Когда они разделись, то граф оказался невысоким человеком с хорошо развитой мускулатурой. Слуга, наоборот, был полноватым типом с дряблой кожей.
        То, как граф обращался со своим оружием, не питало иллюзий, что он мог бы его и применить. Самсон показал, как следует пользоваться душем, шампунем, зубными щетками, предложил попариться. Слуга тер графа так, словно желал снять с него кожу, но тот только кряхтел от удовольствия. Париться с березовыми вениками они не умели, но Самсон немного объяснил, как это делается, и почему это полезно.
        Всё это действо заняло несколько часов. Натянутое напряжение спало, когда они понеслись к пруду, который находился на задней части этого участка. Потом они долго сидели на скамейке в простынях, смотрели на ночное небо. Слуга все время что - то поглощал. И гостеприимному хозяину пришло в голову, что скоро все продукты на даче закончатся. Следовало ему позаботиться и об этом.
        Граф указывал на звезды и называл их, но Самсон только кивал головой. Тут сомнений не было, граф был очень образованным человеком.
        Потом хозяин выдал гостям носки, нижнее бельё и по одному чистому спортивному комплекту одежды. Это были старые спортивные костюмы, которые удалось найти в гардеробе отца. Олимпийские эмблемы 80-х годов. Один был красный, а другой синий. Теперь гости были похожи на стареющих спортсменов или на современных пенсионеров. Дачники.
        Самсон опять предложил выпить, открыл консервированные овощи в стеклянных банках, достал квашеную холодную капусту. Эти все домашние заготовки привели в бешеный восторг гостей. Казалось, что они были ненасытны.
        Прошли в дом, хозяин показал гостиную комнату. Там имелась одна кровать и небольшая кушетка для сиденья. Граф показал на старинный сундук, попросил его открыть. Оттуда сразу вытащили газеты, книги и какой - то хлам. Туда он скинул все их снаряжение, себе оставил длинный клинок, который держал под рукой. Ключ он кинул слуге, тот преданно повесил его на шею.
        Тут Самсону удалось посмотреть, что именно было в мешке у слуги. Это его сильно поразило. Какие-то спортивные кубки и старинная домашняя утварь. Такими вещами давно никто не пользовался, а надписи на призах указывали, что они были выданы за былые спортивные достижения.
        В большой комнате находился телевизор, который он включил, чтобы узнать новости. Передавали сводку последних городских происшествий. Оказывается, что был ограблен президентский музей, похищены ценные музейные экспонаты. Гости с интересом смотрели на экран, Самсон пытался переводить. Граф стал горячо доказывать, что невиновен, и говорил много и упорно.
        Самсон тайком написал на бумажке номер телефона, куда просили позвонить в связи с последними происшествиями. Он был в нерешительности. С одной стороны, ему нужны были деньги, с другой стороны - вот оно решение всех его проблем, достаточно сдать парней властям, и он получит достойное вознаграждение. Но он привез их к себе домой, и поступить с ними не «по-рыцарски», подло уже не мог. Ему стало крайне интересно, что будет дальше. И это «что» уже зависело только от него!
        Слуга сидел на полу, с интересом смотрел на старенький телевизор, в руках у него была большая пластиковая миска с попкорном, он ел его без остановки. Как работает микроволновая печь, он уже увидел, и стал её безгранично использовать. Но скоро третья пачка закончилась.
        Тогда Самсон решил, что ему нужен совет. И он позвонил своему компаньону Косте. Его жена когда - то с успехом закончила факультет местного Университета и могла помочь как переводчица. Было уже поздно, и они договорились встретиться завтра утром.
        Спать гости ушли в гостиную комнату. Слуга скрючился на маленькой кушетке, потом успешно упал и больше не тревожил никого. Граф лежал на удобном ложе, как полагается его статусу. Самсон долго сидел в интернете, потом лег спать в своей комнате.
        Граф Годфруа де Монмирай
        Последние три года жизни для графа Годфруа де Монмирай были успешными, он добился хорошего расположения здравствующего монарха. Благодаря своим некоторым знаниям, полученным в будущем, он сумел ему дать пару полезных советов. Например, следовало, наконец - то, заключить мирный договор с Англией и начать поиски неоткрытых на тот момент европейцами территорий, которых, как убедился граф, было очень много.
        Сам де Монмирай никуда в далекое плавание не собирался, но смог вложить некоторые свои деньги в поиски будущих французских колоний. А так как своих денег у него всегда было мало, он прибег к услугам богатых ростовщиков - евреев. Они всегда охотно давали любые деньги под залог земель или угодий.
        А граф на тот момент числился еще вдовцом, которому перешли от родственников жены некоторые земельные владения.
        В своем родовом замке он также провел некоторую «реконструктизацию».
        С помощью слуги и нескольких приглашенных мастеров, он провел в замок настоящий акведук для подачи чистой воды. Канал был надежно скрыт, а на случай длительной осады мог служить запасным выходом.
        Больше того, теперь по праздникам воду в замке грели в больших титанах. Тут успешно использовали болотный торф, добычей и продажей которого стали заниматься местные жители. Граф также поощрял поиски и добычу каменного угля. В своем графстве он заключал договора на открытие винокурен, ремесленных мастерских и других разных производств. Выдачей патентов занимался его верный слуга.
        На этом замыслы парочки не закончились. Граф выписал из Венеции, провинции Италии стеклянные пузыри для светильников, а из Лондона медную проволоку. Водяная мельница вырабатывала электричество! Впрочем, это было только начало: опыты с электричеством оказались не вполне удачными. Светильники же могли работать от газа, но большее количество - от животного жира.
        Графу сделали лифт для жилой башни, это была небольшая подъёмная клеть, работающая за счет разности противовесов, то есть перекладываемого рычагом груза. Принцип работы настоящего лифта граф объяснить мастерам так и не смог. Но приспособив ремни и вращающееся колесо, сделали пробные модели таких лифтов в других частях замка.
        Самым удачным проектом он считал разведку полезных ископаемых. Его специально обученные люди направились в разные части страны, где, по его мнению, следовало искать серебро и другие подземные богатства. Но так как основные все эти месторождения были давно найдены и разрабатывались, то довольствоваться приходилось теми, что были небольшими, а, самое главное, они оставались до этого момента никому неизвестными.
        Тут приходилось вести тонкую работу. Такие сведения должны были храниться в тайне, пока право на владение участками не будет приобретено.
        Вы спросите, а кто давал такие права? Конечно, король Франции, точнее, в тот момент его кабинет министров. Тут следовало иметь какой - то вес, маскировать свою заинтересованность другими интересами. Быть хорошим политиком.
        Многие земли входили в законные владения других старинных французских семей, чьи титулы и гербы уходили вглубь веков. И тут все решали околодворцовые интриги. Тут ему требовалась помощь. Вы спросите: чья?
        Это были те же самые ростовщики, что заняли графу денег для далеких путешествий. И они помогали графу в приобретении нужных участков. Но граф всех карт никогда не раскрывал, прятал настоящий интерес среди похожих тем.
        Например: наследники остро нуждались в золоте. Ничего странного, молодые дворяне представлены ко двору, но не могут позволить себе жить на широкую ногу, как это достойно их рода. Процентщики дают им небольшую ссуду, потом ссужают еще денег, затем снова могут дать некоторую сумму, а в какой - то момент клиент понимает, что расплатиться он не в силах, его долговые обязательства выкупает другой ростовщик.
        На этот раз на сцену выходит помощник графа. Он предлагает выход: продажа некоторых участков земли под строительство с полным правом владения на неопределенный срок или аренда на двадцать - тридцать лет. Все выглядит оченьубедительно, пока на самом участке не станут добывать слюду, каменный уголь, железную руду или даже серебро.
        Таких проектов у графа де Мормирая было всего несколько, остальные пришлось спрятать до поры до времени.
        Самый тревожный момент в этой истории настал, когда погиб его главный разведчик по поиску месторождений. Парня страшно пытали, но рассказал ли он что или нет, графу это было неизвестно.
        Граф де Монмирай срочно принял меры, зашифровал и спрятал все записи в надежном месте. Потом наступило затишье. Вестей от разведывательного флота не было, враги внутри страны затаились, остальных шпионов удалось удачно обмануть.
        Граф уже подумывал о новой женитьбе. Нужную партию следовало разыграть должным образом. Дело в том, что его дети от первого брака уже подросли, и требовалось ввести в замок женщину.
        На примете была одна молодая вдова, с которой у графа с некоторых пор сложились хорошие отношения. В те времена девушки слишком рано выходили замуж и часто переживали своих преклонных супругов. И это было не так страшно, потому что вдова имела несколько заманчивых замков в своём приданом.
        Именно в момент сватанья граф и его слуга исчезли из гостиной комнаты. Этот инцидент попытались скрыть, но деловые компаньоны решили воспользоваться сложившейся ситуацией и предъявили права на все владения и общие ведущие разработки.
        Им опять помог кабинет министров. Что касается короля, тот повел себя очень деликатно, никуда не вмешивался, надеялся, что его фаворит вновь объявится и принесет массу свежих идей.
        Политическая обстановка в стране была сложная. Португалия и Испанское Королевство строили свой флот, требовались огромные деньги на морские ответные акции.

* * *
        - Самсон, что ты за дурак? Почему молчал? Почему не сообщил? Такие дела вместе делаем, а тут так подставился, и кому? Этому Джельхану, сыну гиены и шакала, он же тебя съест, не подавится!
        Они сидели с Константином за столом, обедали, собирались отвезти костюмы в музей.
        Другого выхода не было, приедут, подбросят, чтобы никто не видел.
        Но ничего не получилось, если графа удалось уговорить вернуть костюмы, то реально это сделать не получилось.
        Сначала не удалось подогнать ближе машину, кругом было оцепление, а потом ими заинтересовалась группа людей, поэтому просто решили слинять.
        Вернулись, стали думать, что можно сделать.
        Подставиться - это лишнее, но анонимно не получается.
        - Продать, выручить деньги.
        - А что с графом делать, как его обратно вернуть?
        - Нужно найти колдуна!
        Перевели, так и есть.
        - Нужен колдун? Ну, что может быть проще, вот, открыл газету, читай объявление. Там их сегодня: иведьм целый шабаш, и колдуны самые передовые в мире, только выбирай.
        - Чушь все это, кто нынче в колдунов верит?
        - Не знаю, нужно что - то решать. Костюмы нужны, чтобы обратно их вернуть, они же в костюмы попали? Но как? Тут нужен совет специалиста.
        Самсон читает объявление:
        «Потомственный маг, все виды услуг, первый сеанс всего 200 тенге».
        - А потом сколько выложишь?
        Съездил в салон, чтобы проконсультироваться. Начал издалека, мол, возможно, что человек попал в другое место, как ему вернуться?
        Потомственный маг смотрел на посетителя и не мог понять, что, собственно, ему от него нужно. Видно, что парня сильно прижало, а он печется о ком-то.
        - Давай, по порядку, какие проблемы?
        Самсон прикинул, что ничего не теряет, имени своего не называл, адрес тоже не сообщил.
        - Два человека попали в будущее, но им тут не место.
        Потомственный маг хитро улыбнулся, прищурился.
        - Попали в будущее, говоришь, из прошлого?
        - Да.
        - Не ты, это точно?
        - Нет, другие люди, и нужно вернуть обратно, желательно живыми.
        - И ты в это веришь?
        Тут сам Самсон стал сомневаться, но граф был настоящий, и костюм настоящий.
        - Постой! Какой граф?
        - Вот, те на, проговорился!
        Потомственный маг сидел напротив и длинным пальцем ковырял в своем ухе, это выглядело отвратительно. За спиной, на стене висели сертификаты и дипломы. Толстый хитрый старик с перекошенным лицом.
        - Послушай, парень. У тебя куча проблем. Ты по острию лезвия ходишь, а голова всякой дурью забита. Выкладывай все, с самого начала.
        Выслушал, потускнел.
        - Могу амулет предложить, он притягивает деньги и удачу. Могу навести порчу на конкурентов, но у тебя таких денег нет. А самое главное, это плохо, вернется ко мне, тебе худо будет.
        Он задумался.
        - Могу узнать, был ли граф на самом деле, или ты его себе просто придумал. Принеси завтра фотографию графа.
        - Я тебе его сейчас приведу, если хочешь!
        - 200 тенге, - устало произнес маг, отвернул голову.
        - И 200 тенге - следующий сеанс!
        Самсон выскочил из салона и направился к машине.
        - Ну, что? Не поверил?
        - Неси, говорит, фотографию графа. Пошли втроем!
        Потомственный маг улыбнулся посетителям, но потускнел, когда увидел снова Самсона в своем салоне.
        - Это ты? А ты - граф? А я - царь всея Руси!
        - Вот, граф!
        Господин Морминтайстрого посмотрел на мага?
        - Этот каналья действительно маг?
        Повернулся к друзьям. Тут маг заговорил на чистом французском языке. Мол, он - не каналья, монсеньор может видеть, что его герб очень древний, а его последняя стажировка была в Париже.
        Господин граф осмотрел сертификаты.
        - Красивые бумажки, тот, кто их тебе рисует, получает золотом?
        Маг обиделся.
        - Я потомственный колдун, монсеньор! Мой предок сюда каналы приехал строить и остался тут.
        Довод про каналы был неубедителен. Друзья поспешили к выходу, но маг повис на руке у Самсона, шипел убедительно, что рад будет помочь, если господа еще раз изложат свою проблему.
        - Что он хочет?
        - Костя, этот сумасшедший нам верит, но так дела не делаются.
        Решили поговорить, чтобы никто не мешал, салон закрыли, а секретаршу отправили домой, чтобы не отвлекала.
        - Хорошо, в чем мой интерес? Проблема ясна, нужно покопаться в книгах и найти похожий случай, и приготовить рецепт. Еще следует попасть на место. Там посмотреть, как оно было. Нужно изучить костюмы, они как - то связаны. Потом, это все время, а оно у меня стоит дорого!
        - Этот случай может быть единственный в твоей практике, об этом подумай! Какая будет реклама!
        - Да, костюмы! Их ищут все. Службы безопасности города, это проблема.
        Тебя, Самсон, ищут местные бандиты, я не хотел говорить. Это проблема. А в остальном все в порядке. Господину графу тут нравится, найдите ему работу, потом приходите, я что-нибудь придумаю.
        - Работать? Он дворянин, он никогда не работал. Да что он умеет делать? На службе у короля состоять?
        - Неправда, он - хороший администратор, вел сам хозяйство. Потом у него хорошие навыки, пусть дает уроки фехтования, я не знаю, можно устроить рыцарский турнир. Пусть дает платные консультации. Костюмы нужно спрятать. Случайно кто - то увидит, украдет.
        Когда вернулись, то обнаружили, что на даче кто - то побывал. Костиной жены и слуги графа нигде не было. Отсутствовали также эти два проклятых музейных комплекта. Как в воду глядел колдун, костюмы украл Джельхан, когда нашел дачу Самсона.
        Отсутствие жены Кости Самсона совсем не обрадовало. Кому он не хотел принести лишних неприятностей, так это Наде, она ему всегда нравилась.
        Сам Костя только разозлился. Графу объяснять ничего не пришлось, для него ограбить чужой замок и увести женщину - это оказалось обычным делом. Слугу ему жалко не было, но вот о снаряжении он стал говорить очень много.
        Костя засел за телефон, ему нужно было обзвонить своих армейских товарищей, на которых он рассчитывал. Еще он решил познакомить своего нового друга с родственником, который тоже мог бы помочь. Так возникла фигура Новоселова, дяди Константина.
        Месье Депардье. Современный период
        У месье Жерара всегда было много разных коммерческих задумок и интересных дел. И не его вина, что на жизненном пути ему встречаются такие проходимцы, как Захар Погода. Последние дни съёмок происходили в предместьях старенького города на границы Франции. Там стояли красивые развалины древнего монастыря, которые так подошли для работы. Они - то и пригодились, чтобы снимать рыцарские поединки и сцены баталий.
        В массовке принимали участие жители городка, которым было с самого начала интересно наблюдать за съёмочной группой.
        Конечно, в современной студии можно было многое изобразить на компьютере, но работы на пленере, среди девственной природы и настоящих крепостных стен имели больший эффект достоверности, чем нарисованное художником.
        Но идиллия длилась недолго, следовало заканчивать съёмку и начинать монтировать ленту полностью. Конечно, этим всем займутся другие люди, но месье Депардье, как продюсер и актер второго плана в этом фильме, понимал, что все приключения подходят к концу. Очень скоро он сможет вернуться к другим замыслам.
        Например, сможет посетить свой небольшой ресторан в небольшом городке под названием Нешэне, который находится на юге Бельгии, почти у границы с Францией.
        Месье Клавье. Современный период
        Месье Кристиан Клавье после своего благополучного возвращения из Казахстана и последующих съёмок во Франции зарёкся участвовать в разных авантюрах. Хорошо, что та, временная хандра у него закончилась, и после короткой реабилитации он стал себя прекрасно чувствовать. Его история с костюмом «золотого человека» выглядела нереальной. Наверное, поэтому он сам перестал бы в неё верить и никому больше о своих приключениях не рассказывал, если бы она не имела продолжение.
        Итак, последний период съёмок, месье Кристиан уже значительно оправился и принял участие в работе. Но вот наступил момент, когда стали готовиться к отъезду во Францию. Многие знаменитые французы уже уехали, а режиссер картины и месье Клавье с месье Депардье были приглашены на небольшую вечеринку к одному влиятельному чиновнику республики Казахстан. Приглашал гостей лично знакомый им куратор президента республики.
        Вечером они встретились вместе. Это был небольшой банкетный зал в закрытом крыле здания какого - то министерства. Торжественная часть прошла быстро, богатый стол ломился от разных яств. Но там они почти не задержались.
        Гостей попросили пройти через зимний сад, где хозяин вечера хотел просто побеседовать с ними. Тут был свой переводчик, повторяю, из киногруппы было только три человека.
        Чиновник сам много рассказывал своим гостям о народных традициях своей большой страны. Он уже сделали им памятные подарки. Дорогие головные уборы и строгие халаты, расписанные вручную национальным орнаментом. Хозяин подчеркнул, что это все ручная работа, обычно такой халат изготавливает несколько месяцев целая бригада мастеров. И стоит он… Хозяин так и не озвучил стоимость. Но режиссер утвердительно кивнул, предполагая, что знает приблизительную стоимость таких нарядов.
        Хозяин повторил, что казахский халат имеет удивительное свойство - в нем не жарко летом и не холодно зимой! Говоря это, он широко улыбался.
        Вот они все и ходили, как важные люди, и благодаря кондиционеру им было не так жарко. В кабинете хозяина гости увидели небольшой помост со стеклянным колпаком. На витрине лежали какие - то исторические предметы. Вещи из национальной атрибутики казахского быта. Месье Клавье приблизился, и его словно молнией поразило. Его лицо вдруг побелело. Он воскликнул на французском языке и схватил друга за плечо, и стал сильно трясти. Призывая его подтвердить, что они видят то, что увидел он. Все озадаченно притихли. Поведение гостя было странным.
        Месье Клавье повторял лишь одно слово: «Котел!»
        Среди экспозиции лежало широкое расписное тёмное блюдо, напоминающее, скорей всего, небольшой поднос. Резные узоры имели своеобразные неповторимые орнаменты.
        - Это котел Мадия!
        Он вдруг всё вспомнил! Лицо этого сильного человека, его сильные руки, которые он держал перед собой. И самое главное - это блюдо. Золотое блюдо с удивительным орнаментом, оно было частью элементов его защитного костюма. И снималось из специальных зажимов. Помнится, что царь Мадий никогда не ел из других тарелок, он снимал свой котел, приказывал складывать на него кусочки, а уже потом брал руками и ел. Таким образом это исключало отравление его еды.
        - Они происходят от Таргитая, сына Папайоса (Зевса) и дочери реки Борисфена. И было у Таргитая три сына: Липоксай, Арпоксай и самый младший - Колаксай. А так как они происходили от бога, то он подарил им золотые подарки, которые просто упали с небес. Это были плуг, ярмо, секира и чаша.
        Лишь младший сын Таргитая Колаксай смог взять в руки эти вещи. Он был избран первым царем в роду Таргитая, остальные сыновья только сожгли себе руки и глаза о небесное золото.
        И остались от царя Колаксая потомки - паралаты, которых все ещё звали тогда сколотами, то есть царскими. Скифией (др. - греч. ???????, греч. ??????, лат. Scythia). Давно уже потеряны следы золотых предметов, разошлись они среди потомков Колаксая. Но мне известно, что царь Мадий носил золотую чашу на себе и ел только с неё, не боясь быть отравленным. Поэтому никогда он не болел и жил долго в мужской силе и доблести. Говорят, что один из царей приказал похоронить их в своей могиле, чтобы он смог вернуть их богам. С тех пор нет единства в этом народе.
        Месье Клавье опустошенно огляделся и произнес:
        - Вы можете спросить меня, откуда я это все знаю? Я просто знаю, и все. Вернее, мне это рассказал один знакомый жрец. И если соскоблить эту темную краску с этой чаши, то там вы увидите настоящее золотое блюдо. Так?
        Хозяин кабинета изумленно смотрел на иностранцев. А ведь это была его семейная реликвия, которую передавали из поколения в поколение, и только старший рода знал, что под слоем краски скрывается настоящее чудо. Он этой тайной делился на смертном одре, передавая одному из наследников. Прятать чашу стали очень давно, когда упало былое могущество знати и потребовалось просто выжить в смутные времена. Ему, наверное, не следовало доверять переводчику, но он подтвердил слова пожилого актера.
        - Да, это семейная реликвия. Точная копия той чаши, которая принадлежала одному великому военному начальнику из нашего рода. Мой предок принадлежал к великому роду из сорока семей Белой Орды. Так сказать, осталась единственная память!
        С гостями он, конечно, разберется, а вот переводчику, видимо, сегодня не повезет. Хозяин мимолетным движением руки кинул маленькую гранулу в бокал с шампанским, который принадлежал переводчику. Потянулся рукой к своему бокалу. А когда поднял его, то произнес тост за дорогих гостей.
        Месье Кристиан ещё долго смотрел на хозяина, в котором видел того могучего человека из своего страшного прошлого путешествия. Пить шампанское ему почему - то расхотелось. Он пожелал уехать из этой страны и забыть обо всем, что здесь с ним произошло. Но об этом он скажет своему другу вечером, когда они вернутся в номер.
        Все так и случилось. Съемки закончились, гости разъехались. Переводчик слег с большой температурой дома, и когда его хватились, то было уже поздно, он умер, так и не успев никому ничего сообщить.

* * *
        Фильм «Прищельцы -3» должен был выйти на экран, поэтому последовало несколько грандиозных мероприятий для его успешного продвижения.
        Кстати, его успели протолкнуть на несколько европейских кинофестивалей в качестве фантастический кинокомедии, и теперь актерскому составу нужно было их все посетить. Канны, Венеция, Санкт - Петербург.
        Самым последним пунктом в этом списке была Астана.
        Кстати, в Астане месье Кристиану обещали больше не напоминать о том злополучном инциденте, который произошел, но он туда так и не поехал.

* * *
        Вообще, когда то самое расследование завершилось, и казалось, что никто больше не пострадает, историю хотели замять. Задержанный Погода дал нужные показания, участники банды предстали перед судом Республики Казахстан. Им всем светили некоторые сроки. Исходя из того, что двое налетчиков были настоящими спортсменами, к тому же инвалидами, то международная федерация спорта хлопотала за них с особым рвением.

* * *
        Продать раритетные костюмы, которые считались национальным достоинством, идея была не новая. Оказывается, что на всём протяжении существования этих предметов с ними были связаны многие, порой темные истории. Их несколько раз пытались подменить, выкрасть, воспользовавшись тем, что Советский Союз раскололся, и вроде как кругом твердой власти долго не было.
        И только государственная идея о культурном наследии Казахстана смогла выстроить именно тот самый порядок, где эти предметы обрели свое настоящее место. Эмблемы, связанные с этими находками, стали легко узнаваемы, они стали не просто историческими символами, они стали государственной идеей. Президентский дворец объединил в себе все ипостаси, наняв целый ряд сотрудников, которые тщательно расписали историческую значимость Государства с предметами сакской культуры. Теперь никто в стране не сомневается в законной преемственности с этим древним кочевым народом. Надо отметить, что принятия такого широкого значения культуры древних скифов в советских школах не могло быть и не было.
        В России фильм восприняли довольно ровно, актерский состав сразу наградили почетными дипломами и ценными подарками. Из российских артистов в массовке сыграли Константин Х., Сергей С., Данила К., Юрий К., Ксения Р., Сергей Г. иМарина Н. Это были все хорошо известные люди, на участии которых в самом начале настоял сам месье Депардье. Так сказать, подтянул своих российских друзей.
        Да, конечно, были и перегибы, например, кощунственное отношение месье Клавье к предметам исторического значения! Но, поверьте, на это было решено закрыть глаза. Вердиктом послужили результаты анализов, которые указали на наркотическое воздействие на организм французского артиста. Да, ему подсунули сильный состав «насвая», потом «переборщили» сдругими лекарствами. Его самого так долго держали в закрытом помещении, часто просто под капельницей, в бессознательном положении. И сам костюм смогли снять только благодаря действиям казахских правоохранительных органов.
        Дело в том, что тут даже Кайрата с его погонами подвинули в сторону. О нём попросту забыли, когда на горизонте замаячили такие заслуженные люди Республики Казахстан, что просто диву даешься, когда представляешь очередного высокопоставленного чиновника среди простых оперативников и детективов, которые на самом деле всего добились своим интеллектуальным трудом и розыскными мероприятиями.

* * *
        Месье Кристиан стал крестным отцом маленькой девочки из Казахстана. Её было решено назвать Кристиной, очевидно, в честь знаменитого артиста. Мать ребенка, которая в родильном отделении одна прекрасно владела французским языком, стала отличной переводчицей. Именно тогда она и познакомилась с невольно парализованным месье Клавье, и у них даже возникли прекрасные, дружеские отношения. Месье Клавье позже пригласил молодых супругов посетить его загородный дом в предместьях Парижа, он был очень любезен.
        Глава вторая. Отрог Великанов
        Время: Канун войны 1941 года. Место: сумеречная пограничная зона, Советское Заполярье.
        Этот бой закончился неудачей для хозяев. Молодой ас по имени Тор победил всех великанов на своем пути. Когда он разбил последнему ётуну голову своим молотом, помолился и уже собирался уходить, то внезапно обнаружил ещё одну многочисленную их группу. Они спускались с пригорка, двигались по неровной местности с колючим кустарником, и что - то в их поведении насторожило молодого аса. Но это были враги, поэтому Тор приготовился. Две шеренги по семь исполинов двигались из леса к дороге, как бы прочёсывая местность. Они ничего пока не подозревали, никого не видели, а место, которое было залито тёмной кровью, оставалось некоторое время вне их обзора. Одета эта группа была легко, в тёмные кожаные плащи, подпоясанные широкими ремнями, с перекинутыми матерчатыми перевязями через плечо. Да, на ногах они ничего не носили, ни штанов, ни кильтов. Это было своеобразно, выглядело немного комично - голые, толстые ноги в высоких, кожаных или меховых сапогах, в обязательных грубо связанных гетрах. Когда - то и молодой Тор носил такую одежду, но очень давно, а частые выходы к людям привили ему другую, земную моду.
        Тор ещё сидел к ним спиной, как понял, что вот-вот они приблизятся.
        Как всегда, ему было легче действовать из засады, поэтому он немного выждал за большим серым камнем, а потом бросился в атаку. Первый ряд исполинов дрогнул, как только Тор стал крушить их своим молотом. Ему не нужно было даже приближаться к противнику, его молот, запущенный с незаурядной силой, сам находил слабое место врага и, обрушив на него всю свою тяжесть и мощь, спокойно возвращался в руку хозяина.
        Итак, первые пять ётунов свалились в кусты, остальные враги в ужасе попятились, а затем бросились обратно, и Тор стал продвигаться следом. Ему нужно было закончить бой полной своей победой, из группы осталось только девять исполинов. Они, тяжело дыша, пытались уйти в густую чащу леса. Но спасительный лес был ещё далеко, поэтому Тор стал прицеливаться.
        «Куда же вы, сволочи!»
        Такого трусливого, просто позорного поведения он никак не ожидал. Обычно великаны сразу ввязывались в драку, эти же почему - то решили отступить.
        Несколько часов до этого
        Быстрое возвращение родственника вызвало интерес у Утгарда Локи (Utgar?a Loki). Сам Локи владел целым замком, а родственник ютился на далекой окраине. Это был ближайший сосед Хюмира. Того самого ледяного великана, который однажды отдал свой чудесный котел асу Тору.
        С его слов стало понятно, что он поймал воров, которые забрались в его жилище во время его отсутствия. Дом родственника Локи находился на окраине, возле самой сумеречной границы, и случайные охотники часто попадали туда, некоторые по незнанию, другие специально, чтобы убедиться в подлинности слухов. Племянник не мог нарушить закон гостеприимства, но группа людей нарушила спокойствие, пересекла границы владения и уже смогла украсть часть его воинского обмундирования. Это его сначала особенно возмутило.
        Дело в том, что семья родственника покинула зимний дом на время, пока не закончится сбор лесных даров в Священной долине. Это было обязательное мероприятие для всех ётунов. Пока не поспеет нива, всем нужно было собирать ягоды, коренья, грибы и лекарственные травы. Помимо этого, многие просто косили траву, которая успевала подрасти на отведенных семьям полях.
        И лишь только появление молодого аса Тора со своим слугой заставило племянника вернуться домой за вооружением. Следовало поторопиться, но были и другие неотложные дела.
        Голос хозяина заполнил пустое пространство. Он любил рассуждать вслух и редко когда умолкал. Остальным приходилось слушать его, потому что вставить свое слово в поток его речеизлияния было совершенно невозможно. Он говорил о разных вещах, обычно возмущался чем-то, вот и сегодня его объектом для обсуждения был молодой ас. Сын угрюмо кивал своей головой в ответ, он уже был голоден, и ещё следовало разделать несколько кроличьих тушек, пока они не ушли в погоню за Тором.
        Дочь внесла поленницу сухих дров со двора, в её обязанности входило приготовить похлёбку. Она уже собиралась сходить за свежей водой для варева, как её окликнул отец. То, что он там обнаружил, вызвало его явное раздражение. Полтора десятка обыкновенных людей оказались в ловушке в этом доме. Дверь они открыть не смогли, потому что были «недомерками», по разумению великанов, и не обладали нужной грамотой. Охранные руны надежно стерегли вход. Но эти люди повели себя крайне непредсказуемо. Они вошли в здание через сточное отверстие, которое было предназначено для отвода грязной воды сразу из центральной комнаты. Обычно этим отверстием могла воспользоваться только кошка, но именно она закрыла его своим телом, когда непрошеные гости в очередной раз пробрались в дом-под-горой. Племянник всегда гордился тем, что его дед смог построить настоящий дом, совместив его с пещерой. Название «Дом - под - горой» было самым уместным.
        Обнаружив этих людей, племянник Локи повел себя как настоящий хозяин. Конечно, он сразу заметил, что капюшон на его боевой кольчуге отсутствует, что уже кто - то уронил его шлем, жег в очаге костёр, что полог в другую часть помещения был отодвинут в сторону и закреплён суровыми нитками. Больше того, хозяин проник в их самые тайные помыслы, он владел нужными знаниями, и цель пришедших из другого мира людей для него стала ясной.
        Люди были напуганы возвращением великанов, вели себя агрессивно, пытались сначала спрятаться, потом решили защищаться. Всё это выглядело смешно, ведь они были такими маленькими перед ётунами, что реши он их уничтожить, ничего бы не смогло остановить его, помешать это сделать.
        Вероятно, что сам факт их обнаружения произошел не сразу, поэтому хозяева повели себя не так враждебно. Они все уже занимались своими делами, а их было порядком четверо, как вдруг повернулись в сторону тёмной стены, осветили её. Виной этому был непонятный пронзительный звук, кошка застряла в проходе, и кто - то пытался её атаковать. Обычно, если какой - то дикий зверь заползал в дом, привлеченный запахами остатков пищи, и если крайней потребности не возникало, то его следовало выпустить наружу.
        Присмотрелись. Это оказались люди, странно, однообразно тепло одетые, почти все безволосые и безусые, за исключением нескольких. Вооружение у них было самое нелепое. Пришельцы не имели ни мечей, ни копий, ни надежных щитов. Некоторые держали наперевес просто длинные деревянные палки, обшитые элементами стали.
        Великан, увидав их, сначала громко рассмеялся, он до этой минуты не умолкал, а теперь просто не затыкался. Его понять было трудно, люди давно перестали общаться с ётунами, никто не учил их языка, некому было передать о них нужную информацию, но именно его речь успокоила пришедших. Она никак не изменилась, если сравнить её звук с момента появления хозяина дома. А ётун всё время думал, что их появление было не простой случайностью. Он гладил бороду, усевшись на скамейку, и внимательно следил за людьми.
        Но он не мог их ни выгнать, ни наказать за воровство, законы гостеприимства были выше всего этого. Поэтому он приказал младшей дочери развести огонь и накормить присутствующих. Те, правда, выглядели несколько странно, можно сказать, враждебно, но племянник Локи был настоящим магом, он смог убедить гостей, что ничего с ними плохого тут не случится. Несмотря на незнание языка ётунов, люди его поняли, тут вся тонкость в способности хозяина обращаться с людьми. Для них он когда - то был почти богом и мог нести им свою волю. Знаком он их всех пригласил к центру, туда, где лежало толстое бревно, единственное место, куда можно было посадить людей всех вместе. Они даже познакомились, хозяин прижал руку к сердцу и назвал себя. Людям этот жест был знаком, они охотно открылись, назвались и попали в тонкую паутину зависимости.
        Дочь, рыжая рослая девица, разожгла костёр, повесила медный котел, залила в него воду. Костер весело трещал, хозяин что - то рассказывал, внимательно рассматривая пришедших к нему людей. Он явно торопился, поэтому немного растянул для себя и всех присутствующих протекающее там время.
        «Это было очень необычно, целый отряд чужаков, и, самое главное - очень вовремя!»
        Девушка неуловимо быстро передвигалась и приготовила овощную болтушку. Это напоминало легкий белый суп с сырными клёцками.
        Каким образом кормить людей? Этого вопроса не возникало, на дне одного сундука обнаружилась вполне приемлемая посуда, которая была выполнена из серебра. И, что самое главное, её было достаточно, чтобы каждый получил свою пайку овощной болтушки.
        Как она ее готовила? Всё очень просто. Дочь сначала смешала обжаренную на сковороде муку с толчённым, почти тёртым козьим сыром и кусками вяленого мяса, которые опускала в кипяток небольшими порциями. Поэтому получились такие массивные образования в виде клёцок. Белый цвет супа вышел из - за большого количества муки, которая оседала с каждой порцией.
        В качестве овощей тут присутствовали цветная капуста, лук, алая морковь и мягкие корешки быстрогона. Вдогонку на вертеле приготовили жаркое из гигантских кроликов, их было сразу несколько штук, и этого было достаточно для людей, но сами великаны почему-то пока есть ничего не собирались.
        Вместе с едой гостям подавали тёмное вино, которое хранилось в зарытом в землю глиняном сосуде. Рыжая девица, одетая в подобие кожаного платья до колен, внимательно следила, поэтому посуда маленьких гостей не пустела. Очень скоро они страшно все захмелели. Тогда за гостями стал присматривать старший сын хозяина, он тоже был не прочь поболтать, и хмельные гости даже не заметили, что вместо старшего хозяина за ними наблюдает младший ётун.
        Сам хозяин поспешил в замок Утгард, к Локи, чтобы рассказать ему о странном появлении в его доме незваных воров. Самое главное, что он смог понять, им нужен был молот молодого бога Тора, оружие по имени Мьёллнир. Это было на руку всем ётунам. Каким - то образом они, люди, могли завладеть его магическим оружием, и тогда он останется безоружный, и это решит его участь в приграничном, сумрачном мире.
        Правда, страшный молот отдавать людям никто не собирался, но, к великой печали, владеть им никто из ётунов никогда не мог. В этом заключалась сила этого магического предмета, он признавал только руки своего хозяина и постоянно возвращался только к нему. Тут маги - ётуны могли даже помочь людям и обмануть как хозяина, так и его оружие. Но, опять же, людей следовало использовать вслепую. Племянник поделился своими соображениями с Локи из Утгарда, и тот решил ему помочь.
        Когда хмельных людей подняли с бревна, то они почему - то почувствовали себя ровней с хозяевами. То ли мир так изменился, то ли они выросли, это сразу никто не понял. Какое - то наваждение продолжалось, они казались себе сильными и уверенными воинами, одетыми, как это полагается у турсов (великанов), в сплошные кожаные одежды, но без штанов. Обутыми в невысокие сапоги с обязательными вязаными гетрами до колен. Волосы больше напоминали плохо прихваченные кожаными лентами толстые косы.
        Странно, единственный человек, который не изменился ни внешне, ни внутренне, это был молчаливый воин, которого звали Генрих Норд. Он был так же пьян, но магия по какой - то причине не смогла его изменить. Имя он свое не назвал, но член команды успел ляпнуть его кличку, а этого для домашней магии оказалось недостаточно. На него можно было ещё влиять, но отпускать со всеми ётун не решился.
        Открыли настежь двери, и все поспешили на воздух. Чудовищный порог теперь не был проблемой для людей, они его даже не заметили, когда перешагивали. Теперь они даже нагибались, выходя наружу. Такое изменение никого не удивило, что - то скрадывало внутри каждого человека его личную способность чётко анализировать происходящее. У людей незаметно исчезало реальное восприятие, они были как зашоренные лошади, видели только то, что им показывал хитрый турс. Такая способность вбивалась через слух, и люди покорно воспринимали любую информацию.
        Хозяин развел руками, высказал крайнее сожаление, что его гости уже уходят, вероятно, им следует спешить к далекому тракту, где они встретят молодого аса Тора. Тот, возможно, одолжит им свой молот, если они покажут ему эту наковальню. И он указал на небольшой металлический сплющенный от тяжелых ударов пятак, в котором с трудом можно было узнать наковальню. Люди его речь прекрасно понимали, они не задумывались, что могло послужить этому причиной. Они даже сдерживали браваду и смеялись на любую шутку хозяина по поводу наглого Тора, который возомнил себя героем, а пусть он попробует выйти один на один с настоящим бойцом, прошедшим специальную подготовку.
        Кстати, отсутствия одного человека из своей команды командир Альфред Ричер даже не заметил, он сам поддался чарам этой старой магии.
        Атака
        Внезапная атака молодого аса была ужасной. Казалось, что первая шеренга воинов - исполинов буквально столкнулась со стеной, пятеро из них уже лежали в своей крови. Это было поражение, хмель ещё не выветрился, но люди не могли понять и трезво оценить всего происходящего с ними.
        Первых бойцов убили непонятно чем, буквально расплющили им головы. Свист, с которым повсюду носился невидимый для глаз молот, был чудовищным. Именно это вселяла страх в души людей. Тем более что магия ётунов перестала действовать, и они не могли больше изображать из себя великанов, а самое главное, сами неумолимо изменились. Они бежали обратно, в лес, и никому не пришло в голову, что следует воспользоваться последним доводом, расплющенный стальной пятак был давно брошен на поляне. О нём забыли, потому что с каждой минутой крайне неудобно было его нести, а потом даже невозможно.
        Страж Ник
        У него вдруг сложилось обманчивое впечатление, словно всё это уже происходило в его жизни. Вино, которое подали гостям в доме, будто бы стало сводить всех с ума, но только не его. Он уже пил что - то подобное, и тогда это ничем хорошим для него не закончилось.
        Та легкость, с которой они проникли в первый раз в Отрог Великанов - ётунов, сразу вскружила голову командиру экспедиции Альфреду Ритчеру. Тем более что специалист - химик уже сделал небольшой анализ первой находки. Его переносная лаборатория всегда была под рукой. Через некоторое время он дал первые результаты анализа принесенных образцов. Это был новейший, никому не ведомый пока крепкий металл, который вермахт может использовать для брони не только своих танков, но и самолетов! И самое главное, он был где - то очень близко.
        «То, что было получено из куска кольчуги для образца, вполне хватит для выявления её формулы. Это можно отправить в Скандинавию следующим рейсом. Такого количества вполне хватит, в достатке! И если учесть, что подобный состав можно изготовить, то это будет прорыв в нашей металлургической отрасли».
        Чуть позже, когда к троице вернулась память, они сообщили много интересных вещей. Из рассказов очевидцев следовало, что в доме осталась ещё целая кольчуга. Это было несколько центнеров редкого металла. Его не нужно было даже добывать, кольчугу можно было бы переплавить и добавлять в имеющиеся сплавы, меняя структуру и свойства уже имеющихся металлов. Было решено, что несколько членов экспедиции вернутся в отрог и волоком вытянут кольчугу к пограничной зоне. В то же время со стороны границы их будет ждать тягач, который и вытянет добычу лебедкой.
        Никто не ожидал, что хозяева «Дома - под - горой» так быстро вернутся и обнаружат всех запертыми в доме. И самое главное, что никто не знал, что же будет дальше. Люди оказались как на ладони, их мысли старший ётун срисовал сразу, без труда. Он же и решил дальнейшую судьбу этих людей. Для начала он с каждым решил познакомиться:
        - Эй, кто это тут у нас? Меня все кличут Локи! А вас как?
        Это было не первое имя хозяина, оно только указывало, что он принадлежал к великому роду Локи из Утгарда. Для людей всё вышло иначе, они почему-то забыли свои псевдонимы и позывные. Прошли те времена, когда родители давали второе имя ребенку, чтобы защитить его от подобного чужого воздействия. Гостеприимный приём огромных людей сбил с толку и Ритчела, и всех остальных. Если сначала они были готовы защищаться до последнего, то именно этого тут не потребовалось. Великан просто плёл замысловатую паутину из своих слов, никто его не понимал до самого конца, но уже очень скоро людям казалось, что милее и порядочнее существа на свете нигде и никогда не сыщешь и не найдешь. Они были готовы отдать ему всё, даже снять последую рубашку с тела, возможно, даже умереть за него.
        «Использовать их в своих целях! Почему бы нет?»
        Итак, с Нордом у хозяина ничего не вышло, тот никак не изменился, и влиять на него времени у Локи не было. Он его попросту изолировал. Девица унесла на руках Норда в другую часть дома и бережно, как куклу, уложила его на шкуру. Там он пролежал некоторое время с открытыми глазами и не мог пока пошевелиться, его тело окаменело от полученного количества зелья.
        Единственное, что он успел сделать, это повернуться в сторону и обрубком своего языка подвинуть во рту протез. И это имело нужные последствия. Тут его вырвало, спазмы вытолкнули остатки неусвоенного вина из желудка, это выглядело отвратительно. Но именно такой акт спас ему жизнь.
        Дальше он приказал своему организму справиться с текущим состоянием отравления. Теперь он мог двигаться, где - то тут был сосуд с другим напитком, он видел его в прошлый раз, осталось только дотянуться. Всё это происходило в кромешной тьме, эту часть дома никто не думал освещать, лучи пробивались через тяжелый полог. Измученный отравлением Ник уполз в дальний угол.
        А между тем в помещении уже было тесно от такого количества выросших буквально на глазах людей. Они сами этого не заметили, для них всё произошедшее было само собой разумеющимся. Они чувствовали себя ётунами, больше не удивлялись своей диковинной одежде, разминали мышцы, примеряли в руках старинное оружие.
        Так Локи подготовил целый отряд мнимых великанов - турсов. Он дал им свое напутствие, больше того, подарил им ловушку для страшного молота аса Тора. Она была изготовлена тем же мастером гномом, который ковал сам молот. Кузнецу нужна была надежная ловушка для этого оружия, пока он не подарил молот новому хозяину. Передача этого необычного предмета происходила очень давно, и все просто забыли, что эта наковальня осталась «неоприходованной». Чуть позже ётуны выманили пятак у этого кузнеца, обменяв его в числе других полезных вещей на несколько огромных быков. Обмен произошел уже в тот период, когда Тор стал опасен для Локи - Утгарда.
        Молоту Тора было достаточно дать имя, как он стал подчиняться своему постоянному хозяину, и это имя было Мьёллнир. Стоило Тору произнести это имя, и запущенный молот возвращался в его руку. Всё очень просто, молодой ас даже забыл, что в первые минуты своего знакомства с этим оружием он долго не мог с ним справиться, даже получил пару переломов рёбер.
        Теперь люди получили эту наковальню. Исходя из рун защитного ритуала, ётуны не могли брать в руки священное оружие, но никто не запрещал это сначала сделать простым людям. И все же надежда Локи на ловушку не оправдалась.

* * *
        Штольц также был в числе отряда мнимых турсов, которые возомнили себя ётунами. Его сознание было затуманено тягучим напитком, эффект от которого буквально засверлился где - то в затылке. Вечерело, когда они пустились на охоту. Двигались они совершенно бесшумно, и вот уже должен был показаться старый тракт, как всё это случилось.
        Он из числа первых услышал свист и обернулся, поэтому получил скользящий, не сокрушительный удар в грудь, который отбросил его в кусты. Именно ранение привело его мысли в порядок. Он понял всю бесполезность сопротивления, люди были лишь мишенями в этот день. За спиной ломались кусты, это испуганные люди бежали обратно, пытаясь спастись из страшной засады.
        Они ещё казались себе большими и сильными, но как только тела их касались земли, волшебство медленно отпускало их, уносясь светлой дымкой вверх. Штольц вдруг увидел наковальню, это был их единственный шанс. Она лежала в крепких объятиях молодого безусого немца, который шёл когда - то рядом со Штольцем. Следовало встать и окликнуть аса, а потом закрыться от его нового удара этим предметом или выкинуть его в сторону. Так объяснял хозяин дома.
        Штольц потянулся к ней, вырвал её из рук мертвого человека. Рывок, ему удалось сесть, нужно было вставать, но он только зарычал от боли. Его тело не было защищено ни кольчугой, ни щитом, лишь какая - то случайность спасла от верной гибели. Тогда он закричал, призывая внимание Альфреда к себе. Сообщил, что они должны приготовиться к атаке.
        И тот его услышал. Один приказ, и они все остановились. Четкая команда на подсознательном уровне сломила неприступную защиту, людей медленно отпускало. Больше они не были испуганными ётунами, злость и чувство мести за смерть товарищей, вот что можно было прочесть у них в глазах.
        Тор стоял на открытой поляне. Он тоже услышал стоны и голос за своей спиной. И самое главное, в пылу азарта он не осознал, что наречие, на котором тот говорил, не может принадлежать ётунам.
        Да! Его вызвали на бой! Утратив концентрацию, он повернулся обратно. Где-то в кустах стояла огромная фигура раненого турса. Его было плохо видно, и очевидно, что не стоило даже тратить на него время, но не гоже оставлять врага за спиной.
        Сначала Тор хотел вернуться и опрокинуть его на спину, чтобы потом проткнуть своим мечом и посмотреть, как он умрёт, но бежавшие в лес другие великаны почему - то остановились и перегруппировались. Их всех было плохо видно из - за наступающей темноты и ползущего по земле тумана. Но Тор приблизительно догадывался, что там сейчас происходит. Они готовились к атаке.
        Он выкинул вперед свою руку, отпустил рукоятку молота в свой привычный полёт, дождался некоторого времени и произнёс нужное имя. Теперь нужно было расправиться с остальными.
        - Мьёллнир!
        Но ничего не произошло! Молот просто не вернулся в руку, как это было обычно. Тор с недоумением оглянулся. От раненого ётуна упало другое тело, которым он прикрывался.
        «Но это бы не спасло смельчака, куда же девался мой молот?»
        Молодой ас Тор опять произнёс имя своего верного помощника, и тут на него навалились сзади. Странно, ётуны не были такими огромными, как казались. Вблизи Тор увидел обыкновенного человека, который ловко сбил его с ног и с невероятной силой заломил за спину ему руку.
        Ещё не понимая, что же собственно произошло, со словами, мол, не на того напали, Тор вывернулся, совершил подсечку противнику и стремительно стал вставать.
        Два других человека вполне слажено, нанося прямые удары в шею и голову, опрокинули его обратно. Они грамотно били его как руками, так и ногами. Тор вновь попытался встать и раскидал всех по поляне. Но чем больше он сопротивлялся, тем больше на него давили. В какой - то момент молодой бог пропустил сильный удар в голову, потерял сознание и рухнул на землю. Не могу сказать, что люди поступили с ним справедливо, но когда он очнулся, то руки у него были связаны за спиной, на голове торчала грязная мешковина. Во рту у него был кляп, и самое непонятное для него было то, что он услышал чистую немецкую речь.
        Что случилось с его молотом? Куда девался его слуга с телегой, запряженной злыми козлами? Кто вообще эти все люди, и откуда они взялись в приграничной зоне Утгарда?
        Столько вопросов возникло в голове Тора, но ответов он так и не узнал. Почувствовал слабую колющуюся боль в шеё, и глаза его медленно закатились.
        Казалось, что экспедиция достигла своей цели. Быстро были изготовлены носилки из длинных выструганных ветвей и двух походных плащей. Туда уложили усыпленного Тора. Люди не верили своим глазам, перед ними лежал легендарный бог Тор, ас, про которого им всем ещё в детстве рассказывали любимые сказки из старинных германских песен Эдды.
        Такого не могло быть, но это всё было вполне реально. Они все находятся в стране, которой нет ни на одной карте мира. Это не Советское Заполярье, где дует холодный ветер, и уже идёт снег. Тут предположительно ещё лето или начало осени. Тепло, вольготно, и скоро наступит время сбора урожая.
        Гостеприимные великаны живут в своем, спрятанном от внимания других измерении. Тут даже время двигается иначе, Альфред помнил, как наручные часы бесконечно тупо, долго показывали одно и то же время, когда семья Локи из «Дома - под - горой» кормила их похлёбкой и поила всех вином. Он буквально одурманил всех своими речами. В итоге они потеряли четырех бойцов, несколько были легко ранены. А что везунчик Штольц? Он вообще вряд ли выживет, так ему отбило все внутренности, и теперь он стал плеваться кровью. Генрих остался в доме, но никто за ним идти не собирался, он словно уже умер для остальных, все прекрасно понимали, что опять лезть в «Дом - под - Горой» будет равносильно самоубийству. Справиться с ётуном они бы не смогли. Тот обладал колоссальным влиянием на людей. Это они уже и так испробовали на себе.
        Тогда командир приказал собираться. Люди собрали мертвых вместе. Солдат, выполняющий обязанности армейского капеллана, помолился за них.
        - Следует уходить отсюда, мало ли что могут выкинуть ётуны. Мы должны вернуться к выходу до наступления полной темноты.
        Генрих Норд
        Генрих прислушался, казалось, что в доме всё затихло. Он пощупал голову, провел ладонью по бороде, поправил во рту протез. Потом собрался с силами и встал. Тут было темно, он чуть не наступил в грязную лужу, которую сам тут и оставил. Его качало так, словно он попал на утлом баркасе в неспокойное море. Он был по-прежнему одет, обут. Где - то в другой комнате лежал его вещевой мешок со снаряжением и оружием. Он заглянул туда, так и есть, все куда - то вышли, лишь старуха, молча, сидела у очага и жевала пустым, беззубым ртом смоченную в молоке лепешку. Старуха была четвёртым ётуном, она тоже жила в этом доме.
        Молоко было в блюдце, которое стояло перед ней, но старуха была слепая, это Генрих уже знал точно, успел разглядеть раньше. Он подкрался и наклонил голову над молоком, искать другую посуду было некогда, желудок уже отторг всё, что дали ётуны, и лишь молоко могло помочь справиться с общим отравлением. Стал жадно пить. Это было сцеженное, хорошее молоко, оно должно помочь.
        Старуха явно его услышала, но ничего не поняла, стал шарить руками возле себя, но Норд успел ускользнуть от её скрюченных пальцев. Возможно, она искала свою кошку, этого Генрих точно знать не мог. Он поспешил найти свой мешок, карабин, прихватил острый тесак, который кто - то оставил из бойцов. Пора было уходить. Очевидно в лесу что - то случилось, но никто не спешил вернуться в дом. Согнувшись, почти на коленях, Норд пролез в лаз и упёрся в крепкую металлическую решетку!
        «Вот, это новость! Когда они успели?»
        Следовало вернуться обратно и найти другой выход. Тяжело дыша, Норд вылез назад. Старуха стояла посреди комнаты, она что - то чувствовала, но понять до конца не могла. Или ей ничего не объяснили, или она забыла, кто такие люди. Генрих подкрался к кошке и сделал ей больно. Та от неожиданности и боли заверещала и бросилась в сторону. На лету она перевернулась и попыталась достать лапой маленького человека, но Норд ждал этого, отбил удар тесаком. Потом спугнул её прикладом. Кошку это явно не обрадовало, она требовательно замяукала и спряталась за старую хозяйку. Та озабоченно поворачивала голову и стала тихо успокаивать животное. У них была какая - то связь друг с другом. Старуха точно знала, где искать свою любимицу, а Норда она по-прежнему не замечала.
        Генрих осторожно обошёл ётуна и вновь спугнул животное. Кошка зализывала рану, она уже не пыталась атаковать чужака, ринулась к двери. И её движение не осталось незамеченным, старуха пошла открывать дверь. Несмотря на недоумение, старая хозяйка спокойно выпустила животное, толкнув дверь ногой и тут же закрыв, вернулась на своё место. Генриху этого было достаточно, чтобы тихо выйти.
        Но на площадке перед домом его ждал новый сюрприз. Домашние гуси! Это были такие гигантские нелепые существа, намного выше человеческого роста. Такого светлого оперения птицы, кошка рядом с ними выглядела незначительным пустяком. Их было трое, вероятно, что вышли откуда - то из заперти, погулять. Обходя свою территорию, они наткнулись сначала на кошку и втроём задали ей конкретную трёпку. Длинные шеи позволяли ловко уворачиваться от лап животного и наносить ей чувствительные щипки. Кусочки тёмной шерсти в клювах - как трофеи, были знаками их победы. Кошка шипела, уклонялась, атаковала, а потом стремительно бросилась прочь. На это птицы победно громко затарахтели и немного неуклюже пробежались следом.
        Генрих понял, что тут так просто не уйти. Стрелять не рекомендуется, его могли услышать остальные ётуны. Тогда он снял свой шейный платок и приготовился. Следовало подыскать себе какое - то убежище. Так, до спасительного угла за домом было всего несколько метров. Мимолетное движение, и они его увидят. Новый объект для атаки, и они просто разорвут его на части. Он поднял с земли плоский голыш, вложил в платок, прицелился и метнул его в сторону.
        Гуси неохотно повернулись в сторону движения, увидели вздрогнувший куст и кинулись туда. Лишь одна птица из любопытства оглянулась на первичный источник движения. То, что она увидела, очевидно потрясло её!
        Она попыталась что - то выкрикнуть, позвать остальных, чтобы убедиться, что это точно ей не кажется. Но получила другим камнем прямо в глаз. Голова её сильно мотнулась от такого удара. Удивление сменилось потерей ориентации в пространстве. Птицу буквально повело. Крен, и тело свалилось в дорожную пыль, подняв грязное облако.
        Потом они, конечно, будут искать Генриха, но пока он смог скрыться. Впереди маячили спасительные кусты, дальше росли корявые деревья. Он должен подняться повыше, чтобы определить, куда делись остальные. Гора была неприступной, лезть на неё не было ни времени, ни сил.
        Следовало как - то обойти это место, чтобы выбраться на знакомую тропу, и Норд, согнувшись, пустился бежать. В кустах он остановился, его желудок требовательно свело спазмами. Пришлось ненадолго присесть.
        Потом он долго плутал, наконец - то добрался до места сбора. Но на выходе никого не было, не было и свежих следов. Следовало найти остальных, если он выйдет один, то не узнает, чем всё тут закончилось. Он стал искать свою группу.
        Уже темнело, когда он нашёл остальных. Неожиданно наткнулся на поляну возле старой дороги. Этот ориентир он вспомнил со слов хозяина, там должен был быть Тор. Генрих почему - то смутно помнил речь ётуна, она отпечаталась в его мозгу как замысловатый рисунок сквозь туман. И что он сразу увидел?
        Локи и его сын заламывали на земле кому - то руки. Они еле справлялись с этим, и казалось, что ничего постороннего не замечали. Люди все валялись рядом, не было ясно, что же с ними произошло. Они словно слепые разводили руками, щупали пальцами лица друг друга, пытались кричать, но сил у них уже не было.
        «Опять наваждение! Или их отравили газом. Но откуда у них может быть отравляющий газ?»
        Генрих строил догадки. Что - то следовало сделать. На этот раз ётуны показали, что они из себя представляют. Люди сделали за них грязную работу, они добились своего. И теперь молодой ас Тор находился в их руках. Собственно говоря, все они были в плену, кто в мареве магии, а молодой ас вот-вот потеряет свободу. Было ли ему жалко Тора? Этого Генрих не знал. Тор ничего плохого не сделал Норду, великаны представляли для всех большую опасность, они были дома и могли натворить всё, всё что угодно.
        Норд не имел в руках никакого серьёзного оружия, да и чем он может противостоять огромным исполинам? Нужна была какая - то убойная сила, а имелся лишь карабин, выстрел из которого даже не в силах остановить огромного великана. Как ещё можно серьёзно ранить такую тушу? Он решил стрелять по глазам или в лицо. Так он мог добиться некоторого успеха.
        И тут он увидел Мьёллнир! Тот одиноко валялся на земле, прилепленный к металлическому пятаку, казалось, насмерть. Норд схватил рукоять этого боевого оружия и спокойно вырвал его из захвата. Это было невероятно! Казалось, тяжелый непокорный молот спокойно лежал в руках чужака!
        Норд попробовал его на вес. Он вполне мог сам метнуть такой молот, он уже чувствовал в себе достаточно силы для такого приёма. Но будет ли молот слушать его дальше? Времени на раздумье не было, он размахнулся и запустил орудие в голову старшему Локи. Свист на какой - то момент отвлек внимание Хозяина «Дома - под - Горой», он в недоумении повернул свою голову, и страшный удар поверг его оземь. Младший Локи тоже услышал свист и замешкался.
        «Мьёллнир!» - мысленно приказал Норд, но молот его даже не услышал. Это обрадовало младшего ётуна, и он ослабил хватку, чем сразу воспользовался молодой Тор. Он отработал подсечку своей ногой, а когда младший Локи рухнул, то обрушился на него со всей злобой и силой. Парень не зря отличался своими мускулами и кулаками, от его ударов лицо великана быстро покоробилось и заплыло кровью.
        - Мьёллнир!
        На этот раз оружие нервно вздрогнуло и скользнуло в руку настоящего хозяина. Тор выпрямился, обернулся и посмотрел на человека, который его оружием уже убил Хозяина «Дома - под - горой».
        - Кто ты такой? Кто вообще все вы такие?
        Говорил он без акцента, голос его был хриплый, надорванный, но эти немецкие слова Генрих понял сразу. То, что Тор говорит на немецком языке - это было неудивительно, но тут, в этой долине было совсем другое наречие, не похожее на смешанный, современный язык. Так, например, говорили ётуны, а смысл ими сказанного как - то прорывался самостоятельно через пелену замысловатой речи.
        «Охотники! Охотились! Заблудились тут!» - так хотел сказать Генрих, но не смог, просто подумал. А бог Тор, видимо, его понял.
        - На меня охотились? О, могущественный Один! Вот наглость-то!
        Он устало огляделся, развёл руками. Поправил взлохмаченные длинные волосы, отряхнул бороду. Сел на колени, стал вроде как молиться. Наступала темнота. Норд озабоченно огляделся. Они были в чужой стране, следовало что - то делать, возможно, куда - то спрятаться на ночь.
        Люди были по - прежнему в плачевном состоянии. Их осталось только шестеро, остальные погибли. Норд занялся ближайшим из них, а сам подвинул ногой к себе металлический пятак, мало ли что, а вдруг Тор передумает. Сначала он промыл водой из своей фляги несчастному глаза, наложил с бинтом марлевую повязку. Выжженные роговицы глаз пугали своей белизной. Человек хрипел от боли. Нужен был морфий, чтобы снять её. Где - то должна быть аптечка, Норд стал искать её.
        «Нет! Возможно, она осталась в «Доме - под - Горой», среди остального снаряжения».
        Когда Норд собрал остальных всех вместе и оказал им первую медицинскую помощь, то обратил внимание на молодого аса Тора.
        Тот уже вовсю двигался по поляне и развёл костёр. Этого света было достаточно, чтобы Генрих смог обыскать мёртвых. Среди остальных он нашёл трупы Отто и доктора. Вот именно у них и оказалась аптечка. Генрих достал шприц, ампулы. Наполнил цилиндр жидкостью и ввёл раствор первому пострадавшему. Тор давно повернулся к нему лицом и с любопытством наблюдал за его действиями.
        Генрих был рад, что ему не мешают, но близость такого спутника его угнетала. Он не доверял молодому асу, а тот был настроен враждебно против всех людей на этой поляне. Тор снял с пояса флягу и пригубил немного вина.
        - Тебя как зовут?
        «Ник, то есть Генрих!» - подумал Норд. Тор покачал головой, он понял его. И это было не самое удивительное.
        - Ник, то есть Генрих, а как это получилось, что мой молот тебя слушается?
        «Мьёллнир!? Не знаю. Наверное это потому, что я не такой, как все. Я чокнутый и теперь разговариваю с богом!»
        Ответ Тору понравился. Он улыбнулся, а потом предложил свою флягу Норду. Но тот отказался, показал на живот, мол, ётуны опоили всех своим зельем, не могу. Тор скривился, он знал подобные штучки, люди казались ему великанами, и он отправил многих из них на тот свет. Ас не скрывал этого, спиртное развязало ему язык, хотелось выговориться.
        Он ещё раз посмотрел на Норда и не мог понять, что в этом человеке ему кажется знакомым, словно он видел уже его, и видел не один раз.
        Потом он стал снова молиться, призывая своего отца Одина забрать души этих умерших, чтобы они дождались грядущей битвы. Забрал их в Вальхаллу.
        - в зал павших воинов, иначе они перейдут на сторону врагов. А этого допустить никак невозможно, ибо врагов всегда было много.
        Что - то произошло, очевидно, что бог Один услышал слова своего сына и нашёл его даже в этой хорошо спрятанной стране. Души людей и ётунов спокойно ушли из тел, так же умер один из ослепших, которому не хватило лекарства.
        Когда этот процесс закончился, Тор достал из заплечного мешка кусок вяленого мяса и лепешки и протянул Генриху, он уже привык к нему и не так грозно и хмуро смотрел в его сторону. Правда, по отношению к остальным людям он был категоричен, они тут не выживут. Тора интересовало, как они попали сюда. Этот путь Генрих представил, и когда Тор всё понял, он усмехнулся.
        - Нашли свитки с рунами. Понятно, я так и знал, что там были не все. Но я пришёл другой дорогой. Там, далеко, есть ещё один путь. У меня есть козлы, которые тут уже были, они - то привели меня в тот край. Правда, я сегодня уже потерял и козлов, и своего приятеля. Целый день отбивался от целой армии ётунов, потом отряд людей, затем опять ётуны.
        Он стал перечислять, сколько убил, и это выходило несколько преувеличенно. Понимая, что он врёт, Генрих только покачал головой.
        - Ты мне не веришь? - взвился он.
        Но тут в темноте, далеко, появилась огромная тень. И Тор зло выругался и приготовился к схватке. Через какой - то период послышался голос. Тора окликнули, он ответил и успокоился.
        - Это мой приятель. Его зовут Тельяви. Он, наконец - то, сам нашелся и тащит нам трофей.
        В круг освещения костром прошёл Тельяви, он вёл за руку огромную рыжую девицу, в которой Генрих узнал дочь Хозяина «Дома - под - Горой». Он попытался что - то сообщить, но Тор махнул только рукой, мол, всё в норме.
        Тельяви стал распаковывать свою сумку, чтобы выложить продукты, а сам, не умолкая, рассказал о своих приключениях. Очевидно, что он выставил себя настоящим героем, потому что Тор всё время только устало улыбался. Новость, что тут был сам Утгард - Локи, несколько позабавила героя.
        Генрих мысленно спросил про убитого хозяина, он его считал Локи.
        - Нет, это хозяин «Дома - под - горой», он только вассал Локи-из-Утгарда.
        Рыжая девица уже пережила шок позорного пленения, теперь занималась оплакиванием своего отца. Она была огромной среди остальных, но горе несколько надломило её, и, прощаясь с родственниками, она попыталась привести их тела в порядок. По обычаю следовало сжечь тела, отправив их в дальний путь на лодке. Но в этом крае рек и морей было мало, они все находились далеко, поэтому было решено просто закопать их в земле. Для всех пришлось копать братскую могилу. Этим она и Тельяви стали заниматься, Генрих опять вернулся к раненным бойцам. Дочь многое прояснила.
        Оказывается, что Локи носил с собой специальную флягу, которую случайно разбил, когда напал на людей. Содержимое фляги ослепило людей, но не причинило вреда ётунам. Отец обманул людей. Он хотел пленить Тора, как обещал своему господину, и поплатился. Люди сами убили его. Она знала, что Тор победил брата, а Отец погиб от рук этого странного человека.
        - Я же говорила отцу, что с ним что - то не так. Он не поддавался нашей магии. Сбежал из «Дома-под - Горой». Он особенный и очень похож на бога Тора.
        Тут Тора словно током стукнуло, он действительно видел этого человека в зеркале, и если учесть, что лицо Генриха обезображено операциями, то они были очень схожими. Генрих отдаленно напоминал самого Тора. Тут даже Тельяви отметил такое сходство, весело засвистел.
        Когда обряд похорон завершился, рыжая великанша стала петь унылую песню. Тельяви стоял рядом и подпевал ей. Тор молчал, а потом пояснил, что это песня Эдда о Великой Охоте, раньше ётуны и асы часто вместе охотились, но ётуны, они не такие, они - тёмная сила, и в скором будущем будут очень сильными врагами.
        - Утром мы все уйдём отсюда. Хозяйка «Дома-под - Горой» останется тут, а слепых я могу забрать с собой. Пусть моя жена, злотовласая Сиф, поможет исцелить их или снимет боль. Я пока сам позабочусь о них.
        Они стали укладывать раненых людей.
        - Прощай! Тебя с собой не зову, наше сходство вызовет ненужный ажиотаж в моей семье. Очевидно, что мы всё - таки родственники. Мьёллнир раньше никогда не ошибался, а тут сразу два раза. Наковальню я забрать никак не могу, и оставить тут - будет большой ошибкой. Я прошу, чтобы ты вынес её в свой мир и надежно спрятал от всех. За это я выведу тебя в то же самое время. Надо отметить, что эта ночь будет роковой для многих. Нам следует встретиться в твоем мире, это будет не так сложно, потому что я тебя сам найду.
        Под утро они расстались, их пути разошлись. Рыжая Хозяйка побрела в сторону горы. Телега, запряженная козлами, поместила всех слепцов, медленно тронулась. Тельяви и Тор пока стояли рядом. Издалека, в утреннем тумане они казались выше ростом.
        Генрих ещё раз оглянулся, ему следовало торопиться, для него ночь продолжалась. Он видел ночной костёр за спиной, потом много других событий, которые почему - то неслись в обратном порядке, но перевёрнутое восприятие он не замечал. Его словно толкали в обратном порядке времени, чтобы он смог вернуться засветло, пока ворота будут открыты.
        Так он прошел один раз мимо самого себя, но тот Генрих даже не заметил его присутствия. Потом он двигался ещё и должен был благополучно вернуться к исходу дня. В какой-то момент наступила стужа, а потом ледяной шквал неожиданно обрушился на него и похоронил в глубоком снежном плену. Это был последний привет от Локи из Утгарда, который не мог отпустить такого важного свидетеля из сумрачной зоны.
        Глава третья. Пригорцы, их очередной исход
        Шло время недельного траура. Благополучное завершение истории с исчезновением тела принцессы Кемель из кургана усыпальницы было, как вы понимаете, скрыто от широкой общественности. Местным жрецам удалось опровергнуть все наветы и слухи, сохранив в строгой тайне это происшествие.
        Быстро прошла церемония короткого прощания с любимицей. Тех, посвященных, было немного, в Долину Скорби они попадали с закрытыми глазами. Порой их просто приносили туда вечером в темных палантинах, чтобы никто ничего не смог увидеть.
        Потом вход тщательно замуровали, а курган было решено досыпать в скором будущем. Великий вождь Мадий сообщил, что хочет побыть в одиночестве, он отбыл в летнюю резиденцию. Все дела передал своему временному помощнику. Его молодая спутница уехала туда еще раньше.
        Весть о том, что несколько сот человек покинули по какой - то причине становище, дошла до него очень поздно. Но в силу необъяснимых причин никаких решительных мер принято не было. Помощник имел какие - то устные распоряжения и строго следовал им.
        Сань Го, который находился в караване парфийцев, уже вербовал сторонников среди знатных вельмож и разбогатевших военных помощников, чтобы вернуть пригорцев, которых он уже считал своей законной добычей.
        Втайне от вождя Мадия он выехал вслед за пригорцами в составе большого конного отряда.
        Долина Скорби
        Жрец Талана вышел из общего комплекса в сопровождении двух кряжистых охранников, которые очень торопились. Одеты эти воины были в стандартную одежду всадников, вооружены длинными копьями, которыми отталкивали встречных служащих и других воинов, и ничем не вызвали подозрения. На голову пленника был накинут простой мешок, по его одежде никто не мог заподозрить, что тот совершает побег. Переоделся он давно, когда выбрался из тюремной ямы в темный коридор.
        Троицу так никто ни о чем не спросил, они беспрепятственно вышли за охраняемую территорию и направились по тропинке, ведущей к кочевью. За пригорком их ждала одна лошадь, спрятанная там очень давно. Человек, который её караулил, мирно спал. Это был немой раб, родом откуда - то с севера. С этим жрецом у него был уговор, который он и выполнил.
        Талана кинул возле него медную монету и увёл лошадь. Куда делись его охранники? Этого бы никто не понял, если бы по пути он не подобрал их обувь, одежду и оружие. Парни буквально испарились, на поясе у жреца прибавилось два звена из зубов в виде черепа. Объемный куль ему пришлось запихать в седельный мешок, а копья и мечи тут оставлять смысла не было. Всё это он тщательно упаковал. Он был голоден, потому что в Долине Скорби есть отказался. Местные жрецы добавляли в пищу и воду сок отравляющих растений, поэтому через некоторый период времени каждый посторонний посетитель должен был умереть в муках. Талана избежал этой участи, но оказалось, что отказываясь от еды в течение четырех дней, он потерял много сил. Его буквально шатало в разные стороны.
        Теперь, найдя в мешке подсохшую лепешку с тмином и тёртой зеленью, он стал ломать её, чтобы немного насытиться. Там же он нашёл мацун в мешочке. Такую густую простоквашу, это было очень кстати. Холодный напиток взбодрил его, по усам потекли капли, он жадно выпил большую порцию, потом огляделся. Следовало поторопиться, иначе кто-нибудь заметит одинокого всадника и пожелает узнать, кто он и что делает один на дороге возле Долины Скорби. А это было крайне нежелательно, чужая одежда выдавала в нём местного жреца, который уже, наверное, умер от холода на его месте в глубокой яме.
        Вылезти из ямы для обессиленного пленника было трудной задачей, но его два помощника быстро вскарабкались по отвесной стене, практически ни за что не цепляясь. Тяжелый жернов снизу они так же легко отодвинули, потом выбрались в коридор, спустили длинную веревку вниз, которой Талана обвязался сам. Одежду пришлось позаимствовать у настоящей охраны. Трупы побросали в пустые камеры. Ещё Талане пришлось одеть плащ местного жреца, которого они неожиданно встретили в начале путешествия.
        Очередной исход
        План выхода был составлен идеально. Те ворота, что выпустили обозы, охранялись молодыми воинами. Их начальнику старейшина предъявил огромный тотемный знак, который имел несколько различных значений. Всем было известно, что настоящие обозы должны были уйти к другим пастбищам, но чуть позже. Точных сроков знать наверняка никто не мог, поэтому этих всех людей пропустили.

* * *
        Первое испытание. Впереди встретили небольшое кочевье, которое двигалось в другом направлении. Но всадники этого клана объехали и внимательно осмотрели незнакомый обоз. Они, конечно, знают, кто такие пригорцы. Они в курсе многих дворцовых интриг, но шествие почти незащищенного обоза рабов для них было большим искушением. Впрочем, Великий Вождь Мадий мог послать и рабов. Они наверняка имеют знак.
        Начальник клана нервничал, среди обоза не было ему ровни, а разговаривать с рабами и слугами он не мог. Он посылает слугу, чтобы тот просто соблюдал его право на воду в колодцах, которые они прошли раньше, так как он старше всех тут по роду.
        Заявить право на воду, это обозначить десяток колодцев по всей округе, на которые он сейчас имел право. Теперь чужакам стоило придумать свой ход, чтобы он не обиделся и не потерял лицо. Старейшина все понял с полуслова.
        - Передай, что мы хотим преподнести славному воину небольшой дар!
        Он достал из-за пазухи тонкий серебряный цилиндр и велел разбить его на две части. Отдал обе в знак того, что не утаил ничего. Толмач довольный повернулся к хозяину и стал превозносить свои заслуги. Мол, страху понагнал, предлагали двух женщин. Отказался, мол, старые очень. Потом понял, что сболтнул лишнее, поправил себя.
        - Я сказал, что хозяину ничего лишнего не надо, либо только он вправе решать, кто пьет воду, а кто нет. Хозяин - справедливый!
        Он передал обе части в руки, сам пожалел, что вел себя неосмотрительно, что нельзя оставить одну себе. Молодой начальник не любил вождя Мадия, считал его уже старым и ленивым. На войну не собирает. Дочь умерла, спрятал ее как сына. И это не спасло. С парфийцами дела ведет, а они хуже собак.
        - Пусть едут своей дорогой, колодцы пусть будут полными чистой воды. Да, пусть они знают, что я - справедливый.
        Толмач сбегал к чужакам, передал все пожелание, замахал руками, как бы приказывая. Но больше ему понравилось то, что старик передал ему еще кусочек граненого серебра.
        «Задираться не нужно, в степи всегда можно найти трудности на ровном месте!»
        Пригоряне двинулись дальше. Это было сорок шесть огромных телег, запряженных быками и лошадьми. Свободный скот вели отдельно. Взрослые пастухи с собаками. Подростки помогали им.
        «Чем дальше, тем проще, потом вопросов будут задавать меньше. Будем показывать знак, и все. Если только не будет погони».
        А, тем не менее, погоня была. Несколько десятков вооруженных всадников спешили догнать этот обоз. По дороге некоторые постовые к ним присоединились, а те, кто был вынужден считаться с охромевшей вдруг лошадью, они отстали. Обычно в путь, как и в погоню, брали запасных лошадей, на которых пересаживались по очереди.

* * *
        Перекресток. Тут следовало разделиться. Но Сань Го спросил следопытов, какой след самый свежий, и те честно ответили. Так погоня стала преследовать чужой обоз. Когда их нагнали, то чужак повел себя очень заносчиво. Повода к недовольству не было. Но молодой начальник не любил парфийцев. Людей, которых все считали за дальних родственников. Не любил он и особ, которые сильно вознеслись при дворе, но ни делом, ни отвагой своей ничего не доказали.
        Он отказался сам разговаривать с Сань Го, а толмачу велел сказать, что они ничего не видели. Подозрения, что последние события имеют свою политическую подоплеку, уже закрались в его душу. Лошадей он также приказал не давать, сказал, что утром охотились, всех утомили.
        Толмач лихо выкрутился, помнил, что взял серебро.
        Всадники недовольно повернули обратно, так след был утерян.

* * *
        Погоня прибыла к перевалу, когда обоз уже покинул пределы видимости. Чужак избил начальника охраны. Это произошло неожиданно, охрана не успела отреагировать на появление такого количества людей в одежде парфийцев. Они считались главными союзниками. А люди из высокородных кланов, которые сопровождали Сань Го, были хорошо вооружены.
        Начальник упал навзничь и только жалобно твердил, что обоз был с защитной таньгой.
        Ему стало обидно, что чужак так помыкает им, он сделал знак своему двоюродному брату, и тот ввел на площадку несколько воинов, которые ощетинились длинными копьями, А потом им на подмогу пришли лучники, которых пришлось срочно снять со стены. Люди не могли не встать на защиту сына своего соплеменника.
        - Я не чувствую за собой вины, они прошли, потому что царский писарь дал им знак. Проваливайте и не возвращайтесь этой дорогой, ворота для вас будут закрыты.
        Голос его зазвучал уверенно, когда младший брат прикрыл его спину.

* * *
        Так, сам того не понимая, Сань Го настроил против себя этого военачальника. А если учесть, что наступали смутные времена, то весь этот поход выглядел неуместным. Оказалось, что многие уже не желают ловить чужих рабов, когда есть возможность возвыситься при дворе или побороться за реальную власть. Так отряд разделился, все понимали, что Мадий, не имея взрослых наследников, не сможет удержать власть. Он по местным понятиям был очень стар, а возможность опереться на парфийцев у него исчезла с похоронами взрослой дочери. Теперь можно было примкнуть к заговорщикам или защищать царя.
        Так каждый думал о своем, а те, кто поехал дальше, начали ругать чужака, что тот не смог взять свежих лошадей на перевале.
        - Ссориться с таким человеком не следовало, но воля Сань Го непоколебима! Он жаждет крови, скоро все слезами умоемся! - шептали они.
        А между тем обоз пересек перевал и уже покинул границу, которая считалась вотчиной Мадия. Им осталось пересечь пустынные земли, обойти стороной эти гиблые места, которое они не смогли покорить много лет назад.
        Так все вернулось на круги своя. Старейшины были детьми, когда это случилось. На этот раз они готовы и запаслись водой, фуражом для скота, а самое главное - у них была подробная карта местности. Кусок кожи, на который тщательно скопировали все пограничные земли.
        На перевале они вновь заплатили, знак разрешал им пройти, но старейшины просили продать дрова и свежего сена. Они не скупились на цену. Там, куда им предстояло идти, долгое время ничего не будет, а двигаться таким обозом нужно было очень долго. Следовало позаботиться обо всем.
        Все знали, что царь Мадий сам выкупил всех пригорян из рабства, но дать свободу так и не дал. Старейшины и все остальные носили одежду царских людей, то есть не отрекались, но и не подтвердили догадки стражей перевала.
        Засада
        Песчаная пустыня закончилась очень быстро. Вероятно, что ее пересекли в нужном направлении, это дало шанс особенно там не плутать.
        Когда Сань Го увидел обоз, то понял, что его воинов может оказаться недостаточно, чтобы наказать этих людей. Все ждали только его приказа, но он не торопился.
        Десяток и десяток телег выстроились в огромный круг, весь скот и лошадей пригорцы загнали внутрь этого сооружения. Чуть дальше, за линией обороны они разожгли небольшие костры, которые мешали чужакам что-либо увидеть.
        В первую ночь Сань Го так и не решился напасть. Они уехали вперед, чтобы поискать место для засады.
        Утром обоз собрался и, не спеша, двинулся дальше. Авангард заметил свежие следы, и тогда старейшина приказал разведчикам быть особенно внимательными.
        - Дальше начнутся горы. Это самая трудная часть пути!
        Но ничего пока не происходило, обоз двигался. Разведчики возвращались, утвердительно кивая головами. Все порядком устали, особенно те, кому пришлось идти пешком. Солнце нещадно палило, хотелось остановиться на привале, спрятаться в тени. Но обоз продолжал двигаться. Старейшина понимал, что растягиваться в дороге очень опасно, кто - то мог отстать. Нужно было найти место для отдыха, отыскать родники или колодцы. Карта показывала, что все это будет дальше, но туда еще следовало попасть.
        Через некоторое время они уперлись в новый проход. Вернулись разведчики, они ничего не обнаружили, но впереди была опасная узость, где их могли ждать враги.
        Жрец Талана вышел вперед, он присел и стал медленно разжигать огонь. Когда тот разгорелся, Талана стал молиться. Никто ничего не понял, клубы дыма потянулись в ту сторону, куда должен был пойти обоз. Это был плотный черный дым, в клубах которого людям казалось, что кто - то там есть. Что именно сжег жрец, никто из соплеменников не видел. Но сын знал, это какие - то черные камни. Их жрец доставал из мешка, молился и подкидывал в костер. Прошло три часа. Люди устали, сели прямо на дороге, их просили не шуметь.
        Вдруг, где - то впереди в том месте, где они должны пройти, послышался страшный шум. Что - то обвалилось с грохотом со скал, послышались крики и ругань. Потом все стихло. Талана бессильно замер на месте, костер угас. Он только кивнул, старейшина послал разведчиков. Три человека вернулись, они несли чужое оружие и вели лошадей. Положили все перед стариком, тот выслушал и приказал двигаться дальше.
        Так и случилось. В этом месте их ждала засада. Люди Сань Го приготовились, чтобы напасть сверху. Сначала они хотели устроить обвал, чтобы похоронить часть обоз под оползнем.
        «Разделим их пополам. Всех, кто останется в живых, их будет достаточно забрать обратно!»
        Ждали долго, потом по цепочке передали, что обоз входит в ущелье. Через некоторое время парфийцы увидели внизу смутное колебание, услышали звук движущихся телег, мычание быков, крики погонщиков. Темная струйка воздуха медленно поднималась откуда - то снизу, с самой дороги.
        Сань Го подал знак. Нападение началось. Все шло по плану, верхние камни привели в движение обвал, который поднял в воздух кучи мусора. Ещё не стих шум, не осела пыль, а воины спешили вниз, чтобы добить охрану и захватить свою добычу. Но как только они спустились, их сразу охватил ужас. Каждый ощутил одинаковые признаки недомогания. Что - то тяжелое сдавило грудь, мешало дышать, солнце меркло, ноги подкашивались.
        Сань Го не успел спуститься, он был недостаточно ловок, поэтому шел медленно, стараясь казаться степенным. Когда он услышал первые крики, то ничего не понял. Внизу стоял темный дым, ни обоза, ни рабов он так и не увидел. Его воины лежали на подступах. Позы, в которых они остались, указывали на предсмертные мучения и боль.
        Сань Го вдруг сам почувствовал боль в груди, головокружение, он повернул обратно и бросился карабкаться вверх по склону. Помогая руками, он поднимался вверх, чувствуя дыхание самой смерти у себя за спиной. Не разбирая дороги, он добежал до привязанных на открытой площадке к кустам лошадей. Те обезумели, носились, многие хрипели и падали. Сань Го сорвал натянутую узду и потянул своего коня за собой. У него не было сил взобраться, но он схватился обеими руками за седло, вставил правую ногу в стремя, собрался и выпрямился, как пружина, конь уже рванул в сторону. Он спасен.
        «Слава богам! Они спасли меня!»

* * *
        После осмотра места трагедии решили сделать привал. Старейшина долго, молча, смотрел на жреца. Тот в ответ только пожал плечами, мол, производственная необходимость.
        - Соберите лошадей, накройте их попонами, пусть отдохнут.
        Трупы врагов были собраны в одну общую могилу. Завалы расчистили только на второй день, но люди ждать не стали, двинулись дальше. Впереди было долгожданное море.
        - Вот и оружие не пригодилось!» - пробормотал старик, он имел в виду длинные тяжелые цепы, которые они изготовили заранее, на случай обороны.
        Глава четвертая, Николаевы. Конрад
        Николаевы. Это уже пожилая супружеская чета, пенсионеры. Теперь старик Николаев - почетный работник правоохранительных органов, а ушёл он в отставку в самый разгар перестройки. Следовательскую работу начал в небольшом городке Московской области, можно сказать, что очень давно. Потом был перевод в МУР. И там был всегда на хорошем счету, пока не попал под раздачу. Выполняя свою работу, перешёл дорогу влиятельным лицам.
        Это ему не смогли простить, не забыли, и в момент, когда следственные органы стали трясти, ему вспомнили всё. Но уволить его не получилось, Николаев перевёлся в провинцию, где и остался служить до самой пенсии. Супруга, Ольга Леонидовна, простой врач, участковый терапевт, уехала вместе с ним в глухой, забытый всеми уголок. Это был родной город Николаева - Местищево.
        Тут также не обошлось без вмешательства в «теневые» махинации. Благо бывшие московские друзья помогли вскрыть пару назревших проблем….

* * *
        Эту командировку Николаев Алексей Станиславович не забудет никогда. Собственно говоря, с этого момента началась его семейная жизнь.
        Ребенка принесли поздно ночью. Он был завернут в старое одеяло, истошно кричал, видимо, хотел есть. Человек в окровавленной одежде устало прислонился к стене и никак не мог прийти в себя. Это был немой электромонтер, проходивший несколько месяцев назад свидетелем по одному странному делу. Высокий, несколько сутулый человек с красивыми, но какими-то смазанными чертами лица. Очевидно, что очень давно этот человек перенёс травму, за которой последовала операция, и опытный хирург практически сделал ему новое лицо.
        «Сколько ему может быть лет? Надо спросить, воевал ли он?»
        Изба была с вечера хорошо протоплена, освещалась двумя керосиновыми лампами. В углу ещё тускло горела лампадка. Хозяева были в отъезде, и всё хозяйство оставили на постояльце. Алексей Станиславович, впрочем, в тот момент он был просто Алексеем, раскрыл обоссанное одеяло, осмотрел тело ребенка. Это был мальчик. Толстый, упитанный карапуз, возраст так сразу и не скажешь, может быть, нескольких недель жизни. Ни порезов, ни ран ребенок не имел, следы крови на ткани, вероятно, принадлежали этому странному человеку.
        Что теперь делать с мальчиком, он не знал. Что вообще делают с маленькими детьми? Он достал чистую простыню и постелил на кровати, скинул одеяло на пол. Попробовал сделать конверт. Беспомощно посмотрел на гостя, Алексею нужна была помощь более сведущего в таких делах человека, чем он.
        В частном доме, где в то время ютился Алексей, в противоположном другом крыле здания снимала комнату молодая врач по имени Ольга. Николаев бросился за помощью. Оленька спросонья так ничего и не поняла. Быстро оделась и кинулась за ним. Но когда вошла в избу, то сразу сориентировалась. Приказала нагреть немного теплой воды, а сама сбегала, принесла крынку козьего прокипяченного молока. Ещё она захватила чистой материи. Пока Николаев помогал Ольге помыть и накормить ребенка, гость усиленно писал что-то на бумаге огрызком карандаша.
        Потом Николаев взял в руки бумагу. Неровный почерк. В записке сообщалось, что мать сегодня ночью погибла от рук неизвестного. Гостю удалось спасти ребенка, но того будут искать, как только поймут, что он остался жив. Ему нужна помощь, очевидно, что он скроется на некоторое время с ребенком.
        Тут Ольга уже накормила богатыря и смогла осмотреть пришельца. С него аккуратно сняли верхнюю одежду, стянули свитер. Ватник был пропитан кровью. Всё его тело было покрыто свежими неглубокими рваными и колотыми ранами, которые требовалось обработать, хотя бы йодом. Всё выглядело очень скверно. Что-то требовалось зашить. Кроме этого на спине у монтёра имелись и старые шрамы, и следы других порезов.
        Ольга сбегала за своей сумкой, которая была всегда при ней, развернула настоящий полевой госпиталь. Она сделала раненому пару уколов. Потребовалось еще немного теплой воды. Николаев готовил бинты, вату. Очень быстро врач остановила кровотечение, обработала все, как это было нужно. Теперь гость растянулся на кровати, уснул, укрытый николаевским солдатским одеялом. Ольга бережно держала сверток с ребёнком в руках. Мальчик не спал, сытый хлюпал губами, словно хотел что-то сказать. Алексей невольно сравнил свою соседку с образом Мадонны с ребенком. Что-то нахлынуло на него, захлестнула тёмная волна воспоминаний.
        Он сбросил оцепенение. Стал обыскивать одежду монтера. Ничего особенного, ни посторонних бумаг, ничего, кроме мелочи и документа, который заменял ему паспорт. В заплечной сумке некоторые инструменты, медный тяжелый сбитый пятак, длинный складной нож. Такой конструкции Николаев не видел никогда. Длинное, 70-сантиметровое широкое лезвие с односторонней заточкой хищно блестело при тусклом свете керосиновой лампы. На ободке имелись красивые узоры, очень напоминали угровские письмена, руны. Лезвие ножа было плохо вытерто, следы крови кругом, впрочем, монтер был весь в крови, в саже. Обувь и колени были в грязи. Очевидно, что он много раз падал в дороге, пока добрался до окраины этого селения. В суконной тряпке лежала маленькая библия на латинском языке, эта находка была самым странным предметом! Парень вряд ли был верующим, а библия - на латинице, которую знал далеко не каждый. Всё это было очень странным.
        Утром пациент проснулся, испуганно вскочил. Потом гримаса боли исказила и так белое его лицо. Он огляделся, искал глазами ребенка. Тот лежал в старой люльке, которую смогли найти в избе. Лежал и спокойно спал. Ковыляя, босиком монтер прошел к умывальнику, посмотрел на себя в небольшое зеркало. Его тело было тщательно забинтовано.
        Ольга уже простирнула его одежду, портянки, что-то даже успела зашить. Но ватник был сырой, и если честно сказать, то совершенно непригодный для носки. Алексей приготовил для гостя старую солдатскую шинель.
        К обеду вернулся Алексей. Ничего хорошего он узнать не смог. В соседнем поселке спалили несколько хат, жертвы уточняются. Банда мародеров давно орудовала в соседнем районе, теперь и к ним в район пожаловали. Правда, районными силами удалось оцепить участок леса, где бандитам дали решительный отпор, но нескольким преступникам удалось уйти.
        «Интересно, какое отношение наш монтер имеет к ним? Что его может связывать с этими подонками?»
        Когда Алексей вошел в горницу, то увидел монтера с ребенком на руках, тот спокойно сидел на стуле, словно разговаривал с ним. Ольги в избе не было, но она зашла чуть попозже. Николаев принёс немного хлеба, кусок рыбины, пол-литра водки. Он поздоровался с монтером, стал задавать ему вопросы. Тот вяло отвечал, то есть записывал ответы на листке. Они сели пообедать. На столе в чугунке было несколько горячих картофелин, кусок сала, кусок копченой рыбины, миска с солеными огурцами и квашеная капуста.
        «Странно, монтер пить отказался, не баптист ли он?» - промелькнуло в голове. Алексей вспомнил старенькую библию в сумке с инструментами.
        Ольга все время спрашивала про ребенка, как он будет с ним. Монтер даже не знал, что ответить, все время поднимал вчерашний обрывок листа, где написал, что ему нужно скрыться, ребенка будут искать.
        - Кто? Да, кому он нужен? Чей это ребенок?
        «Мать погибла, а отец неизвестен. Но искать будут, землю будут рыть, чтобы отыскать. Если сейчас уйти, то можно ещё скрыться. А потом обложат со всех сторон».
        Так он и ушел в тот раз, дождался темноты и ушел. Мальчика ему пришлось уложить в продернутое за плечо покрывало, чтобы руки не были заняты. Они попрощались, он поблагодарил и растворился в темноте.
        На следующий день у Алексея было дежурство, когда пришло сообщение, что возле поселка обнаружились остатки банды. Целых два дня местные милиционеры и бывшие кадровые военные из ополчения гонялись за преступниками, но те как в воду канули.
        Когда Николаев вернулся в дом, то сразу не узнал там ничего, словно Мамай прошелся. Кто - то устроил погром в доме. Ольга была на дежурстве, и рассказать о настойчивом визите незнакомцев было некому. Ночь они провели вместе. Алексей достал охотничье ружьё, а наружную дверь забаррикадировал. Где - то за околицей выли волки, что было вообще странным для этого места.
        Через неделю об этих событиях все забыли, говорят, что банду удалось разгромить в соседнем районе. Через месяц стажировка у Николаева закончилась, его вызвали обратно, но непосредственный начальник по телефону сообщил, что есть мнение направить его в Москву. Так сказать, комсомольский набор, ничего не поделаешь, пришла соответствующая разнарядка. Алексей сделал предложение Ольге, они решили, что подадут документы по приезду и готовились в дорогу.
        Однажды вечером к ним пришёл монтер, он опять принёс этого мальчика. Написал, что если они смогут взять его с собой, то он не против. Ольга сама перепеленала ребенка.
        Монтер сообщил, что тот жил у кого - то на хуторе, но его там тоже нашли, пришлось уходить.
        - Параноик, какой-то! Кто нашел? Банду давно ликвидировали!
        Монтер улыбнулся. Написал на бумаге:«А причём здесь банда? Пошли, покажу».
        Они набрали немного керосина в бутылку и вышли за околицу. Было уже тихо, скоро станет совсем темно. Осень была мягкой, дождливой, лес дышал такой свежестью, что прогулка казалась почти безмятежной. Молодой Николаев, одетый в кожаную куртку, имел табельное оружие и охотничью двустволку хозяина. Монтёр под рукой держал свой раскладной нож с узорами. Не боясь заблудиться, он вел своего знакомого дальше.
        Так они прошли несколько километров по лесу, спустились в огромный овраг, там, в куче хвороста монтер показал странное тело, покрытое шерстью. Существо было таким огромным, что непонятно, чем же оно являлось! Лапы завершались острыми когтями, косматая голова свернута в сторону, тело покрыто множество колотых и резаных ран. Особенно поразили длинные кривые зубы этого странного существа.
        Алексей посмотрел на тесак знакомого, тот утвердительно покивал головой. Потом спокойно зацепил труп за лапу и поволок к обрыву, где и столкнул в темноту. Керосином он залил за собой следы, когда они уходили прочь.
        Алексей брел и ошарашено молчал, не мог произнести ни слова. Они уходили другой дорогой, вышли на тракт, вернулись в поселок.
        В доме монтёр попрощался с мальчиком, обнял его как родного.
        Ольге отдал небольшой свёрток, а Николаеву ту самую библию. Больше он ничего не говорил, но пообещал, что найдет их, как только всё тут уляжется. Потом он вышел, ночь поглотила его. Ольга спрашивала о том, что Алексей видел, но тот ничего не смог рассказать, потому что сам никак не мог понять, что он только что увидел.
        Когда развернули сверток, то внутри оказалось небольшое драгоценное ожерелье с кулоном, вышитый с вензелем платок, две царских золотых монеты и перстень с ярким камнем. Это было неожиданно, монтер писал, что всё это принадлежало матери малыша. В такой глуши кто-то мог принадлежать к дворянам, это было немыслимо.
        В течение нескольких дней Николаев смог сделать нужные документы, он договорился с местным загсом, выставив там бутылку самогона. Нужны были новые метрики. Речь шла об усыновлении ребенка его знакомой. Так мальчик стал сыном Ольги, назвали его Алексеем. А следующим этапом было бракосочетание. Так что возвращался наш стажер уже женатым человеком, настоящим отцом семейства.
        Конрад
        (постсоветский период)
        Идея, что некоторые старинные регалии власти наделены мистическими силами, долго не покидала Конрада. Он был уверен, что, скажем, королевские короны или царские скипетры, при правильном пользовании они сильно влияли на рост государственных границ государств. То же самое имело обратный эффект, когда с реликвиями происходит курьезное или что-то, скажем, не совсем правомерное, то это влияет на мощь государства в целом.
        Правда, он ничем свои мысли подтвердить не мог, но, повторяю, эта идея его увлекла. Попутно он строил другие проекты. Например, политика раздела чужой территории, путем ослабления национального единства проживаемой нации. Но эти проекты были самые долговременные и очень агрессивные. Конрад считал, что следует создать такие условия на всех бывших польских землях, когда сами жители захотят провести референдум, чтобы вернуться к Польше. Это касалось всех земель - литовских, украинских, молдавских и даже российских. Он не мелочился в своей программе. Эта работа началась очень давно, только не все оказалось так просто.
        Нашлись даже деньги, Конрад смог заинтересовать пару международных фондов. Он сам давно отошел от ярого экстремизма, которым остро переболел в далекой юности, поэтому ему было нелегко убедить некоторых банкиров в своей лояльности.
        Те времена, когда они, молодые шахтеры, дрались с полицией, давно прошли. Он считал, что именно благодаря тем парням курс страны выровнялся, и она смогла порвать «коммунистическую пуповину». Страны варшавского договора вдруг остались без Польши!
        Конрад смог донести свои мысли до некоторых людей из сейма. Они его полностью поддерживали. Его, бывшего диссидента, политического эмигранта, писателя, свободного художника и просто любителя красивых женщин и выпивки. Да, выпить он мог много, но пить столько, как Джокер, увы, он не смог. С тем он встретился немного позже, в период своей эмиграции.
        Короче, идеи оказались интересными, но потом фигура одиозного оппозиционера стала слишком яркой. И его быстро оттерли в сторону.
        И это произошло именно в тот момент, когда задуманная программа стала с успехом развиваться, и появились весомые результаты. Это совпало с распадом Советского Союза. В свободной Литве заработало польское братство, усилилось положение католической церкви. Некоторые промышленные центры очень нуждались в займах, который спокойно предоставлял им сосед.
        И скоро соседское партнерство стало не просто очевидным, оно стало основным. Но перекупить все, что можно - это не сама цель, это кончик инструмента, которым тут можно все подравнять. Очень скоро они там поймут, что упустили момент, и тогда стрелки городских часов уже будут двигаться в ином временном стиле. Хотел сказать: вдругом режиме.
        То же самое происходило на Украине. Там очень часто смотрят на «штаты» ислишком долго не могут прийти к единому согласию. И самое главное, политики, которые находятся у власти, они просто торопятся набить свои карманы. И им неважно, откуда идут деньги. Они могут быть за продажу российского газа или за отчуждение собственных промышленных активов. А так как поднять самостоятельно экономику они уже не могут, вот и протягивают руку за очередной милостыней.
        Программа работала. Но Конрад заметил, что вместе с этим происходила некоторая замена цели. Теперь и Польша стала объектом раздела.
        Конрад обратился напрямую к президенту, они знали друг друга с давних времен, но нельзя сказать, что тот симпатизировал диссиденту. Он указал на агрессивную политику иностранных фондов, с которыми раньше сотрудничал, у него были на руках некоторые документы, которые он теперь хотел пустить в ход. Президент оставил у себя часть протоколов, он сказал, что возьмет все под свой личный контроль. Казалось, что они договорились, но тут происходит эта странная история с самолетом. Практически наступила полная смена правительства. Смена политического курса. Конраду рекомендовали никак себя не обозначать. Как это звучало?
        «Не брехати попусту!»
        И те, кто это говорил, они могли вообще ничего не сказать, но, видимо, что поставить старика на свое место - это было ещё самое удовольствие!
        Глава пятая. Городские легенды
        Прошло совсем не так много времени, а старые знакомые встретились вновь. Сначала в город Местищево приехал Тимур, он давно хотел познакомиться со всеми городскими достопримечательностями. Его интерес подогрела вышедшая накануне книга английского автора о своих невероятных приключениях в этой самой глубинке.
        Больше того, Тимур был готов пригласить иностранца, чтобы тот разрешил написать сценарий по его книге. Для начала он хотел убедиться, что это всё стоит начинать.
        Себастьян, молодой местный кинематографист, встретил известного режиссера сам. Поезд прибыл вовремя, поток пассажиров был небольшой, наверное, потому, что все стремились уехать дальше, скажем, на юг, и провинциальный городок мог приютить только несколько человек. Одним из приезжих был Тимур, другой был Альберт - автор бестселлера.
        Себастьян, как полагается гостеприимному хозяину, радушно встретил гостей. Так он познакомился с бывшим туристом, которому удалось побывать в самом пекле того сражения. Потом усадил всех в машину, которую вел сегодня почему - то сам. Обычно за рулем был или водитель, или телохранитель. Небольшая прогулка по старой части города, потом они вышли, чтобы посмотреть на пруд. Постояли у памятника гигантской птице.
        Всё это Тимур видел в первой картине Себастьяна. Та была сделана в несколько готическом стиле, а остальные городские фрагменты и пейзажи в данный момент было легко угадать. Затем они поехали в гостиницу, но обедать Себастьян пригласил к себе домой. Там они и начали первый этап переговоров. Туда же потом пригласили оператора с камерой.
        - Это сражение тут в шутку называют «Куликовской битвой». Вам повезло, московские следователи не справлялись, поэтому привлекали местных специалистов. А они никуда не делись, многое могут рассказать.
        Тимур держал перед собой текст книги, на полях он уже сделал несколько своих замечаний простым карандашом.
        - Это правда, что вас сначала записали в солдаты удачи, в наёмники? А потом долго держали под арестом?
        - Да, сэр, так оно и происходило. Меня, раненного, охраняли в настоящем военном госпитале, но относились неплохо, ведь персонал был женский.
        Текст: «Время московское. Высадка на отдельной площадке. Там, далеко впереди - небольшая группа людей, их явно загнали в угол. Но это не жертвы, люди готовятся к атаке. Заняли круговую оборону. Несколько человек поднимаются по склону, для этого они использовали альпинистское снаряжение. Сверху появилась ещё одна группа людей.
        Но их недостаточно хорошо видно. Все они чем - то заняты.
        Прибывшие участники московской конференции вышли из машин. Они получают ясные команды, которым следуют. У некоторых есть автоматическое оружие. Стали разбирать багаж. Из нескольких десятков деревянных ящиков достают оружие. Это копья, боевые топоры, старые клинки.
        «Да кто с этим сегодня умеет обращаться? Вот попали!»
        Появились проводники с собаками. Их тут много, для чего всё это, Альберт пока объяснить не может, просто сам не знает. Вокруг слышен лай собак, громкие команды проводников. Туристы глухо ругаются. Он продолжает шутить, ещё паясничает. Всё это кажется ему интересным и увлекательным. Стала портиться погода, видно, что намечается гроза.
        Вот что - то происходит в центре, там, где, по словам Альберта, у них был штаб. Очевидец не успел уловить нужный момент, теперь ему трудно туда пробраться, люди тесной толпой окружили то место. Многие уже получили оружие, пытаются его испробовать. Машут топорами, примеряются к копьям».
        - Нужно попасть в это место, посмотреть всё вблизи. Я думаю, что пора снять фильм о том странном происшедшем. И пусть Альберт расскажет все своими словами, мы это тоже всё снимем. Я считаю, что это будет очень увлекательное шоу.
        Себастьян уже был в курсе его новой затеи и навел все необходимые нужные справки. У него было несколько свидетелей того, что произошло потом. Так, например, журналист Синявин был главным теоретиком дальнейшей мистификации, ведь именно он предложил замаскировать неудачное, не вполне объяснимое побоище под железнодорожную катастрофу.
        Также в его руки попали некоторые материалы по тому делу. Всё это было несложно, в местном архиве МВД он заплатил кому нужно, и ему сделали несколько копий интересующих документов. Всё это он приготовил заранее. Так, папка на его столе уже имела несколько сот фотографий, которые использовались в то время следователями. Ему удалось купить даже часть настоящего вооружения, которое реквизировали после того злополучного дня.
        Текст: «Опять события в штабе. Оттуда послышались громкие крики, стон. Все повернули свои головы туда. На возвышенности стоит высокий человек, его ещё ни разу нигде не показывали. Он очень странно одет. Какой - то золотой скафандр. Или… нет, это такое снаряжение. Много рефренных пластин, которые и создают общую конструкцию. На голове у него золотой шлем в виде головы орла. За спиной!
        - За спиной, о, Боже! У этого типа крылья, посмотрите на его спину! - восклицает Альберт. Он тычет пальцем, но все остальные и так смотрят. Слышны крики восхищения и ругань.
        Да, действительно, камера ухватила высокого человека с крыльями за спиной. У него крепкие, сильные руки, на которых можно видеть браслеты. На шее большое ожерелье. Всё остальное тело покрыто пластинами, которые защищают его от любых видов оружия. Человек взмахнул крыльями и поднялся вверх, воздух держал его бесконечно легко и просто. Он парил.
        Все поражены этим зрелищем, невольно встали на колени.
        - Такого не может быть! Это же ангел!
        То, что произошло потом, камера телефона не успела снять, но, судя по крикам, начался настоящий кошмар. Люди, начиная с первых рядов, стали громко кричать и звать на помощь, это прошло волной. Завыли и заскулили собаки, которых теперь никто не удерживал. Что - то тёмным облаком обрушилось на людей и животных. Морось из расплавленного металла!
        «Это невозможно!» - повторяет голос за кадром. С этого момента Альберт забыл про камеру, и что - то огромное перешагнуло место, где остался лежать его телефон. Остальное время - проекция фрагмента неба и травы, вот и всё, что удалось выловить. Затем батарея села, но звук был записан до самого последнего момента.
        Самого Альберта нашли потом раненным, его поместили под арест в настоящий военный госпиталь. Он оказался славным парнем, всем нравился, но это уже не могло привести в заблуждение. Он оставался наёмником, очевидно, даже убийцей».
        Они набросали черновик будущего сценария.
        - Нужно взять несколько интервью у свидетелей, очевидцев. Собрать как документальное свидетельство, использовать все доступные факты, чтобы объяснить происходящее. Альберт утверждает, что в Португалии живет семья бывшего мэра. Он с ними встречался. Это его дети и жена. Они рассказали много интересного про тот день. Нужно с ними снова связаться. Сам мэр пропал без вести. Альберт даст адрес. Очевидно, что мы можем найти телохранителя, который в него стрелял из арбалета.
        Глава шестая. Оракул. Куйбышев - Тургенев
        Слова Оракула он воспринял как инструкцию, но никак не мог потом понять, почему он ими не воспользовался. Что именно Оракул хотел сказать?
        Не допустить возникновения нового государства. Он вырос в Советском Союзе и никак не мог себе представить рождение нового государства на территории бывших пятнадцати республик. Конечно, была перестройка и другие, вытекающие из этого события. Все они были полной неожиданностью, но представить себе что - то ещё, нет уж, увольте!

* * *
        Для него все вышло очень просто. Один очень уважаемый человек случайно проговорился. Ну, вырвалось у того нечто необычное в разговоре, а Куйбышев Всеволод Леонидович это тогда запомнил. Дело было так.
        Советский Союз. 197* год. Находясь по делам в Москве, Всеволод Леонидович посетил одно неприметное заведение, где ему требовалось поставить нужную подпись на документах. С данной задачей он справился быстро, ответственный человек из этого бюро визу свою поставил, но, взглянув на молодого тогда Всеволода, он спросил:
        - Вы из каких слоев населения будете?
        Вопрос был вообще непонятен. Можно сказать, бестактен, политически некорректен. Зачем это? Для анкеты? Если бы такое понятие, как сословие, ещё имело какое - то значение в жизни советского человека, то Куйбышев с гордостью ответил бы, что принадлежит к интеллигенции. Но не к творческой её части, а к той, к новой формации, к номенклатурной.
        Но товарищ Куйбышев был сирота, его воспитывали приемные родители, и он не мог считаться, как они, интеллигентом. Ещё ему казалось, что своего нынешнего положения он добился исключительно сам.
        Видя некоторое затруднение, чиновник решил помочь:
        - Вы явно из германской группы. Это сразу видно. Так ответьте. Где вы родились?
        Куйбышев испытывал некоторое затруднение, очевидно, что человек что - то путает, не мог он быть сыном немецкого военнопленного или репрессированного немца из Поволжья. Это бы значительно испортило его анкету, усложнило, так сказать, жизнь. Хотя, тогда бы многое в его жизни объяснилось бы. Но, вот так, «в открытую» признать, это он пока не мог.
        - Не знаю. Я из Местищева.
        Человек понимающе кивнул головой:
        - Так и есть «германец». Знаете, вас ни с кем не спутаешь. Какие планы на будущее? Знаю. Таким, как вы, в нашей столице не пробиться, но на периферии вас ждет грандиозный успех. Да. В Москве древнегерманских богов не любят. А жаль!
        Такие слова немолодой чиновник повторил уже с некоторой подволокой в глазах. Его взгляд затуманился, набежала старческая слеза. Он попытался скрыть волну нахлынувших чувств. Шмыгнул носом, отвернулся. Звали его тогда Стариком Хельтцем.
        - А что вы конкретно имели в виду? Каких богов?
        - Юноша, как жаль, что вас лишили всего, тем более имени вашего отца. Ведь я мог знать его. Представляете? Просто вы сами не знаете, кто из них был вашим отцом. Вот, видите, вам это даже неизвестно. Ну, прощевайте! Будет повод, заходите к Старику Хельтцу. Всегда буду рад!
        Он встал, одним слитым движением поправил костюм, выпрямился, лихо щелкнул каблуком и подал руку. Этот жест Всеволод запомнил на всю свою жизнь. Они тогда расстались.
        Потом, когда прошло много лет, и для Куйбышева не стало секретом, что среди людей живут дети - сироты, которых родные родители воспитывать не могут. Это не просто дети, это так называемые «дети забытых богов», которых некая организация отыскивает и дальше заботится о них. Сам Куйбышев принадлежал к германской группе. Никто и никогда не смог бы с уверенностью сообщить ему, кем является его отец. В то время сделать анализ ДНК было крайне сложно, тем более что образец родителя взять было очень проблематично. Но Всеволод уже знал имя своего родителя. Он был сыном Локки.
        «Вполне очевидно, что молодой ас посетил много лет назад наше пространство и имел бурный роман на стороне, как следствие этого времяпрепровождения был зачат ребенок, которого потом удалось отыскать и спрятать».
        За бутылкой хорошего коньяка Старик Хельтц поведал, что подобное происходит очень часто.
        - Порталы, которыми пользуются иные пришельцы, они открываются независимо от нашего пространства. Мир древних богов нельзя назвать параллельным нашему миру, это, скорей всего, разные пространственные сублимации. Очевидно, что молодой германский бог попал в наше время, адаптировался в нём, а потом имел ряд встреч с другими богами или приверженцами других богов. Например, со старыми богами римского Олимпа, которые, как уже не секрет, являются ещё и греческими богами. Некая греческая богиня встретилась с твоим отцом, они приятно провели время, потом расстались, а плод их любви пришлось оставить здесь, то есть спрятать на Земле.
        Поверьте, юноша, так делается всегда. Следующего возвращения вашего родителя, вы, может быть, никогда не дождетесь, проживи хоть лишние сто лет. Это постоянное искажение времени, игра пространств. Иногда молодые асы встречаются с земными девицами, тут трагедии не избежать. Они поздно возвращаются к своим любимым и видят уже увядший цветок тех отношений, которые им были дороги. Поэтому, чаще всего, они вообще не возвращаются к тем, кого любили, просто находят следующий повод для своего безудержного праздника.
        И, как правило, появляются следующие цветы жизни. Детей удается устроить до того момента, когда враги богов не пошлют за ними своих слуг. Но это отдельная история. Если вы уже взрослый, значит, слуги врагов вашего родителя вам ничего не сделали.
        Старик сидел на деревянной скамейке в тесном погребке ресторана и был почти пьян. Он клевал носом или делал вид, что устал, просто рассказывать дальше ему почему - то не хотелось. Неприятная история - услышать что-то компрометирующее о своем родителе. Но Всеволод был полон решительности, чтобы узнать всю правду до самого конца.
        Видя, что никуда не деться, посетитель решил смягчить эту горькую пилюлю.
        - Всеволод! Не поймите меня превратно, ваше появление, это, можно сказать, исключение. Очевидно, что ваш отец мог выполнять некие дипломатические задачи, от решения которых зависели жизни целых народов. Я помню, мне рассказывали такой случай.
        Молодой бог Тор был послан в Европу накануне первой мировой войны. Собственно говоря, то, что война будет - никто пока не знал. Этой трагедии могло не случиться, если бы не обострение отношений центральных религий между собой, а также с «олимпийцами» игерманским «сонмом».
        Поясню, все не так просто. Старый бог Один панически боится дня Рагнарёка. Дня последней битвы на равнине Вигрид, где на стороне богов будут выступать павшие воины. День, после которого будут разрушены Мидгард и Асгард. Надо напомнить, что это все, что есть у старого Одина.
        Поэтому он всегда искал союзников, которых мог бы привлечь на свою сторону. Но ещё больше ему нужно было победить всех ётунов, великанов, которых он считает своими врагами. Они могут встать и выступить в последней битве против него.
        Он и послал своего сына, аса Тора за сведениями, которые привели бы отряд асов в страну ётунов. Говорят, что тогда ас Тор провалил это задание. Он задержался в городе и не устроил заранее засаду на турсов. Сражение было спонтанное, сведения были похищены кем - то из смертных людей. Потом Тор возвращался, в городе осталась его возлюбленная женщина, о судьбе которой он хотел позаботиться. Вот так, порой любовный роман ломает все стратегические планы богов.
        Оракул тактично замолчал, и Всеволод понял, что он совсем не пьян, просто хочет выговориться или что - то сообщить ему о его судьбе.
        - И что, из - за этого началась Первая мировая война? Из-за интрижки аса Тора?
        - Нет, конечно же, нет! Войну развязали потом, и даже добились своей цели. Европу снова разделили! Была разрушена величайшая держава, то есть Российская империя, и, самое главное - подорваны основы православия!
        Он поднял вверх свой длинный палец.
        - Вспомните, ведь были свергнуты многие христианские правители, которые влияли на мировое господство. Европу тогда создали заново.
        Старик Хельтц театрально воспрял, блеснул глазами. Не делая паузы, он продолжил:
        - Вам это никто не расскажет так, как это скажу я, Старик Хельтц. Поверьте, это было настоящее падение одной из центральных религий, и всё человечество повергли в очередной хаос. Те, кто это начал, они добились своего. Православие, как многочисленная религиозная концессия, перестала существовать на многие годы. Христианство потерпело поражение,ИНЫЕ МИРЫсразу перестроились. Это нам незаметно, но те, кто там был, об этом говорили.
        Несмотря на то, что «олимпийцы» сделали первый шаг, это были чужие для них планы. По сути, им мало что досталось. Но произошел серьезный передел всех колоний. А другие религии выстояли.
        Надо отметить, что даже «германцы» что - то выиграли. Мидгард и Асгард стали больше, невероятные потери на европейских фронтах позволили собрать столько душ, что валькирии просто не успевали собирать свой урожай. Безбожие, вот что стоит за всем этим. Как, впрочем, и сегодня. Да, поверьте, битва продолжается, она не закончилась.

* * *
        Следующая их встреча была более плодотворна. Старик Хельтц рекомендовал своего молодого друга закрытому кругу людей. Так он привел будущего афериста к тем людям, которые занимались в стране многими «левыми» делами. Это они правили «теневой экономикой» страны, стояли у истоков многих финансовых состояний, пирамид. Они, дети других, не германских богов.
        Странное дело, коммунистическое будущее пока не наступило, а эти люди уже знали, как нужно все изменить, чтобы получилось настоящие изобилие.
        Тургенев
        Новый мэр города, господин Тургенев Александр Юрьевич. Он пришёл к власти после очередных выборов. Мэр сумел предложить вполне приемлемую программу «оздоровления» экономической ситуации в крае.
        Воспользовался всеми начинаниями Джокера, а, как известно, последний бизнесмен много успел сделать для своего города.
        Предприниматель г-н Тургенев вёл политику повышения уровня жизни рядового горожанина.
        Чем всё это обеспечивалось, спросите вы? Всё очень просто. Тургенев ввёл систему ПИ (персональной индексации) каждого жителя города.
        Дело в том, что раньше Тургенев владел небольшим банком, который и ввёл всю эту систему. Каждый житель получил кредитную карту, обычную карту банка для повседневных операций. На неё перечисляли пенсию, туда же новый мэр распорядился скинуть сумму для тридцати бесплатных поездок в городском транспорте и оплаты пятнадцати поездок в пригородной электричке.
        Чем же особенным отличались такие карточки, скажем, от карточек «Сбербанка» или любого другого коммерческого банка? Да ничем.
        Просто он «привязал» всех жителей к этой системе оплаты, ввёл налоговые льготы и бонусы при использовании в магазинах города. Владельцы магазинов города были обязаны новой политике мэра, и они делали горожанам видимые ценовые уступки. Все городские аптеки, кафе, гостиницы и рестораны принимали со скидками клиентов этого банка.
        Но не это было самое главное. Мэр изменил отношение горожан к денежной потребительской системе. В таких условиях даже «на чай» давали на личную карточку официанту.
        Но самым главным «козырем» г-на Тургенева была системы страхования жителей. Страховой медицинский полис от его бывшего банка оплачивал многие виды медицинских услуг в городских поликлиниках и больницах. Он сумел обо всём договориться. Накопительная система банка для каждого вкладчика поощряла все виды вкладов, а также кредитов.
        Незаметно каждый житель стал зависим от банка. Надо уехать на работу - пожалуйста, каждая десятая поездка в городском автобусе будет бесплатная. Следует купить продукты, нет проблем, сумма покупки больше одной тысячи рублей приносит бонус, которым можно воспользоваться в следующий раз. Устроил мероприятие в местном кафе, оплатил карточкой, тут тебе и скидка или возврат суммы для следующей, очередной услуги. И даже оплата проезда в системе городского такси стала выгодной, тут всё строго контролировалось диспетчером. То же самое происходило с кредитами, они стали более доступными.
        «Сладкая паутина» скидок опутала все виды сервиса, все операции вдруг стали подконтрольны. Пока ничего криминального в этом не было.
        Мэр Тургенев на данный момент уже не владел этим банком, но рычаги управления в нём остались. И была ещё одна особенность, я бы отметил - странность во всех этих мероприятиях. Людей заставили проходить медицинское обследование с обязательной сдачей анализов крови. Был даже создан специальный банк крови города Местищева.
        Мало кто знает, что Тургенев Александр Юрьевич и Куйбышев Всеволод Леонидович - это одно и то же лицо.
        Мало кто в курсе всей этой темной истории. Но смена фамилии была некоторой необходимостью. Потеряться, чтобы вновь возникнуть из пучины банковской системы, это было в духе Всеволода.
        Самым выгодным шагом оказалось приобретение целого банка, который стал выполнять некоторые функции ограниченного круга людей. И, казалось, что в течение нескольких лет ничего особенного не происходило, банк провернул несколько выгодных с точки зрения накопления капиталов дел, смог предоставить крупные кредиты для строительства, и, самое главное - даже вернул эти деньги в других денежных измерениях. Тут пригодились старые личные связи и новые шапочные знакомства Тургенева как в Москве, так и в глубинке, например, в Местищево, где банк имел свой филиал.
        Его московское влияние все - таки заметили и при первой же возможности напомнили, что он всего-навсего «пешка в чужой игре».
        Так сбылись предсказания Оракула, ему напомнили его «германское происхождение». Предательство мистера Ли, их южнокорейского партнера, принесло его банку много хлопот. Именно тогда ему указали на финансовые потери, которые пришлось выплатить ему самому. Этим самым мистер Ли подписал себе смертный приговор.
        Глава седьмая. Детектив Николаев. Новое дело. Торги
        После поездки в Астану у детектива Николаева было совсем мало свободного времени, он буквально был загружен работой. Следовало разобрать все архивы. Так как у Николаева имелись ещё вопросы, то следовало найти какие - то ответы.
        Пришлось искать секретаря или помощника. Сначала эту работу он предложил Лидии, но та уже понимала, чем всё это закончится, поэтому сразу отказалась, но предложила другую кандидатуру.
        Так в офисе детектива появилась Сойка, знакомая Лидии. Они все вместе привели в порядок «берлогу», так про себя называл своё агентство Николаев. Для этого наняли несколько иностранных рабочих, которые быстро произвели побелку отдельных помещений и коридоров, перестелили напольное покрытие и наклеили обои. Была переделана входная дверь. Если читатель помнит, то «берлога» всегда была по-настоящему неприступна.
        Помимо этого Алексей стал разбирать документы, которые принадлежали Ордену. Это было частью наследства Немого, которая ещё не была рассмотрена. Тут было несколько толстых папок с делами, несколько томов с рукописными записями. Аудиокассеты Алексей прослушал все.
        В папках находились более ранние документы, имеющие отношение к советскому периоду. Это напечатанные на машинках документы, стенограммы заседаний, векселя кооперативов, копии и другие рукописные листы. Всё это автоматически оставалось на потом, и вот этот момент истины настал. Следовало отделить зерна от плевел.
        До этого момента Николаев изучал только старые фолианты, написанные на русском языке, остальные были для него пока недосягаемы. Лидия взялась ему помочь и открыла том на французском языке. Всё самое интересное из прочитанного она коротко переводила для Алексея. Так они и делали. Но потом Лидия предложила оцифровать все данные на сканере, чтобы иметь рабочие копии всех документов под рукой. Это заняло много времени. Сойка также помогала и в этом нелегком деле. Основная работа занимала так же много времени, требовалось отвечать на звонки, заполнять налоговые декларации, заниматься делами клиентов.
        Лидия осталась жить в родительской квартире, а Алексей должен был остаться в своей «двушке», которую раньше только сдавал внаём.
        Остальные участники «астанинских» событий были тоже заняты своими делами. Себастьян с Тимуром ещё занимались продвижением своей картины, тогда как французы больше не участвовали в съёмках.

* * *
        Как - то Алексей пытался узнать у Вылка, почему во времена Влада - 3 было столько много вампиров. Что, собственно говоря, происходило в те времена. Неужели это была участь всех атеистов и вероотступников?
        - Всё очень просто. Как ты понимаешь, Иерусалим был всегда центром атаки неверных. А именно так турки называли изначально вероотступников. Ислам поощрял смерть врага и обещал вечный рай для настоящего воина. Христиане в эту когорту не входили, если они не воевали, то с ними соблюдали нейтралитет. Это было очень сложно, в то время сосуществовало множество вероисповеданий, но враг нашёл выход и поторопился взять осадой священный город. Сначала в его рядах были алчные, подверженные различным грехам люди, а потом они все вдруг стали вампирами. Решительные действия турецких военачальников предотвратили катастрофу. Им удалось вытеснить всю нечисть на границу своего государства. Скоро с вампирами справились и там. Потом аппетиты султана стали расти, у него появилась мысль прибрать к рукам и все окраины. Туда входили страны Балкан, Восточной и Центральной Европы.

* * *
        Это был обычный осенний день, процессия похорон прошла почти по всему городу. Среди провожающих была молодая жена, мать, бывшие соратники-сослуживцы, случайные прохожие.
        Ушёл из жизни бывший боец отряда специального назначения, который в ходе одной разведывательной операции был серьёзно контужен и потерял своё здоровье. Тогда у него появились сильные головные боли, врачи обнаружили в голове опухоль, но резать в тот момент никто не решился. Парня отправили в запас со смехотворной суммой пенсии, он ещё как - то сводил концы с концами, работая охранником в столичном продуктовом магазине.
        Но обезболивающие лекарства стоили дорого, и когда ему предложили небольшую, но срочную командировку в провинцию, выбить долги, он согласился. С самого начала это была подстава, всё пошло не так, как планировалось.
        Кирилл не принял лекарств и был на взводе, а должником оказался рослый немец, который, как показалось мытарю, пытался сопротивляться.
        Как он его порезал? Этого Кирилл даже не помнил. Смутно осознавал, что уходит от погони, что ему постоянно кто - то угрожает.
        Петрович был единственным человеком, на которого он мог положиться, вот к нему он в тот момент и подался. Бывший командир посоветовал сдаться, обещал нанять хорошего адвоката.
        Казалось, что все было решено, но эскорт с милиционерами попал в засаду. Тогда Кириллу вновь пришлось бежать. Он случайно наткнулся на Лёнчика, который сразу его узнал, ведь именно он разрабатывал операцию, в ходе которой «генералы» должны были увязнуть в войне с сильным немецким концерном. Лёнчик напал на Кирилла, но опять не рассчитал свои силы, армейская подготовка не подвела, тот почти автоматически убивает нападавшего. Деньги и документы, которые Кирилл нашёл при Лёнчике, надолго осели в тайнике.
        Суд приговорил Кирилла к нескольким годам тюрьмы, которые заменили принудительным лечением. Эту лазейку нашел адвокат, его усилия не оказались напрасными, скоро осужденного амнистировали. В больнице он познакомился с медицинской сестрой, потом они расписались. У них появился сын. Опухоль удалили в частной клинике, в Германии, хотя и поздно, но, несмотря ни на что, некоторое время он прожил почти без болей.

* * *
        Николаев знал, что Кирилл умрёт, но тот протянул очень долго и, казалось, что уже пошёл на поправку. Он также знал, что после долгого лечения его, наконец - то, выпустили, и это была больше заслуга адвокатов, чем факт правосудия. На похоронах он хотел увидеть бывшего полковника Сазонова, бывшего опального «генерала», руководителя службы безопасности могучего горнодобывающего концерна.
        Но тот так и не появился. Последние новости детектив узнал от Лидии, она была в курсе всей этой история с ценными древними находками. Как оказалось, это было не только самое запутанное расследование, а настоящая афера, и Сазонов в ней принял очень активное участие. Теперь он был осторожней, и его новая фирма выполняла только проверенные, конфиденциальные поручения.
        Как вы, наверное, помните, Сазонов стал обладать на редкость прекрасным здоровьем, и это на фоне его тяжелого заболевания выглядело подозрительно, тогда многие врачи рукой махнули. Но не это интересовало детектива. Сазонов был ключом к некоторой информации, которая Николаеву была нужна.
        Новое дело. Торги
        Алексей прибыл на работу рано, чуть раньше своей секретарши Сойки, которую недавно взял на полставки. Сегодня его ждали у входа.
        «Странно, обычно в это время года ничего криминального не замечалось».
        Клиенты - приемные родители одного мальчика по имени Веня. Собственно говоря, пришла одна женщина, приемная мать ребенка.
        - Итак, ребенку пять лет. И три года он прожил у вас?
        - Да, почти три года.
        Сидя в своем агентстве, Алексей составлял анкету. Фамилия у посетительницы была Короедова.
        - Значит, ищем Вениамина Короедова. Год рождения 20**, место рождения - неизвестно. А где зарегистрировали находку? Хорошо.
        Алексей протянул клиентке коробку салфеток, ее платок уже был в плачевном состоянии. Было довольно светло, за окном светило солнце, клиентка появилась с самого утра, очевидно, что ждала у двери. Рядом с офисом стояла иностранная машина, где сидел за рулем личный водитель.
        - С ваших слов, однажды в вашем доме появилась неизвестная дама, которая представилась сотрудником по надзору. Хотя, как вы утверждаете, в органах опеки вы ее раньше не видели. Она долго проверяла состояние вашей квартиры, документы, медицинскую карту мальчика, потом разговаривала с ребенком. Так?
        Мадам Короедова шумно шмыгнула носом. За время своего пребывания в офисе она немного расстроилась.
        - После чего ребенка забрали из детсада. В то время как вы сами работали. Вы и ваш муж. Я правильно понял? А почему им отдали мальчика? Что они предъявили? Хорошо, это я сам уточню. Подали заявление в полицию о пропаже ребенка. Значит, они стали искать, но в местном отделении такой дамы не оказалось в помине. Послали запрос в Москву. Но там тоже ничего определенного не отыскали. И вы решили нанять частного детектива? Расценки знаете? Это контракт, поставьте свою подпись, пожалуйста.
        Мадам Короедова, женщина полной комплекции, можно сказать, дородная. Владелица большого гастрономического магазина на центральной улице, а также одного небольшого ресторана в пригороде.
        В принципе, Николаев знал её, он давно составил несколько досье на самых крупных фигур в своем городе. Когда кто - то из городской элиты нанимал его, то ему приходилось изучать весь круг его знакомых. Так родился целый архив местного бомонда, богатой верхушки. И, судя по всему, мадам Короедова никак по этим данным не изменилась. Сын точно был, имелись также фотография и вырезка из местной газеты. Он оказался местным вундеркиндом.
        - Веня. Какая - то олимпиада. Кажется что - то связанное с математикой? В четыре или пять лет? Это шутка?
        - Нет, Алексей. Это так, он очень умный мальчик.
        Говорила о ребенке в настоящем времени. Алексею это понравилось, ему очень хотелось помочь, и он взялся за это дело.

* * *
        Детектив сразу составил фоторобот подозреваемой женщины. Спросил еще раз адрес, который и так знал, сказал, что скоро подъедет.
        Ребенок пропал три дня назад, приемные родители обратились в полицию. Потом кто - то посоветовал нанять детектива. У Алексея был хороший послужной список. Его в этом городе уже знали, кто - то рекомендовал.
        Для начала ему удалось пробить номера автомобиля, на котором эта парочка приехала к дому. Номер московский. А то, что это была парочка, Николаев узнал по видео, которое ему предоставили в отделении одного банка. У них камера во дворе находилась как раз напротив здания, где жили Короедовы, она все сняла.
        «Итак, имелись два подозреваемых. Под видом сотрудников из органов опеки проникли в дом, изучили обстановку, взглянули на документы, а потом похитили ребенка, изобразив целую сцену. Судя по данным видео, они ничего не боялись. Как они его забрали? Это следует уточнить тоже!»

* * *
        Николаев попросил фотографию домработницы. Попросил чисто случайно. Потом посмотрел на медкарту, что хранилась дома. Его ещё удивило, что многие медицинские показатели были замараны черным маркером. Этого мадам объяснить не могла. Но Алексей смог прочесть выдавленные с другой стороны слова и цифры. И это его крайне заинтересовало.
        - А кто были настоящие родители? Вы, конечно, не знаете.
        Мадам шмыгнула носом и чуть не повредила свой носовой платок. Она дома тоже ходила в расстроенных чувствах. Закачала отрицательно головой.
        - Откуда? Во всех документах он числился подкидышем.
        Тут она встала, прошла по комнате и вытащила плотный бумажный пакет, который был немного серого цвета. Из него извлекла другие документы. Там стояли печати одного детского дома, который находился где - то под Москвой. В пакете лежал батистовый плотный платок, белоснежный, с ровным вышитым вензелем.
        Николаев уставился на него, точно такой же лежал дома у его родителей. Он был уверен, что видел этот же вышитый нитками рисунок. Размер и цвет приблизительно совпадали.
        Николаев сфотографировал документы, а платок попросил на время. Очевидно, что нашелся какой - то родственник и каким - то образом сумел организовать похищение.
        Ещё в доме Алексей посмотрел детскую комнату, почему - то ему запомнились игрушки. Рыцари и солдатики были нестандартные. Импортные наборы, очевидно, что очень дорогие. Окна детской выходили в сквер. Там когда - то любил отдыхать сам Николаев. Мальчика он точно не помнил.
        Мадам Короедова волновалась за сына. Кто - то ей уже успел ляпнуть, что украли, мол, ребенка на органы. Такая версия очень не понравилась детективу. Тучная женщина сама приготовила Николаеву чай.
        - А где, говорите, служанка?
        Алексей знал, что в этой семье работала прислуга. Но в доме никого не обнаружил. Мадам извинилась, мол, отпустила на неделю.

* * *
        Алексей приехал к родителям. Они обнялись. Николаевы давно оба были на пенсии, поэтому часто жили на даче. Но сегодня он позвонил и сказал, что заедет к ним. Ольга приготовила борщ. Сели вместе за стол. Разлили по тарелкам первое. Из холодильника достали бутылку водки.
        Алексей не знал, с чего начать, стал рассказывать о новом деле, а потом положил на стол платок и стал ждать реакции отца.
        Тот немного озадаченно оглянулся на жену.
        - Что ж, давно следовало рассказать. Мать, принеси сверток.
        Та тихо ушла, а когда вернулась, то положила такой же платок с вышитым рисунком, маленькую библию.
        - Ты, Леха, мне сын, но сын приемный. Тут такое дело, когда мы с Ольгой познакомились, мы взяли тебя и записали на сестру Ольги. Усыновили, короче. Я тогда был на стажировке, в деревне. Там орудовала вооруженная банда. Много людей убили из числа гражданского населения. Вот тебя сумели спасти.
        Мать твою я не помню, не видел ни разу. Но знакомый монтер писал, что из бывших она, то есть из дворян. Он - то ее точно видел, но спасти смог только тебя. Я никогда не видел такого чудовища, которого удалось там найти. Это был точно не человек, но и не волк. Длинные когти, пасть с клыками. Монтер писал, что это слуги, и они пришли за тобой. Потом мы уехали, можно сказать, что потерялись в Москве.
        Когда переехали в Местищево, то Немой нас нашел. Я еще удивился, что он к нам не заходит. Все издалека на тебя смотрел. Ничего не говорил, он был немой. Просто мог простоять у детской площадки пару часов, а потом уходил. Он тут работал, на кладбище рыл могилы. Так что за тобой он всю жизнь присматривал, не зря, наверное, именно тебя хотел увидеть перед смертью. Странный человек, он не старел никогда. Сколько его помню, как молодой ходил всегда. Я даже думал, что это твой отец, но не сходится со сроками. Ты родился, его ещё в поселке не было. Он позднее приехал. Там еще случай с покойницей был странный. Могилу разорили крестьяне, и стал скот пропадать, людей кто - то резал.
        Потом банда эта объявилась. Они людей резали, как скот. Монтер, он по делу о могиле проходил, как свидетель. Помнится, на велосипеде все гонял по району. Там радио проведет, там столбы восстановит, провода протянет. Такие наряды на работу закрывал, просто диву даешься. Он и телефонист, и электрик, и слесарь, и убийца оказался. Спалил труп из могилы, все безобразия прекратились. А банду обезвредили, так он уехал куда-то. Ещё говорили, что на Крайний Север подался. Мы сами с Ольгой оттуда уехали.
        Николаев - старший выпил стакан водки, но та его не брала.
        - А помнишь, как я тебе борьбой запрещал заниматься. Не в борьбе дело было, а в соревнованиях. Ник считал, что если бы ты победил в тот раз, то тебя бы заметили. Он так же мудрил с твоей медицинской картой. Перед службой в армии он приносил пить какие - то травы. Писал, что это тебе поможет. Тебя тогда сильно рвало, еле отходили. А он все боялся за тебя, а кого, спрашивается? Вон, вымахал, богатырь. Платок, это твоего отца. Родовой герб вышит. Я узнавал. Это герб немецкого города. Сегодня можно в интернете найти, а я это ещё раньше в советской энциклопедии нашел.
        Этот платок только запутал все дело. Очевидно, что это случайность.
        Но, может быть, этот мальчик Веня, значит, такой же, как ты, не иначе, как брат твой. Вот такие, Леха, пироги. Ты у нас или барон немецкий, или еще что похуже. Но ты запомни, ты наш сын. Мы тебя любим!
        Что там у тебя с Лидкой? Сколько можно голову девке морочить? Любишь, тогда женись, сколько можно внуков ждать?

* * *
        Стал делать обход во дворе дома. Возле детской площадки, возле садика. Фотографии ничего не дали. Тут эту женщину никто не знал, а если видели, то не помнили.
        Служанки по имени Матильда дома не оказалось, она была в отъезде. Соседи из ее дома ничего плохого сказать не могли. Пожилая пенсионерка, прописки у неё не оказалось. Да и не пенсионерка совсем. Квартиру снимала, документ не показывала, платила исправно. Хозяйка не могла нарадоваться. Идеальный квартиросъемщик. Пока бить тревогу было рано, но квартира была пустой!
        «И как тут жил пожилой человек? Это в голову не укладывалось. Вещей минимум, ни таблеток, ни посуды. Даже телевизором не пользовалась, вот он стоит все время выключенный, покрытый пылью».
        Алексей вышел из квартиры, поблагодарил хозяйку, стал спускаться по лестнице вниз.
        «Возможно, что она тут ни при чем, но найти ее нужно. Ведь она остается свидетелем».
        Николаев уже знал, что номера машины похитителей липовые, и никаких сотрудников, подходящих под описание, в отделе опеки нет. Имелся четкий снимок женщины, которую следовало найти в первую очередь.
        И женщина эта очень скоро нашлась. В одном из московских моргов. Женщина погибла в результате несчастного случая, ее сбила машина. Совершенно случайно, акт ДТП прилагается. Она выскочила на проезжую часть, и водитель не успел отреагировать, сбил бампером. Бригада «Скорой помощи» не смогла спасти, вот такое печальное сочетание фактов.
        «На это должны быть какие - то мотивы!»
        Но ничего такого Алексей не знал. Пока тупик.

* * *
        Новое дело было интересным, требовалось отправиться в командировку. Нельзя сказать, что все Алексею далось само собой. Он почему - то сразу связал прислугу и похитителей, и это не было голословное решение. Женщина появилась на момент усыновления и ушла, когда это оказалось ей на руку.
        Больше ее никто в городе не видел, все сложилось очень подозрительно, она даже не выждала время, просто сослалась на вескую причину, попросила отпуск. Теперь не отзывается на звонки. Следовало заняться погибшим юристом.
        Алексей съездил туда, но ничего существенного не накопал. Звали ее Еленой, она была жительница Подмосковья, работала юристом в небольшой фирме. Пришлось познакомиться с работой этого не совсем московского агентства.
        - Да, так и есть. К нам поступил заказ от клиента. Он искал мальчика, нужно было проверить Веню. Но никто похищать ребенка не собирался.
        Руководительница агентства развела руками. Они тут не виноваты. Даже водитель обнаружился, живой - здоровый. А с его слов, они были только дома, а в детском садике даже не появлялись.
        Номера машины были очень похожи на те, что искал Алексей, можно было легко спутать.

* * *
        - Да они за душой никогда ни гроша не имели! Он - бухгалтер, она - продавщица. А тут смотрю, вернулись, приехали как господа какие-то! Что интересно, а квартиру сразу поменяли, машину купили, потом гастроном, где сама продавщицей начинала, выкупили. А затем ресторан. Спрашивается, откуда такие деньжищи? Не иначе, что дело нечистое.
        Старенькая с виду тетка залпом выпила содержимое кофейной чашки и продолжила. Эту осведомительницу Алексей прекрасно знал со времен советской власти, когда сам был следователем. Она тогда проходила свидетельницей по делу, с тех пор Николаев заходит к ней, чтобы узнать о городских слухах или о более подробной информации. Мадам Короедова оказалась «шкатулкой с двойным дном».

* * *
        Клиентом юридической фирмы оказался приятный старикан, который принял незнакомого детектива из провинции сразу и без промедлений.
        Жил этот господин за городом, в районе Рублевки, но ничем особенно его дом не отличался. Звали его Алистас Прохорович, повторяю, прелестнейшее создание, богобоязненный с виду тип. Немного напоминает артиста Любшина в зрелом возрасте.
        Он долго рассматривал самого Николаева, а документы детектива его, казалось, совсем не интересовали. Из прислуги в особняке находился только молодой человек, который, вероятно, исполнял очень широкий спектр услуг.
        Ну, личным секретарем он точно был. Все время находился рядом, в пределах своей видимости. Они же сели на стулья за плетеный столик, укрытый салфеткой. Больше ничего там не было. Хозяин любезно ничего не предложил гостю. Это казалось странным, даже стакан воды. Но Алексей был на работе и старался не проявлять невежливых высказываний или намеков.
        По поводу Вени Николаев ничего толком не узнал.
        - Да, интересовался.
        Пауза.
        - Да, женщину нанимали проверить факты, но только и всего.
        Пауза.
        Потом он отворачивается, тихо так опускает голову.
        - Юриста жалко, но вряд ли она бы сделала больше, чем её просили.
        Этой фразой он сразу отмежевался от похищения.
        - Понимаете, Веня мог оказаться моим далеким родственником. У меня была когда-то, скажем, сестра, но она погибла в авиакатастрофе, а её сын как - то потерялся. Мы его, конечно, искали, но не нашли.
        Потом он так безнадежно опустил руку, и секретарь сразу возник рядом с гостем, пора было уходить.

* * *
        Никакого результата у Николаева не было. Мальчика нет, домработницы нет, юрист погибла, водитель вроде ни при чем. Лидия была в курсе всех событий, он ей позвонил, чтобы рассказать о новостях. Секретарша уже ушла, её чем-то грузить было лень.
        - Все так сложно, одно к одному, и ничего толком не понятно!
        Потом домработницу удалось пробить по базе данных.
        - Оказалась странная история. Она действительно та, кем всегда представлялась, но раньше работала и проживала в Москве.
        «Чем объясняется такой резкий переезд в провинцию?»
        Алексей поехал по старому адресу. Опросил соседей. Все очень просто, тут она была прописана, а жила в городском доме. Соседи не знают, где именно, они всего знать не могут.
        - Это где - то на Каширском шоссе. Да. Хозяйка была известная певица, пела еще хорошо.
        Зашел к участковому. Тот оказался тезкой, Алексеем Телегиным. Он - человек простой, сразу посвятил во все, что знал. Алексей достал бутылку водки, поставил на стол. Мол, в гости не с пустыми руками.
        - Певица? Это дальняя родственница была, помогала. Матильда заодно подрабатывала у ее мужа! Старая история, я знаю их. Это она вышла замуж и стала среди роскоши жить, а так они с сестрой - местные. Сестры они, от разных отцов, и возраст у них разный, поэтому ее за тетку все принимали. А после аварии она пропала, надолго пропала. И вот недавно объявилась. Квартиру помыла, все в порядок привела, замки поменяла. Оказывается, что раньше квартиру через агентство сдавала внаем, а потом вернулась, вещи выставила за дверь. Вот шуму-то было. Скандал, но у неё все документы на руках, и сказала, что агентство предупредило заранее, но те сами виноваты, ее проигнорировали.
        Участковый выпил ещё из стакана, его передернуло.
        - После работы я, можно! - кивнул он.
        Леха сидел рядом, играл коробком от спичек, ему следовало все разложить по полочкам.
        Теперь все встало на свои места, ребенок остался в живых. Его, очевидно, тетка и спасла. А потом она устроилась к Короедовым как домработница.
        Но тут ее нашли, она уходит из дома, но все обставила как похищение.
        Откуда у Короедовых деньги? Это изменение жизненного статуса, словно прыжок с трамплина. Квартира, машина, магазин, ресторан. Такую сумму им дали или дают регулярно, но вот мальчик исчез, и мадам его ищет. А вероятно, что деньги давали на нужды ребенка.
        Участковый вспомнил, что сестра, должно быть, была долго в больнице, мол, отсутствовала.
        - А потом вообще исчезла и не появлялась. На квартиру оформила документы, чтобы агентство внаем сдавало. Квартиранты были еще те, вечные студенты. Прошло время, и вот объявилась, наконец-то. Но сейчас ее нет.
        - А как мамашу - то звали?
        - Екатерина. Катя Резвая. Помнишь, видеоклип про речку - свечку?
        И тут до Алексея дошло. Он вспомнил эту эстрадную диву. Видел ее на концерте, когда искал кого - то.
        - И песни у неё были популярные, русские, народные, озорные и задорные. Пела так, что, казалось, душу могла вынуть. Тоскливые песни они душу лечат. А сама не убереглась, разбилась с мужем в самолете, кажется!
        Они попрощались. Детектив поспешил обратно.
        «Так, осталось выяснить фамилию мужа, а потом узнать от клиентки о происхождении ее капиталов. А то не все так хорошо, как мадам расписывала. Нашлись родственники, ребенка могли по-хорошему забрать. Копии бумаг из детского дома, там заведующая еще сказала, что женщина именно за этим ребенком приехала. И документы собрала, но причем тут платок?»

* * *
        Связи в Москве у Николаева остались. Знакомый пробил по базе данных.
        - Екатерина Филимонова, Катя Резвая, по мужу Воронкова. Муж Евгений Воронков - продюсер. Погибли пять лет назад. Ребенок не его, усыновил. Потом долго искали концы, но смерть такая страшная, что ничего не нашли. Сестра. Да, действительно, была сестра. Звали Матильда Филимонова. Тут ничего. Искали ее, нашли в больнице в московской области. Самолет был частный, все пассажиры летели куда - то отдыхать. Там тогда много людей было, но все уже забывать стали.
        Алексей просил проверить старика.
        - Евсей Прохорович Стократов. Это очевидно родственник по мужу. Ничего криминального, он владелец крупного Холдинга, у него несколько гостиниц в центре Москвы, банк и частная авиакомпания. Он - то ли соучредитель, то ли глава корпорации. Не самый крупный человек в городе, но вес имеет.

* * *
        Николаев вернулся в свой город. Мадам ждала от него отчет. Принесла аванс. Алексей подробно рассказал все, что узнал, и хотел задать свои вопросы.
        Про Стократова она точно ничего не знала.
        Да, с ней связались анонимно, предложили усыновить мальчика, обеспечить всем необходимым. Дали деньги на квартиру. Немного, но Короедовы их сумели прокрутить, потом взяли квартиру. Нужно было, наняли служанку. Так в доме появилась Марфа. Она их очень выручила. Второй раз, когда пришли деньги, был дефолт, но мадам успела выкупить гастроном, погасила старые долги хозяев. Жизнь наладилась.
        Мадам исповедовалась как врачу - «мозгоправу». Алексей только слушал.
        - А тут пропал ребенок, как раз должны прийти деньги, нужно за ресторан долг вернуть. Николаев, ну, ты же все можешь, верни мальчика, найди его. Это наш сын, по документам наш! У нас ему хорошо было, сам знаешь! Частный детский сад, вот, школу ему нашли с математическим уклоном. В следующем году бы уже пошел. Найди!
        Алексей расписал расходы, клиентка все оплатила, дала ещё аванс. Он сказал, что Филимонову найти нетрудно, если жива, то скрывается в Москве. Если ребенок еще у неё, то он ее найдет. Была у него такая уверенность.
        - Но что касается Стократовых - Воронцовых? То тут могут быть трудности, они стали искать мальчика, и нашли. Неспроста все это, вас ждут разного рода юридические проволочки. Так сказать, война с этой стороны. Будьте готовы, Стократов - мужик богатый, лучше как-то договориться. Сами понимаете, не просто так юриста машина сбила. За мной могут следить, вот, «жучок» подбросили!
        Мадам с брезгливостью посмотрела на пакетик с подсушивающим устройством.

* * *
        Съемная квартира. Алексей не сомневался, что они еще там. Осмотрелся во дворе. Рядом стояла машина, капот был ещё теплый. Сам Леха приехал на такси, машину отпустил на соседней улице.
        Пробить мобильный телефон оказалось проще простого. В агентство Матильда звонила с другого сотового телефона, своим, очевидно, уже не пользовалась. Найти адрес было несложно, газету она оставила на видном месте, словно специально.
        Поднимаясь на этаж, Алексей пожалел, что не взял боевое оружие, его «травматик» ему самому доверия не внушал. Дверь оказалась открытая, так он вошел.
        Что-то где-то происходило, это было отчетливо слышно. Он осторожно открыл следующую дверь. В комнате над телом женщины возвышалась гигантская фигура!
        «Что за черт?»
        Это был явно не человек. Алексей приказал незнакомцу не двигаться. Чудовище медленно повернулось. Два метра мускулистого тела, покрытого блестящей шерстью. Лапы длинные с изогнутыми пальцами, которые заканчивались когтями. Морда зверя чем-то напоминала обезьяну, но явно таковой не являлась.
        Кроме них в комнате находился мальчик, который сейчас прижался к стене. Монстр переключился на вошедшего Николаева, пол-оборота, и он встал прямо напротив него.
        Что с таким делать? Этого Алексей не знал. Женщину чуть ли не пополам сломал, очевидно, на глазах у ребенка. Он выпустил три пули в ногу, сам продвинулся вперед и с разбегу заехал двумя ногами в корпус. Монстр сначала покачнулся, было очевидно, что пули ничего ему не сделали, просто лапу подвернул под себя. Но удар почти опрокинул его навзничь. Но очень быстро он оправится и пойдёт в наступление.
        Поняв тщетность своих попыток, Николаев оглянулся. В комнате вдоль стены тянулась высокая этажерка с книгами. Он рывком опрокинул ее, высыпал книги на врага. И кусок трубы очень скоро оказался в его руке. Чудовище уже вставало, когда Алексей двинул его снизу вверх по голове. Враг удар выдержал. Более того, грамотно поставил блок и саданул сжатой в кулак лапой. Алексея откинуло в сторону, труба отлетела.
        «Тут она не поможет!»
        Он встал, отработал пару ударов ногами. Но монстр ушел от заскоков. Было видно, что уже теряет терпение, сопит упрямо.
        Алексей наоборот. Включилось что-то знакомое с детства, когда он, неожиданно заигравшись, начинал быстро двигаться. Монстр только успевал поворачивать свою морду в его сторону. И детектив нанес два удара руками с такой силой, что хотел сломать ему кости, если бы мог, то точно сломал.
        Удары были сильными. Это парализовало врага, Алексей успел поднять обрезок и снова стал наносить удары, сильнее и безжалостно. Он вспомнил слова отца о «полуволках», этот точно был такой же.
        Невольно захотелось сравнить его с Вылком, но незнакомец был выше и сильнее, и безобразнее. Леха чувствовал разницу между теми полукровками и этим чужаком. Он уже знал о таких выходцах из другого пространства. Они менялись внешне, и это стоило им огромных усилий. Они всегда пытались замаскироваться. Облик у них изменялся, но, видимо, ненадолго.
        Где - то они устраивали логово, чтобы быть там такими, как они есть, то есть пришли в этот мир.
        Служители церкви, Стражи, прорицатели, гадалки - все они видели их такими, как есть, или с помощью обрядов могли добиться этого.
        Простые люди до поры до времени даже не подозревали об их существовании и не обращали внимания. Высокий, лохматый парень в бейсболке и в рабочем комбинезоне, ничего необычного, сам бы мимо прошел, ничего не заметил. Но тут, при встрече в замкнутой комнате никакой защиты. Комбинезон вообще валялся у порога.
        Еще детектив понял, что тот не боялся Николаева, потому что не знал его. Встретить такого человека, как Леха, это не новость. Слуга специально отправлялся в поход, чтобы принести труп очередного незаконнорожденного потомка. Он привык, что жертвы просто не подготовлены к изнурительному физическому контакту.
        На самом Николаеве ведь не написано, что он особенный избранный. Конечно, быть готовым, чтобы суметь сразиться с такой тварью, это надо еще уметь! Не лишнее для бойца это пережить шок, справиться со своим испугом!
        Потом Николаев просто неправильно определил цель - опасный незнакомец с острыми колющимися предметами. Это, как задержать преступника, все уже отработано в мозгах. Удары и приемы навсегда остаются в навыках. Надо отметить, что это была основная ошибка людей. Такая тактика с этими монстрами не срабатывала. Он абсолютно не реагировал на заломы кистей, рук, ног и другие стандартные захваты. Оказывается, что локти и коленные чашечки у них развиты в разные стороны, и боли они не ощущают, как это ожидает человек.
        Брать его на прием, это вообще бесполезная штука! Чудовище всегда сумеет вывернуться или окажется неожиданно за спиной, нападет с тыла. Порвать человека - это его коронный номер.
        И ходят эти твари всегда парами, в одном теле!
        Не факт, что он был один в данный момент, просто ему так было удобней, он чувствовал себя сильней, защищенней. В самый неожиданный момент происходит его распад. Вот тогда у присутствующих точно наступает шок.
        В древности с такими тварями обращались иначе, их травили собаками, ловили, потом истязали плетьми или просто рубили на кусочки. Вариантов было много, так что до сих пор тактику борьбы с ними скудной не назовешь.
        Слуги или побеждали противника и добирались обратно, или их удавалось обнаружить и обличить. Дальше, все проще, следовала неминуемая казнь. Тело следовало четвертовать или обезглавить.
        Любой саблист был более пригоден к поединку с ним, чем бывший милиционер Николаев. Хотя уроки сансея Олега не прошли даром. Алексей понял, что брать противника живым не следует. Его удары стали беспощадней, жутко было смотреть, что он с ним сделал.

* * *
        Странно, что на выстрелы соседи не вызвали полицию. Впрочем, в помещении это звучало глухо. Они уехали в машине, мальчик уже успел с обоими познакомиться. Старик ждал их дома, при встрече он смотрел на ребенка, пытаясь узнать в нем черты знакомых ему людей.
        Вениамин полностью доверял взрослым. У него прошел шок. Матильда успела оттолкнуть его в комнату с криком: «Беги!», а сама закрыла собой вход. Чужак буквально прошел сквозь неё. Она ничего не успела сделать.
        Но потом все стало очень сложно, ребенок от испуга стал метаться по комнате, и чужак не мог определить, где он в следующий раз появится. Пока Веня не давал ему шансов себя поймать, но очень скоро он сильно устал и замер, остановился.
        Казалось, что гость только этого и ждал, он просто готовился, но тут появился Николаев. С виду тупой детектив, которому больше всех нужно в этом мире. Странно, что он что - то проорал, потом стал стрелять. Ударил.
        Чужак плохо разбирался в земном диалекте, боли не чувствовал, просто лапу сразу свело, но было терпимо. Потом этот толстяк вдруг понял, что все напрасно, взял и уронил книжную полку, ему повезло, что он увидел в этой конструкции небольшую трубу.
        Обрезок трубы сделал свое дело, монстр понял, что проиграл, но было уже поздно. Он потерял сознание. Когда все закончилось, то тело напоминало кусок мяса. Странно, но этот барьер Николаев преодолел очень легко. Стоило ему понять, что монстр имеет изъян, как он тотчас этим воспользовался.
        Да, он оказался очень сильным и не подпускал к себе близко, но это его не спасло.
        Что касается мальчика, тот тоже не стоял на месте, чужак когда-нибудь загнал бы его в угол, но, видно, что не судьба!
        Что теперь делать? Например, с трупом женщины, это понятно, но с этим телом? Как все объяснить?
        Понятно, что нужно прикрытие, чтобы ни у кого не возникало вопросов. Николаев позвонил Старику, он описал природу этого самого существа.
        Тот попросил подождать. Прибыл молодой секретарь, он был в белом халате. Трупы решили забрать по очереди. Носильщики парни крепкие, но одного сразу вырвало. Когда тело упаковывали, то никто не ожидал, что тот оживет. Завязалась драка. Гоблин вырвался из полиэтиленового мешка для переноски трупов и быстро разбросал парней.
        Теперь Николаев не церемонился, он успел дотянуться до обрезка трубы. Она стала мелькать в воздухе. Он быстро перебил кисти, потом монстр вдруг рухнул. Оказалось, что была пробита грудная клетка. Это молодой секретарь напал сзади, сработала ударная волна его ручного прибора.
        «Так и есть, они всегда ходят парами, просто никто не знал, даже не задумывался, что это значит».
        Теперь перед людьми лежали две половинки этого существа. Одну, левую, Алексей вырубил сразу, а правая, она активизировалась позже и напала на санитаров. Те ошалело стояли рядом и вытирали разбитые носы.
        Вениамин сидел за кухонным столом в другой комнате, у него были карандаши и кроссворды. Секретарь все осмотрел, проверил каждый подозрительный угол через прибор на рукаве, потом приказал залить все жидкостью из больших флаконов. Одежду монстра собрали в кулек. Тот носил легкий комбинезон, который снял в коридоре. Машину тоже отогнали.
        Что - то пришлось забрать. Когда вышли, то дверь опечатали.
        «Теперь этим займутся местные власти, в рапорте будет указанно, что у женщины был сердечный приступ, упала возле книжной полки. Это такой перевертыш, которого все видят обычным человеком. Но когда он теряет над собой контроль, то становится вот таким волосатым монстром. Обычно их двое, где искать второго, даже затруднялся сказать».
        Подпольный аукцион
        Аукцион. Это подпольное заведение высочайшего класса предоставляло к продаже раритеты со всего мира. И детектив Николаев попал туда совершенно случайно. Его попросили проверить одну вещь, так сказать на подлинность. Собственно говоря, это должен был проверять маленький мальчик по имени Веня, но все так удачно сложилось, и Алексею предложили. Помимо этого, на выставке - продаже были выложены другие лоты. Например, пользовалась успехом у покупателей чешуя дракона. Их специально привозили из одной маленькой азиатской страны, где эти твари очень долго оставались жить.
        Старик, так он его называл, произнес:
        - У меня к вам, Николаев, вот какое предложение. Не смогли бы вы поехать со мной в одно занятное местечко? Видите ли, на одном аукционе выставили очень интересный лот. Нужно будет взглянуть на него. Сразу отмечу, что он меня очень интересует. И мне нужно знать ваше мнение. Я не буду сейчас даже говорить, что это за предмет, вы все увидите скоро сами. Повторяю, нужно просто на него взглянуть. Это мероприятие завтра, а сегодня я приглашаю вас посмотреть ночной город.
        Он повернулся к выходу и пригласил жестом в другую комнату.
        - Нас ждет небольшая прогулка по Москве - реке и городским каналам.
        Алексею пришлось переодеться, хозяин предложил ему новый костюм, который специально для него сшили.
        - Обратите внимание, это не просто удобная вещь. Ткань - последняя разработка наших военных лабораторий. Это бронежилет нового поколения, если пуля попадет в него, то хозяин получит только перелом ребер, как при аналогичных жилетах. Он также выдерживает очень высокие температуры, если что. Но вот плавать в нем не рекомендую. Дождь и осадки никак не влияют на владельцев, но долгое пребывание в воде, оно отрицательно влияет на структуру ткани, вы станете тяжелым и уязвимым. Там есть такая пуговица на лацкане, для экстренного случая. Дергаете, и костюм сам по себе, а вы - сами по себе. Очень удобно.
        Старик еще долго рассуждал, и теперь его приходилось слушать вполуха.
        - Кстати, ткани. Это сложная разработка для военных. Тут разработчики шли по другому пути. Траектория пули легко меняется, и она уходит по касательной. Место соприкосновения образует такую воронку, которая уводит заряд в другом направлении. Говорят, что при испытании долго страдали от рикошета открытые участки тела, пока не придумали расщеплять пули при соприкосновении. Как это происходит? Не спрашивайте, сам не знаю, но это так. Я сам такой не ношу, моя смерть никому ничего не даст. Я лишь средняя фигура в этой игре. Вы тоже фигура, но разменная. И, судя по тому, что вы еще живы, вас не разменяли. Что поделаешь, германская группа богов в Москве никогда не пользовалась особой любовью. Заметили, что любое правящее поколение всегда пыталось вытолкнуть немцев на периферию?

* * *
        Торги начались не сразу. Гостей провели через сектор досмотра, где внимательно изучили содержимое карманов и одежды. Несколько зализанных головорезов в форме проводили эту самую процедуру. Со стороны казалось, что отряд киборгов из известного фильма был специально сюда доставлен на этот пост.
        Господин Стократов, Вениамин и Николаев прошли сразу, они практически ничего не имели в карманах. Секретаря долго осматривали, возникло слишком много вопросов по поводу тех острых стилетов, метательных ножей, которые он на себе носил. Ему предложили их сдать, но потом что - то разрешили взять с собой.
        Алексей мельком взглянул на регистрационный лист, там, напротив его фамилии стояло короткое слово, обозначающее «герой».
        «Просто, герой!»
        Он хмыкнул, досмотр для них закончился, они прошли дальше по коридору. Освещалось это помещение софитами, но на полу лежали бронзовые жаровни, где ярко горел огонь, явно от масляного источника.
        В красивом зале, похожем на музей, уже толпились какие - то люди.
        Никого из них Алексей даже не узнал, откуда? Он в Москве бывал проездами, а к ним редко кто из столицы приезжал. Хотя одного иностранца Алексей все-таки признал. Это был владелец немецкого банка, конкурент, а потом компаньон «молодых генералов». Этого человека трудно было узнать, он сбросил лишний вес, его плечи выпрямились, он стал немного выше, чем был раньше. Рядом с ним стоял молодой человек. Казалось, что они о чем-то разговаривают и смотрят на стенд.
        Там, за стеклом, на возвышенности лежал блестящий молот, выполненный из светлого металла, руны на нем имели красивый узор.
        - Нам туда! - сказал старик, когда немцы недовольно отошли в сторону.
        Веня подбежал вперед, что - то произнес, подождал, ещё раз произнес, потом озадаченно посмотрел на своих. Видимо, что у него ничего не получилось, не вышло.
        - Теперь ваша очередь, детектив!
        Алексей подошел, взглянул на предмет за стеклом, вспомнил, как он должен называться на немецком языке, и произнес его имя.
        Его ладонь сама потянулась к стенду. Но ничего не произошло, только господин учредитель выразил свое неудовольствие такой варварской проверкой. Он выразил сожаление, что гости не доверяют самому хозяину.
        Алексей покачал головой, молот лежал в стальных захватах, которые могли контролировать его. Ничем другим это не объяснялось, но разве он - сын бога Тора?
        Старик, словно прочитал эту мысль, усмехнулся. Он повел своих товарищей дальше.
        Этот зал демонстрировал другой лот. Чешуя дракона! Это было нечто. Такие разные пластины, некоторые почти диаметром двадцать сантиметров. Они выглядели словно десертные блюдца, слегка заполненные ажурными разводами.
        - Чешуя, а не ракушки?
        - Смотри внимательно!
        Девушка с азиатской внешностью демонстрировала их, легко ими жонглируя. Она по очереди бросала то одному своему помощнику, то другому. Те их ловко ловили. В какой-то момент один человек отошел в сторону и пропустил свой диск. А полет между тем продолжался. Николаев поймал чешую, схватив ее за край ладонью, но вышло это крайне неосторожно, я бы сказал, неловко. Он при этом слегка поранил руку.
        Чешуя была тяжелая и такая эластичная. Края очень острые и кривые. Девушка деланно вскрикнула, стала извиняться. Алексей получил платок, вытер кровь и уже хотел выбросить платок, но старик на это только хищно улыбнулся. Он забрал эту грязную материю и дал другой.
        - Чешую тоже вытри. Нужно обработать рану, срочно!
        Это он сказал своему секретарю, который достал откуда - то флакон с аэрозолем и сразу опрыскал Николаеву руку. Жидкость дико зашипела, встала вязкой пеной.
        Господин Стократов ещё раз оглянулся, убедился, что нигде ничего у них не упало. Тут они вернули опасный диск и ушли в сторону.
        Старик оказался не так прост, он выкинул платки в декоративный огонь, где они сразу вспыхнули и сгорели, пепел и золу слизал ветер. Слуга, который подбежал помочь, с огорчением уставился на эту сцену.
        - Пошли отсюда! Когда дракон окружен врагами, то любое его нервное подрагивание вызывает вот такую стрельбу. И говорят, что чешуя потом отрастает, как ногти, а враг остается повержен. Демонстрируя такие трюки, эти люди принимают яд, как антидот, малыми частями. Он им не страшен, впрочем, тебе, наверное, тоже. Ты получил дозу отравления, ну, галлюцинации, ну, голоса услышишь, не более.
        А между тем действие, ради которого они все тут собрались, начиналось. Всех попросили занять свои места. Они прошли в большой зал.
        Старик и Николаев сидели вместе. Знакомый немец сидел в первом ряду. Он тоже был свидетелем того самого представления и тоже мог обратить на детектива свое внимание. Дело в том, что мог его узнать.
        Рядов было несколько. Кресла были полужесткие, но удобные. Всюду люди. Возраст и социальный статус тут определить сложно, заведение как-никак закрытого типа, неизвестных чужаков без рекомендации сюда никто не пустит, неимущих тоже. Мужчины в хороших костюмах, молодые дамы в шикарных вечерних туалетах. Хищно блестят драгоценности.
        Помощники стояли за спиной, чуть поодаль. Ничем пользоваться нельзя, только личными номерками, которые были выполнены в виде веера.
        На малыша Андрея Лотта никто внимания не обращал, потому что он появился в момент поднятия занавеса, а то, что он оказался невелик, обнаружилось случайно. Потом он только и подчеркивал свой рост, но гордиться было нечем, его вздорный характер сам лез наружу. Чуть позже Алексей узнал в нем друга Ника.
        Объявили первый лот.
        - Боевой молот бога Тора! Первичная ставка - 200 условных единиц, кто больше?!
        Николаеву уже объяснили, что «у. е. - это старая мера золота, Тройская унция, равная 31,1034768 грамма. Происходит от названия города Труа (Troyes) во Франции. С 13 века 1 унция была равна 1\16 фунта.
        1 унция - 1128.59. Два раза в день в Лондоне определяют цену золота.
        «Итак, всего молот за 6220,69536 грамм золота! - подумал Николаев.
        - Господин во втором ряду - 210 песком!
        - Господин в первом ряду - 250!
        Господин Стократов ничего не делает, очевидно, что он что - то знает или не желает брать этот лот.
        - Американец - 300! Поверьте, не каждый день можно купить молот бога, настанет день, и он придет за ним! Итак, 350, кто больше?
        Ведущий был в темно - фиолетовых очках, с длинными волосами, которые, казалось, жили своей, отдельной жизнью. Они то тянулись в сторону, то испуганно встряхивались и падали. Его сюртук напоминал одежду старого времени, но сшитую специально для него. Скорей всего, это был костюм для езды. Что - то такое Николаев уже видел на выставке вчера вечером. Странные мысли лезли в голову детективу, он понимает, что не может сосредоточиться. Это были настоящие глюки!
        «Ему сшили сюртук, который я видел на картине. Или он сошел с картины? Не мог же он быть тем господином, что я видел вчера! Но картина современная, вряд ли это он!»
        Его мучили вопросы, на которые он не мог найти ответы, а реальная жизнь проходила рядом. Так действовал этот драконий яд, о чем, впрочем, Алексей пока не догадывался.

* * *
        Молот достался «Американцу», тот отдал за него 500 унций, что составляло 15,5517384 килограмма драгоценного металла. Его тележку показали на мониторе. Служащий в отдельном хранилище ловко распаковал дорожные мешки, показал гладкие слитки. Они потом с отчетливым грохотом посыпались на стол конторки, где их тщательно проверят и взвесят. Кто - то ахнул, золота действительно было много.
        Николаев уже знал, что каждый участвующий тут покупатель сдал свой вклад в депозитарий, а ключ отдавался потом служащему. Лишнее честно возвращали.

* * *
        Следующий лот. Продавали чешую дракона. Там было по две, потом по три, потом по пять штук на лот. Цены были разные. Старик купил первые две, так сказать, для коллекции.
        Как понял Алексей, цена исходила от качества, от года и от общего состояния предметов. Первые были самые лучшие, они обе обошлись всего за три у.е.
        Остальные шли не так дорого. Они требовались, очевидно, для украшений и драгоценных изделий. Натуральный перламутр, даже с щербинкой, он выглядел потрясающе.
        Вячеслав Зайцев купил последний лот, он же расплатился чистым песком с прииска. Этот персонаж был конкурентом одного иностранца, которого кто - то узнал и назвал Сваровским. Алексей того не знал, но Зайцева спутать с кем-то было трудно.
        Золото проверили, взвесили. На этом вроде все закончилось. Но нет, вытолкнули ещё одну тележку с новым, пока не объявленным лотом. Пока тележка продвигалась в зал, что - то происходило с освещением, оно меркло.
        Старик посмотрел на детектива, того уже отпустило, он только хотел пить.
        Слуги разносили бокалы с шампанским, но Старик заранее предупредил не делать таких глупостей. Он только кивнул, и секретарь принес стакан воды, откуда он ее взял, это оставалось тайной. Воду тут не разносили. Алексей выпил и удивился, ему именно этого тут и не хватало, стакана воды.
        Итак, новый лот. Ничего особенного на тележке не было, несколько блестящих бесформенных предметов, смятых и…
        - Золотые скифские украшения. Обратите внимание, ручная работа греческого мастера, судя по клейму Вулкана. Подарок скифскому царю. Широкое ожерелье с орнаментом диких животных, которых рвут на части дикие хищники.
        Ведущий замолчал, давая всем возможность оценить его речь. Сверху стоял монитор, на котором включили дополнительную запись.
        - Браслеты власти, орнамент, сами видите, из того же ансамбля, у нас все честно, господа. И шлем самого Фаэтона, сына царя Аэта! Все это недавно использовано на полигоне, вещи настоящие, владелец обрел возможность подняться в воздух и повести за собой целую армию. Правда, люди трансформировались в слуг ада. Тут вы можете видеть любительскую запись, её также проверили, она тоже подлинная, бой, как вы заметили - настоящий, жертвы тоже. Прости, меня, Господи!
        Возникла тишина, американец соскочил с места, ему срочно потребовалось позвонить, видимо, к такому повороту он готов не был.
        Всем желающим разрешили подойти поближе.
        - Очевидно, что это он, видите, электроприборы зашкаливают, лампы мерцают и тухнут.
        Старик подал знак секретарю, тот вышел из зала, чтобы сделать звонок.
        В это время Веня, которого раньше контролировал секретарь, больше ничем не был обременен, он подошел к стенду и протянул руку к браслету. Но в тот же самый миг ведущий соскочил со своего места и ринулся к нему. Он оказался чуть ли не одного роста с этим ребенком.
        - Нет, руками не трогать, а то придется потом с мальчиком продавать!
        Веня испугался, его уже пытались продать недавно. Ничего хорошего из этого не вышло. Карлик пробежался по сцене и вернулся к своему месту. Там высокий телохранитель одним движение поставил его к стойке.
        Все вернулись на свои места, торги начались.
        Первичная цена сразу всех удивила. Всего 500 у.е.
        Через десять минут подняли до 1000 у.е. И многие сошли с дистанции.
        - Господин Стократов - 1200.
        - Наш немецкий гость - 1250.
        - Янки - 1300.
        - Триада - 1400.
        Николаев с интересом посмотрел на женщину, та была в европейском костюме, а национальность непонятно какая.
        - Господин бывший мэр города Москвы - 1500.
        Действительно, человек в кепке очень напоминал бывшего мэра столицы. Но его присутствие никого тут не удивило.
        - Немецкий гость - 1600.
        - Скандинавская группа - 1650.
        - Янки - 1800. Что? Господин просит не называть его так! Хорошо, господин представитель казначейства!
        - Китай - 2000.
        - Опять триада - 2100.
        - Немецкий гость, который хуже татарина - 2500.
        - Господин Стократов, сразу - 3000.
        - Опять скандинавская группа - 3100.
        - Американский друг, который просил не называть его янки, дает 3200.
        - Китай - 3300.
        - Его перекрывают с улыбкой, госпожа из триады - 3500.
        - Опять немецкий гость - 3700.
        - 4000, это бывший мэр, и откуда у бедного человека такие суммы? Шучу, тут все люди не бедные, только я нищий!
        - Китай - 4500.
        - Вот южнокорейские господа проснулись, сразу дают - 5000.
        - Американский друг - 5100.
        - 5100 - скандинавская группа, прошу пардон, эта сумма уже была - 5200.
        - 5300 - греческая диаспора! А говорят, что у греков денег нет, в долг живут, врут падлы - журналюги, газетчики, простой народ обманывают, нас, обывателей.
        - 5400 - опять Москва.
        - 5500 - деловой мир России.
        - 6000 - Китай.
        - 8000 - Триада, кто больше, господа?
        - 9000 - наш американский друг, а что им ответит правый сектор?
        - 10000 - опять Китай! Кто больше? Тишина, значит, продано. Жарко сегодня, давно такого не было, практически готовы разорвать друг друга.
        Это было 311034,768.
        Показали холл гостиницы, которая находится в центре Москвы. Там стояли две багажные тележки, покрытые пологом. Штору открыли, и все увидели ровные плитки золотых слитков. Тут же вооруженная охрана передала пост. Тележки накрыли и покатили к бронированной машине, которая стояла в гараже. Ничего не случилось, почти десять тысяч у.е. драгоценного металла отдали за кучку старых деформированных украшений!
        - Кто - то сегодня хорошо нагрел руки. Но больше всего удивили местные греки, они скромно живут, а тут такая сила, меня даже переплюнули. Что поделаешь, греческая диаспора всегда была очень богатой, а своей стране помогать не желают. Правда, это их дело.
        Нам пора забрать багаж, а то тот, кто все это затеял, предположит, что нам этого ничего не надо! Некрасиво получится!
        Господин Стократов (Старик) кивнул бывшему мэру Москвы, тот ему хмуро ответил. Ему было пора уходить, могли спохватиться, снова выслать из страны с шумом.
        Господин Стократов и вся компания вышли из здания. Вечерело. Они оказались возле набережной. Это было открытое место, до парковки следовало немного пройти. Там находились все автомобили.
        Старик остановился, отдал распоряжение секретарю, чтобы тот отвез запас в хранилище нужного банка и выезжал на его машине немедленно.
        Тот кивнул и уехал, им осталась другая машина. Алексей держал мальчика на руках, тот совсем устал. Он сделал несколько шагов, когда раздался первый выстрел. Старик покачнулся и упал. Его лицо и вся голова выглядели не лучшим образом.
        Такого итога нынешнего дня Алексей точно не мог предвидеть. Он пригнулся и ринулся к машине, когда целый град пуль посыпался сухим дождем. Но костюм защищал своего хозяина. Рядом упал чужой водитель, стрелки - телохранители, которые ждали своих хозяев. Алексей упал на водительское кресло, завел двигатель. Это ему удалось. Он смотрел в зеркало заднего вида, когда где - то позади машины прозвучал взрыв.
        Ночная Москва - не самый лучший вариант оторваться от погони. Практически он знал, что ему делать, но, просчитывая все варианты, он видел тупик. И все - таки детектив попробовал. Следовало где - то отлежаться, все давно напоминала дурной сон, из которого следовало выходить. Веня уже проснулся, и, кажется, ничего не может понять.
        Погони не было, Алексей ждал чего угодно, несколько серьезных машин у себя на хвосте, полицейскую облаву, отряд быстрого реагирования, но ничего этого не было. Сначала они избавились от машины, именно её будут искать в первую очередь. Возле станции метро они просто вышли, оставив ключ в бардачке.
        Станция метро. Людей не так много, но они уже сейчас очень выделялись. В таких костюмах в простом городском транспорте не ездят. Всюду камеры, об этом тоже стоит помнить. Тогда Алексей покупает у нищего музыканта его плащ, ему он отдал свой пиджак. Сделал это, не таясь, место не просматривалось.
        В вагоне сидели вместе, но из метро вышли порознь, плащ он накинул на Вениамина, а сам остался в рубашке. Было сыро, он пропустил ребенка вперед. Если их будут искать, то не сразу найдут. Он помнил, как все выглядит на камере.
        Поздно вечером в дверь участкового Телегина постучали.
        - Эй, хозяин, переночевать пустишь?

* * *
        После всего - всего.
        Веня спал, мужики долго еще обсуждали проблему. Точнее, просто пили. Николаев не знал, что в этот же день пытались убить бывшего мэра, группу скандинавов, немца и американца. Жребий судьбы обошел стороной только греков, корейцев и китайца.
        Скандинавская пара взорвалась в своем автомобиле. Они только успели сесть, как дверь блокировали, и произошел взрыв.
        Немец к своей машине так и не вышел, здание сумел покинуть через окно в соседний дом, а там его уже ждала другая машина.
        Американский друг разминулся со своим двойником, а сам просидел один в туалете всю ночь. Он слышал, как положили всю его охрану, но сам, понимаете, спасся.
        Что касается господина экс - мэра, то он услышал выстрелы и никуда из зала выходить не собирался. А потом воспользовался суматохой, взял такси и уехал в аэропорт. Там ближайшим рейсом улетел в Астану, где его ждали новые телохранители.
        Так что для всех участников аукциона это мероприятие оказалось большой ловушкой. А господин Стократов так и не сообщил имя организатора торгов. Хозяин, вот и все.
        Когда секретарь прибыл в депозитарий, то там не обнаружил ничего. Не было и охраны. Но те, кто забрал тот багаж, были очень удивлены, когда обнаружили в сумках тяжелые подделки. Но ничего этого молодой человек не знал.

* * *
        Утром секретарь нашел Николаева. Как? Все оказалось элементарно просто, маячок всегда был в самом ребенке. И это знал только зам.
        Он рассказал, что знал сам, а потом развел руками, мол, уезжайте, пока есть время. Сунул тяжелый пакет. Алексей открыл, там были письмо, чешуя дракона и пачки денег. Письмо он прочтет потом. Пиджак от костюма, его они нашли тоже, отдали - подарок Старика. Он боялся, что там «жучок».
        Ещё секретарь отдал ключи от новой машины и разрешение на ношение оружия.
        «Старик никогда не брал телохранителей, после взрыва самолета вообще перестал бояться. Впрочем, его и не трогал никто. Он давно ничего не решал. Но стал искать Веню, как - то активизировался. Говорил, что теперь все изменится. Впрочем, Веню он давно нашел.
        Торги. Все дело в них. Кому - то нужно было выманить все эти фигуры в Москву и подставить хозяина. Между тем торги были неполные, многих сразу на первом этапе не допустили. Внутренние деньги из Сибири, казахи почему-то сразу не приехали. Не знаю, из Европы обычно два - три дома присутствует. Конечно, этот молот, типа как приманка для всех послужил. Сам понимаешь, что явная подделка. Немцы проверяли, вот ты, тоже полез.
        Прилизанный секретарь сидел на табурете как маленький воробей. Телегин предложил выпить, но тот отказался. Его вид был явно обманчив, молодость подделать нельзя, тогда, что это, курьез какой-то?
        - Золото кто - то изъял. Старик привез немного настоящего. Этим он за чешую заплатил, а остальное оказалась подделка. Мне даже ничего не сказал. Отправил раньше, увел от удара. Получается, что немец и американец что - то знали. Китаец купил шлем, его не тронули. Бывший мэр бросил все, но золото вряд ли было его, а убили только Старика и скандинавских гостей. Остальных не достали или не захотели.
        Китаец вряд ли золото привез, просто купил на месте. Недавно на рынке драгоценных металлов была такая активность, всем вдруг потребовалось именно золото. Это и понятно, готовились к торгам.
        Остальные просто открыли то, что было в России, так сказать, свои карманы. Стократов золото не покупал, он давно ничего зря не делал. Просто заранее привезли несколько баулов с курьерской доставкой. Но мы чего - то не учли. Хозяин торгов что - то замыслил, вероятно, что это сговор. Сюда даже бывший мэр приехал, они все этого события ждали.
        Еще я знаю, что именно американец пытался недавно купить шлем Фаэтона, но весь фокус в том, что именно та сделка не состоялась, его просто кинули. Потом шлем всплывает на торгах, это уже о многом говорит.
        Так мог сделать только очень крупный игрок, который ничего не боится. И мне кажется, что я этого игрока знаю.
        Когда тот уходил, то Алексей еще подумал, что он его никогда не увидит. Утром попрощались с Телегиным, тот уже свыкся, что с этими гостями не все так просто.
        За городом проверка на первом посту. Но Алексей протянул документы, и чтобы ничего не мешало, вложил туда купюру в 50 евро. Это несколько смягчило обстановку, постовой сказал, что ориентировку прислали еще ночью, но только наблюдать.
        - Вот, я и наблюдаю! - козырнул он.
        Утром следующего дня Николаев приехал в Местищево. Было по-утреннему сыро и тихо. Город спал, как в сказке было видно только часть небоскреба, с этой стороны один надежно прикрывал другой. Алексей объехал часть городка, показал Вениамину старое здание заводоуправления.
        - Я тут работаю, если что, заходи!
        Парень только серьезно кивнул головой, он уже решил несколько десятков журналов с цифрами.
        Мадам Короедова ждала их у подъезда, как они заранее договорились.
        Если все в порядке, то выйдет сама. Если нет, то с мужем.
        Про смерть Матильды, то есть Марфы, она уже все знала, но ничего не поделаешь, судьба! О чем это она говорила, Леха так и не понял.
        Прощаться не стали, Николаев направился прямо в свой офис. Там был душ, можно было привести себя в порядок. Выспаться.
        Дверь в контору была открыта. Николаев приготовил оружие и тотчас опустил. В комнате стоял киборг, оружие держал на изготовь, но при появлении Николаева сделал шаг в сторону.
        Алексей зашел к себе, за его столом сидел Андрей Лотт. Два автоматчика находились рядом. Тот сделал знак, ребята дружно вышли.
        - Здравствуй, Алексей! Рад тебя видеть вновь. Ну, ты меня надеюсь, помнишь? Давненько я тут не был. Смотрю, сделал ремонт. Ничего, я говорил Нику, давно пора. Знаю, у тебя много вопросов, но, поверь, ответы будут не самые искрение. Моего босса недавно сильно подставили. Вот убили его друга, торги скомпрометировали. Деньги у людей взяли, а этого мой хозяин страшно не любит. Но пока ничего сделать не может, на кону жизнь очень близкого человек. Не спрашивай, кто, что. Все равно не скажу! Тебе лично бояться нечего, сам все поймешь, но от себя скажу: зря опять лезешь куда ни попадя! Тут, конечно, не ведьмы, но это не твой фронт, понимаешь? Не твоя война. Спас мальчишку, молодец! Что сказать, надрал этим гадам задницу, так я даже рад, сам их терпеть не могу. Но это, надеюсь всё?

* * *
        Маленький человек больше не кривлялся, просто устало мямлил. Щурился. Потом попрощались, Леха осмотрел территорию, помещение архива никто не открывал. Он лег спать на диване.
        Днем пришла Лидия, она громко разговаривала, ходила по комнате и разбудила Алексея.
        - У тебя новый автомобиль? Ты в душ пойдешь, или нет? Твоя секретарша взяла отгул, знаешь об этом? Она не привыкла, что ее босс спит на рабочем месте.
        - Сдала меня, значит.
        - Нет, пришла утром, увидела тебя и решила, что это повод шантажировать тебя, но потом позвонила мне. Как дела?
        - Стократов мертв. Матильда тоже. Пара монстров тоже. Водитель господина Стократова вроде ранен. Но все остальные решительно тут оказались ни при чем, мальчика вернули. Знаешь, нам пора своего мальчика завести. Что ты на это думаешь? Говорят, что я чуть ли не баронет, и у меня есть свой герб. Герб целого города, представляешь? Отец говорит, что нужен наследник.
        - А что еще говорит твой отец?
        - Говорит, что я девке голову задурил. Случайно, не знаешь, какой именно?
        - Ох, Николаев!
        Себастьян
        Его выпустили на четвертый день. Никто ничего ему не объяснял, но он видел, что дело серьезное и не лез с расспросами. Нет, он, конечно, пытался связаться с отцом, но тот человек, что командовал охраной, категорически отверг все его требования. Он не скрывал своего лица, но подтвердить факт похищения отказался.
        - Ты наш гость, понимаешь? Поверь, тебе ничего не грозит, твой отец обо всем позаботится, я надеюсь!
        Это был славянского типа человек с очень низким лбом, который намеренно коверкал язык.
        - Раньше князья отдавали старших сыновей в орду, чтобы самим глупостей не делать!
        Ни телефона, ни оружия, ни телевизора в комнате видно не было. Он уже знал, что сотовые сдавались на входе в помещение, а оружие было только у конвойного за периметром. Этому человеку, что входил в помещение, оружие не было нужно, он сам был опасным оружием. Себастьян почему - то не мог понять, его способности договариваться с людьми тут не действуют. Люди его не слушали, а такого уже давно не было, разве что в поликлинике, куда он попал в детстве по неосторожности.
        Отец, который всегда внимательно следил за передвижениями своего сына, в тот раз его потерял. Все случилось неожиданно. Профессор, с которым Себастьян познакомился. Он тоже не реагировал на способность юноши манипулировать остальными людьми.
        - Здесь это не пройдет! Молодой человек, тут такой мощный каркас, что все ваши усилия, они словно заземляются. А со мной вообще не стоит тягаться.
        Отец нашел его в тот же день. Профессор извинился, сказал, что опечален, не смог завершить свои наблюдения. Его не тронули, но офицер, который пробился к ним в числе первых, четко дал понять, что он ни перед чем не остановится. Он сам застрелил двух лаборантов и сделал это у всех на виду.
        Потом этого офицера убили. Совершенно случайный прохожий застрелил его возле дома и остался ждать прибытия полиции. Ему стерли память так, что он лет двадцать своей жизни вспомнить не мог.
        Конечно, отец уладил тот конфликт, больше никогда его не трогали. Но на этот раз все было иначе. Вечером в захвате участвовало несколько групп, потом этот новый знакомый незнакомец взял его за рукав и утащил в машину. Себастьян успел сломать стену, которая обрушилась на замыкающих, потом сломал автомобиль, другой тоже пытался сломать, но получил кулаком в челюсть. И потерял сознание. Он не смог повлиять на этого человека, просто не знал, как это сделать.
        Еще он не мог влиять на Зарину, та словно чувствовала его состояние, но только посмеивалась.
        Глава восьмая. Римаз Рамиров
        Его судьба была удивительной, но в то же время типичной для данного времени. Что о нём помнили окружающие его люди? Что он участвовал в боях без правил, был «рэкетиром», возглавлял крупную преступную группировку в Москве, которую вытеснило более крупное преступное сообщество.
        Всё это было, но было намного позже, потом, а сначала он был перспективным спортсменом, борцом. Ещё в средней школе он брал первенство на местных соревнованиях, потом в составе команды между соседними городами. Они стали выезжать в Москву. Ему пророчили блестящее будущее. Тренер уже говорил об олимпийском резерве, потирал руки. Ему часто звонили, спрашивали именно о Рамирове.
        Алексей Николаев был значительно младше, но тоже был хорошим начинающим борцом. Тренер уже тогда отмечал его сильную хватку и выносливость. Навыки и новые приемы давались ему с некоторым трудом, но, отработав нужные занятия, он уже с легкостью принимался за следующие приемы. В секцию он пришел случайно, помог постовому задержать пьяного вооруженного рецидивиста и не рассчитал сил, сломал ему руку. Милиционер прекрасно знал, чей Алексей сын, и посоветовал заняться борьбой.
        - Тебе не хватает знания приемов, навыков. Вот, приходи завтра к нам в секцию, через год тебе цены не будет!
        Как в воду глядел, крупный паренек все на лету схватывал, мог часами отрабатывать трудный прием. Казалось, что вторым именем в списке олимпийского резерва после Рамирова будет имя Николаева.
        Но его отец почему - то был против этого увлечения. Свои отрицательные взгляды на борьбу он ничем не подкрепил, сам многие виды спорта уважал, занимался обливаниями холодной водой, стрельбой, утренними пробежками и боксом.
        Очевидно, что видеть своего сына на спортивном подиуме он считал преждевременным. Если бы кто - то был внимателен в тот самый ранний период, то, наверное, заметил, что Николаев - старший не хотел, чтобы его сын встретился на ринге именно с Рамировым.
        Решающее соревнование в том московском турнире Алексею пришлось пропустить, на сборы он так и не попал. Это, надо отметить, и решило его спортивную карьеру.
        Рамиров же вошел в нужную обойму, его спортивные успехи были поразительными. В то время в Советском спорте почему - то было много выходцев из Закавказья, чем это объяснить? Не знаю, но молодой Римаз Рамиров внешне не отличался от учеников ведущих спортивных школ Советского Союза. Сам крупный, хорошо накаченный торс, шея, очень сильные руки, сломанные уши. Крепкий захват, великолепно выполненный бросок, и вот она - очередная победа. Сочетание силы и юношеской, точнее, мужской красоты.
        Так прошло несколько лет. Статья, по которой его смогли «закрыть» впервый раз, была несерьёзной. Спортивная жизнь в Советском Союзе была полна подводных камней «околоспортивного» соблазна! Фарцовка, так называлась торговля импортными шмотками, давала большие деньги и иллюзию свободы от «уравниловки». Светская ночная жизнь «богемы» города выбивала из строго спортивного режима. Спиртное усугубило его падение - плавным, стремительным, но лёгким полётом! Когда прихватили на продаже штатовских «левайсов», то требовали пойти на сотрудничество с правоохранительными органами:
        - Давай, договоримся! Ничего плохого в этом нет! У нас все «стучат»!
        Но уже тогда Рамиров отличался непреклонностью и неуступчивостью, все угрозы, что сообщат в Спорткомитет и Федерацию… только испортили дело. Работник не рассчитал своих сил, был просто побит крупным молодым пареньком. Вербовка провалилась, усиленный наряд милиции определил городского чемпиона в КПЗ. И вместо учёбы в спортивном институте или службы в армии Рамиров получает свой первый срок. Подсуетились нужные люди, «статья» для него вышла не самая тяжёлая.
        Рамиз не помнил своего родного отца, его воспитывали в семье дяди, которому он оставался благодарен всю свою жизнь. Именно к нему он вернулся, когда понял, что жить в Москве ему спокойно не дадут. Там начался негласный отстрел главарей преступных организаций.
        Ему посоветовали «залечь на дно», ничего особенного, очередной передел сфер влияния. Рамиров имел в друзьях очень влиятельных людей, но и они тогда просто развели руками, мол, прости, брат, ничем помочь не можем, прости.
        В родном городе он сразу сошелся с «Крестным». Тот словно ждал его появления на горизонте, раскрыл перед ним все перспективы провинциальной жизни. Вместе они смогли «отжать» рынок, потом вклинились в строительный бизнес и заново обложили данью всех мелких коммерсантов, завершив все былые споры раз и навсегда.
        Теперь «Чемпион» стал курировать все дела, связанные с Москвой, он спокойно занялся строительством нового дома для семьи своего дяди.
        Глава девятая. Паша Северный. Ленчик
        Они все были какие - то ИНЫЕ, не от мира сего. Могли, например, видеть иначе многие предметы и очень хорошо уживались в советской действительности.
        Что касается Павла, то тогда это был крупного телосложения молодой человек, серьезно увлекающийся греблей, самбо и фотографией. Да, он долго не имел высшего образования, вернее сказать, что он не смог закончить свой институт. Его смелые высказывания для того времени окончательно выбили почву у ведущего курс «марксистско-ленинской теории» специалиста. Он просто не смог ничего возразить этому «дерзкому юнцу». И первое, о чем он позаботился, чтобы студент Светлов никогда не смог учиться дальше.
        Странно, но Павел рук не опустил. У него остались друзья, которые его никогда не забудут. Тут проявился его настоящий талант комбинатора, ещё он видел вещи немного иначе, и самое главное, он мог на них повлиять.
        Он легко разбирался в самых запутанных системах. И неважно, какие они были: экономические, политические или социальные. Он быстро мог усвоить любую систему, приспосабливаясь к ней, скажем, как паразит. Видя все слабости системы, он ими умело пользовался.
        Позже он очень быстро находил нужных людей. Порой это были единомышленники, просто попутчики, иногда сознательные идеалисты, которыхбыло легко убедить в чем угодно. А заставить поверить человека в любую новую химеру, это он мог сделать запросто.
        Он не только быстро выстраивал нужные схемы, но и находил средства, людей, которые требовались на данный момент.
        Запуская все в работу, он уходил, чтобы создать что - то новое. Так его маленькие фирмы становились частью чего - то большего, когда он связывал их в одно целое.
        Порой люди работали и не догадывались, что место работы - это плод воображения отдельной личности. Павел всегда доводил свои идеи до ума, и потом они жили своей отдельной жизнью.
        Так он наладил снабжение живой рыбой сети магазинов в городе Москве. Что тут интересного? Сделал он это все просто ради интереса, а рыбы у него сначала совсем не было. Но так как идея прижилась, то следующие его шаги были про «перепрофилизации» некоторых колхозов на выращивание живой рыбы в прудах. Он сам объездил ряд удобных для этого районов, уговорил нескольких председателей, обещал выделить средства.
        А когда втянул их в новое дело, то заключил нужные договоры. Затем все передал одному человеку, который просто следил за данной схемой, она долго приносила им чистый доход.

* * *
        Другие идеи были намного сложнее и требовали его присутствия. Так, в Москве он получил негласное одобрение на ряд проектов. Этим он и стал заниматься. Следовало создать в Советском Союзе несколько совместных компаний для производства товаров народного потребления. Было решено взять самые передовые технологии, и не просто взять, иностранные компаньоны готовы были сами все дать за счет будущих продаж.
        Это оказалась бредовая идея, создать с капиталистами промышленную основу для выпуска на внутренний рынок хороших, почти отечественных телевизоров, холодильников, автомобилей.
        Люди, которые поддержали талантливого экономиста, они дали ему свои деньги, свои связи, свои мощности.
        Павел начал строить сразу несколько пробных цехов по всему Союзу, которые могли изменить все! Самое главное, он наивно сам поверил в эту идею. Его заверили на самом «верху» вполной безопасности данного проекта, что он так неосмотрительно «вписался».
        Впрочем, сначала ему доверили только все это тщательно просчитать. Он составил настоящий генеральный план, детально изложил его на бумаге. Папка тянула на докторскую научную работу. Там он не только обосновал, но и на примерах построил несколько удобных макетов будущего. Таких документов было всего два экземпляра.
        Тогда для работы на местах были наняты другие люди, которых удалось заинтересовать самыми разными способами.
        Павел вращался в кругах, которые можно было назвать партийной номенклатурой, но он замечал, что их связывает еще что - то общее.
        Они все жили уже давно отдельно от советской власти, порой занимая высокие посты. Деньги для них были удобным инструментом.
        Но вот в какой - то момент произошел сбой. Нет, проекты были почти идеальны, но страна вдруг ввязалась в вооруженный конфликт в Афганистане. Чаша весов в коридорах власти вдруг изменила положение. Павлу быстро дали отмашку, людей предупредили, документы по всем объектам стали уничтожать. Ему стоило много труда отрубить все концы, которые вели к нему и выше.
        На сторонников капитализма в советской стране объявили негласную охоту. Светлов перешел на работу в небольшую контору, которая было почти легальной и состояла из трех сотрудников. Её создали немного раньше, и было удобно пользоваться данными реквизитами.
        Чем занималась контора? Все понемногу, так, например, с Дальнего Востока трест вывозил вагонами мороженую рыбу, обещал поставить в срок детали к двигателям с Брянского завода.
        С Брянского завода для него шли комплектующие запасные части для судовых двигателей, им он обещал несколько вагонов металлопроката.
        Железо для Брянска они брали из Казахстана, с одного металлургического комбината. В Казахстан отправляли рыбу. Везде брали предоплату, всюду рассчитывались по безналичке, но ни разу не попались.
        Но его очень скоро вычислили.
        Так они попали под усиленное внимание ОБХСС. Последовала плановая проверка, сотрудники этого грозного учреждения прибыли по указанному адресу. А там оказались только часть арендованного на год помещения, секретарша и несколько столов для работников этого, якобы, треста. Оказывается, что этим самым трестом были всего три человека, включая секретаршу. Павел был из тех работников, которого часто отправляли в командировки, чем он, собственно, и занимался. Встречал железнодорожные составы в Москве. Проверял, то есть изымал накладные документы. Поддерживал состояние дел треста в полной готовности. Ему успели сообщить, что явка провалена. Секретарша, молоденькая Оленька, долго плакала, с неё только что взяли подписку о невыезде из города. Потом она замолчала, вытерла свой носик, отпросилась и вышла в туалет, но обратно не вернулась. Директор треста, им числился некий товарищ Куйбышев, так и не появился на рабочем месте.
        Вот и Паша мог бы дать ценную информацию на других людей, поэтому его упорно искали. Он ушел в подполье. Сменил фамилию, стал Светлов-Северный.
        Выполняя личное научение своего высокопоставленного друга, он отправился в длительную командировку по всей стране.

* * *
        Следующий проект был связан с ценными бумагами и валютой. Под ценными бумагами имелись в виду чеки и боны торговых магазинов типа «Березка» и «Альбатрос».
        Он проехал вдвоем с телохранителем несколько крупных портовых городов, где вполне официально вел покупку и продажу таких чеков.
        Что именно он делал? Очевидно, использовались для обмена хорошо изготовленные фальшивки. Курс, по которому он проводил обмен, был очень привлекателен. Заявку оформляли заранее, люди приходили не с улицы, неслучайные.
        Так один посетитель приносил пачки долларов, а забирал новые чеки или рубли. Другой посетитель доставал из портфеля чеки, брал рублями, но сразу очень крупную сумму.
        Сделок было немного, по десять человек в день, проходили они в номере ими выбранной гостиницы. Одни сутки, и парочка уезжала. Обычно Павлу звонил подкупленный заранее администратор, говорил условным кодом, и они уходили. Остальные встречи аннулировались.
        За ними следили, но всегда упускали.
        В Одессе их взяли. Бригада, которая их пасла, все ждала, когда они выйдут на связь с нужным человеком.
        Но тут все давно было расписано, и Павел ни разу не прокололся. В каждом городе он получал новый кейс, уже набитый чеками, а валюту и рубли они всегда оставляли. У них был третий игрок, о котором никто не подозревал.
        Никто из оперативников не мог понять суть обмена. Судя по показаниям задержанных, Светлов - Северный должен был иметь очень крупную сумму валюты, советских рублей и чеков. Но каждый раз непонятным способом у парочки не оказывалось тех сумм. Следили за телохранителем, за кейсом в гостиничном номере, но так никто ничего и не понял.
        А все было очень просто. Некто Хрусталь выносил из гостиницы неудобный пакет в простой авоське. Подмену совершали как опытные иллюзионисты в цирке. И каждый игрок знал своё действие в этом фокусе.
        Павла арестовали при покупке валюты. Это и ляжет в основу судебного приговора. Статья по тем временам очень серьезная.
        Потом, когда ему предъявили видеозапись сделок, он только развел руками. Он уже знал, что эта гастроль будет последняя. Вместо чеков в пачке лежали пригласительные билеты на свадьбу, несколько сот открыток.
        Что касается его напарника? Телохранитель вышел в очередной раз покурить и перелез из гостиницы через перила балкона, к этому никто готов не был. Человек ловко спустился, спрыгнул на асфальт, потом поймал такси и уехал. Так было отыграно действие с отсутствующими уликами. Молодого человека задержали в аэропорту, но у того ничего не оказалось.
        В тот же момент Хрусталь также пытался уехать. И он тоже был пустой. Эта группа имела другой канал транспортировки. Это была целая сеть, которую очень давно придумал или довел до ума сам Павел.
        Ничего доказать не смогли, но сроки тем не менее дали обоим.

* * *
        После этой «отсидки» Павел сменил масть. Он полностью ушел в криминал. Как это ему удалось? Тогда никто ничего не понял, но встреча с некоторыми ворами оказалась для него судьбоносной.
        Говорят, что Северный попал в «пресс - хату», где ночью один справился с шестью соседями. После карцера его пригласили на сход. Полезность этого человека стала очевидной. За него просили такие люди, что вредно для здоровья было отказать.
        Но и противники у Северного тогда имели очень большие погоны.
        Так просто стать криминальным авторитетом в нашей стране не представлялось возможным, но тут сработали некоторые невидимые глазу внутренние механизмы. Его уголовная статья, по которой он пошёл по этапу в следующем своем громком деле - была сугубо экономическая, значимого авторитета «на зоне» она дать не могла.
        Махинации с валютой в особо крупных размерах в то время могли тянуть на очень длительный срок, но я не удивляюсь, что статус этого человека изменился. Его словно заметили и дали «зеленый свет» для разного рода других криминальных дел.

* * *
        Именно его деловые качества дали ему возможность заниматься выгодными делами. Свое возвращение в Местищево он отметил новым проектом. Он создал коалицию свободных предпринимателей. Элементарное «крышевание» тут выглядело как некое торговое товарищество на паях. Условные взносы шли на решение разных административных вопросов, а вот доля, или так называемый пай, они «прокручивались» всамой теневой экономике. Это было нереально, финансы и средства вкладывались в рынок акций, в развитие города, в общие проекты, которые строго контролировались самими пайщиками. У него был даже свой бухгалтер.
        Трудность составляла в том, что Северный так и не стал авторитетом, он был крупным теневым дельцом, которому доверили мошну.
        Такой человек, как Римаз Рамиров, укрепил позиции самого Северного. Они вместе вытеснили других, более сильных конкурентов, снизили общую криминальность в районе.
        Так что «авторитет» самого Северного был несколько преувеличен.
        Все отмечали, что он имеет право занимать данное место, что он не покупал звание за деньги, как это делали некоторые. Но корона держалась у него только потому, что других, более достойных претендентов не было.
        Это положение решил исправить Ленчик, он стал искать человека, который, по его мнению, был бы достоин этого места.
        Именно благодаря его стараниям городом заинтересовался такой человек, как Профессор. Сам Ленчик к «братве» примкнул давно, сидел по малолетке, но долгое время не мог выдвинуться.
        Первое серьезное задание, это выдавить конкурентов с рынков. Рынков в то время было два, городской и колхозный. Рамиров очень жестко вел дело, они тогда отбили оба рынка. Основные противники были люди некоего Валая, тот держал соседний район, а этот город получается, что безжалостно обдирал.
        Так Северный усилил свои позиции бригадой Рамирова и навел в округе свой порядок.

* * *
        Прорыв в строительном бизнесе обещал большие деньги в будущем, Северный заинтересовал всех вложить первый взнос в это дело, но денег оказалось мало.
        «Фаэтон» не усел взять все в свои руки, как его обошли. Следовало сделать второй шаг, как исчез Чемпион. Нужен был надежный помощник, но такого человека Паша рядом не видел. Это очень задело самолюбие Ленчика, он уже надеялся, что его заслуги отметят.
        Паше не нравилось, что этот человек слабо разбирается в делах, старый тюремный срок для него не был показателем. Некоторое время они справлялись, но было очевидно, Северный ищет замену.
        Просьба проследить за следователем, который хотел поиграть в частного детектива, казалась тогда блажью хозяина.
        Ленчик и Санек долго пасли Алексея, не могли понять, как он может найти Чемпиона, если они сами этого сделать не смогли.
        Между своими «корешами» уже считалось, что именно Мамедов нанял со стороны человека, который и убрал Чемпиона, чтобы отомстить за тендер. Так не раз рассуждал сам Ленчик.
        - Труп, конечно, спрятали. Теперь ничего не докажешь!
        Но очень скоро Ленчик понял, что ошибался, и детектив идет по верному следу. Однажды у того была встреча с осведомителем, Ленчик сам видел, как потом этого человека сбила машина. Он успел сам подойти к потерпевшему и забрать у него пакет.
        Никто не догадывался, но Ленчик видел молодого водителя, который совершил этот наезд. Потом он очень удивился, когда именно этот человек оказался рядом с Лидией.
        Про Лидию вообще отдельный разговор. Существовало мнение, что она была должна крупную сумму денег в «общак», но Паша ее прикрыл. В то время эту тему долго мусолили среди «своих». Вероятно потому, что заняться такой «дамочкой» хотелось каждому.

* * *
        Павел Светлов, он же Паша Северный. Это высокий, очень сильный физически, немного грузный мужчина, который всю свою жизнь строил для кого-то настоящие империи, вдруг узнает, что он является отцом девочки, как это правильно объяснить? Он сломался.
        Встреча с Ольгой, с матерью Зарины, тут все понятно. Ему даже хотелось ее на месте придушить, но сначала следовало найти дочь.
        Детектива так обложили со всех сторон, чтобы узнать полезную информацию, что тому пришлось оторваться от «хвоста», чтобы действовать самостоятельно.
        Паша дает отмашку своему помощнику Джокеру. И из своих личных денег покупает Ольге и дочери дом за городом, выбирает машину. Потом вкладывает некоторую сумму денег на именные акции, чтобы обеспечить будущее девушке.
        Именно это послужит причиной недовольства, мол, он не имел права распоряжаться деньгами «общественной кассы». Но тут все было чисто, Паша мог сделать деньги из мелочи, как говорится, на ровном месте. Потом у него всегда были свои личные средства, которые он прокручивал еще раньше. Он был финансовый гений, которого направили сюда соблюдать чужие интересы.
        Теперь он так торопился к встрече, что не учел сторону матери Зарины. Ольга уже исключила его из общего уравнения. Он представлял для неё угрозу, она ведь видела его состояние, он мог наброситься на нее, мог отмстить. И она сдает его Стражу.
        Ник был удивлен полученной информации, но он все равно воспользовался полезной информацией и закодировал специальное сообщение для Северного.
        Код был прост, несколько цифр, слова, музыка, которую никто не слышит или не обращает внимание. Свой первый сеанс Ник провел очень давно, когда фигура Северного только определилась на горизонте. Он тогда ловко включил кассету в массажном салоне, так в середине записи все это было забито.
        Когда нужно было действовать, Ник просто позвонил, убедился, что это именно тот человек, который ему нужен, и снова включил запись. Он мог вклиниться в любую телефонную сеть, прослушать любой телефонный разговор, но на этот раз просто позвонил.
        Все разработки советских ученных, это небольшой прорыв, которым Стражи пользовались очень давно. Они уже умели влиять на нужных людей. Просто Ник был немым, ему приходилось монтировать заранее с помощью своего подручного.
        Такая установка подействовала. При первом контакте Северный попытался уничтожить Птицу сам. Но та уже впала в очередную спячку, включился сложный механизм анабиоза. Пули не причинили ей особого вреда, организм просто всосал их, а потом отторгнул.
        Так Ольга сначала подставила отца девочки, а потом устранила Птицу, которая могла забрать девочку для службы. После похорон она поняла, что поторопилась, отец не хотел забирать ребенка, он не видел необходимости в этом. Наследство развязало руки, теперь Ольга могла быстрее добиться своей цели.
        Попутно она стала мстить полковнику Сазонову. Почему - то он стал центром ее мести, но, по сути, она сама виновата, только не могла признать очевидного. Нужно было устранить Стража, тот заинтересовался ведьмой в городе, а это становилось слишком опасно для неё. Она стала искать выход, и тот нашелся. Полковника Сазонова нужно было столкнуть лбом с местным Стражем. Он все сам сделает, но следовало помочь.
        Очень трудно было подобраться к нему, тот словно чувствовал западню. Тогда женщина подкупила человека из прислуги в офисе. Полковника стали поить редкой гадостью. Отрава принесла бессонницу, или сны оказывались слишком тяжелые, навязчивые.
        Потом полковник оклемался, он уже успел вычислить Ника, который ушел на нелегальное положение.
        Тогда Ольга подставила одного бойца из окружения Сазонова. Он мог знать, где было захоронение Птицы. Это было только предположение, парень привез Зарину с прощальной церемонии, очевидно, что - то знал. А Ольгу туда не допустили.
        Ведьма указала на него, Страж сам того не понял, как ввязался в очередную войну. Он уже добился некоторых успехов, а тут его стали преследовать люди полковника и целая команда из Москвы. Кто - то пытался забрать голову Медеи себе, когда он хотел договориться с новым немецким Стражем об услуге. Так, ничего особенного, просто обмен. Ник плохо себя чувствовал, кто - то сглазил его, не иначе.
        Ему следовало найти ведьму и обозначить ее, чтобы обезвредить. Нет, он не собирался сжигать ее на костре, но, проведя нужный обряд, мог просто лишить ее связи с предками, тем самым оставить ее без сил. Он недооценил своего противника, та всюду расставила свои знаки, словно хотела обложить Ника. В доме органиста помогла вышибить их с помощью своей магии. Все, кто был ей нужен, все они находились под ее защитой. Даже Николаев, который стал жить в их доме.
        Именно Николаев понял, что будет, когда музыку разучат, запишут и исполнят наоборот. Он понял, но было уже поздно. Его исключили из круга посвященных, к тому же появился другой, более достойный претендент, стоять рядом.

* * *
        Смерть такого человека, как Северный, это вызвало ненужную реакцию. Помощник Паши, Джокер, они вместе успели многое сделать. В городе шло строительство небоскребов, деньги прокручивались, как это было условлено. Московские коллеги привозили нужные документы, увозили оговоренные заранее суммы. Всех все устраивало, а тут смерть!
        Генералы в данной ситуации стояли на своем. У них был почти коллективный разум, который следовало защищать любой ценой.
        Сам Джокер что - то такое допускал, не могли простые парни с улицы сами поднять такую тему.
        Потом, в Москве намекнули, мол, присмотрись там внимательно.
        Он смотрел, но ничего не видел. Попросил у Николаева помощи, документы найти. Тот сразу нашел, но просил Кирилла не трогать.
        Джокер сам договорился с Сазоновым, Кирилла никто не тронет, но пусть генералы дальше свое дело делают, как они договорились. Проект, рудники, заводы, все это приносило прибыль. А пока ничего плохого нет, то Джокер на коне.
        Так, с гибелью одного человека закончилась целая эпоха, и неважно, что он был отрицательный герой, просто ему в жизни не нашлось места быть положительным.
        Его личный гений жаждал бурной деятельности, но социальный строй, потом более сильное окружение препятствовали его взлету. Окружающих устраивало некое подобие смирения потомка германского бога, и неважно, чей именно он там был сын. Там давно перестали следить за такими подробностями, германский - и всё!
        Глава десятая. Святослав. Лидия Григорьевна
        Святослав
        Это всегда был сильный и преданный человек. В молодости ему поручили следить за отдельным участком провинции. И так он потратил много лет, выполняя чужую волю. Потратил на эту дыру, которое и название имеет соответствующее - Местищево.
        Со временем он стал разбираться в общей расстановке сил. В столице ему ничего не светило, там таких «заезжих князьков», как он, их было так много, что не каждый из них мог найти себе работу, не то чтобы добиться чего-то.
        А в его обязанности входило не так много хлопот, и самое главное - все это вполне хорошо оплачивалось. И он спокойно работал, пока не понял, что сам может добиться большего, если постараться. Ему ошибочно показалось, что все дело в том, чтобы самому стать вдруг избранным или героем.
        А там, глядишь, все кардинально изменится, и все окружающие станут считаться с ним как с ровней, и он сможет занять соответствующее положение в этом обществе, которому пока только преданно служит.
        Почему ошибочно? Все дело в том, что там, где он хотел вырвать себе кусок уважения, там ничего просто так не дают, но могут. А способность что - то вырвать, оно схоже способу украсть со стола Хозяина. И он как - то об этом вовремя не подумал.
        Ведь для начала следует понять принцип, по которому происходит будущий отбор. И тут на горизонте появилась сильная фигура, и кому - то в этой игре потребовалась Лидия!
        Стать начальником службы безопасности рекламного Холдинга, это не так просто. Но он легко убедил Хозяина, что это нужно для дела, и вот результат: его сразу вернули в Москву.
        Теперь он практически контролировал переписку своей клиентки и будущего частного детектива. Еще ему нужно было найти Медею и предложить себя в качестве избранника. Потомки греческих богов часто становились избранными, так почему не он? Не Святослав? Хотя, если честно сказать, то он был потомком очень забытой линии.
        Когда стало известно, что Медея выбрала «германскую линию», то сам Святослав решил, что это плохая идея. Германская группа на территории России всегда не пользовалась популярностью. А шансов что - то изменить не было. Пока он её искал, но не нашел, оставалось терпеливо ждать.
        Те, кто просчитал все ходы заранее, они не допустят такого союза, если только Николаев сам не примет соответствующего решения. Тогда очевидно будет другой вариант событий, и устранят их обоих.
        А все дело в том, что он сам находится в полном неведении. Он уже избранный, а ведет себя как последняя ищейка. И все потому, что ему подсунули эту Лидию, женщину явно из германской группы. И она с самого начала спутала все карты.
        А тот, кто пытался Алексею что - то объяснить, он уже попал под машину. Что поделаешь, если человек простых слов не понимает. Изоляция героя, она просто так не происходит.
        Когда Вячеслав, а именно под таким именем он числился в роли главы охранного отдела, понял, что ничего уже не изменить, то подтолкнул Лидию на более решительные меры. Он показал арсенал, которым они могли бы воспользоваться. Все было подобрано заранее, Лидия просто хотела достать оружие, а тут целый склад боеприпасов, на долгую и основательную войну.
        Та ещё не знала, что он давно уже находится в курсе всех событий, что он с трудом скрывает свою заинтересованность, что нечастые его отлучки - это просто выполнение чужих поручений. Его нынешний перевод в этот город - это часть многоходовой операции по внедрению.
        Тот человек, который отвечал за нужный исход событий с Медеей, он счел возможным надавить на господина Мамедова, кратко объяснив, что именно от него требуется, и что теперь нужно совершить в городе.
        Так греческой полубогине устроили засаду. Именно в этой провинции оказались люди, которые могут её заинтересовать. Персонаж, как следователь Николаев, вообще не рассматривался в этой схеме. Его ввели в игру в самый последний момент Харон и Страж, которые по-своему тоже участвовали в этом деле.
        Что касается Вячеслава, то он отвечал за некоторые процессы, которые требовалось контролировать. Но он действовал от лица своего Хозяина, который поручил ему все это завалить. Так он заранее имел список людей, которыми уже пожертвовали. Направить того или иного человека в нужный город оказалось не так просто, но тогда у него ещё было время.

* * *
        Именно Вячеслав имел доступ к полному списку всех участвующих лиц. Но саму Медею он обнаружить долго не мог. Выставка, она была на самом видном месте, а саму хозяйку никто в глаза не видел. Так что приблизиться к ней не представлялось возможным. Все началось именно полгода назад, с момента исчезновения первых фигур этой сложной партии.
        После исчезновения очередной жертвы, местного жителя по фамилии Ремизов, по кличке Чемпион, Вячеслав понял, что шансов у него мало.
        Хозяйка сама выбирала избранных, а потом надолго укрывалась непонятно где.
        У Вячеслава было официальное прикрытие, он работал в Москве, а тут числился в отделе по борьбе с наркоторговлей. Его командировка давно закончилась, поэтому его отозвали. Но тут решал не он сам, а его непосредственный руководитель.
        И только после звонка Мамедова Лидии, когда тот напомнил, что Александр Борисович должен был крупную сумму денег не только банку, но и другим людям. Еще он посоветовал Лидии самой заняться вопросом его печальной судьбы. Такой ультиматум заставил Лидию временно покинуть свое место в Москве, чтобы решить этот уже старый вопрос. Она не знала даже, с чего начать, и помощь нового начальника охраны была кстати.
        Как вы помните, единственной зацепкой было расписание исчезнувшего босса. Оно само по себе ничего не давало, но потом появились подсказки.
        Вячеслав посоветовал нанять детектива, свободного специалиста, который распутает это дело, а они его будут контролировать. Но ему в голову не могло прийти, что Лидия наймет следователя Николаева, а тем более, что он тоже относится к группе риска. Ведь Местищево - это настоящий заповедник уникумов, начиная с преподавателя в школе, и заканчивая высокопоставленным чиновником. Этого Вячеслав знать не мог, а появление такой фигуры, как Алексей, сразу все изменило.
        Лидия Григорьевна
        Лидочка с детства себя помнила прилежной девочкой. У неё были приемные родители, но это никак не повлияло на их отношение к дочери, её любили. О настоящих родителях она так ничего и не узнала, Григорий Евсеевич никогда не давал повода усомнитьсяв искренности своих чувств к ребенку. Они с женой постарались дать ей все, что только могли.
        Сначала Лидия с успехом закончила музыкальную школу, местные курсы иностранного языка. Потом с золотой медалью десятый класс средней школы, затем сама поступила в один из московских ВУЗов, а это уже считалось трудное для страны время. В Москве остаться у неё не получилось, но надо отметить, что ей предлагали работу по специальности, но все это казалось ей на тот момент неперспективным. Она постоянно находилась в поиске и не могла остановиться. Тогда один знакомый посоветовал взять «тайм - аут», чтобы определиться с будущим.
        Вернувшись в родной городок, Лидия поняла, что с трудом покинет его в следующий раз. Все в Местищево ей казалось уютным и спокойным, как в зачарованном лесу. Случайное объявление о работе, оно решило её дальнейшую судьбу. Лидочка стала обычной секретаршей в рекламном агентстве.
        Само агентство находилось на Старой площади города, состояло из двух смежных комнат-студий, которые взяли в аренду. Одна комната-студия служила рабочим кабинетом для сотрудников, а другая кабинетом директора. Вот тот светлый коридор с широкими окнами из комнаты-студии в комнату и был рабочим местом для молодой секретарши.
        Её босс, тогда молодой и веселый Александр Борисович, с удовольствием рассказывал о перспективах данной работы в этом месте.
        - Нужно крутиться как белка в колесе, чтобы наработать клиентов, а можно искать клиентов самому или заставить клиентов искать тебя! - часто повторял он. Тогда Лидия пропускала мимо ушей все его слова, они казались ей слишком серьезными.
        Он был интересным собеседником, прекрасно разбирался в своем деле, поэтому неудивительно, что в такой глуши он смог добитьсяреальных результатов. Перестройка выкинула на улицу массу людей, которые вдруг стали никому не нужны. Этого пока никто не видел, но крупные предприятия закрывались, порой их специально доводили до банкротства, чтобы продать с молотка.
        В рекламном бизнесе все было иначе. И казалось, что вся работа находится в столице, но Александр Борисович мог найти такие заказы, которые выполнял на месте. Никто не задумывался, но босс был гениальным человеком, который иногда использовал свои личные связи, чтобы добиться нужных результатов. В городе на него работали разные художники, оформители, которых он обеспечил работой, но пока не мог собрать в одном месте. Некоторые заказы он размещал в Москве. Повторяю, он был одаренным человеком в своей области и мог использовать резервы, о которых даже никто не задумывался. Посредничество было его вторым замечательным качеством.

* * *
        Молодая женщина спешит на работу, ярко светит солнце и прогревает скованную льдом часть улицы.
        «Настроение - во!»
        «А было бы чему радоваться!? И должность невысокая! И оклад небольшой! А кабинетик? Тот вообще неказистый!»
        Но это, как сказать: секретарь машинистка с месячным окладом девять тысяч рублей, в рекламном агентстве родного города, после учёбы в ВУЗе - не предел мечтаний, но на первое время пойдёт! А в кабинете красивые окна, выходящие на старую заросшую аллею, которая сейчас покрыта снегом! Красота!
        На улице «Джокер» разминулся с очаровательной незнакомкой, его попытка завязать с ней разговор ничем не закончилась. Та только загадочно улыбнулась и вырвалась из пылких объятий джигита.
        Тот день Лидия может вспомнить с трудом. Ледяная тень прикрыла зачарованный лес, что - то изменилось рядом с ней, но пока она даже не догадывалась об этом.
        Она прекрасно помнила новогодний карнавал в дворянском собрании. Это стало так модно - подчеркивать якобы свои или чужие дворянские корни. Мероприятие сделали очень помпезным, для чего пригласили даже известного московского режиссера, он-то и сделал все по высшему классу. Несколько недель муштровал обслугу, договаривался о настоящих каретах, о лошадях! Приглашал очень интересные творческие коллективы, знаменитых юмористов и певцов.
        Это был первый раз, когда Лидия увидела Симу Хрустального. Тогда он ничем особенным не отличился, просто модный режиссер, которого уговорили создать весь этот праздничный спектакль.
        А билеты на это мероприятие для своих сотрудников смог достать только Александр Борисович. Он отвечал за рекламную программу в городе.

* * *
        Молодой человек, выйдя из местного отделения банка, прищурился ласковому солнцу. Это Александр Борисович, владелец небольшого рекламного агентства. Высокий, стройный, всегда модно одетый приветливый человек с приятными манерами.
        Знаете, сегодня ему повезло. Почему повезло? Теперь он сможет осуществить все свои планы, так как этот низкопроцентный банковский кредит у него, в его кармане!
        «Спасибо однокашнику! Не напрасно они тогда столько пива выпили!
        Если бы не он, не видать ему этих денег! Приехал из столицы в родной город - отдохнуть. Отдохнули! Ну, где это видано, чтобы банк просто так, взял и выдал на развитие рекламного бизнеса такую сумму денег!
        Всё теперь будет «окей!» - один к одному! Осталось доработать свой «бизнес-план» ивперед, в рекламный столичный Холдинг! Держись, Холдинг!»

* * *
        Пропал человек. Пропал, словно в воду канул, в мутные воды местной реки Быстрой. Ни близкие ему люди, ни малочисленные знакомые не могут ничего объяснить, у них своих забот всегда было «выше крыши», как говорят - свои проблемы, свои тревоги. Но пропал человек.
        Вот только его секретарша, красавица Лидочка, вчерашняя выпускница престижного столичного ВУЗа, подняла тревогу. Еще недавно она получила в родном городе работу и считала, что ей крупно повезло! Бинго! Но вот пропал Александр Борисович, её основной работодатель! Ужас! И тем самым могло пропасть и её рабочее место!
        И, что вы думаете? Эта девушка не растерялась. Она была вынуждена взвалить на свои хрупкие плечи дела всей рекламной фирмы, свою работу и работу своего пропавшего босса. А ведь в тот самый момент целый каскад нерешенных проблем, заказных писем, срочных платежек, международных звонков обрушился на нее!
        Николаев всё хорошо помнит. Это было нечто! И она устояла! Именно в тот момент она поняла, что всю жизнь хотела решать всё сама. И для этого она столько училась на менеджера в сфере рекламного бизнеса. А теперь ей нужно было только изучить всё делопроизводство на практике, изнутри. Вот только на это у неё уже не хватало времени! Ряд запланированных деловых встреч ей не пришлось отменить. Да, она отложила их! С той, единственной целью, что следовало хорошо и основательно подготовиться к ним, чтобы решить всё потом самой. Для этого она сумела ввести себя «временно» всостав правления компании, чтобы постепенно нотариально оформить все на себя. Затем она перерыла все имеющиеся договора, сверила сроки, обзвонила нужных клиентов. Работа закипела!
        И вот только остался этот каверзный вопрос: «Куда пропал босс?»
        Он сам повис в воздухе и скоро для всех исчез. Для всех, но только не для нее. Лиду ещё этот вопрос волновал. И волновал остро.

* * *
        Лидия была крайне раздосадована и недовольна, что ей напомнили о прошлом. Нет, лично она ничего плохого не сделала, но неизвестный человек, который позвонил ей, он твердо знал о происхождении денег, о начале ее карьеры.
        Еще тогда, в самом начале её трудовой деятельности, перед ней стоял выбор: отступить или бороться. Она отмела все попытки лишить ее бизнеса. И сделала это решительно и жестко. Потом стало очень трудно. Мало кто теперь догадывается, что для этого Лидии пришлось идти на поклон к Северному. Эту встречу им организовали знакомые отца, пришлось подключить родителя. Мир тесен, Паша и отчим в молодости знали друг друга. А так как знакомый никогда ничего для себя не просил, то просьбу за эту девочку Паша рассмотрел положительным образом. Он прислал ей своего нотариуса. Тот осмотрел бумаги и подсказал, что именно нужно сделать.
        Взлет бизнеса объясняется элементарным «крышеванием», рекламное агентство больше никто не посмел трогать. Это потом помогло в Москве. И Лидия добилась всего, чего хотела, она больше не возвращалась домой. Тот долг она давно погасила, её филиал в городе был самым востребованным, заказы от братвы были редкостью, но всегда выполнялись в первую очередь. Но это были одноразовые просьбы, обычно огромные плакаты, типа таких: «Друзья поздравляют кореша» или «Чтим, помним».
        Теперь неизвестный требовал прояснить вопрос, мол, постарайтесь лично все уладить. И Лидия вернулась домой, занялась работой в городском филиале своего московского рекламного холдинга.
        Когда она осмотрелась, то поняла, что сама тут ничего не сделает. Тогда она вызвала надежного сотрудника из службы охраны, и тот оказался в этом городе не впервые. Мысль нанять детектива оказалась свежей. Лидия сама лично посетила два имеющихся в городе агентства и решила отказаться от их услуг. Но звонок Николаева был очень кстати. И завербовать его для этой работы оказалось очень нетрудно. Алексей давно занимался расследованием, но кто - то сверху все спустил на тормозах, а понять чей - то злой умысел оказалось трудно.
        Да, в Москве не желали раздувать из этого дела скандал, дали прямые указания. И, конечно, никто ничего не объяснил. Но многие и так знали, что в городе что - то происходит, но не считали возможным вмешиваться.
        Беспокоились только члены Ордена Стражей, ведь именно они отвечали за многое в этой части края.

* * *
        Лидия больше ничего не говорила Паше Северному, она не хотела посвящать его в свои проблемы. Но Николаев сам напомнил о Чемпионе, сказал, что хочет связать оба исчезновения вместе.
        Так что через некоторое время Паша сам подключился к этому делу.
        Карьерный рост просто провинциальной девушки из рядового рекламного агентства объясняется протекцией двух солидных джентльменов. Один из них был Паша Северный, хороший друг отчима Лидии, а о втором она даже не догадывалась.
        Надо отметить, что во всем этом сама Лидия долго себе не признавалась, но когда поняла, что все именно так, то просто ушла из Холдинга и из рекламного агентства тоже.
        Глава одиннадцатая, в которой мы вновь вспомним об Ади
        Ла Монтель
        1918год. Западный фронт. Хотелось бы напомнить основные общевойсковые операции того периода: бои в Лотарингии, в районе Нанси и Эпиналя, между Маасом и Мозелем. Взятие форта «Капм же роман». Очень сложная битва при Вердене, в аргонском лесу, на Сооме. Затем позиционная война в Тироле и Фландрии, линия «Зиггфрида» сего танковым сражением при Камбре. Это почти маленькие пятачки на карте, а для самой Европы очень громкие названия. Они близки каждому европейцу, потому что были на слуху, или еще больше, потому что кто - то наверняка потерял там родных и близких.
        Войска совершали невозможное, они с трудом удерживали свои позиции, ходили в атаку, дрались в рукопашную. И это продолжалось уже не первый год.
        Погода стояла дождливая, очень холодная, промозглая.
        15 октября под местечком Ла Монтень произошла очередная атака с применением отравляющих веществ. Надо отметить, что эта воинская операция полностью провалилась. Ветер резко переменился, и отравляющий газ тяжелым облаком накрыл также германские передовые позиции. Несмотря на то, что всем выдали новые кожаные противогазные маски, к этому никто реально готов не был. К тому же несколько снарядов взорвались непосредственно в немецких окопах. Отделение, где служил и находился ефрейтор Schicklgruber, пострадало тоже.
        Потом его самого успели спасти санитары и доставили на носилках с передовой в баварский полевой лазарет. То, что эти солдаты были без оружия и носили белые халаты с крестами, обозначало, что в них никто стрелять не будет. И это было почти так, санитаров редко кто убивал.
        Естественно, они погибали под обстрелами во время бомбежек, но в остальное время их берегли. Порой они спасали раненых солдат и с противоположной стороны, но приоритет оставался за бойцами германской армии.
        Итак, ефрейтор Schicklgruber. Надо отметить, что это было уже не первое его серьезное ранение. В 1916 году под Ле Баргюр он был ранен в левое бедро осколком гранаты. Это была первая битва на Сомме. Тогда он попал в лазарет Красного Креста в Беелице.
        Местечко Уденарде
        Это был тяжелый день. Несколько сот раненых человек, конечно, не вмещались в две небольшие палатки полевого лазарета в Уденарде.
        Уже далеко стихли выстрелы и взрывы, а санитары продолжали подтаскивать очередную порцию. Многих успели перевязать, некоторых просто относили в сторону, потом их перетащат в соседний лесок. Теперь ими будет заниматься похоронная команда.
        Полевой хирург осмотрел ефрейтора, у того, как у многих, были повреждены глаза. Тот лежал на столе и беспокойно мотал головой. На бланке писарь уже успел нанести его фамилию, воинское звание и имеющиеся награды.
        «Герой! Крест с мечами за боевые заслуги III степени! Черный шеврон. Знак отличия раненых! Звание ефрейтора присвоено ещё 1 ноября 1914. Связной. А ведь это конец военной карьере, инвалидность. Везунчик. И чего это он так орет?»
        Он кивнул санитару, чтобы тот сделал ему успокоительный укол морфия. Потом сменил повязку и приказал отправить его в прусский лазарет в Пазевальк. Ещё нужно сделать обход, а потом будет время перекурить.
        Что такое Пазевальке? Это место тогда находилось глубоко в тылу. Скоро туда отбудет санитарный обоз. Тем самым следовало резко снизить число своих пациентов. Многим нужно было оказать и другие, более кардинальные услуги, например, отпилить ногу или руку. Ампутацию оторванной конечности следовало сделать сразу, чтобы не появилась гангрена. День ещё не закончился, а ночь уже обещает быть бесконечной.
        Полевой баварский врач ещё раз огляделся, вытер со лба пот, вышел из палатки, чтобы закурить сигарету. Долго и нервно искал свой портсигар. С некоторых пор у него дрожат руки, он конкретно подсел на морфий, и, кажется, что конца этой бойни никогда не будет.

* * *
        Ещё молодой Ади лежал с перемотанной бинтами головой перед входом в лазарет на носилках. Под дождем его тело дрожало, поэтому санитару пришлось укрыть носилки серой шинелью. Рядом лежали каска и его походный ранец.
        Очень скоро подойдет обоз, и его перетащат на телегу. Вот-вот станет действовать наркотик, и тогда он наверняка забудет то, что ему удалось увидеть в последний момент, перед самой потерей зрения.
        Вы спросите, что он там такого особого увидел?
        Серое утро началось с обстрела. Все уже знали, что скоро начнется атака, и тогда следовало ворваться на позицию противника, чтобы воспользоваться своим преимуществом. Но сначала следовало дождаться, пока обстрел даст нужные результаты.
        Артиллерия противника открыла ответный огонь, накрыла нейтральную полосу, сровняв несколько заградительных линий с землей. Они также готовы к атаке, но вряд ли готовы к появлению газа. Эту новинку уже применяли в нескольких местах и даже успешно.
        Где - то равномерно работал чужой миномет, обкладывая минами участок за участком. Если им повезет, то они накроют германских артиллеристов. Тех нынче вывели очень близко вперед, чтобы они могли оттуда вести более прицельный огонь.
        Из - за миномета, наверное, все и случилось. Теперь никто уже ничего не скажет.
        Последний залп артиллеристов был самым неточным, и накрыло ряд германских позиций. Тяжелые пары обрушились сначала глубоко в линии защиты противника, а потом своим крылом захватили и передовой край.
        Что тут началось! Взрывом сначала разнесло наблюдательный пункт. Потом минами накрыло пулеметную точку. Туда как раз поползли несколько солдат с ефрейтором - связным. Застигнутые в пути, они лишь на мгновение стали свидетелями начала атаки.
        Ефрейтор успел вскинуть высоко голову. Противогазы мешали движению, и их было решено одеть потом. Но это «потом» наступило неожиданно, окатив всех ледяным дождем, который был уже отравлен.
        Поднялся страшный свист. Помимо разрывов снарядов и мин, этот громкий звук буквально заполнил все пространство. Словно чудовищная громовая песня прокатилась над позициями. Под аккомпанемент невидимого небесного органа, усиленная ветром и звуковой волной, она накрыла вокруг все, изменив даже атмосферное давление. Казалось, что сейчас у всех смертных полопаются ушные перепонки. Но пронесло!
        Вдруг Ади увидел много гигантских крылатых существ, которые камнями падали с неба вниз, хватали что - то сильными голыми руками и быстро вздымались обратно, красочно поднимались высоко в воздух. Крепкие широкие крылья работали усиленными лопастями, разбивая плотные потоки воздуха и опасные осколки мин. Такие завихрения ещё долго красочно светились в небе, отмечая уже никому не видимый след их быстрого полета.
        Кто это были? Он не сомневался, что валькирии!
        Легендарные женщины - воины на своих крылатых сказочных лошадях. Они пришли за своим урожаем душ. Это легендарный древний бог Вотан собирал с поля сражения души умерших воинов, чтобы забрать их к себе в Ваальхаву, а валькирии помогали ему в этом праведном деле.
        Никому нет дела до бесчисленных погибших в этот день. Армейский каппелан устроит похоронную службу, но потом, когда всех погибших приготовят к погребению. Валькирии успеют собрать нужное количество душ, вырвав их из тел этих праведников и мучеников.
        Как их зовут? Сейчас точно и не скажешь. Но каждый немец с детства знает их имена, как имена всех остальных языческих богов.
        Итак, это Брунгильда, Герхильда, Ортлинда, Вальтраута, Швертлейта, Хельмвига, Зигруна, Гримгерда, Росвейса и остальные. В тот день потребовалась помощь всех. И не беда, что они практически занимались мародерством. Это был только их промысел!
        Ади поднялся чуть выше, чтобы убедиться, что это все не сон, все именно так и происходит. Крылатые лошадиные создания и полуголые женщины-воины как одно целое носятся по темному небу, ломая все представления о физических, земных законах. Вот одна такая лошадь устремилась и в их сторону.
        Что - то опалило роговицу глаз ефрейтора, он вскликнул, закрыл ладонями лицо, но было уже поздно.
        Пазевальк
        Прусский тыловой лазарет в Пазевальке. Это тихое, спокойное место, куда раскаты грома с передовой линии доносят только напоминание о страшной ежедневной канонаде.
        Ефрейтору Schicklgrubery несколько часов назад сняли повязку. Зрение ещё полностью не вернулось к нему, а ведь ранение, можно сказать, было очень серьезным.
        Кругом суета, ажиотаж. Все были поражены последней новостью. Объявлена капитуляция Германии. Власть великого кайзера, которому все присягали на верность, свергнута. Наступила новая эра, время новой республики.
        Теперь никому нет дело до ефрейтора, и мало кто вспомнит, о чем кричал он в тяжелом бреду. Вообще никто не вспомнит. Медсестра в тот момент только крестилась, уже больно жалко ей было этого господина ефрейтора.

* * *
        Пока он лежал в палате, у Ади было много времени, чтобы вспомнить свое детство, год, когда ему было шесть лет, и он переболел ветрянкой.
        Он вспомнил, как долго лежал дома с большой температурой, как маленький темноглазый врач делал ему уколы, тихо шептал, что «все пройдет, дарлинг».
        Но не это было главное в детских воспоминаниях. Те события, которые предшествовали болезни! Он внезапно всё вспомнил!
        И тут он понял, откуда у него была эта тяга ко всему прекрасному! К искусству, к музыке. И к опере! Точнее к изображениям древнегерманских богов!
        Он вспомнил тот далекий городской праздник. Мэр города господин Штраус готовил приветственную речь - обращение к горожанам. Было настоящее праздничное шествие, потом устроили танцы в национальной одежде.
        Тут же состоялось состязания местных пивоваров и городских реставраторов.
        И самым интересным было появление в черте города отряда «ряженых» тяжелых рыцарей на защищенных в латы конях. Числом их было всего четверо. Четыре «ряженых» всадника с небольшим пешим эскортом.
        Тогда они прошли торжественным строем по центральной улице города, неся на древках своих копий штандарты древних городов, отсалютовали господину бургомистру и горожанам и выехали за черту города.
        С каким восторгом отнеслись все к их появлению, очень редко в городе бывают такие зрелищные представления.
        Пронёсся слух, что группа спешит на ежегодное представление в Пассау.
        Между тем праздник в городке продолжался, а ватага мальчишек устремилась за удаляющимся отрядом. Ади бежал среди них и прекрасно помнит, как они срезали дорогу лесной просекой.
        Он помнит, как на опушке леса эта группа чужаков устроила бивак. Быстро, со знанием дела были расседланы кони. Потом сами они все сняли свое снаряжение и сложили в кучу. И все оказалось настоящим. Кожаные рубашки у слуг, покрытые солью от пота. Тяжелые идеальные кольчуги у господ. Латы блестели на солнце, полированные наконечники копий хищно горели своим огнем. Ничего бутафорского, даже щиты имели геральдические символы, в которых угадывались обозначения местных и дальних земель. Мечи и другое оружие было сложено в одном месте, чтобы удобно было его расхватать.
        Принесли воды из ручья. Развели костер. А это в австрийских лесах строго запрещалось! Более того, на поляну принесли тушу молодого оленя. Один из спешенных рыцарей, бородатый атлет, метким выстрелом поразил зверя из самого простого лука. По сути, этот акт браконьерства карался штрафом или даже тюремным заключением, но кто мог наказать этих людей? Но как это можно прогнать таких людей, если они в клубах дыма выглядят просто настоящими великанами? Они и говорили как - то иначе, и шутки у них были непонятные.
        Дети, которые пришли на поляну, словно очутились в прошлом, когда охота и рыбная ловля были основным источником питания. Возле костра засуетились, потом повеяло горелым мясом, сладковатым дымом. Очень скоро по рукам пошли готовые куски филе, отрезанные с боков оленя. Они были продеты на очищенные ветки и быстро подрумянились на тлеющем огне. Досталось по маленькому куску и детям, которых отсюда никто не гнал. Люди достали небольшой бочонок. Пиво было приобретено в городе, его быстро разливали в дорожные кубки и диковинные полые рога.
        Мужчины пили и кричали тосты, но ничего этого разобрать было невозможно, они словно говорили на другом, непонятном остальным языке.
        Скоро настроение этих людей изменилось. Подул резкий ветер, потянуло гнилью и сыростью, солнце скрылось за тучами. Лес словно встал плотной темной стеной.
        Тут главный отряда встал во весь рост, огляделся и отдал короткий приказ! Все люди поспешили вооружиться, выстроились строем. Что - то тревожное видело в воздухе, криками они приказали детям убираться отсюда!
        А смысл стал понятен и так. Дети испуганно заторопились, когда они вышли на дорогу, то позади что - то случилось. Ади оглянулся.
        «Что же он увидел краем глаза, пока не убежал?»

* * *
        Несколько человек уже лежали, уткнувшись в сырую землю, одни были пронзены длинными, необычного размера стрелами, другие убиты каким - то тяжелым предметом. Этот свист от стрел дети слышали, но не поняли, что же именно за этим стоит. Ади тянули за руку, но он остался, чтобы увидеть это ужасное, завораживающее зрелище. На поляне вёлся бой, настоящее кровопролитие. И уже два рыцаря и три оруженосца противостояли одному высокому молодому господину. Тот был одет в широкие металлические доспехи, на голове стальной шлем с длинным пером, в руках его быстро и равномерно вращался длинный меч. Его чудовищно длинный лук уже был воткнут в тело одного оруженосца.
        «И как это можно проткнуть палкой тело человека?»
        Казалось, что первых пришельцев было больше, и шансов у этого богатыря совершенно нет, но что-то подсказывало юному зрителю, что эти люди его очень боятся, и уже только поэтому они проиграли сражение. Так и случилось. Произошло несколько грубых сшибок, вольтажей, хитрые приёмы, подсечки, и вот их осталось двое!
        И теперь где-то за городской чертой, на лесной поляне два человека бьются тяжелыми мечами.
        И один уже явно устал, силы покидают его, вместе с этим он теряет свою кровь. Тяжелое ранение в грудь, пробита кольчуга. А другой, более молодой и, следовательно, сильный соперник, не торопясь отбивает удары первого, наносит очередной смертельный удар, потом колет противника в плохо защищенное горло.
        Он наклонился и шепчет ему что-то «о будущей встрече в Ваалгаве».
        Сверху и вокруг образовалось непонятное свечение, больше напоминающее северное сияние.
        И тот, получив такой смертельный удар, просто захлебнулся кровью.
        Рыцарь вытер меч о полу чужого плаща. Потом выгреб несколько свитков из кожаного подсумка, поправил за спиной огромного размера молот, повернулся и пошёл в лес. Там, где должна по сути дела находиться его лошадь. Но вместо лошади стоял тарантас, запряженный двумя огромными козлами. Он сел в него, буквально плюхнулся на дно этого деревянного тарантаса. И всё на поляне оставил как было.
        Это ужасное зрелище ещё стояло кровавым пятном перед глазами, Ади сделал несколько шагов вперед. Так он перешагнул границу этого северного сияния и нагнулся к кожаному подсумку. Там был только один свиток, его он и успел схватить. Он сделал это прежде, чем его ноги сами унесли с того самого места. Так лесной пир обернулся чудовищной трагедией.
        Всё это и вспомнил ефрейтор, двадцатилетний Ади. События, которые произошли с ним давно, но услужливая память спрятала их глубоко в подсознании. Родные тогда объяснили это болезненным бредом, что изредка возвращалось очередным ночным кошмаром, когда он просыпался весь в мокром поту, желая убежать от сильного и беспощадного господина, смотрящего на него в упор!
        Неужели все это было лишь детским бредом? А как же сейчас, когда отряд валькирий обрушился на позиции, чтобы собрать свои трофеи? Может быть, это опять его воспаленный ум показал ему границы настоящего, за чертой которого живут легендарные и мифические существа, о которых сегодня все забыли?
        Нет, конечно, это не сумасшествие. Он отлично все видел.
        «Они существуют, и только нужно поверить во всё это. Поверить и сделать свой выбор, ничего ещё не потеряно. Я поведу за собой свой народ, нам есть, кому помочь. Наши боги с нами! А предателей мы сурово накажем».
        Через несколько дней врач, спрашивая о том, кто там все время так орет, услышит в ответ:
        - Это наш герой, опять валькирии идут на посадку!
        - О, Майн Гот! Сделайте же ему укол, пусть побыстрей заткнется!
        Глава двенадцатая, в которой мы вспомним про Зарину
        (Советский период)
        Шел обыск. Следователя интересовало наличие документов, которые могли доказать факт мошенничества этого подставного филиала. Но сегодня в этой конторе никого собственно не было. Секретарша, молоденькая Оленька, долго плакала, с неё только что взяли подписку о невыезде из города. Потом она замолчала, вытерла свой носик, отпросилась у следователя и вышла в туалет, но обратно не вернулась. Когда спохватились, то оказалось, что уборная имела запасной выход.
        Директор этого филиала, некий товарищ Куйбышев, так и не появился на своем рабочем месте.
        Как именно Павел Светлов стал Пашей Северным, история умалчивает.
        Так просто стать криминальным авторитетом в нашей стране не представлялось возможным, но тут сработали некоторые невидимые глазу внутренние механизмы. Его уголовная статья, по которой он пошёл по этапу в следующем своем громком деле - была сугубо экономическая, значимого авторитета «на зоне» она дать не могла. Махинации с валютой в особо крупных размерах в то время могли тянуть на очень длительный срок, но я не удивляюсь, что статус этого человека изменился. Его словно заметили и дали «зеленый свет» для разного рода других криминальных дел.
        Зарина
        Так или иначе, долгое отсутствие господина Светлова в городе привело к роковым последствиям. Секретарша Оленька быстро сменила фамилию и родила дочку, которую решила сохранить для себя. Девочку назвали Зариной, очевидно, в честь её покойной бабушки. Тут сработал ещё один защитный механизм, девушка принадлежала к древнему роду, ей предстояло выполнить старое пророчество. Сама Ольга Владимировна этого уже сделать не могла, но её дочь стала объектом такого рода.
        Надо было такому случиться, что именно девочке Зарине приснилось место, где хранился старинный свиток. Ольга Владимировна навела справки, и всё подтвердилось. Так и оказалось, что немецкая усадьба уцелела, тайник многие годы оставался нетронутым.
        Но появились конкуренты. Дальние родственники, они были жителями Северной Америки и вдруг напомнили о себе. Они первые стали искать с ней точки соприкосновения, но Ольга Владимировна на контакт не вышла.
        Время было такое, что иметь родственников за рубежом было небезопасно, невыгодно.
        Она сменила место жительства, но ненадолго. Через пять лет они вернулись. Зарина полностью посвятила себя музыке, она училась петь, и её вокальные данные уже тогда поражали учителей. Но Ольге Владимировне этого оказалось мало, она искала свой путь для выполнения своей миссии. Такая навязчивая идея полностью поглотила их.
        Вы спросите, в чем именно заключалась данная миссия?
        Все очень просто! Им следовало исполнить одно очень старинное музыкальное произведение, получить собранную таким образом власть и силу, чтобы вернуть в наш мир святую Сессилию. Ничего больше!
        Что ещё держало её в этом городе?
        Вероятно, старинный немецкий музыкальный инструмент. Духовой орган в концертном зале старого здания таил в себе скрытый механизм. Потайная дверца-панель открывала целую доску дополнительной клавиатуры. Правила для отработки соответствующих навыков исполнения и схему этого механизма госпожа Павлова имела, её набросала на рисунке перед смертью родственница.
        Уже тогда госпожа Павлова пыталась приобрести этот инструмент, но ничего у неё не вышло. Так появился ещё один персонаж будущего действия - органист. Вообще, если рассуждать логически, то шансов обрести власть и исполнить предначертанное у Ольги Владимировны было мало. Но тут ей выпал «Джекпот».
        Как-то поздно вечером на улице она торопилась домой, но уловила некоторое движение. Надо отметить, что это произошло непроизвольно. Можно сказать, что мельком, как иногда бывает, если куда - то специально не смотреть и сосредоточиться на близко стоящем предмете, то рядом обязательно что - то всколыхнётся.
        Так вот, госпожа Павлова увидела нечто такое, необычное в своем роде.
        Таинственное существо пересекало улицу. И делало оно это так, что Ольга Владимировна сначала усомнилась в происходящем.
        Стройная, темноволосая женщина очень быстро передвигалась. Нет, просто ходьбой это движение не назовешь! Разве можно увидеть движение мыши? Она только что была тут, потом уже её нет на месте, сбежала.
        Так произошло и здесь. Что - то странное творилось в полумраке, стоящая столбом женщина не сделала ни одного шага, но незаметно, бесшумно преодолела некоторое расстояние! Это было странно, страшно и удивительно одновременно.
        Ольга Владимировна смогла проследить некий объект до самого его логова. Правда, этим всё и закончилось. Объект игнорировал её присутствие, а им оказалась, как вы догадались, госпожа Медея. Той совсем не нужен был ни партнёр, ни верный соратник.
        Люди интересовали её только с одной стороны - с потребительской. Она жила в этом пространстве, попутно высасывала энергию людей, разрушая, изменяя материю чужого человеческого тела.
        Такая встреча привела мадам Павлову к неожиданному открытию.
        Всё, что ей твердили с самого детства - оказалось правдой! И различные сказочные чудовища, и таинственные Стражи. Все они существуют, осталось только воспользоваться этим правильно. И она стала готовиться. Нужно было потянуть много разных ниточек, чтобы клубок событий стал распутываться в нужном для неё направлении.
        Однажды они с дочерью познакомились с мальчиком. Того звали Себастьян.
        Так иногда случается, дети подружились, и юноша открыл им тайну.
        - В городе орудует монстр! Я сам видел!
        И он всё подробно рассказал. И оказалось, что детское восприятие заметило некоторые странности в поведении одной загадочной городской личности. Женщины по имени Слепуша.
        Ольга Владимировна решила всё проверить сама. Всё остальное было ею тщательно спланировано.
        Зарина исчезла. Со слов матери они разминулись после уроков, но так и не встретились. А стемнело в тот вечер очень быстро. В отделении милиции брать заявление сначала отказались, тогда мать Зарины обратилась к частному детективу. Тот раньше служил в «органах», систему хорошо знал, но обещал помочь найти.
        Тот факт, что Зарина оказалась дочерью Крестного, того самого Павла Светлова, который весь город в руках держал. Это чуть было не испортило все остальное дело. Вмешательство такой сильной фигуры изменило весь ход событий.
        Да, детективом был Алексей Николаев, который очень быстро распутал этот самый клубочек событий. И быстро нашел дочь. А держали ее в пещере. Для Ольги Владимировны это не было секретом, вся затея с частным детективом строилась на том, чтобы лично контролировать происходящее. Она хотела приблизиться к таинственной Птице, которая не подпускала к себе чужих людей. Дело в том, что Птица снесла яйцо и сама нуждалась в дополнительном уходе. Зарина ей стала помогать, она грела гнездо, нянчилась со Слепушей как с дитем малым, вычесывала ей пух!
        А тут ее по всему городу ищут, облавой идут.
        Не уберегли монстра тогда, обложили их на территории нового заповедника и расстреляли из пистолета. Тут не обошлось без врагов Птицы, одной тайной, очень древней организации. Но тогда об этом мало кто знал, даже не догадывался.
        Погиб отец Зарины, они так и не познакомились, не успели. Господина Светлова похоронили. Птицу тоже похоронили, но где? Этого никто теперь не узнает.
        Госпожа Павлова добилась задуманного, теперь Зарина была готова исполнить произведение. Но прошло ещё несколько лет, прежде чем все сбылось. Основная запись была сделана на репетиции, а потом её обработали и прогнали в обратном порядке. Те короткие успехи на репетиции принесли состояние легкой эйфории, которая, казалось, никогда не иссякнет.
        Саул Мамедов
        Что мы знаем о Сауле Мамедове? То, что он был некоторое время мэром города Местищево. Что он бывший владелец строительной корпорации «Фаэтон».
        Его настоящая фамилия звучит несколько иначе, просто он записал в паспорте именно эту, как он считал - нейтральную. Это была не лишняя мера предосторожности, которую он сам и нарушил однажды, когда баллотировался на публичную должность в городе.
        Пригорцы входили в те двадцать национальностей, которых 8 марта 1944 года в течение нескольких часов вывезли с родных мест и поместили в Казахстане, где-то на границе с Киргизией. Бросили под охраной в открытой степи, и только чудом они остались живы. Те некоторые теплые вещи, что успели взять с собой, они-то и спасли пригорцев от холода в ту первую студеную ночь. Были и другие трудности, которые пришлось преодолеть. Но, благодаря высланным ранее с Дальнего Востока корейцам, они сумели выжить. Там уже сложилась некоторая форма общения с такими заключенными. Местные жители спасали чужаков, несмотря на различия языков и цвета кожи.
        Странно, их выслали, и никто не торопился обеспечить их водой и пищей. Чтобы выжить, им следовало выполнять работу, отрабатывать трудодни. Сначала были построены землянки, в которых утились сразу по несколько семей. А потом, со временем, стало легче.
        В чем они провинились перед Великим старцем? Чем выразили свою неблагонадежность? Теперь это трудно объяснить. Мужчины никогда не были трусами, что доказала прошедшая Отечественная война. Многие солдаты и офицеры имели боевые награды, которые стало стыдно носить. Их лишили родины, забрали самое дорогое, что было в жизни.
        Но пригорцы выжили. Своим поведением они доказали, что все наветы напрасны, ложь бессмысленна. Геноцид целых народов - крайняя мера в тоталитарном обществе.

* * *
        Их некогда красивый поселок опустел на многие годы, он практически никому не был нужен. И только после 1957 года они, как и все народы, смогли вернуться домой. Но вернулись, к сожалению, не все. Те двенадцать фамилий, которые когда - то населяли первый круг улицы старого поселка, они не смогли сохраниться все. Их места заняли семьи из других достойных фамилий.
        Дервиш
        Саул всего этого помнить не мог, его тогда ещё не было, но все это отразилось в памяти его небольшого народа. А потом свершилось предсказание, можно сказать древнее пророчество. Пришел настоящий враг, чтобы разорить их. Казалось бы, что тут такого, кто нынче верит в эти дикие сказки? Но старики знали ещё от своих родителей, что жизнь имеет и такие странные подарки. В роду непременно появляется такаяженщина, которая начинает видеть страшные сны, и они сбываются.
        У молодой Фатимы был такой дар. Она видела сны, которые не могла объяснить. Пожилая соседка пыталась толковать сны, но безуспешно. Как объяснить то, что исчезнет каменная стена в поселке? Что верхней дорогой перестанут пользоваться. Как объяснить, что камни покроются кровью, и длительные дожди не смогут с этими камнями ничего сделать? Но нашелся человек, который в этих снах прекрасно разбирался. Все его знали как дервиша. Он смог растолковать первый странный сон. А что касается второго сна, то с этими камнями он просил подождать.
        Так сбылся первый сон, поселок подвергся небольшому землетрясению. Впрочем, это было обычное состояние в таком сейсмическом районе, как этот. Толчки разрушили дорогу в каменоломню, которой перестали пользоваться. Мужчины уходили на заработки и очень долго отсутствовали. И согласно второму сну пришел враг. Они не скрывали своих злых помыслов и не прятали лиц. Их задача была выкорчевать этот поселок, сравнять его с землей, залить улицы кровью. Оказывается, что такое нападение происходило регулярно, и ничего не спасало от него. Разве только дервиш. Он появился вовремя и спас людей. Спас их самой большой ценой! Лишив жизни сразу всех врагов, раз и навсегда!
        Бойня произошла поздно вечером, вызванные старым магом силы оживили камни, которые сами сделали все дело. Никто не благодарил старика за это, его помощь была крайней, жестокой мерой. Потом дервиш якобы ушел. Он оставил свои посох, миску и четки молодому Саулу.
        И этот подарок, который он получил в детстве, определил его будущее, он стал хранителем своего народа и практически теперь отвечал за каждого.
        «Фаэтон»
        Но был еще один период в его жизни, когда он занимался строительством и создал свою фирму «Фаэтон». Тогда, благодаря своим способностям, молодой бизнесмен хотел построить свою строительную империю. Он видел, что можно сделать, легко договаривался с нужными людьми, упорно шел к намеченной цели.
        Началось все с небольших коттеджей, которые следовало построить на месте бывших бараков. Именно бригада Мамедова быстро снесла дома, произвела разметку и начала строить невысокие красивые домики.
        Когда первый и единственный президент Советского Союза пообещал, что каждый гражданин страны скоро получит свою отдельную квартиру, но никто не подозревал, что этому следует верить. Нужен был полигон для проверки новой теории в работе. «Единственный» ткнул пальцем в карту, указал, где нужно сделать проверку, дал самые сжатые сроки. Рядом все сразу зашевелились. Точка оказалась рядом с маленьким населенным пунктом.
        - Местищево! Что за место такое, не знаете, коллеги?
        Те только переглянулись, им было все равно.
        - Местищево, так Местищево!

* * *
        Молодого предпринимателя запомнили, а когда в городе появились другие заказы, то вновь позвали.
        Так были построены несколько новых домов в городе. Это было уже крупное строительство, которое закончили в срок. «Единственный» был приятно удивлен.
        - Можете ведь, когда захотите!
        Вместе с женой он посетил новый район, удивляясь и окая.
        - Все-таки далековато это все находится от Москвы, дорогой, не находишь?.
        На каверзный вопрос журналиста о предназначении этого жилья он ответил:
        - Это часть программы, которая обеспечит жильем бывших военнослужащих, жертв локальных конфликтов, как Карабах и природных катаклизмов. Мы будем стараться, товарищи!
        Как потом объяснили, что целью этого проекта было расселение жителей других городов, которые пострадали во время землетрясения. Правда, часть жилого фонда досталась местным бюрократам, но тогда это казалось излишками производства. Никому в голову не пришло, что Саул вел с кем - то телефонные переговоры, результатом которых были эти самые дома.
        Так в городе появились другие земляки Мамедова.

* * *
        Затем последовал смелый проект нового развлекательного, торгового комплекса. Саул сам был архитектором и входил в число авторов этого проекта. На международном конкурсе они выиграли первое место и получили право выбрать любой город в мире, где этот проект можно было бы реализовать. Был даже учрежден гранд - денежная сумма, которую получили авторы. Её хватило на продолжение других работ этого творческого коллектива. Потом Мамедов предложил построить этот торговый комплекс в своем городе. Так как никто не был против, то международная комиссия данного конкурса напрямую попросила Правительство Российской Федерации пойти навстречу. Там к этому предложению отнеслись с подозрением, время было не самое спокойное и стабильное. Президент отмахнулся от такого предложения.
        - Э! Небоскребы? В каком-то «Мухосранске»? А кому они там нужны? Я даже города такого не знаю! Пустое все это! Только напрасная трата наших государственных ресурсов!
        Впрочем, нашлись люди, которым идея понравилась, они включились в дело.
        Именно так возник данный тендер, на который надеялся Мамедов. К тому времени он уже был владельцем самостоятельной строительной компании «Фаэтон». Сами понимаете, он рассчитал основу будущего центра, позаботился об инфраструктуре, о дорогах, о местах отдыха горожан.
        Но тендер ушел в чужие руки! Это был тяжелый удар по его самолюбию. И если бы не его жена Карима, он бы, наверное, не сразу оправился от такой потери. Она помогла ему в трудную минуту.
        Материально он почти ничего не потерял, строительство оставалось в его городе, наряды так и так достались только его компании. Он просто не попал в управление этой самой программы, но незаметно для остальных смог получить все остальное. Северный закрыл глаза на своего конкурента. Это произошло после их личной встречи, тот как бы извинялся перед этим человеком. Он отдал ему все нужные подряды в городе, обеспечив работой на долгие годы.
        Почему это произошло? Думаете, из чувства вины перед Мамедовым?
        Нет, просто ему «подсказали» это сделать. Потом, когда лишился Чемпиона, Паше было трудно вести самому дела, требовался надежный партнер, которому можно было бы доверить строительную часть проекта. Вот видите, все очень просто. Остальных конкурентов Мамедов быстро прибрал к рукам.
        Позже Саул узнал, что чиновник проговорился в сауне, что ждет дорогой «подкат», информация быстро ушла к Крестному, а тот угадал момент и вовремя сделал свой шаг. Чуть позже Мамедов наказал именно этого чиновника. Того нашли мертвого в закрытой квартире, говорят, что сердце не выдержало.
        Остальные такой участи избежали лишь только потому, что его новый покровитель попросил «оставаться в тени».

* * *
        Схема был до банальности простой: на основе государственной программы освоили федеральные деньги, потом завершили строительство на капиталы вкладчиков, но при этом «отжали» всё обратно, что было построено, используя рычаги местной власти. Так использовался федеральный поток.
        Именно этих людей искал потом полковник Петров. Искал, чтобы выйти «выше», к тем, кто давал такие деньги.
        Пока в городе воевали с генералами, строители из компании «Фаэтон» строил новые корпуса, расчищали заброшенный пригород. С дорогами помогли немецкие партнеры, они же обновили весь автобусный парк, создали новую станцию технического обслуживания, открыли в городе новый филиал банка. В торговом центре размещалось многонебольших магазинов и офисов. Это дало работу как жителям города, так и приезжим. Численность населения Местищево выросла почти вдвое. Это был уже второй объяснимый скачок прироста. Первый был связан с периодом перестройки.
        Вообще открытие этого центра было очень громким событием для всего города, но почти незаметным для всей страны.
        Затем произошла настоящая смена власти, мэра пришлось подвинуть. Восточная, южно-азиатская криминальная группировка пыталась вырвать кусок из московских барышей. Тут покровитель вспомнил о главе «Фаэтона». Он позвонил ему ночью, посоветовал баллотироваться в управление городом, обещал поддержку. Все получилось, как и задумывал. Город поменял мэра, бухгалтер подчистил все бумаги, деньги ушли, а конкуренты остались и зализывали раны.
        Казалось, что вот он, наступил «золотой век» города. Возникла полная востребованость всех его жителей, небывалый подъем индивидуальной трудовой деятельности. Такой почти нездоровый ажиотаж, иностранные инвестиции.
        Но вместе с этим появились первые проблемы. Война на Кавказе отразилась на жизни города. Туда стали подтягиваться чужие эмиссары. Они проворачивали свои дела, связанные с торговлей оружия. Господин Мамедов этого старался не замечать.
        Глава тринадцатая, в которой мы возвращаемся к полковнику Петрову. Детектив Николаев. Настоящий Полковник. Кинопроект
        Игорь был потомственный москвич, с самой что ни на есть обыкновенной фамилией Петров. Он с детства увлекался спортом и хотел, как его отец, защищать Родину. Сам Алексей Петров всю свою жизнь честно отдал госбезопасности своей страны, и казалось, что на тот момент его ничем попрекнуть было нельзя.
        Ещё Игорь серьезно занимался борьбой. И уже тогда его юношеские успехи были довольно заметны. Однажды на соревнованиях в Московской области, благодаря его заслугам, в командном зачете они даже выиграли важный тур по количеству очков. Но спортсменом он тогда так и не стал, ушел служить в армию. Попал в пограничные войска, где получил нужные рекомендации.
        Оттуда была прямая дорога в органы государственной безопасности. Началась долгая служба Отечеству. Но все оказалось не таким радужным и безоблачным.
        Карьерный рост его прекратился, когда он достиг планки подполковника. Дальше, как говорится, ему расти было некуда. Страна уже пережила кризис и резко поменяла политический курс. Соответственная структура тут же провела чистку своих рядов. Но все же ему дали повышение и предложили курировать небольшой городок, и это выглядело как временная ссылка.
        Игорю Алексеевичу казалось, что Местищево он знает достаточно хорошо, но, как вы сами понимаете, все оказалось иначе.
        Однажды он был тут на спортивных сборах, а потом в небольшой служебной командировке. Ему и его напарнику следовало отследить местонахождение одного представителя политического движения.

* * *
        Некто Андрей Павлович Сомов, в недалеком прошлом видный комсомольский деятель, который пользовался большим успехом у любой собранной аудитории. Это позволило приблизить его к лидеру одного нового в то время политического движения. Он стал его личным референтом и мог выполнить любое задание.
        Некто даже заметил, что присутствие Андрея Павловича на трибуне рядом с выступающим уже приносит громадный успех любым произнесенным словам. Заметил, так сказать, в шутку. Но все было именно так. Как только господин Сомов вставал рядом с оратором, в зале происходили необъяснимые вещи. Андрей Павлович упорно молчал, словно изучал какие - то документы. А поддержка окружающих людей с каждой минутой росла. Потом наступал пик накала, нужный оратор срывал аплодисменты, которые ещё долго гремели в зале. То есть, лишь своим присутствием господин Сомовобеспечивал нужные результаты.
        Это продолжалось очень долго, пока политический лидер из простых опасений не сменил господина Сомова на другую равноценную фигуру. Доморощенный вождь заметил, что популярность его референта стала очень значимой. Сработала элементарная зависть.
        Оказывается, что господин Сомов хорошо владел пером. Его книги стали выходить небольшими тиражами, но расходились мгновенно. Многие речи, которые он успел написать для самого лидера, стали популярными, можно сказать бестселлерами, их до дыр перечитывали в газетах. Это было необъяснимо. Некоторые нетронутые цитаты потом легли в основу программы партии.
        Опять же, товарищи по партии вовремя указали и на этот опасный феномен. С этого момента наступил закат его политической карьеры. Сначала ему поручили трудоёмкую работу с населением в далеком южном районе, с которой он, впрочем, как всегда справился. Потом были другие командировки, где он вновь добивался успеха. Так он стал набирать свой политический вес. А этого допустить оказалось никак невозможно.
        Тогда его решили обвинить в должностных преступлениях и «спихнули» вход расследования, которое долго вели московские следователи.
        Как только его имя смогли немного очернить в прессе, ему предложили временную ссылку. Сослались на «чистку рядов».
        Кто именно предложил уехать в Местищево? Сейчас об этом факте никто не вспомнит, но в то время там тоже требовался консультант избиркома.
        Ему посоветовали «лечь на дно», заняться интересами партии на местных выборах. Такое «усиление» рядовой городской ячейки он воспринимал с явной неохотой.
        Однажды вечером он понял, что путей к его возвращению на политическую арену нет. Слишком много «грязной работёнки» выпало именно на его долю, теперь обратно его не ждут. Родные ряды партии слились, сплотились, а вырвать ему своё место уже не представляется возможным.
        Очевидно, он что - то до конца не понимал, бодаться с закрытыми воротами было смешно! Но Сомов сдаваться не привык, он был по натуре боец, его трудно будет сломить!
        Потом он пропал. Надо отметить, что это заметили не сразу. Как только факт исчезновения подтвердился, то из Москвы прибыли в командировку два человека. Именно они должны были изъять архив господина Сомова.
        «Комитетчики» тогда нашли спрятанные документы из партийного архива, но нужный человек так и не был обнаружен.
        Откуда было знать Петрову, что именно этот эпизод приведет его обратно, что «ту» командировку ему, в конце концов, припомнят. Теперь он должен был «разгребать» эти самые «авгиевы конюшни», чтобы отработать звание, полученный бонус.
        Целью его нынешнего приезда был филиал одного немецкого банка. Полковник Петров получил особое задание, нужно на филиал надавить как следует, чтобы владельцы стали сговорчивее. Блокировать его работу, собрать компромат и проанализировать весь полученный материал. Поэтому тема со шпионажем была самая «горячая» вего линии наблюдения. Особенно банк насторожил наличием своего подозрительно продвинутого аналитического центра.
        Одновременно полковник проверял деятельность компании «Янг Дженералс». Там также смогли найти некоторые нарушения, поэтому последовали проверки. Это была крепкая компания по добыче и переработке полезных ископаемых в крае. Они имели на балансе огромный комбинат, несколько рудников и шахт.
        После раскола в руководстве Холдинга положение резко изменилось в худшую сторону.
        А на этот раз их плотно обложили разными комиссиями, которые только и делали, что изымали документы. Но проверками документов это не закончилось. Работа на рудниках и на комбинате была приостановлена. На этот раз страдали обычные служащие и работники. Приставы опечатали склады, сфотографировали всё оборудование. Пересчитали всю наличку в бухгалтерии всех дочерних предприятий. Вот вроде бы и всё. Ничего они больше сделать не могли.
        Странно, но именно немцы оказались готовыми к такой проверке. Уже за сутки каждый сотрудник получил плотный пакет указаний, которыми и руководствовался. Большую часть бумажных документов успели уничтожить. Компьютеры скинули всю полезную информацию в соседний филиал, сама оргтехника пострадала от вируса, который запустили сами сотрудники. Потом многих отпустили домой, некоторых отправили в отпуск.
        На момент появления вооруженных приставов с полковником Петровым, в помещении можно было играть в футбол. Немцев предупредили из самых «заоблачных» структур, было очевидно, что кто - то отрабатывал свой кусок хлеба на пенсию.
        Знаменитый новый деловой центр города, которым все так гордились, перестал функционировать. Немецкий небоскреб обезлюдел, а соседний с ним, который принадлежал «генералам», тоже покрылся мраком. Удар москвичей был нанесен так, что полностью парализовал работу целого края.
        Параллельно полковник Петров попытался проверить предприятие у Олега. Этот бывший «генерал» создал свою фирму по производству косметики и некоторых лекарственных препаратов. Но там бухгалтерия была в полном порядке. Несмотря на то, что сам хозяин отсутствовал, его заместитель быстро справился с такой проверкой. Он спокойно предоставил все нужные документы. Со стороны «наркоконтроля» там тоже все оказалось в норме. А это направление было тоже важным.
        Так в ходе этой командировки полковник собрал на многих людей досье. Он тщательно составил для руководства в нужном ключе доклад, но сам считал свою миссию проваленной.
        Но между тем, руководство высоко оценило старания своего человека. Цель была достигнута. Немцы тогда где - то пошли на временные уступки, вновь сдали свои позиции в бизнесе.
        Тогда полковник Петров ещё не знал, что очень скоро ему придется вернуться в этот городок снова.

* * *
        Афиши по всему городу: «Павлова-Светлова Зарина. Сольный концерт», «Орган. Антон Сергеевич Повыгайлов». Это был выходной день.
        Стихийные бедствия всегда приходят неожиданно. Но на этот раз в городе явно что - то произошло, и самое главное - пропали люди! Много людей. Полковнику пришлось вернуться.
        Обыкновенный концерт обернулся кошмаром. Со слов горожан, в старинном здании обрушилась крыша, и нечто, напоминающее тайфун, унесло несколько десятков человек. Иначе пропажу нескольких зрителей никак не объяснишь.
        Полковник разрешил помощнику дать несколько нейтральных комментариев для прессы, но сам не знал даже, с чего начать.
        Сам он просматривал отрывок небольшой видеозаписи.
        На сцене выше всего и всех находилась вокалистка. Она стояла в светлом просторном балахоне с капюшоном, который имел старинные знаки какого-то христианского ордера. Очевидно, что это и есть Светлова. Она пела. Обе её руки были вознесены над собой, голос словно заполнял ряды зала. Кресла почти мгновенно теряли свою былую форму, рушились, поэтому люди вставали, но, не замечая разрушений, слушали её пение. Голос волной ложился в дальнейшее пространство, ломая двери и стены! У людей искажались лица, их заполняла опустошающая непонятная сила, которая высасывала их жизни. Глаза слушателей сверкают, щёки опали, быстро лезут седые волосы, одежда подвергается быстрому тлену. Мгновенно и страшно всё превращается в пыль. Падают на пол украшения, металлические предметы, имплантаты, вставные челюсти, парики. Ничего уже не держится на этих ещё человеческих тенях. Они внемлют песне. Тут запись обрывается.
        Что это? Умелая подделка? Или мистификация?
        - Это следует срочно проверить! - он отдал камеру специалистам на проверку.
        Странно, но сами зрители ничего толком не помнили. Память как отшибло.
        Тогда Игорь Алексеевич приказал проверить здание специалистам. Они все утверждали, что подобная конструкция могла выдержать что угодно, а этот случай для них необъясним. Некоторые приборы зашкаливали, что указывало на непонятный внешний фон, следы радиоактивной пыли, возможно, воздействие непонятного оружия.
        Сама крыша имела форму вскрытой изнутри консервной банки, стяжки и крепления просто лопнули от больших усилий.
        Список пропавших людей был очень внушительный. Все они оказались гостями в городе. У полковника была даже одна общая фотография.
        «Странную одежду выбрали они для себя! Длинные плащи с капюшонами, театральные маски! Масоны!»
        Американцы, москвичи, госпожа Павлова, местный криминальный авторитет Джокер, телохранители, мелкие городские чиновники.
        Они словно попали в эпицентр чего-то малообъяснимого, очевидно стояли вместе. Простые зрители почти не пострадали.
        Многие вспомнили, что видели вооруженных людей, которые выпрыгнули на сцену и стали стрелять по встроенным в стену динамикам. Составили фоторобот, в котором признали одного человека.
        Как потом оказалось, что накануне силами милиции хотели задержать частного детектива, который ещё раньше, по словам организатора концерта, пытался сорвать это мероприятие.
        Органист, который оказался в больнице, подтвердил, что господин Николаев был против концерта, как, впрочем, и он сам. Больше старика слушать не хотели, стало ясно, Николаев - это тот человек, который может быть причастен к произошедшему инциденту.
        Полковник выдал устный приказ, и детектива поместили в старом каземате. Обыск в его офисе ничего не дал, но всплыли интересные факты. По роду своей деятельности он следил за местными олигархами - «генералами».
        Пока искали улики, детектива пытались «раскрутить» на месте.
        Детектив Николаев
        Факт причастности к трагедии доказать было сложно. Его офис опечатали. Сам он очутился в подземном каземате бывшего здания КГБ, где провел несколько дней. О столь чудовищном месте раньше часто ходили легенды, помнится, как во время путча там закрыли всю правящую «верхушку» города. Те, вероятно по неосмотрительности, поддержали новых революционеров и сразу же за это поплатились.
        Камер было несколько, они больше напоминали крошечные клетушки с дубовыми старыми дверями. Николаев сидел один и ждал, когда его вызовут на допрос. Он ещё ничего не понимал и не знал, в связи с чем его задержали. Он был спокоен, потому что вины за ним никакой не было, подумаешь, дал пару раз в «дыню» сначала одному охраннику, потом другому.
        Было достаточно времени, чтобы проанализировать все, что произошло, и что могло иметь хоть какое - то значение для него. Конечно, прежде всего, он испытывал чувство разочарования. Некоторые люди его просто обманули, и это было таким горьким напоминанием, воспринималось как неудача.
        Чуть - чуть приоткрыли дверь в мир, о котором он раньше даже не подозревал. Открыли и захлопнули перед самым носом. Представляете?
        Зато он стал обладателем некоторых интересных способностей.
        Алексей просто не знал, что каждый, кто был рожден от существа не из этого пространства, мог развить в себе то, что недоступно остальным людям!
        Такие люди, как он, могли выжить в очень трудных ситуациях! Они могут спасать остальных, бесконечно жертвовать собой, не понимая, как это действует, и почему так всё происходит. Им никто в свое время ничего не подсказал, не научил, за руку никуда не привел. Это была его печальная участь!
        Он, словно слепой, должен катить свой груз вперед, не понимая, зачем это ему надо, и что его там ждет. Помощник магистра так и не сказал правды, впрочем, никто ему ничего толком не говорил.
        Разве только Медея? Она прямым текстом звала его построить новое сильное государство. Она предлагала ему власть, которую можно передать по наследству. Что она тогда сказала?
        «Стань современным Филлипом, оставь все новому Александру!»
        То, что казалось ему настоящим пьяным бредом, могло оказаться правдой.
        В тот момент разрушилось целое государство, и не факт, что все могло сложиться так, как сложилось. Перед Алексеем пронесся тёмным знаменем именно тот исторический период. Он понял, что кому - то была выгодна смерть этого персонажа, кто - то ставил все на «кон», но в совершенно другом месте, и карту госпожи Медеи следовало побить, раз и навсегда. И тогда колода выдала козырного валета, вытолкнула именно его, детектива.
        А он, так ничего и не поняв, решил покарать преступницу, испугался участи, которая постигла предыдущие её жертвы.
        А она предлагала ему все! И силу, и могущество, и безграничную власть!
        Возможно, он ошибается, но чем дольше он думает об этом, тем больше видит следы тех неувязок, нелепостей, которые помогли столкнуть их лбами.
        Медея искала его сама, и их встреча была только вопросом времени.
        Ей не просто были нужны сильные противники, ей нужен был очень сильный союзник. Поэтому тогда его отказ она восприняла с таким сожалением. Ведь столько сил было потрачено зря, она выбрала не того героя и опять ошиблась!
        «Ну, взгляни на меня! Посмотри! И ты испытаешь своё последнее наслаждение. Тебя проткнёт насквозь моё дикое желание осчастливить тебя! И я стану частью тебя, а ты будешь навечно частью меня! Ты только посмотри мне в глаза!»
        Николаев опять вспомнил тот первый бой. Всё протекало дольше, чем обычно. Или у него сложилось такое ложное впечатление. Он знал, что успеет. Просто не мог привыкнуть, момент опасности открыл в нём эту способность. Медея, Медуза Горгона могла менять свое тело. Её модернизация проходила в течение нескольких секунд, но для его восприятия все было иначе. Как замедленная съёмка. Он мог бы успеть что-то сделать, просто не знал, что именно.
        Каждый ход, каждый свой шаг ему приходилось совершать наощупь. Самое главное, некому было подсказать, толкнуть в нужную сторону.
        И он самостоятельно выстоял. Последовало несколько схваток, где ему пришлось руками, всем своим телом ломать туловище этого монстра, броском кидать его о пол. Из всех своих последних сил сжимать смертельный захват.
        Потом он сам лежал, повергнутый, опрокинутый на пол. Его тогда спасло чужое вмешательство. Последовал короткий взрыв газов. Опять схватка, тут люди помогали друг другу. Медея меняла тело, как ей было выгодно, но и это не помогло, когда Алексей спрыгнул на неё сверху с мечом.
        Он помнит дрожь, которая охватила его, взмах, и голова монстра покатилась вниз, за лестницу. Где - то далеко завыли пожарные сирены, но это было не так важно. Его всего буквально трясло от вида крови, от резкого запаха нагретого металла и сажи в воздухе. Успел заметить, что её тело стало меньше размером, и каким - то странным образом оно все осталось в комнате.
        Потом был сон, страшный, необъяснимый сон, где явь переплеталась с нереальностью, и только хороший коньяк помог вылечиться от этих галлюцинаций.
        Больше Алексей из того периода ничего не помнит. Его потом по пустякам сразу комиссовали. Пришла разнарядка на сокращение штатов, рекомендовали расстаться с самыми бесперспективными кадрами. Кто - то настоял, а начальство скромно закрыло глаза.
        И казалось, что с Медеей уже покончено.
        Впрочем, тут была цикличность. Стражи сами говорили, что следует уничтожить тело, и цикл обязательно продолжится. И она вернётся.
        Настоящий полковник
        Постепенно разбирая бумаги на своем столе, Петров увидел знакомую картину. Деньги! Он разделил все проявления денежных вложений в данный город на разные периоды. Так было легче разобраться в столь запутанной финансовой комбинации. Он обнаружил след больших денег, которые, очевидно, были использованы не по назначению. Все эти последние стройки, финансовые компании и банки - они возникли буквально на голом месте.
        Следовало учесть, что время для страны тогда было самоетрудное! А такие денежные потоки просто так не возникают.
        Кто - то повернул в сторону этого города мощный финансовый слив, вероятно с целью «отмыть» свои капиталы. Потом в этом же месте эти самые деньги приняли, потому что кто - то всё это «прикрыл» высоко, на самом «наверху». И, судя по информации в прессе, вопросов не было ни у кого. Очевидно, что это очень отлаженная «деловая» структура, и как он этого раньше не заметил? И кто - то все это смог поднять.
        Этот человек должен был быть отсюда, потому что прекрасно разбирался во всей подоплеке вопроса. Очевидно, что он ещё здесь, или кто - то до сих пор курирует в правлении с его стороны. Схема был до банальности простой: на основе государственной программы освоили федеральные деньги, потом завершили строительство на капиталы вкладчиков, но при этом «отжали» всё обратно, что было построено, используя рычаги местной власти. Значит, это или сам мэр, или человек возле него.
        Так, ещё не осознав всей картины, полковник Петров взял нужный след. Но все эти попутные странности выводили его из равновесия. Следовало со всем разобраться. Он видел очевидное, что никто не смог до него заметить: деньги были даны под федеральные программы, а потом их аккуратно изъяли. Ничем другим не объяснишь экономические спады в строительстве. Компании потратили все, потом нашлись новые инвесторы в виде немецкого банка и холдинга «Янгс Дженералс», они помогли завершить строительство, рассчитаться с кредитами. Петров приблизительно знал, кого следует искать в этой самой головоломке, но больше мыслей у него не было.

* * *
        На третий день они встретились. Петров вёл себя так, будто бы ему было известно больше всех, но он требовал, чтобы Николаев сам все рассказал. Алексей с интересом посмотрел на полковника. Тот напоминал ему одного его бывшего коллегу, следователя, который строил хитроумные планы и всегда в них путался.
        Игорь Алексеевич вытащил на стол папку с фотографиями и высыпал их перед детективом. Своим видом он демонстрировал, что по-прежнему сохранял полную осведомлённость о минувших событиях. Фотографии были частью из «лехиного» компьютера. Другие снимки были сделаны в момент слежки за ним самим.
        - И в чём меня обвиняют?
        - Захват заложника, сопротивление при аресте, попытка бегства из-под стражи, использование нервно-паралитического газа в общественных местах. С угрозой для жизни зрителей и исполнителей концерта, использование огнестрельного и холодного оружия и так далее. Вы принимали участие в некоторых подозрительных историях. Эпизоды с убийством служителя кладбища, с убийством местного авторитета.
        Игорь Александрович от удовольствия забегал по комнате, в то время как немного грузному Алексею оставалось только сидеть на привинченном стуле. Его крупная фигура расслабленно покоилась на этом месте.
        Петров тоже был высоким малым, но нервная служба помогала справляться с лишним весом. Хорошие физические данные и утренняя гимнастика давали нужный заряд бодрости. Сил хватало, чтобы перевернуть горы, но обычно этим всё и заканчивалось. Горы были с успехом перевернуты, потом возникал закономерный вопрос:
        «Что делать дальше, и зачем теперь нужны эти бесполезные отвалы породы, когда результат так и не был достигнут?»
        Если бы Петров попытался, то смог бы вспомнить Николаева. Они вместе участвовали в соревнованиях. В тех поединках им не удалось схлестнуться, но сегодня это бы многое изменило. Петров мог бы иначе смотреть на Алексея.
        Прошло несколько дней, но привязать детектива к тем или иным событиям оказалось нелегко. Очень скоро за него замолвили слово, и один московский адвокат пришел с нужным пакетом документов. Пришлось ослабить хватку.
        Полковник Петров тогда даже не попрощался с Алексеем.
        Но они с ним столкнулись в городском музее. Казалось, что он следил за подозреваемым. Тяга детектива к истории города была непонятна полковнику. Тот стоял перед картиной городского места отдыха. Она была исполнена маслом.
        «Странные наброски, нелепые мазки, ничего конкретного!» - так и подумал тогда господин Петров. Одинокая фигура женщины, водоём с карпами, дети, солнце, плачущие ивы. Другие картины на фоне этой выглядели более удачно, что ли.
        «Почему - то именно эта картина заинтересовала тогда Алексея?» Впрочем, показалось Петрову, он её даже не замечал, весь ушел в себя.
        В зале прохаживалась служащая, немного странная женщина. Она причитала что - то о своём:
        - То семь, то восемь, а потом ещё одна.
        Ничего не понятно. Николаев, не оглядываясь, посторонился, женщина прошла рядом. Прошла, шумно вздыхая.
        - То семь, то восемь. А потом ещё одна!
        Вот такая безобидная городская сумасшедшая. И почему - то именно это так хорошо врезалось в память господина полковника.

* * *
        Возвращение Игоря Алексеевича в Москву ознаменовалось его новым назначением. И следует отметить, что всё это обрушилось на него как нельзя неожиданно и, самое главное - непонятно!
        Да, полковник никак не мог понять, почему он попал в эту самую группу, и зачем следует заниматься этими делами, которые он сам «прикрыл», так тщательно заметая все следы в городе. Всех этих людей, которые присутствовали в комнате, он тоже не знал. Совещание вел его непосредственный начальник - генерал Свиридов. Это был очень волевой, многогранный человек, который построил свою карьеру на самых решительных и силовых мерах во время правления первого президента Российской Федерации.
        Так как Петров попал на оперативное совещание не с самого начала, то основной мысли он ухватить ещё не смог. Он не знал, что ждёт его, и чему следует радоваться или печалиться. Поэтому он просто зашел в кабинет, сел на свободный стул, молча.
        На стене была спроецирована большая фотография из добытых ранее вещественных доказательств. По мнению самого полковника, это были сомнительные улики по его последнему делу. Он уже ожидал хорошего нагоняя.
        Кадры из карты памяти телефона иностранца Альберта. Высоко над землей в ореоле непонятного света повисла странная фигура в полной, чуть ли не космической или рыцарской амуниции. Шлем из золота и кольчуга на этой фигуре были хорошо различимы. Имелись и другие яркие украшения - ожерелье и обручи-нарукавники. Красивые узоры в виде бегущих коней.
        - Это, как вы сами видите, несомненно, шлем самого Фаэтона - Сияющего. Имеется старинная гравюра одного итальянского художника эпохи Возрождения, где этот шлем очень хорошо изображён.
        Щелкнул проектор, показали другое изображение.
        - Вот, можете сами сравнить, сходство очевидное. Помимо того, что это очень ценный артефакт, сами можете видеть, что с ним связано много непонятных вещей. Да, могу сообщить. Недавно он был обнаружен в одном запаснике российского музея. Представляете, он много лет был запечатан в гипсовой фигуре. Сотрудник, который его обнаружил, случайно разбил украшение. Потом он пытался продать через интернет свою уникальную находку. Наши специалисты всё проверили. Вот фотография этого шлема, сделанная музейным сотрудником. Тут указан его вес, основные отличительные особенности. Сделан он в виде огромной головы орла, тут никто не ошибётся. Его можно сравнить со шлемом разве только древнеегипетского бога Гора. Но не беспокойтесь, тот шлем нами пока ещё не найден.
        Все подобострастно засмеялись.
        - Специалист так торопился, что не уничтожил гипсовые остатки, мы сразу смогли получить точный слепок этого изделия. Смогли провести спектральный анализ остатков грязи, плёнки с металла и элементов смазки. Поверьте, это была уникальная находка. Затем её след обрывается. Покупатель оказался очень опасным типом. Нашего научного сотрудника нашли с пулевым ранением. Ничего сообщить о нападавшем на него человеке он не успел. Его электронный адрес оказался тоже тупиковым вариантом для поиска. Казалось, что шлем канул в недрах «чёрного рынка». Но вот полковник Петров привозит из Местищева этот самый телефон. И самое главное - шлем. Он пока находится в специальной лаборатории, и над ним тщательно работают наши лучшие специалисты.
        Все сразу обратили внимание на сотовый телефон. Тот лежал в пластиковом пакете, ничем не примечательный до сих пор.
        - Итак, было решено создать оперативную группу для дальнейших поисков других важных для нас артефактов. Возглавит группу полковник Петров, ему в помощь назначается Лидия Георгиевна, наш внештатный сотрудник. Других помощников выберите сами. На разработку этой темы даю неделю. Не принесёте мне то, что было со шлемом - съем спотрохами, так и знайте. Всё, разойтись.
        Все сотрудники разом встали и, «сломя голову», двинулись в коридор.
        Покурить, посмеяться. И просто, выйти из-под строгого надзора своего генерала. Петров и Лидия Георгиевна вышли вместе, им настало время познакомиться.
        Она была скромно одета в серый свитер и длинную темную юбку. Длинные волосы собраны вместе, ничего не мешало и не отвлекало ее. Очки, которые она носила, прятали ее глаза, но не настолько, чтобы Петров не смог разглядеть цвет.
        «Почти серые, или все - таки зеленые?»
        Тогда он так и не решил. Лишь подойдя вплотную, он понял, что никогда не видел таких красивых зеленых глаз.
        «Ведьма!»
        Они познакомились, пожали друг другу руки, ничего не произошло. После оперативного совещания Петров стал иначе смотреть на ранее добытые факты. Если сегодня многое встало на свои места, то суть иных вещей ему ещё было сложно объяснить.
        - Шлем Фаэтона! Но ведь все знают, что Фаэтон - это всего-навсего легенда, он, по - моему, вообще разбился на колеснице. Или это был другой Фаэтон? Следует заглянуть в Куна!
        - Фаэтон! Это очень распространенное греческое имя. Всех Фаэтонов мы можем и не знать, но тот, который нас интересует, он был сыном древнего царя. Существует множество разных легенд об этот шлеме. Тот, кто владеет всеми признаками власти, может собрать под своим началом армию, чтобы покорить мир. Вспомните хоть одного великого человека древности, который бы покорил мир?
        - Александр Македонский. Но у него точно был другой шлем, я помню! Что - то рогатое.
        - Возможно, что у него был другой набор покорителя мира, должна сказать, что просто так армию создать очень трудно. Тут нужны не только идеи, но и деньги. Наш шлем всплыл позже, в средневековье, когда существовали другие идеи и боги.

* * *
        Петров и Лидия Григорьевна вместе прибыли в город. Офицер поселился на конспиративной квартире. Позже к ним должен присоединиться помощник. Местных решили к делу не приобщать, его сменщика, полковника, тем более. За время поездки они познакомились поближе.
        Лидия была уроженка этого самого места. Она могла жить у родителей.
        Очень давно ими была приобретена очень хорошая квартира. Петрова она уже представила как своего босса. К родителям следовало сходить в гости, на обед. А пока они прогулялись по городу, по набережной.
        Она подробно рассказала о себе. Теперь Петров знал, что ещё недавно она была крупной фигурой в одном столичном Холдинге.
        - Там произошла большая перестановка, слияние. Последовала целая серия заказных убийств, Холдинг перешёл в руки потенциальных конкурентов. Тогда я ушла на «вольные хлеба». Начинать свое дело с «нуля» оказалось невозможно, не просто трудно. Но тут подвернулось это самое место, конечно, сработал фактор знакомства. Мне дали хорошие рекомендации.
        - Кто?
        - Какая разница, теперь я здесь и занимаюсь интересным делом.
        Она тут. Причём тут она?
        - Все равно ничего не понял!
        - Всё очень просто. Стечение обстоятельств, а вам пора изменить свою точку зрения, и тогда многое станет на свои места. Вот увидите.
        Гуляя, они побывали в старой части города, там зашли в краевой музей. Странно, но она повела его в тот же зал изобразительного искусства. Мимо прошла слабоумная служащая с ведром. Лидия тихо все объясняла.
        - Вот тут давно стояла целая экспозиция огромных фигур. Ничего особенного, но однажды их стало больше, сначала восемь, потом девять. Петров в недоумении посмотрел на спутницу, потом стал искать глазами служащую, но никого не нашёл, та уже прошла в другой зал.
        Лидия мягко взяла полковника под руку, повела в служебный коридор, там дальше был «чёрный» выход. Светились надписи аварийного выхода.
        Она оглядела всё, как будто бы сверяясь со своими прошлыми воспоминаниями, и произнесла:
        - Вот тут лежали ещё две фигуры, они полностью завалили проход от этой самой лестницы к выходу. Тут всё было немного не так, вероятно, что сделали ремонт.
        Она вновь огляделась, словно что - то ищет.
        - И вот видите? Это следы от отверстий. Всё заделали, но недостаточно хорошо. Я помню. Я сама это сделала. Тут мы истратили несколько обойм. Но бесполезно. Потом появились ещё два человека.
        Тут она почти присела, наверное, чтобы было удобно увидеть полную картину. Полковнику было неудобно, а вдруг кто - то сейчас сюда заглянет.
        - Они залегли, тоже стреляли и отвлекли на себя всё внимание. А нам удалось спрятаться в этом тупике. Затем один человек погиб. А Николаев всех нас спас, да, именно Николаев. Он тогда находился в той комнате, что наверху. Там есть такая потайная пружина, она открывает целую нишу.
        Она взяла полковника за руку, он помог ей встать.
        - Пойдёмте, посмотрим, интересно ведь! Столько лет прошло. Это я уговорила Алексея заняться тогда частной практикой. Он, вероятно, был в меня по уши влюблен. Не скажу, что сделала это бескорыстно, просто трудно было подобраться самой. Я тогда упиралась в стену, в глухую стену.
        Они поднялись по лестнице, прошли немного вперед. Перед ними была глухая стена, по сути, следовало идти куда - то дальше, вдоль неё. Но Лидия остановилась, провела рукой за небольшой шторой и надавила рычаг, стена отошла, обнаружилась целая комната. Тут давно слишком темно, никого внутри не было, но остался некий порядок во всем, вещи были на своих местах, только пыль еще.
        - Я не смогла, а он смог. Каким я его помню? Сильный, смелый, немного смешной. Потому что рыжий, наверное. Потом я не могла себя простить, что использовала его. Ведь он мог погибнуть, скажем, как Рамиров.
        Она круто повернулась на каблуках и продолжала.
        - Затем нам нужно было уходить. Алексей был немного ранен. Мы увели его и другого «братка». По-моему, того звали Лёнчик. Николаев проспал почти сутки, он тяжело отходил. А мы выпили несколько бутылок старого коньяка, могли себе позволить отпраздновать победу. Да, Алексей ушел тогда из «органов». Сокращение кадров.
        Она опять повернулась на каблуках. Стена закрылась, это как - то сработал потайной механизм.
        - Свидетелей не было, но кто - то имел на него «зуб», они воспользовались тем, что Николаев был тут накануне. Вот такая городская история. Люди пропадать перестали, а вещественные доказательства, наоборот, исчезли.
        Полковник ничего не понял, кто за - кто против?
        - Что? Кто всё это делал? А я разве ещё не сказала? Медуза Горгона.
        Тут Петров долго смотрел на свою спутницу и думал, кто из них сумасшедший, она или он, который её слушает сейчас.
        «И чем она может отличаться от сумасшедшей. Да ничем. И он, наверное, тоже чокнутый, если ищет этот шлем Персея! Тьфу ты, Фаэтона!»
        - Шутите?
        - Нисколько. Поехали, я вам всё покажу.

* * *
        Они сели в служебную машину. Лидия была за рулем. Выехали за город. То место, куда они приехали, оказалось обычным складом. Он был на охраняемой территории, но выглядел заброшенным. Она отворила двери ключом, который нашла возле двери. Они вошли вместе. Склад как склад. Много ящиков и стеллажей. Ничего особенного. Она открыла крайний ящик, убрала упаковку. И он всё увидел своими глазами.
        - Это всё результат поражения новым сверхчувствительным оружием.
        Такой луч, настроенный на определённую частоту, вызывает увеличение внутренней массы вещества в живом организме. За счёт свободных элементов других объектов, которые находятся рядом. Они как бы впитываются в чужую кристаллическую решётку. Уже доказано, что подобный образец оружия разработан в лаборатории на одном из островов Новой Каледонии, бывшей французской колонии.
        Она открыла жалюзи на окне, чтобы было лучше видно.
        - Наши вояки послали туда разведывательную группу, перехватить образец, но те попали в засаду. Полковник Сазонов получил подобное облучение, два других специалиста погибли: один в пути, другой в госпитале. Да, да! Именно полковник Сазонов, ваш старый знакомый. Почему он не умер, как остальные его бойцы, это ещё тот вопрос!
        Она расхаживала по помещению, было немного холодновато. У неё мерзли руки. Перчатки остались в бардачке машины.
        - Вот, сами видите, фигура необычная. Она буквально выросла у меня на глазах из обыкновенного человека. Мне потом объяснили, что луч прошёл через зрительные рецепторы. Там переломился и поразил все внутренние органы. Клетки, которые быстро - быстро стали поглощать всю таблицу Менделеева из окружающей среды. Ломались кристаллические решётки молекул. Перемешивались атомы. Стена, пол. Лестница. Всё вокруг послужило источником для быстрого роста такой фигуры. Личные вещи. Оружие. Тело высосало всё, как молекулярный вакуумный насос.
        Кстати, этим интересовался и Мамедов. Он был на этом складе, как только стал мэром и получил доступ к некоторой информации. Сами видите, всё очень просто, стоит только посмотреть на всё другими глазами.
        Она перестала ходить. Наклонила голову.
        - Как вы себя чувствуете? Теперь вы готовы к очередной порции местных «страшилок»? Пойдемте, но следует закрыть ящик, а то Чемпион замерзнет. Я не шучу, это, вероятно, и есть Рамиров, а может быть, мой бывший босс. Трудно сейчас опознать в этом каменном скопище кого-либо. Мой начальник был обыкновенным гением и владельцем рекламного агентства. Я была тогда простой молоденькой секретаршей.
        Как говорил наш генерал Свиридов, странное это Местищево. А я здесь выросла, и нет ничего в этом городе более странного, чем эти новые небоскрёбы. Кому они нужны? Какие - то чудовищные замки, которыми владеют чудовища.
        Кинопроект
        Новость о том, что в городе станут снимать фильм, разнеслась быстро. Казалось, что все только об этом и говорили. Такие вести, как порыв свежего ветра, только придают жизненный тонус. А тут кино приехали снимать, ещё бы!
        Лидию эта новость почему - то заинтересовала. Она стала искать достоверный источник информации и очень скоро нашла. Полковник Петров поинтересовался.
        - Зачем это вам?
        - Как, вы не понимаете? Нам следует легализоваться. И нужно чем - то заняться, а то скоро мы привлечем много внимания. Я думаю, что среди столичных «киношников» можно затеряться. У них наверняка недостаток в помощниках, а нам нужно здесь появляться на законных основаниях.
        Потом подумала и сказала, что лишние деньги им не помешают.
        - Сколько можно на командировочные прожить? А вам, дорогой Игорь Алексеевич, следует сменить имидж, покрасить или радикально постричь волосы, чтобы вас никто не узнавал тут. Я имею в виду из ваших старых знакомых. И еще, я думаю, вам следует надеть очки.
        Информацию дал портье. Литовец часто выручал Лидию нужными мелочами, он всегда был в курсе всех городских дел. Вот и сейчас, он подсказал, а потом и показал на приезжего молодого человека. Тот сидел на летней террасе отеля, пил кофе, о чем - то говорил по мобильному телефону. И, конечно, это не был Федор Бондарчук. Все оказалось проще, небольшая группа молодых людей и некто Себастьян.
        Так произошло их первое знакомство. Ничего необычного. Молодой человек был решительно настроен, создать здесь свой очередной шедевр. Кто - то написал ему сценарий.
        Лидия подсела за его столик, назвалась и попросила сценарий. Такой наглости от незнакомки тот никак не мог ожидать и, ничего не понимая, протянул ей свою тонкую папку.
        Женщина словно обладала некой властью над этим миром, спокойно листала бумаги. Отвлеклась на секунду, подняла руку, попросила чашечку горячего кофе без сахара.
        Себастьян был готов сам сбегать за кофе, но официант уже поймал ее взгляд, кивнул и очень скоро принес поднос.
        Кто она такая? Да, кто - то звонил, интересовался, сказал, что его ищут. Но чтобы вот так сразу, с ходу! Этого он явно не ожидал.
        Он уже нервничал, смотрел на свою пустую чашку и не замечал, что ее вдруг повело на поверхности стола - то вправо, то влево. Когда все - таки заметил, то осмотрелся, этот фокус никто не увидел, и, слава Богу.
        «Надо взять себя в руки».
        Лидия взглянула на обложку. Автор ей был совсем неизвестный, его имя ничего не говорило, но это не имело особого значения.
        Перечитала, и уже через минуту она вновь посмотрела на обложку.
        - «Молодые генералы», что - то знакомое, да ведь это «Янгс Дженералс» вполном составе. Кто такой умный всё это написал, вот бы увидеть, - пробормотала она почти вслух. Но этого было достаточно. И молодой человек всё это услышал. Он не спускал своего взгляда с её плотных матерчатых брюк, они ему точно понравились, как, впрочем, и сама их обладательница.
        - Откуда это всё у автора?
        Для молодого человека это был мучительный вопрос, как будто бы его самого застали в раздевалке за непотребным действием, он ничего не мог с собой поделать, поднял виновато свои глаза и спросил:
        - Что, это?
        - А, сюжет! - догадался вдруг он.
        - Это я ему дал. Я был в этом городе очень давно, и со мной произошла просто невероятная история. И мне тогда никто здесь не поверил, но всё это послужило сюжетом для данной книги.
        - И что, её кто - то читает? И она действительно так популярна?
        - Конечно, читают. Её можно скачать на мобильный телефон. Это очень удобно, сидишь в метро, качаешь, читаешь, нет проблем. Её и много разных других историй.
        - А что, есть и другие, подобные истории?
        - Конечно, есть. Много авторов пишет на такие темы. Это же жуть как интересно!
        - Хорошо, сами расскажите свою историю. Прежде чем начнем, я сама хочу точно всё знать.
        После короткого пересказа некоторых событий, незнакомка подвела итог.
        - Что ж? Я особых трудностей не наблюдаю, всё в ваших руках. Думаете, этого будет достаточно, чтобы снять целый фильм? Это даже не сценарий, так просто, наброски. Книга - это только ваша творческая идея, не больше.
        Она внимательно посмотрела на Себастьяна, тому нечего было ответить.
        - Короче, вам нужен сценарист. Он у вас есть?
        Тот отрицательно кивнул головой. Она уже все знала, литовец снабдил ее нужной информацией, просто хотела услышать нужные ответы от самого парня.
        - Еще вам нужен продюсер, нужен оператор, ассистент и многое другое. И самое главное - это деньги. У вас, Себастьян, есть деньги?
        - Скоро сюда приезжает мой отец. Он готов дать нужную сумму, если я позабочусь о творческой стороне. Мне нужно составить план всей будущей деятельности.
        - Хорошо. Сценарий напишет один журналист, я думаю, что мы сумеем его уговорить. Один мой знакомый может быть директором вашей картины, и он будет заниматься всеми техническими вопросами. Я могу быть вашим ассистентом и заниматься подбором кадров. В городе есть люди, которые нам помогут. И стоит только правильно ставить вопрос, а решение придет потом. Я готова. Сейчас позвоню и назначу встречу с нужными людьми.
        Через час в хорошем зале отеля встретились полковник Петров, Сима Хрустальный, журналист Синявин, Лидия Григорьевна и Себастьян с друзьями. Остальных друзей было немного, но все они выглядели просто выросшими подростками. Если бы не заранее проверенная информация, можно было решить, что ничего серьезного этот вечер не принесет.
        И все с подозрением смотрели на Петрова, который успел выбрить голову, сменить рубашку на фиолетовую толстовку и сиреневые штаны.
        Журналиста Синявина и Симу предупредили о новом амплуа полковника Петрова. За этим, другим обликом его было почти не узнать.
        Когда огласили идею, то всем раздали копии текса книги.
        - Я понимаю, что это непривычное для вас дело, но мне кажется, что тут есть над чем подумать. Нужно просто сделать наш город знаменитым!
        Журналист согласился написать сценарий, идея для него была близка, а тема вообще очень даже знакома. Ведь у него было столько материала, так сказать под рукой, что все будущие образы легли, как говорится, в лузу! Был только один вопрос.
        - А что, обязательно все должно быть в таких суровых тонах? Готика? Разве это нынче актуально? И тут так мало диалогов, заметили? Ну кто так нынче разговаривает? «Ля-ля-ля, пауза, три рубля!» надо добавить побольше нормальных, неформальных фраз. Как вы думаете? Юмор, какой-то!
        Готику просили оставить, а с юмором решили помочь.
        Сима тоже согласился помогать с любыми организационными и подготовительными вопросами для будущего фильма.
        - Я вообще - то собирался в турне со своим новым танцевальным шоу, но ради такого случая гастроли могут подождать. Тем более что можно использовать всех моих талантливых ребят из труппы в общей массовке.
        У него были свои идеи, которые он хотел протолкнуть в искусство.
        - Я могу также отвечать за музыкальную часть и особую артистическую подготовку. За мной также подбор костюмов и мелкого реквизита. Все это я могу.
        Господин Петров сказал, что если составить список необходимого инвентаря и оборудования, то он гарантирует, что из «Мосфильма» ему все привезут. Никто в его словах не сомневался.
        Стали составлять перечень. Многое оказалось можно взять на месте, дешевле. Художников Лидия смогла организовать из своих старых коллег по рекламному бизнесу.
        Тогда Сима предложил небольшое танцевальное шоу для второго плана.
        Журналист отметил.
        - Я знаю несколько великолепных мест, откуда стоит сделать много крупных планов на город, на небоскребы. Потом, представляете, в городе столько интересных людей, которых не помешает показать в массовке, ей богу, не пожалеете!
        Повторяю, музыкальную часть взял на себя Сима.
        - Итак, у меня есть свои музыканты, музыку я тоже могу написать сам. «Шабашка» для музыкантов - не лишний заработок.
        Осталось только выбрать актеров. Трудность состояла в том, что не было предварительной подготовки по кадрам. Знаменитости все работают по строгому графику: съемка - театральные постановки. Не было заранее договоренности. Лидия посмотрела на господина Петрова, тот понял ее взгляд иначе.
        - Нужно составить грамотные контракты. Подобрать на каждую роль артистов определенного типажа. Я спрошу в базе данных, мне все пришлют. А потом договариваться с каждым артистом отдельно. Провести переговоры, потом пробы, или предварительные интервью. Не знаю, если нужному человеку что - то предложить выгодное, он свой график пересмотрит. Потом, от Москвы не так далеко. Можно приезжать на съемки поездом на день, потом возвращаться так же поездом или автобусом в театр. Это называется совмещенный график работ. Если актер из Питера, то это тоже не проблема, автобус с пересадкой.
        - Правильно. Начнем с контрактов. Нам нужен юрист, как вы Себастьян это все представляете?
        - Я представляю хорошо. Юрист есть, он все подготовит. Есть также свой семейный бухгалтер. Гонорары и оклады нужно обговорить по каждому пункту. Когда все посчитаем, то будет известна сумма общей сметы фильма. Это уже будет часть плана. С этой минуты, вы, господа, наняты новой кинокомпанией. Названия компании пока нет, но не в этом дело, я думаю!
        Лидия, казалось, могла решить любой вопрос, не отходя от будущего сценария. Она помогла с подбором других актеров, как только их состав утвердит новый совет. Полковник обещал решить проблемы с арендой помещения, прокатом оборудования, со связями в городской управе и многое-многое другое. Если все занимались будущим фильмом, то эти двое решали вопрос, как повернуть события, чтобы незаметно осмотреть хранилище одного небоскреба.
        Глава четырнадцатая. Джокер
        Джокер уже познакомился с американкой Роуз. Та обещала ему финансовое влияние и поддержку. Он пока не понял, что именно нужно всем этим людям. Вот и Николаев стал вдруг объектом их интересов. Ещё недавно тем интересовались немецкие банкиры. Джокер вспомнил, как вытащил детектива из чужого офиса в небоскребе.

* * *
        - Эх, Николаев, Николаев! Опять встретились! Второй раз родился! - детектив открыл глаза, перед ним стоял Джокер. Это был уже не тот гастролер, который «шерстил» все местные катраны со своей бригадой катал. Теперь это был хорошо одетый господин с животиком и идеально уложенной причёской.
        - А, Джокер!
        - Ну, вспомнил. Теперь я!.. - он назвал свою новую фамилию, которой пользовался на этот момент времени, - того самого Джокера тут явно уже мало кто помнит.
        - Я-то помню. Кстати, ты звание своё купил, в карты выиграл или тебе его присвоили?
        - Обижаешь! Купил! Скажешь тоже! Я, увы, тут без звания! Временно я тут. Это меня, собственно, и беспокоит. Николаев? Не мог бы ты мне помочь? В знак, так сказать, бывшей дружбы!
        Они сидели вдвоём на новом диване в каком-то незначительном офисе, совершенно одни. Доктор уже успел уйти, вокруг никого не было, но это совсем ничего не значило.
        - Знаешь, тут меня хотят заменить. Некто Лютый! Этот человек с большими претензиями от очень больших людей. Мне нужно время, я ещё не все активы тут собрал. Понимаешь, если что - то услышишь, то дай мне знать! Понимаешь, это очень важно. Тут такие деньги крутятся, что любому голову оторвут. А мне наследство Крёстного никак не могут простить. Наследница всё получила по закону, но это не «по понятиям».
        Братва считает, что деньги были взяты из «общака». Вор так поступить не мог. Они считают, что есть «недостача» вказне. Это гнилая тема. Это ещё от Профессора идёт. Пока он был в полном здравии, никаких проблем не стояло, под ним «общак» числился. А потом - понеслось!
        Пропал Лёнчик! Кто - то хапнул, и хапнул по крупному! У них были особые банковские счета, а номера никому неизвестны. Крёстный тогда за голову схватился, а с кого спросишь? Один свихнулся, другой как сквозь землю провалился. В тот момент могли заморозить строительство нашего бизнесцентра, и для подрядчиков нужны были наличные деньги. Вот их тогда Крёстный перехватил у московских воров и обещал вернуть. Эти деньги я тогда сюда привёз. Вот меня и поставили сюда, как бы «смотрящим», а прав - с гулькин нос! У Крёстного объявилась родная дочь. А это у воров не поощряется, тем более что после его смерти она получила такое наследство! Он ей свои акции отдал. А мне это всё разгребать пришлось. Я с «ворами» рассчитался сполна, они свои деньги давно получили, но некоторым этого показалось мало. Центр каждый месяц прибыль приносит, и всё на законных основаниях. Лакомый кусочек. Тут-то и вспомнили о деньгах самого Профессора, а так как Лёнчик до сих пор нигде не объявился, то о нём тоже вспомнили. Бухгалтер тогда говорил, что в период войны с «генералами» всю документацию было решено перенести в надёжное
место, что именно Лёнчик вёз эти бумаги! Но пропал!
        Они посидели немного молча. Джокер как бы оценивал общее состояние детектива: доверять бывшему «менту» такое дело, его просто не поймут.
        Но особого выбора у него не было, тут нужен был очень надёжный человек, который не будет работать на другую сторону. Моральный аспект этого дела его не интересовал. Ничего противозаконного, только информация, но в первую очередь ему.
        - Так, что? Поможешь? По старой дружбе! Возьми заказ. Я понимаю, что у тебя сейчас другой клиент, но это всё в общих интересах. Ей без меня очень трудно будет! А мне эти бумаги - вот как, позарез нужны. Хоть краем глаза взглянуть на них!
        - Хорошо, давай все по порядку! Лютый, у нас кто?
        - Игорь Лютов. Это бывший подельник «Чемпиона», они тогда вместе начинали в Москве. «Крышевали», выбивали долги с «терпил», устроили тотализатор, сами принимали участие в подпольных боях без правил. Но всё это было давно, сейчас он и не вспомнит, что когда - то вместе начинали. Не знаю! Сегодня я на грани войны с некоторыми из московской «братвы», а «Лютый» уже «коронован».
        Это итог его последней «ходки» кхозяину, он там, у Лешего был правой рукой, всю грязную работу за него делал. Теперь он потребовал себе «удел». Вот ему и предложили взять наш город, уж больно всё тут гладко идёт! Местная публика мне доверяет, но против него не попрёшь!
        - Даже не знаю, чем тебе помочь. Сколько лет прошло с того времени? Тут зацепок не осталось. Да, и сам понимаешь, что любое движение будет отслеживаться всеми конкурентами.
        - А ты постарайся! Дорогой! Это всё в твоих интересах, в интересах твоего клиента. Получится у тебя, получится и у неё.
        У него опять появился акцент. Николаев понимал, что верить ему нельзя. Джокер никогда не выкладывает все карты на стол. Да и никакой дружбы у них никогда не было. Вот слил информацию, когда ему это выгодно. А Николаев пусть распутает своё дело.
        Действительно, Джокер готовил себе пути к отступлению. То, что его приговорили к смерти, его печалило намного меньше, чем личное безбедное будущее. Ему Николаев был нужен как посторонний человек, за которым увяжутся назойливые недоброжелатели.
        Документы? Это очень всё заманчиво, но, как сказал сам Николаев, это было маловероятно! Джокер мог выгадать некоторое время и собрать остатки всех активов. А появление «Лютого» или ещё какого-нибудь главаря его не затрагивало. Это уже был общеизвестный факт, к этому следовало подготовиться. Нужно ввести в игру как можно большее количество игроков, а самому уйти со своей долей в сторону. На что он только рассчитывал? Это было малопонятно.

* * *
        Активность немецких партнеров тоже вызывала настороженность. Если сказать честно, то этот иностранный концерн он не воспринимает серьезно, они чужие на этой земле.
        Что касается самого концерта, то тем более непонятно, какой интерес у всех именно к нему? Ему никто не собирался объяснять. Джокер не сразу понял, что от него требуется. Его присутствие было обязательным. Ему выдали одежду, которую можно было бы сравнить с масонским халатом.
        Честно сказать, он не любил все эти дела, связанные с классической музыкой, с самого детства не любил, когда родители ему пытались привить должный вкус. Консерватории наводили на него тоску. Тогда он отпрашивался в туалет, где устраивал игру на мелочь, в «стеночку» или на ладони. И тут, среди будущих музыкантов, ему равных не было. Но вот появлялась мать и уводила его за руку, спрашивая про себя, в кого это он такой вырос. Груда мелочи доставалась пацанам, если мальчик не успевал ее забрать.
        Но это было давно, а теперь он - степенный мэтр, который не самый последний человек в этом городе, радушный хозяин этого места, пост обязывает, так сказать.
        Американка Роуз требовала много внимания, она говорила что-то об обряде, который должен состояться. В восприятии мужчины это выглядело как посвящение в старинный орден или жалование рыцарства. Он просто не знал.
        В холле всем дали шампанское, но никто сразу не притронулся, откуда ему было знать, что вся бутылка напичкана специальным медицинским препаратом. Он уже сделал несколько глотков, и все поплыло перед глазами. Он что-то хотел сделать, но вдруг почувствовал себя маленьким мальчиком, которого мать тянула обратно в зал. Но ему точно нужно было в туалет, где еще не закончилась игра. Но дверь туда закрылась, все отвернулись, и ему стало плохо. Он слушал чужие команды и безропотно выполнял их, стоя между другими халатами. Иванова поддерживала его, а госпожа Роуз просто вцепилась изо всех своих сил.
        «Ничего не может помешать нам! Да, пребудет сила!»
        Джокер точно не хотел бы им помешать, он бы свернулся калачиком, но не мог сойти с этого места!
        Оказывается, что сторонницы возвращения Сессилии искали сосуд для своего хозяина. Тут не имело значения - мужчина или женщина. Они уже провели обряд на картах Таро, все сошлось, нужно было только подвести нужного человека к порталу.
        Его просто уговорили быть рядом. Балахон его имел красный цвет, остальные нацепили золотых и черных цветов. Зарина надела серое платье.
        На детектива стравили полицию, для надежности Ольга вызвала настоящего специалиста, Смурого.

* * *
        Звуки органа заполнили пространство, вытеснили пустоту. Зарина в сером прекрасном платье подготовилась исполнять произведение дальше. Впрочем, я, наверное, ошибаюсь, сейчас платье уже не было серое, оно сияло свечением северного сияния. Эффект очень сложной технологии ткани нового поколения. Это был подарок Олега. Он где - то услышал про такое чудо, и вот, преподнёс в подарок. Ткань, меняющая цвет от внешней вибрации и давления. Теперь оно было почти полупрозрачным и голубым. Вот голос опять взял следующие ноты. Алексей помнил, что это была самая длинная ария во всей композиции. Вокалистка широко развела руки. Музыка заполнила зал, словно пел сонм ангелов, звучало это дивное пение. Солистка распевает слоги, тут ничего непонятно, но это неважно, потому что волны плотного эфира уже обрушились на зрителей.
        Они с самого начала вели себя по-разному, кто - то из них встал, кто - то потерял сознание. Потом все изменилось, это музыку изменили, последовало чудовищное наложение на диск, именно оно вызвало очередную воздушную волну.
        В этот момент включились ещё динамики. Это сработала другая, совмещенная аппаратура, Алексей понял, что может слышать совершенно чужие для человеческого уха звуки. Запись была обратная, кто - то открывал врата, о которых говорил Страж. Где-то за городом поднялся страшный ураган, он медленно набирал силу и двигался на город. На улице небо вдруг потемнело. Прохожие, случайно застигнутые такой стихийной неурядицей, поспешили укрыться.
        Зарина остановилась, она тоже всё поняла. Она увидела чужим зрением, что сейчас происходит, и испуганно стала искать мать. Та, словно окаменела, это был её час. Час всей её жизни. Рядом стояли Роза и опекун. Других людей Зарина просто не знала, их лица тоже скрывались за масками. Перед органистом на стеллаже лежал документ, теперь это были две склеенных страницы.
        Органист испугался, его пальцы свело, но он продолжал играть.
        Следовало продолжать во что бы то ни стало. Запись с обратным кодом была громче. Динамики выдавали всё намного сильнее, чем был рассчитан старый орган. Зрители в этот момент все встали.
        Открылся портал, голубой, нет, серебряный пролом в неизвестное.
        Все чего-то ждали. Джокер видел все это, его стали подталкивать вперед, и он еще упирался, ужас объял его, страх охватил полностью.
        Другим зрением он видел несущихся вдаль коней. Потом детектива, который стрелял по динамикам. Как с ним сцепились охранники, они повисли на нем, как собаки на медведе. И он их легко так отделал, потом они были раскиданы повсюду. Но это тоже заняло некоторое время, все его толкают быстрее. Тогда Джокер вцепился в Тамару, та сохранила спокойствие, вырывается. Госпожа Роуз помогает. Ольга кричит помощникам, чтобы тоже выталкивали его к пролому.
        Потом появился Олег. Несколько телохранителей кинулись к нему. Но он был вооружен, в руках держал катану, которой беспощадно наносил удары по сухожилиям рук и ног. Так ему удалось пробиться в комнату звукорежиссера, там он снял диск, а сухонькая женщина поставила аудиозапись.
        «Это должно помочь. Запись с репетиции, она почти вся».
        Олег выбил еще двух бойцов, выскочил из комнаты, ему нужно было спасать Зарину.
        А в зале между тем происходили странные вещи. В воздухе повисли различные мелкие предметы, телефоны, шариковые ручки, дамские сумочки, бинокли. Они сначала вращались как в хороводе, а теперь замерли. Оказалось, что замерли все, и только Алексей, Олег и Зарина что - то могли делать. Мир замер, портал еще работал, но он стал медленно засасывать внутрь все подряд. И все стало двигаться, в жутком свисте и мигающем освещении портала.
        Железная сетка держит Зарину. Зрители крайних рядов, Ольга и Джокер уже неслись туда, в неизвестность. Олег упрямо откинул в сторону еще одного бойца, спас ему жизнь, не иначе.
        Алексей потянулся за Джокером, но увидел, что знакомая ему Тамара тоже в плачевном состоянии, стал вытаскивать сначала ее. Вытянул, но в тот момент что - то сверху грохнуло, это раскололо крышу, оттуда посыпалась штукатурка, куски арматуры стен и перекрытий, какие - то лестницы, трос. Это было небезопасно, пришлось уворачиваться.
        Потом Алексей оглянулся, но Джокера уже не было. Портал стал менять цвет, потоки пыли уносили туда вещи. За какое - то мгновение исчезло сразу с десяток людей.
        Никто не видел, что собственно произошло, этот отрезок времени, он как - то выпал из жизни каждого зрителя. Портал исчез! Прекратился жуткий свист. Орган еще было слышно, нет, не сам орган, запись. Сам органист лежал без сил, его сестра - близнец вытирала лоб салфеткой.
        - Вызовите врача!
        - Где мама? Что случилось?
        - Что произошло? Это был взрыв?
        - На улице бушует тайфун, просьба, всем оставаться на своих местах!
        - Дурак, сейчас крыша рухнет! Граждане, сохраняйте спокойствие, всех прошу на выход!
        - Тут еще был стрелок! Его нужно допросить.
        - Уходим, Леха, выводи зрителей.
        Олег завернул в штору свою катану, взял под руки Зарину, и они вышли.
        Концерт не удался. Здание разрушили, все участники заговора попали в портал, и это произошло так же неожиданно, как пятьсот лет назад.
        Чуть позже сам Магистр ордена устранял все следы воздействия госпожи Роуз и Павловой и остался доволен. Осталось только вернуть людей, но на это требовалось некоторое время.

* * *
        Следующее открытие портала вернуло зрителей. Что у них было с головой, трудно понять даже специалисту.
        - Их словно высосали изнутри. Сил нет, памяти тоже. Потеряны все связи!
        Требуется трудный период реабилитации и ухода.
        Жители сами позаботились о своих родных и близких. Госпожа Роуз была исключением, она оставалась комком агрессии.
        Николаеву пришлось посидеть в камере несколько дней, потому что полковник из Москвы искал виноватого, а Леха был идеальный в этом отношении подозреваемый.
        Правда, опять вмешались его друзья. Юрист, который его прикрывал, Иванова, Олег. Они вытащили этого героя.
        Да, повезло Джокеру, он вернулся. Сам целый, а вещи потасканы, вылинял до ужаса, внешне больше напоминал огромного бомжа. Он практически не пострадал, сильного влияния переход на него не оказал. Но внутри у него имелся тот подарок для людей, о котором никто пока не подозревал.
        Возвращение он воспринял как обычный приезд в город, где за время его отсутствия произошли большие перемены. Он потерял реальную власть, ему так и растолковали в ближайшей забегаловке, куда его пригласил один старый знакомый.
        - Времена уже не те! Адвокаты, как крысы голодные, растащили всё по кусочкам. Ничего не осталось. Бухгалтер пошёл у них на поводу. Этот Лютый тоже постарался, но и ему не повезло. Даже боши отступили, оставили вместо себя «пустышку». И «генералы» свернулись, представляешь? А какая была сила? Никто их на колени поставить не мог. Не те времена, не те!
        Он все выслушал, ничего не ответил, с сожалением посмотрел вокруг.
        Подумал, что есть тут невозможно, хуже, чем в привокзальной «тошниловке». Встал и вышел. Карманы у него были пусты, желудок тоже, но опускаться до такой степени, чтобы его кормили «фастфудом», он не стал.
        Впрочем, ему жалеть не пришлось. Он направился к знакомому ему зданию, прошел в холл, и секьюрити пропустил его без слов. Даже если бы он его попытался задержать, то у него ничего бы не вышло. Прошёл по широкой лестнице. Тогда его появление в том здании вызвало недоумение.

* * *
        Потом было много разных событий. Джокер перенес несколько операций, сначала его элементарно залатали. А потом ему удалили обломки крыльев, которые он потерял в воздушном бою. Хирург долго и упорно кромсал эти обрубки, пытаясь вернуть ему человеческий вид. Хруст стоял такой, что медицинскому персоналу казалось - этому не будет конца.
        Сила, которую он приобрел с доспехами Фаэтона, она оказалась недолговечной. Влияние третьей стороны все испортило, но именно это послужило избавлением. Сущность, которую он принес в свой мир, она была вынуждена покинуть его тело. Это спасло его.
        Теперь он жил в Португалии, где они с Керимой смогли найти временное убежище. Он еще не знал, что очень скоро, и город позовет его обратно.
        Глава пятнадцатая. Возвращение Фаэтона
        Сима
        Он всегда живо интересовался съемками. Это был чисто практический подход к делу. Первый фильм Себастьяна был напичкан его музыкальными заготовками, танцами актеров на заднем плане и участием труппы в массовке. Это было нормально.
        Второй фильм снимали в Астане и во Франции, получается, прошел стороной, то есть без его участия. А третий, тут все было сложно. У творческого тандема «Тимур - Себастьян» уже были свои люди с киностудии, перед которыми существовали отдельные обязательства.
        Сима, как городской персонаж, был расписан в некоторых сценах. Его труппа была снята, как он считает, мельком. Это была целая сцена в кабаре - шоу.
        Остальное ничего не использовалось. Не мог же он сообщить правду о своем участии в настоящих событиях!
        Но, пользуясь своим правом артиста, он всегда присутствовал на съемках, поэтому часто попадал в кадр.
        Но самым главным своим достижением он считает свою наблюдательность. Все атрибуты будущего фильма находились в специальном ангаре, который снимали в аренду. Но Сима знал, что все это предоставлено Себастьяну и Тимуру владельцем здания просто так!
        Потом он сумел рассмотреть вещи, которыми будут пользоваться в процессе съемок, они не были бутафорскими! Все оружие было то же самое. Больше того, они заказали собак! То есть в прошлый раз он сам этим занимался.
        Позже, когда Сима поинтересовался адресами в накладных, то всплыли названия не только исторических клубов, но и иностранных фирм, которые занимались наемниками, то есть «солдатами удачи».
        Он понял, что история повторяется, кто - то использует весь этот проект в своих, корыстных целях, как это делал в прошлый раз Джокер!
        Найти другие связующие доказательства он больше не смог, но сообщил другу своего родственника, что старая история не закончилась.
        И подтвердили его наблюдения украшения. Макет шлема был выполнен идеально, Сима не различал разницы, но он видел именно изготовленный макет. А когда в следующий раз попал в охраняемый ангар, то случайно снова взглянул на шлем. Их оказалось два! Два совершенно разных предмета!
        Помнится, что служащий тогда виновато замялся, не мог найти слова, чтобы что - то вразумительно ответить. Но самого факта было достаточно, чтобы Сима понял, что дело не чистое.
        Он тут же встретился с Николаевым и Лидией, чтобы поделиться своими подозрениями.
        - Кто - то хочет все повторить, но кто?
        - Себастьян? А зачем это ему надо? Очень одаренный молодой человек, двигает предметы на расстоянии, а это говорит, что он имеет некоторые способности. Такие люди обычно всю жизнь скрывают их, как Джокер, как мой дядя! Как вы, Алексей, я уже давно все знаю про вас. Не волнуйтесь, в этом городе столько разных феноменов, что просто диву даешься!
        Теперь они договорились искать ответы вместе. Так, понемногу, стали наблюдать за происходящим.
        Карима
        Вот в город вернулась жена мэра, она приехала с детьми. И, как сообщила, что насовсем.
        Съемки ее не интересовали, она провела ревизию дел своей строительной компании. Управляющий, который вел дела, подготовил для неё документы по аудиту. Фирма все время оставалась на плаву, заказы получали в первую очередь. Очевидно, что кто - то присматривал за делами этой компании, пока хозяев не было на месте. Оказывается, что семья регулярно получала деньги, пока находилась за рубежом.
        Николаев попался на глаза этой женщине, и она с ним спокойно поздоровалась. Даже пригласила в гости.
        Это был званый вечер, он состоялся в старом доме, который восстановили и давно привели в порядок. Там присутствовали представители городской администрации, гости города, местный бомонд и все, кто смог туда попасть.
        Мадам Короедова тоже попала в список гостей. Вениамин присоединился к Алексею и не отходил от него до самого конца вечера.
        Это было долгожданное событие, женщину в городе очень любили, уважали компаньоны, некоторые жители даже жалели.
        Итак, она показала, что вернулась. С Алексеем они не разговаривали. Но тот смог увидеть детей, и они с радостью пообщались.
        Эльвира, дети выросли и выглядели как два стройных тополя. Они - то и сказали, что дядя тоже должен приехать. А дядя - это был Джокер.
        Опять пела Зарина, ее удалось уговорить. Они все были знакомы, не близко, так, через кого-то. Лидия старалась не попадаться на глаза мэру, этот человек оставался ей неприятен.
        Саул
        На следующий день прибежал журналист. Он сообщил, что видел в городе Мамедова. По его словам, нищий бродяга вошел в один дом, а вышел оттуда респектабельным человеком с тростью. Этот дом принадлежит одному армянскому предпринимателю, так что вполне может быть.
        Николаев тоже замечал в городе людей, которых видел очень давно, но не мог вспомнить, где именно. Он даже поздоровался с одним человеком, и тот ответил ему, как старому знакомому. Потом он понял, что вместе они убегали от преследователей, когда те напали на дом мэра.
        «Пригорцы в городе!»
        Что - то явно назревало, сюда стягиваются люди, которых не было тут с тех самых трагических событий.
        Кино
        В какой - то момент все было готово к съемкам. Себастьян даже пригласил Лидию на временную работу, с его стороны подтянулись Сима, журналист Синявин, которые играли самих себя. Нескольких жителей города просто сняли заранее в отдельных сценах, им дали тексты слов, которые они должны произнести. Это были нейтральные эпизоды, ими можно было воспользоваться в фильме, в любом контексте.
        Тимур и группа еще раз обошли город, проверить, что можно использовать. Оператор прикинул будущие планы. Потом Себастьян повел с собой несколько человек в далекий туннель. Это началось с одинокой часовни, куда до сих пор никого не пускают. Тимура очень удивили все эти вещи. На вопрос, почему парень не использовал это сам в фильме, тот пожал плечами.
        - Город не сразу открывается!
        - Пожалуй, есть еще пару человек, которые нам пригодятся, но даже я пока не могу их уговорить!
        Так началась переписка с женой мэра. Адрес дал тот же самый Альберт. Потом друзья побывали у Зарины и Олега. Те в данный момент находились в городе, устроили званый вечер в своем доме.
        Близнецы уже подросли, им пришлось оставить ирландскую няню. Там даже произошла отдельная история.
        Перед тем как сесть за праздничный стол, гости немного пообщались.
        - Так как все друг друга знают, то я предлагаю начать с музыкального номера.
        Сима уговорил Зарину спеть, а сам уселся за домашний рояль.
        Этот концерт был великолепен. Зарина, как всегда свежая и стройная, скоро у неё начнутся новые гастроли. Олег выглядел как настоящий мэтр. Пригласил к столу. Потом гости встали, чтобы размять ноги и выпить.
        Его домашняя коллекция холодного оружия привлекла всеобщее внимание. Чего только там не было: японские мечи, томагавки индейцев, сабли, рапиры, булавы. Висело несколько настоящих щитов. Олег гордился своей коллекцией, это он стал собирать очень давно, часть долго хранилась в небоскребе, но оттуда потом все пришлось забрать.
        Лидия рассказала про некоторые экземпляры, которые она уже видела. Оказывается, что она великолепно разбирается в оружии. Кстати, они все недавно познакомились. Олег и Зарина знали Лидию «заочно», как пассию Алексея. Но видели ее мельком, очевидно еще раньше, когда встречались в городе.
        Лидия тоже спела, но у неё был совершенно другой репертуар. Она в тот вечер исполнила старинный романс и показала себя с неожиданной стороны. Её эстрадная карьера давно закончилась, гитара пока забыта, а дуэт с Ником остался в прошлом.
        Тот вечер был удачным. Гости ощутили домашнюю обстановку горожан, поближе познакомились с «генералами». Там были Сергей и депутат. Сазонова давно уже никто не видел.

* * *
        Что касается Лидии! Иногда они выбирались с Алексеем в гости к шоумену Симе, на весь вечер. А если он обкатывал новую программу или устраивал бенефис, то всегда высылал приглашение. Те были вынуждены приходить или брали с собой еще знакомых. Так было прикольно, им ставили отдельный столик, угощали вином. За стол подсаживались все знакомые, кого Лидия могла знать или просто вспомнить. Там она была знаменитостью. Николаева и остальных гостей почти не замечали.

* * *
        В городе Местищево давно шли съемки. Горожане уже привыкли, что сюда часто приезжают «киношники», снимать с натуры старый город или торговый центр.
        - Таких зданий нигде в мире нет! - говорили они с гордостью.
        Режиссеры совершили очередную прогулку по городу и окрестностям пешком. Парень показывал все заново, и теперь его история отличалась от прежней.
        - Это точно! Дипломный проект Мамедова и его выпускной группы был очень необычен. Представляете? Победить на международном конкурсе в Европе! Да просто попасть туда было в то время нереально. Не зная иностранного языка, он смог написать заявку в комитет конкурса. Говорят, что заявление с его слов написал его друг. Убедительно написал, ему не могли отказать, рассмотрели и оценили по достоинству. Дали второе первое место, то есть у них уже был свой победитель, но этот проект они оценили и наградили вне конкурса, присудили гранд. Потом рассмотрели пожелание автора и попросили президента Российской Федерации Бориса Ельцина помочь с этим проектом. Следует учесть, что проект много лет пролежал на полке.
        Саул приложил свою руку и к городским зданиям, его проектом были первые высотные дома в новой части города. Посмотрите, как расположены эти дома? Как лепестки гигантского растения, где в центре находится огромная площадка для отдыха. А это была еще эпоха Горбачева.
        Так Тимуру подробно рассказали, кто такой был Саул Мамедов.
        - Это не просто политик, это настоящий администратор, талантливый архитектор. Даже за городом есть его дома. Вот, усадьба, в которой мы живем, он же ее строил в юности! Эти дома резко отличаются от обыкновенных дач. Вспомните! Весь район «Черемушки» напоминает сказку. Особенно, когда подъезжаешь по дороге, из-за поворота. Это очень красивые дома, там, на фасаде использовали много природного камня.

* * *
        Когда Тимур хотел познакомиться с Саулом, то оказалось, что его давно в городе нет. Решил, что нужно узнать о нём от очевидцев.
        - Его долго разыскивали, и теперь сняты все обвинения. Но никого нет, кроме Симы, Николаева, которые тут уже старожилы.
        Оказывается, что режиссер и Сима встречались. Творческий мир очень тесен. Именно он рассказал о Джокере и начал свой рассказ с советского периода.
        - Да, катала! Но и мой дядя тоже был игрок! Таких людей в Союзе было мало, по пальцам можно было пересчитать. Не все они теперь живы. Но, знаете, Джокера видели в Европе. Говорят, что он перенес серьезную операцию. Кто - то видел его в музее, кажется, это было в Испании. Но он сам живет где-то в другом месте.

* * *
        Сам Николаев на съемки не ходил, он практически был все время занят, работал над очередным делом. И поэтому многое прошло мимо него, лишь Лидия была в курсе всех событий на киноплощадке. Она его информировала постоянно. На тот период они уже жили вместе и считались крепкой семейной парой.
        Уже было снято много ключевых сцен. Артистов подобрали очень похожих на главных героев. Так Джокера играл Ираклий. Грек по национальности, очень знаменитый современный артист.
        Саула пригласили играть Константина Хабенского. У него была очень большая роль.
        Саул и его жена, Джокер и старый мэр были главными героями. Остальные - герои второго плана. Идея борьбы за политическую власть в маленьком городе, с примесью настоящей мистики. Тут вспомнили и чужих корейцев, и покушение на концерте, и исторические находки, про которые рассказала, что могла, Лидия. Петрова в городе не было.
        Мифологические предпосылки создали с помощью компьютерной графики. Это был не мультфильм, но вышло очень убедительно.
        А таких фигур, как действующий мэр, не упоминали вообще. Но Себастьян сообщил Тимуру, что тут материала еще много, хватит на следующий фильм, мол, сделаем паузу, соблюдая многоточие для развития сюжета дальше.

* * *
        Жену Саула сыграла Ксения Р. Она и Чулпан были двумя противоположностями в фильме. Образ Чулпан был собирательный, это предложил Тимур, тут следовало раскрутить интригу, любовный треугольник, которого в реальной жизни не было.
        Группа многое не знала, но, идя по дороге приключенческого жанра, их сценарист все аккуратно расписал. Так получилась историческая мистика с вполне современными героями. Николаева сыграл молодой артист, внешне похожий на него в молодости. Теперь это был рядовой персонаж, такой телохранитель мэра, которому довелось спасти детей мэра и первому отбиваться от нападения.
        Тут же было использовано интервью Альберта, тот сам был ранен стрелой из арбалета, потому что оказался в числе первых нападавших. Получил стрелу из темноты, даже не увидел никого.
        Каскадеры отрабатывали трюки и все, что могло пригодиться в батальных сценах. Были погони на автомобилях, падение с моста, взрывы. Все это записывалось, потом просматривалось на экране, обсуждалось и опять переписывалось или менялось.
        Пора было переходить к генеральным сценам сражения. Было вызвано много добровольцев, всевозможных рекрутов, военнослужащих из воинских частей. Устраивались прогоны отдельных сцен. Одетые в странную одежду люди носились по полю с оружием в руках. Длинные копья и мечи! Это было так непривычно.
        Но было решение снять все массовые сцены, чтобы наложить остальное. Поэтому снимали все подряд, любое удобное действие отрабатывалось несколько раз.
        Тот пятачок, где был противник, его закрыли правильной формы щитами. Их вообще было решено снять позже.
        А сцены стычек, рукопашных поединков, они отрабатывались на месте. Еще раз сняли общим планом появление Джокера перед отрядом. Нужно было отработать момент, когда он появился в костюме Фаэтона перед толпой, а она ему поклонилась.
        Грек оделся в каркас своего снаряжения, вошел в примерочную будку, а когда вернулся, то на нем был шлем Фаэтона. Какое-то время на него никто не обращал внимания, но потом оператор позвал режиссера, и показал запись.
        - Это совершенно другой человек! На площадке чужак! Что-то происходит!
        А тем временем с костюмом чужака что-то было не так. Он быстро трансформировался! Все тело медленно покрывалось новыми пластинами, которые раньше должны были служить декорациями. Их сделали по эскизам и имеющимся фотографиям, но тут они росли настоящие сами, ломая ненужные теперь декорации.
        Скрип и непонятный шум привлек внимание остальных на площадке. Все перестали разговаривать, ошарашено смотрели в центр. Чужак казался выше Грека, а элементы его загорелого тела явно отличались от сухого тела артиста и тем более дублера. Все уставились на этого человека, пока ничего не понимая.
        Теперь было очевидно. Шлем выглядел иначе, еще он не просто блестел на солнце, он буквально светился зарядами.
        Тимур тихо шепнул Себастьяну, чтобы скорей нашли Грека. Тот кинулся в помещение гримера, на ходу вышиб дверь. Так и есть. На полу лежал Грек, лоб которого был залит кровью, гример лежал рядом, но оба остались живы. Кто-то из друзей тоже пришел на помощь. Вот раненых растолкали, и они пришли в себя.
        Выскочили, но, кажется, что чужака этот момент нисколько не смутил. Он стоял столбом, а за его плечами шел хруст, это уже росли крылья. Никто не смел к нему приблизиться, всем было пока просто интересно, достали телефоны, чтобы снимать ролики. И лишь только высокий охранник с киностудии, озираясь, встал за его спиной.
        Вдруг завыли собаки, их только что привезли на отдельных машинах.
        Фаэтон еще раз оглянулся, увиденное его успокоило, словно все шло по его плану. Под ногами лежал деревянный ящик, он пнул его, тот перевернулся и открылся, там было необычное оружие. Двухсторонний топор на длинной рукояти и короткий меч. Меч, вложенный в ножны, перекочевал за пояс.
        Потом Фаэтон взял в обе руки топор, взмах, лезвие описало фигуру в воздухе и вернулось на место, хищно сверкнуло. Ящик развалился пополам.
        Люди испуганно отпрянули в сторону, кто - то бросился бежать. А храбрый телохранитель выдвинулся на передний край, держа пистолет в руках. Он окрикнул этого человека и приготовился стрелять.
        Никто не заметил, что, собственно, произошло, Фаэтон просто вытащил свой топор из тела. Это послужило последней каплей, любопытные люди с площадки отступили и бросились врассыпную.
        - Что делать? Куда звонить?
        - Где начальник охраны?
        - Что он сейчас будет делать? Создавать свою армию? Но зачем?
        - Что - то идет не так, или мы толком ничего не знаем!
        Себастьян посмотрел куда - то вдаль, там, где должны быть позиции мэра. И отчетливо увидел, что там кто - то был.
        - Понятно, они вернулись, чтобы завершить сражение, смотрите, там уже подняли темный флаг.
        Фаэтон тоже увидел врагов и рыкнул. Это прозвучало очень вызывающе, словно хищное животное. Вдруг появились люди, одетые в черные доспехи.
        - Это что, киборги?
        Себастьян уже видел таких людей.
        - Это современные солдаты. Вот из того автобуса. Мы сами вызывали рекрутов. Нам следует уходить отсюда и уводить людей. Не знаю, что им надо, но если сценарий тот же, то лучше бежать подальше.
        Себастьян пригнулся и стал набирать номер своего отца, что - то успел сказать. Тимур потянул его в сторону машины. Так они и двигались все вместе, как стадо баранов, испуганно спотыкаясь.
        Было видно, что где - то новоявленные бойцы удерживали массовку на месте.
        - Они собирают людей, им нужны люди! А еще им нужны собаки, нужно выпустить всех псов из клеток, чтобы они разбежались по полю!
        Так они и сделали, открыли все вольеры в будках, но собаки были словно очумелые, стали бросаться на всех подряд.
        - Бежим, нужно спрятаться!
        Они добрались до машин, но мест всем не хватило.
        - Заводите, уезжайте, но по краю поля, там еще никого нет!
        Сами переместились на запасную площадку пиротехника. Там был удобный блиндаж, из которого можно было наблюдать в безопасности. Рядом находилось пиротехническое оборудование.
        - Кузьмич, сейчас воевать будем!
        - А как же кино?
        - На сегодня кино закрыто!
        Это они пиротехнику.
        - Вызвал подмогу? Нужно что - то сделать, ситуация вышла из под контроля!
        - Звонил в город, а теперь связи нет вообще. Но Николаев должен приехать, я его с утра жду!
        Себастьян сам ничего не боялся, но ему было жаль остальных людей. Того парня в черном снаряжении он незаметно сбил с ног железной балкой, которую незаметно сдвинул у него за спиной. И никто не обратил на это внимание, все были заняты только собой. То, что Греку и остальным пришлось отдать машины, это было правильное решение, они тут не при чем. Сказали, чтобы сидели в городе, в номере и никудане высовывались, их там и найдут потом. Из города уехать никто не смог.
        Теперь сами остались на запасном пункте.
        Потом появился Алексей. Он был в серой куртке с рюкзаком. Оказывается, что он встретил машину режиссера и те пытались ему все объяснить, он и так все понял, не впервой!
        Стали наблюдать со стороны, но ничего пока не происходило. Солдаты согнали массовку, теперь отлавливали псов. Люди сидели на коленях, руки держали за головами, они пока ничего не понимали, наверное, думали, что террористы.
        - Следует освободить ту группу, что находится отдельно от остальных. Чем меньше у них останется людей, тем меньше потом будет жертв.
        Оказалось, что это парни из какого - то исторического клуба. Они были серьезно экипированы. Свое оружие, снаряжение, одежда.
        Вдвоем с Себастьяном Николаев вырубили охрану. Стали переодеваться в темную одежду. Группа уходить отказалась, они читали книгу англичанина и с таким трудом сюда добрались откуда - то из Сибири, что сейчас бежать было глупо.
        - Хорошо, перебазируйтесь к Тимуру, а там будем действовать по обстановке! Но пока не лезьте, тут фокус с собаками будет не очень приятный. Потом окажетесь не на той стороне. Лучше будьте нашим запасным полком. В нужный момент нападете!
        - Так за кого воюем?
        - Не знаю, пока за себя, но точно не за Фаэтона. Еще нужно узнать, кто с той стороны! Собирайте оружие, пригодится.
        Они уже переоделись. Алексей взял плохонький меч в руку, примерил его, отложил в сторону, выбрал железный топор.
        Себастьян взял в руки пику, захватил автомат, но все это пока за плечо. Надвинули каски, пошли в общий круг. Снаряжение было простое - бронежилет, усиленный каркас и подсумки. Они встали за всеми, чтобы не привлекать чужого внимания, пока притаились. Слушали, как командовал сержант. Связь велась через устройство.
        Фаэтон оброс оперением и сделал пробное движение вверх, воздух предательски был плотным, и ничего не получалось. Опять серия взмахов, ничего не вышло, что - то он не учел. Потом вытащил ожерелье и поднял его над головой, оно, уловив свет солнца, стало таять в руках. Оружие валялось под ногами, видимо, что мешало учиться летать.
        Со стороны противника щиты зашевелились, их выдвинули далеко вперед и стали укреплять.

* * *
        Позже Тимур познакомился с сюжетом, который успела снять камера в обеденный перерыв. В кадре что - то происходило на заднем плане, что - то быстрое, и лиц практически видно не было. Но эта драка была реальная, а вторая камера сняла князя, когда тот карабкался по отвесной стене здания.
        Себастьян рассказал, что тут долго ходили слухи о старом князе, который якобы жил в одном из небоскребов.
        - Мутная история, но кто второй видно плохо, однако я сам видел одного нам знакомого человека в этом месте, точно так же одетого, имеющего право носить при себе травматическое оружие, понимаете?
        Себастьян посмотрел куда - то вдаль, там, где должны быть позиции бывшего мэра. И отчетливо увидел, что там кто - то был. Что - то развивалось вдали.
        - «Понятно, они вернулись, чтобы завершить сражение, смотрите, там уже подняли темный флаг.»
        Фаэтон тоже увидел врагов и рыкнул. Это прозвучало очень вызывающе, словно хищное животное. Вдруг появились люди, одетые в черные доспехи. Много людей. Они выдвигались на передний план, охватывали все позиции, задерживали остальных на месте.
        - «Это что, киборги?»
        Себастьян уже видел таких людей.
        - «Это современные солдаты. Вот из того автобуса. Мы сами вызывали рекрутов. Нам следует уходить отсюда и уводить людей. Не знаю, что им надо, но если сценарий тот же, то лучше бежать подальше.»
        Себастьян пригнулся и стал набирать номер своего отца, что - то успел сказать. Тимур потянул его в сторону машины. Так они и двигались все вместе, как стадо баранов, испугано спотыкаясь.
        Было видно, что где - то новоявленные бойцы удерживали массовку на своих местах.
        - «Они собирают людей, им нужны люди! А еще им нужны собаки, нужно выпустить всех псов из клеток, чтобы они разбежались по полю!»
        Так они и сделали, открыли все вольеры в будках, но собаки были словно очумелые, стали бросаться на всех подряд.
        - «Бежим, нужно спрятаться!»
        Они добрались до внешней парковки машин, но мест всем не хватило.
        - «Заводите, уезжайте, но по краю поля, там еще никого нет!»
        Сами переместились на запасную площадку пиротехника. Там был удобный блиндаж, из которого можно было наблюдать в безопасности. Рядом находилось пиротехническое оборудование.
        - «Кузьмич, сейчас воевать будем!»
        - «А как же кино?»
        - «На сегодня кино закрыто!»
        Это они пиротехнику.
        - «Вызвал подмогу? Нужно что - то сделать, ситуация вышла из под контроля!»
        - «Звонил в город, а теперь связи нет вообще. Но Николаев должен приехать, я его с утра жду!»
        - «Да, что тут один Николаев сделает?»
        Себастьян сам ничего не боялся, но ему было жаль остальных людей. Того парня в черном снаряжении, он незаметно сбил с ног железной балкой, которую незаметно сдвинул у него за спиной. И ничто не обратил на это внимание, все были заняты только собой. То, что Греку и остальным пришлось отдать машины, это было правильное решение, они тут ни причем. Сказали, чтобы сидели в городе, в номере, и никуда не высовывались, их там и найдут потом. Из города уехать ни кто не смог.
        Теперь получается сами остались в тылу, на запасном пункте.
        Потом появился Алексей. Он был в серой куртке с рюкзаком. Оказывается, что он встретил машину режиссера, и те пытались ему все объяснить, он и так все понял, не в первой!
        Стали наблюдать со стороны, но ничего пока не происходило. Солдаты согнали массовку, теперь отлавливали псов. Люди сидели на коленях, руки держали за голову, они пока ничего не понимали, наверное, думали, что террористы.
        - «Следует освободить ту группу, что находится отдельно от остальных. Чем меньше у них останется людей, тем меньше потом будет жертв.»
        Оказалось, что это были парни из какого - то исторического клуба. Они так же серьезно подготовились в вопросе экипировки. Свое оружие, снаряжение, одежда.
        Вдвоем с Себастьяном Николаев вырубили охрану. Стали переодеваться в темную одежду. Группа уходить отказалась, они читали книгу англичанина, и с таким трудом сюда добрались. Приехали откуда - то из Сибири. Сказали, что сейчас бежать было глупо.
        - «Хорошо, перебазируйтесь к Тимуру, а там будем действовать по обстановке! Но пока не лезьте, тут фокус с собаками будет не очень приятный. Потом окажетесь не на той стороне. Лучше будьте нашим запасным полком. В нужный момент нападете!»
        - «Так, за кого воюем?»
        - «Не знаю, пока за себя, но точно не за Фаэтона. Еще нужно узнать, кто с той стороны! Собирайте оружие, пригодится.»
        Они уже переоделись. Алексей взял плохонький меч в руку, примерил его, отложил в сторону, выбрал железный топор.
        Себастьян взял в руки пику, захватил автомат, но все это пока за плечо. Надвинули каски, пошли в общий круг. Снаряжение было простое - бронежилет, каски, удобная обувь, усиленный плечевой каркас и подсумки. Они встали за всеми, чтобы не привлекать чужого внимания, пока притаились. Слушали, как командовал сержант - иностранец. Связь велась через специальное устройство, которое было у каждого.
        Крылья у Крылана выросли не просто огромные, а можно сказать, гигантские. Фаэтон быстро оброс оперением, и сделал взмах, пробное движение вверх, но воздух предательски был плотным, и ничего не получалось. Опять серия взмахов, ничего не вышло, что - то он не учел. Потом вытащил ожерелье и поднял его над головой, оно, уловив свет солнца, стало таять в руках. Оружие валялось под ногами, видимо, что мешало учиться летать.
        Между тем, всем задержанным выдали современные бронежилеты и солдатские каски. Людей подняли, строили, делили на десятки. Оружие никто не выдавал. Суета с собаками прекратилась, их осталось мало. О чем немедленно доложили сержанту, тот лишь кивнул головой.
        - «Мало псов, много солдат. Какая разница?»
        Со стороны противника щиты зашевелились, их выдвинули далеко вперед и стали укреплять.
        Саджи.
        Теперь их было не мало. Он привел очень много своих людей. Разведка тщательно все проверила. Всё так и было, наемники на той стороне, они те же самые люди, за которыми пришлось долго охотиться. Но сегодня их интересовал еще один человек, которого выбрал Крылан для себя.
        Люди спускали по отвесной стене свое снаряжение, проверяли клинки, щелкали затворами автоматического оружия. Это уже длилось долго, места для лагеря не хватало. Решили переставить щиты вперед.
        - «Это не старое время, пощады никто не получит.»
        Саул сказал, что там много неповинных людей, массовку не удалось изолировать, чтобы не вызвать подозрения у врага. Его люди ждут от него сигнала.
        - «Ничего не поделаешь! Кто - то ведь должен за все это ответить!»
        - «Но это шанс все остановить! Стоит только опрокинуть Крылана на землю, и снять его доспехи. Мы надолго изолируем этого человека, чтобы его сущность не перешла к другим людям, а потом найдем способ избавиться от проклятия!»
        - «Не знаю, он всегда возвращается, а нас так мало осталось. Смерть только отсрочит его следующее появление. И, как договорились, никакой магии, пусть он окончательно потеряет бдительность.»
        Саул, одетый в серый военный комбинезон, отошел в сторону, сел на камень. Он много времени представлял себе этот день. Представлял, но совершенно другим, не таким. Он готовился к нему. Но сегодня у него не хватало сил что - то изменить, он понял, что не готов, что нет былой уверенности в своей правоте, как это было в прошлый раз.

* * *
        Двух человек удалось внедрить в службу безопасности, они как раз нанимали спортсменов для охраны внешнего периметра. Они и помогли все подготовить незаметно. Заранее вырытые блиндажи поместили двадцать человек в полной экипировке. Этот лагерь находился недалеко от стоянки автомобилей. Люди Мамедова. Туда их привезли засветло. Утром несколько человек патрулировали местность, никто не знал, когда начнется первый акт, поэтому для удобства один окоп оснастили туалетом.
        Их пока ничего не касалось. Правда, пришлось спасти пару человек из съемочной команды, когда они убегали от преследователей. Им пришлось ввести снотворное, чтобы пока не смогли никому сообщить о засаде.
        Самое неожиданное случилось потом. Вереница из трех огромных автобусов и одного джипа темного цвета подъехала со стороны города. Пассажиры оказались гражданские лица - женщины и дети. Всех их охранял взвод вооруженных наемников. Джип отъехал, автобусы остались полными, лишь только открыли окна и двери, чтобы не было так жарко.
        Наблюдатель сообщил по связи:
        - «Очевидно, они привезли заложников. Это мирные жители!»
        Такой оборот несколько усложнил общую задачу.
        Посторонний свидетель.
        - «Черт меня дергнул, поехать в этот город! Но друг Вован обещал, что обязательно снимут в кино, а потом, мол, отметим это дело в местном кабачке, как следует! Он уже снимался так несколько раз в массовке, его самого знакомый ассистент позвал. А тут, такой режиссер! Ну, как устоять от соблазна! Тем более, что недавно его фильм смотрели в кинотеатре!
        Короче поехали, городок нашли сразу. Невелик, провинциален, с новейшим, отличным, торговым центром. Вован, сразу на телефон, мол, куда дальше?
        Сначала всё было просто прекрасно! Переночевали за городом в дешевом номере, а рано утром приехали студийным автобусом на съемочную площадку. Нас там переодели, дали позавтракать. Потом прогоны, нужно было бесконечно бегать или вместе вставать, что прикажут, то и делали. Так прошел целый день. Ужинали вместе с ассистентами, решили, что ничего сложного, тем более, что место для ночевки тут было навалом.
        Познакомились с парнями из Сибири! Так, те вообще больные на всю голову. Они в «теме», и оружие свое, и кольчуги, и остальное снаряжение. Приехали на двух грузовиках, расположились на отшибе, сразу палатки поставили, организовали свою кухню. Носились с «исторической правдоподобностью», как с писаной торбой. Но, как я понял, тема фильма с мистикой связана, с фантастикой, и рыцарство тут носит временный характер. Но парни - молодцы, у них всегда можно было что - то перехватить, не «хот - дог», а настоящие шашлыки или узбекский плов, как придется.
        Когда все это началось? Я сразу и не понял. Съемки велись в нескольких местах одновременно, нас так же гоняли, как и вчера, а потом объявили перерыв перед массовой сценой. Тут же и свалились счастливые.
        Когда появились чужаки, этого никто не заметил, или не придал этому значения. Они были одеты иначе, вооружены и действовали строго по своему плану. Они не стреляли, не кричали, и не ругались, просто молчали. Сначала избили несколько наших человек, у всех на виду. Это была группа каскадеров. И все потом выглядело, как отработанный трюк, но кровь и ссадины были самые настоящие. Пострадал, между прочим, я тоже. Тяжелый солдатский ботинок нашел окончание моего позвоночника, и мой громкий визг огласил все поле. Мне было стыдно так орать, но боль превозмочь я был не в силах. Стыдно и обидно, за что? Слезы долго душили меня.
        Мне показалось, что между собой чужаки общаются на каком - то непонятном языке, смесь английской и арабской речи. Но, в тот момент, я этому не придал значения. Кто они такие?
        Настоящие солдаты, нанятые для массовки? Террористы? Голова кругом. Не знаю, что теперь будет!? И куда делся Вован, рядом всегда был?
        Вы думаете, я не пытался уйти? Конечно, не пытался. Двое из массовки тут почти сорвались, так сразу были пойманы, и простыми пинками уже не отделались. Били, что бы показать, кого следует дальше слушать.
        Но мое положение резко изменилось. Сначала согнали нас всех вместе, как стадо. Стоим под солнцем, пот течет ручьем. А эти вдруг, чувствую до спины кто - то дотронулся, огладываюсь. А это молодой режиссер в «ихней» форме, мне рукой знак делает, мол, уходи, быстрее и показывает куда. Я согнулся, и пока никто ничего не понял, в кусты.
        Хотел дальше бежать, но кусты закончились. Тут подхватили чьи - то руки и я оказался среди своих, серди «сибиряков». Они значит, тут оборону держат, успели вырваться.
        Меня определили в окоп, там расспросили что да, как. Но что я видел? Тоже самое, что и другие. Вспомнил, что нерусские они все, то ли арабы, то ли еще кто, не поймешь. Так и остался на этой поляне, потому что общая эвакуация уже давно закончилась. А Вована я потерял.
        Опять Сима.
        Конечно, этот человек все знал заранее, или хотя бы догадывался, что потом будет. Находиться на съемочной площадке ему очень не хотелось, но Николаев просил быть внимательным и сообщить обо всем ему в первую очередь. Так же родственник, настаивал на постоянном присутствии.
        - «Конечно, если меня не будет, это в глаза не броситься никому, но скажут потом, что я трус! Зачем? Зачем мне лишний раз рисковать? Алексею легко говорить, он вон, из каких передряг выкарабкивался, а я? Я простой человек, обыкновенный творческий работник, к чему мне эти батальные сцены, эти драмы? Я могу итак прожить, без лишнего пафоса!»
        Все - таки он присутствовал, но из своей машины не вылезал, сказал, что плохо себя чувствует!
        Когда все началось, он набрал нужный телефон, и крикнул что есть мочи:
        - «Началось! Тут такое началось!»
        Потом нашел в себе мужество и вывез с площадки трех человек из киногруппы. Но далеко уехать им не дали, местность была оцеплена войсками. Проверили документы, отпустили. Он так и не уехал.
        Что там было? Никто точное не расскажет, слишком долго все ждали. Потом знакомый офицер сказал, что к ним прорвалась группа с заложниками. Затем было затишье. Хотя, там что - то происходило.
        «Федералы» перекрыли все дороги. Мэр города подогнал несколько тяжелых грузовых машин, так блокировали самую широкую трассу.
        Сима потом видел и самого господина мэра и его отряд, который он сам повел на выручку заложников. Странно все это было, знакомый офицер постоянно докладывал начальству, о появлении условного противника то в одной точке, то в другой. Кажется, что чужих отрядов тут было больше, чем планировалось.
        А потом произошел этот взрыв! Колыхнуло так, что взрывной волной опрокинуло и машины и грузовики. Дальше Сима плохо, что помнил, и слабо осознавал. Но его эвакуировали вместе с московским начальством, как контуженного.
        Две недели он провалялся в больничной палате, потом его отпустили.
        Эпилог
        Ничего больше добавить не могу. Все в городе осталось по-прежнему, жители старались не вспоминать лишнего, лишь только любопытные туристы надоедали им своим постоянным присутствием. Им хотелось увидеть все своими глазами, но, правда, на месте съемок фильма ничего не осталось. Пустырь зарос травой, а вдоль дороги кто - то додумался и посадил молодые деревья, которые быстро прижились.
        Частный детектив вел мелкие дела, связанные с небольшими семейными проблемами. Сойка и Лидия выбирали цвет обоев для новой детской комнаты, будущего ребенка Сойки. Вениамин вечно листал старые фолианты, сидя в глубоком кресле, где когда - то любил сидеть старый магистр ордена. Водитель четы Короедовых привозил его в офис детектива после школы на час-другой, а потом забирал домой. Считалось, что мальчик гуляет на свежем воздухе. Он пошел в школу, куда в свое время ходил сам Николаев. Так получилось, что его старый учитель очень заинтересовался этим одаренным мальчиком и смог много времени заниматься с ним.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к