Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Афанасьев Иван / Юрий Кондрахин: " №06 Герцог И Колдунья " - читать онлайн

Сохранить .
Герцог и колдунья Иван Борисович Афанасьев
        Сергей Жданов
        Юрий Кондрахин #6
6-я книга о Кондрахине. На Сегеде ему пришлось столкнуться с необходимостью участия в противостоянии двух сильнейших колдунов, и при этом он ничего не понимал в происходящем.
        Афанасьев Иван Борисович, Сергей Жданов
        Герцог и колдунья
        Глава 1. Некто Кондрахин. Мысли вслух
        Я - воинствуюший атеист. В том смысле, что в последнее время постоянно с кем-нибудь воюю, а в Бога при том не верю. Несмотря на то, что периодически уповаю на Ишвару. Не потому, что признаю за Бога, скорее, за математический абсолют. Тем более, что сам я - избранник Демиургов, сотворивших все известные мне миры. Если я скажу, что Демиурги - бестелесные энергетические сущности, ничего не объясню ни себе, ни более мудрому, случайно подслушавшему эти мои мысли. Точно так же я не знаю, почему они избрали меня спасителем мира, и как именно необходимо его спасать. Даже Просветленные этого не знают. Мне известно только, что огромные части нашей Вселенной время от времени внезапно исчезают вместе с обитаемыми мирами, и я, якобы, способен с этим покончить.
        Некоторое время назад меня мучила (нет, это неверное слово, но я не в силах подобрать более подходящее) эта неопределенность. Наверное, было отчасти правильно, что Просветленные заставляли меня делать что-то, подобно запрограммированному объекту. Хотя, вероятно, для окружающих и на Иоракау, и на Тегле и прочих мирах я выглядел очень волевым и, быть может, даже жестоким человеком. Да, я стал прямой или косвенной причиной гибели немалого количества живых разумных существ, в том числе - увы! - людей. Неправда, что этот печальный факт оставлял меня равнодушным. Напротив. По словам моего незабвенного наставника, профессора Мирицкого, даже в состоянии глубокого гипноза мирный человек никогда не пойдет на убийство, скорее, покончит с собой. Правда, Просветленным доступны методы куда более действенные, чем гипноз. Вообще, чем дольше длилось наше сотрудничество, тем чаще я приходил к выводу, что эта категория людей не прочь загребать жар чужими руками. Видимо, в силу этого я умолчал о важных открытиях, сделанных мною на Белведи. Хотя, допускаю, что это мои личные открытия, давно известные многим другим.
        Надоело всё, не приведи Господь, хоть тебя и нет.
        А, может, и есть.
        В принципе, кто я таков, чтобы судить? Обыкновенный недоучившийся студент. Несостоявшийся врач. Пацан с орловских задворков. Свою судьбу я выбирал не сам. Так сложилось. Внезапный арест, как гром среди ясного неба (Боже, каким штампами мыслю! Но что поделать - не писатель). Угрозы и избиения, чудесное, но насильственное по сути спасение, когда Проводник выдернул меня из чекистских застенков. И опять я - марионетка. Во всех моих "командировках" - на Иоракау, Тегле, Землю и Белведь - повсюду за моей отчаянно храброй фигурой маячил опытный кукловод. Отчего, видимо, я и был такой отважный. И вот теперь я впервые свободен. Свободен и… уязвим.
        Ни одна душа не ведает о том, где я нахожусь. Ни целый сонм Просветленных со своими полу-добровольными помощниками, ни даже Ведмедь, от которого у меня никогда не было тайн. А ведь именно с его подачи я очутился именно здесь.
        Когда мой опекун Просветленный Алишер заявил: мол, отдыхай, где и как хочешь, мне показалось, что он прятал глаза. Да и я не был расположен к душевной беседе. А поплакаться в жилетку было просто необходимо. Слишком дорогой для меня оказалась потеря на Белведи Кэиты Рут - женщины, с которой нам не суждено было странствовать по жизни вместе. И я отправился туда, куда мне и хотелось, и было доступно - в мир Тегле, к ведуну-одиночке Ведмедю. И разговора-то у нас не получилось, больше молчали, прекрасно понимая друг друга. Тем не менее, ничего не выспрашивая, ведун дал мне бесценный совет: посетить Розгор. Признаться, в тот миг я невольно поёжился. Этот жуткий колдовской мир был мне отчасти знаком. Но и награда за смертельный риск была бесценна - Шестая Печать Розгора, дающая возможность мгновенного перемещения между мирами, как явленными, так и сокрытыми.
        Себе-то я могу признаться: трусил отчаянно. Даже не тех кошмарных тварей, что поминутно пытались мной полакомиться, а неизвестности. Найду ли я Шестую Печать, и чем она мне ответит? Маленькая серая ящерка, гнездящаяся в скалах, всемогущая, но чуждая человеческому разуму.
        Обошлось. Наверно, я ей чем-то приглянулся.
        Прямо с Розгора я ринулся в этот мир, о существовании которого до сей поры не подозревал.
        Лёжа в неглубокой канавке метрах в двухстах от тракта, я который час созерцал окрестности. Пышный куст шиповника, увешенный недозрелыми плодами, давал некоторую тень, согласно естественному движению которой медленно переползал и я. Одеянием мне служил нелепый балахон неопределенного цвета, более всего напоминающий монашескую рясу. Его я позаимствовал с чьей-то бельевой верёвки. За время моих двухнедельных скитаний по лесам Сегеды - так звался этот мир земной грозди - краденая обнова порядком обветшала, но залатать прорехи мне было решительно нечем. Из старых вещей я сохранил лишь белведскую рабочую куртку, в которую сейчас был завернут мой трофей. Не знаю точно, как он называется, но штука интересная.
        Еще не изучив толком местного наречия, я понял, что мир Сегеды пронизан колдовством. Запах его буквально витал в воздухе. Среди нескольких десятков аборигенов, населявших ближайшее село, трое несомненно обладали мистическими способностями. Их мысли я беспардонно подслушал. Одна пожилая женщина даже этим подрабатывала. К слову говоря, в убогой ливенской деревушке, где отчасти прошло мое детство, где жила - говорю это в прошлом времени, с непритворным прискорбием, но вполне осознанно, ибо мои предки не блистали долгожительством - жила моя бабка, обитала старушенция, которую тоже считали ведьмой. Ребенку, которым я в те годы пребывал, невозможно разобраться в обоснованности этой твердой уверенности земляков. Помню только, что её боялись и, по возможности, задаривали. И походила она на сегедскую ведьму, как единоутробная сестра.
        Но кое с чем мне пришлось столкнуться впервые. Оказалось, что носителями магии здесь были не только люди, но и создания иного рода. Даже не знаю, как их назвать. Одно из таких чудищ, надежно замурованное в энергетический кокон, и было завернуто в мою куртку.
        Встреча с ним могла стоить мне жизни.
        Случилось это два дня назад. Вечерело, когда я натолкнулся на подходящую для ночлега полянку. Довольно долго провозился с собранными грибами, приготовив из них недурной шашлык, правда, без соли. Уже в темноте наложил вокруг себя два простеньких охранных заклятия: одно против четвероногих, другое - против двуногих непрошенных ночных гостей.
        Утро выдалось свежим и росистым, так что залеживаться повода не было. Неподалеку я учуял наличие лесного ручейка и двинулся к нему. Но путь мне преградили заросли малины. Она, что называется, подошла. Лесная малина, конечно, мельче садовой, зато по аромату и вкусу далеко обставила свою окультуренную сестру. Я задержался, чтобы собрать горсть ягод.
        Случай или интуиция заставили меня отдернуть руку от кустов. Среди густых зарослей я успел увидеть маленький зеленый столбик и белым набалдашником сверху. Я не смог даже предположить, что бы это могло быть, но любая неизвестность таит в себе потенциальную опасность.
        Автоматически я взглянул на свою находку астральным зрением и - ничего не увидел. В буквальном смысле ничего. То есть росли кусты малины, чуть дальше рвались ввысь красные сосны, а вот столбика не было. Он ровным счетом ничего не излучал, а ведь минимум энергии несут даже создаваемые нами фантомы.
        С безопасного расстояния я принялся изучать диковинный объект. То, что это не иллюзия, мне подсказала стрекоза, на минуту присев на странный пенек и расправив слюдяные синие крылья. Ни опыт, ни астральное, ни горное зрение меня не выручили. И тогда я послал вперед собственный фантом. На расстоянии ладони от зеленого столбика он со страшной силой схлопнулся, так, что с кустов полетели ягоды. Интересная штуковина!
        Немало я повозился, чтобы завладеть ею. Пригодились технические аналогии из моего недавнего белведского прошлого. Короче, я сотворил заклятие в форме цилиндрического контейнера, заполненного абсолютной пустотой. Нежити просто не на что было реагировать, после того, как она оказалась внутри. Зачем я это сделал? Во-первых, любопытно, во-вторых, она могла послужить оружием, да еще каким.
        Моё лесное затворничество пора было заканчивать. Я, насколько мог, изучил местную природу, овладел минимумом знаний о политическом устройстве этого мира, словом, пора было переходить хоть к каким-то действиям. Завернув энергетический контейнер с плененной нежитью в куртку, я выбрался к большаку, где и залег в тени густого куста, наблюдая за дорогой. Никакого конкретного плана у меня еще не сложилось. Да это и хорошо. Как говаривал мой инструктор в диверсионной школе НКВД: "Лучший боец тот, который использует обстоятельства, а не создает их".
        Внезапно пришедшая мысль заставила меня улыбнуться, а затем призадуматься. Дело в том, что в этом мире я еще не имел имени. Языковый строй здесь другой. А всё же, кто я, так сказать, по анкете? Кондрахин Юрий Николаевич, столько-то лет от роду. Вот-вот, сколько мне? Нет, я, конечно, помню дату своего рождения: 28 сентября 1914 года. Если считать мое личное время, то нынешней осенью мне суждено справить юбилейный тридцатый год. Зато мне достоверно известно, что на Земле уже шестьдесят какой-то год. Всё это мои странствия в сокрытых мирах, где время течет по своим законам
        Страшно зачесалась борода. Конечно, преувеличиваю: какая там борода, просто неопрятная двухнедельная щетина. Совсем недавно, на Белведи, я чуть было не избавился навсегда от этого мужского достоинства. И хорошо сделал. В этом мире чуть ли не все аборигены одного со мной пола носят бороды и усы - кто чисто символические, а кто зарос по самый пояс, словно мой друг Ведмедь. Придется мучиться. А, может, со временем привыкну.
        Мои длительные ленивые рассуждения прервались по причине появления на тракте весьма необычной парочки. Мужчина, на вид лет сорока с небольшим, в сером походном плаще и такого же цвета широких холщовых штанах, заправленных в короткие сапоги, шагал чуть впереди. За ним, приотстав шага на два, довольно споро семенила женщина в грязно-зеленом платье, со старушечьим платком на голове. Но для старухи она шагала чересчур бодро и упруго и спину держала прямой. Лишь когда они подошли поближе, я понял, что это особа очень и очень молода, почти девочка. Оставаясь наблюдателем в течение двух недель, я видел, что местные жители, особенно столь нежного возраста, гораздо разборчивее в своих нарядах. Эту же парочку я раньше не встречал. По всем признакам - не местные, а кто они и откуда, это я вот-вот выясню. Пока же я ничего не мог сказать про характер их взаимоотношений.
        За эти дни я прилично освоился, даже язык выучил. Больше здесь мне нечего было заняться. Пребывание в деревне вовсе не прельщало. Обыкновенная деревня, обыкновенные люди. Не стой она на тракте, я бы давно уже отсюда перебрался куда-либо еще. Но лучший вариант для подобных путешествий - попутчик. От него и выведаешь кучу необходимых подробностей - тех мелочей, без знания которых невозможно влиться в их культуру. А, оставаясь наедине с человеком на недолгий срок, причем с человеком, которому ты до лампочки, не рискуешь прослыть идиотом. Он-то тебя таковым может счесть, зато не раззвонит об этом по всей округе.
        Я оценил ауры путников. Мужчина излучал слабое пестрое сияние, равно как любой обычный человек, а вот его спутница… Аура девушки была не просто белой, а белоснежной, и распространялась далеко вокруг нее. Несомненно, что она обладала большим даром.
        Пришла пора прислушаться к их мыслям. Мужчина был довольно напряжен, как будто чего-то боялся. При этом, по мере приближения к деревне, вроде как успокаивался. Изредка в его сознании проскальзывал образ неизвестного мне мужчины в шляпе с пером и пронзительным взглядом. Девушка же не думала ни о чем. Ее безмятежность просто сражала. Кажется, ее вовсе не заботил ни ее спутник, ни пеший переход, ни настоящее, ни будущее. На всякий случай я прочитал их имена - Уфелд и Хитар.
        Они подошли к околице, и мне пришлось воспользоваться дальнослышанием, когда мужчина чуть замедлил шаг и повернулся к девушке.
        - Здесь должно быть спокойно. Перекусим и двинемся дальше.
        Значит, точно, не местные. Как раз то, что мне нужно.
        Поднявшись и отряхнувшись, я подобрал сверток со своей добычей и двинулся следом.
        Глава 2. Серый байг - слуга короля
        Уфелд устал не физически, несмотря на долгий путь. К длительным переходам он привык - такова работа серого байга. Другое дело постоянное ожидание неприятностей. Когда начальник тайной канцелярии королевства всемогущий граф Косма вызвал его в начале лета, байг только что вернулся из непродолжительного похода на север - территорию, формально входящую в состав королевства, но фактически управляемое Великим герцогом. Он был рад новому заданию, ибо пребывание в Ка-Таладе, столице государства, для любого байга больше напоминало почетный домашний арест.
        Новое задание оказалось довольно странное: отправиться в Качкар, отыскать девушку по имени Хитар и, насколько это возможно, скрытно доставить ее в Госку, главный город герцогства, где сдать Хитар с рук на руки гроссведуну мастеру Коробке, которого Уфелд знал лично. Что это за женщина, какие обязательства заставят ее последовать в дальний и опасный поход, байг не спрашивал. Понимал, что ответа всё равно не дождется. Что ж, чем меньше знаешь, тем крепче спишь.
        До маленькой деревеньки в Качкаре Уфелд добрался быстро и без каких-либо проблем. На землях Его Величества таиться не было необходимости, да и во владениях герцога тоже. Лишь остаток пути он пробирался скрытно. А вот особа, потребная графу Косме, ему не понравилась. Слишком молода, слишком недурна собой. На такую не грех польститься, тем более, что лихих людей хватало в любых землях. Уфелд недовольно велел девушке переодеться, что та безропотно и выполнила. Правда, теперь она здорово смахивала на деревенскую колдунью, что тоже не радовало. Слишком много селян к ведьмам относились, прямо говоря, отвратительно. Так что идти пришлось со всею осторожностью, избегая любых встреч. Заходили только в более-менее крупные поселения, где законы и порядок соблюдались хотя бы из-за боязни господской расправы.
        Но, хвала Великим Белым, поход вот-вот завершится. Отсюда на Госку ведет прямой тракт, погода установилась сухая и теплая, да и места давно знакомые.
        Уфелд потянул за массивное кованое кольцо, служившее ручкой, и отворил дверь в придорожный трактир.
        В маленьком темном зальчике народу оказалось больше, чем достаточно. К счастью, почти тут же освободился столик в темном углу, и байг со спутницей тотчас заняли места.
        Байг натренированным взглядом обшарил помещение, не привлекая ничьего внимания. Ничего опасного, публика как публика. Большинство - местные жители, двое, видимо, дворяне, хотя одеты непритязательно и сидят без оружия. Вряд ли кто из присутствующих, даже будучи под хмельком, польстится на Хитар в ее старушечьем наряде. И всё же Уфелд не ограничился простым наблюдением.
        Из внутреннего кармана он бережно извлек мешочек их плотной ткани, отсыпал на ладонь щепоть голубого порошка и вдохнул его через левую ноздрю. Через минуту его глаза затуманились, зато теперь, как ни странно, он видел окружающее гораздо яснее. Ага! Те двое, что сидят за его спиной, вовсе не люди, а баскуты. Когда и как завладела ими черная нежить, неизвестно, но угрозы они сейчас не представляют.
        Пока байг присматривался к баскутам, в трактир вошел новый посетитель - высокого роста молодой мужчина с тяжелым свертком под мышкой. Измененное сознание Уфелда без усилий проникло внутрь свертка. Он чуть не присвистнул вслух: под мышкой у молодого незнакомца находился лысый малинник, любое прикосновение к которому смертельно! Не иначе как гроссведун, успел подумать Уфелд, прежде чем мысли стали путаться.
        Глава 3. Кондрахин. Продолжение монолога
        Я легко отыскал взглядом приглянувшуюся мне парочку и уверенным шагом направился к их столу, попутно прихватив по пути свободный колченогий стул. Еще издали мой нос ощутил слабый сладковато-дурманящий запах. Беглый взгляд на Уфелда объяснил мне всё: не иначе тот употребил какое-то возбуждающее зелье. Опыт подсказывал, что вот-вот он вырубится. Да, теперь его аура светилась радужным спектром. Кажется, он успел заметить и правильно определить мою ношу. "Лысый малинник", - прочитал я его ускользающую мысль. Вот как, оказывается, кличут мою лесную добычу.
        - Меня зовут Юрай, - представился я, усаживаясь на стул.
        Бородатый Уфелд кивнул, еле удерживая голову. Еще через минуту он мирно посапывал, и его открытые глаза не могли обмануть меня. Зато в мыслях его спутницы впервые промелькнуло некоторое оживление.
        - Тебя зовут Хитар? - утвердительно спросил я. Не скрывая интереса, я рассматривал ее в упор. Не высокая, но и не миниатюрная, лет шестнадцати от роду, но наряженная, как старуха, она была как бы безлика, но какая-то изюминка в ней всё же присутствовала.
        - Кто это за твоей спиной? - задал я очередной вопрос.
        - Баскуты, - довольно небрежно ответила Хитар и тут же пояснила. - Несчастные. Они захвачены черной нежитью. Может быть, были больны. Или несчастны. Теперь им ничем не поможешь, господин.
        - Твой спутник узнал их? - опять спросил я.
        - Да, - кивнула Хитар, выронив каштановую прядь из-под платка, - ведь он принял голубиник. Тебе, как я поняла, возбуждающие средства не требуются?
        - Куда вы направляетесь, Хитар?
        Девушка пожала худыми плечами, и это было так естественно, будто я интересовался не их маршрутом, а погодой на предстоящий месяц. Вообще, она вся была настолько естественна и непосредственна, что это немного пугало.
        Между тем ее старший спутник начал проявлять признаки возвращения в сознание. Он чуть-чуть приподнял острый нос от мясного блюда, в которое тот чуть не вонзился, и подозрительным взглядом косил на меня, стараясь прикинуться спящим. Он был совершенно открыт, и можно было бы заняться им, но в эту минуту трактирщик подал мне жареного зайца. После пресных грибов и лесных ягод, съеденных мною за две предыдущих недели, блюдо показалось мне восхитительным. Нарушая все правила питания, я скоренько управился с половиной лопоухого. Только после этого я окликнул соседа по столику:
        - Уфелд, должен признаться тебе по секрету, что в кармане у меня нет и ломаного гроша. Так что возникают некоторые трудности с расчетом за вкусный обед. Но мне кажется, что ты отлично знаешь, что завернуто в мою куртку. Сколько это стоит, и можно ли это продать в деревне?
        Бородатый, "прогнав" притворный сон, неохотно кивнул.
        - Знаю. Лысый малинник. Хороших денег можно выручить, да только не здесь.
        - Не в той ли стороне, куда ты сопровождаешь свою прелестную спутницу?
        Уфелд мгновенно замкнулся.
        - Ладно тебе, - небрежно махнул я рукой, - мне нет дела, кто вы и куда идете. Я просто предлагаю сделку: ты заплатишь за мой обед, а я буду охранять вас в пути до тех пор, пока не представится возможность продать малинника. Идет?
        Решительный отказ уже готов был сорваться с языка моего несговорчивого сотрапезника, как новый посетитель отвлек его внимание. Это был мужчина средних лет, одетый во всё чёрное. Как и Уфелд, он был порядком запылен, а стоптанные сапоги говорили о том, что он привычен к долгой ходьбе. Вообще, они с Уфелдом чем-то походили друг на друга.
        - Здорово, байг, - негромко бросил он, задержавшись у нашего стола. - Всё ли в порядке?
        Легкая тень досады омрачила и без того не лучезарное лицо Уфелда. Видно, что нечаянная встреча раздосадовала его. Тем не менее, ответил он достаточно учтиво:
        - И ты, байг, будь здрав.
        Из этого краткого диалога, а еще более из хаотичных мыслей, промелькнувших в головах обоих мужчин, я уловил, что оба занимаются одним и тем же делом, но служат разным хозяевам. И еще: байг Уфелд очень бы не хотел, чтобы его знакомец видел его в обществе Хитар. Что же, это повышало мои шансы. Во всяком случае, когда я наклонился к девушке и стал шептать ей на ухо какую-то ерунду, Уфелд испытал явное облегчение. Его собрат по профессии тоже решил, что мы с Хитар люди посторонние, и тотчас потерял к нам интерес. Едва он отошел, я, не мешкая, с нажимом спросил:
        - Так мы договорились?
        Уфелд молча кивнул.
        - Тогда не будем задерживаться, - предложил я. - Тем более, что сюда движется довольно большой отряд вооруженных людей. Не уверен, что ты хочешь этой встречи.
        Байг насторожился и вопросительно взглянул на Хитар. Девушка-колдунья подтвердила мои слова.
        - По-моему, ищут их, - движением головы она указала на сидящих позади нее баскутов.
        Голосок ее по-прежнему не отражал никаких эмоций. Чем дальше, тем более интересной для меня она становилась.
        - Пойдем, - первым поднялся Уфелд, - мне надо повстречаться здесь еще с одним человеком.
        Пока он расплачивался с трактирщиком, мы с Хитар вышли на воздух.
        - Ты расскажешь мне, как тебе удалось спеленать лысого малинника? - спросила девушка. - Я и не думала, что такое возможно. Ты, наверно, великий чародей?
        Я не стал отвечать, чтобы не разочаровать девчонку. Хотя, по меркам этого мира, может быть, я и есть тот, за кого меня принимают.
        Тут к нам присоединился Уфелд, но лишь за тем, чтобы полушепотом велеть нам следовать за ним в некотором удалении, словно он не имеет к нам никакого отношения…
        Глава 4. Хитар. Маленькая колдунья
        Огромные просторы Качкара на самом деле малолюдны. Слишком тяжелы, а то и опасны здесь условия для выживания. От гор Илиз, отделяюших с запада Качкар от соседнего королевства Согури, население издавна отпугивала поселившаяся там нежить. А на севере государства, заканчивающимся бескрайним болотом Беззимья, от одной деревушки до соседней идти порой не один день. Вполне вероятно, что о многих таких поселениях центральные власти и слыхом не слыхивали.
        В этом суровом краю семнадцать лет назад появилась на свет девочка по имени Хитар. Имя довольно редкое, но более ходовые разошлись по старшим сестрам и братьям. Мать Хитар пропадала то в хлеву, то на огороде. Отец либо рыбачил, либо добывал оленей. Дети, по мере взросления, включались в поиски пропитания. Правда, немногим из них суждено было стать настоящим кормильцем: до совершеннолетия доживали двое-трое из десяти. Вся медицинская помощь сводилась к сомнительным услугам деревенской ведьмы, да и та в основном специализировалась на гаданиях.
        К этой гадалке однажды заявилась ватага ребятни, в основном девочки лет десяти-тринадцати. Среди них была и Хитар - не самая младшая, но самая маленькая, миниатюрная. Ведьма поворчала для приличия что-то насчет "голозадой мелюзги", но после того, как дети выложили перед ней кто брюкву, кто горсть орехов и прочую снедь, смилостивилась и запустила в дом всю ораву. Здесь, за грубым столом, среди пучков травы, свисающих с потолка, и вершились пророчества. Само собой, девочек в первую очередь интересовали женихи. Поочередно они занимали место за столом. Ведьма щупала их запястья, заглядывала в глаза, оттягивая веки, и непрерывно вещала. Потом бросала на стол карты Ферро. Все предсказания сулили славную и долгую жизнь, хороших мужей и кучу детей. Двум мальчишкам, затесавшимся в девичью компанию, гадалка обещала невероятную удачу уже в недалеком будущем. Все были чрезвычайно довольны.
        Дошла очередь до Хитар. Но едва гадалка коснулась ее запястья, как некий импульс заставил ее резко, как бы с испугом, отдернуть руку.
        - А тебе, девка, рано знать свою судьбу.
        Дети ответили дружным хохотом и насмешками.
        Хитар расплакалась, но слезы не разжалобили ведьму. В тот день девочка убежала и проплакала до вечера в одиночестве. Но отказ гадалки понемногу стал восприниматься ею, как вызов. Бывших подруг Хитар стала сторониться, а через некоторое время уговорила отца, отправляющегося в ближайший городок, купить ей колоду карт Ферро. С ними она и пришла к гадалке: бабушка, научи.
        Лишь через неделю упрямая старуха сдалась и, вопреки обыкновению, не взяла с Хитар никакой платы.
        Вначале девчонка просто заучивала порядок раскладки карт и значение рисунков. Природная память способствовала быстрым успехам. И лишь потом она поняла истинный смысл гадания: связать карту с конкретным человеком и увидеть не символ, а реальную картину будущего. Хитар раскладывала карты на свою наставницу и увидела ее скорую смерть в весенней полынье, но ничего о том не сказала старухе, ибо вариантов события карты не обещали. Гадала на своих родителей и сестер, но ее предсказания принципиально не отличались от тех, что произносила бабка. Только самой себе Хитар не гадала никогда.
        Минуло несколько лет, в течение которых юная колдунья становилась всё более замкнутой, при этом совершенно не тяготясь своим одиночеством. Никому в деревне она не говорила, что училась у покойной колдуньи (к слову, та действительно утонула). Прежние подружки почти все выскочили замуж, а кое-кто уже нянчил собственное дитя. Браки в Качкаре заключались рано. А вот к Хитар никто не сватался. Напрасно отец возил ее на ярмарки в соседний городок: никто не положил глаз на молодую и довольно красивую девицу. В конце концов родители махнули рукой на неудачницу.
        Между тем с некоторых пор Хитар чувствовала, что скоро покинет родину. Это и пугало, и влекло. День ото дня это убеждение крепло, и Хитар не испугалась и не удивилась, когда на болоте, где она собирала клюкву (в болотах Беззимья ягоды родились порой в самое неуместное время), окликнул ее незнакомый мужчина.
        Несмотря на некоторую инфантильность, дурочкой Хитар вовсе не была. Она огородилась хлипким заклятием - одним из немногих, коими успела научить ее первая наставница. Но чужак не был ни озлоблен, ни охоч до женской плоти. Он лишь велел ей переодеться и следовать за ним. Как ни странно, Хитар послушалась. Что-то более властное, нежели незнакомец приказывало ей.
        Вначале их путь лежал почти точно на запад, к горному перевалу Меелг, связующему Качкар с Согури, точнее, с герцогством, являющимся его частью. Выйдя на тракт, они бы смогли достичь города Госки через две недели. Однако спутник Хитар, назвавшийся Уфелдом, неожиданно свернул на юг. Теперь приходилось двигаться по бездорожью, вдобавок, эти места давным-давно облюбовала нежить. О последней Хитар загодя предупреждала своего спутника. В дороге Уфелд вёл себя вполне учтиво: не сделал ни единой попытки сблизиться с девушкой, заботился о её пропитании, оберегал по ночам и, если Хитар поначалу и испытывала некоторые опасения, то постепенно они развеялись.
        Спустя некоторое время странники обогнули основную гряду гор Илиз. Теперь их путь лежал на северо-запад. Вскоре они выбрались на немощеную дорогу, практически безлюдную и ведущую их к большому селу.
        Пыльный тракт привел их к небольшому трактиру, куда Хитар вошла без малейших колебаний. Тотчас она определила двух баскутов, захваченных черной нежитью. Но оба они сейчас опасности не представляли. Другое дело - молодой мужчина, подсевший за столик, занятый ею и Уфелдом. Мало того, что он назвал их по именам, незнакомец держал в скатке под мышкой черную нежить.
        Незнакомец и напугал, и обворожил. Впервые Хитар видела мужчину, чьи глаза источали один лишь человеческий интерес. А как он небрежно-степенно поедал жаркое, а его манера говорить! Она искренне обрадовалась, когда он предложил себя в спутники, хотя постаралась ничем не выдать своих чувств.
        Выйдя из трактира, они направились вслед за Уфелдом на самый край деревни, к усадьбе, незаметно переходящей в лес. Байг громко постучал в крепкие дубовые ворота. Тотчас отозвались дворовые собаки. Потом приоткрылась тяжелая калитка, из которой вышла простоволосая женщина лет пятидесяти с проницательными черными глазами. Она дружески приветствовала Уфелда, после чего перевела внимательный взгляд на его спутников. Что-то после этого произошло в душе хозяйки, чему неопытная Хитар не могла дать объяснения. Но вот женщина протянула к ней руки ладонями вперед, и Хитар машинально ответила тем же. Следом тот же ритуал повторил и Юрай, положив свой сверток у ног…
        - К деревне скачут всадники, - произнесла женщина, подтверждая предупреждение Юрая и Хитар. - Вам ни к чему с ними встречаться.
        - По чью душу они, Юлмиса? - спросил ее Уфелд.
        - Не знаю. По чью-то… из вас троих.
        Никто не заставил себя ждать, и за гостями с лязгом задвинулся кованый засов.
        Во дворе Уфелд по-братски обнялся с крепким, кряжистым и совершенно седым мужчиной, вышедшим из дома на собачий лай.
        - Не время, Амешак! - прикрикнула на мужа хозяйка. - Вот-вот здесь будут нежелательные гости. Мы уходим в лес, а ты, Уфелд, можешь оставаться - тебе ничто не грозит.
        Юрай все-таки обменялся с Амешаком рукопожатиями, но затем, подхваченный под руку Юлмисой, кинулся в лес. Бежать пришлось долго, пока Юлмиса не остановилась, переводя дух и складывая позади себя охранное заклятие. Юрай немедленно усилил его своим, латая прорехи.
        - Я хотела бы кое о чем расспросить тебя, чужеземец, - сказала Юлмиса, кланяясь в пояс.
        Юрай кивнул, к чему-то попутно прислушиваясь, и оба отошли в сторонку. Их разговора Хитар не слышала.
        Глава 5. Кондрахин. Политика и география
        - Извини, гроссведун, - осторожно подбирая слова, сказала Юлмиса, - но мне надо знать, что угрожает моей семье. Уфелда я знаю издавна, а вот девчонку-колдунью я вижу впервые. Она с тобой или с ним?
        Оказывается, я - гроссведун. Очень приятно, хотя и не знаю доподлинно, что это значит.
        - Хитар пришла с байгом, - не стал лукавить я.
        - Может, она охмурила Уфелда?
        Черные глаза Юлмисы так и буравили меня.
        - Уймись! - бросил я. - Она просто молодая девчонка. Расскажи лучше, что за люди идут, нет, уже пришли в деревню.
        - Сторожевой отряд Великого герцога. Кого-то ищут. Может быть, Хитар? - она быстро кинула взгляд на стаявшую за деревьями девушку. Или тебя?
        - В трактире я видел двух баскутов, - блеснул я знанием местных терминов.
        - Может быть, - рассеянно произнесла Юлмиса. - Будем надеяться, что так оно и есть. Герцоги испокон веков охотятся на баскутов.
        Она хотела позвать Хитар, но я остановил её.
        - Погоди еще минутку. Давай я научу тебя более сильному охранному заклятию, чем то, что установила ты. Это делается вот так…
        Довольная подарком, Юлмиса готова была выложить мне все государственные тайны.
        - Скажи мне, чужестранцу, совершенно не знакомому с вашими порядками, по какому праву люди Великого герцога хозяйничают в этих землях?
        Женщина задумалась, и мне трудно было разобраться в её мыслях.
        - Великий герцог правит почти половиной королевства, - наконец сказал Юлмиса. - Король, конечно, выше… - она запнулась, - но он слишком далеко. К тому же у нас нет особых причин роптать на герцога. По большому счету, он хороший правитель. И всё же любопытно: кого они ищут? - вновь повторила она задумчиво.
        Её вопрос вёл меня в тёмный лес. Могли искать (или встречать) Уфелда, непонятную для меня Хитар, меня самого. Нет, последнее, маловероятно. О том, что я на Сегеде, не знает ни одна душа. Ни сонм Просветленных, ни даже Ведмедь. Правда, оставался еще Предначертанный Враг. Или его проекция. Он просто обязан существовать в этом мире земной грозди. Именно из-за него я сюда и прибыл.
        Вернулись в дом мы только под вечер, к тому времени вооруженного отряда и след простыл. Я не стал торопить, а тем более перечить деревенской ведьме, не зная местных обычаев. Могло статься, что нас ждала засада или что-то в этом роде, но было не с руки выспрашивать, дабы не разрушить представления о своей умудренности в колдовских науках. И еще: время, проведенное в лесу, нельзя было считать потерянным. Я потратил его на то, чтобы понять Хитар. Девушка привлекла меня не молодостью и красотой - не было в ней особой красоты, а своей неразгаданностью. Хорошо, не смог разобраться я, но и сама Хитар не знала, насколько я могу читать чужие мысли, зачем её затребовали ко двору, и почему она безропотно подчинилась. Похоже, к этому же мнению пришла и Юлмиса. Мне стало интересно.
        Кстати, я выспросил - надеюсь, достаточно деликатно деревенскую ведьму о своей добыче, имея в виду Лысого Малинника - так что стал достаточно подготовлен в беседе с Уфелдом, последовавшей вскоре. Оказывается, зверушка стоила немалых денег, только вот срок годности ее был ограничен. Короче говоря, моя жизнь на Сегеде, вроде бы, налаживалась.
        За ночь Уфелд несколько раз выходил к корчме, мешая мне спать. Моему сообщению, что человек, с которым он должен встретиться, находится далеко отсюда, он то ли не поверил, то ли просто решил выполнить свой долг до конца. Но к утру он, видимо, принял окончательное решение и стал торопить Хитар. Против моего присутствия он не возражал.
        Когда мы отправлялись со двора, ко мне подошла Юлмиса. Тайком она сунула мне с десяток стрел с серебряными наконечниками. Стрел - без лука, способного их выпустить. Те не менее, не составляло труда догадаться об их предназначении.
        - Ты уверена, хозяйка, что они предохранят от любой нежити? - слегка улыбнувшись, спросил я.
        Та ответила без тени усмешки: дескать, не дура, сама знаю, что серебро действенно только против самых простых порождений колдовского разума. Но запас карман не тянет. Без особого труда от мелочи отбиться - тоже выгода. Эту её сентенцию мне пришлось оценить позже.
        Мой попутчик, Уфелд, где-то умудрился приобрести квелую лошаденку, на которую погрузили девушку-колдунью и всю нашу невеликую амуницию. Я шел налегке, вооружившись крепким сухим посохом. Уфелд возглавлял нашу процессию, неся на плече грозного вида топор, одолженный Амешаком.
        Не успели мы миновать половины перехода до привала, как я почуял неладное. Нет, не против себя: мне по-прежнему на планете ничто не угрожало. А вот Хитар… Однако, начинающая колдунья совершенно не беспокоилась. Может быть, просто не освоила технику отдаленного наблюдения. Не скажу, что обеспокоился и я. Те, кто устроил нам засаду, были слабы, судя по тому, что не умели должным образом маскироваться.
        Они высыпали на дорогу все разом: шестеро крестьян, вооруженных, кто чем попало. Уфелд, шедший впереди, немного замешкался, по-видимому, просто оторопел. Пока шла недолгая словесная перебранка, я сделал единственное, что надо было сделать: с шагом вперед показал, как работать посохом. Бил я сильно, но не смертельно. Последнего, а точнее, первого - вожака - оставил Уфельду. Тот уже взял себя в руки и рассудил по-королевски: дескать, что взять с них, крестьян? Пришлось отправить вожака в глубокий нокаут. Вообще-то эта скоротечная битва не сулила мне ни славы, ни самоудовлетворения. Но мой спутник, Уфелд, выразил свой восхищение. Хитар промолчала.
        После этого маленького происшествия Уфелд настойчиво подбивал нас свернуть на лесную тропу. Был он не расторопен, но и не трус - боялся не за себя, а за девушку. Тут уж мне пришлось воспротивиться. На дороге, в случае нужды, я смогу постоять и за себя, и за своих спутников. Иное дело - лес с его нежитью. Сам я познакомился пока только с двумя колдовскими порождениями, о некоторых знал со слов Хитар. Конечно, этого было недостаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности.
        Итак, мы продолжили путь, но с тракта всё-таки свернули на какую-то тропу, параллельную ему. На коротких привалах говорили в основном о пустяках. Правда, пару раз я попадал впросак из-за незнания местных обычаев, но как-то выкручивался.
        Наш путь пролегал вдоль звонкой горной речушки, вытекавшей из мрачного на вид ущелья. Вечерело, и я предложил остановиться на ночлег. Но Уфелд заверил, что вот-вот мы выйдем к селению. И впрямь, вскоре показался хлипкий мостик, перекинутый через поток, и на нем стоял страж, насмешивший меня прежде всего своим внешним видом. Это был мужчина лет шестидесяти пяти в нелепом зеленом сюртуке и совсем не соответствующей его одеянию черной шляпе. Но еще смешнее было его "вооружение" - свежая ветвь сосны, которой он перегораживал нам путь. Нет, конечно, это была не простая ветка, и для кое-кого, например, для Уфелда она являлась непреодолимым препятствием. Но, разумеется, не для меня.
        Уфелд вышел вперед и о чем-то переговорил со стражем моста. Тот опустил заговоренную ветку, открывая проход, после чего наступил наш с Хитар черед. В способностях девушки охранник разобрался мгновенно и только спросил:
        - По доброй воле?
        Та кивнула.
        - А теперь, мил человек, - обратился он ко мне, - доложи, кто есть ты таков. Кому служишь?
        - Себе, - ответил я и слегка подтолкнул спешившуюся Хитар вперед, сам же пошел следом за ней, ведя коня в поводу.
        Охранник опешил, глядя, как легко я разрываю магические путы, и посторонился, чтобы не попасть под копыта нашего транспортного средства. Впрочем, он тотчас догнал меня и извиняющимся голосом сообщил, что неподалеку поселилась черная нежить, и жители деревни опасаются пускать к себе чужаков, не убедившись, что те не являются ее порождением. Позже я рассказал об этом Уфелду.
        Ну, а пока мы оказались в самом селении. Собственно, это было всего полтора десятков домов странной архитектуры, прилепившиеся к крутому горному склону. Низ каждого из них был сложен из камня и не имел ни окон, ни дверей. Верх же был деревянным, и именно туда вела деревянная же лестница. Возле одной из них мы и остановились.
        - Переночуете у Ежихи, - сказал наш провожатый, - а я о вашей лошадке позабочусь.
        Хозяйка наша оказалось старушенцией удивительной. Болтая без умолку, она умудрилась не рассказать практически ни о чем. Зато накормила нас отменно. Вроде бы ничего особенного, а вкусно.
        На ночлег мы с Уфелдом устроились неподалеку от входной двери. Перед тем, как лечь, байг (тогда я не до конца разобрался, что это - титул, звание или профессия) тщательно проверил надежность засова. Наивный человек! Он и не заметил, как я наложил охранное заклятие на весь дом.
        Поутру явился Стракут - так звали вчерашнего дедка, и тут же включился в разработку дальнейшего нашего маршрута. Пока они с Уфелдом водили пальцами по карте, я проверил, каково состояние моего пленника, то бишь малинника. И вовремя! Каким-то образом тварь подыстощила энергетический кокон, в который была мною упакована, да настолько, что вот-вот могла вырваться на свободу. Пришлось заняться латанием дыр, и к общему разговору я подключился, когда обо всём, кажется, успели сговориться за моей спиной.
        В общем, выходило так: я - гроссведун по их коллективному мнению - должен был сразиться с нежитью и победить её. Как и чем - это уж мои проблемы, ибо они-де люди маленькие. Это сейчас я хорохорюсь, а тогда это известие меня мало порадовало. Конечно, мои возможности позволяли мне избегнуть практически любой опасности, если я к ней, разумеется, подготовлен. Так я пришел на Сегеду, так и с неё уйду. И, даже если мне суждено неприкаянно сложить голову (вот, чёрт возьми, старорежимное словечко!), только я ответственен за свою жизнь и свою смерть. Но со мной - Хитар и Уфелд. Люди, абсолютно чужеродные, но доверившиеся мне.
        Поневоле вспомнилось, как мы с моей несостоявшейся земной женой Мариной решили провести день на водохранилище. Свежий юго-западный ветерок вздымал легкую волну. Самое время для купания. Но Марина почти не умела плавать. В этот день она превзошла себя, заплыв со мной далеко от берега. А когда пришло время возвращаться, оказалось, что волна бьет ей в лицо. Она стала захлебываться, и вскоре силы и энергия борьбы совершенно оставили её. Я помогал изо всех сил, но наступило время, когда и я сдался.
        Враки, будто в это предсмертные минуты перед тобою, как в кинематографе, пролетает вся твоя жизнь. У меня, по крайней мере, были лишь тоска и безмерная усталость. Я понимал, что Марину мне не вытащить, но, с другой стороны, я ни за что не покину её. Значит, тонуть вместе. Странно, но эта моя минутная капитуляция совершенно противоположным образом отразилась на матери моего будущего ребенка. Она вдруг собралась, прекратила панику и, худо-бедно, поплыла к берегу. До сих пор не знаю, презирать ли мне себя за безропотную слабость или, наоборот, уважать за такое же безропотное самопожертвование, но, что было, то было.
        - Что, только гроссведун может одолеть Саймума? - спросил я.
        Хитрый старик развел руками.
        - А кто его знает…
        В разговор вмешалась Хитар, прочитав мне маленькую лекцию о происхождении самой черной нежити и её вторичных порождениях. Любопытно, но для практических действий никакой пользы. Кстати, я, наконец, заметил, что молодка наша преобразилась: всего-то две-три новых детали в одежде - и вот передо мной уже аппетитная молоденькая ведьмочка. "С чего бы это?" - подумал я. Но копаться в мыслях Хитар было недосуг. Как-то сама собой пришла в голову аналогия с матросами, переодевающимися в чистые тельняшки перед последним боем.
        Но несколько дельных советов она мне дала, сама не догадываясь о том. Прежде всего, что всякая нежить в той или иной степени не любит серебро. А, во-вторых, разговоры о том, что от неё можно откупиться человеческой кровью, не пустой звук. Остальное додумал я сам. Вызвать орла оказалось легче, чем я думал. Мне не приходилось заниматься этим прежде, но, по крайней мере, я видел, как это делают конды Иоракау. Куда труднее было втолковать старому Стракуту его роль в организуемом мною спектакле. Да, именно спектакле. Я не хотел, чтобы кто-то догадался о моих истинных способностях, а еще больше - о методике их применения. Поэтому постарался держаться в русле принятых здесь ритуалов.
        Итак, убедившись, что горный орел повиновался моему зову, и, поручив своих спутников Стракуту, я отправился туда, где поселилась тварь, наводящая ужас на округу. Полагалось бы сказать: "смело направился". Но зачем врать самому себе? Нет, поджилки у меня не тряслись, но и охотничьим азартом не пахло. Самого Саймума я не слишком опасался. В конце концов всегда можно унести ноги, воспользовавшись силой Печатей Розгора. Но, как я уяснил из разговоров аборигенов, черная нежить (которую с натяжкой можно отнести к разумным существам) сама плодит новые исчадия преисподней. Типа того же малинника, чьей жертвой я чуть было не стал. Так что приходилось быть предельно осторожным и внимательно приглядываться к любому существу, любому предмету, каждый из которых мог оказаться смертельно опасным.
        Саймума я увидел издали и узнал по описанию деда. Он был облаком тумана, севшим на лесистый склон, и перекрывал часть тропы, по которой я шел. Здесь, в предгорьях, туманы столь обычны, что становится понятным, почему за распознание Саймума местным пришлось отдать столько жизней. Ко всему прочему, он ничего не излучал: ни в астральном, ни в ментальном диапазоне. Оказалось, что он был со всех сторон закрыт энергетической оболочкой, наподобие той, в которую я упрятал малинника. Заклятием пробить ее нельзя, во всяком случае, я такого заклятия не сотворю. Поэтому мне оставалось терпеливо ждать моего пернатого помощника.
        "Прости, птица, - шептал я про себя, - но у меня нет другого выхода. Ведь неизвестно, насколько близко Саймум может подпустить к себе".
        Орёл не замедлил появиться. Вначале я почувствовал, а затем и увидел его. Он стремительно пикировал на Саймума, сначала почти отвесно, потом всё более полого. В лучах утреннего солнца блеснул серебряный наконечник стрелы, зажатой в когтистой лапе. Серебряная стрела - это была моя уступка Хитар, на самом деле проку от нее не было никакого.
        Прок заключался в крови Уфелда, смочивший орлиные когти. За эту часть представления отвечал Стракут, и я надеялся, что он выполнил всё, как надо. Впрочем, от него много и не требовалось. Лишь обеспечить, чтобы Уфелд не согнал птицу со своего плеча, куда она должна на минуту-другую спуститься. То, что орёл вонзит свои когти в плечо байга, я не сомневался. Конечно, порядочней было бы использовать собственную кровь, но я не уверен, что моя подошла бы. Конечно, Сегеда принадлежит к мирам земной грозди, но мало ли как далеко за бессчетные столетия могли зайти накапливающиеся различия между нами - землянами и сегедцами. А ведь Саймум разумен, стало быть, способен обучаться. В следующий раз он меня просто не подпустит.
        Итак, орёл пикировал на Саймума и, когда до границы тумана оставалось всего метров десять, нежить взмыла вверх так стремительно, что я еле успел среагировать. Там, где защитная энергетическая оболочка соприкоснулась с кровью Уфелда, на миг образовалась брешь, в которую я и направил абсолютный холод. На лишенной магии Белведи я проделывал это с помощью установки с жидким гелием и прекрасно знал, что должно произойти. Защитная оболочка лопнула, внутреннее пространство Саймума схлопнулось в ничто. Последовавший за тем взрыв, похожий на громкий хлопок, сорвал листья с деревьев и вырвал траву. Вот и всё, нет больше бессмертной чёрной нежити. Правда, поблизости наверняка оставались ее порождения, так что расслабляться не стоило. Я остался на месте, настороженный, как охотник в засаде. И было с чего: в уцелевшей части леса что-то беспокойно металось, издавая такие звуки, что дрожь пробирала.
        Хвала Ишваре, Уфелд с молодой колдуньей явились достаточно быстро. Изумленные, они рассматривали место побоища - огромную круглую проплешину, примыкающую к тропе. Ни травы, ни листочка, ни хвоинки на ободранных деревьях. Поведя взглядом, байг сделал несколько шагов вперед, наклонился и поднял с земли окровавленный комок перьев, из которого торчал серебряный наконечник.
        - Возьми стрелу и не прячь далеко, - сказал я, - сдается, она вот-вот пригодится.
        Хитар, сидя верхом на лошадке, уже держала в руке аналогичное оружие. Испытывая неприятный озноб, я первым двинулся вперед, забросив мешок с малинником за спину. Мои спутники последовали за мной, настороженно глядя каждый в свою сторону. И тем не менее, чуть не прозевали нападение.
        Не знаю, кто из нас первым услышал писк, но обернулись мы все одновременно. На нас надвигалось что-то черно-коричневое, распластавшееся по поверхности горного склона и повторяющее все его неровности. В этом месиве порой проглядывали острые мордочки, наподобие крысиных.
        - Мышь-одеяло! - хрипло выдохнул Уфелд. - Бежим!
        - Погоди, - жестом остановила его Хитар, и было в ее голосе столько властной решительности, что даже я опешил.
        Девушка сложила обе ладони трубочкой, поднесла к губам, и что есть силы дунула. С конца импровизированной трубы сорвался снежный ком и понесся в сторону нежити, на глазах увеличиваясь в размерах. Через секунду мышь-одеяло оказалась накрытой гигантским сугробом плавящегося снега, из-под которого всё еще доносился отвратительный писк. Лишь после я узнал, с какой опасностью мы встретились. Мышь-одеяло, в отличие от большинства других видов нежити, действует примитивным, но безотказным образом. Подобно пиранье, о которой я много читал в детстве, она почти мгновенно сжирает свою добычу, оставляя после своей трапезы разве что металлические пуговицы. В погоне за жертвой мышь-одеяло способна развить скорость степного скакуна.
        Но в те минуты ни думать, ни рассуждать об этом не было времени. Атаки последовали со всех сторон, по счастью, поочередно. Сначала на нашем пути невесть откуда возник огромный ослепительно блистающий щит, неумолимо надвигающийся на нас с быстротой пешехода. Хитар за моей спиной приглушенно охнула. В отличие от неопытной девушки-колдуньи я немедленно разобрался, что к чему, и шагнул навстречу фантому. Одно прикосновение щепотью - тремя пальцами - заставило устрашающий взгляд щит обрушиться мне под ноги волной серебристого пепла.
        А потом на нас набрасывались синие создания, смахивающие на гигантских, в рост человека, белок, дорогу внезапно пересекал молочно-белый поток, но самыми страшными оказались десятиногие "рыси". Они были столь стремительны, что одна из них разорвала горло нашей лошади прежде, чем Хитар успела дотянуться до нее серебряным наконечником стрелы. Прикосновения оказалось достаточным, чтобы нежить закоченела, съежилась, выпуская из себя холодный желтоватый дымок, и растаяла без следа.
        Я склонился над хрипящим животным. Одного взгляда хватило, чтобы понять: лошадка обречена. Отмахнувшись от что-то говорящей мне Хитар, я сделал единственное, что было возможно: остановил кровь и закрыл чудовищную рану. Здесь еще не пахло магией, а только моим врачебным искусством. Магия началась потом.
        Известно, что каждая живность - и здесь неважно, лошадь или человек, живёт благодаря циркуляции энергии. При этом в клетках её накапливается всегда избыточное количество. Недаром многие органы способны к регенерации спустя многие часы спустя остановке сердца. Фокус состоит в воспроизведении естественных энергетических потоков. Я дал соответствующую команду, и лошадь встала на ноги. Пусть впоследствии обо мне пойдет нежелательная слава, как об оживляющем мертвецов - сейчас важнее уберечь свои головы.
        Коняга пала, как и ожидалось, часа через полтора: запасы энергии велики, но и расходы тоже. Прикинув, я предложил Хитар идти пешком настолько быстро, насколько она сможет, а всю нашу поклажу с неживой лошади переложил на себя. Всю нашу процессию я окружил невидимой завесой, на которую израсходовал немало сил.
        Мы успели. Еще до наступления темноты на лесистой горе по ходу нашего движения показался высокий частокол. Уфелд объяснил мне, что за ним скрывается укрепленный пост гвардии герцога, где мы найдем приют и пищу. Я только-только начал разбираться в хитросплетениях местной политики. Насколько здесь значим король? Насколько независим герцог? Но Уфелд был уверен в себе, потому и я счёл правильным положиться на волю судьбы. Только не безропотно. На всякий случай я внушил байгу, что я являлся только хозяином и погонщиком их коней, которых, соответственно, слопал Саймум. А победила нежить, естественно, Хитар. Девчонка поняла меня и с готовностью поддержала.
        Ворот в остроге не было Разомкнутое кольцо частокола заходило дугами друг за друга, образуя узкий проход. Подвижную решетку, обрамляющего его, обрамляли острия копий, которые на ночь образовывали никем более не обороняемый проход. Железные острия перемежались серебряными, а на стене, по кругу, располагались примитивные охранные знаки, призванные отпугивать нежить. Байг вошел в ворота первым, протягивая вперед свою королевскую бляху, как слепец, ожидающий милости. Как он и предполагал, гарнизон острога проявил радушие, лишь отчасти объяснимое лицезрением байга.
        В общем, нас встретили без фанфар, но благожелательно. Уфелду даже предложили виноградного вина, что в здешних краях соответствовало публично высказанному уважению. Хитар тоже не оставалась без внимания и, если бы она дала это понять, её колдовская принадлежность не стала бы препятствием ни для одного из одиннадцати мужчин, составлявших гарнизон сторожевого острога.
        Правда, час или полтора спустя большинство из них отправились на посты. Нас же уложили спать. Мне, как "младшему по чину", пришлось довольствоваться сеновалом.
        Утром нас галантно сопроводили в дорогу (по-моему, из-за присутствия Хитар), а еще через два дня пути мы добрались до Ключевого перевала.
        Глава 6. Тарган. Посвященный
        Маги не вечны, хотя, как правило, живут дольше, чем люди без способностей. Королевский гроссведун Ангерет, славный тем, что лет тридцать тому назад прикончил нежить небывалую, умирал долго и мучительно. Он задыхался и мог спать только сидя в глубоком кресле. Точнее не спать, а впадать в тяжелое забытье. Страдал он давно, и реальную власть добровольно уступил более молодому и еще не обремененному хворями собрату. Но всему приходит конец, и на рассвете длинного летнего дня, не приходя в себя, Ангерет преставился.
        Случилось это в столичном граде Ка-Таладе, славном почти двухтысячелетней историей, а также сотнями сменяющих друг друга королей, правыми и неправедными расправами, многочисленными пожарами, подвигами и изменами.
        Смерть освободила от мук старого чародея в тот день, когда Юрий Кондрахин находился сотнями километров восточнее королевской столицы, скитаясь по лесу и добывая малинника. Однако вернемся к печальному событию, во многом повлиявшем на будущие события.
        На обряд прощания собрались чуть ли не все маги Ка-Талада. Ждали и короля, но его величество как раз пребывал в очередном приступе апатии и не соизволил. Всею церемонией распоряжался теперь уже законный преемник Ангерета - Шедуан.
        Носилки с телом покойного, густо увитые гирляндами живых цветов, установили на гранитном постаменте посреди главной столичной площади. Непосредственно у постамента находились только высшие маги, чуть поодаль - прочие колдуны и главные сановники королевства. Всех их окружало надежное кольцо вооруженных королевских гвардейцев, а уж еще далее, оттесненная к периметру обширной площади, замерла в благоговении толпа горожан.
        Ровно в полдень, на миг опередив медный раскатистый удар башенных часов, Шедуан воздел руки к солнцу, как бы специально для этого выглянувшему в просвет кучевых облаков. Воздух задрожал и налился красками. А секундою спустя тело Ангерета вспыхнуло нестерпимо голубым огнем, бьющим в самые небеса. Воображение тех, кто не зажмурился в священном страхе, угадывало в этом огне колеблющиеся контуры гигантской человеческой фигуры.
        Колдовское пламя полыхало недолго, исчезнув также внезапно, как и появилось. На опустевших носилках покоились только неповрежденные цветы.
        Последнее земное ложе Ангерета подхватили за короткие рукоятки четверо ведунов, и длинная процессия, возглавляемая Шедуаном, степенно направилась к священному озеру, примыкавшему к бастионам королевского дворца. Носилки поставили на воду и легонько оттолкнули от берега. Ускоряя ход, те понесли алый посмертный венок к середине водоема. Многие из присутствующих не раз наблюдали подобную процедуру, тем не менее, мало кто удержал вздох изумления, когда носилки с цветами внезапно погрузились в озеро, не оставив на поверхности ни следа.
        Молодой гроссведун Тарган был одним из тех, кому доверили нести носилки с телом Ангерета к постаменту. В свое время он мечтал о военной карьере. Великие Белые наделили его колдовскими способностями, что в военное время, несомненно, способствовало бы боевым подвигам. Но королевство давно ни с кем не воевало, армия тихо разлагалась. Вот почему Тарган долго не раздумывал, когда ему предложили поступить в ученики к Шедуану. В считанные годы он овладел многими колдовскими премудростями, хотя и отдавал себе отчет в том, насколько превосходит его наставник. Тарган знал себе цену и, если завышал ее, то на самую малость. Тем более, что среди прочих учеников Шедуана, он был самым успешным. И все же разговор с королевским гроссведуном, последовавшим сразу после окончания траурной церемонии, поверг его в немалое изумление.
        - Иди за мною в сорока шагах, - тихо, не поворачивая головы, сказал маг, словно невзначай проходя мимо Таргана. И сам пошел сквозь толпу, разрезая ее, как ножом.
        "Коридор невидимости", - смекнул Тарган с завистью. Выдержав дистанцию, он двинулся за учителем. Людская масса за ним смыкалась, ничего не заметив.
        Путь их оказался недолог и привел прямо к Магическому Кубу, украшавшим собою соседнюю площадь. Сооружение, знание о назначении которого было утрачено, и вправду имело кубическую форму. Его стены цвета мутного, потрескавшегося кварца уходили вертикально вверх на высоту двухэтажного дома. Только вот в доме этом не было ни окон, ни дверей. Вокруг ни души - праздные зеваки еще толпились у озера.
        Королевский гроссведун уверенной походкой шел прямо на знаменитое сооружение минувших веков, словно намереваясь расшибить себе лоб. И вдруг исчез.
        За годы ученичества Тарган привык ничему (ну, почти ничему) не удивляться. Он бесстрашно повторил путь наставника… и столкнулся с ним нос к носу в скупо обставленном помещении без окон и дверей, тем не менее, достаточно освещенном. На тяжелой каменной скамье его прибытия дожидались пятеро гроссведунов королевства. Ни один из них не занимал особо высокой должности при дворе, но среди собратьев по ремеслу каждый слыл большим мастером. Таргана они встретили молча, и даже лица их оставались совершенно бесстрастными.
        - Сядь, - приказал Шедуан, указывая на свободное место. Интересно, что скамья вмещала как раз шестерых. Для седьмого - самого Шедуана - было отведено отдельное сиденье в виде насквозь прозрачного каменного кресла.
        Тарган повиновался.
        - Ты удивлен? - спросил Шедуан.
        - Да, - коротко ответил молодой гроссведун.
        - Тогда спрашивай.
        Хорошенькое предложение! Очень много вопросов вертелось на языке Таргана, от детски наивных, до глубоко философских.
        - Почему я здесь? - наконец спросил он.
        - По праву и по нашему выбору, - ответил Шедуан. - Разве что чуть раньше положенного тебе срока, но тут ничего не поделать - Ангерета не оживить.
        В считанные минуты представления Таргана о мире, в котором он родился и благополучно прожил двадцать девять лет, перевернулись. Впервые услышал он слово
        - Семерица. Семь гроссведунов, устанавливающих законы или правила игры - это уж как кому нравится. "А как же Великие Белые? - хотелось спросить ему. - Разве не они решают, с какой стороны всходить солнцу?" Но Тарган не спешил - рано или поздно он докопается до всего.
        - Но почему - я? - немного изменив акценты, повторил он свой вопрос. - На службе Его Величества немало гроссведунов и старше, и опытнее меня.
        Шедуан коротко кивнул.
        - Ты прав. И если бы мы ошиблись, и ты не смог бы войти в Магический Куб, пришлось бы искать вновь и вновь. К счастью, этого не произошло. Ты - один из нас, как и предполагалось. А смысл деятельности Семерицы…
        Дальнейший рассказ Шедуана, а говорил он о Двойной Кошке и Двойной Крысе, об их извечном противостоянии, ничего нового, казалось бы, Таргану не добавил. Всё это он знал и ранее. Только вот последние слова Шедуана смутили его.
        - Есть все основания предполагать, что настоящее воплощение Двойной Кошки - Его Величество Сумур Первый.
        Чисто выбритое лицо Таргана выразило изумление, постепенно переходящее в недоумение.
        - Но ведь по легендам Двойная Кошка - самый выдающийся из магов, - возразил он.
        - Наш король, конечно, не лишен определенного дара, но…
        - Ты, юноша, еще многого не знаешь. Великая Кошка явление постоянное. Можно сказать, что его дух периодически вселяется то в одного, то в другого жителя мира. И вовсе не обязательно, что тот изначально наделен каким-либо магическим даром. Ты хочешь спросить, каким образом можно предугадать его новое обличье? Да никаким. Можно лишь с большей или меньшей уверенностью предполагать. Но еще труднее с жертвой, то есть с Двойной Крысой. Может, мы ошибаемся относительно Сумура Первого, но здесь лучше переборщить. Ведь ты представляешь, что будет с нашим миром, когда состоится их схватка? В былые времена из-за этого погибли многие государства. Нельзя допустить, чтобы их встреча произошла на территории королевства. А она вскоре произойдет, и нет способов предотвратить это. Сумура необходимо направить за пределы Ка-Талара, а там пусть разбираются Великие Белые.
        - Свергнуть Его Величество? - растерянно пробормотал Тарган, и его бледный лоб взмок от волнения.
        - Зачем так? Да и вряд ли это возможно. Но ты знаешь, как и любой из нас, - Шедуан бросил быстрый взгляд на своих молчаливых соратников, - что король наш страдает странным недугом: временами он словно впадает в спячку, ничем не интересуется, просто сидит целыми днями в своих покоях, словно истукан. В это время придворные крутят им, как хотят. Хорошо еще, что граф Косма не позволяет всё разворовать. А потом король без всяких видимых причин вновь становится деятельным. Покойный Ангерет, чье место в Семерице ты занял, имел возможность длительное время наблюдать за Его Величеством. Он установил определенную закономерность в смене состояний короля. Она не так проста, как кажется на первый взгляд, и имеет прямое отношение к расположению звёзд.
        Я не стану утомлять тебя разными подробностями. Скажу лишь, что сейчас Сумур Первый входит в состояние повышенной активности. Странным образом это совпало с сильным возмущением магического эфира, пронизывающего нашу планету. Все мы единодушно пришли к убеждению, что это вызвано возрождением Двойной Кошки. А раз так, их поединок неизбежен. Твоя задача увести короля за пределы Сугури - пусть непоправимое случится там.
        - Как же я смогу этого добиться? - спросил Тарган. - Я, ничтожный ученик?
        - Не прибедняйся, Тарган. Период твоего ученичества завершен, по крайней мере тот, что предписан правилами. А учиться тебе придется всю жизнь, как и всем нам. Но я объясню тебе наши намерения. Мы постараемся внушить королю мысль о военном походе. Сейчас граф Косма что-то затевает в Госке, городе Великого герцога. Это нам на руку. Выгорит у графа или нет, неважно, нам это на руку.
        - А чего именно хочет начальник Тайной канцелярии? - несмело осведомился Тарган, теребя короткую рыжеватую бородку.
        - Не знаю. Косма умеет хранить свои тайны, иначе бы и не занимал своего высокого поста. Главное не в том. Будем откровенны: герцогство давным-давно существует вполне самостоятельно. Его правители как кость в горле у всех наших королей. Если с этим будет покончено, пусть даже ценой полного опустошения земель восточного Согури, мы вздохнем спокойнее. К тому же, именно в походе на Госку государь сам возглавит войско.
        - Если я понял правильно, мне придется отправиться в поход вместе с Его Величеством? - поднял брови Тарган. - Но почему я? - в третий раз он задал один и тот же вопрос.
        - А кто? Посмотри на нас. Кого ты представляешь верхом на коне? Меня или Менатефа? - он кивнул на мага, чей почтенный возраст приближался к ста годам. Да и остальные были не молоды. - Кроме возраста у тебя еще одно неоспоримое преимущество: ты начинал королевскую службу как офицер. Так что не понаслышке знаешь военную стратегию и тактику. Мы позаботимся о том, чтобы король назначил тебя старшим магом войска. Ну, а дальнейшее…
        Шедуан выразительно замолчал. Действительно, расписывать заранее каждый шаг глупо и непрактично. Задача Таргана понятна и без того: употребить все силы, и человеческие и магические, чтобы завлечь короля как можно дальше, и задержать его там, как можно дольше.
        Старший королевский маг встал, осанисто поправляя траурную накидку, в которой час назад осуществлял погребальную церемонию.
        - Мне надлежит быть во дворце. Попрошу тебя, любезный Менатеф, ввести нашего нового товарища, моего ученика, в котором я не ошибся, в курс дела, настолько, насколько позволит время.
        С этими словами Шедуан сделал шаг назад, мимо своего необычного сиденья, и исчез в стене. Кстати говоря, изнутри она вовсе не походила на мутный кварц, скорее, на розовый мрамор.
        Маги королевства наконец обрели голоса и церемонно поздравили Таргана с вступлением того в Семерицу. Тарган, несомненно, был смущен. Еще бы: его новые товарищи все годились ему в отцы, а то и в деды. И вот он - среди них, равный среди равных. Одним мгновением мелькнула мысль о том, что его просто-напросто хотят использовать, как пешку, но она улетучилась сама собой. Будь так, не стали бы посвящать его в сокровенные тайны Согури. Да что там Согури - в тайны магов!
        Магический Куб Тарган покинул, сопровождая Менатефа. Старый маг был нетороплив, хотя ни одышкой, ни другими старческими недугами не страдал. Дорогой он неторопливо объяснял:
        - Когда и как возникла Семерица, мне неведомо. Но действует она многие века, это точно. Задача у нас великая: не допустить схватки Двойной Кошки с Двойной Крысой, во всяком случае, как ты сегодня слышал, на нашей территории. Не станет Магического Куба, не станет и Семерицы. И тогда некому будет защищать мир.
        - Но ведь эти битвы происходили ранее, а мир стоит, - осторожно напомнил Тарган.
        - Стало быть, Семерица не всегда выполняла свою задачу…
        - А известно ли тебе, юноша, когда произошла последняя известная битва, погубившая какой-либо город?
        Тарган немного смутился. В легендах о Двойной Кошке никогда не было никаких дат. "Некогда", "в далекие времена" и тому подобное. Примерно так он и ответил:
        - Насколько я знаю, очень давно.
        - Ну, а точнее? Не можешь сказать? Хорошо, тогда скажу я: тысяча весемьсот сорок два года тому назад!
        Смех вырвался из груди Таргана совершенно непроизвольно.
        - Прости меня, Менатеф, но от сотворения мира идет одна тысяча восемьсот семьдесят второй год. Получается, что Кошка могла успеть проявить себя один, от силы два раза. Легенды говорят иное…
        Наступила очередь усмехнуться старому магу.
        - История пишется столько раз, сколько рождаются летописцы, - только и сказал он, оставив Таргана в легком недоумении.
        Здесь, на площади Зогсанов, они расстались. За час, проведенный ими в Магическом Кубе, ветер пригнал низкие дождевые тучи, которые вот-вот готовы были пролиться на землю. Менатеф, вероятно, умел защитить себя от небесной хляби, но не стал рисковать. Ведь известно, что каждому магу отпущено на жизнь строго определенное свыше количество заклятий. Не стоит тратить их на ерунду. Менатеф свернул к своему дому, находящемуся на отстроенной заново после пожара улице Солеваров. Здесь во время огненной стихии не пострадал только его дом. Тарган же свернул в сторону королевского дворца. Ему хотелось еще раз увидеть Шедуана, даже если придется подождать несколько часов.
        Глава 7. Кондрахин. Бывший комсомолец во дворянстве
        Оставшаяся часть совместного пути оказалась легче, чем я ожидал. Уже не встречалось никакой нежити, погода благоприятствовала, а ноги казались неутомимыми. Мы простились с Уфелдом вполне по-дружески. Не могу сказать то же самое о Хитар. Девушка была насупленной, словно я её чем-то обидел, хотя, видят все известные мне и не известные боги, не могу взять в толк - чем. Самое смешное это то, что я так и не научился читать её мысли. Их просто не было, хоть убей! Впервые я столкнулся с таким вариантом защиты, по сути - идеальным. Причем, и повода скрывать их у неё особенного не было. Я ей в душу не лез, хотя, признаюсь, любопытно было. С какой стати, например, молодую, неопытную ученицу колдуньи везут в далекое государство, и при том она вовсе не упирается? Причем Уфелд тоже ничего конкретного не знал - уж в его мозгах я покопался основательно.
        Так и не решив этих занимательных вопросов, я отправился своим путем. А путь мой лежал в ханство Нелен. "Ханство", конечно условное название: в русском, да и других земных языках вряд ли присутствует слово, способное передать смысл государственного устройства Нелена. В самом общем плане (со слов Уфелда, в чём позже я убедился) эта страна сочетала абсолютно демократичные выборы вождя с его последующей безграничной пожизненной властью. (К слову говоря, и прочие, употребляемые здесь названия, имеют мало общего с земными аналогами. Но заменять их труднопроизносимыми терминами на местных наречиях было бы нелепо. Я лишь старался придать им логическую последовательность. Например, цепочка титулов в порядке возрастания значимости: барон - граф - герцог - принц крови - король. И
        - особняком - Великий герцог Согури.)
        Хорошо, что стояло лето не слишком знойное и не дождливое. Идти было даже приятно, особенно после того, как мы без потерь, если не считать лошади, выбрались с территории, занятой черной нежитью. Уфелд и Хитар двинулись своей дорогой, а я свернул на юг. Байг уверял, что я доберусь до границ ханства максимум через четыре дня. Судя по его карте, которая отложилась в моей памяти с четкостью фотографического снимка, так оно и было. Но, признаюсь, я шёл с опаской. Береженого Бог бережет, но, с другой стороны: Бог-то Бог, но и сам не будь плох.
        Но на этот раз Всевышний оказался на моей стороне. За неделю похода я не встретил не то что какого-либо колдовского гада, но даже сколько-нибудь опасного хищника. Бурый мишка не в счёт. Когда я спугнул его громким криком во всю силу своих легких, он улепётывал со спринтерской скоростью, оставляя позади себя пахучие следы. К счастью для моего обоняния, наши маршруты не совпадали.
        К исходу седьмого дня, когда солнце стало красным и уже цеплялось за верхушки деревьев, я вышел к границе. На местности ее обозначали не пограничные столбы, опутанные колючей проволокой, а маленькая речушка. Оба ее берега метров на сто в каждую сторону были абсолютно безлесны. Памятуя указания Уфелда на то, что граница охраняется только со стороны королевства, по территории которого я как раз двигался, мне пришлось затаиться.
        Пограничников я отыскал довольно скоро. Маскироваться они умели, но полностью выдавали себя астральными излучениями. На участке территории, которую я намеревался скрытно пересечь, их насчиталось одиннадцать человек.
        Уфелд объяснял, что между королевством и ханством вполне мирные отношения. Более того, их связывали оживленная торговля. Так что стражи рубежей Согури ждали здесь не вторжения врага, не проникновения на свою территорию зловредных шпионов, а простых контрабандистов, не желавших платить короне законную торговую пошлину.
        Мои способности позволяли мне перейти границу внаглую, но для этого пришлось бы употребить качества, присущие мне как магу-индивидууму.
        Еще со времен экспедиции на Тегле я твердо усвоил, что в каждом мире земной грозди имеется проекция моего Предначертанного Врага. Исход нашего неизбежного поединка во многом зависел от того, кто кого обнаружит первым. До сих пор я вполне успешно обходился местными мистическими приёмами и обрядами, а еще чаще - банальными поступками обычного человека. Или не совсем обычного, если принять во внимание подготовку, полученную мною в учебно-диверсионном центре НКВД. Так же я собирался действовать и далее, приберегая свои способности до момента, когда без них невозможно будет выкрутиться.
        Когда окончательно стемнело, я ужом пополз к речке. К счастью, было довольно облачно, и луна то и дело переставала играть роль осветительной ракеты. Но свою долю самоуважения я получил, когда прополз метрах в трех от затаившегося пограничника, не издав малейшего шороха. Мой поступок был продиктован не мальчишеской бравадой, а трезвым расчетом: именно здесь располагались довольно высокие кочки или что-то в этом роде, скрывавшие меня, когда лунный свет всё же прорывался сквозь прорехи в небесах. Прошло минут десять, и вот я уже у речушки. Не будь здесь наблюдателей, я просто перемахнул бы её одним прыжком. Но для этого надо было засветиться. А кто знает, что там на уме у доблестных стражей границы? За милую душу угостят стрелой в спину - вот и вся магия.
        Пришлось лезть в воду. Глубина была всего-то по пояс, но пришлось погрузиться чуть ли не полностью: пологие берега речушки представляли меня на всеобщее обозрение. Незаметно перебравшись на другой берег, я продолжил свой путь по-прежнему ползком. Смею заверить, что подобный способ передвижения в насквозь мокрой одежде - далеко не самое лучшее, что я испытывал в своей жизни.
        Только добравшись до зарослей на противоположной стороне, я рискнул приподняться. Астральное зрение показало мне двух затаившихся зайцев, несколько десятков полевок и даже кротов, роющихся в земле. Можно было идти дальше, в неизведанное.
        Через день я добрался до тракта, ведущему на юг, к столице ханства Ка-Нелену. Об оживленности торговых отношений между соседними государствами говорили десятки повозок, тянущихся в обе стороны. Попадались и пешие странники, наподобие меня. Так что ничем решительно я не выделялся. Плененного мною малинника я еще накануне упрятал понадежнее в энергетический кокон, и он спокойно отлеживался в моем заплечном мешке (подарок Уфелда). Вдоль дороги частенько попадались трактиры, иногда под открытым небом, так что скудная сумма, которой меня ссудил Уфелд, позволяла, по крайней мере, не отощать. Останавливаясь перекусить, а также на ночлег - ночь дважды застала меня в пути - я присматривался (и прислушивался) к здешнему народу.
        Когда я перевел название Нелена как "ханство", то невольно представил себе скуластых степняков, покидающих седло лишь по крайней нужде. Ничего подобного на самом деле я не увидел. Люди как люди, самые разные. Очень много русоволосых и голубоглазых. Хотя и скуластые время от времени попадались. В одежде тоже не было ничего, напрямую указывающего на кочевой образ жизни. Говорили здесь на том же языке, что и мои недавние попутчики, хотя иногда я слышал какие-то иные наречия.
        Один услышанный мною разговор крепко врезался в память.
        Разговаривали двое купцов, очевидно, давно знающих друг друга. Происходило это вечером в маленькой харчевне при постоялом дворе. Освещение было представлено четырьмя смоляными факелами, укрепленными в стойках на стенах. Они изрядно чадили и, как ни парадоксально, давали больше тьмы, чем света. Зато это создавало атмосферу какой-то таинственности и особой доверительности.
        Нестарый мужичок с окладистый бородой, делающей его удивительно похожим на иконного Николая Угодника (таковая висела в красном углу деревенской хаты моей бабки), наставлял своего более молодого коллегу.
        - В следующий раз вези товар не в Ка-Талад, а в Госку. Люди герцога покупают особенно охотно серебро, и цены там вдвое выше, чем в их столице. Мне подсказали, и я не прогадал, хоть и путь вышел куда длиннее.
        - А почему такая разница? - недоверчиво спросил его молодой остроносый собеседник, шумно отхлебывая чай из пиалы.
        - А это, друг сердешный, от их старых распрей. Хочешь, послушай. Лет сто пятьдесят тому назад, - начал он, закатывая глаза, словно был очевидцем событий, о которых намеревался повествовать, - правил в Согури король Кизик XI, по прозвищу Шоколадный.
        Молодой купец хмыкнул довольно пренебрежительно. Естественно - речь-то шла о зарубежном властителе.
        - Знаешь, почему его так прозвали? - спросил бородатый. - Не чурался их Кизик колдовства. Не гроссведун, но кое-что умел. А лучше всего придавать разным жидкостям любую форму. Чтоб не растекались они впоследствии, приноровился он работать с горячим шоколадом. Зайчиков из него всяческих мастерски, говорят, мыслию лепил. Но прославился он не тем, а глупостью своею.
        Служила ему в те годы чёрная нежить, именуемая Донтел. Посмотреть - мальчуган пятигодовалый, не боле. Всё-то разгуливал по дворцу да ножичком перочинным помахивал. Нет, не резал никого, только кораблики деревянные выстругивал. Встретит кого - обязательно дарит. И попробуй откажись! А славилось это отродье умением читать мысли. Этим-то Кизик и пользовался вовсю. Донтел прочитает, и тут же своему хозяину в башку вкладывает, кто о чем думает. Да, ещё, чуть не упустил: Донтел тот, что ребенком прикидывался супротив всем традициям, как и всякая чёрная нежить, должен был порождать нежить малую. Так вот, производил он на свет в изрядных количествах Зеркальщиков.
        - Это что еще за пакость такая? - осведомился молодой купец с ленцой в голосе. В отличие от меня его клонило ко сну, и слушал он эту легенду только из вежливости.
        - А такая вот! Представь: идешь ты… ну, неважно, куда, а навстречу тебе - ты сам! Дотронется до тебя и - хлоп! - нету обоих. Только серой попахивает. Чтобы самим, стало быть, на Зеркальщика такого не угодить, соорудили под дворцом Громыхающий Лабиринт, там эти Зеркальщики и обитали. Чтоб те наверх не выбрались, у входа лист серебряный положили.
        - А почему лабиринт? И почему громыхающий? - пряча зевоту в кулак, спросил молодой
        - Громыхающий оттого, что все полы там выстлали жестью. Идет Зеркальщик - тишина, идет человек - издалека слышно. А почему Лабиринт?.. А кто его знает. Соорудили его задолго до Кизика Шоколадного. Да только он, окаянный, решил его использовать по-своему. Неугоден ему кто из приближенных, или заговор подозревает, или нежить что нашептала, тут же бедолагу под белы руки и туда, в подземелье. Говорят, что некоторые-таки выбирались, но - сумасшедшими. И вот что я тебе доложу, голуба, извёл под корень Кизик всех своих министров. Кому голову отсек по старинке, а кого на новый манер Зеркальщикам скормил. Понятно, что новых министров на освободившиеся места назначал, но и тех ждала со временем та же участь. Но люди-то не дураки - кто побашковитей, стали бежать из столицы вместе с семьями и челядью. Захирело королевство, вот-вот рассыплется. Соседи, понятно, видя такое дело, стали границы Согури на прочность пробовать. Тут и наши с тобой предки, - бородач довольно хихикнул, - в стороне не остались.
        Вот тогда, перепугавшись за свою персону, и совершил Кизик Шоколадный единственный в своей жизни здравый поступок. Не иначе, королевские гроссведуны и колдуны патентованные постарались, сам бы вряд на такое решился бы. Назначил он одного из дворян провинции, что граничит с Качкаром, Первым Министром и пожаловал его титулом Великого герцога. Пожизненно. И всю провинцию с войсками, там стоявшими, и рудники знаменитые, что в горах Илиз, и границы, и таможни - всё в его руки передал. Герцог этот новоявленный быстренько качкарцев потеснил, дело наладил. Король ему пишет, мол, возвращайся ко двору, обласкаю. А тот: накось выкуси, Ваше Величество, мне и здесь хорошо. Ну, может, и не так писал. Дескать, дел невпроворот, и враги сабельками помахивают, так что стоять мне на страже еще долго.
        Народу, и местному, и беглому, он сильно понравился тем, что за свои деньги купил поначалу небольшой участок на Хачор-реке и выстроил там впоследствии город Госку. Все дома из камня, что по тем временам было делом неслыханным. Ведь в Согури куда ни плюнь - везде леса стоят. А камень пришлось из Качкара возить, для чего туда новый тракт протянули. Вроде, врагами чуть ли не вчера были, а теперь уже добрые соседи. Потянулись в Госку под крыло Великого герцога людишки со всего королевства, а то и со стороны - мастера, купцы и прочие. Правитель одно только условие ставил: хочешь торговать, к примеру, - ставь палаты каменные и дом жилой такой же. А из дерева - ни-ни. Чем выше и красивей постройка, тем ближе к центру место отводили. А, стало быть, и выручка больше. Ворчали поначалу, но быстренько выгоду поняли. А что из камня приказывал строить, тому есть объяснения. Король-то в жалованной грамоте объявил его пожизненным Первым Министром, если, конечно, на прямую измену не пойдет. И дети его, и внуки, и правнуки те же права наследовали, и никоим образом отнять их было невозможно. Так чёрным по белому и
было записано. Копии грамоты той, переписанный писцами, и по сей день в Госке по всем присутственным местам обязательно висят.
        Ну, а коли власть дана на века, то и строить надо так же основательно. Может, еще и пожаров боялся: Ка-Талад ведь два раза почти дотла как раз в недалекие годы выгорал.
        Вот с той поры, от Кизика XI и пошло двоевластие в Согури. И при потомках их продолжилось. Всякий Великий герцог управляет на свой манер, но в манифестах непременно пишет: "Именем короля". Ка-Талад с тех времен, конечно, уже не тот, но до Госки ему ой как далеко. В Госке знаешь, что не ограбят тебя и вокруг пальца не обведут. И иностранным купцам те же почести, что и своим. Езжай туда, не пожалеешь, помяни моё слово. Ну, пойдем, что ли, на боковую?
        - Погоди, милейший, - остановил я купцов возгласом из своего тёмного угла, - что же дальше было с Шоколадным и его черной нежитью? Не узнаю, так, пожалуй, не усну.
        "Никола Чудотворец" повернулся в мою сторону.
        - Да, случилось тут таинственное дело: исчез Донтел. Сам король в Лабиринт спускался, всех Зеркальщиков для того пришлось перевести, только нежити и след канул. Говаривают, что гроссведуны постарались. Якобы, можно было Донтела извести, если на подаренный им кораблик тут же в его присутствии плюнуть. Сказки, наверное. Но ходят байки, что для той цели уговорили на подвиг одного гроссведуна, обещав ему в случае безумия отвести его к Великим Белым для исцеления. Но кто он был, да и был ли вообще, кто сейчас доподлинно знает?
        А Шоколадный жил еще долго. Бесился, что Великий герцог ему, по сути, не подчиняется, а поделать ничего не мог. Кое-как уживались. Но умер Кизик XI, тем не менее, своей смертью. На этом сказка моя закончилась, незнакомец, так что позволь нам удалиться.
        Что оба купца и сделали.
        Я пошел на сеновал, ибо на большее мне "по чину" и по деньгам рассчитывать не полагалось. Сено пахло здорово, как в детстве и, хоть я привык засыпать мгновенно, на этот раз позволил себе переварить рассказ купца. Он мне многое дал в понимании сущности Сегеды и - об этом позже - принес практические результаты.
        Днём - как раз наступило обеденное время - я вступил в столичный город ханства Ка-Нелен. И если мои глаза действительно ожидали увидеть пёстрый восточный базар в окружении минаретов, то я просчитался. Этот мир отпочковался от Земли в незапамятные времена, задолго до возникновения ислама, да и христианства. Он был и оставался языческим, хоть имена старых богов канули в Лету. Ка-Нелен я сравнил бы с довоенным земным Орлом, перенесенным на тысячу верст южнее. Я в современном Орле не бывал. Посетив в том или ином качестве уже не один десяток миров, к стыду своему, признаюсь, что изо всех них Землю я познал менее всего.
        У меня почти не оставалось денег. С мешком за плечом я проследовал на рынок, занимавшим добрую четверть города. Малинника покупать упорно не желали, только делали выразительные жесты, соответствующие нашему верчению пальцем у виска. Наконец кто-то просветил меня: нежить, безусловно, продать можно. Но втройне выгоднее отнести её в ханский дворец, где и получить настоящую цену. Этому совету я и последовал.
        Меня принял седовласый чиновник. Я низко поклонился ему, как проделывали предшествующие мне просители. Узнав, кто у меня в заплечном мешке, чиновник минут на двадцать куда-то вышел. Вернувшись, он предложил мне принять дворянство, присягнув при этом хану. Денежный эквивалент казался мне предпочтительнее, но окружающие глядели на меня с такой завистью, что я, не колеблясь, "перешел во дворянство". Некоторую сумму наличными при этом я всё-таки получил: дворянин не должен выглядеть оборванцем - это позорит двор. Признаться, тогда я поразился легкости, с которой здесь переводят из низшего сословия в высшее, и подумал, что разница между ними невелика. Лишь позже мне пришлось узнать настоящую цену лысого малинника. Это порождение чёрной нежити, примененное с умом, могло в один момент снести целую гору. Пленить его, подобно мне, удавалось считанным единицам особо удачливых гроссведунов. Так что в действительности дворянством здесь и в других государствах не разбрасывались как попало.
        Ближе к вечеру предстояла процедура представления самому хану, без неё моё "производство в дворяне" могло быть оспорено. Несколько часов, оставшихся до церемонии, я потратил на поиск соответствующей экипировки. Точнее, на подгонку уже готовых мундиров под мою фигуру. В назначенный час, слегка волнуясь, я прибыл во дворец. Это было величественное сооружение, немного напоминавшее Казанский собор в Ленинграде - городе, в котором мне довелось побывать лишь один раз, в студенческие годы. Разумеется, рассмотреть его изнутри не было никакой возможности, ибо меня сразу же провели в
        огромный зал, заполненный разодетым на разный манер народом. Большинство присутствующих, судя по оживленным разговорам, прекрасно знали друг друга, да и вообще вели себя непринужденно. До меня никому не было дела. Высокие мозаичные окна покрывали пол и присутствующих разноцветными пятнами, придавая всему происходящему карнавальный оттенок.
        Наконец раздался громкий звук трубы, мгновенно оборвавший все разговоры и хождения. В противоположном конце зала отворились высоченные двери, пропуская маленького человечка в шнурованной куртке, расшитой золотом, и без головного убора.
        - Его Величество хан Нелена Ветаблис Хуратис Иттик! - неожиданно громким и хорошо поставленным голосом возвестил он.
        Сразу же вслед за этим в зал вошел молодой еще человек, высокого роста, с немного рыхлым, но волевым лицом, украшенным маленькой чёрной бородкой. Никакая деталь его одежды не блистала чем-то особенным, не кричала: "Смотрите, я хан!" Тем не менее, все присутствующие низко склонились. Косясь исподлобья, я пытался найти взглядом трон, но его не было. Хан просто прошел на небольшое возвышение, где и остановился, скрестив на груди державные руки, украшенные перстнями. Это вселяло надежду, что церемония не слишком затянется.
        Тот же самый маленький придворный с зычным голосом вышел вперед и развернул длинный свиток. Дальнейшая процедура была рутинной: чиновник выкрикивал имена и кратко пояснял, почему сей счастливчик имеет честь быть представленному самому владыке. Среди них было несколько военных, произведенных в высокие чины, два посла, а также я. Тот, чье имя называлось, подходил к хану и склонялся перед ним, становясь на одно колено. Иногда властитель лишь благосклонно кивал, иногда что-либо спрашивал. Например, у меня он спросил, не я ли тот самый гроссведун, что недавно уничтожил чёрную нежить неподалеку от границ ханства. Я скромно сознался.
        - Ты далеко пойдешь, гроссведун, - милостиво кивнул мне хан, - если воспользуешься моей благосклонностью.
        К моему великому удовольствию, здесь не было в обычае лобызать повелителю ни сапог, ни даже рук.
        В самом радужном настроении я покинул ханский дворец. "Моё дворянское благородие" было не прочь качественно перекусить, а уж потом позаботиться о ночлеге. Сеновалы, по понятной причине, более не годились.
        Пройдя наобум по широкой, вымощенной булыжником улице сотню метров, я услышал за спиной топот сапог. Оглянулся. Меня догоняли двое здоровенных мужичков с саблями на боку. То, что они до сих пор не обнажили оружия, было хорошим знаком.
        - Гроссведун Юрай, тебя хочет видеть наш господин! - выпалил один из сабельщиков.
        - И кто же ваш господин?
        - Патентованный колдун Его Величества Махмурзак!
        Кажется, что-то затевалось вокруг моей скромной персоны. Любознательность просыпалась во мне и по меньшим поводам, посему я не уклонился от предложения. Идти пришлось недалеко. Колдун обитал в мрачном сером особняке со вздымающейся обок башней, наподобие колокольни, но без звонницы. Во дворе располагались какие-то еще постройки хозяйственного назначения. Вся территория была окружена каменным забором, на котором я, к некоторому удивлению, не обнаружил ни единого охранного заклятия. Видимо, в ханстве или, по крайней мере, его столице колдун чувствовал себя в полной безопасности.
        Меня провели то ли под конвоем, то ли под почетным эскортом на второй этаж. Колдун встретил меня в комнате непонятного предназначения и сразу мне не понравился. Ни его балахон, похожий на поповскую рясу, только синего цвета, ни его хищный нос, ни реденькая борода, которую он непрестанно теребил одной рукой. Жестом он услал сопровождающих и некоторое время внимательно меня рассматривал. Я последовал его примеру.
        - Вот что, гроссведун, - первым не выдержал он, - предлагаю тебе убраться из пределов ханства подобру-поздорову.
        Голос его был скрипучим, а глаза недобрыми. Ох, какими недобрыми…
        - А с какой стати? - осведомился я. - Или ты, Махмурзак, в своих мыслях уже выше хана?
        - Я тебя предупредил, ничтожный, - угрожающе прошипел колдун. - Я - слуга хана. Я, а не ты. И таковым останусь.
        Ах, вот оно что! Махмурзаку донесли, что хан проявил ко мне благосклонность, вот старый и забеспокоился за свое место под солнцем, то есть, у трона. Естественно, я не собирался составлять ему конкуренцию. Просто мне некуда было сейчас убираться, да и не привык я к такому тону. Дворянин я или кто?
        - А почему бы тебе, любезный Махмурзак, не угостить меня обедом, не поклониться мне в пояс, не осыпать золотым дождем, наконец? - сознательно нарываясь на неприятность, спросил я.
        Колдун побледнел и заскрежетал зубами.
        - Стража! - громко выкрикнул он. - Проучить щенка!
        Под щенком этот скот подразумевал меня! Дальнейшее было легко предсказуемым, я сам бы поступил аналогично. Колдун попытался нейтрализовать мои магические способности, а с двух сторон на меня накинулись вооруженные саблями стражники, в том числе те двое, что привели меня в это логово. Просчет Махмурзака состоял в том, что он полагал меня уроженцем этого мира. В самом деле, зачем гроссведуну умение махать саблей, коли в его арсенале куда более действенное оружие?
        Тяжелой табуреткой я наотмашь огрел одного из самых ретивых нападавших и налету подхватил выпавшую из его руки саблю. Табурет, впрочем, я не бросил - тоже ведь оружие. Убивать никого я не собирался, не зная истинного расклада сил. Следовало уносить ноги, что я и проделал со всей возможной в моем положении быстротой. Четверо стонущих и ползающих по всем углам тел, да порушенная мебель, - вот и всё, что поимел патентованный колдун от своей дерзости.
        Выбросив на бегу саблю - у меня не было ни ножен, ни перевязи - я выскочил за ворота и не сразу перешел на подобающий шаг. Ну вот, первого врага уже нажил. И это сильно осложняло моё положение. Где, к примеру, мне теперь ночевать? Наверняка, у Махмурзака свои уши и глаза в каждой гостинице.
        Шаги позади меня заставили резко обернуться. Но это оказался не человек колдуна, а вовсе незнакомый мне мужчина лет сорока в таком же, как у меня, дворянском одеянии. Угрозы он для меня не представлял.
        - Вы, как я заметил, - учтиво поклонился он, - крайне поспешно покинули гостеприимный дом нашего славного колдуна. Не удивляйтесь, незнакомец, мы с вами одного поля ягода. Пойдемте, пропустим по стаканчику розового. Кажется, нам есть, о чем серьезно поговорить.
        Что ж, это приглашение было куда учтивее предыдущего, да и сам незнакомец был настроен по отношению ко мне вполне благожелательно.
        Мы миновали несколько кварталов и оказались у трехэтажного строения. Одна из двух дверей вела в подвальчик, куда мы немедленно и проследовали. К нам тут же подскочил услужливый молодой человек с перекинутым через руку полотенцем. Он проводил нас в небольшой уютный зальчик, освещенный дюжиной свечей, и усадил на массивный дубовый стол. Приняв заказ, он поспешно умчался. Только после этого мой спутник протянул мне свою ладонь
        - Давайте знакомиться, господин Юрай. Ваше имя мне известно по представлению у Его Величества. Меня же зовут барон Шурр. И, поскольку Вы чужеземец, мне придется кое-что пояснить. Начнем с того, что жизнь в ханстве далеко не так безоблачна, как Вам могло показаться.
        - Да уж, заметил, - усмехнулся я.
        Дождавшись, когда половой расставит принесенные блюда, барон невозмутимо продолжил:
        - Вот именно. Всё дело в Махмурзаке. Предыдущий хан Нелена в преклонном возрасте практически передал всё управление государством в руки этого колдуна. Чем тот и пользовался со всей своей хитростью и подлостью. Потихоньку он подмял под себя чуть ли не все ремесленные цеха столицы. Да и не только их. Только в столице Махмурзаку принадлежит больше сотни доходных домов. Используя своё влияние на старого хана, колдун сумел удалить от престола почти всех возможных конкурентов. Кстати, эта одна из причин, почему мы заинтересовались Вашей персоной. Те гроссведуны, что еще остались в пределах Нелена, ставленники Махмурзака.
        - Кого Вы имеете в виду под словом "мы"? - спросил я, хотя уже знал ответ.
        - Мы - это группа дворян, которым два года назад удалось возвести на трон Его Величество хана Ветаблиса. Хан молод, но не глуп и достаточно решителен. К сожалению, силы сейчас не равны - слишком многое успел наворотить Махмурзак, и свалить его не представляется возможным.
        - Барон, - перебил я, - скажите честно, чего добиваетесь лично Вы?
        - Многого. Махмурзак меня практически разорил. По сути, кроме титула у меня уже ничего не осталось.
        Нравятся мне честные люди. Что с этим поделать?
        - Хорошо, барон. И как Вы представляете моё участие в противодействии патентованному колдуну? По своим умениям я, может быть, не уступлю ему, но - в личном противоборстве. Но ведь за ним - серьезная сила, как Вы сами только что говорили.
        Шурр склонился ко мне и заговорил шепотом:
        - Его Величество намерен жениться. Кандидаток две: младшая дочь короля Согури и племянница их Великого герцога. Последняя, конечно, ниже по происхождению, но именно в ее пользу склоняется мнение хана. И наше тоже. Король Согури откровенно слаб, и не будет вмешиваться во внутренние проблемы зятя. А вот Великий герцог… С его помощью мы смогли бы восстановить завещанный предками порядок в ханстве. Вы понимаете, к чему я клоню? Махмурзак склоняет хана к решению вступить в брак с принцессой и, помяните мое слово, сделает всё возможное, чтобы всё так и произошло. Скорее всего, используя свои колдовские возможности. Остальное я скажу только после того, как услышу Ваше согласие.
        - Достаточно ли моего честного слова?
        - Разумеется, Вы же дворянин.
        Завершили разговор мы уже на улице, тщательно убедившись в отсутствии посторонних ушей. По словам барона, группа дворян уговорила молодого хана направить послов в Госку. Всё это делалось и делается в глубокой тайне, но рано или поздно тайное становится явным. Мне предложили оберегать посольство от колдовских ударов. Что ж, в Госку, так в Госку.
        Глава 8. Серый байг - длинное ухо
        Возвращаясь с задания, байги - глаза и уши короля, а если быть точнее, тайной канцелярии - всякий раз останавливались в одной и той же гостинице. Это было внешне непритязательное здание в два этажа под звучным названием "Корона". Говорят, что изначально заведение называлось "Две короны", но потом власти усмотрели в этом намек на двоевластие в королевстве, и вывеску срочно сменили.
        Так оно было или иначе, Уфелд не знал, да и не интересовался. Процедура, которой он сейчас подвергался, на Земле получила бы название "карантин". Такова была участь всех байгов: после выполнения тайного поручения они безвылазно пребывали каждый в своей комнате без права общения даже между собой. За этим приглядывали, кому положено, и приглядывали в оба глаза. Таким образом байги пребывали в неком подобии почетного заточения, длительность которого предсказать было затруднительно. К их развлечениям относилась хорошая библиотека и еще более великолепная кухня с изысканными винами из Нелена. Но книгочеями байги не были по природе своей, желудки их во время длительных, зачастую многомесячных скитаний привыкли к более грубой пищи. А что касается вина, то его количество было ограниченным.
        Пятый день по возвращению из Госки Уфелд томился от безделья. Еда, сон, опять и опять еда. Может быть, кому-то по сердцу такой распорядок, но только не байгу. Уфелд пытался читать, но всякий раз откладывал книгу, едва одолев страницу. Единственный, с кем он разговаривал в эти дни, был лакей, доставлявший ему пищу.
        Однажды Уфелду довелось просидеть таким образом почти месяц кряду. Это время он вспоминал с дрожью. В этот раз всё, к счастью, закончилось скорее.
        Вечером, после сытного ужина, он прилег на койку, не скинув сапог. Его одолела легкая дрёма, когда в дверь требовательно постучали. Жизнь приучила Уфелда к чуткому сну, поэтому он незамедлительно вскочил. На пороге стоял щегольски одетый человек в шляпе с густым пером. Тонкая линия усов и аккуратно подстриженная черная борода дополняли его импозантную внешность.
        Уфелд низко поклонился, узнав начальника тайной канцелярии королевства Согури графа Косму. Байг не удивился и не стушевался, хотя и был сущим червем по сравнению со своим титулованным посетителем. Бон о бок с графом Уфелд работал уже с десяток лет, выполняя всё более секретные поручения. Так что встречались они часто и, как правило, наедине. На этот раз графа сопровождал мастер Коробка, чью круглую, как у сытого кота, тщательно выбритую физиономию Уфелд углядел не сразу. Странно, с мастером они расстались в Госкене столь давно, и вот он здесь…
        Войдя в комнату, граф швырнул бархатную черную шляпу с пером на койку, примятую Уфелдом. Мастер Коробка, как был, так и остался в приплюснутом берете. Байг стоял, вытянувшись по струнке, хоть и не был военным в прямом смысле этого слова.
        - У нас к тебе пара пустячных вопросов, Уфелд, - без предисловий начал граф, - и задаст их мастер Коробка.
        На службе у графа, точнее, в возглавляемой им тайной канцелярии, состояло около двух десятков служивых людей, наделенных магическим даром. Всех их называли мастерами. Если внутри их сообщества была какая-то иерархия, то Коробка, несомненно, занимал самую верхнюю ступень, ибо был правой рукой графа Косма.
        - Вопросы взаправду пустяковые, брат Уфелд, - произнес певуче мастер Коробка, усаживаясь на табурет, - но потребуют тщательного обдумывания. Так что садись и ты, а еще лучше приляг. Да не стесняйся ты Его Сиятельства!
        Немного помешкав, байг бережно поднял со своего ложа шляпу графа и перевесил ее на гвоздь, вбитый в стену. Еще раз взглянув на мастера Коробку, словно ища в его карих глазах подтверждения приказа, Уфелд присел.
        - Итак, байг, еще в Госке ты доложил мне, что десять дней пути вы провели в обществе странствующего гроссведуна по имени Юрай. Тебе же предписывалось идти как можно более скрытно. Сиди! - осадил он Уфелда, порывавшегося подняться. - Дураку ясно, что абсолютной тайны в вашем положении добиться было невозможно. Но зачем было брать попутчика?
        Граф Косма, присев на подоконник, меланхолично рассматривал свои холеные ногти.
        - Я же докладывал, мастер…
        - Ну, так доложи еще раз, язык не отвалится, да и Его Сиятельству будет любопытно послушать.
        - В деревне Сакатуй, первой на тракте после гор Илиз, к нам за стол подсел этот Юрай. В котомке у него был лысый малинник. Так что я не удивился тому, что он назвал нас по именам, поскольку сразу признал в нем гроссведуна. Кому еще под силу одолеть такую черную нежить?
        - Он подсел к вам, чтобы поговорить или зашел поесть? И почему сел именно за ваш стол?
        Уфелд вспотел от мысленных усилий. Ему не надо было ничего придумывать, но мастер Коробка ставил вопросы так, что в них чувствовался какой-то подвох, которого Уфелд никак не мог разгадать.
        - В трактире, где мы остановились перекусить, почти не было свободных мест, а мы к тому же сидели недалеко от входа. А зачем туда зашел Юрай… Я всё-таки думаю, чтобы пообедать. Во всяком случае, он в один присест управился с целым жареным зайцем. И вынудил меня заплатить за его обед, - добавил он.
        - То есть пообедал за счет казны, - лениво уточнил граф Косма, не прерывая своего увлекательного, по-видимому, занятия.
        - Не будем мелочиться, Ваше Сиятельство, - миролюбиво предложил мастер Коробка.
        - Продолжай, Уфелд! Как вышло, что он оказался вашим попутчиком?
        - Гроссведун вызвался охранять нас в дороге, мастер, но я отказался от его услуг, - самую малость приврал байг, - но тут, как на беду, в трактир зашел черный байг Виреус, служащий Великому герцогу. Увидев Хитар в компании со мной, он не медля доложил бы об этом своему начальству, ведь обычно мы, байги, ходим по одному. Так что мне пришлось изменить свое решение относительно Юрая. Виреус уверился, что парою являются Юрай и Хитар, особенно после того, как они вдвоем вышли из трактира.
        - Юрай знал, куда вы направляетесь? - продолжал допытываться мастер.
        - Как можно! - всплеснул руками от волнения бедный байг.
        Коробка ухмыльнулся, отчего его круглое лицо приобрело весьма плутоватое выражение, - если он прочитал в ваших головах ваши же имена, ему нетрудно было прочесть и всё остальное.
        - Но, мастер, Ваше Сиятельство, - залепетал байг, поочередно обращаясь к посетившим его вельможам, - он же сам сказал, что его не интересуют наши планы.
        - Ладно, байг, оставим этот момент, - прервал его мучение граф, - расскажи лучше, как вы расстались.
        - Это было в нескольких днях пути от границ ханства Нелен, - услужливо затараторил Уфелд. - Я специально сделал приличный крюк, чтобы выйти к безлесному месту. Гроссведун ушел в сторону Нелена, а мы с Хитар наблюдали за ним, пока позволяло зрение. После мы скрылись в лесу, так что отыскать нас было невозможно, тем более, что со всей возможной быстротой мы перешли на тропу, ведущую на север.
        - Ну, что, Коробка, - спросил граф своего сподвижника, - звучит правдоподобно, а? Ты удовлетворен?
        - Еще нет, Ваше Сиятельство. Вот что, брат серый байг, ложись-ка ты на спину да покрепче зажмурься.
        - Кстати, мастер, я забыл сказать, что Юрай сполна расплатился с нами за обед в трактире. В тот же день на тракте на нас напала банда. Один против шести я не выстоял бы и минуты, а гроссведун разделался с ними быстрее, чем я успел взяться за топор, - проговорил Уфелд, прежде чем улечься.
        Косма вопросительно посмотрел на мастера Коробку. Тот кивнул.
        - Всё так и было, Ваше Сиятельство. Хитар рассказала, что при этом не было употреблено никакого колдовства, и это особенно интересно. Ну что, Уфелд, зажмурился? А теперь представь, что ты еще в походе. На привале. Сидишь прямо напротив Юрая и смотришь на него. Во что он одет? Как тень ложится на его лицо? Длинна ли его борода? Какого цвета глаза? Что он сейчас произносит?
        Картинка так явственно встала перед закрытыми глазами Уфелда, что он увидел не только Юрая, но и маленький костерок, разделявший их, услышал треск сухих горящих сучьев, почуял запах дымка, когда переменчивый ветер дунул в его сторону. Потом сознание его померкло, застыв в единой точке. Сколько времени это продолжалось, Уфелд не смог бы ответить. Может быть, секунду, может быть, несколько часов. В себя его привел резкий приказ:
        - Всё, Уфелд! Можешь открыть глаза и встать.
        Байг торопливо повиновался. Голова его немного кружилась.
        - Этого человека я не знаю, - задумчиво произнес мастер Коробка, судя по всему, проникший в мысли Уфелда, - что и есть самое поразительное. Гроссведун, не только усмиривший лысого малинника, но справившийся с самим Саймумом! И он мне не известен…
        - Уж не хочешь ли ты сказать, - ухмыльнулся граф, - что тебе известны все гроссведуны Сегеды?
        - Нет, Ваше Сиятельство, конечно, нет. Такое заявление с моей стороны было бы глупостью или пустым бахвальством, а ни к тому, ни к другому, как известно Вашему Сиятельству, я не расположен. Все гроссведуны мне, конечно, не известны, но такой, как Юрай, был бы обязан. Не нравится мне эта история!
        - И мне тоже, - посерьезнев, кивнул Косма, нисколько не смущаясь, что обмен мнениями происходит в присутствии младшего чина. - Что ты предлагаешь?
        - Думаю, что Юрай непременно выйдет на нашего байга. Мы должны узнать об этом незамедлительно, тогда и примем решение в зависимости от обстоятельств.
        С этими словами мастер Коробка вытащил из кармана обыкновенную на вид еловую шишку, распространяя по маленькой комнате запах смолы, поставил ее стоймя на стол и резко закрутил. Шишка завертелась, словно юла, и не думала остановиться или упасть.
        - Слушай внимательно, байг, и запоминай, - сказал мастер, и голос его, доселе то вкрадчивый, то насмешливый, приобрел твердость и властность. - Вероятно, что в скором времени гроссведун Юрай попытается проникнуть в твои мысли. Ты сразу поймешь это, ибо в твоем мозгу возникнет картина, которую ты только что нарисовал для меня. Тогда сразу же остановишь эту шишку.
        - Оставайся здесь и жди моих приказов, - напоследок распорядился граф, и оба визитера скрылись за дверью.
        Мучительно медленно миновала неделя, в течение которой серый байг безвылазно сидел в "Короне". По меркам этого мира он был сравнительно молод - всего-то сорок два года, а потому особенно страдал от ничегонеделанья. Неплохая кухня да чтение - вот и весь перечень развлечений. Будучи человеком служивым, Уфелд не роптал - не смел роптать - на свою участь затворника. Он даже не размышлял, как в его мозги проникнет непонятный Юрай. Гроссведун сказал, что так будет, а ему видней.
        Еловая шишка на столе продолжала крутиться, не было повода остановить ее.
        Иногда байгу казалось, что о его существовании просто позабыли. И в этом предположении не было ничего удивительного. В конце концов, кто он? Мелкая сошка. Человек, не отягощенный знаниями. Следопыт, слухач, посыльный. Что ж, кормят - и то неплохо. Даже сопровождаемую им молодую колдунью он вспоминал лишь изредка, хоть и доставила она ему хлопот и дополнительной седины в волосах.
        Он возлежал после очередного сытного ужина на своей кровати, когда в дверь властно постучали. Байг вскочил и бросился отпирать запоры.
        На пороге стоял граф Косма собственной персоной.
        Уфелд склонился в поклоне.
        Граф прошмыгнул в комнату и мгновенно осмотрел ее - и в шкафах и под кроватью. Лишь удовлетворившись этим, он повернулся в Уфелду.
        - Никто не тревожил?
        - Никак нет, Ваше Сиятельство.
        - Собирайся, байг! Время не ждет.
        Гостиницу они покинули коридором, о существовании которого Уфелд даже не подозревал, хотя и был ее постояльцем. Какой-то лаз вывел их прямо к карете без вензелей, больше подходившей бы не графу, а какому-нибудь купчишке средней руки. Оба тут же оказались внутри, и экипаж в две лошадиные силы немедленно тронулся с места.
        Жизнь приучила Уфелда не задавать лишних вопросов, но впервые очередное задание он получал в такой спешке и секретности.
        - Могу ли я на тебя полагаться, Уфелд? - спросил граф, когда карета отъехала от гостиницы на приличное расстояние. Вопрос он задавал, скорее, себе самому.
        - Неужели я дал повод Вашему Сиятельству хоть на миг усомниться в моей преданности? - ответил байг, тщательно подбирая слова. Уж он-то знал, что порой самое банальное слово может стать причиной абсолютного, непоправимого краха.
        - Пожалуй, нет, - подумав, произнес граф Косма. - Но на сей раз задание не из легких. Но у меня нет никого под рукой.
        Слугам не положено обижаться на подобные выражения, и Уфелд не обиделся.
        - Сейчас поедешь в Госку, - сказал граф, - вот в этой карете. Кучер знает, куда именно тебя привезти. Через несколько дней туда же прибудет посольство из Нелена, в составе которого ожидается хорошо знакомый тебе Юрай. Твоя задача - максимально отвлечь этого гроссведуна. Чем? Чем хочешь. Вином, женщинами, палкой по голове, наконец. Вот деньги, - он вложил в руку байга увесистый кошель.
        - А что дальше? - осмелился спросить Уфелд.
        - Дальнейшее тебе поручит мастер Коробка, он уже выехал. Он сам отыщет тебя.
        Карета притормозила, и граф выскочил почти на ходу с завидной для его возраста и положения прытью, оставив Уфелда одного. Кучер на облучке взмахнул кнутом, цокнул, и копыта лошадей застучали по брусчатке.
        Уфелд ел и спал, не выходя из своего передвижного каземата. Карета останавливалась самое большее на десять минут, дабы путешественники могли справить самые неотложные нужды. Кучер, видимо, сменился где-то в дороге, так как немыслимо одному человеку не спать столько времени подряд. К исходу шестого дня они достигли окраины столицы Великого герцогства. Совсем недавно Уфелд проделал тот же путь в обратном направлении куда быстрее, но то - верхом, меняя лошадей. Так что скорости его нынешнего передвижения тоже можно было подивиться.
        Заночевали не в гостинице, а в городской королевской канцелярии - своеобразном королевском представительстве, выполнявшем не совсем понятные даже для его работников обязанности. По идее, оно должно было надзирать за соблюдением законов королевства, на деле же занималось банальной (или не совсем банальной) разведкой. Великое герцогство официально являлось неотъемлемой составной частью Согури, но такая мелкая формальность давно уж никого не волновала всерьез.
        Утром, чуть свет, в комнату, отведенную байгу, ворвался гроссведун Коробка. На этот раз он был одет весьма пристойно - в парадном камзоле с аксельбантами и шляпе с искусственным пером. Наряд завершали высокие сапоги со шпорами.
        - Посольство Нелена прибыло вчера, на час раньше тебя, - возвестил он с порога. Интересующий нас человек с ними.
        Уфелд, немного стесняясь, стал одеваться. Между тем мастер Коробка продолжал:
        - Юрай поселился отдельно от остальных послов, и это не случайно. Я так думаю. Это упрощает ситуацию. Вскоре ты встретишься с ним, как бы случайно, за завтраком. Твоя профессия предусматривает частые странствия, поэтому эта встреча должна выглядеть приятной неожиданностью.
        - Юрай - сильный гроссведун, - возразил Уфелд, - он легко прочтет мои мысли.
        - Не волнуйся об этом, - отмахнулся Коробка, - это уже моя забота, чтобы он ничего не заподозрил. Главное, ты веди себя естественно. Дальше действуй по обстоятельствам. У тебя, по всей видимости, в распоряжении три дня. Раньше они не успеют по этикету.
        - Простите, мастер, а зачем они прибыли? - осмелился спросить байг.
        - Как? Граф не сказал? Хотя… вероятно, он был прав.
        Гроссведун плюхнулся в низкое кресло, процарапав шпорами дощатый пол.
        - Ну, кое-что тебе не мешает знать. Хан Нелена намерен взять в жены племянницу Великого герцога, а мы должны этому помешать. Свою задачу ты уже знаешь. А больше тебе знать не положено. Для твоей же безопасности, - добавил Коробка. - Единственная твоя задача - отвлечь на себя Юрая. Ты у нас один, кто знает его в лицо, к тому же между вами не было раздора во время совместного похода.
        Уфелд кивнул. Что ж, поручение не из приятных. Да и что приятного можно ожидать, замышляя против гроссведуна. Такого, действительно, проще и надежней палкой по голове, как сказал граф. Любого, но только не Юрая. Байг прекрасно помнил, как на тракте Юрай в мгновение ока уложил шестерых разбойников, не применяя никакой магии.
        А мастер Коробка спешил уже по другому адресу, куда более секретному, чем королевская канцелярия, хотя на фасаде дома, куда он вскоре вошел, красовалась вполне открыто вывеска: "Торговый дом братьев Сорикуш". За входной дверью его встретили два амбала двухметрового роста каждый и, узнав, тотчас поклонились.
        - Как наша гостья? - спросил Коробка, небрежно сбрасывая на руки охранника свою широкополую щегольскую шляпу. - Не ропщет?
        - Никак нет, Ваша милость, - услужливо отозвался охранник, - да и с чего? Обхаживаем её, точно принцессу.
        - Не спит? - осведомился мастер.
        - Что Вы! Встала чуть свет.
        Хозяйской походкой Коробка направился на половину, отведенную иноземной гостье. Хитар, а это была именно она, встретила мастера полностью одетая. Она вовсе не напоминала сейчас сопровождаемую серым байгом скромницу. Её новый наряд составляли голубое атласное платье, странным образом гармонирующее с её зелеными глазами, и остроносые, расшитые мелким бисером туфельки. Украшений был самый минимум: бриллиантовая диадема в густых волосах и элегантное колье, прикрывающее вырез платья. В своем новом наряде Хитар почти полностью походила на племянницу Великого герцога Белуанту. Мастер невольно, хоть и незаметно для посторонних поклонился. Он, несмотря на высокое положение в мире гроссведунов, в самом деле побаивался этой начинающей колдуньи, по большому счету еще ничего не умеющей. Просто было в ней что-то такое, что заставляло потуплять взор. А ведь происходила она - это Коробка знал доподлинно - из небогатой крестьянской семьи северного Качкара. А вот поди ж ты - по виду истинная аристократка не в первом и даже не в десятом поколении.
        Отыскать ее удалось случайно. В Госку регулярно прибывали мастера, в основном камнерезы, из соседнего Качкара. Кто-то из возвысившихся и допущенных ко двору, оказался родом из того же селения, что и юная Хитар, и был поражен внешним сходством своей землячки с племянницей Великого герцога. Об этом он имел неосторожность где-то выразиться вслух. Чуткие уши королевской канцелярии тотчас взяли это на заметку, просто так, на всякий случай.
        Канцелярия графа Косма смотрела много дальше. О предстоящем сватовстве владыки Нелена там уже знали и старались использовать любую возможность, чтобы этому помешать. Именно тогда байг Уфелд и получил задание доставить Хитар в Госку - именно в главный город герцогства, а не в столицу королевства. Почему начинающая колдунья не противилась, доподлинно знали только граф Косма и мастер Коробка. Именно Коробка осуществил магическую передачу приказа, адресованного Хитар. Правда, причин послушания девушки не ведал и он, самодовольно приписывая успех операции своим, действительно недюжинным, способностям.
        Итак, мастер увидел преобразившуюся Хитар и чуть заметно смутился. Он попытался прочесть мысли девушки, но, как и прежде, ничего из этого не получилось. Это и тревожило Коробку более всего.
        - Доброе утро, - наконец, выдавил он из себя. - Возможно, именно сегодня начнется твоя настоящая работа. Придется соответствовать одежде, и в словах, и в поведении.
        - Я готова, - бесстрастно сказала Хитар.
        И в очередной раз мастер Коробка смутился и не нашел, как продолжить столь необходимый интересам королевства инструктаж исполнительницы главной роли в написанном не им сценарии.
        - Я извещу Вас, когда надо выступить, - информировал он, незаметно для себя переходя на "Вы", словно Хитар в действительности стала "Её Высочеством" Белуантой.
        С этими словами он поспешил выйти вон.
        В предстоящей интриге Хитар отводилась роль главной исполнительницы. А разработчиком всего коварного плана стал граф Косма, никогда не упускавший личной выгоды. Первоначально полагали, что хан Нелена лично прибудет в Госку, чтобы искать руки Белуанты. Вот тут-то ему и подсунут фальшивое "её высочество". По обычаям Согури невеста сама решала, "да или нет", но любой царедворец прекрасно понимал, что интересы династии могут оказаться куда выше, чем неприязнь или любовь с первого взгляда. Хитар тоже могла соблазниться на сделанное ей предложение (Коробка клятвенно уверял, что такого не произойдёт). Но граф смотрел много дальше и подстраховывался многократно. Если Хитар скажет хану "нет", то дело сделано. Если же она благосклонно примет предложение, выйдя из-под контроля, то о помолвке хана с крестьянкой тут же станет известно… определенному кругу лиц. Что бы хан не сделал потом - позорно бежал из Госки, чтобы искать удачи на стороне, либо же принял удар судьбы и взял в жены безродную Хитар - в любом случае королевская партия выигрывала.
        Чуть позже байги-разведчики донесли, что хан остается в Нелене. Это известие потребовало небольшой коррекции первоначальных планов. Куда более значимым фактором риска стало сообщение о том, что в состав ханских сватов включен произведенный во дворянство гроссведун Юрай. Тот знал Хитар лично и без труда распознает самозванку. Нейтрализовать опытного гроссведуна трудно, но можно. Для этого и был создан тандем Коробка-Уфелд. Жаль, что его нельзя было усилить активным участием самой Хитар, ибо никто доподлинно не знал, что у этой скромницы на уме.
        Самое смешное, что король Согури ничего не знал о затеваемой интриге. Он был бы не прочь выдать за хана свою дочь и, видимо, вынашивал в отношении этого определенные планы, возможно, не совпадавшие с намерениями графа Космы.
        Вообще, правителю Сугури следует посвятить отдельную страницу. Он - не первый в многовековой династии, кто проявлял магические способности (взять хотя бы Кизика Шоколадного!), но, пожалуй, он оказался самым непредсказуемым королем. Его Величество Сумур Первый вступил во власть сорока семи лет от роду и поначалу обещал стать великим правителем. Но внезапно в нем что-то сломалось. То он вновь становился деятельным и полным планов, то безвольно позволял придворным руководить собою. Чем некоторые из них, прямо сказать, беззастенчиво пользовались.
        Между тем в Госку пришла ранняя осень. Она принесла яблочное изобилие, посему пироги с яблоками, яблоки с медом, томленные в печи, жареные гуси, нашпигованные яблоками, и прочее, и прочее подавались к каждому столу. За одним из таких яблочных застолий "совершенно случайно" встретились неленский дворянин Юрай и байг Уфелд.
        - Ба! - воскликнул Уфелд. - Мой славный попутчик! Я вижу, - он кивнул на одеяние Кондрахина, - ты внял моему совету и направился-таки в Нелен, где и выхлопотал себе дворянство. Теперь, небось, со скромным байгом и знаться не захочешь?
        Слова вылетали из уст байга легко и непринужденно, словно он был прирожденным оратором, а не слухачем тайной королевской канцелярии. Как и когда с ним произошла такая метаморфоза, он не мог ответить даже самому себе.
        - Мой дорогой Уфелд! - в ответ протянул к нему руки ладонями вверх Кондрахин. - Какая приятная встреча! Садись, немедленно садись к моему столу. Как сам? Как здоровье Хитар?
        - Не жалуюсь, - с широкой улыбкой отвечал Уфелд. - Добрались без приключений.
        О судьбе же Хитар он на самом деле ничего не мог сказать: не знал. - Какими же судьбами тебя занесло в Госку? - осведомился байг спустя некоторое время, когда оба, уже с ленцой, доедали остатки причудливого творения местных кулинаров, состоящее из ломтиков мяса с крупно нарезанными грибами и овощами, украшенное поверх дольками порезанных яблок разных сортов. - Или это - тайна?
        - От тебя тайн нет, - ответил Кондрахин, споласкивая руки в чаше с теплой водой.
        - Только благодаря тебе я так быстро и так далеко продвинулся. Как ты и советовал, я отнес малинника в столичную канцелярию и уже к вечеру стал дворянином. И даже денег сверх того получил. Так что прими-ка должок, - он потянулся к кошельку на поясе.
        - Великие Белые! - воскликнул Уфелд, протестующее отмахиваясь. - Кабы не ты, еще неизвестно, добрался ли бы я живым до Госки. Это я тебе еще должен доплатить.
        Байг так и не получил ответа на свой вопрос, но не унывал от временной неудачи.
        - Чем занят сегодня, Юрай?
        - Понятия не имею, - честно признался Кондрахин. - Меня, как гроссведуна, попросили сопроводить делегацию Нелена. Сам знаешь: нежити по дороге хватает. А что дальше - неизвестно. Но не в моем положении отказываться, тем более, что и вперед уплачено. Да мы только вчера и прибыли. А ты чем занят? - обратил он к Уфелду внимательные глаза.
        - Я тоже пока совершенно свободен, - удивительно легко солгал Уфелд, - мы ведь, байги - живем от заказа до заказа. Та что, не объединиться ли нам? В Госке полно развлечений, может, и не особо изысканных, но, тем не менее… Раз уж мы оба свободны, почему бы и нет? Кстати, в Нелене, на юге, изготавливают чудесное виноградное вино. Неужели твои нынешние товарищи не захватили его с собой?
        - Вполне возможно, - согласился Кондрахин, - да только я не имею к этому запасу не малейшего отношения. Новичок! Меня даже поселили отдельно ото всех. Наёмник, одно слово. Вот нет ли здесь ристалища какого? Признаться, заскучал я. Не худо бы и на кулачках развлечься. Как с этим тут у вас?
        Уфелд был несколько озадачен. Сам он никогда не принимал участия в подобных забавах: и натура не та, и занятие не позволяло. Слава для байга - конец карьеры.
        - Это мы мигом узнаем, - пообещал он, щелчком пальцев подзывая расторопного полового, снующего по залу.
        Без всякого труда они выяснили, что кулачные бои в Госке проводятся только по выходным дням на окраине города.
        - Гляди, как тебе повезло, - сказал Уфелд, - сегодня как раз выходной!
        Расставшись с Юраем на короткое время, байг поспешил в городскую королевскую канцелярию, чтобы предупредить мастера Коробку. Но никто не мог подсказать, где находится гроссведун, доверенный графа Космы. Время уже поджимало, до условленной встречи с Юраем оставались считанные мгновения, и Уфелд ограничился тем, что велел передать мастеру Коробке, где он в ближайшее время намерен находиться.
        Город Госка тянулся вверх. Здесь было немало домов в пять, а то и в шесть этажей. Поэтому, при немалой численности населения он занимал сравнительно небольшую площадь. Старые знакомые добрались до окраины, лишь раз спросив дорогу. Здесь уже собралось немало народу. Предприимчивые торговцы раскинули кто лоток, кто целый шатер. И зрители, и участники зрелищ подкреплялись медовой брагой, пирожками, жареной рыбой и неизбежными в этот сезон яблоками.
        Для боев была отведена утоптанная лужайка, на которую Кондрахин с Уфелдом протолкались с превеликим трудом. К своей радости в переднем ряду болельщиков байг увидел мастера Коробку. Юрай отправился выяснять условия участия в кулачных боях, что не заняло много времени.
        - Держи! - он скинул на руки Уфелда свой дворянский камзол и широкополую шляпу. Кулачные бои не предусматривали сословных различий, но заехать кулачищем в нос какому-нибудь сановнику не всякий решится. А вдруг завтра он будет решать твою судьбу? Поэтому полагалось биться раздетыми по пояс.
        На лужайку вышли две шеренги бойцов по двадцать человек в каждой. Шел только первый тур, потому среди них еще не было ни битых, ни победителей. По команде шеренги сблизились и началась битва. Крики ярости порой заглушали радостные вопли болельщиков. Бились один на один, победитель отступал на несколько шагов назад, оставаясь в строю, а побежденный уползал с лужайки сам или с помощью добровольных помощников. Когда побоище закончилось, вновь образовались две шеренги, на этот раз неравноценные: в одной стояло тринадцать человек, в другой всего семеро. Зрители восторженно их приветствовали. К своему неудовольствию Уфелд обнаружил среди участников второго тура Юрая - чистенького и свежего, словно и не было кровавой драки. Хоть он однажды и был свидетелем кулачного искусства Юрая, но всё же надеялся, что здесь ему не поздоровится. В конце концов там, на лесной дороге, были всего лишь деревенские мужики, а здесь собрались достаточно опытные кулачные бойцы. Но ничего, еще только начало. Хорошо и то, что Юрай остался в команде, понесший большие потери.
        Уфелд протиснулся к королевскому гроссведуну.
        - Я всё знаю и всё вижу, - сквозь зубы процедил мастер Коробка. - Молодец, с задачей справляешься. Не стой близко ко мне, и вообще - мы не знакомы.
        Так же бочком-бочком Уфелд вернулся на прежнее место. А через минуту схватка возобновилась.
        Уфелд не был ни прожженным интриганом, ни бессердечным эгоистом. Поднаторев на выполнении тайных поручений, он прекрасно понимал, с чем связан визит Юрая в Госку, и почему так заволновался граф Косма. Конечно, совместное путешествие, полное трудностей и опасностей, просто так не забывается, но сейчас они в различных станах. Уфелд получил задание вывести Юрая из игры, и приложит все усилия для этого. Дружба дружбой, а служба службой.
        Тем временем стенка снова двинулась на стенку под улюлюканье и крики многочисленных зрителей. Бойцы сошлись, замахали в воздухе кулаки, и уже трудно было понять, кто на чьей стороне.
        Внезапно за спинами болельщиков, плотным кольцом обступивших лужайку, послышался глухой стихающий ропот, словно волна накатила на галечный берег. Послышались голоса:
        - Великий герцог! Дорогу Великому герцогу!
        Толпа расступилась, и к лужайке с дерущимися выехал на великолепном, черном, как смоль, жеребце сам правитель. А бойцы продолжали сражаться. Вот уж на ногах осталось всего двенадцать человек… восемь… три. И всё, схватке конец - устоявшие на ногах представляли одну команду.
        Герцог с интересом наблюдал за ходом поединка. Говаривали, что в молодые годы он и сам не чурался этой народной забавы. Когда всё было окончено, и на ногах оставалось всего три бойца, властитель снисходительным жестом подозвал одного из них. Надо ли говорить, что им оказался Юрай?
        - Молодец, - сказал герцог, - ты и только ты обеспечил победу своей дружине. Как кличут?
        - Юрай, неленский дворянин.
        Герцог усмехнулся в кудрявую белокурую бороду, но по-доброму:
        - Да, бьют королевских подданных… Возьми-ка, Юрай, - он стащил с пальца массивный перстень с зеленым камнем и небрежно протянул Кондрахину. Тот почтительно склонился, принимая подарок.
        Толпа завистливо поглядывала на героя сегодняшнего сражения. Еще бы: перстень с руки самого Великого герцога! Небось, целого состояния стоит. Когда же Юрая надел подарок на палец и полюбовался игрой солнца на его гранях, свидетели его торжества и вовсе были покорены.
        - Ну, как я смотрелся? - спросил Кондрахин, надевая поданный Уфелдом камзол и щегольскую шляпу.
        - Великолепно, - признал байг, - особенно для гроссведуна.
        - А с кем это ты беседовал? - как бы между прочим спросил Юрай.
        - Когда?
        - Когда я дрался. Господин в широченной шляпе с пером.
        - А, вот ты о ком. Его зовут Коробка, такое вот смешное имя.
        Больше Юрай вопросов не задавал, и Уфелд успокоился, отметив при этом удивительную наблюдательность гроссведуна. Казалось бы, куда тут пялиться по сторонам, когда тебе вот-вот съездят кулаком по морде, а этот усмотрел.
        - Ну, какова наша дальнейшая культурная программа? - осведомился Юрай, когда они миновали окраинные кварталы.
        - Что? - не понял Уфелд. Своеобразная манера гроссведуна выражаться и раньше не раз ставила его в тупик.
        - Спрашиваю, как мы продолжим столь славно начавшийся денек? Или у тебя своих забот по горло?
        Забота у байга была одна: связать Юрая по рукам и ногам, хотя бы в переносном смысле. Поэтому он сказал:
        - Я совершенно свободен и в полном твоем распоряжении. Если, конечно, не чураешься моего общества. А у тебя разве нет обязательств, связанных с неленским посольством? - осторожно спросил байг.
        - Я его выполнил - сопроводил ханских послов в Госку без потерь и происшествий. Когда они порешат все свои дела, до которых мне, признаться, нет никакого интереса, пущусь с ними в обратный путь. Так что я тоже свободен, как ветерок. Чем мы еще можем сегодня поразвлечься? - вернулся он к первому вопросу.
        - Признаться, в Госке я тоже чужак. Тебе ведь известно о непростых отношениях между королем и герцогом. Это в Ка-Таладе я бы провел тебя по всем злачным местам. Здесь же мы с тобой в равном положении.
        - Ну, может, познакомишь меня со своими друзьями? - спросил Юрай.
        - Друзей у байга не бывает, - ответил Уфелд, и в словах его прозвучала горькая и откровенная истина. - А если ты подумал о мастере Коробка, то напрасно. Я ему не ровня.
        - А я? - не пряча иронии, осведомился Юрай.
        Вопрос поставил байга в тупик. Коробка - гроссведун, Юрай тоже. Оба дворяне, но Юрай только что произведен в это звание, а мастер Коробка… Уфелду не было известно о Коробке ничего, кроме того, что тот является правой рукой всесильного графа Космы. Допустимо ли, в свете полученного задания, сводить этих людей вместе? Хотя, если разобраться, в этом есть рациональное зерно. Если уж сам мастер Коробка не сможет справиться с Юраем, что же спрашивать с рядового байга? Но взять на себя ответственность за организацию встречи гроссведунов байг не посмел.
        - Ну, ладно, - видя замешательство Уфелда, резюмировал Юрай, - не буду тебя напрягать. Скажи - это ты должен знать - есть ли здесь музеи или библиотеки?
        Слово "музей" Уфелду оказалось неизвестным, а вот о существовании библиотек он знал. Только не мог взять в толк, зачем библиотека человеку, ищущему развлечений. Нет, определенно следует посоветоваться с мастером Коробка, и чем раньше, тем лучше. А для этого - хоть на короткое время избавиться от общества Юрая.
        - Вот что! - внезапно воскликнул Уфелд. - Здесь есть великолепные бани. Тебе следовало бы смыть пот и грязь.
        - Это да, - согласился Юрай, усмехаясь. - Веди, Сусанин!
        Байг на незнакомое слово внимания не обратил, выискивая путь покороче. Благополучно сдав Юрая на руки банщику и условившись о предстоящей встрече, Уфелд помчался на поиски мастера Коробка. К счастью, деятельный чиновник оказался в королевской канцелярии.
        Выслушав байга с глазу на глаз, Коробка призадумался. Риск, разумеется, был. А как без риска в их работе? С другой стороны… А если Юрай и впрямь не посвящен в цели неленского посольства? Конечно, он мог обвести вокруг пальца серого байга, но соврать гроссведуну вряд ли сумеет.
        - Так, говоришь, он в бане? Пойдем и мы! - решился мастер Коробка.
        Глава 9. Баня и банщики
        Городские бани Госки являлись его достопримечательностью. Им далеко было до римских терм или московских Сандунов, но другие города королевства не могли похвастать и тем. Общественные бани строили преимущественно в деревнях, городские же жители обходились корытцем в собственном доме. Некоторые, кто позажиточнее, ставили и собственную баньку. В Госке это было затруднительно: указ первого Великого герцога о запрещении деревянных строений и по сей день соблюдался неукоснительно.
        Свежеиспеченный дворянин Юрай нежился в глубокой дубовой бадье, доверху наполненной горячей водой. Время от времени подходил банщик со свежей порцией кипятка. В иных условиях он предпочел бы парную с березовым веничком, но этих самых иных условий не было под рукой.
        Густой пар заволок моечную, и он не сразу заприметил Уфелда с мастером Коробкой. Тем более, что оба были наги, а потому малоузнаваемы. Зато Уфелд сразу вычислил Юрая и новые посетители подошли к бадье, в которой тот отмокал.
        - Вот ведь случай! - воскликнул байг. - Не успели мы поговорить о моем добром знакомом, как он мне навстречу собственной персоной. И, как и ты, направляется в баню. Я решил составить ему компанию, а заодно и вас познакомить.
        Во время короткого монолога Уфелда его сановный спутник скромно стоял в сторонке.
        - Присоединяйтесь, - царским жестом обвел Юрай вокруг моечной, выпростав руку из воды, - помокнем, сколько душа вытерпит, а там и время для душевных бесед подойдет.
        Тут к новым посетителям подошел банщик, обвязанный вокруг талии простыней, и предложил гостям занять "лучшие" бадьи, что Коробка и Уфелд незамедлительно проделали.
        Вскоре вся компания, завернувшись в простыни, сидела за длинным дубовым столом в прохладе, разбавленной паром огромного чайника, занявшим место в центре (а, стало быть, во главе) стола. Народу было довольно много, но посетители располагались небольшими группками, не мешая друг другу. Мастер Коробка на всякий случай мысленно прозондировал собравшуюся публику, хотя предстоящий разговор с Юраем не должен был содержать никаких секретов. Нет, подсадные здесь точно не присутствуют.
        - Премного наслышан о подвигах великолепного Юрая, - сказал мастер Коробка, приподнимая пиалу с чаем, словно пиршественную чашу.
        - Ну, уж подвиги, - поскромничал герой, - подумаешь, уничтожил пару-тройку нежитей. Любой гроссведун Его Величества может предъявить куда больший счет.
        - Какое Величество Вы имеете в виду? - осведомился Коробка. - Короля Согури или хана Нелена?
        - Что-то я среди ближайшего окружения хана не заметил особо выдающихся мастеров,
        - признался Юрай. - По-видимому, там их не слишком жалуют.
        - Это правда, - вздохнул Коробка. - Многие наши оттуда по этой причине и ушли. А Вы, смотрю, твердо решили посвятить себя служению Нелену? Бросьте, Юрай, Вы достойны много большего! В королевстве люди Вашего уровня могут смело рассчитывать на более чем достойное содержание, а самое главное - на почёт и уважение.
        - Это предложение? - спросил Юрай, прямо глядя на собеседника.
        Коробка отвел взгляд.
        - Не мне решать, но я могу замолвить словечко.
        - Считайте, что Вы меня заинтриговали.
        Неленсктй дворянин со смаком отхлебнул из своей пиалы и поглядел на Уфелда.
        - Ну, а ты что посоветуешь, старый товарищ?
        - Я давно на королевской службе, и ни разу не пожалел об этом, - твердо ответил байг.
        - Ладно, дальше видно будет, - махнул рукой Юрай, - сейчас отработаю честно, за что мне оплачено. Не думаю, что делегация Нелена здесь долго задержится. Сопровожу их домой, тогда и буду решать.
        В этот момент проходивший мимо с безразличным видом худосочный дедок внезапно схватил Уфелда за горло и выдернул из-за стола, словно имел дело не со взрослым мужчиной, а с пятилетним ребенком.
        - Эй, папаша! Полегче! - вскочил Юрай.
        Тут же он почувствовал, что сзади его обхватили могучие ручищи. Со всего размаху он ударил пяткой по голой стопе атаковавшего его мужчины. Пол-шага в сторону - и резкий рубящий удар ребром ладони в ничем не защищенную промежность. Отлично! Замок на груди распался, и он уверенно направил свой локоть в солнечное сплетение противника.
        К завязавшейся потасовке присоединялись все новые и новые любители мордобоя. В ход пошли дубовые лавки и всё, что попадалось под руку. В мельтешении рук, ног и тел складывалось впечатление, что каждый с остервенением бьётся против всех. Но наметанный глаз Юрая выделил из обезумевшей кучки людей восемь человек, определенно настроенных против их компании.
        Ему приходилось отбиваться за троих: несчастный Уфелд находился под грудой тел, где зловредный дед мертвой хваткой впился в его горло, так что глаза байга вылезали из орбит. Мастер Коробка вовсе не умел драться, и давно бы разделил участь поверженного байга, если бы Юрай не ограждал его от града ударов, порой вовсе не шуточных. Занятый спасением товарищей, он пропустил момент, когда подкравшийся сзади негодяй огрел его по голове деревянной шайкой. В глазах стремительно потемнело, и боец оказался на мокром полу. Тут несладко пришлось и Коробке, до той поры почти невредимому. Толпа навалилась, подмяла его под себя. По счастью, это пошло на руку полузадушенному Уфелду. Он, уже не столь стесненный, замолотил по деду кулаками, не заботясь, куда попадет. А тут еще пришла нежданная помощь: кто-то, наверняка случайный, от души приложился по хребту зловредного старикана дубовой скамьей. Тот охнул и обмяк.
        В тот самый момент в помещение ворвались стражники. Кого-то повязали, кому-то, из особо увлеченных, для острастки врезали по голове рукоятью меча. Драка прекратилась.
        Байг заметил, что народу стало гораздо меньше. Видимо, кто-то из драчунов успел-таки унести ноги. Среди оставшихся Уфелд обнаружил стонущего под столом мастера Коробку, и гроссведуна Юрая, стоящего на четвереньках посреди зала и мотающего головой.
        Тех, кто мог ходить, тычками погнали одеваться. Лежачих отливали холодной водой. На мгновение в дверном проеме мелькнула физиономия Виреуса. Черный байг что-то сказал старшему страннику, кивнув при этом на своего собрата по профессии - за общим гамом Уфелд не разобрал ни слова. Тем не менее, к нему тотчас подошли и осведомились, кто из задержанных его товарищи. В сопровождении двух стражников байг проследовал в отдельный кабинет. Мастера Коробку стражникам пришлось нести на руках: гроссведун, похоже, сломал ногу, да вдобавок его здорово ошпарило кипятком, когда драчуны смели на пол чайник. Вскоре к ним присоединился Юрай, вполне целехонький.
        - Впервые потерпел я столь позорное поражение, - немного смущенно признался он.
        - И где? В бане!
        Заметив плачевное состояние мастера Коробки, Юрай тут же осмотрел его, определив перелом лодыжки. У банщиков нашлось всё потребное для подобных случаев, и, когда явился старший стражник, чтобы снять показания, трое пострадавших были готовы к допросу.
        - Так вы утверждаете, что драка началась из-за вас? - спросил стражник, глядя почему-то на Юрая.
        Тот пожал плечами.
        - Во всяком случае, с нас все и началось. Но я заметил, что восемь человек целеустремленно пробирались к нам, остальные же бились с кем придется.
        - Мудрено такое заметить, - усомнился стражник.
        - Меня учили, - коротко ответил Юрай.
        Сняв показания и заверив, что все виновные понесут наказание, стражник попросил Юрая и мастера Коробку проследовать к карете, которая доставит их во дворец Великого герцога - всё же они являлись отнюдь не рядовыми персонами. Уфелда же отпустили восвояси. Он не сомневался, что его скорейшему освобождению поспособствовал черный байг Виреус.
        Глава 10. Кондрахин. Тайное задание
        Во дворце нас продержали недолго. Его Высочество не удостоил нас личной аудиенции, зато назначенный им чиновник долго и витиевато извинялся, клялся в верности королю и вечной дружбе с ханом. Коробке была предложена самая лучшая в герцогстве медицинская помощь, от которой тот высокомерно отказался. После этого мастера отвезли в карете в торговое представительство Ка-Талада, в котором он временно обосновался, я же пешком отправился в посольство Нелена. Мне нужен был барон Шурр, официально возглавляющий делегацию сватов. Тот принял меня незамедлительно.
        - Ну, что-то узнал? - мы перешли на "ты" еще в Ка-Нелене. - Что задумали наши любезные противники?
        - Видимо, что-то неожиданное и нехорошее, - отвечал я, вольготно разваливаясь в удобном кресле, - судя по тому, как тщательно скрывают свои мысли. Да и во главе их человек серьезный - некто по имени мастер Коробка. Слышал о таком?
        Барон кивнул.
        - Подручный графа Космы, главы тайной канцелярии. Так что, вообще никаких намеков? О, у тебя обновка! - наконец заметил он перстень на моем пальце. - Красивая вещица, должно быть, сотню монет за нее отвалил?
        - Обижаешь! Мне его даровал Его Высочество Великий герцог. Кстати, в присутствии пары сотен свидетелей.
        Я коротко пересказал Шурру события этого дня.
        - А знаешь, подарком этим можно воспользоваться, - задумчиво произнес барон.
        - Не понял…
        - Понимаешь, вещь такого рода не просто подарок, это своего рода пропуск во дворец. Он спросил тебя о твоем звании?
        Я кивнул.
        - Вот видишь! Поверь, что крестьянину или городскому обывателю такого подарка он бы не сделал. Так что сходи-ка сегодня на прием. Во дворце герцога наверняка будет отираться то ли сам мастер Коробка, то ли кто-то из его людей. Не исключено, что чем-то себя они проявят.
        - А ты сам что?
        Шурр хмыкнул.
        - Сравнил! Меня тот же Коробка обведет вокруг пальца, как ребенка. Гроссведуну способен противостоять только равный. Так что отправляйся!
        Я не стал уточнять, что вряд ли мастер Коробка в ближайшие дни способен будет куда-то выходить.
        Вечерело, когда ваш покорный слуга (вот ведь, сукин сын, как стал выражаться!), тщательно причесанный и напомаженный по местной моде, поднялся по высоким ступеням герцогского дворца - самого старого строения города. У распахнутых настежь дверей стояла стража при алебардах. Лишь увидав перстень с вензелем герцога, они почтительно расступились, пропуская неизвестного им, но, должно быть, весьма важного гостя.
        Второй раз за время пребывания в этом мире я оказался во дворце властителя, пусть и не короля, но ничем не уступающего последнему, ни в богатстве, ни во властных полномочиях. Еще с площади я увидел, насколько дворец герцога отличается от ханского. Стены массивные, поверх них башенки с бойницами. Оно и понятно: замок строился в неспокойное время, когда провинция чуть ли не наполовину была оккупирована Качкаром, да и местных охотников до чужого добра шастало немало. Теперь эти башенки, конечно, выполняли чисто декоративную функцию. Мне подумалось, что здесь должны быть и подземелья, а может быть, и тайные подземные ходы.
        Сразу за входом начиналась анфилада залов - вначале маленьких, а затем все крупнее. Приглашенных оказалось меньше, чем я ожидал, хотя, возможно, они рассеялись в многочисленных коридорах, связывающих залы как между собой, так и с другими, неизвестными мне помещениями. Наконец, я достиг центрального зала, стены которого украшали искусные барельефы, изображающие военные сцены. Именно здесь и должно было состояться главное торжество, посвященное окончанию страдной поры и массовому сбору яблок - что-то типа нашего яблочного Спаса. В зал постепенно начали стекаться придворные, навскидку - около полутора сотен человек, поодиночке и парами. Мужчины в черном и зеленом, а дамы - всех расцветок и фасонов. Я проверил присутствующих астральным зрением: среди них оказалось с десяток мастеров заклятий, парочка гроссведунов (судя по ауре) и даже один патентованный колдун, правда, настолько ветхий, что на месте герцога я срочно подыскал бы ему замену. В углу зала музыканты настраивали свои инструменты.
        Вскоре без всякой помпезности из какого-то бокового коридора в зал вошел Великий герцог под руку с нарядной черноволосой дамой и с девушкой лет восемнадцати. Ею и оказалась та самая Белуанта, ради которой в Госку прибыли и сваты из Нелена, и неутомимый мастер Коробка.
        А поначалу я даже помотал головой, отгоняя видение. Племянница герцога походила на известную мне Хитар, словно сестра-близняшка. Конечно, была она не в пример лучше одета, ухожена, и держалась весьма свободно и уверенно. А в остальном, ничего особенного: девчонка, как девчонка. И аура у неё самая обыкновенная.
        Между тем оркестр заиграл что-то томительно-сладкое, и герцог с герцогиней вступили в круг. Я не разбираюсь в танцах, и не могу сказать, на что это было похоже. Во всяком случае, не на вальс. Когда сановная пара завершила свой танец, отовсюду послышались аплодисменты, гости оживились и задвигались.
        - Первый Осенний Бал объявляю открытым! - звучно произнес Великий герцог, вызвал очередной шквал рукоплесканий.
        Появились слуги с подносами, уставленными винами и закусками; каждый мог взять, что ему по вкусу (правда, я ожидал большего разнообразия закусок). Снова зазвучала музыка, и вот уже танцующие заполнили собой весь зал, оттесняя таких невостребованных, как я, к самой стене. Одна мелодия сменяла другую, и вскоре мне всё это празднество порядком наскучило. Я уже стал прикидывать, как бы мне попристойнее ретироваться, как вдруг ко мне приблизился некий придворный, в котором я безошибочно узнал гроссведуна. Он сделал мне знак глазами и юркнул в боковой проход. Я последовал за ним.
        - Вас желает видеть Его Высочество, - сообщил мне провожатый, когда звуки музыки потерялись в переходах.
        Я не стал ничего спрашивать. Тем более, что через минуту мы оказались у двери, на которой я разглядел тонкий узор охранного заклятия. Не бог весть какого сильного, кстати говоря. Мой провожатый деликатно постучал и, не дожидаясь ответа, отворил дверь.
        Его Высочество восседал за письменным столом с гусиным пером в руке.
        - Посторожи, - приказал он своему гроссведуну. То ли герцог не знал о существовании охранного заклятия, исключающего подслушивание, то ли не надеялся на его магическую силу.
        Я остался стоять.
        Герцог, как и утром во время кулачных боев, пристально разглядывал меня, словно пытался прочитать книгу на незнакомом ему языке.
        - Ты догадываешься, неленский дворянин Юрай, зачем я хотел тебя видеть, причем, тайно?
        - Вероятно, это связано с целью ханского посольства, - предположил я.
        - И это тоже, - согласился герцог, - но есть куда более веские причины. О них я скажу чуть позже, когда выслушаю тебя. Ну, а начнем, пожалуй, со сватовства. Здесь мы - союзники с самого начала. Признаться, мне очень выгоден прочный мир с Неленом. Ты знаешь, наверное, что между мной и королем есть некоторые трения, и каждый из нас пытается разыграть неленскую карту. Здесь, в Госке, объявился мастер Коробка. Это неспроста, что-то они задумали нехорошее, а что, я не знаю. Помешать ему я не имею права, если не хочу пойти на прямой разрыв с королем. А это чревато войной. На моей стороне сила военная, на его - колдовская. Ты, наверное, успел оценить моих гроссведунов. Конечно, многие сейчас в отрядах, но они не сильнее присутствующих на балу. А патентованный колдун? Душа его держится на одном волоске.
        Пока не я понимал, куда клонит Великий Герцог. Он словно разговаривал сам с собой, и его непредсказуемая мысль следовала случайным ассоциациям. Воспользовавшись паузой, я вставил свою реплику:
        - Ваше Высочество, мне известно о кознях мастера Коробки. Я даже успел сегодня с ним познакомиться, но, к великому сожалению, целей его не понял. И сюда, на бал, отправился, чтобы постараться получить хоть какую-то информацию. Как бы то ни было, Коробка на время выбыл из игры - во время драки пострадал он основательно. Кстати, не сочтите за дерзость, Ваше Высочество, постарались Ваши люди? Сам я ни малейших претензий не имею…
        - В том-то и дело, Юрай, что к драке в бане мои люди не причастны. А не мог ли организовать ее сам мастер Коробка?
        - Зачем? - удивился я. - Чтобы ему сломали ногу и ошпарили кипятком? К тому же первым подвергся нападению королевский байг.
        - Возможно, возможно, - как-то неопределенно усмехнулся Великий Герцог. - Однако, ближе к делу. Королевских ищеек здесь сегодня нет. Это ведь званый вечер, на который я вправе пригласить, кого захочу. Тебя я специально не приглашал, но ожидал. Сейчас поймешь смысл моих поступков. Мне нужно усилить моих колдунов, и лучшей кандидатуры, чем ты, я не вижу.
        - Ваше Высочество переоценивает мои достоинства, - пробормотал я, ошарашенный неожиданным предложением.
        - Брось! Мне известно о твоем столкновении с ханским патентованным колдуном, из которой ты вышел победителем. Кому из гроссведунов герцогства это по плечу? То-то. Скажу короче: я желаю, чтобы ты впоследствие занял место моего патентованного колдуна, стал главою всей магической рати.
        Ого! - подумал я. - Карьера моя просто головокружительна. Если так пойдет и дальше, через год, пожалуй, стану принцем, а то и королем. Однако, разведка у герцога поставлена основательно.
        - Но у меня обязательства перед ханом, - осторожно напомнил я.
        - И ты их выполнишь. Разве хан принуждал тебя к дальнейшей службе? Напротив, приняв во внимание твои отношения с патентованным колдуном, он будет только рад, если ты покинешь Ка-Нелен. Но, принципиально: ты согласен с моим предложением?
        - Принципиально - да.
        Герцог вздохнул.
        - Теперь поговорим об осложнениях. Плохо то, что ты не имеешь титула, а я не могу тебе его дать. Это - прерогатива короля. Рядовой дворянин не может занять пост патентованного колдуна, будь он хоть семи пядей во лбу. Эта одна из причин того, что при моем дворе их так мало. Кормятся колдуны у трона, получая и жалованья, и титулы. Нет, титул тебе придется зарабатывать в том же Нелене.
        - Не понимаю, каким образом. Тем более, учитывая наши отношения с Махмурзаком.
        - Ты просто не знаешь Нелена. Где ты успел побывать?
        - Да нигде, - признался я. - Только в самой столице, да в нескольких придорожных селениях вдоль Северного тракта.
        - В том-то и дело. Нелен - своеобразная страна. Север вполне цивилизован и практически не отличается от Сокури. А южнее Ка-Нелена начинается бескрайняя степь, где по сей день население ведет полукочевой образ жизни. Большими родами там правят ханы, своим приближенным они выделяют наделы, и те становятся эмирами. Всё это подтверждается оформленными бумагами. Трудно судить, кто выше: барон в Ка-Нелене или какой-нибудь степной эмир.
        - То есть, - стал понимать я, - Махмурзак не сможет помешать мне получить титул эмира? Но за какие заслуги мне его предложат? Дворянство я получил, сдав в ханскую канцелярию отловленного мною лысого малинника…
        - Об этом мы поговорим завтра. Мне пора возвращаться к гостям, иначе пойдут пересуды. Жду тебя к обеду, слуги будут предупреждены.
        Мне хотелось спросить, на какой день назначена процедура сватовства и где она будет происходить, но герцог уже выходил из кабинета.
        Перед сном я еще раз встретился с бароном Шурром. Содержание своей беседы с Великим герцогом я ему, естественно, не раскрыл. Зато сам задал вопрос, который собирался адресовать герцогу. Шурр пояснил, что по рангу делегации им придется ждать аудиенции несколько дней. Если бы приехал сам хан, вопрос решился бы немедленно.
        - Кстати, ты видел Белуанту? - спросил я.
        - Конечно, видел. А почему ты спрашиваешь?
        Действительно, вопрос не по адресу. Племянницу герцога барон Шурр видел, а вот Хитар, наверняка, никогда. Понемногу во мне стало укрепляться подозрение.
        На следующий день мне с трудом удалось избавиться от общества Уфелда. Я напоил его до положения риз, что было непросто. Крепких спиртных напитков здесь не знали, и байг выдул не менее пяти литров сидра, долго не пьянея. Можно было просто отдать ему мысленный приказ спать, но следы такого воздействия мог распознать мастер Коробка, а мне это было ни к чему.
        К герцогскому столу я успел вовремя. На обеде присутствовала вся семья, то есть сам Великий герцог, его супруга и племянница. Я уже знал, что сын герцога пострадал от нежити и умер молодым, а других детей боги им не послали. Так что Белуанта при живых родителях приходилась герцогской чете, скорее, дочерью, чем племянницей.
        За обедом я хорошо разглядел девушку. Без украшений она еще больше напоминала Хитар. И всё же мой взгляд находил мелкие различия. Чуть-чуть иная линия рта, другая посадка головы. Но, главное, обе девушки, которых я мысленно сравнивал, совершенно не походили друг на друга характерами. Хитар - задумчивая, могла часами молчать. Белуанта, напротив, оказалась легкомысленной болтушкой.
        - Признайся, чужеземец, доверительно спрашивала меня она, - хан, действительно, не урод? Его приближенные наверняка приукрашивают…
        - Даже очень симпатичный молодой человек, - заверил я, - высокий, лицо мужественное.
        Герцог с супругой не мешали нашей беседе.
        - А правда, ханский дворец больше нашего? - вновь приставала с расспросами Белуанта.
        Сердясь на неугомонную девчонку за то, что она не дает мне поесть, я сдержанно отвечал:
        - Он не крупнее, а нарядней. Его выстроили специально для приемов и балов. Сам хан там не живет.
        Судя по ее вопросам, Белуанта давно уже в мыслях дала согласие на брак с ханом.
        Герцог насытился и решительно встал.
        - Пойдем-ка, Юрай, посидим за стаканчиком-другим лучшего вина из моих подвалов.
        К неудовольствию Белуанты, не удовлетворившей в полной мере своё любопытство, мы прошли в личный кабинет герцога. Не тот, где мы разговаривали вчера, а расположенный в крыле замка на втором этаже, отведенном для проживания правителя. Видя, что я задержался у двери, разглядывая невидимое обычному человеку охранное заклятие, герцог сказал:
        - Мои ведуны уверили меня, что это надежная охрана. А твое мнение?
        - Неплохо сделано, но есть очень важный недостаток. Поговорим позже.
        Закрыв за собой дверь, герцог вопросительно взглянул на меня.
        - Заклятие, охраняющее Ваш кабинет, распознает злобу, ненависть и тому подобное. Построено оно на законе случайных чисел, поэтому даже самому опытному колдуну, если он не причастен к его созданию, потребуются долгие часы, чтобы уничтожить заклятие. Но слыхало ли Ваше высочество о людях, взятых под контроль? По сути, они на какое-то время лишены разума и не испытывают чувств.
        - Слыхал, - кивнул герцог, - потому и держу вооруженную охрану на каждом этаже. Это не афишируется, но за годы моего правления было предотвращено четыре покушения на меня. Можешь ли ты усилить заклятие?
        - Я могу наложить поверх собственное, как раз и предназначенное для случаев, о которых я упомянул. Только не гневайтесь, Ваше Высочество, но после этого, находясь в состоянии беспамятства, Вы тоже не сможете попасть в собственный кабинет.
        - Надеюсь, до этого не дойдет, - рассмеялся герцог.
        Он провел меня к столу, на котором красовался высокий стеклянный графин с рубиновым содержимым и два серебряных кубка с вензелями Великого герцога. Из вежливости я отпил глоток. Господи, что за кислятину они здесь пьют! Я, конечно, не знаток, но…
        - У меня появилась новая информация, - сказал я, отставляя кубок. - Как раз после близкого знакомства с племянницей Вашего Высочества.
        Герцог выжидательно молчал.
        - Большую часть пути от качкарской границы я проделал в обществе королевского байга и его спутницы - начинающей колдуньи из Качкара. Байг сопровождал ее в Госку, о вранье не может быть и речи. А теперь главное: молодая колдунья Хитар внешне - копия Белуанты. Случайно? Мало верится в подобную случайность.
        - Кто этот байг? Можно ли как-то выйти на его след?
        - Зовут его Уфелд, и он сейчас в Госке. Допросить его с пристрастием? Напрасная трата сил. Он ничего не знает. Доставил в свое время девушку в Госку, сдал с рук на руки и отправился восвояси. Его арест или исчезновение лишь насторожит мастера Коробку.
        Герцог нахмурился.
        - Тогда что он здесь делает?
        - Выключает меня из игры, - невозмутимо ответил я. - Делает это грубо, неумело. Сегодня, например, я споил его до скотского состояния. О том, где сейчас Хитар, он не имеет ни малейшего понятия. Видимо, не догадывается и о сходстве девушки с Белуантой. Да и где рядовой байг мог лицезреть Вашу племянницу? А вот я видал и ту, и другую, поэтому, что бы они не замышляли, я в любом случае представляю для них опасность. Происходи что-либо подобное в Ка-Таладе, меня давно бы и безо всяких затей отправили на тот свет.
        - Интересно, как они собираются использовать физическое сходство двух столь разных девушек? - задумчиво спросил сам себя Великий герцог.
        - Как? Речь может идти только о подмене. Другое дело, на каком этапе? Например, во время сватовства. Хитар, играя роль Вашей племянницы, ответит послам отказом.
        - Я не представляю, как это можно устроить во дворце.
        - Я тоже, но, возможно, мастер Коробка представляет. Другой вариант - длинная дорога в Ка-Нелен. Достаточно легко задержать наш отряд с помощью нежити, либо как иначе. Таким образом в ханство первой прибудет фальшивая Белуанта и тут же сочетается законным браком со счастливым супругом. Я не настолько изощрен в коварствах, чтобы предположить, что замыслил мастер Коробка.
        - Но что-то предложить можешь?
        Я задумался.
        - Пожалуй, да. Ваше Высочество известит посла барона Шурра, что сватовство временно откладывается, а я, в свою очередь, намекну ему, что согласие, как таковое, получено. Пусть хан потерпит, от этого еще никто не помирал.
        - Хорошо, а дальше?
        - А дальше мы постараемся разыскать Хитар и использовать ее сходство с Белуантой уже в собственных интересах.
        Герцог был вынужден признать моё предложение разумным, хотя и нарушающим дедовские традиции Согури. Но, с другой стороны, о помолвке еще никто вслух и не заикался. А слухи - они и есть слухи. Можно было, конечно, позволить событиям течь своим чередом, чтобы поймать мастера Коробку за руку. Но это значило подвергать опасности племянницу герцога, да и Хитар тоже. Остановившись пока на этом решении, мы перешли к вопросу, ради которого герцог и пригласил меня.
        - Я передаю тебе эту вещицу, - герцог, привстав, повернул за спиной большой ключ. В стене оказался потайной шкафчик. - Возьми, это твой шанс стать эмиром.
        Он протянул мне небольшой кинжал в ножнах. Лезвие было испещрено неведомыми мне письменами, а рукоять инкрустирована блестящими, по-видимому, драгоценными камнями.
        - Этот кинжал принадлежал старинному степному роду Тарраби. Они утратили его во время знаменитой битвы магов. Это не простой кинжал…
        Я согласно кивнул. В оружии, действительно, было что-то странное, как будто оно было живое.
        - По сути, это тоже порождение нежити, только неизвестно, бессмертно ли оно. Во всяком случае, ему не одна сотня лет. Хан Тарраби многим пожертвует, чтобы вернуть семейную реликвию. С нею связывали величие и благополучие рода. Не знаю, где здесь правда, а где легенда, но после утраты кинжала их род, действительно, утратил прежнее влияние.
        - И за этот кинжальчик хан Тарраби пожалует меня титулом эмира? - уточнил я.
        - Нет, Тарраби слишком мелок для этого, однако, он связан с более значимыми фигурами. Ты, надеюсь, знаешь о Двойной Кошке?
        Наверное, Двойная Кошка должна была быть лично знакома каждому уважающему себя гроссведуну. Поэтому герцог очень удивился, когда я отрицательно помотал головой.
        - Странно, ты словно из иного мира. Ну ладно, слушай. Существует в мире великий колдун. Настоящее имя его Кирит, хотя он давно им не пользуется. Сейчас ему не менее двухсот шестидесяти лет, и не найдется страны, где он не оставил бы следа. Двойная Кошка - великий охотник, хотя до поры до времени может не догадываться об этом. Но обязательно находит свою жертву, как раз по своим силам, то есть - равного. Жертву называют Двойной Крысой. Их неминуемая схватка неизбежно приводит к катастрофе, сопровождаемой гибелью и беспамятством множества людей и гигантскими изменениями в природе. Ты думаешь, Ка-Талад всегда стоял на своем месте? Ошибаешься, Юрай! Прежняя столица располагалась на Хачор-реке, там, где она круто поворачивает на север, чтобы почти по прямой достичь Ледового моря. Сейчас на месте древней резиденции королей Согури под тонким слоем мха прячется ледник, на котором разместились бы четыре столицы, а ведь много севернее простирается никогда не замерзающее болото Цапель! А одинокая гора Белого Облака посреди бескрайней равнины!
        - Погодите, Ваше Высочество, - прервал я герцога, - но разве названные Вами природные аномалии возникли на протяжении последних двухсот шестидесяти лет?
        - В том-то всё и дело, Юрай. Кирит каждый раз возрождается, каждый раз под новым именем, и никто не знает, под каким. И его жертва рано или поздно отыскивается, хоть и не осознает себя жертвой. Просто - вынуждена защищаться. Может пройти пять лет, а может, все пятьсот, прежде чем Кирит вновь объявит о своем существовании. Но… пророчества говорят, что он уже объявился, то ли в Согури, то ли в Нелене. Если предстоящая битва между охотником и жертвой произойдет здесь, Госки, скорее всего, не станет. Госки, или Ка-Нелена… Или Ка-Талада? Ты понимаешь, какой вариант меня устраивает больше всего?
        Это я понимал, как и причину особо желательного союза с Неленом по этому вопросу. Зато не понимал другого:
        - А какое отношение, Ваше Высочество, имею ко всему этому я?
        Герцог довольно заметно смешался, но быстро принял решение.
        - К сказанному мне придется добавить одну деталь, хотя это и кажется преждевременным. Надеюсь, тебе понятно, что жертвами Двойной Кошки становятся люди отнюдь не рядовые? Люди, которые многое знают и на многое претендуют. Да и кто иной способен серьезно сопротивляться Двойной Кошке? Ведь в результате гибнут оба, это о многом говорит, не так ли? Те, кто чувствует себя под ударом, давным-давно образовали тайное общество Крысятников, отслеживающее передвижения Кирита. Но издавна, кроме того, существует поверье, будто бы рано или поздно появится неизвестный колдун, который сам вступит в схватку с Двойной Кошкой, то есть сам станет охотником. И будет тот великий колдун происхождения неизвестного, и явится неведомо откуда. Но очень быстро он вознесется, как ни один из смертных. Настанет пора великий потрясений, когда на карту будет поставлена судьба самих царств. Но всё закончится гибелью Двойной Кошки, цикл ее рождений и смертей прервется навсегда.
        - И все же я не понимаю, при чем тут я.
        - А вот у меня есть определенные подозрения, подкрепленные предзнаменованиями. Ты не улыбайся, Юрай. Бывают и достоверные пророчества.
        Мы простились с Великим герцогом Согури в самых теплых отношениях, которые позволяли различия в нашем социальном статусе. Тем же вечером я переговорил с бароном Шурром наедине, то же сделал и герцог. И уже назавтра наша немногочисленная делегация во главе с бароном и охраной в моем лице покинула Госку. Люди молчали, потому что не могли взять в толк, чем закончилось посольство. Ну, а мы с бароном, зная, молчали по вполне понятным причинам.
        Глава 11. Явное начало тайной войны
        Получив сообщение о досрочном отбытии ханского посольства, граф Косма рвал и метал. Он вложил в эту интригу столько сил, что ярость, охватившая его, была ни с чем несравнима. Он искал предателя, но тщетно. Он подозревал гроссведуна Юрая, но тот не мог знать, что Хитар в столице герцогства. Могло, конечно, что-то произойти в Нелене, помешавшее сватовству, но ни о чем подобном королевские байги не сообщали. Он сожалел, что послал в Госку Уфелда - это могло насторожить Юрая. Насторожить, но не более того. Так что ярость графа была направлена в никуда.
        Успокоившись и зрело поразмыслив, он решил, что трагедии не случилось. Ну, отложил хан по каким-то причинам помолвку, его право. Может быть, получил какие-то негативные сведения о племяннице герцога (а люди графа приложили к этому руку), тогда вообще следует считать миссию мастера Коробки успешной. Но последующие сообщения из Госки его вновь насторожили. Шпионы тайной канцелярии доносили, что на всех дорогах герцогства проводится тщательная проверка всех экипажей; повысилась активность гвардии герцога и в Госке. Но кого они ищут - неизвестно. Кареты с королевским вензелем досмотру, конечно, не подвергались. Однако, по стечению обстоятельств, вблизи королевских слуг непременно оказывался кто-либо из ведунов, состоящих на службе у Великого герцога.
        Стояло тоскливое осеннее утро. Еще до рассвета зарядил нудный дождь, и конца ему не было видать. Граф Косма уже отдал все необходимые приказы и угрюмо сидел у камина, завернув ноги в плед, и глядел, как по оконному стеклу ползут дождевые струйки, извиваясь, как змеи. Он негодовал на весь мир, в том числе и на слабовольного короля. А ведь поначалу Сумур Первый показался всем великим государем. В считанные годы он перестроил столицу, превратив ее из огромной деревни в современный, по меркам Согури, город. Провел водопровод (раньше жители пользовались колодцами). Указы короля были толковы и продуманы. Иногда, правда, он впадал в подозрительность и тогда жестоко расправлялся с неугодными - фамильная черта королевской династии. А затем что-то надломилось в Сумуре - тот стержень, который и формирует личность. Порою он месяцами совершенно не занимался делами, перепоручив всё придворным. Многих это вполне устраивало, но только не графа. За долгие годы пребывания у самого трона он решил все или почти все личные вопросы. Просто красть, как поступали другие, пользуясь всё более длительными периодами
бездействия короля, ему стало не с руки. Будь такая возможность, он рискнул бы устранить Сумура.
        Но граф обладал не только коварством, но и недюжинным умом, и понимал, что в случае смены династии первым претендентом на престол станет Великий герцог. А это - война. Даже если герцог потерпит в ней поражение, победителю достанется полностью разоренное государство.
        Раздумья графа прервал стук в дверь. Дворец надежно охранялся, и потревожить покой графа мог только тот, кому это дозволено.
        - Открыто! - громко и недовольно отозвался Косма.
        Вошедший был одет в мокрый плащ с вензелем Сумура Первого.
        - Его Величество желает Вас видеть, - громко, но почтительно объявил гонец.
        - Не жди, - бросил раздраженно граф, - я поеду в своей карете.
        Внезапный вызов означал, что к королю вернулась прежняя энергия. А это, в свою очередь, предвещало обстоятельный доклад обо всех делах в королевстве и сопредельных странах. Всё это имело бы смысл, если бы король вернулся бы в нормальное состояние навсегда или хотя бы надолго. А так - пустая болтовня, но болтовня с оглядкой. Ведь полубезумного короля постоянно окружает чуть не сотня гроссведунов, и неизвестно, что они успели ему наболтать.
        Колеса рессорной кареты звонко стучали по брусчатке, по крыше барабанил неугомонный дождь. Прочь из-под копыт бросались в стороны бродячие собаки и редкие прохожие. Ехать было минут десять, и за это время граф Косма успел обдумать, что именно он утаит от короля. Незачем Его Величеству знать о миссии мастера Коробки в Госке. Тем более, и самому графу до сих пор непонятно, добились они успеха или проиграли.
        Король принял начальника тайной канцелярии наедине, и это было хорошим предзнаменованием. Он долго, не перебивая, выслушивал обстоятельный доклад графа, смотря при этом куда-то, в одному ему известные дали. Когда Косма закончил, король еще помолчал, словно забылся. Потом неожиданно произнес:
        - Благодарю Вас, граф. Только мне непонятно, почему Вы умолчали о самом важном.
        Косма с деланным удивлением приподнял правую бровь.
        - Ваше Величество имеет в виду неудачное сватовство хана Нелена?
        - Причем тут хан! Я говорю о появлении великого колдуна! Ты что, забыл о пророчестве ильханов?
        Граф теперь уже искренне удивился.
        - О ком говорит Ваше Величество? За прошедший месяц на территории королевства появлялся всего один гроссведун по имени Юрай. Но мой язык не поворачивается назвать его великим колдуном. Да, неплохой мастер, но нисколько не сильнее тех, что служат Вам. Мы, конечно, наблюдали за ним, но…
        - Где он сейчас? - перебил король.
        - Гроссведун Юрай на службе у хана. Совсем недавно он сопровождал ханское посольство в Госку, но пробыл там очень недолго и вернулся в Ка-Нелен. Мои люди следили за ним, - ввернул Косма, не погрешив против истины.
        - Откуда он вообще появился? - раздраженно спросил король.
        - Доподлинно известно, что Юрай пришел со стороны Качкара, хотя, скорее всего, является уроженцем более отдаленных стран. Наших законов он не нарушал, - добавил он.
        - Я хочу знать о каждом его шаге!
        - Слушаюсь, Ваше Величество, - склонился граф в глубоком поклоне.
        Он покидал королевский дворец со смешанным чувством. С одной стороны, аудиенция не превратилась в многочасовой мучительный допрос, но с другой - задание, полученное им, нельзя было отнести к разряду легких. Проследить за Юраем и докладывать о каждом его шаге! Добро бы, пришлый гроссведун обосновался бы где-нибудь в пределах королевства. Но он - подданный хана, а на территории Нелена разведчики графа вынуждены были действовать сверхосторожно. Хоть со времени последнего военного конфликта между странами-соседями миновали многие годы, особой доверительности в отношениях они не принесли. К тому же граф не верил в обоснованность королевских подозрений и в душе посмеивался над ними. Всем этим россказням о Двойной Кошке он мало верил. И уж ни на одну из ролей в этой легенде, по его мнению, не годился гроссведун Юрай. Ничего выдающегося он не совершил. К тому же легенда говорила, что пришлый колдун должен быть, кроме прочего, и великим воителем. А какой воитель из Юрая? Байг, правда, докладывал, с каким искусством этот гроссведун накостылял шайке разбойников. Но умение махать кулаками - вовсе не воинское
искусство в подлинном смысле этого выражения.
        Однако приказ короля обсуждению не подлежал, и граф задумался, как ему лучше всего поступить. Он некоторое время перебирал различные варианты, пока окончательно не остановился на одном: Юрая надо просто убрать. Это проще плотной слежки на чужой территории. Тогда и король на время успокоится.
        В распоряжении графа имелось достаточно сильных гроссведунов. Один на один выпускать кого-то из них против Юрая рискованно: еще неизвестно, чья возьмет. А вот направить в Нелен целую группу… Они пройдут, где угодно.
        Не откладывая дела в долгий ящик, Косма послал гонцов по адресам, и уже к вечеру под моросящим дождем пять карет разными дорогами двинулись к границе. За половину дневного пешего перехода от рубежей королевства все они съехались в одной точке. Гроссведуны вышли под дождь и о чем-то посовещались. Потом один из них сделал знак, и возницы отправились в обратный путь. Уже без пассажиров.
        Белоснежные кучерявые облачка, на глазах меняя очертания, лениво плыли на восток, сливаясь над горизонтом в сплошную белую полосу. По местным приметам это предвещало хорошую погоду, по крайней мере, на три дня вперед.
        Стоя на окраине глинобитного городка Сум-Калама, Кондрахин осматривался. Сведения о резиденции хана Тарраби, полученные им, были самыми приблизительными, и надо было решить, в какую сторону вернее пойти, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания. Всё же Сум-Калам - не туристический центр, где на каждом шагу полно зевак.
        А тут еще какой-то оборванец увязался за ним. Нет, не приставал, не выклянчивал медяк, просто следовал на некотором расстоянии, делая вид, что поглощен наблюдением за утренним небом.
        Нищих Юрий навидался еще на Земле и делил их на две категории. К первой он относил "нищих аристократов". Даже самые потрепанные лохмотья они умудрялись носить так, словно одеты были в горностаевые плащи. Держались они всегда надменно, а милостыню принимали с таким видом, словно делали дающему одолжение. В противоположность им, вторая разновидность нищих являла из себя жалкое зрелище. Они всячески старались скрыть свое бедственное положение, но залатанные локти, выцветшие кофты, взгляд побитой не однажды собаки выдавали их с головой.
        Оборванца, "приклеившегося" к нему, Кондрахин классифицировать не мог. Может быть, просто местный дурачок. Только вот появился этот "дурачок" как-то уж слишком незаметно. И это Юрию определенно не нравилось.
        Сказать по правде, сам он выглядел не намного лучше: прожженная куртка с чужого плеча, разбитые ботинки на босу ногу и засаленная шляпа, худо-бедно защищающая от солнца. Или босяк признал в нем коллегу? Юрий попытался прочитать мысли оборванца, но в голове у того оказалась такая каша, что Кондрахин только сплюнул в сердцах. Тем не менее, такое соседство ему надоело.
        Сняв заплечный мешок, Юрий медленно и старательно уложил его горловиной в направлении созерцающего небеса оборванца, наклонился над ним и стал шептать пушкинское: "В море-океане, на острове Буяне…"
        Интерес нищего к утреннему небу враз куда-то испарился, и он бросился наутек что было духу. Юрий улыбнулся ему в спину, исчезающую в переулке, и поднял с земли свою поклажу.
        Кондрахин неторопливо двигался по улице, оглядывая неказистые строения, упрятанные за высокими стенами из неотесанных камней, скрепленных глиняным раствором. Ворота некоторых из них украшали фамильные гербы, на них-то Юрий в первую очередь и ориентировался.
        Перед одним из домов - не хуже и не лучше других - он остановился.
        Ворота были приоткрыты, и в обширном дворе Юрий заметил усатого старика в старом кафтане и шароварах, убирающего конский навоз. Через минуту Юрий уже разговаривал с ним.
        Старик оказался привратником, занятым низким трудом не по обязанности, а из "великого нетерпения к безобразию". То ли он так расположил к себе привратника, то ли обитатели сего дома были все доверчивы и гостеприимны сверх меры, но очень скоро старик кликнул слугу и велел отвести гостя к хозяину. Слуга оказался кряжистым детиной лет тридцати, одетым в черные штаны и подпоясанной рубахой навыпуск. Его наряд дополнял то ли короткий меч, то ли солидный кинжал, с рукояти которого тот не снимал руки.
        Во внутренние покои вела скромная дверца, с обеих сторон пестревшая деревянными табличка с охранными знаками. Таблички эти не имели иной силы, кроме веры в них, но слуга решительно остановился и предложил голосом, не терпящим возражений:
        - Входящие в дом хана Тарраби, да воздаст ему Ридитол здоровьем, а его стадам плодовитостью, должны прикоснуться к каждому из этих знаков левой рукой, дабы показать, что пришли они с добрыми намерениями.
        Убедившись, что Юрий не пропустил ни одной дощечки, слуга неожиданно поклонился и отворил дверь.
        - Прошу Вас, господин…
        Внутри дом оказался вместительнее, чем виделся снаружи. Юрий шел по извитому коридору, слуга как-то незаметно отстал, чтобы вдруг оказаться на пути Кондрахина, зажигающим свечи в комнате без окон. А ведь Юрий по пути не заметил никаких ответвлений. Конечно, всё могло объясняться просто: слуга вернулся назад и прошел другим путем, напрямую. Нехитрая уловка, но действенная, сбивает с толку.
        Когда свечи разгорелись, Юрий осмотрелся. Комната небольшая, но пол в ней двухуровневый. На более высокой половине расстелен ковер и раскинуты небольшие подушки. В противоположной части - столик с гнутыми ножками и три стула. Кондрахин разулся и уселся на ковре.
        - Господин предпочитает степной обычай? - осведомился слуга.
        - Я подумал, что степной обычай ближе хозяину.
        - В моём доме уважают все традиции, - негромко произнес неопределенного возраста скуластый человек в красном атласном халате и остроносых сапогах, степенно заходя в комнату.
        Юрий привстал и слегка поклонился. Тем временем хан уселся на стул, Кондрахин тут же последовал его примеру, дабы не смотреть на Тарраби снизу вверх.
        - Меня зовут Юрай, - представился Кондрахин, - и в моем дорожном мешке находится некий предмет, имеющий высокую цену. Я уверен, что хана он очень заинтересует. Твой слуга обязан присутствовать при разговоре?
        Хан нахмурился.
        - Я сказал что-то не то? - спросил Юрий.
        - Беседы с глаза на глаз с благословенным ханом удостаиваются избранные. Ты же, чужеземец, впервые в этом доме, а уже требуешь для себя привилегий, - вместо хана Тарраби задиристо ответил его слуга.
        Кондрахин равнодушно пожал плечами, дескать, дело хозяйское.
        - Хорошо, но начну я издалека. Во время Битвы Магов на поле брани пал твой предок. Обычное дело. Но противник при этом захватил ценный трофей. Ты понимаешь уже, о чем идет речь?
        Тарраби явственно напрягся и даже потянулся к мешку.
        Усмехнувшись, Юрий развязал горловину и извлек из мешка небольшой продолговатый сверток. Он медленно размотал тряпицу, и огонь свечей тускло блеснул на обнажившемся лезвии. Тут даже слуга подался вперед.
        - Спокойно, - остановил его Юрий, - пока это принадлежит мне.
        - На каком основании? - хрипло спросил хан, не сводя глаз с семейной реликвии. - Как он к тебе попал?
        - Какая разница? Достаточно того, что я готов уступить тебе его.
        - Чего же ты просишь? Золота? Скакуна чистых кровей?
        - Не угадал, хан. За свой товар я хочу стать неленским ханом или хотя бы эмиром. Мне известно, что ты не в ладах с верховным ханом и сейчас раздумываешь, как бы спровадить меня на южные окраины. Эта мысль мне не нравится: долго и не надежно. А вот…
        Речь Юрия была прервана внезапной попыткой слуги пронзить его кинжалом. Кондрахин даже не привстал, а коварный слуга уже распластался у его ног. Его кинжал оказался в руке Юрия. Тот рассмотрел его, не нашел ничего примечательного и резким движением метнул в угол. Сталь зазвенела, до трети клинка погрузившись в плотную древесину.
        - Прошу простить мою несдержанность, - выдавил из себя хан, - но ты очень расстроил меня, прочитав мои мысли. Это ведь редкое умение, которого обычные люди побаиваются. Вот я и подумал, что ты подослан…
        - Пустое, - великодушно произнес Юрий, - пережили и забыли. Так что с моим предложением?
        - Что же, теперь я знаю, как исполнить твоё пожелание. И поможет в этом брат верховного хана. Возможно, за твои услуги он еще и наградит тебя много щедрее, чем это мог бы сделать я, недостойный.
        Поверженный Юрием слуга пришел в чувство и, кряхтя, отполз в сторону, опасливо косясь на скорого на расправу гостя.
        Внезапный звон, словно два великана чокнулись хрустальными бокалами, заставил его застыть на месте.
        - Это ищейки ильханов! - воскликнул он. - А у нас в доме колдовское оружие!
        Мигом подобравшийся, как кошка, хан внимательно посмотрел на Кондрахина.
        - За тобой не следили?
        - Привязался на окраине какой-то оборванец, но я нашел, чем припугнуть его. Потом же никто за мной не шел.
        - Наверняка это следопыт. Ему достаточно одного твоего запаха. Ладно, надо уходить!
        Хан что-то быстро сказал слуге на неизвестном Юрию наречии. Тот исчез, чтобы минутой позже вернуться с охапкой одежды и обуви. Все трое быстро переоделись широкие штаны и домотканые рубахи. На ноги натянули короткие кожаные сапоги темно-рыжего цвета. Хан вдобавок подпоясался широким ремнем и прицепил к нему саблю в ножнах. В новом обличье он походил на мелкого купца, сопровождаемого двумя слугами - обычная для Нелена картина.
        Старую одежду уже другой слуга немедленно унёс, чтобы сжечь. А Юрий тем временем велел хану поплотнее заткнуть уши. После этого он тихо, но продолжительно засвистел.
        - Всё, - подал он знак Тарраби, - я раздразнил всех окрестных собак, и ищеек тоже. Пусть местные ведуны попытаются с ними справиться.
        - Уходим! - скомандовал хан, положив ладонь на ничем не примечательный участок стены. Почти беззвучно отворилась потайная дверь.
        - Погоди, - попросил Юрий.
        Ребром ладони он перерубил стул, на котором совсем недавно сидел. Из обломков тут же повалил, растекаясь по полу, тяжелый вонючий дым, быстро поднявшийся до щиколоток. Только после этого Юрий первым ступил в подземный ход. Он резко выбросил правую руку вперед; с указательного пальца сорвался зеленый огонек и покатился, разбрызгивая искры. Почти наступая Кондрахину на пятки, за ним поспевал хан Тарраби, а замыкал шествие слуга, запиравший за собой двери. Сгущающийся за их спинами клубящийся зеленый туман, заполнил собою уже весь коридор, вымощенный неровными камнями.
        Всего на пути им встретились три потайных двери без ручек и замков, каждую из которых хан открывал прикосновением ладони. Пересекли они так же два подземных зала - один с бочками, второй - я с вялеными коровьими тушами. Из каждого зала выходили три коридора, но зеленый путеводный огонек, запущенный Кондрахиным, не нуждался в подсказках хана.
        - Да, у верховного хана есть все основания тебе не доверять, - заметил Юрий, оборачиваясь на ходу. - Здесь, как я замечаю, полным-полно колдовских ловушек, изготовленных явно не руками узаконенных колдунов.
        - Эти штучки позволяют мне сохранить свободу и жизнь. Ты возражаешь против того, чтобы быть свободным и живым?
        У последней двери, к которой поднялись по крутой лестнице, Тарраби задержался.
        - Сейчас мы выйдем в зал караван-сарая. Посидим за столом, пока глаза не пообвыкнут. Заодно и новости послушаем: в Сум-Каламе они порой опережают события.
        Так и поступили. Слуга сбегал к стойке и вернулся с блюдом вяленой конины и кувшином пива. От последнего Юрий отказался.
        - А ты опытен в бегстве, хан, - заметил он, тщательно пережевывая обычное для степняков яство. - Много врагов?
        - У меня есть враги, у него - он кивнул на слугу - есть враги, да и у тебя наверняка найдутся. Если бы тебя застали в моем доме с товаром, тобой принесенным, не поздоровилось бы никому.
        - Почему? В конце концов, кинжал принадлежит твоему роду, да и я тоже приобрел его законным путем.
        Хан вздохнул.
        - Много воды утекло со времен той битвы. Много поколений сменилось. И теперь род наш вовсе не един, и кое-кто желает видеть во главе только себя. Обладание священным кинжалом - вернейший путь к признанию. Ты ведь не обманешь? Отдашь его мне?
        - Тебе и только тебе, хан. Слово дворянина, - заверил Кондрахин. - Но только после решения моего вопроса.
        - Разумеется, - поспешно кивнул Тарраби. - Сейчас мы раздобудем лошадей и уже к вечеру будем у хана Шеймаса, который и удовлетворит твои требования за небольшую, но очень важную для него услугу.
        Во время разговора хан непрерывно прислушивался к гулу голосов, заполнявших караван-сарай. Лицо его постепенно становилось всё более озабоченным. По его знаку слуга вскочил и вновь сбегал к стойке, хотя в этом не было никакой необходимости.
        - Сдается, - тихо сказал хан, - что визит ко мне нанесли не мои дальние родственники, а кто-то еще. И охотились, скорее всего, на тебя. Давай побыстрей доберемся до моей конюшне: что-то мне тревожно.
        Вернулся слуга и только кивнул хозяину, отчего тот еще больше помрачнел.
        - Вот что, хан, - негромко, но властно сказал Кондрахин, - кажется, я что-то начинаю понимать. Для общего блага вам следует во всем слушать меня. Во-первых, в твои конюшни мы не пойдем: наверняка там засада. Во-вторых, я в этом уверен, на улицах полно следопытов, которые опознают тебя в любом наряде. Поэтому маршрут буду выбирать я. Кроме того, в городе появились какие-то колдуны…
        - Это ильханы-эмиры, творящие незримую нежить, - голос слуга слегка дребезжал от благоговейного ужаса, - от них нам не уйти!
        Некоторое время Юрий молча смотрел на него, словно что-то соображал.
        - Пойдем! - вдруг скомандовал он, вставая.
        У входа в караван-сарай на большом валуне сидел неопрятный мужичок, заросший бородой до самых бровей. Его маленькие глазки так и шныряли по сторонам, и лишь на вышедшую троицу он по непонятной причине не обратил ровно никакого внимания.
        Юрий повел их странной дорогой: мимо лавок старьевщиков, через пользующиеся дурной славной кварталы любителей вдыхать дым сладкой травы. Дважды им пришлось на виду у всех перелезать через высокие заборы. Они со двора зашли в лавку, торгующую конской упряжью, оставив хозяина стоять истуканом с разинутым ртом, из которого так и не успел вылететь вопрос. Вышли через главный вход, оказавшись на довольно оживленной улице. Хан сообразил, что они следуют в сторону Северных ворот, параллельно улице Ханской охоты, на которой стоял его дом.
        Юрий быстро шагал впереди, сжав зубы. Лицо его превратилось в маску. Приотстав на пару шагов, его спутники еле успевали за ним. Странное дело, их не обгоняли ни экипажи, впрочем, редкие здесь, ни конные верхами. Внезапно вокруг раздались испуганные голоса. Прохожие задирали головы, то же сделал и слуга хана.
        Над крышами висели, усердно работая прозрачными перепончатыми крыльями, существа с рыбьими телами, заканчивающимися омерзительными голыми хвостами. В головной части блестели, словно металл, три огромных зуба.
        - Вилькиры! Спасаемся! - воскликнул слуга.
        - Вижу. Справлюсь, - сквозь стиснутые зубы отозвался Юрий.
        Прохожие проворно ныряли в лавки, а то и просто в открытые двери ближайших домов, и только что многолюдная улица в мгновение ока опустела. Возница повозки, стоявшей около одного из домов, заметался, ища укрытия, потом запрыгнул в повозку и укрылся с головой толстым кожаным пологом. А вилькиры тем временем перестроились тройками и нависли над самыми головами. Словно по команде они разом спикировали вниз.
        Юрий властно повел рукой, и хищная стая внезапно изменила направление полета и с хрустом врезалась в несчастную лошадь, ломая блестящие крылья. Из многочисленных ран брызнула кровь, и невинное животное рухнуло наземь, дергая ногами. Возница высунулся из-под полога и через секунду бросился наутек с криком ужаса.
        Не сбавляя шага, беглецы направились к Северным воротам. Странное дело, но толпы, высыпавшиеся на улицу, когда опасность миновала, как будто не замечали идущую им навстречу прямо посреди мостовой троицу. Повсюду слышались лишь ругательства в адрес жестоких ильханов.
        У самых городских ворот собралась куча зевак с примкнувшими к ним стражниками. Зрелище, действительно, было необычным. Прямо из земли вырывалось призрачное бледно-голубое пламя высотой в рост человека, а подле него, скорчившись, валялся мужчина и протяжно, нудно выл на одной ноте.
        На беглецов по-прежнему никто не обращал внимания. Можно было незаметно выйти в ворота, но Юрий направился к ступеням, ведущим наверх квадратной сторожевой башни. Хан потянул его за рукав, но Кондрахин ожёг его таким взглядом, что тот не посмел проявить непослушание. По-видимому, до него только теперь дошло, что чужеземный гроссведун окружил их барьером невидимости.
        Поднявшись в помещение над воротами, Юрий указал спутникам в угол, на большой кованый сундук: здесь, мол, располагайтесь. Довольно большое помещение было почти пустым - стол да две лавки. К бойницам, смотрящим на город, приникли два стража.
        - … не встаёт, - подвел итог наблюдению один.
        - Хорошо, хоть выть перестал, а то просто мороз по коже. Как собака на покойника, - вторил ему товарищ.
        - Да, ильханы, это тебе не ханские колдуны. С теми хоть поговорить можно, как с обычными людьми, а главное - нежить невидимую с собой не таскают.
        - А я слыхал, что и мы с тобой могли бы эту самую нежить увидеть. Стоит только принять щепоть голубиника. Сначала, говорят, кажешься себе огромным и могучим, а всё, что вокруг, маленьким, но ярким. Тогда и начинаешь видеть незримое. Потом, правда, валишься без сил, - поведал стражник в кирасе и шишаке.
        - А ты сам-то его пробовал? - скептически хмыкнул его товарищ, отрываясь от бойницы. Свой большой лук он прислонил к шершавой стене.
        - Откуда я его возьму? Да и зачем? Просто посмотреть, а потом проваляться весь день, как деревянная кукла? У меня родственник в подручных у одного колдуна ходит, так вот он пробовал. Их целую дюжину послали отловить одну такую нежить невидимую, правда, не особо страшную. Но сначала заставили порошок принять.
        - Ну и что, отловили? - лениво поинтересовался другой страж.
        - А кому оно нужно? Первый, кто ее заметил, тут же запустил стрелу с серебряным наконечником. Вспыхнула нежить да и сгорела в один миг. Зато потом весь отряд до утра без задних ног провалялся.
        Слушая их диалог, хан со слугой сидели на сундуке, как на иголках, боясь пошевелиться. Юрий же подошел к свободной бойнице и разглядывал прилегающие улицы, словно никаких стражников рядом и не было.
        - Гляди-ка, еще один ильхан мчится, как угорелый. И нежить, видать при нем., - воскликнул кирасир.
        - Еще бы, - отозвался его напарник, - на простого коня ему ведь не сесть. Конь - тот любую нежить за версту чует, ни за что не подпустит. А тот, первый, смотри, встает! Шатается, но стоит.
        - Видать, это нежить ему сил придает.
        - Только та, которую он сам сотворил, - возразил лучник. - А красиво его нежить пылала!
        Из своей бойницы Юрий видел колдовскую ауру над головой бегущего, и поток энергии, которую ильхан передал своему травмированному собрату. Но как опознали колдуна обычные люди, не видящие в астрале? Можно было пошарить в головах стражников, но в этот момент кирасир, не прерывавший наблюдений, негромко сказал:
        - Опять вилькиры летят. Ого! Целых три стаи. Видать, кто-то сильно дорогу ильханам перешел, что так засуетились.
        Кондрахин пересел на сундук к своим спутникам и выразительным жестом показал: слушайте, мол, и мотайте на ус. Из реплик стражников они вскоре поняли, что уже вся площадь перед воротами кишела ильханами и ханскими колдунами. Уничтожение незримо сопровождавшей ильхана нежити являлось событием из ряда вон выходящим, и все окрестные колдуны немедленно собрались, чтобы выяснить, у кого на это хватило сил и наглости. Стаи вилькиров потянулись в степь, за ними вприпрыжку бросились несколько ильханов.
        Хан искоса взглянул на Юрая и перевел дух. Если бы он своевольничал и ушел в степь, то наверняка бы погиб. От вилькиров нет даже колдовской защиты, а нежить, их породившая, и вовсе распознавала колдуна на расстоянии. Хорошо, что Юрай укрыл их в башне. Можно продержаться до вечера, тогда погоня переместится в город, а все вилькиры к тому времени передохнут, они ведь недолговечны. Ну, а если кому придет в голову искать беглецов в сторожевой башне… Юрай точно выручит. Он на голову выше любого ильхана, в этом Тарраби имел удовольствие убедиться, глядя на пылающий костер. Да, в итоге хорошо, что он рискнул. И пусть он покорно плелся за могучими плечами Юрая, кто поставит ему это в вину? Быть на подхвате у столь великого колдуна, значит возвыситься самому. А уж имея священный кинжал предков…
        Диск солнца расплывался и краснел, постепенно растворяясь в облачном горизонте. До владений хана Шеймаса было рукой подать, поэтому ехали не спеша. Лошадей взяли в первом же попавшемся на пути от Сум-Калама табуне. Точнее, взял Юрай. Он о чем-то перемолвился с табунщиком, и тот безропотно привел трех крепких степных жеребцов. Да, вздохнул про себя Тарраби, хорошо быть колдуном. Но вот что поразило его: Юрай с трудом держался в седле. Конечно, он не кочевник, которого сажают на лошадь раньше, чем он научится ходить. Но кто в Нелене не ездит верхом? Можно было бы списать на недомогание Юрая, но хан видел, как колдун птицей взлетел на неоседланного коня - какое уж тут недомогание? Еще удивительнее было то, что чем дальше в степь уходили они, тем увереннее держался Юрай. И постепенно Тарраби забыл о своем, действительно, интересном наблюдении.
        Но вот голая степь кончилась. Дальше к становищу хана Шеймаса необходимо было ехать между двух, почти смыкающихся между собой, рощиц. Ветхий старичок с суковатой палкой отогнал пасущуюся корову с пути всадников.
        - Это не пастух, а колдун хана, - шепнул Тарраби.
        - Уже знаю, - кивнул Юрай, - корова, кстати, тоже не настоящая.
        - Да она же траву щиплет! И я видел однажды, как ее доили! - воскликнул хан.
        - А кто тебе сказал, что нежить нельзя доить? - ухмыльнулся Юрай, поставив Тарраби своим вопросом в тупик. - Едем, колдун нас пропускает.
        Все трое поклонились, но старик не удостоил их даже взглядом, зато корова громко промычала. Впереди показались шатры, расставленные кругом; посредине становища полыхал высокий костер.
        Юрай не удивлялся тому, что брат верховного хана Нелена живет в столь непритязательных условиях. Во-первых, Шеймас был двоюродным братом. Во-вторых, старшим. Придерживаясь дедовских обычаев, Шеймас наивно предполагал, что у него куда больше шансов занять престол. Но времена дедов ушли в прошлое. Политику делают в столицах, а не в провинции. Вот Шеймас, исполненный обиды, и удалился от дел.
        Вокруг костра сновали вооруженные люди, лишь мельком взглянувшие на прибывших. Раз колдун пропустил, значит, право имеют. Над одним из шатров на высокой пике подрагивал на легком ветерке ханский вымпел: черная лошадиная голова на голубом фоне и алой подковой под ней. Тарраби первым спешился и сказал Кондрахину:
        - Сначала я побеседую с ханом наедине. Так будет вернее. Я помню свои обязательства. В это время из шатра вышел толстяк в желтом, в полоску, халате и с висячими усами, делающими его похожим на сома.
        - Доложи хозяину, что прибыл хан Тарраби, по делу, - приказал хан.
        Недовольно кивнув, слуга удалился. Вскоре вслед за ним последовал и Тарраби.
        В шатре он пробыл совсем недолго и вернулся в сопровождении всё того же слуги.
        - Хан примет тебя наедине и выскажет всего одну просьбу - об этом я договорился. С твоими способностями её выполнить - пустяк. Ты станешь эмиром, Юрай! Я выполнил свое обещание, теперь дело за тобой, - он протянул руку к вещевому мешку Кондрахина.
        - Погоди, хан. Ценную вещь на слово не меняют.
        - Ты не веришь ханскому слову? - громко произнес раздосадованный Тарраби, чем привлек внимание бойцов Шеймаса.
        - Верю, конечно, верю, хан. Да только вот ветрено сегодня - того и гляди слово унесет. Так что дождись результата.
        Прежде чем зайти за полог шатра, Юрай оглянулся и пристально посмотрел на Тарраби, заставив того поежиться.
        Внутренне помещение шатра отделяло от входа некое подобие сеней, где толстый слуга и остановился, жестом предложив гостю следовать дальше самостоятельно. Кондрахин шагнул вперед и оказался посреди круглой комнаты, застланной целой горой ковров. Кроме того цветные ковры покрывали все стены. Он недоуменно огляделся. Где же хозяин?
        Голос, раздавшийся из-за одного из ковров, был приглушен и немного гнусав, словно говорили через носовой платок.
        - Да пошлет тебе и твоим близким свое благословение Ридитол, Юрай. Не сочти за обиду, что я не открываю своего лица. Для этого есть веские причины. Я знаю, кто ты и в чем ты нуждаешься. Теперь ты выслушаешь мою просьбу. Речь пойдет о таких опасных делах, что лучше нам иметь основания отрицать знакомство. Я уверен, что ты мудр, и поймешь правильно моё положение.
        - Благодарю за гостеприимство, высокий хан. Я понимаю сложность твоего положения. Ты рискуешь уже тем, что принимаешь меня в своем становище. Тем более, когда на меня ополчились все ильханы, хотя не возьму в толк, по какой причине.
        - А что ты обещал хану Тарраби за услугу? Впрочем, можешь не отвечать.
        - Нечто, за что Тарраби готов поступиться своими табунами.
        - Это обладает колдовской силой?
        - Пожалуй.
        - Вот тебе и ответ. Ильханы не терпят соперников. Но я вижу, что ты у нас многого не знаешь. По-видимому, ты издалека. Но и на своей родине ты не был рядовым человеком. Колдун-одиночка, я угадал?
        - Случалось мне действовать и в одиночку. Но ты всё не решаешься спросить меня напрямую, умею ли я читать чужие мысли. Да, умею, высокий хан. Правда, не всегда это возможно. Кто-то умеет надежно их скрывать, у кого-то мысли настолько сумбурны и невнятны, что легче сказать, о чем думает собака. Но твои мысли мне понятны, оттого я откровенно и говорю с тобой, зная, что ты истинный хан Шеймас, а не подосланный им слуга.
        Высокий хан ничего не ответил, только завозился за ковром, а потом к ногам Юрая, присевшему по-турецки, вылетел блестящий браслет.
        - Наверное, ты силен в колдовстве не меньше, чем лучшие мои колдуны. Некогда этот браслет принадлежал очень сильному и опасному чародею. Ты что-то можешь сказать о его бывшем хозяине? Можешь взять в руки. Меня уверяли, что вреда это не приносит.
        Юрай поднял браслет и долго вертел его в руках, то поднося к глазам, то к уху, словно прислушивался к отдаленной музыке. Молчание затягивалось. Наконец он произнес:
        - К сожалению, высокий хан, я не смог выполнить твоей просьбы. Могу лишь сказать, что браслет этот носили разные люди, но… одновременно один и тот же человек. Это странно, но я не могу выразить иначе. Сейчас на нем твой отпечаток. Я могу перечислить твои навязчивые мысли, въевшиеся в металл, рассказать обо всех твоих болезнях. В последнее время, например, ты неотвязно думал о чародее по имени Двойная Кошка. Ты его боишься, смертельно боишься, и для этого есть основания. Браслет этот - не такая безопасная штучка, как тебя уверяли. Он, помимо прочего, опознаватель. Я бы от него избавился.
        Некоторое время хан обдумывал услышанное.
        - Как я могу быть уверенным, что ты прочитал всё это по браслету, а не извлек из моей головы?
        - По двум причинам, высокий хан. Во-первых, когда я изучал браслет, ты думал не о Двойной Кошке, а о хане Тарраби, о том, какой выигрыш от нашей встречи получает он. А, во-вторых, сейчас я перечислю тебе твои болезни, о многих из которых ты не знаешь, а потому я не смог бы прочесть их в твоей голове.
        - Что ж, я тебе верю. Можешь не утруждать себя доказательствами. Но не смог бы ты меня научить скрывать мысли, как это делают многие ведьмы и почти все колдуны?
        - Легко. Для этого не нужны какие-то сверхъестественные способности. Было бы желание и капля усилий. Но разве в этом состоит твоя просьба, за исполнение которой ты пожалуешь мне титул эмира?
        - Ты прав, помощь, в которой я нуждаюсь… Впрочем, давай я расскажу с самого начала.
        И Шеймас приступил к повествованию.
        Там, где южная оконечность гор Илиз плавно сменяется пологими холмами, некогда простиралось королевство Ульсандр. С севера его ограничивали густые леса, а южные границы терялись в бескрайней степи. В Ульсандре не было ни крупных рек, ни обширных пастбищ, зато и не бывало и засух, опустошающих порой сопредельные страны. Благодаря мягкому климату жители его собирали отменные урожаи ржи и других культур. А безопасность королевства обеспечивала цепь мощных крепостей, выстроенных на холмах. Ульсандр славился великолепной конницей, непревзойденной в ближнем бою. А доспехи, некогда изготовленные оружейниками королевства, до сих пор ценятся на всех рынках. Да, латы и оружие долговечнее людей.
        Но истинной защитой Ульсандра являлись его колдуны. Слава, а главное, сила их была, пожалуй, выше, чем у тех колдунов, коими ныне гордится Согури. Искусен в колдовстве был и сам король Ульсандра, Пегок. Говорят, он читал в душах людей, как в открытой книге. Поэтому, когда однажды к нему явился пришлый колдун по имени Двойная Кошка и потребовал места при дворе, Пегок сказал ему:
        "Ты, безусловно, великий мастер. Тем не менее, я отказываю тебе. Королевская служба требует уметь подчиняться, ты же к этому не расположен. Ни один владыка не приблизит к себе такого мастера, разве что в час лихой беды. Мы и сами справимся с любой напастью".
        По преданию, Двойная Кошка долго обдумывал его слова. Когда же он ответил королю, его голос звучал надменно:
        "Ты тоже искусен, и твои колдуны недаром едят свой хлеб. Но на этот ты переоценил свои возможности, король Ульсандра. И я докажу тебе это. Не потому, что раздосадован отказом, или же питаю ненависть к твоим подданным. Нет, я сделаю это только ради того, чтобы ты понял свое заблуждение, и память о том осталась в веках".
        С этими словами пришлый колдун запахнул свой оранжевый плащ и завертелся огненной юлой. Когда же движение прекратилось, никого и ничего, кроме сброшенного оранжевого плаща, у ног короля не обнаружилось.
        Несколько лет ничего не происходило. Но еще задолго до этого случая ходили слухи, что мастер Двойная Кошка способен создавать Смерч Беспамятства. С виду - обычный маленький смерч, кружащий пыль на дорогах. Такой шатер не повалит, разве что шапку с головы сорвет. Но у людей, угодивших в такой смерч, пропадала память. Ничего не помнили они: ни своего имени, ни как едят, ни как одеваются. Память возвращалась медленно - год, а то и два требовалось, чтобы пострадавший вернулся в общество. А если таковое случится с целым войском? Страшно представить армию младенцев!
        Приписывали Двойной Кошке и создание Зовущего. Выглядел он как огромная голова, выглядывающая поверх обрыва из глубокой пропасти. Стоило Зовущему произнести имя приговоренного его создателем к смерти, несчастный безропотно шел к обрыву, чтобы однажды шагнуть в пустоту. Зов был слышан на любом расстоянии, и путь до гибели порой занимал месяцы, а то и годы. Но исход всегда был неотвратим. Иногда смертников было сразу несколько.
        Много еще чего приписывали колдуну с необычным прозвищем. Некоторые слухи о себе, вероятно, распускал он сам, дабы запугать властителей и других колдунов. Например, никак не верилось, будто бы он поднимался на гору Белого Облака, ведь всем известно, что дороги туда для смертного не существует. А умение превращаться в рыбу и быстро плыть против самого сильного течения? Такая способность Двойной Кошки некоторыми безусловно отрицалась, другие же её допускали. А вот способность мгновенно перемещаться из одного места в другое доверия не вызывала ни у кого. Знаменитое исчезновение колдуна из покоев Пегока объясняли тем, что Двойная Кошка просто отвел королю глаза и ушел, невидимый. Да, изящно и зрелищно, но не более того.
        Но король Ульсандра воспринял угрозу вполне серьезно. Во все пределы он разослал своих людей для сбора любой информации о Двойной Кошке. Многие не вернулись: одни канули в безвестности, другие погибли от случайных причин. Но все накопленные сведения тотчас же заносились писцами в книги, которые по велению короля отправлялись далеко за пределы королевства, в дар колдунам и аристократам. Пегок добивался того, чтобы Двойная Кошка не мог жить в безвестности. Чем больше людей осведомлено о существовании колдуна, тем труднее тому действовать исподтишка. Речь, конечно, не шла о простолюдинах - у тех подобные знания запросто могли вызвать появление паники.
        На пятый год весна в Ульсандр запоздала и была она сухая и холодная. Рожь не уродилась, и цены на нее резко подскочили. Зима же, напротив, оказалась теплой; снежный покров не продержался и месяца. Очередная засуха почти полностью погубила посевы. И так продолжалось пять лет подряд. Ульсандр, прежде сам являвшийся крупнейшим производителем зерна, теперь выменивал его на мясо, ткани и знаменитые доспехи - по сути, жил прежними запасами. Но таяли и они.
        Напрасно колдуны королевства пытались вызвать дождь из нечасто пролетающих над страной тучек. В то же время у соседей дожди исправно поили землю. Подданные стали разбегаться, кто куда, в поисках лучшей доли. Приют им, правда, давали весьма неохотно. Слухи о проклятии Двойной Кошки успели распространиться, и мало кто решался подвергать себя опасности навлечь на себя гнев великого чародея.
        Труднее всего пришлось колдунам гибнущего королевства: их не брали на службу владыки иных государств, сторонились собратья по ремеслу. Ханские и королевские ведуны ревностно следили, чтобы у них не появилось сильных конкурентов.
        Раз за разом обезлюдевший Ульсандр подвергался грабительским набегам, потом прекратились и они - грабить стало некого.
        Последним покинул пределы Ульсандра сам Пегок, найдя убежище в Сковуре, с правителями которого его связывали родственные узы. Постепенно он начал вновь набирать силу, но совершенно неожиданно умер от Серой Мраморницы. Болезнь эта, как известно, происходит от злого колдовства, и казалось нелепым, что такой искусный колдун, как Пегок, не справился с не столь уж тяжкой хворью.
        Как бы то ни было, со смертью последнего короля прекратилась история славного королевства Ульсандра. Его земли поделили между собой Качкар и Нелен. И - удивительное дело - вскоре после этого пролились обильные дожди, возродившие плодородие иссушенных земель.
        - Двойная Кошка жив до сих пор, - сказал хан Шеймас убежденно, - но и потомки короля Пегока ревностно следят за ним, за каждым его передвижением. Чародей появляется под разными личинами и разными именами, и никто не знает, чего ему надо. Иногда он выступает от имени королей, иногда даже не пытается скрыть себя. Его поступки непредсказуемы. Но, что важно, известия о нем всегда оказывались запоздалыми. Я даже думаю, что Двойная Кошка заинтересован в том, чтобы люди знали о его деяниях.
        - Сдается мне, что кое о чем ты умалчиваешь, - впервые прервал хана Кондрахин, - Твои люди или люди доисторического Пегока видели Двойую Кошку, не так ли?
        Сквозь толстый ковер донеслось посапывание хана. Разговор, наконец, перешел к столь актуальной, столь и ненавистной для него теме.
        - Потомки Пегока вот уж в котором поколении выслеживают этого чародея, поклявшись отомстить за гибель некогда великого королевства. Беда в том, что он появляется в самых разных местах и под разными обличьями. Только по его делам, по бедам, которые он творит, можно понять, что это именно он.
        - И на днях его видели в Нелене? - то ли спросил, то ли констатировал Кондрахин.
        - Тебе известно его настоящее имя, но ты почему-то скрываешь его от меня. Почему?
        - Я открою его, но только после того, как ты научишь меня скрывать мысли… - еле слышно донеслось из-за ковра.
        - Не трудись, хан. Я его уже знаю. Но сейчас твои мысли занимает более насущный вопрос: не служит ли ильхан Кевлупон Двойной Кошке и не направлены ли его умыслы против твоего рода.
        - Да! И если ты, умеющий читать мысли, принесешь мне достоверные известия на этот счет, я немедленно сделаю тебя эмиром. Это в моей власти, даже если против того будет верховный хан Нелена.
        - Договорились. Можешь уже сейчас писать жалованную грамоту. Я берусь утверждать, что Кевлупон никогда не служил и не намерен служить Двойной Кошке. Он не злоумышляет против твоего рода, хотя и не питает к тебе особого почтения. Тебе разве непонятно? Он играет на разногласиях между тобой и твоим братом, верховным ханом.
        Глава 12. Кондрахин. Эмир без эмирата
        Я уже кое-что понимал. Например, кто такой чародей Двойная Кошка. Я всё же знал много больше, чем властители и колдуны этого мира. Для них Двойная Кошка был страшным врагом, но врагом своим по крови, просто более коварным и изворотливым. Меня же с самого начала насторожил рассказ Великого герцога Согури о природных катаклизмах, сопровождавших исторические битвы Охотника и Жертвы. К сожалению, я уже сталкивался с такими явлениями.
        Да, Тегле. Планета земной грозди, более молодая, нежели эта. Массовое безумие "мирного крестового похода" с бесчисленными жертвами. Страшные картины всеобщего разорения, до сих пор стоящие перед моими глазами. И я знал, кто являлся виновником беды. Так же, как и здесь. Мой Предначертанный Враг. Точнее, его проекция, представленная во всех мирах земной грозди. Преследующий только ему понятные цели, играющий чужими жизнями с жестоким равнодушием естествоиспытателя.
        И еще я знал, что это не тот человек, чье имя я прочитал в голове хана Шеймаса. С того момента, когда на Белведи, глубокой ночью, наши сознания на краткий миг проникли друг в друга, я уже не спутаю астральный образ Предначертанного Врага ни с чьим другим. Он здесь, на планете, но только не в Нелене.
        Но кое-что в этой истории меня смущало. Я никак не мог установить место его пребывания. Сигнал был слаб и чудовищно искажен. Как будто не проекция врага, а проекция его проекции, вот так. Но, в любом случае, его не было в Нелене, и он никоим образом не был связан с ильханами. Конечно, не по моральным соображениям. Движение ильханов зародилось именно как противодействие Двойной Кошке после заката королевства Ульсандр. Легенда, изложенная ханом Шеймасом, не более чем легенда. А куда было податься несчастным колдунам сгинувшего королевства? На службу их упорно никто не хотел нанимать. Соседи были настроены откровенно враждебно, их обессилившая родина подвергалась регулярным набегам. Вот тогда они и объединились в обособленный клан, не признававший над собой никакой власти.
        Сведения об ильханах я почерпнул еще в Ка-Нелене, а рассказ хана Шеймаса лишь добавил к ним красочных деталей.
        Ильханы ненавидели Двойную Кошку, а население, среди которого жили, просто презирали. Но Кевлупон, которого так боялся хан Шеймас, никак не мог выступить против Шеймаса - это стало бы величайшей глупостью. Как ни искусны ильханы, в мире найдется немало колдунов куда большей силы. Недаром ильханы так и не вышли за пределы южного Нелена, где степняки, не искушенные в магии, ничего не могли им противопоставить. Но даже в близкой от них столице они практически не появлялись. Будь власть верховного хана безраздельной, не удержались бы они и в своих степях.
        И еще одно обстоятельство тревожило меня. Я был уверен, что на меня напали ильханы. Собственно, так оно и было. И повод существовал: при себе у меня был священный кинжал рода Тарраби. Вполне вероятно, что я недооценивал его силу, и его астральный знак пробивался через установленную мною защиту. И, в то же время, хан Тарраби упомянул, что на нас напали пришлые, чужие, и он не играл в недосказанность, ибо и сам не знал, что произошло на самом деле. В таких простых вещах я не ошибаюсь.
        Итак, кто же на меня напал, точнее, кто инспирировал нападение? Я не чувствовал злобы нападающих, иначе бы я раскрыл их намерения задолго до того, как об этом сообщил слуга Тарраби. Вернее всего это можно было бы объяснить происками Врага, но какими доводами подкрепить это предположение? Еще на Тегле, в десять раз менее опытный, чем сейчас, я мог уверенно сказать, кто мне противостоит. Неужели мой Враг так продвинулся?
        Я не боялся. Честное слово. За мной, пусть и, не зная этого, стояла вся Вселенная, а также все Печати Розгора, позволявшие в единый миг исчезнуть из этого или любого другого мира. Даже неисчислимые возможности моего Предначертанного Врага были ничто по сравнению с Законами. Конечно, риск оставался. И в нем заключался весь смак. Впервые за моей спиной не маячил ареопаг Просветленных, готовых вытащить меня из любой передряги. Я был волком-одиночкой, вышедшим на самостоятельную охоту в первый раз в своей жизни. От осознания этого адреналина было много, мыслей - кот наплакал.
        На кого мне можно положиться, а кого следует остерегаться? По сути, каждый, с кем я здесь сталкивался (кроме, разве что, байга Уфелда), играл в свою собственную игру, преследовал свои цели, стараясь использовать меня в качестве орудия. Например, мой "друг" барон Шурр более всего был озабочен возвратом былой силы и влияния. Он и верховного хана Нелена рассматривал, как и меня, с той же точки зрения. А Великий герцог? Его планы, признаться, занимали меня более всего. На какой ляд нужен я ему? Гроссведунов у него пруд пруди, королю он подчиняется чисто номинально. И еще эта история с кинжалом рода Тарраби… Чем бы на самом деле не был этот кинжал, в первую очередь он - символ могущества рода. С помощью его Тарраби достаточно быстро подчинит себе своевольных дядьёв и братьев, станет сильней, чем тот же хан Шеймас. Зачем герцогу это потребовалось? Разделяй и властвуй? Будь то столица ханства или его северные земледельческие районы, это можно было бы допустить. Но бесплодные степи за многие сотни верст от Госки? Я, конечно, не политик - политикой в моей социалистической отчизне заниматься было
противопоказано - но мой мозг упорно не желал понимать замыслов Великого герцога. В самом деле, неужели только ради моей персоны он расстался с ценной реликвией?
        Устремления Тарраби и Шеймаса рангом поменьше и по-человечески понятны. И тот, и другой не могут рассчитывать на серьезные позиции в Нелене. В своих степях - да, но не в столице. Можно сказать, что обоих я осчастливил своим появлением.
        Остается еще мастер Коробка. Хороший гроссведун, но не более. Он ревностно служит своему господину. Если у него и есть какие-то личные цели, вряд ли они слишком амбициозны. Но какие-то всё-таки есть. Или он из тех, кому важен не конечный результат, а сам процесс?
        И еще Хитар. Может быть, самое непонятное существо. Роль двойника, которую ей предуготовили, объясняет многое, но далеко не всё. Если бы Уфелд обладал магией, он мог бы полностью подчинить себе неопытную девушку и доставить ее в Госку. Но байг - простой человек. Выходит, Хитар пошла с ним добровольно. Почему? Представить, что ее и днем и ночью контролировал на огромном расстоянии тот же мастер Коробка, я не мог. Так что же на уме у молодой колдуньи, защищающей свое сознание так изящно и так надежно?
        Вот какие вопросы будоражили меня, эмира Юрая, по пути в собственную вотчину. Но прежде мне пришлось выполнить не особо сложную, но необходимую работенку. Конечно, Шеймас не мог в полной мере удовлетвориться моим словесным заверением, что Кевлупон не ополчился против него. Этот ильхан с некоторых пор проявлял невиданную активность, и Шеймас желал знать, кого и почему Кевлупон так невзлюбил. Мне пришлось согласиться, что хан имеет право это знать.
        Мы переночевали в его стойбище в отдельно поставленном для нас шатре, а утром двинулись в обратный путь. Я был в боевых доспехах ханского воина, Тарраби выделили длинный плащ с меховой опушкой, слугу же его оставили как есть. Лошади были покормлены и оседланы. После скорого завтрака отправились и мы. Признаться, я ждал, что Тарраби, заполучив вожделенный кинжал, постарается от меня побыстрее отвязаться, но он не смалодушничал. Тем более, ехать нам все равно было по пути.
        Хан по большей части молчал, лишь однажды спросил, почему за нами следуют лошади, на которых мы прибыли к Шеймасу.
        - Их надо вернуть табунщику, - пояснил я, отчего ханская бровь удивленно поползла вверх. Незачем Тарраби было знать истинные причины моего благородства.
        Когда мы встретились с табунщиком, я отозвал его в сторону. Еще в первую нашу встречу я заприметил чумазого подпаска лет двенадцати. Табунщик не стал упрямиться и с готовностью отпустил пацана со мной. Тем более, что свою просьбу я подкрепил золотой монеткой.
        Въехав в Сум-Калам, мы распрощались с Тарраби, у которого прямо-таки глаза засветились от облегчения. А мы с пастушком отправились дальше, следуя указаниям, полученным мною от Шеймаса.
        - По-моему, это здесь, - сказал я, отыскивая взглядом нужные приметы.
        Мы остановились у высокого глухого забора.
        - Возьми эту вещицу, - протянул я парнишке браслет Шеймаса. - Становись на седло и перелезай через забор. С той стороны - трактир, в него с внутреннего двора ведет всего одна дверь. Не останавливаясь, сразу пройди в зал. В твой голове неожиданно появится образ мужчины, сидящего там. Ты сразу узнаешь его. Подойди и спроси, не он ли потерял этот браслет. Если признает его своим, отдай. Если откажется… тогда браслет твой. В любом случае возвращайся тем же путем. Крикнешь, и я перекину тебе веревку.
        Пастушок заворожено рассматривал браслет. Хоть и без камней, но он был очень тонкой работы, и для парнишки представлялся целым сокровищем. Пришлось легонько шлепнуть его по соответствующему месту, чтобы вернуть к реальности.
        Уже через пару минут с той стороны забора раздался мальчишечий голосок:
        - Дядь, кидай веревку!
        С проворностью обезьянки паренек перемахнул через стену. В зубах его была зажата мелкая монетка. Я добавил свою, золотую.
        Мне незачем было спрашивать о чем-то. Кевлупон, конечно же, знал о существовании браслета и клюнул на приманку. Теперь мысли его будут известны и мне, и Шеймасу (с моей помощью). Отпустив своего маленького помощника, я направил коня к городским воротам, через которые всего полчаса назад въехал в Сум-Калам. Там меня ожидали три всадника в тех же доспехах, что были и на мне.
        - Ну что, Юрай? - нетерпеливо обратился ко мне один из них.
        - Всё в порядке, высокий хан, - заверил я его.
        - Как ты узнал меня? - изумился Шеймас.
        Я лишь улыбнулся в ответ. Как объяснишь несведущему в том человеку, что астральный образ не заслонит не то, что походный ковер, но даже железобетонная плита?
        Кивком головы я отозвал Шеймаса в сторонку.
        - Все действия Кевлупона направлены против Мыпчаков, как против местных, так и тех, кто проживает в Качкаре.
        Мыпчаки, хоть и не принадлежали к княжескому роду, имели значительный вес в обоих государствах. Из их среды вышло немало толковых советников, крупных купцов и колдунов. По какой причине их невзлюбил ильхан Кевлупон, я предоставил разбираться самому Шеймасу.
        - Теперь, хан, ты без особого труда будешь читать его мысли. Достаточно сосредоточиться на образе браслета, особенно перед сном. Если раздобудешь щепотку порошка голубиника, дело пойдет еще успешнее. Я выполнил свои обязательства. Дело за тобой.
        - Я тоже держу слово, Юрай-сар. Вот жалованная грамота. Поклонитесь моему эмиру, воины, - приказал он всадникам.
        Ханская грамота перекочевала ко мне за пазуху.
        - Наши пути расходятся, - сказал Шеймас, трогая поводья. - Свой удел ты найдешь без труда. Следуй за своей тенью и уже через четверть часа твой путь упрется в березовую рощицу. Обогнешь ее справа и увидишь свой дом над небольшой речушкой. Заливные луга по правому берегу твои. Управляющий подскажет, где взять коней. Табун небольшой, но больше твои земли всё равно не прокормят.
        И вот я, свежеиспеченный эмир, созерцаю ту самую березовую рощу, о которой говорил хан. Зеленый оазис среди желто-коричневой степи. На всякий случай я осмотрелся астральным зрением. Ничего угрожающего. Неторопливой рысцой я пустил коня вправо, по заросшей травой и низким кустарником тропинке. Сначала моим глазам открылся частокол из заостренных жердей, а потом, внезапно из-за березовой кущи вынырнул двухэтажный бревенчатый дом, крытый гонтом. Да, небогато живут местные эмиры.
        Когда-то в детстве, читая арабские сказки, я представлял себе восточных эмиров купающимися в роскоши. Может быть, на Земле дело так и обстояло. Неленские эмиры явно богатеями не были. Здесь эмир - ханский вассал. По рангу что-то близкое к барону в столице или соседних государствах. С ханами обстояло сложнее. Вот, например, и Тарраби, и Шеймас - оба носили одинаковый титул, но их социальный статус был несопоставим. Раньше любой хан мог произвести в эмиры верного слугу. Теперь такое право оставалось лишь у южных ханов, существовавших почти автономно. Ближе к столице такую привилегию сохранил только Шеймас, все остальные производства вершились только с согласия верховного хана Нелена. Исторический анекдот: глава ханства произвел меня в дворяне, а меньше месяца спустя его соперник жаловал меня же званием эмира. Если так пойдет и дальше, бывший комсомолец Юрий Кондрахин станет здесь генеральным падишахом.
        Шутки шутками, но в сию минуту во двор имения вступала нога "угнетателя пролетариата" эмира Юрая, точнее, копыта его коня.
        Завидев форму бойца Шеймаса, ко мне кинулся, слегка прихрамывая, мужчина лет пятидесяти. Я кинул ему поводья, освободив руки.
        Уже спешившись, я развернул грамоту. Управитель бегло взглянул на ханскую печать и тут же склонился в глубоком поклоне.
        - Здравствуй, эмир Юрай-сар, да продлятся твои дни. Я управитель твоего имения, ничтожный Юшим, если на то будет воля Твоей милости.
        Все эти восточные цветистости и выкрутасы нисколько не обманули меня. Управитель обратился ко мне "Юрай-сар", произнеся приставку к моему местному имени, означающую, что я не потомственный эмир, так что права голоса на ханском совете не имею. Ладно, как раз с ханами я советоваться не собираюсь.
        - Отведи мою лошадь в конюшню, Юшим, - приказал я, - а потом мы вместе осмотрим мои владения.
        Осмотр произвел на меня удручающее впечатление. Мало того, что имение можно было атаковать с ходу без всякого сопротивления, так повсюду к тому же царили тлен и запустение. Ступени наверх рассохлись и нещадно скрипели. Темное пятно на потолке свидетельствовало о том, что крыша нуждается в срочном ремонте. Слуги заняли верхний этаж, предназначенный для их господина - то есть меня. В конюшне оказалась только одна лошадь, принадлежащая Юшиму. Огромный подвал под домом пустовал. Я приказал собрать всех слуг, их оказалось семеро мужчин и пять женщин, включая Узолу, жену управителя. Да, моё войско не блистало выучкой и бравым видом.
        - Юшим, - я грозно насупил брови, - как же ты смел принимать высокого хана в таком убожестве? Дом того и гляди развалится.
        - Хан Шеймас никогда здесь не останавливался, - стал оправдываться управитель, - имением по очереди владели его эмиры, порой столь бедные, что мы вовсе не получали жалованья. Хорошо хоть в лесочке водится кое-какая живность и огород выручает…
        - Отставить, - оборвал его я. - С сегодняшнего дня всё пойдет по-другому. Сейчас пошлешь человека к ханскому табунщику с моей запиской. К вечеру тридцать лошадей должны пастись на моих лугах. И посчитай стоимость сбруи, оружия и доспехов для слуг. Каждый должен иметь саблю и лук с запасом стрел.
        Уже через час в сопровождении слуги, показавшегося мне наиболее расторопным, я ускакал в Сум-Калам. Лошадь Юшима, которую я мобилизовал на эту поездку, бежала вполне резво.
        В моих эмирских карманах сиротливо звенели несколько монет, поэтому первым делом я прошелся по местным богатеям. Экспроприация, когда владеешь гипнозом, не отнимает много времени. Добровольно отданные мне деньги позволяли экипировать целую конную сотню. Слуга подсказал мне, где лучше совершить закупки, и скоро наши лошади уже были обвешаны тюками с товаром. В завершение я отыскал кровельщика, и тот, прихватив инструмент, присоединился к нам на своем мерине.
        Моя кипучая деятельность, должно быть, произвела сильное впечатление на обитателей имения. Во всяком случае, к моменту моего возвращения Узола зажарила попавшегося в силки зайца и соорудила яичницу. Я великодушно угостил слуг тем, что удалось закупить в городе; оставшуюся снедь поручил заботам Узолы. Кровельщик успешно справился со своей работой и уехал вполне довольный. Среди моих закупок имелся изрядный тюк ткани, и я велел женщинам немедленно приняться за пошив формы с моим вензелем на всё "войско". Мужчины, отужинав, принялись наводить порядок в доме и в хозяйственных постройках. Мне же пришлось в одиночестве еще раз оглядеть свои владения.
        Частокол никуда не годился. Конная атака сметет его, не задерживаясь. Деревянный дом вспыхнет от первого же факела или зажженной стрелы. Пришлось устанавливать охранные заклятия. Удивительно, насколько помогло мне знание минного дела, полученное в диверсионной школе НКВД. Кто нападет на меня, неизвестно, но нападет обязательно. Иначе почему дом Тарраби штурмовали пришлые? Кстати, надо проверить, что с ним.
        Солнце скрылось за притихшим лесом, когда перестук копыт возвестил, что моя армия из пешей превращается в конную. Отдав Юшиму последние распоряжения, я поднялся в свою спальню и уснул, как невинный младенец.
        Трудно сказать, что меня разбудило. Стояла звенящая тишина. Я немного приотворил ставни, ни светлее, ни громче от этого не стало. Между тем астральное зрение подсказывало, что за частоколом сосредоточилась злая аморфная масса. Ни зверь, ни человек не смогли бы пробраться сквозь плотную сеть установленных мною охранных заклятий. Возможно, нежить смогла бы - я пока до конца не разобрался с ее возможностями. И еще - сильный колдун. Насквозь не прошел бы, но здорово углубился, не понимая поначалу, что уподобляется мухе, угодившей в липкую паутину.
        Стукнув в дверь Юшима, я приказал ему тихонько разбудить всех мужчин. Всего нас в доме ночевало пятеро, еще двое спали во дворе под навесом, а один с вечера находился при табуне. Не разжигая огня и стараясь не шуметь, мы облачились в доспехи.
        - Кто-нибудь может похвастать меткой стрельбой из лука? - чуть слышно спросил я. Отозвался парень, ездивший со мной в Сум-Калам. Я передал ему три стрелы с серебряными наконечниками из своих запасов - на тот случай, если нас атакует нежить.
        Небо начало потихоньку сереть. Флотские называют это время "собачьей вахтой". Время грабителей и убийц. Однако быстро же меня вычислили! При этом враги прекрасно знали о несостоятельности обороны имения. Семеро по сути невооруженных доходяг, - какой уж тут может быть отпор? Хорошо, что я не поленился вооружить слуг, не медля. Конечно, войско опереточное, но даже редкая стайка стрел, летящая в нападающих, должна произвести эффект неожиданности.
        Нападали одновременно с трех сторон. Но, помимо группы атакующих, которую я заприметил в первую очередь, две другие еще не преодолели всей глубины охранных заклятий. Вот тут-то я и увидел, кто управлял ими: мощные гроссведуны с энергетикой, не меньше моей, расположились в арьергарде, видимо, предпочитая лицезреть бой издали.
        - Дай-ка мне лук, - приказал я Юшиму.
        Старик, трясущийся так, что грозил развалить укрывший нас амбар, с готовностью вручил мне оружие, с которым явно не умел толком обращаться.
        Я выпустил стрелу по навесной поверх частокола, самую обычную стрелу, без всяких колдовских наворотов. И постарался, чтобы она летела, куда надо. Ничей вскрик не нарушил предрассветной тишины, но я знал, что не промахнулся: одна из колдовских аур стала таять, как горсточка снега, внесенная в жарко натопленную комнату. Возможно, тонкий посвист стрелы насторожил оставшихся, судя по звукам, донесшимся из-за частокола. Передовой отряд, оставшийся без вожака, просто обязан что-то предпринять; едва я успел подумать об этом, как забор пал под натиском навалившихся на него тел.
        Если бы все три отряда атакующих накинулись на нас одновременно, нам бы пришлось туго. Но пока защитный рубеж преодолели всего полтора десятка пеших воинов. Не такая уж дурная пропорция для семи обороняющихся в засаде. Трое рухнули под стрелами в момент крушения частокола, большинство остальных мне пришлось зарубить собственноручно, ибо я трезво оценивал воинское мастерство моих слуг.
        Дикие крики с противоположных сторон возвестили о том, что и другие отряды добрались до моих ветхих оборонительных сооружений. Мне было под силу испепелить их на месте, ведь я уже не тот желторотый новичок, что делал ошибку за ошибкой на Иоракау. Но применять магию против рядовых исполнителей, возможно, и не подозревающих, во что их втравили, я посчитал аморальным. Иное дело - те, кто за ними стоял.
        Между тем попытались испепелить меня - самым примитивным способом. Атакующие подожгли один из сараев, который вспыхнул, как сухая трава. Двор причудливо осветился, вырвав из мрака мечущиеся фигуры с саблями и топорами. Моих людей спасала пока что объяснимая в их положении трусость. Они не кидались на захватчиков, изображая героев, но продолжали стрелять из луков, пользуясь любым укрытием. Кое-кто из них был уже ранен, но я не мог придти на помощь: гроссведун одного из отрядов штурмовиков нестерпимо медленно приближался к расставленной мной ловушке; второй, к сожалению, остался на месте.
        Положение наше становилось все более отчаянным, но безнадежным я его бы не назвал. Едва подстрекатель этого подлого нападения оказался вблизи пролома в частоколе, я немедленно захлопнул энергетическую ловушку. Если так можно выразиться, он видел и слышал, что происходило вокруг, но для самого него время остановилось. Это развязало мне руки, и я поспешил на помощь своим слугам. Две сабли, которыми я вооружился, в трепещущем зареве пожара выделывали немыслимые пируэты. В считанные минуты всё было кончено. Слуги, убедившись в том, осмелели и выползли из своих укрытий с намерением добить раненых. Этому я категорически воспрепятствовал. Еще только заметив, что усадьба окружена тремя отрядами штурмовиков, я заподозрил, что все они были подчинены чужой воле. Об этом недвусмысленно свидетельствовала размытость их астрального свечения. Астральный облик толпы, а не войска, где каждый знает свою задачу, своих командиров.
        Утренние допросы уцелевших подтвердили мои предположения в полной мере. Все, напавшие на нас, были жителями Сум-Калама, представляя самые разные сословия. Никто из них упорно не понимал, как и почему он оказался в рядах атакующих. Но оставался еще один человек, который уж точно знал, что, зачем, и каким образом.
        Попавший в мою ловушку гроссведун освободиться самостоятельно не мог. Создать ее мне помогло изучение белведской "темной" физики. Признаться, я и сам не знал, как из нее можно выбраться. Всё, что с нами происходит, неизбежно разворачивается во времени. А теперь представьте, что времени нет. Нет, и не может быть действий, мыслей, желаний - всего, что мы описываем словом "процесс".
        Конечно, чтобы допросить самого ценного своего пленника, его следовало "распаковать". Хоть я и был уверен в своем превосходстве, тем не менее, решил не рисковать, поэтому подверг гроссведуна такому мощному ментальному удару, что на время отключил его сознание. Вас когда-нибудь ударяла норовистая лошадь копытом в солнечное сплетение? А моя добыча теперь могла похвастаться знанием подобного ощущения.
        Вернув гроссведуну свободу, я тщательно связал его по рукам и ногам прочной веревкой, а конец ее, в виде удавки, накинул на горло поверженного врага. Теперь каждое движение его очень убедительно сказывалось на возможности дышать. (Сам бы я смог избавиться от подобных пут при благоприятных условиях - меня этому учили, но вряд ли подобные шпионско-диверсионные штучки из земного арсенала могли быть известны гроссведуну).
        - Ну, докладывай, - самым благожелательным тоном предложил я, когда пленник пришел в себя и сделал несколько бесплодных попыток разогнуть в коленях связанные ноги, чуть при этом не задохнувшись. - Зачем твоя милость явилась по мою душу и с чьего соизволения?
        Колдун молчал. Глаза его, первоначально расширенные от ужаса, странно остановились. Я угрожающе приставил острие ножа к его зрачку, но он даже не мигнул. Уже поняв, что совершил ошибку, я направил в него энергию, но было поздно. Гроссведун остановил свое сердце, блокировав доступы к нему.
        Итак, я имел двух мертвых гроссведунов и одного бежавшего с поля боя. Но их государственная и клановая принадлежность остались для меня загадкой. Ни их одежда, ни исследование содержимого карманов не дало ни малейшей зацепки. Но, во всяком случае, они не были ильханами, и это уже радовало. Кто мог их подослать? Я потерялся в догадках.
        Тут ко мне робко подошел управляющий имением и предложил немедленно известить хана Шеймаса о злодейском нападении на его подданных.
        - Не стоит беспокоить высокого хана по подобным пустякам, - ответил я, - лучше, Юшим, займитесь погребением трупов и разберите пепелище. К вечеру ничто не должно говорить о случившейся здесь драме.
        Старик молча повиновался. Я же, в свою очередь, дал мысленный приказ уцелевшим горожанам напрочь забыть об их ночном рейде и со спокойной совестью отпустил всех по домам. Пусть сами выдумывают причины появления у них ран и ушибов.
        Совершенно неизвестно, какие еще пакости запасены у моих недоброжелателей, но вряд ли они предпримут очередную попытку в ближайшее время. Я продемонстрировал свою силу, а силу уважают. Не обязательно отступают перед ней, но уже не бросаются супротив, очертя голову. Мне надо было поспешить в столицу, чтобы внести свое имя в реестр знати ханства. Грамота, дарованная мне, конечно, документ весомый, но, случись что-нибудь с ханом Шеймасом, коварный Махмурзак наверняка изыщет способы воспрепятствовать в присвоении мне титула эмира. Да и на королевского колдуна стоило посмотреть лично: в списке подозреваемых в организации ночного набега он стоял на первом месте. Последующие места пока пустовали.
        Доскакав до Ка-Нелена уже поздним вечером, я тут же направился к барону Шурру. К счастью, тот казался дома. Я не стал рассказывать ему ни о моем вояже на юг ханства, ни о прочих приключениях, просто попросил посодействовать в незамедлительной регистрации нового эмира. При этом я предъявил грамоту хана Шеймаса, скрепленную его личной подписью и печатью.
        Барон присвистнул, и трудно было понять, что в этой реакции преобладало - удивление, восхищение или зависть. Хотя для зависти, вроде бы, оснований не было: наши титулы были равноценны, а с учетом древности его рода и отсутствия унизительной приставки - сар, он стоял не на ступеньку, а на целый лестничный пролёт выше меня.
        - Как тебе это удалось? - только и спросил Шурр.
        - Подфартило, - беззаботно ответил я, - оказать брату верховного хана маленькую услугу.
        - Да уж, маленькую, - недоверчиво покачал головой барон. - Ладно, завтра сделаю это, препятствий не будет, - обещал он. - Ты где остановился?
        - Если позволишь, у тебя.
        - Буду только рад.
        Желание хоть что-то узнать о моих приключениях прямо-таки выпирало из Шурра, но аристократизм в неизвестно каком поколении не позволял ему проявить любопытство. Я же в свою очередь изобразил глубокую усталость, не располагающую к длинным разговорам. Собственно, я не особо и переигрывал: вымотался я и физически, и ментально.
        Наутро мы с бароном отправились в уже знакомый мне ханский дворец (в котором тот, к слову говоря, никогда не жил). Не могу сказать точно, какой реальный вес имел Шурр в Нелене, но с грамотой Шеймаса он пробегал по канцелярии не меньше получаса, оставив меня скучать в каком-то закоулке под кадкой с гигантским, неизвестным мне растением. Наконец он появился и, переводя дух, вручил мне мою грамоту, украшенную теперь еще и печатью верховного хана и соответствующей записью о внесении меня в реестр неленской аристократии.
        - Не забудь, - предупредил Шурр, - сегодня вечером следует представиться хану.
        Я машинально кивнул. Как бы я это забыл? На процедуре будет обязательно присутствовать ханский патентованный колдун Махмурзак, чью реакцию на мое появление у трона я обязан узнать. Конечно, при своей квалификации, он успешно скроет свои мысли, но вот эмоции - это дудки! Это у профессионального убийцы шиш что прочитаешь: ни любви, не ненависти к своей жертве он не испытывает, просто делает свою работу, может быть, даже скучную для него. Другое дело - вдохновитель преступления. Вот из него-то эмоции так и прут.
        День прошел без происшествий. Барон Шурр пару раз намекал, что мое возвышение очень может помочь их движению в борьбе против Махмурзака, но я сделал вид, что не понял. С точки зрения морали, я ничем не лучше, но и не хуже прочих неленских дворянчиков: они хотят использовать в своих целях меня, я - их. Вообще-то барон мне по-человечески нравился. Когда в школе мы изучали "Евгения Онегина", примерно так я представлял главного героя: среднего роста, фигура гибкая, меланхоличность во взгляде, и даже "кудри до плеч", правда, у Шурра не черные, а каштановые. Случись нам вступить в смертельную схватку, я уверен, барон не сбежит, не струсит. С другой стороны, если интересы его клана окажутся выше, он без тени сомнения избавится от меня. И еще одно наблюдение: барон Шурр при мне ни разу не упомянул ни о Двойной Кошке, ни о прочих обстоятельствах, с этим именем связанных. Очевидно, в отличие от Великого герцога Согури он не принадлежал к международной организации крысятников; его занимали более приземленные и более практические задачи. Посему его не настолько взволновало мое неожиданное возвышение, кое-кому
прибавившее уверенности, что я и есть тот неизвестный колдун-воитель, которому на роду написано прервать цикл возрождений Двойной Кошки.
        К назначенному часу, с трудом успев подобрать соответствующее новому статусу одеяние, я прибыл во дворец. Народу было поболее, чем в прошлое мое появление пред светлым ликом правителя. Но на этот раз я уже не выглядел белой вороной. Кое-кто узнавал меня, кого-то знал в лицо и я. Сведения о возведении меня в титул эмира как-то подозрительно быстро просочились в аристократическую прослойку Нелена, и некоторые подходили, чтобы заранее поздравить меня.
        Церемония, в которой я раз уже участвовал, повторилась с неумолимой точностью, разве что персоналии были рангом повыше, отчего я проникся к себе должным уважением. Правда, в этот раз хан не удостоил меня беседы, просто кивнул. Предполагаю, что он сам с легкостью жаловал бы меня титулом, только бы его не опередил в этом двоюродный брат. Но явных заслуг перед властителем Нелена у меня
        - увы - не было.
        На миг перед глазами встало видение. Обшарпанный лекционный зал мединститута, который я так и не закончил. "Слушается персональное дело члена ВЛКСМ эмира Кондрахина Юрия Николаевича… Двурушник и предатель интересов рабочего класса, гнусный наймит международного империализма… Сплоченные волей партии Ленина-Сталина…" А что: я - антисоветчик, безо всяких недомолвок, к тому же - убийца, заговорщик, грабитель, правда, бескорыстный. Так что, не настолько и не прав был следователь, выбивавший из меня показания против профессора Мирицкого.
        До сих пор не могу с уверенностью утверждать, что причиной смерти садиста-энкавэдэшника явился я, а не несчастный случай. Однако, если бы история имела особенность повторяться, уж тут бы я точно приложил к этому руку.
        Почему я подумал об этом? Причиной тому стали глаза Махмурзака, буравившие меня из-за спины молодого хана. Будь на то его воля, злобный колдун немедленно обрушил бы на меня всё свое явное и тайное войско. Но - приходилось терпеть.
        Злобный старик. Подлый и мстительный. Однако к нападению на мою усадьбу он не имеет никакого отношения, более того, даже не успел прослышать о ночном инциденте. Это я понял в первый же момент, даже не пытаясь прощупать Махмурзака ни в астрале, ни в ментале. Что ж, одним подозреваемым стало меньше, но в моем случае это как раз не радовало. По причине того, что других версий у меня попросту не было. Как и понятия о том, что делать дальше. Титул я заполучил, врагов себе добавил - должна же быть в том какая-то выгода?
        Смеркалось. Первые, самые крупные звезды уже объявились на небосводе. Ущербная бледная луна стояла высоко, но почти не давала света. Городские миазмы Ка-Нелена упрямо лезли в ноздри и лишали повода порадоваться чудесной погоде. Я заскочил к барону, дома его не застал, зато моя лошадь была накормлена и ухожена. Вскочив в седло, я отправился в свои владения.
        Наверное, мой силуэт под ночными небесами выглядел весьма романтично, но об этом я не думал. Вообще не люблю неопределенности, а уж тем более в таких делах. Чисто машинально я подмечал окружающее: непоколебимый рисунок созвездий, мерный перестук копыт по ковыльной степи, суматошный вспорх зазевавшихся перепелок. Я старался не гнать коня: раньше или позже я доберусь до усадьбы, чего ради загонять скотину? Всё хорошо, всё хорошо…
        Внезапно потемнело. Я оглянулся через плечо. Небольшая черная тучка наплыла на луну. Что ж, тучки на небе случаются, правда, далеко не всегда они плывут против ветра, да еще с такой скоростью. С такой аномалией я уже встречался - на Иоракау. Вот-вот грянет молния, и к ней я был готов.
        Эту технику я перенял у Ведмедя с его философией непротивления. Ведун никогда не бил сам, но предоставлял противнику обратить собственную агрессию против себя. Молния ударила в сформированную мною спираль, чтобы унестись назад, к отправителю. На этот раз я знал, кому обязан небесным гостинцем. Что ж, господин Махмурзак, получи, что заслужил. Наверное, лягни его в пах копытом моя лошадь, колдун чувствовал бы себя не в пример лучше.
        Тучка мгновенно рассеялась, и мой дальнейший путь уже не был чем-нибудь омрачен. Достигнув границ усадьбы, я порадовался бдительности часовых, поставленных Юшимом. Не узнав меня в новом наряде, они даже пытались атаковать, за что и были поощрены золотой монетой каждый.
        Глава 13. Юрай. Частную собственность нужно охранять
        В имении эмира Юрай-сара который день кипела работа. Жилой дом приобрел отвечающий названию облик. Если в первый приезд хозяина была обновлена только кровля, то теперь отремонтировали и лестницу на второй этаж, и все двери и окна. В пустующем ранее огромном холодном подвале плотники установили, наконец, деревянные стеллажи под ранее не существовавшие запасы продовольствия, теперь регулярно пополнявшиеся. Из всех подземных отсеков только один - винный погреб - к невысказанному неудовольствию обывателей имения оказался незаполненным. Что поделать - новый эмир чурался выпивки, что не помешало слугам устроить скромные кладовые в своих комнатах.
        Вместо частично уничтоженного частокола эмир приказал выстроить высокую каменную стену. Подходящего материала в округе не находилось, посему подданные на время облегченно вздохнули: чем бы барин не тешился… Уже через два дня они поняли, как ошибались, когда к владениям Юрай-сара потянулись подводы с обтесанными каменными блоками. Всё это было так ново, так неожиданно, что даже самый ленивый из лакеев проникся осознанием необратимого переустройства всего образа жизни.
        Только один обитатель имения не горел общим рвением - сам эмир. Он приказывал и требовал исполнения, тряс мошной, обеспечивая закупки, контролировал всё и всех. Даже куцые огородики, прежде подкармливающие местных обитателей, эмир преобразил (пока в проекте) в солидное подсобное хозяйство, способное обеспечить овощами втрое большее количество едоков. Эмир был поджигателем, а не горючим материалом. Управитель имением Юшим, несмотря на все издержки революции, довольно улыбался в свои седые висячие усы: кажется, пришел настоящий хозяин, стало быть, жизнь продолжается.
        Юрий Николаевич Кондрахин, бывший комсомолец, бывший студент медицинского института, бывший подследственный НКВД, а ныне эмир ханства Нелен, кипучей деятельностью пытался заполнить вакуум, вызванный непониманием ситуации. Вот он приобрел титул, воспользовавшись подарком и подсказкой Великого герцога сопредельного королевства. Но что дальше? Некоторое знание устройства этого мира, пусть и неполное, во всяком случае, позволяло соблюдать приличия. А они были вполне определенные. Одно дело - странствующий гроссведун, совершенно иное
        - ханский эмир. Первый, пока не нанялся на службу, принадлежит всецело самому себе, и это право уважается в любом государстве. А вот титул влечет за собой исполнение некоторых, не всегда обременительных, но всё же - обязанностей. По большому счёту, Юрию Кондрахину можно было начхать на эти обстоятельства, эмиру Юраю - нет.
        Существует масса увлекательных игр, в которых преимущества добиваешься, только пропустив очередной ход. Юрий никогда не был заядлым игроком, и до подобной тактики дошел даже не умом, а интуицией. Только вот вопрос состоял в том, кому именно он на время уступает ход. Другу? Врагу? Господу Богу? Причем, заранее не предскажешь, какой вариант предпочтительнее.
        Вот Кондрахин и занялся обустройством индивидуального укрепрайона. Он вполне отдавал себе отчет, что его пребывание здесь не бесконечно, когда-нибудь да призовет его к себе Великий герцог или кто другой, или же отыщется Предначертанный Враг, и промедлить будет невозможно. Только вот вопрос - когда? Очевидные работы по укреплению усадьбы имели и другое значение: пусть враги убедятся, что эмир Юрай-сар осел здесь на длительное время.
        В пустующем сарае Кондрахин оборудовал мастерские по изготовлению взрывчатых веществ. Химическую формулу пороха он помнил со школьных уроков. Конечно, хотелось получить что-то более мощное, например, пикриновую кислоту. И нужно-то всего: бензол, азотная кислота и время для выращивания кристаллов. Жалко, что в степи в неограниченном количестве было только время. Созданные боеприпасы Юрий испытывал собственноручно в логу за домом, чем довольно сильно обезобразил пейзаж. Но, как бы то ни было, уже неделю спустя его имение при неизменной численности защитников могло отразить атаку вдесятеро превосходящих сил противника, даже в отсутствие хозяина.
        Конечно, Кондрахина волей-неволей интересовал вопрос о том, кто атаковал его в первую ночевку в имении, и повторится ли эта попытка. Но даже вариантов ответа не находилось. Кандидатура на эту роль ханского колдуна Махмурзака отпала еще во время личного с ним "свидания". А других у Юрия просто не было. Вернее, была. Одна. Предначертанный Враг. Одно внушало сомнение: врага Кондрахин чуял издалека, а известного нападения не предвидел. Неужели тот настолько усовершенствовался? Сомнительно. В мирах земной грозди представлена только его проекция, которая и личностью, по большому счёту, не является. Прошедшие дни ровно ничего не прибавили в определении локализации Врага на планете. То ли тот был настолько мелок, что и следа не оставлял, подобно муравью, то ли маскировался так, что не приведи Господь.
        Вечерами стало холодать, солнце перед закатом съеживалось, а Луна, напротив, пополнела. Днём же по-прежнему бывало жарко, и степная полынь пахла так, что ее запах проникал даже на второй этаж. Березовая роща, примыкающая к усадьбе, как-то в один день оделась в жёлтое, подлесок пламенел всеми цветами радуги, а грибы, несмотря на засуху, уродились такими, что ломали кустарник. Женская часть обитателей имения занялась заготовками, и вскоре подвалы заполнились солениями, в верхних кладовых появились два мешка с орехами; прочая мелочь расходовалась ежедневно за завтраками и обедами. Ужинали здесь эпизодически и, как правило, в индивидуальном порядке.
        Эти осенние подберезовики, эти бабы, несущие в подоле с огорода поздние огурчики и пучки укропа, колонны подросших утят, вперевалочку пересекающих двор - всё было настолько земным, настолько родным, несмотря на исторический провал между двумя культурами, так что Кондрахин непозволительно расслабился, что едва не стоило ему жизни.
        В своё время в пределы ханства Нелен углубился отряд из пяти опытных колдунов, посланных графом Космой. Поначалу они предприняли поспешную попытку нападения на Юрая в Сум-Каламе, подчинив себе ничего не подозревающих ильханов. Тех нисколько не интересовал пришлый гроссведун, куда большую ценность для них представлял священный кинжал рода Тарраби. Может быть, потому их внезапная атака и оказалась безуспешной. Но никакого рода обиды на Юрая у ильханов не осталось, они просто никогда не слышали этого имени.
        В следующей схватке у ограды и во дворе имения, требовалось присутствие самих королевских колдунов. Как мы помним, двое из них погибли, третий бежал с поля битвы. Но оставались еще двое, коим и в головы не могла придти мысль о возвращении в столицу королевства, не выполнив задания графа.
        Военные поражения некоторыми рассматриваются, как катастрофы, другими - как расплата за старые грехи, третья - самая немногочисленная и самая опытная категория - вообще не ставит разницы между поражением и победой. В этом смысле охотники за Юраем были подобны ему самому. Нет поражений и побед, есть только закономерный ход событий. Эту истину когда-то изложил курсантам диверсионной школы НКВД бурят Иванов, туманно говоря, что порой поражение выгодней победы. Тогда Кондрахин, по большому счету, не понял смысла этой фразы. Но сейчас, пройдя огромную школу сражений в разных мирах, осознал, насколько прав был его учитель.
        Вообще, в эти дни память часто возвращала Юрия в красноярскую эпоху его бытия. Нескончаемые тренировки, свирепый, практически тюремный надзор руководства, но, в то же время, первоклассные преподаватели, настоящие знатоки своего дела. Жив ли кто из них сейчас? Вряд ли. Страна и тогда и позже не щадила своих героев. Кондрахин припомнил, как Иванов, незадолго до выпуска курсантов, попросил, явно, стесняясь, забрать его рукопись из одной из московских квартир. В ней мастер свёл воедино восточные и западные концепции рукопашного боя. Судя по уровню мастерства самого Иванова (которого никто из курсантов не то что ударить - коснуться не мог), рукопись представляла значительный интерес. Правда, потом, получив колоссальные навыки энергетического воздействия на расстоянии, Юрий Кондрахин снисходительно относился к обычным приемам, будь то бокс или борьба. Он вообще бы позабыл о тетради бурята, если бы не пребывание на Белведи - планете, лишенной магии, где свои интересы приходилось отстаивать именно кулаком.
        Однажды небо наконец сжалилось над иссохшей землей. С утра еще не было видать ни облачка, но в воздухе уже стояло настороженное ожидание. Птицы в роще затихли и затаились. Только сизые степные орлы по-прежнему парили в вышине, высматривая добычу. Ветерок, подувший было с рассвета, быстро выдохся, и воздух неподвижно застыл. А прямо пополудни с запада на имение поползла черная туча, постепенно заполнив собою ведь небосвод.
        Все наружные работы были спешно завершены. Лошадей пригнали с пастбища и разместили в отремонтированных накануне конюшнях. Юшим добросовестно проверил, надежно ли закрыты окна во всех комнатах, не исключая хозяйскую.
        А вверху уже грохотало, и молнии с остервенением вонзались в испуганную степь. Первые капли дождя ударили в пыльный двор имения дружно, без предупреждения. Но это было лишь предвестием природного буйства, разразившегося четверть часа спустя.
        "Природного ли?", размышлял Кондрахин, созерцая грозу из окошка сторожевой башенки, первой из тех, что по его замыслу должны с четырех сторон света венчать будущую каменную стену. Пока было возведено меньше половины крепости. Миг - и весь этот недострой, и конюшни с сараями, и сам особняк скрылись под лавиной дождя.
        Однажды в детстве Юрий чуть было не угодил под страшный град. С приятелем они отправились за город, чтобы в дубовой посадке вырезать себе подходящие рогатки, и, увлеченные своим занятием чуть не прозевали, как небо над их коротко стрижеными головами заволокла туча. Стремглав они бросились к городу, но успели добежать лишь до какого-то здания непонятного назначения, стоявшего на самой окраине. К их счастью, входная дверь оказалась незапертой, и друзья укрылись в маленьком тамбуре, отделявшем вход от внутренних, закрытых, помещений. А через несколько секунд ударил град, да такой, какого Юрию не доводилось видеть ни до, ни после этого случая. Градины - некоторые не меньше куриного яйца - били по земле, как тысячи пулеметов. Мгновенно похолодало так, что мальчишки дрожали в своих летних безрукавках. Порывы ветра норовили вырвать дверь, и дети вынуждены были по очереди удерживать ее за ручку. И вся эта свистопляска продолжалась более трех часов кряду.
        Когда друзьям удалось выбраться из спасительного тамбура, их глазам предстала жуткая картина: земля была усеяна толстым слоем льда, глубокие кюветы по сторонам шоссе были доверху заполнены градинами. Повсюду неслись стремительные потоки ледяной воды, через которые приходилось перебираться босиком, скинув сандалии и высоко подвернув штаны.
        Еще более поразил их вид города, словно подвергшегося бомбардировке. Повсюду поломанные деревья, кое-где валяются листы сорванного с крыш шифера, почти все стекла в домах, где не было ставен, оказались разбиты. Отчий дом встретил Юрия тазами и корытами, в которые с потолка лилась вода. Дома была одна мать, насмерть перепуганная прежде всего судьбой невесть где запропастившегося сына.
        Да, всё это Юрий пережил и отчетливо знал, что никакая магия к тому чудовищному граду непричастна. Но видел он и другое: гроза на Иоракау, чуть не погубившая их маленький отряд. Судьба Увилбене Ласа на Тегле, дотла выжженного огнем. Небесным по месту обитания, но сотворенному злобной людской волей. Вот почему сейчас он внимательно присматривался, стараясь отыскать в изломах молний признаки магического вмешательства. Но понемногу он успокоился: гроза, очевидно, была обычной, пусть и не рядовой по силе.
        Юрий смотрел вверх, и лишь внезапное слабое сотрясение сторожевой башенки заставило его насторожиться и перевести взгляд. При вспышке молнии он увидал нечто невообразимое: с десяток чудовищ, словно огромные кроты размером с доброго быка, пробуравив мокрую землю, выползли в разных местах двора. И не только на открытых участках. Один из сараев на его глазах пошатнулся, сложился, как карточный домик, из-под обломков которого показался всё тот исполинский "крот". Астральное зрение мгновенно показало: непрошеные гости были нежитью. Одного такого создания хватило, чтобы защитники усадьбы в панике разбежались, невзирая на грозу.
        Юрий оставался один, но что делать, он не знал. Небольшой запас серебряных стрел хранился в башне, но выстрелить прицельно в такую погоду не представлялось возможным: молнии лишь на мгновения освещали двор, а порывы ветра могли, как им угодно, играть посланными в цель стрелами. К тому же Кондрахин сомневался в эффективности своего оружия. Что же делать?
        Решение пришло внезапно и, как ни было оно неприятным, альтернативы ему Юрий не находил. А медлить было нельзя.
        В одной холщовой рубахе он выскочил под ливень, представив себя высоким металлическим стержнем. Это называется "вызвать огонь на себя". Сейчас все молнии, разрывающие небосвод, ринутся на него. Конечно, Юрий предусмотрел и собственную защиту. На что он рассчитывал? Нежить, конечно, творение магическое, но вполне материальное, насколько можно считать материальными замкнутые на себя энергетические вихри. Устоят ли они против энергии молний? Вряд ли, иначе бы магические схватки на планете приобрели бы совсем иные масштабы.
        Сопровождаемые непрерывным грохотом, тысячи грозовых разрядов устремились на смельчака, бросившего вызов природе. Высоко над его головой они рикошетировали от сферического энергетического щита, сооруженного Юрием, и вонзались в землю. Теперь почти непрерывно было светло, и он мог убедиться в правильности своего рискованного плана. То одна, то другая нежить с шипением, слышимым даже сквозь грохот грома, съеживалась, как проколотый резиновый мяч. В считанные минуты, показавшиеся вечностью, с вражеской вылазкой было покончено.
        С помощью горного зрения Юрий осмотрел подземные ходы, прорытые нежитью. Все они были пусты - других колдовских созданий под землей не оставалось. Теперь можно было без суеты поразмыслить над своей ошибкой. Он недооценил врага, это очевидно. Ждал угрозы с неба, а она пришла из-под земли и как раз в тот момент, когда его внимание было отвлечено. Случайно? Вряд ли. Возможно, гроза была сотворена местными колдунами вдалеке от этих мест и далее они отношения к ней не имели, полагаясь на направление ветра, который и принес тучу к усадьбе. Как бы то ни было, Кондрахина обвели вокруг пальца. Но просчитались и его враги, пустив нежить в атаку всем скопом. Воздействовать на нежить, находящуюся под землей, Юрию было нечем. Продолжайся вылазка долее, неизвестно, сколько бы ему удалось продержать над головой мощный энергетический щит. Да, надо продумать более надежную защиту.
        Дождь утих только к вечеру. О смертельной угрозе всем обитателям имения говорили лишь многочисленные ямы, обезобразившие двор, да рухнувший сарай-мастерская. От нежити не осталось ничего. Выползшие на свет слуги с трепетом обходили эти ямы. О том, чтобы заделать их, пока земля не просохнет, не могло быть и речи. Кондрахин бросил в каждое отверстие по серебряной монете, но при этом подумал, что они, возможно, отпугнут нежить, но не остановят людей, пожелавших воспользоваться сделанными подкопами. Да, ночка предстоит бессонная…
        На следующий день, к полудню, к имению Юрай-сара подъехал всадник с невыразительным лицом, приметы которого поостерегся бы описать даже наблюдательный человек. Поверх красной рубашки он был одет в безрукавку, обычную в этих краях. От солнца его голову защищала широкополая шляпа цвета осенней степи, наряд завершали высокие сапоги со шпорами. Осведомившись у слуг, восстанавливающих разрушенный сарай, застал ли он хозяина, и, услышав положительный ответ, гость спешился, кинул поводья на коновязь и направился к дому неспешной походкой человека, знающего, что к чему. В эту минуту из дома вышел Кондрахин собственной персоной.
        - Виреус! Какими судьбами? - воскликнул он. Для всех было очевидно, что встретились два старых приятеля.
        - Рад видеть тебя в полном здравии, Юрай-сар, - отвечал Виреус, принимая объятия эмира. - Вот, путешествовал в ваших краях, решил засвидетельствовать своё почтение.
        С черным байгом Виреусом Кондрахин виделся два раза - в трактире Зогера в день знакомства с Уфелдом и девушкой-колдуньей, и во дворце Великого Герцога Согури - и обе встречи носили эпизодический характер. Так что ни о какой дружбе между ними не могло быть и речи. Но зачем слугам, подданным хана, знать, что к новоиспеченному эмиру Нелена прибыл иностранец? Виреус прекрасно подыграл ему.
        - Ну, что же мы стоим? Пойдем, покажу тебе свои владения. Усола! - громко позвал он жену управителя. - Накрой нам в гостиной. Видишь, гость с дороги, проголодался!
        По деревянной лестнице они поднялись на второй этаж. Виреус с любопытством оглядывался.
        - Крутоваты ступени у тебя, Юрай-сар, - заметил он.
        - Крутоваты для незваных гостей, - усмехнулся в ответ Юрий, - а для меня, и для тебя тоже, в самый раз. Пройдем в мою комнату, там приведешь себя в порядок с дальней дороги.
        Байг догадался, что покои эмира надежно защищены.
        Лишь заперев за собой дверь покоев, они перестали играть на публику. Кондрахин посерьезнел, а Виреус поклонился ему и скромно сел на предложенный табурет.
        - Я с приветом к тебе от известного лица, - сообщил он.
        - Догадываюсь, что путешествуешь ты не от скуки. Передал ли герцог какое-то послание?
        - Нет, Юрай-сар. Это было бы неосмотрительно, особенно в свете последних событий.
        Кондрахин вопросительно поднял брови? Какие события имеет в виду байг? Ведь не могли же сведения о вчерашних событиях в имении достичь далекой столицы герцогства. Или имеется в виду предыдущее нападение, организованное неизвестными колдунами? Оказалось, ни то, ни другое.
        Сразу нескольким гроссведунам, находящимся на службе у герцога, неделю назад в одну и ту же ночь приснился одинаковый сон, совпадающий в малейших деталях. А снилось им, что в Нелен прибыл колдун Кирит по прозвищу Двойная Кошка и ищет он не кого иного, как нового молодого вождя.
        - И чем же заканчивался этот сон?
        - Об этом мне ничего не сказано, - ответил Виреус, - но моего хозяина это сильно взволновало.
        Кондрахин мог бы рассказать байгу и о первом, и о втором штурме усадьбы, но воздержался, не зная, насколько посвящает герцог в свои планы рядового исполнителя. Вместо этого он спросил:
        - Что еще просил передать Великий герцог?
        - Он сказал, что обещанное ждёт тебя, ибо больше препятствий нет. И еще то, чтобы ты не посмеялся над вещим сном и поспешил.
        Юрий на минуту задумался. Если Кирит действительно на территории Нелена, то он не может быть Предначертанным Врагом. Масштабы не те. Да и почувствовал бы он его присутствие. Тогда что значит этот сон? Маловероятно, что гроссведуны сговорились и поведали герцогу совместно сочиненную сказочку. В любом случае, герцог прав: нечего ждать у моря погоды, надо ехать.
        - Вечером я сообщу тебе свое решение, - сказал Кондрахин.
        Байг покачал головой.
        - Я не смогу так долго ждать.
        Вот как! Виреус намерен скакать днем и ночью? Юрий скептически оглядел единственное оружие, бывшее при госте: засунутый за пояс кнут, в плетеный хлыст которого были вшиты рваные полоски металла. В умелых руках таким кнутом можно спустить шкуру с избранного участка тела, спустить в прямом смысле. Однако, это сущая игрушка против лука или сабли. Да, смелые люди, эти байги.
        - Хорошо, - кивнул он, - сейчас отобедаем, а ты отъедешь, как только сочтешь нужным. Я последую за тобой завтра. Догоню - продолжим путь вместе. Нет, так сообщишь герцогу, что я внял его совету.
        За столом, по-простецки сервированным Усулой, Кондрахин как бы между делом осведомился:
        - Виреус, не слышал ли ты часом о судьбе девушки по имени Хитар?
        Байг наморщил лоб. Нет, это имя ему ни о чем не говорило. Что ж, либо люди герцога по сей день не отыскали молоденькую колдунью, или подобные дворцовые интриги байгу просто не положено знать.
        Едва закончив трапезу, байг уехал. Ранее, чем Кондрахин последовал за ним, он спустился в каждый ход, оставленный нежитью, и установил там самодельные заряды. Для нежити их взрывы всё равно, что комариные укусы, а вот для людей - в самый раз.
        Глава 14. Игры великих
        Не было бы счастья, да несчастье помогло, как говорят в народе. Мастер Коробка, доверенный человек графа Космы, человек инициативный и неугомонный, один из лучших чтецов мыслей в Согури, оказался прикованным к постели. Итогом драки в бане стал перелом щиколотки. А ведь иначе ему пришлось бы что-то предпринимать в отношении Хитар. То ли вывозить ее в более безопасное место, то ли обрубать вообще все концы. Шеф, граф Косма, отослал гроссведуну весьма туманные распоряжения, которые можно было трактовать сколь угодно широко. Поэтому Коробка пока что вольготно расположился в королевском представительстве, предаваясь чревоугодию и прочим мелким порокам. К Хитар он ни разу не заходил. Девушка по-прежнему находилась в положении почетной пленницы, хотя ее судьба в мгновение ока могла кардинально перемениться. О месте ее пребывании в Госке знал лишь мастер и два преданные ему охранника.
        О самом же существовании колдуньи вдруг откуда-то пронюхали люди Великого герцога. Об этом Коробка знал, а не догадывался: осведомителей хватало в обоих лагерях. Кто же допустил утечку? Поначалу мастер грешил на серого байга Уфелда, ведь именно после появления его в Госке начались проверки экипажей, покидающих город. Но, воспользовавшись своим умением мысленного зондирования, он убедился в верности байга. Тем не менее, приказал тому оставаться в герцогстве, не дав никакого определенного задания. Если таковое последует от графа, пусть под рукой будет вполне надежный исполнитель.
        Итак, если не Уфелд, то кто? Хитар видел еще гроссведун Юрай. И он тоже был в Госке. Мог ли он догадаться о замыслах по подмене невесты? И да, и нет. Никто в точности не знал, что представляет этот Юрай. Ну, получил он дворянство, что с того? Ведь не за красивые глаза, а за лысого малинника, так что удивляться тут было нечему. О эмирстве Юрая Коробка пока не знал, ибо собственной шпионской сети в Нелене не имел, а информацию получал кружным путем - через Ка-Талад. Личное беглое знакомство с пришлым гроссведуном тоже ничего ему не дало.
        Оставалась еще одна вероятность: тайна уплыла непосредственно из столицы. Ведь кого-то еще привлекал граф к разработке операции. А у Великого герцога в Ка-Таладе наверняка есть свои глаза и уши. Но как проверить?
        В силу своей хромоты и вызванного ею домоседства мастер Коробка узнал о прибытии в Госку гроссведуна Юрая в числе последних. И уж совсем сразило его известие, что теперь это не просто Юрай, а Юрай-сар, эмир Нелена. Не слишком высокий, но всё же титул. Неспроста это, ох, неспроста. Что-то задумал герцог, этот вёрткий хитрец. Коробка поспешил через своих людей послать Юраю коротенькое письмецо, в котором сообщал, что по-прежнему не может выходить из дому в силу физического недомогания, а потому сожалеет, что не может лично поздравить эмира со стремительным возвышением. Надежда на визит эмир-сара была слабенькой, но небезосновательной. В ответ мастер получил записку с пожеланием скорейшей поправки и обещание проведать его "при первой же возможности". Ни о цели, ни о сроках приезда в Госку - ни слова, чего и следовало ожидать.
        Коробка вызвал Уфелда и приказал, во что бы то ни стало, отыскать Юрая, повторить, так сказать, встречу приятелей. Но и у байга ничего не вышло. Оказалось, что Юрай-сар личный гость Его Высочества и поселился в герцогском дворце, куда скромному байгу вход, по понятным причинам, заказан.
        И прочие попытки проведать хоть что-то о целях приезда Юрая в герцогство оказались бесплодными. Достоверно было известно только то, что гроссведун прибыл один, и герцог принял его незамедлительно.
        Сведения Коробки соответствовали действительности. Кондрахин въехал в Госку ранним утром и, нигде не задерживаясь, сразу направил коня ко дворцу. Благодаря перстню герцога стража тотчас пропустила его, несмотря на ранний час. Великий герцог уже не спал и встретил долгожданного гостя, прежде чем тот успел стряхнуть пыль с дорожной одежды. После бессонной ночи, проведенной в седле, Юрий не отказался бы от чашечки кофе, но здесь, к сожалению, о таком напитке не слышали. Пришлось довольствоваться бокалом кислого сухого вина, чтобы хотя бы утолить жажду.
        Герцог сгорал от нетерпения и сразу же приступил к расспросам. Впрочем, слушал он очень внимательно, не перебивая, и лишь изредка что-нибудь уточнял. Когда же Юрий повествовал о двух попытках штурма его усадьбы, герцог напрягся и побледнел.
        - Мои изветчики не ошиблись, - прошептал он, - это действительно он, Двойная Кошка. Мне доложили, что он охотится за кем-то из Мыпчаков. Так ты тоже принадлежишь к столь древнему роду?
        - Возможно, - уклонился от прямого ответа Кондрахин. Он так сильно устал, что порой забывал соблюдать дистанцию. - Но почему Ваше Высочество решили, что охота ведется на меня?
        - А тебя разве не убедили эти нападения? Действовала же не шайка грабителей, а сверхопытный колдун. Первый раз - чужими руками. Сам же говоришь, что в первый раз штурмом твоего имения руководили, по меньшей мере, три гроссведуна. А последний случай? Кто еще смог бы повелевать целым отрядом нежити?
        Последнее замечание герцога несколько озадачило Кондрахина. Действительно, охота велась именно на него, и немалыми силами. Но все же за ниточки дергал явно не Предначертанный Враг. А если неверна его главная предпосылка, что Враг и Двойная Кошка - одно лицо? Ведь в пользу этого уж очень убедительно свидетельствуют возрождения Кирита в новых ипостасях, а главное - катаклизмы, сопровождающие его смертельные схватки с Двойной Крысой. Но сейчас у Юрия не оставалось никаких сил думать. И все же он задал один вопрос:
        - Какую цель Вы преследовали, Ваше Высочество, стараясь обеспечить меня титулом? Насколько я понял, кинжал, который Вы передали, для клана Тарраби представляет чрезвычайно высокую ценность. Неужели он стоил не более приставки к моему имени?
        Герцог сдержанно засмеялся.
        - Целей у меня сразу несколько, мой друг. Во-первых, я уверен, что именно тебе по силам сразить Двойную Кошку, а эта цель, согласись, куда значимее какого-то там кинжала. А для этого мне необходимо обеспечить тебя реальной властью - поставить во главе всех моих колдунов. Кажется, на территории герцогства я управляю фактически всем, но монету не чеканю, да титул пожаловать не могу. Это
        - привилегия короля. Как ты понимаешь, при наших с ним взаимоотношениях он бы никогда бы не утвердил мое прошение. А без титула я не мог бы назначить тебя на столь высокую должность.
        - Но я ведь эмир ханства, - возразил Юрий.
        - Ты, я вижу, совсем не разбираешься в законах. Да, ты стал эмиром в Нелене. Здесь тебя просто станут звать бароном. От приставки "Сар" мы незаметно избавимся, это как раз не проблема. Но я раскрою тебе и другие секреты. Мне важно было возвысить Тарраби, даже если бы основная цель не удалась. Ты видел при встрече захудалого князька, но этот род видал лучшие времена. Возвратив себе семейную реликвию, Тарраби быстро вернут себе хотя бы часть былого влияния. Тарраби сейчас, по сути, вассал хана Шеймаса. Но вассал слабенький. То есть Шеймасу тоже крайне выгодно укрепление Тарраби, иначе рано или поздно, двоюродный брат окончательно подомнет его под себя. И мне это выгодно, особенно, если я выдам племянницу за их верховного хана. Каждая сторона будет нуждаться во мне.
        - Разделяй и властвуй, - произнес Юрай, соглашаясь.
        - Как ты сказал? А что, прекрасно звучит, - кивнул в ответ герцог, по понятным причинам не знакомый с наследием латинской культуры.
        - Что же мне предстоит делать дальше? - спросил Юрий, с трудом подавляя зевоту.
        - Немного подождать. Во-первых, мне надо убедить верховного колдуна добровольно оставить свой пост. Во-вторых, разъяснить кое-что прочим гроссведунам - каждый из них давно уж лелеет мечту занять пост старика. Не хочу, чтобы кто-то из них переметнулся к королю, сочтя себя незаслуженно обойденным.
        - Хорошо. Задачу понял. В какой гостинице мне остановиться?
        - Ты с ума сошел! Будешь жить во дворце, никуда не высовываясь, иначе все наши планы кобыле под хвост.
        Через полчаса Юрий уже крепко спал в отведенных для него покоях. Сон его охраняли двадцать гвардейцев - обычная дневная дворцовая стража, а более надежно второпях наложенные им охранные заклятия.
        А в далеком Ка-Таладе начальник тайной канцелярии Его Величества свирепел день ото дня. По непонятным причинам сорвались обе попытки убить Юрая. При этом двое из пяти гроссведунов погибли. Кто же он такой, этот неубиваемый Юрай? А король тем временем чуть ли не ежедневно требовал отчета, где Юрай? Чем занят? Пришлось признаться, что проклятый гроссведун получил титул эмира и маленькое имение в Нелене. О покушениях Косма умолчал, иначе бы пришлось признать свое участие в их подготовке. Доложил граф и о прибытии эмира Юрая в Госку. Так что формально поручение короля он выполнял.
        Его Величество Сумур I оставался деятельным уже которую неделю, почти таким же, каким был до начала своей странной болезни, проявлявшейся периодами длительной апатии. Практически ежедневно он проводил совещания, на которых обязательно присутствовали патентованные королевские колдуны, военные, высшие сановники государства. Граф Косма с неудовольствием отмечал, что король после этих совещаний чаще всего задерживал колдуна Таргана, совсем недавно приближенного к трону, и чем-то подолгу разговаривал с ним наедине. А как же он, начальник тайной канцелярии? Ведь ему положено знать всё, что происходит в государстве и за его пределами. Значит ли это, что не за горами отставка? И причем тут военные, в мирное-то время? Конечно, Согури, как любое уважающее себя государство, имело небольшую постоянную армию, несущую, по большей части, функции надзора за внешними границами, охрану сановников да участие в праздничных церемониях. Хотя в случае опасности можно было в считанные дни призвать до сорока тысяч человек, это не считая частей, подчиненных Великому герцогу.
        Дальше - пуще. Король стал выезжать в гарнизоны, где лично проверял выучку солдат, и остался ею крайне недоволен. Затем крупный заказ на пошив обмундирования получили суконщики, а чуть позже пришлось повыше закатать рукава и оружейникам. Война? Но с кем? С ханством Нелен последние годы складывались очень хорошие отношения, если таковое определение уместно для дипломатов. С Качкаром тоже, к тому же с этим государством граничили владения герцога. Тогда что - остается сам Великий герцог? Но это же междуусобица, грозящая самому существованию государства! В чью бы пользу она в итоге не завершилась, от могущества Согури ничего не останется.
        Граф осмелился напрямую спросить короля, по какому поводу ведутся военные приготовления, и услышал лаконичный ответ:
        - Узнаешь в свое время.
        Косме стало страшно. Король безумен, не иначе. Он погубит и государство, и подданных. Выбрав момент, он очень осторожно намекнул об этом патентованному колдуну Шедуану, который до сих пор никогда не лез в государственные дела. Тот только отмахнулся:
        - Занимайтесь своими делами, граф. Король знает, что делает.
        Косма изобразил надменность профессионала.
        - Военные приготовления, чем бы они ни были вызваны, не могут остаться незамеченными нашими соседями. Как они, по-вашему, отреагируют на это? Мы десятки лет бились, чтобы обеспечить добрососедство…
        - Это Вы-то? Не шутите, граф.
        - В мою бытность… в бытность, пока я… - задохнулся от негодования Косма.
        - В то время, пока Вы возглавляете тайную канцелярию… - пришел ему на выручку колдун.
        - Да, в эти годы у нас не было ни одного серьезного конфликта с другими странами, сколь рискованно бы мы ни действовали! Во благо Согури!
        Патентованный колдун сдержанно улыбнулся.
        - Пришли другие времена, дорогой граф. Страшные времена, - добавил он после паузы. - И прежними методами тут уж ничего не сделаешь. Король прав.
        Оба сановника были давно знакомы и, если и не питали друг к другу симпатии, ранее прекрасно уживались. Поэтому граф Косма спросил без обиняков:
        - Вы гарантируете, что с Его Величеством всё в порядке?
        Было видно, как колдун напрягся. Граф посмотрел на него прямо и грустно.
        - Не хотите отвечать?
        - А вы готовы, граф, услышать ответ? - голос колдуна прозвучал глухо и отдаленно, словно донесся с горы Белого Облака. - Если готовы, приходите завтра ровно по седьмому удару городских часов к Магическому Кубу. Приходите, а не приезжайте, - с нажимом в голосе добавил он, - и, желательно, чтобы Вас никто не видел.б. ческий
        Магический Куб был отлично известен каждому жителю столицы. Он представлял собой неведомо когда и кем сооруженное строение, действительно, кубической формы, высотой около пяти метров, выполненный из камня, наподобие горного хрусталя или кварца. Время внесло поправки в его поверхность, сделав ее шероховатой и почти непрозрачной. Ни окон, ни дверей у этого здания не было. Никто и никогда не видел, чтобы в Магический Куб входили люди, да и куда входить? Существуй на планете такое понятие и явление как туризм, на необычный объект глазели бы ежедневно сотни заезжих зевак. Просто в силу его необычности и функциональной неопределенности. Но туристов не было, а местные жители давно перестали раздумывать над смыслом этой постройки.
        В назначенный час граф Косма, закутанный в длинный широкий плащ по случаю дождя и прикрыв лицо коричневой шляпой, подошел к магическому кубу. Он незаметно оглянулся по сторонам: ни рядом, ни поодаль не было ни души. Не посмеялся ли над ним колдун? Или хочет увериться, что граф не привел с собой своих людей? О том, что можно попасть внутрь Магического Куба, граф даже не подумал.
        И вдруг, неведомо как, некий вихрь подхватил его, на секунду выключив зрение и слух, после чего Косма обнаружил себя сидящим на каменной скамье в сухом и теплом помещении. Прямо напротив его восседал на прозрачном, как лед, сиденье патентованный колдун, а по обе стороны от него стояли шесть гроссведунов. Каждого из них Косма знал в лицо, но никогда не догадывался, насколько велико их влияние. А ведь столько лет он считал себя вторым человеком в королевской части Согури!
        - Рады приветствовать Вас, граф, - произнес Шедуан, не меняя позы. - Мы имели удовольствие убедиться в Вашей честности.
        - Где я? - ошеломленно вращал головой Косма.
        - Не волнуйтесь. Вы на Семерице. Что, не слыхали о такой? - колдун позволил себе усмехнуться краем рта. - И никто не слыхал. Уже сотни лет. С тех пор, как стоит Магический Куб. Итак, граф, вчера во дворце Вы выразили сомнение в дееспособности короля. Нас никто не слышал, не тревожьтесь. И все, присутствующие здесь умеют, поверьте, держать язык за зубами. Мы тоже считаем, что с королем не всё в порядке. Нет, он не умалишенный. У него, а стало быть, у всего Согури более серьезная проблема: душа в теле короля весьма неустойчива. То она есть, то ее нет. Вам этого не видно, как и большинству подданных, но для Семерицы это - очевидный факт. Что же касается военных устремлений короля, то их мы безусловно поддерживаем. Грядет великая битва, смысл которой ясен с незапамятных времен, но всё остальное скрыто во мраке, пока не встанет солнце перемен. Вы хотите что-то спросить?
        Начальник тайной канцелярии уже взял себя в руки, и голос его не дрожал, и в интонации вернулась знакомая властность.
        - Я усомнился не в разумности Его Величества, а в способностях его советчиков. Какая, скажите, опасность угрожает королевству в настоящее время? А вот вы, потакая сиюминутным желаниям Его Величества, эту опасность реально провоцируете. Неужели неясно, что, потрясая кулаками перед носом соседа, трудно ожидать, что он не ответит тем же.
        - А Вам известно будущее, граф? - спросил колдун. - Вот среди нас, я имею в виду чародеев и грссведунов, порой встречаются ясновидящие. И у меня нет оснований не доверять им. Хотите знать, что они предсказывают?
        Косма промолчал. Молчали и гроссведуны, стоящие обок королевского колдуна, словно изваяния.
        - Так вот, дорогой граф, - продолжил колдун, не дождавшись отклика, - грядет великая битва, в которой, увы, нам выпадает роль участников, а не зрителей. И эта битва может уничтожить Согури не только как государство, но как землю, пригодную для проживания. Важно то, что Его Величество пришел к такому же выводу совершенно самостоятельно. Ведь его магические способности не уступают тем, которыми обладают самые сильные гроссведуны королевства. Только вот…
        Он замялся и бросил быстрые взгляды в обе стороны на свою колдовскую команду. - Мы все глубоко уважаем Вас, потому и пригласили на этот разговор. Сейчас важно действовать сообща, каждый в своей сфере, но преследуя единую цель. То, о чем сейчас пойдет речь, должно остаться в Магическом Кубе. Я предупреждаю, а не угрожаю. Но, если хоть намек о наших планах уйдет за пределы этих стен, мы будем вынуждены уничтожить Вас.
        Холодок пробежал по спине графа, но лицо его оставалось невозмутимым. И только хрипотца в голосе выдала его истинное состояние.
        - А Вы уверены в своих помощниках?
        - Безусловно, - отрезал колдун, - и сейчас Вы поймете, почему. Все мы помним нашего государя энергичным и деятельным, но с некоторых пор с ним стали происходить непонятные вещи. Впрочем, Вы это сами прекрасно знаете. Так вот, мы осторожно исследовали, не наведенная ли это порча. Сразу отвечу: нет. Тем не менее, душа короля крайне неустойчива: она то руководит его действиями, то надолго покидает свое пристанище. Если бы жизнь текла прежним порядком, то не стоило бы и копья ломать. Мне, видимо, придется добавить следующее. Для всех людей, не исключая Вас, граф, мир ощущается глазами, ушами и прочими органами чувств. И лишь избранным дано видеть его таким, каков он и есть на самом деле. Представьте себе озеро. Ветер гонит невысокую волну. Для Вас это просто волна, для присутствующих здесь - десятки разновидностей волн, порой самых причудливых. Вы должны знать, что два месяца назад в озере нашего мира появилась неожиданное новое волнение. Это слишком серьезно. Короче, мы решили, что наступил момент решительных действий. Душа короля должна быть воссоединена с его телом. Вам понятны последствия?
        Граф Косма оторопело покачал головой.
        - Мы запрем его душу в телесной оболочке, - терпеливо пояснил колдун, - не позволив ей больше странствовать по своему усмотрению. Но это будет уже не совсем тот Сумур I, которого Вы знали. Новый Сумур, к примеру, может прогнать Вас со службы, отправить в ссылку и тому подобное. Не отчаивайтесь и не принимайте близко к сердцу. Семерица обеспечит Вашу безопасность. Главное, чтобы мы продолжали действовать сообща. Так Вы принимаете наши условия?
        Косма хмыкнул.
        - А что, у меня остался выбор?
        - Пожалуй, что нет. Согласитесь, не было его и у нас. Вы - сильный человек и могли доставить нам неприятности.
        Возвращаясь к себе, граф вновь и вновь во всех подробностях переживал эту встречу. Ему было не по себе. За те десять с лишним лет, пока он возглавлял тайную королевскую канцелярию, у него постепенно сложилось убеждение, что никто в Согури не информирован больше его. Оказалось, не так. Проклятые колдуны оказались сильнее. Вполне возможно, что даже те из них, кто напрямую подчинялся графу, давали полную информацию так называемой Семерице. Ну, что ж, хотя бы признали в нем равного.
        В Согури, как и в других государствах этого мира, немало людей обладало магическими способностями. Немало - не значит много. Гроссведуны сопровождали вооруженные отряды, принимали участие в выработке важных решений по управлению королевством, то есть находились среди определенной прослойки подданных. Простолюдин же часто за всю свою жизнь сталкивался разве что с деревенской колдуньей, а если и встречал гроссведуна, то не мог об этом знать или догадываться. Граф Косма считал себя наиболее сведущим по части колдунов. Он видел, как они странствуют по свету, переходя на службу от одного владыки к другому, замечал их соперничество, откуда сделал вывод о невозможности какого либо сотрудничества между ними. Дескать, каждый хочет быть первым, и лишь власть короны заставляет их склонить головы. Оказалось, всё не так. Во всяком случае, не совсем так.
        В маленькой комнате об одном окне, зачем-то смотрящем в высокую глухую каменную стену забора, миловидная девушка лет шестнадцати-семнадцати в длинном черном платье с серебряным орнаментом по лифу и подолу раскладывала перед собой карты. В колоде их было двадцать одна, и делились они на королевские, карты силы, карты королевы - соблазна и интриг, и черные - беды и войны. Сейчас перед юной гадалкой лежал ряд из трех карт. Первая символически изображала ураган - карта короля. На второй был нарисован трезубец. Третья - солнечное затмение. Все карты из разных серий. Расклад можно было бы трактовать так: "солнце короля затмится вследствие каких-то интриг". Но трезубец - интриги - был перевернут, что либо меняло, либо уточняло его значение.
        Хитар, а это была именно она, добровольная пленница мастера Коробки, гадала именно на короля Согури. Просто так. Те же карты могли выпасть, попроси ее о гадании мастер Коробка или кто-то из охранников. Тогда она трактовала бы расклад иначе. Для нее значение карт давно утратило первоначальный смысл. Рисунок нужен для сосредоточения, не более. Иначе гадать смог бы каждый, благо карты Ферро можно приобрести в любом городе.
        Аккуратно перетасовав оставшуюся колоду, Хитар вытащила очередную тройку карт, беря поочередно сверху, из середины и снизу. На этот раз выпали обезьяна, меч и петух. Тут разобраться было куда сложнее, если просто ориентироваться на значение символов. Обезьяна с мечом встанет против петуха, карты королевы? Петух
        - глашатай, он предупреждает. Обезьяна намерена его сразить? Может быть, что-то прояснят следующие карты?
        На стол легли сапоги, крыса и черная карта. Сапоги - поход, это ясно. Черная карта меняла значение крысы на противоположное. Но на какое? В картах Ферро крыса означала прежде всего упрямство. Так что: колебания - начать ли поход или нет?
        Хитар извлекла следующие три карты. Теперь это были кувшин в перевернутом виде, королева и топор. Чем дальше, тем непонятнее. Слухи, распространяемые кем-то из приближенных, наткнутся на железную волю короля? Возможно. Если бы Его Величество находился здесь, Хитар смогла бы ответить на все вопросы с абсолютной точностью, но Сумур I пребывал в своем дворце, в нескольких днях пути отсюда.
        Одно лишь Хитар видела предельно четко: судьба короля Согури в руках чужестранца, некоторое время назад сопровождавшего ее и Уфелда на долгом пути из Качкара. Где гроссведун Юрай, что с ним, Хитар не знала. Но образ молодого мага засел в ее сердце. Была ли это первая любовь или что-то иное, неважно. И Хитар почему-то боялась раскинуть карты на него. А хотелось.
        Она встала из-за стола, потянулась и прошлась по своей крохотной комнате: пять шагов от окна до двери и столько же обратно. Обстановка - проще некуда: маленький стол на все случаи жизни, жесткое кресло, кровать с горой подушек всех размеров и массивный шкаф, в котором бессмысленно пылились поистине королевские наряды. Хитар примерила их всех, но больше всего ей нравилось черное платье, в котором она сейчас была. Вот бы увидел ее Юрай! Конечно, в походе он ни разу и не взглянул в ее сторону. Да и на кого было глядеть - на огородное пугало в старушечьем платке? Другое бы дело сейчас!..
        Походив по комнате, Хитар собрала все карты в колоду и вдруг решительным шепотом произнесла:
        - На Юрая!
        Она выкинула на стол три карты: трон, черная, крыса. Тут же перемешала их с остальными и метнула следующую серию: кошка, черная, крыса. В заключительном раскладе оказались топор, черная, ошейник. Три раза выпала черная карта, отрицающая значение соседних! И каждый раз она лежала в середине, лишая смысла всё гадание, ибо нельзя было дать названия ни одной из карт. И всё же… Дважды выпала крыса, а это - Двойная Крыса. Неспроста. Но черная карта отрицает это значение. Как же истолковать их?
        Возбуждение не давало Хитар расслабиться и проникнуть в будущее. А ответ был где-то рядом, только понять, куда протянуть руку.
        В дверь постучали, прервав только что начавшийся транс.
        - Не угодно ли откушать? - послышался снаружи голос стражника.
        В эти самые минуты предмет повышенного интереса Хитар неленский эмир Юрай-сар трапезничал наедине с Великим герцогом. Правитель трудился над бедром ягненка, демонстрируя белизну и силу зубов. Кондрахин довольствовался овощами и поздними грушами. Мясо ему тоже хотелось, но он помнил, что мясо питает тело, но ослабляет дух, а судя по тому, что сейчас поведал герцог, в ближайшие дни потребуется именно сила духа.
        Первый Министр перевел дух и полотенцем вытер жир с бороды.
        - И что ты думаешь об этом? - спросил он, откидываясь на высокую спинку стула.
        - Что и следовало ожидать от гроссведунов, - ответил Юрий, продолжая прерванный обедом разговор. - И формально они правы: у меня нет патента, а вот у трех из них - есть.
        - Плевать я хотел на их бумажки! - воскликнул герцог.
        - На бумажки - пожалуйста, Ваше Высочество, но не на всю их братию. Есть другой путь…
        - Ты читаешь мои мысли? - подозрительно спросил герцог.
        - Нет, Ваше Высочество, просто высказываю свои собственные. Недурно бы Вам объявить магический турнир, где ставкой будет должность верховного колдуна. Я способен его выиграть.
        - Неплохой ход, - согласился герцог, - но вот в чем загвоздка: ты не входишь в их число, поэтому гроссведуны проигнорируют твой вызов. Хотя мысль очень, очень интересная. Мы дополним ее моими соображениями на этот счет. Я тебя усыновлю.
        Брови Кондрахина поползли вверх.
        - Вот именно, усыновлю. Редко, но в истории такое бывало. Наследников мужского пола у меня нет, - герцог потупился, видимо, припомнив погибшего сына, - так что в случае моей смерти ты можешь претендовать на трон, титул и прочее. Никто, думаю, не посмеет перечить участию в турнире наследника. Им же, может быть, под тобой ходить.
        Предложение было столь неожиданным, что Юрию потребовалось время, чтобы переварить услышанное.
        - Что от меня требуется? - наконец спросил он.
        - А ничего. Готовься к турниру.
        И Кондрахин принялся готовиться. Так, как он готовился к боям на Белведи, с тою лишь разницей, что теперь придется биться не на кулаках. А в остальном - всё то же самое: тактика соперника, собственные заготовки, отработка связок. Никто ему не мешал, да и заняться, по большому счету, больше было нечем.
        На третий день во всех присутственных местах герцогства были вывешены грамоты Первого Министра, провозглашающие сыном и наследником дворянина Юрая. О неленском титуле последнего не было сказано ни слова.
        Турнир был назначен чуть позже. Местом проведения выбран просторный внутренний двор герцогского дворца.
        Глава 15. Кондрахин. Сын и отец
        Первые мои магические схватки произошли на Иоракау, планете птицеподобных кондов. Кем я был тогда, если воспользоваться здешней градацией искусства сверхъестественного? Мастером заклятий или того ниже? Уж, во всяком случае, не гроссведуном. Конечно, я превосходил кондов и по физической и по астральной силе. К тому же оказался я в местности дикой и малолюдной, где столь же дики и малочисленны были колдуны. Однако, я-то был совсем одинок! Не найдись у меня в то время советчиков и помощников, участь моя была бы плачевна. Очень многое я почерпнул от Овиту, моего напарника по долгим странствиям, а затем и от жрецов Кошру.
        Потом моим магическим образованием занялись люди: Тополь на Земле, братство Увилбене Ласа и Ведмедь на Тегле. Это были хорошие учителя, и теперь я другой, совсем другой. Чем я уступал местным колдунам, так это своим неумением создавать нежить. Зато других навыков у меня было, хоть отбавляй. Правда, большинство из них были смертоносны, а условия турнира запрещали убийство, хотя я не сомневался, что кто-то из моих соперников как бы случайно нарушит правила. Да и как определить, насколько серьезен вред, нанесенный тобой гроссведуну, поднаторевшему в лечебной магии? Сломать такому ногу - это серьезный вред или пустячок? Правда то или нет, но я слышал рассказ о неком Бусыре, отрастившем себе ногу, взамен оторванной медведем, всего за неделю. Но, как бы то ни было, смертельные для обычного человека раны и увечья для опытного колдуна были в большинстве случаев не опаснее мелких порезов.
        В назначенный день и час все мы собрались в просторном дворе замка Великого Герцога, семнадцать гроссведунов Его Высочества, бывший верховный колдун и я. Мы стояли в центре двора. С балкона на нас взирали сам герцог, члены его семьи и высшие сановники, зрители более мелкого ранга толпились внизу, вдоль стен. То, что я теперь - приемный сын Великого герцога, как-то не ощущалось. Зато, пользуясь передышкой, я исследовал присутствующих. Большинство было обычными людьми, но четыре человека явно обладали навыками колдовства. Три - на низком уровне, а четвертый оставался мне непонятен. Слишком хорошо защищался.
        Пока я думал о нем, герцог провозгласил начало поединков. Первый этап оказался довольно простым: претенденты по очереди создавали иллюзии, стараясь произвести впечатление на высокий суд и прочих зрителей, выражавших своё отношение к мастерству исполнителей то свистом, то громкими криками. Потом следовало сразиться парами, где победитель первого этапа бился с аутсайдером, занявший второе место - с предпоследним, и так далее. Победители парных поединков должны были встретиться между собой. Исходя из того, что нас было восемнадцать, в следующих турах кому-то выпадала передышка. С герцогом этот нюанс мы как-то не оговорили.
        Творили иллюзии по очереди, в алфавитном порядке. По двору катались серебряные колеса, останавливаясь в считанных сантиметрах от ахающих зрителей, расчерченный круг покрывался полчищами шипящих змей, место которых вдруг занимал цветущий хрустальный сад. Бурю оваций сорвал Бусыр, сотворивший одалиску в полупрозрачном наряде. Она неумело пыталась исполнить танец живота, от чего зрители разразились восторженным ревом. Мой же танк, натужно ревущий и крутящийся посреди двора, был встречен недоуменным молчанием.
        Как вам уже понятно, я занял почетное восемнадцатое место, вследствие чего мне выпало биться против Бусыра, гроссведуна, последние пять или шесть лет сопровождавшего военные отряды. Он поднаторел в уничтожении нежити и лекарских делах, о прочих его умениях мне не было ничего известно.
        Надо сказать, что среди вышедших на поединки только трое имели королевский патент, то есть формально могли претендовать на вакантное место. Но герцог накануне шепнул мне, что это ерунда, дать патент в его власти. Или не дать. Зная особую благорасположенность правителя к моей персоне, гроссведуны не могли не понимать, что единственный их шанс - не дать мне выиграть. Измотать меня в поединках. Отсюда и массовость их участия. Нетрудно было предположить, что между собой они будут играть в поддавки.
        Встав на вершину одного из ромбов, начертанных внутри большого круга, я выслушал инструкции. Покинуть круг, упасть на землю, повернуться к сопернику спиной - поражение. Выйти за пределы ромба, если противник остался внутри своего - тоже поражение. Потерять благорасположение зрителей - поражение. Последний пункт был слишком туманным, чтобы тратить время на его обдумывание.
        Когда прозвучал сигнал к началу поединка, я без всяких предисловий послал невидимый сгусток энергии прямо в солнечное сплетение своего соперника. Наверно, ему показалось, что его лягнула дикая лошадь. Он сложился пополам, после чего завалился набок. На этом сражение и закончилось. При угрюмом молчании публики меня объявили победителем. Я явственно ощущал вокруг холод и настороженность. Даже те, кто искренне болел за меня, ожидали вовсе не такой победы. Запоздало я сообразил, что вот так и теряют благорасположение зрителей. Зритель желал увидеть не мой триумф, а зрелище, а я его этого лишил.
        Я пронаблюдал следующие три боя. Внешне всё выглядело красиво: колдуны метали друг в друга молнии, взметали пыль перед носом соперника, оставаясь при этом на положенном расстоянии в десяти метрах один от другого. Зрелищность усиливалась тем, что все эти молнии могли наблюдать зрители, лишенные дара прозревать астрал. Но я видел, что всё это игра.
        Пока что никто не повторил мою ошибку и не применил энергетического удара. Участники старались запугать друг друга иллюзиями, вывести из равновесия, напустить на соперника не смертельную, но весьма неприятную нежить. И если некоторые всего лишь развлекались, другие боролись всерьез. Одному из сражающих гроссведунов в задницу вцепилась сотворенная за его спиной нежить в виде огромной многоногой ящерицы и вытащила несчастного за круг. Проигрыш. К раненому подскочили лекари, а я смотрел на слезы, навернувшиеся на глаза ведуна. Слезы обиды, а не боли. Это был один из трех патентованных колдунов.
        Я тем временем вникал в мысли зрителей, быстро познавая неписаные, но неумолимые правила турнира. Просто одержать победу, неэффектную и непонятную для зрителей, разрешалось только один раз. Амнистия невыдержанности, так сказать. Второй раз такое не прощалось. Претендент терял благорасположение зрителей и снимался с турнира. Мои более продвинутые соперники приберегли свою возможность на крайний случай, я же по неопытности израсходовал свой шанс, едва начался турнир.
        После первой серии поединков осталось девять победителей. Снова объявили состязание, в котором победителя определяли зрители. Мне это не понравилось, но таковы уж правила. В этот раз предстояло пробить щит. Обычный щит из арсеналов герцогства. Во избежание обмана щиты распределили по жребию. Не возбранялся удар рукой, но все, по понятным причинам, предпочли астральную силу. Щиты, числом девять, укрепили на столбах в десяти шагах от нас. Выступали вновь по-одному. Кто-то пытался пронзить свой щит магическим копьем, кто-то изобразил иллюзию клещей, с помощью которых ломал край щита, кто-то решился прожечь металл силой огненного взгляда. Большинству удалось добиться лишь трещин, лишь один гроссведун проделал в щите брешь в четверть диаметра. Ему восторженно аплодировали.
        Я выступал последним. Протянув обе руки вперед, и приняв надлежащее (свирепое) выражение на потребу зрителей, да еще при этом, завывая, словно злобный ветер в пустой трубе, я свой щит заморозил. Металл на холоде - я говорю о настоящем холоде - становится хрупким. Это школьная физика, о которой на Сегеде понятия не имеют. Нарочито ленивой походочкой я приблизился к щиту и выбросил вперед руку с тремя сложенными вместе пальцами. Щит раскололся пополам. Зрители ликовали.
        Как победителю представления, в следующем туре мне выпала пустышка, то есть отдых. Что ж, если нет правды на Земле, то хоть где-то она существует.
        Четыре пары одна за другой сошлись в поединках. На этот раз было поинтереснее. Гроссведуны применяли кто собственные фантомы, кто невидимые энергетические щиты, от которых отскакивали вполне зримые молнии. Если бы я был устроителем платных зрелищ, лучших артистов мне бы не сыскать. Предположить, что они заранее отрепетировали свои схватки, нельзя - жребий тащили честно.
        Итак, нас осталось пятеро. На этот раз мне выпало биться с гроссведуном, имеющим патент. Безусловно, он относился к главным претендентам и на победу, и на должность колдуна Его Высочества. В предыдущем своем поединке он мне понравился: лет пятидесяти пяти, сухой, как стайер, увертливый, как змея, и такой же опасный. С таким, как говорится, держи ухо востро. Но я востро держал не ухо, а горное зрение, с помощью которого углядел пустоту под землей, как раз в том месте, где расположился мой соперник. Окружив себя энергетической броней, я мысленно шепнул: "Прости, герцог, твой подземный ход мы поправим чуть позже". Я переместил опорный камень в туннеле. Свод не выдержал, и земля обвалилась, увлекая за собой в провал моего соперника. От неожиданности он на мгновение раскрылся, и уж тут я его пуганул, как следует, видением всех исчадий Розгора. Конечно, он быстро разобрался, что к чему, но пока выбирался из глубокой ямы, судья успел объявить победителем меня.
        Ввиду моего "хулиганства" место для оставшихся поединков решили перенести поближе к балкону. Пользуясь передышкой, я снизу обратился к герцогу:
        - Ваше Высочество, не лучше ли провести всего один бой: я один против двоих?
        Хотя я говорил негромко, но мое предложение было услышано многими.
        Герцог нахмурился.
        - Ты уверен?
        - Уверен, Ваше Высочество.
        Великий Герцог подозвал к себе судью, уже закончившего разметку нового ристалища, и что-то сказал ему, перегнувшись через ограждение. Потом поманил и меня.
        - Мы думаем, - он кивнул на своего бывшего главного колдуна, - что справедливей, если каждый будет сражаться сам за себя.
        Я отрицательно покачал головой.
        - Дело не в справедливости. Если уж мне предстоит ими командовать, пусть знают мою руку.
        Подумав, правитель кивнул. Тут же были объявлены новые условия. Мои соперники попросили пару минут для совещания. Я великодушно согласился. Глупее придумать они не могли: я же всё услышу. Не могу сказать, что мне это много дало, но, по крайней мере, я смог разобраться, кто из них лидер. Собственно, их согласие на новые условия - двое против одного - уже являлось признанием моего превосходства.
        Судья развел нас на новые позиции. Мы стояли так, что образовывали тупоугольный треугольник, в тупом углу, разумеется, я. Прежде чем объявили начало схватки, я поинтересовался, позволительно ли мне перемещаться вдоль черты, обозначающей десятиметровую дистанцию. Услышав положительный ответ, я мгновенно сделался невидимым и переместился на метр или около. Одновременно я создал четырех собственных фантомов. Управляться с ними было нелегко, зато никто не мог сказать, кто из нас пятерых настоящий.
        Хитроумная атака последовала мгновенно. Сначала гроссведун, стоящий слева от меня, сгустил воздух вокруг моей позиции. Кто не пробовал такого на себе, не поймет, как трудно становится дышать. Человеку, конечно, а не фантому. Тотчас второй гроссведун метнул пять энергетических арканов, один из которых сомкнулся на моем горле. Чтобы не доставить ему удовольствия созерцать мое бездыханное тело, я на секунду исчез из этого мира. Словно собирался выйти из дому, а, шагнув за порог, передумал. Никто ничего и не заметил.
        Мои соперники были обескуражены. Их маневр неизбежно должен был если не умертвить меня, то, по крайней мере, выделить среди фантомов, которым энергетические арканы никакого вреда причинить не могли. Но если все остались невредимы, тогда где я?
        Они замешкались на секунду. Этого времени мне хватило, чтобы создать перед более слабым (на мой взгляд) соперником иллюзорную пропасть, из которой тотчас высунулась ручища, норовя схватить его за ногу. Он отпрянул, что было равносильно проигрышу. С его товарищем я поступил не по-джентльменски.
        Надо сказать, что многие обитатели этого мира носят штаны, подпоясываясь продетой по поясу толстой веревкой. Именно такой наряд и был у моего противника. Недолго думая, я пережег веревку, благо поднаторел в работе с температурой. Учитывая, что такого понятия как трусы здесь не существует, легко представить реакцию голозадого гроссведуна. А ведь на нас смотрели дамы! Я мог добавить мысленный удар в голову, но решил не доводить соперника до полного конфуза. В конце концов, нам вместе работать.
        Гроссведун не повернулся ко мне задом, не покинул линии, он был готов продолжать поединок, несмотря ни на что, но дружный хохот окружающих и был явным признаком той самой потерей благорасположения зрителей. На мой взгляд, судья совершенно справедливо засчитал ему поражение.
        Поскольку никто не оспаривал моей победы, сразу после завершения турнира я был провозглашен новым верховным колдуном Его Высочества. Мой предшественник передал мне атрибут власти - якобы магический жезл, в котором никаких признаков сверхъестественного я не обнаружил. Видимо, просто символ. А может, я до конца не разобрался.
        Я не честолюбив, но даже на мой непритязательный взгляд всё произошло как-то буднично: ни тебе фанфар, ни ковровых дорожек. Мои подчиненные, правда, подошли по-одному и поклонились. В верности не клялись, шапок не ломали, да и не было на них головных уборов. Сразу после этой краткой церемонии Великий герцог увлек меня во внутренние покои дворца, где и состоялся не очень приятный для меня разговор.
        - Юрай, - проникновенно сказал правитель, по-отечески обняв меня закованной в перстни рукой, - я усыновил тебя и дал тебе высшую колдовскую должность в герцогстве. Но ты должен понимать, что такое родная кровь. Мой родной сын погиб… По букве закона, случись что со мной сегодня, Великим герцогом становишься ты. Согласись, это было бы несправедливо по отношению к моему роду, и не соответствовало бы вековым обычаям. Многие знатные люди в герцогстве, да и в королевстве пожелали бы оспорить твоё право, и твоё упорство привело бы лишь к разрушительной войне, в которой все могли оказаться проигравшими…
        Я почтительно молчал.
        Не по нутру мне эти разговоры. Один стесняется сказать правду, другой вынужден выслушивать ничего не стоящие оправдания. Дураку ясно, что в династических притязаниях правда на стороне Белуанты. Я - кукла, призванная сыграть определенную, может быть, очень важную, роль. Только роль. Но это спектакль, поставленный Великим герцогом, а я режиссирую свой собственный. Пусть у нас общие актеры, но амплуа их различны.
        - Позволь говорить с тобой откровенно, - продолжил герцог после некоторой заминки, - я не требую с тебя клятв, но мне хотелось бы, чтобы мой род на мне не прервался. В иных обстоятельствах я мечтал бы, чтобы ты взял в жены Белуанту. В иных… Но ты должен понимать, что ожидаемая битва между Киритом и его жертвой может преждевременно унести и твою жизнь. Прости за откровенность.
        Мне вовсе не улыбалась перспектива стать мужем Белуанты, посему я согласно кивнул.
        - Трон никуда не уйдёт от Вашей племянницы, Ваше Высочество. Что же касается моего будущего… Я не гонюсь за придворными должностями, мне хватает своей нынешней. Поверьте на слово, что моя - для меня значимее Вашей. Так что можете не сомневаться в моей преданности.
        Герцог подозрительно взглянул на меня - быстро, но внимательно. Очевидно, его существенно задели мои слова о "значимости должностей". Для любого нормального феодала такие суждения выглядят бредом сумасшедшего. Гроссведунам, понятно, по рангу положено быть не от мира сего, но не в такой же степени… Я поспешил перевести его подозрительность в более понятные для жителя Сегеды понятия.
        - Коли уж суждено подтвердиться предположениям Вашего Высочества о том, что именно мне суждено прервать цепь перерождений Двойной Кошки, я останусь в памяти потомков навсегда. Это послужит мне наградой, выше которой, и представить ничего невозможно. Как Вы полагаете, Ваше Высочество, скоро ли исполнится это пророчество?
        - Тебе, как гроссведуну, это должно быть известно лучше, чем мне, - отвечал герцог неуверенно.
        Пока мне не было известно ничего. В чем-то наши знания и прогнозы сходились. Двойная Кошка вполне мог оказаться моим Предначертанным Врагом, я же - его убийцей. Но причём тут Двойная Крыса? Этого я понять не мог. Хотя, вполне вероятно, что всё это не более чем местные сказки, для кого-то превратившиеся в догмы. Чтобы прервать тему, не имеющую конкретики, я спросил:
        - Ваше Высочество, чем прикажете мне заниматься в ближайшие дни?
        - На людях обращайся ко мне просто "отец", - поправил Великий герцог. - Занятия же твои пока будут достаточно привычными. Колдунов советую пока оставить в покое, пусть несут службу, как и раньше. Ты же не только их глава, но и мой сын, которому следует заняться светскими развлечениями. Скажем, охота. Подойдёт?
        Моего согласия спрашивали, уже хорошо.
        - Конечно, отец, - я почтительно склонил голову.
        Глава 16. Жёлтая папка для монарха
        Есть люди, чья храбрость поражает. Очертя голову, они бросаются в самую гущу схватки, не замечания ни ран, ни малодушия своих соратников - ничего вообще. И те же люди бледнеют и трясутся, входя в кабинет начальника, хотя большее, что им может угрожать, это потеря должности. Неужели должность дороже жизни?
        Граф Косма не был отчаянным смельчаком, но и в трусоватости его никто не посмел бы обвинить, даже за глаза. Уже много лет он провел у самого подножия трона, к королю Сумуру, его прихотям, странностям и выходкам привык более чем кто-либо из подданных. Тем не менее, сегодня он сильно волновался. Тонкая желтая папка, переданная ему патентованным королевским колдуном, заметно подрагивала в его руке. На Семерице ему вполне понятно объяснили, почему именно он обязан исполнить важнейшую часть процедуры, известной только посвященным. Навеки связать душу человека с его телом возможно только в определенные дни и часы, не считая прочих условий. Сегодня возможности были почти идеальны. От членов Семерицы графа отличало одно обстоятельство - он имел свой кабинет в королевском дворце. Кабинет, который можно заблаговременно подготовить к ритуалу.
        Король только что закончил очередной танец и степенно шел через зал, поддерживая свою даму под локоток. Его парадный мундир сверкал золотом, длинные, начинающие седеть волосы, волнами лились на широкие плечи. Его Величество был по-мужски красив, это признавали даже его недоброжелатели. Кабы не его непонятная болезнь, быть бы ему великим сердцеедом.
        Косма поморщился. Пока король с дамой, к нему не подойти. Сверкнет своими черными глазищами так, что прямо к полу пригвоздит.
        К счастью, музыканты в это время сложили свои инструменты, дав кратковременный отдых пальцам и губам. Граф протиснулся сквозь толпу придворных, сдержанно отвечая на поклоны и прочие приветствия.
        Сумур как раз отпустил свою последнюю партнершу по танцам и не успел наметить другую.
        - Ваше Величество, - склонил непокрытую голову Косма, протиснувшись к королю, - получено свежее донесение по интересующему Вас лицу. Когда изволите ознакомиться?
        Ход был беспроигрышный. Неизвестно почему, но сведения о гроссведуне Юрае Сумур готов был выслушивать даже ночью. Он требовательно протянул руку.
        - Не здесь, Ваше Величество, - озираясь, прошептал граф. - Не угодно ли пройти в кабинет?
        Конечно, они привлекали всеобщее внимание, но никто не последовал за ними, когда они вступили в коридор, ведущий в безлюдную часть дворца. Здесь, в сорока шагах от бального зала, располагались три кабинета: маршала гвардии, королевского казначея и самого графа Космы. Начальник тайной канцелярии открыл дверь своим ключом, пропустил короля и вошел следом, на ходу зажигая свечи от еще не потухшего огарка. Последним он возжег массивный семисвечный канделябр, стоявший посреди письменного стола.
        - Вот, Ваше Величество, - протянул он свою желтую папку, - ознакомьтесь. Я же посторожу Ваш покой у входа.
        С этими словами начальник тайной канцелярии вышел, плотно притворив за собою дверь. Тонкий наблюдатель заметил бы, что последнюю фразу граф выдохнул из себя и до дверей так и дошел - не дыша. Облокотившись на стену, Косма унял дрожь в коленях Прав ли он, доверившись Семерице? Впрочем, кажется, выхода не было. А теперь и точно нет. Оставалось надеяться, что проклятые колдуны знают свое дело: желтая папка неизвестно с чем, свечи, пропитанные особым составом, одиночество короля посреди веселящейся толпы - всё ли исполнено? И что в эти минуты происходит с королем? Может, корчится от мук? Косме не сообщили, чем сопровождается заточение души в теле. А вдруг Сумур вырвется из кабинета и во всю глотку призовет гвардейцев? Их тут полно.
        Дверь отворилась, король вышел, возвращая папку начальнику своей тайной канцелярии.
        - Любопытно. Очень любопытно, - задумчиво произнес он. - А ты что думаешь по этому поводу?
        Это был самый отчаянный момент в придворной жизни графа. Он передал Семерице настоящее донесение, присланное из Госки. В нём сообщалось, что Великий герцог усыновил гроссведуна эмира Юрая, после чего тот выиграл турнир, принесший ему должность верховного колдуна. Что еще вложили в эту папку члены Семерицы, граф не знал.
        - Великий герцог ведет себя неподобающе, - осторожно подбирая слова, которые можно было истолковать, как угодно, произнес он.
        - Герцог ли? - так же задумчиво продолжил Сумур. - А если герцог - всего лишь игрушка в руках Юрая?
        В рассеянной задумчивости монарх вернулся в залу, Косма же юркнул в свой кабинет и задул свечи в канделябре. Теперь комната была освещена только двумя свечами по обе стороны от входа. Возвратясь к ним, граф трясущимися руками раскрыл папку. В ней лежало только его же донесение на четырех страницах. И больше ничего. Он понюхал бумагу, но не учуял посторонних запахов. Дымок от потухших в канделябре свечей, правда, показался ему сладковатым, но оставаться дольше в своем кабинете Косма не пожелал.
        Он не удивился, оказавшись в теле одной из своих проекций. Давно знал, что связь с проекциями в иных мирах двухсторонняя. Значит, случилось так, что он чрезвычайно сильно понадобился своей отдаленной тени. Что ж, не в первый раз.
        На столе перед ним лежала желтая папка. Он видел, что вся она пронизана извивающимися энергетическими линиями. Какое-то доморощенное колдовство. Брезгливо поморщившись, Он разорвал эти линии, как осеннюю паутину. Хитросплетения узоров и заклятий папки потускнели и растаяли, но Он не обратил на это внимания. Перед ним, а точнее, перед взором короля Сумура Первого лежало донесение, касавшееся - Он чувствовал это всей кожей - Предначертанного Врага. Конкретные замыслы Юрая - так звался Враг в этом мире - оставались темны, но появление его на Сегеде говорило само за себя.
        Он, будучи сейчас и королем Сумуром Первым со всеми знаниями, жизненным опытом и устремлениями, в намного большей степени оставался самим собой. Он не нуждался в имени. Ему не требовались войска и сегедские колдуны, чтобы встретиться с Врагом в решающем поединке, но во всем этом нуждался Сумур, Его проекция. И Он отдал королю малую толику своей силы, ровно такую, чтобы сделать Сумура самым могущественным магом этого мира, способным волевым усилием испепелить целое войско.
        Удовлетворившись совершенным делом, Он попытался вернуться в свое земное тело. Не получилось. Обозленный, Он повторил свою попытку еще и еще раз. Тщетно! Концы так бездумно разрубленных Им заклятий накрепко, неотрывно удерживали часть Его сознания в телесной оболочке короля. Он решил, было, целиком переместиться в Сумура, но и эта попытка не принесла успеха. Новый сосуд оказался мал для Него. Его сознание контролировало теперь два тела в разных мирах, и сила оказалась неравномерно поделенной между ними.
        Конечно, это козни Предначертанного Врага, как же иначе? Стало быть, и граф Косма, подсунувший ему колдовскую папку, служит Врагу. Приговор был произнесен, но исполнение его следовало отсрочить. Ведь именно через тайную канцелярию Он получает все сведения о Юрае. О существовании Семерицы Он, равно как и король Сумур, не имел понятия.
        Он не сразу научился разделять свои планы и желания с планами и желаниями короля. Сознание Сумура никуда не исчезло, оно лишь подчинилось более сильному сопернику. Планы их разнились. Он предпочел бы уничтожить Юрая физически, мгновенно переместившись в Госку или иное место, где враг будет находиться. Лишь неуверенность в достаточности силы, переданной в распоряжение Сумура, удерживала Его от скоропалительных действий. Король, в свою очередь, чурался мгновенных перемещений, выдающих его истинную силу, а потому готовился к традиционной войне.
        Выйдя из кабинета, Он равнодушно прошел мимо склонившегося в лживом поклоне графа Космы и проследовал в бальный зал. Перед ним почтительно расступались графы, бароны и прочая аристократическая мелочь, чьи имена Он даже не потрудился извлечь из королевской памяти. Мысли придворных были мелки и эгоистичны. Впрочем, кое у кого устремления вполне совпадали с королевскими. Например, у патентованного колдуна Шедуана и военного гроссведуна Таргана. Немного непонятна была их заинтересованность в состоянии Сумура…
        Наперерез к королю плыла дама, с которой он танцевал перед удалением в кабинет начальника тайной канцелярии. В её небесных глазах скользила покорная улыбка и намек на вседозволенность, но Он прошел мимо. Давно уже Он не испытывал обычных человеческих чувств, хотя сейчас находился ближе к человеческому существу, чем когда-либо. Но существовали задачи более неотложные: инспекция собственных возможностей, которую Он поспешил провести тут же. Результаты не порадовали. Возможности не позволяли перемещаться между мирами, не позволяли менять телесную оболочку по своему соизволению. И много чего другого лишился Он, обстоятельства заставляли считаться с законами этого мира и возможностями этой плоти.
        Вывод был горек: своими силами ему не справиться с Юраем. Необходимо согласиться с намерениями Сумура Первого, несмотря на то, что король всего лишь жалкая проекция Его. Готовить войско, заручаться поддержкой колдунов. И еще маленькая деталь, подобно занозе донимавшей Его - Сумур должен выполнить некую обязанность, близкую к самопожертвованию. А какую именно, оставалось неизвестным, ибо этого не знал и сам король.
        Глава 15. Хитар. В любви все средства хороши
        Ночью выпал первый снежок, припорошив стылую землю быстро тающими хлопьями. Детвора, высыпав на улицу, проворно лепила снежки, смешанные с грязью и увлеченно запускала ими то друг в друга, то в случайных прохожих.
        Мастер Коробка, кутаясь в зимний плащ на рысьем меху и выбирая места посуше, пробирался к торговому дому Сорикуш. Подспорьем ему служила массивная черная трость с набалдашником в виде серебряной лошадиной головы. По большому счету, мастер давно уже в ней не нуждался, но зачем было об этом знать каждому встречному-поперечному?
        За два месяца, безвыездно проведенные им в Госке, Коробка отправил своему начальству уйму тайных донесений. Поначалу они касались преимущественно Хитар и всех обстоятельств, с нею связанных, потом пришлось сообщать о каждом шаге Юрая. После короткой, но яркой вспышки усыновления в биографии залетного гроссведуна наступил период затишья. Усыновленный герцогом колдун предавался светским забавам типа охоты, скачек, реже - рыбалки. Понятно, что мастер Коробка не мог сопровождать его, поэтому пользовался в основном слухами, заменявшими здесь светскую хронику.
        Но в настоящую минуту мастер думал не о Юрае. Он шел к Хитар, осознавая, что попал в зависимость от юной колдуньи. Это он-то, многократно превосходящий её в искусстве! Данное обстоятельство весьма досаждало мастеру, делая его раздражительным по поводу и без повода. Но едва он вступал на порог торгового дома Сорикуш, где до сих пор укрывалась Хитар, мастер внезапно менялся, делаясь послушным в руках девчонки.
        Так произошло и на этот раз. Войдя в апартаменты Хитар, Коробка скинул плащ и шляпу, трость поставил в угол, после чего опустился в специально для него доставленное кресло с мягкими подлокотниками.
        Хитар обрадовалась его приходу, но не как колдунья, удовлетворенная исполнением своего желания, а просто по-человечески. Как простая юная девушка, нуждающаяся в общении. И - никаких признаков магии. Коробка не понимал ее. Когда Хитар была обещана сказочная карьера в Согури и она, не колеблясь, покинула отчий дом, это можно было списать на наивность провинциалки. Но сейчас мастер готов был дать голову на отсечение, что ученица деревенской колдуньи, на самом деле, себе на уме. Её сущность можно было бы определить как прямодушие. Во всяком случае, Коробка при всех своих навыках не мог уловить никаких её подспудных, тщательно скрываемых мыслей. Если Хитар что-либо произносила вслух, то же самое было и в её голове.
        Всё её прошлое, прошедшее в глухой и нищей деревне, обещало проявиться полнейшей безвкусицей. В то же время Хитар категорически отвергла множество роскошных нарядов, доставленных ей, остановив свой выбор на тех, что сидели на ней так, словно она носила что-то подобное всегда. Она не казалась, а действительно была придворной дамой. Это пугало мастера Коробку более всего.
        Итак, Коробка опустился в мягкое кресло, вытянув перед собой поврежденную ногу.
        - Болит? - участливо осведомилась Хитар.
        Мастер поморщился.
        - Немного. Как ты?
        После этого нехитрого вступления он пересказал девушке последние события из жизни герцогства. Больше говорить ему было не с кем. Уфелд, все еще остававшийся в Госке, не в счёт. Байг должен знать ровно столько, сколько необходимо для его задания. А Хитар… Кто знает, сколько ей отведено месяцев или дней. Всё в воле графа Космы. Вот почему Коробка давно уж поведал колдунье о её поразительном сходстве с племянницей Великого герцога. Свою откровенность он оправдывал тем, что, дескать, выгодней не командовать, а превращать людей в сообщников.
        - Мастер, - перебила его очередное повествование Хитар, - мы сидим без дела.
        Коробка вздрогнул. Давно он уже ждал, что девчонка вот-вот преподнесет какой-нибудь сюрприз. И вот дождался.
        - Кажется, у тебя есть предложения, - со снисходительной ленцой в голосе проговорил он, надеясь, что первая его реакция осталась незамеченной.
        Хитар заговорила торопливо, что было совсем на неё непохоже.
        - Вам необходимо срочно встретиться с племянницей герцога и предупредить её о том, что Юрай готовит на неё покушение. Вероятно, что она будет отравлена. Необходимо бежать, пока река не встала.
        Тут уж Коробка перебил свою собеседницу, во весь голос рассмеявшись.
        - Голубушка ты моя! Я согласен, что по смерти Белуанты Юраю куда легче стать законным наследником престола, но еще проще этого добиться, женившись на ней! Голову даю на отсечение, что ее папаша будет до смерти рад такому повороту.
        За собственным смехом мастер Коробка не заметил, как при его словах напряглись губы Хитар.
        Здесь необходимо сделать отступление, без которого невозможно понять смысл завязавшегося разговора. Согласно законам королевства, наследование велось только по мужской линии. Если, скажем, герцог преждевременно покинет этот мир, его вдова править не сможет. Только сын, родной брат или внук правителя смогут занять его место. Сын Великого герцога, как известно, погиб. Братьев он не имел
        - Белуанта приходилась ему племянницей по линии жены. Выйди она замуж, её супруг оспаривал бы права престолонаследия у Юрая. Вышел бы спор, в котором судьей стал бы король Согури. Так что Юраю гораздо выгоднее было бы жениться на Белуанте, а не отравить её. Коробка не был осведомлён, что герцог уже намекал Юраю на выгодный брак, он просто догадался об этом, как о само собой разумеющемся.
        На скепсис мастера Коробки, выразившийся столь бурно, Хитар отреагировала по-своему. Вскочив со стула, она бросилась к шкафчику, откуда мигом вытащила зеленого цвета шкатулку, чья откидная крышка была украшена чьим-то портретом. Коробка никогда не видал ее в опочивальне Хитар, да и не могло её быть - всё, что находилось здесь, было закуплено им или же по его приказанию. Еще большее изумление испытал он, когда увидел шкатулку вблизи. Её крышку украшал портрет Белуанты, выполненный цветной мозаикой. Как Хитар смогла заполучить его, было полной загадкой. Несомненно, шкатулка эта могла принадлежать Великому герцогу или самой Белуанте.
        - Возьмите это, - сказала Хитар, прежде чем мастер успел задать свой вопрос, - по-моему, достойный подарок для Её Высочества. В неё я вложила записку, - девушка откинула крышку и достала из шкатулки небольшой розовый листок.
        "Есть настоятельная необходимость встретиться с Вашим Высочеством наедине", - прочитал мастер.
        - Что всё это значит? - нахмурился он.
        - Только то, что я сказала.
        - Девочка, а ты не думаешь, что после встречи со мной Белуанта поспешит к герцогу?
        - Нет, не думаю. Конечно, если Вы приложите должные усилия. Ведь сами говорили, что Белуанта лишена какого-либо дара, так что убедить её не составит труда. Только бежать она должна немедленно, до возвращения в Госку Юрая, а его следует ожидать на днях. Пусть оставит записку для дяди, но не встречается с ним. В качестве сопровождающего предложите Уфелда.
        Процедура была проста и понятна. Другое дело, зачем всё это понадобилось Хитар. Смутные подозрения зашевелились в душе мастера Коробки.
        - Уж не собралась ли ты занять место Белуанты во дворце? Это будет великой глупостью: конечно, ты похожа на неё, но не настолько, чтобы ошиблись родные, а тем более колдуны.
        - Не хочу я занимать ничьего места.
        - Тогда чего же ты хочешь?
        - Я же сказала: Белуанта должна бежать, и как можно скорее.
        Хитар поджала верхнюю губку, сделавшись похожей на маленького капризного ребенка. Коробка практически сдался и лишь подыскивал оправдания своему будущему, из ряда вон выходящему поступку. Что доложить графу? Или поставить перед фактом, к которому он, Коробка, никак не причастен?
        Пока мастер думал, Хитар незаметно оказалась позади него. Сначала Коробка ощутил легкие руки на своих плечах, потом жаркое дыхание у своего уха:
        - Вы сделаете это, мастер.
        И Коробка уже не знал, что именно он должен сделать. Сейчас. Сию минуту.
        Ожидая своей очереди в приемной Белуанты под надзором двух стражников, Коробка то краснел, то багровел. Ему казалось, что всем видно, что час назад произошло между ним и Хитар. В его постели перебывали десятки женщин, чему, казалось бы, смущаться? А вот поди ж ты… Но, дождавшись аудиенции, он вполне овладел собой. Первым делом Коробка протянул Белуанте шкатулку, завернутую в шелковый платок. Как и предполагалось, после недолгого осмотра подарка девушка откинула крышку и заглянула внутрь. Коротенькую записку она прочла, не вынимая её из шкатулки. Лицо её выразило недоумение.
        - Говорите смело, здесь не подслушивают.
        Подчинить сознание юной особы, не имеющей понятия о психологической защите, для такого специалиста как мастер Коробка, было делом считанных минут. Несколькими короткими, тщательно выверенными фразами он погрузил Белуанту в состояние, когда она была готова поверить любому слову. Остальное он заранее оговорил с Хитар.
        - Колдун Юрай уже полностью подчинил себе Вашего дядю, а Вас устранит в ближайшие дни. Это абсолютно надежные сведения. Он отравит Вас, Ваше Высочество соком ядовитых грибов, которые сейчас собирает в лесах герцогства. Ближе к зиме они становятся особенно ядовитыми. Колдун Юрай знает в этом толк. Нужно бежать, как можно скорее. И никому не сообщайте, где Вы будете скрываться. Великий герцог пошлет на Ваши поиски не своих людей, а гроссведунов, полностью подвластных тому же Юраю. Я могу предложить надежного человека, который обеспечит и Вашу безопасность, и пропитание, и всё прочее. Он же доставит Вас в Госку, когда с Юраем и его планами будет навсегда покончено.
        Разговор, а точнее, монолог мастера Коробки велся при раскрытых дверях, мимо которых время от времени проходили стражники, дабы убедиться, что племянница герцога ни в чём не нуждается. Тогда Коробка на несколько секунд замолкал, делая вид, что дожидается ответа Белуанты. Наконец черное дело было завершено. Мастер отдал последний приказ на забвение содержания их разговора, вернул Белуанту в реальность и откланялся.
        Теперь надо спешить. Со всех ног Коробка помчался отыскивать своего верного байга, томящегося от безделья. К счастью, Уфелд оказался на месте.
        - Немедленно собирайся, - едва переведя дух, приказал Коробка. - Возьми теплые вещи с запасом, еду и всё, что полагается для похода. Купи лодку - вот деньги - и отгони ее за город, к Коровьему броду. Там и жди, сколько придется. Когда явится девушка, ни о чем не спрашивай. Помоги ей перебраться в лодку и тотчас отправляйся вниз по течению, - повторил он ту же инструкцию, что недавно внушал Белуанте. - Спрячьтесь так, чтобы вас невозможно было найти.
        - Где именно? - не выказывая удивления новым заданием, осведомился байг.
        - Где сочтешь нужным.
        Совершенно удовлетворенный, мастер отправился к торговому дому Сорикуш. Вначале он шел неторопливо, но внезапная мысль заставила его поспешить: если Белуанта исчезнет, то он непременно окажется в числе подозреваемых. Как же иначе? Ведь именно после его визита во дворец племянница герцога выкинет столь неожиданный фортель. Конечно, прямых улик против него нет. Ну, решил порадовать Белуанту подарком. Кстати, шкатулка не несла на себе ни малейших следов заклятий. Но Коробка не обманывался относительно своей репутации при дворе Его Высочества. Допросят его так, что мало не покажется. Эх, зря он послушался девку. Не иначе, как навела она на него чары…
        Хитар он застал за ленивым раскладыванием карт. Колдунья вопросительно приподняла голову, но своего занятия не прервала.
        - Сделал всё, как ты вел… просила, - буркнул Коробка, еще более злясь на свою далеко не случайную оговорку.
        - Вот и отлично. Да Вы присядьте, мастер. Я кое-что должна сказать Вам.
        Коробка мельком подумал, что после того, что произошло между ними утром, девчонка вполне могла перейти на "ты". Хорошо, что держит дистанцию.
        - Король Сумур Первый готовит большое вторжение в земли герцогства. К этому его усиленно подвигает молодой колдун. Его имени я пока не знаю.
        - Вероятно, Тарган, - кивнул мастер Коробка, - он недавно произведен в армейские гроссведуны. А ты откуда об этом знаешь?
        - Карты сказали, - небрежно произнесла Хитар, бросая колоду на стол крапом вверх. - Однако я не договорила. Король метит, во-первых, в Юрая, а во-вторых, в кого-то с кем Юрай довольно близко знаком.
        - Таких много, - хмыкнул Коробка.
        - Вероятно, - не стала спорить Хитар. - Но дело в том, что и королю неизвестно имя второго противника. Мне страшно, мастер…
        Мастер Коробка невольно поежился, полагая, что ему-то больше оснований беспокоиться за свою шкуру. Начнись война, согласно предсказаниям Хитар, он станет первым, кого герцог бросит в темницу. Если, конечно, не сделает этого раньше, связав имя мастера с исчезновением своей племянницы.
        - А ты уверена, что Белуанта решится на бегство? - спросил он.
        - Уедет, как миленькая, - заверила Хитар. - А сразу после этого Вы встретитесь с Юраем, я подскажу, где его отыскать. Сообщите ему о планах короля.
        Мастер предпочел бы немедленно, уже сегодня, бежать из Госки, но вместо этого послушно кивнул. И не оттого, что вновь незаметно для себя подчинился колдунье. Он не знал замыслов Хитар, но уловил главное - интригу, то, чем и сам занимался всю свою сознательную жизнь. Война, действительно, назревает. Против кого, этого Коробка доподлинно не знал, но чувствовал, что колдунья права. И что же она предпринимает в это время? Удаляет из Госки Белуанту, отвлекая тем самым герцога от военных приготовлений. Более того, связывает руки Юраю, которого правитель, без сомнения, привлечет к поискам беглянки. По сути - дезорганизует оборону противника. Вот тебе и деревенщина!
        Как бывало и прежде в его полной приключений и опасностей жизни, азарт овладел мастером Коробкой. Единственное, что озадачивало его, это необходимость предупредить гроссведуна Юрая. Чем вызвано это желание Хитар? Коробка отметал возможность любовной связи между ними - серый байг Уфелд ни за что не пропустил бы такого. Вдобавок именно он, Коробка, оказался первым мужчиной в жизни Хитар. Значит, что-то колдунья задумала такое, чего ни Коробке, ни даже графу Косме не понять. Однако охотничий азарт не лишил мастера осторожности.
        - Нам надо укрыться, и как можно надежнее, - решительно заявил он, топорща черные кошачьи усики.
        - Зачем? Разве наше нынешнее убежище чем-то не хорошо?
        При всей своей изворотливости, в чем мастер недавно убедился, Хитар порою являла столь вопиющую наивность, что впору было хвататься за голову.
        - Милочка ты моя! Едва герцогу станет известно об исчезновении племянницы, он всё здесь перевернет вверх дном. Весь город! И начнет он - я готов биться об заклад - с домов и прочих построек, принадлежащих людям короля. Или ты на это и рассчитывала? - подозрительно взглянул он на сообщницу. - Вот что, прежде всего нам надо изменить внешность, чтобы мы вышли из торгового дома совсем неузнаваемыми.
        - Хотите, я сделаю Вас маленьким горбуном? - предложила Хитар. - Я умею…
        Коробка, вскочив, замахал обеими руками.
        - С ума сошла! Ни капли колдовства! По нему нас в первую очередь и обнаружат.
        - Тогда надо раздобыть… - начала Хитар, перечислив мастеру весь необходимый по ее мнению реквизит. Вот это уже были вполне здравые мысли.
        Почти всё, включая одежду для Хитар, нашлось в торговом доме Сорикуш, а вот за обновками для Коробки пришлось снарядить на рынок одного из стражей, охранявших Хитар. Мастер сразу же рьяно принялся за дело. Черная накладная борода немного состарила его, зато придала круглому лицу продолговатость. Волнистые волосы, обычно выбивающиеся из-под шляпы, с помощью Хитар он безжалостно остриг. Саму же шляпу, зимний плащ и тонкой выделки сапоги приказал сжечь в своем присутствии.
        Хитар тоже не теряла времени, что-то творя со своим лицом у зеркала. Когда же она переоделась в принесенное платье, мастер охнул. Перед ним, потупив взгляд, стояла обывательница лет тридцати с небольшим, уже ничем не напоминавшая Белуанту. К этому времени подоспел и охранник с покупками. Коробка напялил на себя неказистую одежонку, брезгливо морщась при этом. Придирчиво оглядев себя в зеркало, он вздохнул.
        - А можно я захвачу с собой это платье? - окликнула его Хитар, держа в руках свое любимое черное с серебром одеяние.
        - Ты что? Мы теперь перешли в купеческое сословие. Надеюсь, ненадолго. Пока оставайся здесь, а я подыщу подходящее жильё.
        К вечеру того же дня, уже в сумерках, "купеческая семья из Качкара" въехала в небольшой домик на самой окраине города. Поклажи при них почти не было, слуг тоже. Видать, небогатая пара.
        Войдя в жилые комнаты, Хитар недовольно огляделась. Высокий гардероб, стол с чистой скатертью, вышитый по краям, ситцевые занавески на окнах, постель с взбитыми подушками - что это в сравнением с обстановкой в торговом доме, где из нее пытались сделать придворную даму?
        - Не морщись, - попросил девушку Коробка, - вполне сносные условия в нашем положении.
        Кряхтя, он сбросил тяжелые сапоги и блаженно вытянул ноги, опустившись на застеленную кровать. Натруженная за день больная нога нестерпимо ныла; всё-таки трость, с которой мастер расстался перед выходом из торгового дома, оказывается, была весомой - во всех смыслах - подмогой. Но оставлять при себе столь явную примету, когда вот-вот подручные герцога кинутся отыскивать хромца с палочкой, не представлялось возможным.
        - А что мы будем сегодня есть? - спросила Хитар, словно маленький ребенок.
        Вздохнув, мастер пообещал, что голодными они не останутся. Немного спустя он отправился в ближайшую корчму, откуда и принес еще теплую снедь. За время его отсутствия Хитар растопила печь и вскипятила кастрюлю воды. Поужинали молча.
        Откушав, Хитар извлекла из своего саквояжа заветные карты. Колода летала в её руках, но карты жили своей, отдельной от хозяйки жизнью. Хитар даже не смотрела на них, зато не отрывал взгляда её мнимый супруг. Каждый раз выпадал топор. То с кошкой, то с королем, то с трезубцем. К подобным методам узнавания будущего мастер относился умеренно скептически, хотя и не отрицал их полностью.
        - Ну, что там получается? - спросил он.
        - Идите спать, мастер, - Хитар бросила карты на стол, - завтра предстоит тяжелый день.
        Всю ночь мастер Коробка проворочался на неудобной постели в соседней с Хитар комнатушке. Снилось ему, что он пытается взобраться на крутой обледенелый склон горы Белого Облака, непрерывно соскальзывая вниз. А то вдруг ниоткуда появлялся король Сумур, и глаза его горели безумным огнем.
        Еще не рассвело, как его разбудила Хитар.
        - Мастер, пора вставать. Юрай вот-вот войдет в город.
        Пока Коробка одевался, колдунья повторила еще раз, чего хочет от встречи двух гроссведунов. Идти, причем быстро, пришлось далеко - Юрай въезжал в Госку через восточную заставу. В том же районе, где Коробка с Хитар провели ночь, надежда поймать извозчика была сродни ожиданию зимней грозы.
        Коробка подоспел вовремя. Кавалькада, в которой присутствовали лишь молодые придворные, лишенные магического дара, только что миновала заставу. Мастер наблюдал за всадниками, прислонившись плечом к холодной каменной стене. Он совершенно не походил на себя, тем не менее, Юрай тотчас опознал его и спешился, бросив повода одному из своих спутников.
        - Рад видеть, - потряс он озябшую руку Коробки, - уже без палочки? Не рано ли?
        Говорил он внятно, но тихо, так что вряд ли их слышали спутники Юрая.
        - Ваше Высочество, - начал Коробка.
        - Бросьте, - оборвал его Юрай. - Мы с Вами одного поля ягоды, тем более что не первый день знакомы. Полагаю, что Вы хотите сказать мне кое о чем по секрету, судя по Вашему наряду?
        - Точно так. Известная Вам особа по имени Хитар предупреждает, что в ближайшее время король Согури вторгнется в пределы герцогства. И Вы, а не Великий герцог, будет главной его мишенью, - на одном дыхании произнес Коробка.
        - Хитар? - слегка поднял брови Юрай. - Она здесь?
        Коробка торопливо назвал новый адрес.
        - Вы молодцы, мастер. Великий герцог найдет, чем вас отблагодарить. Об этом я позабочусь лично. А пока, простите, мне пора - люди уже заволновались. Не примите за оскорбление, а лишь ради конспирации, - проговорил он, кидая мастеру золотую монету, которую тот с ловкостью поймал.
        Поклонившись в пояс, Коробка проводил удаляющегося Юрая взглядом. Приемный сын Великого герцога был одет простолюдином, и только яркие перстни на его пальцах говорили о высоком положении их хозяина. И, тем не менее, в компании золотой молодежи Госки Юрай сразу выделялся. Именно как хозяин. Возможно, благодаря белому жеребцу, на котором он гарцевал.
        Стук копыт почти исчез вдали, и Коробка, словно опомнившись, встрепенулся. Легкий морозец выдувал пар из его рта. Было безветренно. С минуты на минуту потянется по улице служилый люд, так что маячить на перекрестке было опрометчиво, да и незачем больше. Коробка, еле заметно прихрамывая на правую ногу, поспешил к Хитар.
        На условный стук девушка открыла дверь с радостной улыбкой ожидания, на глазах сменившейся плохо скрываемой гримасой разочарования.
        "Что это она? - подумал Коробка. - Неужели ждала, что второй человек в герцогстве сломя голову помчится, чтобы повидать свою случайную попутчицу?"
        Глава 18. Кондрахин. Интриган
        С остервенением я надел только что снятые перстни. Ненавижу любые побрякушки! Но герцог настоял, чтобы я носил их, а сейчас требовал меня к себе, хоть и знал, что я только вернулся в город. Мне бы сначала помыться, сменить белье, провонявшее потом и дымом костров, ан нет, приходилось идти.
        И я пошел, на ходу в который раз переваривая сообщение, переданное мастером Коробкой. Относительно его персоны я не сомневался ни капли: верный служака начальника королевской тайной канцелярии. Но почему король своей главной целью выбрал меня - человека, можно сказать, случайного? Как-то всё это не вязалось. Предположим, Коробка врёт, что люди его профессии умеют делать так артистично, что сами верят в изрекаемую ими ложь. Но цель-то какая-то должна быть? Верно ли то, что информация исходит от Хитар? Вряд ли. Откуда ученице деревенской колдунье знать тайны трона?
        Ответив на салют внутренней стражи, я без стука вошел в кабинет Великого герцога. Вид Его Высочества неприятно поразил меня: бледный, растрепанный, с глубокими тенями под глазами. Он даже не счел нужным поприветствовать меня, не то что предложить присесть с дороги.
        - Пропала Белуанта, - только и произнес он хрипло.
        - Как? Когда? - опешил я.
        Оказалось, что вчера утром она давала аудиенцию горожанам и прочему люду, потом её вроде бы мельком видели во дворце, но до какого часу, точно не установлено. А к ужину она не вышла. Хватились её не сразу, так как родители думали, что Белуанта во дворце, а герцог с герцогиней, соответственно, наоборот. Лишь к полуночи стало ясно, что девушки нет ни там, ни там. Герцог поднял всех людей на поиски, которые ничего не дали. А сейчас он намерен обыскать, если потребуется, все дома в Госке, кому бы они ни принадлежали. Заставы уже усилены, еще с ночи.
        - Я хочу, чтобы ты лично возглавил поиски, - закончил правитель, устало моргая.
        - Есть какие-нибудь зацепки? Может, её похитил какой-нибудь воздыхатель?
        - Есть только это.
        Герцог, не вставая, протянул мне записку, поднятую со стола. "Я вернусь, когда при дворе не будет колдуна Юрая", - недоумевая, прочел я. Никогда у меня не было никаких столкновений с этой девицей, скорее, наоборот.
        - Это точно ее почерк? - спросил я.
        Герцог кивнул.
        - Тогда я ничего не понимаю.
        - Тебя сбивает с толку ссылка на твоё имя. А ней-то, я думаю, и разгадка. Глупая девчонка сбежала по собственной воле, но по чужому почину. Кто-то внушил ей мысль, что ты представляешь для неё угрозу, не иначе. Понимаешь, чем это чревато? Где бы она сейчас ни была, по сути, она в чужих руках. Меня смогут шантажировать. Вот почему её надо найти, как можно скорее! Знаю, что вы, колдуны, видите свечение каждого человека, ты тоже на это способен?
        Я кивнул, но вынужден был пояснить:
        - Я понял, на что намекает Ваше Высочество. Но это малоперспективно. Действительно, каждый человек излучает особый цвет, который мы называем аурой, но особенной она бывает только у тех, кто не обделен мистическими способностями. У остальных, включая Вашу племянницу, ауры настолько обычны, что трудно не спутать одну с другой.
        Сильно нахмурившись, герцог испытующе поглядел в мою сторону.
        - А вот я слышал нечто иное…
        Не знаю, кто и что наговорил ему, так что пришлось пуститься в объяснения.
        - Представьте себе луг, поросший ромашками, Ваше Высочество. И среди этих ромашек - один единственный цветущий мак. Мак в нашем случае - колдун, его издалека видно. А теперь представьте, что из всех тысяч ромашек надо выделить одну единственную. Так и в нашем деле. Вы можете приказать мне, но это лишь затянет поиски.
        - А ты что предлагаешь?
        Пришлось перебрать в памяти все когда-то в юности читанные мной детективы. Конечно, все эти пинкертоны и пуаро - ребята успешные в силу того, что их кто-то выдумал, но должно же быть в их деяниях рациональное зерно. С видом одновременно смиренным и уверенным я произнес:
        - Необходимо сузить круг поисков. Отмести заведомо неверные варианты. Где однозначно не может искать укрытия Белуанта? Подумайте, Ваше Высочество, ведь мне, как чужаку, не справиться.
        - Что ж, - пробормотал герцог, - есть в этом здравая мысль. Где не сможет или не захочет укрыться Белуанта? Во-первых, в домах, принадлежащих или контролируемых придворными, включая гроссведунов. Те донесли бы мне в первую же секунду. Правда, остается возможность, - раздумывая, произнес он, - что нашлась среди этой братии какая-нибудь легкомысленная подруга…
        - А Вы составьте список, Ваше Высочество, - предложил я, - а тех, кто вне подозрений, из него вычеркнем.
        В конечном итоге у нас осталось всего два имени, что очень воодушевило герцога. Я за это время сообразил следующий ход.
        - Еще потребуется список тех, с кем Её Высочество встречалось вчера…
        По большому счету Белуанта не имела права на этот титул. По крайней мере, меньшее, нежели я. Гроссведун Юрай, хоть и усыновленный, но всё же сын, а Белуанта всего лишь племянница, да еще по линии герцогини. Но так уж повелось титуловать её при дворе, отчего, надо думать, девчонка слишком много о себе вообразила. Справедливости ради надо добавить, что герцог относился к ней, как к собственной дочери. Было это связано со скоропостижной смертью его истинного сына или правитель был просто чадолюбив, я не уточнял.
        Через несколько минут в моих руках оказался перечень тех, кто накануне искал аудиенции у Белуанты. Большинство имен мне ни о чем не говорили, но вот мастер Коробка… Чрезвычайно интересный факт! Допрошенный мною стражник пояснил, что посланец Ка-Талада явился не с пустыми руками. Но тщетно слуги перерыли опочивальню Белуанты и прочие помещения дворца: чего бы то ни было подозрительного так и не было обнаружено. Я проверил астральный след - вещицы некоторого рода, способные подчинить себе человека, были мне хорошо известны со времен совместной с Ведмедем экспедиции на Амату. Ничего не говорило о том, что в руках Белуанты побывала какая-либо колдовская штуковина. Ну, это еще ничего не доказывает. Придется доверительно поговорить с Коробкой. Свои подозрения герцогу я высказывать не стал: в конце концов, он осведомлен обо всём не хуже меня. Ну, может быть, чуть-чуть хуже.
        Но, прежде чем встретиться с ка-таладским прохиндеем, я решил проверить, где сейчас его верный подручный - Уфелд. Как вскоре выяснилось, серый байг исчез из Госки как раз вчера. Немного больше времени потребовалось, чтобы узнать о том, что перед этим он купил лодку. Картина более-менее прорисовывалась. Вот теперь Коробку можно было смело брать за горло. К нему я отправился один.
        По указанному адресу я его не застал, зато имел сомнительное удовольствие видеть Хитар, которую на протяжении нескольких месяцев безуспешно отыскивали (по моей наводке) люди Великого Герцога. Девушка сильно изменилась со времени нашего совместного путешествия, утеряла простоту, так бы я это расценил. И всё же, увидев меня, она явно обрадовалась.
        - Ну, здравствуй, Хитар, - сказал я. - Спасибо тебе за предупреждения. Как сама? Где мастер?
        Девушка пожала плечами, не отрывая от меня своих глазищ. К её белоснежной ауре теперь примешивались багровые тона. Она посторонилась, чтобы пропустить меня в дом.
        - Что ж, вы неплохо обустроились, - рассеянно произнес я, оглядывая мещанскую - по моим земным понятиям - обстановку. Для полноты картины не хватало герани на окне да клетки с канарейкой. - Так где же мастер Коробка?
        Мой рассеянный взгляд задержался на столе, где были раскиданы карты. Все они лежали крапом вверх, и лишь одна - король - являла свое значение. Над нею нависал подсвечник с наклонно расположенной свечой. Расплавленный воск капал на лицо короля.
        - Что это значит? - поинтересовался я.
        - Помогаю тебе, Юрай, взойти на престол, - кротко пояснила Хитар.
        Явственно попахивало дикарским колдовством. Всё это вполне укладывалось в моё представление о Хитар как о недоучившейся деревенской колдунье с традиционными для этого клана наивными суевериями и преклонением перед различного рода обрядами.
        - Причем здесь я, коли речь о короле? Или ты прочишь мне трон Согури?
        Хитар помотала головой.
        - Вскоре умрет Великий герцог, и ты займешь его место. У тебя останется время подготовиться к битве с Сумуром.
        Смутные пока подозрения шевельнулись во мне, и что-то, похожее на страх, завибрировало в позвоночнике. Я внимательно посмотрел на колдунью.
        - Хитар, признавайся, ты причастна к бегству Белуанты?
        - Да, я её спровадила из Госки, - совершенно равнодушно ответила она.
        - Куда?!
        - Не знаю. Этим занимался мастер Коробка.
        Мне осталось только выругаться про себя. Тащить паршивку во дворец для допроса с пристрастием не имело смысла. Скорее всего, она действительно не в курсе, где сейчас Белуанта и даже Коробка. Да и не хотелось мне передавать Хитар ни в чьи руки. Подло это как-то, тем более, что девчонка от меня и не таилась вовсе. Найти скрывшегося мастера также было делом нелегким, если вообще возможным. Опытный лис либо надежно затаился, обрубив все концы, либо вовсе покинул пределы герцогства. У меня оставалась, таким образом, всего одна зацепка - лодка, купленная Уфелдом.
        Через Госку протекала единственная река - Хачор. Она брала начало в горах Илиз, то есть сравнительно недалеко, и в столице герцогства не превышала сорока метров в ширину. За городом река круто поворачивала на север, где вековые леса обступали её берега. Если в бегстве Белуанты, действительно, задействован Уфелд, то лучшего места для укрытия не придумать. Тысячи квадратных километров практически безлюдной земли. Чтобы прочесать эти дебри, потребовалась бы вся армия Великого герцога. Либо один высококвалифицированный и выносливый колдун, то бишь я.
        Коробка, хоть и называют его мастером, допустил существенную ошибку. Белуанту следовало прятать среди людей, где мне не под силу отличить её ауру от тысяч подобных. На безлюдье же она будет видна мне, как на ладони, ведь никакая чаща не заслоняет астрального излучения. Конечно, придется проехать десятки, а то и сотни километров, но это уже издержки производства.
        Вернувшись во дворец, и ничего не доложив герцогу, я разослал слуг собрать молодое дворянство, с которым только несколько часов назад расстался. Оставалось позаботиться о провианте на несколько суток, всё остальное, наверное, еще не вынималось из седельных сумок. За этими приготовлениями меня и застал Его Высочество.
        - Ну? - только и спросил повелитель, заходя на конюшню, куда минутой раньше заглянул и я.
        - Кажется, напал на след. С малым отрядом выступим часа через полтора.
        - Поспеши, Юрай, - нахмурившись, сказал герцог. - По городу поползли слухи, что ты замыслил отравить Белуанту, оттого девчонка и подалась в бега.
        - Что за вздор! - вырвалось у меня.
        - Сам знаю, что вздор. Но на каждый роток не накинешь платок, - произнес он местную фразу, в переводе на русский означавшую именно это. - Девчонку надо отыскать как можно скорее и предъявить народу. Живую и невредимую. Не хватало нам только волнений в Госке. Ты знаешь, что Его Величество Сумур Первый готовится к походу?
        Я кивнул.
        - А против кого, знаешь?
        - Сказывают, что против меня, Ваше Высочество.
        Великий Герцог как-то по-свинячьи хрюкнул:
        - Сказатели твои - фантазеры великие. Кто ты для короля? То-то. Против меня он идет, хочет положить конец моему правлению.
        - Но повод, Ваше Высочество? - спросил я, поглаживая волнистую гриву своего жеребца.
        - В поводе всё и дело. И, кажется, племянница моя, конечно, с чьей-то помощью такой повод нашла и преподнесла королю. Уверен, что это давно спланировано графом Космой. Попытка отравления Белуанты пришельцем, её вынужденное бегство - чем не свидетельство слабости власти? Значит, нужно помочь: мятежных - на дыбу, обессилевших - на покой.
        Как мог, я постарался успокоить герцога, хотя мало в этом преуспел. Тут стали подъезжать и мои товарищи.
        - Да пребудут с вами Великие Белые, - совсем тихо благословил нас правитель, когда маленький отряд в десять всадников тронулся в путь.
        Глава 19. Серый байг. Нежить вокруг
        Накануне вечером, поджидая пассажирку у Коровьего Брода, Уфелд порядком продрог. Лодку он укрыл в густом прибрежном камыше, еще не поддавшемся первым заморозкам, забросил в воду наугад рыболовные снасти. Народ бывал здесь разве что летом, но маскировка не повредит.
        Уже начало темнеть. Поплавки из бересты почти не различались на бегущей воде, а никто не появлялся. Байг отложил в сторону бесполезные удочки и набрал хворосту. Тот был сыроват, но люди его профессии способны развести костер даже под ливнем. Вскоре в маленькой ложбинке заплясали на шипящих сучьях язычки пламени - ровно настолько, чтобы согреть озябшие руки.
        Мелкие торопливые шажки он расслышал за несколько десятков метров. Вгляделся пристальней.
        - Хитар! - сорвалось с его губ, когда женщина подошла ближе, и почти тут же понял, что опознался. Но как похожа! И рост, и фигура, и овал лица!
        - Ты Уфелд? - спросила женщина, быстро и испуганно оглянувшись на свой след и, получив утвердительный ответ, тотчас спросила: - Меня предупредили, что мы поплывем на лодке. Где же она?
        Серый байг - так уж случилось - никогда в жизни не видал воочию Белуанты, поэтому даже не знал, как обратиться к своей подопечной. Он лишь молча подобрал веревку и подтащил замаскированную камышами лодку к самому берегу. Белуанта поспешно заняла свое место.
        - А где же Ваши вещи, госпожа? - спросил байг, отталкиваясь веслом от берега.
        - Ты не в своем уме? Как бы я с вещами сбежала из дворца?
        Уфелд насторожился. "Из дворца" - это о многом говорило. Итак, дворцовые тайны. Этого ему только не хватало! Но с начальством не спорят, да и поздно уже. Энергичными гребками он отправил лодку на стремнину, и течение подхватило ее. Оставалось только изредка поправлять ее ход.
        Девушка, которую он тайно увозил из Госки, не только лицом и статью походила на Хитар, но и была ровесницей качкарской колдуньи. Примостившись на узлах, собранных Уфелдом, она затихла. Немногие минуты, остававшиеся до полной темноты, позволили байгу более-менее разглядеть свою спутницу вблизи. Теплый плащ без всяких гербов и прочих выкрутасов. Лицо бледновато, то ли от природы, то ли от испуга. Пальчики в нитяных перчатках тоненькие. Замерзнет, пожалуй. Что же Коробка не предупредил, что беглянка будет без поклажи? Во что её наряжать прикажете? Это для себя он захватил несколько смен белья с расчетом на наступающую зиму. А эта в чем будет щеголять? В ботиночках на рыбьем меху? Да, задал мастер Коробка задачку…
        Места эти Уфелд более-менее знал. Неплохие места, целому войску можно спрятаться, не то, что двоим беглецам. И зверья порядочно, так что с голоду не помрешь. Байг и в прошлые разы неплохо управлялся с помощью одних только силков да охотничьего ножа. На этот раз он запасся самострелом, который в разобранном виде покоился в одном из мешков на дне лодки, а также целым набором ножей. На удочки, о которых упоминалось выше, он, по большому счету, не рассчитывал. Если и клюнет, то какая-нибудь мелочь. Другое дело прикрепить к палке зазубренный нож и бить рыбу на перекатах.
        И еще радовало Уфелда то, что леса эти были почти свободны от нежити. Лишь одно место, в трех сутках сплава по реке ниже, считалось опасным. Вокруг него ходили местные легенды, в смысл которых байг никогда не вникал. Одно знал точно: место это, около километра в поперечнике, примыкало к реке. В центре его, скрытый густым ельником, стояла избушка, вполне безопасная. Необходимо лишь преодолеть внешний круг, занятый нежитью.
        В своей многотрудной жизни байг не одну сотню раз встречался лицом к лицу с разными порождениями черных чародеев. Природная наблюдательность, помноженная на неусыпное чувство опасности, позволяла ему угадывать присутствие затаившейся нежити по мельчайшим признакам: по вдруг наступившей тишине, по листве, дрожащей в полном безветрии, по слишком хорошей тропе, ни с того, ни с сего взявшейся в чащобе. Конечно, от некоторой нежити бежал бы храбрый Уфелд, сломя голову. Но большинство созданий были почти неподвижными. Дотронься или войди в зону действия - тогда другое дело. По тем немногочисленным сведениям, которые имел время собрать Уфелд, нежить к северу от Госки была именно такова.
        От ее присутствия он надеялся иметь вторичную выгоду. Во-первых, немного найдется дураков, чтобы сунуться сюда. Во-вторых, незачем дополнительно охранять гостью, имени которой он до сих пор не узнал, от поспешных и непродуманных действий. Хоть она и похожа на Хитар, как единоутробная сестрица, однако, не колдунья. Таковых, как и нежить, Уфелд чуял издалека.
        Вскоре настолько стемнело, что плыть дальше стало бы невозможным, несмотря на всю умелость серого байга, кабы не луна в три четверти, плывущая в трех гребках впереди носа лодки. Безоблачное небо в этот сезон сулило только стужу, и вскоре Уфелд стал замечать, что пальцы его, несмотря на перчатки, всё хуже ощущают весло. Но, тем не менее, он не останавливался, прикидывая в уме, насколько сейчас они опережали возможную погоню, если та отправилась бы немедленно. Преимущество получалось изрядным, однако с рассветом оно начнет стремительно сокращаться. Вёслам, даже если работать ими без перерыва и без устали, не сравняться с копытами скакунов. Конечно, можно загодя уловить звук погони и затаиться на противоположном берегу. Так байг и поступил бы, будь он один. Но сейчас на корме, уткнувшись плечиком в мешок, то ли спала, то ли прикидывалась спящей особа, порученная его заботам. Кем она являлась, Уфелду оставалось неведомым, но одно он знал точно: его пассажирка вскрикнет, оступившись, подымет плач, если станет больно, другими словами - выдаст их с головой, случись им беречься от погони. И он мужественно
боролся со сном и морозцем, направляя суденышко вниз по течению.
        Утреннее солнце взбодрило ненадолго. Берега Хачора здесь сильно раздались, и приходилось орудовать веслами, чтобы двигать вперед нагруженную лодку. Проснувшаяся пассажирка не помогала ничем, только поминутно боязливо оглядывалась через плечо. Хорошо хоть не скулила.
        Приметив подходящий пологий бережок, Уфелд двумя энергичными взмахами весел направил к нему лодку. Сил у него почти не оставалось. Несколько сухих еловых лап под его натруженными руками быстро превратились в небольшой костерок, наподобие того, который он разводил у Коровьего брода. Воду Уфелд вскипятил не в котелке, а в двух жестяных кружках - так получалось быстрее. Первую, бросив туда щепоть трав, он передал девушке, коротко бросив:
        - Пей!
        Следующую порцию он медленно опрокинул в себя, после чего блаженно растянулся на прелой листве, заложив руки за голову.
        - Как звать-то тебя?
        Вовсе не к такому обращению привыкла Белуанта и чуть не вспыхнула, как тот сухой ельник, что четверть часа назад разжег Уфелд. Однако сдержалась.
        - Ты сам меня как-то назвал. Так и продолжай, байг.
        "Палкой её, что ли, побить? - расслабленно подумал Уфелд. - Ведь не день и не два под одной крышей зимовать". Подумал, но не сделал ни малейшего движения, только спросил:
        - Присмотри за рекой. Мне надо передохнуть.
        По правде говоря, ничьей помощи байгу отродясь не требовалось. Сон его всегда был чуток, а уж во время странствий тем паче. Но надо было чем-то занять городскую неженку, чтоб не мешала краткому отдыху. Та, видно, порядком продрогла, судя по тому, как долго отогревала руки, обхватив ладонями жестяную кружку, а потом еще держала их над остывающим костром. Замерзла, но не пожаловалась. С характером, видно.
        Два следующих дня протекли так же однообразно: гребля то под солнцем, то под луной, краткие остановки-передышки. Пейзаж был утомительно однообразен, хотя и по-своему красив. Деревья уже сбросили листву и стояли нагими, лишь дубы щеголяли рыжим убранством, да бледно-желтые лиственницы временами сбегали стайками к самому берегу. Не пели птицы, лишь ночами гулко ухал филин. Неспешные воды Хачора были черны и непроглядны в любое время суток. Казалось, что даже звезды не отражались, а пропадали в них.
        Третьего дня пополудни Уфелд вдруг сложил весла и расстелил перед собой карту. После недолгого изучения ее он начал озираться по сторонам, вынудив Белуанту нервничать от непонимания. Тем не менее, девушка молчала, но не так, как проделывала это в свое время Хитар, молчание которой было простым и естественным, а от высокомерия и желания показать норов. - Неужели проскочили? - негромко пробормотал Уфелд, разворачивая лодку вспять. - Не может того быть…
        Вскоре выяснилась причина его озадаченности. Байг искал приток Хачора, против которого он практически и остановился. Приток этот, не имевший названия, оказался чуть ли не ручьем, сплошь заросшим нависающим над ним береговым кустарником. Пользуясь веслом, как шестом, Уфелд направил лодку вверх по его течению. Впрочем, это продолжалось совсем недолго. Ухватившись за крепкий сук над головой, байг подтянул суденышко к более-менее подходящему участку берега.
        - Вылезай, госпожа, приехали.
        Не слишком проворно Белуанта выбралась на сушу. Вслед ей полетели мешки с поклажей, которые племянница герцога и не подумала придержать. Последним вылез Уфелд, вытащил лодку на берег, перевернул днищем вверх и для пущей надежности крепко привязал к основанию сосны. Кто знает, как долго придется здесь пробыть? Спрятанную таким манером лодку не было видно с реки, а других возможностей натолкнуться на нее по большому счёту не существовало. Отсюда до места назначения оставалось не более километра чрезвычайно трудного и смертельно опасного пути.
        Прежде чем взвалить на свои плечи весь походный груз, Уфелд распорядился:
        - Теперь мотай на ус, красавица. Хижина, в коей нам предстоит жить, охраняется почище иной крепости. Догадалась, кем? Ну, так я тебе доложу: нежитью. Мимо нее мы и пойдем. Правильно вздрагиваешь, за милую душу сгинуть можно в одно мгновение. А посему слушай меня так, словно сами Великие Белые моим голосом вещают, и поступай в точности с приказами. Пока не вышли, сбегай за кусты, облегчись.
        Белуанта покраснела, не привыкши к такому недвусмысленному и откровенному напоминанию о человеческом естестве.
        - Да не хочу я!
        - Ага! Намерена потом делать это на моих глазах? - не скрывая иронии, спросил байг и вновь подумал, не пора ли попотчевать строптивицу ивовым прутом по низу спины. Видимо, желание это отразилось в его серых глазах, судя по тому, как сорвалась с места Белуанта.
        Наконец, двинулись в путь. Впереди, пригибаясь под нелегкой поклажей, вышагивал Уфелд, используя весло в качестве посоха, за ним, след в след, Белуанта со вторым веслом. Вначале сильно мешали переплетающиеся кусты, норовя крепко и внезапно схватить путников за ноги. Потом они поредели, и можно было прибавить ходу, но вместо этого байг замедлился, а потом и вовсе остановился, внимательно вглядываясь в лес перед собой. Из-за его плеча так же напряженно, до рези в глазах, смотрела и перепуганная девчонка, но ничего такого, что несло в себе опасность, не видела. Впервые с момента тайного бегства из дворца в ее сердце, и без того готовом выскочить из груди, шевельнулось сомнение. А правильно ли она поступила, доверившись этому суровому и совершенно незнакомому ей человеку? Неужели, чтобы укрыться от Юрая, необходимо подвергнуть свою жизнь смертельному риску за сотню верст от Госки?
        - Вот что, девонька, - прервал её размышления Уфелд, чей голос стал каким-то странным и почти ласковым. - Начинается. Теперь будь особо внимательна. Делай только то, что делаю я. Точь в точь.
        О колдовской защите данного места байг знал лишь понаслышке. Как всякий уважающий себя (читай: желающий выжить) человек его профессии, годами он копил в кладовых памяти любую информацию, способствующую выживанию. О речных бродах и питьевых источниках, о гибельных трясинах и горных перевалах и, конечно, о нежити. Без этого знания его звериное чутье уже не раз бы подвело его. Но нынешнее знание было приблизительное. Что было ему известно? Только то, что нежить почти неподвижная, а заслон, хоть част, но не глубок. Не глубок - насколько? Хватит ли сил, и без того порядком порастраченных на реке? Вздохнув, байг высыпал на ладонь щепотку голубого порошка, втянул его носом - так голубиник действует быстрее - а остаток слизнул языком. Вот-вот мир приобретет иные краски и иные формы. Ненадолго - минуты на две, чтобы потом померкнуть так стремительно, что на ногах не удержишься. И за мизерный, отпущенный тебе срок, нужно успеть пробраться через заслон.
        Всё, началось. Елочка в пяти метрах - вовсе не ель, хоть и похожа на свою безвредную пушистую сестрицу. Это держи-дерево. Будешь проходить в шаге от него
        - взметнется лапа, и тотчас сотни острейших иголок вопьются в кожу и в мгновение ока выпьют всю жизнь. Его обойдем справа… Нет, справа - целая поляна капкан-муравы. Таковая, ежели сожрать не успеет, то без сапог, точно, оставит. Придется слева, по кустам… Паутинки уж больно подозрительные. Ну, этих-то можно просто веслом… А вот стрекач. Вылитый боровичок. Это сейчас усомнишься, откуда взяться белому грибу, когда со дня на день жди снега. А летом рука сама потянется. Миг - и брызнувшие споры запорошат глаза. Навеки.
        Так, угадывая расставленные то тут, то там ловушки, байг зигзагами продвигался вперед со всею возможной в его положении скоростью. Не было времени даже оглянуться назад, узнать, как там его подопечная. Не успеет, пропадет он, гибель и девчонке. Хорошо еще, если быстрая.
        Но вот уже с десяток метров ничего опасного не видать. Даже воздух, кажется, посвежел. Но еще, еще несколько шагов, пока держат ноги.
        - Жива? - не оглядываясь, хрипло спросил байг.
        Что-то ткнулось в его спину. Это девушка наскочила, не успев притормозить. Оказывается, они почти бежали.
        Веки Уфелда против его воли стали стремительно тяжелеть, тусклое осеннее солнце окончательно померкло, и он рухнул на пышную перину мха. Забытье его длилось с четверть часа, и всё это время Белуанта просидела рядом ни жива ни мертва, боясь и шаг сделать в сторону. Легкомысленность и глупость - не всегда одно и то же. Так вот, глупостью Белуанта не страдала и вовсе не хотела быть сожранной нежитью.
        Шагах в семидесяти от того места, где упал Уфелд, со всех сторон заросшая высоким бурьяном, стояла избушка о двух окнах, крытая камышом. Судя по буйству трав вокруг, человеческий запах давно уж выветрился из-под ее крова. Бычьи пузыри, заменявшие оконные стекла, от времени стали бурыми и вряд ли пропускали свет. Белуанта зябко поежилась и принялась теребить байга. Понемногу тот стал приходить в себя.
        Тот, кто много лет назад поведал Уфелду об этой лесной невидали, уверял, что в самой избушке и в непосредственной близости от нее никакой нежити нет и быть не может. Но мало ли что могло измениться? Байг, пошатываясь после обморока, подошел к двери и долго стоял, прислушиваясь и принюхиваясь. Конечно, хорошо бы принять голубиника, но новая доза могла свалить его на сутки, а то и больше.
        Когда он решился потянуть за ручку, петли взвизгнули так, что Белуанта издала похожий звук. Продвигаясь вперед шажок за шажком, байг вошел внутрь, зажав в руке стрелу с серебряным наконечником. Он отсутствовал всего минут пять, которые показались дрожащей Белуанте столетием. Наконец фигура Уфелда показалась в дверном проеме. Лицо его, обычно суровое, как-то враз обмякло и разгладилось.
        - Заходи! - скомандовал он.
        Пришло время и Белуанте познакомиться с убогой обстановкой, в которой ей предстояло жить неопределенное время. Она пришла в ужас. Домик состоял из одной комнаты и крошечных сеней. Вся мебель была представлена топчаном, столом о трех ножках и грубой деревянной скамьей. На всем лежал толстый слой пыли. Из-под рассохшихся застрех тянуло сквозняком.
        - Как же мы будем… здесь? - пролепетала бедная девушка, выросшая в неге и уходе.
        - Наломай веник и вымети здесь, - распорядился байг.
        - Не уходи! Я боюсь здесь! - воскликнула девушка, заметив движение байга к выходу.
        - Делай, что говорят. Я сейчас вернусь.
        Пока Белуанта взметала пыль в воздух, в соответствие со своим представлением об уборке, Уфелд возвратился с мешком мха и принялся наглухо заделывать все щели. Закончив с этим, он молча отобрал у Белуанты веник, перевязал его по-своему, и завершил приборку. А еще через несколько минут в маленькой печурке запылал огонь. Правда, поначалу она нещадно дымила, но потом приноровилась, вспомнила молодость и разгорелась по-настоящему.
        Байг впервые горько пожалел о своей профессии. На его нынешний взгляд, был в ней один-единственный изъян: необходимость подчиняться. Сам по себе, он был самодостаточен и неприхотлив. Сейчас же полагалось заботиться об изнеженной горожанке. А она даже принесенную им из родничка, бьющего чуть ли не из-под стены дома, воду не сумела толком разогреть. Простите меня, Великие Белые, про себя сказал Уфелд, что совсем недавно я клял почем зря Хитар, навязанную мне. Та и нежить отыскивала, а предгорья Илиза не в пример опаснее этого леса, и состряпать могла на скорую руку, и не ныла по пустякам. Конечно, и деревенская колдунья была обузой, но обузой посильной. Байг вздохнул и принялся накрывать на стол.
        Глава 20. Король-колдун
        Сорокавосьмилетний король Сумур Первый словно помолодел лет на двадцать. И без того (когда болезнь оставляла его) он бросался в глаза своей статью, высоким ростом, гордо откинутой головой. Теперь и вовсе перед придворными блистал во всей красе настоящий властитель. Был он, правда, угрюм, но деятелен и вездесущ. Некоторые тайком шептались, будто бы короля одновременно видели люди в двух, а то и в трех местах. И почти повсюду его сопровождал гроссведун Тарган.
        Молодой и почти никому не известный ранее человек возвысился столь стремительно, что пока еще никто не брался предсказать его будущее. Некоторые намекали что-то насчет "скорости падения", но лишь недомолвками и только среди близких. И никто не знал, как подступиться к новому фавориту.
        А вот граф Косма, без которого в королевстве вот уже полтора десятка лет не решалось ни одно сколько-нибудь значимое дело, отступил на задний план. По привычке его еще пытались отыскать взглядом на королевских советах, но если он там и находился, то где-то далеко, и даже его мнение короля не интересовало. Указанная метаморфоза при дворе произошла столь быстро, что к ней еще не успели привыкнуть.
        Король же всецело отдался делу переустройства армии. Если поначалу кое-кому казалось, что это всего лишь бзик властителя, вышедшего на короткое время из дремотного состояния, то уже через месяц они поняли, как ошибались. Помимо набора новобранцев и смены большинства обленившихся командиров, чуть ли не ежедневно проводились учения, в которых Его Величество принимал самое непосредственное участие. Присутствие короля заставляло вояк всех рангов и сословий выкладываться по полной программе. На неизбежные в таких условиях увечья никто не обращал внимания. Мало-помалу воинственный дух проникал во все слои общества.
        Пасмурным вечером в первые дни зимы король возвратился с маневров, проводимых в столичном предместье. Как всегда, его сопровождал Тарган. Оба прошли во дворец мимо вытянувшихся по струнке гвардейцев.
        Сумур пребывал в благодушном настроении: впервые итоги учения, в которых приняли участие два конных полка, порадовали его.
        - Зайди ко мне, - приказал он гроссведуну, когда тот уже готов был свернуть в отведенные ему покои.
        Вопреки ожиданиям, король повел молодого колдуна не в Зал совещаний, а в собственную опочивальню. Здесь Тарган оказался впервые. Первое, что поразило Таргана, еще до того, как он переступил порог, это охранное заклятие на дверях. Никогда он не видел ничего подобного. Магический орнамент охватывал не только дверь и десятиметровый участок стены, но и двух гвардейцев, истуканами застывших у входа. Кто мог сотворить это чудо? Таргану было известно, что Сумур Первый, как и большинство его предшественников, обладал умеренно выраженным магическим даром. Но чтобы составить столь изощренное заклятие? Нет, в это он поверить не мог. Не иначе, это тайное знание, получаемое очередным государем вместе с прочими атрибутами власти.
        Король коротко взмахнул рукой, и заклятие мгновенно исчезло. Опешивший Тарган чуть не охнул. Если бы он имел понятие об электрическом токе, то сказал бы, что Сумур "выключил свет". Однако наука Согури, да и прочих государств Сегеды, пока освоила только статическое электричество.
        А вот внутреннее убранство королевской опочивальни Таргана озадачило совсем по другой причине. По правде говоря, он сам не знал, что ожидал увидеть. Если продолжать сравнения, спальню Сумура можно было смело уподобить номеру в хорошей гостинице. Дорогой, но совершенно безликий номер, готовый принять каждого, кому под силу его оплатить. Ни малейшей детали, указывающей на привычки хозяина. С ходу, не задерживаясь, Сумур Первый откинулся на широкой застеленной кровати, недвусмысленно вытянув перед собой ноги, обутые в высокие кавалерийские сапоги со шпорами. Гроссведун проворно помог повелителю освободиться от обуви. Король самостоятельно сбросил портянки и пошевелил босыми пальцами. От ног Его Величества не пахло.
        - Садись, Тарган, - велел Сумур Первый, указав на тяжелый стул, - давай поговорим серьезно.
        Свое смятение гроссведун спрятал за переноской и установкой стула. Смутиться было от чего: что значит серьезный разговор? Или до этого Его Величество изволил балагурить? Вот уж чего за ним не замечалось!
        - Знаешь, Тарган, - продолжил король, - когда мне тебя подсунули… Нет, не надо возражать: именно так и было. Так вот, я готов был отправить тебя в вечную отставку в тот же день, когда подписал указ о твоем назначении. Но не сделал этого. Знаешь, по какой причине?
        Тарган нашел в себе силы отрицательно помотать головой.
        - Я тоже не знаю. Поэтому хочу спросить тебя: почему ты так поддерживаешь меня в вопросах укрепления армии? Даже более, чем маршал?
        Взгляд Сумура был неподвижен и настолько тяжел, что молодой гроссведун почувствовал, что теряет контроль над собой. Вот-вот, и его мысли станут открытыми королю, и, хотя в них не было чего-либо крамольного, дрожь пробрала Таргана.
        - Ваше Величество, - торопливо заговорил он, - Вы справедливо изволили заметить, что я твердо стою за укрепление королевской власти. Убеждение в необходимости этого созрело во мне задолго до нынешнего назначения.
        - Говори короче. Как ты представляешь дальнейшее?
        - Война, государь.
        Тарган чувствовал, что король грубо вторгается в его сознание. Это было довольно странно. Его Величество, несомненно, обладал магическим даром, однако, по всем параметрам он не мог превосходить гроссведуна. Неужели власть дает такие преимущества?
        - Ну, и с кем будем воевать? - тем временем спросил Сумур.
        - Необходимо покончить с двоевластием в королевстве, - как можно более твердо ответил колдун. - Ваше Величество может казнить меня, но я скажу, что думаю. Идея Великого герцога давным-давно выполнила своё предназначение и полностью исчерпала себя. В наши дни он присвоил себе права государя, а не Первого Министра. С этим надо кончать. Сил у Вашего Величества для этого теперь достаточно.
        Склонив голову набок, король слушал своего советника, при этом он неспешно расстегивал пуговицы походного мундира. Как завороженный, Тарган следил за пальцами короля. Но вот с пуговицами, наконец, было покончено.
        - Итак, нападаем на герцога? - с ехидным весельем спросил Сумур.
        - Да, Ваше Величество.
        Гроссведун пытался, но всё никак не мог поймать за хвост нить разговора. От напряжения он взмок, хотя за миг до этого он ещё ёжился от пронизывающего зимнего ветра, от которого так и не успел как следует опомниться.
        - Не темни, гроссведун. Что-то ваша братия задумала своё… - Тарган не испугался лишь оттого, что король был неожиданно миролюбиво настроен. - Хорошо, если наши планы совпадают. А если нет? Великий герцог не представлял и не представляет для меня никакой угрозы. Он - вассал, кто бы ни пытался доказать обратное. Другой дело - его главный колдун - Юрай, взявшийся ниоткуда… И кто-то еще, кто тайком мутит воду в королевстве. Можешь назвать мне последнего?
        Взгляд короля походил на бросок дротика, и гроссведун невольно втянул голову в плечи. Он в самом деле не имел представления о том, на кого намекал король. Юрай
        - да. Вся Семерица была единодушна в том, что Сумуру суждено сразиться с Двойной Кошкой, под которой и подразумевался гроссведун Юрай. На это недвусмысленно намекали древние тексты, об этом прямо говорили волны колдовской силы, уловленные королевскими гроссведунами.
        - Ваше Величество, - осмелился произнести он, - действительно, Юрай - опасный враг. Может быть, даже более опасный, нежели чем его повелитель. Но мне неизвестен никто другой, кто бы мог доставить неприятности Вашему Величеству.
        Тарган замолчал.
        - Ладно, иди, - после долгой паузы произнес король. - Да, кстати, граф Косма мне больше не нужен.
        Взгляд его, вскользь брошенный на уже готового покинуть королевские покои колдуна, был столь выразительным и однозначным, что Тарган поежился. Всё равно как прочитал указ о предании казни.
        Вместо того чтобы проследовать в отведенные ему комнаты, колдун поспешно покинул дворец. Гвардейцам-охранникам он просто "отвел глаза", воспользовавшись банальным приемом, которым владел много лет. Можно было связаться с Шедуаном и непосредственно, но король сегодня слишком поразил его, чтобы рисковать. Главного королевского гроссведуна он застал в его резиденции, в трех минутах ходьбы от королевского дворца. А вскоре Семерица в полном составе собралась в Магическом Кубе.
        В который раз Тарган видел своих товарищей по самому тайному из всех тайных сообществ, когда-либо образованных на землях Сегеды, и опять не мог отделаться от ощущения, что перед ним манекены. Нет, он знал всех, так сказать, в жизни, но теперь они непонятным образом трансформировались в бездушные, но наделенные речью создания, невольно напоминающие черную нежить. Неужели и он сам таков?
        Из сообщения Таргана определенно явствовало, что король обрек их сообщника графа Косму на смерть. "Не нужен", "неугоден", "неприемлем", "нетерпим" - и все прочие
        - синонимы в устах короля. Но Семерица обещала графу защиту…
        Привычка гросседунов беседовать, а то и спорить молча, давно уже озадачивала Таргана, несмотря на все его умения. Колдуны словно собирали замысловатую мозаику, а когда он пытался вставить в нее и свой кусочек, нередко его просто выталкивали - без раздражения, но и без жалости. А ведь формально он был одним из равных, и это неприятно задевало самолюбие. Однажды он не утерпел и упрекнул Шедуана за то, что наставник не только не обучил его этому приему, но даже не намекнул о такой возможности коллективного мышления. Королевский гроссведун только мягко усмехнулся в ответ.
        - Потерпи, Тарган. Семерица в нынешнем составе притиралась друг к другу не один год.
        Всё это было логично и понятно, только вот самолюбие нисколько не успокаивало. Тарган ощущал себя членом Семерицы второго сорта, допущенным из милости, а не по праву. И вот этим своим урезанным правом он намеревался воспользоваться, чтобы спасти Косму. Холодной частью своего ума он понимал, что граф, единственный из смертных, посвященный в тайну Семерицы, полностью выполнил свою задачу и теперь не нужен ни королю, ни гроссведунам, хранящим Мир. Начальник тайной канцелярии исправно поставлял Семерице всю информацию о положении в Госке, но теперь в этом нет необходимости. Война начнется не сегодня-завтра. Будь жители Согури склонны к черному юмору, следовало бы произнести что-то типа "покойник слишком много знал". Недаром кое-кто из гроссведунов облегченно вздохнул, когда Тарган сообщил им о решении короля в отношении Космы.
        И всё же Тарган решил во что бы то ни стало отстоять право графа на жизнь. Тем временем без его участия складывалась мозаика мнений, но на этот раз складывалась как-то неуверенно, с задержками и недомолвками. Не умея прочесть целостной картины, он, тем не менее, чувствовал ее незавершенность и дисгармоничность. Молодой гроссведун так был занят наблюдением за мыслительной деятельностью соратников, что чуть не пропустил обращенный к нему вопрос Шедуана.
        - А сам ты что, Тарган, об этом думаешь?
        Гроссведун привстал.
        - Я уверен, что граф Косма нам еще не раз пригодится. Если Двойная Кошка сойдутся в смертельной битве с Двойной Крысой, конец ждет обоих. Говоря иначе, мы потеряем короля. Но королевство должно жить! Потребуется человек, способный управлять, а, главное, знающий, чем он управляет и на кого можно ему опереться. Я уверен, что лучше других с этой задачей справится граф. Я сказал.
        Только опытный наблюдатель, к тому же знающий Шедуана не один год, мог заметить, как губы королевского гроссведуна шевельнулись в довольной полуулыбке, впрочем, тотчас погасшей.
        - Что ж, Тарган, - вслух произнес он, - в твоих словах несомненная правда. Я тоже так думаю. Осталось решить, как спасти графа от немилости короля, не подставив прежде всего тебя. Ваш разговор с Сумуром состоялся…
        - … не более двух смен королевских опочивальников назад.
        - Маловероятно, что король поспешил привести свое намерение в исполнение. Если, конечно, не подозревает тебя в сговоре с опальным графом. Кстати, Тарган, что ты, по некоторому размышлению, скажешь о нынешней сути Его Величества?
        Гроссведун не сразу нашелся, что ответить. До своего внезапного назначения на должность армейского колдуна он видел короля считанные разы, да и то издали, из толпы. Да и потом, до магической акции, проведенной в отношении Сумура Семерицей и графом Космой, сущность повелителя оставалась для Таргана непонятной. Скорее, он доверял не своим ощущениям, а мнению своих товарищей, определявших Сумура как ведуна средней руки. Но сегодняшний визит в опочивальню Его Величества сильно поколебал представления гроссведуна. Стараясь не пропустить ни одной детали, он поведал соратникам о никогда ранее не виданном охранном заклятии, охранявшем покой государя.
        На лицах шестерых колдунов отразилось откровенное недоверие.
        - Этого не может быть в принципе! - заявил один из них. - Живой человек не может быть сочетаем с неживым предметом!
        - Это недоступно никому… кроме Двойной Кошки, - тихо сказал Шедуан. - Братья! Сумур стал смертельно опасен для любого из нас. Даже все вместе мы не сможем противостоять ему. Так что, Тарган, военный поход нельзя откладывать. Убеди короля, что всё готово.
        - В этом нет необходимости. Его Величество, кажется, всё уже решил. Войско может выступить уже утром. Но мне кажется, - упрямо вернулся он к личности графа Космы, - мы теряем время, когда нашему союзнику грозит нешуточная опасность.
        - Не беспокойся, - возразил Шедуан, - я уже отдал распоряжения.
        - Как? Ты же сам говорил, учитель, что стены Магического Куба не пропускают ни мыслей, ни заклятий, - удивился Тарган.
        - Я сделал это раньше. Если хочешь, можешь считать меня циником, но граф нужен нам не только и не столько из соображений чести. Мы знаем, что в схватке Двойной Кошки и Двойной Крысы выживших не бывает. Так что следует подумать о новой династии и ее основателе. Косма - идеальная фигура. А о том, чтобы он забыл о нашем существовании, мы позаботимся позже.
        Несмотря на поздний час, начальник тайной канцелярии спешил во дворец. Донесение, только что полученное им из Госки, было такого рода, что откладывать его до утра было никак нельзя. Мастер Коробка сообщал, что пропала племянница Великого герцога, и ее исчезновение связывают с именем гроссведуна Юрая, пробивающего себе дорогу к безраздельной власти. В приписке к донесению Коробка известил, что обстановка в герцогстве может измениться в любой момент, поэтому ему на время придется скрыться.
        Граф нетерпеливо ерзал на черном кожаном сиденье своей кареты, не представляя, что сейчас сам напоминает муху, летящую в расставленную пауком сеть. Стража, прекрасно осведомленная о похолодевшем отношении повелителя к начальнику тайной канцелярии, расступилась без прежнего почтения, но никаких вопросов дежурный офицер графу не задал. Никто ведь не отменял его право входить к королю в любое время суток. Придерживая взметнувшиеся полы плаща, граф взбежал по девяти ступеням лестницы.
        Когда Косма оказался в коридоре, ведущем непосредственно в королевские покои, его на краткий миг кольнуло ощущение опасности, но оно было столь кратковременно, а цель позднего визита настолько значима, что он прогнал от себя все мысли. Доложить, выполнить свой долг - а там и трава не расти. Граф был и оставался великим интриганом, но, может быть, скорее по причине занимаемой должности, а не исходя из внутренних побуждений. А еще Великие Белые не даровали ему магических способностей, дающих возможность почувствовать беду на расстоянии.
        Возможно, это сыграло положительную роль. Доклад королю прозвучал по-военному четко и кратко. В прежние месяцы, вероятно, граф предпочел бы иной стиль, но сейчас предпочитал не высовываться.
        Когда Сумур выслушал его сообщение, королевские уста тронула едва заметная улыбка.
        - Спасибо, граф, Вы свободны, - как бы про себя промолвил повелитель Согури, отворачиваясь.
        Спешное донесение, доставленное начальником тайной канцелярии, воистину, было и важным, и долгожданным. Враг вступил в самый апогей противостояния, может быть, не зная того. Тем лучше. А Косма… граф больше не нужен, более того, он просто мешает, как достаточно независимое лицо. К тому же - король этого не забыл - вполне вероятный союзник Юрая, пусть и в предполагаемых обстоятельствах и на короткое время. Не важно. Сумур, обогащенный знаниями Его, безусловно, Им не стал. Проекция ни при каких условиях не может достичь уровня оригинала. В мире, где он неожиданно стал, может быть, самым великим из магов, жили десятки и сотни других, пусть не таких сильных, зато способных потягаться с ним опытом и изобретательностью. И среди них, прежде всего, представлял угрозу Юрай.
        Несмотря на приступы злобы, Сумур сохранял здравое понимание расстановки сил. Он способен лично контролировать многое, но не всё. А ведь маленькая, неприметная песчинка способна в мгновение ока погубить самый сложный механизм. Значит, против врага надо выставить свои песчинки, целые барханы песка. Чем, собственно, он и занимался последние месяцы, по сути, заново создав армию и укрепив ее магическую составляющую. И ни на миг он не забывал о недопущении даже малейшей прорехи в своем ближайшем окружении. А таковой прорехой был, по его мнению, граф Косма. Неважно, осознанно ли пошел тот на поводу у Юрая (Он по-прежнему не допускал мысли, что сотворить с ним подобное мог не только Предначертанный Враг), либо же был использован втёмную. Участь начальника тайной канцелярии окончательно и бесповоротно решена.
        Король открыл заслонку слуховой трубы, он ввел ее в обиход совсем недавно, приблизил губы к отверстию, так что взъерошились усы и борода, и негромко произнес:
        - Начальник стражи! Сейчас из дворца будет выходить граф Косма. Арестовать его так, чтобы никто этого не мог увидеть, и поместить в один из застенков правого крыла.
        - Слушаюсь, Ваше Величество, - тотчас отозвался офицер, словно арестовывать высших сановников государства было для него самым привычным делом.
        В это время приговоренный достаточно бодро шагал по гулкому в такой час, длинному коридору, мимо горящих факелов, укрепленных в специальные держатели через каждые восемь шагов, мимо невозмутимых стражей, охранявших покой государя. Граф был в одном камзоле, ибо теплый плащ он оставил в поджидавшей его карете, и его немного познабливало от сквозняков, гуляющих по дворцу. Внезапно ярчайшая вспышка пронзила его череп от уха до уха, пол, стены и потолок поменялись местами, сплелись в невообразимый жгут, и Косма потерял сознание. Удивительно, но никто не заметил, как живой человек, из плоти и крови, самым загадочным образом исчез, не оставив после себя даже запаха.
        Через четверть часа в дверь королевской опочивальни деликатно постучали. Услышав повелительное разрешение, офицер охраны виновато предстал перед Сумуром.
        - Ваше Величество, прошу покарать меня, если что не так, но граф Косма до сих пор не покинул дворца.
        - Тем лучше, - раздраженно ответил король. - Значит, он в своем кабинете. Там его и арестуйте.
        Но и этот королевский приказ не был исполнен. Графа не нашли нигде. Тайные ходы, которыми некогда изобиловал дворец, давным-давно были замурованы. Оставалось предположить, что начальнику тайной канцелярии был известен какой-то сохранившийся.
        Плохо, конечно, но маховик запущен, и ничем его уже не остановить.
        Удалив от себя перепуганную стражу, король уединился в опочивальне, приказав ни в коем случае не тревожить его. В широкую чашу для послеобеденного омовения рук он налил почти до краев воды из большого тяжелого кувшина. Лезвием отточенного ножа провел по мясистому основанию у большого пальца левой ладони. Капли крови одна за другой упали в воду, образуя мутные водовороты. Не обращая внимания на ранку, Сумур низко склонился над чашей, стараясь разглядеть в ней что-то или кого-то. Внешность Великого герцога король представлял только по описаниям, тем не менее, не усомнился, что это он, когда из замутненной кровью воды стало всплывать человеческое лицо в обрамлении белокурых, слегка вьющихся волос и такой же бороды. Выждав еще мгновение, король с силой вонзил в изображение тот самый нож, которым нанес себе порез. Вода брызнула во все стороны.
        - Ну, вот и всё, - холодным шепотом произнёс Сумур, отряхивая брызги с рукава. Какие бы чародеи не охраняли жизнь Великого герцога, против этого, неизвестного на Согури заклятия они были бессильны.
        А в это время за непроницаемыми стенами Магического Куба вновь собрались члены Семерицы, на этот раз в отсутствие самого младшего своего товарища - Таргана. Оставалось всего несколько часов до рассвета, но не похоже было, чтобы кого-то из гроссведунов клонило в сон.
        Шедуан обвел привычно рассевшихся перед ним колдунов долгим бесстрастным взглядом. На этот раз молчание затянулось и не превратилось в мозаику мыслей. Кое-кто даже невольно поежился. Паузу прервал длиннобородый Вентир, едва ли не самый старый из присутствовавших, хотя и не занимавших сколько-нибудь значимых постов в королевстве:
        - Есть ли у него шансы, Шедуан?
        Голос Вентира был шепеляв и невнятен, однако, вопрос прозвучал ясно. Королевский гроссведун ответил твердо, не колеблясь:
        - К сожалению, нет. Наши предположения подтвердились: Сумур, действительно, превратился в Двойную Кошку. Причем, самую сильную из всех, о которых сохранилась память. Их поединок с Двойной Крысой выльется в величайшую катастрофу из всех, пережитых человечеством. Вряд ли выживут простые солдаты обоза, а не то, что люди из ближайшего окружения короля. Так что Таргану мы помочь не в силах, разве что немедленно отстраним его от участия в войне. Но тогда под вопросом сам поход за пределы Согури. Иначе говоря, тогда неминуема гибель королевства.
        Слова Шедуана падали полновесными гирями, усиливая груз вины всех присутствующих гроссведунов. Они не ведали таких слов как "жертвенный агнец", но, тем не менее, ощущали свою неизбывную вину перед младшим товарищем, хотя сами определили его участь задолго до этого. Чувства некоторых из них выгорели годы назад, другие еще были способны не только на расчет, но и на человеческое сострадание. Немалую роль в этом сыграл сам Тарган, отстаивая право и обязанность Семерицы на соблюдение чести в отношении графа Космы. Вот почему старый Вентир никак не мог умолкнуть.
        - Понимает ли наш юный собрат, на что идет? - спросил он, еще больше комкая слова. Вопрос был риторическим, хоть и неизбежным - как самооправдание.
        - Не сомневаюсь, - сухо отвечал Шедуан. - Потому он и был выбран. Он - не только гроссведун, но и военный, привычный к смертельной опасности. Возможно, он предполагает какие-то способы спастись, но мы понимаем, что таковое невозможно. Тарган обречен погибнуть вместе с королем и большей частью подданных герцога. Если поход состоится, - прибавил он. - Так что, братья, самая пора выбрать кандидата на его место в Семерице. Ваши предложения, конечно, вместе с обоснованием?
        Глава 21. Кондрахин. Сговор
        Железо конских копыт выбивало замерзшие семена из травы, возвышавшейся над убогим снежным покровом. С каждым часом теплело, но наст от этого становился только плотнее и тверже. В лесу, непрерывною лентой тянушемуся по правую руку отряда, снега почти не было, зато бурелом сильно замедлил бы продвижение всадников.
        Юрий уже давно - километров за пятьдесят - вычислил Белуанту с серым байгом. Вначале они удалялись, потом их астральные призраки стали неподвижными. Видимо, нашли убежище.
        Полтора десятка конников, сопровождающих Кондрахина, были теми же юношами знатных фамилий, что совсем недавно вернулись со своим предводителем с веселой охоты. Даже не успев отоспаться, они двинулись в новый поход, цели которого не знали. Да и какая разница? Легкий морозец, сытые кони, зайцы и лисы, снующие по полям - этого довольно. В Юрае его спутники видели, прежде всего, не гроссведуна, а названного сына Великого герцога, почти их ровесника, с которым можно быть на "ты".
        По большому счету свита только мешала Кондрахину, задерживала его. Но выехать из Госки в одиночку значило еще больше усилить слухи против себя, запущенные, как он понял, мастером Коробкой. Юрий еще не знал, как следует поступить с беглянкой, да и с Уфелдом. Белуанта, конечно, ни в чем не провинилась. Экзальтированная девица просто-напросто ничего не могла противопоставить гроссведуну Коробке. А байг вовсе был лицом подневольным, солдатом без мундира, для которого ослушаться приказа всё равно, что перестать дышать. Белуанту, допустим, Юрий без раздумий сдаст на руки и суд герцогу. А что делать с Уфелдом? Отправить на пытки? Дать сбежать? Сделать вид, что его вообще не было? Но ведь девица всё расскажет своему сановному дядюшке…
        Между тем стоянка беглецов неумолимо приближалась. Судя по всему, она располагалась в самой чаще, обступившей реку. Не слишком хорошо зная мастера Коробку (а Юрий не сомневался, что не только замысел, но и весь сценарий бегства Белуанты разработан королевским лазутчиком), Кондрахин не умалял достоинств гроссведуна. Мог ли тот предположить, что не найдется в герцогстве человека, способного отыскать беглянку? Вряд ли. Стало быть, место, где Белуанта укрылась вместе с Уфелдом, достаточно надежно защищено. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это за защита. Конечно, нежить. Осторожно Юрий поинтересовался у сопровождавших его юношей, что слышно о нежити в этих краях, но никто не дал ему ответа.
        Километрах в трех от центра астральных излучений двух человек, одно из которых было ему достаточно знакомо, Кондрахин велел отряду остановиться и разжечь костры на опушке густого, почти непроходимого леса. Подозвав одного из юношей, он оставил его за старшего, и поручил присмотреть за своим конем. Отказавшись от услужливо предложенной чарки, он спешился и углубился в чащобу.
        Зимний лес был тих и насторожен. Звук треснувшей под ногой сухой ветки казался особенно громким. Несмотря на безветрие, некоторые старые стволы скрипели, казалось, сами по себе. Густые кусты бересклета норовили схватить за рукава.
        Юрий не особенно быстро продвигался к намеченной цели, внимательно присматриваясь к окружающему и задерживаясь на минуту-другую, коли что-то рождало в нем подозрение. За час он преодолел не более половины пути, как вдруг совершенно неожиданный мысленный посыл заставил его застыть на месте.
        Мысли людей, в отличие от звуков, не имеют тембра или прочих нюансов, благодаря которым мы более-менее уверенно узнаем человека по голосу. У мыслей свои приметы. И, хотя Кондрахин ранее так и не смог прочитать ни единой мысли Хитар, словно та вообще не думала, однозначно и бесповоротно понял: это она, ученица деревенской колдуньи. Неважно, что это было невероятно, что ни с ее уровнем заниматься мыслепередачей на таком расстоянии, мысль, принятая Юрием, обрела приметы Хитар.
        "Немедленно возвращайся в Госку и займи принадлежащий тебе отныне трон. Герцог почил. Но прежде всего, заезжай ко мне. Это крайне важно для всех".
        Сообщение было предельно кратким, что всегда отличало манеру Хитар, и предельно ясным. Слишком ясным. Настолько, что о многом хотелось спросить.
        Кондрахин запоздало попытался проникнуть в сознание адресанта, так, как в свое время на Белведи подловил его Предначертанный Враг, едва не превратив в инвалида. Не получилось, словно лбом врезался в запертые перед ним ворота.
        Постояв недвижно под сенью необъятного дуба, до сих пор сохранившего желто-коричневую листву, Кондрахин двинулся вперед. Посланию Хитар он поверил, но возвращаться назад, не узнав ничего нового, посчитал для себя неоправданной тратой времени. Несмотря ни на что, в этом мире он оставался чужаком, и ему нужна была даже малая толика новой информации. Кроме того, новая, еще не вполне созревшая, мысль свивала гнездо в его мозгу.
        Но об осторожности он не забывал ни на секунду. Определенно, что-то не так. И, прежде всего, тишина. Конечно, не лето с его неумолкаемым щебетом птах. Но хоть бы ворона каркнула. Нет, как будто все вымерли. Только сухая сосновая ветка, слегка припорошенная снежком, порою хрустнет под ногой.
        Кондрахин за время пребывания на Сегеде настропалился по части видения нежити. Фокус в том, что видна она как раз только в обычном для человека спектре, а вот в астрале её, как будто, и не существовало. Смотри левым глазом, как человек, а правым, как колдун, вот и вся наука. Это, конечно, преувеличение, но, по сути, преувеличение в правильном направлении. Реально Кондрахин проходил метров десять, останавливался, внимательно раглядывая всё, что располагалось окрест, просматривал всё повторно в астрале, после чего возобновлял движение.
        Нежить, вскоре обнаруженная им, Юрия, скорее, позабавила, нежели напугала. Определенную опасность она представляла, но не для гроссведунов. Было в ней что-то игрушечное. Всё, с чем Юрий сталкивался доселе, можно было назвать нежитью самодостаточной, способной существовать и после гибели того, кто ее породил. И та нежить была непредсказуемой, как и надлежало порождениям нечеловеческого псевдо-разума. Сейчас же взору Юрия предстала иная картина. Вот два дурик-дерева, по виду - почти елка, только лапы словно жмутся к стволу. С этой разновидностью нежити Кондрахин сталкивался не однажды. И хорошо помнил, что неподвижные хищники не могут стоять рядом - пропитания на двоих не хватит. Да и кровососущие иглы их напоминали искусственные. А вот полянка, поросшая слишком зеленым - не по сезону - мхом. Плотоядный журчей, вопреки законам гравитации пересекающий небольшую ложбинку, не растекаясь при этом лужицей…
        Колдовской заслон простирался шагов на триста, которые Кондрахин проделал раз в десять быстрее байга с Белуантой, несмотря на то, что пришлось изрядно попетлять. Он мог бы, шутя, уничтожить всю нежить, встречавшуюся ему на пути, но не сделал этого. Остановился он на краю обширной вырубки, посреди которой стоял ветхий домишко. Из трубы вился легкий дымок. Очевидно, это и было временное пристанище серого байга и племянницы Великого герцога.
        Несколько минут Кондрахин постоял, присматриваясь. Ни малейшего движения. Печной дым поднимался вертикально вверх, и не было в нем никакой причуды. Снег на вырубке почти отсутствовал, а там, где клочки его сохранились, изредка отпечатались следы мужских сапог. Их было немного.
        В сторону опушки, где под еловой лапой затаился Кондрахин, смотрело всего одно окошко, затянутое мутным бычьим пузырем. Юрий мог смотреть сквозь скалы, но через органическое вещество и изделия из него - не умел. Вполне возможно, что сейчас за полупрозрачной пленкой его поджидала острая стрела. Как бы то ни было, Юрий медленно пошел к дому через открытое пространство. Опасения его были вполне обоснованны: человек, злоумышляющий против другого, неизбежно отражает свои намерения в астрале. Иное дело - бесстрастный стрелок, каковым и полагается быть опытному серому байгу Уфелду. Он просто выполняет приказ, не испытывая к Юрию ни злобы, ни ненависти.
        А он был там, внутри избушки, вместе с Белуантой. Их астральные тени Юрий видел вполне отчетливо, но чем были заняты беглецы, он сказать не мог.
        Последняя задержка - у покосившейся, некрашеной входной двери. Кондрахин потянул ручку на себя так осторожно, как это проделал бы легчайший сквознячок. Петли промолчали. Медлить дальше было бессмысленно, и Юрий в одно мгновение оказался внутри избушки.
        Если Уфелд и оказался застигнутым врасплох, на его суровом, обветренном лице это никак не отразилось. Он лишь отложил в сторону широкий охотничий нож и точильный брусок. Совсем иначе повела себя Белуанта, забившаяся в угол с видом насмерть перепуганного котенка, едва только узрела, кто переступил порог. Неизвестно, чем и как ее запугал мастер Коробка, но результата он добился поразительного.
        - Ну, привет, старый приятель, - сказал Юрий, ища и не находя места, куда можно было бы присесть. - Неожиданная встреча, не так ли? О, да здесь и юная красавица! - он слегка повернулся в сторону племянницы Великого герцога. - Вот кого не ожидаешь встретить в данном месте и в данном обществе!
        - Ну, нашел. Твоя власть, - буркнул Уфелд.
        Власти у Юрия, действительно, хватало, только вот не знал он, как ею распорядиться. В чем виновата Белуанта? В том, что получила внушение от опытного гроссведуна, внушение, которому не смог бы противиться куда более опытный человек? А Уфелд? Провинился в том, что исполнял свой долг королевского слуги? Кондрахин вновь пристально посмотрел на Белуанту. Поверх достаточно скромного платья она накинула меховую потертую жилетку - явно с плеча байга. Разводы на некогда безупречно белом личике говорили о том, что девушка вряд ли сегодня умывалась. Нынешний ее облик чрезвычайно напоминал Юрию Хитар во время совместных скитаний в предгорьях Илиз.
        - Вот что, - сказал Кондрахин, подумав достаточно долго, - я не видел вас, а вы
        - меня. Сидите здесь тихо, пока я не разрешу вернуться. Кто еще знает, где вы? Коробка?
        Уфелд угрюмо покачал головой.
        - Мастер приказал укрыться, а где именно, предоставил решать мне.
        - Тем лучше. А теперь выйди на минуту!
        Едва за байгом захлопнулась покосившаяся дверь, Кондрахин решительно шагнул к Белуанте. Девушка попыталась отпрянуть, но спина ее уперлась в стену, и ужас выплеснулся из ее широко раскрытых глаз. Не обращая внимания на эти изъявления чувств, Юрий резким движением вскинул ее подбородок и отдал мысленный приказ: всё забыть. Он мог бы отменить внушения мастера Коробки, но не стал этого делать. Пусть Белуанта панически боится его, избегает, скрывается, сколько это возможно. Лишь бы не появлялась в Госке. Если верить мысленному сообщению Хитар
        - а сомневаться Юрий не видел основания - со смертью Великого герцога и началом войны складывается уникальная ситуация, когда Хитар можно использовать как двойника Белуанты. И с гораздо большими шансами на успех, чем некогда планировали сегодняшние противники Кондрахина.
        Не обращая более никакого внимания на перепуганную девушку (даже в глубоком трансе ее испуг никуда не исчез), Юрий шагнул за порог.
        Серый байг, понурившись, сидел на пне для рубки дров, сложив жилистые руки на коленях. Видимо, ждал приговора.
        - Уфелд! - окликнул его Кондрахин. - Сдается мне, что ты остался без хозяина. Так что с этого момента будешь служить мне. Оставайтесь здесь так долго, как позволят обстоятельства, но не менее двух недель, если я за вами не пришлю раньше. А пока что… ни я тебя, ни ты меня не видел, кто бы тебя не пытал. Это в твоих интересах, если, конечно, жизнь тебе окончательно не опротивела. Кстати, что это за странное место? Откуда ты о нем узнал?
        Не поднимая головы, байг нехотя ответил:
        - Лет пятнадцать тому назад рассказали мне одну байку, будто бы поселился здесь чародей, возомнивший себя равным Великим Белым. Чтобы доказать свое величие, принялся он творить нежить. Потом помер. Вот и всё, что я знал.
        - Всё ли? - усомнился Юрий. - За нос-то меня не води, не получится. Не первый день мы по свету странствуем, и оба прекрасно знаем, сколько времени отпущено той или иной нежити. То, что я здесь видел, должно было сдохнуть почти сразу вслед за создателем. А эта живет, и ты об этом знал.
        - Верно, знал. Кое-кто из байгов здесь оказывался, но давно это было. А нежить существовала. Это я и смекнул. Особенная она здесь. Не особо опасная, да и достаточно приметная, потому и рискнул принцессу сюда привести. Не ждал, что ты нас так быстро отыщешь…
        - Ладно, бывай, подпольщик, - похлопал его по плечу Кондрахин, - и не забывай, о чем я тебя предупредил.
        Скорым, упругим шагом Юрий пересек лужайку перед домом и, не задерживаясь, углубился в чащу, легко обходя чародейские ловушки. Мимоходом он подумал, что напоминают они ему детские игрушки: похоже, а не то. Сам он не смог бы соорудить даже такое, но это не сказывалось на критическом отношении к безвестному покойному чародею. В конце концов, можно писать плохую музыку, но быть при этом прекрасным музыкантом. Сия мысль немало способствовала самоуважению.
        Обратно к своему отряду Юрий возвращался кружным путем. Ни к чему было, чтобы кто-то уверился или хотя бы предположил, что одиночный поход его в лес был целенаправленным.
        Он быстро шел прямо на запад, оставив за спиной защищенный нежитью от вторжения домик чародея. Внезапно шестое чувство заставило его замедлить шаг и насторожиться. Что-то было не так. Юрий медленно оглядел пространство вокруг себя астральным зрением, но ничего подозрительного не обнаружил. Тем не менее, чувство опасности не исчезало. Рука невольно потянулась к рукояти короткого меча.
        - Что ты ищешь здесь, колдун? - отчетливый голос раздался так неожиданно, что Кондрахин мгновенно обнажил оружие, приняв защитную стойку.
        Никого. Лишь смолистые сосны вокруг, да чахлый кустарник, пробивающийся тут и там сквозь плотный ковер опавшей хвои. И астральное зрение ничего не показывало. Но ведь был же голос - обычный голос, акустические колебания воздуха.
        - Ты бы представился сначала, как у людей положено, да показался, а потом вопросы задавал, - громко сказал Кондрахин в пустоту.
        - У людей, может, и положено, - хмыкнул голос, - только я не человек.
        - И кто же ты?
        - Можешь звать меня Шишкопузом.
        - Ну и имечко ты себе выбрал! - немного напряженно рассмеялся Юрий, стараясь поточнее определить направление, откуда раздавалась человеческая речь. Только не было там никого: деревья, кусты, да черви, лениво копошащиеся в земле.
        - Не я выбрал, а создатель меня так назвал. Уж давно косточки его истлели. Поначалу его ученики порой ко мне приходили. Теперь вот ты заявился. Зачем?
        - Может быть, для того, чтобы ты больше не охотился на людей? - в форме язвительного предположения осведомился Юрий, по-прежнему не понимая, откуда идет голос.
        - Нечего людям здесь делать! - отрезал Шишкопуз. - Мало, что ли, других мест в лесу? Там тебе и дрова, и грибы, и ягоды, и дичь всякая. И река под боком. Да и не ходят они сюда, в глухомань. Разве что колдунишки слабые, да еще безумцы, что через здешние места дорогу к Великим Светлым ищут.
        - Неужто именно отсюда дорога к Великим Светлым начинается?
        - Путь к вершине начинается в твоем сердце, колдун, если ты понимаешь, о чем я говорю, - не уловив иронии в вопросе Кондрахина, ответил Шишкопуз. - Только нечего там людям делать.
        Диалог явно приобретал отвлеченно-абстрактный характер, что позволяло Юрию выиграть время.
        - Так кого и от чего ты здесь охраняешь? - спросил он.
        - Деток своих охраняю, - признался Шишкопуз. - У тебя-то, как вижу, деток никогда не было?
        Вопрос, да еще высказанный в утвердительной форме, поставил Юрия в тупик. Если в
1938 году на Земле и появился на свет его наследник, то сколько шансов, что он выжил? Страшные времена уже наступили, вовсю распоясался Предначертанный Враг, как всегда, загребая жар чужими руками. Марину, несостоявшуюся жену, могли посадить. Ребенку угрожал голод, а потом оккупация. А сколько лютых болезней могли свести его в крохотную могилу… Если он выжил, то чем сейчас занимается? Скитается, как и отец между мирами, сея доброе и вечное? Или горбатит спину на колхозных полях и молится на очередного вождя? Но, как бы ни сложилась его судьба, это судьба человеческая. Совсем не та, что предстояла безмозглым порождением черной нежити.
        - От кого же ты защищаешь своих… кровожадных деток? - спросил Юрий.
        Прямые выпады, в отличие от издевок и подначек, Шишкопуз воспринимал правильно, и потому в голосе его прозвучали нотки обиды. Или так показалось Кондрахину?
        - Почему ты называешь их кровожадными? Потому, что они чужды тебе? Каждый год их пытаются похитить такие, как ты. Нет, конечно, не такие, не такие сильные. Тебе, пожалуй, мои детки не нужны. Ты сражаешься с подобными мне. Зачем ты убил Саймума? - неожиданно спросил он.
        - Ты и об этом знаешь?
        - Знаю. Мы изредка общаемся друг с другом. Да, редко. Всё реже и реже.
        - Да, я его убил, - признался Кондрахин. - Он преграждал мне дорогу, - не покривив душой, добавил он.
        - Дорогу к Великим Светлым?
        - Да отстань ты с этими Светлыми! Есть дела и поважнее.
        - Власть? Ведь вы, люди, всегда гоняетесь за призраком могущества.
        Голос Шишкопуза звучал то слева, то справа, то вообще из-за спины, нервируя Юрия неопределенностью своего происхождения. Тем не менее, кое-что он заприметил. Например, сосну, росшую метрах в двадцати от него. Ствол ее был короток, но непомерно толст, и, если прищуриться, казалось, что контур дерева нечеток. Другие - чёткие, а этот - нет. Изредка вспыхивающие и тут же погасающие астральные линии, словно радиопомехи, слагались, впрочем, не там, а шагах в десяти в сторону. И этот фокус непрерывно смещался.
        - Шишкопуз, - спросил Кондрахин, - а как ты поступаешь с теми, кто покушается на тебя или на твоих "деток"?
        - Я их запутываю, - ответствовала нежить, - а сам спасаюсь. Прячусь. Я умею прятаться лучше всех. Ты, колдун, тоже умеешь, но я лучше.
        В принципе, Юрий не только вычислил к этому моменту своего визави, но и мог его уничтожить. Нежить была немного необычная, но не настолько, чтобы нельзя было с ней справиться. Но что-то удерживало Кондрахина. Нет, не разумность Шишкопуза - о подобии разума у черной нежити он слышал и раньше - а какая-то человечность искусственного создания. Его забота о "детках" была, по большому счету, более искренней, чем воспоминания Юрий о собственном ребенке. Может быть, Шишкопуз всё наврал - от начала и до конца. Но зачем ему это потребовалось? Завлечь в ловушку? Куда проще внезапно ударить из-за угла, в смысле, из-за любого дерева этого леса.
        Шишкопуз чрезвычайно много знал о Кондратине. Это было правдой. Откуда? Считывал непосредственно из мозга? Признать это - согласиться на равенство между собой, избранником Демиургов, и кем-то содеянным астрально-энергетическим механизмом (слово "робот" в лексиконе Кондрахина еще не появилось). Абсурд. Не может быть агрегат, созданный человеком, выше, совершеннее своего создателя! Даже равным ему! А ведь творцом Шишкопуза был обычный человек, хоть и наделенный недюжинными, как оказалось, чародейскими способностями.
        Нет, подумал Юрий, рано он посчитал себя знатоком этого мира. Чего-то чрезвычайно важного он не понимал, и не у кого было спросить.
        - Прощай, Шишкопуз, - сказал он. - Пожалуйста, предупреди своих деток, чтобы не трогали гостей, поселившихся в избушке твоего создателя. Они ненадолго.
        Я никогда не стремился к лидерству, и в своей земной жизни лидером не был. Моё высшее "карьерное достижение" тех времен - пост старосты студенческого научного кружка, должность, на которую я был не избран, а назначен. Не был я заводилой, и всё тут. И, наверное, остаюсь самим собою по сию пору, как бы события не свидетельствовали о противоположном. Будь у меня личный биограф, он, несомненно, описал бы мой жизненный путь как не только личностный, но и должностной рост. Начиная с этапа ученичества в школе магии младшей ступени, где я был, конечно, лучшим (это я себе льщу), а затем отметив явное проявление моего организаторского таланта на Иоракау, где мне удалось создать всепланетный совет из самых несхожих участников. На Тегле, не приминул бы заметить мой предполагаемый биограф, мне удалось провернуть изящную комбинацию с участием банкиров, контрразведки и нескольких магов. Итогом стала предотвращённая мировая война, что не мало по любым меркам. На Амату…
        М-да. На Амату мои лидерские способности так и не проявились. Хоть и удалось спасти осколки цивилизации Тэйжи, защитить князя Амаравату я не сумел. Как не сумел спасти, чуть позже, на Белведи, мою Кэиту. А здесь, кажется, мой карьерный рост закончится должностью Великого герцога. Если, конечно, верить мыслеграмме, посланной мне Хитар.
        А известие это меня не радовало. Правитель, формально усыновивший меня, по-человечески был мне симпатичен, и его преждевременная смерть не могла не огорчить. Но было и другое обстоятельство, с особой силой отяготившее меня после встречи с Шишкопузом. И мысль об этом непрерывно меня беспокоила. "Я не знаю этого мира. Все мои совершённые и еще предстоящие деяния базируются на земной психологии и представлениях, и риск наломать дров слишком велик".
        И всё же титул был мне не только обузой, но - в некоторых ситуациях - весомой подмогой. По крайней мере, когда я расстался с Шишкопузом и приказал ожидавшему меня отряду быстро возвращаться в Госку, никто не осмелился задать ни одного вопроса. О результатах нашей экспедиции я информировал их сам, буркнув: "Ложный след". А о причинах спешного возвращения в столицу не упомянул вовсе.
        Пока я блуждал по лесу, порядком потеплело. Конские копыта вырывали из земли комья грязи, и я еще раз эгоистично порадовался своему верховенству, предписывающему мне ехать впереди остальных.
        Ближе к вечеру в сумеречной дали показались городские крыши. Мы перешли на рысь и вскоре оказались у сторожевого поста. Солдаты издали узнали меня и отсалютовали саблями. Вопреки моим ожиданиям, стражники были абсолютно безмятежны. То ли Хитар что-то напутала, сообщая мне о смерти герцога, то ли печальную новость решили скрыть до моего возвращения. Приказав юношам моего отряда через час быть во дворце, я направил своего коня на противоположную окраину, туда, где скрывалась колдунья. Полагающейся наследнику одежды на мне не было, равно как и неизбежной свиты вокруг, и немногочисленные прохожие на одинокого всадника попросту не обращали внимания, тем более что уличного освещения улицы Госки не знали.
        Юная колдунья открыла дверь раньше, чем я успел постучать. Со времени нашей последней встречи она здорово изменилась. Глубокие тени легли вокруг запавших глаз, а взгляд выражал какую-то отчаянную решимость. Кроме того, вместо одежды провинциальной купчихи, в которой я видал её в прошлый раз, девушка была одета в костюм для верховой езды - элегантный и не дешевый, насколько я могу разбираться в таких вещах.
        Поспешно заперев за мною и забыв поздороваться, Хитар спросила полным тревоги голосом:
        - Ты уже был во дворце?
        - Нет, я сразу к тебе…
        Она облегченно выдохнула, словно сбросила непосильную для нее ношу.
        - Я так боялась, что мы не успеем договориться.
        - Договориться? О чем? - прикинулся я простаком.
        Девушка нервно прошлась по комнате от меня к столу с коптящей масляной лампой и обратно. Мне показалось, что она, как и я, тоже играла. Не знаю только, у кого из нас это лучше получилось.
        - Ты отыскал Белуанту?
        - Конечно, - небрежно кивнул я. - И если тебя интересует её дальнейшая судьба, то в ближайшем будущем она во дворце не появится.
        Легчайшая улыбка тронула уголки рта колдуньи.
        - Это ведь здорово, правда? - спросила она.
        - Ладно, Хитар, хватит ходить вокруг да около. Давай начистоту: что ты задумала?
        - Наверное, то же, что и ты, - уклончиво ответила девушка.
        На краткий миг она осветила мне содержимое своей прелестной головки. Да, наши замыслы оказались в чём-то созвучны, но намерения Хитар шли куда дальше. А вот насколько дальше, этого я не успел понять.
        - Значит, ты хочешь занять место Белуанты? - спросил я. - Подумай, это не безопасно. Во дворце тебя без труда разоблачат те же гроссведуны.
        Хитар нетерпеливо помотала головой.
        - Не разоблачат. Тем более что я не намерена появляться во дворце. Войска короля в четырех переходах до границы герцогства - не время для балов и приёмов. Тебе следует объявить, что Белуанта возглавит ополчение. Я не знаю, как здесь поставлено оповещение, но, видимо, сведения о предстоящей войне уже завтра достигнут дворца.
        Да, это была совсем иная Хитар, чем та деревенская девочка, с которой я делил походный паёк. Не верю, что ей под силу было затаиться до поры до времени, прикидываясь простушкой. В этом превращении скрывалась какая-то тайна, всё еще недоступная мне. И ещё мне казалось, что и для самой Хитар это тайна, как если бы изменения произошедшие и происходящие с нею случились без ее ведома. Но сейчас следовало поспешить с практическими мерами, которые нам было необходимо предпринять.
        - Где и когда ты планируешь свое - Белуанты - появление? - спросил я.
        - Завтра поутру в дворцовом дворе. Назначь мне сегодня в сопровождение три десятка всадников из числа не самых ближних ко двору. А утром пришли за мной вороного коня.
        - Ты ездишь верхом? - немного удивился я.
        - Не беспокойся, - отмахнулась девушка. - Во дворе твоего дворца в твоем присутствии я объявлю о своем участи в войне. Это не займет много времени.
        При всём кажущемся безумии замысла Хитар в её плане была и логика и вполне оправданный риск. Только вот узнать бы, зачем ей это нужно… Ну, рано или поздно это прояснится.
        - Хорошо, - кивнул я. - Постарайся выспаться. Ты выглядишь усталой.
        - Погоди, - загородила мне путь Хитар. - У меня есть еще одна просьба: давай сейчас обменяемся прядями волос.
        - Зачем? - поднятой бровью я выразил полное недоумение.
        - Надо, - ответила колдунья.
        Вздохнув, я наклонил голову, позволив ей острым ножом отхватить с темени пучок волос. Точно так же безжалостно девушка обошлась и со своей прической. Затем она достала из-под подушки два одинаковых серебряных медальона на обыкновенных шнурках и в середину каждого вложила свою добычу.
        - Обещай не расставаться с этим медальоном, пока… пока не кончится война.
        Я позволил себе сдержанный поклон в знак согласия. Не обременит меня этот легонький медальон. Когда мы прощались, показалось, что девушка потянулась ко мне губами. Ну, значит, показалось, решил я, обдумывая предстоящие во дворце дела.
        От тайного пристанища Хитар до дворца я добрался в четверть часа, раньше, чем мои товарищи по недавней экспедиции. Спешившись, я бросил поводья подбежавшему охраннику. Был он довольно бледен, но ничего мне не сказал, благо, что и сам я не задавал вопросов. Быстрым шагом миновав длинный, изломанный коридор, на ходу ощущая недоброжелательное присутствие во дворце пары десятков формально подчиненных мне магов, я очутился в так называемом тронном зале. Трон, как и предполагалось, пустовал. Зато небольшое помещение до отказу заполняли высшие сановники, на лицах которых при моем появлении отразились досада и плохо скрываемый страх. Герцогини я среди них не заметил.
        Итак, никого из моих подданных явно не порадовало мое неожиданное воцарение. По-человечески я мог их понять: и гроссведуны, и министры могли рассчитывать на практически бесконтрольную власть в случае вступления на трон слабого человека, например, Белуанты. Все сложившиеся при дворе партии давно определились, известно было, на кого делаются ставки, чего от этих людей можно ждать. Меня же откровенно боялись. Собственно, не зря. Но при всём моем индивидуальном превосходстве над любым гроссведуном они брали численностью. Поэтому я сразу взял инициативу в свои руки. Уверенной походкой я прорезал толпу по направлению к трону.
        - Кто будет докладывать? - голос мой прозвучал хрипло и угрюмо во внезапно наступившей тишине.
        Вперед выдвинулся старик Лаксис, исполнявший обязанности церемониймейстера. Форменный камзол топорщился на нем, словно был снят с чужого плеча.
        - Его Высочество навеки покинул нас, - прокаркал он, склонив непокрытую голову с остатками былой шевелюры.
        Вновь воцарилось беззвучие, во время которого я быстро прощупал содержимое тех голов, которые не умели защищать свои мысли. А мысли эти были хоть и трусливые, но отчаянно трусливые: вот-вот меня назовут незаконным претендентом на титул. Посему я не стал тянуть паузу, а коротко сказал:
        - Потеря наша невосполнима. Завтра Великий герцог будет предан погребальному огню со всеми положенными ему почестями. Позже мы разберемся, кто допустил его гибель. Однако, как я вижу, вы знаете далеко не всё. Подлое убийство моего отца лишь часть чудовищного плана по захвату герцогства. Король Сумур, снедаемый честолюбием и ненавистью, выдвинул войска к нашим границам. Они в четырех переходах от Хачора. С этой минуты все указы и прочие распоряжения Сумура объявляются незаконными. Любой подданный, поступающий вопреки моим приказам, будет без промедления подвергнут казни. Завтра с утра двумя колоннами мы выдвигаемся навстречу захватчикам. Регулярное войско поведу я, ополчение - принцесса Белуанта.
        - Как? Пропавшая нашлась? - робко спросил Лаксис.
        - Она никуда не исчезала, - резко ответил я. - Это была уловка для королевских шпионов. Ведь покушение готовилось и на неё. А теперь заканчиваем все разговоры. Времени у нас в обрез. Слушайте все, кого это касается. Немедленно разослать гонцов ко всем границам. Все сторожевые заставы с востока и юга снять и направить в Госку. Те же гонцы объявляют о сборе ополчения в каждом нашем селении.
        Приказы мои были лаконичны и понятны каждому. Кроме того сработал эффект внезапности, ибо никто из присутствующих еще не знал о вторжении Сумура (никакого предательства среди придворных, по всей видимости, не было: ложные слухи о нём лишь способствовали укреплению дисциплины).
        Прежде чем выразить соболезнование вдове, я сменил свой дорожный костюм на чистую и скромную одежду. Вероятно, следовало влететь к ней прямо с дороги, в пыли, ошметках грязи, насквозь пропитанному потом. Но с герцогиней у нас сложились вполне доверительные отношения, конечно, не такие, как с её покойным супругом, но она, по крайней мере, знала о его полном доверии ко мне. В какой-то степени она была мне больше матерью, чем объявивший меня сыном покойный герцог.
        Вдова, как и полагалось, была в красном - местном цвете траура и скорби. Я молча обнял её, и так же молча она повела меня во внутренние покои покойного герцога.
        Он совсем по-земному лежал на столе, скрестив на широкой груди руки,
        привыкшие и к перу, и к мечу. Окладистая борода почти доставала до ладоней. Лицо абсолютно безмятежное. Одет герцог был по-домашнему: довольно поношенный синий камзол в паре с более темными брюками, заправленными в короткие сапожки с серебряными пряжками. Машинально, по привычке студента-старшекурсника мединститута, я взял покойного за запястье. Конечно, оно было холодным и безжизненным.
        - Как это случилось? - глухо спросил я, не оборачиваясь.
        - Никто не знает, - удивительно спокойно ответила герцогиня. - Мой супруг зачастую засиживался до рассвета и в таких случаях пропускал первый завтрак. Так было и накануне, что вполне объяснялось бегством нашей племянницы и той суетой, что возникла после этого. Короче, я зашла к нему почти в полдень. Он сидел в своем рабочем кресле. На столе не было ни клочка бумаги, чернильница закрыта. Мне поначалу показалось, что он просто уснул, и я осторожно прикоснулась к его плечу. Его Высочество покачнулся и непременно упал бы, если бы не высокие подлокотники.
        - А что сказали гроссведуны?
        - Утверждают, что никакого колдовства не обнаружили, а смерть наступила от естественных причин…
        Я еще раз очень внимательно взглянул на тело. Да, никаких магических меток. Но точно так, не оставляя следов, работал в оккупированной Европе и мой товарищ Павел Недрагов. Мысленным посылом останавливал сердце у своей жертвы. Но здесь о таком и слыхом не слыхивали. Иная культура, иные обстоятельства. Мог ли герцог умереть без посторонней помощи? Всякое бывает. Помню нашего профессора по терапии, Боркова. Пациентка, которую он лечил, внезапно умерла, и даже на вскрытии не смогли установить причины. Некурящий Борков стрельнул у кого-то папиросу, но руки его тряслись так, что сам он не смог зажечь спичку. Хотя теперь, когда я столькому научился, а еще с большим соприкоснулся, не поручусь, что в том случае с Борковым обошлось без магии. Тогда, в предвоенном Советском Союзе, такая версия не могла бы появиться на свет. Так называемый материализм по-ленински не позволял.
        Итак, что мы имеем? Умер Великий Герцог, отличавшийся до своей кончины завидным здоровьем. Имеем его названного сына по имени Юрай, которого, между прочим, никто из подданных не назвал полагающимся титулом. Бунт на корабле?
        - Матушка, - обратился я к вдовствующей герцогине, - целиком разделяю Вашу скорбь, но время не позволяет нам оплакать покойного, как должно.
        Вкратце я пересказал ей те сведения, что незадолго до этого изложил верхушке знати герцогства.
        - Займись всем сам, Юрай, - вяло отмахнулась вдова и добавила после небольшой паузы, - мы прожили вместе девятнадцать лет. Самых счастливых лет в моей жизни.
        Она осталась наедине с покойным, я же отправился отдавать необходимые распоряжения. Война стучалась в дом. Мои молодые сотоварищи уже собрались во дворе и, конечно, узнали о скоропостижной смерти их владыки. Они взволнованно переговаривались, оставаясь при этом достаточно обособленной группой. Именно к ним, властно отстранив пытающихся заговорить со мной сановников, я и направился. Две минуты занял инструктаж. Трое молодых людей немедленно поскакали на юг по неленскому тракту. Им предстояло встретиться с бароном Шурром, чтобы тот постарался убедить хана выступить в направлении Ка-Талада. Шансы на успех у них были, поскольку, помимо нынешней должности, я всё еще оставался неленским дворянином. Остальные получили приказ утром сопроводить "Белуанту" во дворец, а в дальнейшем стать ядром ее войска и личной охраной.
        Тут же, сразу, ни с кем не советуясь, я отдал приказы своим пограничным силам: забыть об обороне, тайно углубиться на королевские земли и рушить переправы. Пусть, прибавлял я в приказе, передаваемом с помощью колдунов-слухачей, они атакуют также обозы и постараются вывести из строя как можно больше лошадей. Покойный герцог, надо отдать ему должное, вовремя придал пограничным отрядам нескольких опытных колдунов, так что моя затея могла принести определенные плоды. Уцелеют ли люди, выполняющие мой приказ, я старался не думать. Война есть война…
        Только после этого я допустил к своей персоне министра двора, трех гроссведунов и двух военных. Доклады их были лаконичны, а предложения разумны - сказывалась школа покойного герцога. Одно меня не устраивало: мои советники склонялись к оборонительной войне. Предположения моих подданных основывались на многолетнем опыте, но этот самый опыт молчаливо предполагал обычную - по меркам этого мира - войну. А в обычной войне и руководители враждебной стороны руководствовались банальными соображениями: захват территории, ценностей, пленных; ценилось ослабление противника и лишение его политической власти. В список целей входили и соображения сохранности собственного государства, его людских и финансовых ресурсов.
        Но король Согури готовил против меня не рядовую войну. Ему был нужен я сам, точнее - моя смерть. Мои чувства подсказывали - король Согури отныне не просто Сумур Первый. Сквозь образ короля просвечивали, часто подавляя оригинал, черты моего Предначертанного Врага. Прочие моменты не играли никакой роли. Стремясь извести меня, он мог пожертвовать всей своей армией, всеми деньгами королевства. Кроме армии, могучей, но соразмерной герцогской, со стороны Сумура нам угрожали его колдуны. Королевские гроссведуны на голову превосходили и численностью, и искусством моих подчиненных, и одному чёрту известно, какие сюрпризы для нас они запасли. Только в обычных войсках, обороняясь на своей земле, мы были не в пример сильнее. Отряды всадников герцогства, более выученные и закаленные в непрерывных пограничных рейдах, могли запросто перерезать тыловые коммуникации противника. Они могли и должны были стать решающим козырем в предстоящей игре. Игре, где ставкой служит свобода и жизнь.
        Я предполагал, навязав королю быстротечные встречные бои, растянуть его отряды. Обороняется пусть ополчение, а регулярное войско будет клевать неприятеля короткими неожиданными ударами. Мне требовалось дождаться случая, когда король, устав следить за перемещениями отрядов, останется с небольшим отрядом неподалеку от линии фронта. Тогда дерзкий рейд кавалеристов под моим началом мог разом поставить точку в войне. Если же Сумур-Враг превыше всего оценит собственную безопасность, окружив себя надежными полками, кавалерия герцогства раз за разом начнет получать численное преимущество, которым и воспользуется в полной мере.
        Глава 22. Полки сбираются
        Стояла беспросветная темень. Резкий птичий вскрик над самой головой заставил графа Косму вздрогнуть и поежиться. Наощупь он определил, что находится в лесу или в парке. Каким образом он здесь оказался? Этого граф объяснить не мог. Только что он шел по коридору дворца к поджидавшей его карете. Потом - легкое помрачение, словно прилила кровь к голове. Немного затошнило. И всё.
        Граф поежился. Свой зимний плащ на меху он оставил в карете, а камзол был слишком легок для предзимья. Пожалуй, к утру он совсем закоченеет. В карманах ни трута, ни огнива, а сотворить огонь из ничего, как это делают иные гроссведуны, Косма был не способен. Оставалось двигаться, чтобы хоть немного разогнать кровь. Хорошо бы выбраться отсюда, только вот куда? Небо сплошь затянуто тучами, того и гляди повалит снег. Да и на нежить легко напороться, если таковая здесь водится.
        Внезапно слева вспыхнул огонек, просвечивая через голые ветви кустарника. Косма осторожно приблизился. Нет, на нежить не похоже. Тем временем огонек поплыл, огибая деревья, и граф, поколебавшись, двинулся вслед за ним.
        За временем он не следил, но, наверное, прошло около получаса, прежде чем огонек уперся в какое-то строение. Приблизившись, граф понял, что находится возле охотничьей избушки, которые более-менее часто устраивались в лесах королевства. Стало быть, он именно в настоящем лесу, достаточно далеко от ближайшего поселения.
        Тускнеющая путеводная звездочка, приведшая его сюда, заставила поспешить, отбросив осторожность. Дверь оказалась не заперта, как и следовало ожидать. Такие избушки никогда не запираются. Графу приходилось останавливаться в подобных домиках, где охотники обычно оставляли сухие дрова, соль и кое-какую снедь. Но прежде всего он пошарил по столу, на который больно натолкнулся бедром. Слава Великим Белым! Под рукой оказался кремень с огнивом, а вскоре нашелся и трут. Трясущимися руками граф высек искру. С десятой попытки удалось подпалить трут, и тесная избушка осветилась маленьким дрожащим огоньком. В углу комнатушки обнаружилась железная печка, возле нее - охапка дров. Косма поспешил разжечь огонь. Когда поленья разгорелись, стреляя искрами, стало значительно светлее, и он продолжил осмотр. Узкий топчан у печки обещал не самую комфортную ночевку, но лучше спать плохо, чем провести ночь на ногах. Над столом оказалась деревянная полка, на ней - жестяная, порядком поржавевшая коробка. В ней - сухари, спрятанные от мышей и прочих грызунов. Голода граф еще не испытывал, но кто знает, будет ли в ближайшие
часы более аппетитная пища.
        Заперев дверь изнутри на толстую жердь, продетую сквозь железные скобы, и подбросив в очаг дров, Косма устроился на топчане. Грубо обработанные доски врезались в спину, и сон не шел. Зато можно было поразмыслить над превратностями судьбы.
        Кое-что радовало, например, ночевка в тепле. А еще - гарантия отсутствия нежити. Иначе бы охотники обходили эти места за десять верст. Неприятностей, правда, куда больше. Самое главное, он не имеет представления, где находится. Хотя, возможно, с рассветом что-то прояснится, проявятся какие-нибудь ориентиры. Как с ним случилось, то, что случилось, начальник тайной канцелярии не понимал. Но его больше беспокоил вопрос: кто же за всем этим стоит? Неужели Семерица? Но тогда… Тогда это означало, что король Сумур Первый окончательно отвернулся от своего ближайшего сановника. Неужели так оно и есть, а он, столь искушенный в придворных делах, прозевал этот момент? Поневоле вспоминалось, что король последнее время почти не спрашивал его совета, увлекшись подготовкой войны. Означало ли это, что монарх настолько утратил доверие к нему, что даже не рискнул оставить в тылу, отправляясь на войну?
        Вопросы, вопросы… И нет на них ответа… Понемногу усталость начала брать своё, и граф незаметно для себя уснул.
        Проснулся он от холода. Дрова в печи выгорели дотла, и пепел успел остыть. Косма поднялся и распахнул дверь. Легкий морозец дохнул ему в лицо. Солнце по-прежнему пряталось за ленивыми серыми тучами. Лес безмолвствовал.
        Граф не особенно много путешествовал, зато внимательно изучал доклады байгов, рассылаемых им во все стороны материка. Его фантастическая память позволяла запоминать малейшие подробности, излагаемые байгами и шпионами. Например, рельеф различных местностей, наличие рек, преобладающая растительность. Сейчас ничего такого приметного на глаза ему не попадалось. Разве что мороз. В Ка-Таладе или его окрестностях для такой погоды рановато. Больше похоже на северные районы. Либо на герцогство, где климат более суровый.
        Вздохнув, Косма направился к вороху сучьев, наломал свежих дров о стоящий тут же пенек и вернулся в свое непритязательное жилище.
        Посреди стола, пронзенный изящным ножом, белел лист бумаги. Не увидеть его раньше Косма не мог. В конце концов, он просто порезался бы о нож, когда шарил рукой в полной темноте в поисках огнива. Бросив дрова на земляной пол, граф впился глазами в лист.
        "Дорогой граф, - прочитал он, - надеюсь, Вы извините нас за доставленные временные неудобства. Но речь шла о Вашем спасении, ибо король приговорил Вас к смерти. При первой возможности вызволим Вас, лишь только исчезнет опасность для Вашей жизни. Поверьте, это будет скоро. Сейчас мы сопровождаем короля в походе на Госку. 7".
        Граф задумчиво запустил пятерню в шевелюру. Многое становилось понятным. Например, его исчезновение из королевского дворца. Только вот куда его перенесли чертовы колдуны? Семерка вместо подписи это, конечно, Семерица. Что они замыслили? Проще было убить его в Ка-Таладе и - концы в воду. Сам он так бы и поступил. Но кое-что в сообщении намекало на искренность гроссведунов. Например, начавшийся поход на Госку. При нем король ни словом не обмолвился о желании через несколько часов после последней аудиенции начать войну. А ведь Косма, пусть и формально, по должности, считался вторым человеком в королевстве. Стало быть, король уже списал его со счетов. Впервые за свою многотрудную, полную риска жизнь, начальник тайной канцелярии попал в нелепейшую ситуацию. Всегда раньше он сам писал сценарий и определял правила игры. Теперь же его самого использовали, как куклу. Он заскрежетал зубами. Один, неизвестно где, без зимней одежды и продовольствия, с жалкой банкой сухарей…
        Но граф никогда бы не достиг высоты своего положения, имей он привычку опускать руки. Прежде всего, он пересыпал сухари из жестянки в карманы камзола. Потом отыскал несколько лужиц, подернутых тонким прозрачным ледком, и осторожно сковырнул его в освободившуюся посудину. Не случись ночных заморозков, пришлось бы графу цедить воду из жидкой грязи - столь мелки были лужи. На разожженном огне приготовил себе кипятку. Немного поел. Тем временем морозец, против ожидания, крепчал, зато небо прояснилось. Вскоре над кронами елей показалось бледное светило. Граф быстро сориентировался. Где бы он ни находился, идти следовало на юг. Там - теплее, а по пути вполне могли располагаться деревушки. Косма с удовлетворением нащупал в кармане тугой кошель, загодя приготовленный для вознаграждения очередного вернувшегося из разведки байга. Теперь монеты пригодятся ему самому. Переложив в карманы средства для добывания огня, он быстро зашагал на юг, подстегиваемый холодом и противным привкусом во рту. Сухари отдавали затхлостью…
        Деревенская колдунья рассчитала всё точно. Она даже сама не произносила речей, за неё это сделал один из приданных ей сподвижников Юрая. Зато выглядела она как истинная Белуанта: столь же надменная, чуть-чуть бледная, что объяснялось ситуацией, и уверенная в себе. Юрай, стоя на ступенях крыльца, с изумлением отмечал, что сейчас аура у Хитар полностью отсутствовала, словно это была не она, а лишь её призрак. Но в возникшей ситуации никто, даже подозрительные гроссведуны, не вдавались в проверку её личности. Не более как час назад с дальних постов пришло известие, что королевская рать объявилась на границах герцогства. Событие, о котором вчера вечером знала кучка избранных, стало всеобщим достоянием.
        Глашатай, надрывая глотку, прокричал последние указы Юрая. Громко пропели трубы, заставив вздрогнуть и сплотиться конные и пешие полки. Белуанта-Хитар, сопровождаемая личной охраной и двумя тысячами ополченцев, выехала во временный лагерь. Вскоре стронулось с места и регулярное войско, предводительствуемое Юраем. Его сопровождали большинство гроссведунов, кроме самых престарелых, оставленных в Госке. Путь колонны пролегал к югу от маршрута ополченцев.
        Его Высочество ехал чуть впереди передового отряда своего войска, машинально теребя медальон с прядью волос Хитар. Ему очень многое надо было обдумать. Личной опасности в предстоящей схватке с Сумуром он не опасался: в любой момент Кондрахин мог исчезнуть из этого мира. Но это означало почти верную смерть его бойцов. Правда, и его участие вовсе не гарантировало победы. Сейчас он собирался, находясь в рядах всадников, прощупать возможности вражеских колдунов и прикрыть от колдовства своих людей. Пусть Сумур, получив донесения о присутствии Великого герцога в атакующем отряде, попробует ударить по нему всеми своими силами. Тогда посмотрим, кто лучше в седле держится и чьи кони выносливее.
        Юрию не раз приходилось участвовать в горячих схватках на Иоракау, в меньшей степени - в фашистской Германии. Но это были операции диверсионного типа. Здесь же речь шла о широкомасштабной войне. Не будучи кадровым офицером, Кондрахин плохо представлял себе, как руководить войсками. Оглянувшись через плечо, он жестом подозвал маршала Уорта. Тот подхлестнул коня и мгновенно оказался рядом.
        - Может ли Сумур отправить часть своего войска по реке? - спросил Юрий, имея в виду полноводный Тал, несущий свои воды от Ка-Талада к Госке и дальше на север, соединившись с Хачором. Тракт почти на всем протяжении подходил к реке. Сплавляясь вниз по течению, король мог быстро сосредоточить полки в тылу герцогского войска.
        Старый маршал думал недолго.
        - Вряд ли. Течение Тала слишком медленное. Даже пешком получится быстрее, не говоря уже о коннице. Вот когда оба войска сойдутся, тогда такой маневр не исключен.
        - Если сохраним темп, то армии встретятся послезавтра в полдень. Где это произойдет?
        Уорт развернул карту и ткнул пальцем.
        - Примерно здесь.
        Кондрахин вздохнул.
        - Плохо. Очень плохо. Голая равнина, ни холмов, ни лесочка.
        - Лучше нам остановиться раньше, возле луки Вогезов. Люди и лошади отдохнут, а гроссведуны Вашего Высочества сотворят какие-нибудь укрытия. Мне почему-то кажется, что и королевские всадники поостерегутся принимать бой на равнине.
        Юго-западный ветерок, поднявшийся с рассветом, постепенно усилился, и отчетливо доносил до лагеря запахи костров, ржание лошадей и лязг металла, производимых королевским войском, расположившимся в километре или чуть больше от нас. Не надо было прибегать к дальновидению, чтобы следить за всеми маневрами противника. Впрочем, как и врагу.
        Гроссведуны уговорили меня спешиться во избежание удара рукотворной молнии, сами же настойчиво, но безуспешно искали в стане вражеского войска короля Сумура - с аналогичной целью. Местность, на которой мы закрепились, была чуть холмистой. За каждой из этих естественных высоток трудно было укрыть и сотню всадников, зато обзор с их вершин позволял увидеть стан противника практически целиком.
        Я насчитал порядка пяти тысяч всадников и примерно полторы - пехоты. Герцогство выставило против них кавалерии чуть больше. Пехоты почти не было - всего лишь пара сотен отступивших с границы усталых бойцов, но, если верить маршалу Уорту, наши воины во всем превосходили королевских - и в дисциплине, и в выучке, и в опыте. Зато колдуны Сумура, не в пример сильнее моих, что-то спешно готовили. При всем старании я не мог понять, что. Древние предания, с которыми я успел ознакомиться на Сегеде, повествовали о военных действиях с применением различных форм нежити, внезапных земных проломах, разверзающихся перед конницей, поединку заклятий, куда более губительно действующих на простых людей, нежели чем на их творцов. Своих гроссведунов я не стал озадачивать чем-либо конкретным. Пусть действуют, как могут, только своевременно доложат мне и маршалу. Эта часть смертельного соревнования изначально была не в нашу пользу, зато в обычных сражениях преимущество герцогства было неоспоримым. Это был наш козырь, но как его использовать, я - убей Бог - не знал. А ведь люди, собравшиеся под знаменами Великого герцога
(моими знаменами!) верили в меня.
        Моё одиночество на холме нарушили маршал Уорт и Мелнок, тот самый, что противостоял мне в финале магического поединка во дворе герцогского дворца. Если он и таил обиду на меня, то делал это весьма успешно. Маршал был слегка взволнован.
        - Ваше Высочество, - обратился он ко мне, тревожными нотками в голосе подчеркивая неотложность дела, - гроссведуны говорят странные вещи…
        Я вопросительно взглянул на Мелнока, не желая играть в испорченный телефон. Тот почтительно склонил непокрытую голову, не опуская при этом прямого и твердого взгляда серых глаз.
        - Король Сумур не присутствует в войске, - без предисловий и церемоний произнес он.
        - Ну, и слава Великим Белым, - рассеянно ответил я, - значит, магическая сила противника чуть-чуть, но ослабла. Насколько я осведомлен, Сумур немного балуется колдовством?
        - Простите, Ваше Высочество, - вмешался маршал, - Вы не совсем верно оценили значимость отсутствия короля. Еще вчера - и я не вижу оснований сомневаться в наших разведчиках - Сумур Первый предводительствовал своей армией. Куда же, а главное почему, он делся?
        Тут я серьезно задумался. Первое, что пришло на ум, это моё же собственное предположение о сплаве части вражеского войска по реке. Тотчас я отбросил эту мысль: дозоры мы выставили еще позавчера. Второй вариант - обходной маневр - также не выдерживал критики. Местность здесь равнинная, маленькие холмы не в счёт. Подкрасться к нам с большим отрядом невозможно, а попытка атаковать малыми силами оказалась бы самоубийственной. Так куда же исчез король?
        Оставалось предположить самое наихудшее. Сумур выведал о наших планах перекрыть лесные дороги силами ополченцев под предводительством Хитар-Белуанты и решил действовать на опережение. Войско фальшивой принцессы насчитывало семь тысяч бойцов при десятке мастеров заклятий и - ни одного гроссведуна. Ни одного человека, способного толком противостоять вражьей колдовской силе. Эх, Хитар, Хитар, бедная ты моя девочка! Каким же я дураком оказался, купившись на твою уверенность!
        К полудню низкое осеннее солнце превращало-таки мерзлую землю в грязь, которая с остервенением липла к сапогам. Каждые десять-пятнадцать минут граф Косма останавливался, переводя дух, и палкой счищал с подошв тяжелые глинистые ошметки. Все последние годы основным средством передвижения ему служила карета, даже верхом он выезжал считанные разы. И теперь отвыкшие от нагрузок мышцы деревенели и отказывались повиноваться. Как назло, уже который час приходилось шагать по болотистому редколесью, где и присесть было не на что.
        Когда на горизонте замаячила тёмная гряда могучего соснового бора, он приободрился. Конечно, идти по густому лесу не легче, а главное - куда сложнее удерживать направление. Зато можно будет передохнуть. А в отдыхе Косма отчаянно нуждался. Шли третьи сутки его похода. Сухари давно кончились, последний глоток воды граф пригубил с первыми лучами солнца. В лесу можно было надеяться найти горсть шиповника, чудом уцелевшие (а чудеса такого рода встречаются на каждом шагу), не тронутые гнилью дикие яблоки и груши. Вполне возможно насобирать грибов, но в них Косма недостаточно разбирался, и рискнуть есть сырыми бы не решился, несмотря на волчий голод.
        День угасал, и следовало подумать о ночлеге. Но первым делом, добравшись до сухого участка, граф Косма уселся на поваленную сосну, блаженно вытянув ноги. Впрочем, спустя несколько минут его начал пробирать холод. Несмотря на затишье и скупое на лучи солнце, парадный камзол, пропитанный потом, совсем не грел, скорее, наоборот. Бывший всесильный вельможа Ка-Талада в мыслях дал себе зарок навсегда покончить со щегольством и одеваться по сезону. Если, конечно, ему удастся выбраться из этой передряги.
        Безуспешно поискав хоть какой-нибудь еды, граф взглянул на небо. Светило еще не закатилось и могло послужить ориентиром. Когда солнце скрывалось, дорогу ему указывал бледный, плывущий между стволами, синий огонек. Впрочем, графу порой казалось, что сие есть не помощь Семерицы, а единственно лишь продукт его воображения. Вздохнув, Косма прикинул, что у него еще около часа в запасе и, тяжело вздохнув, отправился на юго-восток. Всё время на юго-восток.
        Это был мёртвый лес. Ни крика испуганной птицы, ни шороха листьев (к этому времени они опали), только громкий, как сухой выстрел треск сучьев под каблуками сапог. К счастью, деревья росли не столь густо и почти не затрудняли передвижения. Огонек ли, продукт ли его воображения ли, временами призывно мелькал среди стволов, не позволяя заблудиться.
        Внезапно его остановили звонкие ритмичные звуки. Определенно, кто-то орудовал топором. Но кто? Лесорубом мог оказаться и одинокий охотник, и крестьянин из ближней деревни, могли встретиться и просто лихие люди. И любой из них мог запросто оглоушить его сиятельство по простоволосой голове и переложить кошель с золотом из кармана в карман. Искушение велико.
        Вот почему путь до источника звука граф проделал на четвереньках, со скоростью черепахи, то и дело выбирая сучки из-под изодранных колен. И всё же подобраться к лесорубу вплотную он не смог, хотя и разглядел в полутьме его спину. В самый последний момент его остановил желтый лишайник у самого носа, в котором Косма признал разновидность нежити, знакомую ему лишь по описаниям.
        - Не соблаговолит ли Ваше Высочество отнести дрова в избу? - раздался из-за густого ельника очень знакомый голос.
        Настолько знакомый и, в то же время, неожиданный. Несколько невообразимо длинных мгновений ушли у графа Косма на раздумья и воспоминанья. Наконец он определился: говорил серый байг Уфелд. Но что-то не вязалось. Байг был послан в Госку для того, чтобы нейтрализовать выскочку Юрая. Причём тут "Его Высочество"? Уфелд переметнулся на другую сторону?
        Подумав так, граф поневоле понурился. А сам-то он на чьей стороне сейчас? Тем временем неподалеку раздался звонкий девичий голос:
        - Уфелд, я нашла ёжика!
        Этот невинный возглас наконец-таки открыл графу глаза. Так вот куда подевалась племянница Великого Герцога! Все нити интриг, плетущиеся Космой, оказались ненужными. Помимо воли и планов графа Белуанта оказалась вне центра политики, при этом оставаясь - именно по причине своего отсутствия - ключевой фигурой обострения отношений между королевством и герцогством. Как будто кто-то сыграл на руку Косме. Если бы - граф подавил вздох - он по-прежнему оставался бы правой рукой короля Сумура Первого…
        Еще несколько минут он пролежал, не двигаясь, пока не удостоверился, что байг Уфелд и Белуанта здесь одни. Он пролежал бы и дольше, если бы не продрог до основания.
        С моего наблюдательного пункта вражеский лагерь был виден, как на ладони. Покинул ли король своё войско или затерялся среди бойцов, сейчас особого значения не имело. Армия Сумура перестраивалась в боевые порядки, практически не таясь. Впереди войска мелькали фигурки девяти колдунов, чьи мысли были защищены и от меня, и от моих гроссведунов. Они-то и заботили меня в первую очередь. Было ясно, что битва не за горами.
        Наши войска тоже не оставались в бездействии. Повинуясь указаниям маршала, в которые я не вмешивался, они перестраивались в соответствие с маневрами противника. Меня же больше занимали действия вражеских колдунов. Уже стали известны их имена (которые мне ни о чем не говорили), озадачивало лишь отсутствие среди них главного армейского колдуна. Видимо, тайно уехал вместе с королем.
        И еще мне не нравился усиливающийся ветер, бьющий в лицо. Я призвал на вершину холма всех своих гроссведунов. Теперь нас здесь собралось около сотни человек, включая снующих туда и сюда гонцов и ординарцев. Почти все держались за свои шляпы, которые я про себя называл "киверами" (мало чего похожего).
        - Вот что, колдуны, - так или почти так сказал я, - ветер надо переменить на противоположный. Сможете?
        Колдуны вежливо потупились, выражая отсутствие готовности, но возражать в открытую не стали. Они быстро переглянулись между собой, мигом выделили старшего и тот принялся расписывать роли. На меня уже никто не обращал внимания. Я сам бы справился, коли не был бы занят. Почти любое магическое действие требует времени (вот почему нападающий всегда имеет преимущество). Своих помощников я торопить не стал: не было уверенности, что я поступаю правильно. Да, ветер в лицо мне решительно не нравился, ну, и что с того?
        И всё же Бог есть - мы успели! Шагах в тридцати от вражеских гроссведунов внезапно вспыхнула стена голубого пламени, вздымающаяся на добрую сотню метров. Если бы не Мелнок сотоварищи, многие из нас нашли бы кончину в этом пекле. Мои гроссведуны подчинили себе ветер, и он подул в противоположную сторону, хотя огненная стена продолжала приближаться к нам, несмотря ни на что.
        В считанные секунды я перебрал в памяти десятки заклятий, но всё это было не то, не то… Остановить стену огня на мгновение я смог бы. Смог бы любой из моих колдунов. Но ни я, ни все мы вместе не могли ее ни уничтожить, ни поворотить вспять. Мощь заранее подготовившихся королевских гроссведунов не позволяла. Можно было просто ускакать - времени хватало, но не это ли надеялся враг?
        Решение пришло внезапно.
        - Пятидесяти лучшим лучникам спешиться! - приказал я, не сомневаясь, что маршал в точности передаст моё указание.
        Сбросив мешавший мне плащ, я стремглав сбежал с холма к взбудораженному войску. Кони дико ржали - до них уже вовсю доносился зной и запах горелой травы. Не пройдет и трех минут, как вызванное к жизни магией пламя подберется к нашей передней линии. У кого-то уже не выдержали нервы - я заметил, как несколько человек попятились.
        - Бойцы! - рявкнул я во всю силу своих легких, - обращаясь к выстроившимся лучникам. - Клином кидаемся в колдовской огонь, я первый! Ничего не бойтесь, я защищу всех. Как только прорвемся, стреляйте в королевских гроссведунов. Они будут прямо перед вами. И не жалейте стрел!
        С сим последним воинственным возгласом я ринулся в огонь, мгновенно создав перед собою энергетический таран. Признаюсь, я был не уверен на все сто, что его ширины (и прочности) хватит на весь мой отряд. Но другого выхода не было. Только внезапность могла принести нам победу.
        Ослепленные дымом, но невредимые, мы оказались по ту сторону огня. Мне пришлось переключиться на астральное зрение, чтобы разглядеть противостоящих нам магов. Мои лучники открыли беспорядочную стрельбу. Вот где мне пригодилось умение управлять летящими снарядами, почерпнутое в Школе Лады! Конечно, сейчас мне противостояли отменные специалисты, и большая часть стрел отнюдь не сами собой падали в траву. Но я и не собирался превращать врагов в подобие ежиков. Для того, чтобы оборвать жизнь самого искусного мага, порой достаточно и одной стрелы. Наше нападение оказалось столь внезапным, что настоящего сопротивления никто не оказал. Почти мгновенно всё было кончено. Лишившись магической подпитки, стена колдовского огня рухнула. Теперь горела только трава, и сухой дым летел в сторону вражеского войска.
        И тут же, без промедления (слава тебе, маршал Уорт!) пошла в атаку наша легендарная кавалерия, в свое время наводившая ужас на качкарских бандитов. Во весь опор кони всех мастей летели сквозь дым, и грозные копья всадников нацеливались в сердце вражеского лагеря. Робкие попытки уцелевших гроссведунов противника остановить эту лавину с помощью огненных шаров почти все были пресечены нашими колдунами. Враг замешкался, и этой минуты хватило на то, чтобы смять его передовые ряды, расчленить королевское войско на две неравные части. За конницей с оглушительным рёвом, колотя мечами о щиты, ринулась пехота, и в яростном крике солдат отчетливо звучал приговор врагу.
        Глава 23. На перепутье
        Все же хорошо, что граф догадался, глядя на хмурую физиономию Уфельда, что приказывать сейчас байгу лучше и не пытаться. А догадавшись, он сумел - то ли случайно, то ли волей Великих Светлых нащупать верный вопрос.
        - Юрай теперь - мой господин, - мрачно ответил байг, и от Космы не укрылось мгновенное выражение ужаса, промелькнувшее на лице Белуанты.
        Изобразив на лице бурную радость от такого известия (причем графу даже не пришлось особо лгать), Косма заверил байга в правильности такого положения вещей. А затем посетовал на короля Сумура, не воздающего своим истинным помощникам по заслугам. Конечно, он переигрывал, но сейчас не замечал этого, будучи не только выкинут из привычной для него среды, но и просто устав до той степени, когда контроль за своими словами почти невозможен.
        - … оболгали, оттеснили от трона, а потом и вовсе собирались бросить в темницу. Хвала Великим Светлым, нашлись порядочные колдуны, спасли опального графа. И вот бреду я здесь, без еды, без одежды, только на случай полагаясь. И вдруг - твой голос…
        - Граф, - спросил байг, посмотрев на непривычно тихую Белуанту и удобнее перехватив топор, - как случилось, что Вы вышли прямо на это место?
        Пришлось рассказать и о записке в лесной сторожке, и о плывущем меж деревьями синем огоньке.
        - Знаешь, Уфелд, этот проводник не обязательно вел меня сюда. Может быть, он указывал дорогу к тебе. Оказавшись в лесу, я враз вспомнил тебя, - соврал граф.
        - Подумал, что ты бы в такой ситуации легко выкрутился и вышел к людям.
        Косма не так уж и соврал. Байга он действительно вспоминал, но, ясное дело, никак не в первую очередь. И все же нельзя было исключить, что его магический проводник привел его именно к человеку, на чью помощь бывший начальник тайной канцелярии более всего рассчитывал именно в такой ситуации.
        - Волею моего господина мы укрываемся здесь. До окончания войны, если молодой герцог не прикажет иного.
        Ответ Уфелда поразил Белуанту настолько, что она выпустила из рук завернутого в тряпку ежа. Зверек, недовольно фыркая, ворочался под тряпкой, пытаясь выбраться. "А что ежи делают зимой?" - вдруг подумал граф, мгновенно просчитывая ситуацию. Юрай желал держать герцогскую племянницу здесь. На время войны. Хотел спасти? Или держал в почетной ссылке? Стоило приказать байгу уйти одному, и Белуанта будет обречена на смерть. И никто в этой смерти напрямик не будет виноват. Ну, заблудилась девчонка в лесу, не смогла прокормиться - так никто ее из дворца силой не выгонял, сама ушла.
        "Или Юрай отыскал Хитар и нашел способ подставить ее на место Белуанты?" - пришла следующая мысль, и граф мгновенно оценил богатейшие возможности такой ситуации. Богатейшие - для Юрая. Но сейчас, если его догадка верна, столь же широкие возможности открывались и для Белуанты с графом Космой. Для Белуанты - как наследницы герцогского трона, для графа - как ее первого министра. Великого герцога в расчет Косма не брал, он был уверен, что Юрай уберет того с дороги способом, не бросающим на него самого подозрений. О том, что в эти часы тело Великого герцога Согури было предано погребальному костру, граф, разумеется, не догадывался. Не знали об этом и байг с Белуантой.
        Неприятности Таргана множились, как дорвавшиеся до теплой кухни тараканы. Разом несколько мостов на тракте сгорело дотла. Ранее сосредоточенные у границы войска подверглись набегам мелких вооруженных отрядов. Кое-где те спалили воинские склады, но чаще целью их нападений было - поднять тревогу, держать королевские войска в постоянном изнуряющем напряжении. В настоящий бой люди герцога не вступали. Уничтожали патрули, вынуждали держать в постоянной готовности отряды конницы.
        На один из новых легкоконных полков, когда тот колонной передвигался по дороге, выпал Бескопытень-снег. Никто так и не понял, почему полковой колдун его не распознал. Мелкие снежинки редкой крупкой сыпались из низких облаков, а конница, как ни в чём ни бывало, двигалась по широкой дороге, притаптывая мерзлую землю сотнями копыт. Снежинки касались горячих конских боков и таяли, таяли…
        А впереди на дорогу выскочили Многоноги, вынудив - всего лишь на короткие мгновения - колонну остановиться. Многоногие кошки, сражённые серебром, поднялись к небу струйками серого дыма, но продолжить путь королевская конница не смогла. Кони оказались не в состоянии оторвать ноги от земли. Лишь тут полковой колдун, осознав случившееся, в бессильной ярости треснул себе по лбу кулаком. Один из лучших королевских полков оказался спешенным, а лошади годились теперь только на мясо.
        Получая всё новые донесения от многочисленных гроссведунов, Тарган изумлялся многообразию и искусности действий колдунов герцогства. Достоверно было известно, что Юрай ими не руководил, загруженный другими заботами. Но представления Таргана о колдовской рати герцога, основанные и на сведениях Космы и на донесениях верных короне гроссведунов, утверждали, что не владели колдуны герцога столь утончённым искусством прятать свои ловушки-заклинания. К тому же никого из этих гроссведунов не удалось разглядеть даже издали. И пусть колдовские усилия противника и беспрерывные нападения его мелких отрядов лишь задерживали продвижения королевской армии, Тарган счёл необходимым сосредоточить на флангах армии сильные отряды гроссведунов.
        А нападения, пусть не столь и опасные, случались и в тылу. Вроде бы противник избрал свой целью обозы - но наибольшие потери несла прикрывавшая их кавалерия. Войска еще не вступили в решающие сражения, а конница короля уже потеряла значительную часть лошадей. За действиями передовых герцогских отрядов стояло не только желание затянуть войска в труднопроходимые леса, измотать их в беспрерывных мелких стычках - герцогские колдуны настойчиво лишали армию короля быстроты передвижения.
        - Ильханы это, Ваше Величество, степняки, - не стал скрывать своих подозрений гроссведун. - Они больше других понаторели в конской магии. Я не вижу другого объяснения. Доказательств, к несчастью, у нас нет. Ни с кем из них в колдовской поединок вступить не удалось.
        Сумур хмыкнул, и небрежно провел рукой по яркому походному ковру, на котором сидел, скрестив под собой ноги. Вышколенные слуги старались держаться от него подальше. Уже не только гроссведуны Семерицы - все, знающие короля, обратили внимание на изменения в его привычках. Разве прежний Сумур стал бы сидеть, подобно степному хану, прямо на ковре?
        - И даже если все ильханы встанут против нас, неужели мы им уступим? Что скажешь, Тарган?
        - Пока они в открытый бой не вступают, - мягко ответил колдун. - То ли боятся, то ли их цель заключается в другом. Если боятся, я думаю, они осознают наше превосходство. А вот если они стремятся связать нас, вынудить мечами прорубаться сквозь строй их пехоты, то за этим должен скрываться какой-то план. Им зачем-то очень нужно, чтобы король Согури надолго застрял здесь, на южном фланге.
        - Но ведь и Юрай здесь… - задумчиво произнес король, покручивая на пальце кольцо, и ни к кому не обращаясь.
        Он пребывал в некоторой растерянности. С некоторых пор он не мог точно определить, где находится Юрай. Иногда он чувствовал его на юге, иногда - на севере. Неужели враг настолько усовершенствовался в своих умениях, что способен мгновенно перемещаться в пределах планеты, не оставляя астрального следа?
        Тарган с трудом отвел глаза в сторону. Блеск кольца завораживал. Это был, вне всякого сомнения, сильнейший магический оберег, способный собрать в себе огромную силу. То, что никто белого кольца раньше у короля не видел, лишь укрепляло подозрения Таргана в том, что нынешний Сумур - маг невероятной силы, планы которого навряд ли ограничивались желанием усмирить своевольное герцогство. По-видимому,
        Семерица права: в Сумура вселился дух Двойной Кошки. Тарган понимал, чем это грозит ему лично. Кошка вышла на охоту, и кем бы ни оказалась ее жертва - Юраем или кем-то еще - их схватка погубит всех окружающих. Он должен убедить короля выбрать северное направление, увести войско как можно дальше от Ка-Талада. Как он убережет себя, Тарган пока не придумал.
        Юрай после первой стычки, в которой он разгромил Шегронский полк и сгубил десяток сильных боевых гроссведунов, сам в бой не вступал, предпочитая держаться позади своих отрядов. Тарган полагал, что разгадал его тактику.
        - Едва наши гроссведуны приближаются к передовой линии в каком-то месте, Юрай сразу же оказывается напротив них. А после первого, столь неудачного для нас сражения, наши гроссведуны побаиваются схватиться с ним напрямую. Таким образом, одно его присутствие поднимает колдовскую мощь герцогства на юге, уравнивая его с нашими силами. А севернее, на лесных дорогах, их лазутчики сожгли все мосты и порядком потрепали обозы… Складывается впечатление, что противник очень не хочет нашего появления на севере.
        - Их усилия отодвинули наше наступление лишь на пять дней, - перебил его маршал гвардии. - К Хачору мы можем выйти хоть завтра, если Его Величество прикажет.
        - Не стоит спешить, - покачал головой Тарган, - леса набиты вражьей нежитью, мои люди не успевают её вычищать. Если гвардия пойдет вперед сама, потери могут оказаться весьма чувствительными. Впрочем, мы можем двинуть войска еще дальше к северу. Там относительно чисто.
        - Напролом, по лесу? - раздраженно фыркнул маршал.
        - Там же есть лесные дороги, - возразил ему колдун при продолжающемся молчании короля, - старинные тракты не полностью заросли, должны быть пути между деревнями, дороги к вырубкам.
        Сумур Первый слушал своих приближенных, и на его лице нельзя было прочесть признаков неудовольствия. Скорее, перебранка придворных его забавляла.
        - Противник, похоже, стремится растянуть наши войска, - сказал он, наконец, - а если мы растянем наш фронт ещё сильнее? Ведь у нас больше и войск, и колдунов. На юге продолжим неспешное наступление, а северный фланг будем вытягивать всё дальше и дальше. Чем ответит Юрай?
        Тарган пожал плечами. Его заветной мечтой как раз и было: загнать всё войско во главе с королем как можно дальше - хоть на север, хоть на восток. Но сейчас его спросили о возможных действиях Юрая, и он понимал, что король уловит любую его ложь. Поскольку никаких предположений о действиях герцогского наследника он не имел, то и отвечать не стал. А вот маршал, не посвященный в тонкости отношений короля к Юраю, враз загрохотал простуженным басом:
        - Причём здесь Юрай? Полководцы герцога немедленно укрепят свой северный фланг и вытянут его настолько, чтобы мы не смогли его охватить. Им легче, чем нам - река в их распоряжении.
        - Ну, это лишь на время, - лениво процедил король и, глянув мельком на молчащего колдуна, предложил: - Поверните войска на север, маршал. И не спешите особенно, пусть они тоже растянут свои отряды. Тогда посмотрим, чья рать крепче.
        Таргану даже показалось, что и белое кольцо на пальце Сумура Первого сверкает не так уж противно. Он разом расслабился и внутренне удивился сам себе. Задание Семерицы само собой, но сейчас он чувствовал, что его тянет на север. И эту тягу он не мог объяснить ни долгом, ни каким иным разумным доводом. А король, мельком на него глянув, улыбнулся и молча, повелительным жестом отослал главного армейского колдуна из палатки.
        - Не убедили Вы меня, барон, - неленский хан, Ветаблис Хуратик Иттис, отвернулся от окна, выходящего на торговую площадь. - И заметьте - официальной просьбы о помощи от молодого Великого герцога не поступало. Здесь, я полагаю, ваш старый знакомый Юрай проявил прозорливость, обратившись к степным ханам и ильханам, которые могут принять участие в войне, не впутывая в это дело наше ханство.
        - Награду за поддержку Юрай тоже выплатит не ханству, а лично тем, кто его поддержал, - дерзко возразил барон, нервно расхаживающий вдоль стены.
        Отправляясь на аудиенцию к правителю, он рассчитывал на успех. Хан молод, честолюбив, но пока еще ничем не отличился, даже Махмурзака должным образом не поставил на место. Почему бы не воспользоваться ситуацией и не вторгнуться в Согури, пока Ка-Талад практически беззащитен? Даже если король победит в войне с герцогством, сил для серьезной схватки с ханством у него просто не останется. А если верх возьмет Юрай, он просто закроет глаза на потерю западных территорий королевства. Всё равно там он не имеет никакого влияния.
        Ковер на стене ханского рабочего кабинета изображал ощерившуюся волчицу, прикрывавшую собой выводок от всадника с копьем. Барона Шурра можно было понять. Сейчас хан ему скажет, что в таком положении вещей для барона как раз и открываются блестящие перспективы: помоги своему другу, и он тебя щедро отблагодарит. В случае победы, конечно. И дело даже не в том, что воинская удача изменчива; как раз в неизбежности победы Юрая барон ничуть не сомневался. Смущало его другое: ничтожество той помощи, которую он мог оказать своими собственными силами. Что мог в большой войне его отряд в несколько десятков сабель? А награды, как известно, раздаются по заслугам. Вот если бы он, Шурр, сподвиг верховного хана выступить - в любой форме - на стороне Юрая, он мог бы надеяться на серьезное вознаграждение со стороны молодого герцога.
        - Мы ведь даже не успели признать его Великим герцогом, - напомнил хан барону. - И очень разумно поступили. Подождем, пока дворянство герцогства утвердит Юрая своим правителем, иначе мы можем оказаться в глупейшем положении, поддержав самозванца. Его права на титул не бесспорны.
        - Титул, Ваше Величество, получит победитель в этой войне. И тот, кто его угадает и поддержит, внакладе не останется. Я Юрая знаю, он в долгу не останется, - петухом наскакивал на своего собеседника барон.
        Если бы при их беседе присутствовал посторонний, он немало удивился бы столь коротким отношениям верховного хана Нелена и мелкого барона. И удивился бы совершенно напрасно. Барон входил в тесный кружок молодых аристократов, приведших Хуратика Иттиса к престолу, и в силу этого ему многое дозволялось. Пока еще дозволялось.
        - Ты еще мог бы сказать, что Юрай не прочь выдать за меня Белуанту… - лукаво улыбнулся хан.
        Барон разом сник. Да, такая договоренность существовала. И Юрай немало тому способствовал. Но тогда еще был жив старый Великий герцог, а Юрай был пока никем. В его нынешнем положении этот брак оказывался для Юрая крайне невыгоден. Причины были столь очевидны, что барон не смог возразить хану. Он лишь повторил, что Великим герцогом станет победитель - но против этого хан и так не возражал.
        Нельзя сказать, что усилия барона Шурра совсем не принесли плодов. Власти Нелена закрыли глаза на то, что несколько степных родов пересекли границу и встали под знамена герцогства. Просьбу отпустить добровольцев в армию Сумура Первого хан отклонил, продать ему коней отказался, и даже устроил воинские учения вблизи границ северного соседа. И посланник Согури, естественно, сообщил хану, что его действия не вызывают одобрения королевского двора. Но это было все, на что мог решиться хан Нелена, не рискуя втянуться в войну, победителя которой угадать было непросто.
        Старик Махмурзак, старая перечница, приводил в пользу Сумура куда более сильные доводы. Колдун без обиняков заявил, что Великого герцогства больше не будет. Победит Юрай - он станет королем; выиграет Сумур - уже он подчинит себе герцогство. Победитель очень быстро забудет услуги неленского хана, если таковые будут. Но очень долго будет помнить противодействие, если хан сделает неверную ставку и поддержит побежденного. При любом исходе войны ханство уже не сможет лавировать между королевством Согури и практически самостоятельным герцогством, а значит - в интересах ханства выжидать, пока воюющие стороны не ослабнут настолько, что даже незначительная поддержка со стороны ханства окажется решающей.
        Махмурзак был со всех сторон прав. Но - хан колдуна не любил и, хотя не мог ему безоговорочно возражать, старался вести свою линию. Вопрос был лишь в том, сможет ли Юрай превозмочь колдовскую силу Сумура. Все тот же Махмурзак, ссориться с которым хан не решался - настолько сильной поддержкой располагал колдун - сообщал, что в последнее время Сумур обзавелся несколькими колдовскими реликвиями древности. Некоторые из них, согласно легенде, принадлежали Двойной Кошке. Управляться с ними мог лишь очень сильный колдун, отчего Махмурзак и считал короля Согури будущим победителем.
        - Так что, Юрай побеждает? - спросил хан уже всерьез, вдоволь насладившись замешательством барона.
        - Трудно сказать, - развел руками барон. - Атаку основных сил он отбил, война разделилась на множество мелких стычек. Ни одна из сторон вперед не продвигается. Королевские войска опасаются попасть в окружение, а кавалерии герцога незачем завоевывать чужие земли, они свои защищают.
        - Мне говорили, королевская пехота и сам король сдвинулись к северу и пытаются лесными дорогами выйти к Хачору. А противостоит им необученное ополчение во главе с Белуантой. Не подозревал, что она способна вести войска, - без выражения проговорил хан и вновь повернулся к окну.
        Шурр, осведомленный о войне в королевстве куда хуже Махмурзака, раздосадовано выругался. Впрочем, он быстро вспомнил, что преодолеть Хачор можно далеко не везде, и все пригодные для переправы места наверняка обороняются, а переправляться в других местах мог лишь авантюрист, не знающий военного искусства. А Белуанта, хоть и возглавила ополчение, но это назначение - лишь выражение лояльности Юраю и демонстрация единства высших слоев герцогства перед лицом общей угрозы. Приказы наверняка отдают другие люди, куда более опытные. Ополченцы же в своих родных лесах будут сражаться не хуже регулярного войска.
        - Хорошо, если так, - повернулся к нему хан. - Но всё же исход войны решит, мне кажется, сила колдовская. А в этих делах, мой друг, мы с тобой не разбираемся. Так что все остается без изменений. Добровольцам поддерживать Юрая я не препятствую…
        Хитар, уже привыкшая быть Белуантой, сгребла карты с походного столика. Из-за ее плеча Осинец мельком разглядел итог: трон, черная карта и топор. Три карты лежали в ряд, и нервозность в движениях девушки не укрылась от капитана ополченцев. Однако он дождался, пока госпожа приберет со столика все карты Ферро и только тогда водрузил вместо них походную карту, сплошь зарисованную зеленью.
        - Ваше Высочество, у Лисьей вырубки объявились гвардейцы короля. Тинтог доносит, что южнее вырубки движется большой отряд. Птицы вьются над вершинами, он сам видел… - пояснил Осинец и его палец сдвинулся от ряда пеньков посреди карты к тонкой черной ниточке, уходящей к югу. - Он думает, что гвардейцев там не меньше четырех сотен….
        Капитан замолк, дожидаясь ответа. В глазах ополченцев Белуанта-Хитар обрела уважение очень быстро, едва состоялся первый военный совет. Дотоле не покидавшая дворца девчонка могла, лишь глянув на карту, точно сказать, где и в каком числе находится неприятель. Здесь, посреди лесов, где отряды могли лишь неторопливо пробираться узкими лесными дорогами, такое знание обеспечивало весомое преимущество, и ополченцы умело им воспользовались. Быстренько наплодили маломощной, но опасной нежити на второстепенных дорогах, откуда ожидали лишь разведки. Крупными силами устроили несколько засад, порядком потрепав вражеские отряды. В родных лесах ополченцы держались уверенно, тогда как солдаты короля больше вражеских копий боялись отстать от своих и заблудиться в незнакомом лесу.
        Само собой, ополченцы использовали мелкие отряды, атаками которых заставляли противника сбиваться в колонны на дорогах. А уж перекрыть тропу дорогу засекой, которую не разобрать и в полдня, для привычных к ремеслу лесорубов-мужичков было несложным делом.
        - Их не четыре сотни, Осинец, - прервала молчание госпожа. - За передовым разъездом следует весь гвардейский кирасирский королевский полк. Две тысячи пехоты и столько же всадников. С ними больше десятка колдунов, и отряд саперов, чтобы разбирать наши заграждения.
        Осинец уныло вздохнул. Гвардейские кирасиры, это же надо! Один из лучших королевских полков. И чего они собираются делать в лесу?
        - От вырубки есть старинная тропа к Хачору, - ответила на его невысказанные вопросы Белуанта-Хитар.
        - Так ее и перекрыть недолго, - брякнул Осинец, вглядываясь в карту.
        На лесной тропинке даже двое рядом не везде пройдут. Кирасиры так растянутся, что в любом месте ополченцы создадут преимущество и разрежут атакой тонкую цепочку колонны, разорвав ее и рассеяв по лесу.
        - Не стоит, - возразила госпожа, - той тропинкой они выйдут к такому месту, где даже десяток солдат переправить - и то день потеряешь.
        Здесь она была права. Знавший наизусть родную реку, капитан ополченцев понимал, сколь мало мест, подходящих для переправы больших отрядов, найдется на берегах Хачора. А переправлять на плотах небольшие группы солдат, когда на противоположном берегу нет ни поселений, ни дорог, просто незачем. Что им там делать, по лесу бесцельно блуждать?
        - Так что, пусть идут? - спросил Осинец и недоуменно застыл, услышав слова госпожи:
        - Не пойдут они туда. Не переправа через Хачор короля интересует. Им я нужна, сама, это за мной Сумур Первый отправил кирасирский полк. Поднимай людей, капитан, отступаем к северу. И пусть за нами вырастет целый лес боевой нежити!
        Очень быстро граф Косма, уже бывший начальник тайной канцелярии королевства Согури, осознал, что серый байг Уфелд, его бывший подчиненный, вовсе не намерен ему не только подчиняться, но даже и безмятежно поворачиваться спиной. В руках байга неизменно оказывался то топор, то порядочных размеров нож, а то и просто крепкая дубинка. Серых байгов не готовили в бойцы, но элементарными навыками самообороны владел любой из них, и граф прекрасно понимал, что он, как боец, ничуть не лучше. К тому же здесь не было привычного оружия: меча или шпаги, а размахивать мужицким топором одному из бывших высших сановников королевства… В общем, и не подобает, и вряд ли толк из этого выйдет.
        Если байга и не учили сражаться, то уж умению замечать все происходящее вокруг, и быть всегда наготове, учили. Уж об этом граф был хорошо осведомлен. И не было никаких сомнений, что в каждый момент времени байг точно знает, где находится граф и где располагается их немногочисленное оружие: топор, два ножа, изготовленная байгом дубинка и тонкая пика с костяным острием.
        - Так отчего, Ваше Высочество, Вы решили, что Юрай намерен Вас отравить? - спросил граф. Этот вопрос он задавал уж в который раз, в разных контекстах и разными словами, но ответа так и не получал.
        Герцогская племянница не была легкомысленной особой, и, если речь заходила о других вопросах, она рассуждала вполне здраво. Лишь когда речь заходила о Юрае, девушка демонстрировала непонятную, ни на чем не основанную убежденность, замешанную на страхе. Нетрудно было догадаться, что дело здесь - в магическом внушении, наложенном мастером Коробкой. Отчего мастер самовольно придумал и совершил столь серьезный поступок, оставалось только догадываться. Но, как с удивлением узнал от Уфелда Косма, Юрай нашел их лесное убежище, а найдя - практически подтвердил распоряжения мастера Коробки. То, что байг помнил визит Юрая, а Белуанта - нет, как раз графа ничуть не удивило. Неужели Коробка переметнулся на сторону Юрая? Когда? Насколько верную информацию он поставлял в Ка-Талад? Может, он сознательно вводил графа в заблуждение, что и послужило причиной последующей опалы?
        Поведение Юрая выглядело логичным: он желал держать девушку в лесу, подальше от дворца, под присмотром надежного человека. Оберегал от прихотей войны? Устранял возможного претендента на титул герцога? Подставил на ее место Хитар для выполнения какого-то задания? Возможно было все, и граф не ломал себе голову над ответами. Его больше волновало другое: Юрай ведь искал Белуанту, дабы вернуть ее во дворец. Нашел - и немедленно изменил решение. Почему? Ответ на этот вопрос, как считал граф, жизненно важен для его, графа, будущего.
        То ли Юрай понял, кто и как действует против него, и предпринял ответные действия, то ли он убедился, что девушке ничего не угрожает и спасать ее незачем. В первом случае Юрай должен был счесть своим врагом и графа Косму, и граф всерьез опасался ловушки. Случись что прямо сейчас с Белуантой - и вот он, виновник, Его Сиятельство граф Косма, злодей-убивец. То, что Юрай мог неведомым путем столковаться с Семерицей, исключать было нельзя. Косма уже настолько ошибся в оценке Сумура Первого, что теперь готов был предположить самые неожиданные действия со стороны других своих знакомых. Зато во втором случае графу ничего не угрожало. Ничего, кроме опасности оказаться на обочине хода событий, всеми забытому. А это, пожалуй, было ничуть не лучше.
        Еще опаснее был вариант, в котором мастер Коробка тайно перешел на службу Юраю. Это объясняло бы все, кроме визита Юрая в лесную избушку, но и отбросывать этот вариант было бы опрометчиво. Но, сколько ни размышляй, а сидя здесь, повлиять на события никак невозможно. Следовало выбираться в более людные места, но здесь имелся ряд препятствий. Байг решительно не хотел двигаться с места без приказа Юрая; Белуанта тоже боялась возвращаться, а граф знал, что магическое внушение ни он, ни Уфелд снять не способны. К тому же стало уже довольно морозно, ни граф, ни племянница герцога подходящей для холодов одежды не имели. Не имел ее и байг, но о нем Косма не беспокоился.
        - Представь себе, Уфелд, что прошло назначенное время или же многомудрый Юрай прислал приказ возвращаться в Госку. Или не в Госку, это не важно. И как мы это сможем сделать? Ее Высочество боится куда-либо уходить, да если и удастся ее уговорить, не в этой же одежде ей идти? Ведь замерзнет… Я, кстати, тоже.
        Они беседовали вдвоем, выйдя за кольцо нежити. Лишь там можно было поймать зайца или куропатку, заготовить дров, набрать ягод и грибов. Вблизи избушки они все уже выбрали.
        - Есть заячьи шкурки, могу и барсука добыть. Перья куропаток я тоже не выбрасывал. Бересты надрать, руки-ноги обернуть - тоже греет хорошо. Снега глубокого еще долго не будет, костер для ночевки мы всегда разведем, - как несмышленышу, растолковал Косме байг, не снимая при этом руку с топора, засунутого за пояс.
        Собственно, иного ответа и ждать не стоило. Байгу были глубоко чужды условности, отказаться от которых дворянину казалось бедой не меньшей, чем замерзнуть в лесу. Представить невозможно, чтобы племянница герцога брела лесными тропами, завернувшись в полосы березовой коры, и укутав голову вонючей невыделанной заячьей шкуркой! Граф Косма неожиданно поймал себя на мысли, что себя самого в таком костюме он представляет без всякого мысленного сопротивления. Несколько дней лесной жизни вынудили его ко многому относиться проще.
        - А как ты собираешься убедить Ее Высочество покинуть наше убежище? - поинтересовался Косма.
        - Если придет назначенное время, просто объясню, что долго оставаться на одном месте нельзя и выведу ее к ближайшему поселению. Есть здесь места, где привечают любого странника, не задавая лишних вопросов… В конце концов, Белуанта ведь не спрашивала меня, куда я везу ее.
        Граф хмыкнул и покачал головой. Сомнение сомнением, но сам он ничего иного предложить не мог. К тому же Косма прекрасно понимал, что байг сказал ему далеко не всю правду.
        - А если господин Юрай прикажет выбираться раньше, то он заодно и укажет, куда. Вот тогда я и буду думать, как убедить Белуанту.
        - Тогда и сообщи заодно Юраю, что опальный граф Косма укрывается вместе с тобой от гнева короля, - попросил бывший начальник тайной канцелярии. - Может, и я твоему господину послужу.
        Припорошенный легким снежком, древний лес нависал над молодой порослью Лисьей вырубки. Заморенные мастера заклятий только что закончили работу на опушке леса и неспешно влезали в седла.
        - Нельзя, Ваше Высочество, - в очередной раз повторил капитан ополченцев, строго глядя на двух всадников, с двух сторон закрывавших Хитар-Белуанту. - Никак нельзя Вас оставить без охраны даже на миг.
        - Я и не прошу никого удалиться, - надменно глянула на него госпожа. - Мне только нужно, чтобы сзади меня не оставалось никого из наших людей. Если хотите, ведите моего коня в поводу. Колдовство, которое я собираюсь применить, возможно сотворить только на безлюдном месте.
        Осинец нехотя отдал приказ. По узкой тропке небольшой отряд втянулся под полог нависающих ветвей. Сразу стало темнее. Белуанта, то есть колдунья в облике племянницы почившего Великого Герцога, как и требовалось ей, ехала последней. Один из ближних охранников шел пешком, ведя коня под узду, второй держался слева, в трех шагах впереди. Отъехали не больше чем на милю, и девушка, подняв руки над головой, неожиданно запела странную песню без слов. Нечеловеческие, гортанные вибрирующие звуки заставили поежиться ополченцев. С кончиков пальцев Хитар одна за другой слетали бледно-фиолетовые искорки и уносились назад.
        Поводырь лишь раз с любопытством обернулся, а потом вжал голову в плечи и шагал, глядя только себе под ноги. Его лицо побелело, но он стиснул зубы и зашагал быстрее. Но вскоре песня затихла и госпожа сообщила, что вот теперь охрана может прикрывать ее сзади.
        - В общем, нас еще долго не нагонят. Поначалу передовые кирасиры упрутся в заклятья-ловушки, а когда их колдуны примутся расчищать дорогу, моя сторожевая сеть сожжет их. Без колдунов гвардейцы в лес не сунутся, а завтра ночью падет снег, и закроет наши следы.
        Осинец жадно спросил:
        - А большой падет снег, Ваше Высочество?
        - На земле - по щиколотку будет, - ответила госпожа, взглянув на ветви деревьев.
        - Нам надо оторваться от кирасир больше, чем на переход. Отпусти людей к переправе, капитан, а со мной оставь полсотни лихих и тертых бойцов. Можешь и сам остаться, но я тебя не неволю. Дело опасное. Король Сумур будет знать, где я, и не успокоится, пока меня не настигнут его колдуны. А может, он и сам сюда пожалует, если его раньше не убьет наш повелитель…
        В речах госпожи Белуанты временами проскальзывало столь неприкрытое почитание молодого Великого герцога, что Осинец даже подумал, что брак между ними - дело наверняка решенное. Иного объяснения довольно странному поведению госпожи он найти не мог. И ее решение малым отрядом идти без дорог на север с военной точки зрения казалось полной бессмыслицей. Но здесь очевидным образом были замешаны дела колдовские, и Осинец свое мнение придержал при себе.
        Глава 23. Тарган. Белое кольцо
        Вновь Тарган удивился странной неподвижности короля. На сей раз тот сидел на стуле. Локти короля упирались в разложенную на походном столе карту. Белое кольцо, маня своим блеском, лежало на карте. Верховный армейский колдун отметил, что легло кольцо точно на нехоженый, безлюдный участок леса к северу от торных путей. Поприветствовав короля подобающим образом, на что Сумур не ответил, будто не заметил вошедшего, Тарган вгляделся в карту.
        - Мы пойдем туда, куда указывает кольцо, - неожиданно сказал король. - Ты разобрался с донесением кирасиров?
        - Да, Ваше Величество, - поклонился колдун, не отводя взгляда от кольца, - все подтвердилось. Мои гроссведуны столкнулись с малоизвестным и искусным колдовством, которое никак не ожидали встретить в глуши. Из двенадцати гроссведунов уцелел только один.
        - Подробнее.
        - Ополченцы, Ваше Величество, люди темные. Они ставят на тропах заклятья-ловушки. Слабенькие, часто даже не смертельные. Ну, ноги там внезапно из-под человека выскользнут, и он с маху на спину грохнется. В броне и с оружием это может травмировать, но не убивает. Или самострел на заколдованной поляне сам выстрелит в того двуногого, кто на нее ступит - но самострелов много не насторожишь, да и держится это колдовство лишь до полуночи. Гроссведуны легко с ним справлялись, но все они, кроме одного, вдруг оказались накрытыми колдовской сетью, которая сжималась к местам применения магии. А наши маги как раз лес расчищали для кирасиров… Вот они и сгорели все, вместе с сетью. Полк, естественно, остановился. Путь к Хачору свободен, но ведь Ваше Величество приказало кирасирам следовать к северу, за Белуантой?
        Король лениво кивнул и поинтересовался, не удивило ли Таргана столь искусное колдовство.
        - И на юге, где Юрай, и на севере, где, как вы все меня уверяете, руководит войском Белуанта, мы разом потеряли самых опытных и сильных колдунов. Юрай, несомненно, колдун изрядный, в чем никогда сомнений не было. Но Белуанта? Или меня неверно осведомили, и она все же причастна к колдовству?
        Нет, в представлении и Таргана, и всего сообщества магов племянница герцога была просто молодой родовитой дворянкой, и ничего более. Оставалось предположить, что рядом с Белуантой, тайно, действует поразительно сильный колдун. Но кто он, невозможно было и предположить. Манера его действий выдавала немалое искусство, но искусство необычное. "Необычное, - повторил про себя Сумур, - необычное для Сегеды!"
        - Так значит, кирасиры в лес не рвутся. И пока их не усилят отрядом гроссведунов, рассчитывать на них не стоит. Да и после… - король умолк и поднял воспаленные глаза на армейского колдуна.
        Тот кивнул, соглашаясь. Как и на юге, гроссведуны постараются избежать крупной стычки и, следовательно, войска герцога смогут и дальше их изматывать мелкими стычками. И если на юге королевские войска остановились, атакованные равными по силе и превосходящими по выучке регулярными войсками, то на севере они проигрывали сражения ополченцам, лаптежникам, сермяжным мужикам. Похоже, война, еще не вступив в решающую стадию, уже проигрывалась Сумуром Первым.
        Таргану, как посланцу Семерицы, такой ход событий был скорее на руку. Вот и неожиданное искусство Белуанты - чем не повод отправить короля как можно дальше к северу?
        - Отряд гроссведунов там не поможет, Ваше Величество. И кирасиры в лесу ни к чему. Против Белуанты, или ее тайного колдуна, нужен один противник, равный по силе, с небольшим отрядом из лучших бойцов. Только бы знать, где она укрылась…
        Король хмыкнул и ехидно спросил:
        - Ты не себя ли предлагаешь для колдовского поединка? Надеешься сразить Белуанту своим искусством?
        Колдун растерянно принялся отнекиваться, но - не очень убедительно.
        - Вижу, что эта мысль тебя манит, - улыбнулся неожиданно Сумур, - я помогу тебе. Ты отправишься к Белуанте, но - не как враг, а как союзник, беглец из моего войска. Скажешь, что ты давний сторонник Юрая, ненавидишь короля, и желаешь помочь герцогству в борьбе за свободу. В доказательство принесешь белое кольцо.
        Король перевел взгляд на карту и потому не заметил, как облизал пересохшие губы главный армейский колдун.
        - Скажешь, что ты украл магический предмет, при помощи которого я всегда мог узнать, где сейчас находится Белуанта. Или не Белуанта, - добавил король, понизив голос. - Белое кольцо настроено на сильного мага, Белуанта это или кто другой. Оно и тебе поможет отыскать дорогу. Только запомни - ты можешь без вреда прикасаться к нему левой рукой, и лишь когда встретишь Белуанту, или… иного мага, ты протянешь ему кольцо правой рукой. Запомнил?
        Тарган кивнул, ошарашенный неожиданным предложением. Отказаться, не потеряв разом королевского доверия, было нельзя. Да ему и не хотелось отказываться. Неведомая сила властно влекла его на север, блеск кольца завораживал, заставляя забыть все обязательства перед Семерицей. И казалось ему, что он и там сможет выполнить свою задачу, что и короля не минует участь встретиться с Белуантой среди заснеженных лесов, хотя, почему он был в этом уверен, армейский колдун не смог бы объяснить даже сам себе.
        Он, разумеется, не поверил королю, предупреждавшему об опасности брать белое кольцо правой рукой. Такого рода магические замки иногда ставились на ценных вещах, но колдовство это считалось простейшим, деревенским, и обойти его труда не составляло. Белое кольцо, судя по всему, передавалось от мага к магу с глубокой древности. Такие могучие и искусные творения мастеров уже самой своей сутью, изначально, были настроены на определенный склад души и устремлений. Тот из магов, кто был духом близок его создателю, мог пробудить в кольце его возможности, прочие - использовали его мощь хорошо, если на одну десятую.
        Тарган не знал, сколь близок был король кольцу. Сам он чувствовал полную чуждость магического кольца, и оттого благоразумно не пытался белым кольцом воспользоваться. Запрет короля в данном случае значения не имел. С того момента, как главный колдун королевского войска покинул ставку Сумура Первого, он руководствовался только смутным желанием попасть на север и увидеть Белуанту. Король, Семерица, продолжающаяся война - все казалось сейчас не столь важным. Кольцо же, стоило прикоснуться к нему в кармашке на поясе пальцем, мгновенно давало чёткое ощущение направления.
        Меняя коней, сопровождаемый опытными проводниками, дальней связью предупреждая гроссведунов о своем появлении, вихрем мчался Тарган по лесным дорогам. Дневной переход кирасирского полка он покрывал от завтрака до обеда, менял коня, проводника - и мчался дальше, до остатка используя короткий осенний день. Утром он вставал еще в потемках, используя колдовское умение различать дорогу в полной темноте. Ночевал у дороги, возле походного костра, поддерживаемого заботливым проводником. На третий день Тарган, пользовавшийся другими дорогами, обогнал гвардейцев-кирасир и углубился в пустынный лес, где он уже не мог ни коней сменить, ни проводников отыскать.
        Оставалось надеяться на цепкую память, до мелочей хранящую давние карты этих мест, да на сопровождавшего его зеленого байга Ирпета, многие годы служившего именно в этих лесах. Гроссведун уже не летел птицей, а неспешно трусил на сменном коне, иногда советуясь с байгом. В лесу, как известно, даже кривая дорога куда вернее пути напрямик. Колдун, благодаря кольцу, знал путь напрямик; Ирпет знал кривые дороги. Но вскоре перестало помогать даже его знание. Проснувшись поутру, гроссведун негнущейся от неудобного ночлега рукой тронул кольцо и указал рукой направление.
        Ирпет, с сомнением на него покосившись, пошевелил губами, соображая, и спросил:
        - Про направление я понял. А расстояние? Так ведь и к Ледовому Морю выйти можно…
        Тарган неуверенно ответил, что расстояние - не больше хорошего дневного перехода. Он помнил карту и понимал, что Белуанта намеренно забралась в самую труднодоступную часть леса. Со стороны реки там сплошные болота, с запада - невысокие, но крутые лесистые холмы, где только лошадей губить. С юга вроде бы никаких препятствий нет, но весь вид зеленого байга показывал, что туда он идти решительно не намерен. И точно: Ирпет сказал, что там сплошь такие буреломы, что пробиться сквозь них сможет разве что отряд саперов. Обходить же их долго, да и заблудиться несложно: уж очень разнообразен там рельеф.
        - То болото, то озерко, то горушка невысокая. Реки и ручьи петляют, холмы все одинаковы, а буреломов полно, не знаешь, где наткнешься. Нам бы до речки дойти, до Охорки, она сквозь западные холмы течет. По ней можно на плоту сплавиться, только - без коней.
        Реки, даже малые, еще не встали, но армейский колдун понимал, что произойти это может в любой момент. Хоть завтра. И что тогда? Без коней, пешие, в непролазной чаще… Не пропадут, конечно, но и Белуанту догнать не сумеют. Не хуже колдуна это понимал и байг, для которого такие переплеты были не в диковинку.
        На заставе, перекрывавшей дорогу из герцогства в Качкар, изумленная толпа ахнула и расступилась перед прибывшей со стороны Качкара повозкой. Восседавший на козлах качкарский пограничник и пленник в колпаке, надвинутом по самое горло, никого не могли удивить, но вот существа, шагавшие по четырем сторонам повозки, вгоняли в дрожь даже привычных к нежити жителей пограничнья. Были они высотой в полтора человеческих роста, на длинных, почти куриных ногах с семью когтистыми пальцами. Туловище над ногами переливалось зелено-розовыми разводами и равномерно пульсировало в такт шагам. Во все стороны из туловища змеились многочисленные черные отростки, непрерывно сплетаясь. И над всем этим страхолюдством возвышалась на длинной косматой шее маленькая змеиная голова с выпуклыми глазами.
        - Сугранеды! Стражи колдунов! - пронесся шепот среди служивой молодежи.
        С земель сопредельного государства в герцогство доставили схваченного колдуна, скованного по всем правилам. Передача преступника много времени не заняла. Начальник заставы нашел в списках имя мастера Коробки, схватить которого повелевал указ уже покойного Великого герцога, поставил в сопроводительном письме свою подпись, закрепил ее печатью - и иноземная повозка в сопровождении своих чудовищных стражей отбыла назад в Качкар.
        Преступника приковали к стене подвала тремя цепями, магически защищенными от колдовских попыток их порвать. Мастер Коробка на коротком допросе не запирался. Да, он наложил на племянницу герцога Белуанту магическое внушение, имея целью удалить оную Белуанту из дворца как можно дальше. Действие сие свершил он по наущению колдуньи по имени Хитар, с которой состоял в любовной связи. Назвал гроссведун и байга Уфелда, своего сообщника, и графа Косму, пославшего его в Госку с целью шпионажа. Мастер Коробка утверждал, что после своего злого деяния он тайно покинул пределы герцогства и никаких преступных поступков больше не злоумышлял. Еще он просил доставить его к наследнику герцога, Юраю, для окончательного суда.
        Время было военное, преступник только что сознался в серьезных преступлениях, и молодого герцога решили по пустякам не беспокоить, тем более что тот бился с врагом за множество переходов отсюда. Тут же, у подвальной стены, грудь мастера Коробки пронзили пикой с серебряным наконечником. Потом, уже у мертвого, отрубили голову. И только после этого освободили обезглавленный труп от цепей. Тело зарыли возле дороги, словно собаку. Голову же, в соответствии со старинным ритуалом, вначале погрузили в воду, затем на четверть часа положили в костер. После очищения водой и огнем нагрели ковш с нарезанным стружкой свинцом и залили расплавленным металлом глазницы, нос, рот и уши опаленного черепа. Только после этого колдун считался по-настоящему мертвым.
        Отчаявшись, Тарган достал кольцо и с ненавистью на него посмотрел. Белуанта была неподалеку, колдун чувствовал ее уже всем своим продрогшим телом. И все же она была для него столь же недоступна, как и для короля Сумура. Единственное преимущество Таргана состояло в том, что белое кольцо было с ним. И, наполовину не сознавая, что он делает, молодой колдун взял кольцо двумя руками, поднял и посмотрел сквозь него в ту сторону, где находилась Белуанта.
        Перед его глазами открылся уходящий вдаль тоннель, вдали мелькнуло лицо молодой девушки, смотрящей ему в глаза - и тотчас по пальцам резанула дикая боль. Тоннель закрылся, белое кольцо оплавленной каплей упало на землю, а почерневшие пальцы на глазах вытягивались, теряя форму. Опомнивший колдун положил руки на ствол ближайшего дерева.
        - Ирпет! Руби пальцы! Все руби! - крикнул Тарган зеленому байгу и закрыл глаза, ожидая неминуемой боли.
        Он никогда не делал ставку на одного исполнителя, исключая случаи, когда другого нужного человека невозможно было отыскать. Тарган служил ему не из страха, и этого Ему - в облике Сумура - в первое время было достаточно, чтобы приблизить к себе и доверить важную роль. Но Он подстраховался. Призывал к себе, тайком, незнатных, рядовых мастеров заклятий, ведунов. Давал им в помощь опытных лесных охотников и дерзких бойцов с дальних границ королевства. Эти люди были всем обязаны лично ему, не имея никакой иной опоры в столице. Небольшие отряды сосредотачивались вдоль границ с герцогством, ожидая своего часа. И один из таких отрядов его дождался.
        Термеку, старший, всегда имел при себе подаренный королем узорчатый обруч, который полагалось носить на голове, не снимая. Был в отряде еще один королевский подарок - старое неказистое седло. Конь под этим седлом всегда должен быть свободен от всадника.
        - Когда понадобится, Термеку, я заговорю с тобой через этот обруч, - сказал тогда король. - После этого ты узнаешь и назначение седла…
        Подстраховка не подвела и в этот раз. Уже не имело значения, что Тарган его подвел, погубив белое кольцо - его тайное оружие в борьбе с Юраем… или с Белуантой; с некоторых пор Он беспокоился, не умея точно распознать, кто из них Юрай истинный. Он выяснил, что отряд Термеку ближе всех к местонахождению Белуанты. Известны были Ему и мысли Таргана, столь недолго державшего в руках белое кольцо. И оттого без колебаний приказал Он отряду выйти на Охорку и спускаться вниз по ее течению. Любой человек, которого они встретят, объявлялся злейшим врагом короля и подлежал немедленной смерти. Но разведчикам отряда предписывалось первым делом доложить о любом встречном старшему, и только потом пускать в ход оружие.
        - Ваше Высочество, я понимаю, что без него нам придется туго. Я же не совсем дурак, - изобразил обиду граф Косма. - И о том, что он нас обоих спас, я тоже помню.
        Племянница герцога слушала его, нервно оглядываясь. Косма прислушался. Когда вдали раздался еще один удар топора, он успокоено продолжил:
        - Сами рассудите - Уфелд служит Юраю и не скрывает этого. Юрай приказал Вас беречь - он бережет. Но бережет где? Не в столице, не посредине войска, даже не в удаленной деревне. В лесу, где и ворон Ваших костей не найдет, случись чего. И бережет зачем? А чтобы Вы никак в нынешней войне не участвовали. А если завтра он Уфелду прикажет уйти? Просто уйти, и топор с собой забрать…
        Белуанта нервно дернула головой и прикрыла глаза. А бывший начальник тайной канцелярии продолжал:
        - Ведь Юрай был здесь. Помните, байг говорил об этом. Но он сделал так, что Вы, Ваше Высочество, этот визит забыли. А Уфелд помнит, ему Юрай полностью доверяет. И по делу доверяет. Не сомневаюсь, получи байг приказ перерезать Вам горло, он его выполнит без раздумий. Для него, что герцогская наследница, что заяц, попавший в силки - все едино.
        - Что же делать? - вконец испуганная Белуанта, наконец, сдалась, и воодушевленный этим обстоятельством граф с жаром зашептал ей на ухо:
        - Меня он к себе не подпустит. Осторожный. Даже спиной каждое мое движение чувствует. Придется Вашему Высочеству самой себя спасать. Сейчас Уфелд из леса вернется, топор поставит, тут я его и отвлеку разговором. А Вы топор берите и обухом его по голове тюк… Потом мы его свяжем, заберем еду, шкуры, топор - и пойдем к югу. Ночью костер будем жечь, согреемся. Еды у нас на неделю хватит, если что, тетерок ловить будем. Я уже навострился.
        - Топором, по голове… - пролепетала Белуанта.
        - Так я и говорю - обухом бейте. Крови не будет, - повысил голос граф. - Вы его и не убьете до смерти, - с честными глазами солгал он. - Уфелд только сознание потеряет, тут-то мы и…
        Очнулся Косма от холода, и с трудом припомнил, как он с жаром убеждал племянницу герцога шарахнуть Уфелда по голове топором. И вот сейчас он сам валяется, уткнувшись носом в снег, и руки у него связаны за спиной, а затылок прямо разламывается от боли. Байг, понял граф, тишком к ним подкрался, его речи услышал - и медлить не стал.
        В избушке, куда граф с трудом доплелся, его встретил воткнутый в бревенчатую стену на высоте пояса нож. Топора, шкур, запаса продовольствия - ничего не было. От пут граф освободился уже в темноте, пришлось ночевать в избушке, а выпавший снежок запорошил всё вокруг, лишив Косму надежды догнать байга с Белуантой по свежим следам. Уфелд опередил графа, и Косма оказался в ситуации, в которую сам намеревался его поставить. Только байг смог бы выжить в лесу зимой, без теплой одежды и с одним ножом, а вот графа никто этому искусству не обучал. И теперь ему предстояло либо научиться, либо погибнуть.
        Ирпет не запаниковал, не потерял самообладания. Точными ударами он отсек только те пальцы, что оплывали вниз черными кляксами по березовой коре, и сразу же прижег раны. Ошалевший не столько от боли, сколько от сильнейшего магического удара колдун в беспамятстве лежал возле костра, на котором байг спешно заваривал свои лечебные травки. Отрубленные, обожженные и измененные смертельным колдовством пальцы черными струйками катились вниз по белой коре, оставляя за собой глубокие борозды. Расплавленное кольцо, упав, своим жаром запекло землю на месте падения.
        Попив лечебного отвара, Тарган ненадолго пришел в себя. Осмотревшись, он убедился, что выдержка Ирпета спасла ему три пальца: безымянный с мизинцем на левой руке и мизинец на правой. Равные по силам Таргану гроссведуны умели, вообще-то, восстанавливать со временем утраченные пальцы, но здесь травма была магической, и значит - оставаться ему навсегда калекой. Армейский гроссведун лишь подивился, как легко он отделался после столь сильного магического удара. Сгорев, кольцо выделило огромную силу, а он всего лишь лишился пальцев. Ирпет, стоящий в трех шагах, вообще не пострадал. И сразу из глубин сознания выплыло неведомо откуда взявшееся знание: тоннель, который он открыл с помощью кольца, изменил его природу. Отныне он не просто Тарган, гроссведун, член Семерицы, верховный колдун армии Согури. Он - нечто большее. Но разобраться в своих новых знаниях гроссведун не успел. Страшная усталость сморила его, и он заснул крепчайшим сном.
        А в это время Белуанта, внезапно остановив движение своего отряда и к чему-то напряженно прислушиваясь, подозвала к себе капитана ополченцев.
        - Здесь недалеко должна быть река, Охорка. Мы можем на нее выйти?
        - Да, госпожа. До реки не больше четверти дневного перехода осталось.
        - Тогда быстро вперед. На берегу разобьем лагерь. Ловите рыбу, охотьтесь, отдыхайте. Мне предстоит важная встреча.
        Она посмотрела на недоуменное лицо капитана и властно добавила:
        - На эту встречу я пойду одна.
        Тарган пришел в себя только вечером. Он внимательно осмотрел березу, расщепившуюся надвое в том месте, где проползли по ней отрубленные пальцы колдуна.
        - Завтра с утра, Ирпет, отправимся в путь. Дорогу я знаю, пройдем мимо завалов и болот без задержек.
        Байг, не возражая, налил колдуну чашку бульона. Пока колдун спал, ему удалось добыть несколько птиц, которых он без промедления сварил. Тарган хлебал неохотно, лишь потому, что понимал необходимость подкрепиться. Байг его ни о чем не спрашивал, и сидел у костра с невозмутимым видом. Только когда колдун, поев, растянулся на теплой накидке, байг тихонько проговорил:
        - Волки воют, мудрейший. Перекликаются. Четыре стаи. Ночью большая охота будет. Как бы не на нас…
        - Подавятся… - пробормотал колдун, однако встал, и трижды обошел место ночлега в пятнадцати шагах от костра, временами произнося заклинания.
        Просыпавшийся несколько раз ночью зеленый байг не раз видел отблеск костра в волчьих глазах. Но ни один зверь не посмел пересечь границу охранного круга.
        А на берегах Охорки тоже всю ночь горел костер. Отряд Термеку, уже в темноте вышедший к реке, не спал. Звонко стучали топоры, с протяжным гулом падали на землю древесные стволы. Люди короля готовили плоты для себя и коней, чтобы рано утром отправиться в путь. Отряду выпал более длинный путь, но им могло помочь течение реки, тогда как Таргану с провожатым приходилось рассчитывать только на свои силы.
        Глава 25. Королевская охота
        - Это!? Не одену, - истерически завизжала Белуанта, глядя на сработанные серым байгом сапоги.
        Больше всего они напоминали обросшие перьями громадные валенки.
        - Тогда иди босиком, - пожал плечами Уфелд и сдернул свою куртку с ног племянницы герцога.
        - Ты как нежить бездушная, - со злостью проговорила Белуанта, проворно засовывая озябшие ноги в сапоги-самоделки.
        - Бездушная нежить тащила бы тебя и дальше по снегу в дырявой обувке, - ответил спокойно байг и начал затаптывать костер.
        Вздохнув, девушка набросила на плечи заячью накидку, байг плотно подпоясал ее веревкой, и они вновь зашагали по нехоженому лесу. Здесь стояла тишина, лишь изредка нарушаемая цоканьем чем-то недовольной белки. Байг постоянно оглядывался на Белуанту, которая старалась не отставать.
        - Скажи, Уфелд, зачем было графа Косму убивать, когда мы все равно идем в сторону ближайшего поселения? - задала не лишенный здравого смысла вопрос Белуанта. - Он ведь того же и хотел.
        - А кто уговаривал меня по темечку топором оприходовать, Ваше Высочество? - хмыкнул в ответ Уфелд. - Сам себе граф яму вырыл. Да и не убил я его вовсе, очухается. А там уж как Великие Белые распорядятся. Только с таким спутником я больше никуда не пойду. Ты еще не все о нем знаешь. А мне вот под его началом изрядно послужить довелось…
        И после этих слов он до самого привала больше не открыл рта. То ли таланты байга проявили себя в полную силу, то ли им повезло, но после привала им посчастливилось отыскать замерзший ручей, вверх по течению которого они и пошли. Ручей вел их почти точно к югу, лишь незначительно забирая на восток. Идти по гладкому льду, припорошенному снегом, было значительно легче. Опасные места байг распознавал издали, и они обходили их по берегу. Уфелд беспрерывно ворчал, что ручей уведет их в сторону от человеческого жилья, но девушка уговаривала его придерживаться выбранного пути, пока это возможно.
        - Это он на равнине такой тихий, и лед прочный, а начнутся предгорья, где вода бежит быстрее, там льда уже не будет, - предупреждал Уфелд. Он врал: никаких гор в этой части Согури не было и в помине, просто не привык шествовать на виду.
        Впрочем, он особо не настаивал. Видать, и самому бить ноги по заснеженному лесу надоело.
        Лошадь Ирпета шла за ним послушно, а конь Таргана, следующего за зеленым байгом, постоянно порывался остановиться. Держать повод двумя пальцами было неудобно. Боль колдун подавил, полностью сосредоточившись на поиске дороги. Ирпет очередной раз взмахнул огромным ножом, прорубая дорогу сквозь ветки, и обернулся к колдуну.
        - Впереди спуск. Нам куда?
        - Прямо. Слева обрыв, направо упремся в болото.
        - Тогда придется на следующий холм карабкаться…
        - Вперед, - раздраженно повторил усталый колдун и с силой дернул поводья.
        Ехать верхом они не могли. Нижние ветки деревьев смыкались, и Ирпету приходилось прорубать дорогу сквозь них. Ночные волки исчезли с рассветом. Байг утверждал, что они не вернутся. Тарган, спускаясь сзади, внимательно смотрел вперед, безуспешно отыскивая взглядом холм с венчиком скал в виде короны и струйку дыма над ним.
        Там, где в быструю прозрачную речку, огибавшую невысокий каменистый холм, падал с обрыва лесной ручей, олениха настороженно подняла от воды голову. Ее изящная головка поворачивалась из стороны в сторону, уши насторожились. Она толкнула носом заглядевшегося на бегущую воду олененка, и отступила назад, мгновенно скрывшись среди деревьев. Олененок неохотно последовал за нею. А в это самое время на откосе холма заколыхались ветви большой ели, стряхивая с иголок редкие снежинки.
        Из-за ветвей показалась часть лица. Собственно, если бы олениха посмотрела в ту сторону, она смогла бы разглядеть лишь глаза, да закрытый косынкой лоб. Но олениха в сторону холма не смотрела. Повинуясь неясному чувству опасности, она спешно уводила детеныша прочь. А тем временем, еловая лапа тихонько вернулась на место. Вновь ничто не нарушало дремотной неподвижности леса. Чуть слышно хрустнула одна ветка, другая. Затем над холмом взлетела озабоченная птица, быстро вновь скрывшись за верхушками деревьев. Ветер тянул с севера, тянул несильно, едва заметно покачивая верхушки елей. Голая вершина холма, слегка припорошенная снегом, поднималась над ними черно-серым уступом.
        Единственный холм, с которого долину реки можно было разглядеть на несколько полетов стрелы в обе стороны, украшали в виде короны каменные обломки. К ним по склону быстрым шагом поднималась стройная женская фигура. Теплая толстая кофта коричневого цвета и серая юбка почти сливались с бурой травой и камнями, покрывавшими холм. Женщина исчезла за скальной оградой, и очень быстро из-за камней поднялась вверх струйка дыма.
        Выше по течению реки всадник, возглавляющий небольшой отряд, настороженно поднял руку. Не оглядываясь, он указал рукой на вершину холма. Всадники сзади него остановились. Им, из-за поворота реки, холм не был виден, но они прекрасно поняли своего товарища. Из корзины, с которой торопливо сдернули покрывало, высунул голову ловчий сокол. Наклоняясь к нему, один из всадников, что-то прошептал. Затем он подбросил сокола в воздух, но птица полетела не к холму, а свернула к югу. Раздраженный сокольничий попробовал было свистнуть, но всадник слева ударил его по губам.
        Сокольничий не обиделся. Он неприязненно глянул на соседа и прошипел:
        - Теперь мы остались без глаз. Придется тебе самому на разведку идти, Термеку.
        - Разведка уже не понадобится, Ялкис. Тогарут разглядел за поворотом дым. Если это не случайный охотник, то мы нашли королевского обидчика.
        - Вот сходи и убедись, что это он, - ядовито ухмыльнувшись, посоветовал Ялкис, - или снова попробуй использовать колдовство.
        - Лучше сам попробуй вернуть птицу заклинаниями. Только сначала подожди, пока мы за поворотом скроемся, - отбрил его Термеку.
        Тем временем всадники один за другим спешивались. Ялкиса оставили с лошадьми, а все остальные, пешие, скрылись за поворотом. Ялкис прошел немного вперед и посмотрел в сторону холма. Едва различимая, струйка дыма поднималась над холмом, изгибаясь под напором ветра и исчезая в высоте. Вернувшись к лошадям, коновод принялся их успокаивать. Волновались не только лошади. Ялкис то и дело испуганно оглядывался, хватаясь за меч.
        - Кого испугался, сокольничий? - неожиданно раздавшийся почти над ухом вопрос заставил его подпрыгнуть и резко повернуться.
        Позади него стоял сам король Сумур Первый, в воинской одежде и при мече. Вид у одежды короля был щегольской, а сам он совершенно не выглядел утомленным. Впрочем, сокольничий был так ошеломлен, что не обратил на эти необъяснимые обстоятельства никакого внимания.
        - Ваше Величество, меня с лошадьми оставили. Остальные пошли на разведку. Там, на холме, дым…
        - Что же твой сокол?
        - Улетел… - горестно сознался Ялкис, опустив голову.
        - Ладно, - равнодушно сказал король, - пойдешь со мной. Пригодишься. Враг уже рядом, я его чувствую.
        Ялкис шел за королем, озираясь по сторонам. А Сумур Первый скрываться и не думал. Он шагал по тропинке уверенно, твердо, как и подобало царственной особе. С каждым его шагом вокруг становилось все тише. Меч на поясе разведчика-ведуна обжигал тело холодом сквозь одежду. Деревья вокруг них странно изгибались, их очертания мутнели, постепенно растворяясь в серой пелене. За поворотом сокольничий охнул, не узнавая уже виденной им местности. Исчезла река - по долине вилась блеклая синяя лента. Пропала растительность впереди. Вместо деревьев виднелись тонкие ломкие нити, почти прозрачные. Впереди возвышался холм, а на нем ярким огоньком светилась неправдоподобно ясная человеческая фигура, казалось, стоящая в десяти шагах от них. Молодая женщина как будто отталкивала их вытянутыми вперед руками.
        - Кто ты? - тонким голосом закричал король, останавливаясь, - почему не Юрай?
        От холма навстречу им покатилась огромная бурлящая желтая волна, сотрясая землю, наполняя мир грохотом. Сумур Первый вскинул вверх руки, его голос вплетался в грозный гул, под ногами подпрыгнула земля - но волна впереди бессильно остановилась, обтекая короля и сокольничего с двух сторон. Земля тряслась беспрестанно, поверхность ее плыла, как кисель. Синяя лента реки растаяла, поднявшись белесым облачком. Король во весь голос кричал заклинания, тонкие ниточки деревьев сминались в клубки, сжимались, а холм с оранжевой фигурой виднелся все отчетливее. Но, странное дело, теперь Ялкису казалось, что ведьма на холме прибавила в росте, а сам холм сказочным образом уменьшился.
        Небо над головой темнело, а под ногами, наоборот, становилась прозрачной земля. Сокольничий мог видеть, как прямо под ним сминались и ползли в сторону вековые пласты камня. Дрожь земли под ногами вскоре прекратилась. Смекнув, что он попал в водоворот непредставимых для рядового ведуна магических сил, Ялкис дернулся было назад и с ужасом осознал - поздно. И он, и король, уже не стояли на твердой земле. Да ее и не было, твердой земли. То, что было земной толщей, уже закручивалось вокруг них гигантской улиткой, и лишь небольшое пространство вокруг короля сохраняло свои прежние свойства. Сумур Первый и сокольничий были заключены в нем, как в прозрачном яйце, постепенно приближавшемся к другому яйцу, заключавшему в себе колдунью.
        Молодая женщина гневно смотрела на короля, рот ее раскрывался в крике, который невозможно было расслышать сквозь гул, а с ее рук срывались искры, летевшие в сторону короля. Тот отвечал колдунье тем же. Может быть, он тоже что-то кричал, но Ялкис этого расслышать не мог. Он болтался в воздухе за спиной короля, с ужасом наблюдая, как сжимаются оба яйца, как все быстрее крутится вокруг них смесь пластов камня, размочаленных деревьев и областей пустоты. А яйца сближались, и ведун осознал с гасящим сознание безразличием, что в момент их соприкосновения все и кончится. Теперь уже ни он, ни король, ни неведомая колдунья ничего не смогли бы поделать. Разбуженные ими силы вели свою, предопределенную от создания мира игру.
        Рухнувшее дерево сбило олениху с ног. Немного побарахтавшись, она сумела выбраться из-под ветвей. Леса вокруг больше не было. Деревья лежали на земле, вершинами в сторону от того места, где из чудовищной пропасти поднимался скрученный, рваный каменный пик. На самом его острие виднелись два слипшихся прозрачных шара. Может, они были из горного хрусталя, а может, то был иной прозрачный минерал. Олениха могла бы разглядеть в каждом из шаров скрюченные и обугленные человеческие фигуры, но она была слишком занята поиском своего детеныша.
        А когда она обнаружила его, мертвого, под сломавшим ему хребет стволом, сыплющийся с небес черный пепел уже затемнил ранее прозрачные шары. И никто, кроме оленихи, не узнал, насколько близко сумела сойтись Двойная Кошка со своим извечным врагом.
        За несколько десятков миль от происходящих событий раскрылась дверь сторожевой заставы на перевале Соселг. Пушистой молнией прянула во двор кошка, а за нею неспешно выползали во двор люди. Никто из них не был одет соответственно погоде, но им было все равно. Шатающейся походкой они разбредались по двору. Кто-то шагал по снегу босиком, кто-то был обут, но тело его прикрывала только тонкая рубаха. Постепенно люди отыскивали выход со двора наружу, и каждый, глядя в пространство остановившимся взором, шагал в выбранном направлении. Вот один рухнул с обрыва, а другой карабкался на дерево, пока под ним не обломились ветки. Но большинство пограничников увязли в глубоких сугробах, где им суждено было потерять силы и замерзнуть. Никто из этих людей не обладал больше разумом.
        Послесловие
        Сегеда без Кошки
        Лед под ногой серого байга проломился, и Уфелд обеими ногами по колено ухнул в ручей. Шагавшая по его следам Белуанта взвизгнула, выскочила на берег и потянула байга за руку. Опомнившись, Уфелд выскочил на берег и принялся стягивать с себя промокшие сапоги. Белуанта, внезапно ставшая деятельной и оживленной, даже пыталась развести костер, но байг, естественно, справился с этим гораздо быстрее, и девушке оставалось только подтаскивать хворост.
        - Странно, я последние мили прошел, как во сне. Удивительно, что раньше не провалился, - признался Уфелд.
        - Я вообще не помню, как мы по ручью шли, - созналась герцогская племянница. - Помню, как просила тебя с ручья не сворачивать, а потом вижу - ты под лед валишься…
        Байг огляделся, прикинул время и решил, что сегодня они прошли достаточно.
        - А ты повеселела, - хитро усмехнувшись, заметил он Белуанте.
        И действительно, девушка с увлечением готовила чай и больше не ныла.
        - Так к людям же идем, - откликнулась та. Она и словом не обмолвилась, что глупо бояться Юрая. Почему же боялась раньше? Кто знает. Наваждение какое-то.
        Внезапное головокружение прошло, и граф Косма, упавший от неожиданности на колени, с изумлением отметил перемены вокруг. Снега, в котором он только что увязал, больше не было, землю покрывал ковер бурых и желтых листьев. Да и лес вокруг изменился: подлесок стал гуще, а большие деревья - пониже. Здесь пахло совсем по-другому, воздух был влажным, а лес наполняли новые, неведомые звуки. Даже небо здесь было другим. И вновь граф понял - таким образом его спасала Семерица. Первый раз - от гнева короля. А от чего его спасли сейчас, неужели от замерзания в глухом лесу? Если так, то вскоре должен был появиться и путеводный огонек.
        Но спасительного огонька граф ждал напрасно. Вскоре потемнело, однако ему удалось отыскать брошенный дом. Строение оказалось весьма необычным, и граф понял, что на этот раз Семерица отправила его очень, очень далеко. На листе пыльной бумаги, найденной подле печи, он обнаружил надписи, сделанные на неизвестном языке. Граф развел костерок и переночевал возле него, время от времени подбрасывая в огонь разный хлам. От холода его немного оберегала куртка, подобранная в доме. От куртки отвратительно воняло, но привередничать не приходилось.
        Но больше всего граф обрадовался найденной во дворе прекрасной металлической лопате. При ее помощи он мог вырыть себе убежище в лесу. Дом с выбитыми окнами и провалившейся крышей от холода спасти не мог, но мог послужить источником дров и строительного материала. Искать людей Косме отчего-то не хотелось. Где он, пока непонятно, а вышедшего из леса незнакомца местные жители могли и прибить, не разбираясь. Знал граф Косма на Сегеде места, где такое было в обычае.
        Полки, брошенные Сумуром Первым перед его необъяснимым исчезновением в атаку на ставку Юрая, успеха не добились. Очень быстро они оказались в окружении, их рассекли на части и принялись методично истреблять. Некоторые командиры спасли своих людей, приказав сдаться, кое-кому удалось прорвать окружение и отступить. Гроссведуны короля проявили поразительную пассивность, заботясь больше о собственном спасении. Уже на следующий день, не дождавшись возвращения ни короля, ни верховного армейского колдуна, маршал гвардии приказал войскам отойти к Ка-Таладу. А вскоре к передовому разъезду герцогских войск подъехала кавалькада из десятка богато одетых всадников. Ни у одного из них не было оружия.
        - Князь Улсатай, - представился их предводитель. - Возглавляю делегацию аристократических родов к Великому герцогу Юраю. Король Согури таинственно исчез, войска повинуются маршалу гвардии, который приказал им в бой не вступать. Необходимо обсудить церемонию их присяги Великому герцогу. Мы также подтверждаем, что дворянство королевства Согури без колебаний присягнет на верность Юраю и согласится признать его своим королем…
        В сопровождении герцогских кавалеристов делегация отправилась в ставку Великого Герцога. Победа разом решила вопрос наследования титула. Иначе, как Великий герцог, Юрая больше не именовали. А с качкарского тракта докатилась весть - принцесса Белуанта уцелела в битве с войсками короля. Ее, обессиленную и замерзающую, подобрал на поле боя и вынес на себе серый байг Уфелд, еще до войны перешедший на сторону Великого герцога.
        После приема делегации Великий герцог собрал свой совет.
        - Итак, мне предлагают королевскую корону. Соглашаться? - он обвел внимательным взглядом советников и высших сановников.
        - Соглашаться. Победитель диктует любые условия, - высказался маршал Уорт.
        - Депутация привезла приглашение от многих знатных родов, но ведь не от всех. Остальные могут и не согласиться, и в королевстве вновь разразится война. Вряд ли гвардия Согури в таком случае встанет на нашу сторону… - заявил сенешаль южной границы.
        Его поддержали. Влезать в чужую войну с измотанными войсками, не имея четкого представления, кто союзник, кто противник, воеводы справедливо опасались. Мелнок припомнил, что командир одного из продолжающих сопротивление полков, Темразик, принадлежит к одной из боковых ветвей правящей династии Согури. И если роды, призвавшие Юрая на трон, тем самым потеряли собственные права на королевский титул, род Темразика от своих прав не отказывался. Таким образом, отец отважного полководца становился куда более законным претендентом на трон, чем приглашенный Великий герцог.
        - Сам этот отец, Акеолин, всего лишь захудалый граф, без денег, без связей, - рассказывал Мелнок. - А вот его сын, с момента оглашения письма депутации законный принц Согури, - он человек решительный, с гонором. При этом умен и неплохо образован. Акеолина поддержат прежде всего те, кто боится при переменах что-то потерять. Но поддержат его и те, кто связывает желаемые перемены с именем принца. Мне кажется, государь, пока Темразик не сложил оружия или не погиб от нелепой случайности, принимать корону Согури Вашему Высочеству не стоит.
        К тому же изъявившие покорность Великому Герцогу фамилии владели землями либо на юге, в областях, уже занятых полками Юрая, либо в самом Ка-Таладе и его окрестностях. Их, эти земли, собственно говоря, можно было присоединить к герцогству. Вместе со столицей королевства. И не претендовать на корону. Пусть себе ей владеет Акеолин, и пусть себе строит новую столицу, где вздумает.
        Точка зрения Мелнока вызвала нескрываемое одобрение. Итак, идти воевать за королевский титул для своего герцога рвались только некоторые, упоенные победой, кавалеристы. Гроссведуны, пехота, пограничная стража предпочитали закончить победоносную войну, захватив то, что уже было завоевано. На совете никто не представлял ополченцев, но было ясно и так, что тем вообще никакие захваты не нужны.
        Вечером, когда я уже валился с ног от усталости, внезапно пришло ощущение чужого присутствия. Это было колдовство, дотоле мне здесь не встречавшее. Что-то похожее, вспомнил я, встречалось на Иоракау, да и на Тегле тоже. Неужели опять он, Предначертанный Враг? Странно. Его присутствия я ощущал довольно долго, но его образ всегда сливался с образом Сумура Первого. А после того, как тот погиб в схватке с Хитар, мне уже казалось, что в этом мире я его больше не встречу.
        Я закрылся. Наложил несколько слоев маскировки, слил свой астральный образ с целым полком - да, я научился и такому, хотя не думаю, что Предначертанного Врага это сбило с толку - и сам осторожно прощупал незнакомца. Удивило меня то, что незнакомец мирно беседовал с Мелноком. Он, конечно, не был мне врагом и не питал коварных замыслов. Откинув полог палатки, я вышел под звездное небо, приказав охране за мной не ходить. В палатке Мелнока меня ждали.
        Старик. В войлочных, по-моему, сапогах, изрядно стоптанных. Плащ гроссведуна, но вместо привычной шапочки - высокая затейливая шляпа. Не простой, стало быть, колдун. Именитый.
        - Я Шедуан, Ваше высочество… - и поклон небрежный, как будто с Великим герцогом говорить для него - дело привычное.
        А может, так оно и было. Во всяком случае, Шедуан заявил, что при нашем разговоре могут присутствовать только гроссведуны, и что речь пойдет о делах колдовских, обычным людям и непонятных и ненужных. Поскольку в палатке, кроме нас и хозяина было только двое моих гроссведунов, я пожал плечами. И предложил говорить, присев на свернутую валиком походную постель Мелнока. На единственную табуретку с хозяйским видом уселся Шедуан и пристально меня рассматривал.
        Взор его был не просто взглядом любопытствующего старика, подолгу собирающегося с мыслями перед тем, как изречь обычную банальность. Шедуан вдумчиво, не скрываясь, изучал меня всеми доступными средствами. Я же, закрывшись заранее, лишь насмешливо улыбался в ответ. Как-то разом прошли сон и усталость.
        - Ваше Высочество, Вам разве неинтересно, куда пропал король Согури? - спросил меня колдун, когда ему надоело играть в гляделки.
        - Насколько я знаю, мой брат Сумур Первый пал в колдовском поединке где-то в северных лесах герцогства, - ответил я, и мои гроссведуны недоверчиво переглянулись.
        Видно, Шедуан, в точности, как и я раньше, не счел нужным кому-либо об этом рассказывать.
        - Тогда, Ваше Высочество, Вы должны знать и то, что Сумур Первый был неразумной, слабой частью Двойной Кошки, - продолжил колдун, и тут я изумленно на него посмотрел.
        Этого я не знал. Никто мне не говорил, что Двойная Кошка в своем полном воплощении включает в себя обязательно двух человек. И один из них до самого последнего момента не знает, кем он на самом деле является, бездумно подчиняясь неожиданным непреодолимым желаниям.
        - Нынешняя Двойная Кошка не такая, как предыдущие воплощения. Гроссведунам Согури удалось запереть сильную, сознательную ее часть в теле слабой, то есть короля. Судя по результату, это лишило могучего колдуна обычной проницательности и изворотливости. Сумур, он ведь особым умом не блистал…
        Оборвав свой рассказ, Шедуан неожиданно спросил:
        - А кто был противником Сумура, Ваше Высочество?
        Вопрос мне очень не понравился, как и тот тон, которым он был задан. Когда-то мне пришлось намного заниматься гипнозом, и я знал, что противиться искушению бездумно ответить на столь внезапный вопрос мог только очень собранный и недоверчивый человек. Потому я и не ответил, сказав, что это был кто-то из ополчения, которым командовала Белуанта. Я сказал истинную правду и Шедуан, как я понимаю, это сразу оценил.
        - Врагом Сумура, то есть Двойной Кошки, должна была стать Двойная Крыса. Насколько я знаю, кто она - удается установить очень редко, - продолжил я, стараясь изгнать из памяти образ Хитар.
        - Вы правы, господин Великий герцог, - кивнул гость, - но и Двойная Крыса - это тоже два человека. И нам удалось установить, что ее слабейшей частью был верховный армейский колдун, Тарган. Но кто был частью сильнейшей, сознательной? Мы подозревали сначала Ваше Высочество, затем - принцессу Белуанту. Но она жива! Значит, мы ошибались? Или, - он помедлил, - в этот раз крыса победила кошку?
        - Разве такое возможно? - я выразительно посмотрел на него, потом перевел взгляд на Мелнока.
        Гроссведун удивился не меньше меня, но ответил неуверенно. Предания о такой возможности не упоминали, но в чем вообще можно было быть уверенным, когда речь идет о столь великих колдунах? Похоже, никто из моих гроссведунов даже не подозревал, что легендарные колдуны имели двойственную природу.
        - Тогда как, почтенный Шедуан, вашим гроссведунам удалось так обуздать Двойную Кошку, что он этого даже не заметил? - Мелнок аж подпрыгнул от нетерпения, ожидая ответа.
        Да и мне, честно говоря, тоже хотелось знать об этом. Но Шедуан от подробного ответа ушел, намекнув, что помог граф Косма, сыгравший на обостренном интересе короля ко мне.
        - Для известий о Юрае уши короля всегда были открыты, - промолвил колдун, искоса на меня поглядывая.
        Однако больше ничего не сказал. И - не спросил. Видно понял, что я настороже.
        - И граф Косма тоже ушел от внимания Двойной Кошки? - поинтересовался я без всякой задней мысли.
        Просто так спросил, по ходу разговора. И с удивлением заметил, что попал своим вопросом в больное место. Впрочем, Шедуан этого и не стал скрывать.
        - Первый раз мы его спасли. Сумур Первый уже приказал его арестовать, но мы его выдернули прямо из королевского дворца, - Шедуан скользнул по мне взглядом, проверяя реакцию, и продолжил:
        - А когда кошка с крысой столкнулись, он оказался слишком близко от них. Наша защита его спасла, он жив, но находится граф очень далеко отсюда. Зто всё, что мы смогли сделать для него. Вернуть его мы не в силах…
        Гроссведуны зашумели, требуя подробностей, Шедуан им что-то объяснял, употребляя неизвестные мне слова, и на меня не смотрел. Я уже понял, что колдун меня раскусил - понял, что существование иных миров для меня настолько не новость, что я даже не догадался изобразить удивление. И сейчас он прекрасно сообразил, что я понял, что он понял. И отвернулся от меня, объясняясь с гроссведунами, давая мне время придти в себя и намекая - нет, явно показывая - свои добрые намерения.
        - …погибших в этот раз немного, места уж больно безлюдные. А там, где они столкнулись, теперь озеро. Шагов пятьсот в поперечнике, а в середине - острый каменный зуб. Белуанта? Вот как уцелела Белуанта, мне кажется, знает только Великий герцог…
        - Уфелд вернется, расскажет, - холодно сказал я.
        Не объяснять же всем, что байг расскажет придуманную мной историю, и Белуанта ее подтвердит. Мол, в отряде был могучий колдун, пришедший из дальнего далека, он и сразился с королем. А дальше она ничего не помнит - как и все ополченцы. Добро еще, что не до конца утратила разум, и серый байг Уфелд не сплоховал - вывел ее к людям. Слова Белуанты никто, то ли к сожалению, то ли к счастью, подтвердить или опровергнуть не сможет.
        - Мне кажется, Шедуан, что Вы приехали не рассказывать нам о Двойной Кошке. Есть предложение? Излагайте.
        "Вот так, по-герцогски, быка за рога. Прощупать меня ты прощупал, я тоже кое-что понял, пора и политикой заняться, будь она неладна".
        Позицию гостя вкратце можно было изложить в трех пунктах. Первый пункт: у меня есть три варианта поведения. Попытаться завоевать корону Согури, полностью отделить герцогство от королевства, или оставить все как есть, добившись для герцогства новых земель и большей самостоятельности. Второй пункт: гроссведуны королевства категорически против меня во главе королевства и поддержат претензии Акеолина. Пункт третий: если я не стану претендовать на корону, Шедуан и солидарные с ним гроссведуны помогут мне договориться с Акеолином, или, что то же самое, с Темразиком.
        - Я понял, незачем продолжать, - перебил я Шедуана довольно невежливо. Впрочем, мог ли быть невежливым государь, слушая представителя, что ни говори, побежденной стороны?
        - Решать я буду, посоветовавшись со знатнейшими людьми герцогства, - я сделал паузу и посмотрел на своих гроссведунов. Спокойны, должны уже точно знать, к чему я склоняюсь. - Но переговоры готовьте, лишними они не будут. А Темразику скажите, что мои войска с занятых позиций не уйдут…
        Вот и всё. Свершилось то, что должно было свершиться. Я, Великий герцог Согури Юрай, в земной ипостаси Юрий Кондрахин, одержал решительную победу, за которую отдали жизни так и не понятая мною до конца Хитар и тысячи других людей. Пришла пора раздавать награды.
        А ведь победу я и в самом деле одержал: в этом мире больше не существовала проекция Предначертанного Врага. Более того, благодаря вмешательству Шедуана сотоварищи, Предначертанный Враг в любом из тысяч миров лишился части своей силы, которую так просто не восстановить. А моя миссия здесь кончилась. Или почти кончилась, если я хочу оставить о себе добрую память. Да черт с ней, с памятью! Пусть меня забудут, вычеркнут из анналов своей истории. Главное, человеком остаться. Впервые не кто-то, а я сам решаю, когда мне уйти отсюда и что после себя оставить.
        Хрен вы меня раскусили, господин Шедуан! Все ваши варианты - для уроженца Сегеды. А у меня будут всё по-другому.
        Я приказал позвать в мою палатку Белуанту, как только стало известно о её приезде. Девушка явилась достаточно быстро. Была она бледна и избегала смотреть мне в глаза. Причину я понимал. С момента чудесного спасения Белуанта ни во что не вмешивалась и, по-моему, ни на что не претендовала, признав меня властителем, чьи права на престол никем и ничем не ограничены
        - Присядь, Белуанта, - предложил я, пододвигая к ней табурет, - обещай мне, что наш разговор не выйдет за пределы этих стен.
        Белуанта впервые взглянула на меня и молча кивнула.
        - Помнишь про сватовство неленского хана? - спросил я. - Кажется, ты отнеслась благосклонно к этой кандидатуре. Я, признаться, не слишком хорошо его знаю, но уже то, что он открыто не примкнул, ни ко мне, ни к Сумуру, характеризует его как хорошего политика. А что он недурен собою, я говорил тебе еще тогда. Мне неизвестно, что говорили тебе герцог с герцогиней, но ответ хану был дан положительный, они просили лишь о некоторой отсрочке. Если ты не передумала… Нет, не передумала? Как тебе известно, законы престолонаследия не дозволяют женщине занять престол. Сажать же на него кого попало мне бы не хотелось, тем более, это неизбежно спровоцирует новую войну.
        Кажется, Белуанта по-прежнему ничего не понимала.
        - Я хочу, чтобы герцогство возглавил твой будущий супруг Хуратик Иттис, оставаясь в то же самое время верховным ханом Нелена. Да, по сути, это объединение под единой властью двух государств.
        Как ни была ошеломлена Белуанта, она быстро просчитала всю выгоду моего предложения. Один лишь вопрос рвался с её языка: а как же я?
        Ответ был известен только мне, и я не спешил его обнародовать. "Поспешай медленно", - говорили римляне. Меня, победителя, уже все вокруг величали Великим герцогом, однако официального утверждения в Госке еще не произошло. И мне надо было успеть исчезнуть до этой процедуры.
        Простившись с Белуантой, я вызвал барона Шурра, подошедшего со своим отрядом уже к концу кампании. В нескольких сражениях он все же поучаствовал, так что обвинять его в нахлебничестве было бы несправедливо. Не из соседней ведь деревни явился киселя хлебать. С ним мы переговорили так же наедине, и разговор этот не занял много времени. Почти тут же барон со своим немногочисленным воинством отбыл на родину. Для быстроты я снабдил Шурра сменными лошадьми.
        А дальнейшее уже не интересно. Хуратик заявился в Госку накануне общедворянского собрания, получил мое благословение и согласие на брак самой Белуанты, а так как утром вместо меня обнаружилась лишь короткая прощальная записка, то его и провозгласили Великим герцогом. Надеюсь, их союз будет счастливым не только с политической точки зрения.
        Орёл, 2010г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к