Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Афанасьев Иван / Юрий Кондрахин: " №02 Астральные Битвы Второй Мировой " - читать онлайн

Сохранить .
Астральные битвы Второй Мировой Иван Борисович Афанасьев
        Сергей Жданов
        Юрий Кондрахин #2 Вторая книга о Юрии Кондрахине. Действие происходит на Земле в 1942 году.
        Афанасьев Иван Борисович, Сергей Жданов
        Астральные битвы Второй Мировой
        Предисловие
        Наш герой, Юрий Кондрахин, обычный, в общем-то, человек. Только вот судьба распорядилась таким образом, что жизнь его стала необычной. Обычный человек рождается и живет в одном физическом мире, не познавая существования миров иных, в лучшем случае - догадываясь, что таковые есть. Вселенная, в которой приходится действовать нашему герою, устроена значительно сложнее.
        Прежде всего следует принять на веру, что существуют Миры явленные, скажем, Земля и то, что с неё можно увидеть в телескоп, и Миры сокрытые. Кому-то захочется назвать их параллельными мирами, ну, и Бог с ним. Правда, куда в таком случае поместить Миры вариантные, а также Миры одной грозди? Суть не в названии, а в персонажах, созданных фантазией авторов, но живущих своей, самостоятельной и непредсказуемой жизнью.
        Герой сериала - Юрий Николаевич Кондрахин, немного недоучившийся студент-медик. Студенческие годы свели его с профессором Мирицким, интересовавшимся явлениями, которые позже назовут парапсихологией. Выяснилось, что Кондрахин тоже не лишен определенных, но совершенно неразвитых способностей в этих областях. Но Мирицкий погиб в застенках НКВД, там же оказался Юрий, и судьба его на земном уровне была предрешена.
        Но нашлись более высокие инстанции, и самая высшая из них предназначила ему иную участь. Демиурги, творцы всего сущего, назвали его своим избранником - человеком, которому предначертано победить Нечто, последовательно и неотвратимо сжирающего Вселенную. Чтобы победить в будущей схватке, Юрию необходимо стать Бойцом. Каждое новое задание это шаг к вершинам мастерства.
        В первой книге (Последняя надежда творцов) Юрий, вызволенный из тюрьмы Проводником, оказался на планете Иоракау, населенной людьми-птицами. Конды, одна из местных разумных рас, оказалась трехполой, и крайне изменчивые левые самцы отличались столь выраженным разнообразием облика, что нехитрая маскировка да одежда позволили Юрию сойти за уроженца этой планеты.
        Большая часть обитаемого материка находилась в вечной теневой зоне, где не могли развиваться растения и жизнь была скудна и трудна. Колдуны, чародеи, города поклонников Кошру, поселок холостяков, склоны вулкана, реки Иоракау - длинный путь прошел герой, познавая мир, обретая свое место в нем и - сражаясь. Сражаясь с колдунами, приобретая друзей, он пытался, как мог, изменить этот мир к лучшему.
        Планета Земля - довольно загрязненное место
        в смысле беспризорных мыслеграмм.
        Фанч Флеминг
        Глава 1
        Фриц Раунбах родился в 1918 году, в положенный срок, после того, когда его отец, вернувшийся невредимым с войны, принялся неистово наверстывать годы вынужденного воздержания. Семья разрослась, и кое-как сводила концы с концами. Разоренная войной и последующими контрибуциями побежденная Германия ничем не могла помочь своим обнищавшим гражданам. Раунбахи в эти трудные времена держали небольшую лавку, торгуя различными металлоизделиями. Дела шли неважно; доставшиеся от предков, и без того невеликие, капиталы медленно, но неотвратимо таяли. Немного постоянного дохода давала разве что небольшая ремонтная мастерская, приютившаяся в задней комнате их лавки.
        В 1929 году Раунбах-старший окончательно разорился, и лавка перешла к новым хозяевам. Лишь мастерская, располагавшаяся теперь в подвале соседнего здания, осталась за Раунбахами. В ней отец и старшие сыновья ремонтировал велосипеды, швейные машинки, зонтики, да и все остальное, что приносили почтенные обыватели славного города Франкфурта. Новые хозяева лавки, братья Занцерманы, Отто и Михаэль, благосклонно позволили Раунбахам пользоваться оставшимся в их бывшей лавке точильным станком.
        Лавка при Занцерманах сменила не только прежнюю вылинявшую вывеску. Теперь здесь торговали экзотическими товарами из стран Ближнего Востока: благовониями, амулетами, таинственными реликвиями исчезнувших верований и народов. Маленький Фриц, проходя через лавку по несколько раз в день, всегда прислушивался, когда Отто, старший из братьев, расхваливал свой необычный товар очередному покупателю.
        Застеклённые шкафы, расставленные вдоль стен, пестрели пузырьками с таинственными надписями. Небольшую отдельную витрину занимали драгоценные камни, кольца с таинственными символами, выточенные из дерева или искусно отлитые из металла головы неведомых чудовищ. Хозяин умел составлять мази, помогавшие при подагре, готовил отвары для страдающих желудком. В ходу были порошки, изготовленные из толченого рога носорога, желчного пузыря росомахи, сушеной печени акулы и десятков других экзотических для Германии созданий. По крайней мере, так было обозначено на этикетках.
        Если Отто, побывавший, как говорили, в Сирии и Палестине, знал толк в медицинских снадобьях, то второй совладелец лавки обладал иными талантами. Не сразу Фриц разобрался в том, чем занимался Михаэль. Посетителей тот уводил в заднюю комнату, где некогда размещалась мастерская Раунбаха. Фриц иногда мельком видел, как Михаэль рисовал на бумаге круги, разделенные на сегменты, и что-то вычислял, а потом долго рассказывал клиенту о результатах.
        Подросток не мог слышать, что говорил младший Занцерман, визжащий точильный круг заглушал негромкий голос. Но речь вроде бы шла о движении планет и предсказании будущего.
        В то время найти постоянную работу было почти невозможно, да и те, у кого она была, с трудом сводили концы с концами. Отец Фрица получал все меньше заказов. Клиенты откладывали требующие ремонта вещи до лучших времен. Раунбах-старший не мог заработать столько, чтобы хватило на прокорм его семье. А Фрицу повезло - Занцерманы взяли его к себе рассыльным и платили, не скупясь, сколько бы ни твердили про природную скаредность их нации.
        Он разносил клиентам заказы: мази, порошки, амулеты. Фриц быстро убедился, что его отец был прав - братья не чурались колдовства. Мать, впрочем, называла их шарлатанами, она-то в колдовство не верила. Пастор, к которому юный Фриц обратился с вопросом о братьях Занцерманах, от ответа ушел, сославшись на то, что Занцерманы принадлежат к иной, иудейской вере, и не ему давать им оценку.
        Теперь подросток знал, чем занимается в задней комнате младший из братьев. Он составлял гороскопы, гадал на специальных картах, определял по руке предстоящие события жизни. Именно труды Михаэля приносили братьям главную прибыль. Отто с его мазями, отварами и присыпками, не мог заработать и половины того, что привносил в семью младший брат.
        Фриц запоминал приходящих людей. Среди них были не только немцы. Приходили члены еврейской общины, их раввин, бывали и более интересные заказчики. Последние увлекались мистическими, таинственными учениями. Понемногу Фриц начинал ориентироваться в этом странном мире. Единомышленники братьев охотно отвечали на его вопросы. Занцерманы же любопытства юноши не поощряли. Отто сказал откровенно, что таков был уговор с его отцом - не привлекать малолетнего отпрыска к тайным учениям.
        В 1933 году, когда Адольф Гитлер стал рейхсканцлером, Фриц уже превратился в долговязого юнца с дежурной угодливой улыбкой и бегающими глазами. Он не воспринимал происходящее с теми же надеждами, что его отец. Теперь для него лавка Занцерманов была не просто местом работы. Юноша всерьез заинтересовался оккультными учениями. Как не старались братья держать посыльного подальше от своей тайной мудрости, как не плевался отец при упоминаниях учения розенкрейцеров или поклонников тайн Тибета, остановить молодое любопытство они были не в силах.
        Фриц научился скрывать свои увлечения. Один из признанных астрологов Франкфурта, Герлад Штроубе, тайно обучал недоросля своему искусству. Фриц уже знал, что искусство магии лишь в незначительной степени познается по книгам. Только учитель, посвященный во все тонкости, владеющий нужными ритуалами, способен передать тайное знание. Но и в таком случае успех учения намного больше зависел от самого ученика. Каких-либо особых врожденных способностей у него, повидимому, не было, или их не сумели открыть. Их заменил энтузиазм и щекочущий нервы налет тайны.
        Молодой Раунбах давно понял, что продаваемые Отто Занцерманом отвары и мази, приготовляемые с использованием заклинаний и наговоров, представляют собой низший уровень магических искусств. Недалеко от него ушел и Михаэль с его астрологией и гаданиями на картах. Фрица влекла иная магия: чтение мыслей, ясновидение, превращения, связь с духами. Об этом в среде посвященных в низшие тайны говорили многозначительными намеками. Кое-что можно было прочитать в древних манускриптах Михаила Майера или Соломона Трисмозина. Штроубе пересказывал ученику их труды, базирующиеся на авторитете величайшего мага, Гермеса Трисмегиста.
        Но для магов Германии наступили не лучшие времена. Адольф Гитлер, сам обладающий изрядной оккультной силой, не терпел соперников. Когда в 1934 году в рейхе запретили все предсказания судьбы и принялись уничтожать оккультную литературу, Фриц понял, что прежней жизни пришел конец. Отныне в Германии могли заниматься магией только приближенные к Гитлеру люди. Фриц поневоле задумался, на кого же ему опереться.
        В то время любой немец, чем-то обиженный евреями - или посчитавший себя обиженным - мог рассчитывать или на отряды штурмовиков, или на СС. Поиск внутреннего врага в государстве, большинство жителей которого находятся на грани, а то и за гранью нищеты - всегда беспроигрышный вариант. Еврейские лавки и магазины регулярно громили, избивая их хозяев. Но Фриц понимал, что его причастность к такому делу навсегда оттолкнет от него многих приверженцев тайного учения. У кого ему тогда учиться?
        К тому же братья Занцерманы совсем не бедствовали. Запрет на гадания и заговоры почти не уменьшил число их клиентов, зато доходы братьев существенно возросли. Фриц понимал, что это благополучие - а это было и его благополучие, потому что после прихода национал-социалистов к власти хозяева-евреи начали платить своему рассыльному очень хорошее жалование - временное. Новых клиентов братья избегали
        - боялись, а число старых постепенно уменьшалось. Кто умирал, кто уезжал в другие города, а кто и вовсе покидал страну.
        Фриц поговорил с отцом, который отлично понимал обстановку. Да, сейчас Фриц приносил в семью хорошее жалование, куда большее, чем мог заработать его отец, даже отобрав у чернокнижников-евреев назад свою лавку. Но скоро для иудеев не останется места в рейхе, и лавку у братьев все равно отберут. На семейном совете было решено загодя расправиться с Занцерманами, но так, чтобы Фриц остался к этому совершенно непричастным.
        Своему учителю Герладу Штроубе молодой Раунбах сказал, что он по семейным обстоятельствам вынужден отправиться в Мюнхен, к родне матери. Он просил учителя рекомендовать его кому-либо из посвященных в тайные знания. Мистик и чернокнижник отыскал ему самую лучшую протекцию. Когда Фриц прибыл в Мюнхен, его принял и обласкал сам Вейстхор, глава отделения древней и ранней истории в главной службе Расы и Населения СС города Мюнхена.
        Фриц уже знал, что настоящее имя Вейстхора - Карл Мария Вилигут, отставной полковник армии Австро-Венгерской империи. Вейстхор вел свое происхождение от древней династии немецких королей, и обладал памятью всех своих предков. Недоброжелатели, правда, говорили, что он перебрался в Германию, потому что в Австрии никто не принимал всерьез человека, несколько лет лечившегося в психиатрической больнице Зальцбурга.
        Когда весною 1935 года братьев Занцерманов арестовали по обвинению в преступлениях против немецкого народа, и их лавка отошла прежнему владельцу, отцу Фрица, никому не пришло в голову обвинять в этом самого Фрица. К тому времени он уже достиг в городе Мюнхене определенных успехов. Вейстхор не взял его к себе - Фриц Раунбах не преуспел в исторических науках. Его образование вообще оставляло желать лучшего, разве что языки давались ему сравнительно легко.
        Но зато юноша соответствовал строгим критериям расовой полноценности, и протекцию ему составили крупные чины СС. Начинал Фриц с небольшой должности в городской партийной организации. Он вошел в общество Туле, членами которой были и сам фюрер, и Гиммлер. Там же, в Мюнхене, он увлекся альпинизмом. С 1936 года Раунбах начал готовиться к экспедиции в Тибет. Вейстхор, ставший уже бригаденфюрером СС, дал ему наилучшие рекомендации.
        Получив доступ к высшим мистическим тайнам рейха, Фриц узнал, что между адептами национал-социализма и знатоками тибетской магии существуют тесные связи. Далай-лама симпатизировал Гитлеру, перед арийскими мистиками открывались тысячелетние секреты прародины ариев.
        Втайне сообщалось, что в рейх постоянно прибывали тибетцы, прошедшие ритуал Тантры Калачакры, даровавший возрождение в последующей жизни в Шамбале - тибетском эквиваленте Валгаллы, рая для погибших в бою воинах. При жизни бойцы, прошедшие ритуал, могли воздействовать на космические вибрации. Их возможности не поддавались определениям с помощью привычных мерок. Посвященные в Тантру Калачакру изменяли будущее, прозревая в нем судьбы отдельных людей и стран, как в раскрытой книге.
        В том же 1936 году один из тибетских мистиков вошел в германское посольство в Москве. Никто из дипломатов не знал, чем он занимается. Большинство же вообще не подозревали о его существовании. Мишенью этого воина был Сталин. Мистик умел брать под контроль любого человека. Но особенно успешно он проделывал это с людьми, которые отличались развитой интуицией. Не приказывая напрямую, тибетский маг использовал слабые стороны советского лидера, чтобы постоянно подталкивать его к решениям в нужном направлении.
        Еще трое тибетцев готовились отправиться в Англию. Там требовалось держать под контролем большее число ключевых фигур. Фюрер делал ставку на то, что Англия сохранит военный нейтралитет, пока действия рейха не коснутся ее колоний или непосредственно острова за Ла-Маншем. Нейтралитет владычицы морей нуждался в поддержке не только дипломатическими средствами.
        Одновременно с этим, в обстановке строжайшей секретности, готовилась германская экспедиция в Тибет. Участники ее отбирались очень придирчиво, хоть и выбор был не столь велик. В их состав был включен и Раунбах
        Конечно, Фриц со своим весьма посредственным образованием и рядовыми навыками альпиниста мог стать в Тибете лишь обузой. Он это осознавал, и усиленно изучал тибетское наречие. Целью экспедиции были высшие тайны магии. До сих пор ритуалы посвящений могли пройти только ученики, отдавшие многие годы изучению сокрытой мудрости. Фюрер поставил перед арийскими мистиками цель: перенести эти ритуалы на территорию рейха, сократить срок обучения до предела. Сам фюрер, его ближайший друг Гесс, а также Гиммлер намеревались пройти ритуал Тантры Калачакры, чтобы обеспечить свое возрождение в вечном круговороте судеб и воплощений.
        Многие часы Фриц проводил в медитации. Он не мог, как Гиммлер, вызывать духов умерших, не обладал, как Вейстхор, родовой памятью. Не смог он стать и знатоком магии. Его уровень был иным - рядовой посвященный, верный слуга высших руководителей рейха. Фриц стал слугой Генриха Гиммлера. Самого руководителя охранных отрядов партии он видел всего однажды, в замке Вевельсбург. Гиммлеру представили юношу, назвав того молодым арийским мистиком, интересующимся практикой воздействия на судьбы. Шеф СС задал ему несколько вопросов о его биографии и коротко бросил сопровождающему эсэсовцу в штатском:
        - Испытайте его.
        Тем же вечером Мартин Хойзель, штандартенфюрер СС, разъяснил Фрицу его обязанности.
        - Среди практикующих мистиков большинство - шарлатаны или полусумасшедшие. Так было всегда, так будет и в дальнейшем. Любой человек, владеющий действительно выдающимися способностями, заинтересован в том, чтобы скрываться среди шарлатанов или малоспособных. Нам, СС, нужно точно знать, кто чего стоит. А тебе предстоит не только наблюдать за всей этой публикой, причем не только в Германии: на тебя возлагается задача убирать тех, кто, пусть даже случайно, способен помешать нашим целям.
        - Убирать - это отправлять на тот свет? - решил уточнить Фриц, - я не подготовлен к такому ремеслу.
        Хойзель усмехнулся:
        - Это поправимо. Впрочем, тебе всегда помогут и обеспечат прикрытие. Для начала ты должен пройти испытание. Дело нетрудное. Поедешь в Вену. Там проживает один из посвященных теософского учения. Его влияние нам мешает… Вот адрес, имя и время
        Штандартенфюрер вынул из кармана пиджака заранее заготовленную записку и протянул ее Раунбаху.
        - Поедешь в Вену по своим документам. Встретишься с несколькими астрологами и прочими знатоками рун. За час до указанного времени возле министерства юстиции к тебе подойдет наш человек. Он скажет "Вевельсбург", ты ответишь "Туле". Он передаст тебе пистолет. Зайдешь по указанному адресу, представишься. Тебя впустят, твое имя известно. Хозяин в квартире будет один. Застрелишь его - обязательно в голову - и возьмешь любые бумаги, документы, ценности, чтобы создать видимость ограбления. Это по силам даже ребенку. Действуй в перчатках. Когда выйдешь, у подъезда тебя будет ждать наш человек. Вернешь ему пистолет, отдашь документы. Пробудешь в Вене еще два дня, встречаясь с другими теософами или алхимиками, потом вернешься. Риска никакого, тебя предупредят, если изменится обстановка.
        Риска действительно не было. Фриц постучал в дверь - звонка не было - сжимая в другой руке портфель с пистолетом. Хозяин открыл сразу, даже не спросив имени. Фриц назвал себя и, как и говорил Хойзель, оказалось, что его знали. Когда разговор коснулся историй перерождений Будды, хозяин открыл дверцу книжного шкафа, чтобы показать гостю одну из ранних джатак. В это время Фриц достал из предусмотрительно расстегнутого портфеля пистолет и выстрелил хозяину в затылок. Даже входя в квартиру, Раунбах еще не был уверен, что сумеет выстрелить. Всё случилось само собой. В голове звенело, и тело казалось не своим.
        Раунбах обошел разлившуюся под головой убитого кровавую лужу и выбрал из шкафа несколько старых манускриптов. Положил их в портфель, рядом с пистолетом. Подошел к двери. В подъезде было тихо. На лестнице он не встретил ни одного человека, а у выхода передал человеку Хойзеля портфель.
        Теперь Фриц служил Гиммлеру. Приказы он получал от Мартина Хойзеля. Только эти двое могли - лично - отдавать ему приказы. Хойзель сообщил ему имена тех арийских мистиков Баварии, которые действительно обладали настоящими способностями. Их было совсем немного. Двое ясновидящих - те, кто ошибался реже, чем давал правильные ответы. Пятеро людей с гипнотическими способностями, способные выдать листок бумаги за секретный пропуск или остаться невидимыми среди группы охранников. Четверо, которые, как и фюрер, могли оказывать гипнотическое воздействие на собравшихся людей при публичном выступлении. Шесть астрологов, которым доверял сам Гитлер. И один, всего лишь один, посвященный, способный влиять на будущее развитие событий.
        - Ты, Фриц, не должен удивляться. В рейхе и Австрии под твоим присмотром окажутся всего восемнадцать человек. Об их безопасности заботятся другие, ты думай о том, чтобы их имена не выдвинулись на первый план. Пусть легенды рассказывают о других, пусть этих людей считают учениками или шарлатанами.
        - Всего восемнадцать… - Раунбах не скрывал разочарования, - это все, кто встал на нашу сторону.
        Они прогуливались по одной из тихих берлинских улиц. Оба в штатском, но позади, шагах в сорока, неспешно и тихо катилась автомашина с двумя охранниками в эсэсовской форме. Штандартенфюрер с сожалением кивнул:
        - Не все из способных людей разделяют наши убеждения. Евреи, коммунисты, поклонники западных демократий откровенно враждебны, другие уклоняются от сотрудничества. Но восемнадцать - это лишь те, кто по происхождению ариец. Есть и другие. Есть наши друзья с Тибета. С ними работают другие. О них ты узнаешь позже, когда сам побываешь в Тибете.
        Фриц спросил, кляня себя за несдержанность:
        - Почему для этого дела выбрали меня? Я не обладаю способностями ни к предсказанию, ни к ясновидению. И в области обеспечения безопасности многие опытнее меня.
        Хойзель, улыбнувшись, похлопал его по плечу:
        - Не скромничай, мальчик! Ты знаком, хоть и поверхностно, со всеми разделами оккультизма, ты умеешь говорить с этой публикой на их языке, тебя признают в их среде как своего. Но главное - тебя выбрал Гиммлер, а он видит скрытую сущность людей. К тому же ты, занимаясь всей этой талмудистикой, не потерял здравого смысла.
        В 1938 году запрету подверглись орден германян, организации франкмасонов, запретили книги Ленца и многих других оккультистов. Ряды посвященных, среди которых растворились подопечные Раунбаха, редели. Кто уехал, кто умер, кого отправили на перевоспитание в трудовые лагеря. Фриц начинал понимать, что германское государство изменилось. Скоро его работа станет ненужной.
        А тем временем тайная государственная полиция вылавливала враждебных рейху гипнотизеров. Следы их деятельности обнаруживались то в одном, то в другом месте. У свидетелей появлялись провалы в памяти, которые не могли восстановить даже лучшие психиатры Германии. Только ясновидцы и гипнотизеры могли помочь, и Фриц занялся координацией их работы.
        В рейхе тогда участились случаи необъяснимых событий. Средь бела дня пропадали люди И не абы кто, а те, кем как раз накануне заинтересовалось гестапо, и за кем была установлена наружная слежка. Один из ясновидцев, с которым работал Фриц, не раз воспринимал вибрации от действий мощных гипнотизеров.
        - Я чувствую, когда они начинают магнетизировать окружающих. Их действия порождают вибрации космических потоков, так же, как и выступления фюрера. Но фюрер отдает свою энергию непрерывно несколько десятков минут, а этот человек - или люди - ее бережет. Короткий импульс, не больше полуминуты - и все.
        - Скажи, Герман, - Фриц всегда обращался к старому ясновидцу с почтением, потому что не раз оказывался свидетелем его таланта, - быть может, это действительно один человек? Который колесит по рейху без остановок, спасая от гестапо то еврея, то враждебно настроенного немца?
        - Не знаю, Фриц. Не смогу определить. Но я чувствую, что почерки все же разные. Мне кажется, их несколько. Но один из них действует активно, а остальные - лишь изредка. Обратись лучше к сильнейшему.
        Последней фразы Раунбах не понял. Герман впал в присущую старикам дремоту, и Фриц терпеливо ждал, когда один из лучших ясновидцев рейха проснется, чтобы спросить, кто же этот сильнейший. Он, во всяком случае, такого не знал.
        Фриц сидел возле камина, пламя которого согревало ноги дремавшего в кресле старика, и размышлял. Да, с 1938 года, когда усилились запреты на оккультную практику, и евреев начали отправлять в трудовые лагеря не выборочно, а всех подряд, многие посвященные в тайные учения намекали, что в Германии объявился сильнейший маг. Никто не мог сказать о нем что-либо определенное. Быть может, сейчас Герман назовет его имя?
        - Прости, я не понял. О ком ты говорил, как о сильнейшем?
        Ясновидец пристально поглядел на молодого эсэсовца.
        - А ведь ты не врешь, Фриц, ты действительно его не знаешь. Его истинного имени я не смогу тебе назвать. Не знаю. Себя он именует Густавом Кротким, доктором алхимии. Его присутствие я чувствую постоянно. - Герман встряхнул головой, и Фриц подумал, что ясновидящего его ощущения скоро сведут в могилу. - Он действует не грубой силой, нет. Он настоящий мастер. Еле заметное воздействие, но почти постоянное. Оно и ночами прерывается лишь на пару часов.
        Откуда-то ясновидящий знал, как и другие оккультисты, что Густав Кроткий действует в интересах рейха, и не следует его ни разыскивать, ни сообщать о нем другим. Фриц подумал, что это может оказаться умелым внушением. Он начал было самостоятельные поиски Густава, но они прервались в самом начале.
        В канун нового, 1939 года, Раунбах вышел из здания берлинской полиции и прямо у входа наткнулся на поджидавшего его мужчину среднего роста, с потемневшей от загара кожей, в шляпе-котелке и в длинном черном кожаном плаще на меху. Аккуратная бородка, длинный нос с горбинкой, темные глаза с длинными ресницами, узкие, бесцветные губы. Фриц мгновенно понял, кто перед ним.
        Не сделав ни одного движения, хотя бы отчасти напоминавшего приветствие, незнакомец скрипуче произнес:
        - Господин Раунбах, мы можем поговорить в моей машине, - мужчина кивком указал на приткнувшийся у тротуара "майбах". - Называйте меня Густав Кроткий.
        Устроившись на заднем сидении, Фриц вопросительно взглянул на севшего рядом алхимика. Вышколенный шофер в форме СС на переднем сиденье с безразличием смотрел в ветровое стекло. Густав неспешно достал из кармана плаща коробку гаванских сигар и принялся раскуривать. Раунбах подумал, что алхимик родом с берегов Средиземного моря. Что-то подталкивало его к такому предположению. Может, темные волосы и смуглая кожа, а может, мягкость движений. Впрочем, Фриц не имел навыка общения ни с испанцами, ни с итальянцами, и мог ошибаться.
        - Я знаю, Фриц, кому вы подчиняетесь, к какому заданию готовитесь. Мешать вашим усилиям не намерен. А вот разыскивать меня не стоит. Я служу высшему руководству, и отдавать отчет не обязан даже вашему шефу рейхсфюреру Гиммлеру. Перед отправкой в Тибет вспомните обо мне, и тогда мы встретимся вновь. Я дам вам свои контакты в Тибете, без их помощи Вы не отличите Свода Канджура от Книги Мертвых. А сейчас идите - и забудьте о моем существовании.
        Густав Кроткий не действовал на Фрица гипнозом, по крайней мере, ни одним из известных ему способов, и Фриц мог воспроизвести в памяти каждое слово из их разговора. Но как-то так получилось, что до самой экспедиции Раунбах совсем не вспоминал про доктора алхимии, не пытался его разыскать, не собирал о нем сведений. И только накануне отправки в экспедицию Фриц внезапно вспомнил о нем. Только вспомнил - и Густав Кроткий встретил его на продуваемом зимним ветром берлинском аэродроме.
        Фриц отправлялся самолетом до Москвы, чтобы потом продолжить свой путь через Иран. Он должен был добраться до Лхасы отдельно от экспедиции, которую возглавлял Эрнст Шефер, служащий института Аненэрбе. Причиной такой конспирации, как объяснил Кроткий, стал провал предыдущей экспедиции, доставившей в Германию фальшивку, умело сработанную британскими спецслужбами. Было ли это прямым предательством или банальным головотяпством, ответить уже невозможно: единственный человек, который мог бы ответить на этот вопрос - Шмидт, отвечавший за безопасность экспедиции, через несколько дней после возвращения в Берлин покончил с собой.
        Густав назвал Раунбаху всего два имени, пообещав полное содействие этих людей. Он говорил с Фрицем на тибетском наречии, которым Раунбах владел еще неважно. Но, как ни странно, Фриц понял совершенно все, что сказал ему доктор алхимии. И вновь, Фриц мог дать руку на отсечение, что Кроткий не действовал на него гипнозом. Отчего же он совсем забыл наставления Мартина Хойзеля, и думал лишь о том, как не подвести Густава?
        В Германию Фриц Раунбах вернулся в середине 1940 года. Возвращение далось непросто, еще в Лхасе ему на хвост села британская разведка. Даже путь в Тибет, с караваном кочевников из Ирана, казался теперь легкой прогулкой. А как он тогда гордился, пробравшись в горную страну через Афганистан и Индию с караваном пуштунов, что никто не мог заподозрить в молодом погонщике верблюдов и низкорослых горных лошадок европейца, гауптфюрера СС, личного агента Гиммлера!
        И в Тибете он не сплоховал. Жил в горном монастыре, выполнял все обряды, читал древние манускрипты, с трудом разбирая при свете свечи выцветшие от времени закорючки. Он прошел испытание, оставшись незаметным среди других паломников. Через две недели к нему обратился один из тех, чьи имена назвал ему Густав Кроткий. Эти люди и проделали всю работу.
        Экспедиция везла в рейх более ста томов древних священных текстов, мандалу Гандхара и иные атрибуты, дарующие уже в этой жизни особую власть над людьми. Но возвращалась экспедиция без Фрица. Его вовремя предупредили, что англичане знают о его настоящей миссии.
        Возвращаться назад тем же путем было рискованно, и Фриц избрал окольную дорогу: через Монголию и Советский Союз. Долгой холодной зимой, сидя под пологом монгольской юрты, он вспоминал, что говорили ему тибетцы про Густава Кроткого. Обдумывал, сопоставлял с собственными впечатлениями.
        Здесь, вдали от западной цивилизации, от газет, от партийных митингов, вся его коротенькая жизнь выглядела бессмысленной скачкой по кругу. Карьера, борьба с врагами рейха - как это все далеко! Здесь в вечно прозрачном небе ночью светили россыпи звезд, что существуют вечно, безразличных, далеких от страданий маленьких людей в небольшом европейском государстве. Здесь, как и тысячелетия назад, монгол собирал юрту и гнал привычной дорогой свой скот, меняя пастбище за пастбищем все в том же, неизменном со времен Темучина порядке.
        В монастырях с треском крутились молитвенные барабаны, а многократно произнесенная мантра "ом мани падме хум" примиряла со всем происходящим. И если Фриц еще чувствовал волю к возвращению, то эта воля была не только своя. Он себя не обманывал. Он возвращался, потому что его возвращения ждал Густав Кроткий. Ни штандартенфюрер Хойзель, ни Гиммлер, ни семья не значили для него сейчас столько, сколько виденный всего дважды доктор алхимии.
        Необъятные просторы Советского Союза он проскочил на удивление легко, хотя в рейхе его предупреждали о необходимости особой бдительности. Якобы, каждый пятый в Советской России - агент НКВД. По-видимому, эти "пятые" с ним-таки разминулись. Документы у Раунбаха были в полном порядке, но важно было сохранить в тайне от Советов сам факт тибетской экспедиции.
        По возвращении Фриц, не докладывая никому, навестил всех своих подопечных. Умер старый Герман, двух астрологов фюрер лишил своего расположения, и они отправились в трудовые лагеря, пропал бесследно в Польше один из гипнотизеров. Все выдающиеся ораторы перешли в министерство пропаганды, к доктору Геббельсу. Их осталось всего десять человек, тех, кто мог помочь делу национал-социализма, используя недостижимые другим способы.
        Фриц сразу почувствовал, как изменило его пребывание в Тибете. Может, в нем и раньше присутствовали какие-то способности - ведь не зря же еще юношей его приняли, как своего, самые разные посвященные. С первых минут пребывания в рейхе он чувствовал теперь вокруг себя атмосферу ненависти и презрения.
        - Здравствуйте, господин Раунбах! Как Вы возмужали! - Зигфрид был пьян, что порядком поразило Фрица. Каждое опьянение надолго лишало ясновидящего его способностей. - Удивляетесь, конечно, что я выпил? Эх, господин Раунбах, сейчас в рейхе уже иные времена, поверьте. Лишь выпив, я прихожу в себя. Хе-хе, и мне даже не страшно. Я могу спать спокойно.
        Во времена совсем недавние, до Тибета, Фриц бы вспылил. Он бы устроил Зигги порядочную головомойку, и тот бы думать забыл, как выглядит бутылка со шнапсом. Но ясновидящий ошибаться не мог, времена действительно наступили другие. И Фриц промолчал.
        Мартин Хойзель встретил его приветливо:
        - Ты уже обошел всех наших людей, мне сообщили. Молодец. Возьми недельку отпуска, съезди к родным, вдохни воздух Германии.
        - Мне кажется, воздух Германии изменился.
        - Война, мой юный друг, пахнет гарью, что поделать. Сейчас не время для расслабленности и сомнений. Рейх расширил жизненное пространство, но вместе с новой территорией к нам попали серьезные враги. Их надо выявить. Густав Кроткий показал пример: обнаружил одного из гипнотизеров, которого еще ты пытался поймать. Евреем оказался, каббалистом.
        - Как он его обнаружил?
        Штандартенфюрер пожал плечами. Жест этот у сидящего в кресле человека, одетого в домашний халат, выглядел проявлением слабости.
        - Ты знаешь, мой юный друг, что Густав Кроткий не подчиняется рейхсфюреру. Мы не можем отдавать ему приказания, нам запрещено интересоваться его делами и переходить ему дорогу. Не знаю, кому он служит: Гессу или самому фюреру, но трогать его нельзя ни при каких обстоятельствах. В этот раз он помог нам, возможно, по своим собственным мотивам. Я присутствовал при начале этой операции…
        Мартин Хойзель рассказал, что тогда доктор алхимии прямо в кабинете самого Хойзеля, даже не заперев двери, раскрыл на столе свой саквояж. Он извлек из него черную мантию и остроконечный колпак и облачился в них. В кабинете Хойзеля находились тогда, кроме алхимика и хозяина кабинета, трое. Зигфрид, ясновидец, Клаус, гипнотизер - из числа подопечных Раунбаха - и Гельмут, адъютант Хойзеля. Все они, несомненно, были посвящены в секреты рейха, все знали, что в самом сердце Германии бродит неуловимый враг, прозванный Шмелем. Прозвали его так, потому что он, как и шмель настоящий, рвал любую приготовленную для него паутину.
        Густав Кроткий нарисовал на полу пятиугольник извлеченным из саквояжа кусочком древесного угля. Он попросил всех встать в углы пятиугольника, взявшись за руки. В центре алхимик установил небольшую глиняную плошку, расписанную спиралями. Он налил в нее масла из особой бутылочки черного стекла, высыпал в масло порошок из шкатулки и вставил в плошку фитиль из просмоленной веревки. Алхимик зажег фитиль и принялся читать заклинания на неведомом языке.
        Стоявшими в углах людьми овладело странное оцепенение. Над плошкой поднялся и сгустился дым, Густав нараспев читал заклинания, и дым уже окутал весь кабинет. А потом дым рассеялся, и все увидели посредине пятиугольника столб яркого света. В нем было видно, как по людной улице шел человек. По лицу - типичный еврей в рабочей спецовке. Доктор алхимии прекратил читать заклинания и проговорил по-немецки:
        - Запомните его, это - Шмель. Сейчас он в Дрездене. Вы, четверо, отныне увидите его и узнаете в любом месте. Его искусство против вас бессильно.
        Затем Густав произнес одно слово, которое ни Хойзель, ни кто другой не запомнили, и световой столб погас. Оцепенение, владевшее присутствующими, понемногу исчезло. Алхимик собрал свои вещи и молча ушел, не попрощавшись. На следующее утро четыре группы гестаповцев, во главе которых стоял кто-либо из видевших Шмеля, прочесывали центральные улицы Дрездена. Удача улыбнулась Зигфриду. Он вышел из машины тайной полиции немного сзади быстро шагающего Шмеля, догнал того и оглушил ударом по голове.
        Каббалиста взяли, и даже начали допрашивать. Вначале, пока он не полностью пришел в себя, удалось добиться нескольких признаний. Самых начальных: кто, откуда, на кого работает, какое выполняет задание. Затем каббалист полностью пришел в себя и остановил свое сердце.
        Его имя никому ничего не сказало. Он происходил из польских евреев, но местечко, в котором родился Шмель, ныне находилось под властью Советского Союза. Что исключало возможность выявить его родственников и связи. Действовал он в интересах доселе неизвестной еврейской организации, спасая избранных своих соплеменников. Обыскали его квартиру в Дрездене. Обнаружили обычные предметы практикующего каббалиста - и никаких документов.
        Рассказ Хойзеля заинтересовал Фрица серьезнее, чем он проявил это перед штандартенфюрером. Густав провел обычный обряд вызывания духов, причем духов светлых, из высших миров. Так, во всяком случае, этот обряд описывался Псевдо-Манефоном. Зачем? Ясно же, что обряд не действует, что сила Густава Кроткого состоит не в произнесении заклинаний и не в умении начертать пентограмму. Похоже, доктор алхимии счел нужным утаить истинные методы своей работы.
        Подтверждало такое предположение и дальнейшее его поведение. Он больше не помогал людям Хойзеля, которые сбились с ног, отыскивая других враждебных гипнотизеров: Ящера, Тополя, Слона, Фантома, Китайца. Были еще и другие, но для вышеперечисленных удалось установить особенности их стиля действий.
        Отпуск не рассеял подавленности Фрица. Страна, ликуя, праздновала капитуляцию Франции, военная форма вызывала всеобщее уважение. Но гауптфюрер Раунбах никогда формы не носил. Родители его встретили радостно, у братьев и сестер все обстояло благополучно, но он не чувствовал себя дома. Тянуло к своим, к посвященным. Скучны были разговоры о том, кто как живет, про обеды, карьеру родственников. Фриц уже понимал, что истинная власть принадлежит совсем не тем, кто занимает официальные посты, и совсем не тем, у кого больше денег. То, что принимает обыватель за власть, обычно всего лишь ее отражение.
        В Тибете рассуждали иначе - настоящая власть и величие незаметны, они не нуждаются в украшениях. Прожив в Азии больше года, Раунбах научился понимать проявления истинной власти. Человек, излучающий свою силу так, что ее ощущали все, с ним соприкоснувшиеся - вот кто достоин власти. Кого мог счесть великим Фриц теперь, когда у него открылись глаза? Фюрера, рейхсфюрера Гиммлера, и - Густава Кроткого. Причем по-настоящему боялся Раунбах только последнего из них. И этот страх являлся истинной причиной его подавленности.
        Вернувшись на службу, он обнаружил, что страх испытывал не только он. Заглушая страх, накачивал себя шнапсом Зигфрид. Отводили глаза и опускали головы все гипнотизеры, едва упоминалось имя алхимика. Только Хойзель относился к алхимику спокойно.
        - Мы, арийцы, люди грубые, сильные. Нас всякими мистическими штучками не запугаешь. Ты только после Тибета стал таким же нервическим типом, как и твои подопечные. Думаю, пора тебе встряхнуться, в настоящем деле поучаствовать, продырявить шкуру врага доброй порцией свинца. Как раз есть подходящее для тебя задание.
        Штандартенфюрер рассказал, что несколько посланных в Англию тибетских магов должны были обеспечить нейтралитет островного государства. Их целями являлись политики из верхушек обоих партий. Но тибетцы не смогли добиться успеха.
        - Нашлись в Англии мастера астрального света - так вы говорите? - которые нейтрализовали их полностью. Тибетцы чувствовали, что их воздействие не достигает нужных людей. Рассеивается в пустоте, - как они доложили. Когда Англия вступила в войну, мы их отозвали.
        Фриц задумчиво кивнул:
        - На островах еще в древности была создана скрытая мудрость, которую поддерживали жрецы-друиды. Письменных следов они не оставляли, мы многого о них не знаем. Тибетцы живы?
        Штандартенфюрер уныло подтвердил:
        - Да, живы, к сожалению. Двое остались в Англии, до них дотянуться невозможно. Один уехал в Испанию, но там он очень подружился с полицией, и нам его не выдадут. Даже просто убить его нельзя - вдруг обнаружится наше участие? Это очень повредит отношениям с генералом Франко.
        Разумеется, Хойзель умолчал об одной из наиболее тщательно охраняемых тайн рейха
        - поисками Священной Чаши Грааля, предпринятой в Испании под руководством Отто Скорцени. Попутно тот выполнял и другую задачу - поиск и уничтожение тибетца. И в обоих случаях Скорцени потерпел неудачу.
        - Тогда выманить его в другую страну, где у него не будет защиты, и прикончить,
        - предложил Раунбах.
        - Вот ты это и организуешь. Использовать можешь только своих людей. Геллер говорит по-испански?
        - Говорит. Но он неустойчив, подведет. - Фриц говорил уверенно, он хорошо знал Иоганна Геллера, астролога и алхимика. - При первой опасности он сляжет с нервной лихорадкой.
        - Используй его втемную. Рейхсфюрер не расстроится, если при выполнении задания Геллер погибнет во славу рейха. Или, что лучше, в результате несчастного случая.
        Улыбка Мартина Хойзеля не оставляла сомнений - Геллер был приговорен, приговорен в высших сферах, быть может, самим фюрером.
        - Паспорта, визы, оружие, техническое содействие, деньги, - монотонно перечислил Раунбах, на что штандартенфюрер коротко отрезал:
        - Только Гельмут, мой адъютант. Больше - никого.
        Когда за окном вагона потянулись бесконечные зеленые сады Каталонии, Геллер расцвел. Страх, буквально пригибавший его к земле в Берлине, остался в рейхе. Он многословно пересказывал древние откровения Сефер Ха Зогар, поощряемый внимательным видом Фрица. В Берлине Иоганн не выказывал такого близкого знакомства с тайной еврейской мудростью.
        - Послушай, Фриц, ведь учение буддизма о перевоплощениях схоже с учением о пятидесяти воротах разума. Завершенный человек - тот, кто прошел двадцать пятые врата, а прошедший тридцатые становится человеком по образу бога. Проходящий последующие врата становится уже больше, чем человеком. Похоже на ступени просветления, верно?
        Фриц поощрительно улыбнулся. Разговорившийся Иоганн был обречен. Ему осталось встретиться с тибетцем, показать ему рисунки магического меча, предложить осмотреть сам меч. Пригласить в Италию, сесть вместе с ним на нанятую Фрицем рыбацкую шхуну - и на этом его земной путь должен закончиться. Тибетец не увидит Раунбаха воочию, Фриц покинет Испанию, передав опальному астрологу по телефону название шхуны. Иоганн будет уверен, что Фриц отправится в Италию самолетом. Но Фриц этого не сделает. Ему незачем лететь в Италию - Геллер с тибетцем, как и сама шхуна, бесследно исчезнут в волнах Средиземного моря.
        А Иоганн возбужденно обсуждал меч, разглядывая рисунки:
        - Эфес должен быть из серебра с примесью ртути, а треугольник с символами Меркурия и Венеры - из меди. Ты уверен, что условия соблюдены?
        - Не уверен, любезный Иоганн, совсем не уверен. На этих рисунках даже не изображена та сторона клинка, где должно быть начертано имя Малхут. Рукоятку тоже видно плохо, не понять, все ли положенные сефироты там выгравированы. Что уж говорить о металлах, из коих благородный меч сделан! Потому и требуется твое авторитетное свидетельство, а человек, к которому мы едем, тебе поможет. Он не разбирается в каббале и христианском мистицизме, но предмет, пригодный для просветления души, распознает наверняка.
        Геллер поел, выпил стакан красного испанского вина - больше он себе не позволял. А гауптфюрер Раунбах молча глушил шнапс, совершенно не пьянея. Иоганна развезло, и он позволил себе высказаться в адрес алхимика:
        - Хорошо, что этот меч не попался Густаву, этому, Кроткому. Страшно подумать, что он мог бы сотворить, овладев магическим мечом!
        - Ты его не любишь? Почему?
        Астролог приблизил свои губы к уху Фрица:
        - Я не знаю его времени рождения, но звезды позволяют определять судьбу человека по некоторым другим сведениям. До 1942 года его звезды располагаются благополучно. Только когда высшие планеты разом окажутся в положении изгнания или падения, он перестанет попирать окружающих. Я уверен, что его знак - Рак. Постарайся встречаться с ним только в дни южного лунного узла.
        Геллер откинулся на спинку дивана, замолчав. Его хорошее настроение исчезло, как и не было. Мешки под глазами, резкая носогубная складка без всяких гороскопов предсказывали астрологу не самое блестящее будущее. Фриц машинально взглянул на часы. Еще час ему предстояло разговаривать с приговоренным астрологом, стараясь не выдать себя. А ведь все мистики повышенно чувствительны. Наверняка Иоганн Геллер ощущал надвигающуюся беду, но не мог ее определить. Сейчас астролога сбивали с толку ощущения свободы, знакомое многим, кто покидал нынешнюю Германию, и предвкушение встречи с одной из тайн прошлого - магическим мечом, описанным, кажется, еще Нигидием Фигулом. К тому же он немного выпил, а вино, как точно знал Фриц, притупляло чувствительность не только у мистиков.
        - Фриц, ты уверен, что этот меч вообще существует? - вдруг спросил астролог совершенно трезвым голосом.
        - Иоганн, ну как же можно быть уверенным, когда тебе предлагают взять в руки одну из величайших реликвий истории? Нам что-то хотят продать, продавцы - люди, близкие к католическим орденам. Больше мне сказать нечего. Ты хоть знаешь, сколько вообще было изготовлено таких мечей?
        Фриц постарался перевести разговор на тему, близкую Иоганну, чтобы вернее успокоить того. Очень ему не понравился вопрос астролога. Меча не существовало. И сама реликвия, и ее продавцы были его, Фрица, выдумкой, поддержанной несколькими фальшивками и ложными письмами.
        - Правила изготовления меча описаны задолго до Парацельса, - пожевав губами, пробурчал Иоганн, - у желающих было множество веков, чтобы им последовать. Вопрос в том, имели ли они доступ к тайному знанию, без которого воспроизведение точного облика меча оказывалось бесполезным. Есть свидетельства, что такой меч был изготовлен в третьем веке в Ирландии.
        - Чего ты опасаешься? - холодно спросил Фриц, - Я полагаю, нам попытаются всучить фальшивку, весьма совершенную по внешнему виду. Ты вместе с господином Мурудесом осмотришь меч, сообщишь мне свою оценку. Италия наш союзник, папа римский в союзе с фюрером - бояться нечего.
        Астролог продолжил путь в окрестности Мадрида, где под именем Мурудеса жил приговоренный тибетец, а Раунбах пересел на поезд, идущий к побережью. Наняв шхуну, он звонком сообщил Геллеру ее название. Но сам он не сел в самолет, направлявшийся в Италию. На летном поле он встретил прилетевшего из рейха Гельмута, адъютанта Хойзеля и сообщил тому название шхуны. На этом личное участие Фрица в разработанной им операции заканчивалось.
        В середине мая 1941 года Фриц поздно вернулся домой. Теперь он был владельцем небольшого дома на окраине Берлина. Поставив машину в гараж, он переоделся, поднялся к себе в кабинет и сел в кресло, привычно сосредотачивая взор на мандале, висевшей на голой стене кабинета. Кабинет, как и другие комнаты особняка, был полностью лишен украшений. Вся мебель в доме казенная, принадлежащая имперскому управлению безопасности. Из личных вещей Фрица в доме, кроме этой мандалы, используемой для медитаций, была только небольшая библиотека оккультной литературы да десяток различных справочников.
        Фриц не любил ни Берлина, ни этого дома. Но что делать - сейчас он вынужден почти непрерывно находиться здесь, в столице, где разом сходились следы и Фантома, и Китайца, и Ящера. К тому же здесь действовали агентурные сети англичан, которые гестаповцы никак не могли раскрыть, и Фриц был вынужден им помогать, отрывая своих людей от их главной работы.
        Возвращаясь вечерами, он восстанавливал силы при помощи лицезрения мандалы и выполнения определенных ритуалов, изученных им в Тибете. Вначале он пробовал снимать усталость выпивкой, но она вредно влияла на его работоспособность. А главное - его люди тонко реагировали на его состояние. Стоило Фрицу дать им задание, будучи под воздействием спиртного, или же не проспавшись после воздействия вчерашней порции, как у гипнотизеров и приемщиков астральных волн совершенно ничего не получалось.
        Фриц руководил теперь четырьмя гипнотизерами, двумя приемниками астральных волн, кроме того, в его группе числились четверо астрологов, от которых в их сегодняшней работе не было никакой пользы. За время, прошедшее с момента создания группы, ее состав изменился. Кое-кто ушел в другие группы, случались самоубийства, Геллера прикончили вместе с ненужным более тибетцем, появились новые люди. Самый главный козырь группы, Бремехопф, плетущий нити будущих судеб, был подло убит в начале года.
        Фриц склонялся к мысли, что его смерть - результат действий Ящера. Бремехопф, незаметный полнеющий коротышка, выходил из дверей булочной, когда ему стало плохо. Охранявшего его агента сразу подвергли гипнодопросу, и он припомнил, что навстречу коротышке в булочную входил господин в мундире гражданского служащего. Припомнили господина и в булочной, но клятвенно уверяли, что Бремехопфа тот не касался.
        Мистик умер на месте от сердечного приступа. Вскрытие, которое, по настоянию Раунбаха, проводилось очень тщательно, обнаружило в дыхательных путях погибшего следы синильной кислоты. Господин в мундире бесследно пропал. Свидетели, истинные арийцы, прекрасно разбиравшиеся в многообразии существовавших в рейхе мундиров, так и не могли припомнить, какому же министерству принадлежал мундир.
        Фриц знал, что Бремехопф заплетал нити судеб нескольких важнейших врагов рейха. Результаты должны были наступить вскоре, не позднее нынешней осени. Но - Меняющего Судьбы убили, а другого такого мастера не нашлось не только в Германии, но и среди союзников или покоренных народов. Размышления Фрица, в результате созерцания мандалы, приобретавшие все более отвлеченный характер, так на этот раз и не достигли уровня полного отсутствия мысли. Помешал раздавшийся внизу звонок.
        Густав Кроткий, доктор алхимии, не раздеваясь, присел в кресло нижней залы.
        - Я тебя давно не видел, и прежде всех дел - вопрос из прошлого. Ты действительно обнаружил магический меч?
        Фриц озирал холеное лицо мага, так и не снявшего богатой меховой шапки азиатского покроя. Казалось, от алхимика веяло холодом, Фриц мгновенно почувствовал, что полностью продрог. Стужа проникала в самые кости, а на душе стало неуютно и уныло. Непослушными, странно онемевшими губами Фриц пробормотал:
        - Нет. Это была ловушка для одного предателя. Я даже не знаю, существует ли такой меч в нашем мире.
        Алхимик сел поудобнее, расстегнул длинное кожаное пальто. Раунбах почувствовал, что ему полегчало. Стужа превратилась в неприятный, но терпимый озноб, губы и язык его вполне слушались. Это он обнаружил, непроизвольно облизнув пересохшие губы.
        - Вина, господин алхимик? Может, сделать грог?
        - Спиртного не употребляю. И ты бросай, если не хочешь сгинуть среди ничтожеств. Меч существует, поверь, это точно. С его помощью подготовленный человек может решить исход любой битвы задолго до ее начала.
        Фриц ничего не сказал в ответ, приходя в себя после первых минут разговора. Он понимал, что Густав только что получил ответ на очень важный вопрос. Понимал он и то, что ответить неправду на вопрос алхимика он бы не смог. Наверное, не смог бы никто на его месте. Густав Кроткий умел подчинять себе людей. Не так, как Гиммлер или доктор Геббельс, увлекая за собой. Алхимик действовал, запугивая. И было неизвестно, что он собирается сделать с Фрицем Раунбахом, который был совершенно не в силах ему противостоять.
        - Когда ты запустил фальшивку об обнаружении меча, всколыхнулись многие нити сокрытого от профанов астрального бытия. Потому я и предположил, что меч действительно найден. Но потом картина очень запуталась, и к правильному выводу я пришел недавно. Это мне урок. Обычная шпионская уловка смогла разбудить активность многих выдающихся магов, а их действия так запутали расстановку сил, что я больше года блуждал впотьмах, борясь с призраками. От тебя - не ожидал.
        - Я выполнял приказ.
        Фриц промямлил банальную фразу, не зная, что сказать. Чутье подсказывало - Кроткий принимает его за действующего мистика. Но почему? Кроме обостренного со времен зимовки в азиатских степях чутья на людей и их неприятности Раунбах не замечал за собой ничего сверхъестественного.
        - Мы здесь одни, ты можешь говорить открыто. - Алхимик не глядя швырнул назад свою роскошную шапку и та в полете вдруг подпрыгнула, зацепившись точно за крюк вешалки. - Без твоей собственной воли Мартин Хойзель не отдаст тебе ни одного приказа. Ты - телепат-приказчик. Слабый. Хватает твоих сил лишь на твоих подопечных или на людей, колеблющихся в своем выборе. Припомни, кто из твоей группы покончил с собой? Как ты к ним относился?
        Потрясенный Фриц мгновенно понял, что все сказанное - правда. Так вот почему его принимали так любезно все оккультисты. Он же просто приказывал им это сделать!
        - Теперь вот что. На днях Рудольф Гесс перелетел в Англию. Арестован Шульте-Штратхаус. Но истинный вдохновитель этого странного поступка - Хаузхофер-старший, советник фюрера из общества Туле. Знаком?
        Фриц кивнул. Он знал, что общество Туле, в которое фюрера посвящал Теодор Морелль, развивало арийский оккультизм, основанный на идеях высшей расы. Членами общества были рейхсфюрер Гиммлер, маршал Геринг, доктор Розенберг. Барон Зеботтендорф, вдохновитель существования ордена, вскоре ушел в тень и ныне выполнял деликатные поручения общества на Ближнем Востоке. Исключая руководителей рейха, с ведущими членами общества Туле Раунбах был лично знаком.
        - Предать он не мог, клянется, что так подсказали звезды: личное появление Гесса в Англии приведет к тому, что британское правительство начнет искать путей к миру с Германией. Ты, наверное, понимаешь ход моих мыслей?
        - Кто-то из неприятельских гипнотизеров внушил ему эту идею, - кивнул Фриц, - и я даже догадываюсь, кто. Судя по стилю - Китаец.
        Страх и внутренний холод, оставили, наконец, его тело. Сейчас он чувствовал страшную усталость. Не оставалось сил ничему удивляться. В уме Фриц быстро сообразил - Китаец, если это был он, добивался совсем не устранения Гесса. Когда станет известно, что второй человек в партии совершил свой чудовищный поступок, руководствуясь советами астролога, всех астрологов рейха отправят в трудовые лагеря. Конечно, личные астрологи фюрера уцелеют. Гитлер продолжал им доверять даже после того, как один из них год назад перебежал к Черчиллю.
        С тем случаем было много мороки. Хойзель никак не мог согласиться, что беглец не принесет британскому лидеру никакой пользы. Человеку, выпивающему в день пол-литра коньяка, не страшны ни расположение звезд, ни предсказания будущего. Насколько знал Раунбах, премьер-министр Великобритании относился к той категории людей, воздействовать на которых не мог даже самый искушенный мистик.
        Тогда на совещании Фриц остался в одиночестве. Хойзель принял решение готовить покушение на астролога-перебежчика, но поручил это дело другому подразделению. Конечно, ничего из этого не вышло. Британские острова оставались недоступной территорией и для разведки рейха и для их мистиков. Посылать туда тибетцев после предательства первой группы не рисковали.
        - Скоро большинство астрологов отправятся в лагеря. Потеря невелика. Но могут прихватить и всю твою группу. Я сам против Китайца не выступлю, он занял бы все мои силы, а у меня нет сейчас на него времени. Пойдешь завтра же к Хойзелю, попросишь о переводе тебя лично и еще нескольких человек в один из институтов Аненэрбе. Они официально занимаются проблемами наследственности и расы, но там есть и другие отделы.
        - Астрологов я брать с собой не должен, - утвердительно произнес Фриц, угадывая мысли Густава.
        - Гипнотизеров своих тоже всех не бери. Возьми тех, кто моложе, у кого больше сил. Предстоит большая работа на Востоке. Не Тибет, не Палестина, - предугадал вопрос собеседника алхимик, - Россия. Советы нам изрядно помогли - безо всякой шумихи уничтожив почти всех своих оккультистов. Но кое-кто остался, уцелел. С ними, в первую очередь, нам и предстоит сражаться.
        Глава 2
        В тишине жужжала муха. Порой она садилась на обнаженное плечо и больно его щекотала. Кондрахин знал, что мух здесь нет, поэтому упорно не просыпался. Но зловредное насекомое не унималось до тех пор, пока Юрий, не выдержав, прихлопнул ее ладонью - на звук. Надоедливое, как зубная боль, жужжание прекратилось.
        Кондрахин немедленно открыл глаза. Он лежал на не слишком белой постели в маленькой комнате, освещенной чадящей керосиновой лампой. Над ее стеклянным, закопченным колпаком вился рой отчаянных мошек, то и дело падающих в пламя. Напротив кровати, опершись одним локтем на стол, восседал в дряхлом кресле совершенно не знакомый Юрию седой поджарый мужчина лет шестидесяти. Его породистое, чисто выбритое лицо не выражало ничего, кроме бесконечного ожидания.
        Заметив, что Юрий проснулся, он сухо кивнул.
        - Где это я? - недоуменно озираясь, спросил Кондрахин.
        - На временно оккупированной территории. Если точнее, то в Смоленске.
        Голос незнакомца был негромок, но выразителен.
        - Да? - изумился Юрий. - И как я сюда попал?
        Он с опаской ощупал свое лицо: к счастью, "украшавший" его уродливый клюв бесследно исчез, как в свое время и обещал Просветленный. Но, однако, что значат слова: "на временно оккупированной территории"? Или ему послышалось?
        - Попали вы сюда, молодой человек, так же, как и я - с Проводником. Мне поручено ввести вас в курс дела и оказать содействие, если представится возможность. Давайте знакомиться: Николай Павлович.
        Слегка склонившись к постели, он протянул Юрию узкую ладонь. Кондрахин ответил на рукопожатие, одновременно садясь на край кровати. Он по-прежнему мало что понимал.
        Видя замешательство на лице молодого человека, Николай Павлович предположил:
        - Вероятно, Вы давненько не были на Родине?
        - Последний раз в сороковом…
        - Ну, тогда Вы многого не знаете. Начнем с того, что 22 июня 1941 года на территорию нашего государства вторглись немецко-фашистские полчища. Предысторию Вы должны, конечно, помнить. Аншлюс Австрии, захват Чехословакии, расчленение и оккупация Польши, и, наконец, разгром Франции. Последнее событие на Вашей памяти? - уточнил он.
        - Да, меня забрали в декабре.
        - Кстати, Вы следите за временем?
        - Не всегда, - промямлил Кондрахин. - А что Вы имеете в виду?
        - Например, сегодняшнюю дату.
        - Где-то середина 41-го, - предположил Юрий.
        - Сильно промахнулись, мой друг! Август сорок второго! По всей видимости, Вы там недавно, раз уж не приучились отслеживать ход времени. На Земле оно течет с другой скоростью. Особенно заметно это в так называемых сокрытых мирах. Видимо, Вы именно там и пребывали. Я не ошибся?
        Юрий ответил безрадостным кивком головы. Оказывается, больше года идет война, а он занимается черте чем! Он - подготовленный диверсант! Вместо дела наводил порядок в дурацком "курятнике" - кому было это нужно? Воспитание, заложенное в нем с младенческих лет, пробудилось, и гнев рвал сердце. Он вспомнил сокурсников: разве кто из них - сейчас! - и как солдат, и как врач - стоят ли его ногтя? Сколько пользы он оказал бы на полях сражений вместо того, чтобы играть в игры Просветленных!
        - А Вы? Ваша задача? - поборов вспышку, спросил он.
        - К этому мы и переходим, - спокойно ответил Николай Павлович, проведя рукой по "ежику" коротко остриженных волос. - Только давайте условимся заранее: моя роль ограничена моими возможностями. Чтобы расставить точки над "i", скажу сразу. Я - Страж, вот и вся моя функция. Я могу улавливать возмущения информационного поля и больше ничего. В этом качестве я к Вам и прикреплен. Это - чтобы не было между нами недосказанностей и подозрительности. Я, например, не интересуюсь, как Вы попали к нашим… распорядителям.
        - А мне незачем утаивать, - буркнул Кондрахин, - меня должны были расстрелять. Или забить до смерти. Выбор невелик. А Вы давно - там? - вдруг спросил он.
        Николай Павлович на минуту задумался и, казалось, постарел на добрую сотню лет.
        - И да, и нет, - наконец медленно произнес он, - мы с Вами - люди разных поколений, но одной эпохи. Вы еще не появились на свет, когда я служил в Генеральном штабе. В этом, собственно, и состояла моя вина перед новой властью. Ну, еще, конечно, дворянское происхождение. Короче, в двадцать первом я был взят в заложники вместе со всей семьей по приказу Ленина. Тогда же и расстрелян. Меня по какой-то причине забрали, семью - нет. Не пригодилась. Вот такая история.
        Николай Павлович явно не договаривал, но Юрий и без того прочел в его усталых, набрякших глазах: лучше бы достреляли.
        Кондрахин поискал глазами какую-нибудь одежду - он спал абсолютно голым. Щекою он ощутил теплое прикосновение и обрадовался: его камень. У изголовья кровати на вбитом в стену гвозде висел не новый, но вполне приличный костюм вместе с рубашкой. Юрий оделся, мысленно моделируя ситуацию. Нет, на Землю его перебросили явно не дня диверсионной борьбы в тылу оккупантов. Но для чего? Неужели началось то, для чего его готовили - вторглось Нечто? Он поежился, не чувствуя себя готовым для подобной схватки.
        - И что же мы должны теперь делать? - Юрий повернулся к напарнику, словно продолжая начатый разговор. Тот пожал плечами.
        - Откуда мне знать? Моя задача - уловить очередное конкретное возмущение информационного поля и доложить Вам. А там уж как Ваша светлость прикажет…
        - Я не светлость, - оборвал Кондрахин, раздражаясь. - Лучше изложите по порядку.
        - В кругах Просветленных, - медленно, словно набирающий ход тяжеловесный состав, начал Николай Павлович, - сложилось мнение, что эскалация напряженности в Европе в 30-х - 40-х годах с последующим прорывом военного гнойника вызвана не человеческим фактором. В пользу этого свидетельствует целый раз фактов. Во-первых, удивительная пассивность европейских лидеров перед набирающей силу Германией, вначале еще очень слабой, но уже наплевавшей на Версальский договор. Более того, если поглядеть со стороны - а именно этим я и занимался - можно подумать, что и Чемберлен, и Даладье, и Пилсудский со сменившим его Беком играли с Гитлером в поддавки. Хочешь Австрию? Бери! Чехословакию? На, пожалуйста. Да, и Францию не жаль! Ни одна страна (!), заключившая пакт против Германии, не выполнила своего союзнического договора! Всеобщий заговор против мира.
        А что же Советский Союз? Готовясь к неизбежной войне, Сталин расстрелял практически всю армейскую верхушку, оставив для декорации лишь Буденного и Ворошилова. Командовать ротами - вот на что могут претендовать эти "полководцы"! Доброго слова про уничтоженных маршалов не скажу: те еще были палачи народа, но хоть профессионалы. По крайней мере, Тухачевский. Это я утверждаю как кадровый военный, как полковник Генштаба. В те же предвоенные годы в стране реставрирован крепостной строй, ликвидированный еще в 1861 году Александром-освободителем. Народ и армия оболванены насквозь лживой пропагандой, типа "на чужой земле, малой кровью". Или я не прав?
        Юрий угрюмо кивнул.
        - И вот мы подходим к кульминации, - продолжил после короткой паузы Николай Павлович - сорок первый год. У СССР 20 тысяч танков против 3,5 тысяч немецких. В
7 раз больше артиллерии! Несоизмеримы и людские резервы. И что на деле? За год войны оккупированы Украина, Белоруссия, вся Прибалтика, Молдавия, потеряны основные промышленные районы Центра, фашисты вот-вот выйдут к Волге.
        - Москва тоже… захвачена? - хмуро спросил Кондрахин.
        - Слава Богу, хоть матушку-столицу отстояли. Но это - единственный, по сути дела, стратегический успех. И вот я задаю себе вопрос: как такое могло случиться? Да, некомпетентное руководство, да, русское шапкозакидательство, но не настолько же! Даже откровенный фашист Молотов в среде высшего руководства - что Вы смотрите удивленно? - это же он сказал со страниц главной газеты государства: "Фашизм - это идеология, а идеологию убить нельзя". Так вот, даже фашистский прихвостень в рядах государственного аппарата - даже это еще не объясняет поразительных военных успехов противника.
        Но это, хоть и важная, но все еще преамбула. Вам известно, что мы, Стражи, постоянно отслеживаем информационное поле во всей обитаемой Вселенной. У каждого своя зона наблюдения, обычно совпадающая с проекцией родной планеты. Работа сложная, должен Вам доложить. Надо разобраться в мешанине непрерывно поступающих сигналов, выявить среди них повторяющиеся, установить их "почерк" и местонахождение источника. Кстати, именно так были вычислены и Вы. И вот, примерно, с 1931 года, мы стали отмечать появление мощного, быстро экранирующегося генератора излучения в Центральной Европе. Поначалу грешили на Адольфа Гитлера. Он взаправду обладает некоторыми мистическими способностями, но отнюдь не такими, что способны повернуть ход мировой истории. Подозрение падало и на ближайшее окружение фюрера, в частности, на Альфреда Розенберга и Ялмара Шахта. Для того, чтобы достоверно установить места их пребывания, нам периодически устраивались своего рода командировки на Землю. Вот почему я сравнительно неплохо знаю политическую кухню.
        Вначале Просветленные придавали этому направлению работы второстепенное значение, но в 1937 году серьезно встревожились. Анализ событий показывал нахождение на Земле весьма искусного мага. Если не равного Просветленным, то, по крайней мере, весьма близкого к ним по уровню мастерства. Вмешательство сверхсуществ в людскую деятельность наказуемо - это я усвоил. Посему Стражи получили указание усилить деятельность на данном направлении.
        Это было нелегкое дельце! Но обстановка накалялась, и незнакомый нам над-человек, коим он, вероятно, и считает себя до сих пор, все чаще включал свои сверхъестественные способности. Совершенно достоверно нам удалось установить в марте 1936-го, что им не является ни Гитлер, ни какое другое лицо в его непосредственном окружении. Я не слишком занудно рассказываю? Знаю за собой такую слабость. Так вот, посланцы фельдмаршала Бека - он был уже не при власти - и адмирала Канариса Герделен и Шахт встретились в Швейцарии, в маленьком городке Уше, с человеком, чье имя, должность и даже национальная принадлежность сохранилась в тайне по сей день. Именно во время этой встречи был зафиксирован мощнейший выброс психической энергии, повторившийся немного позже, когда Герделен и Шахт уже вернулись в Германию к своим покровителям.

8 ноября 1939 года в Нюрнберге состоялось покушение на фюрера во время его встречи с ветеранами нацистского движения. Здание, где проходило сборище, взлетело на воздух через 10 минут после того, как Гитлер спешно его покинул. Нам без труда удалось установить, что предупредил его об опасности астролог Карл Крафт. Гитлер не просто обласкал своего спасителя, но поручил ему целую группу предсказателей, разросшуюся в имперский институт.
        Мы преждевременно обрадовались, думая, что наконец-то отыскали противника, но опять просчитались. Доктор Крафт оказался мелкой сошкой, что доказал Уинстон Черчиль, противопоставив ему, и не без успеха, своего человека аналогичных способностей. Но я немного забежал вперед.
        В дальнейшем астральные вспышки время от времени повторялись в разных частях Европы, обычно предшествуя той или иной безрассудной, несостоятельной с военно-политической точки зрения авантюре Гитлера. Последний раз вспышка зафиксирована три дня назад, на территории, соответствующей географической проекции города Смоленска. Вот почему меня немедленно перебросили сюда, а следом и Вас. Наш противник достаточно мобильный, но вряд ли он в условиях военного времени не задержался здесь, дабы проследить последствия своего очередного деяния. Моя задача - его выследить, Ваша - нейтрализовать. Главный подозреваемый на сегодняшний день - профессор алхимии Густав Кроткий. Человек неопределенного происхождения, обладающий огромным влиянием на Гиммлера.
        Монолог Николая Павловича Юрий выслушал с превеликим вниманием. Что и говорить, задача не из легких. А может быть, и вовсе невыполнимая. Ему ли тягаться с человеком, почти равным Просветленным? Допустим, полковник его отыщет. Вычислит. А что делать дальше? Магические способности вряд ли применимы - враг заведомо сильнее. Стало быть, надеяться только на боевую диверсионную подготовку и заэкранировать свои мысли от прослушки…
        - И с чего мы начнем? - выходя из задумчивости, спросил Кондрахин.
        - Ab ovo, - отозвался Николай Павлович. - Сегодня должны родиться два новых человека - в соответствии с подготовленными для нас документами. Прошу запомнить: я Николай Павлович Рейнгарт, фольксдойче из Саратова. Перед самой войной оказался по случаю командировки в Молодечно. После вторжения победоносной немецкой армии был мобилизован для проведения срочной эвакуации на восток военного завода. Сопровождал груз до Подмосковья, где осел сначала в Можайске, потом в Наро-Фоминске. Зимой 41-го и весной нынешнего года, в силу непрерывно изменяющейся линии фронта, оказывался то на территории, занятой немцами, то большевиками. Был вынужден прятаться. После временного отхода войск вермахта на запад следовал за ними. Разумеется, пешком, почему и прибыл сюда только что. Документ, кстати, у меня абсолютно подлинный, лично получил позавчера.
        Теперь о Вас. Вы значитесь как Иванов Юрий Николаевич, сын известного монархиста, сложившего голову в Крыму во время гражданской войны. Мать погибла в сталинских лагерях после ареста в 1934 году. Посему испытываете к большевикам звериную злобу. Меня знаете как "дядю Колю", друга семьи, с детства. В Смоленске оказались по имевшейся между нами договоренности постараться встретиться именно здесь, в доме моей младшей сестры, адрес которой я Вам дал еще в Саратове.
        Но путь Ваш сюда оказался долог и извилист. Уже на второй день войны Вы были мобилизованы в Красную Армию, твердо рассчитывая при первой же возможности перейти на сторону немецких войск. Но такая возможность представилась очень нескоро. Во-первых, воинская часть, в которую Вы попали, длительное время находилась в резерве на Калининском фронте. С развитием контрнаступления большевиков под Москвой зимой 1941 года Вы оказались в непосредственной близости от линии огня, но в первом же бою были ранены. в грудь. Мне сказали, что там у Вас должен быть шрам. Это так?
        Кондрахин расстегнул рубашку. Действительно, выше правого соска белел длинный грубый рубец, хотя откуда он взялся, Юрий решительно не знал.
        - Отлично. Вам пришлось пролежать в госпитале целых четыре месяца, и лишь в апреле 1942-го вновь оказались на передовой. Линия фронта под Москвой в это время относительно стабилизировалась, обе стороны перешли к стратегической обороне, и Ваше намерение дезертировать из Красной Армии было трудновыполнимо. На этот раз Вы попали в 10-ю армию, брошенную на помощь попавшему в окружение
1-му кавалерийскому корпусу Белова, безуспешно пытавшемуся взять Вязьму. Во время воссоединения вышедших из окружения в районе города Кирова войск Вы обеспечивали охрану левого фланга отступающих беловцев. Этим-то моментом и воспользовались - скрылись в лесу, пользуясь общей неразберихой. Долгое время пробирались в сторону Смоленска, питаясь грибами, ягодами и тем, что удавалось найти на редких огородах. Приходилось прятаться как от немцев, так и от партизан. Причина очевидна: первые могли Вас расстрелять сгоряча, вторые - заставить идти с собой. О том, что партизаны спешно покинули этот район, Вы, конечно, не знали и до сих пор не знаете.
        - Простите, Николай Павлович, - перебил Кондрахин, - а зачем вся эта длинная легенда? Если мы направлены для борьбы с конкретным человеком - магом, стоит ли распыляться?
        Рейнгарт усмехнулся, демонстрируя вставные зубы.
        - Уже завтра Вы узнаете на себе, что такое "новый порядок". Увидите виселицы на улицах, прочитаете расклеенные по городу приказы немецкого командования, и Вам многое станет ясно. В тылу врага действует организованное подполье. Не только в лесах, но и в таких крупных населенных пунктах. И подпольщики не ограничиваются пропагандой. Ежедневно совершаются диверсии, от рук мстителей гибнут фашистские офицеры и солдаты. Славянская раса объявлена неполноценной, чуть лучше евреев и цыган, а посему подлежит уничтожению. Не сразу - пока еще немцы нуждаются в рабочей силе, в рабах. Каждый русский, оказавшийся на захваченной территории, должен быть либо уничтожен, если он большевик, либо же самоотверженно трудиться на благо Великой Германии. Без документа - аусвайса - Вас немедленно задержит первый же патруль, и Ваша дальнейшая участь проблематична. Посему завтра утром мы идем в комендатуру, где я шепну за Вас словечко. Кстати, Вы говорите по-немецки?
        - Учил в школе и в институте.
        - Понятно, - сказал Николай Павлович, - стало быть, требуется переводчик.
        При необходимости Юрий мог переключиться на телепатическую связь, для которой незнание иностранного языка - не помеха, но он резонно опасался быть засеченным противником. Впрочем, если заниматься не передачей, а только чтением чужих мыслей, нарушение информационного поля едва заметно отличается от фона.
        "Рейнгарт" протянул Юрию листок, вырванный из блокнота с номерами воинских частей и фамилиями командиров.
        - Заучите, пожалуйста. Немцы - народ дотошный, а пленников и перебежчиков, способных подтвердить или опровергнуть Вашу легенду, у них, к сожалению, хватает.
        - Хорошо, Николай Павлович, - отозвался Юрий, бегло пробежав глазами, но накрепко запомнив весь список, - но что дальше? Чем получение документа будет способствовать выполнению нашей миссии?
        Полковник недовольно поморщился.
        - Задайте вопрос полегче. Если мы не предпримем хотя бы этот - первый - шаг, на всем остальном можно поставить крест. Если объект все еще в Смоленске, о чем я денно и нощно молюсь, нам необходимо свободно передвигаться по городу, хотя бы до комендантского часа. Объект надо идентифицировать. Ведь по сей день точно неизвестно, под какой личиной он скрывается. Может быть, офицера по особым поручениям, может быть, интендант-тыловик. Или Вы предлагаете засесть дома с винтовкой в руках и терпеливо ждать, когда он объявится в Вашем оптическом прицеле?
        Кондрахин промолчал. Безусловно, полковник прав, но что-то в его плане не хватало. Что - Юрий еще не мог осознать. Нужен какой-то иной ход, безусловное и значимое расширение пространства будущей деятельности. И еще один вопрос неотрывно преследовал Кондрахина. На его родной земле хозяйничают оккупанты, он же, обученный диверсионной работе, замкнется только на поиске неведомого противника, которого, вероятно, вообще не удастся отыскать. Интересно, а что по этому поводу думает его пожилой напарник? Но спросить об этом Юрий не успел: Николай Павлович задернул окно плотным одеялом, убавил фитиль в лампе и пригласил Кондрахина отужинать. Пара печеных картофелин с ломтем пожелтевшего сала - шикарная еда. Особенно, если ты в течение нескольких месяцев питался тем, что нормальный человек в рот не возьмет.
        Юрий не имел понятия, сколько времени он проспал днем, но за зашторенным окном стояла глубокая ночь. Кто знает, удастся ли ему высыпаться в ближайшие дни? И хотя он умом понимал, что нельзя отоспаться впрок, тем не менее, забрался под легкое одеяло. Николай Павлович загасил лампу, и густая, пахнущая керосином темень, заполнила комнату. Уже засыпая, Юрий почувствовал, как онемела правая рука. Короткой мысленной командой он послал вдоль руки - от плеча к мизинцу - горячий поток крови и уснул.
        "Наверное, до войны Смоленск был очень красивым городом", - думал Юрий, глядя на закопченные остовы домов. Лишь центральные улицы расчистили от завалов, открывая проезд гитлеровской военной технике. К удивлению, по пути встречалось немало гражданских лиц. Но, Боже, как они были одеты! Впрочем, попались и три расфуфыренные девицы, нимало не озабоченные оккупационным режимом. Будь Юрий на Земле с самого начала войны, испытай он вместе с народом и горечь отступления, и голод, и бомбежки, он, пожалуй бы, не удивлялся увиденному.
        Следуя на полшага позади и справа от невозмутимого Николая Павловича, вполголоса излагавшего мировые новости, Кондрахин, не переставая наблюдать, размышлял о недостатках предложенной ему легенды. Продумана она, пожалуй, очень подробно, но не было в ней изюминки.
        Уже завиднелась комендатура, легко угадываемая по развевающемуся нацистскому флагу, когда, замедлив шаг, Юрий спросил попутчика:
        - А скажите-ка, Николай Павлович, Вы упомянули, что поначалу считали источником возмущения информационного поля самого Гитлера. Видимо, к этому имелись веские основания. Он сам-то знает о своих способностях?
        - Знает? - усмехнувшись, переспросил Рейнгард. - Да он уверен в своем сверхчеловеческом предназначении! Буквально, помешан на этом! И в какой-то степени полагает, что мистические способности изначально присущи всей арийской расе. Да будет Вам известно, что фюрер окружил себя разного рода астрологами, имперский институт археологии превратил, по сути, в оккультное учреждение, зачем-то организовал несколько тайных экспедиций в Тибет и Египет. О докторе Крафте я уже упоминал.
        - Так-так, - задумчиво произнес Кондрахин, постепенно нащупывая верный, неординарный ход.
        Часовой у крыльца преградил им вход, что-то быстро сказав, словно пролаял. Николай Павлович ответил так же быстро. Юрий не настолько владел немецким, чтобы уловить смысл. Так или иначе, часовой освободил проход, и прибывшие поднялись по широкой лестнице на второй этаж. Николай Павлович шагал уверенно, по-хозяйски, словно находился в своей родовой дворянской усадьбе, а не во вражьем логове.
        В просторной комнате плавало сизое облако табачного дыма. Комендант, немолодой полковник с багровым лицом гипертоника, восседал во главе стола, но явно - судя по вальяжной позе - главным здесь был офицер лет тридцати пяти в черной форме, небрежно откинувшийся на спинку жесткого стула. Он-то и попыхивал тонкой сигаретой, стряхивая пепел в массивную бронзовую пепельницу. Взгляд его, сытый и насмешливый, очень не понравился Юрию. Так смотрят господа на рабов.
        В комнате присутствовал и третий человек - неопределенных лет господин в штатском, хорошо пошитом костюме, с зализанными на затылок белесыми волосами и в очках в толстой черепаховой оправе. Он разместился далеко от военных, у приоткрытого окна, и что-то быстро писал, положив блокнот на колени. В этом прокуренном кабинете он выглядел абсолютно чужеродным элементом, но, казалось, вовсе не был этим озадачен. На вошедших в сопровождении дежурного адъютанта русских он не обратил внимания. Впрочем, Юрию было недосуг и рассмотреть его подробнее, и гадать о роде его занятий.
        - А, господин Рейнгарт! - не пытаясь хотя бы переменить позу, приветствовал Николая Павловича комендант города. - А мы как раз вас и вспоминали, - беззастенчиво солгал он. - А это, как я понимаю, и есть ваш воспитанник? Такая пунктуальность внушает зависть и…
        - Подозрения, - закончил за него эсэсовец. На его зеркально вычищенных сапогах, казалось, играли солнечные блики.
        - И это в том числе, - усмехнулся полковник. - Кстати, пока не забыл: я выполнил вашу просьбу, господин Рейнгарт. Ваша кузина по-прежнему живет в Штутгарте, но…
        - он замялся, - старуха не в себе. Возраст, знаете ли. Заодно выяснилась любопытная деталь. Оказывается, мы с вами родственники, хотя и очень, очень далекие.
        - Седьмая вода на киселе, - кивнул Николай Павлович.
        - Как вы сказали?
        - Есть такая русская поговорка…
        - Непонятно, но забавно. Ну, давайте посмотрим, что мы можем сделать для вашего протеже.
        Разговор велся на немецком. Юрий улавливал отдельные слова, смысл же узнал позже от Николая Павловича. Пока же, по интонациям, он мог понять, что говорилось о нем, тем более, что в речи как полковника, так и Николая Павловича несколько раз промелькнула фамилия Иванов. Манера Рейнгарта вести разговор предельно сдержанно, без малейшей жестикуляции, что всегда нравилось Юрию в людях, сейчас только мешала. Но он терпеливо ждал, чем завершится этот визит. Не будучи человеком наивным, Кондрахин понимал, что краткой беседой в кабинете дело не закончится. Предстоит серьезный допрос, и может быть, не один. Протекция Рейнгарта - хотя на сто процентов Юрий в этом не был уверен - хотя бы предохраняла от пыток.
        Ему вспомнились события давних дней: следователь-садист НКВД, Орловская тюрьма с нескончаемыми, бессмысленными в своей жестокости побоями, и он невольно поежился. Кондрахин подумал так и устыдился своих мыслей. Не затем он послан сюда, чтобы проиграть в самом дебюте.
        - И все же, как наш герой объяснит свое чудесное появление в нужном месте в нужное время? - насмешливо спросил эсэсовец, наконец, затушив вонючую сигарету.
        Рейнгарт перевел.
        Кондрахин пожал плечами.
        - Я знал.
        - Знали - что?
        - Знал, что Рейнгарт уже в Смоленске.
        - Вот как? Вы обмениваетесь телеграммами? Или прячете где-нибудь в укромном местечке рацию? Ну, не молчите! Смелее!
        Юрий насупился.
        - Мне нет в этом нужды. В нашем роду издавна употреблялись иные способы связи.
        - Так расскажите!
        Офицер явно упивался своей властью. Он мог отдать приказ расстрелять, повесить, а может быть, немедленно освободить - по собственной прихоти, неважно по каким формальным обстоятельствам - и потому чувствовал себя богом.
        - Боюсь, мое объяснение не в полной мере удовлетворит Вас, - играя в нерешительность, начал Юрий. - Вам что-нибудь известно о древнескандинавской магии? Признайтесь, что нет. Ее секреты охраняются на протяжении веков так тщательно, как ни один банк в мире! Просочилась лишь крупица информации о берсеркерах. Но это ведь не скроешь.
        - А! Солдаты, объевшиеся ядовитых грибов…
        - Не совсем так, Ваше Превосходительство: бесстрашные воины, получившие строго отмеренную дозу возбуждающего препарата. И - заметьте - в отличие от алкоголя, путающего не только сознание, но и ноги, скандинавское снадобье не лишало солдат правильной координации движений. Потому они не знали поражений!
        - Чрезвычайно познавательно, - иронически произнес эсэсовец, - только мне непонятно одно: какое отношение имеете вы к Скандинавии?
        - Я - швед, - сказал Юрий.
        Немец громко расхохотался.
        - Чудесная шведская фамилия: И-ва-нов, - по слогам произнес он.
        - Раньше мы звались Йоханссенами… Мои предки приехали в Россию при Александре III, да так и остались. Прадед получил дворянский титул только после изменения фамилии на русскую - таково было условие императора. Но теперь, пользуясь возрождением арийского духа, я хотел бы вернуть себе истинное родовое имя.
        - Господи, - притворно вздохнул эсэсовец, - чем дальше наша армия продвигается в глубь варварской России, тем больше в ней отыскивается истинных арийцев. Доктор Шульц, - обратился он к давно отложившему свой блокнот гражданскому чину, - Вы у нас настоящий специалист. Шведы - арийцы?
        Шульц кивнул, через толстые стекла очков с исследовательской заинтересованностью разглядывая Кондрахина, не как диковинку, а как некий предмет, чью полезность еще предстояло определить.
        - Вы полагаете, герр Йоханссен, что мы должны поверить Вам на слово? - спросил он на ужасном русском. Голос его был скрипуч, как несмазанная дверная петля. - Не угодно ли Вам незамедлительно продемонстрировать свои способности?
        - Как прикажете… Только не знаю, что вам продемонстрировать.
        - Ну, давайте отталкиваться от уже известного, - переходя на родной немецкий, предложил Шульц. - Как вы уверяете - или я превратно понял? - с вашим другом Рейнгартом у вас мысленная связь. Покажите, как Вы умеете читать мысли.
        - Например, мои, - хохотнул эсэсовец.
        Юрий расслабился. Чтение мыслей, в отличие от их передачи, процесс пассивный. Он не приводит в резкому возмущению информационного поля и не создает риска быть преждевременно раскрытым противником, на поиски которого они направлены сюда вместе с Николаем Павловичем. Но читать чужие мысли гораздо труднее, чем об этом принято думать. Они - мысли - должны быть сознательно отправлены для передачи, что доступно не всякому посвященному. Либо же обязаны иметь яркую эмоциональную окраску. Кондрахин внимательно посмотрел на немца в черном. Образы, складывающие в голове самодовольного эсэсовца, были смутными и неустойчивыми. Как же сделать их ярче? Совершенно интуитивно Юрий применил новый прием: говорить медленно, уцепившись хоть за один мало-мальски понятный образ. Каждое попадание в цель - это эмоциональный всплеск, на мгновение высвечивающий и другие мысли. Если он угадает наполовину - это уже хорошо, здесь лучше недосолить.
        - У Вас не одна мысль, - наконец сказал он. - Вы действительно хотите, чтобы я огласил их? Что ж, будь по-вашему. Сомнение: расстрелять некую партизанку Нину или же изнасиловать ее.
        Мысли эсэсовца внезапно стали отчетливей и Кондрахин продолжил:
        - Другая мысль: сделать ли это в одиночку или на пару с товарищем. Третья мысль, она немного пугает Вас: как бы не привезти заразу домой. Ведь через три дня вам надлежит быть в Берлине. Мимоходом вспомнилось, какой скандал закатила Вам ваша жена Марта вскоре после возвращения из Франции… А сейчас Вы просто хотите пристрелить меня.
        Рейнгарт бегло переводил. Комендант еще сильнее побагровел, еле удерживая давивший его смех. Шульц, напротив, оставался совершенно серьезен.
        - Верно только последнее, - с вызовом произнес эсэсовец.
        - Ай да Курт, однако…, - давясь смехом, не выдержал комендант. - Ничего не знаю про русскую партизанку, но вот откуда ему известно, - тяжелым подбородком он указал на флегматично стоящего Юрия, - что твою супругу зовут Мартой. А также про твои парижские проделки, а?
        - Хорошо, - со своего места произнес Шульц, - будем это считать не совсем удачным экспериментом. А о чем думает наш уважаемый полковник?
        Комендант втянул голову в плечи. Конечно, все можно свести к шутке, обозвать балаганом, в конце концов… Этот русский швед порядочный прохвост, должно быть, но как ловко он прошелся по Курту! Вдруг и вправду читает мысли? Не хотелось, ой как не хотелось полковнику, чтобы кто-то копался в его мозгах.
        Кондрахин взглянул на коменданта и прочел в его глазах страх и… просьбу. Трудно было представить более выгодную ситуацию, чтобы заполучить союзника. И хотя Юрий с трудом, но разобрался в хаосе мыслишек, по большей части корыстных, обуревавших полковника, вслух он произнес:
        - Господин комендант в данную минуту озабочен неудовлетворительным ходом работ по организации двух ремонтных мастерских.
        - В точку! - облегченно воскликнул немец, не давая Кондрахину продолжить. - Фантастика! Вы видите, Курт? Послушайте, милейший, а смогли бы Вы нам сказать, о чем думает сейчас… ну, к примеру, Сталин?
        Кондрахин улыбнулся.
        - Сейчас Сталин спит.
        - Как? - воскликнул комендант, взглянув на наручные часы. - Уже десять шестнадцать!
        Юрий широко развел руками: дескать, я здесь ни при чем.
        - Это действительно так, - проскрипел Шульц, - по крайней мере, вероятно, что так. По данным разведки его рабочий день начинается не раньше обеда, и к такому режиму вынуждены подстраиваться все высшие сановники государства. Вы заинтересовали меня, господин Иванов. Кстати, у вас имеются при себе какие-либо документы?
        Юрий с готовностью протянул доктору красноармейскую книжку. Эсэсовец присвистнул, проводив ее взглядом.
        - И вы с подобным аусвайсом ходите по Смоленску? Как же Вас еще не расстреляли?
        - С этим документом, - усмехнулся Юрий, - я прошел от Дорогобужа до Смоленска. В армейской гимнастерке и с винтовкой за плечом. Как видите, хороший документ. Надежный.
        Николай Павлович, переводя, незаметно толкнул Кондрахина: мол, не зарывайся, парень. Шульц тем временем опять что-то писал, открыв перед собой красноармейскую книжку Юрия.
        - Этот человек будет служить у меня, - объявил он, аккуратно надев колпачок на вечное перо.
        - Но, доктор Шульц, - запротестовал эсэсовец, - действует общий приказ в отношении перебежчиков, и я, данной мне властью…
        Прервав Курта, Шульц, едва заметно прихрамывая, сделал несколько шагов к нему и протянул бланк с гербовой печатью. Еще издали эсэсовец разглядел знакомую подпись Гиммлера. Очевидно, доктор вписал нужное имя в заранее заготовленный бланк. Если кому-то дано такое право, то… Курт встал навытяжку.
        - Но, господин Шульц, - еще пытаясь спасти лицо, забормотал он, - необходимо провести допрос перебежчика. Мы должны установить номера частей, действующих против нас на этом направлении, имена их командиров…
        - Это пожалуйста, - равнодушно согласился Шульц, - только не долго, мне через три дня надлежит быть в Кенигсберге. И учтите: ни один волос не должен упасть с головы герра Иоханссена! Иначе вас ожидает не очень приятная аудиенция у рейхсфюрера.
        Глава 3
        - Юрий, - сквозь зубы процедил Николай Павлович, - простите, не знаю, как Вас по батюшке, но вы вели себя, как сопливый мальчишка. Разведка требует прежде всего дисциплины. Импровизация хороша, но лишь в случае непосредственной угрозы. Иначе говоря, когда провал неизбежен, и надо думать лишь о спасении собственной жизни. Поверьте на слово, но я занимался этим задолго до Вашего рождения. Не окажись в кабинете коменданта этого доктора Шульца, сидеть бы Вам сейчас в гестапо. Иголки под ногти - представьте себе! - еще самый невинный способ допроса. Своим мальчишеством Вы поставили всю операцию на грань провала!
        - Предпочтительнее было следовать Вашей версии? - лениво спросил Кондрахин, дожевывая невкусную, как бумага, сосиску из пайка, полученного на немецком армейском складе. - Хорошо. При благоприятном раскладе я был бы произведен в полицаи. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Например, завтра бы отправился прочесывать смоленские леса. А Вы бы оставались в городе. Чем бы Вы, кстати, занялись?
        Рейнгарт нервно вытер губы бумажной салфеткой - тоже подарок гитлеровцев - и отбросил ее в сторону.
        - Прежде всего - легализация! Это закон разведки.
        - Прежде всего дело, - нахмурился Кондрахин, - как можно быстрее и эффективнее. Всё остальное - мишура, внешний антураж. А за то, что не поставил Вас в известность, простите: времени не было.
        - Шнапс будете? - спросил Рейнгарт.
        - Боже упаси!
        - Экие вы, шведы.
        Николай Павлович налил себе и, морщась, выпил.
        - Дрянь, не приведи господи. Куда им до нашего самогона!
        Глядя сквозь сотоварища, Юрий напряженно размышлял. Случайно или преднамеренно оказался Шульц у коменданта? От ответа на этот вопрос зависело многое, если не всё. Случайность - это непознанная закономерность, - повторял про себя Кондрахин, но яснее от этого не становилось.
        - Вы уверены, что Шульц - не тот человек, которого мы ищем? - спросил он.
        Рейнгарт помедлил с ответом.
        - Вы заметили, - наконец осторожно начал он, - какие очки носит Шульц? Не знаю, сколько диоптрий, но стекла очень выпуклые. Я не могу себе представить, чтобы маг, равный Просветленным, зависел бы от капризов оптики.
        - А если это камуфляж?
        - Помилуйте, милейший! Ему ли с нами в прятки играть? Да он нас просто раздавит, едва узнав о нашем существовании! Я как-то был свидетелем: на одной планетке жители решили осушить горное озеро. Их предводитель - кстати, не Просветленный даже - просто взглянул на гору, преграждающую путь воде. И та взлетела на воздух, словно ее нашпиговали динамитом!
        - Вы закусывайте, - посоветовал Юрий.
        - Не лезет в глотку вражья снедь, - пожаловался Николай Павлович.
        - Глядя, как быстро убывает шнапс, этого не скажешь.
        - О, алкоголю чужда национальная ограниченность. Как и нам с вами. Всё хочу спросить: почему вы назвались шведом?
        - Да, евреем было бы назваться веселее, - съязвил Юрий. - Или цыганом. Гадаем на картах, по руке и по левой ягодице! Чем Вам шведы не нравятся?
        - Слишком уж они нейтральны, - буркнул Рейнгарт, - даже подозрительно. И в первую мировую, и сейчас. Да, а как у Вас со шведским языком? Сегодня об этом не спросили, но будьте уверены, вопрос такой еще встанет.
        По мнению Кондрахина, никакого вопроса здесь не было. Выдумав на ходу свое мнимое скандинавское происхождение, он подсознательно подогнал под версию прочие факты. Откуда, с какой стати ему владеть шведским? В СССР живут люди сотен национальностей. Одни имеют национальные школы, газеты и театры, у других, просто благодаря их численности и компактности проживания, тоже худо-бедно поддерживается и язык, и национальные традиции. Шведы в число тех и других не входили - в этом Юрий был уверен. Тогда с какого каприза потомок переселенца черт знает в каком колене должен знать родной язык? Да еще потеряв родителей и живя в провинции?
        Занимало Юрия совершенно иное. Итак, закрепились они на удивление легко. Даже допрос в гестапо оказался для Кондрахина простой формальностью - видимо, бумага Шульца порядком припугнула гестаповца (о подписи Гиммлера Юрий, разумеется, не знал). Его, а вместе с ним и Рейнгарта в качестве переводчика, немедленно поставили на довольствие, отвезли домой на машине. Последняя любезность, впрочем, несла для немцев и практическую пользу: не было нужды пускать по следу шпиков, да и не лишне специалисту наметанным взглядом обозреть помещение и подходы к нему. Мало ли как могут повернуться дальнейшие события.
        Загвоздка была в Шульце. Откуда он взялся здесь, словно по заказу? Помог он или, напротив, сорвал их планы? Неизбежный спектакль с чтением мыслей, загодя обдуманный Юрием, предназначался для местного начальства. Так планировалось. По мнению Рейнгарта, и Юрий признавал в этом логику, маг все еще должен находиться в Смоленске или его окрестностях. Они же уже завтра должны будут отправиться в Кенигсберг - к новому "месту службы". Очевидно, что Шульц профессионально занимается чем-то оккультным. На ловца и зверь бежит? Кто ловец, кто зверь?
        Кондрахин поостерегся прощупать мысленно содержимое черепа Шульца. Даже не маг, а подручный его немедленно запеленгует подобный зондаж - это Юрий хорошо усвоил на Иоракау. Не насторожить, не вспугнуть - вот что сейчас самое главное. И самое трудное, добавил он про себя.
        А натренированное тело просило, требовало действия. Слишком уж привык Юрий за последние несколько месяцев, проведенных им в сокрытом мире Иоракау непрерывно сражаться, совершать тяжелейшие переходы. И ради чего? Чтобы навести мир в этом курятнике? Здесь же его Родина, порабощенная, наполовину раздавленная паучьей свастикой. Магия магией, но есть к тому же руки бойца.
        Юрий встал из-за стола, убрал за собой остатки пищи и одел пиджак. Правый карман оттягивал заветный камень
        - До ветру, что ли? - спросил Рейнгарт, уже порядком осовевший.
        - Да пойду пройдусь, - флегматично ответил Кондрахин, - может, подвиг совершу.
        - Эй, молодой человек, - окинул его подозрительным взглядом напарник, - Вы того, не зарывайтесь… Вот отыщем главного врага, тогда и действуйте по своему разумению.
        - А если не отыщем? Тогда что - побывали на экскурсии? Пора и по домам? Да, немудрено, что с такими полковниками царизм проиграл и японскую, и германскую войны! Вот что, мой любезный фольксдойче…
        - Сам ты швед, - огрызнулся Николай Павлович.
        - … сидите дома и никуда не высовывайтесь. Нагрянут фрицы ненароком, скажите, что я в сортире, и подумайте обо мне. Этого достаточно. Я Вас не напрягаю?
        Рейгнарт потянулся неверной рукой к почти на три четверти опорожненной бутылке.
        - Пойдите к черту!
        Вечер был по-летнему светел. Золото солнца сверкало в водах Днепра миллионами играющих уклеек. Неистребимая зелень тянулась ввысь и вширь, заполняя собой не только палисады, но и оставшиеся без присмотра и ухода пешеходные дорожки. С холма, возвышаясь над величественной крепостной стеной, поднимался собор - Юрий не знал его названия, не разбирался, к стыду своему, в русском зодчестве. Церковные купола представились ему перевернутыми к земле параболическими антеннами, с помощью которых Всевышний прислушивается к людским мольбам. Наверное, что-то разладилось в небесной механике, подумал Юрий, коль враг безнаказанно бесчинствует на разоренной русской земле. Острое, не имеющее названия, чувство сжало его сердце. Сердце и кулаки.
        Этот участок города, где по легенде проживала сестра Николая Павловича, война пощадила. Если и были разрушения на коротких, как вздох, одноэтажных улочках, то оставшиеся под немцем жители успели привести жилища в порядок. Жителей, впрочем, было немного: все больше старики да старухи. Но и молодежь попадалась. За сравнительно короткое время Юрий, к своему удивлению, насчитал подходящих по возрасту мужчин на полроты. Народ или опускал глаза или бросал исподлобья быстрый недоверчивый взгляд. Почему они здесь, а не в Красной Армии? Понятно, что кто-то белобилетник, кто-то не смог вовремя уйти с войсками, но основная масса? Надо будет спросить у Николая Павловича.
        Взгляд Кондрахина привлек листок со свастикой и германским орлом, наклеенный на серый дощатый забор. Юрий ненадолго задержался, прочел и недобро усмехнулся. Слишком много пунктов в этом приказе. Легко можно заменить одной строчкой: "За всё - расстрел".
        Внезапно из-за угла вывалила шумная ватага полицаев. Видимо, они находились в доме, скрывавшемся за серым забором, иначе Юрий не мог бы не услышать их издалека. Их было шестеро. Все изрядно под хмельком - непьющему Кондрахину резко шибанул в нос запах свекольного самогона. Немного впереди остальных вперевалку шел коренастый мужик лет пятидесяти пяти. Его налитые кровью глаза немедленно остановились на Кондрахине.
        Судя по всему, полицаи все местные и каждого жителя окраины знают в лицо. Любое чужое лицо здесь подозрительно, так почему бы власть не проявить, да не покуражиться заодно?
        - Стой! Кто таков? А ну, покажь документы! - смрадно прохрипел главарь, почти вплотную подойдя к Юрию. Дуло его карабина недвусмысленно смотрело Кондрахину в живот. Остальные полицаи стали сзади полукругом.
        - Дерзишь, мерзавец? - рявкнул в ответ Кондрахин и глянул так, что с фашистских прихвостней мигом слетела вся спесь. Небрежным жестом аристократа, подающего лакею на чай, он достал из нагрудного кармана и раскрыл перед носом оторопевшего полицая только сегодня оформленное в немецкой комендатуре удостоверение. Не какая-нибудь потертая справка с неразборчивой подписью, а книжечка с фотографией и рельефной гербовой печатью.
        Полицейский машинально протянул было, но тут же отдернул руку, отстранился и принялся вглядываться в удостоверение, сощурив и без того свинячьи глазки. Немецким он владел, вероятно, куда хуже Кондрахина, но вот по части печатей разбирался достаточно. Да еще фамилия владельца удостоверения - Йоханссен (Кондрахин-таки уговорил немцев) - произвела на него должное впечатление.
        Юрий мельком оценил остальных. Трое здоровяков, державшихся вместе, старшему из которых под сорок, скорее всего родные братья. Еще один - среднего роста, чернявый, с живыми бегающими глазами - Кондрахину особенно не понравился. Такие в драке обычно вперед не лезут, зато именно они обычно и просунут тебе финку между ребер, пользуясь тем, что ты отвлекся на других. Последнего бандита Кондрахин вообще не стал принимать в расчет: молодой, придурковатого вида, нескладный верзила с зеленой соплей под носом.
        Без труда Кондрахин прочел мысль, связывающую воедино всю эту разношерстную свору: страх. Страх перед немцами, страх перед русскими, страх перед смертью и жизнью. Он без особого труда разделался бы сейчас с этими выродками - знал, как, и умел. На миг это желание даже вызвало зуд в кулаках, но Юрий приказал себе: не время. Да и противник не его масштаба.
        - Герр офицер, - подобострастно и невнятно забормотал начальник патруля, изучив, наконец, предъявленный документ, но не зная, как обращаться к его владельцу, - простите, коли что не так вышло. Времечко сами знаете, какое… А здесь шалят, да, неспокойный район. Одному тута находиться… беды бы не приключилось. Давайте мы проводим…
        - Я сам решу, где мне быть! - грубо оборвал его Кондрахин. - Пойдите прочь!
        Он постоял еще пару минут, глядя в спину удаляющемуся патрулю и размышляя: что же толкнуло каждого из этих людей на измену. Ненависть к советской власти? И у него, Кондрахина, а тем более у Николая Павловича для этого причин не меньше… Страх за свою шкуру? То же - не то. Как раз этим-то выродкам и предстоит бояться всю жизнь каждого куста, какой бы стороной не повернулась военная фортуна. Ведь идет сейчас не война противоположных социальных систем, а схватка, основанная на национальном признаке. Раз ты - славянин, значит, низшая раса. И если тебя, как пособника, не выкорчевали на этот раз, то жди своей очереди.
        Не ведал, не предчувствовал Юрий - этого дара он был лишен напрочь - ни скорой депортации чеченцев, калмыков и прочих, ни уничтожения крымских татар по приказу Отца всех народов…
        Однако время торопило. До комендантского часа не столь уж много осталось, а он совершенно не представляет своих возможностей. Утренняя беседа в комендатуре, последующий допрос, спешное оформление документов, поездка на склад и домой - совершенно лишили Юрия возможности хотя бы бегло ознакомиться с городом.
        Куда идти? Где возможно применить свои навыки диверсанта, не раскрывая при этом невероятных для обывателя способностей?
        Невдалеке прокричал поезд. Пустить под откос состав Юрий не мог: для этого нужны не только способности, но и взрывчатка. Но чем черт не шутит, и он пошел на звук.
        Вокзал оказался неподалеку, но Кондрахин предпочел свернуть западнее, где, по его предположению, должна была находиться товарная станция. Действительно, вскоре пути начали ветвиться, занимая все более обширную площадь. Деловито сновали паровозы, распугивая ворон истошными гудками. Мимо медленно проползали груженые вражеской техникой поезда - на восток, к Воронежу и Сталинграду.
        Юрий мрачно шагал в стороне, чувствуя свое бессилие. Вот бы где применить способности Просветленных! Взорвать гору силой мысли - это забава. Ты вот попробуй вознести к небесам всё это хозяйство - вместе с паровозами, тяжело нагруженными составами и рельсами заодно! Но до умения проделать это Кондрахину было ой как далеко.
        Все подступы к товарной станции заполнили немцы, поэтому Юрий был вынужден наблюдать железнодорожную толкотню издали. Обученный навыкам дальновидения, он мог рассмотреть все детали, как в бинокль, но, как и в бинокле, обзор при этом резко суживался.
        Среди немецких солдат изредка мелькали фигуры русских железнодорожников - их промасленные телогрейки было невозможно ни с чем спутать. Кто они? Пошли работать из-за куска хлеба? Идейные противники советского строя? А может, кто-то из них проник туда сознательно, вынашивая те же планы, которые сейчас не мог реализовать Кондрахин?
        На одной из открытых платформ Юрий заприметил четыре новеньких - явно только с завода - автомобиля непонятного предназначения. Походили они на обычные хлебные фургоны, на каких утром по Москве развозят свежий хлеб. Зачем хлебовозки на фронте? Этого Юрий не понимал. Подсобная техника должна быть многофункциональна
        - хоть солдат на ней вози, хоть снаряды.
        Странно было и то, что эти машины имели дополнительную охрану - четыре автоматчика, которые сейчас сидели попарно по разные стороны платформы и курили.
        На глаза Юрию попался молодой железнодорожник, несущий инструмент мимо состава, на котором остановил взгляд Кондрахин. Дойдя по платформы с фургонами, парень воровато оглянулся и присел возле сцепки. Его немедленно окликнул один из охранников, небрежно шевельнув стволом автомата. Железнодорожник что-то ответил. Немцы махнули рукой: пусть себе возится. Кондрахин практически не имел представления об устройстве железнодорожных составов, и не мог понять, чем занят парень. Но втянутая в плечи голова да быстрые взгляды, которые парень бросал по сторонам, говорили о том, что производит он какую-то нештатную работу. Посторонним о ней лучше не знать.
        Юрий позавидовал. На его глазах неизвестный патриот устраивал фашистам сюрприз. Какой - об этом можно было догадываться. Внезапно Юрий в полной мере осознал, что его родной Орел тоже придавлен германским сапогом. А там - родители. Эвакуировались ли? Или мыкают горькую долю? Возможно, отец в армии, он еще не стар. А мать? Как она одна? Может, немцы не тронут ее, когда узнают о незадачливой судьбе ее единственного сына, ушедшего из рук НКВД?
        Не знал Кондрахин, и даже предположить не мог, что еще в апреле тридцать девятого, когда он харкал кровью на бетонный пол Орловской тюрьмы, отец публично отрекся от него. Марина благополучно родила сына весом 3600г и назвала его Николаем, а вот отчество почему-то указала: "Сергеевич". Много чего не знал Кондрахин, и сии тайны были навек закрыты от него.
        А пока он медленно брел назад, приискивая возможный объект для диверсии. Недолгое, но отмеченное десятками трупов и изувеченных кондов, пребывание на Иоракау не надломило, нет, но каким-то образом сместило в нем моральный стержень, заложенный с детства. Убийство из табу превратилось в общем-то обыденный акт, не только самозащиты, но и линии поведения. О многих своих жертвах, вольных и невольных, Юрий сожалел, но не раскаивался в содеянном. Так было надо. Так надо и теперь. Хорошо бы грохнуть какого-нибудь немецкого генерала! Но генералы, как назло, не фланировали, подобно ему, по оккупированному Смоленску.
        Так, не солоно хлебавши, вернулся Юрий в свою временную обитель.
        По бледному и встревоженному лицу Николая Павловича он сразу догадался, что что-то случилось.
        - ? - одними глазами спросил Юрий.
        - Я засек его, - почему-то прошептал Рейнгарт, - он здесь, в Смоленске.
        - Идемте, - приказал Кондрахин. - Вы хорошо знаете город?
        Николай Павлович нервно кивнул. Было видно, что он предпочел бы остаться дома.
        - Скоро комендантский час… - напомнил он.
        - Ерунда! Насколько точно Вы засекли его месторасположения?
        - С точностью до метра, - и, заметив скептический взгляд Кондрахина, Рейнгарт торопливо добавил, - не смотрите, что я немного выпил. Кстати, эти способности у меня впервые проявились именно подшафе. Глупо, что в сокрытых мирах запрещен алкоголь.
        - Он не запрещен, - прервал его Кондрахин, - просто туда редко попадают пьяницы. Ладно, хватит болтать! Отведите меня к объекту и делайте, что хотите.
        - А Вы? Вы что замыслили?
        Вместо ответа Кондрахин решительно шагнул к выходу. Покачнувшись, Рейнгарт был вынужден последовать за ним. Ранние сумерки августовского дня умиротворенно баюкали город. Из палисада резко дохнуло бурно разросшейся мятой.
        - Далеко? - не оборачиваясь, спросил Юрий.
        - Рядом, - буркнул Николай Павлович, - если бы не Федор Конь с его бессмертным творением, - он кивнул в сторону крепостной стены, - за десять минут добрались бы.
        Он поравнялся с Кондрахиным и попросил:
        - Только, ради Бога, не летите, как на пожар. Мне за Вами не угнаться - годы за пятки держат.
        В совершенном молчании посланцы Просветленных добрались до извилистой центральной улицы, поднялись кварталом выше, мимо приземистой церковки, не произведшей на Кондрахина ровно никакого впечатления. Николай Павлович же, приостановясь, перекрестился и отвесил глубокий поклон.
        - Аннозачатьевская, - пробормотал он.
        - Мы теряем время, - напомнил Юрий.
        - Почти пришли.
        Рейнгарт широким жестом нетрезвого человека указал налево, а через пару сотен шагов остановился.
        - Здесь…
        Дальнейшие подсказки были излишни. У одноэтажного, но ладно выстроенного дома под оцинкованной крышей, уткнув бампер под перегнувшуюся через глухой забор яблоневую ветвь, притаился легковой автомобиль. Было очевидно, что в доме остановился не рядовой офицер вермахта. Короткие сумерки успели сгуститься, и за задернутой шторой теплился огонек. Юрий коснулся ладонью решетки радиатора - теплая.
        - Вы можете быть свободны, - негромко сказал Кондрахин своему спутнику.
        - Лучше я подожду… исхода.
        - Тогда спрячьтесь в тех кустах, - Юрий показал на противоположную сторону улицы. Подождав, когда Николай Павлович надежно укроется, он подошел к границе огороженного участка и одним махом перелетел через забор. Не скрипнула доска, не вздрогнула ветка.
        Отсюда путь к освещенному окну лежал под острым углом, и можно было не опасаться, что кто-то преждевременно заметит незваного гостя. Неухоженная земля густо заросла пружинящим ковром спорыша, и Юрий, хоть и недоучившийся, но все же медик, машинально представил, сколь же многим, страдающим от почечных камней, эта трава могла бы принести облегчение. Хоть и распространена она, да вот растет только вблизи человека, там, где он выгуливает своих собак, топчет ее, плюет и швыряет окурки.
        Но мысль эта лишь краешком коснулось его сознания. В правой руке Юрий непрерывно сжимал свой камень, памятуя слова Лады о том, что камень экранирует его мысли ото всех. Распространяется ли это на Просветленных, или равных им, он в свое время не уточнил, но, в любом случае, лучше перестраховаться.
        В несколько бесконечно долгих секунд он преодолел расстояние до окна. Штора была плотной, непроницаемой, лишь в левом верхнем углу ее маленький уголок не доходил до оконного откоса. Это могло быть и подарком судьбы и сознательной приманкой.
        Юрий припомнил тренировки на красноярских Столбах и медленно, не отрывая глаз от окна, ощупал каменную кладку свободной рукой. Как назло, она была гладкой. А ему бы зацепиться на несколько минут хоть кончиками пальцев!
        Внезапно занавеска отдернулась, и Юрий инстинктивно повернулся вокруг своей оси, вжавшись спиной в стену дома. Из форточки вылетел непогашенный окурок, и тускло засветился в траве. Это сильно смутило и озадачило Юрия. Неужели маг курит? Или он не один?
        Штора вернулась на свое место. Кондрахин, скосив глаза, с удовлетворением отметил, что уголок вверху остался неизменным. Он еще немного постоял, выжидая, и вдруг почувствовал, что в бедро, чуть выше колена, ему упирается что-то твердое.
        В деревнях хаты частенько стоят с завалинкой, на которых и устраивают посиделки. В городских домах цоколь, напротив, обычно вдается вглубь, за линию стены. Здесь же строители сделали его заподлицо с основной кладкой, и в ногу Юрия, как оказалось, врезался язык насмерть застывшего бетонного раствора. Чуть присев, Кондрахин ощупал его: выдержит.
        Он вновь повернулся лицом к еще не остывшей от дневного солнца кладке, поставил левую ногу на выступ и медленно стал переносить на нее вес тела. Непосвященный полагает, что невозможно вот так поднять свое тело вдоль вертикальной стены, что это противоречит физическим законам. Но это вовсе не так. Не отклячивайся, как говорили в школе НКВД, то есть не отставляй назад таз, не смотри вверх - это запрокидывает голову - и все получится.
        Юрий наконец полностью выпрямился, предоставив кратковременный отдых гудящим мышцам, потом вновь принялся осторожно, чтобы не нарушить хрупкий баланс, ощупывать стену. До верхнего угла окна оставалось каких-то десять сантиметров…
        Целеустремленность его наконец-то была вознаграждена - пальцы натолкнулись на вбитый над головой прочный крюк. В былые годы к нему, вероятно, крепилась бельевая веревка. Юрий охватил его пальцами у самого основания и стал подтягиваться на одной руке, мысленно шепча: "Спасибо тебе, товарищ Байгуз, хоть ты и кадровый душегуб, а может статься, и не душегуб, но из их бесовского ведомства, что подвешивал нас на турнике, как на дыбе. Без тебя, без твоей учебы, ни за что не выполнить бы мне этого упражнения".
        Правый глаз его прильнул к крохотному треугольнику, открывавшему вид на внутренность дома. К сожалению, Кондрахин увидел только часть руки в черном рукаве форменного мундира. Сидевший за столом что-то писал, то задерживаясь на несколько секунд, то торопливо покрывая бумагу ровным, каллиграфическим почерком. Позади него виднелось изголовье прибранной кровати.
        Долго выдерживать такую нагрузку Кондрахину было не под силу, и он мягким прыжком вернулся на землю. Секунды на отдых и размышления. Вероятнее всего, немец в доме один. Хотя здесь не меньше трех жилых комнат. Не исключено, что там тоже кто-то есть, например, отсыпается. Правда, время слишком раннее для сна, а немцы народ пунктуальный - у них все по часам. Мог Рейнгарт ошибиться или не мог
        - размышлять об этом теперь поздно.
        Юрий еще раз придирчиво оглядел окно. Хорошее окно, высокое и широкое, с редкими переплетами, лучше не бывает. Отойдя от стены, Кондрахин в три пружинящих шага разбежался, уже в воздухе перевернулся спиной вперед и влетел в комнату под звон разбитого стекла.
        Он знал, он помнил о том, что нельзя удержать в поле сознания одновременно два объекта. Странно, но этому его учили и чекисты, и Лада. Картина разбиваемого стекла - один объект, появившийся рядом с тобой человек - другой. Даже тренированное сознание на мгновение раздваивается, выбирает главное.
        Эсэсовец вскинул голову, потянувшись к кобуре, но еще раньше Кондрахин ударил его основанием ладони под нос, снизу вверх. В идеале такой удар заставляет хрупкие и острые косточки лицевого черепа глубоко вонзиться в мозг, разрушая жизненно важные центры. Но, даже если подвергшийся нападению, исхитрится смягчить удар, от болевого шока ему все равно не уйти, и грех этим не воспользоваться.
        Удар Юрию удался. Для страховки он подхватил обмякшее тело немца, захватил его голову подмышку и резко повернулся всем телом. Хрустнули шейные позвонки. Акция заняла меньше двух секунд.
        Выхватив из кобуры вражеский парабеллум, Кондрахин стремглав промчался по всему дому, но никого больше не обнаружил. Только еще одна убранная постель. Тогда он вернулся к убитому и некоторое время молча вглядывался в его лицо. Нет, это явно был не тот, кого они с Николаем Павловичем искали. Юрий просто чувствовал это, только ничем не мог подкрепить своей уверенности.
        Сравнительно молодой офицер - Кондрахин еще не успел заучить партийных званий - высокий, хорошо сложенный, на пальце - обручальное кольцо. Наверное, писал письмо своей Гретхен, но получит она совсем иное послание. Сняв пиджак, Юрий хорошенько отряхнул его и проверил карманы. Туда могли попасть осколки стекла, это ему совершенно ни к чему. Поколебавшись, он протер пистолет снятым с дужки железной кровати полотенцем и засунул обратно в кобуру. Пистолет ему не нужен - его оружие другого рода.
        Потом он поправил гардину. Она удержалась на карнизе, благо была не длинной - едва прикрывала подоконник. На письменном столе, среди битого стекла, по-прежнему горела керосиновая лампа. Юрий убавил фитиль, чтобы керосину хватило надолго.
        Из дому Кондрахин вышел через дверь, отодвинув засов черед полу рубахи. Уже смерклось, и стояла тишина. Выйдя за калитку, Юрий негромко свистнул и спросил в темноту, не обращаясь по имени:
        - Вы еще здесь?
        В кустах затрещало, на фоне звездного неба возникла фигура человека.
        - Вы знаете иной путь в нашему пристанищу? - спросил Кондрахин. - Мне показалось, что на прежнем маршруте нам не избежать встречи с патрулем. Тем более, что комендантский час уже наступил. Не хотелось бы засвидетельствовать свое присутствие по эту сторону крепостной стены.
        - Вы что, не можете говорить тише? - прошипел Рейнгарт.
        Юрий рассмеялся.
        - Похоже, вам нравится играть в заговорщиков, полковник. Бросьте! Ведите себя естественней, естественный человек незаметен. Кстати, должен Вам доложить, что мы просчитались: судя по всему, убрали не того.
        - Я знаю, - угрюмо кивнул Николай Павлович.
        - Да? Откуда?
        - Я воспринял еще один сигнал, восточнее Смоленска…
        - Вспомните, это было до того, как я проник в дом - звон разбитого стекла Вы не могли не услышать - или позже? Мне кажется это важным.
        - Чуть раньше. Может быть, на несколько секунд.
        Юрий задумался. За несколько секунд до прыжка он был вынужден выпустить из руки свой камень. Значило ли это, что его мысли стали доступны магу? Тогда почему же он не предотвратил гибель своего подручного? Или погибший таковым вовсе не являлся, и насильственная смерть его нисколько не озаботила мага? С другой стороны, никаких паранормальных способностей Юрий не продемонстрировал, то есть ничем не выделился из миллионов обывателей. Что-то здесь было не так.
        - Ну, так есть иная дорога? - поняв, что окончательно запутался, вновь спросил он.
        - Западнее стена частично разрушена. Не уверен, что мне по силам, но в Вас не сомневаюсь.
        - Помогу, - великодушно пообещал Кондрахин. - Ведите!
        Домой добрались благополучно. Николай Павлович был трезв, но возбужден. Юрий погрузился в медитацию, незаметно сжимая камень в кармане пиджака. Со стороны казалось, что он в глубоком раздумье.
        Через полчаса он перевел взгляд на Рейнгарта.
        - Кстати, Николай Павлович, я сегодня видел на товарной станции совершенно новые автомобили. Очень напоминают наши фургоны для перевозки хлеба. Но почему-то под охраной. Что бы это могло быть, не в курсе?
        Полковник помрачнел.
        - Судя по Вашему описанию, это душегубки, как их прозвали в народе. Передвижные газовые камеры. Туда набивают людей, якобы, для санитарной обработки, и пускают газ - циклон Б. Раньше им травили тараканов и прочих насекомых. Такой вот шедевр инженерной мысли…
        Юрий вспомнил молодого железнодорожника, явно подготавливавшего диверсию против этих машин, и позавидовал ему.
        Глава 4
        Удивительно, но маг сейчас думал как раз о Кондрахине. Как и Юрий, ОН не знал ни имени, ни облика своего противника. Обе стороны располагали примерно равной информацией друг о друге. То есть только лишь сведениями о взаимном существовании и неминуемом противоборстве. Правда, маг узнал об этом гораздо раньше, еще до рождения Кондрахина.
        Своего же появления на свет ОН не помнил, родителей не знал и все чаще думал, что явился в мир своей собственной волей - Self Made Man - человек, сделавший самого себя.
        Его беспризорное детство прошло в ужасающей нищете. Большинство сверстников погибло от голода, ему же посчастливилось найти приют и пропитание в одном из буддийских монастырей. Там познал ОН азы мироустройства и первые представления о Просветленных и Демиургах.
        Жизнь сызмальства приучила Его к борьбе, и не было силы, способной изменить Его. Уповать на Ишвару, когда тело истошно просит хоть какой еды? Глупо! Он лично видал монахов, творящих что угодно из ничего. Так почему не сотворить себе вдоволь еды? И зачем уповать на демиурга, бросившего созданный им мир на произвол судьбы?
        В монастыре была богатая, столетиями пополнявшаяся библиотека, и юный послушник в древних манускриптах неустанно искал ответы на мучившие его вопросы, чем не раз заслужил похвалу самого настоятеля. Природные ум и память, обостренные долгими, подчас по несколько суток медитациями, позволяли отроку проглатывать манускрипты килограммами, процеживая информацию, как кит процеживает тонны воды, отбирая мельчайших, но питательных рачков.
        Он не казался замкнутым - просто усердным в самопознании. Не приобрел друзей: что ж - любая привязанность это препятствие на пути к совершенству. Способностями не кичился, напротив, глубоко таил их от окружающих. "Тайное всегда сильнее явного" - так усвоил ОН, формально следуя путем боддхисаттв.
        В четырнадцать лет ОН умел много больше любого из своих наставников, о чем те и не догадывались. Мог, к примеру, без труда читать их мысли, казавшиеся ему скучными и ограниченными. Мог перенести себя в любую точку земного шара, к чему тайно прибегал несколько раз - чисто из развлечения. А уж материализовать предметы ОН научился прежде всего: к этому вынудили воспоминания голодного детства.
        После инициации молодой монах навсегда покинул монастырь. Обыденное дело, хотя настоятель втайне сожалел о его уходе. Бывший же воспитанник тяготился только лишь расставанием с книгами, из которых ОН так много почерпнул, но еще больше не успел. Был ли ОН благодарен монастырю? И да, и нет. Намекни ему кто-либо на проявленную черствость, ОН в два счета бы доказал, что монахи выполнили Предначертанное. Так кто достоин, кто заслужил благодарность - исполнитель или тот, кто предначертал?
        Жизнь и любопытство бросали Его из страны в страну. ОН давно уж забыл о своей национальности, да и черты его лица могли принадлежать представителю самых разных народов. Он не проповедовал, не просил милостыню - это казалось Ему и смешно, и нелепо. Желтое одеяние и выбритый череп тоже были отброшены, как дешевый антураж. Не нуждаясь в деньгах, паспортах и визах, ОН свободно перемещался по миру, наблюдая его, оценивая со своих позиций. И при этом ОН непрерывно совершенствовал свои способности.
        Совершенно самостоятельно ОН научился преодолевать барьер между явленным и сокрытыми мирами. Наблюдал деятельность Просветленных, оставаясь неизвестным для них (тогда ОН просто не понимал гигантской разницы между собой и ими - выделяет ли человек какого-либо конкретного муравья из огромного муравейника?).
        Путешествуя в сокрытых мирах, ОН не уставал дивиться многообразию форм, созданных Демиургами, но ничем не мог объяснить несовершенство этих миров. Всё надо было изначально сотворить совершенно иначе! И тогда порядок и гармония оказались бы вечными. ОН думал, не отдавая в этом отчета, так же, как начинающий музыкант, возомнивший себя композитором.
        Да, именно тогда впервые зародилась в нем дерзкая мысль стать демиургом, минуя все промежуточные стадии роста. Чем ОН, в принципе, отличается от Просветленных? Только тем, что смеется над их заповедями? А ведь ОН самостоятельно достиг тех вершин, к которым они медленно - столетиями - поднимались, ведомые заботливыми учителями. Осознание того, что ОН почерпнул силы из бездны мудрости, оставленной в том числе и для него сотнями будд, все настойчивей и настойчивей ускользало от него.
        Путь к удовлетворению амбиций был неведом. Ни он, ни кто другой в явленных и сокрытых мирах не имел представления об истинной сущности Демиургов, зная лишь о факте их существования, да наблюдая отдаленные результаты их созидательной деятельности. Ну, что ж, ОН преодолеет и это препятствие, а пока… почему бы не исправить чужие ошибки? Например, переустроить Землю?
        Просветленные никогда не вмешиваются лично в ход событий в явленных мирах - это неизбежно ведет к нарушению основных заповедей, становясь неодолимой преградой на пути дальнейшего духовного роста. Об этом ОН хорошо знал. И помнил историю, слышанную еще в монастыре, хотя и сомневался в ее подлинности.
        Якобы, жил в незапамятные времена человек, далеко продвинувшийся в направлении совершенства. Но однажды он преступил основной закон - принцип ненасилия. Проще говоря, убил человека. И за это решением Просветленных в каждом новом цикле существования он возрождался в облике свиньи, чтобы раз за разом заканчивать свою очередную жизнь под ножом мясника. Конечно, это невозможно: и боги, и люди, и низшие существа - все, кто не вышел из круговорота жизни и смерти, ограничены при последующих воплощениях рамками своей видовой принадлежности. Но, наблюдая сокрытые миры, все чаще задумываешься о том, что ничего невозможного на самом деле нет.
        Можно верить или не верить любой притче, только вот отмахиваться от них, как от пустого звука, не годится. Любая подобная история подается в аллегорической форме, но кто знает, ли является ли истина более ужасной, чем вымысел. Меряться силой с тысячами будд - глупая авантюра. Во всяком случае, пока.
        ОН понимал это, и предпочитал оставаться невидимым. Его мысль, едва уловимая подсказка - и всё. Исполнители его воли всегда найдутся.
        Но вначале надо было определиться в стратегии: что и каким образом изменять. Ошибка не пугала. Впереди целая бездна времени.
        В 1907 году ОН ошибочно избрал ареной своих действий Россию. Нужно было воспитать учеников и организовать их. Усилия оказались затраченными впустую: развалилась и сама страна, и вся, созданная им организация. Те, в чье сознание он успел вложить сокровенное, либо гибли, либо - спустя десятилетие - бежали, спасая жизнь.
        События не обескураживали - они давали опыт. Подумаешь - убит Распутин. Или Рерих оказался в Шамбале и навсегда ушел из-под его контроля. Игра она и есть игра.
        ОН был настолько осторожен, что за долгие годы не произвел ни единого, достойного его, всплеска энергии. А всплески астральной энергии насыщали всё информационное пространство Земли: легко затеряться, риск невелик. Головокружительное, необыкновенное ощущение: знать силу своего могущества и не пользоваться им. Возможно, сродни мазохизму.
        В 1923 году в Тироле ему встретился (не случайно) человек, впоследствии выбравший себе странный псевдоним - Кроткий. Несмотря на молодость, он всюду представлялся как доктор алхимии, устраивал спиритические сеансы в светских салонах по всей Австрии, постоянно играя роль загадочной личности. Впрочем, несомненно, определенными, хотя и не систематизированными оккультными знаниями, да и умениями он обладал. Источник их не всегда просматривался, вероятно, они добывались из сотен и сотен дешевых книжонок, издававшихся после войны по всем европейским странам.
        Судьба молодого человека в чем-то повторяла историю его будущего тайного наставника: неизвестность происхождения, нищее детство и безоглядная тяга ко всему запредельному. Так у Густава Кроткого появился покровитель, чьего лица он никогда не видал, и даже слыхом не слыхивал о самом его существовании. Спустя годы в его руки будет вручена судьба мира. Именно Густав Кроткий будет определять жизнь и смерть сотен магов, гипнотизеров, телепатов, собранных в государствах Европы, Ближнего Востока, а позже - Тибета. На слуху же будут иные имена: Гитлер, Геббельс, Гиммлер, Гейдрих, Риббентроп, Геринг - все, кто считал себя правителями и верховными судьями. Да, хороший немецкий язык Его избранника предопределил новое пространство для переустройства мира - Германию.
        Так ОН определил свою собственную неуязвимость для Просветленных: вопросами психоэнергетики будет заниматься Густав Кроткий, вкупе с подчиненными ему напрямую магами, дела же человеческие будут вершить политики, даже не подозревая, что кто-то на самом деле управляет ими, словно кукловод тряпичными марионетками. Истинный же созидатель и вершитель всех без исключения судеб останется никому не известным.
        Не сразу ОН принял такое решение, и еще перед самым началом Второй Мировой войны ОН еще самолично вмешивался в ход событий. Это были кратковременные, но чрезвычайно мощные выплески психической энергии, которые и заметили Стражи сокрытых миров. Затем, по мере укрепления способностей помощников, ОН все реже и реже действовал сам, лишь изредка поправляя поток мировой истории. И вот ему вновь пришлось вмешаться.
        Победоносная немецкая армия вдруг дала неожиданный сбой, в то время как ее руководителями уже решалась судьба вроде бы поверженной Москвы. Таланта Кроткого явно не хватило. Либо же ему противодействовал кто-то.
        Это было самое вероятное. И ОН решил вновь действовать сам, хотя бы временно, до решительного поворота событий. Но кто мог вмешаться в ход эксперимента? Перебирая в уме различные варианты, ОН остановился на избраннике Демиургов. Ошибочное умозаключение, как ни странно, привело его к цели. Кондрахин, действительно, был отправлен на Землю, но не Демиургами, а Просветленными.
        Об истинном предназначении Кондрахина ОН не догадывался, но знал о его существовании и физически чувствовал его. Это началось давно, когда Юрий проходил первую ступень подготовки в Школе Лады. Там он подвергся пока еще единственной и неудачной атаке со стороны своего природного противника, когда тот принудил его взять в руки черный камень смерти. Юрия, по сути, спасла Лада, хотя и не подозревала о предумышленном покушении на жизнь своего ученика.
        Вторично Кондрахин мог пострадать в период недолговременного пребывания в учебном центре НКВД. На этот раз его вновь и вновь выручал его камень, блокируя вредоносные информационные потоки.
        В очередной раз оказавшись на Земле, Кондрахин всячески, насколько возможно, избегал прибегать к своим экстрасенсорным возможностям. Его враг, опять-таки по ошибке, расценил это как признак стопроцентного экранирования мыслей, присущего только выдающимся магам. Он не мог представить, что на битву с ним Просветленные отправят неопытного ученика.
        Автомобильные фары вырывали из ночи участки ухабистой дороги, притаившиеся силуэты деревьев, за ветви которых уцепился молодой месяц. Удивительно, но ОН, способный мгновенно перенестись в любую точку пространства, страстно полюбил автомобильную езду. Для него она со временем стала заменителем медитации.
        Отдыхая и наслаждаясь, ОН исколесил почти весь мир и вот теперь мчался через партизанский лес в сердце России. Поездка была абсолютно безопасна: никакая засада не таилась на его пути, а автомобилем ОН владел, как собственным телом.
        Основная задача уже выполнена: советское контрнаступление остановлено, немецкие танки рвутся к Воронежу и Сталинграду. Еще одно небольшое усилие, и русский колосс падет. Надо лишь собственными глазами убедиться, что всё идет, как задумано.
        Глава 5
        Примерно за год до описываемых событий человек в сером, блестящем от воды дождевике, недолго провозился с замком створчатой входной двери особняка в тихом берлинском пригороде. Он не был здесь уже несколько недель, и по ряду причин не хотел афишировать своё возвращение, поэтому свет зажигать не стал. Впрочем, коридор, по которому он шёл, был просторен и пуст, а расположение комнат он помнил отлично.
        - Фриц Раунбах, я жду тебя в кабинете, - голос Густава Кроткого, раздавшийся из густой, пыльной тьмы, заставил вздрогнуть.
        Фриц приехал из Кенигсберга в столицу Третьего рейха всего на несколько часов и никому не сообщал о намерении посетить свой дом. Свой бывший дом. Теперь, когда он оставил ряды СС, особняка его лишили. Дом стоял закрытый четыре месяца, но стоило Фрицу, приехав за вещами, открыть двери своим ключом, как выяснилось, что доктор алхимии ждет его внутри. Фриц не задумывался, как Густав попал в запертый дом. И как он узнал о намерении Раунбаха приехать сюда. Судя по всему, для доктора алхимии это было пустяком.
        Раунбах прошел в свой кабинет, где хозяйски расположился в широком кресле алхимик. В густом сумраке неосвещенной комнаты фигура Густава Кроткого напоминала черного ворона. Даже в помещении он не снял кожаного пальто и черной шляпы с широкими полями. Одет он был слишком тепло для конца сентября, хотя понятно, что его одеяние спасало не только от холодов. Наверняка одежда была заговорена и как-то защищала Густава от чьих-либо враждебных воздействий.
        Как ненавидел и презирал себя Фриц в короткие и редкие минуты встреч с алхимиком! Густав Кроткий подавлял его - без угроз, без командного тона. Просто от него постоянно веяло холодом и опасностью. И непредсказуемостью. Так, большинству людей трудно заставить себя подойти к большой незнакомой собаке. Нет, она не рычит, не скалит зубы, просто следит за вами с ленивой свирепостью. И кто знает, что у нее на уме.
        - Господин Густав, - голос Фрица, как всегда в присутствии алхимика становился безжизненным, и самому ему казался чужим, - согласно Вашему указанию я служу секретарем второго отдела Имперского Института по изучению родства во Франкфурте-на-Майне, в Кенигсберге нахожусь в длительной командировке. В моем подчинении в настоящее время находятся трое гипнотизеров и один ловец астральных волн. Все они официально числятся умершими в трудовых или концентрационных лагерях. Проживают по чужим именам, как мои слуги. Я снимаю в Кенигсберге особняк. К лаборатории Кенигсберг-13, согласно Вашему приказу, официального отношения не имею, и даже на острове Кнайпхоф не был ни разу.
        Алхимик кивнул и перебил Фрица:
        - Всё это мне известно. В конце концов, я это организовал. А кто, кроме Хойзеля, знает, чем ты действительно занимаешься и где обитаешь?
        - Его адъютант, Гельмут. Полученные сведения я отправляю почтой в Берлин, на Принц Альбрехтштрассе, дом восемь, Мюллеру. Исполняя Ваш приказ, группа продолжает интенсивный поиск наших противников. Китаец моей группой пока не обнаружен. Но я могу с уверенностью сказать, что сейчас он находится неподалеку от Парижа. Мы распознали, что Ящер - знаток Каббалы.
        Густав Кроткий скривил губы и презрительно произнес, как выплюнул:
        - Очередной адепт учения об одиннадцатой сефире. Сколько же их путается под ногами! Продолжай, Фриц, я слушаю тебя.
        Раунбах доложил о достигнутых результатах. Слон, судя по всему, работал на англичан. Он то спасал британских агентов, вытаскивая их даже из тюрем, то перехватывал имперских курьеров с секретными документами. Фриц считал, что Слон пользуется обычным гипнозом, но очень искусно готовит свои операции. Скорее всего, ему помогали другие агенты, не обладающие особыми способностями.
        Ящер действовал в одиночку, ему не требовалась помощь. Его Фриц считал самым опасным противником, потому что Ящер лишь изредка выкрадывал людей, интересующих политическую полицию. В основном он убивал - и убивал гестаповцев, эсэсовцев, посвященных в оккультные тайны, занимающихся секретными проектами инженеров. Убийства часто выглядели несчастными случаями, а в тех случаях, когда Ящер использовал оружие, свидетелей его применения не оставалось.
        Фантом, как полагали, выходец из Тибета, методично устранял своих соотечественников. Им группа Раунбаха почти не занималась. К тому же уже два месяца гипнотизер под кличкой Фантом активных действий не предпринимал.
        - А кто им дает клички? - поинтересовался Густав, внимательно слушающий доклад Фрица.
        - Я обсуждаю это со своими людьми. Учитываются черты, проявленные врагами в своих поступках. Всё равно их надо как-то называть. Следующий наш объект - Тополь. Он ограничивает свою деятельность сравнительно небольшим районом: Пруссия, Силезия, Саксония, Богемия, Моравия, окрестности Вены, генерал-губернаторство. По своим воззрениям это христианский мистик. Есть подозрения, что он православного вероисповедания.
        Густав выпрямился в кресле. Раунбах отметил, что алхимик разом собрался, его речь зазвучала быстрее и четче.
        - Возможно, я знаю, о ком ты говоришь. В молодости я встречался с одним таким типом. Он опасен, это действительно настоящий мастер. Его хорошо знали в Вене. Даже тибетцам будет невозможно найти его, если он пожелает скрыться. Он блокирует астральные вибрации так, что может спрятать от твоих людей не только себя, но и своих друзей.
        Доктор алхимии рассказал о предполагаемом Тополе, но Фриц явственно почувствовал: рассказал Густав не все. Что-то он знал о Тополе такое, что рассказать ему было неудобно. Вероятно, алхимику пришлось бы тогда упомянуть в рассказе и себя, а этого он всегда старательно избегал.
        - Я подал рапорт и покинул ряды СС, - закончил Фриц свой доклад.
        Человек в кресле вопросительно поднял брови. Конечно, он спросил, почему Фриц пренебрег той силой и возможностями, которые приносит черный мундир со свастикой на рукаве. И на чье покровительство Раунбах теперь рассчитывал?
        - Я сам не знаю, господин алхимик, что меня толкнуло на этот шаг. Предчувствие, наверное. Покровительствует же мне, как и прежде, Мартин Хойзель.
        - Никто не знает, сколько дней отведено судьбою самому Хойзелю. Но теперь поздно об этом говорить. Я не провидец будущего, я его творю. Не знаю, разумен ли твой шаг, но он один из череды неприятных новостей. Их много этой осенью.
        Фриц вежливо выразил удивление. В сентябре 1941 года дела третьего рейха выглядели великолепно. Вермахт на востоке неуклонно приближался к Москве, немецкие войска в Африке осаждали Тобрук, промышленность наращивала выпуск все новых видов боевой техники. Но оба оккультиста знали: видимый исход земных сражений лишь следствие тех процессов, что невидимо и неощутимо протекают в астральном мире. Именно там решаются судьбы мира.
        - Когда-то нам удалось подвести близко к Сталину своего человека, - мы прятали его в посольстве, он исподволь действовал на советского вождя. Ты что, думаешь, русские перестреляли своих генералов из-за того, что абвер подсунул им фальшивку о заговоре Тухачевского? Эта операция могла отправить в иной мир лишь с десяток офицеров, Сталин же уничтожал их тысячами. Тогда мы решили, что тибетец выполнил свою задачу - искусно усилил природную подозрительность русского фюрера, и больше нам не понадобится. Его ликвидировали при эвакуации посольства, а куски тела сожгли вместе с бумагами. Мы поторопились.
        Густав Кроткий расстегнул верхнюю пуговицу кожаного пальто и замолчал. Фриц не задавал вопросов. Эту историю он уже знал. Знал и то, что, оставшись без астрального воздействия тибетского мастера, Сталин не покончил с собой, и не был растерзан почуявшими его слабость соратниками. Расчеты не оправдались. Через две недели русские опомнились, и их сопротивление постепенно становилось все более упорным. Во главе их войск по-прежнему стояли бездари, которым Сталин доверял. Но теперь, когда его подозрительность не подпитывалась извне, становилось ясно, что в ходе войны вскоре выдвинутся настоящие, боеспособные командиры.
        В рейхе больше не нашлось никого, кто мог бы незаметно, исподволь воздействовать на слабости советского вождя. Приходилось сражаться с Советами в открытую, военная сила против военной силы. И хоть воины вермахта были подготовлены и обучены лучше, на стороне русских стояли огромные пространства, бездорожье, невероятная многочисленность их армий.
        - Я трачу все свои способности на то, чтобы поддерживать силу в тех, кто умеет использовать энергию астральных вибраций. Их немного. Тебе назову лишь двоих: Гиммлер и Гейдрих. Мне некогда заниматься Ящером, да и Тополем. Они твои, Фриц.
        - Я могу уловить их действия с любого расстояния, иногда могу определить, где они находятся в данный момент. Но задержать их я не в силах, даже в том случае, если они находятся в Кенигсберге, - Фриц не понимал, чего хочет от него алхимик,
        - у меня нет под рукой отряда гестаповцев.
        Густав неспешно достал из внутреннего кармана бумагу и протянул ее Раунбаху. Подписанная Гиммлером и Мюллером, она предписывал оказывать ее подателю помощь в задержании любого подозреваемого во враждебности к имперским властям.
        - Только найди их, Ящера и Тополя, только опознай. Можешь не задерживать, сразу стреляй. Лучше в голову. Не бойся ошибиться. Я прощу любую ошибку. Только в рейхсфюрера не стреляй, ладно? В любом случае.
        Доктор алхимии ушел, оставив озадаченного Фрица. Слишком много вопросов осталось неразрешенными. Оставить в покое Слона, Фантома и Китайца? Чего не сказал ему Густав? Быть может, он знал не только Тополя, но и Ящера? Раунбах всегда терялся в присутствии Густава Кроткого, словно его охватывало оцепенение. Вот и сегодня он не то что не осмелился - просто не смог задать интересующие его вопросы. А это здорово могло помочь их группе. Разумеется, только в том случае, если доктор алхимии соизволил бы дать на них вразумительные ответы.
        Все, необходимые Раунбаху вещи, разместились в одном чемодане. По сути, он мог вполне обойтись без них. Просто отдал дань пресловутой немецкой сентиментальности. В поезде, возвращаясь в Кенигсберг, он еще и еще раз вспоминал разговор с Кротким, каждую интонацию мага, стараясь представить дальнейшую стратегию работы своей маленькой группы.
        На перроне его встретил Шульц - маленький, можно сказать, тщедушный, в длинном мокром дождевике, в неизменных черепаховых очках. Единственный в группе Шульц не обладал никакими мистическими способностями, но был воистину незаменим как администратор. Помимо административных способностей, но это Раунбах тщательно скрывал ото всех, неприметный, подслеповатый Шульц представлял собой настоящий генератор идей. Как раз это сейчас и требовалось руководителю группы.
        Сев за руль служебного автомобиля, Раунбах дождался, пока Шульц уложит его чемодан в багажник и займет место рядом с водителем. Теперь они были вдвоем, и могли говорить без опаски.
        Скупо изложив некоторые подробности своей встречи с доктором алхимии, Раунбах пожаловался:
        - Шеф поставил перед нами трудновыполнимую задачу: сосредоточиться только на поиске Ящера и Тополя - самых неуловимых наших противников. А всех прочих, на кого мы уже затратили уйму времени, оставить в покое. Но это все равно, что искать иголку в стоге сена!
        Шульц неторопливо протер толстые стекла своих очков белоснежным носовым платком и вновь водрузил их на нос.
        - Две иголки, - поправил он начальника скрипучим голосом. - Что же касается стога сена… Тут просматриваются две возможности. Первая: стог можно сжечь, а из небольшой кучки пепла извлечь иголку, скажем, магнитом. Второй: пригнать к стогу роту солдат и заставить их перебрать руками каждую соломинку. Вам какой способ больше импонирует?
        Раунбах рассмеялся.
        - Первый вариант нам вряд ли разрешат. Он ведь предусматривает уничтожение большинства жителей рейха, не так ли? Что же касается второго… Боюсь, что тоже не разрешат. Наша группа засекречена именно ввиду целей и методов работы. Привлечь к ней посторонних, даже временно, даже не объясняя сути задания, просто непозволительно.
        Раунбах заложил руль вправо, машина юзом проехала задними колесами по мокрому шоссе, едва разминувшись со встречным автомобилем.
        - Все же подумайте о втором варианте, - так же невозмутимо сказал Шульц. - Разве я говорил о посторонних?
        - Помилуйте, Шульц! У нас всего-то пять человек!
        - Значит, надо увеличить это количество.
        - Хорошо бы. Только откуда их взять?
        Тайны истинной численности мистиков, состоящих на службе рейха, Раунбах не раскрывал даже Шульцу.
        - Ну, если не ограничиваться только истинными арийцами…
        - Да вы с ума сошли! Рейхсфюрер придет в ярость!
        - Не думаю, - проскрипел в ответ Шульц. - Розенберг, Геббельс - эти да, но только не Гиммлер. Он умный человек. Подготавливаем же мы диверсантов из числа русских перебежчиков и дезертиров. Упор можно сделать на том, что если завербованный нами человек придется не ко двору, он будет тут же ликвидирован. Уничтожение пятой колонны - тоже ведь немалая польза.
        Раунбах задумался и молчал до самого особняка. И только вынув ключ зажигания, он невнятно пробормотал:
        - В этом что-то есть.
        Наутро в Берлин ушла секретная депеша. Несмотря на то, что ее содержание охраняла сама фамилия адресата, Раунбах повсюду заменял понятия "маг", "мистик", "гипнотизер" выражением "потенциально пригодные исполнители".
        Через две недели его бумага вернулась обратно. На чистом белом фоне в левом верхнем углу было написано от руки бледно-зелеными чернилами: "Одобряю. Гиммлер". Одновременно Шульц доложил о существенном увеличении финансирования их группы.
        Именно годичной давности резолюция рейхсфюрера явилась начальной причиной встречи Шульца с Кондрахиным в кабинете военного коменданта Смоленска в августе
1942 года. И еще одно обстоятельство, о котором не догадывался никто из названных лиц.
        Тому, кто бросил вызов сонму Просветленных, требовалось оставить в данном районе своего человека для дальнейшего контроля событий и необходимого вмешательства в их ход. Положиться ОН мог только на Густава Кроткого и отправил тому мысленный приказ, воспринятый, как собственная идея. Однако Кроткий слишком дорожил своей шкурой, чтобы подставлять ее под пули народных мстителей, и переадресовал приказ Раунбаху. Единственный, кого тот мог направить в Смоленск, был Шульц.
        Так и сложилась та "предопределенная случайность", та "непознанная закономерность", до причин которой не смог добраться Кондрахин, благоразумно восприняв ее как данность.
        Глава 6
        В феврале 1942 года, в самый разгар русского контрнаступления под Москвой, Шульц заочно представлял Раунбаху нового сотрудника:
        - Мирча Ковач, 1912 года рождения. Родился в Румынии - город Бельцы. Окончил университет в Бухаресте, преподавал немецкий язык в гимназии. После захвата Советами Бессарабии был вынужден работу оставить, перебивался случайными заработками. С детства отличался способностями к распознаванию и лечению заболеваний, но до того, как вынужден был оставить работу, пользовал только родственников и соседей. Платы за лечение не брал.
        Шульц поднял глаза на Раунбаха, слушавшего его со скучающим видом и пояснил, уже от себя:
        - Ковач всегда считал, что его дар угаснет, если он начнет корыстно его использовать.
        Раунбах устало спросил:
        - Православный, должно быть?
        Шульц утвердительно кивнул и продолжил:
        - Когда остался без работы, его дар спас его от Сибири. Он вылечил радикулит у важного комиссара. Тот ему денег не предлагал, зато защитил от преследований НКВД.
        - На что же он жил? - Раунбах постепенно заинтересовался представляемым персонажем.
        Шульц пожал покатыми плечами:
        - Бессарабия. У всех виноградники, сады, огороды. С голоду не умрешь, а он, по старой памяти, давал частные уроки немецкого. Ковач владеет также французским и венгерским языками. Когда войска Антонеску освободили Бельцы, вернулся в гимназию. Мы обратили на него внимание позже. На Украине пленили одного из комиссаров контрразведки, он на допросе упомянул Ковача, как редкостно умелого лекаря.
        - Русский он знает? - вопросом перебил его Раунбах, - с комиссарами он как разговаривал?
        Шульц удовлетворенно кивнул, он был готов к этому вопросу:
        - По-русски, якобы, не понимает. А для постановки диагноза и лечения словесного общения ему и не требуется. Достаточно взглянуть на человека.
        Мирча Ковач тем временем сидел в комнате первого этажа, глядя на серое зимнее небо Кенигсберга. Его подавлял этот серый, каменный город, где цвет шинелей, камней и зимней опустевшей земли сливались в унылую гамму.
        Он все еще не мог понять своего положения. С одной стороны, его охраняли и везли, как задержанного. С другой - спрашивали, когда и что он желает есть, пить, удовлетворяя его просьбы без ограничений. Охране приказали доставить его в Кенигсберг, ничего больше он узнать от них не смог.
        Его привезли в особняк в машине с завешенными плотными гардинами окнами. Поместили в комнате, всю обстановку которой составляла вешалка для одежды у входа, круглый стол, сработанные еще в прошлом веке, два стула с толстыми прочными ножками и широкая деревянная скамья вдоль стены. Принесли поесть - сосиски с капустой, эрзац-кофе, мармелад. В распахнувшуюся без стука дверь вошел долговязый молодой человек в гражданской одежде: светлых мятых брюках и свитере. "Нервное истощение и начинающаяся язва желудка" - мгновенно определил Мирча Ковач. Незнакомец сел на свободный стул и принялся разглядывать Мирчу.
        - Меня зовут Фридрих Раунбах. - произнес он спустя минуту, - Ваше имя мне известно. С моим здоровьем Вам все ясно?
        Кивнув, Ковач изложил свой диагноз. Фрицу сказанного показалось мало, и он въедливо принялся расспрашивать знахаря, что еще он может сказать. Интересовало его вообще не состояние его внутренних органов.
        - Мне кажется, - проговорил неуверенно увлекшийся Ковач, - что у Вас на затылке есть очень активная точка, постоянно излучающая энергию. Она маленькая, но у других людей на этом месте обычно нет вообще ничего.
        - Отлично, Мирча. Давай перейдем на "ты", здесь так принято. Сможешь увидеть такую же точку у других людей? Желательно - издали?
        - Расстояние не столь важно. А сумею ли, не знаю. Я впервые в жизни с этим столкнулся.
        Фриц ненадолго вышел, а вернувшись, представил Ковачу сутулого, изрядно облысевшего человека средних лет, от которого ощутимо несло дешевым табаком.
        - Отто фон Шпругель, наш главный специалист. Как у него с этой точкой?
        Вместо активной точки у Шпругеля имелся целый диск, в несколько сантиметров диаметром. Диск, несомненно, жизнедеятельный, но сейчас энергии не излучал. В остальном лысый Отто был человеком несчастным: плохие сосуды, уплотнения в легких, больные суставы. Вполне вероятно, что он страдал бессонницей и глушил кофе огромными порциями.
        За Шпругелем последовал Ян Кайзер, поджарый молодой человек, почти что здоровый. У него не было искомой активной точки, зато он концентрировал мощную энергию в мышцах вокруг глаз и губ. Мирча счел его склонным к депрессии.
        Третьим к нему зашел Фриц Хендтад, огромный детина почти в два метра ростом, с густой копной пепельных волос и черной всклокоченной бородой. У него отыскалась активная точка на затылке, но очень слабая. Хендтад изумительно владел голосом, располагая к себе любого. Мощные, тренированные легкие, здоровое сердце. Мирча сразу понял, что дылда Фриц ума небольшого, и окружающие вертят им, как хотят.
        Курт Франк вошел в комнату, опираясь на палочку. У него имелась активная точка, почти как у Раунбаха, но видно было, как его энергия вытекает сквозь нее в пространство.
        - Курт, простите, Вам сколько лет?
        - Без двух годов шесть десятков, Мирча, сынок. Мы здесь все на "ты".
        Курт страдал отложением солей, да и печень его отказывалась работать. На круглом, ухоженном лице всегда присутствовала радостная улыбка. Мирча почувствовал, что жить Курту оставалось недолго. Говорить этого он не стал. Ни самому старику, ни Раунбаху, поочередно представлявшему своих людей.
        Последним в комнату вошел доктор Шульц. Обычный человек, состояние здоровья которого соответствовало возрасту. Активной точки нет, печень и почки работают идеально, разве что зрение подвело.
        - Доктор Шульц наш администратор, - счел нужным дать пояснения Фриц Раунбах, едва человек с внешностью рядового чиновника вышел из комнаты. - Ян студент, медик. Фриц пел в хоре. Курт преподавал историю. Они все гипнотизеры. Незаменимы, когда у свидетеля почему-то образовался провал в памяти.
        Ковач промолчал.
        - Отто фон Шпугель способен улавливать астральные вибрации. Стоит кому-то совершить действие, требующее выброса астральной энергии, он его засечет. Я - руководитель группы. Мы разыскиваем тех мастеров астральных воздействий, что бродят по рейху, похищают захваченных нами агентов врага, убивают наших людей. Отныне, Мирча, ты с нами. Твоего согласия не спрашиваю. Во-первых, ты, насколько я помню, пострадал от большевиков и имеешь все основания поддержать рейх в его священной борьбе с западными плутократиями и большевизмом. Во-вторых, все люди с таким, как у тебя способностями, нами учтены. Либо они служат нам, либо уничтожаются. Молчи, я уже догадался, что ты выбрал. Рад видеть тебя среди нас.
        Шульц поместил Ковача на второй этаж, где жили остальные гипнотизеры и лысый Отто. На третьем этаже располагались сам Раунбах, которому принадлежал дом, и Шульц, считавшийся домоуправителем. Мирчу оформили садовником, записав под вымышленным именем. Шульц вывел его в сад, вроде для того, чтобы указать его обязанности. Но про сад и его состояние администратор даже не вспомнил. Он вынул из кармана пачку фотографий, не выпуская их из рук, показал Ковачу.
        На фотографиях были его жена, мать, дочери, младшая сестра. Все в черном, печальные.
        - Румынская тайная полиция сообщила Вашей семье, что Вы расстреляны, как русский шпион. Сигуранца имеет пометку в своих списках - членов семьи не трогать без санкции немецких властей. Так что за них можете не беспокоиться, с ними все будет хорошо, пока Вы с нами, - добавил администратор буднично. - Вчера к Вашей жене заходил наш человек. Он представился Вашим другом и передал ей порядочную сумму денег.
        Вынув из кармана какую-то бумажку, Шульц прочел, сколько именно передали его жене.
        - Это расписка. Можете удостовериться в подлинности подписи Вашей супруги. Наш человек будет регулярно заходить в гости и обеспечит Вашим родным безбедное существование. В Румынии ведь люди живут небогато?
        Только при этом вопросе Ковач немного пришел в себя. Он машинально пробормотал:
        - Очень бедно.
        Перед глазами вставали картины убитых горем близких, и эта болезненная картина отодвигала на задний план мысль о том, что сам он наверняка обречен. Кто он? Человек, чьи способности случайно понадобились для выполнения секретного задания. Что его ждет после? Смерть. Чтобы все известные ему тайны умерли вместе с ним.
        Шульц, взглянув на остолбеневшего учителя немецкого, вынул из кармана еще несколько пачек фотографий:
        - Семья Раунбаха, только без тех братьев, что сейчас на фронте. А это - родные фон Шпугеля. Родители Кайзера. Отец и сестра Хендтага. У Курта живых родственников нет - английские бомбардировщики постарались. Последнюю пачку фотографий Шульц вознамерился было вернуть в карман, не показывая, но Мирча спросил: - А здесь кто? - и Шульц показал ему фотографии.
        - Семья Елены Кочутис. Вот и она сама. Девушка квартирует неподалеку отсюда, господин Раунбах счел неправильным, чтобы девушка жила среди стольких мужчин.
        Мирча спросил, не скрывая ехидства, так как терять ему было уже нечего:
        - Ее тоже расстреляли за шпионаж в пользу русских, как и остальных?
        Шульц иронию в вопросе то ли не услышал, то ли пропустил мимо ушей. Он ответил вполне серьезно, как говорят о правилах спряжения глаголов:
        - Казненными и умершими в трудовых лагерях числятся Шпугель и гипнотизеры. Девушка записана пациенткой нервного отделения. Между нами, - Шульц понизил голос, - она действительно больна. У нее бывают состояния, когда она не знает своего имени и называет себя Лаурой. Когда она становится Лаурой, то забывает свое прошлое, кидается на всех мужчин без разбора и тащит их в кровать. Там она ненасытна.
        Шульц облизнул губы и неохотно спрятал фотографии.
        Покидать пределы сада Ковачу запретили. Да и зачем? Теплой одежды у Мирчи не было, как не было и документов. К тому же он числился расстрелянным. Задержи его на улицах патруль, чего он мог ждать? Только настоящего расстрела.
        Дом свободно покидали только Раунбах и Шульц. Кто-либо из них привозил продукты, Хендтад готовил. Кухню поручили ему, у остальных получалось куда хуже. В доме хватало выпивки, но к ней никто не притрагивался. Франк много читал, пытался играть с Мирчей в шахматы. Хендтад в свободные минуты пел в своей комнате. Лысый Отто постоянно спал, просыпаясь лишь затем, чтобы поесть или выкурить очередную сигарету.
        Ян Кайзер утром и вечером выходил в сад, чтобы сделать довольно интенсивную зарядку. С Мирчей он не разговаривал. Об обитателях дома ему рассказал Курт.
        - Ты, сынок, на Яна не обращай внимания. Он наслушался нашей пропаганды и почитает зазорным разговаривать с не арийцами. Он у нас образцовый нацист.
        Разговор происходил в саду. Мирча уже понял, что дом прослушивается, и это известно всем его обитателям.
        - Дылда Фриц глуп, как пробка. Его держат за то, что он своим голосом вгоняет в транс любого. Ему поручают предварительные допросы, только узнать, видел свидетель наш объект или нет. Окончательную работу провожу или я или Ян. К сотрудникам полиции и эсэсовцам допускают только Яна.
        - А что делает Елена?
        Курт поинтересовался, видел ли ее Мирча. Ковач признался, что видел только фотографию.
        - На фотографии, конечно, Елена. Некрасивая девка, тощая, тихая, с печалью в глазах. Когда она становится Лаурой, ты можешь ее не узнать. Какая женщина! Мужчины просто падают к ее ногам!
        Курт опомнился и продолжил, извиняющимся тоном:
        - Елена способна определять, в каком месте раскинута ментальная защита. Та защита, под которой наш враг скрывается от Отто. А после, определив это место, она становится Лаурой. В самые первые разы мы еще не знали, что с ней делать. Был случай, - Курт смущенно опустил голову, - она в машине употребила, как самцов, нас всех. Тогда даже Ян с трудом вспомнил, что мы на задании. Но в тот раз мы опоздали, объект ушел. С тех пор, едва Елена становится Лаурой, кто-нибудь из нас приказывает ей сидеть неподвижно. Потом, выполнив всю работу, отвозим ее домой. И господин Раунбах там снимает гипнотический приказ.
        Отведя глаза в сторону, старый учитель пробормотал:
        - У Елены будет ребенок от господина Раунбаха. Запомни, никто из нас этого вроде бы не знает.
        Через пару дней после описываемого разговора, когда сырой февральский ветер нес с залива мокрые хлопья снега, фон Шпугель подал сигнал тревоги. По звонку собрались в зале на первом этаже. Лысый Отто расстелил на столе карту. По его словам, астральный выброс был слабым и коротким. Недалеко случайно что-то совершил человек с природными неразвитыми способностями? Или за десятки километров проявил свою силу настоящий мастер? Определить этого Отто не мог.
        Гипнотизеры и Мирча сидели молча на креслах вдоль стен, Отто возле стола, а Фриц Раунбах примостился у низенького столике с телефонным аппаратом. Услышав звонок, он мгновенно снял трубку.
        - Отто, это Гамбург. Пиши направление…
        На карту легла вторая линия, тянущаяся от Гамбурга к юго-востоку. Ловец астральных волн гамбургской группы тоже зафиксировал выброс астральной энергии, что означало проявление действия настоящего астрального мастера.
        Через несколько минут на связь вышел Мюнхен. Фриц Раунбах, не стесняясь присутствующих, орал в трубку.
        - Принял я направление! Почему задержались с рапортом? Что?
        Он положил трубку на рычаг и повернулся к Отто фон Шпугелю.
        - Штрауб умер. Сердечный приступ. Мюнхен нам больше не поможет.
        Лысый Отто скрестил на карте три линии и зачитал название ближайшего к месту их пересечения города. Название никому ничего не говорило. Отто пояснил, что ехать туда лучше всего от Кракова. Предполагаемое действие астрального мастера случилось на границе генерал-губернаторства и Словакии, в Татрах.
        К телефону подошел доктор Шульц. Он вызывал машины, объяснял маршрут движения группы. Коротко взглянув на руководителя группы, он вопросительно произнес:
        - Елена?
        - Едет, - раздраженно отрубил Раунбах, - Мирча тоже.
        Выехали в двух мощных просторных машинах. Мирчу посадили вместе с бородатым Хендтадом и Куртом Франком. Шульц остался.
        Бородатый гипнотизер устроился на переднем сиденье, и Ковач с Франком смогли болтать в свое удовольствие, опустив стекло, отделяющее передние сиденья от остального салона. Машина, плавно покачиваясь, неслась по ровной дороге.
        - В рейхе дороги отличные, в Польше нам придется похуже. С первым выездом тебя, сынок! - папаша Курт радовался жизни, как ребенок, - лучше безнадежное дело, чем надежное безделье, ха-ха!
        Мирча засыпал старого учителя вопросами, на которые тот отвечал охотно. Раунбах всегда сажает на первые сиденья Яна и Фрица, которые способны мгновенно подчинить себе любого проверяющего документы офицера. Поэтому группа не нуждается в пропусках, форме, оружии. Впрочем, оружие есть у водителей, которые обязаны выполнять любые приказы Раунбаха.
        Еще в первой машине всегда находилась Елена и Раунбах, хотя иногда Елену оставляли в Кенигсберге.
        - Если поступает донесение о том, что кто-то бежал, или проник в хранилище секретных документов, Елена ни к чему. Те, кого мы ищем, наверняка уже далеко, вместе с украденным. Тогда мы опрашиваем свидетелей, собирая по крохам сведения о наших врагах. Узнаем, как они выглядят, во что одеты, какие именно слова произносят.
        В этот раз члены группы еще не знали, что случилось. Пока две машины мчались в сторону Кракова, гестапо, криминальная полиция, вермахт выясняли, что же произошло в интересующем группу районе. Могло быть и так, что вражеский мастер убил кого-то из важных персон, что иногда приезжали в Татры на отдых. Тогда убийство обнаружится не сразу - большинство уединенных домиков в горах телефонов не имели, а горные дороги частенько заметал снегопад.
        Лысый Отто не всегда ездил в первой машине, с Раунбахом. Но сейчас, когда обстановка могла измениться в любую секунду, руководитель посадил ловца астральных волн с собой. К вечеру достигли Варшавы. Раунбах вышел из машины вместе с Кайзером возле управления тайной государственной полиции. Ян что-то сказал часовому у входа, и тот вытянувшись, отдал честь двоим штатским, пропуская их без всяких вопросов.
        - Ян сильный гипнотизер? - Мирча задал вопрос в пространство. Стеклянная перегородка была открыта, и Фриц Хендтаг, бывший хорист, мог прекрасно слышать все, что он говорит.
        - Сильный, - однословно недовольно прошипел Курт, а Фриц добавил:
        - Он подчиняет себе человека сразу, взглядом. Поэтому в темноте посылают работать меня.
        Фриц, высказавшись с оттенком самодовольства, обернулся. Хористу захотелось поговорить. Неподвижно сидящий рядом с ним водитель внимания на их разговор не обращал. Но Курт ногой, чтобы Фриц не заметил, слегка толкнул Мирчу. И тот понял, что распускать язык при Дылде Фрице не следует.
        Странно, но Мирча ощущал полное доверие лишь к Раунбаху и Курту. Откуда-то он знал, что хориста между собой называют Дылдой, Курта - Хромцом, а Яна все зовут по фамилии. Отто был для всех - Лысый Отто, Шульц был Шульцем, существом обычным и потому - совершенно безопасным, несмотря на потуги шпионить за всеми и попытку угрожать свободе родственников. Фрица Раунбаха уважали, зная - он своих в обиду не дает. Елены - боялись, как боится здоровый человек сумасшедшего.
        Хорист посмотрел на Мирчу:
        - Тебе придется распознавать вражеских бойцов астрала, когда они становятся обычными людьми. Их защиту засечет Елена, их деятельность уловит Отто, а вот когда они просто идут по улице, никто, кроме тебя их не распознает. Работать придется много.
        Хорист запанибрата подмигнул Мирче, и тот изобразил на лице задумчивость. Разговаривать ему не хотелось. Раунбах с Кайзером вышли из здания управления, и лысый Отто пересел к ним в машину.
        - Тебя выгнали, чтобы ты своими сигаретами не отравил фройляйн? - радостным вопросом встретил его Дылда Фриц, - или гестапо ничего не знает, и отныне ведешь нас ты?
        Отто мрачно буркнул в ответ:
        - В том районе больше трех десятков лесных домиков и ни одного телефона. Во всех временами отдыхают немецкие офицеры. Чтобы их все проверить, потребуется три дня. Горы, снегопады, дороги плохие. Список отдыхающих возьмем на месте.
        Развернув перед водителем карту, Отто небрежно ткнул в нее пальцем.
        - Сюда.
        И откинулся на спинку сиденья, доставая очередную сигарету.
        Мерседес мчался по вечерней Варшаве. Мирча многое слышал о красоте города, но через окно машины столица Польши впечатления не производила. Темно, малолюдно, попадаются разрушенные здания. Затем он уснул.
        Разбудил его резкий голос эсэсовца, проверявшего документы. Дылда Фриц что-то ответил ему бархатистым голосом - смысл от Мирчи ускользнул - и эсэсовец застыл, как истукан. С заднего сидения вылез Курт, протянул эсэсовцу удостоверение. Пока тот разглядывал его, Курт о чем-то спрашивал, а потом сунул голову в машину и потребовал карту. Отпустив отдавшего честь эсэсовца, Курт уселся на прежнее место.
        - Вчера в одном из домиков умер от сердечного приступа Вильгельм Цосс, оберштурмбанфюрер СС. Сообщили только сегодня утром. Время смерти совпадает с зарегистрированным тобой выбросом ментальной энергии. Я полагаю, здесь поработал Тополь. - Франк обращался к Отто, показывая ему место на карте. Отто кивнул и протянул карту водителю:
        - Вот в эту деревню.
        Вторая машина следовала за ними. Узкая, засыпанная по краям снегом, дорога петляла в густом лесу. Небо над ними посветлело. Все пассажиры машины молчали. Мирча сосредоточился и обратил внимание на то, что активное образование в виде диска на затылке Отто пульсирует. Ловец астральных волн прикрыл глаза, прислушиваясь. Затем тронул плечо водителя:
        - Останови.
        После остановки и переговоров Отто с Раунбахом Мирчу пересадили во вторую машину. Ян Кайзер словно бы не заметил его появления. Дремавшая в углу машины девушка на секунду приоткрыла глаза, улыбнулась Ковачу и снова их закрыла. Раунбах опустил загородку и принялся инструктировать Мирчу. В деревне, от которой уходила дорога к месту смерти Цосса, он должен был осмотреть всех. Искать следовало очаг активности или необычное образование в области затылка.
        - Если это Тополь, то вчера днем он должен был находиться вблизи лесного домика, до него отсюда почти двадцать километров. Утром из деревни ни одна машина не выезжала, да и вечером - тоже.
        Раунбах сделал паузу и продолжил, с сомнением в голосе:
        - Тополь, если это он, сам прекрасно водит машину. Проехать незамеченным населенные пункт или дорожный пост для него - раз плюнуть. Первая машина пойдет на место смерти, они опросят охрану Цосса, поищут следы вокруг. Тополь способен убить человека с расстояния в километр, так что работы им хватит. Отто осмотрит тело. Не прошло и суток, на нем могут остаться следы астральных энергий.
        - Я останусь в деревне? - спросил Мирча утвердительно.
        - Ты, я, Ян, Елена… Наденешь пальто, возьмешь его в багажнике, и гуляй по деревне. Я буду неподалеку.
        В деревне, состоящей из двух параллельных улиц и небольшой площади, Раунбаху сообщили дополнительные подробности. Вильгельм Цосс, оберштурмбанфюрер СС, являлся одним из тщательно охраняемых сотрудников секретного конструкторского бюро. Само бюро располагалось под Берлином, в Науэне, а Цосс проводил испытания новых образцов вооружений в Чехии, на заводе в Млада-Болеславе.
        В горы конструктор выехал на отдых, вместе с охраной и несколькими заводскими инженерами. Раунбах проинструктировал экипаж первой машины и кивнул Ковачу - действуй, мол. Мирча, облаченный в теплое добротное пальто, без шапки, неспешно двинулся по улицам, рассматривая прохожих. Польским он не владел, поэтому к общению не стремился.
        Поиски закончились безрезультатно. Конечно, Раунбах предпринял свои действия, и все население деревни вылезло на улицы, беззастенчиво разглядывая приезжих. На Раунбаха особого внимания не обращали, вслед Кайзеру бросали опасливые взгляды, Елену разглядывали с сожалением. От приехавших на грузовике вслед за группой Раунбаха эсэсовцев отводили глаза. Впрочем, те селянам глаза не мозолили, быстро надели лыжи и мелкими группами исчезли в нависающем над деревней лесу.
        Вечером вернулась первая машина. Следов не нашли, что ничего не означало - под утро выпал снежок и вчерашние лыжные следы стало невозможно отличить от следов недельной давности. Отто не мог с уверенностью утверждать, что Вильгельма Цосса прикончил именно Тополь. Ян, с помощью переводчика из местных, опросил селян. Двое припомнили, что вчера деревню миновала легковая машина. Она двигалась вниз. Если свидетели не путались во времени, чего нельзя было исключить, убийца уже находился далеко. Но двое свидетелей из целой деревни - это очень мало. Либо они ошиблись, либо вражеский агент оставался незамеченным даже для неосознаваемого восприятия, которое хорошо проявлялась при допросах с применением гипноза.
        - Если это Тополь, то проследить его невозможно, - наставительно просвещал руководитель группы Мирчу, - его не такие мастера, как мы, не смогли в свое время найти.
        Группа уже двигалась назад, в Кенигсберг. Фриц Раунбах приказал выезжать, несмотря на надвигающуюся темноту. В машине, где находились Мирча, руководитель группы и Елена, перегородка была опущена, и сидящий впереди Кайзер не мог слышать их разговора.
        - Значит, выезд был безуспешным? - поинтересовался Мирча.
        - Убитый Цосс почти три месяца находился на заводе, в Млада-Болеславе. Тополь, если это он, вполне мог его грохнуть там. Но, заметь, он этого не делает. Он ждет, пока конструктор поедет на отдых в Татры, следует за ним, и убивает его во время обеда, так, чтобы все выглядело естественной смертью. Почему, Мирча?
        - Может, он украл секретные документы и убил конструктора, чтобы скрыть пропажу?
        - Насчет документов придется поинтересоваться. Боюсь, они действительно пропали и разработка нового вида оружия серьезно затормозится. Но я думаю, что Тополь не стал убивать Цосса на заводе, чтобы не привлечь внимания к этому городку. Тополь ведь где-то постоянно живет, скорее - где-то в рейхе. У него свой дом или квартира, документы, родственники. Соседи его знают, как добропорядочного обывателя, у властей он не вызывает сомнений. Мы его ищем давно, кое-что о нем известно. Вычислим его место жительства - сможем взять. Нет, конечно не взять - устранить.
        Раунбах нервно рассмеялся, отчего Елена повернула к нему лицо и доверчиво улыбнулась.
        - Сказал, прямо как доктор Геббельс. Не сможем мы его взять. Стоит ему обратить на нас внимание, и мы через несколько минут станем холодными трупами.
        Фриц взял девушку за руку.
        - Елена наша единственная надежда. Она увидит его, несмотря на всю его защиту. Мы все будем слепы, но она сможет его отыскать и пристрелить.
        Лицо девушки озарила радостная улыбка.
        - Тогда мы сможем уехать в Швецию.
        Раунбах повернулся к Мирче и подмигнул, так, чтобы Елена не видела.
        - У Елены там родственники. Она очень хочет с ними повидаться, поэтому каждый день тренируется в стрельбе. У нее всегда при себе парабеллум.
        Мирча сразу понял, что Раунбах уводит разговор в сторону с очень опасной темы. Девушка считает, что после ликвидации Тополя их отпустят. Их - кого? Фрица и Елену? Всю группу? Раунбах наверняка знает, что это не так, но от девушки скрывает.
        Разговор продолжился ночью. Фриц толкнул Мирчу, положив палец ему на губы.
        - Слушай, Мирча. Сейчас Елена спит, Кайзер нас не услышит, водитель тоже. Ты, как и другие - смертник. Приговорен к ликвидации. Твою жизнь продлят только успехи в поисках Тополя или Ящера. Пока наша группа дает хоть какую-то информацию об их действиях, мы нужны. Наш проигрыш - смерть, наша победа - тоже смерть. Бежать мы не можем, это подставит под удар наши семьи. Тебе я верю, ты вообще не немец, гибнуть во славу рейха тебе незачем. Еще я верю Курту, он уже потерял всех родных, его ничем не запугаешь. Мы разрабатываем план спасения. Надо сделать так, чтобы вся группа погибла на глазах множества свидетелей. И чтобы обязательно остались трупы, в нужном количестве. Некоторые трупы должны годиться для опознания. Кайзера, например, или Хендтада. Остальные окажутся изуродованными до неузнаваемости.
        Мирча тихо спросил:
        - И ты так запросто говоришь об этом с человеком, которого практически не знаешь?
        - Не запросто, Мирчу, не запросто. Я ведь тоже кое-чему научен.
        - И что потом?
        Фриц Раунбах прислушался к дыханию Елены и прошептал на ухо Ковачу:
        - Потом - Швеция. Кто сможет остановить гипнотизера, в чьих руках листок бумаги превращается в любой требуемый документ? Как мы сейчас ездим по рейху, не имея никаких официальных документов, так будем ездить и дальше. Курт справится. Он сейчас эту работу не выполняет, чтобы Шульц, который за нами следит, полагал, что ему это не под силу. Я уверен в твоем согласии, а говорю это тебе, чтобы ты сам не предпринял непродуманных действий. Предупреждаю, наш дом в Кенигсберге прослушивается.
        И снова потянулись унылые дни затворничества. Раунбах с Мирчей не разговаривал, ограничивался вежливыми приветствиями за завтраком. Курт болтал о чем придется, но один из разговоров на нейтральную вроде бы тему заставил Мирчу серьезно задуматься.
        - Свастика, или греческий крест, означала первоначально путь периферийных сил. Есть крест тевтонский, выражающий центростремительную силу, есть равносильный ему мальтийский. Крест с остриями на конце выражает центробежную силу. Но основное значение креста, существовавшее задолго до христианства - это соединение миров, материального мира и духовного, астрального. Никогда не задумывался об этом, сынок?
        Мирча осторожно ответил, что крест всегда понимал в том смысле, что изложен в Священном писании.
        - Да, конечно. Но наша деятельность основана на других знаниях, их нет в Библии, нет и в ее толкованиях. А знакома ли тебе символика розы?
        Крест и роза. Мирча слыхал, что это символика ордена розенкрейцеров, который в двадцатом веке вроде бы сошел на нет. Курт спрашивал не просто так. Или намекал на что-то, или интересовался познаниями Ковача. Причем спрашивал в присутствии Кайзера, в доме.
        - Роза - символ совершенства, завершенности и полноты, - Курт принял молчание Мирчи за незнание, - вместе с крестом они символизируют достижение совершенства в обоих мирах. Человек, достигший такого совершенства, умереть не может. Он сохранит свою астральную сущность и воплотится в ином теле, сохранив свою силу и совершенство.
        Кайзер насмешливо взглянул на Курта и ядовито произнес:
        - Ты бы, Курт, лучше в буддизм перешел. Они все возрождаются к иной жизни, даже не достигая совершенства. Кто бабочкой, кто навозной мухой. Самые благочестивые удостоятся перерождения в собаку. Но у тебя, Хромец, пожалуй, есть шансы стать цаплей. Будешь стоять на одной ноге в болоте, и жрать лягушек. Хотя нет, побоишься жрать. Вдруг твой Валентин Андреа возродился в облике лягушки? А ты его - ам, и нет совершенства!
        Ян захохотал, довольный сказанным. Курт, сожалеюще взглянув на него, повернулся к Мирче.
        - Ты задумывался, с чем явишься в высший мир, когда истекут твои земные дни?
        Такие вот разговоры Франк с марта месяца вел постоянно. Ковач от душеспасительных бесед уклонялся, с ужасом убеждаясь, что старый учитель на глазах слабел и телом и умом. Они еще дважды выезжали: в Познань и Данциг, где кто-то обокрал картотеки гестапо. Елену на выезды не брали, Отто ездил в качестве пассажира, на тот случай, если поступит новое задание. Когда Мирча посетовал, что Курт слабеет, Отто непонимающе взглянул на него:
        - Тебе что, его жалко? Брось. Он самый счастливый из нас. Его семья погибла, среди нас он единственный доброволец. Хотел бы он уйти, мог бы сделать это в любой момент.
        Они сидели вдвоем в мерседесе, для них дела не нашлось, а водитель отошел по нужде. Отто прикурил одну сигарету от другой.
        - Говоришь, недолго ему осталось жить? Так и мне недолго. Врачи говорят - полгода, восемь месяцев. Ты целитель, скажи: ошибаются?
        - Боюсь, что нет. Я тоже помочь не в силах, прости, Отто.
        - А лучше, чтобы ты смог. Мне все равно, я так и так умру. Но хоть моя семья не пострадает, да доктор Шульц им деньги перешлет. А что будет с остальными после моей смерти? Группа без ловца работать не сможет. Когда Штроуб из Мюнхена погиб, расстреляли всю группу.
        - Не понимаю, какой в этом смысл, - пробормотал Мирча, - оставшимися сотрудниками можно было бы усилить другие группы. Нужны ведь разные специалисты, не только ловцы астрала. Зачем, например, нужно было везти меня из Румынии, нового, непроверенного человека?
        Отто выбросил окурок в окошко, прямо под ноги подходящему водителю. Не стесняясь его присутствием, он продолжил:
        - Возможно, Штроуба прикончил Ящер. Этот тип, он вроде тебя, сразу распознает астральные способности человека. Он не так хорошо маскируется, как Тополь, и ловцы его быстро обнаруживают. Ему много раз садились на хвост, даже стреляли в него не однажды. Но на расстоянии прямой видимости он распознает ловца и кончает с ним ментальным ударом. Все группы, которые выходили на него, он позже выследил и уничтожил. Это неизбежно, если в группе нет ловца. Но прежде чем приступить к ликвидации, он зондировал их мозги - вот это и причина превентивных мер, которые сейчас обязательно применяют к нам.
        - Ты его никогда не обнаруживал?
        Лысый ловец пошарил по карманам, нащупывая пачку сигарет. Засунув очередную сигарету в рот, прикурил.
        - Я дважды брал его след. Первый раз он сел на поезд, а дорога была перекрыта, машины не смогли проехать. Я его потерял. Второй раз он находился в соседнем здании и вдруг исчез. Тебя или Елены тогда с нами не было, из здания один за другим выходили люди, а мы только и могли, что фотографировать их. Кроме меня, нас было трое, всего один пистолет, и - мы не знали, кто из них Ящер. Может, он так и не вышел из здания, или использовал другой выход.
        Однажды Раунбах повез Ковача в Берлин. Ехали поездом, в сопровождении Шульца и лейтенанта-эсэсовца, подчиненного только администратору. Раунбах обосновал поездку необходимостью натаскать Ковача на распознавание астральных мастеров. Большинство мастеров рейха охраняли штаб Гиммлера, здание гестапо на Принц Альбрехтштрассе, имперскую канцелярию на Фоссштрассе. В Берлине Фриц отвел их в небольшое кафе, заказал скромную еду. Шульц прослушал заказ, не шевельнув ни единым мускулом лица.
        Мирча заметил, как резко поднялось кровяное давление у администратора. Ирония ситуации заключалась в том, что Шульц с трудом терпел стряпню Дылды Фрица, и рассчитывал как следует полакомиться в столице. Но всеми деньгами группы распоряжался Раунбах, это были его личные деньги, и здесь Шульц ничего поделать не мог.
        Прошло несколько часов, они позволили себе выпить по кружке пива, заказали сосисок, прежде чем Ковач заметил первого астрального мастера. В области затылка у него был не диск, как у лысого Отто, а древовидное образование, уходящее вниз вдоль позвоночника. Выглядел он как типичный служащий почтового ведомства, с обычной, совершенно непримечательной внешностью. Проходя вдоль столиков, он чуть задержал взгляд на Коваче и Раунбахе, сохраняя прежнюю безмятежность лица.
        Астральный мастер сел за столик у стены, возле которого стоял всего один стул. К нему сразу подошел официант с подносом и принялся выгружать на стол тарелки. Спустя несколько минут вошел еще один мастер. Низенький худощавый мужчина с восточным, желтоватым лицом, в форме унтерштурмфюрера СС. Приостановившись у входа, он поклонился обернувшемуся к нему Раунбаху. Тот, привстав, приветствовал вошедшего наклоном головы.
        У этого астрального мастера Ковач обнаружил мощный энергетический узел, занимающий почти весь мозг. Человек с восточным лицом сел за столик возле стены, у которого тоже стоял один стул. И его официант начал обслуживать немедленно, не дожидаясь получения заказа.
        На штандартенфюрера СС Мирча внимания не обратил. Обычный человек, без скрытых способностей, хорошее здоровье. Проходя мимо их столика, тот обронил негромко:
        - Подойди, поговорим.
        Мирча огляделся, пытаясь понять, к кому относилось обращение. Шульц сидел, как оплеванный, медленно краснея. Сопровождающий его эсэсовец погрузился в блаженную негу, упиваясь возможностью прикоснуться к столичной жизни. Раунбах подмигнул Мирче, и, сделав суровое лицо, официальным голосом произнес:
        - Запоминай, Мирча, что видишь. Тебе предстоит искать людей, у которых имеются те же способности, но они сами об этом могут не знать. Я сейчас вернусь.
        Руководитель группы сел за столик штандартенфюрера, и Шульц с ненавистью посмотрел ему вслед. Эсэсовец наливался пивом, которое он брал за собственные деньги, Шульц сидел, ревниво разглядывая оживленно беседующего с высоким чином Фрица, Мирча внимательно осматривал входящих с пятнадцатиминутными интервалами астральных мастеров, которые, все как один, останавливали взгляд на нем. Некоторые из них здоровались с Раунбахом, другие просто задерживали на нем цепкий взгляд.
        Астральные мастера садились поодиночке. Большинство было в гражданской одежде, те, чье лицо явно выдавало принадлежность к желтой расе, носили форму младших чинов СС. Шульц, воспринявший свое подчиненное положение в этой ситуации, как оскорбление, прокашлялся.
        - Видишь, Ковач, офицера, с которым разговаривает Раунбах? Это Мартин Хойзель. Фриц раньше служил под его началом. Хойзель руководил работой нескольких сотен оккультистов, сейчас из них осталось три десятка. Сейчас господин Раунбах Хойзелю не подчиняется, оттого и разговаривает с ним так дружелюбно. Господин Раунбах имеет острое чутье на грядущие неприятности - он сам так говорит.
        Вернувшись за столик, довольный Фриц лукаво взглянул на Шульца:
        - А что, господа, не покушать ли нам в свое удовольствие? Доктор Шульц, закажите нам еду по своему выбору. Я вашему вкусу полностью доверяю. А Мирча, знаток вин, пусть выберет, что мы будем пить.
        Сам Фриц вино только пригубил. Привычный к выпивке Мирча чувствовал легкую усталость, а доктор Шульц с эсэсовцем прилично набрались. В поезде они быстро уснули. Раунбах удовлетворенно оглядел сопящих немцев, выглянул в коридор, закрыл дверь. Он обратился к Ковачу на французском языке. Произношение Фрица явно хромало, да и запас слов был маловат, но Мирча смысл сказанного понимал.
        - Наш план остается в силе. Но требуется время. Сейчас главное - подыскать нам нового ловца, на смену Отто. Ездить будешь с Шульцем. Не вздумай бежать, Шульц всегда берет с собой скрытое сопровождение. Нам нужен ловец, Мирча. Найдешь, пока Отто еще жив - спасешь свою семью, себя. Меня и Елену тоже.
        - А Курта?
        Франц пожал плечами:
        - Если он к тому времени еще будет в здравом уме. Ты боишься, как мы обойдемся без гипнотизера? Придется тебе самому. Это нетрудно. Я покажу тебе в анатомическом атласе нервные центры. Ты умеешь воздействовать на любой орган на расстоянии. Затормозишь немного работу этих центров, потом отдашь приказ, и его выполнят. Можешь взять несколько уроков работы голосом у Дылды Фрица.
        Мирча покачал головой:
        - Я не могу вредить людям. Бог не простит.
        - Уроки все же возьми. А вредить ты не будешь, твое воздействие продлится всего минуту. Никто не умрет, не заболеет. Вспомни, на другой чаше весов жизнь твоих родных.
        - Дилемма дьявола, - обреченно вздохнул Ковач и отвернулся к окну. Лишь несколько минут спустя он подал голос:
        - Скажи, Фриц, только откровенно, как ты вляпался в эту ситуацию?
        В свою очередь Раунбах тоже довольно долго хранил молчание. Возможно, причиной этого послужил пассажир, прошедший по коридору за их спинами. Подозрения он не вызвал. Когда дверь тамбура вновь закрылась, Раунбах отозвался:
        - А ты не делал ошибок, Мирча? Мне было двенадцать лет, когда я впервые соприкоснулся с оккультизмом. Не по своей инициативе - так жизнь распорядилась. Понравилось, заинтриговало, не скрою. А дальше… Нет, ты не поймешь. Для этого надо родиться немцем. Нищим, униженным Версалем, но продолжающим жить вопреки всему. Знаешь, что мне пришлось убивать? Иначе было нельзя. Жизнь - жестокая штука, мой друг.
        Он доверительно приобнял Ковача и отвернулся, словно устыдившись своего жеста.
        Ловца Мирча отыскал в Болгарии. Христо Набаев, крестьянин в остроконечной войлочной шапке, которую он не снимал, несмотря на конец мая, угрюмо смотрел на фотографии своих домочадцев, разложенные на столе.
        - Итак, господин Набаев, Вас призывают для выполнения важного задания. Сейчас наша страна совместно с германскими союзниками ведет борьбу с мировым большевизмом, - голос болгарина-переводчика убаюкивал Ковача, но он явственно видел, как переливается энергия в шишковидном образовании под затылком Набаева,
        - на время Вашей службы Вас зачисляют в нашу армию в звании капитана. Соответствующее жалование будет выплачиваться Вашей семье.
        Шульц что-то пробурчал, и переводчик добавил:
        - Немецкое командование тоже выплатит Вам капитанское жалование и обеспечит одеждой и питанием.
        Болгария, союзник Германии, не позволяла немцам слишком ретиво действовать на своей территории. К тому же Христо Набаев владел только родным языком, а в таком состоянии он был совершенно бесполезен. Поэтому его уговаривали, лишь намеками давая понять, чем обернется его отказ для родных. Все равно Христо должен был выучиться говорить по-немецки, прежде чем приступит к работе.
        Сейчас Шульц Набаева покупал. Жалование капитана для болгарского крестьянина - выше предела мечтаний. Возможность дать образование детям, прикупить орудий труда, обновить дом.
        - Вам не придется бывать на фронте, вся работа - в тылу.
        Переводчик добросовестно переводил слова Шульца. Администратор не лгал. Поработав с оккультистами, он отлично знал, что большинство из них легко распознает прямую ложь. К тому же в денежных вопросах Шульц действительно всегда был честен. Сейчас он правдиво рассказывал о том, что предстоит обнаружить - только обнаружить, ловят пусть другие - двух закоренелых врагов рейха, на чьей совести множество загубленных жизней.
        Шульц показал фотографии. На них погибшие были в гражданском платье, с женами, детьми. Мирча про себя отметил, сколькими сиротами осчастливили Германию эти двое - Тополь с Ящером, - и сразу же вспомнил своих дочерей. Он пока еще жив, а они уже считают себя сиротами. Вспомнил слова Фрица Раунбаха, обнаружил необходимые нервные центры и легонько их "пригасил". Христо отупело слушал переводчика, а Мирча шепнул Шульцу:
        - Пусть переводчик потребует его письменного согласия.
        Когда Набаев подписал бумагу о согласии служить интересам рейха, Мирча удовлетворенно откинулся на спинку стула. Спасен. Спасен он, его семья, вся группа. За месяц болгарина выучат говорить на немецком, еще за месяц Отто обучит его навыкам пеленгования астральных выбросов. Дотянет ли Курт? Когда Мирча уезжал, Франк был совсем плох. Приставал ко всем с россказнями о грядущем возвращении Спасителя, призывал не творить зла. А что он позволял себе говорить о фюрере!
        Вернувшись в Кенигсберг, Ковач обнаружил лишь одно - ничего не изменилось. Дылда Фриц стоял у кухонной плиты, Кайзер читал газеты, Раунбах задумчиво разглядывал карту Европы, испещренную пометками, смысл которых был ведом ему одному. Курта в его комнате не было.
        - Он не дождался тебя, - лысый Отто проснулся в кресле, когда Мирча потрепал его по плечу, - все хотел раскрыть тебе великую тайну иной жизни. Он оставил тебе записи, они в твоей комнате.
        - Курт умер? - напрямик спросил Мирча, - по какой причине?
        - Веская причина, Мирча, очень веская. Пуля калибра семь целых, шестьдесят две сотых миллиметра в затылке. Приказ отдал господин Раунбах, а выполнил Ян. Иначе было нельзя. Старина Курт совсем рехнулся, начал говорить такие вещи, что подвел бы нас всех под расстрел.
        Ян поднял голову от газеты, встретился глазами с Ковачем, кивнул в знак согласия и вновь уставился в газету.
        - Мы похоронили его в саду, как положено. Приходил священник, исполнил обряд. Только табличка на могиле не с его настоящим именем.
        Отто прикурил сигарету и вызвался проводить Мирчу к могиле.
        - Сам найду - невежливо буркнул Ковач, направляясь к выходу.
        "Целями Братства Креста и Розы являются: 1- Устранение монархической формы правления, замена ее правлением философски избранных (не достигнута, Мирча, слишком мало посвященных); 2 - Реформация науки и философии на началах Истинного Знания (мы сейчас дальше от истины, чем в 1614 году, когда был опубликован манифест "Слава Братства"); 3 - открытие универсального лечения или панацеи (в мире физическом панацеи быть не может, но посвященный, соединяющий собой два мира, может лечить так, как будто он сам - панацея). Ты, сынок, уже сделал первые шаги, ты близок к первой вершине - Софии. Вторая же вершина - Каббала, а вершина третья - Магия. Основатель ордена, Христиан Розенкрейцер, жил 106 лет, а потом заключил себя в сосуд философский, где его тело хранится нетленно, а через
120 лет возвращается к земной жизни. Истинные члены Ордена скрывают от непосвященных свою принадлежность, собираясь раз в год в Доме Святого Духа, который существует скрытно для непосвященных. Истинные розенкрейцеры способны становиться невидимыми, исцелять на расстоянии, они превзошли всю человеческую мудрость. Я мал и невежественен, но и мне пред смертью открылась великая истина. Лишь ты, Мирча, способен меня понять. Я получаю знания прямо от Высшего Существа, я преодолел границу между мирами…"
        Начало записок Франка еще на что-то было похоже. По крайней мере, это был еще нормальный немецкий язык, и Ковач улавливал, что именно Курт хотел сказать. Дальше шли схемы, диаграммы, латынь, буквы еврейского алфавита, непонятные рисунки, числа. Если что и имелось на немецком, то лишь беспорядочный набор слов.
        В комнату вошел Раунбах и спросил, кивнув на разложенные листы с записями:
        - Разобрался?
        Ковачу пришлось признать, что нет, и что вообще эти записки писал не вполне здоровый человек. Раунбах просмотрел несколько листов:
        - Это вот одна из пятнадцати схем розенкрейцеров, опубликованная в 1735 году Георгом фон Веллингом. Не знал, что Курт способен воспроизвести ее по памяти. Возможно, безумие обострило его таланты. Ты могилу уже видел?
        Конечно, Фриц предпочитал разговаривать в саду, потому и намекнул на посещение могилы. Мирча взял кусок хлеба, чтобы покрошить птицам на могиле Курта, и они вышли из дома.
        - Курт не только нес полную чушь об устройстве нашего мира и мира астрального, о бестелесных братьях ордена и собственном приобщении к тайнам. Это нам ничем не угрожало, только утомляло. Он выбалтывал, сам того не замечая, наш план спасения. Я был вынужден его убрать, сославшись на его сумасшествие.
        - Он действительно сошел с ума?
        - Не специалист по психике, но очень похоже. Я знаю, что у розенкрейцеров есть такое представление: душа прикована к телу тремя связями. Освобождение от них позволяет достичь бестелесного существования. Соответствующие процедуры называются: "отливка расплавленного моря", "изготовление бриллианта розы", "получение философского камня". Курт утверждал, что прошел первую из них. Только я не уверен, что он знал, какая - первая.
        Мирча недоуменно посмотрел на Фрица:
        - А ты знаешь - какая? Разве орден все еще существует?
        Фриц знал многое. Что орден был основан в 1400 году, что его основатель, именуемый - Наш Прославленный Отец и Брат, действительно жил невообразимо долго; что в ордене, когда он решился заявить миру о своем существовании, состояло всего восемь истинных посвященных, и это число не должно было увеличиваться. Орден скрывал своих членов, пряча авторство их книг за псевдонимами, именами приближенных к ордену, просто создавая мистификации. Фрэнсис Бэкон, Гете, Сен-Жермен - были ли они членами ордена? А Иоганн Валентин Андреа? Существовал ли такой человек, или это один из псевдонимов Бэкона? Где находился их Дом Святого Духа, не в Карлсбаде ли?
        Позже орден стоял за созданием масонских лож, искусно стирая память о себе. Но, согласно уверениям Фрица, орден Креста и Розы продолжал существовать.
        - Его истинные адепты способны "поднимать розу с креста", то есть отделять астральное тело от физического, не впадая в безумие. Курт не смог, впрочем, он все равно был обречен. Хватит о нем. Мне звонил Шульц, сказал, ты нашел ловца.
        Мирча угрюмо кивнул. Христо еще в Болгарии показался ему совершенно неподходящим человеком. Ему, собственно, было наплевать. Ну, не поймают своих подопечных люди Раунбаха, так и Бог с ними. Лишь бы сохранялась видимость работы, лишь бы уцелеть сейчас. А там, глядишь, Раунбах найдет способ инсценировать их безвременную смерть. Должен же он спешить, если хочет вывезти Елену в Швецию до рождения ребенка. Однако отношения с Раунбахом портить не следовало, и, руководствуясь этими соображениями, Ковач высказал свое мнение.
        - Болгарский крестьянин, недалекий, но себе на уме. Его опасно обучать. Почувствовав свою силу, он попытается сбежать. Я таких людей знаю. Вдали от дома они себя плохо чувствуют, и это нельзя изменить ни страхом, ни подкупом.
        Фриц покачал головой:
        - У нас, что, есть другой ловец? Ты помнишь, я заподозрил, что Тополь скрывается в Млада-Болеславе? Есть косвенное подтверждение - выброс астральной энергии в Праге. Что там произошло, мы так и не поняли. Обрати внимание, Тополь не стал скрывать Прагу, но он скрывал маленький городок неподалеку. Недавно произошел еще выброс, в Брно. Машина с командой гестаповцев ехала на задание и неожиданно врезалась в столб. Погиб только их командир, умер от сердечного приступа. Так что подготовим болгарина - и в гости к Тополю.
        Глава 7
        Нечто продолжало пожирать Вселенную, точнее, ту ее часть, которую принято называть Сокрытыми или Сокровенными мирами. Там, где раньше были цветущие планеты, внезапно образовывались черные дыры, куда не проникал ни свет, ни даже сознание Просветленных.
        Это ужасало само по себе, ибо с мирами гибли, пропадали без следа все их обитатели. Это не было разрушением в прямом смысле: созданные демиургами планеты просто исчезали, и пространство, которое они прежде занимали, схлопывалось за ними.
        Демиурги творили вновь и вновь, но только в Библии Господь создал мир за семь дней. На деле же уходили столетия. В этой гонке демиурги явно проигрывали.
        В свой черед Просветленные пытались выявить какую-либо закономерность наступления Нечто, не для того, чтобы защититься - это было просто невозможно, но хотя бы вовремя провести эвакуацию. Ведь большинство обитателей сокрытых миров нуждалось в услугах Проводников.
        Рождались и умирали сотни гипотез. Каждая ничем не хуже, а значит, и не лучше прочих. И, хотя удовлетворительной версии так и не появилась, неустанная мыслительная работа позволила выявить если не закономерности, то, по крайней мере, определенные тенденции в последовательности атак таинственного противника. Пусть не всегда это помогало, но появилась хотя бы надежда.
        За столетия до рождения Юрия Кондрахина самой распространенной версией о причинах наступления Нечто являлось представление о критическом накоплении зла, что, по мнению части Просветленных неминуемо вело к нарушению гармонии во Вселенной, автоматической отмене всех физических законов. Наиболее широкое распространение эта гипотеза получила среди выходцев с Земли, особенно тех, кто начал долгий путь совершенствования с религиозного подвижничества. Правда, никто из них не мог объяснить, почему разрушению подвергаются сокрытые миры, в большей части куда более совершенные, нежели миры явленные.
        Были среди Просветленных и те, кто не разделял эту точку зрения, считая первопричиной трагической цепи событий природный катаклизм, и даже таковые, кто полагал это следствием деятельности самих демиургов. Но доказательств не мог представить никто, равно как и оснований отмахиваться от любого предположения.
        Посему и был направлен на воюющую Землю избранник демиургов Юрий Кондрахин, владеющий лишь азами магических средств. Слишком велико казалось накопленное здесь зло, слишком вероятна его искусственная природа. Просветленные вовсе не ждали от Юрия победы над могущественным неведомым противником, но они были обязаны подготовить его к будущим сражениям, а заодно и желали уточнить предположения о разрушительных действиях мага, осмелившегося напрямую вмешаться в ход человеческой истории.
        Конечно, они знали о гремящей по всей Земле Второй Мировой, и знаниям этим могла бы позавидовать любая разведка. Но принцип невмешательства соблюдался ими свято. Иное дело - Кондрахин. Он изначально был предназначен стать великим воином, а вовсе не Просветленным, потому и не распространялись на него запреты и правила.
        На пятый день пребывания Юрия на Земле собрался Ареопаг. Просветленные могли общаться мысленно на расстоянии, но сейчас по мнению тех, кто отвечал за подготовку Кондрахина, требовалось личное присутствие каждого. Собрание, если так можно назвать прерываемое редкими фразами долгое сидение в тени плодовых деревьев, состоялось в одном из самых восхитительных уголков Вселенной - сокрытом мире Гленна. Среди благообразных и удивительно схожих между собой старцев в белых одеяниях находились несколько сравнительно молодых людей, одетых, как придется. Это были специально доставленные на планету Стражи.
        - Братья, - обратился к присутствующим один из Просветленных, - мы попросили вас прибыть сюда в связи с сообщениями Стражей. Ими зафиксировано чрезвычайно мощное возрастание информационного поля Земли, почти равное тому, что достигается в сокрытых мирах.
        - Да, мы помним об этом, - откликнулся другой Просветленный, - предполагается, что это может указывать на деятельностью достаточно великого мага. Для выяснения этого, кажется, и был отправлен туда Ваш молодой воспитанник?
        - Совершенно верно, и это одна из причин нашей встречи. Но, к сожалению, не главная. Вспомните, что разрушениям подвергаются в основном сокрытые миры. Чем они отличаются от явленных? Главным образом мощностью информационного поля.
        После продолжительного молчания подал голос один из самых длиннобородых старцев:
        - Вы полагаете, что Земля может подвергнуться атаке Нечто?
        - Да, и, возможно, она станет следующей жертвой, учитывая количество зла, которое захлестнуло всю планету.
        Легкий ветерок прошелестел в кронах деревьев. С ветви сорвалось огромное яблоко и остановилось в десяти сантиметрах над травяным ковром. Только Стражи проводили взглядом его не завершившийся полет.
        - Мы не сможем эвакуировать все население Земли, - тихо сказал один из членов Ареопага. - Даже если все наши Проводники будут трудиться совместно с нами целый год, мы не справимся и с десятой долей задачи. Ведь там миллиарды людей.
        - Вы правы. Это тупиковый путь. Но есть еще одно предложение - полная информационная блокада Земли. Только так мы спрячем ее от Нечто.
        - Но там же избранник Демиургов! Установив блокаду, мы не сможем ни помочь ему, ни вовремя забрать в случае смертельной опасности… А он подвергается ей ежедневно и ежечасно. Имеем ли мы моральное право рисковать его жизнью?
        - Вы полагаете, что лучше рискнуть жизнями миллиардов землян? К тому же наш воспитанник очень неплохо проявил себя на Иоракау, показав, что умеет не только защищаться, но и нападать. И последнее: он - избранник Демиургов, а есть ли в мире сила, способная отменить Предначертание?
        - К сожалению, есть, - вздохнул кто-то, - и эта сила называется Нечто.
        Немногословные прения и уточнения продолжались еще несколько часов, но лучшей идеи предложить не смог никто. Экранирование Земли должно превратить ее для любого внешнего наблюдателя в безжизненный каменный объект. Одновременно напряженность информационного поля за экраном, на самой планете, еще более возрастет вследствие прекращения рассеивания. Применять магические способности смогут все больше и больше людей, причем, совершенно не следующих Законам. Это чревато развязыванию небывалой войны. Но, с другой стороны, как заметил кто-то из Просветленных, разве та война, что бушует на Земле сейчас, поглощая миллионы человеческих жизней, чем-то лучше?
        А Кондрахин… Что ж, до лучших времен ему придется действовать в одиночку, да пребудет с ним Ишвара!
        Глава 8
        Не успел ОН отъехать от Смоленска на полсотни верст, как принял сигнал: человек, которого Густав Кроткий прислал вместо себя, намерен вернуться в Германию. Но кто-то должен координировать события на месте. Он не знал доктора Шульца, но отыскать информационный след любого человека для Него не составляло труда. Да, этот человек не подходил - он не обладал нужными для этого способностями. И все же, пусть пока побудет, а там решение придет само собой. И ОН отправил короткое внушение Шульцу: задержаться. Этот всплеск информационного поля и уловил Николай Павлович, в то время как Кондрахин расправлялся с молодым гестаповцем.
        Таким образом отъезд Шульца, а вместе с ним и "завербованных" откладывался на неопределенное время. Представитель Раунбаха при всем желании, при самых изощренных пытках не смог бы объяснить причины своего внезапного решения. Это едва не отразилось самым пагубным образом на судьбе Кондрахина.
        Утром барон Ульрих фон Клерст, а именно так звали убитого Юрием офицера, не явился на службу. Через два часа его шеф, Курт Фогель забеспокоился. Барон был представителем очень влиятельного в Германии семейства. Фогель приказал двум сотрудникам выехать на квартиру, которую присмотрел себе фон Клерст.
        Через час у дома невдалеке от Успенского собора собралось с десяток чинов, а улицы и переулки полностью перекрыли солдаты.
        Следователи просеивали каждую пылинку, судебный медик тщательно осматривал тело, а взбешенный Фогель возбужденно шагал по комнатам, крича на всех и всем мешая.
        Барон фон Клерст валялся на полу ничком, в брызгах разбитого оконного стекла, с неестественно вывернутой головой, так что левый, безжизненный, но незакрытый его глаз равнодушно смотрел на возню следователей. В расстегнутой кобуре находился "вальтер", все патроны на месте. Один из следователей поднес ствол к носу: пахло только смазкой. На столе, возле выгоревшей керосиновой лампы, покоилось недописанное письмо, адресованное, судя по обращению, барону Клерсту-старшему.
        Курт бегло пробежал глазами текст: никакой зацепки. Пара строк о нем, вполне благожелательных. Очевидно, нападение произошло совершенно неожиданно, Ульрих даже не успел достать пистолет. А это на него не похоже. Барон был прекрасным стрелком, что демонстрировал не раз и на соревнованиях, и в боевой обстановке. Фогель невольно вспомнил, как однажды они с Ульфихом угодили в партизанскую засаду.
        Водитель тогда сразу убили, машина вильнула в сторону и опрокинулась. Фогель, сидевший впереди, оказался придавлен мертвым телом и не сразу смог достать оружие. Если бы не фон Клерст, на этом их личная война бесславно бы закончилась. Однако барон открыл прицельную стрельбу по набегавшим партизанам из пистолета, невозмутимый, словно на стрельбах в тире. И уложил всех пятерых нападавших. Вдвоем они кое-как поставили машину на колеса и добрались до города. Это случилось под Бобруйском.
        И вот теперь Ульрих мертв, и об этом надо написать его отцу. А у следствия, по сути, никаких улик. Это не бандитский партизанский налет - те бы забрали оружие. И не элементарный грабеж. Месть? Может быть. Но какие старые враги могли быть у Ульриха здесь в Смоленске? Получалась полная ерунда.
        Фогель был в курсе, что последние несколько дней молодой барон проживал вместе с каким-то старым генералом-инспектором, фамилию которого он почему-то напрочь забыл. Но представить себе, чтобы старик, штабная крыса, мог впрыгнуть в довольно высокое окно и свернуть Ульриху шею, словно цыпленку, оказалось выше его сил. А генерал тем временем исчез, и никто его не видел. Отыскать убийцу требовалось во что бы то ни стало, иначе в Берлине его не простят.
        Даже охватившее его бешенство не мешало Курту думать. Убийцей мог быть только молодой и великолепно подготовленный человек. Такой, что обладал способностью не только незаметно подойти в дому, вокруг которого то и дело сновали патрули, но и так же незаметно покинуть место преступления. Такой, как… русский, или швед, или черт его знает кто, но сумевший с книжкой красноармейца пробраться в давным-давно оккупированный город!
        Даже если тот невиновен, лучшего козла отпущения не придумать!
        - Доктора Шульца немедленно сюда! - приказал Фогель. - И русских, которым вчера выдали документы!
        Кондрахина с Николаем Павловичем привезли первыми. Фогель бросил в их сторону испепеляющий взгляд.
        - Ну, и что вы об этом скажете? - показал он на скрюченное тело барона.
        - Какой ужас! - пролепетал Рейнгарт.
        - Несомненно, это убийство, - Кондрахин внимательно наклонился над трупом, - и кто же на это осмелился?
        Фогель даже задохнулся.
        - Об этом я и хочу спросить Вас!
        Кондрахин в задумчивости обошел вокруг тела, взглянул на разбитое окно, нетронутую постель, письмо, явно изменившее свое положение на столе. Нет, он не мог оставить никаких следов. Вот разве микроскопические клочки ткани пиджака на осколках стекла… Да, надо было тщательно подмести и выбросить где-нибудь поодаль. Или сменить костюм… Нет, это неправильно: тогда подозрение у гестаповца только окрепло бы. Надо немедленно брать ситуацию под контроль.
        - Вы присядьте, дядя Коля, - по-русски сказал он, - в Вашем возрасте вредно так волноваться. В конце концов война есть война, на ней часто убивают.
        Затем он повернулся к Фогелю с выражением лица, достойным размышляющего Шерлока Холлмса.
        - Я не сыщик, герр офицер, но кое-что невольно наводит на предположения. Обычно, судя по романам, расследование начинают с выяснения мотивов. Какие мотивы в данном случае могли быть у преступника?
        Еще секунда и Фогель пристрелил бы этого наглеца, невзирая на бумагу, подписанную Гиммлером. Но Кондрахин внезапно сменил тему, и это заинтересовало гестаповца.
        - Когда, хотя бы примерно, совершено это преступление? - обратился Юрий через Николая Павловича к судебному медику.
        - Не меньше двенадцати часов назад. И не больше пятнадцати.
        - Мне кажется чрезвычайно важным это обстоятельство. Итак, стояла ночь или поздний вечер. Судя по тому, как одет покойный, он еще не собирался спать. Чем он мог заниматься?
        - Он писал письмо.
        - Ага! Письменный стол прямо под окном… Кстати, когда Вы вошли, окно было зашторено? Ну, теперь ситуация более-менее ясна. Вечер, человек пишет письмо при свете керосиновой лампы перед зашторенным окном.
        Кондрахин деловито пощупал штору.
        - Хороший материал, плотный. Вряд ли через него хоть что-либо разглядишь. Какой из этого вывод? А вывод один: убийца прекрасно знал свою жертву.
        - Поэтому и вломился через окно? - с сарказмом поинтересовался Фогель.
        - Нет, он вошел через дверь. Как свой. Как человек, которому полностью доверяют. Иначе бы он стрелял, а не действовал таким варварским способом. Да, и сила у него должна быть недюжинная.
        Фогель мрачно молчал, обдумывая услышанное.
        - Что вы об этом скажете? - обратился он наконец к криминалистам.
        - Звучало бы правдоподобно, если бы не одна деталь: разбитое окно. И разбито оно, несомненно, снаружи.
        Кондрахин рассмеялся:
        - Ложный след! Совершив злодеяние, преступник вышел наружу тем же путем и выбил окно. Чем, не берусь судить, но этот предмет он, скорее всего, унес с собой.
        - Снаружи все осмотрели? - спросил Фогель.
        - Так точно! Никаких следов: трава под окном очень жесткая и упругая.
        - Задерните штору, как было. Выйдем, посмотрим еще раз.
        Юрий успел кинуть беглый взгляд на карниз. Он был немного коротковат, но на этот раз крайнее кольцо дошло до конца, полностью закрыв окно плотной шторой. Того маленького уголка, которым воспользовался Кондрахин, как смотровой щелью, не оставалось.
        На улице Фогель внимательно огляделся. Он вполне доверял своим помощникам, но еще больше себе. Да, следов на такой траве просто не могло остаться, разве что подогнать к дому танк. Окно высокое, но не настолько, чтобы тренированный человек не мог в него запрыгнуть. Гестаповец несколько раз безуспешно попытался заглянуть в комнату то с одной, то с другой стороны. Встать на язык застывшего бетона ему и в голову не пришло: повода не было. Да, и не смог бы - для таких трюков нужна специальная подготовка.
        Подъехала машина военного коменданта. Из нее вышел доктор Шульц. Чуть заметно подволакивая правую ногу, он приблизился к Фогелю и стоящим при нем криминалистам.
        - Какого черта? - недовольно спросил он.
        Шульц по роду своих занятий постоянно носил гражданскую одежду, хотя его звание в СС было на порядок выше, чем у Фогеля. Но воспользоваться этим преимуществом он имел право только в самом крайнем случае. Пока же он оставался неопределенного положения гражданским чином, облеченным доверием самого рейхсфюрера.
        Поостыв к этому времени, Фогель довольно миролюбиво ответил:
        - Извините, доктор, но у нас произошло трагическое происшествие, и я был вынужден воспользоваться услугами Ваших новых сотрудников.
        Поразительно, но маленький, тщедушный, подслеповатый доктор Шульц умел одним взглядом поставить людей на место, как делал это, с еще большим успехом, его кумир - Генрих Гиммлер.
        - И для этого Вы решили вызвать меня?
        - Вы же сегодня отбываете в Кенигсберг… - нашелся Фогель.
        - Не сегодня. Мне надо кое-что доделать, так что пользуйтесь моими людьми, как Вам угодно. Только не забывайте о личной ответственности за их безопасность.
        Взгляд Шульца даже через толстые линзы очков был крайне выразителен. Не сказав больше ни слова, он повернулся и захромал к машине.
        - Чем мы можем быть полезны еще? - услужливо спросил Кондрахин.
        - Свободны, - буркнул гестаповец. - Отвезите их домой.
        Во время недолгой поездки Юрий думал, как бы ему избавиться от единственного предмета, могущего стать уликой - собственного пиджака. Но достойной идеи так и не родилось. Оставалось надеяться, что следователи, хотя бы на первых порах, уцепятся за предложенную им версию.
        Так и получилось. Посовещавшись, криминалисты доложили Фогелю, что русский, по-видимому, прав. Нападавший должен был хотя бы видеть, где находился в тот момент фон Клерст, а при зашторенном окне это невозможно. Рассмотрели они и вариант, при котором штору задернул сам преступник. Но в таком случае барон неизбежно бы заметил нападавшего хотя бы за минуту и смог бы защитить себя.
        Оставался единственный подозреваемый - таинственный генерал-инспектор, документальных свидетельств пребывания которого в городе так и не нашлось. Если бы сам Ульрих не упомянул за несколько дней до гибели, что по приказу из Берлина к нему временно поселили какого-то генерала, можно было подумать, что его и вовсе не существовало. Запрос в столицу ничего не дал, безрезультатными оказались и поиски на дорогах.
        А ОН тем временем ехал на восток, обгоняя военные колонны. Часовые на пропускных пунктах отдавали честь его генеральскому мундиру, не спрашивая никаких документов, а когда запыленная машина скрывалась из виду, напрочь забывали и о ней, и о пожилом генерале.
        Глава 9
        Через несколько дней доктор Шульц получил категорический приказ Раунбаха: немедленно возвращаться к месту службы. По мнению его людей, отслеживающих информационное пространство, в Восточной Пруссии вновь объявился Тополь. Раздираемый противоречиями - необходимостью исполнять приказы начальства и необъяснимым внутренним желанием остаться - мрачный и постаревший Шульц в компании Кондрахина и Рейнгарта отбыл в Кенигсберг.
        Ехали поездом, везущим раненых и отпускников. Шульц захватил отдельное купе и сразу запер дверь изнутри.
        - Чем меньше людей вас видит, тем лучше, - объяснил он. - Когда что потребуется, доложите.
        Состав шел медленно, подолгу застревая на полустанках, чтобы пропустить встречные воинские эшелоны. Однажды простояли почти пять часов в чистом поле. Выяснилось, что западнее, в белорусских лесах, партизаны пустили под откос поезд. Его искореженные останки Юрий и Николай Павлович смогли вскоре увидеть из окна вагона. Наверное, это было самое отрадное для них зрелище с момента возвращения на Землю.
        Шульц сидел напротив русских, насупленный и загадочно-молчаливый. Юрий подумал, что доктор просто боится путешествия по военным дорогам, и не стал прибегать к зондированию его мыслей. Однако, Кондрахин ошибался: доктор решал весьма щепетильную задачу.
        Сам не обладая мистическими способностями, Шульц относился к их носителям безо всякого скепсиса. Он был одним из немногих, кому полагалось ведать о результатах невидимой работы. Теперь он вез в Германию Йоханссена, несомненно, превосходящего по своему потенциалу любого из группы Раунбаха. В этом его полностью убедил эксперимент в Смоленске. Доподлинно знать, о чем думает, что замышляет тот или иной человек - не это ли путь к могуществу? Но как утаить от шефа истинные способности Йоханссена, этого Шульц пока не знал.
        Кенигсберг встретил их затяжным моросящим дождем. Все было серым: и небо, и вокзал, и дома, и люди. На площади у вокзала их ждала машина. Пожилой водитель, не поприветствовав приезжих и ни о чем не спросив Шульца, немедленно вырулил с площади на прилегающую улицу.
        В дороге Юрий и Николай Павлович то и дело крутили головами, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть, но серый дождь поглотил город. Рейнгарт дважды пытался о чем-то спросить Шульца. После второго вопроса доктор коротко приказал ему заткнуться.
        Трехэтажный особняк с острой черепичной крышей, прячущийся среди каштанов за высокой металлической оградой оказался конечной точкой их путешествия. Шульц надавил кнопку электрического звонка.
        Открыть им вышел высокий, белокурый молодой человек лет двадцати пяти, которого Юрий поначалу посчитал охранником. Но тут же, видя, как подтянулся доктор Шульц, понял свою ошибку.
        - Доклад потом, - жестом остановил молодой немец Шульца, - а сейчас проводите сотрудников в отведенное им помещение. Я приму их в двадцать часов, до этого, извините, слишком занят.
        - Сотрудник - один, - спешно сказал доктор, - а второй, - он кивком головы указал на Николая Павловича, - переводчик.
        - Да, растет наша группа, - рассеянно произнес молодой, повернулся и зашагал к крыльцу.
        Глядя со спины, ему можно было дать все шестьдесят.
        - Жить будете вдвоем, - объявил Шульц, когда они поднялись на второй этаж, - душ и туалет за этой дверью. Столовая внизу. Обед нам привозят, захочется перекусить дополнительно - найдете сами. Прислуги здесь нет.
        - Ну, что, дядя Коля, жизнь как будто налаживается? - спросил Крндрахин, когда Шульц вышел.
        Николай Павлович, пристраивая под койкой выданный немцами чемодан с вещами, скептически промолчал.
        Вечером их вызвали к Раунбаху. По пути Юрий успел шепнуть Рейнгарту:
        - Постарайтесь прощупать их мыслеполя.
        - Я делаю это непрерывно, - так же шепотом отозвался Николай Павлович, - весьма средненькие всплески. Интересующий нас объект здесь не присутствует. Хотя общий фон очень насыщенный.
        Сопровождающий их один из обитателей особняка распахнул дверь в просторный зал. За длинным прямоугольным столом сидели десять человек во главе с Раунбахом. Среди них находился и доктор Шульц.
        - Ну, вот, вся команда в сборе! - удовлетворенно воскликнул Раунбах. - Позвольте, господа, представить: Юрий Йоханссен, чтец мыслей, с переводчиком. Присаживайтесь, не стесняйтесь. Руки по швам у нас держать не принято, да и "хайль" кричать не обязательно.
        Такое вступление очень не понравилось Кондрахину. Чем непринужденнее обстановка, тем труднее держать себя в рамках выбранного образа. Он даже предположил, что все это инсценировано специально для него, но вскоре поневоле отбросил эту мысль.
        Раунбах не просто выглядел усталым. Он вымотался до предела. С того дня, как ему доложили, что в Пруссии вновь объявился Тополь, он спал не более трех часов в сутки. В таком же ритме жила и вся его группа, к тому моменту уже интернациональная по составу.
        - Ну, Мирча, - обратился он к довольно молодому человеку с глубокими залысинами и внимательным взглядом темно-карих глаз в сеточке морщин.
        Тот с минуту вглядывался в невозмутимое лицо Кондрахина, после чего развел руками:
        - Ничего не понимаю. Видимо, доктор Шульц что-то напутал. У юноши абсолютно никаких проблесков. Зато у его переводчика… Солидно, однако!
        - Шульц, как это понимать? Кто из них читает мысли?
        Администратор, сверкнув толстыми линзами, уверенно ткнул пальцем в сторону Кондрахина.
        - В самом деле, Йоханссен? - требовательно спросил Раунбах. - Вы способны сделать это прямо сейчас? Например, о чем думаю я сию минуту?
        Николай Павлович перевел, Кондрахин кивнул, раздумывая, как бы незаметнее взять в руку камень, оттягивающий правый карман его пиджака.
        - Отлично. А ты, Христо, займись своим прямым делом. Итак?
        Кондрахин театрально повернулся полубоком, засунул-таки руку в карман и уставился на Раунбаха, сощурив глаза. Мысль гитлеровца, которую тот повторял про себя, он давным-давно превратил в образ. Но спектакль с немигающим взглядом требовался ему, дабы скрыть свои истинные способности. На этот раз оплошать было нельзя. Как, впрочем, и перегибать палку. К счстью, мысль немца оказалась простой и довольно устойчивой.
        - Господин офицер думает о чашке настоящего арабского кофе со взбитыми сливками, и обязательно в красной чашке.
        Раунбах изумленно откинулся на спинку тяжелого старинного стула и посмотрел сначала на Мирчу, потом на простодушного вида мужичка, о которых говорят "сам себе на уме".
        - Да ровно ничего, Фриц, - первым откликнулся Мирча. Вслед за ним и Христо отрицательно помотал головой.
        - Тогда как же он узнал? Черт возьми, с таким явлением я еще не сталкивался! Древнескандинавская магия, говорите?
        Еще бы, мысленно усмехнулся Кондрахин. Для таких умений нужно пройти хорошую школу в сокрытых мирах, да и свой камень держать не за пазухой, а в правой ладони.
        - Ну, что ж, присаживайтесь, господа. После ужина я познакомлю вас со всеми. А пока запомните, что обращаются здесь все на "ты".
        Уже поздним вечером Раунбах предложил Ковачу подышать в саду чистым воздухом. Неспешно двинулись они к могиле Курта Франка.
        - Ты что-то можешь объяснить? - спросил Фриц.
        - Ровным счетом ничего, - ответил румын, - распознавать людей с особыми способностями научил меня ты, и что я могу к этому добавить? Ни светящейся точки, ни диска, ни тех странных образований, которые я видел у других мастеров астрала. Он что, действительно, настолько точно прочитал твои мысли?
        - Абсолютно. А самое главное, я думал словами, конкретной фразой, а выяснилось, что немецким он практически не владеет. Так, отдельные дежурные фразы. Для того и переводчик с ним. Так как же он тогда смог понять, о чем я думаю? Да, а что старик?
        - Видимо, врожденные способности, о которых он даже не догадывается. Огромный, сверкающий и вращающийся диск, выходящий за пределы черепа. Куда там Отто или Набаеву! Кстати, а Христо что-нибудь уловил?
        Раунбах рассеянно покрошил на могилу бывшего ловца астральных вибраций традиционный кусок хлеба.
        - Утверждает, что никакого возмущения ментального поля не было. С какой стати ему врать? Да и работал он в последнее время совсем не плохо. Неужели такая мощная защита? Да нет, даже Тополю такое не под силу. Его-то мы засекаем за сотни километров.
        - Да, жалко, что Елены сегодня не было. Она-то бы защиту увидела, - сделав несколько шагов в сторону особняка, темнеющего за деревьями, сказал Мирча. Как она?
        - Нянчится с малышом. Счастливая, - помрачнев, сказал Раунбах.
        Родившийся в мае ребенок серьезно осложнил их планы. Инсценировка гибели всей группы должна быть исключительно убедительной. А для этого количество обнаруженных трупов должно точно соответствовать составу группы. Сейчас их тринадцать. Трое должны уцелеть. Ну, три обезображенных взрослых трупа - не проблема. А как быть с ребенком? И где провести эту акцию?
        Вначале Раунбах был уверен - и Ковач был с ним солидарен - что лучшее место это проселочная дорога где-нибудь в Польше. Наскочили машины на мины, на то и война. Ребенок спутал все карты. С какой стати грудной малыш окажется ночью в оперативной машине секретной группы, выехавшей на задание? Поднять на воздух особняк? Совсем не реально. Какие еще диверсанты в Кенигсберге?
        Ни Тополь, ни Ящер на эту роль не годились. Те к динамиту не прибегают. Достаточно вычислить ловца (хотя это чертовски сложно - ловцов оберегали всеми имеющимися силами), ликвидировать его на расстоянии одним волевым усилием, а об остальных СС само позаботится.
        Ни у кого не должно возникнуть ни малейших подозрений, иначе по их следу пустят мастеров астрала со всего рейха. Тогда не уйти.
        Мысли путались, а тут еще бессонные ночи. Хорошо хоть, что Мирча помогает.
        - А ведь швед нам очень опасен, - неожиданно сказал Ковач.
        - Почему же?
        - Он настоящая бомба для Тополя. Тот его просто не заметит, не выделит из толпы, а вот его мысли Йоханссен немедленно прочитает. И тогда - все, финита ла комедиа.
        - Не все так легко, - успокоил его Раунбах, - Йоханнсену требуется хотя бы короткое время для подготовки, вроде как настроить приемник на нужную волну. Так что просто по улице не пройдешь, читая мысли всех подряд. Кстати, а как здоровье новичков?
        - Отличное здоровье. У старика незначительные проблемы с полостью рта, в остальном же - как у тридцатилетнего. Молодой же обладает идеальным здоровьем, как будто не болел никогда в жизни.
        - Погоди, погоди, - перебил его Раунбах, останавливаясь, - такого не может быть. В этом году он был тяжело ранен и полгода пробыл в госпитале. Да и Шульц своими глазами видел у него солидный рубец на груди… Странно, очень странно…
        - А что вообще в нем обычного? - пожал плечами Мирча. - Для меня достаточно того, что он пришел сюда добровольцем. Как я понимаю, его семья в заложниках не осталась? Как у меня?
        - И у меня, Мирча. У старика, правда, то ли тетка, то ли сестра во Франкурте. Но Шульц сказал, что это выжившая из ума старуха. Вряд ли Рейнгарта обеспокоит ее судьба. Ладно, пошли. Попытаюсь вздремнуть, хотя нюхом чую - не дадут.
        В те же минуты в комнате второго этажа Юрий и Николай Павлович готовились улечься в предоставленные им железные солдатские кровати. Рейнгарт, как переводчик, присутствовал при церемонии знакомства Кондрахина со всеми членами группы и не нуждался в пересказе. Куда больше хотелось ему поговорить о своих наблюдениях за астральными полями сотрудников Раунбаха. Способствовала этому и бутылка коньяка, к которой он изрядно приложился в пустой в этот час столовой комнате.
        - Должен доложить, Юрочка, свои наблюдения, - начал он.
        Кондрахин бешено сверкнул глазами и приложил палец к губам, благо свет еще не выключали.
        - Ты думаешь? - покачнувшись, спросил Рейнгарт.
        - Уверен, - зло ответил Кондрахин. - где ты, дядя Коля, так успел нахлестаться?
        - Здесь это предусмотрено, - самодовольно произнес Николай Павлович, - отличная, уверяю тебя, контора.
        Юрий тяжело покачал головой. И без того проблем по горло, а тут еще за пьяным товарищем присматривай - не сболтнул бы что ненароком. Пустили козла в огород. В том, что комната прослушивается, он не сомневался. А уж тем более, если в ней поселили новичков. Неизвестно, проводится ли прослушка постоянно, или же выборочно, в определенные часы, этого Кондрахин не знал. Пока не знал. Зато теперь ему стало известно, что прощупывание мыслей Шульца для него совершенно безопасно.
        А хорошо бы взорвать это осиное гнездо к чертовой бабушке! - подумал он, забираясь в постель.
        В это время дверь приоткрылась, и широкая полоса света легла на пол.
        - Спите? - раздался голос Раунбаха, возвращавшегося с вечерней прогулки по саду.
        - Никак нет, - ответил Николай Павлович, пытаясь встать, но путаясь в одеяле.
        - Да лежите! Встают у нас по сигналу общей тревоги - один долгий гудок. Еще, Рейнгарт, попрошу тебя уже завтра начать с вашим напарником занятия немецким языком. Через месяц он должен говорить совершенно свободно. Пока все. Спокойной ночи!
        Раунбах захлопнул дверь и недовольно поморщился: в комнате уж слишком явно пахло спиртным. До этого в его особняке выпивали лишь на Рождество и день рождения фюрера, да и то по наперстку. Ну, ладно, будем считать, что новобранцы отметили новоселье, подумал он, лишь бы остальных не споили.
        Юрий же не преминул возможностью прочитать мысли своего "шефа". В голове Фрица Раунбаха оказался хаос: тысячи отрывочных картинок, среди которых неизменным оставался только образ младенца. Почему-то ребенок вызывал у Раунбаха чувство отчаяния. Может, это сын Раунбаха, погибший при бомбежке? Можно было задать Фрицу ментальный вопрос, но это означало возмутить астральные вибрации, что делать Юрий поостерегся. Так и заснул он, недоумевая, почему этот немец, враг его страны, ему понравился.
        Наутро Раунбах проинструктировал Кондрахина, работой какого рода тому придется заниматься. Выглядел немец еще более утомленным, чем накануне.
        - Наша группа ориентирована на поиск и уничтожение всего лишь двух противников. Им даны условные клички: Тополь и Ящер. Кто они, мы доподлинно не знаем. Зато хорошо известны их дела. Оба обладают выдающимися мистическими способностями, что позволяет им бесследно исчезать с места очередного преступления. Основная их практика - это мысленное воздействие на расстоянии, вызывающая у жертвы остановку сердца. Ящер, впрочем, изредка прибегает и к традиционному оружию. Уничтожают они целенаправленно достаточно крупных чинов СС, а также нас, тех, кто реально может с ними побороться.
        Происходит это так. В группе есть ловец астральных вибраций, сейчас это болгарин Христо Набаев, вчера ты с ним познакомился. Что такое астральные вибрации? Ну, это выплеск энергии при проведении какого-либо магического действия. Впрочем, тебе это не потребуется, ты ведь работаешь по каким-то своим, незнакомым мне каналам.
        Так вот, Христо должен уловить очередной выплеск мыслительной энергии, идентифицировать его источник и, по возможности, установить его местонахождение. Такие ловцы имеются еще в нескольких группах, подобных нашей, размещенных в разных городах. Они обязаны немедленно позвонить мне. Получается нечто вроде пеленга.
        Как только удается установить, где находится объект, немедленно выезжает наша группа. Иногда в полном составе, иногда частично. В основном гипнотизеры, способные выудить у возможных свидетелей заблокированную информацию, а также - обязательно Мирча Ковач, который видит скрытые признаки мистических способностей. Есть у нас еще специалистка, легко улавливающая присутствие ментальной защиты. Ценный работник, но сейчас, по ряду причин, мы ее почти не привлекаем. Вчера ее среди нас не было.
        "Неприятная новость, - подумал Кондрахин, - про такое я и не слыхал. Остается надеяться на камень. Не Просветленная же она в конце концов".
        - Теперь будешь выезжать и ты, - продолжал Раунбах, - твои способности очень кстати. Особенно, учитывая, что присутствие Тополя совсем недавно зафиксировано в Восточной Пруссии. Так что наши шансы возросли. Тебе, наверное, следует знать, что Тополь - предположительно славянин, возможно - русский. Прекрасно водит машину, огнестрельного оружия никогда не применяет. Очень мощный гипнотизер, но видимо, обладает и другими выдающимися способностями. Так что, как видишь, враг серьезный. Но и наши возможности, особенно после включения тебя в группу, усилились. Только постарайся работать - настраиваться - побыстрей.
        "Шиш тебе с маслом, - усмехнулся Юрий про себя, - твой враг - мой друг. Не только выслеживать не стану, но и постараюсь сорвать все ваши планы".
        От Раунбаха напарники вышли через полчаса. Первым по лестнице спускался Николай Павлович, неся под мышкой выданную для учебы изрядную кипу чистой бумаги. Правда, Фриц не требовал, чтобы Юрий умел читать и писать, достаточно разговорной речи. Но Рейнгарт предпочитал традиционные методы обучения. Он и не подозревал, что Кондрахину для приличного владения языком требуется несколько суток. Только вот учителя должны быть иными.
        Кондрахин, следуя чуть позади, размышлял, каким образом Николаю Павловичу удается выглядеть таким бодрым и энергичным после вчерашней попойки.
        - Пойдем-ка освежимся, - предложил он.
        Рейнгарт оживился.
        - Я не в том смысле, дядя Коля. Пройдем по саду, мне надо кое-что посмотреть.
        Сад окружал особняк со всех сторон. Занимал он не меньше четверти гектара и был порядком запущен. Газоны заросли сорняком, среди которого чернели бока осыпавшихся перезрелых яблок.
        - Что ты ищешь? - спросил Николай Павлович, наблюдая, как Кондрахин, закинув голову, озирается по сторонам.
        - Грушу, желательно дикую. Правда, я слышал, что культурные сорта часто прививают на дичку, так что, возможно, любая подойдет. Ты пока рассказывай, если есть что.
        - Немного, но кое-что есть. Ночью заметил несколько всплесков информационного поля здесь, в особняке. От кого исходили, не могу сказать - просто не знаю, кто в какой комнате живет. И еще один выброс, куда более мощный, к северо-западу от Кенигсберга.
        - Тот, кого мы ищем? - насторожился Кондрахин.
        Николай Павлович покачал головой.
        - Нет, почерк совершенно иной. Скорее всего тот, кого разыскивают немцы. Да, сударь, между прочим обязан доложить, что способности мои прилично обострились.
        - Неужели? - иронически спросил Юрий. - И с чем же это можно связать? Готов поспорить, что сейчас ты намекнешь на стимулятор, который начал принимать регулярно.
        Он с усмешкой взглянул на Рейнгарта. Тот насупился.
        - Между прочим, я уже говорил, что впервые ощутил информационное поле именно в состоянии легкого подпития. Конечно, не имея никакого представления, что это такое. Так что это предположение не лишено основания.
        - Ладно, не сердись. Но и в руках себя держи, не забывай, что мы в окружении врагов. Да, хотел спросить, почему их ловец может в лучшем случае вычислить направление сигнала, а ты устанавливаешь локализацию до метра? Если это, конечно, не преувеличение.
        Николай Павлович приосанился.
        - Если бы кто-то из них обладал моими возможностями, то служил бы Просветленным, а не собаке Гитлеру. Знаешь, я вернусь, пожалуй. Ноги совсем вымокли. Да, и ты бы тоже шел в дом. Сдалась тебе эта груша!
        - Иди, дядя Коля, и давай больше не выходить из легенды, даже когда мы наедине. Для тебя я - Юра, выросший у тебя на глазах. Не забывайте, что Шульц худо-бедно по-русски лопочет.
        Рейнгарт согласно кивнул и пошел к особняку, высоко поднимая ноги над мокрой от непрекращающегося моросящего дождя травой. А Кондрахин продолжил свои поиски, методично обходя заброшенный сад.
        Грушевое дерево он обнаружил довольно скоро. Оно скалой возвышалось над обступившими его корявыми яблонями, тянущими к великорослой соседке узловатые руки. Юрий взглянул вверх. Кое-где на ветвях вздрагивали под каплями дождя сиротливые мелкие груши.
        "Ладно, попытка - не пытка", - решил про себя Юрий, прикоснувшись к скользкому, влажному стволу вначале рукой, а потом левым боком. В свободную руку он взял свой камень, с которым не расставался даже во сне.
        Вначале он ощутил только озноб от холодного прикосновения, но продолжал упорно стоять. И лишь постепенно, через несколько минут, почуял доверчивое, радостное и согревающее дуновение. Дерево откликнулось, приняло его в себя, растворило во Вселенной. И в то же время камень в правой ладони полностью защищал его душу от враждебных вторжений. Это не было похоже на то, что он испытывал в Школе Лады, но ведь и он стал другим - жестким, а когда надо и беспощадным. Но не сейчас, не сейчас…
        Мысли исчезли - одно лишь безмерное блаженство от чувства единения со всем сущим, когда ты присутствуешь везде и нигде, в каждой травинке, в каждом атоме воздуха.
        Практикуя это раньше, в Школе и в учебном центре НКВД, Юрий использовал такое состояние для немедленного восстановления сил. Теперь же он преследовал иные цели и заранее запрограммировал себя на их достижение. Помимо его воли - о ней сейчас не могло быть и речи - крошечная бодрствующая часть его сознания, повинуясь заложенной программе, начала поиск человека, которого немцы именовали Тополем.
        Те немногие сведения о Тополе, которые Кондрахин получил от Раунбаха, делали задачу сверхтрудной, но все же выполнимой. Надо лишь отрешиться от всего - от любых мыслей, ощущений и привязанностей - и Мировой Разум, в котором ты сейчас растворен, сделает все, что нужно.
        Время остановилось, превратилось в бесконечное пространство, из которого на землю спокойно взирал один-единственный светящийся атом - все, что сейчас оставалось индивидуального от Юрия Кондрахина. Он видел всю планету как бы со всех сторон, но вот обзор начал суживаться, пока не остановился только над одной территорией - Восточной Пруссией.
        Приблизившись, Кондрахин увидал десятки вспышек, выбросов ментальной энергии. Какая из них нужная? Здесь нельзя полагаться на здравый смысл, логику или сознание, напротив, его надо полностью отключить. Оно обманет, руководствуясь ложными знаниями и стереотипами мышления. Только безраздельное, безрассудочное доверие к высшим силам может привести к успеху. А как и почему это происходит, лежит за пределами человеческого познания.
        Из множества вспышек выделилась одна и стала стремительно вырастать. Теперь Кондрахин видел, что это не вспышка вовсе, а ровное голубоватое свечение, на глазах превращающаяся в образ человека, неторопливо бредущего по чистой, типичной немецкой улочке. Юрий различал каждую черточку лица молодого, красивого мужчины, каждую пуговицу на его костюме, не давая им названия и ни с чем не отождествляя. Так, не размышляя, делает снимок фотоаппарат.
        Внезапно идущий слегка вздрогнул и замедлил и без того неспешный шаг, к чему-то прислушиваясь. Когда же он успокоенно двинулся дальше, видение стало растворяться, пока не исчезло вовсе. Программа завершила свою работу, и через несколько минут Кондрахин пришел в себя.
        Лишь после выхода из глубокого транса Юрий приступил к оценке результатов, восстановил в памяти облик увиденного им человека. Не могло быть и речи об ошибке - Мировой Разум не способен лгать. Где он находится? Географию этих мест Юрий знал весьма поверхностно, но мог бы, пользуясь картой, безошибочно указать населенный пункт, а оказавшись в нем, отыскать ту самую улочку, по которой шел Тополь.
        Доложи он об этом Раунбаху, и схватка неизбежна. Скорее всего, окончится она не в пользу Тополя. Но планы Кондрахина были прямо противоположны. Тополь - союзник, его надо уберечь. По сути, единственная возможность - установить мысленную связь, хоть это и достаточно рискованно. Именно для этой цели Кондрахин и устроил сегодняшний сеанс. Не представляя человека, ни разу не видев его, он выполнить этого не мог. Чтение мыслеполей незнакомых людей, что без труда делал его главный враг, еще оставалось для него непостижимым искусством.
        У самого входа в особняк Юрия встретил длинный непрерывный гудок тревоги, означавший немедленный общий сбор. Он мгновенно понял: Тополь обнаружен. Очевидно, тот мгновенный испуг, испытанный Тополем во время сеанса Кондрахина, повлек за собой непродуманную, инстинктивную попытку выстроить мысленную защиту. Это кратковременное, но чрезвычайно мощное возмущение информационного поля было немедленно уловлено Христо Набаевым.
        Кондрахину некогда было морализировать по поводу того, является ли он провокатором или допустил по-человечески объяснимую оплошность. Да и не подумал он об этом в сию минуту.
        По широкой лестнице со второго и третьего этажей в столовую быстро сбегали члены команды Раунбаха, словно матросы на корабле во время аврала. Тревоги в их лицах Юрий не заметил. Все были профессионалами, знали себе цену и за время существования группы привыкли к внезапным выездам.
        Фриц Раунбах последним вошел в столовую, убедился, что команда в сборе и начал без предисловий.
        - Только что, две минуты назад, Христо уловил след Тополя. Всего-то в пятнадцати километрах отсюда. На этот раз он не должен уйти. На месте остаются только ловец и… переводчик. Рейнгарт, даю две минуты, чтобы перевести для Йоханссена его задачу: когда Мирча или кто другой из нас укажет ему на человека, он должен по возможности быстро прочитать его мысли. Для всех остальных: все, на кого укажет Мирча должны быть немедленно уничтожены, желательно выстрелом в голову. Поэтому сегодня выезжаем с оружием. Шульц, раздайте револьверы!
        - А как мы сможем узнать, уничтожен Тополь или кто другой? - спросил Дылда Фриц.
        - Во-первых, носителей сверхспособностей единицы. Во-вторых, именно для идентификации объекта мы берем с собой Йоханссена. И в-третьих, Христо будет продолжать наблюдение отсюда, поддерживая с нами связь по рации. Еще вопросы есть? Тогда по машинам!
        Кондрахин подивился слаженности действий членов группы. Все эти люди были явно не спортивные кроме, разве что, Яна Кайзера. Тем не менее, в считанные минуты успели получить оружие и занять места в двух просторных мощных мерседесах. Видимо, каждый знал свое место по боевому расписанию. Заминка могла возникнуть лишь с ним, Юрием. Однако, Раунбах лишь указал ему рукой на вторую машину, и Кондрахин мигом оказался в салоне.
        Мчась в скоростном автомобиле по затянутым серой дымкой дождя пригородам, Юрий взвешивал шансы Тополя. Главная опасность для него - Мирча Ковач. Вряд ли тот способен пробиться через ментальную защиту, но ведь та не может поддерживаться постоянно, это невозможно физически. Устранить румына? Но как? Мирча ехал вместе с Раунбахом в головной машине.
        Но оставалась и другая возможность. Юрий - единственный, кто знал Тополя в лицо. Вряд ли вся группа будет разыскивать противника, бок о бок маршируя по улицам населенного пункта. Неизбежно прочесывание, а значит, разделение или на мелкие группки, либо вообще придется ходить поодиночке, в поле зрения друг друга. Этим можно будет воспользоваться. Если только к моменту приезда группы Тополь не окажется в помещении. Тогда - Раунбах отдаст команду на окружение. Справится ли Юрий с восьмью вооруженными противниками? Должен справиться. Они не бойцы в физическом плане. Все их замыслы и планы для него - открытая книга. Но это значит поставить под удар Николая Павловича.
        Не успел Юрий придти к какому-либо решению, как обе машины плавно притормозили посреди улочки какого-то маленького немецкого городка. Все немедленно высыпали под моросящий докучливый дождь. Раунбах отдавал короткие команды.
        Как и предполагал Юрий, их разбили на двойки. Ему выпало идти в паре с Яном Кайзером. Перед этим Раунбах отозвал Кайзера в сторону и велел не спускать с Йоханссена глаз, а в случае чего пристрелить. Сколь ни коротко длилась их беседа, Юрий без труда уловил ее содержание и внутренне усмехнулся.
        Хуже было другое. Он, как и Мирча, оказался ведущим. Остальным полагалось следовать за ними, пусть на удалении, пусть по параллельным улицам. Кроме того, в арьергарде групп находились водители, которых Юрий поначалу не принял во внимание. Среди них могли оказаться и неплохие стрелки.
        И все же Кондрахин имел несомненное преимущество: он видел не только самого Тополя, но и улицу, по которой тот шел, мог опознать каждое строение. Оставалось только найти ее. Как жаль, что не удалось обменяться хоть словом с Николаем Павловичем! Тот наверняка тоже засек ментальный выброс, а с его способностью точно определять местонахождения объекта, сейчас бы мог просто назвать нужную улицу. Но Раунбах не предоставил им такой возможности.
        Кайзер грубо толкнул Юрия в плечо и жестом показал: туда. Он нехотя признал арийское происхождение Йоханссена, но всех не-германцев считал арийцами второго сорта. Юрий жестом ответил: нет, туда. Наблюдавший эту сценку Раунбах что-то сказал Яну, после чего тот послушно двинулся за Кондрахиным. Боковым зрением Юрий отметил, как именно разделилась их команда.
        Он долго петлял по городку, словно собака, потерявшая след. Ага! Вот, наконец, и нужная улица. Можно сосредоточиться, уловить ментальное поле Тополя. Изо всей группы Раунбаха на это способен только он, и никому об этом не ведомо.
        Кондрахин шел первым. За ним, шагах в пятнадцать, двигался Кайзер. По противоположной стороне улицы метров на сто позади парой следовали Дылда Фриц и один из водителей. Где-то неподалеку должен находиться Мирча Ковач. Ведь, по замыслу Раунбаха, именно в обязанности румына входил поиск любого человека с паранормальными способностями. Каким образом он может известить о подозреваемом Юрия, тот не задумывался - времени не было.
        Навстречу ему, опираясь на черную трость, шел старик в старомодном макинтоше и мятой шляпе с обвисшими полями. Только обостренная долгими тренировками интуиция заставила Кондрахина почувствовать какое-то несоответствие и прибегнуть к чтению мыслеполя. Это оказался до неузнаваемости преобразившийся Тополь. Можно равнодушно пройти мимо: ни Кайзер, ни Дылда Фриц ничего не заподозрят. Однако, оставался еще Мирча.
        Знает ли Тополь, что сейчас по его следу идет целая слаженная команда оккультистов? Если знает или догадывается, то почему немедленно не покинул этот город? Уверен в своем превосходстве и надеется с помощью банальных в общем-то уловок перехитрить противника? Нет, судя по тому, что успел узнать Кондрахин, на Тополя это не похоже.
        Юрий ускорил шаг, увеличив дистанцию между собой и Кайзером. Одновременно что-то неуловимо изменилось в старческой шаркающей походке Тополя. Вряд ли он почувствовал зондирование своего мыслеполя, ведь Кондрахин не выпускал из руки экранирующий его мысли камень. Скорее всего, Тополь вычислил Кайзера или Фрица. Безусловно, он должен обладать схожими с Ковачем способностями, о чем, пусть косвенно, свидетельствовал его "послужной список".
        Старик свернул в узкую подворотню старинного трехэтажного дома за мгновение до того, как его с Юрием пути должны были пересечься. Кондрахин решился. Он всего лишь заглянул в подворотню, чтобы до времени не привлекать внимание немцев.
        - Тополь, - негромко сказал он по-русски вслед удаляющейся согбенной спине, - немедленно…
        Страшной силы ментальный удар в виде энергетического жгута был нацелен прямо в его сердце. Лишь защита камня да знание боевой астральной защиты спасли его от неминуемой гибели. Он отклонил энергетический поток от себя, закрутил его в спираль и тут же выбросил назад, прямо в бежавшего в подворотню Яна Кайзера, уже спустившего защелку предохранителя на револьвере. Немец упал замертво, не успев ничего понять.
        - Немедленно уходи, - прохрипел Кондрахин, - у шоссе в сторону Кенигсберга два автомобиля, совершенно без охраны. Сейчас здесь будут другие.
        Тополь на мгновение оглянулся, и на его лице промелькнуло изумление. Оказывается, он попал не в того, кому предназначался удар. В его практике такое случалось впервые. Но размышлять было некогда. Несколько упругих шагов - и он перемахнул через двухметровый глухой каменный забор, огораживающий внутренний дворик. Кондрахин осел вдоль стены и отключил сознание.
        Открыл глаза он уже в машине. Над ним склонился Мирча. Румын был спокоен, даже, можно сказать, безразличен. Тут же, на переднем сиденье, находился и Раунбах.
        - Все нормально, Фриц, - сказал Ковач, - очевидно, его зацепило только краем. Новичкам всегда везет. Даже внутренние органы не повреждены. Просто шок.
        Юрий открыл глаза и застонал, обхватив голову руками.
        - Погоди, Йоханссен, не отключайся, - приказал Раунбах, - ты должен рассказать о том, что произошло.
        - Он же не говорит по-немецки, - напомнил Мирча.
        - Черт возьми! Действительно. Но не тащить же сюда переводчика.
        - А что говорят остальные?
        - Ну, Кайзер уже ничего никому не расскажет. А Фриц с водителем видели какого-то старика в сером плаще и коричневой шляпе. За ним в подворотню и свернул Йоханссен, а Кайзер помчался следом с пистолетом в руке. И вдруг его отшвырнуло навзничь на тротуар, а Йоханссен сполз по стене и завалился на бок. Когда страхующая пара подбежала, во дворике, кстати, вовсе не проходном, не оказалось ни души. Дальше ты все знаешь сам. Погоди - рация. Это Христо, не иначе… Что? В двух километрах к северу? Понял.
        Раунбах выскочил из машины и подозвал остальных.
        - Объект направился к северу. Видимо, пешком. Едем! Всем быть наготове. Стрелять при малейшем намеке.
        - Куда деть труп? - угрюмо спросил один из водителей.
        - Погрузите в багажник, - распорядился Раунбах.
        Машины помчались на север, к Балтийскому морю. Предоставленный самому себе, Кондрахин принялся размышлять, почему Тополь не воспользовался его подсказкой и не оставил всю группу без транспорта. Может, он все же не русский, и языка не понимает? Тогда почему не предпринял второй атаки? Он же понял, что Юрий невредим. Так как ответ в любом случае мог быть только предположительным, Кондрахин переключился на Раунбаха, в машине которого теперь оказался. Немец молчал, и вид его был мрачен. Несмотря на последнее обстоятельство - к полному удивлению Юрия - немец оказался доволен провалом экспедиции. Вновь ненадолго появился образ младенца, но на этот раз связанный с надеждой.
        Глава 10
        Тополь не рискнул воспользоваться машинами Раунбаха, ибо осторожность стала его второй натурой. В каждой их них мог оказаться заряд взрывчатки с радиодетонатором. Времени на поиск ее у него не оставалось - это гитлеровцы знали. А пожертвовать одним автомобилем ради его уничтожения - велика ли цена?
        Вместо указанного Юрием направления он ринулся через дворы и заборы кратчайшим путем. Стариковский наряд не слишком мешал ему. Немногочисленных встречных горожан он брал под контроль, внушая свою невидимость. Конечно, ищейкам рейха легко подвергнуть их допросу под гипнозом, и они все вспомнят. Но это произойдет много позже, а сейчас у него имеется приличная фора. Благодаря предупреждению. Однако, кто тот человек, так умело уклонившийся от ментального удара, который рискнул собой, дав ему бежать? Очевидно, что он был в команде, брошенной на его, Тополя, уничтожение. Ладно, это можно обдумать потом.
        Беспрепятственно добравшись до северной окраины городка, Тополь быстро зашагал в сторону моря, изредка переходя на бег. Узкое, но добротное шоссе пустынно. Это и хорошо и плохо в свете предстоящей ему задачи. На ходу Тополь избавился от широкополой шляпы и плаща, а трость превратилась в черный зонт. Под плащом оказался мундир капитана люфтваффе. До комплекта не хватало только форменной фуражки. Наклонившись над придорожной лужицей, Тополь оторвал наклеенные седые усы и смыл грим. Только после этой подготовки он приискал достаточно укромное место - навес для сушки снопов, и принялся ждать.
        Как только на горизонте появилась грузовая машина, идущая на юг, Тополь послал в ее сторону мощный энергетический сигнал, который ввел водителя в состояние глубокого транса. Но главная цель состояла в том, чтобы через ловца астрала дать группе Раунбаха ложный след, убедить, что беглец движется в сторону моря.
        Водитель послушно затормозил, увидев на обочине офицера под зонтиком. Из кабины выскочил немолодой фельдфебель, вытянулся перед Тополем.
        - В город? - строго спросил тот.
        - Так точно, господин капитан!
        - Что везете?
        - Взвод новобранцев, господин капитан.
        - Вольно. Я подъеду с вами.
        - Так точно! Прошу в кабину, - фельдфебель услужливо распахнул дверцу.
        - Не стоит. Лучше посмотрю на пополнение.
        Тополь перемахнул через задний борт, под брезентовый тент и постучал кулаком по кабине: поехали, мол.
        Грузовик разминулся с автомобилями Раунбаха на какую-то жалкую минуту. На центральной площади Тополь вновь постучал по кабине, спрыгнул с остановившейся машины и растворился в узеньких улочках городка, оставленного им в крайней спешке полчаса назад. В ближайшие дни искать здесь его наверняка не станут.
        Утреннее солнце послало свои первые лучи в окно комнаты. Тополь открыл глаза и снова закрыл их. Ему не было надобности глядеть на часы - любой посвященный может назвать точное время в любое время суток.
        Сейчас следовало спокойно подумать. Кто тот человек, который не только выстоял перед его ударом, но, по сути, буквально спас его? Конечно, никто из гитлеровской своры, окопавшейся в Кенигсберге, не годится ему в подметки, но свора на то и свора, что действует по волчьим законам. Не уменьем, так числом.
        Да, эта группа стала опасна. Не иначе, ее курирует сам Густав Кроткий. Из глубин памяти выплыла равнодушно-самодовольная физиономия. Тогда, в двадцать пятом году, он еще не был Кротким. Эта фамилия или кличка добавилась позже. И Тополь еще не был Тополем. Просто студент Варшавского университета Павел Недрагов - то ли чех (мать его была коренная пражанка), либо русский, коим он привык считать себя по месту рождения.
        Павел появился на свет морозным январским утром 1898 году в родовом имении под Орлом. Впрочем, имением обветшавшую усадьбу называли лишь по традиции. Дохода она не давала, да и отец Павла - кадровый офицер - не обладал даром хозяйственника.
        Вскоре семья окончательно переселилась в Орел, выкупив небольшой домик на Первой Дворянской. Именно здесь получил свой первый мистический опыт Павел Недрагов.
        Ему исполнилось шестнадцать, когда впервые в жизни он был допущен на спиритический сеанс. Поздним вечером за столом собралось восемь человек, один из которых, точнее, одна - медиум - костлявая тетка с большим отвислым носом и изрытым оспинами лицом. Откуда-то Павлу было точно известно, что она перенесла любовную трагедию, и с тех пор ударилась в эмансипацию. Приступая к сеансу, тетка долго сосредоточивалась, раскуривая тонкую пахитоску. Некурящий Павел старался откинуться на стуле как можно дальше, избегая клубов вонючего дыма. Рядом с ним пристроился кузен Игнат. Он старше, и уже неоднократно присутствовал при вызывании духов умерших. Игнат бледен, напряженно сосредоточен.
        Вызывали в тот вечер дух Наполеона. Боже, как скучны и предсказуемы оказались провинциальные обыватели! Будь Павел чуть постарше, он просто испытал бы разочарование от происходящего жалкого спектакля. Но в те годы ему было все внове. Темнота, прикосновение рук соседа, истеричные взвизги тетки-медиума. Он вникал всей душой в происходящее, расслабился: и начал видеть сквозь темноту. Образы…
        Образ Наполеона пришел первым: не настоящий император, а лишь иллюстрация в исторической книжке. Образ медиума - ветхая старуха с клюкой в рваном платье, качается на ветру, безуспешно пытаясь закрыться платком, а ветер срывает его, открывая взору морщинистое лицо с кривым носом. На следующий же день Павел понял, что образ тетки-медиума сочетался у него с представление о Бабе-Яге. А то, что могучим ветром являлся его кузен, он понял сразу.
        Остальных участников спиритического сеанса Недрагов представлял в образах маленьких, плоских безликих фигурок. А вот себя совершенно не видел, и представил, что его просто нет. Медиум-тетка отвечала на пустые вопросы, а он точно знал - происходящее за столом порождается волей Игната. Не знал тогда, понимает ли он это сам кузен. Уже не узнать. Игнат умер от тифа в 1918 году.
        Когда зажгли свет, все сидящие за столом в изумлении уставились на юношу.
        - Павел, ты как здесь оказался? - кузен совершенно не помнил, что брат участвовал в сеансе с самого начала. Не помнили и другие. Смог! Он смог добиться того, чтобы окружающие его не замечали, он стер из их памяти воспоминание о себе, только пожелав этого.
        Недрагов удивился, но не испугался такому умению. Возможно, позже оно спасло ему жизнь на германском фронте. Уже бушевала первая мировая, и дети дворян считали делом чести надеть военный мундир. Павел окончил ускоренные офицерские курсы и успел вкусить прелестей окопной жизни. Там он и применил несколько раз умение становиться невидимым для окружающих.
        Но вскоре фронт развалился. Начались братания с противником, солдаты демонстративно не подчинялись офицерам. Потом и вовсе брат пошел на брата, сын на отца. Скорее всего, Павел примкнул бы к белому движению, если бы не переход на сторону красных генерала Брусилова, которого Недрагов искренне боготворил.
        Хлебнув отравы большевизма, семья Недраговых срочно выехала в Прагу, на родину матери. Лишь отец не успел - сложил голову под Царицыным.
        Павел никогда не считал себя эмигрантом, но в то же время практически не общался с русскими, ни в Праге, ни в Варшаве. Они были ему попросту не интересны. Болтуны, погрязшие по шею в иллюзиях.
        В 1925 год в Варшаве на одной из студенческих вечеринок Недрагова познакомили с приезжим испанцем. Тот не владел польским языком, но свободно говорил по-немецки. Среди студентов, собравшихся в комнате, большинство оказались поляками, кроме родного языка сносно болтающими и на французском, которого испанец тоже не знал. Поневоле приезжему пришлось общаться только с Павлом.
        Густав. Так он себя назвал, не добавив к этому ничего. Недрагов уже мог тогда видеть астральное тело человека, воспринимать его ментальные токи. Мог отличить одаренного, но необученного человека, от тех, кто научился применять свою сокрытую силу. Они пожали друг другу руки, - и Недрагова как будто током ударило. Он почувствовал действующую на него силу, гнетущую вниз, заставляющую забыть себя, подчиняющую себе. Привычным волевым усилием пропустил этот импульс сквозь себя. Не ответил. Глупо, мелочно соревноваться в силе с первым встречным.
        Густав отнял руку. Улыбнулся. Нехорошая улыбка, притворно ласковая. Так улыбаются, когда открыто бросить вызов боятся, а воткнуть нож в твою спину намереваются попозже. Павел много видел таких улыбок, пока учился в университете Варшавы. Не совсем таких, конечно. Истинный поляк именно в силу высокомерия в спину не ударит - знаменитый польский гонор не позволит. А вот Густав явно был лишен всяких предрассудков.
        Что он тогда предлагал? Ах, да, деньги и власть. Это то, что всегда его влекло. Конечно, он был совсем не беден, но испанскому юноше с неподвижным взором, сводящим с ума романтичных барышень, требовались иные деньги, совсем иные. Он хотел не просто тратить их на себя - он хотел влиять. Сажать на трон новые королевские династии, назначать кардиналов, приводить к власти политические партии. Он понимал: никаких сил, никакого скрытого могущества, никакого таланта к внушению для этого не хватит. Ни у него самого, ни у десятка мастеров ментальных воздействий.
        - Вы, Павел, - говорил испанец на великолепном немецком, - холодны, лишены честолюбия, терпеливы. При Вашей скрытой силе интересы и запросы - интересы рядового человека. Это редкость среди таких, как мы. Я по сравнению с Вами - как неуемный подросток, который вожделеет всего сразу. Представьте, какую мы составим пару! У меня есть шикарный план…
        Планов у Густава, действительно, хватало. Только вот, по мнению Павла, он сам до них не дотягивал. Слишком нетерпелив и суетен. И, пожалуй, завистлив. Окопная жизнь научила Недрагова прямо противоположному. Возможно, именно в силу этого обстоятельства они, действительно, составили бы великолепную пару, дополняя друг друга. Но слишком много было в испанце отталкивающего, неприемлемого для Павла. Впрочем, при последующих встречах Густав был вполне дружелюбен, хотя и не наседал уже с предложениями сотрудничества.
        Члены незримого братства настоящих оккультистов регулярно съезжались в несколько европейских столиц - на других посмотреть и себя показать. Вену избрали для себя сторонники Каббалы и классические европейские чернокнижники, последователи доктора Фауста. В Лондоне собирались тайные жрецы культов друидов, а Париж и Берлин облюбовали теософы. Тогда, в далеком 1927 году Густав без труда разыскал Недрагова в Вене.
        Павел в те годы не скрывался ни от обывателей, ни от мастеров астрала. Просто не было в том необходимости. К себе, правда, никогда никого не приглашал и адресов не называл. В том числе и Густаву.
        Он ждал Павла на перекрестке, у книжного магазина. Такой же подвижный, сухопарый, в черном отутюженном сюртуке и таком же черном котелке. То, что эта встреча не случайна, было для Недрагова совершенно очевидным.
        - Господин Павел! Помните мою скромную особу? Два года назад, в Варшаве… Давайте пройдемся, хочу немного рассказать о своих успехах. Если хотите, похвастать. Знаете, - продолжал он, фамильярно подхватывая Павла под руку, - как-то неожиданно для себя я углубился в чернокнижие. Фауст, Нигидий Фигул и так далее. Да что я Вам объясняю? И вот как раз сегодня ночью по заказу одного богатого клиента я буду вызывать дух Асиебеля по классическому ритуалу.
        - Подобной ерундой последний раз я занимался в подростковом возрасте, - равнодушно ответил Недрагов.
        Густав не смутился. Энергия фонтаном била из него.
        - Послушайте, Павел, Вы наверняка имели дело с шарлатанами. Я же понимаю, насколько Вы владеете ментальной силой. Я предлагаю настоящее действие за пределами известных нам законов физики! Не подделку. Не стану Вас убеждать, что вызванное мною существо - действительно Асиебель, хоть я и вынужден так к нему обращаться. Пусть в этом будет убежден мой клиент. Ему страсть как хочется, чтобы Повелитель Морей доставил ему золото с затонувшей каравеллы "Пиноча". Он получит желаемое. На Ваших глазах. Заманчиво?
        На варшавской вечеринке - Павел это запомнил - Густав хоть и вскользь, но весьма нелестно отозвался о чернокнижии. Что же заставило его измениться? К тому же казалось, что испанец побаивается предстоящей процедуры, хотя полностью уверен в успехе.
        - Я там буду, само собой, мой клиент - я не стану называть его истинного имени,
        - еще Вы, Павел. Четвертым станет мой помощник, Андриен, пятым - герр Бушке. Бушке интересуют вопросы алхимии, на заклинании он присутствует для того, чтобы понять, достоин ли я доверия.
        - А зачем там я, Густав, скажите на милость?
        - Мне требуется спокойный человек, который не позволит присутствующим совершать глупости. Вы подходите идеально. Я Вам даже заплачу из денег заказчика. Немного, но Вы и без денег не пожалеете затраченного времени.
        В полночь пятеро участников обряда собрались в большой пустующей квартире одного из больших домов в самом центре Вены. Герр Бушке, лысый низенький толстяк брезгливо сжимал губы, наблюдая за действиями Густава и Андриена. Густав никого из собравшихся друг другу не представил. Заказчик обряда, которого испанец фамильярно называл Людвигом, следил за приготовлениями с трепетом, беспрерывно облизывая тонкие губы.
        Густав нарисовал на полу куском угля пентаграмму, а его помощник обвел вокруг нее круг. Пока все они стояли внутри круга свободно, но выходить за его пределы испанец запретил. Андриен расставил вокруг круга большие кресты из пальмового дерева и принялся развешивать на них листы пергамента с написанными бледными чернилами заклинаниями. Густав раскладывал внутри круга из крестов нанизанные на нить листы бумаги, образуя внутренний круг. Эти листы тоже были исписаны заклинаниями. Наконец, он образовал внутри этого круга еще один, уже из исписанных свитков пергамента, настолько ветхих, что они рассыпались у него в руках.
        Голос помощника прозвучал в полной тишине оглушительно:
        - Господа, встаньте по углам пентаграммы и не сходите с места, пока обряд не будет закончен. Соблюдайте молчание. Если станет страшно, можете выть, скулить, хрюкать, лаять; только не произносите никаких слов. Последствия могут быть ужасными. Господин Людвиг, вы помните, в какой момент и с какими словами обращаться к духу?
        - Да.
        Заказчик обряда ответил шепотом, как будто голос ему не повиновался. Павел оглядел пространство вокруг себя астральным зрением. Густав испускал потоки ментальной силы в сторону Людвига и герра Бушке. Пока ничего особенного, но их воля уже скована, а чувствительность возросла.
        - Учитель, мы готовы, - Андриен зажег свечу в центре пентограммы, погасив стоящий на полу масляный светильник. Он выбросил светильник за пределы круга и встал на свой угол пентаграммы.
        Стоящая в центре свеча, толстая, черная, кривобокая, издавала дурманящий запах. Густав вытащил из-за пазухи сюртука четырехугольную, красную шляпу, исписанную древними рунами и надел на голову. Затем развернул лист бумаги, на котором был изображен какой-то знак. Перегнувшись через три круга с заклинаниями, он положил лист вне круга. Пока все происходило в полном соответствии с текстом известной книги 1524 года.
        Засунув правую руку за отворот сюртука жестом Наполеона, испанец принялся читать заклинания. Он читал по памяти, монотонно, используя то немецкий язык, то латынь. Павлу потребовалось известное усилие, чтобы не погрузиться в транс. Астральное зрение показывало, как Густав концентрировал ментальную силу, направляя ее поток вертикально вверх.
        - Ассиах, Ассиах, Ассиах! Услышь меня, Астарот! Призываю тебя, Астарот, именем твоим заклинаю: приди, Астарот!
        Дружный вздох пронесся по комнате. Астральное зрение показало: в комнате появилось новое существо. Обычное зрение подтверждало: знак на лежащем вне круга листе бумаги начал светиться. Густав продолжал заклинать, говоря все быстрее. В комнате заметно похолодало.
        Мрак по углам сгустился. Над знаком повисло бесформенное темное пятно. Герр Бушке смотрел на него, как загипнотизированный. Андриен впал в полный транс, он даже потерял способность двигаться. Людвиг дрожал, часто дыша. Павел ощутил, что откуда-то в Густава вливается мощный поток энергии. Испанец стал выше ростом, его голос приобрел необычную звучность. Теперь он вызывал Асиебеля, Повелителя Морей.
        Недрагов уже понял, что присутствует при чрезвычайном, даже для истинного оккультиста, событии. Густав действительно вызвал некоторое существо, сила которого была несоизмерима с его собственной. Даже в средневековых книгах говорилось, что добром такой контакт никогда не кончался. Павел счел нужным скрыть себя под покрывалом ментальной пустоты.
        Асиебель явился, и Густав троекратно повелел ему служить. Павлу он виделся в облике почти голого старца в набедренной повязке, хотя обычное, земное зрение видело его в ином облике. Могучий голос проревел:
        - Повинуюсь!
        Густав сделал жест рукой в сторону Людвига и тот дрожащим, запинающимся голосом изложил свое требование. Заказчик требовал самой банальной вещи: груза золота с затонувшей каравеллы. Он указал ее координаты и точное количество перевозимого золота.
        - Выполняю! - рев духа оглушил присутствующих. По комнате пронесся порыв ветра, Асиебель исчез, свеча погасла. Комнату освещал только светящийся на бумаге знак.
        Герр Бушке и Густав успокоились, Людвиг продолжал дрожать в нетерпении, Андриан вышел из транса. Все по-прежнему находились в углах пентаграммы. Павел понимал, что канал связи Густава с существом, откликнувшимся на имя Асиебеля, пока не закрылся, и в любой момент следовало ожидать главных событий. Он даже предпринял определенные шаги, чтобы уберечь себя и других участников ритуала. К счастью, подготовленные действия не потребовались. В комнате внезапно возникло что-то вроде желтого шара, висящего в воздухе на высоте груди. А затем из шара на пол с металлическим лязгом посыпались темные округлые предметы. Шар погас одновременно со знаком вызова.
        Андриен зажег свечу и принялся убирать с пола круги заклинаний. Едва он разомкнул круги, Людвиг бросился к лежащей на полу груде темных монет. Включили свет, Андриен достал чистящий порошок, принес воды. Дрожащими руками Людвиг отчищал испанские дублоны, восхищаясь их блеском. Когда Андриен протянул руки, чтобы помочь, неслышный ментальный запрет остановил его пальцы в нескольких сантиметрах от груды золота. Густав не хотел, чтобы его ученик соприкоснулся с добытым таким способом сокровищем.
        Густав выразительно взглянул на Недрагова.
        - Господин Павел, я провожу Вас. Андриен, я скоро вернусь.
        В прихожей испанец, протягивая тощую пачку банкнот, спросил:
        - Удалось тебе разглядеть облик вызванного духа?
        Густав казался вымотанным, и незаметно перешел на "ты".
        - Мне кажется, это был человек. Великий мастер, способный работать с неживой материей, переносить ее на расстояния. Дублоны действительно со дна моря. Чем ты расплатишься с ним?
        - Я не плачу. Это договор. Он дает мне силу, чтобы я мог употребить ее от своего имени. Прости, я должен закончить. Встретимся завтра у Антуана?
        - Я приду туда к обеду.
        Павел разорвал поток воспоминаний. Пора была вставать - уже половина восьмого. Он не носил часов: оккультисты его уровня отсчитывают время лучше любого хронометра. Нет, еще десять минут можно полежать с закрытыми глазами и подумать о молодом немце из команды Раунбаха. Во-первых, почему о немце? Ведь тот заговорил с Павлом на русском. Откуда ему может быть известно, что Недрагов - русский? Для всех он - чех, законопослушный предприниматель, которого знают как Павла Недрагова во многих городах Европы. Его имя присутствует в домовой книге, с ним раскланиваются на улице знакомые и соседи. Правда, упоминаний о нем почему-то не найти ни в одной из гестаповских картотек. И, даже если в их подъезд ворвется с облавой или обыском орава полицаев, они промчатся мимо его двери, не заметив ее. Ментальная защита, установленная Павлом, защищала надежнее, чем самые мудреные замки.
        Итак, что мы имеем, продолжал размышлять Тополь. Во-первых, немецкого агента, свободно, без акцента, говорящего по-русски. Это самое простое: на службе у гитлеровцев оказалось немало русских. А вот второе обстоятельство куда серьезнее. Тополь был безошибочно опознан, несмотря на грим, переодевания, чужие документы, с которыми он приехал в Восточную Пруссию.
        И, наконец, третье. Молодой боец мастерски отвел его удар, направив в своего напарника страшной силы энергетический жгут. Слишком молод он для такого уровня. Да и обязан был Тополь знать такого мастера. Если тот, конечно, не из большевистской России. Предположим, Советам удалось внедрить своего человека… Да, нет. Чушь. Нет у них мастеров астрала, вывели под корень. Идиоты.
        И все же самое странное не это. У парня не было никакой ауры, словно это неразумная плоть. Павел и принял его сначала за обычного гестаповца-волкодава. Вот его напарник, так и не успевший выстрелить, тот слабенько, но светился в области тысячелепестковой чакры.
        Вздохнув, Тополь выбрался из-под легкого одеяла. Прохладный душ взбодрил его. Это кстати, сегодня предстоит не самый легкий день. Завтрак он обычно готовил себе сам, разумеется, когда останавливался в Праге.
        Глава 11
        Раунбах довольно неумело экранировал свои мысли. То ли учителя были слабоваты, то ли природа талантом обделила. Юрий без труда читал их. Он уже сносно говорил по-немецки, но скрывал это, уводя из-под удара Николая Павловича. Кому нужен переводчик в одноязычной компании? А куда в Германии деваются ненужные люди, Кондрахин знал.
        В команде его сторонились - кому нравится выставлять напоказ содержимое своей черепной коробки. Специалистов этого профиля в группе не было. Люди просто не знали: чтобы прочитать мысль, надо вначале ее передать. Или она должна быть очень яркой, захватывать человека целиком. В противном случае можно увидеть лишь образы, да узнать о чувствах и побуждениях человека.
        У Раунбаха постоянно присутствовал образ грудного ребенка, сопряженный с выраженным эмоциональным накалом. По мере того, как Кондрахин овладевал немецким языком, он начал разбирать отдельные слова, которые Фриц порой читал, как молитву. Из этих, пока еще разрозненных, сведений постепенно начала складываться целостная картина.
        У Раунбаха есть крошечный сын, рождение которого почему-то помешало неким очень важным, жизненно важным планам. И теперь Фриц попросту не знает, как ему поступить, и впадает то в отчаянье, то в тоскливое бешенство.
        Юрия долго одолевали сомнения, как поступить. Здесь, в особняке Королевского Города, он в изоляции, руки его связаны. Редкие выезды на задания не в счет. Свободно же передвигаться имели право только Раунбах и Шульц. Предложить начальнику группы свою помощь? А в чем должна эта помощь выражаться? Примет ли он ее и что даст взамен?
        Интересные отношения, как заметил Кондрахин, сложились между Раунбахом и Мирчей Ковачем. Частенько он видел их в саду за длительной и очень негромкой беседой. При этом лица обоих бывали весьма озабоченными. Не ускользнул от него и интерес к этим уединенным прогулкам доктора Шульца. По рассказам же Николая Павловича, которого никто как раз не избегал, считая совершенно безопасным, Юрий знал, что Шульц направляет в Берлин отдельные отчеты.
        Вообще маленькая группа довольно отчетливо разделилась на два лагеря: немцы и остальные. После смерти Кайзера отношения между ними чуть потеплели. Рейнгарт оказывался где-то между - не немец и не иностранец. К нему-то и стекались сведения о личной жизни собранных в особняке оккультистов. Изо всех внимание Юрия больше других привлек Мирча. Он не мог питать симпатии к Советам, захватившим в свое время Бессарабию и оставившим его без работы. Но и к фашизму Мирча относился иронично. Настолько, насколько позволяло чуткое ухо доктора Шульца.
        Мирча, в свою очередь, с самого начала был настроен к Кондрахину и Рейнгарту подчеркнуто пренебрежительно. Причину этого Юрий узнал чуть позже: оказалось, что у остальных семьи остались практически на положении заложников, и лишь пара из Смоленска с этой сторо- ны неуязвима, да и прибыла сюда, вызвалась служить гитлеровцам, совершенно добровольно.
        Развлечений в особняке, помимо настольных игр, не имелось. К спиртному, кроме Николая Павловича практически никто не прикладывался. Юрий, чтобы не скучать, принес из подвала обрезок сухой доски и прикрепил к входной двери. Из стальных перьев, расщепив их заднюю часть и вставив бумажное оперение, сделал несколько примитивных дротиков. Лениво развалившись на постели, он в свободное время метал их в нарисованную на доску мишень. Вспомнились занятия в школе Лады, игры с детьми в мяч.
        Юрий попробовал метать дротики с закрытыми глазами, куда Бог пошлет, но все они по его желанию втыкались точно в центр мишени. Он удивился: Лада говорила, что такой результат можно получить только в сокрытых мирах, а на Земле лишь чуть-чуть подправить траекторию летящего предмета. Неужели Кондрахин настолько вырос на Иоракау?
        Однажды Юрий развлекал себя подобным образом, когда дверь внезапно открылась. Николай Павлович, который в тот момент отсутствовал, о своем возвращении обычно предупреждал стуком или голосом, дабы не попасть под "обстрел". Так внезапно входили только Шульц или Раунбах.
        На этот раз это оказался начальник группы.
        Три дротика, выпущенные Юрием, летели точно в центр мишени, укрепленной на уровне головы человека. Раунбах не успевал ни уклониться, ни захлопнуть перед собой дверь. Моментальным усилием воли Кондрахин изменил траекторию полета стальных жал, и все три дротика, мелькнув перед лицом опешившего немца, вонзились в дверные наличники.
        - Извините, я не ожидал, - пробормотал Юрий, поднимаясь.
        Руководитель группы с подозрением посмотрел на Юрия. Еще минута, и его холодные серые глаза наполнятся уверенностью, что хитрый швед просто водит немцев за нос. Ведь Кондрахин заявлял только о своем умении читать мысли, да и то после соответствующего настроя. Не мог же руководитель оккультной группы в самом деле не заметить мистического опыта, произошедшего прямо перед его глазами.
        - Господин Раунбах, не уделите ли мне пару минут для приватного разговора? - Юрий начал упреждающую атаку.
        - Мы все здесь на "ты". Сколько раз я еще должен повторять? Ну, хорошо. Несколько минут я смогу выкроить. Пойдем пройдемся.
        Мужчины молча спустились по лестнице, и только углубившись в дичающий сад, Юрий издалека начал разговор.
        - Мы единая команда, объединенные общей задачей, но даже в самом сплоченном коллективе есть люди, которые симпатичны тебе чисто по человеческим качествам, а есть - наоборот.
        - Ты привел меня сюда затем, чтобы заявить о своей антипатии к моей персоне? - насмешливо спросил Раунбах.
        - Как раз нет, - возразил Кондрахин. - двое в нашей группе - ты и Мирча - мне очень импонируют. Чем - не знаю.
        И опять тревога, явственно чувствуемая Юрием, овладела Раунбахом.
        - Почему ты не сообщил о других своих умениях? - резко сменил он тему разговора.
        - Это еще не умения, а только их зачатки, на развитие которых уйдут месяцы, а то и годы. Как только я достигну значимых результатов, немедленно доложу. Однако, вернемся к делу. Я хочу предложить свою помощь.
        - Помощь? В чем? - даже в вечерних сумерках глаза Раунбаха сверкнули сталью.
        - Ты никак не можешь решить один вопрос, связанный с твоим ребенком, - мягко сказал Кондрахин. - Но не решаемых вопросов нет. Не знаю, под силу мне будет с ним справиться, но почему не попробовать?
        Раунбах вздрогнул и резко отпрянул от Юрия.
        - Откуда ты знаешь о ребенке? - спросил он внезапно осипшим голосом.
        - Бог с тобой, Фриц. Кто о нем не знает?
        - Но ты знаешь что-то большее, чем другие, не так ли?
        - Вероятно. Знаю, что ребенок сильно мешает каким-то твоим чрезвычайно важным планам. И эта проблема поставила тебя в тупик.
        - И о каких моих планах идет речь?
        - Тебе виднее, - пожал плечами Юрий, - я просто предлагаю помощь. Вдвоем справиться всегда легче.
        - Мне надо подумать, - резко оборвал разговор Раунбах, повернулся и быстрым шагом пошел к дому. Юрий неспешно последовал за ним.
        В особняке Фриц стремглав помчался к Мирче Ковачу. В его комнату он влетел с таким бледным лицом, что любому было понятно: случилось нечто ужасное. Румын тут же вскочил и одними расширившимися глазами спросил: что? что?! Раунбах жестом показал: выйдем. Вездесущего уха Шульца боялись все, не исключая руководителя группы.
        Разминувшись на полминуты с Кондрахиным, Раунбах вновь оказался в саду, на этот раз с другим собеседником. Убедившись, что поблизости никого нет, он заговорил торопливым шепотом:
        - Боюсь, что мы на грани провала. Только что говорил с Йоханссеном. Тот слишком много знает. И про Елену с ребенком, и про тебя. Надо что-то немедленно предпринимать.
        - Неужели его так трудно убрать?
        - А ты уверен, что он не донес Шульцу? Не забывай, кто привез Йоханссена в Кенигсберг.
        - Да-а… - протянул Мирча, - задачка… Погоди, а с чего начался ваш разговор со шведом?
        Стараясь ничего не упустить, Раунбах подробно описал все, что происходило с того момента, как он открыл дверь в комнату Юрия, включая и забаву с дротиками. Ковач слушал очень внимательно и постепенно успокаивался.
        - Итак, - подвел он итог, когда Фриц закончил повествование, - швед сам напросился на разговор. Зачем? Какая выгода ему раскрывать свои знания о нас, о наших планах? Должен же быть в его поступках какой-то смысл! Ты говоришь, что он предложил свою помощь. А, может, он сам таким способом ищет помощи? Например, пришел к правильному выводу о судьбе группы. Правда, его сведения о наших проблемах, возникших в связи с рождением твоего сына… Ведь об этом знали только мы двое.
        - Он же чтец мыслей, - напомнил Раунбах.
        - Ты же сам говорил, что для этого он должен войти в определенное состояние.
        - Полагаю, что он специально разыграл для нас спектакль с закатыванием глаз. А то, что я видел сегодня в его исполнении, еще больше убедило меня в этом. Он способен на большее, нежели декларирует. Кто он на самом деле?
        Ковач сорвал пожухлый яблоневый лист, размял в руке и понюхал.
        - А какая разница? Выбор у нас небольшой: либо отправить его к праотцам, либо довериться. И то, и другое чревато смертельной опасностью. А не может ли он быть человеком Густава Кроткого, о котором ты мне столько рассказывал?
        - Исключено. Густаву не нужны посредники. Его возможности намного превышают наши предположения о них. Поверь, мы, по сравнению с ним, насекомые, воображающие, что они что-то знают и умеют.
        - Допустим. Но кто же такой этот Йоханссен в таком случае? Сдается, что он очень и очень темнит. Точно, что его привез Шульц?
        Раунбах мрачно кивнул.
        - Такую информацию я всегда проверяю. Йоханссен перебежал к нам от русских. Но что-то там не в порядке, я имею в виду Смоленск, где и состоялась их встреча с Шульцем.
        - А ты не предполагаешь, Фриц, что Йоханссен мог взять Шульца под контроль? Заставить играть ту роль, которую он сам для него и написал?
        - Кого? Шульца? - невесело усмехнулся Раунбах. - Хотелось бы мне встретить такого человека. Ты ведь в курсе, что есть люди, абсолютно устойчивые к психическому воздействию? Шульц - один из них, иначе он не стал бы нашим администратором. Ладно, времени для теоретических рассуждений все равно не осталось. Что предпримем?
        Ковач помедлил с ответом, что-то взвешивая в уме.
        - Пригласи его к себе в кабинет. Я стану за дверью с пистолетом. Побеседуем накоротке, а там что-нибудь прояснится. В конце концов, ты всегда сможешь доказать, что этот перебежчик набросился на тебя, а я - свидетель.
        - Ты уверен, что мы справимся?
        - Главное, вынуди его подойти поближе к столу и не стой на линии огня. Даст Бог
        - не промахнусь. Ну, пошли, что ли?
        Вернувшись в особняк, мужчины быстро разошлись: Ковач проследовал на третий этаж, в кабинет Раунбаха, сам же начальник группы через минуту постучал в дверь Кондрахина.
        - Загляните ко мне, Йоханссен, - не входя, произнес он. Этот внезапный переход на "Вы" о многом сказал Юрию.
        Еще не добравшись до апартаментов Раунбаха, Кондрахин всем нутром почувствовал опасность. Сказалась и пребывание в центре подготовки НКВД, где постоянное состояние расслабленной готовности было естественной нормой поведения, и полная внезапных поворотов жизнь на Иоракау. Юрий чувствовал присутствие второго человека по ту сторону дверного косяка, и человек этот излучал и страх, и отчаянную решимость.
        Дверь кабинета открывалась вовнутрь, и Кондрахин резким толчком отворил ее гораздо шире, чем необходимо для прохода одного человека. Сдавленный крик у стены и упругое сопротивление плоти показали, что он не ошибся. В воздухе судорожно мелькнул вороненый ствол револьвера. Одним крутящим движением кисти Юрий завладел оружием, повернулся всем корпусом, выставляя перед собой Мирчу Ковача, и каблуком захлопнул дверь.
        Сидевший за столом Раунбах был бледен и растерян. Его рук тоже сжимала пистолет, но стрелять он не мог - Юрий был прикрыт живым щитом, а трофейный ствол смотрел точно в переносицу Раунбаха.
        - Не дергайся, Фриц, - произнес Юрий, - я выстрелю быстрее. Итак, о чем у нас пойдет разговор?
        Он говорил спокойно, словно произошло легкое недоразумение. Тем временем Мирча задыхался и хрипел, не в силах оторвать руки Кондрахина от своего стиснутого горла.
        - Убери ствол в ящик стола. Руки положи на стол, - приказал Юрий, - тогда я смогу отпустить твоего человека.
        Выбора у Раунбаха не было, и он вынужденно подчинился. Кондрахин оттолкнул Ковача, сам же остался у двери.
        - Ну, так, господа, давайте поговорим, раз уж меня пригласили.
        - Кто ты такой? - хрипло спросил Раунбах.
        - Ох уж эта дурацкая человеческая привычка: давать всему имена, - усмехнулся Кондрахин, - не проще ли воспринимать вещи таковыми, как они есть? Кем угодно, тем меня и называйте, всё будет правильно. Давайте лучше ближе к делу. Так что с моим предложением, Фриц? Или это и был ответ?
        Немецкий язык Кондрахина был еще далек от совершенства, и фразы он строил коротенькие, обходясь минимальным запасом слов. Куда больше говорили его интонации, да дуло револьвера, по-прежнему направленное в сторону немца. Интеллигента Мирчу Юрий в расчет явно серьезно не принимал. И это откровенное пренебрежение буквально раздавило Ковача, хотя именно он являлся инициатором неудавшейся засады. Съежившийся и поникший, он пристроился у стола, слева от Раунбаха, тщетно пытаясь унять дрожь в руках. В отличие от соратника немец уже вполне овладел собой, и угнетала его только необходимость сейчас, немедленно, принять какое-то решение.
        - Хорошо, Йоханссен, - наконец проговорил он, - видимо, придется принять Ваше предложение. Только уберите оружие, оно меня отвлекает. Где бы нам поговорить?
        - Почему не здесь? Посторонних в особняке нет…
        - Наивно недооценивать достижений германской научной мысли. Наш разговор может быть подслушан и на расстоянии, и записан на магнитофонную ленту.
        - Да, весело живем, - ухмыльнулся Кондрахин, засовывая револьвер за поясной ремень. - Так что, опять - вечерняя прогулка?
        - Нет, - возразил Раунбах, - кое-кому это может показаться подозрительным даже в отсутствие нашего уважаемого доктора Шульца. Поедем втроем на операцию, на моей машине и без шофера. Позволите взять с собой оружие?
        - Позволяю, - милостиво согласился Юрий, - кстати, Фриц, мы здесь все на "ты", не помню уж, кто мне это говорил.
        Через несколько минут мощный черный "мерседес" мчал их по такому же черному Кенигсбергу.
        Раунбах притормозил у гранитной набережной Преголи и первым открыл дверцу. Мирча Ковач и Кондрахин, сидевший на заднем сиденье, последовали за ним. Было так пустынно, словно весь город в одночасье вымер, казалось, даже Балтийское море затаило дыхание.
        Отойдя от машины метров на пятьдесят, Раунбах остановился.
        - Ну, что ж, Йоханссен, давай начистоту. В принципе, мы в твоих руках. Если уж не удался расчет на внезапность, - он беспомощно развел руками, - то вряд ли мы справимся с тобой в открытом поединке. Я не буду повторять свой вопрос: кто ты. Лучше ответь, кому именно ты служишь? Согласись, что это необходимый вопрос. Не только ты, но и мы рискуем. Причем, своими жизнями. Жизнями своих близких.
        - Я все понимаю, - согласился Юрий, - но не смогу ответить полно. Причина не во мне, в вас. Может быть, вас удовлетворит ответ: мне глубоко антипатичен доктор Шульц?
        - Допустим. Что ты знаешь о нашей организации вообще? Не о нашей группе, а обо всем институте Аненербе?
        Об этой имперской программе, проглотившей не один миллион рейхсмарок и возглавляемой лично Генрихом Гиммлером, Юрий имел весьма общие и скудные сведения, почерпнутые от Николая Павловича. В этом он счел нужным откровенно признаться Раунбаху.
        Тот довольно долго размышлял, опершись на парапет. Юрий исподволь прислушался к его мыслям, но мыслей, как таковых, и не было. Один лишь мучительный выбор: верить или не верить.
        - Хорошо, - наконец выдохнул он, словно сбросив с плеч непосильный груз, - принимаем, как аксиому, что к аппарату рейхсфюрера ты отношения не имеешь. Тогда кто тебя к нам внедрил?
        - Я сам.
        - Мирча, прекрати дрожать, - обратился Раунбах к Ковачу. - Что ты думаешь по этому поводу?
        - А что тут думать? Если мы до сих пор не в гестапо, то есть смысл довериться. Я просто не вижу альтернативы.
        Их положение было отчаянным, и это понимали оба: и Мирча, и Раунбах. Вполне возможно, что Йоханссен подослан намеренно, что Шульц или кто другой проведали об их планах, несмотря на все конспиративные уловки. Тогда - гибель. Неважно, добьется своего настырный Йоханссен или нет. Но ведь все, сказанное им, может оказаться правдой. В таком случае они получают очень ценного помощника. "Хорошо, что темно, - подумал Мирча, - я сейчас, наверно, выгляжу полным идиотом".
        Его размышления прервал Раунбах, решившийся взять на себя всю ответственность.
        - Йонанссен, не берусь судить о твоих истинных планах, но мне кажется, что они останутся невыполненными.
        - Это почему?
        - Потому что наша группа, все мы, причастны к высшим тайнам рейха, даже если это не очевидно для рядовых исполнителей. Как только мы завершим задачу, будет отдан приказ на нашу ликвидацию. Я сожалею, но это так. Это нам только мнится, что мы незаменимы. На самом деле - Мирча это видел - мы мелочь, разменная монета в куда более крупной игре. Ты бы только видел, какие мастера астрала окружают Гиммлера! А Густав Кроткий? Пока от нас есть какая-то польза, нас сохраняют. Пока…
        - Но ведь это же неразумно, - задумчиво проговорил Юрий. - Почему не использовать тех же людей в других операциях. Не так уж много на свете тех, кто на что-то способен в этой области.
        - Не так уж мало, - возразил Раунбах.
        - Короче, если я правильно понял, ты и Мирча решили упредить события? Неужели ты тоже подлежишь ликвидации?
        - Я, наверное, нет. Но в группе есть люди, которые мне дороги. Не только ведь шведы способны на человеческие чувства. Так что ты намерен предпринять?
        - Это зависит от того, что именно задумали вы с Ковачем.
        - Ну, а что бы на нашем месте сделал ты?
        - Вариантов много. Например, выезд на операцию малой группой. Только свои. Пара опытных гипнотизеров - и можно бесследно раствориться…
        Раунбах негромко рассмеялся.
        - Наивно! Ты просто не представляешь, какие силы будут брошены на нашу поимку. Не потому, что мы настолько ценные. Просто были случаи, когда противник брал наших людей под контроль. Об этом в первую очередь и подумают. Нет, Йоханссен, единственный путь - имитировать гибель всей группы, и большая часть трупов должна быть опознана.
        - Ты же сам говорил, что дорожишь жизнью своих сотрудников.
        - Не всех, Йоханссен, далеко не всех. Вот на твоих глазах Тополь ухлопал Кайзера. Ты о нем жалеешь?
        - Упаси Бог!
        Подошел Ковач, до сих пор стоявший в стороне и не принимавший участия в разговоре.
        - Фриц, в нашу сторону движутся несколько человек, у одного довольно яркое свечение в области макушки. Вообще, таких людей стало подозрительно много.
        - Далеко они? Я не вижу.
        - Метров двести, - ответил за Ковача Кондрахин. - Продолжим разговор в машине?
        Раунбах отрицательно покачал головой.
        - Не уверен, что это безопасно. Я регулярно ее проверяю, но кто знает, на что способен Шульц? Не будем рисковать.
        - В таком случае у нас несколько минут. Я в целом согласен с вашим планом. Но при чем тут твой ребенок?
        Фриц тяжело вздохнул, будто всхлипнул.
        - Елена было беременна, когда в группе появился Мирча. Человек, которому я мог довериться. Мы надеялись успеть до родов, но не получилось. Вот и вся проблема. Как незаметно вывези из страны женщину с грудным ребенком на руках? Особенно, если она под непрерывным надзором?
        Некоторое время Юрий напряженно размышлял. Уже стали слышны приближающиеся шаги ночного патруля, когда он воскликнул:
        - Да это проще, чем ты думаешь. Ребенок должен быть вывезен отдельно от матери!
        Раунбах невесело усмехнулся.
        - И кто позволит это сделать? Члены наших семей - заложники, гаранты нашей лояльности. Э-эх!
        - Может, поедем? - нервно предложил Ковач. - Я ведь не гипнотизер, чтобы работать с патрулем.
        - Отставить, Мирча. Не обращайте на них внимания. Они нас не заметят, - отмахнулся Юрий.
        Он и сам не знал, почему возникла такая уверенность в собственных силах, но рука уже сжимала камень в кармане. Возникло знакомое ощущение панциря, которое Кондрахин раздвинул далеко за пределы собственного тела, заключив в невидимую оболочку и Ковача, и Раунбаха.
        Мимо прошагал патруль - обер-лейтенант в сопровождении двух солдат. Офицер заглянул через стекло в припаркованную машину Раунбаха, что-то сказал солдатам, после чего вся троица неспешно удалилась, звякая подковками по граниту.
        - Сколько ребенку? - спросил Кондрахин, снимая защиту.
        - Пять месяцев.
        - Уже легче. Детская смертность довольно высока, особенно во время войн. Неужели во всем Кенигсберге не удастся раздобыть тело пятимесячного младенца? Не верю! Матери дадим команду на полную амнезию, а твоего ребенка с нею же переправим в безопасное место. Шульц удостоверится, что ребенок мертв, может даже лично похоронить его - надо же чем-то заниматься администратору.
        - Для этого надо будет привлечь кого-то еще из группы, - возразил Ковач, - а это дополнительный риск. Лучше всех справился бы Дылда Фриц…
        - Не сходи с ума! - резко прервал его Раунбах. - Проще самим заявить на себя в гестапо.
        - Вы не уверены в моих силах? - спросил из темноты Кондрахин.
        В особняк они вернулись поздно ночью. Раунбах набрал замковый код на воротах и отогнал машину в гараж. Мирча и Юрий поджидали его невдалеке от крыльца.
        - Йоханссен, - тихо спросил Ковач, - ты наверняка хочешь что-то в обмен на твои услуги.
        - И это справедливо, - отозвался Кондрахин. - Кстати, не столь уж много. Я должен иметь свободу передвижения. Пойдет на это Раунбах?
        Мирча пожал плечами.
        - Не знаю. Не уверен. Фриц тоже ведь связан инструкциями. А ты далеко собрался?
        - Пока не знаю. Позже скажу. Но надо обязательно. Кстати, сегодня Фриц упомянул некоего Густава Кроткого. Кто он? Мне показалось, что Фриц произнес это имя со страхом в голосе.
        - Испугаешься, - усмехнулся Ковач. - Сам я, правда, его никогда не видел, знаю только со слов Раунбаха. Кроткий - дьявол. Он способен раздавить нас, как слизняков. Вероятно, он контролирует самого Гиммлера.
        Подошел Раунбах.
        - Ну, до завтра?
        - Погоди, Фриц, - остановил его Кондрахин. - Твой болгарин сейчас на службе? Отвлеки его минут на пятнадцать. Мне нужно.
        Раунбах молча кивнул. Ветер, раскачивающий фонарь над входной дверью, бросал на его арийское лицо переменчивые тени.
        Юрий прошел вглубь сада, отыскал грушевое дерево и прислонился к нему спиной. Он уже не нуждался в этой поддержке, просто чувствовав себя куда уютнее в этом соседстве. Отыскать Тополя оказалось легче, чем он ожидал. Кондрахин максимально сузил луч излучения и послал коротенькое сообщение.
        "Мое имя - Юрий Кондрахин, - словесное сообщение он сопроводил картиной единственной встречи с Тополем, - нуждаюсь в срочной встрече".
        Тополь был более искусным мастером мысленного общения. Свой ответ он вплел в мыслеграмму Кондрахина, прежде чем она завершилась. Для любого стороннего наблюдателя, способного читать астрал, это было единое сообщение, направленное в никуда.
        "Прага. Возле колонны дьявола. Послезавтра. Ровно в одиннадцать вечера".
        Мирча незаметно вернулся в дом минутой позже Кондрахина и поднялся в кабинет Раунбаха. Тот вопросительно взглянул на сообщника.
        - Я гулял в саду, - признался Ковач, - хотелось посмотреть, чем займется Йоханссен.
        - Ну, и?
        - Мне не доводилось видеть полярное сияние…
        - Да, не доработали большевики, - поддел его Раунбах, к которому вернулось и самообладание, и расположение духа. - Ладно, не сердись. Так что ты увидел?
        - То, что на секунду расцвело над головой Йоханссена, наверно, и было этим самым северным сиянием.
        Глава 12
        "Юрий Кондрахин, абсолютно русское имя, - размышлял бессонной ночью Павел Недрагов. - Откуда ему известно, что мы соотечественники? Да, и в той злосчастной подворотне, где меня чуть было не накрыли, он тоже обратился ко мне по-русски. Кто он? Как оказался в группе Раунбаха?".
        Тополь знал, что его разыскивает Фриц Раунбах, руководитель группы фашистских мистиков. Они понимали, что прямой контакт с любым из них в ментальном пространстве кончится его победой. Поэтому и пытаются его лишь обнаружить, а брать станут рядовые гестаповцы. Такой метод представляет опасность для многих мастеров астрала, но не для. него. Раунбах - слишком слабый противник. Пока в его группе не появился Юрий Кондрахин…
        Откуда? На большевистского агента он явно не похож, да и перестреляли красные всех мистиков, кто не ушел вовремя. Эмигрант? В таком случае Тополь был просто обязан его знать. Нельзя вырасти в настоящего мастера, ничем не выдав себя, ни с кем не общаясь.
        "Как некстати, - подумал Тополь, - что вот уж неделю не удается связаться с Даниелем". Астральный мастер Даниель, представитель английской разведки незадолго до этого сообщил, что их общий знакомый Густав Кроткий, отдал приказ ликвидировать Тополя… Постоянное место его нахождения - Берлин. Даниель сообщал, что в Берлине ждет ловушка. Уже четверо астральных мастеров отправились в германскую столицу, чтобы прикончить Густава раньше, чем он прикончит их. И все бесследно исчезли.
        Когда об астральном мастере говорили: бесследно исчез, это могло означать лишь одно - внезапную и мгновенную смерть. Даниель подозревал, что в ближайшее время Густав попытается заманить Тополя в Берлин, и предлагал опередить его. Но не ехать в Берлин, а постараться выманить Густава в Прагу.
        И вот Даниель молчит, не откликается, когда его помощь, его совет особенно нужны. Густав и Дэниель. Совсем как тогда, в Вене… Благословенный 1927 год. Утро следующего дня после сеанса у герра Бушке.
        Собрались у Антуана вначале только посвященные в ментальные тайны. Алекс рассказывал о превращениях в животных или птиц. Это совсем особый, редкий вид умений. Вариантов "превращения" немного. Выглядеть как животное в глазах обывателя, вести себя как животное при неизменном облике, взять под контроль настоящее животное, полностью подчинив его своей воле.
        Первое доступно многим из оккультистов, второе - не имеет практического значения, хотя и выглядит впечатляюще, для третьего требуются особые таланты. Работу с животными и птицами отрабатывали мастера языческой традиции, ни каббалисты, ни христиане внимания этому не уделяли.
        Алекс, вспоминал Тополь, показывал, как в паре работали кошка и мышь. Кошка, держа в зубах мышь, проникала в помещение через форточку. Мышь отыскивала дорогу в запертую комнату, открывала в ней форточку изнутри, отыскивала спрятанное письмо. Кошка выносила его в зубах, а мышь покидала дом самостоятельно. Выглядело все это впечатляюще.
        Алекс недвижно сидел на стуле, а животные согласованно действовали в квартире Антуана. Густав - он тоже был там, как же без него - немедленно нашептал Недрагову на ухо несколько планов использования этой необычной пары в корыстных целях. После демонстрации Алекс сослался на усталость и ушел.
        К обеду Антуан пригласил не только мастеров астрала, но и посвященных лишь в самые начала мастерства. Павел пошел туда, чтобы встретиться с Беатрис. Они были мало знакомы, встречались как-то в Париже, а потом добирались пароходом с Беатрис и Даниелем в Грецию. Беатрис с братом - Даниель ей брат - собирались осмотреть Афины, Недрагов же направлялся на Святой Афон.
        Жители центральной Европы склонны считать жителей британских островов высокомерными и чопорными. Ни Даниель, ни его сестра совершенно не казались англичанами. Он - застенчивый, тихий, кажущийся неуклюжим. Она - жизнерадостная, энергичная, всегда полная идей. Ее лицо казалось самым обычным. Почему-то дымка времени теперь совершенно скрыла его черты. Беатрис…
        Она оказалась за столом между Павлом и Густавом. Беатрис неважно владела французским, Недрагов же в те годы совсем не говорил по-английски. Так получилось, вполне естественно, без каких-то козней, что Беатрис намного больше разговаривала с Густавом. Павел злился, не особенно это скрывая, что не ускользнуло от внимания Густава. испанец даже пытался вовлечь Недрагова в общую беседу, но тот отвечал настолько пренебрежительно и высокомерно, что, будь Кроткий типичным испанским дворянином, дуэли бы не миновать.
        Впрочем, Павел уже тогда понимал: отчего-то он нужен Густаву настолько, что тот готов терпеть прилюдные оскорбления и дальше. Виной конфликту стало отношение Павла к женщинам. Как и многие другие незаурядные люди, он ограничивался в общении с ними обычными светскими любезностями. Большинство из них его совершенно не интересовали, но некоторым, как и Беатрис, удавалось задеть Недрагова за живое. Как всегда, совершенно неумышленно. В таких случаях он моментально превращался в робкого и неуклюжего подростка, совершавшего такие нелепости, что долго потом хотелось провалиться в преисподнюю.
        Недрагов разъярился на всех сразу. На Антуана, который был вообще не при чем; на Густава, совершенно невиновного; на Беатрис, которая даже не поняла происходящего. И на себя - больше всех. Как раз тогда зашел разговор о мистиках Тибета. Никто из присутствующих не был близко знаком с тибетской традицией оккультизма, но все признавали ее величие. И когда Беатрис все же обратилась к Павлу, спросив на своем малопонятном французском, что он думает о магии тибетских лам, он, как шестнадцатилетний одуревший недоросль, брякнул:
        - Сейчас я не считаю себя вправе что-то говорить, но года через три, когда я вернусь из Тибета, я расскажу, что там происходит на самом деле.
        Минуту назад он и не помышлял о дальних поездках, но спустя годы понял, что и без этого досадного случая с Беатрис, раньше ли, позже ли, отправился бы в сердце Азии.
        Слово - не воробей. Присутствующие засыпали Недрагова расспросами, он же, приняв многозначительный вид, отвечал уклончиво. Сразу по окончании обеда зашел на почту, отправил телеграмму матери. Заказал билеты на самолет в Дамаск. На улице его поджидал Густав.
        - Павел, ты когда отправляешься?
        - Через день. Пробуду там не меньше года. Скорее - года три.
        Его раздражение к тому времени улеглось, и он чувствовал себя виноватым перед Густавом. Испанец поморщился:
        - Герр Бушке предлагает мне для опытов настоящий химический завод. Он берется оплачивать мои опыты. Его интересуют некоторые идеи Михаила Майера, ну и эликсир долголетия, как обычно. Ты представляешь, какие возможности сулит этот проект? Герр Бушке к тому же видный член общества Туле…
        Лучше бы испанцу промолчать. Быть может, Павел отложил бы свою поездку: что решает неделя-другая? Помог бы алхимику в организации, в подборе порядочных людей. Густав не скрывал, что готов платить за помощь, платить не только деньгами, но и доступом к особо охраняемым оккультным тайнам. Ему, как никому другому, удавалось дотягиваться до всего редкого и сокровенного. А Недрагов своим трезвым умом мог отличить истинное знание от подделки. Густав был прозорлив, выбирая себе помощника. Но при этом он произнес это название: Туле…
        Само учение о Туле, мифическом утонувшем острове, центре магии исчезнувших цивилизаций, интереса не представляло. Все эти созданные хоганами бесплотные тени, гиганты из тумана, неразумные гермафродиты и разумные обезьяны, предшествующие расе людей, представляли не больше интереса, чем греческие мифы о золотом веке. Но вот в общество Туле собирались не просто свихнувшиеся на древних мифах параноики. Среди них встречались настоящие чернокнижники, поклонники сатаны, люди, всей душой устремленные ко злу.
        В обществе Туле состоял и фюрер немецких националистов, Гитлер. Он делал карьеру, используя свой гипнотический дар, и уже тогда вокруг него группировались многие поклонники сатаны. После того, как Густав произнес: общество Туле, Павел, сославшись на занятость, распрощался. Поспешил. Сейчас Павел понимал - стоило ему тогда заговорить о ритуале, что прошел ночью, Густав рассказал бы, с кем он вступил в сговор.
        Пожалуй, в тот момент только Даниель понял истинные переживания Недрагова. Он отыскал его к вечеру, пригласил нанести дружеский визит. Приглашал и от имени Беатрис. Павел отказался. Был пройден какой-то рубеж в жизни, что-то кончилось. Возможно, кончилась молодость.
        - Ты знаешь, с кем связался Густав? - не обиделся на отказ Даниэль Тон был серьезен. Так общим знакомым косточки не перемывают.
        - Знаю. Я с его друзьями не общаюсь.
        - Боюсь, что через некоторое время он станет больше похож на них, чем на нас. Встречи с ним могут стать опасными. Густав знает, где тебя найти?
        Недрагов недоверчиво посмотрел на Даниеля. Неужели англичанин прав и пора скрываться?
        - Я о себе не рассказывал. Но найти меня несложно, как и любого из нас.
        - Ты уезжаешь надолго. Постарайся вернуться незамеченным. Пока не поговоришь со мной, не общайся с прежними знакомыми. Если мои предположения окажутся ошибкой, ты потеряешь всего неделю.
        Идею была вполне разумной. Действительно, за годы отсутствия о некоем Недрагове все прочно позабудут. Сменить имя, внешность нетрудно.
        - Где я найду тебя, Даниель?
        Англичанин отрицательно покачал головой:
        - Возможно, я сам буду скрываться под чужим именем. Я предлагаю тебе установить со мной постоянную мысленную связь.
        Даниель поразил Недрагова своим предложением. Между двумя мастерами могла возникать мысленная связь, но для этого требовалось истинное доверие друг к другу. Слишком отличается она от обычного разговора. При мысленной связи нельзя ничего скрыть, нельзя соврать, даже нельзя промолчать, если тебя обуревают чувства.
        Редко возникает между людьми такое доверие - доверие на всю жизнь, ибо разорвать однажды установленную связь нельзя. Ты начинаешь чувствовать боль своего напарника, а его смерть, вполне возможно, убьет тебя. Во всяком случае, тебе предстоит пережить те же мучения. Установить такую связь - все равно, что вступить в христианский брак, однажды и навсегда. Это очень серьезное решение.
        Только в брак могут вступать очень разные люди, брак не отбирает у них сокрытости мыслей и чувств. Мысленная связь требует сходства темпераментов и нервной силы. Если одинаковые переживания один станет ощущать острее другого, оба партнера быстро сгорят. Ощущения одного начнут подравниваться под ощущения другого, тот, в соответствии со своей природной чувствительностью почувствует еще острее - может возникнуть явление эмоционального резонанса. Партнеры просто погибнут от шока.
        - Я не предлагаю полную связь, - Даниель, как всегда, отреагировал на невысказанное чувство Недрагова, - к этому мы не готовы. Есть связь через символ медитации. Важно, чтобы он был для нас общим, и чтобы мы обращались к нему ежедневно, в определенные часы. При совпадении символа и времени связь может осуществиться, а состояние медитации защитит нас от эмоциональных ударов.
        - Но при этом мы будем общаться не быстрее, чем при словесном разговоре. В чем преимущество перед телефоном или телеграммой?
        Даниель скорбно поджал губы:
        - Ты прав, в мирное время преимущества нет. Но сколько оно еще продлится, это мирное время? Боюсь, между нами окажутся окопы воюющих армий, нам придется скрывать свои имена. Уже сейчас многие мастера друидской традиции не покидают родных островов, прекратив встречи с последователями христианских учений. В обществе Туле готовят все новых чернокнижников, и они идут дорогой зла.
        - Ты предвидишь войну?
        - Я чувствую, что Германия не согласилась с поражением в великой войне, только на этот раз немцев поведут куда более злобные и умелые вожди. И нам надо собрать всех, владеющих тайной силой, чтобы им противостоять. Я полагаю, их чернокнижники тоже отправятся в Тибет, чтобы добавить к своим умениям еще и достижения буддийских мастеров. Хорошо, что ты едешь туда. Мимо твоего внимания их попытки не пройдут.
        Даниель обещал помочь добраться до Тибета, устроить встречу с известными мастерами. Его знакомые там располагали серьезными возможностями. А потом они с Павлом провели первую попытку установить мысленную связь через символ.
        Символом избрали солнечный диск. Это было удобно: если на улице день, и нет облачности, символ всегда у тебя на виду. Не требуется носить с собой предмет, который можно потерять, который могли украсть. Не очень удобно - в смысле времени, потому что над Тибетом солнце вставало на семь часов раньше, чем над британскими островами.
        Затем они встали рядом, обнявшись. Их ментальные ауры соприкоснулись, проникли друг в друга. Сознание и одного, и другого очистилось от всего постороннего. Солнечный диск и Даниель, его энергия, энергия Недрагова сплетались в тесно закрученную нить, в унисон стучали сердца. Даниель, как ведущий обряда, мысленно читал старинное заклинание на ныне исчезнувшем языке, и Павел понимал в тот миг значение каждого слова.
        Закончив, он отошел в другую комнату гостиничного номера. Павел почувствовал его зов, когда взглянул на заходящее солнце. Они стояли в соседних комнатах, глядя на прячущееся за западный горизонт солнце, и разговаривали. Мысленный разговор отнимал столько же сил, как и обычный. Чтобы общение не прерывалось, требовалось отключить сознание от всех иных забот, не сводя при этом глаз с солнечного диска. Много позже символ солнца стал именно символом, который нетрудно представить перед глазами, невзирая на погоду и время суток.
        - Мы будем говорить с тобой завтра и еще следующие шесть дней, если позволит солнце. Если наша связь не станет привычной, она может подвести в нужный момент. Мысль принята?
        - Мысль принята, Даниэль. Мы можем закончить на сегодня?
        Недрагов так и не постиг тайн тибетских магов. До Лхасы он добрался благополучно. Как жителя благоустроенной центральной Европы, его поразила грязь, в которой привычно существовали местные жители. Особенно плохо было на равнинах Индии. Жара, многолюдство, незнание языка создавало множество проблем.
        На каждом шагу попадались европейцы, не говорящие ни на немецком, ни на французском, ни на любом из славянских языков. Что же говорить о местных жителях! Умения Павла воспринимать ментальные поля не компенсировало полностью языкового барьера. Мысли большинства попадавшихся людей были так же мелки и скучны, как и мысли озлобленных обывателей Вены.
        Благодаря помощи знакомых Даниеля, Павел передвигался быстро и с возможным для тех мест комфортом. Однако легкой поездку назвать было нельзя. Особенно в горах, где длинные переходы на особо выносливых лошадях подвергали европейца тяжелым испытаниям.
        В Лхасу он прибыл под своим именем. Связи Даниеля протягивались и сюда, в религиозный центр буддизма. Недрагову устроили встречу с человеком, чье имя на одном из местных наречий означало: Крепкое Дерево. Сам он предложил называть его Ваджа.
        Когда тот человек, что привел Павла, вышел за дверь монастырской кельи, тот немедленно взглянул на Ваджу астральным зрением. Чутье подсказало, что так же поступил и он. Среди мастеров астрала это не считается хорошим тоном. Все равно, что заглядывать через плечо пишущего человека. Но другого выхода не было. Трудно ожидать, что мастер Крепкое Дерево владеет основными европейскими языками. Тот примитивный английский, кое-как освоенный Недраговым за время путешествия, для серьезного разговора не годился.
        Аура Ваджи была ровной. В ней не замечалось ничего необычного: особой энергии, густоты, протяженности. Но она не мерцала, как ауры большинства людей, а светила ровно. Мастер Крепкое Дерево обладал изумительно развитым самоконтролем. Его ментальная защита воспринимаясь, как полная пустота. Павел так и не узнал о нем ничего.
        - Прошу извинений, мастер Ваджа. Боюсь, что мой английский слишком слаб для разговора о серьезных вещах. Хорошо я владею только французским и немецким, еще, неплохо, греческим. И славянские языки для меня родные.
        Ваджа ответил спокойно, не изменяя выражения благожелательности на лице:
        - Я немного говорю на языке Святого Афона. Полагаю, Вы обучались там?
        Он говорил с сильным акцентом, но фразы строил правильно, немного по-книжному.
        - Какое обучение вы получили на Святой Горе, мастер Павел? Чему хотите научиться у нас?
        Они проговорили с мастером Крепкое Дерево около часа. Старцы Святого Афона развивали астральные способности только у людей, чей жизненный путь вел либо к защите святой веры, либо к искусству исцеления. Все прочие возможности развития они считали сугубо индивидуальным делом, оставляя их на совести взыскующих истины. А вот бойцов и лекарей обучали. Павла обучали как бойца.
        Ваджа задавал вопросы, отвечая на которые, Недрагов многое впервые понял в себе. Рядом с ним он чувствовал себя неисправимо юным, обуреваемым нелепыми страстями. Сам мастер побывал на Афоне как дипломат. Тибет и Афон, буддизм и православие извещали друг друга о важных событиях. Поэтому собеседник Недрагова прекрасно знал, что сейчас происходит в Европе.
        - Мы вступили в тесные связи с друидами, со старцами Святой Горы, с некоторыми последователями Мухаммеда. А вот Ватикан отказался поддерживать с нами связь. Я не могу их винить. Среди буддистов многие поддерживают тех, кто стоит за Гитлером.
        К тому времени Павел уже был наслышан, что далай-лама и его окружение симпатизируют национал-социалистам. Ваджа подтвердил его предположения о расколе среди буддийских мастеров астрала.
        - Буддизм не знает обязательств перед религиозными авторитетами. Наш раскол - это не то, что назвали бы расколом европейцы. Просто некоторые помогут Гитлеру, а некоторые - его врагам. И при этом не поссорятся между собой. Вам, Павел, наверное, трудно такое понять? Теперь Вы согласитесь с тем, что учиться у мастеров буддийской традиции Вам не стоит? Навыки простейших действий Вы имеете, а дальнейшее обучение требует усвоения основ нашего учения. Вас учили на основе смирения перед божеством, поэтому Вы должны уловить мою мысль. В основе нашего обучения лежит отказ от чувств. Вы, Павел, уже боец по характеру. Наши ученики становятся бойцами, только окончив учение, отказавшись от всех родственных и дружеских связей, от долга перед страной и семьей. Настоящий учитель не сможет сломать сложившийся у ученика характер, да и не станет этого делать. Учить же просто умениям, игнорируя лежащую в основе систему взглядов - это неверный путь. Он не приведет к достойным результатам.
        - Мастер Ваджа, но то же самое можно сказать почти о любом европейце!
        Мастер отрицательно покачал головой.
        - О многих, но не обо всех, мастер Павел. Есть ученики, для которых вершиной являются самые начальные навыки. Их учителя берутся обучать - вреда не будет. Есть те, кого можно переделать. И есть те, чьи силы настолько велики, что они способны уйти дальше учителя. Таких тоже принимают. Это большой риск, но немногие успехи перевешивают его. Вы знаете, что потом происходит с такими?
        - Кажется, они становятся святыми - джаго, или даже бодхисатвами?
        О буддизме Недрагов имел довольно смутные понятия, чего не стыдился. Знание мастеров астрала не соответствовало канонам ни одной религии, как не соответствовало понятиям и современной науки.
        - Такое тоже случается. Но чаще их забирают в Школу. Я вижу, Вы никогда не слышали о ней. Она расположена в высшем мире, совершенствование учеников в ней идет очень быстро. Они уже не возвращаются в наш мир, им уготован иной путь. Лишь изредка Учителя Школы появляются на Земле, забрать ученика. По своей силе они действительно равны бодхисатвам: им по силам воздвигать и рушить горы, проходить сквозь стены, приобретать любой облик и разговаривать на любом языке.
        Павел сразу вспомнил Арину, свою троюродную тетку по отцу. Она отличалась невероятными способностями еще в детстве. Еще девчонкой она могла читать мысли окружающих на пять миль вокруг. Такого умения Недрагов не достиг даже годы спустя.
        Ее исчезновение, о котором родственники не горевали, осталось для окружающих загадкой. Павел уже тогда догадывался, что отец и мать Арины не считали дочь умершей, не печалясь о расставании. Возможно, они понимали, какая судьба ждет их взрослеющую дочь в земном мире. Но лишь после общения с Ваджой понял: им вовремя рассказали о будущем, ожидавшем Арину.
        Женщина, если промысел Божий наделял ее способностями астрального восприятия, обрекалась судьбою на страшную участь - жить, не зная любви. Любовь обостряла и без того высокую чувствительность, и мелкие размолвки, обычные даже среди любящих, разрушали нежную женскую психику, как топор разрубает мягкие волокна древесины. Среди взрослых мастеров астрала женщин немного. Все они или мужеподобны, или, того хуже, преисполнены злобы ко всем вокруг.
        Мастер Ваджа выложил на стол маленький деревянный ящичек и открыл крышку. На мягкой подставке лежали три старинные монеты.
        - Как Вы, мастер Павел, сформулируете вопрос о необходимости обучаться для Вас именно здесь? Вопрос должен быть ясен и допускать однозначный ответ.
        Этого вопроса Недрагов ждал. Он и сам часами искал ответ на него, пока его лошадка карабкалась по горным кручам здешних гор. Ответ, если подходить к вопросу честно, был попросту детским - любопытство. Желание знать, что же в самом деле умеют легендарные мастера буддийской традиции, о которых ходило столько слухов. В Тибет он поехал, казалось бы, случайно, под влиянием мимолетного побуждения. Но так ли это на самом деле?
        Мы ничего не делаем случайно. Любое, самое непродуманное действие имеет свои причины в прошлом, имеет точки притяжения в будущем. Не всегда мы их знаем, но попытаться разобраться можем. Если Бог по своему промыслу не отведет наших глаз, разобраться можно.
        Павел не анализировал, толкал ли его мысль лукавый Враг рода человеческого, но сама собою родилась такая мысль: "Я - воин, назначенный остановить нашествие сторонников нечистого. И здесь я, чтобы вооружиться перед сражением".
        - Даст ли мое обучение здесь мне наибольшие силы?
        Мастер Ваджа слегка шевельнул губами:
        - Вы не указали время обучения. Предполагается, что Вы начнете его сейчас?
        Недрагов утвердительно кивнул. Мастер Крепкое Дерево кивком указал мне на монеты.
        - Возьмите три монеты в правую руку. Встряхните их, мысленно задавая себе свой вопрос, и бросьте на пол. Шесть раз подряд. Я сам запишу результат.
        На небольшом листе бумаги Ваджа, наблюдавший за тем, какой стороной ложатся брошенные монеты, начертал одну над другой шесть линий. Одни из них были сплошными, другие - с разрывом.
        - Вы, мастер Павел, сейчас получите ответ на свой вопрос. Я использую старинную китайскую процедуру предсказаний по способу короля Вэна. Прорицание зашифровано в гексаграмме, которую я только что начертал. Она состоит из двух триграмм, одна над другой. Их значение раскрыл Фу-Си, а король Вэн истолковал значение 64 гексаграмм. Это произошло во времена династии Чжоу, три тысячелетия назад. Две тысячи лет назад, при династии Хань, Кен Фон создал "систему короля Вэна", которую я использую сейчас.
        Замолчав, тибетский мастер нарисовал возле каждой линии по иероглифу, а затем пометил две линии кружочками и нарисовал справа еще одну гексаграмму, отличающуюся от первой.
        - Вопрос касается силы. Семейная триграмма - Гром, ей соответствует Дерево. Вас символизирует Дерево, а момент прорицания соответствует Металлу. Металл разрушает Дерево. Сейчас ни одна попытка начать обучение не приведет к существенному приросту силы. По результатам выпадения монет я составил исходную гексаграмму. Некоторые ее линии активны, они переходят в линии другого рода. Ян в инь и наоборот, что позволяет начертать окончательную гексаграмму. День и месяц, когда был задан вопрос, задают определенный элемент, один из пяти, и животное, всего их двенадцать. Между элементами, как и между животными, существуют определенные отношения. А исходная и окончательная гексаграммы показывают возможность развития ситуации. И главное, - мастер посмотрел на Недрагова ободряюще, хотя тот изо всех сил изображал на лице вежливый интерес, - в случае любых сомнений надлежит прислушиваться к здравому смыслу.
        - А что подсказывает здравый смысл? - Павел надеялся, что голос его прозвучал без издевки.
        Ваджа еще раз осмотрел обе гексаграммы, делая на них пометки и соединяя некоторые иероглифы линиями.
        - Я прочитал гексаграммы так - сейчас любое обучение принесет новых друзей, но не силу. Но если приступить к обучению весной, в более благоприятные месяцы, к югу отсюда, то можно надеяться на успех.
        Здравый смысл неплохо подсказал мастеру. Сейчас осень, на то, чтобы полноценно овладеть местным языком, понадобится не меньше четырех месяцев. Начинать учебу прямо сейчас Павел все равно не готов. Но что там, к югу от Тибета? Там ведь британские владения. Индия. Жемчужина британской короны. Ваджа тихо подсказал:
        - Индийские йоги. Древняя традиция. Они сохранили древнюю мудрость. К тому же, мастер Павел, им чужды наши установки сохранять любую жизнь.
        Недолго подумав, Павел согласился променять тайны Тибета на древнее искусство боевой йоги, подозревая, что на самом деле выбора он лишен. Ваджа настоял, чтобы он сообщил Даниелю, что покидает Лхасу, чтобы продолжить обучение в другом месте.
        - Пусть твой друг знает, что ты не сможешь связываться с ним, пока не закончишь обучение. Сюда ты прибыл как друг англичан. В таком качестве йоги тебя не примут. Ты попадешь в Индию скрытно, как мой друг. Не надо, чтобы хоть один англичанин узнал о тебе. Прими другое имя, изучи санскрит. Я все организую.
        "Чего ради мастер Крепкое Дерево так старается? - размышлял тогда Недрагов. - То ли желает меня сплавить подальше, избегая внимательных глаз европейца, то ли имеет определенные планы". Он спросил. Тонкости этикета и дипломатические маневры соблюдать незачем. Среди мастеров астрала обман почти не использовался; обмануть мастера труднее, чем построить сложную комбинацию из полуправды и умолчаний.
        - Мастер Павел, я тебе не лгал. Книга И Цзин подсказала такой выбор судьбы. И второе: сложившегося мастера у нас обучать не принято. Я сам заинтересован, чтобы в рядах воинства Святого Афона появился еще один сильный боец.
        В 1934 году Павел получил весточку от старцев Святого Афона. Мир шел к войне, и они хотели обсудить с ним, сильнейшим защитником православной веры, необходимые меры. В монастыре Недрагов провел год. Встречался с иезуитами, с суфиями - посланниками мусульманских духовников. Они живо интересовались европейскими делами, стараясь выработать собственную позицию. Приезжал эмиссар далай-ламы. Дипломатия… Против Гитлера никто из них не призывал выступать, все только прощупывали позиции друг друга. Наконец отец Григорий благословил Павла.
        - Возможно, грядущее лихолетье разлучит нас. Ты не зря потратил время, мы рассчитываем, что ты будешь, с Божьей помощью, самостоятельно принимать решения. Помни, мы здесь будем всегда молиться за тебя.
        Первое время Недрагов ограничивался тем, что вытаскивал из немецких застенков тех своих родственников, что жили в Германии. И только после захвата Судет он вступил в настоящую войну. Даниель стал его главным союзником. Он предоставлял любую информацию, которой располагало правительство Великобритании, а Павел выполнял некоторые его деликатные поручения. Спасал людей, прореживал гестаповские и полицейские картотеки.
        Его многочисленные родственники в Германии, Польше, Сербии, Болгарии, Чехословакии оказывались неугодны нацистам независимо от того, боролись они с ними или просто жили своей жизнью. Не проходило и месяца, чтобы Павел не отправлялся выручать кого-то из них. Все остальное время он выслеживал группы астральных мастеров - пособников Гитлера. Они выслеживали его и ему подобных, он
        - их. Попавший в засаду, как правило, неожиданно умирал на месте.
        Но настоящая работа началась в сороковом, в Париже, сразу после его оккупации. Даниель сообщил, что потребуется подстраховать другого астрального бойца. Кто он, в чем состоит его задание, не сообщают. На войне - как на войне; каждый знает лишь то, что ему положено. Устроившись прямо на асфальте набережной, Павел неотрывно глядел на солнечный диск. Ему оставалось получить последние, конкретные инструкции.
        - Павел, внимание! Операция начинается через несколько минут. Поднимись на мост, но со своей стороны реки не уходи. Передаю тебе облик нашего бойца…, - в сознании Недрагова появился образ незнакомого человека. Узкие губы, серое невыразительное лицо, длинный горбатый нос. Голову незнакомца прикрывала черная широкополая шляпа. Черный сюртук, белая рубашка.
        - Когда увидишь его, настройся на его астральное поле. Заметишь любое проявление ментальных сил вокруг него - нанеси со всей силы удар по их носителю. Наш боец знаком с твоим обликом, поэтому тебя он опасаться не станет…
        Даниель значительно продвинулся вперед за прошедшие годы. Пока Павел овладевал боевой йогой, учился ломать ребра жестом указательного пальца на расстоянии трех шагов и останавливать биение чужого сердца мысленным приказом, Даниель усовершенствовал мысленную связь до немыслимых ранее пределов. Теперь они могли связываться друг с другом днем и ночью, а созерцание солнечного диска требовалось Даниелю только для передачи движущихся или неподвижных картинок, планов, чертежей и прочих бессловесных образов.
        Облокотившись на перила моста, Недрагов оглядел набережную напротив. Вот и объект. Он в форме майора вермахта. Под руку с ним женщина средних лет. Неуверенные шаги, трясущаяся голова. В астрале видно - ей плохо, ее жизненные силы иссякают. Неведомый боец поддерживает ее, щедро расходуя свои силы. Он прикрыл себя и спутницу ментальной защитой, но очень ветхой. Павел, находясь на другом берегу Сены, отчетливо видел все. Его ментальное покрывало легло поверх, закрывая собой целый район.
        Через три минуты, когда боец со спутницей свернули с набережной, Павел отметил всплеск ментальной энергии неподалеку. Трое: мастер астрала и двое подручных, обычные гестаповцы. Впрочем, не совсем обычные - с врожденной устойчивостью к ментальным воздействиям. Таких не заморочишь, не спрячешься от их взора под ментальной защитой. Но против Недрагова у них защиты нет. Слово - не образ.
        Христианские и иудейские мастера астрала основывают свои силы на слове. Молитвы, заклинания, слова. В них они настраиваются, концентрируются, чувствуют и делают. Словом подчиняют себе, словом отводят чужие удары и бьют сами. Йоги и буддисты работают с образом, они обучены обходиться совсем без слов. Теперь и Недрагов был тоже способен на это, способен действовать на совершенно другом уровне. Даже одновременно на двух уровнях. Это и делает его, как полагал Даниель, одним из сильнейших астральных бойцов Европы.
        Мастер астрала, который ехал сейчас в машине с гестаповцами, ничего не знал о бойце, уводящем сейчас теряющую силы женщину. Он искал ее. И если он не мог увидеть женщину сквозь выставленную Павлом ментальную защиту, то гестаповцы вполне могли ее опознать визуально.
        Павел взял под контроль водителя машины с гестаповцами, едва она выехала на набережную. Водитель прибавил скорость, а затем резко крутанул руль, направив машину в реку. Недрагов мысленно приказал мастеру астрала обездвижиться. Гестаповцам пришлось нанести удары в область анахаты чакры, остановив их дыхание. Водителя Павел не тронул. Если выплывет, пусть попробует объяснить, почему он утопил боевую астральную группу.
        Боец со спасаемой им женщиной сел в поджидавшую его машину. Водитель упавшего в Сену автомобиля бултыхался в реке. Помогать ему выбраться никто не спешил. Потом на его призывные крики прибежал патруль, офицер быстро раздобыл веревку, водителя вытащили.
        - Павел, уходи. Теперь начнут искать тебя.
        - Ты думаешь, Даниель, в Париже найдутся те, кому я по зубам?
        Одержанная победа окрылила Недрагова, вскружила ему голову. Хотелось сразиться еще с кем-нибудь. К тому времени он уже твердо усвоил: у мастеров астрала своя война и свои враги. Подобные друг другу, способные воздействовать на людей, читать мысли, убивать на расстоянии, ходить по улицам незамеченными.
        - У меня есть основания подозревать, что на стороне нацистов действует тот, чьи возможности безмерно превосходят наши с тобой, вместе взятые. Закройся защитой. Хорошая защита даже ему, если он неподалеку, станет помехой.
        После этого случая Даниель никогда не упоминал о существовании мастера неизмеримой силы, равного бодхисатвам. На вопросы Недрагова отвечал уклончиво. Тот понимал - побратим опасается подставить его под удар того, для кого оба были, как мошки.
        Глава 13
        Павел Недрагов проживал в Праге под собственным именем. И хотя он значился в любом телефонном справочнике, для гестапо он странным образом не существовал. Эта непрерывная ментальная защита отнимала массу энергии, но все же была необходима. И вот теперь она дала сбой. Если его смог вычислить в астрале некий, пока еще неведомый, Кондрахин, то почему то же самое не удастся Густаву Кроткому? Это действительно опасный противник.
        Павел вышел на улицу, оглядываясь по сторонам. Этим он никого не мог удивить. Теперь чехи приучены оглядываться. Старый плащ и порядком ношеные ботинки в респектабельном квартале Нового Города, где он проживал, могли бы вызвать недоуменные взгляды. Но там, куда он направлялся, приличная одежда служила не самой лучшей рекомендацией. Но прежде всего - Кондрахин.
        В "Беранеке" Недрагов появился с черного хода. Обслуга ресторана и повара его хорошо знали, и не отказались опросить немногих в этот час постоянных клиентов. Среди русской общины Праги никто Юрия Кондрахина не знал. Павел отправился на улицу Майзелова. Гитлер сохранил старинный еврейский квартал Праги, намереваясь учредить там музей вымирающей расы. Он полагал, что скоро живых евреев на земле не останется.
        Старинное еврейское кладбище, могила Иегуды бен Базалела, равви Льва. Легендарного создателя Голема. Недрагов постоял перед нею, сосредотачиваясь на вызываемых образах, пропитываясь атмосферой этого места. Это не прихоть пражанина и не сентиментальность. Это маскировка. То, что он намеревался предпринять сейчас, наверняка открывала его искушенному наблюдателю. Нет, тот воспримет не Павла Недрагова. Астральное восприятие вообще организовано не так, как обычное. Восприняты будут намерения, сила, аура и деяния.
        Еврейские имена. Прихотливые завитки букв еврейского алфавита. Ощущение единства раскиданного по всей земле, гонимого народа.
        Источник силы, он у каждого свой. Как мы овладеваем языком, усваивая вместе с ним имена и историю, так же оккультист раскрывает свои способности, используя определенную традицию. Традиций немного. Языческие, дохристианские. В Европе - только друиды Великобритании и Ирландии. Иудаистская традиция - Каббала. Христианская традиция: чернокнижие, мастера ордена иезуитов, православные мистики. В Азии - традиции буддизма и индуизма.
        У каждого мастера свой почерк, который с неизбежностью выдает традицию. Павел врос в православие. Его способности раскрывал отец Григорий, наставник с Афона. Но сейчас он собирался действовать и выглядеть, как каббалист. Поэтому и стоял на старинном еврейском кладбище, повторяя одновременно молитву и надписи на могильных плитах, сосредотачиваясь.
        Говорят, Юлий Цезарь мог делать одновременно семь дел. Для того, что Недрагов начал делать сейчас, требовалось не меньшие способности. Первое: перед глазами держится яркий образ здания гестапо в Берлине. Это внешний, рассчитанный на простаков уровень маскировки. Второе: тихо произносимая еврейская молитва. Третье: мышечное воспоминание о многочасовом подъеме в гору, ощущение разряженного, холодного воздуха.
        Теперь главное. Сохраняя предыдущие образы, создать мысленную конструкцию: представить десять сефирот, их связи, подняться на уровень Бриах. Войти в астральное пространство и сразу же закрыть себя ментальным покрывалом. Все чувства отключились. Павел ослеп. Оглох. Потерял способность чувствовать прикосновения, утратил вкус и обоняние. Тело исчезло, растворилось, распалось на тысячи атомов. Все, что осталось - это образы. Дом в Берлине, на Принц Альбрехтштрассе, еврейская молитва, холодный воздух горных вершин, напряженно-тревожная физиономия. Ты кто, видение?
        Мгновенно приходит ответ, и Павел сразу оборвал контакт. Чувства лостепенно возвращались. Он вновь стоял на старинном еврейском кладбище. Немного кружилась голова, и плечи придавила усталость.
        "Повезло, - произнес про себя Павел, - Тот, чью сущность я сейчас незримо постиг, оказался очень слабым. Его природные способности никто не разбудил, он и сам их не понимает, использует интуитивно. Он почувствует, конечно, проникновение в его сознание. Не сейчас - ночью. Ему приснится здание гестапо, подъем на горную вершину, что-либо, связанное с евреями. Он не найдет меня".
        Но есть еще двое. И первый - Густав Кроткий. Он дал приказ на ликвидацию, уже подозревая, что "Тополь" - это хорошо известный ему Павел Недрагов. Справиться с Густавом будет нелегко. Но сейчас он не в состоянии отвлекаться. Получая энергию ментального поля от неизвестного существа, он подпитывает ею Генриха Гиммлера.
        И второй - Юрий Кондрахин. Тополь знал, что некоторые мастера астрала способны одновременно создавать и поддерживать существование нескольких своих ментальных копий, но не разу не сталкивался с этим на практике. Почему же, если Густав достиг такого искусства, он не попытался уничтожить его тогда, в Пруссии? Правильно оценил свои силы? Но ведь Кондрахин - кто бы он ни был - вполне сознательно направил смертельный энергетический поток в своего фашистского напарника. Кондрахин, Кондрахин, но кто же ты на самом деле?
        Недрагов знал многих, приехавших из Советского Союэа. Точнее, не знал - наблюдал. Проходя по Карловой площади и скользнув взглядом по "дому Фауста", где жил продавший душу дьяволу Ян Штясны, он вновь задумался о Кондрахине. Атеист. Грубый материалист - несмотря на умение работать с астралом, видеть ауру, читать мысли. Как такое возможно? Страх. У многих, приехавших из Совдепии, страх буквально сочился из каждой клеточки тела. Но они свой страх отрицали. Говорили: "преданность делу партии Ленина - Сталина", "освобождение трудящихся", еще какие-то смешные бессмысленные слова. Они боялись даже собственного страха, запрещая себе осознавать его. Кондрахин тоже издавал запах страха. Но иной.
        Ян Штясны в 16 веке нашел неразменный талер. А за какие блага продавали душу те, кто истово служил Гитлеру или Сталину? За возможность хоть на секунду освободиться от неизбывного страха?
        Тополь невольно вспомнил случай годичной давности, когда он ощутил весь ужас предстоящей гибели.
        Берлин, тюрьма Плетцензее. Он вошел через вход вместе со служащими тюрьмы. Никто из них его не видел: смотрели в другую сторону, задумались о своем, приняли его за другого человека. Он же легко улавливал их скудные мысли. Мысли как мысли. Такие же, как у официантов, почтальонов, канцелярских клерков. Для них тюрьма - всего лишь работа. И даже палач, получающий за каждую казнь по 300 марок, ничем среди них не выделялся.
        Проходя по коридору вслед за надзирателем, он вслушивался в мысли заключенных. Страх, отупение, покорность, снова страх. Ненависть, спокойствие. Спокойствие? Кто это? А, Дитрих Менк, барон. Гомосексуалист. Гитлер уничтожал гомосексуалистов, но Дитриху все сходит с рук. Его брат - большая шишка в министерстве иностранных дел. Скоро Дитриха выпустят, он это знает и потому спокоен.
        Войдя в канцелярию, Недрагов назвал имя: Хайнц Фюрсман. Канцелярские крысы начали поспешно рыться в картотеке. Недрагов не знал ни места жительства Хайнца, ни статьи, по которой он приговорен к смерти. Поэтому пришлось ждать. Наконец "крысы" разыскали его карточку и, найдя, пришли в состояние полного довольства. Для них мысленное приказание - что прямой приказ Адольфа Гитлера. Только довольство это быстро - и навсегда - забудется, как и само появление Недрагова.
        Согласно воле Павла, на карточку проставили дату казни, сегодняшнюю дату. Другой канцелярист быстро отпечатал на машинке соответствующее распоряжение, которое тут же отнесли на подпись. А затем еще одна "крыса" отнесла распоряжение вниз, в тот отсек, где содержится Хайнц. Павел неспешно шел следом. Его по-прежнему никто не видит. Хайнца доставили в помещение для казни. Посыпанный опилками мокрый цемент пола, поблескивающая гильотина, короткие деревянные ящики в углу. Короткие. Человеческому телу без головы подойдет и короткий ящик.
        Хайнца подвели к гильотине, и тут от Павла потребовалось мысленное усилие, результатом которого является красочная и достоверная картина казни у присутствующих. Ему и не понадобилось ничего сочинять. Казней в тюрьме происходило столько, что каждый тюремщик не мог припомнить, чем одна отличалась от другой. Тюремная команда закрыла ящик, в котором лежало всего одно обезглавленное тело. В документах расписались все свидетели казни, и все та же "крыса" понесла в канцелярию документ, удостоверяющий, что Хайнцу Фюрсману только что отрубили голову. Вслед за ним вышли и Павел с Хайнцем, которого с этого момента никто из надзирателей не видел.
        Держать его под своим контролем оказалось труднее, чем контролировать нескольких охранников сразу. Раскрыться перед ним и рассчитывать на его содействие Павел не мог. Даниель так и предупреждал - обращаться с Хайнцем, как с безмозглой куклой. Спасти, доставить в определенное место, сдать человеку, который назовет пароль. В разговоры не вступать, никакого следа в памяти спасенного не оставлять.
        Хайнц обладал некоторыми способностями и он временами с недоумением поглядывал на Недрагова. Даже пытался разговаривать. Каждый раз приходилось мощными ментальными оплеухами приводить его в слегка оглушенное состояние. Когда они вышли на улицу, Павел позволил себе небольшое удовольствие - ментальный удар, которому научился под Калькуттой. Где-то в тюремных коридорах вдруг схватился за грудь палач и осел на пол, хватая побелевшими губами воздух. Позже доктор определил смерть от острой сердечной недостаточности.
        Будь поблизости мастер астрала, Недрагов бы выдал себя этим ударом. Но - повезло. То ли война между астральными бойцами еще не развернулась в полную силу, то ли просто никого из них не оказалось поблизости. Они сели в вызванную ментальным усилием Павла машину, которая до этого стояла на Вильгельмштрассе, и полностью подчиненный Недрагову водитель повез пассажиров в Потсдам. Там совершенно обалдевший Хайнц, на чьи вопросы Павел перестал обращать внимание, пересел в другую машину, водитель которой на вопрос о дороге в Гамбург ответил:
        - К морю ведут многие дороги. Держите направление на север.
        Кем был этот Хайнц, почему англичане стремились его освободить, за что его осудили - Павел так и не узнал. Быть может, их заинтересовали его способности, а может, через него разведка рассчитывала подобраться к другим, более интересным людям. Но навсегда Недрагов запомнил ощущение липкого, животного ужаса и - одновременно - покорности, когда он увидел гильотину и усыпанный опилками пол.
        Покинув еврейский квартал, Тополь спустился на набережную Влтавы. Его путь лежал в Градчаны. Там, на Лоретанской площади, он должен был встретиться с младшим братом, Михаилом. Брат его - обычный человек. Обычный в том смысле, что лишен ментальной силы. Но, как это случается между близкими людьми, иногда братьям удавалось обмениваться мыслями.
        С Михаилом Павлу всегда было просто. Тот смотрел на старшего с неизменным восхищением. И только раз, когда Тополь категорически запретил ему участвовать в подпольной типографии, он вышел из себя. Не хотел отсиживаться за спинами братьев и товарищей, не хотел покрыть себя позором. Но возразить по существу ему было нечего. Он, единственный из всей семьи, знал истинные пределы способностей брата и, с зубовным скрежетом, признал, что несколько потерянных Павлом дней - на вызволение попавших в беду родственников - нанесут движению Сопротивления больший урон, чем собственное неучастие в нем.
        Медленным шагом Павел проследовал мимо Черненского дворца. Михаил ждал на условленном месте. В его облике - тревога. Павел, убедившись, что препятствий для встречи нет, подошел к брату, изображая на лице веселье.
        - Добрый день, Михаил. Как дела?
        Оказалось, что волновался младший брат по совсем пустяковой причине. Через него Павел периодически получал сообщения от английской разведки, а конкретно - от Даниеля, когда не удавалось задействовать другой канал связи. Когда Тополь находился в Праге, все сведение о нацистских мастерах астрала поступали только через Михаила. На этот раз Даниель сообщал, что хорошо известный им Густав Кроткий предпринимает личные поиски Тополя.
        Никакой новости в этом для Павла не было, разве что намерение Кроткого непосредственно возглавить акцию поиска и уничтожения. Но фактически об этом Даниель сообщал еще неделю назад. Зачем потребовалось дублировать ту же самую информацию? Но Даниель не из тех, кто делает что-то просто так. Как все переплелось, связалось в узел: и тревога английского побратима, и вызов Густава Кроткого, и таинственный Кондрахин…
        "Передать сообщение через Мишу? - подумал Тополь. - Нет, бессмысленно. Оно достигнет Даниеля не раньше, чем через три дня. Нет, надо действовать самому".
        - Спасибо, Миша, - сказал он. - Завтра я буду занят, а вот через день жду тебя на этом самом месте. Береги себя.
14 сентября, расставшись с братом, Тополь по набережной Влтавы близ Стромовки отправился пешком к северной окраине Праги… Здесь у него имелась запасная квартира. Под ней - подвал, прикрытый ментальной защитой. Пища, вода, оружие, радиоприемник, различная одежда, включая офицерскую форму СС и вермахта, соответствующие документы. Неподалеку - армейский гараж оккупантов. На некоторое время Тополю требовалось покинуть Прагу.
        Когда Павел в форме унтер-офицера появился на территории гаража, его было очень трудно узнать. Немного грима на лице, упругая походка, развернутые плечи. Никто не дал бы ему больше тридцати. В таких случаях Тополь не пользовался своими ментальными способностями, обходясь обычными человеческими средствами: форма, документы, знание психологии немецкого служаки. Через несколько минут армейский грузовик с немолодым вислоносым солдатом за рулем увозил его на север. В кузове находилась лодка, обычная речная лодка, которою унтер-офицеру, якобы, поручено доставить в маленький городок на Эльбе. Для грузовика, направляющегося в район Дрездена - крюк не такой большой.
        Дорогой водитель молчал, беспрерывно раскуривая дешевые сигареты. Тополь мысленно прощупывал окрестности, подбирая заранее машину для возвращения. Понадобится хорошая, быстрая машина. "Придется прихватить с собой либо полковника СС, либо кого из армейских генералов, - подумал Павел. - Там, на германской земле, я смогу воспользоваться своими способностями".
        Грузовик покинул территорию оккупированной Чехословакии. Теперь уже было можно воспользоваться мысленной связью с Даниелем. Подождав, пока шофер помжет спустить лодку на воду, Тополь попробовал вызвать своего побратима, глядя на сияющий сквозь редкие облака солнечный диск. Ничего не вышло. Не страшно. Такое в их мысленных разговорах случалось регулярно.
        Даниель знал, что Тополь рискует, выходя на связь с территории Чехословакии. Этим он выдавал свое местонахождения. Мысленную связь не так трудно обнаружить, хоть это и дано очень немногим. Вот почему, не будучи уверен, что побратим выехал в Германию или в иную страну, англичанин сознательно избегал контактов.
        Привязанная к причалу лодка тихо колыхалась на волнах. Тополь лег на дно лодки и закрыл глаза. Органы чувств отключились. Сейчас он видел, видел астральным зрением, как тренированное сознание привычно строит вокруг него защитную оболочку. Большой, эластичный пузырь, сквозь который астральные поля и потоки выглядят размытыми пятнами и прожилками. Вокруг сгустился второй пузырь, плотный, с единственным проницаемым окошком, которое беспорядочно плавало по поверхности внутреннего пузыря. Так начался поиск Кондрахина. Мятущееся окошко остановилось.
        Вокруг Кондрахина тоже оказалась защитная оболочка, причем очень необычная, но Тополь не стал это анализировать. Он просто назвал себя - по-русски - и Юрий открыл доступ к своему сознанию. Мысленная связь мгновенна, потому что включает в себя все: мысли, тревоги, убеждения, чувства. Едва создав связь, они сразу ее разорвали. Сказано было многое. И как было сказано!
        Теперь Тополь знал главное. Юрий Кондрахин - мастер астрала, опытный боец. Союзник. Русский, из Советского Союза. Он ищет тех, кто подпитывает астральной энергией руководителей третьего рейха. Ищет для того, чтобы уничтожить. Тополь смог назвать ему одно имя.
        Густав Кроткий. Но только имени было недостаточно. Астральный боец никогда не видел Густава, он не смог бы его отыскать. Юрию требовался точный адрес. На минуту выйдя из астрала, Тополь огляделся. Задремавший на дне лодки унтер никого не интересовал. Здесь никого не интересовал. Далеко - в Берлине, Кенигсберге, Франкфурте, Вроцлаве - ищейки Густава, несомненно, взяли след. Они пеленговали его местонахождение так же, как пеленгуют местонахождение вражеского радиопередатчика.
        Астрал, или то, что мастера обозначают этим словом. Мир энергий и эфирных структур, живых, мертвых. Правильнее различать астрал и ментал, но Павел всегда называл эти пространства одним термином. Потому что оба они подчинялись ему в равной степени.
        Изредка попадались мастера, способные работать с астралом, но не имеющие доступа к ментату. Насколько Павел знал, все они - язычники. В астрале можно запутаться между живой и мертвой материей, между их энергиями. Астрал огромен, сложно разобраться в причудливых картинах завихрений, меняющих яркость мерцаний. В ментале присутствуют только силы и поля, порожденные живыми созданиями. В нем легко отыскать любой разум, если ты хоть что-то о нем знаешь. Почему язычники, не принявшие идею единого Создателя, не могут выйти в ментал? Ответа на этот вопрос Тополь не знал.
        Скорее всего, часто думал он, у них не развиты определенные зоны мозга. Те, которые отвечают за улавливание человеческой сущности. Этот же дефект не позволяет им постигнуть Единую сущность божественного. Но у мастеров астрала есть свои достоинства: астрал они читают прекрасно. Когда закрываешься ментальной завесой, и никто в ментале тебя не может увидеть, в астрале ты виден, как обычно. Единственное, чему Тополь научился - это умению изменять свой астральный облик так, чтобы при беглом взгляде походить на собаку. Мастера не обманешь, но того, кто привык больше полагаться на поиск в ментале, ему иногда провести удавалось.
        Густав прекрасно владел астралом, выделяя в нем индивидуальный почерк человека так же уверенно, как и в ментале. Связь Недрагова с Кондрахиным он обнаружил наверняка. Понять, о чем те говорили, он вряд ли смог. Разговор шел на русском, а Густав не знал ни одного славянского языка. Но свое имя он должен был распознать.
        Почему в ментале так легко обнаружить знакомого человека? Да потому, что индивидуальное поле мозга имеет больше отличительных особенностей, чем тело. Цвет ауры, размер, запах - и запахи присутствуют в ментале, и звуки. Вообще там больше видов чувствительности, чем знает наш язык. Но отыскать человека можно только на определенном расстоянии. Мастера, работающего в астрале, можно почувствовать за сотню километров. Хорошо знакомого мастера - сотен за пять. Обычного, малознакомого человека - километра за два. На таком же расстоянии можно нанести ментальный удар, взять человека под свое управление. Это был уровень Тополя, и он немало бы удивился, узнав, что это лишь ученический уровень.
        Он приготовился снова выйти в ментал. Цель - Густав. Алхимик не ждет прямого обращения. Сейчас он настроен на поиск, его чувствительность к проявлениям ментального поля максимальна. Удара он не ждет, правильно оценивая расстояние. А Павел как раз и собирался нанести удар. Он не рассчитывал нанести Кроткому серьезный вред. Далеко, да и о защите Густав наверняка позаботился. Но неожиданность, как надеялся Тополь, заставит его на долю секунды раскрыться, даже не подозревая об этом. Тополю до зарезу была нужна эта доля, чтобы выяснить точное местонахождение своего противника. Закрываясь от удара, Густав пропустит
        - быть может - тихий вопрос, который повиснет в его подсознании, как потайной микрофон. И когда Густав в следующий раз выйдет в ментал - а это он обязательно сделает, и сделает очень быстро - ответ будет получен.
        Ментальная связь, скрытая и открытая, добровольная и принудительная, всегда взаимна. В тот момент, когда Густав непроизвольно выдаст свои координаты, ему одновременно станет известно, где в данный момент находится Тополь. Что ж, качающаяся на волнах Эльбы одноместная лодка - неплохие координаты, - подумал, усмехнувшись, Тополь. Он несколько раз глубоко вздохнул и расслабился.
        Густав совершенно остолбенел, осознав, кто установил с ним связь. Удар Тополь нанес одновременно с вопросом. В ментале их сражение более всего походило на падение песчаного кома на гладкий белый лед. Не ожидая дальнейших действий Густава, Тополь оборвал связь. Но из ментала не вышел, закрывшись завесой.
        Бросив лодку на произвол судьбы, Тополь переоделся в форму шарфюрера СС. Вызвал машину полковника Шредера с водителем Иохеном. Полковник считал, что самостоятельно пришел к мысли послать машину в Тршебонь, за знаменитыми прудовыми карпами. Иохен был уверен, что полковник, кроме того, велел отвезти в Прагу шарфюрера Густава. Он забудет о своем пассажире, едва тот скроется с глаз.
        Глава 14
        В отличие от абсолютного большинства обитателей земли, ОН не нуждался ни в сне, ни в отдыхе, и мог бы гнать свой автомобиль хоть до Тихого океана без малейшей передышки. Но куда интереснее было самому посмотреть, как развивается сценарий игры, навязанной Им человечеству. По идее, это должен был выполнять Густав Кроткий или тот, кого он прислал. Но даже самая совершенная задумка порою дает осечки. Неважно.
        Дорога вела Его к Харькову. В некоторых населенных пунктах ОН задерживался дня на два, чтобы посмотреть, как движутся на Восток нескончаемые потоки немецких, румынских и венгерских дивизий. Непобедимая армада, назначение которой - созидание единого мирового пространства, основы будущего Золотого Века. Да, в игре есть издержки, и немалые. Он видел сожженные дотла деревни, тела повешенных, с отвращением вдыхал тошнотворный запах преданной огню плоти. Но ведь жертвы неизбежны. К тому же все они - смертные, которых нетрудно заменить новыми персонажами.
        Гитлер ему не нравился. Истеричный болтун, обуреваемый манией величия. Но - таковы правила игры, Им же установленные. Он - в тени, неведомый даже ближайшему помощнику, Густаву Кроткому. По сути, тот такая же марионетка в руках опытного кукловода, лишь воображающая, что имеет свободу воли. Случись с Густавом неприятность, не столь сложно подобрать новую куклу-генерала. Просто немного сместится во времени исполнение задуманного.
        По-прежнему ОН не вмешивался лично в бег событий, хотя с некоторых пор их непредсказуемость порой Его не удовлетворяла. Как зимой прошедшего года - под Москвой. И сейчас, когда германские войска вроде бы успешно начали летнюю кампанию. Почему Гитлер все чаще приходит в бешенство? Почему за короткий срок из немецкой армии уволено 117 генералов, в том числе 66 из действующей армии?
        Вспомнились не столь уж давние события по другую сторону противоборства. Стараниями Густава Кроткого и привлеченных им оккультистов удалось - воздействуя на советского тирана - уничтожить более сорока тысяч командиров Красной Армии Когда накануне большой войны шестьдесят пять процентов твоих военачальников имеет в лучшем случае среднее образование, можно ли всерьез рассчитывать на победу? Не наступил ли Кроткий сейчас на собственные грабли? Не пора ли заменить его?
        ОН справедливо не мнил себя военным стратегом. Да и не было в том необходимости. Как автомобилист, прекрасно справляясь с управлением, может не знать досконально его внутреннего устройства, и в случае поломки отгоняет машину в мастерскую. А если и знает, но - сломалась деталь. Сможет ли он самостоятельно изготовить замену? Правда, ОН - сможет. Но для этого нужно будет знать не только форму, но и марку стали. Нетрудно, но долго.
        И все же ОН хоть немного приобщился к военным забавам, незримо побывав в "Вервольфе", новой Ставке Гитлера близ деревни Стрижавка. В маленьком лесочке под Винницей охраны было больше, чем деревьев, но разве это может остановить призрак?
        Стояла редкостная июльская жара, все потели в своих мундирах, а больше других - бесноватый фюрер. Он орал на своих генералов, брызгая слюной и срываясь на визг. Требовал невозможного, например, окружить уже давно отступившего противника. Как же ему удается одерживать победы, удивился ОН.
        Тем не менее, победы продолжались. Вот уже и Ростов, и Краснодар, и Майкоп, и Пятигорск попали под власть рейха. Вот-вот наступит очередь Сталинграда. Но почему Гитлер с маниакальным упорством требует удара в направлении Новороссийск-Туапсе-Сухуми? Его ли это идея, или результат скрытого воздействия Кроткого, этого ОН не знал.
        Его машина по-прежнему мчалась по российским ухабам, клубами пыли обволакивая маршевые колонны. И хотя видели его сотни и сотни человек, для них он не существовал более мгновения.
        - Господин Раунбах, - осторожно начал доктор Шульц, - прямо не знаю, как сказать…
        - Да, бросьте, Шульц, Ваши сантименты. Пора бы попривыкнуть к местным порядкам. Говорите, что там у вас.
        Шульц некоторое время помялся, пряча глаза. Наконец выдохнул:
        - У Елены умер ребенок.
        - Как? - вскочил Раунбах. - Когда это случилось?
        - Видимо, ночью. Мать спала, а утром обнаружила его уже холодным. Я Вам искренне сочувствую…
        Фриц резко поднялся и зашагал взад-вперед по своему обширному кабинету. Когда он шел к двери, лицо его выражало еле скрываемое торжество. Когда же поворачивался к администратору, демонстрировал угрюмую решимость.
        - Расследование провели?
        - Вскрытие показало порок развития легких, - виновато отозвался Шульц.
        - Да? Почему же об этом не стало известно раньше, в родильном доме? Я сам этим займусь. Как Елена? В истерике?
        Шульц помотал головой.
        - Наоборот. Заторможена. Даже говорить не хочет.
        - Лучше бы уж поплакала. Прошу Вас, Шульц, займитесь похоронами. Все-таки речь идет о нашем сотруднике.
        - Слушаюсь.
        Шульц, придерживая очки, не по-военному повернулся и направился к двери. Уже на пороге он озабоченно спросил:
        - Кстати, не могу с утра отыскать Йоханссена. Вы не в курсе, где он?
        Раунбах смерил администратора тяжелым взглядом.
        - В курсе. Йоханссен на задании.
        - Но ведь есть установка: члены группы покидают особняк либо в Вашем, либо в моем сопровождении…
        - Идите к черту с вашими установками! - взорвался Раунбах. - Вы, что ли, будете сражаться с гипнотизерами? А я занят, очень занят. И зарубите себе на носу: главная наша установка та, которую дает рейхсфюрер. К тому же, - уже мягче, почти примирительно, добавил он, - Йоханссен без документов. И уже проверен в деле. Так нужно, Шульц. Если считаете мои действия неправильными, можете их обжаловать хоть сегодня. Только вот о похоронах все равно позаботьтесь. Судя по всему, завтра нам понадобятся все наличные силы.
        Едва Шульц ушел, появился Мирча Ковач. Одними глазами он спросил: "Ну, что?"
        - У Елены умер ребенок, - нарочито громко сказал Раунбах. - Я сейчас не могу отлучиться, поэтому поручил все организационные моменты нашему славному доктору Шульцу. Тем более, что никому из нас с ним в этих вопросах не сравниться.
        Слушая шефа, Мирча сиял. Значит, все у Йоханссена получилось. - От нас кто-нибудь будет на похоронах? - спросил он. - Иначе, неудобно получается. Тем более, что теперь, наверное, Елена вновь будет участвовать в операциях. Надо ее поддержать.
        - Да, ты прав. Возьми с собой Фрица и присоединяйся к Шульцу.
        - Дылду Фрица? - делано удивился Ковач. - У него же две извилины!
        - Для текущего момента как раз достаточно. Меня не будет. Болгарин засек, вроде бы, объект. То ли Тополь, то ли Ящер. Я послал Йоханссена проверить. Дождемся результатов и выезжаем всей группой.
        Разговор велся достаточно громко, чтобы записывающая аппаратура, если Шульц таковую установил, не пропустила ни слова.
        Расставшись с товарищем, Раунбах задумался. Похоже, Йоханссен не подвел. Подмена прошла безукоризненно. И, самое главное, даже Елена ничего не заметила. Это было особенно важно, учитывая некоторые психологические особенности полячки. Недолго ей осталось переживать свое горе. Лишь бы Йоханссен вернулся. Без него план рухнет - это яснее ясного. Группе беглецов катастрофически нужен гипнотизер, способный провести их до шведского парома. Раунбах обладал только даром предвидения, Мирча считывал ауру, Елена всего лишь была способна определить наличие ментального блока.
        Недрагов неспешно шел по Вышеграду, приближаясь к собору святых Петра и Павла. На ходу он размышлял о некоторых вещах. Например, о том, что Кондрахин - атеист. Когда Тополь назначил местом встречи колонну дьявола, ему пришлось не только объяснять Кондрахину старинную городскую легенду. Смысл ее состоял в том, что дьявол, стремясь заполучить грешную душу, подрядился перенести, пока не кончится месса, колонну из Рима в Прагу. Не успел самую малость. Брошенная лукавым колонна, разбившаяся на куски, до сих пор лежит неподалеку от собора. Этой легенды Кондрахин мог и не знать, раз бывать в Праге ему не случалось. Но он не знал, что такое месса!
        Вот и условленное место. Тополь внимательно, но незаметно огляделся, посмотрел на часы. Время встречи было оговорено приблизительно. Недрагов стоял неподвижно, сосредотачиваясь. Почему-то в голову лезли совершенно посторонние мысли.
        "Если бы у меня было время, - думал он, - я пригласил бы Кондрахина к себе домой, приготовил бы кнедлики, потушил гуся с капустой. Я предпочитаю традиционную чешскую кухню. Впрочем, блины я тоже готовлю довольно часто. Мы бы посидели, попили бы пльзеньского пива, а потом я провел бы своего гостя по Праге. Показал бы все дворы Пражского Града, Вальдштейнский дворец, Карлов Мост, городскую ратушу и памятник Яну Гусу. Может, мы съездили бы в Збраслов или Кутну Гору. А Кондрахин рассказал бы мне, как там, в России сейчас".
        Ничего этого не будет - трезво подсказывал рассудок. Встреча двух астральных бойцов такой силы - событие редчайшее для нашего трудного времени. Недрагов припомнил лишь одно такое событие. В Париже, в сразу после его оккупации…
        В ожидании Кондрахина он прохаживался, чтобы не бросаться в глаза своей неподвижностью. Выдержка и осторожность - основа ремесла истинного астрального бойца. Сколько раз, в разных городах Европы, как обычный горожанин Павел неторопливо бродил по улицам, отмечая всплески ментальной активности вокруг. Иногда охота была удачной. Незамеченный, он наносил нацистскому мастеру астрала ментальный удар и направлялся неспешным шагом к вокзалу.
        Несколько раз он использовал свое искусство против обычных людей - гестаповцев. Может же человек умереть в своем служебном кабинете от сердечного приступа? Но высшие бонзы рейха были надежно прикрыты. Те, кто их охранял, легко могли отвести нанесенный удар и ударить в ответ. Тополь полагал, что это были тибетцы. Возможно, кого-то из них ему приходилось видел на улицах Лхасы. Быть может, кто-то из них вел его горными тропами в Индию. Пока они охраняли правителей рейха, попытка покушения на них была обречена на провал.
        Гейдриха не охраняли. Не требовалось. Его врожденный дар заключался в устойчивости к ментальным воздействиям. Когда Тополь нанес удар с расстояния в двадцать шагов, какого хватило бы на целую роту, Гейдрих даже не чихнул. Подобраться к нему могли только обычные диверсанты. Именно об этом Недрагов сообщил тогда Даниелю: Скрипач неуязвим для мастера астрала, но его охрана - лишь обычная охрана высокого чина. В ней нет тибетцев.
        Рейнхарда Гейдриха многие в Чехословакии называли скрипачем. Он действительно профессионально играл на скрипке, а его отец был композитором. 27 мая в него стреляли, через несколько дней он умер. Тогда Тополю удалось прикрыть исполнителей возмездия, и гестапо не смогло взять их по горячим следам. Но позже Павлу пришлось отъехать в Сербию, где в горах пропал его троюродный брат Ивица. Искать пропавшего много хлопотнее, чем вызволять нужного человека из тюрьмы или концлагеря. Пришлось задержаться, а исполнители покушения проявили непростительное легкомыслие. И попались.
        Когда Недрагов вернулся из Индии, то первое время тихо жил в Праге. Как раз это время Гитлер пришел к власти, и это обстоятельство насмерть рассорило некогда единых знатоков оккультизма. Они еще встречались - в привычных местах, но все явственнее формировались два лагеря. Густав, к тому времени ставший доктором алхимии, Кротким, был принят в обоих. О политике не говорил, со всеми соглашался. Пытался отыскать Недрагова - и ни разу не появился в Англии.
        Сейчас группа Раунбаха - а ведь Кондрахин даже не сообщил, сколько там астральных мастеров - готовилась к поиску Тополя в Млада-Болеславе. А он тем временем ждал Юрия возле колонны дьявола. Пора бы появиться… Павел взглянул вокруг, используя астральное зрение. От угла одного из домов к нему протянулась тонкая синеватая нить. В голове раздался голос:
        - Добрый вечер, Павел Федорович. Вы, конечно, видите, где я нахожусь. Я Юрий Кондрахин. Жду вас за углом.
        Прогулочным шагом Тополь отправился к углу старинного жилого дома. Теперь в Праге мало кто демонстрирует спешку - не так расценят. Заглянув в переулок, в трех шагах от себя он увидел унтер-офицера.
        - Здравствуйте, Юра!…
        "Он совсем молодой. Фигура спортивная. Наполнен энергией и злостью. Быть может, думает, что легко доберется до Густава. А я теперь знаю: Густав безвылазно находится в машинном зале одной из берлинских электростанций. Рядом с комнатой, где переодеваются и обедают дежурные электрики, кабинет Густава. Прямые телефоны со штабом Гиммлера, Министерством Иностранных Дел, ОКВ. Благодаря работе электростанции Густав всегда располагает изрядным запасом энергии, а постоянный персонал машинного зала давно стал его глазами и ушами - не подозревая об этом. Там, в его логове, никто из нас не сможет с ним справиться".
        - Вы располагаете временем, сударь? Я обладаю важной информацией.
        - К великому сожалению, Павел Федорович, время мое очень ограниченно. Не позже утра я должен вернуться в Кенигсберг - едем Вас ловить, - Кондрахин усмехнулся,
        - в Младо-Болеславец. Кажется, это недалеко от Праги. Если это не повредит Вам, было бы желательно, чтобы ночью наши ловцы астральных вибраций уловили какой-либо всплеск именно оттуда. Это для страховки. На нет и суда нет. Кстати, я на машине. Если нет другого приемлемого места, могли бы переговорить и там.
        Тополь медленно шел рядом с Кондрахиным, упиваясь звуками родной речи, не особенно вникая в смысл сказанного. На какое-то время ностальгия захватила его целиком, и лишь неподкупная сторожевая часть сознания продолжала отслеживать обстановку, наблюдать за окружающим, готовая при малейшей опасности подать сигнал тревоги.
        Было почти по-летнему тепло. Листья на деревьях еще оставались матово-зелеными, и эта зелень, эта тоска по Родине, по невозвратимому прошлому, заливала и пространство, и душу. Казалось, какой-то миг - и он перенесется в 1913 год, на заросший ракитами берег Орлика, где подростком удил голавля. И вновь живы и мать, и отец, и брат Игнат, и все, все, все.
        Наваждение схлынуло так же резко, как и пришло.
        - Хорошо, - суше, чем хотелось самому, отозвался он, - будем по возможности кратки. Как Вы меня информировали, цель Вашей миссии - уничтожение человека, подпитывающего энергией главных фашистских бонз. Я полагаю, что знаю такого. Это некий Густав Кроткий, мой знакомец еще с двадцатого года. Мне известны его координаты. Но, мой друг, схватка с ним может оказаться, да что там - непременно окажется! - смертельной для Вас. Безусловно, Вы - боец. Но Густав сильнее, поверьте на слово. Я бы тоже не рискнул пойти против него в одиночку. Поэтому предлагаю действовать в паре.
        - Боюсь, Вы недооцениваете моих способностей, Павел Федорович. Мне кажется, нет, я просто уверен, что здорово прибавил за последнее время. Во всяком случае, мне легко удается то, о чем раньше не смел и подумать. Очевидно, перейден какой-то режим. Переход количественных изменений в качественные, как говорил Маркс.
        Тополь некоторое время помолчал, что-то обдумывая. Наконец повернулся к Юрию, останавливаясь.
        - Мои способности тоже возросли, - произнес он, - и это очень подозрительно. Более того. Я много перемещаюсь практически по всей Европе, вот что я обнаруживаю в последние две-три недели. Все больше и больше мне встречается людей с паранормальными способностями. Я понимал бы, если бы они концентрировались в каком-то одном месте. Допустим, их собирают специально для проведения какой-либо акции, например, направленной против меня. Без всякого бахвальства: я изрядно насолил гитлеровцам. Но если количество таковых лиц возрастает повсеместно, таковую гипотезу следует перечеркнуть. Происходит что-то иное, чему я не могу дать ни названия, ни объяснения. Поскольку возросли наши с Вами возможности, проклюнулись ростки сверхсознания у множества других людей, резонно предположить, что и Густав Кроткий не остался на месте. А он и без того был очень силен. Сильнее меня.
        Кондрахин несколько минут переваривал услышанное, сопоставляя его с наблюдениями Рейнгарда. Действительно, нечто странное коснулось Земли и ее обитателей. Невозможный и необъяснимый прогресс, тем более в годы всеобщей озлобленности и ненависти. Овладение любым видом внечувственной (по бытовым понятиям) деятельности требует безмятежности ума. Так учили в Школе, на этом постулате зиждилось все существование сокрытых миров.
        Правда, существование того же Густава Кроткого в какой-то мере это опровергало, но лишь отчасти. Как говорится - в семье не без урода. Да и любого астрального бойца нельзя назвать агнцем божьим. Но это уже издержки профессии. В начале Пути Юрия как раз пытались обратить к добру, но, как он понял позже, лишь до определенной степени. Иначе боец просто бы не состоялся. Интересно, а какой дорогой прошел Тополь? Но времени на праздные вопросы не оставалось. До Кенигсберга путь не близкий, а к утру надо прибыть, хоть кровь из носу. А еще лучше вечером: Юрий не слишком полагался на выдержку и рассудочность Раунбаха с сотоварищи.
        - Как Вы, Павел, намерены действовать практически? - деловито спросил он. - Я в Вашем распоряжении, если, конечно, завтра все пройдет гладко.
        - А что должно быть завтра? - вопросом на вопрос ответил Недрагов.
        - Завтра группа Раунбаха в полном составе должна прекратить существование. Это случится в Младо-Болеславе во время облавы на Вас. Произойдет взрыв, во время которого погибнут все члены группы.
        - Я, собственно, не против, - усмехнулся Тополь, - но как собираетесь выжить Вы?
        - Не только я. Во-первых, мой напарник, кстати, наш земляк, русский. Во-вторых, кое-кто из членов группы Раунбаха, включая его самого.
        - Ох, Юрий, - вздохнул Недрагов, - как бы фашисты не поймали тебя на крючок… Зачем этих зверей жалеть?
        Кондрахин поправил и без того ладно сидевшую на нем немецкую форму.
        - Так надо, Павел Федорович. Будем считать это взаимовыгодной сделкой. В конце концов, на нашу встречу я попал тоже благодаря Раунбаху. Он выходит из игры, и я в этом буду ему всемерно помогать. Не думайте, что все там - фашисты.
        Недрагов промолчал.
        - Итак, давайте конкретнее договоримся. Где, когда?
        - Вы знаете Берлин? - спросил Тополь, то и дело непредсказуемо переходя с "ты" на "Вы".
        - Не довелось, - признался Кондрахин. - Но, полагаю, сориентируюсь.
        В течение нескольких минут удалось наметить ориентиры для последующей встречи, перепутать которые Кондрахин никак не мог. Договорились, что в условленное время Тополь будет ждать Кондрахина в течение трех дней. Уже после прощания Тополь окликнул Юрия:
        - Простите великодушно. Признаюсь, я так и не смог определить Вашей школы. Сам, вроде бы учился у многих, но не могу припомнить ничего хоть отдаленно похожего. Например, как Вы экранируетесь?
        Юрий обезоруживающе улыбнулся и вытащил из кармана заветный камень.
        - Попробуйте найти свой.
        Глава 15
        У ворот первая машина притормозила ненадолго, охранник поспешил открыть ворота, и команда Раунбаха на трех машинах в полном составе въехала на заводскую территорию. Шульц из окна машины придирчиво наблюдал, как вышедший из машины Фриц Раунбах разговаривает с майором-эсэсовцем. Рядом с ними как бы случайно прошел Дылда Фриц, что-то на ходу сказал майору, и тот рысью убежал в низкое строение с зарешеченными окнами.
        Доктор Шульц вопросительно посмотрел на сидевшего рядом Кондрахина, но тот демонстративно пожал плечами. В сегодняшней операции ему отводилась роль связного. Искать грозного Тополя полагалось Мирче и Елене, а Раунбах, ими руководивший, должен был дать мысленную команду, куда направиться остальным членам группы. Именно эту команду и должен был уловить Кондрахин, а уловив - передать на словах Щульцу. Сегодня все водители машин и приданные группе два гестаповца, устойчивые к ментальному воздействию, подчинялись только администратору группы.
        Пока по заводскому двору между низким зданием конструкторского бюро и опытных мастерских, кирпичной оградой и высокой стеной цеха ходили трое: Мирча Ковач, Фриц Раунбах и Дылда Фриц. Снующие между мастерскими рабочие и немецкие солдаты не обращали на эту троицу особого внимания. Раз охрана их пропустила, значит, они имеют право находиться здесь.
        Остальные члены группы сидели в трех машинах, с трудом уместившихся в узком дворе
        Майор-эсэсовец вернулся, показал Раунбаху какие-то бумаги. С другой стороны от Шульца зашевелился Христо.
        - Я что-то чувствую, - пробормотал он на своем отвратительном немецком языке и показал рукой направление.
        Доктор Шульц уперся взглядом в карту завода, старую, еще до присоединения Богемии к рейху. В указанном болгарином направлении находились: два больших цеха, насосная, склады масел, красок, инструментальная мастерская. Хуже всего то, что проехать туда на машинах казалось очень затруднительным, хотя напрямик, если идти через цех, было довольно близко. Щульц к тому же понимал, что доверять старой карте опасно, а езда по заводской территории на роскошной машине спугнет Тополя.
        - Николай, сходите к Раунбаху и укажите ему направление. Потом сюда, к нам, - приказал Щульц, не оборачиваясь.
        - Йоханссен, что Вы дергаетесь? Еще ничего не началось.
        Щульц не сразу понял поведение чтеца мыслей, но, увидав, что Николай вслед за Мирчей, руководителем группы и гипнотизером нырнул в дверь цеха, буквально зарычал:
        - Опять! Если эта русская свинья напьется на задании, прикажу расстрелять его прямо у обочины.
        Доктору Щульцу только и оставалось, что бессильно ругаться. Найти четверых, отправившихся искать Тополя, на заводской территории было совершенно невозможно. Оставалось сидеть и ждать, что доктор Шульц и проделывал с терпением отличного службиста.
        - Герр Щульц, - подал голос Кондрахин, - Фриц Раунбах приказывает Елене и Христо войти на маслокрасочный склад, а остальной группе держаться за углом рядом, вне видимости.
        Он зашуршал картой, пытаясь разобраться, как ехать, но Шульц отобрал ее и принялся отдавать четкие команды водителю. Машины, сделав несколько маневров, в конце концов достигли нужного места.
        - Йоханссен, проводите госпожу Кочутис и капитана Набаева на склад. Увидите там Николая Павловича, тащите его сюда силой.
        Кивнув, Кондрахин вылез из машины, открыл дверцу перед болгарином. Вдвоем они подошли к другой машине, откуда поспешно выбралась Елена. Через минуту Кондрахин вернулся.
        - Господин Раунбах приказал всей группе находиться в готовности за углом цеха. Если начнется шум, всем бежать к складу. Николая Павловича я не нашел. Прикажете продолжить поиски? Он отстал от них еще в цеху.
        - Отставить поиски, не время.
        Шульц замолчал, услышав свистящий звук. Он выглянул из-за угла, и в этот момент за углом рвануло по настоящему. С Шульца слетела шляпа, а весь двор наполнился пылью и едким дымом.
        - Всем туда! - вскричал Кондрахин и рванулся за угол. С секундным опозданием Шульц повторил его команду, понимая, что произошло что-то непредвиденное, и надо не Тополя ловить, а спасать тех членов группы, кого можно еще спасти. В полыхающем складе находились Елена, Христо, Мирча и сам Раунбах. Где-то на территории завода бродил Рейнгарт, да еще Йоханнсен побежал куда-то. То ли спасать, то ли ловить.
        Не приученный к мгновенному принятию решений Шульц растерялся, и его растерянность дорого обошлась группе. Склад полыхал с одной стороны, там, где взрыв разрушил стену, и на землю лились потоки пылающей жидкости. Оставшаяся часть группы побежала к другой, целой стороне склада, где признаков огня еще не было. Туда только что проскочил Йоханссен, скрывшись за углом. Туда уже почти добрались гестаповцы с пистолетами в руках и прыткий Дылда Фриц, а остальные, включая самого Шульца, еще бежали вдоль стены цеха, когда на складе раздался второй взрыв.
        Спасло Шульца отсутствие здоровья и начальственная неторопливость. Бежавших впереди окатило огненной волной из разлетевшегося склада, а до него огненный поток не долетел. Так, упало на штатский костюм с десяток горящих капель, прожгли в нем дыры, так ведь это мелочи. Оттуда, от склада, бежали люди, срывая с себя пылающую одежду, бежали те, кому повезло оказаться подальше от места взрыва. Те же, что были сбиты с ног взрывной волной, так и не поднялись.
        Потушив свою одежду, доктор Шульц огляделся. Возле машин испуганно жались уцелевшие члены группы. Всего трое, и лишь один водитель. Разлившаяся на весь двор краска горела, вверх поднимался густой черный дым. Но даже сквозь него просвечивало яркое пламя пылающего склада с маслами. С завода спешно эвакуировали рабочих, и тут доктор Шульц, наконец, сообразил, в какую гнусную историю он вляпался.
        Без документов, без приказа вышестоящего начальства группа, за которую он лично отвечал перед Мюллером, проникла на особо важный объект рейха. После чего на объекте произошел взрыв и пожар. Какие могут быть объяснения? Да и объяснений он давать не вправе - деятельность группы строго засекречена. А вот с него объяснения сейчас спросят, если он немедленно отсюда не уберется. И доктор Шульц принял решение:
        - Всем сесть в машину.
        Это уцелевшим членам группы, не обученным, не проверенным, и, - не арийцам.
        - Выехать с территории завода. Попробуют задержать - таранить ворота.
        Это - водителю. Он не подведет, на него единственного можно полагаться. Водитель не подвел. Впрочем, ворота были открыты и их машина медленно, в толпе рабочих, проехала через них беспрепятственно.
        Конечно, уже через день Шульц сумел прочитать отчет о происшествии. Горящая краска оставляла после себя липкую черную субстанцию, в которой попавшие в нее предметы почти невозможно было опознать. При пожаре пропало двое заводских рабочих - тех, что работали на складе. Погиб один охранник-немец, его полуобгорелый труп опознали сослуживцы по сапогам. Всех погибших из числа работавших на заводе опознали, и оказалось их четыре человека. А потом, на отдельном листе, шло описание тех, чьи трупы гестаповцам опознать не удалось.
        С болью, но и с некоторым удовлетворением узнавал в описаниях Шульц Николая (труп совсем не обгорел, причина смерти - осколочное ранение головы), Дылду Фрица (сгорел заживо), гестаповцев (тоже сгорели), двоих водителей (скончались от ожогов в больнице). И еще одного (осколочные ранения, обгорание), чей труп, судя по месту обнаружения, мог принадлежать Йоханссену.
        В общем, опознали, заводчане или Шульц, тех, кто принял смерть за пределами склада. Внутри же, где гремели взрывы (и что там могло взрываться, не краска же? , обнаружились лишь разрозненные обугленные кости. Предположительно, они принадлежали пятерым различным людям. Ковач, Кочутис, Раунбах, Набаев? Четверо. Пятый - Тополь? Или двое - пропавшие заводские рабочие?
        Но тогда кто-то из группы мог уцелеть. Эта мысль сидела в мозгу Шульца, как заноза. Его приставили наблюдать за верностью членов группы делу национал-социализма, ему разрешили дополнить группу неарийцами, и если взрыв на складе был устроен для прикрытия побега кого-то из группы, то это означало, что его задание полностью провалено. Тем навязчивее были его сомнения, что он прочитал в отчете еще одну необъяснимую подробность: после пожара возле цеха осталась только одна машина. Вторую обнаружили в городе, а на третьей покинул завод сам Шульц с остатками группы.
        Конечно, легко можно было предположить, что кто-то, покидая пожарище, воспользовался стоящей открытой машиной, а потом бросил ее. Но воображение Шульца рисовало более страшную картину. Кто-то из членов группы стакнулся с Тополем, тот заложил в складе мины, а потом оставалось лишь завлечь группу в склад и взорвать его. А предатель, вместе с Тополем, страшнейшим врагом рейха, спокойно дождался где-нибудь за углом эвакуации и покинул завод, воспользовавшись машиной.
        Здесь мысли Шульца перешли в практическую плоскость. Машину из всех, пропавших в складе, водил только Раунбах. Он мог, конечно, все организовать, будучи руководителем группы. Но с какой стати ему вступать в сделку с Тополем? При его берлинских знакомых он мог легко покинуть страну и сам. Да и Тополь - представить, что он вступил в переговоры с Фрицем Раунбахом, командиром группы, давно нацеленной именно на него, Шульц не мог. Узнай Тополь о Раунбахе - убил бы, не размышляя. В последнем доктор Шульц совершенно не сомневался.
        Ковач? Машину не водит, зато с Тополем легко мог договориться. У них общая вера, оба - не арийцы, оба обладают особыми способностями. Этому хитрому румыну Шульц совершенно не верил. Но что делать? Ковач распознавал проявления особых способностей, и без него группа обойтись не могла. Хитер румын, пронырлив, что и говорить. Образован, языки знает, в винах разбирается. С Раунбахом дружит. На последней мысли Шульц слегка остановился.
        Он вспомнил, что Мирча дружил и с покойным Куртом Франком, у которого началось безумие и его пристрелили по приказу Раунбаха, дружил он и с пьяницей Николаем Павловичем, погибшем при взрыве. Очень подходящие друзья для пролазы-румына. Однако все они мертвы. Быть может, что-то пошло не так и кто-то из друзей предателя погиб при взрыве по собственной оплошности?
        В то, что в заговоре участвовали тупой крестьянин Набаев или сумасшедшая Елена, Щульц не верил. Оставалось выбрать: Мирча или Фриц. Полукровка-румын или истинный ариец, неоднократно отмеченный благодарностями и наградами лично рейхсфюрером? Или оба сразу?
        Дочитав отчет, Шульц вернул его сидящему напротив штандартенфюреру СС и вяло поблагодарил.
        - С нашими выводами согласны, доктор? - спросил эсэсовец и протянул еще несколько листков. Скорее по инерции Шульц просмотрел и их. Местное гестапо давно присматривалось к пропавшим при взрыве на складе рабочим. Их подозревали в пособничестве партизанам. В выводах было со всей определенностью указано, что эти рабочие заминировали склад, а когда за ними пришли люди из группы доктора Шульца, они склад взорвали и сбежали, пользуясь эвакуацией персонала завода. Подтверждались выводы и тем, что задержать семьи рабочих гестаповцам не удалось
        - они исчезли, успев забрать документы и вещи.
        - Согласен.
        Шульц отлично понимал, что выскажи он сейчас версию о сговоре с врагом и бегстве Раунбаха или Ковача, он встанет поперек очень могущественным людям. К тому же доказать свои предположения ему нечем. Да и кто станет его слушать, если официально Мирча Ковач давно расстрелян? Не идти же с признанием своего полного провала к Мюллеру. О, да, тот выслушает. Даже, может быть, поверит и прикажет расстрелять семью Ковача. Но что он сделает потом с ним, с Шульцем, представить совсем нетрудно. Доведут его до ближайшего подвала и пристрелят, даже не оформив казнь, как положено.
        Потому и согласился с выводами пражского гестапо доктор Шульц, что эти выводы давали ему хоть какую-то возможность поставить крест на случившемся и думать, как быть дальше. Пока, если что, можно предположить, что один из двух пропавших рабочих склада и есть тот самый Тополь, который уже в который раз переиграл их группу. Ведь и Фриц Раунбах, в конце концов, думал именно так, направляясь в этот маленький городок. А значит, их поездка имела хоть маленький, но положительный результат. А потери…
        На войне как на войне. Сказано давно и никем пока не опровергнуто.
        Глава 16
        Фриц съежился на заднем сиденье, с безразличием озирая темные пригороды Берлина. Сейчас от него ничего не зависело. Эти двое, на переднем сиденье, Йоханссен и Тополь, давно все решили за него. Конечно, он сделал первый шаг сам. Кто, как не он, открыто сказал этому чертову шведу, что желает оставить Третий Рейх, желает инсценировать собственную гибель и вместе с Еленой и ребенком смыться в Швецию.
        Это как душу дьяволу продать - твои желания исполнятся, но как исполнятся! И сейчас Фрица, словно неодушевленный предмет, везли в Берлин. Он старался не размышлять ни о чем серьезном. Эти двое, на переднем сиденье, могли читать его мысли, как открытую книгу. Раунбах давно знал цену Тополю, он не зря гонялся за ним годами. Но сидевший рядом с ним швед, Фриц мог заложить собственную голову, не уступал чеху ни в чем.
        Сейчас они объединились, чтобы убить Густава Кроткого. Пусть. В присутствии доктора алхимии Раунбах всегда ощущал какой-то животный страх. Страх почти мистический, ибо Густав Фрицу доверял и никогда не старался запугать. Фриц боялся не намерений Кроткого, он боялся той силы, что в нем пряталась.
        Эти двое, на переднем сидении, Фрицу не доверяли. Они согласились оставить ему жизнь - как капитулировавшему врагу - при условии, что он проведет их в убежище алхимика. Швед, как оказалось, прекрасно говорящий по-немецки, так и сказал:
        - Попытаешься уклониться, даже в мыслях, - убьем без предупреждения. Ты имеешь представление не более чем о трети наших возможностей.
        Сказал, и с безразличием отвернулся. Да и зачем ему на Фрица смотреть, если он его мысли способен прочесть за десятки километров. Если потребуется, он в мозги Фрицу любую мысль засунет. И Фриц ее исполнит, с радостью и прилежанием. Но этого швед не делал. Тополь же вообще Раунбаха не замечал, как будто в машине не он присутствовал, а, скажем, щетка для чистки обуви валялась на заднем сиденье.
        Чех говорил с Набаевым на его родном языке и вечно насупленный болгарин прямо расцветал. Чех поздоровался с Еленой на польском языке, и женщина смущенно, но с удовольствием ему ответила. С Мирчей Тополь говорил по-русски. И только к Йоханнссену он не обратился ни разу. Для общения им не требовались слова.
        Когда группа Раунбаха выезжала на задания, заставы и проверки документов они проходили с помощью гипнотизеров. Сейчас за рулем был Тополь, и их машину просто никто не замечал. Они и получили ее совершенно непонятным путем: в условленное время на шоссе остановилась машина, роскошный мерседес, вышедший из машины эсэсовец раскрыл дверцу перед Еленой и отдал честь Тополю. Они сели и поехали, оставив эсэсовца на дороге.
        Но эти двое, превосходящие все, о чем имел представление Раунбах, презиравшие его, подчинившие его своей воле; эти двое не вызывали у Фрица чувства животного страха. Лучше они, чем Густав Кроткий. Лучше жизнь в Швеции с Еленой и ребенком, его ребенком, чем служение обреченному Третьему Рейху.
        Машина затормозила возле одного из многоэтажных домов. Тополь впервые заговорил по-немецки:
        - Госпожа Елена, Мирча, Христо - идите за мной. Переночуете у одной тихой старушки. Утром мы заедем за вами. На всякий случай возьмите все же паспорта. Фриц, они у тебя?
        Раунбах кивнул и полез в карманы плаща. Странным образом обращение к нему Тополя, да еще на немецком языке, его успокоило. Отдавая паспорт Елене, он нежно сжал ее руку, и женщина тихо успокоила его:
        - Со мной все будет хорошо.
        Вскоре Тополь вернулся. Завел мотор, ни слова ни говоря, поехал в темноту. Фриц быстро потерял ориентацию. Возле развалин они вынуждены были остановиться. Повернувшись назад, чех негромко произнес:
        - Прошлой ночью английские бомбардировщики сбросили на электростанцию бомбы. Они перекопали все вокруг, но ни одна бомба на территорию электростанции не попала. Они отводились в сторону умелой рукой. Дальше машина не пройдет, нам придется карабкаться через руины. Запоминай дорогу, Фриц. Ты проведешь нас только через проходную, а там у тебя сильно заболит нога. Так сильно, что ты ни о чем постороннем думать не сможешь. Когда она перестанет болеть - возвращайся к машине. Жди нас не больше часа. Не придем, поступишь по своему разумению.
        Раунбах кивнул. Теперь становилось понятно, как именно они собирались добраться до доктора алхимии. Густав пропустит Раунбаха через проходную, и сразу потеряет с ним мысленную связь. Не слушать же ему, сопереживая, чужую боль! Фрицу оставалось лишь молиться всем богам, чтобы чертов швед быстрее добрался до Густава. Потому что, пока Кроткий жив, Тополь будет мучить его этой болью, чтобы скрыть от алхимика проникновение в его крепость врагов.
        Обреченно вздохнув, он принялся карабкаться через горы кирпича и мусора. Тополь объяснил Фрицу не все, а ровно столько, чтобы их человек-ключ понимал свою задачу. На самом деле Павел Недрагов уже закрыл непроницаемой ментальной сетью сознание всех троих, пропуская только те ощущения Фрица, которые отражали его путь сквозь обломки и бомбовые воронки.
        Кроткий, почувствовав приближение Раунбаха, опознав его, все же не мог влезть в сознание Фрица. Он понял лишь то, что группа Фрица погибла, что ее руководитель в панике, что он пришел за защитой и указаниями. Присутствия рядом с Фрицем Кондрахина и Недрагова доктор алхимии не ощутил. Поэтому он снял заклятия, сторожившие на проходной непрошеных гостей, и дал команду охране:
        - Пропустить.
        Привычное всесилие подвело Густава Кроткого. Охрана к тому моменту подчинялась уже другим людям. Густав получил от охраны подтверждение, что нужный человек вошел на территорию электростанции, и забыл о ней. К этому моменту охрана - вооруженный вахтер, двое явных часовых с винтовками и трое спрятанных в подсобных помещениях автоматчиков - вся охрана уже находилась в бессознательном состоянии. В помещении проходной без мыслей стоял совершенно белый от страха Раунбах, тупо глядя на лежащего навзничь вдоль стены вахтера.
        В машинный зал входят двое, уверенно, не глядя по сторонам, идут по своим делам. Встретивший их рабочий, подчиненный Кроткому настолько, что стал просто продолжением тела алхимика, его глазами и ушами, видит незнакомцев. Он не успевает даже сфокусировать взор на том предмете, который вынимает из-за пазухи первый незнакомец, как вдруг его сердце останавливается. Рабочий падает замертво, а в то же мгновение в помещении проходной ногу Раунбаха вдруг пронзает дикая боль, от которой бывший руководитель группы валится на пол с истошным криком.
        Густав получает два сигнала. Первый - это образ проникших на станцию незнакомцев. Только образ - ни места, ни облика. Чтобы разобраться, ему придется вчувствоваться в предсмертные переживания подчиненного ему рабочего. А второй сигнал - болевые ощущения Раунбаха, в которых, если немного разобраться, можно отыскать немало для Густава интересного.
        Но алхимик не пытается разобраться ни с первым сигналом, ни со вторым. Нет в нем нужной дотошности, нет и мужества. Ведь, чтобы разбираться в переживаниях умирающего или страдающего, нужны или бесстрашие перед лицом смерти, или холодная жестокость истинного убийцы. Нет, Кроткий не такой. Он закрывает свое сознание, он отбрасывает уже увиденное, воспринятое, он просто действует по заранее подготовленной схеме.
        Собрав всю силу, которой он владеет, доктор алхимии бьет по всему живому, что есть внутри электростанции. По всему сразу: мухам, крысам, собакам. По людям, которые ему подчинены. Только его кабинет избежал удара, потому что он и так закрыт от чужаков невидимыми смертоносными загородками. Всего искусства Густава Кроткого не хватило бы, чтобы создать такую защиту. Ее создал другой, Тот, к которому он иногда обращался за помощью.
        Тот не отказывал своему адепту. Не отказал и в этой просьбе. Никто не мог бы войти в кабинет Густава против его воли. А за это: за невероятную силу, за надежнейшую защиту служил алхимик тому, чей дух он призвал однажды под именем Асиебеля, служил, понимая, что службу эту прервет только смерть.
        Тот, кому он служил, требовал немногого. Всего лишь отдавать свою силу нескольким мистикам рейха. В первую очередь Гиммлеру. Ему - постоянно, ежедневно. Но и нескольким другим, им - реже, да и сил им полагалось поменьше. А уж Тот сам заботился, чтобы силы Густава не иссякали. И они не иссякали.
        Астральный удар, который Густав нанес сейчас, мог бы лишить жизни несколько тысяч человек. Густав знал, что удар этот не только несет приказ любому организму умереть. Он приказывал умереть каждой клетке организма, он, к тому же, просто физически убивал любое живое тело. Это был удар, действующий сразу на нескольких уровнях, от которого не было и не могло существовать защиты.
        Густав Кроткий всегда отличался нетерпеливостью. Он спешил получить результат от своих умений, он пренебрегал теми знаниями, что не сулили власти над людьми или богатства. Он не вникал в законы управления астральными полями, он даже астральным видением владел слабо, различая лишь ауру живого существа. Он не смог заметить, что еще до смерти рабочего машинного цеха астральный образ стены изменил свои очертания.
        Сама стена, ее физическое тело, состоящее из кирпичей, стояла там же, где и всегда. Но ее астральный образ, состоящий из тонкой материи и слабых силовых полей, расширился. Теперь он включал в себя пространство вдоль стены. То пространство, в котором находились Недрагов и Кондрахин.
        Когда доктор алхимии наносил удар, он наносил его по пространству между стенами. Энергия удара распределялась в пространстве, ведомая астральным образом стены. Поэтому удар истребил на электростанции всех, исключая Юрия, Павла Федоровича и самого Густава - удар, естественно, миновал кабинет Кроткого.
        Встав из кресла, алхимик сделал несколько шагов к двери. Он сейчас один, никто угрожать ему не может, а посмотреть, кто на него покушался, следует. Густав открыл дверь, выходя из-под надежнейшей защиты стен кабинета, и столкнулся с Кондрахиным. Юрий немедленно выпустил в грудь Кроткому очередь из автомата, взятого у охранника. Густав не мог ничего сделать, потому что всеми силами блокировал направленный в него Тополем ментальный удар. Пули прошили грудь испанца, разрывая сосуды, сердце, нарушая течение потоков внутренней энергии. Он был уже не в состоянии противиться направленному ментальному приказу: "умри!".
        ОН, конечно, почувствовал, что Густав нанес удар на уничтожение, как раньше ОН знал, что алхимик отклоняет падающие сверху английские бомбы. Это не вызвало беспокойства - ОН дал Кроткому достаточную защиту. Придет время, и испанец научится пользоваться ею разумно. А пока - пусть даже переусердствует, не страшно. Астральная защита, которой прикрывался Тополь, не позволила Ему сразу почувствовать смерть своего слуги. Лишь через несколько минут ОН заметил, что его слуга совершенно не забирает энергию из отведенного для него источника.
        ОН глянул - и обнаружил мертвого алхимика. На территории электростанции находились лишь трупы рабочих и бессознательные тела охранников. А вокруг лежал огромный город, в котором проживало более миллиона человек. Отыскать среди них умело маскирующегося астрального мастера не мог даже ОН.
        Когда боль в ноге внезапно прошла, Фриц погрузился в состояние полной прострации: ни мыслей, ни ощущения своего тела. Страшная боль стерла из памяти все переживания, заботы. Фриц лежал на полу проходной, совершенно не обеспокоенный тем, какой вид приобретет его одежда. Прибежавший швед одним рывком поставил его на ноги, и Раунбах покорно побежал за ним, автоматически переставляя ноги.
        Назад ехали молча. Высадили Раунбаха у подъезда, чех назвал ему номер квартиры.
        - Звонить не надо. Дверь откроют, едва ты подойдешь к ней.
        Машина исчезла в ночной тьме, а Фриц начал неверной походкой подниматься по лестнице. Через два дня он, Елена с ребенком и Мирча Ковач благополучно отплыли в Швецию.
        Утром Тополь повез Христо в Болгарию, чтобы он там присоединился к группе антифашистов. Христо состоял в списках болгарской армии, имел соответствующие документы и форму. Он мог пригодиться и подпольщикам, и разведчикам союзников, действующим на территории Болгарии. Кроме того, Павел Недрагов собирался отыскать на Балканах одну из экспедиций Анненэрбе.
        - Институты Анненэрбе занимаются теперь не только вопросами чистоты расы. Они причастны к разработке новых видов оружия. Мои друзья сообщили, что Густав Кроткий, чья душа, я надеюсь, уже прибыла в предназначенное ей место, играл ключевую роль во многих тайных программах. Его поддержка позволила рейху опередить в разработке новых видов оружия англичан и американцев, он поддерживал сатанинскую проницательность и эффективность Гиммлера. Он же поддерживал глубинную связь Гитлера и Сталина.
        Кондрахин вопросительно покосился на Павла Федоровича. Сидевший на заднем сидении Христо русским не владел, можно было говорить свободно. Недрагов так и не смог решить для себя вопрос: служит Юрий большевикам или нет. В обоих случаях он был союзником. Но во втором - мог стать больше, чем союзником. Поэтому Недрагов очень осторожно заговорил о Сталине.
        - В чем суть этой связи? - вопрос был естественен. По крайней мере, Кондрахин от разговора не уходил.
        - Между ними существует энергетический канал. Обмен неравноценен. Гитлер вытягивает энергию Сталина, и тот теряет способность к взвешенным суждениям.
        Павел посмотрел на Кондрахина. Посмотрев, продолжил смелее:
        - Канал существует уже несколько лет. Я не знаю, кто его создавал. Между двумя вождями существует определенное сродство, без него создать канал было бы невозможно. Прекратить обмен энергией по этому каналу, пока они оба живы, уже нельзя.
        - При чем тут Кроткий? - перебил его Юрий.
        - Видите ли, Юрий, - осторожно сказал Тополь, - именно влияние Кроткого делало этот канал почти односторонним. Так сказали мне люди, в чьей компетентности я не сомневаюсь.
        Кондрахин промолчал, и Павел Федорович сменил тему. Ему стало известно, что одна из экспедиций отыскивает в родопских горах редкие растения, необходимые для создания препарата, пробуждающих в людях астральные способности. Работа над препаратом еще далека от завершения. Ведущие специалисты по растениям, участвующие в исследованиях, все находились в составе экспедиции. Стоило Тополю обнаружить экспедицию, и он мог затормозить работу по созданию препарата надолго.
        Они пообедали в ресторанчике маленького городка. Прошлись по городским улицам, разминая ноги.
        - Я могу отправиться с вами, Павел Федорович. Свое задание, как я его понимаю, я уже выполнил. Скажете, что я нужен - поеду. Только мне кажется, Вы и без меня их экспедицию найдете и ликвидируете. Я бы, пожалуй, занялся теми людьми, кого опекал Ваш приятель юности. Новые виды оружия - это может повлиять на ход войны даже без усилий Кроткого.
        Недрагов в ответ молча кивнул и предложил Кондрахину поучиться водить машину. Ментальная связь предоставляла возможности, которые оказывались недоступными для речи, показа или пробы. За полсекунды в мозгу Юрия отпечатались сочетания движения рук и ног при переключении передач, углы поворота руля, дорожные правила рейха. На прекрасной, мощной машине, он опробовал вновь обретенный навык.
        Пришлось, конечно, чуть подправить мышечные навыки и глазомер. Все же организмы Недрагова и Кондрахина различались. Где-то через полчаса, которые Юрий провел, колеся по городу, он почувствовал себя опытным водителем. Сидевший отрешенно рядом Тополь встрепенулся и посоветовал выехать на шоссе.
        - Я посоветовался со своими друзьями. До Гиммлера тебе не достать, да это и не к чему. Без поддержки Кроткого его собственные мистические способности больше вреда принесут, чем пользы. Гитлер и другие бонзы надежно прикрыты тибетскими астральными мастерами. Я с ними сражаться не готов. Скажи, насколько ты свободен в своих действиях?
        - Не ходи вокруг да около, Федорович. Ты ведь хочешь спросить, служу ли я Советской власти? Не служу. Она пыталась меня убить. Без вины. Арестовали моего учителя. Что с родителями - не знаю. Я много времени провел в иных мирах.
        Юрий знал, что Тополь не относится к людям, Вступившим-на-путь. Он и сам про себя начинал думать, что он с Пути сошел. Почему-то в данный момент это обстоятельство ничуть его не огорчало. Шла битва, он был бойцом. Все иные соображения можно принять в расчет после победы.
        Недрагов на последнее замечание Юрия только приподнял брови. Поверил. Но спрашивать не стал. Он тоже был бойцом.
        - Я слышал от некоторых мастеров астрала, что им очень трудно находиться на советской территории. Такая концентрация страха и злобы, что они быстро слабеют и вынуждены покинуть страну, чтобы не провалиться. Многие испытывают такие же чувства и в рейхе, - добавил Павел, - я тоже стараюсь в настоящей Германии не задерживаться. У тебя такого чувства нет?
        - У меня нет. Могу поработать и в рейхе, если есть необходимость.
        - Немцы разрабатывают несколько опасных проектов. Я не ученый, да и ученые тоже не способны оценить реальность каждого проекта. Выбор придется сделать тебе самому, зная, что ты можешь потратить силы и время, чтобы сорвать проект-пустышку, заранее обреченный на неудачу. Выбирай: противотанковый снаряд, летательный аппарат на неизвестных принципах работы, реактивный самолет, атомный проект, дистанционное обнаружение подводных лодок, база 211.
        Кондрахин ничего про атомный проект не слышал, в чем честно признался.
        - Я тоже не слышал. Это из области новейшей физики. Англичане придают ему очень большое значение. Общий смысл: создание сверхбомбы колоссальной мощности при небольших размерах, сопоставимых с нынешними авиабомбами.
        - Пожалуй, я поинтересуюсь, что это такое, - нехотя сказал Юрий. Интуиция подсказывала, что разобраться и что-то изменить он не успеет. Но другие направления выглядели уж больно обыденно: не верилось, что они приведут к созданию оружия, способного изменить ход войны.
        Они расстались, обнявшись на прощание. Оставшись в одиночестве на шоссе, идущем в сторону Баварии, Юрий осмотрелся ментальным зрением. Теперь, после гибели Кроткого, он вроде бы мог себе это позволить. Но беспокоило иное. Расставаясь, Недрагов предположил, что Густав служил кому-то, чью астральную силу не мог представить ни один земной оккультист. И этот кто-то, в чьем существовании Юрий тоже не сомневался, обязательно постарается отыскать тех, кто убил его слугу.
        Кондрахин прибыл на Землю охотником. Одного врага он нашел и убил. Теперь другой, сильнейший, попробует охотиться на него самого. А сейчас рядом с ним нет Николая Павловича, способного обнаружить любые астральные действия врага. Схватка оказывалась неравной. Кондрахину оставалось одно - затаиться. Не выходить в ментальное пространство, использовать гипноз, силу рук и умение владеть оружием.
        Остановив первый же грузовик, что двигался в нужном направлении, Юрий с комфортом поехал по прекрасным дорогам рейха. Водитель, забывший свой пункт назначения, вез Кондрахина, пока тот не выгнал водителя из кабины, заодно стерев у того всю память. Юрий полагал, что солдата отправят в психобольницу, и война для него навсегда кончится. Он не подозревал, сколь недолго жили в гитлеровской Германии люди с расстроенной психикой.
        В Мюнхене Юрий первым делом пошел в библиотеку. Посидел там, прощупывая мысли библиотекарей. Попросил - мысленно, еле заметно - попросил просмотреть формуляры книг и журналов по физике. Запомнил фамилии читателей, адреса. Подошел к одному из них, уже совсем ветхому старичку, когда тот сидел на скамеечке, наслаждаясь осенним солнцем. Разговорился. Иохим фон Виргофен всегда был рад поболтать.
        - Ах, Вы, молодой человек, да-да, Юрген Кондрах, помню, конечно, совсем невежа в физике. Так нельзя. Сейчас, в сороковые годы двадцатого века, это просто недопустимо. Наш век - век физики…
        Фон Вирхофен не был выдающимся ученым
        - Да, и Отто Ган, он еще мне тогда говорил: брось, Иохим, свое насыщение медью холодных коллоидов, займись солями радия. Знаете, что такое радий, Юрген? Ах, только название слышали…
        Кондрахин к разговору готовился и знал, что в 1898 году супруги Кюри открыли самопроизвольный распад радия с выделением большого количества тепловой энергии. Слышал он и о том, что выделяющиеся при радиоактивном распаде атома частицы способны в свою очередь разрушить соседний атом. Отто Ган и был одним из тех, кто сумел доказать факт расщепления ядерного ядра нейтронами.
        - Энергии в нем столько, что, научись мы ее высвобождать, одного спичечного коробка радия хватило бы, чтобы разрушить Лондон. Тогда бы их бомбардировщики прекратили свои налеты на наши города.
        Иохим фон Вирхофен все же признал, что радий страшно дорог, и весь рейх не в состоянии собрать даже одного коробка.
        - Не в радии дело! Распадаются многие элементы. Отто Ган использовал уран, существуют и другие возможные замены. Но здесь очень много работы…
        Старик посетовал, что многие физики покинули рейх, не желая работать при национал-социалистах. Он полагал, что оставшимся не по силам осуществить большой атомный проект.
        - Кто сейчас даст денег на физику! Все идет на войну.
        - Но как? Неужели исследования, от которых зависит создание оружия будущего, совсем запущены? - возмущенно воскликнул Юрий.
        Старик кивнул.
        - Увы, это так. Правда, работает установка по облучению нейтронами различных образцов. На ней выполняются многие проекты. Ученики Макса фон Лауэ работают над лучевой очисткой кристаллов для радиосвязи, исследуется явление искусственного радиоактивного распада, есть еще интересные работы. В Альпах сидит под арестом команда польских физиков. Их хорошо кормят, и они выполняют некоторые секретные проекты. Но все это разработки мелкие, способные привести разве что к очередному открытию. Сил и возможности воплотить исследования в работающую установку ни у кого из известных мне ученых нет.
        Из головы фон Вирхофена Кондрахин почерпнул множество имен и адресов. В пригороде Мюнхена он, как бы случайно, встретился с неспешно прогуливающимся Адамом Сеньковским.
        - Здравствуйте, пан Сеньковский. Зовите меня Юргеном. Мы незнакомы, разумеется. Но у меня к Вам дело.
        Войти в доверие к осторожному поляку оказалось нелегко.
        - Конечно, пан Сеньковский, я могу доказать, что не работаю на государственную тайную полицию. Если захотите, я принесу пулемет и на Ваших глазах перестреляю несколько десятков немецких солдат. Могу взорвать любое здание по вашему выбору. Ну, будьте же разумны! Такое доказательство принесет Вам - не мне! - столько хлопот, как свидетелю, что наш откровенный разговор отодвинется в достаточно отдаленное будущее.
        - Да мне вовсе не обязательно быть свидетелем, пан Юрген. Охраняющие нас немцы достаточно болтливы, они расскажут о Ваших подвигах. Здесь, в Мюнхене, сейчас служит один немецкий генерал, чьи самолеты бомбили Варшаву в 1939 году. О его смерти, если она случится, я получу самые достоверные сведения.
        - Договорились, - кивнул на прощание поляку Кондрахин.
        Чтобы выследить генерала и подготовить план покушения, ему хватило двух дней. Затем он загипнотизировал штурмбанфюрера-эсэсовца, раздобыл машину, посадил эсэсовца рядом и поехал вслед за машиной генерала. В руках эсэсовца находился длинноствольный маузер. Юрий внушил штурмбанфюреру, что он - непревзойденный стрелок. Когда машина с генералом остановилась, сзади нее затормозил и Юрий. Эсэсовец расстрелял с десяти шагов выбирающегося из машины генерала, и Кондрахин с места набрал скорость. Выстрелов вслед не последовало - у адъютанта генерала внезапно так затряслись пальцы, что он не успел расстегнуть кобуру, пока машина Юрия находилась в зоне досягаемости пистолетного выстрела.
        Штурмбанфюрера Кондрахин высадил возле ресторана, приказав тому идти туда напиваться. Машину бросил возле мюнхенского отделения Имперского Института Изучения Родства. Эсэсовцу, как и адъютанту, он внушил свой фальшивый облик. Пришлось использовать ментальное воздействие, как не старался Кондрахин этого избежать.
        - Добрый день, пан Адам. Я выполнил Вашу просьбу. Надеюсь, Вам сообщили подробности.
        - Я слышал, что того, кто казнил генерала, задержали…
        - Не расстраивайтесь, это случайный немецкий офицер. Я вынудил его стрелять и пусть он теперь ответит перед имперским правосудием за мои действия. Мы прошлый раз говорили о научных разработках польских физиков…
        Под Мюнхеном поляки разрабатывали аппараты для облучения биологических объектов. Сами последствия облучения изучались другой, интернациональной группой ученых под Берлином. Адам рассказывал собеседнику о задумках руководителя научной группы.
        - При распаде атомов возникает несколько видов излучения: альфа-излучение, бета-излучение и гамма-излучение. Первое очень сильное, но действует на коротких расстояниях, второе - на расстояниях меньше метра. Гамма-лучи проникают очень далеко, но их мощность падает пропорционально третьей степени расстояния. Мы также используем ультрафиолетовые и рентгеновские лучи, а также все комбинации этих излучений. Основная цель - создать аппарат для воздействия на человека с помощью таких излучений. Планируемые результаты: активизация всех сил организма перед боем; подавление воли и принуждение к сотрудничеству; введение в гипнотическое состояние для вложения тайного приказа, о котором человек позднее ничего не сможет вспомнить, но приказ, тем не менее, выполнит.
        - А для последнего-то аппарат зачем? - не смог понять Юрий.
        - Сильные гипнотизеры все наперечет. Эрих надеется, что с помощью аппарата такие приказы сможет отдавать любой сержант. Эрих Кельман - руководитель наших работ.
        - Проект реален с научной и практической точек зрения? - задал Кондрахин главный вопрос.
        Он не зря подбирался именно к Сеньковскому. Научная эрудиция Адама высоко ценилась в научных кругах. Если Адам говорил, что какая-то теория ошибочна, можно было не сомневаться - так оно и было.
        - С научной точки зрения здесь вообще ничего нет. Вот группа, работающая под Берлином, она сможет получить интересные научные результаты. Кельман по своей натуре совсем не ученый. Он только пыль в глаза умеет пустить.
        - Значит, ничего полезного для Германии ваша группа сделать не сможет? - решил окончательно удостовериться Кондрахин.
        - Даже не знаю, что сказать, - признался Адам, заметно нервничая, - научных результатов у нас не предвидится, а вот практические вполне возможны. Подавление или активизация человеческой психики разными способами известны со времен Парацельса. Я не могу исключить, что все три задачи на практическом уровне будут решены. Мы, поляки, занимаемся только самим аппаратом. Его использование отрабатывает Арнольд Выборски. Это человек совершенно без принципов, но при этом у него бульдожья хватка. Для опытов ему доставляют заключенных из трудовых лагерей.
        - Если Выборски вдруг умрет, это затормозит работу?
        - Это - затормозит. А вывезти нас из Германии Вы не можете? Тогда работа остановится полностью.
        Юрий задумался. Вывезти польских ученых, задача, скорее, для Тополя. Это Недрагов вытаскивал из рейха тех, кто не желал служить нацистам. Его собственные задачи были проще: пришел, выбрал цель, ликвидировал.
        - Мне сложно это сделать. Могу дать деньги и машину. Машина угнанная, но ее день-другой никто не хватится. Устроит?
        Адам задумался.
        - Я дам ответ через день. Арнольда до нашего отъезда не трогайте. Где встречаемся?
        И снова Юрий сидит на скамеечке рядом со словоохотливым старичком, фон Вирхофеном.
        - А дорого все это потому, торопливый юноша, что никто раньше не занимался очисткой урана, никто не вырабатывал тяжелую воду - замедлитель нейтронов - в достаточном количестве, никто не испытывал материалы на способность отражать поток нейтронов. В результате каждый грамм вещества, необходимого для ядерного устройства, обойдется дороже золота. И дело не только в деньгах! Чтобы разработать такое устройство, понадобятся десятки ученых. Настоящих ученых, а не тех, что занимаются "арийской физикой". То вовсе не физика, а сплошная мистика. Так вот, Юрген, столько настоящих ученых на данный момент в рейхе нет.
        - А где есть?
        - Есть в Америке. Но даже для них это чрезмерно дорогой и сложный проект. Уверяю Вас, мой юный друг, что секрет атомной энергии будет раскрыт уже после войны.
        - Но, может быть, уже сейчас могут быть созданы атомные аппараты попроще? Например, использующие атомные излучения для воздействия на технические или живые объекты?
        Старичок с улыбкой взглянул на собеседника. Редкие прохожие обращали на эту странную парочку внимания - двое мужчин, молодой и старый в черных плащах и шляпах мирно беседовали на скамейке. Самая обычная картина.
        - Излучения, которые испускает распадающийся атом, для живых организмов совсем не безвредны. Многие работавшие с радием химики скоропостижно скончались. Но на данный момент убить человека при помощи пули намного проще. Но Вы, Юрген, абсолютно правы, все эти излучения как-либо использованы будут. Например, электронные потоки уже используются для передачи изображений на расстояния. Я слышал, люфтваффе собирается разработать бомбу, которая будет передавать изображение цели на бомбардировщик, а там наводчик по этому изображению сможет точно навести бомбу на маленькую или подвижную цель.
        В лабораториях Третьего Рейха кипела жизнь. Разрабатывались множество видов вооружений, казавшихся Кондрахину чудо-оружием. Он понимал, что чудо на полигоне еще не означает создания действительно боеспособного образца вооружения. Но кто знал, какие именно из всех экспериментальных разработок превратятся в конце концов в оружие настоящее?
        Его знаний не хватало. Голова была набита фамилиями, адресами, техническими данными. А тут еще требовалось собрать деньги, не вызывая шума, и подобрать хорошую машину. Впрочем, для этого Юрий навестил одного богатого промышленника, снабдил того временным расстройством памяти и позаимствовал его машину, пропуск для проезда по всей территории рейха и приличную сумму денег.
        Адам при встрече заявил, что поляки уже готовы.
        - Мы внесли в аппаратуру некоторые изменения. Чтобы ее исправить, потребуются настоящие ученые. Вот адрес Арнольда Выборски, - поляк протянул листок бумаги.
        Кондрахин бегло взглянул на запись, потом поднес к бумаге горящую спичку, а пепел растер подошвой ботинка.
        - Куда подогнать машину?
        Получив ответ, он задал новый вопрос:
        - Адам, насколько излучения вашего аппарата вредны для здоровья человека?
        - Не скажу, Юрген. Испытуемые, с которыми работал Выборски, жили при нашей лаборатории не больше двух недель, потом их возвращали в лагеря. Излучения атомов вредны для любого живого организма, не только человеческого, но использовались они в малых дозах. Мы этот вопрос детально не исследовали.
        Ночью Юрий оставил машину и деньги в условленном месте. Рано утром он подстерег Арнольда Выборски возле дома и убил его, метнув нож в горло ученого садиста. Акция заняла так мало времени, что, когда на место прибыла криминальная полиция, Юрий находился уже в противоположном районе города.
        Его никто не замечал - он просто не существовал для окружающих. Это не требовало никакого выплеска ментальной энергии: будь, как все, а на крайний случай можно прибегнуть к гипнозу без слов. Не ново даже для марксистской науки, такие опыты профессор Платонов ставил задолго до войны.
        Ни с питанием, ни с ночлегом Кондрахин также не испытывал затруднений. Просто заходил в любое кафе, делал заказ, получал сдачу от осчастливленного официанта, который тут же напрочь забывал о посетителе. Ночевать он предпочитал в частных квартирах. Это было надежнее и проще: легче обработать одного-двух человек, чем персонал целого отеля.
        Потянулись дни, однообразные и напряженные. Напряжение было внутренним, не связанным с обстоятельствами конспиративной жизни. Казалось, чем спокойнее обстановка, тем большую искусственно сдерживаемую активность проявляла его личность. Хотелось действия. Немалую роль в этом сыграла единолично предпринятая акция по вызволению польских физиков. Но что делать дальше, Юрий не знал. Несколько раз он мысленно пытался связаться с Павлом Недраговым, но все попытки почему-то оказались безуспешными.
        Очень не хватало Рейнгарта. Не только как Стража, способного указать Кондрахину поле очередной астральной битвы, но просто как человека, с которым можно поговорить ни о чем на русском языке. И Бог с ним, пороком Николая Павловича! Это мертвые не пьют.
        Подмывало отправиться на Балканы в поисках Тополя. Шаг, кажущийся опрометчивым, но не лишенный смысла. Собака-ищейка тоже не способна взять след на большом удалении. Так и со следами астрального присутствия. Вряд ли Тополь ограничился только методами грубого физического воздействия, выполняя свою задачу.
        И все же оказалось правильным, что мысль о Балканах так и не была претворена в жизнь. Тополя там уже не было, да и миссия его осталась незавершенной. В последних числах сентября Павел получил мысленное сообщение из Британии, от своего побратима Даниеля. Тот просил о помощи. Англичанам стало известно - через обычную агентурную сеть - о готовящихся испытаниях ракет Фау в Пенемюнде, причем, в присутствии государственной комиссии, включая самого министра вооружений. Эта комиссия и должна была отдать предпочтение одной из ракет - крылатой Фау-1 или баллистической Фау-2. Стоимость первой была на порядок меньше, что для несущего неимоверные финансовые расходы рейха было архиважно.
        Британцы не видели никакой перспективы для своих диверсантов - весь район испытаний надежно блокировали элитные части СС. Да и на Тополя особых надежд не возлагалось. Но все же - чем черт не шутит?
        В маленький рыбацкий поселок Пенемюнде он проникнуть не смог, охрана включала в свой состав и несколько серьезных оккульстистов. Павел остановился в одной из соседних деревушек - ближе подобраться он не мог. Оставалось полагаться только на усиление его магических способностей, которое отметил и он, и Кондрахин, и многие другие мистики. Имелась еще одна подсказка: английская разведка установила состав топлива для крылатых ракет. Оказалось, что это смесь этилового спирта и жидкого кислорода. Смесь взрывоопасная, достаточно малейшего вмешательства во взаимодействие компонентов, и…
        Ранее Недрагову почти не приходилось иметь дело с ментальным воздействием на неодушевленные предметы, хотя он не видел в этом чего-то непостижимого. Просто не его профиль. Пришлось несколько дней поэкспериментировать. Он знал, что этим вызывает легко улавливаемые ловцами астральных волн сигналы, но риск был неизбежен и оправдан конечной целью.
        В день испытаний обе подготовленные крылатые ракеты Фау-1 взорвались в воздухе чуть ли не на старте. Недрагов с удовольствием уничтожил бы и Фау-2, но их топливо оказалось сложным, многокомпонентным. Состав его еще оставался неизвестен англичанам, действовать же наобум было бы мальчишеством.
        Недрагов не сорвал испытания, но значительно притормозил производство "оружия возмездия". Его роль в этом так и осталась неизвестна как для современников, так и последующих поколений.
        ОН шел по следу. Не месть Им руководила, просто на пути встало препятствие, которое необходимо преодолеть. Гибель помощника - это вовсе не крах, но в ней заключен зародыш будущих неудач. Зародыш, который нужно безжалостно выжечь.
        Фрица Раунбаха ОН отыскал в Гетеборге, когда тот считал себя в полной безопасности. Причастность Фрица к гибели Густава Кроткого была слишком очевидной для Него. Раунбах был сожжен в собственной постели, превратившись в горсть праха. Елена кричала в голос, когда рядом с ней полыхало голубое необжигающее пламя, пыталась лить воду на горящее тело. Все оказалось тщетным. Ее саму и грудного ребенка ОН не тронул - не видел повода.
        Найти Тополя оказалось сложнее. Истинный боец, привыкший к постоянной осторожности, Недрагов до поры до времени успешно экранировался, действуя, как обычный, не наделенный сверхспособностями, разведчик. Даже следы своего астрального присутствия он по возможности стирал. Но время требовало действий.
        Акция в Пенемюнде вынудила Недрагова полностью раскрыться, и как бы ни мал оказался миг астрального воздействия, волны космической вибрации с неизбежностью докатились до его могущественного преследователя. Павел почувствовал присутствие совсем рядом с собою чего-то незримого и неописуемого по своей мощи. Он еще попытался закрыться, выстроить энергетическую защиту. Но это были попытки обреченного. Тело его превратилось в аморфную субстанцию, быстро впитавшуюся в серые пески осенней Балтики.
        Оставался последний, следы которого Ему никак не удавалось обнаружить. Вначале у Него появилось подозрение, позже переросшее в уверенность: этот человек и есть посланник Просветленных. Остальные - лишь орудия в его руках, выполнившие сполна свою функцию. Он уже делал попытки уничтожить своего Предначертанного Врага, но каждый раз терпел неудачу. Логика подсказывала, что его противник обладает могуществом, сравнимым с его собственным, а значит, нужна осторожность.
        Возникла заминка, по-видимому, спасшая Кондрахину жизнь. Реально Юрий, лишенный в это время поддержки из сокрытых миров, ничего не мог противопоставить Ему. Но главное, что его выручило - это трагедия, разыгравшаяся в невидимой части Вселенной. Нечто поглотило один из сокрытых миров, обойдя Землю стороной. Следующей катастрофы можно было не опасаться, по крайней мере, еще несколько лет
        - об этом говорил весь опыт противостояния. Информационную блокаду Земли немедленно сняли. Накопившаяся энергия, словно из парового котла, вырвалась наружу, сотрясая Солнечную систему, вариантные миры (Кондрахин еще не знал об их существовании) и сокрытые миры земной грозди.
        Проводники прибыли немедленно: первый - за Юрием, второй - за Николаем Павловичем. Увы, работу себе нашел только один из них…
        Изменения общего распределения астральных потоков над Евразией, вызванные смертью Кроткого, вскоре отразились на ходе военных действий. Прекратилась цепь грубых стратегических просчетов советского командования. Продвижение немецких армий остановили под Сталинградом и на Кавказе. Оставленная без поддержки армия Роммеля отдавала один захваченный город за другим. На Тихом океане японский флот терял последних опытных летчиков, начисто проигрывая господство в воздухе американцам. Но всего этого Кондрахин уже не увидел, потому что находился в совершенно другом мире.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к