Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Астрадени Джейн: " С Честью Пирата Йо Хо Хо Боцман " - читать онлайн

Сохранить .
С честью пирата: Йо-хо-хо, боцман! Джейн Астрадени
        Еще вчера он был военным преступником и узником кентрийской тюрьмы, а сегодня - капитан самого мощного крейсера в галактике и директор Космической Академии. И сейчас его враг - безжалостный пират, скирийское отребье, а завтра… Кем они будут завтра? Время покажет!
        Космические приключения, сражения, немного любви, предательства, героизма, дружбы, противостояния героев и толика юмора.
        Астрадени Джейн. С честью пирата: Йо-хо-хо, боцман!
        Еще вчера он был военным преступником и узником кентрийской тюрьмы, а сегодня - капитан самого мощного крейсера в галактике и директор Космической Академии. И сейчас его враг - безжалостный пират, скирийское отребье, а завтра… Кем они будут завтра? Время покажет!
        Космические приключения, сражения, немного любви, предательства, героизма, дружбы, противостояния героев и толика юмора.
        Пролог
        Галактика Тарантула, Внешний галактический пояс, система Кентрии, Космическая тюрьма в 500.000-х гаков от Фракции Содружества
        - Какого Тарантула? - надзиратель второй категории тяжело привстал и вперился в экран монитора. - Какого Тарантула, какого… - его заело словно древнюю пластинку, тучный и одышливый он потел и сипел:
        - Какого… Тарантула… - машинально выудил из кармана замызганный платок и промокнул лоб, охренело таращась на происходящее в камере.
        - Какого тарантула… - учитывая, что «тарантулами» во внешнем поясе ругались редко, на экране перед надзирателем и впрямь разворачивалось невообразимое.
        Черная дыра! Как будто сердце галактики по чьей-то неведомой воле перенеслось в этот третьесортный каземат. Прямо посреди металлической «коробки» вращался темный смерч и разрастаясь мерцал черным круглым провалом с ровно очерченными краями, угрожая втянуть в себя пространство, а затем… Пропал. Внезапно. Словно его и не было…
        И все бы ничего, но вместе с ним исчез особо-опасный заключенный и военный преступник. Офигевший охранник лихорадочно крутил и перемещал видеоустройства, охватывая всю площадь камеры целиком и каждый ее уголок. Руки у него при этом дрожали, пот заливал сенсоры, но… Все напрасно! Арестант будто растворился в сером затхлом воздухе! Или раздробился на молекулы…
        - Трево-ога-а! - опомнился надзиратель, врубил тревожную кнопку, загнанно дыша опустился на стул, и тот жалобно скрипнул…
        Тревожный сигнал полетел по инстанциям. И роботы, запущенные надзирателем, уже обшаривали каждый участок пустой металлической коробки. Руководствуясь своей механической логикой, шустрые цилиндры на ножках заглянули даже в парашу и в узкое с детскую ладонь вентиляционное отверстие…
        Буквально через полчаса на экране перед виноватым и одновременно обалдевшим от вины охранником высветилась четкая резолюция от кентрийского генерального штаба.
        «Заключенного под номером 873997 считать погибшим в результате несчастного случая, а камеру опечатать во избежание…».
        Надзиратель прочитал это несколько раз, пока не уяснил и облегченно вздохнув откинулся на спинку многострадального стула.
        «Крак!»
        Часть 1. БОЦМАН
        С честью пирата
        Не играй и не спорь,
        И на пути у нас никогда не стой!
        Под килем бурлит вакуум,
        Белеют на флаге кости,
        Йо-хо-хо, боцман!
        Йо-хо-хо!
        Глава 1
        Галактика Тарантула, Пояс Каффки, Кластер Скирос, заброшенная орбитальная станция
        Харлоу Харлад
        - Ты хоть знаешь, хоть знаешь, как они тебя называют? - Микаэлла хаотично металась по кают-компании, изредка притормаживая и бросая негодующие взгляды в спину своего собеседника. Но тот продолжал неподвижно стоять напротив космической панорамы, и его долговязая фигура резко выделялась на фоне пульсирующей белыми крапками черноты.
        - Молчишь?.. Харлоу! Я же с тобой разговариваю! - сиреневые глаза Микаэллы полиловели от ярости и обиды, и девушка сжала кулаки. - Харлоу! Мать тарантула!
        - Мне нет никакого дела, - голос ее собеседника зазвучал глухо и бесстрастно, - что там обо мне болтает кучка недоумков, - он продолжал сосредоточенно разглядывать мигающую полоску огней.
        - Нет, Харлад, не кучка! А все! Тебя все называют «вечным боцем»!
        Устав бегать, Микаэлла топнула ногой и плюхнулась на диван, взметнула облачко пыли и чихнула. Вот тут-то Харлоу обернулся и небрежным жестом отряхнул отвороты на рукавах. Искусственный глаз боцмана сверкнул в прорези черной маски, скрывающей половину лица… Микаэлла вызывающе вскинула подбородок, щеки ее пылали, и пират не сумев сдержать улыбку, усмехнулся половинкой рта.
        - Что плохого в том, чтобы быть хорошим боцманом?
        - Невелика честь быть боцманом при Акулито! - парировала девушка.
        «Акулито» - так за глаза команда «Бури» называла своего капитана. Тот самонадеянно присвоил себе прозвище «Скирийская акула» - не больше и не меньше.
        - Вот если бы ты служил у Хищной бороды или… У самого Крюка!
        - Нет уж, - Харлад скривился и вновь отвернулся к своим огням. - Честь, Мика, она всегда честь, независимо от того, кому ты служишь.
        Огни приближались. Время поджимало…
        Пиратская сходка!
        - Харлоу?
        - И не проси, дорогая, я не пойду против капитана.
        - Какой же ты… - Микаэлла вскочила, схватила забытую кем-то бутылку и швырнула в панораму.
        «Бац!» - блеснули осколки стекла, и справа от боцмана расплылась клякса из винных остатков, струйки потекли по бронепластику собираясь в лужицу на полу. Но Харлад и бровью не повел, только стряхнул с рукава мелкие стекляшки и укоризненно заметил:
        - Могла бы и прибить.
        - Если бы целилась в голову, точно бы убила… Нет! Твоя честность и принципиальность когда-нибудь тебя погубят!
        - Ты очень темпераментная женщина, Мика…
        А огни все ближе и ближе.
        - … хоть и каррианка, а карриане на редкость флегматичны.
        - Моя мать была хантурианкой!
        Дитя звездной ночи [1]
        хантурианской шлюхи и каррианского астронома, который, скорее всего, и не подозревал о существовании такой дочурки… Мика не любила об этом вспоминать, поэтому Харлад промолчал. К тому же, талантов своей матушки Микаэлла не унаследовала. Харлоу об этом знал, поскольку спал с ней. Зато его девушка обладала феноменальными способностями навигатора, даже наполовину каррианка (без всяких дополнительных конечностей) она по праву считалась непревзойденным штурманом среди скирийской братии…
        Микаэлла сдавленно зарычала и снова забегала по кают-компании, сшибая столики и пустые бутылки, а Харлад продолжал наблюдать за прибытием и вскоре увидел первый корабль, приставший к станционному причалу. Судя по черепу с волчьей пастью на бушприте и обшивке, похожей на облезлую шкуру - Бешенный волк собственной персоной. Этот всегда впереди всех, особенно там, где намечается заварушка или попойка. Или и то, и другое… А следом и остальные пожаловали. Свет прожекторов облил панораму, на миг ослепив Харлада и тогда он круто развернулся на каблуках, и устремился к выходу, заставив Микаэллу отшатнуться.
        - Боц?
        По пути Харлоу натянул на лоб видавшую виды треуголку.
        - Пора разбудить нашего малыша…
        Так он сам иногда отзывался о своем капитане, чуть-чуть насмешливо и с толикой снисходительности, но без капли презрения. Ведь тот еще слишком молод и следует дать ему шанс. Да, и у Акуленыша был Клайдон, а лучшего наставника не сыскать.

* * *
        Первыми, на кого наткнулся боцман, возвращаясь от акуленка были Хищная борода и Бешеный волк. Собственными рожами! Оба пиратских капитана в скафандрах, но без шлемов брели по коридору от ближайшего шлюза и переговаривались вполголоса. Борода сосредоточенно хмурился, а Волк морщился. Увидев Харлоу, они остановились.
        - Акулята как всегда отсиживаются по норам, - осклабился Хищная борода.
        Харлоу пропустил эту колкость мимо ушей.
        - Где собираемся? - сходу уточнил Волчара. И ни здрасте тебе, ни как дела, дружище… Но и в друзья он к ним не набивался.
        - На арене.
        Некогда эта станция принадлежала хантурианскому бойцовскому клубу, пока ее не захватили пираты. В честной схватке! Раньше здесь велись гладиаторские бои, а теперь устраивались пиратские сходки. И сегодня арена гудела на разные голоса! Сквозь хрипло-басовитые ругательства то и дело прорывались истошные вопли, гогот и страшные проклятия. Пиратский сброд дружно спорил и возмущался на все лады. Возбуждение бурлило, переливалось через бортики, нагревало пропахший потом и чесноком воздух, достигая носов и ушей пиратских капитанов. Они расположились в центре арены на расставленных полукругом стульях. Несколько мест пустовали…
        Харлоу осмотрелся, поставил ногу на ступеньку лестницы, ведущей к галерке, туда, где разместилась команда его «Бури», но дорогу боцману преградил Вонючая глотка.
        - Приветик, одноглазый. Все еще шпилишь эту хантурианскую подсти… к-кху, - Глотка осекся под тяжестью боцманского взгляда. Даже единственным глазом Харлад умел пригвоздить так, что прочие давились своими же фразами и затыкались. Надолго. Тем более… Микаэлла не заслуживала оскорблений. Харлад это знал точно и для острастки добавил:
        - Еще раз сболтнешь такое и твой язык окажется на флагштоке моего корабля.
        И все, кто это слышал, и сам Вонючая глотка сразу поверили, что боцман «Бури» выполнит свое обещание, как бывало неоднократно, и статус капитана кое-кого не спасет.
        Вообще-то, изначально кое-кто взял себе прозвище Стальная глотка, но однажды прогневил чем-то атамана скирийского братства, и тот не замедлил с расправой… Вот так Стальная глотка и завоняла.
        - Всем заткнуться! - гаркнул капитан Крюк. Пираты неохотно притихли, но поспешили рассесться.
        Харлад не боялся ни Крюка, ни его геномодифицированного органа, но все же протолкался поближе к своим матросам и шмякнулся на жесткую лавку, максимально вытянув длинные ноги.
        Крюк же, стоя посреди арены, обвел прицельным взглядом капитанов и остальную братию.
        - А где Железный зуб и Сколопендра?
        - Пошли на корм тэйям, - мрачно откликнулся Хищная борода.
        - Тэйи не питаются мертвечиной, - возразила Серая тень.
        Она сидела рядом со Скирийской акулой и невольно привлекла внимание Харлада.
        - Их чертовы жизни забрали не тэйи, - угрюмо продолжила Тень, - а торпеды с проклятого крейсера.
        - Проклятый крейсер? - Крюк нахмурился. - Неужели тот самый? Давненько он не объявлялся в наших широтах…
        Пираты зашумели, невзирая на угрожающе выпяченную челюсть атамана.
        - Тот самый?
        - Или другой?
        - Каракатицу за ногу!
        - Матерь тарантула!
        - Вы все слышали…
        - Да ну! Небылицы! Откуда он мог взяться?
        - Сгинул давно…
        - А мне еще дед рассказывал…
        - Тихо! - разъярился Крюк.
        - Бабкины сказки, - лениво протянул «Акулито» среди повисшей немым вопросом тишины. И тишина разбилась негодующим гомоном. Некоторые пожалели, что на сходку запрещено проносить оружие. Так и хотелось в кого-нибудь пальнуть. За неимением пушек в голову акуленку полетели целые канонады свирепых взглядов.
        - И сказочные торпеды разнесли флотилию в щепки!
        - Хороши сказочки!
        - Да я сам его видел!..
        Харлад прищурившись наблюдал за своим капитаном - хрупким и бледным юношей, затянутым в кожаный костюм и высокие сапоги. А за спиной у Скирийской акулы неизменно возвышался телохранитель, он же старпом - гора мышц, увенчанная непробиваемым черепом с металлической накладкой. Клайдон… Как водится среди пропащего скирийского сброда - полукровка, наполовину гройкриец. А вот другую его половину никто не мог угадать. Поговаривали только, что это какое-то чудище космическое.
        Клайдон невозмутимо взирал на сборище - ни один мускул не дрогнул на его рельефном лице. Он охранял акуленка почти с пеленок, а перед Клайдоном в разной степени трепетали все от последнего юнги до Вонючей глотки.
        А Харлад… Харлад никого не боялся и мог бы выбрать себе лучшего или более перспективного капитана. Многие мечтали заполучить «вечного боца» в команду, но… Когда-то он поклялся отцу акуленка. Прежний капитан вытащил Харлада из большой беды, и он сполна выплачивал долг, связанный пиратским словом и честью.
        - Тихо! - Крюк зыркал на всех из-под насупленных бровей. Пираты вновь притихли и лишь кое-кто чуть слышно бурчал. Харлоу на всякий случай высмотрел Микаэллу, она сидела наискосок от него в соседнем секторе и закусив губу истово внимала атаману. Харлоу задумался, а Крюк многозначительно выпятил челюсть и объявил:
        - Кем бы ни оказались эти наемники Тарантула, но Скирос им не по зубам. Наше дело отстоять то, что мы и наши предки завоевывали веками…
        Пока атаман толкал речь под редкие подбадривания пиратов, Харлоу размышлял.
        Пятьдесят гаков, ну или чуть более того, о легендарной Космической Академии не было ни слуху, ни духу. Пятьдесят лет… А сам Харлад только что разменял пятый десяток, застав времена, когда существование крейсера успело обрасти байками, словно киль планетарного судна ракушками. Еще подростком слышал он от старого шкипера множество разных историй об убийце тэйаров-левиафанов. Тех, что вселяли ужас даже в бывалых пиратов.
        Глава 2
        Галактика Тарантула, Пояс Риволка, неизвестный сектор нейтрального космоса, КА-11
        Рерих Шадор
        Капитан вполуха слушал доклад старшего помощника. Рериха занимали собственные мысли. А точнее, у него никак не получалось до конца осознать все то, что с ним приключилось. Ему выпал…Один шанс на миллион! Казалось бы, всего лишь четверть гака назад он гнил в кентрийской тюрьме, а теперь… Капитан самого мощного крейсера в галактике! Даже первичный осмотр палуб впечатлял, а уж какие сюрпризы ждали Шадора в дальнейшем на борту этого огромного звездолета… Он предвкушал, но иногда накатывала паника, капитан задыхался и мучительно хотел расстегнуть верхнюю пуговицу на кителе, чтобы вдохнуть полной грудью. Но не мог позволить себе выказывать слабость перед командой, отныне это непозволительная роскошь…
        Первые дни на КА-11 выдались ошеломляющими и трудными. Рерих боялся поверить, что командует всем этим великолепием, и что у него снова есть цель. Великая цель! По словам его освободителя, покровителя, спонсора и… работодателя.
        Крейсер построил и спонсировал Концерн Тезерион и, собственно, главу, учредителя и хозяина концерна звали Тезерион.
        Поначалу Рериха охватила какая-то странная эйфория. Это мешало рассуждать здраво. Его даже не смущало, что сам концерн существует уже гаков триста плюс-минус… Сколько же лет его создателю? А едва сомнения закрались в голову, как он тотчас нашел объяснение. Семейное дело, активы передавались по наследству… А потом все так стремительно закрутилось, что некогда стало об этом размышлять.
        Назначение, визит в столицу концерна, укомплектация кадров, знакомство с экипажем, техосмотры, инвентаризация, рекрутизация, заключение контрактов… И все в течение каких-то трех восьмидневок - так исчислялись недели на КА-11.
        И первое задание!
        «Скирийцы, - сказал Тезерион, - стали доставлять слишком много хлопот. Пора с ними покончить».
        Кроме того, как только завершилась рекрутизация, на КА-11 поступило сразу несколько запросов на обеспечение безопасности при перевозке ценных грузов и пассажиров. Чувствуется, пираты достали половину галактики.
        Пафосные речи Тезериона изобиловали геройскими выражениями о важности защиты ограбленных и обездоленных… за их же деньги. И закончил он такими словами:
        «Покажи пиратам, где тэйи зимуют, а я посмотрю, чего ты стоишь, капитан», - как будто виртуально похлопал Рериха по плечу.
        Уроженец Внешнего пояса, Шадор никогда раньше не бывал в центре галактики, а уж тем паче в Зоне Тарантула, и многое оказалось для него в диковинку. Однако он успешно осваивался в здешней среде. И понимал, что от самого первого задания зависит все. В том числе, и его дальнейшее пребывание на крейсере в роли капитана, и статус Космической Академии в будущем, и благополучие галактики.
        - Капитан? - глаза старпома внимательно изучали его.
        - Что?.. То есть да, я вас слушаю.
        Старпом кивнул. Он тоже его оценивал… И это нервировало.
        Шадор пружинисто выскочил из кресла и подошел к иллюминатору.
        - Продолжайте.
        Джаред Туили снова уткнулся в блок-нот, перечисляя тактические единицы и технические подробности.
        Старпом был типичным холдеянцем и внешность имел вполне холдейскую - треугольное лицо, заметно вытянутые и скошенные к вискам глаза, тонкие брови, длинный нос, нависающий острым кончиком над верхней губой. Джаред носил чалму - единственный элемент национальной одежды холдейцев, не соответствующий уставу. Но это было заранее прописано в его контракте. В остальном же, и выправка, и тщательно отутюженная форма с безупречными нашивками не вызывали сомнений в принадлежности старпома к военной касте… Еще один выходец из концерна, но преданный своему народу, приверженный его культуре и традициями.
        - … второй и третий курсы укомплектованы выпускниками военного училища Концерна. Плюс курсанты-контрактники, стажеры-офицеры… Завтра у вас смотр корветов…
        - Джаред, - перебил его капитан. - Что ты знаешь о скирийцах?
        Старпом поперхнулся.
        - На редкость тупое дерьмо, - презрительно выплюнул он.
        - То есть, - Шадор старался выглядеть солидно и уверенно, - прижать их нам не составит труда?
        - Как сказать… - холдеец пожал плечами и отложил блок-нот.
        - Говори как есть, - капитан присел за стол и в ожидании уставился на старшего помощника.
        - Вы же, наверное, и сами наслышаны о них, капитан.
        - Это вряд ли. Кентрия на отшибе галактики.
        - Гм…
        - Расскажи хотя бы, что знаешь. Например… Почему ты считаешь их тупыми?
        Холдеец искривил губы.
        - Скирийцы ничего не производят и существуют лишь за счет грабежей, воровства и захватов. Причем захватывают как правило то, что плохо лежит. На большее мозгов не хватает.
        - И много они захватили, не считая Скироса?
        - Достаточно, чтобы торговые маршруты стали небезопасными.
        - А почему Концерн до сих пор с ними не разобрался? Или Кондор? Лери? У них достаточно сильный флот?
        Джаред пожал плечами.
        - Раньше они не мешали концерну, а нападение на транспортник с оружием - это первый случай за полсотни гаков. Что касается Кондора… По слухам, им даже экономически выгодно вести дела с пиратами.
        - Слухи, слухи… А что в действительности? Можешь сказать что-нибудь о социальном устройстве Скироса?
        - Да какое там социальное устройство! Сборище бродяг с кучей неликвидных кораблей и горсткой чокнутых капитанов. У них даже имен нет. Только прозвища, м-м-м… Лютая борода, Гнилой зуб, Страшный волк, Моржовый хрен…
        - Моржовый… Кто?
        - Я и сам не в курсе, что это конкретно значит, но вроде так они сами себя нарекают, чтобы выделяться по иерархии. А самый главный их авторитет носит нелепое звание - атаман… - Джаред кисло улыбнулся. - Запросите по кибер-сети. Наверняка все сведения о пиратах собраны в базе…
        - Мне не нужны сухие факты из информатория. Я их и так знаю. Важны личные впечатления…
        Джаред неожиданно оживился.
        - А, впечатления! Вот об этом спросите лучше у какого-нибудь хантурианина.
        - Почему?
        - Понимаете, кэп, мы - холдейцы народ оседлый и редко сами выходим в космос, в основном используем посредников. Холдеяне почти не сталкиваются со скирийцами. А хантуриане… Сами отпетые разбойники и кочевники. Постоянно бьются со скирийцами за всякую рухлядь.
        - Например?
        - Ну-у… м-м-м… Бросовые астероиды, космические свалки, древние руины… Опять же, скирийцы не монахи и любят захаживать в хантурианские бордели… О, а хотите я вам порекомендую толкового хантурианина? Обычно такие редкость, но этот вполне себе вменяемый…
        Видимо, так он давал понять капитану, что разговор о пиратах с «высокоразвитым холдейцем» абсолютно беспредметен.
        - Хорошо, - Рерих вздохнул, - позже.
        Да уж, снискать уважение старпома оказалось непросто. За все время их знакомства он ни разу не назвал капитана «сэром» и, несмотря на вроде бы показное почтение, поглядывал так… с сарказмом и тон его преимущественно ироничный… Да катись оно все!
        Увлекшись самокопанием, Рерих вздрогнул от резкого зуда в левой руке. Никак не привыкнуть! Так и только так с ним связывался Тезерион. Белая точка пульсировала в ладони и призывала к ответу… Капитан поспешно отослал Джареда под благовидным предлогом - проверить дежурных в рубке и вдавил сигнал большим пальцем.
        Вот! Пожалуй, этот вопрос донимал его больше всего. Он ни разу не видел самого Тезериона. Ни вживую, ни на портрете. Общался с ним исключительно по комьюните, либо через поверенных. Только голос в голове… И ни малейшей проекции на интерферентном экране. Поэтому Шадор до сих пор не представлял, как выглядит его таинственный босс.
        Глава 3
        Галактика Тарантула, Пояс Каффки, Кластер Скирос, заброшенная орбитальная станция
        Харлоу Харлад
        - Дьявольская шхуна, я видел его… Прямо как тебя. Опознавательные знаки, эмблемы концерна… Маркер «КА»… Успел разглядеть, пока… - хриплый шепот выползал из тупикового ответвления коридора.
        Харлад не собирался подслушивать, он просто проходил мимо, но приглушенные голоса настойчиво заползали в уши, подобно надоедливым насекомым. Один явно принадлежал Волку, боцман сразу определил, по интонациям и акценту. А второй…
        - КА, говоришь? Точно? Уверен?
        - Клянусь сундуком с сокровищами.
        - Которого у тебя нет.
        - Тогда… Сундуком Крюка и… потрохами тэйя.
        - Исчадье тарантула. И если он вернулся… Космическая Академия… Значит молва не лжет.
        - Тот или другой… Порождение паука. Они как будто знали, что мы нападем…
        Харлад вжался в панель переборки и затаил дыхание, стараясь не упустить ни слова и одновременно не выдать себя даже малейшим вздохом.
        - … Явились словно из ниоткуда, и стали палить без предупреждения. Мы едва унесли корму… Когда это мы драпали? Но в том пекле…
        - А какого моржового хрена вас вообще туда понесло? Мозги, что ли, вытекли через нос? Как вас угораздило напасть на транспортник Тезериона?
        - Ну так… по наводке Серой тени, она, мол, вещала «все чисто», транспортник с боеприпасами, без эскорта. Концернщики совсем страх потеряли… А нам бы не помешало разжиться новым оружием.
        - Разжились? - говоривший слега повысил голос, Харлад уловил низкий тягучий тембр, но все равно не признал его. - Нет! Зато лишились пяти кораблей и отличных капитанов. А у Серой тени - мозгов как у курицы. Вот бы ее сожрали, а не Зуба.
        - Так это… - Волк даже начал заикаться. - Железный Зуб, да падет его прах на звезду, при жизни выслуживался перед Крюком и довыслуживался… - на последней фразе тон его голоса упал ниже палубы.
        «Так, очевидно, второй из собеседников не Крюк» - прикинул Харлад и совершенно точно не Борода». Тот обычно слегка шепелявил и коверкал слова.
        - Ладно, пока обо мне никто не знает… Обернем ситуацию в нашу пользу.
        - Кхы-гым… В нашу?
        - В мою и твою, а прибыль разделим… Есть у меня кое-какие идеи. Крюку недолго осталось.
        - Ты че?! Охрене…
        - Нишкни! Если все грамотно провернуть…
        - Не-не-не. Это же бунт! Ты как хочешь, а я не в деле. Мне еще семью кормить! У меня мал-мала меньше на Скиропену…
        - У многих семьи. Я тоже рискую, прилетев сюда.
        - Ты? Да тебе легко говорить, не все же такие одиночки как ты… А у меня жена и трое сорванцов…
        Харлад невольно сглотнул.
        - Не жми хвост, Волчара. Неужели не надоело отдавать атаману половину добычи?
        - Так-то оно, но…
        - Бивень и Пика нас поддержат. Главное, сперва найти козла отпущения, и скоро твоя волчица будет в брюликах щеголять, а детишек отправишь в приличную школу. Только дружку своему Бороде не проболтайся.
        - Козла говоришь? - забубнил Волк. - И кого?
        - А ты подумай.
        - Хым… эм-м…а…
        - Понятно. Тогда я выберу, но не козла, а козленка… Акулито нам подойдет.
        Харлад сжал кулаки и сильнее втиснулся в переборку.
        - Акулито?! Чего?! Он же свои яйца давно отдал на хранение Клайдону.
        Харлад чуть не скрипнул зубами.
        - Вот именно! Сопля зеленая бесхребетная. Отличная кандидатура.
        - Да никто не поверит, что…
        - Это моя забота. Твое дело подпевать, и волчата будут сыты.
        - Лады, я в деле. Что…
        Проклятая лодыжка! От неудобного стояния так некстати занемела… Харлад переступил с ноги на ногу и…
        - Ш-ш-ш, - зашипел на Волка его неизвестный собеседник и оба, похоже, замерли - из тупичка больше не доносилось ни звука. Неужели спалили, что их подсушивают?
        Не дожидаясь развязки, Харлад рванул из коридора как можно скорее, подволакивая левую ногу - в нее как будто впились сотни иголок. Кое-как он допрыгал до другого ответвления, а там уже пошел помедленнее, время от времени наклоняясь и растирая икру с лодыжкой…
        - Черт! - он резко выпрямился и выругался от неожиданности. - Мика? Что ты тут делаешь?
        - Ой, - девушка стояла прямо перед ним и улыбалась. - Я тебя напугала, что ли? Неустрашимого Харлоу Харлада? Черного боцмана?
        - Ты же говорила «вечного», - он поморщился, но ногу вроде отпустило.
        - Для трусов и придурков, а для умных врагов ты - черный.
        Он хмыкнул.
        - Покажи мне умных врагов, и я их расцелую.
        - Не задавайся, - она шагнула к нему, обвила его шею руками и чмокнула в нос. - Что у тебя случилось, Харли?
        - Ничего…
        Харлоу прикинул. «Апартаменты» Крюка через два поворота… И пойди он к атаману сейчас и передай подслушанный разговор… Кто знает?.. Но Харлад не пошел. А вместо этого прижал Микаэллу к себе и прошептал ей на ухо:
        - Но сейчас случится… и что-то очень-очень приятное… - даже под маской он чувствовал щекотку ее губ. Она улыбалась.
        - Согласна, милый. Целуй лучше меня, а не каких-то там врагов.
        - Хорошо… - и он увлек ее за собой, зная, что у них максимум два часа, а потом… Потом он поговорит с Клайдоном и к условному утру его «Буря» будет уже далеко отсюда.
        Крюк
        Следующий условный день атаман пиратов встретил в прекрасном расположении духа. Несмотря на то, что уснул вчера одетым и на неразобранной постели.
        Крюк с хрустом потянулся и, размяв суставы, вскочил с койки. Пригладил пятерней спутанную шевелюру, походя заглянув в пыльный осколок зеркала, висящий над раковиной. Допил остатки дейгарского рома из пузатой бутылки, натянул ботфорты и привычно потер большими пальцами изогнутый подбородок - от уголков рта и до самого кончика. Именно из-за него он и взял себе такое прозвище…
        Пират ностальгически ухмыльнулся. Вернее, полностью оно выглядело как «Абордажный крюк», но оказалось неудобопроизносимым для пиратской братии и постепенно как-то само собой сократилось до Крюка. Впрочем, атаман скирийцев прикинул и рассудил, что Крюк звучит хоть и менее солидно, но зато более устрашающе.
        Крюк застегнул пояс и надежно закрепил на нем стоккер [1]
        , а затем снова посмотрел в зеркало. Не то, чтобы атаман любил собственную внешность, скорее о ней он даже не задумывался. А зачем? Сильные руки, крепкие ноги, ясная голова, твердый… когда надо. И бабы от него млеют. Так кого волнует кривизна твоей рожи? Не это по жизни важно. И других поводов для самодовольства Крюку хватало. Не долее как вчера вечером состоялся у него прелюбопытнейший разговор с одним из членов пиратского братства… По очень выгодному предложению. А чуть позже он получил ценную наводку от одного из проверенных осведомителей - большегруз с консервами и оборудованием для отдаленных колоний Омарами, но…
        «Перепроверяй даже проверенное», - гласил девиз мудрых капитанов.
        А учитывая недавнюю историю с транспортником Концерна…
        Прежде чем рвануть за добычей очертя голову, Крюк предусмотрительно решил выслать разведчиков. И конечно же подходящая кандидатура сразу нашлась, как всегда. Атаман вызвал по переговорнику своего старпома и распорядился снарядить клипер Акулито на вылазку по заданному маршруту.
        Однако примерно через четверть часа в переговорнике вновь зазвучал растерянный голос старшего помощника и до Крюка даже не сразу дошел смысл его слов:
        - «Бури» нет у причала… И никого из ее команды…
        - Чего-о? Как это нет?! Вы хорошо смотрели?
        - Проверили каждый причальный шлюз… Как в вакууме растворились!
        - Ищите на радарах!
        - Будет сделано.
        И еще через полчаса.
        - Нету их! Не засекли… Вне радиуса…
        - Тарантуловы черти! - выругался Крюк. - Придется все самому.
        Он лихорадочно соображал, кого бы отправить вместо Акулито… А почему, собственно, Акулито? Возможно, под влиянием вчерашнего разговора… А так… Вон можно и Волка послать. Слишком много тявкает в последнее время, так и нарывается на неприятности и лезет куда не просят… Хотя… Нет! Ему Крюк вообще не доверял и подозревал, что команда Бешенного утаивает от него тарантулову долю добычи. А Харлад и его люди народ честный, вот только с капитаном им не повезло. Недаром… Да где их космические черти носят?!
        «Бах!»
        Палуба затряслась, Крюк пригнулся, уперся ладонями в переборку, но устоял на ногах.
        «Бах! Бах! Бах!» - череда взрывов на время оглушила пирата. Станция раскачивалась и дрожала как от порывов галактического ветра.
        Крюк кое-как цепляясь за переборки добрался до иллюминатора и…
        «Матерь тарантула!»
        Снаружи мельтешили и кружились обломки. Рваные металлические фрагменты, вращаясь уносились в черную даль. Крюк с трудом распознал в них куски обшивки и осколки купола арены…
        «Зад каракатицы!»
        Снаряд неведомого противника явно угодил прямо в ядро станции! Но где же сами атакующие?
        «Бабах!» - переборки вздрогнули с новой силой, пол каюты накренился, зашатался, пирата подкинуло и швырнуло на металлическую столешницу, а оттуда он скатился под стол, уцепился за ножку и включил переговорник. Из крохотного динамика на него обрушились вопли, скрежет и далекие отголоски новых взрывов.
        «Полундра! - орали скирийские частоты на разные голоса - Дьявол! Нас атакуют! Концерн! К шлюзам! Залп! Отступаем! Тара-а-а-анту-у-ул!»
        «Жопа тарантула…» - констатировал Крюк и его шибануло по башке чем-то тяжелым, в глазах потемнело, а мысль в голове померкла так и не оформившись окончательно».
        И внезапно все стихло…
        Глава 4
        Галактика Тарантула, Пояс Риволка, сектор 25-47-15, система Омарами, на дальней орбите планеты Тарго, КА-11
        Рерих Шадор
        Со стороны этой лоции кластер Скирос казался капканом с блестящими зазубринами звезд. Так что не зря изнеженные омарамцы дрожали в своих дворцах постоянно ожидая… Нет, не просто худшего, а наихудшего.
        «Лицезреть это угрожающее соседство еженощно… - размышлял Шадор, стоя в корабельной обсерватории и рассматривая созвездие в приближенном варианте. - Да уж… Был бы омарамцем, наверное, свихнулся бы от страха.
        К счастью, Рерих родился кентрийцем. Ну или к несчастью… Он сражался и не с такими монстрами. Хотя… С такими он еще не сражался.
        И на самом деле от Омарами до Скироса целых восемьсот тысяч гаков. Если по кривой, а через Q-пространство на пиратском клипере всего каких-то суток пять. Да и незачем скирийцам соваться к омарамцам. Поскольку первые благополучно поджидали последних на оптимально коротких торговых трассах. Ибо кластер Скирос очень выгодно (и удобно) протянулся на три галактических пояса в поперечнике, перегородив самые удачные космические маршруты…
        А вот с этого ракурса кластер напоминал шакалий оскал.
        Рерих перемещал проекцию интерферентного экрана и вглядывался в рисунок звездных орбит… Всего лишь две экзопланеты пригодные для жизни, а прочие… Всякий хлам, как выразился его старпом-холдеец. Остальное же Рерих почерпнул из пресловутого информатория. Минимум не особо полезной информации. Вроде той, что иерархия у пиратов незамысловатая как их собственная эмблема - череп с костями.
        Звездолеты скирийцы клепают сами из обломков, подобранных на свалках или захватывают чужие, когда повезет. Также дело обстоит и с оружием, продовольствием и тому подобным.
        Джаред прав, скрийцы ничего не производят, а лишь отбирают у других. Хотя, звездолеты же монтируют и оружие изобретают, нелегально….
        Так каким же ветром КА-11 занесло в Омарами? Почему он здесь, а не где-нибудь поближе к Скиросу?
        Ответ прост.
        Шадор прилетел сюда не видами любоваться, а все-таки благодаря фактам из того же информатория, но чуть позже. После разговора со своим невидимым боссом… Капитан постоянно прокручивал в голове тот разговор и что-то не давало ему покоя.
        - «Рерих, - Тезерион обращался к своему наемнику исключительно по имени, - я дополнил базу данных крейсера новыми сведениями о скирийцах. До недавнего времени она обновлялась не слишком часто».
        - «То есть до сих пор пираты открыто не нападали на транспортники Концерна?»
        Тезерион неожиданно рассмеялся.
        - «Зришь в корень! И это полезное качество, учитывая сложность задания. В целом, скирийцы для Концерна не опасней, чем кучка назойливых мух. Но, тем не менее, ты найдешь в киберсети… Подсказку… Я подключил лучших аналитиков», - и внезапно:
        - «Ты все сильнее нравишься мне, Рерих».
        - «Почему?» - дурацкий вопрос, но ничего другого в голову не пришло. Да и в последнее время Шадор не особо кому-то нравился. Скорее, наоборот…
        - «Потому, что ты так и не спросил меня…» - Тезерион резко умолк, а затем продолжил, словно передразнивая кого-то:
        - «Что будет со мной, мастер, если я не справлюсь? Не выполню это задание… Как-то так, в разных вариациях, но… не менее десяти раз».
        Тарантула в каракатицу! Именно этот злополучный вопрос постоянно вертелся у Рериха на языке. И теперь он радовался, что вовремя прикусил язык и не озвучил его.
        - «Неплохое начало наших отношений, мой капитан! В общем, уладь проблему со скирийцами и тебя ждет награда».
        - «Я делаю это не ради награды».
        - «Да брось! Иногда награда делает тебя. И поверь, она равноценна твоим ожиданиям. И это тоже новая информация. Крайне полезная для нашего будущего и крейсера».
        А потом… Исчезая из головы капитана синхронно с тускнеющей точкой на его ладони, Тезерион как будто пробормотал:
        «Я надеюсь, что наконец-то не прогадал».
        Или это только послышалось Рериху Шадору?
        Не мешкая он запросил обновления у киберсистемы и обнаружил в базе данных выдержку из гала-новостей: «Более всего пострадали от пиратских набегов на караваны жители системы Омарами…».
        В какие игры они играют?
        Наверняка Тезерион его испытывал, раскидывая хлебные крошки по информаторию, или по всей галактике. Так или иначе, а Рерих распорядился держать курс на систему Омарами и все-таки побеседовал с хантурианином. С тем самым, которого рекомендовал ему Джаред.
        Хантурианин явился по указанию старпома прямо в кабинет к Шадору, когда КА-11 был на полпути к Омарами, и доложился по всей форме:
        - Тайпэ кудан по ваЙшему прикаСанию прибыл!
        По форме, но с чудовищным акцентом и похоже на дикой смеси хантурианского и галакрита. Рерих в первую секунду опешил и даже не сразу ответил:
        - Вольно…
        Поначалу капитан решил, что загадочное «тайпэ кудан» - имя хантурианина, но позже выяснилось, что это его звание по-хантуриански, соответствующее старшему механику в переводе на галакритский.
        В остальном же, «толковый» хантурианин впечатления на Рериха не произвел, ну то есть практический ничем не отличался от типичного гуманоида. В отличие от некоторых… Например, на вузюков Шадор реагировал неоднозначно, испытывая то легкую брезгливость, то полное офигение… Впрочем, вузюки - полноценные аборигены. А этот… Неполноценный мутант? Это словечко почему-то внезапно пришло на ум. Даже кентрийцы - жители внешнего пояса обзавелись характерными особенностями внешности в результате спектрально-гравитационной мутации. У них начисто выродились такие признаки как карий и зеленый цвет глаз, и высокий рост. Сто восемьдесят сантиметров - предел мечтаний среднестатистического кентрийца.
        Но, с другой стороны, хантурианин по общим параметрам ничем не отличался от обычного булфергца или дейгарца. Вполне себе антропоид и это, пожалуй, не отвлекало от главного. Но его произношение и владение языком оставляли желать лучшего. Из всего подробного описания скирийцев, Рерих понял примерно треть и жалел о том, что хантурианин попался словоохотливый.
        - «Сер…»
        Капитан с трудом удержался, чтобы не поморщиться. «Тайпэ кудан» отвратительно смягчал некоторые гласные звуки в середине слова.
        - «СкиЙрос моя башка злая того. Кирдык твоя судна Хантури, Хантури судна она вали…»
        Даже транспертранслятор, подключенный к схеме комьюните, не помогал, а скорее затруднял восприятие. После пяти минут тирады-головоломки в духе «моя-твоя не понимай», Шадору захотелось отчаянно выть на иллюминатор.
        И напоследок хантурианин бодро заявил:
        - «Холдея ноет, Хантури бьет. От ворот поворот».
        И пока капитан мучительно осмысливал сие изречение, хантурианин невинно спросил:
        - «Серу моя на помощь?»
        Рерих на мгновение завис и чуть не влепил механику наряд вне очереди за такую «помощь», но в последний момент почувствовал, что все же лучше его поблагодарить и побыстрее спровадить восвояси.
        Да-а, удружил ему старпом, так удружил.
        Но после того как хантурианин удалился, Шадора осенило.
        «Чертова каракатица!»
        Ведь Джаред над ним поиздевался с истинно холдейским цинизмом. С первого дня их знакомства, старпом не скрывал своего предубеждения к «пришлому» кентрийцу, явно его невзлюбил и при каждом удобном случае демонстрировал пренебрежение. Хотя устава при этом не нарушал и держался подчеркнуто вежливо и даже с почтением… Напускным почтением, граничащим с иронией.
        Рерих проанализировал это неприятное открытие и внезапно все встало на свои места. Именно благодаря Джареду, «без году неделя капитан» испытывал конфуз и попадал впросак… Он конечно выходил оттуда, иногда с честью, но чаще с изрядно раненным самолюбием, а это уверенности не добавляло…
        Такой неожиданный вывод ненадолго подкосил капитана, и тот рухнул на диван.
        Да кем его тут считают?! Не стрелянным юнцом или конченным идиотом. Приходится признать, но лучше горькая правда, чем…
        Впрочем, возможно это паранойя… Несколько недель тюрьмы бесследно для него не прошли… И что с этим делать? Наброситься на старпома с обвинениями, ругаться, доказывать, посадить на гауптвахту? О, да! Тогда он точно оправдает все злокозненные ожидания Джареда…
        Ну уж нет! Не дождется. Однако поставить его на место следовало. Прямо сейчас. Раз и навсегда. Или хотя бы на этот семестр…
        Все-таки Рерих был еще и директором Космической Академии. Потому он незамедлительно связался с Джаредом по комьюните и вызвал к себе. Старпом явился через полчаса, а не сразу, как было велено, что только подтверждало подозрения Шадора.
        - «Капитан, - Джаред излучал самонадеянность.
        Впрочем, Рерих успел подготовиться. Молча, с непрошибаемым выражением лица он протянул старпому блок-нот. И после прочтения первых абзацев лицо у холдейца вытянулось и утратило прежнюю самоуверенность.
        - «Что это?»
        - «Приказ, как видите, - ровно ответил капитан. - Или вы тоже не в ладах с галакритским?»
        - «Но…»
        - «С каких это пор приказы капитана и директора академии обсуждаются? Хотя… Если вам так не терпится, можно устроить дискуссию по языковедению. Но после того, как весь экипаж, в том числе и вы, включая кадетов, курсантов, контрактников и стажеров пройдете тестирование на знание галакрита».
        Именно это предписывал первый пункт приказа.
        - «Тесты предоставил Концерн и согласно инструкции: «кто наберет меньше девяноста девяти баллов - отправится на дополнительные занятия с лингвистом, а кто менее девяноста баллов… Подлежат немедленному отчислению или увольнению». Что вам не ясно?
        - «Капитан, - Джаред скривил губы, - позвольте заметить… В КА не предусмотрено занятий по лингвистике…»
        - «Нет? - деланно удивился капитан и отвернулся к иллюминатору. - Так будут. Я это предусмотрел. Читайте второй пункт приказа».
        Холдеец пробежался по экрану глазами и прищурился.
        - «На крейсере нет соответствующей вакансии…»
        - «Третий пункт», - бесстрастно заметил Рерих, покачиваясь с пятки на носок и даже не оборачиваясь, чтобы посмотреть на перекошенную физиономию старпома. Он видел ее в отражении иллюминатора.
        - «Так точно. Но у нас некому преподавать…»
        - «Найдите».
        - «Но где я сейчас найду преподавателя?!»
        - Для вас это проблема?» - капитан резко развернулся к Джареду, и тот от неожиданности добавил:
        - «Сэр…»
        - «Так как?»
        - «Никак нет, сэр, - выдавил из себя старпом. - Не проблема».
        - «Отлично! - теперь Рерих позволил себе улыбнуться. - Я и не сомневался в вашей компетентности. Кстати, облегчу вам задачу, временно заняв эту вакансию, пока вы подыскиваете постоянного преподавателя с дипломом лингвиста…»
        Глаза старпома медленно расширились.
        - «Не удивляйтесь. В Кентрии галакрит второй государственный язык после кентрийского. Дети с пеленок владеют двумя языками».
        Тут старпом встрепенулся и выдал:
        - «Так же, как и у нас - во внутренних поясах!»
        Словно у него от возмущения прорезалась вторая наглость.
        - «За исключением вузюклашми… Им проще использовать транспертрансляторы».
        - «Да? - усмехнулся Шадор, тоже подкованный по некоторым вопросам. - А мне так не показалось. Я тут экзаменовал одного… хантурианина… Так у него безнадежно сломался транспертранслятор. Похоже, половина местных обитателей решили уподобиться вузюкам. Но те, как известно, малограмотны, потому и не вышли в космос…»
        Джаред намек понял и глаза у него недобро блеснули.
        - «Я не лингвист, конечно, - подсластил пилюлю капитан, - но в юнкерской школе нас обучали семи языкам и восьми диалектам… Из них обязательных было три. Третий у меня дейгарский. Хотя Кентрия находится далеко (отсюда!), но в относительной близости от Конфедерации».
        И это тоже был намек, которым Джаред, судя по натужному виду, чуть не подавился.
        - «У нас Космическая Академия, - безжалостно подытожил капитан, - учебное заведение, равного которому нет в галактике. И мы должны соответствовать самым высоким критериям. Чтобы к концу этого семестра все на крейсере, включая последнего лепрекона [1]
        , в совершенстве владели галакритом. Вам все еще не понятно? Идите и выполняйте».
        Старпом скрипнул зубами, и козырнул Шадору перед уходом:
        - «Есть, сэр!»
        И сейчас, прохаживаясь по обсерватории, Рерих это припомнил и невольно улыбнулся. Тогда Джаред впервые за время службы обратился к нему «сэр». Но пока рано было торжествовать.
        - Капитан…
        Стоило помянуть черта, как… Вот он, нарисовался!
        - Старпом?
        - Напоминаю, через пятнадцать минут у вас встреча с королем Омарами.
        Глава 5
        Галактика Тарантула, неизвестный сектор дальнего космоса, клипер «Буря», где-то в пути
        Харлоу Харлад
        Боцман сам вызвался нести вахту в рубке. Во-первых, ему не спалось, а, во-вторых, только он знал, куда лететь. Микаэлла вся издергалась по этому поводу. Она и так не слишком хорошо восприняла их поспешный отлет, а тут еще вместо нее кто-то проложил курс. И пусть это ее любимый мужчина, но даже ему Мика не могла простить малейшей конкуренции в навигации. Тем более, как она считала, и конкурент-то из Харлада в этом деле никакой. Но что поделать? Капитан и старпом были целиком на стороне Харли.
        - Мужчины, - бурчала Микаэлла заняв кресло капитана. - Мужчины…
        - Мика, - Харлад отвлекся от приборов, - чего ты там бормочешь?
        - А то! Срываемся и премся неизвестно куда посреди ночи!
        Харлоу улыбнулся. Как же ему нравилась ее горячность и прямота…
        - Да и ты не на своем месте!
        Но иногда Мика бывала чересчур откровенна.
        - Иди отдохни, милая. Я и сам справлюсь.
        - Неужели? Да хоть компас проглоти, а навигатором тебе не стать!
        - Ну чего ты взъярилась, дочь каракатицы, - мягко увещевал девушку Харлад. - Приборами я еще пользоваться не разучился и ввел координаты, известные только мне….
        - И в какую тарантулову яму ты нас ведешь, позволь-ка узнать? - Мика насупилась и скрестила на груди руки.
        - А вот это, красавица, не твое дело….
        Лоция, куда сейчас направлялась Буря - тайное место, затерянное в космосе. Не такое потаенное, конечно, как планета Арран, но… Харлад обещал одному другу, что никто, никогда, ни при каких обстоятельствах не узнает о его местонахождении. А при нынешнем раскладе получалось, что только этот друг может пролить свет на возникшие обстоятельства или позволит затаиться до поры, пока не улягутся страсти или пока… Все антагонисты не перегрызут друг другу глотки. В предстоящей грызне Харлоу участвовать не хотел. Особенно сейчас, когда на горизонте замаячил старый и могущественный враг…
        - Харли! - похоже, Мика все еще не смирилась. - Ты правда думаешь, что скроешь от меня какие-то координаты? - девушка усмехнулась. - Да стоит мне только закрыть глаза…
        «Навигационный сон», присущий всем каррианским астрономам передался по наследству и полукровке в полной мере. И даже более того! Микаэлле не нужно было впадать в спячку, как мужской особи карриа. Достаточно просто войти в транс, внешне напоминающий обычную полудрему.
        Но Харлад знал, что на этот раз никакие способности Мике не помогут.
        - Попробуй, - только и предложил он, думая о своем.
        Акулито не хотел улетать со станции. Его юная душа жаждала подвигов и сокровищ, но на помощь боцману как всегда пришел Клайдон. Харлад его убедил, поделившись своими опасениями насчет недоброжелателей, жаждущих утопить акуленка, а у старпома на этот счет был пунктик. Все, что угрожало капитану надлежало немедленно устранить, но по факту устранять пока было некого. Стоило затаиться, уйти с вакуумлинии и выяснить, кого следовало пустить на дно кормить тэйев…
        «Пи-пи-пиип» - запищал индикатор на консоли и отвлек Харлоу от размышлений.
        Микаэлла тотчас подорвалась со своего места и в два шага оказалась за спинкой штурманского кресла, где сидел боцман.
        - Посмотрим, куда ты завел «Бурю, - сказала она, вглядываясь с лобовую зону. Харладу послышался смех в ее голосе, а возможно она и вправду смеялась над ним и рассчитывала утереть ему нос, однако…
        - Что это?! - опешила Мика, едва пиратский клипер вынырнул из Q-пространства и на экранах вместо зеленых всполохов заискрились ультрамариновые сгустки непроницаемого тумана. - Разразись шторм! Если это не…
        - Безымянное облако, - довольно подтвердил Харлад. - Эх, жаль не поспорили с тобой на бутылку рома, дейгарского, или кьяо…
        - Тебе лишь бы залить трюмы, - беззлобно огрызнулась девушка, прекрасно зная, что боцману не свойственно напиваться, как остальным. Скорее, он бы приберег бутылку для дела.
        Харлоу только посмеивался.
        - Матерь тарантула… - у Микаэллы перехватило дыхание. - Это и правда оно?
        - Оно самое, - с гордостью кивнул Харлад, как будто наслаждался оторопью подруги.
        - Их же… Их же давно считают пиратскими байками!
        - Как бы там ни было, а это одно из них.
        Всего в галактике насчитывалось немного таких мест - слепых пятен или зон, куда не проникнуть взору даже самого матерого каррианца.
        Слепые зоны невозможно нанести на звездные карты, даже зная координаты, поскольку и координат-то по большому счету не существовало, а только изменчивые ориентиры. Ориентиры, которым следовал Харлоу передавались изнутри облака, подобно огням секретного маяка, и боцман следовал за ними, переводя сигналы в координаты и постоянно корректируя курс.
        - Готова зайти еще дальше? - спросил Харлад, когда Микаэлла немного пришла в себя от потрясения.
        Девушка кивнула.
        - Тогда вперед, - и боцман направил клипер в глубину искрящегося тумана.
        - Объясни хотя бы, куда мы летим?
        - К кому. К последнему смотрителю маяка.
        Галактика Тарантула, Пояс Каффки, Кластер Скирос, недалеко от заброшенной орбитальной станции… Вернее, от того, что от нее осталось
        Крюк
        - Печенка тарантула!
        - Кэп, атаман, очнитесь…
        Голова трещала и раскалывалась. Хриплые голоса царапали барабанные перепонки. Крюку хотелось, чтобы они смолкли, исчезли, заткнулись….
        - Атаман!
        - Он точно живой?
        «А я точно живой?»
        - Смотри! Смотри! Веки-то двигаются….
        Крюк потихоньку разлепил ресницы и приоткрыл сперва один глаз, затем второй… Сквозь мутную пелену на него уставились несколько пар горящих белым огнем глаз…
        - Тарантула в каракатицу! Черти… - он попытался отползти от рогатых монстров, но тело его не слушалось.
        - Кэп! Кэп! Это мы… Дили-штурман и старпом…
        И руки как не его, тяжелые, деревянные… Крюк напрягся изо всех сил, кое-как сумел поднять конечности и протер глаза, поморгал и пелена рассеялась.
        «Откуда в моей команде темнокожие?» - атаман не успел как следует удивиться, так как ближайший «негроид» заговорил голосом старпома Накоса:
        - Здорово же тебя по мачте приложило, кэп, но зато хоть жив…
        - Где?! - Крюк перво-наперво, превозмогая одеревенелость, ощупал подбородок, а затем голову и убедился… Твою ж… Шишка-то огромная будет. Прорвет треуголку! Но мозги целы… вроде… И воспоминания хлынули чередой вращающихся картин.
        - Где? Где противник? Где мы?
        - Мы на Корриде [1]
        , в вашей каюте, кэп… А противника не было.
        - Как это не было? Как я сюда попал? Как… Куда?
        - Тихо, тихо, кэп, выпейте вот… - кто-то подсунул ему жестяную кружку. Крюк машинально выпил и закашлялся. - Кха-кха… В-вода?! Какого тарантула мне вода?!
        - Рому капитану! - мгновенно сориентировался Дили и множество ног загрохотали по палубе, а старпом сунул в ладонь атаману холодную мокрую тряпку.
        - Что со станцией и как я очутился здесь? - Крюк морщась приложил тряпку к шишке и оглядел отсек, словно желал удостовериться, что это не преисподняя приняла знакомое для него обличие. На Скиросе верили, что после смерти пират попадает на корабль-призрак, несущий его в Царство мертвых, куда сторожат вход Цербер и Переправщик на адской шлюпке…
        - Атаман?
        Капитану принесли бутыль рому, он отпил глоток прямо из горла, сел на постели и потребовал:
        - Говорите! Последнее, что я помню это обломки арены за иллюминатором, а потом… что-то на меня упало…
        - Балка, - хмуро ответил старпом, - мы нашли тебя под нею и перенесли сюда…
        - Что с вами случилось? - Крюк по-новому взглянул на свою команду… Ну и рожи! Закопченные настолько, что светились белки глаз, а волосы стояли дыбом. - И я не разглядел вражеских кораблей.
        - А их и не было, - повторил Дили. - Кэп… Кто-то взорвал станцию.
        - Изнутри, - добавил Накос.
        - Как это? - атаман пытался соображать, то ли он ослышался, то ли…
        - Кто?!
        Дили пожал плечами.
        - Кто-то заложил взрывчатку… тонну, наверное… Арена вдребезги, терминалы в труху… Жилой сектор не так пострадал, но… корабли Хищной бороды… в дуршлаг… Мы взяли на борт половину его команды, другая половина буксирует все, что осталось в доки…
        - Кто еще из капитанов здесь? - впервые за всю свою пиратскую карьеру Крюк растерялся.
        - Волк, Глотка, Серая тень, Пика, Бивень… - принялся перечислять Дили.
        - Все целы, - подхватил Накос. - Вовремя успели отшвартоваться, до того, как снова рвануло.
        - Акулито?
        - Не объявлялся, паршивец.
        - И это… того… - угрюмо ввернул Дили. - Волк твердит, что это акуленыши все устроили….
        - Чушь! - Крюк отпихнул старпома, сунул бутыль в руки штурману и вскочил.
        - Их не было на причале… - намекнул старпом.
        - Не соли тэйя [2]
        Но то, что среди нас завелся спрут [3]
        … Тарантула в каракатицу! Это нельзя так оставить. Отдать швартовы!
        Примерно через полчаса Коррида взял курс на Скиромею - вторую обитаемую планету кластера Скирос. Корабль Крюка несся на всех парусах, а сам он стоял на мостике и угрюмо смотрел как удаляются «тарантуловы» обломки, некогда бывшие станцией и служившие перевалочной базой пиратов и местом сходки…
        «Протагонист! Вот, кто во всем разберется, - рассуждал атаман. - Раз уж до этого дошло… Мыслимо ли? Пират взрывает пирата! Такого не было со времен «битвы за ресурсы».
        Глава 6
        Галактика Тарантула, Пояс Риволка, сектор 25-47-15, система Омарами, на дальней орбите планеты Тарго
        Рерих Шадор
        Капитанская бриг-шхуна пристыковалась к королевскому лаферту [4]
        , и Рерих вздохнул с облегчением. Поскольку за пять минут перелета наслушался от старпома всякого. Начиная от напыщенных инструкций «как вести себя в присутствии королевской особы» до раздражающего брюзжания, мол, этот омарамский царек бы не переломился, если бы сам соизволил посетить КА-11.
        Прямо-таки вопиющая противоречивость!
        Но может быть это в крови у холдейцев? Или такие вот особенности национального характера…
        Рериху от этих мыслей легче не стало, и он снова сполна ощутил себя неоперившимся юнцом, как будто только вчера окончил юнкерскую школу. Вообще-то, присутствие старпома его дико напрягало и эти пять минут перелета показались Шадору вечностью.
        Единственно, он все же сумел возразить Джареду насчет короля:
        - Омарамцы нам платят за решение своих проблем, а потому и заказывают музыку.
        - Фррр, - старпом скривился, так что его нос свесился почти до подбородка. - Это пока, но как только подсядут на крючок…
        - Ну и зачем раньше времени давать им это понять? - Рерих пожал плечами, и тут холдеец впервые покосился на него с интересом и даже, как показалось капитану, с удивлением и… Но затем снова превратился в несносного и претенциозного хлыща.
        Омарамцы встретили капитана радушно и сразу проводили в кают-компанию. И несмотря на то, что все они были довольно высокого роста, Рерих не чувствовал себя среди них лепреконом. И главный сюрприз! Королем оказался молодой мужчина, примерно ровесник Шадора. Капитан обрадовался, с таким у него могут обнаружиться общие взгляды и проще будет договориться. Глаза короля блеснули ответной заинтересованностью. Но старпома все это скорее насторожило. Он на секунду прищурился, поджал губы и постарался держаться в тени капитана.
        Впрочем, молодого короля окружала на редкость пожилая свита - толпа седых благообразных старцев в коричневых тогах, и все они как-то сразу слились для Рериха в однородную безликую массу. Это немного вывело его из равновесия… Он сморгнул, на секунду зажмурился и…
        - О, мы так признательны, что вы откликнулись! - король Омарами похоже сам не очень дружил с этикетом, поскольку самолично подбежал к Шадору, игнорируя предупредительные возгласы своей свиты. - Проходите! Садитесь! Я счастлив принимать у себя капитана самого мощного…
        Джаред за спиной у Шадора весьма недипломатично хмыкнул, но Рерих решил на этом не заостряться и с готовностью принял предложение короля. Тот повелительным взмахом ладони отослал всех своих приближенных. И они недовольно и беспорядочно толпясь покинули кают-компанию.
        - Эти трибусты [5]
        мне так докучают, - мимоходом пожаловался король. - Кстати, зовите меня Амадей… Просто Амадей. По этикету положено полным именем, но оно чересчур официальное, и к тому же, - правитель подмигнул Рериху, - сейчас за этим некому следить.
        В подтверждение его слов, тога последнего трибуста исчезла в проеме выхода и, створки сомкнулись, но ненадолго. Амадей хлопнул в ладоши и старцев сменили молодые слуги в желтых хитонах. У каждой… особи, не разобрать какого они пола - все одинаково грациозные и накрашенные, на голове блюдо или кувшин из меди и серебра. И все эти произведения искусства, наполненные едой и питьем, перекочевали на круглый стол с волнистыми краями в центре помещения.
        - Прошу к столу! - король пригласил капитана и его помощника угощаться, а слуги четко как по команде отступили к переборкам и почти слились с ними.
        - Ешьте, пейте, - Амадей широким жестом обвел уставленный яствами стол и сам налил гостям по бокалу янтарного вина. - Божественный нектар королевских виноградников…
        - Я думал, мы сперва заключим контракт, - заметил практичный старпом. Но капитан уже сидел за столом и взглядом указывал Джареду на другой стул - с противоположной стороны. А рядом с капитаном уселся король - на стуле с высокой резной спинкой.
        Еще Джареда нервировал охранник. Тот как-то незаметно материализовался у входа вслед за слугами. Высоченный чешуйчатый громила больше похожий на рептилию, чем на человека, но не вузюк. Капитан тоже изредка на него поглядывал, и король это заметил.
        - О-о, это мое новое приобретение - Порг. Модификант… Биомех, производство Кондора, - он наклонился к Шадору и понизил голос. - Между нами - бывший пират. Теперь служит мне. Его подвергли биомодификациям и промыли мозги…
        Капитан внутренне содрогнулся. Джаред засопел и поспешно положил себе на узорчатую тарелку размером с космодром шматок утиного паштета с оливками и укропом. А король дружески улыбнулся и поднял бокал.
        - За сотрудничество!
        Амадей залпом осушил свой фужер, Шадор вежливо отпил, а старпом лишь пригубил.
        - К делу! - объявил король, закусив тарталеткой с красной икрой. - Контракт сейчас принесут. Но прежде… Хочу прояснить кое-какие детали…
        - Да? - Рерих поспешно проглотил кусочек рагу из копытня и тот чуть не застрял у него в горле.
        - Я участвую в операции.
        - В операции?
        - Многие полагают, что омарамцы изнеженные гедонисты…
        Джаред усмехнулся. Судя по роскошному убранству кают-компании - диваны, обтянутые парчой, переборки, украшенные диковинной росписью, ломящийся от кушаний стол, слуги, статуи и мини-фонтаны… Где-то это недалеко от истины.
        - Но это не так. Я готов лично повести эскадрильи в бой.
        - Гм… - Шадор подцепил на вилку дольку пувила в маренговом соусе. - Разве это не наша работа?
        - Ваша, - согласился Амадей, - и я за нее щедро плачу, но… Мы уже подготовили скирийским отродьям ловушку. Пираньи сами идут в расставленные на них сети, - король промокнул губы салфеткой и самодовольно откинулся на спинку стула. - Нам удалось подкупить кое-кого из их братии и пиратам дали подходящую наводку…
        Он коротко изложил Рериху свой план. Джаред внимательно слушал и хмурился, а капитан все это время пытался сообразить с какой стороны у ларчика подвох. Говорил король омарамцев складно и вроде бы разумно, но Шадор не мог избавиться от чувства, что необыкновенное королевское дружелюбие еще вылезет им боком.
        - Позвольте узнать, - Джаред вклинился в паузу между разглагольствованиями Амадея, - а какая роль во всем этом… ммм… действе отведена КА-11?
        - О-о, вы затаитесь поблизости и подождете удачного момента. И как только мы прищучим этих флибустьеров, окружим их и сожмем в тиски, тут-то и явится ваш непобедимый крейсер во всей мощи и красе… Угощайтесь, угощайтесь…. Скоро все подпишем.
        У Рериха сразу пропал аппетит, но он из вежливости съел еще пару кусочков авокадо и запил вином. Джаред все это время язвительно улыбался, испытующе поглядывая на капитана и почти ничего не ел. Вскоре один из слуг в желтом отделился от перегородки и поднес капитану на блюде сенсорно-тактильные пленки, словно гуся в яблоках, который так и остался нетронутым, гордо изогнув запеченную шею в центре стола.
        Шадор внимательно прочитал контракт. Потом подсунул его Джареду. Тот изучил с пристрастием и кивнул.
        - Подписывайте, капитан.
        Но сперва расписался и поставил отпечаток пальца король, затем передал капитану и взял себе один экземпляр после того как Рерих размашисто поставил свою подпись, приложил свой палец рядом с королевским и скопировал оба экземпляра через комьюните в киберсеть.
        - Поздравляю нас! - весело провозгласил Амадей. - Удачное соглашение. Выпьем же за это?
        - Спасибо, - поблагодарил капитан, - за такой чудесный прием, но… Пожалуй, в следующий раз, когда разгромим в хлам скирийское отродье.
        - И то верно, - подмигнул ему Амадей. - За победу.
        Джаред же чуть слышно хмыкнул.
        - Ооо-о, - спохватился король, - а оставшуюся еду мы вам завернем с собой!
        Он приготовился хлопнуть в ладоши, но Рерих остановил его:
        - Простите, Ваше величество, но у нас на крейсере хорошо кормят.
        - Как хотите, - пожал плечами король и тут же беззаботно улыбнулся. - Тогда слуги все доедят. А вы не забывайте, я - Амадей, для вас просто Амадей. Порг! Сопроводи гостей.
        Всю дорогу до шлюза, где пристыковалась бригантина капитан не мог понять, что его больше напрягает - эта чешуйчатая геномодифицированная махина у него за спиной или навязчивое панибратство омарамского короля. А Джаред шел рядом и выглядел мрачнее тучи.
        Уже после старта бригантины, где-то на полпути между королевским лафертом и КА-11, капитан вдруг спросил у старпома:
        - Джаред, а что вы знаете об омарамцах?
        Старпом усмехнулся.
        - А вы не так безнадежны, кэп.
        - Что ты сказал?
        - Да так, ничего… Так насколько вас интересуют омарамцы?
        - Настолько, что мы заключили с ними контракт… Черт возьми! И я не собираюсь быть на собственной вечеринке свадебным генералом!
        - Отлично сказано, сэр! Давайте покажем тарантуловым детям, кто здесь хозяин.
        - Да, обсудим это позже у меня в кабинете… Как ты думаешь, может быть нам стоит завести на борту своего повара? А то эта пища из трансгрегаторов иногда надоедает…
        Глава 7
        Галактика Тарантула, неизвестный сектор дальнего космоса, клипер «Буря», в Безымянном облаке
        Харлоу Харлад
        Все то время, пока Буря прокладывала себе путь в искрящемся тумане, следуя за своенравным маячком, Мика сидела, уставившись в одну точку, погруженная в собственные мысли. И вот в этот самый момент на мостик явился Акулито. То есть вспомнил, что он капитан. И едва лишь узрел сияющий синий туман за лобовой зоной… История повторилась в точности, как и с Микаэллой.
        - Я думал, это легенды, - недоумевал акуленок, таращась во все глаза в иллюминаторы и на экраны. - Мифы какие-то…
        - Ну-у… - Харлад теперь стоял за штурвалом и вел клипер на ручном управлении; здесь был важен каждый миллиметр космоса, и каждый миллимикрон. - Прошлое обросло легендами, а раньше смотрители были обычными скупщиками, еще до того, как Скиромея превратилась в притон… Тогда и необходимость в них отпала. А в прежние времена старые пираты только так находили к ним дорогу…
        По хлебным крошкам или коррегационным сигналам. И не требовалось преуспевать в навигации. Просто знать условные позывные и распознавать кодовые огни.
        - …И мой друг остался, потому что не верит в рентабельность массовых черных рынков и надеется, что еще пригодится… Вот и пригодился. Не я один прибегаю к его услугам, когда другого выхода нет.
        Особенно у таких пиратов, как Бешенный волк. А куда ж ему сбывать утаенное от Крюка добро?
        - У нас есть что-то ценное на продажу? - Акулито напряг мозги. - Кроме рома…
        А Микаэлла втихомолку посмеивалась, но открытого неуважения к капитану не проявляла. Хоть и не блистал он умом, по ее мнению, но у него был Клайдон, а с Клайдоном шутки плохи.
        Харлад вздохнул.
        «Детский сад! Тарантул дери…»
        - Перекупщикам можно не только продать, но и приобрести у них что-нибудь очень нужное.
        - Что?
        - Сейчас мы идем туда не за товаром, - терпеливо объяснил боцман, - а за информацией. Через нашего смотрителя проходит множество сведений…
        Вернее, он еще и чужие трансляции перехватывает.
        Похоже, капитан его объяснением удовлетворился и устроился в кресле, хрустя добытым недавно яблоком. Харлад же в очередной раз призадумался.
        Прежний капитан «Бури» - отец Фабиана, так звали акуленка, и настоящая Скирийская акула отбывал срок в Кондорской тюряге. Никто уже и не чаял увидеть его живым, но и вестей о его смерти не поступало. А по закону Скироса, пока капитан жив, ни один пират не вправе присвоить его корабль, кроме ставленника - близкого родственника. Всех дееспособных родственников у Акулы только сын и потому формально он теперь капитан Бури, а неформально - Харлад. Знали об этом всего трое - Акула, Клайдон и сам Харлоу. Все, разумеется, по кодексу, но стоило капитану Акуле отдать концы, как тут уж… Каждый сам за себя. Ставленичество теряло силу и «Бурю» мог потребовать любой из братства, победив акуленка в честной схватке…
        Харлад понимал, что времени у них скорей всего не так много и всеми силами старался предотвратить такой исход. Он мог бы конечно и сам драться, но… Тогда это будет не по чести и не по закону. Разве что Фабиан сам выдвинет его кандидатуру как защитника своих интересов, но тогда не бывать ему капитаном. Побеждает тот, кто дерется.
        Харлад терзался этими мыслями не один гак, а целых полтора, с тех пор как Акулу бросили в тюрьму биосферы. А вытащить его оттуда способен разве что… Бог? Или Тарантул. Харлад мечтал освободить капитана, и не только из чувства долга, но с каждым днем понимал, что реальней дать шанс бесталанному акуленку. Впрочем, не такому уж и бесталанному. Старпом гройкриец ежедневно тренировал его, и парень успешно осваивал боевые искусства и умел обращаться с оружием, а боцман учил Фабиана жизни. Но, что вы хотите от двадцатилетнего парня, у которого на уме одни лишь подвиги, сокровища и девчонки. Та же Мика в этом возрасте была взрослее и мудрее его. И слишком внезапно Акулито стал капитаном.
        - Смотрите! - воскликнула Микаэлла.
        Впереди обозначились очертания чего-то громадного, угловатого и темного.
        - Прибыли, - подтвердил Харлад. - Почти на месте. Я послал весточку Лэгги, он ждет нас.
        Боцман аккуратно подвел корабль к металлической махине, на поверку оказавшейся модулем - фрагментом бывшей военной базы. «Буре» пришлось обогнуть весь этот покрытый вмятинами многогранник, прежде чем они увидели шлюз. Клипер сейчас стыковался только кормой, поэтому боцману пришлось развернуться на сто восемьдесят градусов… Разворот, малый вперед, малый назад, мягкое столкновение, плавный толчок, сцепление и все это под недовольный скрежет «старой посудины». Так ласково Харлоу называл «Бурю».
        - Ну вот, - объявил он. - Добро пожаловать в «Пещеру» Лэгги.
        Сам хозяин «Пещеры» встретил их у перешейка шлюзовой камеры. Пока только делегацию из Харлоу, Клайдона и Акуленка, а Мика и остальные пираты ждали их на борту клипера.
        - Ба! Кто это к нам пожаловал!? Неужто незыблемый Харлад и вечный боц?
        Микаэлла его не слышит! А то бы в космы вцепилась точно и физию расцарапала бы.
        - Чего так долго маневрировали? Швартоваться разучились?
        Харлад криво усмехнулся. Старина Лэгги в своем репертуаре.
        - Бортовой люк заело, не успели отремонтировать.
        Потому что в спешке покинули станцию.
        - Так если запчасти нужны, то у меня есть. На заднем дворе, - Лэгги дергано рассмеялся. Смех у него был каким-то рванным и чуть трескучим.
        Белые волосы, заплетенные в замысловатую косу и тонкая фигура выдавали в нем лерийца, и не просто лерийца… Фабиан отпрянул от неожиданности, когда тот повернулся и посмотрел на него. Красные глаза и бледная с розоватыми прожилками кожа - та еще жуть. Лэгги был вдобавок лерийским альбиносом.
        - А это что у нас за малек? - смотритель насмешливо взирал на акуленка.
        Фабиан возмущенно вздернул подбородок. Клайдон ощерил треугольные зубы. Харлад легонько наступил ему каблуком на носок ботинка, призывая к спокойствию и покачал головой. Лэгги уловил настроение.
        - Неужто этот удалой отрок - акулий отпрыск? - деланно изумился он. - Надо же как вырос!
        На самом деле Лэггии был в курсе всего, просто виду не подавал, что знает больше, чем говорит.
        - Я и сам Акула, - хмуро заявил Фабиан.
        - Так что привело вас сюда? - Лэгги снова переключился на Харлада, оставив реплику юноши без ответа. - Решил все-таки изменить принципам и толкнуть балласт [1]
        - Давно пора…
        - Нет, - сухо обронил Харлад и добавил:
        - Хоть я и понимаю, что ты живешь за счет нечестных пиратов.
        - Много ты понимаешь, боц, - обиделся Лэгги. - Это все так - подработка. Настоящая работа в другом…
        - Ну и я здесь ради другого… Нам нужна информация.
        - Вот ка-ак… Давайте пройдем в мой офис, - так смотритель гордо именовал закуток в «Пещере», где он обтяпывал свои делишки.
        Лэгги привел их в отсек, доверху заставленный всяким хламом - коробками, мешками, бочками и контейнерами. Среди всего этого, на относительно чистом пятачке стоял низенький щербатый столик, заваленный всякой ерундой, вроде кусков проволоки и деталей трансформатора и два полукруглых дивана - потертые и продавленные, а в конце помещения виднелся люк.
        - Садитесь, - предложил Лэгги, - и сразу к делу. Чем будете платить? Ценная информация стоит недешево…
        - У нас есть ром, - вклинился Акулито, - полные трюмы.
        Лэгги ухмыльнулся.
        - Этого пойла и у меня навалом. Контрабанда - мой конек.
        - Сочтемся, - ответил Харлад. - Назови цену.
        - Ладно, но… Смотря какая информация вам нужна. Так что вы хотите знать? Только не спрашивайте меня, как убить тэйя! - он шутливо воздел ладони.
        Фабиан фыркнул. Любая салага в курсе, что пирату от тэйара только одно спасение - драпать.
        - Однако, - Лэгги поднял вверх указательный палец. - Я знаю, кто способен их уничтожить.
        После этого Харлад невольно поверил в силу провидения.
        - Так вы прилетели за этим?
        - Вроде того… Что ты знаешь о крейсере КА-11?
        - Что знаю? - смотритель присвистнул. - Вы как чувствовали… Посчастливилось мне треть гака назад перехватить редкую передачу. Кондору поступил солидный заказ на поставку кибердоспехов для Космической Академии. Я кое-чего успел записать, пока они не сменили частоту… Кондорцы всегда так перестраховываются, а когда я сумел подключиться к новой трансляции, то и они прервали связь. Вот так-то… Слышал-то я немного, но пара-тройка вещей, думаю, вам пригодятся. Первое, Космическая Академия - наемники Концерна. Они заключают контракты, набирают рекрутов. Второе… Да, у них самое мощное и продвинутое оружие в галактике, имеются даже торпеды против тэйаров и самые крутые спонсоры. Ну, а третье… не знаю, надо вам оно или нет… Капитан КА-11 некий Рерих Шадор…
        - Кентриец? - удивился Харлоу.
        - Да уж, имечко-то характерное… И кажется зеленый совсем, чуть постарше, - Лэгги кивнул в сторону Фабиана, - вашего акуленка…
        Фабиан скорчил рожу, но решил, что не стоит обижаться на этого белобрысого лерийского червя.
        - И четвертое… - скупщик выразительно потер большим и указательным пальцами друг о дружку. - Деньги вперед.
        Клайдон засопел, но промолчал, а Харлад сматерился в душе, проклиная алчность старого дружка, но делать нечего. Хочешь владеть информацией - плати. Все по чести. Боцман вздохнул, полез в карман куртки и вытащил оттуда мешочек. Главное правило Лэгги гласило - никаких переводов, карт, чипов, жетонов, только наличка. Так как его бизнес имел некоторые риски. Боцман вздохнул еще раз, прощаясь с деньгами, отложенными на замену обшивки, и протянул мешочек смотрителю.
        - Держи, здесь тысяча золотых динаров в Булфергской валюте.
        - Этого хватит, - Лэгги кивнул, подхватил плату и жестом фокусника определил ее куда-то в один из своих загашников. - Сведения точные. Из того же источника… Доподлинно известно, что КА-11 получил контракт на истребление скирийцев. Кирдык вам, одним словом. Вооружены они так, как и не снилось вашему брату…
        И оглядев вытянутые разом лица пиратов, смотритель похлопал Харлоу по плечу и состроил скорбную мину:
        - Сочувствую, дружище. Не теряйте времени даром и уносите ноги. Скирос уже не спасти.
        - Что этот вшивый крейсер может против целого кластера? - прогудел Клайдон. А взгляд Фабиана потемнел от злости, как будто вот-вот начнет метать молнии.
        - Ублюдки! А их капитан… Надорвет трюмы и сдохнет под килем!
        - Ну не знаю, - Лэгги пожал плечами. - Шарахнут всеми торпедами по Скиропену и дело с концом.
        Капитан побледнел, помня о матери и сестрах.
        - Мы этого не допустим! - он вскочил. - Немедленно…
        - Сядь! - осадил его боцман. - И не пори горячку. По Кондорской международной конвенции обитаемые планеты неприкосновенны. Вряд ли Концерн стремится развязать войну. Им это невыгодно.
        Фабиан скрипнул зубами, но боцмана послушался.
        - А на вашем месте я бы ноги уносил куда-нибудь во внешний пояс. Вместе с семьями и пожитками, - заметил Лэгги.
        - Успеется, - жестко сказал Харлад. - Думается, не все так просто… Получив такой контракт, и обладая такой огневой мощью, они давно бы шарахнули, но ведь не шарахнули же… Поэтому надо сперва разобраться, как действовать и разузнать побольше…
        - Мудрый наш Харлоу, - усмехнулся Лэгги и тут же перешел на деловой тон. - Вам еще что-нибудь нужно купить, продать, узнать?
        - Нужно, - ответил Харлад, покуда двое его спутников все переваривали и молча негодовали. - Затаиться и отсидеться.
        - Да без проблем, - заулыбался Лэгги, ну душка прямо. - Моя «Пещера» - ваша «Пещера», располагайтесь! И мне же веселей, и денег за это с вас не возьму. Только учтите, со своим хавчиком, а то, как бы это… мои запасы порядком оскудели… Я давненько никуда не вылетал.
        - Заметано, - кивнул Харлоу, - а провизии у нас достаточно, еще и тебя накормим.
        - Прекрасно!
        - Но не нахаляву, - добавил Харлоу, - а за последние новости. Все, что узнаешь и перехватишь, пока мы здесь отсиживаемся и чиним люки.
        Лэгги рассмеялся.
        - Ох, Харли, - он шутливо погрозил боцману пальцем. - Я же всегда подозревал, что ты честный-честный, но далеко не простак. По рукам, боц!
        Глава 8
        Галактика Тарантула, Пояс Каффки, Кластер Скирос, Скиромея
        Крюк
        Вторая обитаемая планета системы Скироса встретила Крюка и его команду весьма неприветливо. Впрочем, суровая Скиромея всех так встречала, независимо от статуса и расовой принадлежности.
        Вечно насупленное небо, забитое серой ватой облаков и оттуда почти все время что-нибудь да капало, лило, моросило… Редкий тусклый луч Скиромейского светила пробивался к поверхности планеты и хорошо если пару раз за сезон. Да и что там собственно было освещать! Большую площадь красновато-коричневой почвы покрывали бурые каменные наросты и впадины, поросшие мхом. Только на полюсах ничего не росло и большую часть из них сковало розоватым льдом.
        Общий ландшафт разнообразием не отличался. Быстрые мутные ручьи, неизменно стремясь собраться в один резервуар в единственном месте планеты, пересекали целые плантации темно-зеленого и темно-синего мха. Густой, мягкий и влажный он кое-где вымахал в два человеческих роста, а то и выше, и время от времени даже плодоносил. И вот тут начиналось самое интересное…
        Пиратский шлюп сел на каменную вершину одного из наростов, со всех сторон окруженного плантациями мха. Вместе с атаманом с орбиты спустились двое - Накос и Дили, правая и, соответственно, левая руки Крюка. И прежде чем покинуть шлюп, старпом до мельчайших подробностей изучил окружающую местность через перископ и доложил капитану:
        - Красных шаров поблизости не наблюдаю!
        Красные шары или «дьявольская ягода» - ими плодоносил синий мох.
        - Все равно, - Крюк прикрепил к поясу стоккер, предварительно проверив заряд. - Маски наденьте, а то мало ли что…
        Поэтому они вылезли из челнока в масках и со стокерами наизготовку, встали на каменной площадке спинами друг к другу, напряженно всматриваясь в заросли мха. Первым заметил промашку Дили.
        - Черт! Прозевали.
        - Спокойно, - сквозь зубы процедил Крюк, - не шевелитесь, чтобы не случилось… Катер сейчас пришлют…
        - Мать Тарантула… - едва слышно шептал Накос, не сводя глаз с красного шара примерно в пяти шагах от основания каменного нароста. Иногда они маскировались, а заметить их рядом с возвышениями было гораздо сложно.
        Шар постепенно раздувался в размерах и покрывался трещинами, сквозь которые понемногу сочился оранжевый парок…
        Транспорт с обшивкой из черной вороньей стали как будто упал с хмурого неба. Да он и был похож на ворона - нос, крылья, выпуклые иллюминаторы в кабине пилота.
        Одно из крыльев приглашающе сложилась, открывая люк и приглашая пиратов внутрь. Шар совсем распух, вот-вот рванет! Трещины расширились и пар из них уже повалил… И пираты не стали дожидаться развязки, а скоренько по одному заскочили внутрь катера и упали на каучуковое покрытие, когда транспорт рванул с места в карьер.
        - Фу-у, - Дили не сдержал вздох облегчения, засунул стоккер в кобуру на поясе и повалился на спину, да так и остался лежать. Крюк же смачно выругался, запоздало проклиная паранойю Протагониста. Тот не разрешал пиратам высаживаться на водохранилище, ни за какие коврижки и лишний процент с добычи. Правда, катер высылал всегда, если о встрече было оговорено заранее. Бывало, транспорт запаздывал. И не всегда обходилось без трагических последствий… Впрочем, существовал общий вход - для гостей и со своих даже пошлина не взималась, но крюк не хотел светиться в преддверье большого куша.
        - И-их ты ж… Тарантул! - Накос посмотрел в иллюминатор на оставшуюся внизу плантацию мха. То тут, то там пышно расцветали красными взрывами дьявольские ягоды.
        Из любопытства Дили последовал его примеру и тоже взглянул.
        - Ну так! Затишье перед бурей. Эти твари всегда умело маскируются перед тем как лопнуть…
        - Хватит! - оборвал его Крюк и дернул плечом.
        Однажды он видел, что стало с человеком, которому не повезло оказаться поблизости от дьявольской ягоды в самый неподходящий момент. Поскольку Крюку на тот момент было от силы лет десять… Детские ощущения кошмара наяву преследовали его до сих пор. Чтобы об этом не думать, он пролез вперед, забрался в кабину и уселся на низенькую седушку рядом с «водилой».
        Пилот равандоссец бросил на него быстрый взгляд и тут же отвернулся к приборам, а Крюк заметил на его руке кожаный браслет с клеймом. Раб. Отрабатывает долги или провинности перед владельцами Скиромеи…
        Они могли сколько угодно разыгрывать перед обитателями галактики это шоу… Но себе-то зачем врать?
        Крюк отвернулся и уставился в иллюминатор. Там - внизу стремительной чередой проносились друг за другом, словно опоры несуществующего моста, каменные наросты похожие на строения без окон. Собственно, их происхождение и было рукотворным, а не природным. Когда первые колонисты высадились на планету эти постройки здесь уже возвышались незыблемым и покинутым свидетельством прежних цивилизаций. Те, кто возвел их в этом опустевшем мире давным-давно канули в небытие, а вот здания остались. Какую роль они выполняли? После тщательного исследования их внутреннего устройства, решили, что это какие-то заводы по переработке… Чего? Никаких полезных ископаемых на Скиромее, увы, не обнаружили.
        А они-то тогда считали, что отхватили приличный кусок. Зря!
        Впереди на обзоре показалась первая из четырех башен, создающих барьер. Водохранилище…
        Катер припарковался у ворот внешней стены, а всего их было три. И заграждения, и башни, и этот город на берегу водохранилища - руины той самой древней и давно исчезнувшей цивилизации, что оставила после себя странные заводы и другие постройки неясного назначения. Скирийцы это все только слегка отреставрировали и обустроили. Каждый внес свою лепту. И это только внешне планета как будто вымерла, так лишь казалось. А внутри всех этих невзрачных зданий и строений кипела жизнь. Там и тут - в безопасности и под защитой прочных стен, вдали от кошмаров дьявольской ягоды и прочих ужасов кишащих на коварной Скиромее процветали разгул и беззаконие. Относительное, конечно… За кодексом четко следил Протагонист. Он же блюститель кодекса, судья, вершитель и глава атаманской сходки…
        Не прошло и минуты, как ворота перед пиратами отворились, приглашая их внутрь.
        «Заваливай, тарантулово отродье! - проорал, высунувшись из сторожки караульщик. - Вас ждут!»
        На этот раз Крюк шел последним. Перед тем как массивные створки из кованного металла сомкнулись у него за спиной, он оглянулся. Серые тучи на горизонте немного разошлись, гонимые ветром и приоткрыли бежевый горизонт… Там - вдалеке над сине-зеленой каемкой мхов низко-низко висел бледно-голубой серп… Скиропену. Брат не близнец Скиромеи. Чуть более приветливый чем его сестра. Дом.

* * *
        - Попробуй, - тот, кого называли Протагонистом выверенным жестом придвинул Крюку хрустальный стакан, где плескалась поднятая кубиками льда светло-янтарная жидкость. - Высочайшего качества и свежего разлива.
        Указательный палец, украшенный изящным рубиновым перстнем, постучал по золоченому ободку.
        Впрочем, Крюка и уговаривать не пришлось. Тот с удовольствием попробовал, довольно крякнул и зажмурился от удовольствия.
        - Знатное пойло! - оценил он, повертев в руке стакан.
        Воистину! Скирийский ром составлял серьезную конкуренцию знаменитому дейгарскому, как темному, так и светлому. И за это дейгарцы ненавидели скрийцев даже больше, чем за нападения и грабежи.
        Впрочем, пираты грабили дейгарские суда крайне редко. У них же все звездолеты военные! Битком набитые вооруженными до зубов бойцами и увешанные пушками словно праздничные столбы гирляндами.
        Однако… Нелегальный скирийский ром! За него могли запросто вздернуть на рее, обнаружив при досмотре в трюме хоть одну бутылку. Стоил этот пиратский напиток дешевле чем марочный дейгарский, но считался изысканнее, и крепче, потому пользовался огромным спросом. И делали его на Скиромее. Что бы там не говорили о скирийцах…
        Да, своего производства у них как такого не было, но они давали дорогу нелегальному бизнесу, предоставляя для этого целую планету самопальным компаниям без лицензий, специализирующимся на подделках…
        Протагонист и Крюк сидели в плетеных креслах на широкой террасе с невысокими перилами, а между ними стоял квадратный столик, на котором красовалась только что початая бутыль и два стакана, а еще ведерко со льдом и серебряное блюдце с кусочками солонины. Протагонист любил красивую посуду, и дорогие сигары, и… Вид на водохранилище.
        Но сейчас он не курил, а смотрел вдаль, переваривая ром, солонину и ту информацию, которой ошарашил его атаман. А Крюк наблюдал, как вечерняя набережная заполняется людьми. Там вовсю кипела торговля и бурлила жизнь.
        Смеркалось… Сумерки на хмурой Скиромее наступали рано, кругом зажигались прожектора и вспыхивали фонари. Они будут гореть всю ночь. Скиромея никогда не спит, и ночная Скиромея привлекала космических бродяг. Словно мотыльки слетались они на огонь, видимый даже через слои облаков… Высокие и тонкие как антенны башни маяков терялись в небе, поднимаясь над тучами и указывали пиратам и прочим странникам путь… Всего сотня таких, разбросанных по всей планете. Тоже достались скирийцам от сгинувших цивилизаций и возможно раньше они выполняли другую роль.
        На каменной набережной мутного водохранилища раскинулся городской рынок… Там можно было все что угодно купить и продать, все то, что запрещено в обитаемых мирах и объявлено вне закона. Но и это была лишь верхушка астероида. Гораздо больше таилось в его недрах. Точнее, в ее. Скиромеи…
        Нелегальные фабрики и заводы. Подпольные казино, бойцовские ринги, где дрались до смерти. Стриптиз-клубы и бары, где не проблема хорошенько надраться и оторваться за гроши. И не факт, что тебе самому что-нибудь при этом не оторвут.
        Ух, если бы маршалы Конфедерации дотянулись сюда из внешнего пояса, им было бы где развернуться, и они живо бы наложили лапу закона на местные реалии. Но пока что тут правил Кодекс, а пиратский кодекс и закон - полярные вещи.
        Однако кое-чего на Скиромее никогда не водилось и Крюк собирался исправить ситуацию, заручившись разрешением и поддержкой главного заправилы - Протагониста…
        Капитану-пирату и раньше случалось приходить сюда с разными предложениями. Как и другие атаманы он допускался к боссу после тщательной проверки. Даже сейчас неподалеку неприметной тенью замер телохранитель - эдакая ходячая машина убийства…
        - Легендарный крейсер, говоришь, - задумчиво высказался протагонист. - Информация достоверная?
        - Достоверней некуда! КА-11 вернулся и разгромил в пух и прах целую флотилию… Мои капитаны погибли. Немногие выжили, но могут подтвердить. А потом еще эти взрывы…
        - Я разберусь, - пообещал протагонист. - Это нельзя так оставлять. Мне служит парочка ищеек… с нюхом на такие прецеденты. Ущерб я тебе возмещу. Отгоните свои корабли на верфи…
        Тоже, кстати, нелегальные. Но до кондорских верфей им далеко. Хотя, кто же там согласится ремонтировать пиратские корабли!
        - Расплатишься после, - он приподнял стакан и пригубил. - За богатую добычу!
        - Будем! - подхватил Крюк и тоже промочил горло, слегка - одним глотком. - Да и наводка есть.
        - Проверенная? - протагонист внимательно изучал атамана, но что там таилось в его взгляде за темными очками и не разберешь. Босс всегда носил очки и маску-хамелеон - нелегального производства. Они пачками сбывались на черном рынке, а дейгарской разведке и контрразведке оставалось только скрежетать зубами.
        - Проверенней некуда! И… - Крюк соображал, как бы удачнее преподнести свое предложение.
        - Да говори уж, - подстегнул его словами протагонист, забрасывая в рот ломтик соленого мясца и Крюк, глубоко вздохнув, озвучил проблему:
        - Ко мне обратился представитель хантурианских звездных борделей…
        Большой босс чуть не поперхнулся глотком рома и куском солонины.
        - Кхх-кха… У них что теперь свой профсоюз?
        - Гм… Не знаю, но похоже на то…
        Крюк не стал выдавать посредника, а то в свете последних событий, это бы породило волну недоверия к его источнику.
        - И чего они хотят?
        - Место на Скиромее и защиту, а также часть прибыли из общей кассы.
        - А губа у них не дура?
        - Они готовы вкалывать и вкладываться. Как умеют. А умеют они… - Крюк невольно расплылся в мечтательной улыбке, но тут же посерьезнел, покосившись на протагониста. Тот его довольства не разделял, судя по тону разговора.
        - Так… Я понял. Бортануть монополию. Известное желание… Но! Как нам быть с кланом Гяру [1]
        - Ты же знаешь - это их территория и у них все схвачено.
        - Эхой [2]
        ! Клан Гяру обдирает бедных хантурианских звездочек [3]
        как тэй с корабля обшивку. Бедняжкам и не продохнуть при таких кабальных условиях. За все плати! Налог плати, процент плати, пошлину плати… Самим ничего не остается. И ты же в курсе, что они не могут брать выше установленной контролерами клана платы. Тайком подрабатывать не вариант. Обожглись уже… Летали потом клочками по вакууму… А содержать звездные бордели недешево стоит! Цены на топливо растут…
        Протагонист наморщил лоб, выслушав проникновенную речь Крюка и постучал согнутыми пальцами по бутылке… Вдруг схватил пузатую за горло и налил себе и атаману еще…
        «Звяк!» - бросил себе лед.
        - Так что? - осторожно уточнил Крюк и тоже добавил льда из ведерка в свой ром, подцепив парочку кубиков фигурными щипцами.
        - Это так с бухты-барахты не решить, - наконец соизволил ответить протагонист. - С кланом Гяру связываться опасно, даже нам… Они же под покровительством самого лерийского императора. Тот часто берет мастериц из Гяру в наставницы для эльскеде [4]
        …
        - Йо-хо! Мы не покушаемся на сферу влияния, а всего лишь развиваем теневой бизнес. К тому же, на вторую часть промысла никто не претендует [5]
        И вон те же дейгарцы кортик на нас все точат, точат, а никак не пырнут…
        - Лерийцы не дейгарцы! - отрезал протагонист. - А если Гяру пожалуются императору или эрцгерцогу…
        - Да кого там! Кому какое дело, что мы решили организовать на своей планете бордель? Казино же открыли! Это выгодное дело. И нашим парням не придется скитаться по сомнительным заведениям, рискуя последними штанами, а так… Все в казну! Очень удобно. Ограбил, выпил, пошел в бордель к девочкам тут же на Скиромее, а не где-то там чужой тете оставил награбленное честным трудом. К тебе же оно и вернется.
        Протагонист усиленно думал. Предложение заманчивое… С одной стороны, Крюк дело говорит, а с другой стороны… Соперничать с кланом Гяру, урвать кусок от Лери - это почти то же самое, что перебежать дорогу КиК [6]
        … Дилемма!
        - Надо бы поразмыслить, - изрек протагонист.
        - Да кумекай, конечно, сколько влезет. Дело-то не срочное…
        - И посоветоваться кое с кем. Но сперва ты должен привести посредника ко мне.
        - Гм-мм…
        - Но лучше всего ту, от кого исходит это предложение. Это ведь она, верно?
        - Да, мамаша Лорелэя Мурено, - честно признался Крюк, по опыту зная, что перед протагонистом не стоило финтить и юлить там, где можно сказать правду.
        - Хантурианка, естественно… Поэтому я должен убедиться, что это не происки хантурианских бандюг.
        - Как скажете, босс…
        - И еще… До меня тут дошли слухи, что с «акулами» что-то не так. Где они? С тобой?
        «Когда он все успевает?!»
        Крюк ждал этого вопроса, хотя надеялся, что протагонист не спросит.
        - Акулы в порядке. Я сам отправил их на… разведку… накануне. Проверить наводку…
        А вот тут правда неуместна.
        Атаман не хотел подставлять Харлада, он ему доверял. Это «волки», скорее, сожрут своего хозяина, а «вечный боц» никогда.
        - Думаешь, они надежны? И не причастны к взрыву на арене?
        - Готов за них поручиться, особенно за Харли.
        - А за акуленка?
        - Так только дураку не ясно, что акуленок пляшет под дудку Харлада.
        - Но Харлад предан его отцу и сделает все, чтобы вернуть прежнего капитана.
        - Так разве это плохо? Разве ты сам не хочешь его вернуть? Он много сделал для братства.
        - Да, но мы оба знаем, что это вряд ли. Зачем питать ложные надежды и внушать Фабиану, что тот может стать настоящим капитаном?
        Крюк пожал плечами.
        - Не он, так Харли. Рано или поздно. Ему прямая дорога в капитаны. Я не против.
        - Смотри, тебе решать. Он из твоего флота… Когда в поход?
        Крюк обрадовался резкой перемене темы и с готовностью подхватил:
        - Через десять суток… Как раз успеем подлататься.
        - Пожалуй, дам тебе крейсер и еще два корабля поменьше. Ты же понес серьезные потери. Не стоит испытывать удачу.
        - Спасибо босс! - Крюк поднял свой стакан.
        - Потом отблагодаришь…
        Уж кто-кто, а Крюк знал цену этой щедрости. Протагонист и так бы крупно поимел с добычи, а теперь придется расплачиваться по тройному тарифу с процентами. Атаман был от этого не в восторге… Ведь на омарамские консервы для колонистов он может быть и вовсе бы не позарился, не рисковал. Но проверенный наводчик ему шепнул, что на борту одного из кораблей везут ценный груз - ни больше ни меньше, а целую партию новых движков и навигаторов для мелкокалиберных судов и сырье для изготовления герметиков широкого применения. Очень ценится на черном рынке! Якобы устойчиво даже к желчи тэйя. Понятное дело, что консервами Крюк надеялся умаслить протагониста, а остальное прибрать к рукам… Но теперь видимо не судьба. Хотя дополнительный транспорт тоже не помешает. И пока они будут отвлекать на себя эскорт… Все возможно.
        - Удачного вам похода! - чокнулся с атаманом протагонист.
        - Будем! - привычно откликнулся тот.
        Глава 9
        Галактика Тарантула, Пояс Каффки, сектор 80-54-12 на границе с Поясом Брута в 300-х астрономических единицах от космической торговой трассы, поперечный маршрут, на краю туманности Гегеля, КА-11, рубка
        Рерих Шадор
        - Все системы приведены в боевую готовность, - доложил капитану дежурный бригадир мостика. - КуКи* на своих постах и ждут приказа…
        - Пока что мы все ждем. Караван появится с минуты на минуту.
        А с ним и пираты. Если конечно клюнут на эту наживку. Оставалось надеяться, что алчность скирийцев в любом случае перевесит здравый смысл. Ну, а пока капитан ожидал сигнала, очень удачно выбрав эту локацию для засады. Вернее, так удобно проходили торговые пути, что как раз на этом отрезке маршрута трасса пересекала границу пояса там, где заканчивался сектор Омарами. Пограничную станцию было хорошо видно отсюда - громадная тарелка на металлическом стержне периодически медленно вращалась, сияя бортовыми огнями и фиксируя приближение вышедших из Q-пространства кораблей.
        Но, к сожалению, лоция эта была удобна и для пиратов. Во всех отношениях. Обширная туманность, огибающая трассу. Нейтральный космос! А дальше начинался сектор, принадлежащий Лери. Поэтому всем идущим сквозь продольно-поперечную трассу крупным судам и караванам предписывалось регистрироваться в реальном космосе, двигаясь мимо станции. Иначе их могли подвергнуть аресту при выходе где-нибудь в соседней зоне. Таковы правила, которые якобы обеспечивают контроль над перемещениями в галактике во избежание разбойных нападений и грабежей…
        «Ха-ха-ха!»
        Возможно кого-то это и останавливало, но не скирийцев, и Рерих был готов голову дать на отсечение, что пираты сейчас затаились неподалеку отсюда, по космическим меркам, а именно - на другом витке обширной туманности.
        И даже возможность подать сигнал бедствия, и быстроходность рейнджеров не гарантия того, что пираты не успеют напасть, ограбить, угнать и смыться.
        Насколько Шадор изучил вопрос, раньше на таких регистрационных станциях всегда находилась команда «звездных спасателей», но после того как их передавали из ведомства в ведомство и просто перестали им платить, они забастовали и… Кажется, бастуют до сих пор. Так что, теперь на этой станции, призывно мигающей огнями, хозяйничают роботы. Что опять же пиратам на руку…
        В ожидании сигнала, капитан снова и снова прокручивал в голове ход операции. До того момента, пока он не скомандует: «корветы к бою» высовываться нельзя. Кроме того, Шадор отправил с караваном две патрульные бриг-шхуны, оснащенные самыми передовыми орудиями ближнего действия. Они легко поместились в трюме ведущего транспортника.
        Вообще-то, Его величество настаивал на том, чтобы отправить в караване военные корабли, замаскировав их под грузовые, но Шадор мягко опроверг его идею, настояв на том, что скирийцы не дураки. Как ни маскируй, но вооружение они сразу прощупают и просканируют, если потребуется. Поэтому военный флот омарами шел следом на приличном расстоянии отстав ровно настолько, чтобы успеть прибыть по сигналу бедствия. Разумеется, это не понравилось Его величеству, но Рерих компенсировал недовольство короля, мудро предложив Амадею руководить ходом боевых действий с КА-11. Омарамскому королю предоставили одну из лучших кают. А потом…
        Никто и не собирался пускать Его величество на мостик, а руководить боевыми действиями из каюты у него вряд ли получится. Но ежели он не пожелал благоразумно сидеть во дворце и ждать результата… Что ж, пусть хотя бы полюбуется.
        В этом и заключался план Шадора по нейтрализации короля. Не царское это дело вести бой. И пусть он потом рвет и мечет, дело будет сделано, его Шадора дело и КА. Он - наемник и это его работа - гонять пиратов, защищать и блюсти интересы нанимателей, а также позаботиться о безопасности Его величества. Именно об этом капитан договорился с трибустами за спиной Амадея, когда они связались с ним лично, в обход короля, и «убедительно рекомендовали» Его величество к сражению не подпускать. И капитан с ними согласился. За разумную дополнительную плату, естественно…
        - Разрешите обратиться? - лицо дежурного бригадира почему-то выражало крайнее смущение.
        - Разрешаю.
        - Тут к вам на мостик прорываются, говорят срочно.
        - Кто? Король? Короля не пускать.
        А что? Он капитан, это его корабль и его правила. И никакие посторонние короли ему на крейсере не указ. Здесь правит Устав, а не закон Омарами.
        - Никак нет, кэп, это трибуст… Психует, твердит, что это вопрос жизни и смерти.
        Рериха охватило дурное предчувствие.
        - Пропусти, но… Не сюда, а ко мне в кабинет. Я сейчас подойду.
        Пока еще есть время…
        Капитан зашел в кабинет при мостике ровно через две минуты. Седой трибуст нервно расхаживал по отсеку от иллюминатора к иллюминатору, заламывая руки. Увидев Шадора, он тотчас перестал мельтешить, подбежал к нему и выглядел он при этом белее своих волос. Зрачки расширены, на лбу испарина… Капитан даже забеспокоился, что трибуст заболел, но старик вдруг заголосил:
        - Катастрофа, капитан, катастрофа!
        - Что случилось?
        - Немыслимая катастрофа!
        - Да говорите уже!
        У трибуста подогнулись колени, он рухнул задом на диван и отер концом одеяния лоб.
        - Я нигде не могу найти Его величество…
        - Хм… может вы зря волнуетесь, и он просто отправился погулять по крейсеру? Я обещал ему провести экскурсию, позже, но Его величество нетерпелив, сами знаете…
        Но тут старик вскинул голову и посмотрел на капитана с таким отчаянием, что тот сразу понял - дело совсем плохо.
        - Боюсь, капитан, что нашего короля нет на борту.
        - Да куда же он мог деться?! Постойте, вы намекаете…
        - Ни в чем вас не упрекаю, вы все сделали правильно, это я недоглядел и Его величество… Я пытался найти короля и выяснил, что его видели в районе причалов, откуда стартовали те самые подставные бригантины…
        Эта неожиданная новость обрушилась на Шадора и усадила его в кресло.
        - Не предоставляю, как он мог пробраться на бригантину. Я ведь отдал четкий приказ…
        - Но он же король! - вымученно воскликнул трибуст. - Ему никто не приказывает…
        - Печенка тарантула! - Рерих сжал кулаки. - Вы связывались с караваном?
        - Конечно, - трибуст затряс головой, - первым делом, но им ничего не известно. И я хотел вас попросить…
        Но Шадор уже и сам активировал комьюните, на скрытой чистоте вызывая офицеров и пилотов бриг-шхун. И один из них подтвердил подозрения трибуста. Рерих тут же переключил трансляцию на громкую связь и вскоре в кабинете зазвучал бодрый голос Амадея:
        - Мы же договорились, капитан, что я командую операцией.
        Трибуст схватился за сердце, а Шадор ровным, но твердым тоном распорядился:
        - Немедленно возвращайтесь на КА-11.
        - Я король! - возмутился Амадей. - И вы не можете приказывать мне.
        Трибуст только руками развел, мол, ну вот, я же говорил.
        - А я не вам, Ваше величество, а своему офицеру. Он не может не подчиниться.
        - Но я… - король явно растерялся.
        - Немедленно, я сказал.
        - Есть! - ответил офицер-коммодор и…
        Трибуст на диване с облегчением выдохнул и даже слегка порозовел.
        И…
        - Что за…? - недоуменный вопрос офицера повис в кабинете, так и оставшись без ответа.
        «Бабах!»
        - Тревога! - суета на бригантине передалась по комьюните. - Нас выбросило из Q-пространства! Справа по борту стреляют!
        - Что? - вновь побледнел трибуст. - Пираты?!
        - Скрийцы! - подтвердил его догадку коммодор. - Нас атакуют…
        - Скоро будем! - ответил Шадор, и на этом связь прервалась.
        - О, тарантул! О, каракатица! - в панике завыл трибуст, переходя на фальцет.
        - Оставайтесь здесь! - бросил капитан старику, готовому упасть в обморок, а сам рванул в рубку.
        Рерих ворвался на мостик, командуя на бегу:
        - Полный вперед! Переход в Q-пространство через…
        И ему даже не пришлось говорить куда. Сигнал бедствия с указанием координат, отправленный с бригантины, гремел уже на всех частотах.
        - КуКи, приготовиться! Старпом, в рубку!
        Но Джаред не замедлил явиться сам, не дожидаясь приказа.
        - Что происходит? - он появился на мостике из коммуникационного колодца, словно джинн, поддерживая чалму.
        - Скирийцы напали!
        - Как-то не по плану, - Джаред скептически фыркнул и занял свое кресло.
        - Караван преждевременно выбросило в реальный космос. Насколько я понял…
        - Как?
        - Наверное, их как-то вынудили. Потом будем разбираться почему это случилось, а пока идем туда. Орудия к бою! Щиты ближнего радиуса… и дальнего подключайте.
        - Его величество! - трибуст не стал ждать в кабинете и теперь метался по рубке.
        - Сядьте! - прикрикнул на него Шадор. - Его величество не маленький мальчик и знал на что шел.
        - Ооо-ыыы… - застонал трибуст и вцепился себе в шевелюру, но все-таки плюхнулся в свободное кресло второго навигатора. Вернее, ноги попросту не держали его. - Оо-оо гоо-ооре!
        «Ну и зачем так убиваться? - бурчал себе под нос старпом. - Туда и дорога глупому королю… Надеюсь, он успел оставить после себя умных наследников».
        - Джаред, - сердито шепнул ему капитан, - заткнитесь.
        На обзоре мелькали изумрудные всполохи Q-пространства, будоража чувства в предвкушении боя. Баллистик по ходу настраивал оружейные системы, чтобы сразу дать залп, как только они прибудут на место и сориентируются.
        - Ох, Амадей, Амадей, - горестно причитал трибуст, но волосы на себе больше не рвал. - Разбил старику сердце, неразумное дитя… Как я не уследил?
        «Бедный старик», - мимоходом подумал Шадор, ведь по непонятной причине тот любил своего сумасбродного короля, но тут крейсер вылетел из Q-пространства, и капитан мигом позабыл о своих сожалениях.
        Скирийские клиперы, катботы и баркасы взяли в кольцо суда омарамцев, протянув к ним со всех сторон абордажные трубы и тросы с магнитными крючьями…
        Тысяча каракатиц!
        Да при таком раскладе не сносить капитану головы. Пираты и не думали прятаться в туманности и всех обвели вокруг пальца, обогатив представления Рериха о тактике и стратегии. Определенно, главным оружием скирийцев была внезапность, непредсказуемость и… Дерзость. И только флибустьеры уверились в своем успехе, как…
        Шлюзовые ворота транспортника распахнулись и оттуда стремительно вылетели две бригантины на ходу паля по скирийским кораблям и сшибая абордажный такелаж. Несколько баркасов отбросило далеко за периметр окружение, у одного из клиперов лопнула обшивка… Все же внезапность не пираты изобрели!
        - Там Его величество! - завопил трибуст, едва погасли первые залпы.
        - Спокойно, - обернулся к нему невозмутимый Джаред. - На него обязательно наденут скафандр.
        «А на прочее мы не подписывались».
        - Усилить щиты! - приказал капитан. - Точечные удары по противнику.
        И баллистик знал свое дело. Пиратское кольцо распалось, корабли рассредоточились, уходя от снарядов и не собираясь становиться легкой мишенью. Последовали ответные выстрелы.
        - Корветы в бой! - Рерих стоял на мостике и трезво оценивал расстановку сил. Он, может, и не привык командовать, будучи лейтенантом-коммодором кентрийского флота, но и прежде участвовал в боевых действиях.
        Даже старпом невольно восхитился, глядя на капитана и на то как он четко и грамотно отдавал приказы, отринув эмоции, словно вот так и родился на мостике.
        - Зарядить торпедные установки… Не стрелять. По моей команде…
        «Да он прирожденный полководец», - нехотя согласился Джаред.
        И в тот же момент, всколыхнув черноту, из Q-пространства на пути каравана возник крейсер и два фрегата под пиратскими флагами.
        - Скирийское подкрепление! - воскликнул бригадир.
        - В пределах досягаемости, - определил баллистик, но тут же разочарованно присвистнул, разглядев характерное мерцание вокруг обшивки вражеских судов. - Кобальдовые* щиты… Торпедами нельзя, сэр.
        «Вот вам и пираты-голодранцы!» - удивился Шадор, бросив сумрачный взгляд на Джареда.
        Что ж… «Опыт - лучший учитель». Так говорил его уважаемый наставник, в прошлом, Эдуард Шермани…
        - Запустить боты-дроиды с резодерами. И наведите гарпунные установки…
        Орудия пиратского крейсера нацелились на корветы и бриг-шхуны, но тут как раз подоспел омарамский военный флот.
        - И это они называют боевыми кораблями!? - старпом аж привстал от возмущения с кресла при виде такого непотребства. - Лучше бы на вазочки не тратились!
        Всего четыре тарта* и по две орудийные установки на каждом…
        Понятно теперь, почему омарамцы для пиратов легкая добыча!
        И как будто кто-то накаркал. Ближайший к пиратам тарт смяло в гармошку от одного только удара тяжелым абордажным болтом, впечатав его в идущий позади корабль, а тот не успел сманеврировать.
        У омарамцев были явные проблемы с тактикой, стратегией и вооружением. Наверняка, если бы по желанию Его величества гражданские суда в караване заменили на военные звездолеты, ничего бы не изменилось.
        - Щиты дальнего радиуса! - за секунду сориентировался Шадор, и плотная радужная завеса накрыла омарамские суда, защитив их от повторной атаки.
        Транспортнику повезло меньше, бомбардируя корветы, пиратский крейсер изрешетил его снарядами, скирийцы взяли судно на абордаж и уже вовсю там орудовали.
        Пиратские фрегаты в это время заходили с флангов, но их тут же облепили вездесущие боты, и сумели за считанные минуты разрезать один из них пополам… Против старого доброго резодера не устоит даже кобальдовый щит. В другой фрегат метко попал гарпун, угодив аккурат в правый двигатель. Пиратский корабль завертело в облаке искр и лишенный управления он столкнулся с удирающим от корветов баркасом, исторгнув наружу лепестки голубого пламени… Космос бурлил, горел, взрывался и вновь наливался чернотой, где болтались куски фюзеляжей, сверкающие в свете прожекторов, расплавленные обломки и барахтались фигурки в скафандрах…
        Капитану доложили, что ни один корвет не пострадал, а бригантины направляются в ангар, согласно приказу.
        Пираты между тем отступали, явно не ожидая такого отпора, но успев прихватить кое-что с транспортника, хотя ничего ценного там и не было, так, несколько контейнеров для отвода глаз. Остальные грузовые корабли омарамцев без особых потерь и в сопровождении эскорта из корветов переместились в трюмы КА-11.
        - Разверните лассо, - скомандовал капитан напоследок и уточнил. - Пленные нам пригодятся, живыми.
        КуК* - команда учебного корвета, боевая транспортная единица КА.
        Кобальдовый* щит - практически ничего общего с кобальтом и кобольдом. Особое энергетическое поле, создающее мощную отдачу - отталкивающее, перенаправляющее и возвращающее удар противнику.
        Тарт* - истребитель, независимый от матричного корабля. Используется как самостоятельный военный транспорт. Легкий, маневренный, но совершенно бесполезный против тяжелых крейсеров.

* * *
        После сражения и бегства уцелевших скирийцев, КА-11 вместе с омарамским флотом (тарантулом его в каракатицу!) вернулся в сектор 80-54-12 и причалил к регистрационной станции. Оттуда радист отправил предупреждение о нападении пиратов по всем рейнжерским частотам. Простая формальность. И пока трибусты подсчитывали потери с убытками, Шадору со всех сторон поступали рапорты:
        - Среди куков раненых нет…
        - Неустранимых повреждений нет…
        - Расход боеприпасов незначительный…
        - Нами захвачены два десятка пиратов с обломков клипера и катбота!
        - Десять из них в тюремном блоке…
        - Один скончался по пути в медчасть.
        - Девять скирийцев ранены и госпитализированы…
        - То есть мы еще и медикаменты на них потратим? - ворчал старпом и тут же прикинул. - Ладно, вычтем это из бюджета омарамцев.
        Капитан снова посоветовал ему заткнуться и прыгнул в коммуникационный колодец, ведущий в ангар. Туда как раз вернулась бригантина с Его величеством. Седой трибуст в сопровождении офицера по связям встретили Рериха у блокпоста. Вскоре из другого коммуникационного тоннеля выпрыгнул и старпом. Вредный холдеянец не хотел пропустить такое зрелище, как возвращение блудного короля в объятия няньки-трибуста. Рубку Джаред конечно же оставил на дежурного бригадира.
        - О, мы вам премного благодарны, - рассыпался в любезностях трибуст едва увидев капитана, однако… Как только пилот и патрульный офицер спустились по трапу бригантины, без короля… Опять чуть не упал в обморок…
        - А Его величество? - он рванулся к ним в надежде, что Амадей находится где-то внутри бриг-шхуны, но Шадор вовремя удержал его, а подошедший офицер разом убил все надежды.
        - Мы потеряли короля, - мрачно доложил он.
        - Как… - трибуст не просто побледнел, он позеленел. - Как… Г-где…
        - Как вы могли такое допустить? - строго спросил Рерих, понимая, что не вправе взыскать за это с подчиненного, тот его приказов не нарушал, а король сам виноват. Но следовало вести себя дипломатично в такой щекотливой ситуации. Если это теперь головная боль, то исключительно капитана… и трибустов.
        - Во время атаки Величество и пропал. Когда мы вылетели с транспортника, его на борту уже не было.
        - Но скафандр он надел, - заверил пилот, а Джаред издал сдавленный хмык.
        - То есть вы оставили его на транспортнике?..
        И пока подоспевшие медики накачивали трибуста успокоительным, Шадор распорядился выслать отряд на поврежденный корабль.
        Безрезультатно!
        Поиски в районе недавнего сражения тоже ничего не дали.
        - Ну, вам остается надеяться на лучшее, - заметил старпом, - что Его величество захватили пираты.
        После этих слов трибуст окончательно лишился чувств. Вокруг него тотчас засуетились медики, а добрый Джаред продолжил добивать уже Рериха:
        - И, хотя операцию в целом не стоит считать успешной, но кое-каких успехов мы достигли, кэп… Пираты понесли огромные потери, у нас в плену отъявленные члены пиратского братства, КА-11 посеял ужас среди скирийцев и показал, что нападать на омарамцев себе дороже… Однако, - он улыбнулся капитану одной из самых гадких своих улыбок. - Нам следует еще раз перечитать контракт с омарами, дабы не сесть в лужу при следующих переговорах.
        И переговоры вскорости состоялись. Часа через два, когда на КА-11 прибыла делегация в составе королевского приближенного - еще одного трибуста. Но этот выглядел более представительным, чем тот, которого выпустили из госпиталя полчаса назад. Он понуро сидел в кабинете у Шадора и мелкими глотками пил горячий травяной чай. Пальцы у него при этом слегка подрагивали, как еще напиток не расплескал, удивительно. И вот когда прибывший трибуст вошел и грозно зыркнул на несчастного старикана, тот живо поставил чашку на стол и буквально распростерся ниц перед вошедшим. У капитана, да и у старпома глаза полезли на лоб, а трибуст вскочил на ноги и сложив руки в молитвенном жесте замер посреди отсека скорбной статуей.
        - Прошу, садитесь, - обратился к новому трибусту Шадор, указывая на диван. Трибуст, наверное, он был главным среди придворных трибустов, кивнул и с достоинством сел.
        - Зовите меня Регулос, - благосклонно разрешил он и махнул рукой своему коллеге. - И ты садись. Со своим ревматизмом…
        Тот с облегченным вздохом присел на краешек стула, а то уже собирался упасть. Впрочем, он рано расслабился. Регулос вперил в него укоризненный взгляд.
        - Как ты допустил, Ивундий, что Его величество похитили?!
        - А его похитили? - уточнил Джаред.
        - Увы, - горестно сообщил главный трибуст. - Час назад мы получили известие… Послание пиратского атамана. Его величество у них и скоро они озвучат требования…
        - А вы уверены, что это ваш король?
        - Да, они приложили к посланию отпечаток его пальца и запись голоса, - пояснил Регулос и вновь воззвал к Ивундию:
        - Почему ты не приставил к нему Порга?!
        - Они были вместе, - чуть не плакал несчастный старик. - Но Его величество так своевольны. Он сбежал от телохранителя, заперев того в шкафу, а меня обманул…
        Взор Регулоса тотчас впился в Шадора.
        - Вы же понимаете, капитан, какое это вопиющее нарушение контракта.
        - Согласен, - ответил капитан, - но этого не было предусмотрено в нашем контракте.
        - Позвольте, а разве не вы обязались защищать омарамцев, а наш король - омарамец.
        - В одном я не прав, - продолжал капитан, - что взял Его величество на борт своего корабля. Надо было позволить ему самому вести в бой ваши суда, а следить конкретно за ним я не нанимался.
        Рерих конечно жалел старика Ивундия, но не настолько, чтобы свою шею подставлять. И свою команду.
        - Если вы чем-то недовольны мы вернем аванс, выплатим неустойку и расторгнем контракт. Вы меня простите, когда нас нанимает взрослый правитель суверенного государства, но ведет себя при этом как избалованный ребенок…
        Тут Ивундий в которой раз схватился за сердце и заохал, Шадор хотел было вызвать медчасть, но трибуст замотал головой, быстро отхлебнул чаю, задышал усилено и равномерно, явно проделывая какую-то успокоительную гимнастику и заговорил:
        - Это я виноват, недоглядел. И капитан тут ни при чем, - он повернулся к угрюмому и напыщенному Регулосу. - Мы должны сказать, все как есть… Господин Регент. Простите, но, когда жизнь Его величества в опасности, я молчать не могу. Это было бы очень неправильно молчать… При данных обстоятельствах.
        - Что? - переспросил Рерих, ухватив из всей тирады Ивундия лишь одно слово. - Регент? При совершеннолетнем короле?
        Какое-то несоответствие давно подспудно мучило его…
        - Тогда лучше скажу я, - перехватил инициативу Регулос и покосился на Джареда. - Но только вам, капитан. Без посторонних.
        - Нет уж, - ответил Шадор, - мой старпом не посторонний и от него у меня секретов нет.
        Не то, что бы так оно и было… Рерих наоборот старпому не доверял, но лучше разделить с кем-то страшную омарамскую тайну, чем владеть ею одному. А то, кто знает? Вдруг потом пришьют где-нибудь… Поргом.
        - Хорошо, - вздохнул регент Регулос. - Видите ли, нашему королю на самом деле меньше лет, чем кажется, по сути он еще… Как это выразиться… Не ребенок, конечно, но и не совсем взрослый…
        - Впервые слышу, - въедливо усомнился старпом, - что в системе Омарами взрослеют иначе. Или это ваша государственная тайна? Но в таком разе… - он с притворенным ужасом уставился на седых требустов. - Вы по вашим меркам еще молодежь?!
        - Нет-нет-нет! - замахал на него руками Ивундий. - Нам столько, на сколько мы выглядим, но Его величество…
        - Его величество, - перебил Регулос, - очень юн, но выглядит как взрослый мужчина, практически ровесник капитана. Это длинная и печальная история…
        - Так поведайте, - почти угрожающе потребовал капитан. - Вместо того, чтобы нас обвинять. А то ваши секреты и замалчивания и так чуть не стоили вашему королю жизни.
        - Гм-м… Работал на прежнего короля некий безумный ученый и не имел привычки запирать лабораторию, а Его величество Амадей, тогда еще Высочество был любознательным ребенком и залез в ускоритель частиц…
        - А разве ему не полагалось умереть от облучения? - скептически заметил Джаред.
        Регулос с укоризной посмотрел на него и на капитана, как бы говоря, мол, какой кощунственный цинизм, другого я от этого холдейца и не ждал!
        - Но вы же наверняка знаете, что радиация не действует на омарамцев обычным образом и у нас иммунитет. Нас прививают от радиации. И как раз иммунный ответ организма Амадея и овзрослил, если можно так выразиться… За одну ночь он повзрослел на десять лет. К сожалению, только внешне и физиологически, а в душе он все еще остается ребенком.
        - Угу, - кивнул Джаред. - И умом.
        Капитан хмуро взглянул на него, призывая к молчанию.
        - Какая трагедия… А что было дальше?
        - Дальше… Ученый прихватил вещички и дал деру, спасаясь от гнева короля…
        - Меня волнует не ученый, а нынешний король.
        - Разумеется, это небольшое неудобство, но … Амадей рано осиротел, и его проблема обернулась благом. Лучше, когда страной управляет мужчина, а не ребенок, визуально. Это все же не дает повода разным там любителям государственных переворотов и политическим оппонентам власти… Все равно народом практически управляли мы…
        - Доуправлялись, - влез Джаред и на этот раз Шадор с ним согласился.
        - А ваши подданные? Они не задавали вопросов?
        - Какие еще вопросы?!
        - Например, почему вчерашний принц - ребенок, а сегодняшний король - мужчина…
        - Да какое этим подданным дело, кто ими правит?! Им и так слишком хорошо живется, чтобы еще спрашивать почему! Их все устраивает! Лишь бы не было войны… А тут эти пираты! Конечно народу спокойнее и стабильнее со взрослым королем, а все эти вопросы… Пусть даже это только видимость… Да и какая разница, как и когда он вырос? Никто не считал. И вообще, интересоваться возрастом королей неприлично…
        - Ладно, - усмехнулся Шадор. - Все ясно. Однако теперь ответьте, только честно. Сколько на самом деле Амадею лет?
        - М-мм… - замялся регент.
        - Четырнадцать, - вздохнул Ивундий, - где-то так…
        Вот тут-то Рерих и понял откуда ноги растут у всех этих странностей и нестыковок в поведении короля. Его беззаботность и панибратство, подростковое упрямство и своеволие, и отсутствие хороших манер, бравада и безответственность… Все сразу встало на свои места!
        - И вернуться без Его величества вы не можете…
        - Умоляю! Спасите его! - вскричал Ивундий. - Он мне как родной! Я нянчил Амадея с младенчества, ночей не спал, я его воспитатель…
        - Мы вам заплатим вдвойне, втройне, - мрачно пообещал Регулос, - только верните стране короля! Иначе… Нам грозит народное голосование, а это конец прежней монархии и всему, что нам дорого… И нам, в том числе.
        «Ну конечно, - пробормотал Джаред, - четырнадцать лет… Какие там могут быть наследники… Разве что…»
        - Неужели у короля не осталось ни братьев, ни сестер?
        - Нет! - хором откликнулись трибусты. - Он единственный ребенок, а по нашим законам, если последний король не оставил наследника, то власть переходит народу, а от народа к выбранному президенту, тот набирает свой штат трибустов и позже становится монархом, а от него уже начинается новый род…
        - Катастрофа… - вслух подумал Шадор, представив масштабы перемен.
        - Конституционная монархия, - поправил его Регулос.
        У капитана была всего пара минут, чтобы принять решение, и он поступил как честный и порядочный человек.
        - Я спасу вашего принца. Бесплатно. Ибо это и моя вина тоже. И мое упущение. Я лично возглавлю операцию по его спасению.
        - Кэп, вы хотя бы подумали? - шепнул старпом.
        - Это мое решение. Ребенок… Подросток в руках у пиратов - это для меня неприемлемо!
        - Но пираты об этом не знают…
        - Тем более!
        - Капитан, - Регулос с уважением смотрел на Шадора. - Рассчитывайте на наше содействие.
        - От вас требуется вести переговоры со скирийцами, тянуть время насколько это возможно и постоянно требовать доказательств, что Его величество жив и здоров.
        - О, разумеется! - горячо воскликнул Ивундий. - Вести переговоры мы умеем.
        «И похоже это единственное, что вы умеете, - подумал старпом, - много болтать».
        Потом он предложил омарамцам пройти в каюты и отдохнуть, пока они с капитаном разрабатывают план. И едва за трибустами закрылись переборки, Джаред обратился к Шадору:
        - Капитан, вы серьезно?
        - А когда еще представится шанс прощупать скирийцев, выведать их слабые стороны и выяснить, откуда у них технологии, вытягивающие корабли из Q-пространства?
        - А я и не подозревал, что вы настолько авантюрист.
        - Это не то, что вы подумали…
        Рерих не стал говорить Джареду… Он делает это потому, что совершил ошибку. Космос ошибок не прощает, и Тезерион. А чтобы и впредь не проколоться… Необходимо рискнуть.
        - И вы отправитесь один?
        - Пока не решил… Сперва допросим пленников. В любом случае, не хочу подвергать опасности кого-то еще.
        - Один вы не пойдете, - нахмурился Джаред. - Я отвечаю за вашу безопасность, как старпом.
        - Ты останешься на крейсере. КА-11 нельзя оставлять без командования. И потом, вы меня прикроете. Так что я в любом случае буду не один.
        - Естественно… Разрешите я сам подберу вам в команду надежных и толковых людей.
        - Таких, как тот хантурианин, что ли?
        - Ну что вы, кэп! За кого вы меня держите? - оскорбился старпом, но тем не менее отговаривать капитана от тайной вылазки не стал.
        - Ладно… Иди на мостик и готовься к смене курса. Я скоро буду.
        Как только старпом вышел, Рерих взглянул на левую ладонь, где уже несколько секунд вибрировала белая точка. Ко всем его бедам и промахам ему сегодня еще предстоит неприятный разговор с Тезерионом. И капитан принял вызов.
        Глава 10
        Галактика Тарантула, неизвестный сектор дальнего космоса, модуль-станция в Безымянном облаке
        Харлоу Харлад
        - Сколько нам еще здесь торчать? - Фабиан запустил бумажный кораблик в переборку и требовательно уставился на Клайдона.
        Тот не ответил, поскольку рот его в этот момент был занят. Поеданием. Старпом наворачивал варенье прямо из трехлитровой склянки, половником и блаженно жмурился.
        Вопреки заверениям Лэгги в том, что его припасы на исходе, такого добра как маринады, соленья и компоты с вареньями у него обнаружилось вдосталь. Банками - металлическими и стеклянными была заставлена вся кладовая в тупичке ответвления модуля. Впрочем, по словам того же лерийца, большая часть их содержимого ужа давно превратилась в биологическое оружие. Но Клайдону без разницы, все сожрет. Его желудок и не то еще выдерживал. Что ему какое-то забродившее варенье из геномодифицированной клубники?!
        Акулито поморщился и обратился с тем же вопросом к боцману.
        Харлад валялся на импровизированной лежанке, собранной из кусков разномастной диванной набивки в ящике из-под снарядов и читал книжку.
        Лэгги питал слабость к архаичным изданиям, коллекционировал и предпочитал древние бумажные фолианты пленочным. Правда, в случае нужды мог загнать всю свою коллекцию какому-нибудь более продвинутому чудику, а затем собрать новую. Так что, Харлад пока воспользовался имеющейся и приобщался, шелестя страницами и изредка нехотя ухмыляясь. Он взял книжку из сундука наугад и ему попался сборник анекдотов. Туканских [1]
        , не иначе.
        Поэтому, когда Фабиан повторил свой вопрос, раз в десятый, боцман предпочел сделать вид, что погружен в чтение и реального мира вместе с этим отсеком для него не существует.
        Акулито вздохнул, печально разглядывая смятый о переборку кораблик.
        Собственно, он тоже порылся в сундуках лерийца, под шумок и страшно огорчился, выудив оттуда не сокровища, как рассчитывал, а всего лишь какой-то потрепанный томик в невзрачном переплете. Написанный к тому же на неизвестном ему языке… И даже кораблики из страниц получались никчемными. От скуки Фабиан как раз складывал пятый по счету. Надеясь, что этот полетит дальше, чем его предшественники.
        А Харлад смотрел в книгу и не видел написанного, потому что на самом деле не столько читал, сколько размышлял.
        Лэгги честно его предупредил, что поиск нужной информации может затянуться. По его же словам:
        «А о том, чтобы поймать передачу с крейсера - нечего и мечтать».
        Затем милостиво добавил оптимистичное:
        «Но кое-что я могу».
        Харлоу, конечно, сам принял решение затаиться, но делить отсек с Клайдоном… Удовольствие сомнительное. Потому большую часть времени боцман проводил на «Буре» вместе с остальной командой. Помогал чинить шлюзы. То есть командовал ремонтными работами.
        - Я так понимаю, мы тут надолго, - безнадежно изрек Акулито, разочарованный в очередной поделке.
        «Шварк!» - с шумом отъехала переборка и на пороге каюты возник лериец. Бледный до красноватой прозрачности, он многозначительно вытаращился на боцмана.
        Харлад отшвырнул книжку и вскочил. Клайдон замер с ложкой у рта, капая вареньем на столик и на штаны. Фабиан удивленно нахмурился.
        - Вам это не понравится! - выдохнул Лэгги. - Я поймал новостной канал… КА-11 в пух и прах разбил пиратскую флотилию, напавшую на омарамский караван, взял пленных и готовится к вторжению на Скирос…

* * *
        После заявления лерийца и последовавших за этим уточнений в отсеке разыгралась настоящая буря. Но не та, что сейчас находилась за бортом [2]
        Юный Акулито рвался в бой. Он уже распланировал сражение с «исчадиями Тарантула», дерзнувшими разгромить скирийцев. Клайдон удерживал Фабиана, притиснув к перегородке и не давая ему покинуть каюту.
        - Мы проигрываем проклятому крейсеру стратегически и тактически, - бубнил громила-старпом, а его подопечный пинался, скреб ногтями переборку и даже пробовал кусаться.
        - Я устрою им мать тарантула!
        «Так я и знал, что добром это не кончится», - пробормотал Харлад и укоризненно посмотрел на Лэгги, а тот лишь пожал плечами.
        - Откуда ж я знал? Что он у вас такой буйный…
        - Так! - гаркнул боцман. - Фабиан!
        Акуленок на секунду замер, но лишь затем, чтобы поудобней примеряться к коленке старпома.
        - Тихо, пособник каракатицы! Дьявольская шхуна… Фаб!
        - Скиропену! - заорал Акулито что есть мочи и на этом его энтузиазм вдруг иссяк, он обмяк в руках Клайдона, и тот отпустил юнца.
        Фабиан съехал спиной по переборке, да так и остался сидеть, жалобно поглядывая на старших подчиненных. Старпом оставался рядом, на случай если это все-таки был обманный маневр. Клайдон хорошо изучил своего подопечного за время тренировок.
        - Конкретно Скиропену не упоминался, - Лэгги попытался исправить положение, - в донесении говорилось лишь о подготовке…
        - Я все равно должен туда лететь! - в отчаянии заявил акуленок. - Забрать мать с сестренками и отвезти их в безопасное место…
        - Ты останешься здесь, - твердо сказал Харлад. - И Буря, вместе с командой, а с эвакуацией вполне справимся мы с Лэгги, - он незаметно подмигнул приятелю-лерийцу. - Слетаем на разведку, да Лэгг?
        - Э-э…
        - Ну есть же у тебя какая-нибудь древняя дряхлая посудина? Ты же не безвылазно тут сидишь?
        - Ну-у, - встрепенулся лериец, - на заднем дворе у меня припаркована шхуна. Не бриг, конечно, но по пути не развалится. Вполне еще бегает старушка, хотя там латка на латке.
        - Брось прибедняться, запчасти-то у тебя все одно халявные.
        - Как сказать…
        - Так вот, кэп, - Харлоу подошел к Фабиану и склонился над ним, отодвинув Клайдона в сторонку. - Сперва мы разведаем, вдруг это ложная тревога, а потом вернемся и будет думать, как поступить.
        - А я должен прозябать тут в неведение!? - взвился акуленок. - Осточертело сиднем сидеть!
        - Сперва успокойся, - жестко парировал боцман. - Это полезно для дела. А после…
        Он задумчиво посмотрел на Лэгги. Тот украдкой жестикулировал и строил гримасы, посылая ему какие-то странные знаки - указывал на дверь и косил глазами.
        Харлоу кивнул лерийцу, мол, погоди минуту.
        - Твоему отцу бы это не понравилось, - заявил Харлад в упор глядя на Фабиана. - Ты же капитан, вот и веди себя по-капитански… Клайдон?
        - Он прав, кэп, - пробасил старпом. - Вы должны вести себя благоразумно, хладнокровно и вдохновлять экипаж.
        Акулито вздохнул, проникся словами об отце и пристыженно умолк.
        - Я выйду ненадолго с Лэгги… Проверить шхуну, а вы пока тут приведите себя в должный вид. Прежде чем мы решим, как сообщить команде…
        Что поделать, у многих на Скиропену семьи, дети… Родители!
        Клайдон помог акуленку подняться и довел его до импровизированного дивана. А Харлад вышел вслед за лерийцем.
        - Печенка тарантула! Что у тебя еще? Это не все плохие новости?
        Он достаточно хорошо знал приятеля, чтобы догадаться - тот чего-то недоговаривает.
        - Тут такое дело… - замялся лериец, задвинув за собой перегородку, чтобы их не услышали прежде времени. - Это не единственная космеограмма [1]
        , которую я перехватил.
        - Так… И?
        - Вторая передача из биосферы Кондора [2]
        …
        Харлада охватило дурное предчувствие.
        - Ну!?
        - Эмм… В сообщении говорилось, вернее перечислялось… Это были списки смертников, - Лэгги вздохнул.
        - К чему ты клонишь? - не выдержал Харлоу.
        - И они все мертвы…
        - Понятно дело. Кто?
        - Эм-мм… И среди прочих имен и прозвищ там… Папенька Фабиана.
        - Ты уверен?! Может, совпадение?
        - Тсс… «Скирийская Акула» с пометкой «пират»? Кто как не он.
        - Н-да… И куда послана эта передача?
        - Не определил… Этот сектор мне не известен.
        - Гланды каракатицы!
        - Но я записал координаты…
        - Умница, Лэгги! Но само по себе это мало что дает, если цель движется…
        - Но это не был конечный пункт… - лериец огорченно поморщился.
        - Чтоб тебя… Говори!
        Минут через пять боцман в сопровождении удрученного лерийца вернулся в отсек. Акулито сидел на диване, хлебал ром, безучастно заедая его вареньем, а Клайдон возвышался за его спиной, как будто хотел раскинуть над ним крылья и защитить капитана подобно коршуну-наседке.
        - Долго вы! - Фабиан оттолкнул пустую мензурку.
        - Кхм… Плохие новости, кэп, - Харлад нахмурился.
        «Как?! Еще хуже?!» - вопил взгляд Фабиана.
        - Вам нельзя сейчас возвращаться в Скирос…
        - Это почему?! - акуленок поспешно слизал с губ хмельное варенье.
        - Понимаешь, сынок, - внезапно тон Харлада потеплел. - Твой отец, он мертв. Я подумал, ты должен знать…
        В следующую секунду каюта огласилась ревом Клайдона. Старпом перевернул столик, за которым сидел Акулито, и все что там стояло превратилось в кашу из мякоти и осколков. Сам Клайдон упал на колени и мелко затрясся, обхватив череп ладонями и завывая… Фабиан смотрел на все это круглыми растерянными глазами.
        - Надо же… - удивился Лэгги. - Так горюет?
        - Акула-старший был ему как брат, - вздохнул Харлад. - И он был моим капитаном. И другом…
        - Не верю! - опомнился Фабиан и вскочил. - Не верю!
        Похоже, до него только что дошел смысл известия. Он уставился на лерийца и боцмана, испытующе перебегая взглядом с одного лица на другое, словно искал опровержения.
        - Неправда! Не верю…
        - Веришь ты или нет, от этого ничего не изменится… - глубокомысленно изрек Лэгги, и собирался продолжить тираду, но Харлад схватил его за локоть, вынуждая замолчать.
        - Но это так, - подтвердил он, подходя к акуленку и кладя ему руку на плечо. - Источники достоверные - передача из Кондора.
        - Нет! - Фабиан скинул ладонь боцмана со своего плеча.
        И все это под завывание Клайдона.
        - Так или иначе, - продолжал Харлоу, - тебе нельзя появляться на Скиромее. Пока мы не получили опровержение или подтверждение этому…
        - Да? - акуленок сощурился. - Но это же была секретная передача? Так?
        - Так, - нехотя согласился Лэгги.
        - Значит, пираты перехватить ее не могли и пока не знают об этом.
        - Видишь ли… - лериец прокашлялся. - Я примерно вычислил конечного получателя…
        - В смысле?
        - Ну тот, кто первым получил эти данные тут же отослал их прямиком на Скиромею…
        - И кому же? - желваки заходили на скулах Фабиана. Совсем как раньше у его отца.
        - Э-э… ну…
        - Протагонисту, - ответил за лерийца боцман.
        - Зачем? И кому это понадобилось?
        - Неизвестно. Мы знаем только координаты… Так что, жив твой отец или мертв, никто на Скиропену проверять не станет. Примут как данность.
        Внезапно вой Клайдона оборвался.
        - Тебе нельзя туда лететь, Фаби, - хрипло пробасил он. - Боц с замухрышкой правы, нельзя.
        - И кто это замухрышка? - распетушился Лэгги, заалев сосудами на бледной коже и понемногу напоминая цветом красный гигант.
        Но остальным было не до него, потому что Акулито тотчас встал в позу.
        - Это еще почему?
        - Глупый мальчишка! - выругался Харлад. - Да отныне только ленивый не бросит тебе вызов! И даже на собственную команду я бы в таком разе не рассчитывал. Всегда найдется тот, кому ты поперек глотки…
        - Но я… - глаза акуленка предательски заблестели, губы искривились, колени подогнулись, и он бессильно опустился на диван. - Как же так… Все равно не могу поверить… Что я маме скажу?!
        - Это не твоя вина, - мягко заметил Харлоу.
        - Пусть! - выкрикнул Фабиан едва сдерживая слезы. - И пусть бросают! Я приму все!
        - Нет, - веско заявил старпом.
        - Я тренировался!
        - Нет.
        - Ты сам тренировал меня!
        - Знаю. И потому - нет. Ты не готов.
        - Я не смогу подготовиться, высиживая здесь! - Фабиан пнул лежащий на боку столик.
        «Пираты, - свирепо пробормотал себе под нос Лэгги. - Всегда после них погром».
        - Ты останешься здесь, но я знаю, кто сможет вернуться, - добавил Клайдон, выразительно глядя на Харлада.
        Акулито проследил за взглядом старпома.
        - На старой шхуне развалюхе? С этим? - он ухмыльнулся, имея в виду лерийца.
        Для Лэгги это стало последней каплей - он побагровел и часто задышал.
        - Проклятье, только берсеркера [3]
        нам не хватало! - Харлад мгновенно очутился рядом с приятелем, схватил и слегка придушил его за шею… Глаза у Лэгги закатились, он захрипел, но понемногу стал розоветь, возвращая обычный цвет лица. И Харлоу опустил его на пол у переборки.
        - Не стоит дразнить лерийца, - хмуро предостерег боцман Фабиана и сердито взглянул на Клайдона. - Вас обоих это касается.
        - Хотел бы я быть как он, - горько ответил акуленок. - Мигом бы всех раскидал…
        - Не раскидал бы, - возразил старпом и кивнул Харладу. - Ты полетишь на Буре с командой, а я останусь здесь с Фабианом.
        - И в качестве кого я туда полечу? - прищурился Харлоу.
        - В качестве капитана.
        - Кого? - одновременно опешили боцман и, собственно, капитан.
        - С чего это вдруг? - возмутился акуленок.
        - Чтобы никто не претендовал на наш корабль и команду…
        - Как ты себе это представляешь? - Харлад прищелкнул пальцами, переглянулся с Фабианом, и тот невидяще уставился в переборку. - Мне следует вызвать капитана на поединок?
        Клайдон помотал головой.
        - Ни в коем разе. Это внутренние дела команды и решаются они путем голосования.
        - Точно! - припомнил Харлад. - Тринадцатый раздел седьмая поправка Кодекса - мелким шрифтом. Да его никто никогда не использует и не читает.
        К тому времени Лэгги очухался и сидя тряс головой.
        - Значит, настала пора воспользоваться…
        - Думаешь, это сработает? - лоб Харлада разделила надвое глубокая складка.
        - Сработает… Больше половины команды спит и видит тебя своим капитаном, а не этого салалгу… Простите, кэп!
        - А если я не соглашусь?! - с вызовом спросил акуленок, пропустив последнюю реплику мимо ушей.
        - Тогда мы все останемся здесь, - старпом развел руками-лопатами.
        - Что я пропустил? - лериец кряхтя поднялся и потер шею. - Ну и хватка у тебя, боц. В следующий раз будь поласковей.
        - Никаких следующих разов, - хмыкнул боцман и обратился к Фабиану:
        - Что скажете, кэп? Последнее слово за вами. Не горю я желанием быть капитаном, но Клайдон в чем-то прав.
        Фабиан угрюмо давил взглядом пространство, и весь вид его излучал напряженную внутреннюю борьбу.
        - Это только на время, кэп, - подсластил пилюлю старпом. - Пока все не утрясется…
        Лэгги быстро уловил суть конфликта и напряженно прислушивался к разговору.
        - Ладно, - кивнул акуленок. - Я согласен. Но… Только в том случае, если тоже полечу с вами… Тогда-то у вас не будет повода бросать меня в этой жестянке вместе со старьевщиком.
        Лериец фыркнул, но выдержал нейтралитет. Сугубо ради безопасности некоторых акул.
        Теперь уже Харлад с Клайдоном растерянно переглянулись.
        - Что такое? - увидев выражение их физиономий, Акулито расхохотался:
        - Ну вы даете! Ха-ха-ха! Два старых дурака!
        - Но-но-но, юноша, - снисходительно попенял ему Лэгги. - Эти, как ты выразился, «старые дураки» стремятся тебя защитить во что бы то ни стало, а ты о них так неуважительно. На их месте я бы тебя не щадил, а с легкостью бросил в пасть тем, кто пострашнее акул… И сам бы заделался капитаном. Но мне это не нужно.
        - Все равно, ха-ха! Загнали себя в свою же ловушку. А, Харлад? После такого тебе остается только меня усыновить и жить долго. Пропав без вести.
        - Хорошо, - боцман задумчиво поправил маску. - Убедил. Ты летишь с нами, но… Зачем делить шкуру неубитого левиафана? Сперва пусть за меня проголосует хотя бы пятьдесят один процент.
        - Проголосуют, - убежденно заявил Клайдон. - Они же не дураки и понимают, что возможно это единственный шанс сохранить Бурю и не пустить к нам чужака. Новая метла всегда метет по-новому…
        «Вот уж Мика обрадуется», - мрачно подытожил Харлоу.
        - Ну, что ж, - вздохнул боцман. - Лэгги, тащи все пойло какое у тебя завалялось, вдобавок к рому… Устроим сбор здесь. Клайдон, приберись тут и созови команду… Кэп, то есть…
        - У тебя отлично получается, командовать, - грустно усмехнулся Фабиан, - но пока еще капитан Бури - я и вроде бы мне полагается объявить всем печальную новость и выдвинуть твою кандидатуру… Я тоже почитывал кодекс, на досуге, но не думал, что до этого дойдет. Пока отец был жив…
        Вот так вышло, что на борт клипера Харлоу Харлад поднялся уже без пяти минут капитаном. А Лэгги его подначивал:
        - Ты у нас теперь, что ли, Харви-акула?
        - Нет, - серьезно заметил Клайдон. - Он должен взять себе другое прозвище.
        - Барракуда! - сходу предложил креативный лериец.
        - Пойдет, - согласился Харлад, - и эмблему менять не придется.
        Глава 11
        Галактика Тарантула, Пояс Каффки, Кластер Скирос, Скиромея
        Волк, Крюк, Амадей и пираты

* * *
        Кабак «Тэйева кость» у моста через водохранилище
        - Ты облажался, Волчара, - такими словами встретил Волка связной.
        - Знаю, - огрызнулся тот, бухая на стол кружку полную вспененной бормотухи, и бормотуха еще сильнее запенилось, полезла пузырьками через край и залила стол.
        Волк сел, исподлобья взирая на субъекта в черном плаще и в шлемо-маске. Обычная «униформа» для тех, кто не хочет быть узнанным. К такому здесь давно привыкли, и никто уже внимания не обращал.
        Столик стоял в углу на отшибе, да и вокруг галдели, поэтому можно было орать без риска, что кто-нибудь услышит.
        - Крюку сейчас должны воздавать последние почести, а вместо этого он на аудиенции у Протагониста. Там, куда ранее надлежало явиться тебе с деловым предложением от…
        - Знаю! Но эта мерзавка меня все равно опередила!
        - А моим хозяевам ни холодно, ни жарко от твоих «знаний». Соображай, как выправить ситуацию…
        Волк отхлебнул пойла и крякнул.
        - Крюк и похлеще недавно облажался… Угробил вылазку. Мы вернулись домой с потерями и без добычи.
        - Вот и скумекай, как обернуть это себе на пользу, а нам на этом руки нагреть, - неизвестный собеседник чуть наклонился над столом, выпростал из-под плаща ладонь в кожаной митенке, обмакнул палец в лужицу бухла, лизнул и скривился под маской.
        - Фе-е… Как вы такое пьете? Это же слизь каракатицы!
        - Желчь тэйя, - поправил его пират.
        Связной хмыкнул.
        - Сразу видно, не пил ты настоящей желчи тэйя [4]
        и здесь ее не подают. А будешь и дальше лажать, никогда и не попробуешь.
        - Да понял я… И осознал.
        - Хе! Но есть и хорошие новости. Настоящий Акула скопытился, недавно.
        - Откуда…
        - Не спрашивай! Сведения верные, и это все что я могу тебе сказать. И у тебя появился шанс… Вызови на поединок Акуленка. Если найдешь и догонишь.

* * *
        Там же неподалеку, офис Протагониста
        В этот момент Абордажному Крюку приходилось намного хуже, чем его собрату и вассалу Бешеному Волку. Крюк стоял на коленях перед боссом и совсем не по-атамански оправдывался, потирая намятые бока. Его только что знатно отмутузили громилы Протагониста.
        - Откуда ж я знал, что наводка ложная?
        - Ты уверял меня, что источник проверенный и надежный, - шипел Протагонист, склонившись над ним с хлыстом в руке.
        - Я и сам так думал! Правда!
        - Ты нанес мне ущерб непродуманностью своих действий. Хочешь в рабство?
        - Пощадите… - Крюк захрипел, воздел к боссу дрожащие ладони и замотал башкой.
        - Тогда, как ты собираешься это исправить? Ну?!
        - Выкуп! Мы ж захватили омарамского короля. Сорвем куш!
        - Да? Точно? Один куш ты уже сорвал… И мои лучшие корабли в хлам.
        - Я выдвинул Омарами требования…
        - И как? Преуспел? Что такого мне могут дать эти омарамские слюнтяи за своего королька, чего я не могу взять сам?
        Крюк понуро молчал.
        - Так я и знал! - Протагонист отшвырнул хлыст, уселся в кресло и налил себе выпить. У него давно от крика в горле першило. Он залпом хлебнул рому, закашлялся, отер губы ладонью и закусил вяленым мясцом.
        - На кой мне сдался этот захудалый омарамский царек, который и жопу себе подтереть не способен? Да его подданные нам только спасибо скажут, что избавили их от хлопот! А то бы пришлось самим порешить рано или поздно… Не-ет. Мне надобна рыбка покрупнее или даже кит…
        - Я все для вас сделаю, - Крюк вскочил с колен и с опаской покосился на громил, но они и ухом не вели. - Все, что прикажете! Кого угодно откуда угодно достану! Хоть из тарантуловой пасти!
        - Оттуда не надо, - снисходительно разрешил великий босс. - А вот одного капитанчика ты мне отловишь и приведешь…
        - Акуленка? - кисло осклабился атаман, мысленно молясь каракатице, что еще легко отделался. Харлады Харладами, а своя шкура милее.
        - Какого еще акуленка?.. А-а, того… Нет, этот сосунок мне и подавно не нужен. Все равно дни его сочтены… Нет. Ты достанешь мне самого космического дьявола, вернее, главного демона, что служит самому дьяволу… Рериха Шадора - директора космической академии.
        - К-к-к… - Крюк так опешил, что даже не задался вопросами о несчастном акуленке. - Т-т-того с КА… крейсера?..
        - Я не так выразился? - угрожающе поинтересовался протагонист. - Что тебе не ясно?
        - В-все понятно… - Крюк постепенно отходил от шока, полагая, что все еще легко отделался. Ведь ему не приказали изловить тэйя. По крайней мере, у него появилось время, и отсрочка грядущей расправы вдохновляла на подвиги.
        - Я все сделаю! Достану его хоть на краю вселенной и притащу на аркане… - атаман потихоньку пятился к выходу.
        - А если и это задание провалишь, - пообещал напоследок Протагонист, - то предпочтешь сдохнуть в желудке у тэйя. И, помни, твое поражение для меня крайне заманчиво! Атаманов среди рабов у меня еще не водилось.
        После этих слов, Крюк долго улепетывал вперед спиной, роняя достоинство с каплями пота, пока не вспомнил, что убегать можно и вперед лицом.
        А вскоре после его ухода, Протагонисту доложили, что встречи с ним жаждет Бешеный Волк.
        - Пронюхал зараза, - поморщился босс, наливая себе еще рому. - Хочет быть следующим атаманом? Ну пусть заходит… Незаменимых нет.

* * *
        Поднявшись на Корриду, Крюк перво-наперво сорвал злость на юнге. Тот подвернулся ему под горячую руку и отправился чистить гальюн. С предварительно отодранными ушами. За нерадивость.
        А нечего по палубам шастать и бездельничать!
        В рубку атаман ввалился в самом скверном расположении духа, увы, горемыка-юнга положение не спас. Следовало выпустить пар на ком-то посолиднее. Крюк никак не мог забыть своего унижения перед боссом…
        В довершение ко всему, на мостике его встретил озадаченный Накос.
        - Кэп…
        - Как тут у нас с переговорами? - атаман взял себя в руки. Не распускать же нюни перед командой.
        - Гм… Эх, ну… Пока одни разговоры…
        - Трепаться они горазды, - с желчью в голосе выплюнул Крюк, плюхаясь в потертое кресло перед панелью управления. - Омарамцы! И мертвого заговорят так, что восстанет из гроба и сбежит.
        - Мы так ни к чему и не пришли, - удрученно признался старпом. - Что делать? А? Может протагонист того, подсобит. Задействует кого надо, вытрясет из них выкуп.
        - Не надейся, - криво усмехнулся Крюк. - Я получил другое задание, а этот королек ему не сдался. Кстати, где он?
        - Там, где его и заперли - в трюме… В грузовом.
        - Скоро нам пригодится…
        У атамана в голове потихоньку забрезжил план… Идеи так и искрили внутри черепушки и, наконец… Будто сушняк вспыхнул и запалили там целый костер.
        - Все! Пора прекращать разглагольствования, - Крюк хлопнул ладонью по консоли. - Тащи сюда этого царственного молокососа. Будем давить!
        - Его?
        - Идиот… На трибустов! Если хотят получить обратно своего короля…
        Омарамцы сотрудничали с космической академией. И у атамана появился реальный шанс выковырять Рериха Шадора из его мегабанки. Крейсер КА - это грандиозный летающий бастион вселенских масштабов и туда не пробиться и без потерь не пробраться, но врага можно выманить, и ради этого…
        Вскорости привели Его величество. Амадей выглядел изрядно потрепанным, но хранил достоинство. Однако видно было, что держится он из последних сил и глаза испуганные. Что никак не вязалось с обликом взрослого, пусть и совсем молодого, мужчины.
        - Ну что, королек, прогуляемся? - Крюк осклабился, и Амадей нервически вздрогнул. - Тик у тебя, че ли? Г-гы… Наки, сажай его в шлюпку. Полетишь со мной, а Дили и его оглоеды пусть изловят мне какой-нибудь обед, но, чтобы оно еще бегало…
        - В смысле, кого-нибудь мясного?
        - Нет, рыбного! Ты вообще видел, чтобы рыбы бегали? Впрочем, на Скиромее и у рыб растут ноги.
        - На Скиромее? - старпом выпучил глаза.
        - Гы, ну можешь у нас в трюме поискать, вдруг какой-никакой пленник заныкался, кроме этого, - Крюк подтолкнул короля к открытому люку, и тот едва туда не свалился, потеряв равновесие. А ведь ему даже руки не связали. Куда бы он делся со звездолета?
        Накос распорядился и снарядил шлюп. Вскоре шлюпка атамана с самим атаманом, старпомом и Амадеем на борту опустилась на одной из каменных площадок в окружении синего мха, где повсюду краснели головки дьявольских ягод. Крюк рулил сам, на то и был расчет.
        - Смотри, величество, - атаман подтолкнул Амадея к лобовому обзору.
        - Н-на что смотреть? - голос у короля дрожал, губы тряслись… В своем мятом и грязном псевдо-военном мундирчике он казался игрушечным солдатиком в лапах гигантского паука.
        - Сейчас, - пообещал Крюк, вглядываясь в серую муть за обзором. - Сейчас…
        Накос с опаской покосился на атамана и тревожно сглотнул. Вскоре в поле зрения возник второй шлюп. Им управлял Дили, волоча под днищем в сетчатом коконе какое-то животное. Оно периодически трепыхалось, силясь выбраться. Из ячеек торчали чешуйчатые лапы и копыта… Шлюп завис в паре метров над синим ковром из растительности, как раз неподалеку от самой крупной налитой ягоды - она ярко алела, готовая вот-вот созреть окончательно, и вывалил из сетки козлорана [1]
        …
        Козлоран побарахтался немного, вскочил на ноги, замекал и зашипел, или с шипением замекал и было попятился, мотая рогатой башкой.
        Любое живое существо на Скиромее чуяло смерть, исходящую от дьявольских шаров, но… Было уже поздно, для козлика… Атаман удачно подгадал момент. Ягода потрескалась, из трещин повалил знакомый парок и обволок бедную животину. Козлоран замер, выкатив глаза и покачиваясь из стороны в сторону… Шар лопнул, и все заволокло красной пылью, а едва она рассеялась, как на месте ягоды возникла самка козлорана или козлораниха, вернее ее превосходная имитация….
        Козлик с радостным шипением замекал и подался вперед, а Крюк чуть было не отвернулся, но не стал выказывать слабость, особенно перед пленником. А тот заинтересованно смотрел на происходящее, явно не понимая, чего ожидать…
        «Самка» козлорана придвинулась к жертвенному козлу и в тот же миг вспучилась и разверзлась огромной пастью, утыканной острыми зубами в четыре ряда словно частоколом из кортиков и с чавканьем вгрызлась в жертву…
        Атаман нарочно транслировал не только изображение, но и звук.
        Козлик и замекать не успел, как от него остались ошметки шкуры, копыта и рога, а фарш из внутренностей и костей с хлюпаньем втянула в себя пасть, захлопнулась, скукожилась и снова прикинулась ягодкой, только мелкой и сизой… Теперь нескоро еще нальется соками, пока не переработает свою добычу в удобрение. Однако вокруг в изобилии краснели другие и зрели в ожидании своей очереди…
        «Блюе-еее!» - выблевал прямо на консоль нехитрый пиратский обед позеленевший король.
        Крюк брезгливо поморщился, отодвигаясь.
        - Убери тут, - приказал он невезучему юнге и распорядился:
        - Отмойте королька и в скафандр.
        - Но… - Накос туго соображал.
        - В скафандр и наружу.
        - Кэп…
        - Не слышал? Еще один вопрос и пойдешь с ним, без скафандра.
        Бледного и вялого как сосиска Амадея запихнули в защитный комбинезон, закрутили на нем шлем и вытолкали «космонавта» из шлюпки - к ягоде. И когда перед королем прямо на глазах у пиратов раздулся и рванул красный шар, окутав все вокруг клубами багряного пара, король внезапно очухался и с воплями ринулся прочь, топча еще не спелые плоды… А вслед за ним призывно тянулись фальшивые руки в перчатках псевдо-скафандра и от шлема-имитатора полился звук, имитирующий человеческий крик.
        Сам Амадей с разбегу чуть не врубился в новую дьявольскую ягоду, выросшую у него на пути. Король отпрыгнул и застыл, лихорадочно шаря руками по бедру.
        «Оружие, что ли, ищет? - лениво предположил Крюк, с отвращением наблюдая, как медленно трескается очередная красная смерть. - Значит, не безнадежен».
        Но простым стоккером, люкером или даже пулдагером хищную ягоду не поразить. Тут нужен по меньшей мере старбеллум с разрывным блоккаунтом. А лучше - огнемет.
        - Достаточно! - приказал атаман, едва перед королем разверзлась зубастая пасть. - Дили, поднимай!
        Второй шлюп завис над королем, захватил его сетью, в которой до этого болтался козлоран, и втащил в распахнутый люк.
        - Дили, прием! - Крюк поднес переговорник к губам. - Ты все запечатлел?
        - Ага, кэп!
        - Возвращаемся на Корриду.
        На корабле Амадея выгрузили тут же в транспортном отсеке и вынули из скафандра. Король, весь покрытый потом, трясся так, что зубы выбивали чечетку.
        Пары, парализующие разум жертвы, не просачивались сквозь скафандр и поэтому омарамец все осознавал и сполна испытал на себе весь ужас близкой смерти, в отличие от одурманенного козлорана.
        - Дайте ему успокоительного, а то, упаси тарантул, откусит себе язык, - сжалился Крюк.
        - Э… кэп, - принюхиваясь, доложил Дили. - Он это…. Того, по ходу обоссался и…
        - Так переоденьте! - атаман воздел глаза к переборке.
        «Е-мое, жопа каракатицы, что за мужиков штампуют в этом омарамском раю?! Барышни слабонервные! Или это только короли?» - с такими мыслями Крюк поднялся в рубку и бросил Накосу:
        - Свяжи меня с этим трибустом… Как его?
        - Не помню, - пожал плечами старпом. - Имена у них все чудные.
        - Да и хрен бы с ними, без разницы. Просто с трибустом.
        Едва на экране возник смутно знакомый старикан в белоснежном балахоне, атаман включил и продемонстрировал ему запись, сделанную Дили… По мере просмотра, трибуст то хватался за сердце, то заламывал руки, а в момент появления пасти перед королем, брякнулся в обморок, и на его место тут же заступил другой старик…. Не суть важно, для атамана они были все на одно лицо. Но этот выглядел знакомее и оказался не таким чувствительным.
        - Что вам нужно? - задал он набивший оскомину вопрос, поджимая нитчатые губы.
        - Все то же самое! - заявил Крюк.
        А что? Это протагонисту выкуп не нужен, а им очень даже пригодится и теперь можно с полным правом все забрать себе. Хотя, расходы на возмещение ущерба боссу, придется покрыть самим…
        - Плюс, передаю вам космеограмму с дополнительными требованиями.
        Трибуст получил, прочитал и сделался белее своих волос. Да куда там! Белее тоги.
        - Вы полагаете сие осуществимо?
        - Это ваши проблемы. Делайте, что хотите, но мы обменяем вашего королька только на капитана Шадора.
        Этот трибуст схватился за голову, а не за сердце.
        - Позвольте хотя бы подумать! - взмолился он.
        - Думайте, - разрешил Крюк. - Даю вам на раздумья условные сутки… А если ничего не придумаете, то ваш царек прогуляется по Скиромее без скафандра…
        Атаман отрубил связь, и трибуст исчез с экрана. И потянулось ожидание, чередуясь с распитием рома в компании Накоса-Дили и с перерывом на беспокойный сон…
        Спустя установленное время, вымученное лицо трибуста вновь замаячило перед Крюковой слегка опухшей физиономией, и старец произнес всего два слова:
        - Мы согласны.
        А затем добавил:
        - Но прежде я хочу видеть Амадея. Живого! И пусть подтвердит, что видео вами не сфабриковано.
        «А эти омарамцы не все рохли».
        Короля привели и поставили перед экраном. Но подтвердить он ничего не сумел, лишь заикался, уговаривая трибуста:
        - З-з-заберите меня отсюда, п-п-пожалуйста. М-м-мне ст-т-трашно…
        И старец сразу поверил. Короля увели и трибуст кивнул пирату.
        - У нас к вам встречное предложение, и мы готовы доплатить… Если вы готовы к компромиссам. После этого берите, что хотите.
        Атаман готовился к чему угодно. Поэтому выслушал трибуста. Отключился и объявил:
        - Выдвигаемся через два часа.
        - Кэп? - угрюмо поинтересовался Накос. - Это правда?
        - Что?
        - Мы возьмем капитана этого проклятого крейсера живым?
        - Да… Приказ протагониста. Иначе нас зароют в ядро Скиромеи. Живьем.
        - Может лучше драпать, пока не поздно?
        - Нишкни, Наки. У меня все схвачено! Ты в деле?
        - Н-н… Да.
        - Смотри у меня… И не мешкай, собери всех наших, кого найдешь. С целыми кораблями.
        - А с этим что делать? - Дили указал на безмолвного короля.
        Амадей забился в угол рубки и уставился в пространство стеклянным взглядом.
        - Возьмем с собой?
        - Нет, пока оставим здесь… Для страховки. Дили, возьми шлюп и забрось королька в нашу берлогу. Приставь к нему надежных ребят, а сам возвращайся. И позаботься о припасах. Нам не надо, чтобы царек сдох с голоду… А то сделка не состоится.
        Крюк имел в виду выкуп. Прочее теперь только в его руках.
        Через два часа Накос доложил о полной готовности к полету.
        - Все в сборе? - уточнил Крюк.
        - Двоих нет. Хищная борода в больничке.
        - Бороду, че ли, ему оторвали? С мясом?
        - Не, множественные переломы.
        - Тогда ладно… Хотя знаю я его «больничку». Кутит где-нибудь с девками в звездном борделе. Хер-то небось не оторвали.
        - С каких шишей? - фыркнул старпом.
        - Проехали. Кто еще?
        - Гм… Волка нигде не можем найти. Как в воду канул. Ни его самого, ни команды, ни корабля.
        - Обойдемся без них…
        - А куда летим-то? - спросил Дили.
        - На Кирдэк. Вводи координаты.
        Часть 2. МОЙ КАПИТАН
        И гордость пирата
        Бросает нас в бой
        И песню, и стоккер берем мы с собой!
        И снова в пробитые трюмы
        Залили скирийский ром.
        Йо-хо-хо, капитан!
        Йо-хо-хо!
        Глава 12
        Галактика Тарантула, Пояс Риволка, сектор Хантури, Торговая станция-склад-база ZU-285
        Рерих Шадор
        Шкут [2]
        завис перед кольцевыми воротами во внутреннюю зону станции и от диспетчера-робота тотчас поступил запрос:
        «Идентификационный номер, имя и род занятий».
        Обычная стандартная процедура автоматической пропускной системы.
        - Семь-семь-три-шесть, Диего Марко, торговец антиквариатом…
        Вообще-то, Диего Марко Алмейда, но по негласному правилу, такие как он родового имени никогда не называли. И, в особенности, дейгарские торговцы оружием - «антиквариатом» на жаргоне контрабандистов. Антиквариат - всего лишь прикрытие для рейнджеров и таможенных инспекторов, коих, впрочем, на этой станции не водилось, а если и заводились ненароком, то все как один коррумпированные.
        ZU-285 - известный в определенных кругах хантурианский вертеп скупщиков, перекупщиков и контрабандистов.
        Вот уж не думал Рерих, что когда-нибудь станет одним из них, пусть временно и для прикрытия. Так что отныне он - Диего…
        После допроса с пристрастием пленных пиратов, капитан понял, что скирийца из него не получится ни под каким соусом. Тем более Шадор сильно сомневался в своих актерских способностях. Прикидывайся не прикидывайся, а эту роль ему не сыграть, вычислят на раз, два… До трех досчитать не успеет. То есть в качестве лже-пирата путь ему в Скирос закрыт, а с обычным бродягой никто и разговаривать не станет. Зато торговцы оружием у скирийцев востребованы и в почете. Кое-какие сведения, выбитые из пиратов, сие подтверждали.
        Так в ком наиболее заинтересованы скирийцы?
        Разумеется, в поставщиках коммерчески и технически выгодных старых добрых дейгарских пушек и стволов: старбеллумов, пулдагеров и резометов… Благо, этого добра на КА-11 навалом. К тому же, дейгарские контрабандисты сейчас редкость, поскольку многие из них предпочитали эмигрировать во Внешний пояс, подальше от исторической родины, где за их головы давненько объявили награду и при поимке казнили бы без суда и следствия.
        Впрочем…
        - «Какой из меня дейгарец?» - поначалу воспротивился Рерих на предложение Джареда.
        - «Вы - кентриец, - подтвердил старпом. - Значит, одних с ними корней. Общее происхождение и все такое…»
        - «Наши культурные пути разошлись…»
        - Не страшно. Могут еще и сойтись…»
        «Упаси тарантул!»
        - «И вы в совершенстве владеете дейгарским», - добавил Туили с натуральной издевкой.
        - «Я не похож на дейгарца!»
        - «Как же не похожи? Волосы у вас темные, кожу покроем автозагаром…»
        - «Глаза-то у меня серые…»
        - «Линзы?»
        - «Нет!»
        - «Тогда меланиновый раствор на радужку… Кэп, да вы вылитый дейгарец!»
        Рерих смотрел на себя в зеркало и не узнавал. Но жаловаться не имел права. Она сам вызвался спасти короля. Любой ценой… Откуда он знал, что ради этого придется вырядиться дейгарцем?!
        «Принято», - бесцветно констатировал диспетчер, ворота открылись и шкут благополучно попал внутрь первого кольца.
        Диего-Рерих с интересом осматривался, пока «его корабль» ждал очереди на стыковку. Станция напоминала металлический Колизей, вернее, множество Колизеев, соединенных друг с другом как придется. Некоторые утверждали, что ZU-285 смонтировали из старых индукционных колец, выброшенных на свалку еще в позапрошлом космическом веке. Так это, или нет - последнее что занимало Шадора. Гораздо больше его волновало другое…
        Захваченные пиратские корабли по известным причинам использовать не стоило. Пришлось достать подходящий шкут и перебить идентификационный номер через галактический каталог. Благодаря связям в Концерне это не стало проблемой. Не новенький шкут, разумеется, чтобы не создавать подозрений, а слегка потрепанный, видавший космос, с вмятинами на обшивке, но вполне целый и на ходу. А Джаред сам вызвался подобрать капитану надежную и крепкую команду… И вот в этом вопросе, Рерих старпому не доверял. Особенно когда увидел тех курсантов, что с ним полетят…
        Шадор перехитрил Джареда!
        Курсантов отправил в увольнение, на пару недель, а сам тайком от холдейца явился в службу безопасности крейсера и выбрал двух отлично подготовленных ребят. Так уж вышло, что у капитана и начальника службы безопасности с самого начала возникло полное взаимопонимание. Брас Руперти принял Рериха Шадора без вопросов и предубеждений. Может, потому что был лишь немногим его старше. Серьезный и рассудительный уроженец Булферга, выпускник офицерской школы, ранее служил в контрразведке Концерна… Друзьями они с капитаном так и не стали, но относились друг к другу с уважением. Руперти свято чтил субординацию и всячески поддерживал Шадора. Поэтому без разговоров отправил с ним своих лучших сотрудников, выказав при этом сомнения насчет плана возвращения короля в целом. Но и не отговаривал. А старпому главный эсбэшник тоже отчего-то не доверял. Инстинктивно.
        Однако… Всю степень Джаредова вероломства Рерих постиг уже на борту шкутера. Едва капитан поднялся в рубку, как очутился нос к носу со старым знакомым.
        Тайпэ кудан! Вездесущий тайпэ кудан!
        Хантурианин с хитрой гримасой козырнул Рериху и поприветствовал его на своем тарабарском, то есть неудобоваримой смеси вольного галакрита и хантури-народного с хантурианским же акцентом.
        Капитан выпал в осадок! И, наверное бы, сгоряча вышвырнул проныру с корабля, но тут вмешалось провидение, точнее, некий неприметный курсант.
        - Разрешите обратиться?
        - М-м… Разрешаю, - Рерих обалдело уставился на него, не понимая куда он попал, и что здесь вообще происходит. - А ты кто такой?
        - Кадет Джаспер Туили прибыл для несения службы!
        - Вольно… Джаспер… Стоп! Ты не…
        - Я племянник старпома, - нехотя признался курсант.
        - Полагаю, любимый? - с сарказмом ввернул капитан, прикидывая сколько всего холдейцев служит на КА-11, дабы у него появился повод обвинить Джареда в кумовстве.
        - Скорее нет, чем да, - вздохнул племянник старпома. - Иначе бы меня с вами не отправили…
        Такая откровенность и породила причину очередного беспокойства.
        - Хм-м!
        - Да вы не переживайте, - заверил капитана Джаспер. - Я не участвовал в боевых учениях и учебных операциях.
        Успокоил!
        - А здесь ты тогда зачем?
        - Как… - холдеец-младший замялся. - Как переводчик. Я знаю хантурианский. Буду переводить. Его тоже… - Джаспер выразительно покосился на лыбящегося хантурианина.
        - Ладно… Но ответь мне. А этот… э… тайпэ кудан мне зачем?
        - Так он же хантурианин! - воскликнул курсант и, видя замешательство капитана, пояснил:
        - Мы же летим в хантурианский притон, а кто как не хантурианин знает о нем больше всех. Договорится, сведет с кем надо…
        «Так, впредь следует лучше проверять досье тех, кто устраивается служить на крейсер».
        - А что у нас на КА других хантуриан нет? - Рерих отказывался играть в этом театре абсурда.
        - Не знаю. Вроде бы нет… Или этот самый толковый.
        «Какие же тогда остальные хантури?» - кажется Рерих задавался этим вопросом не раз.
        - И потом… Он механик отличный! Кстати, его Хатимом зовут.
        Как бы там не звали этого «супертолкового», Шадор с ним лететь не собирался и уже открыл рот, чтобы послать его… назад, но тут выяснилось, что они пять минут как стартовали. Хитрюга хантурианин под шумок вывел шкут из ангара и…
        Возвращаться - плохая примета, да и не хотелось Рериху разводить всю эту канитель. К тому же, он скоро убедился, что Хатим и взаправду отличный механик и умелый пилот.
        - Он усердно штудирует галакритский, - выступил в его защиту Джаспер.
        - Неужели? И каковы успехи?
        - Он старается… Очень предан вам и крейсеру, капитан.
        Что-что, а свою изворотливую дипломатию Джаспер точно перенял у незабвенного дядюшки. Но и Рерих тоже был не из ваты сделан.
        - Да? Пусть тогда заодно починит свой транспертранслятор.
        Но даже эти двое - Джас и Хатим не шли ни в какое сравнение с самой главной нахлабудой Шадора…
        Порг!
        Ивундий уговорил взять… Нет, самым вопиющим образом навязал ему этого Амадеевского телохранителя!
        - Это все, чем я могу помочь! Он и вас защитит, и Его величество поможет найти и отбить. Возьмите его, не пожалеете…
        Умел он давить на жалость! Рерих уже пожалел.
        Впрочем, генномодифицированный Порг хотя бы стоял в углу и не отсвечивал.
        Рерих подумал-подумал и решил… Какого тарантула! То есть почему бы и нет? Вдруг у этого «чешуйчатого громилы» на короля нюх? Кто их знает, этих модификантов…
        И вот, в самый разгар капитанских дум, шкут вышел из Q-пространства и Хатим громогласно объявил:
        - Кирдык!
        Шадора подкинуло.
        Кому кирдык? Или хантурианин только это словечко правильно выучил по-галакритски?
        - Кирдэк, - перевел Джаспер. - Так называется станция. Мы прибыли, кэп.
        - Да? - Рерих во все глаза смотрел на дрейфующую в пространстве металлическую махину с реестровым знаком ZU-285. - А у нее и название есть?
        Он знал лишь ее галактический номер.
        - Конечно… Вернее, хантуриане называют так промеж собой. Неофициально…
        Наконец-то освободился ближайший стыковочный порт, и шкут занял место отбывающего катбота. Пока нагнетались шлюзы, капитан обратился к своей разношерстной команде:
        - Всем сразу выходить не имеет смысла. Идем втроем, разведаем, что к чему, проверим информацию, подыщем гостиницу…
        Порга и эсбэшников Шадор постановил пока что с собой не брать. Такое мощное сопровождение у простого антиквара-контрабандиста может вызвать ненужные подозрения. Хантурианин, как ни крути, необходим ему в качестве провожатого. Джаспер за переводчика…
        Пираты выдали во время допроса кое-какие наводки. Главное, выйти на хантурианского посредника. А тот уж сведет Диего - торговца оружием с каким-нибудь скирийским квартирмейстером.

* * *
        Харлоу Харлад
        - Харли, ты великолепен! - Микаэлла в томном изнеможении растянулась на койке и, подперев кулачком щеку, любовалась на своего капитана.
        После любовных игр очень хотелось пить и Харлад встал с постели, чтобы наполнить кубки.
        - И с этого ракурса тоже, - хихикнул девушка, с собственническим удовольствием разглядывая его крепкую голую задницу. - А ты ничего еще так, старичок!
        Харлоу хмыкнул, открыл шкафчик со своей алкогольной заначкой, секунду подумал и налил им выпить. На этот раз - лерийской шипучки. Мика не жаловала ром.
        - Держи, старушка, - пошутил он, возвращаясь и протягивая ей напиток.
        Девушка села на постели, скрестив ноги, приняла из рук капитана кубок и серьезно так взглянула на него.
        - А знаешь… Ты не далек от истины. Мне ведь уже тридцать.
        - Тебе?! - Харлад чуть не поперхнулся шипучкой. - Ты на столько не выглядишь. Я думал, намного меньше.
        Он присел рядом с ней, разглядывая ее по-девичьи свежее и юное лицо.
        - Придумываешь, наверное.
        - Нет, Харли, - она покачала головой. - Или ты забыл, где я росла? Меня учили разным штучкам-дрючкам и ухищрениям для продления женской молодости и красоты.
        Микаэлла отпила половину напитка, щекочущего пузырьками язык и задумчиво прижала к щеке металлический бок кубка, опершись локтями на колени.
        «Точно, - прикинул Харлоу. - Так и есть».
        Они встретились примерно лет десять назад. Тогда Мике - озорной и бойкой девчонке, и уже повидавшей так много, едва исполнилось двадцать лет. И она сразу положила глаз на Харлада. Но он все время держал дистанцию, хотя Мика всегда неизменно при каждом удобном случае оказывалась рядом с ним… А потом он сдался. Девочка расцветала на глазах, превращаясь в красивую женщину…
        Он же мужчина, в конце концов! Без семьи, один как перст и подолгу в походах без женщин. Харлад борделями брезговал и уважал Микаэллу за то, что она не пошла по стопам матери, а выучилась навигации… Сам-то он тогда еще, изредка, захаживал на Скиропену к одной вдовушке, но… У них так и не сложилось. А тут Мика и ее настойчивое внимание… Харлоу не понимал почему. Вокруг так много молодых, привлекательных, горячих скирийцев. Но ей, похоже, никто не был нужен, кроме него…
        И вот в одну из космических ночей, после на редкость удачного похода, когда Буря возвращалась на Скиромею с богатой добычей… Харлад и Микаэлла стали любовниками. И случилось это три гака назад. Она ждала и добивалась его семь лет! А он все эти семь лет ее оберегал. И не уберег…
        - Харли?
        - М-м…
        Мика поставила кубок в нишу, прильнула к любимому и нежно обвила руками за плечи. Целовала в шею, перебирала его темные волосы уже тронутые непрошенной сединой… Ее не смущало, что ему чуть за сорок. Ей это даже нравилось! И льстило. Он взрослый, умный, умелый и на многое способен.
        - Я так за тебя рада, мой капитан. Подумай только! Наконец-то, ты - капитан. Я всегда это знала!
        - Что? - он поймал свободной рукой ее ладонь и поднес к губам.
        - Что ты станешь капитаном! Теперь ты на своем месте. Ты это заслужил…
        - Мика, я…
        - Нет, не перебивай! И у меня для тебя подарок…
        - Какой?
        - Это пока сюрприз… Мне уже тридцать, Харли, и я не всегда буду штурманом. Когда-нибудь мне захочется… - она запнулась и добавила уже другим тоном:
        - Но сначала я разбогатею…
        Внезапно у Харлада загудел переговорник и гудел все настойчивее. Пришлось вскочить, отдать Микаэлле кубок и отыскать френч, который он в порыве страсти бросил где-то в каюте. А, вот он…
        Тот валялся за креслом и встроенный в пуговицу переговорник надрывался вовсю.
        - Не отвечай! - Мика скорчила недовольную гримасу.
        - Это из рубки, надо ответить… Слушаю!
        Через минуту Харлад принялся поспешно одеваться.
        - Ты куда?
        - В рубку… Мы скоро будем на месте.
        - Я с тобой.
        - Не твоя вахта. Да и не обязательно. Там Лэгги рулит…
        Лериец полетел с ними, потому что ему, по его же словам, «обрыдло сидеть в Пещере и плесневеть». И не только по этой причине.
        - А ты поспи давай, пока есть возможность. Я вернусь и продолжим.
        Харлоу натянул френч, улыбнулся девушке половинкой рта и подмигнул здоровым глазом.
        - Как скажешь, - она и вправду утомилась, глаза слипались, рот сам собой растягивался в зевке. - Потом, когда все устаканится-ааа… Отпразднуем?
        - Что именно?
        - Твое капитанство конечно! Завалимся в кабак на Скиромее, напьемся, потрясем костями [1]
        А?
        - Посмотрим. Как придет время…
        Последним штрихом к своему облику Харлоу натянул треуголку и вышел из каюты. Шагая по палубе, там, где Мика не могла его слышать, новоявленный капитан с горечью произнес:
        - Нечего тут праздновать.

* * *
        - Кто бы это ни был, он уже сделал ноги, - констатировал Харлад, вскоре после того как «Буря» вышла из Q-пространства.
        - И на сотни гаков вокруг пусто…
        - Не делай поспешных выводов, - усмехнулся Лэгги. - Надо сперва проверить.
        Вокруг раскинулся безбрежный космос, подмигивая холодными маяками звезд…
        - Я тоже ничего не вижу, - вмешался Фабиан, стремясь внести свою лепту.
        С тех пор как боцман стал капитаном, Акулито не мог избавиться от ощущения своей никчемности. Мудрый Харлад заметил, как тот приуныл и назначит экс-капитана помощником штурмана. Микаэллу это конечно не обрадовало, но против нынешнего капитана не попрешь. К тому же, Фабиан сразу воспрянул духом, и Харлоу решил, что у Мики парнишка многому научится. В навигации.
        Но по привычке его так и продолжали называть Акуленком…
        - А мы не смотреть будем, а прощупывать и слушать, - пояснил Лэгги и включил принимающую частоту. - Внимание на радар!
        Действительно, вскоре на приборном экране неровными световыми параболами скакнул слабенький сигнал, превращаясь в более-менее стабильную синусоиду.
        - Теперь определим откуда он исходит.
        - Чтоб тебя, дьявольская шхуна! - сообразил Харлад и скомандовал:
        - Малый вперед…
        - Не туда, сигнал слабеет…
        - Малый назад…
        И с третьей попытки, с разворота, подавшись малым креном влево, Буря направилась к источнику сигнала, ибо тот усиливался.
        Вскоре световые колебания преобразовались в шумы, а следом через динамики зазвучали отдаленные отрывистые голоса на фоне неразборчивого гула и эха.
        - Как ты понял? - Харлоу одобрительно посмотрел на друга.
        Фабиан же просто онемел от восторга.
        - Шутишь? - напыжился лериец. - Я же лучший в галактике эксперт по передатчикам.
        - И все-таки?
        - Все дело в частоте, которую использовал этот неизвестный трансляторщик.
        - А что с частотой? - уточнил капитан Харлад.
        - Передача явно велась со спутника, вернее, с использованием спутника в качестве ретранслятора и усилителя. Такие на звездолетах не функционируют. Разве что… Не важно… Но либо это мог быть мега-тяжелый крейсер, либо… Вуаля! Поймали!
        - Космическая станция! - смекнул Фабиан.
        - И засекли… Башковитый, малек!
        Акулито криво усмехнулся, а Харлоу хмыкнул.
        Заслужить похвалу у Лэгги - не каждому дано.
        - Что за станция?
        - Кирдэк.
        - Это же в соседнем секторе? - удивился Фабиан.
        - Да, но совсем близко. Граница-то рядом проходит.
        - Умно придумано, - капитан покачал головой.
        - А что за дело до нас хантурианским воротилам? - акуленыш нахмурился.
        - Едва ли они к этому причастны, - Лэгги пожал худыми плечами. - Кто-то просто подключился к их спутникам. И этот кто-то по ходу…
        - Дьявольски хитер, - подытожил Харлад.
        - А зачем нам тогда на хантурианскую на станцию? - недоумевал Фабиан.
        Лэгги взглянул на него, приподняв брови.
        - Не разочаровывай меня, малек. Кто-то что-то обязательно видел, слышал, подслушал или подглядел. Возможно остался след, что ведет прямиком…
        - К Протагонисту?
        Лериец вздохнул.
        - Как бы там ни было, но поблизости от тех координат - это единственный населенный пункт и не просто пункт, а вотчина Хантури. Вот и выясним.
        И Харлада в этот момент осенило. В голове оформилась некая мысль, что подспудно зрела с тех пор, как он узнал, кому адресовалась передача. И реплики Фабиана этому поспособствовали. Но обнародовать свои догадки капитан Харлоу не спешил.
        - Курс на Кирдэк, - решил он. - Но всем соблюдать осторожность. Кто знает, что задумал неизвестный…
        - Надеюсь, это не ловушка? - встревожился Фабиан.
        - Это вряд ли, - фыркнул Лэгги. - Он или они же не знали, что мы перехватим ту передачу. А так… В словах капитана есть зерно - космеограмма прямо-таки вопила об Акулиной смерти и, учитывая, кому она предназначалась… Кто-то явно точит зуб на Акульего сына, а может и на всю вашу команду.
        Вот так запросто лериец озвучил то, что только подозревал и обмозговывал Харлад.
        - Черт, Лэгги! Задрай шлюзы! [1]
        - воскликнул капитан, заметив, как побледнел акуленок и понизив голос зашипел на приятеля:
        - Не мог промолчать?
        Поздно! Фабиан уже смекнул, что к чему.
        - Пусть говорит, - вмешался он, - и пусть только сунутся. Так мы летим на станцию, или нет?
        - Вперед, на Кирдэк, - мрачно подтвердил Харлад.
        Как-то непривычно он себя чувствовал в роли капитана и неловко. Словно по ошибке обул великоватые ему по размеру сапоги Клайдона и волочил в них ноги.
        Глава 13
        Галактика Тарантула, Пояс Риволка, сектор Хантури, Торговая станция-склад-база ZU-285
        Рерих Шадор
        Станция поразила Шадора вопиющим хаосом. Там царила движуха! Все куда-то спешили, толкались и одновременно говорили… Приходилось протискиваться боком и прокладывать себе дорогу локтями в потоке из самых разных тел.
        В этом длинном сводчатом и многоярусной помещении, которое Джаспер культурно назвал «променадом», и яблоку негде было упасть. На плац-палубе КА-11 и то никогда столько народу не собиралось. Рерих привык к четкому распорядку и регламентированным передвижениям на крейсере. За треть гака привык… Да и раньше никогда не бывал в таких местах, как этот Кирдык-Кирдэк. Эта станция воплощала собой гармонию беспорядка, поскольку форма вполне соответствовала содержанию - собранная из разномастных частей, деталей и кусков, совершенно не подходящих друг к дружке, но умело скрепленных, приляпанных и подогнанных. То там, то тут проглядывали щитки явно кондорских блок-риверов, люки и трапы точно с дейгарских кораблей и обломки холдейских труб…
        Капитан и его спутники (Порга тоже взяли, по настоянию Хатима!) вот уже больше часа проламывались, а иначе и не скажешь, в сторону гостиницы для контрабандистов. Находилась она на отшибе и в относительно спокойном секторе, но туда можно было добраться, только минуя этот муравейник. Либо по космосу. Благодаря свой изворотливости, хантурианин умудрился снять им номер с индивидуальным стыковочным портом. И в данную минуту один из эсбэшников перегонял туда шкут. Пришлось, естественно, раскошелиться, но оно того стоило, чтобы удрать в случае чего быстро и незаметно. К тому же, капитан не обеднел бы, располагая неограниченными ресурсами своего могущественного спонсора - Тезериона.
        Н-да, чуял он задницей, что когда-нибудь ему обернется сие расплатой, но это после, а пока…
        - Гинг-ма… Пуган! Куда прешь, раззява! Рум-су…
        Многоязычная речь тут звучала в порядке вещей. Порой, фраза начиналась на одном языке, а заканчивалась на другом, а то и на третьем. Однако сейчас к этой смешанной тираде прилагался глыбоподобный керрасианец, грозно напиравший на капитана… Шадор машинально положил руку на рукоять старбеллума, висящего на поясе в кобуре. Но из-за спины капитана выступил Порг и устрашающим оскалом с характерным рычанием, перекрывающим гул голосов, заставил керрасианца заткнуться и немедленно ретироваться. При этом Рерих нечаянно отдавил ногу гройкрийцу или медианину, или… От обилия и пестроты лиц у него рябило в глазах. Пострадавший, узрев модификанта сам извинился и поспешно юркнул в толпу…
        Но сильнее всего докучали зазывалы. Они орали все скопом, оглушая, раздражая и запутывая:
        - Вас приветствует… Гигантская креветка с остовов Талиятти… Примет в свои нежные объятия…. Только у нас! Нетрадиционная… Охладительная система для офисов… С вакуумной решеткой… Копытни-гриль! Копытни-гриль!..
        Вокруг вспыхивали неоновые вывески, зажигались интерферентные экраны, ослепляя и донимая рекламой… Капитан весь взмок, пока подгоняемые приободряющими (и отпугивающими воришек!) возгласами тайпэ кудан, они не выбрались из этого бедлама. В темной узкой кишке коридора Шадор испытал невероятное облегчение. И после десятиминутного марша гуськом по слабо освещенному тоннелю, Хатим остановился перед почти неприметными створками и приложил к мигающему красному датчику чек-жетон. Створки разъехались и впустили их в небольшой сумрачный отсек…
        Хантурианец повернулся, что-то сказал Джасперу на хантури, и тот перевел:
        - Система каждый раз при входе взымает плату. Поэтому нужно кому-то всегда оставаться внутри.
        «Очень похоже на хантуриан», - усмехнулся про себя Реряих, надеясь, что не сильно задолжал Тезериону.
        А люк, ведущий в мини-шлюз, оказался в полу.
        Сюрпри-из!
        «Ладно, - оптимистично рассудил капитан, - удача, что не на потолке».
        Но выяснилось, что удача тут ни при чем. Хатим специально выбирал каюту, исходя из главного принципа хантуриан - «так проще уносить ноги». Ну, очень по-хантуриански!
        - Действительно, - заметил Рерих, после того как холдеец ему все перевел. - Удирать через потолок - весьма проблематично.
        Услышав это, тайпэ кудан расплылся в улыбке, без обратного перевода.
        «Значит, понимает меня, прохиндей этакий!»
        Что ж, путь к отступлению у них есть. И то хорошо.
        Сама каюта напоминала по форме полуцилиндр, в одном из «заусенцев» которого находился гальюн, а в другом - молекулярный очиститель, заменяющий нормальный душ. Впрочем, тут уж не до комфорта. Хотя, со стиркой заморачиваться не надо. Повесил в кабинку, включил, вынул через пять минут и никакой тебе сушки и глажки.
        Впрочем, они все равно не собирались здесь надолго задерживаться… Индикаторы на люке замигали желтым, затем зеленым, и вскоре оттуда приглушенно матерясь выбрались эсбэшники.
        Хантурианин деловито раздал всем стандартные переговорники, принимающие местные частоты. И правильно. Светить комьюните здесь недопустимо и опасно.
        - Хатим говорит, что лучше отсюда пока не выходить, - передал всем Джаспер. - Еду заказать в номер… Приложите чек-жетон к этому круглому датчику, введите меню и все доставят…
        «Ну да, - прикинул Рерих, - урезав тем самым ваш галактический счет еще на пару нулей».
        - Не проблема! Будем питаться пайками.
        Тут у Хатима запиликал переговорник, он ответил на вызов, несколько минут тараторил по-хантуриански, а после сразу засобирался.
        - Куда это он? - поинтересовался Шадор.
        - На встречу с посредником. Тот вроде бы нашел ему подходящего и проверенного покупателя.
        - Подходящего и проверенного?
        - Ну, из скирийцев, и чтоб не кинул…
        И когда этот ловкач все успел?
        Надо признаться, Рерих готов был согласиться с Джаредом. Хантурианин и в самом деле оказался толковым, а в некоторых вопросах просто незаменим.
        Да уж, первое впечатление зачастую обманчиво…
        Перед уходом тайпэ кудан снова что-то пробормотал на прощанье…
        «Напомнил нам о благоразумии», - решил капитан, узнав сочетание слов.
        - Хатим передал, что ежели не вернется, - перевел холдеец, - чтоб улепетывали отсюда немедленно на суперкосмической.
        - И с какого момента нам считать его невозвращенцем? Он не уточнил?
        - Через семьдесят два часа.
        Ждать пришлось сорок восемь часов. Столько отсутствовал хантурианин. За это время Рерих успел столько всего обдумать, передумать… И надумать.
        Из обстановки в каюте были только откидной столик, откидная же двухъярусная кровать и кресло… И в тесном помещении не особенно разойдешься. Вдобавок, полное отсутствие иллюминаторов и других отверстий, не считая крохотной вентиляции и люка в полу. Спали они по очереди и по очереди спускались на шкут. Изменение точки гравитации хоть как-то смахивало не прогулку… Ели в основном пайки. Один раз правда заказали еду в номер, чтобы казаться своими. Пирожки и жаркое из копытня оказались съедобными, а мясо ящерицы тушеное с овощами пришлось спустить в дезинтегратор.
        И все это время Порг торчал в углу! Словно задействовал у себя какой-то режим ожидания. Отдельный вопрос, как он этот угол нашел в полукруглом отсеке… Но Порг на то и Порг.
        И вот, наконец, явился хантурианин! Посигналил условным кликом, и Рерих вздохнул с облегчением.
        - Кирдык! Тарантулдеринах….
        - Что?! - всполошился Шадор. - Что случилось со станцией?
        - Это он так выругался, - перевел Джаспер. - Устал просто, а со станцией все нормально.
        А потом Хатим, верный своей манере, затараторил.
        - Собирайтесь, - перевел холдеец. - Через два часа у нас встреча с покупателем. И надо взять образцы…
        «Все-таки Джаред был прав!»
        Шадор мысленно поблагодарил старпома, признав, что тайпэ кудан и в самом деле дока. В своей тарелке.
        - Образцы при мне, - капитан похлопал себя по кобуре. - Возьмем еще пулдагер, голковер и резомет, для демонстрации… И пару гранат.
        Торговать так торговать! Глядишь, еще и выгодный контракт заключат с пиратами.
        Рериха это неожиданно развеселило. Он представил, как втайне от Тезериона толкает оружие со склада КА скирийцам, а потом их же и разоружает… А на этом можно крупно навариться!
        На встречу выдвинулись прежним составом, плюс Порг. Эсбэшников капитан оставил в каюте, чтобы снова не платить за вход. Заодно посторожат шкут. А по правде говоря, насмотревшись на них за сорок восемь часов, Рерих хоть и нехотя, но признал свою ошибку. От бойцов за версту разило военной выправкой, что в корне противоречило легенде. Шадор не хотел раньше времени проколоться. Выходит, Джаред и тут был прав, отправляя с ним тех курсантов. Дважды прав! Жаль, он ему не поверил… Но зато теперь постарается выучиться на своих ошибках.

* * *
        Фабиану все это порядком осточертело!
        Мало того, что его оставили на клипере одного, так еще заперли словно несмышленыша. То есть нет, не одного, а приставили к нему нянек. Микаэллу, у которой он теперь числился помощником. И эту «наглую моль», как его, Лэгги! Что представлялось юному пирату унизительным вдвойне.
        Поэтому при первом же удобном случае Акулито сбежал от своих нянек-тюремщиков. Он знал Бурю как свои десять пальцев - на руках и на ногах, с детства излазив его вдоль и поперек. Его отец был капитаном… Горько осознавать, что был… И акуленок хотел изо всех сил доказать обратное. Он бы все отдал, чтобы вновь увидеть его живым, поговорить с ним. Вот ради кого Фабиан навсегда отказался бы от капитанства, лишь бы отец был жив…
        Акуленок сбежал с корабля и бесцельно шатался по шумному и людному променаду. Фабиан не впервые прилетал на эту станцию, однажды посетив ее с отцом… Воспоминания захлестнули и колом застыли в горле…
        Фабиан бездумно таращился на вывески. Наверное, своим побегом он просто хотел досадить Клайдону и Харладу, вывести их из себя… А на самом деле, он даже по-своему любил этих старых дураков. Они ведь так старались наперебой заменить ему отца… Своими бы отпрысками лучше обзавелись и подтирали им сопли!.. А то Харлад запросто сбросил его со счетов. Видите ли, если кто-то что-то замыслил против них, то первый удар обязательно придется на сына Скирийской акулы…
        Пусть за собой последят!
        Фабиан злился до такой степени, что решил завернуть в первый же кабак станции и напиться в стельку, до тех пор пока… Кончик лезвия не уперся ему в ребра.
        - Тихо, дружок, не рыпайся, а дернешься - пырну, - голос был ему не знаком. Кто-то заломил акуленку руку и повел его из толпы в темный закоулок. - Улыбайся давай… И только попробуй вякнуть. Сам знаешь.
        Неизвестный долго вел Фабиана, петляя запутанными переходами и коридорами, пока впереди не показались приподнятые в половину широкого проема стальные ворота. Некто грубо нагнул акуленку голову и впихнул его внутрь слабо освещенного, но довольно просторного пустого отсека и подтолкнул к стоящему там человеку.
        - Смотри, кого я тебе привел.
        - Ты не вовремя…
        - Да ты взгляни!
        Фабиан вскинул голову, пригляделся и ахнул:
        - Бешеный волк!
        - Акуленок? - мутные глаза Волчары сузились, желтые зубы кровожадно ощерились. - Ну, эхой, недомерок… Время еще есть… Тоби, зови остальных, а потом закрой ворота и никого не впускай. Мне надо кое с чем разобраться, - и он двинулся на Фабиана.
        - В чем дело?! - акуленок попятился.
        - Конец твоему капитанству, последыш.
        - Это еще почему?
        - Твой отец мертв.
        - Неправда!
        - Ха! Протагонист сам дал мне добро на поединок. У меня в этом приоритет.
        - Зачем тебе поединок? - Фабиан уперся спиной в переборку и вдавился лопатками в холодный металл, ощущая его ледяные иголки даже сквозь куртку. - Ты и так капитан…
        - А мне одного корабля мало. Но ты прав. Зачем мне поединок? Я просто тебя убью. А свидетели подтвердят, что сражались мы честно…
        Последнее, что увидел Фабиан, перед тем как Бешенный волк сжал ручищами его шею - это ухмыляющиеся рожи «волчат». И последнее, о чем он в этот момент отчаянно пожалел, так это о том, что, покидая корабль, забыл в каюте свой стоккер…
        Рерих Шадор
        Кольцевой коридор, казалось, тянулся бесконечно и никогда не закончится. Здесь нигде не было иллюминаторов и это малость дезориентировало. Ни на звезды не полюбуешься, ни глотнешь взглядом свежего вакуума. Не задохнуться бы в этой консервной банке!
        Шадор ослабил шейный платок, затянутый чересчур туго…
        Тарантула в каракатицу!
        Но именно так одевались дейгарские контрабандисты. Это своего рода отличительный знак для своих.
        - А куда мы идем? - поинтересовался капитан.
        - В отросток, - ответил Джаспер.
        - Куда-куда?
        - В отросток… Тупик в конце пятого сектора. Раньше там был причал, а теперь неработающий шлюз. Но не бойтесь, его заварили. Там обычно осматривают и пробуют товар, заключают нелегальные сделки… С КиК и пиратами.
        Теперь Рериха мучали два вопроса: Что значит «пробуют» товар? И разве на этой станции сделки бывают легальными?
        Но искать ответа на них не пришлось…
        - Мы на месте! - объявил холдеец, едва хантурианин остановился перед стальными воротами с вычурной вязью непонятных отметин и потянул за рычаг. Ворота со скрежетом уехали вверх и…
        Взору вошедших предстала ошеломляющая картина: облезлого вида мужик - явно прожженный бандит, прижимал к переборке бледного худого юнца, и, основательно придушив его, что-то свирепо ему внушал. А еще четверо - примерно такого же вида отморозков, но менее внушительных, стояли у заваренного шлюза и глумливо поддакивали.
        Шадор нахмурился и поглубже вдохнул с намерением выяснить, здесь ли толкают оружие или они ошиблись коридором, как вдруг позади него раздался громовой рык (акустика тут была сногсшибательная!), заглушая не только звуки, но и мысли.
        Все разом оторопели и… Со скоростью пушечного снаряда из-за спины капитана вырвался чешуйчатый Порг. Никто и ахнуть не успел, как облезлый мужик болтался за шкирку в его могучей лапище, выпучив глаза, словно ему их выдавливали из затылка, а бледный юнец испуганно таращился на это, съезжая спиной по переборке, но живой и невредимый.
        Зато волчариным подпевалам не повезло. Порг попутно раскидал их одной левой и распинал правой так, что на люке шлюза остались кровавые отпечатки; двое из четверых корчились на полу, двое других валялись неподвижно… А сам Волк болтался и сучил ногами в лапах у Порга. Модификант хищно оскалился, выдвинул челюсть…
        Он так умеет?!
        И с утробным рычанием поднес голову жертвы к своей пасти с весьма недвусмысленными намерениями…
        - Кирдык не надо! - заголосил Хатим, первым выйдя из ступора. - Кирдык нет! Кусай нет! - от потрясения он резко заговорил по-галакритски, но по-видимому на этом его словарный запас иссяк, и он тут же запричитал что-то на хантури.
        - Что он говорит? - капитан стремительно обернулся к холдеянцу, а тот стоял белый как простыня и не мог вымолвить ни слова, а едва открыл рот, как оттуда вывалился нечленораздельный лепет.
        - Ладно, - Рерих Шадор вытащил из кобуры старбеллум. - Кажется, все же придется попробовать товар заранее.
        А модификат уже примерился к черепу мужика зубами и приготовился впиться ему в скальп…
        - Порг! - окликнул его капитан, вскидывая старбеллум. - Порг, перестань! Брось его!
        Громила повернулся к Шадору, свирепо сверкая глазами и ворча, но тут внутри у него словно что-то щелкнуло - он резко обмяк, отшвырнул жертву подальше от себя и тот прицельно улегся рядышком со своими подельниками.
        - Вот так Порг, тихо, хороший мальчик… Не бузи.
        Капитан и не знал, благодарить ли Ивундия за этот ходячий агрегат смерти или же избавиться от него, пока не поздно через шлюз… А парнишка, на которого напали часто дышал и продолжал таращиться на Порга во все глаза. Модификат тоже как-то чересчур пристально разглядывал его… Рерих только надеялся, что Порг не ест на завтрак младенцев… Кто знает, что ему там в Кондоре запрограммировали? Хотя… Он же заточен на то, чтобы защищать короля и, вероятно, этот юноша вызвал схожие ассоциации. Лишившись объекта для защиты, модификат своеобразно так переключился - у него явно снесло крышу при виде страданий этого пацана. Теперь капитан точно был в этом уверен…
        - С-сэр… - его робко тронули за рукав, похоже, Джаспер наконец пришел в себя, а рядом стенал, вцепившись себе в волосы, Хатим.
        - Чего тебе? - слишком резко спросил Шадор, пряча старбеллум назад в кобуру.
        - Сэр, - дрожащим голосом повторил холдеец. - Хатим сказал, что это и есть… был наш покупатель… - при этом он указывал на того самого мужика, которому всего пару минут назад Порг чуть не отгрыз башку.
        Ответить, равно как и подумать, Шадор не успел.
        - Что тут происходит? - новый голос звучал на редкость ровно и бесстрастно для такого душераздирающего зрелища и все как один, ну те, кто еще стоял или сидел и мог вертеть головой, обернулись к новому свидетелю этой безумной ситуации.
        Глава 14
        Харлоу Харлад и Рерих Шадор
        Возникший в проеме ворот долговязый субъект явно сошел с плакатов «Разыскивается», обещающих баснословную награду за поимку очередного пирата.
        Длинное худое лицо, наполовину скрытое черной маской с прорезями для глаза, носа и рта. При этом левый глаз как-то неестественно поблескивал, словно в него был встроен светодиод. Не возникало никакого сомнения, что этот высокий мужчина одетый в темный френч с отворотами и есть пират. Об этом же кричали черепа и кости, намалеванные белой краской на его одежде и треуголке… Только вот, выглядели они странно. И Рерих пока не мог сообразить почему. Но кое-что в этом типе его определенно устраивало.
        - Что вы тут делаете? - с нажимом повторил вошедший и смотрел он отчего-то на бледного пацана, и тот из белого постепенно стал красным.
        - Оружие продаем, - нарочито бодро ответствовал за юношу Рерих.
        А что? Не этот пират, так другой… А новый, может, даже еще и лучше.
        И вот тут долговязый испытующе уставился на Шадора. Одним глазом. Другой, как будто застывший, смотрел сквозь него.
        - Диего, - не растерялся капитан. - Диего Марко. Оружие продаю и… Мы его испытывали, только что, так сказать, в действии…
        - Это? - высокий мужчина указал на Порга.
        Не дурак, живо сообразил, кто кого и что по чем!
        - Нет, модификат мой телохранитель, - разочаровал его Шадор. - А продаем мы… - он вспомнил, что рядом с ним притихли Хатим и Джас. - Пулдагеры, голковеры, старбеллумы, резометы, опять же… Вам, случайно, не надо? Недорого возьму…
        За спиной у капитана негромко сквозь зубы выругался хантурианин.
        Пират некоторое время рассматривал Рериха-Диего.
        - Надо подумать, - наконец вымолвил он. - Может и сочтемся, - и перевел взгляд на побоище. - Ба! - внезапно воскликнул он. - Так это же…
        - Бешенный волк! - зло подтвердил юнец, потирая шею. Резво вскочил, подбежал к бесчувственному телу обидчика и пнул. Видимо, окончательно пришел в себя. - Ублюдок прознал о… папе и хотел вызвать меня на поединок или же попросту убить.
        - На поединок? - Харлад удивился, а потом сообразил. - Верно! Он же не в курсе, что ты больше не капитан.
        - И я ему не сказал, - Фабиан сплюнул на пол кровавой слюной. В ходе борьбы он прикусил себе губу. - Смерть моего отца не дает ему права…
        - Что я такое слышу?! - появление очередного незнакомца вызвало у присутствующих смешанную реакцию.
        Очередной скириец, а это уже бесспорно, выглядел настолько колоритно (один кривой подбородок чего стоил! - в комплекте с коренастой фигурой) и внушительно, что Рерих даже забыл, что он сам - капитан самого мощного крейсера в галактике, а не Диего - торговец дейгарским оружием. Но в окружении такого количества пиратов предпочтительней изображать из себя второго.
        Джаспер пискнул и вжался в стену позади Рериха. А Хатим что-то сбивчиво забормотал. Наверное, хантурианскую молитву…
        - Крюк… - сдавленно прошептал холдеец. - Тот самый, знаменитый капитан…
        И почему так никто не говорил о Рерихе Шадоре?!
        - Так это правда? - переспросил атаман, обращаясь к Акуленку. - Твой отец умер?
        Фабиан кивнул.
        - Мы узнали… случайно. От… - юнец посмотрел на Волка. - От него.
        «Ловко он перевел стрелки», - одобрительно усмехнулся Харлад.
        Крюк почесал подбородок. Теперь понятны слова Протагониста о том, что дни кое-кого сочтены…
        - И ты больше не капитан?
        - Верно.
        - А кто?
        - Я! - вперед вступил долговязый пират в черном. - Отныне я капитан Бури.
        - Ты победил его в поединке? - атаман задумчиво прищурился.
        - Нет. Мы решили по Кодексу, всей командой.
        - Подтверждаю, - хрипло пробасил некто - огромный гройкриец с металлической нашлепкой на лысине только что появился в отростке, слегка запыхавшись от быстрого бега.
        «Полука-марг?» - предположил Рерих, подумывая о том, что, если что-то пойдет не так, им понадобится путь к отступлению… События разворачивались стремительно, а единственный выход - ворота загораживали пираты. Теоретически, конечно, Порг их всех размажет, но у него совершенно другая цель - втереться в доверие к пиратам…
        Между тем, скирийцев становилось чересчур многовато и это еще мягко сказано. Атмосфера накалялась… И атаман умело разрядил обстановку.
        - Поздравляю, Харлад! - искренне улыбнулся он, и тут его острый взгляд ожидаемо вонзился в Шадора:
        - Ты еще кто такой?
        - Торговец оружием Диего Марко, - капитан, похоже, сроднился с ролью дейгарского контрабандиста. Как будто вдруг отыскал внутри себя свое альтер эго.
        - Свои люди, - вмешался юнец и покосился на модификата.
        Порг приветливо осклабился.
        - Диего - наш новый поставщик, - неожиданно заявил Харлад. - Его рекомендовал надежный посредник, и мы условились на сделку…
        - Но Волк нам помешал, - добавил Фабиан. - И цены его, видите ли, не устроили!
        - Предлагаю перенести формальности на мой корабль, - Крюк еще раз оглядел место побоища и снова уставился на «торговца оружием». - Пойдешь с нами.
        Порг оскалился, но Рерих красноречиво взглянул на него и покачал головой.
        - Это не обсуждается, - намекнул атаман. - Ты знал, с кем торговался…
        - А с этими что делать? - подручный Крюка кивнул на лежащих без сознания «волчат».
        - Ничего.
        - А если Волчара сдох?
        - Туда ему и дорога! Давно нарывался, забыв, кто его атаман.
        «Вот как!» - отметил про себя Рерих, а Фабиан опустил глаза и благоразумно промолчал о том, что болтал Волк о приоритете от Протагониста.
        «Может, Волчара и вправду сдох? А так, неприятностей не оберешься», - Акулито решил не усложнять.
        - Я пойду с вами, атаман, - внезапно сказал Диего-Рерих. - И покажу все образцы дейгарского оружия, что у меня имеются. Но вам придется отпустить моих людей.
        Харлад напрягся, а Крюк усмехнулся.
        - Мне они не нужны, пусть идут, но если чего замыслят…
        - Они все уяснили, им повторять не нужно.
        Но Порга Рерих все же себе оставил. Тем более тот бы и сам не ушел.

* * *
        Пиратская сходка или точнее дальнейшие разборки проходили уже на Корриде. В кают-компанию все не поместились, поэтому там собрались в основном капитаны, старпомы и непосредственно причастные. Остальные ждали на средней палубе.
        Так Харлоу и его команда впервые узнали о взрыве на заброшенной станции от Крюка.
        Паззл понемногу складывался!
        - Выходит, нас всех хотели убить?
        - Атамана, - угрюмо пояснил Накос.
        - И кто поручится, что это не вы?! - Серая тень вперила длинный палец с обломанным ногтем в Харлада.
        - А почему сразу мы?! - возмутился Акуленок.
        - Да потому что куда-то слиняли пока мы спали! - заявил Глотка. - Об этом все знают.
        - Дело в том, - Харлоу тщательно подбирал слова, - что там на станции вскоре после сходки я услышал один разговор… Некто неизвестный заказывал Волку разобраться с акулами. Мы поступили так, как сочли нужным, чтобы не создавать остальным проблем - скрылись с горизонта.
        - Да! - живо поддержал его Фабиан. - Это было мое решение. Я заботился о Буре, прежде всего.
        Этот юнец снова удивил Харлада.
        - Каким образом разобраться? - уточнил Крюк.
        - Я не дослушал до конца, - капитан Барракуда не стал вдаваться в подробности. Он тоже в первую очередь пекся о своем экипаже.
        «А с прочими атаман и сам разберется», - справедливо рассудил он.
        - Я был неосторожен и вспугнул их. Пришлось уйти, пока не спалили… Но я доложил обо всем Акуле.
        Харлоу выразительно посмотрел на акуленка, и тот кивнул.
        - Именно! И я приказал сниматься с якоря [1]
        О том, что кому-то приспичит взорвать станцию мы и не догадывались…
        - В разговоре этого не прозвучало, - заметил Барракуда.
        - Почему не пришел ко мне? - Крюк нахмурился.
        - То был всего лишь обрывок разговора, - объяснил Харлоу. - Я мог и ошибаться… Возможно, кому-то просто не по нутру Скирийские Акулы.
        - Но, - снова вмешался Фабиан. - Поведение Волка и его прихлебаев все подтверждает. Харлоу прав. И… - тут акуленок принялся сочинять на ходу, но угрызений совести не испытывал. Волк как есть мразь! - Пока мы боролись, Волчара намекнул, что сам хочет стать атаманом.
        А может он и вправду трепался об этом… Просто у Фабиана до сих пор при воспоминаниях о моменте удушения все как в тумане.
        Серая тень фыркнула.
        - Можно ли доверять словам сосунка, которого Волк ни в грош не ставил? Он всегда был горазд померяться кладами [2]
        и набить себе цену.
        - Перед кем? - вступился за Акуленыша Харлад. - Перед сосунком, которого намеревался убить?
        Пираты загалдели.
        - Иде-ея! - громче всех завопил Глотка и высказал воистину гениальное для своего ума предположение:
        - Так это Волчара с сообщником всех и взорвали!
        Чем существенно облегчил Харладу и его акулам задачу…
        - Молчать! - Крюк поднял ладонь, и все умолкли. - Устами младенца глаголет истина, даже если ему так послышалось. Я давно подозревал Волка…
        При этих словах Бивень помрачнел. Из всех присутствующих пиратов, лишь он, пожалуй, в общем галдеже не участвовал.
        - И не без причины. Итак…
        Атаман обратился к Харладу:
        - Харли или… Как твое капитанское прозвище?
        - Барракуда.
        - Лучше и не придумаешь, - усмехнулся Крюк. - Барракуда, ты не узнал того - второго, собеседника Волка?
        - В лицо не видел, но могу точно сказать, что среди нас его нет.
        - Точно?
        - Да. Пойму по голосу, если услышу.
        - А если он изменил голос?
        - Тогда не знаю… Возможно, по интонациям.
        - Эх, зря мы Волчару бросили, - посетовал Бивень.
        - Ну, может, и сдох он… - предположил Глотка.
        - А если выжил, - подытожил Крюк, - то живой Волк принесет нам больше пользы, чем мертвый. И возможно выведет нас на своего сообщника.
        Атаман тут же подозвал своих подручных и распорядился отправить лазутчиков - проверить, как там Волк, найти его корабль, следить за ним и командой.
        - Теперь о проклятом крейсере, - озвучил повестку сходки Крюк.
        Слово дали Лэгги и он рассказал все, что почерпнул из надежных источников. И Рерих заодно послушал… Много нового узнал о КА и о себе!
        Затем обсудили захват омарамского короля.
        - Так омарамский царек у нас?! - присвистнул Пика. - И где он?
        Тут Рерих навострил уши.
        - В надежном месте, - уклончиво ответил атаман. - О выкупе я договорился. Знатный улов! Никого не обделим. Но тэйеву долю придется отдать Протагонисту за его корабли.
        - Тарантулов крейсер! - снова загомонили пираты. - В каракатицу его! А дьявола-капитана пустить по доске…
        Тут уж Шадор не знал гордиться ему или дрожать.
        - Теперь ты! - атаман в упор, чуть прищурившись взирал на Диего-Рериха.
        Но капитан подготовился. Легенда получилась отменная и он терпеливо ждал своей очереди.
        - Значит, ты у нас торговец дейгарским… кхм… антиквариатом.
        - Диего Марко, - Рерих слегка поклонился. - И смею заверить, у меня найдется антиквариат на любой вкус и отменного убойного качества.
        - И давно ты в бизнесе? Больно молод…
        - Бизнес достался мне от отца… Сам он не так давно подался во Внешний пояс, но сами понимаете с этими конфедератами каши не сваришь.
        - Точно, - атаман смотрел чуточку насмешливо, а Шадор старался не зацикливаться на его кривом подбородке. - И с чего ты - Диего как тебя там решил, что скирийцам надобен этот твой дейгарский антиквариат?
        - Далеко не все можно добыть в походах, - Рерих знал, что нужно говорить. - На кое-чего приходится и раскошеливаться.
        - А почему ты думаешь, что мы у тебя купим?
        - Если не вы, то я найду другого покупателя, - капитан, безусловно, играл с огнем, но любой другой ответ никого бы не устроил.
        - Хорошо… Но дейгарское оружие нелегко достать. Твой источник надежен?
        - Более чем.
        Рерих с Джаредом продумали легенду основательно, до мелочей. Ведь от этого зависела жизнь капитана и его людей. И Шадор мысленно поблагодарил старпома за его дотошность.
        - Один мой кореш заведует целой линией сборки на военном заводе в дейгарской колонии. Деталей им поставляют сверх нормы… Ну, мало ли какие издержки. Детали остаются и оружия делают больше, чем запланировано. Подпольно, конечно. Вот мы с ним и подрядились - он мне поставляет неучтенные единицы, а я сбываю. Прибыль - пополам…
        - Так-так-так, - заинтересовался Крюк, почесав подбородок. - И что ты можешь нам предложить?
        - Пулдагеры, старбеллумы, гол…
        - Это я уже слышал. Сколько? И как часто?
        И Рерих пошел ва-банк!
        - Если вы заинтересованы, и мы договоримся, то вам удастся с этого еще и навариться.
        - Каким образом? - атаман выглядел хищником, затаившимся в засаде.
        - Заключим сделку. Мой кореш готов поставлять вам запчасти напрямую, и наладить производство оружия на Скиромее. Я буду посредником между вами. За соответствующее вознаграждение.
        - И в чем выгода?
        - С вашей помощью мы выведем торговлю оружием на галактический рынок… У нас с корешем таких возможностей нет. Да и сбывать составляющие ему проще и безопасней, чем собирать оружие по ночам в цехах нелегально, боясь проверок.
        - Складно поешь, но… Предлагаешь нам конкурировать с КиК?
        - Не конкурировать, а занять свою нишу. Поставить свое клеймо, изменить марку… Назовите пулдагеры пул-акерами, по аналогии с ромом. А для начала обеспечим Скирос кое-чем получше стоккеров…
        Пираты возмущенно зашумели, но атаман снова призвал их к тишине.
        - Ты прав, - поддержал он Диего-Рериха. - Стоккеры ненадежны, как и любая химера. И старые детали взрывоопасны. Однажды я видел, как стоккер разорвало у матроса прямо в руках, и тот остался без глаза…
        Харлад нахмурился, он-то лишился глаза по другой причине, но опасения Крюка вполне разделял.
        - Оружие КиК на теневом рынке нам не всегда по карману, а военные грузы не по зубам. Замкнутый круг… Итак… Диего, какого содействия вы от нас ждете? Или партнерства?
        - Партнерства. И на первых порах… Аренда здания на Скиромее и дешевая рабочая сила.
        - Помещений у нас хватает, да и рабов. Но!
        - Проблемы?
        - Все подобные вопросы решает Протагонист. Без его одобрения атаманы ничего не предпринимают и… Ты летишь с нами, - неожиданно заключил Крюк.
        Признаться, Рерих был несколько обескуражен. Он ожидал сопротивления и недоверия, а тут вдруг…. Крюк так быстро сделал ему предложение, словно только того и ждал. Но как бы там ни было, первая цель достигнута и не ему привередничать. Попасть на Скиромею в самое логово пиратов, спасти короля, то чего капитан и добивался. Однако… Диего - торговец оружием так просто ни на что не подписывался.
        - Отлично! Куй железо пока горячо. У меня есть шкут…
        - Ты летишь со мной, на Корриде. А шкут оставь здесь. Да не трясись! Если твое предложение понравится Протагонисту, считай, это полдела…
        Вот, Рерих всегда знал, что не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Но отступать все равно поздно. И Диего торговец оружием согласился.
        - А пока можешь распродать свою партию, как и собирался. Кто хочет купить?
        - Я! - первым вызвался Харлад.
        - И я, - добавил Бивень.
        - Я тоже, - подумав, решилась Серая тень.
        - Пожалуй, я тоже возьму, - подытожил Крюк.
        «Ну хотя бы умру богачом, - с мрачной иронией подумал Шадор, - если что-то пойдет не так».
        - Заметано. Все дела заканчивайте сегодня, - предупредил атаман. - Завтра мы отбываем.
        Глава 15
        Рерих Шадор
        После сходки, разгрузки и расчета, Рерих наконец-то попал в свою каюту. Разумеется, он не просто подозревал, а твердо знал, что Крюк приставил к нему соглядатаев. На случай, если Диего-торговец передумает и замыслит сбежать. Зато капитан мог не опасаться, что кто-то сунется к нему в каюту. Благодаря Поргу. Пока тот ждал капитана на палубе среди пиратов, вокруг него образовалось пустое пространство метра на четыре в радиусе. Скирийцы предпочли тесниться, чем приближаться к чешуйчатой модифицированной громиле. И Шадор предусмотрительно поставил телохранителя у входа.
        В каюте Рериха встретил обеспокоенный Джаспер, а услышав новости, встревожился еще больше.
        - Это ловушка, капитан! Нельзя нам лететь!
        - Вы и не полетите, а у меня нет выбора. А с чего ты взял, что это ловушка?
        - Не знаю, - холдеец стушевался. - Мне так кажется… Как-то все гладко.
        - Все, да не все. И что ты предлагаешь?
        - Улетать, пока можно! Как только вернется шкут…
        Хантурианин руководил сделкой и разгрузкой, а эсбэшников Шадор отправил на разведку. Подальше от пиратов.
        - …прыгаем в люк и удираем.
        - Не паникуй.
        - Вы не понимаете, капитан!
        - Не называй меня так, даже когда мы одни. Я - Диего.
        - Да, но…
        - У нас есть время - до завтра. Взвесим все за и против. Но сперва я хочу освежиться и пожрать, чего-нибудь…
        - Пожрать? Вы теперь выражаетесь как они…
        - Вживаюсь в роль.
        Рерих махнул рукой и отправился в молекулярный душ. Вот там-то его и застиг сигнал комьюните. Серебристо-серая точка на ладони означала службу безопасности. Рерих ответил незамедлительно. Тем более и раздеться-то еще не успел…
        - Сэр, - с капитаном заговорил Руперти, - там у вас все в порядке?
        - Более или менее, насколько возможно в этом вертепе… А что? Ты ради этого со мной связался?
        - Срочная информация, сэр. Здесь рядом… Ивундий.
        - Ивундий?
        - Трибуст.
        - Я понял. Что он делает на крейсере?
        - Послушайте сами…
        На том конце комьюните что-то зашуршало, а затем из ладони капитана полился взволнованный голос трибуста:
        - Беда! Беда! Утечка информации… Немедленно улетайте оттуда!
        И этот туда же!
        - Пока не объясните в чем дело, не улечу.
        - Э-э… - Ивундий замялся. - Ну-у… э-э, капитан.
        - Да говорите уже!
        - Понимаете… Один из наших трибустов вас…. Эээ, сдал.
        - Как это?.. И кто?
        Ивундий помедлил с ответом, протяжно вздохнул, так, что Шадор отчетливо это слышал, и с подвыванием продолжил:
        - Регуло-ос… Простите, но он не со зла, понимаете… И, если бы вы увидели ту запись, вы бы все поняли. Не судите его! Он заботился прежде всего о Его величестве…
        - Да в чем проблема-то?! - Рерих уже ничего не понимал.
        - Ну-у… э-э… этот их атаман, как его… Крюк! Потребовал вас в обмен на Амадея и… Регулос все ему рассказал… э-э про Диего и операцию с ор… антиквариатом…
        - Так! Стоп! А он-то откуда узнал?
        - От-т от в-вашего с-с-старпома, - Ивундий заикался и, наверное, как обычно, хватался за сердце. Рерих по голосу это чувствовал, а вот насчет старпома не поверил.
        - Не может быть! С чего вы это взяли?
        - Подслушал, - смущенно признался трибуст. - Подключился и все слышал. Сначала он побеседовал с этим вашим Джа…
        - Ясно… А вы не ошиблись?
        - Да как же?! Нет! Все отлично слышал, вот как вас сейчас…
        - Сэр, мне арестовать Джареда? - вмешался Руперти.
        - Нет, погоди… - у Рериха голова от этого шла кругом. - Не надо, но присматривай за ним… Нужны доказательства.
        - Какие там доказательства!? - взвизгнул на том конце Ивундий. - Бегите оттуда! Надеюсь, еще не поздно… Я хочу спасти Амадея, я его вырастил, он для меня все, но не такой ценой. Я бы никогда, капитан…
        - Сэр, вы уверены? - снова Руперти.
        - Да.
        - Мы бы с вами раньше связались, но не могли…
        Конечно, на сходке Шадор предусмотрительно заблокировал комьюните.
        - Капитан! Пожалуйста, умоляю! - трибуст чуть не плакал. - Если бы вы посмотрели ту запись… Регулос сделал трудный выбор. А я не могу позволить так с вами поступить. Вы - наш спаситель! Вы пошли за Амадеем в это логово…
        - Так отправьте мне эту запись наконец! - вспылил капитан. - Она у вас с собой?
        - Д-да!
        - Передаю, - сообщил Руперти. - Ивундий прав, кэп. Убирайтесь оттуда…
        - Хорошо, - Рерих получил и сохранил данные, - я скоро с вами свяжусь.
        Капитан отключился и с минуту осмысливал все, что только что узнал. Неужели атаману известно, кто он такой? Вот почему тот с такой легкостью пригласил его на Скиромею и даже настоял! Играет с ним как кошка с мышкой, но… Главного не понимает. Рерих Шадор не просто какой-то там капитан, а… Капитан самого мощного крейсера в галактике!
        Рерих посмотрел видео на интерферентном экране, спроецировав его прямо из порта на ладони. После чего еще несколько минут сидел, уставившись в переборку… Бедняга Амадей! Такое пережить! А учитывая, что он всего лишь по сути четырнадцатилетний мальчишка, не нюхавший космоса… Да тут впору и взрослому мужику сойти с ума! Тому же трибусту, например…
        И капитан лишь утвердился в своем решении лететь с пиратами и спасти короля. Вытащить его из этого кошмара! Тем более теперь известно, что Амадея держат где-то на Скиромее. А с Крюком и прочими протагонистами он как-нибудь разберется. И при этом не вправе никем рисковать.
        Капитан уверенно заблокировал комьюните. До поры до времени…
        «Черт! Забыл поблагодарить Ивундия за телохранителя».

* * *
        Признаться, поначалу Крюк был разочарован. Он-то ожидал увидеть некую легендарную сверхличность, эдакого космического волка с внушительной харизмой, глубокими морщинами и с вековой мудростью в глазах, но перед ним стоял всего лишь лощеный молодчик, а то, что малость присыпанный контрабандисткой пылью с дейгарским перцем… Так это все маскарад, исходя из тех сведений, что он получил от того старикана… Переодень и отмой - типичный офицеришка. И, вот умора! Кентриец притворялся дейгарцем и, надо сказать, умело притворялся.
        И складно вещал, паскуда!
        Крюк мог прямо сейчас его скрутить, даже несмотря на геномодифицированную образину, которая тенью следовала за этим недомерком, но… Не хотел преждевременно сдавать карты. Не то, чтобы атаман любил поиграть… Он скорее предпочитал заманить врага в ловушку, не поднимая лишнего шума. А то, кто его знает, что этот капитан предпримет в ответ? Вызовет свой треклятый крейсер и тот как жахнет, что даже пыли от них не оставит. А после примется за Скирос…
        Нет! Действовать грубо нельзя, разумнее его перехитрить…
        Ну, а при чем тут Харлад? Вероятней всего, искал настоящего поставщика и удачно оказался в том месте и в то время? Вполне приемлемое объяснение или совпадение… В бывшем «вечном боцмане» Крюк был уверен, столько вакуума они вместе избороздили, но все же решил побеседовать с ним лично в неформальной обстановке и выяснить подробности их встречи…
        Эх, жаль, что Лжедиего не настоящий торговец оружием с полезным корешем за плечами. Оружейный завод всяко лучше борделя со шлюхами! Но, похоже, светило им только это в ближайшем будущем, если выгорит. Судя по всему, протагонист не настроен.
        И наверняка на проклятом крейсере оружия полно. Крюк смотрел как его выгружают из шкута на скирийские корабли и облизывался… И чем дальше, тем больше восхищался… Каков дьявол!
        Но капитан Шадор в его руках и даже не подозревает об этом.
        И протагонист будет доволен своим атаманом и возможно согласится на его предложение…
        С такими радужными мыслями атаман и лег спать. А на следующий день по относительному времени ему донесли отвратительные вести…
        - Как?! Как вы это допустили!? - рвал и метал Крюк.
        - Кэп, мы… - на Дили лица не было. - Мы его исправно пасли, но он словно в черную дыру канул…
        Олухи! Не сумели проследить!
        Корабль Бешеного волка, да и сам Волк благополучно исчезли с пиратских радаров.
        Но и это еще не все. Вскоре выяснилось, что большинство кораблей пиратского братства на этой станции выведены из строя и ремонт займет по меньшей мере две условные недели и то, при наличии запчастей. На ходу оставались лишь Коррида и Буря. Правда, на этот раз ни у кого язык не повернулся обвинять Барракуду и акул… А иначе пришлось бы подозревать самого атамана.
        - Что с нашим торговцем? - Крюк заранее настраивался на худшее.
        - За Марко следил Кори, как вы и велели. Глаз с него не спускал!
        - Ну и?
        - Он все время торчал у себя в каюте вместе с этим… Здоровенным модификатом. Двое из его подельников выходили.
        - Куда?
        - Да так… Прогулялись по променаду. Вернулись уже под вечер, а больше ничего подозрительного…
        - А где он сейчас?
        - На палубе ждет.
        - Что же ты раньше не сказал?!
        Хотя бы одна хорошая новость!
        - Так это…
        - Зови его сюда. Живо!
        При виде учтиво кланяющегося Лжедиего, Крюк с облегчением вздохнул.
        - Я только что узнал, капитан. Мы никуда не летим?
        - Отчего же, - нахмурился атаман. - Сейчас разберемся в чем дело и в путь… Накос, глянь-ка, скольких мы сможем взять на борт. Остальные потом нас догонят. Выдели им денег на ремонт из общей казны. Бивень - за главного…
        - Харлад возьмет человек десять-пятнадцать сверху.
        - Отлично! - и Крюк прицельно уставился на Диего. - Эй, антиквариат, а твой шкут на ходу?
        У Рериха чуть с ходу инфаркт не случился, но он тотчас взял себя в руки и состряпал огорченную мину.
        - Увы… Отправил в доки на техосмотр. Движок с утра забарахлил. Но, боюсь, там на несколько суток мороки… Трение в двигателе.
        - Эпидемия поломок какая-то, - пробормотал атаман. - Еще немного и окажется, что в топливе вирус… Впрочем, ты все равно летишь с нами. А с тобой кто?
        - Порг.
        - Тот чешуйчатый?
        Рерих кивнул.
        - Полетит с Барракудой.
        - С кем?
        - С Харлоу.
        «Пират в маске и в треуголке», - припомнил Шадор.
        - А другие твои спутники где?
        - В каюте.
        В действительности, шкут отчалил еще условной ночью. Рерих выдал эсбэшникам четкие указания - связываться в пути только с Руперти, на прочие вызовы не отвечать, по прибытии идти прямиком в службу безопасности, доложиться своему непосредственному начальнику и передать, чтобы ждал сигнала. И по его сигналу - курс на Скирос.
        Разумеется, Джаспер с Хатимом тоже сейчас на шкуте. Рерих отправил их туда еще вчера с вечера…
        - Атаман, - в каюту Крюка заглянул матрос, - тута какие-то типы у причала. Говорят, к Диего… Они его механики, кажись.
        - Веди!
        «Матерь Тарантула!» - мысленно выругался Шадор при виде двух виноватых физиономий. То есть виноватым выглядел только холдеец, а хантурианин как всегда хитро и безмятежно лыбился.
        - Что вы тут делаете?! - набросился на них капитан, не давая вставить ни слова. - Я вас оставил следить за ремонтом!
        - Ну мы… - растерялся Джаспер, а Хатим что-то затараторил на хантури, и холдеец тут же перевел. - Он напоминает, что у него контракт и, что вы не выполните условия, если…
        - Хорошо, пусть летят с нами, - рявкнул Крюк, положив конец прениям, его и так уже все достало. - В машинное отделение! Оба!
        Вдруг, Протагонисту и эти пригодятся. Тарантул троицу любит… А модификата он рассчитывал потом присвоить себе.
        - Я п-пе-переводчик! - спотыкающимся голосом запротестовал Джаспер.
        - Тогда на камбуз! Кок у нас керрасианец, ни бельмеса по-галакритски и по-скирийски… И объясни ему, чтобы похлебку больше не пересаливал.
        Коррида и Буря покинули Кирдэк часа через три и направились к Скиросу.
        На душе у Рериха скреблись каракатицы и ныло сердце. Он уже сомневался, что поступил правильно. Но в одном был уверен, что Хатим и Джаспер наконец усвоили урок - приказы капитана должны выполняться беспрекословно.
        Глава 16
        Галактика Тарантула, где-то на пути к кластеру Скирос, граница Поясов, предположительно все еще сектор Хантури, Q-пространство…
        Рубка на борту Бури
        Фабиан, Лэгги, Порг и пираты
        - Чего он все время на меня пялится? - нервничал Акуленок.
        - Может, ты ему нравишься, - усмехнулся Лэгги.
        - Упаси тарантул!
        - Не в этом смысле…
        - Да какая разница! А в каком?
        Лериец фыркнул.
        - Ну, может, он голоден, а ты кажешься ему вкусным.
        - Не шути так, - Фабиан с опаской покосился на громилу.
        - А я и не шучу…
        Порг стоял в углу рубки и никого не трогал, но все равно выглядел устрашающе жутко и взгляд его неотступно преследовал акуленка. Словно чешуйчатый и вправду намеревался им подзакусить…
        Фабиан пересел в другое кресло. Не помогло. Тогда он еще несколько раз сменил дислокацию.
        - Слушай, харе мельтешить! - не выдержал Лэгги. - Ты мне думать мешаешь.
        Похоже, он прочно врос в кресло навигатора и закопался в приборы в отсутствие Микаэллы.
        - Но он же смотрит!
        - Ну и наплюй… В конце концов, он же тебе жизнь спас…
        - Спасибо ему, конечно, но… Кто его здесь поставил?
        - Крюк.
        Это многое объясняло!
        - И где его этот… хозяин?
        - У Крюка.
        Исчерпывающий ответ.
        - Эй, Лэгги, - Фабиан переключился на лерийца, чтобы как-то отвлечься от назойливого взгляда модификата. - А пока ты тут с нами прохлаждаешься, твое блуждающее облако не заблудится где-нибудь без тебя? Представь, ты возвратился, а его нет.
        Лэгги фыркнул.
        - Во-первых, оно не блуждающее, во-вторых, я оставил маячок, а, в-третьих… Шел бы ты отсюда и занялся делом! - гаркнул лериец, покрываясь красными пятнами, и Фабиан отшатнулся. - Палубу бы, что ли, отдраил… Вот третьего дня возле кают-компании разлили ром и хоть бы кто потрудился убрать! К подошвам все прилипает!
        - Э… - акуленок опешил. - Раньше для этого держали корабельного пса, но издох он в прошлом гаке и даже некому подлизать… Еще не привыкли.
        - От чего издох? - мигом подобрел Лэгги, и в голосе его прорезалась жалость. Собак он любил.
        - А тарантул его знает.
        - Наверняка слизался, алкоголик, - посетовал лериец, - если вы постоянно проливали ром.
        - От старости, - в рубку вошел Клайдон и услышал концовку разговора. - Преставился пес от старости, и мы его с почестями отправили на звезду. Щенком ведь еще подобрали, был членом команды…
        - Жаль, - вздохнул Лэгги. - И мир его праху.
        - Да падет его прах на звезду! - подхватили Клайдон и Фабиан. И Порг в углу как-то судорожно дернулся… Или акуленку всего лишь показалось. Геномодифицированный как будто застыл неподвижной глыбой. И только глазами зыркал.
        - А где наш капитан? - спохватился Акулито. - И его штурман. Почему мы с Лэгги делаем ее работу?
        Лэгги при этом возвел глаза к переборке.
        - Харлоу с Микой на Корриде, - ответил старпом. - Их Крюк пригласил.
        На самом деле, позвали только Барракуду, но Микаэлла тоже села с ним в шлюп, сославшись на то, что у нее на Корриде дела… Какие, интересно?
        - Вахта у них нескоро.
        - Через четыре часа, - прикинул Фабиан и зевнул.
        - Иди поспи, - разрешил ему Клайдон, - а я за тебя подежурю, мне все равно не спится.
        - Оно и правильно, - втайне обрадовался Лэгги. - И модификата с собой захвати, пусть колыбельную тебе споет.
        - Сам с ним целуйся, - огрызнулся Фабиан и отправился к себе. По дороге в каюту он размышлял о том, что плюсов в капитанстве все же больше, чем минусов и утешался мыслью, что все это временно.
        Кают-компания на Корриде
        Харлоу Харлад, Рерих Шадор, Крюк и пираты
        - Сдавай, Барракуда! Чего задумался? - Крюк развалился в кресле и потягивал из стакана ром. - Карты-то у тебя.
        Харлоу, в общем-то, не сильно удивился, когда атаман пригласил его выпить, отдохнуть, перекинуться в картишки… И поговорить о дальнейших планах.
        «Выведать секреты!»
        Все-таки не часто в скирийском братстве становились капитанами по Кодексу и единогласному решению команды. Да пожалуй, никто давно и не помнил о таком…
        Капитан Барракуда стряхнул с себя задумчивость и сдвинул половину колоды. Верхнюю стопку положил на карточный столик - рубашками вверх, а нижнюю развернул веером.
        - Берите по две…
        - Чему лыбишься, одноглазый?
        Ну разумеется, Глотку никто сюда не звал, он сам напросился. Причем, во всех смыслах. Он единственный, кто добирался до Кирдэка не на своем корабле. Его подвезла Серая тень.
        - Не приставай к нему, - пресек всяческие подначки атаман. - Он теперь капитан, можно и порадоваться, и отметить…
        На самом же деле, Харладу было не до веселья. Он играл чисто машинально, выезжая на инстинктах опытного игрока, ему часто везло в картах… И параллельно с этим он размышлял, прямо как многозадачный кибер-мозг.
        Будучи на станции, акулам так и не удалось выяснить, кто же причастен к передаче из Кондора. Никто ничего не видел и не слышал или не хотел говорить… А после стычки с Волком, Харлад решил, что все это происки Бешенного и тут же перетер свои догадки с Лэгги. Тот прикинул, сопоставил и согласился. Недаром этот отморозок набросился на акуленка. Наверняка Волк каким-то образом узнал о смерти Акулы. Вопрос только, как? Или от кого?
        - Выпьем за теплую компанию! - Крюк заново наполнил свой стакан. - А заодно и за то, чтобы больше нам не пришлось подбирать запчасти для пушек и стволов на свалках… За тебя, Диего! - атаман поднял стакан и отсалютовал им «торговцу оружием».
        Тот сидел чуть поодаль - на периметровом диванчике. Находился он тут сугубо для того, чтобы быть на виду у всех. Так решил Крюк.
        Харлоу невольно переглянулся с Накосом и Дили, скользнул взглядом по откровенно скучающей в уголочке Мике и внезапно встретился глазами с дейгарцем…
        - Эхой! - пираты чокнулись над столом и выпили. - Эхой!
        Барракуда чуть прищурился одним глазом, но Рерих-Диего взгляд не отвел. По правде говоря, он уже давно украдкой наблюдал за этим долговязым флибустьером.
        «Он когда-нибудь снимает свою треуголку?»
        «Совсем еще зеленый, - определил Харлад, - и мало похож на контрабандиста…».
        - Харли-Барракуда… Че, заснул?!
        Этот Глотка его достал!
        И Харлоу живо впаял ему масть, заставив забыть обо всем, кроме игры и выпивки… Об этом-то Вонючая глотка никогда не забывал.
        Микаэлла не играла. Она потихоньку потягивала из бокала шипучку. Бутылку Харлад принес с собой, зная, чем потчуют у атамана… Мика поглядывала в иллюминатор, где полыхало зеленью Q-пространство, наблюдала за игроками и ждала удобного случая. И наконец такой случай представился. Крюк после обильно-выпитого поднялся из-за стола и вышел отлить. Микаэлла поставила бокал на пол и незаметно направилась за атаманом. Она встретила его в коридорчике, когда он выходил из гальюна, заправляясь и почесываясь. Крюк вопросительно уставился на девушку.
        - Ты чего-то хотела?
        - Просто узнать… Ну, о том деле, которое мы с вами обсуждали… - Микаэлла говорила с оглядкой, опасаясь, что их могут ненароком услышать.
        Атаман почесал в затылке.
        - Нечем мне пока тебя обнадежить… Я передал Протагонисту твое предложение, он обещал подумать, взвесить все… Но последний раз, когда я его видел, он был сильно не в духе… - Крюк невольно поморщился, вспоминая, как ползал на коленях перед боссом и едва ли не лобызал ему ступни…
        «Фу! Дьявол!»
        - Но он хотя бы заинтересовался?
        Вот настырная девка!
        - Думаю, стоит немного подождать. Прилетим на Скиромею, а дальше видно будет.
        Так или иначе, он от нее отделался и вернулся за игровой стол.
        - И что тут у нас?
        - Глотка пошел на корм тэйям [1]
        …
        Внезапно переборки задребезжали, палубы закачались, корабль тряхнуло и выбросило из Q-пространства… Мика вцепилась в поручни, Харлад уперся ногами в палубу…
        - Что за…!? - выругался атаман.
        Стаканы на столе и на полу все разом попадали и покатились. За иллюминатором вместо изумрудных волн вспыхивали звезды… Коррида перешла на импульсную скорость и замедлила ход…
        - Что за дохлая каракатица!? - Крюк вскочил, вызывая по переговорнику машинное отделение и двигательный отсек. - Нет связи! Дили, разберись!
        Штурман утопал, но вскоре переговорник сам затарахтел, связь восстановилась и затрещала голосом главного механика в динамик кают-компании:
        - Кэп! Q-привод отключился…
        - Кто-то врубил вытяжку?! - Накос выбежал вслед за Дили, а Рерих кое-что смекнул.
        - В рубку! - Крюк рванул к выходу, а Харлад за ним, и Микаэлла.
        Шадор остался один, вернее, с Глоткой… Но тот уже минут десять как валялся под столом в стельку пьяный и храпел.
        Рерих немедленно воспользовался этим, огляделся и вышел в коридор, а оттуда на среднюю палубу… Затем, озираясь по сторонам, спустился в машинное отделение… Он ведь не просто так сидел в кают-компании, а изучал эвакуационную схему корабля, висящую на переборке… Мимо Шадора промчались какие-то матросы, не обратив на «дейгарца» никакого внимания… Сверху раздавались крики:
        «Полундра» и «Тарантула в каракатицу!»
        Снаружи чернел реальный космос…
        - Ка… Диего! - перед Рерихом неожиданно вырос Джаспер.
        - Черте… Что!? - капитан чуть не схватился за сердце, по примеру знакомого трибуста. - Что там у вас?
        - Не знаю, я был на камбузе, как и велели…
        Люк в машинное отделение распахнулся, оттуда вылез взъерошенный Хатим и, заметив капитана, потопал к нему, причитая на ходу:
        - Моя нет, это не моя…
        - Чего он там бормочет? - нахмурился Шадор.
        - Говорит, что в поломке не виноват, - холдеец явно смутился.
        - А почему он так говорит? - насторожился Рарих. - Он что-то уже ломал?
        - Н-не здесь… - глазки у Джаспера забегали, лоб вспотел. - Н-не знаю…
        Капитана охватили дурные предчувствия, но лишь на миг.
        - Расскажите, быстро, что знаете!
        - Не тут… - холдеец заглянул в ответвление коридора.
        - Один пират… Накос, кажется, упоминал какую-то «вытяжку», - вспомнил капитан. - Возможно, это и есть то устройство, что…
        - Вот вы где! - с противоположной стороны коридора возник Дили. - А я вас повсюду искал. Капитан велел идти в рубку.
        Хатим и Джас быстренько юркнули в ответвление, а Рерих выступил навстречу штурману.
        - Что случилось?
        - Ну кроме того, что мы сошли с курса… Пока ничего. Но надо быть начеку и каждый человек сейчас на счету…
        Или Крюк просто хотел убедиться, что «Диего» не причастен к нынешней ситуации.
        - Это могут быть происки Волка и его стаи.
        Резонно!
        В рубке все столпились у обзорных экранов. Накос следил за приборами, отслеживал данные, сканируя пространство вокруг. На дейгарца никто не смотрел.
        - Поблизости никого, - вскоре доложил старпом, и Дили тоже уселся в кресло перед локационной панелью.
        - Корабль Волка в радиусе не замечен.
        «Лэгги бы сюда, - посетовал Харлад, - он бы живо разобрался, что к чему».
        - А где Буря? - поинтересовался Диего-Рерих, как бы между прочим.
        - Полагаю, следует прежним курсом, - не оборачиваясь ответил Харлоу и лишь после сообразил, от кого исходил вопрос.
        «Чертова каракатица!» - огорчился Шадор.
        На том корабле остался Порг! Капитан предпочел бы, чтобы модификат находился сейчас здесь, а эти два дурня - холдеейц с хантурианином там… Вот бы поменять их местами!
        - Что делать, кэп? - в рубку заглянул незнакомый Рериху матрос.
        - Перезапускать привод и сваливать поскорее! - рявкнул на него Крюк, и матроса, как ветром сдуло.
        - Давайте определю точно, где мы, - вызвалась Мика, - по звездам.
        - Незачем, мы тут не задержимся.
        - Послать сигнал нашим? - предложил Накос. - Если кто-то уже вышел из Кирдэка, как раз нагонит.
        - Не стоит… Пока что, - атаман напряженно думал, - будем соблюдать радиомолчание.
        - Там что-то есть! - вскричал Дили.
        - Буря?! - в один голос откликнулись Харлад и Микаэлла.
        - Они вернулись за нами? - понадеялась девушка.
        - Это вряд ли…
        Теперь и все это видели - яркую точку на локационном мониторе. И точка постепенно увеличивалась и распространяла вокруг себя локационное эхо - пьезоэнергетические возмущения в вакууме. Неизвестный объект приближался…
        - Нас вызывают, - сообщил Дили.
        - Не отвечай, - приказал атаман, передал команду в оружейный отсек - заряжать орудия и опустил ладонь на недавно приобретенный пулдагер.
        Позывной несколько раз раскатился заливистой трелью и умолк. В рубке воцарилась гнетущая тишина, как будто воздух стал тягучим и чересчур плотным для дыхания… Словно никто и не дышал.
        - Подпустим его поближе, - прошептал Крюк.
        И вскоре на обзоре объект обрел форму и замигал разноцветными огоньками, как неоновая вывеска на космической станции.
        - Это не Волк, - определил Харлад. - Это…
        Цветок! Он надвигался, рос и призывно переливался всеми цветами радуги с преимущественно красным спектром… На Корриду, чуть покачиваясь, сверкая лепестками и шевеля тычинками наплывал громадный цветок!
        - Это, - повторил Харлоу, вглядываясь в опоясывающую борта «соцветия» строку рекламной оповещалки. - Это же…
        - Бордель! - хором определили пираты.
        Глава 17
        Неизвестный сектор дальнего космоса, космический бордель
        Харлоу, Рерих, Крюк и пираты.
        А еще ночные бабочки, пардон, звездочки…
        - Фу-ух, - с облегчением выдохнул Дили. - Слава Тарантулу! Я уж подумал, что это тэйар.
        - Тэйары не охотятся поодиночке и не бывают такими раскормленными. И где ты видел тэйя в форме цветка?
        - Нигде, - пробормотал Дили. - Я их вообще вживую не видел…
        И лишь Барракуда задал резонный вопрос:
        - Что тут делает звездный бордель?
        - Идет по своему обычному маршруту. Наверное, - предположил Накос. - Мика, ты же вроде в таком жила?
        И тут все, кто сгрудился у экранов и приборов разом уставились на Микаэллу. Все кроме Харлада.
        - Эй, Мика! Штурман?! Ты слышишь?
        Девушка не реагировала. Она стояла, вперив взор в экран как завороженная…
        - Оставьте ее в покое, - жестко высказался капитан Барракуда. - Она давно утратила с ними всякую связь.
        А вот Крюк располагал иными сведениями…
        - Что? - Микаэлла как будто вынырнула из грезы и растерянно озиралась. - Вы меня о чем-то спрашивали?
        - Случайно не знаешь, что это за передвижной бордель? - переспросил ее Дили тыча пальцем в обзорный экран. - То есть чей?
        Не все бордели имели форму цветка, поскольку форма - это торговая марка. Товар лицом, так сказать. И только клан Гяру обладал привилегией себя не выпячивать.
        - Знаю, - Микаэлла кивнула, - но не ожидала его здесь увидеть. Хотя, может быть, это как раз ее сектор… - она многозначительно покосилась на Крюка.
        Обычно звездные бордели курсировали из одной населенной точки космоса в другую, задерживаясь на пересечениях оживленных космических трасс и торговых путей. И каждый такой корабль строго придерживался своего маршрута, установленного правилами привилегированного клана.
        И далеко не у всех была портовая лицензия, то есть право обслуживать клиентов на космических станциях или на планетах. Некоторые делали это нелегально, рискуя вызвать гнев у представителей Гяру.
        Новый вызов с «цветочного» корабля руладами расплескался по рубке.
        - Ответьте, - изменил свое решение Крюк.
        Дили включил принимающую частоту и над консолью воронкой засветился интерферентный экран, и оттуда обаятельно улыбалась прелестная словно роза незнакомка. Но ее дежурная улыбка тотчас померкла, когда она узрела перед собой Микаэллу.
        - Ягни? - в свою очередь нахмурилась та.
        - Мика?!.. Не может быть!
        - Еще как может…
        - Ты стала взрослой, - чарующим голосом пропела Ягни и неожиданно скривила миловидную мордашку. - Но как была пацанкой, так и осталась.
        Микаэлла усмехнулась.
        - И ты по-прежнему пахнешь, а теперь еще, наверное, и цветешь.
        - О, да ты изменилась. В прежние времена ты бы ответила «лучше быть пацанкой, чем…»
        - Сейчас не прежние времена.
        - Сколько мы с тобой не виделись?
        - С тех самых пор, как мама посадила меня на корабль с теми святошами.
        Таких подробностей из ее биографии Харлад не знал.
        - И что ты с ними сделала?
        - Я от них сбежала.
        - Эй! - окрик атамана прервал их любезную перепалку. - Хватит…
        Мика немедленно отошла в сторонку, уступая место Крюку.
        - Как тебя, Яги…
        - Ягни, - поправила девушка, мило улыбаясь.
        - Зачем вы нас вызывали? Случилось что?
        Девица захлопала ресничками, которые даже на интерферентном экране блестели и завивались.
        - О, не-ет, это наша обычная рекламная рассылка. Зазываем клиентов по всем доступным частотам!
        - Сирены, мать твою, за ногу каракатицу, - хмыкнул Крюк. - И как? Нет отбоя от жаждущих?
        Ягни расцвела чарующей улыбкой.
        - Пока что вы первые. Мы недавно открылись, после ремонта.
        - Надо же какое совпадение! - расплылся в улыбке Дили. - И мы ремонтируемся.
        Крюк на него зыркнул, и штурман закашлялся.
        - Тогда загляните к нам на огонек. Мадам Лорелэя будет рада, она обожает пиратов…
        - Мамаша Лорелэя! - присвистнул Накос. - Мурено?
        - Мадам, - поправила Ягни. - И не свистите при ней, она этого не любит. Так вы остановитесь у нас? Хотя бы на часок, а то и на десять. Вас ждет райское блаженство! - она поманила их наманикюренными пальчиками.
        - Живая женщина… - очаровался Дили. - Хотя бы на экране…
        - На это у нас нет времени! - отрезал Крюк и поймал вопросительный взгляд Микаэллы. - Мы скоро улетаем…
        И тут у него затарахтел переговорник. Вызывали из машинного. Пришлось ответить.
        - Да? Что?! - нетерпеливо гаркнул Крюк, отворачиваясь от экрана. - Чего вы там возитесь? Долго еще?
        - Э… Кэп, - растерялся корабельный механик, - у нас это… трещина.
        - Где?
        - В кормовом движке…
        Атаман не удивлялся. Такое случалось, если на полном ходу корабль выбрасывало из Q-пространства.
        - Лететь так нельзя. Корпус разорвет.
        - И без тебя знаю… - Крюк расстроенно тер подбородок.
        - Дюзы заклинило…
        Одна новость чудесней другой!
        - По правому борту обшивка деформировалась и лопнула…
        - Почка каракатицы! - выругался атаман. Так он ругался лишь в крайней степени раздражения и бессилия.
        - Надо бы выйти в открытый космос и заделать.
        - Так выходи!
        - Уже одной ногой там! И спасибо, кэп, за нового помощника!
        - Какого еще…
        - Хантурианина. Это он все неисправности обнаружил.
        - Гм, - Крюк покосился на «Диего». А Шадору это совсем не понравилось. Абсолютно!
        Атаман немного подумал, прикинул, взвесил и повернулся к улыбающейся бордельной диве.
        - На часок, говоришь?
        - О, да! А лучше на всю ночь… условную. Мадам вас приглашает.
        - Ладно, - постановил Крюк, - летим! Дили, готовь шлюпку.
        Харлад вознамерился отказаться, но не хотел отпускать Мику туда одну, а она твердо решила лететь. Накоса оставили за главного.
        - Кэп? - закинул удочку Дили. - Ребятам бы поразвлечься, они давно без…
        - Никаких развлечений, - нахмурился Крюк, - пока не отремонтируете Корриду.
        - Но… Посменно же…
        - Мы тоже не собираемся развлекаться. Что-то тут не так… И пусть никто не покидает корабль, и… Диего.
        - Да? Я?
        - Ты не ослышался. В шлюпку.
        «На случай, если это какая-то уловка Космической Академии, Рерих Шадор», - подстраховался атаман.
        - Я позову переводчика? Девочки-то наверняка хантурианки.
        - Ты с ними разговаривать, что ли, собрался? Но этого, как его… Бери. А твой механик останется здесь.
        - Да ради тарантула!
        «Быстрее все тут починит - скорее уберемся отсюда».
        В шлюпку с атаманом Крюком сели Харлад, Микаэлла, Дили и Рерих с Джаспером.
        И вскоре их горячо встретили на борту звездного борделя.

* * *
        На палубе, расцвеченной огнями, пиратов и Ко обступили девушки в откровенных нарядах из одних тесемок и увешанные гирляндами цветов.
        - Цветни-ик, - умилился Дили. - Цветочки…
        - Звездочки, - поправил его Крюк. - И не раскисай тут. Бдительность не теряем.
        Девушки окружили их пестрой стайкой и осыпали лепестками, но… Бордель, как выяснилось, назывался «Ягодки Мурены».
        - Ну это типа намек, что сперва цветочки, а ягодки будут потом, - предположил Дили, когда их всех куда-то вели.
        - Чего? - переспросил Крюк, у которого возникли нехорошие ассоциации. И не у него одного…
        - В приятном смысле.
        Харлад мрачно оглядывался по сторонам. Мика взяла его за руку и шепнула:
        - Держись рядом.
        - Вам приготовили отдельные лепестки.
        - Лепестки? - переспросил Харлоу.
        - Каюты, - пояснила Мика.
        Клиентские каюты и вправду расположились словно лепестки вокруг сердцевины цветка - круглой площадки, куда они поднялись на цилиндрическом лифте-стебле.
        - Уровень-люкс, - объяснила одна из девушек. - Держите номерки, ищите свой лепесток и устраивайтесь. Внутри есть все для вашего отдыха и комфорта. Там же объемный видео-каталог и прейскурант. Но для вас, как первых клиентов, сегодня за счет заведения. Выбирайте себе утехи на любой вкус.
        - А когда мы встретимся с мадам? - поинтересовался Дили, приплясывая от нетерпения.
        - Скоро… Через два часа всех ждут в салоне. Мадам Лорелэя лично поприветствует вас. Там же будет и угощение…
        «Как-то слишком все сладко», - подумал Рерих.
        «Не нравится мне такая любезность», - нахмурился Харлад.
        И оба переглянулись.
        - В услугах не нуждаюсь, - отказал Барракуда прелестной «ягодке», когда она пыталась повеситься на него, явно намекая на особое расположение. - У меня есть девушка.
        Ягодка надула губки, но Мика грозно глянула на нее и утянула Харлоу в его каюту с нужным номером.
        Диего и Джасперу достались отсеки по соседству, а Крюку и Дили на другой стороне от лифта.
        Оставшись наконец в одиночестве, Шадор запер дверь лепестка изнутри и перевел дух. Он конечно не сомневался, что сюда может войти кто угодно из персонала этого заведения, но хотя бы видимость изоляции его немного успокаивала.
        Первым делом капитан проверил помещение на наличие камер. Хотя они могли быть микроскопическими и прятаться где угодно. Заодно изучил обстановку каюты… Довольно изысканно. Изящные столики, пуфики, искусственный цветник и роскошная кровать - тоже в форме какого-то цветка. Рерих в ботанике и в мебели не разбирался. Зеркала повсюду: и над кроватью, и на стенах… Типичный бордель! И все в розово-красных тонах… А еще небольшой пульт и проекционный дек. Видимо, для демонстрации образцов.
        И что капитана взбодрило, так это наличие нормального санузла. Не то, чтобы Рерих жаждал незамедлительно помыться, и в душе наверняка установлены скрытые камеры или прослушивающее устройство, но… Больше возможностей для маневров.
        Всю дорогу сидя в кают-компании на Корриде, пока другие азартно резались в карты и накачивались ромом, капитан Космической Академии усиленно размышлял. Перебирал и раскладывал по полочкам факты, сопоставлял недавние события, признание Ивундия, поступок Регулоса и предательство Джареда…
        А было ли предательство?
        Чем дольше Рерих об этом думал, там увереннее приходил к выводу, что старпом не мог с ним так поступить. Вернее, мог бы, но не так и не сейчас. Да и зачем ему это понадобилось? Слишком затратно. Скорее, он бы просто вручил капитана пиратам в коробочке перевязанной ленточкой… Исключено! Джаред из холдейской военной касты, а значит, ему не чуждо понятие чести. Вероятней всего, это какая-то подстава или ошибка… Да, Джаред - сноб, но… Вот именно! Он - сноб!
        И Рерих более не колебался. Он разделся, ступил в кабинку душа, плотно закрыл пластиковую створку и включил посильнее напор синтетоводы. Комьюните это не повредит, зато создаст качественные помехи любому прослушивающему устройству.
        Рерих разблокировал комьюните и вызвал старпома. Тот ответил практически сразу, чего никогда не делал раньше…
        - Сэр?! Это точно вы?!
        - А кто еще это может быть?
        - Капитан, - сердито продолжал Джаред. - Что вы творите?! Я больше суток не мог с вами связаться и… Да что у вас происходит?! Что за шум?
        - Душ.
        - Вы принимаете душ?
        - Нет, видимость и слышимость создаю… И времени у меня мало. Что ты рассказал Регулосу об операции?
        - Я-а?! - удивление старпома прозвучало искренне. - Я с ним даже не общался с тех пор как вы улетели… Хотя… Однажды меня соединили с Ивундием по рут-кому…
        - И?
        - Я так и не понял, - тут Рерих прямо-таки почувствовал, как Джаред пожимает плечами. - Он что-то мямлил и нес какую-то чепуху, а потом связь прервалась.
        - То есть ты не передавал трибустам секретные сведения о моей миссии, и они не знают, куда я направился и под видом кого?
        - Вы что, капитан? - язвительно уточнил Джаред. - Считаете меня идиотом?.. Или проверяете?!
        - Нет, но, по моим сведениям, полученным от тех же трибустов, атаман Крюк в курсе нашего тщательно продуманного сверхсекретного плана. Мне остается только ждать, когда ловушка захлопнется. Со мной.
        - Погодите-ка, сэр, что-то я не… А вы где?
        - В борделе.
        - И что вы там делаете?
        - А что обычно делают в борделях?
        - Нашли время!
        - Вот, и я тоже подумал, зачем…
        - Кэп… - старпом на том конце комьюните поперхнулся. - Вы в чем-то меня подозреваете? Вы думаете, я работаю на скирийцев? Ну-у, капитан… Это же абсурд!
        - Откуда мне знать?!
        - Еще немного подумайте! Зачем мне это? Я же понимаю, как вы важны для крейсера…
        - Не убедительно.
        - Черт подери тарантула, капитан! - прорычал Джаред. - Вы в своем уме? Я бы конечно не прочь вас подсидеть, но не так грубо. И на этом этапе… Я не хочу лишиться работы! Да Тезерион меня первого пришибет, если с вами что-то плохое случится. Я и так каждый день перед ним как на вертеле…
        Примерно это и желал услышать Шадор. И теперь точно не сомневался. Хотя последняя фраза старпома его насторожила…
        - Ладно, Джаред, верю, ты ни при чем. Есть соображения… Кто бы это мог быть?
        - Не представляю. Разве что у нас завелся шпион-диверсант. Но насколько мне известно, у скирийцев на такое ума не хватит…
        Рерих хмыкнул.
        «Плохо ты знаешь скирийцев!»
        - А я вам не враг и вредить бы не стал.
        - Не знаю-не знаю… Но небольшое злодейство по отношению ко мне ты все же совершил.
        - Сэр?
        - Не прикидывайтесь! Верх коварства отправить со мной хантурианина и этого вашего племянника Джаспера… Старпом? Вы там?
        Комьюните молчал, и Рерих даже проверил его на наличие связи… Но тут Джаред глухо проговорил:
        - Кого-кого? Я не ослышался?
        - То есть вы не отправляли со мной Хатима?
        - Его - да.
        - А Джаспера? Нет?
        - Тарантула в каракатицу! - выругался старпом, а далее исторг из себя поток непереводимых фраз, и когда он от души выматерился по-холдейски, надо понимать, Шадор снова спросил:
        - То есть вы не знали, что ваш племянник со мной?
        - Нет! Но он хотел поговорить со мной накануне вашего отлета, а я был занят и отложил встречу…
        А ведь Джаспер и ему явно что-то недоговаривал или не успел сказать.
        - Но если… Тогда почему вы послали со мной хантурианина без переводчика? Это могло негативно сказаться на всей операции. Вы же в курсе его лингвистической несостоятельности.
        - Он наладил свой транспертранслятор! - возмутился Джаред. - Я лично проверил…
        - Ладно, пусть так, но тогда кто из вас лживая крыса?
        Ответ исподволь напрашивался сам собой…
        - Сэр! Я не меньше вашего огорчен и… Возвращайтесь немедленно, пока это возможно!
        - Увы, невозможно, не сейчас, - ответил Рерих. - Буду разруливать ситуацию на месте. Ждите, я с вами свяжусь… - капитан отключился и заблокировал комьюните.
        Итак, Джаспер! Давно следовало с ним поговорить и выяснить, почему он, и хантурианин заодно, так странно себя вели в последнее время…
        Рерих выключил душ, насухо вытерся полотенцем, оделся и покинул свой лепесток. Благо, каюта Джаредова племянничка была рядом.
        Харлоу Харлад
        Что-что, а расслабляться и предаваться утехам Харлоу тут не собирался.
        - Мика, может ты мне наконец объяснишь? - потребовал он, едва за ними сомкнулись створки лепестка, и любовники оказались наедине.
        Микаэлла покачала головой, приложила палец к губам и быстро огляделась. Затем подошла к деку и незаметно выдернула оттуда какой-то стерженек и вставила его обратно, но в другой паз. Выдохнула, схватила своего капитана за руку и утащила в альков.
        - Теперь поговорим, но все равно, тише…
        - Мика…
        - Тсс, молчи и слушай, а я постараюсь быть краткой… Это место не всегда было таким шикарным, знавало оно и худшие времена. Моя мать… В общем, когда я родилась, она поклялась себе, что сделает все, чтобы я выбралась отсюда и не стала очередной «ягодкой» мадам Лорелэи. Мама работала как проклятая, но слово сдержала… И еще она копила, во всем себе отказывая. У нее была подруга холдеянка и вместе они приторговывали ее слезами [1]
        за спиной у мадам.
        Микаэлла вздохнула.
        - Однажды подруги не стало… Попался извращенец-клиент. Но мама накопила достаточно, еще и подружкины средства отошли ей. А дела у Лорелэи шли все хуже и хуже, и тогда мама выкупила у нее половину борделя, оформив документы через своего поверенного нотариуса. А вскоре… Я узнала о маминой смерти.
        - Думаешь, Мурено к этому причастна?
        - Уверена! Хотя доказательств у меня нет, но… Я была мелкой совсем, но прекрасно помню, что за штучка мадам и скольких девушек она сжила со свету, подкладывая их под разных мерзавцев за тройную цену…
        - Э…
        - Слушай дальше. Через полгака со мной связался мамин поверенный и передал мне документы, по которым я наследую половину бизнеса. Все законно, мама, да падет ее прах на звезду, обо все позаботилась. Не доверяла она своей компаньонке…
        - Так обратись в Кондорский суд.
        - С ума сошел? - зашипела Мика. - Я же пиратка, вне закона, но даже если на это закроют глаза, лишь бы заплатила… Зная мадам Лорелэю, после суда меня вынесут ногами вперед…
        - И что ты собираешься делать?
        - Перехожу к сути, - Микаэлла к чему-то прислушалась и продолжила:
        - Здесь работала одна девушка… Я плохо ее знала, мы не особо общались. Но четверть гака назад она сбежала от Лорелэи и ей некуда было податься. Она нашла меня, я ей помогла, а она мне за это кое-что рассказала… Короче, мадам решила покорить Скиромею.
        - В смысле?
        - Открыть там бордель.
        - Вряд ли это возможно…
        - Погоди, дай сказать. Она развернулась, как видишь, на деньги моей мамы, подкупила кого надо и уже готовилась вести переговоры с Протагонистом, через одного из капитанов.
        - Через кого?
        - Не знаю. Я ее опередила. Сказала Крюку, что владею половиной «Ягодки» по завещанию и, мол, действую от лица мадам-компаньонки.
        - И?
        - Он побеседовал с протагонистом…
        - И как?
        - Пока никак, но…
        - Мика! Ты понимаешь, что поступила глупо и безрассудно? Как ты собиралась все это провернуть, если на пути у тебя стоит эта монстриха?
        Девушка фыркнула.
        - Ее всегда можно устранить… У нас целый корабль с пушками, а ты - капитан и…
        - Предлагаешь напасть на бордель?
        Микаэлла кивнула.
        - Ты в своем уме? Это же…
        Пираты не грабили и не захватывали передвижные бордели. Единодушное правило, закрепленное в Кодексе протагонистом.
        - Нарушить кодекс?
        Мика пожала плечами.
        - А кто об этом узнает? Если провернуть все чисто. Ягодки только обрадуются, ну кроме мадаминых подпевал, но их можно заткнуть, а Мурену - в открытый космос. Несчастный случай, мол, неудачно шагнула…
        Харлоу мрачнел с каждой секундой.
        - Так это и был твой сюрприз?
        - Харли…
        - Ты поэтому хотела видеть меня капитаном?
        - Нет! Вовсе и не поэтому…
        - И ты предлагаешь напасть сейчас?
        - Нам представился шанс…
        - Но Бури здесь нет.
        - Я поговорю с атаманом.
        - Думаешь, он нарушит Кодекс?
        - А почему нет? Я предложу ему процент от прибыли, в обход протагониста…
        - Мика… - Харлоу сел на кровать и вцепился в поля треуголки. - Ты понимаешь, что играешь с огнем? Ты поступаешь в точности как твоя мать! Она могла бы просто уйти от мадам, найти тебя. Вы обе были бы счастливы на какой-нибудь нормальной планете. Да хоть во Внешнем поясе…
        - Она не могла! Ей пришлось бы заплатить Лорелэе отступные, а это все, что мама заработала и накопила. Легко бы ее не отпустили.
        - Я тебе не позволю.
        - Нет?! - она огорченно притопнула каблуком. - Ну и ладно! Не хочешь мне помогать? Я сама пойду к атаману.
        Девушка развернулась и бросилась прочь из каюты. Харлад подождал минут тридцать, взволнованно расхаживая по отсеку, но Микаэлла не вернулась, тогда он отправился за ней.
        Рерих Шадор
        Рерих застал Джаспера в полнейшем смятении. Холдеец метался по каюте, бегая из угла в угол. При виде капитана он на мгновение замер, как суслик перед удавом и шмякнулся на подвернувшийся пуф.
        - Надо поговорить, - Шадор решил не откладывать.
        - К-конечно, ка… Диего.
        - Туда, - Рерих указал на ватерклозет.
        Джаспер встал и обреченно поплелся за капитаном. На этот раз Шадор не стал раздеваться, а просто включил душ в кабинке, не залезая туда и надеясь, что шум помешает услышать их разговор с Джаспером кому бы то ни было. Но едва капитан открыл рот, продумав наводящий вопрос, как холдеец упал перед ним на колени и заломил руки, взывая к милосердию:
        - Простите, кэп! Это все я, я виноват! Это вышло случайно…
        - Что именно? - грозно спросил Шадор.
        - Предательство… - Джаспер опустил голову. - Я нечаянно слил трибусту все ваши планы. Правда нечаянно…
        - А как ты сам-то узнал? - от шока Рерих присел на закрытый крышкой стульчак.
        Разве что миляга Джаред рассказывал своему племяннику о секретных проектах в качестве сказок на ночь.
        - Я… Когда я собирался дезертировать с крейсера…
        - Та-ак…
        Все лучше и лучше!
        - Дальше! - потребовал капитан.
        Джаспер слегка задрожал, но переборол свой страх и продолжил:
        - Я подбирал коды… - он запнулся. - К блокировке рут-кома в кабинете у дяди.
        - Зачем?
        - Эм… Хотел самовольно оформить перевод на Ашроун, наткнулся на блок-нот с записями о вашей операции и зачитался…
        «Чертов педант! - от досады Шадор скрипнул зубами. - Обязательно было все записывать?!»
        Бедный холдеец воспринял реакцию капитана на свой счет.
        - Не убивайте, кэп, пощадите, - заскулил он, подняв кверху умоляющее лицо.
        - С чего ты решил, что я тебе убью?
        - Э-э… предателей и дезертиров всегда расстреливают…
        - Едва ли ты предатель, скорее, лопух, и уж точно не дезертир.
        - Как раз-таки да, - холдеец шмыгнул носом. - Я не нашел кодов, но рут-ком включился в автономном режиме. Джареда кто-то вызывал, и я… от испуга подтвердил вызов, сам не понял, как. Вернее, пытался отключить, но вышло наоборот… Тот человек представился Регулосом - трибустом Омарами и принял меня за Джареда…
        - Каким образом он принял тебя за старпома?
        - Ну-у… транслировался только звук… почему-то, наверное, ограниченный режим связи…
        - Дальше.
        - Он заговорил о том, что операция по спасению короля - общее дело, что это вопрос жизни и смерти и… В общем, произошло недоразумение. Я и подумать не мог, что омарамскому трибусту не положено знать подробности и переслал ему данные с блок-нота, поскорее, пока меня не разоблачили… Лишь позже я осознал, что натворил…
        - Неужели? Почему?
        - Я… - холдеец издал сдавленный звук. - Дочитал до конца… Ненароком прихватил с собой блок-нот. Потом я его конечно вернул, Джаред меня конечно отругал, но…
        - Что еще было в тех записях? - потребовал ответа Шадор.
        - Операция проходит под высшим уровнем секретности, а это значит… что под угрозой может оказаться ваша жизнь…
        - Это и так ясно. Что еще?
        - Ну… э… Дядя писал так, будто к кому-то обращался… Мастер!
        «Тарантул! - осенило капитана. - Это был отчет Тезериону!»
        Мысль о том, что старпом докладывает о каждом его шаге главе Концерна - неприятна, как минимум, но гораздо важнее та ситуация, в которую они сейчас угодили.
        «Ладно, потом с этим разберусь, а пока…»
        - А здесь ты тогда что делаешь?
        - Каюсь!
        - Не в данный момент, а вообще. По словам твоего дяди, он тебя со мной не посылал.
        - О-о, - застонал холдеянин и окончательно скис. - Он знает…
        - О твоем ротозействе?
        - О предательстве, вы хотели сказать?
        - Предательство - как-то чересчур громко… Нет, он не знает, но, думаю, теперь догадывается.
        А блок-нот проходит как улика.
        - Мне жаль…
        - Так что ты тут делаешь?
        - Сперва я хотел сбежать, пока все не вскрылось и хантурианская станция для этого подходила идеально, а Хатим обещал меня устроить у своих друзей, пока все не уляжется, но… Совесть замучила, и я понял, что должен все исправить…
        - И когда ты это понял?
        - Сперва, когда вы вернулись после встречи с капитаном Крюком, а после…
        - Ну?!
        - Эм-м-м… - холдеец отчаянно кусал губы. - Подслушал ваш разговор с Руперти…
        «Я окружен соглядатаями!» - Шадор мысленно воззвал к каракатице.
        - И тогда я поклялся, что спасу вас!
        Ну надо же, спаситель выискался.
        - Я принял меры.
        - Какие? - в душе капитана зашевелились нехорошие подозрения, но пока не успели оформиться.
        - Той ночью, перед отлетом на Скиромею мы с Хатимом вывели из строя пиратские корабли, чтобы задержать их на станции.
        - Вы, что? - Рериху поплохело. - И как вам это удалось?
        - Ну-у… Хатим знает в этом толк…
        Разумеется, он же толковый!
        - Под видом бесплатного техосмотра, а эти, хм, раздолбаи, даже часовых не выставили! Но не все…
        - Отчего же вы не сломали Корриду, если уж на то пошло? - едко поинтересовался Шадор, которого уже все это задолбало.
        - К фрегату и еще к этой, как ее, «Буре» не смогли подобраться… Там-то народ ушлый. Нас и не пустили… А вот другие. Но так и так мы не успели со всеми разобраться, кроме этих двух.
        - Погоди, - нахмурился капитан, - как это не успели?
        - Только три из остальных пяти.
        - Чьи?
        - Не знаю! - истерично взвизгнул Джаред. - Списков мне не предоставили…
        - А тогда какие из них не успели?
        Возможно, он лучше запомнил то, что у них не получилось.
        Джаспер стух.
        - Не знаю… Корабли.
        - Так, - Рерих пошел другим путем. - Ты запомнил хотя бы опознавательные знаки? Это же пираты! Они вечно малюют на своих судах разные символы, типа черепов с костями. Для устрашения.
        - О! Это помню! - оживился холдеец. - Первым делом мы коцнули важную деталь на фелуке с зеленым черепом… Брр, жуть! Из его глазниц торчали змеи…
        - Серая тень, - задумчиво проговорил Шадор.
        - Что вы сказали?
        - Капитан фелуки - Серая тень. Еще что-нибудь запомнил?
        Джаспер с готовностью закивал.
        - Нас сразу турнули с корабля, где скалился череп с клыками.
        - Бивень, - определил Рерих. - Его капитан Бивень. А на втором?
        - Тоже череп, без зубов, но со скрещенными под ним острыми палками.
        - Пика, это корабль Пики… И оба этих судна остались в порту…
        Он задумчиво побарабанил пальцами по боку кабины.
        - Кэ-эп, - уважительно протянул Джаспер. - Вы так осведомлены о пиратских опознавательных знаках.
        - Что? А, это… Я просто слушал и наблюдал, пока допрашивали пленных скирийцев… Точно! - Рерих вскочил. - Бивень и Пика… А Корриду тоже вы потом…
        - Не-не-не! - замотал головой холдеец. - Мы к этому не причастны.
        - Значит… - Рерих вдруг отчетливо осознал в какую переделку они попали. - У атамана проблемы. А если у него, то и у нас!
        Капитан выключил душ и рванул к выходу.
        - Кэ… Диего, вы куда?! - прокричал ему вслед Джаспер.
        - Спасать наши шкуры!
        Если еще не поздно…
        Рерих обернулся.
        - Оставайся на месте.
        - Но…
        - Сиди здесь!
        «Что я делаю? - размышлял Шадор на ходу и ему казалось, что он бредит. - Почему я помогаю этому ублюдку? Нет! Я спасаю себя, своих людей и короля».
        Если кто-то что-то замыслил против Крюка… Амадей тоже может пострадать!
        «Дьявольская шхуна!»
        У двери в лепесток атамана Рерих столкнулся… С кем вы думаете? С тем самым долговязым пиратом в треуголке. Харлоу Харладом - капитаном Барракудой.
        Глава 18
        Харлоу Харлад и Рерих Шадор
        - Диего? - удивился Харлад. - Что тебе нужно?
        - Поговорить с атаманом.
        - Какое совпадение, - пробормотал пират, - мне тоже. И я первый.
        - Нет проблем.
        Барракуда приложил ладонь к оповещалке, створки лепестка сразу же разошлись, но на пороге вместо Крюка стояла Микаэлла, как будто ждала Харлада.
        - Его здесь нет! - заявила она.
        - А где…
        - Проходи, - Мика отодвинулась в сторону давая ему пройти и увидела Диего. - А он тут зачем?
        - Говорит, дело у него к атаману.
        - Куда он пропал? - Шадор оглядел каюту.
        Крюка реально нигде не было. Ни на кровати, ни под кроватью, ни в клозете, ни в шкафу…
        - Испарился… - Харлад озирался по сторонам и даже изучил потолок, словно рассчитывал найти атамана там.
        - Наверное, вышел куда-то, - предположил Диего, простукивая панели у него за спиной.
        Барракуда стремительно развернулся и припер дейгарца ладонью к переборке.
        - Эй! - попробовала вмешаться Микаэлла.
        - Отойди.
        Капитан Харлоу испытующе заглянул в лицо Диего.
        - Что тебе нужно от Крюка?
        Торговец оружием хладнокровно вернул пирату его пристальный взгляд…
        «Чертовщина, - подумал Харлад. - Серые, а вроде же карие были».
        «Черт! - спохватился Рерих. - Забыл закапать глаза».
        Впрочем, капитан Барракуда редко обращал внимание на цвет чужих радужек и особого значения этому не придал. Да и кто их разберет - этих дейгарцев?
        - Так чего ты хотел? - он убрал руку и чуть отстранился.
        - Поговорить… О деле первостепенной важности.
        - Атамана тут нет, - напомнила Мика из-за плеча Барракуды.
        - Вижу, - Диего усмехнулся, - не слепой… Ладно. Надеюсь, вам доверять можно?
        - Можно, - кивнул Харлад.
        «А какой у тебя выбор?»
        «А какой у меня выбор!» - подумал Шадор.
        - Тогда…
        Пират отступил от дейгарца и уселся на пуфик, вытянув длинные ноги и скрестив на груди руки.
        - Говори.
        - Мой переводчик услышал кое-что на Кирдэке, случайно…
        Всю подноготную перед ними Рерих вываливать не собирался, по вполне известным причинам.
        - И поскольку он - лопух, то сообщил только сейчас…
        - Что именно? - нахмурился Харлад.
        - Два ваших судна под командованием Бивня и Пики остались в порту не из-за ремонта. То есть у них ничего не ломалось…
        - Ты уверен?
        - Вполне, но не помешало бы проверить… Может быть, просто совпадение.
        Харлоу кивнул и хлопнул по пуговице на груди, активируя переговорник…
        - Жабры каракатицы! - пират вскочил, опрокинув пуф.
        - Что такое? - встрепенулась Микаэлла.
        - Атаман недоступен… Он никогда не выключает переговорник, даже если занят.
        - Одно к одному, - подхватил Шадор. - Похоже, ваш атаман в жопе у Тарантула…
        Или скоро там будет.
        - Мика, - Харлоу требовательно уставился на девушку. - Тут есть какое-нибудь тайное место для… особых утех?
        Микаэлла покачала головой.
        - Но, если все так, как раньше… Он мог даже из каюты не выходить.
        Она уверенно приблизилась к изголовью кровати, вдавила пластиковый декор в форме виноградной грозди… И матрац с легким шорохом отъехал в сторону, открывая широкое отверстие в полу.
        - Секретный проход? - удивился Харлад.
        - Вроде того… Кое-что не изменилось, несмотря на косморемонт.
        Из квадратного отверстия вниз вели ступени.
        - И что там? - спросил капитан Барракуда.
        Мика пожала плечами.
        - Не знаю. Все-таки небольшая перепланировка…
        - Значит, что угодно, - заключил Харлад и попробовал связаться с Накосом на Корриде, но переговорное устройство затопила череда помех.
        - Где-то на борту установлена «глушилка», - констатировал он.
        - Можно поискать другую частоту, - предложил Шадор, отлично понимая, что комьюните - не вариант. Иначе его сразу заподозрят.
        - Нет времени, - Харлоу повернулся к Диего.
        - Всем сразу идти не стоит. Мы спустимся первые, а ты найди Дили. Он где-то рядом - в одной из кают. Пусть берет шлюпку, летит на Корриду и возвращается с подмогой.
        - Джаспера тоже привести?
        - А он драться умеет?
        - Вряд ли.
        - Тогда не надо.
        Действительно, какой от холдейца прок? Еще и прибьют ненароком…
        - Идем, - Харлад снял с пояса стоккер. - Я первый. Мика, за мной. Диего, поторопись!
        Рерих кивнул и выскочил из каюты. Штурмана он отыскал по звукам… Дверь в его лепесток была чуть-чуть приоткрыта и оттуда доносились характерные стоны, завывания и подрыкивания и… Судя по вторящим ему голосам, Дили одной «ягодкой» не ограничился.
        «Ну хоть кто-то кайфует в этом бардаке», - слегка позавидовал Шадор.
        Недолго! Придется ему надеть штаны и оставить девочек без работы.

* * *
        - Внизу кто-то есть, - прошептала Мика.
        И по мере того, как они спускались, голоса снизу усиливались. Винтовая лестница закончилась перед узким тоннелем, ведущим в новый отсек. Оттуда и доносились голоса. Женский и мужской. И как будто все повторялось…
        Харлад двинулся вперед по тоннелю, слабо освещенному переборочными панелями, стараясь ступать бесшумно. Микаэлла, оглядываясь, кралась за капитаном. Вскоре они попали в помещение сферической формы с потолочными светильниками, с креслом и огромной кроватью
        Первым, кого увидел Харлад, был атаман Крюк. Он безвольно полулежал на кровати, прикованный наручниками к решетчатому изголовью, вытаращив в потолок безумный взгляд, а из его открытого рта тянулась ниточка слюны.
        - Его чем-то накачали, - сразу определила Мика.
        - Браво, милочка!
        Харлоу вздрогнул.
        Голос доносился от кресла, повернутого к вошедшим спинкой.
        - Не позабыла, чему я тебя учила.
        - Лорелэя? - Мика махнула капитану, чтобы заходил справа, но хозяйка борделя сама поднялась из кресла…
        Довольно высокая хантурианка с коротко стриженными волосами и в ажурной маске, скрывающей верхнюю часть лица. Сквозь прорези без всякого выражения смотрели очень знакомые глаза, и Харлоу силился вспомнить, где он мог раньше их видеть, поскольку никогда прежде не встречался с мадам Муреной. В ней не было ни капли изящества - топорная фигура, но грубые формы отчасти скрадывались просторным брючным костюмом, перехваченным кожаным поясом прямо под грудью.
        - Вам незачем тут находиться, - низким голосом произнесла мадам. - Вас никто не тронет, уберите оружие, капитан.
        - А с ним что? - Харлоу мотнул подбородком в сторону кровати.
        - Не ваше дело. И не ваша забота…
        - Не наше?! - взвилась Микаэлла. - Ты же убьешь его, как и мою мать!
        - Милочка! - всплеснула руками Лорелэя. - Да кто тебе такое сказал? Гимея погибла из-за несчастного случая…
        - И этим несчастным случаем оказалась ты, - девушка презрительно усмехнулась. - С ним будет так же? - она указала на атамана. - Передозировка? Или что-нибудь позатейливей? Ну конечно! Его задушили наручники, когда он просил пожестче!
        - Никто не поверит, - заметил Харлад.
        Стоккер нацелился на мадам.
        - Освободите его, Лорелэя, или же давайте нам ключ, и мы вместе с атаманом уберемся с вашего летучего кактуса, пока никого не убили и отбудем с миром.
        Мика протестующе воззрилась на него, но Харлоу как будто и не заметил. Мадам вздохнула.
        - А хотела я по-хорошему…
        Она обернулась и крикнула:
        - Ягни! Я же велела забрать у них оружие! Ягни, где ты? Иди сюда…
        В глубине отсека отъехала неприметная, задрапированная тканью створка и вместо Ягни в проем шагнул Бешеный волк.
        Выглядел Волк отвратно. Вся рожа в кровоподтеках, под правым глазом фингал, левая рука на перевязи, но вполне себе живой и весь в одном куске. А здоровой рукой он держал люкер [1]
        и целился прямо в Харлада. И Харлоу в долгу не остался, перенаправив стоккер на Волка.
        - Какого черта явился?! - накинулась на него Лорелэя. - Я звала Ягни.
        - А я за нее, - осклабился пират в упор глядя на Харлада. - И у меня кое-какие счеты…
        Он вскинул люкер, а капитан Барракуда вдавил спусковой крючок стоккера, но энерголуч уже вырвался из раструба, сжег по пути убойный диск и устремился к сердцу Харлада…
        - Нет! - Мика бросилась наперерез смертоносному лучу, прикрыла собой любимого и коротко всхлипнув рухнула прямо у его ног…
        Харлоу остолбенел. Волк выстрелил снова и точно в капитана Барракуду, но даже вспышки за этим не последовало…
        - Чертовы лерийские пукалки! - прорычал пират, стуча люкером в стену, словно так он мог заработать.
        - Вовремя надо подзаряжать, - спокойно заметила мадам, брезгливо поглядывая на тело, навзничь распростертое на полу.
        - У меня было бы кое-что получше, но кое-кто сорвал мне сделку!
        - Если бы да кабы, - Лорелэя вынула из широкого рукава мини-люкер и наставила его на Харлада, пока тот, опустив оружие, напоминал скорбную тень самого себя…
        - Ее уже не спасти, - пожала плечами мадам.
        Харлоу с безысходностью смотрел на дыру в груди Микаэллы и на широко распахнутые, неизбежно стекленеющие глаза и понимал это, но не хотел верить. Медленно-медленно, как во сне, капитан перезарядил стоккер и направил его на Мурено.
        - Не дури. Ты можешь уйти отсюда живым и увести своих людей.
        - Я ее здесь не оставлю, - глухо ответил Харлоу, имея в виду Мику. - И его… - и покосился на Крюка.
        Мадам усмехнулась.
        - Брось, он того не стоит. Да и атаман у вас нынче другой.
        - Этот, что ли? - Харлоу мотнул головой в сторону Волка, тщетно пытающегося отыскать зарядное устройство для люкера в своих карманах.
        - Тарантул помилуй! - расхохоталась Лорелэя, и Харлад замер, он уже слышал этот смех, задолго до сегодняшнего момента. - Этот мудила? У меня есть кандидатура получше, и она прямо перед тобой.
        - Стерва! - Волк резко выпрямился и уставился куда-то позади Харлада, открыл рот и… В воздухе что-то просвистело, физиономия пирата побагровела, глаза в миг налились красным, а затем его башку разорвало в кровавые ошметки, фрагменты черепа и мозгов отпечатались на переборке и живописно сползали по ней, оставляя алые потеки с комочками…
        «Бум!» - безголовая туша шмякнулась на узорчатый ковер… Харлоу только сейчас заметил под ногами ковер…
        - Разрывной блоккаунт, - негромко пояснил кто-то и шагнул почти на середину отсека.
        Диего! Дейгарский контрабандист, дующий на ствол старбеллума с глушителем.
        - Лерийское оружие для ближнего боя однозначно проигрывает дейгарскому, которое не требует подзарядки, достаточно перезарядить, - и качестве доказательства он тут же это продемонстрировал с виртуозностью опытного бойца и взял на прицел Лорелэю. - Хотите отведать дейгарской стали [2]
        , мадам? Рискните.
        - Выстрелите в беззащитную женщину?
        - В беззащитную? - искренне удивился Рерих. - А вы, Барракуда, все еще пользуетесь стоккером! Помнится, ваши люди прикупили у меня немало пулдагеров.
        - Все осталось на Буре, - проговорил пират, поддерживая его маневр.
        В разгар этой перепалки, неуловимое движение в изголовье кровати привлекло внимание Харлада, но он тут же отвел взгляд… Из-за алькова бесшумно выскользнул полуголый Дили и подкрался к Лорелэе… Быстрым движением выбил у нее из рук мини-люкер, подхватил под локти и завел их ей за спину, притиснув к своей широкой груди. Мадам не успела даже пискнуть… Попыталась трепыхнуться, но штурман крепко держал ее. Затем из-за алькова выбралась Ягни и подобрала мини-люкер. Харлоу направил стоккер на нее.
        - Не-не! - остановил его Дили. - Она с нами. Ягодки давно ненавидят мадам. Но она запугала их Волком и его стаей.
        - Держи крепче, - посоветовал штурману Харлад, - она, падла, скользкая.
        И желваки на его скулах словно окаменели. Барракуда присел на корточки и склонился над Микаэллой, не выпуская из рук стоккера.
        На мертвом лице его любимой не было боли, а лишь удивление и застывшая вечной маской решимость. Такой он и запомнит ее навсегда, как и при жизни - решительной, отважной и любознательной… И теперь она узнает, что там - за окоемом жизни и смерти, за горизонтом событий… Но ему отныне нести эту боль, и за себя, и за нее.
        - Прости, - прошептал Харлад и легким движением ладони опустил ей веки. - И прощай… - из глаза его выкатилась слезинка и тихо поползла по щеке.
        Рерих увидел это и у него перехватило дыхание из-за комка в горле… Дили покрутил головой и шумно сглотнул. И в этот момент на кровати задергался и застонал Крюк.

* * *
        Мадам Мурено пристегнули наручниками к спинке той же кровати, откуда только что сняли атамана. За неимением лучшего варианта.
        Лорелэя даже не пыталась сопротивляться, а лишь смеялась прямо в лицо своим захватчикам. И в какой-то миг, движимый навязчивой догадкой, Харлад извлек из чехла на поясе нож и разрезал маску на ее лице.
        - Сколопендра.
        Кажется, он не сильно-то и удивился, словно всегда это знал.
        - Матерь тарантула! - опешил Дили. - Быть не может! Ты же погибла…
        - Не дождешься, - скривилась мадам.
        - Хищная борода сам видел, как торпеды проклятого крейсера разнесли твой корабль в щепки.
        Сколопендра усмехнулась.
        - Меня там не было. Это не я, а мой старпом-дуралей поперся на рожон, пока я решала свои дела… В тарантула его прах! За то и поплатился. Но, как оказалось, иногда прослыть мертвой даже выгодно… Чтобы водить за нос придурков.
        - Еще слово и сдохнешь по-настоящему! - рявкнул на нее Дили и устроил в кресле все еще невменяемого атамана.
        - Я отключила глушилку, - сообщила Ягни, появляясь через тайный ход и взгляд девушки остановился на Микаэлле. Харлад накрыл ее тело покрывалом, снятым с кровати. А тушу Волка просто завалили ковром, чтобы никто не блевал при виде его ошметков.
        Ягни вздохнула.
        - Жаль Мику…
        А Харлад злился.
        Какая-то часть его, связанная с ней, теперь как будто жила сама по себе, или, скорее, существовала, а сам он почти ничего не чувствовал. Ничего! Только досаду из-за того, что так глупо позволил ей умереть. В самом расцвете лет…
        - Харлоу? - окликнул его Дили. - Свяжись с Корридой. Пока что ты вместо атамана…
        Крюк развалившись в кресле пускал слюни.
        - Конечно, - бесцветным голосом отозвался Барракуда, включая переговорник.
        Вскоре с Корриды прибыли еще две шлюпки, куда посадили девушек и Джаспера, а на той, что уже находилась здесь вернулись Дили с Крюком, Диего и Харлоу с телом Мики. Охранять мадам оставили двух матросов и Ягни.
        Капитан Барракуда всю дорогу молчал, а штурман рассказывал, как Ягни призналась ему, что мадам всех затерроризировала и как девушки сговорились от нее избавиться и разыграли при встрече в рубке целое представление перед ней, зная, что она наблюдает… Но все планы порушил Волк.
        - А где его корабль? - внезапно спросил Диего.
        Харлоу с Дили переглянулись.
        - Хороший вопрос, - заметил Барракуда.
        Однако на Корриде их ждали новые проблемы и этот вопрос отошел на второй план.
        - Нужен новый стабилизатор, - пожаловался главный механик, - старый сгорел, а без него мы не сможем нормально выйти в Q-пространство, не рискуя разбалансировкой двигателя и привода…
        Харлад задумался. Все решения сейчас принимал он, пока что Крюк «отдыхал» в своей каюте.
        - Позаимствуем у «Ягодки», - после недолгих раздумий постановил Барракуда. - Наверняка и на этом помпезном корыте, найдется исправный стабилизатор. Они недавно ремонт сделали.
        - Подойдет ли… - почесал в затылке механик, но тут активно жестикулируя вмешался тайпэ кудан, и Джаспер перевел, что Хатим, что угодно к чему угодно приспособит и откалибрует. Было бы оборудование!
        И закипела работа. Вновь снарядили шлюпку и новехонькую деталь вскоре доставили на Корриду. Но в самый разгар монтировки и подгонки, смотрящий известил Харлада о цепочке огней…
        Часть 3. ПОБРАТИМЫ
        С отвагой пирата
        И в буднях, и в битвах
        Во славу скирийского братства!
        Добудем в походах богатство.
        Клянусь своей треуголкой!
        Йо-хо-хо, старпом!
        Йо-хо-хо!
        Глава 19
        Неизвестный сектор дальнего космоса
        Пираты
        - Кораблей всего три, и они приближаются, - доложил дежурный матрос, когда Харлоу и Диего поднялись в рубку из машинного отделения.
        - Может, это торговые суда? - Накос напряженно вглядывался в обзорный экран и сверялся с приборами.
        Ему не нравилось, что Барракуда всем заправляет, но делать нечего, по иерархии он выше, хотя Коррида и не его корабль.
        - Или грузовые, или старательские… Недаром же бордель тут околачивался.
        - Да не за тем он тут околачивался, - напомнил ему Дили, - а по нашу душу, вернее, атамана…
        Вскоре стало ясно, что это не торговые суда и даже не близко.
        - Полундра-ааа! - пронеслось по кораблю. - Боевая готовность!
        - Это звездолеты Волка, Бивня и Пики, - определил Дили и намекнул:
        - На Корриде есть пушки.
        - Зарядить, но первыми не нападать, - скомандовал Харлад. - Поднять щиты! На максимум.
        Рерих впервые участвовал в пиратской разборке со стороны пиратов и даже не сторонним наблюдателем, а в самой гуще.
        Корабли надвигались и отнюдь не с мирными намерениями. Блеснув орудиями, барк Волка первым развернулся и перестроился в удобную для обстрела позицию. И дал первый залп! Но щиты Корриды выдержали. В «волчат» полетели реактивные снаряды. Катбот Бивня тем временем зашел с тыла, а баркас Пики рванул на таран.
        - Нас окружают! - проорал Накос.
        И с самого начала было очевидно, что силы неравны, а теперь и договориться невозможно. Фрегат мог отразить атаку трех пиратских судов, но в состоянии маневра, а сейчас он практически обездвижен.
        - Нам не выстоять, - печально констатировал Дили.
        Пришлось задействовать всю энергию на щиты и орудийные системы. Но маневрировать Коррида все еще не могла и уйти тоже…
        - Кэп, сколько надо продержаться?
        - Как можно дольше. Пока не наладят привод…
        «Бабах!» - в башню угодил снаряд и рубку тряхануло знатно. Несколько ракет пробороздили многострадальную обшивку.
        Рериху мерещился скрип и лязг - жалобы несчастного корабля, которому некуда деваться с траекторий обстрела.
        - Заряжай! Пли!
        - Долго мы не протянем…
        Баркас поднырнул Корриде под киль, туда, где его не могли достать орудия и таранил трюм.
        - Нас берут на абордаж!
        - У нас полные трюмы дейгарского оружия, - напомнил Накос.
        - Используйте голковеры, - посоветовал Диего, - вкупе с резометами. Пробейте им корпус.
        В трюмы фрегата тотчас направился заградительный отряд.
        - Залп!
        Внезапно экраны ослепли от яркой вспышки, а когда свет рассеялся, в отдалении появился еще один звездолет. Стремительно сокращая расстояние, он рос прямо на глазах, и на бортах его таяли зеленые искры. Он только что вышел из Q-пространства.
        - Тарантул меня задери! - выругался Дили. - Нам крышка…
        Он повернулся к Харладу, а тот улыбался. Широко во весь рот, даже под маской.
        Новый корабль приблизился, и все завопили от радости… А Рериха разобрал смех, едва он увидел нос клипера, украшенный акульим скелетом. Носовая фигура в виде акульего черепа и рыбьих костей?!.. И капитана Шадора, и контрабандиста Диего в одном лице охватил дикий восторг, он как будто сроднился с пиратами и забыл, кто он такой на самом деле. Рерих громко свистел, горланил и ликовал вместе с ними:
        - Виват Буря!
        - Ура Акуленку!
        - На клипере есть ракетная установка! - весело злорадствовал Дили.
        Пара метких залпов и продырявленный барк Волка, вращаясь штопором, унесся в пространство и там взорвался. Его сообщники не приняли боя. Баркас отлип от трюма и драпал так, что прожекторы сверкали. С катбота пальнули один раз, отступая, а затем, сверкая дюзами, корабль Бивня шмыганул в Q-пространство, из-за чего Корриду отбросило, и она чуть не вписалась в бордель, вильнув юзом по левому борту.
        - Пронесло, - выдохнул Дили, отпуская штурвал, и вскоре фрегат снова дрейфовал в относительно пустом космосе. Не считая «цветка».
        - Нас вызывает Буря, - доложил Накос.
        Включился интерферентный экран, демонстрируя рубку клипера. В капитанском кресле сидел Фабиан, а рядом с ним стояли Клайдон и Порг.
        - Ну что? - залихватски усмехнулся экс-капитан. - Повеселились? На Корриде все живы?
        - Все, - подтвердил Харлоу, но при воспоминании о Мике заныло сердце. - Почти…
        - Если бы не мы, не собрать бы вам костей, - скалился акуленок. - Я неплохо выполнил твои обязанности, капитан, но пора бы тебе вернуться, Барракуда.
        - Скоро буду, - заверил Харлад и распорядился:
        - Готовьтесь к стыковке.
        - Почему Бивень с Пикой на вас напали? - удивился Клайдон. - Волк-то еще понятно…
        - Ясно одно, - заключил Дили, - нашему братству - конец.
        - Остались еще Хищная борода, Серая тень, Гло…
        - Ой, не смешите! - воскликнул Накос.
        - Коррида и Буря…
        Тут с рубкой связался механик и доложил, что придется латать еще и трюм.
        - А бордель-то целехонек, - намекнул Дили, но на него все так посмотрели, что он моментально заткнулся и больше эту тему не поднимал.
        - Шлюзовая камера готова, - сообщил матрос.
        - Идем со мной, Диего, - неожиданно предложил Харлад, - расскажешь мне о достоинствах дейгарского оружия.
        И Рерих воспользовался приглашением.
        Там же, Клипер Буря
        Харлоу Харлад и Рерих Шадор
        Тело Микаэллы перенесли на клипер. Пока мужчины сражались, «ягодки» омыли и обрядили ее как могли, украсили искусственными цветами, готовя в последний путь. И Харлад распорядился оснастить похоронную капсулу. Обычно пираты использовали ящики из-под снарядов и ракет…
        Акуленок расстроился, узнав о гибели штурмана. Его потом неоднократно видели с красными глазами, но слезы он скрывал. А немногословный Клайдон выразил общую мысль:
        - Для нас это невосполнимая потеря.
        - Мы проводим ее, - ответил Харлоу, - как подобает.
        - Соболезную, капитан, - искренне посочувствовал ему Диего. - Вы похороните ее здесь?
        Харлад покачал головой.
        - Нет… На нашем кладбище, - и тут же обратился к старпому:
        - Как вы нас нашли?
        - Это все чертов лериец, - пробасил Клайдон. - Мы не сразу поняли, что вы отстали, а он первым сообразил и скорректировал курс. Мы вернулись тем же путем и по вашим следам.
        - Где сейчас Лэгги?
        - Ха! «Красноглазый пострел бордель узрел»… и рванул туда.
        - Он разочаруется, всех девочек перевезли на Корриду.
        - Так он уже в курсе и засел там. Сказал, мол, «нельзя упустить такой шанс», а то, «еще сто гаков без женщин и берсеркер его прикончит, ну или он кого-нибудь, берсеркером…».
        - Уважительная причина, - согласился Харлоу. - Сообщи, когда вернется.
        - А то ж.
        Потом вдвоем с Диего они спустились в трюм, и дейгарец продемонстрировал пирату все возможности купленного им оружия. После чего Барракуда позвал Диего к себе в каюту. Там он махнул ему на кресло, чтобы садился, и открыл шкафчик.
        - Дейгарцы употребляют скрийский ром?
        - Не знаю, как другие дейгарцы, - ответил Рерих Шадор, - но я даже не пробовал.
        - Самое время попробовать, - кивнул Харлад и принес слегка запыленную бутылку и пару стаканов. - Берег для подходящего случая… Хотя Микаэлла и не любила ром, - грустно закончил он.
        Барракуда сел в соседнее кресло, со скрежетом придвинул низенький столик, водрузил на него бутылку, вынул ножом пробку и разлил напиток по стаканам.
        - Прощай, Мика, - произнес он, рассматривая янтарную жидкость. - Мой дорогой и отважный штурман. Да падет твой прах на звезду!
        И залпом выпил свой ром.
        - Да падет ее прах на звезду! - повторил за ним Рерих и тоже выпил…
        И тут на него резко навалилось все то, что он гнал от себя и подавлял в себе все эти четверть гака, командуя крейсером Тезериона. Вернулись боль, тоска, холод… И весь прошедший год промелькнул перед ним… Лицо его покойной жены, от которой даже праха не осталось, чтобы похоронить, гибель лучшего друга, когда взорвался его корабль; суд, приговор, тюрьма…
        Оставшийся ром Рерих допил одним глотком.
        И Харлоу плеснул им еще… Горько-сладкое пойло с легким привкусом дыма и поражений, но с послевкусием грядущей победы.
        - Понимаешь, - Харлад неожиданно для себя делился с едва знакомым собеседником своим горем. - Я раньше думал, почему Мика - такая юная, одаренная и красивая выбрала меня - старого пирата, одноглазого калеку с изломанной душой… Ведь она могла быть с кем угодно, только пальцем стоило поманить, а она предпочла меня. Я все время боялся спросить, вернее, боялся услышать… А теперь так никогда и не узнаю…
        - Может и нет, - откликнулся Рерих Шадор. - Загляни в свое сердце, и ты обязательно найдешь там ответ.
        - Дельный совет, - одобрил Харлад, и они снова хлебнули рому. - Мика навсегда в моем сердце и память о ней не угаснет…
        - Я знаю каково это, - внезапно признался Шадор. - Я тоже потерял… жену. Она погибла в таком пекле, что и врагу не пожелаешь. Безвинно погибла, пытаясь спасти многих, а я… Я стал мятежником. А потом из-за меня убили моего лучшего друга…
        - Все мы теряли друзей, - подхватил Харлоу, - и любимых. Сочувствую, Диего. Но у меня никогда не было жены, только Мика и все мы мятежники, по разным причинам, так или иначе…
        Он разлил последний ром из бутылки.
        - Выпьем, брат!
        - Выпьем!
        Прикончив свой напиток, Харлоу прищурив глаз посмотрел на Диего.
        - А ты ведь не простой торговец, верно? Я видел, как ты действовал и как обращался с оружием… Воевал?
        - Да, - Рерих не стал ему врать. - Я служил в армии и воевал… Пока не раскусил, какая это мерзость - дутые военные кампании и политические игры, и… В задницу каракатицы!
        - То-то и оно, - согласился Харлад, а затем принес и распочал вторую бутылку рома.
        И они выпили еще, не закусывая. Как будто глушили горечью напитка общую боль, разделенную на двоих. Пили и разговаривали, и разговаривали, словно давние и закадычные друзья и сами в это поверили, а потом побратались по законам пиратского братства. Они даже не помнили, кто первым это предложил. Нож достал Харлад. Побратимы надрезали ладони и крепко соединили их, предварительно залив ромом. И спели пиратскую песню, вспоминая всех безвременно и геройски ушедших…
        Везеньем пирата
        Мы смерть победим
        Скелет нанизав на бушприт корабля!
        И выберем череп знаменьем своим,
        Украсив им нос корабля.
        Йо-хо-хо, штурман!
        Йо-хо-хо!
        Рерих поначалу не знал слов, но Харлоу разучил с ним несколько куплетов.
        Йо-хо-хо, матрос!
        Йо-хо-хо!
        Но теплые посиделки прервались с приходом Лэгги. Лериец желал выразить соболезнования другу и капитану… Но не успели они сообразить на троих, как Харладу доложили, что мадам Сколопендра сбежала на припрятанном в недрах борделя шлюпе.
        - Видимо, остался от Волка… - заплетающимся языком предположил Харлад и даже слегка протрезвел от таких новостей, вылив себе на треуголку целую флягу воды и наорал на матросов по переговорнику:
        - Олухи! Как вы умудрились ее упустить?!
        - Так это… - повинился матрос. - Ей помогла эта… Ягни. Та еще бестия!
        - Лживая гадина! - выругался капитан Барракуда. - Тарантула ей в… На шлюпе они далеко не уйдут. Догоним!.. Диего! Ты с нами, брат?
        - Прости, нет, - Рерих не хотел оставлять своих людей на Корриде. - У меня долг. Я должен попасть на Скиромею…
        - Понимаю, - кивнул Харлад. - Жди меня там. Я догоню эту тварь, прикончу ее, разнесу этот вонючий бордель и вернусь!
        - Тащи ее в Скирос! Убьем… ик… вместе.
        На том и порешили.
        - А Порга я заберу, - добавил Рерих. - Он мне понадобится.
        И наплевать на Крюка! К Тарантулу его! Мнение какого-то скирийского атамана капитана Шадора не заботило. Он только что побратался с самим Барракудой. И еще он должен спасти короля! И вакуум ему по колено!
        - Бери! - разрешил Харлад. - Эй, он же и так твой… Без проблем.
        И расставаясь, они обнялись.

* * *
        На борт Корриды Диего-Рерих поднялся с Поргом и тотчас отправил модификата на камбуз к холдейцу.
        - Тебя требует атаман, - сообщил ему матрос. - Он в кают-компании.
        - Когда очнулся?
        - Давно…
        Рерих вошел в кают-компанию в тот самый момент, когда Крюк морщась прикладывал ко лбу компресс со льдом.
        - После той дури, которой меня накачали башка ужасно трещит, - пояснил атаман, заметив дейгарца. - А куда это Буря так рванула?
        - Мадам дала деру, и Харлоу за ней погнался… Ик… - у Рериха под ногами все еще качалась палуба… Нет, он не пьян в стельку, но где-то близко на грани…
        В кают-компанию заглянул Накос.
        - Кэп, Коррида готова к переходу в Q-пространство.
        Он выразительно скосил глаза на дейгарца.
        - Этот с нами?
        - А куда же он денется, - усмехнулся Крюк.
        Видимо, пить все-таки вредно, при любом раскладе. Пьяный Рерих утратил бдительность и вдруг обнаружил себя лежащим на полу. Кто-то ловко сделал ему подсечку, на него навалились, придавили спиной к полу и вдобавок стукнули по голове… В глазах померк свет…
        - Вколите ему нейротопс, - распорядился атаман, - и заприте в каюте. До Скироса он не очухается. И вы знаете, что делать с остальными.
        Коррида стартовала и взяла курс на Скиромею. На этот раз без остановок и происшествий.
        Глава 20
        Галактика Тарантула, пояс Каффки, кластер Скирос, Скиромея
        Абордажный Крюк
        А на орбите Скиромеи капитана Корриды ждал сюрприз…
        - Атаман, планета на радарах!
        - Превосходно!
        Вскоре Скиромея появилась не только на радарах. Освещенная скупым солнцем, она предстала на обзоре во всей красе. Из-за плотных густых облаков, ночная сторона планеты выглядела серо-серебристой, а сквозь редкие темные разрывы проглядывали огни планетарных коммуникаций и маяки сигнальных шпилей…
        - Кэп, впереди корабль! - доложил смотрящий. - Крейсер…
        У Крюка желудок ухнул куда-то в коленки. Неужели проклятый КА-11 до них добрался, сжег Скиропену и примчался сюда?
        Нет!
        - Это крейсер Протагониста, - доложил Накос, - судя по опознавательным знакам.
        - Нас встречают? - удивился Дили.
        «Почка каракатицы!» - мысленно выругался атаман, а вслух ответил:
        - Ценного пленника везем.
        Похоже, босс ему не доверял. А Крюк так надеялся по-тихому обтяпать свои делишки. Нет, разумеется, он не собирался кидать протагониста, но еще троих пленников и омарамского короля, который боссу как бы и без надобности, атаман планировал присвоить себе.
        Хочешь насмешить Тарантула? Сообщи ему о своих планах!
        «Печенка, селезенка и кишки каракатицы!»
        - Кэп, нас вызывают.
        Протагонист!
        На проекции возникло лицо босса, точнее, маска-хамелеон и темные очки.
        - Приветствую блудных сынов! - провозгласил он с сарказмом.
        Крюк поморщился.
        - К чему это, босс? Мы бы и сами дорогу нашли…
        - Надеюсь, теперь с уловом? - протагонист сразу перешел к делу.
        - Конечно. Вы же велели без Шадора не возвращаться. Он у нас.
        - Тогда вам определенно понадобится эскорт. В свете последних разборок.
        Вот откуда ему все известно?
        - Э-э… босс?
        - Серая тень связалась со мной и поведала кое-что любопытное…
        «Вот сука! Так и знал, что она наушница протагониста и стукачка», - с досадой подумал Крюк.
        - Мне не терпится познакомиться с капитаном легендарного КА-11, - продолжал протагонист. - Жди меня в гости.
        - В гости? - опешил атаман.
        - В берлогу. Туда, где ты хранишь награбленное добро и держишь пленников… Есть разговор.
        Пришлось подчиниться, но при этом Крюк просклонял всех предков и потомков тарантула с каракатицей до двенадцатого колена.
        - Атаман, - отвлек его от мрачных мыслей старпом. - Ягодок тоже в берлогу?
        - Нет!.. Ни в коем случае. Возьми шлюпку и отвези их в город. И… Накос, ни слова о них протагонисту!
        Тот прилетел на флайкате [1]
        в сопровождении своей охраны вскоре после того, как Крюк со своими людьми попали в «берлогу» - склад-лабораторию какого-то древнего завода по производству неясно чего. Дили утверждал, что биороботов, обнаружив в контейнере запчасти еще в прошлом гаке.
        - Пленники на втором ярусе, - доложил матрос с Корриды, встретив гостей у входа в лабораторию.
        - Пленники? - переспросил протагонист.
        - С капитаном еще три довеска, - нехотя признался атаман, мысленно костеря болтливого матроса на все лады. - Прикажете привести?
        - Не сейчас.
        Протагонист осмотрел помещение и присел на металлический куб непонятного назначения.
        - Даже не представлял, что в таких местах можно жить.
        - А мы тут и не живем…
        - Всем выйти! - приказал протагонист. - Кроме атамана.
        Как только они остались наедине, босс слегка подобрел.
        - У меня для тебя новое задание.
        - Какое?
        - Я тут прослышал, что в рядах братства завелись не только подрывники, но и мятежники…
        - Серая тень рассказала?
        - И не только. Кризис назревал давно… Это недопустимо! Мы сильны, пока сплочены. Или все забыли эпоху «битв за ресурсы» и что нам это принесло?
        - Ну… нет, но это было давно…
        - Неужели? А плоды мы пожинаем до сих пор. Разброд и шатания нам ни к чему! Так все перестанут делиться, наплюют на Кодекс и тому подобное. Повторяю - это недопустимо! А поскольку буря зародилась среди твоих капитанов, тебе ее и усмирять. Ты упустил главных зачинщиков.
        - Не всех. Волк мертв, его корабль с командой уничтожен…
        - Но это не все.
        - Нет, - угрюмо повинился Крюк. - Бивень и Пика сбежали.
        Насчет Сколопендры он благоразумно промолчал. Пусть ее так и считают погибшей…
        - Найди смутьянов и доставь мне вместе с кораблями и командами. Будем судить их по Кодексу, перед всеми. Чтобы никому не повадно было.
        - Но Коррида…
        - Отправлю с тобой крейсер. Он хорошо вооружен. Бивням и Пикам против него не выстоять. И учти, без проколов на этот раз.
        - Понял, босс.
        Выпроводив Крюка и его людей, Протагонист задумался. Кажется, благодаря этому атаманишке, они наконец срубили крупный куш. Нет, просто колоссальный! Размером с тяжелый крейсер. Невероятная удача! Это позволит вытащить скирийцев из жопы Тарантула и обеспечит кластеру Скирос влияние в галактике. Скоро и навсегда.
        Там же, берлога атамана Крюка
        Рерих Шадор
        Холодно… Все тело скованно холодом. И мысли еле ворочались в ледяных оковах… Но докучливые голоса пробились сквозь толщу льда и сверлили мозг. Он не знал, как избавиться от них, они преследовали его, мешали…
        - Капитан…
        - Сэр?..
        - Кирдык.
        - Нет-нет, Хатим, он жив!
        - Кирдык…
        - Черт!
        «Я умер? - эта мысль как будто и не его. - Или снова вернулся в тюрьму? - словно кто-то шептал ему беспрерывно, пока шепот не превратился в равномерный гул, а затем резко оборвался и холод обернулся болью. Такой невыносимой, что он закричал и вырвался на поверхность из ледяной каши, жадно хватая ртом воздух, словно миллион лет не дышал. Горло, легкие обожгло холодом, кожа горела огнем…
        - Кэп! Слава Тарантулу!
        Рерих закашлялся так, будто собирался выкашлять все свои внутренности. Чувствительность возвращалась к нему ломотой в каждой мышце и косточке и ознобом, но он был жив… С третьей попытки капитан даже открыл глаза, но все перед ним расплывалось и накатывало туманными очертаниями…
        - Пить… - прохрипел Рерих и облизал пересохшие губы. В горло как будто сыпанули песка. - Пить…
        - Сэр!
        Теперь он узнал этот голос и вспомнил все, что с ним произошло.
        - Сэр? - повторил Джаспер. - Это пройдет, скоро… Потерпите.
        Постепенно муть перед глазами рассеялась, и Рерих более-менее отчетливо различал предметы, но под каким-то странным ракурсом. Вскоре он понял, что лежит на полу и попытался сесть. С четвертой попытки ему это удалось, но что-то по-прежнему сковывало его движения….
        Дьявол!
        А еще болела ладонь - саднил порез, наспех заклеенный пластырем.
        Шадор подергал правую руку. Что за… Металлический браслет!.. Наручников? Кандалов!? Он был прикован цепью за скобу к стене. Левая рука свободна, но что с того… Ни оружия, ни переговорника при нем не было…
        Комьюните!
        Черте что! Он настолько привык думать пиратскими реалиями и так часто блокировал свой передатчик, что забывал о нем.
        Впрочем, для начала следовало разобраться, где они. А потом уже звать на помощь.
        Рерих привалился к стене и огляделся. Неподалеку от него сидели Джас и Хатим, прикованные таким же способом… Они втроем находились в просторном помещении, тускло освещенном квадратной панелью не потолке. А два узких похожих на бойницы окна, где-то под потолком, пропускали совсем мало света. В Центре комнаты стоял треугольный стол, а противоположный угол занимала высокая до потолка клетка и в ней кто-то копошился темной едва различимой грудой…
        - Где мы? - спросил Рерих.
        - Точно не знаю, нас вели с завязанными глазами, - ответил холдеец, - но я все слышал и… Вроде бы на Скиромее и это какой-то завод или лаборатория… Берлога Крюка.
        Тут капитана скрутил резкий приступ тошноты, он весь покрылся испариной и тяжело задышал, запрокинув голову и упираясь затылком в стену.
        - Хотите блевать, сэр, не стесняйтесь, я отвернусь.
        Капитан поморщился, превозмогая дурноту, но совету Джаспера не последовал.
        - Скоро пройдет… Вам вкололи нейротопс.
        - Откуда ты знаешь?
        - Симптомы… Доза наркотика плюс алкоголь. Хатим сразу распознал.
        - Хатим?
        Тайпэ кудан сидел чуть дальше и внимательно изучал цепь.
        - Он же вроде механик, а не врач?
        - Он - хантурианин, сэр.
        Ох уж эти хантуриане, тарантула в каракатицу!
        - Простите меня, кэп! Это из-за меня мы здесь в таком положении…
        - Не мели ерунды, кадет! Я сам все это затеял, мне и отвечать.
        «И за то, что ты такой лопух, в том числе».
        Вдруг Шадор сообразил, что кое-кого не хватает.
        - А где Порг?
        - Так вон он, в клетке, сэр.
        Рерих пригляделся и в конце концов распознал в шевелящейся массе знакомую морду и конечности.
        Как его вообще туда запихали?
        - Что с ним сделали?
        - Оглушили голковером [1]
        .
        «Моим же голковером!» - мысленно возмутился Рерих, то есть приписанным к оружейному складу КА-11.
        - Как он вообще выжил?
        - Не знаю… Наверное, не в полную мощность долбанули. Правда, теперь он не в себе.
        - Это как?
        - А никакой. Что-то вроде шевелящегося овоща…
        Да уж, незадача. Рерих так на него рассчитывал!
        - Но есть и хорошие новости, сэр!
        - Неужели? - капитана разбирал смех, гомерический, но перед подчиненными надо держаться. И не показывать виду насколько ему хреново.
        Рериха мутило, а в голове словно перекатывался горох - металлический. И как-то это все в совокупности напоминало жесткое похмелье…
        - Говори, чего уж там.
        - Первое! Его величество где-то здесь.
        - Прекрасно! То есть… А вторая?
        - Ну-у… Хатим выяснил про вытяжку.
        - Про что?
        - Ну про ту штуку, которой вытягивали корабли из Q-пространства.
        - И?
        - Но это не штука, а сверхчастотный звук. Наподобие вибрации, которую улавливают приборы связи, но в стандартные звуковые волны он не преобразуется. Вместо этого воздействует на Q-привод. Он просто выходит из строя и корабль выбрасывает в реальный космос…
        - Погоди… Если так же вытащили Корриду, то почему на Бурю это не повлияло?
        - Не знаю…
        Тут заговорил хантурианин и холдеец перевел:
        - Возможно, там просто не работала связь, либо он ушел далеко вперед. И еще этот звук влияет не на все Q-приводы. Чем больше мощность, тем все сложнее… КА-11, например, это как тэйю метеор. Никакого эффекта.
        - И как пираты до такого додумались?
        - Не они. Скорее, позаимствовали эти технологии у… - Джаспер прислушался. - Сюда кто-то идет…
        У холдейцев обостренный слух, но вскоре и ушей Рериха достиг звук шагов.
        - Для вас я - Диего, о чем бы ни спрашивали, вы не в курсе. Я нанял вас в порту.
        Капитан надеялся, что, хотя бы Джасу и Хатиму удастся спастись, если у него не выйдет.
        - Сэр, но…
        - Хватит оспаривать мои приказы!
        «Вот холдейцу точно не место на крейсере».
        Хантурианин только молча кивнул.
        Шаги приближаясь, гулко отдаваясь в пустом коридоре. Наконец в арке входа возникли двое. Пираты… Они приблизились к Шадору, разомкнули замок на кандалах, но тут же, подняв пленника на ноги, соединили ему руки за спиной магнитными наручниками.
        - Этих тоже? - спросил один пират у другого.
        - Нет, велено было только этого.
        И капитана снова куда-то повели. Уходя, он поймал отчаянный взгляд Джаспера и хитрый Хатима… Следуя мимо клетки, Рерих улучил момент и присмотрелся к Поргу. Модификат сидел на полу, но при приближении капитана поднял голову и уставился на него мутными глазами, и на секунду в них вспыхнул огонек понимания… Или это только почудилось Рериху.

* * *
        Капитана Шадора доставили в помещение очень похожее на то, откуда его забрали, но с гораздо большим количеством предметов. Всю дорогу Рерих старался запечатлеть в памяти все увиденное им. Но закругленные коридоры в основном пустовали. Светящиеся панели, решетки, полукруглые тоннели по бокам, ведущие вниз… Где-то внизу шумела вода…
        Дьявол, как хочется пить!
        В горле пересохло невыносимо, словно в пустыне… И капитана слегка знобило.
        Но вот они и пришли. В круглой комнате их ждали. Некто в строгом офисном костюмчике и в темных очках, в отличие от остальных пиратов. Он сидел в массивном кресле более под стать какому-нибудь великану… И это был не Крюк. Рерих скользнул взглядом по стенам, отмечая малейшие нюансы… В нишах стояли незнакомые ему приборы непонятного назначения, обилие встроенных шкафов. Это помещение освещалось гораздо ярче предыдущего - четырьмя потолочными светильниками в форме спиралей…
        Рериха подвели поближе, и он заметил, что на лице у незнакомого субъекта маска-хамелеон.
        - Снимите с него наручники, - приказал этот человек и обратился к Шадору:
        - Вы же будете благоразумно себя вести, не так ли, капитан?
        Рерих и ухом не повел.
        Наручники сняли, придвинули ему табурет и усадили.
        - Мне бы еще попить, - просипел капитан и на него обрушился целый каскад воды из канистры. С минуту Рерих отплевывался и откашливался, а субъект в кресле все это время взирал на него сквозь темные очки…
        - Просто дайте ему воды, - холодно вымолвил тип в костюмчике.
        Дали… Капитан жадно осушил до дна железную кружку и вернул ее пирату.
        Какое облегчение!
        - Где Крюк?
        - Я отправил его восвояси, нам он тут без надобности… И вы идите, - выпроводил своих помощников субъект. - Посторожите в коридоре и никого сюда не впускайте, пока не разрешу.
        «Знатная шишка», - решил Шадор.
        - Если пойдете мне навстречу, я позволю вам жить… Капитан.
        - Кто вы? - поинтересовался Рерих и тут же сообразил. - Протагонист?
        Сидящий в кресле коротко засмеялся.
        - Вы обо мне наслышаны?
        Ну-у, капитан много чего наслушался, пока обретался среди пиратов…
        - Самый главный пиратский начальник. Так?
        - Скорее, я их отец, благодетель, объединитель и хранитель всего этого наследия, - Протагонист обвел рукой комнату.
        - А что это - все?
        - Это? Древние остатки эксцентричной цивилизации… Руины. Они до сих пор для нас непостижимы. Диковинные изобретения и артефакты… Работал над этим один ученый… Так вот, он полагал, что они преобразовали здесь все своими экспериментами, наплодили кучу жутких мутантов и более страшных тварей, вроде плотоядных ягод…
        «Это те, которым чуть не скормили Амадея», - припомнил Рерих и ему тут же представились другие «ягодки». Извращенное, однако, чувство юмора у Сколопендры-Лорелэи…
        - Подлинные хозяева всего этого давно сгинули. Или же сами себя и сгубили, оставив бесполезный хлам, пропитанный мутагеном… Такова Скиромея. Что касается второй планеты… На нее возлагались большие надежды…
        - Зачем вы мне все это рассказываете?
        - Гм… Наверное, я старомоден, но хочу, чтобы вы понимали, что мною движет и всеми скирийцами. Когда-то…. Сотни гаков назад полные радужных надежд колонисты, утомленные межзвездными странствиями, обнаружили эту систему и две планеты пригодные к жизни. Цветущий рай они назвали Скиропену и там осели фермеры. А на Скиромее - горнодобытчики и рудокопы. Сканеры показали богатые недра… Увы, ни того, ни другого они не получили. А только крушение всех надежд… Семена, что колонисты привезли с собой, не дали всходов. Животные болели и умирали. Люди выжили, но далеко не все… Естественный отбор. Они приспособились, конечно, но голодали. Роскошными плодами, которыми изначально плодоносил Срикопену невозможно было питаться, даже после обработки. Совсем не ядовитые, нет, и ароматно пахнущие, но настолько омерзительные на вкус, что его ничем не перебить потом еще много дней… И до сих пор, все, что растет или бегает на той планете непригодно в пищу… А Скиромея оказалась опустошенной, живущие тут до нас вычерпали планету до дна, воплотив ее богатства в эти уродливые свидетельства своих напрасных достижений…
        - Я все еще не понимаю, к чему вы клоните.
        - Вы слышали о «битве за ресурсы»?
        - Краем уха.
        - Для Скироса это целая эпоха… Сперва наши предки просили помощи у других планетарных сообществ, но им не вняли… Кто-то отделался ненужными подачками, кто-то и вовсе проигнорировал. Скирийцев бросили на произвол судьбы. И тогда они отправились сами добывать ресурсы. Одним словом, грабить… Так появились скирийские пираты. А потом на Скиромее разверзся ад. Флибустьеры сражались друг с другом за награбленное, но… Первый протагонист это прекратил и сплотил пиратов, назначив своих атаманов и внедрив Кодекс. Он навел здесь порядок, а я продолжаю его дело… Видите ли, капитан, каждый протагонист делал что-то для своего народа, и я не исключение…
        - Так что вам от меня нужно?
        - У вас есть кое-что ценное, то, что поможет всему Скиросу и скирийцам.
        - И что же это?
        - Не валяйте дурака, Шадор. Все вы прекрасно понимаете! Это КА-11 - самый мощный в галактике. Вы передадите его мне…
        Рерих расхохотался. Он хохотал, как безумный минут пять не меньше, до слез, пока не обессилел от смеха. Все это время Протагонист терпеливо ждал….
        - Я сказал что-то смешное? - наконец не выдержал он.
        - Вы даже не представляете насколько, - посерьезнел Шадор. - И вы не знаете, о чем просите.
        - Я не прошу и даже не требую. Я беру! Забираю у вас то, что мне нужнее, нужнее Скиросу, чем вам.
        Капитан резко выпрямился на табурете, и в глазах его блеснула сталь.
        - Вы не понимаете, на что замахнулись. Недостаточно просто получить этот крейсер. Нужно стать мной, чтобы им управлять.
        - Я стану лучше, чем вы, капитан. Просто вызовите КА-11 сюда, сложите оружие и добровольно передайте корабль мне…
        - С чего вы взяли, что я подчинюсь вам?
        - Здесь ваши друзья…
        - Они мне не друзья, - Шадор казался бесстрастным.
        - Разве? Тогда я их сразу убью… Ведь есть еще омарамский король…
        Рерих нахмурился.
        - Крюк обещал вернуть его омарамцам в обмен на меня.
        - Так вы в курсе? - удивился Протагонист.
        - С самого начала.
        «Почти».
        - И атаману удалось вас схватить?
        - Ему? Нет. Я добровольно отправился с ним за королем. И с вами мы можем договориться…
        - Ваша храбрость достойна уважения капитан, но вы самонадеянны. А Его омарамское величество вернется домой лишь после того, как я получу ваш крейсер.
        - И нарушите слово? И Кодекс, которым сами же и прикрываетесь?
        Протагонист усмехнулся.
        - Чего там Крюк пообещал омарамцам, его проблемы, а не мои.
        «Никогда не связывайся с пиратом», - подумал Шадор, но тем не менее…
        - Для вас это заранее проигрышный вариант. С крейсером. Предлагаю договориться иначе…
        - И что же вы предлагаете? Мне уже любопытно, - протагонист устроился поудобнее и приготовился слушать.
        - Я не разнесу фотонными и протонными торпедами вашу систему, а вы вернете Его величество омарамцам, после чего мы обсудим, чем может быть полезен для концерна Тезерион кластер Скирос.
        Теперь рассмеялся протагонист.
        - Конечно мы договоримся, капитан, на моих условиях.
        Он позвал охранника и распорядился привести омарамского короля.
        - Начнем с него, а там посмотрим… Видите ли, капитан, я мечтал об этом крейсере с детства. Слушал байки своего отца и жалел, что КА сгинул. Я воображал, что он просто отправился в далекое путешествие, а все вокруг убеждали меня, что это вымысел, сказка… И вот он вернулся! Легенда оказалась реальностью. Я должен его заполучить. Во что бы то ни стало.
        - Реальность куда запутанней, чем вы думаете, - жестко заявил Рерих Шадор. - Я и сам понял это совсем недавно… Это не тот крейсер, о котором вы мечтали. Тот крейсер и вправду сгинул, точнее, уничтожен…
        О том, что КА до этого было десять, капитан не успел сказать… Его прервали. По коридорам и всем прилегающим помещениям раскатился устрашающий рык, сопровождаясь усиливающимся ревом, и по мере его приближения отовсюду раздавались вопли и предсмертные хрипы…
        - Что за срань!? - Протагонист вскочил с кресла и ринулся мимо Шадора, на ходу вытаскивая люкер, но до выхода так и не добежал. Прямо из арки на него танком поперла гора мускулов и чешуи. И Рерих физически ощутил, как глаза у него вылезают из орбит…
        Порг, а это был он, как будто вырос, его мышцы увеличились в объемах и… Протагонист выстрелить не успел… Одним движением модификат вырвал у него оружие вместе с правой кистью, одним росчерком полоснул по шее, разрезая артерию острыми когтями. Фонтаном хлынула кровь и сжав боссу виски своими лапищами, Порг с одного раза оторвал ему башку и забросил вверх…. Голова протагониста описала кровавую дугу над капитаном, роняя очки и угодила аккурат в кресло… А заляпанный кровью капитан сидел и охренело таращился на модификата и даже решил, что он следующий. Но Порг вдруг закрыл ладонями лицо, весь сжался и присел на корточки, потихоньку завывая и раскачиваясь…
        И тут в арку вбежали Джаспер и Хатим.

* * *
        - Кэп, вы ранены!? - испугался холдеец.
        - Это не моя кровь… - капитан поборол новый приступ тошноты. - Как вам удалось выбраться?
        - Хатим сделал отмычку из… даже не знаю из чего, - ответил Джаспер, а хантурианин затараторил. - А-а, он говорит, там проволоки много валялось…
        - Кандалы же магнитные, - удивился капитан.
        Холдеец пожал плечами, с брезгливой гримасой оглядывая комнату.
        - Уже неважно…
        А Хатим самодовольно улыбался.
        Похоже, эти парни непрошибаемы и непотопляемы.
        «Представлю хантурианина к награде, - подумал капитан, - когда выберемся отсюда».
        - Это Порг натворил?
        - Это вы выпустили Порга?
        - Не-е, мы сидели ниже палубы [2]
        и ждали удобного момента, но эти… - Джас покосился в сторону на лежащего с распоротым брюхом пирата. - Сдуру шибанули Порга вдобавок каким-то шокером. Вот после этого он и озверел… Выломал решетку, вырвался наружу, зверски прикончил охранников и… Остальное вы видели.
        - Найдем короля и бежим отсюда! - спохватился Шадор. - Надеюсь, они оставили шлюпку.
        Он первым двинулся по заваленному кровавыми трупами коридору, превозмогая тошноту, заглядывая во все двери. Некоторые были заперты и тогда на выручку приходил Хатим со своей универсальной отмычкой… Внутри этих то ли кладовок, то ли лабораторий покоился всяческий хлама… Так они добрались до высоких двустворчатых дверей с изображением великанской оранжевой руки поверх сомкнутых створок и Рерих, повинуясь внезапному порыву, приложил к ней ладонь… Картинка вспыхнула белым, створки разъехались и утопились в стены, открывая путь в громадный цех, а навстречу капитану и его людям из-за внушительных по размеру аппаратов выскочила знакомая команда.
        - Так вот, где вас черти носят! - воскликнул долговязый пират в черной треуголке.
        Глава 21
        Харлау Харлад и Рерих Шадор
        Следом за Харладом шел Клайдон, за ним Фабиан и красноглазый лериец, и еще двое незнакомых Рериху матросов.
        - Вот так встреча, - усмехнулся лериец. - Диего, если не ошибаюсь?
        - Лэгги, - вспомнил Шадор, рассчитывая, что его спутники быстро переключились в режим конспирации.
        - Ты цел, брат? - Барракуда уставился на залитого кровью дейгарца.
        - Я-то вполне, но… Случилась небольшая заварушка…
        - Бивень и Пика устроили нам засаду, - солгал Джаспер.
        Харлад нахмурился.
        - А Крюк где?
        - Он еще раньше улетел, - подыграл Джасперу Рерих, немного злясь на него. - Оставил нас договариваться с Протагонистом и…
        - А где босс? - пробасил Клайдон.
        - Мертв, - скорбно сообщил холдеец, не давая капитану вставить хоть слово. - Все мертвы…
        - И как вы только выжили? - подозрительно сощурился лериец.
        - У нас - Порг, - Джаспер приосанился. - Он…
        - Как вы нас нашли? - Рерих поспешно перебил холдейца.
        - Так это же берлога атамана. И заодно Лэгги запеленговал твой переговорник.
        - Мой?
        - Забыл? Мы же с тобой настроили свои переговорники друг на друга, когда пили ром и братались.
        - Точно, но… Кажется, свой я обронил в схватке…
        - Впредь, лучше встраивай его в одежду, так безопаснее. Всегда при себе.
        - Дельный совет!
        Знал бы Харлоу о комьюните…
        - Догнали Сколопендру? - Рерих предпочел сменить тему.
        - Нет, - покачал головой Харлад. - Улизнула.
        - Чертова каракатица!
        А с другой стороны… Хватит на сегодня трупов.
        - Но бордель мы разнесли в клочья, а рано или поздно я найду и прикончу ее саму.
        - Галактика велика, она может быть где угодно.
        - Задействуем информационную сеть Лэгги.
        Лериец кивнул, при этом как-то чересчур испытующе поглядывая на Рериха-Диего.
        - По пути мы завернули на кладбище и достойно проводили Мику в последний путь.
        - Справедливость восторжествует… - начал Шадор и осекся, заметив, что пираты таращатся куда-то за его спину. Капитан обернулся и недоуменно застыл.
        По коридору брел Порг… То есть волочился, свесив ручищи вдоль тела, и выглядел удрученным. Обычно его каменная морда ничего не выражала, а сейчас на ней отображались растерянность, недоумение и боль - спектр истинно человеческих чувств… Он дотащился до кучки людей, стоящих на пороге цеха, обвел взглядом каждого и на его испачканной в крови протагониста морде засияла широкая улыбка.
        - Сынок! - прорычал он, глядя в упор на Фабиана и зарыдал.
        Дальнейшее напоминало бред.
        Чешуйчатая громадина поочередно окликнула по имени каждого:
        «Харлад, дружище! Вечный боц».
        «Клайдон, как я рад тебя видеть, коряга ты старая и залатанная!»
        И так далее, но всякий раз возвращался глазами к Акуленку и умилялся:
        «Как ты вырос, сынок!», как будто лет десять его не видел, а не год.
        Поначалу пираты не могли взять в толк, что, собственно, происходит, а Порг выглядел устрашающе дезориентированным, и приближаться к нему опасались, сбившись в кучу в паре метров от него. А стоило модификату к ним потянуться - шарахались, полагая что это какая-то мистификация. Как если бы с ними вдруг заговорил левиафан и спросил: «Ну, как вам погодка, друганы?»
        - Братья! Что с вами? Вы что? Да это же я!
        Но пираты не сговариваясь отодвигались от него.
        - Почему вы так на меня смотрите?! - взвыл Порг и, наступая на скирийцев, задержался напротив металлического куба с зеркальной поверхностью и обомлел… Затем вгляделся в свое отражение, помахал перед ним руками, дотронулся до носа, лба, рта, уставился на свои ладони и заревел. И рев постепенно усиливался. Сжав кулак, размером с гирю, Порг размахнулся и влепил со всей силы в куб, оставив глубокую вмятину… А его броне хоть бы хны, и ни чешуйки не отскочило.
        - Кондо-оррр! - зарычал модификат, обхватив ладонями голову. - Кондоррр! Проходимцы! Выродки… - он застонал и в отчаянии повернулся к пиратам.
        - Братья-ааа…
        Никто из скирийцев с места не сдвинулся и не спешил обнять «товарища», растерянно переминаясь на месте, а Клайдон еще и выразил недоверие:
        - Кто тебя научил и подослал? - Старпом набычился, исподлобья поглядывая на модификата.
        - Это же я, братья, это же я! Скирийская Акула!
        - Докажи!
        - Сейчас…
        Порг лихорадочно принялся перечислять все, что помнил из прошлой своей жизни… И капитан Шадор, холодея с каждой секундой ждал, что он вот-вот его разоблачит, но тут бывший пират уставился на Рериха и его людей и спросил:
        - А это еще кто? Новые члены команды?
        Слава Тарантулу!
        - Это… - Харлад вопросительно посмотрел на Диего, а тот улыбнулся.
        - Я - Диего, Порг… Ты меня не узнаешь?
        - Порг? - в свою очередь удивился пират-модификат.
        - Да, так тебя зовут. Неужели забыл? Я… выиграл тебя в карты у… у моего знакомого… тоже контрабандиста.
        Порг насупился, пытаясь хоть что-то вспомнить, но видимо не преуспел. Он помотал головой.
        - И мой приятель уверял, - заметил Рерих, живо сопоставив факты, - что ты был пиратом, пока не угодил в кондорскую тюрьму.
        - Слышите?! - Порг тотчас ухватился за эту ниточку. - Все сходится! Это же там со мной сотворили… - он беспомощно разглядывал чешуйчатые ручищи. - На вашем месте, я бы и сам не поверил, но это я… - он почти умоляюще смотрел на своих братьев, а братья-пираты упорно не верили и хватались за оружие.
        - Харлоу! Ну хоть ты…
        - Порг… Или как тебя там, раз ты утверждаешь, что являешься Скирийской Акулой, то должен знать свое настоящее имя… Имя!
        Модификат просветлел лицом, даже чешуйки засияли, и расплылся в зубастой улыбке.
        - Манфред Фодопулос.
        - Это он, - убежденно заявил Харлад. - Скирийская Акула. Этого имени не знал никто, кроме меня и Клайдона.
        - Даже я… - удивился Фабиан и неуверенно вгляделся в физиономию громилы. - Папа?
        - С возвращением, брат!
        - Дружище… - неожиданно прослезился старпом.
        - Вдруг у настоящей Акулы выпытали имя, а этому промыли мозги? - все же на закуску усомнился Лэгги.
        - Поверь, друг, - Харлоу похлопал его по плечу. - Акула и под страхом смерти и под пытками не выдал бы как его зовут.
        «Еще бы!» - усмехнулся про себя Рерих.
        - Как вы тут без меня? - спросил Акула, когда пираты обступили его. Акуленок все еще держался в отдалении. - Как там на Скиропену, сынок? Как мама, девочки?
        - Нормально…
        - Не терпится увидеть их!
        Рерих Шадор тем временем старательно приводил мысли в порядок.
        - Что последнее ты помнишь, брат? - поинтересовался Клайдон.
        - Меня вызвал к себе Протагонист… - начал Акула и вдруг зарычал так, что некоторые отшатнулись:
        - Это же он, он! Гнида! Отправил меня на заклание! Он! Убью-ууу!
        - Босс уже мертв, - сообщил Харлад.
        - Да? - Акула на минуту умолк, присмирел и добавил. - А жаль! Я бы его разорвал голыми руками…
        Рерих благоразумно промолчал.
        - В кондорской тюряге я всякого навидался… Там сидели и другие скирийцы и многих сдал протагонист. Так он покупал себе расположение Кондора и разные блага, предавая своих же братьев…
        - За твою голову и так была обещана награда, - напомнил Клайдон.
        - И протагонист откупился, уверяя, что печется о всеобщем благе… Я пробыл в тюрьме недолго, вскоре за мной пришли люди с эмблемами биосферы, дальнейшее как в тумане, а потом…. Темнота, пустота и очнулся я уже здесь… Весь в крови. Почему я в крови? И почему я все вспомнил?
        - Ты испачкался в лаборатории, - вмешался Рерих. - Там было побоище - охрана протагониста сцепилась с людьми Бивня и Пики… Еще тебя шарахнули голковером.
        - Чем?
        - Голковером, - подтвердил Джаспер.
        - Понятно, отчего так башка трещит, - Акула-Порг потер лапищами виски. - Ладно, братья, рассказывайте, как вы тут без меня. И ты, сынок…
        Фабиан выглядел совершенно растерянным и подавленным. Он так хотел увидеть отца живым… Увидел, услышал, но в голове не укладывалось, учитывая то, как теперь выглядел Акула.
        А у Шадора с появлением «старых друзей» пиратов добавилось забот. И пока воскресший Акула выслушивал последние новости от команды, капитан подозвал к себе Джаса с Хатимом и шепотом велел:
        - Срочно найдите Амадея, пока его кто-то другой не нашел. Что делать дальше вы знаете.
        Холдеец с хантурианином кивнули в унисон и смылись под шумок. Рерих перевел дух, но его манипуляции не укрылись от пристального внимания Харлоу.
        - Что случилось, брат? - он отделился от остальных и подошел к Диего.
        - Дело в том… - врать, пожалуй, рискованно. - Где-то тут заперт омарамский король. Атаман запропал…
        «Или тэйев уже кормит».
        - Протагонист мертв… Мы можем забрать выкуп, доставив королька к месту встречи с омарамцами.
        - И ты знаешь, где это? - удивился Барракуда.
        Рерих кивнул.
        - У меня есть координаты.
        - Тогда пошли. Его, скорей всего, держат в подвале… Туда.
        Оставив Акулу общаться с друзьями и сыном, они вдвоем двинулись по коридору и всю дорогу до лестницы, и спускаясь по ней, Рерих думал лишь об одном. Только бы Амадей не бросился ему на шею! Если они найдут его раньше, чем Джас и Хатим… Придется как-то отвлечь Харлада.
        Внизу перед ними протянулся еще один освещенный панелями коридор со множеством дверей. И Харлоу открыл первую дверь… У Рериха екнуло сердце, но за ней оказалось пустое тесное помещение, отделанное плиткой. За второй дверью царила тьма, а на полу плескалась вода, блеснувшая в свете коридорных ламп. За третьей они обнаружили пустующую лабораторию с узким окошком под самым потолком, с множеством шкафов, металлических столов и стеклянных кубов… Харлоу уже собирался закрыть дверь, как из глубины помещения донесся писк или вроде того… Пират застыл в проеме.
        - Что там? - Рерих выглянул из-за его плеча.
        Только бы не Амадей!
        - Там что-то шевелится, - пригляделся Харлад, - на столе.
        Теперь и Рерих увидел нечто мелкое. Оно слабо трепыхалось и как будто курлыкало. Капитан выдохнул с облегчением. Это определенно не король.
        - Где-то тут должен быть выключатель… - Харлоу пошалил рукой по стене. - А, вот.
        И тотчас в лаборатории загорелись круглые лампы - на стенах и потолке.
        «Как тут вообще все работает? - не переставал изумляться Шадор. - Откуда берется энергия? - но видимо это так и останется загадкой древней токсичной цивилизации.
        - Идем посмотрим, - позвал его пират.
        Они зашли внутрь и осторожно приблизились к столу. Там лежала… Птица?! Или похожее на нее существо - помесь разноцветной вороны и крупного попугая с длинным, но явно общипанным хвостом и хохолком. Птица при их приближении замерла и поджала под себя лапки… Круглые тусклые глаза таращились испуганно.
        - Кто оно? - вырвалось у Рериха. - И откуда здесь?
        Харлад пожал плечами.
        - Тут полно всяких мутантов… Может, ребята Крюка поймали и приволокли… - он легонько дотронулся до хохолка, и птиц задрожал.
        - Еле живое, - заметил Рерих.
        Харлад стянул перчатку и задумчиво коснулся пальцами перьев. Существо вытянулось и жалобно заверещало.
        - Оно умирает? - капитана пронзила острая жалость… Когда на глазах у него Порг растерзал протагониста, Шадор испытал лишь омерзение, а сейчас сострадание… Почему?
        Харлад не ответил, а только глубже погрузил пальцы в перья птицы.
        - Матерь тарантула!
        - Что?!
        - Я однажды видел такое… Но то был, вроде как, кот. Иногда в этих катакомбах попадаются такие экземпляры.
        - Какие?
        - Это биомех, - Харлоу отодвинул перья на грудке у существа, резко надавил и оттуда выдвинулся небольшой контейнер. Харлоу запустил туда пальцы, ловко извлек черный шарик… И тот сразу рассыпался в труху.
        - Черт! - Пират отряхнул ладонь.
        Рерих смотрел на все это с изумлением и интересом.
        - Элемент питания сдох. Организм долго не протянет… - Харлад задумчиво обвел взглядом шкафы. - Вряд ли здесь найдется, чем заменить.
        - А если поискать?
        - Боюсь, столько он не продержится, - и вдруг Харлада осенило. Он хлопнул себя по лбу и вынул левый глаз. Рот у капитана Рериха сам собой приоткрылся.
        - Искусственный! - догадался он, когда око засветилось в руке у пирата.
        - А ты думал? - хмыкнул Барракуда. - Был у меня вместо фонарика. Наткнулся на него когда-то в одной из таких лабораторий… С автономным элементом питания.
        - Как ты без него?
        - Да я им все равно ничего не видел. Тарантул знает, как он вообще работает! А птичке пригодится.
        Харлад вложил новый шарик в контейнер и вставил его обратно.
        - Ну же, пернатый, у тебя новая батарейка. Очнись и живи!
        С минуту ничего не происходило, птица не двигалась, а затем встрепенулась, глаза сразу заблестели и ожили. Пернатое существо подпрыгнуло, взмахнуло крыльями, взлетело и уселось на шкаф, взирая оттуда на своего спасителя.
        - Каррр!
        - Другое дело, - улыбнулся Харлад.
        А Рерих, наблюдая эту картину, с удивлением понимал, что всего за несколько дней привязался к нему, как к старому другу или брату…
        «Дьявол! Он же пират, бандит, грабитель, враг!» - внушал себе капитан и на душе у него сделалось муторно, как никогда раньше.
        Что это?!
        - Знаешь, Диего, - Харлоу повернул к Рериху счастливое лицо с непривычно пустой глазницей в прорези маски, там, где обычно сверкал его ненастоящий глаз. - По древнему скирийскому поверью - спасти и выходить птицу для пирата означает обрести прощенье и воплотить мечту о лучшей жизни… Хочу верить, что свое прощение я получил, пусть это и биомех.
        - Тебе необходимо прощенье?
        - За Микаэллу… В ее гибели есть и моя вина. Возможно, если бы я все же пошел к атаману, тогда на станции, и все рассказал ему… Она сейчас была бы жива.
        - Ты не можешь этого знать наверняка.
        - Не могу. Но птица - это добрый знак и теперь мне как будто легче.
        «А мне вряд ли когда-нибудь полегчает», - подумал Шадор.
        - Я рад за тебя, Харлоу… Мне бы тоже не помешало прощение, но я его не получу и не обрету покоя. Потому что все, кто мог бы меня простить, мертвы.
        - Ничего, брат, - побратим Харлоу хлопнул его по плечу, - ты еще спасешь свою птицу.
        - Не знаю…
        «Все-таки он пират, - напомнил себе Рерих. - Скирийское отребье!»
        Но, в сущности, чем мы так уж сильно отличаемся друг от друга?
        - И не только за Мику, - внезапно, тихо произнес Харлад.
        Когда они выходили из лаборатории, позади обиженно каркнули. Птиц спикировал со шкафа и устроился у Харлоу на плече, как будто всегда там сидел.
        - Ладно, пернатый, - усмехнулся пират. - Отныне мы с тобой связаны. В тебе мой глаз.
        - Думаешь, это он, а не она?
        - А какая к тарантулу разница! Пусть бы и вовсе бесполое, но, по-моему, это он…
        Из-за поворота коридора навстречу им вырулили Джаспер с Хатимом. Они вели Амадея. Исхудавшего, грязного и измученного. В мешковатой одежде, явно с чужого дюжего плеча. При виде Рериха, король неловко дернулся, но тотчас отвел взгляд и притворился, что капитан ему незнаком.
        «Молодцы, ребята, - мысленно похвалил Шадор. - И Его величество молодцом! Держится. Несмотря на все те ужасы, что ему довелось пережить».
        - Мы разыскали пленника, - сообщил холдеец, а тайпэ кудан многозначительно посмотрел на капитана и кивнул. - А еще мы нашли наши переговорники и твой старбеллум… Диего.
        - Тогда нас больше ничего здесь не держит, - заметил Харлоу. - Пора улетать.
        - Ого, - Джаспер указал на плечо пирата. - Это ваш?
        - Теперь мой.
        - А что делать с трупами? - спросил Шадор, хотя это его заботило в последнюю очередь.
        - Каракатица с ними. Пусть люди Крюка и прибираются, когда вернутся.
        - Тут есть уборная? - осведомился Рерих. - А то надо бы…
        - За лестницей. Я покажу…
        Как только капитану удалось остаться в одиночестве, он разблокировал комьюните и отправил срочную комьюнитиграмму Брасу Руперти с четкими инструкциями и указанием координат.
        Глава 22
        Галактика Тарантула, неизвестный сектор дальнего космоса, клипер Буря по пути следования через Q-пространство
        Харлоу Харлад
        - Харли! - в каюту капитана Барракуды заглянул Лэгги. - Там По… Акула всех собирает в кают-компании.
        - Сейчас, - Харлоу стоял перед зеркалом встроенного шкафа и задумчиво себя разглядывал. - Мне уже сообщили, - он повернулся к лерийцу, и тот присвистнул:
        - Креативненько!
        Там, где раньше у Харлада сиял искусственный глаз, теперь красовалась круглая нашлепка с нарисованным на ней белым черепом и скрещенными костями.
        - Ну это… - Харлоу усмехнулся. - Других вариантов не нашлось.
        Он привык к своей маске и не хотел менять ее, поэтому вырезал кругляш из старой куртки и прилепил поверх прорези с помощью стикера.
        - Нормально и так… А где твой питомец? - Лэгги посмотрел на кресло. Птиц облюбовал подголовник в качестве насеста.
        - На камбузе. Лакомится обрезками яблок и ветчины…
        - Так он у тебя еще и ест?!
        - Некоторая его часть. Позже куплю ему птичьего корма. А пока пусть довольствуется тем, что дают… Кстати, кок испек яблочный пирог в честь возвращения Акулы… Да ты подожди, сейчас вместе пойдем, - Харлад поискал глазами свою треуголку.
        - Слушай, друг, - лериец многозначительно покашлял, зашел в каюту и плотно задвинул за собой створку. - Насколько хорошо ты знаешь Диего?
        - Мы познакомились на Кирдэке… Ага, вот и она, - Харлоу нашел, что искал за креслом. Похоже, питомец пытался свить в шляпе гнездо. - А что?
        - Да как-то слишком быстро вы спелись…
        - А чего тянуть тэйя за хвост? Совместная заварушка, потом пьянка да пирушка… И мы побратались. Он отличный парень! - Харлад отряхнул треуголку, водрузил ее на макушку и повернулся к Лэгги.
        - Харлоу, - тот вздохнул. - Я конечно все понимаю… У тебя горе, ты скорбишь и оплакиваешь потерю, но это не повод бросаться очертя голову в новые отношения, - уголки губ лерийца чуть дрогнули.
        - Понимаешь… Жизнь такова, что может оборваться в любую секунду… И так хочется назвать другом того, с кем тебе по пути, хотя бы на мгновение и ценить этот момент.
        - Я твой друг!
        - И я это ценю. Но ты не скириец…
        - Так и он нет.
        - По рождению - нет, но по духу - да…
        - Харлоу, да что ты несешь?! Он типичный дейгарец, до мозга костей. И со стороны мне виднее.
        - Прекрати, Лэг! Он свой. Я таких за гак чую. Как будто… Родственная душа! И повидал немало, хотя немногим старше акуленка.
        - Не знаю, Харли, - хмурился лериец. - Не знаю, стоит ли ему доверять. Не нравится он мне…
        - Почему?
        - Не могу понять, но что-то в нем… не так. Вот ты говорил, это он указал координаты встречи? А откуда он их узнал?
        - Он ведь летел с Крюком…
        Звук корабельного колокола заставил обоих вздрогнуть. Давненько он не звучал, с тех пор как капитан Акула покинул Бурю, а вот теперь вернулся.
        - Идем, - сказал Харлад, - нас ждут. Об остальном после поговорим.
        Доверял ли он настолько Диего Марко, чтобы называть его своим братом и другом? Или их сплотила необходимость сражаться с общим врагом? Харлоу и сам не до конца понимал, чем зацепил его этот пришлый дейгарец. И зачем он обнажил перед ним душу…

* * *
        В кают-компании все уже собрались и расселись, кто где упал и даже на раскладных стульях. Харлад сразу увидел Диего. Тот сидел в углу, как будто отдельно от остальных и был явно чем-то озабочен. Они встретились взглядами, кивнули друг другу и Барракуда сразу переключился на Фабиана. Тот выглядел растерянным и удрученным…
        - Садись, - Лэгги нашел места на диване. Вернее, Клайдон им придержал.
        - Я собрал вас, братья мои, - прогудел Акула, - чтобы объявить…
        - Ты снова у нас капитан? - ввернул один из матросов.
        Акулу по-прежнему с трудом воспринимали в облике Порга, но его слова, поведение и манеры ни у кого не оставили сомнений - он тот самый, Скирийская Акула, каким они его помнили еще до геномодификации.
        - Нет, - Акула покачал головой. - Капитаном остается Харлад и будет, а я… - он собрался с духом, вдохнул выдохнул и заявил:
        - Я покончил с пиратством! Я выхожу из братства и начинаю новую жизнь.
        Пираты сперва опешили, а потом загалдели:
        - Как?! Зачем?! Что ты задумал? Куда ты пойдешь?!
        Акула-Порг поднял ладонь, призывая к тишине.
        - Я решил это еще до того, как угодил в кондорскую тюрьму…
        «Вот это поворот», - озадачился капитан Шадор.
        Рерих Шадор
        Такого он точно не ожидал и прикидывал, на руку ему такой расклад или нет. Шестеренки в мозгах отчаянно закрутились…
        - Как только мы получим выкуп за короля, - продолжал вещать Акула, - и разделим добычу, я возьму свою долю, увезу семью со Скиропену и обустроюсь где-нибудь в колониях…
        «Скирийцы прежде всего сброд, - упорно напоминал себе Рерих, когда его заносило на поворотах. - Да, но… Сброд неоднородный».
        Нельзя равнять того же Крюка и… Харлада. Экипаж Корриды и команду Бури. Тем более «акулы», во главе с Барракудой, Амадея не запугивали монстрами и не обижали, выказывая уважение его статусу. Королю выделили отдельную каюту, накормили нормальной едой, а не объедками, выдали чистую одежду, подходящую ему по размеру. Да, ради пиратской же выгоды, следует признать, но это хотя бы разумно, без оголтелой жестокости…
        Значит ли это, что с ними все же можно договориться?
        - Я бы уже это сделал, - уверял свою команду Скирийская Акула, - как и некоторые наши братья, если бы не имел несчастья поделиться своими планами с Волком, тот настучал протагонисту, а… Протагонист подобного не прощает…
        «Протагонист мертв, - подумал Рерих Шадор. - Порг обезглавил чудовище Скироса и это мой шанс. Успех или… Провал? Третьего не дано. Вернее, третьим возможен лишь массовый геноцид, а это вряд ли пойдет на пользу галактике и не понравится Тезериону. Как бы там ни было, а полдела уже сделано…»
        - Братья! Сумма выкупа такова, что вы все, кто хочет, все у кого есть семьи, сможете начать достойную жизнь где-нибудь на окраине Лери, обрабатывая землю…
        «Каков, - невольно усмехнулся Шадор. - И при этом он собирается украсть у атамана. Типичный пират!»
        Рерих представил Акулу-Порга среди колосьев и коров и чуть не засмеялся в голос. Да он там всех копытней распугает! Впрочем, его самого впору запрягать…
        - Булфергу нужны земледельцы и животноводы, а в только что основанных колониях в системе Ниц-ши выделяют участки плодородной земли и ссуду…
        Это дало капитану Шадору новую пищу для размышлений, плюс у него было время обдумать все, что поведал ему Протагонист. Все-таки их общение оказалось полезным…
        «Черт!» - тут Рерих ощутил на себе чей-то взгляд. Этот альбинос Лэгги чересчур часто и пристально поглядывал на него, пока остальные внимали речам бывшего капитана.
        - Отец… - неуверенно вымолвил Фабиан, он еще не привык так называть этого модицифированного громилу, хотя, как и остальные пираты, присмотревшись к нему обнаружил знакомые черты, как если бы на кожу капитана Акулы просто напылили чешуйчатую броню. Понемногу все его узнавали и признавали…
        - Отец, мой капитан, а если я хочу сам выбрать свой путь?
        - Ты можешь поступить в любую школу, сынок, денег у меня хватит…
        «Они уже разделили выкуп и распределили, на что он пойдет, - размышлял Шадор, - словно шкуру неубитого тэйя».
        В кают-компанию заглянул вахтенный - дежурный рулевой рубки и доложил:
        - Мы прибываем, кэп!
        И непонятно, к кому он точно обращался, к одному из присутствующих здесь капитанов - к Барракуде или Скирийской Акуле. Или к обоим сразу.
        - Через десять минут выходим из Q-пространства.
        Акула поднялся и обвел взглядом резко притихших пиратов.
        - Наступает важный момент! По местам… - и спохватился. - Командуй ты, Харлад.
        - По местам! - повторил новый капитан и ободряюще улыбнулся Диего. И тогда Шадора впервые кольнула совесть. Или не впервые.

* * *
        Капитаны поднялись в рубку, а оттуда на мостик. Барракуда, Акула и… Диего тоже разрешили присутствовать. Поскольку именно он знал все подробности передачи пленника. От атамана Крюка, разумеется.
        Легкая вибрация комьюните в ладони известила Рериха о том, что Хатим и Джас пробрались в каюту Амадея и заперлись там. Как и договаривались…
        Зеленые волны сменились чернотой космоса с точками звезд. Чуть вдалеке разноцветными клочьями клубилась туманность, а в отдалении пульсировал завораживающий глаз красного гиганта…
        - Тут никого, - доложил смотрящий, - мы пока что одни.
        - Подождем, - сказал Акула.
        А Рерих насторожился. КА-11 давно должен быть здесь… Что его задержало? Впрочем, волноваться рано. Все эти сдвижки координат… Крейсер вот-вот появится, как обычно - эффектно и внезапно. Капитан Шадор специально выбрал место вдалеке от коммуникаций: планет, станций, трас и торговых путей, чтобы можно было безопасно выйти из Q-пространства.
        - По правому борту! - воскликнул смотрящий.
        - Что? - Харлад вгляделся в обзорный экран.
        - Объекты… Шесть штук, вроде бы…
        - Корабли?
        - На локаторах не отображаются, - нахмурился Лэгги, который теперь выполнял обязанности штурмана-навигатора.
        - Полундра! - заорал смотрящий. - Тэйары…
        И вскоре все увидели… Шесть амфибий стремительно приближались, неумолимо сокращая расстояние между собой и кораблем… Шесть левиафанов, похожих на темно-фиолетовые глыбы. Космические киты в непрошибаемом панцире с лезвиями вместо плавников, способными резать и крошить. Тэйары, наполненные смертоносной желчью, разъедающей корабельный металл. А впередиидущий левиафан - явно их лидер напоминал раковину Мурекса с роговыми отростками…
        - Уходим! - скомандовал Харлад. - Обратно в Q-пространство!
        - Поздно! - в панике завопил смотрящий.
        На клипер надвигался кроваво-красный шторм, пострашнее любой бури. Коррозийный поток выпущенный всеми тэйрами разом… Для него нет преград, от него не спастись. Желчь тэйев, уничтожала все на своем пути, оставляя лишь органику, чтобы втянуть ее в желудок чудовища, переварить и впитать позже. Так кормились тэйи со своими симбионтами арами… Тэйары!
        Палубы охватила тревога пополам с ужасом от неминуемой беды. Корабль разворачивался, но не успевал уйти в Q-пространство. Остались считанные секунды до того, как смертоносная волна захлестнет корабль, поглотит, растворит, оставив людей барахтаться в открытом космосе за мгновения до мучительной гибели…
        - Та-ам! - закричал лоцман.
        Пространство между Бурей и потоком желчи замелькало зелеными всполохами, разверзлось изумрудным вихрем и пронзилось серебристой стрелой гигантского звездолета… И едва крейсер показался целиком - от носа и до кормы, от бортов разлилось белое сияние и устремилось навстречу коррозийному облаку, откатило его назад и распылило, отшвырнув при этом левиафанов. КА-11 во всей красе явился из Q-пространства и выпустил всего одну синаптическую торпеду. Она молниеносно прошила всех тэйаров одного за другим, превратив их в сморщенные головешки…
        Рериха охватила законная гордость. Быть спасенным собственным кораблем вот так, в окружении пиратов… Наверное, именно тогда капитан Шадор впервые ощутил особенное единение с крейсером… И опомнился, когда сообразил, что все в рубке притихли и смотрят на него, и не столько на него, сколько… Левая ладонь капитана переливисто вибрировала, настойчиво мигая серебристой точкой, и Шадор вдавил ее средним пальцем.
        - Капитан! - рубка взорвалась голосом начальника службы безопасности. - Сэр! Тэйары уничтожены! Клипер взят на прицел! Вы готовы подняться на борт КА-11?
        Вот так и оживают легенды…
        И в голову Рериху Шадору нацелились с десяток стоккеров, пулдагеров и старбеллумов. И лишь один из пиратов даже не выхватил из кобуры свой стоккер - капитан Харлоу Харлад. Он просто смотрел на своего недавнего побратима Диего и ни капли злости или осуждения не было в его глазах. Это Рериха чуть не добило почище разных голковеров.
        - Уберите оружие, - негромко попросил капитан Шадор. - Мы еще можем договориться.
        Но пираты не подчинялись его приказам или просьбам. Они ждали, что ответят их капитаны…
        Акула взирал на Рериха поверх пулдагера так, будто что-то усиленно вспоминал и прикидывал…
        - Так ты и есть тот самый капитан проклятого крейсера? - наконец спросил он, опуская оружие.
        - Да, и меня зовут Рерих Шадор. Я предлагаю вам перемирие… Уставом Космической Академии и скирийским Кодексом чести это предусмотрено. Забудем о разногласиях хотя бы на время. Будьте моими гостями!
        - Ага, и нас там всех прикончат по одному, - подал голос Клайдон, - а потом шарахнут по Буре и…
        - Я принимаю предложение КА-11! - внезапно объявил Харлад и жестко добавил в упор глядя на Шадора. - Если это ловушка, капитан, то я вас лично убью. Клянусь.
        И Рерих ему безоговорочно поверил.
        - Согласен, - в свою очередь ответил он.
        - Всем убрать оружие, - скомандовал капитан Барракуда. - Сегодня мы гости легендарной Космической Академии. Видели, как они спалили тэйаров? У нас - общий враг и нам есть к чему стремиться.
        Пираты слегка зароптали, но капитану никто не перечил.
        Харлад надеялся, что настолько хорошо узнал своего побратима Диего, чтобы поверить - Рерих Шадор человек чести и слово держит.
        Глава 23
        Галактика Тарантула, космическое пространство между кластером Скирос и системой Омарами. Нейтральный космос. Крейсер КА-11
        Клипер утянули в ангар крейсера и Космическая Академия стартовала. Вскоре КА-11 вышел из Q-пространства там, где и было условлено с правительством Омарами, чтобы вернуть короля домой.
        Рерих предложил пиратам каюты, но они предпочли остаться на своем корабле.
        - Дайте мне сутки, - сказал капитан, - чтобы все подготовить. И помните, вы не в плену, а в гостях.
        Фабиан рвался выйти и обследовать крейсер, но Акула-отец ему не позволил.
        - А вдруг пираты начнут бузить? - выразил опасения холдеец. - Попытаются захватить крейсер…
        - Они же не идиоты и не самоубийцы, - пожал плечами Шадор и спустился по трапу в ангар вместе с Амадеем в сопровождении Джаса и Хатима. Их встречала целая делегация - Руперти и вся служба безопасности в полном составе, Джаред и трибусты - Ивундий вместе с двумя незнакомыми Рериху стариками. Регулоса с ними не было… Бурные приветствия и горячие благодарности обрушились на капитана и его спутников. Лишь на лице старпома читалось яростное желание надрать племяннику уши и Рериху заодно… И в разгар самых пламенных речей неизвестного трибуста, капитан вдруг пошатнулся и проговорил:
        - Я дико устал… Хочу принять нормальный душ и поесть чего-нибудь из трансгрегатора…
        С тех самых пор как над ним пролетела башка протагониста заливая все кровью, он так и не переоделся. И если среди пиратов это не особенно его беспокоило, то здесь… Он чувствовал себя грязным и это по меньшей мере.
        - Вы настоящий боец, сэр, - уважительно отметил Брас Руперти и козырнул своему капитану. - Для меня честь служить вам.
        - О, да, и типичный пират, - не преминул съязвить старпом.
        - Вы правы, мне у них понравилось, Джаред, - почти угрожающе заметил Шадор. - Не вынуждайте меня выбирать…
        Старпом внимательно посмотрел на покрытого заскорузлой кровью чумазого капитана с шальным блеском в глазах… Кивнул, отступил в сторону и больше не язвил.
        А Рерих уже определился и настроился на мирное решение проблемы. И обдумывание стратегии и тактики поведения у него заняло почти весь условный день и целую ночь.

* * *
        На следующее условное утро скирийцы и директор Космической Академии уселись за стол переговоров. Встреча проходила в кабинете капитана при мостике, но примерно за два часа до ее начала, Шадор позвал туда Харлада и Лэгги. Начальнику службы безопасности это не понравилось, но он не стал оспаривать распоряжения капитана.
        - Сэр, вы полагаете это разумно? - уточнил Джаред.
        - Да… И пригласи, пожалуйста, сюда своего племянника с Хатимом и лучшего кибернетика крейсера.
        - Есть, кэп.
        Когда все собрались, после короткого приветствия, Рерих обратился к Харладу:
        - Наши переговорники настроены друг на друга?
        Харлоу кивнул
        - Мне нужен твой.
        - Зачем?
        - Затем, что… - Рерих обернулся к лерийцу. - Ты сможешь контролировать отсюда свою информационную сеть? И получится ли через нее запеленговать все пиратские переговорные устройства, чтобы послать им сигнал вызова?
        Лэгги немного поколебался и ответил утвердительно. Потому что смекнул, к чему клонит капитан Шадор.
        - Это нужно для того, чтобы в переговорах заочно участвовали все скирийцы, независимо от времени по относительной шкале. Так же, как и команда КА-11. Мы подключим устройства к рут-кому и распространим трансляцию через мой комьюните и киберсеть крейсера… У вас на все два часа. Справитесь?
        - Капитана, не сомневаться! - бодро ответствовал за всех тайпэ кудан.
        И это уже была маленькая победа.
        В назначенный час за длинным капитанским столом расселись представители сторон. Помимо Рериха Шадора от команды крейсера присутствовал Джаред. Скирийская Акула и Харлоу Харлад от пиратского братства и король Омарами. Сегодня он явился в королевском облачении - в мантии, с короной на голове и вместе с Ивундием, который никак не мог привыкнуть к тому, что Порг - это пиратский капитан.
        И все оружие переговорщики сложили за дверью.
        - Итак! - объявил Шадор. - Начнем. И я хочу, чтобы все осознали…. Сегодня здесь не просто ведутся мирные переговоры, сегодня здесь вершится история галактики и наши судьбы во власти этого момента…
        С этими словами он развернул над столом два интерферентных экрана и внутри каждой проекция светилось множество огоньков.
        - Вот здесь, - капитан указал на зеленые точки, - отображены подключения офицеров, преподавателей, курсантов и персонала КА-11. А здесь, - он протянул руку к экрану с желтыми огнями, - все активные переговорные устройства скирийцев. Всех, кто видит и слышит нас, отслеживая происходящее на экранах или в аудио формате. Все они смогут выразить свое мнение - согласие или несогласие, если пожелают. Для этого достаточно отправить сообщение. Цвет огоньков изменится в зависимости от положительной или отрицательной реакции. Красный - нет, а синий - да.
        - Подтверждаю, - отметил Харлад, который участвовал в подключении и тестировании информационного поля. - Это не фальсификация.
        И большинство огоньков тут же на секунду вспыхнули синим.
        - Что ж, - продолжал капитан Космической Академии, - если у вас нет возражений, приступим.
        - Приступим, - кивнул Акула.
        - Приступим, - откликнулся Харлад.
        - Приступим, - согласился Амадей.
        - Я немного знаком с историей Скироса, - заговорил Рерих Шадор. - Ваши предки еще до «битвы за ресурсы» просили о помощи, но так ее и не дождались. И я собираюсь это исправить. Лучше поздно, чем никогда. Со своей стороны, от лица КА-11 и Концерна Тезерион предлагаю нам заключить Пакт о мирном сосуществовании Скироса и галактики Тарантула… Да, я говорю за всю галактику. Ибо такова моя миссия и миссия КА-11 - мирное урегулирование разногласий, а не развязывание войны. Да, мы наемники, но наемники особого рода. Мы призваны устранять конфликты, в которых галактическое сообщество не заинтересовано. Если вы думаете, что я беру на себя чересчур много, то вспомните, - вы сейчас на борту самого мощного крейсера в галактике и только он способен противостоять общему смертельному врагу - тэйарам.
        - Каковы условия? - спросил Акула. - И преимущества.
        - Первое и очень важное. Вы и вся команда Бури, включая механиков и матросов, получите солидное вознаграждение от правительства Омарами за спасение и возвращение омарамского короля.
        - Совершенно верно, - подтвердил Амадей. - В размере того выкупа, что мои трибусты обещали атаману Крюку.
        Харлад с Акулой довольно переглянулись, и сотни огоньков на интерферентном экране окрасились синим.
        - Второе. Это касается вас, капитан Акула. Вы получаете полную галактическую амнистию от Концерна Тезерион. Что, впрочем, относится ко всем готовым сотрудничать скирийцам. Третье! Концерн формирует команду из лучших ученых и терраформаторов Ашроуна. Они, с вашего позволения, прибудут на Скиропену и разберутся в причинах экологической и биологической несовместимости. По возможности проведут терраформирование отдельных изолированных участков и смонтируют искусственные климатические зоны-купола с собственным микроклиматом, пригодным для жизни и земледелия…
        - Можно я добавлю? - вмешался Амадей и получив разрешение продолжил:
        - Более того, я предоставлю работу в омарамских колониях каждому пятому дееспособному скирийцу, при условии, что он не гнушается физическим трудом или обладает определенными навыками охранника… - тут он покосился на Порга-Акулу. - Мне вот теперь требуется телохранитель… Спасибо, капитан, - король кивнул Шадору. - Передаю слово.
        - Далее, и это четвертое… Концерн, а также Кондор готовы рассмотреть бизнес-проекты и выдать Скиросу лицензии на производство некоторых товаров повышенного спроса. За исключением, разумеется, оружия и наркотиков. И… Впрочем, - Рерих улыбнулся, - одну лицензию я уже оформил для вас лично, - он передал Акуле блок-нот. - Она начинает действовать с завтрашнего условного дня.
        Харлад и Акула уставились на экран блок-нота…
        - Скирийский ром?! - присвистнул капитан Барракуда.
        - Я пробовал, как ты помнишь, - заметил Рерих, - и мне он понравился. Гораздо больше, чем дейгарский. Поверь мне, как кентрийцу… Остальное в ваших руках. А мы идем дальше. Пятое! От руководства крейсера… Космической Академии, как учебно-военному учреждению, требуется высокоэффективный тренировочный полигон. Не тренажеры и не учебки, этого у нас и так хватает, а максимально приближенный к полевым условиям. Предлагаю организовать такой совместными усилиями на базе Скиромеи…
        «Уж там одни «дьявольские ягодки» чего стоят!»
        - Конечно, все в разумных пределах и без угрозы для местных жителей. И за определенную плату. Я буду платить скирийцам из бюджета крейсера. О цене, думаю, договоримся в частном порядке на контрактной основе и условиях аренды…
        - Дельное предложение, - оценил Акула. - А если вдруг кто-то из ваших курсантов там случайно скопытится?
        - Существует техника безопасности, но если что вдруг, то мы проведем совместное расследование и установим, почему это произошло. Если по причине несчастного случая, то с арендодателей будет снята вся ответственность. За свой экипаж полностью отвечаю я сам.
        Скирийская Акула кивнул.
        - Поддерживаю.
        - И, наконец, шестое. Собственно, сам Пакт в его формулировке. Скирос не подвергнется осаде, блокаде и бомбардировке, но только при условии прекращения всех грабежей, разбоя и бандитизма с вашей стороны. И больше никаких нападений на представителей Омарами. Это прописано отдельным пунктом соглашения. Можете ознакомиться, - Рерих придвинул к участникам переговоров сенсорно-тактильные пленки.
        Некоторое время пираты и Амадей с Ивундием изучали договор…
        - Мы готовы подписать, - первым ответил король.
        - У нас возникли вопросы, - высказался Акула, посовещавшись с Харладом.
        - Разумеется, - кивнул Шадор. - Лучше сразу все прояснить.
        - Не все скирийцы такие сознательные, как мы, и не все жаждут мирного сосуществования…
        «И точно не Крюк», - подумал капитан.
        - Вот мы сейчас заключим с вами этот Пакт, а они возьмут, да и ограбят кого-нибудь или убьют какого-нибудь омарамского торговца. Что тогда? Условия будут нарушены и КА-11 разнесет Скиромею и Скиропену с мирными жителями?
        - Исключено, - ответил Шадор. - Понимая, с кем имеем дело и что не все способны быстро перестроиться, мы на этот счет подстраховались. В договоре предусмотрена особая поправка и дополнительное соглашение. Последним пунктом… КА-11 имеет право разобраться с нарушителями пакта, не затрагивая при этом интересы сторон, в том числе и Скироса, при условии, что скирицы не станут нам препятствовать… Да, и еще два важных момента. Вам придется выбрать правительство и главу скирийского братства и… Я кое-что предусмотрел. Все условия пакта, права и обязательства участников соглашения распространяются только на внутренние пояса и зону Тарантула. Если отдельным пиратам не по нутру спокойная жизнь и рутина, они всегда могут отправиться в поход во внешний пояс или в другую галактику. Это довольно опасно, далеко и затратно… Но это будет их выбор.
        - Резонно, - отметил Харлоу. - Может, кое-кому не помешает ощутить реальную романтику походов.
        - Итак? - поинтересовался Рерих Шадор. - Подписываем? Но, для начала, выясним мнение большинства.
        - Пусть голосуют, - пробасил Акула. - Я согласен.
        - Я тоже, - поддержал его Харлад с легкой грустинкой в голосе.
        Подавляющее число огоньков на экранах зажглись синим, капитан объединил проекции и первым поставил свой отпечаток на договоре. Следом за ним это сделали и остальные участники переговоров. Тем и ознаменовалась новая эпоха галактики Тарантула. Эпоха одиннадцатого крейсера.
        После заседания Шадор лично проводил гостей-делегатов до ангара по коммуникационному колодцу. Амадей перед отлетом пожал капитану руку.
        - Я так и не поблагодарил вас, Рерих, - но… Надеюсь, вы примите мою искреннюю признательность? И еще, - он совершенно по-мальчишески улыбнулся. - Я восхищаюсь вами и постараюсь стать похожим на вас.
        И капитан вдруг поймал себя на мысли, что, если бы Амадей не был четырнадцатилетним подростком в теле взрослого мужчины, что, если бы он был по настоящему взрослым… Отправился бы он за ним в самое пекло?.. Скорее всего. Потому что на кону стояло гораздо больше судеб, чем жизнь омарамского короля.
        - На меня не надо, - шутливо открестился капитан. - Просто будьте справедливым и мудрым правителем, Ваше величество, у вас все для этого есть. И берегите Ивундия. Слушайтесь его. Он по-настоящему вам предан и плохого не посоветует.
        Старик услышал слова Шадора и чуть не расплакался от избытка чувств.
        - Я понял, - кивнул Амадей, - и постараюсь. Я усвоил урок.
        Наверное, все не зря…
        Харлад уходил последним.
        - Мог бы и остаться, - посетовал Рерих. - На крейсере и для тебя найдется работа. Я бы хотел видеть тебя в моей команде…
        - Ну уж нет, - усмехнулся Харлоу. - У меня - Буря. Я ее капитан.
        - А Скирийская акула?
        - Он выдвигает свою кандидатуру в новое правительство Скироса и созывает на сходку братство во главе с лояльными атаманами. Но и это уже без меня…
        - Значит, в поход? Куда? Во внешний пояс?
        - Если понадобится, то и туда. Но я подписал соглашение и не нарушу данного слова, хотя все еще пират и останусь пиратом по духу до конца своих дней. Буря летит на поиски Сколопендры и возмездия Мурене не избежать.
        - Галактика огромна… Понадобится не один гак, чтобы ее найти и то не факт, что найдете.
        - А может и меньше. Лэгги-то нам на что? Он теперь у меня штурманом.
        - Капитан Барракуда… Ты вернешься?
        - Вернусь. Живой или мертвый.
        - Лучше живой.
        Харлоу улыбнулся и подмигнул Рериху единственным глазом.
        - Жди, капитан. Ведь мы еще не закончили одно дело и не свели старые счеты.
        - Ты о чем?
        - По законам скирийского братства я должен вызвать тебя на поединок. За то, что воспользовался моим доверием, кентрийский щенок!
        - Возвращайся, - твердо ответил Рерих, - и я приму вызов. Если не передумаешь.
        - Еще чего! Будь уверен, побратим.
        - Буду! Передавай привет своему питомцу…
        А в это время, старпом все еще находился в кабинете Шадора. Все разошлись по своим местам и вернулись к своим обязанностям. А Джаред продолжал сидеть за столом, задумчиво глядя в одну точку, и прокручивать в голове некую мысль… Мог ли он предположить, мог ли представить себе, каким невероятным капитаном окажется Рерих Шадор?!
        Подумав еще немного, Джаред Туили включил свой блок-нот и удалил оттуда пару не отправленных отчетов Тезериону, живописующих некомпетентность его капитана.
        После сложного трудового дня Рерих Шадор вернулся в свою каюту и наконец очутился в тишине и покое, чего так жаждал уже давно… Он расстегнул все пуговицы на мундире, сбросил с себя китель, плеснул в стакан скирийского рома (бутылочку ему презентовал Харлад перед отлетом), подошел к иллюминатору и просто любовался звездами, не думая о проблемах. Полный надежд и грандиозных планов, капитан перекатывал на языке восхитительный пиратский напиток, предаваясь воспоминаниям… До тех пор, пока в его ладони не завибрировал комьюните.
        Белая точка! Тезерион.
        - Поздравляю, Рерих. Ты отлично справился.
        - Вы так считаете, сэр?
        - Да, именно так. Я удовлетворен, хотя и не всем доволен, но никто бы не справился лучше тебя. Крейсер заслуженно получил свои юниты, а ты награду.
        - Рад это слышать и готов служить.
        - Прекрасно! Первое задание можешь считать выполненным.
        - Значит, вы не пустите меня в расход, как моих предшественников, мастер? - последнее слово Шадор произнес с нажимом.
        Тезерион отчетливо рассмеялся у него в голове и резко умолк.
        - Я никого не «пускал в расход», Рерих, никогда. Прошлые капитаны и Космические Академии попросту не прошли испытание, не выдержали гонки.
        - Это не гонка, сэр… Вернее, я не считаю это гонкой. Скорее это… Путь, уникальный путь. И отныне он мой, на этом крейсере, и никто не пройдет его за меня.
        - Вот это правильно, капитан.

* * *
        Еще до конца семестра Рерих Шадор уволил Джаспера Туили из Космической Академии и устроил секретарем на Ашроуне. Как тот и мечтал. Хатима представили к награде, но и он впоследствии прослужил на крейсере недолго.
        Скирийскую Акулу избрали главой новой республики кластера Скирос и он возглавил совет атаманов на Скиромее.
        Фабиан, он же Акулито, по протекции Рериха Шадора поступил в школу капитанов при концерне Тезерион и после ее успешного окончания получил в подарок Бурю.
        Атаман Крюк не принял условий соглашения, объединился с бывшими противниками Бивнем и Пикой и предпринял попытку восстания. Однако был вынужден бежать, потеряв руку и половину команды в неравном бою с курсантами КА-11. И еще некоторое время промышлял грабежами на задворках галактики, пока его, по пиратским преданиям, не сожрал тэй. Но это уже другая история…
        Через пятнадцать гаков, некоторые скирийские капитаны, возвратившись из похода во Внешний Пояс, все же частично нарушили Пакт, но на общей политике соглашения между Скиросом и Концерном Тезерион это не отразилось. Поскольку, пираты больше не рисковали нападать на корабли Концерна.

* * *
        И гак спустя…
        Капитан Шадор сидел у себя в кабинете и проверял отчеты за восьмидневку. Он страшно ненавидел это, но положение обязывало.
        «Тарантул! Ну сколько можно говорить, чтобы не…»
        Внезапно у Рериха запиликал рут-ком. Очень кстати! Капитан с радостью отложил блок-нот и принял вызов, развернув интерферентный экран.
        На экране возникло лицо бригадира рубки.
        - Говорит дежурный курсант Донелло, сэр. Разрешите обратиться?
        - Разрешаю. Что у вас?
        - Корабль, сэр!
        - Где?
        - Просит разрешения на швартовку. Какая-то «Буря», сэр. Капитан Барракуда утверждает, что он ваш… э-э… побратим.
        - Принимайте во второй ангар! - воскликнул Рерих и забыв отключить рут-ком, открыл коммуникационный колодец прямо из кабинета. Впереди намечалось кое-что поинтереснее опостылевших отчетов и рапортов!
        Выпрыгнув на другом конце тоннеля прямо в ангаре, Рерих с нетерпением дожидался, когда пришвартуется знакомый ему клипер с акульим черепом и рыбьими костями в качестве носовой фигуры. Наконец, стравились шлюзы и выдвинулся трап и по нему спустился долговязый скириец в маске и черной треуголке, а на плече у него чинно восседал изрядно отъевшийся полуворон-полупопугай с отросшим хвостом.
        - Эхой! - приветствовали друг друга капитаны. Они давно не виделись, им казалось, что столько вакуума с тех пор утекло…
        Дежурные блокпоста и техники с любопытством наблюдали за их встречей, сгрудившись у причальных столбиков.
        - Ты поймал Сколопендру?
        - Увы, нет, - Харлад развел руками, а птиц на его плече каркнул, взмахнул крыльями, взлетел и устроился на рее.
        - Ему приглянулся твой крейсер, - заметил Барракуда.
        - У него отменный вкус.
        - Надеюсь, ты не забыл наш уговор?
        - А то! Я тренировался.
        - Тогда… Капитан Рерих Шадор, вызываю тебя на поединок. Оружие выбираешь ты и место боя…
        - Выбираю эспадроны. Учебные. И плац-палубу. Там есть, где разгуляться.
        - Да будет так. И по Кодексу мы должны поставить на кон самое дорогое. Я ставлю Бурю. Твоя очередь.
        Капитан подумал секунду.
        - А я - свой крейсер.
        - Точно? Это не равноценный обмен.
        - Ты же готов отдать мне свой корабль, в случае поражения, и я в долгу не останусь.
        - Вот за это ты мне и нравишься, Рерих Шадор.
        - Взаимно, Харлоу Харлад.
        - Пусть победит сильнейший! - и они ударили по рукам.
        ЭПИЛОГ
        Примерно семь гаков спустя…
        - Ты уверен, что это тот самый?
        - Абсолютно! Стопроцентная наводка. Лэгги засек сигналы по межгалактическому каналу, а я проследил… Это новый притон мадам Мурены, можешь не сомневаться. Только зовут ее теперь иначе - мамаша Зиттабб.
        Капитан Рерих и его старпом Харлоу шагали по коридору космического борделя. По обеим сторонам коридора тянулись двери, иногда из-за них долетали разные звуки…
        - Этот далеко не так роскошен, - заметил Шадор, - и не похож на цветок.
        - Мадам сильно поиздержалась, пришлось урезать расходы, - усмехнулся Харлад. - Где ее только носило? Мы никогда не узнаем, но она снова взялась за старое, теперь на этой лоханке… Туда!
        - Точно?
        - Будь уверен. Я изучил схему этого вертепа досконально… Там ее спальня или кабинет. Не в курсе, как такие офисы называются?
        - Дьявольская ягода - подходящее название…
        Грязные переборки, мимо которых они проходили - в подозрительных подтеках и, зашарканное, некогда цветное покрытие под ногами.
        Шадор покрепче сжал рукоять старбеллума.
        - Думаешь, у них охрана?
        - Не сомневаюсь. Да и мадам умеет обращаться со стволами…
        В борделе это прозвучало несколько двусмысленно, и Рерих хмыкнул.
        «А-ааа! Спасите-еее… Пусти! Ай-ууу!» - до них донесся отчаянный крик. Последняя дверь коридора - кричали явно оттуда. Крик повторился, затем оборвался, что-то громыхнуло и сменилось придушенными хрипами…
        - Черт! - выругался Рерих Шадор.
        Вопили-то явно не от удовольствия. К тому же, крик был тоненьким, детским и вместе с тем полон животного ужаса.
        - Иди, кэп, - подтолкнул его Харлоу, - разберись.
        - А Сколопендра? - Рерих колебался, разрываясь между желанием помочь и помочь восстановить справедливость.
        - Я справлюсь!
        - Уверен?..
        - Она моя! - прорычал Харлад. - Я сам с ней поквитаюсь!
        - Догоню, как освобожусь! - бросил на ходу капитан, распахнул, нет, вышиб ногой хлипкую дверь и ворвался в комнатушку-каюту… На широкой кровати со сбитыми в ком простынями какой-то потный и мерзкий боров лапал и душил девчонку, подминая ее под себя, разрывая на ней платье… Худенькую девочку, которой от силы было лет двенадцать или одиннадцать. Она хрипела и бессильно трепыхалась в полуобморочном состоянии и уже не пыталась вырываться и кричать…
        Рерихом овладел гнев! И очень кстати он надел кибер-наручи от кибердоспеха, усиливающие мышечный тонус… Одним прыжком капитан очутился возле кровати, сцапал извращенца и швырнул в переборку, выхватил из кобуры старбеллум и выстрелил, почти не глядя… И мерзавец остался лежать с дыркой во лбу.
        Вскоре Шадор бежал по коридору, прижимая к груди ребенка. А как еще называть эту миниатюрную девочку, на вид даже не подростка?
        - Потерпи, маленькая, потерпи… Сейчас придем в медчасть, а там доктор…. - бормотал он, больше успокаивая себя и надеясь, что она выживет, что этот гад не успел сделать с ней ничего непоправимого…
        Ощутив движение впереди, Рерих остановился, изловчился и потянулся к оружию, по-прежнему удерживая на руках ребенка… Из-за поворота ему навстречу выскочил Харлад, чуть прихрамывая, а его френч, лицо, маска и треуголка были забрызганы кровью.
        - Ты цел?
        - Я-то да, - усмехнулся старпом, засовывая в кобуру старбеллум, - а вот Сколопендре не повезло. Угостил ее отменной дейгарской сталью. Ты уж прости, брат, что попировал без тебя, но она не оставила мне выбора. Хватку, сволочь, не потеряла, - и тут он заметил девочку. - Кто это?
        - Птенчик…
        Девочка закашлялась и судорожно вздохнула, но она была жива и кажется приходила в себя.
        - Вытащил ее из-под насильника.
        - А насильник?
        - Сдох.
        - Туда ему и дорога! Проклятая Лорелэя!
        - Она и получила по заслугам.
        Внезапно Харлоу улыбнулся, протянул ладонь и погладил девочку по спутанным светлым волосам.
        - Ну вот, Рерих. Вот ты и спас свою первую птицу.
        «И не последнюю», - пообещал себе капитан.
        .

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к