Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Артемьев Влад: " Чужой Космос Миссия На Элледию " - читать онлайн

Сохранить .
Чужой космос: миссия на Элледию Влад Артемьев
        2310-й год. С планеты Элледия, входящей в состав Галактической Федерации, которая объединяет разные планеты и целые системы, через гиперпространственную связь поступил сигнал о помощи. Разобраться в том, что случилось, поручено полковнику Виктору Серову. На крейсере «Одинокий Волк» он отправляется на Элледию с отрядом десантников и группой различных специалистов. Серов надеется, что Элледия не подверглась нападению сил Альянса или галактических пиратов и проблема будет решена быстро. Однако ни он, ни кто-либо другой не мог предвидеть того, что случится, когда крейсер «Одинокий Волк» окажется на Элледии. Никто не мог предположить, что полковник Серов и его люди будут вовлечены в череду самых невероятных событий, навсегда изменивших жизнь многих из них...
        Влад Артемьев
        ­­­Чужой космос: Миссия на Элледию
        Меня ужасает бесконечная пустота этих пространств. Блез Паскаль
        Дайте одну дивизию, и
        галактика будет моей. Неизвестный генерал
        ПРОЛОГ
        МЕСТО: ГАЛАКТИКА МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ.
        НЕИЗВЕСТНАЯ ПЛАНЕТА.
        ВРЕМЯ: 2208 ГОД.
        Строй солдат потянулся навстречу огромным животным. Всадники, сидящие на этих животных, воинственно ревели и потрясали оружием. К ним присоединялись все новые отряды туземцев.
        Солдаты вражеской армии медленно продвигались. Их лица выглядели сплошными темными пятнами. Туземные воины зашумели еще громче.
        Протрубил шиоран, заставив их смолкнуть. Неровный строй туземцев разомкнулся и пропустил элтира. Он так же сидел на крупном животном. Воины снова громко закричали, приветствуя элтира. Он проехал вперед и остановился. Вражеские солдаты тоже замерли и разделились. В просвете между ними показалась высокая фигура. Это был один из лидеров армии пришельцев. Не прилагая видимых усилий, он двигался по воздуху, приближаясь к туземным бойцам.
        Пришелец замедлил движение и остановился рядом с животным, на котором сидел элтир. Тот удивленно тряхнул головой, «услышав» мысли инопланетянина. Чужак общался телепатически.
        «Битвы еще можно избежать, - «сказал» пришелец, - если вы немедленно сложите оружие».
        Элтир не спеша спустился на землю и встал напротив пришельца:
        - Вы не одолеете нас.
        «Последуй моему совету: не отвергай нашу дружбу. Цивилизация орхеантцев сможет многое дать вам».
        - Дары нам не нужны! Убирайтесь туда, откуда пришли!
        «Не глупи, иначе испытаете на себе всю силу нашей армии. Примите свою новую власть».
        - Значит, вы хотите подчинить нас и сделать рабами? Ну так знай: не бывать этому! А теперь посмотрим, умеете ли вы воевать!..
        «Что ж, как хочешь... Но ты совершаешь ошибку...»
        Инопланетянин полетел назад к своим солдатам.
        Элтир повернулся и оглядел замерших в ожидании бойцов:
        - Пришел тот день, когда предки увидят, что все мы настоящие воины!..
        МЕСТО: ГАЛАКТИКА МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ.
        ПЛАНЕТА: ЛИОРА ЛТ3.
        ВРЕМЯ: 2309 ГОД.
        На Лиоре, холодной и безжизненной планете, находились одна из баз и укрепления сепаратистов. Их поддерживали повстанцы, которых тоже не устраивала нынешняя власть, политические устои и порядки. Также на стороне сепаратистов и повстанцев воевали профессиональные наемники и целые наемные армии. Объединив силы, сепаратисты и повстанцы создали Альянс. Уже многие годы продолжается противостояние Федерации и Альянса.
        Сражение, развернувшееся сейчас на Лиоре, имело стратегическое значение, так как победа в нем дала бы возможность сепаратистам не только контролировать эту часть галактики Млечный Путь, но и вторгнуться в другие ближайшие сектора. По этой причине Коалиция никак не могла позволить, чтобы Лиора полностью перешла под контроль Альянса.
        Против сепаратистов Альянса были брошены пехота и 109-ый танковый корпус Коалиции Федерации. В течение двух недель шли ожесточенные бои, в которых Альянс понес серьезные потери, и теперь силы Коалиции готовились к решающему штурму. Они собирались атаковать непосредственно одно из главных вражеских укреплений.
        В сражение двинулись танки. Основной целью было проникновение внутрь и уничтожение генераторов полей и противокорабельных орудий класса «разрушитель-охотник». Наземная атака была вынужденной необходимостью, потому что противокорабельные пушки сепаратистов не позволяли использовать тяжелые крейсеры или дредноуты.
        Танки устремились к стенам укрепления Альянса. Атакующая группа в основном состояла из тяжелых наземных танков НТ-6 «Цербер» и сверхтяжелых летающих танков-роботов Т-300 А200 «Фурия» на антигравитодах.
        За последние несколько дней силы Коалиции уже пытались взять штурмом укрепление Альянса, но были отброшены, встретив яростное сопротивление. Это была третья попытка.
        Танки продвигались к оборонительному рубежу сепаратистов, выбрасывая сгустки плазмы и выстреливая снаряды, содержащие наннеры. Над стеной крепостного вала медленно двигались круглые башни пушек, стрелявшие по танкам. Затем открылись бронированные ворота, а следом за этим опустился мост. По нему загромыхали штурмовые роботы Альянса.
        Турели, выступающие над стенами укреплений, продолжали выплевывать плазмоиды. Защитные электромагнитные поля танков не давали плазме нанести урон и те продолжали лететь к цели.
        Танки начали обстрел башен. Они взрывались, высвобождая гигантское количество энергии.
        Но у сил Альянса было еще кое-что в арсенале. Над стенами крепости появились автоматические противотанковые установки «Эфа» и оснащенные униразерами роботы. В течение тридцати секунд они обрушили шквал огня на приближающиеся танки.
        Снаряды, начиненные наннерами, градом поражали летящие танки, прорезая броню и останавливая махины. В результате этой атаки десять танков получили повреждения, а еще десять были подбиты.
        Ответ Коалиции не заставил себя ждать и оказался не менее разрушительным.
        Танки стреляли, взрывая установки и уничтожая роботов, укрывавшихся на стенах. Вдоль всей стены раздавались взрывы, взметались столбы искр и расплавленных осколков.
        В свою очередь роботы-штурмовики тоже атаковали танки Коалиции.
        Над командным центром проревели двигатели - это роботы-бомбардировщики устремились к осаждаемой крепости.
        Танки начали массированный обстрел ворот, открывающих проход во вражеское укрепление. Роботы сепаратистов яростно стреляли по танкам, однако, без заметного успеха. Только у пяти машин оказались повреждены антигравитоды. Они опустились на землю, но продолжали стрелять.
        В это время над крепостью появилась эскадрилья роботов-бомбардировщиков. Они сбросили боезапас на стены укреплений Альянса, превращая все в сплошную мешанину.
        В скором времени ворота поддались и танки «Фурия» влетали через ров прямо в крепость. Следом за ними уже бежали сто тяжеловооруженных, облаченных в защитные костюмы пехотинцев. Они преодолевали километровой глубины ров при помощи антигравов.
        За наружной стеной крепости толщиной в несколько метров начиналось неосвещенное пространство, где возвышалась исполинская конструкция в виде башни. Наземная ее часть достигала высоты полкилометра. Роботы-танки стали прорезать широкий проход в стене, чтобы солдаты могли проникнуть в эту башню.
        Вскоре пехотинцы устремились внутрь. Именно в этих полутемных коридорах и помещениях началось сражение между пехотой Коалиции и солдатами Альянса.

***
        Пока под землей солдаты Коалиции дрались с оказывающими упорное сопротивление частями Альянса и наемниками, у внешних стен крепости совершил посадку планетолет, предназначенный для командования. С ним прилетели корабли сопровождения.
        Затем прибыли дополнительные силы Коалиции. Но в самой башне сражение на нижних уровнях уже почти закончилось.

***
        Полковник Лид Кулагин и генерал Артур Симонов обходили одно из криогенных хранилищ, расположенных внутри башни.
        Они с интересом рассматривали отсеки, изготовленные из полупрозрачного материала, в которых плавали погруженные в инертную жидкость представители инопланетной жизни. Люди, не так давно забравшиеся в просторы дальнего космоса, еще не встречали подобных созданий. Но были тут и существа, чем-то похожие на человека.
        - Что скажете, полковник? - Симонов приблизил лицо к одной из секций, где находилось странное змееподобное создание, имевшее восемь глаз и три пары длинных щупалец. - Здесь у них неплохая коллекция разных видов инопланетной фауны. Конечно, если это фауна, а не образцы разумной жизни.
        - Ундент, полагаю, специалисты Альянса намеревались что-то делать с ними. Или уже сделали. Но, как вы и сказали, мы пока не знаем, обладали разумом эти твари или нет. Нам также неизвестно, есть ли где-нибудь еще живые аналоги таких существ и где сепаратисты их нашли.
        - Сомневаюсь, что их собрали ученые Альянса. - Артур начал прохаживаться взад и вперед. - Кто-то это сделал до них. Мне кажется, что все эти помещения, да и сама башня построены не людьми. И возможно, даже не гуманоидами.
        Кулагин посмотрел на генерала с удивлением:
        - Почему вы так решили, ундент?
        Симонов задумчиво погладил подбородок:
        - Уж слишком нелогично получается, сами посудите. Это строение совершенно не похоже ни на одно из знакомых современных фортификационных сооружений. Скорее, башня предназначалась для других целей, и построили ее инопланетяне.
        - Может быть, военные Альянса просто руководствовались какими-то своими нуждами... - возразил Лид.
        - Не думаю. Присмотритесь внимательней и поймете: башню возвели давно. В те времена люди еще и не помышляли о полетах к другим мирам.
        Кулагин был вынужден признать, что эта башня и ее внутренние помещения действительно мало чем походят на созданные человеком строения. Все здесь выглядело странным и чужеродным.
        - Так или иначе, - произнес с усмешкой Лид, - но теперь мы стали здесь хозяевами.
        - Вы правы, полковник, теперь тут все наше... - Генерал склонил голову и рассеяно посмотрел на очередной экземпляр неизвестной формы жизни.
        Кулагин понял, что Симонов чем-то встревожен, и ждал, когда тот продолжит.
        - Знаете, полковник, - сказал Артур, - мы нашли вот эти образчики представителей иных форм жизни, собранных с таким тщанием, сепаратисты атаковали нас оружием, созданным по технологии, которой еще не имеет Коалиция, и меня начинает тревожить, что где-то есть крайне воинственные расы... Именно одна из них, полагаю, и оставила тут эти создания и образцы оружия. Кстати, раса эта, возможно, будет не прочь попытаться прихватить и наши территории...
        - Ундент, неужели вы думаете, что можно нарушить наше доминирование в космосе? - удивился Лид. - Разве кто-то еще кроме Альянса сможет что-либо противопоставить Коалиции?
        - Вы правы, полковник, Коалиция сильна, однако не стоит недооценивать возможных противников. Предосторожность никогда не бывает лишней. Если можешь, нанеси удар первым. Это, если хотите, мое основное правило.
        Нам нужно как можно скорее разобраться с найденным оружием и начать создавать его аналоги. Предпочитаю, чтобы все территории Федерации были по-прежнему надежно защищены и прикрыты.
        Они помолчали, наблюдая, как прибывшие специалисты извлекают инопланетных существ из их вместилищ.
        - Полковник, - сказал через некоторое время Симонов, - я сейчас улетаю в Штаб, а вам поручаю все здесь закончить. Пленных Альянса, включая их офицеров и разных специалистов, отправите на Лорию. Разберитесь с оружием - это главное. Также уделите внимание башне. Если возможно, то нужно узнать, что собой представляют законсервированные образцы инопланетных созданий, откуда они, сколько им лет. Задействуйте все человеческие и технические ресурсы. Важно иметь полное представление об оружие, которым пользовались сепаратисты. Во-первых, они могут применить его снова, а во-вторых, - тут Симонов сделал выразительную паузу, - во-вторых, это оружие может использовать кто-то более опасный, чем сепаратисты и весь Альянс. Я имею в виду не слишком лояльно настроенных по отношению к нам пришельцев. А если пришельцы объединятся с тем же Альянсом... Вы сами понимаете, что тогда будет. В общем, как только все будет выяснено, жду вас на Феоррии, в Ставке, с докладом.
        - Я понял вас, ундент генерал, - кивнул Лид.
        Артур направился к выходу.
        - Ундент, - сказал Кулагин ему вслед, - вы действительно считаете, что мы можем скоро встретить враждебную цивилизацию?
        - Я уверен в этом, - бросил Симонов. - Хочешь мира - готовься к войне.
        Глава 1
        МЕСТО: ГАЛАКТИКА МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ.
        ЭЛЛЕДИЯ НФ2. КОЛОНИЗИРОВАННАЯ
        ПЛАНЕТА.
        НАСЕЛЕНИЕ: ГРАЖДАНСКИЕ ЛИЦА И
        ПОСТОЯННЫЙ ВОИНСКИЙ КОНТИНГЕНТ.
        ВРЕМЯ: 2310 ГОД.
        Планета Элледия НФ2, согреваемая жарким солнцем Хентинор - звездой класса F3IV, имела два спутника - Плевес и Кванто.
        Почва на поверхности Плевеса отливала зеленым цветом, что объяснялось особенностью ее состава, а на поверхности Кванто - темно-бордовым. Кое-кто из космонавтов поначалу сравнивал Кванто с Марсом. «Младшая сестренка нашей Красной планеты», - говаривали они. Но ничего общего с Марсом Кванто не имела, впрочем, как и Плевес.
        Кванто и Плевес не подходили для первичной колонизации, так как в отличие от Элледии атмосферы на них не было, а создавать искусственную Планетный Союз и корпорация «Новая Эра», владеющие правами на колонизацию, посчитали делом слишком затратным. К тому же суровые условия на Плевесе и Кванто представляли дополнительные трудности при их освоении.
        Спутники Элледии на время были исключены из Реестра космических объектов, подлежащих колонизации, однако сама Элледия НФ2 представляла большой интерес для Планетного Союза и «Новой Эры». Элледия относилась к планетам земного типа, а еще хранила в своих недрах запасы минерала фертория. Этот сравнительно недавно открытый минерал стали использовать в ювелирной промышленности, а также он нашел применение при создании новых сплавов и материалов, поэтому спрос на него стремительно возрастал. С Элледии ферторий вывозили на сотни других планет, что приносило огромную прибыль.

***
        Исследовательская группа осторожно продвигалась между гигантскими деревьями и над узкими оврагами и заболоченными низинами, используя персональные антигравы. Почва напоминала синеватый дерн, кругом стелился белесый туман, чувствовалась влажность, и было довольно душно. С каждой сотней метров двигаться вперед становилось все труднее.
        Корабль, на котором группа проводила разведку местности, оставили на открытом участке местности, поскольку пилотировать летательный аппарат было затруднительно из-за растущих рядом друг с другом деревьев.
        - Продвинемся еще немного, а потом возвращаемся, - сказал Антон Кривцов, подсоединился к подключенному к биоразъему на шее бионнеру и занес пройденный маршрут на трехмерную карту, проецировавшуюся на его вживленных в глаза визиотронах. Затем он настроил визиотроны таким образом, чтобы они позволяли видеть сквозь туман, и с раздражением оглядел труднопроходимые окрестности. - Н-да... Местечко это не курорт...
        Кривцов возглавлял один из отрядов, изучавших все еще неисследованные области планеты. Так вышло, что они пробыли в этом походе дольше, чем планировалось, и Антон спешил вернуться в поселение. Они почти исчерпали отведенный на поход лимит времени, и ему вовсе не улыбалось получить выговор от начальства.
        - Эй! Что вы там возитесь? - крикнул Кривцов Полу Дженкинсу и Яне Костиной. Геологи задержались у подножия ничем не примечательной горы, изучая информацию, полученную от робота-разведчика, зависшего над ними.
        - Ант! - донесся голос Дженкинса. - Робот нашел тут кое-что!
        - Похоже, они забыли, что у нас не экскурсия, - усмехнулся поддерживаемый в воздухе антигравом Франческо Джусти.
        - Точно, - буркнул Кривцов. - Дай им волю, и они перероют все вокруг.
        - Антон! - Костина размахивала рукой, стараясь привлечь внимание Кривцова. - Ну подойди же сюда!
        - Они меня доконают. - Антон отключил антиграв, опустился на землю и направился к геологам.
        Яна и Пол продолжали о чем-то взволнованно переговариваться.
        - Надеюсь, вы отыскали что-нибудь интересное? - поинтересовался Кривцов. - Я не...
        - Ант, - взволнованно перебила Яна, - такого мы еще не видели. Это... Ты лучше сам посмотри!
        Антон заглянул в пещеру.
        - И что я должен увидеть? - скептически спросил он.
        Раздражение на лице Кривцова тут же уступило место удивлению: он заметил сияние в дальней части пещеры. Что-то неведомое, неподдающееся описанию переливалось всеми оттенками радуги, сверкало, притягивало и завораживало взор. Оно как будто не позволяло отвести от себя взгляд.
        - Боже, что это?!.. - воскликнул Антон.
        - Да мы-то откуда можем знать? - посмотрел на него Пол.
        - Кажется, оно снова поет, - сказала Яна. - Если это пение, конечно. Вот, тихо, слушайте!
        Они умолкли и прислушались. Мелодичные звуки наполняли пещеру.
        - Напоминает завлекающие голоса сирен, - заметил Кривцов, припомнив греческую мифологию, и неуверенно пошутил: - Мы не аргонавты, но привяжите-ка меня к дереву на всякий случай...
        - Может быть, оно пытается общаться с нами, - предположил Дженкинс, искренне надеясь, что они повстречали разумную форму жизни.
        - Думаешь, мы наши некое мыслящее создание?
        - Трудно сказать... Я же не спец по ксенобиологии.
        - Если это существо обладает разумом, нужно попробовать вступить с ним в контакт.
        - Возможно, оно не хочет, чтобы его тревожили... - Костина поежилась, словно ей стало холодно, и вдруг поняла, что боится. - Его пение на самом деле может оказаться предостережением.
        - Значит, по-твоему, это напоминает предостережение? - с усмешкой сказал Антон.
        - Я всего лишь пытаюсь рассуждать здраво.
        - Лучше попытайся успокоиться.
        - Уйдем отсюда, а? - предложила Яна. - Пусть теперь военные с ним возятся, или ксенобиологи...
        - Ты спятила? - Кривцов глянул на нее с удивлением. - Мы, можно сказать, сделали открытие, а ты хочешь вот так просто взять и сбежать? Я не для того забирался в эти дебри!
        Он настроил вживленные визиотроны и заглянул внутрь пещеры:
        - Идете со мной?
        - А ты как думаешь? - Пол проверил показания счетчика радиации, закрепленного у него на запястье.
        - Ни за что не полезу туда! - передернула плечами Костина.
        - Трусиха! - Антон ухмыльнулся и потрепал Яну по щеке. - Так и быть, оставайся снаружи, если хочешь.
        Он осторожно направился в пещеру.
        - Это будет сенсация, - подмигнул Костиной Дженкинс.
        Пол и Антон медленно приближались к светящейся массе, любуясь ее красотой. Необычные звуки не умолкали и действовали успокаивающе, обволакивая сознание невесомой дымкой покоя.
        - Оно меня просто околдовывает... - Кривцов не мог оторвать взгляда от сюрреалистического зрелища.
        - Меня тоже, - признался Дженкинс.
        Они подошли ближе, очарованные неизвестным явлением.
        - Эй! - послышался встревоженный голос Яны. - Где вы там?..
        Пол и Антон не стали ей отвечать, опасаясь испугать представителя чужой расы (если это все же был представитель некой разумной расы), прошли еще несколько метров и остановились в нерешительности.
        - Словно аттракцион в каком-нибудь парке развлечений, - тихо произнес Дженкинс. - Ну, из тех, что незаметно влияют на твой разум. Но здесь все выглядит иначе...
        Кривцов хорошо представлял, какой интерес может вызвать в поселении их находка.
        - Ты прав, - согласился он с Полом, - не каждый день увидишь такое...
        Музыка продолжала ненавязчиво завлекать их и туманить рассудок.
        - Знаешь, - сказал всегда крайне осторожный Антон, - я подойду ближе. Хочу все-таки выяснить, живое оно или нет.
        - Может быть, не стоит? - неуверенно спросил Дженкинс. - Давай подождем военных.
        Пол неожиданно поймал себя на тревожной мысли: а что, если их пытаются заманить в ловушку? Он представил паука, который сидит на своей паутине и поджидает жертву. Сейчас он не смог бы объяснить, что натолкнуло его на эти мысли, но ощущал смутную тревогу.
        - Смеешься? - проворчал Кривцов. - Я не собираюсь упускать такую возможность. Зря, что ли, мы потратили целый день? Ты только подумай, какую премию мы можем отхватить! К тому же, о нас узнают во всем поселении. Ты что, не хочешь стать знаменитостью?
        - Уймись, Ант, - попытался урезонить его Дженкинс. Он решил, что во всем виновата музыка. Это она так влияла на сознание Кривцова, лишая Антона привычной осторожности. Сам Пол пока еще сохранял достаточную для объективного мышления ясность рассудка. - Послушай, оно никуда от нас не денется... Не забывай о правилах безопасности. Что-то здесь явно не так...
        Кривцов только покачал головой:
        - Пол, Пол... Нужно брать то, что само идет тебе в руки. По-моему, погреться в лучах славы - это весьма заманчивая перспектива. Ты лучше достань-ка голокамеру и сделай пару снимков. Сфотографируй меня для истории, так сказать.
        Антон уверенно направился к странному явлению, продолжавшему сиять переливами самых разных красок.
        Костиной надоело стоять, и она присела на камень. Яна все размышляла и пыталась понять, что же такое нашла их группа. Возможно, они отыскали образцы искусства, оставленные древней цивилизацией, или некое послание? Или им все-таки удалось встретить мыслящее создание? Правда, Яна уже начинала жалеть, что они наткнулись на это. Спору нет, оно заслуживает самого пристального внимания и требует изучения, но сейчас ей хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Как чудесно будет, наконец, вернуться в поселение, понежиться в ванне, поспать на мягкой постели и не думать ни о каких световых эффектах... Теперь-то их группа уже не обязана этим заниматься. Прибудут археологи, ксенобиологи и ксенозоологи... Вот пусть они и разбираются...
        Из тумана выросла долговязая фигура Джусти:
        - Что вы так долго тут копаетесь? Пора двигаться дальше. Мы получили новые данные от роботов. Потеряем время - упустим деньги.
        - Ант и Пол изучают одну красивую и необычную штуку, - объяснила Костина. - Мы нашли ее вон в той пещере. Они все еще там. Мы пока не знаем, что это такое. - Яна устало вздохнула. - Если хочешь, сходи за ними, поторопи... Они битый час будут там торчать.
        - Не люблю я все эти пещеры...
        - Ну, может быть они закончат по-быстрому... Я надеюсь, что...
        Костина не успела договорить, потому что до них донесся крик Антона. Ошеломленная Яна вскочила. Она испуганно уставилась на Джусти. Лицо Франческо напряглось, вздулась вена на шее.
        - Я иду к ним, - бросил Джусти, решительно выхватив бластер.
        Костина не успела его остановить, и он скрылся в пещере. Яна прислонилась спиной к стволу дерева. Через минуту послышался выстрел, потом короткий вскрик, и все неожиданно стихло.
        Прошло еще несколько минут, прежде чем Костина заставила себя двинуться к пещере. Ноги были словно ватными, и едва держали ее.
        Она медленно приблизилась к входу. Преодолев страх, заглянула внутрь. Там было сумрачно, переливающееся свечение исчезло, и стояла тишина. Яна огляделась, пытаясь увидеть своих друзей. Она вдруг ощутила себя слабой и беспомощной.
        Костина шагнула внутрь и настроила вживленные визиотроны, способные воспринимать инфракрасное и ультрафиолетовое излучения и действовать в режиме ночного видения. Она оглядела шероховатые своды мрачной пещеры, однако не заметила ничего необычного.
        Яна вытащила излучатель.
        - Пол, Антон, Франческо! - позвала она. Ее голос отозвался гулким эхом. - Где вы?..
        Костина сделала еще несколько шагов, обошла каменный выступ и увидела Джусти, Дженкинса и Кривцова. Они лежали, не двигаясь, рядом друг с другом и смотрели вверх. Их немигающий взгляд ничего не выражал.
        - Что с вами?.. - прошептала Яна.
        Они даже не шевельнулись.
        Внезапно Костина ощутила чье-то присутствие: кто-то еще был в этой пещере. Вживленный бионнер стал посылать ей тревожные сигналы. Она в страхе огляделась, заставляя визиотроны переключаться в разные режимы видения, но никого не увидела. Излучатель дрожал у нее в руке.
        Страх с новой силой овладел Яной и она попятилась. Послышались шорохи, и она уловила движение за спиной. Она повернулась, но кроме нее здесь по-прежнему никого не было.
        Продолжая пятиться, Яна вдруг почувствовала, как что-то укололо ее в шею. Она вскрикнула, и излучатель выскользнул у нее из руки...
        Глава 2
        Межзвездный тяжелый крейсер «Одинокий Волк» вышел из гиперпространства и летел теперь к затерявшейся среди звезд планете под названием Элледия НФ2. Вытянутые очертания «Волка» действительно напоминали хищника, который следит за добычей и готов к прыжку. Крейсер представлял собой сочетание мощного оружия и такой же мощной защиты, а еще он имел все необходимое для быстрого маневрирования. Этот крейсер вполне можно было бы назвать летающей крепостью эпохи межгалактических перелетов. Немногие отважились бы бросить вызов этому межзвездному кораблю. «Одинокий Волк» был грозным свидетельством того, что человек стал забираться в самые далекие уголки Космоса...

***
        Полковник Виктор Серов с удобством расположился в кресле своей каюты. Как и на других военных кораблях обстановка здесь не отличалась излишним комфортом, но кресло в каюте полковника стояло действительно удобное. Двадцать минут назад крейсер вышел из гиперпространства и взял курс на планету Элледию.
        Серов просматривал яркую рекламную голограмму, в которой соблазнительная красотка перечисляла достоинства великолепных мест отдыха, уговаривая посетить курорты премиум класса, и те, что были проще и доступнее. «Каждый, кто ищет место для незабываемого отдыха, непременно найдет что-то для себя!» - сулил рекламный девиз. «Не теряйте времени! - вещала трехмерная девушка. - Только у нас! Самые низкие цены и самый лучший сервис! Попробуйте сами! Такого вы нигде не найдете!» Другая девушка в униформе компании брала интервью в аэрозале прилетов-отлетов. Довольные клиенты делились своими впечатлениями от проведенных каникул и отпусков. «Итак, мы вас убедили? - сверкала белоснежной улыбкой красавица. - Тогда не медлите! Вы должны подарить себе неделю отдыха. Заказывайте билет прямо сейчас! Наша компания «Космические путешествия - туры по всей Галактике» уже ждет вас!» Мелькали яркие образы планет, сверкающие звездолеты, шикарные аэрооотели и поражающие воображение курорты. Реклама была сделана мастерски, все подано великолепно. Если у потенциальных клиентов и оставались сомнения, стоит ли лететь, к
примеру, на Зоир-2, то после такой красочной рекламы и всевозможных предложений они начинали всерьез задумываться о подобном путешествии. «Мы сделаем все, чтобы отдых запомнился вам на всю жизнь! - не унималась голографическая девушка. - Это наша работа, а мы знаем толк в отдыхе! Включайтесь в Космосеть и бронируйте билеты! У нас действуют сезонные скидки...»
        Виктор переключился на другую голограмму. Три милые прелестницы тоже дарили улыбки и рассказывали о чудесных уголках галактики, призывая немедленно купить билет в рай. Там, конечно, определенно стоило побывать, если вы располагали свободным временем, а ваш кредитный счет состоял не из одних нулей.
        Потенциальный клиент мог выбрать места отдыха на самых разных планетах. Они были устроены так, чтобы максимально точно походить на известные земные, марсианские или лунные курорты. Тем, кто не желает посещать подобные места и предпочитает экзотику, предоставлялся не менее обширный выбор туристических направлений. В общем, турфирмы яростно конкурировали между собой и могли предложить любое место для отдыха, учитывая самые разные предпочтения обитателей галактики Млечный Путь. Что касается любителей острых ощущений, то и они могли подобрать себе что-нибудь подходящее. Например, прыжок со скалы с высоты семи тысяч метров на планете Хеф, после которого можно долго парить в прозрачном антигравере рядом с местными животными - трентерами, а потом приземлиться где-нибудь в пустыне и поучаствовать с гигантскими дикими арбанами в их играх.
        Серова, который тоже побывал на многих планетах, трудно было удивить чем-то необычным. Не притягивали его сейчас ни подводные отели на Маури-Эури, где можно было с точностью и достоверностью ненадолго перевоплотиться в представителей океанских глубин, ни возможность пощекотать себе нервы и поохотиться в непролазных джунглях Леруаны, ни путешествие на суперсовременном лайнере по водным просторам Нереиды, маленького планетоида, почти не имевшего суши. С поистине возмутительным с точки зрения завзятого туриста безразличием он отнесся и к завлекающим предложениям позагорать на пляжах Эззы планеты Ферхары. Эти пляжи знамениты тем, что покрыты песками, меняющими цвет несколько раз в день, а ночью начинающими фосфоресцировать. Не пробудило у Виктора воодушевления и приглашение посетить Милору, планету Центавра, где был основан один из первых гигаполисов за пределами Солнечной системы. Милорцы славились своим кулинарным мастерством. Многие летели на Милору лишь затем, чтобы отведать их знаменитые блюда.
        Серов зевнул, выключил визуайзер и прикрыл глаза, отдавшись приятной дреме, искушающей мимолетным сном. Им овладело ощущение не то полусна, не то полуяви. Ты вроде бы понимаешь, что все, что сейчас видишь - это не реальность, но вместе с тем чувствуешь все так, будто это производит с тобой здесь и сейчас.
        Спокойное море, переливающееся оттенками сапфира, небо, отливающее лазурью, яркий диск солнца, крики морских птиц и шум прибоя, неторопливо и размеренно накатывающего волны одну за другой к берегу... Виктор не удивился тому, что оказался именно здесь. Он стоял, погрузившись по щиколотку в песок, сверкавший на солнце, и чувствовал его тепло босыми ступнями. Рядом с ним была его жена, Веста, ее светлые волосы и платье трепал легкий бриз...
        Именно на такой отдых и рассчитывал полковник Серов. Рекламные голограммы он решил просмотреть скорее из любопытства, позаимствовав визуайзер у одного из десантников. Ведь мысли о Земле, на которой он не был уже двадцать лет, в последнее время не давали ему покоя, заставляя снова и снова задумываться о полете на родную планету...
        В тот приятный момент, когда он уже собрался нырнуть в манящую прохладу вслед за женой и дочерьми, со смехом плескавшимися в воде, Виктор проснулся.
        Он посмотрел на часы, проецирующиеся на вживленных визиотронах, затем протянул руку за чашкой кофе. Проглотив напиток, поднялся с кресла.
        Виктору Серову недавно исполнилось сорок три года - а двадцать три из них он отдал своей профессии. Двадцать три года на службе в войсках Коалиции, обеспечивающей мир и покой жителям галактической территории, входящей в состав Федерации. Годы непростой работы и гарантированная солидная пенсия в перспективе, которую он сможет получить по истечении стандартных ста лет. Это в том случае, если, конечно, Виктор не надумает служить и дальше.
        Международная Федерация была основана в две тысячи сто пятидесятом году. Вскоре была создана Галактическая Коалиция. По мере освоения человечеством космоса в состав Федерации постепенно вошли многие планеты и целые системы. Теперь Федерация имела централизованную власть, во главе которой стоял Премьер-министр. Ему в свою очередь подчинялись Кабинет Министров и Палата сенаторов. Год назад был избран новый Премьер - им стал экс-министр обороны Федерации Алексей Зиновьев. Он разбирался в проблемах армии и намеревался проводить реформы, благодаря чему армию ждали перемены. Но пока новоиспеченный Премьер-министр собирался воплотить в жизнь свои планы и идеи, такие простые винтики, составляющие военную мощь Федерации, как полковник Серов, продолжали трудиться, исправно выполняя возложенные на них задачи.
        Когда Виктору поручили очередное и на первый взгляд казавшееся обычным задание, то он почувствовал вполне объяснимое недовольство, так как заветный отпуск откладывался на неопределенный срок. Но полковник понимал: если командование выбрало его - тому есть определенная причина. Раз предпочли его, следовательно, так необходимо, поэтому не стоит задавать лишних вопросов.
        Задача, которую должен был выполнить Серов, заключалась в следующем: прибыть на Элледию НФ2 и выяснить причину, заставившую поселенцев интернациональной колонии «Новый Свет» подать гиперпространственный сигнал о помощи. В подчинении Виктора находился отряд военных, медики, психологи, вспомогательный персонал крейсера, техники, а также экипаж корабля.
        Присутствие военных в экспедиции объяснялось тем, что планета Элледия находилась довольно далеко от охранных постов Федерации. И на случай появления незваных гостей в лице сепаратистов Альянса или космоанархистов было принято решение включить в экспедицию тактическую группу, состоявшую из десантников Галактической Коалиции. Эта группа входила в специальную дивизию под названием «Спейсары».
        ...Серов велел вживленному в мозг бионнеру активировать мышечные стимуляторы, подошел к стене и включил визуальное соединение с капитанским мостиком. Появилась голограмма капитана корабля Дмитрия Назарова.
        - Димир, как обстановка? - Виктор был старым другом Назарова и поэтому позволил себе неформальное обращение к капитану. Димир - так называли Дмитрия близкие друзья, и это нравилось и ему самому. Серов лично попросил командующего Шестой Армией, чтобы Назаров со своим экипажем участвовал в этой экспедиции.
        - Сейчас мы находимся на расстоянии ста семидесяти тысяч километров от Элледии, - сообщил Дмитрий.
        - А с поселением и станцией пытались связаться?
        - Пробовали, но везде тишина.
        - Выведи мне на экран детальный обзор.
        - Сейчас сделаю.
        Виктор отключил связь и подошел к стене, где был встроен одеждер. Когда Серов прибыл в космопорт, расположенный на планете Иллеза, на нем была стандартная форма полковника десантных войск Коалиции, теперь же ему требовался специальный костюм «Имитатор-Защитник». Этот костюм предохранял от попаданий из некоторых видов оружия и мог автоматически имитировать цвет и текстуру окружающей растительности, строений или предметов.
        Виктор включил одеждер, и он тихо зашумел, создавая «Имитатор-Защитник» со знаками полковника по размеру фигуры Серова. Он рассеяно наблюдал, как под трехмерными лучами одеждера поверх тунарии и шортитур появляется защиткостюм, имевший несколько карманов, специальных отделений и крепежей для оружия. Защиткостюм тут же соединился с биоразъемом на шее Виктора. Биоразъем, в свою очередь, был присоединен к вживленному внутреннему бионнеру - устройству, выполняющему функции «дополнительного» мозга, который обладал неограниченными возможностями.
        Серов бросил мимолетный взгляд на визиокристалл, служивший сейчас своеобразным зеркалом. Визиокристалл воспроизвел трехмерное отражение Виктора: высокий, крепкого телосложения мужчина, коротко стриженные русые волосы, серые проницательные глаза.

***
        В рубке управления Дмитрий Назаров склонился над контрольной панелью. Капитан внимательно изучал показания приборов. В обзорном носовом окне крейсера виднелся силуэт станции, висевший над светящейся сферой Элледии.
        - Отключить приводы и скорректировать конечный курс, - приказал Назаров первому пилоту Николаю Никитину.
        Фотонные приводы крейсера были отключены, и корабль лег в дрейф.
        - Есть ответ? - спросил Назаров связиста Ульриха Шнайдера.
        - Капитан, они по-прежнему молчат. Кажется, станция необитаема.
        - Вызывай поселение.
        - Понял.
        Дмитрий включил голосовую связь с каютой Серова.
        - Слушаю, - ответил тот.
        - Вик, мы находимся в тысяче километрах от станции. На запросы они по-прежнему не отвечают.
        - Ясно... - разочарованно протянул Виктор. - Тогда заглянем к ним сами. Прикажи подготовить челнок и объяви общий сбор в главном отсеке инструктажа.
        - Понял. - Назаров отключил связь.
        Виктор все еще надеялся услышать ответ со станции или с планеты, однако теперь стало окончательно ясно, что ему придется разбираться с проблемами лично. Все это может занять, по меньшей мере, несколько дней.
        Глава 3
        В отсеке инструктажа в ожидании полковника собрались десантники, техники и медики. Солдаты традиционно предпочитали гвалт тишине, поэтому шумно болтали и подшучивали друг над другом. Не оставались в стороне и техники - один из них рассказывал анекдоты. Спейсары тут же комментировали их, и тогда палуба, казалось, дрожала от громкого хохота. Научные специалисты стояли отдельной группой и говорили о чем-то, с неодобрением поглядывая на смеющихся десантников.
        Время от времени кто-нибудь из солдат пытался завести беседу с хорошенькой девушкой-медиком. Ее внешность была довольно экзотической даже по меркам двадцать четвертого века, где множество народностей смешались, образовав некий конгломерат наций. Несмотря на то, что сейчас любой человек может менять себе цвет кожи, глаз, волос по отдельности, а также до неузнаваемости трансформировать лицо и все тело в целом, необычная внешность девушки была такой от природы. Короткие волосы цвета золотистого песка, тонко очерченные скулы, огромные темно-синие глаза и смуглая кожа. Солдаты напрасно пытались добиться ее благосклонности - она не обращала внимания на эти неуклюжие ухаживания, с невозмутимым видом подключившись к своему вживленному бионнеру.
        Когда в отсеке появился Серов, шум стих. Он обвел всех взглядом:
        - Коротко опишу ситуацию. Мы находимся на орбите Элледии, но связи по-прежнему нет ни со «Стрелой», ни с поселением. Я беру отряд из семи человек и собираюсь проникнуть на станцию. Со мной пойдут: лейтенант Лэнфорд, старший научный специалист доктор Лю Чжи, медик Элира Ормела, техник Курц, рядовые Ирвинг и Кречетов. Отправляйтесь в грузовой док 3. На судне в мое отсутствие старшим будет капитан Назаров. Вопросы?
        Кто-то из спейсаров подал голос:
        - Ундент полковник, как вы считаете, в чем там дело?
        Серов подумал, что он и сам хотел бы это знать.
        - Пока неизвестно, рядовой, но мы это выясним.
        Глава 4
        Группа, собранная полковником, ожидала его в грузовом доке 3. Роботы двигались вокруг стандартного челнока, который мог вместить до десяти человек, и готовили его к отлету.
        Рядовые Стив Ирвинг и Артем Кречетов обсуждали предстоящую вылазку.
        - Что у них произошло, как считаешь? - спросил Ирвинг, коротко стриженный, высокий мускулистый десантник.
        - Без понятия, - ответил Кречетов. - Возможно, поселение решили навестить сепаратисты или анархисты. Но мы - спейсары, и мы уже здесь. - Он похлопал по изображению эмблемы Коалиции, светящемуся на рукаве его защиткостюма. - Если будет нужно, мы придем, наведем порядок и выручим поселенцев.
        - Хочешь пострелять, да? - усмехнулся Стив.
        - Оружие - моя слабость, это правда, а еще я не люблю непрошеных гостей. Поэтому собираюсь надрать им задницы. Может быть, мы даже станем героями.
        - Если кто-нибудь все же надумает убить нас, - сказал Ирвинг, - то можно сыграть в одну милую игру. Она называется: «Ты сдохнешь первым!»
        Затем Стив посмотрел в сторону Ормелы:
        - Эй, не боишься лететь на эту станцию? Вдруг мы встретим там инопланетных монстров?
        - Надеюсь, ты будешь рядом и защитишь меня, - с усмешкой сказала Элира. - Зачем еще тебе твои мускулы?
        Ормела родилась в семье, ведущей свой род от первых колонистов, отважившихся выйти за пределы Солнечной системы. Это были «мореплаватели» эпохи открытия Космоса, решительные и смелые люди, хотя иногда решимость эта граничила с авантюризмом, за что и платили они подчас слишком высокую цену. Но риск не останавливал этих людей, и единственной их целью в жизни было стремление достичь далеких миров. Ормела не скрывала, что гордится своими корнями.
        - Нравятся мои мышцы? - ухмыльнулся Ирвинг.
        - Ты - вылитый атлет. Но я могу показать несколько интересных приемов, и мы узнаем, помогут ли против них твои мускулы.
        - Не хочу получить удар ниже пояса, так что не будем экспериментировать. - Ирвинг подмигнул ей. - Люблю крутых девчонок.
        - Ты прав, - согласился Кречетов, - белоручек в армии не встретишь.
        Они засмеялись.
        В этот момент в док спустился Серов. Осмотрев подготовленный челнок, он обратился к лейтенанту Нилу Лэнфорду:
        - Все готово?
        - Так точно, ундент полковник.
        - Занять места. Лейтенант, вы управляете.
        Один из роботов повернул рычаг, и двери челнока с шипением открылись. Все расселись на боковых сиденьях за исключением Лэнфорда и Серова. Нил расположился на месте пилота, а полковник устроился в кресле рядом с ним.
        - Пристегнитесь, - сказал Лэнфорд.
        Роботы освободили помещение и закрыли главные внутренние ворота. Нил нажал несколько кнопок на панели приборов.
        - Всем внимание! Всем внимание! - тут же произнес главный биокомпьютер крейсера, имитируя женский голос. - Открытие внешнего люка номер 2! Открытие внешнего люка номер 2!
        Воздух автоматически закачался в кислородные резервуары, затем огромный люк перед челноком стал медленно открываться.
        - Отправляемся, - сказал Лэнфорд.
        Через несколько минут челнок уже приблизился к «Стреле».
        - Сделайте оборот вокруг станции, - распорядился Виктор. - Мне нужно осмотреть ее снаружи.
        Челнок начал движение вдоль станции, на которой не наблюдалось никаких признаков жизни. Освещения тоже не было, лишь лампочки, очевидно, питающиеся от автономного источника энергии, тускло светились в темноте.
        Серов вышел на связь:
        - Космическая станция «Стрела», ответьте, станция «Стрела», ответьте. Как слышите меня, прием. Вас вызывает спасательная команда, вас вызывает спасательная команда, отвечайте.
        Но в эфире была тишина.
        Виктор сделал еще несколько попыток связаться со станцией, затем выключил рацию:
        - Бесполезно. Нужно идти внутрь.
        - Ундент, кажется, видимых повреждений нет, - заметил Нил.
        - Задвинуть защитшлемы, герметизировать костюмы и активировать биоемкости, - велел Серов. - Лейтенант, подлетайте к главному стыковочному отсеку, попытаемся проникнуть туда.
        Используя мысленные команды, все герметизировали «Имитаторы-Защитники» и включили подачу кислорода из биоемкостей костюмов.
        Лэнфорд подлетел к отсеку и стал осторожно приближаться к стыковочному механизму, который был полностью автоматизирован. Послышался металлический лязг, скрежет, и через несколько минут челнок надежно пристыковался.
        Открылись двери челнока, и Виктор первым шагнул в стыковочный коридор, ведущий к створкам люка станции. Он повернул основной рычаг открытия, но створки остались неподвижными. Тогда он повернул рычаг автономного открытия. Послышался гудок, замигала синяя лампочка, и створки нехотя отползли в стороны.
        Полковник зашел в тускло освещенный отсек, осмотрелся, и дал знак остальным следовать за ним. На станции поддерживалась искусственная гравитация.
        Один за другим люди проникали на безмолвную станцию, настороженно оглядываясь по сторонам. Наружный люк вскоре автоматически закрылся за ними.
        Серов подошел к двери, ведущей к другим помещениям. Открыть ее он также смог только используя рычаг автономного открытия.
        - Сделайте контрольную пробу состава воздуха, - велел Виктор Лю Чжи.
        Чжи втянул порцию воздуха специальной трубкой-щупом, укрепленной на защиткостюме. Затем, изучив показатели анализатора, оповестил:
        - Ундент, воздух здесь пригоден для дыхания. Правда, это воздух из запасных резервуаров, но содержание в нем кислорода составляет не менее двадцати процентов. Опасных примесей нет, радиационного заражения не наблюдается. Давление тоже в норме.
        - Снять герметизацию костюмов и отключить биоемкости. Активировать режим ночного видения.
        Все активировали режим ночного видения в своих вживленных визиотронах, а биоемкости исчезли в специальных отделениях.
        - Мне нужен план станции, - обратился полковник к старшему технику Курцу. - Я хочу знать, где у них узлы связи.
        Марк Курц, скупой на эмоции и редко улыбающийся человек, просто обожал компьютеры, различное оборудование и приборы. Те люди, кто был знаком с Курцем достаточно близко, в шутку называли его «ходячим биокомпьютером» или роботом.
        Марк сверился с данными из своего бионнера, где появился трехмерный план помещений.
        - Нам придется пройти почти всю станцию, ундент, - сказал он. - Рубка связи находится в самом конце.
        - Делимся на две группы, - распорядился Серов. - Ормела, Ирвинг и Курц со мной, остальные с лейтенантом. Будьте предельно внимательны. Если заметите что-то - сообщать немедленно. Лейтенант, вы должны найти рубку связи и ждать нас там. Мы пока постараемся выяснить, что у них случилось с энергией. Приступаем.
        Кречетов, Чжи и лейтенант Лэнфорд отправились по главному коридору, а Виктор посмотрел на Марка:
        - Теперь мне необходимо узнать местоположение отсеков снабжения энергией.
        Курц снова поискал нужную информацию и сообщил:
        - Они расположены на нескольких уровнях, ундент. На втором уровне - где мы сейчас находимся, - имеется основной отсек, а резервный - на первом. Нам нужно пройти через один из жилых секторов и выйти в служебное помещение.
        - Будете показывать дорогу.
        Марк кивнул, и они двинулись по тому же коридору, куда недавно ушла группа Лэнфорда.
        - Крошка, - Ирвинг подмигнул Ормеле, - мы теперь вместе. Держись ближе и ни о чем не волнуйся.
        - Приятно оказаться в компании настоящего джентльмена, - со смешком сказала она и направилась вслед за остальными.
        Стив поспешил за ней.
        Глава 5
        Серов и Курц двигались рядом, держа оружие наготове, и внимательно осматривали помещения станции, через которые проходили. Они миновали лифты и оказались в длинной комнате с высоким потолком. Здесь находились сделанные со всеми удобствами кабинки, где можно было принимать паровые ванны и даже душ из очищаемой, постоянно циркулирующей воды. Тут также были пластироновые стулья и столики, на которых стояли пустые стаканы и бутылочки с напитками. Над бутылками, сделанными из светящегося пластикона, мерцали мини-голограммы, изображающие утоляющих жажду людей.
        Мысленной командой бионнера Виктор велел одной из бутылок подлететь, чтобы рассмотреть ее поближе. Бутылка поднялась со стола и зависла рядом с полковником. Тут же раздался негромкий мелодичный звон, а потом нежный женский голос с придыханием произнес: «Попробуйте «Арктическую свежесть»! Этот напиток сразу избавит вас от жажды и наполнит силой!»
        «Неплохо тут все устроено, - подумал Виктор. - Полагаю, не отсутствие комфорта стало причиной бегства персонала. Если, конечно, это вообще было бегство».
        - Ундент, мы должны пройти через ту дверь. - Курц указал на широкую дверь в конце душевой. - Она ведет в нужный коридор.
        Когда Серов уже собирался ее открыть, его окликнул Ирвинг:
        - Ундент полковник, подойдите сюда! Вы должны взглянуть на это.
        Виктор подошел к Стиву. Тот наклонился и что-то внимательно рассматривал.
        - Вот, видите? - показал Ирвинг на стену. - Похоже на след от выстрела. Кто-то здесь жахнул из тушкаля.
        «Тушкалем» на солдатском жаргоне называли винтовку НЕР-700, которая была в ходу у полиции в колониях.
        Сначала Серов ничего не заметил, однако присмотревшись внимательней, разглядел едва заметный след, замаскированный красящим аэрозолем-имитатором, который воспроизводил целостный вид поврежденной текстуры.
        - Да тут еще есть несколько следов, - удивился Стив и кивнул на блестящий пол: - Ундент, смотрите, там, и вон там тоже. Похоже, здесь была неслабая перестрелка, не иначе...
        - Что вы думаете об этом? - спросил Виктор Марка.
        Курц длительное время изучал стены, пол, а затем неуверенно произнес:
        - Трудно сказать наверняка, ундент, но кажется, это действительно следы выстрелов.
        «Зачем гражданским понадобилось затевать тут стрельбу?», - озадачился Серов.
        Полковник, до этого момента почти уверенный в том, что на станции, да и на самой планете не может быть серьезных проблем, уже так не считал.
        - Нужно найти отсек снабжения энергией, - сказал Виктор. - Продолжаем движение.
        С помощью бионнера он активировал вживленную в ухо рацию:
        - Лейтенант, докладывайте. Дошли до рубки связи?
        - Мы на пятом уровне, ундент, - послышался голос Лэнфорда.
        - Будьте осторожны, мы нашли следы от выстрелов. Пока еще не выяснили, кто и когда их сделал.
        - Понял.
        Группа Серова вышла из помещения душевой, проследовала через коридор и остановилась перед дверью из сине-белого пеннора. Надпись на двери гласила:
        «Жилой сектор 3»
        Используя бионнер, Виктор отправил мысленную команду приемному телепатическому устройству, и дверь исчезла в стене. Они осторожно проскользнули внутрь.
        В жилом секторе 3 все было устроено с максимальным удобством для персонала. Компании не экономили на том, что касалось обеспечения комфортных условий, поскольку сотрудники станции были вынуждены оставаться долгие месяцы вдали от дома. Эти затраты потом с лихвой окупались.
        Тут стояли удобные аэродиваны и раскладные столы с телепатическим интерфейсом; также здесь находились два голографических проектора, аэрокресла и виртуальные игры. Все это давало возможность сотрудникам станции расслабиться и отдохнуть после трудовых будней. Автономная система кондиционирования воздуха (по всей видимости, сейчас не работающая) создавала на станции искусственный климат. Эта же система обеспечивала нужную температуру и влажность воздуха, выполняла его фильтрацию, очистку от вредных примесей, ионизировала и обеззараживала.
        - Ого! - воскликнул Ирвинг. - Здесь стоит задержаться. У них даже есть виртуальный лайтбол. Нам бы такие казармы!
        - Излишняя роскошь развращает, - усмехнулась Ормела.
        - А я разве записался в добровольные спартанцы?
        Элира взглянула на него с насмешкой, ясно показавшей, что она с трудом представляет себе Стива в образе спартанца. Тот на несколько секунд убрал защитшлем и изобразил губами поцелуй.
        - Ундент, за этой дверью есть технический коридор, - показал Курц. - За ним - отсек снабжения энергией.
        Они миновали жилое помещение и оказались в длинном служебном коридоре. Здесь было прохладнее: из вентиляционных отверстий по бокам стен шел свежий воздух.
        В конце коридора Серов и остальные увидели широкую дверь и направились к ней. Дверь оказалась запертой. На ней светился знак радиационной опасности, а табличка оповещала:
        «Отсек снабжения энергией 1»
        - Ну что, - Виктор посмотрел на Курца, - работенка для вас.
        Марк немного повозился и открыл пластироновую коробку, закрепленную в специальной нише на стене возле двери. Он принялся изучать ее. Затем мысленной командой убрал защитперчатку, прислонил ладонь к устройству идентификации и начал уверенно двигать ею, используя вживленные в руку нейтрализаторы замковых идентификаторов. Прошла минута, и эти действия возымели успех: дверь медленно отодвинулась, открывая проход в отсек.
        Группа проследовала внутрь, разглядывая огромное помещение, где находилось техническое оборудование и компьютерный комплекс. Взгляд Серова упал на три гигантские батареи, возвышающиеся неподалеку.
        - Аккумуляторные секции «А» «Б» и «Г», - перечислил Курц, сверяясь с планом станции в бионнере. - Дальше расположены основная система охлаждения и ядерные батареи.
        - Это то, что нужно. Проверьте.
        Марк кивнул и направился к секциям. Высококлассный техник Курц чувствовал здесь себя как рыба в воде и мог решить самую трудную задачу.
        Тем временем Виктора вызвал Лэнфорд:
        - Ундент полковник, мы на позиции. В рубке никого нет, приборы функционируют на автономном питании. Я пытался воспользоваться ими и вызвать поселение, но связь не действует. Думаю, сами мы не сможем восстановить ее.
        - Пока оставайтесь там и ничего не трогайте.
        - Вас понял.
        - Ну?.. - окликнул Серов Марка, который мысленно взаимодействовал с контрольной панелью около одной из аккумуляторных секций. - Есть что-нибудь?
        - Пока точно не знаю, ундент. Ядерные батареи заглушены, аккумуляторы разряжены. Энергия на станцию не подается, и действуют только аварийные источники питания. Все это странно, и кое-что меня по-настоящему смущает.
        - Что именно? - Виктор подошел ближе.
        - Видите ли, ундент, - задумчиво произнес Курц, - на первый взгляд кажется, что в системе распределения энергии произошел случайный сбой, и батареи отключились автоматически, но кое-что наводит меня на мысль, что все было сделано намеренно.
        - Откуда такое предположение?
        - Я обнаружил изменения в настройках контрольной панели. Уверен, что сами они не могли произойти. Еще я подключился к биокомпьютеру и выяснил кое-что любопытное. А именно: тот, кто отключил здесь все, забыл стереть файл с регистрационной записью. Или, может быть, он просто не знал о нем. В этом файле говориться, что в одной из распределительных секций был поврежден важный биокристалл, но заменять его по какой-то непонятной мне причине не стали.
        - То есть, получается, что служащие сами нарушили подачу энергии станции, а потом быстренько улетели? - недоверчиво спросил Серов и с усмешкой добавил: - Чтобы не схлопотать выговор за сей акт вандализма?
        - Я этого не говорил, ундент полковник. - Подчеркнуто холодный тон техника показал, что это замечание его задело. - Я лишь поделился своими подозрениями. Если вас не устраивает моя квалификация, то вам лучше вызвать сюда другого техника.
        - Я не сомневаюсь в вашей высокой квалификации, однако это выглядит не слишком правдоподобно.
        - Может быть, ундент, но все именно так и есть.
        - Ну, - Виктор явно был недоволен, - думаю, здесь мы уже ничего не найдем. Пора осмотреть личные комнаты персонала.
        Они покинули отсек энергоснабжения и снова оказались в прохладном техническом коридоре.
        - Где расположен основной жилой сектор? - спросил Виктор.
        Марк сверился с планом станции:
        - В центре, ундент, на первом уровне. Нам лучше поехать на лифте, если он, конечно, еще действует.
        Воспользовавшись одним из лифтов, они оказались на первом уровне, где находились персональные комнаты служащих станции. Совершенно одинаковые двери шли одна за другой и отличались только числами на них.
        - Разделимся, - сказал Серов. - Берем по пять. Я осмотрю с первой по пятую, вы, Марк, с шестой по десятую, а остальные проверят Ирвинг и Ормела. Всем быть осторожными. За дело!
        Виктор зашел в первую комнату, Марк поспешил в шестую, Элира направилась в шестнадцатую, а Стив, немного отстав, стал вслух считать цифры, чтобы найти свои пять комнат.
        - Элира! - крикнул он вслед Ормеле. - Если станет скучно, приходи ко мне. Обещаю: ты не разочаруешься.
        - Найди себе куклу-робота и развлекайся с ней.
        С этими словами Элира скрылась в комнате под номером шестнадцать.
        Глава 6
        Войдя в комнату, Серов в первую очередь проверил идентификационную запись владельца. Там сообщалось, что эта комната некоего Аркадия Фирсова, инженера и специалиста по настройке технического оборудования. С голофото, светящегося у стены, на него смотрело лицо молодого человека.
        Виктор осмотрелся. Здесь были биокомпьютер, несколько пластироновых стульев, кровать, блок-генератор изменения силы тяжести, шкаф, кое-какие личные вещи и кубы с ячейками для хранения биопластинок. Осмотрев кубы, Серов обнаружил, что они пусты. Затем Виктор решил активировать биокомпьютер. Возможно, хранящиеся там файлы содержат что-нибудь важное.
        На столе рядом с голографом биокомпьютера светилось трехмерное динамическое изображение симпатичной девушки со светлыми волосами и синими глазами. Девушка на фото сначала улыбалась и беззвучно смеялась, затем посылала воздушный поцелуй, а в глазах ее сверкали веселые искорки. Потом это повторялось снова и снова.
        Изучив файлы в биокомпьютере, Серов не нашел ничего, что могло бы пролить свет на недавние события. Не было даже намека на нужную информацию.
        У полковника появилось неясное ощущение того, что от его внимания ускользает нечто важное. Но что именно, он пока не мог понять.
        Виктор встал и вновь обследовал комнату. Но и на этот раз поиск не дал результатов. Может быть, разгадка таинственных событий на станции ожидает его в других комнатах.

***
        Минут через тридцать осмотр был закончен, и вся группа собралась у первой комнаты.
        - Итак, - сказал Серов, - докладывайте. Есть что-нибудь?
        Первым отчитался Курц:
        - Ундент, я не обнаружил ничего, что могло бы показаться подозрительным или давало какую-нибудь информацию. Комнаты в порядке. Я заметил лишь, что сотрудники одновременно покинули свои комнаты и даже не взяли никаких личных вещей.
        - У меня - то же самое, - добавила Ормела. - Почти все вещи находятся на своих местах, но я не нашла ничего полезного для нас.
        Виктор заметил, что и Ирвинг желает поделиться своими результатами проверки:
        - Выкладывай.
        - Ундент полковник, видел я там кое-какие интересные вещицы. Имитатор истребителя, разные игры, экзотические консервированные продукты - даже взял себе немного. А в одной комнате встретился с виртуальной девушкой - такая красотка... Она встретила меня и сразу принялась раздеваться. На ней, правда, было мало одежды... Еще...
        - Давай по делу, - оборвал его Серов.
        - Вот что я нашел, ундент, - многозначительно произнес Стив.
        С этими словами он вынул биопластинку и протянул Виктору.
        - Ундент, она лежала в кармане этой тунарии. - Ирвинг вытащил из отсека защиткостюма просторную тунарию. - Думаю, кто-то ее специально оставил там. Только спейсол мог носить тунарию с такой расцветкой.
        Серов осмотрел пластинку со всех сторон, затем повертел в руках тунарию. Он исследовал ее в различных световых спектрах, используя вживленные в глаза визиотроны. Под самым воротником можно было увидеть надпись, сделанную специальным маркером. Надпись была заметна только в ультрафиолете.
        - «Важно! Для прибывших!», - прочитал вслух Виктор. - Хм, да это же послание! Теперь мы, наверное, что-нибудь узнаем. Если биопластинка цела. Кому она принадлежит?
        - Какому-то Энтони Грэю, ундент. Он специалист по... гм... Компьютус, короче.
        - Теперь осталось найти компьютерный комплекс.
        Курц вновь взял на себя роль проводника. Они поднялись на пятый уровень и вскоре очутились в просторном помещении главного компьютерного комплекса. Это помещение было обтекаемым и не имело острых углов. В нем находились голографы, блоки с биокристаллами и другое высокотехнологическое оборудование.
        - Сначала нужно считать информацию с биопластины, - сказал Серов. - А затем проверить всю их базу данных. Марк, займитесь этим.
        Получив пластинку, Курц устроился в кресле. Он включил одну из виртуальных консолей, соединенную с центральным биокомпьютером, и приложил биопластину к миниатюрному считывателю.
        Засветился голограф. Сначала виднелись только помехи, потом возникли дата и время записи, а затем появилось трехмерное изображение человека. Он был бледен, изможден, и выглядел испуганным. Мужчина с затравленным видом озирался по сторонам, а его левый глаз постоянно дергался. Можно было предположить, что человек находился в состоянии стресса. Убедившись, что рядом никого нет, мужчина посмотрел прямо в визар и хрипло прошептал: «Я оставляю эту запись для тех, кто, возможно, прилетит на станцию. К тому времени, я уверен, вы уже не найдете здесь людей и решите высадиться на Элледии. Вы не должны этого делать ни в коем случае! Не высаживайтесь на планете! Я не могу сейчас говорить о том, что здесь случилось. То, что здесь произошло - необъяснимо, это настоящее безумие! Улетайте отсюда как можно скорее!.. Да, и не пытайтесь открывать файлы в главном биокомпьютере! Я активировал систему охраны и соединил ее с основным биокомпьютером. Пожалуйста, улетайте отсюда сейчас же!..»
        В этот момент кто-то, кого не было видно на голограмме, произнес: «Энтони, что ты здесь делаешь?..»
        Человек вздрогнул и быстро вытянул руку. Голограмма снова сменилась цветовыми помехами. Через несколько мгновений она исчезла.
        В помещении компьютерного комплекса на некоторое время воцарилась тишина.
        - Ну, и что это значит? - первым прервал затянувшуюся паузу Серов. Он никогда не пренебрегал мнениями подчиненных. - Есть соображения?
        Остальные выглядели озадаченными.
        - Может быть, он шутил, ундент полковник? - предположила Ормела. - Решил немного поразвлечься и подумал, что это будет очень остроумно...
        - Нет, не думаю. Мне кажется, он говорил серьезно. - Виктор побарабанил пальцами по спинке аэрокресла. - Хотел бы я знать только, что этот тип имел в виду...
        - Ундент, да он наверняка просто чокнутый! - высказался Ирвинг. - А может, страдает манией величия.
        Серов посмотрел на Марка:
        - Этот компьютус просил не трогать файлы в главном биокомпьютере и сказал что-то насчет защиты станции. Тут есть охранные системы?
        Курц поправил защитшлем:
        - Вероятно, да, ундент...
        - Если он действительно включил защиту, вы сможете ее отключить?
        - Я могу попробовать, ундент, - без особой уверенности сказал Марк. - Но защитные системы, как вы понимаете, отличаются друг от друга, поэтому ничего не гарантирую.
        - Какие охранные механизмы есть на станции?
        - Сейчас посмотрим. - Курц покопался в своем вживленном бионнере и поискал нужные данные. - К сожалению, у меня нет этой информации. По-видимому, ее просто не загрузили в мой бионнер...
        - Восхитительно! - воскликнул полковник. - Нам нужно включить главный биокомпьютер, однако мы боимся запустить защиту, которую мог активировать этот свихнувшийся компьютус. Но мало того - мы не знаем даже, что за тип защиты здесь установлен.
        Все уныло молчали.
        - Тем не менее, - продолжил Виктор, - мы все-таки попытаемся активировать главный биокомпьютер. Если с ним и в самом деле связана защита, вы попробуете ее отключить.
        По внешнему виду Марка нельзя было сказать, что он в восторге от этой затеи, да и на лице Ормелы не наблюдалось энтузиазма.
        - Ундент, - снова решил высказаться Ирвинг, - я уверен, что все это плод воображения того психа.
        - Я так не думаю, - с мрачным видом произнес Серов. Он включил рацию: - Лейтенант, слышите меня?
        - На связи, ундент.
        - У нас здесь непредвиденные обстоятельства. Опишу коротко. Мы собираемся включить основной биокомпьютер, и тогда, возможно, активируется охранная система. Я хочу, чтоб вы подготовились к возможным неприятным сюрпризам.
        - Ундент полковник, вы уверены, что стоит включать центральный биокомпьютер?
        - Мы должны выполнить полную проверку станции, и вы это знаете не хуже меня.
        - А если прислать с крейсера еще спейсаров? Человек десять бы не помешало.
        - Я тоже думал об этом. Но сейчас мы на незнакомой территории и нам лучше действовать самим.
        - Понял, ундент, отключаюсь. Мы остаемся в рубке связи.
        Глава 7
        Положение обязывало Серова сделать полную проверку, чтобы не оставалось никаких сомнений в том, что он обследовал каждый уголок станции.
        - Марк, подключайтесь, - приказал Виктор. - Выкачивайте всю информацию, какую только сможете найти. Если сумеете, то отключите защиту станции.
        Курц задвинул защитшлем и прицепил на висок контроллер телепатической связи, а затем повернулся к голоэкрану и начал мысленно взаимодействовать с биокомпьютером. На голоэкране появились данные о станции, ее персонале, строении, состоянии различных механизмов и автоматики.
        - Пока все спокойно, - осторожно заметил Марк.
        - Я же говорил, что нечего бояться! - победоносно заявил Стив, гордясь своим точным прорицанием.
        - Есть информация о том, почему люди оставили станцию? - спросил Серов.
        - Я нашел несколько файлов, ундент. - Курц был сосредоточен. - В одном из них сообщается, что на станции возникли проблемы с энергоснабжением, и сотрудникам приказали ее покинуть. Весь персонал находится сейчас на Элледии. Здесь есть файл с сообщением, в котором они просят о помощи всех тех, кто окажется на «Стреле».
        В этот момент по отсекам разнесся искусственный голос: «Внимание! Внимание! Несанкционированная попытка подключения к секретной информации! Присутствие посторонних в секторе «В»! Присутствие посторонних в секторе «В»! Активирована защита третьего уровня. Всему персоналу немедленно подтвердить индивидуальные биопоказатели! Всему персоналу немедленно подтвердить индивидуальные биопоказатели! Внимание! Активированы охранные орудия и мобильные роботы!»
        - А тот парень, видимо, и вправду не шутил. - Серов настороженно оглядывался по сторонам. - Всем быть наготове. Ормела, оставайся с Курцем, Ирвинг, ты со мной, и смотри в оба.
        Виктор скинул с плеча штурмовую винтовку УЛ100 «Укороченная версия»:
        - Марк! Попробуйте отключить защиту и скопировать все важные файлы.
        В этот момент дверь отсека автоматически ушла в стену.
        Курц пригнулся и продолжил возиться с биокомпьютером. Элира встала рядом с ним, держа свой излучатель.
        Прошла минута, и все пока было тихо. Но вот послышался какой-то звук, затем снова неясный шум и шипение.
        - Вы слышали, ундент полковник?.. - спросил Ирвинг, опустившись на одно колено и крепко сжав свою винтовку.
        - Слышал.
        Серов осматривал каждый метр отсека. Его взгляд задержался на двери. Именно в этот момент в открытую дверь влетели серебристые диски полметра в диаметре и с ходу провели сканирование органических существ, вторгшихся на запретную территорию. Они не нашли подтверждения их идентификации, зато установили высокий уровень опасности, исходящей от них, и наличие оружия.
        Виктор оттолкнул Стива за массивный стол, изготовленный, к счастью, из нескольких слоев металлора, а сам откатился в сторону и укрылся за отделением, предназначенным для хранения лазерных кубов и биопластин.
        - Всем пригнуться! - крикнул он.
        Диски расширились, показались стволы фризаров, и замораживающая смесь из самораскрывающихся капсул попала в голопроектор и часть компьютерного комплекса. Курц распластался на полу, а Ормела отбежала за стенку стола и укрылась там.
        Серов выглянул и сделал два одиночных выстрела. Сгустки энергии превратили один из дисков в сверкающие осколки, веером разлетевшиеся в стороны, но два других мгновенно нацелились на полковника. Он успел вернуться в свое укрытие как раз вовремя: мельчайшие части леднера мгновенно заморозили то место, где секундой назад была его рука.
        Ирвинг тоже не бездействовал. Он приподнялся над столом и прицельным выстрелом уничтожил еще один диск.
        Последний из защитных механизмов блеснул хромированным металлом и выпустил несколько капсул. Они тут же разорвались и заморозили стол в четырех местах, но Стиву повезло на этот раз, - он остался невредим.
        Виктор снова выстрелил, и диск разлетелся на части.
        - Вот это я понимаю - радушный прием! - воскликнул Ирвинг.
        В следующее мгновение из прямоугольных отверстий под потолком появились три бластерные пушки. Несколько сгустков энергии пронзили отсек - один из них прошел совсем рядом с Серовым. Он высунулся и сделал два выстрела в сторону орудий, но его заряды не попали в цель. Все три дула повернулись к нему. Выстрелы из орудий высекли из феррокомпозита сноп искр.
        Элира и Марк не замедлили принять участие в перестрелке и сделали несколько выстрелов. Орудия ответили им несколькими выбросами энергии. Они попали в стул, оставив от него лишь расплавленные куски, и прошили насквозь шкаф, проделав в нем дыру.
        Виктор нашел взглядом Стива, сжавшегося в своем ненадежном укрытии:
        - Не высовывайся, эти пушки реагируют на движение.
        Ирвинг кивнул, но принялся возиться с винтовкой.
        Серов осторожно снял с костюма шумовую мини-гранату и бросил ее. Орудия тут же среагировали и начали обстреливать гранату. Воспользовавшись этим, Виктор опять высунулся и сделал несколько прицельных выстрелов. На этот раз его выстрелы оказались точными: одно из орудий взорвалось и рухнуло на пол, а из неровной дыры на потолке остались свисать крепежный механизм и провода.
        В этот момент Ирвинг выглянул из-за стола, поднял винтовку и выпустил энергетический заряд по другой пушке. Он попал в цель, и пушка с взрывом разлетелась на части, засыпав пол обломками, оставив после себя еще одну внушительную дыру на потолке. Но после этих выстрелов Стив недостаточно быстро укрылся и третьему орудию, пославшему в него сгусток энергии, удалось задеть десантника. Ирвинг вскрикнул и отлетел в сторону, выронив оружие.
        - Спейсол зеленый! - прошипел Серов.
        Он выскочил и еще раз выстрелил. Последнее орудие тоже было уничтожено.
        Виктор поспешил к Стиву, надеясь, что тот жив. Курц и Ормела вылезали из-под компьютерной панели.
        - Эй, дыллер! - наклонился над Стивом Виктор. - Ты еще в строю?
        Сначала ответа не последовало, но потом прозвучал бодрый голос:
        - Я с вами, ундент. Вот это была переделка - прямо по мне!
        - Стрелял метко, - похвалил его Серов.
        Он помог Ирвингу подняться.
        - Элира! - позвал Виктор медика. - Его надо осмотреть. Кстати, где ты прошел превращение в солдата?
        - В академии Луиса Маркеса, ундент полковник, - ответил Ирвинг. - Но не стану вам врать: сейчас при стрельбе мне помог бионнер.
        Элира подошла к Стиву:
        - Давай поглядим, что тут у тебя.
        - Зацепило левое плечо, - сказал тот, стиснув зубы.
        Ормела осмотрела его рану.
        - Знаешь, - сказала она, - тебе повезло: защиткостюм спас руку. У тебя здесь ожог, приличный, мышечные волокна повреждены. Терпи, нанороботы все зарастят.
        Но пока вживленные в тело и слои кожи Стива нанороботы еще только начали выполнять заживление раны, Элире пришлось сделать Ирвингу инъекцию нанофриза и положить на рану регенерор.
        - Вам удалось скопировать данные и вырубить эту треклятую защиту? - спросил Серов у Курца.
        - Ундент, я успел скопировать на свой бионнер почти все важные файлы. К сожалению, оставшиеся копировать не получится - одно из орудий повредило блок памяти, и у меня нет нужного оборудования, чтобы восстановить его. Отключить систему я тоже не успел.
        - Жаль. Хотя, главное нам уже известно, и теперь пора возвращаться на крейсер. Но мы понятия не имеем, что еще может нас здесь ожидать. Думаю, путь к челноку не будет легким.
        - Ну что, солдат, - повернулся Виктор к Ирвингу, - как твоя рана?
        - Нормально, ундент полковник. - Стив осторожно шевелил раненым плечом и рукой. - Скоро буду как новенький.
        - Вот и прекрасно. - Серов снял биопластинку со считывателя. - Нужно добраться до лейтенанта и его группы, а затем вернуться на корабль. Марк, вы снова наши «глаза».
        Виктор осторожно выглянул в коридор, огляделся по сторонам, потом махнул рукой и подозвал остальных.
        Они продвигались медленно, ожидая нападения в любой момент.
        - Этот коридор, - тихо сказал Курц, - ведет в общую столовую, а потом будут лифты.
        Они продолжали осторожно идти вперед, когда впереди возник силуэт робота. «Осторожно!» - Виктор предупреждающе поднял руку.
        Сейчас они находились возле подсобных помещений. Серов тут же мысленно приказал дверям открыться, затем втащил Ормелу и скользнул вслед за ней. Ирвинг и Курц поспешили сделать то же самое с другой стороны коридора. Почти в ту же секунду Виктор услышал хорошо знакомый ему треск: сквозь коридор прошел энергетический заряд.
        Серов высунул свою винтовку и выстрелил, не надеясь, что попадет в неприятеля.
        - Этот робот, кажется, класса «гренадер»! - крикнул Виктор Стиву и Марку.
        Тем временем, судя по гулу, издаваемому машиной, робот приближался к их ненадежному убежищу. В этот момент двери автоматически закрылись.
        Виктор оглядел помещение, надеясь найти какое-нибудь укрытие. Тут находилось множество ящиков и контейнеров из тиллора самых разных размеров. Лучше для временной обороны и не придумаешь. Такой контейнер можно использовать для укрытия.
        - Спрячься там, - велел Виктор Элире, кивнув на ближайший контейнер. Потом вызвал Ирвинга: - Отступайте и займите позиции. Не вздумай геройствовать - сейчас не время.
        Двери в помещение снова открылись. Выглянув из-за контейнера, Серов увидел махину, показавшуюся в дверном проеме. Робот возвышался примерно на два с половиной метра и двигался на широких гусеницах.
        Робот-сторож РО-7, оснащенный двумя энганами,
        остановился. Виктор понял, что сейчас он засечет их, используя свой поисковизор. Полковник решил не медлить и сделал два выстрела. Они попали в цель, расплавив наружный слой брони робота и заставив его пошатнуться - но махина повернулась и дала ответный залп. Виктор и Элира пригнулись за контейнером и почувствовали, как сгустки энергии ударяют в противоположную стену и с треском пробивают ее.
        - Сиди здесь, - сказал Серов. - Я попытаюсь отвлечь его.
        Невдалеке от них он приметил несколько штабелей ящиков из тиллора и решил перебежать туда. Он откатился в сторону, вскочил на ноги и, стреляя в робота, побежал к ящикам. Робот послал заряд в полковника, но у того был немалый опыт ведения боя в помещениях, позволивший ему остаться невредимым и избежать попадания. Он старался не оставаться на виду, пригибаясь и прячась за контейнерами. Виктор смог ускользнуть от робота и скрылся за одним из штабелей.
        Робот вновь принялся стрелять по контейнеру, за которым притаилась Ормела. Самой Элире надоело прятаться и бездействовать. Она сдернула висевший у нее за спиной униразер «Гюрза» РУМ-43, заряженный мини-снарядами, содержащими нанорезаки. Несмотря на приказ, положила оружие на плечо, и, высунувшись немного, сделала выстрел. Снаряд взорвался и выбросил «начинку» из наннеров. Робота качнуло, и он немного отъехал назад. В том месте, куда попали нанорезаки, появилась пробоина. Она почти мгновенно задымилась.
        Но робота это не остановило, и он решил изменить тактику. С двух сторон из его корпуса выползли металлические конечности, и он принялся громить стену.
        Серов встал из-за ящиков во весь рост и продолжил стрелять, но робот почти выломал достаточный для себя проход.
        Однако в тот момент, когда он уже поднял энганы, намереваясь продолжить атаковать, что-то произошло: робот словно передумал. Он замер с поднятыми стволами энганов, а с одной из его лап выпал кусок отломанной тиллоровой стены. Виктор ничего не понимал, потому что все это произошло довольно неожиданно.
        - Ормела! - крикнул он. - Оставайся на месте! Я проверю.
        Осторожно выйдя из-за ящиков, Серов приблизился к роботу, держа винтовку наготове. Робот по-прежнему стоял без движения. Виктор обошел его сзади.
        Тут появился Ирвинг:
        - Ундент полковник, вы в норме? А Элира?
        - Мы невредимы. Но я не знаю, что случилось с этим «громилой».
        - Это все Марк, - поспешил объяснить Стив. - Он просто гений, ундент полковник. Выкопал какой-то пульт и смог подключиться через него к главному биокомпьютеру. Я не разбираюсь во всех этих компьютерных штуковинах, но думаю, что именно Марк и отключил робота.
        Они вышли в коридор. Курц уже был там.
        - Вам действительно удалось отключить его? - спросил Серов, показав в сторону замершей махины.
        Марк кивнул:
        - Ундент, мне пришлось попотеть и действовать быстро. Я и не ожидал, что найду здесь готовый к работе резервный вход в компьютерную сеть станции.
        - Вы молодец, - с неподдельным восхищением сказал Виктор. - Мы, наверное, обязаны вам жизнью. Если бы не вы, нам пришлось бы туго. Этот робот уже почти прорвался внутрь, так что вы отключили его вовремя.
        - Ну, я просто сделал то, что должен был... - смешался Марк.
        - Не надо скромничать. Вы действительно специалист высокого класса.
        Курц снова коротко кивнул. Он знал себе цену, но похвала полковника несколько смутила Марка, хотя и была ему приятна.
        Из пролома, сделанного роботом, появилась Ормела.
        - А вот и наш медик, - усмехнулся Ирвинг, однако было заметно, что он действительно рад ее видеть. - Значит, ты воевала с механической образиной?
        - Между прочим, - взглянув на Стива и посмеиваясь, многозначительно проговорил Виктор, - она попала в робота из униразера, и вообще - держалась молодцом. Хотя и нарушила мой прямой приказ. В следующий раз за такие дела будет сидеть на гауптвахте.
        - Опасность остается, да? - спросил затем Серов Курца. - Этот робот наверняка не единственный, который наблюдал за станцией.
        - Ундент, я смог выйти только на него. Возможно потому, что он действовал в режиме активной защиты. Я проверял, но не нашел других роботов.
        Ирвинг подозвал Ормелу, и они вместе осматривали остановившегося стража с дырой в броне.
        - Значит, ты приложилась?
        Она кивнула.
        - Неплохо, - оценил дыру в корпусе робота Стив.
        - Бионнер почти все сделал за меня, - сказала Элира.
        - Но ты сама тоже умеешь стрелять?
        - И как ты догадался? - в тон ему спросила Ормела. - Стрелять меня учил отец. Так что я научилась этому раньше, чем поступила в академию. Уже там мне имплантировали бионнер и записали специальные программы «Точная стрельба», «Медик-боец» и другие.
        - Твой отец, он что, военный?
        - Майор, специальный батальон «Серебряная Звезда».
        - Серьезно? - На лице Ирвинга было написано недоверие.
        - Отец не хотел, чтобы я шла в космодесант, - продолжила Элира. - Уперся - и ни в какую. Говорил, хватит в нашей семье и одного военного.
        - Мне это знакомо, - понимающе кивнул Стив.
        - Когда я настаивала на своем, он твердил лишь одно: «Лучше бы тебе избрать другой путь в жизни». Такой вот у него был аргумент. Это понятно, боялся за меня. Да и мама тоже была решительно против.
        - Но ты, как я понял, не уступила?
        - Нет. Все равно прошла стандартное преобразование в солдата в одной из военных академий Торсианы. Ну, ты знаешь, усиление мышц, быстрое приобретение опыта, нужных знаний и рефлексов...
        - Упрямая ты девчонка! - засмеялся Ирвинг. - А мои родители - хозяева аэромаркета на Цирцее. Такие, знаешь, простые люди. Как они хотели, чтобы я продолжил наш семейный бизнес! Но у меня были совсем другие планы. Сказал, что пойду в армию. Ну не гожусь я в звездные торговцы! Они долго меня отговаривали, а потом смирились. К тому же с ними остался мой младший брат. Вот он-то как раз просто обожает торговое дело!
        - Я смотрю, ты тоже упрямец, - улыбнулась Ормела.
        - Эй, там, хватит болтать! - прервал их Серов. - Пора двигаться.
        Глава 8
        В это время Нил Лэнфорд сидел в аэрокресле, иногда посматривая на голографические часы. Они находились в рубке связи уже час с лишним, но группа Серова не появлялась. Лэнфорд был энергичным человеком, и бездействие всегда вызывало у него раздражение.
        Рядовой Кречетов стоял, опершись на винтовку, и смотрел в наружное окно, а доктор Чжи включил голограф и с интересом изучал какую-то документацию на биопластинке, выискав ее в стенном шкафу. Они слышали сигнал тревоги, но так как ничего с того момента не произошло, все немного расслабились.
        Вдруг за дверью рубки, в коридоре, послышался шум. Лэнфорд мгновенно повернулся и вскинул винтовку - его палец уже был готов нажать спусковой крючок. Кречетов и Лю Чжи тоже схватили оружие.
        В этот же момент Серов вызвал лейтенанта по рации: «Мы здесь. Открывайте».
        Лэнфорд велел двери открыться, и она исчезла в стене, впуская Виктора и его людей.
        - Мы тут заждались вас, ундент полковник, - сказал Нил.
        - Возникли кое-какие проблемы, - Серов оглядел рубку связи, - и нам даже пришлось пострелять. Но об этом потом. Ну, где здесь панель связи?
        Лэнфорд указал на длинный стол возле смотрового окна, где находились голоэкраны, микрофоны и другое оборудование.
        Виктор посмотрел на Курца. Тот как всегда коротко кивнул и занялся своим привычным делом.
        - Кое-что здесь не работает, - сказал Марк через некоторое время. - И опять у меня создается впечатление, что это сделали специально. Кто-то намеренно вывел оборудование из строя. Но, надо отметить, все сделано профессионально.
        Серов снова мысленно поблагодарил того, кто послал с ними Курца. Он уже понял: кому-то сильно хочется, чтобы они высадились на Элледии. В его памяти всплыло лицо Грэя, который настойчиво предупреждал о некой опасности, ждущей на планете тех, кто решит совершить там посадку. Почему он оставил эту запись? Что он видел и что ему было известно? В чем заключается опасность? Все эти вопросы требовали ответов, но ответов у Виктора пока не было. Только одно стало очевидным: нужно вернуться на крейсер и уже там все как следует проанализировать.
        - Уходим. - Серов подошел к двери. - Здесь нам теперь делать нечего. Возвращаемся на корабль.
        Они осторожно продвигались по одному из многочисленных технических коридоров станции. Этот коридор должен был вывести их прямо в основной грузовой отсек, с которым состыковался челнок.
        Вот показались высокие металлические ворота, а за ними, согласно плану в бионнере Марка, и располагался главный грузовой отсек.
        Глава 9
        В просторной кают-компании собрались шесть человек: лейтенант Нил Лэнфорд, Марк Курц, Лю Чжи, Дана Перова, капитан Назаров и полковник Серов. Они уже около получаса обсуждали ситуацию на станции и планете.
        - ...Могло ли случиться так, что на сотрудников станции подействовал некий химический газ или что-то в этом роде? - выдвинул очередное предположение Серов. - Например, сильный галлюциноген? Может быть, у них произошла утечка?
        - Я думаю, маловероятно... - Чжи наморщил лоб. - На одного или нескольких человек это может быть и оказало бы влияние, но на всех служащих... вряд ли. Система вытяжки не позволила бы газу распространиться по всем помещениям.
        - Не забывайте, что каждый сотрудник станции имеет индивидуальный защитный костюм и фильтры, - сказала Перова. - Если там и была внештатная ситуация, то она как-то связана с возможным общим психозом, в этом я почти уверена.
        - Что касается психоза, то здесь нам поможет профессор Левина. - Виктор отхлебнул энергетический напиток из пластироновой кружки.
        - Лично я считаю, что нам пора спуститься на планету и все там хорошенько прочесать, - вмешался Лэнфорд, держа в руке криобанку со своим любимым янтарным пивом «Земной Солод». - И не тянуть к тому же. У нас достаточно людей на случай чего-либо непредвиденного. Что толку сидеть здесь и строить догадки?
        - Но мы не знаем, что может ждать нас на планете, - резонно заметил Назаров. - Не случайно же поселенцы не отвечают нам...
        - Да, вот еще что, - присоединился к капитану Чжи, - нам ничего неизвестно и о том, есть ли сейчас на планете потенциальная биологическая опасность. Хотя я изучал отчеты, присланные с Элледии, и в них говорилось, что на ней нет опасных для людей вирусов. То есть, конечно, для людей подготовленных и накачанных защитными и противовирусными средствами. Однако же ситуация могла измениться...
        В этот момент дверь в каюту исчезла в стене, и вошла женщина средних лет, несколько склонная к полноте, что только придавало бы ей очарования, если бы не строгое лицо. Это была психиатр Марианна Левина.
        - А!.. Профессор, - улыбнулся Серов. - Заходите, присаживайтесь. Нам как раз нужна ваша помощь.
        Левина устроилась в свободном кресле рядом с Виктором.
        - Ну, профессор, что скажете? - поинтересовался тот.
        Марианна покашляла, закинула ногу за ногу и сказала:
        - Я изучила досье каждого сотрудника станции и всю остальную информацию, которую вы мне предоставили. С моей профессиональной точки зрения эти люди не могли совершить ничего такого, о чем говорилось в вашем отчете. Разумеется, если они были в ясном сознании. А если говорить о каждом из них отдельно, то здесь, боюсь, я не смогу помочь... Я должна видеть человека, видеть его лицо и говорить с ним, чтобы потом сказать о нем нечто конкретное. Вы же понимаете, по голограммам трудно что-либо определить. Но все же, думаю, неполадки, о которых вы сообщали в своем отчете, произошли случайно, а не явились последствиями действия людей.
        - Профессор, - Курц почувствовал себя задетым за живое, - я был на этой станции и видел все собственными глазами. Это дело рук кого-то из ее персонала. И если вы читали отчет полковника, то, несомненно, знаете о послании одного из сотрудников. То, в котором он предупреждает о некой опасности.
        Левина пожала плечами:
        - Вот этот человек и смущает меня. Я так думаю, он крайне неуравновешенный индивид. Социально опасная и непредсказуемая личность. Особенно, если перешел в стадию буйнопомешанного. Возможно, он страдает одним из сложных психотических расстройств, а именно - шизофренией. Появляются такие симптомы, как аутизм, галлюцинаторно-бредовые психозы, навязчиво-депрессивные состояния. Не исключены и некие параноидальные фантазии, навязчивые идеи. Это...
        - Профессор, нельзя ли покороче? - не слишком тактично прервал ее Нил. - У нас же здесь не семинар по психиатрии.
        - Что ж, можно и покороче. - Марианна одарила лейтенанта ледяным взглядом. - У меня есть все основания подозревать, что все сделал именно тот человек.
        Лэнфорд усмехнулся:
        - Профессор, людей сначала по сто раз тестируют перед тем, как отправлять в космос. Психам туда дорога заказана. К тому же бионнер вряд ли позволит вот так просто кому-нибудь сойти с ума. Вы действительно считаете, что один сотрудник станции мог столько натворить?
        - Лучше держитесь фактов, лейтенант. Что до бионнера, то он мог и не «обнаружить» нарушение психики. Возможно, по этой самой причине врачи на станции не заметили появления первых симптомов расстройства психики одного из сотрудников и не стали устанавливать ему поведенческий ограничитель, что в дальнейшем вполне могло привести к серьезным последствиям. Лично я придерживаюсь именно такой версии. Но я, естественно, не жду, что все будут со мной согласны. В конце концов - иметь собственное мнение вам не возбраняется.
        - Тут вы правы, - сказал Нил. - Но мне почему-то кажется, что мою точку зрения разделяют остальные. Она соответствует реальному положению вещей.
        - Я сомневаюсь, - холодно произнесла Марианна, - что мнение несведущего в психиатрии человека в данный момент может иметь значение.
        - Прекратите, - прервал их Серов. - Так можно долго препираться. Я уже выслушал, как мне кажется, все возможные точки зрения, но по-прежнему не имею конкретной информации. Думаю, остается только один вариант: высадка на планету.
        - Слишком рискованно... - пробормотал Лю. - Но, в самом деле, кажется, это единственное, что мы можем сделать...
        - Ну а что, если тот парень на станции был все-таки не сумасшедший? - сказал Назаров. У него уже возникли кое-какие мысли по поводу того, что произошло на «Стреле», однако он пока не спешил делиться своими подозрениями, уж слишком бредовыми они казались ему самому.
        - У меня просто не выбора, - развел руки Виктор. - Я должен узнать, в чем дело и что происходит. Нас ведь именно для этого и послали сюда. Ты представляешь себе, что будет, если я сейчас отдам приказ о возращении на Базу? Да меня просто отстранят от службы. Что я им скажу? На станции, один неадекватный или невменяемый служащий посоветовал нам убраться отсюда? Тогда меня самого отправят куда-нибудь подальше на лечение. Придется нам все-таки немного подышать воздухом Элледии. Но я уверен, что мы справимся за пару дней.
        Глава 10
        В каюте одного из рядовых Рикардо Переса собрались трое десантников. Стив Ирвинг сидел в центре на пластироновом стуле, а Жак Трюфо и хозяин каюты Перес пристроились на солдатской койке. Они слушали, как Ирвинг повествует о своих похождениях на станции, и комментировали рассказ в тех выражениях, каких не встретишь в официальном варианте универсального интернационального языка, принятого Федерацией и Коалицией как один из языков галактического общения.
        - ...Потом этот Эйнштейн Курц вырубает робота, и он останавливается. Я захожу в отсек, а полковник не понимает, что произошло. Я объясняю, что все нормально, железка в ауте. Я сам осмотрел того робота. Представьте, медик, ну эта, Элира, решила атаковать охранного робота.
        - И почему некоторые девчонки так рвутся в армию? - Похоже, Жаку по-настоящему не давал покоя этот вопрос. Полное его имя было Жан-Жак Трюфо, но все называли его не иначе как Жак, просто Жа или Француз, хотя французом был лишь его отец.
        - Да, она - девчонка не промах, - подмигнув, сказал Перес. - Смотрите, чтобы вам чего-нибудь не отстрелила.
        Они захохотали так, что часы, реагирующие на прикосновение, включились и сообщили текущее местное время.
        - Я слышал тут кое-какие разговоры о том, - продолжил Рикардо, - что полковник готовится к посадке на Элледию.
        - Там мы, наверное, не встретим таких девчонок, вроде Элиры, - ухмыльнулся Трюфо. - Стив, если мы все же высадимся, ты держись рядом с ней.
        - Хорошая идея, Жак! Стиву не помешает личный телохранитель. Он будет прятаться за спиной Элиры и пялиться на ее попку.
        - Вот здесь ты прав, Ри, - со знанием дела сказал Жан. - Попка у нее - что надо. Упругая! Так и хочется ее хорошенько ущипнуть и шлепнуть.
        - За это она тебя сама шлепнет из винтяры! - засмеялся Перес.
        - Типичные солдафоны, - с усмешкой произнес Ирвинг. - Не знаете даже, что девушки любят галантность.
        - Чего-чего? - не понял Рикардо.
        - Галантность.
        - Так подари ей букетик цветов! - засмеялся Трюфо. - Если найдешь их на корабле.
        - Все равно мы с вами не в ее вкусе, - сказал Стив.
        - Согласен, - кивнул Перес. - Она же торсианка. У них там, на Торсиане, странные обычаи. Сначала потенциальный жених должен понравиться родителям девушки и прожить рядом с ними несколько лет. Затем следует помолвка, и еще целый год жениху не разрешается видеть свою невесту. Проверка, как их там, чувств, так сказать. После этого сначала еще сто раз подумаешь, прежде чем решишь брать в жены торсианку.
        Глава 11
        Началась подготовка к высадке.
        Техники оснащали боеприпасами штурмовые роботы-броневики, БТРы и пятиместные, с открытым верхом скутеры. Солдаты проверяли экипировку и оружие, а медики со знанием дела готовили свое снаряжение. Наблюдения и опыт военных эскулапов доказали простую истину: несмотря на все усовершенствования тела человека, такие, к примеру, как вживленные нанороботы, интегрирование различных искусственных частей организма или приживление биоконечностей, помощь медиков на поле сражения или в рейде все равно может понадобиться. А значит - бери медикаментов и оборудования впрок.
        В рубке управления капитан Дмитрий Назаров следил за показаниями приборов и отдавал указания пилотам.
        - Входим в атмосферу, - доложил второй пилот Лукаш Новак.
        Корабль пробивался сквозь атмосферу Элледии.
        - Просканировать участок поверхности от места три и три до семи и пяти, - велел Назаров.
        Поселение располагало космодромом, способным обеспечить комфортную посадку даже крейсеру класса «тяжелый разрушитель». Однако «молчание» «Стрелы», отсутствие на ней персонала и нападение автоматизированной охраны на десантников - все это было в высшей степени подозрительно, и совершать посадку в поселении теперь Серов счел слишком рискованным делом. Дмитрий был вынужден выполнять приземление за пределами колонии. Посадить корабль вне космодрома - задача выполнимая, хотя и представляющая определенные трудности. Но Назарову уже доводилось садиться на так называемых «космодромах», где посадочной площадкой служило просто огромное поле, а службы космопорта располагались в примитивном одноэтажном строении.
        Навигатор Ринур Добронравов сканировал поверхность в указанных координатах.
        - Капитан, - сказал он, - самая подходящая поверхность находится в точке пять и шесть. Там имеется участок площадью примерно три квадратных километра, почти идеальное место для приземления. Есть камни, но они не представляют проблему - это известняк.
        - Поверхность?
        - На полметра рыхлая земля, потом идет твердая почва.
        - То, что надо. Курс на пять и шесть.
        Дмитрий взглянул на левый обзорный экран. На нем уже можно было различить удивительные деревья с огромными выростами багрового цвета, напоминающими раскрытые зонты, и алые ленты рек.
        Внезапно у Назарова появилось ощущение, что им нельзя здесь садиться, что там, внизу, таится нечто враждебное. Никогда еще он не чувствовал подобной беспричинной тревоги. Он был опытный капитан и знал: опасность и полеты в космосе неразделимы. И если в полете тебя охватывает беспокойство, то для этого ты, по крайней мере, должен иметь веские основания, подтвержденные информацией. Там, на Элледии, кроется некая опасность - Дмитрий понимал это все отчетливее. Но он не мог объяснить причину, вызвавшую беспокойство. «Может, обратиться к психотрону?». Однако если его сознание решило сыграть с ним такую злую шутку - то ему в этом не хотелось признаваться даже себе, не говоря уж о том, чтобы обо всем изливаться кому-нибудь еще, хотя бы даже роботу. «Все это ерунда, и точка, - в конце концов подумал он. - Нужно просто хорошо отдохнуть, наверное».
        Дмитрий отогнал не относящиеся к делу мысли и сосредоточил внимание на управлении кораблем.
        - Снизились до высоты ста километров, - тем временем сообщил первый пилот Николай Никитин, следя за показаниями приборов.
        - Сделать разворот на десять градусов по горизонтали, - велел Назаров. - Отключить фотонные приводы.
        - Провожу последовательное отключение фотонных приводов, - сообщил Никитин.
        - Включить основные посадочные двигатели.
        Они продолжали снижение.
        - Выпустить опоры и приготовиться к посадке.
        Через несколько минут послышался тихий шум и межзвездный крейсер «Одинокий Волк», вздымая тучи абразивной пыли и прожигая влажную землю пламенем из дюз, мягко опустился на поверхность планеты.
        - Молодцы, - похвалил Дмитрий свой экипаж. - Классная работа.
        Он снова глянул на обзорный экран, передающий изображение высоких деревьев с толстыми, покрытыми чем-то, напоминающим слизь, стволами. На их длинных выростах висела блестящая масса темно-красного цвета. Деревья эти не имели ничего общего с земными деревьями, что росли, к примеру, на других колонизированных планетах, куда их привезли когда-то. Назаров еще заметил несколько пестрых представителей летающей фауны. Они обладали довольно необычной внешностью. Как они называются, капитан не знал, и не стал искать информацию в бионнере.
        - Просканировать местность на присутствие крупных животных, - велел Дмитрий.
        Добронравов проверил показания биосканера:
        - Капитан, вокруг корабля в радиусе семисот метров их не обнаружено.
        Назаров вызвал по внутренней связи Серова:
        - Ну что ж, можешь начинать. Мы проверили, нет ли поблизости диких животных, но рядом с нами их не нашли. По моим подсчетам поселение находится километрах в четырех южнее. Вам придется преодолеть реку. Ты, конечно, сможешь изучить все по карте.

***
        ...В просторном длинном помещении, где было установлено несколько рядов противоперегрузочных кресел с креплениями, расположились спейсары, которые должны были принять участие в высадке.
        В одном из этих кресел сидел Ирвинг с винтовкой УЛ100 в руке. Рядом с ним были его приятели, Перес и Трюфо. Они ждали, когда «Одинокий Волк» приземлится и были готовы, как и все остальные, стремительно вскочить и начать действовать, если потребуется.
        Стив глянул на Ормелу. Она сидела напротив и задумчиво смотрела куда-то в сторону. На девушке был полевой вариант защитного костюма «Имитатор-Защитник», который шел ее фигуре и не портил привлекательности.
        Словно почувствовав взгляд Ирвинга, Элира тоже взглянула на спейсара. Он усмехнулся, а в синих глазах Ормелы появилось насмешливое выражение. Рикардо толкнул Ирвинга в бок и многозначительно поднял брови. Не успел Стив придумать, что бы ему сказать, как они почувствовали мягкий толчок и поняли: «Волк», наконец, приземлился.
        - Ну, все, - громко проговорил Жан-Жак, - мы на месте. Сейчас займемся делом.
        - Эй, не забывайте: мы крутые парни! - хохотнул Перес. - С нами никто не справится!
        - Ты прав, - сказал Трюфо. - Эта планета еще не видела таких мастодонтов как мы.
        - Может, заодно окрутим пару-тройку поселенок? Девчонки, как только видят меня, сразу же приходят в экстаз.
        Ирвинг и Трюфо засмеялись.
        - Ты, наверное, используешь телепатеры, да? - с усмешкой сказал Стив. - И девчонки ходят за тобой толпами как зомби.
        - Они меня и так любят, астролиры, - отмахнулся Рикардо. - Девушкам просто нравятся крутые парни. Вот в этом все дело.
        Они все еще продолжали шутить, когда в помещении показался Серов в сопровождении лейтенанта Лэнфорда и сержанта Тида Левкина.
        Виктор внимательно окинул всех взглядом:
        - Вы знаете, какая перед нами стоит задача. И, надеюсь, внимательно проштудировали и закачали в свои бионнеры всю имеющуюся информацию об этой планете.
        Серов помолчал несколько секунд и продолжил:
        - Так что сделаем нашу работу как можно лучше и быстрее. Есть вопросы?
        - Все коротко и понятно, - прошептал Перес Ирвингу. - Быстренько узнать, что к чему, а потом надрать кому надо задницы.
        Судя по тому, что вопросов не возникло, задание было ясно всем, и Виктор сказал:
        - Отправляемся тремя группами. Со мной идут рядовые Трюфо, Неллиган, Панин и доктор Дана Перова. Группа лейтенанта: рядовые Ирвинг, Панкратов, Ковалев, Миллер, Силаев и доктор Кен Питерс. Сержант Левкин возьмет рядовых Переса, Зимина, Доронина вместе с медиком Ормелой и главным техником Курцем. Мы с лейтенантом будем двигаться по земле, а два БТРа обеспечат нам поддержку с воздуха. Всем построиться и идти к центральным воротам.
        - Не волнуйся за Элиру, Стив, - сказал Ирвингу Рикардо. - Я пригляжу за этой крошкой.
        - Не вздумай подкатывать к ней со своими ухаживаниями!
        Они хлопнули друг друга по плечу и направились каждый в свою группу.
        Скоро все три команды собрались у центральных ворот.
        - Открыть, - приказал Серов.
        Один из техников проделал необходимые манипуляции с системой открытия, и через минуту внутренние, а затем и внешние ворота плавно открылись. В лицо людям ударила волна теплого и душистого воздуха чужой планеты. Неторопливо и без суеты они ступили на землю Элледии.
        Глава 12
        После относительной тишины «Волка» до слуха людей донеслось множество звуков, издаваемых обитателями здешнего мира животных. Эти звуки слышались издалека, потому что местные звери предпочитали не подходить близко к странным двуногим существам возле огромного чудовища, появившегося неизвестно откуда.
        Гигантские деревья здесь отличались друг от друга и формой стволов и отростками, покрытыми терсидолом - веществом, поглощающим солнечный свет. Кое-где виднелись группы «поющих» растений - цимпуров - переливающихся на солнце всевозможными оттенками цветовой гаммы и издающих звуки, похожие на человеческие голоса. Тут летали и ползали самого экзотического вида многочисленные эрфиниры - целый класс широко распространенных на Элледии существ. Некоторые из них были довольно крупные и проворные.
        Серов и Лэнфорд отошли в сторону.
        - А здесь красиво, - заметил Нил. - Выглядит все спокойно, можно сказать, умиротворенно.
        - Я бы сказал, слишком спокойно, - задумчиво проговорил Виктор. - Но у меня есть ощущение, что нас ожидает кое-что малоприятное.
        Серов глубоко вздохнул и втянул грудью знойный пряный воздух чужой планеты.
        - Где-то там, - добавил он, обведя рукой бордового цвета деревья. На них беззаботно скакали существа с пестрой окраской. Они назывались клеоверами. Виктор нашел это название в своем бионнере.
        - Ундент полковник, вы, похоже, не можете забыть того психованного компьютуса со станции? - спросил Нил.
        - Все дело в моем опыте и, если хотите, шестом чувстве. Давайте сверимся с картой.
        Они взглянули на голографическую карту местности, проецирующуюся из вживленного в руку полковника голографа, соединенного с его бионнером.
        - Поселение находится приблизительно в четырех километрах южнее, вот здесь, - показывал Серов. - Моя группа пересечет речку и выйдет к нему с северной стороны, ваша команда должна миновать эти холмы и выйти с южной стороны. Группа сержанта последует за вами на дистанции полкилометра и должна обеспечить возможное отступление. За моей группой будет следовать другой БТР. Если в поселении не возникнет каких-нибудь сложностей, встретимся здесь. План ясен, лейтенант?
        - Так точно.
        Вскоре из грузового отсека появился бронетранспортер, управляемый сержантом Левкиным, и еще один БТР, в котором сидели трое спейсаров.
        Когда Виктор уже дал рукой знак группе следовать за ним, его догнал Назаров.
        - А ты что здесь делаешь? - удивился Серов, заметив капитана.
        - Я просто хотел пожелать тебе удачи, - сказал Дмитрий. - Будь осторожен, дружище. Знаешь, меня гложет непонятное чувство... В общем, мне кажется, что мы здесь лишние. Не стоило нам высаживаться...
        - Не тревожься, - сказал Виктор, стараясь приободрить Назарова. - С нами все будет в порядке.
        - Я сам не свой в последнее время...
        - Не улетай без нас, старина. Думаю, мы там не задержимся.
        Серов хлопнул капитана по плечу, повернулся и вместе со своей группой двинулся в сторону поселения, а Лэнфорд со своими людьми направился в другую сторону. Спустя несколько минут за ними полетели бронетранспортеры групп прикрытия.
        Назаров остался стоять возле невысокого деревца. Он злился на себя за это неуместное проявление слабости, и все же, провожая взглядом уходящих, был уверен в том, что они совершили непоправимую ошибку.
        Глава 13
        Полковник решил двигаться по открытой местности на расстоянии от леса. Однако здесь тоже росли деревья и кое-где возвышались холмы, и таким образом, если бы возникла необходимость, у них была возможность укрыться. Отряд шагал через поле, утопая по щиколотку в рыхлой земле, иногда натыкаясь на эластичные фиолетовые отростки растений и вспугивая эрфиниров различных видов. Некоторые их этих эрфиниров прыгали на три метра вверх и в длину, издавая звуки, напоминающие звучание скрипки.
        Они прошли около километра, когда Трюфо сказал: «Интересная тварь».
        Недалеко от них брело куда-то животное почти двух метров длиной. Оно имело светло-бордовый окрас. Виктор покопался в бионнере в поисках название этого зверя и других сведений.
        Тем временем животное остановилось и уставилось на людей.
        - Это отреф, - нашел информацию Серов. - Обитает преимущественно в полях. Учтите: он может выбрасывать струи яда.
        Отреф неожиданно привстал, с беспокойством пошевелил отростками, расположенными между глаз, и скачками понесся прочь. Что-то его спугнуло, понял Виктор, получив сигнал тревоги, который посылал ему бионнер, засекший опасную форму жизни. И он скоро увидел появившиеся из-за группы деревьев две крупные зверюги.
        - Оборона! - приказал Виктор.
        Десантники присели, образовав полукруг, и вскинули оружие. Звери - а это были трезеры - остановились. Верхняя часть головы одного из них приподнялась, и оттуда показались восемь немигающих глаз. Затем на лапах трезера зашевелилось нечто, похожее на тонкие волоски, и он уставился на солдат, громко зашипев. Очевидно, присутствие чужих и незнакомых существ трезеру не понравилось. Он яростно загудел, пошевелил передними конечностями с присосками, и начал расшвыривать землю четырьмя задними лапами, оканчивающимися когтями. Вторая тварь тоже зашипела и решительно двинулась на десантников. Агрессивные намерения монстра не оставляли сомнений, и Виктор отдал команду: «Оглушить его!»
        Парализующие заряды из винтовок и энгана попали точно в трезера. Он взревел, припал к земле, затем медленно повалился на бок. В этот момент второе животное внезапно подпрыгнуло, что было трудно предвидеть из-за его внушительных размеров, и кинулось на солдат.
        Трезер подскочил к солдатам, и тем пришлось воспользоваться индивидуальными антигравами и отлететь в стороны, чтобы он не достал их.
        Брендон Миллер и Серов несколькими парализующими выстрелами «успокоили» расходившегося трезера. Животное зашипело, затем глухо фыркнуло и тяжело свалилось на землю.
        - Вот вам наглядный пример того, что стоит считаться с местной фауной, - назидательно сказал Виктор. - Пожалуй, колонистам не мешало бы чаще проверять территорию вокруг поселения.
        Спустя примерно четверть часа, преодолев рощу деревьев, где их шумно сопровождала стая прыгающих с отростка на отросток и болтавших между собой писклявыми голосами зверьков - туньяров, группа вышла на берег реки.
        На людей повеяло жаром. Бурлящие воды реки вытекали из подземных горячих источников. Вдоль берега тянулись длинные, извивающиеся растения, а также росли хищного вида побеги. Их узловатые отростки изгибались под разными углами и вызывали неприятную ассоциацию с костлявыми человеческими руками. На этих отростках висело что-то вязкое на вид около полуметра в диаметре, отдаленно напоминающее цветы. Как только около них оказывался эрфинир, они открывались и показывали переливающуюся яркими цветами внутреннюю часть. Если привлеченный запахом и окраской эрфинир оказывался близко, растение сразу же хватало его, используя липкие отростки, и затаскивало внутрь. Эти отростки появлялись так стремительно, что у бедной жертвы почти не было шансов на спасение.
        Виктор подошел к берегу и остановился, осматривая воды реки. Потом он направился к массивным платформам, протянувшимся над рекой, и выполнявшим, очевидно, функции моста. Рядом с ними он увидел голограмму флага Федерации и трехмерный указатель, на котором светились крупные буквы:
        «Добро пожаловать в поселение
        «Новый Свет»!»
        - Как вы думаете, ундент, - усмехнулась Бет Неллиган, - для кого здесь этот указатель?
        - Это такой своеобразный юмор поселенцев, - пожал плечами Серов, - не иначе. А может, они просто отличаются особым радушием.
        Заметив взгляд Виктора, Неллиган спросила:
        - Мне пойти первой, ундент?
        Серов продолжал изучать мост:
        - Я пойду.
        Виктор дошел до конца моста и махнул рукой.
        Один за другим люди проходили по мосту и оказывались на другом берегу. Там росли высокие цимпуры с ярко-синими отростками, покрытые колючими наростами около десяти сантиметров длиной, о чем-то тихо «переговаривающиеся» между собой. В одном месте между цимпурами виднелась аллея, и к ней вела дорога, покрытая кристаллором. Они прошли по этой тенистой аллее метров сто и наткнулись на высокую металлоровую ограду. За ней, в отдалении, вырисовывалась одна из башен автоматических турелей. Мимо этих орудий, если они были сейчас активированы, пройти невозможно.
        Серов стоял, оказавшись в затруднительном положении. Он подключился к имплантированному в мозг бионнеру и сверился с картой поселения. Удивительно, но об этих охранных пушках на карте не было никакой информации. Виктор ругнулся и еще раз проверил информацию, записанную в бионнере.
        Затем он решил пройти вдоль ограждения, надеясь отыскать проход. Если поселенцам нужна помощь, они должны были позаботиться о беспрепятственном проходе в поселение. И весьма желательно, безопасном.
        - Оставайтесь здесь, - велел Серов солдатам.
        Полковник медленно направился к ограде, подозрительно косясь на круглые башни пушек, расставленных через каждые двадцать пять метров. Бионнер провел дистанционный анализ и предположил, что турели находятся в неактивном состоянии. Доверившись бионнеру, Виктор пошел параллельно стене. Орудия никак не реагировали на движение, и Виктор почувствовал облегчение: ему отнюдь не улыбалось оказаться прожженным лазером или быть замороженным леднером.
        Пройдя еще около ста метров, Серов увидел широкий проход. Все-таки поселенцы своевременно похлопотали и открыли одни из главных ворот.
        Виктор повернулся и подозвал свою группу.
        - За этим проходом должно находиться поселение. Оно совсем рядом. Вы, доктор, - Серов посмотрел на Перову, - пока остаетесь здесь, а мы идем дальше.
        Он вызвал по рации БТР, следовавший за ними. Ответил Макс Панин:
        - На связи.
        - Занять позицию у речки и ждать дальнейших указаний.
        - Так точно, ундент.
        Они миновали проход, а потом вышли в редкий лес. Этот лес состоял в основном из пинфалерионов - деревьев с толстыми, около двух метров в обхвате стволами и длинными отростками. Тягучая темно-алая масса терсидола время от времени капала с отростков этих деревьев, образуя на земле подобие кровавых ручьев.
        Пройдя метров двести, Серов увидел впереди какие-то постройки:
        - Вот и поселение. Будьте наготове. Включить дополнительный камуфляж.
        Солдаты активировали генераторы камуфляжа, расположенные на защиткостюмах. Этот камуфляж делал их почти невидимыми. Осторожными перебежками они бесшумно приближались к окраинам поселения.
        Спейсары добежали до конического трехэтажного аэроздания. Неподалеку от него стоял пятиместный скутер и одноместная аэролодка. Виктор выглянул из-за угла и ощупал взглядом территорию, используя визиотроны и отыскивая возможные висары наблюдения или пушки, реагирующие на движение. Он заметил еще одно строение.
        - Туда, - распорядился Серов, и группа устремилась к другому аэрозданию, имевшему пирамидальную форму.
        Виктор бежал, одновременно анализируя ситуацию. Вроде бы все здесь выглядело естественным и пока не складывалось впечатление, что происходили какие-то события, выходящие за рамки обычных. Но они так и не встретили ни одного поселенца, а это Серову решительно было не по душе.
        Они оказались возле массивной опоры аэроздания. Трехмерная виртуальная надпись рядом сообщала:
        «Лаборатория. Грузовой вход»
        Не успел Виктор осмотреться, как створки начали медленно разъезжаться.
        - За опору! - скомандовал он.
        Они укрылись, держа наготове оружие.
        Серов выглянул из-за опоры здания и увидел мужчину в черной униформе, который спустился на антиграве. На голове у него был прикреплен телепатический контроллер управления. Мужчина вышел из открытых ворот, посмотрел вдаль и приложил руку к глазам, заслоняя солнечный свет. Спустя минуту послышался негромкий гул и на поляну опустились аэролодка и скутер.
        Человек пошел навстречу прибывшим. В лодке сидели трое: женщина и двое мужчин в униформе. Они вылезли из аэролодки и принялись доставать из нее пласткоробки с наклейками. В скутере находились еще двое, судя по всему, военных, сопровождавших лодку. Они не спеша выбрались и стали помогать разгружаться.
        Виктор решил, что действовать нужно сейчас.
        - Пора нам выйти из тени, - сказал он. - Неллиган, ты рядом со мной, остальные сзади.
        Они приблизились к людям на поляне и отключили камуфляж. «Не помешаем?» - громко произнес Серов.
        Люди обернулись. Один из них от неожиданности выронил пласткоробку. Военные, сопровождавшие мужчин и женщину, определенно были обучены действовать в любой ситуации, и не растерялись. Мужчина с нашивками сержанта хотел было подбежать к скутеру, но Виктор лишь предостерегающе поднял винтовку:
        - Не стоит.
        Сержант остановился на полпути, глядя на Серова непонимающим и вместе с тем подозрительным взглядом.
        Мужчина в униформе испуганно выдавил:
        - Кто вы? Что вам здесь нужно?
        - Успокойтесь. Отойдите от скутера.
        Они выполнили приказ.
        - А вы, - кивнул Виктор военным, - встаньте подальше от лодки.
        Те нехотя повиновались.
        - Я объясню, - продолжил Серов, - кто мы такие. Мы - спасательная команда. Прилетели на сигнал о помощи. Сначала была проверена станция «Стрела», но там не оказалось персонала, поэтому мы совершили посадку.
        Лица людей просветлели, а женщина даже улыбнулась:
        - А-а!.. Так вы спасательная экспедиция! Как хорошо, что вы прибыли! Мы были далеко в лесу и не видели посадку вашего корабля.
        - Вы можете сказать мне, что произошло на станции? - спросил Серов.
        - Честно говоря, - протянула женщина, продолжая благожелательно улыбаться, - я точно не знаю. Я работаю здесь, в поселении, и моя специальность - биология. Кажется, сотрудникам станции объявили, что есть некие проблемы, довольно серьезные, затем велели спуститься на планету. И теперь вы, надеюсь, поможете нам с ремонтом.
        - Станцию покинули все?
        - Да, - поколебавшись секунду, сказала женщина. - Теперь все они здесь, на Элледии.
        - Может, вы уберете оружие? - проворчал мужчина в униформе. - Мы просто ученые и не представляем для вас угрозы. А эти люди, - он кивнул на военных, которые стояли поодаль, - охраняют наше поселение. Они не знали, кто вы и зачем тут появились. Оберегать поселение - это их задача. Думаю, вы понимаете, о чем я.
        Виктор обдумывал ситуацию. Люди эти выглядят вполне вменяемыми, говорят тоже убедительно, но при этом он улавливал некоторую неестественность в их поведении. Казалось, они не являются теми, за кого пытаются себя выдать.
        Мысли Серова прервал Нил, вызвавший его по рации:
        - Ундент полковник, моя группа уже на месте. Мы встретили кое-кого из поселенцев. Они заняты своими делами и выглядят вполне дружелюбно. Интересуются, сможем ли восстановить станцию. Обстановка не вызывает подозрений. Мы также встретили тут местного начальника - прямо губернатор настоящий. Он заявил, что все дела нужно вести непосредственно с ним.
        - Где вы сейчас находитесь?
        - Возле одного из зданий на главной улице. Думаю, это аэроотель для важных персон. Они приглашали нас отдохнуть там, но я решил дождаться вас.
        - Хорошо, сейчас будем.
        - Теперь нам можно вернуться к своим делам? - спросил мужчина в униформе.
        - Не смею вас задерживать, - невозмутимо сказал Виктор.
        Глава 14
        Полковник и его группа перемещались в открытом антигравите по главной улице поселения. Она была длиной около четырех километров и, вероятно, играла роль, которую выполняет протяженная центральная улица в каком-нибудь мегаполисе.
        Пока они летели, Серов использовал вживленные визиотроны и внимательно изучал здания, записывая их изображение в бионнер. Он сразу приметил Центр связи и наблюдения: трехуровневое строение-трансформер с гиперпространственной установкой наверху, расположенное в самом конце улицы. Еще разглядел вместительные хранилища и овальную монолитную постройку, частично расположенную под землей, являющуюся, судя по виду, основной автоматизированной электростанцией, в которой использовалось антивещество и которая снабжала поселение электричеством. Были тут наземные казармы и жилые аэростроения. Среди деревьев можно было рассмотреть территорию космодрома и установки, позволяющие менять погоду. Вдоль окраины поселения тянулись аэроплантации, где работали роботы, и обслуживаемые автоматами аэрофермы, расположенные на высоте семидесяти метров. Время от времени то тут, то там пролетали роботы-аэрокары с сидящими в них поселенцами.
        Через минуту группа полковника подлетела к зданию аэроотеля, остановилась и вылезла из антигравита. Аэроотель чем-то напоминал гигантский гриб. Жилой комплекс был установлен на вертикальной части аэроотеля - «ножке» «гриба» - и находился на высоте ста десяти метров. Попасть туда можно было на антиграве. Верхняя часть аэроотеля, как и у других аэрозданий, могла вращаться и при необходимости перемещаться по воздуху на другое место.
        Внизу, недалеко от входа в аэроотель группу Виктора ожидали Нил Лэнфорд со своими людьми и трое незнакомцев: двое мужчин и высокая молодая женщина. Ее биологический возраст мог составлять приблизительно лет тридцать. В двадцать четвертом веке никогда нельзя сказать точно, каков возраст человека на самом деле. На женщине была флиза, линария из тонкой ткани и обтягивающие шортитуры до колен.
        Один из мужчин, худощавый, тоже в длинных шортитурах цвета хаки и тунарии - трансформирующейся одежды наподобие рубашки - обладал внимательными глазами и аккуратно постриженными усиками. Его черные волосы были прорежены рядами в соответствии с модой. Второй был высокого роста и крупного телосложения. Поверх рубашки и тарис - подобий легких брюк - на нем была наброшена длинная тунария. Этот человек держался с непринужденной веселостью, но одного взгляда на него Серову оказалось достаточно, чтобы понять: именно он и является здесь главным. Проницательный взгляд светлых глаз, движения, лишенные суетливости, властность, но не переходящая в напыщенную важность - все это выдавало в нем главу поселения. Похоже, он давно уже привык не только командовать, но и к тому, что ему подчиняются без прекословий. Все держались с ним почтительно и даже Лэнфорд, казалось, несколько утратил уверенность в себе.
        - А вот и полковник! - воскликнул мужчина, в котором Виктор определил местного начальника. Он шагнул навстречу Серову. - Мне уже рассказали о вас. Я имел честь познакомиться с лейтенантом, теперь хочу сказать и вам «Добро пожаловать». Приветствую в нашем скромном поселке. Надеюсь, длинный путь не слишком утомил вас. Меня зовут Динтар Олдридж. Я здесь главер.
        Он вытянул руку и повернул ладонь боком. Полковник убрал защитшлем, чтобы Олдридж мог полностью видеть его лицо, и тоже вытянул руку, коснувшись своей ладонью, обтянутой защитным материалом, ладони Олдриджа. Это была общепринятая в галактике тактильная форма приветствия.
        - Виктор Серов.
        - Рад встретиться с вами, - приветливо улыбнулся Олдридж. - Не слишком часто к нам прилетают военные Коалиции. Пойдемте, я представлю остальных.
        Они подошли к входу в аэроотель.
        - Моя заместительница, - показал Динтар на женщину. - Марит Викстрем. Всегда помогает мне в трудную минуту.
        Викстрем вытянула руку и повернула ладонь:
        - Приветствую.
        - А это, - сказал Олдридж, - Роберто Баттиста, мой первый помощник по административным вопросам.
        Черноволосый мужчина и Серов тоже поздоровались.
        - Что бы я без них делал, - улыбнулся Динтар. - Ведь так важно иметь надежных заместителей, согласны?
        Ну а теперь, когда мы познакомились, может быть, полковник, вы и ваши люди хотели бы отдохнуть с дороги? К вашим услугам комфорт и различные удобства. У нас есть отличные номера в аэроотеле, нашей местной достопримечательности. Знаете, он построен по специальному проекту, чтобы радовать самых взыскательных гостей и угождать требованием инспекторов и чиновников. Такой не часто увидишь в колониях, уж можете мне поверить. Я тоже принимал участие в проектировке, и не буду скрывать, горжусь этим.
        Олдридж с любовью посмотрел на здание, высившееся над ними.
        - Там, - продолжил он, - мы могли бы спокойно обсудить все дела за аэробокалом вина. Не сочтите за бахвальство, но у меня имеется неплохая коллекция вин и коньяков. Что скажете?
        Виктор взвесил все варианты и не стал колебаться. Он счел, что лучше принять приглашение. Тогда в спокойной обстановке ему, возможно, удастся разузнать что-нибудь. Динтар Олдридж пока не внушал доверия полковнику, несмотря на всю свою ненавязчивую веселость и болтливость.
        - Думаю, это хорошая идея, - сказал Серов. - Я не стану возражать.
        - Вот и чудесно! - просиял Олдридж. - Прошу идти за мной.
        Он махнул рукой и зашел в аэроотель.
        Виктор выждал несколько секунд и предупредил своих людей:
        - Все здесь выглядит благополучно, но не расслабляйтесь. - Затем он вызвал группу, остающуюся у реки, и велел им возвращаться на крейсер. Потом связался с сержантом Левкиным: - Сопроводите техника Курца, медиков Ормелу и Перову до поселения, и возвращайтесь на корабль.
        - Там все в порядке, ундент?
        - Пока - да.
        - Ундент, вы продолжаете что-то подозревать? - спросил Лэнфорд, входя в закрытый антиграв.
        - За годы службы я научился быть предусмотрительным, - ответил Виктор. - Весьма полезное качество, можете мне поверить.
        - Что вы думаете о Динтаре Олдридже? - поинтересовался Серов у Лэнфорда, когда они уже летели на плинтере по одному из широких коридоров жилой части аэроотеля.
        - Он здесь всем заправляет, ундент, это очевидно, - уверено сказал Нил. - Мне показалось, его уважают и даже побаиваются. Во всяком случае, эти, его заместители. Хотя, если говорить о Марит... Я был бы очень даже не против такой помощницы... А вообще, он выглядит гостеприимным, и может рад увидеть здесь новых людей, пускай и военных.
        Тем временем они подлетели к поджидающему их Олдриджу. Он стоял возле овальной двери, снаружи отделанной переливающимся оттенками синего и зеленого тринипеллораном.
        - Вот и вы, - улыбнулся Динтар. - Надеюсь, вам здесь понравится.
        Он повернулся в сторону двери:
        - Открыть.
        Дверь тут же задвинулась в стену.
        - Сейчас все устроим, - сказал Динтар. - Полковник, какой стиль интерьера вы предпочитаете? Ретро, консервативный, современный? Или, может быть, молодежный?
        - Современный, - сказал Серов.
        - Прекрасный выбор. Разделяю ваши предпочтения.
        Олдридж зашел в пустующее просторное помещение.
        - Приветствую вас! - тут же послышался мягкий женский голос биокомпьютера.
        - Создать номер первого класса, - велел он биокомпьютеру, контролирующему все системы. - Интерьер в стиле Д7.
        Пустое помещение начало трансформироваться, принимая несимметрично изогнутую форму, разделяясь на несколько комнат и окрашиваясь в различные цвета. Затем из отверстий в полу показались мягкие аэродиваны, три аэростола и четыре аэрокресла. В стенах появились несколько отсеков для хранения вещей и два голопроэктора, а сами стены покрылись дорогим пластиконом. Возле одной из стен возник аэробар с барменом-автоматом. Из отверстий в потолке спустились несколько роботов-помощников, готовые исполнить первый же приказ людей. Включились автономная система очистки воздуха, насыщающая комнату кислородом, ионизатор, скрытые кондиционеры-автоматы, затем активировался дополнительный биокомпьютер, у которого даже был биоразъем для подключения в общую сеть поселения, а из пола выдвинулась капсула стандартного омолаживателя. Еще появился сонер. Те желающие, которые не имели вживленного бионнера, с помощью сонера могли создавать любые сновидения. В дальней стене замерцали овальные окна, позволяющие менять уровень затемнения или включать трехмерные пейзажи по выбору постояльца. Из окон сейчас открывался прекрасный
вид на поселение и простирающийся вокруг него лес. Комнаты номера освещались скрытыми светирами и продолжали медленно менять цвета и форму. При желании эти изменения можно было отключить.
        - Ну как? - посмотрел на Серова Олдридж.
        - Впечатляет, - одобрил Виктор. - Можно смело поставить пять звезд.
        - Приятно это слышать. Располагайтесь и чувствуйте здесь себя как дома.
        - Вы все отправляетесь по номерам, - велел Серов спейсарам и доктору Кену Питерсу. - Ждите дальнейших приказаний. Лейтенант, можете остаться.
        Доктор Питерс и десантники, шумно болтая, отправились обживать пустующие номера аэроотеля.
        - Я сейчас же прикажу настроить номера и сытно накормить ваших людей, - не уставал проявлять гостеприимство Динтар.
        - Очень любезно с вашей стороны, - заметил Серов.
        Виктор и Нил зашли в номер.
        - Ну что ж, пойду, приготовлю и нам что-нибудь поесть и выпить, - сказал Олдридж и хитро подмигнул. - Я сделаю все сам, потому что никому не доверяю свои выдержанные коллекционные вина. Даже роботам-официантам. Это такие неповоротливые штуковины!
        Серов воспользовался отсутствием Динтара и с тщательностью обследовал помещения. В номере появилось два выхода, как сразу же приметил Виктор. К гостиной прилегали еще несколько шикарно обставленных просторных комнат и полностью автоматизированная кухня. В номере также появилась ванная со всеми удобствами, включая антигравитационный бассейн. Туалет был расположен отдельно.
        Закончив осмотр, Виктор прошел в ванную, чтобы смыть пыль и освежиться. Брызгатели за несколько секунд очистили защиткостюм, а система просушки тут же все высушила. За Серовым последовал Лэнфорд, который тоже решил ополоснуться.
        Умывшись, Виктор и Нил расположились в удобных аэрокреслах.
        Через несколько минут появился Олдридж с парой бутылок вина, а за ним летел робот-официант.
        - Ну, вот и мое вино, - излучал радушие и расточал улыбки Динтар, - а еще кое-какие деликатесы. Отведайте их обязательно. Они, возможно, и выглядят непривычно, однако совсем даже неплохи на вкус. Мы синтезируем самые разные блюда с различными вкусовыми оттенками. В основном используем мясо дрондеров - это местные животные, которых мы здесь разводим - и съедобные отростки растений. Для вегетарианцев у нас тоже имеется солидное меню. Только вот лично мне иногда так хочется отведать настоящий земной бифштекс из натуральной говядины... - Олдридж прикрыл глаза, очевидно, предавшись мыслям о вожделенном и недоступном бифштексе.
        Робот завис рядом со столом и вытащил из специального отсека, расположенного в его корпусе, аэротарелки, аэробокалы и прочие столовые принадлежности, которые тоже повисли в воздухе.
        Динтар поставил бутылки на стол, затем взял одну из них и разлил вино темно-красного цвета по аэробокалам. Он подозвал аэродиван, уселся на него, вальяжно откинувшись на спинку, мысленной командой заставил аэробокал подлететь ко рту и отпил вина. Серов и Лэнфорд тоже велели аэробокалам приблизиться и сделали по глотку.
        - Понравилось? - спросил, улыбаясь, Олдридж.
        - Превосходное вино, - похвалил Виктор. - Я такого еще не пробовал. Оно напоминает чем-то... сейчас скажу, «Фронтера». Да, именно это вино. Сорт винограда Каберне Совиньон. Отменный букет.
        - А вы разбираетесь в винах, как я погляжу! - рассмеялся довольный похвалой Динтар. - Вот уж никогда бы не подумал. Этому вину двести семьдесят лет, между прочим! Знаете, сколько стоит одна такая бутылка?
        - Могу себе представить.
        Серов отрезал кусок мяса, посыпанный пряными светящимися специями, и отправил в рот. Нил тоже не стал привередничать и отказываться от трапезы, вооружился лазерным ножом и автоматической вилкой и принялся уплетать с завидным аппетитом, время от времени делая глоток вина.
        - Угощайтесь, - говорил Олдридж. - А если вам еще что-то нужно - не стесняйтесь, обращайтесь прямо ко мне.
        - Еда у вас действительно отличная, - отдал должное яствам Лэнфорд. - Особенно для поселения.
        - У нас здесь действуют несколько роботов-поваров, - объяснил Динтар. - Вы только задумайтесь, скольких людей нам приходится каждый день кормить. И у каждого, замечу, свои предпочтения. Так что приготовление пищи у нас, как видите, поставлено на поток. А за роботами следит отдельный специалист. Да, да, есть тут и такой. По мере надобности он меняет кулинарную программу. Я, знаете, люблю принимать гостей и угощать их. - Олдридж улыбнулся, но потом вздохнул. - К сожалению, мне не удается это делать слишком часто...
        Через полчаса, когда Серов и Лэнфорд утолили голод, Динтар перешел к делу:
        - Я в курсе, что вы здесь не для того, чтобы отдыхать. Вас, конечно же, привел к нам сигнал о помощи.
        - Именно так, - кивнул Виктор. - Признаюсь, я ожидал каких-то серьезных проблем в вашем поселении. Не исключал даже, что на вас напали сепаратисты или анархисты.
        - К счастью, - улыбнулся главер, - ничего такого пока не случилось.
        - Значит, вы вызвали спасательную экспедицию только потому, что у вас возникли неполадки на станции?
        - А вы полагаете, этого недостаточно?
        Серов усмехнулся:
        - Мы, если вы не заметили, военные, а не ремонтники.
        - Я не стал рисковать, полковник, и подумал, лучше будет, если прилетит специальная команда и сделает все сама, - несколько виновато объяснил Олдридж. - Ведь станция, можно сказать, принадлежит военным, и они управятся с ремонтом быстрее. Ваши техники, наверное, хорошие специалисты?
        - Мы на них не жалуемся. Но вызывать на помощь целую экспедицию, чтобы починить что-то - это, знаете ли, дорогое удовольствие.
        - Считаете, что я поступил опрометчиво и неблагоразумно?
        - Ну а сами вы как думаете?
        - Я убежден, что мой поступок оправдан.
        Они немного помолчали.
        - Я бы хотел кое-что прояснить, - нарушил затянувшуюся паузу Виктор. - Мне нужно знать, что заставило персонал покинуть «Стрелу». Откровенно говоря, я все еще не в курсе. Надеюсь, вы мне поможете?
        Динтар задумчиво глянул в сторону, почесывая щеку и не торопясь с ответом.
        - Видите ли, - сказал он, - на самом деле все довольно просто. На станции были некоторые неполадки с энергоснабжением, и когда техники представили мне отчет, я приказал всему персоналу оставить «Стрелу».
        «Опять меня хотят провести, - подумал Серов. - Он явно держит меня за дурачка и рассчитывает, что я поверю в эту историю с неполадками, которые будто бы возникли случайно. Нет, офтер Олдридж, с вашей стороны это было бы, по меньшей мере, глупой наивностью». Вино не могло оказать действия на Виктора, потому что он приказал бионнеру нейтрализовать молекулы этанола, чтобы не дать им достичь мозговых и нервных клеточных структур. Однако полковник и без этого отличался самоконтролем. Если Олдридж, руководствуясь какими-то своими соображениями, рассчитывал, что Серов расслабится, забудет об осторожности и у него развяжется язык, то Динтар, несомненно, должен был испытать разочарование.
        Виктор испытующе посмотрел на Олдриджа, однако тот выдержал этот взгляд.
        - Войдите в мое положение, полковник, - сказал Динтар, первым отвернувшись в сторону. - Трудно бывает справляться здесь со всеми делами. Пусть у меня и есть способные заместители и роботы, они не могут все делать за меня. Видите ли, приходиться принимать много решений, и иногда я могу ошибаться. Но сейчас я уверен, что принял правильное решение.
        Серов подумал, что типа вроде Олдриджа не так-то просто вывести на чистую воду. За него не ухватиться. Он скользкий, словно угорь, и все время норовит выскользнуть. «Ну, а сейчас самое время использовать мой козырь».
        - У вас есть здесь некто по имени Энтони Грэй? - как бы невзначай задал вопрос Виктор.
        - Энтони Грэй, Энтони Грэй... - протянул Динтар, постукивая себя по носу, и, очевидно, копаясь в памяти внешнего приживленного бионнера. - Да, есть такой человек. Он раньше работал на станции. Это широкопрофильный специалист по биокомпьютерам и высокотехнологическому оборудованию. У нас ведь тут столько людей, пока найдешь нужную информацию...
        - Могу я поговорить с ним? - небрежно спросил Серов.
        - Ну разумеется. Я скажу Марит, чтобы она нашла его, и если он не занят, то пообщается с вами. А что, собственно, вы хотели у него узнать? Может быть, я сам могу что-то сделать?
        - Здесь дело касается сугубо технической стороны, - уклонился от предложения Виктор. - Поэтому я и предпочел бы побеседовать именно с ним. И, если не возражаете, я хотел бы встретиться с офтером Грэем лично.
        - Как пожелаете... Надеюсь, Энтони вам поможет.
        - Полковник, - сказал Олдридж после паузы, - думаю, вы не откажетесь погостить у нас некоторое время? Я предоставлю вам и вашим людям номера со всеми удобствами. Таких удобств, как вы уже убедились, не найти в ваших казармах и на кораблях. К тому же сможете отведать множество разных экзотических и великолепных блюд, которые приготовят специально для вас наши виртуозы роботы-повара. Вы также увидите все красоты здешней природы, а ксенобиологи покажут вам интересных представителей фауны. В общем, это будет отличный отдых. Обещаю, что вы никогда не забудете Элледию. - Последние слова главер произнес с какой-то особенной интонацией. - Я вас убедил? - прибавил он.
        - Звучит, безусловно, заманчиво, - сказал Серов, - но я получил приказ и должен исполнить его по возможности быстро. Однако нам понадобится некоторое время, чтобы все выяснить, прежде чем взяться за ремонт. Так что пару дней нам придется провести в вашем обществе.
        - Вот и чудесно! - Губы Олдриджа расплылись в чарующей улыбке. - В течение этого времени весь аэроотель будет в вашем полном распоряжении. Он ведь и был специально построен для приема важных гостей.
        Глава 15
        Серов и остальные расположились в аэроотеле. Несомненно, Олдридж постарался угодить гостям и велел настроить номера так, чтобы они поражали комфортом и напоминали номера дорогого отеля где-нибудь в фешенебельном районе Марса.
        Виктор сидел, покачиваясь в аэрокресле, и размышлял обо всем, что произошло с ними, начиная с момента высадки на планету и до настоящего времени. Он пытался понять, что собой представляет Динтар Олдридж, что это за человек. Олдридж казался гостеприимным и жизнерадостным, - эдакий словоохотливый весельчак, балагур и жизнелюб, стремившийся покорить всех своим обаянием, - но вместе с тем чувствовалась и напряженность, некая натянутость, иногда проскальзывавшая в его манерах против желания. Что-то Динтар Олдридж явно скрывал, и это решительно не нравилось Серову. У Виктора складывалось впечатление, что главер совсем не такой простой и открытый человек, каким хотел казаться.
        «Если Олдридж тот, за кого себя выдает, значит, я ни черта не смыслю в людях, - думал Серов. - Похоже, наш предупредительный угодливый хозяин хранит какую-то тайну, и не желает ее открывать. Что-то он замышляет, я это чувствую. Не хотелось бы стать разменной пешкой в чьей-то темной игре». И вообще, все в поселении казалось каким-то неестественным, словно декорация, специально подготовленная к их прилету. И люди тоже здесь были странные, они чем-то напоминали Виктору человекоподобных роботов-андроидов, которые только что сошли с конвейера и пока еще не получили человеческую внешность. У него возникло ощущение, что все поселенцы, которые тут живут и работают, сейчас играют своего рода спектакль, специально поставленный для прилета группы спасения.
        Виктор вспоминал лицо Энтони Грэя, предостерегавшего об опасности, оно прочно отпечаталось в его памяти. Полковник хотел встретиться с ним. Возможно, Грэй сейчас боится за свою жизнь и ему нужна помощь, а к тому же он наверняка знает, что в действительности произошло на «Стреле». Так что встреча с Грэем была приоритетом Серова на ближайшее время.
        Глава 16
        Утром Серов оделся и подсоединил к биоразъему на своей шее миниатюрный металлический цилиндр, содержащий наностимуляторы, повышавшие тонус. После этого Виктор подключился к бионнеру и просмотрел то, что было ему необходимо. Затем пошел в ванную, постоял под прохладным душем, потом подкрепился и вызвал Олдриджа по внутренней связи. Тот тоже занимал сейчас номер в аэроотеле.
        - Я хотел бы, чтобы вы позволили мне обследовать территорию поселения, - попросил Виктор, стоя напротив голографического изображения главера.
        Серов старался не показывать, что он в чем-то подозревает Динтара. Пока нет прямых доказательств этих подозрений, лучше помалкивать. К тому же, возможно, все эти подозрения вообще не имеют под собой почвы.
        - Зачем это, полковник? - удивился Динтар. Потом он понимающе усмехнулся. - А-а, знаю! Наверное, у нас где-то скрывается шпион Альянса. Тревога! Нужно срочно его изловить и обезвредить, пока он не передал кому-нибудь стратегически важный рецепт маринованных отростков финбера!
        Олдридж раскатисто засмеялся, довольный своей шуткой. Виктор посмеялся вместе с ним, ни на секунду не давая веселости и добродушию Динтара обмануть себя.
        - Надеюсь, вы понимаете, что это необходимо сделать, - сказал Серов. - Таковы правила.
        - Ох уж эти военные! Так и норовят куда-нибудь вмешаться и что-нибудь да проверить! - Губы Олдриджа растянулись в неизменной добродушной улыбке. Ни дать ни взять добрый дядюшка беседует с любимым племянником. - Уважаемый полковник, могу заверить вас, что в нашем поселении все в абсолютном порядке. Я готов поручиться.
        - И все-таки я настаиваю. - Виктор был непреклонен. - Это всего лишь формальность, хотя и необходимая.
        - Что ж, делайте все, что сочтете нужным... Разве я, скромный главер, могу отказать вам, полковнику коалиционных войск?
        - Спасибо за разрешение. Я не сомневаюсь, что ваше хозяйство находится в образцовом порядке.
        - Если потребуется помощь, только дайте мне знать. Все мои подчиненные к вашим услугам.
        Уже через десять минут Серов вызвал своих солдат. Они собрались у входа в аэроотель, где их ждали несколько рядов открытых антигравитов, в которых они собирались летать по поселению и заниматься проверкой.
        - Обследуем территорию поселения, - распорядился Виктор. - Потом возвращаемся, и вы докладываете о результатах. Не терять бдительности и постоянно быть на связи.
        Серов, конечно, мог применить роботов-разведчиков, вызвав их с крейсера, но считал, что бывают случаи, когда лучше людям действовать самим, потому что робот не может полностью заменить человека с его опытом и инстинктами. Сам Виктор вовсе не был противником создания и использования технологий военной отрасли.
        - Ундент полковник, вы по-прежнему считаете, тут есть, что искать? - спросил Лэнфорд, когда они отошли в сторону.
        - Мне кажется, здесь находится то, что нам добровольно не покажут.
        Нил подумал, что полковник излишне подозрителен, но Серова в данный момент явно не интересовало мнение лейтенанта, поэтому Лэнфорд решил проявить благоразумие и промолчать.
        Через несколько минут каждый из них уже сидел в антигравите и летел, внимательно изучая строения, записывая все в бионнер, наблюдая за поведением поселенцев и стараясь замечать любую мелочь.
        Глава 17
        В первую очередь Виктор захотел осмотреть склады, находившиеся к северу от центра поселения. Склады были высотой девять метров и стены их состояли из металлоровых пластин. При возможной атаке неприятеля склады, как и другие постройки в поселении, могло защищать силовое поле и голографический камуфляж. Жители поселения определенно пеклись о безопасности и сохранности содержимого складов.
        Серов подлетел в антигравите к входу, затем приложил к приемному устройству руку. В биоразъеме руки находился идентификационный мини-кристалл, который дал ему Олдридж. С помощью этого кристалла Виктор мог беспрепятственно попасть в любое помещение или строение в поселении.
        Раздался негромкий гудок, и бронированные ворота послушно открылись. «Ну, что тут у нас?» - тихо произнес Серов.

***
        Лэнфорд, у которого в биоразъеме руки тоже был идентификационный кристалл, находился уже в другой части поселения и осматривал гигантские хранилища. Их они видели накануне издалека. В этих складах хранились скутеры, управляемые роботы, танки, бронетранспортеры и броневики, а также роботы, функционирующие автономно. Увидев все это, Нил даже присвистнул от удивления. «Неплохо их снабжают», - сказал он себе.
        Затем взгляд Лэнфорда упал на нечто, имевшее внушительные размеры, и накрытое брезентом. Лейтенант подошел ближе к нему и стянул брезент. Его взору предстал робот класса «гризли». Нилу доводилось управлять таким. Эти роботы сейчас уже морально устарели, но все еще использовались. Они управлялись двумя членами экипажа или компьютером, а еще четверо солдат могли находиться в специальном отсеке. В общем, робот производил серьезное впечатление, несмотря на некоторую архаичность.
        Все еще удивляясь, Лэнфорд некоторое время осматривал технику, затем решил, что пора двигаться дальше.

***
        В полукилометре от аэроотеля, не спеша и оглядывая окрестности, летел в открытом антигравите рядовой Сергей Силаев, крепыш среднего роста. Его глубоко посаженные серые глаза внимательно изучали местность вокруг. Бритая голова, несмотря на автоматическую систему охлаждения, чесалась под защитным шлемом костюма, так как Хентинор уже основательно припекал. «Какого хрена они не охлаждают воздух? - с раздражением думал спейсар. - Могли бы хоть ненадолго вызвать дождь, или, еще лучше, снег».
        Силаев двигался вдоль узкой дороги, покрытой селидором, и вскоре подлетел к непримечательному аэростроению темно-бордового цвета. Сергей остановился перед ним и стал размышлять о том, что делать дальше.
        Вообще, Силаеву казалось, что полковник слишком много внимания уделяет этой проверке. По мнению самого Сергея, здесь нечего было искать. Пусть техники восстанавливают станцию - это их прямая обязанность, а что такого важного можно найти в поселении?
        Силаев открыл защитшлем, вздохнул и полетел дальше, настраиваясь на философский лад. Придется ему, видимо, еще летать по этому поселению, да под знойным солнцем класса F. Ничего не поделаешь - работа такая.
        Мысли Сергея отвлекло движение справа. Он бросил туда взгляд и увидел человека, стоящего возле здания. Казалось, мужчина не заметил появления Силаева, он продолжал опираться спиной о стену, и, видимо, был чем-то озабочен или просто погружен в какие-то невеселые мысли. Сергей остановил антигравит.
        - Нашел одного из штатских, - сообщил Силаев по рации Лэнфорду. - Кажется, он слегка не в себе. Причина неизвестна.
        - Понял, - отозвался лейтенант. - Займись им.
        Сергей отключил связь. Мужчина по-прежнему не обращал на него внимания, словно Силаева тут не было.
        Но вот он повернулся к десантнику и тихо произнес:
        - Пожалуйста, помогите мне добраться до жилого комплекса, он недалеко отсюда. Я поранил ногу...
        Мужчина поднял штанину тарис и показал на голень. Сергей медленно подлетел к человеку и на всякий случай положил руку на винтовку. Он был готов воспользоваться ею при первых же признаках опасности.
        - С вами все в порядке? - вежливо осведомился спейсар.
        - Да, да, все нормально, только вот нога...
        Силаев приблизился почти вплотную к незнакомцу, собираясь помочь ему забраться в антигравит, и задвинул дверь:
        - Держитесь за меня.
        - Спасибо... - едва слышно вымолвил мужчина.
        Внезапно он выхватил из кармана своей тунарии некий блестящий предмет и нацелил прямо на Сергея. У Силаева не было времени размышлять, что это за штука такая - он мгновенно выдернул из кобуры бластер, так как расстояние для выстрела из винтовки было слишком мало. Однако движения незнакомца были еще проворнее. Прежде чем Сергей, обладающий великолепной реакцией, успел нажать на спусковой крючок, мужчина коснулся указательным пальцем блестящего предмета. Силаев ощутил укол в шею и тут же пожалел, что убрал защитшлем. Спейсар пошатнулся, и ему показалось, что оружие вдруг начало весить целую тонну. Сергей выронил бластер, затем дернулся и вывалился из антигравита. Потом он прополз несколько метров и остановился.
        - Сволочь! Что еще за пакость ты мне вколол?!.. - в бессилии заорал Силаев, и, с трудом повернувшись, кинул разъяренный взгляд на незнакомца.
        Сергей почувствовал, как шея на месте укола начинает пульсировать. Он попытался ощупать ее немеющими пальцами, но не смог даже поднять руку. По телу прошла дрожь, оно обмякло и стало словно чужим. Человек стоял на прежнем месте и равнодушно смотрел на спейсара, пытавшегося дотянуться до винтовки. Тут силы окончательно оставили Силаева и он растянулся на мягком селидоровом покрытии.
        Глава 18
        В это время Стив Ирвинг остановил антигравит, вылез из него и с восхищением разглядывал оборонительный форт в центре поселения. Этот форт возвышался почти на двадцать метров и представлял собой защитную конструкцию из титана и сверхпрочной стали, способную выдержать попадания снарядов, содержащих наннеры, энергетических зарядов или даже плазмы.
        Форт состоял из трех ярусов, на каждом из которых были установлены различные орудия. Это были ионные роботы-пушки, пушки, стрелявшие плазмоидами, зенитные комплексы и несколько стационарных бластеров. Вдобавок форт на случай необходимости могли защищать силовые и электромагнитные поля, генераторы которых был по всей вероятности расположены где-то под землей. Такие выводы сделал Ирвинг, поскольку ему был хорошо знаком этот тип сооружений.
        Этот форт являл собой образец мощи и неприступности. Учитывая набеги межгалактических пиратов на отдаленные колонии, такая крепость была жизненной необходимостью.
        Стив некоторое время рассматривал форт, а потом заметил солдата, прислонившегося к металлическим поручням. Ирвинг направился к нему.
        - Эй! - привлек он внимание солдата. - Можешь мне помочь?
        Тот с явной неохотой начал спускаться по лестнице с первого яруса.
        - Чего тебе? - пробурчал солдат.
        - Ну, скажу я тебе, этот форт впечатляет, - продолжил Ирвинг, не обращая внимания на его неприветливость.
        - Угу. - Мычание, по всей видимости, означало согласие.
        - Я хочу осмотреть эту крепость внутри.
        Солдат бросил на Стива внимательный взгляд:
        - Послушай, тебе что, нечем заняться?
        Подражая Серову, Ирвинг постарался, чтобы его голос звучал авторитетно:
        - У меня приказ. Поэтому, отворяй-ка, да пошевеливайся!
        Солдат поднялся по лестнице на первый ярус и подошел к широкой металлической двери. Он утопил руку в приемном отверстии, и тяжелая бронированная дверь медленно задвинулась в стену. Затем солдат повернулся к Стиву и сделал рукой ироничный галантный жест, приглашающий войти.

***
        Рядовой Петр Зимин двигался вдоль русла реки. Ее бурлящие воды текли куда-то вдаль и терялись среди высоких деревьев. Он летал в открытом антигравите по поселению уже почти час. Петра обволакивал пар, исходивший от воды. Вот где было по-настоящему приятно лететь, так это рядом с озерцом со стоячей прохладной водой, которое он обнаружил недавно.
        Зимин уже почти долетел до конца поселения и решил, что здесь все спокойно.
        Сказав себе, что метров через двести он повернет вправо, Петр преодолел отделанную кристаллорными плитами возвышенность и неожиданно увидел девушку, которая, по всей вероятности, устроилась отдохнуть. Зимин даже растерялся, не зная, как поступить, и завис на месте. Девушка лежала на толстом ярком воздушном полотенце и не заметила присутствия спейсара. Недалеко от нее стоял одноместный выключенный антигравит. Девушка явно наслаждалась теплом, видимо, принимая своеобразную солнечную ванну на лоне природы в той части поселения, где росли деревья. На ней был только купальник из искрящейся и меняющей цвета ткани. Этот купальник выгодно подчеркивал все ее несомненные, местами выдающиеся достоинства, и, в сущности, мало что скрывал.
        Петр не знал, на что решиться: то ли ему незаметно улететь, то ли остаться и пообщаться с очаровательной незнакомкой. Он выбрал последнее и негромко кашлянул, чтобы дать знать девушке о своем присутствии. Она тут же села, испуганно повернувшись в его сторону. На вид ей можно было дать около двадцати трех лет.
        - Не бойтесь! - поспешил сказать Зимин, велев бионнеру задвинуть защитный шлем. - Я из спасательного отряда, - если вы в курсе, что мы прилетели.
        Девушка улыбнулась:
        - Да, я видела, как садился ваш корабль. И мы вас ждали.
        Она с любопытством разглядывала спейсара.
        - Не хотите отдохнуть? - спросила незнакомка. - Вы, наверное, устали. Что-то день нынче выдался жаркий... Не знаю, почему наши погодные автоматы не охлаждают воздух…
        Зимин подумал, что действительно неплохо бы сделать привал, к тому же общество девушки к этому располагало.
        Петр подлетел поближе к девушке, отключил антигравит и вылез из него.
        - Красиво здесь, - заметил он, присаживаясь на покрытые мягким селидором пластины рядом с незнакомкой.
        - Мне тоже нравится это место, - сказала она, - и я часто тут бываю. Так приятно лежать и думать о чем-нибудь прекрасном и загадочном... О звездах и далеких мирах...
        Девушка посмотрела в сторону группы деревьев, с которых с тихим успокаивающим хлюпаньем капал терсидол.
        Тем временем Петр положил рядом винтовку. Зимин подумал было, не угостить ли девушку солдатским пайком, но затем посмеялся про себя, представляя, с каким неудовольствием она будет жевать эрзац-еду.
        Незнакомка повернулась на живот, продемонстрировав аппетитные округлости ягодиц, и с интересом посмотрела на Зимина:
        - Вы уже видели наше поселение? Вам понравилось?
        - Да, неплохой городок.
        - Скоро начнут прибывать корабли с желающими жить на этой планете и на месте нашего поселения возникнет настоящий гигаполис. Но, знаете, мне здесь уже все надоело... Так хочется побывать на других планетах... Представляете, я еще нигде не была, кроме Элледии и Артории! Там я родилась.
        - Это очень далеко.
        - А вы, наверное, видели самые разные планеты и города? Или даже летали в другие галактики?
        - Было дело. Работа у меня такая.
        - Везет вам!
        - Ничего, вы когда-нибудь тоже побываете на других планетах. Возможно, и Землю посетите.
        - О, я надеюсь на это! - вздохнула незнакомка. - Всегда завидовала тем, кому посчастливилось родиться на Земле... Я так мечтаю увидеть эту «Колыбель человечества»...
        Некоторое время они молчали.
        Девушка снова повернулась к Петру:
        - Меня зовут Джемма.
        - Петр.
        - А чем еще вы занимаетесь? Может, у вас есть какое-нибудь хобби?
        Зимин усмехнулся:
        - В основном все мое время отнимает служба, но когда получаю отпуск, частенько играю в аэрофутбол на роботах вместе с друзьями.
        - О!.. - воскликнула Джемма. - Значит, вы еще и спортсмен?
        - Простой любитель.
        - А на какой планете живете?
        - На Валькирии. Там тоже тепло, совсем как у вас здесь. Правда, атмосфера у нас искусственная, и рек кипящих нет.
        Петр любил свой дом, стоящий на опушке леса, выращенного роботами под присмотром специалистов по космической флоре, маленькое озеро поблизости, где он летал и плавал на скутере и рыбачил. Сознание того, что эту рыбу когда-то специально выпустили туда, не уменьшало его удовольствия от процесса рыбалки.
        В отличие от многих десантников, абсолютно не склонных к сантиментам, рефлексии и не наделенных фантазией, Зимин был романтиком, хотя и удачно скрывал это за внешней сдержанностью. Ему нравился стиль жизни середины двадцать первого века, и свое бунгало Петр обставил соответствующе.
        Джемма повернулась на бок:
        - Можно личный вопрос?
        - Давай.
        - У тебя есть подружка или жена?
        - Пока нет. Еще не успел пустить корни.
        «Но, кажется, - подумал Зимин, - кандидатура на роль моей подруги жизни уже появилась». Эта девушка действительно ему понравилась. Поразмыслив, он решил пригласить ее к себе на родную планету. Наверняка, она бы пришлась по вкусу Джемме. Когда будет отпуск, она прилетит к нему, а уж там они с ней могли бы хорошенько повеселиться... Ну а с Валькирии можно махнуть и на Землю... Тут Петр сообразил, что вряд ли родители Джеммы захотят отпускать ее так далеко, да еще и вместе с десантником. Хотя, возможно, она работает здесь, а ее родители живут на другой планете за много световых лет отсюда.
        - Когда ты собираешься улетать? - словно прочитав мысли Зимина, спросила Джемма.
        - Как только закончим проверку поселения и ремонт станции. Ты хотела бы побывать на Валькирии?
        - Наверное... - Джемма рассмеялась, а потом внезапно стала серьезна. - Мне почему-то кажется, что тебе стоит остаться со мной на Элледии.
        - А что - это неплохая мысль. Но, видишь ли, у меня работа, и мне за нее платят. Когда я получу отпуск, то прилечу сюда снова...
        - Мы не будем ждать так долго, - медленно проговорила Джемма, сверля Зимина немигающим взглядом.
        Пока Зимин пытался понять смысл слов «Мы не будем ждать так долго», девушка вытащила из-под полотенца блестящий предмет, похожий на узкую металлическую трубку.
        Бионнер тут же выдал предупреждающий сигнал и провел дистанционный автоматический анализ, но не сумел определить тип оружия - если это было оружие - которое девушка держала в руках. Петр нервно почесал щеку и бросил взгляд на винтовку, лежащую в метре от него. Похоже, он слишком расслабился и поддался чарам Джеммы. А девушка явно не в себе, решил Зимин, и неизвестно, чего от нее можно ждать.
        - Что это такое? - спросил Петр, показав на трубку.
        - То, что поможет тебе стать по-настоящему счастливым и свободным человеком. Ты обретешь иную личность и познаешь совсем другую жизнь. Она прекрасна, поверь мне, и наполнена яркими красками. Ты откроешь для себя неизвестные, абсолютно новые грани существования, о которых никогда не подозревал. Ты станешь частью совершенного мира.
        Зимин подумал, что пришло время отправляться обратно. Жаль, что это знакомство так и не перерастет в серьезные отношения. Не стоит связываться с ненормальной.
        - Мы с тобой неплохо поболтали, - сказал Петр, - но мне пора. Спасибо за компанию.
        Он встал, однако Джемма нацелила предмет прямо ему в шею.
        - Ого! - улыбнулся Зимин и поднял руки вверх. - Я сдаюсь.
        - Добро пожаловать в новый мир, - холодно произнесла Джемма и коснулась пальцем трубки.
        Зимин ощутил укол в шею, опустился на песок и недоуменно воззрился на девушку.
        - Что ты сделала?! - прорычал он, чувствуя, как проваливается куда-то в темноту.
        Джемма снова растянулась на аэрополотенце:
        - Расслабься и не сопротивляйся.
        Глава 19
        Через полтора часа Серов выслушивал доклады своих подчиненных. Он сидел за столом под тентом прямо на улице, решив устроить временный штаб снаружи, а не внутри аэроотеля.
        Спейсары отчитывались один за другим, но никто из них не нашел ничего подозрительного.
        Серов обратил внимание, что Зимин и Силаев выглядят и ведут себя несколько странно: они были молчаливы и с неохотой отвечали на вопросы. Однако Виктор не придал этому значения и счел, что они просто устали от жары.
        Серов так и не получил информации, подтверждающей или опровергающей его подозрения, однако по-прежнему чувствовал, что от него ускользает нечто важное.
        Виктор решил еще раз обдумать ситуацию и проанализировать информацию. Он поднялся и собрался идти в отведенный ему номер аэроотеля.
        Тут Стив Ирвинг начал оживленно делиться своими тонкими наблюдениями о жизни поселения, но Серов оборвал его и сказал: «Все свободны. Разойтись. Ирвинг, ты на посту. Через полтора часа тебя сменит Неллиган».
        Все кроме Стива поплелись в свои номера.
        Виктор задержал Лэнфорда: «Я хочу провести совещание с вами, докторами Перовой и Питерсом. Уведомите их. Встречаемся через полчаса».
        Глава 20
        Тридцать минут спустя в номере Серова собрались Лэнфорд, Питерс и Перова. Полковник выслушивал их мнения о происходящем в поселении.
        Виктору уже надоела игра в кошки-мышки, и он собирался выработать конкретный план, который позволил бы разоблачить всех тех, кто решил проворачивать свои грязные делишки на Элледии, надеясь воспользоваться удаленностью планеты. Если понадобится, он обязательно докопается до правды. Хотя, он еще не представлял себе, как это сделать. Серов подумывал и о том, что, возможно, ему следует просто поручить техникам закончить ремонт станции и улететь, но понимал, что обязан остаться и во всем разобраться. Однако это сделать будет непросто. Виктор до сих пор так и не нашел ни одного настоящего доказательства, позволяющего подтвердить его подозрения. Единственное, что у него было, это биопластинка, найденная на станции. Однако Серов сомневался в подлинности послания, записанного на ней. Он не исключал, что это умышленно оставленный ложный след, поэтому серьезным доказательством биопластинку вряд ли можно было считать.
        И вот сейчас, в очередной раз пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку, он снова и снова мысленно прокручивал в уме сложившуюся ситуацию.
        - ...Ну, а что вы думаете о здешних поселенцах? - спросил Виктор Питерса.
        Психолог Кеннет Питерс выглядел как типичный интеллигент и к тому же носил очки, хотя давно мог сделать коррекцию зрения. Однако он всегда считал, что очки придают ему солидности.
        - Я наблюдал за людьми в поселении, следил за их поведением, прислушивался, о чем говорят, и считаю, что они выглядят вполне нормальными и адекватными. Они работают, занимаются обычными делами. Это мое профессиональное мнение. - Питерс улыбнулся. - Если хотите, вы можете вызвать сюда профессора Левину. Она опытнее и сможет дать самую обстоятельную оценку. Но если говорить о моем мнении как стороннего человека, то мне кажется, что люди здесь специально создают иллюзию своей занятости.
        - Да, да, - кивнула Перова, - у меня создалось точно такое же впечатление. Я тоже внимательно наблюдала за поселенцами. Хотя они очень достоверно изображают свою обычную жизнь и повседневные дела, мне почему-то думается, что они просто притворяются. Я не представляю себе, зачем им это нужно и какую цель они преследуют, но факт остается фактом.
        Виктор слушал Дану Перову, и у него в голове мелькнула неуместная в данной ситуации мысль о том, что Дана неплохо смотрелась бы на воздушном подиуме, демонстрируя одежду современных дизайнеров где-нибудь на одной из планет Арктура. Она наверняка могла бы соперничать красотой и грацией даже с самыми совершенными моделями-андроидами. Все-таки интересно, почему она предпочла специальность военного врача?
        - Могу сказать, что у меня те же ощущения, и притом с тех самых пор, как мы здесь появились. - Серов отогнал мысли, не имеющие отношения к делу. - Что-то они тут затевают, но что?..
        В этот момент послышался громкий писк: пришел вызов по внутренней линии аэроотеля.
        - Включить, - сказал Виктор.
        В углу комнаты появилось трехмерное изображение Олдриджа.
        - Еще раз добрый день, полковник, и приветствую остальных. - Он одарил всех неизменной широкой улыбкой. - Прошу прощение за беспокойство. Я не помешал?
        - Разумеется, нет, офтер Олдридж.
        - Полковник, я хотел сообщить, что Энтони Грэй может прийти к вам прямо сейчас. Вы, кажется, изъявляли желание поговорить с ним. Еще не передумали?
        - Пусть приходит, - разрешил Серов.
        - Надеюсь, Энтони сможет ответить на все ваши вопросы.
        - Рад, что вы не забыли о моей просьбе.
        - Полковник, если вам еще что-то понадобиться, - демонстрировал предупредительность Динтар, - обращайтесь прямо ко мне.
        Связь отключилась, и изображение главера исчезло.
        Через несколько минут раздался гудок, означавший, что пришел посетитель.
        «Открыть дверь», - велел Виктор биокомпьютеру, контролирующему все системы номера. Дверь тут же задвинулась в стену.
        В комнату вошел мужчина, на вид ему было лет тридцать пять биологического возраста: «Можно?»
        - Заходите, - кивнул ему Серов и указал на свободное аэрокресло: - Присаживайтесь.
        Энтони опустился в аэрокресло. Виктор сразу же сравнил внешность этого человека с сотрудником, запечатленным на записи. Несомненно, это был Грэй. Правда, теперь он уже не казался затравленным и нервным.
        В комнате воцарилась тишина.
        - Вы хотели о чем-то побеседовать со мной? - первым заговорил Энтони, бросив взгляд на голографические часы. Он сказал это вежливым тоном, однако было ясно, что у него есть другие дела и определенно важнее, чем необходимость торчать сейчас в этой комнате.
        Серов поскреб подбородок, размышляя, с чего начать.
        - Да, офтер Грэй, - сказал он, - всего несколько вопросов.
        - Я слушаю.
        - Видите ли, офтер Грэй, - начал Виктор, - я думаю, вы в курсе, почему мы прилетели сюда, и догадываюсь, знаете о том, что случилось на станции.
        Серов внимательно наблюдал за лицом Грэя, но оно оставалось невозмутимым. Тогда полковник продолжил:
        - Так вот, мы это уже выяснили, и еще опросили некоторых людей, здесь, в поселении... Однако мне бы хотелось узнать все в подробностях непосредственно от вас.
        Энтони закинул ногу за ногу и устроился в кресле поудобней:
        - Что вы хотите знать?
        - Все, что вам известно о происшествии на станции.
        - Знаете, я был удивлен, когда наш главер сказал, что я вам нужен по важному делу. Не понимаю, почему вы хотите, чтобы именно я ответил на ваши вопросы...
        - Мне кажется, что как раз вы сможете дать мне ответы.
        - Но я специалист по биокомпьютерам, - сказал Грэй, - а не инженер или техник, обеспечивающий работу систем станции. Я могу вам сообщить лишь, что на станции возникли какие-то проблемы с энергоснабжением, и персоналу пришлось покинуть ее. Это все, что мне известно. А если вам нужны технические подробности, то лучше обратитесь к нашему главному инженеру. Он наверняка сможет помочь вам.
        Виктор глубоко вздохнул и мысленно досчитал до пяти. Если кто-нибудь еще хоть раз заведет эту надоевшую ему песню о проблемах с энергией, которые они будто бы не смогли решить сами, то он лично открутит тому башку!
        - Офтер Грэй, не хочу зря тратить ни свое, ни ваше время, и буду с вами откровенен. Я уже слышал эту байку об энергоснабжении, и кое-что не дает мне покоя. Наш специалист изучил энергоустановки и выяснил: повреждение было сделано намеренно.
        Энтони, казалось, был искренне удивлен:
        - Простите, что вы имеете в виду?
        Серов посмотрел на него в упор:
        - Только то, что биокристалл в одной из секций был испорчен специально, и мне пока неясно - зачем.
        Тут Грэй впервые улыбнулся:
        - Значит, получается, мы сами сделали это? Сами вывели из строя энергоснабжение на станции?
        Виктор кивнул.
        - Я пока никого конкретно не обвиняю, - сказал он, - но уверен, что кто-то на станции повредил биокристалл, что и вызвало отключение энергии. Вы бы мне очень помогли, если бы сказали, кто и почему.
        Энтони, казалось, даже позабавило такое предположение.
        - Полковник, - сказал он с усмешкой, - вы подумайте, в чем тут смысл? Зачем и кому это нужно? На станции работали профессионалы, квалифицированные и ответственные специалисты, поэтому ваше обвинение выглядит полной бессмыслицей. Станция стоит уйму денег и это заявление о том, что якобы кто-то из ее персонала сам нарушил подачу энергии - просто нелепица. Простите, но все это кажется надуманным.
        Серов молчал и слушал. Но не слова рассказали ему о происходящем, а скорее упорное отрицание Энтони того факта, что на станции произошли таинственные события. Полковник начал понимать: по какой-то причине никто из поселенцев ничего ему не расскажет. Возможно, из-за трепета перед Олдриджем или нежеланием терять работу. Ну а если допустить вероятность того, что это вообще - сговор, то тогда положение складывается довольно щекотливое, не сказать - сложное.
        - Хорошо, офтер Грэй, - Виктор на секунду прикрыл глаза, - у меня к вам последний вопрос. Биопластинка. Помните ее? На ней было записано послание, где лично вы предупреждали, чтобы любой, кто бы ни прибыл на станцию, немедленно покинул ее. Также вы предостерегали о том, что нельзя садиться на Элледию. Это было ваше послание. Теперь память не освежилась?
        На лице Энтони невозможно было ничего прочитать.
        - По-моему, вы меня просто с кем-то путаете, - молвил он. - Я не помню никакого «послания», как вы это назвали. С чего бы вдруг я стал делать кому-то предупреждение? Там, на орбитальной станции, все было нормально, не считая энергоснабжения, конечно, и поэтому я не вижу смысла в этом, как вы говорите, «предостережении». После того, как нам велели покинуть «Стрелу», у меня просто не осталось бы времени сделать эту запись.
        Грэй выглядел спокойным и уверенным в себе. Он продолжал:
        - Не хочу вас обидеть, но, кажется, вы зашли довольно далеко со своими подозрениями. Ваши инсинуации и заявления о неком заговоре, честно говоря, утомляют. Такое рвение в расследовании похвально, но пора бы уже заняться непосредственно ремонтом. Нашим людям нужна станция.
        В комнате снова повисла тишина. Серов взглянул на Грэя, перевел взгляд на стенную нишу, где бездействовал в ожидании команды робот-помощник, затем снова посмотрел на Энтони:
        - Что ж, офтер Грэй, вы свободны. Можете идти. Спасибо за помощь.
        - Вы уверены, что не хотите спросить еще о чем-нибудь?
        - Нет, офтер Грэй, это все.
        Энтони поднялся с аэрокресла и подошел к двери. Уходя, он обернулся, и Виктору показалось, что в его взгляде мелькнула насмешка.
        - Сожалею, что не смог помочь вам... - сказал Грэй. - Если у вас еще возникнут вопросы, обращайтесь.
        - Непременно.
        Энтони вышел из комнаты.
        - Ну и тип, - покачал головой Лэнфорд. - Вот это выдержка и самообладание - ничем себя не выдал!
        - Думаю, он просто хороший артист, - заметила Перова. - Как и все жители этого странного поселения.
        - Может, нам стоит применить гипнозер, ундент? - предложил Нил. - Тогда мы быстренько узнаем от упрямого офтера Грэя всю правду.
        - Сомневаюсь, - сказал Серов, - что ему или Олдриджу такой метод добычи информации придется по душе. Но в этом и нет нужды, потому что наше предположение верно: они ломают свою комедию исключительно для нас.
        - Но чего они добиваются? - задумчиво протянул Лэнфорд.
        - Я бы тоже хотел знать... - Виктор продумывал план действий.
        - Что вы намерены предпринять, ундент полковник? - спросил Нил. - Я считаю, теперь нет необходимости оставаться в поселении.
        После разговора с Энтони Виктор и сам понял, что оставаться в «Новом Свете» действительно не имеет смысла.
        - Вы правы, лейтенант. Пора возвращаться на корабль. Взлетаем, налаживаем оборудование на станции и отправляемся. Потом я полечу в Штаб и предъявлю биопластинку с записью, отчеты и другую информацию командованию. Они сами решат, что делать дальше.
        Виктор встал и прошелся по комнате.
        - Итак, - сказал он, - через десять минут все должны быть готовы. Отправляйтесь в свои номера. Теперь без приказа не выходить ни на улицу, ни покидать номеров. Собирайте вещи и ждите моего распоряжения о выходе.
        Все разошлись.
        Серов решил предупредить Назарова о возвращении на корабль и активировал рацию. ««Волк» на связи», - послышался голос капитана во вживленной рации.
        - Привет, старина. У вас все нормально?
        - Эй, Вик, рад тебя слышать! Все спокойно, томимся тут без дела...
        Виктор отметил, что голос Дмитрия звучит немного необычно, не так как всегда. И свою радость капитан от встречи в эфире почему-то проявил чрезмерно активно.
        - Смотрю, вы там задержались, - сказал Назаров. - Когда думаешь возвращаться?
        - Возникли кое-какие проблемы, поэтому пришлось задержаться, но мы как раз готовимся к выходу...
        - Прекрасно! И когда отправляетесь на корабль? Я бы хотел знать точно.
        Серов подумал, что Дмитрий слишком настойчив. И вряд ли причина этого только в том, что ему захотелось увидеть друга.
        - Уже скоро, старина. Подготовься к нашему приходу. Неплохо бы устроить торжественный обед по этому случаю.
        Он отключил свою вживленную рацию.
        Виктор сел в аэрокресло, откинулся на спинку и глубоко задумался. Мысли, приходящие ему в голову, удивляли его самого.
        Глава 21
        Послышался мелодичный звук сигнала у внешней двери номера. Кто-то решил навестить Виктора.
        Серов активировал визуальное соединение. Появилась голограмма незнакомых ему мужчины и женщины, озирающихся по сторонам. Мужчина был высокого роста, с непроницаемым лицом, крепкого телосложения. Облачение его состояло из черных тарис, полупрозрачных легких ботинок и укороченной тунарии. На женщине были облегающие тарисы, флиза и бежевая длинная линария, а на ногах - инры - разновидность мягкой обуви. Бледность ее лица сразу бросалась в глаза.
        - Что вам нужно? - спросил Виктор.
        Женщина посмотрела на Серова:
        - Полковник, мы хотим поговорить с вами. Это крайне важно.
        - Я слушаю.
        Было видно, что женщина нервничает. Она переминалась с ноги на ногу, тревожно оглядывалась, то и дело прикасаясь к волосам. Мужчина держался спокойнее.
        - Полковник, мы должны поговорить лично. Пожалуйста, впустите нас.
        Серов взвесил все «за» и «против» и решил открыть дверь. После разговора с Назаровым он уже не спешил возвращаться на корабль. То, о чем думал Виктор, казалось невероятным ему самому, однако именно эти размышления и заставили его повременить с возвращением на корабль.
        Серов отключил визиосоединение и приказал биокомпьютеру открыть. Дверь с привычным шелестом скрылась в стене. Мужчина и женщина вошли в номер.
        Незнакомка тут же окинула комнату беспокойным взглядом.
        - Здравствуйте, полковник, - сказал она.
        - Здравствуйте.
        Одна рука Виктора лежала на столе, а вторую, с зажатой в пальцах рукоятью бластера, он держал на коленях. Бионнер Серова показал, что люди вооружены, но судя по их эмоциональному состоянию, они не намерены проявлять агрессию.
        Нежданные гости вынули какие-то устройства, о назначении которых Серов мог лишь делать предположения, и принялись обходить комнату, водя ими по стенам и предметам интерьера.
        - Что происходит? - спросил Виктор.
        Но люди продолжали молча и сосредоточенно смотреть на приборы. Серов почувствовал, как в нем нарастает раздражение.
        Наконец они убрали свои инструменты.
        - Кажется, все чисто, - сказал мужчина.
        - Ты уверен? - спросила женщина.
        - Да, я проверил.
        - Значит, ты точно уверен?
        - Я же сказал: все чисто. Успокойся, а?
        - Ну хорошо, - кивнула женщина и повернулась к Виктору: - Это наши меры предосторожности.
        - Меры предосторожности?
        Женщина подошла к столу:
        - Да, против прослушивающих устройств, им подобных «жучков» и роботов-шпионов.
        Она пригладила уложенные завитками зеленоватые волосы и вытерла пот, выступивший на лбу.
        - У вас паранойя? - поинтересовался Виктор.
        Женщина подозвала аэрокресло, которое тут же подлетело к ней и приняло форму ее тела. Незнакомка без приглашения опустилась в него.
        - Нет, полковник, - сказала она. - Вокруг действительно слишком много лишних «ушей» и «глаз».
        Мужчина тем временем сел на аэродиван.
        Серов смотрел то на одного визитера, то на другого:
        - А теперь, может, объяснитесь?
        Женщина вздохнула и устроилась в кресле поудобнее. Она была хороша собой: высокие скулы, правильной формы носик и широко расставленные светлые глаза.
        - Я рада, - сказала она, - что нам удалось встретиться с вами. Причем, довольно своевременно.
        - Что это значит?
        - Вы уже поняли, что в поселении кое-что происходит? - вместо ответа спросила женщина.
        - Да, у меня есть кое-какие подозрения.
        Она мрачно усмехнулась:
        - Но думаю, вы даже не представляете себе, что тут творится на самом деле.
        - Тогда, может, просветите меня?
        - Обязательно. Но это длинная история.
        Виктор подумал, что он готов слушать, сколько потребуется, лишь бы узнать, наконец, правду:
        - Я весь внимание.
        - Что ж, начнем по порядку. Вы прилетели сюда на сигнал о помощи, правильно?
        Серов кивнул.
        - И полагаю, - продолжила женщина, - вы сначала побывали на станции «Стрела». Вы увидели, что станция частично обесточена, а потом начали подозревать, что проблемы с энергоснабжением возникли не случайно.
        Виктор взглянул на незнакомку с любопытством. Кажется, эта дама неплохо обо всем осведомлена. Интересно, что еще ей известно?
        - Именно так, - сказал он. - Нашему технику удалось это определить. Однако здесь, в поселении, я слышу лишь одно: «Случайная неисправность».
        - Таков их план, - сказала женщина, и взгляд ее стал еще серьезнее. - Они умышленно заманили вас на планету, потому что им нужен ваш корабль.
        Серов ничего не понимал:
        - Кому - «им»? И зачем этим «им» понадобилось наше судно?
        Женщина несколько секунд помолчала, очевидно, собираясь с мыслями.
        - Сперва я хотела бы рассказать вам о том, как колонизировали Элледию, и появлении поселения. Думаю, что некоторые сведения у вас есть, но вам стоит узнать всю предысторию.
        Об этой планете стало известно уже давно, поскольку разведывательные зонды были запущены сюда еще лет тридцать с лишним назад. Выяснилось, что здесь много залежей различных минералов, и в их числе - ферторий.
        Климат оказался тоже подходящим - тепло, причем в этой части Элледии почти круглый год. Время оборота планеты вокруг своей оси составляет около пятидесяти трех часов, гравитация на четыре процента меньше земной. Есть реки и озера, моря, и даже океаны. Короче говоря - почти близнец Земли. Для тех, кто занимается колонизацией планет - идеальное место. Хотя определяющими факторами быстрой колонизации, безусловно, стали ферторий и атмосфера, потому что не было нужды создавать искусственную среду.
        Женщина вдруг замерла, прислушиваясь. Мужчина на аэродиване напрягся.
        Но затем незнакомка немного расслабилась и продолжила:
        - Корпорация «Новая Эра», на которую я и работаю, и Планетный Союз решили освоить Элледию. Вместе с представителями Объединенной Лиги Исследователей они начали колонизацию Элледии НФ2, имевшей тогда название 4Е. Через месяц после принятия решения о колонизации сюда прибыли первые поселенцы. Я тоже прилетела в составе первой группы. Я архитектор и в мои обязанности входило проектирование основных строений.
        Тут женщина взмахнула рукой, и из кармашка линарии появилась пачка леденцов. Она вытащила один из них и закинула в рот.
        - Не могу без этих тонизирующих леденцов, - объяснила она. - Нервы совсем расшатались. Кстати, полковник, мы ведь еще не познакомились. Меня зовут Леура Нолан.
        - Виктор Серов.
        - Так вот, - продолжила Нолан, - мы прилетели сюда: инженеры, архитекторы, психологи, ксенобиологи, техники, медики и военные. Как я уже сказала, климат тут неплохой, хотя не все были в восторге от жары, в которой поначалу приходилось работать. Но вскоре мы построили изменяющие погоду установки.
        В общем, роботы-строители возвели строения первостепенной важности, а далее все шло как обычно в подобных случаях: транспортники доставляли новых людей, различных роботов, оборудование, материалы. Прибыли дополнительные военные силы, потому что нужно было сразу же обеспечить безопасность колонии. Затем роботы под нашим контролем должны были продолжать осваивать Элледию, и со временем «Новый Свет» превратился бы в гигаполис. В дальнейших планах было заселение всей планеты.
        Нолан вытащила еще один быстротающий леденец:
        - Мы наладили добычу ископаемых и их переработку. Теперь нам предстояло разведать отдаленные части Элледии. Мы заходили все дальше и дальше. До какого-то времени все было прекрасно, и текла обычная повседневная жизнь. И вот однажды случилось так, что группа исследователей забралась очень далеко.
        Леура замолчала, и ее бледное лицо помрачнело. Серов терпеливо ждал. Нолан аккуратно выудила очередной леденец и продолжила рассказ:
        - Группа была в походе дольше обычного, и когда мы уже собирались отправляться на их поиски, они вернулись. Руководитель группы объяснил задержку тем, что им удалось отыскать приличные месторождения минералов, включая залежи фертория. Это объяснение было принято с энтузиазмом и без лишних вопросов, и дальше продолжалась обычная рутина. Но затем в поселении стали происходить странные и таинственные события. Кое-кто из поселенцев начал меняться, и меняться настолько неуловимо, что этого никто бы попросту не заметил, если бы не наш психолог, языковед и специалист по возможным межпланетным контактам доктор Алан Уоллес. Он был единственным, кто обратил внимание на эти необычные перемены в людях, и пришел ко мне. Алан был встревожен и поделился своими предположениями о происходящем с поселенцами.
        Она поерзала в кресле и продолжила:
        - Он считал, что некая форма жизни вроде паразитирующих организмов проникла в тела людей. Этот паразит начал использовать людей, контролировать и подавлять их волю и разум. Алан полагал, что исследователи встретили этих существ во время своего длительного похода. Группа вернулась в поселение, и существа принялись методично захватывать тела других поселенцев. Конечно, это было только предположение, не подкрепленное фактами, однако, считаю, эта теория оказалась достаточно близка к истине. Каким-то непостижимым образом Алану также удалось выяснить некоторые из их планов. Он узнал немного, но понял, что они хотят завладеть кораблем. Для них это возможность улететь отсюда. Именно поэтому они и вывели из строя энергоснабжение на станции. Существа, захватившие тела поселенцев, специально вызвали группу спасения, потому что знали, что те прибудут на межпланетном корабле. Конечно, они могли бы дождаться и транспортный звездолет, но так как транспортники, которые отправляются на удаленные планеты, всегда сопровождают несколько военных кораблей, эти твари решили, что захватить один крейсер будет проще.
        Нолан грустно улыбнулась:
        - Теперь вы, полагаю, все понимаете? Они собираются лететь на другие планеты. Возможно, не сейчас, но скоро.
        Леура замолчала, а Виктор обдумывал услышанное.
        - Почему Уоллес решил довериться именно вам? - спросил он.
        - Мы с ним давно знаем друг друга. А еще он проверил меня и выяснил, что я «чиста».
        - И как он это сделал?
        - Я расскажу позже.
        - А откуда вы знаете, что и во мне нет этой гадости?
        - Мы внимательно следили за вами все время, пока вы были в поселении, - объяснила Нолан. - Использовали микровисары и другие подобные штуки.
        - Вам нужно было стать шпионкой, - проворчал полковник. Леура лишь усмехнулась в ответ.
        - Значит, - сказал Серов, - вы думаете, эти твари сумеют реализовать свои планы?
        - Мы пока не можем с уверенностью утверждать, обладают ли они разумом или нет. И мы ничего не знаем об их приспособляемости, плодовитости и живучести.
        - Но вы все-таки считаете, что это разумные существа?
        - Вероятно, да. Иначе как же объяснить планомерность и рациональность в их действиях? То есть, в действиях захваченных ими поселенцев. И если это все же разумные создания, то справиться с ними будет еще труднее. Однако даже если допустить вероятность того, что мы имеем дело с микроорганизмом-паразитом, ситуация не станет проще. Возьмем, например, вирус. Он невидим глазу, но может оказать колоссальное влияние на организм человека. Вспомните, как жизнестойки некоторые бактерии на Земле. Они выживали в самых экстремальных условиях.
        - Однако человек выработал к некоторым из них иммунитет, - заметил Виктор.
        - Вы правы. - Нолан откинулась на спинку аэрокресла. - Но вряд ли возможно выработать иммунитет к этим паразитам. Вы либо знаете о них, либо нет, и - если паразиты разумны - они контролируют вас. Вот и все.
        Серов принял к сведению всю информацию и уже обдумывал то, что ему придется делать дальше.
        - И сколько людей, по-вашему, находится сейчас под контролем этих существ? - спросил он.
        - Полагаю, что здесь, в поселении - все. Кроме меня и Эрвина Батлера. - Леура кивнула в сторону дивана, где, точно каменное изваяние, сидел высокий.
        - Откуда такая уверенность?
        - Поверьте мне, я знаю. Что касается ваших солдат, полковник, трудно сказать... Возможно, кто-то из них еще человек, но только кто?
        - А если и вы тоже контактировали с одним из носителей этих, как вы назвали их, - «паразитов-микроорганизмов»?
        - На что вы намекаете? - Нолан нахмурилась.
        - Почему эти существа вас не тронули? Они что же, не смогли определить, что вы по-прежнему люди? Или вы просто не попали в их «черный список» и они не стали проникать в ваши тела?
        Нолан метнула на Серова гневный взгляд, но взяла себя в руки:
        - Мы с Эрвином единственные, кто еще остался людьми.
        - Значит, я должен просто поверить на слово?
        - У вас нет выбора, - вмешался в разговор Батлер. - Иначе вас ждет крайне неприятная участь. Может, вы хотите стать одной из тех кукол, которых дергают за ниточки? Я думаю - нет. Если вас беспокоит то, как мы с Леурой ухитрились остаться людьми, так это тоже благодаря доктору Уоллесу. Он первоклассный специалист и сумел разобраться в некоторых тонкостях поведения этих зомби-людей. Именно Алан научил Леуру вести себя в точности как они, а она, в свою очередь, научила меня.
        Виктор прищурился, разглядывая Нолан и Батлера, словно пытаясь проникнуть в их самые потаенные мысли и понять, кто же они такие на самом деле:
        - Допустим, я вам поверю. Где сейчас этот Уоллес?
        - Не знаю, - сказала Леура. - Он покинул поселение, и мы не виделись с ним уже месяц с лишним.
        - Почему тогда вы остались?
        Нолан с грустью усмехнулась.
        - Но ведь должен был кто-нибудь предупредить тех, кто прилетит сюда. Мы с Эрвином не могли и не хотели поступить иначе. - Она снова вытащила леденец, но потом передумала и бросила обратно. - Вы даже не можете себе представить, насколько тяжело постоянно изображать одного из них - это требует огромного самообладания и нервных затрат. Чувствуешь себя точно в осином гнезде. Нужно всегда быть начеку, чтобы тебя не вычислили. Мы с Эрвином живем так уже целый месяц... Я всего лишь женщина, а не супермен, и я сильно устала...
        Взмахом руки Леура отправила пачку леденцов на стол и со вздохом прикрыла глаза. Тут Серов невольно почувствовал к ней симпатию и уважение. Если все сказанное Нолан - правда, и Леура действительно сумела продержаться целый месяц в окружении этих тварей, каждую минуту рискуя собой, то она по-настоящему волевая и смелая женщина. Нолан говорила так убежденно и непритворно, что Виктор поверил ей. А если и ошибся - бластер под рукой.
        Что ж, снова настало время поразмыслить над тем, что предпринять дальше.
        - Хочу предложить вам план действия, - сказала Нолан немного погодя. - Нам нужно добраться до корабля и снять блокиратор, пока они не улетели. Если конечно, еще не улетели.
        - Думаете, они уже контролируют судно?
        - Возможно, некоторые люди на корабле не заражены, но эти твари обязательно постараются захватить всех. Вы знаете код блокиратора?
        - Да, знаю. Он известен только мне.
        Обычно код блокиратора выдавался капитану корабля, но этой экспедицией руководил Серов, и поэтому код сообщили ему. Если бы с Виктором что-нибудь случилось, код блокиратора можно было бы узнать при помощи микрокапсулы, вживленной в плечо Серова, или бионнера, подключившись к нему через биоразъем на шее полковника.
        Блокираторы управления кораблей стали применяться относительно недавно в целях дополнительной безопасности. После участившихся в последние годы захватов транспортных кораблей Федерации анархистами и лихими галактическими флибустьерами блокираторы устанавливались на каждом судне, независимо от того, военное оно, или гражданское.
        Блокиратор включался автоматически после посадки и позволял в случае захвата корабля где-нибудь на планете полностью исключить допуск посторонних к управлению и бортовым приборам. Так что решившим захватить корабль бандам или анархистам оставалось лишь бросать добычу и смываться. Потому что рано или поздно появятся солдаты и уже не будут любезничать с желающими поживиться за чужой счет.
        - Это же здорово! - воодушевилась Леура. - Наши шансы на успех существенно повышаются!
        - Нам нужно несколько человек. - У Виктора уже созрел план, как проникнуть на крейсер.
        Нолан переменила позу и выпрямилась - теперь энергия била в ней ключом.
        - Мы должны выяснить, удалось ли кому-нибудь из ваших людей остаться человеком. Затея рискованная, но вы правы: нам одним не справиться.
        Серов холодно посмотрел на нее:
        - Офтрес Нолан, я намерен спасти всех своих людей, если возможно. Я хочу, чтобы они вернулись домой.
        - Понимаю ваши чувства, но представляете, что будет, если эти существа вырвутся за пределы планеты? Вы это хорошо осознаете? Эмоциям тут не место. Вызывайте своих солдат. - Леура изменила прическу, приказав специальной автоматической заколке собрать их в кольца на затылке. - Я сумею разобраться, кто из них еще не заражен.
        Виктор не имел представления, кому из своих людей теперь можно доверять. В свете новых обстоятельств любой из них мог оказаться носителем враждебного разума, фальшивкой, оборотнем в человеческом обличье. Серову оставалось надеяться лишь на то, что хотя бы некоторым из его людей повезло.
        - Я вызову сюда нескольких человек. Со своим оружием справитесь?
        Сначала Нолан посмотрела на Виктора с удивлением, но потом понимающе усмехнулась:
        - А-а... У вас же есть специальный армейский бионнер, распознающий оружие... Справимся, конечно.
        Она подняла край линарии и вытащила из-за пояса фризар ЗРИ-30.
        - Вы точно умеете с ним обращаться? - спросил Серов.
        - Не волнуйтесь, умею. Я никогда не расстаюсь с ним. Он надежный товарищ.
        - Поаккуратней с этой пушкой, - предупредил Виктор. - А то еще заморозите полкомнаты и нас всех в придачу.
        Эрвин Батлер выудил ручной излучатель, затем уселся на край дивана и направил оружие на дверь.
        Серову не нравилось, что у его новых знакомых есть оружие. Если они вдруг решат прикончить его, ему будет трудно справиться с ними. Но иного выхода кроме как довериться им Виктор пока не видел.
        Он положил руку с бластером на стол:
        - Начнем.
        Серов активировал рацию, вживленную в ухо:
        - Лейтенант, слышите меня?
        - Так точно, ундент полковник, - послышался голос Нила.
        Виктор пытался по голосу определить, изменился ли Лэнфорд:
        - Где вы сейчас?
        - Нахожусь в своем номере, как вы и приказали, ундент. Вы связались с кораблем?
        Серов немного помедлил с ответом.
        - Да, - сказал он после паузы, - они ждут нас. Но я хочу, чтобы сначала вы зашли ко мне в номер. Вместе с вами должны прийти Курц, Ирвинг, Питерс и Перова.
        - Зачем, ундент?
        - Отставить вопросы. Приказ вам понятен?
        - Так точно, ундент.
        - Выполняйте. Будьте внимательны и осторожны.
        - Понял!
        Виктор отключил связь и посмотрел на Леуру и Эрвина:
        - Сейчас они придут. Надеюсь, офтрес Нолан, вы действительно сможете определить, кто перед нами. От этого зависит многое.
        - Не волнуйтесь, - уверенно сказала Леура. - У меня есть одно безотказное средство.
        Поползли минуты напряженного ожидания.
        Глава 22
        Наконец послышался сигнал у двери. Серов и Нолан переглянулись. Леура кивнула, и Виктор велел биокомпьютеру открыть. Дверь задвинулась в стену, пропуская Лэнфорда, Курца, Перову, Ирвинга и Питерса в номер.
        - Ундент полковник, думаю, нам пора... - начал Нил и осекся, с изумлением увидев нацеленные дула. - Это что, шутка?
        Остальные были удивлены не меньше.
        - Помолчите. - Холодный взгляд Серова скользил по лицам пришедших. - Встаньте там. - Он показал на стенной отсек. - Остальные тоже. Оружие на пол.
        Лэнфорд, Ирвинг и Курц повиновались.
        - Отодвиньте ногами.
        Те выполнили приказ. Виктор выжидающе посмотрел на Перову и Питерса.
        - Мы не вооружены, - пролепетал Кеннет.
        - Обыщите их, - велел Серов Нолан и Батлеру.
        Эрвин обыскал психолога, побледневшего от такого неожиданного поворота событий, а Леура проверила Перову, застывшую от возмущения:
        - Чисто.
        Было видно, что Нил разозлен, - он стискивал кулаки, а желваки на его скулах напряглись. Даже авторитет Серова потерял для него сейчас свое значение.
        - Ундент полковник, - процедил Лэнфорд, - я не хочу, чтобы это показалось прямым нарушением субординации, но, кажется, вы переходите все разумные пределы. Вы объясните, что здесь происходит?
        Виктор оставался невозмутимым.
        - Успокойтесь, скоро узнаете. - Он махнул Нолан: - Теперь ваш черед.
        Леура придвинулась к Нилу и остальным:
        - Стойте там.
        Лэнфорд всегда относился к женщинам с почтением и даже со старомодной обходительностью, но сейчас, казалось, его взгляд пробуравит Нолан насквозь.
        - Не психуйте, лейтенант. - Слова Серова прозвучали как приказ. - Для этих действий есть причина.
        В это время Леура вынула из кармана флизы некое устройство, чем-то напоминающее уменьшенного размера бластер, и направила его на лейтенанта.
        - Стойте спокойно, - велела она.
        Послышался щелчок, жужжание, затем предмет в руке Нолан ярко сверкнул.
        Лэнфорд вздрогнул, взмахнул руками и замер в причудливой позе, слегка приоткрыв рот. Нолан сразу же подняла фризар.
        - Что за идиотские шутки?! - прорычал Нил, когда вновь обрел способность двигаться.
        Леура не обратила на его негодование внимания и молча выжидала. Потом нацелила свое устройство на Курца, Ирвинга, Перову и Питерса. Раздалось несколько щелчков, и через секунду Марк, Стив, Кеннет и Дана вздрогнули, как и лейтенант. В следующий момент они застыли, словно внезапно отключенные роботы. Они выглядели до того потешно, что даже Серов не смог сдержать улыбки.
        Подождав немного, Нолан повернулась к Виктору и усмехнулась:
        - Видите, полковник, какие чудеса может творить простая игрушка?
        Теперь Серов понял, что было у Леуры в руке. Странным устройством оказался обычный парализующий фаннер. Такие вещицы пользовались популярностью у молодежи, любившей глупые розыгрыши.
        - Это и есть ваш способ проверки? - скептически спросил Виктор.
        - Он надежен, не сомневайтесь.
        - Что-то не верится.
        - Этот способ - заслуга Алана. И я лично видела фаннер в деле. Один из поселенцев решил пошутить над своим другом и не знал, что тот уже заражен паразитами. После того как парень включил эту штуку, его зараженный приятель замер, потом истерически захохотал и у него начались судороги. Это было похоже на приступ эпилепсии. Через минуту он потерял сознание. То же самое случилось позже и с несколькими другими поселенцами. Когда тело носителя на несколько секунд парализует, что-то происходит с этими гнусными паразитами. Им такие шутки определенно не нравятся.
        - Настоящее научное объяснение, - сказал с усмешкой Серов.
        - К сожалению, мы не смогли узнать, что именно так действует на этих тварей. Алан предположил, что паразиты реагируют на парализующий разряд. Возможно поэтому зараженные люди и теряют сознание. Паразиты, контролирующие их разум и тела, сами отключаются на время. Но, как видите, с вашими людьми такого не случилось.
        - Значит, - сказал Виктор, - вы уверены в надежности такой проверки?
        - Абсолютно, - кивнула Леура. - У меня три таких фаннера.
        - Будем надеяться, что вы не ошибаетесь.
        Серов все еще сомневался, что это оптимальный способ выявления паразитов, но решил довериться Нолан.
        - Мы с вами тоже проверим друг друга, - произнес Виктор таким тоном, что у Леуры и Эрвина не возникло желания возражать ему или препираться.
        Полковник взял фаннер, и, разобравшись в нехитрых настройках, положил его на стол и включил таймер. Затем отошел назад. Через десять секунд послышались уже хорошо знакомые щелчки и жужжание. Серов, Нолан и Батлер вздрогнули и оцепенели, ожидая, когда окончится действие парализующего разряда. Затем переглянулись.
        - Ну что ж, леди и джентльмены, - сказал через некоторое время Виктор, - думаю, пора поздравить всех нас с вступлением в закрытый клуб. «Клуб настоящих людей» - так мы его назовем. Только не теряйте членский билет. Можете взять оружие.
        Лэнфорд, Ирвинг и Курц подняли с пола оружие и встали, не зная, что им делать дальше.
        Серов повернулся в сторону Нолан:
        - Пусть тоже послушают вашу историю.
        Глава 23
        На крейсере «Одинокий Волк» происходили события, которым обычный человек вряд ли смог бы дать объяснение, поэтому ничего не поняли и двое их очевидцев: рядовые Макс Панин и Билл Хант, задраившиеся сейчас в одной из кают с оружием в руках.
        То, что происходило на корабле за последние сутки, не поддавалось никакой логике.
        Все началось, когда появились люди из поселения. Их пустили на корабль, и они попросили направить к ним техников, объяснив, что срочно нуждаются в квалифицированной помощи и давно ждут ее. Вскоре после того как пришли поселенцы, несколько человек на корабле потеряли сознание, а еще спустя несколько часов стало происходить нечто и впрямь необъяснимое.
        В одном из отсеков произошла перестрелка. Неизвестно, что послужило ее причиной, но только когда дежурные на вахте Панин и Хант появились там, они застали нескольких спейсаров, стрелявших друг в друга. Причем у двух из них было оружие неизвестного типа: узкие блестящие трубки с рукояткой. В результате этой, лишенной на взгляд Панина и Ханта всякого смысла перестрелки, трое солдат были убиты, а четверо ранены. Психиатр Марианна Левина предположила, что это временное помешательство, и дала уцелевшим в перестрелке спейсарам успокоительное.
        Из файла судового журнала: «В два ноль пять по местному времени в отсеке 2 произошло вооруженное столкновение между семью рядовыми. В результате перестрелки трое рядовых убиты, четверо ранены. Оружие, изъятое у спейсаров, инициировавших нападение, изучить не удалось, так как оно деструктурировалось в течение двух минут после начала осмотра. Откуда у них появилось это оружие и почему они стреляли в других солдат - неизвестно. Версия профессора Левиной: это временное психическое расстройство, но чем оно было вызвано, тоже неизвестно. Возможно, это связано с людьми из поселения, прибывшими на корабль за три часа до происшествия. Мы продолжаем наблюдать за ранеными. Я поручил усилить охрану судна. Мною также отдано распоряжение о не допущении посторонних на корабль. Запись сделал капитан Дмитрий Назаров. 15. 6. 11-10. 2310».
        Глава 24
        - ...Теперь вы знаете, что здесь происходит, - закончила повествование Леура.
        Лэнфорд, Курц, Перова и Питерс молчали, переваривая услышанное.
        - И что вы предлагаете делать? - спросил Нил.
        - Как я уже сказала, их цель - ваш корабль, поэтому мы собираемся проникнуть на него и снять блокиратор. А если повезет, и членов экипажа еще не успели заразить, то сможем улететь.
        - Но мы не знаем, сколько сейчас здесь незараженных людей, - возразил Лэнфорд. - И солдаты на судне тоже могли быть захвачены, а значит - численный перевес на их стороне.
        - Это лучшее, что мы можем сделать в данной ситуации, - сказал Серов.
        - Ундент, получается, - нахмурился лейтенант, - что нас всего шестеро? Не считая докторов Питерса и Перовой. Мне кажется, не слишком хорошая идея.
        - Вы предлагаете сидеть тут и ждать, пока в нас всех заберутся паразиты? Это наш выход, шанс, и мы воспользуемся им. Я так решил.
        - Не забывайте, - сказала Нолан, - не забывайте, что у нас есть действенное средство для определения этих тварей - фаннеры. Я думаю, полковник, в первую очередь нам стоит проверить ваших людей здесь, в поселении. Те, кто не заражен, присоединятся к нам.
        - У нас нет времени. - Виктору было нелегко это говорить. - Нам нужно как можно быстрее проникнуть на судно и забрать блокиратор. Иначе они попытаются - если еще не попробовали - взломать код.
        - Что я могу сделать... - развела руки Леура. - Это ваши люди, поэтому - решать вам.
        Серов посмотрел на Ирвинга. Стив стоял в стороне и не был похож на того словоохотного весельчака, каким его привыкли видеть. Виктор и сам не хотел оставлять людей в поселении на съедение этим существам, поэтому решил изменить план.
        Полковник встал, надел защитный костюм и прицепил антиграв.
        - Мы разделимся. Я, Ирвинг и Батлер идем на корабль, а лейтенант останется здесь за старшего. - Серов повернулся к Лэнфорду: - Проверкой солдат в поселении придется заняться вам. Справитесь?
        Нил кивнул:
        - Сделаю все, что от меня зависит, ундент.
        - Теперь здесь будет наш импровизированный штаб. Вызывайте их сюда по двое-трое и проверяйте. Офтрес Нолан знает, что делать. Ваша задача - прикрывать и оберегать ее. Марк и Кеннет помогут вам. Доктор Питерс, с оружием знакомы?
        - Можно сказать, я с ним на «ты», ундент, - улыбнулся Питерс. - Я же военный психолог.
        - Отлично. Значит, должны сдюжить. Обнаружите кого-нибудь из зараженных людей - запирайте в той комнате. - Серов показал на вторую гостиную. - Места там много. Можете обездвижить их или установить ограничители пространства. Если Динтар будет мешать и лезть не в свое дело, утихомирьте его. Подозреваю, что он и является тут координатором действий этих существ. В общем - все.
        Виктор положил руку на плечо Лэнфорда:
        - Я рассчитываю на вас.
        Тот не ожидал такого проявления чувств и сказал:
        - Не беспокойтесь, ундент полковник, мы со всем этим разберемся.
        Серов прикрепил фаннер на защиткостюме и взглянул на Батлера:
        - Составите нам компанию?
        - Похоже, вы за меня уже решили? - сказал Эрвин и нехотя взял излучатель.
        - Ну что, Стив, - усмехнулся Виктор, - хочешь стать героем?
        - Так точно, ундент.
        Они вышли в коридор.
        - Удачи! - сказал им вслед Лэнфорд.
        Дверь за ними закрылась.
        Серов оглядел коридор, освещенный мягким светом ламп:
        - Это не вечерняя прогулка по парку - мы полетим при свете дня. Лучше бы, конечно, сделать вылазку ночью... Но ждать нельзя.
        Они спустились на антиграве и оказались в просторном холле. Открыв двери, Виктор со своей группой вышел на улицу, залитую ярким светом Хентинора. Они залезли в антигравит, целый ряд которых вытянулся недалеко от входа в аэроотель.
        - Ведите себя естественно, - предупредил Серов. - Не стоит привлекать лишнего внимания.
        Рядом с аэроотелем никого не было и никто не попытался остановить их.
        Глава 25
        Элира Хинла Ормела лежала, поддерживаемая встроенным в пол антигравером, и, расслабившись, просматривала записанные в бионнере трехмерные фото ее матери, отца, сестры и брата.
        Ей захотелось - как и всегда в тех случаях, когда она рассматривала семейные фото - побывать дома, увидеться с родными, поиграть с младшей сестрой и братом и с их общим любимцем - зверьком Туйей, который мог с легкостью изменять внешность и был привезен с планеты Вильба. Она не виделась с семьей уже почти десять месяцев.
        Ормела выбрала любимое фото и активировала динамический режим. Фотография ожила, превратившись в трехмерный видеоролик. Этот ролик был снят пару лет назад. Отец держал на руках ее брата, сестра беззаботно смеялась и вертелась на коленях у матери, Туйя сидела на полу, переливаясь разными цветами, а сама Элира пристроилась рядом с ними.
        Ормела повернулась на бок, продолжая любоваться изображениями. Только слегка убавила громкость. Потом Элира включила воспоминания, добавила эффект погружения в реальность и словно оказалась на своей родной планете. Как же хорошо сейчас на Торсиане!
        Но Ормеле некого упрекать - она сама выбрала нелегкую профессию военного врача, сама стремилась к этому и любила свое дело. Она никогда не жаловалась на трудности, которые сопровождают работу медика в космосе.
        Элира продолжала рассматривать города и пейзажи Торсианы, когда раздался гудок. Она встрепенулась и не сразу поняла, откуда идет этот звук. Потом сообразила, что это сигнал от посетителя у двери. Она закрыла записанные в бионнере фотографии и воспоминания, отключила антигравер и медленно опустилась на ноги. Затем велела биокомпьютеру включить визиосоединение. Появилась голограмма Романа Доронина. Он стоял и не отрываясь смотрел в левую от себя сторону.
        «Открыть», - сказала Элира.
        Биокомпьютер повиновался команде, и дверь как всегда задвинулась в стену. Доронин вошел в номер. Он держал в одной руке винтовку.
        Элира окинула его взглядом:
        - Решил потренироваться? Это распоряжение полковника или твоя личная инициатива? Полковнику и местному начальству вряд ли понравится, если ты будешь разгуливать везде с винтовкой наперевес.
        Но Доронин остался серьезным и не обратил внимания на шутливый тон Ормелы. Он внимательно оглядел комнату.
        - Закрой-ка дверь, - сказал Роман.
        - Что это с тобой?
        - Закрой дверь, сказал же.
        Элира посмотрела на него озадаченно, но не стала спорить и велела биокомпьютеру закрыть дверь. Роман прошел в комнату и сел на аэродиван. Он положил винтовку рядом и вытер пот. Элира осталась стоять у двери.
        - Черт, похоже, полковник был прав, когда все искал здесь какую-то опасность, - со злостью вымолвил Доронин.
        - Ты о чем?
        - Что-то гадостное тут творится, в этом поселении...
        - Не понимаю тебя.
        - Я был сейчас рядом с номером Переса и хотел заглянуть внутрь, но услышал шум: там был кто-то. Дверь оказалась открытой. Я заглянул и увидел Ковалева, Панкратова и Переса. Олег держал Рикардо, а Николай стрельнул из какой-то блестящей хреновины. Но Перес не умер, а вроде как отключился.
        Роман замолчал, словно пытаясь осмыслить то, что случилось.
        - И что дальше? - спросила Ормела.
        - Они положили его на аэродиван, отошли в сторону и замерли. У них был такой вид... Они как будто теперь зомби, а не люди. Кто знает, кем они сейчас стали... Никогда еще не видел такого выражения у людей на лицах. Я не уверен, что они все еще люди...
        Элира присела рядом и озабоченно спросила:
        - Почему ты не сообщил полковнику?
        - Как раз собирался сделать это. Но подумал, что ты сможешь найти объяснение.
        - Я же врач, а не ксенобиолог...
        - Значит, в твоем бионнере нет нужной информации?
        Ормела покачала головой, машинально проводя рукой по волосам:
        - Нет, это не мой профиль. Думаю, будет лучше, если доложишь обо всем полковнику или лейтенанту. Мы же не знаем, что здесь происходит. Может быть, даже некий заговор. Наверное, полковник был прав...
        В этот момент у Романа и Элиры запищали вживленные рации.
        - Ормела на связи, - первой ответила Элира.
        - Это Лэнфорд, - услышала Ормела голос лейтенанта. - Ты сейчас одна?
        - Нет, ундент лейтенант, со мной Роман Доронин.
        - Я хочу, чтобы вы оба явились к полковнику. Это номер одиннадцать.
        - Ундент лейтенант, - вмешался Роман, - тут кое-что произошло, вы должны знать.
        - Доложишь, когда придешь.
        - Это важно! Ковалев и Панкратов стреляли в Переса.
        - Уверен?
        - Да, они пальнули в него из какого-то оружия.
        - Понятно. А теперь - живо сюда.
        Лэнфорд отключил связь.
        - Кажется, он не поверил тебе, - заметила Элира.
        - Думаю, еще поверит. - Доронин поднялся. - Пойдем, милая, надеюсь, нас не ухлопают по пути.
        Ормела нервно хмыкнула, и в ее глазах мелькнула тень страха, который девушка сразу же постаралась скрыть.
        Глава 26
        Серов, Ирвинг и Батлер подлетели к холму, за которым находился корабль, остановили антигравит и вылезли из него.
        - Эрвин, - сказал Виктор, - вы останетесь здесь, а мы поднимемся наверх.
        Вместе со Стивом он осторожно взобрался на холм и залег, спрятавшись среди отростков тельиды. Серов принялся изучать крейсер, используя вживленные визиотроны. Он видел такую знакомую форму корабля, задравшего хищный нос к верху. Ему показалось, что он не был на своем крейсере целую вечность.
        Виктор оглядел местность рядом с крейсером в режиме термографа, но никого не заметил. Он повернулся к Ирвингу:
        - Ну что, парень, сейчас нам предстоит сделать главное.
        Ирвинг кивнул: он был сосредоточен.
        - Уверен, мы справимся, - сказал Серов.
        - Справимся, ундент полковник, - согласился Стив.
        - Пошли.
        Они спустились к ожидающему Батлеру.
        - Как вы собираетесь туда попасть? - спросил тот.
        - Через аварийный выход. Я знаю его код.
        - А вы не думаете, что они могут устроить нам ловушку?
        - У вас есть другое предложение? Можете пойти и постучаться. Не сомневаюсь, что вас там встретят с распростертыми объятиями.
        Эрвин пожал плечами:
        - Как хотите. Сейчас вы командуете.
        - Пройдем вон там. - Виктор указал на рощу из тонких деревьев с искривленными стволами. - Оттуда будет легче добраться до аварийного люка. Давайте, нужно торопиться. Время играет против нас.
        Миновав рощицу, они вышли почти к самому днищу корабля и снова укрылись среди широких отростков тельиды, источавшей резкий запах.
        Батлер засмотрелся на корабль, величественно возвышавшийся над ними.
        - Ваш крейсер впечатляет, - заметил он.
        - Еще бы, - пробормотал Серов, не отводя взгляда от «Волка». - Федерация не жалеет средств на нужды армии.
        Виктор высматривал, нет ли открытых защитных орудий. Но орудий не было видно, и на это у полковника имелось только два объяснения: либо их специально заманивают на корабль, либо те, кто находятся на судне, ничего не опасаются. Второе предположение казалось не столь вероятным. Он перебрал в уме варианты действий, которыми придется воспользоваться, если им удастся проникнуть на корабль, и сказал:
        - Давайте, наш люк недалеко.
        Он поднялся и побежал к кораблю. Стив и Эрвин последовали за ним.
        Надеюсь, - подумал Серов, - что никто не узнает об этом диверсионном рейде еще до того, как мы доберемся до люка, иначе все закончится довольно быстро.
        Виктор первым оказался возле аварийного выхода. Здесь был широкий, окрашенный в красный цвет люк, который немного выступал над корпусом судна. Подоспели Ирвинг и Батлер.
        Серов повернул рычаг, и рядом с люком открылась овальная ниша, где находились табло и три ряда зеленых кнопок. Виктор нажал одну из них, и табло засветилось.
        - После того как люк откроется, об этом узнают на судне? - спросил Эрвин.
        - Конечно. Но к тому времени мы уже будем в другом месте.
        - А как мы уйдем обратно? - поинтересовался Стив.
        - Что-нибудь придумаем. Главное - это добраться до отсека идентификации и снять блокиратор.
        Полковник не добавил, что, возможно, после этого они останутся на корабле в виде изуродованных трупов. Серов собирался любой ценой не допустить похищения крейсера в том случае, если им не удастся все сделать по плану.
        Он набрал нужный код и люк, загудев, ушел в сторону. Перед ними открылся темный проход, осветившийся через несколько секунд яркими лампами.
        - Вперед, и поживее.
        Они поднялись по трапу и очутились в аварийном проходе. Вокруг мигали красные лампочки и слышались равномерные гудки. Полковник нажал кнопку открытия внутреннего аварийного люка, и тот тоже задвинулся.
        Виктор выглянул из служебного коридора: вокруг все было спокойно. Он повернулся к стоящему сзади Эрвину:
        - Отсек главного биокомпьютера и идентификации находится на третьем уровне, до него около девятисот метров. Воспользуемся лифтом.
        Серов побежал, Ирвинг и Батлер не отставали.
        Через полминуты они уже были у лифта. Серов мысленной командой велел лифту открыться, и створки дверей мягко раздвинулись в стороны. Они торопливо забрались внутрь и Виктор мысленно произнес: «Третий уровень».
        - Ундент полковник, - сказал Стив, - мне кажется, что мы слишком легко попали на корабль.
        - Знаю. - Виктор снял с плеча винтовку. - Наверняка, они приготовили нам ловушку. Им нужен не только корабль, но и я. Потому что только у меня есть код блокиратора.
        - Тогда зачем лезть к ним в лапы, ундент?
        - Нам нужно забрать блокиратор - это единственный вариант. Иначе рано или поздно они смогут подобрать правильный код. В этом случае уже ничто не помешает им улететь.
        Ирвинг, похоже, понял: с корабля они могут и не выбраться, а эта боевая вылазка может стать последней в его жизни. Такая мысль сначала его поразила. Но, желая продемонстрировать свою решительность, он сказал:
        - Мы заберем блокиратор, ундент, чего бы нам это не стоило!
        Стив понимал всю серьезность возможной опасности, поджидающей их, но считал, что полковник с его опытом сумеет найти выход даже из самой трудной ситуации.
        - Эй, эй, минуту! - запротестовал вдруг Эрвин. - О чем это он болтает? Я-то на такое не подписывался! Я не хочу совершать подвиги во имя Федерации и получать награды посмертно! Если вам приспичило играть в героев - пожалуйста, но лично мне хочется пожить еще! Я, вообще-то, инженер, а не солдат.
        Серов покачал головой, понимая, что они теряют время:
        - Если хотите, можете идти назад - дорогу вы знаете.
        Лифт уже несколько минут как поднялся на третий уровень.
        - Вы ставите под угрозу успех нашей миссии, - сказал полковник. - Решайте, наконец!
        - Ладно, я еще в деле... - Помедлив, Батлер все-таки снял с плеча излучатель. - Мы уже почти на месте, а идти обратно у меня что-то нет желания.
        Глава 27
        Ормела и Доронин стояли под холодным пристальным взглядом Лэнфорда. Лейтенант сидел в аэрокресле и напоминал судью, у которого, правда, стянули парик и ловко стащили мантию. Леура Нолан в это время вовсю работала с фаннером.
        - Ваше счастье, - вымолвил она, когда испытание завершилось. - Вы еще люди.
        Элира нахмурилась и сказала с возмущением:
        - Это и так видно! И вовсе не обязательно было нас обездвиживать!
        Нолан посмотрела на нее с симпатией:
        - Обязательно, девочка моя, обязательно. Когда вокруг тебя ходят те, кто заражен мыслящими паразитами, ни о каком доверии не может быть и речи. Только к проверенным людям можно поворачиваться спиной.
        - О чем вы говорите? - не поняла Ормела.
        - Скоро я все объясню.
        - Значит, ты уверен, что там был Перес? - спросил Нил у Романа.
        - Так точно, ундент лейтенант, Перес, Ковалев и Панкратов.
        - Значит, их уже заразили, и нужно проверить еще пятерых. - Лэнфорд поскреб подбородок. - Силаева, Миллера, Трюфо, Зимина и Неллиган. Но кто из них мог остаться человеком?
        - Придется продолжать... - вздохнула Леура.
        - Да, придется продолжать. - Нил снова включил рацию: - Трюфо, Неллиган, слышите меня?
        - Так точно.
        - Явиться в номер одиннадцать. Немедленно!
        Глава 28
        Группа Серова вышла из лифта и оказалась в длинном темном коридоре. Сюда допускались только капитан, офицеры, помощник капитана и техники уровня 3У.
        Виктор огляделся: «Туда».
        Они направились влево и уже дошли до пересечения с другим коридором, как вдруг неожиданно столкнулись с Максом Паниным, Биллом Хантом и Дитрихом Бауэром, которые медленно шли и напряженно вглядывались в темноту коридора перед собой. Их защитшлемы были убраны. Они тут же вскинули оружие.
        - Руки! - рявкнул Серов, первым нацелив винтовку. - А ну руки вверх! Живо!
        - Не стреляйте, ундент! - Панин поспешно поднял руки. - Не стреляйте.
        - Заберите у них оружие.
        Панин, Бауэр и Хант молча смотрели, как Ирвинг и Батлер забирали у них винтовки, униразер, мини-гранаты, а также пояса с дисками с наннерами и гравиловушками.
        - Откуда вы здесь, ундент? - спросил Дитрих.
        - Отставить вопросы, - резко произнес Виктор. - Что вы сами тут делаете?
        - Ундент полковник, - попытался объяснить Билл, - на нас устроили облаву, и мы еле оторвались от этих психов. Не знаю, что случилось с нашими людьми... Последний час мы бегаем по всему кораблю.
        - Хорошо, что вы появились, ундент. - Макс опять посмотрел в темноту коридора. - Теперь сможем пробиться наружу.
        - Не спеши. - Серов вытащил фаннер. - Сначала я проверю вас.
        - Ундент?.. - Панин с удивлением уставился на фаннер.
        Виктор вкратце описал ситуацию с паразитами и зараженными ими людьми.
        - Но нас никто не заражал, ундент, - сказал Макс.
        - Я был бы рад поверить тебе на слово, но не могу. Не шевелитесь. Эрвин, Стив, держите их на мушке.
        Серов поднял фаннер и сделал «выстрел». Хант, Бауэр и Панин вздрогнули и замерли. Виктор выжидающе смотрел на них, не отводя взгляда.
        Ничего не происходило. Биллу, Максу и Дитриху повезло: они остались людьми. Еще кто-то из солдат теперь с нами, - подумал Серов.
        - Вы в порядке, - сказал Виктор, когда все еще удивленные солдаты смогли начать двигаться. - Эрвин, Стив, верните им оружие.
        Бауэр, Панин и Хант получили назад свой внушительный арсенал.
        - А теперь, - сказал Серов, - слушайте: сейчас мы идем и снимаем блокиратор. Все вопросы потом.
        Они двинулись дальше по коридору, который привел их к высокой бронированной двери. На ее тускло блестевшей поверхности стояла надпись:
        «Допуск только для капитана,
        старпома и офицеров»
        Серов посмотрел на дверь и мысленно приказал приемному устройству включить панель ввода кода. Появилось табло с требованием: «Введите код». На двери засветились цифры. Виктор набрал нужную комбинацию. Дверной механизм загудел, словно не желая открываться, но потом с громким лязгом дверь ушла в стену.
        Перед ними открылся просторный отсек, тут же осветившийся многочисленными лампами.
        - Вот что, - Серов повернулся к Панину, - ты, Бауэр и Хант остаетесь здесь и охраняете вход. Эрвин и Стив со мной.
        В отсеке находился компьютерный комплекс, а также металлическое сооружение наподобие сейфа, где и был установлен сам блокиратор.
        Виктор направился к биокомпьютеру и включил его. Замерцала трехмерная надпись:
        «Главный биокомпьютер крейсера
        «Одинокий Волк»»
        Серов активировал голосовое взаимодействие.
        - Ваши указания, - послышался знакомый женский голос биокомпьютера.
        - Требуется отключение и изъятие блокиратора судна.
        - Необходима проверка личности. Ваше звание и номер, пожалуйста.
        - Полковник Виктор Серов. Личный номер: два, три, ноль, пять, четыре, шесть, один.
        - Подтверждено. Назовите код доступа, пожалуйста.
        Виктор немного помедлил, вспоминая нужный код.
        - Восемь, три, Элледия, икс, прилет, ноль, Белая Звезда, три, один, - сказал он.
        - Код принят.
        Металлическая конструкция, расположенная возле стены, с жужжанием открылась, и оттуда выдвинулся бронированный контейнер.
        - Статус корабля: взлет по-прежнему невозможен, - напомнил биокомпьютер.
        Однако взлет Серову в данный момент нужен был меньше всего.
        Полковник заглянул в контейнер. Там имелось защитное устройство, скрывавшее блокиратор. Виктор нажал кнопку, и защитный механизм открылся. Серов увидел сам блокиратор. Он представлял собой емкость из сплава тиллора и ферролита. Блокиратор был размером четырнадцать на шесть сантиметров и имел несколько миниатюрных разъемов и контактов. Рядом располагались три переключателя и светился дисплей. На дисплее мигала надпись:
        «Активен»
        Серов нажал один из переключателей, и появилась другая информация:
        «Внимание! Блокиратор отключен.
        Доступ к управлению кораблем
        блокирован. Постоянная невозможность
        взлета судна. Для восстановления
        возможности управления и взлета
        поставьте зеленый переключатель в
        позицию «вверх»».
        Но это не входило в планы Виктора, и он щелкнул красным переключателем. Дисплей погас. Серов осторожно отсоединил блокиратор и вынул его из контейнера.
        Батлер подошел к нему:
        - Это и есть блокиратор?
        - Он самый. Теперь они не улетят.
        - Ундент полковник! - послышался голос Макса. - Здесь Юри Щербаков объявился!
        Виктор положил блокиратор обратно в контейнер и направился к двери.
        Панин, Хант и Бауэр держали на прицеле высокого, широкоплечего детину, имевшего мощное телосложение. Под его защиткостюмом перекатывались бугры мышц. Он стоял и хмуро смотрел исподлобья.
        Серов направил на Щербакова позволяющий выявить паразитов фаннер:
        - Не шевелись.
        Юрий сохранял невозмутимость.
        После проверки он по-прежнему спокойно стоял, опершись о стену.
        - Все в порядке, - сказал Виктор.
        - А зачем вы меня парализовали, ундент? - поинтересовался Щербаков.
        - Хотел узнать, есть ли в тебе паразиты.
        - Черт, я рад, что ты с нами, - сказал Макс. - Давай, колись, как это тебе удалось выбраться?
        Щербаков сначала взял свою винтовку, а уж только потом заговорил:
        - Я бегал по судну, прятался как крыса, а эти вонючие спейсолы ходили за мной по пятам. Потом мне надоело, и я потолковал с ними при помощи энгухи. Это их ненадолго охладило, но затем они снова взялись за меня. Пришлось опять делать ноги. Слушайте, я тоже рад, что повстречал вас.
        - Капитан и экипаж, что с ними? - спросил Серов.
        - Они тоже спятили, ундент полковник, это точно. Я не знаю, что с ними случилось, но теперь они не в своем уме...
        Подошел Ирвинг:
        - Рад тебя видеть, здоровяк.
        Они хлопнули друг друга по плечу.
        - Так вот, - продолжил Юрий, - все началось после того, как сюда заявились эти сволочные поселенцы. Я сразу смекнул: что-то тут не так. Но капитан разрешил им подняться на борт, и оказалось - зря. Они что-то сделали, и наши парни начали съезжать с катушек. Сначала один, потом другой. Поселенцы притащили к нам на корабль какое-то оружие, ублюдки. Зуб даю - из-за него-то все и произошло!
        Виктор коротко рассказал Щербакову о событиях в поселении и о том, с кем им теперь приходиться бороться.
        - Да... - протянул Юрий. - Вот это мы влипли!..
        Серов заметил, что Стив пристально смотрит куда-то через его плечо. Он обернулся и увидел, что Батлер невозмутимо изучает блокиратор.
        - Эрвин, - сказал Виктор, - дайте мне блокиратор.
        - Не волнуйтесь, я просто погляжу.
        - Принесите его сюда.
        Батлер улыбнулся, но продолжал держать блокиратор в руках.
        - Что это еще за спейсол? - поинтересовался Щербаков.
        - Он из поселения, - объяснил Ирвинг. - Помогает нам.
        - А вы уверены насчет него?
        - Его тоже проверили.
        - Принесите сюда блокиратор, - медленно выговорил Серов. - Нам пора уходить.
        - А я считаю, лучше остаться здесь, - вдруг спокойно заявил Эрвин. - И эта вещица побудет у меня. Так надежней.
        - Неподходящее время для шуток.
        - Я говорю абсолютно серьезно. Блокиратор останется у меня.
        - Может, я заберу у него эту штуку, ундент полковник? - предложил Юрий. - Раз такое дело... Мне-то он точно отдаст...
        Виктор подумал, что в данной ситуации это неплохая мысль:
        - Валяй. Только быстрее!
        Щербаков уверенно направился к Батлеру. Тот стоял, не двигаясь, и безучастно смотрел на Юрия.
        - Ну что, приятель, - Щербаков приблизился к Эрвину, - отдашь игрушку? Или мне самому взять? Только учти: хорошим манерам меня в детстве не учили.
        - Блокиратор останется у меня, - снова повторил Батлер.
        Он неожиданно схватил Юрия за специальный отсек на костюме, легко поднял мускулистого десантника, весом не меньше ста тридцати килограммов одной рукой и отшвырнул метров на шесть. Щербаков кубарем прокатился по полу и оказался рядом с компьютерным комплексом.
        - Что за... - изумленно вымолвил Ирвинг.
        Серов не верил своим глазам. Он же лично проверял Эрвина. Неужели ему удалось избежать последствий от воздействия фаннера? Или все-таки этот способ не работает? И откуда, кстати, у Батлера такая сила?..
        - Эй! - Панин двинулся к Эрвину. - Ты что, сдурел, или космическую лихорадку подцепил?..
        Стив и Дитрих Бауэр последовали за ним.
        Юрий сел, встряхнулся и повертел головой. Вид у него был слегка ошалевший.
        - Так круто меня еще не уделывали...
        Серов скинул винтовку с плеча, в то время как Ирвинг, Панин и Бауэр осторожно обходили Батлера с трех сторон. Они поняли: с Эрвином что-то не так и следует быть осторожными.
        - Ну, ты, - прошипел Макс, - сейчас получишь по зубам!
        У Панина было прозвище Костолом, и он собирался наглядно продемонстрировать Батлеру свои углубленные знания приемов рукопашного боя.
        Дитрих тоже встал в боевую стойку напротив Эрвина.
        Тот вдруг молниеносно протянул руку и схватил Ирвинга за часть защиткостюма в области шеи. Не отпуская Стива, небрежно поймал Панина, не успевшего даже отреагировать, и швырнул его так, что он присоединился к Щербакову, все еще сидящему на полу. Затем развернулся к Бауэру. Тот уже выбросил руку, и его мощный кулак попал прямо в челюсть Батлеру. Однако Эрвин никак не прореагировал на это. Продолжая держать Ирвинга, Эрвин сделал стремительный обманный выпад и обрушил свой кулак на Бауэра. Рука Батлера пробила защитный костюм и грудную клетку Дитриха. Бауэр захрипел, и этот удар отбросил его назад. Он тут же упал на пол как подкошенный. Когда тело Бауэра коснулось пола, он уже был мертв. Из дыры в груди хлынула кровь.
        Стив по-прежнему висел безвольной тряпкой. Ирвинг хрипел, глаза его вылезли из орбит, и он безуспешно пытался разжать пальцы, державшие его мертвой хваткой.
        Внезапно раздался выстрел, и Эрвин отлетел к стене. Виктор не мог выстрелить раньше из опасения попасть в своих же солдат.
        Ирвинг упал на колени, хватая ртом воздух. Серов наклонился к нему:
        - Жив?
        - Д-да... - кашлял Стив, держась за горло.
        Батлер неторопливо поднялся, несмотря на то, что в него только что попал сгусток энергии из винтовки Серова. Справа на его груди виднелось дымящееся темное пятно.
        - Это было грубо, - невозмутимо покачал головой Эрвин.
        Он подскочил к Виктору и попытался ударить его, но Серов ловко увернулся и успел изо всех сил двинуть кулаком Батлера в солнечное сплетение. То, на что натолкнулась рука Виктора при этом ударе, не могло быть человеческим телом, а скорее походило на крионовую стену.
        В свою очередь Эрвин размахнулся и нанес новый удар. В этот раз его кулак попал Серову в челюсть по касательной, чуть не сломав ее. Виктору показалось, что его со всей силы треснули дубиной, вроде тех, что применяют роботы-охранники на планете-тюрьме Харибде.
        Серов упал на спину. Батлер уже возвышался над ним:
        - Вы слишком много командуете, полковник, пора бы вам сложить свои полномочия.
        Эрвин нагнулся, собираясь прикончить Серова, но тот сумел увернуться, и кулак Батлера проломил плиту на полу всего в нескольких миллиметрах от лица Виктора. Он сумел выстрелить. Батлера откинуло назад, однако он устоял. Затем последовал еще один выстрел: это вступил в бой Хант.
        Тело поверженного Эрвина лежало на полу. Казалось, с ним теперь покончено.
        Серов поднялся и отер кровь. Он смотрел на тело Батлера, решая, что предпринять. Щербаков, Хант и Панин были готовы прийти на помощь полковнику.
        Виктор осторожно приблизился к Эрвину, когда тот открыл глаза, вскочил и сорвал с плеча излучатель.
        На сей раз Серов действовал быстрее. Он выстрелил и попал Батлеру в руку. Но Эрвин, словно не заметив этого, стрельнул в Билла, стоявшего у двери. Хант успел отскочить, и заряд энергии задел его уже на излете. Билл закричал и исчез за открытой дверью.
        Теперь темное дуло излучателя смотрело прямо на Виктора.
        Полковнику случалось попадать в переделки, когда в него целились в упор, но у его противников еще никогда не было такого холодно-равнодушного взгляда.
        На принятие решения у Серова оставались доли секунды. Он отпрыгнул в сторону, одновременно нажав на курок. Почти сразу он почувствовал, как ему обожгло бок.
        Виктор перекатился по полу и развернулся в сторону Батлера. В этот момент несколько раз выстрелили Щербаков и Ирвинг. Шесть зарядов попали Эрвину в грудь и плечо. На месте попаданий в груди засверкали узкие, ослепительно яркие стрелы молний. Потом раздался треск, запахло гарью, озоном, и, наконец, Батлер снова свалился на пол.
        Он лежал на полу с распростертыми руками, уставившись невидящим взглядом в потолок.
        Серов встал и осмотрел левый бок. Его защиткостюм был пробит, а кожа под ним довольно сильно опалилась. И все же Виктору крупно повезло: выстрели Эрвин еще раз, и полковника, вероятно, уже бы не было в этом мире.
        - Бешеный квазар! - Юрий с опаской косился на тело Батлера. - Какой бес в него вселился?
        - Дьявол, ну и хватка... - Стив все еще держался за горло. - Он мог бы свернуть мне шею...
        - Панин, посмотри, как там Хант, - велел Серов, не выпуская из рук винтовку.
        Макс вышел из отсека.
        Виктор бросил взгляд на тело Бауэра и подошел к лежащему Эрвину. Тот по-прежнему не двигался. Серов осторожно присел и осмотрел его. Догадка подтвердилась: это был не человек, а робот.
        Виктор разорвал тунарию на груди выведенного из строя робота, затем отодрал кусок биокожи из дыры, проделанной сгустком энергии. Он увидел оплавленный металл и часть маркировки. Оторвав еще немного биокожи, Серов разобрал надпись:
        «Корпорация «Новая индустрия».
        Военная серия»
        Подошли Ирвинг и Щербаков.
        - Что там, ундент? - спросил Стив.
        - Он робот, андроид.
        - А, эти нирзы подослали нам андроида... - Юрий коснулся тела Батлера кончиком ботинка. - Решили шпионить, значит...
        Полковник с трудом повернул голову робота, достал лазерный нож, сделал надрез на затылке и убрал биокожу, чтобы видеть нужное место. Виктор собирался вытащить биокристалл, содержащий искусственный мозг робота, поскольку тот наверняка записал в память код, который Серов сообщил биокомпьютеру.
        Виктор вынул бластер, отошел назад и сделал несколько выстрелов в голову андроида. Затем присел, залез пальцами в образовавшееся отверстие с оплавленными краями и нащупал биокристалл. Серов вытащил его и разломал на части.
        В этот момент вернулся Панин, поддерживая Ханта. У того была ранена нога и он шел, бормоча ругательства и сильно хромая.
        - Я могу заняться им, ундент полковник, - сказал Щербаков. - У меня в бионнере есть навыки медика.
        - Хорошо, посмотри, что там с ним. - Виктор поднял с пола блокиратор.
        Юрий осмотрел ногу Билла. Сгусток энергии задел бедро, пробив защитный костюм, и выжег кусок плоти. Но именно защиткостюм и сохранил Ханту ногу.
        - Билли, а ты везунчик, - усмехнулся Щербаков, - Еще чуть-чуть, и могло кость зацепить. Нанороботы легко справятся с этим.
        Юрий достал из кармана пластину регенерора и приложил к ране Ханта.
        - Скоро уже сможешь прыгать как кенгуру, - пообещал Щербаков.
        - Надеюсь, - проворчал Билл.
        - Сможешь, поверь мне.
        - Черт, и вправду уже лучше... - Хант подрыгал ногой.
        - Теперь пора возвращаться, - сказал Серов. - Если нам не помешают.
        - Ундент полковник, - обратился к нему Панин, - может, попробуем захватить крейсер?
        - Ты что, смеешься? У них численное превосходство и куча оружия. Кто знает, что они могли сделать на корабле. Может быть, понаставили тут везде ловушки. Нет, нужно уходить с «Волка». Если нам удастся сделать это, то можешь считать, что мы выиграли одну партию.
        - Ундент, неужели мы оставим им корабль?
        - Ты забыл, что мы сняли блокиратор? Они никуда не улетят без него. Во всяком случае, не сразу, в этом я уверен. Главное для нас сейчас - это выбраться отсюда.
        Виктор спрятал блокиратор в одном из отсеков костюма.
        - На выход, - сказал он. - Я пойду впереди, Щербаков - за мной, Хант идет следом, а Ирвинг и ты сзади.
        Они осторожно высунулись в коридор и огляделись.
        - До нашей свободы метров восемьсот, - сказал Серов. - Будем прорываться.
        Глава 29
        В это время Нолан уже в который раз освещала события последних двух месяцев. Бет Неллиган и Жан-Жак Трюфо внимательно слушали ее. Их уже проверили, и они оказались обычными представителями вида «Хомо сапиенс». Лэнфорд был весьма этому рад. Их стало больше и теперь им будет легче. В случае разногласий с зараженными поселенцами они смогут привести кое-какие весомые аргументы. Но оставались еще несколько человек, и их тоже необходимо было проверить.
        «У нас здесь прямо настоящий отбор в армию, - с мрачной иронией думал лейтенант. - Правда, наши тесты не на профессиональную пригодность, а на то - есть ли в людях мерзостные и неизученные паразиты».
        Нил не переставал удивляться тому, что произошло. Казалось бы, стандартный проверочный рейд вдруг превратился в борьбу за выживание. Но кто мог подумать, что они найдут здесь такую отвратительную форму жизни, угрожающую человеку? И сможет ли человек в дальнейшем противостоять ей?
        Лэнфорду вспомнилась Анна Наумова, преподававшая психоанализ и социопсихологию в интернациональном колледже Марса, где когда-то учился будущий лейтенант. Помимо своей профессии Наумова еще страстно увлекалась астрономией. Однажды в разговоре с Нилом, который тоже в то время увлекался изучением космоса, Анна сказала: «Люди исследуют нашу галактику и соседние, осваивают новые планеты, гордятся своим техническим развитием, но когда-нибудь встретят нечто такое, что будет неподвластно ни пониманию, ни объяснению». На вопрос Лэнфорда, что она имеет в виду, учительница ответила: «Нил, я хочу сказать, что человек преисполнен уверенности в своем превосходстве над другими разумными формами жизни, однако ему, вероятно, еще предстоит испытать разочарование. Когда-нибудь он осознает, что его галактическое преимущество, которое зиждется на передовых технических достижениях, может оказаться не таким уж неуязвимым перед нашей далеко неизученной и таинственной Вселенной. Может быть, человечеству даже придется бороться не только за территорию, но и за самое существование».
        Хотел бы сейчас Лэнфорд поговорить с Анной и сказать ей, что она оказалась в чем-то права. Они нашли здесь представителей разумной жизни, каких, похоже, не встречал еще никто. В некотором смысле им выпала честь быть первооткрывателями. Хотя сам Нил предпочел бы предоставить «радость» знакомства с этой формой жизни кому-нибудь другому. Но здесь оказались именно они, и, возможно, только от них зависит судьба человечества. Всего лишь от горстки людей, сохранивших человеческую сущность.
        Лэнфорд сверился с часами, которые проецировались на визиотронах. Серов отсутствовал уже около часа и лейтенант надеялся, что ему удалось попасть на корабль.
        Нилу предстояла еще одна проверка. Он активировал рацию и вызвал Зимина:
        - Петр, слышишь меня? Ответь.
        Зимин не отвечал и Лэнфорд начал вызывать Силаева.
        - На связи, - послышался голос Сергея.
        - Это Лэнфорд. Найди Зимина и Миллера. Потом отправляйтесь в номер одиннадцать, есть срочное дело.
        - Так точно, ундент лейтенант.
        Нил отключил рацию и посмотрел на Нолан, лакомившуюся мясными палочками с шемфиртами - сладкими отростками с дерева дужи - доставленными роботом-помощником. Леура посчитала необходимым воспользоваться затишьем перед бурей и немного восстановить силы. У Лэнфорда не было желания обедать и он с явным удивлением наблюдал за тем, как Нолан уписывает хрустящие палочки. Да, подумал он, поселенцы привыкли к естественной пище, чего не скажешь о нас, солдатах. Но роботы-повара этих мерзавцев все-таки умеют готовить превосходные блюда.
        - Сейчас они подойдут, - сказал Нил.
        - Сколько вообще осталось ваших людей? - спросила Леура. - Непроверенных, я имею в виду.
        - Теперь лишь трое.
        - До сих пор все шло слишком гладко. Думаю, что сейчас мы вполне можем наткнуться на этих тварей.
        Лэнфорд похлопал по своей винтовке:
        - Мы будем наготове.
        Глава 30
        Серов и его солдаты осторожно пробирались по коридору, каждую секунду ожидая встречи с противником. До заветных дверей лифта оставалось метров пятьдесят.
        Виктор уже начал было думать, что они смогут покинуть судно с такой же легкостью, как и попали на него, когда внезапно из левого коридора появилась группа людей, преградив им путь. Серов остановился и поднял винтовку. Остальные десантники Виктора не замедлили сделать то же самое.
        - Ундент полковник, - один из солдат - это был рядовой Денис Ларин - с усмешкой отдал честь, - мы вас ждали.
        Серов держал винтовку наготове и пристально разглядывал солдат, преградивших им дорогу.
        - Виктор, - послышался знакомый голос, - я рад, что ты пришел.
        Это был капитан Назаров. Он сделал несколько шагов навстречу Серову, и, казалось, действительно радовался встрече.
        - Неужели? - Виктор скользил взглядом по ничего не выражающим лицам.
        Дмитрий старался выглядеть дружелюбно, однако глаза его обдавали спейсаров холодом. Это был взгляд существа, теперь имевшего мало что общего с теми, кто именует себя «людьми».
        - Разумеется. Приятно увидеть старого друга. Ты, кажется, как раз спешил, чтобы отдать нам блокиратор? И даже хотел сообщить код?
        - О чем ты?
        - О блокираторе, что вы сняли, и коде к нему. - Назаров изобразил улыбку, не предвещавшую ничего хорошего. - Да ты и сам знаешь...
        - Он мне нужен.
        Дмитрий вздохнул:
        - Вик, Вик... Не огорчай меня...
        - Димир, ты, похоже, забыл, что находишься в моем подчинении? Отправляйся в рубку управления. Это приказ.
        - Виктор, - Назаров был по-прежнему спокоен, - нам нужен блокиратор. Не усложняй все... Ради старой дружбы, отдай его и скажи код...
        Серов начал медленно отходить.
        - Вик, - не сводил взгляда с Виктора Дмитрий, - не испытывай мое терпение... Отдай блокиратор.
        Серов повернулся и тихо произнес:
        - Отступаем к другому лифту. Если что - стрелять на поражение.
        Они медленно двигались назад, а Назаров стоял, невозмутимо наблюдая за ними.
        - Виктор, - вкрадчиво заговорил он, - ты же не думаешь, что я позволю вам уйти вместе с блокиратором?
        В тот момент, когда Серов и его спейсары снова оказались рядом с компьютерным отсеком, Дмитрий с притворной грустью вздохнул и спокойно приказал:
        - В расход их!
        Солдаты, пришедшие с Назаровым, вскинули оружие и открыли стрельбу.
        - Живо внутрь! - крикнул Виктор.
        Все, кроме Ханта, заскочили в отсек. В него попало сразу несколько зарядов энергии, которые пробили защиткостюм. Спейсара отшвырнуло назад, и его окровавленные останки оказались на полу.
        - Дурбилы поганые! - заорал Панин.
        Он собрался выскочить обратно в коридор, но Виктор вовремя схватил Макса за руку и втянул обратно:
        - Да ты что, рехнулся?! Оборона!
        Щербаков укрылся за металлическим «сейфом», где устанавливался блокиратор, Ирвинг присел возле компьютерного комплекса, а Серов вместе с Паниным встали спиной к стене отсека.
        - Их семеро, - заметил Юрий. - И они могут прислать подкрепление.
        - Может, Билл еще жив, ундент? - спросил Макс.
        - Нет, погиб.
        - Паскуды, - процедил сквозь зубы тот.
        - Они решили штурмовать! - крикнул Виктор.
        Несколько солдат ворвались в отсек с оружием наперевес, но были встречены выстрелами с трех сторон. Двух из них срезало сразу и они упали, другие начали стрелять в ответ.
        - Получайте! - орал Щербаков, осыпая неприятеля сгустками энергии из винтовки УЛ100.
        Стив тоже лупил из винтовки, и ему удалось подстрелить еще одного из нападавших. Последний солдат выбежал из отсека и скрылся за дверью. Разъяренный Панин присел и, не целясь, выстрелил из униразера в дверной проем. Оглушительным взрывом разнесло часть внутренней стены и повредило дверь.
        - Отставить палить! - Серов напряженно вглядывался, ожидая повторной атаки.
        Когда дым немного рассеялся, Виктор осторожно подошел к убитым солдатам:
        - Прикройте.
        Двое из них были членами его команды, а третьего он не знал.
        - Солдаты из поселения тоже здесь.
        При помощи вживленных визиотронов Серов увидел через стену силуэты и поспешно вернулся в укрытие:
        - Похоже, они готовят еще одну атаку.
        Долго ждать не пришлось. В отсек вкатился штурмовой робот ДКП-7, вооруженный двумя энганами. За ним по бокам прятались четверо солдат.
        Виктор взял на прицел робота и выстрелил первым. В одном месте энергия повредила броню, но робот повернулся и тоже выпустил несколько зарядов. Энергетические сгустки разнесли часть компьютерного комплекса и голографический проектор, но не достали Серова и Панина. Виктор сделал серию выстрелов и попал в робота. Тот немного отъехал назад. Солдаты, лишившись своего укрытия, принялись стрелять по всему отсеку. Серов вытащил дымовую мини-гранату и бросил ее в сторону противника.
        Виктор засек вражеских солдат сквозь дымовую завесу. Робот, еще не полностью выведенный из строя, и которому дым не был помехой, выпустил несколько зарядов из энганов. Серов слышал, как они попадают в металлическую конструкцию, где прятался Щербаков. Потом донеслась отборная ругань самого Юрия, ответившего стрельбой из винтовки. Винтовка Ирвинга тоже не умолкала.
        Кто-то из солдат выстрелил из униразера, и на Виктора с Максом посыпались расплавленные обломки металла с композитом от поврежденной стены.
        - Вот сволочи! - ругнулся Панин.
        - Давай сюда, за стенку. - Серов переполз к цельной металлоровой части компьютерного комплекса.
        Он достал противопехотную мини-гранату РГ-20 и швырнул ее в сторону солдат. Послышался взрыв, крики, а потом ответные выстрелы.
        Робот снова взял на прицел Виктора и обстрелял из энганов. Серов мгновенно приник к полу. Он услышал, как сгустки энергии попали в стену над его головой. Виктор приподнялся и сделал несколько выстрелов. В роботе что-то взорвалось, и он медленно повалился на бок.
        В это время Ирвинг и Щербаков вели стрельбу по солдатам, которых осталось трое.
        - Получай! Получай! - приговаривал Юрий, стреляя из винтовки.
        Одного из солдат ранило, и он отполз за дверь. Двое других продолжали стрелять, но меткий выстрел Щербакова сразил спейсара, прострелив защитный шлем, а последний поспешно отступил.
        В отсеке наступила тишина.
        Серов поднялся и проверил охладитель винтовки.
        - Еще несколько атак мы не выдержим, - сказал он. - Нужно прорываться ко второму лифту. Уходим. Щербаков и Ирвинг идут первыми, а я с Паниным буду прикрывать их.
        - Но мы не знаем, сколько их там, в коридоре, ундент, - возразил Юрий. - Мы только выглянем - и нас сразу пришьют.
        - Не факт. Возможно, мы и прорвемся. А если останемся здесь, нам точно конец. - Серов достал дымовую гранату. - Мы с тобой бросаем дымовухи. Под прикрытием дыма попытаемся добежать до лифта.
        Виктор и Макс беззвучно подошли к двери. Серов прислушался: в коридоре было тихо. Стив и Юрий застыли с другой стороны.
        - Готовы? - тихо спросил Виктор.
        Щербаков кивнул.
        - Один, два... Бросаем!
        Они метнули гранаты в левую сторону, выждали несколько секунд, и Виктор скомандовал:
        - Давай! Давай! Пошел!
        Ирвинг и Щербаков выскочили в коридор, огляделись и помчались вправо. Серов и Панин выбежали следом. При помощи визиотронов полковник заметил несколько силуэтов.
        - К лифту! - крикнул он.
        Виктор сделал несколько выстрелов наугад и тоже бросился за своими солдатами.
        К их удивлению, стрельбы им в спину не последовало, и Серов догадался, что неприятель боится повредить блокиратор. «Что ж, это только нам на руку».
        Они очутились около спасительного лифта. «Только бы он не был заблокирован», - подумал Виктор.
        - Открыть! - приказал он компьютеру лифта.
        Секунду спустя двери гостеприимно открылись. «Наверное, центральный биокомпьютер поврежден, поэтому они не смогли заблокировать лифты», - решил Серов.
        - Живее! - поторопил он.
        Десантники втиснулись в кабину.
        - Первый уровень, - сказал Виктор.
        Лифт плавно скользнул вниз.
        - Мы не знаем, сколько тут солдат, - Серов прислонился к дверям, - но будем прорываться дальше.
        - Будем, ундент полковник, - согласился Щербаков.
        - Идите за мной. - Виктор переводил взгляд с одного десантника на другого. - Двигаемся в том же порядке. Наверняка они заняли аварийный выход, а также главный, поэтому у нас есть только один способ убраться: мы воспользуемся кораблем, который находится в скрытом отсеке.
        Он помолчал и сказал:
        - Ну, осталось немного.
        Двери лифта открылись, и Серов первым вышел в широкий и высокий коридор, освещавшийся лампами искусственного дневного света. Виктор окинул его взглядом, не упуская ни одной мелочи: «Здесь чисто».
        Они двинулись по коридору.
        Серов был готов к тому, что атаковать их могут в любую секунду, а значит, нельзя позволить застигнуть себя врасплох. Противник изощрен и хитер, методы его борьбы неизвестны и цель, судя по всему, он попытается достигнуть любыми способами. Нам бы только дойти до грузового отсека, думал полковник, а там уже свобода.
        Виктор на какое-то мгновение увидел ситуацию со стороны: он пробирается по своему же кораблю и с винтовкой в руках, надеясь не превратиться в безвольный манекен, подчиняющийся чужому разуму. Есть в этом какая-то своеобразная ирония. И в другой раз его, это, возможно, даже бы позабавило, но не сейчас, - слишком все было реальным. Мог ли он предположить это неделю назад? Еще пару дней назад Серов надеялся, что наконец-то проведет отпуск вместе с семьей, а сейчас пытается не стать вожделенной добычей высокоразвитых паразитов.
        Но Виктора не собирался так просто сдаваться и отступать, и эти твари серьезно просчитались, если надеялись, что блицкриг принесет им результат. Некоторые в свое время уже пообломали зубы, пытаясь справиться с полковником, и эта нечисть не должна стать исключением. Пока еще есть нормальные люди, есть и надежда на победу. Правда, цена за нее может оказаться высока.
        Однако Серов не в первый раз рисковал жизнью. Это всегда была частью его работы. Если ты служишь в армии, значит, надо быть к этому готовым. Ты защищаешь чью-то жизнь и подвергаешь риску свою. Как офицер, немало повидавший, он ясно понимал, что может оказаться в ситуации, когда ему придется ходить по лезвию.
        Потому что он отправлялся в глубокий Космос...
        Космос, бесконечный, холодный, подчас не знающий жалости и не прощающий ошибок, а законы его - суровы. Поэтому, возвращаясь домой, спейсары понимали, что в следующий раз все может сложиться иначе - век солдата часто бывает недолог. Но они снова уходили туда, в бесконечные темные глубины, туда, где они были нужны, где требовался их опыт, военное искусство, умение сражаться и выживать. Потому что от них зависели благополучие и спокойствие человечества, неприкосновенность и независимость его территорий. К сожалению, обыватель не часто задумывается, какой ценой достается мир над его головой...
        Сам Виктор отдал бы свою жизнь, чтобы не позволить этим паразитам вырваться с Элледии и добраться до Объединенной Территории и других обитаемых миров. Он не видел никакого пафоса или героизма в своем решении. Он всегда знал, что в любой военной операции есть риск потерять свою жизнь. Это вдалбливали им еще в академии. Другое дело, что нужно стремиться выполнить задачу и все-таки постараться выжить.
        «Не лезь на врага с ножом, если он вооружен винтовкой. Инстинкт самосохранения должен стать твоей второй натурой. Но если придется защищать то, во что ты веришь, или то, что дорого тебе, - свою галактику, например, - это может стоить того, чтобы отдать свою жизнь». Так сказал когда-то Серову один известный генерал, и он запомнил эти слова.
        Глава 31
        Полковник и остальные спейсары добрались до места пересечения двух коридоров и остановились.
        - Идем прямо, - сказал Серов. - Если они не выставили охрану у грузового отсека - то мы на свободе.
        - Ундент, что будем делать, если их человек десять, пятнадцать? - спросил Панин.
        - Уничтожим блокиратор и сразимся с ними.
        - И станем героями, - ухмыльнувшись, пробасил Щербаков и стиснул в кулачище винтовку.
        - Что может быть лучше для десантника, чем храбро умереть на своем корабле? - пошутил Ирвинг, однако Виктор видел, что умирать-то ему вовсе не хочется.
        - Отставить болтовню. Мы пока в игре.
        Они пошли дальше по техническому коридору.
        Вскоре они добрались до конца и уперлись в тяжелую дверь темно-зеленого цвета. На ней стояла надпись: «Грузовой отсек 1». Охраны и здесь не оказалось.
        - Пока все неплохо. - Серов коснулся пальцем кнопки и дверь, подчиняясь автоматике, неслышно ушла в стену.
        Грузовой отсек занимал громадную площадь, и в нем было довольно прохладно.
        Виктор решил не включать освещение и действовать в полутьме. Он осмотрелся. По бокам вдоль стен была закреплена различная техника: два робота-истребителя, скутеры, два танка и три бронемашины. Еще здесь хранилось немалое количество всевозможных боеприпасов, упакованных в бронеящиках.
        - Где же корабль, ундент? - спросил Панин.
        - В специальном отсеке. Я займусь им, а вы рассредоточьтесь и не спускайте глаз с выходов.
        Ирвинг, Панин и Щербаков заняли позиции, а Серов поспешил к дальней стене, выглядевшей монолитной - но именно за ней и скрывался спецотсек. Виктор мысленной командой сообщил код приемному устройству.
        - Код подтвержден, - сообщил биокомпьютер.
        Часть стены отодвинулась в сторону, и перед Виктором открылась ниша, в которой находились три штурмовика «Альбатрос» ДЛ-7. Они были закреплены друг над другом и удерживались металлическими захватами.
        Серов подошел к пульту управления, собираясь освободить верхний из этих кораблей. Послышалось шипение пневматических подпорок, лязг захватов, потом штурмовой корабль выдвинулся из ниши. После этого удерживающие штурмовик механизмы установили его на некое подобие гигантского металлического блюдца: это была стартовая площадка, откуда можно было покинуть «Волк».
        Виктор поднялся на лифте и забрался в кабину. Он не был пилотом, но мог справиться с управлением корабля подобного типа. В программу подготовки кадровых офицеров особых десантных подразделений уже много лет входило обязательное вживление азов и навыков пилотирования. Сам Серов потратил не один учебный час, занимаясь на тренажерах и летая на настоящих кораблях. К тому же в бионнере была подробная информация о приборах управления и техники пилотирования таких кораблей.
        Виктор оглядел пульт управления и коснулся сенсорной панели управления.
        - Приветствую! - включился бортовой биокомпьютер. - Добро пожаловать на борт штурмового корабля «Альбатрос» ДЛ-7.
        - И тебе привет, - пробурчал Серов.
        Его пальцы бегали по сенсорной панели. Корабль загудел, заработали двигатели, началась проверка систем.
        Виктор проверил вооружение. На этом штурмовике имелась плазменная пушка, два тяжелых энгана и снаряды, начиненные наннерами.
        - Проверка закончена, - оповестил биокомпьютер. - Судно к взлету готово.
        - Включить ручное управление, - приказал Серов.
        - Выполнено.
        Теперь штурмовик находился под его контролем, и можно было покинуть «Волка», ставшего в одночасье таким негостеприимным.
        Виктор вылез из корабля, подошел к панели управления внешним люком и нажал кнопку открытия.
        - Всем внимание! - разнесся по отсеку голос биокомпьютера «Волка». - Всем внимание! Открывается внешний люк номер 3! Открывается внешний люк номер 3!
        Тут же на стене возле люка замигал красный сигнал.
        - Повреждение центрального биокомпьютера! Внешний люк номер 3 заблокирован! Внешний люк номер 3 заблокирован! Сбой в системе энергопитания!
        Вот этого Серов не ожидал. Нет, он, конечно, знал, что в результате стрельбы в компьютерном отсеке был поврежден главный биокомпьютер, но не мог предположить, что это как-то может повлиять на один из внешних люков.
        Он выругался и попробовал снова. Тот же результат. «Черт бы побрал все эти железки! - с досадой подумал Виктор. - Вот он, путь к свободе, и так близко!». Серов напряженно пытался найти выход из положения.
        И его осенило: если взломать порт управления люком, то можно открыть его напрямую, в обход центрального биокомпьютера.
        Виктор подбежал к крышке порта люка, которая находилась в левом конце потайной ниши. Он повернул металлическую рукоятку и осторожно открыл крышку. В углублении он увидел пучки проводов и кабелей, несколько рубильников и датчики.
        Серов смотрел на все это и не имел понятия, какой из кабелей нужно отключить. Сейчас Виктор пожалел, что рядом нет Курца, но связываться с ним по рации он не рискнул, боясь, что его смогут засечь. «Ну что ж, - сказал полковник, - будем действовать пробным путем».
        Глава 32
        Сергей Силаев, Петр Зимин и Брендон Миллер вытянулись перед Лэнфордом по стойке «смирно», Неллиган и Доронин взяли их на прицел, а Трюфо стоял несколько поодаль. Нолан, Ормела, Питерс и Курц сидели на аэродиване, не сводя взгляда с только что пришедших спейсаров.
        Нил собирался провести очередную проверку. Он вытащил фаннер, успевший стать привычным средством определения чужих организмов и нацелил его на Силаева, Миллера и Зимина, приказав им не двигаться. Десантники стояли, о чем-то перешептываясь, и с интересом поглядывали на игрушку в руках лейтенанта.
        - Кончайте шептаться! - процедил Лэнфорд. Он уже начал терять терпение.
        - Ундент лейтенант, а зачем все это нужно? - спросил Миллер.
        - Не важно! Делай, что говорят.
        - Понял, ундент...
        Неожиданно Силаев, точно фокусник, сделал ловкое движение рукой, и прямо из его ладони выскочил какой-то невидимый предмет. Он метнул его в Неллиган, и сделал это так проворно, что та не успела даже нажать на курок. Эта невидимая штука трансформировалась в звездочку, вонзившуюся Бет в шею, так как защитный шлем Неллиган был убран. Бет захрипела и упала.
        В этот момент Зимин извлек из своей руки такое же невидимое оружие и запустил его в Доронина. В полете предмет приобрел видимость: им оказалась тонкая пластинка. Издав негромкий щелчок, она тоже превратилась в звездочку с острыми лучами. Однако реакция у Романа была отменной, и он сумел увернуться. Миллер, находившийся ближе всех к Жану Трюфо, в невероятном и неестественном акробатическом прыжке достал его и выбил винтовку из рук.
        Все это произошло настолько стремительно, что Нолан, Ормела, Курц, Перова и Питерс не успели ничего сделать, и только Лэнфорд не растерялся: быстрым движением вскинул бластер и выстрелил в Сергея. Но Силаев успел пригнуться за массивным аэродиваном, который заряды прожгли в нескольких местах. Петр Зимин укрылся за аэрокреслом и метнул еще одну звездочку, теперь уже в лейтенанта. Тот уклонился, и звездочка только оцарапала ему щеку.
        Жак и Брендон Миллер в это время боролись у двери.
        Миллер прижал Трюфо к полу и двинул ему кулаком в лицо. Но в тот момент, когда он собирался ударить еще раз, Жак увернулся, изловчился и сделал подсечку. Брендон упал на пол рядом с Жаком и схватил винтовку, которую тот выронил. Трюфо хотел было подняться и вырвать винтовку у него из рук, однако Миллер ударил его прикладом по лицу, и Жак затих, потеряв сознание.
        Леура с Марком Курцем тоже начали действовать. Нолан выстрелила из своего фризара по аэрокреслу, где прятался Зимин. Пылевидная замораживающая смесь леднера превратила кресло в некое подобие покрытой инеем гротескной скульптуры, но Петр за мгновение до выстрела успел выскочить и помчался в сторону двери.
        Курц взял на прицел Силаева, держащего в руке матовый шар. Марк выстрелил, однако Сергей успел бросить свой шар в сторону десантников. Раздался взрыв, и взрывная волна отбросила техника на два метра назад, а его выстрел пришелся по касательной Силаеву в защиткостюм.
        Миллер тем временем принялся стрелять в Лэнфорда. Он сделал два выстрела, но прекрасно тренированный Нил успел отскочить в сторону и от аэрокресла, где лейтенант сидел несколько минут назад, осталось одно лишь воспоминание.
        В руке у Зимина, словно материализовавшись из пустоты, тоже появился матовый взрывоопасный шар. Он бросил его в Доронина, однако тот метким выстрелом отразил угрозу. Шар взорвался в воздухе, не долетев до Романа.
        Брендон кинулся на Лэнфорда, намереваясь завладеть бластером, но Нил ловко схватил его за руку, завернул ее за спину и вынудил Миллера упасть на пол. Не дав Брендону подняться, Лэнфорд сделал несколько выстрелов из бластера, стараясь попасть в Зимина и Силаева.
        Леура снова выстрелила, но так как Петр и Сергей успели скрыться за изогнутой барной стойкой, сделанной из листа металлора, покрытого слоем светящегося пластикона, она лишь заморозила бармена-автомата и часть стены. Доронин тоже принялся обстреливать зараженных паразитами спейсаров из винтовки. Сгустки энергии из винтовки Романа проделали дыры в пластиконном покрытии. Послышалось шипение металла.
        - Отставить стрелять! - приказал Лэнфорд. - Роман, сюда, - затем позвал он. - Леура, Марк, прикройте нас. Не давайте им высунутся.
        - Я с вами. - У Кена Питерса был виноватый вид. Ему было стыдно, что он замешкался и не смог вовремя помочь.
        - Дана, осмотрите Бет, а ты, Элира, помоги Жаку.
        Подоспел Доронин.
        - Нужно зафиксировать ограничители, - сказал Нил. - Придержи ему ноги.
        Лэнфорд достал из отсека защиткостюма ограничитель пространства, прикрепил его в области шеи Миллера и активировал. Но Брендон не пытался сопротивляться и спокойно наблюдал за действиями Нила.
        - Вам это не поможет, лейтенант, - бесстрастно вымолвил он. - Вы станете одним из нас. Всех ждет эта участь.
        - Еще посмотрим. - Лэнфорд поднялся с пола.
        - Это неизбежно. Вы даже не представляете, с кем имеете дело. Присоединяйтесь к нам добровольно, сопротивление бесполезно и приведет лишь к жертвам среди вас. Думаю, это вам не нужно.
        - Да вы просто не знаете, на что способны десантники. И если считаете, что можете запросто обратить всех, кого пожелаете, то сильно заблуждаетесь.
        - Нет, лейтенант, это вы заблуждаетесь и находитесь в неведении относительно своей слабости. Вы и вам подобные млекопитающие считаете себя центром Вселенной, но скоро убедитесь, что это далеко не так.
        Миллер усмехнулся и замолчал. Лэнфорд хотел сказать ему что-то еще, но передумал и повернулся к Перовой:
        - Что там с Бет? Она жива?
        Дана на секунду оторвала взгляд от Неллиган, лежащей на полу:
        - Да, пока жива, но тяжело ранена в шею и теряет много крови. Нужно срочно начать принудительную регенерацию, иначе ей не выжить.
        - Займитесь этим.
        Трюфо уже пришел в себя, и Ормела возилась с его раной на лице.
        Нил подошел к Нолан, Доронину и Курцу:
        - Наши друзья все еще там?
        - Куда им деваться? - сказала Леура.
        - Эй! - крикнул Лэнфорд. - Вылезайте! Или мы вас сами вытащим.
        Прошло полминуты, затем Зимин медленно поднялся над стойкой.
        - Вы что-то сказали, лейтенант? - На его губах играла улыбка.
        Нил бросил ему две пары ограничителей:
        - Примерь. Похоже, они тебе подойдут.
        Силаев тоже поднялся, а Петр продолжал все так же улыбаться.
        - Вы так ничего и не поняли, лейтенант? Эта возня и ваше сопротивление уже не имеют никакого значения, потому что скоро все будет под нашим контролем. И вы увидите, как были наивны. Вы осознаете, как глупы все люди, и узнаете, что такое настоящая свобода.
        - Каждый понимает свободу по-своему.
        - Лучше присоединяйтесь к нам. Вас ожидает другая жизнь.
        - Нас пока и эта устраивает.
        - Не стоит говорить за всех. Новая жизнь будет совершенна: без насилия, зависти, алчности и жажды власти, этих червоточин души и разума... И не останется никаких различий между расами и цивилизациями. Настанет новое время, время равенства и мира.
        - Это утопия.
        - Вы не верите в идеальный мир?
        - «Идеальный мир» достигается при помощи винтовок, боевых кораблей и дипломатии.
        - Довольно примитивные рассуждения. Жаль, что людям свойственно именно такое мышление... Перестаньте сопротивляться и присоединяйтесь к нам.
        - Хватит болтать! - Лэнфорд махнул уцелевшему аэрокреслу и опустился в него. - Надевайте «кулоны».
        Зимин и Силаев невозмутимо зафиксировали ограничители и включили их.
        Петр посмотрел на Нила и произнес:
        - Лейтенант, хочу предупредить вас кое о чем. Это для вашего же блага, ведь мы пытаемся избежать лишних жертв. Сейчас сюда придут обращенные нами солдаты, потому что мы дали им сигнал. Они «помогут» вам присоединиться к нам.
        Лэнфорд и Нолан переглянулись.
        - Вы тоже об этом думаете? - спросила Леура.
        - Угу. Нужно уматывать отсюда, да побыстрее.
        - Вы надеетесь уйти от своей судьбы? - усмехнулся Сергей. - Но это бессмысленно, она уже предрешена, и самым разумным решением будет присоединение к нам. Вы сможете спасти свою жизнь. Время человечества закончилось - пришло наше время.
        - Еще нет, приятель, пока еще нет, - сказал Нил. Он глянул на Перову: - Бет в состоянии идти?
        - Я смогу, ундент лейтенант... - послышался голос Неллиган.
        Она была бледна, а взгляд ее мутных глаз блуждал по комнате. Однако Бет сумела подняться, опираясь на руку Перовой.
        - Конечно, ей бы лучше отлежаться, - озабоченно заметила Дана. - Она потеряла столько крови...
        - У нас нет времени. Доронин и Ормела помогут ей идти.
        - Я поставила ей портативный регенератор, так что она должна в скором времени подлечиться.
        - Рад слышать, - кивнул Лэнфорд. - А теперь - все на выход. Я, вы и Трюфо пойдем впереди, Доронин, Неллиган и Ормела в середине, вы, Леура, с Марком, сзади.
        Они направились к двери, а Силаев, Миллер и Зимин равнодушно смотрели им вслед.
        Глава 33
        Серов возился с кабелями, проклиная себя и крейсер заодно. Он уже проверил десяток кабелей, однако безуспешно. Но ведь должен он быть где-то!
        Виктор проверил еще один: снова не тот.
        Он продолжал искать нужный кабель, когда услышал голос Ирвинга: «Ундент! Они добрались до нас!»
        Серов рванулся в основной грузовой отсек. Десантники отстреливались от подступающих солдат, их было человек десять.
        - Паршивая ситуация у нас тут складывается, ундент, - сообщил Щербаков, прячась за контейнером с запасными деталями.
        - Я вижу. - Виктор оценивал обстановку.
        - Как там дела с кораблем, ундент?
        - Корабль в порядке, но возникли проблемы с внешним люком. Он не открывается.
        - Значит, нам хана?
        - Нет, есть один способ, но нужно время. - Серов выстроил план обороны. - Придется удерживать позиции. Воспользуемся бронетехникой.
        Тем временем солдаты рассредоточились по отсеку и обстреливали их со всех сторон. Подоспела еще группа солдат. У них была плазменная пушка, униразеры и переносная зенитная установка ЗМУ-Р30.
        - Вот и артиллерия пожаловала! - буркнул Юрий. - Сейчас начнется веселье.
        В подтверждение его слов контейнер содрогнулся от попадания сгустка плазмы. Зашипел расплавленный металл.
        - Отходим вон к тому танку, - показал Виктор. - Потолкуем с ними.
        Пригнувшись, они подбежали к тяжелому наземному танку «Цербер».
        Серов нажал кнопку на стене, и танк медленно опустился вниз:
        - Быстрее, пока они не отправили нас в мир иной. Ты за пушку, а я возьму энган.
        Щербаков открыл люк и пролез в танк, что было для него не так легко при его росте и массе. Виктор задержался и крикнул:
        - Стив! Ты и Макс, полезайте в бронемашину.
        - Похоже, мы тут завязли, - сказал Панин.
        - Ничего, - Ирвинг уже залезал в бронемашину «Терса» 23Д, - сейчас узнают, как мы умеем воевать. Неплохо бы снять вон тех, у пушки.
        Как только Макс оказался в бронемашине, в нее попал сгусток плазмы. Внешняя броня частично расплавилась, но потом сработали автоматизированные тепловые поглотители.
        - Ты глянь на них! - Панин подключился к энгану. - Недоноски.
        Серов сел за панель управления «Цербера». Он прицепил на висок телепатический контроллер и активировал управление. Махина зашумела.
        - С пушкой справишься? - спросил он Юрия.
        В танк попал самонаводящийся снаряд, и они услышали скрежет самоотражающей брони.
        - Справлюсь, ундент, - отозвался Щербаков, тоже прикрепив телепатический контроллер.
        - Тогда разберемся с ними.
        Виктор не стал включать защитное поле, дабы не терять полезную площадь и не мешать движению «Цербера» и вывел танк на подходящую для атаки позицию. В «Цербер» сразу же ударил сгусток плазмы. «Хорошо, что это танк класса «Т»», - пронеслась у Серова мысль.
        Виктор смотрел на трехмерное изображение, где атакующие солдаты были видны как на ладони. Юрий орудовал пушкой.
        Серов сделал пару выстрелов из энгана, и заряды энергии поразили солдат у пушки. Затем Щербаков повернул башню и выстрелил. «Цербер» выпустил плазмоид, и пушка взорвалась, разлетевшись на части.
        - Ага! Получили! - ликовал Юрий.
        Виктор продолжал стрелять из энгана. Энергетические выстрелы послышались и со стороны бронемашины.
        Щербаков выстрелил еще раз в ту сторону, где укрылся противник. Он попал в скутер, а солдаты заметались в поисках укрытия.
        - Поосторожней с этой пушкой, - предупредил Серов. - Здесь до черта боеприпасов. Еще взлетим на воздух.
        Виктор немного повернул танк и продолжил обстреливать укрывшихся солдат. Но они и не собирались отступать. Кто-то из них сделал очередь из переносной зенитной установки самонаводящимися снарядами. Серов и Щербаков услышали серию взрывов над головой.
        - Они не сдаются, - заметил Юрий. - Ничего, сволочи, сейчас я вытрясу из вас душонки!
        Он снова выстрелил и попал по роботу-броневику, закрепленному у стены, за которым прятались несколько солдат. Броневик опрокинулся, а солдат разбросало в стороны.
        Тут Виктор заметил, как в дальнем конце отсека открывается грузовой люк, ведущий во второе хранилище, и через него вползает штурмовой робот «Ти-Рекс» ТМ32. Серов увеличил изображение на центральном экране и включил защитное поле.
        - Так-с, у нас проблема, - сказал Серов. - Пушку на час.
        Ирвинг и Панин также заметили робота.
        Макс присвистнул:
        - Гляди, Стив! Если он шарахнет по нам, от нас мало что останется.
        - Теперь надежда на полковника, - сказал Ирвинг. - Нам не подбить эту крепость.
        Виктор и Юрий готовились к атаке. Полковник переключился на управление одной из боковых пушек, стрелявших снарядами с нанорезаками.
        - У этого робота есть снаряды с наннерами, - сказал Серов. - А также дистанционный нейтрализатор силовых полей. Нужно вывести турели из строя в первую очередь. Если не справимся - нам конец.
        Но робот действовал быстро. Его башня повернулась в ту сторону, где находился танк полковника, а затем последовал выстрел. Защитное поле «Цербера» на мгновение исчезло, и танк немного откатился. Послышался предупреждающий гудок.
        - Вот сволочь! - выругался Щербаков.
        - Теперь наш ответ, - спокойно произнес Виктор и дал залп по башне.
        Он попал точно в цель, и после взрыва нанорезаки начали крошить башню робота на части.
        - Ого! - воскликнул Щербаков. - Прямо в «яблочко».
        «Ти-Рекс» выстрелил из другой башни. Поле «Цербера» пропало, танк вздрогнул, и вновь раздался скрежет металла.
        - Внимание! - сказал бортовой биокомпьютер. - Наружный слой брони поврежден на тридцать процентов! Неисправность в левой двигательной секции!
        Серов переключил управление на другую боковую пушку:
        - Стреляй, парень! Надо избавиться от второй башни. Бей по двигательным опорам, не давай ему прицелиться.
        Юрий выстрелил, и робот немного сдвинулся в сторону. Однако Виктор заметил, что башня снова нацелилась на них. Он понимал, что нужно стрелять без промедления, иначе они рискуют оказаться подбитыми. Он сделал выстрел, но в этот момент робот повернулся, и снаряд прошел мимо.
        - Вот дьявол! - Серов ждал, когда орудие перезарядится.
        Щербаков выстрелил еще раз, и плазмоид основательно прожег защиту робота, но и тот успел ответить выстрелом. Снаряд с наннерами попал точно в основную пушку их «Цербера». Послышался оглушающий взрыв.
        - Плазменное орудие не функционирует, - проинформировал биокомпьютер.
        «Значит, вот как…» - проговорил себе под нос Виктор.
        Он мысленным усилием навел прицел на башню «Ти-Рекса» и приказал компьютеру стрелять. Снаряд, выпущенный из пушки, достиг цели, и орудийная башня робота теперь не представляла угрозы.
        - Вы все-таки достали его, ундент. - Щербаков глянул на боковой визор.
        - Еще рано радоваться, - Виктор продолжал мысленно взаимодействовать с биокомпьютером танка, - если он решит использовать униразер - веселее нам не будет.
        Серов попробовал развернуть «Цербер», но услышал протестующий скрежет металла.
        - Подвижность танка равна семидесяти процентам! - не замедлил предупредить биокомпьютер.
        «Ти-Рекс» пока не собирался снова атаковать, и солдаты вылезали из укрытий. Они подкрадывались к «Церберу», держа противотанковые гранаты.
        - Эти дибидары так и норовят нас взорвать, - сказал Юрий. - Ну хорошо, устроим веселье под названием «Тир».
        Он переключился на управление энганом и принялся стрелять из двух стволов.
        - Получайте! - приговаривал Щербаков, будто солдаты могли это услышать. Он уложил трех неприятелей. - Думали, наверное, что справитесь с нами?
        В этот момент вновь активизировалась ЗМУ-Р30. Танк сотрясало взрывами: самонаводящиеся снаряды очередями попадали в «Цербер». Виктор лихорадочно пытался найти способ нейтрализовать установку.
        А тут еще вдобавок опять зашевелился робот. Теперь, правда, он не стоял на месте, а двигался к ним. Серов присмотрелся и понял, что их ждут еще большие неприятности. И весьма скоро.
        - Смотри, - предупредил Виктор Юрия, - он собирается применить лазерный резак. Не подпускай солдат, я попробую подбить ему «ноги».
        Юрий стал стрелять из энгана, а Серов тщательно прицелился в одну из металлических конечностей робота. «Ти-Рекс» медленно приближался.
        Виктор выстрелил и попал прямо в механический сустав. Робот дернулся, накренился, но выровнялся и продолжил наступать немного прихрамывая.
        - Вот настырный! - Серов искал подходящее место для атаки.
        Робот был уже ближе. Виктор дал залп по другой опоре. «Ти-Рекс» остановился, пытаясь обрести равновесие, затем неуверенно двинулся дальше.
        - Что с этим железным гадом делать! - злобно воскликнул Щербаков.
        - Спокойно, сейчас мы добьем его. - Серов послал еще один снаряд и к его радости передняя двигательная конечность под действием нанорезаков начала разваливаться. Робот, замедлив движение, будто в раздумье, завалился на бок.
        - Вот так! - ликующе завопил Юрий. - Получил свое, жестянка?
        В следующую секунду Панин выстрелил из пушки бронемашины и попал в установку ЗМУ. Прогремел взрыв, а оставшиеся в живых солдаты не стали задерживаться и устремились к выходу.
        - Бегите, - победоносно провозгласил Щербаков. - И передавайте привет остальным.
        Виктор усмехнулся: даже за броней было слышно, как радостно орут Ирвинг и Панин.
        - А теперь я хочу сделать этим тварям один маленький сюрприз. - Серов осторожно вылез из танка. - Прикрывай меня.
        Виктор подбежал к одному из бронированных ящиков с боеприпасами и, нажав кнопку, открыл его. Покопавшись там, он вытащил девять дистанционно управляемых мин М-43. Затем начал последовательно устанавливать их на укрепленной по бокам хранилища технике кроме скутеров. Серов ставил мины так, чтобы их не было видно. Закончив, он поспешил к «Церберу».
        - Не хочу оставлять подарки этим мерзавцам, - сказал Виктор выглянувшему из люка Щербакову.
        - Неплохо вы придумали, ундент, - усмехнулся Юрий. - Представляю себе, как все это рванет. Надеюсь только, что наш крейсер не разлетится на части. Хотя, это же мины М-43, они не настолько мощные.
        - Они основательно повредят технику, но «Волк» не пострадает.
        - Лишь бы не взорвались боеприпасы, - с беспокойством заметил Щербаков.
        - Боеприпасы спрятаны в бронеящиках и мины их не достанут. Пожалуй, с этим все, и теперь мне пора заняться внешним люком. Если они опять затеют что-нибудь - немедленно вызывай.
        - Понял, ундент полковник.
        Серов побежал в потайную нишу, где хранилась их надежда на спасение. Там он тоже заминировал двух из трех штурмовиков. Виктор не собирался отставлять их противнику.
        Глава 34
        Нил Лэнфорд и остальная группа людей медленно летели на плинтере по одному из коридоров аэроотеля. Цепкий взгляд Нила осматривал каждую дверь и каждый поворот. Он ожидал нападения в любой момент и отовсюду. Ему казалось, что захваченные разумными паразитами солдаты идут за ними по пятам, и это, в общем, было недалеко от истины.
        В душу Лэнфорда, несмотря на всю его волю и военную закалку просочился страх, страх от сознания, что эти твари смогут завладеть его мозгом и телом и что он будет послушной игрушкой в их руках. Ему, опытному офицеру космического десанта становилось не по себе при мысли о том, что он и все оставшиеся люди могут стать безропотными исполнителями чужой воли. Он не хотел сейчас даже думать о том, что может случиться, если эти существа покинут планету. Однако Нил не собирался сдаваться или отступать. При мысли о том, что эти твари вырвутся с Элледии и доберутся до Лимфиды, где жили родители Лэнфорда и его жена с сыном, Нил сжимал кулаки. Он поклялся, что сделает все от себя зависящее, чтобы не дать этой мерзости улететь с Элледии.
        Коридор закончился, и они подлетели к закрытому антиграву. Спустившись вниз, Лэнфорд и остальные вышли в холл. Лучи Хентинора проникали сквозь затемненные стеклороновые окна и тусклыми бликами лежали на полу.
        - Ждите здесь, - велел Нил. - Роман, ты со мной.
        Они осторожно подошли к открытым стеклороновым дверям и выглянули на улицу. Снаружи все было безмятежно. Звонко пели анеофары, шипели эрфиниры различных видов, и с трудом верилось, что где-то рядом притаилась опасность.
        Лейтенант подозвал остальных:
        - Слушайте. Сейчас тихо выходим и двигаемся в сторону хранилищ. Антигравиты использовать не будем. У меня есть идентификационный мини-кристалл, и мы сможем открыть любое хранилище. Там у них много техники, и что-нибудь подходящее мы найдем. Потом отходим к лесу. В лесу отыскать нас будет сложнее.
        - А полковник? - сказала Нолан. - Как же этот, Ирвинг, и Эрвин? Вы что, хотите бросить их?
        - Нет, как только будем в безопасности, я выйду на связь и попробую объяснить, где мы находимся. Хотя, понятно, наши рации будут прослушиваться. Но, думаю, я смогу зашифровать информацию.
        - Не уверена, что это хороший план, - возразила Леура. - Лучше спрятаться и отсидеться где-нибудь в поселении.
        Нил посмотрел на нее с насмешкой:
        - Блестящая мысль, офтрес Нолан! Браво! Мы просидим десять минут, а потом придут эти твари в обличии солдат и скажут нам: «Вот и мы!». Если вам так не терпится попасть к ним в лапы, идите и сдайтесь. А мы попытаемся спасти свои шкуры.
        Леура не отступала:
        - Нужно дождаться полковника, тогда нам будет легче. Полковник, как я поняла, опытный военный. Как там когда-то говорили, «крутой мужик».
        - Возможно, полковника уже нет в живых.
        - Почему это?!..
        - Вы вообще понимаете, что он должен был сделать? Забраться в логово льва. И даже если ему удалось добыть блокиратор, то я не представляю, как он сумеет уйти с корабля.
        Нолан выглядела ошеломленной:
        - Зачем вы тогда согласились с его планом?
        - Это был приказ. Если бы он послал туда меня - пошел бы я. Все просто.
        - Ну, хорошо, допустим, он сумел снять блокиратор, но ему не дали выбраться с крейсера. Что тогда?
        - Наверняка, он уничтожил блокиратор. Я бы на его месте так и сделал.
        Леура некоторое время молчала, а затем с явной неохотой согласилась:
        - Вы меня не убедили, лейтенант, но пусть будет по-вашему...
        Лэнфорд и остальные передвигались между строениями, стараясь не оказываться на виду. Они шли, озираясь по сторонам, готовые мгновенно отреагировать на любую опасность. Через некоторое время показались хранилища.
        Когда группа подошла ближе, Нил сказал:
        - Доронин и Трюфо со мной. Проводим разведку территории. Остальные ждут здесь.
        Они прочесали местность вокруг. Убедившись, что все чисто, подошли к воротам, поблескивающим на солнечном свете. Лэнфорд приложил руку с закрепленным в биоразъеме кристаллом к приемному устройству. После проверки ворота с негромким гудением открылись.
        В полутемном хранилище стояла тишина. Нил, Роман и Жак активировали тепловой режим видения на вживленных визиотронах и рассредоточились. Они внимательно передвигались среди запыленной техники, выискивая возможного неприятеля. Но в хранилище кроме них никого не было.
        Они встретились в центральной части склада.
        - Я выбрал бронетранспортер, - сообщил Лэнфорд. - Это «Бизон» ДТБ107. Для нас места там достаточно, а если группе полковника удалось спастись, то и им тоже хватит. Займитесь подготовкой. Не забудьте проверить индикатор энергии.
        Доронин и Трюфо отправились вглубь хранилища, а лейтенант вышел к воротам.
        - Заходите. - Нил махнул рукой. - Скоро отправляемся.
        Вся группа проследовала в хранилище. Лэнфорд остался наблюдать за местностью.
        Изнутри донесся шум: это был звук двигателей БТРа. Потребовалось около двух минут, чтобы протестировать все его системы.
        Нил стоял и ждал появления бронетранспортера, когда услышал какой-то шорох. Он обернулся и увидел Олдриджа в сопровождении солдат, которые сидели в антигравите.
        На лице Динтара появилась язвительная холодная усмешка:
        - Куда-то собрались, лейтенант?
        Глава 35
        Серов все же отыскал нужный кабель. Лазерным ножом он удалил часть изоляции, затем осторожно перерезал провод. Сначала медленно открылся внутренний люк, а затем, через минуту, распахнулся и внешний люк, открывая взору поле, поросшее тельидой.
        - Внешний люк номер 3 открыт! - сказал биокомпьютер «Волка». - Внешний люк номер 3 открыт!
        Вот она, долгожданная свобода!
        - Путь чист, - сообщил Виктор по рации. - Все сюда!
        Юрий выбрался из танка и поспешил к Серову. Стив и Макс вылезли из «Терсы» и тоже побежали, на всякий случай прячась за все, что могло скрыть их от неприятеля.
        - Наша посудина готова, ундент полковник? - спросил Панин.
        - Ждет вылета.
        Они все скрылись в отсеке для кораблей.
        Виктор ввел код, и стена наглухо закрылась. Серов постоял несколько секунд в ожидании, затем направился к кораблю.
        Ирвинг, Панин и Щербаков уже занимали места. Стив и Макс расположились на креслах, предназначенных для солдат, а Юрий протиснулся на место второго пилота и устроился там, прицепив на висок контроллер телепатического управления оружием.
        Виктор сел в кресло первого пилота и приступил к предстартовой подготовке. Он коснулся нескольких кнопок, и биокомпьютер корабля произнес голосом, лишенным всяких эмоций:
        - Судно к взлету готово. Используется ручное управление.
        Сейчас этот голос показался им дружественным и успокаивающим.
        Корабль издал гудение, нарастающее с каждой секундой, и оторвался от стартовой площадки. Его острый словно клюв птицы нос поднялся, штурмовик развернулся и вылетел из открытого шлюза.
        - Мы сделали это... - сказал Щербаков, посмотрев на «Волка», который постепенно удалялся от них и скрылся за деревьями. Юрий со вздохом откинулся в кресле, перекрестился и прикрыл глаза.
        Панин и Ирвинг воспользовались передышкой и занялись охладителями винтовок.
        Виктор вытащил пульт управления минами, и, помедлив секунду, нажал кнопку. Послышалась серия далеких взрывов. Теперь можно надеяться, что техника на «Волке» в ближайшее время не поможет паразитам, захватившим тела людей.
        Серов вел штурмовик над поселением и оглядывал окрестности. Ему не верилось, что они выбрались на свободу, да еще и прихватили с собой блокиратор. Да, это была победа, но победа в одном сражении, а не в целой войне. Виктор отлично понимал: даже забрав блокиратор, они не могут быть уверены в своей безопасности.
        Правда, Серов знал: если от них не будет известий в течение трех недель, сюда направят еще одну спасательную экспедицию, а это означало, что у них появится шанс. Но эти недели еще нужно продержаться. И даже если они сумеют дождаться прибытия второй группы, им придется доказать, что у них нет космического помешательства. А если спасательная группа решит, что они сошли с ума, эти существа смогут преспокойно покинуть планету, прикрывшись людьми точно живым камуфляжем.
        Он должен что-то сделать, но что именно, Виктор пока не знал. Паразиты в телах людей захватили крейсер, и теперь не было возможности предупредить спасательную команду. Оставался только местный Центр связи, но и туда пробраться будет невероятно сложно.
        Серов медленно летал над поселением, осматривая местность и размышляя о дальнейшей судьбе своего отряда. Он вспоминал убитых Ханта, Бауэра и других бойцов из своей команды, солдат, за которых он отвечал лично. В военных операциях гибнут солдаты - так всегда было, - и если не можешь смириться с этим - то тебе не стоит идти в космические войска. Если не способен принимать непростые решения - ты не командир. Но здесь, Виктору, по сути, пришлось воевать против своих, даже если принять во внимание тот факт, что теперь они уже не совсем люди.
        Противника они встретили такого, какого трудно себе представить и тем более - одолеть. Эти паразитирующие существа настолько отличались от человека, что Серов пока не знал, как можно справиться с ними. Слабые места этой чужеродной формы жизни были тайной для людей. Неприятно признаваться, но человек не знает о них абсолютно ничего. Однако эти создания, судя по всему, прекрасно разбираются в тонкостях человеческой психологии и анатомии.
        А давний друг Виктора - капитан Назаров? Тяжело было сознавать, что теперь он всего лишь послушный инструмент в руках этих тварей, бездушная кукла, четко выполняющая данные ей команды.
        Серов не знал, осталось ли хоть что-нибудь человеческое в тех, кого поработили чужаки, или они находятся в полном их подчинении. Он представил, каково это жить под чужим разумом и не осознавать, что тобой управляют. Наверное, похоже на кошмарный сон.
        Виктор с силой сжал ручку управления кораблем. Он обязан спасти от такой участи своих оставшихся людей. Он должен выжить сам и не выпустить отсюда этих тварей. Но разве могут несколько людей, пусть и закаленных в боях, противостоять разумным паразитам, которым чуждо все человеческое? Ответа на этот вопрос у Серова пока не было. Силы человека не безграничны, а чужаки будут стремиться завладеть людскими телами во что бы то ни стало. Но доверить эту миссию было некому, и придется полагаться только на себя. «Ладно, Виктор, что-нибудь придумаем. Не в первый раз. Что бы там ни случилось, до наших душ им не добраться...»
        Серов посмотрел в левое обзорное окно и увидел склады, возле которых были заметны вспышки выстрелов. Он начал снижаться, внимательно разглядывая происходящее внизу. Виктор заметил нескольких бойцов из своей группы. Они укрылись возле ворот и отстреливались от наступавших на них солдат из поселения. Было очевидно, что превосходство в силе на стороне противника.
        Серов решил немедленно вмешаться и поддержать десантников. Он окликнул Щербакова:
        - Эй! Юри! Подключай энган. Там внизу заваруха, нужно помочь нашим парням.
        Щербаков активировал корабельный энган, а Ирвинг и Панин прилипли к боковому обзорному экрану.
        Корабль описал круг и полетел на бреющем полете.
        - Вон там, правее. - Виктор снизил скорость. - Видишь?
        - Вижу, ундент. Держитесь парни, помощь уже близко.
        Энган штурмовика начал выплевывать сгустки энергии. Солдаты внизу засуетились и бросились искать укрытие. Заряды взрыхляли землю, а солдаты метались, стараясь не попасть под них.
        - Надеюсь, - сказал Юрий, - у них нет зенитных орудий.
        - Я тоже надеюсь. - Серов повернул корабль и пошел на второй круг.
        Виктор зашел на цель, а Щербаков продолжал стрелять. Солдаты отступили к деревьям и скрылись в густых зарослях.
        Штурмовик завис над землей. Серов напряженно всматривался в непроглядную массу багровых отростков.
        Юрий первым обнаружил неприятеля:
        - Ундент полковник, гляньте туда! Слева по борту.
        Виктор взглянул на левый экран и увидел приближающуюся технику: броневики, два штурмовых робота, танк, и что самое неприятное - две самоходные роботизированные зенитные установки МЗУ-3 «Шершень». Они могли поражать цели на высоте до пятидесяти километров. Серов решил немедленно снижаться. Он удивился, почему по ним до сих пор еще не стреляли.
        Виктор повернул корабль и начал снижение. К счастью, нашлось достаточно свободного места, и через минуту посадочные опоры-амортизаторы штурмовика коснулись земли.
        Серов поспешил к выходу. На секунду он задержался у люка:
        - Юрий, управляешь орудиями. Я посмотрю, как там лейтенант и остальные.
        - Ундент, - Щербаков повернулся к нему, - вы видели, сколько их?
        - Видел. До них около шести километров. При такой скорости передвижения они будут здесь минуты через три.
        Виктор спустился на лифте, а Юрий включил защитные экраны корабля.
        Серов заметил, как солдаты осторожно выходят из леса. Уже был слышен рокот моторов приближающейся техники. Времени оставалось в обрез, и Виктор припустил к хранилищу. Из лесной чащи тут же последовали выстрелы, на которые ответил энган штурмовика.
        «Не стрелять!» - крикнул Серов, подбегая к воротам хранилища.
        Из-за проема выглянул Лэнфорд. Было видно, что лейтенант рад увидеть Виктора живым и невредимым, хотя вместе с этим не смог скрыть настороженности.
        - С возвращением, ундент, - сказал Лэнфорд, всматриваясь в лицо Серова.
        - Как вы тут?
        - Держали оборону. Не подоспей вы вовремя, нас бы, наверное, уже перещелкали.
        Они стояли друг против друга, ощущая возникшую незримую стену подозрительности.
        - Я догадываюсь, о чем вы думаете, Нил, - Виктор посмотрел в сторону леса, откуда раздавался шум техники, - но у нас мало времени, так что давайте быстренько поиграем с фаннером.
        Серов вытащил фаннер, включил таймер и положил игрушку на землю. Виктор и Нил не отрываясь смотрели в «дуло» фаннера.
        После того как действие парализующего разряда кончилось, Серов и Лэнфорд выждали еще секунд десять, а затем одновременно глянули в сторону сплошной массы отростков, откуда слышался шум падающих деревьев.
        - Самое время, чтобы убраться отсюда, - сказал Виктор.
        - Ундент, вам удалось снять блокиратор?
        - Он у меня. Зовите людей, и улетаем немедленно.
        Нил исчез в хранилище.
        В этот момент из леса вылетел робот-танк «Фурия». «Почему у них обязательно должен быть сверхтяжелый танк?», - подумал Серов.
        «Фурия», очевидно, использовала дистанционный нейтрализатор силовых полей и экранов, потому что в следующую секунду половину кабины корабля разнесло на части и оплавленные куски плазменным сгустком. Затем последовало еще несколько выбросов плазмы. «Ну что ж, - философски подумал Виктор, - придется нам искать другой способ передвижения».
        Он включил рацию и побежал к штурмовику.
        - Лейтенант, планы меняются. - Серов поднялся и залез в корабль. - Мы потеряли штурмовик, будем отходить на антигравах. Уводите людей, а мы вас догоним.
        - Ундент, у нас тут есть БТР.
        - Что за БТР?
        - Тяжелый «Бизон».
        - Боекомплект, энергия?
        - Заряженный под завязку. Боекомплект полный.
        Виктор прикинул возможность отступления на бронетранспортере.
        - Выводите, - велел он. - Мы идем к вам.
        - Понял.
        - Эй! - крикнул Серов, двигаясь между креслами. - Где вы там? Живы?
        Первым показался Панин:
        - Мы в порядке, ундент, только вот Щербакову досталось. Похоже, без сознания.
        Виктор протиснулся туда, где сейчас были искореженные и расплавленные куски металла. Он увидел Ирвинга, который безуспешно пытался вытащить Юрия с места пилота:
        - Нет, одному тебе не сладить.
        Серов приблизился к Юрию, забросил его руку себе на плечо и попытался поднять:
        - Давай Стив, вытащим этого здоровяка.
        Они поволокли Щербакова по проходу между креслами.
        - Ну и тяжелый же он, - шумно дыша, произнес Виктор.
        В этот момент судно содрогнулось от выстрела. Это опять дал залп танк. За этим выстрелом последовал еще один, а потом еще. Часть броневого покрытия с правой стороны начала плавиться.
        - Тянем, тянем, - говорил Серов. - Люк уже недалеко.
        Макс Панин уже выбрался и ждал внизу.
        В корабль снова попал плазменный сгусток. Боковые окна трескались, справа штурмовик раскалился докрасна. Пластироновые детали и кресла превращались в тягучую кашу, издавая отвратительный запах.
        - Повезло, что мы стоим боком к этому танку, - сказал Виктор.
        Он напрягся и поднял Щербакова, схватив его за отсек на костюме.
        Тут Юрий открыл глаза:
        - А я и сам могу идти, ундент полковник, так что нежности уже ни к чему.
        - Вовремя ты очухался. Уходим быстрее.
        Ирвинг выскочил через люк, за ним, еще не придя в себя окончательно, неуверенно пролез Щербаков. Стив и Макс помогли ему спуститься. Серов вылез последним.
        Виктор выглянул из-за борта корабля и увидел, что вражеская техника и солдаты уже заполнили часть поля.
        - Ундент, - раздался голос Лэнфорда во вживленном передатчике Серова, - мы на месте. Отступайте к хранилищам. Мы прикроем.
        - Попытаемся.
        Серов посмотрел на своих подчиненных:
        - Ну, парни, сейчас нам предстоит забег. Надеюсь, вы умеете хорошо бегать.
        В этот момент в штурмовик снова попал плазмоид. Серов снял с плеча Панина униразер:
        - Давайте к складам. Бегите через тельиду.
        - А вы, ундент полковник? - спросил Ирвинг.
        - Я за вами.
        Следующий сгусток плазмы чуть не угодил в Виктора и остальных спейсаров.
        - Ходу! - крикнул Серов.
        Юрий, Стив и Макс побежали и почти с головой скрылись в сплетении тонких отростков ярко-фиолетовой тельиды. Виктор выждал несколько секунд, потом бросился следом.
        Он был уверен, что их сейчас перестреляют, ведь они были отличной мишенью для техники, где стояли мощные поисковизоры, и тельида не спасла бы их. Но к его удивлению, никто по ним пока не стрелял.
        Они достигли хранилища и увидели БТР. Около открытого люка сидел Лэнфорд.
        - Быстрее! Быстрее! - Он махал рукой.
        Серов и остальные добрались до бронетранспортера и залезли внутрь. Лэнфорд задвинул крышку люка:
        - Полетели! Валим отсюда к черту!
        Жан Трюфо, сидевший за панелью управления, собрался уже рвануть с места и взлететь, но Виктор остановил его:
        - Подожди.
        Нил посмотрел на Серова с изумлением:
        - Вы что делаете, ундент?!
        - Они не собирались нас убивать. Если бы хотели, могли прикончить, когда мы еще прогуливались через тельиду.
        - И что это доказывает?
        - Понятия не имею. Но думаю, сейчас узнаем.
        В подтверждение его слов послышался голос Олдриджа, усиленный мощным транслятором: «Я хочу поговорить с вами, полковник!»
        Нил и Виктор переглянулись.
        - Это западня, голову даю на отсечение! - убежденно сказал Лэнфорд. - Они что-то задумали, ублюдки.
        - Выходите, полковник! - сказал Динтар Олдридж. - Я не вооружен.
        - Он не вооружен! - саркастически засмеялся Нил. - Зато другие с оружием.
        - Наверное, хотят договориться с нами... - Серов глянул в обзорный визор.
        - О чем нам с ними разговаривать, ундент? Нужно сматываться, пока еще живы!
        - Я жду, полковник! У меня есть к вам дело.
        Виктор подошел к люку.
        - Ундент, вы что, решили выйти к ним? - Лэнфорд был просто ошарашен.
        - Вы можете предложить что-то получше?
        - Удрать отсюда сейчас же.
        - Я рядом с вами, - продолжал греметь транслятор. - Не стреляйте в парламентера.
        - Я догадываюсь, чего они хотят, - сказал Серов. - Наверняка попытаются обменять блокиратор на наши жизни.
        - Но вы же не отдадите его, ундент. - Нил прильнул к визору. - Зачем тогда идти?
        - Может быть, я и ошибаюсь.
        - Ундент, да какая разница! Этим тварям нельзя доверять! Или вы надеетесь заключить с ними перемирие?
        - Так что вы решили? - настаивал Динтар. - Я могу рассчитывать на ваше благоразумие?
        Виктор достал бластер и открыл люк:
        - Прикройте меня, лейтенант. И если что - улетайте.
        - Это тактическая ошибка, ундент, - покачал головой Лэнфорд.
        Серов только усмехнулся и исчез в люке.
        Глава 36
        МЕСТО: ГАЛАКТИКА МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ.
        КОСМИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ «КАЙМАН-4».
        Майор Хайнц Шредер опустился в кресло и поставил на стол третью за последние несколько часов самоподогревающуюся кружку кофе, - так как предпочитал именно проверенный столетиями кофе другим стимуляторам. Шредер вздохнул и уставился на обзорный экран, демонстрировавший великолепную панораму звезд. Бархатную черноту космоса и яркие звезды он видел много раз и уже не ощущал трепета при виде «Сиянья бесконечности», как назвал Вселенную один знаменитый современный поэт. Хайнц лениво глотнул кофе и одновременно просканировал телепорт связи, надеясь получить ответ. Новых сообщений не было.
        «Что же там могло случиться? - думал Шредер. - Они уже два дня как должны были высадиться на Элледии, однако до сих пор не вышли на связь. Прямое нарушение правил. Кажется, полковник Серов - опытный офицер, он не может не знать этого. Но вряд ли он решил устроить себе своеобразный отпуск за казенный счет. Конечно, всем нам хочется время от времени полежать на песочке, погреться под лучами солнца, поплескаться в теплой водичке в каком-нибудь райском уголке... Что и говорить - я и сам бы не отказался. Но я уверен, что полковник не выходит на связь по другой причине». Шредер еще раз проверил телепорт, но к своему неудовольствию так ничего не увидел и не услышал.
        В отсек связи зашел лейтенант Бобби Ньюэлл. Судя по его помятому лицу, он только что проснулся.
        - Есть что-нибудь? - спросил он.
        - Нет, молчат по-прежнему. Хотел бы я знать, чем они там занимаются.
        - Наверное, их одолела ферториевая лихорадка, - засмеялся Ньюэлл. - Они забыли, зачем прилетели, и рыщут в поисках залежей. Может, уже открыли новые копи.
        - Ферторий там под ногами не валяется. Я знаком с особенностями Элледии. Думаю, причина может оказаться тривиальной: они лежат в шезлонгах и попивают коктейли. Устроили себе внеплановый отдых, так сказать.
        Бобби развалился в кресле.
        - Если бы меня послали туда, - он сладко зевнул, - я бы тоже воспользовался такой возможностью...
        - Ну, а если говорить серьезно, - сказал Хайнц, - то меня начинает тревожить их молчание. Ни одного контакта с того момента, как они высадились на планете.
        - С них шкуру спустят за такие выходки.
        - Слабое утешение...
        - Пойди-ка ты лучше поспи, - предложил Ньюэлл, подвигаясь к своему рабочему месту. - Я разбужу тебя, если что.
        - Хорошая мысль... - Шредер зевнул, встал и потянулся. - Часиков семь сна мне не помешает. Сиди здесь, может быть, они все-таки сделают нам одолжение и выйдут на связь.
        - Будем надеяться.
        Хайнц подошел двери, когда раздался сигнал о том, что через телепорт прошел межпланетный вызов. «Станция «Кайман-4»», - произнес Бобби, прицепив на ухо миниатюрный наушник с микрофоном.
        Через секунду он встрепенулся и махнул рукой Шредеру, который еще не вышел из отсека.
        - Да, капитан, - сказал он, - я тоже рад вас слышать.
        Ньюэлл включил звук и изображение, чтобы Хайнц мог слышать и видеть с кем он говорит. Появилась голограмма Дмитрия Назарова. Он улыбался.
        - Мы здесь уже начали беспокоиться, - тоже улыбнулся Ньюэлл. - Как у вас дела?
        - У нас все идет неплохо, лейтенант. - Назаров посмотрел сначала на Бобби, потом на Хайнца. - Оказалось, что был необходим ремонт на орбитальной станции «Стрела», и в настоящее время мы занимаемся этим.
        - Когда вы намерены закончить?
        - Трудно определить конкретные сроки. Как я уже сказал, ремонтные работы еще продолжаются, и возможно, мы пробудем здесь несколько недель.
        - А почему так долго? - вмешался в разговор Шредер.
        - Майор, это вам лучше узнать у техников. Они заявили, что на ремонт потребуется как минимум три недели, и быстрее не получится. К тому же здесь, в поселении, нас попросили и о других неотложных ремонтах. Как вы сами понимаете, лучше сделать все сразу, чем потом посылать еще один корабль.
        Хайнц внимательно смотрел на капитана:
        - Вы уверены, что вам не требуется помощь?
        - Конечно, нет! - Дмитрий сделал протестующий жест. - Не стоит беспокоиться и напрасно тревожить людей. Мы можем закончить ремонт сами.
        - Это все, капитан?
        - Почти... Есть еще кое-что, о чем вам, полагаю, следует знать.
        - Я слушаю. - Шредер сложил руки на груди.
        - Видите ли, как бы это сказать... Полковник Серов... В общем, он сейчас не может командовать экспедицией и принимать адекватные решения.
        - Что вы под этим подразумеваете?
        - Он очень слаб, бредит, почти полностью потерял дееспособность и находится в лазарете.
        - И что вызвало такое состояние? - Хайнц выглядел встревоженным и недовольным.
        - Из заключения, сделанного нашим корабельным врачом, следует, что полковника укусил один из видов здешних эрфиниров. Должен заметить, фауна Элледии отличается разнообразием. Укусы некоторых видов эрфиниров могут оказаться весьма неприятны, хотя их яды, как правило, и не приводят к летальному исходу.
        - Насколько я знаю, еще ни с кем из тех, кто раньше побывал на Элледии, такого не случалось, - заметил Шредер.
        - Да, да, мне это тоже известно... - с грустью согласился Назаров. - Но наш доктор говорит, что этот случай - довольно редкий. Аллергия, вызванная сильной восприимчивостью к яду определенного типа.
        - Значит, тогда...
        - Нет-нет, все под полным контролем! Просто я посчитал необходимостью известить вас.
        - Если вы точно уверены...
        - Абсолютно! Нет никаких причин для тревоги. Командование экспедицией я взял на себя, ремонтные работы продолжаются в плановом режиме, а полковнику... полковнику просто нужен хороший отдых, постоянный уход и присмотр.
        - Хорошо, капитан, я тоже даю согласие на передачу командования. Теперь вы отвечаете за экспедицию.
        - Постараюсь оправдать ваше доверие. - Дмитрий опять улыбнулся.
        - В следующий раз выходите на связь согласно правилам.
        - Разумеется. Прошу извинить за задержку. Это не повторится.
        - Конец связи.
        - Конец связи.
        Хайнц глянул на Ньюэлла:
        - Осчастливили нас, называется.
        Бобби снял микрофон:
        - Ладно тебе брюзжать. Мы знаем теперь, что у них все в порядке. Ну, почти все в порядке... Это главное.
        Шредер устало потер глаза и с неохотой снова сел в кресло:
        - Что могло произойти с полковником? Разве такое возможно? Аллергия на укус эрфинира...
        - Я не ксенозоолог, но допускаю, что яд местных эрфиниров действительно мог привести к таким последствиям.
        - Все равно это странно... Наверняка любой стандартный антиаллергический препарат мог бы легко справиться с последствиями укуса.
        - Не морочь себе голову. Иди лучше отдохни.
        - Возможно, ты и прав, однако нужно вызвать командующего и доложить об этом.
        Глава 37
        Виктор вылез из БТРа, повернулся и увидел Олдриджа. Тот медленно летал по кругу в открытом антигравите.
        - Что вам нужно? - спросил Серов.
        - Полковник, я рад, что вы пришли. Давайте немного полетаем.
        - Нет, я останусь здесь.
        Динтар дружелюбно улыбнулся:
        - Ну что ж, ладно...
        Он направил антигравит в сторону Виктора. Тот сразу же поднял бластер.
        - В этом нет необходимости, полковник. Я без оружия.
        Виктор молчал и холодно смотрел на Олдриджа.
        Динтар подлетел еще ближе, остановился и вылез из антигравита. Некоторое время он изучающе разглядывал Серова, затем произнес:
        - Мне кажется, полковник, вы здравомыслящий человек...
        - Возможно.
        - ...и вы умнее и дальновиднее остальных. У меня есть надежда на то, что мы с вами договоримся.
        Виктор не опускал бластер:
        - Смотря о чем.
        Олдридж почесал мясистую щеку:
        - Хочу признаться вам: вы меня восхищаете. Вы сильный и упрямый человек и никак не желаете сдаваться. Вероятно, другой командир на вашем месте уже отступил бы - но не вы. Вы стоите до последнего, даже теперь, когда наше преимущество очевидно.
        - Я обязан так поступать.
        Динтар наклонил голову, очевидно, обдумывая слова Серова.
        - Нет, - сказал он, - здесь определенно нечто иное! Вы по своей натуре - боец, и вот это меня восхищает. Вы к тому же еще и достойный соперник, и в других обстоятельствах с вами было бы интересно посоревноваться. Я имею в виду, конечно же, интеллектуальные состязания, а не кровавые игры в войну...
        - Не пора ли перейти к сути дела? - Виктор по-прежнему держал бластер, направив дуло на Олдриджа.
        - Разумеется. - Динтар присел на пружинящий, выдержавший его вес отросток авенории.
        Серов внимательно посмотрел на солдат, которые сидели в антигравите метрах в шестидесяти отсюда. Их было четверо и своим непроницаем выражением лица солдат напоминали маски. Их руки расслабленно лежали на оружии, но Виктор знал: стоит только Динтару Олдриджу подать им знак, как они хладнокровно застрелят его.
        - Полковник, - Олдридж вытянул ноги, - у вас есть то, что нужно нам, и я предлагаю вам отдать это.
        - Вы, случайно, не о блокираторе?
        - Именно.
        Серов опустил бластер, но не убирал его:
        - Почему вы решили, что я отдам блокиратор?
        - Это в наших общих интересах.
        - Мне пришлось потрудиться, чтобы достать эту вещицу.
        Олдридж засмеялся:
        - Надо признать, у вас все очень ловко получилось. Даже наш андроид не смог вам помешать. Мы не ожидали такой дерзости. К сожалению, нам не удалось вернуть блокиратор там, на корабле, и вот теперь я прошу: отдайте его. И не забудьте сказать код.
        - Это мой козырь, поэтому я не собираюсь расставаться с ним.
        Динтар смотрел на Виктора, и его взгляд можно было назвать вполне дружелюбным:
        - Что ж, разумно, весьма разумно. А если я предложу вам сделку: вы отдаете блокиратор, а мы оставляем вас в живых? Мы согласны оставить вам так высоко ценимую вами, но на самом деле довольно жалкую человеческую сущность. Стоит заметить, людям свойственно переоценивать свою значимость. Однако не об этом сейчас речь. Мы дадим вам возможность спокойно уйти отсюда. Мало того - я могу даже позволить вам улететь с Элледии и гарантирую неприкосновенность. Вы и ваши люди сможете вернуться домой. Разве вы не этого хотите?
        - Никогда бы не подумал, что вы будете просить меня о чем-то, - усмехнулся Серов. - Это здорово поднимает мою самооценку.
        - Поймите правильно, полковник, если бы у нас было время, мы бы вернули блокиратор вне всяких сомнений, но сейчас не можем ждать. Мне кажется, сделка справедливая, и стоит согласиться.
        - Я полагаю, - сказал Виктор, - вы так спешите, потому что для вас крайне нежелательно, чтобы сюда прилетела еще одна спасательная команда?
        - Вы весьма проницательны. - Олдридж немного подвинулся в сторону Серова. - Но мы приняли меры и теперь имеем преимущество. Сейчас мы - хозяева положения. Так что не стоит рассчитывать на помощь военных.
        - Я уже давно хочу задать вам один вопрос, офтер Олдридж. Кто вы такие и откуда появились на Элледии?
        - Вы же не думаете, полковник, что я отвечу вам? - с усмешкой сказал Динтар. - Как там говорят у вас: «Молчи и умей хранить информацию».
        Олдридж посмотрел в глаза Серову, и его взгляд на этот раз утратил всякую симпатию:
        - Так вы отдадите блокиратор?
        Виктор будто не слышал вопроса, думая о чем-то своем.
        - Я повторяю: вы отдадите блокиратор?
        Выражение лица Серова было трудно понять. Он сказал:
        - Офтер Олдридж, или кто вы там есть на самом деле, вы серьезно думаете, что я отдам блокиратор и позволю вам улететь отсюда? Этого не будет. Вы сами сказали, что я боец, и поэтому можете забыть о легкой прогулке в другие миры. Полагаю, у нас с вами еще будет возможность посоревноваться.
        - Вы делаете ошибку, полковник. Советую вам изменить решение, пока не слишком поздно.
        Виктор оставался невозмутимым, продолжая следить за солдатами, топтавшимися неподалеку:
        - Вы не улетите отсюда. Пока я жив, вы останетесь здесь.
        - Отдайте мне блокиратор, - как автомат повторил Динтар, - или пожалеете, что вообще появились на свет. Мы уничтожим вас и других вам подобных.
        - Звучит весьма драматично, даже зловеще! В вас кроется несомненный талант актера. Только не старайтесь меня запугать.
        Олдридж некоторое время задумчиво смотрел на Серова, а потом пожал плечами:
        - Что ж, пускай будет по-вашему... Но вы об этом сильно пожалеете...
        Он поднялся, забрался в антигравит и не спеша полетел в сторону своих солдат. Виктор направился к бронетранспортеру, где у люка его ждал Лэнфорд.
        - Как я понимаю, ундент, - сказал он, - вы ни о чем не договорились?
        Серов залез внутрь:
        - Вы угадали.
        В бронетранспортере Виктора встретили вопросительные взгляды остальных людей, однако он не стал ничего объяснять, прошел вперед и сел в кресло штурмана. Трюфо ждал указаний. Серов хмуро посмотрел перед собой. Их будущее, и без того казавшееся не очень радужным, сейчас выглядело совсем скверно, а разговор с Динтаром Олдриджем оставил у него в душе неприятный осадок. Тем не менее нужно было собраться и действовать дальше.
        До них донесся шум приближающейся техники.
        - Полетели, - велел Виктор. - Держи курс к лесу.
        Жак взялся за ручки управления. Зашумели антигравитационные двигатели, БТР поднялся и полетел по направлению к густому лесу.
        Нил сел рядом:
        - О чем вы с ним говорили, ундент?
        - О том, о чем я и предполагал. Он хотел выменять блокиратор в обмен на нашу свободу и жизни. Предлагал даже возможность улететь отсюда.
        - Вы, конечно же, не согласились? - понимающе усмехнулся Лэнфорд.
        - Сами знаете, что я не мог этого сделать.
        - Ундент, на вашем месте я поступил бы так же.
        - Но вы сейчас не отвечаете за других людей, как я, а мне пришлось распоряжаться чужими жизнями. К этому нельзя привыкнуть.
        - Ундент, вы думаете, остальные пошли бы на сделку?
        - Не знаю.
        - Нет, - уверенно сказал Нил, - они разумные люди и понимают: если бы мы отдали блокиратор, то вряд ли бы получили что-нибудь взамен. Эти твари не выпустили бы нас с планеты.
        - А где Эрвин, полковник? - спохватилась Нолан.
        - Наш общий приятель Эрвин оказался андроидом, - спокойно объяснил Виктор. - И чуть не покрошил нас всех на корабле. Дело рук этих тварей.
        - Что?! Но как такое возможно? Они и робота сумели внедрить к нам?
        - Они умны и хитры и не остановятся ни перед чем.
        - У нас «хвост», - привлек внимание Панин.
        Серов включил трехмерное изображение заднего вида и тоже заметил преследующие их танк «Фурия» и два легких робота-броневика БРЛ-10.
        - Это «охотники», - изучил Лэнфорд броневики. - Для нас особой опасности не представляют. А вот «Фурия» может запросто разнести на части.
        Едва он договорил, как бронетранспортер слегка тряхнуло, и металл в задней части БТРа зашипел. Они летели над полем, и до леса оставалось примерно двадцать километров.
        Послышался треск зарядов - это броневики обстреливали их из энганов.
        - Я займусь ими. - Нил занял кресло стрелка.
        Виктор заметил, что «Фурия» начала отставать.
        - Стреляйте сначала по танку, - велел он. - Может, оторвемся.
        Лэнфорд развернул башню и выстрелил. Пушка выплюнула плазмоид, но защитный экран «Фурии» не дал ему попасть в цель. Танк продолжал упрямо преследовать их. Он снова выстрелил и задел бронетранспортер плазмой по правому борту. Броневик качнулся, но Жак хладнокровно выровнял его. Нил произвел по танку еще один залп, однако, без успеха:
        - У этой «Фурии» мощные экраны и слишком крепкая броня.
        Они подлетали к окраинам поселения. Уже виднелись автономные охранные башни.
        - Ундент, - Трюфо сосредоточенно смотрел на центральное голографическое изображение, - если пушки активированы, то они превратят нас в бланманже или понаделают дыр лазером.
        Серов тоже глянул на изображение. Лицо Виктора оставалось бесстрастным:
        - Летим дальше.
        - Понял. - Жак еще крепче вцепился в ручки управления.
        БТР приближался к турелям, грозно возвышающимся над стеной. Трюфо направил бронетранспортер прямо на стену, а Серов не сводил взгляда с круглых башен турелей. До автономных орудий оставалось около трехсот метров.
        - Сейчас узнаем, что будет... - пробормотал Жан.
        Вот БТР приблизился и оказался в радиусе действия башенных орудий, но... ничего не произошло.
        Раздался скрежет металла - это БТР протаранил стену. Его встряхнуло, и он вырвался за пределы поселения. Люди, захваченные паразитами, определенно не хотели, чтобы и их самих уничтожили охранные башни, и отключили орудия.
        Виктор тут же решил изменить курс:
        - Поворачивай налево. Будем двигаться вон к тем горам.
        Трюфо взял левее, и они направились в сторону горного хребта, лежащего в десяти километрах от них. «Фурия» немного отстала, однако ее пушки по-прежнему была нацелены на БТР.
        Танк выбросил сгусток плазмы, и в бронетранспортере появилась приличная брешь. Металл с шипением плавился, раскаленными каплями стекая по стенке. Вдобавок к этому два робота-броневика привязались к ним словно назойливые мухи и продолжали стрелять из энганов. Заряды, выпущенные ими, хлестали по корпусу «Бизона», оставляя неглубокие оплавленные отметины, но не причиняли значительного ущерба.
        Лэнфорд навел башенное орудие на один из преследующих броневиков и нажал гашетку. Броневик развернуло, он несколько раз повернулся вокруг своей оси, а потом зарылся носом в сплетение цепких отростков растущей в этой местности авенории.
        Другой броневик зашел сбоку и принялся таранить их. Они услышали скрип металла, а затем два машины полетели бок о бок друг с другом. Атакующий броневик отлетел в сторону на метр, а потом опять пошел на таран. Он стукнул их своим бортом, да так, что они чуть было не перевернулись. Жан бешено орудовал «штурвалом», пытаясь удержать БТР.
        Он резко притормозил, и преследовавший их робот-броневик сам оказался впереди. Ему тоже пришлось тормозить, но Жан уже устремил БТР на него. Он атаковал сбоку и поддел выступающей броней. Вражеский броневик накренился, несколько раз перевернулся и остался стоять, запутавшись в отростках авенории.
        - Молодец, Француз, - похвалил Серов.
        Робот-танк, воспользовавшийся тем, что они потеряли скорость, стал нагонять беглецов.
        - Снова эта «Фурия»! - Нил навел орудие, хотя и понимал, что это не имеет смысла.
        - Нужно добраться до скал, - Виктор следил за танком, - там мы укроемся.
        Трюфо бросал бронетранспортер из стороны в сторону, чтобы танку было труднее прицелиться.
        Сгусток плазмы попал совсем рядом и с шипением взрыхлил землю. Лэнфорд начал отстреливаться, не надеясь на какой-то эффект. Следующий плазменный сгусток, выпущенный «Фурией», все-таки достиг броневика и проделал еще одну брешь.
        Между тем поле, поросшее авенорией, закончилось, и начинался труднопроходимый лес. Серов изучал местность, стараясь выбрать оптимальный маршрут движения. Слева тянулась полоса густого леса, справа раскинулась зеленовато-белая горная гряда.
        Жак сбавил ход и вопросительно посмотрел на Серова:
        - Куда теперь, ундент полковник?
        Бронетранспортер дернулся от попадания, и с левой стороны броня начала плавиться и исчезать. Появилась очередная дыра.
        - Попробуй пролететь между теми валунами, там мы сможем затеряться.
        Трюфо направил БТР над каменистой почвой в сторону невысокой горы. Рядом с ними плазмой разнесло камень, и куски камня градом посыпались на броню. Трюфо удалось аккуратно втиснуться между двумя каменными глыбами, и преследующий танк исчез из виду.
        - Летим дальше, - велел Виктор.
        Бока бронетранспортера жалобно скрипели, продираясь между острыми камнями. Они продолжали забираться в горы. Шум танка окончательно затих вдали.
        Лэнфорд повернулся в кресле к Серову:
        - Ундент, «Фурия» не сможет здесь сразу пролететь, так что на некоторое время мы в безопасности.
        Серов кивнул в ответ:
        - Если только они не решат преследовать нас пешком.
        БТР с трудом преодолел еще с полкилометра, и стало ясно, что дальше лететь невозможно. Жак пристроил бронетранспортер возле довольно ровной поверхности скалы, затем БТР медленно опустился вниз. Трюфо заглушил двигатели. Наступила тишина, нарушаемая только криками хищных летающих меронавров, возмущенных появлением непрошеных гостей.
        - Хорошая работа, Жак, - Серов повернулся и оглядел людей, - но дальше придется идти самим.
        Нил отстегнул крепежные ремни и размял руки:
        - Ундент, хотите бросить БТР?
        - Нам нужно двигаться.
        - Вы правы. Они наверняка продолжат искать нас.
        Серов направился в задний отсек.
        - Берем столько оружия и боеприпасов, сколько сможем унести, - распорядился он. - Также захватим провизию и воду. Поторапливайтесь!
        Он открыл бронеящик для хранения боеприпасов.
        Через десять минут они активировали свои дополнительные отсеки защиткостюмов, расположенные за спиной, и набили их эрзац-едой и флягами с водой и боеприпасами, а затем еще обвешались оружием.
        Виктор оценивающе взглянул на своих бойцов. Они были вооружены до зубов, а Дана Перова и Ормела, несмотря на собственные запасы медицинского оборудования, прихватили еще и стандартные комплекты БТРа, закрепив их над допотсеками. Серов понимал, что без антигравов с таким грузом они не смогут передвигаться в быстром темпе, но считал, что будет лучше, если запасов хватит на долгое время.
        Виктор первым открыл люк, огляделся и осторожно выбрался наружу. «Все чисто, - сказал он. - На выход».
        Через пять минут последний человек вылез из бронетранспортера, который был весь оплавлен, помят и потерял свою надежную защиту. Теперь им придется надеяться только на себя и свое оружие.
        Глава 38
        Начинало смеркаться. Им нужно было как можно скорее уходить. Серов решил идти через горную цепь, частоколом каменных пиков видневшуюся совсем близко, и выйти в лес, чтобы скрыться там.
        - Я думаю пересечь этот горный вал и укрыться в лесу, - сказал Виктор Лэнфорду. - Там устроим лагерь и определим дальнейшую стратегию.
        - Отдых нам не помешает, ундент.
        Серов приподнял допотсек защиткостюма, используя силовые держатели, и громко сказал:
        - Идите за мной. Антигравы не включать. Не отставать и держаться рядом.
        Он зашагал в направлении ущелья, остальные потянулись за ним.
        Отряд двигался по ущелью, стараясь не сбавлять темпа. Под ногами хрустели мелкие камешки и с легким шорохом уползали испуганные вторжением в их царство эрфиниры. Пейзаж тут был довольно унылый, если не считать синих «шепчущихся» цимпуров, проросших между камнями.
        Они прошли километров тридцать и продолжали двигаться по ущелью, ставшему совсем узким.
        Отряд прошел достаточное расстояние, чтобы оторваться от возможных преследователей, поэтому Виктор решил сделать привал.
        Серов остановился, снял допотсек и положил его на камни: «Привал! Отдыхаем тридцать минут».
        Все принялись спешно устраиваться на камнях.
        - Вот что я и называю настоящей солдатской жизнью, - сказал Щербаков, снимая допотсек защиткостюма. Потом он включил режим массажа на своих защитных ботинках. - Однако она нелегка...
        - А что бы ты еще делал? - Ирвинг присел рядом. - Пел бы в одном из Новых Галактических театров? Ты ж умеешь только морды бить, да стрелять!
        Юрий приложил Стива по затылку своей внушительной ладонью, отчего тот чуть не свалился с камня, на котором сидел:
        - Ты, погляжу, меня недооцениваешь! Я и петь тоже могу.
        Щербаков принял позу оперного певца, исполняющего арию на сцене, и напел отрывок из оперы Моцарта «Дон Джованни». С таким пением, которое скорее напоминало протяжное гудение посадочных двигателей челнока, Юрий вряд ли смог бы рассчитывать на выступление даже в самом заштатном Галактическом театре, но это его явно не смущало.
        - Да ты свихнулся совсем, что ли?! - шикнул на него Панин. - Хочешь, чтобы нас услышали?
        - Не мешай, - усмехнулась Неллиган. - Не смущай парня. Посмотри, с каким вдохновением он поет!
        - Дайте только отдохнуть минуту, и я разделаюсь с каждым из вас, - пообещал Юрий. - И вообще, я что, единственный здесь, кто хоть что-нибудь понимает в искусстве?
        - Ты нам лучше еще что-нибудь исполни, - подзадорил его Трюфо. Он засвистел, изобразив бурный восторг. - Как там это называется - «на бис»!
        - Так и быть, пользуйтесь моментом и наслаждайтесь. - Щербаков окинул взглядом «благодарную публику» и откашлялся. - Стих, в общем. Посвящается нашему доктору Дане Перовой.
        - Так-так, мы ждем! - Доронин потер ладони, олицетворяя собой образ требовательного слушателя оперы девятнадцатого века.
        - Может, не надо? - буркнул Макс. - Не знаю, как Дана, а эти твари, что летают над нами, оглохнут от твоего пения.
        Юрий погрозил ему кулаком, набрал в легкие воздух и продекламировал:
        После встречи с тобой
        Потерял я покой.
        Проходит день, проходит ночь,
        Не в силах я себе помочь.
        И холодна ты и опасна,
        Но в то же время так прекрасна!
        Появись в волшебном сне,
        Подари свое сердце мне!
        Слышать этот стих в исполнении Щербакова было до того потешно, что все просто покатились со смеху. Перова, сидевшая чуть поодаль, деликатно ела питательную пасту. Она кашлянула и чуть было не поперхнулась, однако удержалась, чтобы не засмеяться. Дана привстала и театрально поклонилась:
        - О-о, вы покорили мое сердце! Теперь оно принадлежит только вам! Я буду ждать вас сегодня вечером в нашем тайном месте. Надеюсь, рядом не будет этой неотесанной солдатни, ничего не понимающей в искусстве.
        Все снова захохотали.
        - Громила, да ты у нас на самом деле покоритель женщин! - Жак хлопнул Щербакова по плечу. - Слушай, любитель прекрасного пола, ты, наверное, несколько месяцев учил этот стишок? Или сразу вкатал его в бионнер? Нет, ну надо же: «Появись в волшебном сне, подари свое сердце мне...»
        Юрий не стал уточнять, что это было одно из двух стихотворений, которые он героически выучил еще в колледже.
        - Это называется по-э-зи-я, бестолочи! Отражает, как их там... тонкие чувства...
        - Громила говорит о чувствах! - засмеялась Бет. - Надо бы запомнить этот день!..
        Щербаков снова добродушно показал кулак.
        - Что у тебя там под глазами блестит? - не унималась Неллиган. - Э... да это же слезки?..
        Тут Юрий приподнялся, чтобы схватить ее, но Бет поспешно пересела на недосягаемую для Щербакова дистанцию.
        - Черт, я-то думал, наш здоровяк снова споет... - с серьезной миной на лице заявил Ирвинг. - Я требую оперу!..
        Серов соорудил из двух кусков эрзац-хлеба своеобразный сэндвич с питательной пастой и неторопливо жевал его. Он не мешал десантниками, не останавливал их болтовню и дружескую перебранку, потому что понимал, что им сейчас требуется разрядка. Пусть шумят, они это заслужили.
        Уже совсем стемнело, и горы теперь казались немыми стражами, заботливо стерегущими покой природы. Ущелье наполнилось таинственными тенями.
        Рядом с Виктором присел Лэнфорд. Он отложил энган АМРЭ-10 «Аллигатор» в сторону и подкреплялся концентрированной белково-углеводной смесью, запивая ее витаминизированной водой.
        - Вот когда вспомнишь еду в аэроотеле! - со вздохом сказал Нил. - Что-что, а жратва у этих тварей была отменная. Ну, что скажете, ундент, есть у нас шансы выбраться?
        Серов ответил не сразу.
        - Возможно... - Он проглотил кусок «сэндвича». - Но это, пожалуй, зависит не только от нас.
        Лэнфорд засмеялся:
        - Точно! Кое-кто ужасно хочет добраться до наших тел.
        - В целеустремленности им и правда не откажешь.
        - Бывал я в разных переделках, - сказал Нил, - но такое со мной впервые. Что этим тварям нужно от нас, ундент, как вы думаете? Может быть, они хотят поработить человечество и другие формы жизни?
        - Трудно сказать. Не исключено, что они действительно желают стать хозяевами нашей галактики, и весьма вероятно, что и соседних тоже. Или хотят захватить все планеты, условия которых подходят им для жизни.
        - Но откуда эти мерзкие нирзы появились? Почему раньше о них не было ничего известно? Мы тут воюем с Альянсом, боремся с анархистами и не подозреваем, что где-то скрывается такой опасный враг!
        - Полагаю, что давно, и по какой-то неизвестной нам причине они попали на эту планету и просто ждали своего часа. Ждали долго, возможно, целые века, и тут, наконец, появляются поселенцы. - Виктор стряхнул крошки с защиткостюма. - Что оказалось очень кстати для этих тварей. Вам известно, что случилось потом. Однако это только моя гипотеза.
        - Их фанатичная преданность своим идеям граничит с одержимостью. Если такие понятия можно к ним применить.
        Лэнфорд замолчал и сделал глоток воды.
        - Паразиты-агрессоры, - продолжил он, - стремящиеся подчинить себе другие разумные формы жизни, навязать им свою власть и идеологию и узурпировать их территории. Стать доминирующим видом, не меньше, - вот чего они хотят!
        - Любопытная теория, лейтенант. Но если это так, тогда они не слишком отличаются от нас.
        - Значит, - мрачно усмехнулся Нил, - наши пути когда-нибудь обязательно пересекутся. Две расы, имеющие притязания на территорию и которые не потерпят в этом конкуренции. Короче, или мы их - или они нас. Как вам вот такая теория, ундент?
        - Мы пока еще ничего не знаем о них, - рассудительно сказал Серов. - Может быть, все гораздо проще: они просто пытаются сохранить свой вид и вовсе не хотят безраздельной власти. Тогда их агрессия - простое желание выжить, - а это свойственно любым существам независимо от их эволюционного уровня и развития интеллекта. Им нужно жизненное пространство и они стремятся его завоевать.
        - Ундент, здесь я с вами не соглашусь. - Лэнфорд почти допил воду, а остаток вылил себе на голову, чтобы смыть пыль. - Я всегда считал, что если жизнь разумна - как это понимаем мы - то она может различать понятия «добра» и «зла».
        - Дело в том, что их взгляды могут и не совпадать с нашими. Их психология и философия - если у них, конечно, есть что-то похожее - тайны для нас. К тому же ошибочно считать нашу нравственность и взгляды на жизнь единственно верными и непогрешимыми для всей Вселенной. Они, полагаю, совсем не является таковыми. Для Дмитрия Назарова, к примеру, в полетах в космос заключался весь смысл жизни, а для этих пришельцев, возможно, лишь распространение своего вида. На эту тему лучше говорить с кем-нибудь, кто в ней разбирается.
        - Да, здесь вы правы, ундент. И если бы мы сейчас знали их слабые стороны, у нас имелось бы определенное преимущество.
        Серов прицепил допотсек к защиткостюму и поднялся:
        - Может статься, мы первые, кто их встретил.
        Нил потянулся и тоже встал на ноги. Он взял энган и сказал с грустной иронией:
        - Лучше бы ни нам и никому вообще не встречать этих ублюдков...
        Они снова отправились в путь. Теперь они шли медленнее.
        Виктор активировал в визиотронах режим ночного видения и искал в бионнере всю информацию о местной фауне: нет ли поблизости опасных ночных хищников.
        Группа одолела еще полтора километра и вышла на открытую местность, за которой простирался лес, казавшийся сплошной плотной стеной.
        Серов окинул внимательным взглядом темные стволы деревьев.
        - Ну, - сказал он, когда Лэнфорд догнал его, - устроимся здесь. Не аэроотель, конечно, но нам не привыкать.
        Осторожно они зашли в прохладу ночного леса. Отовсюду слышались таинственные звуки, порой напоминающие стон и рычанье, а иногда - жуткий хохот. Люди инстинктивно старались держаться ближе друг к другу. Они продвигались между деревьями, стволы которых достигали иной раз метров семи в обхвате. Группа углублялась все дальше в чащу.
        Пройдя около двадцати километров, Виктор выбрал подходящее место для лагеря.
        - Все, - сказал он, - остановимся здесь.
        - А может быть нам лучше найти какую-нибудь поляну? - предложила Нолан.
        - Леура, на поляне мы будем слишком хорошо видны с воздуха, так что безопаснее укрыться тут, под этими кронами.
        - Сразу видно, что я - штатский человек, - смущенно улыбнулась Нолан.
        Закипела работа. Солдаты расчистили землю от засохшего терсидола, а по периметру установили невидимое силовое ограждение, питающееся от портативных ядерных аккумуляторов, и датчики массы, реагирующие на движение за пределами лагеря. Еще поставили фонари. Их было три и включались они одновременно, как только срабатывали датчики массы, предупреждая, что к лагерю кто-то приближается. В качестве импровизируемого защитного колпака между деревьями был натянут тент из специальной пленки, которая была способна скрыть людей от детекторов движения. Затем спейсары достали из допотсеков индивидуальные самораспаковывающиеся и самоустанавливающиеся палатки из теплоизолирующего материала.
        Вскоре почти все сняли защиткостюмы и стали устраиваться в палатках. Леура Нолан, непривыкшая к полевым условиям, тихо вздыхала; Щербаков подложил под голову мягкий рултер и настроил бионнер на сон; Доронин начищал свою винтовку УЛ100, а Ормела скинула защиткостюм и осталась в легких шортитурах и тонкой линарии. Она бросила взгляд на Ирвинга, устроившегося возле дерева, усмехнулась и грациозно нырнула в палатку. Курц начал взаимодействовать со своим бионнером, Неллиган, рана которой зажила, уже крепко спала, а Трюфо лежал и хмуро ощупывал лицо в том месте, куда пришелся удар приклада винтовки. Панин и Дана Перова на сон грядущий решили сыграть в виртуальный тактический морской бой, позаимствованный у Питерса. Доктор с помощью бионнера приглушил все звуки, проходящие через его вживленные акустические усилители, и приказал бионнеру погрузить себя в сон.
        Серов расположился рядом со своей палаткой на рултере и прислонился спиной к стволу дерева. Лэнфорд устраивался неподалеку.
        - Вы будете выставлять часовых, ундент? - спросил он.
        - Сам подежурю.
        - Я могу, если хотите...
        - Не стоит. Я все равно не буду спать.
        Нил залез в свою палатку, прихватив с собой энган. Затем он выглянул наружу:
        - Ундент, если пожалуют незваные визитеры, сделайте одолжение - разбудите.
        - Обязательно.
        Пошел дождь, зашумев в отростках деревьев. Теплые крупные капли время от времени проникали сквозь тягучую массу терсидола и падали вниз. Один за другим все проваливались в сон, а Виктор, настроив свой бионнер так, чтобы он предупреждал о любой опасности, продолжал сидеть и вглядываться в темноту.
        Глава 39
        МЕСТО: ГАЛАКТИКА МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ.
        КОСМИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ «МУРЕНА-4».
        ЛОКАЛЬНЫЙ ШТАБ СИЛ КОАЛИЦИИ.
        Генерал Массимо Ломбарди летел на плинтере по длинному коридору в сопровождении двоих рядовых, глядя на которых он невольно испытывал чувство зависти. Еще бы, ведь на них не лежал такой груз ответственности.
        Ох уж эти колонизации, сколько нервов они ему стоили! За каждую новую освоенную планету можно было бы списать лишний год жизни. И теперь проблемы на Элледии, в этом Богом созданном раю для поселенцев. Ну что там-то может случиться? Неужели нельзя было все сделать быстро и гладко? Прилетели, починили, улетели! Нет же, не могут обойтись без проблем и задержек.
        Массимо со своим опытом прекрасно понимал, что проблемы при колонизации новой планеты - дело обычное, но его уже утомила вся эта суета, связанная с поселениями. А ведь когда его назначали командовать экспедиционными частями поддержки колоний, он наоборот - был рад этому! Тогда он еще плохо представлял себе, что это такое - охрана и патронаж поселений. Пора бы найти мне замену, думал Ломбарди, кого-нибудь расторопней и энергичней, а я лучше займусь чем-нибудь другим. И хорошо еще, что не пришлось лететь и лично инспектировать ремонт на Элледии. Дай им волю, эти представители Планетного Союза и дотошные специалисты из Лиги Исследователей отправят куда-нибудь самого Премьера, если вдруг на одной из планет в какой-нибудь колонии нужно просто починить дверь. Эх, сбежать бы куда-нибудь и отдохнуть! На Гавайи, к примеру, или лучше вообще - в какую-нибудь глушь. Туда, где никто не знает о колониях и где не нужно изучать бесконечные цифры и прочую информацию и следить за всем необъятным колониальным хозяйством Федерации...
        Ведь есть же чудесные уголки с тихими уединенными пляжами, где сверкает и блестит под солнцем золотистый песок и море что-то тихо шепчет тебе на ухо... Жена Ломбарди, Лючия, к примеру, могла бы оценить это по достоинству. Но она, скорее, предпочла бы места, где можно посетить аэромаркеты. С такой жизнью, подумал Массимо, я забуду, как она выглядит. Нет, нужно срочно выбить из начальства месяц отдыха, иначе я точно сойду с ума...
        Ломбарди прибыл в штаб командующего сухопутными войсками Коалиции Федерации маршала Юнаса Берглунда двадцать минут назад, и теперь должен был лично представить полный отчет о достигнутых успехах недавних колонизаций.
        Массимо подлетел к широкой двери, ведущей в кабинет маршала, и остановил плинтер. Двое рядовых тоже остановились и встали по обе стороны от двери. Ломбарди вздохнул и нажал кнопку визитера. Дверь скрылась в стене. Он поколебался секунду и заглянул в кабинет: «Разрешите, ундент маршал?»
        За столом из красного дерева, доставленным сюда прямо с Земли, сидел маршал Юнас Берглунд. Это был крепко сбитый человек, чей возраст составлял сто девяносто лет. Благодаря достижениям медицины в области регенерации тела люди давно имели возможность отодвинуть старение на неопределенный срок и выглядеть значительно моложе.
        Маршал оторвал взгляд от светившегося над его столом виртуального изображения и приветливо сказал:
        - А, вот и вы, генерал! Заходите, присаживайтесь.
        Ломбарди отдал честь, прошел в кабинет и расположился в предложенном ему аэрокресле.
        - Ну, генерал, - Берглунд выключил биокомпьютер, - чем вы меня порадуете?
        Далее Массимо почти час докладывал обо всем, что происходило в области колонизации планет в течение последних полутора лет, сознательно оставляя отчет о Элледии на конец беседы.
        В целом Берглунд остался доволен проделанной работой, и только разговор о Элледии НФ2 немного омрачил его настроение. Эта планета в настоящий момент представляла ценность для Федерации.
        - Меня беспокоит, ундент, - сказал Ломбарди, - что они до сих пор не улетели оттуда. Они пока даже не вышли на связь. Мне это непонятно. Как вы, конечно, знаете, такое нарушение идет вразрез со всеми правилами...
        Юнас лишь кивнул, о чем-то задумавшись.
        - Полковник Виктор Серов командует этой экспедицией, - продолжил Массимо. - Я знаю полковника Серова как ответственного человека, и мне не понятна их задержка. Возможно, нам придется послать на Элледию вторую экспедицию. Может быть им нужна помощь. Что если они подверглись нападению извне? Сепаратистов, например?..
        - Генерал, - посмотрел Берглунд на Ломбарди, - вы когда-нибудь задавались вопросом, сколько людей постоянно требуют от меня результатов?
        - Ну... Э... Да, ундент, - в замешательстве ответил Массимо.
        - Это радует. Их, между прочим, много, и каждый имеет весьма туманное представление обо всех трудностях, с которыми мы сталкиваемся при освоении новых планет. Они только и умеют, что дергать занятого человека - в данном случае - меня - бесконечными вопросами, на которые постоянно приходится отвечать. Все эти инспекторы из Лиги и Союза, чиновники разных мастей, главы корпораций считают, что имеют право влезать в дела армии и контролировать нас. Да, мы им вынуждены подчиняться, но они являются нашим начальством скорее лишь номинально. Я не открою вам секрет, если скажу, что по-настоящему мы подконтрольны только Кабинету Министров и Премьеру. Но все остальные не вникают в подробности и желают видеть результаты, а между тем часть черной работы делаем мы. Налаженная колониальная инфраструктура - это сделали мы, доставка грузов на отдаленные планеты - тоже мы. Пожалуйста, извольте получить результаты!
        Юнас прервал свой монолог и замолчал, но тут же продолжил:
        - Так сложилось, что мы должны курировать и заниматься тем, чем на самом деле обязаны заниматься исключительно Планетный Союз, частные компании и корпорации. Но такова реальность, и не мы придумали эти правила. Мы подчиняемся Федерации, поэтому нет ничего удивительного в том, что мы делаем ту работу, которую не должна делать армия. Но если уж на нас взвалили эти обязанности, то мы должны их выполнять, и выполнять как можно лучше. Репутация программы колонизаций не должна страдать из-за разных недоразумений. Незачем тревожить общественность, и так слишком много средств уходит на пропаганду колониального образа жизни.
        «Накипело, вот и решил излить душу», - с пониманием подумал Ломбарди.
        Берглунд похрустел пальцами и снова о чем-то задумался.
        - Так что вы решили, ундент? - нарушил затянувшуюся паузу Массимо. - Что если они не могут улететь оттуда? Может быть, все-таки стоит отправить еще один корабль?
        - Генерал, десять часов назад они вышли на связь с одной из наших станций и сообщили, что у них все в порядке и что никто их и не думал атаковать. Нет никакой нужды в отправке еще одной экспедиции. Надеюсь, вас это успокоит?
        - Гм... - замялся Ломбарди, злясь на маршала, что тот не сразу выдал эту информацию. - Да, конечно... Это меняет дело.
        Маршал включил биокомпьютер и поискал нужный файл. Над столом появилось красочное изображение Элледии НФ2.
        - А теперь посмотрите сюда: настоящий курорт. Им же просто повезло оказаться на этой планете. Я бы на их месте наслаждался жизнью.
        Глава 40
        Серов неожиданно для себя оказался на берегу океана. Его босые ступни утопали в мягком и теплом песке, блестевшем на ярком солнце. Он нерешительно сделал несколько шагов, словно ожидая, что песок вдруг исчезнет, но ничего не происходило, и песок по-прежнему струился между пальцами, приятно согревая ноги. Доносился шум океана, крики морских птиц... Что-то знакомое было в этом райском уголке...
        Виктор подошел ближе к песчаной отмели, прикрыл глаза ладонью и посмотрел на водную гладь, туда, где море сливалось с небом в одну линию.
        Он поднял гладкий камешек и уже собирался - как делал это в детстве - запустить его, когда услышал голос за спиной: «Виктор, мы снова вместе...»
        Серов обернулся и увидел свою жену. Она улыбалась, а ее светлые волосы трепал морской ветерок.
        - Зачем ты пришла? - спросил он.
        Веста подошла ближе и смахнула прядь волос со лба. В ее синих глазах светилась любовь. Она обвила руками его шею. Близость ее тела возбуждала, она вся была так свежа и желанна, что Виктор не нашел сил воспротивиться. Он прижал Весту к себе и поцеловал в губы, ощутив их знакомую сладость и податливость...
        - Я скучала... - промурлыкала она.
        - Тебе не следовало приходить сюда. - Он сам удивился тому, как отчужденно это прозвучало.
        Веста попыталась заглянуть ему в глаза:
        - Я хотела увидеть тебя...
        Виктор отстранился:
        - Уходи.
        - Но мне здесь нравится... - Веста глубоко вздохнула и прикрыла глаза. - Мы должны тут остаться... И мы останемся...
        Он вдруг осознал, что она отдаляется от него. Ее глаза смотрели теперь холодно и неприязненно. Рядом с ней оказались мать и отец Серова. Они молчали.
        - Значит, ты прогоняешь нас? - сказала Веста. Теперь она говорила тягучим властным голосом Олдриджа.
        - Это враждебный мир.
        - Нет! - отрезала Веста. - Наш мир. Навсегда!
        Серов хотел подойти к жене, но не смог сделать и шага.
        - Вик, - улыбнулся его отец, - она права...
        - Скоро все будут счастливы... - ласково добавила мать.
        Веста кивнула, соглашаясь, но в ее взгляде было презрение:
        - Все изменится. Ждать осталось недолго.
        Виктор хотел что-то сказать, но губы не слушались его. Мать и отец вдруг растворились в воздухе, а Веста продолжала смотреть ему в лицо. Ее глаза напоминали синие льдинки.
        Неожиданно она потянула свою кожу и та сползла, упав на песок словно тряпка. Серов увидел, как вместо его жены появляется жуткий монстр, похожий на осьминога с головой ящера. Виктор смотрел, как это существо кровожадно скалится и не спеша подползает к нему.
        Оно оказалось совсем близко и прошипело:
        - Разве я не нравлюсь тебе? Подожди, и ты будешь таким же... Грядет новый мир, и людям уже нет в нем места...
        Склизкие щупальца потянулись к горлу Виктора и медленно обвили его. Тут он проснулся...
        ...В руках у него по-прежнему была зажата винтовка. Дождь уже кончился. Серов оглядел темные стволы деревьев: вокруг все было спокойно. Он стряхнул остатки сна, вернулся к реальности и прислонился к дереву. Ну и отвратительное чувство! Ощущение собственной беспомощности и невозможности повлиять на происходящее.
        Виктор внутренне собрался, но образы недавнего сна еще витали в его сознании. Этот сон, словно мрачное пророчество, говорил о том, что их ждет, если они потерпят поражение.
        Серов проверил винтовку. Потом устроился удобней, вытянул ноги и уставился в темноту.
        Он сидел, размышляя о том, есть ли возможность одолеть пришельцев. Что, если он и его бойцы не смогут остановить распространение этой паразитирующей формы жизни и она вырвется за пределы Элледии?.. Что будет тогда?..
        Мысли Виктора были прерваны сигналами, которые посылал ему в мозг бионнер. Затем и сам полковник уловил вживленными в уши миниатюрными аудиодорами едва слышные шорохи, раздававшиеся недалеко от лагеря. Серов лег, упершись подбородком в приклад винтовки. Его глаза напряженно всматривались в темноту. Он пытался определить, откуда может исходить опасность. Усилители продолжали доносить неясный звук шагов.
        Шорохи теперь раздавались ближе, и Лэнфорд тоже их услышал. Он выбрался из палатки, прихватив энган.
        Виктор использовал инфракрасное излучение визиотронов. Он заметил невдалеке несколько силуэтов, осторожно приближающихся к лагерю.
        - Они уже рядом, ундент, - шепотом сказал лейтенант.
        - Вижу, - тихо произнес Серов в ответ.
        Нил установил энган на силовую «сошку», затем лег за оружием и скорректировал свои визиотроны.
        Шорохи зазвучали еще отчетливее: казалось, что они доносятся со всех сторон. Виктор решил отключить датчики массы и фонари, пока они не осветили пространство вокруг лагеря. Пусть незваные гости считают, что смогли пробраться сюда незамеченными.
        - Не нравится мне это, ундент. - Лэнфорд держал палец на спусковом крючке. - Вонючие дурбилы! Надеются захватить нас врасплох.
        - Если они сумеют прорвать защитное поле, используем мини-диски с наннерами. - Серов продолжал разглядывать неясные силуэты, осторожно крадущиеся между деревьев. Их было семь, и они явно не походили на людей. Некоторые были очень массивными и высокими. «Это еще кто, черт бы их побрал?», - подумал Серов.
        - Атакуем их, ундент? - предложил Лэнфорд.
        - Пока нет.
        - А зачем ждать? Нужно завалить их прямо сейчас!
        - Полегче, Нил. - Виктор изучал приближающиеся силуэты. Нет, определенно, шесть из них - это не люди. А может быть, вообще не гуманоиды.
        - Кто это? - Лэнфорд не отрывался от прицела. - На поселенцев не похожи.
        Серов заметил, что шесть крупных силуэтов остановились, а седьмой, напоминавший человека, двинулся к лагерю.
        - Опять переговоры? - саркастически усмехнувшись, произнес Лэнфорд.
        Фигура приблизилась почти вплотную к силовому невидимому полю и застыла в нерешительности. Незнакомец оглядывался по сторонам и не подозревал, что стоит перед защитным полем. Он собрался идти вперед, однако зацепился за отростки дерева и чуть не упал. Нил негромко засмеялся, но умолк, услышав мужской голос: «Я пришел поговорить с вами. Не стреляйте!»
        - Очередной трюк этих гадов, - процедил Лэнфорд. - Лучше разобраться с ними, ундент, да не тянуть!
        - Не спешите. - Виктор ждал, что еще скажет незнакомец.
        Человек покрутил головой и снова подал голос:
        - Здесь есть кто-нибудь? Мне нужно поговорить с вами.
        В этот момент из своих палаток вылезли Нолан и Питерс.
        - Что происходит? - сонно спросила Леура.
        - Офтрес Нолан, тише! - Серов прижал палец к губам.
        - Нас снова преследуют? - Кен торопливо надевал очки.
        - Пока неизвестно.
        - Если меня кто-нибудь слышит, - незнакомец отодвинул отросток от лица, - если меня кто-нибудь слышит, то, пожалуйста, выходите! Это м-м-м... важно...
        - Думаю, с нас хватит дипломатии! - Нил не убирал палец с курка.
        - Постойте-ка, - Нолан потерла глаза, - это же голос Алана! Ну да, точно, его голос!
        - Вы уверены? - спросил Виктор.
        - Конечно! Уж я-то знаю.
        - Сейчас мы не можем ему доверять, даже если это и вправду ваш милейший знакомый доктор Уоллес, - высказался Лэнфорд.
        - Вы что, думаете, его тоже заразили?
        Нил словно прилип к прицельному экрану энгана:
        - Не исключено.
        - Что за ерунду вы несете? - возмутилась Леура. - Они не смогли бы заразить Алана. Он хочет помочь нам, разве не очевидно?
        - А кто тогда здоровенные существа рядом с ним? Они тоже извелись от желания помочь нам?
        - Какие еще существа? - не поняла Нолан.
        - Те, что притащились сюда вместе с Уоллесом.
        Леура собралась что-то сказать, но Серов перебил:
        - Успокойтесь! Я поговорю с ним. Вряд ли это мне повредит.
        Он поднялся и осторожно прошел вперед.
        - Я вас прикрою, ундент, - сказал Лэнфорд.
        Виктор послал мысленную команду контроллеру управления силовым полем и отключил его. Затем бесшумно приблизился к мужчине, который по-прежнему стоял, вглядываясь в темноту и пытаясь что-нибудь разглядеть. Судя по всему, он не имел вживленных визиотронов.
        - Что вам нужно? - спросил Серов.
        Незнакомец вздрогнул от неожиданности и повернулся в ту сторону, откуда раздался голос Виктора.
        - Вы можете э... назвать себя? - сказал он.
        - Я - полковник Виктор Серов, командую специальным отрядом десанта.
        - Значит вы тот, кого я ищу. Верно.
        Серов напряженно вглядывался в лицо незнакомца:
        - Зачем я вам понадобился?
        - Правильнее будет сказать, полковник, это я нужен вам.
        - Вы, если не ошибаюсь, доктор Алан Уоллес?
        Тот улыбнулся:
        - Так вы знаете м-м-м... обо мне...
        - Да, если бы не ваши наблюдательность и изыскания, нас в некотором смысле уже не было бы.
        - Рад, что помог. - Уоллес начал пробираться сквозь упругие отростки. - Моя слава меня м-м-м... опередила. Если не возражаете, поговорим ближе... Э... лицом к лицу. Именно.
        Виктор промолчал, но на всякий случай поднял винтовку. Он заметил, что шестеро неизвестных существ тоже двинулись в сторону лагеря.
        - Доктор Уоллес, я хочу, чтоб ваши сопровождающие остались на месте.
        Алан с трудом пролез к Серову. Это был высокий худощавый мужчина лет пятидесяти биовозраста. У него было аристократическое лицо с резкими чертами, коротко подстриженная седоватая борода, темно-синие глаза и крючковатый нос.
        - Они не причинят вам вреда, - сказал Уоллес.
        - Я настаиваю.
        - Что ж, если так...
        Алан повернулся к своим спутникам и что-то произнес на непонятном диалекте. Существа ответили ему на том же странном наречии.
        - Согласны подождать. Понимаете, они вроде моих э... гм... телохранителей. Не отпускают никуда э... без сопровождения.
        - Пройдемте в наш скромный лагерь. - Виктор пропустил Уоллеса вперед.
        Они прошли в центр временной стоянки, и Серов включил один из фонарей. Лагерь осветился пятном яркого света, в котором лица присутствующих выглядели несколько гротескно.
        - Это - доктор Алан Уоллес, - представил неожиданного гостя Виктор.
        Алан кивнул каждому, а потом заметил Нолан.
        - О!.. Кого я вижу! Это же офтрес Нолан, собственной персоной!.. - Уоллес прижал Леуру к себе и расцеловал. - Ты даже не представляешь, как я рад видеть тебя!..
        - А я уж думала, ты меня не узнал, - улыбнулась Нолан, тоже крепко обняв Алана. - Хотела обидеться...
        - В том кругу, в котором я сейчас нахожусь, действительно нетрудно забыть привычные м-м-м... человеческие лица. И я уже вообще э... начал отвыкать от вида людей...
        - Давненько от тебя не было вестей. Где ты пропадал все это время?
        - Стоп! - Серов довольно резко прервал их. - Сначала необходимая формальность.
        Он вытащил фаннер.
        - О-о!.. - воскликнул Алан. - Вижу, э... вы вполне освоили мой способ проверки человеческого естества. Это, замечу, гм, довольно весело.
        Виктор направил фаннер на Уоллеса. После того как Алан отошел от действия фаннера Серов выждал еще полминуты.
        - Как видите, - усмехнулся Алан, - я обычный и потрепанный жизнью э... человек... Да, именно так.
        Виктор тоже собрался проверить себя.
        - Можете, гм, не утруждаться. - Уоллес весело посмотрел на него. - Я знаю, что вы тоже человек. Правильно.
        Но Серов все же проделал «стандартную» процедуру проверки фаннером, после чего выключил яркий фонарь. Он посчитал, что продолжить разговор можно и в полутьме при свете лун.
        - Я гарантирую, что все эти люди избежали контакта с пришельцами, - сказал Виктор.
        - Верю. - Алан осторожно опустился на рултер Серова. - А теперь, с вашего позволения, я бы хотел м-м-м... кое-что рассказать.
        Все внимательно слушали рассказ Уоллеса о том, что с ним случилось после того, как он покинул поселение и скрывался в дальних лесах Элледии.
        - ...И вот однажды я встретил этих аборигенов, - говорил Алан. - Несмотря на все наши исследования этой планеты, мы так и не обнаружили ее э... коренных обитателей. Они, оказывается, живут тут уже не одно тысячелетие, и я первый, гм, вступил с ними в контакт. Правильно.
        Это была, надо отметить, довольно э... неожиданная встреча. Вы только представьте себе: пробираюсь я как-то по лесу в поисках еды и воды, и вдруг рядом со мной появляется эдакое жуткое существо, покрытое колючей шерстью, огромное, сильное, и э... чуть ли не двух с половиной метров ростом. Я уже подумал, что мне э... гм, пришел конец, и дипломатическое мастерство здесь не поможет, как тут этот туземец сделал своей огромной ручищей знак, определенно означавший мирные намерения. Я был прав. Из-за деревьев вышли еще несколько м-м-м... аборигенов. Они окружили меня и рассматривали с любопытством. Тот, которого я встретил первым, оказался их командиром и жестами, гм, предложил идти за ним. У меня с собой был фризар, но я не рискнул вступать в схватку и пошел вместе с ними.
        В общем, мы шли довольно долго и в конце концов оказались в некоем подобии селения - элтерии, искусно замаскированной среди лесных зарослей. У туземцев есть специальные маскировочные ткани, которые отлично имитируют стволы и отростки деревьев. Как я потом узнал, м-м-м... это лишь часть их жилых построек, и есть еще немало других. Неудивительно, что наши исследовательские аппараты э... не нашли ее. Еще, знаете ли, меня э... восхищает то, что наши роботы-разведчики, гм, не сумели отыскать и другие многочисленные элтерии туземцев. Но мы э... никогда и не ставили себе целью такое глубокое проникновение в лес.
        Уоллес поменял позу, пытаясь устроиться удобнее.
        - Они привели меня к расчищенной площадке, - продолжил рассказывать он, - где на своеобразном троне сидел важный туземец - элтир - то есть глава их велхоры. Меня подвели к нему, и он начал что-то объяснять. Мне ровным счетом не было ничего понятно, и я решил использовать переводчик, записанный в моем бионнере. Но язык у этих туземцев оказался э... м-м-м... совершенно не похож ни на одно из известных мне галактических наречий, и даже переводчик, гм, не смог разобраться в таком диалекте. Тогда мне пришлось воспользоваться э... телепнором, который я прихватил из поселения. Мы с элтиром установили телепатическую связь и сразу же начали понимать друг друга. Используя телепнор и бионнер, я и выучил язык туземцев. Да, правильно.
        Алан вытащил из кармана тунарии нечто, напоминающее засушенный отросток с дерева буршер, бросил в рот и продолжил:
        - Элтир рассказал о том, как много лет назад, а если быть точнее, - около ста лет по нашему времяисчислению, - на эту планету попали или, возможно, специально ее э... посетили, пришельцы. Аборигены не знают точно, когда и зачем. Элледия, а также населявшие ее м-м-м... туземцы показались им лакомым куском. Как я понял из слов элтира, тела местных не подошли захватчикам в качестве носителей, однако, несмотря на это, они не собирались м-м-м... покидать планету. Что было дальше - неизвестно. По моей версии э... они не смогли покинуть Элледию из-за того, что их раса оказалась на грани вымирания. Возможно, они, гм, воевали с кем-то и потерпели поражение. Я, естественно, не знаю доподлинно их историю, но случилось так, м-м-м... что они решили остаться здесь и ждать благоприятной возможности. И вот теперь, весьма кстати, появляются поселенцы и дают им шанс на м-м-м... возрождение. Именно.
        - Доктор, как же им удалось так долго существовать и скрываться на этой планете? - спросил Лэнфорд.
        Уоллес пригладил бороду.
        - Может быть, - сказал он, - они могут впадать в подобие спячки, как делают, гм, э... некоторые животные, анабиоз. А некоторые съедобные наросты и отростки растений, мясо животных - подходящая для них м-м-м... пища.
        - Вне всяких сомнений ваш рассказ познавателен, - сказал Серов, - но сейчас нам бы не помешало узнать их слабые стороны, чтобы использовать это как тактическое преимущество. Вам удалось выяснить о них что-нибудь еще?
        Алан засмеялся:
        - Знаете полковник, я не испытывал желания совершать променад в поселение и наблюдать за ними! Это, гм, могло иметь для меня весьма плачевные последствия. Так что всю информацию, э... что мы имеем, я собрал еще во время моего пребывания в поселении. А потом я ушел в лес, и м-м-м... насколько я помню, из людей там осталась только Леура...
        Уоллес посмотрел на Нолан с уважением и теплотой:
        - Уж как я ни старался убедить ее идти со мной, она настояла на своем. Она твердо решила остаться и предупредить тех, кто прилетит э... сюда. И оказалась права. Леур, знаешь, ты э... по-настоящему бесстрашная женщина. Дашь сто очков вперед многим мужчинам. Если бы ты не осталась там и не предупредила группу спасения, эти твари, возможно, уже преспокойно улетели бы отсюда. Именно!
        Послышался писк: это была внешняя рация Алана. Он коснулся уха и сказал какую-то фразу все на том же диковинном языке.
        - Ундент, это он так общается с туземцами? - с усмешкой прошептал Нил Виктору. - Вот вам и дикари!
        - Может быть, они уже обошли нас в развитии, - тоже усмехнулся Серов.
        Тем временем Уоллес закончил говорить, и его лицо стало серьезным:
        - Местные разведчики сообщают, что недалеко отсюда были замечены э... солдаты и роботы-штурмовики. Похоже, они ищут вас.
        - Этого стоило ожидать, - спокойно заметил Виктор. - Вы можете уточнить, где они находятся?
        - Примерно в трех километрах от нас. Техника осталась в районе гор, а роботы и солдаты м-м-м... прочесывают лес. Их множество.
        - Думаю, сейчас подходящее время, чтобы убираться. - Лэнфорд поднялся и принялся закреплять за спиной энган.
        Уоллес посмотрел на Нила, потом на Серова.
        - Я считаю, - сказал он, - будет лучше, если вы э... пойдете, гм... со мной. Именно.
        - Вы хотите, чтобы мы присоединились к вашим местным друзьям? - спросил Виктор.
        - Угадали. У них есть такие убежища, которые не отыщешь и за сто лет. Возможно, благодаря этим укрытиям им удалось спастись. Они мастера по части э... маскировки. Вдобавок, отлично знают местность и животный мир Элледии. Не стоит их недооценивать и м-м-м... относиться с пренебрежением. Они вовсе не какое-нибудь примитивное племя. Конечно, туземцы э... не могут сравниться с нами по уровню технического развития, но не меньше нас желают одолеть этих оккупантов. Правильно.
        Алан немного помолчал.
        - Они хотят освободить свою планету, - убежденно произнес он. - Так что нас объединяет одна, гм, цель. Верно.
        - Но это еще не повод, чтобы сразу же брататься с ними, - возразил Лэнфорд.
        Уоллес посмотрел на него с осуждением:
        - А вы предпочитаете бегать по лесам и надеяться, что вас не найдут? Но они отыщут вас, рано или поздно, поверьте, и тогда, думаю, вы пожалеете, что отнеслись к моему предложению с таким м-м-м... пренебрежением.
        - Доктор Уоллес прав, - сказал Серов. - Если мы объединимся с туземцами, наши шансы на выживание возрастут. Конечно, если они и в самом деле соответствуют вашему описанию.
        - Может, я даже немного приуменьшил их достоинства, - улыбнулся Алан. - Их община - велхора, кстати, зовется Лесные Жители. Они истинные, гм, воины, сильные, выносливые и готовы э... бороться за свободу.
        - Это так обнадеживает, - сострил Нил.
        - Почему вы относитесь к ним с неприязнью? - спросила Нолан.
        - Да потому, что не доверяю этим аборигенам! Кто знает, что у них там на уме? Может быть, они решат сдать нас пришельцам, или вообще - съесть на обед.
        - Если бы вы пожили рядом с ними столько, сколько я, то поняли, что несете полнейшую чушь! - возмутился Уоллес. - Я же объяснил: их цель - освободить свою планету, и они будут только рады нашей помощи, равно как и мы - их.
        - Да, - согласился Виктор, - этот своеобразный альянс будет только нам на руку. Если объединим усилия, что-нибудь получится.
        - Весьма разумные мысли в данной м-м-м... ситуации. - Уоллес поднялся и отряхнул с тарис куски засохшего терсидола. - Вы, наверное, и сами понимаете, что вам одним э... вряд ли удастся справиться. Но вместе мы будем представлять куда более грозную силу.
        - Выходим сейчас же. Юрий, буди всех.
        Щербаков принялся бесцеремонно тормошить спящих, заглядывая в палатки и приговаривая: «Подъем, подъем, лежебоки! А ну поднимайтесь, пора в поход!»
        Вскоре вся группа была на ногах и те, кто еще не знал о неожиданном госте, с недоумением смотрели на Алана. Серов коротко объяснил им кто это, и какие будут дальнейшие действия. Они быстро свернули лагерь, а затем все выстроились в шеренгу.
        - Ну, доктор, - Виктор повернулся к Уоллесу, - ведите нас.
        - А ваши провожатые? - ехидно спросил Лэнфорд. - Мы же не можем идти сами, без прикрытия.
        - Они уже далеко отсюда... - Алан неопределенно показал направление рукой. - И если вы захотите м-м-м... найти их, вам это будет э... не под силу.. Именно.
        Уоллес пошел в том направлении, откуда недавно появился. Серов и остальные двинулись за ним.
        Поравнявшись с Виктором, Лэнфорд спросил:
        - Ундент, вы уверены, что нам следует идти к этим аборигенам?
        - Нам сейчас нужна любая помощь, Нил.
        - Я считаю, что не нам стоит доверять этому Алану и его местной компании.
        - Нет выбора - Уоллес прав. Пришельцы будут искать нас, и когда-нибудь найдут. Они будут идти за нами по пятам и травить точно свора охотничьих собак. И когда мы потеряем последние силы и уже не сможем или не захотим сопротивляться, просто захватят нас и обратят, как это было с другими людьми.
        Лэнфорд не нашел иных доводов, чтобы возразить, и дальше шел молча с угрюмым видом.
        Они брели за Уоллесом, который бодро и уверенно шагал по лесу, постепенно менявшемуся у них на глазах. Деревьев стало меньше, и теперь они были не такие высокие, но зато раскидистые.
        Вскоре лес совсем поредел. Люди оказались на широкой поляне, поросшей кое-где зантрами - растениями с причудливо закрученными отростками. Зантры были покрыты наростами ярко-алой окраски.
        Алан остановился возле сплетения отростков и внимательно осмотрел деревья перед собой, словно мысленно разговаривая с ними. А потом издал протяжный звук вперемежку с негромким уханьем.
        - Вижу, наш гид уже успел овладеть всеми тонкостями здешнего наречия, - едко заметил Нил. - Как это он еще не забыл галактический язык?
        Уоллес продолжал издавать все те же звуки, и через пару минут среди деревьев совершенно беззвучно появилась высокая массивная фигура. Она будто бы материализовалась из пустоты, словно какой-то древний дух леса.
        - Неплохо для такого здоровяка, - с уважением прокомментировал его появление Виктор.
        Лэнфорд не нашел, что возразить.
        - Ну, вот один из наших союзников, - не без гордости сказал Уоллес. - Теперь они отвезут нас в свое тайное убежище. Там мы будем э... м-м-м... в безопасности. Правильно.
        Туземец что-то сказал и снова скрылся среди деревьев.
        Прошло несколько минут и перед людьми возникли крупные необычные животные, покрытые студенистой на вид блестящей массой. У животных было по четыре сильные задние лапы, оканчивающиеся широкими мягкими наростами, и по две тонкие передние, а на вытянутых головах имелось четыре отростка с круглым глазом на каждом из них, которые могли поворачиваться в любую сторону. От животных исходил резкий запах. На широких спинах зверей было установлено просторное сооружение, напоминающее крытый фургон без колес.
        Какое-то время все с удивлением изучали этот диковинный образец туземной транспортной коммуникации в виде чудных животных.
        - Ого! - засмеялся Нил. - И как называется эта живность?
        Серов тоже не смог сдержать улыбки - настолько забавно выглядели животные. Он покопался в своем бионнере в поисках информации об этих животных.
        - Другой реакции я и не ожидал, - не обиделся Уоллес. - Однако это надежное и м-м-м... хорошее, так сказать, средство передвижения. Сооружение на их спинах называется тирдара. Животных э... можете не бояться, они приручены. Это, как вы, возможно, знаете, симры, а местные зовут их уары. Они умеют э... довольно быстро передвигаться. Нужно лишь только, гм, привыкнуть к их э... прыжкам.
        Все, кроме Алана, переглянулись.
        - Доктор, я не ослышался? - Лэнфорд поднес руку к уху. - Вы сказали - прыжкам?
        - Нет, слух вас не подвел, - снисходительно улыбнулся Уоллес. - По открытой местности уары двигаются прыжками. Но они могут еще и скакать. Когда сидишь м-м-м... в тирдаре, а уары в это время прыгают, то ощущения э... весьма своеобразные.
        - А может в этой тирдаре и антиграв есть? - поинтересовался Нил.
        - Мне нравится ваш тонкий юмор, лейтенант, но шутить сейчас нет времени. Пора занимать места. Не волнуйтесь, уары и тирдара выдержат э... нас всех. Под тирдарой, кстати, имеются м-м-м... специальные стабилизаторы движения. Именно так.
        Один за другим люди нерешительно подходили к уарам. Животные, увидев незнакомых существ, стали шипеть и шелестеть длинными языками, но возницы, сидевшие впереди, и которых не было видно, одернули поводья, и уары успокоились.
        - Прошу! - сказал Алан, показав на веревочную лестницу, прикрепленную к тирдаре.
        Виктор полез первым. Забравшись на высоту двух с половиной метров и оказавшись в тирдаре, он махнул рукой:
        - Поднимайтесь!
        - Всю жизнь мечтаешь встретить принца на белом звездолете, - с мрачным видом проворчала Нолан, - а приходится ездить на этих ароматных тварях... Фу! Ну и запашок!
        Через несколько минут люди забрались в тирдару. Внутри она освещалась мягким рассеянным светом от встроенных в верхнюю часть кристаллов.
        Алан залез последним, когда все уже устроились на сиденьях, обитых мягким материалом.
        - Я думаю, - сказал он, - э... можно, гм... отправляться. Да, именно так.
        Уоллес что-то произнес, и возчики тряхнули поводьями. Уары громко зашипели и сделали первый прыжок. Ощущения и вправду оказались непривычными. Передвижение уаров на открытой местности напоминало прыжки на роботе-прыгуне в парке развлечений. Животные прыгали вверх на высоту двух с половиной метров, а в длину - если была открытая местность - за один прыжок преодолевали около десяти.
        - Никого еще не укачало? - улыбнулся Уоллес.
        - И сколько мы так будем прыгать? - поинтересовался Лэнфорд.
        - Долго, лейтенант. Можете пока вздремнуть, если сумеете.
        Алан начал с усердием рыться в боковом отсеке и что-то искать. Ирвинг в этот момент наклонился к Ормеле и шепнул ей на ушко:
        - Если это сиденье вдруг покажется тебе жестким, можешь сесть мне на колени. Здесь тебе наверняка будет удобнее.
        - Я подумаю, - усмехнулась Элира. - Но боюсь, что твой бластер будет мне мешать.
        Алан в конце концов нашел то, что так упорно искал. Он извлек некое подобие блестящей грубой ткани, а затем, стараясь не потерять равновесия, немного высунулся в окно и принялся натягивать ее над тирдарой.
        - Кажется, сейчас нет дождя, - негромко проговорил Нил, стараясь, чтобы Уоллес это услышал.
        - Офтер скептик, - терпеливо произнес Алан, - это защита не от дождя, а от детекторов м-м-м... движения. Мы же не хотим, чтоб нас засекли, так ведь?
        На лице Лэнфорда появилось удивление, сменившееся усмешкой. Он явно не поверил Уоллесу.
        Тот обратился к Виктору:
        - Полковник, пусть ваши спейсары помогут мне с этой штукой.
        Серов поднялся и сам начал прикреплять серебристый материал к краю тирдары, пытаясь при этом не упасть. Через минуту весь фургон был накрыт колпаком. Алан проверял, надежно ли он закреплен.
        - Эта штука действительно может скрыть нас от детекторов движения? - спросил Виктор.
        - Да, от наземных и воздушных. Теперь мы невидимы э... для пришельцев. Но только на расстоянии.
        - И где туземцы раздобыли эту вещицу? - Нил приподнялся и пощупал незнакомый материал. - Надеюсь, не свистнули ее у нас?
        - Нет, лейтенант, не раздобыли и не своровали, а сами сделали.
        - Вы серьезно? - Курца, как техника, заинтересовала такая ткань.
        Уоллес сел на свое место:
        - Да, это действительно достижение м-м-м... местных умельцев. И эта вещь не единственная, которую они изобрели и изготовили.
        Он посмотрел на Лэнфорда:
        - Я же говорил, что не стоит относиться к туземцам с пренебрежением. То, что они, гм, передвигаются э... на животных, еще не говорит о том, что это м-м-м... какое-то примитивное племя. У них, кстати, есть и самодвижущийся транспорт. Просто в этой местности э... удобнее и безопаснее использовать уаров. Абсолютно так.
        Ироничное выражение медленно сползало с лица Нила. Теперь он смотрел на туземцев под другим углом и даже почувствовал уважение к ним.
        - Вообще, - продолжил Алан, - они достаточно развитое сообщество, где есть своя культура и письменность. Хотя, конечно, их э... письменность кажется странной на первый взгляд. У них также имеются довольно обширные знания м-м-м... по астрономии, естествоведению, физике, химии, биологии, математике и врачеванию. Все дело в том, что они э... придерживаются древних традиций, потому что их связь с миром предков крепка. Самое важное, что есть у туземцев, это культ, вера, и догмы их гласят: мир живых и мир Перешедших в Лес Света предков слиты воедино и являются чем-то неделимым. Они ощущают м-м-м... эту связь постоянно. Они верят, что предки следят за ними и всегда находятся рядом. Туземцы, м-м-м... допускаю, покажутся вам в чем-то дикими, однако они отдают дань уважения и свято чтят э... тысячелетние традиции. Может быть, это даже сродни ритуалам, но э... для туземцев священно все, что имеет отношение к их земле и прошлым поколениям. Конечно, как я уже, гм, сказал, им далеко до нас и нашей техники и оружия, но они тоже развиты неплохо. Именно. Надеюсь, лейтенант, э... гм, я ответил на самые важные
вопросы?
        - Ответили, - согласился окончательно побежденный Лэнфорд.
        Уоллес, посмеиваясь, пересел к кучеру и начал переговариваться с ним вполголоса.
        - Недурно. - Марк осматривал материал. - Напоминает нашу защитную пленку. Просто накидываете ее - и можете считать себя невидимым. Наверное, в основе принципа действия этой ткани лежит отражение и нивелирование изменений плотности воздуха. Экранирование от внешних объектов. Ни за что бы не подумал, что туземцы способны создать такое...
        - Да... - задумчиво произнес Серов. - Похоже, ребята совсем не так просты, как кажется на первый взгляд...
        Они скакали и прыгали почти четырнадцать часов. Уары с тирдарой на спинах теперь двигалась по ухабистой дороге, поднимая своими лапами пыль.
        - Мы скоро будем на месте, - сказал полковнику Алан, протиснувшись обратно в тирдару. - Это что-то вроде э... укрепленного и замаскированного военного лагеря. Там у них есть наблюдательный пост и в основном находятся воины-мужчины. Хотя, м-м-м... женщины тоже присутствуют. Да, именно.
        - Доктор, у их женщин шерсть тоже колючая? - поинтересовался Щербаков.
        - Примерно. - Уоллес хихикнул. - Здешние дамы не пользуются э... глубокой молекулярной эпиляцией.
        Глава 41
        Час спустя уары взобрались на пригорок, покрытый отростками тельиды, и подскакали к свисающим прямо перед ним длинным и гибким отросткам хинтуры. Один из возниц проворно спустился на землю и приблизился к этому занавесу из растений. Он что-то проворчал, и отростки хинтуры раздвинулись в стороны, открыв проход. Он взял поводья и завел уаров внутрь. Отростки мягко сомкнулись позади.
        - Вот и приехали, - сказал Уоллес, вылезая из тирдары. - Можете осмотреться. Только за пределы лагеря я не советую выходить, поскольку здесь все-таки безопаснее. М-м-м... именно так.
        - Ну что ж, - Серов тоже полез вниз, - давайте поглядим, как они живут.
        Один за другим люди спускались по лестнице, разминали затекшие руки и ноги и с любопытством оглядывались по сторонам.
        Убежище туземцев представляло собой значительных размеров территорию. Почва была покрыта мягким, пружинящим под ногами материалом. Между деревьями находились строения округлой формы, изготовленные из мягкой на вид фиолетовой желеобразной массы и отделанные некой смесью, придающей им блеск. Диковинные постройки были установлены на металлических опорах метрах в трех над землей. Чтобы подняться в эти дома из «желе», нужно было использовать непривычные на вид приспособления. Вверху, между сплетением отростков деревьев была натянута все та же ткань, помогающая укрыться от детекторов движения. В некоторых местах были установлены столбы, на которых ярко светились необычные зеленые кристаллы, очевидно, выполняющие роль фонарей. В целом убежище давало ощущение покоя и защищенности.
        - Неплохо, - заметил Лэнфорд. - Пожалуй, мне уже нравится.
        - Я и сам был удивлен оригинальностью их построек, - сказал Алан. - Здесь сразу чувствуешь себя э... как дома. К тому же, тут есть м-м-м... все, что нужно для нормального проживания. Определенно.
        - Включая воздушные релаксаторы? - улыбнулся Нил.
        - Ну, это вы уж совсем загнули, лейтенант! Место, где мы сейчас находимся, э... как я уже говорил, скорее можно отнести к военному лагерю или м-м-м... форпосту. Но в их элтериях есть и другие строения. Эти дома, кстати, называются, гм, пентиры.
        Из пентиры, неподалеку от которой стояли люди, начали спускаться трое аборигенов. На них были подобия кожаных штанов длиной до колен и своеобразные жилетки, сшитые из какой-то легкой, но наверняка прочной ткани. Туземцы направились к прибывшей группе. Они с любопытством и без робости глядели на людей, которых судьба забросила в их лагерь. Теперь Виктор и остальные тоже могли хорошо изучить туземцев.
        Они были высокие - не ниже двух с лишним метров - и покрытые совсем короткой и колючей шерстью черного и темно-зеленого цвета, а их широкую грудь не смог бы обхватить один человек. Под шерстью у туземцев перекатывались бугры мускулов. На лицах аборигенов шерсть почти не росла. У них были узкие носы, длинные острые уши, массивные челюсти и внимательные, темно-сиреневого цвета миндалевидные глаза.
        Следом за ними спустился еще один туземец, явно женщина, так как она уступала остальным в размерах, а черты ее лица были тоньше. Она была одета в просторное светлое одеяние.
        У одного из туземцев на плече, по всей видимости, висело оружие, представлявшего собой прямоугольную конструкцию из неизвестного материала с отверстием для руки и неким устройством, напоминающим оптический прицел. У этого туземца на плече было прикреплено нечто блестящее бордового цвета. Другие аборигены стояли от него чуть поодаль и держались с почтением, поэтому Серов сделал вывод, что он здесь является кем-то вроде командира.
        Абориген что-то сказал на своем языке. Виктор вопросительно посмотрел на Уоллеса, и тот торжественно перевел:
        - Илир Эул рад приветствовать вас э... в своей скромной обители и надеется, что вам здесь понравится.
        - Спасибо. Мы признательны ему за то, что он нас приютил.
        Алан перевел слова Серова и на лице Эула появилась улыбка, похожая на человеческую. Эул снова издал серию шипящих звуков, означающих из перевода Уоллеса, что для него есть настоящее удовольствие принимать гостей, и он хочет быть с ними друзьями.
        - Мы ценим это предложение, - улыбнулся Виктор и протянул Эулу руку в старом земном приветствии.
        Алан перевел, а Эул с недоумением взглянул на протянутую руку. Затем понял, что это приветствие, и стиснул ладонь Серова своими мощными пальцами, чуть не сломав ее. Потом он сделал широкий жест, очевидно, означавший приглашение.
        - Он предлагает нам отдохнуть э... с дороги, - объяснил Уоллес. - Давайте устраиваться в пентирах.
        - Нас, кажется, здесь уже считают друзьями, - усмехнулся Щербаков.
        Виктор поклонился Эулу и повернулся к своим людям.
        - Выбирайте себе место. Будем располагаться по двое. - Потом он посмотрел на Лэнфорда: - А с вами хочу обсудить дальнейшие планы. Через полчаса.
        - Понятно, ундент. Вам тоже не помешал бы отдых.
        - Еще успею отдохнуть, а сейчас дел много.
        Нил козырнул и пошел усмирять Ирвинга и Неллиган. Они уже успели забраться в одну из пентир и принялись с шумом делить место. Стив, было, сначала хотел устроиться в одной пентире вместе с Ормелой, но та категорически пресекла все эти попытки совместного с Ирвингом проживания.
        Серов выбрал свободный дом в левой части лагеря. С некоторой нерешительностью он встал на одно из необычных приспособлений, лежавших около пентиры. Устройство сразу же раздулось и подняло полковника к входу. Он немного постоял, пытаясь отыскать ручку или что-нибудь похожее, а потом увидел некое углубление рядом с дверью и просунул туда руку. Дверь с тихим шелестом отодвинулась. «Лифт» начал постепенно сдуваться.
        Виктор зашел в пентиру. Внутри строение было разделено на две комнаты, и здесь ощущался слабый, похожий на запах мяты аромат. Пол был сделан из мягкого на ощупь эластичного материала. Тут имелись раскладывающиеся механизмы, похожие на просторные кровати, четыре объемных ковшеобразных приспособления из синего вещества, схожего по виду с пластероном, которые, вероятно, выполняли функции кресел, и нечто изогнутое, стоящее на широкой опоре, отдаленно напоминающее массивный стол. Еще тут были углубления в стенах, явно предназначенные для хранения вещей. На одной из стен висела вытянутая полупрозрачная емкость, видимо, наполненная водой. У пентиры было три овальных окна. Устройства, прикрепленные рядом с окнами, очевидно, позволяли убирать красивую мерцавшую пленку, выполняющую роль стекла. Виктору сразу понравилась пентира и ее обстановка.
        Полковник положил винтовку и энган на стол, снял защиткостюм и допотсек, а сам прилег на кровать с матрасом, который мягко обволакивал тело. Он вынул из специального кармана шортитур цилиндр с наностимуляторами и подсоединил к своему биоразъему на шее. Затем подключился к бионнеру. Виктор принялся внимательно изучать карту исследованной части Элледии. Он начал просчитывать возможные варианты дальнейших действий.
        Что и говорить, сейчас перевес явно на стороне пришельцев, но Серов надеялся, что местные воины действительно смогут помочь. Они наверняка хорошо знают планету, отлично маскируются и подходят на роль партизан. Интересно, какое вооружение у них здесь имеется? Защитная ткань произвела на него впечатление, и теперь он рассчитывал еще на какие-нибудь выдающиеся изобретения аборигенов. Если туземцы и вправду такие искусные воины, как их описывал Уоллес, то шансы в борьбе с пришельцами повышаются. Единственное, что сильно угнетало Виктора, это то, что не стоит ждать помощи от Коалиции. Неужели эти твари действительно смогли убедить командование в том, что здесь все в порядке? Динтар Олдридж говорил так уверено и спокойно, словно точно знал: ни один корабль на помощь не прилетит. «Если это так, то нам придется полагаться только на собственные силы, - думал Серов. - А также на помощь туземцев. Положение у нас, конечно, непростое, но шансы на победу остаются. Эх, сейчас сюда бы всего лишь пару линкоров, и песня пришельцев была бы спета... Но реальность такова, что на этой планете находится только один
корабль, и тот под контролем инопланетян». В планы Виктора входила попытка атаки на крейсер «Одинокий Волк», но по-настоящему об этом думать было пока еще рано. Сначала нужно наладить отношения с туземцами и надеяться, что пришельцы к тому времени не улетят на корабле. И только потом вместе с местными попытаться отбить крейсер. Да уж, задачка сложная. Но если бы у Серова было обыкновение опускать руки при появлении трудностей, то он не стал бы полковником, командующим особым отрядом спейсаров.
        Виктор составил план ближайших дел, определил приоритетные цели и отключился от бионнера. Он закрыл глаза и погрузился в размышления. Удивительное дело: совсем недавно он так жаждал улететь отдохнуть на Землю, а сейчас, находясь за столько световых лет от Дуная-2 - планеты, где он жил с семьей, - ему хотелось просто оказаться в своей загородной аэровилле, увидеть жену, дочерей и провести вместе с ними несколько часов.
        Может Веста сейчас возится в саду, подрезает свои любимые розы и окучивает грядки, приобщаясь, как она выражалась, «К жизни на природе», а дочки резвятся где-то неподалеку. Серов представил, как младшие дочери Мила и Катерина прыгают по антигравитационным трамплинам во дворе аэровиллы, а старшая, Инесса, вместе роботом-помощником присматривает за ними. Губы Виктора тронула улыбка.
        Серов все еще вспоминал свой дом, когда дверь с тихим шелестом отодвинулась. Он открыл глаза и увидел Дану Перову. Она заглянула в пентиру, тоже заметила Виктора и улыбнулась:
        - Ундент, я подумала, что тут есть место...
        - Конечно, есть! Заходите.
        Дана осторожно пробралась внутрь и осмотрелась:
        - Здесь все так непривычно, но, надо отметить, выглядит эта обстановка уютной.
        - Теперь, думаю, мы уж сумеем хорошенько отдохнуть.
        - Ундент, я вообще-то не собиралась набиваться в компанию...
        - Располагайтесь! - засмеялся Серов. - Я совсем не против такой очаровательной компании. Вон то массивное приспособление у стены - кровать. Она в вашем распоряжении.
        Полковник поднялся и помог Перовой раздвинуть кровать, а потом вернулся на свою. Дана сняла защиткостюм и устроилась на кровати, напоминая изящную и хрупкую статуэтку. Виктор снова подключился к бионнеру.
        Минут через десять в пентиру заглянул огромный туземец, и, протиснувшись внутрь, что-то сказал. Он водрузил на стол два овальных подноса внушительных размеров. Они были завалены мясом, кусками отростков растений финбер и орти. Рядом с подносами он поставил нечто похожее на кувшин и два предмета, напоминавших кружки, с углублениями для пальцев. Потом еще положил несколько странных острых и изогнутых приспособлений, выполняющих у туземцев, судя по всему, функции ножей и вилок. Абориген сделал приглашающий жест и удалился.
        - Вот и местный сервис, - усмехнулся Серов. - Прямо с доставкой.
        Дана придвинулась к столу.
        - Возьму на себя роль дегустатора. - Она с подозрением осмотрела мясо. - Что это такое, интересно... Вернее, я хотела бы знать, чем это было, когда еще бегало или летало...
        - С незнакомой едой нужно быть осторожным. Не стоит сразу есть до отвала. Было у меня когда-то дело на учениях... Я забыл стабилизирующий пищеварение комплект микростаба и один экзотический плод как назло вызвал расстройство... Пришлось бросить все и срочно искать густые заросли...
        Перова засмеялась:
        - От души сочувствую! Но бионнер, конечно же, все проверит. Кстати, а какие у них здесь, интересно, туалеты? Доктор Уоллес, между прочим, упоминал обо всех необходимых удобствах.
        - С этой частью быта туземцев я еще не успел ознакомиться, - усмехнулся Виктор.
        - Пожалуй, - сказала Дана, - я все-таки рискну и попробую кусочек. Алан не похож на человека, постившегося долгое время. Значит, нам тоже не придется сидеть на диете.
        Она хитро улыбнулась, затем взяла «нож» и отрезала часть сочного, издающего пряный запах, мяса.
        - Неплохо! - одобрила Перова. - Если не вспоминать, что мы на Элледии, то вкусно, как в ресторане...
        Она подцепила «вилкой» кусок пряно пахнущего отростка и налила воды из кувшина в кружку:
        - За вами поухаживать, ундент?
        - Пока есть не хочется.
        - Да вы попробуйте сначала! - Перова отрезала еще ломоть мяса и отхлебнула из кружки. - Эта вода с каким-то нектаром, что ли... Приятно освежает.
        - Ну что ж, вы умеете убеждать, - сдался Серов и сел за стол. - Попробую.
        Пока Дана и Виктор отдавали должное угощению, откуда-то издалека доносились негромкие звуки шлепков - это местные умельцы особым способом обрабатывали материал для новых пентир.
        - Я бы не отказалась пожить здесь пару недель, - сказала Перова. Теперь она неторопливо попивала воду. - Конечно, у туземцев нет всех привычных для нас технологических удобств, но, похоже, они не чувствуют себя из-за этого обделенными.
        - Если бы они попали в наш мир, то вероятно, просто растерялись бы, - заметил Серов, сосредоточенно обгладывая мясо с косточки. - Хотя, может, и позавидовали бы.
        - Может быть... Однако, те удобства, вещи и блага цивилизованной жизни, которые делают наш мир таким комфортным, показались бы им, скорее всего, ненужными... - Дана с грустью вздохнула. - Как знать, возможно, и у нас будут совсем другие представления о жизненных ценностях... А наша человеческая философия будет выглядеть глупой и смешной...
        - Надеюсь, мы сможем избежать этой участи, - подбодрил ее Серов.
        - Я тоже надеюсь... Скажите, ундент полковник, скажите откровенно, вы верите, что мы сможем улететь отсюда?
        - Дана, не хочу вас пугать или успокаивать: я не знаю. Честно - не знаю. Мы будем продолжать борьбу, как бы пафосно это ни звучало. Понимаете, сейчас на кону стоят не только наши жизни, а, пожалуй, и безопасность всей Объединенной Территории.
        - Вы меня все-таки немного успокоили...
        Виктор посмотрел на нее с любопытством:
        - Дана, почему вы, такая красивая женщина, - ведь ваша красота натуральна, не так ли? - выбрали военную профессию? На «гражданке» у вас, наверное, не было отбоя от поклонников...
        Перова рассмеялась.
        - Спасибо за комплименты, ундент, - сказала она. - К сожалению, не всякий мужчина способен оценить мой образ жизни. Однако это то, что мне нравится делать. Так я ощущаю, что приношу людям реальную пользу и помогаю им. А еще имею возможность побывать во многих местах и увидеть много интересного. Думаю, оседлый образ жизни не для меня - я постоянно ощущаю зов других миров... Есть ведь столько удивительных вещей на свете, и так хочется их увидеть...
        - Понимаю вас. Я тоже всегда стремился к звездам...
        Неожиданно Дана порывисто встала и присела на кровать Серова. Он посмотрел на нее с удивлением.
        - Я вам здесь не помешаю? - спросила она.
        - Нет, конечно.
        - Ундент, - сказала Перова, - хочу признаться: с вами рядом я чувствую себя в безопасности.
        Дана бросила быстрый взгляд на полковника, улыбнулась и оправила волосы. Виктор лишь пожал плечами:
        - Я такой же человек, как и вы.
        - И все-таки сразу понимаешь, что вы надежный и всегда сможете защитить.
        - Надеюсь, что это так.
        - Вы сильный, и, думаю, добрый...
        Любой мужчина был бы рад, если бы с ним рядом оказалась такая женщина, как Перова. Серов, разумеется, не был исключением, но он бы ни за что не изменил своей жене. Преодолев естественное желание стиснуть Дану в объятиях и поцеловать, Виктор лишь коснулся пальцами нежных губ Перовой и провел рукой по ее волосам.
        - Дана, - сказал он, - не сомневаюсь, что вы еще встретите свою судьбу. И обещаю вам сделать все, что от меня зависит, чтобы мы могли улететь отсюда. Однако я не могу вам предложить ничего другого. К сожалению, - добавил с виноватой улыбкой Виктор, - я уже давно женатый человек... И люблю свою жену...
        Наступила неловкая пауза. Перова быстро поднялась и забралась обратно на свою кровать.
        - Простите, - со смущением произнесла она. - Не знаю, что на меня нашло... Наверное, это все из-за местного напитка. Надеюсь, вы не думаете, что я глупая и ветреная космонерка...
        - Напротив, я считаю, что вы очень умная, милая и нежная. Счастливчик ваш будущий муж...
        В этот момент дверь сдвинулась в сторону, и в пентиру заглянула Нолан.
        - Еле отыскала вас, полковник, - сказал она, и в ее глазах мелькнула усмешка. - Простите, может быть, я не вовремя?
        - Все нормально, Леура. Что вы хотели?
        - Туземцы готовятся проводить собрание глав элтерий. Там также присутствует сам элтир Шиел и местные илиры.
        - Илиры? - не понял полковник.
        - Илиры - это командиры, - объяснила Нолан и улыбнулась. - Видите, я уже знаю несколько слов на языке туземцев. Все они хотели бы видеть вас. Алан уже с ними. Если позволите, я тоже пойду.
        - Хорошо. - Серов поднялся и как ни в чем ни бывало повернулся к Перовой: - Меня ожидает дипломатическая миссия. Скоро мы узнаем, что смогут нам предложить туземцы. Придется оставить вас, Дана.
        - Ничего, ундент, я пока постараюсь отдохнуть. А вам желаю удачи в переговорах...
        Виктор и Леура спустились на раздувшемся «лифте».
        - Известно, о чем они будут говорить? - поинтересовался Серов.
        - Наверное, начнут разрабатывать план действий на будущее. Или хотят выяснить, можно ли рассчитывать на вас.
        - Ведите меня.
        Щербаков и Доронин выглядывали из своей постройки и смотрели, как Виктор вместе с Нолан отправились в сторону занавеса из сплетенных отростков хинтуры.
        - Куда это они собрались? - озадачился Роман.
        - Тебя забыли спросить! - Юрий хохотнул. - Наверное, будут общаться с местными шишками. Мы все наденем форму из меха и станем ходить строем под командованием этих «ежей», не иначе.
        - Считаешь, местные захотят возиться с нами?
        - Не знаю. Если собираются надрать задницы пришельцам - захотят.
        - Как думаешь, есть у них роботы или танки?
        - Может и есть. Ты же видал их изобретение, ну эту, ткань, хрен знает, чего они еще изобрели... Похоже, они малые не промах.
        - Кажется, лейтенант им не доверяет, а полковник - наоборот, надеется побрататься.
        - Да, - Щербаков почесал бритую голову, - полковнику сейчас нелегко... Не хотел бы я оказаться на его месте...
        Глава 42
        Нолан провела Серова между пентирами, и они вышли на поляну, где было поставлено некое длинное массивное сооружение, выполнявшее сейчас, наверное, роль стола. За этим «столом» на «креслах» из синего материала сидели четырнадцать туземцев и Уоллес. На туземцах были сверкающие в свете кристаллов длинные одеяния и накидки, время от времени меняющие цвета. Во главе «стола» восседал элтир Шиел. Он был крупнее остальных туземцев, однако его особое положение выдавало не это, а величавая осанка и властный взгляд. На нем была синяя просторная одежда и накидка, на которой мерцали красивые узоры. На плече элтира было прикреплено украшение в форме дерева.
        Элтир заметил Леуру и Виктора и сделал волосатой ручищей знак подойти.
        - Идемте, - сказала Нолан. - Я хочу сообщить вам, как, собственно, переводится на наш язык название их расы. Чтобы не попасть в неловкое положение. Они зовут себя эрвами.
        - Спасибо, что предупредили.
        Они подошли к «столу», и Элтир указал на свободные «кресла». Виктор сел рядом с Уоллесом, а Леура скромно устроилась поодаль.
        - Ну как, м-м-м... отдохнули? - поинтересовался Алан у Серова.
        - Готов к любым переговорам.
        Элтир два раза похлопал себя по плечу, и все замолчали. Он посмотрел на полковника и произнес несколько фраз на своем языке. Виктор мог бы, конечно, воспользоваться телепнором Алана и установить телепатический контакт, но решил, что лучше будет, если сейчас Уоллес сам выступит в роли переводчика.
        - Элтир Шиел приветствует тебя здесь, - перевел Алан. - Он рад встретить дружественную расу.
        - Я тоже этому рад, - сказал полковник. - И благодарю за оказанное гостеприимство.
        Шиел выслушал перевод. Он взмахнул рукой и снова что-то сказал.
        - Элтир доволен, что вам здесь понравилось, но желает сразу перейти к делу.
        Далее элтир говорил, а Алан медленно переводил. «Как тебе, наверное, уже известно, чужеземец, все эрвы на Лидуиле - так мы называем нашу планету - борются за свободу. Бездушные мерзкие анквилы пытались поработить нас - им это не удалось. И все же они не оставляют свои попытки уничтожить нас. Но мы - воины и охотники - мы никогда не смиримся! Наши народы боролись и будут продолжать борьбу. Мы можем простить вас, чужеземцы, за то, что вы осмелились занять часть наших земель. Мы - великодушный народ и считаем, что места хватит всем. Но теперь и многие из вас, тех, кто зовет себя людьми, оказались подчинены анквилам. Отныне вам тоже придется драться за свою жизнь».
        Элтир сделал паузу, чтобы Уоллес мог немного отдохнуть.
        - Мы должны объединиться, - продолжил переводить Алан. - Вместе мы сможем одержать победу над анквилами. Мы, Рожденные в Лесу, хотим вместе с вами сражаться против анквилов. Знай: нет надежней союзника, чем Лесные Жители. Возможно, человек, тебя удивляет то, что я так скоро предлагаю тебе дружбу, но не сомневайся - это мое продуманное и взвешенное решение. Мой брат-человек Уоллес уже многое рассказал мне о людях вообще и тех людях, которые прилетали на Лидуилу.
        Элтир несколько секунд помолчал, затем спросил:
        - Что ты скажешь мне?
        Виктор обвел взглядом туземцев. Все эрвы выжидающе смотрели на него, а Шиел, поправив украшение, тоже терпеливо ждал ответа.
        - Встретить друзей - настоящая удача, - улыбнулся Серов, - особенно, когда ты вынужден драться за свою жизнь. Вы правы, элтир, моих людей захватили враги. Теперь я и мои оставшиеся... э... оставшиеся бойцы должны постараться выжить. Я сожалею, что люди возвели на вашей земле свои... гм, э... постройки и распоряжались ею так, будто она принадлежит им. Тут нет моей вины. Многие люди привыкли так поступать. Их может оправдать то, что они не знали, что на этой планете есть коренные обитатели. Мы ценим ваше терпение и мудрое отношение к нам.
        Виктор немного помолчал, затем сказал:
        - Я принимаю предложение дружбы и думаю, что этот союз поможем нам всем в борьбе против общего врага.
        Уоллес закончил переводить.
        Элтир снова похлопал себя по плечу и что-то вдохновенно произнес. Алан с волнением перевел:
        - Я уже знаю, как храбро вы сражались, и теперь можете называться Лесными Жителями. Отныне ты, чужеземец, и твои воины можете считать себя членами нашей велхоры. Пускай же наш союз будет прочнее самого крепкого дерева, и даже Время не сможет поколебать его!
        Виктор поднялся и поклонился элтиру. Шиел сначала удивился, но потом понял, что это знак уважения. Он улыбнулся, махнул рукой и что-то произнес.
        - А сейчас, братья, вам нужно отдохнуть, - перевел Уоллес, у которого уже пересохло в горле. - Наш дом - ваш дом. Нас ожидают великие деяния.
        Виктор еще раз слегка поклонился и вышел из-за «стола». Нолан направилась за ним, а Алан сказал:
        - Идите, вам всем действительно нужно отдохнуть. Я э... немного задержусь.
        Серов кивнул:
        - Мы поговорим с вами позже.
        Они вернулись к пентирам, где их встретили вопросительными взглядами остальные, ожидая новостей.
        - Все нормально, - усмехнулся Виктор, оглядев недоумевающих солдат. - Туземцы теперь с нами. А сейчас - всем отдыхать. Лейтенант, нужно обсудить кое-что.
        Серов нашел свою пентиру и вместе с Леурой и Лэнфордом поднялся наверх. Перова мирно почивала на слишком просторной для себя кровати. Ее светлые волосы рассыпались на постели, лицо выглядело безмятежным, а чувственные губы слегка приоткрылись.
        - Может, поговорим на улице? - улыбнулся Нил. - Жалко, если разбудим нашего медика.
        Но тут Дана проснулась и с недоумением взглянула на пришедших.
        - Простите... - Она виновато улыбнулась. - Кажется, я заснула...
        - Не обращайте на нас внимания, - сказал Виктор.
        - Как ваши дипломатические успехи, ундент? - Перова зевнула, прикрыв рот ладонью.
        - Нас торжественно приняли в их общину. - Серов опустился в просторное «кресло». - Теперь у нас с ними, как выразился элтир, «вечный союз».
        - Значит, они помогут нам, ундент?
        - Совершенно верно.
        - Но что мы можем сделать, если у нас нет тяжелого оружия и бронетехники?
        Виктор снова подключился к бионнеру, не переставая продумывать различные варианты дальнейших действий:
        - Надеюсь, что у туземцев есть.
        - Вы точно подметили. - Леура заняла другое огромное подобие кресла. - Алан уже рассказал мне, что в давних сражениях эрвам удалось добыть оружие и военную технику пришельцев. Это трофейное оружие и техника хранятся недалеко отсюда.
        - Похоже, я сильно недооценил наших новых союзников, - признал Лэнфорд. - Снимаю перед ними шляпу.
        - Насчет оружия. Вы серьезно? - недоверчиво спросил Серов.
        - Так мне сказал Алан.
        - Почему элтир ничего не упомянул?
        - Не знаю... - развела руки Нолан. - Наверное, собирался сказать позже.
        Через несколько минут в пентиру поднялся Уоллес:
        - Можно к вам?
        - Присоединяйтесь, - кивнул Виктор.
        Алан присел на край кровати:
        - Я собирался обсудить с вами детали предстоящей э... гм... военной подготовки. М-м-м... правильно.
        - Доктор, мы как раз говорили об оружие пришельцев, - сказал Серов, - которое сейчас якобы находится у эрвов. Это действительно так?
        - Да, тридцать лет назад, во время, гм, последних масштабных боевых действий эрвам и в самом деле удалось заполучить боевую технику и оружие. Судя по всему, м-м-м... это нечто вроде танков. Эрвы изучали технику пришельцев, но э... для них оружие пришельцев - своеобразные знаки отличия и доблести. Показатель м-м-м... храбрости и мастерства, которое они проявили. Эрвы не используют трофейное вооружение. Доверяют э... лишь исключительно изделиям своих оружейников.
        - Было бы интересно узнать об их военных достижениях.
        Уоллес улыбнулся:
        - Я расскажу обо всем, а потом вы м-м-м... сможете ознакомиться как с трофейным оружием пришельцев, так и вооружением эрвов.
        - Нашему технику Курцу тоже будет полезно поглядеть, - заметил Нил.
        - Вы увидите! - засмеялся Алан. - У нас здесь нет э... военных секретов. Теперь опишу то, м-м-м... чем мы располагаем. Начну с трофеев. Примерно в километре отсюда у эрвов есть хорошо э... замаскированное хранилище. Как я, гм, уже сказал, там находятся «танки», принцип работы которых неизвестен, и оружие, явно не предназначенное для человеческих рук. Описывать все это не имеет смысла - лучше м-м-м... увидеть самому. Именно.
        Теперь о эрвах. Во-первых, у них есть прирученные животные, которых они используют в качестве боевых единиц - это гигантские животные, закованные в исключительно прочную броню, сделанную, гм, по технологии, созданной эрвами. Они несут на себе орудие, м-м-м... некое подобие катапульты. Оно стреляет тирфами - это такой взрывающийся при попадании в цель снаряд - а также шарами, способными даже замораживать металл, после чего он становиться менее прочным. Не знаю, как они э... они добились такого эффекта. Может быть, эрвы используют жидкий азот или какую-нибудь высокоэффективную замораживающую смесь...
        При этих словах Нил хмыкнул.
        - Да, лейтенант, именно так. Что касается изделий местных мастеров, то изготовленное ими оружие э... отличается самобытностью. Это, в первую очередь, тервиры - ручное и, так сказать, станковое оружие. Они стреляют зарядами с кислотой и разрывными. Еще имеются э... ручные бриды - подобия гранат, тирфы с ядовитыми шипами, переносные пушки-метатели и многое другое. В общем - есть чем дать отпор. Правильно.
        - Прямо лесной спецназ какой-то! - усмехнулся Лэнфорд.
        - Я и сам был поражен этим м-м-м... разнообразием. Вдобавок эрвы приручили и других местных животных - диров, или, как они их называют - велоков. Эрвы засылают их в тыл противника и велоки доставляют туда сюрприз в виде э... разлетающихся отравленных колючек.
        - С оружием понятно, - сказал довольный Серов, - я ожидал худшего.
        - Ундент, теперь, наверное, мечтаете пострелять из оружия туземцев? - пошутил Нил.
        - Что ж, не откажусь. Есть ли у эрвов военная база или что-нибудь вроде этого?
        - Да, есть, - кивнул Уоллес. - Если фортификационные сооружения туземцев можно так назвать. Недалеко от хранилища они соорудили м-м-м... своеобразный э... укрепленный военизированный комплекс. Он является центром их м-м-м... обороны в этой части Элледии. Комплекс укрыт, защищен, и пробраться в него возможно, только если знаешь безопасный путь. Там выкопаны рвы, ловушки, а кругом понаставлены растяжки. Недалеко от этих укреплений у эрвов есть многочисленные подземные казармы с постоянным э... так сказать, контингентом. В самом комплексе э... находится, гм, целая куча разного оружия. Еще там имеется бункер, который может вместить множество туземцев или нас, людей. В бункере есть запасы воды и еды. А вдобавок, м-м-м... в этом комплексе эрвы держат жутких монстров - острозубых рилтиров, или, если называть их на языке эрвов - гарифалов. Эрвы тоже ухитрились их приручить. Несомненно.
        - Они точно не равнодушны к своей безопасности, - заметил Лэнфорд.
        - С такими соседями как пришельцы, это и не мудрено.
        - Значит, сможем отступить, если что, - сказал Виктор. - А сейчас, доктор Уоллес, я бы хотел осмотреть хранилище.
        - Зовите меня Алан. Дельная мысль. Пойдемте, вам нужно как можно скорее м-м-м... ознакомиться со всем, гм, военным хозяйством эрвов. Правильно.
        Нил первым спустился на «лифте» и встретился лицом к лицу с Питерсом, неспешно бродившим по лагерю:
        - А, доктор... Как самочувствие?
        - В порядке, ундент, - улыбнулся Кен. - Прогуливаюсь вот, изучаю местный быт...
        - Понятно. Только не выходите за пределы лагеря.
        Из пентиры один за другим спустились Серов, Нолан и Уоллес.
        - Возьмем с собой и Марка Курца, - решил Виктор.
        - Ему, думаю, э... там тоже будет интересно. Верно.

***
        В замаскированное хранилище эрвов они добрались примерно через двадцать минут.
        После того как они миновали все ловушки, старший илир Эул провел их через мимо стражи в пещеру, созданную самими эрвами. Здесь, в этом сумрачном месте, прикрытое кусками толстой ткани, находилось оружие пришельцев. Хранилище освещалось синими кристаллами, установленными на тонких подпорках. Тут было прохладно и явственно чувствовалась сырость.
        - Надеюсь, техника и оружие не рассыпались от времени? - сказал Лэнфорд, осматривая хранилище.
        - Не волнуйтесь, - Уоллес подошел к чему-то высокому, накрытому грубой тканью бордового цвета, - эти твари м-м-м... умеют строить технику. Именно.
        Эул потянул ткань могучими руками, и она сползла вниз, открыв темную и блестящую конструкцию.
        - Это и есть «танк» пришельцев? - спросил Серов.
        - Он самый. - Алан подошел ближе. - Вот только как работает такая машина, мы не знаем. Все, что пока известно - это как э... попасть внутрь. Да, правильно.
        Уоллес прижал ладонь к корпусу, и в нем возникло отверстие. Оно быстро расширилось, позволяя проникнуть внутрь.
        - Милости прошу.
        Виктор заглянул внутрь. Танк освещался мягким зеленоватым светом и имел два кресла необычной формы. Серов скользнул в одно из них, и оно тут же приняло форму его тела:
        - Неплохо.
        Он поискал взглядом панель контроля, но так и не нашел ничего похожего. Тут также не было и телепатического интерфейса управления. Танк выглядел монолитным, а его стенки были гладкие на ощупь. Только с левой стороны кресла имелось овальное углубление.
        Виктор выбрался наружу.
        - Марк, - обратился он к Курцу, - пора вам пошевелить извилинами. Осмотрите этот танк и постарайтесь разобраться, как он действует.
        - А если не сумею, ундент? - Курц провел рукой по гладкой поверхности брони.
        - Вы уж постарайтесь. Ну, Алан, продолжим экскурсию.
        Они прошли в другую часть хранилища, и Уоллес указал на нечто громадное, укрытое не только тканью, но и сетью, сплетенной из отростков каких-то местных растений:
        - А вот и еще одна боевая махина анквилов.
        Эулу пришлось повозиться, прежде чем он сумел снять все маскировочные приспособления.
        Когда последняя часть маскировочной сетки сползла на землю, они увидели другой инопланетный «танк». Это была, несомненно, боевая машина, и она тоже разительно отличалась от танков, созданных человеком. Обтекаемой формы, она возвышалась на добрых пять метров. Никаких орудий видно не было, но Серов не сомневался, что вооружение здесь имеется. Танк выглядел грозно и невольно внушал к себе почтение.
        - Они и впрямь умеют делать технику, - восхитился Лэнфорд.
        - Впечатляет, не правда ли? К сожалению, мы, гм, тоже ничего не знаем о его э... устройстве. Так что вашему специалисту хватит работы.
        - Ничего, он любит возиться с техникой. - Серов прохаживался и осматривал боевую машину со всех сторон. - Сколько имеется таких танков?
        - Пять. И три поменьше.
        - Что ж, вот и бронетехника у нас появилась. Эрвы все-таки молодцы. Теперь, думаю, мы сможем оказать сопротивление пришельцам.
        - Ундент! - позвал Марк. - Я понял, как можно активировать эту махину.
        - Уже?
        - Да. Нужно лишь просунуть руку в это углубление, - Курц показал на выемку рядом с левым креслом, - и компьютер или что-то в роде этого, очевидно, определяет молекулярную структуру того, кто в данный момент находится в кресле. Но такая проверка довольно неприятна.
        Марк вытянул руку. На его ладони виднелся кровоподтек.
        - Может быть, у пришельцев кожа грубее нашей, если вообще есть что-нибудь похожее. Ну а затем появляется некое подобие панели управления и обзорных визоров. Вот они.
        - Вы молодец, Марк, - одобрительно кивнул Серов. - Что бы мы без вас делали. Но теперь вас ждет еще одна задача. Уверен, вы и здесь справитесь. Я оставлю с вами лейтенанта и илира Эула. Мне же не терпится взглянуть на оборонительные сооружения.
        - Ундент, тут еще есть и защитные укрепления? - удивился Курц.
        - А вы как думали? У них все по-взрослому.
        Оставив Марка смеяться над этими словами, что само по себе было довольно редким зрелищем, Виктор обратился к Уоллесу:
        - Ну, Алан, я бы не отказался увидеть пресловутый защитный комплекс.
        - Я думаю, Виктор, вы э... не будете разочарованы. Да, именно так.
        Глава 43
        Потянулись дни всеобщей подготовки. Люди и эрвы трудились рядом друг с другом почти без отдыха, желая закончить все приготовления как можно скорее. Они доводили до кондиции оружие, заготавливали боеприпасы, изучали вооружение друг друга. Серов и его бойцы осваивали навыки управления боевыми животными - зегами, а эрвы в свою очередь изучали трофейные танки пришельцев и оружие людей.
        В это же время Виктор решил выполнить свой рискованный и отчаянный план: проникнуть в поселение, добраться до Центра связи и попытаться вызвать подкрепление или хотя бы предупредить Штаб о коварной ловушке, таящейся на Элледии. План созрел у него недавно, и Серов был убежден в том, что реализовать его необходимо во что бы то ни стало. Безусловно, полковник сознавал, что это страшный риск, и, вероятно, не все вернутся из этого рейда, поэтому он не собирался принуждать кого-либо из своих людей или эрвов участвовать в такой рискованной затее. Он решил, что все пойдут добровольно. Риск был велик, но слишком многое сейчас зависело от успеха или неудачи в их противостоянии с пришельцами. Виктор считал крайне важным связаться с военными, чтобы запросить помощь и предупредить об опасности. Полковник не был уверен, что туземцы смогут реально помочь в битве с анквилами, - он решил, что все то, о чем говорил элтир, лишь пустая хвальба и желание завоевать уважение людей. Когда Шиел рассказывал о великих битвах его народа, о храбрости своих воинов и их умении воевать, он просто выдавал желаемое за
действительное. А бравада и грозная воинственность Шиела - это часть образа, чтобы держать в подчинении всю его велхору.
        «Хорошо, что у нас появились союзники, - думал Серов, - однако реальной пользы - если начнутся боевые действия - от этого я пока не вижу. Конечно, теперь у нас есть кров, еда и убежище - а это тоже очень важно. Но нам необходимо нанести удар по врагу первыми, пока он не нашел нас и пока держится зыбкий паритет. Правда, сомневаюсь, что нынешнее положение можно назвать паритетом. Скорее, пришельцы значительно превосходят нас и числом и оружием. И это еще один весомый аргумент в пользу моего плана. Совершить упреждающую атаку тогда, когда неприятель не ждет ее. Я уверен, что это нужно сделать».
        Виктор доверял лишь мощи космического флота. Он намеревался любой ценой прорваться в поселение и установить связь с Коалицией. Может быть, их там будет ждать разбитое оборудование, однако Серов полагал, что пришельцы не рискнули уничтожить узлы коммуникаций. Им тоже нужна связь и есть надежда, что оборудование в поселении они не тронули.
        Теперь Виктору предстояло решить, кто вместе с ним добровольно отправится в этот самоубийственный рейд. Если согласятся, то придется взять Курца, Щербакова, Панина, Жана Трюфо, Доронина и Лэнфорда, а также нескольких эрвов. Серов хотел провести вылазку под покровом ночи, чтобы все прошло максимально тихо. Он решил использовать легкие нирхи эрвов - летательные аппараты, напоминающие по своему виду земных птиц или некий гибрид вертолета и самолета, на которых когда-то летали люди. Они преодолевали огромные расстояния, используя динитры - двигатели, работающие на смеси, состоящей из местных токсичных растений и приводящие в движение горизонтальные и вертикальные винты. Еще нирхи умели планировать. Элтир Шиел рассказывал о нирхах с особенной гордостью и красноречием. У эрвов из велхоры Лесных Жителей было несколько типов нирхов. Нужно будет постараться избежать воздушных течений, способных им помешать, а еще придется использовать генераторы камуфляжа техники, чтобы орудия в поселении не смогли засечь нирхи визуально. У Виктора было четыре таких генератора. Полет по воздуху оказался вынужденной
необходимостью, иначе охранные турели не позволят им подобраться к поселению.
        Возможно, обмануть датчики движения на периметре поселения им не удастся, но нирхи дадут им фору в несколько минут, и после того, как все солдаты поселения будут подняты сигналом тревоги, Виктор со своими людьми уже должен будет находиться в Центре связи. А если удастся перехитрить датчики движения - это вообще будет идеальное выполнение намеченного плана.
        Серов старался не выказывать элтиру свои сомнения в том, что его воины способны хорошо сражаться, - он хвалил эрвов за умение обращаться с оружием, за их дисциплину, но с мягким упорством искушенного дипломата настаивал на том, что помощь Коалиции исключительно важна для общей победы.
        Понемногу Виктор убедил Шиела в том, что эта рискованная вылазка в поселение жизненно необходима. Дошло до того, что Шиел уже сам засобирался принять в ней участие. Серову даже пришлось его отговаривать. Все, что было нужно Виктору, это шесть или десять надежных эрвов.
        Затем Серов поделился своими соображениями с Лэнфордом. Тот отнесся к плану полковника скептически, но Виктора это не слишком обеспокоило, так как он был уверен в правильности своего решения.
        После того как Серов составил план, он вызвал людей, отобранных для этой миссии.
        Виктор с Нилом сидели в одной из пентир, склонившись над детальным планом поселка, и составляли первоначальную схему проникновения.
        «Можно, ундент?» - послышался бас Щербакова.
        - Заходи. - Серов кивнул, не отрывая сосредоточенного взгляда от голографического изображения, каждые несколько секунд искажающегося из-за недостаточно точной настройки переносного голографа.
        Юрий протиснулся внутрь пентиры, а за ним зашли Панин, Доронин, Трюфо и Курц. Они расселись на свободных «креслах» и кроватях.
        Серов, наконец, оторвался от карты. Лэнфорд же продолжал изучать каждый уголок поселения. Нил качал головой и недовольно щурился - его подмывало разнести в пух и прах план полковника. Он бы так и сделал, предложи этот план кто-нибудь ниже его по званию.
        - Ну что, парни, - Виктор обводил взглядом спейсаров и прикидывал, готовы ли они к такому заданию, - лейтенант уже сообщил вам о том, что я собираюсь сделать?
        - Так точно, ундент, - отозвался Макс Панин. - Можем выступать хоть сейчас.
        - Сначала все обговорим. - Серов сложил руки на груди. - Прежде всего скажу, что эта операция может стать последней в вашей жизни. Я не шучу, не драматизирую и не стараюсь вас напугать. Это факт. Дело опасное и шансы на то, что мы уйдем из поселения живыми, составляют примерно пятьдесят процентов.
        Он помолчал и продолжил:
        - Поэтому, я хочу, чтобы тот, кто отправится со мной, понимал всю опасность и пошел добровольно. Я не приказываю: вы вольны отказаться от участия. Знаю, сейчас не время и не место играть в добряка-демократа, но я предоставляю вам право решать, готовы ли вы рискнуть своими шкурами.
        Десантники переглянулись, и Щербаков, очевидно, решил высказаться от лица всех:
        - Ундент полковник, мы сильно завязли на этой планете, и, наверное, нас так и так пришьют. Тут мы ничего не теряем. А если прилетят братишки из пехоты или спецназа, то тогда, может, мы хорошенько взгреем этих тварей...
        - Он прав, - вторил Роман Доронин. - Если у нас появится подкрепление, тогда эти ублюдки получат прикладом по своим рожам, а не наши тела!
        Виктор посмотрел на сдержанного, как и всегда, Курца, однако тот лишь пожал плечами:
        - Ундент, я прекрасно понимаю, чем все может закончиться, и знаю, что моя помощь наверняка потребуется. Так что внесите и мое имя в список добровольцев.
        - Только вы у нас сейчас специалист такой высокой квалификации.
        - А когда вы собираетесь приступать, ундент? - спросил Панин.
        - Чем раньше, тем лучше. Но сперва составим окончательный план и обсудим все еще раз с Шиелом. Кстати, элтир должен скоро подойти.
        Следующий час они детально разрабатывали план захвата Центра связи и коммуникаций и заносили в свои бионнеры расположения каждого здания и особенности местности.
        Глядя на людей, у Серова укрепилась мысль о том, что эта на первый взгляд безумная идея может сработать. В конце концов Виктор не видел другого выхода. Требовались обученные и подготовленные солдаты, а их здесь было мало. Он по-прежнему скептически относился к военным способностям эрвов. Полковник даже представить себе не мог, как сильно он ошибался.
        Зашелестела дверь, и в пентиру степенно забрался Шиел, сопровождаемый Уоллесом.
        - Ну как, уже разработали э... гм... план действий? - спросил Алан.
        Доронин поднялся и с почтением предложил «кресло» Шиелу, а сам пристроился на кровати.
        - Есть кое-какие сдвиги. - Серов приложил руку ко лбу. Это был знак уважение, принятый у эрвов.
        Шиел уселся в «кресло», затем приветственно оскалился в неизменной улыбке.
        - Я готов выслушать твой план, - сказал он. - Надеюсь, тебя посетили хорошие мысли.
        - Я уверен, элтир, что вам понравится.
        Теперь люди прекрасно понимали язык эрвов и сами могли с легкостью говорить на нем. Этим они были обязаны Уоллесу, который предоставил всем знание языка туземцев. Серов и другие закачали в свои бионнеры копии языковых файлов эрвов из бионнера Алана, используя телепнор. Через полчаса они уже могли свободно разговаривать на языке эрвов.
        Виктор начал излагать детали предстоящего дела, а Шиел слушал, иногда задавая весьма дельные вопросы и внося поправки.
        Через час оживленной дискуссии план нападения был составлен, досконально изучен и утвержден. Были учтены все нюансы, возможные препятствия и трудности, которые могут встретиться группе захвата в поселении. Шиел внес еще несколько уточнений и к несказанному облегчению Серова, согласился с планом. Он заявил, что выделит столько бойцов, сколько запросит полковник, а если надо, то готов сам участвовать в деле. Виктор поблагодарил за помощь и за честь, оказываемую ему Шиелом, но снова дипломатично отказался от участия элтира.
        - Значит - решено, - подытожил Серов. - Не будем тянуть. Если погода будет летная, выходим завтра же вечером.
        Глава 44
        На следующий день в лагере поднялась кипучая деятельность. Эрвы прикатили из хранилища три вместительных разборных нирха, и теперь Серов расхаживал вокруг них, придирчиво изучая эти непривычные на вид конструкции. Он предпочел бы иметь сейчас несколько роботов-бомбардировщиков, которые сильно бы упростили ему задачу, но выбирать не приходилось.
        Лэнфорд сначала высказался насчет ненадежности нирхов, однако потом вынужден был признать, что, в общем-то, они не так уж и плохи. Особенно, если учесть, что их спроектировали не инженеры и изготовили не автоматы на современных авиазаводах.
        - Ундент, может установить на крыльях парочку энганов? - предложил Нил, но тут же сам отмел эту идею: - Когда мы будем в поселении, нирхи нам уже не понадобятся.
        - Тогда нам будет нужна удача, - усмехнулся Серов.
        Оба они старались избегать разговоров о том, что произойдет, если их вылазка потерпит крах. И что последует за этим. Но Виктор не унывал. Он знал, что успех миссии во многом зависит от него, и сейчас он держит нити к успеху в своих руках.
        Из группы снующих туда-сюда эрвов вынырнул Уоллес и направился к Серову:
        - Что скажете, Виктор? Долетим мы э... на этих птахах до поселения?
        - Должны... - Серов пожал плечами. - Пока не полетим - не узнаем. Однако, - добавил он с усмешкой, - я думаю, что мы сможем улететь прямо в мезосферу.
        Алан засмеялся.
        - Так высоко, пожалуй, не надо. - Он принялся обходить нирх вдоль фюзеляжа. Алан радовался предстоящему заданию словно мальчишка, который впервые побывает на Земле. Виктору пришлось согласиться и взять Уоллеса с собой, так как тот выдвинул шуточный ультиматум: или он идет в рейд со всеми, или всяческими способами будет пытаться разрушить созданный союз эрвов и людей.
        - Не устаю удивляться энергии нашего полиглота, - тихо сказал Лэнфорд. - Не сомневаюсь: в поселении он на себе испытает все «прелести» нашей профессии.
        - Иногда Алан поражает своей наивностью, - буркнул Серов и полез внутрь нирха, чтобы еще раз лично проинспектировать конструкцию. - Я пытался его образумить, но он уперся и хочет идти с нами. Придется следить, чтоб его не продырявили.

***
        К вечеру основные приготовления были завершены, и нужно было уделить внимание различным деталям, которые зачастую могут иметь важное значение.
        Эрвы, отобранные для участия в деле, проводили дополнительную тренировку. Они упражнялись с тервирами и дертами - выдвижными остриями около тридцати семи сантиметров длиной, укрепленными на руках в районе предплечья. Илир Эул лично следил за ними, лишь изредка вмешиваясь. Лэнфорд собирал свой армейский инвентарь, поглядывал на могучих эрвов и ухмылялся себе под нос.
        - Круто он их муштрует! - Нил бросал в дополнительный отсек защиткостюма аккумуляторные батареи для винтовки. - Не хуже, чем сержанты у нас на плацу.
        Серов в это время занимался установкой дешифраторов на внешние рации-передатчики, и на несколько секунд тоже оторвался от своего занятия, чтобы посмотреть на тренировку эрвов:
        - Дисциплина и субординация у них в почете. Хорошо, что здесь есть военная иерархия.
        Эрвы двигались бесшумно и четко, выполняя приемы нападения и защиты с палками и специально затупленными дертами. Их движения были выверенными в результате многих лет охоты в лесах, а также многочасовыми изнурительными тренировками. Знания военного дела здесь являлись обязательными для каждого эрва мужского пола старше восьми лет. К годам двадцати они уже были искусными воинами и превосходными охотниками. И все же Виктору не верилось, что они могут противостоять пришельцам, захватившим тела людей. Однако в предстоящем деле они отнюдь не станут обузой, решил он.
        Серов закончил готовить рации и принялся разбирать переносной бронеящик, заполненный мини-гранатами, гравиловушками и дисками с нанорезаками. Лэнфорд отложил винтовку, надел защитный костюм и прицепил допотсек.
        Еще спустя час все были готовы.
        Виктор прохаживался неподалеку одной из пентир, поглядывая на своих бойцов, и ждал, когда появится гонец с сообщением о том, что их самобытный авиационный транспорт готов.
        Эрвы еще несколько часов назад заблаговременно разобрали и отвезли нирхи в дальний лес, где имелась возвышенность, которая будет служить своеобразной стартовой площадкой. Так как кругом на многие километры простирался сплошной лесной массив, взлететь можно было только с этой возвышенности. Именно оттуда и предстоит группе смельчаков осуществить свой полет в неизвестность.
        В эту минуту к Серову снова приблизился Уоллес. Он уже довольно долгое время надоедал всем своими вопросами и болтовней. Виктор понимал, что все это было из-за нервозности, усиливающейся по мере приближения времени вылазки. Серов решил отвлечь его:
        - Алан, вам, похоже, хочется хорошенько начистить морды пришельцам?
        Уоллес смущенно улыбнулся, подвигал плечами, приноравливаясь к непривычному для себя защиткостюму и поправил шлем, в котором чувствовал себя не слишком комфортно. Однако задвигать его он не решался, поскольку Виктор весьма доходчиво объяснил ему, какую пользу может принести этот защитшлем.
        - Просто ожидание э... меня, наверное, доконает... Скорей бы уже лететь, что ли... Именно.
        Серов понимающе кивнул:
        - Мне знакомо такое ощущение. Когда предстоит важная миссия, чувствуешь, как долго тянутся минуты. Но потом уже не остается времени на размышления.
        - Везет им... - Алан кивнул на солдат, громко хохочущих над какой-то остротой, которую отпустил Щербаков, любитель хохмить и балагурить. - Они к этому привыкли...
        - Почаще ходите с нами в рейды, тоже станете знатоком военного ремесла.
        Уоллес засмеялся и снова подвигал плечами:
        - Да вы что, хотите, чтоб я забросил э... изучение языков и лазал по планетам с винтовкой наперевес?! Ну уж нет! Я э... м-м-м... не оканчивал военных академий и не жил в казармах...
        Тут эрвы зашумели: это вернулся гонец. Алан замолк и внутренне собрался. Десантники тоже умолкли, ожидая распоряжений.
        Из пентиры спустились Лэнфорд, Курц и Доронин. Они закончили сборку антидетекторов массы и присоединились к остальным.
        - Время, ундент? - спросил Лэнфорд.
        - Пора, - кивнул Серов, закинул винтовку на плечо и повернулся к десантникам: - Выходим. Двигаться в строю по одному.
        Панин, Щербаков, Доронин, Трюфо и Курц вытянулись в цепочку за лейтенантом, а Серов возглавил отряд. Группа эрвов под командованием Эула исчезла в лесу, и с людьми остался только проводник.
        - Ведите нас, - велел полковник эрву.
        Десантники летели сквозь густой лес, используя персональные антигравы, за рослым провожатым, которому тоже выделили антиграв, закрепив его на спине эрва. На его мощной ручище было прикреплено некое подобие мачете, и он прорубался им сквозь длинные отростки фижиоры и еще одного растения, своими отростками напоминающего земной папоротник, только багрового цвета. Им пришлось применить антигравы, так как уары, на которых эрвы ездили верхом, не смогли бы передвигаться по этой сильно заросшей местности.
        Проводник уверенно петлял между высокими деревьями, напоминавшими гигантские грибы, и закрывавшими свет Плевеса и Кванто куполообразными кронами. Виктор летел следом и старался не уходить с прохода, прорубленного эрвом. У него не было желания оказаться в цепких объятиях прожорливой керуанты, произрастающей в этих местах. Остальные двигались за полковником, не отставая и не забывая посматривать по сторонам, так как длинные отростки керуанты могли прятаться где угодно в фижиоре, поджидая жертву.
        Поднялся ветер и стал накрапывать теплый дождь. Перемещаясь друг за другом быстрым темпом, за два часа они преодолели около восьмидесяти пяти километров. Вскоре до них стало доноситься громкое бульканье: его издавала река Шаканта, одна из самых горячих на планете.
        Провожатый остановился.
        - Гора Уанка совсем рядом, - сообщил он. - Сейчас перед нами будет открытая местность.
        - Двигаемся тем же порядком. - Серов обернулся назад. - Не забывайте о растениях-хищниках.
        Метров через сто плотная стена деревьев расступилась и перед ними предстала залитая лунным светом поляна. За поляной возвышалась гора, покрытая пышной массой отростков анфироха. Кое-где виднелись группы деревьев. Освещаемые лунами, они казались уставшими путниками, нашедшими долгожданное пристанище.
        Как только они вылетели на поляну, на вершине горы мелькнул едва заметный огонек. Провожатый поднял руку и помигал кристаллом в ответ.
        - Они уже там, - прошептал за спиной Виктора Уоллес.
        - Вижу. - Серов настроил визиотроны и осмотрел безмолвные окрестности. - Наш «аэродром» рядом.
        Бесплотными тенями они пересекли поле и начали подъем на гору.
        Серов и его отряд поднимались все выше. Проводник ушел на десять метров вперед, и Виктор услышал, как он уже переговаривается с другими эрвами. Серов узнал голос Эула.
        Через минуту Виктор очутился на почти ровной площадке, около километра диаметром, где в ожидании стояла группа эрвов. За ними Серов заметил уже собранные нирхи, расставленные параллельно друг к другу.
        Эул увидел Виктора и направился к нему. Позади полковника появлялись десантники, Уоллес и Курц, сплевывая попавший в рот пух от анфироха.
        - Ну и гора, анмеррида меня раздери! - выдохнул Щербаков. - А эта растительная зараза мне чуть зубы не склеила.
        - Зато у нее приятный вкус, - хохотнул Панин. - Еще бы найти водички и можно приготовить выпивку на всех!
        Эул приложил руку ко лбу:
        - Нирхи к отлету готовы, илир. Можно занимать места.
        - Отлично. Всем отключить антигравы. Марк, Юрий, закрепите антидетекторы и установите генераторы камуфляжа.
        Курц и Щербаков торопливо прикрепили на каждый нирх нейтрализаторы датчиков движения, а затем и генераторы камуфляжа.
        Когда они закончили, эрвы принялись устраиваться в нирхах. Остались только Эул и несколько туземцев.
        Серов повернулся к своим людям:
        - Идете по двое в каждый нирх. Алан и Марк со мной. Как только приземлимся в поселении, сразу приступаем к выполнению задачи. Действуем строго в соответствии с намеченным планом. Если будут непредвиденные трудности - а они наверняка возникнут - вы знаете нашу главную цель. Вперед.
        Они побежали к нирхам, которые напоминали замерших в полете птиц. Щербаков, фальшивя, пробасил:
        Прощай, подружка,
        И не жди меня этой ночью...
        Вознесемся мы ввысь...
        Солдаты захохотали, а Роман Доронин вторил ему:
        ...И увидим мы солнце...
        Они исчезли в нирхах. Серов подождал, пока Уоллес неуклюже поднимется по лесенке, потом тоже забрался следом. Марк Курц уже устроился на длинной скамье рядом с эрвами.
        Затем в нирх протиснулся еще один эрв. Он скрипнул специальным рычагом, и люк закрылся. Эрв направился в кабину.
        - Кажется, э... отправляемся, - нервно вымолвил Уоллес.
        - Такой высадки у меня еще не было. - Серов пытался расположиться на сиденье поудобнее. - Ну, посмотрим, на что способны эти пташки.
        Тут они явственно услышали, как загудели динитры и заработали винты. Затем нирх начал двигаться, и эрв, сидящий за штурвалом, что-то пробурчал.
        - Держитесь за ручки! - посоветовал Уоллес, пытаясь нащупать эти самые ручки.
        Виктор вытянул руку и схватился за рукоять на потолке. В следующий момент он понял, что нирх уже летит и услышал, как макушки деревьев хлещут по днищу.
        - Мы что, э... падаем?.. - ненавязчиво поинтересовался Алан и поспешно схватил крестик, висевший у него на защиткостюме.
        - Не думаю, - ответил Серов. - Сейчас наберем высоту.
        Нирх накренился вправо, потом выровнялся, и динитры загудели еще громче. Виктор повернулся и посмотрел в прямоугольное оконце сбоку. Капли дождя попали ему на лицо. Он увидел верхушки деревьев, освещенные Плевесом и Кванто, а еще дальше - темные воды озера.
        - А мы неплохо идем, - произнес в полутьме Курц.
        - Скоро будем на точке. - Серов повернулся обратно, а Уоллес, в свою очередь, приник к окну.
        - Я надеюсь, - голос выдавал его страх, - наши антидетекторы э... нейтрализуют их датчики массы, а камуфляж скроет от турелей?
        - Все должно сработать, - не обидевшись, сказал Марк. Он, как и все, вверил свою жизнь этим устройствам.
        - Если не сработает, то наша миссия завершится довольно быстро. - Виктор не хотел сгущать краски, но это получилось само собой.
        Уоллес только кашлянул, словно поперхнувшись, и вцепился рукой в перекладину на потолке.
        Они летели уже минут двадцать и преодолели примерно сто километров. Нирх изменил направление, и опять раздались скрежещущие звуки в те моменты, когда днище нирха задевало верхушки деревьев.
        Нирх накренился на тридцать градусов и вскоре оказался над холмистой местностью, поросшей негустым лесом.
        - Какого черта он летит так низко?! - возмущенно буркнул Алан. - Хочет, чтобы мы э... уподобились туше на вертеле?..
        - Мы приближаемся к поселению, - объяснил Серов и снова посмотрел в окно. - Теперь нам необходимо идти на малой высоте. Но потом опять нужно будет подняться.
        - Хоть бы все получилось... - ни к кому не обращаясь, сказал Уоллес. Он произнес краткую молитву.
        Эрв-пилот что-то проворчал, яростно орудуя рычагами управления.
        Вдруг сквозь шум ветра за бортом донеслись тихие гудки - это были антидетекторы массы.
        - Вы слышали?!.. - прошептал Алан, ликуя. - Они не подвели!
        Виктор не видел лица Марка, но не сомневался, что тот улыбнулся.
        Так как пушки поселения до сих пор по ним не стреляли, было очевидно, что камуфляж надежно скрыл летательные аппараты эрвов.
        Нирх наклонялся то в одну сторону, то в другую, ежесекундно обхаживаемый упругими отростками словно розгами, а затем набрал высоту. Через минуту он выровнялся и начал снижение. Прошли еще минуты две и нирх, подпрыгнув, бесшумно коснулся земли. Динитры тут же смолкли.
        Серов вскочил со скамьи, в руке у него уже оказалась винтовка: «Прибыли!»
        Курц и Уоллес вскочили тоже, за ними последовали эрвы.
        - Мы на территории поселения, - сказал пилот. - Действуем!
        Виктор оказался у люка.
        - Все время держитесь за мной, - напомнил он Уоллесу.
        Серов нашел рычаг и повернул его, открыв люк. Неподалеку заметил слабое мерцание - это был скрытый камуфляжем еще один нирх. Из него спрыгивали десантники.
        Виктор активировал свою рацию и соскочил на землю:
        - Лейтенант, как слышите меня?
        Пауза показалась ему долгой, но вот в эфир прорвался голос Лэнфорда:
        - Мы тоже приземлились, ундент, видим вас.
        - Действуем по плану. Идем к Центру связи тремя группами.
        - Вас понял.
        Серов использовал тепловой режим видения, чтобы изучить обстановку.
        Все три нирха стояли неподалеку друг от друга, а эрвы и десантники бесшумно двигались по территории поселения.
        Виктор сделал рукой знак следовать за ним и двинулся между стволами деревьев короткими перебежками. Курц и Уоллес держались за полковником, а чуть сзади, ничем не обнаруживая своего присутствия, шли эрвы под командованием младшего илира Шурела.
        Группы медленно перемещались к намеченной цели, сохраняя тишину и обмениваясь специальными жестами, принятыми у десантников, дабы не произносить ни слова.
        Серов сейчас больше всего опасался, что их смогут засечь автоматические турели, расставленные по периметру поселения. Хотя они и выбрали единственно возможный маршрут, исключающий попадание в поле их видимости, риск все-таки оставался. Не хотелось бы прекратить существование в результате попадания луча лазера или сгустка леднера.
        - Сейчас зайдем на основную территорию, - снова вышел на связь Виктор.
        - Пока все тихо, ундент, - откликнулся Нил. - По-видимому, никто нас не ждет.
        Серов и его группа миновала знакомые хранилища, затем оказались на основной территории «Нового Света». Теперь цель совсем близка.
        Удвоив внимание, они медленно пробирались по поселению. Очертания зданий с каждым шагом приобретали знакомый облик.
        Вот впереди замаячила энергостанция, потом проступил силуэт еще одного хранилища военной техники, а затем показался аэроотель. Везде по-прежнему царила тишина. Но это неестественное спокойствие не обманывало Виктора. «Слишком просто все получается, - подумал он. - Часовых и роботов не видно. Или пришельцы так уверены в неприступности орудий и лазера по периметру, или просто не допускают возможности проникновения в поселение. Не угодить бы в западню».
        Отряд упорно продвигался к Центру.
        Группа Лэнфорда миновала аэроздание автоматической кухни и вышла на главную дорогу поселения. Таинственное безмолвие не давало десантникам расслабиться ни на секунду. Любой опытный спейсар знает, что может скрывать эта обманчиво-успокаивающая тишина. Стоит только потерять концентрацию или поспешить, и можно совершить ошибку.
        Отряд Серова обошел поблескивающий в свете двух лун аэроотель, и так же оказался на дороге. Здание межгалактической, межпланетной связи и коммуникаций находилось в тридцати метрах от них.
        - Мы на позиции, ундент, - сообщил Нил. - Центр связи не охраняется. Не нравится мне это.
        - Возможно, они не думают, что мы осмелимся заявиться сюда ночью. Мы тоже на подходе, держите Центр под наблюдением.
        - Понял.
        Через минуту все три группы встретились у Центра коммуникаций. Никто так и не попытался помешать им.
        Глава 45
        - Значит так, - говорил Виктор, - действуем максимально быстро. Моя группа и группа Щербакова проникают внутрь и рассредоточиваются, а отряд лейтенанта остается на первом уровне и прикрывает нас. Марк, откройте двери.
        Курц подошел к высоким двойным дверям, надписи на которых уведомляли:
        «Общий Центр связи поселения»
        и «Без специального пропуска
        вход запрещен»
        Он аккуратно прислонил ладонь к приемному устройству подтверждения идентификации и начал сосредоточенно орудовать вживленными нейтрализаторами. Через три минуты напряженного труда двери поддались, и с тихим шипением исчезли в стенах.
        - Заходим! - Серов махнул рукой.
        Они проникли в темное помещение Центра, оглядывая каждый угол и поворот. Согласно схеме здания, узлы коммуникаций находились на третьем уровне.
        Серов подбежал к лифту, коснулся кнопки открытия двери и проскользнул в кабину. Остальные бесшумно рассредоточились по всему первому этажу.
        - Юрий, - сказал по рации Виктор, - проверьте и займите другие этажи.
        - Понял, ундент.
        - Марк, - позвал Серов, - за мной.
        Курц тоже залез в лифт, доставивший их на третий уровень.
        Виктор осторожно выглянул и поспешил по темному коридору в помещение, где находился основной телепорт связи. Марк бежал следом, преодолевая невольное чувство страха, но стараясь подмечать каждую мелочь и особенность здания и заносить их в базу данных бионнера.
        Скоро они достигли нужной им двери. Виктор приложил ладонь к сканеру. Он не удивился тому, что дверь не открылась, и прозвучал металлический голос: «В доступе отказано. У вас недостаточно полномочий для нахождения на этом уровне. Извините за неудобство».
        - Покажите-ка этой железке, кто тут главный, - сказал Серов.
        Курц опустился на колени и некоторое время изучал приемник отпечатков. Затем чертыхнулся и занялся очередным препятствием.
        Пока Марк продолжал единоборство с упрямым механизмом идентификации, Виктор анализировал ситуацию. Они проникли в поселение легко, слишком легко, и Серов не исключал, что им все-таки устроили хитроумную ловушку. Но сейчас не это беспокоило Виктора - он не знал, смогут ли они воспользоваться приборами связи и работают ли они вообще. Иначе их миссия окажется лишенной смысла. А если им удастся вызвать поддержку, то она не помешает даже в том случае, если они не вернуться обратно. Тогда подкрепление пригодится эрвам.
        - Ну как там? - спросил Серов.
        - Почти готово, ундент. Все.
        В подтверждение слов Курца дверь исчезла в стене и открыла им допуск в святая святых Центра связи. Виктор, не задерживаясь, направился к длинному изогнутому столу, на котором находились голографы. Также здесь был компьютерный комплекс и панель связи, занимавшая всю стену.
        - Живее, Марк, живее! - Серов присел на аэрокресло и положил винтовку на стол.
        Марк уже приступил к изучению панели связи. Он не колебался. Открыл несколько отделений, щелкнул десятком тумблеров, коснулся пары сенсоров, и экран в ответ засветился. Курц начал вводить частоты одной из баз ГК на планете Исида. Виктор впился напряженным взглядом в голоэкран.
        - Сейчас они должны ответить, ундент. - Курц сел во второе аэрокресло. - Если оборудование работает, конечно.
        Голографический экран связи пока оставался темным, молчал и приемопередаточный телепорт. Серов постукивал пальцем по столу, раздраженно отсчитывая секунды ожидания. Курц сохранял непроницаемое выражение на лице, однако в душе у него опять зашевелился холодный липкий страх и Марк старался не поддаваться ему.
        Но вот телепорт все-таки заработал, а экран изобразил трехмерные флаг Федерации и эмблему Коалиции. Потом появилась объемная надпись:
        «Установлен галактический
        контакт. Исходящий вызов:
        поселение «Новый Свет». Место
        запроса: база «Зеленый Лес».
        Дождитесь ответа»
        Они ждали.
        Через несколько минут возникло изображение девушки в синей форме связистов. Ее темные волосы под беретом были аккуратно зачесаны назад.
        - База «Зеленый Лес» на связи, - сказала девушка. - Кто вызывает?
        - Полковник Виктор Серов. Личный номер: два, три, ноль, пять, четыре, шесть, один. - Серов намеренно не включил визуальное соединение, чтобы девушка не могла его видеть.
        Девушка посмотрела куда-то в сторону, очевидно, сверившись с банком данных.
        - Чем могу помочь, ундент полковник? - спросила она.
        - Мне необходимо переговорить с полковником Деяном Симовичем. По личной линии.
        - Вас поняла. Переключаю на линию полковника. Подождите минуту.
        Задержка в связи была незначительной благодаря гиперпространству. Теперь данные передавались почти мгновенно, преодолевая межзвездные расстояние.
        Голоэкран погас, но через несколько секунд засветился вновь. На этот раз он передавал в натуральную величину трехмерное изображение мужчины средних лет, сидящего в кресле с высоким подголовником. Он был в форме офицера космической пехоты.
        - Полковник Симович на связи, - сказал мужчина, не взглянув на визар.
        Виктор подключил визуальное соединение:
        - Привет, Деян. Это полковник Серов.
        Симович оторвался от своего биокомпьютера и с некоторым удивлением посмотрел на Виктора:
        - Привет, Вик. Рад видеть тебя...
        - Времени у меня сейчас мало, - сказал Серов, - поэтому - сразу к делу. Ты сможешь выполнить одну мою просьбу?
        Деян подобрался и кинул взгляд за плечо, словно боялся, что там кто-то стоит.
        - Знаешь, - сказал он, - до меня тут дошли кое-какие слухи...
        - Даже представить не могу, что там у вас сейчас обо мне говорят.
        - Я слышал, что ты вроде бы должен находиться в лазарете...
        - Нечто в таком роде я и предполагал, - мрачно усмехнулся Виктор. - Мне нужна твоя помощь.
        Не сказать, что бы Симович являл собой образ героя, готового всегда прийти на помощь, но его лицо приняло сочувствующее выражение:
        - Что я могу для тебя сделать?
        - Мне нужно, чтобы ты направил к Элледии корабль, - взял быка за рога Серов.
        Деян выглядел озадаченным:
        - Зачем?
        Виктор уже собрался со всей доходчивостью объяснить, что расспросы сейчас неуместны, однако сдержался:
        - Мне необходима поддержка. Ты можешь устроить это?
        Симович замялся. Было очевидно, что он колебался и не знал, стоит ли делиться информацией.
        - Видишь ли, - сказал он, - нам тут сообщили, что ты... что тебя заочно отстранили от командования экспедицией на Элледии в связи с потерей дееспособности. В общем, официально теперь ты не командуешь экспедицией. Я вообще не понимаю, как ты смог выйти на связь.
        - Все это меня не удивляет, - холодно произнес Серов. - Но как ты сам видишь, я пока еще в здравом уме и в полном порядке. Так ты сможешь выслать корабль поддержки?
        - А почему ты не вызвал Штаб? Зачем связался со мной?
        - Они, как и ты, мне не поверят. Решат, что у меня крыша съехала. Это долгая история. Нам нужна поддержка.
        - Вик, - было видно, что Деяну трудно это говорить, - такие действия будут квалифицироваться как нарушение, уж ты-то знаешь. Я обо всем информирую Штаб, и они пришлют вам поддержку.
        - Сначала ты должен помочь нам.
        - Черт, Виктор, ты меня загоняешь в угол! Ты, похоже, думаешь, что у меня есть необходимые полномочия?
        - Тебе подчиняется отдельный шестой полк Пехотно-планетных сил.
        - Но...
        - Ди, - Серов посмотрел Симовичу в глаза, - все дело в том, что ты считаешь меня чокнутым, да? Ты полагаешь, что я сейчас не в своем уме?
        - Нет, Вик, что за глупости...
        - Ты что же, думаешь, моими действиями действительно руководит помутившийся рассудок? Но я совершенно адекватен. Здесь, на Элледии, произошли кое-какие события и моей экспедиции нужна помощь. Все то, что ты слышал обо мне - сплошная дезинформация. И если ты сомневаешься во мне как в офицере, то поверь как другу.
        Кажется, Деян, наконец, поверил, что Виктор полностью отвечает за свои слова и что он действительно попал в какую-то переделку:
        - Вик, вас атаковали галактические пираты, что ли? Или анархисты? Или, может, силы Альянса?
        - Не могу объяснять - нет времени. Могу я рассчитывать на тебя?
        Тут в помещение вбежал Щербаков. По лицу Юрия Виктор сразу догадался, что его самые мрачные опасения сбылись.
        - Ундент полковник, - Щербаков мельком взглянул на изображение Симовича, - нас берут в кольцо. Эти твари ждали нас и подготовились. Нужно немедленно прорываться из поселения. Какие будут распоряжения?
        «Почему нас ждали? - пронеслось в голове у Серова. - Откуда они могли узнать о наших планах?».
        - Держать позиции на всех этажах. Группе Лэнфорда - охранять первый уровень.
        - Есть! - Гулко топая, Юрий выбежал обратно в коридор.
        Виктор вновь повернулся к Деяну. Тот уже не пытался отговариваться, осознав серьезность всего происходящего.
        - Попытаюсь что-нибудь сделать, - сказал он. - Я рискую своей шеей, да плевать. Я сейчас же свяжусь с майором Флоресом, а потом извещу...
        Однако не успел Симович договорить, как экран погас, а потом отключилось освещение и все оборудование. Тут же включилось автономное питание, но и оно через несколько секунд пропало.
        Серов схватил винтовку - опять начинается борьба за человеческие жизни. Может, удача снова будет сопутствовать нам?
        - Спускаемся, - бросил он Курцу, держащему наготове свою штурмовую винтовку УЛ100.
        Они начали спускаться по металлической лестнице, так как лифты не работали.
        Оказавшись на первом уровне, Виктор увидел, что десантники и эрвы готовятся к обороне. Сейчас им не остановить пришельцев - в этом Серов был уверен. Ему не хотелось признаваться себе, но стало очевидно, что их всех прикончат в ближайшие полчаса.
        - Ундент полковник, - к Виктору подошел Лэнфорд, - мы в окружении. С таким количеством оружие и боеприпасов долго нам не продержаться.
        - Знаю.
        - Вам удалось связаться с нашими базами?
        - Удалось, но не знаю, пришлет ли Симович подкрепление.
        - Если он свой парень, ундент, то пришлет.
        Тут Центр связи встряхнуло так, что треснули четыре стеклороновых внешних окна, которые сразу же восстановили свою целостность.
        Серов подошел к окну и осторожно выглянул на улицу. Главная улица поселения погрузилась в темноту: все аэролампы были отключены.
        Виктор окинул взглядом основную дорогу и заметил противника. Вражеские солдаты не спешили приближаться, расположившись метрах в ста от Центра. Серов обдумывал ситуацию. Он прокручивал в уме различные возможные варианты действий, тут же отметая наименее подходящие и пытаясь выстроить стратегию, позволявшую им выжить или хотя бы избежать крупных потерь.
        Послышался гул, и Виктор понял, чего ждал неприятель. По шуму он сумел определить, что к ним приближается робот-танк Т-300 А200 Д11 РПВ «Фурия». Хреновая ситуация. Им не остановить этот танк, а вот «Фурия» запросто может сравнять с землей их вместе со всем Центром связи.
        Серов отодвинулся подальше от окна и принялся анализировать все возможности, которые позволили бы им ускользнуть отсюда. И его в очередной раз озарило!
        Виктор посмотрел на Лэнфорда:
        - Нил, здесь нам не выстоять. Попробуем пробраться в форт и засесть там. Они заняли центральную улицу, а также подходы к ней, периметр же не преодолеть из-за турелей-автоматов. Взрываем заднюю стену и несколькими группами прорываемся к форту. Любыми способами проникаем туда и удерживаем позиции. Возможно, к тому времени удастся вызвать на помощь эрвов.
        - Ундент, почему вы думаете, что эти твари позволят нам занять форт? Может, они и там ждут нас.
        Если бы сейчас была не такая сложная ситуация, Серов, возможно, и объяснил бы Лэнфорду, что не пристало младшему по званию спорить с командиром, но полковник, к счастью, отличался выдержкой.
        Виктор закинул винтовку за спину и бросил:
        - Если будем торчать здесь, то «Фурия» доберется до нас и превратит в месиво. Отходим к форту. Берите Панина, Курца, нескольких эрвов и дуйте к задней стене.
        До Нила дошло, что лучше не спорить. Лейтенант козырнул и включил связь: «Курц, Панин? Немедленно ко мне!»
        Затем Лэнфорд вызвал эрвов.
        Серов тоже включил рацию и связался со Щербаковым:
        - Юри, спускайся на первый уровень со своей группой!
        Через несколько минут все собрались у задней части Центра. Щербаков и Курц торопливо минировали стену взрывчаткой, содержащей наннеры. Затем они поспешно укрылись. Раздался оглушающий взрыв, и часть внешней стены исчезла в облаке пыли.
        «Вперед», - сказал Виктор, и, не теряя ни секунды, перемахнул через обломки стены и побежал в темноту.
        Остальные тоже не стали медлить и поспешили за ним.
        Теперь оставалось самое трудное: необходимо было добраться до форта и надеяться, что там не будет врага, а также постараться не стать добычей пушек на периметре.
        Разделившись на тройки, они осторожно обходили здание Центра связи, намереваясь совершить стремительный бросок.
        Серов, Уоллес и один из эрвов пытаясь остаться незамеченными, устремились к жилому комплексу поселенцев. Аэроздание, напоминающее округлый стеклороновый улей, находилось на высоте около тридцати метров над землей и на расстоянии ста метров от них. Виктор видел получаемое из бионнера изображение расположений турелей и двигался так, чтобы его не засекли висары наблюдения. Но опасность представлял и танк, чей гул слышался уже совсем рядом.
        - Сейчас делаем забег к другому жилищу поселенцев. - Виктор обернулся посмотреть, не отстали ли от него Уоллес и эрв.
        Алан, пыхтя, подбежал к полковнику, а эрв уже был здесь, зажав в руке тервиру и осматриваясь.
        - Мы окажемся на открытом пространстве... - заметил Уоллес.
        - Другой дороги нет. - Серов выглянул и побежал ко второму жилому комплексу.
        Алан вздохнул, собрался и рванулся следом, оставив укрытие Центра. Эрв легко обошел его и нагнал Виктора.
        В этот момент сгусток энергии из энгана прошел совсем рядом с Уоллесом. Он вскрикнул и упал на землю. Эрв - его звали Дуф - не растерялся, вытянул могучую руку и потащил Алана за спасительную мощную и широкую опору, на которой был установлен жилой комплекс.
        - Спа... спасибо... - пробормотал Уоллес, забыв, что Дуф не знает УИЯ. - Будха кеп, - исправился Алан на языке эрвов.
        Эрв в ответ раскатисто засмеялся.
        - Не зацепило? - спросил Серов.
        - Вроде бы нет... - Уоллес дрожал всем телом.
        Но тут плазменный сгусток задел опору, расплавляя ее с одной стороны.
        - Отходим! - крикнул Виктор.
        Они ощутили сильный жар и помчались сломя голову к другой стороне. Если бы они промедлили, то неминуемо попали бы под плазму.
        - Черт, этот танк прямо как заноза в заднице! - сказал Серов и добавил несколько непечатных слов на русском языке. Однако он употреблял такие слова исключительно в минуты напряжения и лишь в тех случаях, когда рядом не было женщин.
        - Что теперь? - спросил все еще дрожащий Уоллес. - Так и будем бегать под прицелом этой «Фурии»?
        - Я вас не тащил в этот рейд, - сказал Виктор, - так что помолчите. - Он вызвал Лэнфорда: - Лейтенант, где вы?
        - Мы смогли добраться до одного из заводов, где нас чуть не прикончили чертовы турели. Ундент, вы пробились?
        - Не совсем. Мы тут оказались под обстрелом «Фурии». Но думаю, прорвемся.
        Серов отключил рацию и двинулся вдоль опоры:
        - Не хочу вас расстраивать, Алан, и опять подвергать риску вашу шкуру, но придется еще разок пройтись в сопровождении стрельбы.
        - Надо, значит - надо. - Уоллес злился на себя за проявленное слабодушие.
        Он обменялся несколькими фразами с эрвом и сказал:
        - Теперь Дуф пойдет последним.
        Виктор кивнул и отошел от опоры. Он понял, что танк огибает жилой комплекс и сейчас будет здесь. Серов прикинул, сколько времени может уйти на то, чтобы добежать до рощи бордовых анрелов. Должно получиться.
        - За мной! - гаркнул Виктор.
        Он помчался к деревьям. Уоллес поспешил за ним настолько быстро, насколько был в состоянии это сделать, пыхтя и ругаясь себе под нос, а за ним огромными скачками несся Дуф.
        Они продирались сквозь синие цимпуры, которые нещадно хлестали их отростками. До анрелов было уже совсем близко.
        Серов обернулся и увидел, как из-за опоры здания, где они недавно прятались, появился танк. Виктор остановился, поджидая Алана и Дуфа. Серов заметил, что «Фурия» поворачивает ствол в их сторону, и несколькими прыжками преодолел расстояние до единственного укрытия.
        Крепкие руки Дуфа сграбастали его и утащили в гущу деревьев. В следующий момент танк расплавил все вокруг в радиусе десятков метров сгустками плазмы. Виктор услышал шум падающих деревьев.
        Серов, Уоллес и Дуф с трудом пробирались среди отростков изогнутых анрелов. Виктор пытался рассмотреть, где находится «Фурия». Робот-танк еще не отказался от преследования.
        Лесная чаща становилась гуще, и, кажется, им все-таки удалось оторваться. Но теперь возникла другая опасность: охранные башни на периметре.
        Виктор догнал Алана и крикнул:
        - Стойте! Дальше ни шагу! Там пушки.
        Уоллес остановился как вкопанный, Дуф тоже. Они замерли, ожидая указаний полковника. Серов в этот момент прислушивался к звукам, доносившимся до них. Когда он понял что это, то радости не испытал.
        - За нами идут солдаты, - сказал Виктор. - Нужно бежать к форту.
        И вновь им приходилось спасаться бегством, их опять преследовали... «На этой планете, - подумал Серов, - нам постоянно приходится убегать, ускользать, прятаться - пора бы уже дать решительный бой агрессорам». Роль загнанной добычи была не по душе полковнику, но именно эту роль им пока приходилось играть по воле пришельцев.
        Роща закончилась, и снова они оказались на открытой местности. При помощи бионнера Виктор воспроизвел в памяти карту поселения и уверенно двинулся к возвышению, за которым должен был находиться форт, - их шанс на спасение.
        Они взобрались на холм и тут же увидели тускло блестевшее в лунном свете фортификационное сооружение.
        Серов активировал рацию:
        - Юри, как слышишь?
        Рация Щербакова молчала. Неужели ему и его группе не удалось прорваться?
        Виктор вызвал Лэнфорда.
        - Я на связи, ундент полковник, - произнес лейтенант. Серов был рад, что слышит хоть кого-то из своих людей.
        - Мы почти на месте. - Виктор осматривал местность и прислушивался к доносившимся звукам. Шаги преследовавших их солдат затихли.
        - Мы тоже здесь, ундент. Видим вас.
        Серов пригляделся, используя визиотроны, и разглядел силуэты людей метрах в семидесяти от себя.
        - Форт охраняется?
        - Кажется, нет, ундент. - В голосе Нила не было уверенности. - Думаю, они не ждут от нас такой наглости. Тактический промах с их стороны.
        «Надеюсь, Нил прав, - подумал Виктор. - Бежать нам некуда».
        Щелкнула рация: на этот раз Щербаков сам вызвал Серова: «Ундент полковник, мы добрались. Потеряли одного эрва в стычке с солдатами».
        - Соединяемся! - приказал Виктор.
        Как львиная стая окружает добычу, так и они подбирались к форту.
        Они оказались тут вовремя. Солдаты неприятеля обступали их со всех сторон. Теперь это мощное фортификационное сооружение было их единственным аргументом в разногласиях с пришельцами.
        - Как бы нам отделаться от наших преданных воздыхателей? - сказал Лэнфорд, присев и оглядываясь по сторонам.
        - Пока есть возможность, наслаждайтесь своей популярностью, - усмехнулся Серов, запрокинув голову и изучая ярусы форта один за другим. - Марк, надо бы поторопиться.
        Курц уже орудовал плазменным резаком, вскрывая бронированную дверь.
        - Живее! - Виктор ожидал нападения в любую минуту.
        Пара десятков солдат перекрыла пути отхода. Неизвестно, способны ли были пришельцы испытывать чувство злости за то, что позволили людям добраться до форта и занять его, но отступать они явно не собирались.
        Марк разрезал часть запорного механизма и с трудом отодвинул дверь.
        - Входим, - сказал Серов.
        Солдаты и эрвы вбежали в крепость и немедленно рассредоточились по трем уровням. Курц остался, чтобы заварить дверь. Теперь в распоряжении спейсаров была такая огневая мощь, что преимущество могло перейти к ним.
        Виктор находился на втором уровне, приникнув к искателю прибора ночного видения с круговым обзором. «Так, - мрачно сказал он про себя, - значит, все собрались. И еще «Фурия». И артиллерия. Ну что ж, поглядим, чья возьмет».
        - Всем к орудиям, - отдал распоряжение Серов. - Как только они начнут атаковать - стреляйте.
        На штурм ринулась пехота. Пятеро солдат бежали к основанию крепости. У одного из них в руке был плазменный резак. Виктор удивился этой безрассудной атаке. Мощные энганы, управляемые Трюфо и Лэнфордом пророкотали и выпустили несколько зарядов. Солдата, что бежал первым, скосило сразу. Второму отстрелило руку и голову, а еще одного прошило насквозь. Двое оставшихся солдат присели и начали стрелять в ответ. Протрещал еще один заряд - неприятельский солдат отлетел назад. Сгусток энергии разворотил ему грудную клетку. Тут снова сверкнул энган и буквально распорол оставшегося солдата.
        Танк и пушки-роботы пришельцев открыли пальбу. Плазмоиды бомбардировали форт по всей высоте. Наружная броня начала плавиться, но мощные нейтрализаторы успевали остужать плазму, не давая ей нанести слишком серьезный урон.
        После нескольких минут интенсивной стрельбы люди-пришельцы прекратили обстрел и начали перегруппировку. Теперь уже десантники сделали свой ход. Опять заговорили энганы.
        Несколько сгустков энергии сразу же поразили четырех вражеских солдат и уничтожили две пушки. Они взорвались и осветили своими расплавленными обломками улицу поселения.
        Панин, сидевший в кресле за консолью, которая управляла турелью, нацелился на «Фурию», медленно подлетающую по направлению к форту. Турель выдала плазмоид, однако мощные экраны-поглотители на роботе-танке рассеяли плазму. «Хм, так пойдет», - недовольно проворчал Макс.
        «Фурия» в ответ выбросила сгусток плазмы, с которым защитные экраны форта справились не без труда. На третьем уровне броня была расплавлена, о чем Серову тут же сообщил Лэнфорд.
        Т-300 «Фурия» продолжил разрушительный обстрел. В нескольких местах крепость получила значительные повреждения, и Виктор велел сосредоточить половину орудий на танке.
        Щербаков, Доронин и Панин вели перекрестную пальбу по «Фурии», упорно отвечавшей им выбросами плазмы.
        И все-таки с таким напором энергии защитные экраны «Фурии» уже не могли справиться: башня танка была повреждена. Потом отказала одна антигравитационная секция и танк накренился. Он опустился на землю, протащившись при этом несколько десятков метров и оставив после себя солидную борозду, а потом замер.
        - Вы видели, ундент полковник? - По рации можно было слышать, как ликует Нил. - Разделали мы эту железяку капитально!
        - Думаю, они продолжат.
        Слова Серова оказались пророческими, и неприятель предпринял еще одну попытку атаки. На этот раз пришельцы старались уничтожить форт при помощи роботов. Десятки самонаводящихся снарядов с наннерами попадали в крепость, взрывались и разрушали ее. Бойцы Виктора отвечали выстрелами орудий, находя укрытых в разных местах роботов, используя тепловизоры. При уничтожении цели взрывы освещали поселение грандиозными фейерверками и столбами искр.
        Поняв, что так эту крепость им тоже не взять, неприятель решил прибегнуть к последней возможности.
        В трех километрах от форта прямо посередине дороги открылся прямоугольный люк, и появилось тяжелое орудие. Это была пушка АК-ПС-17 «Разрушитель», защищенная мощным энергетическим экраном.
        - Черт меня подери... - сказал Лэнфорд. - А вот теперь нам крышка...
        Виктор видел, как орудие разворачивается на сто восемьдесят градусов и нацеливается на форт. Ни Серов, ни кто другой не знал, что в поселении имеется такая пушка.
        Ствол неумолимо поворачивался.
        Вот он замер, а потом последовала яркая вспышка. В течение тридцати секунд орудие выбросило серию плазмоидов гигантской мощности. Защитный экран форта не смог выдержать весь напор плазмы, и часть брони верхнего яруса была пробита. Послышалось несколько громких взрывов.
        Орудие слегка сместилось влево и выдало новую серию плазмоидов. В этот раз был частично разрушен второй ярус. Но не успело орудие сделать еще один смертоносный залп, как центральную улицу накрыла серия взрывов. Мортира, защитное поле которой в этот момент было отключено, вздрогнула и слегка накренилась.
        Используя визиотроны, Виктор смог рассмотреть сквозь завесу дыма, что творится за стенами крепости. Он разглядел не менее тридцати птицеподобных теней и понял, что это быстрые двухместные нирхи. Значит, эрвы пришли на выручку.
        - Эрвы подоспели! - крикнул по рации Нил, тоже увидевший нирхи. - Как раз вовремя! Их тут целая туча!..
        Тирфы с нирхов падали одна за другой, раздавались громкие взрывы, а также слышались залпы автоматических турелей на периметре, стреляющих по нирхам.
        Серов отдавал спешные приказы по рации. Он хотел воспользоваться наступившей суматохой и выбраться из капкана, в котором они оказались.
        Десантники собрались на первом уровне.
        - Потери? - спросил полковник у Лэнфорда. Виктор понимал, что не все смогли выдержать атаку орудия.
        Лейтенант был весь в копоти, но ему еще повезло:
        - Ундент, мы потеряли четырех эрвов, Доронина и Трюфо. Панин тяжело ранен - ему оторвало руку.
        «Неизбежные жертвы, - подумал Серов. - Сколько их еще будет?..»
        - Уходим сейчас же. - Виктор уже стоял около внешней двери. - Кто-нибудь - займитесь Максом. Пусть эрвы несут его. Марк, откройте дверь.
        Курц притулился у стены и принялся вскрывать недавно заваренную дверь. Стальные пластины с грохотом падали на пол и освобождали выход.
        Один из эрвов взвалил на плечи Панина, который стиснул зубы и стонал. Щербаков перевязал ему обрубок, чтобы остановить кровотечение, и сделал укол обезболивающего нанофриза.
        Тем временем шум взрывов стих. Очевидно, турели на периметре подбили почти все нирхи эрвов.
        Наконец Марк открыл дверь.
        - Наша задача - прорваться через периметр, - сказал Серов. - Главная опасность - автономные башни на периметре.
        Виктор вылез из развороченного форта. Серов знал, что если придется отвлечь турели, то он сделает это первым.
        Главная улица поселения была вся в воронках от тирф. Кое-где лежали тела обращенных пришельцами солдат, эрвов, а также огромное количество обломков нирхов. Эрвам дорого обошелся этот налет, но неприятель все-таки отступил.
        Виктор обернулся к десантникам:
        - Давайте за мной. Все внимание на периметр. Будем прорываться с северной стороны.
        Пока они осторожно пробирались между воронками, Серов использовал визиотроны, чтобы удостовериться, нет ли здесь еще живых эрвов. К сожалению, все те, кто оказался подбитыми в нирхах, были мертвы. Эрвы отдали жизни за чужих, в общем-то, им существ - людей - появившихся из далекого мира. Вот она - разница между пришельцами и эрвами. Первые не щадили никого, ради того, чтобы добиться своих целей, а вторые не пожалели жизней, защищая людей, еще недавно бывших для них чужими. Виктор почему-то сомневался, что люди, окажись они на месте туземцев, смогли бы сделать то же самое.
        Показалась ограда периметра северной стороны поселения. Серов тут же прижался к земле, поднял руку и подал знак. Десантники, Уоллес и эрвы нашли укрытия, дабы не попасть в поле зрения турелей.
        Виктор рассмотрел ограду периметра. К его радости, часть ее участка была разрушена тирфами эрвов. И что самое важное - орудийные башни на протяжении добрых двухсот метров также были выведены из строя. Эрвы постарались на славу, бомбя периметр. Те, кто сделал это, вне всяких сомнений достойны высшей награды Коалиции - «Алой Звезды». Это было самое малое, чем бы люди могли увековечить их память.
        Серов осторожно приподнялся и приказал: «Включить камуфляж, отвлекающие голограммы и нейтрализаторы тепла». Возможно, охранные башни не смогут их засечь, а это значит, что у них есть шанс беспрепятственно уйти из поселения. И никому к тому же не придется жертвовать собой, - хватит уже мертвых Доронина, Трюфо и эрвов.
        Невдалеке послышался гул техники и топот солдатских ботинок: это прибыло вражеское подкрепление. Почти невидимые благодаря камуфляжу, люди устремились к внушительной дыре, зияющей в стене. Их голографические двойники отвлекли часть турелей, но несколько из них все-таки засекли настоящее движение и начали стрелять. Одного из эрвов срезало лучом, а сгусток леднера едва не заморозил Уоллеса.
        Люди рванулись прочь, прячась за камни и высокие бугры. Лучи лазера шарили совсем рядом со спейсарами и эрвами, срезая деревья и рыхля землю. Десантники, эрвы и Алан бежали, стараясь как можно быстрее оказаться вне поля видимости орудий, а их трехмерные двойники принимали на себя лучи и сгустки леднера.
        Еще одного эрва сразил когерентный луч, но остальным туземцам и людям удалось скрыться в густых зарослях. Они бежали прочь от поселения, надеясь, что им удастся оторваться, если начнется преследование.
        Глава 46
        На расстоянии нескольких тысяч километров от произошедших боевых действий находились строения, на взгляд человека - если бы у него появилась возможность их увидеть - лишенные привычных очертаний. Эти сооружения выглядели так, словно их проектировал безумный архитектор, руководствующийся своим искаженным восприятием реальности. Но те, кто обитал в этих постройках, не были людьми и не видели ничего странного в окружавшей их архитектуре. А даже если бы здесь и оказался человек, он бы все равно не смог ничего разглядеть кроме лесного массива и цвета изумрудов скалистых нагромождений...
        Именно здесь и обитали орхеантцы.
        Раса орхеантцев когда-то была одной из самых могущественных в галактике Треугольник. Их родная система находилась в двух миллионах световых лет от Земли. Но в результате войны эту расу почти полностью истребила другая цивилизация - цереарцы. Однако орхеантцы не собирались покорно кануть в небытие. Напротив, они мечтали о возрождении былого величия. Они ждали долго, и недавно к власти пришел новый честолюбивый Виор - то есть Лидер - Трелан Нетуд Треньюн. Теперь они начали методично продвигаться к своей намеченной цели.
        Возрождение, новая веха в истории расы орхеантцев началась именно здесь, на планете Элледия НФ2 - или Олкреант, как они сами ее называли. Оставшиеся в живых представители расы оказались на этой планете по воле тех же цереарцев после того, как их последние межзвездные корабли были разрушены.
        Раса цереарцев доминировала в космосе на протяжении многих тысяч лет и следила, чтобы везде соблюдались справедливость, мир и порядок. Они были силой, являющейся гарантом спокойствия всех обитаемых миров. Это была прекрасная, высокоразвитая цивилизация. Поэтому им и пришлось вступить в конфликт с орхеантцами, которые в противоположность цереарцам хотели всевластья.
        После шести столетий войны цереарцы победили, уничтожили весь Звездный Флот орхеантцев и установили свою власть в их системах. Затем оставшиеся орхеантцы были отправлены в изгнание на Элледию. Таким образом, цереарцы заточили их в своеобразную тюрьму. В космосе снова воцарился мир...
        Цереарцы поступили милосердно, и может быть, неразумно, дав своему врагу шанс на выживание. Но они не хотели геноцида - это противоречило их натуре и философии.
        Орхеантцы довольно быстро адаптировались в своем новом мире - Элледии, и попытались хотя бы частично воссоздать то, что было утеряно. Но это оказалось трудной задачей, ведь они потеряли практически всех своих ученых. В первую очередь им пришлось осваивать планету.
        Сразу же выяснилось, что здесь вообще нет залежей аллериновой руды, которая лежала в основе всех технологий орхеантцев, связанных с металлом. Это означало невозможность производства межгалактических кораблей и некоторых типов тяжелой военной техники. Орхеантцы понимали, что отныне они должны будут оставаться на этой ненавистной им планете еще очень и очень долго. Но они умели ждать, так как время не играло для них определяющей роли - лишь цель, объединявшая всю расу, имела значение. Каждый отдельный индивид должен был посвятить себя служению всему обществу и Высшему Виору. Любой индивид составлял одно целое со всей расой, и лишь избранные могли отделяться и становиться Высшим Виором. Только избранные имели право притязать на власть и управлять всей расой.
        И все-таки не проходило и дня, чтобы орхеантцы не вспоминали о своем прошлом величии, и постоянно жаждали мести. По своей сути они были агрессивными. Этому в немалой степени способствовало еще и то, что их свободолюбие было попрано цереарцами, принудившими их мириться с неволей.
        Орхеантцы были и остались расой агрессоров, и когда выяснилось, что Олкреант населяют туземцы, отнюдь не разделяющие их захватнических идей, орхеантцы вступили с ними в конфликт и попытались поработить, как когда-то другие несчастные расы. Однако упорные аборигены не желали сдаваться. Не имея аллериновой руды для производства многих типов техники и оружия, орхеантцам пришлось добывать и приспосабливать для своих военных нужд местную железную руду, но им не хватало ресурсов и сил, чтобы одолеть туземцев. Противостояние с эрвами продолжалось столетие, и в конце концов орхеантцы прекратили бесплодные попытки одолеть стойких туземных воинов.
        Сейчас, когда наступило время перемен, эрвы почти не представляли интереса, и все, что нужно было властолюбивому Треньюну - это корабли. Орхеантцы пока так и не изыскали возможность построить здесь межпланетные звездолеты, и, соответственно, не могли отомстить цереарцам; не могли они и начать так им необходимый в то время захват других территорий - планет и целых систем. Однако Трелан Треньюн отличался дальновидностью и полагал, что в недалеком будущем им обязательно представится шанс покинуть Олкреант. Он понимал, что такая плодородная планета с прекрасными климатическими условиями и богатая разными полезными ископаемыми не может остаться без внимания. Орхеантцы не сомневались в мудрости Виора, верили ему и оказались абсолютно правы.
        Через тридцать пять лет после установления власти Трелана на Олкреант прибыли люди. Это были колонисты. Вскоре здесь возникло поселение. Люди оказались существами, обладавшими мощным интеллектом. Они уже поднялись в своем развитии довольно высоко и даже в чем-то превосходили самих орхеантцев. Но главное - у них были межгалактические корабли. Так что теперь расчетливому Треньюну не составило труда придумать хитроумный план и завладеть телами людей. И возможность покинуть Олкреант была как никогда близка.
        Надо отметить, что орхеантцы, чьи ученые уже длительное время работали над возможностью подчинения и контроля разума и тела представителей других рас, весьма в этом преуспели.
        Для начала они добились того, что научились частично подчинять себе некоторые из завоеванных народов, а потом им удалось вывести абсолютно новую органическую форму жизни, с помощью которой могли бы получить тотальный контроль над другими разновидностями существ, населявших галактику, если бы их вовремя не остановили цереарцы.
        Создание, выведенное специалистами орхеантцев в своих лабораториях, в несжатом виде имело размер всего лишь около двух сантиметров, однако в теле носителя за довольно короткий отрезок времени превращалось в модифицированный, новый подвид орхеантцев, способный начисто лишать носителя индивидуальности. При желании это существо могло покидать тело носителя и со временем перерождаться в обычного представителя расы орхеантцев. Правда, при этом носитель неизменно погибал. Но поскольку цереарцы победили в войне, орхеантцы вынуждены были прекратить исследования.
        Когда к власти на Олкреанте-Элледии пришел новый Высший Виор, немногочисленные ученые орхеантцев опять взялись за исследования и выращивание паразитической разновидности формы жизни. Треньюн возлагал надежды на этот новый вид сверхпаразита, который присоединяется к мозгу носителя и через некоторое время сам развивает интеллект, превосходящий интеллект человека. Это научное изыскание стало достойным порождением безжалостных орхеантцев, для которых жизнь других рас не имела значения. Трелан справедливо полагал, что этот паразит поможет ему претворить в жизнь его планы.

***
        В полутемном овальном зале, поддерживаемые антигравитацией, восседали рефины - советники - Треньюна и военные виоры. Здесь должно было состояться заседание Линзендир. Древняя традиция требовала, чтобы высшие посты у орхеантцев занимали только мужчины, хотя в тивуарах, как правило, выращивалось одинаковое количество и мужчин и женщин. Но различие полов для орхеантцев почти не имело значения, поскольку в некоторой степени они уже стали искусственной формой жизни. Такие понятия как «любовь» или «секс» были для них всего лишь абстракцией.
        Задняя полупрозрачная стена бесшумно открылась, и в зале появилась высокая фигура, закутанная в одеяние, отливающее серебром. Трелан Нетуд Треньюн, Высший Виор орхеантцев спустился по невидимым силовым полям и занял место в центре. Никто не имел права приближаться к нему во время заседания.
        Треньюн оглядел рефинов и виоров. Щелчком одного из своих отростков он позволил начать заседание.
        «Кто хочет выступить первым?» - мысленно спросил Трелан. Орхеантцы сейчас общались телепатически.
        Слово взял Эвелефф Куанн Орфалун, первый военный рефин:
        «Мы уже готовы, Высший Виор. Наша первая верта ждет, когда можно будет встретиться с туземцами».
        «Так ли это?»
        «Да, Высший Виор».
        «Все ли вы предусмотрели?»
        «Абсолютно все, Виор. Наши расчеты безупречны».
        «Могу ли я задать вопрос, Высший Виор?» - спросил второй военный рефин Илфирр Бриид Труод.
        «Я слушаю вас».
        «Высший Виор, как я понимаю, вашей целью по-прежнему являются туземцы Ренилу?»
        «Именно так, рефин Труод».
        «Виор, возможно, нам следует сосредоточиться на городах всех аборигенов Олкреанта?»
        «Не вижу в этом смысла. Сейчас для нас важно как можно скорее уничтожить армию Ренилу. Это задача первостепенной важности. Затем мы должны атаковать туземцев по всему Олкреанту».
        «Высший Виор, позволю себе заметить, что армия туземцев Ренилу, по моему мнению, не представляет для нас угрозы».
        «А вы не думаете, - сказал Трелан, - что они могут объединиться с остальными туземцами планеты?»
        «Мне кажется, Виор, кланы аборигенов Олкреанта не отличаются особой контактностью по отношению друг к другу».
        «Вы ошибаетесь, рефин Труод, - вмешался психовир Шиунн Фриар Денеж. - Последние восемнадцать реннов кланы туземцев успешно взаимодействуют между собой. Я не исключаю возможности объединения всех кланов аборигенов. Мы должны спешить и атаковать их первыми».
        «Психовир Денеж прав, - согласился Треньюн. - Ключ к нашему успеху - внезапная и быстрая атака. У вас есть еще вопросы, рефин Труод?»
        «Нет, Высший Виор».
        Илфирр замолчал, хотя по-прежнему считал, что психовир Денеж и сам Трелан совершают ошибку.
        «Что нам скажет виор Лиирда?» - обратился Треньюн к Зеллу Уртилле Лиирде, командующему всеми военными силами на Элледии.
        Тот открыл илмиры и посмотрел на Треньюна:
        «Мои войска в нетерпении, Виор. Они хотят уничтожить армию Ренилу уже через три кверта».
        «Три кверта - весьма смелый расчет. Но мы не можем позволить себе ошибиться. Уверены ли вы в своих силах?»
        «Наши солдаты в состоянии одержать победу, Виор. Ошибка исключена. Но я полагаю, нам следует использовать сразу все четыре основные верты».
        «Это слишком рискованно, - не согласился Трелан. - Резервы могут нам еще понадобиться. Виор Кевлуан?»
        Виор Нир Илца Кевлуан присутствовал здесь в человеческом теле Динтара Олдриджа, что сильно контрастировало с остальными, однако никого это не смущало.
        «Я подтверждаю, Высший Виор. Мы можем атаковать туземцев, а также необращенных людей. Позволю себе предположить, что наше время уже пришло».
        Треньюн сжал илмиры и спросил:
        «Может быть, вы лишь выдаете желаемое за действительное? На чем основывается ваше предположение?»
        «Исключительно на реальных фактах, Высший Виор. Первая верта может начать атаку, как только вы пожелаете».
        «Что вы скажете о недавнем происшествии в поселении?»
        «Это никак не повлияет на нас, Высший Виор».
        Трелан некоторое время молчал, открыв илмиры и разглядывая Кевлуана. Под холодным взглядом Высшего Виора тот почувствовал себя не слишком уютно.
        «Если я не ошибаюсь, - сказал Треньюн, - необращенным людям удалось воспользоваться устройствами связи и установить межпланетный контакт?»
        «Их просьба о помощи не будет воспринята всерьез, Высший Виор. - Нир не выдержал взгляда Трелана и слегка прикрыл илмиры, спрятав зрительные финторы. - Мы приняли все меры предосторожности».
        «Таких досадных недоразумений следует избегать, виор Кевлуан».
        «Это не повторится, Виор».
        «Теперь о корабле. Могу ли я рассчитывать, что он будет готов к отлету?»
        «Высший Виор, обращенные особи пока не открыли доступ к самым важным системам корабля. Но я обещаю: они это сделают».
        «Полагаю, разработанный и выведенный вами организм не подведет нас именно сейчас?» - Вопрос адресовался Энеруре Треллу Рефенуле, отвечавшему за разработки паразитирующих форм жизни.
        «Люди полностью под его контролем, Высший Виор, - сказал Рефенула. - Они сделают все, что нужно».
        «Корабль скоро взлетит, Высший Виор, - добавил Кевлуан. - В этом нет никаких сомнений».
        «Я надеюсь. - Бесстрастный взгляд Треньюна не обманывал Энеруру и Нира в их незавидной участи в случае ошибки или провала. - Мне бы не хотелось отстранять вас обоих от дел».
        Тут Трелан снова сжал илмиры. Воцарилась полная «тишина». Никто не имел права «разговаривать», когда Высший Виор принимал решение.
        «Слушайте меня, - сказал Треньюн, поднявшись. - Я решил начать полномасштабную атаку против армии аборигенов Ренилу и помогающих им людей. Мы ждали долго, и время для этого пришло. Мы должны уничтожить туземцев - они по-прежнему представляют для нас угрозу. Через четыре кверта мы начинаем выступление. К тому времени, когда туземцы окажутся побеждены, корабль обязан быть приготовлен к отлету. Туземцы должны быть полностью уничтожены. Люди должны быть обращены или уничтожены».
        Треньюн обвел взглядом рефинов и виоров:
        «Я буду ждать от вас сообщений. Надеюсь, вы не станете огорчать меня».
        Глава 47
        Следующим вечером после набега на поселение Виктор сидел в пентире и хмуро смотрел перед собой, подкрепляясь хоршом эрвов - сладкой пастой - и руплами, съедобными отростками с хловир, растущих недалеко от лагеря. Хорш по вкусу чем-то напоминал виноградные листья, а руплы щипали язык и оставляли ощущение прохлады во рту. Правда, Виктору сейчас было не до кулинарных изысков, поскольку он пребывал в подавленном состоянии, несмотря на то, что они выбрались из поселения живыми. Он чувствовал свою вину за то, что его дерзкий план не удался, и погибли эрвы, Трюфо и Доронин.
        Серов понимал: он сделал то, что считал правильным, и делал это для того, чтобы спасти людей и помочь эрвам освободить планету от пришельцев. Он хотел, чтобы те, кто еще остался людьми, вернулись домой. А Доронин и Трюфо уже никогда не вернутся.
        Виктору приходилось и раньше терять солдат. Война есть война, а боевые действия - это не учения. На войне командиру приходится принимать трудные решения, брать на себя ответственность, посылая людей на гибель. Даже зная точно, что они идут на верную смерть. Такова уж доля командира. Если бы Серов отличался излишней чувствительностью, то тогда ему не стоило бы заканчивать академию по подготовке офицеров. Но он не сомневался в себе и когда-то выбрал именно этот путь - свой путь.
        На войне требуются командиры, умеющие руководить, делать выбор и отдавать приказы. Так всегда считал Виктор. Командиры, которые не прячутся за своих солдат. Однако иногда им приходится выполнять такие задачи, при выполнении которых без потерь никак не обойтись. Это Серов уже понял, когда проходил преобразование в офицера в академии. Но одно дело проводить тренировки или моделировать бой на симуляторах, и совсем другое - реальное сражение. В реальном бою нет возможности что-то переиграть, что-то поменять, если допустил промах. От правильности твоего решения зависят успех задания и жизни солдат под твоим командованием. Это Виктор тоже прекрасно осознавал. Когда ты знаешь, что твои солдаты отдали жизни, даже если это и необходимо для выполнения задания, то чувствуешь вину и сомнение: а все ли ты правильно сделал? Такие вещи оставляют в душе раны, и они никогда полностью не затягиваются.
        Сидя в своей пентире, Серов не мог отделаться от ощущения, что он допустил ошибку. Возможно, вообще не стоило соваться в поселение. Это напомнило ему историю, произошедшую с ним, когда он участвовал в одном из первых своих боев. В то время он еще был молодым лейтенантом, только закончившим академию.
        Тогда, в стычке с анархистами, чье разрушительное движение набирало силу на планете Нефела, входящей в состав Федерации, ему пришлось командовать отрядом солдат.
        Это было сражение за стратегически важную высоту. Виктор хорошо все помнил: шум канонады, крики, гул техники, взрывы, вспышки и шипение сгустков энергии, прорезающих тьму ночи. Под его командование тогда попали сто четыре десять и младший сержант. Им пришлось вступить в схватку с превосходящим по численности отрядом наемников, - настоящих головорезов. Они были отлично вооружены, опытны, и сначала уничтожили и оттеснили часть одного из батальонов Коалиции, а потом сосредоточились на оставшихся разрозненных группах солдат. Серов и остальные солдаты отбивалась, но капитан погиб, и Виктор взял на себя командование уцелевшими людьми. Скоро должно было прибыть подкрепление, и им нужно было только продержаться. Однако Серов не знал этого, так как специалисты анархистов по шифрованию отрезали всю связь с командными центрами Коалиции.
        Виктор и его солдаты укрылись в развалинах, сдерживая натиск вражеской пехоты и роботов. Серов и остальные солдаты дрались отчаянно, только силы были неравны. Солдаты умирали один за другим, и всюду лилась кровь. Это было подлинное безумие.
        К Виктору подбежал молодой рядовой Терри Джексон и что-то в отчаянии орал, но Серов его не слышал. Только спокойствие и присутствие духа у лейтенанта Виктора Серова в тот момент не давали остальным бежать в панике. И Виктор понял: если он хочет хоть кого-то спасти, нужно уходить отсюда. Позади них было сернокислотное озеро протяженностью около десяти километров. Это озеро, разумеется, нельзя было одолеть вплавь, и поэтому самым разумным решением Серов счел прорываться через руины города. Они, конечно, по-прежнему будут находиться под обстрелом сил анархистов, но выбора не оставалось.
        Когда совсем близко раздался взрыв, и Виктора обрызгало кровавыми останками младшего сержанта Альваро Домингеса, он приказал отступать. Серов и не догадывался, что к ним и остальным силам Коалиции уже идет помощь.
        Они бежали между разрушенными аэростроениями некогда красивого пригорода, а солдаты анархистов продолжали вести по ним стрельбу. И тут Виктор и оставшиеся солдаты попали под обстрел своих же частей, которые шли к ним на помощь и приняли за врага.
        В общем, когда Серов и другие добрались до территории, занятой войсками Коалиции, то кроме Виктора в живых остались только десять человек.
        Серова вызвали на допрос. В первую очередь его спросили, почему он ослушался приказа и не стал ждать подкрепления. Он долго и подробно все объяснял, но его отправили на станцию «Арахнид-3» до конца расследования. Там Виктора поместили в каюту под арест и отстранили от службы на неопределенное время. Теперь он мог спокойно обдумать и осмыслить все случившееся.
        Чем дольше Серов размышлял о недавнем бое, тем сильнее винил себя в случившемся. Ведь получается, двадцать восемь человек из тех, что прорывались вместе с ним тогда через руины, погибли из-за ошибочного решения, решения, которое принял он. Но если бы он не приказал прорываться, не уцелел бы вообще никто. Веский довод и хорошее утешение, однако Виктора не покидало чувство вины. Оно снедало его и он не находил себе места. Серов думал о том, что родителям солдат уже сообщили о гибели их сыновей, и эти мысли были куда хуже, чем перспектива разжалования.
        Через два дня Виктор совсем не находил себе места. Он не ел, не пил, и лишь часами мерил шагами свою каюту. Он уже собрался потребовать, чтобы его отдали под трибунал, когда все закончилось. Правда, измученную совесть Серова это не успокоило.
        К нему прислали майора из внутренней Службы Расследований. Это была уверенная в себе женщина с внимательными глазами. От ее взгляда, казалось, ничего не могло укрыться. Она сообщила, что следственная комиссия провела тщательное расследование, изучила всю имеющуюся информацию и пришла к выводу, что действия Виктора в том бою были оправданы. Серов поверил в это с трудом. «Принимая во внимание тот факт, - добавила майор, - что между отдельными частями Коалиции связь некоторое время была закодирована шифровальщиками анархистов, то вы приняли единственное правильное в той ситуации решение». Виктор был растерян и находился в смятении. Все разрешилось как нельзя лучше, но это, считал он, не снимало с него ответственности.
        Майор велела ему поставить цифровую подпись в базе данных комиссии и поздравила с тем, что теперь с Виктора сняты все обвинения и подозрения. Заметив, что Серов вовсе не рад этому, майор бросила на него проницательный взгляд, и, улыбнувшись, сказала: «Не грызите себя. В том, что произошло, действительно нет вашей вины. Вы поступили правильно и сделали все от себя зависящее. Сейчас вы думаете, что это не так, но со временем поймете, что я права». Она коснулась рукой руки Виктора и покинула каюту. Охрану тут же сняли, и Серов должен был вернуться в расположение своей части. На этом все и закончилось. Вернее, завершилось расследование, потому что все происшедшее оставило рану в душе молодого лейтенанта. Глубокий шрам, который не уберешь с помощью специальных средств.
        Первое время после случившегося Виктор пытался избавиться от чувства вины и гнетущих мыслей при помощи эффектраторов, только это не приносило облегчения. Он стал даже подумывать о том, чтобы стереть тяжелые воспоминания, но вина перед погибшими солдатами не позволяла это сделать. Когда Серов представлял, что должны сейчас чувствовать родители солдат, оставшихся на Нефеле, то проклинал себя и жалел, что не погиб там вместе с ними. Он хотел встретиться с кем-нибудь из их отцов и матерей, но так и не нашел в себе ни сил, ни мужества сделать это.
        Потом, когда начался новый виток конфронтации Федерации и Альянса, Виктор вызывался идти добровольцем в самые горячие рейды, лишь бы искупить вину перед погибшими солдатами. В те мрачные времена он был бы рад, если бы какой-нибудь солдат Альянса прикончил его. Но этого, к счастью, не случилось.
        Шло время и Серов несколько переосмыслил события того дня. Он понял, что майор из СР и в самом деле была права. В общем, можно сказать, что Виктор примирился с собой. Он повзрослел и нашел силы, чтобы справиться с бременем, лежащим на душе. Однако несколько лет после тех событий по ночам его мучили тяжелые сны. Он видел лица всех тех, кто остался на Нефеле, и просыпался в холодном поту...
        ...Виктор встал и решил проведать Макса Панина, которому Дана Перова и Элира Ормела прирастили биоконечность, сделанную из органических частей, выращенных на специальном устройстве, которое входило в стандартный состав медицинского оборудования Перовой.
        Серов поднялся в пентиру, где находился Панин, и взглянул, не спит ли тот. Макс лежал на кровати и разглядывал свою новую конечность, с осторожностью сгибая и разгибая ее.
        - Как рука? - спросил Виктор, залезая внутрь.
        Панин приподнялся на кровати и отдал честь:
        - В порядке, ундент полковник. Срастается.
        Серов сел в «кресло»:
        - Вольно. Ну-ка, дай взглянуть.
        Макс повернул руку к свету, и Виктор оглядел ювелирную работу медиков. Левую руку Панину заменили почти до самого плеча, и она ничем не отличалась от настоящей. Рука была покрыта слоем биокожи, имитирующей плоть. Изучая место сроста, Серов наглядно убедился в медицинских способностях Даны и Элиры.
        - Как ощущения? - спросил Виктор.
        - Еще не привык, ундент, - улыбнулся Макс. - И пальцы пока почти не двигаются. Но наши врачи сказали, что через день рука уже будет как родная. И силы тогда прибавится.
        Снаружи послышался голос Щербакова: «Кто-нибудь видел полковника?»
        - Отдыхай, боец, и поправляйся. - Серов поднялся с кровати и вылез из пентиры.
        - В чем дело? - спросил он, спустившись на раздувшемся «лифте».
        Юрий подошел к нему:
        - Ундент полковник, Уоллес просил передать, что в лагерь прибыл элтир. Он собирается проводить какое-то совещание и хочет отметить ваше возвращение.
        Эта новость несколько озадачила Виктора. Он считал, что Шиел опечален потерей своих воинов и нирхов и у него будет отнюдь не праздничное настроение.
        - Иду.
        Серов направился прямиком туда, где располагалось что-то вроде приемных покоев элтира, которые он уже видел в первый день их появления в лагере эрвов.
        Он отодвинул занавес из отростков хинтуры и оказался на знакомой поляне, где стоял массивный люрб - сооружение, выполняющее роль стола, и япты - ковшеобразные подобия кресел на широкой подпорке. Как и в первый раз, во главе люрба восседал Шиел, на этот раз с одной из своих жен, а подле него расположились несколько хедров - глав элтерий - и илиров. Сегодня поляна освещалась кристаллами, дающими светло-сиреневый свет, создавая ощущение уюта.
        Шиел увидел Виктора и махнул ему рукой, призывая садиться. Серов занял япт на противоположном конце люрба рядом с Уоллесом.
        Элтир осушил до дна изогнутый дих, украшенный фигурками воинов, отлитыми из неизвестного серебристого металла.
        - Рад видеть тебя, брат мой, - сказал он. - Я слышал, что наш план потерпел неудачу?
        - Не совсем так, уважаемый элтир. У меня есть все основания полагать, что люди услышали и поняли меня. Но мне точно неизвестно, прилетят ли они сюда на помощь.
        Серов помолчал и сказал:
        - Я сожалею, что вы потеряли своих бойцов и такое количество нирхов. Спасибо за то, что выручили нас...
        - Не вини себя, илир-человек. Вы наши братья, и я не мог позволить вам остаться там. У нас общая цель, и если нашим братьям нужна твердая рука, мы ее всегда протянем.
        Жена элтира, Тиурил, туземка с черно-синей шерстью коснулась щеки, соглашаясь, и отпила крепкий пузырящийся напиток.
        - А теперь, - сказал Шиел, - мы не будем говорить о грустном. Возрадуемся тому, что наши братья и союзники по-прежнему с нами. Выпьем за будущие победы!
        Эрвы и элтир подняли дихи, выпив все до дна. Алан и Виктор, чьи пищеводы и желудки не выдержали бы и глотка этого зелья, пили более мягкий на вкус терпкий напиток. Такой напиток, настоянный на сочных отростках хловир, обычно пьют молодые эрвы, еще не прошедшие обряд посвящения и не ставшие воинами. Сейчас этот напиток туземцы принесли специально для людей.
        - Да освободится Лидуила от анквилов! - провозгласил Шиел. - И снова ветер будет летать над ней свободно, а Перешедшие в Лес Света успокоятся!
        В этот момент Серов вдруг со всей ясностью почувствовал, насколько сильно желание эрвов вернуть утраченные земли. Он также понял, что, хотят люди этого или нет, они уже стали частью дружной велхоры Лесных Жителей. Виктор дал себе клятву сделать все, что в его силах, чтобы помочь эрвам избавиться от оккупации.
        Полковник поднял дих, кивнул Шиелу и отхлебнул щиплющий терпкий напиток.
        Отростки позади них зашелестели. Серов оглянулся и увидел Лэнфорда. Нил просунул голову и знаками подзывал полковника. Виктор встал, приложил руку ко лбу, извинился и направился к лейтенанту.
        - Что у вас? - спросил он.
        - Ундент, мы получили радиосигнал спасательной команды! - ликуя, сообщил Лэнфорд. - Симовичу все же удалось выслать нам подмогу.
        - Когда они вышли на связь?
        - Они связались с нами с орбиты планеты десять минут назад. Контакт был недолгим. С военно-транспортного корабля сообщили, что спустят посадочные модули. Координаты я дал такие, чтобы не вычислили местонахождение лагеря эрвов.
        - Почему вы сразу не позвали меня?
        - Ундент, пришельцы вскоре заглушили сигнал. Нам повезло, что я вообще успел сообщить координаты.
        Серов вышел из состояния расслабленности, которая овладела им, пока они сидели с элтиром за люрбом. Весть о том, что военные Коалиции уже здесь, подстегнула его.
        - Они не объяснили, почему не посадили сам корабль? - спросил полковник.
        - Не имею понятия, ундент. Может, просто боялись...
        Виктор направился к Шиелу и на ходу приказал:
        - Готовьтесь, лейтенант, идем их встречать. С нами пойдут Ирвинг и Щербаков.
        - Слушаюсь, ундент полковник.
        Виктор подошел к люрбу, где был встречен вопросительными взглядами эрвов, Шиела и Уоллеса.
        - Люди из далекого мира все-таки прилетели к нам, - объяснил он Шиелу. - Мы должны встретить их и привести сюда.
        - Те люди, которых ты звал? - спросил Шиел. - Твои люди?
        Серов кивнул:
        - Наши братья.
        Элтир с подозрением посмотрел на Виктора:
        - Это хорошие люди? Не предатели?
        - Они друзья.
        - Возьми моих бойцов и уаров, и отправляйтесь за нашими братьями как можно скорее.
        Виктор поспешил к пентире, чтобы надеть защиткостюм, собрать допотсек, захватить винтовку и боеприпасы.
        Лэнфорд, Щербаков и Ирвинг уже ждали его в центре лагеря.
        Через пару минут в пентиру Серова поднялся Уоллес.
        - Значит, хотели уйти без меня? - хитро улыбнулся он. - Гм, и вам э... не совестно?
        - Я уже раскаиваюсь, Алан. Вам что, так понравилась армейская жизнь?
        - В ней присутствует э... определенная доля специфической романтики. К тому же все эти приключения еще не потеряли для меня прелести новизны. Да, именно так.
        - Собирайтесь, только побыстрей.
        Через несколько минут эрвы привели уаров - животных, которых они использовали для верховой езды. Как уже убедились люди, уары были очень выносливы и могли двигаться довольно быстро. В этой вылазке Виктор решил не использовать фиртиры - один из видов самодвижущихся повозок эрвов - потому что им предстояло передвигаться по сильно заросшей местности, а также не стал применять персональные антигравы, чтобы не расходовать лишнюю энергию.
        - Мы, что, поедем э... на уарах?.. - с расстановкой поинтересовался Уоллес.
        - Хороши лошадки, а? - усмехнулся Нил.
        - Гм... Мы же не умеем э... управляться с ними... - Алан сказал это так, словно ему уже предложили погарцевать перед публикой на аэроипподроме.
        - Нам и не нужно. - Серов подошел к ближайшему уару. - Мы тут пассажиры.
        Появились эрвы, которые должны были править уарами. Эрвы забрались на своих казавшихся флегматичными животных-прыгунов, устроились в двойных седлах с высокой лукой, обтянутых питеарой - мягким материалом - натянули поводья и вдели ноги в держатели.
        - Вы еще с нами? - спросил полковник Уоллеса, с трудом забираясь на мощную спину двухметрового уара при помощи веревочной лестницы.
        Нерешительно поглядывая на уаров, которые, в свою очередь, недоверчиво уставились на людей, десантники и Алан залезали на широченные спины животных.
        Серов устроился позади эрва, откинулся на изогнутую луку седла и вдел ноги в держатели. Виктор отметил, что они были предусмотрительно подогнаны по размеру человеческой стопы.
        Эрв-наездник натянул поводья, что-то сказал, и уар ответил ему громким шипением.
        - Все готовы? - спросил Виктор.
        - Нет, не все... - послышался жалобный голос Алана. - Я еще не ездил верхом на этих животинах... Они слишком широкие, воняют, к тому же седло тут неудобное... У меня уже зад м-м-м... немеет... Может э... лучше м-м-м... пойдем пешком?.. Правильно?..
        Серов посмотрел на Уоллеса с усмешкой, хлопнул эрва по спине и скомандовал:
        - Отправляемся!
        Эрв пришпорил уара, издал басовитое рычанье, а затем начались бешеные скачки.
        Уары делали длинные прыжки, иногда сразу преодолевая метров по десять, и сбавляя скорость и переходя на неторопливую рысцу, если перед ними оказывались группы деревьев. Они перепрыгивали рытвины и канавы, заполненные водой, ловко лавировали между стволами деревьев и холмами.
        Виктор крепко держался за ручку седла сидящего впереди эрва и старался не вывалиться на ходу. Они прыгали и скакали впереди отряда. Серов обернулся посмотреть, как обстоят дела у остальных.
        Алан вжался в свое седло и обреченно прикрыл глаза, Лэнфорд - напротив, небрежно держал ручку одной рукой, а второй хлопал уара по блестящему боку. Стив Ирвинг, вероятно, чувствовал себя эдаким парнем из древних вестернов. Он убрал защитный шлем и пристроил винтовку на плече. Для завершения образа ему недоставало лишь длинного пыльного плаща и винчестера тех времен. Щербаков, не сильно уступающий в размерах сидевшему впереди него эрву, невозмутимо болтался в седле и мычал себе под нос какую-то песню.
        Уары поднимали пыль, взрыхляли землю, прыгали и скакали, пробираясь сквозь скопление отростков. Они одолели уже километров десять, когда лес стал постепенно редеть и вскоре закончился. Теперь животные преодолевали когда-то лежавшее здесь, а теперь высохшее озеро, на месте которого осталась лишь бесплодная пустошь, покрытая сверкавшей всеми оттенками зеленого кристаллической солью.
        Широкие сильные лапы уаров оставляли причудливые следы в соляной почве. Недалеко отсюда находилось место, где солдаты, которых вызвал Виктор, должны были ожидать их.
        - Мы почти на точке, ундент, - сообщил по рации Нил, стараясь перекричать шум ветра. - Они, скорее всего, будут вон там, в тех ущельях.
        - Держим курс на скалы. - Серов приблизил изображение растянувшихся зубчатых, цвета изумруда скал, настроив визиотроны.
        Острые выступы напоминали оскал какого-то мифического чудовища. Они протянулись на многие километры во все стороны. На фоне этого пейзажа из скал яркими пятнами выделялись невысокие багровые зантры.
        Виктор пока не обнаружил присутствия челноков или самих солдат. Это его не удивило. Пехотинцы, однозначно, укрылись где-то среди этих нагромождений камней.
        Серов велел сделать остановку. Эрвы гикнули, дернули поводья и уары, подняв тучу пыли, остановились. Пока Виктор спешился и разглядывал скалы, уары стояли на месте, иногда взбрыкивая лапами. Эрвы не отпускали поводья.
        Полковник снова забрался в седло и отдал приказ: «Подходим к скалам. Всем быть начеку».
        Отряд двинулся по направлению к скалистой гряде.
        Вот они вступили во владения царства камней и острых осыпающихся скал. Скалы изменились, стали выше и темнее и приобрели темно-красный цвет.
        Эрвы напряглись и вытянули из специальных петель тервиры. Десантники теперь тоже знали, что в этих местах обитают летающие плотоядные - кроалеры. С наступлением ночи они обычно вылетали на охоту.
        Серов был раздосадован тем, что Лэнфорда угораздило дать координаты именно той местности, где находилась часть гнездовий кроалеров.
        Виктор уперся ногами в держатели и поднял винтовку. Словно в ответ на это послышались угрожающие звуки: неприятное шипение вперемежку с чавканьем. «Похоже, кроалеры кого-то доедают, - подумал Виктор. - Наверное, свой обед».
        Группа миновала узкий проход и вышла на открытую возвышенность. Это место напоминало древнеримский амфитеатр: арена, окруженная нагромождением камней и высокими остроконечными шпилями скал. Не хватало лишь толпы, жаждущей кровавого зрелища.
        Дальняя стена, своим полукружием окаймляющая возвышенность, была толще остальных скал и ее сплошь изрезали толстые щели. Эта скала представляла собой идеальное укрытие. Если бы ему пришлось прятаться где-нибудь тут, то Серов непременно выбрал бы это место.
        Он огляделся и прислушался. Безмолвие нарушалось только шорохами лап уаров и ветром, гудящим в ущельях.
        - Они должны быть где-то здесь, ундент, - сказал Лэнфорд. - Если не сменили позицию.
        - Неплохо укрылись. - Виктор изучал окрестности.
        Уары хрюкнули и остановились.
        «Не двигаться!» - вдруг раздался резкий окрик.
        - Спокойно, спокойно! - ответил Серов.
        - Кто вы? Ваше звание? - спросил тот же голос.
        - Полковник Виктор Серов, отдельный батальон ГК.
        - Кто остальные?
        - Мои люди. Выходите, это приказ!
        Среди скал зашевелились тени и один за другим появились солдаты в защитных костюмах «Медведь». Такие костюмы носила пехота.
        Вперед вышел широкоплечий мужчина со знаками капитана и открытым защитшлемом и направился к Серову. У него были светлые волосы «ежиком», ярко-синие глаза и узкие губы. Он внимательно изучил Виктора и других десантников, потом перевел взгляд на внушительных эрвов и уаров, однако не удивился. Видимо, ему уже доводилось встречаться с диковинными инопланетными обитателями.
        Он подошел ближе, вытянулся в струнку и отдал честь:
        - Капитан Гуннар Соренсен! Прибыли по вашей просьбе, ундент.
        - Вольно. Времени у нас мало, поэтому сразу перейдем к делу.
        Соренсен снова козырнул и велел своим солдатам подойти.
        Скоро пехотинцы собрались возле десантников и эрвов, образовав полукруг.
        - Почему не спустился корабль? - спросил Виктор.
        - Ундент полковник, мы высадились на планету, и корабль тут же улетел, - объяснил Гуннар.
        - Сколько вас прибыло?
        - Тридцать.
        - Маловато, - заметил Лэнфорд.
        - Это была не санкционируемая командованием экспедиция, а отряд поддержки, согласно просьбе ундента полковника. Тридцать солдат - все, что смог выделить полковник Симович. Ему помог генерал Ломбарди...
        - Ломбарди тоже в курсе? - удивился Серов.
        - Так точно, ундент. Он содействовал Симовичу по неофициальным каналам. Маршал Берглунд пока ни о чем не знает.
        - Лучше бы он знал о том, что здесь происходит, и прислал бы сюда пару линкоров.
        Виктор все-таки надеялся, что Деян сможет выслать хотя бы роту или батальон. Но, с другой стороны, и тридцать матерых пехотинцев уже неплохо.
        - Они молодцы, - сказал Серов. - И мы у них в долгу.
        Эрвы вдруг забеспокоились, а илир Йел стал объясняться с Уоллесом. Тот поспешил к Серову:
        - Виктор, эрвы говорят, что здесь нельзя оставаться. Скоро кроалеры выйдут на ночную охоту.
        - Понял, - сказал Серов и повернулся к капитану: - Нужно уходить отсюда. Будете держаться за нами. Есть какие-нибудь средства передвижения?
        - С корабля сбросили летунов, ундент. Они в транспортном модуле. Там, среди скал. Еще есть армейский катер.
        - Отлично. - Полковник посмотрел на темнеющее небо, где среди густых облаков проглядывал серп Кванто, тускло высвечивая окрестности. Уже отчетливо доносились свирепые крики кроалеров. - Садитесь на корабль и летунов, а затем уходим.
        Виктор и Алан забрались на уаров, десантники тоже полезли на животных, а за ними эрвы. Соренсен отдал приказ, и пехотинцы снова скрылись среди камней.
        - Двигайтесь строго за нашими животными, - распорядился Серов. - На этой планете есть природные ловушки.
        Гуннар и его солдаты исчезли в темноте.
        Плевес тоже выглянул из-за клочковатых облаков, накладывая на окрестности бледно-зеленые тени. Вокруг раздавалось хлопанье крыльев и скрежет.
        Уоллес о чем-то поговорил с Йелом, слез с уара и подбежал к Виктору:
        - Виктор, Йел сказал, что уходить уже поздно, кроалеры будут нас преследовать.
        - Предлагаете остаться и покормить их?
        Вокруг, словно бесчисленная россыпь драгоценных камней, сверкали глаза хищников.
        - Черт возьми, этих тварей тут уйма! - Нил снял со спины винтовку и настроил визиотроны.
        Серов тоже активировал режим ночного видения. Неровные верхушки скал заполнились темными силуэтами: это кроалеры с интересом разглядывали непрошеных гостей.
        Их здесь были сотни.
        Алан озирался со страхом. Прожив на Элледии около восьми месяцев, он еще ни разу не видел кроалеров. Уоллес поспешил к уару и залез на него, спрятавшись за широкую спину Йела.
        Виктору стало ясно, что илир Йел прав. Если отправиться обратно в лагерь сейчас, то их будут преследовать и атаковать. Возможно, даже не помогут защиткостюмы, потому что кроалеры обычно разбрызгивали жидкость, вырабатывающуюся специальными железами, расположенными в пасти. Жидкость эта довольно быстро твердела и сковывала жертву. Эту информацию полковник получил из своего бионнера. И к тому же на эрвах вообще нет никаких защиткостюмов. Придется им повоевать с представителями хищной фауны.
        Серов соскочил на землю и снял с плеча винтовку. Один из эрвов последовал примеру полковника, спрыгнул с уара и схватил тервиру.
        - Ундент, мы что, остаемся? - спросил Лэнфорд.
        - Придется воевать с кроалерами или ждать рассвета. Этих кроалеров тут целая армада.
        А хищники не сводили глаз с людей. К ним подлетали все новые и рассаживались на каменных зубцах. Они не нападали, словно ожидая какого-то сигнала.
        Появились роботы-летуны, похожие на огромных приземистых скарабеев, защищенных многослойной броней. В арсенале этих роботов, насколько знал Виктор, имелись также силовое защитное поле и бластерные пушки.
        Роботы передвигались, используя антигравы, вдобавок имели четыре ходовые конечности на случай повреждения антиграва. Они вмещали одного оператора и стрелка. С отрядом пехоты их прибыло четырнадцать.
        Кванто и Плевес освещали местность бледным светом. Кроалеры по-прежнему не торопились нападать, хотя на скалах их собралось несколько сотен. Возможно, они сначала решили оценить людей, их силы и способность оказывать сопротивление. Это были на редкость сообразительные твари.
        Пехотинцы вывели корабль, предназначенный для полетов в атмосфере. Соренсен стоял в открытом люке и тоже заметил сборище хищников.
        Корабль плавно подлетел к группе уаров и завис над ними.
        - Ундент полковник, - Гуннар не выказывал беспокойства, - эти твари на скалах выглядят не слишком дружелюбно.
        - Угу. И нрав, говорят, у них тоже прескверный.
        - Почему же мы стоим?
        - На этих прыгунах нам не уйти. Окопаемся здесь до утра.
        - Ундент, разрешите нам перестрелять всех хищников...
        В этот момент часть кроалеров как по команде сорвалась со скал и сплошной массой полетела на эрвов и людей. Закрыв своими телами небо и вершины скал, они пикировали, издавая жуткий свист вперемежку с оглушающим скрежетом.
        - Огонь! - крикнул Серов.
        Десантники попрыгали с уаров и немедленно начали палить из винтовок. Эрвы взревели, подняли тервиры и тоже принялись отстреливаться. Пехотинцы сразу же оценили ситуацию, и роботы-летуны начали обстреливать кроалеров энергетическими сгустками.
        Кроалеры дюжинами падали вниз, свистя и скрежеща. Половинки их вытянутых челюстей открывались вправо и влево и были усеяны двойными рядами острых зубов. Сами кроалеры были почти три метра в длину, а размах их крыльев достигал целых пяти.
        Они налетали на людей и эрвов, клацая челюстями и вытягивая ряды длинных отростков, которые появлялись из нижней части их тел и оканчивались зазубренными костяными выростами. Один уар тут же упал замертво.
        Десантники и эрвы ожесточенно отстреливались. Среди уаров поднялась паника, они дергали лапами и громко шипели.
        Площадь «амфитеатра» наполнилась мертвыми телами хищников - но это была только первая их атака. Они не собирались отказываться от своей добычи.
        Еще около полусотни кроалеров отделилось от края скалы.
        - Вон они! - Виктор стрелял не переставая. - Осторожней! Пригибайтесь!
        Эрвы стреляли из тервир с неимоверной скоростью, чуть ли не мгновенно перезаряжаясь. Если же кто-нибудь из кроалеров оказывался достаточно низко, они взмахивали руками с укрепленными на них дертами, распарывая кровожадных тварей.
        Пехотинцы в своих защищенных летунах вели стрельбу из пушек, поражая хищников зарядами. Кроалеры кидались на роботов, царапая бронированную поверхность, но не могли причинить им вреда.
        Тут в бой вступил корабль. Одна из его пушек повернулась и выпустила несколько сгустков леднера, заморозив с десяток хищников.
        Кроалеры поняли, что такими атаками им не получить вкусного обеда, и с устрашающей синхронностью изменили тактику. Они разделились и по нескольку особей слетали со скалы, разинув пасти и яростно шипя.
        - Похоже, людей тут не любят! - крикнул с корабля Соренсен.
        - Людей нет, но их мясо - да! - Серов подстрелил двух кроалеров.
        Кроалеры уже не кидались слепо на винтовки, а поджидали удобного момента и стремительно пикировали, стараясь схватить, обездвижить или растерзать людей.
        - Что за мерзкие твари! - Нил едва увернулся от атаки очередного хищника, который спикировал, открыв пасть, и собирался выбросить порцию жидкости, чтобы обездвижить лейтенанта.
        Виктор зарядил новую питающую батарею.
        Люди продолжали вести обстрел хищников, но кроалеры налетали на них один за другим и, по-видимому, не намеревались отступать.
        - Отступаем к скалам! - Серов пытался перекричать свист кроалеров, шипение уаров и голоса эрвов.
        Эрвы и десантники отошли к дальней скале, где можно было укрыться. Пехотинцы в летунах, не переставая, вели стрельбу из бластерных пушек, а катер сгустками леднера замораживал свирепых хищников.
        Эрвы, спейсары и Уоллес укрылись в широких трещинах скалы, а солдаты в летунах все еще продолжали сдерживать наседающих кроалеров.
        Количество кроалеров не уменьшалось, - наоборот, казалось, что они слетелись сюда со всей округи.
        Роботы тоже отлетели к скале, где укрылись десантники и эрвы, а катер с высоты продолжал выбрасывать сгустки леднера, превращая обнаглевших хищников в подобия покрытым снегом скульптур. Несмотря на это оставалась опасность того, что кроалеры могут прорваться прямо к скалам.
        Виктор вызвал по рации Гуннара:
        - Пусть все летуны поднимутся выше. Я собираюсь применить гранату ДГ-7.
        - Вас понял, ундент.
        Летуны поднялись над скалами, продолжая стрелять.
        - Униразер мне, - отрывисто приказал Серов.
        К нему тут же подбежал Щербаков и протянул РУМ-43. Виктор уже достал одну из двух имевшихся у него дезинтегрирующих гранат ДГ-7 зарядил ее в униразер. Было рискованно использовать это оружие в таких условиях, однако хищники не оставляли выбора.
        - Всем залечь! - Серов положил униразер на плечо и прицелился.
        Десантники, Алан и эрвы упали плашмя. Виктор навел униразер в центр скопления летающих хищников и крикнул: «Граната пошла!»
        Дезинтегрирующая граната разрезала ночной воздух и взорвалась, распустившись огромным серым облаком, через тридцать секунд расщепившим на молекулы все живое вокруг на десятки метров включая растения.
        Серов укрылся за одним из уступов скалы и ждал, когда действие гранаты закончится.
        Когда шум, издаваемый кроалерами, затих, он осторожно выбрался из укрытия.
        Его взгляду предстало безжизненное пространство. В радиусе двухсот метров почти все хищники исчезли. Остались только кроалеры, не попавшие под дезинтеграцию гранаты. Они вдруг потеряли всякое желание атаковать и теперь медленно улетали в ночь, издавая жалобный скрип, будто жалуясь на несправедливость.
        - Неплохо получилось, - удовлетворено произнес Лэнфорд.
        Остальные тоже поднимались, отряхивая пыль.
        Корабль и летуны вновь опустились на каменное дно «амфитеатра». Капитан Соренсен и трое пехотинцев выбрались из корабля.
        - Какая гостеприимная планета! - сказал Гуннар, поглядывая на улетающих кроалеров. - Не люблю я эти полудикие необжитые миры типа Бета «7» и им подобные.
        - Добро пожаловать в наш маленький рай, - усмехнулся Виктор. - Вот теперь можно и уходить.
        Он понимал, что пришельцы могли легко засечь место, где они находятся, после этой стычки с хищниками.
        Они потеряли четырех уаров, поэтому некоторым солдатам пришлось идти в лагерь пешком.
        Глава 48
        Прошли сутки с того момента, когда группа пехотинцев появилась на Элледии. Они тоже обосновались в лагере эрвов. Пентир на них не хватило, и они установили походные палатки.
        Серов воспользовался роботами-разведчиками, которых захватила с собой группа Соренсена. Он рассчитывал, что с их помощью удастся выяснить, где находятся бастионы пришельцев. Однако все полеты разведчиков оказались напрасны: им не удалось найти никаких признаков пребывания пришельцев на Элледии.
        После долгих раздумий Виктор решился штурмовать крейсер «Одинокий Волк». Он опасался, что пришельцы все-таки сумеют подобрать необходимый код без блокиратора и покинут планету, дабы выполнить то, что задумывали.
        Серов поделился своим планом с Шиелом и хотел в который раз заручиться его поддержкой. К своему удивлению, он встретил полное несогласие со стороны элтира. Шиел считал, что сейчас как нельзя подходящее время, чтобы попытаться завершить войну и одолеть захватчиков. Элтир не хотел ничего слушать и был словно кремень: сначала нужно завершить войну с анквилами и только потом освободить корабль.
        Шиел заявил, что собирается противопоставить пришельцам всю свою армию, всех своих солдат. Еще он сказал, что все эрвы Лидуилы тоже ждут этого. Он рассчитывал на помощь многочисленных велхор эрвов, живших далеко на севере в горах, в дальних лесах, степях и насчитывающих тысячи и тысячи искусных воинов. Как объяснил Виктору Шиел, эрвы всегда отличались воинственностью и раньше часто воевали друг с другом, однако последние два столетия - и особенно с тех пор, как на Лидуилу попали пришельцы - они почти перестали конфликтовать между собой и сосредоточились на анквилах. Эрвы, сказал элтир, никогда не теряли своего знания военного дела и умения сражаться. Сам Шиел был одним из самых влиятельных элтиров на Элледии. Он воспользовался своим влиянием и сумел сплотить почти все велхоры и кланы эрвов, намереваясь собрать крупнейшую армию в истории туземцев. Элтиры уже дали согласие на свое участие, и теперь в ближайшие дни должна была состояться уникальная и еще не имеющая аналогов в истории эрвов коронация, на которой Шиела должны были избрать Верховным Элтиром всех эрвов.
        Шиел так желал свободы и мира на своей планете и так горячо воспевал будущее, лишенное бремени постоянного страха и довлевшего над их планетой гнета чужой власти, что Серов понял: это не желание прославить себя и свое имя - Шиел действительно хотел, чтобы его планета, его родина, обрела позабытую за столетие свободу. Виктор вспомнил свое обещание, и ему пришлось согласиться. Настала очередь людей что-нибудь сделать для эрвов.
        Серов сказал, что солдаты и он лично сделают все, чтобы Лидуила-Элледия вновь предстала перед эрвами такой, какой они ее когда-то видели. «Мы останемся здесь и примем бой на себя, - сказал Виктор. - Я не хочу, чтобы анквилы покорили ваш народ и человечество».
        После этих слов Серова Шиел неожиданно встал из-за люрба и стиснул Виктора в могучих объятиях. Элтир заявил, что илир людей обязательно должен присутствовать на коронации, и отказа он не примет.
        Конечно, полковник выразил свою признательность за такое братское отношение к себе и согласился побывать на торжественной церемонии. Его душу, несколько загрубевшую от солдатской жизни, тронуло искреннее проявление дружбы. Серов знал, что теперь уже не сможет бросить храбрых, честных и верных людям эрвов из велхоры Лесных Жителей.
        Глава 49
        Через два дня настало время церемонии. Виктор проснулся спозаранку и лежал на кровати, прислушиваясь к голосам и топанью снаружи. Затем он выглянул из пентиры. Лучи Хентинора еще только-только стали пробиваться сквозь сплетение отростков.
        В лагере эрвов царило оживление. Туземцы сновали туда-сюда, куда-то уезжали верхом на уарах и возвращались, подготавливали фиртиры, работавшие на специальной смеси из растений торхии и фиоты, нанося на них специальные узоры и символы, которые затем начинали мерцать и менять цвета, мыли и седлали уаров в отведенных для этого специальных строениях. Эрвы-мужчины были разодеты в яркие накидки и широкие штаны из лоскутьев кожи до колен, напоминавшие, скорее, растрепавшуюся бахрому. На женщинах были пестрые длинные одеяния и мерцающие накидки из тонких тканей, украшенные кристаллами, которые переливались всеми цветами радуги и блестели, а на их плечах висели целые грозди камней, считавшимися у эрвов драгоценными.
        Виктор спустился вниз и смотрел на все это с интересом и любопытством. Хотя Серов и не получил еще «официальное» извещение от элтира, он понял, что коронация пройдет именно сегодня вечером или, может быть, ночью.
        Деловая суета тем временем продолжалась. Эрвы продолжали снаряжать уаров, одевая на животных золотистые сбруи и закрепляя на их широких спинах удобные седла с высокой лукой. Кто-то из эрвов уже дул в шиораны, и протяжные трубные звуки оглашали окрестности.
        Виктор так увлекся наблюдением за всеми этими приготовлениями, что не сразу заметил появление Даны Перовой.
        - Ундент, и вам не дают поспать нынче утром? - с улыбкой спросила она.
        - Причина, прервавшая наш сон, важная, я сказал бы - эпохальная. - Он тоже улыбнулся. - Не каждый день становишься свидетелем и современником таких глобальных исторических событий.
        - Вы правы, ундент. По сравнению с нашими цивилизованными и скучными выборами, ну, к примеру, в Галактический Совет, избрание Элтира, наверное, будет увлекательным и красочным действом.
        - В этом можно не сомневаться.
        Мимо них прошла группа эрвов, о чем-то возбужденно переговариваясь.
        - Они такие непривычно нарядные, - заметила Перова. - А когда я смотрю на их женщин, то начинаю жалеть, что у меня нет подобной одежды.
        - Дана, - Серов в свою очередь поглядел на нее, - вы хотели бы побывать на церемонии?
        - Вы не шутите, ундент? - Ее глаза округлились. - Конечно! Только вот я еще не получила приглашения...
        - Зато я получил, - усмехнулся Виктор. - Вернее, Шиел даже настаивал, чтобы я присутствовал на церемонии как «истинный друг всей их расы». Думаю, он не будет против, если со мной придет еще кто-то из людей.
        - Это было бы просто замечательно! - Перова с благодарностью посмотрела на Виктора. - Если бы я увидела все это, воспоминаний, наверное, осталось бы на всю жизнь. Ундент, может, тогда, возьмем и Леуру? Мы с ней успели сдружиться.
        - Пожалуйста. Считайте, вы с Леурой уже в списке приглашенных.
        - Я признательна вам за это, ундент! - Дана, казалось, была по-настоящему счастлива. - Мы с ней у вас в долгу.
        - Я думаю, - сказал Серов, - еще кое-кто ни за что на свете не захочет пропустить это событие.
        - Вы имеете в виду доктора Уоллеса? - улыбнулась Перова.
        - Его, конечно же, - кивнул Виктор. - Наш лингвист считает своей обязанностью всегда быть в гуще светских событий эрвов. Думаю, э... - добавил Серов, удачно передразнивая манеру говорить Алана, - гм, что это м-м-м... пойдет ему на пользу... Именно.
        Дана рассмеялась.
        Некоторое время они молчали, наблюдая за эрвами.
        - Ундент, жаль, что ваша жена не будет там присутствовать, - вдруг сказала Перова.
        Виктор глянул на нее с удивлением:
        - Почему?
        - Ну, они ведь считают вас чем-то вроде лидера, - илира или элтира людей, поэтому, наверное, хотели бы увидеть и вашу супругу.
        - Да, действительно жаль, - подумав, согласился Серов. - Но Элледия вряд ли пришлась бы ей по вкусу.
        Они снова замолчали. Дана в это время делала снимки нарядных эрвов при помощи вживленных визиотронов и сохраняла их в бионнере мысленными командами.
        - Кстати, ундент, я вот о чем хотела вас спросить. Вы думаете, эрвы нас воспринимают такими же диковинными существами, как и мы их?
        - Может, сначала так и было, но теперь, наверное, они привыкли к нашему странному облику. Я, во всяком случае, уже привык к их внешнему виду, тоже довольно необычному на первый взгляд человека.
        Эрвы продолжали ухаживать за уарами и раскрашивать фиртиры и тирдары. Шиораны трубили все громче и протяжней, словно постепенно набирая силу.
        - Но одно - несомненно, - развил мысль Перовой Виктор, - сегодня эрвы увидят настоящую красоту одной из самых прекрасных представительниц женщин-людей.
        - Спасибо за комплимент, ундент, - улыбнулась Перова. - Постараюсь не подвести «женщин-людей» и поэтому оставлю вас. Нужно подготовиться к торжеству.
        Она заспешила к своей пентире.
        Серов какое-то время постоял в задумчивости, а потом поднялся обратно в пентиру, надеясь еще поспать.
        Через несколько часов, когда Виктор сидел за люрбом, жевал отдающие мятой отростки руплы и обдумывал стратегию противостояния с пришельцами, послышались голоса и звуки шиорана. Дверь пентиры отодвинулась, и на пороге возникли двое эрвов. На одном из них была покрытая синими и зелеными светящимися узорами накидка и широкие кожаные штаны. На голове у него находилось нечто, украшенное кристаллами и напоминающее изогнутый металлический обод. Облачение второго эрва было скромнее, и держался он чуть в стороне. Эрвы приложили руки ладонями ко лбу: жест, выражавший почтение. Следом за эрвами в пентиру зашел Уоллес. Его тарисы и тунария были выстираны, а на плече висело украшение в виде дерева анхо.
        Эрв в яркой одежде взмахнул ручищей и начал торжественно говорить:
        - Храбрый илир людей, элтир Шиел передает тебе пожелания всех благ, хорошей дичи, чистой воды и имеет честь пригласить тебя на празднество по случаю принятия им титула Элтира всех эрвов. Элтир Шиел надеется, что ты не откажешься от приглашения и почтишь своим присутствием столь важную церемонию. Элтир Шиел будет счастлив видеть тебя.
        Эрв сделал паузу и спросил:
        - Какой ответ мне передать элтиру?
        Виктор тоже приложил руку ко лбу:
        - Передай ему, что я приму участие в церемонии с превеликим удовольствием.
        - Элтир будет доволен, - улыбнулся эрв. - Я отправлю к нему эту весть сейчас же.
        - Но у меня есть условие, - предупредил Виктор. - Я хочу, чтобы меня сопровождали еще несколько людей.
        Эрв снова улыбнулся:
        - Элтир Шиел рад каждому гостю. Люди и эрвы - братья навеки. Фиртира для тебя и твоих людей уже подана. Мы скоро отправляемся.
        Эрвы выскользнули из пентиры.
        Алан устроился в япте.
        - До чего же все-таки эрвы бывают шумные! - пожаловался он. - А в такой день, гм, и подавно.
        Серов усмехнулся:
        - Ал, без вас я не представляю сегодняшний праздник. Надеюсь, вы со мной?
        - А куда деваться? - с хитрецой произнес Уоллес. - Вдруг там будут подаваться особенно э... диковинные кушанья? Такой гурман э... как я просто обязан их отведать. Правильно.
        - Сейчас побреюсь, сделаю себе брюки с рубашкой и можно отправляться.
        Виктор использовал бионнер, приказав вживленным нанороботам убрать отросшую щетину. Потом он подошел к стене, где висел переносной одеждер, который они прихватили еще из БТРа, и создал стандартные брюки и рубашку полковника десантных войск. Затем Серов быстро оделся.
        Через несколько минут Виктор с Аланом спустились вниз. Все уары с тирдарами на спинах и фиртиры к этому времени были подготовлены, и туземцы занимали места. Здесь также было много эрвов, сидящих верхом на уарах. Шиораны трубили вовсю.
        Эрв, недавно навестивший Серова, увидел полковника и поспешил к нему. Он опять приложил руку ко лбу: «Илир людей, следуй за мной».
        Эрв зашагал к пестро раскрашенной фиртире, которая тихо урчала, выпуская из специальных отверстий зеленоватый пар.
        - У нас будет отдельный транспорт, - посмеялся Уоллес. - Посмотрите, они выделили нам самую роскошную
        фиртиру.
        Уары с тирдарами и фиртиры начали покидать лагерь вереницей, сопровождаемые эрвами-наездниками.
        Ясное небо понемногу начало затягиваться тучами.
        Эрв терпеливо ожидал Виктора и Алана.
        - Вы идете? - Уоллес направился к фиртире, но заметил, что Серов остался стоять.
        - Я жду Дану и Леуру, - объяснил тот. - Обещал взять их на коронацию.
        - Тогда все понятно, - улыбнулся Алан. - Я так полагаю, они э... м-м-м... выбирают вечерний наряд?
        - Наверное. Хотят сразить эрвов своим эффектным видом.
        Жужжа колесами, одна за другой фиртиры продолжали отбывать из лагеря в сопровождении уаров.
        Тут дверь одной из пентир отодвинулась в сторону, и оттуда спустилась группа туземок в разноцветных нарядах. Они смеялись, издавая шипящие звуки, почти такие же громкие, как и у эрвов-мужчин. Вся группа посмотрела в сторону Виктора и Алана и направилась к ним.
        - Мы будем кавалерами, гм, этих дам? - поинтересовался Уоллес, придав лицу забавное выражение удивления. - Виктор, если они пригласят на танец - не соглашайтесь, иначе не избежать нам э... раздавленных ступней. Именно.
        Женщины остановились, заговорщицки улыбаясь, и почтительно расступились. Среди них показалась Дана Перова, а затем и Леура Нолан. В первый момент Серов даже не узнал их. На Перовой было длинное, отделанное светящимися цветными узорами одеяние, а также накидка, достающая до самой земли и украшенная драгоценными камнями эрвов. На плече у Даны - как это было принято у эрвов - висело украшение из светящихся камней, а голову венчали закрепленные в волосах сверкающие кристаллы. На Леуре тоже были длинная одежда и накидка, но не разноцветные, а имевшие насыщенный синий цвет. Левое плечо ее так же украшали камни, а в волосы были вплетены отростки лиузары.
        - Это мне мерещится? - с улыбкой произнес Алан.
        - Что скажете? - Нолан повернулась по кругу, продемонстрировав праздничный наряд. - Еще раз спасибо тебе, Дана, и Виктору.
        - Леур, ты бесподобна! - Уоллес даже поаплодировал ей. - Дана, вы тоже восхитительны, э... просто сказочно хороши собой.
        - Соглашусь с Аланом, - сказал Виктор, - вы обе великолепны. Могу побиться об заклад, что сейчас вы, наверное, самые прекрасные женщины во всей Вселенной.
        - Мы не просили у эрвов эти украшения и одежду. - Перова встряхнула волосами, заставив кристаллы сверкать. - Они сами настояли, чтобы мы облачились в самые лучшие праздничные одеяния.
        - И не ошиблись! - Алан любовался то Даной, то Леурой. - Их праздничная, гм, одежда вам идет. Правильно!
        - Но лично я чувствую себя несколько скованной... - Нолан поправила ожерелье.
        - Ты чертовски хороша, Леур, - уверил Уоллес. - Никогда еще не видел тебя такой. Будто с тобой м-м-м... поработал э... специализированный, гм, робот-стилист.
        - Знаете, - заметила Перова, - я думаю, что женщины велхоры Лесных Жителей умеют создавать потрясающую одежду и наводить лоск не хуже, чем мужчины - охотиться или воевать.
        Она повернулась к группе туземок, застывших в ожидании:
        - Спасибо за эту одежду!
        Те широко улыбнулись:
        - Мы рады, что вам нравится.
        Затем они приложили руки ко лбу и заспешили к одной из фиртир.
        Стоявший терпеливо все это время эрв поторопил:
        - Пора отправляться, илир. Дорога неблизкая.
        Через несколько минут Серов, эрв и остальные уже расположились внутри фиртиры, имевшую обтекаемую форму, на оббитых мягким материалом сиденьях. Прогремел гром, и первые тяжелые капли забарабанили по крыше фиртиры.
        Эрв, сидевший за рычагами управления, потянул один из них, и фиртира зашумела. Затем он повернул другой рычаг. Фиртира вздрогнула и покатилась к лесу. Их транспорт последним покинул лагерь, в котором из эрвов остались лишь несколько туземцев для наблюдения.

***
        Путь действительно оказался длинным. Они ехали около двадцати трех часов. Первые несколько часов они двигались под ливнем.
        Когда фиртира добралась до родной элтерии Шиела, где и должна была состояться церемония, стало уже совсем темно.
        Но зато здесь, в элтерии, укрытой со всех сторон почти непролазным лесом и скалами, было светло и шумно.
        Фиртира миновала распахнутые ворота, часовых на вышках и покатилась по отделанной чем-то мягким дороге. В элтерию Шиела уже прибыло около сотни фиртир и двух сотен уаров. Кругом стоял невообразимый шум. Толпы эрвов, заполонившие внешние улицы и маленькие площади элтерии, похоже, уже начали празднование. Гремели туртураны, трубили шиораны, грохотали одиночные выстрелы в воздух из тервир, доносилось пение, изредка в эту какофонию вплетались тонкие и мелодичные звуки какого-то инструмента, напоминающего флейту. Кое-где эрвы расставили люрбы, ломившиеся от всевозможных яств и напитков. Овальные светящиеся кристаллы, установленные на каждом шагу, довершали ощущение праздничности и единения.
        Фиртира въехала на возвышение, одолела сотню метров, а затем скрылась под полотняным навесом, словно куполом закрывающим добрых полторы сотни квадратных метров. Эрв потянул рычаг, и фиртира медленно остановились. Тут же чья-то мощная рука просунулась внутрь и откинула задний тент.
        - Кажется, мы э... прибыли, - сказал Уоллес. - Я, наверное, и не разогнусь сейчас... Все тело одеревенело. Верно.
        Эрв, который был сопровождающим и которого звали Эхил, проворно выскочил наружу.
        - Думаю, нам стоит последовать за ним. - Серов поднялся с сиденья и вылез из фиртиры.
        Вокруг них собралась дюжина эрвов в просторных нарядах и темно-фиолетовых накидках. На их плечах висели различные украшения, а некоторые из них держали туртураны. Они все приложили руки ко лбу. Следом за Виктором вылез Алан. Он со старомодной учтивостью помог спуститься Нолан и Перовой.
        Эхил обнажил в улыбке зеленоватые зубы и сказал:
        - Илир, сейчас я отведу вас всех прямо к элтиру. Следуйте за мной.
        Он направился куда-то по извилистой дорожке. Серов и остальные двинулись за ним. Эрвы выстроились по обе стороны и забили в туртураны, а один из них достал изящный шиоран, скорее смахивающий на рожок, и начал трубить.
        - Все это так э... церемонно, не находите? - шепнул Уоллес Виктору.
        - Мы же здесь важные гости. И потом, разве вы не привыкли еще к такому обхождению?
        - Нет, - в шутку сделав обиженное лицо, сказал Алан, - так меня м-м-м... еще не чествовали.
        Эхил маячил впереди, иногда оборачиваясь, чтобы проверить, не отстают ли остальные.
        Вот он раздвинул края полотнищ, и вся торжественная процессия снова оказалась на улице. Здесь было тише: почти все эрвы, что так громко пели и шумели, остались позади на внешних улицах и площадях.
        Эхил лавировал между многочисленными просторными пентирами. Те немногие эрвы - и мужчины и женщины - встречавшиеся им по пути, едва завидев Эхила и Серова сразу же прикладывали руки ко лбу.
        Они пересекли еще одну площадь, поднялись по лестнице, отделанной чем-то, напоминающим хрусталь, и вышли к высокому строению, возвышающемуся на расчищенной от деревьев и камней поляне. Это строение, походившее на экзотический дворец или замок, состояло из нескольких ярусов. На каждом из них высели разноцветные полотнища. Виктор понял, что это не украшения, а скорее подобия флагов или родовых гербов. На всех «флагах» были изображены различные животные, узоры и какие-то символы.
        Эхил подошел к отсвечивающей синим и бордовым цветом и украшенной узорами полупрозрачной пленке. Он коснулся выпуклости на стене рядом с этой пленкой, и она поднялась вверх. Тут же показались несколько огромных эрвов в длинных штанах и черных накидках. Эти эрвы состояли в личной охране Шиела.
        Увидев Эхила, эрвы приложили руки ко лбу и пропустили его. Эхил обернулся, помахав Серову и остальным. Сопровождающие эрвы перестали бить в туртураны и остались снаружи.
        Оказавшись на первом этаже дворца, люди с любопытством огляделись. Просторная зала освещалась десятками светильников, встроенных в стены. У стен, на которых изображались сцены охоты, сражений, земледелия и других событий из жизни эрвов стояли стражники с впечатляющими своими размерами тервирами. Также около стен возвышались чучела разнообразных представителей фауны Элледии и отлитые из какого-то металла фигуры, очевидно, изображавшие элтиров эрвов.
        - Ну, и как вам эта, гм, резиденция Шиела? - спросил Алан Виктора.
        - Впечатляет, - ответил тот. - Особенно резко контрастирует с нашими скромными пентирами.
        - А я, признаться, не думала, - сказала Нолан, - что здесь может быть так красиво... А еще чувствуется какое-то величие, будто прикасаешься к истории эрвов из велхоры Лесных Жителей….
        - Знаете, - сказала Перова, - мне кажется, что простые смертные эрвы никогда не заходили в этот дворец. И что еще примечательно - мы первые из людей, кто удостоился такой чести.
        - Это правда, - согласился Уоллес. - Даже мне, при всей м-м-м... их гостеприимности и уважении за все то время, что я пробыл э... рядом с ними, эрвы не показывали дворец. Именно.
        Эхил остановился у некоего механизма и подождал, пока люди нагонят его.
        - Наверху сейчас собрались элтиры велхор и хедры элтерий, - тихо произнес он. - Скоро начнется церемония. Но элтир Шиел хочет, чтобы сначала вы встретились с ним и приняли участие в торжественном обеде.
        - С удовольствием, - сказал Серов.
        - Иди за мной, илир.
        Эхил встал на нечто, напоминающее гигантскую гусеницу. Люди последовали за ним. Механизм вздыбился, а затем начал подниматься.
        Поднявшись на второй этаж, они оказались в другой просторной зале. Здесь было еще светлее, чем внизу.
        - А вот и власть предержащие эрвов, - сказал Алан.
        Тут находилось множество эрвов в самых разных нарядах. На некоторых из них были темно-синие билфы - одежда, закрывающая почти все тело, на других - мерцающие разноцветные одеяния и накидки. На многих эрвах были кожаные штаны и просторные подобия жилетов. Некоторые из них сидели за огромным люрбом на яптах, держа полупрозрачные изогнутые дихи с пенящимися напитками, другие стояли, о чем-то разговаривая.
        При появлении Эхила и людей почти все разговоры затихли. Эрвы с интересом и любопытством уставились на них.
        Эхил вышел в центр залы. Только сейчас Виктор понял, что он тоже занимает довольно высокое положение в политической иерархии велхоры Лесных Жителей.
        - Высокочтимые элтиры велхор и хедры элтерий, - сказал Эхил, - я хочу представить вам наших союзников - людей. Как вы уже знаете, наша велхора Лесных Жителей заключила союз с людьми, прибывшими на наши земли. Теперь вместе с ними мы боремся против анквилов, этих захватчиков, которые все еще хотят нас уничтожить. Мы приняли их как братьев, и элтир Шиел хочет, чтобы вы относились к ним так же. Они помогут нам в борьбе за освобождение всех наших исконных территорий.
        Элтиры и хедры загудели, прикладывая пальцы обеих рук друг к другу.
        - Теперь, - продолжил Эхил, - когда элтир Шиел станет Элтиром всех эрвов, мы объединимся и можем рассчитывать на то, что Лидуила навсегда очистится от недругов.
        Эрвы снова зашумели, теперь уже громче.
        Эхил взглянул на Серова и жестом попросил подойти. Секунду поколебавшись, Виктор тоже прошел в центр залы.
        - Это - илир людей, - сказал Эхил. - И наш инопланетный брат. Вместе с его бойцами и оружием мы победим анквилов.
        Элтиры и хедры одобрительно зашумели. Серов в ответ приложил руку ко лбу. Такое отношение эрвов к людям, конечно, не оставляло Виктора равнодушным. Однако эрвы, кажется, считали само собой разумеющимся, что вся человеческая раса готова воевать за их интересы. К сожалению, думал Серов, люди скорее предпочтут установить свой контроль над миром эрвов в случае, если им действительно удастся одолеть пришельцев. Но о будущем Элледии в случае победы пока рано говорить - слишком силен и непредсказуем противник.
        - Скоро начнется торжественный обед, - сказал Эхил. - А сейчас - ступайте за мной.
        Он повел Виктора в дальний конец залы. Эрвы продолжали шуметь, прикладывая руки ко лбу. Нолан, Уоллес и Перова поспешили за полковником.
        В самом конце залы, скрытые от посторонних глаз матовым экраном, находились покои Шиела.
        Эхил засунул руку в специальное углубление, и экран поднялся. Эхил зашел внутрь. Вскоре послышался знакомый раскатистый бас. Через минуту Эхил выглянул и пригласил зайти. Виктор и остальные проследовали внутрь.
        На своеобразном троне, сделанном из изогнутых выростов дерева плифорит, обложенный со всех сторон мягкими хинтирами - подобиями надувных матрасов - восседал Шиел в окружении нескольких старших жен. На Шиеле было просторное одеяние темно-лилового цвета и серебристая накидка, а на плече было прикреплено украшение в виде фигурки воина. Подле него стоял люрб с углублениями, в которых стояли подносы с едой и дихи с напитками.
        Завидев Серова, Шиел поднялся:
        - Рад видеть вас, мои братья, которые так хорошо умеют говорить на нашем языке!
        Шиел заключил Виктора и Алана в могучие объятия, затем снова расположился на своем «троне»:
        - Садитесь, мои братья, и вы, сестры. Сегодня вы очень красивы, почти как и наши женщины.
        Шиел громогласно расхохотался. Было видно, что у элтира отличное настроение. Жены Шиела тоже улыбнулись.
        Серов, Уоллес, Нолан и Перова расселись вокруг люрба прямо на хинтирах.
        - Как добрался, брат мой? - спросил Шиел.
        - Отлично проехались, - сказал Виктор, тактично не став упоминать непростой и длинный путь по степям и лесам.
        - Тебе понравился мой дворец?
        - Грандиозное сооружение, - признал Серов. - Величественное и монументальное.
        Шиел засмеялся, довольный реакцией Виктора:
        - Он был построен давно и видел многих элтиров велхоры Лесных Жителей.
        - Это ощущается сразу, - решилась заметить Дана. - Мне показалось, я чувствую их незримое присутствие. А еще тут так спокойно...
        - Ты права, моя сестра, Перешедшие в Лес Света предки всегда здесь, всегда охраняют нас.
        Появился эрв и, приложив руку ко лбу, поставил на люрб еще одно блюдо с напитками и едой.
        - Выпьем за нашу дружбу, - предложил Шиел.
        Серов взял спиралевидный дих, доверху наполненный темно-зеленой жидкостью. Он искренне надеялся, что это один из видов манихи - мягкого напитка эрвов - а не крепкое нуархоче, которое запросто может разъесть человеку пищевод.
        Шиел заметил, что люди никак не решаются пригубить напиток, и рассмеялся:
        - Не бойтесь, пейте! Я специально велел доставить сюда манихи. От нее вы лишь немного захмелеете.
        Понемногу дихи пустели. Шиел и люди пили, закусывали мясом и тушеными отростками финбера. Жены элтира тихо сидели в стороне, даже не притронувшись к напиткам и еде. Виктор решил, что сейчас они не имеют права делить обед вместе с Шиелом.
        - Не наедайтесь, - сказал элтир, осушив дих. - Впереди у нас торжественная трапеза. Брат мой, ты видел диктары, что висят сейчас на моем дворце?
        Серов кивнул, сделав глоток манихи.
        - Все эти диктары принадлежат разным велхорам, - объяснил Шиел. - Эрвы лесов, гор, степей, все они, наконец, объединятся с моей велхорой. В истории эрвов еще не было подобных случаев. Как я уже рассказывал тебе, наши велхоры раньше часто воевали, однако теперь все мы объединимся. Скоро анквилы узнают всю настоящую силу эрвов. Ты веришь мне?
        - Вы всегда выполняете свои обещания, элтир, - заметил Виктор. - Не сомневаюсь, что так будет и на этот раз.
        «Я надеюсь, - подумал Серов. - Иначе пришельцы могут расползтись по всей галактике и выйти за ее пределы». Пока Виктор смутно представлял себе, какую реально силу представляют собой остальные велхоры эрвов, живущих на Элледии.
        Появился эрв в темной одежде и длиной накидке. Он прижал руку ко лбу и что-то тихо сказал на ухо элтиру. Шиел в ответ властно махнул рукой. Эрв удалился.
        - Начинается торжественная трапеза, - возвестил Шиел и поднялся. - Брат мой, ты и твои люди примете в ней участие.
        Пару минут спустя они прошествовали обратно в залу, где был накрыт овальный люрб, заставленный разнообразнейшими кушаньями и выпивкой. Элтиры и хедры уже заняли места. Все они поприветствовали Шиела.
        Элтир уселся во главе люрба, рядом с ним устроились Серов с Уоллесом, а чуть поодаль - Нолан и Перова.
        Шиел обвел взглядом элтиров и хедров. Наступила тишина.
        - Мы собрались здесь вместе, - сказал Шиел, - и теперь мы - единая сила. Настало время отмщения анквилам. Они заплатят нам сполна за все, что сделали. Перешедшие не хотят ждать, - они требуют мести, они желают освободить нашу землю. Да будет так! Час возмездия пробил!
        Эрвы заревели.
        Шиел взял дих и отпил из него:
        - За скорую победу!
        Обед продолжался не меньше двух часов. Эрвы ели и пили вволю. Нуархоче лилось рекой, подносы быстро пустели, прислуживающие эрвы только успевали подносить новые деликатесы. Виктор, Алан, Леура и Дана с легким изумлением наблюдали за тем, как могучие эрвы поглощают пищу и литрами пьют нуархоче разных видов. Сам Серов и Уоллес уже давно насытились, так же как и Нолан и Перова. Зато теперь у Виктора появилась хорошая возможность изучить собравшихся эрвов. Когда Серов увидел элтиров и хедров эрвов в первый раз, они показались ему удивительно похожими друг на друга, однако сейчас он заметил явные отличия и в чертах лиц, и в цвете шерсти, и размерах тела. Возможно, это были примерно те же различия, которые делят людей на разные национальности.
        Вот Шиел отложил «вилку», «нож» и поднялся. Словно по команде остальные элтиры и хедры тоже вылезли из-за люрба, отставив свои приспособления для еды. Откуда-то снизу раздавались звуки туртуранов и шиоранов.
        Шиел взглянул на Виктора:
        - Пришло время выйти к народу. Сейчас начнется моя коронация. Ты будешь присутствовать там, мой друг?
        - Разве я могу пропустить такое событие?
        - Тогда следуй за моими приближенными.
        Элтиры и хедры покидали залу, спускаясь на гусеницеобразном механизме. Появилась свита Шиела, разодетая в пестрые наряды, и эрвы с туртуранами и шиоранами. Они окружили Шиела, затем вся процессия тоже спустилась вниз. Серов, Уоллес, Перова и Нолан направились за ними.
        Когда все они вышли на улицу, ночной воздух приятно бодрил и освежал. Всюду слышалось пение, радостные голоса, выстрелы из тервир, оглушающий грохот туртуранов. Впереди шли многочисленные элтиры и хедры, за ними царственно ступал Шиел в окружении свиты и музыкантов, без перерыва бивших в туртураны и трубивших в шиораны. Виктор и остальные двигались позади.
        Они шли между пентир и других строений, пересекая улочки и площади. Сейчас здесь было пустынно, потому что все жители собрались на главной Площади Предков, где и должна была состояться церемония.
        Чем ближе они подходили к Площади, тем громче слышался рев эрвов. В какой-то момент шум стих, а затем раздался с новой силой - очевидно, эрвы приветствовали появившихся элтиров и Шиела.
        Скоро Серов и остальные, несколько отставшие от Шиела и его свиты поднялись на каменное возвышение, где уже стояли Шиел и все остальные элтиры. Перед ними открылся прекрасный вид на Площадь Предков и ближайшие окрестности. «Посмотрите только!» - изумился Уоллес.
        Насколько хватало глаз, всюду стояли эрвы, и мужчины, и женщины. Настоящее море туземцев. Тысячи и тысячи эрвов пританцовывали и восторженно ревели, выражая радость при виде элтира. Шум стоял такой, что почти заглушал все остальные звуки. Шиел приветственно махнул рукой, в которой было зажато нечто округлое и сверкающее. Рев продолжался минут пять, а потом эрвы начали петь удивительно слаженно, почти в унисон. Затрубили шиораны и забили туртураны. Взметнулись вверх яркие полотнища «флагов». То тут, то там раздавалась пальба из тервир.
        Эрвы пели около десяти минут, затем Шиел снова взмахнул рукой. Вся многотысячная толпа немедленно смолкла. Сверху на тонких, но явно прочных блестящих цепях спустилась некая конструкция, украшенная переливающимися кристаллами, фигурами животных и завитками и напоминающая чем-то балкон стиля барокко. На свободном участке площади в это время появились несколько эрвов. Они принялись разбрасывать разноцветные фигуры, выполненные в виде узоров и символов и сделанные из чего-то мягкого, а потом спешно удалились.
        Двое эрвов из приближенных Шиела начали торжественно надевать на него яркую накидку, на которой мерцали какие-то символы и рисунки. «Прямо королевская мантия», - подумал Виктор.
        На площади тем временем появился высокий эрв. Это был верховный дрион, выполняющий у эрвов велхоры Лесных Жителей роль жреца. На нем было темно-синее одеяние и длинная накидка с украшениями из камней. В руке он держал блестящий, слегка изогнутый жезл с мягкой кистью из шерсти на конце.
        Шиел уже облачился в церемониальную накидку и стал медленно спускаться по ступеням на площадь. Эрвы тихо загудели. Шиел важно прошествовал по мягким фигурам к яркой конструкции. Верховный дрион несколько раз приложил руку ко лбу, а затем встал рядом с Шиелом. Тот оглядел собравшихся эрвов.
        Послышалось тихое жужжание и «балкон» стал медленно подниматься. Эрвы зашумели громче. Конструкция поднялась на высоту десяти метров и остановилась. Скрытые где-то за возвышением музыканты начали исполнять на шиоранах и каких-то других инструментах довольно сложную мелодию. Эрвы запели в такт музыке. Откуда-то раздались громкие взрывы, напоминающие залпы салюта, потом сверху посыпалось нечто сверкающее и разноцветное. Эрвы восторженно зашумели и продолжили петь.
        - Впечатляющее э... м-м-м... действо, согласны? - спросил Алан Серова.
        - Без преувеличения - настоящая коронация, - кивнул тот.
        В свете кристаллов фигура Шиела казалась еще огромнее. Он опять обвел взглядом застывших в почтении эрвов. Все туземцы не отрывали глаз от Шиела.
        Вот он оправил накидку и снова взмахнул рукой. Эрвы сразу же смолкли.
        - Я приветствую вас, мои братья и сестры! - сказал Шиел. Благодаря особенной акустике Площади, его было очень хорошо слышно. - Сегодня для всех нас наступил исторический день - день великого объединения. Теперь мы станем одним целым. Все наши разрозненные, но могущественные велхоры соединятся. Мы будем единой велхорой, единой расой, которую объединяют тысячелетия общей истории, вера и традиции.
        Эрвы не отрывали глаз от элтира. Шиел продолжил:
        - Всю последнюю ирфу мы боремся за наши земли с анквилами. Не ослабевает их желание захватить исконно принадлежащие нам территории. Нет, они не смогли поработить нас, однако не оставили попыток уничтожить наши велхоры и захватить элтерии. Теперь же, когда Хиард Элтиров и Священный Круг Дрионов избрали меня Правителем всех эрвов, мы сможем одолеть и изгнать захватчиков с наших земель. Теперь у нас есть союзники - люди. Настает время перемен, время борьбы, смелости и свободы!
        Толпа взревела.
        - Я, элтир Шиел, всегда буду служить всей нашей огромной велхоре и делать все от меня зависящее для ее процветания. Я знаю, что теперь мы освободим нашу священную землю от ига анквилов. Если потребуется, я отдам для этого жизнь. Я обещаю вам, мои братья и сестры, что скоро вы будете свободны, а наши дети и их дети не познают страха быть порабощенными. Мы очистим наши земли от недругов! Мы - эрвы!
        Тысячи эрвов ответили ревом, когда Шиел закончил свою речь. С новой силой загремели туртураны, затрубили шиораны, замелькали «флаги».
        Постепенно восторженный шум утих и церемония коронации продолжилась. «Балкон» начал опускаться под пение эрвов. Появились трое эрвов, которые бережно несли массивное украшение. Это был древний амулет, символ власти эрвов, которые около десяти тысяч лет назад создали первые общины туземцев на Элледии.
        Конструкция остановилась, и дрион с Шиелом вылезли из нее. Эрвы с почтением поднесли амулет к дриону и пали ниц. Он осторожно взял амулет и повернулся к Шиелу. Шиел приклонил колено, и дрион повесил амулет ему на шею. Затем Шиел встал, а дрион отошел назад. Он поднял жезл, коснулся им груди Шиела и произнес несколько фраз. Как объяснил Уоллес, это был язык древних эрвов. Эрвы снова зашумели. Дрион проделал несколько ритуальных движений, потом прижал руки к телу и прикрыл глаза, продолжая говорить на том же языке.
        К элтиру спустились семь туземок в цветастых одеяниях и накидках. Они стали танцевать, кружась вокруг Шиела и размахивая полами накидок. Это был красивый медленный танец, символизировавший собой ушедшее время и наступающее будущее. Верховный дрион начал совершать пассы жезлом, бормоча обращения к Перешедшим. Туземки кружились, почти сливаясь в одно яркое пятно. Дрион взывал к Перешедшим в Мир Света и призывал их благословить элтира.
        Танец неожиданно закончился. Туземки припали к мощеной камнем площади и накрылись своими накидками. Дрион коснулся жезлом лба Шиела, произнес несколько фраз, затем отошел и развел руки в стороны. Шиел сложил руки вместе, поднял их вверх и прикрыл глаза, потом и все эрвы сделали то же самое. Некоторое время на площади стояла полная тишина. Эрвы обращались к Перешедшим предкам и к своим незримым покровителям воды, леса, степей, гор и охоты.
        Но вот Шиел открыл глаза, и снова рев накрыл площадь и ее окрестности. Коронация завершилась. Шиел стал Правителем всех эрвов Элледии.
        Празднество на этом не закончилось, и гуляние продолжалось. Виктор и остальные поздравили Шиела и тоже приняли участие в дальнейшем веселье. Они добрались до лагеря только к вечеру на следующий день.
        Глава 50
        Через несколько дней после коронации полковник Серов расположился в одной из пентир вместе с Лэнфордом, Уоллесом и Соренсеном в ожидании Шиела. Они изучали голографическую карту поселения и прилегающей к нему территории. Нужно было обсудить все тонкости, детали и возможные трудности, которые им придется встретить. Шиел настаивал на том, чтобы атаковать пришельцев именно оттуда. Виктора этот план не устраивал, но спорить с Элтиром он не хотел. Как знать, может и вправду своей массой при поддержке людей и их оружия эрвы смогут одолеть пришельцев.
        Они тщательно разрабатывали детали предстоящей операции, стараясь не упустить из внимания ни одной мелочи, которая потом могла бы сыграть против них.
        - Как вы оцениваете шансы на успех? - спросил Нил.
        - Тут и думать не нужно - это верная крышка, - выдал оценку Гуннар Соренсен. - Не в обиду будь сказано, но этих шерстистых туземцев пришельцы перещелкают в один присест. Что они смогут сделать, если, как уже сказал ундент полковник, эти чужаки стоят намного выше на технологической лестнице?
        - Я думаю, наши шансы на успех составляют примерно пятьдесят на пятьдесят. - Прогноз Серова был более сдержанным. - Мы уже были в поселении и знаем, чего ожидать. Хотя с тех пор они могли выстроить новую линию обороны, и сейчас нам точно не известно с чем придется иметь дело. Я имею в виду количество техники и солдат. Я доверяю донесениям лазутчиков эрвов, но все равно мы не знаем точно, сколько их.
        - Ундент, а не кажется ли вам, что мы совершаем ошибку? - посмотрел на полковника Лэнфорд.
        - Нам нужно что-то предпринимать, иначе они возьмутся за нас...
        - Лучше пока здесь окопаться, - предложил Соренсен. - Людей и так мало...
        - Я пытался переубедить Элтира, - сказал Виктор, - но мне не удалось. Уперся - и ни в какую.
        - Если наше наступление потерпит фиаско, - задумчиво произнес Нил, - то нам придется туговато...
        Тут в пентиру с шумом поднялась запыхавшаяся Нолан. Она нашла взглядом Серова:
        - Виктор, они наступают!
        - Кто наступает? - не понял тот.
        - Пришельцы, конечно! Они продвигаются и находятся уже недалеко от лагеря.
        - Но откуда они узнали, где мы? - изумился Лэнфорд.
        - Не знаю, Нил, не знаю. Наверное, они использовали разведывательные аппараты и все-таки сумели отыскать нас... Пришельцы совсем рядом. Их много, слишком много...
        - Опередили, значит, нас, подлюки... - процедил Серов. - Еще чуть-чуть, и мы сами успели бы атаковать первыми. Эрвы в курсе?
        Леура кивнула:
        - Шиел и все остальные готовятся к обороне. Алан уже с ними.
        - Отступаем. Леура, предупредите всех моих людей, и мы немедля выходим к укреплениям. Гуннар, собирайте пехотинцев. Берите летунов, корабль и за нами.
        - Так точно.
        Через несколько минут все люди и эрвы из лагеря были в сборе.
        - Готовы? - сказал Серов.
        Они бежали между деревьями. По бокам двигались летуны, а сзади летел корабль. Отростки деревьев то и дело хлестали людей по лицу, но никто не обращал на это внимания. Все желали только одного: поскорее оказаться под защитой стен укреплений эрвов.
        Запищала вживленная рация Виктора.
        - На связи, - ответил он.
        - Виктор, где вы? - спросил голос Уоллеса.
        - Продвигаемся к вам.
        - Торопитесь, они уже э... близко. Их просто уйма и они лезут через лес напролом. Именно.
        - Мы успеем. - Серов начал различать шум военной техники.
        - Все это так предсказуемо... - раздался в ухе Виктора чужой голос. - Вы меня разочаровываете... Ох уж эти люди...
        - Кто это? - резко спросил Серов, приказав бионнеру отключить дешифратор рации.
        Все рации спейсаров, эрвов и Алана теперь были снабжены специальными миниатюрными дешифраторами, чтобы пришельцы не могли прослушивать переговоры. Дане Перовой пришлось потрудиться, пока она добралась до вживленных в слуховые каналы раций. Потом Марк Курц установил на них дешифраторы. Но зашифрованная связь работала только на сравнительно коротком расстоянии.
        - Вы разве не узнали, полковник? Это ваш знакомый Динтар Олдридж. Не скучали без меня?
        Люди и эрвы выбежали из леса на пыльную и неровную тропу. До защитного комплекса эрвов оставалось полкилометра.
        - Что вам нужно? - Виктор прислушивался к звукам тяжелой техники, которые слышались гораздо ближе, чем ему хотелось.
        - Я простил вас и хочу еще раз воззвать к вашему разуму. Предлагаю последнюю возможность сдаться по-хорошему. Не будьте глупцом, капитулируйте. Этим вы спасете свою жизнь и жизни своих людей.
        - Кажется, мы уже обсуждали это.
        - Я думал, что вы немного образумились с тех пор и готовы сложить оружие.
        - Я снова разочарую вас, Динтар, но ваше предложение меня по-прежнему не интересует.
        - А я бы посоветовал убрать отсюда ваши мерзкие инопланетные задницы! - с трудом сдерживая ярость, прошипел Алан.
        - Как вульгарно! - со смехом сказал Олдридж.
        Серов заметил впереди группу эрвов и побежал к ним.
        - Не отставать! - бросил он через плечо.
        Корабль и летуны продолжали лететь за людьми и эрвами, готовые прикрыть их, если понадобится.
        - Значит, вы отказываетесь сдаться? - спросил Динтар.
        - Отказываюсь.
        - Если вы рассчитываете на помощь туземцев или этой жалкой кучки пехоты, что так преданно примчалась вам на помощь, то напрасно. Они не смогут помочь вам. Было бы наивно и неосмотрительно полагаться на них. Сдавайтесь, полковник, и вы еще спасете свои жизни.
        - Знаете, Динтар, я считаю, что лучше погибнуть в бою, чем стать вашим рабом. До скорой встречи!
        - Мы вас всех уничтожим! - воинственно добавил Уоллес, и они оба отключили связь.
        Люди и эрвы добежали до группы эрвов, где их ждал илир Эул.
        - Идемте за мной, - сказал он.
        Хотя Виктор знал проход в укрепления, было разумнее воспользоваться помощью Эула. Эул и другие эрвы уверенно лавировали между деревьями, перешагивая через камни и ручьи, а Серов и остальные старались идти точно за ними.
        Вот они вышли из чащи деревьев, и перед ними возникла высокая стена. Перед стеной был выкопан глубокий ров с длинными кольями на дне, и только в одном месте был широкий мост. Сама стена снаружи была укреплена толстенными стволами деревьев и усеяна металлическими колючками. Внутри за стеной пролегала еще одна, каменная, а за ней металлическая, возможно, способная выдержать даже попадание плазменного сгустка.
        Эул подошел к мосту и велел открыть ворота. С десяток стволов деревьев на цепях отодвинулись в стороны, и за ними показались внушительные кованые ворота. Створки ворот начали медленно и с громким скрипом открываться.
        Появился Алан Уоллес.
        - Все ушли? - спросил он.
        - Все, - кивнул Серов.
        - Давайте внутрь, они сейчас будут здесь.
        Люди и эрвы один за другим торопливо входили на территорию укреплений. Последними за периметр стен проследовали пехотинцы на роботах-летунах и корабле. После того как все оказались внутри комплекса, несколько эрвов начали закрывать створки. Ворота закрылись, а специальный механизм на противовесах задвинул широкую металлическую балку.
        - Теперь отступать некуда... - не слишком весело улыбнулся Алан.
        - Именно так, - согласился Виктор. - Или мы здесь отпразднуем победу, или это место будет нашей общей могилой. Приступим к расстановке техники. Нил, два тяжелых танка поставить к этой и вон той амбразуре. Еще один займет позицию возле ворот и туда же отправить несколько расчетов с метательными орудиями. Капитан Соренсен, расставьте летунов по периметру, а корабль пока отведите в укрытие, где он может понадобиться нам, если у нас будут трудности.
        Нил и Гуннар раздавали распоряжения полковника солдатам, которые бросились выполнять их.
        Серов оглядел укрепления. Многие эрвы заняли места за метательными орудиями, стрелявшими шарами-тирфами и замораживающими шарами. Этими метателями управляли трое, и, несмотря на кажущуюся архаичность орудий, у них была огромная дальность выстрела, а тирфы имели разрушительную силу и неплохой радиус поражения.
        Некоторые эрвы уже устроились возле стен, готовые осыпать врага градом разрывных и кислотных снарядов. В центре укрепленного комплекса стояли, возвышаясь и переминаясь с одной огромной лапы на другую закованные в броню зеги, а поодаль, в клетках, сверкали глазами свирепые гарифалы. Они клацали клыками и рыли земляной пол когтями, а острые наросты на их головах были длиной не менее двадцати сантиметров.
        Эрвы, сидящие на зегах - на любом из этих животных помещалось до четырех туземцев - выглядели спокойно и только изредка одергивали поводья из цепей. На каждом зеге была установлена тяжелая крупнокалиберная тервира, стрелявшая разрывными снарядами с точностью и дальнобойностью. Эрвы-наездники были увешены своими ручными бридами и тирфами. Во время боя, когда зеги расшвыривают неприятеля во все стороны, трое из наездников забрасывают врага бридами и тирфами с высоты восьми метров.
        При виде десяти таких боевых зегов даже Виктору стало как-то не по себе. Он представил, что будет, если выпустить из клеток еще и кровожадных гарифалов.
        К Серову подошел Шиел. Он прибыл в укрепления десять минут назад, чтобы лично командовать своими бойцами. На нем было свободное одеяние светло-бордового цвета и золотистая накидка. В руке Элтир держал нечто вроде скипетра, выточенного из чего-то, напоминающего хрусталь. Он громко похлопал себя по груди, приветствуя полковника:
        - Ну что, мой брат, прилетевший из далекого мира, вот и настал день битвы! Я рад, что с нами рядом будешь ты и твои воины.
        - Для меня это тоже честь.
        Шиел положил тяжелую руку сначала на плечо Виктора, потом Алана, пристально посмотрел им в глаза и направился к одной из наблюдательных башен.
        Снова появился старший илир Эул. Он указал Серову на группу эрвов численностью в шестьдесят воинов, и тот понял, что теперь они в его распоряжении. Затем Эул приложил руку ко лбу и побежал к своей группе, стоявшей в ожидании приказаний.
        Виктор оглядел силы, оказавшиеся под его командованием, и подозвал Лэнфорда:
        - Похоже, что это теперь мои солдаты. Своих людей я отдаю вам. Рядом со мной остается только Алан. Он, не сомневаюсь, захочет принять участие в предстоящей баталии, а я собираюсь присматривать за ним лично.
        Лейтенант выглядел непривычно серьезным: на лице не было и тени обычного насмешливого выражения. Его глаза смотрели сосредоточенно, а губы сжались в прямую линию. Он отдал честь, задвинул защитшлем и коротко произнес:
        - Слушаюсь, ундент полковник.
        - Пошли Алан, посмотрим, как там обстановка.
        Серов побежал к одной из наблюдательных вышек, расположенной возле передней стены комплекса.
        - Думаете, мы достаточно э... подготовились? - спросил Уоллес, когда они поднимались по лестнице.
        - Скоро узнаем, - лаконично ответил Виктор.
        В этот момент начали греметь взрывы. Они раздавались откуда-то из лесной чащи. Это взрывались припрятанные по периметру укреплений тирфы эрвов. Однако Серов не думал, что растяжки и остальные ловушки могут причинить значительный ущерб технике.
        Пока тирфы продолжали взрываться, Виктор и Алан поднялись на самый верх. Серов откинул люк, ведущий на смотровую площадку. Он подошел к узкому наблюдательному окну и поглядел в сторону леса. Его мрачному взору предстало скопление вражеской техники, передвигавшийся в направлении их оборонительной цитадели. Танки, роботы и бронетранспортеры неотвратимо летели и двигались по земле к укреплениям, прокладывая себе дорогу, ломая деревья. Их было больше, чем надеялся Виктор, а ведь еще неизвестна численность пехоты.
        - Включайте рацию, Ал, - сказал Серов и подключил свою.
        Уоллес активировал рацию.
        - Лейтенант, как вы там? - спросил Виктор.
        - Ундент, мы рассредоточились по периметру, - послышался приглушенный и искаженный дешифратором и вынужденными настройками связи голос.
        - Опишу обстановку. Пришельцы через несколько минут будут здесь. Судя по всему, они пока не собираются брать нас в кольцо, а наступают с двух флангов. Больше всего техники как раз на переднем направлении и скорее всего они будут штурмовать именно там. Возьмите два оставшихся тяжелых танка и установите их возле центральных бойниц.
        - Вас понял.
        - Кажется, это будет э... грандиозное сражение... - произнес Уоллес, глядя в смотровое окно башни. - Правильно.
        В этот момент техника пришельцев начала выстреливать плазмоиды.
        - Как же нам с ними э... справиться?.. - испуганно проронил Алан.
        Почти сразу в ответ полетели округлые тирфы эрвов и создающие эффект замораживания шары.
        Эрвы, сидящие за метательными машинами запускали тирфы, используя механизмы наведения. Тирфы перелетали через оградительные стены и падали на вражескую технику. Хотя многие из них не попали в цель, две все же накрыли танк и броневик.
        - Ага! - Серов прищурился и наблюдал за подбитой техникой. - Недурно!
        Но, круша деревья, к укреплениям ехала новая техника. Сгустки плазмы вылетали один за другим. Стволы деревьев, закрывающие каменную стену, разлетались в стороны. Метательные машины продолжали бросать тирфы, и к ним присоединились эрвы, прятавшиеся внизу возле бойниц. Они принялись стрелять по неприятелю из тервир убойными разрывными зарядами.
        Еще несколько единиц техники пришельцев оказались выведены из строя, после того как их заморозили разорвавшиеся шары. Тирфы и шары эрвов могли поражать технику только в момент снятия силовых полей, то есть, когда вражеский танк или БТР сам производил выстрел.
        Но пришельцев это не останавливало. Они продолжали методично обстреливать заградительные укрепления. Наружная каменная стена начала трескаться и ломаться.
        Послышались едва слышные выстрелы из трофейных танков. Эти танки имели вооружение, сделанное по технологии, пока еще плохо изученной людьми. Оружие на танках пришельцев позволяло изменять структуру материи.
        В ответ пришельцы выдали целую серию выстрелов. Каменная стена уступала натиску противника, кое-где появились дыры.
        - Наружная стена, гм, долго не продержится, - с тревогой сказал Уоллес.
        - Остается еще металлическая.
        - Думаете, она выдержит?
        - Возможно.
        Алан посмотрел в наблюдательную щель:
        - Что мы будем делать м-м-м... потом?
        - Винтовку в руки и стрелять, пока есть энергия. А затем - врукопашную.
        Перспектива сражаться с пришельцами руками или лазерными ножами явно не обрадовала Уоллеса.
        Тем временем вражеская техника рассредоточилась по всему огромному полю перед укреплениями. Похоже, пришельцы не собирались считаться с потерями, и хотели взять оборонительные сооружения эрвов числом. Они непрерывно обстреливали заградительную стену с двух сторон, намереваясь прорваться внутрь. Эрвы без устали метали тирфы, но этого было недостаточно.
        - Ундент полковник, - вышел на связь Нил, - у них есть роботухи. Я заметил две. Но могут быть и другие.
        Виктор посмотрел вдаль и тоже увидел орудия. В этих пушках-роботах можно было использовать управляемые снаряды с «начинкой» из наннеров, и теперь ситуация серьезно осложнилась. Вдобавок пришельцы начали обстреливать укрепления при помощи штурмовых роботов РМ-30, которые применяли самонаводящиеся снаряды СНС-9.
        Несколько снарядов попало на внутреннюю территорию, и один из стоявших легких трофейных танков оказался полностью выведен из строя.
        - Черт возьми! - воскликнул Серов. - Откуда у них столько техники? Мы же проверяли поселение, видели хранилища.
        - Ундент, наверное, у них есть тайные склады, - предположил Лэнфорд.
        - Но здесь все равно не должно быть так много техники. Для стандартной группы поддержки поселения это слишком! Что они собирались с ней делать?
        - Неизвестно, ундент, - проговорил сквозь помехи Нил. - Но теперь все эта техника и оружие направлены против нас.
        Снаряды, выпущенные роботами, сыпались один за другим. Они накрывали метательные орудия, разнося их на куски. Разорванные тела эрвов отлетали в стороны под градом осколков. Вдобавок ко всему тирфы и шары, приготовленные для метания, взрывались прямо на месте, устраивая своеобразные фейверки и замораживая пространство вокруг.
        Зеги стали проявлять беспокойство. В одного из них попал снаряд, выпущенный штурмовым роботом, и разметал сидящих на нем всадников.
        Послышались два громких выстрела: это ударили тяжелые орудия. Одна из наблюдательных башен с шумом рухнула на стену, а в самой стене появилась огромная дыра.
        - Вик, вы уверены, что нам стоит э... здесь оставаться? - спросил Алан.
        - Уверен, что не стоит, - сказал Серов. - Нужно переходить в контрнаступление, иначе нас всех тут прикончат.
        Он открыл люк и полез вниз по лестнице.
        - Вы что, хотите э... атаковать их?! - Уоллес спускался следом. - Это же просто самоубийство!
        - Если будем сидеть здесь, нам крышка. Лейтенант, где вы?
        - Возле южной стены. Ундент полковник, ситуация сложная, и нужно что-то срочно предпринять, иначе всех нас перебьют.
        Глава 51
        Снаряды продолжали сыпаться внутрь укреплений, и почти все метательные орудия были разбиты. Рядом с ними лежали раненые и мертвые эрвы.
        Еще один трофейный легкий танк был поврежден попаданием робота, и их осталось всего три.
        Снова зазвучали тяжелые пушки. В металлической стене появлялись внушительные дыры, проедаемые наннерами, достаточные для проникновения пехоты.
        К Виктору подбежал Эул.
        - Элтир предлагает начать наступление сейчас же, - стараясь перекричать шум выстрелов, сказал он. - Если останемся здесь - проиграем. Мы выводим зегов и затем гарифалов, а вы берете танки и летуны. Орудия и пешие бойцы прикроют нас.
        - Согласен, - прокричал в ответ Серов. - Мы будем вместе атаковать и координировать наши действия.
        Эул коснулся плеча в знак согласия и побежал обратно.
        В этот момент недалеко от того места, где стояли Виктор и Алан, попал снаряд, пущенный роботом, и взрывная волна отбросила их в разные стороны. Серов уткнулся лицом в тягучую почву и почувствовал, как ему на спину и затылок сыплются комья земли. Он повернулся на бок, с трудом поднялся на ноги и поспешил к Уоллесу, который лежал ничком с приоткрытым ртом. «Только бы он был жив», - подумал Виктор.
        Серов наклонился над Уоллесом:
        - Алан, слышите меня?
        Уоллес пошевелился и приоткрыл глаза.
        - Что это было? - Он медленно сел и посмотрел по сторонам.
        - Снаряд, - объяснил Виктор. - Взорвался недалеко от нас.
        Алан начал подниматься, и Серов поддержал его.
        - Все-таки веселая жизнь у военных... - пробормотал Уоллес.
        - Теперь не жалеете, что вы штатский? - пошутил Виктор. - Вот что, Алан, постарайтесь найти Леуру, Дану, Кена, Элиру и оставайтесь с ними. Будете постоянно дежурить на связи.
        - А вы?
        - А я пойду бить рожи пришельцам.
        - Я э... м-м-м... с вами. - Уоллес размял шею и потер руки. - Именно.
        - Алан, делайте, что я говорю! Так безопаснее.
        - Не волнуйтесь, я м-м-м... не из робкого десятка.
        - Знаю, но не стоит рисковать.
        - Я пойду с вами! - твердо сказал Уоллес. - Без моей помощи победы нам не видать. Вот именно так!
        - Вы редкостный упрямец. Если так хотите, чтобы вас подстрелили - пожалуйста.
        Виктор и Алан под обстрелом добрались до южной стены. Правда, сейчас она уже отдаленно напоминала оборонительное сооружение - стена была вся в дырах и разломах, сквозь которые вполне мог проникнуть танк.
        Серов знал, что анквилы вот-вот начнут прорываться, поэтому нужно было атаковать их сейчас же. Из шестидесяти эрвов, отданных под командование Виктора, сюда добрались сорок пять. Полковник окинул взглядом оставшихся бойцов. Они были спокойны, и Серов понял, что они действительно, не задумываясь, отдадут свою жизнь в бою. Эти слова не были для них пустым звуком.
        - Сейчас будем драться, - сказал Виктор. - Бейтесь за то, во что всегда верили.
        Эрвы сжали в кулаки свои волосатые руки. Очевидно, этот жест означал: «Мы будем стоять до конца».
        Серов нашел Лэнфорда возле одного из танков.
        - Выводим все пять танков, - распорядился Виктор. - Я буду идти первым. Эктора Рамиреса ко мне. Начинаем!
        - Удачи в бою, ундент, - сказал Нил.
        - Вам тоже.
        Серов влез в трофейный танк, за ним следом забрался Уоллес. Через минуту прибежал Эктор Рамирес, бритоголовый пехотинец, и тоже залез внутрь.
        Виктор увидел, как зеги один за другим направились в сторону обломков стен. Они перешагивали их громадными лапами и бесстрашно шли к атакующим пришельцам.
        Серов заметил, что подчиненные эрвы выжидающе смотрят на него.
        - Двое из вас ко мне, - приказал он. - Остальные остаются здесь на случай атаки пехоты.
        Двое эрвов вышли из неровного строя и забрались внутрь трофейной махины, а оставшиеся немедленно рассредоточились по укрытиям.
        Пять трофейных танков, используя антигравитацию, поплыли по воздуху к месту боя, где сошлись в решающей схватке коренные обитатели планеты и пришельцы.
        Виктор вдел руку в отверстие рядом с креслом, ощутив сильный укол, и активировал управление. Он прильнул к наблюдательному визору. Визор этот не был приспособлен для человеческих глаз, но позволял разглядеть поле боя. Вражеские танки людей -пришельцев, БТРы и броневики еще ближе подобрались к остаткам оборонительной стены. Зеги двигались по изрытой земле, а сидящие на них эрвы сбрасывали тяжелые тирфы и замораживающие шары.
        - Пора и нам сказать свое слово. - Серов передвинулся в кресле за панель управления. - Рамирес, ты будешь управлять пушкой.
        Эктор тоже сел в кресло и положил руки на черную панель, покрытую неизвестными символами. Его пальцы напряглись, но движения были четки и выверены. Отсюда можно было управлять тяжелой пушкой, способной превратить в прах все, что попадет ей на пути. Трофейные танки пришельцев имели в арсенале вооружение и технологию, позволяющую изменять структуру материи, превращая любой объект в ломкую труху. Оружие, действующее по этому принципу, военные специалисты Коалиции впервые обнаружили не так давно на планете Лиоре, когда там была одержана победа над силами Альянса. Виктор, вместе с Марком Курцем изучавший танки пришельцев, сразу понял, что это одна и та же технология. Однако ученые и специалисты Коалиции еще не успели досконально изучить эту технологию, поэтому военные фабрики пока не могли начать ее использование в масштабах промышленности.
        Серов повернул танк и направил его к подтягивающимся зегам. За танком Виктора раздавался гул еще четырех боевых трофейных машин. Серов двигался первым, а за ним, образуя клин, летели остальные, направляясь к месту, где шло кровопролитное сражение.
        Эрвы, сидящие на зегах без устали метали тирфы и бриды, стреляли из тервир, танки и роботы-броневики пришельцев без перерыва вели обстрел полуразрушенных оборонительных стен и от них не отставали дальнобойные роботы-пушки, которые время от времени делали залпы, превращая оборонительный комплекс в кучу обломков.
        Неожиданно люки всех находившихся здесь бронетранспортеров синхронно открылись и оттуда высыпали обращенные пехотинцы. Они тут же ринулись штурмовать комплекс, откуда навстречу им появились свирепые эрвы. Ров, проложенный у основания цитадели, был засыпан обломками стен и уже не представлял собой препятствия.
        - Вот и пехота пожаловала! - Виктор выбирал подходящую цель. - Эктор, сними вон тот танк.
        Рамирес навел мерцающий прицел на один из вражеских танков, помедлил и нажал плоскую кнопку. Как они уже выяснили после проведенных тестовых испытаний, функция это кнопки была одна: она заставляла танк стрелять.
        Башня танка послала широкий луч, поразивший правый двигательный отсек неприятельского танка «Цербер» и задевший часть кормы. Танк повернул пушку в их сторону и дал ответный залп. Машина Серова вздрогнула, но танк выдержал попадание.
        - Еще раз! - приказал Виктор.
        Эктор выстрелил снова и разворотил основную башню танка противника. Из него вылезли двое солдат. Но не успели они сделать и пары шагов, как их поразили эрвы, стрелявшие из тервир с завидной меткостью.
        - Отличный выстрел, - похвалил Серов.
        Рамирес и сам был доволен попаданием.
        Виктор уже выбирал другую цель. Он решил атаковать еще один тяжелый танк, который был на подходе к остаткам защитных стен. Серов видел, как четверо эрвов тщетно пытались остановить этот танк, стреляя из своих крупнокалиберных тервир, но несколько зарядов из энгана сразили туземцев.
        - Эктор, приготовься! - Серов повернул танк. - Сейчас займемся другим «Цербером».
        Рамирес развернул башню и навел прицел пушки на проламывающийся сквозь руины осадный танк НТ-6 «Цербер».
        Из-под обломков стены вдруг вылез эрв и, не задумываясь, швырнул в танк замораживающий шар. Силовое поле танка было отключено, и шар будто приклеился к броне. Танк выпустил плазмоид, и в следующую секунду от того места, где прятался эрв остались только мелкие расплавленные осколки.
        - Смело, но глупо, - прокомментировал Виктор действие эрва.
        Эктор, вдохновленный поступком эрва, выстрелил, и боковая броня танка «Цербер» частично рассыпалась, словно хрупкое стекло.
        - Вот так! - не сдержал радость Рамирес, а эрвы с шумом вторили его ликованию.
        «Цербер» остановился, навел орудие на танк Серова и выплюнул сгусток плазмы. Трофейная машина дернулась, а потом сместилась в сторону. «Цербер» выпустил еще один плазмоид. На панели приборов появились мигающие знаки, предупреждающие о повреждениях. Трофейный танк загудел и медленно опустился на землю.
        - Сволочи! - ругнулся Виктор. Он сам подключился к орудию и нацелился на «Цербер».
        Луч раздробил на мелкие части одну из двигательных секций вражеского танка. «Цербер» сделал выстрел из боковой пушки. Трофейную машину встряхнуло, а наннеры начали прорезать ее броню. Серов сделал еще один выстрел. Ему удалось повредить основную пушку «Цербера». Солдаты, управлявшие танком, не остались в долгу и снова пальнули из боковой пушки. Трофейный танк вздрогнул, а на панели приборов опять замигали разные значки. Нанорезаки что-то повредили, и трофейная махина вообще перестала двигаться.
        - Вонючие дурбилы! - прошипел Виктор.
        Он сумел сделать еще один удачный выстрел, снова поразивший башню «Цербера». Теперь вражеский танк не представлял для них опасности, так как тоже не мог двигаться.
        Тем временем бой становился все яростнее. Повсюду сверкали сгустки энергии, слышны были выстрелы тяжелых тервир эрвов, взрывались тирфы, трещали энганы, доносились крики солдат и рычанье эрвов.
        Пока на поле продолжалось сражение за каждый сантиметр земли, в самом укреплении эрвы и пехотинцы на летунах вступили в бой с пехотой пришельцев-людей.
        Раздавались взрывы гранат и звучали выстрелы тервир. Летуны, эти бронированные жуки, передвигаясь то на ногах, то с помощью антиграва, пронзали врага сгустками энергии.
        Эрвы с яростью берсеркеров рубились с неприятелем в ближнем бою, используя дерты и линтары - длинные обоюдоострые лезвия из сверхпрочного металла, прикрепленные к кистям рук. Пользуясь своей огромной силой, эрвам удавалось прорезать защиткостюмы солдат. Однако надо отдать должное бойцам противника - они не выказывали страха и дрались с эрвами при помощи солдатских лазерных ножей.
        Между солдатами неприятеля скакали юркие и неуловимые велоки, разбрасывая шары с острыми шипами, содержащими внушительную дозу яда.
        В клетках, расположенных возле высоких деревьев, пытались вырваться наружу и неистовствовали гарифалы. Они скрежетали своими мощными челюстями, остервенело кусая друг друга и царапая пол когтями. Илир Эул, руководивший обороной укреплений, пока выжидал и не спешил их выпускать. Эти звери были слишком непредсказуемы даже для самих эрвов.
        Тем временем люди-пришельцы за периметром укрепления переключили внимание на танки Серова, Лэнфорда и на исполинских зегов. Эрвы, сидящие на них, продолжали швырять тирфы.
        Виктор заметил эти маневры и понял, что сейчас начнется светопреставление. Он увидел, как сверхтяжелый робот-танк «Фурия» развернул башню в их сторону и выдал сгусток плазмы. Трофейный танк вздрогнул, и донеслось шипение металла. Откуда-то из недр мерцающей панели приборов послышался высокочастотный предупреждающий сигнал, а на консоли управления в очередной раз замигали пунктирные значки. Хотя их значение по-прежнему было неизвестно, Серов знал, что это информация о новых повреждениях танка. Он недовольно покачал головой и приготовился к ответной атаке:
        - Эктор, займись им.
        Тот немедленно навел башню на неприятельский танк и сделал выстрел. «Фурия» качнулась, и часть ее кормы вскоре превратилась в металлическую крошку. Танк сделал новый выстрел. Трофейная махина, на которой не было защитных экранов, с шумом откатилась назад.
        - Бей по нему! - приказал Виктор. - Не давай прицелиться!
        Рамирес нахмурился и пытался найти самое уязвимое место. Он выстрелил, и невидимый луч превратил боковую броню «Фурии» в сыплющуюся труху. Однако и этот выстрел пришелся по касательной и ответ танка-робота не заставил себя ждать: очередной залп, и в танке Серова появилась новая пробоина - это уже действовали нанорезаки, разъедая металл. Он взглянул на показания датчиков, но все эти мерцающие символы были недоступны для человеческого понимания. Одно стало ясно: повреждено что-то в управлении орудием или в самом орудии.
        - Хорошо нас зацепило. - Виктор пытался навести прицел на «Фурию». Он с трудом двигал башню, намереваясь поразить основную пушку «Фурии», и сосредоточенно всматривался в прицельный экран.
        Пушка танка-робота выбросила еще один плазмоид. Металл трофейного танка зашипел, расплавляемый плазмой. «Наш танк, - подумал Виктор, - наверное, уже весь в дырах. Пара попаданий - и нам крышка».
        Серову все-таки удалось сделать точный выстрел. Луч, изменяющий свойства металла, разрушил часть башни «Фурии».
        - Получай! - воскликнул Серов.
        - Виктор, вы уже наверняка заслужили несколько э... наград, - улыбнулся Уоллес.
        Возможно, в танке «Фурия» был поврежден управляющий биомозг, потому что эта грозная махина разрушения вдруг опустилась на землю и не стала стрелять из боковых пушек.
        В следующую секунду один из трофейных танков оказался между двух танков пришельцев-людей, выстреливших почти одновременно. Трофейная боевая машина вздрогнула, а потом неприятель сделал еще одну серию выстрелов. Танк взорвался, разбросав по сторонам части металла. А неподалеку, испустив трубный вой, на землю рухнул зег.
        Запищала рация.
        - На связи, - ответил Виктор.
        - Ундент, - вызывал Лэнфорд, - мы потеряли уже второй танк.
        - Я видел. Кто им управлял?
        - Ортега и Кук. Они не отвечают. У нас тут, кстати, довольно сложная обстановка. Ундент, ваша помощь не помешала бы.
        - Мы и сами подбиты. Где вы сейчас?
        - На южной стороне. Ундент, эти роботы-гаубицы не дают нам и головы поднять. Будьте осторожны.
        - Наш танк сильно поврежден, но попытаюсь достать этих тварей отсюда.
        Серов оглядел поле боя. Два оставшиеся танка пришельцев-людей продолжали атаковать силы сопротивления. Многие зеги уже лежали на земле между подбитыми роботами-броневиками.
        Виктор увеличил изображение и увидел два трофейных танка и четырех оставшихся зегов, с которыми сражались пришельцы. Он проанализировал ситуацию и выбрал в качестве цели танк «Цербер».
        Серов навел орудие на «Цербера» и выполнил несколько точных выстрелов, которым мог бы позавидовать профессиональный танковый оператор. Два луча рассеялись, не достав цель, но один все же прошел между двумя прямоугольными пластинами брони и попал в кормовую часть. Наземный танк «Цербер» с шумом остановился, так как основная двигательная секция была повреждена. Башня «Цербера» тут же развернулась и выбросила сгусток плазмы. Броня начала плавиться. Бедная трофейная махина была вся изранена и уже почти не защищала людей и эрвов, сидящих внутри. К счастью, в этот момент солдаты в «Цербере» вынуждены были отвлечься от танка Серова.
        Виктор попробовал отлететь назад, надеясь, что танк сможет двигаться, однако тот лишь слегка дернулся и заскрипел. Орудие тоже перестало действовать.
        - Выходим наружу, - приказал Серов и поднялся с кресла, которое тут же свернулось. - Шевелитесь, иначе нас тут прихлопнут как мух.
        Рамирес отстегнулся и подхватил с пола винтовку. Эрвы, переговариваясь между собой, тоже поднялись, а Уоллес остался сидеть. Лицо его выражало неподдельный испуг.
        - Виктор, вы в своем э... уме? - сказал Алан. - Если вылезем наружу - нас сразу же прибьют! Да, именно так!
        - Сейчас мы - отличная мишень, и нужно выбираться.
        Серов взял винтовку и подошел к наружному люку. Он уже собирался прикоснуться к мерцающему кругу, предназначенному для открытия люка, как танк вдруг накрыло мощнейшим взрывом. Виктора бросило на пол. Он стукнулся обо что-то головой, потому что его защитшлем был убран, и последнее, что увидел - это изумленное лицо Уоллеса, который падал рядом, раскинув руки.
        Глава 52
        В просторной сумрачной комнате, едва освещаемой встроенным в стену светиром, находился высокий грузный человек. Рука его мягко касалась гладкой пластины, установленной на тонкой полупрозрачной подставке, словно это была рука живописца, рисующего пейзаж, вид на который открывался из окна комнаты. Однако пластина эта была не мольбертом, а сам человек не имел ничего общего с творческой профессией художника. Сейчас он вообще уже не имел отношения к тем высокоразвитым млекопитающим, которых принято называть «людьми».
        Лицо Динтара Олдриджа было бесстрастно. Он стоял и ждал, когда на его вызов ответит командующий войсками орхеантцев на Элледии Зелл Лиирда.
        Хаотичное мерцание постепенно прекратилось, и установилась энтосперическая связь. Перед Олдриджем возникло виртуальное изображение командующего.
        «Докладывайте», - отправил Динтару свои мысли по энтосперической связи Лиирда.
        Олдридж прикрыл глаза в знак почтения.
        «Виор, - «сказал» он, - наше наступление, начавшееся так успешно, теперь испытывает сильное сопротивление, и вероятно в скором времени мы потерпим поражение. Туземцы Ренилу и помогающие им люди оказались сильнее, чем мы считали ранее. Они используют против нас несколько единиц нашей же боевой техники, животных, а также имеют существенное количество живой силы. Ожидания о быстрой и полной победе не оправдались и теперь есть вероятность отрицательного исхода битвы».
        «Вы уверены в этом?»
        «Абсолютно».
        «Тогда немедленно приступаем к плану «ДИИР»».
        «Как прикажете, виор».
        «Возвращайтесь на позиции вместе с подкреплением. Надеюсь, вы не забыли, насколько важна для нас победа?»
        «Нет, виор».
        «Если будут еще затруднения, мы задействуем наши главные резервы. Это сражение должно быть выиграно любой ценой. Высший Виор не потерпит провала, помните об этом».
        «Победа будет нашей, виор».
        «Это все. Вы свободны. Эннерхет».
        «Эннерхет, виор Лиирда».
        Изображение Зеллы исчезло и Олдридж, а вернее, виор Нир Кевлуан быстрым шагом вышел на улицу.
        На главной улице поселения вытянулся строй орхеантской пехоты, состоящий из элитных, специально выращенных для войны бойцов. Они замерли в ожидании команды.
        Кевлуан встал перед застывшими в строю солдатами и оглядел их.
        «Настало время показать свое лицо», - мысленно произнес Нир.
        Он взмахнул рукой, на которой была укреплена выплавленная из металла голова животного унделета - неизменного военного символа орхеантцев:
        «Вы знаете, что должны делать. Идите и завершите то, что мы начали еще двадцать реннов назад».
        Глава 53
        Сознание медленно возвращалось к Серову. Он почувствовал, как сильные руки тянут его куда-то, и приоткрыл глаза. Зрение постепенно обрело ясность, и Виктор увидел Панина и Щербакова, склонившихся над ним.
        - Ундент полковник, можете двигаться? - спросил Макс.
        Серов пошевелил головой, подвигал ногами и руками, затем попытался сесть. Юрий поддержал его. Виктор прислонился спиной к валуну и осмотрелся. Его голова гудела, а с правой стороны на волосах запеклась кровь. Серов заметил Уоллеса и двух эрвов, обвешанных своими бридами.
        - Где Рамирес? - спросил Виктор.
        - Ундент, ему челюсть сломало и пробило легкое, - сказал Панин. - Элира им сейчас занимается. А один из эрвов, которые были с вами, погиб. Вас накрыл снаряд из этих треклятых пушек.
        Серов поднялся на ноги и взял свою винтовку, которую протянул ему Щербаков. Виктор отметил, что звуки выстрелов и шум техники почти затихли.
        - Как там наши дела?
        - Эрвы и мы перешли в м-м-м... контрнаступление и начали вытеснять пришельцев с территории укреплений, - сообщил Алан. - Думаю, э... победа будет за нами. Правильно.
        Щербаков выглянул из-за камня:
        - Но эти роботухи по-прежнему стреляют. Надо бы разобраться с ними, ундент полковник.
        Серов присел рядом с Юрием и бросил взгляд в сторону деревьев, откуда вели обстрел опостылевшие орудия. На то, чтобы придумать план по их нейтрализации, Виктору понадобилось пара минут.
        Он проверил счетчик зарядов на своей винтовке, а также целостность защиткостюма.
        - Я собираюсь прогуляться к этим пушкам, - сказал Серов. - Юрий и Макс - идете со мной. Отправимся двумя группами. Обойдем их с двух сторон.
        - Я тоже с вами, - сказал Уоллес. - Именно так, гм.
        Что за неугомонный человек! Ему, кажется, все мало приключений.
        - Алан, - посмотрел на Уоллеса Виктор, - я смотрю, прыти у вас так и не поубавилось?
        - Нет, я только по-настоящему вошел во вкус. Кстати, сейчас бы не отказался и пострелять. - Алан вытащил из-за пояса тунарии ручной дезинтегратор. Этот дезинтегратор, как и многое другое оружие, эрвы позаимствовали у убитых пришельцев-людей на поле боя.
        - Ладно, - согласился Серов, - можете пойти. Мне надоело спорить с вами. Только осторожней с дезинтегратором, это опасная вещь. Не расщепите ненароком кого-нибудь из нас.
        - Буду, гм, аккуратен, - просияв, обещал Уоллес.
        Они разделились и побежали между деревьями к продолжающим давать залпы пушкам. Виктор бежал первым, а за ним, стараясь не отставать, Панин, Уоллес и эрвы.
        Серов окидывал взглядом широкие стволы деревьев, за которыми могли прятаться вражеские солдаты.
        Они одолели шесть километров. Равномерные залпы орудий слышались все ближе, и сквозь поредевшую чащу уже можно было увидеть стволы пушек. Орудия оказались расположены на поляне, укрытые голографическим камуфляжем, имитировавшим часть окружающей обстановки, и поэтому были почти невидимы на расстоянии.
        Виктор заметил рядом с пушками нескольких пехотинцев-пришельцев и поспешно приник к поросшему колючей нерцией склону. Макс сделал то же самое и что-то сердито прошипел Алану, который замешкался на открытом пространстве. Уоллес немедленно скрылся за толстыми отростками дриахации.
        - Там семеро солдат, - сказал Серов. - Думаю, справимся с ними без особых проблем.
        - Ундент, снимем их из униразера? - предложил Панин.
        - Нет, слишком опасно, может детонировать боекомплект. Придется подойти ближе.
        Виктор осторожно пополз вниз по отлогому склону, - его царапали отростки нерции и мелкие камешки. Макс бесшумно полез следом, а Уоллес решил остаться возле дриахации и прикрывать.
        Серов прополз еще несколько метров и спрятался за шершавым валуном. Панин устроился рядом и поставил винтовку УЛ100 между двух пучков отростков нерции.
        Виктор уперся прикладом винтовки в плечо и осмотрел поляну. Солдаты были все там же и ничего не подозревали. Они стояли рядом с орудиями, которые автоматически наводились на цель и делали выстрелы. На виске у одного из солдат был прикреплен телепатический передатчик. При необходимости солдат мог вносить коррективы в управление орудиями мысленными командами.
        Серов занял удобную позицию - вживленные визиотроны отлично подошли в качестве оптического прицела.
        - Ты готов? - спросил он Панина.
        - Так точно, ундент.
        - Я уберу одного из них, а потом приступим к настоящим танцам.
        Макс крепко держал винтовку и ждал, когда можно будет стрелять.
        Виктор активировал рацию и вызвал Щербакова:
        - Где вы сейчас?
        - Мы напротив вас, ундент. Ждем команды.
        - Начинайте, как только услышите выстрел.
        - Понял.
        Серов отключил рацию и приготовился стрелять. Он переводил взгляд с одного солдата на другого и напоминал себе, что это уже не люди, однако ему было трудно хладнокровно застрелить кого-нибудь из них.
        Виктор что-то прошипел, послав в адрес пришельцев несколько проклятий, сжал челюсти и нажал на спусковой крючок. Сгусток энергии поразил солдата, стоявшего около пушки, пробив его защиткостюм. Он дернулся и упал навзничь. Другие тут же начали искать укрытия. Пока они суетились на поляне, Серов успел подстрелить еще одного.
        Тут же с другой стороны леса раздались выстрелы Юрия и эрвов. Звуки от выстрелов тервир эрвов раскатывались по всему близлежащему лесному массиву, и Виктор недовольно морщился, хотя понимал, что эту перестрелку все равно заметят.
        Солдаты возле пушек пытались спрятаться за своими орудиями, но точный выстрел Панина прикончил одного из них. Оставшиеся четверо пехотинцев открыли беспорядочную стрельбу по сторонам и укрылись за несколькими камнями на поляне.
        Серов и Макс Панин стреляли, не давая солдатам возможности как следует прицелиться.
        Один пехотинец исхитрился и швырнул противопехотную мини-гранату РГ-20, которая упала неподалеку от места, где залегли Виктор и Макс.
        - Граната! - отрывисто крикнул Серов.
        Раздался громкий взрыв. Виктора и Макса засыпало комьями земли и кусками отростков. Полковник почувствовал толчок в левое бедро. Пока Панин стрелял в ответ, Серов осмотрел ногу. Осколок гранаты повредил защитный материал костюма, но не пробил его. Полковнику повезло, что эта была не содержащая наннеры граната РГ-20.
        На поляне тем временем осталось уже трое солдат.
        Серов прицелился и выстрелил. Камень, за которым прятались пехотинцы, разлетелся на несколько кусков, оставляя солдат без укрытия. Только Виктор собрался выстрелить снова, как неожиданно из-под земли появилась цилиндрическая металлическая конструкция, в которой был установлен станковый двуствольный энган «Шторм».
        - Ложись! - выкрикнул Серов и вжался в нерцию.
        Макс последовал его примеру. В следующий момент несколько сгустков энергии прошли над их головами.
        - Ундент, откуда у них тут энган? - распластавшись на земле, спросил Панин.
        - Это западня. - Виктор пытался достать одну из прицепленных на защиткостюме гравиловушек. - Им не откажешь в предусмотрительности.
        Энган продолжал выбрасывать сгустки энергии и срезать отростки с деревьев точно обезумевший садовник-автомат. Серов понял, в каком затруднительном положении они оказались: им не удастся даже переползти к другому укрытию под непрерывным обстрелом. Остается надеяться, что Щербаков и эрвы смогут нейтрализовать это гнездо. Виктор обругал себя за то, что попался в такую простую ловушку.
        С другой стороны поляны грохнули выстрелы из тервир. Энган тут же замолчал, и Серов осторожно приподнялся.
        Энган, находящийся во вращающейся бронированной цилиндрической башне, повернулся и стал стрелять в укрывшихся эрвов и Юрия. Трое пришельцев-пехотинцев легли возле валуна и тоже начали стрелять.
        Виктор увидел, что представился хороший шанс, и снял со спины Макса униразер. Он прицелился и выстрелил по бронированному цилиндру. Снаряд попал точно в цель, взорвался и разворотил часть бронированной конструкции. Энган тут же начал поворачиваться назад, но его, судя по всему, заклинило.
        Солдаты возле валуна принялись обстреливать Серова. Он перекатился на бок и почувствовал толчок в бок, а потом ощутил, как ему обожгло правое бедро. Виктор стиснул зубы и отполз за широкий ствол дерева.
        Панин выхватил мини-диск с наннерами НД-9 и выстрелил им в сторону солдат, а потом пополз к раненому Серову. Пехотинцы отскочили в разные стороны и упали на землю. Раздался тихий взрыв, и солдат отшвырнуло на пару метров в стороны. Они протащились по отросткам нерции и затихли, лежа на спине. Наннеры уже «прогрызли» защиткостюмы солдат и начали размельчать их тела.
        Серов, не обращая внимания на рану в ноге, выглянул из-за ствола и увидел, как оставшийся солдат скрылся за покореженным ДОТом.
        Виктор быстро осмотрел раненую ногу. Защиткостюм снова спас его от тяжелых ранений.
        Рядом с ним подсел Макс:
        - Как вы, ундент? Нужна помощь?
        - Нет, скоро все заживится.
        Нанороботы уже «приступили» к регенерации.
        - Тот солдат еще там, - сказал Панин, выглядывая из-за дерева. - И неизвестно, сколько их в ДОТе.
        - Сейчас выкорчуем их оттуда. - Серов шевелил ногой и оценивал ее подвижность.
        Солдат за энганом (если он там был один) уже не мог простреливать пространство на триста шестьдесят пять градусов, и теперь Серов и Макс получили возможность подобраться к нему с тыла. Энган в это время выбрасывал сгустки энергии, не давая эрвам и Щербакову приблизиться.
        - Прикрой меня. - Виктор поднялся и осторожно направился к ДОТу. Он снял с защиткостюма гравиловушку малого радиуса действия ГЛОР-10.
        Панин следовал за ним, напряженно оглядывая поляну и не выпуская из поля зрения ДОТ.
        Серов вдруг заметил тень слева и молниеносно присел, но точный выстрел Макса сразил собравшегося уже нажать на курок винтовки пехотинца. Виктор кивнул Панину, а потом выдернул предохранитель.
        Он приблизился к цилиндру, не отрывая взгляда от дыры, проделанной наннерами. Те, кто засели там, очевидно, заметили его и безуспешно пытались повернуть энган, чтобы поразить Серова зарядом.
        Виктор зашел сбоку, и, замахнувшись, швырнул гравиловушку точно в прорезь, а потом отбежал назад. Изнутри ДОТа донеслись крики. Под воздействием мощного гравитационного поля бронированный цилиндр начал со скрежетом деформироваться, и от него отскочил покореженный люк. Один из солдат попытался вылезти, но гравитация засосала его самый центр поля. Потом грохнул оглушающий взрыв - это взорвались питающие батареи энгана. Тут действие гравиловушки прекратилось.
        Серов подошел к пушкам и деактивировал их. Потом огляделся. С противником было покончено. Энган и орудия смолкли, и на поле недавнего боя сошла тишина.
        - Круто мы их завалили, ундент полковник, - улыбнувшись, сказал Макс.
        - Кажется, даже слишком. - Виктор хмуро покосился на стену деревьев.
        - Ундент?
        - Не думаю, что это все, - пояснил Серов.
        С противоположной стороны поляны осторожно вышли Юрий и эрвы. Уоллес выбрался из-за отростков дриахации и нетвердой походкой направился к Виктору. Было видно, что Алан находится под впечатлением от недавнего боя.
        - Ундент, вы думаете, они пришлют подкрепление? - спросил Панин.
        - Возможно.
        Запищала рация.
        - Серов на связи, - сказал Виктор.
        Это был Лэнфорд:
        - Ундент полковник, мы одолели их всех. Спасибо, что заставили заткнуться эти пушки.
        - Каковы потери?
        - У нас осталось два танка и десять летунов. Мы потеряли Лисовского, Накамуру, Кука, Ортегу, Вельтмана, Таччини и пока еще неизвестно сколько эрвов.
        Серову было жаль их всех. Он и так лишился многих солдат, тела которых захватили пришельцы, а теперь на его совести оказались еще и жизни прилетевших на выручку пехотинцев. Ему было жаль и эрвов, сложивших головы во имя такого понятия как «свобода». Это были воины, пожертвовавшие жизнями за свою землю и, не зная этого, за спокойствие других миров. Виктор хотел бы отдать им воинские почести, как это принято у десантников. Эти благородные бойцы, как и люди, несомненно, заслужили этого. Однако ему пришлось вернуться к реальности. Сражение, думал Серов, еще не закончилось.
        - Лейтенант, зализывайте раны и начинайте перегруппировку.
        - Ундент, считаете, у них хватит смелости снова атаковать?
        - Смелость здесь не причем. У них есть приказ и задача: сломить наше сопротивление. Нам следует ждать еще одной атаки. Это, если хотите, предчувствие.
        - Лучше бы оно не оправдалось, ундент, - мрачно заметил Нил. - Вряд ли мы выдержим еще один такой натиск.
        - Да, техники у нас почти нет. Будем надеяться, что и у них тоже.
        Тут внимание Виктора привлек Щербаков, который ловко вскарабкался на ближайшее дерево и оттуда знаками подзывал полковника.
        - Приступайте к перегруппировке, - приказал Серов Лэнфорду.
        Виктор отключил связь и вопросительно глянул на встревоженного спейсара.
        - Ундент полковник, - Юрий убрал от лица отросток, - похоже, у нас проблема: мы снова не одни.
        - Далеко гости?
        - Я не знаю, но слышу их. Кажется, они не даже пытаются двигаться тихо.
        - Значит, уверены в превосходстве... - Серов уже устал от этой нескончаемой бойни, но только машинально сжал пальцами холодный ствол винтовки.
        - Мне показалось - их как минимум батальон. - Юрий спрыгнул на землю.
        - Тогда уматываем отсюда. - Виктор тоже услышал далекие шорохи шагов.
        Щербаков переминался с ноги на ногу и Серов понял, что даже этот бесстрашный великан сейчас нервничает.
        - Эй! - громко сказал Виктор. - Уходим! Возвращаемся к укреплениям.
        Никого не пришлось просить дважды и сначала Уоллес с эрвами, а затем Панин со Щербаковым побежали сквозь массу отростков деревьев обратно к остаткам оборонительных сооружений.
        Серов немного постоял, словно раздумывая о целесообразности дальнейшего сопротивления, потом решительно последовал за своими подчиненными.
        Глава 54
        По земле, изрытой техникой и взрывами от тирф, сновали эрвы, подбирали раненых и убитых товарищей и относили их под деревья анхо, чьи длинные отростки, покрытые сплошной желеобразной массой, раскинулись в стороны и давали благодатную тень. Другие эрвы собирали оружие с земли, забирали его у погибших пришельцев-людей, осматривали оставшихся зегов и наспех заваливали разломанные стены огромными валунами. Ормела, Перова и лекари эрвов оказывали медицинскую помощь раненым, которые сидели под деревьями и, несмотря на ранения, не теряли воинственного настроения. Начал накрапывать дождь.
        Лэнфорд, Ирвинг и Курц отогнали уцелевшие танки на удобные позиции возле двух обломков стены, дававших хорошее укрытие, и теперь пытались отремонтировать подбитый «Цербер», не сильно пострадавший в недавнем бою. У танка был разворочен левый двигатель и повреждена башня, у которой Марк сейчас заваривал внутреннюю двигательную ось при помощи переносного плазменного аппарата, входящего в комплектацию «Цербера». Двигатель же вряд ли удалось бы быстро починить, и поэтому Нил рассчитывал использовать танк в качестве стационарного орудия. Нужно было только отбуксировать его на позицию, которую Лэнфорд выбрал на возвышении у северной стены.
        - Ну как там? - спросил Нил. - Получается?
        - Скоро закончу, ундент, - послышался голос Курца изнутри танка.
        Лэнфорд удовлетворенно кивнул, смахнул с лица капли дождя и отправился помогать Стиву Ирвингу.
        Тут среди разрушенных стен показался Виктор со спейсарами, Уоллесом и эрвами.
        - Как вы? - Серов подошел к лейтенанту. - Работа идет?
        - Так точно, ундент. Сейчас починим подбитый танк.
        - Прекрасно. Нам не помешает любая техника.
        - Ундент, как думаете, когда будет повторная атака?
        - Не знаю, но лучше, если нас не застигнут врасплох. Продолжайте ремонт.
        Они удвоили темп работы, а Виктор и Алан направились прямо к Шиелу.
        Элтир Шиел расположился в центре укрепления. Он сидел на простом япте в нише, выдолбленной в стене скальной возвышенности. У него был мрачный вид, но увидев Серова, он улыбнулся и приложил руку к плечу:
        - Я рад тебя видеть живым, мой брат. Ты и твои бойцы сражались храбро.
        - Однако война еще не закончена, Элтир.
        - Я знаю, - произнес Шиел. - Но мы не сдадимся. И пока последний воин не падет и сможет держать оружие, мы будем биться!
        - Мои люди и я тоже не отступим, - устало произнес Виктор.
        Элтир подошел к нему и положил могучие руки на плечи. Он посмотрел в глаза Серову и тихо молвил:
        - Хорошо, что мы встретили таких смелых воинов, как вы. Я буду сражаться рядом с тобой, и если нам суждено погибнуть, мы умрем достойно.
        Виктор дважды приложил ладонь к виску. У эрвов такой жест означал уважение между детьми и родителями. Элтир не подал вида, но его это, определенно, тронуло.
        Часом спустя эрвы и люди все еще продолжали наводить порядок в разоренном оборонительном комплексе. Серов покрикивал на солдат, потому что ожидал нападения каждую минуту. Все трудились, обливаясь потом, чтобы успеть подготовиться к встрече неприятеля. Разрушенные стены теперь снова напоминали фортификационные сооружения, а сама цитадель выглядела почти такой же неприступной, как и до сражения. Пришельцы не атаковали.
        Эрвы привезли из хранилища новые метательные орудия, запасы боеприпасов, воды и провианта. Подбитый танк был отремонтирован и подготовлен к действию. Под руководством Курца несколько пехотинцев ремонтировали пострадавшие в сражении летуны. В основном у них были повреждены двигательные конечности и части брони, которые требовалось заменить или восстановить. Дождь, перешедший было в ливень, закончился.
        Виктор велел собрать с поля боя все пригодное оружие, которое использовали люди-пришельцы. Также им удалось найти почти целый БТР «Бизон». С ним еще предстояло повозиться Марку. Серов был доволен этим, если учитывать то, как мало вообще имелось у них бронетехники.
        Вечерело, но пришельцы по-прежнему не нападали. Виктор и Шиел велели людям и эрвам отдыхать, оставив лишь часовых. Если все-таки будет еще одна атака, солдаты должны находиться в оптимальной форме и быть готовыми к битве. Теперь Серов был уверен, что пришельцы атакуют ночью. Эта перспектива не радовала полковника, так как он предполагал, что тогда у анквилов будет преимущество.
        Виктор лежал в палатке, надеясь поспать. Он уже заснул, когда поблизости от палатки раздался шум шагов. Серов приподнялся и сел. Кто-то нарушил его распоряжение и шатался по цитадели.
        Камуфляжные полотнища тента зашевелились, и между ними просунулся пехотинец из отряда Соренсена. Он огляделся, и, заметив хмурый взгляд Виктора, отдал честь:
        - Ундент, можно с вами поговорить?
        - Кажется, я всем приказал отдыхать.
        - Ундент, мне нужно с вами поговорить.
        - Выкладывай. Только быстрее.
        Пехотинец, а его звали Матиас Нильсен, залез в палатку. За ним, к немалому удивлению Серова, пролезли еще двое.
        - Что это за представление? - сердито бросил Виктор. - Какого черта вы все сюда явились?
        - Ундент полковник, выслушайте нас, - сказал один из пехотинцев - Найджел Кэрри. - Мы коротко.
        - Это касается нашей войны с инопланетянами, - вторил ему третий солдат, Вадим Еремин.
        - Я слушаю. - Серов прикрыл глаза.
        - Ундент, - помявшись секунду, заговорил Найджел, - нам кажется, что воевать с пришельцами - ошибка. Лучше отступить и ждать помощи.
        Виктор удивленно открыл глаза:
        - Не понял?
        - Ундент, мы считаем, пора прекратить конфронтацию и кончить эту войну.
        - «Мы» - это кто?
        Найджел переглянулся со своими товарищами и продолжил:
        - Нас вообще четверо, и мы решили, что вы позволите нам покинуть расположение лагеря.
        - Это что - бунт? - Серов холодно смотрел на него.
        - Конечно, нет, ундент... - поспешил сказать Нильсен. - Просто мы считаем, что пришельцев нам не одолеть. Зачем тогда нам дохнуть? Мы же не пушечное мясо...
        - Пускай прилетят наши корабли и разделаются с инопланетянами, - сказал Кэрри. - К чему нам терять лишних солдат?
        - И когда вам в головы пришли эти гениальные мысли? - поинтересовался Виктор.
        - Ведь мы же воюем по своей инициативе, так? - вместо ответа несколько вызывающе спросил Найджел. - И командование не знает о нас. Вы нас вызвали сюда, потому что боялись за свою шкуру. Ну а мы-то не собираемся подыхать за вас!
        - Соблюдай субординацию и обращайся по уставу! - резко произнес Серов, которому надоело препираться. - И пока еще я здесь решаю, что и как делать.
        - Мы не обязаны сражаться за вас, ундент, - бросил Еремин.
        - А о неписаном кодексе военных вы слышали? - поинтересовался Виктор. - Тот, который звучит как: «Свои никогда не бросают своих»?
        - Мы-то кодекс знаем, ундент, но повторяю: это не наша война.
        - Так-так, понятно.
        - Да ни хрена вы не понимаете! - разозлился Найджел.
        - Может, стоит вам напомнить, что вы давали присягу? И клялись защищать границы Федерации любой ценой, включая собственную жизнь?
        - Ундент, но зачем нам драться, когда можно дождаться подкрепления? - вмешался Нильсен. - Это бессмысленная стратегия.
        - Вы совсем разум потеряли? - Серов поднялся. - Отправляйтесь в свои палатки и сидите там!
        - Полковник, - Кэрри принял угрожающую позу, - мы собираемся покинуть наше расположение. Это не война с Альянсом или анархистами и мы не собираемся воевать за интересы тупых вонючих аборигенов. Вы можете этого не одобрять, но мы уже так решили.
        Виктор сложил руки на груди и насмешливо смотрел на пехотинцев - он встречал таких спейсолов. Придется преподать им небольшой урок, иначе проблем с дисциплиной потом не оберешься.
        - Это называется дезертирством. - Серов переводил взор с одного лица на другое. - Знаете, что бывает за такие вещи?
        - Мы знаем, - сказал Еремин, - но лучше уж под трибунал, чем загнуться здесь.
        - Мы поставили вас в известность, полковник, - заявил Найджел, - и просим не искать нас. Мы сможем позаботиться о себе сами. Пошли, парни!
        - Не так быстро! - резко произнес Виктор. - Я еще не разрешил вам уходить.
        Найджел, Вадим и Матиас повернулись к полковнику. Казалось, они уже не считают Серова своим командиром и презирают его за неумелое руководство. Это было ошибкой со стороны пехотинцев.
        - Полковник, теперь мы не подчиняемся вашим приказам. - Кэрри с высокомерием смотрел на Виктора и тот не сомневался, кто является зачинщиком бунта.
        - Это не слишком умно, рядовой. - Серов решил дать Найджелу еще один шанс самому исправить ситуацию. - Сейчас не время и не место для таких выходок.
        Но Найджел и остальные были настроены решительно.
        - Не усложняйте все, полковник, - процедил Еремин.
        - Лучше будет, если мы уйдем по-хорошему, - сказал Нильсен.
        Похоже, дипломатия дала осечку, подумал Виктор, однако это, пожалуй, к лучшему.
        - Надоела вся эта болтовня! - бесцеремонно бросил Вадим. - Найджел, укажи полковнику его место. Нам пора отваливать.
        Кэрри сделал решительный шаг к Серову и вдруг остановился, столкнувшись взглядом с колючим взглядом Виктора.
        - Это все? - поинтересовался он.
        - Отойди! - Еремин грубо отпихнул Найджела в сторону и сам встал перед Виктором. - Полковник, мы решили уйти - и мы уйдем.
        - Вы уйдете тогда, когда я дам разрешение, - спокойно вымолвил Серов.
        - Я вот что скажу вам, ундент, - посмотрел на Серова Кэрри, - мы для вас просто пешки, которых вы при первой же возможности бросите на передовую. Вы как раз тот тип командиров, кто частенько прячется за своих солдат.
        Виктор слегка изменился в лице, прищурив глаза, но все-таки совладал с собой.
        - Я никогда не прикрываюсь солдатами, щенок, - процедил он. - Но слова, думаю, вас в этом не убедят...
        - Нет, не убедят... - сказал Вадим.
        Он вдруг сделал молниеносный выпад и хотел ударить Серова кулаком в лицо, однако тот за долю секунды уклонился и выдал Еремину сокрушительный апперкот. Вадим вылетел из палатки и шлепнулся на землю. Он выругался, сплюнул кровь, вскочил и снова бросился на полковника:
        - Я так и знал, что мы не поймем друг друга!
        Вскоре из соседней палатки появились Ирвинг и Панин, услышав какой-то шум. Спейсары остолбенели, увидев Еремина, лежавшего скрючившись на земле и Найджела, понуро сидевшего в сторонке. Еще здесь был Матиас Нильсен. Он скромно стоял рядом с ними и с грустью смотрел куда-то в сторону.
        - Ну что, удалец, еще есть вопросы? - ласково поинтересовался Виктор, отправивший минуту назад Вадима в нокдаун.
        - Н-нет... - прохрипел тот, уже совершенно обессилев.
        - Вот и славно. А ты, оказывается, можешь быть паинькой.
        - Чтоб меня химеры поцеловали... - Макс все еще не верил глазам. - Ундент, что происходит?
        - А ты как думаешь? - Серов поднялся, отер пот с лица и помог встать Вадиму. - Ты неплохо дерешься. Но лучше бы ты направил свою энергию туда, куда следует.
        Тут из своих палаток вылезли Нолан, Уоллес и Неллиган.
        - Как все это прикажете понимать, Виктор? - спросила Леура.
        - Данное мероприятие, Леура, называется «наведение порядка и поддержание должной дисциплины». - Виктор подошел к Кэрри, который постепенно приходил в себя, поскольку Серов тоже выбросил его из палатки. - Эти три молокососа поставили под сомнение мою способность руководить и принимать адекватные решение. Вдобавок, собрались дезертировать.
        - А-а... - Нолан понимающе кивнула. - Ну что ж, все это несколько упрощено, однако имеет несомненную прелесть...
        - И я о том же. - Виктор приподнял Еремина и посадил его на камень. - Теперь вы все будете вести себя смирно?
        - Так точно, - ответили Вадим и Кэрри, не решаясь встречаться взглядом с полковником.
        - Вот и молодцы. У меня сейчас и без вас дел хватает. Стив, Макс, отведите этих бунтарей в какую-нибудь палатку. Пусть эрвы с них глаз не сводят.
        - Давай, давай, шагай! - Ирвинг толкнул Найджела в спину.
        Тут появился капитан Гуннар Соренсен, и, проводя тяжелым взглядом Вадима, Матиаса и Найджела, бредущих под конвоем, отдал честь и сказал:
        - Ундент, я сожалею, что произошел такой инцидент. Если бы я знал об их планах, я бы сам ими занялся...
        - Все нормально, капитан, не впервой. Идите отдыхать.
        - Если разрешите, - у Соренсена перекатывались желваки, - если разрешите, то я все-таки хотел бы провести с ними разъяснительную беседу.
        - Ладно, - усмехнулся Серов. - Но после этого они должны остаться в живых.
        - Они будут живы, ундент, - пообещал Гуннар, снова отдал честь и направился следом за Ирвингом и Паниным.
        - Не завидую этим бунтовщикам, - поежилась Нолан, глядя на широкую спину Соренсена. - Вот уж кто вызывает у меня страх, так это капитан.
        В этот момент Виктора вызвал Лэнфорд.
        - Ундент, - его голос казался спокойным, - часовые сообщили, что пришельцы на подходе. Их тут как саранчи на полях, и они окружают нас со всех сторон.
        Тут Нил явно усмехнулся:
        - Они выглядят довольно любопытно. Думаю, вам будет интересно их увидеть.
        - Я иду.
        - Осада, гм, продолжается? - спросил Уоллес.
        Серов кивнул.
        - Я отправляюсь на передовую, - сказал он. - А вы, Алан, может, останетесь здесь?
        - Нет! - воскликнул Уоллес. - Виктор, я же сказал, что пойду до конца! Если меня и убьют, то я э... умру с сознанием, что уничтожил м-м-м... парочку этих тварей. Именно.
        На этот раз Серов не стал возражать. Сейчас была важна любая помощь, поэтому возле последней уцелевшей башни собрались все, кроме Ормелы, Перовой и Питерса, которых Виктор оставил присматривать за ранеными.
        Уж совсем стемнело. Сегодня было полнолуние, и огромные диски Кванто и Плевеса хорошо освещали окрестности.
        Серов взобрался наверх и настроил свои визиотроны. То, что он увидел, заставило его внутренне поежиться: вдоль леса вытянулся длинный строй пехоты пришельцев, а на самом поле расположилось, по крайней мере, около шести сотен солдат. Они выглядели высокими, и на них был своеобразный темно-бордовый камуфляж, вероятно, служивший им еще и хорошей защитой. Солдаты инопланетян держали в своих верхних конечностях или отростках оружие неизвестного типа. Тела пришельцев были чем-то прикрыты, - возможно, защитным материалом. У них были вытянутые лица, казалось, не имевшие рта, носа и глаз, покрытые полупрозрачными масками. Их нижние конечности по сравнению с человеческими ногами сгибались в обратном направлении и были закреплены на неких устройствах, которые поддерживали их в воздухе.
        - Как они вам, ундент? - спросил снизу Лэнфорд.
        - Милые ублюдки, разорви их ржавая гаубица! - сказал Виктор, спустившись. - Они могут начать штурм в любой момент, так что отправляйтесь по танкам. Вы, Нил, и Стив, возьмете трофейный танк. Макс и Марк будут управлять вторым, а ты, Юрий, поработаешь с пушкой «Цербера». Главная задача прежняя: не дать им прорваться и снести нас.
        Затем Серов вызвал по рации Соренсена, который уже успел провести короткую, но весьма продуктивную беседу с незадачливыми дезертирами и сейчас с другими пехотинцами занимался ремонтом летунов:
        - Капитан, пришельцы здесь. Я хочу, чтобы вы были готовы отразить их атаку и прикрывать наши танки. Пора задействовать корабль.
        - Понял, ундент полковник. Теперь вы можете полностью положиться на меня и моих солдат.
        Появился Шиел вместе с Эулом и еще несколькими илирами. Шиел переоблачился в свободную билфу, а на ногах у него были кожаные юдры. В руке он держал устрашающего вида тервиру. Теперь в движениях Элтира вместо привычных размеренно-царственных жестов чувствовались повадки истого бойца: мускулистый, стремительный и отважный сын своей земли, он был готов к сражению.
        - Вот и я! - объявил Шиел. - Сила Леса пусть поможет нам, Перешедшие пускай окажут нам свое благоволение!
        Виктор приложил руку ко лбу.
        - Элтир, мы должны отстоять укрепления. - Серов прислушивался, не начали ли пришельцы атаку. - Тактически это важно. В этой битве мне придется полагаться на ваших бойцов, потому что моих теперь стало меньше.
        - Не бойся, брат мой, мы никогда не сдаемся. Как ты знаешь, скоро здесь будет подкрепление из воинов других велхор. Нам нужно только продержаться.
        - Тогда удачи нам всем.
        Тут до них донеслись громкие выстрелы.
        - Идите! - бросил Виктор.
        Лэнфорд, Ирвинг, Курц, Панин и Щербаков побежали к своим боевым машинам.
        Серов выглянул из-за разлома стены и увидел пришельцев, медленно и неотвратимо двигавшихся к укреплениям. Появились зеги с эрвами-всадниками, а также пешие воины. Немного поодаль стоял еще один зег, но на нем никого не было. Этот зег выглядел таким же, как и другие, не считая только блестящей сбруи, свисающей по бокам. Виктор понял, что это зег Шиела.
        - Ну что, человек, - Шиел положил тяжелую руку на плечо Серова, - это будет еще одно великое сражение! Береги себя и своих бойцов.
        - Удачи в битве, Элтир, - улыбнулся Виктор. - Берегите себя тоже, вы нужны своему народу.
        Шиел направился к зегу. Он легко вскочил на лестницу, влез на спину исполинского животного и вдел ноги в держатели. Следом за ним вскарабкались еще трое эрвов.
        Серов оглядел Нолан и Уоллеса:
        - У вас есть хороший шанс отличиться.
        - Меня это радует! - ухмыльнулся Алан. - Я не откажусь еще повоевать э... под вашим командованием.
        - Терять нам нечего, - мрачно произнесла амазонка Леура.
        Она сжимала ручку сделанного эрвами метателя, через плечо у нее был перекинут ремень с бридами, и вообще - выглядела она весьма грозно.
        - За мной, - только и сказал Виктор, побежав к ближайшей амбразуре.
        Они устроились возле выстоявшей предыдущую атаку части стены и осторожно выглянули через защитную прорезь. Пришельцы все так же медленно и уверенно приближались к полуразрушенной оборонительной цитадели. Они плавно огибали подбитую технику и мертвые тела, а их построение было четко как у парадных соединений десанта. Серов оценил это. По бокам летящих пришельцев двигались паукообразные роботы на шести металлических двигательных конечностях.
        - Пресвятая Дева Мария, сколько же их... - прошептал Уоллес. - Неужели нам под силу справиться с ними?..
        - А у нас разве есть выбор, Алан? - сказала Нолан.
        - Не волнуйтесь, я бывал в таких переделках, - приободрил их Виктор, снял со спины униразер и установил на силовую «сошку».
        Тут послышался громкий голос Шиела, который вдохновенно произносил речь перед своими солдатами. Серов прислушался.
        - ...и возможно, - говорил Шиел, - это последняя битва для всех нас. Я хочу, чтобы вы дрались так же храбро, как всегда сражались наши славные предки.
        Шиел закончил речь, взмахнул рукой и воинственно заревел. Ему вторили голоса около семисот отборных лесных бойцов - элиты армии Шиела. Они потрясали тервирами и трофейным оружием. Шиел издал еще один короткий рев и эрвы двинулись к неприятелю.
        Тут же, словно по команде, два трофейных танка синхронно ударили лучами. После этого орхеантцы кинулись в атаку.
        Виктор повернул униразер и выстрелил по вражеской пехоте. Около пяти орхеантских солдат разметало в стороны - их сразу же начали измельчать наннеры, которыми был начинен снаряд униразера. Однако остальные не обратили на это никакого внимания и летели к укреплениям.
        Уоллес пристроился на краю стены и когда орхеантцы приблизились на расстояние, доступное действию дезинтегратора, принялся стрелять, расщепляя вражеских солдат на атомы. Леура сняла и положила на землю кожаный ремень, на котором были нацеплены разрушительные бриды эрвов. Она извлекла несколько штук и положила их в метательное устройство. Затем вытянула предохранительную веревку одной из брид и нажала кнопку на ручке «гранатомета». Брида полетела в скопление вражеских солдат. Раздался оглушительный взрыв, и шестью пришельцами стало меньше.
        - Серьезная вещь, - пробормотала Леура и выдернула следующую веревку.
        Трофейные танки продолжили стрелять, и к ним присоединился «Цербер», в котором орудовал Щербаков. Пришельцы не собирались отступать и начали массированный обстрел и так уже разрушенных стен.
        В этот момент в бой вступили грозные зеги и пешие эрвы. Зеги ревели и расшвыривали пришельцев направо и налево, а сидящие наверху эрвы стреляли из тервир, бросали тирфы и замораживающие шары.
        Серов сделал еще несколько выстрелов и подстрелил добрый десяток солдат. Нолан с остервенением выбрасывала одну бриду за другой, а Уоллес делал прицельные выстрелы из дезинтегратора.
        В низине на поле шел ожесточенный бой. Эрвы перестреливались с пришельцами, уступая им в мощности оружия и числом. Один за другим они падали, сраженные безжалостными, изменяющими структуру материи лучами. Но они не сдавались. Зеги прорубали себе дорогу мощными костяными наростами на головах и широкими лапами, всадники без устали швыряли тирфы и стреляли из тервир, а пешие воины, не ведая страха, вступали в рукопашные схватки.
        Виктор выпустил последний снаряд и вскочил на ноги.
        - Леура, помогите подтащить энган. - Он показал на тяжелый энган ЭДТ-43 ДВ. Этот энган они ранее прикатили с поля боя.
        Они пригнулись и подбежали к орудию.
        - Тянем его к стене. - Серов ухватился за армированную ручку.
        Они подкатили энган к стене, и Виктор сел в кресло стрелка. Он прикрепил к голове контроллер телепатической связи и сразу же установил мысленную связь с компьютером орудия. Он приказал компьютеру включить защитное поле. Теперь одним только усилием мысли Серов мог вращать орудие на триста шестьдесят пять градусов и стрелять.
        Виктор немного развернул орудие, и оно начало выбрасывать сгустки энергии. Сразу с десяток инопланетян разорвались на части.
        Между тем в бой включились роботы-«пауки». Они двигались на своих механических лапах и энергетическими выстрелами из орудий поражали эрвов. Один из зегов взревел, когда его броня была прорезана несколькими лучами, и упал на землю. Но вот эрв, сидящий на другом зеге, размахнулся и метнул тирфу, попавшую точно во вражеского «паука».
        Серов мысленной командой навел прицел энгана на двигающийся механизм, и орудие произвело три выстрела. Ослепительные заряды пробили защиту, и робот развалился на части.
        Не замолкали и трофейные танки, которые стояли на своих позициях. Их лучи обращали в прах неприятельских воинов и роботов.
        Танк, в котором сидели Лэнфорд с Ирвингом, уничтожил уже троих «пауков», Курц и Панин сразили одного, а неистовый вояка Юрий Щербаков на своем «Цербере» расплавил двоих.
        Однако пришельцы продолжали натиск. От леса отделились еще четыреста захватчиков и полетели на помощь своим товарищам. Летуны пехотинцев Соренсена подтянулись к неровным зазубренным остаткам оборонительных стен и тоже включились в игру.
        Виктор продолжал методично выстреливать из энгана по нескольку сгустков. Вот он уложил группу пришельцев, разорвав их на куски, затем двумя выстрелами обезвредил «паука». Донесся громкий рев: это еще один зег свалился на землю.
        Батарея питания энгана постепенно разряжалась, но Серов продолжать стрелять почти без перерыва.
        Нолан отбежала от стены и присела рядом.
        - Ну, Вик, как наши шансы? - спросила она, откидывая со лба спутавшиеся от пота волосы.
        - Пока трудно сказать...
        - Эрвы действительно истинные бойцы! - Леура сказала это с неподдельным восхищением. - Рубятся на передовой и не знают страха...
        - Храбрости им не занимать, - согласился с ней Виктор.
        - Эти мерзавцы подтянули еще роботов! - сообщил Алан. - Посмотрите, эти махины тут э... кишмя кишат. Правильно.
        Он сидел, опершись спиной о стену, и со злостью смотрел на обнулившийся счетчик дезинтегратора, будто своим взглядом мог добавить ему немного энергии.
        - Ничего, выстоим! - с уверенностью произнесла Нолан и опять пристроилась у стены. Она развязала мешок, набитый бридами, к которым определенно стала неравнодушна.
        Серов осмотрел поле боя. Пришельцам удалось свалить еще двух зегов, и теперь они оттесняли оставшихся эрвов все ближе к укреплениям. Хотя сами орхеантцы к этому времени тоже потеряли большое количество солдат и роботов, у них было достаточно сил, чтобы окончательно разгромить сопротивление. Роботы подбирались по направлению к танкам с однозначным намерением уничтожить их.
        - Алан, - Виктор отключился от компьютера орудия и посмотрел на Уоллеса, - сообщите Эулу, чтобы эрвы прикрывали наши танки. Если мы их потеряем, то можно будет подымать белый флаг.
        Потом он связался с Соренсеном:
        - Капитан, летунов и корабль на передовую! Сдерживайте первые ряды пришельцев любой ценой. Комплекс не должен попасть к ним в лапы, иначе нашему сопротивлению конец.
        - Принято, ундент. - Гуннар сказал это так буднично, словно бы не понимал, что предстоит сейчас сделать ему и его пехотинцам.
        Летуны перелетели разломанную стену периметра укрепления и начали обстрел противника сгустками энергии. Вскоре из-за стены на землю упала внушительная тень: это плавно подлетал корабль.
        Уоллес тем временем включил связь и нашел Эула. Затем расстроено посмотрел на Серова:
        - Виктор, я передал ваш просьбу, только они не смогут так долго держаться. Шиел решил э... задействовать гарифалов.
        - Этих жутких монстров? - поежилась Леура. - Они нас заодно не сожрут?
        - Эрвы натаскивали их на пришельцев, так что нам можно не бояться. Элтир сказал, что подкрепления пока еще в пути.
        - Подождем. - Серов отключил защитное поле, слез с кресла энгана и снова взял униразер. - Я к танкам, нужно поддержать наших парней.
        - Мы вас одного не пустим! - Алан вставил новый блок питания в дезинтегратор.
        Виктор закинул за спину оружие и, прячась за обломками стен, побежал туда, где «пауки» окружали танки Лэнфорда и Панина.
        Пока они пробирались на помощь, со стороны клеток, где держали гарифалов, донеслось такое рычанье, что невольно шел мороз по коже.
        - Кажется, они проголодались! - заметила на ходу Нолан. - Наверное, их неделю не кормили.
        - Я не завидую пришельцам, - усмехнулся Уоллес. - Кому-то из них скоро предстоит честь стать первым блюдом.
        Они достигли возвышения, где вели стрельбу два трофейных танка. Сюда уже пробрались десять эрвов с бридами и тервирами. Примерно пятнадцать роботов, гудя металлическими суставами, беспрепятственно продвигались к ним.
        Серов положил униразер на плечо и зарядил его снарядом, содержащим «начинку» из наннеров.
        Из танка показался Лэнфорд:
        - А, ундент полковник! Вы вовремя!
        - Сейчас охладим их немного. - Серов прицелился и выпущенный им снаряд с взрывом поразил ближайшего робота, а тысячи невидимых нанорезаков начали разъедать все вокруг в радиусе нескольких метров.
        Леура укрылась за камнем и достала метатель брид. Эрвы тоже рассредоточились, а Уоллес спрятался за стволом дерева.
        Виктор взорвал еще одного робота, однако тут «пауки» приступили к организованному обстрелу. Они стреляли энергетическими лучами огромной мощности, которые сразу же на несколько сантиметров прорезали броню танков. В ответ танки превратили в труху двух роботов, а Щербаков несколькими сгустками плазмы расплавил еще двоих.
        - Недурно, - пробормотал Серов.
        Насекомообразные машины переключили внимание на эрвов и людей, прятавшихся за не слишком надежными укрытиями. У двух роботов сверху открылись люки, и оттуда вылетело несколько матовых шаров. Один шар упал рядом с эрвами, второй оказался у танка Нила Лэнфорда, третий остановился недалеко от Алана.
        - Ложись! - выкрикнул Виктор и успел задвинуть защитшлем. Через секунду раздались три громоподобных взрыва.
        Взрывная волна отшвырнула Серова как пушинку, а земля жестко саданула его по лицу, закрытому защитным шлемом.
        На передовой остатки боевых частей эрвов, летуны и корабль яростно дрались с превосходящими силами противника. Они пытались сдержать напор орхеантцев, пока не подоспеет подкрепление эрвов, и стремились не дать им прорваться в укрепления. Летуны перестреливались с роботами, пешие эрвы, не ведая страха, бросались на солдат пришельцев, только бы не позволить им захватить цитадель.
        На корабле «Коршун» ШНД-8 капитан Соренсен и еще один пехотинец тоже включились в битву. Рядовой Николай Корнилов управлял кораблем, а Соренсен почти без перерыва стрелял из пушки «Разрушитель» и двух тяжелых энганов. Он молниеносно выбирал цель, а после ее поражения тут же переключался на следующую. Контроллер телепатической связи едва успевал принимать мысленные приказы Гуннара и обрабатывать их.
        «Коршун» пронесся над полем сражения, и несколько выстрелов из пушки уничтожили с десяток «пауков». Корабль развернулся и зашел на второй круг.
        В самой гуще сражения два летуна отчаянно бились, стреляя по пришельцам и «паукам». Орхеантцы теперь сосредоточились на новой угрозе в виде корабля и летунов. Почти все «пауки» перестали истреблять бедных эрвов и синхронно нацелились на летунов. Первыми жертвами их акцентированной атаки стали именно те два летуна, которые воевали на самой передовой. Лучи энергии начали хлестать по этим летунам, разрывая защитные поля и прорезая броню. Раздались два взрыва, означавших гибель двух механизмов. Остальные летуны ринулись вперед, выдвигая хватательные металлические конечности.
        Еще один летун взорвался, но остальные ответили пришельцам серией выстрелов, с точностью уничтожив еще десяток роботов.
        «Коршун» снова пролетел над полем битвы, выбрасывая сгустки плазмы и энергетические заряды. Соренсен посылал одну мысленную команду за другой, яростно переводя взгляд с цели на цель. Роботы-«пауки» и орхеантские солдаты пытались поразить корабль, только безуспешно. Он налетал, а Гуннар стрелял почти со стопроцентной точностью, разрывая «пауков» и уничтожая вражеских солдат. Словно какой-то хищник пикировал корабль, делая серию выстрелов, и опять взмывал вверх.
        Летуны прорывались вперед, невзирая на сопротивление пришельцев.
        Летун, которым управлял рядовой Павел Щербина, разбрасывал солдат орхеантцев во все стороны. Сам Щербина не обращал на них внимания - этим занимался компьютер - и сосредоточился на «пауках». Вот он выбрал в качестве цели одного из роботов, затем вдавил кнопку, и сгусток энергии разрезал «паука» на части. Павел уже переключил внимание на следующую цель. Вновь сверкнула вспышка, и заряд прорезал очередного «паука». Щербина жал на кнопку, а пушки летуна выбрасывали энергию, взрывая роботов орхеантцев. Павел рвался вперед и крушил все на своем пути.
        Тут один из орхеантских солдат сделал меткий выстрел, изменивший состав брони, и летун Щербины начал частично превращаться в ломкую металлическую труху. Последнее, что успел сделать перед этим Павел, был еще один точный выстрел, уничтожил очередного «паука».
        Яростный бой продолжался. Остальные летуны вклинились в кучу роботов орхеантцев и стали разить их при помощи металлических «лап». Послышался рев двигателей и «Коршун» пронесся над полем битвы.
        Когда Виктор пришел в себя, он увидел, что танк Лэнфорда поврежден с левой стороны, несколько эрвов лежат бесформенной кучей, а Уоллес ползет по земле, цепляясь скрюченными пальцами за отростки нерции. Из ушей и рта у него сочилась кровь.
        В этот момент танк, в котором были Ирвинг и Лэнфорд, сделал два выстрела, и роботов стало на одного меньше. Им вторил «Цербер», расплавив плазмой сразу трех «пауков».
        Серов пошевелился и получил информацию о состоянии своего тела от бионнера. Все было в норме. Затем он вскочил на ноги и поспешил к лежащему Алану.
        - Алан! - Серов встряхнул Уоллеса, а потом проверил пульс.
        К Виктору подползла Нолан. Она была вся перепачкана землей.
        - Что с Аланом, Виктор?
        - Не знаю точно. Контузило, наверное. Еще рваная рана на груди. Говорил же я ему, что следует носить защиткостюм...
        Серов вызвал Ормелу и приказал готовить регенераторы. Потом велел двум эрвам отнести Уоллеса в тыл. Один эрв взвалил находящегося в полубреду и бормотавшего бессвязные слова Алана на плечо.
        - Он выживет? - спросила Леура.
        - Должен. - Виктор смотрел, как эрв бережно несет обмякшее тело Уоллеса.
        - Он заслуживает лучшей участи! Я не хочу, чтобы он умер вот так...
        - Не бойтесь, Леура, наши медики знают, что нужно делать.
        В это время оставшиеся пять роботов провели ловкий маневр и одновременно выстрелили по танку Панина и Курца. Лучи энергии вспороли броню и прорезали боковину танка. Танк развернуло, он накренился и сполз с холма в кучу отростков дерева. Но роботам не удалось спастись от возмездия. Щербаков тремя последовательными выстрелами частично расплавил двух роботов, а танк Лэнфорда уничтожил еще одного. Остался последний «паук».
        Серов выхватил из мешка Нолан две бриды, сбежал вниз с холма и швырнул их в ненавистный механизм. Робот повернул ствол пушки в его сторону, но потом был выведен из строя. Они все-таки отбили эту атаку.
        Виктор взглянул на Леуру. Та отрешенно смотрела куда-то и выглядела уставшей. Утешать Нолан было некогда, и Серов побежал к скатившемуся танку.
        Он продрался сквозь отростки дриахации и увидел, как из овального люка трофейного танка вылезает Курц и тянет Панина.
        - Что с ним? - спросил Виктор.
        - Тяжело ранен... - Марк перевел дыхание. - Прошило частью брони...
        Серов осмотрел Макса и обнаружил глубокую рану под правым плечом. Оттуда хлестала кровь.
        - Я вернусь в строй... - прохрипел Панин, выплевывая кровь вместе с пеной. - Не хочу... Не хочу здесь подыхать...
        - Держись, держись! - Виктор зажал ему рану рукой. Он ощутил, как кровь толчками лилась сквозь пальцы. - Сейчас тебя залатаем.
        Макс дернулся и впал в забытье.
        - Ундент, если не поторопиться, то он умрет. - Курц взвалил Панина на плечо.
        Серов тоже подхватил Макса и вместе с Марком они стащили Панина на землю.
        На помощь поспешил кто-то из эрвов. Он осторожно взял Макса и понес его к раненым, где Перова, Питерс, Ормела и лекари эрвов трудились, не получая возможности для отдыха. Их рук, пускай и умелых, явно не хватало, чтобы справиться со всеми ранеными.
        Нил и Стив уже вылезли из танка, а Юрий Щербаков остался в «Цербере».
        - Людей стало еще меньше, ундент, - бесстрастно сказал Лэнфорд. - Потеряли пятерых летунов и четырех пехотинцев из группы Соренсена.
        - Если бы они не сдержали натиск пришельцев на передовой, нас бы всех уже перестреляли. - Виктор ощупывал плечо. К счастью, основная часть удара пришлась на защиткостюм. - Без преувеличения, они совершили подвиг. Гуннар жив?
        - Да, и штурмовой корабль цел.
        - Повезло.
        Серов подошел к Нолан:
        - Как вы, Леура?
        - Нормально. Молюсь за выздоровление Алана и всех остальных...
        - Все мы надеемся, что они выживут. Думаю, Алан тоже выкарабкается.
        - Хочу верить вам...
        - Алан храбрец, воли и жажды жизни ему не занимать.
        - Это верно...
        Виктор поднялся на холм, где стоял танк Лэнфорда и взглянул на поле боя. Там устроили кровавый пир гарифалы. Они носились между солдатами орхеантцев и кромсали их своими клыками и когтями. Эти хищники были такие быстрые и проворные, что пришельцам лишь с трудом удавалось попадать в них из оружия. Орхеантцы самоотверженно дрались с этими монстрами, но гарифалы все же были сильнее. Завязалась кровавая рубка. Пришельцы использовали в ближнем бою некие светящиеся острия, которые появлялись у них из верхних конечностей-отростков. Эрвов осталось совсем мало, но они также продолжали стрелять по врагу.
        Нил взобрался на холм и встал рядом с Серовым:
        - Что скажете, ундент полковник, эти жертвы были не напрасны?
        - Даже если мы и не выиграли войну, наши люди и эрвы не зря погибли.
        - Сколько полегло хороших солдат... - Лэнфорд окинул взглядом поле сражения.
        Только сейчас Виктор увидел Шиела. Тот стоял посреди поля брани, оглядывая горы тел эрвов и пришельцев. Потом, прихрамывая, но не теряя своей величественной осанки, двинулся обратно в укрепления. Волосатая грудь Элтира была окровавлена, шерсть спуталась, а билфа изорвалась.
        - Идемте, поможем Элтиру. - Серов направился к Шиелу. - Он настоящий полководец. Такой не был бы лишним и в нашей армии...
        Нил подумал, что Виктор выразился фигурально, но с удивлением понял, что полковник абсолютно серьезен.
        Глава 55
        Виор Нир Кевлуан стоял все в том же обличие Динтара Олдриджа, готовился к совещанию с Зеллом Лиирдой по энтосперической связи и не ждал от этого положительных эмоций. Учитывая, что орхеантские солдаты и роботы не смогли уничтожить сопротивление альянса людей и эрвов, Кевлуан имел все основания полагать, что его отстранят от командования, а может быть и вообще - нейтрализуют. Нир не испытывал страха - это чувство было почти чуждым орхеантцам, но он был опозорен. Орхеантец не может позволить себе не выполнить распоряжение высшего командования.
        Так что Кевлуан был готов понести заслуженное наказание.
        Засветилось виртуальное изображение, показывая виора Зеллу Уртиллу Лиирду. По его виду нельзя было угадать, что ожидает Нира. Кевлуан рассчитывал на емкость, заполненную кислотой, как самое подходящее средство искупления вины.
        «Вижу, вы еще не избавились от человеческого тела, виор Кевлуан?» - Лиирда слегка приоткрыл илмиры и смерил Нира бесстрастным взглядом.
        «Нет, виор Лиирда. Я сделаю это перед самой своей ликвидацией».
        «О таких крайних мерах речь пока не идет. Сейчас мне нужны ответы. Высший Виор требует объяснений. Чем вы объясните наше поражение в последней битве?»
        «Только тем, что у людей и туземцев несгибаемая воля, а также неожиданно крупными силами аборигенов».
        Зелл несколько раз пошевелил отростками, что означало благосклонность. Однако Кевлуан не хотел снисхождения.
        «По-вашему, это все объясняет?» - спросил Лиирда.
        «Мы уничтожили множество туземцев, их боевых животных, группу людей, технику, но не смогли одержать полную победу. Я знаю, что не выполнил вашего приказа, и готов смыть позор своей кеной».
        Зелл устроился удобнее, поддерживаемый антигравитацией. Лиирда будто был настроен весьма добродушно. Неожиданно он сказал:
        «Я сразу понял ошибочность решения рефина Орфалуна, однако он пользуется влиянием в Лимизуаре. К сожалению, Высший Виор предпочел прислушаться именно к нему. Я же предлагал без промедления приступить к самому полномасштабному наступлению».
        Нир внимательно слушал. Значит, в Лимизуаре имеют место разногласия. И, наверное, Зелл сделает все, чтобы сместить Орфалуна. Кевлуана, который не был выращен в тивуаре, а появился из существа-паразита, несколько забавляли интриги в высших кругах орхеантской власти.
        «В случившимся фиаско нет вашей вины, - как ни в чем не бывало продолжил Лиирда. - Вы сделали все, что должны были сделать, поэтому, дарую вам прощение. Вы заслужили его своей преданностью и смелостью. Я ценю истинных орхеантцев. Таких, как вы. И мне нужны верные последователи».
        «Значит, - подумал Нир, блокировав свои мысли, чтобы их не мог прочитать Зелл, - вот какие планы вынашивает виор Лиирда. Вероятно, он уже составляет группу преданных ему подчиненных. Намеревается сбросить рефинов, а затем и Высшего Виора. Весьма смелое предприятие».
        «Вы талантливый виор, - сказал Зелл, - и сможете довести дело до победы. Я в этом уверен. Я прав?»
        Кевлуан принял помилование со всей подобающей сдержанностью и признательностью:
        «Положитесь на меня, виор. И можете рассчитывать на меня в дальнейшем».
        «Рад это слышать. С разрешения Виора я вверяю вам наши главные резервы: все восемь верт солдат. С туземцами и людьми у вас теперь не будет сложностей. Это бесконечное сопротивление должно быть сломлено. Мы отправим наших солдат на тенриарах, чтобы люди и аборигены не успели подготовиться к этой атаке».
        «Я не подведу», - сказал Нир.
        Тут Лиирда раздвинул илмиры, а его финторы слегка выдвинулись и засветились, показав, что виора на мгновение охватила ярость:
        «Надеюсь на это! Иначе я огорчусь, а вас будет ждать самая печальная участь...»
        Глава 56
        Серов, Щербаков и Лэнфорд бережно положили последние тела убитых эрвов и пехотинцев на землю, накрыли их кусками грубой ткани, помолчали и сделали несколько выстрелов из тервир в воздух. Поблизости стояли Нолан, Ормела, Перова, Курц и Ирвинг. Они смотрели, как убитым отдаются последние почести. Рядом с ними находились раненый илир Эул, илир Шем, Элтир Шиел и еще пара десятков оставшихся эрвов. Чуть поодаль расположились Соренсен и его поредевший отряд.
        Виктор отошел в сторону. Все по-прежнему молчали, и тогда он решил сам сказать несколько слов:
        - Вы были хорошими солдатами. Для нас всех была честь сражаться с вами плечом к плечу. Летите теперь к звездам на корабле Вечности. Мы вас никогда не забудем.
        Он поднял тервиру и выстрелил еще несколько раз.
        Немного погодя Серов и Лэнфорд стояли около разрушенной стены и обозревали унылые остатки укреплений и поле недавнего сражения. Они почти не разговаривали, потому что оба понимали: если орхеантцы предпримут еще одну атаку, то это будет неминуемое поражение.
        Гарифалы разогнали остатки пехоты пришельцев, и их рычание сейчас слышалось где-то в лесу.
        - Ундент, вы думаете, они снова атакуют? - спросил Нил.
        - Не сомневаюсь. - Виктор смотрел куда-то вдаль.
        Они помолчали.
        Через несколько минут где-то вдалеке раздался неясный гул. Потом он стал отчетливее, послышался рев, и уже можно было уловить шум падающих деревьев. Эти звуки не предвещали ничего хорошего.
        - Вы слышите, ундент? - сказал Лэнфорд.
        - Уходим.
        Они побежали вглубь укреплений и увидели, как Эул и Ирвинг спускаются с уцелевшей башни. Эул похромал к Серову, но Стив опередил его и, подбежав, начал докладывать:
        - Ундент полковник, пришельцы... Кажется, они собираются окружить нас! У них есть огромные машины... А еще монстры, метра по три в высоту, и пехота с роботами в придачу... Нам не вырваться отсюда...
        Значит, это конец, устало подумал Виктор.
        - Иди в центр, к остальным, - велел он.
        Ирвинг отдал честь и побежал.
        - Ундент, - Лэнфорд грустно улыбнулся, - похоже, это все...
        - Похоже на то...
        - Жаль, что все так закончилось....
        - Мне тоже.
        Нил провел рукой по волосам и вдохнул теплый воздух. Потом присел на корточки и набрал в ладони горсть земли:
        - Эх, Элледия, ты слишком несправедлива к нам...
        Появились Нолан и Шиел.
        - Пришельцы снова наступают? - тихо спросила Леура. Сейчас ее лицо было особенно бледным, а сама она, казалось, едва держится на ногах.
        Серов лишь кивнул в ответ.
        Шиел грозно заревел, однако было видно, как сильно он измотан.
        - Живыми мы не сдадимся! - гремел Шиел. - Мы все умрем как истинные эрвы. Мы перейдем к предкам как братья!..
        Виктор взял винтовку, и в этот момент послышался крик Стива:
        - Подкрепление! Ундент полковник, эрвы идут!.. Как же я сразу их не заметил?!..
        - Все-таки не бросили нас! - не сдерживая радость, воскликнул Лэнфорд.
        - Тут их целая армия! - кричал Ирвинг.
        Шиел понял слова универсального языка и без перевода. Он взмахнул рукой с прикрепленным к ней линтаром:
        - Наши братья с нами! Моя новая армия здесь! Теперь не будет пощады анквилам!
        Шиел стиснул плечо Серова мощными пальцами и поспешил навстречу своим воинам.
        - Заставили эрвы нас понервничать, - усмехнулся Нил.
        - Вовремя они появились... - Нолан без сил опустилась на камень. Теперь она уже не сдерживала себя, дав волю чувствам, и разрыдалась, закрыв лицо руками.
        Снова прибежал Ирвинг:
        - Ундент полковник, тут эрвов, кажется, действительно целая армия! С ними еще эти, гарифалы, и зеги, а также какая-то техника.
        - Думаю, тайм-аут окончен, - сказал Виктор. Он присел рядом с Леурой и прижал ее к себе.
        Однако орхеантцы по-прежнему надвигались. В четырех километрах отсюда раздавался яростный рев гарифалов: они кидались на приближающегося неприятеля. В ответ слышалось оглушительное рычание и размеренное топанье. Сотрясая деревья, гарифалы сцепились с неизвестными животными. Их свирепое рычанье и рев сплелись в жуткую какофонию.
        - У анквилов тоже есть домашние питомцы? - Лэнфорд всматривался, надеясь разглядеть, что происходит в чаще леса.
        - Похоже на то. - При помощи визиотронов Серов заметил мелькающие между далеких деревьев тени. А еще он увидел армию орхеантцев. Тысячи и тысячи солдат передвигались между деревьями, используя антигравы или какие-то устройства подобного типа. Вместе с ними двигались уже хорошо знакомые роботы-«пауки» и высоченные роботы шириной метров десять и высотой с некоторые деревья.
        Через некоторое время деревья перед недавним полем боя повалились и роботы орхеантцев, замедлившись, двинулись дальше. За роботами появились солдаты пришельцев и механические «пауки».
        - Пора отсюда уходить, - сказал Виктор. Он осторожно обнял продолжавшую всхлипывать Леуру за талию и помог ей подняться. - Становится жарковато.
        Нолан, Серов, Ирвинг и Лэнфорд побежали в центр цитадели.
        В укрепления прибыли первые отряды туземцев-воинов. Они стояли рядами, а Шиел и многочисленные илиры ходили и раздавали приказы.
        Появлялись все новые и новые соединения эрвов, хорошо вооруженные и экипированные. Всей армии туземцев, разумеется, не хватило бы места внутри укреплений, и поэтому они располагались позади разрушенных стен, а также занимали окрестности, растянувшись на километры. Отовсюду слышался рев зегов, а еще доносилось громкое рычание. Оно звучало столь яростно, что становилось по-настоящему страшно.
        - Что за зверюг эрвы притащили? - удивился Нил. - Если судить по звукам, то вряд ли их можно приручить.
        - Наверное, это все те же гарифалы, - предположил Виктор.
        Шиел продолжал руководить эрвами, и ему в этом помогали восемь сыновей. Они командовали своеобразными дивизиями. Один из сыновей Элтира - илир Лиел, очень похожий на отца - был здесь же, в укреплениях. Лиел покрикивал и махал ручищами, правда, не такими мощными как у Шиела. Было у Элтира и семь дочерей, но женщины велхоры Лесных Жителей не участвовали в боях.
        - Сейчас мы увидим еще одно колоссальное побоище, - заметил Лэнфорд.
        - Может, мы уже не понадобимся эрвам? - предположила Леура.
        - Да вы поглядите, сколько их кругом! - Нил обвел рукой окрестности, заполоненные туземцами. - Зачем мы им теперь нужны?
        Тут Элтир заметил Серова, отдал несколько распоряжений сыну и направился к полковнику. В Шиеле вновь всколыхнулась надежда и он снова был полным энергии эрвом, готовым отстаивать свои земли.
        - Мы одолеем анквилов, - сказал Элтир. - Моя великая армия уничтожит их!
        - Я уверен в этом, - с почтением произнес Виктор.
        Шиел улыбнулся и отправился к группе бойцов, приплясывающих в нетерпении.
        - Не хотел бы я сейчас оказаться на передовой, - признался Лэнфорд.
        Отряды эрвов двинулись к недавнему полю боя, где еще не успела засохнуть кровь павших воинов. Пришельцы тоже были готовы к атаке.
        Две армии спустя тридцать лет опять встретились лицом к лицу.
        К Серову и остальным присоединился Соренсен и несколько его пехотинцев.
        - Вы видели когда-нибудь такое, ундент полковник? - спросил Гуннар.
        - Видал немало, но такого необычного противостояния еще нет. Разве что в фильмах.
        Шли гигантские зеги, почти полностью закрытые броней, велоки в упряжках, несущие десятки ядовитых колючек, затем сотни эрвов-солдат. Самые крупные из них держали на цепях гарифалов. Еще у эрвов теперь имелась военная техника, построенная туземцами из горных велхор. Здесь были самодвижущиеся боевые машины - тефиноры - перемещающиеся при помощи зубчатых колес и оснащенные метателями, одноместные ширлы, на которых стояли тервиры, а также извивающиеся наподобие змей дюзоки, где были установлены пушки.
        В этот раз Шиел не спешил лично участвовать в бою - теперь у него было достаточно илиров.
        Отряд эрвов, включавший группу зегов, направился вперед. Зеги двигались к пришельцам, скрипя броней и поднимая своими лапами облака пыли.
        Роботы инопланетян в это время остановились и образовали своеобразный мощный частокол метрах в четырехстах от укреплений. Они раздвинули люки, находящиеся в цилиндрических башнях наверху. Показались орудийные стволы.
        - Ну и техника у них... - удивленно произнес Соренсен.
        Его слова потонули в общем шуме.
        Зеги затрубили, а сидящие на них наездники яростно задергали поводья. Зеги приподнялись на задних лапах, заревели и устремились на врага.
        За роботами пришельцев появились солдаты, летящие на антигравах.
        Эрвы увидели так хорошо знакомых им врагов, издали боевой клич и очертя голову кинулись на неприятеля.
        - Я ждал этого дня э... не меньше эрвов... - послышался за спиной Серова чей-то голос.
        Виктор обернулся и увидел Уоллеса. Тот был бледен, слаб, но держался на ногах уверенно.
        - Рад видеть вас в строю, - перекрикивая шум, сказал Серов.
        - Спасибо, Виктор.
        - Ты молодец! - Нолан крепко обняла его. - Хитрюга! Я тоже рада, что ты вернулся к нам.
        - А ты разве сомневалась в этом, красотка? - весело сказал Алан.
        Все засмеялись, а сражение между тем началось.
        Первые отряды пеших эрвов схлестнулись с солдатами пришельцев. Орхеантцы и эрвы, заполонив собой все поле от разрушенных стен укреплений и до леса, сражались не щадя ни себя ни противника. Гигантские роботы начали выстреливать мерцающие сгустки - очевидно, нарушающую взаимодействие атомов энергию. Зеги ревели, всадники, сидящие на них, пытались добраться до роботов. Велоки шныряли и выстреливали ядовитыми колючками, а гарифалы, которых с трудом удерживали эрвы, яростно сверкали глазами и лязгали челюстями.
        В этот момент один из сгустков энергии, выпускаемых роботами, попал рядом с тем местом, откуда наблюдали за битвой Серов и его бойцы. Огромный камень, закрывавший их, раздробился на мельчайшие части.
        - Отходим! - прокричал Виктор.
        Они пригнулись и переместились к обломкам южной стены.
        Битва становилась все яростнее. Новые отряды подтягивались к полю боя.
        На передовой эрвы и орхеантцы сошлись стенка на стенку: они даже почти не использовали оружие - только линтары и зазубренные дерты со стороны эрвов, и крючья, вылезающие из верхних конечностей у инопланетян.
        Пришельцы оказались довольно сильными и дрались с эрвами на равных. Отлетали конечности, эрвы ревели, орхеантцы издавали странные свистящие звуки.
        В бой вступила боевая техника эрвов. Туземцы, сидящие в тефинорах далеко позади укреплений, начали метать тирфы, долетающие до многочисленных отрядов орхеантцев, которые еще двигались в лесу. Часть роботов-катков подняли орудия и принялись стрелять в ответ. Эти роботы имели в своем арсенале еще подобия бластерных пушек. Другие роботы планомерно обстреливали зегов и эрвов-наездников. Зеги ревели и никак не могли добраться до роботов.
        Со всех сторон из леса появлялись жуткие твари, которых уже было слышно ранее.
        Эрвы, держащие гарифалов, завидев этих представителей животного мира Элледии, сразу же отцепили цепи и выпустили своих не менее кровожадных монстров. Те, не раздумывая, ринулись в гущу сражения.
        Животные, прирученные орхеантцами и эрвами, схватились, ослепленные яростью, расшвыривая самих пришельцев и эрвов. Они раздирали друг друга, вырывали куски мяса и перегрызали кости. Шум, которые они производили, на время перекрыл все остальные звуки.
        - Жуть просто... - пробормотал Уоллес, с опаской выглядывая из-за стены.
        - Похоже, их всех месяц не кормили, - заметил Лэнфорд.
        - Те животные, что выпустили анквилы, как вы, возможно, знаете, называются экранонеры, - объяснил Алан. - Я видел их в естественной среде. Но пришельцы что-то сделали с ними. Они э... мутировали. Многократно выросли и определено стали свирепее. Именно.
        - Надеюсь, пришельцы ограничились только этим видом животных, - проворчал Серов.
        Трем зегам удалось, наконец, подобраться к одному из роботов, и они с ходу пошли на таран, используя толстенные наросты на лбу. Робот покачнулся, а потом, ломая деревья, завалился в сторону. Эрвы-наездники торжествующе закричали, но в следующую секунду выстрел из соседнего робота разделил их на части, а заряды энергии поразили зега, который даже не успел взреветь.
        Однако остальные зеги тоже прорывались к высоченным роботам. Они топтали и разбрасывали пришельцев, постоянно ревя.
        К передовой подтягивались все новые солдаты и роботы орхеантцев, зеги и пешие эрвы, ширлы и дюзоки. Эта была жуткая и кровопролитная битва.
        Виктор и остальные отошли и укрылись за деревьями анхо в центре укреплений, наблюдая за происходящим.
        Экранонеры и гарифалы продолжали рвать друг друга на части. Они катались, сцепившись в клубки, клацали зубами и сверкали когтями, заливая пространство вокруг кровью.
        Масштаб сражения увеличивался. Поле битвы расширялось, и теперь вокруг остатков укреплений и позади них тоже шел бой. Кругом ревели зеги, стреляли тефиноры и дюзоки, жужжали роботы-«пауки» пришельцев и слышались выстрелы из тервир. Оставаться в центре укреплений было опасно, и Серов приказал Нолан, Перовой, Питерсу, Уоллесу, Курцу и Ормеле укрыться в бункере. Там уже находились лекари эрвов. Затем Виктор велел отправиться в бункер почти всем пехотинцам из отряда Соренсена.
        Эрвы и орхеантцы сражались уже и далеко впереди укреплений. Бой шел везде на расстоянии семи километров от фортификационных сооружений эрвов.
        - Ундент, - сказал, усмехнувшись, Лэнфорд, - мы здесь находимся в самой гуще событий.
        - Хотелось бы только знать, - задумчиво произнес Серов, - кто в итоге победит...
        Орхеантцы и эрвы продолжали рубиться за каждый метр земли. Местность вокруг теперь напоминала сцену какого-то нереального фильма: все было завалено телами, мертвыми зегами, подбитыми роботами и сломанной техникой.
        Неожиданно послышались новые звуки. Виктор посмотрел вверх и увидел пронесшиеся над ними летательные аппараты. Вслед за этим последовала серия взрывов.
        - Чтоб меня разорвала ржавая гаубица! - воскликнул Гуннар. - Это же штурмовая авиация!
        Все были просто ошарашены тем, что у пришельцев имеются летательные машины. Положение эрвов теперь значительно ухудшалось. Эти летающие штурмовики могли постепенно перебить всех эрвов и уничтожить их технику вместе с зегами.
        Штурмовики орхеантцев снова пронеслись над полем битвы, взрывая тефиноры и ширлы и расстреливая эрвов. Серову такой расклад был, разумеется, не по душе, и он решил вступить в игру.
        - Нужно проучить этих недоносков, - сказал Виктор и посмотрел сначала на Лэнфорда, а потом на Соренсена. - Нил, берете Стива и работаете на оставшемся «Цербере». Я, капитан и пара его ребят садимся на корабль и будем рубить гадов в воздухе. Иначе всех эрвов скоро перебьют.
        - Что делать нам, ундент? - спросил Юрий Щербаков.
        - Вы все отправляетесь в бункер и ждете дальнейших приказов.
        Сказав это, Серов побежал к кораблю и летунам, находившимся у задней стены укреплений. Соренсен и трое его солдат затопали следом, а Лэнфорд поспешил к танку.
        - Давай, парень! - бросил он Ирвингу. - Разделаем этих тварей.
        Виктор, Гуннар и еще трое пехотинцев пробрались к заднему люку корабля «Коршун», укрытому легкими маскировочными сетками. Все кроме Соренсена расселись по местам, активируя панель управления и запуская двигатели.
        Пехотинец Штефан Венцель по прозвищу Тевтонец - сплошные мускулы - взялся за ручку управления, а черноволосый Зихао Цзянь сел за изогнутую панель и принялся касаться разных сенсоров. Третий пехотинец - Кай Дюмон, темнокожий широкоплечий солдат - взял на себя одно из орудий.
        Серов, не мешкая, занял еще одно место, изучил пушку КП-3 «Разрушитель», прицепил на висок контроллер телепатической связи с биокомпьютером и развернул башню на сто двадцать градусов. Не было, наверное, еще такого оружия, созданного людьми, с которым Виктор не смог бы обращаться.
        Соренсен стащил маскировочные сетки, забрался в корабль и устроился рядом с Венцелем. Он включил обзорные экраны.
        Корабль завибрировал, развернулся и начал медленно подниматься.
        - Идем к лесу, - доложил Гуннар.
        Штефан потянул рычаг, и корабль набрал высоту. На левом экране были отчетливо видна часть поле битвы, где эрвы сражались с орхеантцами, а тефиноры, ширлы и дюзоки перестреливались с вражескими роботами.
        - Вот и они, - сказал Венцель, изменив направление.
        На переднем экране показалась группа летящих штурмовиков орхеантцев. Серов начал наводиться на цели. В следующий момент пушка корабля выбросила серию плазмоидов, поразивших нескольких неприятельских штурмовиков. Остальные начали стрелять по кораблю. Экран «Коршуна» сдержал напор энергии из вражеских орудий.
        Цзянь принялся стрелять из энгана. Сгустки энергии взорвали один из штурмовиков пришельцев.
        Другая группа штурмовых машин орхеантцев села на «хвост» корабля. Они выпустили заряды энергии по «Коршуну». Защитный экран вновь отразил их.
        - Возьми чуть ниже, - распорядился Серов. - Старайся все время маневрировать.
        - Понял, ундент. - Штефан летел, накренив корабль влево, затем сделал «петлю».
        Виктор сосредоточил внимание на центральном экране, изучив обстановку. Штурмовики пришельцев продолжали атаковать эрвов, зегов и технику внизу.
        Серов навел биокомпьютер на цели, и тот приказал орудию стрелять. Серия плазмоидов со стопроцентной точностью уничтожила шесть штурмовиков.
        - Хорошо, что они не слишком крепкие, - заметил Соренсен.
        Сражение внизу продолжалось. Теперь эрвы и орхеантцы воевали уже в радиусе четырнадцати километров от укреплений. Эрвам удалось свалить десять гигантских роботов, а также уничтожить множество «пауков» и солдат орхеантцев. Но сами они тоже потеряли много техники, зегов и живой силы. Однако ни эрвы, ни пришельцы пока не собирались отступать. Экранонеры между тем все грызлись с гарифалами эрвов.
        Серов опять взял на прицел нескольких штурмовиков. После выброса плазмоидов они были подбиты. Зихао Цзянь и Кай Дюмон тоже не отставали от полковника и стреляли из энганов.
        Венцель развернул «Коршуна» и полетел к группе вражеских штурмовиков. Виктор, Кай и Зихао снова открыли стрельбу. С десяток штурмовых машин орхеантцев были уничтожены. Серов уже выбирал следующую цель.
        В это время Лэнфорд и Ирвинг вели стрельбу по пришельцам на земле.
        Нил предпочел действовать своими руками и не стал подключать телепатический контроллер управления танком. Он выделил на прицельной голограмме нескольких роботов-«пауков», затем пушка «Цербера» выпустила четыре плазменных сгустка, уничтожив роботов. Затем лейтенант переключился на робота-гиганта и опять выжал все возможное из пушки «Цербера». Робот-каток, двигавшийся к остаткам стены, подминая под себя эрвов и уничтожая все на своем пути, со скрежетом повалился на уцелевшие деревья, потому что плазма расплавила опоры жуткого механизма.
        - Ну, кто следующий?! - воскликнул Лэнфорд. Он жалел сейчас лишь о том, что танк не может двигаться.
        Стив сидел в противоположном кресле и дробил орхеантцев и их роботов из энгана «Шторм». Это оружие было под контролем Ирвинга и отличалось повышенной скорострельностью. Стив буквально косил чужаков один за другим, прошивая броню и разрывая их. А довершал свистопляску еще один энган, управляемый биокомпьютером танка.
        Один разъяренный экранонер прорвался туда, где стоял «Цербер», и попытался отгрызть часть дула, однако Нил крутанул башню и семисоткилограммовый монстр отлетел на десять метров. Животное вскочило, неистово рыча, но биокомпьютер танка подстрелил экранонера из энгана.
        Ирвинг продолжал выстреливать сгустки энергии. Энган трещал, его стволы раскалились, а охладительная система едва успевала их остужать. Правда, сам Стив распалился еще сильнее, - он стиснул зубы и стрелял не переставая.
        Виктор к тому времени успел уже разрушить еще нескольких штурмовиков. Дюмон и Цзянь тоже не теряли времени даром и взрывали летающие машины пришельцев.
        Увлекшись преследованием штурмовиков, Штефан снизил высоту. В этом момент биокомпьютер как раз стрелял по неприятелю. Воспользовавшись тем, что силовые экраны корабля были отключены, робот-каток сделал выстрел. «Коршун» затрясся, поскольку левый двигатель был поврежден. Робот выстрелил еще раз, и генератор защитных экранов вышел из строя. Теперь «Коршуна» ничего не защищало, кроме его орудий.
        - Мы подбиты! - сказал Венцель, потянув ручку управления на себя. - Придется садиться!
        - Отлетай назад к укреплениям. - Серов пытался прицелиться, но робот выстрелил из другой пушки, повредив, вдобавок, и правый маневровый двигатель.
        - Вот мерзавцы! Инцуры! - ругался Штефан, борясь с кораблем. - Не получается, буду уходить в сторону.
        У них оставался только основной двигатель, и маневрировать почти не было возможности.
        - Тогда давай в лес, там сядем. Постарайся не попасть в гущу сражения.
        Гуннар и Венцель на пару орудовали с управлением корабля, пытаясь не потерять высоту.
        Виктор повернул башню и выстрелил, расплавив верхнюю часть исполинского обидчика. Через несколько секунд робот взорвался.
        Корабль снижался, ломая верхушки деревьев, а Штефан, казалось, сейчас вырвет с корнем ручку управления. Он что есть силы тянул ее и обходился одним основным двигателем.
        «Коршун» валил некоторые деревья своим бронированным корпусом и медленно снижался. Расшвыряв деревья, корабль неуклюже приземлился в чаще леса и замер.
        Серов получил данные от биокомпьютера, который сообщил, что башенная турель не функционирует. Полковник встал с кресла, подошел к наружному люку и прислушался. Недалеко отсюда слышался шум сражения.
        - Здесь оставаться бессмысленно, - сказал Виктор, - так что выходим наружу.
        Дюпон открыл люк, и они вылезли из корабля.
        «Коршун» лежал на боку и был довольно сильно покорежен.
        - Проклятый астрофиз! - ругнулся Соренсен.
        Серов промолчал и вслушивался в шум пальбы, раздававшейся позади них.
        - Идти прямо к укреплениям - самоубийственно, - сказал он, - придется обойти и пробраться с тыла.
        - Ундент полковник, - посмотрел на Виктора Гуннар, - если мы наткнемся на пришельцев, или еще хуже - этих монстров, нам несдобровать.
        - Мы должны вернуться, - твердо сказал Серов. - Здесь нельзя оставаться.
        Он направился через просеку, оставленную кораблем.
        А главное сражение пока не закончилось. Солдат орхеантцев, а также их роботов стало еще меньше, однако эрвы тоже несли огромные потери. Оставшиеся штурмовики пришельцев без конца налетали и атаковали эрвов. Но они по-прежнему отчаянно бились, потому что каждый воин понимал: эта битва решит все.
        Эрвам удалось уничтожить еще нескольких роботов-катков и немалое количество «пауков». Продолжая терять солдат и свою технику, эрвы не собирались сдаваться. Скоро пришло сообщение, что на помощь им летят нирхи. Узнав об этом, эрвы удвоили напор и бросили в бой резервы техники и новые отряды зегов с всадниками. И хотя до победы было еще далеко - и не факт, что победа вообще достанется эрвам - они уперто дрались за каждый метр священной для них земли.
        Экранонеры с гарифалами почти изгрызли друг друга, и остался только десяток экранонеров.
        Лэнфорд и Ирвинг по-прежнему орудовали в танке, последовательно и методично уничтожая захватчиков.
        Танк окружило несколько экранонеров, норовя проникнуть внутрь. Они чувствовали запах людей, ощущали движение крови в артериях, и такая близость добычи просто доводила их до безумия.
        Они с яростным остервенением царапали броню танка, кусали башню, жаждая прорваться внутрь, однако даже для их металлоподобных когтей «Цербер» оставался неприступным. Если бы двигательная секция танка работала, Нил перестрелял бы этих тварей в два счета, но, к сожалению, танк был неподвижен, и ему оставалось только крутить башней, расшвыривая монстров во все стороны.
        Когда появились оставшиеся гарифалы эрвов, экранонеры сразу же забыли про людей в танке.
        Вскоре наметился сдвиг в пользу эрвов. Это произошло благодаря целой эскадрилье нирхов, прибывшей на помощь. Эрвы на нирхах постепенно уничтожили оставшихся летающих роботов-штурмовиков. Теперь туземцы все увереннее теснили пришельцев на всех многочисленных участках фронта, заставляя врага нести потери. Орхеантцы теряли огромное количество роботов и живой силы, но по-прежнему ожесточенно сопротивлялись. Однако стало ясно, что им уже не победить.
        С каждой минутой неистовым напором эрвы оттесняли пришельцев все дальше и дальше в сильно поредевший лес. Орхеантцы падали, сраженные выстрелами из дюзоков, ширлов и тервир, а иногда - от ударов линтар и кулаков. Орхеантцы, которые так гордились своей мощью, несгибаемой волей и несокрушимой армией, были почти сломлены.
        Нир Кевлуан, наблюдающий за крахом надежд и полных амбиций планов, мог бы отдать приказ об отступлении, но такого он, конечно, не посмел бы сделать. Кевлуан никогда бы не позволил себе бросить своих солдат и удрать с поля боя.
        Поэтому он просто стоял и смотрел, как мечта Треньюна, казавшаяся такой близкой и достижимой, рушится, словно хрупкая илеубра, произрастающая на одной из планет, когда-то принадлежавших орхеантцам.
        Конечно, это был еще не конец, потому что у орхеантцев оставались и солдаты, и техника, но Нир уже не верил, что этот народ, именовавший себя эрвами, когда-нибудь будет покорен. Он усмехнулся, в очередной раз удивившись тому, что туземцы и люди смогли одолеть боевую технику орхеантцев и их солдат. Что ж, они оказались настоящими воинами. Кевлуан, кто сам в первую очередь являлся солдатом, вынужден был признать это.
        Нир спокойно достал из отсека бронекостюма персональный риветор, содержащий смертельную дозу нейтрализатора, и равнодушно поднес к руке. Он в последний раз окинул поля сражений взглядом и воткнул риветор себе под кожу. Через десять секунд Кевлуан упал на землю. Тело, раньше принадлежащее главеру Динтару Олдриджу, постепенно превращалось в шипящую слизистую массу и груду костей.
        Пришельцев почти не осталось, лишь только самые стойкие и непримиримые продолжали оказывать сопротивление, да два робота, возвышающиеся точно широченные столбы, все еще атаковали эрвов.
        Танк Лэнфорда выпустил плазменный сгусток, после чего остался лишь один вражеский робот. Однако и он был свален тремя зегами, навалившимися на него с трех сторон.
        После долгих часов битвы наступила тишина. Кругом в радиусе двадцати километров валялись горы трупов животных, пришельцев и эрвов, кучи разбитых роботов, штурмовиков и подбитой техники.
        Эрвы постепенно приходили в себя после напряженной и кровавой битвы. Они вытаскивали тела убитых товарищей и уносили их на свободные участки земли. Похоже, эрвы сами не верили, что смогли одержать победу. Некоторые молодые бойцы, чей мех был еще светлого зеленого цвета, издавали восторженные крики и приплясывали от радости, а ветераны наоборот - хмуро оглядывали окрестности.
        Нил отъехал в кресле назад, потер занемевшую шею и размял одеревеневшие руки. Потом посмотрел на Стива, который все еще не отошел после недавней схватки, и усмехнулся:
        - Что скажешь, астролир? Уделали мы дибидаров?
        Ирвинг сразу не ответил и снял с виска телепатический контроллер.
        - Не знаю, ундент лейтенант, - сказал он. - Возможно... Если у них еще не остались роботы или солдаты.
        - Думаю, что мы с эрвами завалили всех.
        Лэнфорд прошел на затекших ногах к люку, а потом распахнул его. Стив не стал возражать, хотя чувствовал, что это не окончательная победа.
        - Ундент лейтенант, кажется, нам пора связаться с ундентом полковником.
        Глава 57
        Серов, Соренсен и трое пехотинцев пробирались по поваленным недавно проходящими здесь роботами деревьям и спешили вернуться в укрепления. Им пришлось сделать внушительный крюк, чтобы можно было безопасно добраться до цитадели. Затем они вынуждены были пролезать между гигантскими стволами деревьев. Путь, который мог бы занять минут десять, передвигайся они по нормальной местности, растянулся на полчаса.
        Шум с тех участков местности, где шли сражения, становился все тише. Значит, эрвы опять смогли одолеть неприятеля.
        - Ундент полковник, - обратился к Виктору Гуннар, - похоже, местные вояки покончили-таки с пришельцами.
        - Надеюсь на это.
        - Я что-то слышу, - вдруг сказал Цзянь, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону, чтобы уловить звуки своими вживленными акустическими приемниками.
        Серов тоже услышал неясные звуки. К ним примешивался знакомый грохот падающих деревьев.
        - Кто-то приближается. - Зихао крепко сжал пальцами ручной излучатель. - Кто-то крупный, кажется.
        Виктор все отчетливее слышал нарастающий шум - это не могли быть эрвы или их животные.
        - Анквилы идут сюда. - Серов искал подходящее место для укрытия. - Прячемся!
        Они скрылись за упавшим деревом двухметровой толщины, понимая, что их радость, вызванная победой, была пока преждевременна.
        Шум становился все громче: казалась, по лесу пробирается какое-то невиданное животное. Виктор знал, что такие крупные звери тут не водятся.
        - Приготовьтесь. - Серов положил рядом с собой винтовку и водрузил прихваченный из корабля униразер на кривой отросток.
        Венцель прижался к стволу дерева, отцепляя от защиткостюма гравиловушки и раскладывая их на земле. Дюпон тоже прислонился спиной к дереву, держа униразер, который он взял из корабля. Цзянь держал наготове свой излучатель.
        Соренсен присел рядом с полковником:
        - Ундент, вы не знаете, когда мы уже перебьем всех этих инопланетных дурбил?
        - Они, сволочи, живучие, - усмехнулся Виктор.
        - Я уж было подумал, что эрвы их сумели разделать.
        - Не так это просто, капитан.
        В подтверждение слов Серова послышалось громкое механическое гуденье, такое, какое бывает у тяжелых штурмовых роботов, и вдобавок земля начала дрожать.
        Штефан встал на толстый отросток и выглянул из-за ствола дерева. Через несколько секунд он слез обратно.
        - Черт! - Венцель схватил энган. - Топают сюда, ублюдки.
        Виктор приподнялся и глянул сквозь промежуток между отростками и стволом. Орхеантцы появлялись из леса и направлялись в сторону одного из недавних сражений. Это был не слишком внушительный отряд, численностью всего около тридцати солдат, однако не это было самое неприятное: раскидав в стороны тяжеленные деревья, словно тростинки, показались гигантские механизмы - паукообразные роботы - передвигающиеся на шести мощных конечностях. Их было трое.
        Проходя, пришельцы не замечали Серова и пехотинцев. Но вдруг один из них остановился, замер, будто учуяв неприятеля, а потом повернулся к остальным. Все солдаты разом остановились, направив оружие туда, где прятались люди. «Пауки», двигая суставчатыми металлическими лапами, начали неуклюже поворачиваться.
        Виктор понял, что их засекли, и схватил униразер:
        - Атакуем!
        Пехотинцы вскочили и принялись стрелять. Десять солдат пришельцев сразу же упали замертво, остальные рассредоточились и укрылись за деревьями.
        Серов целился в «паука», который уже развернулся и затмил небо своим куполообразным телом. Снаряд из униразера попал в робота и разорвался, но не произвел нужного эффекта. Виктор понял, что у этих «пауков» нет защитного экрана, однако было очевидно, что им такой экран и не требуется.
        «Паук» слегка наклонился, выдвинув на «лапах» два орудия, нацелившиеся на людей. Серов знал, что будет дальше.
        - Разделяемся! - крикнул он.
        Виктор отбежал к другому поваленному дереву. Пехотинцы бросились врассыпную, а «паук» выпустил сгустки энергии огромной мощности, разорвавшие дерево на части.
        Серов вцепился в подвернувшийся под руки отросток. Взрывная волна протащила его по земле. Мимо пролетело тело Дюпона, и, ударившись о ствол дерева, упало вниз.
        Виктор лег на живот. Где-то рядом стонал и изрыгал ругательства Венцель.
        Гуннар между тем укрылся в овражке и стрелял из энгана, оброненного раненым Венцелем. Гибкий Цзянь, который, казалось, вообще не имел костей, забился в щель между камнями и бросал в орхеантцев мини-гранаты.
        «Пауки» неторопливо поворачивались, намереваясь уничтожить людей по одному. Они произвели еще несколько разрушительных выстрелов. Четыре сгустка энергии превратили землю, деревья и камни в груду обломков, комьев и неровных осколков. Серов тихо выругался, поняв, что теперь не найдет свой униразер.
        Тут запищала рация. «На связи», - сказал Виктор. Он пополз, огибая «паука» и собираясь подобраться к нему поближе.
        - Ундент, это Лэнфорд. Где вы?
        - Где-то в лесу. На нас тут устроили охоту пришельцы.
        - Вот синляры вонючие! А мы с эрвами уже собирались праздновать победу!
        - Нам бы не помешала помощь.
        - Дайте координаты!
        - Мы находимся примерно километрах в шестнадцати севернее от укреплений.
        - Выезжаем сейчас же, ундент!
        Серов осторожно выглянул из-за каменистого бугра и огляделся. Венцель по-прежнему лежал на том же месте, засыпанный лиртурами и отростками с деревьев, Соренсен продолжал стрелять по пришельцам из энгана, а Зихао Цзянь пытался уничтожить одного из «пауков» из излучателя.
        Виктор отцепил с пояса два мини-диска с нанорезаками. Он надеялся, что это мощное оружие ближнего боя окажется действенным против роботов-«пауков». Верхние части двух «пауков» продолжали двигаться по кругу, а третий нацелился на Цзяня. Серов выждал пару секунд, затем выскочил из убежища и подбежал к ближайшему из «пауков». Робот стал с гудением поворачиваться в сторону Виктора. Серов навел диски на исполинского робота и нажал кнопки пуска. Диски с наннерами выстрелили и прилепились к бронированной поверхности робота. Пушки «паука» уже почти нацелились на полковника, вдобавок пришельцы принялись стрелять по нему. Виктор отпрыгнул, перекатился и сумел укрыться за очередным поваленным деревом. Затем серия выстрелов и оглушающих взрывов накрыла то место, где прятался Серов. Взрывной волной Виктора отбросило назад, и он еле-еле успел сгруппироваться. К счастью, защиткостюм спас его от травм.
        Нанорезаки прорезали броню робота, и через полминуты проникли внутрь «паука». Затем раздался ужасающий взрыв, и верхнюю часть робота разорвало на куски.
        Другой «паук» повернулся в сторону Серова и сделал несколько выстрелов. Виктор распластался на земле, надеясь, что сломанный ствол дерева, лежащий рядом, сможет хотя бы чуть-чуть прикрыть его. Землю накрыли взрывы, и Серова отбросило назад. Он покатился и свалился в неглубокую яму.
        Еще один «паук» сканировал пространство вокруг себя. Верхняя часть робота двигалась по кругу, а ходовые конечности прочно зарылись в землю. Он заметил цель: человеческое существо шевелилось между камнями и стреляло из излучателя. Робот навел орудия на Цзяня и уже собрался выстрелить, однако в этот момент визоры «паука» заметили другую непосредственную опасность в лице Виктора. Робот начал разворачивать свою верхнюю часть в противоположную сторону.
        Серов, используя персональный антиграв, подлетел к гигантскому механизму и выпустил три диска с наннерами. Затем сразу же отлетел назад и спрятался за толстым стволом дерева. Оба робота начали стрелять. Дерево с шумом разлетелось на части, а все вокруг накрыло мощными взрывами. Виктора опять отшвырнуло в сторону, и он чуть не сломал запястье левой руки. Бормоча ругательства, Серов пополз к валуну, который был в паре метров от него.
        Тем временем нанорезаки разрезали броню робота и проникли внутрь механизма. Произошел еще один мощный взрыв. Верхняя часть «паука» взорвалась, а расплавленные обломки отлетели в стороны. Теперь уничтоженный механизм представлял собой довольно забавное зрелище: шесть двигательных конечностей, зарывшихся в землю, и расплавленные остатки верхней боевой части робота.
        Гуннар яростно отстреливался от пришельцев, отвечавших ему выстрелами, прячась за деревьями.
        - Давай, подходи! - кричал Соренсен. - Ну, кто еще хочет подохнуть?!..
        Капитан уже подстрелил шестерых орхеантцев и вошел в боевой раж. Он жал на курок, выкрикивая ругательства на родном языке, и не давал солдатам пришельцев вылезти из укрытий.
        Вот Гуннар повернулся, чтобы подстрелить солдата-пришельца, осторожно подползающего сзади, и убил его. Однако в следующую секунду из-за дерева показался еще один солдат и выстрелил.
        Широкий луч, разрушающий взаимодействие атомов, накрыл защиткостюм Соренсена, а затем и самого капитана. Гуннар даже не успел понять, что случилось. Его изуродованные останки тихо сползли на дно оврага.
        Последний робот решил атаковать Зихао, не оставлявшего безуспешные попытки уничтожить «паука» из излучателя. Хотя плазма и плавила наружный слой брони «паука», она быстро застывала, не нанося сильного ущерба. Робот выпустил еще несколько сгустков энергии, и там, где прятался Цзянь, возникло целое облако из обломков дерева и камней.
        Виктор выглянул из-за дерева и оглядел поле боя. Штефан вне игры, Кай Дюпон и Соренсен, судя по всему, погибли, Зихао тоже не видно.
        Серов присел, не отрывая взгляда от робота-«паука». Дисков с наннерами у Виктора не осталось, а персональный антиграв был поврежден.
        Он открыл один из отсеков защиткостюма и засунул в него руку. Серов собирался достать противотанковую гранату РНГ-8, но неожиданно его пальцы наткнулись на что-то прохладное. Это было оружие эрвов - шары, создающие эффект заморозки. Виктор взял их с собой, не думая, что они ему действительно понадобятся. Серов тут же придумал план, как нейтрализовать «паука».
        Виктор воспользовался тем, что орхеантцы и «паук» отвлеклись на Цзяня и Венцеля, и с трудом взобрался на дерево, росшее рядом с тем местом, где возвышался робот. Он поднялся по отросткам на высоту десяти метров и осторожно достал холодный на ощупь шар.
        Робот не спеша поворачивался и осматривал поле битвы своими глазами-линзами. Орхеантские солдаты, которых осталось не менее десяти, медленно направились к тому месту, где под отломанными отростками подергивался Штефан.
        Серов замахнулся, и, вложив всю силу в бросок, метнул в «паука» замораживающий шар. Шар стукнулся о бронированную поверхность металлического чудовища, разлетелся с громким шипением и покрыл синей массой добрый метр корпуса. Верхняя часть «паука» начала разворачиваться. Виктор швырнул еще один шар, а следом за ним третий, последний.
        Солдаты повернулись в сторону дерева, на отростках которого балансировал Серов.
        «Паук» уже развернулся и направил дула своих орудий на полковника. Виктор бросил гранату РНГ-8 туда, где пузырилась синеватая слизистая пена.
        То, что случилось далее, превзошло все ожидания Серова: раздался ужасающий взрыв. Верхняя часть «паука» взорвалась, разбрасывая во все стороны искореженные куски металла. Затем стали взрываться питающие элементы робота, салютом освещая лес. А потом высоко в воздух поднялся столб искр, которые, наверное, были видны издалека. Виктор прижался всем телом к дереву и уцепился за отросток.
        - Что, ублюдок, получил! - крикнул он, довольный результатом, и только тут заметил, что один из осколков паука вонзился в левое бедро и раздробил кость. Острая боль разливалась по ноге. Если на Серове не было бы специального костюма, он вообще лишился бы ноги.
        Виктор видел, как пришельцы направляются к нему и медленно поднимают оружие. Шансов у полковника не оставалось.
        Он уже собрался прыгнуть на орхеантских солдат и взорвать последнюю гранату, чтобы забрать их с собой, как тут из-за деревьев с шумом выехала тефинора, в которой сидели Лэнфорд, Щербаков и несколько эрвов во главе с Лиелом.
        Нил за секунду понял, что сейчас произойдет, и хрипло выкрикнул:
        - Огонь!
        Началась оглушительная пальба. Почти все орхеантцы были сразу же убиты, но один успел-таки сделать выстрел. К счастью для полковника, выстрел не был точным, и лишь задел его. Виктор почувствовал необычное онемение в районе локтя, а потом увидел, что у него теперь нет левой руки. Пришелец сумел выстрелить еще пару раз, прежде чем был застрелен кем-то из эрвов.
        Один из выстрелов пришельца задел плечо Серова, но защиткостюм принял на себя основное дезинтегрирующее действие, и поэтому полковника не прорезало насквозь. Однако он все-таки лишился куска кожного покрова и части ключицы. Второй выстрел раскрошил отросток, за который Виктор держался оставшейся рукой. Серов потерял опору, качнулся и полетел вниз с десятиметровой высоты. Он видел, как громадный эрв бежит ему на помощь, надеясь поймать его.
        Виктор сильно стукнулся об отросток и попытался затормозить падение, затем ударился о ствол головой, с хрустом приземлился на землю и потерял сознание.
        Глава 58
        Трелан Треньюн расположился в своей просторной эдиарии на своеобразном троне, поддерживающемся в воздухе антигравитацией, и выслушивал тревожные вести, которые докладывал ему первый рефин Инефр Синфир Треньял. Лицо Высшего Виора не изменилось даже тогда, когда он услышал, что армия туземцев уже почти добралась до мест обитания орхеантцев. Его лицо не выразило эмоций и после того, когда рефин доложил о самоликвидации Кевлуана.
        «...Их многие сюрвы, - мысленно «говорил» Треньял, - и очень скоро они уже будут здесь. Туземцы используют летательные средства, которые и доставляют их в эту часть планеты. Они могут покрывать за один нур несколько зирт. Мне неизвестно, каким образом туземцы вычислили наше местонахождение, но они доберутся до нас. И тогда мы не сможем удерживать их долго».
        «И почему же?» - спросил Треньюн.
        «Виор, у них есть тяжелые орудия, с помощью которых рано или поздно они смогут прорвать наши защитные экраны. К тому же у туземцев имеются мощная техника и оружие людей. Виор, вы должны немедленно покинуть наши города и найти безопасное место».
        Трелан неторопливо поднялся с «трона» и завис в воздухе. Он протянул руку и коснулся кристалла, парившего рядом с ним. Появилось изображение окрестностей орхеантских обиталищ. К ним двигались многочисленные отряды эрвов, роботы и боевая техника. Эрвы лились плотной массой, будто колония странствующих муравьев.
        «Что думает рефин Орфалун?» - спросил Треньюн.
        «Виор, он сделал расчеты и представил неутешительные данные: нам не одолеть аборигенов. Виор, где-то мы допустили просчет, и он нас всех погубит. Возможно, виор Лиирда все-таки был прав. Теперь нам нужно немедленно уходить».
        Трелан парил над полом, изредка поглядывая в сторону мерцающего изображения. Инефр с почтением ждал. Высший Виор молчал, однако он уже принял решение.
        Треньюн отключил панораму границ цитадели орхеантцев, и, не глядя на рефина, мысленно «произнес»:
        «Мы останемся здесь».
        На лице Треньяла мелькнула еле уловимая тень изумления. Он сразу же попытался скрыть свои эмоции.
        «Что заставило вас сделать такой выбор, Высший Виор?»
        «На нашей расе не будет клейма позора! - В зрительных фенторах Трелана сверкнула ярость. - Орхеантцы никогда не отступают! Или, может быть, вы забыли об этом?»
        «Нет, Виор, я всегда был и останусь орхеантцем».
        «Тогда к чему этот вопрос?»
        Инефр немного помедлил, затем сказал:
        «Если туземцы уничтожат или - что еще хуже - поработят нас, это будет, вероятно, конец всей нашей расе. Именно поэтому я почувствовал непродуманность и поспешность вашего решения».
        «Первый рефин, мое решение взвешено и продумано. Уйдем мы или останемся, это не изменит положения. Мы ошиблись и недооценили аборигенов и людей. Что ж, теперь пора расплачиваться за свою самонадеянность. Но я не собираюсь оставаться в истории Виором, который бежал».
        «Высший Виор, если мы не уйдем, славная история нашей цивилизации может завершиться».
        «Не бойтесь, рефин, не завершится», - загадочно молвил Треньюн.
        Треньял не решился уточнить, что же имел в виду Виор, и покорно «замолчал». Треньюн тоже замолк, глядя куда-то вдаль, словно не замечая полупрозрачных стен эдиарии.
        «Что я должен делать, Виор? - нарушил затянувшуюся паузу Инефр. - Приказать начать мобилизацию последних резервов?»
        Трелан повернулся к рефину:
        «Непременно. Но прежде я хотел бы сообщить вам нечто секретное, причем секретность эта высшего уровня».
        «Я внимаю, Высший Виор», - почтительно произнес Треньял.
        «Думаю, вы, как мой старший помощник и первый рефин имеете право узнать, что мы, те, кто жил в заточении на этой планете, не единственные представители расы орхеантцев».
        На этот раз рефину не удалось скрыть удивление.
        «Да, - продолжил Треньюн, - есть галактика, где находится планетная система Тинофьерол. Ее планеты должны населять орхеантцы».
        «Откуда они там появились?» - Инефр даже забыл о формальном обращении.
        «Когда цереарцы уже почти одержали над нами победу, несколько межзвездных кораблей-городов сумели миновать их патрули и покинули нашу галактику. С одного из этих кораблей было послано закодированное сообщение, в котором говорилось о той галактике, к которой они предположительно собираются лететь. Это была Лубириона, где и находится система Тинофьерол».
        «Виор, почему же наши тициры до сих пор не прилетели к нам на помощь?»
        «Потому что они не знают, что мы находимся на Олкреанте».
        «Высший Виор, никто из нас никогда не слышал об этом...»
        «Так и должно было быть. Только тот, кто становится Высшим Виором, получает привилегию и право знать это».
        «Виор, возможно, мы могли бы воспользоваться средствами связи человеческих особей и сообщить тицирам о нас».
        «Я уже приказывал это сделать, но не получил ответа. Средства связи людей бесполезны для нас. К тому же поселение теперь находится под контролем туземцев».
        Треньял понимающе задвигал илмирами. Он не собирался выдвигать другие возражения. Честь орхеантца была превыше всего.
        «Мы должны встретить туземцев достойно». - Трелан опять коснулся кристалла, который показал все прибывающие многотысячные отряды эрвов.
        «Я могу идти, Виор?» - осведомился рефин.
        «Идите, и помните: когда-нибудь наши тициры отомстят за нас. Космос еще услышит об орхеантцах, я это обещаю».
        Глава 59
        Виктор очнулся от прикосновения чего-то мягкого. Он догадался, что к нему прикоснулась человеческая ладонь. Ладонь скользнула по лбу, задержалась на шее, прощупывая пульс, и исчезла. Это могла быть только женская ладонь. «Если я в раю, - подумал Серов, - то мне тут нравится».
        Пролежав минут десять, Виктор решил открыть глаза. Он осторожно приоткрыл веки, но тут же сощурился, не успев дать визиотронам возможность скорректировать интенсивность света. Через минуту он снова отважился открыть глаза.
        После коррекции освещения Серов огляделся. Он лежал на длинной кровати прямо под сенью широких отростков анхо. Кажется, уже наступило утро. Защиткостюм полковника сняли, а одежда была почти вся срезана. На левом бедре усердно трудился маленький робот-медик, впрыскивая анестетик и сращивая кость, а на правом плече были прилажены регенераторы и мини-роботы, воссоздающие часть потерянной ключицы и кожного покрова. Виктор постепенно вспоминал, что с ним произошло.
        Взглянув на левую руку, Серов увидел, как там тоже вовсю трудится еще один робот, выверенными движениями заканчивающий присоединять биокисть. Виктор осторожно пошевелил пальцами, однако они почти не слушались полковника. Эта новая конечность ничем не отличалась от настоящей, разве только маркировочным штрихом чуть выше запястья. Но этот штрих потом исчезнет. Через некоторое время рука уже будет действовать безупречно.
        Серов увидел Дану Перову, сидевшую к нему спиной на япте. Очевидно, она мысленно взаимодействовала с переносным биокомпьютером. Оглядевшись, Виктор заметил и Ормелу, - она хлопотала над раненым эрвом, тоже лежащим на огромной кровати.
        Серов приподнялся. Он понял, что находится среди раненых солдат эрвов. Настоящий полевой госпиталь. Всегда довольно воинственные, эрвы сейчас казались совершено беспомощными. Виктор подумал, что, пожалуй, и сам выглядит не лучше. Это позабавило полковника, и он негромко засмеялся. Перова тут же повернулась к нему.
        - Ундент, - она широко улыбнулась, - с возвращением. Как себя чувствуете?
        Хорошо все-таки, очнувшись, видеть такую красоту.
        - Как неправильно собранный корабельный модуль, - пошутил Виктор. - Сколько я был без сознания?
        Дана поднялась и посветила ему в глаза тонким фонарем:
        - Около трех часов, ундент. Мы принесли вас сюда после вашей героической битвы в лесу. Пришлось погрузить вас в принудительный сон, потому что мне нужно было заняться ранами.
        - Пришельцы отступили?
        - Можно сказать, потерпели полный разгром.
        Как же приятно слышать эти слова!
        - А пехотинцы, что были со мной? - Серов медленно сгибал и разгибал приживленную руку.
        - Двое из них выжили, а двое - нет. Зихао Цзянь, его контузило и разорвало ушные перепонки. Мы их уже заменили. А второму - здоровяку, отсекло часть ноги. Тоже прирастили биоконечность. С ними все нормально.
        «Значит, - мрачно подумал Виктор, - бравый капитан Соренсен и Дюпон все же погибли... Хорошие были парни...» Полковник решил во что бы то ни стало добиться включения их в число Героев Коалиции. А также всех остальных пехотинцев и спейсаров, отдавших свои жизни на планете. Этим, конечно, их не вернешь, но все-таки имена таких людей должны навсегда сохраниться в списке Памяти.
        Тут появился Лэнфорд и лихо отдал честь, что однозначно доставило ему удовольствие:
        - Рад видеть, что вам лучше, ундент!
        - Вольно! - Серов не смог подавить улыбку и тоже отдал честь. - Садитесь.
        Нил присел на дальний край кровати, которая была не меньше трех метров в длину.
        - Ну что, - сказал Виктор, - докладывайте. Есть новости?
        Лэнфорд, как обычно, усмехнулся:
        - Ундент, пока вы тут наслаждались комфортом и нежились в тенечке, да пока вас потихоньку собирали по частям, эрвы успели наведаться в поселение и прибрать его к рукам. Теперь все поселение под нашим контролем.
        - Недурно, - кивнул Серов.
        - Это еще не все, ундент, - продолжил лейтенант. - Тут к пришельцам спешило еще одно подкрепление, так мы вместе с эрвами перещелкали их всех. Шиел был в восторге!
        - Представляю себе! - засмеялся Виктор. - А в поселении никто не оказал сопротивление?
        - Там был жалкий отряд пришельцев. Эрвы справились с ними за полчаса.
        - А обращенные люди?
        Тут Лэнфорд помрачнел:
        - Ундент, эти мерзкие паразиты оставили своих носителей. Мы нашли только мертвые тела поселенцев и солдат. Видимо, когда эти твари бросают хозяев, те умирают.
        - Наши люди?
        - Тоже там были. То есть, конечно, тела. Мы их положили в одно из криогенных хранилищ.
        Значит, - подумал Серов, - такова жестокая реальность... Бедные люди...
        - Также, - сказал Нил, - мы нашли тела Доронина и Трюфо в разбитом форте, и тела эрвов. А еще перевезли останки Соренсена и Дюпона. Их всех мы тоже оставили в криохранилище поселения. Если сюда отправят корабль, то их смогут забрать.
        - Ундент, у нас есть еще новости, - сообщил после паузы Лэнфорд.
        - А именно?
        - Эрвам-разведчикам с помощью нашей техники - ну, той, что была на корабле пехотинцев, - удалось, наконец, отыскать пристанище анквилов.
        Серов даже забыл про раненое бедро и незалеченную ключицу и сел на кровати:
        - Вот как?
        Нил ухмыльнулся, довольный реакцией Виктора:
        - Да, ундент, именно так и обстоят теперь дела. Шиел строит мстительные планы и собирается их всех захватить. И я его хорошо понимаю.
        Вот оно и свершилось. Пришел тот день, который так ждали эрвы, и в последнее время - люди, ставшие участниками борьбы за свободу на этой затерянной в космосе планете. Пришельцы почти не сопротивляются - у них, вероятно, не осталось ни ресурсов, ни живой силы, чтобы продолжать войну. Но для нас, думал Серов, она, скорее всего, закончена. Хотя, если Элтир попросит о помощи, Виктор знал, что не сможет отказать ему.
        - Сколько их там, в катакомбах? - спросил Виктор.
        - Ундент, а вы угадали, - удивился Лэнфорд. - Они действительно живут под землей. Если быть точнее - в гигантских помещениях необычной планировки и разветвленной сети туннелей, укрытых слоем почвы. У них там целые города. Эрвы собираются применить свои гигантские метатели - те, которые так и не успели использовать в прошлом сражении - и прорваться в эти города.
        Тут послышался раскатистый бас, ознаменовавший появление Элтира.
        - Вот и Шиел! - усмехнулся Нил. - Ундент, сейчас вы сами все узнаете от него. Он абсолютно уверен в близкой победе.
        Элтир ходил между ранеными эрвами, подбадривая их, а потом увидел Серова и направился к нему. Рядом шли Уоллес, уже совсем выздоровевший, советник Элтира и Нолан.
        Шиел подошел к Виктору, посмотрел ему в глаза, а потом громогласно произнес:
        - Мой брат жив!
        - Мы тоже очень рады вас видеть, - добавил Алан, улыбаясь. - Вы, наверное, э... двужильный человек. Правильно.
        - Нет, это просто роботы. Ну, и конечно, золотые руки Даны. - Серов уже мог двигаться, хотя его бедро и рука еще не совсем зажили, а ключица не была до конца восстановлена.
        Шиел улыбнулся:
        - Ты, наверное, уже знаешь, что мы одержали великую победу. За эту победу будут восхвалять нас предки и всегда помнить потомки!
        Элтир сделал паузу и нахмурился:
        - Да, многие из храбрых воинов так и не увидели этот день... Но они отдали жизни не зря! Вечная им слава!
        Шиел опять просветлел:
        - Теперь уже близок тот день, когда Лидуила полностью очистится от анквилов, и наши дети будут жить в мире!
        - Я уверен в этом, - сказал Виктор.
        Шиел замолчал, глядя на Серова так, словно тот действительно был его кровным братом или сыном.
        - Брат мой, - произнес Шиел, - я верю, что ты был послан к нам. Ты избранный, и прилетел к нам из далекого мира, чтобы помочь всем нашим велхорам. Я знаю это теперь. Древнее пророчество сбылось. В Деришоре Предков говорится о посланнике с небес, о том, как он придет к нам со звезд и поможет бороться с чужеземцами, которые хотят захватить нашу землю. Все это сбылось.
        Виктор переглянулся с Уоллесом, сохранявшим торжественный, приличествующий случаю, вид, с Лэнфордом, всеми силами старавшимся скрыть улыбку, и сказал:
        - Элтир, по-моему, вы э... несколько переоцениваете мой вклад в общую победу...
        Шиел рассмеялся, словно его повеселила реакция Серова:
        - Скромность - качество настоящего героя! Без тебя и твоих храбрых воинов мы бы не смогли достичь этой победы. От имени всех велхор эрвов благодарю тебя!
        Элтир поклонился, и Виктор тоже ответил поклоном.
        - Но ведь еще не окончательная победа, - осторожно заметил Серов.
        Шиел, явно торжествуя, оповестил Виктора:
        - Мой брат, победа уже состоялась! У анквилов нет возможности воевать с нами! Мы знаем, где скрываются наши недруги, и им не уйти от возмездия. Но эрвы милосердны. Если у анквилов есть дети и женщины, то мы их не тронем. Они будут пленены, однако смогут жить под охраной в наших элтериях.
        Тут Элтир посмотрел на Виктора с теплотой:
        - Ты - мой брат, но теперь можешь лететь в свой мир. Я не прогоняю тебя - ты не должен так думать! - я лишь хочу, чтобы ты вернулся домой. Я знаю, что тебе нужно вернуться к своим звездам, ведь там тебя ждет твоя велхора, твоя женщина и семья. Однако ты можешь остаться здесь, если хочешь. Ты всегда будешь частью нашей велхоры.
        - Спасибо, Элтир, - поблагодарил Серов. - Вы правы, я и мои воины должны вернуться к далеким звездам, но в своих мыслях я все время буду с эрвами.
        Шиел не отличался сентиментальностью, но при этих словах осторожно и прочувственно обнял Виктора:
        - Пусть будет так! Если тебе что-то нужно, только скажи мне. Мы все в неоплатном долгу перед вами.
        - Ваши воины устали, но если это возможно, то мне понадобится помощь: я должен захватить свой корабль.
        Элтир разразился громогласным хохотом:
        - Они сделают все, что ты пожелаешь! Будь уверен!
        Серов тоже рассмеялся, хотя отлично понимал, что им придется прыгнуть выше головы, чтобы попытаться проникнуть на «Волк». Элтир просто не знал, что собой представляет межзвездный тяжелый крейсер, который мог бы уничтожить весь народ эрвов за несколько часов.
        Виктор старался не думать о том, что пришельцы на корабле смогли подобрать нужный код. С другой стороны, если бы они уже получили доступ к системам управления корабля, то наверняка использовали бы крейсер в недавних битвах. Но, даже если предположить, что «Одинокий Волк» еще на планете, то вся армия эрвов будет бессильна, пытаясь пробраться на корабль.
        Те, кто сейчас находятся на крейсере, обязательно включат защитные экраны, а корабельные орудия не дадут пробиться даже танку, чего уж говорить о пеших солдатах. Серов имел в рукаве только одного туза: пушку «Разрушитель», находящуюся в поселении. А так как поселение уже было под контролем эрвов, то значит, есть возможность переместить ее на подходящую для обстрела позицию. Применив эту пушку, можно попытаться вывести из строя генераторы, которые питают защитные экраны. И может даже вдобавок уничтожить орудия корабля. Хотя, вот это уже вряд ли выполнимо. Самое важное - это убрать экраны, а потом можно будет попытаться прорваться на крейсер.
        Обдумав все это, Виктор машинально шевельнул пальцами приращенной руки - пора начинать действовать.
        - Элтир, мне нужно доставить из поселения одно важное орудие. Оно очень тяжелое и огромное - без ваших солдат мы не сможем доставить его в нужное место.
        Шиел улыбнулся:
        - Конечно, мой брат, мы сделаем для тебя все, что ты только попросишь.
        Он повернулся к сопровождавшему советнику и отдал несколько коротких распоряжений. Советник приложил руку ко лбу и тут же куда-то поспешил.
        - Сейчас соберется отряд, приедут тефиноры, и ты можешь отправляться. Тебе поможет илир Четел.
        Шиел снова посмотрел в глаза Серова долгим внимательным взглядом.
        - Теперь наши пути расходятся, - молвил он. - Я должен идти к своим воинам. Скоро мы вылетаем. Однако многие из них уже в пути. Мы завершим войну, и покой придет на наши земли.
        - Удачи! - Виктор протянул руку.
        Шиел засмеялся и с удовольствием воспроизвел этот человеческий жест, чуть не сломав ладонь Серова:
        - Тебе тоже удачи, и пусть Лес хранит тебя.
        Элтир вдруг снял с шеи какой-то предмет, напоминающий древнеегипетский картуш фараона. Шиел улыбнулся и протянул эту вещь Виктору:
        - Возьми. Это Зеир предков нашей велхоры. Только элтир имеет право носить такой. Он будет оберегать тебя и принесет удачу.
        Серов с почтением взял Зеир и осторожно надел на шею:
        - Элтир, я признателен вам за эту честь.
        Виктор тоже снял со своей шеи круглый блестящий значок и протянул Шиелу. Это был значок, на одной стороне которого изображалась эмблема Коалиции и личный номер Серова, а на другой - символика Академии, где учился Виктор.
        - Это вам, Шиел.
        - Благодарю тебя, мой брат.
        Элтир повесил значок на шею, царственно взмахнул полами пестрой накидки и степенно удалился.
        Некоторое время все молчали: ощущалось волнение скорой, и возможно - последней битвы. Люди понимали, что они наконец-то могут получить шанс вернуться домой.
        - Ундент, - сказал Лэнфорд, - вы действительно уверены, что пушка из поселения способна потягаться с нашим крейсером?
        - Тут ни в чем нельзя быть уверенным, - ответил Серов. Он осторожно поднялся и включил имеющийся у них переносной одеждер, который принес Уоллес. Одеждер зашумел и начал создать новый защиткостюм. - Но если принять во внимание мой опыт и знания оружия, то думаю, мы сумеем нейтрализовать генераторы силовых экранов. И чем скорее приступим, тем лучше.
        Никто не стал спорить - все понимали, что Виктор знает, о чем говорит.
        Глава 60
        Некоторое время спустя, жужжа механизмами, прибыли две тефиноры и пара прицепленных к ним огромных тирдар с колесами. На тирдарах как раз можно было поместить пушку.
        - Вик, вы думаете, такие повозки выдержат вес пушки? - засомневался в надежности тирдар Уоллес. - Еще же э... придется м-м-м... везти батареи...
        - Выдержат, - уверенно сказал Виктор. - Этих двух, наверное, как раз должно хватить.
        Серов мог использовать летунов, чтобы доставить орудие на нужную позицию, но опасался, что анквилы на крейсере заметят их.
        - Эта мортира - такая громадина! - Алан с трудом представлял себе, как эрвы собираются доставить орудие.
        - Не переживайте, Ал, справимся.
        - А вы сами-то как себя э... чувствуете?
        - Могу бегать, прыгать, и вообще - готов к новым подвигам.
        Уоллес посмотрел на Виктора с сомнением. Тот лишь усмехнулся. На самом деле физическая форма Серова была еще далека от идеальной, однако он быстро восстанавливался и надеялся, что сможет принять участие в активных действиях.
        К Виктору подошел высоченный эрв с мехом густо-смоляного цвета. Он приложил руку ко лбу:
        - Я - илир Четел. Элтир поручил мне помогать тебе. Какие будут распоряжения?
        - Мне нужно, чтобы вы отправились в поселение, - велел ему Серов.
        - Да, старший илир.
        Четел повернулся и начал покрикивать, руководя своими солдатами.
        Несколько эрвов завели тефиноры. Остальные тридцать туземцев тоже забрались в тефиноры и тирдары. Затем они тронулись и исчезли в зарослях отростков деревьев.
        - Ундент, отправимся на летунах? - спросил Лэнфорд.
        - Разумеется, на летунах.
        Десять минут спустя Нил и Виктор уже летели сквозь чащу на роботах-летунах.
        Вскоре они нагнали двигающиеся впереди тефиноры с тирдарами.
        Серов и Лэнфорд обогнали эрвов, чтобы первыми добраться до поселения.
        Роботы летели через лес, преодолевая холмы и овраги, перелетая через ручьи и цвета изумруда валуны.
        Виктор двигался первым, сверяясь с картой на экране купола летуна, постоянно ожидая нападения. Он никак не мог привыкнуть к тому, что теперь можно было не опасаться неприятеля. Мысленно полковник каждый раз приводил пушку в состояние готовности, как только видел какую-нибудь подозрительную тень или движение. Но это оказывались либо представители здешней фауны, либо просто выросты деревьев.
        Через семь часов показалось поселение «Новый Свет». Роботы-летуны миновали реку и подлетели к деревьям, растущим вдоль периметра поселения.
        Летун Серова двинулся вдоль ограды периметра. Она была уже обесточена, а турели не действовали. Виктор и Нил направили роботов к открытым воротам, где эрвы устроили себе форпост. Тут и там стояли на посту эрвы-часовые. Едва завидев Серова, передвигающегося в летуне, они прикладывали руки ко лбу в знак почтения. По-видимому, слух о высоком статусе и недавних подвигах Виктора уже обошел многих эрвов.
        Серов двигался по центральной улице поселка, где совсем недавно они вели жестокий бой при захвате Центра связи. Тел поселенцев, оставленных пришельцами, не было, эрвы действительно позаботились об этом. Но, несмотря на это, обезлюдевший поселок теперь оставлял тягостное впечатление.
        Летуны приблизились к оборонительному форту, поврежденному в прошлом сражении. Здесь, возле опорного форта поселения все было по-прежнему. Вот «Фурия», которая охотилась за ними и была подбита, а вон там то, ради чего они снова прибыли в поселение.
        Роботы пролетели еще немного и остановились. Серов открыл люк и спрыгнул на землю. Следом за ним из своего летуна вылез Лэнфорд.
        Пушка «Разрушитель» находилась на своем месте, наполовину скрытая под землей. Она накренилась после того, как эрвы бомбили поселение, но, кажется, осталась цела.
        Виктор спустился по металлической лестнице и залез в кабину стрелка. Он сел в кресло и запустил контрольную панель. Получив данные от биокомпьютера, Серов понял, что орудие находится в полностью рабочем состоянии. Оно было подключено к стационарному источнику энергии, но имело также и автономные ядерные аккумуляторы. Это позволит использовать его отдельно от постоянного источника питания в поселении, так как отсюда поразить крейсер не представлялось возможным. Теперь остается только доставить пушку к нужному месту.
        Виктор отключил все системы орудия и вылез обратно.
        - Мортира действует, ундент? - спросил Нил, с задумчивым видом прохаживающийся взад и вперед.
        - На наше счастье пушка годится в дело. - Серов подключил бионнер и просмотрел карту.
        Им пришлось ждать еще около восьми часов, пока эрвы не появились на главной улице.
        Четел вылез из тефиноры и тут же поспешил к Виктору: «Какие будут приказания, старший илир?»
        Серов изложил Четелу свой план по транспортировке пушки и мобильных аккумуляторов. Эрвы должны вытащить их и погрузить на тирдары. Затем следовать за летунами, которые будут расчищать лес впереди. Виктор уже выбрал необходимое место для предполагаемой атаки на корабль. Это было скалистое возвышение в четырех километрах от крейсера. Оттуда корабль будет виден как на ладони, что даст отличную возможность нанести упреждающую атаку. Серов недвусмысленно дал понять Четелу, что нужно торопиться. Илир приложил руку ко лбу и начал раздавать команды.
        Туземцы, часто неторопливые в обычной жизни, засуетились и развернули кипучую деятельность. Они подогнали тефиноры к месту, где была установлена пушка, а стали разламывать селидоровое покрытие дороги, освобождая орудие. Другие эрвы под руководством Лэнфорда использовали робота-строителя, найденного Виктором в одном из хранилищ, и раскапывали автономные питающие батареи пушки.
        Эрвы работали удивительно слаженно. Скоро они повернули пушку, а затем начали разбирать крепежные элементы, держащие орудие, и выкапывать опоры мортиры. Потом принялись вытягивать ее из ямы. Они прикрепили цепи одним концом к пушке, а другим к тефинорам.
        Через полчаса орудие и батареи были погружены в тирдары и готовы к перемещению.
        Серов прошел, взглядом оценив надежность цепей и крюков, проверил, не оборвутся ли они, и направился к своему роботу-летуну.
        - Можем отправляться, - сказал он. - Двигаемся в прежнем порядке. Отличная работа, илир Четел.
        Явно довольный этой похвалой, Четел забрался в тефинору, а следом за ним еще несколько эрвов. Раздался протяжный звук шиорана, и тефиноры повезли тяжеленное орудие на тирдарах через поселение.
        Виктор забрался в летуна и подозвал Лэнфорда:
        - Нил, летите в лагерь эрвов. Соберите всех людей и расскажите им о моем плане. Встретимся на месте. А мы с эрвами пока дотащим нашу надежду на спасение.
        - Понял, ундент. - Лэнфорд направился к летуну. - Только без нас не начинайте.
        Серов вновь обогнал эрвов и теперь двигался с той же скоростью, что и тефиноры, стараясь, чтобы эрвы не потеряли летуна из виду. Робот-летун, управляемый Виктором, продвигался в авангарде колонны, иногда выстреливая из пушек, чтобы очистить проход от деревьев или камней. За ним, жужжа, ехали тефиноры, немного проваливаясь в рыхлую почву. Эрвы периодически стреляли из тяжелых тервир, убирая то, что пропустил Серов на летуне.
        Через час летун и тефиноры выбрались из леса на равнинную пустошь, поросшую терпанией. Теперь до нужного места у скал оставалось меньше километра, и он прибавил скорость.
        Глава 61
        Возле двух изумрудно-матовых скальных возвышенностей полковник остановил робота. Серов вылез из летуна и словно ищейка стал обследовать территорию. Он забрался в расщелину между скалами и задействовал вживленные визиотроны. Через несколько секунд он увидел крейсер. Корабль стоял на том же самом поле, куда они приземлились, оказавшись на Элледии. На первый взгляд все выглядело так же, как и в прошлый раз, когда они совершили свой набег на крейсер.
        Виктор осторожно спустился и поспешил к эрвам.
        - Начинаем установку пушки! - приказал он.
        Четел принялся руководить своими подчиненными. Отцепив пушку, эрвы сняли крюки, оттащили цепи и изо всех сил навалились на мортиру. Тридцать огромных эрвов, рыча и потея, выгрузили пушку из тирдары и тянули ее в нужное место между скалами. Остальные бросились помогать своим товарищам, подталкивая орудие с другой стороны. Затем они с не меньшим трудом подтащили ядерные питающие батареи. Их должен был присоединить к пушке Марк Курц.
        Виктор смотрел на пыхтящих туземцев и от всей души надеялся, что эту возню не заметят на корабле. Если им повезет и неприятель ничего не заподозрит, они смогут атаковать первыми.
        - Илир! - позвал Серов.
        Четел тут же прервал работу и вытянулся перед Виктором:
        - Слушаю.
        - Уберите технику в лес, я не хочу, чтобы ее заметили.
        Четел отправился к нескольким эрвам, стоявшим рядом с тефинорами, и что-то приказал им. Эрвы забрались в свои машины и отъехали в ближайшие лесные заросли.
        Эрвы, наконец, заволокли пушку и ядерные аккумуляторы на площадку между скалами, и по распоряжению Серова начали закрывать их длинными отростками деревьев. Теперь пушка невооруженным глазом была совершенно не видна.
        Виктору и эрвам оставалось лишь ждать прибытия Нила и остальных людей.
        Прошло четыре часа.
        Щелкнул дешифратор, а затем включилась сама вживленная рация Серова.
        - На связи, - сказал он.
        - Ундент, - вызывал Лэнфорд, - мы подходим к точке. Вы на месте?
        - Ждем вас.
        - С нами тут целая рота эрвов. Шиел выделил.
        Виктор усмехнулся: ну и Элтир! - вот бы иметь таких союзников по всей галактике.
        - Пусть почти все эрвы остаются в лесу неподалеку, а десять из них и наши солдаты идут к точке.
        - Понял.
        К скалам, где стоял Серов, начали подтягиваться спейсары и пехотинцы.
        Виктор прошелся, окидывая взглядом людей и эрвов, собравшихся у подножия скал. Он устроил своеобразный брифинг:
        - Как только Марк закончит установку батарей, приступаем. Я проверил корабль - защитные экраны включены - но иначе, думаю, и быть не могло. После того, как мы окажемся на расстоянии трехсот метров от крейсера, я дам команду, и пушка начнет стрелять. Наш козырь - внезапное нападение. Если удастся вывести из строя генераторы, будем штурмовать. Пока эрвы и мы будем продвигаться к кораблю, используем камуфляж, чтобы нас не заметили с крейсера. Если они не станут использовать тепловизоры, то мы сможем добежать до корабля раньше, чем орудия превратят нас в кучку пыли.
        Никто не выказал страха при этих словах.
        - Когда экраны отключатся, я и Марк применим переносной плазменный резак, чтобы вскрыть люк номер 1.
        Итак: со мной пойдут: Панин, Венцель, Курц, Ирвинг, Ормела и Неллиган. Мы атакуем корабль с левого фланга. Атаку на правый фланг возглавит лейтенант. С ним пойдут Цзянь, Рамирес, Силин и Укич. Мы с лейтенантом возьмем также по трое эрвов.
        Спейсары, эрвы и пехотинцы внимательно слушали полковника.
        - Щербаков остается здесь, - продолжил Виктор. - Он лучше других умеет управлять тяжелой пушкой. Ему поможет Эрик Свенссон.
        Серов посмотрел на Юрия:
        - Надеюсь, ты не забыл, что в случае ответной атаки вы с Эриком должны немедленно оставить позицию?
        - Не забыл, ундент, - невозмутимо пробасил Щербаков. Он понимал, что ему и Свенссону досталась чуть ли не самая опасная часть миссии.
        - Остальные пехотинцы и эрвы, - сказал Виктор, - укроются в лесу и будут ждать моих дальнейших приказов.
        Серов немного помолчал.
        - Если мы не сможем нейтрализовать защитные экраны, - продолжил он, - то атаку немедленно прекращаем. В этом случае сразу же отходим в лес. Это все. Есть вопросы?
        - Виктор, - поднял было руку Уоллес, - я э... тоже хочу...
        - Нет! - оборвал его Серов. - В этот раз мы пойдем без вас.
        Алан понял, что спорить бесполезно.
        - Ну, - произнес Виктор, - за дело. И помните: от нашего успеха зависит то, как скоро мы вернемся домой, и сможем ли вообще вернуться.
        Начались последние приготовления к штурму.
        Через десять минут отряд Серова двигался через лес к месту, где стоял корабль. Виктор выбрал маршрут, схожий с тем, каким они шли, отправляясь за блокиратором.
        Вот появилась рощица деревьев яфшинар, а за ними холмистая местность. Один за другим они взобрались на высокий холм и укрылись среди отростков тельиды, имевшей терпкий запах. С этого места поле, где высился крейсер, просматривалось отлично.
        Серов раздвинул упругие отростки и цепким взглядом окинул корабль. Не было видно никакого движения или других признаков присутствия врага. Силовые экраны по-прежнему прикрывали корабль.
        Виктор активировал рацию:
        - Юри, слышишь меня?
        - Так точно, ундент полковник, - послышался голос Щербакова.
        - Готов?
        - Отсек генераторов прямо у меня на мушке.
        - Выстрел по моей команде. Помни: как только они начнут наводиться на вас - оставляйте позицию.
        - Понял, ундент. Жду вашей команды.
        Серов еще раз осмотрелся и сказал:
        - Давай!
        Прошло несколько секунд, затем сгусток плазмы огромной мощности обрушился на корабль. Виктор смотрел не отрываясь. Он видел взрыв, но экраны не исчезли.
        - Стреляй!
        Пушка выпустила еще целую серию разрушительных плазмоидов - никакого результата. Серов услышал, как Щербаков ругается.
        Мортира выдала очередную порцию сгустков плазмы. На этот раз один из экранов корабля не смог полностью поглотить их - корпус был поврежден.
        - Еще разок! - приказал Серов.
        Орудие, управляемое Юрием, сделало новую серию выстрелов, и теперь они добились желаемого. Часть брони корабля в районе отсека генераторов оказалась пробитой, а потом раздался чудовищный взрыв: это взорвался один из генераторов. Боковой экран тут же исчез.
        - Начинаем! - крикнул Серов.
        Они включили камуфляж, делавший их почти невидимыми, скатились вниз со склона и рванули к кораблю. Одновременно из леса справа выбежала группа Лэнфорда.
        Виктор глянул на корабль и увидел, как одна из тяжелых пушек начинает поворачиваться. Она разворачивалась в ту сторону, откуда стрелял Юрий.
        - Юри, - прокричал Серов, - сейчас вас накроют! Отходите!
        Группа Виктора была уже в ста метрах от корабля.
        Пушка крейсера выстрелила, поразив мортиру. Та взорвалась, устроив настоящую феерию, а ее раскаленные части разлетелись на сотни метров в стороны. Серов надеялся, что Щербаков и Свенссон успели отбежать на безопасное расстояние.
        Группа Виктора находилась уже в пятидесяти метрах от корабля, когда Серов понял: им устроили весьма неприятный сюрприз.
        - Стойте! - выкрикнул он. - Дальше ни шагу!
        Но было поздно. Почва под ногами разверзлась и они, не успев ничего сделать, покатились вниз, сопровождаемые комьями земли. Серов попытался ухватиться за что-нибудь и замедлить падение. Он изловчился и уцепился за толстый корневой отросток тельиды, выронил винтовку и уперся ногами в земляную стену ямы. Только Виктору удалось замедлить движение, как ему на голову свалился Ирвинг.
        - Нирза! - ругнулся Серов и схватил Стива за руку. - Держись!
        Падение закончилось так же внезапно, как и началось. Виктор ударился о корень, затем упал на дно. Рядом, немного мягче, приземлился Ирвинг. Затем свалился на земляное дно Венцель, а следом за ним Неллиган и Панин. Гибкая, как кошка, Ормела, смогла зацепиться за шершавый корневой отросток дерева и по нему спустилась вниз. Сверху тут же появилась решетка из силовых лучей, которую Серов заметил при помощи визиотронов.
        Когда начался этот обвал, Курц успел отпрыгнуть в сторону. Он спрятался за опорой крейсера. Эрвы, двигавшиеся чуть позади людей, тоже сумели избежать ловушки.
        Марк тут же позвал эрва, который нес тяжелый резак. Несмотря ни на что, Курц должен был начать вскрывать люк.
        - Ну как, все целы? - спросил Виктор, оглядевшись.
        - Руки, ноги и голова на месте, ундент, - сказал Стив. Он хотел было шлепнуть Элиру по защиткостюму в районе попки - разумеется, чтобы просто проверить, в порядке ли Ормела - но Элира проворно отскочила и бросила в него горсть земли.
        - Ундент, - вышел на связь Нил, - как там дела у вас внизу?
        - Неплохо, Нил. Здесь очень уютно. Вот только эти подлюки установили силовое ограждение.
        - Мы идем на помощь!
        - Отставить! Мы сами что-нибудь придумаем. Лейтенант, ваша группа должна оберегать Марка. Это приоритет!
        - Я понял.
        Над осыпающимся краем ямы слышались голоса эрвов и солдат, не попавших в западню.
        Серов пытался придумать, как отключить силовые лучи, источник энергии которых был спрятан, по всей вероятности, где-то в земле рядом с краями ямы. Нужно было спешить, пока атака, начавшаяся удачно, не окончилась провалом.
        - Слышите, ундент? - сказал Ирвинг. - Тут есть кто-то еще.
        Они прислушались и уловили неприятное чавканье и хлюпанье.
        - Смотрите в оба. - Виктор подобрал с пола винтовку.
        Марк в это время орудовал резаком, вскрывая люк номер 1. Вокруг техника сгрудились эрвы, прикрывая его своими мощными телами. Курц прорезал всего лишь сантиметров семь бронированной поверхности. Тугоплавкий металл неохотно поддавался резаку. А желательно было бы сделать все как можно быстрее, пока пришельцы сами гостеприимно не отперли люк с той стороны.
        Виктор и остальные, плененные в земляном туннеле, вглядывались в непроглядную тьму, которая начиналась через десяток метров от них, там, где туннель поворачивал влево. Они активировали визиотроны, используя режим ночного видения. Звуки не прекращались.
        Штефан Венцель первым заметил мерзких тварей, ползущих по стенам и потолку:
        - Укуси меня плицерос!
        Серов и остальные спейсары вскинули оружие. На них медленно надвигались грелиры. Эти создания, передвигавшиеся волнообразными движениями, могли цепляться за земляные стены и потолок широкими присосками. Грелиры имели множество длинных щупалец, расположенных по бокам их тел, и отростки, выступающие сверху, которые позволяли им осязать и ориентироваться в пространстве. Грелиры были плотоядны и обычно питались хоберами и фужами, тоже живущими под землей. Однако если судить по их агрессивному поведению, сейчас они не отказались бы полакомиться и людьми.
        Грелиры открывали и закрывали огромные пасти, издавая звуки, напоминающие чавканье. Из их ртов то и дело появлялись около метра длиной сильные отростки, с помощью которых они рыли проходы.
        - Стреляйте по ним! - бросил Виктор.
        Дважды повторять не пришлось, и солдаты открыли пальбу из всех стволов. Грелиры угрожающе раскрывали пасти и шипели.
        - Оттесняйте! - Серов стрелял не переставая.
        Грелиры лопались, словно пробитые аэростаты, разбрызгивая отвратную смрадную жидкость.
        Солдаты продолжали стрелять, однако твари не желали отступать: из черноты туннеля вылезали все новые грелиры и медленно подползали к людям.
        - Ундент полковник, - вызвал Виктора по связи Щербаков, - докладываю обстановку. Мне и Эрику удалось убраться, когда по нам начали стрелять с крейсера. Что нам делать теперь?
        - Ты молодец, сделал все как нужно, - похвалил Серов, стараясь перекричать шум и отстреливая грелиров. - Как там дела у Марка?
        - Он еще возится с люком, ундент. Думаю, когда они откроют люк, их там встретят пришельцы.
        - Бери пару человек и сейчас же дуй к крейсеру!
        - Понял!
        Грелиры по-прежнему приближались. Их и людей разделяло лишь около десятка метров. Вряд ли грелиры смогли бы повредить защиткостюмы, но всей своей массой вполне были способны помешать людям подняться вверх.
        Виктор отцепил от защиткостюма мини-гранату и скомандовал:
        - Ну-ка, Стив, Макс, взбодрим их противопехотками!
        Серов, Ирвинг и Панин метнули противопехотные мини-гранаты РГ-20. Все тут же пригнулись. Раздались взрывы. Туннель, и так уже заполненный дохлыми монстрами, завалило телами других грелиров.
        Но хищники все выползали из дальнего конца туннеля. Один из них свесился со стены и вытянул длинное щупальце. Оно обвилось вокруг ноги Венцеля, а затем грелир потащил Штефана к себе.
        - Чтоб тебя разорвало, падаль!.. - заорал Венцель, пытаясь освободиться.
        Грелир тянул его к себе, шевеля в нетерпении отростками, высовывающимися из пасти. Штефан выхватил лазерный нож и отсек щупальце. Грелир удивленно зашипел и сразу же заполз на потолок. Стив поспешил на помощь Венцелю и оттащил его назад.
        Виктор продолжал стрелять. Он не решался использовать гравиловушки в этом узком пространстве.
        - Отходим! - приказал Серов.
        Они попятились, стреляя в надвигающихся тварей.
        Виктор прикончил грелира, который уже был готов схватить его, потом еще одного, и услышал шум над головой. Высоко, метрах в десяти в пятне света вырисовывалась голова эрва. Он что-то сказал, а затем начал устанавливать бриды вдоль всего края ямы.
        - Вы очень вовремя, - пробормотал Серов себе под нос. - Эй! Давайте сюда! - позвал затем он. - Эрвы нам помогут.
        Солдаты отступали, не переставая стрелять.
        - Сейчас взорвется! - крикнул эрв, закончив устанавливать бриды, и отбежал в сторону.
        Виктор и остальные припали к земляному полу и закрылись руками. Через несколько секунд последовала серия взрывов. Посыпалась земля и корневые отростки растений.
        Серов поднялся и глянул наверх. С помощью визиотронов он увидел, что силовые лучи исчезли.
        - Стив, ты первый, - сказал он.
        Ирвинг включил антиграв, закинул винтовку за спину и начал подъем. Следом за Стивом поднялся Панин, а потом Ормела.
        Грелиры стали двигаться быстрее, понимая, что добыча от них ускользает.
        Венцель крякнул, сделал выстрел и тоже взлетел вверх, используя антиграв.
        - Шевелись, Бет! - поторопил Виктор Неллиган.
        Бет швырнула гранату и оказалась рядом с полковником. Они повернулись спиной к грелирам, пригнулись, а затем раздался взрыв.
        Серов подтолкнул Неллиган:
        - Пошла!
        Он ждал, пока Бет поднимется достаточно высоко.
        Наверху, у края ямы, крупный эрв хватал солдат мощными руками и вытаскивал на дневной свет. Ирвинг и Панин уже вылезли, эрв подхватил и одним рывком вытащил Ормелу и приготовился помочь Венцелю.
        Грелиры были уже совсем близко.
        Штефан выбрался наверх, и эрв протянул руку, чтобы вытащить Неллиган. В этом момент сразу несколько хищников оказались рядом.
        - Ублюдки!.. - выругалась Бет, с трудом сумев увернуться от щупалец.
        Один из грелиров обхватил ногу Виктора щупальцами, когда тот уже начал подниматься. Серов схватил нож и резанул щупальца, освободив ногу. Грелир в ответ на это издал громкое шипение.
        Неллиган поднялась к краю ямы, а следом за ней Виктор. Эрв схватил Бет, подтянув наверх. Грелиры чуть было не поймали Серова, но в самый последний момент ему удалось выбраться.
        Разъяренная Неллиган выхватила противотанковую гранату РНГ-8 и выдернула предохранитель.
        - Получайте! - крикнула она, швырнув гранату в скопление хищников.
        Мощные руки эрва подхватили Виктора и вытащили наружу. Эрв, Серов и Бет тут же откатились в стороны. В следующий момент раздался мощный взрыв, после которого яма засыпалась землей.
        Виктор поднялся и посмотрел на Неллиган:
        - Бет, тебе, видимо, очень захотелось покинуть этот мир, да?
        - Простите, ундент... - Она со смущением отвернулась. - Пожалуй, я и правда погорячилась...
        - Однако получилось неплохо, - признал с усмешкой Серов. Он огляделся. - Теперь идем к кораблю.
        Курц по-прежнему возился с непокорным люком. Он уже вырезал приличный участок брони люка, но пока еще не добрался до запорного механизма и нужных кабелей. Рядом стояли Щербаков, Лэнфорд, остальные десантники, пехотинцы и эрвы.
        - Скоро ты там? - поторопил Марка Юрий. - Какого хрена столько возишься?
        - Не мешай! - огрызнулся Курц. - Режь сам, если сможешь быстрее.
        Щербаков увидел Виктора и его группу. Они бежали, пригнувшись, по направлению к кораблю.
        - Ага, полковник выбрался!
        Курц пробормотал что-то маловразумительное и продолжил орудовать резаком. От усталости у него уже дрожали руки.
        - Есть успехи? - спросил подбежавший Серов.
        - Никак не можем добраться до механизма открытия, - сообщил Нил. - Ундент, что вы так долго делали под землей?
        - Грелиры хотели включить нас в свое меню, и пришлось отбить им аппетит.
        Тут Марк достиг запорного механизма. Он выключил резак и принялся отсоединять нужные кабели. Затем Курц вытащил лазерный нож и немного повозился с механизмом открытия. Через пару секунд люк исчез, открывая темный проход.
        Спейсары и пехотинцы тут же подняли оружие, однако проход за вскрытым люком оказался пустым. Никто не спешил «встречать» их.
        - Вот и дом родной, - мрачно произнес Виктор.
        Глава 62
        Серов позволил всем отдохнуть. Люди наскоро зарядились наностимуляторами, проверили оружие и боеприпасы. После отдыха полковник собрал всех у разрезанного люка номер 1.
        Виктор велел эрвам отправляться в свои владения, хотя те и настаивали на том, чтобы идти на корабль вместе с людьми. Но Серов был категоричен. Он поблагодарил эрвов за помощь, понимая, как банально звучат эти слова, и сказал, что люди обязаны им своими жизнями. Эрвы выслушали его и в свою очередь тоже выразили признательность людям за их помощь при освобождении Элледии. Попрощавшись, местные воины растворились в лесу.
        Перед проникновением на крейсер Виктор разделил солдат на две группы. Одной из них будет командовать он сам, а другой Лэнфорд. Перова, Ормела, Нолан, Питерс и Уоллес должны остаться снаружи.
        - Нил, ваша группа проверит третий и четвертый уровни. - Серов шагнул в темный проход, ведущий на корабль. - А мы обследуем первый и второй. Без необходимости не стрелять. Возможно, найдется способ избавить от паразитов наших людей. - Однако Виктор понимал, что вряд ли получится это сделать. - Пошли.
        Только остальные солдаты собрались последовать за полковником, как датчик определения массы, прикрепленный у Лэнфорда на запястье, издал предупреждающие сигналы.
        - Ундент, что-то движется вокруг корабля, - сказал Нил, глянув на показания датчика.
        - Конкретней. - Серов замер с винтовкой в руках.
        - Множественные изменения плотности воздуха. Что-то легкое, почти невесомое.
        - Очередная ловушка, гм, не иначе... - пробормотал Уоллес.
        - Рассредоточиваемся, - велел Виктор.
        Каждый из людей нашел себе укрытие около широких опор корабля и между камней.
        Лэнфорд не отводил взгляда от детектора, иногда озираясь по сторонам.
        - Движение продолжается, - сообщил он. - Оно приближается к нам.
        - Не терять концентрации! - Сказав это, Серов подбежал к Курцу. Так как теперь только от него зависело, вернуться они домой или нет, Виктор решил прикрывать техника лично.
        - Вон оно! - вдруг показал Ирвинг.
        В тридцати метрах от корабля происходило что-то непонятное: над землей повисла серая дымка. Она постепенно расширялась и темнела, приобретая резкие очертания.
        - Что это такое, Вик? - спросил Алан, присев рядом с полковником. Он наблюдал за неизвестным явлением с нескрываемым, почти суеверным страхом
        - Без понятия. - Серов тоже не отводил взгляда от сгущавшегося тумана.
        - Чего мы ждем, ундент? - подал голос Панин.
        К таинственной дымке присоединялись новые клочковатые сизые облачка, и теперь этот напоминающий грозовую тучу туман начал подниматься спиралью вверх.
        - Масса потяжелела, - сказал Нил.
        - Откуда оно взялось?.. - стараясь не терять самообладания, прошептал Уоллес.
        Виктор уже собрался приказать стрелять, когда Лэнфорд остановил его:
        - Ундент, думаю, я понял, что это. Возможно, нечто похожее на наннеры. Их тут, наверное, должны быть миллионы.
        - Ундент, откуда у пришельцев могут быть наннеры или иное нанооружие? - усомнился Марк Курц.
        - Если мы имеем дело с наннерами, то винтовки бесполезны, - сказал Серов. - Придется использовать дезинтеграторы. Все слышали?
        Еще никто не успел подтвердить это, а облако уже превратилось в огромную фигуру, чем-то схожую по форме с человеческой, и сделало несколько «шагов», паря в метре от земли.
        - Чего вы тянете, Вик? - уже не пряча страх, произнес Уоллес.
        Фигура приблизилась еще ближе к крейсеру и подняла «руки».
        - Огонь! - приказал Серов.
        Приказ не пришлось повторять дважды - солдаты открыли стрельбу из винтовок и энганов. Однако сгустки энергии, по-видимому, не нанесли никакого урона таинственному противнику. Солдаты продолжали стрелять, но фигура пропускала через себя заряды энергии, а ее клочковатая «плоть» тут же затягивалась, закрывая дыры после попаданий.
        - Дезинтеграторы! - распорядился Виктор.
        Панин, Укич, Ирвинг, Рамирес и Венцель схватили ручные дезинтеграторы и принялись палить по фигуре. Дезинтеграторы тоже не оказали воздействия на врага: десятиметровая фигура лишь изменялась в цвете, когда расщепляющие лучи проходили сквозь нее.
        - Если это наннеры, то почему наши дезинтеграторы не действуют?! - вопросил разозлившийся Макс.
        Тут фигура снова подняла «руки», а в следующий момент сверкнули голубоватые лучи, поразившие Марко Укича. Тот вскрикнул, отлетел назад на пару метров, выронив дезинтегратор. В следующий момент еще два энергетических луча зацепили Эктора Рамиреса.
        - Двигаемся! - крикнул Серов. - Обходим с двух сторон.
        Спейсары и пехотинцы вылезли из своих ненадежных укрытий, продолжая стрелять из дезинтеграторов и пытаясь не попасть под смертоносные лучи.
        Неуязвимый противник разбрасывал во все стороны стреловидные лучи, а солдаты быстро меняли позиции, дабы врагу было труднее целиться.
        Виктор укрылся за опорой крейсера. Он понял, что эффективно пронять врага, принцип действия которого схож с действием наннеров можно, используя гравитационные ловушки.
        Он вытащил плоскую гравиловушку направленного действия, выглянул и нашел взглядом Лэнфорда, который безуспешно разряжал батареи дезинтегратора. Серов метнул диск гравитационного капкана. Он оказался прямо под парящим монстром.
        - Нил! Бросайте гравиловушки!
        Лэнфорд в один миг оценил ситуацию, отцепил от защиткостюма диск-ловушку и с завидной меткостью кинул его точно в нужное место.
        В следующий момент под стреляющим фантомом возникло мощное гравитационное поле. Монстр начал разрушаться на глазах, медленно распадаясь на части. Направленное гравитационное поле делало свое дело и засасывало его в ловушки, превращая в отдельные, не связанные между собой, наночастицы. Фигура вновь преобразовалась в сизый туман и полностью исчезла. Наступила тишина.
        Гравитация в районе отключенных ловушек постепенно снизилась до обычной на этой планете. Солдаты вылезали из укрытий, посматривая на огромную яму в земле, вызванную силой гравитации.
        - Что показывает детектор? - спросил Виктор Лэнфорда.
        - Кроме нас - никого, - проверив данные, ответил Нил. - Ундент, это была отличная идея.
        - Отнести Укича к крейсеру, - распорядился Серов.
        - Я сделаю, - вызвался Щербаков.
        - Элира, займись Эктором.
        - Теперь мы, я так полагаю, уже не пойдем на корабль? - сказала Нолан подошедшему Виктору, опасливо косясь в ту сторону, где минуту назад извергал энергию монстр.
        - Идти туда все равно придется. Или вы уже передумали возвращаться в цивилизованный мир?
        Леура присела на камень:
        - Виктор, после того, что тут случилось, можно строить самые смелые предположения. Думаю, на крейсере нас будет ожидать что-нибудь еще менее приятное.
        - Не волнуйтесь, Леур, - успокаивающе сказал Серов, - вам не придется ни с кем воевать.
        Виктор подошел к проходу, ведущему на крейсер:
        - Нил, вызывайте сюда всех остальных. Не забудьте отправить эрвов по домам.
        Лэнфорд включил рацию и связался с теми солдатами, кто все еще прятался в лесных зарослях:
        - Всем идти к крейсеру. Включите камуфляж и старайтесь, чтобы вас не засекли с корабля. Эрвов можете отпустить. Люсьен, отвечаешь за дезертиров.
        К Серову приблизился Уоллес. По его виду можно было предположить, что он, как и Нолан, совсем не жаждет оказаться на крейсере:
        - Что собираетесь м-м-м... предпринять теперь, Вик?
        - Дождемся остальных и прогуляемся по «Волку».
        - Виктор, кажется, э... вы любитель острых ощущений. Вы хорошо, гм, понимаете, что может сейчас ждать нас э... на корабле?
        - Мы должны зачистить «Волк», Алан. Вы же и сами прекрасно знаете. Но вам не придется туда идти - Дана, Элира, Кен, Леура и вы останетесь снаружи, пока мы все не проверим.
        Серову показалось, что эти слова задели Уоллеса:
        - Я э... не боюсь, если вы на это намекаете.
        - Я и не сомневаюсь, Ал. Вы уже не раз демонстрировали всем свою храбрость.
        Через некоторое время к кораблю со всех сторон с осторожностью подобрались пехотинцы. Они были практически не видны благодаря камуфляжу. Орудия крейсера никак не отреагировали на их приближение. Нильсен, Еремин, Кэрри и еще один дезертир двигались отдельно под присмотром Люсьена Бенуа и пары других солдат.
        Виктор начал перегруппировывать людей. Вновь он поделил десантников и пехотинцев на две группы. Через пять минут одна группа под командованием Серова, другая, возглавляемая Лэнфордом, проскользнули через открытый люк номер 1.
        Они медленно двигались по кораблю. Группа Виктора вышла на первый уровень, где в основном находились хранилища и разные подсобные помещения. Освещение пришельцы отключили, так что пришлось воспользоваться визиотронами, воспринимающими инфракрасное и ультрафиолетовое излучения.
        Серов шел первым, держа наготове винтовку и шаря взглядом по безлюдным углам и помещениям. Казалось, что на корабле никого нет. Ни один звук не нарушал тишины, ни одного движения не было в полутемном металлическом склепе.
        - Есть что-нибудь? - спросил он Нила по рации.
        - Ничего, ундент, - ответил тот. - Не нравится мне это.
        - Смотрите в оба.
        Они миновали служебный коридор, потом прошли через пустой ангар для роботов-истребителей и вышли к другому коридору. Серов внимательно огляделся. Пусто.
        - Идем вперед, - тихо произнес он.
        Дальше был лазарет, общая столовая, снова технические помещения и отсеки-хранилища.
        - Первый уровень чист, - связался с Лэнфордом Виктор.
        - Ундент, мы тоже дошли до конца, - ответил Нил. - Нашли лишь тела. По всей вероятности, пришельцы оставили своих носителей, как сделали это в поселении.
        - Потом нужно будет отнести тела в криокамеры, - сказал Серов. - Но я не думаю, что пришельцы покинули корабль. Кто-то же должен был управлять защитными системами и орудиями.
        - Ундент, я думаю, они оставили управлять кораблем роботов.
        - Может быть и так. Мы поднимаемся на второй уровень, а вы еще раз проверьте каждый угол и каждый отсек.
        - Понял.
        Так как лифты не работали, группе Виктора пришлось подняться по металлической лестнице.
        На втором уровне перед ними предстала все та же картина: полное отсутствие признаков жизни. Здесь они также нашли тела людей, лежащие на полу. На шеях у каждого из них были рваные раны, через которые, очевидно, пришельцы и покинули хозяев.
        Обойдя солдатские каюты и осмотрев просторный тренировочный зал, они вошли в отсек, где обычно проводился инструктаж солдат перед высадкой. Темные ряды сидений и рампа для брифинга. Опять никого.
        Серов уже собрался выйти, когда краем глаза заметил движение. Он резко повернулся, но ничего не увидел. Может, показалось?
        И вдруг откуда-то донеслось едва слышное жужжание. Затем мелькнул синеватый отблеск. Остальные солдаты напряглись, тоже услышав звуки. Они присели, вскинув оружие.
        Виктор посмотрел в ту сторону, откуда исходил звук, и заметил причудливое мерцание. Что-то поднималось с пола, будто материализовавшись из феррокомпозита. Визиотроны Серова передали изображения странных механизмов. Они появлялись из темных кругов, выступающих на десять сантиметров над полом. Их движения были не лишены изящества, которое свойственно живым организмам, но Виктор не сомневался, что это боевые машины анквилов.
        - Приготовились, - произнес он и прицелился.
        Механизмы поднялись еще выше. Сначала их было всего лишь несколько, но потом с негромким жужжанием возникали и другие.
        - Что еще придумали эти гады? - негромко произнес Ирвинг.
        Механизмы начали медленно двигаться вокруг своей оси. Серов решил, что это, вероятно, роботы, но не соответствующие ни одному типу роботов, созданных людьми. Они были в высоту около метра и тускло светились.
        Солдаты и Виктор рассредоточились, найдя себе укрытия, и старались держать механизмы в поле зрения.
        Роботы - если, конечно, это были роботы - замерли, продолжая тихо гудеть. Серов пока не стрелял. Он понятия не имел, чего можно ждать на этот раз. «Создание», состоящее из наночастиц, что атаковало их у корабля, явилось для них полной неожиданностью, и неизвестно, какие еще сюрпризы могли сделать им пришельцы.
        Механизмы не двигались, но их свечение стало интенсивнее.
        Виктор вдруг почувствовал неясную тревогу: она словно бы исходила откуда-то из глубин его сознания. Волна холодного страха внезапно захлестнула Серова, а затем он испытал острое желание бежать куда-нибудь. Мысли хаотично сменяли друг друга, по телу прошла дрожь, и Виктор покрылся потом.
        Следом за этим Серовым овладела неконтролируемая ярость. Он стиснул зубы, сжал винтовку и резко повернулся. На него в упор смотрел Панин. Его глаза были налиты кровью, зубы оскалены, а палец лежал на спусковом крючке. Макс вот-вот должен был нажать курок и срезать Виктора. Каким-то образом полковник сумел удержаться и не выстрелил сам. Он выбил ногой винтовку из рук Панина. Сверкнул заряд энергии, угодивший в потолок. Макс выхватил лазерный десантный нож и кинулся на Серова. Световое «лезвие» сверкнуло в сантиметре от шеи Виктора, закрытой защиткостюмом.
        Ненавидя Панина всем своим существом, Серов собрался расстрелять Макса, однако тот был совсем близко. Панин схватился за винтовку Виктора, затем они свалились и покатились по полу.
        В это время Ирвинг, Щербаков и Венцель обстреливали друг друга. Их лица были перекошены от бешенства, и они стреляли, даже не пытаясь целиться.
        Рядовой Мигель Дельгадо сцепился с Курцем.
        Макс оказался над Серовым. Он занес лазерный нож над головой и собирался вонзить его в то место, где под защитным материалом была шея полковника, но тот схватил запястье и успел остановить руку Панина. Другой рукой он ударил Макса, отчего тот выронил нож и завалился на бок. Виктор вскочил на ноги и отбросил нож. Винтовка, которую Серов обронил, пока они катались по полу, валялась в нескольких метрах позади. Панин уже поднимался. Виктор выхватил и включил свой лазерный нож, затем встал напротив Макса. Несколько секунд они стояли, сверля друг друга взглядами, в которых смешались одержимость и ненависть, а потом Серов бросился на Панина. Единственным желанием, которое он испытывал в тот момент, было всадить нож тому в горло.
        Рука Виктора описала полукруг, но Макс увернулся от светового «лезвия». Он перехватил руку Серова, однако полковник наотмашь ударил Панина левой в челюсть. Макс отпрянул, затем подскочил к Виктору и выдал ему целую серию ударов. Серов отлетел назад, но смог устоял на ногах. Винтовка оказалась прямо возле его ботинка. Виктор схватил ее и нацелил на Панина.
        Дельгадо одерживал верх над Марком. Он схватил техника за защиткостюм и ударял об пол. Курц безуспешно пытался разжать державшие его шею руки.
        В другой части отсека Юрий слегка ранил Стива в плечо. Ирвинг свалился за ряд кресел, и это спасло ему жизнь, так как в следующий момент очередь из сгустков энергии прошила спинки этих кресел. Щербаков собрался подойти и прикончить Стива, но его отвлек Штефан Венцель, высунувшийся из-за рампы и выпустивший заряд из своей винтовки. Юрий распластался на полу и ответил Венцелю стрельбой.
        Неизвестно, чем бы закончилось все это безумие, если бы не Серов. Он держал на прицеле Макса, который, не мигая, смотрел в дуло винтовки. Бессмысленная ярость по-прежнему удерживала разум и волю полковника в своих цепких объятиях. Палец дрогнул, коснувшись курка, но какая-то часть мозга Виктора не позволила нажать его.
        Сквозь туман, застилавший его сознание, Серов нащупал одну ясную мысль. Она была такой простой и четкой, что он даже удивился. Виктор повернулся в сторону роботов, продолжавших мерцать, и начал их расстреливать. Роботы взрывались, разбрасывая расплавленные осколки в стороны.
        Скоро со всеми вражескими механизмами было покончено, и Серов опустил винтовку. Недалеко от него находился Панин. Он стоял с открытым ртом и с глупым видом смотрел по сторонам, напоминая старого робота-слугу, который безуспешно пытается выполнить привычную команду. Макс явно не понимал, что произошло несколько минут назад.
        Мигель с растерянным видом отпустил Курца и техник повалился на пол. Щербаков удивленно смотрел на свою винтовку, а Венцель медленно вылезал из-за рампы. Весь отсек был в следах от попаданий из винтовок.
        На лице Панина появилось осмысленное выражение, и он взглянул на Виктора:
        - Ундент, что с нами случилось?
        Серов только махнул рукой:
        - Это все роботы. Они использовали телепатеры или что-то вроде этих устройств.
        - Ундент, кажется, я несколько раз ударил вас...
        - Не по своей вине.
        Откуда-то из-за простреленных кресел послышалось чертыханье Стива. Юрий поспешил к нему:
        - Неужели это я тебя подстрелил?
        - А кто же еще, тупой ты спейсол! - прошипел Ирвинг.
        Щербаков помог Стиву подняться:
        - Ну, прости, братишка... Что-то на меня накатило... Сам не помню, что произошло...
        Дельгадо в это время склонился над Марком. Бедный техник пытался сесть, и Дельгадо поддержал его. Автоматическая система регенерации защиткостюма впрыснула Курцу инъекцию стимулятора.
        После того, как Юрий положил пластину регенерора на рану Ирвинга, группа Виктора продолжила движение. Теперь они направлялись в отсек управления оружием и системами защиты крейсера.
        Группа миновала хранилища, поднялась на несколько метров по лестнице и очутилась в широком коридоре. По бокам коридора были расположены двери, ведущие в различные служебные отсеки. Впереди виднелась широкая дверь, открывающая доступ в отсек управления оружием крейсера. Было по-прежнему темно и тихо.
        Серов связался с Лэнфордом. Оказалось, лейтенант и его группа успели еще раз обследовать весь третий и частично четвертый уровни. Виктор велел им закончить проверку четвертого уровня.
        - Сейчас осмотрим все эти отсеки, - сказал затем он, - и если сюрпризы закончились, то пора подключать энергию.
        Глава 63
        На третьем уровне крейсера они не встретили никаких механизмов, роботов или других препятствий и без приключений добрались до силовых генераторов в отсеке снабжения энергией. Курц занялся проверкой оборудования и систем энергообеспечения.
        Серов в это время связался с Леурой Нолан:
        - Как там у вас дела на входе? Все спокойно?
        - К счастью, да. Вик, нам уже можно идти на корабль?
        - Оставайтесь пока снаружи. Мы еще не все обследовали. Тут нас тепло встретили роботы с телепатическим воздействием.
        - Я ведь предупреждала...
        - Не будем сейчас об этом, Леур.
        Тут включилось освещение.
        - Молодец, Марк, - похвалил Курца Виктор. - Кажется, жизнь возвращается на наш корабль.
        Серов посмотрел на солдат:
        - Ну что, похоже, скоро домой. Если наш биокомпьютер не тронулся от всей этой чехарды и еще может действовать.
        Они направились по техническому коридору в отсек биокомпьютера и идентификации. Виктор вспомнил, каких трудов им стоило снять и унести с крейсера блокиратор.
        Пройдя сотню метров по коридорам, они увидели знакомую бронированную дверь, которая была основательно повреждена и не запиралась, после того как Панин выстрелил по ней из униразера. Поэтому не требовалось вводить код, чтобы попасть внутрь.
        Серов осторожно заглянул в отсек и сразу же увидел знакомую фигуру в форме капитана Звездного Флота. Это был, без сомнения, Дмитрий Назаров. Виктор осторожно прошел дальше. В отсек заходили остальные солдаты и немедленно вскидывали оружие, завидев капитана.
        Щербаков уже был готов выстрелить, но Серов покачал головой:
        - Дмитрий, ты слышишь меня?..
        Капитан продолжал стоять к ним спиной, никак не реагируя на людей. Виктор подошел чуть ближе, не опуская винтовки.
        - Димир, - сказал он, - это я.
        Назаров стоял, опустив голову и сгорбившись, будто оплакивая свое одиночество на корабле.
        - Я хочу взглянуть на тебя, Димир. - Серов сделал еще один шаг.
        Послышался тихий голос вперемежку со свистом: «Тебе не понравится то, что ты увидишь».
        В этот момент Назаров повернулся к полковнику. Вернее, сначала развернулась его голова, а потом уже тело. Увидев лицо капитана, Виктор невольно отпрянул. Темные глаза, в которых не видно зрачков, потрескавшаяся кожа, зеленоватого цвета губы - в нем мало что осталось от прежнего капитана Дмитрия Назарова.
        - Стреляйте, ундент! - услышал Серов за спиной голос Юрия.
        Прежде чем Виктор успел стряхнуть охватившее его оцепенение, Назаров заревел, а его челюсти широко раскрылись.
        Серов не успел нажать курок - Дмитрий опередил его на долю секунды. Он обхватил узловатыми пальцами винтовку и вырвал ее и рук Виктора, а потом схватил полковника, поднял и бросил на пол. Солдаты хотели застрелить чудовище, но Назаров проделал несколько стремительных движений, обезоружив Мигеля Дельгадо и Щербакова. Затем Дмитрий снова поднял Серова в воздух и отбросил на стену. Виктор ударился о стену и тяжело упал на пол. Чудовище обхватило Курца, подняло над собой и с силой зашвырнуло далеко назад. Марк упал и замер, не шевелясь.
        Штефан Венцель, единственный, у кого осталось оружие, открыл огонь. Но монстр стремительно отскочил в сторону, выбросил конечность и откинул Венцеля к разрушенному голографическому проектору.
        Серов воспользовался тем, что Назаров возится со Штефаном, дотянулся до винтовки Юрия и выстрелил. Монстр и на этот раз оказался необычайно проворен. Он отскочил на пружинящих ногах влево и яростно заревел. Но Серов все-таки попал и отстрелил чудовищу одну конечность.
        То, что раньше было Дмитрием Назаровым, шло прямо на Виктора, распахнув пасть и размахивая оставшейся «рукой». Серов отползал назад, пытаясь сделать еще один выстрел. Мутант был уже рядом. Он снова вырвал винтовку у Виктора из рук. Тут Дельгадо подкрался к чудовищу сзади и со всего маху вонзил световое «острие» лазерного ножа прямо ему в затылок. Назаров взревел, зашатался, отпихнул Мигеля, потом дотянулся до ножа и вырвал его. Затем, постояв немного, с шипением рухнул на пол.
        Серов привстал, опершись на стену, и выхватил бластер. Правда, он уже не понадобился: тварь постепенно превращалась в студенистую бесформенную массу и груду костей.
        - Извращенные психопаты! - воскликнул Щербаков и прибавил пару крепких русских словечек. - Надо же было до такого додуматься!
        - Юри, - Виктор уже стоял на ногах, - подними Марка.
        Щербаков склонился над Курцем, а потом аккуратно приподнял его и прислонил к стене. Марк не подавал признаков жизни. Серов присел рядом с Венцелем, чтобы посмотреть, не требуется ли ему помощь, а потом заставил себя взглянуть на останки Назарова. Сейчас он еще не ощущал всю горечь утраты.
        - Ундент, - сказал Юрий, - кажется, Марк не дышит.
        - Проверь, включена ли система регенерации защиткостюма.
        Щербаков поднял руку техника и взглянул на показания датчиков.
        - Все в порядке, ундент, - сказал он. - Сейчас Марк будет как новенький.
        Прошла минута и Марк, возвращенный к жизни автоматическими системами регенерации тела, закашлявшись, открыл глаза. Он обвел ничего непонимающим взглядом отсек, снова кашлянул и спросил:
        - Что произошло?
        - На нас напал мутант, - объяснил Виктор. - То, что было моим другом, стало отвратительным чудовищем.
        - Эти твари... Ненавижу их... - с трудом выговорил Курц, делая глубокие вдохи и еще не придя в себя окончательно. - Их нужно... уничтожить...
        - Согласен.
        Марк поднялся, опершись на сильную руку Юрия.
        - Ундент, что мы будем делать теперь? - спросил он.
        - Вы должны будете протестировать главный биокомпьютер, а я установлю блокиратор. Потом вы настроите программу автопилота и проложите автоматический курс до Базы. Справитесь?
        - Думаю, что да...
        - Вот и прекрасно. Не забудьте проверить все приборы управления крейсером, реактор, гиперприводы, фотонные и посадочные двигатели, а также энергоснабжение и линии коммуникаций. Хотя, конечно, вы и сами знаете, что нужно делать. Да, еще необходимо восстановить слои брони отсека генераторов защитных экранов, проверить сами генераторы и отсек и заварить внешние люки 1 и 3. Используйте роботов.
        - Я все сделаю, ундент полковник.
        - Не сомневаюсь.
        - Ундент, - с тревогой сказал Курц, - а вы не думаете, что на крейсере могут быть еще и другие мутанты? - Вид Курца говорил о том, что одной такой встречи было для него вполне достаточно.
        - Мы уже все обследовали, Марк. Остался только четвертый уровень.
        В этот момент запищала рация Серова.
        - На связи, - ответил он.
        - Ундент, мы полностью проверили четвертый уровень, - рапортовал Лэнфорд. - Наткнулись на одно отвратное создание, которое атаковало нас. Это был, судя по всему, сержант Тид Левкин. Думаю, он мутировал. Пока мы возились с ним, он успел укокошить Трэвиса Хокинса.
        - Мы тоже здесь встретили одного мутанта, который раньше был капитаном Назаровым. В ходе этой дружеской встречи чуть было не лишились Марка.
        - Только не его.
        - Это точно - только не нашего гениального техника.
        - Мне искренне жаль вашего друга, ундент, - сказал Нил. - Он был одним из лучших капитанов, что я знаю, да и просто хорошим человеком...
        - Согласен с вами... - Виктор вздохнул. - Я чувствую себя виновным в его гибели, ведь это именно я хотел, чтобы он был капитаном в нашей экспедиции...
        - Ундент, кто же мог предположить, что мы схлестнемся с пришельцами?
        - Вы правы, никто. Все мы думали, что это будет обычная миссия...
        - Теперь-то она завершена, и мы можем лететь... - Серов услышал, как Лэнфорд тоже вздохнул.
        - Верно. Если, конечно, корабль не подведет.
        В течение нескольких часов Курц восстанавливал и настраивал центральный биокомпьютер и проверял все системы крейсера. Роботы тем временем заваривали поврежденный люк номер 1, герметизировали люк номер 3 и восстанавливали броневые слои отсека генераторов. После этого корабль снова мог взлететь.
        Потом солдаты перенесли тела Укича, Назарова, Левкина, Хокинса и множество тел членов экипажа и остального персонала крейсера в криогенные камеры корабля. Виктор и остальные еще некоторое время молча постояли у криокамер.
        Марк между тем настроил программу автопилота, проложив необходимый курс.
        Кен Питерс, Дана Перова, Элира Ормела и Леура Нолан, которые все это время оставались снаружи, поднялись на корабль. Леура разыскала Виктора. Она вся светилась от радости и известила: «Вик, я принесла отличные новости!»
        Серов закрывал бронированную панель, прикрывающую блокиратор.
        - И какие же? - спросил он.
        Леура сейчас выглядела словно девочка, которая давно мечтала о собственном игрушечном гигагороде, населенном биокуклами, и наконец - получила его в подарок.
        - Эрвы прислали нирх с сообщением. Они окончательно победили!
        Виктор оторвался от своего занятия:
        - Серьезно?
        - Они провели полномасштабную операцию в районе, где наши роботы-разведчики нашли прибежища пришельцев. Сражение было, прямо скажем, кровавым, но не слишком долгим. У анквилов почти не осталось ни солдат, ни роботов. - Тут Нолан едко усмехнулась. - Наверное, всех сначала отправили на войну с нами. Анквилы дрались отчаянно, но эрвы захватили все их огромные подземные города. Чего там только не было! И лаборатории, и бесконечные жилые комплексы, и заводы...
        Серов улыбнулся:
        - Добились, значит, своего.
        - Трудно поверить, что их планета теперь свободна... - Леура, похоже, радовалась этому не меньше, чем сами эрвы.
        - Они все-таки молодцы. - Виктор задвинул бронированную пластину, на которой включилось табло с надписью: «Защита: включена».
        - Они так долго к этому шли, - заметила Нолан.
        - Наш вклад в победу тоже немалый, - напомнил Серов.
        - Думаю, без нас бы они вообще не победили.
        - А как воспринял эту новость Алан? - поинтересовался Виктор.
        - Он буквально прыгал от радости. Чуть не задушил в объятиях гонца! Я пойду, спущусь к нему.
        - Только держите его покрепче, - усмехнулся Серов. - А то он еще поскачет поздравлять эрвов.
        Леура засмеялась, кивнула и вышла из отсека.
        Виктор включил основной биокомпьютер, удостоверился, что идентификация прошла успешно и корабль может взлетать. Оживление Нолан передалось и ему. Полковник вызвал по внутренней связи Курца и сообщил о долгожданной победе. Марк, редко когда выказывающий свои эмоции, не сдерживал их на этот раз.
        - Что там с автопилотом? - спросил Серов, когда они закончили оживленно обсуждать славную викторию эрвов.
        - Уже почти все, ундент, - сказал Курц.
        - Мы можем лететь?
        - Осталось только отшлифовать кое-какую мелочь. Примерно через полчаса можно отправляться.
        - Прекрасно! Не буду вам мешать.
        Виктор отключил связь и уже собрался выйти из отсека, когда в дальнем углу что-то зажужжало, а потом замерцало странное сияние. Он схватил винтовку, но тут же понял, что это голограмма. Однако откуда тут может быть голограмма?
        Сияние, хаотично мерцавшее первые секунды, постепенно приобрело очертания фигуры. Серов ждал, что будет дальше. Изображение окончательно сформировалось, и перед полковником предстала голограмма Виора пришельцев - Трелана Нетуда Треньюна. Он повернулся к Виктору и изобразил улыбку:
        - Мои поздравления!
        Серов по-прежнему не опускал винтовку. Треньюн улыбнулся шире:
        - Позвольте представиться: я - Высший Виор расы орхеантцев. Мое имя на вашем языке звучит как Трелан Нетуд Треньюн. Если вы здесь и видите это послание, вероятно, меня уже нет в живых. Жаль, что мне так и не удалось встретиться с вами лично.
        Голограмма пришельца говорила на универсальном языке, используемом на планетах, входящих в состав Федерации. Виктор понял, что там, в конце отсека, спрятан робот, которым, вероятно, управляет специальная программа. Робот этот, по всей видимости, общался при помощи голографического интерфейса.
        Серов немного расслабился и опустил винтовку:
        - Что вам надо?
        - Вы оказались сильнее, чем я предполагал, - сказал голографический двойник Треньюна. - Вы смогли преодолеть мою ловушку и препятствия и добраться до корабля. Впечатляет!
        - Это все, что вы хотели мне сказать? - Виктор забросил винтовку за плечо.
        - Понимаю, - усмехнулся Треньюн. - Вы торопитесь вернуться в свои обитаемые миры.
        Серов удивленно поднял глаза.
        - Не надо удивляться - мне многое известно. Человеческое сознание - интереснейшая вещь, можно узнать огромное количество информации, если хорошенько там покопаться.
        - И что вам известно про меня?
        - Достаточно, чтобы понять вас, ваше поведение и мотивацию. Но речь сейчас идет не об этом. Вам, наверное, хочется узнать, почему мы оставили корабль и не уничтожили его?
        - Потому что вы очень благородны? - с сарказмом произнес Виктор.
        - Боюсь вас разочаровать, но это не так. У меня были на то совершенно иные причины.
        - Какие же?
        Треньюн выглядел задумчивым. И хотя Серов знал, что это всего лишь голограмма, он не мог избавиться от ощущения, что Виор орхеантцев присутствует тут на самом деле.
        - Видите ли, - сказал Треньюн, - вам придется выполнить одну миссию. Именно для нее я и сохранил ваш корабль.
        - Значит, у вас есть чувство юмора?
        - Я абсолютно серьезен. Вы должны будете кое-что передать человечеству.
        - Даже так? - Виктор не смог удержаться, чтобы не улыбнуться.
        - У вас хорошее настроение, что не удивительно, учитывая все ваши успехи и победу туземцев. Однако, боюсь, я вынужден несколько огорчить вас: до настоящей победы еще далеко.
        Теперь Серов напрягся. Он представил себе орды анквилов, атакующие эрвов. Нет, не может этого быть! Чушь!
        - Так вот, - продолжил Треньюн, - вы должны будете передать послание людям. Послание, в котором говорится, что когда-нибудь наши расы обязательно встретятся, и люди увидят истинную силу орхеантцев.
        Тут органы зрения Треньюна гневно сверкнули: отличная виртуальная имитация.
        - Звучит грозно, - небрежно заметил Виктор.
        - Это не предупреждение, как вы могли подумать, здесь лучше подойдет слово «месть». Именно поэтому я и даю возможность человечеству осознать свою слабость и приготовиться принять нашу власть.
        - Вам не кажется, - сказал Серов, - что глупо раскрывать тактические планы? По-моему, это как минимум - дилетантство.
        - Вы говорите совсем как человек, - изображение Треньюна зашуршало отростками, - а могли бы быть и дальновиднее.
        - Но зачем вы открываете свои карты? Может, прячете в рукаве туза?
        Двойник Треньюна помедлил с ответом, очевидно, расшифровывая подтекст смысла фразы Виктора.
        - На это есть лишь одна причина, - сказал он. - Человечество должно понять неминуемость поражения. Вы будете знать, что наша раса покорит вас, будете осознавать неизбежность этого, но не узнаете - когда.
        - Ваша уверенность в том, что вы сможете одолеть людей, меня забавляет! - Сказав это, Серов вовсе не испытывал желания веселиться. - Особенно, если учесть ваше поражение.
        - Мы можем дискутировать еще очень долго - я знаю психологию людей достаточно хорошо. - Тон Треньюна говорил о том, что он собирается заканчивать разговор. - Однако в свое время человечество увидит, что я был прав.
        В этот момент в отсек зашел радостный Курц и тут же уставился округлившимися глазами на голограмму:
        - Э... Ундент?..
        Виктор сделал приглашающий жест рукой.
        - А вот и еще одна человеческая особь, - усмехнулся двойник Треньюна. - Весьма талантливый индивид.
        Марк покосился на голограмму и встал около стены.
        - Я выбрал вас как самого достойного. - Треньюн смотрел прямо на Серова. - Вы добились своей цели, хотя и ценой жертв. Но для вас, как, впрочем, и для нас, жертвы не имеют значения, и в этом наши расы схожи.
        - Здесь вы ошибаетесь.
        - Возможно. Однако на данный момент вы самый подходящий для меня представитель человеческой расы. Поэтому вам я и поручаю доставить послание. Хотя капитан Назаров тоже смог бы выполнить такое поручение. Надеюсь, вы не обижены на меня за то, что я сделал с ним?
        - Обиды нет - я ненавижу вас за это.
        - Сожалею, но данный эксперимент был задуман мною как одно из препятствий, которые вы блестяще преодолели.
        Треньюн замолчал. Откуда-то из пола вновь послышалось жужжание. Виктор поднял винтовку, а Курц вытащил бластер.
        - Не волнуйтесь, - сказал Треньюн. - Это всего лишь моя посылка. Она в дальнем углу отсека. Вы можете ознакомиться с ее содержанием. Дальнейшее я оставляю на ваше усмотрение, поскольку все необходимое теперь вам известно. Удачного полета и прощайте.
        Голограмма выключилась.
        - Что все это значит, ундент? - тут же спросил Марк.
        - Она оставила нам послание, эта имитация Виора анквилов, как она сама себя назвала. Я, правда, не знаю, что такое «Виор». Наверное, нечто вроде лидера. Это послание он передал не только нам, а всему человечеству. Хочет, мерзавец, чтобы все мы прониклись величием их расы и знали, что нас ждет их месть.
        - Но как же так, ундент? - недоумевал Курц. - Разве мы не победили? Разве планета и эрвы не свободны?
        - Он не имел в виду Элледию и эрвов. - Виктор направился в дальний угол отсека. - Где-то во вселенной есть галактика и миры, принадлежащие этим... как их там... орхеантцам. Вот об этом он говорил.
        - Ундент, тогда я не вижу смысла посвящать нас в их планы.
        - Я тоже так сказал. Но дело в том, что имитация интеллекта пришельца воспринимает все по-своему. И он настойчиво внушал мне, что люди должны ощутить всю никчемность своего существования. Примерно так.
        - Просто смешно! - воскликнул Марк. - Ундент, почему он решил, что они найдут нас?
        - Не знаю. Возможно, они тоже используют гиперпространство для исследования космоса. Тогда есть вероятность, что когда-нибудь мы и в самом деле встретимся.
        - Ундент, даже если так, у него нет причин рассчитывать на то, что они сумеют победить нас.
        - Время покажет... - Серов наклонился и поднял блестящий овальный предмет, светящийся в полу. - А мы между тем известим командование о столь любезно предоставленной нам информации.
        В отсек заглянул Уоллес:
        - Вик, там внизу м-м-м... собрались эрвы. Они пришли сюда специально, чтобы еще раз увидеть вас. Может, вам стоит выйти?
        - Уже иду. - Виктор быстро убрал посылку пришельцев в карман.
        Алан исчез, а Серов посмотрел на Марка:
        - Никому об этом не ни слова. Договорились? Не хочу портить им настроение.
        Курц кивнул, с задумчивым видом скрестив руки на груди.
        - Ундент, - сказал он, - вы не посмотрите, что там?
        - Потом. Сейчас пойду к эрвам. Вы все закончили?
        - Мы можем отправляться.
        - Вот и хорошо. Значит, пора сказать «прощай» Элледии.
        Глава 64
        Виктор покинул отсек, оставив Марка в одиночестве, и направился к центральным воротам крейсера. Он хотел передать поздравления Элтиру и попрощаться с эрвами.
        Ворота открылись, и Серов вдохнул воздух Элледии полной грудью. Несмотря ни на что, у победы был чудесный запах!
        Внизу, возле трапа, стояли Уоллес и группа эрвов, вовсю праздновавших победу. Они танцевали, пели, махали тервирами, угощались едой с корабля, которую велел выделить им Виктор, и пили шипящее нуархоче.
        Серов спустился по трапу. Эрвы, едва завидев его, зашумели еще громче. Они бы, несомненно, потащили и полковника в свой хоровод, но дисциплина и высокий статус Виктора сдержали их. Вместо этого они приложили руки ко лбам в знак почтения, а затем начали выражать благодарность и восторг оглушительными выкриками и выстрелами в воздух.
        Эрвы потихоньку угомонились и затихли. Потом они вдруг опять приложили руки ко лбам. Из сплошной массы могучих тел вышел один из сыновей Шиела - Лиел. Он поклонился Серову и сказал:
        - Это тот день, который ждали все мы! День торжества и полной победы!
        Эрвы снова заревели.
        - Теперь наши земли свободны!
        Вновь раздался оглушительный рев.
        Лиел посмотрел на Виктора:
        - От имени предков и моего отца Шиела еще раз благодарю тебя, наш брат, и всех твоих людей!
        - Я никогда не забуду вас, - сказал Серов и окинул взглядом торжествующих, счастливых эрвов. - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы отныне никто не пришел как враг на эту землю. Надеюсь, что теперь вы сможете жить и наслаждаться свободой, которой так жаждали и которую добились. Мир вам! «Неплохо я сказал», - подумал Виктор.
        Эрвы восторженно взревели в ответ.
        - А теперь нам пора. - Серов шагнул на трап. - Прощайте!
        Эрвы не переставали шуметь.
        Лиел взбежал на трап, приложил руку ко лбу и протянул Виктору свой дерт:
        - Возьми его, брат мой! Пусть этот знак храбрости и доблести всегда напоминает тебе о нас.
        Серов улыбнулся и взял дерт. Потом отцепил от защиткостюма десантный лазерный нож и вручил Лиелу:
        - А это - от всех людей. Знак нашей благодарности и уважения. Пусть он всегда будет выключен.
        Лиел с почтением взял нож, прижал к груди, а затем отправился вниз.
        Эрвы отошли на безопасное расстояние от корабля, так как знали, что он скоро взлетит, и продолжили петь и реветь во все глотки. Виктор и Алан поклонились и начали медленно подниматься по трапу. Серов бросил прощальный взгляд на ликовавших туземцев и торжественно улыбающегося Лиела...
        Потом ворота закрылись, и наступила тишина. Пора было улетать.
        Глава 65
        Серов, Лэнфорд, Курц, Нолан и Уоллес сидели в опустевшей кают-компании и не торопясь наслаждались праздничным ужином, устроенным по случаю победы. Крейсер летел по скрупулезно настроенной Марком программе автопилота, находясь уже на расстоянии многих миллионов километров от Элледии, оставшейся где-то среди бесчисленных звезд в темном шатре Космоса. Все остальные - десантники, пехотинцы и медики - уже мирно спали в специальных отсеках.
        - Ундент, чем собираетесь заняться, когда вернемся? - спросил Нил.
        - Отдохну с семьей в каком-нибудь тихом уголке на Земле... - Виктор пил апельсиновый сок, к которому с детства питал слабость. - Как только прилетим, мое прошение об отпуске сразу же окажется на столе начальства. Пускай только попробуют отказать мне!
        - А я, пожалуй, займусь частным бизнесом, - сказала Леура и впилась зубами в бутерброд с натуральной ветчиной. - Надоело вкалывать на «Новую Эру». Высокая зарплата не стоит такого риска, - прожевав, глубокомысленно добавила она.
        - Наверное, всем нам придется долго размышлять над тем, что было, и над тем, что еще будет... - сказал Алан.
        Серов с грустью взглянул на пустующее место Назарова. Он знал, что ему еще предстоит встретиться с женой Дмитрия, Ириной. Это будет непростая встреча. Виктор по-прежнему ощущал свою вину за гибель Назарова. Разумеется, Дмитрий хорошо осознавал, что служба в Звездном Флоте Федерации опасна и знал, что однажды он может погибнуть в одной из миссий, но совесть - это такая вещь, которая не всегда внимает к голосу разума, и поэтому Серов понимал, что чувство вины останется с ним на всю жизнь.
        - Я вдруг подумала, - сказала Нолан, - а что если Элледия не единственная планета, на которую попали анквилы?
        При этих словах Курц кашлянул и поспешно глотнул минеральной воды «Байкал».
        - Тогда мы еще раз испытаем «радость» от встречи с ними, - как ни в чем не бывало произнес Серов.
        - Кстати, Виктор, что вы имели в виду, когда сказали, что никто теперь не придет как враг на Элледию? - поинтересовался Уоллес.
        - Только то, что и хотел сказать. Когда мы вернемся, я сделаю все, что в моих силах, чтобы заставить Лигу Исследователей и Планетный Союз наложить вето на право колонизации Элледии. Пускай выдадут эрвам статус неприкосновенности.
        - Думаете, у вас это получится, ундент? - усмехнулся Лэнфорд. - Сомневаюсь, что «Новая Эра» откажется от претензий на дальнейшие разработки Элледии.
        - Вряд ли все они захотят иметь дело с Межпланетным или Галактическим Судом. А именно туда я и отправлюсь, если они задумают противостоять и мешать мне. Поэтому, во избежание шумихи, для них будет лучше оставить бедных эрвов в покое.
        - Надеюсь, вам это удастся, - сказала Леура. - Если что - в судебных прениях вы можете рассчитывать на меня.
        - Спасибо, Леур, - кивнул Серов.
        - Ундент, вам следует быть осторожным. - Марк задумчиво вертел в руке стакан с «Байкалом» и разглядывал его содержимое. - Военные и агенты корпорации могут попытаться заткнуть вам рот. Они не из тех, кто позволяет выбалтывать секреты. Уж вы должны это хорошо знать...
        - Постараюсь, - обещал Виктор.
        - Эрвов действительно стоит оставить в покое, - сказал Нил. - Пусть себе живут в своем мирке. Но с другой стороны, ундент, разве вы можете быть уверены в том, что на них снова кто-нибудь не нападет? В космос вышли не только люди.
        - Как вариант, - сказал Серов, - я могу поставить вопрос о вхождении Элледии в состав Федерации в качестве полностью независимой планеты или получении ею специального статуса. Это значит, что на планете будет построен комплекс для связи с Галактическим Советом и всеми военными Центрами. При необходимости Звездный Флот должен оказывать эрвам помощь, если, конечно, они об этом сами попросят.
        Тут Виктор засмеялся:
        - Это в том случае, если Шиел вообще разрешит что-нибудь там построить!
        Они еще какое-то время спорили о том, возможно ли оградить Элледию от дальнейших попыток колонизации и уберечь от враждебных покушений, и понемногу беседа затихла.
        - Ну, все, - Серов зевнул и отставил тарелку, - я - на боковую. Пойду в каюту и буду спать часов тридцать. Хочу, наконец, выспаться... А потом - в гиперпространство.
        Он поднялся, отодвинул кресло и направился к выходу.
        - Я, пожалуй, тоже отправлюсь спать, - сказала Нолан и зевнула. - Глаза просто слипаются...
        Все кроме Алана вышли из каюты.
        Когда все ушли, лицо Уоллеса стало абсолютно бесстрастным, а глаза - холодными и ничего не выражающими. Он откинулся на спинку кресла, посмотрев на зрительный экран у дальней стены, а потом достал из кармана тарис некий предмет, напоминающий цилиндр. Алан поставил его на стол. Предметом оказался стеклороновый сосуд с двумя металлическим днищами по обе стороны. Сосуд был заполнен зеленоватой жидкостью, а в ней находилось нечто, определенно обладающее ценностью. Но то, что плавало в вязкой полупрозрачной жидкости, трудно было разглядеть - оно имело размер всего лишь около двух сантиметров.
        Уоллес приблизил лицо к сосуду.
        - Мы с тобой должны успеть многое сделать. - Он тихонько постучал ногтем по стеклорону и провел пальцем по его гладкой поверхности. - Надеюсь, люди не смогут нам в этом помешать.
        Алан поднялся, осторожно опустил сосуд в карман и вышел из кают-компании.
        ЭПИЛОГ
        Человеческая природа мало меняется со временем. Доброта, любовь и верность с древних времен идут рука об руку с алчностью, ненавистью и предательством. Издавна люди воевали, убивая друг друга и создавая все новое и совершенное оружие и способы уничтожения себе подобных. Они истребили многие виды животных и загрязнили свою планету, после чего ее пришлось очищать, а также восстанавливать пострадавшую растительную жизнь. Человек шагнул сначала в небо, а потом и в Космос, но и там он всегда оставался человеком.
        В пришельцах на Элледии люди увидели в каком-то смысле свое отражение, свою темную сторону, все то - неприглядное, что они старательно прячут в потаенных уголках души. И все же стоит надеяться, что когда-нибудь они ступят в новую эпоху без багажа прошлых столетий и встретят новый рассвет, очистившись от довлевших пороков и гнили. Остается только ждать... Ждать и надеяться...
        Корабль летел по заданному курсу в свой мир, а звезды по-прежнему так же холодно мерцали и взирали на все сквозь призму Вечности...

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к