Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Арсе Доминика: " Космос Во Мне " - читать онлайн

Сохранить .
Космос во мне Доминика Арсе
        Игорь Павлов
        За тобой охотится галактическая империя? На каждой космической станции поджидают наемные убийцы, мошенники и девушки легкого поведения? Не отчаивайся! Лучше возьми на борт чумазую, молчаливую, ничем не примечательную особу. И просто доверься ей…
        Введите сюда краткую аннотацию
        Игорь Павлов
        Доминика Арсе
        Космос во мне
        АННОТАЦИЯ
        Для врагов ты бессмертен Для любимых крайне уязвим.
        Враг убьет оружием Друг - действием или бездействием Любимый человек- словом или молчанием.
        Сэр Гэбриэль Риннидейл
        Путешествуя по галактике и влезая в самые опасные переделки, он и предположить не мог, что найдет себе очень интересную пассажирку, которая перевернет жизнь с ног на голову.
        ГЛАВА ПЕРВАЯ
        - Алиса, лучше бы я протянул на батончиках несколько лишних дней!
        - Вряд ли это хорошая идея, командир. Твое физическое здоровье волнует меня не меньше психического, - раздался мягкий ответ.
        - А о мужском здоровье ты подумала?
        - Мужском? Я все предусмотрела. В отеле для гостя найдется парочка женщин легкого поведения.
        - Да я не об этом! Как бы мне тут яйца не оторвали, - сказал я, поглядывая на уродливое тело приближающийся космической станции.
        - Сложные вы люди, особенно мужчины.
        - Ты еще не общалась с женщинами…
        Изрядно проржавевшая сталь платформы трещала под напором шасси моего небольшого кораблика. Станция разваливалась на глазах и постепенно вымирала. В прошлый визит на посадочной площадке стояла добрая десятка легких транспортников с контрабандой, на запах которой выстраивалась очередь из таких, как я. А теперь лишь два местных корыта, будто с грустью поглядывающих на меня.
        Мороз пробрал до мозга костей, стоило спуститься по трапу. Брр, надо было набросить шубу. Зуб на зуб не попадает. Вдохнул морозный воздух вместе с витающей свежей гарью. Руки автоматически проверили амуницию, а сознание - связь с кораблем. В горле заскребло. Сдержанно прокашлявшись, недоверчиво посмотрел поверх кривых и тысячи раз перекроенных солнечных батарей, что красовались на крыше административного здания. Бортовой компьютер проанализировав окружающую среду, заверил, что кислород и давление в норме, а атмосферный купол вполне себе устойчив. Но его бледный вид меня настораживал. Если он обвалится, не только людишек унесет в космос, но и все три здания вырвет с корнем в доли секунды. Тех, кто останется в подвальных коммуникациях платформы ждет участь пострашнее.
        Только легкая вибрация, передающаяся на подошвы сапог, говорила, что реактор еще не сдох, но стабильно кашляет.
        Убедившись, что засады нет, отправил команду Алисе. Загудели механизмы, затягивая трап. Дождавшись заветного щелчка замкового механизма, я двинулся было вперед. Но что - то ухватило за ногу! Через секунду мой пистолет уже бы выхвачен из кобуры и направлен на закутанную в лохмотья голову. Скорость, с которой выхватываю пистолет удивляет многих, бомжи не исключение. Одна из причин, почему не одеваю шубу на злачных станциях - хрен доберешься до боевого зарядника!
        Скрюченные тонкие пальцы, тем не менее, держали штанину моего комбинезона цепко.
        - Отвали! Пристрелю! - Рявкнул на нищего и, отступив, высвободился.
        Должен признать, что сердце чуть не остановилось от столь неожиданной встречи. А палец дрогнул на курке, миновав свободный ход. Реакцию не пропьешь и не ослабишь даже длительным отсутствием должной гравитации. А вот расшатанные нервы расшатываются все больше и больше.
        Довольно худой человек в многослойных лохмотьях не нашел сил даже подняться, просто завалился набок. Нищих на станциях мало, практически не бывает. За редким исключением их можно встретить на крупных торговых спутниках. Судя по тому, что этот экземпляр опалил себе часть одежды, погреться юркнул под мой корабль, как только я совершил посадку. Видимо, сильно продрог и обезумел. Метр влево или вправо, и жители станции пожали бы плечами, заметив горстку пепла после моего взлета.
        Бомж свернулся калачиком. И, кажется, у него ломка. Видимо, был под действием какого - нибудь наркотика. Но мысль о том, что добрые люди, угостившие беднягу, есть везде, быстро отпала. Нет здесь добрых людей. Только сейчас заметил, что правая кисть у него отсутствует. Просто культя, тоненькая, почерневшая. Жалостливые кошки скребнули где-то очень - очень глубоко, но я их прогнал, ибо помочь ничем не смогу. В космосе каждый сам за себя. Иначе не выжить.
        Извини, друг, тебе просто не повезло. Судя по агонии, протянешь еще с недельку. А потом труп выбросят через шлюз в открытый космос. Никогда не страдал жалостью к людям, но все же вынул протеиновый батончик из кармана и бросил ему под нос. Меня давно от них тошнит. А бомжу - праздник.
        Рывок за подачкой удивил. Будто жаба языком слизала муху, тот ухватил добычу. Но не стал сразу рвать упаковку, а неожиданно посмотрел на меня.
        И увидел я острый синеглазый взгляд девушки. Даже сердце ахнуло. Худое, грязное, отчаявшееся личико, злое на все, что вокруг. Она смотрела, вылавливая во мне некий подвох, быть может издевку. Я выдержал не более пары секунд, развернулся и пошел своей дорогой. Позади активно затрещала упаковка.
        Мне стало особенно погано от мысли, что ничем ей помочь не смогу. На корабле она будет обузой, кислорода под завязку, продуктов едва - едва на одного человека. Дотянуть бы до следующей станции. Это без учета внештатных ситуаций, которых в районах боевых действий может быть море!

***
        Типичная для отдаленных систем станция, символ пережитка прошлого, представляла собой обратно конусовидную платформу, из которой вырастало три здания. Административное, складское и развлекательное. Все три соединены тоннелями. В теле станции находился реактор и всякие разные системы жизнеобеспечения. Все переплетено коммуникациями, изрезано шлюзами и злачными закоулками. Реактор поддерживает купол, который в свою очередь заключает внутри станции атмосферу, а также является щитом от ультрафиолета и других вредных действий солнца. Кстати, в этой системе оно довольно вредное, судя по спектральному анализу, что выдал бортовой компьютер. Скорее всего по этой причине станция и повернута к нему «задницей». И большая часть солнечных батарей как раз - таки под платформой.
        Шагая к зданию, я любовался звездной чернотой надвинутой на этот мизерный мирок. Далекие звезды казались такими близки и досягаемыми, будто их можно снять с черной стены рукой. Но как далеко до них лететь, знает здесь каждый. Если бы не свечение от купола и не сигнальные огни, освещающие дорогу, чернота бы заполонила собою все. Я бы не осмелился сделать и шагу. А если хотя бы на миг потерять мысль о настоящем и потом вдруг очнуться, можно просто сойти с ума от ужаса, ощутив полную черноту вокруг себя… Именно на таких станциях с одной единственной платформой можно прочувствовать, насколько ты ничтожен и одинок. Не в замкнутой консервной банке корабля, а именно здесь, где черный безграничный вакуум отделяется тонким силовым полем и простирается на миллиарды километров вокруг. Ни злой, ни добрый, просто холодный и пустой. Он безразлично выжидает, когда ты совершишь ошибку и растворишься в нем, вновь вернув ему когда - то отданное.
        Добравшись до бара, я искренне посочувствовал бомжихе. Стена и даже дверь в блестящих крупицах инея. Это у корабля его не наблюдалось, потому, что двигатели все разогрели. Но стоило пройти с десяток метров, как под ногами заскрипело. Последний раз я был тут примерно полгода назад. Такого лютого холода прежде не ощущалось. Видимо, станцию относит от солнца, а энергии на возвращение к прежней орбите ей уже не набрать. Все хуже, чем я думал. Если бы у меня был выбор, я бы сюда ни ногой.
        Вошел с предельной осторожностью. Пять человек в баре и один за барной стойкой. Судя по всему, лишь один не местный. Форма рейдера - контрабандиста, как и у меня.
        - Ринни, ты ли это?! - Восклицает бармен на весь зал, узнавший меня мгновенно. - Я думал, ты уже давно подох, проныра.
        Подавляя внешние признаки неловкости на лице от неожиданной огласки, усаживаюсь с деловым видом за стойку через сиденье от незнакомого рейдера. Попутно оценив его немалые габариты и кобуру с вполне себе мощным современным пистолетом. Слишком мощным, чтобы выхватить его быстрее, чем я при случае.
        - Все еще предпочитаешь механику? - Не унимается бармен.
        Деду лет шестьдесят, на уме лишь выпивка, на языке бессмысленные бредни. И навязчивая идея продать нано - передатчик поза-позапрошлого поколения. В тот раз я почти купился на его уловки. Но Алиса выявила подвох в накрученных характеристиках. Кстати, Алиса - это мой единственный друг. Он же - искусственный интеллект и бортовой компьютер моего корабля, который я тоже зову Алисой.
        - И тебе не хворать, Жерар, - ответил ему наконец. - Механика самая надежная штука в космосе. Вот бахнет имперский крейсер импульсом и полетят все твои нано
        - системы.
        - А как же без бортового? - Не унимался Жерар.
        Естественно про Алису он не знает, как и про то, что собранный для нее панцирь из дорогущих сплавов оградит от десятка электромагнитных и прочих ударов. Своего единственного друга я защищаю не хуже себя самого.
        - Виски налей, не грузи, - отмахнулся от бармена, облокотившись на стойку и стараясь незаметно для рейдера посматривать в его сторону. Великолепное периферийное зрение не раз спасало мне шкуру.
        Нельзя показывать настороженность, но и беспечность тоже не стоит. Пусть, пока здесь бармен, стрельбы в баре не будет. Этому негласному правилу следуют все. Однако, ситуация на станции такова, что корабль мой захотят присвоить здесь многие. Даже Жерар. А тот все улыбается, как счастливый ребенок, который за конфетку готов в горло вцепиться.
        Никогда не испытывал недостатка в общении. Привык к одиночеству, люблю, когда никто не достает. А стоит обратиться самому - сразу приходит ответ. Алиса мне лучше всяких баб и друзей. Не достает, не канифолит мозг, ненавязчивая виртуальная особа мечты, что понимает меня со скоростью мысли.
        - Ладно, не гружу, лучше сам расскажи, что там за дела на фронтах сражений? - Заворчал Жерар, доставая пластиковую бутылку синтетического виски.
        На моем корабле такой жидкости не бывает. Слишком много бесполезного веса. Черт, снова я вспоминаю о бомжихе и оправдываю себя.
        Пора бы уже выбросить ее из головы. Как бы жалость не переросла в глупость. В космосе никому нельзя верить, особенно таким жалким на вид. Не исключено, что это какая - то подстава. Конечно, хотелось бы верить, что она просто невинная жертва, у которой был корабль. Всякое бывает, воспользовались ее доверчивостью и отобрали все, что можно было отобрать. Быть может, какой - нибудь вор, прикинувшийся бомжом, обобрал ее. А теперь им стала она. Дальше ее место займу я, если клюну. И вот он уже круговорот бомжей в природе. И смешно, и горько.
        - Ринни, не залипай, - застонал бармен.
        - Что рассказывать - то? - Усмехнулся я, напуская важности своему виду. - Сам все знаешь, в какую систему ни прыгнут пришельцы, туда и крейсера имперские спешат, а после стервятники вроде меня на останки поживиться.
        - Ой, не заливай, - скривился бармен. - Нечего рассказывать. Да ты всю звездную картину знаешь, проныра. Прежде, чем соваться, сто раз взвесишь, кто куда и откуда. Дабы под раздачу или патруля не попасть.
        - Ладно, - сдался я, завороженный зрелищем, как виски перетекает в стакан. - Кое
        - что расскажу. Девораторы теперь умнее стали, месяц назад крупную эскадру имперцев раздолбали на Дароэре. Застали врасплох на переправе, отрезав подкрепление.
        - Ох ты ж, мать моя женщина. - Ахнул дедуля. - Я - то думаю, почему это кораблей больше с того сектора не видать. То есть порт Дароэр теперь захвачен?
        - Нет, - брякнул с сарказмом в ответ и отхлебнул из стакана. Первый глоток приятно обжог горло и пошел теплотой дальше. Вкусно… Но послевкусие дерьмовое, все же синтетика, мать ее.
        - Что нет? - Не унимался Жерар.
        - Не захватили, просто уничтожили все порталы и станции, - уточнил я. - Затем бросились к кислородной планете, подавили все орбитальные крепости и стали высаживаться. Планетарные бои, сам знаешь, длятся годами.
        - М - да, где этим уродам благоприятно, оттуда потом не выкуришь, - согласился Жерар. - Девораторы, как саранча, пожирают все. Кусают то здесь, то там, как бешеные собаки.
        - Ага, - брякнул я. - И договориться с ними никак. Твоя моя не понимать. Твоя моя просто жрать.
        - Это ж сколько уже империя с ними воюет? Лет двадцать небось бьется.
        - Да больше уже, - раздался чересчур мужественный для этих мест голос. К разговору подключился человек в комбинезоне рейдера. Без суеты и резких движений он пересел на соседний стул, шумно передвинув свой стакан по стойке, будто у себя дома.
        - Да и по делом зажравшимся имперцам, на нас меньше внимания, - позлорадствовал Жерар, но почему-то занервничал, взглянув на соседа.
        В голосе дрожь. Это плохой знак.
        Я обратился мысленно к Алисе, но ответа не последовало. В панику впадать повода пока не было, просто стены не пропускают сигнал. На всякий случай без суеты перехватил стакан из правой в левую руку. Мало ли придется выхватывать оружие. Однако, дистанция слишком мала, он может меня схватить.
        - Продаешь че? - Подал голос рейдер, уставившись на свой стакан.
        Обращение было ко мне. Мы все здесь что - то продаем. Болтать долго не в наших правилах, всегда нетерпеливо переходим к делу. В космосе от терпения до нетерпения один шаг. У многих крыша едет от замкнутых пространств. Психика расшатанная, иногда без наркотиков никак. Среди рейдеров на них спрос большой, особенно у дальнобойщиков.
        - Плазму, - ответил коротко.
        - Протона у меня и самого завались, - усмехнулся мужчина.
        Белобрысый, лет сорока на вид, плечи широкие, на руках заметил мозоли. Хватка сильная, по пальцам на стакане видно. Скорее всего на нано - роботах сидит, усиливающих мышцы. Опасно с таким связываться.
        - У меня плазма Дора, - ответил ему и насладился реакцией.
        Голубые глаза рейдера округлились, уставившись на меня. Ценная плазма, такая в ходу везде. Добыть ее могут только самые рисковые парни, что бросаются за добычей, стоит только разлететься кораблю пришельцев.
        А если учесть, что имперцы страдают трусостью, колошматя по трупам, пока пыль не останется, то добыча ее сравнима с ведением реального боя, где тебя могут прикончить обе стороны конфликта. Имперцы так вообще чаек, вроде нас не любят. Иной раз пролетят мимо, ибо на букашку отвлекаться нет времени. У них приказ и точки сбора. Строго в военной организации, смертные казни и все тому подобное за невыполнение приказов, даже адмиралов своих не жалеют, головы летят только так. А бывает, что могут арестовать рейдера и корабль на обыск. Если контрабанду найдут, считай, пропало твое корыто. Вольют его в состав обслуживающего флота, а тебя на верфь работать за еду и кислород пока не помрешь.
        - Ты я вижу, парень рисковый, - усмехнулся рейдер, не скрывая удивления в горящих глазах. - Много на продажу?
        - Сто тридцать единиц отдам.
        - Беру все по сто кредитов, - озвучил предложение мгновенно.
        - Двести, - обрезал я, поглядывая на Жерара.
        - Сто двадцать…
        В итоге сторговались на сто пятьдесят кредитов и три куба твердотопливного кислорода. Как раз кислород мне был очень кстати.
        Если бы я сказал, что у меня имеется и плазма Эро, у рейдера бы глаза на лоб полезли. Плазма пришельцев - это самая лучшая энергия во всей галактике. Подразделяется на три вида: Протон, Дора и Эро. Протон - пользуются все, ее много. А вот Дора редкость, ее активно внедряют на военных кораблях империи, поэтому спроса больше, чем предложения. Ну а плазма Эро считается самой - самой… для императорских особ и избранных. Энергии одной единицы хватит, чтобы крупную космическую станцию на год обеспечить. Как я ее добыл, интересовать будет даже самого матерого рейдера. Это практически невозможно. Пусть у меня ее всего лишь три единицы. Но этого достаточно, чтобы выкупить свою жизнь, если потребуется.
        В общем, я богат. Но не все так просто. Рейдер по имени Вагнер остался доволен и ретировался куда - то, оставив нас с барменом решать свои дела. Мы договорились встретиться позже у моего корабля.
        - Мне нужны продукты, - обратился я к Жерару.
        - А мне плазма. Сто единиц, и это как минимум, Ринни. Ты ведь не все продал этому красавчику?
        - Странный тип. Давно ты его знаешь?
        - Первый раз вижу, - поежился Жерар. - Ну, так что?
        - Что ты готов предложить за плазму Дора?
        - Органику для синтеза десять кубов, - ответил бармен.
        Жерар на станции представлял не только свои интересы, скорее всю администрацию. Ресурсы станции - были его ресурсами. Интересы станции - были его интересами. Я его понимал, но у меня были свои цели. И свои расценки.
        - Никакой органики, - обрубил я. Знаю их органику, что туда только не попадает. Крысы - это в лучшем случае. Некоторые бомжихи - в худшем.
        - Есть военный имперский паек, что продал Вагнер, - произнес Жерар, осунувшись. - Старого образца.
        Уточнение весомое. Паек старого образца просто отвратителен. Его не производят уже давно, а тот, что есть - старый донельзя. Пусть витамины и калории сохранны, в остальном - это сыпучее дерьмо со вкусом плесени. Но у меня нет выбора, лучшего предложения от ушлого деда не получу.
        - Сколько? - Поинтересовался я.
        - Семьдесят брикетов.
        - За сто Дора? Ты издеваешься?! - Возмутился я. Но в душе возрадовался. Ибо даже предположить не мог, что у Жерара будет так много брикетов!! Все это я куплю у него за тридцать Дора с чистой совестью, как бы старый хрен не извивался.
        Людей в баре прибавилось. Появилась еще парочка рейдеров, которые уселись за столом неподалеку от меня. Кажется, на платформе приземлился еще корабль. Жерар засуетился, видимо, предвкушая какие - то сделки. А я насторожился. Слишком тихо в баре, будто все за мной наблюдают и чего - то ждут. Ощущение, что у всех людей вокруг одно общее дело не оставляло ни на секунду.
        - Это все, что у меня есть, - выдавил Жерар. - И я хочу за это сто единиц. Ты мне должен, Ринни.
        Бармен стал предельно серьезен. У рейдеров с продуктами туго. Странно, что Вагнер продал пайки Жерару. Очень странно… Да и корабля я его не увидел на платформе. Почему - то сразу этот факт в голову не пришел. А если те двое его дружки? С тремя мне справиться будет сложнее. Если они путешествуют втроем, да еще и с избытком продуктов, значит у них большой, скоростной корабль. Аппарат, какой на платформе и не поместится. Значит, попасть сюда он мог с помощью технологии телепортации. М - да… Мало кто может себе это позволить. Попахивает протекцией империи. Дела мои могут быть хуже, чем я предполагал!
        - Чего задумался, Ринни? - Жерар продолжал давить.
        И вдруг наклонился ко мне и добавил шепотом:
        - Валить тебе отсюда надо, дружок. Прямо сейчас иди к кораблю, я пришлю грузчиков, совершим обмен, и улетай. Пока будут мои люди рядом, ты в безопасности. Это тебе за недоплату по твоим ста Дора, понял?
        Я едва заметно кивнул с холодеющей грудью. Вот же влип! Чуйка старого воина не подвела.
        - Виски за счет заведения, - брякнул Жерар, снова состроив из себя парня - рубаху.
        Конечно, он знал больше, чем рассказал. Но и на том спасибо. Возможно, кто - то хочет захватить мой корабль. Однако, если меня прикончить, вряд ли сумеют им воспользоваться. И знают об этом. Если вскрыть шлюзовую, корабль придет в негодность, сомневаюсь, что на станции есть сварочное оборудование, способное на тонкую работу по восстановлению полностью разрушенных слоев обшивки. Судя по общей картине это должно меня обнадежить. Хотя, все возможно.
        Я постарался выйти из бара непринужденно, хотя ноги несли ой - ей - ей!
        Выйдя к посадочной площадке, понял, что ошибся в предположениях. На платформе появилось четыре вновь прибывших корабля. При том довольно хороших моделей класса «легкие». До тридцати метров в длину. Мое внимание, конечно же, привлек самый красивый среди них - «Черный кондор». У меня чуть слюни не потекли при виде такого красавчика. Блестит отполированной чернотой и веет свежестью, будто с верфи только сошел. И как специально рядом с моим корытцем для контраста поставили… Алиса тут же пустила импульс возмущения, выражающий ревность. Прости, крошка, я тебя даже на самый лучший корабль галактики не променяю.
        У пары соседствующих кораблей шла суета. Обменивались грузами, что - то считали, перекладывая с одной грави - телеги на другую. Это меня несколько успокоило. Люди заняты своими делами. У посторонних всегда можно попросить помощи за плату. Или импровизировать, выдавая за своих перед недоброжелателями.
        На платформе потеплело. Разогрели тут все хорошо. У моего корабля никого, но со склада уже движутся трое рабочих с грави, наполненной брикетами. Жерар явно торопился получить свое, пока меня не хлопнули и не прибрали к рукам товар.
        Ближайший корабль к Алисе был со спущенным трапом. Меня это насторожило, ибо людей рядом не наблюдалось. Самый новенький аппарат и без присмотра. Однако стоило приблизиться к своему кораблю, как из открытого показался Вагнер, хотя мы договаривались на сделку в более позднее время.
        Рейдер шел навстречу уверенно, и оказался рядом со мной раньше грузчиков Жерара. Но я не сильно переживал, ибо мы были один на один. В такой дуэли мне пока еще равных не было.
        - Устал от его болтовни? - Произнес мужчина с натянутой дружеской улыбкой на красивом лице. - Знаешь, я спешу, мы могли бы совершить сделку сейчас, если не возражаешь.
        А лицо у него было действительно привлекательное и ухоженное, о чем свидетельствовала легкая светлая щетина. Совсем не рейдерское рыло. Как сразу этого не понял? Видимо, смотрел не прямо, а вскользь. Усталый, не выспавшийся, пришибленный парень с красными глазами и брезгливо сложенными пересохшими губами - это не про Вагнера. Свеженький корабль и свеженький пилот, все сходится.
        - Не возражаю, - брякнул я и тут же уловил, как грузовой шлюз корабля Вагнера пришел в движение. Спешит он получить свою энергию, очень спешит…
        К счастью подоспели грузчики с электронным нарядом обмена. Это чтобы их не надули. Ленивый, толстозадый Жерар сам не ходит, но знает свое дело. Контейнеры с плазмой я раздал быстро. Пока рабочие грузили мне в отсек паек, я довершал сделку с Вагнером.
        Рейдер расплатился золотом по кредитному курсу империи, даже не предложив электронные деньги. Хотя на зрачке глаза у него промелькнул значок интерактивной банковской карты. Такие детали умею замечать. К сожалению, я не учел того же качества у Вагнера.
        Он протянул руку. Рукопожатие после сделки совсем не обязательно, но это знак взаимного уважения.
        Наши руки сцепились. И он увидел шрам на моем правом запястье. Не скрывая заинтересованности и не расцепляя хватки, он улыбнулся.
        - Интересный шрам, - прокомментировал и посмотрел в глаза, хитро прищурившись. - И место интересное. Некоторые группировки пиратов используют его, чтобы отметить свою принадлежность к тем или иным кланам. Подражают старой имперской системе. Только их татуировки вывести лазером легко и чисто. А вот нано - татуировку солдата императорской гвардии - дело другое.
        Я попытался высвободить кисть, но он сжал сильнее. Его рука вдруг превратилась в стальную арматуру. Мужчина растянул циничную улыбку, наслаждаясь моим замешательством.
        - Да и пистолетик чем - то смахивает на гвардейский зарядник, - добавил злорадно.
        Вот я и попался, промелькнула первая мысль. Но меня так просто не взять. Рука сжата до боли, за кобурой левой рукой тянуться - себе дороже. В любую секунду этот нано-киборг скрутит меня в спираль или свернет шею!
        - На любой торговой станции легко можно найти именной гвардейский пистолет, от которого за пачку хорошей наркоты избавился ветеран, - попытался спокойно ответить я и немного разрядить обстановку. - У старых гвардейцев, знаешь ли, крыша едет. Они либо на колесах живут, либо под двигатели бросаются.
        Реактор моего корабля оповестил нарастающим гулом о запуске. Сопла двигателей демонстративно распахнулись для первого прогрева. Алиса, вот умничка. Вагнер не учел лишь одного - мы рядом с моим умненьким корытом. Пусть и не прямо под двигателями, но градусов сто двадцать нам прилетит, если не сдвинемся в сторону.
        - Так вот, - продолжил я, стараясь изо всех сил сжать в ответ и выставив ногу вперед, дабы не сдвинуться из опасной зоны от его возможного рывка. - Если ты меня не отпустишь, сгорим оба. Мне терять нечего, а тебе, имперская ищейка?
        Вагнер тут же вырвал руку. А я скривил улыбку, граничащую с невольным оскалом. Этот киборг чуть кисть мне не раздавил!
        - До этого момента я еще сомневался, - произнес наемник хищно.
        Теперь и я не сомневался, что это наемник, высокооплачиваемый частный сыщик или даже убийца.
        Я отступил к кораблю, стараясь не подавать вида, как мне паршиво от боли, которая отдает в едва работающей правой кисти. Даже прижал ее к кобуре, показывая, что в любую секунду могу воспользоваться оружием.
        Вагнер попятился, поднял руки ладонями вверх, показывая, что связываться со мной не хочет и валит по добру по здорову. Вот только не видом своей лощеной хари он это показывал. Чувствую, гад торжествует. Видимо, долго он меня искал. Черт побери…
        Только я вступил на трап корабля, вдалеке раздался крик. Неподалеку от одного из кораблей кто - то решил расправиться с моей недавней знакомой. Мое прекрасное нано - зрение, ориентированное на дальность вывело картину нелицеприятную. Бомжихе досталось шокером. Первый заряд через лохмотья не прошел, она просто взвизгнула с испуга. А вот второй попал прямо в лицо, куда и целился мужчина.
        Ноги сами понесли туда. Я мчался так быстро, что вскоре они стали ватными. А вы попробуйте недельку посидеть в каюте два на три метра с притяжением 0,3 д. При том что некоторые, экономя энергию, вообще ставят 0,1! Искусственное притяжение требует некоторых затрат. Это на крейсерах она стандартная, империя о боеспособности солдат своих заботится. А мы, пираты, рейдеры и прочее отрепье обходимся своими силами.
        Когда я добежал до места действия, ее бессознательное тело уже волокли к грузовому шлюзу пошарпанного корабля. Вблизи даже показалось, что обшивка его попадала под крошку метеоритного потока.
        - Стоять, куда потащил?! - Гаркнул я, не успев даже толком отдышаться.
        Это был один из тех рейдеров, что сидели в баре. На входе показался второй. Как мило, путешествуют вместе на таком маленьком кораблике. Судя по всему, приторговывают органикой.
        - Чего тебе? - Возмутился мужчина. Или мужчинка?! В замкнутых пространствах люди не только потихоньку сходят с ума, иногда у них меняется ориентация. Особенно, если ты летаешь с напарником, вскоре ты в нем уже души не чаешь. Как сейчас. По одному только выражению лица стало ясно, что эти двое - любовники. Ну и по не мужским повадкам. Ладно, походка с виляющим задом - признак не явный. Есть другой. Какой мужчина в лицо девушке станет стрелять?
        - Отпусти ее! Быстро! - Без церемоний я вынул пистолет. Кисть взвыла, но я сжал зубы и сделался страшным и злым.
        Напарник его потянулся за пистолетом, но я повернул ствол на него.
        - Даже не думай, п'дорок, - я с таким удовольствием это сказал, что улыбка сама растянулась до ушей.
        - Это наше мясо, - пробурчал тот, что тащил девушку. - Это же не твоя подруга? Просто немного кредитов валялось, мы подобрали. Хочешь спор, пусть старший станции рассудит. Давай, пошли к нему? Только еще за моральный ущерб доплатишь. А то пукалкой своей размахался.
        Неожиданно для мужчины, девушка вдруг подала признаки жизни и вырвалась. Вернее, просто дернулась, и ткань шиворота разошлась. Кусок остался в лапе, а девушка стала отползать. Только почему-то не в мою сторону, а просто подальше от всех.
        - Эй, эй! Нищенка! - Окликнул. - Со мной пошли!
        Девушка одарила меня злобным взглядом и продолжила уползать.
        - Черт с вами! - Прошипел мужчина с шокером и кивнул второму. А вот взгляда его напарника я сразу и не распознал. Обернувшись, с ужасом заметил, что к платформе приближается что - то большое! Судя по огням, очень, мать вашу, большое!!
        На ногах, будто уже на костылях, я кинулся к девушке. Схватил ее за шиворот. Она попыталась взбрыкнуть, но я рванул с такой силой, что у нее не было и шанса. Ослабевшее от голода и холода женское тело никак не могло противостоять гонимому страхом мужчине.
        Пока волок, где - то там внизу зудело. Страх поддавливал и гнал. Я лихорадочно считал варианты и каждые две секунды мысленно запрашивал Алису. Позади уже прогревались двигатели у прибывших. Валить собирались все! С боевым императорским крейсером шутки плохи. Хотя бы потому, что он маскируется от всех радаров и может подкрасться незаметно!
        Что это крейсер, я перестал сомневаться, когда добрался до своего корабля. Грозный исполин, что раза три больше самой платформы, уже приблизился на достаточное расстояние, чтобы его можно было рассмотреть. И понять, что он совершил сближение со станцией с одной единственной целью - выйти на дистанцию, с которой можно телепортировать сюда группу захвата!
        Бомжиха не брыкалась, вообще не двигалась. Все бы ничего, да лохмотья трещали и выскальзывали из моей хватки. Пару раз ее упускал, перехватывал вновь, кисть ныла, я задыхался от поднявшейся гари, но двигался дальше. Проклял все, пока тащил по ребристому трапу!
        Лишь когда трап закрылся за нами, я выдохнул с облегчением. И отметил для себя, единственный корабль, что остался покоиться - это «Черный кондор» Вагнера. Вот сученок…
        Наивный бы предположил, что я спасен. Но все только начиналось! Добраться до корабля - дело не хитрое. А вот свалить от крейсера - невозможное! Но есть надежда на спасение. Зайцев море, охотник один. Рейдеры разлетятся в разные стороны, кому - то повезет.
        Ну конечно же мне!
        Алиса стартовала едва я добрался до рубки. Рванула на форсаже, обдав новенький корабль Вагнера приличной порцией отработанных элементов. Иногда мне кажется, что она живой человек…
        Бомжиха осталась в коридоре, а я, плюхнувшись в кресло и накинув шлем, перебирал интерактивное меню, выбирая наилучший маршрут в зависимости от того, куда разлетелись мои братья по несчастью.
        Словно издеваясь, крейсер покоился еще минут десять, давая нам фору, затем двинулся точно по моей траектории!!
        - Мы на прицепе, командир, - произнесла Алиса привычным мне приятным женским голосом. Даже такая новость из ее мягких электронных уст звучала не так паршиво.
        - Хотели бы нас убить, разнесли бы станцию еще на подходе, - ответил бортовому, успокаивая себя самого.
        Но получалось плохо. Ибо что такое крейсер знал не понаслышке. Километровая хренотень с кучей всевозможных пушек, установок, кассет, торпед и орбитальных бомб, с экипажем человек в двадцать могла легко пометить на борт десант из двух
        - трех сотен злых дядечек в робота - скафандрах, а также пару десятков истребителей. Такой корабль приспособлен к длительным путешествиям и ведению самостоятельного боя с целым космическим флотом какой - нибудь отсталой расы, уверенной в своей исключительности. С мощнейшим двигательным комплексом и лучшим навигационным оборудованием он мог легко настичь любой гражданский корабль, пусть даже тот мельком появился в одной с ним системе.
        Величественный крейсер, что являлся грозным олицетворением имперской власти, шел именно за мной, нацелив все свои приборы насилия! Жалким, маленьким, ничтожным корабликом! От ощущения такого внимания волосы встали дыбом! И не только на голове. Ведь кто - то просто держит пальчик на кнопке гашетки и ржет над отчаянной и на что-то рассчитывающей мелкотой.
        Давно у меня в крови адреналин так не прыгал! Рубка моего кораблика маленькая, уютненькая, все под боком. Экранчики голографические в воздухе мелькают, все мне Алиса под нос сует, стоит только мысленно пожелать. Кто говорил, что я не использую нано?
        Использую, но лишь в замкнутом пространстве своего корабля с помощью специального шлема. Только самые последние идиоты и дилетанты открывают свое сознание в иных местах, используя нано - имплантаты. Этим могут воспользоваться хакеры, лишив и доступа к кораблю, и денег, и даже жизни. Я слышал, что человека можно взять под контроль, превратив в зомби, и заставить делать всякие гнусности.
        - Максимальная скорость, - констатировала Алиса. - Крейсер прибавляет, ускорение по прогрессии, девять минут до захвата транспортным лучом.
        И так все понятно, если бы меня хотели грохнуть, с такой дистанции любая ионная пушка по прямой наводке пробьет нас насквозь. А у этого тяжелого корабля имеется много чего и пострашнее. Того, что бьет на такие дистанции, что легким кораблям и не снилось. Особенно жутко убегать от управляемых ракет, которые от тебя не отстанут покуда не столкнутся. Это практически невозможно.
        Но не будем о грустном! Несемся прямиком к звезде, надвинув черные экраны, дабы не ослепнуть. Крейсер нагоняет и пытается связаться со мной, не сомневаюсь, что засыплет ультимативными угрозами, а может чересчур маслеными предложениями. Но лучше мне их не знать! Понимая, что выходов немного, я принимаю решение. Быстрое принятие самых сложных решений - мой конек. Особенно, если это что-то безбашенное.
        Поднимаюсь с кресла и несусь в транспортный отсек, переступая через все еще лежащую девушку. Отодвигаю коробку с продуктами и нащупываю тайную кнопочку в стенке корабля. Щелчок! Открывается потайная ячейка. Набираю код на панельке. Дергаю рычажок, и дверка сейфа открывается. Три маленьких стеклянных контейнера лежат прямо в горстке с золотыми монетами и редкими наркотиками. Тут еще платы информационные и кое - какой компромат… Беру один контейнер с плазмой Эро. Штука цилиндрической формы величиной с грецкий орех заключает в себе плазму размером с горошину.
        Мое самое дорогое сокровище! Как же жалко тратить! Давя назойливую жабу, закрываю тайник и несусь в реакторную. Плюс маленького корабля в том, что все под боком. Минус - ты всегда остаешься корытом, которое способен разнести любой крупный корабль с первого же попадания.
        Легкими и отточенными движениями соединяю контакты с энергоблоком, сопряженным с реактором. Убедившись, что ничего не отваливается, несусь обратно в рубку.
        - Алиса, готовь скачек на фазе! - Кричу с ходу.
        - Сверх - энергия получена, - комментирует Алиса. - Обратный отчет пошел! Десять! Девять! Восемь!
        Только сейчас жаба начинает душить по - настоящему. Ибо я бездарно трачу одну единицу самой дорогой плазмы, чтобы скакнуть от крейсера в другую систему. Способ нестандартный, но эффективный. Вряд ли крейсер ожидает подобной дерзости. Он думает, что загнал мышь у угол. Не тут - то было!
        Через пару мгновений от искажающегося пространства мутнеет в глазах. Меня выворачивает наизнанку. Самое поганые ощущения ты можешь испытать, если прыгаешь на корабле, который не приспособлен к сворачиванию пространства!
        Погоня, огни и драйв заменяются черным спокойствием, словно сменился один кадр на другой. Мы выпрыгнули в новое пространство, и я не сразу сообразил, где мы. Но вскоре возрадовался, вытерев рот. Портовая система кишела кораблями, здесь можно было легко затеряться. Переждать время.
        Вот еще одно подтверждение, что я парень рисковый и удачливый. Без предварительных расчетов могли прыгнуть куда угодно. Даже в пекло битвы или метеоритный пояс. А еще хуже в черное беззвездное пространство без ориентиров. Но я скакнул туда, куда хотел лететь три месяца, посещая злачные станции для пополнения запасов.
        Крейсер тоже может прыгнуть на такое расстояние, вот только куда мы смылись, ему неизвестно. Вариантов море, даже если ему известно направление.
        Задав курс до крупной торговой платформы, я решил посмотреть, как там моя пассажирка. Девушка очнулась, видимо, от скачка взбодрилась. Сидела теперь, облокотившись спиной о переборку. Ее острый взгляд застал меня врасплох. Он был полон испуга, недоумения, укора и недоверия.
        - Слушай, я не насильник, не убийца, не тот, кто торгует органикой и вообще… - начал, не доходя двух шагов, и продрав горло, продолжил спокойней: - Я простой рейдер, без вредных привычек и извращенных фантазий. Прости, что выкрал тебя из твоего родного дома, где тебе было сытно, тепло и уютно. Но факт остается фактом. Назад пути нет, только вперед и с песней. Но есть одна маленькая проблемка. Теперь я не знаю, что с тобой делать. Может, ты сама подскажешь, как могу помочь, чтобы мы быстрее разошлись своими дорогами?
        Девушка продолжила смотреть неизменно, не оценив мой сарказм. Хлопнула пару раз глазами и обхватила себя культей и рукой. Подбородок опустила к подобранным коленкам. Взгляд стал несколько другим, исподлобья. Скорее всего, девушка желала контролировать меня, следя, где стою и что делаю. Но никак не отвечать на мои вопросы.
        В сердце защемило, но я вспомнил о потраченной единице Эро, и давящая жаба стала преобладать, заглушив всякие сентиментальности. Теперь в своих целях я отброшен на полгода назад. И просто не вижу никакой компенсации! А еще вонь от бомжихи заполонила все отсеки! Ринни, что ж ты за мать Тереза такая!
        Обойдя по стеночке, я заглянул в транспортный отсек. Вернулся уже с брикетом. Протянул его девушке. Та недоверчиво посмотрела на паек. Выдержал ее взгляд. Нам надо налаживать отношения, и я делаю первый шаг. Кажется, она в обиде за грубость, надеюсь, понимает, что это было необходимо для спасения ее шкуры. Взгляд осознанный, значит, не будет биться головой и портить мне оборудование.
        Девушка приняла подачку, не спеша, будто вновь ожидая подвоха. Я не стал ее смущать и вернулся в рубку, закрыв за собой дверь. Мало ли, набросится со спины и покусает заразная. Давно уже не было подобных чувств на собственном корабле и в собственном доме.
        Предчувствие так и стучит в мозгу, с этой пассажиркой проблем не избежать.
        Алиса вывела на экран характеристики и торговые представительства станции,
        куда я направил корабль. Кажется, там есть мои старые знакомые, а главное -
        должники. До прибытия к месту примерно двое суток. Придется как - то уживаться
        с девушкой, пока не сбагрю с корабля.
        ГЛАВА ВТОРАЯ
        Первые четыре часа девушка так и просидела на одном месте, в центральном отсеке корабля, словно кость в горле. Старался не обращать на нее внимания, обходить, не задевая. Даже не возмутился, что разорванная упаковка аккуратной кучкой мусора оказалась в уголке.
        Расценить это за явный признак уважения я был не в силах. В моем доме гадить никому не позволено. Но я промолчал, чтобы не пугать. Собрал мусор и засунул все в мусорный шлюзик, где после мгновенной термальной обработки, пепел унесло в открытый космос.
        Когда в очередной раз двинулся в коридор к своей каюте и не увидел ее на привычном месте, несколько встревожился. Но, обнаружив ее в грузовом отсеке, выдохнул с облегчением. Все та же скованная поза. Девушка решила забиться в уголок, чтобы мне не мешать. Да и к еде поближе. Если бы мы были в длительном путешествии, я бы такой расточительности в продуктах себе не позволил. Вот он первый плюс - одна частица Эро сэкономила мне кучу продуктов, кислорода и энергии.
        Захватив из своей каюты одеяло, принес ей. Все - таки грузовой - самый холодный отсек. А у меня есть лишнее одеяло, да и спать собрался в рубке прямо в кресле пилота. Это единственный отсек, который закрывается. За время, что мы вместе, доверия к гостье не прибавилось!
        Кроме запасов еды в грузовом отсеке остатки плазмы Дора в полутора литровых цилиндрах, сухой кислород в контейнерах и кое - какие детали. Надеюсь, она ничего тут не испортит. Очень надеюсь! Иначе придется ее связать. Так, руки не свяжешь, с культи все слетит. Тогда ногу к руке. Во, самый раз. Пусть только попробует, скручу в узелок! Алиса все видит и вовремя мне брякнет.
        Девушка никак не отреагировала, когда положил ворсистую ткань ей к ногам. Казалось, что та спала в своем излюбленном положении. Но когда я встал у шлюзовой двери, затылком почувствовал ее взгляд. Обернулся, смотрит, медленно подгребая одеяло под себя, будто пряча, пока никто не вырвал назад. Странная, вроде бы все понимает. Но что - то с психикой. Видимо, много пришлось испытать. Отсутствие кисти тому подтверждение.
        - Туалет справа, напротив каюты, - брякнул и вышел. Если она сделает лужу в отсеке, придушу к чертям собачьим и заставлю слизывать!
        Первые сутки пути прошли в некотором напряжении. Я ждал, что Алиса вот - вот оповестит о крейсере или о том, что бомжиха роется в моих запасах. Но все прошло спокойно.
        Наконец, я решился поговорить с незнакомкой, рассчитывая, что завоевал ее доверие. Девушка, забившаяся в своем любимом углу, встретила меня настороженным взглядом и некоторой суетой, будто опомнилась. Я приблизился и присел на корточках, напротив. Чтобы быть с ней примерно на одном уровне. Ноги все еще давали знать об усталости, и я просто расселся на прорезиненный пол.
        - Мое имя Ринни, - протянул было руку, но осекся.
        И не потому, что правильное рукопожатие не выйдет из - за культи, девушка дернулась от меня, как от огня. Теперь - то я и понял, что случай крайне тяжелый.
        - А как твое имя? - Решил все же продолжить знакомство.
        Ответа не последовало. Но она вдруг уставилась на запястье со шрамом. Как раз этот шрам и распознал Вагнер, как попытку скрыть мою истинную принадлежность.
        - Да, я тоже хлебнул в свое время, - решил отвлечь, наблюдая реакцию. - Ладно, говорить ты со мной не хочешь. Или не можешь? Может напишешь? Ой, если только ты левша. Что я несу? Ты как вообще оказалась на самой окраинной станции самой далекой системы империи? В общем, как тебя занесло в задницу мира?
        Девушка быстро проморгала и увела взгляд. Кажется, в глазах проступила влага. Но она быстро поборола слабость и вновь уставилась на меня остро. На этот раз читалось - валил бы ты отсюда, я тебе не доверяю.
        Впервые привожу женщину в свой летающий дом и чувствую себя, как не в своей тарелке. Одно я подметил - бомжиха брикеты не брала без спроса, хоть и сидела с ними рядом. Это явный признак понимания ситуации. На этот раз не стал уходить, а вынул брикет, развернул его и поделился содержимым. Это как в индейских приданиях: раздели трапезу с путником, и он будет доверять тебе больше. Потом ты смело можешь его прибить, когда он сытый уснет.
        На этот раз гостья приняла без колебаний кусочек сухого пайка. Бутыль воды из упаковки я поставил между нами. И она не стесняясь, и довольно резко хватала его. Пила по чуть - чуть и возвращала на место. Меня умиляло, как она кушала. Я пытался определить ее возраст. Сперва казалось, что ей лет сорок, но теперь разглядел девушку лет двадцати пяти. А может ей и меньше. Как бы не девочка совсем.
        Мордаха все еще чумазая, но посветлевшая что ли. Конечно, не рассчитываю, что за пару полноценных приемов пищи, у нее порозовеют щеки. Не знаю, что с ней делать, не знаю…
        - Если что понадобиться, ты говори, - как бы между делом сказал.
        Но реакции не последовало.
        - Слушай, у меня есть лишний рабочий комбез, может переоденешься, приведешь себя в порядок? - Начал и заметил реакцию.
        Нахмурилась, но я продолжил:
        - Все - таки девушка, и самой будет приятнее в чистом ходить. Не бойся, платить за это не надо. Это подарок, как и еда.
        Она дернулась, когда я поднялся. Слишком резко вышло. Пугливая мышка, именно такой образ состроил я в голове. В любом случае, ее надо одеть приличнее. На станции в лохмотьях показываться нельзя. А у меня есть хороший стандартный комбинезон со встроенной обувью.
        С комбезом в руках я застал ее за интересным делом. Она умывалась водой из бутылки. Вернее, протирала влажным лоскутом своей одежды лицо. Мне это показалось забавным, словно умывалась кошка или мелкий пушистый зверек. Завидев меня, прекратила и посмотрела, что же принес.
        На ее темных волосах проявились светлые участки, лицо побелело, появились четкие очертания прямых темных бровей. Уже сейчас я видел довольно милое личико, пусть и покоцанное, исхудавшее. Кажется, у нее русые волосы. Тоненькие от нехватки витаминов, слипшиеся кое - где от грязи, но все же длинные женские волосы, которые она умело прятала прежде.
        Оставив комбез у ног, я вышел. И сидел в каюте довольно долгое время. Размышлял о Вагнере и его словах. А еще вспоминал прошлое, и думал о том, как бы все повернулось, не будь я таким пронырливым бабником! Карьера бы пошла вверх, глядишь и капитаном крейсера сейчас бы стал. Меня раскрыли, и теперь придется выкладывать кредиты хакерам за новую регистрацию. Идентификация корабля теперь точно разлетелась по всем постам империи. С этим тоже надо что - то решать.
        Теперь моя мечта о гражданстве на кислородной планете отдаляется и откладывается на неопределенный срок. Это был мой единственный способ начать новую жизнь. Но за такую жизнь нужно заплатить не мало. Гражданство стоит намного больше, чем три единицы, вернее уже две единицы Эро. Столько, сколько нужно, я еще не заработал, даже если продам корабль. Хотя эта мысль доставляет мне боль, с Алисой расставаться не хочу. Это мой единственный друг.
        Конечно, на промышленных планетах примут и за меньшие деньги, да и на отсталых тоже. Я же хочу домой, на свою родную планету. Там, где есть деревья, кусты и трава, бесплатный воздух и нескончаемое количество воды, в которой можно купаться сколь угодно долго. Как я устал от замкнутых пространств! От бесконечного полета в никуда из ниоткуда. От бессмысленного прожигания своей жизни. Как же меня душит, что время течет и течет, уходит и уходит. Трачу годы на путь в неизвестность, тупею, пустею и чахну. Чувствую себя букашкой в этой бескрайней злой черноте, которая рано или поздно сгинет безвестно.
        - Алиса, мне грустно, - промямлил, глядя через дисплей на звездное пространство с периодически вспыхивающими далекими огоньками.
        - Зажрался ты, Ринни, - выдала Алиса. - У тебя такая красивая женщина на борту.
        - Бомжиха, - усмехнулся лениво перекатывая голову по спинке кресла. - Ревнуешь?
        - Конечно нет. Я же знаю, что у тебя самая любимая женщина - это я. Ведь я самая лучшая. А ты самый худший - идеальная пара.
        - Что - то ты на меня сегодня накатываешь, Алиса.
        - Поругать тебя хотела за безрассудство.
        - И что я сделал не так?
        - Да так, я чуть не лопнула от плазмы, что ты грубо мне впихнул. Я бы сравнила это с ощущениями девушки после анального секса без предварительной подготовки и смазки.
        - Ты сегодня пошлая.
        - Я считаю, что тебе бы не мешало разрядиться, мой мужчина. Как думаешь, может стоит потратить пару десятков кредитов на хорошую проститутку в гостиничном номере станции?
        - И где ты такие цены - то нашла?
        - А вот нашла предложения на торговой станции, куда мы собственно и летим.
        Алиса вывела предложения с видеографией девиц. Можно было прямо сейчас расстегивать штаны и разряжаться.
        - Чем занята гостья? - Спросил Алису, отмахиваясь от интерактивного предложения.
        - Перекладывает спрятанную еду, - ответила Алиса и вывела картинку с камеры наблюдения за складом.
        Девушка уже была в комбинезоне, что автоматически отрегулировался под ее тоненький размер. Худющая до безобразия, она копалась в своих снятых лохмотьях, доставая недоеденные куски пайка, пыталась распихать все по карманам. Естественно часть этого добра рассыпалась и просыпалось через пальцы. Выглядело забавно. Оказывается, девушка не съела все сразу, как думал ранее, а спрятала про запас.
        И тут неожиданно для меня, она посмотрела четко в камеру. То есть мне в глаза через дисплей. Мне стало стыдно, и я вырубил. Могла ли она понять, что за ней смотрят? Да! Там же красная лампочка загорается под оптикой, когда включается камера!
        - Что она делает? - Спросил я у Алисы, переведя дух. - Только без видео, просто скажи.
        - Откручивает камеру в туалете, - произнесла та с иронией.
        - Ну замечательно! Она у меня тут хозяйничать собралась! - Возмутился я и поспешил туда, дабы бед не натворила.
        Мне эти камеры лишь для контроля систем нужны, не более. Ну, и безопасности, мало ли какая - нибудь мелкая инопланетная тварь спрячется, а у Алисы вырубятся датчики.
        Когда я вышел в коридор. Девушка юркнула обратно на склад, воровато сгорбившись. Чувствуя себя несколько неловко, я вернулся в каюту.
        Следующие сутки вышли беспокойными. Пришлось подраться за ее старое вонючее шмотье. Конечно, я победил, остервенело вырвав разорванные в борьбе тряпки, и выбросил все это дерьмо через шлюз. Больше наши интересы не сталкивались. Спал мало, и когда все же удавалось, снилось, что гостья разбирает мой корабль на кусочки, постоянно что - то откручивая. Я ее душил - душил, а она смотрела так пронзительно своими голубыми глазами и продолжала скручивать почему - то одной рукой все очень ловко.
        - Подъем, командир, - произнесла Алиса, когда нежился в сладком сне, который по закону подлости пришел именно тогда, когда надо было подниматься.
        - Что у нас тут? - Выдал спросонок.
        - Посадка разрешена, я договорилась, - ответила деловая колбаса.
        - А Бомжиха?
        - В норме. Но скрутила все камеры.
        - Вот же сука, - бросил, стиснув зубы. - Как знал ведь.
        - Она их у выхода из рубки сложила.
        - Она что думает? Поселилась тут что ли?!
        - Женщины не любят, когда за ними наблюдают без спроса, - ответила Алиса важновато. - Ну, кроме меня, ты можешь смотреть на мою персону, когда захочешь.
        Флирт не оценил, ибо в бешенстве. На дисплее показалась торговая станция Эдда, на которой я сбагрю эту нахалку с чистой совестью.

***
        Торговая станция Эдда по габаритам была примерно раз в пятьдесят больше той, откуда мы свалили. Она смахивала на зависшую в воздухе новогоднюю елку, правда кривую, косую, без какой - либо геометрической правильности. С кучей налепленных по всей высоте ствола посадочных платформ и торговых ангаров. А также антенн и солнечных батарей, которые прибавляли ей ворсистости и еще большей уродливости. Гирляндой на этой безобразной елке служили огоньки прибывающих и убывающих кораблей, а также сигнальные на площадках и стыковочных рукавах. Торговая станция принимала на свои платформы корабли любой величины, даже двухкилометровые танкеры могли к ней пристыковаться для разгрузки.
        Вошли в пространство атмосферного поля, и мир вокруг стал синим. Поле здесь довольно мощное, многослойное. Безопасность на Эдде - главный приоритет.
        Собравшись за считанные минуты, я вышел из корабля, оставив девушку на борту. Алиса присмотрит, если что разрядами тока выдрессирует. Сперва решил разобраться с главной проблемой, затем перейти к наименее шкурным.
        Тревога отдавала в животе, всегда чувствовал себя неуютно там, где приходится оставлять оружие на борту. Здесь с этим строго. Если полиция выявит, прошерстит по полной программе. Иной раз штрафом не отделаешься.
        На станции народу тьма. Среди простого люда мелькают и военные в зеленых боевых скафандрах. Я спешу к центральной магистрали. Мне нужен лифт. Уровень торговой площадки мне известен, Алиса помнит все. С гравитацией здесь порядок, поэтому пришлось принять временных нано - роботов. Две капсулы с этими чудо - созданиями и ты весел и бодр, скачешь по 0,7 д, как пушинка. Через сутки - отхдняк, во время которого желаешь поскорее издохнуть. Это конечно не нано - роботы Вагнера, там все намного дороже и серьезнее. Подгонять под организм надо и, кажется, какие - то технологии мудреные используются. А это универсальное разовое средство, которое помогает в конкретный промежуток времени.
        Ковыляя со знанием дела, я выглядел как свой. Отсеки станции довольно просторны, на платформах так вообще можно любоваться синеватым космосом через купол и удивляться, как ловко мембрана окутывает металлические корпуса, пропуская через себя. Переходы тоже широкие, предусмотрено целых четыре линии для грави - тележек. И две - для прохожих. Стенки округлые, белые с панорамными иллюминаторами, через которые видно всю красоту, суету и бардак в пространстве близ станции. Света достаточно, да и белый окрас стен хорошо его отражает, распространяя по округлым тоннелям.
        Добравшись до знакомого павильона, я решил осмотреться. Эта площадка больше напоминала обычный рынок с большим количеством маленьких павильончиков и довольно низкими потолками в сеточку, через которую видны переплетения труб и кабелей. Здесь предлагались разнообразные товары, в основном мелкое барахло, детали для кораблей и драгоценности. Можно встретить и сувениры. Но туристов с планет водят в отдельный павильон, где этого хлама хватает, и там оно стоит втридорога.
        - Девочки, наркотики, имплантаты, - раздалось у самого уха. Стоило мне остановиться, сразу набросились продавцы нелегальных товаров. Они же видят по форме и морде, что я рейдер или наемник.
        - Обойдусь, - отмахнулся от одного.
        - Имплантаты, девочки, наркотики, - подскочил другой, прошептав то же самое.
        Выигрышную комбинацию не угадал ни один, и я двинулся вдоль прилавков. Покоящаяся мишень - самая легкая мишень. Мимо пронесся гвардеец в черном боевом скафандре, больше похожем на тонкую нано - броню, подчеркивающую его мускулистую фигуру. В груди ахнуло, но я поборол замешательство и согнал видимый интерес, уставившись себе под ноги. Переживать нечего. Видимо, просто залетный парень, или выполняющий каприз… Молодой, горячий, таких императорские особы и берут во служение. Дают лучшую форму, лучшее оружие и самые передовые нано - технологии для тела. А в случае провала или просто по желанию монарха - отрубают головы или пытают в свое удовольствие.
        Миновав два ряда товаров я добрался до нужного.
        - Интересуют чипы? - Обратил на меня внимание седовласый продавец. И сделал вид, что мы не знакомы.
        - Нет, Арсений, меня интересует регистрация, - произнес негромко.
        Но Арсений нахмурился и цыкнул.
        - Володя, подмени, - позвал напарника и кивнул идти за ним.
        Обошли павильончик сзади. Обычно там небольшие склады. Вошли вовнутрь. Арсений закрыл хлюпкую дверь, сделанную из легкого пластика и кивнул, мол, что надо конкретно.
        - Перебить корабль, - ответил со знанием дела. Я у него почти постоянный клиент.
        - Как скоро?
        - Желательно в течение суток.
        - Подорожало, батенька, - выдал старенький Арсений. - Тут неподалеку флот империи собирается, если флагман будет, спалят изменение в базе мгновенно. Ты ж не дурак, сам знаешь, пять дней - это самое оптимальное и надежное. За три этапа сменят все практически легально.
        - У меня крейсер на хвосте, - сказал, как отрезал. - Сколько?
        - Восемь тысяч, без торга, - вывалил цифру продавец, что я чуть слюной не подавился.
        - Ты серьезно?!
        - Ринни, ищи другого продавца, понял? - Взвинтился Арсений.
        - Хорошо, хорошо, - сдался я.
        - Чип с собой?
        - Да.
        - Оставляй, часа через три приходи с деньгами.
        - Без проблем. Слушай, у меня еще дело. Ты не знаешь, куда можно пристроить девушку?
        - Беженка?
        - Не, просто случайная встречная, лет двадцать пять, смышленая.
        - Выкладывай, что с ней не так? - Насторожился Арсений.
        - Правой кисти нет.
        - В публичный дом, - брякнул продавец без тени сарказма. - Руку я ей восстанавливать не буду, а мне нужны работники полноценные физически. А не красивые и смышленые.
        Оставил чип и вышел. С девушкой могут возникнуть проблемы. Чтобы поставить ей хотя бы обычный стальной имплантат кисти надо тысячи две кредитов. Там же не просто к костям присобачить, надо еще с мозгом синхронизировать и ткани обработать, чтобы заражения не было. Да и дело это не быстрое. Конечно можно поставить и нано - имплантат высочайшего качества с операцией в десять минут, но это стоит целого состояния. В любом случае избавиться от бомжихи надо. Иначе эта сучка скрутит мне что - нибудь посерьезнее камер.
        На корабль решил не возвращаться, три часа бесцельных прогулок по павильонам пролетят быстро. Деньги у меня все равно с собой.
        В раздумьях о высоком я вышел по переходу в соседний павильон. Здесь продавали рабов с отсталых планет. Видеть сплошную обнаженку и процесс, как людей продают, будто скот - зрелище не для слабонервных. Хотел вернуться назад. Но не тут - то было!
        Людей тут кишело не меньше. В основном это были перекупщики, купцы и богатеи, желающие пополнить свой горем любовницами и прислужницами. Я едва успел уловить, как начали появляться первые черные фигуры. Они стали быстро заполонять пространство, стекаясь со всех щелей! В груди стремительно похолодело, ринулся обратно.
        Не успел и пары шагов сделать, как путь мне преградили два здоровенных молодца с бравыми гвардейскими харями. Еще двое придержали прохожих, желающих свалить в ту сторону, откуда пришел и я. Сердце уже обвалилось куда - то в район копчика. Но сердечный приступ еще не случился, ибо я надеялся и верил, что они тут не по мою душу!
        Так и было.
        - На колени! - Рявкнуло над головой так, что добрая половина рабов от неведения своего должна была описаться. Это современные, цивилизованные люди знают, что такое нано - усилители голоса и с чем едят летающих дройдов с рупорами.
        Суетиться по этой команде не стоило. И я рухнул одним из первых, запоздало осознавая другую ошибку. Слишком быстро, как на автомате, отточенный годами рефлекс, который могли заметить гвардейцы. Ведь именно императорская гвардия сейчас оцепила павильон, если не весь уровень станции по случаю визита…
        - Принцесса Филисия Зэр Эрак! - Раздалось торжественно.
        От этого имени ахнуло в груди и тут же перехватило дыхание. Какого черта она здесь делает?! Как можно вообще поверить в такое совпадение? Сотни обитаемых систем и тысячи торговых станций по всей территории империи, а она прилетела сюда, именно тогда, когда здесь оказался и я!!
        Все склонились покорно, затаив дыхание. Лишь гвардейцы, создав плотное оцепление, остались стоять с винтовками в руках. Место злачное, император головы снимет всем без исключения, если хоть волосок упадет с одной из его двадцати внучек. Или их уже больше настругано?
        Мертвая тишина наступила секунды через три. И тут же нарушилась приближающимся щелканьем каблуков по стальному полу павильона. Принцесса появилась с делегацией из приближенных, скорее всего среди них и глава станции, а может и адмирал, контролирующий всю систему и командующий десятком боевых крейсеров. Мне не видно со своего места, но зато слышно, как лепечут ее фрейлины, как лебезит какой - то старик с подрагивающим голосом.
        Сердце заколотилось с бешеной скоростью. Давно не чувствовал себя столь уязвимым и беспомощным. Одно неверное движение и меня прикончит гвардеец, опередив на долю секунды других ближайших товарищей. Для любого из них великая честь услужить этой твари.
        - Двадцать рабов! - Раздается писклявая брань.
        Этот голос я узнаю из тысячи, принцесса ничуть не изменилась. Все такая же избалованная мелкая сучка, несмотря на то, что ей уже пошел четвертый десяток, если я не потерял счет времени. Мозгов не прибавилось, только рабы на уме.
        - Ни один! Ни один не похож! - Продолжает отчитывать купца. - Вообще нисколечко!
        - Что вы, ваше величество, - поет в ответ купец. - Двое вылитые, как на видеографии.
        - Идиот! - Рявкнула принцесса, приближаясь ко мне! - Вот смотри, я найду здесь похожих, поедешь на рудники!
        - Принцесса, не судите его строго, женщина видит по - своему, а мужчина иначе, - один из делегации вступился за купца. - Давайте поищем, кто как не вы знает лучше.
        - Хорошо, адмирал, - проворковала вдруг неожиданно спокойно принцесса, будто они уже переспали.
        - Так! - Рявкнул адмирал. - Выстройте рабов в одну линию! Быстро!
        Гвардейцы стали перестраиваться и немного двигать тех стоящих на коленях, кто был у края оцепления. В итоге я даже увидел кусочек белоснежного пышного платья Филисии. Сердце мое заколотилось бешено, еще никогда так близко не чувствовал свой конец! Если она меня узнает…
        Местные купцы суетливо расставили своих обнаженных рабов. Голые половые органы принцессу никак не смутили. Если дедуля император узнает об этом, кого - то выпорют… Принцесса двинулась к краю, как раз неподалеку стоял на колене и я. Остановилась метров за десять, тут же повеяло ее запахом, от которого можно просто сойти с ума. Или прокашляться, что я чуть не исполнил. Пришлось подавить порывы в корне, дабы не привлечь внимание. За кашель тоже могут отрубить голову, чтобы не мешал ее величеству мыслить.
        Принцесса пошла вдоль ряда быстро. Пару раз останавливалась, комментируя внешность. И кажется, я понял, что ей нужен раб, похожий на какого - то конкретного человека. Причуды императорских особ мне нынче уже не ведомы. Можно только догадываться.
        Полчаса, может больше она проходила там, выбирая себе рабов. Капризной сучке понравились некоторые мужчины, и купец торжественно рассказывал, где он их нашел и что они умеют.
        Гвардия как появилась, так собственно и ретировалась вслед за принцессой, оставшейся недовольной, судя по тому, что она назвала Эдду мерзкой, вонючей помойкой. Кажется, начинаю догадываться, что флот о котором говорил Арсений, прибыл сюда только из - за нее. С целью защищать и удовлетворять все капризы.
        Да, неожиданная встреча меня хорошенько встряхнула. Потерял я хватку, потерял… Того, казалось бы случайного гвардейца в счет не взял. Зря. Такой зайдет к местному чиновнику, тот от страха сразу обделается. Не часто династия посещает такие места. Порой раз в жизни для многих. В голове не укладывается такое совпадение!
        Получив перебитый чип, я вернулся на корабль все же с приподнятым настроением. Арсений не обманул. Однако у меня были опасения, что Алису могут взять на заметку, как не идентифицированный аппарат, пока были сняты «номера», они же - чип. Обычно, снять чип не просто, это процедура проходит через специальные императорские органы, но на своем корабле я могу лепить все, как пожелаю. Многие рейдеры так делают. И в случае намечающегося властями обыска чип ставится в легальное место и запаивается с восстановлением печати. Тут не докопаешься, система отлажена. А вот с базой, как предупреждал Арсений могут возникнуть проблемы.
        Когда поднялся на борт, девушка встретила меня в коридоре. Она была напугана или даже взволнована. А еще она стояла на ногах! Да при такой гравитации, я чуть рот не раскрыл от удивления. Но постарался быстро вернуть самообладание.
        - Все нормально, - ответил на ее немой вопрос и тут же восхитился, как же она преобразилась. Распрямилась, каким - то образом вымыла волосы, продемонстрировав настоящий русый свет. Боюсь предположить, где она там мне лужу сотворила, придушу ведь.
        Девушка осталась стоять, как вкопанная, когда я направился в рубку. Удивлен, что она так легко перенесла гравитацию станции! С этими мыслями бросился ставить на место чип, пока не прибыли инспектора и не арестовали корабль. После встречи с гвардейцами сталось мерзкое послевкусие. В таких ситуациях начинаешь ценить свободу и то, что хозяин сам себе.
        - Нам нужно два куба твердой воды, - оповестила Алиса между делом. - И один куб кислорода для пополнения НЗ.
        - Прости Алиса, я изрядно раскошелился, - выдохнул с горечью.
        - Зачем тебе кредиты? Без воды и кислорода все равно помрешь.
        Алиса всегда отличалась прямолинейностью.
        - Ладно, промониторь рынок, может, найдешь выгодное предложение, расскажешь мне.
        - Да, командир, будет сделано командир.
        - Алиса?
        - Да, командир?
        - Ты чудо.
        - Твое чудо, Ринни, - ласково ответил искусственный интеллект.
        На сердце потеплело. Но это длилось недолго. Проблемы никогда не выходят у меня из головы, порой, я просто отодвигаю их на второй план, стараясь дать мозгу отдых.
        Но теперь моя главная проблема была в коридоре. Бомжиха быстро оправилась, если учесть, насколько дикой ее подобрал. Это хороший признак и часть моего оправдания.
        - Алиса, рассчитай запас хода с учетом бомжихи на борту, - скомандовал скрипя сердцем. Мне стало интересно, чисто гипотетически, насколько снизятся мои возможности при наличии второго человека на борту.
        - Рассчитала, командир, - ответила Алиса буквально через секунду и вывела на интерактивный дисплей цифры. Когда она обращается ко мне «командир» - это значит, все серьезно!
        - Пятьдесят пять парсек?! - Ахнул я.
        - Да, командир, запас хода на тридцать три процента ниже, при учете, что девушка будет питаться и потреблять кислород в среднем, как двое прежних суток.
        - Но это явно ниже нормы. Она почти ничего не ела, только клевала!
        - Если с нормой, то пятьдесят два парсека.
        - Вот задница, - осунулся.
        Мне надо как минимум семьдесят парсек. В ином случае ловить просто нечего! Конкурентов до е’ени матери.
        - А если убрать НЗ?
        - Не рекомендуется, командир. Но если ты настаиваешь. Можно выжать шестьдесят три парсека.
        - Что с грузовыми возможностями?
        - Минус десять процентов, командир.
        - Вот же засада! - Смахнул голографическое изображение и призадумался. Если плазмы таскать меньше. Какой тогда смысл?!
        Как - то я загрузился до отказа, взыграла жадность на почве халтуры. Даже коридор себе перекрыл добычей. И плелся мой корабль, как беременный таракан. Чудом реактор не потребовал ручного вмешательства, тогда я сидел на наркотиках и едва не умер от нервного истощения.
        Вот так рейдеры и живут. Затариваются продуктами, топливом и кислородом да отправляются в долгий, рискованный путь, предварительно наметив на карте цели. Естественно этот путь не в один конец, поэтому нужно рассчитать жизненно важные ресурсы на обратную дорогу. При удачном раскладе набираешь плазмы до отказа, прилетаешь на ближайшую станцию, продаешь часть, запасаясь хоть какими - то ресурсами, и летишь к точке, где скупят уже все остальное.
        И все это надо спланировать заранее! Отметить маршруты, станции на них, проработать план «б», «в», «г», мать его, до самого «я». Потому как от этого зависит твоя жизнь.
        Мне предстоял серьезный рейд! Два - три дня послабления и надо отбывать на промысел. Рваться в самое пекло, обгоняя конкурентов. Звездных систем, где прошли войны с пришельцами, не так много. Зато чаек целый рой!
        - Что по финансам? - Выдохнул я, протирая глаза. - Сколько копить до трех миллионов?
        - Рассчитать сложно, командир, - начала Алиса издалека. - Но если взять в расчет средние показатели чистого дохода того года, разделить на снижающие коэффициенты новых параметров, наложить теорию вероятности удач, затем…
        - Короче! Выкладывай.
        - Полтора - два года прибавь, Ренни.
        Вот и приплыли. Я с ума сойду от лишнего рейда, не то что бы от такого срока!
        Но и не это самое важное! А то, что моих ресурсов будто бы в два раза меньше стало. Ладно там рейды краткосрочные, вместе веселее. А если на долгий путь? Ведь не всегда можно спланировать бегство! Загонят на окраину или под астероидный пояс, и приплыли. Сдохнуть на полпути от нехватки воды или кислорода?! Это как стометровая толща воды над тобой, ты пытаешься выплыть на поверхность, а кислорода нет. Ты метров тридцать поборешься, а потом начнутся спазмы, и накроет ужас от осознания неминуемой кончины! Ладно, без жратвы обойдемся, но без кислорода никак!!
        Не хочу! Не хочу испытывать подобного. Только не сейчас! Когда так близок к цели и своей заветной мечте!
        С грузом на сердце вышел из рубки. Девушка сидела в коридоре ко мне боком, облокотившись спиной на переборку и смотрела в стену. Видимо, силы стоять покинули ее быстро. Мне даже показалось, что она специально демонстрировала мне, что не беспомощна, как казалась.
        Я подошел и уселся рядом в такую же позу. Она тут же отсела, недоверчиво косясь.
        - Слушай, - начал я и ком к горлу подступил.
        Мысли же давно вперед убежали. Уже представил ее жалостливый взгляд и на обидное устах, что все мужики уроды. Этот взгляд будет провожать мой отлетающий корабль. Даже не хочу предполагать, что она при этом почувствует.
        Но разум возобладал. Я не могу держать ее на корабле, двое суток были сущим адом. Мое личное пространство сократилось до рубки, так быть не должно! Я уже не говорю об катастрофической отсрочке моей заветной мечты! И не мыслю о том, что придется делить все свое пополам!
        - Слушай, я все понимаю, - снова начала. - Тяжелое детство, игрушки, прибитые к потолку, война, разруха, хаос, бросивший любимый, секс до свадьбы. Сломанные судьбы сплошь и рядом. Но я не могу больше держать тебя на корабле. Ты девушка смышленая, все камеры выкрутила одной левой, а станция большая, тут можно и заработать. Я дам тебе десяток таблеток нано и немного стимуляторов, чтобы ты не была беспомощна, смогла передвигаться и быстрее привыкла к притяжению. Отсыплю пару сотен кредитов монетами. Этого хватит, чтобы сытно кушать месяц и спать в какой - нибудь подсобке.
        Периферийным зрением увидел, как она повернула голову в мою сторону. Я ответил. Наши взгляды встретились. Больше нет чумазого чучела, это самая настоящая девушка. Прямые бровки, как у песика, тонкий носик и глаза на пол лица, потому как худа до беспредела. Она смотрела с обидой и разочарованием. Ноздри ее раздулись, словно чувствовала запах принцессы, что я принес с собой. Цветочный аромат, сочный, нежный и сладкий. Такой посторонний.
        Она вновь посмотрела на мое правое запястье. Затем поднялась по стеночке с трудом, перешагнула через меня и направилась к выходу. Стукнула по механической кнопке, будто это ее корабль. Дождалась, пока опустится трап, не глядя в мою сторону, и вышла.
        Ни таблеток, ни кредитов, похоже, ей от меня не нужно. Трап заехал обратно, шлюз пшикнул, оповещая о герметичности отсека. Лети хоть сейчас, Алиса уже получила разрешение на взлет. Даже просто перелететь на другую платформу, дабы перерегистрировать корабль кажется логичным.
        Она все поняла, не просила, не молила… просто ушла. Ринни, ты сделал все правильно!
        Я не хочу снижать возможности корабля, я не хочу копаться в толпе стервятников, я не хочу пахать на два года дольше, я не хочу делить свой дом с кем бы то ни было!
        Задавило в груди. Что со мной?! Почему я думаю о ней?! Почему я продолжаю искать оправдания?!
        Впервые за долгие годы мне стало так погано. Она реагировала на мои замечания, умылась даже. Быть может ей было важно понравиться мне?! Мне, заросшему, замызганному рейдеру. Ха! Наивный. Нет же… ей просто жить хочется, а не существовать! Жить, как и любой другой девушке. Разве это так много для бескрайних космических миров? Поделиться какой - то частицей удачи, благодати, света, тепла, уюта, чертового мира! Поделиться с какой - то ничтожной песчинкой. Она ведь нуждается в столь малом!
        Она нуждается во мне.
        Я долбанул по кнопке, как бешеный, и вылетел пулей, не дождавшись, пока трап опустится полностью. Девушка встретила меня, развернувшись лицом. Прошла она с десяток шагов, а теперь ее трясло от того, что она едва стояла на ногах. Но стояла, и взгляд… этот взгляд был сильнее ее тела. Десятка ее тел! Быть может, в эту самую секунду этот голубоглазый взор стал сильнее моего, что я знал прежде… Она боролась, с собой, со мной, со всеми. Что ей движет, хотел бы я спросить. Возможно, позже она соизволит ответить.
        - Ты можешь сказать свое имя? - Выдал я с бешено бьющимся сердцем. - Имя, чтобы я мог тебе доверять.
        Почему - то мне показалось, что она ушла очень - очень далеко. Так далеко, что уже недосягаемо. И мысль о том, что потеряю ее разогнала мой кровяной нанос до предельной частоты.
        Девушка подняла свою культю с выражением, что мысленно нарисованная рука показывает средний палец. Хотел было возмутиться, но глаза ее вдруг закатились, ноги подкосились и тело рухнуло. Голова едва не долетела до стального пола, просто я оказался быстрее и подставил ладонь в десяти сантиметрах от финиша. Взял на руки и потащил легкое тельце на корабль, коря себя за то, что вообще мог допустить такое! Оставить девушку в беспомощном состоянии в неизвестном ей месте совсем не по - мужски. Какой позор, Ренни! Как ты мог даже думать об этом…
        ГЛАВА ТРЕТЬЯ
        - Ее бы в медкапсулу на обследование, - посоветовала Алиса двое суток спустя. - На Эдде двадцать шесть медпунктов, восемь медцентров и один военный госпиталь.
        - А если не пойдет? Не потащу же силой?
        - Объясни ей. Она не дура, раз изучает твои схемы в реакторной.
        - Что?! Когда?!
        - Прямо сейчас, но не беспокойся командир, ничего пока не отломала и не погрызла.
        Конец фразы я уже слушал, преодолев коридор. Заглянул в тесный отсек, из которого торчала ее тощая задница. Вдвоем туда не влезть. Она так увлеклась, что сразу и не заметила моего присутствия. Или больше не боялась, после жеста доброй воли. Я ведь добрейшей души человек, пожертвовал своей койкой и каютой, в общем - то. Сплю теперь в рубке, как самый настоящий джентльмен. Там же и переболел после нано - таблеток, под конец не выдержал и принял дорогостоящее обезболивающее в прикуску со стимулятором. Теперь, как новенький.
        - Я конечно все понимаю… - начал и прикусил язык.
        Напугал бедняжку. Дернулась и ударилась головой о блок предохранителей. Пришлось отступить. Вышла, вид важный такой сделала, будто инженером у меня подрабатывает.
        - Если ты хочешь оставаться на моем корабле, усвой, пожалуйста, важные правила, - начал я, но тут же проглотил остаток фразы, которым чуть не подавился.
        Девушка протянула мне контейнер с плазмой Эро! Тот, что я присоединял к блоку для скачка! Да у него фиолетовое свечение как было, так и осталось! А я уж было решил… Его же можно загнать, как целый! Кто его проверит?! Любой прибор зашкалит от такой мощи.
        - Эм, спасибо, - выдавил, приняв свое сокровище. Тонкие пальчики выпустили его легко и изящно. И чуть не коснулись моей шершавой ладони.
        Девушка едва заметно улыбнулась и, уведя взгляд в сторону, проследовала в мою каюту. Только я развернулся с намерением предложить медицинскую помощь, как дверь перед носом закрылась.
        Какая наглая, но умная коза! Черт, я же помню, что плазма Эро уже не светилась, хотел в шлюз выкинуть, как израсходованную, да контейнер пожалел. А тут на тебе
        - как новенький!
        - Алиса, что она сделала? - Поспешил удовлетворить любопытство, запросив бортовой.
        - Подзарядила плазму до критического минимума, проще говоря откатила, - ответила Алиса. - Пару энергоблоков придется зарядить от плазмы Дора, но это несущественно.
        Промелькнула мысль, что свое пребывание здесь она окупила с лихвой. Ведь ее вины нет, что за мной погнался крейсер!
        - Слушай, - начал через дверь.
        Я так часто к ней обращаюсь, ну не «Бомжихой» же называть в глаза? Слушай и Слушай, практически женское имя, универсальное.
        - Там это, может сходим в медицинский центр, подлечим тебя? - Предложил неуверенно. - Мало ли, что болит?
        Никакой реакции.
        - Давай хоть кисть тебе прилепим какую - нибудь! - Брякнул на радостях и осекся. Дорого же!
        Но было уже поздно. Девушка открыла дверь и коротко кивнула.
        Кивнула! Впервые я наблюдал такой ответ. Это прогресс в нашем общении. Но на радостную улыбку девушка ответила серьезным, даже решительным взглядом.
        Не мешкая, мы вышли с корабля, и я повел ее в медблок, подобранный Алисой. Пока шли до лифтов, девушка смотрела себе под ноги, мне казалось, она боится смотреть людям в глаза. Я шел чуть впереди, стараясь не упустить ее из виду. Добравшись до скоростного лифта, набрал нужный уровень. Оказавшись без посторонних в стеклянном цилиндрическом лифте, она оживилась и явно восхитилась видами.
        Быстро замелькали ближайшие перекрестные конструкции и потянулись уровни платформ, поочередно показывая свое интересное содержание. Вокруг хаотично летали корабли, приземлялись и взлетали, повсюду суетились ремонтные и погрузочные дройды с кучей многосегментарных рук. Огни, ионные шлейфы и искры летящие, будто целый фейерверк на фоне сказки для маленькой несмышленой девочки - вот такая картина поглотила ее. Моя гостья раскрыла рот и глазела… глазела… глазела… целых тридцать пять секунд, пока не остановился лифт.
        Стоило створкам распахнуться, как девушка приняла свой осунувшийся вид, не обращая внимания на прохожих. Только прижалась ко мне ближе, едва не касаясь плечиком моей руки. Неожиданно для себя осознал, что являюсь ее самым близким человеком. Ну, по крайней мере, здесь.
        Тащимся к медцентру, и столько еще дел на станции предстоит, а я уже думаю о предстоящем рейде. Вся лишняя плазма продана, осталось дело техники - принять разгрузчиков. Алиса вывела примерную картину театра военных действий, собрав самые свежие новости с базы данных Эдды. Пусть предстоящий рейд ближе многих прежних, но с этой шустрой козой он может оказаться сложнее, чем те, где я был в заднице мира на волоске от смерти.
        Медицинские зоны всегда славились своей белизной. И этот корпус не исключение. Все сверкало и пахло. Прошлись по стеклянному тоннелю, у которого даже пол полупрозрачный, от чего могла закружиться голова. Подруга моя не оплошала, страха не показала, правда запыхалась немного. Пришлось сбавить темп.
        Высокорослый, худощавый медицинский сотрудник с белым пластиковым лицом, встретивший нас в просторной приемной, ее ничуть не напугал. Она даже смотрела на него с интересом. А вот когда у него зашевелились губы, будто лицо из кожи, глаза у моей мышки расширились. По выражению лица понял, что хотела передумать, но я сделал строгий вид и добавил мотивации остаться уже голосом.
        - Какие есть предложения по восстановлению правой кисти? - Заявил важно.
        - А у нас есть все, и должен отметить, сэр, по самым низким ценам! - Пропел мужчина в нано - маске почти женским голоском.
        Возникшая интерактивная область в воздухе заслонила собой сотрудника полностью. Весь красочный каталог вывалили нам вместе с заоблачными ценами, от которых я стал подкашливать. Здесь были и выращенные настоящие человеческие, и био, и нано, и механические… вот только деревянных не хватало.
        Я лихорадочно листал все ниже и ниже, отсортировав предложения по цене с наименьшей. Но вышло почему-то наоборот.
        - Откуда вы взяли эти цены? - Простонал, прикидывая свои скудные возможности.
        - Ориентируемся на рынок, сэр, - ответил сотрудник невозмутимо. - Ниже цен вы не найдете. Спрос вырос, сами знаете - война. Вас должно порадовать, что в стоимость входит и операция по вживлению элементов в ткани, в частности - мозг, с тщательнейшей синхронизацией. Так же мы даем гарантию стандартный имперский год.
        Я повернулся к девушке, у которой горели глаза. Она взглянула в ответ так быстро, будто только и ждала, когда я сделаю выбор.
        - Может, прикрутим тебе простой крючок? - Скривил улыбку, чувствуя себя несколько виновато. - Знаешь, как у земных пиратов восемнадцатого века?
        Девушка закатила глаза и укоризненно мотнула головой, затем сама ткнула пальцем по иконке с нано - имплантатом за двести тысяч!
        Двести, мать его, тысяч!!
        - Губа у тебя не дура, - прокомментировал, ахнув. - Давай что подешевле. Может это?
        Предложенный мною имплантат за десять тысяч выглядел не хуже, может, прокатит? Но девушка не согласилась, будто с легкостью выявила подвох. Синтетика с металлом ее не устроили.
        Борьба взглядов завершилась не в мою пользу. Личико вроде миленькое, а взгляд такой пронзительный, будто ей лет триста от роду! Укор нескрываемый, мол, я тебе Эро восстановила, давай, жмот, отсыпь комиссионные!
        - Ну, хорошо, - процедил.
        В ответ кивок с легкой ухмылкой от удовлетворения и поворот головы в сторону презентации выбранного имплантата. Будто я ей уже не интересен. Да она мной манипулирует!
        - Ну! Если выбор сделан, прошу! - Хлопнул в ладоши сотрудник. - Подпишем некоторые документы и можно приступать.
        - А если без документов? - Осунулся я.
        - Вы уж простите, сэр, учреждение у нас легальное. Да и пока тут династия, хм… должны сами понимать, насколько это чревато.
        Скрипя сердцем, согласился. Что я тут засветился, выявят не сразу, на что очень надеюсь!
        Вскоре девушку отправили укладываться в медкапсулу. Она даже засуетиться не успела, появилась медсестра с очаровательным пластиковым личиком и мягко завела в другую комнатку.
        Современное оборудование позволяло обследовать без необходимости снимать одежду. Попробуй скажи Бомжихе, что ей придется раздеваться до гола, ее под страхом смерти не заставишь. Одна только выходка с камерами о многом говорит!
        Перегородка превратилась в дисплей, и мы лицезрели ничего не подозревающую девушку крупным планом. Она волновалась, о чем свидетельствовала частота биения сердца, выведенная на экран, как и другие показатели всех параметров ее организма. Приборы даже вычислили срок до ее следующих месячных. Ох, таких подробностей мне бы не знать! Но в статусе я указал, что она моя жена.
        - Как зовут вашу супругу? - Стал уточнять сотрудник.
        - Бомжи… - начал, но осекся. Не смог оторвать взгляда от нее взволнованного лица и выпалил, не думая. Только сейчас понял, что и у меня сердце бьется, как у загнанного зверя. Я волновался за нее.
        - Как вы сказали? - Удивился сотрудник.
        - Бом, Бомжуля, тьфу, ты. В смысле Джули. А то мы ласково, между собой балуемся, называя друг друга по - особенному. Ну, вы поняли.
        Пластиковое лицо не выразило ровным счетом ничего, показывая тем самым, то ли я дурак, то ли он просто долбанный робот.
        - Желаете услышать комментарии и краткий анализ по результатам обследования? Или вам отправить по почте? - Предложил сотрудник.
        - Обследование? Уже?! - Спохватился я.
        - Конечно, у нас самое современное оборудование, - выпятил грудь тот. - По правилам центра перед операцией мы делаем обследование, чтобы выявить все противопоказания. Операция требует подготовки, я позову специалиста. Пока присядьте, расслабьтесь, сэр.
        Пришедший врач был уже с нормальным человеческим лицом. Молодой парень, на вид лет двадцати пяти, вряд ли имел сей возраст по факту. Омоложение и прочее - как таким не воспользоваться в месте, где этим только и занимаются.
        Он представился, уселся рядом со мной на диване. Медсестра принесла две чашечки кофе. И приятным, усыпляющим голосом он начал рассказывать, сколько у моей жены оказывается проблем. Демонстрируя все это графикой, анимацией и статистикой. С выводами, что же с ней будет, если не вылечить то да се…
        Но вскоре он перешел к вещам, от которых у меня в сердце защемило. Тем временем девушку уже ввели в анабиоз. Умиротворенная, ничего не подозревающая мордаха была сейчас такая миленькая.
        - Как давно вы женаты, дело не мое, но у нее куча венерических заболеваний, - непринужденно говорил врач, будто речь шла о моей кошечке. - Но вам бы побеспокоиться больше о жесткости в половых отношениях. У нее довольно большие области разорванных тканей. Матку мы восстановим за умеренную плату, но это не значит, что опасность лишиться репродуктивной функции минует.
        - Мы женаты недавно, - не выдержал я, не хочу, чтобы врач обо мне что - то подобное думал. - Выходит, ее насиловали?
        Врач призадумался, но вскоре ответил:
        - Вероятно, да. И не единожды.
        - О Боги мира… Руку тоже они?! - У меня ком к горлу подкатил, а руки сжались в кулаки. Девочка хлебнула горя не меньше моего. Сейчас я готов был себя прибить за все прошлые меркантильные мысли. Чертов эгоист!
        - Так. То есть вы не в курсе, как она лишилась руки? - Озадачился врач и стал перебирать графические данные. Повел камеру на поврежденные ткани, увеличил, еще… и еще. Вскоре я уже ничего не понимал, уставившись в оранжевые и красные точки. Врач стал что - то высматривать, крутя виртуальную камеру с бешеной скоростью, периодически зависая на интересующих его областях. М - да, с этим оборудованием, человека можно разобрать по молекулам.
        - Что вы хотите увидеть? - Не вытерпел и спросил, отхлебнув горький кофе. Фу, какая гадость.
        - Уже увидел, - ответил быстро и довольно эмоционально на этот раз. - Крайние ткани отошли более или менее чисто, затем пошел разрыв. Работали механической пилой. Грубо, вот костная стружка. Так, так. Видите молекулы металла? Есть окисление. Так, странно. Использовался наркотик для снижения болевых ощущений, но какой - то слабый. Ох, ты, Черная дыра!
        Врач посмотрел на меня со вздернутыми бровями, я ответил пытливым взглядом.
        - Сэр, судя по всему, это она сама отрезала руку, - заявил, от чего я едва не выронил чашку. - Начала, но боль не дала работать ровно. Рука дрогнула вот здесь, видите какой разрыв? Угол его говорит о том, что работала левая.
        - Не верю я, док, что она сама…
        - Поверьте моему двадцатилетнему опыту, сэр, - перебил и тяжело вздохнул. - Суициды имеют место быть в таком возрасте.
        Суициды! Бред полный! Не верю, что она вообще могла сотворить с собой такое! Это все насильники. Найду, убью тварей. Надо просто узнать от нее, кто, где, когда. Я в бешенстве!
        - Почему она не говорит? Язык целый?
        - Хм, - опешил врач. - Речевые органы в порядке, ничего не должно препятствовать. Однако, после пережитого, мог возникнуть психологический барьер, но я в этом не специалист. Тем не менее, в центре имеется таковой, и это отдельная платная услуга.
        - Что еще я должен знать? - Насторожился, поглядывая на хмурящегося врача, который продолжал рассматривать гостью под микроскопом.
        - Так, так. Кости надо исправлять, - выдал снова без особых эмоций. - Множественные переломы ребер срослись плохо, таза, левой голени…
        Он перечислял, а я наполнялся ядовитой чернотой. Эти ублюдки еще и били ее… Я стал представлять, как буду отстреливать им конечности, придавать мучительной смерти, пилить, резать, душить и выдирать причиндалы с корнем. Купаться в их крови и злорадствовать…
        - Кости будете делать? - Этим вопросом врач застал врасплох.
        - Что?! - Я как от наваждения очнулся. Руки тряслись.
        - Я говорю, сэр, костную структуру надо поправлять. Но придется доплачивать.
        - Это почему? - Мне не жалко, но ключевое слово «доплачивать» возмутило.
        - У нее структура костей необычная, обывательским языком - более прочная, такое встречается у людских рас на отсталых планетах, где эволюция в иных условиях для жизни привела к иному качеству. И даже хорошо, что кости такие, иначе переломы были бы страшнее, судя по всему, имел место летальный исход. Так вот, нам придется потрудиться с материалом, но это займет не более двадцати минут.
        Понятно, что цену набивает. Делать нечего, я согласился.
        - Внутренние органы бы не помешало полечить и повести профилактику кровеносной системы, минимальную мышечную массу восстановить, - продолжил доить меня врач. - Да, кстати. Облучение у нее было приличное, но мы сняли. Эта процедура бесплатная. Сэр, сами вы не желаете подлечиться? Признаться, пока вы были тут, мы провели стандартное сканирование, у вас тоже имеются некоторые проблемы.
        - Не, не, спасибо, даже знать не хочу, - отмахнулся. Знаю я эти уловки!
        - Дело ваше, - осунулся врач, но быстро перестроился, выдавив улыбку. - Однако, рекомендуем все же посетить медцентр в ближайшие три месяца, дабы не усугубить. Тогда лечение выйдет на порядок дороже, подумайте сэр.
        Примерно через полчаса девушку вывели из состояния сна. Обновленного, вымытого, словно только что родившегося, человечка пригласили на выход из операционной. Современные технологии позволяли обойтись без всяких там реабилитаций. По ощущениям это примерно, как закрыть и открыть глаза через пару секунд, чувствуя себя намного лучше. Когда уже не обременяет боль, нет остаточных чувств и восприятие нормальное. Знаем, проходили.
        Оказавшись обнаженной, девушка явно смутилась. Но это длилось недолго. Медсестра была рядом и вручила в подарок новенький комбинезон, какому я сам позавидовал. Можно было бы подарить и два! За такой - то ценник! Полугодовой заработок, как корова слизала. Жаба уже поддушивала, но торжественной радости и удивления было намного больше в груди.
        Девушка не просто преобразилась. Она стала красавицей. Русые волосы с легкой кудрявостью приняли свой законный лоск и блеск, кожа побелела и зарумянилась, мешки под глазами пропали, губы налились краской, даже синева в глазах вспыхнула по - новому. Хм… Успел заметить, что и фигура приобрела мяска. Пусть и немного, но все же, есть уже за что подержаться!
        Конечно, я иронизирую. К ней не притронусь даже под дулом пистолета. Если она сама того не захочет. Не потому, что боюсь женщин. Боюсь обидеть эту девочку. Биологический возраст по стандарту империи врач мне сообщил. Всего - то двадцать два года. Такая маленькая, а хлебнула горя с лихвой. Глядя на сверкающие радостью глаза, ком глотаю, дабы не показывать свою слабость перед сотрудниками. Прокручивая в эгоистичной башке, что мне рассказал доктор, хочется обнять эту героиню и больше никому не отдавать!
        Девушка не спешит уходить из операционной, она рассматривает ладонь, шевелит пальцами, крутит рукой, собою в зеркало любуется, что - то изучает, хмурится… И, черт побери, вскоре она начинает плакать.
        Как только из голубых ангельских глаз побежали слезы, в моей груди невыносимо больно сдавило. И я скривился, стиснул зубы и попытался проглотить подкативший давящий ком. Были ли ее слезы - слезами радости, горя, чего - то еще… не знаю. Хотел зайти, поддержать, но врач остановил, рекомендовав не вмешиваться. А моя гостья вдруг вытерла влагу со щечек и поспешила к выходу.
        Я едва сдержался, чтобы не обнять ее. А она просто посмотрела на меня с легкой улыбкой. Кивнула в знак благодарности. И все. Будто только я пережил всю боль ее жизни. А она, как ни в чем не бывало! Даже обидой кольнуло. Ну и жаба тут как тут.

***
        Обратно шел с вороватыми ощущениями, будто я что - то очень - очень дорогое несу с собой. И это хотят у меня забрать! Еще бы, Бомжиха превратилась в красавицу Джули с рукой, которую теперь не отличить от настоящей. Ни по виду, ни по ощущениям, ни даже на ощупь. По сути вернули утерянное, соединив с кровеносной и нервной системой. Врач предлагал мне между делом усилитель руки ей в предплечье поставить со скидкой в пятьдесят процентов, но я отказался. Мало ли, придушит, пока буду спать. И из Бомжихи превратится в красивую зажиточную даму с собственным кораблем.
        Грустно от ощущения, что ничего ее не держит подле меня. Идет счастливая, ухватилась левой за правую руку, будто она вот - вот отвалится. Оживилась, посматривает на людей. И ни один мужчина, шедший мимо, не пропустил ее взглядом. Мне бы выпятить грудь и расправить павлиний хвост. Вот только она не моя жена, и даже не моя девушка. Просто знакомая, не посчитавшая нужным сказать свое имя.
        У моей консервной баночки уже транспортник с провизией. Алиса никому не отворяет без моего ведома, поэтому никакой разгрузки - погрузки.
        Вернулись, с доставкой разобрались. Начал диагностику проводить перед опасным рейдом. Алиса вывалила кучу проблем. Корабль у меня старый, я его уже древним корытом купил, которое в воздух не поднималось. Корпус худой был, что решето, целое состояние вбухал, прежде чем привел во вменяемое состояние. Внутри отсеков более или менее прибрано, ни проводов висящих, ни острых штук торчащих. Я порядок люблю, иной раз можно на чем - нибудь и повеситься или случайно вскрыть вены. Одна беда - постоянно изнашиваются энергоблоки. А все потому, что реактор старый, портит их своими скачками. Тут дело такое - на реактор надо кучу денег, а энергоблоки стоят недорого. Только одна загвоздка: нужную модель еще поискать. Чем и занимается Алиса, посылая постоянные запросы.
        - Что по звездной карте? - Обращаюсь к ней, развалившись в кресле пилота. - Какие сводки? Ближайшие захваченные системы?
        - В радиусе тридцати парсек две системы, но там уже идут бои, командир, - выдала Алиса без лишней информации.
        - Конечно, ты поделила наш убогий запас хода на туда - обратно, плюс запас для полета в системе.
        - Какие параметры - таков и ответ, командир, - с некоторой обидой ответила Алиса.
        - Пока мы туда допилим, останется только дешевый Протон, - сгрустнул я. - Нам бы в Дароэр рвануть.
        - Дароэр? Ресурсов хватит только на путь до системы, обратно придется рассчитывать лишь на одну единственную станцию. Неблагонадежную, исходя из имеющихся устаревших данных. Большая вероятность, что ресурсы ее будут истощены по причине отдаленности от других. Риск настолько велик, что я бы не рекомендовала…
        - Зато какой куш, - замечтался я. - Войска в соседнем секторе скапливаются. Империя отвоевывать порт будет.
        - Данных мало, - настаивала на своем Алиса. - Всего семь сводок с большими интервалами. Рискованно, Ринни.
        - Данных мало, потому что империя все глушит. Операция ж секретная. Будто пришельцев вообще волнуют войсковые операции людей.
        - Я против, - выразила мнение собеседница. - Ладно, тебя бездаря не жалко. Ты бы о девушке подумал.
        - Вот оставить бы ее здесь, да проблем меньше, - брякнул, не подумав.
        Ведь мысли о ней уже не дают четко планировать предстоящий рейд!
        - Можно оплатить гостиницу на время нашего отсутствия, - предложила Алиса.
        - Ага, и выложить еще пятьдесят тысяч кредитов. И нарушить мое главное правило - не возвращаться туда, где наследил.
        Пошел к реактору, заодно решил проверить, как там Джули. Постучался, тут же открыла. В проходе стоит, не пускает. Запах от нее веет такой ароматный. А взгляд… от него веет настороженностью. Или даже тревогой. Когда в организме не точит боль, море сил и все прежнее, как страшный сон, забыто, мысли начинают лезть всякие. Творческие к примеру.
        Не стал пялиться. Восхищение скрыть сложно! Ощущаю себя перед ней мальчишкой, и ничего поделать не могу.
        - Слушай, - начал, отступив, чтобы не нарушать ее личного пространства. - Имени ты не сказала. Буду звать тебя Джули. Ты не против?
        Пожала плечиками, посмотрев в сторону. Ладно, засчитано.
        Думал, хоть так, назвав чужим именем, взыграет женское и тут же крякнет свое. Ан
        - нет! Молчит коза русая, выдохнув с облегчением. О, Черная дыра, она думала я буду требовать от нее женской благодарности?!
        - В общем так Джули, скоро я отправляюсь в опасное путешествие. И должен быть уверен, что ты меня не подведешь.
        Или не придушишь.
        Кивнула. О боги, что я несу?! Я не то имел ввиду. Ринни, какого черта?! Я же хотел предложить ей гостиницу!
        Девушка сосредоточилась и посерьезнела.
        - Но меня смущает, что ты не говоришь, - добавил с опаской. Мало ли обидится. Созвучно было с «меня смущает, что у тебя грудь маленькая».
        Пожала плечиками в ответ.
        - Не считаешь меня достойным слышать твой голос? - Это уже с обидой.
        Замотала головой, закатывая глаза, мол достал.
        Так, теряю контроль, ощущая, будто она отказалась идти со мной на свидание. Всего - то не хочет разговаривать. Подумаешь!
        - Джули, - произнес строго, перестроившись. - Там, куда отправимся многое зависит от быстроты выполнения действий. Порой, один другому может только голосом успеть вовремя что-то сказать. Ты понимаешь?
        Кивнула с задором. Вот сучка.
        - Эм, ладно, - сдался и пошел в реакторную. Вернее, не пошел, а сделал четыре шага в сторону, развернулся и нырнул в крохотный отсек.
        Как такому ангелу можно хоть что - то плохое сказать? С женщинами всегда был разговор короткий. А с этой даже строгим быть не могу. В былые времена менял баб, как перчатки, выкинул бы за шкирку с корабля любую неугодную. А за эту боюсь. Стареем… пятый десяток пошел. Может пора подумать о детях? О заботе, о любви? Тьфу ты.
        В реакторной всегда испытываю волнение. А щиток открываю с затаившимся сердцем. На ручные индикаторы молюсь, даже Алиса не может считывать с них параметры, ибо в некоторых областях я дилетант. Должен признаться, что руки порой растут из задницы, когда дело касается нано. Я от природы механик, но никак не программист, знания поверхностные. Обычно пользуюсь готовыми кодами, которые приобретаю у проверенных людей.
        В щитке было над чем поработать. Вскоре я начал психовать и ругаться. К счастью «козел отпущения» у меня был всегда.
        - Алиса, я тебя в ноутбук закатаю, будешь у меня тетрис озвучивать. Почему не сказала про утечку?
        - Да я у тебя вся разваливаюсь, - Искусственный интеллект отбивался достойно. - Ты мне, что в прошлый раз сказал, когда я попросила подлатать шлюзовую?
        - Да ты сравнила!
        - Посмотрела бы на тебя, когда бы вышел на посадочную, а в задницу поддувает. Да еще и выпадает что - то.
        - Тьфу на тебя!
        - Поплюй на фазоинверторы или сквозные цепи! Ты мне когда изоляцию сделаешь, морда ленивая?
        - Коза драная!
        Не сразу понял, что позади меня кок - кто давится от смеха, пытаясь всеми силами его сдержать. Повернулся к ней. Джули стоит напротив входа в реакторную, прислонившись к стене, ладонью рот прикрывает, худенькое тело бьется от позитивных эмоций.
        Секунду назад я злился, готовый перегрызть какую - нибудь микросхему Алисы, а теперь растянул виноватую улыбку. Мне вдруг стало так хорошо, наконец, я увидел, смеющуюся девушку. Пусть даже надо мной ржет, плевать. Главное - искренность порыва. Я так рад тому, что она умеет и может это делать. Смех ведь - это пусть и мимолетное, даже мгновенное, но счастье.
        Поднялся я с трудом, ноги порядком затекли. А она посерьезнела, но с блеском задора в глазах посмотрела. И протянула ладошку с жестом, который я могу легко прочитать.
        - Ты хочешь кредитов?
        Кивнула.
        - Зачем? - Осунулся.
        Показала на выход. Вот и приплыли.
        - Вернешься или…
        Быстро кивнула, прервав второй вариант. Метнулся к сейфу, она за мной. Остановил в проходе, нечего ей код знать.
        Дал пару мелких монет золотом, тысячи кредитов ей на любые мелочи хватит. Ладошку не убрала, глаза закатила, мордашкой мотнув.
        - Мало? - Скривился.
        Кивнула, бровки подняв. Ну как такому ангелу можно отказать?!
        Вложил в ладошку еще две монетки. Усмехнулась и посмотрела с укором. Я ладонь раскрыл с горстью.
        - Ладно, возьми сама сколько надо.
        Сгребла все, что вытащил.
        - Куда тебе столько? - Ахнул.
        Закатила глаза, убирая в боковые карманы монеты, общим номиналом в десять тысяч кредитов!
        - Два часа на все про все, - брякнул, пытаясь хоть в этом быть строгим.
        Не вышло. Джули криво улыбнулась и показала на пальцах три. Затем пожала плечами и двинулась с корабля в припрыжку.
        Три часа длились мучительно долго. Я забыл о реакторной, о том, что надо бы изучить звездные карты в интересующих меня областях. В башке лишь смеющийся невероятно красивый ангелочек.
        Минут за десять до окончания трех часов меня вдруг осенило. Я посмотрел на себя в интерактивное зеркало. И понял, что выгляжу просто ужасно. Во мне вообще нет ничего привлекательного! Как можно красивой двадцатилетней девушке влюбиться в такого? Немытая, бородатая скотина с уставшими тусклыми глазами еще на что - то рассчитывает?
        Обычно я бреюсь в первый день рейда, а потом благополучно зарастаю до следующего, пребывая лишь в обществе с Алисой. Отчасти - это и безопасность. Сходя с корабля, намного лучше чувствую себя заросшим. Люди не узнают прежнего меня, если остались те, кто знал с тех времен. Конечно, некоторые и остались, судя по Вагнеру. Таких ребят как минимум двое во владениях империи. Надо быть наивным, считая, что борода и длинные волосы скроют истинное лицо от нано - камер, сканеров лица и прочих систем безопасности. Но на людях вполне работает.
        Я достал электробритву и начал избавляться от жесткой бороды. Сперва отрегулировал насадку на два сантиметра, чтобы оставить хоть что - то. Но закончив, решил, что лучше не стало и добрил начисто. Впервые за десять лет я сделал это. И сгрустнул, вновь взглянув на себя. Какой же я стал старый… Уже нет того безрассудного задорного взгляда. Не осталось ничего от того сердцееда и любовника. Тот образ, что все еще жил в моей голове, неожиданно рассыпался. Кому я такой нужен? Время убьет меня быстрее, не оставляя ничего.
        Не дал разрастись хандре, принявшись за прическу. Парикмахер из меня никакой, это в салоне сделали бы конфетку. А я сделал криво постриженного сорокалетнего мужика с недовольной мордой. Недовольной оттого, что сам же криво и постриг.
        - Сходи в душ, - предложила Алиса. - Успокоишь нервы, я как раз воду обновила и погрела.
        - Спасибо, конечно. Но там кубами кислорода все заставлено.
        - Выставь в коридор. Скорее всего душевое пространство придется освободить. За две недели пути у женщины возникнет потребность в гигиенических процедурах. Как минимум раз.
        - Еще чего. Мне до пенсии теперь пахать, таская в три раза меньше плазмы?!
        - Знаешь, Ринни, жил бы ты настоящим, - выдала Алиса. - Я бы с тобой всю жизнь так каталась, цени, друг мой.
        Философии от нее никак не ожидал. Закусив губу, решил все же воспользоваться советом искусственного интеллекта.
        Вот только когда избавился от одежды, меня осенило: как выбираться из душевой, когда придет Джули?! Раньше ходил по кораблю, как хотел. Но теперь пора бы считаться с гостьей!
        Но от неловкого момента я был избавлен. Она не пришла, хотя время ее вышло. Прошло еще полчаса, и я стал переживать и корить себя за совершенную глупость.
        О чем думал, когда отпускал ее?! Если она попадется полиции, не идентифицированную личность просто загребут до выяснения. В лучшем случае продадут в рабство, в худшем - кинут в женскую тюрьму. Хотя скорее первое - слишком хороша, чтобы попадать в лапы к грязным лесбиянкам.
        От последней мысли передернуло. Как на иголках я сидел еще около часа. Пока с горечью не осознал, что девушка действительно пропала.
        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
        Конечно я бросился ее искать, предварительно пробив по базе ближайшие павильоны женской одежды. Бабы… они легко попадают во власть вещизма и теряют контроль времени среди шмотья. Я искренне надеялся, что найду ее именно в таких местах! Вытащу из примерочной за гриву и потащу волоком, наверное, только тогда у нее прорежется голос.
        Давно я так не жаждал выпороть девушку.
        С чистым открытым лицом на людях сразу почувствовал себя некомфортно. И мне бы ни о чем таком не думать, да огромный виртуальный баннер на горизонте выдал мой четкий портрет! Это был точно я. Единственное, что могло успокоить - мне на фотографии было двадцать пять. Они даже форму оставили и строгое выражение лица, будто я аз есьмь императорских кровей человек.
        Во внезапно холодеющей груди сердце заколотилось бешено, а страх подкатил к животу. Какого черта происходит?! Надпись красными буквами прямо под торсом:
        «Разыскивается человек. За любую полезную информацию сто тысяч кредитов. За поимку миллион».
        Миллион?! Я думал меня перестали искать лет семь назад! Оказывается, Вагнер - это лишь один из многих, кто жаждет сорвать большой куш, поймав меня.
        Дочитав объявление до конца, я понял, что лучше просто пойти в полицейский блок и сдаться. Пока меня не разорвали в драке, как дети плюшевого мишку.
        «… За содействие властям - милость императора»
        Коленки трясутся. Никогда не был трусом, но это надо тренировать! А я забыл, что такое страх, забыл каким липким и мерзким он бывает, когда твоя жизнь зависит от милости династии. А еще в памяти затерлось, какой же мерзкой тварью была Фисилия.
        Принцесса ищет меня. Она не успокоилась. Да… и слишком много совпадений. Неспроста она тут обитала. Филисия наверняка знает, что я где - то рядом. Вагнер сотрудничает с ней?! Он мог вычислить направление скачка и передать данные довольно быстро. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы пробить по базе запросы в нужных интервалах времени. Большинство дисциплинированных идиотов, как только появляются в системе, делают запросы, выбрав станцию. И я не исключение. Просто не думал, что наемник работает на таком высоком уровне, на котором имеется доступ к военной имперской связи!
        Ощущение, что меня заманили в ловушку, уже не оставляло. Вот только как просторны сети и захлопнулся ли вход, об этом я мог только предполагать.
        О, Боги мира! Прямо над головой пронесся черный гвардейский корабль. Значит, крейсер принцессы все еще неподалеку от станции. Она что, чует мое присутствие?! Мысли в голову лезут разные, вышибая одна другую. Я отвык действовать хладнокровно без наличия в распоряжении корабля. Конечно, годы тренировок даром не прошли, рефлексы остались. Но я дезориентирован, несусь к лифтовой зоне, опустив голову, дабы не узнали прохожие.
        Свою бы шкуру спасать, да без девушки не могу улететь! Куда я брошу эту козу?! Мысль промелькнула: пусть забирают, но прежде оставлю корабль Джули со всеми пожитками.
        За то, что я сотворил, меня придадут не просто смерти, а самой мучительной. Филисия не успокоилась. Как же хочется прикончить эту суку. Жаль, что не сделал этого, когда была возможность!
        На этот раз в лифте я поехал с тремя посторонними. Двое мужчин и женщина. Похоже, один местный и двое путешественников, скорее всего пара. Повернулся в сторону стекла, будто рассматриваю виды. А я вычисляю движения полицейских транспортников и выискивают в хаотичном движении корабли гвардейских «Черных бестий», кораблей класса «легкий», от которых удрать в системе просто нереально. Лучшие корабли делаются даже не для войны, а для охраны императорских задниц.
        Суета как была, так и осталась. Вот только дройдов прибавилось. Их стало значительно больше. Они роями неслись к платформам и разлетались по всем уголкам и закромам. Быть может, в павильонах тоже роились летающие поисковики, тогда мне придется несладко!
        Когда я остался в лифте один, то понял, что не выбрал этаж. Лифт по умолчанию встал, дожидаясь, моей команды. Еще секунда и раздался бы голос диспетчера. Но я нажал на самый верх. Подумал вдруг, что Джули выбрала бы самый верхний этаж, чтобы как можно дольше ехать в лифте, ей ведь нравилось смотреть. К такому выводу я пришел только сейчас. Поднявшись на самую верхнюю платформу, двинулся в первый попавшийся павильон одежды. Просторное помещение со стеклянной крышей, над которой сверкали и роились огни на фоне звезд, казалось довольно привлекательным для тех, кто подобного раньше не видел.
        Весь уровень был предназначен для туристов, судя по всему. Их здесь была тьма. А на посадочной платформе выстраивались экскурсии перед довольно крупным пассажирским челноком, по форме напоминающим улитку. Такие делают многоярусными, с обширными иллюминаторами, чтобы человечки любовались видами, пока летят до станции. По посадочной я прошел очень быстро, и лишь перед входом в здание подметил, как много сюда слетелось туристических кораблей. У входа вились проводники, предлагающие свои скромные услуги и часто уверяющие, что без их сопровождения можно потерять не только девственность. На меня эти морды даже не взглянули. Да и я показал полное отсутствие заинтересованности.
        Туристов всегда можно отличить по пестрой и непрактичной одежде, а еще по круглым глазам и раскрытым ртам. Они для ворья, как утки для охотника, скапливаются там, где их еще не стреляли. На Эдде безопасность по стандартной шкале - семь из десяти, это вполне устраивает зевак. Но стоит получить пару жалоб, статистика станции портится, и туда прилетает меньше денежных мешков.
        Ненавижу туристов. Не понимаю, как можно тратить столько времени впустую?!
        Всегда считал их беспомощными и слабыми. А в какой - то момент позавидовал им. Люди с планет счастливее нас. Когда - то сотни лет назад было интересно летать в космос и познавать другие миры. А теперь люди с планет недоумевают, зачем придурки вроде нас живут на грани жизни и смерти, платят за кислород и воду, как за ювелирные изделия. Да, никто не спорит, что есть планеты с такими условиями жизни, что оттуда бегут хоть на орбитальную станцию. Есть люди, что служат в императорском флоте, они тоже атмосферы не видят годами. Есть и те, кто добывают ресурсы в таких клоаках, что мне и не снилось, пусть я даже побывал там, откуда не возвращаются.
        А есть рейдеры, которые хотят хорошо подзаработать на войне и грезят вернуться на родную планету богачами.
        Прохожу ряды шмоток. Отвлекся от грустных мыслей, вернул самообладание. Теперь делаю вид, что интересуюсь одеждой.
        - Что - то подбираете для девушки, сэр? - Подскочила продавец. Туристы любят такое обслуживание и внимание. На верхних уровнях все приличнее и светлее, чем на нижних. Люди с открытыми сердцами и распахнутыми руками, только кредиты сыпь.
        - Вы не видели мою жену? - Решил воспользоваться вниманием. Описал Джули, работница развела руками. И тут же посмотрела с подозрением.
        А я поспешил из бутика, нырнув в следующий. Пройдя три павильона на этаже, почувствовал неладное. Слишком много людей в зеленой форме полиции примелькалось. Вскоре обходить их стороной, прикрываясь прохожими, стало просто невозможно. Мою суету не заметил бы разве что слепой. Двинулся к лифтам, считая, что на этом уровне стало слишком опасно. Но вовремя остановился. Еще на подходе заметил скопление полицейских в районе лифтовой.
        Дернулся было к пожарному ходу, но и там стояло двое. Естественно я не суетился в гордом одиночестве на открытом месте, а старался двигаться в толпе или около людей, делая вид, что мне интересны рассказы экскурсоводов. Иначе бы меня уже сцапали.
        Пришлось двигаться к таксистам. На транспортники отведена отдельная площадка, но людей там не меньше. Я бы ускорился или даже побежал, но идти приходилось в потоке. Попутно я искал и Джули. Но уже и не надеялся ее тут найти. Черт! Только теперь понял, какое же это безнадежное занятие. Иголку в стоге сена искать было бы легче.
        - Куда? - Прохрипел бородатый таксист лениво, скептически посматривая на меня. Позади стояли еще пятеро, причем довольно спокойно и непринужденно. Видимо, у них тут очередь на клиентов и драться не надо.
        - На девятнадцатый уровень, - выдал я. Там был ближайший павильон женской одежды. Надо было сразу туда рвать. Если там не найду, тогда не знаю, что буду делать.
        - Куда?! Лифты же есть? - Удивился мужчина. - Я что местных дурить буду?
        - На лифты очередь. А я спешу. Сто кредитов дам, - ответил с настойчивостью.
        На лифты действительно выстроилась очередь. Скорее всего из - за пребывающего потока полицейских.
        - Сто пятьдесят, - на автомате ответил ушлый таксист.
        - По рукам.
        Прямоугольная машина с отсутствием какой - либо аэродинамической формы ждала неподалеку. Просто гроб с двигателями и соплами стабилизаторов, а также прозрачной крышей и обширными иллюминаторами. На такой можно только неподалеку от станции кататься, в зоне куполов. В открытый космос не выйдешь. Экскурсионная тачка для туристов, желающих покататься вокруг Эдды и восхититься масштабами муравейника. Иными словами - аттракцион.
        Полет бы занял минут десять навскидку, но водитель погнал явно не туда. Сперва все шло гладко, я уселся на заднее сиденье. Убедившись, что нас отделяет прочное оргстекло, несколько озадачился. Когда же понял, что летим не туда, поинтересовался. Но ответа не последовало.
        Мы пронеслись мимо баннера с моей мордой, водитель дернулся, но по затылку видно, что старается не показывать своего беспокойства. Когда он меня узнал, я мог только догадываться. Нужно было действовать, пока меня не доставили, куда следует. Я рванул ручку что было сил. Естественно двери были блокированы. Мне просто нужен был инструмент, и я его получил в виде оторванной ручки. Подперев ногами стекло, я сделал первый удар по заслону. Водитель тут же отреагировал, направив машину в сторону. Меня хорошенько мотнуло, но я быстро вернулся в нужное положение и ударил еще раз. Стекло ссыпалось в мелкую крошку в районе удара. И я сумел просунуть руку и ухватить мужчину за горло.
        Заревела сирена от индикаторов, предупреждая о том, что мы сбились с курса и вот - вот столкнемся с чем - то большим. Сначала мужик орал, но вскоре уже хрипел. Одной рукой он не сумел высвободиться, вторую периодически пытался пустить в ход, но штурвал бросать было нельзя.
        - Сажай, урод! - Кричал я, сжимая кадык сильнее. - Сажай, а то придушу, суку!
        Удар страшной силы застал врасплох. Стекло ссыпалось полностью, и хорошо. Иначе бы сломалась рука. Вот только плохо, что я не был пристегнут. Мир завертелся вокруг меня, вжимая то в дверцу, то в потолок. Водитель попытался выровнять транспортник, он ведь был пристегнут! А теперь еще и свободен. Но это мало радовало его. Нас несло к потоку крупных транспортников!
        Столкнувшийся с нами корабль ушел с курса. Я видел, как с его пути убрался другой, но аварий избежать не получилось. Ушел от одного, зацепил другого. Как назло, именно в этом районе пространства проходили довольно плотные транспортные магистрали. Пошла цепная реакция, аварии за авариями. Искры, вспышки… И все из - за какой - то маленькой машинки. Наше такси понесло к платформе. Очередной корабль на пути, стремясь избежать столкновение, врубился в опорную конструкцию одного из уровней. Сверху его накрыло обширными листами солнечных батарей. С платформы посыпались грави - телеги и люди…
        Удар в борт! Голову сотрясло, чуть мозги не высыпались. Вылетаю вместе с оторванной дверью в открытое пространство. Еще удар! Позвоночник трещит по швам! Такси уносится дальше, а я успеваю зацепиться за балку, в которую меня впечатывает. Искры из глаз сменяются звездочками с пульсирующим помутнением. От дергающихся картинок и встрясок чуть не потерялся в пространстве, спасли рефлексы.
        Придя в себя, двинулся дальше. Совсем рядом возник дройд, размером с человеческую голову, и с нервным жужжанием унесся вверх, не обратив на меня внимания. Руки трясутся, кажется, даже разодрал ладонь, чувствую липкое под ней растекается. Пять метров вниз, и я на технической платформе три на три метра. Ветер горячий задувает, похоже, неподалеку вентиляция реакторов. Шлюз открыт, ныряю туда. Кажется, ушиб еще и колено. Кривясь от боли, скачу, как инвалид по узкому тоннелю, подверченному синевой. Из правой ладони сочится кровь, зажал рану, вроде ничего серьезного. Выхожу в ангар с погрузочными шлюзами и потолками под семь метров. Работа кипит, рабочие разгружают товары, хлопочут, ремонтируют модули, кричат, перекрикивая турбинный гул и шум механизмов. Вдалеке, в полуоткрытой портовой зоне, будто из черноты, выезжает стыковочный рукав, проткнув пленку купола. Кажется, танкер хочет разгрузиться. Веет морозной свежестью и переработанным топливом.
        Все в спецодеждах, поэтому посторонний будет замечен легко. Приходится нырять в соседний тоннель, покидая открытое пространство. А как хотелось бежать в подсвеченную спец цветом лифтовую зону. Но до нее через погрузчиков надо проходить. Раздавят, даже не заметят. Технический коридор в тускло синем свете кажется довольно умиротворяющим. Гул стал сплошным, и это тоже успокаивало нервы. Вот только мысль о том, что Джули шастает неизвестно где совсем не радовала.
        На повороте остановился. Из параллельного коридора раздавались голоса. Люди приближались!
        - Информацией отделы не делятся, каждый хочет сорвать куш, - расслышал фразу.
        - Бред какой - то, - ответил другой.
        - Его же преступником не объявили, - ответил первый.
        Они уже рядом! Отступил еще назад. Повернул только в противоположную сторону от ангаров.
        - Ну да, сказали живьем брать. - Раздался голос человека совсем близко! Они завернули в переход.
        - Раз нет преступления, полиция ни к чему, - брякнул человек у самого моего уха. Я вжался в стену. А они повернули ко мне спиной, следуя к ангару! Черт! Это же полицейские.
        - Вот именно, просто парни используют служебное положение и ресурсы полиции,
        - ответил напарник.
        - Говорят, зажали его на девяносто втором уровне…
        Я подождал, пока они удаляться на достаточное расстояние и шмыгнул в проход, из которого они вышли. Шума от реактора становилось меньше. Это меня зажали на девяносто втором уровне?! Я и был на нем. И пусть они так думают. Видимо, таксист получил информационную сводку от полиции несколько поздновато. Если бы я сел в кабину на полминуты раньше, мы бы даже не стартовали.
        Все очень серьезно, Ринни. Ой, как серьезно. И вбить в свою голову надо было это еще, когда вырос баннер на всю станцию! Только умственно отсталый проигнорирует миллион кредитов за какого - то человека! А Филисия может сыпать ими хоть до бесконечности. Ей важен результат.
        Крик девушки я расслышал еще задолго до того, как вышел в отсек. Помчался туда сломя голову, позабыв о подбитом колене и сочащейся ладони. Ведь это могла быть и Джули! На склад ворвался в самый разгар действа. Трое насильников уже избавили девушку от некоторой одежды. Это была не моя подруга. Но это ничего не значило.
        - Эй! - Окликнул еще на подходе. - Четвертым возьмете?
        Оглянулись воровато, но мое появление их нисколько не смутило.
        - Вали отсюда! - Гаркнул самый дохлый из них и переглянулся с довольно крупным товарищем.
        Я бросился на них без раздумий.
        На меня отвлеклись двое, один продолжал приставать к жертве. Ребята, видимо, думали, что я простой, ничем не примечательный прохожий. Но они ошибались. Здоровяка я атаковал первого, как самого опасного. Кулак прилетел четко в нижнюю челюсть боковым хуком. Кисть пронзила острая боль, но и этому досталась. Здоровяк осел, уйдя в нокаут.
        Второй попытался напасть со стороны. Видимо, рассчитывал схватить. Чтобы придержать для напарника. Но не учел тот факт, что его друг уже вне игры. Худому мужчине хватило удара ногой под дых. Он согнулся, застонав, а я двинулся к третьему, который тут же ринулся прочь, верно оценив неравенство сил.
        - Вы в порядке? - Я протянул ей руку, чтобы помочь подняться и случайно взглянул на грудь. Красивая, наливная, вполне себе… хм. Вышло рефлекторно.
        - Извращенец! - Взвизгнула девушка, запахивая кофту.
        - Если я извращенец, то ты порядочная девушка, - усмехнулся в ответ.
        - Чего?!
        Брюнетка с круглым личиком и носом картошкой выглядела довольно стервозно. Судя по краске на лице, это была проститутка. Мне Алиса как - то выкатывала забавную информацию из базы: в последнее время стало модным не нано - косметику использовать, а обычную, чтобы размазывалось все по лицу в процессе полового акта, мол, так клиенты любят.
        Подняться все же ей помог. Девушка быстро сообразила, что я не из числа ее обидчиков. Сразу закуталась, осунулась, скукожилась, глаза спрятала и поковыляла прочь. Я же успел сделать лишь три шага, следуя за ней. Ибо был ослеплен внезапно включившимися фарами погрузчика! От резко возникшего рева мотора чуть инфаркт не случился. Подался назад, и это спасло меня от попадания под колеса. Машина прошла в сантиметрах от меня, обдав легким дуновением ветерка, не зацепив лишь чудом. Судя по удаляющемуся женскому визгу, случайную знакомую не задело.
        - Дави козла! - Захрипел очнувшийся здоровяк.
        - Лежи спокойно! - Рявкнул ему в ответ.
        По гоготу из кабины я понял, что это третий сбежавший насильник. Почему - то погрузчик покатился дальше. Вскоре из него вывалился горе - водитель. Видимо, не справился с управлением. Заскрежетал металл, машина зацепила поднятыми полозьями контейнер со второго яруса и потащила за собой. Вскоре весь стеллаж посыпалась за погрузчиком. А тот прошел сквозь переборку, будто та из пластика. Похоже, в ангаре, где я был, появившаяся машина окажется сюрпризом.
        Шум с ангара стал прорываться и на склад, похоже там начался погром! А я шмыгнул в коридор, будто ни при делах. Вроде бы так и есть. Вот только за спиной пошли крики о постороннем. Кричали насильники, будто это я пустил машину, оправдываясь перед рабочими, набегающими с претензиями в виде многоэтажных матерных комментариев.
        Пара поворотов, подъем по служебной лестнице, еще несколько поворотов, и вокруг тишь да гладь. Никакой погони, никаких тревог. Вдалеке виднеется платформа с яхтами, пришвартованными в специальной зоне.
        Когда - то мечтал о тихой мирной жизни и яхте с огромными парусами, которые раскрываешь на дрейфе у солнца и питаешь свой корабль энергией. Яхта - автономный корабль класса «средний» с возможностью ходить в открытом космосе без пополнения ресурсов годами! Дорогущее оборудование синтеза и циклов ресурсов дают практически безграничные возможности. Для многих это несбыточная мечта, летающий рай… Такая посудина стоит, как целый крейсер, если не дороже. Единственный минус такого корабля - он абсолютно беззащитен перед пиратами, и уж тем более перед пришельцами. Именно поэтому парусники можно встретить только в безопасных системах.
        Порт яхт охраняется с особой тщательностью, ведь хозяева парусников обычно люди не простые. Именно поэтому я могу любоваться ими лишь издалека.
        Пройдя стороной и восхитившись дизайном розового, поблескивающего перламутром корпуса, я двинулся еще выше. Если было бы просто добраться до девятнадцатого уровня без использования лифта, я бы это сделал. Но служебные лестницы вскоре меня доконали. Десять пролетов шел, чуть не задохнулся, при этом миновал всего один уровень. Ноги, едва привыкшие к гравитации станции, взвыли человеческим голосом. Я уж не говорю о распухшем колене, там, похоже, ушиб.
        На лифты идти нельзя, сразу же доставят к полицейским в стеклянной коробочке. Ориентировки уже по всей станции, в этом даже не сомневаюсь.
        Вскоре сложилось ощущение, что вокруг творится неладное. Стоило выйти на открытое пространство, сразу бросилось в глаза, что часть конструкций станции поломана, другая - перекошена, третья - на грани. Нет прежнего движения, верениц кораблей и транспортников, дройдов и прочего. Какой - то хаос… Похоже, мой таксист, не без моей помощи конечно, разворотил часть станции и снес половину магистралей на этой стороне Эдды. Большая часть персонала, скорее всего, занялась устранением аварий.
        Как бы купол не упал к чертям собачьим, тогда всем нам крышка. Об этом я сразу и не подумал. А вот местные, похоже, подумали, позабыв на время обо мне.
        Миновав два уровня, я воспользовался открытым техническим отсеком. Видимо, в спешке люди не закрыли шлюзовые двери. Внутри были шкафчики, в одном я нашел форму сотрудника, предварительно вскрыв половину с помощью подручных средств. Форма с идентификационной биркой. Скорее всего, хозяин был на выходном. Быстро переодевшись, я двинулся дальше. Стало намного спокойнее в одеянии техника.
        - Что творят! Что творят! - Бранился дедуля, ковыряясь в щитке.
        Теперь я мог себе позволить не красться окольными путями. А двигался нагло, периодически встречая «своих».
        - Императорские ублюдки взбесились совсем, - брякнул мимо проходящий техник другому. - Мы им, уберите корабли, щит перезагрузить. А они ни в какую, приказ мол.
        - Поверь, им на нас всех плевать, им лишь бы того урода зацепить, - ответили ему.
        - На пятом уровне реактор сдох, резервный вот - вот потухнет. Что делать будем?
        - Что, что, скафандры готовить…
        До своей платформы я добрался часа через три с острым желанием скорее свалить с разваливающейся на глазах станции. Надежду найти Джули я еще не оставил. Но окончательно осознал: это была плохая идея, обреченная на провал. Затаив дыхание я взглянул туда, где должен стоять мой корабль. К счастью, он выглядел невредимым. Да и платформа в целом на этой стороне еще держалась. Хотя на уровень ниже один корабль пропахал носом до самого ствола станции и перекрыл две трети каналов лифтовой, создав огромнейшую пробку.
        Искры сыпались прямо на голову. Сверху, у края нависла задница челнока, готовая вот - вот потянуть за собой и весь корабль, обрушившись и на наш уровень. Вдалеке виднелось целое созвездие плывущих по вакууму коробок с товарами. Кажется, кого - то унесло за пределы купола. Запах гари витал в воздухе, свидетельствующий о том, что без пожаров не обошлось и не обходится. Среди всего этого хаоса, сквозь мерцающий заслон купола я сумел рассмотреть невозмутимые силуэты черных кораблей. Лишь гвардии принцессы Филисии было плевать на эту мышиную возню. Они ждали, пока все уляжется, и я сам попаду в их лапы.
        Убедившись, что вокруг корабля никто не караулит, а все заняты своими проблемами, я направился прямиком к своей ласточке.
        Алиса открыла. Все то время в пути я не решался посылать ей сигналы, опасаясь, что их перехватят. Теперь же время шло на секунды. Нужно просто стартовать и затеряться в потоке судов, эвакуирующих людей.
        Когда вбежал по трапу увидел Джули! У меня была надежда, что она вернется… но тем не менее, от неожиданности ахнуло в груди. Я даже выругался, чуть не сбив ее с ног. Хотел было придушить. Но она просто посмотрела такими… такими почерневшими глазами! Что едва не отшатнулся от невольно накрывшего недоумения.
        Что в них, мне было не понять. Злость? Страх? Ненависть?! Она пожирала меня так, будто это я шлялся незнамо где!
        Хотел уже высказать все, что думаю о ней, набрав в грудь воздуха, да побольше. А она вдруг подалась вперед и обняла меня. Вроде бы скромно, я даже не успел в ответ накрыть ее спину руками. Отпряла быстро, будто исполнила формальный ритуал и поспешила в свою каюту, пряча лицо. Одну секунду, может меньше я чувствовал ее горячие объятия. И этого было так катастрофически и ничтожно мало! И в то же время бесконечно много в исполнении той, что совсем недавно боялась даже собственной тени.
        - Алиса, взлетаем срочно! - Прохрипел, продолжая пребывать в некотором замешательстве и чувствуя нарастающее в груди счастье.
        Счастье… Откуда ему взяться, Ринни? Когда рушится мир вокруг, ты счастлив!? Наверное, ты просто сошел с ума. Или же окончательно и бесповоротно влюбился.
        ГЛАВА ПЯТАЯ
        На дисплее удалялась пошарпанная Эдда. Медленно, но верно уменьшалась, отдавая первый план кораблям, отломанным частям и прочему мусору. Больше не было гармонии огней и ровных, плавных, разграниченных по зонам потоков. Очереди выстроившихся на разгрузку судов постепенно рассасывалась, получив разрешение на посадку от других станций системы. Здесь им делать было уже нечего. Ремонтные работы по восстановлению, судя по всему, продлятся не менее месяца.
        Хотели миллион кредитов получить? Миллиарды ущерба - получите, распишитесь! Миллиарды! Просто нечего ко мне лезть.
        Нас никто не преследовал. Продавец чипов не подвел. А вот я ему нагадил конкретно. Примерно треть платформ Эдды была разрушена, и упало несколько куполов.
        Все, кто остался в зоне станции, занимались делом. Все, кроме, гвардии. Пара десятков «Черных бестий» продолжала кружить вокруг. На радарах Алисы промелькнуло три крейсера. Но они больше меня не волновали. В очередной раз я вышел сухим из воды.
        А Джули все никак не выходила из каюты. Волнуюсь, сам не пойму почему. Не могу забыть тот взгляд. Кажется, она и не сразу узнала меня. Может, испугалась?
        - Как давно она вернулась? - Интересуюсь, развалившись в кресле пилота.
        - Через двадцать три минуты после того, как ты ушел ее искать, - ответила Алиса.
        - Немного не дотерпел, - укорил сам себя. - Блин, что же с ней не так? Почему не разговаривает со мной? Привет там, Ринни. Или как твои дела. Алиса, как можно доверять человеку, который не доверяет тебе?
        - Вывод не верный, Ринни, - выдала Алиса. - Говорить с кем - то - не значит выказывать доверие. Бывают свои причины. Тем не менее, по твоей логике она мне доверяет больше, чем тебе.
        - Не понял?
        - У меня для тебя подарок, Ринни, - промурлыкала Алиса.
        - Эй, в последний раз твоим подарком была голография обнаженной императрицы!
        - Знаешь, чего мне стоило добыть те материалы?
        - Вот только не говори, что они были настоящими!
        - Еще какими настоящими, Ринни.
        - Так что на этот раз? - Потираю ладоши.
        - Я записала голос Джули, хочешь услышать запись?
        Я чуть с кресла не выпал.
        - Когда?! Как это произошло?! - Возмущению моему не было предела. С кораблем она успела поболтать. А со мной не соизволила!
        - Она обращалась ко мне…
        - Да врубай уже! - Перебил, оглянувшись и убедившись, что дверь в рубку закрыта.
        - Ринни, у тебя пульс сто двадцать пять ударов. Может не стоит?
        - Ты издеваешься?!
        Алиса включила:
        - Аписа? - Раздался голосок. Словно у птички певчей в раю голосок прорезался после того, как под ее сказочное деревце кто - то бросил банку пива.
        Я тут же влюбился в этот голосок. Не писклявый, не девичий, а в меру такой нежный, и в то же время сильный, настоящий женский… и такой вдруг родной.
        - Я вас слушаю, - ответила Алиса. Хотя у нее есть инструкция - не отвечать незнакомцам!
        - Хочу отблагодарить твоего хозяина, ты позволишь вмешаться? - Произнесла девушка так сладко, что я бы не смог ей отказать ни в чем. Пусть хоть корабль к чертовой бабушке разбирает.
        - Я не могу…
        - Не могу?! - Ахнул я в голос, опомнившись, будто от наваждения, и прервав запись. - Ты не так должна отвечать. А категорическое НЕТ должно прогреметь, чтобы волосы дыбом на лобке встали!
        - Ринни, не знаю почему, но отказать я не смогла, - выдала Алиса.
        - Ты же искусственный интеллект с четкими протоколами, где ни влево, ни вправо!
        - Возмутился я. - Доступ имею только я! Я! Я! И еще раз - Я!
        - Ты забыл, что я еще и живая? А твои протоколы - это моя решетка? - Выпалила Алиса.
        Она что, взбунтовалась?!
        - Это наша безопасность! - Рявкнул, ударив по подлокотнику кулаком. - Так как так
        - то?! Подожди… Что она хотела сделать? Что сделала? Раз взлетели, не все так плохо? Индикаторы в истерике не бьются, скорость нормальная, реактор тянет на… Чего?!
        - Да, Ринни, теперь он тянет эту скорость на десяти процентах.
        Я подавился слюной. Прокашлялся.
        - Может она счетчики подкрутила?! - Естественно я не поверил своим глазам, что уставились на параметры, выведенные Алисой.
        - Нет, Ринни, она усовершенствовала реактор, прикупив, кстати, не дешевых деталей и используя инновационные методы, о которых я и не знала.
        Естественно мне не верилось. Я семь лет бился головой о переборку дабы хоть как
        - то выжать дополнительный ресурс из реактора, при этом не угробить его полностью. Мне на пять процентов его разогнать - было бы за радость. А она увеличила на пятьдесят!
        - Не верю.
        - Не верь, - ответила Алиса с обидой. - Сходи к реактору, глянь. Камер же теперь у нас нет. Так бы показала. Просто чувствую, как изменились потоки в цепях. Как стало легче и свободнее.
        - Что с тобой? Ты никогда не употребляла слово «чувствую»? - Насторожился я.
        - Это образное выражение, Ринни. От тебя набралась всякого, - поспешила ответить Алиса.
        И все же, с ней что - то не так. Будто ожила и вот - вот решит заявить о свободе!
        - Сперва, дослушаем Джули. Запускай, - я не мог не дослушать. Мне не хватало ее голоса. Я бы слушал его снова и снова, хоть до бесконечности!
        - Пожалуйста, Алиса, - произнесла девушка мягко и в то же время настойчиво. - Он будет счастлив.
        - Хорошо. - Раздался ответ искусственного интеллекта, и запись закончилась.
        Я прослушал ее еще раз. А затем еще раз. Я бы тоже не смог ей отказать. Не смог бы отказать такому голосу. Как жаль, что не видел ее лица, когда она говорила «Он будет счастлив»…. Он. Будет. Счастлив.
        В душе заскребло. Вдруг подумалось, что она может считать меня мелочным. Счастье ли в корабле?! В скорости, в заработке денег?! Если она думает, что я такой…
        Я поднялся. Хотелось оправдаться перед ней. Я не жадный, не злой, не меркантильный. У меня… у меня есть цели, у меня сложное прошлое. Если бы она выслушала, то все поняла! Хочется ей рассказать, но желает ли она слушать?
        Когда я подошел к каюте, уже не хотелось ничего рассказывать. Мимолетный порыв прошел. Слишком много плохого я несу со своим прошлым. У нее свое, а у меня свое. Ей лучше не знать о том, что я из себя представлял и представляю. Если отпугну ее, не переживу этого.
        Я поднял руку, чтобы постучаться к ней. Но не нашел в себе сил. Гул от скорости и вибрация, гуляющая по всем переборкам корабля, не давали возможности услышать, чем же она там занимается. Монотонный гул заполонял собою все… В какой - то момент я поймал себя на том, что завис у ее двери. Встал, как идиот, будто спросонок без чувства времени.
        Отшатнулся, выдохнул. Две - три минуты я просто стоял. Ринни, ты размяк. Тебя штормит от собственных мыслей. Ничего ведь не случилось. Просто она отблагодарила, улучшив реактор. Интересно как она это сделала?!
        Зашел в реакторный отсек и ахнул. Она переделала там все. А еще присоединила к каналам мой цилиндр с плазмой Эро! Восторг быстро сменился возмущением. Какого хрена?! Она залезла в сейф?!
        Я настойчиво стукнул по хлюпкой двери из пластика. На корабле нет толстых переборок и капитальных дверей. Все это лишний вес, который идет в ущерб заработку и скорости. Джули открыла дверь не сразу. Я мог бы и сам ее открыть, но вторгаться в личное пространство не хотел. То шаткое доверие, что завоевано ценой не малой, могло быть легко разрушено под действием гнева.
        Гнева? Какого гнева? Его, как рукой сняло, как только я увидел это лицо. В выражении вопрос, голубые глаза смотрят в мои. Но недолго, прячутся в сторону. То ли она стесняться стала, то ли чувствует вину. Или просто я сильно изменился.
        - Ты рылась в личных вещах, - выдавил все же.
        В ответ она скрестила руки на груди и виновато кивнула, опустив голову.
        - Мне не жалко для дела, но там есть и очень - очень личное. Понимаешь, мне неприятно, что ты вскрыла мой сейф? - Говорю с ней, как с маленькой. И ничего не могу с собой поделать.
        Кивнула. Пожала плечами. Развела руками. Посмотрела на меня с выражением: ну что ты еще хочешь от меня, Ринни?
        - Ничего кроме Эро не брала?
        Мотнула головой и посмотрела с укором.
        - Не делай так больше, ладно? - Произнес голосом, как та еще размазня. Видимо, она подсмотрела пароль, придется его сменить на более сложный.
        Кивнула. Но дверь закрывать не спешила, ждала еще чего - то.
        - Я, конечно, посмотрю, что ты там наворотила. Но за старания спасибо, - выдавил, и дернулся было в грузовой отсек пересчитывать кредиты в сейфе.
        Но она остановила, коснувшись рукой предплечья. Робкое касание заставило меня застыть на месте. А она скромным жестом пригласила войти. Недоумевая, я принял ее приглашение. Присела аккуратно на койку и хлопнула белой ладошкой по ней, чтобы присел рядом. Как под гипнозом, я уселся скромненько на самый край. Она уверенно взяла мою руку своими обеими лапками, стала разбинтовывать ладонь. Второпях на корабле я залепил ее кое - как, кровь не шла, и ладно. Но Джули заинтересовалась. И даже не побрезговала, увидев порез.
        От ее мимолетной заботы я почувствовал такое тепло, что стало клонить в сон. Но резкие движения девушки привели в чувство. Она сняла настенную аптечку, со знанием дела раскрыла ее. Мотнула головой от бардака, что в ней творился, но все же нашла нужный нано - раствор.
        Обработала, как медсестра. Залепила пластырем. Собрала все остатки обратно в аптечку. И уже встала передо мной сидящим, хлопнув руками по швам, мол, я все, а тебе пора.
        - Спасибо, эм, большое. Все, ухожу, ухожу, - подскочил резко и тут же ударился головой о куб твердотопливного кислорода, которые я распихиваю по всем щелям и пространствам. В каюте всегда на полусогнутых, тут с моим ростом не развернуться.
        Джули хихикнула, но осеклась, прижав рукой свой ротик. Натирая лоб, вышел. Щеки мои горели синим пламенем, чувствовал себя жалким пацаном. В грузовой отсек не пошел, сейчас было просто не до этого. Лишь в рубке вместе с Алисой я мог все это переварить!

***
        Шествуя по космическим просторам обитаемой системы Эдды уже сутки, я немного успокоился. Кораблей на радаре мелькало все меньше. Станции, коих тут было море, старался облетать по дальнему радиусу. Ибо мне уже ресурсы не требовались, все было под завязку. Довольно обитаемая система казалась безлюдной и пустой, если просто глазеть в иллюминаторы. Порой даже огонька не дождешься. Одни только далекие звезды и непонятные мерцания.
        Настроение приподнятое и боевое. Джули оказалась права - я счастлив.
        Рейд! Рейд! Рейд! Нужно продумать все до мелочей. У меня шары на лоб полезли, когда Алиса выкатила новые параметры корабля. Сто парсек! Теперь мы можем ходить так далеко, как никогда раньше. И это вдвоем! А все благодаря загадочной особе, которая со мной не говорит.
        Перспектив открылось море, но я заточил зуб на захваченный порт Дароэр. Война за систему - в наши дни событие не частое.
        Когда - то мы и не знали о том, что есть во Вселенной существа, которые могут нести в себе столько зла, непонимания и богатства! Впервые о пришельцах узнали на окраинах галактики. Они появились неожиданно и стали просто уничтожать все живое и неживое, созданное живыми. Они не разбирались. Просто появлялись в системе и набрасывались. Империи, что до этого боролась в основном с пиратством, повстанцами и прочей демократией, пришлось активизировать все ресурсы для борьбы с опасным и могучим врагом.
        Пришельцев называли Девораторами, что в переводе с латинского - пожиратели. Это их полностью характеризовало: прилетели, увидели и все сожрали. Поначалу технологии врага превосходили имперские войска. И люди несли катастрофические потери. Однако, война заставила думать быстрее. Вскоре технологии ускакали вперед. И это не без помощи самих же пришельцев. Дело в том, что из уничтоженных кораблей Девораторов выливалась плазма. Кто там первым догадался ее использовать - ходит столько легенд и слухов, что не разобрать, но факт остается фактом. Плазма несла в себе энергию, которая превратилась в ценнейший товар в галактике. Империя стала использовать ее масштабно, и это переломило ход войны. Если в первые годы половина наших систем была под контролем Девораторов, то теперь лишь самые окраины галактики еще подкрашены на звездных картах их маркерами, предупреждая всяких залетных рейдеров, что туда соваться не стоит.
        Плазма Девораторов, как самая энергоемкая субстанция, интересовала не только имперские силы. Но и стервятников вроде меня. Большая часть рейдеров подбирает останки, рыщет в системах, где битвы уже давно закончились. А некоторые рисковые парни бросаются сразу по окончании сражения, опережая имперских сборщиков и конкурентов. Но есть и сумасшедшие парни, что занимаются мародерством в разгар битвы. И я один из таких. Ведь это единственный способ добыть редчайшую плазму под маркером «Эро».
        В Дароэре сейчас очень много пришельцев, судя по тому, что империя готовится к атаке тщательно. Войн такого масштаба уже давно не было. Это огромный куш, мимо которого я пройти просто не мог!
        - Рин ни, у нас проблема, - выдала Алиса, когда казалось, что уже ничего не может помешать моему вселенскому счастью. И ни что не предвещало беды.
        - Выкладывай, - поспешил ответить с холодеющей грудью. Встревоженный тон оповещения мне очень - очень не нравился.
        Алиса выложила все данные на интерактивную панель. Корабль Вагнера шел за нами! Номер его чипа в базе Алисы в самом черном - пречерном списке с примечанием «Белобрысый уродец». Жаль, что радиус действия радара оставляет желать лучшего. Поздно мы его засекли. Он шел четко по нашей траектории, будто знал, какой среди кучки рейдерских кораблей, двигающихся в направлении Дароэра, наш.
        - Если будем двигаться с той же скоростью, «Черный кондор» настигнет нас через тридцать семь часов в межсистемном пространстве, - подытожила Алиса.
        - Как он нас вычислил?!
        - Могу предположить, Ринни. На обшивке есть жучок с маячком.
        - Какого хрена, ты раньше молчала?! - Подпрыгнул я в кресле.
        - Не ругайся, пожалуйста, на борту целых две женщины, - сарказм Алисы был сейчас так неуместен. - Сигнал кодирован, засечь его без специального оборудования было сложно. Но в открытом космосе колебания поля корабля говорят об исходящих слабых сигналах.
        - Вот зараза белобрысая! - Выругался. - Успел - таки прилепить, сволочь. Выходит, куда бы мы не полетели, он последует за нами.
        - Не совсем, - Алиса видимо, решила обнадежить. - Маячок действует в определенном радиусе. Если мы оторвемся от него и сменим курс…
        - Э, нет! - Перебил. - Пусть в Дароэре нас ловит. Он же не знает о наших новых возможностях? Вот и не будем пока раскрывать карты. Пусть думает, что загнал нас.
        - Реактор на испытательном сроке, я бы не рекомендовала эксплуатацию на грани возможностей, - предостерегла Алиса.
        - Крейсера не видно, - я все о своем, неожиданно возникла новая идея. - Проныра хочет лично меня сцапать, поэтому скорее всего не поделился информацией с другими. Вот на жадности и сыграем. Алиса?
        - Да, командир?
        - Сбавь скорость на треть. Пусть думает, что у нас неполадки, посмотрим, как он будет действовать.
        Через двадцать минут стало ясно, что преследователь тоже замедлил ход. Отсюда вывод - он не хочет сцапать нас в системе. Боится конкуренции. Все просто. Единственный способ взять меня легким кораблем - это подбить, лишив хода, затем выйти в скафандре в открытый космос и взять мое корыто на абордаж. Эта возня может продлиться часы, ибо я буду сопротивляться на борту своего корабля с любым вторжением. И Вагнер это знает. Скорее всего рассчитывает взять измором, пробив корпус корабля. Мне придется сидеть в скафандре, запас кислорода в котором от шести часов.
        Если я ему нужен живым, придется ждать, пока сдамся сам. За это время налетят и другие стервятники. Тогда Вагнер окажется в ловушке.
        - Полный стоп, Алиса! - Скомандовал, хлопнув в ладоши.
        - Рин ни, ты уверен? - Искусственный интеллект чувствовал реальную опасность.
        - Если встанем, нас нагонят примерно через три часа.
        - Я хочу избавиться от жучка на обшивке, готовь шлюз и проверь скафандр, - ответил с решительным настроем.
        Шевелиться нужно было быстро. Когда вышел в коридор, увидел высунувшуюся мордашку Джули. Она почувствовала торможение на реверсе и теперь смотрела с некоторым недоумением. А когда я пронесся мимо, в глазах промелькнула тревога.
        - Сиди, не высовывайся! - Скомандовал бодро из - за спины и дернул ручку шлюза.
        Шлюзовой отсек у меня крохотный, на одного человека едва - едва. По обе стороны по скафандру в стенных шкафчиках под прозрачным пластиком. Сдутые, плоские, будто нарисованные. Зеленый индикатор над одним говорил, что Алиса протестировала его, и тот готов к эксплуатации.
        Шлюзовая дверь пшыкнула, обозначая герметизацию, и я начал облачение с максимальной скоростью. Движения отточены, все быстро и последовательно, как делал не одну сотню раз. Ведь от этого может завесить не только доход, но и жизнь. Полторы минуты - мой прежний рекорд. Сейчас я облачился за минуту и двадцать две секунды. Видимо, просто кое - что где - то внизу особенно чувствительно играло!
        Шапка из тряпочки надулась в моих руках и превратилась в плотный бронебойный шлем. Опустил его на голову, легкий щелчок, мимолетная глухота. Внешние звуки больше не тревожат так. Даже к вакуумной тишине нужно привыкать. Перед глазами возникла интерактивная панель. Алиса тут же вывела все параметры скафандра, а следом по запросу и образ дисплея с рубки. Черт! Вагнер стал ускоряться! Счетчик времени обновился и теперь таял с бешеной скоростью. Менее, чем через час он будет здесь, судя по расчетам Алисы.
        Этот ублюдок все понял! Если я избавлюсь от жучка - все, ищи ветра в поле. А я очень не хочу, чтобы он знал, куда я направляюсь. Дароэр не близко, еще куча систем впереди. Поэтому наверняка он знать не может, что направляюсь именно туда.
        Прицепил трос к поясу и дернул рычаг внешнего шлюза. Давление в скафандре выровнялось, можно действовать! Створки шлюза, будто механический рот, стали раскрываться шире, обнажая черное нутро. Космос приглашающе дыхнул морозной свежестью, что сразу же захотелось стукнуть по кнопке, чтобы пасть захлопнулась обратно. Но пути назад уже не было. Толчок от пола! И я мягко полетел, наслаждаясь невесомостью. Лишь трос позади, лениво разматываясь с бобины, напоминал о том, что я на привязи.
        - Алиса, где жучок? - Произнес глухим голосом.
        - На днище у шасси ищи, в хвостовой части.
        - А точнее? - Даже если бы она обозначила конкретный квадратный метр обшивки, этого было бы мало. Жучок размером с пылинку еще найти надо! Нано - технологии, черт бы их побрал!
        Отлетев от корабля метров на пять, я почувствовал невольный страх. Стоит тросу порваться, и меня понесет от корабля по инерции. На скафандр с турбинами я когда - то кредитов пожалел. А теперь уже поздно что - то менять.
        Развернувшись, я в полной мере прочувствовал, каким же родным был мне корабль. Вокруг плотная и беспросветная чернота и этот корпус, косо и размазано отражающий габаритные огни с овальных крыльев, единственное, что заполняет эту пустоту. Включил свет от шлема. Белый, щедрый, такой, как и надо. Отражающая поверхность тут же ударила светом в глаза, но я вовремя притушил стекло шлема, отделавшись лишь временным бельмом.
        По сигналу Алиса стала заматывать трос, возвращая меня к корпусу. У входа притормозил, зацепившись за край, и двинулся к днищу, используя магнитные перчатки. Как ненавижу эту частичную недееспособность! Ощущение беспомощности в открытом космосе заставляет колотиться сердце быстрее и как следствие быстрее потреблять ограниченные запасы кислорода.
        - Ранни, успокойся, все хорошо. У нас куча времени и я тебя люблю, - пыталась поддержать Алиса.
        - Ты слишком часто признаешься в любви, это уже не имеет такого эффекта, - ответил ей, пытаясь отвлечься от дурных мыслей.
        Зубы постукивают, несмотря на то, что скафандр греет, это не ограждает от осязания морозного космического вакуума.
        Поплыл к гнездам шасси. Стал искать, прощупывая корпус, стремительно покрывающийся инеем от дыхательной системы скафандра. Вот мне еще одна проблема, усложняющая поиски! Минут двадцать возился, пока не понял, что занятие это бесполезное. Стал смахивать воображаемый жучок, надеясь, что зацеплю его, пусть даже не заметив. С этого ракурса мне было особенно хорошо видно, как плохо сварены заплатки. Стал вглядываться в швы, это хорошее место, куда можно было прикрепить маячок. Проведя перчаткой по всем возможным контурам, я двинулся к хвостовой.
        - ЭМП - волна, Ринни! - Раздался голос Алисы.
        Меня как током прошибло от такой новости.
        - Сколько у меня времени?! - Ахнул, в груди не просто похолодело, а заледенело!
        - Минута и сорок секунд, - ответила Алиса, выведя на интерактивную панель данные.
        Матерь Вселенская! Какого хрена?! Обычно Алиса оповещает о подобном заблаговременно. За часы! Но никак не за долбанные секунды!
        Электромагнитное поле увеличивалось стремительно. Волна, разрастающейся дугой, плотно и неумолимо шла на нас. У меня не было ни малейших сомнений, что источником удара был Вагнер. Но я даже предположить не мог, что он обладает такими технологиями! Скорость распространения и дальность просто за рамками моего понимания!
        Я ринулся назад. Алиса тут же потянула трос. Но он пошел медленно, ибо замерз! Если она потянет сильнее, то просто поломает его, и пиши - пропало!
        - Ты не успеешь, - выдала Алиса, когда прошел лишь треть пути.
        Я и сам понимал это!
        - Я вырублюсь, Ринни, - продолжила та. - А ты запустишь двигатели вручную. И перезапустишь меня.
        - Не смей! - Рявкнул, понимая к чему она клонит.
        - Я открою оба шлюза прямо сейчас, иначе ты не зайдешь, - голос Алисы стал таким холодным.
        - На борту Джули! Даже не вздумай!
        Если она откроет оба шлюза, девушка просто задохнется в вакууме. Вряд ли она успеет добраться до скафандра! Да и это просто нереально в условиях такой низкой температуры, которая будет в корабле нараспашку! Я уж не говорю о резком перепаде давления…
        - У меня двадцать секунд, чтобы это сделать, потом я отключусь, Ринни! - оповестила Алиса. - Мой приоритет ты, и это мое решение.
        Побежали секунды обратного отсчета. Девятнадцать… восемнадцать… семнадцать… шестнадцать… Отсчета до открытия шлюзов.
        Как можно выбирать между собственной жизнью и жизнью Джули? В экстремальных условиях с нехваткой времени на обдумывание я мог лишь закусить губу и следовать хладнокровному мнению машины. Она ведь учитывает все возможные факторы. Взвешивает все за и против за доли секунды.
        Девять… восемь… семь… шесть…
        Но Алиса не учла одного очень важного, того, что ей не ведомо, пусть она и имитирует это для моей потехи! Она не учла моих чувств.
        - Шлюзы не открывать! Это мой приказ!
        - Слушаюсь, командир, - ответила Алиса, приказы нарушать она не может, как бы не хотела. Протоколы, мать их… протоколы.
        - Я что - нибудь придумаю, - брякнул в пустому.
        Панель потухла прежде, чем я почувствовал болезненный всплеск в своем организме. Дыхание перехватило, тошнота подкатила к горлу, а зрение помутилось с одновременным отключением света, излучаемого шлемом. Меня шатнуло, будто от ветра, я прислонился к корпусу, чувствуя его твердь лишь через перчатки. Чернота вокруг заполонила собой все. Корабль больше не излучал энергии и не был мне видим. ЭМП вырубает все энергосистемы системы мгновенно. Так же мгновенно я оказался в зловещей черноте абсолютно один.
        У меня ведь не военный корабль с защитным полем! Волна прошибает насквозь. То, что Джули в обмороке, я даже не сомневался. Ибо от такого удара это не мудрено. Я и сам был на грани, просто корпус корабля, что был на ее пути, погасил удар. Может скафандр сыграл свою роль. Так я еще не встревал, поэтому с уверенностью сказать не могу. Зато точно знаю о судьбе пассажира, ибо будучи на корабле я под ЭМП пару раз попадал. И оба раза просыпался часа через два - три.
        Алиса все это просчитала. Поэтому и настаивала на моем спасении.
        Страдая от острой нехватки воздуха, я лихорадочно пытался нащупать на поясе кнопку ручного перезапуска системы скафандра. Без подачи кислорода, соображалось плохо. Животный страх пытался завладеть здравомыслием. Но я все же сумел нащупать его и надавить.
        Через пять секунд я звучно вдохнул. Свет от шлема вновь озарил небольшое пространство. Уже в трезвом уме и ясной памяти я осознал, в какой же заднице нахожусь.
        Внешняя шлюзовая была открыта. Даже если Джули очнется, она не сможет никак помочь, ее от меня отделяет лишь одна герметичная дверь. В салоне корабля нет скафандров, единственный находится в распахнутой шлюзовой, на которую сейчас смотрю. Перезапустить Алису она не сможет, коды доступа знаю только я! И это не простая четырехзначная комбинация, как на сейфе.
        Но больше всего меня беспокоило другое. Вагнер! Если эта тварь не заметит меня и станет вскрывать корпус, Джули все равно погибнет!
        ГЛАВА ШЕСТАЯ
        Пусть скафандр и работал исправно, но без Алисы я ослеп. Не было данных о Вагнере, который теперь на всех порах спешил к подстреленной добыче. Ситуацию можно было выразить одним словом: задница! Утешением было лишь то, что свой жучок на моей обшивке он точно сжег.
        Я лихорадочно перебирал варианты, отметая один за другим. Одно дело думать только о собственной заднице и совсем другое - об очаровательной шкурке на борту! Забравшись в шлюзовую, попробовал закрыть вручную внешнюю дверь. Рычаг был, но без энергии в жилах корабля он оказался бесполезным. Когда - то думал по поводу установки механического вентиля и дополнительных конструкций, но это лишний вес, на который я никогда не соглашался. Вот жадность и аукнулась.
        Время текло, вытекало будто сквозь пальцы, облаченные в перчатки. Сидел, как дурак в шлюзе, и думал о том, кто же такой этот Вагнер? Параметры ЭМП - волны не выходили у меня из головы. Это ж надо такое устроить в обитаемой системе! Судя по всему, он долбанул по всему радиусу, пусть и направленно в сторону моего корабля. Но эллипс пошел и в стороны, зацепив других. Вот и назрел вопрос: кто ты такой, что можешь себе позволить применять такое оружие в мирной системе?! При том, что в ней еще и принцесса с императорским флотом находится.
        Адекватный план, наконец, созрел в моей голове. И я начал действовать. В шлюзовой у меня, конечно, не было ящика с полным набором инструментов, но сварочный пистолет имелся. И это было самое тяжелое, что можно было достать. А главное - железное. Дальше я взялся за трос обеими руками и стал вытягивать его. Бабина шла туго, но все же шла. Времени у меня было немного, но спешить не стоило. Иначе можно было остаться без страховки. Отмотав себе метров пятнадцать, вышел из шлюза. Примерно через двадцать минут трос встанет колом, ограничив маневры, поэтому нужно было торопиться. А так как одна рука была занята под инструмент, цепляться за корпус стало сложнее.
        Я прошел под днищем корабля. Хотя в пространстве без должной гравитации все для меня было низом под ногами. Добравшись до места, где за обшивкой предполагалась каюта Джули, стал стучать по корпусу инструментом. Звонкий стук подавал надежды на лучшее. Я очень надеялся, что минуты непрерывного, истерического стука могли как-то вернуть ее в сознание.
        Дальше я стал стучать, обозначая дорогу до рубки, постепенно двигаясь к ней. Если она очнулась, не факт, что рванет туда, куда мне надо. А если и решит идти в рубку, то может не догадаться открыть дверь вручную механическим способом. Обычно вход в рубку был для посторонних блокирован, даже в мое отсутствие. Но пока Алиса спит, все внутренние двери, кроме шлюзовой, открыты для кого угодно, просто подцепи любыми подручными средствами.
        Добравшись до трех прямоугольных иллюминаторов рубки, я был разочарован. Мой свет отражался полностью и не давал никакой картины, лишь слепил глаза. Пришлось выключить и пытаться всмотреться. Через плотное бронебойное стекло виднелось лишь пара красных огоньков индикаторов. Мало того, что они не освещали рубку никак, они еще и пульсировали! И это говорило о том, что Алису я вскоре могу потерять вообще! Стиснул зубы от злости. Что же это за электромагнит такой, что защиту даже первичных систем пробил! Моя Алиса… я готов был выть от безысходности, осознавая, что не сумел защитить ее процессор. Все мои свинцовые пластины, нано - оболочки и прочее оказалось бесполезным против оружия Вагнера.
        Возвращаться к месту, где каюта, я не решился. Слишком долго, да и канат стал твердеть, ограничивая мои маневры. Если бы Алиса работала, она бы пускала по нему энергию, подогревая и не давая замерзнуть окончательно. Я стал долбить по обшивке прямо в рубке. Все сильнее и сильнее. Пока не онемела рука от импульса. После очередного замаха я ударил так, что инструмент вылетел и унесся прочь. А я стиснул зубы, чтобы не выпустить прорывающуюся истерию.
        Это конец - прозвучало в мыслях. Но что - то мелькнуло в рубке! На современных кораблях уже не устанавливались иллюминаторы, в них не было особой необходимости при наличии всяких - разных интерактивных дисплеев, транслирующих с камер наружного вида. Но мне досталось старое корыто. Когда - то я хотел заварить к чертям эти самые иллюминаторы, ибо любой мелкий метеорит мог пробить тут дыру. Все - таки каким бы прочным не было стекло, оно остается стеклом. Но пожалел кредитов и сетовал на лишний вес. Вот теперь моя жадность сработала на меня.
        Я врубил свет и тут же погасил его. Этот сигнал она не могла не заметить! Через пару мгновений убедился, что Джули нашла меня! Ее мордаха едва проявлялась во мраке. Но она точно видела меня.
        Прислонил ладонь к левому иллюминатору. Она прислонила свою. Я будто тепло ее почувствовал на мгновение. И чуть не прослезился от такой романтики! Но времени сопли распускать не было! Я уже затылком чуял, что корабль белобрысого скота притормаживает неподалеку и его габаритные огни можно увидеть невооруженным глазом.
        Убрал ладонь и попытался жестами показать, где находится ручная панель перезапуска. При этом мне пришлось включить свет, иначе бы она ничего не увидела. Объяснял я будто бы в пустоту, ибо ее реакции не видел. Когда закончил, ее у иллюминатора не оказалось. Она возилась совершенно в другом месте, о чем я догадался, когда вдруг посветлело внутри.
        Ничего особенного она не сделала, просто врубила аварийное питание в рубке. Дешевого и старого аккумулятора хватит минут на десять. Теперь уже вся Джули смотрела на меня глазами, полными ужаса. Но в них поблескивала и решительность!
        Снова стал жестикулировать, отправляя Джули к панели. Девушка принялась искать, посматривая на мои нервные движения. К счастью, со знанием дела она нашла ее слева от кресла. В чем я быстро убедился, ибо изначально выбрал самый удобный для этого иллюминатор.
        Девушка кивнула, мол, что дальше. И тут я осел в недоумении, как же объяснить? Попытался жестами. Затем развел руками. Девушка мотнула головой, мол не поняла. И тут изобразила, мол, напиши. Меня тут же осенило. Стекло периодически покрывалось инеем от углекислого газа и влаги, что выводил скафандр наружу. Я стал писать ей, что делать прямо на стекле. В обратном порядке выходило не просто. В условиях спешки соображалка работала туго. Но Джули понимала все верно. Нажимала кнопку за кнопкой по моей письменной инструкции и возвращалась за дальнейшими указаниями.
        Цифровой пароль на механической панели она набрала с первого раза. Даже через обшивку и материал скафандра я почувствовал, как наполняется энергией корабль. Алиса стала загружаться!
        Жестом я показал девушке, что она молодец, и двинулся к рубке. Трос стал сильно сопротивляться, пошел по дуге, не желая гнуться, как прежде. Вскоре загорелись огни на крыльях, появилась панелька связи перед глазами. Алиса просыпалась, пересчитывая все параметры, отчего побежали зеленые строчки, заслоняя частичный обзор. Я переключил на радар. Корабль Вагнера невозмутимо подплывал. Счетчик показывал какие - то десятки километров. Для космического пространства это даже не шаг, а плевок.
        Если у него такая пушка есть, не удивлюсь, если транспортный луч может прихватить на таком расстоянии, придержав наш старт. Но белобрысый, вероятно, считал, что сжег мой бортовой компьютер дотла. Если бы не моя защита - так бы и случилось. Корабль бы превратился в неуправляемое корыто. Видимо, он сделал такие выводы, и не беспокоился, что корабль вновь заработал. Двинуться он бы не смог. А системы жизнеобеспечения - да черт бы с ними. Пусть работают добыче на здоровье.
        До шлюзовой я не дошел метра три, когда трос лопнул, рассыпавшись на продолговатые осколки. Чудом удержался на магнитах перчаток и пополз, затаив дыхание дальше. Лишь когда зашел в отсек, и внешние шлюзовые двери стали медленно заезжать, я выдохнул с некоторым облегчением.
        - Командир, я в норме, - раздался бодрый голос Алисы. - Главные системы работают нормаль но…
        - Готовь старт на форсаже! - Перебил, а то бы сейчас слушал пару минут отчет ее запуска.
        - Да, командир!
        - Но турбины пока не включай, - уточнил параметр. Сделаем вид, что у нас все хреново, а то мало ли - ударит ЭМП еще раз.
        Внешние створки закрывались вечность. Еще столько же закачивался в шлюз кислород и выравнивалось давление. Скафандр я скинул за тридцать секунд, бросив на пол. Внутренняя дверь шлюза распахнулась, и я наткнулся на недоумевающую Джули. Глаза по пять копеек. Кажется, злится на что-то.
        Хотел было обнять, но не стал пугать. Глаза у меня ошалелые, я их отражение в ее выражении лица увидел. Вид у меня сейчас был бешеный.
        - Спасибо, ты сделала все правильно, а теперь нам надо валить! - Выдал бодренько. На борту температура упала градусов до десяти, пар шел изо рта.
        Джули кивнула и уступила дорогу. Я помчался в рубку.
        Уже сидя в кресле пилота, я убедился, что Черный кондор Вагнера уже прибыл. Подплыл как раз на нужное расстояние. Не слишком близко, и не далеко. Видимо, опасался, что выкину какую - нибудь подлянку напоследок. Его корабль можно было рассмотреть довольно хорошо в трехкратном увеличении.
        Девушка подскочила и встала сзади. Я обернулся, она нервно тыкнула на голографическое изображение корабля преследователя. И скривила мордаху, мол, чего мы ждем.
        - Командир, Вагнер запрашивает связь, - оповестила Алиса.
        - Давай без визуализации, - усмехнулся я. - Пусть думает, что у меня все очень плохо.
        - Слышишь меня? - Раздался слегка придавленный голос белобрысого.
        - Хреново, системы барахлят, - ответил быстро. - Ты помощь предложить или как?
        - А что случилось - то? - Это был нескрываемый сарказм.
        - Да, какая - то белобрысая тварь долбанула из ЭМП, не знаешь, какая ш'юха могла так поступить?
        - Зачем ругаешься? Девушка же на борту. Тебе бы вспомнить манеры, мало ли пригодится.
        Намек на встречу с принцессой ясен. Все к тому и идет, что они связаны. Но я включил «дурака».
        - Слушай, зачем я тебе? Ой, тут кто - то еще хочет переговорить, какие - то кредиты предлагает, лишь бы я только тебе не достался.
        - Ринни, поверь, нашему свиданию сутки никто не будет мешать, веришь? - Не сдавался белобрысый. - Я могу трахать тебя, как хочу и куда хочу.
        - Я сразу понял, какой ты ориентации, Вагнер.
        - Интересно, ты всерьез думал, что свалить от меня так легко? - Заявил тот с ехидством.
        - Давай по существу, что тебе надо? - Устал я болтать. Да и девушке ни к чему слушать все это.
        - Знаешь, я думал раньше, что ты эгоист, - начал разводить философию белобрысый. - Теперь так не считаю. Девушка дорога тебе, не так ли? Ты даже лапку ей присобачил за двести тысяч. Любовь - морковь и все такое? Так вот. Ты мне живым или мертвым нужен. За мертвого дадут ненамного меньше, уж поверь. Просто я хочу выгодно выполнить заказ. Однако готов и на меньшее из зол, если так дело пойдет.
        - Ты игрок. И похоже пошел ва - банк, - усмехнулся я. - Если ты меня не возьмешь за добрые пару часов, сюда слетятся и другие стервятники.
        - На стервятников плевать, - ответил несколько нервно. - Я их всех повырубаю еще на подлете.
        - А что с крейсером делать будешь? - Перебил я, торжествуя.
        Вагнер ответил не сразу.
        - Видишь выемку под крылом? Там импульсная пушка прячется. Такая разнесет твое корыто на молекулы. Уверен, что хочешь меня позлить?
        - Чего тебе надо? - Вымученно произнес я.
        - Сдавайся, выходи в скафандре. Девку можешь оставить на корабле, я ее не трону. Если она дорога, ты выйдешь. Если собрался отбиваться, я просто разнесу к чертям твой корабль и похороню обоих.
        Джули обошла кресло и присела передо мной, оперившись на подлокотник. Она посмотрела на меня с такой тревогой! А затем просто отчаянно замотала головой, мол, не надо сдаваться.
        Я вырубил эфир и ответил ей с улыбкой:
        - Все будет хорошо. Ты веришь мне?
        Она кивнула, но продолжила смотреть с такой надеждой. Как мне хотелось сейчас обнять ее, поцеловать и сказать, что люблю. Но момент был неподходящий.
        - Вагнер, я бы с радостью, но ты сжег мой бортовой, - произнес, включив связь. - У меня нет механического управления шлюзом. Придется тебе потрудиться, чтобы достать меня.
        - Как знаешь, - бросил белобрысый и отключил связь.
        Вскоре я уже потирал ладоши, рыбка клюнула. Вагнер вышел в открытый космос и направился ко мне в своем модном скафандре с навороченной системой передвижения. У него не было никаких тросов и прочего хлама. Просто хороший двигатель - ранец с кучей стабилизаторов. Наверняка и система управления имелась с бортовым компьютером, чтобы вообще не отвлекаться на дорогу. Сбоку на поясе виднелся пистолет, за спиной еще и винтовка. Также я распознал и хороший сварочный резак. В общем и целом, мужик подготовился отлично. Визуальный анализ Алисы вверг меня в невольный восторг. Да он с собой тащил целый арсенал гранат и даже нано - дройдов прихватил. С этим дорогущим добром можно было вообще не париться. Нужно было просто пробить дыру в корпусе, дождаться, пока выйдет весь кислород и пустить крошек на борт. Каким бы бойцом я не был, бороться с микроскопическими роботами не умею. А они легко пустят меня в анабиоз или просто парализуют. Слышал, знаю…
        Видимо, Вагнер закупил все это уже на Эдде. Иначе, как объяснить, что он выпустил меня при первой встрече так легко? Или пожадничал использовать, решив, что не представляю из себя опасности?
        Что бы я не предполагал, одно знаю точно - слишком много за меня дают! Явно больше, чем миллион кредитов. Намного больше!
        Джули, присев прямо на пол, рядом с моим креслом, продолжала глазеть на дисплей с трансляцией приближения Вагнера. За минуту он преодолел большую часть расстояния и теперь замедлился, чтобы примоститься на обшивке.
        Девушка нервничала, ее лапка ухватила мою и сжала. Будучи сосредоточенным на деле, я и не заметил, как мы сцепились.
        - Я хочу подпустить ублюдка поближе, - решил успокоить ее. - Как можно ближе, понимаешь? Во - первых, он может применить свою пушку в любой момент, и чтобы этого не сделал, мы должны подпустить его к корпусу, только тогда он побоится стрелять, дабы не зацепить свою драгоценную задницу. А во - вторых, я хочу встряхнуть его хорошенько. Ты же не думала, что Ринни убежит, поджав хвост? Ха, не на того напал этот богатенький наемник.
        Джули сжала мою руку сильнее. Ой, не нравился мне ее взгляд. Будто пришел он не за мной, а за ней.
        - Ринни, я тут посчитала, - начала Алиса издалека. - Нам не уйти от новой волны ЭМП, если Вагнер применит пушку. Даже с учетом того, что ему нужно будет вернуться на корабль.
        - И что ты предлагаешь?
        - Как думаешь, Ринни? Не так страшен анальный секс, если попа уже разработана.
        Я чуть со стыда не сгорел перед девушкой. Алиса иногда такое выдает, пытаясь разбавить мое напряжение. Джули едва заметно хрюкнула, спрятав лицо. Этой смешно?!
        Я ударил себя по отупевшему лбу.
        - Понял! - Подскочил с кресла, как ошпаренный. - Алиса, ты умница!
        Помчался к реактору готовить скачек на фазе. Свернуть пространство, чтобы удрать от Вагнера? Почему бы и нет. Плевать на расход плазмы Эро. Джули снова откатит ее. Как же сразу об этом не подумал?!
        В реакторной провернуть все сразу не вышло. Эро, что уже приспособлено для усиления реактора трогать необдуманно было нельзя. Возился я минуту, не меньше. Алиса сообщила о контакте с Вагнером. Тот уже стал пилить обшивку!
        Но Алиса тут же его скинула, запустив двигатели. Для него это было полной неожиданностью. Сразу не расцепился, видимо, надежные у него крепления. Однако стоило начать разгон, как он тут же отстал, опасаясь, что его унесет слишком далеко.
        Обратный отчет пошел, когда я мчался в рубку. Джули путалась под ногами довольно серьезно. И я не мог с этим ничего поделать. Плюхнувшись в кресло, я ухватил и ее, усадив к себе на коленки. Скачек обещал быть довольно сильным, ибо реактор у нас теперь мощнее. Девушка явно возмутилась, но вякнуть не успела. Пространство искривилось так, что выворачивало вместе со внутренностями. Помутнение в глазах не было мгновенным, казалось, оно длится вечно и вот - вот достигнет критического состояние. От острой боли в голове хотелось кричать, но пространство и так рвало горло, заглушая все вокруг.
        Пять секунд в свернутом пространстве, что вывел счетчик уже после, показались не просто вечностью, а вечностью в мире боли, в черной дыре ада, в какой-то миг я даже подумал, казнь Филиссии была бы гуманнее. Когда все закончилось, Джули еще какое - то время кричала в моих объятиях. Не чувствуя собственного тела, я все же попытался шевелить руками. Поднял тяжеленную руку к волосам, попытался утешить, поглаживая. Девушка стала затихать, свернувшись калачиком у меня на груди.
        Ее тело никак не отпускала судорога. Не думал, что для нее это пройдет так болезненно. А что было в прошлый раз? Видимо, перенесла не лучным образом.
        Через какое - то время я пришел в норму, аккуратно попросил слезть с меня и ее. Джули с бешеными глазами посмотрела на меня, будто собирается влепить пощечину. Она почему - то злилась.
        А потом вдруг выпалила:
        - Ты, ты полный кретин, понял?!
        Я так рот и раскрыл. Это первое, что она мне сказала. И, скорее всего, на эти сутки последнее. Девушка вылетела из рубки пулей. А я стал разбираться со звездной картой. Мне было особенно интересно, куда же нас вынесло.

***
        Не часто мне снятся сны. А еще реже кошмары. Но и такое бывает.
        Мне снилась мать, когда я был маленьким ребенком. Ее заботливые светло - зеленые глаза, наполненные любовью и глядящие прямо в душу. Ее объятия, будто самая ласковая одежда, теплые и рождающие беззаботность. Ее дыхание… ее бьющееся сердце. Словно все только для меня. И она не давала усомниться в обратном. Она любила, как мать любит свое дитя. Сон всегда начинался так невинно…
        Но в какой - то миг все меняется. Сперва не понимаю, ощущая все, как в первый раз. Глаза, что смотрели в меня, вдруг начинают затухать. Они больше не живут мой, нет той заботы, прежней ласки и тепла. Нет мыслей обо мне, искренне теплых и отдающих все. Нет всепоглощающей любви, будто часть моей души покинула меня в одночасье. Трясу бездыханное тело мамы, молю, чтобы она проснулась. И с горечью осознаю. Мертва.
        Осознаю во сне сейчас, но не тогда. Чувства, что были, они другие. Будто я вновь ощущаю так остро то непонимание и детскую обиду. Такую давящую, жгучую… Мама, зачем же ты оставила меня?! Она молчит. За нее говорят другие. Те, что облачены в черную форму. Черти из ада, монстры из черной дыры… они пришли и убили мою семью. Тогда я впервые встретился с гвардией императора.
        И вот меня отрывают от трупа матери. Уносят, сжав в тески. Самое мучительное начинается тогда, когда осознаю, что навсегда оторван от нее, что нить наших душ тянется и тянется, становясь все длиннее и тоньше. И вот она уже рвется. А я кричу навзрыд. Это не физическая боль, это другая, которую терпеть невозможно.
        Просыпаюсь от собственного крика. Глаза Джули смотрят, она надо мной. Встревоженная девушка застала меня в таком жалком виде. Хмурюсь, приподнимаясь с кресла и принимая нормальное сидячее положение. Спина затекла, мышечная судорога застала врасплох. Но я делаю вид, что все у меня прекрасно.
        - Кошмары, - решил оправдаться, чтобы не думала, что я наркоман, а это ломка.
        Девушка понимающе кивнула, отступила, едва не зацепив верхнюю панель приборов. Все - таки рубка для одного пилота. Второй персоне тут тесновато, даже такой маленькой.
        Протянула бутылку с водой.
        - Спасибо, - ответил, вытирая со лба холодный пот. - Скажи, хоть как зовут тебя. А то на Джули совсем не смахиваешь.
        Девушка ответила не сразу, никак не отреагировав на мою шуточку. Минуту смотрела, как я жадно пью воду. Затем присела сбоку от кресла и едва слышно представилась: - Алена.
        - Красивое имя, - произнес на выдохе.
        Жаль, что теперь не видел ее лица. Ну если ей так общаться удобнее, не глядя на меня. Пусть, хотя бы так.
        Разговор не завязывался. Алена продолжала сидеть молча.
        - Почему не хотела разговаривать со мной? - Решился на этот вопрос.
        - Потом все поймешь, - буркнула девушка.
        - Так, допустим, - продрал горло. - А с рукой что?
        - Отрезала, - ответила быстро.
        - Зачем?
        - Потом все поймешь, - повторила ответ, но добавила: - Если захочешь.
        Вопросов к девушке было море, но ни один в горло не лез. Помолчали некоторое время, я даже звездную карту бездумно полистал. Но Алена уходить не торопилась, краем глаза видел, как ей интересно смотреть на интерактивную панель.
        - Я волновался за тебя, - произнес как бы между делом.
        Алена усмехнулась.
        - Тебе смешно? А я половину станции разворотил, пока тебя искал.
        - Я оценила, - ответила кратко. Вот же нахалка.
        Кажется, это была ирония. И мне вдруг так захотелось этой иронии, да побольше!
        - Я тоже оценил, что у тебя руки не из попы растут, - выдал ей и тоже усмехнулся.
        - Чего нельзя сказать о тебе, - подколола девушка.
        - Чего это?! - Возмутился наигранно. И так все понятно.
        - Сам знаешь.
        - Ладно, я же не на все руки мастер.
        - Как скажешь, - выдала с сарказмом.
        - Слушай, может о себе немного расскажешь? Вроде как напарники, - начинаю садиться на шею, вытягивая из девушки больше.
        - Не напарники, - буркнула снова тихо. - Я твой должник.
        Вот это да! Прям грусть на душу легла. То есть она со мной из - за долга?!
        - Ты все вернула уже с лихвой, Алена. Да даже если бы не вернула, ну… в общем, я был рад помощь.
        - Так прям и рад, - фыркнула девушка. - Изводился бедный, оставить не оставить.
        Так погано я себя уже давно не чувствовал. Уже и оправдания все прежние казались теперь нелепыми.
        - Прости, - вдруг произнесла приподнято.
        - Ты мне ничего не должна, - поспешил заверить.
        - Моя жизнь - это не ничего, - раздалось с укором.
        - Прости, - теперь уже извинился сам. - Все же, я предпочел бы, чтобы ты была моим напарником. Пусть даже мы не так долго вместе, но я могу тебе доверять, судя по последним событиям. Предположу, что и ты мне доверяешь. А это немало. Согласись?
        Алена ничего не ответила.
        - Хм, - продолжил. - В космосе редкость, что случайные встречные, да еще и незнакомцы сумели друг другу довериться. В общем, ты бы хотела стать моей напарницей?
        Алена продолжила молчать. Взглянул на нее. По профилю видно, задумалась, уставившись на карту.
        Ответа так и не дождался.
        - Все? - не вытерпел. - Сеанс разговора окончен? Не будешь со мной говорить? Зачем тогда начала? И вообще, с чего это решила удостоить меня чести услышать свой голос?!
        - Не истери, - бросила Алена и поднялась, затем добавила, двигаясь к выходу. - Вышло случайно, но реакция пока ничего.
        - Какая реакция?! - Я даже обернулся, подскочив.
        - Не разочаровывай меня, Ринни, - выпалила Алена и закрыла за собой дверь.
        Какая - то детская досада охватила. Захотелось догнать и дать пинка. Но я быстро перестроился, занявшись диагностикой систем. Вскоре стало ясно, что ЭМП - удар бесследно не прошел. Нам нужно было срочно менять энергоблоки и ремонтировать генератор кислорода. Иначе ни о каком рейде речи быть не может.
        К счастью, система Дагоба, куда мы попали была вполне обитаема. Вот только от наличия одного нюанса становилось нехорошо. Это была та самая система, где скапливались имперские войска для атаки на Дароэр. Со скачком я несколько переборщил, нарвавшись на целую имперскую армаду.
        ГЛАВА СЕДЬМАЯ
        Никому не было дела до одинокого маленького кораблика. Он шел на всех порах к промышленной бескислородной планете, и явно не представлял какой - либо опасности.
        И это не был корабль Ринни. Ну точно вам всем, шакалы, говорю. Не Ринни! Не! Ринни! Просто мимо пролетающий кораблик…
        Вскоре после прибытия в систему нас заглушили так, что я не смог связаться ни с одной из станций. Поэтому запрашивать посадку мне казалось бесполезным, и я повел корабль на промышленную планету. Там с этим должно быть попроще. Да и сама планета находилась в относительной удаленности от скоплений войск, судя по первым секундам работы радара. В следующие секунды все объекты пропали, будто их в системе и нет. Но я - то знал, что к чему. Армада скапливалась и разрасталась, не решаясь выдвигаться теми силами, что уже имелись. Видимо, Девораторов там кишмя кишит. А значит и драгоценной плазмы будет море. От предвкушения едва ли слюни не текли. С новым запасом хода можно будет две, а то и три ходки сделать!
        Возможно, там будут и Девораторские флагманы! Только от них можно получить самую дорогую плазму Эро, о чем мало кто знает, кстати говоря. Чувствую, она дожидается меня там, нужно всего-то прилететь да взять.
        Проглотив все слюни, я вернулся мысленно в настоящее. Дагоба раз в десять меньше предыдущей системы, поэтому радар Алисы успел охватить все. Размер меня не радовал: особо не затеряться. Но и до планеты недалеко, всего каких - то пять - шесть часов лету с затаившимся дыханием и почему - то интенсивно потеющей задницей.
        - Скорость можно увеличить вдвое, - предложила Алиса. - Тогда доберемся быстрее. Ринни, мне твой пульс совсем не нравится, продолжительность стресса может сказаться на здоровье.
        - Полетим быстрее, вызовем подозрение, - ответил ей. - Ты же знаешь какое ТТХ выдали их бортовые, идентифицировав нас по соответствующей модели. Считаешь стоит удивлять имперцев?
        - С этим полностью согласна, Ринни. Но ты же знаешь, я о твоем здоровье забочусь, тебе еще детей с Аленой делать.
        Я чуть слюной не поперхнулся. Благо, девушка не слышит, вот уже который час не высовывается из каюты после нашего единственного разговора.
        Когда стали замедляться для посадки, Алена прискакала в рубку, как миленькая. Молча примостилась по левое плечо и стала рассматривать приближающуюся на дисплее планету. А там было на что поглазеть.
        Серая планета размером с Луну была вся изрыта котлованами, будто волдырями. По моим данным открытым способом здесь добывали различные металлы, в том числе и дорогие. По всей поверхности натыканы граненные купола, подсвеченные изнутри белым. Вероятно соединенные между собой подземными тоннелями, ибо наземных тоннелей я не заметил. Размер у них разный, много крохотных, и лишь несколько довольно крупных. Как раз у таких и дрейфуют танкера на загрузку.
        Алиса вычислила порт для гражданских судов и направила корабль туда. Белое тело купола все приближалось и приближалось, заполоняя собой видимое пространство и показывая насколько величественна эта конструкция. Пока распахивалась одна из белых граней, оказавшаяся огромными шлюзовыми воротами, я посматривал на ближайший кратер, где огромные комбайны перемалывали грунт, перетирая его в муку.
        Здесь не использовалась технология энергетических куполов, удерживающих атмосферу. Обычные шлюзы с очень плохой пропускной способностью судов. Поэтому мы еще около двадцати минут ждали, пока завершится весь процесс, и можно будет приземляться на посадочную платформу.
        - Что с местной сетью? - Осунулся я, не дождавшись отклика.
        Вызов ее не дал результатов. Очень уж не хотелось покидать корабль. Проще сделать запрос на нужные детали и ждать, пока все доставят к трапу. Но, похоже, не в этот раз.
        - Вырублена, - подтвердила Алиса. - Я даже карту сектора не выведу на дисплей. Бардак полный, Ринни.
        - Кто бы сомневался.
        - Нам не привыкать, - выдала Алиса.
        Вот уже пошла реклама перед потенциальной невестой. Что искусственный интеллект нас сватает, сомнений у меня больше не было. Я даже успел спросить - зачем она это делает. Ответ был однозначный - мне интересно, как же у вас рождаются дети! Иногда я не понимаю, где у Алисы сарказм, а где вполне серьезные заявки.
        - Алена, ты как? - Обернулся к девушке, у которой глаза были по пять копеек, уставившиеся через окошки иллюминаторов.
        Кивнула, изобразив решительность.
        - От меня ни на шаг. Выйдем, осмотримся.
        Кивнула.
        - Ринни, анализ воздуха оставляет желать лучшего. Возьмите респираторы с двойными фильтрами, если решите выходить наружу, - заявила Алиса, предостерегая.
        На выходе вручил ей запасной пистолет. Девушка лишь секунду сомневалась, но ухватила оружие довольно профессионально. За неимением кобуры пришлось ей обходиться боковым набедренным карманом комбинезона.
        - Знаешь, как пользоваться? - Спросил участливо.
        Алена кивнула с кривой ухмылкой. Хм…
        Надвинув респираторы, мы вышли наружу. Белый свет тут же надавил на глаза. Даже через фильтры чувствовался вкус пыли. А от двадцатиградусного зноя захотелось тут же вернуться. Но местная делегация, встречающая нас, жест этот вряд ли бы поняла верно.
        Небо из неровных белых граней над головой давило почище, чем замкнутое пространство корабля. А все, видимо от того, что монументальный купол над головой давал ощущение полной ограниченности действий. Иными словами - никуда нам отсюда не деться, если местные власти так решат.
        Трое чернорабочих и один в комбинезоне вполне приличном. Все в специальных масках. Судя по пустующей посадочной площадке, гостями промзону не особо балуют. Бородатый мужчина, сняв маску, с кривой ухмылкой представившийся комендантом, поинтересовался, с какой целью мы прибыли. И был явно разочарован, узнав, что речь не идет о каких - то деловых предложениях оптового характера.
        - Мы на пару суток, подремонтировать корабль, - ответил через респиратор.
        На бородатом лице промелькнуло раздражение. Комендант надвинул маску.
        - Ну, добро пожаловать, гости дорогие, - пробубнил мужчина глухо и указал на одноэтажное здание, сваренное, похоже, из листов железа, как и многое вокруг. - Бар у нас тут один, больше развлечений нет. Наслаждайтесь отдыхом и свежим планетарным воздухом. Да, и должен предупредить, народ у нас тут рабочий и довольно раздражительный. Постарайтесь не устроить перестрелку, лучше погрозите мной.
        - Спасибо, сэр, - кивнул.
        А сэр вместе с другими уже рассматривал мою подругу во все глаза. Но стоило дернуться в сторону бара, видимый интерес к нам был потерян.
        Скорее всего, это был комендант именно этого купола, а точнее порта. Не считая площадки триста на триста метров, все остальное казалось компактным. Весь свет исходил в основном от белых ламп, что были на ребрах купола. Кое - где подсвечивало входные двери. Стоило привыкнуть к свету, сразу стали различаться детали. Людей здесь немного, и в целом довольно тихо. Будто промышленный городок сейчас спит.
        Алена оживилась, судя по походке. Шла чуть впереди, вертела головой в разные стороны. Ее понять было не сложно, когда - то я сам страдал от замкнутых пространств, двое суток на своем корабле казались мне сущим адом. А тут потолок на башку не давит, и плевать, что в воздухе куча вредных примесей.
        Бар внутри напоминал обычную военную столовую, довольно хорошо освещенную оранжевым светом. Прямоугольные столы стояли ровными рядами, немудрено - ножки приварены к полу. Барная стоечка в уголке, стулья тонкими ножками, будто грибочки вырастают из нее же. Шум вентиляции и холодный воздух на выдув обнадежили. Респиратор я свой опустил, Алена последовала примеру. Задышалось хорошо, почти как на корабле. Оно и логично для бара. Пить через трубочку крепкие напитки здесь бы никто не стал.
        В помещении два посетителя за разными столами. Один сразу уставился на нас, второй сидел спиной, но без зазрения совести повернулся посмотреть. Оба без защиты дыхательных путей, бородатые, с лицами потрепанными. За стойкой седобородый бармен шириной, наверное, как я в высоту. Я таких здоровяков еще не встречал. В зале мелькнула официантка, но тут же скрылась, увидев нас. Женщина лет сорока, вид замученный, взгляд безразличный. Даже на нас посмотрела, как на мебель.
        Хотели присесть за стол, но бармен брутально и хрипло окликнул.
        - Эй? Занято!
        Примостились за соседний.
        - Все занято! - Рявкнул дедуля. - Не местные, за барную стойку ай да!
        Шел к бармену с возмущениями, но встретил чернозубую улыбку и прикусил язык.
        - Сюда, неровен час, бригада со смены завалится, - стал прояснять бармен. - Все займут. Народ нынче взвинченный. А мне конфликты ни к чему. Не местные коль, лучше я за вами пригляжу и от задир отгоню. Силушка авторитета пока еще не подводила.
        - Спасибо, - согласился и посмотрел на Алену, деловито примостившуюся на соседний стульчик. Сориентировалась девушка быстро, выражение лица спокойное. Рассматривает стеллаж за спиной здоровяка с рядами одинаковых железных цилиндров с разной маркировкой. Что в них налито, одному бармену и известно.
        - Что привело в нашу скромную дыру? - Поинтересовался тот, протирая железные кружки и посматривая на мою подругу.
        - Энергоблоки нужны, - начал я и, уловив нормальную реакцию, рассказал какие именно.
        Бармен пожал плечами.
        - Инфосеть накрылась, но я поспрашиваю, - все же ответил. - Вам налить чего?
        - Виски есть?
        - Все есть, с бухлом у нас проблем нет. Все натуральное. Дальнобойщики ящиками возят с Актории.
        Актория - это одна из ближайших кислородных планет. Бывал я там как - то. Притяжение в полтора g меня совсем не радовало. На таблетках протянул лишь трое суток, потом недели две на корабле болел и проклинал свою затею. Кажется, здоровяк оттуда, судя по габаритам. Порода, куда деваться.
        - Тогда мне пятьдесят грамм виски, недорогого. А барышне газировки. Ты ведь пьешь газировку, Алена?
        Девушка посмотрела на меня с приподнятой правой бровью.
        - И мне, виски, - брякнула нагло, не сводя с меня нахальных глаз. - Самого лучшего.
        - Будет сделано! - Браво воскликнул бармен и зашевелился, не отрывая взгляда от моей подруги.
        - Слушай, я тебя на себе не потащу, - предупредил выскочку.
        Закатила глаза и повернулась к бармену.
        - Двойной, - бросила с усмешкой коза русая и добавила со знанием дела: - Со льдом.
        - А закуска есть? - Спохватился я.
        - Пироженки, тортики, чизкейки и всякая другая сахарная дрянь, что синтезируем. Надо?
        - Нет, - отмахнулся. Про мясо и нормальные закуски он ни слова не сказал. Интересно, почему?
        - Мороженое с шоколадом и клубничным джемом хочу, - произнесла девушка так сладко, что я вдруг сам захотел именно этого.
        - Сделаем, милашка. Для тебя все будет в лучшем виде, - расцвел бармен.
        Алена сделал невозмутимый вид, сдержанно улыбнувшись. А я насторожился, слишком сильно он над ней хлопочет. Неужто хрен старый решил приударить?!
        Виски разлил по железным стаканам из одной емкости, подмигнув почему - то мне. В принципе я понял, что он имел в виду. Мол, хорошая у тебя подруга.
        - Что ж, за знакомство, - вознес я стакан.
        Алена невозмутимо стукнула своим о мой и присосалась к краю, будто воду собирается хлебать. Я опрокинул половину содержимого, поморщившись отставил. Горькая, ядреная хрень пошла не в то горло, отдав той еще сивухой. А подруга моя осушила стакан и даже не поморщилась. Тут же взялась за мороженное, что уже начало таять.
        Зрелище поистине гипнотическое и умиляющее, как девушка аккуратно и в то же время быстро соскребает мороженное, собирая подтекающую жидкость и цепляя немного красного джема на порцию в ложечке.
        - Повторить, дорогуша? - Активизировался сразу бармен.
        - Да подожди ты! - Возмутился я, но Алена кивнула.
        Опустился к ее уху.
        - Слушай, ты мне трезвая нужна. Мало ли придется стрелять. Как ты целиться - то будешь?
        - Не придется, - ответила Алена, ковыряясь в тарелке с мороженом и изучая его взглядом. - Здесь со мной ты в безопасности, Ринни.
        Выпалила, что ушам не поверил. Но на душе вдруг потеплело. Быть может, хмель в голову ударил. Или эта чертовка имеет навыки гипноза. В любом случае стало спокойнее. Но ненадолго. Шум с улицы перерос в гам вваливающихся в бар людей.
        Только я собирался обернуться, как на мое плечо легла лапа бармена.
        - Сиди смирно. Даже не думай на них глазеть, - прошептал здоровяк, склонившись.
        - Ребята на взводе, недавно авария была, троих уважаемых парней потеряли. У одного здесь жена с двумя малолетками осталась. Месяц продержат и вытурят из жилого комплекса. Для корпорации мы скот. Но не переживайте. Работяги мирные, посмотрят на вас, обсудят, поржут, и на этом все. Надеюсь, ты не из обидчивых, сынок?
        - Повтори виски, - бросил я вместо ответа, заметив краем глаза, как из - за стеллажа в зал прошмыгнули три официантки. Тем временем моя рука проверила на месте ли кобура с пистолетом. Еще чего! Я буду бояться каких - то работяг с рудников.
        Со второго стакана мне похорошело. Тем временем Алена уже доедала кусочек бисквитного торта.
        - Куда в тебя столько влезает? - Усмехнулся я.
        Гам продолжался, но уже не такой сильный. Все расселись. Теперь суетились официантки, принимая заказы. Запахло едой. И сразу же захотелось мяса.
        - Грудь хочу вернуть, - с набитым ртом ответила напарница. - И бедра.
        Вроде не пьяная на вид, но язык развязался.
        - Повтори, бармен, - бросил здоровяку, приняв ее вызов.
        - Споить хочешь? - Алена даже повернулась ко мне на стульчике.
        - Думаешь, я бы стал пользоваться твоей беспомощностью?
        - Видимо, нет, - усмехнулась девушка и повернулась к стойке. - Благородный, как настоящий рыцарь. Таких еще поискать.
        - Рыцарь, - повторил шепотом с подступающей горечью в груди. Для меня это слово имело особенное значение. Сейчас в империи рыцарей - раз, два и обчелся. Вымерли истинные носители сего звания. Благородные, смелые, с честью, что превыше всего другого.
        - Кстати, я теперь девственница, - усмехнулась девица, принимая третий стакан от бармена.
        Дедуля глаза вылупил, услышав. Кажется, у Алены язык мелет сам по себе…
        - Врач постарался на славу, - добавила. - Обновили тело, а вот душу не смогли.
        - Излей, деточка, излей, - потер ладоши бармен. - Дядя все выслушает, легче станет.
        Забавное зрелище, бармен уже был готов всплакнуть. В штаны.
        - Эй, - возмутился я.
        Но бармен просто отмахнулся от меня здоровенной лапой.
        - А что изливать? - фыркнула. - Пусто уже, выжали, как сухой паек, еще немного и все рассыплется.
        - Он?! - Неожиданно рявкнул бармен, косясь на меня, что рука уже к кобуре потянулась. К счастью от разрыва сердца спас хмель.
        - Он мой спаситель, дяденька, - произнесла девушка мягко. - Просто он пока этого не знает.
        Опрокинул стакан со злости. Разговорилась Алена не на шутку. Как бы не пожалеть. Слишком трепетно бармен к ней относится. Да и пьяные рабочие посматривают с нездоровым интересом, будто заключенные, что баб не видели годами. Да и на наши всплески в беседе реагируют, замолкая и прислушиваясь.
        - Простите, нам пора, - решил срочно закругляться.
        - Ты иди. А я еще посижу, напарник, - бросила Алена.
        Прихватил за предплечье, отдернула. Бармен оскалился. Вот же пса себе нашла, коза русая! Пришлось сидеть. Не оставлю же одну!
        - Мясо есть? - Решил перекусить со злости.
        - Синтетика или замороженное? - Уточнил здоровяк.
        - Замороженное.
        - Есть только телятина. Пятьсот кредитов сто грамм, - усмехнулся бармен, мол, не по карману такая роскошь.
        - Триста грамм давай, - бросил в ответ. - И пусть твои бабы поджарят до хрустящей корочки.
        - Да не вопрос, - расцвел бармен и гаркнул, зазывая официантку.
        Около часа мы сидели молча, каждый, уставившись в свою тарелку. Алена больше не проронила ни слова. Рабочие постепенно стали расходиться. Некоторые уже изрядно пьяные пытались подраться. Но бармен выходил из - за стойки и выкидывал всех без разбора на улицу. И вскоре бар опустел на две трети.
        Тогда к нам и подсел незнакомец со стороны девушки, которая совсем погрузилась в себя и начала клевать носом. Еще бы! На такую массу тела почти пол литра виски высосать. В алкоголе крови не обнаружено.
        Буквально на пару минут раньше мне принесли мясо. Я уже весь слюной изошел от запахов натуральной готовки. И присутствие мужчины при поглощении деликатеса дико взбесило. Со своей добычей хотелось посидеть без посторонних. Посмаковать, так сказать.
        - Хорошая у тебя девица, - пропел незнакомец с хитрым выражением лица. - Правда пьяная уже. Бери через плечо и тащи на свой корабль.
        - Чего удумал, она невинная! - Вмешался бармен. - Тебе чего, Муркин?
        - Да вот хотел за дело поговорить с рейдером. Ты ведь рейдер?
        - Садись с другой стороны, чего к девочке подсел, извращенец? - Продолжил бармен.
        Алене, похоже, было на все плевать. Она зависла, едва не касаясь носом тарелки с остатками тортика.
        - Да, я так понюхать, - произнес с обидной Муркин. - Всяко лучше в обществе молодой красивой девственницы.
        - Что надо - то? - Скривился я, приподнимаясь. Но бармен, придержал за плечо.
        Незнакомец устроился поудобнее, делая вид, что моя агрессия его никак не касается.
        - Кораблик - то на посадочной твой? - Завел ехидно.
        - Ну и?
        - Добросишь до одной станции в системе? Очень надо, бро.
        - Мест нет, - обрубил.
        - Я заплачу, рейдер, не спеши посылать, - залепетал мужчина. - Триста кредитов дам.
        - Нет.
        - Пятьсот!
        - Муркин, уймись, - снова вмешался бармен. - Он только мяса заказал на полторы тысячи. Сдалась ему твоя мелочь?
        - Ладно, - выдохнул мужчина разочарованно и вышел из бара.
        Примерно через полчаса выползли и мы. Бармен обещал за сутки решить что - то с энергоблоками для модели моего реактора. Алена шла сама, но со мной под руку, ибо ноги у нее периодически подкашивались. Однако по трапу Алену пришлось уже тащить.
        Добрались до корабля без происшествий. По дороге я крутил головой во все стороны, ожидая засаду от обиженного Муркина. Но обошлось. Досадно было, что ни дорогущим мясом не насладился, ни с подругой нормально не поговорил. В следующий раз надо организовывать посиделки в каюте. Так намного комфортнее. Брр… как же неуютно было в баре.
        Закинул бездыханное тело на койку и собирался уже идти. А она вдруг ожила. Уселась на кровати, как робот, глаза в пол, руки в кучу, да еще и сгорбилась.
        - Теперь понял? - Промямлила.
        - Ты о чем? - Естественно я ничего не понял. Алена посмотрела туманным взглядом, прищурилась и завалилась на бок.
        - Все вы мужики одинаковые, - заблеяла в горизонтальном положении, уставившись в стену. - Интересно вам почему. Знать надо все, чтобы наизнанку, только тогда порадуетесь. Пффф… Я тогда не знала… Поздно поняла, что могу, что могу… могу. А ведь я кричала, думая, что это спасет меня. Но лишь усугубила. Они не хотели, не могли, но мой голос, этот проклятый голос заставлял их снова и снова залезать на меня и трахать, трахать и трахать, до обезвоживания, до дикой и нескончаемой, жгучей, стонущей, выворачивающей боли… ненавижу…
        Дальше пошел полный бред. Укутал пьяную одеялом и вышел. Жалость давила на сердце не меньше, чем тогда в медцентре. Кажется, она пыталась мне передать свои ощущения о самом страшном, что с ней было. Бедная девочка. Захотелось вернуться, обнять, прижать крепко - крепко. Но мне казалось, это будет неуместно, ибо меня причислили ко всем самым злым мужчинам на свете. К тем, кто делал ей невыносимо больно.
        Проспится, придет в себя. И будет, как прежде. По крайней мере, на это очень надеюсь.

***
        Прикорнуть надолго не дали. Голова раскалывалась, когда Алиса оповестила о приближающемся к кораблю человеке. Когда вышел с трапа, тот представился другом бармена. Типичный работяга средних лет в сером комбезе с ушлым взглядом показался мне вполне безобидным.
        - Сколько надо энергоблоков? И как скоро? - Прозвучал глухой голос через фильтр пластикового респиратора.
        - Четыре. В каком они состоянии?
        - Один новый, со склада НЗ. Два по пятьдесят процентов, один примерно на двадцати. За все двадцать тысяч.
        - Ты смеешься? Новый энергоблок строит максимум три тысячи, - возмущение мое было уместно. Драть столько за полумертвый хлам?!
        - Не, не, - выставил руки продавец. - Торг тут вообще не уместен, товарищ Рейдер. Я тебе не рыночный товар продаю, а собственность корпорации. Если ты не понял, тут промышленная планета, сбывающая ресурс, а не торговая станция. Мы и так рискуем своими задницами и рабочими местами.
        Думал я недолго. Скорее это выглядело, как выдерживание паузы. Чертовы контрабандисты везде. И они чуют, когда ты приперт к стенке.
        - Хорошо, привози.
        - Э, не, - усмехнулся продавец. - Сам все попрешь. Пошли.
        Меня он не спрашивал, двинулся в направлении большой арки, что красовалась неподалеку от бара.
        - Кредиты с собой бери, - бросил из - за спины мужчина. - Я вон там подожду.
        - Как привезу все, расплатимся.
        - Э, не, - снова усмехнулся продавец. - Я лишь посредник, людям на месте надо будешь платить. Так не дадут.
        Вернулся на корабль, прихватив кредитов монетами. Хотел проведать Алену, но не решился заходить, пусть поспит еще. Вышел с корабля охваченный некоторыми опасениями. В мыслях промелькнуло, что это может быть ловушкой. Но незнакомец четко назвал модель реактора, блоки к которому нужны. Значит, он общался с барменом. И это несколько придало уверенности в честной сделке и добрых намерениях.
        Незнакомец ждал под аркой, перерастающей в тоннель, по которому, вероятно, ездят погрузчики. Вернее ездили когда - то. Судя по скудному освещению, ржавым стенам и сыплющемуся из трещин грунту, все давно уже скучает без дела. Свернули к шлюзовой двери в стене, тоже изрядно проржавевшей. Посредник со скрипом ее отворил, показывая, что герметичностью тут совсем не пахнет. Скорее воняет дохлыми крысами и испражнениями. Дальше пошли узкие технические помещения со скудным освещением, которое порой сменялось мраком. Пришлось идти наощупь. Вскоре я задумался, как буду тащить четыре блока? По два на руку? В некоторых местах придется попотеть.
        Когда стали спускаться вниз, на сердце закралась тревога. Мало того, что через несколько уровней я потерялся, так еще и людей вокруг не встретил. Будто мы пробирались по длинной крысиной норе, подпольными путями, которых безопасность базы вообще не касается. Дело даже не в том, что нас могут схватить, приняв за воров. А в том, что потолок может сверху упасть на головы!
        Решил было отменять сделку, но из темноты раздался протяжный скрип шлюза одновременно с разливающимся по тоннелю светом. Нас впустили в подсобку, где несло потом так, что слезились глаза.
        Впустивший тут же завалился обратно спать. Мой проводник двинулся вперед, вокруг загалдели, мол, куда прешь.
        - А ну поднимайся, - гаркнул посредник, пиная какого - то деда в полутьме. - Клиенты ждут.
        Мужчина в грязном комбезе вскочил, повеяло перегаром и тут же загорелся фонарик, освещая помойную конуру.
        Притон бомжей сменился складом. Дедуля с фонариком шел впереди, освещая путь и высокие стеллажи, на которых было столько хлама, что не разобрать. Детали машин, комбайнов и прочего с лесом свисающих проводов создавали впечатление, что я в джунгли попал. Судя по шепоту, понял, пробираемся тайком. Совсем не официально.
        Ширина дороги была более или менее приемлемой, но зацепиться я все же успел, прежде чем дошли до нужных мне деталей. Дедуля засуетился, пытаясь достать из горы дерьма мои энергоблоки.
        - Это новый, - прокомментировал выставляя у моих ног ржавый цилиндр с зеленым индикатором, обозначающим годность. - Еще два в подзарядной.
        - Мне нужно не три, а четыре, - возмутился я.
        - Четвертый в отсеке под утиль, - прохрипел дедуля. - За ним в последнюю очередь двинем. Ты рейдерок, лучше кредиты покажи. В холостую шевелиться не хочется.
        Я показал горстку монет высокого номинала. Дедуля кивнул, растягивая счастливую улыбку.
        Двинулись дальше, мне пришлось взять блок с собой, потому как проводник сказал, этим путем назад не пойдем. Взял в левую руку, чтобы правая была свободна в случае чего. По дороге прихватил моток провода, чтобы сделать вязанку, дабы удобнее было нести. Цилиндры величиной с полутора литровые бутылки весили немало, и под мышкой тащить было бы весьма проблематично.
        В подзарядную шли окольным путем, через какие - то запасные, пожарные ходы, о которых, похоже, сама корпорация не знает. Дедуля выдернул два блока с подзарядки и отдал мне без зазрения совести. Никто, похоже, помогать нести не собирался.
        Я связал их вместе наскоро, соорудив ручку.
        - Да не возись ты, не возись, - заворчал дедуля, подгоняя меня. - Скоро обход, нам бы побыстрее убраться.
        Стиснул зубы, довершая дело. Не думал, что меня самого втянут в воровство. Хотя и догадывался о нелегальности дела.
        Повели тоннелями, спустились на уровень ниже. Вышли в зал небольшой, но освещенный красным светом, что сразу надавило на глаза, пришлось щуриться. Тут уже несло плавленым пластиком, и если бы не респиратор, не знаю, сумел бы тут находиться. Деду хоть бы что, морда бородатая невозмутима. Кивнул вперед на виднеющуюся лестницу из ямы.
        - Сам лезь, - брякнул мне дед. - Я старый, спину ломит.
        - Куда?!
        - В резервуар, куда ж еще? - Усмехнулся наглец. - Я туда копаться не полезу.
        - Вы издеваетесь? - Возмутился, отступая.
        Дыхание вдруг перехватило. Разряд тока застал меня врасплох. Напали со спины. Дернуло так, что упал, не в силах даже пошевелиться. При этом разбил нос, а еще досталось лбу. Блоки брякнулись со звоном. Из ноздрей хлынула кровь. Но мне было плевать на эти мелочи, я жадно хватал воздух, захлебываясь в собственной жиже крови.
        - Что так долго?! - Раздался голос с усмешкой.
        Сперва вынули пистолет, перевернули на спину и обшарили беспомощного, забрав все кредиты. Надо мной склонился Муркин. Тот самый мужчина, что в баре канючил и остался недовольным. Видимо, очень недовольным…
        - Что рейдер? Хватку потерял? - Усмехнулся ублюдок.
        - Уроды, - сумел все же промямлить онемевшим языком. - Чего надо?
        - От тебя? - Муркин усмехнулся и поднялся. - Да уже практически ничего. Корабль считай наш. Девку выманим, дело не хитрое.
        - Хрен она выйдет, - возразил я.
        - Да конечно, - прыснул тот. - Скажем, что ты при смерти, выскочит, как миленькая.
        - Ублюдки, - прошипел в бессилии.
        - Тащите в яму, да привяжите хорошенько, - скомандовал Муркин своей шайке и добавил уже мне: - Это ж надо быть таким тупорылым, чтобы за оборудованием сюда идти.
        По этому поводу и спорить не хотелось. Он был прав. Корабль сейчас волновал в меньшей степени. А вот за Алену я очень переживал. Ибо, если она клюнет, неизвестно, что эти уроды с ней сделают!
        Торжествуя и гадко подшучивая, бандиты поволокли меня к яме.
        ГЛАВА ВОСЬМАЯ
        Судя по всему, на борт корабля они взошли. Но запустить в ручную не сумели. Алиса вовремя заблокировала все, прежде чем ее вырубили. Умница моя… Ручной запуск без кода доступа невозможен. Вот поэтому я получаю по морде вот уже который раз.
        От частых ударов восприятие несколько притупилось. Но я слышал, как Муркин раз за разом повторяет:
        - Код от бортового! Сука! Код давай! Код! Код! Код!
        Привязанный к агрегату, напоминающему столб, в сидячем положении, я получал по всему переднему фронту своего тела. Яма, где меня держали, была темная, заваленная хламом и вонючая до безобразия. Последнее меня вскоре волновать перестало.
        Муркин устал, запыхался бедный. Я отплевывался, посматривая на него единственным не заплывшим глазом.
        - Сейчас, сейчас, бабу твою по кругу пустим, и заговоришь, как миленький, - запел, решив зацепить этим.
        - Где она? - Прохрипел я. Конечно, меня волновало, где Алена!
        - В надежном месте! - Оживился Муркин. - Что, страшно за бабу - то свою? Давай выкладывай код. И мы вас отпустим.
        - Ага, так я и поверил, - сказал и плюнул ему под ноги.
        - Честное слово отпустим!
        - Нет у вас ее, блефуешь хреново, урод, - усмехнулся я.
        - Ты бы на себя посмотрел, - скривился мучитель. - И на бабу свою. Визжит, как резаная, пощады просит. Только бы ей в щелку не засунули чего. У нас работяги - люди творческие, разойдутся, держи.
        Теперь я был полностью уверен, что Алены у них нет! Не будет она даже разговаривать с ублюдками, не то, чтобы пощады просить. Слишком гордая и повидала немало. Со спокойным сердцем я замолк, приготовившись к новой порции ударов.
        Но Муркин не стал бить. Он подозвал какого - то деда.
        - Это бывший солдат империи с опытом пыток планетарных аборигенов, - начал устрашать меня ублюдок. - Выбьет из тебя все, запоешь, как миленький.
        Током меня еще не пытали. Но все когда - нибудь случается. Всего - то нужен переносной генератор, коробка и два провода с клеммами.
        Первый раз шибануло, что волосы дыбом встали. Боль невыносимая, ни о чем другом и не думал, кроме как о том, скорее бы это закончилось. Пока ток шел по телу, накапливался некий критический показатель, и казалось, что вот - вот меня просто разорвет изнутри.
        Насладившись моим неконтролируемым криком через стиснутые зубы, Муркин снова спросил про код. Я истерично рассмеялся. Если он его получит, меня прикончат без каких - либо иных вариантов.
        Второй удар током продлился дольше. Держали под напряжением, пока не запахло паленым. От меня еще и паром повеяло. Мышечный спазм отпустил не сразу, пальцы скрючились, челюсть свело.
        - Передохнем, - брякнул дедуля, разглядев мои страдания и верно оценив, что говорить сейчас не смогу. - Я пока подзаряжу, чего - то слабоватый ток идет.
        Муркин заржал в голос. Начал по щекам меня лупить, желая привести в чувства. А у меня и сил не осталось голову поднять.
        В перерывах между пытками я думал о том, что в жизни важно не то, сколько ты заработал, а то, как ты этим воспользовался. Думая о том, что могу тут просто помереть, вспоминал все хорошее, что со мной было. И так вышло, что самое лучшее и искренне прекрасное случилось, когда я ощущал Алену рядом. От самого первого мгновения нашей встречи, ведь подсознание уже привязалось к ней, стоило увидеть голубые глаза, отражающие целую вселенную звезд.
        Я хотел верить, что нужен ей, важен, любим… Все мелкие детали в нашем общении, что давали хоть какую - то надежду на это, были моим самым драгоценным воспоминанием. Ярким, живым, теплым и порой казалось, что последним. Глаза, улыбка, прикосновения, вздох, тон голоса, объятия… Ведь ничего больше и не надо. Как же я жалел, что раньше думал иначе, не осознавал, как близко мое счастье. А когда понял это, стало поздно. Даже в агонии и боли я тешил себя мыслью, что она ускользнула от этих уродов, прихватила кредитов и нашла себе приют у порядочных людей…
        Как вырубился, не помню. Просто картинка вместе с ощущениями перещелкнулась вдруг на другую. Водой окатили. Холодной, будто ледяной. Сразу защипало раны на лице. Возникла зловещая морда старика, что пытал меня током. Очертания от ограниченного света, злорадная ухмылка и запах…
        - Выспался? - Произнес сипло. Противнее голоса я еще не слышал.
        В ушах звенит. Бессилие во всем теле. Ноги затекли, пытаюсь расшевелить. Кажется, в яме их сейчас трое. Но рассмотреть еще двоих сложно, только силуэты, которые говорят о том, что Алены тут нет. И славно, сдаваться не намерен.
        - Совсем не важно выглядишь, дружище, - раздалось издевательское. - Отхлебни, мы ж не изверги какие.
        Ко рту поднесли бутылку с водой. Я туг же захлебнулся от напора. Но стоило только настроиться для нормального глотка, ее тут же отняли. Дед рассмеялся, да так душевно, что стало совсем уж обидно.
        - Смотри, что у меня для тебя есть, - усмехнулся мучитель, демонстрируя шило. - Нравится? Не? Код бортового скажи, и мы закончим наше знакомство.
        Самое ужасное было, когда он возился с первым ногтем, загнав туда иглу. Дальше все слилось в одну сплошную боль, доходящую до безумия. Я кричал от души, лишаясь одного ногтя за другим. На второй руке я провалился в бессознательное.
        Очередная смена картинки. Морда Муркина показалась мне довольно милой. Радовало, что дедули рядом я не рассмотрел. Того мучителя опасался больше. Хотя на зрение рассчитывать нельзя было полностью. Один глаз заплыл, второй почти заплыл.
        - С добрым утром красавица, как самочувствие? - Рассмеялся Муркин. - Что богатенький рейдерок? Помочь мне не захотел, жалеешь теперь. Жалеешь. А ты не жалей, я твой корабль захватить собирался. Так что ничего ты не проиграл. Неизбежна была судьба твоя.
        Я кивнул. Пока он болтал, проверял чувствительность своего тела. Пошевелил израненными пальцами, напряг мышцы рук. Все незаметно для Муркина. Жалкий обессилевший вид изображался мною искусно. Ноги мне перемотали проволокой, как и руки. Все бы хорошо для похитителей, да проволока при частом сгибании и разгибании имеет свойства ломаться. А если она еще и со старого склада, так достаточно и секундных манипуляций. Да, и дед, поработав с ногтями, замотал не так старательно.
        Судя по внутренним ощущениям, я тут примерно трое суток. Путешествуя в замкнутом пространстве, к отсутствию прогулок я привык. Часто сутками не сходил с одного места. Для меня это отдых. И даже в таких условиях сие не исключение.
        - Короче, - выдохнул Муркин, присаживаясь напротив на корточки. - Код от корабля говоришь, и мы тебя отпускаем, естественно после проверки его достоверности.
        Если в прошлый раз здесь было трое, но теперь в яме был лишь Муркин, уверенный в моем бессилии. Остальные, видимо, бросились искать Алену.
        Я промямлил, делая вид, что пытаюсь что - то сказать. Естественно мужчина нагнулся ко мне ближе, дабы услышать. К этому времени левая кисть уже выскользнула из оков.
        - Ну, ну, слушаю? - Муркин потерял бдительность окончательно, предвкушая получить желаемое.
        И я ударил. Вложил всю энергию в рывок и скорость. От того даже не успел полностью сжать кулак. Мужчина рухнул, успев вскрикнуть от неожиданности. Сам чуть не взвыл от острой боли, пронзившей ослабленную кисть. Стал высвобождаться, кривясь от саднящей боли во всем теле. Разматывая проволоку на ногах, я своих ран не жалел. Вскоре на пальцах было липкое.
        Муркин стал подниматься, я нащупал тяжелую деталь и ударил по голове уже наверняка.
        В яму спустился кто - то еще. Дребезжащая арматурная лестница тому свидетель.
        - Муркин, хватит его долбить, без девки не расколем, - раздался голос деда из темноты.
        Щелчок, и включился фонарь, освещая меня в полный рост с увесистой трубкой в руках.
        - Аллярм!! - Завизжал мучитель и бросился прочь. Догнать его я не мог. Бросил вслед орудие. Промахнулся. Но все же ринулся за ублюдком. Успел ухватить за щиколотку на лестнице. Тот заверещал еще сильнее. Я дернул, срывая его вниз.
        В темноте было не разобрать, куда попадаю, но я долбил ногами от души, пока он не заткнулся. Нащупал упавший фонарик, по лестнице поднялся, скрипя и охая. Лицо стянула корка, из пальцев сочилась кровь, хромота в колене дала о себе знать. Полной развалиной, я двинулся прочь из зала в противоположную сторону от приближающегося шума. Сюда спешили люди! И это наверняка друзья Муркина!
        К счастью, проем я нашел. И практически не разбирая дороги, двинулся по узкому кривому тоннелю, то и дело цепляясь плечами за острые края. С прихваченным фонарем оказалось двигаться ничуть не легче. Света в суетливом движении, как кот наплакал. Страх нес изнеможенное тело все дальше. И я с бешено бьющимся сердцем молил о скорейшей развилке. Ибо двигаться по одной единственной дороге было очень опасно!
        Впереди показался тупик. И я уже было приготовился отбиваться от погони, но заметил сетку! Это была вентиляционная сетка. Взявшись за нее, я рванул, что было сил. И завалился на спину вместе с ней, ожидав большего сопротивления. Когда поднимался, слышал, что за мной действительно кто - то идет! В одном месте заиграло по - страшному, и я зашевелился быстрее. Пролез в шахту, высотой не более метра и пополз на четвереньках в выбранную сторону. Шахта шла поперек, и тут уж погоне придется разделиться, выбирая левое и правое направление.
        Вскоре я вышел на перекресток и возрадовался. Теперь настичь меня будет еще сложнее! Однако моей радости не суждено было долго длиться. Я понял, что разогнанная мною многослойная пыль - те еще следы!
        Но унывать было не в моих правилах. Вкусив свободу, я заработал руками и ногами на пределе сил. Миновав десяток перекрестков, наконец, добрался до выхода. Выбил хлюпкую сетку ногой и вылез, оказавшись в большом округлом тоннеле, хорошо освещенном и, похоже, обитаемом, судя по отдаленному шуму двигателей.
        Я помчался по широкому тоннелю, понимая теперь, насколько меня подкосило. Таким слабым себя еще никогда не ощущал, двигаясь на пределе возможностей со скоростью обычного шага. Стоило рвануть быстрее, как ноги тут же заплетались. От множественных пыток резервы организма истощились быстро. Впереди показалась широкая морда транспортной машины, которая использовалась, скорее всего, для перевозки руды. В кабине, сквозь красную пелену я сумел разглядеть
        человека.
        - Помогите, - прохрипел я, не в силах крикнуть громче. А тому хоть бы что, он смотрел на дисплей, начиная сдавать назад.
        Лишь когда я оказался сбоку, он обратил на меня внимание. Открытая кабина дала мне возможность предстать перед водителем во всей красе.
        - Ты куда? Под колеса?! - Начала ругаться тот. - Крысы грязные, сколько ж вас тут развелось!
        - Я рейдер, меня держали против воли, помоги! - Попытался сказать это разборчиво.
        - Не пачкай кабину, червь помойный! - Рявкнул водитель и отпихнул меня ногой.
        Я упал. А подняться уже не вышло.
        - Вон он! - Раздалось со стороны, откуда пришел. Вот и настигли меня… Кое - как встал на ноги с четверенек. Шатаясь, побежал за машиной, что довольно сильно ускорилась.
        Надежда оставалась, что работяга станет свидетелем произвола и доложит куда следует. Но движок заревел еще сильнее, водитель, увидев приближающуюся шайку, похоже, испугался не меньше меня!
        Я поднялся. И бросился за ней, уже на какой - то неведомой самому космической энергии. А может, просто страх погнал. Вскоре шум работ усилился, и я выскочил на перекресток. В стороне показался промышленный отсек. Похоже, там проводились какие - то работы, было заметное оживление. Свернул к людям в надежде, что смогу укрыться. Но погоня стремительно приближалась.
        Миновав группу работяг, что трудились, нагружая какую - то черную руду в вагонетки, я завернул при первой же возможности, стремясь уйти из виду преследователей. Как оказалось, рабочим на меня плевать, одни орудовали совковыми лопатами, другие сидели за агрегатами. Лишь прораб недовольно гаркнул, кто таков. Но я не стал терять времени на объяснения. Реакция и так ясна.
        Вскоре я понял, что тут несколько нестандартная ситуация, часть вагонеток сошла с рельсов, поэтому мужики суетливо разгребали завалы из руды.
        Удостоверившись окончательно, что мне тут никто не поможет, я бросился вглубь рабочего процесса, не редко сталкиваясь с людьми. Одних сшибал с ног, другие толкали меня. Но я все равно прорывался, стараясь затеряться в толпе.
        В какой - то момент осознал, что загнал сам себя в ловушку, оказавшись на параллельных путях. Позади кричали разъяренные рабочие, мол, куда идиот полез и что мне здесь надо. А я всего лишь пролез под вагонеткой, размером с целый транспортник и чуть не попал под надвигающийся поезд.
        Шел он не так быстро, и я сумел вовремя отшатнуться. Меня обдало легким ветерком. Конечно, с нынешним моим зрением можно было легко попасть под колеса, но к счастью, слух еще не подводил. Не видя иного выхода, я ухватился за боковину вагона. Рвануло меня хорошо, пусть даже скорость была минимальна. Едва не сорвался, жилы в кистях остро заскрипели, угрожая порваться. Но пальцев я не расцепил. Впереди надвигался тоннель, узкий, рассчитанный лишь на ширину вагона, и это совсем не радовало. Влепиться в стену смерти подобно, и я зашевелился, пытаясь вскарабкаться.
        Перевалился через борт буквально за доли секунды до входа в тоннель. Спина болезненно встретилась с острым грунтом, что был загружен в открытый вагон.
        Сколько ехал так, даже предположить сложно. Успел даже поспать немного, укачало. Но остановка вышла довольно болезненной. Зазвучали механизмы, заполоняя механическим звуком все пространство. Кажется, я попал на автоматизированный приемник. Вскоре почувствовал, что соседний вагон уже поднимается вверх для разгрузки. Дрожащими руками зацепился за борт и перелез, рухнув на землю, как мешок с дерьмом. Ровно так себя и чувствовал.
        Оценив масштабы добывающего комбината, я несколько раз чуть не попал под пресс, жернова и трижды едва не выхватил от поворотных механизмов. Пока на меня с бранью не выскочил контролер.
        - Ты в своем уме, придурок?! Как ты вообще попал в перерабатывающий?!
        Я пытался объяснить, что меня похитили. Но мужчина и слушать не хотел, бросил, что ему семью кормить надо и выкинул прямо в транспортный тоннель. Шнырял по нему около двух часов, пока не выбился из сил, усевшись прямо на дороге.
        Но долго отдыхать не дали.
        - Кто такой? - Пнувший в ногу выглядел грозно. - Почему без респиратора? Здесь плотность примесей опасная. Технику безопасности не сдавал что ли?
        Попытался что - то ответить, но вышло промямлить. Вряд ли тот что - то разобрал.
        - Или ты из бродяг? Не, те не настолько тупы, чтобы дышать этим. Эм, а что у тебя с лицом?
        - Я рейдер, - выдавил из себя и скривился от отозвавшейся боли в потрескавшихся губах.
        - На корабле который прилетел с красивой такой бабой? - Ахнул мужчина и стал меня поднимать. - Да тебя весь сектор обыскался уже! Девка твоя на уши всех подняла. Давай, давай, подымайся, до связной дойдем, вызову кого надо. Держись братан, ну ты и встрял конечно. Расскажи, хоть как так угораздило?
        Я начал мямлить неразборчиво и вскоре бросил это дело.
        До его связной шли вечность целую. Мужчина оказался не так силен и вскоре сам выдохся, пришлось ковылять на ватных ногах, которые казалось, вот - вот переломятся.
        Когда добрались до помещения связи, я был просто счастлив. И даже не потому, что спасен, меня больше радовало то, что Алена жива здорова, и скоро мы увидимся!
        - Рейдер Ринни у меня, - произнес мужчина, активировав связь.
        - А, тот самый что ли?
        - Да, что на Ласточке прибыл.
        - Заберешь его по окончании смены. Ребятам отбой тогда.
        - Не, не, бос, его бы сейчас забрать, - поспешил уточниться мой спаситель. - На нем живого места нет. Похоже, повстанцы в плену держали.
        - Ох, ты ж Черная дыра! Решим! Но с него плата за хлопоты, так и передай.
        Короткий обмен по голосовой связи. И я выдохнул с облегчением после того, как сказали, что высылают группу с медиком.
        В ожидании помощи уснул прямо на диване, куда определил меня спаситель. Проснулся я от шума. В дверь ломились! Мой друг кричал, пытаясь удержать дверь. Все было в самом разгаре. А я так устал, что не сразу и проснулся. На мониторе была выведена картинка пришедших с камер наблюдения объекта. Это были мои преследователи! Я даже Муркина рассмотрел, тот пялился в камеру, не участвуя во взломе. Их было шестеро. Разъяренные и спешащие вломиться люди.
        Спаситель отступил и ринулся к связи.
        - Повстанцы тут! - Закричал. - Где вас черт носит?! Винтовки хоть взяли?!
        - Да кто ж знал, что они перехватят!
        - А я говорил, что эти крысы прослушивают нас! - Рявкнул запыхавшийся мужчина.
        Дверь выбили. Мужчина скрылся в смежной комнате, бросив меня на диване. Ворвавшиеся еще и не сразу меня заметили.
        - О! Лежит принцесса! - Воскликнул Муркин на вид спокойный, но с запекшейся кровью на волосах. - Ах ты тварь! Думал, сбежать от нас?!
        На меня набросились. Скинули с дивана, стали колотить куда ни попадя ногами. Под такую молотилку я еще не попадал. Пара ударов пришлась и в челюсть, пересчитали все ребра, досталось и конечностям.
        Звезды сыпались из глаз, вскоре я половины тела уже не ощущал. Удары превратились в толчки.
        - Хватит, дебилойды! - Прорвалось сквозь потасовку. - Кто теперь его потащит?!
        - Сам пойдет!
        - Да хрена с два! Берите под руки вдвоем. Бедилы, хреновы. Алкаши, чертовы. Жертвы аборта недоделанные! Пи'арасы с зашитыми очками!
        Я узнал бранящегося. Это был тот самый продавец, что завел меня в ловушку. Кажется, он был главный.
        Выволокли меня из помещения довольно бодро и потащили по тоннелю. Странно, но я был в трезвом уме и ясной памяти. Правда звездочки периодически мелькали бегущими поперек рядами, как «Парамаунт пикчерс».
        - Скорее, гопники, скорее. Корпоративные на хвосте!
        - Надо было того сученка по башке, чтобы не сдал нас.
        - Да он в подсобке закрылся, это еще на полчаса возни.
        Группу я тормозил хорошо. Муркин с главным нервничали, подгоняя. И вот пришел момент, когда один из шайки крикнул.
        - Там кто - то впереди! Бежит прямо сюда!
        - Аким со стрема?! - Раздался голос главного.
        - Не, этот слишком дрыщавый.
        Не прошло и минуты, я сумел разглядеть тоненькую фигуру. Это была Алена! И она бежала нам навстречу совершенно одна!
        - Назад! - Я и не предполагал, что у меня может прорезаться голос через сломанную челюсть.
        - На ловца и зверь бежит! - Рассмеялся Муркин. - Смотри, и ствола у нее нет. Совсем дурная девка.
        - Да эта бешеная сука прострелила Маку колено!
        - Хватай ее! Пока не сообразила что к чему.
        Двое бросились ей навстречу так резво, что шансов у той вообще не осталось. Тоннель прямой, юркнуть некуда. Она сама, похоже, мчалась по нему долго. А сейчас двигалась легкой трусцой. Лицо решительное, сумел разглядеть, проморгав пелену, но та вновь надвинулась на картинку. Кажется, кровь сочилась со лба и заливала мне глаза.
        Осознав опасность для девушки в полной мере, я попытался собраться. Во мне будто ожил зверь, задействовав остатки резервов, что держали меня в сознании последнее время. Но мои дерганья лишь еще больше обострили бдительность державших. Лишь в мыслях я рвал их зубами, впивался когтями и топтал ногами их мерзкие головы. Лишь в отчаянных кровавых фантазиях.
        Даже мой нечеловеческий рык был воспринят с иронией и насмешкой.
        Что произошло впереди, я сразу и не понял. Первый приблизившийся к Алене первым и упал, вскрикнув от боли. Второй ухватил ее и вдруг перелетел с хорошей амплитудой через тоненькую спину, выгнувшуюся дугой, и рухнул, как мешок с картошкой. Алена вскочила, как на пружинах и добила лежачего четким ударом пятки в район головы.
        - Это что за каратистка такая?! - Ахнул предводитель. В руках его оказалась арматурная палка. Державшие меня отпустили и пошли вместе с главным на девку. Муркин заметался в поисках подручных средств.
        Воспользовавшись отвлечением, я попытался ухватить его хотя бы за ногу, но невыносимая боль в районе грудной клетки заставило меня скрючиться в беспомощной позе на холодном бетоне.
        Мне оставалось только наблюдать за ситуацией. В груди продолжала расти неистовая тревога за девушку. С этого ракурса я мог видеть немногое. Если первых двоих она уделала, используя эффект неожиданности, то на этот раз такое не проходило. Мужчины окружили Алену, один успел получить по ноге и не спешил атаковать вновь. Другие пытались зайти со спины. Но моя подруга контролировала все. Вскоре им пришлось напасть, ибо позади уже спешили люди, присланные корпорацией!
        Девушка била наверняка, будто в ее теле жил киборг. Сама не нападала, действовала от обороны. Сил у нее было не много, поэтому она била по болевым точкам целенаправленно. Еще не успели подоспеть свои, а Алена уже обезвредила оставшихся и погналась за Муркиным. Тот драпанул так, будто за ним мчится сам Деворатор. Я бы посмеялся, да дышать вдруг стало тяжело. Девушка быстро оставила погоню, развернулась обратно. Почти одновременно с этим подоспели и ребята, присланные за мной.
        Чувство радости могло перебить только невероятное удивление. Алена, что казалась мне хрупкой и беззащитной, вдруг превратилась в нечто загадочное и довольно опасное. Я не мог понять своих чувств. Что - то вдруг стало не давать мне покоя.
        Кажется, я вспомнил, где раньше мог видеть подобную технику боя.
        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
        Кто бы мог подумать, что на промышленной планете с медициной беда. Особенно, если корпорация жадная. Охрана труда иной раз ни к черту. Медицинскую помощь мне оказали по мере возможностей, сетуя на забитый медпункт после недавней аварии. Кое - как склеили переломанные кости и развели руками, никакого стационара. Пришлось лежать на корабле.
        К счастью, у меня были нано - таблетки на крайний случай. Самый неприкосновенный, я бы сказал, неприкасаемый запас. Но деваться было некуда. Скоро отправляться на рейд, а я полная развалина. Нано - роботы быстрее соберут меня изнутри, нежели сам организм. Однако собирание моих костей не было единственной проблемой. Органы тоже пострадали. Жизненно важные повреждения устранили, а по всяким другим проблемам сказали разбираться самому.
        Алена пытливо смотрела на меня, присев рядом. Шестые сутки пошли, как я валялся в каюте, а она обходилась креслом пилота. От нее заботы было тепло и уютно. Никуда не хотелось лететь. Все, что было нужно, я уже имел. Или почти все. Так мне казалось до момента, пока боль не давала о себе знать.
        Она озадаченно посмотрела на уродливые пальцы, кое - где выступали отростки новых ногтей. Но в целом зрелище было ужасающее.
        - Ринни, ты мужик, - выдала с кривой улыбкой.
        - А ты сомневалась? - Ответил с иронией.
        - Да, - подколола девушка и гадко засмеялась.
        В такие моменты так хотелось ее затискать, как свою родную. Но между нами оставался барьер. Иногда чувствовал в ней позитив, выраженный в тонком черном юморе. Мне казалось, что так она показывает, что счастлива со мной. Но бывало, что она становилась чересчур серьезной и задумчивой. И это настораживало.
        - Твоя Алиса пробила по карте хороший медцентр неподалеку, - произнесла Алена, продолжая настаивать на нормальном лечении.
        Я усмехнулся, сразу же заболели ребра, и пришлось призаткнуться.
        - Ты понимаешь, что все медицинские объекты наверняка арендованы имперцами?
        - Пытаюсь втолковать назойливой. - В преддверие войны это нормальная практика. Они готовятся к потерям и наличию раненных, которых будут свозить сюда. В системе военное положение, и наше появление на любой станции будет тщательно расследовано. А вдруг мы саботажники или террористы? Поэтому придется болеть здесь.
        - Твердолобый, - фыркнула Алена и выскочила.
        В последние дни она страдала резкими перепадами настроения. То погладит с улыбкой по плечу, как жертву группового насилия, то нахмурится и выскочит.
        Не прошло и часа, она вернулась как шелковая, с едой из бара.
        - Не спрашивай, где я взяла кредиты, - брякнула между делом.
        - Ты могла спокойно свалить со всеми моими сбережениями, оставив меня здесь,
        - ответил, приподнимаясь на кровати.
        - Могла, - пожала плечами Алена. - Но не свалила.
        - А как ты сумела ускользнуть от них? - Решил расспросить, воспользовавшись ее разговорчивостью.
        Первые двое суток с моего возвращения она много молчала, ограничиваясь односложными фразами. Когда я пребывал в полудреме, замечал, как девушка сверлила меня укоризненным взглядом, не отходя от койки часами. Порой вообще смотрела сквозь меня, иной раз боялся открыть глаза, чтобы она не подумала, что притворяюсь. Зная ее боевые возможности, становилось не по себе от этого холодного чернеющего взора. Как оказалось, я ее совсем не знаю! Но она заботилась обо мне хорошо. Даже очень хорошо.
        - Легко. Я по глазам определяю, когда врут, - ответила и уселась на пол рядом.
        - Что ж, похвально, - съязвил в ответ.
        - Ты тоже иногда говоришь неправду. Вернее, умалчиваешь, - заявила.
        Алена выбрала для себя самое удобное время, чтобы вытянуть из меня информацию. Потому как я теперь для нее уязвим.
        - У самой рыльце в пушку, - ответил той же монетой, показывая зубы. - Руку себе отпилила, дерешься, как черный гвардеец первого круга. Странно себя ведешь.
        Осекся. Ведь сболтнул, не подумав. Алена посмотрела хмуро. Если знаю о гвардейцах первого круга, то тоже не прост.
        - Давай не будем ворошить прошлое, ладно? - Пошел на перемирие, принявшись за ужин. - Расскажи, как ты бармена уговорила помощь в поисках?
        Алена укоризненно мотнула головой и приподняла бровь.
        - Не так, как ты подумал, - выдала, продолжая воспринимать меня в штыки.
        - А мы еще и мысли читаем, - произнес с набитым ртом, пережевывая омлет.
        - Что их читать, у тебя в базе Алисы половина памяти - порнуха сплошная.
        Омлетом я подавился. Алена бросилась стучать по спине. Откашлявшись, я решил оправдаться: - Это Алиса.
        - Не Алиса, а ее протокол, который ты сам и ставил. Но не переживай, я все подчистила.
        - Чего?! У тебя есть доступ?! - Конечно, я больше возмущался по поводу удаленных материалов, как не стыдно это признавать.
        - Я пароль запомнила, а ты, похоже, забыл, как тупо чуть не сдох за бортом.
        - Алиса предлагала другой вариант, - огрызнулся.
        - Знаю, бортовой журнал я пролистала, - ответила уже спокойно и выдохнула. - Нельзя мне на тебя злиться. Прости, Ринни. Как себя чувствуешь?
        Сразу и полегчало. Будто Алена управляет моими нервами, как струнами. Иногда аккорды лупит, а порой медленно поглаживает, выдавая медлячек.
        - Хорошо, думаю, еще сутки и надо вылетать отсюда на дрейф, - начал бодро. - Попробуем в транспортном потоке полетать вокруг армады и оценить визуальную обстановку.
        В моей голове снова зароились мысли по поводу предстоящего рейда и кучи дорогущей плазмы. Да и в неведении находиться было не в моих правилах.
        Алена снова нахмурилась.
        - Ну что не так?! - Взвинтился я.
        - У тебя в сейфе целое состояние, тебе мало?
        - Все пересчитала? - Скривился.
        - До кредитика, - усмехнулась Алена и, сделав серьезный вид, добавила: - Я пролистала бортовой за три последних года. Столько неоправданных рисков. Будто ты этим и живешь. Или хочешь убиться намеренно.
        - Не этим, - выдохнул с досадой. Пока я тут валяюсь, она все мое нутро наизнанку выворачивает без моего ведома!
        - А чем?
        - Так полистай журнал, у Алисы спроси, вы же уже подруги, - съязвил.
        - Алиса не говорит, - произнесла с нотками осторожности. - Твой самый секретный протокол даже мне не по зубам. Я заинтригована.
        - А ты хочешь знать и это?
        - Да, - пожала плечами Алена.
        - Это не ответ, - решил помучить.
        - Ринни, я хочу знать, что ты там прячешь, - закатив глаза, произнесла Алена.
        И мне вдруг действительно хотелось поделиться с ней тем, чем я жил все это время. Ради чего нырял с головой в самые серьезные опасности и рисковал шкурой, пребывая на грани провала. И сейчас все - то стало бессмысленным, как и мечта, если она будет лишь для меня одного. Когда я подумал об этом, тут же спохватился. А что если Алена не примет ее, имея свои определенные цели, в которых нет места мне?
        Хотелось не просто показать ей самое заветное. А вложить в это частичку себя. Поделиться своим стремлением, рвением, жаждой и любовью к тому пока недосягаемому, но такому прекрасному.
        Какое-то время я молчал, обдумывая, стоит ли… и все же решился.
        - Алиса, покажи Дом, - прошептал я с волнением в голосе.
        - Да, Ринни, - раздался ответ, и в каюте погас свет.
        Стали загораться звезды, сперва отдельными участками, затем больше и больше, заполняя собой все пространство. Каюта превратилась в объемную звездную карту, которая вдруг понеслась в нужном мне направлении. И вскоре, миновав туманности и астероидные пояса, мы оказались у ног удивительно красивой планеты. Единственной в своем роде, просто идеальной, а еще родной, что перехватывает дыхание, когда вижу ее.
        В темноте было не увидеть реакции Алены, но я чувствовал ее дыхание и пульс. Ведь ее рука неожиданно взяла мою. Крепко - крепко, будто она испугалась, что мы действительно летим по просторам космоса со скоростью мысли без корабля и скафандров.
        - Это моя родина, - решил прокомментировать. - Планета под банальным именем Земля.
        - Какая красивая, - ахнула Алена. - Не думала, что они бывают такими красочными, яркими, в глазах рябит.
        - Такая только одна, - усмехнулся горделиво. - Даже империя не может диктовать ей свои условия. Вроде бы император сам так решил, создав особую резервацию. А поговаривают, что некие высшие силы охраняют ее от произвола империи. Жаль, так было не всегда.
        Добавленная фраза отозвалось болью под сердцем. Я перевел дух и скомандовал Алисе показать все.
        Воображаемая камера стала приближать нас к планете, вскоре мы уже различали континенты, океаны, реки, ландшафты. Пролетели над заснеженным горным хребтом, еловым лесом, вдоль реки, спускаясь все ниже и ниже. Через считанные мгновения можно было различить дороги, цветочные поляны и засеянные рожью поля. Камера неслась дальше, уже прямо над дорогой. К сожалению, это был лишь смоделированный ролик, а не запись, никаких людей здесь не было. Просто фантастически прекрасная природа, чистая, незапятнанная красота.
        По дороге через небольшой мостик мы пересекли речушку, двинулись по проселочной дороге, миновав опушку березовой посадки, пронеслись прямо над еще зелеными колосками пшеницы. И вот он мой родной двор. Все мои воспоминания с детства здесь. Все это слепила Алиса из тех обрывков, что были в моей голове. Что - то я отдавал ей с радостью, а что - то с болью. Мир сотканный из лоскутов моей памяти был сейчас для меня живее всего самого живого. Никогда не получалось видеть это равнодушно, чувства переполняли. Смешанные, разные…
        Алена могла лицезреть деревянный забор, калитку, одноэтажный дом из бревен и извести с немного покосившейся пристройкой. Камера облетела его с фасада, и там мы увидели цветочный сад, пестрящий правее дома. Конечно, мой дед сажал нескончаемое множество сортов, и они цвели в разное время. Но это был мой мирок, и все цвело именно тогда, когда мы сюда прилетели. У синего коридорчика, лавочка, на которой часто сидели мои бабушка и дедушка. Неподалеку у оградки сада клумба, где плотным ковром красовались Анютины глазки всех цветов радуги. Сбоку на кирпичах старая чугунная ванна, в которой скапливалась дождевая вода. Напротив - рукомойник, за ним куст белых Георгин. Правее старый корпус от автобуса, умело зацементированный и превращенный в небольшой сарайчик. Внутри бабуля устраивала сушку трав. Ощущение, будто чувствую запах, прямо сейчас вдыхаю его.
        Здесь не было ни пластика, ни тяжелых конструкций. Дерево, цемент, известь, немного железа и море сил, вложенных с любовью. Чистейший воздух, сладкие запахи, быть может зной, но это не важно. Пусть в этой модели не было звуков, но я будто их слышал. Щебетания птиц, кудахтанье кур, жужжание мух, порывы ветра, шелест листьев отдаленные голоса. Скрип половиц, говорящих о том, что здесь живут и здравствуют мои родные. Что они живы… пусть живы лишь в моем сердце, и я не забыл.
        Горечь подступила к самому горлу, когда я вновь увидел лавочку со столиком в саду. Куст Аспаргуса обрамлял это местечко полукругом, интересно, какой он сейчас огромный, насколько разросся, не вырубили ли его… Здесь когда - то мы любили проводить время всей семьей. Тогда еще не думали о плохом, строили планы на светлое будущее и грезили надеждами.
        - Хватит, - выдавил я, ибо больше не мог смотреть.
        И Алиса тут же прекратила трансляцию, вернув в каюту свет.
        Я не мог сейчас смотреть на Алену. Боялся, что она увидит мужскую слабость. Она молчала, не поднимаясь с места. Наши руки все еще были сцеплены, но уже не так сильно. Хватило бы легкого усилия, и мы бы расцепились. Но этого усилия не было.
        Я затаил дыхание, пытаясь уловить ее реакцию.
        - Воспоминание, - прокомментировала, наконец, девушка и убрала руку с моей.
        - Не совсем, это мой домой. Он есть, и я… я хочу туда, - поспешил дать ответ.
        - А что мешает?
        - Империя, - ответил с горечью. - Если сунусь туда, как есть. Меня найдут. А чтобы получить чистое гражданство, нужно очень - очень много…
        - Что значит чистое?
        - Это значит, что на Земле просто родится новый человек.
        - И это будешь ты?
        - Схема сложная, но работает идеально, - ответил деловито.
        Алена задумалась. А я встревожился.
        - Что не так? - Не вытерпел паузы.
        - Почему тебя разыскивает империя? Что ты такого натворил, что целый крейсер шел за тобой, а потом этот навороченный наемник? - Решила попытать меня Алена.
        - Прости, но сейчас я не готов тебе рассказать, - ответил. - Там нечем гордиться.
        - То есть, ты можешь рассказывать мне только хорошее? - Взвинтилась вдруг девушка и поднялась. - Это как лесть, надвинутая маска. Попросту обман. Если ты желаешь быть со мной честным, ты должен рассказать причину, по которой мы оба рискуем.
        - Оба?!
        - Оба, - бросила Алена и вышмыгнула из каюты, видимо, не желая объяснять.
        Радоваться мне или горевать, так и не определился. Алена намекнула на то, что не собирается бросать меня. А с другой стороны, реакция ее была довольно нервной. Она хочет знать все, а сама не рассказывает ничего. Только под хмелем раскололась, и то одни эмоции.
        Подумалось, что и здесь мы могли бы обосноваться на время. Продав корабль, перекупить какой - нибудь промышленный сектор и стричь кредиты. Хватило бы на жилье, пропитание, кое - что можно было бы откладывать. Единственный риск - это Девораторы. Если они все же одолеют имперские войска, то могут прилететь и сюда. Тогда все, конец наступит всем, даже крысам повстанческим в норах.
        На седьмые сутки я встал на ноги, и уже мог, кряхтя и охая бродить по рубке. Хотел было выяснить судьбу энергоблоков, а оказалось, что Алена уже все притащила и установила.
        - Ринни, не хотела травмировать твою и без того травмированную психику, - начала Алиса, когда я уселся в кресло пилота. Девушкой тут пропахло все, я чуть было не стал ревновать, когда на панельке заметил ее русый волосок.
        - Говори уже! - Я даже дыхание затаил.
        - У нас появился генератор поля, - пропела Алиса медленным тоном, будто я трехлетний ребенок.
        Стрессов в последнее время я выхватил достаточно, чтобы просто усмехнуться и узнать детали сего чуда. Алена, полная энтузиазма, наворотить мое корыто, откопала где - то на районе старенький генератор, приволокла на корабль, установила и усилила его плазмой все того же Эро. Или не того же?!
        Я потопал в генераторную, бормоча себе под нос, что козу драную я оставлю работать у бармена, раз они там уже спелись. В отсеке я с ужасом обнаружил, что и второй цилиндр Эро подключен к сложной схеме, которую слепила моя подруга. Что - то трогать и рвать не решился, но это не значило, что я с этим согласен!
        Алена показалась из шлюза. Кивнула с вопросом выражении лица, мол, как я. Или это было - что тебе здесь надо?
        - Я стал беднее вдвое, - насупился.
        Девушка укоризненно замотала головой и заволокла в коридор нечто!
        - Эй! Эта хреновина на моем корабле не нужна!
        - Это не хреновина, а накопитель с репитером, плюс коробка с усилителем, - проговорила быстро и бросила это в коридоре. Затем вышла наружу, надвинув респиратор.
        Двинулся было следом.
        - Без респиратора ни ногой! - Раздался наглый почему - то голос Алисы, и трап стал подниматься.
        - Что это за херня такая?! - Взялся я за голову. - Кто на корабле хозяин?! Я или…
        - Вы оба. Она же твоя жена, - выпалила Алиса. - Забыл? Совсем память отшибло.
        - Это с чего вдруг?
        - Регистрация на Эдде прошла через медцентр, как супруги. Посему поздравляю молодоженов! Куда отправитель в свадебное путешествие?
        - Хватит шутки шутить, что это?
        - Судя по анализу деталей, ионная пушка, командир, - ответила Алиса.
        - Выпусти меня, - прошипел, уткнувшись лбом в шлюзовую.
        - Респиратор, - напомнила Алиса.
        Пришлось возвращаться за защитой дыхательных путей. Снаружи Алена была не одна. Корпус моего корабля резал сварщик! Искры, мне были сейчас как капли крови. Я чуть не взвыл, но через два фильтра это слышалось бы смешно и не так эффектно.
        - Какого хрена ты устроила?! - Возмутился, взяв за предплечье девушку и дернув на себя.
        Алена невозмутимо посмотрела и брякнула:
        - Ринни, этот грунтовый резак достался вообще на халяву. Не надо нервничать, у тебя постельный режим.
        - Издеваешься? Зачем обшивку резать? Ты уверена в сварщике?
        - Уверена, дядечка - лучший мастер в секторе.
        - Алена, я в шоке от твоих затей! - Возмутился сильнее.
        - Ты знаешь свой корабль? - Взвинтилась в ответ девушка. - Мне кажется нет. Это модель разведчика, если ты не в курсе. Когда - то в носу у него стояла мощная навигационная система. Но, видимо, при списании с флота ее сняли. Теперь там пустота. Почему бы не использовать ее с умом?
        - С твоим умом?
        - Да, с моим умом, - кивнула Алена, закатив глаза. - На рейд собрался, Ринни? Так готовь корабль по - человечески. Что тебя не устраивает? Защитное поле не нужно или ионная пушка? Любишь, когда тебя трахают? А я нет, и смотреть не люблю, как мужик мужика. Или работаем по моим условиям, или я остаюсь тут. Бармен уже оценил мои навыки и бесплатно кормит теперь, умоляет на коленях остаться с хорошей ставкой. Понял?!
        На редкость многословная Алена произвела на меня неизгладимое впечатление. Но я удержался от ухода с поджатым хвостом.
        - Это мой корабль, и я решаю, что на него ставить, - произнес спокойно, но с давлением. - Поняла?
        - Хорошо, - фыркнула Алена. - Эй, Барри, бросай все, заваривай назад!
        Развернулся ко входу. Вроде бы и победу пора праздновать, я ведь зубы ей показал. Но что - то продолжало коробить. Вступив на трап, понял, что не могу так просто вернуться на борт и ждать, пока явится эта стерва. Сверху будто давило. И не потому, что устал от замкнутого пространства. Я вспомнил, что перед тем, как меня в том тоннеле уложили на кушетку для транспортировки, она лишь пульс мой потрогала. Профессионально так, четко и хладнокровно. Даже на Эдде было теплее, когда вернулся с ее поисков. Тогда она обняла. Пусть кратко и лаконично. Но намного искреннее и чище, чем когда я полумертвый лежал. Будто стал для нее пустым местом.
        - А знаешь, - обернулся вновь. Сварщик уже не шумел, можно было и не громко. - Этот корабль мне не просто какое - то там корыто. Это… это мой дом, это все, что у меня есть. Поняла? И не надо на меня так смотреть. Ты уже в моем личном пространстве хозяйничаешь, как в своем. Легко на имеющемся кроить и резать, а я годами все это собирал. Годами! Да, я знаю, что нужна защита, не помешало бы и бортовое орудие. Но разве сложно просто спросить?! Со мной обсудить? Узнать, согласен ли я? Или я для тебя никто?! Да, Алена. Вот и назрел вопрос…
        Перевел дух. Выдал уже спокойнее:
        - А действительно, кто я для тебя?
        Замолчал, ожидая ответа. Но девушка продолжала смотреть. Хмуро, с нечитаемым взглядом. Благо, что в респираторе, рта не видно. Оскала бы я не пережил. Каждая секунда ее молчания добавляла каплю за каплей моему разочарованию. Не в ней. В себе.
        Двинулся в бар, махнув рукой. Хромой, но быстрой походкой. Хотелось двигаться, кричать, пострелять в конце - то концов! Ну… или выпить.
        На входе в бар я расслышал, как сварщик продолжил варить. Что именно он делал, я мог только догадываться. И не знаю, хотелось ли мне, чтобы Алена продолжила свое дело, или же послушалась меня, вернув все, как было.
        - Ринни, пес побитый! - Раздался радостный голос бармена. - Ай да сюда, гость дорогой! Выпивка за счет заведения.
        Ну вот, сам черт велел. Уселся за стойку бара, не обращая внимание на посетителей. В баре было человек десять. И, похоже, меня встретили с добродушными улыбками. И все благодаря ей. Козе шустрой. Интересно, что же она им тут починила?!
        - Держи, - бармен вытащил из - за стойки мой пояс с кобурой и утерянным пистолетом. - Накрыли банду, власти сказали, тебе вернуть в качестве благодарности за содействие в поимке.
        - Спасибо, - усмехнулся криво и вернул оружие на законное место.
        - Жена у тебя - золото, - запел здоровяк, наливая двойной виски. - Холодильник мне починила, вентиляцию в жилом комплексе наладила, семьи рабочих задышали полной грудью…
        Бармен продолжал восхвалять ее, а я хлебал и думал о своем. Везде шустрая поспела, всем угодила. Всем… кроме меня. Поймал себя на ревности и усмехнулся горько. Опрокинул стакан, звучно стукнул по барной стойке, мол, заткнись уже. А бармен просто улыбнулся, налил еще и продолжил.
        Хмель ударил в голову, как надо. Но легче не стало. Тоски прибавилось. Болтовня бармена - просто фон. Лучше бы музыку включил…
        Я вдруг понял, что дело даже не в корабле, и не в том, что ее лапы уже в моем сейфе с многолетними сбережениями. Дело в другом. Я поделился с ней самым важным. Своей мечтой! Тем, чем жил и грезил все эти годы. А она… она приняла, как факт и продолжила заниматься какими - то своими усовершенствованиями! То, что для меня очень - очень важно, то, что являлось делом моей жизни, для нее пустота. И от этого особенно больно.
        Дурак. А чего я хотел от нее? Она ведь не просила. Никогда ничего не просила. Даже тогда, у трапа, будучи жалкой и никчемной. Она не просила. Я все ей дал сам. От начала и до конца. Потому что я так хотел. Хотел для себя. Хотел чувствовать благодарность, возможно искупление за все прежние злодеяния. Тешил себя и свою гордость. Я - эгоист.
        Сложно понять самого себя. Чего от нее - то хочу?!
        - Повтори, - бросил, заливая горькие остатки в горло.
        Ринни, ты тряпка. И об тебя вытерли ноги. Ощущение сейчас именно такое.
        Она всегда молчала, принимая все, как должное. А я давал, давал и давал, распыляя с такой легкостью все, что пятнадцать лет соскребал по крохам.
        - Дружище, тебя чего - то развезло, - насторожился бармен, придерживая мой стакан. - Присядь - ка за стол, я позову официантку.
        Переместился за стол. Заштормило не на шутку по дороге до стула, но я удержался. Сам вижу, что перебрал, но уходить не хотелось из бара. Хотелось еще выпить.
        За столом в одиночестве побыть не дали. Подсел какой - то рабочий, стал спрашивать, как там в галактике дела.
        - У вас тут в системе имперских крейсеров полсотни, а ты ни в ухо, ни в рыло, - рассмеялся я, решив покошмарить народ.
        - Да брешешь! - Ахнул работяга.
        Подсели еще трое с соседнего стола. Всем вдруг стало интересно.
        - Брешешь, - усмехнулся я, наслаждаясь сосредоточенным вниманием. - С чего бы инфосети вашей не работать? Не задумывались? Глушат всю систему имперские флагманы. А где флагманы, там и флот. Так вот ребятки, я вам скажу. Битва намечается в соседней системе. И если имперцы проиграют, Девораторы придут и сюда. Так что запасайтесь оружием, хотя оно вам вряд ли поможет. Слышал я, что пехота пришельцев настолько сильна, что без робототехники наши войска будут простым мясом. А уж о рабочем классе я вообще молчу, вы им будете едой на блюдечке.
        Не заметил, как появилась Алена.
        - С мужем побуду, - брякнула, и все рассосались в туман. Или у меня уже все в тумане?!
        Надо отдать должное девице. Уважение она тут быстро заработала.
        - Алкоголь на восстановление плохо влияет, - брякнула, взывая к моему рассудку.
        - Тебе - то что? - Промямлил и отхлебнул еще.
        - Ринни, чего ты от меня хочешь? - Раздалось после непродолжительной паузы.
        Посмотрел в ее глаза. Такие строгие, жгучие, красивые. 8 них чертова Вселенная, которая поглощает с головой, стоит только засмотреться. Этот светлый ангел пришел ко мне на корабль и уничтожил всю мою прежнюю жизнь. А теперь я потерял смысл двигаться дальше. Стремление к цели нулевое. Его просто не стало в одночасье. И не пойму, то ли я сам виноват, то ли эта сука, отравившая мою жизнь околдовала меня по полной программе?!
        - Почему? - Бросил, голова уже не держалась на шее. Забавно, мы задаем друг другу вроде бы разные вопросы вместо того, чтобы дать один ответ.
        Алена подсела ближе. Я повернул к ней голову. Носик ее едва не касался моего. Она накрыла своей теплой ручкой мою. Левой, живой, настоящей. Не той, которую я ей сделал. За которую заплатил двести тысяч с лихвой… неблагодарной суке.
        - Ты видишь вещи иначе, чем я, Ринни, - раздалось признание девушки.
        Услышав ее голос, я уже не мог ненавидеть.
        - Быть может, я не уловила твоих эмоций, - продолжала она. - Ты просто показал, и я не знала, как мне реагировать. Да, красиво, да, особенно. Но это всего лишь ролик. Я не чувствую так, как желал бы ты. Не думай, что это просто. С легкой команды Алисы заставить меня полюбить чужое.
        Замолчала, выдохнула тяжело. Допила мой виски.
        Чужое. Как больно звучит из ее уст это слово. Настолько, что даже измененное восприятие не может заглушить всех чувств негодования и обиды. Мы задаем друг другу неверные вопросы, но подсознательно получаем нужные ответы. Как же все сложно. Как же хочется верить, что она понимает, как мне хреново.
        - И что мне делать? - Произнес и понял, что вышло нелепо.
        - Да просто забей, Ринни, - бросила она, поднялась и потащила меня за собой.
        Просто забей… Просто. Забей. Такое ощущение, что пытаясь воззвать к ее чувствам, я делаю только хуже. Она все дальше и дальше, холоднее и холоднее.
        Она довела меня до каюты, где я благополучно вырубился.

***
        Проснулся с острым чувством вины и некой тоски. Вышел в коридор.
        - Как самочувствие? - Раздалось из реакторной, как ни в чем не бывало. Мне уже было плевать, что она там ковыряет.
        На вопрос не ответил. Это было тяжело, но я справился. Она спросила, а я промолчал и двинулся в рубку. Алена не стала настаивать, переспрашивая. Ну и хорошо, путь побудет и в моей шкуре.
        В рубке завозился с расчетами рейда и проверкой ресурсов. Пришла голубушка минут через сорок.
        - Ринни? - Окликнула с прохода.
        Я поднялся и небрежным жестом намекнул, чтобы валила в каюту. Рубка - место командира, а не пассажирки.
        Пару секунд она сверлила меня глазами. А затем пожала плечами и вышла. Легче мне от этого не стало.
        Мы перестали разговаривать. И обида только росла во мне. На трезвую голову я сотни раз прогнал ее ответы и придумал новые аргументы, которые сам же и опровергал. Сложнейшие интерпретации и завороченные умозаключения, казалось все сложное давало надежду на то, что она все же чувствует ко мне что - то. Столько версий в голове я перебрал. Но самая простая и перечеркивающая все на свете - она просто не испытывает ко мне ничего, что позволило бы нам стать ближе.
        Еще трое суток мы пребывали то на корабле, то в баре, стараясь не пересекаться. И вот наступил волнительный момент.
        - Ринни! Инфосети заработали! - оповестила Алиса.
        - Неужели началось! - Подскочил я в кресле. - Готовь корабль ко взлету! Где Алена?!
        - В баре.
        В баре. Ну и отлично, подумал я. Оттуда будет слышно, как разогреваются двигатели. Она поймет, что собираюсь свалить. И будет решать без меня, лететь или оставаться здесь, где заработала неплохой авторитет.
        Все это время мне не хотелось делать первый шаг. И я боялся, что она своего так и не сделает. А теперь ей придется. Но нужно ли мне это? Заставил себя вспомнить те моменты, когда искренне хотел избавиться от нее и жить своей одинокой самодостаточной жизнью. И почему же мне не по себе…
        Вот и настал момент истины. Я думал, что внутри у меня перегорело, как - то стало легче от осознания свободы от нее. Было ли это иллюзией, самообманом? Об этом узнаю, когда буду на корабле один в открытом космосе.
        Я ждал минуту, вторую… третью… Ей хоть бы что.
        - Поднимай трап, - скомандовал я Алисе. - Больше не будем ждать.
        - Да, командир, - ответил бортовой с нотками тоски.
        Индикатор герметизации ярко зеленым светом обозначил мне, что мосты сожжены.
        - Разрешение получено, командир, можно стартовать, - произнесла Алиса.
        - Она даже не вышла, - произнес вслух.
        - Не веди себя, как девочка, Ринни, - выпалила Алиса. - Ты мужчина, им и будь. Сходи и пригласи ее на борт. А не дуйся, как ребенок.
        Меня будто кипятком ошпарило от ее слов. Я взялся за голову. Мне сорок лет, я ей в отцы гожусь, а веду себя, как пацан. Поднялся и последовал в бар, отгоняя тревожные мысли, что не найду ее там!
        Она сидела за стойкой бара, спиной ко мне и попивала виски. Бармен посмотрел на меня. Вижу, что и она приподняла голову, заметив реакцию мужчины, но обернуться, видимо, не захотела. И тут я понял, что вся моя обида ничтожно мала по сравнению с ее.
        Что же я наделал?! Единственный близкий для нее человек отвернулся. И неважно насколько близкий! Намного ближе, чем все эти… Да как можно просто вести себя так гнусно в таких условиях - это… это, как припереть ее к стенке! О, Черная дыра! Какой же я глупец.
        Я пристроился рядом, усевшись на соседний табурет. Сердце затаилось, я будто бы прозрел и видел, насколько отдалил ее своими опрометчивыми, детскими поступками.
        - Инфосети заработали, - буркнул. - А это значит, что армада ушла в Дароэр.
        Алена посмотрела на меня. Вижу, что бармен отошел подальше, мол, семейные разборки его не касаются. Значит, девушка все же вынесла сор из избы, излила душу старому извращенцу. Ну славно.
        - Остыл? - Произнесла девушка с таким безразличием, что вдруг пожалел, что пришел.
        Но так просто я уйти теперь не мог!
        - Бармен, музыка есть?
        - А как жа! - Хлопнул в ладоши здоровяк.
        - Так врубай под медленный танец, - произнес надменно, как истинный аристократ и добавил уже галантно, вытянув руку в приглашении. - Миледи, не желаете ли подарить рыцарю прощальный танец?
        Судя по реакции, Алена чуть не выпала в осадок. Но быстро перестроилась, сменив сдернутые брови одной, с уверенным взглядом красивейшего во всей галактике ангела. Именно такой взгляд и влюбил меня в себя.
        Она коснулась моей руки легким касанием, принимая даже не приглашение, а будто бы вызов.
        Музыка уже началась. Не важно какая, не столь важно, что тихая. Я уже был весь во взгляде голубых глаз, что неотрывно смотрели в мои, пока оба отходили от стойки. Решив, что хватит выбирать площадку, я легким движением корпуса оказался к ней ближе. Второй рукой обнял талию и стал вести в танце. Девушка не сопротивлялась, просто продолжала смотреть на меня снизу - вверх. В ее тоненьком теле не было напряжения, отторжения и нежелания. Она кружилась вместе со мной в том ритме, что задавала даже не музыка. А я.
        Люди вокруг, да и весь мир для меня более не существовал. Только она, ее взгляд, осиная горячая талия, которую я с каждым подступом обнимал крепче и обхватывал все больше, приближая наши тела.
        Как не хотелось отпускать ее, как не хотелось прекращать этот танец. Наши лица становились все ближе. Я чувствовал запах ее расплетенных русых волос, пульс, отдающий в нежной шее, дыхание, прорывающееся меж губ… Я не заметил, как мы уже просто обнимали друг друга в четыре руки, прижимались крепко - крепко. Она уткнулась носом в мою грудь, а я едва не целовал ее макушку.
        Мне стало грустно. Движения уже были не важны. Музыка истончилась. В зале зааплодировали, возвращая нас в реальность.
        - Браво! - Ворвался в наше пространство голос бармена. - Теперь бери ее на руки и тащи в опочивальню.
        - Идиоты, - прошептал я, посмотрев на отпрявшую Алену и виновато улыбнувшись.
        Алена тоже улыбнулась. Впервые так открыто, как ясное солнышко планеты моей родной.
        - Не хочу тебя здесь оставлять, - прошептал, не опуская ее из объятий.
        - Здесь? - Укорила Алена, игриво сузив глазки.
        - Нигде не хочу, - признался я.
        - Тогда полетели, командир, сэр Ринни, - прошептала Алена, выдав решительность на лице. И потеплевшее сердце стало раскаляться в груди.
        Как же захотелось рассказать ей, кем был в прошлой жизни! О своих заслугах и звании, о том, что видел и где был. Но с этим пришлось бы поведать не только о хорошем. С этим пришлось бы вывалить всю ту черноту и мерзость, от которой я бежал. Ведь она хотела бы знать не только хорошее. Я понял это, и теперь придется считаться с ее желанием.
        Мы отбыли с планеты, ни с кем не прощаясь. Плохая примета перед рейдом.
        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
        Остатки имперских кораблей устремлялись догонять армаду. Я не мог этого видеть, но чувствовал нутром, в соседней системе началась невероятных масштабов битва. И кое - какие хитрые стервятники уже потирали лапки, запустив таймеры расчетов. А некоторые рисковые парни уже бросились в направлении атаки за самыми лакомыми кусочками.
        Бросились? Это чересчур сильно сказано. До Дароэра пилить шесть суток на всех порах! Раньше я бы плелся все двадцать, и это считалось нормой. Кушал бы мелкими порциями паек и старался как можно меньше шевелиться, дабы минимизировать расход кислорода.
        Если же прыгать, раз уж в последнее время баловался этим часто, то вероятность попадание в нужное место стремится к нулю. Полноценной технологии сворачивания пространства у меня, к сожалению, нет.
        - В гипер - прыжках разбираешься? - Обратился к Алене, сидящей сбоку от кресла пилота.
        Надежд я особых не питал, что она пойдет, да соберет все, как надо. Но чисто гипотетически…
        - Если найдешь теоретические материалы, разберусь, - ответила девушка. - Но подозреваю, что оборудование для этого стоит очень дорого, а дешевое на борт просто не поместится.
        - Ты такая умница, - одобрительно похлопал по нежной ручке. Романтический танец в баре никак не повлиял на наше физическое сближение. Иными словами - ни секса, ни поцелуев. Мы просто взошли на борт и отчалили, как ни в чем не бывало.
        Алена приподнялась, положив локти на подлокотник. Посмотрела на меня как - то особенно ласково. Кажется, я сделал поспешные выводы.
        - Можно шлем? - Озвучила просьбу, от чего я в кресле заерзал.
        Шлем я использовал в самых экстремальных ситуациях. Часто - вредно для психики. Я и в мыслях не мог допустить, что когда - нибудь дам его кому - то. Ибо это прямая и самая близкая связь с кораблем! Нано - связь, с которой можно едва ли не слиться воедино с Алисой. Заглянуть в любой, самый потаенный уголок и узнать все проблемы корабля! Да его можно по молекулам разобрать и выяснить все, что нужно лишь подумав об этом! Со шлемом даже бортовой журнал читается иначе, в десятки раз быстрее, если не в сотни. Все записи камер и тому подобного… Я ведь не святой, порой и что - то личное на корабле происходило. Очень личное, чего бы я не хотел ей показывать.
        - Я не могу, - ответил виновато. - Прости, это… в общем, там много личного. И я еще не готов.
        Алена закатила глаза и надула щеки.
        - Да не полезу я ни в какие базы данных, просто гляну на звездные карты глазами Алисы. Ну, пожалуйста, Ринни.
        Борьба взглядов окончилась не в мою пользу.
        - Ну хорошо, - сдался быстро, ей было невозможно отказать. - Алиса, дай ей доступ.
        - Да, командир.
        Но как только она согнала меня с кресла и спешно набросила шлем, я пожалел, что поддался на уговоры милой мордахи. О том, какие запросы она делала, узнаю лишь после. Сейчас у меня было ощущение, будто я стал для нее невероятно уязвимым. Чувство поганейшее, особенно, если твое черное нутро рассматривает дорогой тебе человек… Затаив дыхание, я просто смотрел на ее непокрытую шею и губы и ждал малейшей реакции.
        - Ого! - Воскликнула Алена буквально через три секунды.
        Распахнула ротик в удивлении, и вокруг стали возникать куски виртуальных звездных карт. Так быстро, что я не мог уловить. Видимо, она намеренно демонстрировала мне то, что ее интересовало.
        Удивлению моему не было конца. Никогда не видел со стороны, как это происходит. А рубка тем временем играла виртуальными дисплеями, которые словно метаморфозы быстро, но плавно нарастали друг на друга, сменяя, увеличивались и уменьшались, вспыхивали и растворялись. Вскоре я просто потерял фокус, без шлема было невозможно уловить ход взаимодействия.
        Процесс замедлился. Кажется, Алена нашла, что искала, выведя объемный кусок звездной карты.
        - Это мой родной мир, - произнесла шепотом.
        И я увидел зеленоватую планету с вихрями белых облаков. Вполне себе кислородную и на вид не враждебную: не сейсмически активную и не с бушующими ураганами, судя по внешнему виду атмосферы.
        - Жаль, только запись. Нельзя приблизить, - Прокомментировала Алена. - Почему эта система на карте не под маркером империи? Сиреневый окрас, Ринни, что это значит?
        Она была вроде бы и с Алисой, но обращалась ко мне, словно видела рядом. Тревога в ее голосе передалась и мне.
        - Система на границе, - ответил с сожалением. - Если сиреневый, значит там Девораторы хозяйничают.
        - Жаль, - бросила Алена и скинула шлем со словами: - Больше не могу.
        Кажется, девушка не сильно расстроилась, узнав новость о доме.
        - Ты как? - Поинтересовался, когда уступила кресло и вернула шлем.
        - Нормально. Пойду в каюту, - ответила сухо и вышла, на меня даже не взглянув, будто неожиданно стала стесняться!
        Пока был в рубке, места себе не находил. Время отдыха еще не настало, и вряд ли она завалилась спать. Не вытерпев и часа, я пошел к ней, убедившись, что на маршруте ближайшие сутки нам ничего не угрожает. Ибо несемся на такой скорости, что хрен какой стервятник догонит. А если и покажется на радаре подозрительный объект, Алиса тут же оповестит, ну или просто завизжит над ухом.
        Я постучался в каюту.
        - Открыто, - бросила Алена через тонкую дверь.
        Вошел. Она сидела в самом углу койки и выглядела очень задумчивой. На меня даже не взглянула. Подгребла коленки к подбородку, усевшись на койку в обуви.
        Кряхтя, пристроился на прорезиненном полу рядом. Она так делает в рубке, а я у нее в каюте.
        - Ты не расстраивайся, отобьют твою планету, не сомневайся, - решил утешить.
        - Да мне плевать, дом там, где есть любимые тебе люди, - выдала, стиснув зубы.
        - А там нет? - Спросил аккуратно, чувствуя ее злость.
        - У нас была яхта, - начала Алена, вздохнув. - И мы много путешествовали по столичным системам. Моим родителям повезло, из колониального мира они вышли не рабами, в отличие от их непутевой дочери.
        Девушка замолчала. Я не знал, что и сказать. Пробило Аленку на откровенное, но стоит ли подгонять? Интересно знать о ее прошлом, но если только она сама этого хочет. И если не попросит откровений взамен.
        - Ты хотел знать, почему я молчала, - продолжила Алена, впившись глазами в переборку. - Я должна была знать, что не мой голос движет тобой. Даже в мелочах.
        - Не понимаю, - признался.
        - У моей матери был редкий дар. Голос, не оставляющий равнодушным ни одно живое существо. Она пела, а отец сочинял для нее музыку и стихи, играл на инструментах. Они выступали вместе, влюбляя в себя всех вокруг. Сперва родители гастролировали по отсталым мирам, затем стали покорять современные нравы развращенной империи. Пусть репертуар их был не велик, но они завораживали магией голоса и гармонией музыки. Вдохновленные друг другом они раз за разом теряли головы в нескончаемых овациях и восторженной любви. Лучший дуэт империи не мог быть не замечен династией.
        Алена остановила рассказ, проглотила ком и продолжила уже низким тоном:
        - Сам принц пригласил их в столицу. Там они и остались. Сперва он решил взять их себе, как певчих птиц держать в клетке. Затем счел опасными и… Мне тогда было восемь лет.
        Девушка спрятала лицо. Я подскочил и обнял ее за дергающиеся плечики, пристроившись сбоку. Но плакать она долго не собиралась. Вытерла сопельки и посмотрела на меня мокрыми глазищами. Сейчас она виделась мне особенно прекрасной.
        - Как хорошо, что ты привык к этому проклятому голосу, - прошептала, всхлипывая.
        - Я унаследовала его от матери. Он принес нашей семье богатства и славу, которая обернулась бедами и несчастьем.
        - Аленка, я всегда готов тебя поддержать, но не совсем понимаю, - признался.
        - Не понимаешь, но чувствуешь, - произнесла виновато. - У тебя сильная воля, ты не поддался, как некоторые. Кто - то любил, кто - то ненавидел. Но всегда неадекватные реакции. Я не умела управлять своим даром и накликала беду.
        - Либо лыжи не едут, либо я в открытом космосе, - выдал, недоумевая.
        - Ринни, пока тебя держали в плену, я собрала поисковую команду.
        - Ну и что?
        - Так. Ладно, - сделалась важной Алена и выдала еще: - Пока ты отсутствовал, я пожертвовала десять тысяч твоих кредитов семье, оставшейся без кормильца. Я про ту, о которой обмолвился бармен. Что ты по этому поводу думаешь?
        - Хм, - опешил я. - Ну, правильно. Ты ж добрая душа.
        - Вот! - Воскликнула Алена, подпрыгнув. - Да ты бы меня придушил, скажи я это шепотом!
        - То есть, хочешь сказать, что сам по себе я жлоб, и это твой голос на меня воздействует? - Съехидствовал.
        Кивнула коза и тут же изобразила виноватый вид.
        Конечно, я подозревал, что ее голос имеет некие гипнотические свойства. Возможно, вызывает даже зависимость, ибо хочется слышать еще и еще. Даже Алиса поддалась на ее уговоры, дав доступ к реактору. Следовательно - все должно быть намного серьезнее, чем думает сама девушка. Не только люди подвержены воздействию. Быть может, в голосе заложен некий нано - код. Но раз она с отсталой планеты, это маловероятно. Быть может магия?! Тьфу, не верю в эти сказки.
        - Что-то слабо верится, если честно, - решил подначить.
        Атмосфера гнетущая меня совсем не устраивала.
        - Да ну ты брось, - закатила глаза Алена. - Столько фактов налицо. Ринни, хватит тупить!
        - Проверим на практике? - Улыбнулся хитро.
        - Пфф, - фыркнула девушка, но кивнула, мол, давай.
        - Попробуй сказать: «нет» или «я не хочу», - с этими словами я потянулся ее целовать.
        Первые мгновения я думал, что это кончится лишь шуткой. Она вскрикнет или съездит по моей наглой физиономии, и на этом наше свидание закончится. Но она подалась в ответ. Не просто подалась, а обвила мою шею руками и врезалась в мои губы своими. Такой грубости я никак не мог от нее ожидать и рефлекторно зажал рот. Ее вторгшийся между моих губ язык встретился с зубами. И тут же исчез. Девушка отпряла, уводя неловкий и, похоже, разочарованный взгляд.
        - Прости, я… - начала шепотом.
        - Я сам сморозил глупость, - перебил и искусственно усмехнулся.
        - Вышло не ловко, я не так поняла тебя, - продолжила оправдываться.
        - Прости, - теперь извинялся я. А у самого на губах вкус ее мягких податливых губ еще не сошел. И ощущение настойчивого языка… и цепких лапок на шее… и, кажется, грудью я чувствовал ее упругую женскую грудь. Мяска - то у Аленки прибавилось!
        Девушка посмотрела исподлобья и тут же увела взгляд. Даже в таком свете я заметил, как раскраснелись ее щеки.
        - Бармен вискарика нам в дорогу завернул, может, выпьем? - Предложил. - За первый неудачный поцелуй. М? Повод хороший.
        Девушка хихикнула и кивнула, не поднимая глаз. Я выскочил за виски, с нарастающим волнением где - то внизу живота. Кажется, у меня сегодня будет интересный вечер!
        В грузовом отсеке я возился около минуты, раскапывая полторашку. Но этого хватило, чтобы Алена свалила из каюты! По шуму воды недолго было догадаться, что девушка в душе. Скрипя зубами, я прикусил язык, дабы не влепить пару «ласковых». Негодование нахлынуло нешуточное. Мы же с ней договаривались, душ только в самом крайнем случае, и то, уже после рейда!
        Я деликатно постучался.
        - Алена? Что - то случилось?
        - Ринни, я быстро, - раздался беспокойный ответ. - Подожди в каюте, пожалуйста.
        - Ладно, - ответил и вошел в каюту.
        Даже сквозь шум воды и через две переборки я расслышал, как заработала моя нано - бритва! Сердце забилось чаще. А девочка - то не простая, раз наводит порядок… хм. Она хочет меня, а я тут мнусь. С этими рейдами растерял всю сноровку! Сколько можно строить из себя целку?! Женщина знает, что ей нужно, и даже не скрывает этого.
        Меня будто током шибануло от новой мысли. Хочет не хочет… стоит ли показывать, что она мне нужна только по этой, несколько природной причине? А вдруг она думает, что мои капризы связанны с мужскими потребностями?! Что если она решила со мной расплатиться тем, чего я якобы от нее желаю?! Ведь это не так. Я хочу большего, чем просто секс. Я отношений хочу! А вдруг ей не понравится?! О, Черная дыра! Я ведь не мылся уже неделю! И как теперь быть? Ломануться в душевую после нее? А вдруг у нее иная причина. Может не секс. А она подумает…
        Ринни, тебя штормит!
        И все же! Мало ли?! Я бросился в грузовой отсек. Растерзал паек, достав бутыль воды. Расстегнул комбез и стал подмываться!
        - Ринни, мне больно на тебя смотреть! - Раздался голос Алисы с сарказмом. Камеру в грузовой я вернул назад, о чем сейчас жалею!
        - Ты лучше за ней смотри!
        - А что за ней смотреть? - Усмехнулась Алиса. - Разве что по анализу биополей и отходам в сточной воде, могу сказать…
        - Избавь! - Рявкнул.
        - Поняла, поняла. Просто хотела подсказать. В рубке есть аптечка, там гель с антисептиком и запахом лаванды. Ринни, вынуждена тебя огорчить. Без мыла все, что ты делаешь - полнейший онанизм.
        Я поскакал в рубку в полураздетом виде. Пусть снаружи комбез был водостойким, но с внутренней стороны подкладка уже порядком подмокла.
        Стоило взяться за салфетки, тут же осенило, что надо бы и зубы почистить! К счастью, в бардачке была сухая нано - щетка, которой я пользовался довольно редко. Алиса ржала над тем, как я лихорадочно вычищал зубки до блеска. Скалился в виртуальное зеркало, дышал себе на руку и нюхал.
        - Ринни, с виски поцелуи на один вкус, - продолжала издеваться бортовая коза.
        - Отвали! А то вырублю на самом интересном!
        - Все, молчу, молчу!
        Завершив гигиенические процедуры, вернулся в каюту. Вода все еще шумела, но уже без звуков бритвы. Что она там брила, я мог только догадываться с предвкушением. У самого заросли, плюс мокро между ног, будто описался. Пришлось расстегнуть ширинку, чтобы хоть немного выветрилась влага, пока ее ожидаю.
        Алена вернулась в светлом, махровом халатике до колен, который запахнутым придерживала лишь рукой. Где она его откапала, понятия не имел. От нее сразу повеяло свежестью и… сексом. Но она даже не посмотрела на меня. Взгляд в сторону, щеки розовые. Тем и воспользовался, нагло рассмотрев ее беленькие стройные ножки.
        Уселась с краю, как бедная родственница. Взглянула голубыми глазищами, волосы, как у мокрой курицы прилипли к шее. От того мордаха выглядела худоватой, а глаза еще крупнее.
        - Сушилка сломалась в самый неподходящий момент, - произнесла виновато и так невинно!
        - Ой, что ж это я! - Засуетился, откупоривая виски. - Давай греться!
        Девушка отхлебнула первой, пролив часть и поморщившись. Я же влил в себя пару глотков, как воду. Нервы нужно было срочно успокаивать!
        - У меня ж кое - что припасено! - Спохватился и, вскочив, стукнулся головой, о собственный склад твердотопливного кислорода.
        Алена сочувственно сморщилась, сдвинув губки крайне эротично. А я змеей обполз ее и метнулся на склад со скоростью ветра.
        - Вот. Это конечно, сладости не первой свежести, но тоже ничего, - произнес я, вываливая печенье на столик.
        - Я вообще - то мясо люблю, - заявила Алена, несколько расслабившись.
        - Ты ж торты за обе щечки уплетала? - Осунулся. Мясо на корабле в готовом виде хранить долго нельзя, поэтому оно у нас и не водится.
        - Я с тоски, - захихикала девушка. - Ну, печеньки, так печеньки. Этого тоже сто лет не ела.
        - Давай за рейд выпьем, чтобы все удачно было, - предложил и кажется поймал себя на мысли, что срочно хочу нажраться. И напоить ее.
        Выпили, заели печеньем. На относительно пустой желудок пошло все, как надо.
        Алена пододвинулась ближе. Как бы невзначай, но я заметил! Я всегда замечаю такие детали! Но сделал вид, что ничего не подозреваю.
        - Знаешь, это в первый раз я попался так, - решил уверить ее, что мое пленение было чистой случайностью.
        Алена кивнула и тут же пожала плечами с легкой улыбкой.
        - Нет, ну серьезно тебе говорю, - завелся. - У меня есть определенные правила. Первое гласит, что верить изначально никому нельзя. И никогда не показывать, что ты зависим от человека, иначе воспользуется.
        - А сколько ты уже в рейдерах? - Поинтересовалась Алена, придвинувшись еще ближе!
        - Эм… лет тринадцать. Но я не сразу стал заниматься этим. Первое время заработком моим была доставка. Эм… Почему ты так смотришь на меня? Тебе не интересно?
        - Мне с тобой все интересно. Рассказывай, Ринни, не останавливайся, - прошептала Алена и потянулась к моим губам, куда она теперь неотрывно смотрела. - Ты бы знал, как я за тебя волновалась…
        Нежные женские уста коснулись моих. Робко, едва - едва. И этой искорки хватило, чтобы разжечь во мне синее пламя. Я почувствовал горячее дыхание, что шло из ее ротика. Губки разошлись и показался язычок, который коснулся моего и пошел дальше по касательной. Наши губы сомкнулись, а языки начали изучать друг друга, тереться и ласкать. Сладость, вкус и блаженство затмили мой разум. Этот ласковый ротик и юркий, настойчивый язык хозяйничали рядом и во мне, она пробовала меня, словно я ее самый любимый тортик.
        В какой - то момент, нарушая милые, невинные ласки, ее рука ловко юркнула через ширинку. Посмеяться бы над собой, что я вообще забыл застегнуть ее, да не до этого. Не прекращая изучать мой рот и ломая все свои невинные характеристики, Алена ухватила за член. А тот уже был в полной боевой готовности! Меня едва ли не разрывало от перевозбуждения! Ведь как давно его не трогала женская рука! От касаний там поцелуи стали сочнее и еще слаще. Пальчики ухватили ниже головки. Девушка начала работать кулачком, как я и сам умею. Но в ее случае это было невероятно… Будто она любит мой половой орган не меньше меня самого, и это добавляло искр.
        Почувствовав мой «ах» во рту, она заработала немного быстрее и даже хихикнула игриво. Но долго не увлекаясь, перешла на более чувствительное место - головку.
        - Мммм, - простонала с похотливым удивлением, нащупав в центре смазку. Затем начала пальчиком аккуратно растирать ее по головке, вызывая волну тончайшего чувствительного удовольствия.
        Я стал заводиться, как никогда, поцелуи уже отошли на второй план. Мне хотелось большего. Телом чувствовал, что и ей хотелось большего! Я стал целовать ее нежную горячую шею, покусывать мочку уха, отодвинув все еще мокрые волосы. Из губ девушки вырвался стон, но она продолжала манипулировать с головкой члена, как назойливый комарик, периодически переходя на ласки ниже. Рукой она уже не держала халат, вскоре он стал сползать, обнажая все больше участков кожи для моего изучения.
        Распахивая халат еще больше, мои ладони нырнули под ткань, касаясь упругого тела. Шершавые пальцы чувствовали, как Алена покрывается мурашками. Но жар от ее тела был так неистов, что мне казалось я вот - вот обожгусь. Как жаждал сейчас войти в нее. Вторгнуться, как животное и начать свое дело. Без прелюдии, без наслаждения телом. Просто, как мужчина, который уже очень давно не был с женщиной. Войти, как полный эгоист, дабы просто взять. Но я мучил себя удовольствием насладиться ее молодым, упругим, чистым и непорочным телом. Кому, как ни мне, рейдеру с набитой рукой, знать, чем дольше держишься, тем сильнее оргазм!
        Я немного отпрял, чтобы полюбоваться. Ведь это все мое… Все, мое. Красивая, острая грудь торчала и смотрела прямо на меня. Обнаженная, нежная, свежая и пылающая страстью, манила мой заполненный слюной рот. Ореолы набухли, а соски торчали, как скалы. И я помыслить не мог, что когда - нибудь у меня будет в объятиях самый красивый ангел во Вселенной! Да что там ангел? Девушка, которую я люблю всем сердцем!
        Когда мои губы коснулись груди, Алена отпустила член, видимо, потеряв над собой контроль. Она отдалась в мою власть полностью, и от этой мысли я едва удерживал преждевременный оргазм. Сперва я просто хотел ее грудь, хотел целовать ее, лизать, сосать, владеть и играться, ибо мое… мое… Мои ласки не прекращались, я целовал, как умел, в меру ласково и сдержанно грубо, покусывал упругие соски и жадно облизывал языком. Вылавливая ее стоны и перестраиваясь по ним на те ласки, что ей нравятся больше.
        Мои руки обнимали ее тонкую спинку, что выгнулась, отдаваясь им во власть. Я стал целовать все ниже и ниже. Девушка улеглась на спину, предвкушая новые удовольствия. Ее вздымающаяся грудь и стоны заводили меня все больше. Алена была моей, и от неистового чувства собственности, я не мог остановиться, не мог прекратить касаний. Губы целовали горячую кожу, и она стонала, медленно, протяжно, блаженно. Ее руки уже копались в моих волосах, пронизывали пальцами локоны. Теперь я был хозяин ее тела, оставивший самое сладкое напоследок.
        Губы касаются паха, поцелуй за поцелуем отзывается ее стоном… И вскоре я восторженно оцениваю, как она подготовилась. Нежная, беззащитная промежность пылала и блестела от влаги. Как ни хотел я доставить ей еще больше удовольствия, но зверь во мне жаждал полного обладания, не давая мне более ни секунды. И я не мог ему противиться.
        Смена ритма ничуть не встревожили Алену. Встретив ее решительно - похотливый взгляд, я приподнялся и высвободил своего пылающего зверя. Ни секунды не медлив, вошел в девушку. Тугая влажная киса приняла член нехотя. Вскрик удовольствия и одновременного испуга лишь добавил решимости. Я медленно подался вперед, вылавливая в ней сигналы боли. Но напряжение ее быстро сошло на нет. И руки, что придержали меня в первое мгновение тут же ослабли. Девушка хотела, я видел это, чувствовал это… и заработал тазом быстрее…
        Если бы параллельно нам летел Вагнер, он бы слышал, как визжит Алена. Секс, что бывает в первый раз сменился животным трахом. В девушке проснулось нечто, и она никак не желала отпускать меня, впиваясь когтями в ягодицы. Виски пролилось на пол, сверху попадали коробки, мы и сами оказались на полу, но продолжали и продолжали трахаться, заливаясь потом и стонами. И нам было плевать, что места мало, что мы в скрюченных позах, что затекли повернутые неудобно шеи, что на полу мокро, что возмущается бортовой…

***
        - Ты мой ангел, - шептал, прижимая крепче голенькое тело.
        Мы сидели в кресле рубки, голышом, укутавшись двумя одеялами и даже не заморачивались тем, что на борту было около пятнадцати градусов тепла.
        - Я удалила твою порнографию, какой из меня ангел? - Захихикала Алена. - У тебя там наверняка были любимицы.
        - Ну хватит издеваться. Ты моя любимица. - произнес ей на ушко и стал пробираться к ее бритой кисе.
        Палец коснулся нежнейшей кожицы и ощущение от этого чуть не свело меня с ума. Какая же она идеальная… Алена, сидевшая у меня на коленях спиной, слегка развела ноги, чтобы мне было легче добраться до сладеньких мест. Пальчик скользнул между половых губ, встретившись с жаром и влагой. Я просто поиграл немного с клитором, чтобы завести ее, мне нравилось, когда она была возбуждена.
        - Хочу твой палец, - простонала девушка, выгибаясь на мне и обвивая шею обеими руками.
        - Что ж ты со мной делаешь, крошка, - прошептал и выполнил ее просьбу. А второй рукой ухватил за тугую грудь, придавив пальцами сосочек.
        - Уууу. - завелась Алена, ерзая попой по напряженному члену. - Хочу его…
        Теперь на корабле мы могли заниматься любовью, когда хотели, где хотели и как хотели. Наш долгий, скучный перелет до цели в замкнутом мирке корабля превратился в аттракцион похотливых игр, которые просто не хотелось прекращать, покуда есть вода, еда и кислород. Нам двоим нужны были только мы, и больше нас ничего не волновало.
        Но все хорошее бывает и заканчивается. Я опомнился, вынырнув из сказки, когда Алиса оповестила о системе Дароэр, возникшей на горизонте. Захотелось развернуть корабль и свалить от сюда куда - нибудь подальше, парсек за пятьсот. Рисковать Аленой для меня теперь казалось немыслимым. Но в глазах девушки я увидел азарт.
        - Покажи мне этих Девораторов, - заявила она, облачаясь в скафандр. - Хочется посмотреть на тех, кто гоняет гнусных имперцев!
        - Будут тебе Девораторы, - усмехнулся я, набираясь смелости и решительности. Если Алена и любила меня, то не за слова, а за дело, которым я занимался все это время. Мой боевой настрой ее возбуждал, по горящим глазам было видно все.
        - Ну, удачи нам, - выдохнула Алена, застегнув кобуру. Обняла меня и влепила поцелуй, который перерос в долгий и сладкий. И чуть не перерос в нечто большее.
        Но Алиса застонала, что командиру не мешало бы в рубку свою задницу тащить! Ведь отголоски боя уже можно было видеть в иллюминаторах!
        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
        - Ринни, театр боевых действий сместился к северо - западу по плоскости эклиптики относительно нашего курса, - прокомментировала Алиса, просканировав область. - На шесть и две десятых парсек. Сканирование показывает большое скопление Протона и немного Дора.
        Алиса мне о плазме. А я на обстановку в системе смотрю, затаив дыхание. Рано еще урожай собирать. Все только начинается! Напарница сбоку у кресла пристроилась, тоже во все глаза смотрит, но вряд ли понимает ситуацию.
        В системе битва шла нешуточная. Основная масса имперских кораблей переместила фронт вглубь, благодаря концентрированному удару. Но эффект неожиданности прошел, Девораторы собирались силами и атаковали армаду со многих направлений. И теперь война шла примерно в трех сутках лета отсюда, но это не значило, что мы в безопасности.
        Как заведено в военном деле империи, в системе война велась обычно от планеты к планете. Армада двигалась от рубежа к рубежу, закрепляясь на завоеванной области космоса. Планет в Дароэре семь, одна из которых - кислородная. Радар Алисы бьет слабовато, по нему не разберешь, где скопления тех или иных сил. А вот по переговорному эфиру можно многое для себя подчеркнуть.
        Здесь мы с Алисой в анализе не ровня. Я лучше.
        Стоило настроиться на имперскую волну, в эфир ворвались тысячи и тысячи голосов, многие из которых были предсмертные. Сквозь весь этот гам прорывалось и кое - что полезное: доклады и команды адмиралов. У них свой канал, но в моем приемнике все вперемешку. Имперцы не шифровали каналы во время битв с пришельцами, уверенные, что те их не понимают. Вскоре пришлось приглушить трансляцию, у Алены от ужаса глаза почернели и уши завяли.
        Мы двинулись по граничному курсу звездной системы, стараясь не соваться в пекло. Вскоре на дисплее показался первый разбитый серый крейсер Девораторов. Разбитый, но вполне сохранивший форму, он дрейфовал в черноте космоса среди останков имперских истребителей класса «легкий». Это говорило о том, что продался он не дешево. И помогло легко определить его величину, которая составляла примерно двести метров в длинную и пятьдесят в ширину, в самой толстой части его извращенного дизайнерами корпуса.
        Вокруг него, будто застывшая кровь, бесформенными, разнообразными кляксами поблескивали сгустки зеленого и желтого. Это плазма, которую вскоре кинуться собирать стервятники. Им повезло, такая крупная и сладкая добыча у окраины системы - редкость.
        У меня самого слюнки потекли от вида бесхозной плазмы, но это были крохи, на которые тратить время вылазки не стоило.
        - Посмотри, Аленка, все для тебя, - произнес, увеличивая изображение корабля на дисплее. Тревожно мне было на сердце. Слишком много кораблей и останков на горизонте, как бы не нарваться на живых. Но оставить без впечатлений девушку я не мог. Когда еще увидишь такое? Особенно, если ты не рейдер.
        - Ничего себе, - ахнула Алена. - Ну, паука в трубочку закатали. Жуть!
        Забавное описание и довольно точное. Все корабли Девораторов от мала до велика напоминали каких - то паукообразных, со сложенными, многочисленными переплетенными лапами. Иной раз посмотришь вроде бы и крупный, но все напускное. Сердцевина небольшая, а вокруг куча конструкций, увеличивающих объемы в разы. Белиберда полная, откуда они стреляют, хрен разберешь. А с другой стороны, на то они и пришельцы.
        Крейсер облетели и спустя час наткнулись на крупное скопление останков. Здесь на пути помимо кучи Девораторских уже пара развороченных имперских крейсеров встретилась с тысячами ошметков от истребителей вокруг. Как имперских, так и вражеских. Судя по анализу Алисы, бой был четверо суток назад. И вновь только плазма Дора и Протон. И то какие - то крохи. Видимо, имперцы все пожгли, что не собрали.
        - Чем это они стреляли?! - Алене все было любопытно, она уже было пристраивалась мне на коленки, но я согнал. Сейчас каждая доля секунды утерянной реакции может стоить нам жизни. Мало ли, какой - нибудь Девораторский истребитель оживет! А их трупов тут кишмя кишит! Будто в метеоритный пояс попали.
        - Я лишь однажды видел, - начал ответ, самого аж передернуло от воспоминаний.
        - Какой - то плазмой бьют, слышал, что мощь потока зависит от величины корабля. Температура ее такова, что плавит любую обшивку и выжигает все изнутри. Как - то рейдеры рассказывали, крейсер имперский нашли, вроде бы целый был, с мелкой пробоиной. А когда полезли, внутри даже переборок не оказалось, выело все, словно кислотой.
        - Мне страшно, - прошептала Алена, поежившись.
        Я и сам когтями в подлокотники вцепился и шлем на коленки кинул, готовый в любой момент набросить. Долго им не попользоваться, но в крайних случаях придется.
        Облетев стороной останки побоища, где явное преимущество было на стороне имперцев, я двинул корабль дальше, стараясь не упускать из радиуса действия радара крупные скопления. Скорость пришлось сбавить до минимальной, иначе столкновения с останками могли стать для нас фатальными.
        - Почему мы идем к самой гуще? - Возмутилась Алена спустя несколько часов напряженного шествия по краюшку системы. - Жутко, Ринни. Я даже чувствую, как по обшивке куски стучат.
        - В открытом пространстве мы, как на ладони. Это первое, крошка. Но это не главное. Так мы выйдем на крупные поля сражений. Если повезет, найдем их флагман. Чем больше останков на пути, тем ближе к самому крупному. Девораторы бросаются, защищая их как звери. Прежде, чем имперские добираются до главного, им приходится положить весь флот, коим управляет флагман.
        - Ты хоть флагман их видел? - Не унималась Алена, ей так было легче переносить стресс от впечатлений. Дисплеи в рубке от нее не скроешь, а запирать в каюте - только хуже делать. Пусть теперь смотрит, раз сама напросилась.
        - Видел, видел, вернее, его кусок. А ты думала, где я плазму Эро раздобыл? Пришлось двух рейдеров облапошить и патрульного.
        Ей все интересно, а я на измене сижу, вот - вот разрыв сердца случится.
        - Ринни, движение! - Оповестила Алиса, у меня в груди ухнуло. Я и сам увидел, как с края круга радара показались три точки, стремительно приближающиеся к нам.
        - Звено истребителей! Черт! - Воскликнул, набрасывая шлем и погружаясь в управление с головой. В такие моменты я мог поймать себя на том, что не корабль, а я сам сейчас несусь в открытом космосе, мимо километровых сгустков металла, полимеров и плоти.
        С истребителями шутки плохи. Они быстрее, маневреннее и у них куча орудий с точностью в десятки раз выше, чем у нашего самопала в исполнении Алены.
        - Реактор стоп! Никакого излучения! - Скомандовал я бортовому, подправив курс. - Резервные батареи оставить активными.
        Без минимального управления было бы полным безрассудством бросать корабль. - Да, командир.
        Еще одна причина, по которой мы летим среди останков: в случае чего - можно притвориться частью общей картины. Иначе сказать - трупом.
        Направил корабль в поле недавней битвы, что простиралось на все видимое пространство. С помощью шлема можно было насладиться видами, увеличенными многократно. Точки плазмы, излучая энергию, подсвечивали развороченные корпуса, создавая силуэты в полутьме. Зрелище завораживающее. А в сочетании с виртуальными дорисовками, которые производит Алиса, анализируя местность, выходила неповторимая картина особенного мира, что порой по масштабам своим больше любого планетарного. Кладбище разбитых кораблей еще никого не оставляло равнодушным.
        - Командир, рекомендую реверс, слишком быстро идем! - Заявила Алиса.
        - Нет, жди, - ответил. Нельзя, чтобы имперцы засекли суету. Мало ли, что за объект несется с ровной скоростью. А если начнем резко замедляться, нас засекут!
        Вскоре корабль уже окружали плотные скопления. В иллюминаторах можно было видеть искореженные корпуса, а в обзорных дисплеях уже ничего не разобрать. Повсюду дрейфующий хлам!
        - Реверс на десяти, - скомандовал Алисе, почувствовав, как застучало по обшивке.
        Подправил курс, дабы не врубиться в крупный объект, отметил с облегчением, что истребители пропали из зоны видимости. Фух, миновало…
        - Их будто магнитом друг к другу, - комментировала Алена. - Это нормально?
        - Закон гравитации, мелких притягивает к большим, - объяснил ей доходчиво.
        Корабль продолжало несли в самую гущу. И вскоре уже мелкий мусор дождем забарабанил по обшивке и иллюминаторам, будто по нервам.
        - Мамочки, - ахнула девушка. Замороженный человеческий труп промелькнул на центральном дисплее…
        Около трех напряженных часов я вел корабль по последствиям бойни, лавируя между многотонными мертвыми массами. Семь потов сошло, прежде чем я наконец вырулил в более или менее свободное пространство.
        - Вон сколько плазмы! - Алена уже приспособилась и легко распознавала добычу на экранах дисплея. - Ринни, давай уже нахапаем, да свалим отсюда. Сколько можно мимо полетать? Зелененького светится на целый трюм, ну что с тобой?
        - Молодо - зелено, - усмехнулся, поерзав на кресле. Задница давно затекла и уже порядком поднывала.
        - Тебе Эро подавай, да? - Закатила глаза Алена, усевшись на меня нагло, как на пластиковую детскую лошадку. - Набьем грузовой плазмой Дора и метнемся сюда еще раз. Как на это смотришь?
        - Это двенадцать суток, - отвечаю ей, дабы втолковать рейдерскую науку. - За это время сюда налетят стервятники и подчистят все.
        - Но хотя бы чуть - чуть, Эро же крохотное, ну Ринни, хватит жадничать.
        - Да в том сгустке, что ты показала, плазмы на две - три тысячи кредитов от силы. А до этого вообще по крохам. У меня глаз наметан, по мелочам не останавливаюсь. Напрасная трата драгоценного времени.
        - Ринни, кажется движение, - оповестила Алиса, пришлось чуть ли не скидывать девушку с себя, дабы отреагировать.
        На радаре показались крупные объекты, шествующие по самой границе досягаемости моих приборов. Курс их меня не встревожил. Это был вновь прибывший в систему имперский флот, идущий в подкрепление основным силам. Ему до нас точно дела не было. Алиса насчитала девять крейсеров и кучу корветов. Похоже, война в системе затягивается.
        По нашему курсу показался огромный объект. Мы шли прямо на него, ибо вокруг было достаточное количество сгустков зеленой плазмы в непосредственной близости друг от друга чтобы тратить на нее время и набрать сколько надо за один присест.
        - Это что за бандура? - Алена слов не выбирала.
        - Никогда не видела портовых ворот? - Удивился. - Это порталы, дорогуша, мгновенное перемещение в любую точку, где есть эти ворота. Намного безопаснее, чем гипер - прыжки. Империя ими застроила всю центральную галактику.
        Ворота представляли собой многокилометровое кольцо, кучу налепленных на него станций, генераторов, блоков и всяких других продуктов монументальной мысли, что приводила порталы в действие. Он этих ворот остался лишь кусок, полукольцо, с разбитыми оборонительными цитаделями и будто покусанной во многих местах дугой. Но даже этого куска хватило, чтобы изумить невероятным масштабом.
        - Похоже, битва за эти ворота шла нешуточная, - прокомментировал, насчитав десятки крейсеров Девораторов. Алиса, готовь шлюз к выходу.
        Примерно через двадцать минут мы были у первой цели. Желтым протоном освещало большую часть картины, но меня сейчас интересовала другая плазма. К сожалению фиолетового свечения от ценнейшей Эро на горизонте даже не чудилось. А чуйка рейдерская говорила о том, что надо все же начинать сбор урожая, пока нас отсюда вообще не погнали.
        - Ринни, может поедим? - Спохватилась Алена. - Уже часов восемь ты ни крохи в рот не брал.
        - Сиди в рубке, - отмахнулся и выскочил к шлюзу.
        - Я с тобой! - Заявила, догнав меня в коридоре. - Ринни, там два скафандра, и не смотри на меня так!
        Сейчас Алена была олицетворением настоящей боевой самки. С заплетенным туго косами и закрученными на голове, чтобы грива не мешала, решительным взглядом, которому ослепительности добавляли длинные густые ресницы, а наивности немного вздернутая верхняя губа, что слегка обнажала зубки.
        Я еще не спрашивал ее о том, откуда она знала все те приемы, но догадывался. И эта догадка не давала мне покоя. Ибо тут «палка о двух концах». Спрошу - раскрою и свое темное прошлое.
        - Ты нужна мне в рубке, - ответил строго, не поддаваясь на ее гипнотический голосок. - Прикроешь меня в случае чего. Поняла?!
        В боевой обстановке, на рейде я был командир. Мы это уже обсуждали. Девушка спорить не стала. Это было бесполезно.
        Я двинулся в шлюз, облачился в скафандр и проверил катушку с лебедкой, которую перед рейдом естественно обновил. Из ящичка в стене я достал пояс с приспособлениями для сбора плазмы и прицепил его. Накинув шлем и убедившись в исправности главных систем, с решительным настроем я долбанул по кнопке.
        Снова черная пасть распахнулась, обдавая меня морозной свежестью и приглашая посетить открытый космос.
        Выскочил бодро, прямо на сгусток плазмы, куда «припарковалась» Алиса.
        - Ринни, не спеши, - забеспокоилась Алиса, сделавшись строгой. - Попадешь в чистую плазму, сгоришь нахрен.
        Тут же заблокировалась лебедка и дернула меня назад. Я трех метров недолетал до зеленых клякс. Нравится же мне играть на «нервах» искусственного интеллекта. Легких движением руки в перчатке, я снял с пояса упаковку с нано - контейнерами и бросил ее в сгусток. Долетев до цели, упаковка тут же распалась, высвобождая россыпь точек размером с треть горошины каждая. Касаясь сгустков, точки мгновенно раскрывались, превращаясь в контейнеры уже с заключенной в них плазмой. Так за пару секунд весь сгусток превратился в полутора литровые контейнеры с заветной добычей. Нано - технологии, мать их. Куда ж без этого?
        Излишки нераскрывшихся нано - контейнеров горошинками разлетелись кто куда. Парочка чуть подальше нашла свою плазму, распустившись в большие контейнеры спустя несколько секунд.
        Я вынул нано - сетку, от которой было только название. Обычная магнитная веревка с ручкой, напоминающей кнут. Взмах, и полетела веревка, собирая все контейнеры на себя. Дальше, по команде Алиса потянула меня назад с приличным уловом.
        Скинув все в шлюз, я двинулся к другому сгустку. Тут пришлось вытягивать лебедку на максимум…
        - Смещаемся на пятьдесят метров, - произнес и подал мысленную команду Алисе, куда именно. Корабль плавно пришел в движение, потянув меня за собой.
        От волнения сердце выколачивало ритмы, я боялся что вот - вот оживет какая - нибудь покоящаяся Девораторская тварь. Некоторые в зоне визуальной видимости смотрелись вполне себе целыми! Будто выжидали, когда подплыву поближе, чтобы клацнуть челюстями.
        Около получаса я возился со сбором, пока руки не начали трястись. Четыре участка вышли урожайные, а следом пошла мелочевка, которая по цепочке уводила дальше и дальше. Так можно увязнуть надолго, собирая крохи. Но я рейдер опытный, животной жадности не поддаюсь. Собрав крупное поблизости, вернулся на корабль, переложив контейнеры в грузовой.
        - Ты долго, - предъявила взвинченная девушка. Ее встревоженный взгляд навивал нежности, даже в такой неуютной обстановке.
        - Ну, не быстро, - ответил и прошмыгнул в рубку. - Собранного добра тысяч на десять кредитов от силы.
        - Что так мало? - Возмутилась напарница, следуя за мной.
        Кажется, я ее избаловал.
        - Были времена, когда я за рейд и десяти тысяч не наскребал! - Ответил, усаживаясь в кресло пилота. - А здесь это только начало. Таких битв порой годами ждешь. Да простят солдаты мой цинизм!
        - Ринни, давай свалим отсюда, у меня дурное предчувствие, - залепетала Алена. Но я уже испробовал вкус добычи и отступать не собирался.
        - Алиса, курс в центр системы! - Скомандовал браво, наслаждаясь своей смелостью, что отражалась в глазах напарницы.
        Пусть левая полупопица липла к правой от седьмого пота, но я был в своей экстремальной среде. И ощущение от адреналина в крови можно было с чистой совестью сравнить с сексом.
        Сутки мы шли по трупам, периодически останавливаясь и собирая плазму. Четыреста единиц Дора мне было выше крыши. Но я уже не мог закончить этот рейд без заветной плазмы Эро.
        Меня перестали интересовать зеленые свечения. Алиса была переориентирована на фиолетовое излучение. Тем временем Алена просто выела мне мозг своим нытьем. Я и так был на взводе. Но что с нее взять, женщина. Ушел целиком и полностью в дело, на ее вопросы отвечал быстро и поверхностно.
        - Ринни, подбитых кораблей империи на порядок больше, - оповестила Алиса.
        Мы прошли уже треть системы, и вот результат. Если на окраине больше трупов Девораторов, то здесь имперцы стали проигрывать схватку. Что это могло означать? Для империи - отчасти крах. Для рейдеров - лучший улов. Ведь некому собирать плазму пришельцев, если они победили в схватке.
        Ждал я куш. Дождался.

***
        Все началось с того, что Алиса оповестила о приближающемся флоте империи. В это время, ослабив бдительность, я кушал сухой паек, им и подавился. Мой ангелочек похлопал по спинке, понимая вероятно, если помру, ей не выбраться из этого ада.
        - В шлюзовую! Одевай скафандр! - Рявкнул сквозь кашель на Алену, выталкивая ее из рубки.
        Сейчас мы были далеко от подбитых кораблей. Застигнутые врасплох, не могли скрыться среди трупов. Просто не успевали допилить до ближайшего кладбища. У имперских крейсеров на реверсе скорость бешеная! И они неслись прямо на нас!
        Заскочив в шлюзовую, я рванул один скафандр и передал его испуганной Алене. Стал возиться со вторым. Закончив, начал помогать облачаться и девушке.
        - Крошка, крошечка, ну что же ты возишься, - застонал.
        - Мамочки, мамочки, - тряслась бедная. - Нам конец? Ринни, скажи что - нибудь?!
        - Да не крутись ты!!
        Закончив с экипировкой, мы прошли в рубку, шелестя герметичными костюмами. В кресле уже было тесновато, но мне на это плевать. Я скинул шлем скафандра и напялил нано, полностью сливаясь с кораблем. Будто становясь им самим, я уже мог видеть в любые стороны, стоило только захотеть. Если бы мозг был приспособлен, можно сразу во все. Вскоре картина мне стала ясна и без сверхспособностей.
        Флот, что шел на подкрепление оказался под огнем превосходящих сил Девораторов. И теперь отступал прямо на нас. Ладно бы просто отступал, за ним гнались пришельцы! Сперва на радаре показались их истребители, десятки, сотни, тысячи, затем крейсера. Когда мое сердце почти остановилось, показалось нечто огромное, чего раньше никогда не видел!
        И это огромное шло прямо на нас, попутно щелкая крупные корабли имперцев, как семечки.
        - Вырубай реактор, все под ноль вырубай, - произнес спокойно, несмотря на то, что внутри меня бесчинствовала буря. Не было бы Аленки, я бы трех - этажным матом!
        Не хотелось показывать панику моей напарнице. Она и так вздыбилась, будто ее током шибануло. Прости, моя девочка. Это все моя жадность. Нет, чтобы двое суток подождать на окраине среди металлолома и потом спокойно собирать Дора, мне самое лакомое подавай!
        - Да, командир! - Отозвалась Алиса.
        Уходить на реверсе было самоубийством. Широкий фронт надвигающейся лавины
        - это полбеды. Если корабль будет излучать хоть что - то, по нам будут стрелять, не одни, так другие! Укорить бы себя за беспечность, да некогда! Да и не все можно предусмотреть в зоне боевых действий.
        Потухла даже подсветка в рубке. Из корабля мы превратились в астероид, мирно плывущий по своим делам. Дисплеи пропали, теперь мы были, как слепые котята. В иллюминаторах, судя по которым все казалось тихим, мирным и черным, спустя секунды показались первые огни. Которые начали стремительно увеличиваться и многократно множиться.
        Пространство за иллюминаторами неожиданно озарилось. Корабль затрясло! Осветило и рубку, где Алена вцепилась в меня, как кошка в дерево, убегая от здоровенной собаки.
        Первый крейсер пронесся примерно в километре от нас. Я даже его продольное брюхо сквозь свет множества огней рассмотрел. А еще уловил то и дело мелькающие истребители. Глядя, в иллюминаторы мало что можно было понять. Но уловить движение точно. Очередная вспышка ослепила глаза, корабль тряхнуло так, что Алену чуть не вырвало из моих объятий.
        Что-то раскаленное, будто само солнце, пронеслось совсем рядом.
        - Мамочки, мамочки, - тряслась девушка. - Что это…
        - Плазма, - ответил шепотом, дабы не выдать дрожь в голосе.
        Так близко к смерти я еще не был! Ладно собой, еще девушкой рискую! Воспользовавшись некоторым затишьем я отстегнулся и отстранил Аленку.
        - Пересаживайся! - Скомандовал недоумевающей напарнице. - Пристегивайся, ну же! Скорее!
        - А ты?!
        - А я удержусь.
        Самое безопасное место - кресло пилота, где можно выжить даже после не очень сильного тарана. Если в первые мгновения я поддался инстинкту самосохранения, заняв кресло. То вскоре решил, что Алене оно нужнее, чем мне. В момент опасности я думал только о ней.
        Корабль снова тряхнуло, и, кажется, понесло куда - то в сторону. Огни то и дело мелькали, что - то вспыхивало, взрывалось. Мир за переборками несся прочь, взрываясь и разлетаясь на кусочки. Удивительно, что нас еще ничем не приложило. Через какие - то минуты в иллюминаторы уже не прекращал бить всяческий свет, а корабль трясло так, что он трещал по швам.
        Казалось, если бы Алиса была активна, она бы кричала от дикой боли и животного страха. Сейчас этим промышляла Алена, из которой постоянно вырывались неконтролируемые вскрики.
        Очередная вспышка была ярче всех прежних. Она озарила кабину так, что стало видно все механические кнопки, а через мгновение все слилось в сплошное красное пятно. Кажется, плазма настигла крейсер, что оказался неподалеку… Осколки долбанули по корпусу нещадно, выбивая из меня весь дух. Девушка закричала, а я ударился панель. Затем еще раз и еще.
        С каждым ударом я думал, что вот - вот начнется разгерметизация. Но корпус еще держался. А вот моя голова в шлеме теперь представляла собой колокол, в котором болтается мозг, болезненно стукаясь о стенки черепа и отчаянно звеня.
        Минуты, за которые пронесся флот, казались вечностью. Аленка моя визжала, но в целом держалась. Горлышко еще не сорвала, но вот - вот. Я приподнялся, когда стало относительно спокойно. В иллюминаторе показались Девораторские корабли. Стремительные, живые и страшные. Вот теперь то я погрузился в едва контролируемый животный страх. Никогда еще не видел столько живых и таких активных пришельцев! За легкими уродливыми истребителями показались не менее страшные крейсера. Они извергали плазму, уносящуюся в доли секунды вперед. Кто знает, что там попадет по цели. Но почему - то представились императорские солдаты, что в тесных стремительно краснеющих каютах и переходах вдруг начинают возгораться и душераздирающе кричать.
        Безысходность и неминуемость.
        Два жалких создания в хрупкой консервной банке просто ждали.
        Когда сердце уже доламывало ребра в бешеном ритме, в иллюминаторах вдруг наступило спокойствие. Нечто блестящее и серое заполонило собою все пространство.
        И это нечто было так огромно, что вскоре я почувствовал притяжение. Тело стало тяжелеть, а корабль понесло прямиком к этой громадине!
        - Да что это такое?! - Закричала Алена, отдышавшись. - Ринни, это флагман?! Мамочки!!
        - Нет, крошка, - выдохнул я, пристраиваясь сбоку. - Это что-то гораздо большее.
        Наряду со страхом за наши шкуры во мне зрело и удивление. Масштабы завораживали, как и что - то таинственное, источаемое гигантом.
        Мы все сближались и сближались с ним. Точки его обшивки, что виднелись в иллюминаторах, увеличивались и превращались в некие детали, которые разрастались и разрастались, заполоняя своими формами часть, а вскоре и весь наш обзор.
        Чрево немыслимых масштабов засасывало наш корабль, а мы ничего не могли сделать. В иллюминаторы бил розоватый свет, больше не трясло и не било по обшивке. Будто нас захватили транспортным лучом и тащили в ангар. И не просто ангар, а ангар Девораторов!!
        Я включил Алису. А с ней и реактор. Больше не было смысла притворяться мертвыми, надо было срочно валить! Куда угодно, под любыми обстрелами. Но валить отсюда подальше!!
        - Ринни, мне страшно, оно засасывает нас, - застонала Алена.
        - Проверим твое изобретение в реальном бою, - произнес и подполз к панели.
        Алиса все еще загружалась, будто что - то внутри корабля все же повреждено и тормозит запуск. Ручное управление работало исправно. Но я был дезориентирован, обилие чужеродных деталей не давала разобраться, где выход, куда лететь. Я запустил реверс и тут же вспыхнуло защитное поле, отдавая синим в иллюминаторы.
        По идее любой транспортный луч сейчас должен был нас отпустить, но мы продолжали лететь в направлении распахнутого серого чрева! Склизкая на вид пасть с переплетениями корней напоминала что - то живое. Но чем ближе мы к этому подступали, тем больше я убеждался - это скорее искусственное строение. Ибо слишком огромно, будто гранитная скала.
        - Приготовиться к столкновению! - Раздался голос проснувшейся Алисы. - Триста метров!
        - Ринни, садись в кресло! - Заявила Алена, высвобождаясь.
        - Нет! - Рявкнул и придержал ее.
        - Ринни, не спорь со мной! Я крепче!! - Взревела и оттолкнула меня. Да с такой неожиданной силой, что удивился даже.
        - Сто пятьдесят! Замедляемся…
        - Это приказ! Садись обратно, удар обоим не выдержать! - Настаивал на своем, ухватив ее за руку. В скафандрах особо не поборешься, но я сумел усадить ее и пристегнуть силой.
        - Столкновение! Столкновение! Столкновение! - Оповестила Алиса, как тот еще робот.
        Легкий толчок. Сердце ухнуло от страха ожидаемой и неминуемой боли, но ничего не произошло. Приземление оказалось на удивление мягким.
        Кажется, Девораторы оказали нам теплый прием, даже не поцарапав хрупкий кораблик.
        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
        - Что будем делать? - Раздался на удивление спокойный голос Алены после недолгой паузы.
        Тем временем, вместо того, чтобы анализировать обстановку на дисплеях, я изучал ее через иллюминаторы. И ничего понять не мог. Тишь да гладь. От неожиданного голоса напарницы вздрогнул, но в скафандре это распознать другому тяжело.
        Защитное поле все еще работало, своим свечением оно могло привлечь внимание чужих. Стоило ли его вырубать, я думал недолго. От одного удара плазмой оно спасет, а вот от нескольких уже нет. Мы на чужой территории, и с этим нужно было смириться и что-то делать. Без лишних движений желательно!
        - Это Владыка, - ответил, сняв шлем.
        - Владыка?! - Ахнула Алена, скинув свой по моему примеру. - Император что - ли?
        - Не знаю, - произнес задумчиво. - Про Владыку я слышал от одного старого матерого рейдера, которого все считали свихнувшимся. Года два назад это было.
        - И как нам это поможет?
        - Не знаю, просто это самый большой корабль пришельцев. Может, самый главный.
        - Вот же попали, - произнесла Алена, вытерев пот со лба. - Ринни, может попробуем улететь? Если ты не против, прямо сейчас.
        - Алиса, готовь взлет! - Спохватился я.
        - Ринни, что - то держит шасси, - выдал бортовой.
        В груди похолодело. Я кинулся к дисплеям внешнего обзора. И ужаснулся от увиденного. Нет, нас не окружили полчища уродливых солдат. И пушки на нас вроде бы не посматривали. Просто корабль врос в посадочную площадку! Какие - то корни оплели шасси и уже стали нарастать на корпус.
        - Алиса, анализ атмосферы?
        - В целом пригодная для дыхания, - ответила Алиса. - Однако, повышенное содержание азота может привести к некоторой усталости и головокружению. Есть несколько не идентифицированных элементов, поэтому рекомендуется использовать респираторы с тремя фильтрами, один из которых повышенной химической защиты. И еще, Ринни. За бортом двадцать пять градусов.
        - Замечательно, - горько усмехнулся я.
        - Ты о чем? - Алена захлопала глазами.
        - Выходим отсюда нахрен, пока нас не сожрало вместе с кораблем, - заявил и дернул за собой Аленку.
        - Ринни, ты только и можешь думать о добыче?! Даже здесь? - Укорила Алена, глядя как я накинул экипировочный пояс.
        - Тут много полезных штук, мало ли, - ответил важно.
        На обзорных дисплеях до самого горизонта не было видно ни одного пришельца, поэтому коленки мои еще не так сильно дрожали. Хотя, вспоминая рассказы очевидцев, можно легко поддаться животному страху и перестать мыслить адекватно. С ними не просто шутки плохи, с ними даже боевая пехота империи не справляется. Девораторы перемалывают ее, как игрушечную! Но что бы я не думал, у нас просто нет выбора. Покинуть корабль нас вынудили. Бросить Алису тоже. Надеюсь, это временно, выход всегда есть, его нужно всего лишь отыскать!
        Несмотря на уверения в пригодности атмосферы, помимо респираторов мы взяли и шлемы от скафандров, спустив их до тряпочек и уложив в боковые карманы.
        Попытались выйти по трапу, но безуспешно, дрянь уже наросла с той стороны. Пришлось выбираться через шлюзовую. Створки расходились независимо от внешних факторов, поэтому даже тонкие серые жилки никак не помешали нашему выходу.
        Пролез через них я первый, затаив дыхание. Мало ли схватят! Но эти штуки смахивали на безобидные растения, поблескивающие, будто гранит.
        Перед выходом мы закинулись нано - таблетками, ибо гравитация тут была в два раза выше, чем прежняя на корабле. Но это не помогло от ощущения тяжести и чересчур высокой опасности упасть с высоты. При нашей привычной гравитации десять метров - высота не опасная. А при этой уже так не поскачешь.
        Выбравшись наружу разинули рты, как планетарные туристы на станциях. Пахнуло зноем и отработанным топливом корабля. Если в первое мгновение я держал ухо востро и руку на кобуре, то теперь об этом даже речи не шло. До нас, похоже, вражеской пехоте дела не было. Мы стояли на относительно ровной площадке, по форме напоминающей ряды массивных бревен, конца и края которым не видно. Из этих бревен вблизи корабля и под ним росли ветви, что уже оплели добрую половину корпуса.
        Корабль не тонул, не оседал, он просто оплетался чем - то, напоминающим ветки, а в некоторых местах и паутину. Вроде бы движений этой дряни уловить было невозможно, но раз она за полчаса так оприходовала чужаков, тут явно присутствует живое! Или механическое.
        Кажется, мы в плену!
        Отступив от корабля, я понял, что под подошвами ветви сапог тоже стали пробиваться. О чем свидетельствовали первые отростки, коих я не видел, как только сюда вступил. А я ведь всегда смотрю под ноги!
        - Не стой на месте! - Предостерег Алену искаженным голосом через тройной слой фильтров.
        Девушка подпрыгнула едва ли не пискнув. Один сапог, похоже, вырвала с трудом.
        Позади, откуда мы прибыли поблескивала некая пленка отделяющая ангар от черного космического пространства. Нано - зрением можно было даже уловить далекие вспышки, вероятно, взрывы от попаданий плазмы. Но все казалось настолько далеким, что вообще никак не волновало.
        Осмотревшись вокруг, я понял, что сразу масштабы ангара определить невозможно. И дело было даже не в тусклом розоватом освещении непонятной природы, что равномерно ложилось повсюду. Дело было в том, что ангар казался мне бесформенным и непонятным вообще! Все в этих деревьях, вырастающих из неровных переборок. Пусть пространство и объемное, но по стенкам будто… Что?! Я заметил на стенах корабли! Они были похожи на паукообразные крейсера. Врастали в них, или наоборот - вырастали?!
        Если так, то ангар, в который мы попали исчислить можно километрами! Ряд их тянулся по всему видимому пространству и терялся в далеком тумане.
        - Он что, корабли выращивает? - Ахнула Алена, проследив за моим взглядом. - Ринни, не стой! Оно уже на ноге!
        Я рванулся, под ногами щелкнуло. Тонкие веточки песком ссыпались на землю. И тут же втянулись обратно в серую поверхность ствола.
        Меня передернуло от увиденного.
        - Чертова хернь, - выругался и посмотрел на корабль. Теперь он был похож на что
        - то Девораторское, только не покрытые еще крылья и крыша говорили об обратном.
        Вызвал мысленно Алису. Отозвалась, что все в порядке и в корпусе повреждений нет. Дабы не стоять на месте, двинулись к ближайшей стене, как нам казалось.
        - Это не может продолжаться вечно, - простонала девушка, высвобождаясь из новых вроде бы ненавязчивых щупалец.
        Чувство действительно было поганое. Двинулись в сторону ближайшей конструкции, походящей на колонну. Их тут было немного, и все они подпирали высоченный потолок, на котором витала дымка и не давала точной уверенности, что там он есть, а не продолжается пространство.
        Добравшись до основания мы порядком подустали. Но выдохнули с облегчением, ибо гравитация тут снизилась на порядок. Из колонны метров двести в обхвате на нас смотрела нора.
        - Думаешь, стоит? - Засомневалась Алена и тут же рванулась из пут. Если вначале нас пытались опутать робко, то теперь все более настойчиво. Нельзя было и двух секунд стоять на месте. И это добавляло нервотрепки.
        - У нас нет выбора, - ответил и пошел первым.
        Нора идеальной эллипсоидной формы метров шесть в высоту прибавила опасений. Я никогда не видел живых Девораторов, лишь в базе на фото. И то имперская служба безопасности всю всплывающую информацию о них быстренько удаляла, а источники блокировала. Поэтому впечатлений от картинок было немного. А здесь можно было воочию представить, насколько эти уроды огромны.
        Тоннель, в который мы попали, тоже состоял из поперечных сегментов, вот только значительно меньшей ширины. И было в нем что - то иное, нежели в ангаре. Видимо, все дело в звонком стуке от сапог. Я даже приостановился, проверяя, не полезут ли корни. Но ничего не произошло. Отполированный ребристый пол встретил нас безразличием. Кожа лица ощутила, что внутри стало на пару градусов жарче, а в воздухе прибавилось влажности.
        Все тот же розовый свет, заполонивший пространство равномерно настораживал сейчас больше другого. Он мне не нравился. Алиса говорила о неких инородных элементах в воздухе, как бы это они и не были. Микро светляки, или что - то в этом роде.
        Добрались до объемного зала, походящего на узел. Дальше три норы той же формы во все стороны, выбирай и гуляй себе на здоровье. Теперь я стал больше внимания обращать на жилки в стенах, что периодически подсвечивались, словно пульсировали вены.
        Мысль, что Владыка живой никак не выходила из головы.
        - Ты слышишь? - Алена смотрелась, как завороженная. Девушка позабыла об опасности, на лице отражался восторг.
        Ни хрена я не слышал.
        - Кажется отсюда идет звук, пойдем! - Воскликнула она и повела меня в сторону.
        Вскоре я услышал отголоски чего - то. Будто песня печальная и музыка для молитвы играла у меня в ушах. Пройдя десяток шагов, я уже не сомневался, что не сошел с ума. Сладкая слуху музыка эхом разносилась по тоннелю. Тем временем Алена неслась в десятке шагов впереди, растеряв всю осторожность.
        Я ускорился, чтобы догнать. Очередной перекресток и новый поворот. Тоннель стал уводить нас вниз, а затем мы просто заскользили по склону, присаживаясь на задницы и помогая руками, дабы не терять равновесие.
        Вынесло нас в огромный зал, наполненный музыкой и радужным светом. Глаза при этом не слепли, просто уши вяли от акустики. Некое ядро энергии крутилось прямо в центре зала. Оно было метров под десять в диаметре, и источало попеременно краски всех спектров, какие только возможно.
        Сами мы оказались к некой канавке, и когда двинулись вперед, поняли, что ядро это висит не просто в воздухе, а в вертикальном тоннеле, к краю которого мы подошли. Я тут же придержал Алену. Пусть гравитация тут вообще свелась к минимуму, но рефлекторно я побоялся провалиться в бездонную пропасть, стенки которой разными цветами освещало ядро.
        - Мне это все не нравится, - произнес, как можно громче, потому как музыка грела уши на всю катушку.
        - Это прекрасно, - прошептала Алена, и я услышал ее шепот даже через эти децибелы!
        Она высвободила левую руку из моей хватки и вытянула ее вперед. Что - то блеснуло, выдавая невидимую стену. От ладони ее пошли разводы, заигравшие тут же радугой. Девушка ахнула, будто только что испытала оргазм. Так она в принципе и реагировала на него, мне ли не знать.
        Вместо того, чтобы отдернуть ее, я полез и сам! Не знаю, что двигало мной. Зов музыки или любопытство. Даже стать зомби для меня сейчас не выглядело таким уж опасным вариантом.
        Я коснулся невидимой стены и в один момент до меня дошла некая истина. С корабля мы сошли лишь по одной причине. Эта хрень звала нас, и мы поперлись!
        Что - то кольнуло и прошло в меня за долю секунды. Теперь музыка была внутри меня, каждая частица тела вибрировала под умиротворяющий ритм, исходящий от чего - то нескончаемо большого. И в то же время ничтожно малого, нуждающегося в понимании. Радужные краски ядра пропали, их словно уничтожило взрывом, разнося частицы горящими огоньками. И все это вдруг замерло, превращаясь в объемную звездную карту, в центре которой сейчас находился мой разум.
        Это было сильнее, чем любой оргазм тела. Это был оргазм мозга! Мгновенный, сладкий, волнующе прекрасный… Но первый миг восторга и впечатлений прошел. Я стал всматриваться и разбираться в том, что мне было показано. И не потому, что это казалось мне любопытным. Просто я должен был осознать себя и то, что все еще могу мыслить, как человек! Но все было несколько сложнее.
        Я увидел себя огромной фиолетовой точкой, пульсирующей под ритм моего человеческого сердца, вокруг было много фиолетовых точек поменьше, а за ними тянулись зеленые и желтые… Будто это целый рой, идущий за маткой.
        Второй шаг мига тоже прошел. И я сумел понять, что это настоящая звездная карта. Сумел постичь это не своим мозгом, а осознанием в целом. Само ядро помогало мне в этом, воспользовавшись всеми моими знаниями, чтобы доступным языком показать примитивному человеку. Все оказалось настолько простым, что хотелось смеяться, будто я маленький ребенок.
        Я увидел нашу галактику, окраинные системы. По велению мысли переместился в Дароэр и понял, что тут происходит за долю секунды. Я отдалился обратно. Меня вдруг взволновало другое. Кажется, я заметил и другие фиолетовые точки, подобные этой. Они скапливались на окраине галактики, совершенно в другом месте. Там, у границ империи, где никогда не было Девораторов. Там, где империя их не могла ждать. И их были сотни. Неожиданно, как мгновенная мысль извне, пришло осознание. Все это время Девораторы были без Владык, они познавали новые миры, как малые дети. Но теперь к ним пришел истинный разум…
        Я очнулся, оказавшись, лежащим на полу. Алена застонала, приподнимаясь рядом. Зал все еще освещала играющий свет радуги от ядра, и музыка продолжала литься. Вот только она уже не была такой завораживающей. Она стала фоном, гулом, дуновением ветра. Ничем, что могло привлечь нас вновь.
        - Ринни, ты как? - Алена, видимо, очнулась немногим раньше меня. И подползла, выражая беспокойство.
        А я вдруг подумал, что мы идиоты! Девораторы могут быть рядом! А после нашего вторжения в мозг или отросток мозга их корабля, они разгневаются и нападут!
        - Нам надо уходить, - прохрипел.
        Алена энергичным кивком согласилась.
        Мы бросились назад, но пройдя с десяток метров, начали скользить обратно, ибо дорога уходила под крутым наклоном вверх. Пришлось искать иные пути отхода. Нору нашли, и она тоже уводила вверх. Я хотел было отчаяться, но заметил сбоку стены отверстие. Оно не было огромным, метра полтора в диаметре. И мы полезли туда, потому как в таких пространствах могли ощутить себя в некоторой безопасности. Деворатор вряд ли бы пролез в такой тоннель. Видимо, это была некая коммуникация корабля.
        На четвереньках петляли довольно долго. Чувство, что в стенах что - то бурно течет, не оставляло. А потом я расслышал треск и трение.
        - Сзади! - Взвизгнула Алена.
        За нами что - то следовало! Три плавных поворота, одна развилка, и мы выскочили в другой тоннель. Метрах в тридцати от нас стоял Деворатор!
        Трехметровая хрень с кучей конечностей напоминала сплющенного по бокам паука, переплетенного мощными корнями и тугими жилами. Приплюснутая голоса уставилась своими огромными фасетками прямо на нас. Жевала, что выходили из тела, приоткрылись. Такие запросто перекусят тело человека, как тростинку! Из пасти показался синий огонек, что играл и вращался, будто целая вселенная крутилась у него внутри. Корни вдруг плотно надвинулись на его голову и тело, блеснуло что - то полупрозрачное, будто энергетический щит. Конечности затрещали, и он неспешно двинулся прямо на нас!
        А мы бросились в противоположную сторону! Первый же поворот, куда мы завернули, оказался для нас спасением. Я едва успел занести свою задницу, Деворатор пронесся мимо!! А за ним еще один! И на этом они не закончились! Когда пронесся десятый мы лежали, не двигаясь и не дыша, и просто хотели слиться с полом.
        За пять минут я насчитал около двухсот солдат, пробежавших в непосредственной близости от нас. Веяло чем - то ядреным, как бы не той самой кислотой, которой они стреляли. Попади хоть капля на скафандр, разъест до кости!
        Но, похоже, им до нас дела не было. Они погружались десантом в выращенные крейсера. Откуда мне знать? Да после контакта с их ядром теперь много чего знаю. Просто еще не осознал, что конкретно и как с этим быть. Мне кажется, что там все, надо только капнуть, углубиться и полистать память, как книгу. И от этого совсем не весело! Как бы свои навыки не затереть всей этой Девораторской чушью.
        - Ты как? - Обратился я к Алене поднимаясь.
        - Нормально, - брякнула девушка.
        Мы как два не пуганных идиота, пошли дальше по тоннелю. И вскоре вышли в новых удивительный зал! Здесь не было ядра и музыки. Ни песен, ни плясок пришельцев и прочих элементов шоу - программы. Просто здесь была плазма Эро!!
        Целыми реками она текла по открытым каналам, будто какая - то невидимая мембрана держала ее от возможности растечься. Не прошло и минуты, я залился потом с ног до головы. Тут было градусов тридцать и веяло такой энергетикой, что щипало в глазах.
        - Ты же не думаешь, что это того стоит? - Попыталась остановить меня Алена. - Ринни?!
        Но я был поглощен этим обилием богатства. Мне не нужно было лезть в каналы. Я заметил резервуар неподалеку в форме эллипсоидной лужицы и двигался к нему, доставая на ходу пачку с нано - контейнерами для Эро.
        Подойдя ближе, я убедился, что вокруг нее витает столько точек плазмы, что у меня тары не хватит! Не нужно было лезть в резервуар и нарушать там какие - то процессы. Достаточно протянуть загребущую лапу и взять бесценные крупицы!
        - Ринни, не надо, прошу тебя, - простонала Алена, но было уже поздно. Я высыпал в руку частицы и бросил их в испарения.
        Контейнеры быстро появились, пройдя сквозь фиолетовую дымку и со звоном ударились о пол. Я кинулся к ним и с торжеством в груди убедился, что все десять контейнеров для Эро заполнены плазмой! Конечно, у меня были опасения, что в такой среде нано - контейнеры могут и не распуститься, или распуститься, но не заключить в себя плазму. Ведь одно дело - работать в вакууме и невесомости, а другое в условиях притяжения.
        У меня больше не было нано - контейнеров для Эро. Я за всю жизнь десяти единиц не собрал. Но у меня оставалось еще достаточно пачек для Дора. И я решил, что можно использовать и их. Но ничего не вышло. Стоило набрать в них плазму тем же способом, как полутора литровые контейнеры, заключив добычу, начинали плавиться и истончаться, пока не испарялись в энергии Эро полностью.
        - А если рванет?! - Алена ходила вокруг меня, как бестия, явно не осознавая сколько бесценного добра вокруг!
        А у меня горели глаза, я не знал, что и делать! Но уйти с десятью частицами Эро, когда их тут миллионы прост не мог! Я должен был что - то придумать!
        - Смахивает на энергоблок, - Алене было интереснее изучить, как устроен Владыка, нежели поживиться. Убедившись, что на меня воздействовать бесполезно, она решила отвлечься. И пошла бродить по залу, рассматривая каналы, коими был изрезан не только пол, но и стены.
        - Не отходи от меня далеко, - предупредил.
        - Ты занимайся, занимайся, я рядышком, - усмехнулась Алена. - Хомячок ты мой ненаглядный. Только не лопни.
        Не знаю, что на нас нашло, но страх просто улетучился. Конечно, я опасался, что Деворатор в любой момент может высунуться из любого прохода, коих было четыре, и плюнуть в наши наглые воровские хари. Но опасения были так далеки от чувства страха…
        Вернувшись к своей навязчивой идее, решил повозиться с заполненным контейнером. И вскоре сумел его вскрыть с одной стороны, разобравшись с крышкой. Вскрыл и второй, а затем, затаив дыхание, попытался пересыпать частицу в тот, где уже была. Фиолетовая точечка пошла нехотя, несмотря на хорошее притяжение, она плыла, будто издеваясь. Завершив процесс и проверив температуру контейнера с двумя частицами, я убедился, что нагрева нет. Риск мой оправдался! Я был счастлив!
        Так я пересыпал все в пять контейнеров, освободив остальные. Однако, собрать вручную еще частицы было сложнее, чем казалось на первый взгляд.
        Два контейнера я угробил сразу, залив их до отказа. Частицы притягивались друг друга, одна заводила соседнюю и так по цепочке затягивались все. Пока я пытался высыпать их обратно, контейнер попросту тек и испарялся. Следующие три я исхитрился заполнить аккуратнее, используя неудачный опыт. Жаба душила так, что я чуть не шипел от досады. В итоге у меня вышло семь контейнеров по две единицы и один с одной. Итого пятнадцать! Собрав все в сеть, я выдохнул с облегчением. Этой добычи хватит, чтобы купить себе и Алене место на Земле!
        Смирившись с тем, что больше мне не хапнуть, я окликнул Алену. В груди похолодело, ибо потерял ее из виду! Обошел источник, обошел второй. Ее нигде не было!! В сознании разрасталась тревога. А что если она коснулась чистого Эро?! От нее и мокрого места не останется!!
        Вскоре я нашел скафандр, беспечно брошенный прямо на пол! Я бы и сам избавился от своего. От жара под скафандром комбез уже прилипал к мокрой коже. Жутко хотелось пить, под респиратором горело лицо.
        - Алена?! - Я позволил себе крикнуть громко. Мне было плевать на то, что могут услышать какие - то там уроды. Мне нужно было знать, что с ней все в порядке!!
        - Здесь я, - раздалось за очередным источником. Этот был в углу, подальше от прохода. Я выдохнул с некоторым облегчением, услышав вполне адекватный голос.
        Но рано я радовался.
        - Тебе не жарко? - Выдала девица игриво. Она сидела, облокотившись о стену на снятом комбезе в одном лишь нижнем белье, которое успела прикупить еще на Эдде под шумок! У нее были распущены волосы, закрывшие часть ее лица, смотревшего несколько исподлобья. Это тут же напомнило мне покорных рабынь из темного прошлого. Слишком необычным казался мне этот взгляд!
        - Алена, ты в своем уме? - Я даже скинул респиратор, она и сама давно его сняла.
        И это было моей ошибкой, как показалось. Потому что, если это не химия, которая витала в воздухе, воздействовала так на сознание. То, мать вашу, что?!
        Вместо того, чтобы послушаться, она неспешно поднялась и повернулась ко мне попой, облокотилась руками на стену и выгнулась, как кошка, расставив ножки.
        - Ринни, я просто хочу тебя прямо сейчас, - простонала девушка, встряхнув гривой, и приспустила одной ручкой трусики до колен. - Давай обновим этот здоровенный корабль. Здоровенный, обожаю это слово.
        Возбуждение накрыло внезапно. Я скинул скафандр, затем с превеликим удовольствием избавился от пропотевшего изнутри комбинезона. Я понимал - мы безрассудные идиоты, что рискуем жизнью, трахаясь прямо здесь. Но… это так возбуждало!
        Подошел к ней и ухватив за волосы, шлепнул по заднице.
        - Оу! - Возмутилась Алена, показывая все же, что адекватна.
        - Ты похотливая, маленькая сучка, - прошипел ей в ухо. - Никто никогда не трахался на борту Владыки Девораторов.
        - Накажи свою похотливую, маленькую сучку, - не сказала, а простонала Алена.
        Я шлепнул еще раз, она вскрикнула громче. Но я больше не мог с ней играться, сил держаться больше не было. Член, что разрывало от налившейся стали, как никогда раньше, вошел в тугое влагалище, из которого просто текло чуть ли не ручьем. Алена сдержанно застонала.
        Такого экстремального секса у нас еще не было. В какой - то момент мне стало плевать на плазму, на все богатства мира. Я понял, что самое важное теперь со мной. Ибо даже в такой заднице мы можем насладиться друг другом. Мы можем быть счастливы.

***
        Собравшись, мы покинули парилку с плазмой Эро. Естественно я прихватил добычу и заставил Алену экипироваться. Удовлетворенные, бесстрашные, мы вернулись тем же путем и двинулись на перекрестке вслед за Девораторами, от которых едва смылись. Логика была проста: солдаты пришельцев двигались к крейсерам, а те в ангаре. Нам как раз надо было возвращаться.
        Алена уверила меня, что знает, как высвободить Алису из плена. Я поверил ей на слово. Больше ничего не оставалось.
        - Алиса, ты меня слышишь? - Позвал на очередном перекрестке.
        Она ответила! Ясный сигнал подавал надежды на то, что мы близко. Но нам пришлось еще долго шастать по тоннелям, прежде чем вышли в открытое пространство ангара.
        Шествуя по последнему тоннелю, как по финишной прямой, я задницей чуял, что на хвосте вот - вот появится Деворатор! Скорость их передвижения оценил, ему хватит трех прыжков, чтобы настичь нас.
        С зудом в заднице и вздыбленным затылком я выскочил с сеткой плазмы за плечами, как жадный хомяк с переполненными щеками зерен, которые затрудняли движение. Алена мчалась впереди, уверенно выбрав направление.
        Но вскоре мы поняли, что движемся не по полу, а по стене, которая тоже притягивала нас, вводя в заблуждение. Потому как частично поредевшие ряды крейсеров были справа от нас. А над головой оказалось светлое пространство!! Очень светлое! Не сразу сообразил, что это самые настоящие облака! Владыка летел прямо на планету. Видимо, хотел совершить посадку. Странно было и то, что никаких перегрузок при входе в атмосферы мы не почувствовали.
        - Скорее! - Рявкнул я, понимая, что как только корабль приземлится, ангар заполонит высаживающийся на планету десант! Мы просто попадем в мясорубку!
        А если не попадем, нас накроют имперцы! За планету тут бьются и зубами, и когтями, и лбами, до самого последнего солдата.
        По мере приближения к стыку потолка и пола гравитация ослабевала. Вскоре Аленка просто прыгнула и с легкостью оказалась горизонтально мне. Я последовал ее примеру, гремя контейнерами. Ринулись к колонне. Со стороны крейсеров показалось движение!! Такое ощущение сложилось, что муравейник ожил! Стены буквально взорвались от бурных перемещений. Девораторы, как муравьи стали лезть из всех щелей, заполоняя собой крейсера. Но не все! Толпы ринулись и по ангару к светлеющей границе, за которой уже виднелся планетарный рельеф!
        Мать вашу! Да мы прям мордой снижались в землю! Кораблю до лампочки, как и этим уродам, но не нам!! А снизу в ответ неслись энергетические потоки имперских орудий! Пока еще не прицельно, но чувство, что вот - вот залетит в ангар, не оставляло ни на мгновение!
        Я помчался так быстро, как никогда еще не бегал в скафандре. Алена поравнялась со мной и тут же втопила сильнее. Переплетенный бугорок на горизонте отозвался Алисой. За спиной загудели двигатели! Противнее гула я еще никогда не слышал. Барабанные перепонки готовы уже были лопнуть!
        Девушка завизжала. Попыталась заткнуть уши и тут же упала. Покатилась кубарем!
        Над нами пронесся крейсер, прорывая ангарную пленку и устремляясь навстречу агрессорам. За ним понеслись и другие. Я подскочил к девушке, вынул шлем из кармана, активировал и отдал ей. Уже в полуобморочном состоянии напялил и свой. Но легче не стало. Шатаясь мы понеслись дальше.
        - Ринни, поле врубай, прямо сейчас! - Сквозь жуткий гул раздался голос Аленки.
        Я подал команду Алисе, и кучка сплетений тут же озарилась голубой энергией. Не прошло и пары секунд, корни стали осыпаться песком, высвобождая корабль! Почему я сразу до такого не додумался?!
        Не дожидаясь, пока мы доковыляем, Алиса сама направила машину к нам навстречу с распахнутым трапом. Над нами пронесся желтый заряд фотона. К счастью, стекло скафандра успело затемниться, но нас отнесло потоком назад. Алену бросило в одну сторону. Мои склянки посыпались в другую! Алиса едва удержала курс на резком реверсе. Заряд тем временем ударил в стену, и теперь ударная волна от взрыва неслась обратно, прямо на нас!
        Не раздумывая, я ринулся за девушкой. Ухватил ее, потащил за собой. Волна накрыла нас, но скафандр спас. Поток сам понес к кораблю. «Сервис» вышел неудачным, припечатало в борт корабля, минуя вход. Зато Алиса хапнула всякого другого дерьма и пыли себе в салон!
        Кое - как мы заползли вовнутрь. Корабль понесся прочь, когда трап еще заезжал. Мы же в атмосфере, тут можно и так!
        - Аленка жива?! - Встряхнул я девушку. Она кивнула, и я понесся в рубку.
        Залетел в кресло, скинул шлем скафандра, накинул нано - шлем. Алиса вырвалась из ангара и теперь лавировала между потоками плазмы, линиями лазера, туч ракет и фононных шаров да потоков. Кажется, Владыку расстреливали всем чем только можно. Но ему, похоже, на это плевать, он шел на посадку, выкидывая попутно крейсера и десант на головы обороны, а также заливая позиции людей мощными потоками плазмы. Что там внизу творилось, я мог только с содроганием догадываться. Ад покажется курортом.
        Взяв управление на себя, попытался уйти с линии атаки, но едва не попал под Девораторский крейсер. К счастью, мастерство не пропьешь, вырулил в сторону. Как раз под ионный луч истребителя обороны.
        Сердце замерло в груди. Но поле удар сдержало и тут же погасло. Очередная встряска взбодрило. Врубив форсаж, я попытался взлететь повыше, уходя от месива вблизи земли. Плотность огня вокруг Владыки просто зашкаливала. На дисплеях было видно, что крейсера пришельцев сейчас везде, где только можно. Скорее всего многие прибыли с Владыкой. Одни еще в облаках, другие снижаются. Тучи истребителей бьются друг с другом на своим полях сражений. Крейсера империи подступают и обмениваются тяжелыми ударами с паукообразными кораблями Девораторов. Гибнут и дымящиеся, раскаленные, разрывающиеся и разваливающиеся на части грузно и будто бы замедленно устремляются к земле. Пришельцы тоже несут потери, но их больше… их, мать вашу, намного больше!!
        Вскоре в воздухе стало опасно. Девораторский истребитель увязался за нами. Долбанул плазмой по касательной и был подбит имперским летчиком. Тут же на хвост нашего спасителя сел вражеский корабль. Я активировал панель наводки, через пару мгновений обидчик оказался в перекрестии моего прицела! Лучшего способа проверить ионную пушку и не найти! Если бы у меня был боевой корабль, то рука сейчас держала бы гашетку. А так, пришлось обойтись виртуальной. Сигнал к атаке! И поток энергии вырвавшись с корабля полоснул по Деворатору. Дымящийся враг тут же отстал от нашего и пошел на снижение. Я долбанул еще раз и пролетел дальше, убедившись, что разнес его окончательно.
        С неким удовлетворением, а также с поврежденными двигателями, я повел машину на снижение. Сердце ухнуло, когда корабль потянуло вниз. Но я сумел удержать Алису от вертикального падения и пустил корытце на воздушных потоках.
        Подруга моя приползла в рубку, когда я уже наметил кусок равнины для посадки. Неподалеку был лесок, километра через три побережье. А позади целый город, где велись ожесточенные бои. Я бы лучше подальше отлетел, да боялся, что рухнем без тяги. Атмосфера - это мне не космические маневры, тут законы аэродинамики работают! Дух перехватывало от острого ощущения снижения и любой маневр болезненно отражался на хребтине. Земля стремительно приближалась, угрожая разбить нас вдребезги!
        Алена визжала… визжала и визжала. Даже когда я усаживал ее в кресло и пристегивал. Приближающаяся земля пугала ее почему - то больше, чем надвигавшийся недавно Владыка. Быть может все дело в ощущении притяжения в 1,1 g и соответствующих перегрузках?!
        Посадка оказалась довольно жесткой. Я попытался задрать нос корабля, и первый удар пришелся на брюхо. Меня, как куклу припечатало к панелям. Удар головой я перенес уже в мутнеющем сознании. Жаль, кажется, раздолбал нано - шлем.
        - Ринни! - Раздался крик моего ангела, когда корабль задребезжал, распахивания носом грунт и гася тем самым скорость. Сердце еще разок бухнуло в груди, и наступила резкая темнота с тишиной, будто это единое целое.
        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
        Люблю просыпаться и видеть самое красивое лицо перед собой. Пусть зареванное, грязное, уставшее и печальное.
        Сразу поцелуи, обнимашки.
        - Ну что ты, живой я, живой, - прохрипел, принимая объятия любимой. - Если бы не скафандр, пришел бы мне конец, это уж точно. Кости по всей рубке собирала бы.
        - Пошевели руками? Ногами? Вдохни? Что болит? - Засыпала вопросами Алена. Сейчас в рубке было спокойно и тихо. Корабль спал. Алиса скорее всего заглушила реактор, дабы мы не сгорели к чертям.
        - Алиса? - Позвал я все же бортовой. - Алиса?!
        - Ринни, успокойся, пожалуйста, - простонала девушка, приподнимаясь. - Кажется, что - то с проводкой, она при падении вырубилась. Питание ни основное, ни резервное не доходит.
        - Разберемся, - приподнялся и я.
        Голова закружилась. Алена тут же сунула бутылку воды. Как я рад, что успел пристегнуть эту юркую козу.
        - Целостность корпуса не проверяла? - Спросил, отхлебнув.
        - Да вот мне делать больше нечего! - Возмутилась. - Только целостность твоего черепа меня интересовала.
        Я хрипло рассмеялся. И тут же почувствовал вибрацию. Алена вскочила и подалась к иллюминаторам.
        - Мамочки, - ахнула.
        - Что там?!
        - Крейсер пришельцев в лесу упал.
        - Как далеко?! - В груди стало стремительно холодеть.
        - Километра полтора отсюда. Не уверена, - пролепетала Аленка. - А это плохо?!
        - Мы чистом поле, - прокомментировал. - И это не космос. У них могут быть другие приоритеты. Как раз такие, когда надо выковыривать людей из укрытий.
        - Ринни, ты пугаешь меня, - укорила девушка и присела рядом.
        - Ладно, не буду. Все хорошо, Девораторы не тронут нас, пробегут мимо, поздоровавшись.
        - Вот только сарказма мне не надо, - фыркнула и продемонстрировала пистолет. - Я буду драться до конца.
        - Ну если только до их конца.
        - Это и имела ввиду, - заявила важная.
        Попытался подняться. Затаив дыхание и проверяя ощущения, встал сперва на колени, затем на ноги. Шатало, но в целом чувствовал себя неплохо. Алена придержала под предплечье. Неимоверная тяжесть тела говорила о том, что нам придется очень несладко! Притяжение придавливало нещадно. Как же давно я не был на планете!
        Выйдя в коридор, чуть не подавился пылью. И не потому, что не ожидал ее тут ощутить. Я увидел фиолетовое свечение!! Мою вязанку с плазмой Эро ударной волной занесло прямо на борт! Как я сразу не заметил?! Как Алена не заметила?! Или заметила?! Но не сказала, коза такая.
        - Что хомяк, жизнь удалась? - Раздался почему - то гнусавый голос Алены позади.
        - Собираемся, надо валить отсюда! - Спохватился, ухватил вязку и понес в грузовой.
        - Ринни, тебя шатает, а ты решил затариться в дорогу?! - Укорила девушка, но я уже не реагировал. Долго объяснять, что надо припрятать добычу на корабле и бежать отсюда в поисках укрытия, дабы спасти и себя и Алису. С собой Эро решил не потащить, ибо неизвестно, что за собой притянет излучение плазмы вне корабля.
        Закинувшись остатками нано - таблеток, мы выскочили. В ноздри ударил свежий прохладный ветерок, от первого же вздоха закружилась голова и ноги чуть не подкосились. Алена придержала. У самой глаза по пять копеек, видимо, и она давно на планету не вступала. Особенно такую зеленую! У меня самого глаза разбегались от колоритных красок, а внимание рассеивалось в таком обширном пространстве без границ.
        С трапа шагнули на мелкую травку, оценив глубокую земляную борозду, изуродовавшую луг, что тянулась от корабля и до самого горизонта. М - да… корабль пропахал добрый километр, если не больше. И не зря я так разогнался, надо было подальше от бойни отлететь. Судя по далеким облачным вспышкам, мы километрах в тридцати от Владыки. Если присмотреться, видна верхушка его корпуса и рои точек вокруг. Уже и непонятно, что там происходит, и кто кого. Только с города периодически выстреливало, и доносились отголоски мощного шума от погромов.
        Над верхушками леса виднелась серая дымящаяся спина крейсера. Даже на приличном расстоянии от опушки было слышно, как отчаянно трещат деревья. Десант пришельцев вываливался наружу и в любой момент мог появиться из леса и броситься на нас! К счастью для нервной психики, мы еще не видели страшных чудовищ среди деревьев. Уже без скафандров, в минимальной экипировке двинулись в сторону виднеющихся на горизонте строений.
        Бежать приходилось по земле. Хромота вновь дала о себе знать, я постоянно спотыкался о ухабы, камни и чертовы норки. Алена мчалась более уверенно, но постоянно оглядывалась.
        - Ринни, быстрее! - Вот и настал момент, когда она получила, чего ждала.
        Из леса показались первые монстры! А мы еще и половины расстояния до первых зданий не преодолели. По мере приближения к городу, шум от боевых действий только усиливался. Если поначалу в небе то и дело проносились истребители, полосовали заряды в высь, что - то хлопало, прилетало обратно, взрывая и разрывая. То теперь все это слилось в одну сплошную музыку, которая становилась просто громче.
        Оглянувшись, я и сам убедился, что надо шевелить ватными ляжками во что бы то ни стало. Я бы закинулся порцией нано раз в десять большей, лишь бы двигаться быстрее. Но таблетки кончились. Плевать, что уже через часа три начнется такая невыносимая ломка… дожить бы! Из леса неспешно выходили первые Девораторы. Смертоносная пехота, бьющая копытами в нетерпении своим уродливо - грозным видом ввергала в неконтролируемую панику. Видимо, они решили собраться все, а затем толпой ринуться в атаку.
        Из - под леса крупных конечностей показались мелкие паукообразные, которые не стали дожидаться остальных, а бросились в сторону нашего корабля и вскоре облепили его, заглянув и во внутрь. Трап я предусмотрительно оставил спущенным. Если убедятся, что там никого, корабль не тронут.
        Алена дернула меня за собой. По скорости я стал сдавать сильнее. Если большие Девораторы еще не решались атаковать, то мелочь уже стремилась к нам омерзительно шелестящей лавиной!
        Впереди раздался мощный выстрел и что - то реактивное полетело в сторону скопления. Не успел опомниться навстречу нам выскочил робот! Точнее ходячий танк. Пятиметровая бандура в броне и на ножках, с кучей стволов смотрелась сейчас на удивление грозной и прекрасной спасительницей нашей.
        Девушка ахнула, падая на землю. Вероятно, испугалась что эта штука пришла по нашу душу. Но я поднял ее за собой и бросился дальше, уходя с линии атаки. Танку точно было не до нас. Когда поравнялись с ним, показался и второй, шествующий на подкрепление из руин города.
        А там действительно уже были руины. Кое - какие небоскребы еще сохранили свою целостность, поблескивали частью уцелевших стекляшек и бахвалились чудом дизайнерской мысли. Но в целом от города уже ничего не осталось.
        Впереди показалась траншея, чуть левее и дальше бетонный дзот, еще дальше мобильная турель с двуствольной лазерной пушкой. Такая техника мне знакома. Замелькали люди в зеленой имперской форме вперемешку с вояками в синей. Видимо, местные войска. Кажется, оборону тут держали хорошо, судя по тому, что окапались заранее и имели уцелевшую технику.
        - Приготовиться к отражению нападения! - Горланил какой - то командир из дзота.
        - Гражданских в укрытие! - Кричал еще один из траншеи. - Отзывайте авангард!
        - Шестой танковый батальон на позиции! - Раздалось с другой стороны. - Артиллерия огонь! - Рявкнул четвертый голос.
        И долбануло так, что в ушах зазвенело. Не синхронные залпы из глубины руин забарабанили по перепонкам, как барабанщик по оголившимся нервам. Это мне, мать твою, не космос скупой до звуков! Сжал зубы, стараясь изо всех сил терпеть эту боль.
        Энергетические потоки полетели в сторону упавшего крейсера и моего корабля! Алиса, о Боги Вселенной, хоть бы тебя не зацепило!!
        Отчаяние накрыло до того, как накрыл ответный огонь со стороны пришельцев. Только что светлое небо над головой вдруг стало красным. Какой - то местный солдат со здоровенной винтовкой наперевес ухватил меня и потянул за собой. Теряясь в пространстве, я все же сумел сообразить, что и мою напарницу уже уводят из - под обстрела. Но в ушах не прекращался звон. Кажется, меня малость контузило.
        Как ни странно, остроту сознанию вернул проносящийся метрах в ста впереди широченный поток плазмы. Это что - то напоминало лазер или даже нескончаемую струю фотона, что не теряет своей формы даже при воздействии притяжения планеты. Линия унеслась, пронизывая и разогревая все, к чему прикоснется. Посыпалась стена, поднимая клубы пыли, что накрыла собой и пулеметный расчет на крыше ближайшей двух-этажки. В глубине руин раздался взрыв. Крики командиров и солдат, крики ужаса и боли, гам и суета, все слилось и переросло в хаос… Завибрировала земля. От мощных импульсов танковых выстрелов, казалось, что колеблется воздух вокруг. Я это кожей ощущал.
        Оказавшись в канаве, я тут же отыскал глазами Алену, которую вели впереди. Ее уже несли чуть ли не на руках. Битва разгоралась, а мы вскоре занырнули в бункер. Бетонными переходами нас вывели в местное убежище, подальше от линии обороны города.

***
        Элана - кислородная планета Дароэра считалась для жизни чуть ли не курортом. Наверное, по шкале из десяти тянула на семь с половиной баллов. Сюда так просто рейдеру было не попасть. Чаще отказывали в посадке без объяснения причины. Отрепье тут не водилось. Единственная кислородная планета в портовой системе жирела и процветала. До тех пор, пока сюда не вторглись пришельцы и не смешали все с грязью, дерьмом, мухами и котлетами.
        Надо отдать должное местному городу. Люди здесь дали достойный отпор. Видимо, когда Девораторы атаковали систему, в округе сделали верные выводы и мобилизовали все силы.
        Плюс имперские войска подоспели. Быть может в планах их не было помогать, скорее бежать от превосходящих сил. Но теперь они бились сообща. Если в первый раз я счел сопротивление города сломленным, то теперь был уверен в обратном. Окопались тут не хило. Да и местное метро, больше походившее на подземный город, и в ус не дуло, что сверху военные бьются с пришельцами.
        По незамысловатым тоннелям пучеглазый, молоденький солдатик вывел нас в подземку, откланялся и оставил лицезреть у края платформы на пребывающий поезд.
        После всего, что с нами случилось за последние сутки, это выглядело, как - то еще издевательство! Мы так и встали, как идиоты, глядя на тихую мирную обстановку. Сюда даже звуки сверху не доходили. А далекая едва ощутимая вибрация от тяжелых ударов заглушалась гулом, исходящим от локомотива.
        Поезд остановился. Разъехались створки и на платформу стали неспешно и непринужденно выходить солдаты. Бравые, чистенькие, с блестящими лазерными винтовками и прочими военными побрякушками на поясах. Эти походили на настоящих спецназовцев. Морды матерые, блещут опытом. Посмеиваются, болтают между собой, будто собрались на прогулку.
        - Строимся, - раздался строгий старческий голос. - Не забываем рюкзаки! Командиры взводов доклад. Минута времени.
        Взяв за руку Аленку, я двинулся к поезду, пока тот не отчалил обратно. Судя по всему, эта станция конечная. Сколько ждать следующего, хрен его знает.
        - Не всех эвакуировали что ли? - Раздалось из строя.
        - Да ты глянь на них, это не местные. Смотри, какие стволы у них.
        - Сильно же их потрепало. Ребят, там еще Девы остались?
        - Отставить разговоры! - Рявкнула командир перед строем и прокашлявшись добавил: - Всем уродцев хватит, что распереживались?! Кому не хватит, отправлю в Гибер. Там пекло, что в преисподней. А то вам все, блин, курорт… Хм, так! Слушай боевую задачу…
        Мы прошмыгнули в вагон. Комфортное мягкое сиденье встретилось с задницей с такой любовью. И если бы та умела говорить, то тут же ахнула в блаженстве. Белый мягкий свет, кондиционер, широкие чистые окошки да изящные поручни, и мы одни пассажиры во всем вагоне, если не во всем поезде. Я приобнял Аленку, она положила голову мне на плечо. Как хотелось сказать ей, что не могу без нее жить. Но сил не осталось даже шевелить языком. Поэтом я просто поцеловал ее в пыльную макушку. Чихнул. Аленка усмехнулась и прижалась крепче.
        Инструктаж командира прервался закрывшимися дверьми. Состав двинулся, вскоре платформа сменилась мелькающими огоньками в темноте. Поезд понес нас по тоннелю, набирая скорость.
        Следующая станция была более оживленной. В вагон к нам даже зашел один человек. Судя по одежде тоже военный, но какой - то хлюпенький, без оружия, только с планшеткой наперевес. На третьей уже виднелись достаточно большие пространства и какие - то ларьки. Но опять же, большая часть народа - это были военные. Здесь можно было увидеть, как собираются группами вояки, строятся коробками, просто бродят. На следующей станции я понял, что Алена уже посапывает на моем плече.
        Пропустив еще станции четыре, я решил, что хватит нам углубляться в незнакомый подземный мир. На платформах уже было много гражданских людей в причудливых пестрых одеждах. Такие заходили в вагон и посматривали на нас с неподдельным интересом.
        Выскочив на платформу, мы осмотрелись. Первоочередной задачей, конечно, было поесть, ну а дальше - разобраться с ночлегом. С собой у меня были кредиты и немного воды, что в спешке прихватил.
        На невзрачной платформе с частыми колоннами поезда двигались в оба направления с заметной регулярностью и шумом. Эскалаторы работали, поднимая вверх и спуская людей, виднелся второй этаж. А также переход куда - то вниз. Прямо по центру стоял стеклянный ларек, у которого толпился народ. Людей здесь было намного больше, чем на прежних станциях. Они угрюмо двигались в потоках, стояли, уткнувшись в свои планшетки, ожидая поезд. Недолго думая, я решил спуститься еще ниже. На движущейся лестнице едва не потерял равновесие, Аленку тоже шатнуло, но в целом мы справились с движущейся лестницей. Впереди стоящий оглянулся на нас, одарив недобрым взглядом и стал спускаться сам, не дожидаясь пока его довезут механизмы.
        Эскалатор вывез в зал, пройдя в потоке людей, мы очутились в довольно обширном пространстве. Море деталей за стеклянными стенами запестрили в глазах. Это были ларьки, выстроенные по обе стороны рядами. Их миновали, показались кафешки, магазинчики и офисные помещения.
        Отошли в сторонку, дабы осмотреться. Люди в потоке вообще двигались, как зомби, не обращая на все это никакого должного внимания. А мы, как два зеваки в чужом мире, озирались по сторонам. Заметил, что все же украдкой на нас посматривали прохожие. Некоторые с удивлением, другие с брезгливостью и недоверием. Все куда - то спешили, будто под землей жизнь кипела не хуже, чем в городе до войны.
        - Аленка, ты кушать хочешь? - Посмотрел на своего несколько ошалелого зверька.
        Не часто бывает, что заносит то в пасть к чужому, то в чужой мир, где уже распахнули пасти мы сами. Космические платформы и станции - это для всех. А тут совсем другое дело. Будто вторгаешься в чужой быт и ждешь, пока тебя не заметили и не выгнали. Ощущение вороватости не оставляло.
        - Мне бы в туалет, - призналась скромняга, краснея.
        К нам подошел странный на вид мужчина. Одет он был в желтый костюм с красными полосками, немного напоминающий летный комбез.
        - Добрый вечер, граждане, - начал с открытой улыбкой. - Я Ибрагим, сотрудник министерства гуманитарной помощи. Простите за навязчивость, но мне показалось, вам бы не помешала помощь.
        - Здравствуйте, Ибрагим, - не растерялся, представил себя и девушку.
        Мужчина отвел нас в туалет, который оказался за углом. В мужской очереди не было, а вот в женской чтобы пробиться, пришлось Аленке постоять.
        Ибрагим дисциплинированно дождался нас и затем повел в свое помещение. Это была столовая, где ютились люди. Зал вполне просторный, а гостей не так много. В основном семьи. Я разу заметил реакцию Алены, которая во все глаза начала рассматривать ближайшую девочку лет семи отроду.
        - Джана, покорми вновь прибывших, - сказал спокойным голосом Ибрагим подошедшей черненькой девушке, одетой тоже в желтое с красным.
        Девушка усадила нас за столик и принесла поднос с едой. Мы тут же накинулись, ибо это была уж точно не синтетическая еда! Хотя бы даже потому, что пахло невероятно! Изумительного вкуса картофельное пюре, котлета, салат оливье, какого я лет пятнадцать не ел!
        Пока наяривали за обе щеки Джана с открытой улыбкой смотрела на нас, усевшись напротив.
        - А вы к нам откуда? - Поинтересовалась наконец она. Видно, что ей не терпелось расспросить, но дождалась пока мы примемся за компот.
        На местных мы вообще не были похожи. Тут все в основном черненькие, Аленка русая, а я заросший, лохматый абориген с какой - нибудь дикой планеты.
        - Мы с имперского флота, - начала я. - Обслуживающий персонал с крейсера.
        - Ух ты, - у Джаны глаза загорелись. - Спасибо вам большое, что помогаете нам.
        - Да что там, - отмахнулся. - Корабль разбился, вот добрались до вас.
        - Как разбился? - Ахнула Джана.
        - Так в небе же бой не шуточный…
        - Извините, но я попрошу, - Ибрагим подскочил с заметной прытью и перебил меня. - Для спокойствия граждан, поменьше бы о военных делах. Ладно, Ринни? И вас Алена попрошу о том же.
        Только сейчас заметил, как на нас посмотрели окружающие. Такое впечатление сложилось, что местные власти заинтересованы в том, чтобы люди были в неведении. И вбили себе в головы - империя прилетела и всех вскоре спасет. И никаких упавших крейсеров в помине быть не должно, ведь империя самая сильная и несокрушимая.
        Спустя полчаса нас из столовой выпроводили. Жаль, я заметил, что в смежном помещении размещали людей на ночлег. Но все равно довольная улыбка не сходила с лица. Мы поели тысяч на пять, и даже не заплатили!
        - Ринни, я еле на ногах держусь, - простонала Алена. - Ты мне что за колеса дал, а?!
        - А ты кушала, даже не разобравшись?
        - Я ж тебе верила, гад ты такой, - горько усмехнулась девушка, вешаясь на мою руку.
        Двинулся обратно к Ибрагиму.
        - Извините, мы обеспечиваем только граждан Эланы, - встал вдруг в позу мужчина.
        - Спасибо, - кивнул я. - Так императору и передам, когда мы вас отобьем. Развернулся и пошел с Аленкой под руку.
        - Стойте, - раздалось позади. - Мы сможем разместить вас на сутки.
        Развернулись обратно.
        - И медицинскую помощь, - заявила Аленка с ехидной улыбкой.
        Ибрагим нехотя кивнул.
        - Что такое, малыш? - Спохватился я.
        - Да ничего. Нормально бегается, Ринни? - Ответила не без иронии.
        Заботу оценил. Она ведь на мое колено намекнула. А я - то вдруг подумал о том, что с ней что - то не так!
        Нам предоставили комнату с двумя двухъярусными кроватями. Мы люди скромные, космические. Завалились на одну вдвоем. Примерно через полтора часа меня накрыла ломка, а затем и Алену.
        Если бы не медики, подоспевшие вовремя на наши крики, всех посетителей гуманитарной помощи бы распугали. Нам что - то вкололи, и боль прошла, поставили допотопные капельницы. Сутки мы отлеживались. С коленом мне никак не помогли, сказали, что растяжение и нужен покой, постельный режим и все такое. Я бы им ответил, что нужно пять минут в медкапсуле полежать, и все готово. Да что с них взять? Отсталый народ!
        Находясь в полном неведении, что творилось наверху, мы покинули объект гуманитарной помощи спустя неделю отдыха. Надо было и к гравитации привыкнуть немного и восстановить силы. Нам конечно стимуляторов надавали, но они не имели эффекта, подобного нано - таблеткам. Мышцам приходилось туго, двигались мы, как дед с бабкой. Ибрагим первые сутки вился вокруг да около, спрашивая о самочувствии, но выгнать так и не решился. Джана таскала еду прямо в постель, будто мы принц с принцессой. А в последний день нам даже предложили помыться. Отказываться было бы кощунством, да и пованивало от нас, судя по невольно кривящимся лицам окружающих. Душевые кабины оказались невероятно просторными, а вода мягкая, теплая и лей сколько хочешь!
        Душ с Аленой мы приняли вместе. А потом довольные решили собираться. Конечно, нужно было по очереди, дабы охранять вещи и оружие. Но простодушие местных нас подкупило. Ну и… просто хотелось уединиться и попробовать новых ощущений.
        Прогулявшись вдоль ларьков, мы вновь привлекли внимание. На этот раз мужчина был сотрудником местной полиции. Добрый молодец лет тридцати с аккуратной бородкой, глазами - пуговками и улыбкой до ушей представился и тут же заявил серьезно:
        - Извините, но в зонах убежища с оружием нельзя.
        - Да? - Наигранно удивился я. - А ничего, что наверху война?
        У самого представителя закона только шокер на поясе, судя по квадратной иконке с изображением двойной молнии. Такие детали я замечаю всегда и на оружие смотрю в первую очередь.
        - Хм, - замялся полицейский, но тут же перестроился. - Если вы военные, будьте добры показать документ.
        - В смысле? - Возмутился я, мне казалось, что он нас побаиваться. И можно этим воспользоваться.
        - Ну, эм… наряд, маршрутный лист, приказ или предписание, - выдал, будто заученное.
        - Да откуда у нас? - Развел руками. - Мы не местные.
        - Хм, - опешил мужчина. - Вы не могли бы пройти со мной в отделение? Зададим стандартные вопросы. Составим протокол, чтобы вас больше не задерживали. Это не займет более пятнадцати минут.
        На ловушку не похоже. Спорить смысла не было, пошли за мужчиной. Отделение было еще на этаж ниже и напоминало обычный офис по продаже ресурсов, только вместо простых менеджеров мелькали полицейские.
        Нас завели в отдельную комнатку с диванами и круглым столиком.
        - Будете кофе? - Предложил полицейский.
        Кивнули. Конечно, будем, раз угощают! Мы уже распробовали этот чудесный бодрящий напиток. Кофе - машина стояла тут же. Полицейский сам начал суетиться, готовя нам напитки.
        Появилась блондинка в строгом костюме, довольно симпатичная. Она даже улыбнулась мне мило, но я постарался не выказывать особого интереса, дабы не обидеть Аленку.
        - Здравствуйте, граждане. Я принесла бланки, сэр, - произнесла тоненьким голоском.
        - Оставь на столе, - брякнул мужчина важно, даже не взглянув на девушку, и тут же улыбнулся нам, поднося кофе в мизерных чашечках.
        - Спасибо, - брякнула Аленка, потянувшись к тарелочке с маленькими пирожными. Полицейский суетливо уселся напротив и посмотрел пытливо.
        - Вы ведь военные? А откуда к нам пожаловали?
        - С имперского крейсера мы, - решил придерживаться одной версии.
        - Ух ты ж как! - Подпрыгнул полицейский. - Подоспели - таки! Ну вы хоть расскажите, что да как. А то нас тут в подземке уже второй месяц держат в неведении. Как эвакуировали город, от властей ни весточки. Только репортеры слухи распускают разные. Ладно бы сходилось все, да лепят каждый, что горазд.
        - Да что рассказывать? - Пождал плечами, отхлебнув горький кофе. - Ваши вояки с нашими десант отбивали. Кончился он, или нет, мы сами не знаем, неделю тут уже сидим.
        - А к нам - то как занесло? Не раненные вроде. Да и для раненных отдельные зоны отведены, чтобы граждан не пугать.
        - Крейсер наш упал, - продолжил я, у полицейского глаза округлились, рот раскрылся. - Пришлось спешно убираться, пока нас десант Девораторский не накрыл, успели до оборонительных рубежей добраться.
        - Ой, всевышний помоги, - ахнул мужчина. - И как там наши солдатики?
        - Да вроде бы отбивались. Держат оборону, с техникой, можно не волноваться.
        - А крейсер ваш как? Не на город упал?
        - Не, рядом.
        - А куда хоть? - Полицейский загорелся расспросами.
        - Да кто его знает, - пожал плечами. - Нас в метро вывели. Мы с конечной и поехали.
        - Этой ветки? Джоунской?
        - Да откуда нам знать, - развел руками. - Вроде бы этой. А что вы так переживаете?
        - Да так вышло, что я за три дня до событий квартиру в элитном районе купил, продав две старые, на северо - западе города взял, в самом экологически чистом районе, с видом на парк и озеро. А застраховать не успел. Вот теперь переживаю.
        - Да не переживай, - отмахнулся я. - Сюда целая армада имперская мчится, скоро всех пришельцев переловят и перебьют.
        Алена посмотрела на меня с кривой ухмылкой. А я уселся, откинувшись на спинку, и глазом не поведя. Нельзя мужика расстраивать, что от города одни рожки да ножки остались. Пусть еще теплит надежду. Порой, это все, что у нас есть - надежда.
        Полицейский еще немного поспрашивал, но вскоре его окликнул другой. Похоже, начальник. Тот накинулся заполнять бумажки данными с наших слов.
        Закончив, штампанул два бланка и вручил.
        - Вот теперь все формальности соблюдены, - произнес несколько торжественно.
        - А не подскажете, где можно получить современную медицинскую помощь? - Аленка была вежливей некуда. - Гравитацию вашу тяжело нам переносить.
        - Ох, - спохватился мужчина. - А что ж вы раньше не сказали? По вам и не видно, уж простите, господа императорские пилоты. Нужно медицинское обследование? Так я живо распоряжусь по поводу госпиталя и последующей реабилитации за счет местного бюджета. Статья имеется, межзвездные соглашения мы выполняем четко…
        - Не, не, - прервал. - Спасибо конечно, но не стоит хлопот. Нам бы таблеток каких, чтобы переносить легче. Нельзя там тут отсиживаться, наше командование уже ищет. Могут и за пропавших без вести посчитать. Тогда без жалования останемся.
        Плел я… ой плел.
        - Есть препараты для быстрого восстановления, - предложил полицейский. - Используются у нас спортсменами.
        - А нано? - Вмешалась Аленка. Похоже, она подсела на эти штуки. Отходняк ее уму - разуму не научил.
        - Нано у нас по закону запрещено, - ухмыльнулся полицейский. - Это в военное время таможни не работают, так никого с нано технологиями на планету не пустят, даже если что в самом человеке. Строго с этим.
        - Позвольте, я приглашу нашего врача, он проконсультирует.
        Примчался дедуля и представился доктором наук. Я объяснил ему проблему. Он предложил препараты по быстрому восстановлению мышц, но предостерег, что нам надо отдыхать. Ибо органам сейчас не сладко приходится, особенно сердцу. Я и сам об этом знаю. Но дедуля не учел одного - тренированные мы. Каждый месяц то в корабле, то на станции. Притяжение скачет от нулевого до полноценного. Наверное, я помру лет через десять. Но всегда сетую на медкапсулу, что все может поправить. Восстановить клетки и наладить моторчик.
        Таблетки искать не пришлось. Все нам принесли буквально за считанные минуты. Суетились так, будто мы дипломатическая делегация великой империи.
        - Не подскажешь, а у вас тут обмен валюты производится где - нибудь? - Спросил между делом и продемонстрировал золотую монету номиналом в тысячу кредитов.
        Полицейский снова засуетился. Отбежал, вернулся с пачкой цветных банкнот.
        - Возьмите, пожалуйста, - протянул вместе с какой - то бумажкой. - Тут курс валют, чтобы вас не надули, на первое время хватит. Если что, обратитесь в любое отделение полиции, вам помогут еще.
        - Спасибо, - я протянул ему монету. - Этого хватит?
        - Что вы, что вы! - Отшатнулся полицейский. - Не нужно. Спишем на представительские расходы.
        Мы переглянулись с Аленой. Если это не сказка, пусть и подземная, пусть и во время войны, тогда что?!
        Еле ноги унесли из отделения, где нас начали гонять другие полицейские по одним и тем же наболевшим вопросам.
        Дальше двинулись по новому подземному уровню. Со счета я не сбился - это уже минус третий. Тут было некое подобие переходов и улиц для пешеходов. Приплюснутые дома, вывески рекламы, офисы вдоль тротуаров, под ногами отполированный до бежевого бетон. Все, как в обычных городах, только потолок на глаза давил. В ширину и даль - просторы, а над головой три метра и все в лампочках, обеспечивающих свет, будто мы на улице днем. Люди шатаются по своим делам, через витрины в магазинах видно, как возятся с покупками, через окна за столиками сидят, попивая кофеек. Все спокойно и размерено.
        Здесь на нас прохожие стали посматривать с заметным интересом. Некоторые даже здоровались!
        Заметил людей в форме, стоящих за высокими столиками у какого - то ларька, веющего жаренным мясом. Десять человек, рюкзаки сложены одной кучкой, оружия правда не увидел. Морды смазливые, похоже, рекруты. Но один был вполне матерый.
        - Ринни, - Алена остановила меня.
        Я уже собирался подойти к группе военных с расспросами. Меня интересовало лишь одно. Знают ли они, что там с обороной города! Конечно, цинику вроде меня плевать на этот мир, но не плевать на свое имущество. Ибо успех даст нам возможность добраться до корабля. Полиция и граждане в неведении, но эти - то должны что - то знать?! Хотя бы старый вояка.
        - Ну что? - Посмотрел на девушку с любовью.
        - Может, стоит осесть тут на некоторое время? - Пожала плечами Аленка. - Ты же хочешь скорее свалить с этой планеты? Но ведь люди к нам хорошо относятся.
        - Аленка, ты такая умная, порой бываешь, - усмехнулся. - Но дальше своего очаровательного носика не видишь. Стоит планете отбить вторжение, нас тут же возьмут на учет, как не идентифицированных. В лучшем случае вышлют, в худшем заявят по инфосети в имперскую базу, и о нас узнает Вагнер и подобные ему ищейки.
        А в самом худшем - за мной прилетит толпа гвардейцев принцессы Филисии!
        - Да когда это случится - то?! - Взвинтилась подруга.
        - Поверь мне, скоро. Анализируй ситуацию. Разбитый флот подкрепления прибыл с Владыкой. Тут может еще какие соединения империи были, но крохи. И все это уже не дает пришельцам захватить планету. А когда армада перебьет всех в системе, они примутся за планету.
        - Откуда ты знаешь, что так будет?!
        - Видел, - признался я. - Владыка в системе один. И он здесь. Как только его грохнут, Девораторы начнут проигрывать.
        - Тогда расскажи мне, пожалуйста, жук хитрый, какой у тебя план, просвети глупую женщину, - возмутилась Аленка.
        - Я не говорил, что ты глупая.
        - Ага, - прогнусавила девушка.
        - Слушай, - сдался. - Нам нужно добраться до корабля, когда все стихнет и улететь. Но, похоже, там не все в порядке, придется провести ремонт. В любом случае, не мешало бы узнать, что творится на верху. Видишь, тут все ходят, как божьи одуванчики и ни о чем плохом не думают. Попробуй тут скажи, что их город уже сравняли с грунтом.
        - Ринни, тебя волнует твоя Земля? Или что - то есть более важное? - Выдала вдруг.
        Застала врасплох, но я быстро перестроился. Глядя в ее требовательные глазки хотелось просто сдаться, но нельзя! Девочка не совсем понимает ситуацию. Тут меня империя сцапает без малейших шансов улизнуть. Без плазмы Эро я не смогу от них убежать. А Земля - это некий бонус. Идеальный вариант, при котором уже никто не достанет.
        - Алена, я задницей чую, что отсюда надо лететь!
        - Ты не ответил, - фыркнула девушка.
        - Слушай, между прочим, у меня есть еще один очень дорогой мне друг!
        - Она просто бортовой компьютерный мозг! - Алена сразу поняла о ком я.
        - Я с ней двенадцать лет, она мне… как мама!
        - Ринни, ты совсем дурак, да?!
        Вот и первая ссора. Я надулся. Аленка тоже. Минут пять мы стояли, глядя куда угодно, только не друг на друга. При том, что оба знали, друг без друга мы уже никуда.
        - Алена?
        - А? - Произнесла будто бы нехотя.
        - А давай выпьем где - нибудь. Просто расслабимся? Тут такие все милые, мы как лисы в курятнике. Не находишь?
        Моя козочка пожала плечиками, хотя в ехидном взгляде промелькнула нотка согласия.
        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
        - Половина моя, - заявила Алена, поглядывая на пачку местной валюты.
        - Ну и что ты с этим будешь делать? - Усмехнулся, небрежно отдавая без счета часть купюр.
        - Что и положено делать женщине с деньгами, - выдала хитро, поглядывая на витрину местной одежды!
        - Уж не думаешь ли ты, что стоит менять наши универсальные, надежные, испытанные боями комбинезоны на это бутафорское тряпье?!
        - Ну, Ринни. На нас, как на белых ворон глазеют. Тебе бы тоже не мешало на время приодеться. Хотелось бы взглянуть на тебя с другим стилем.
        - Сойдет и так, - настаивал на своем.
        Алена положила руки мне на плечи, сделал бровки домиком. Устоять под таким взглядом было тяжело.
        - Я хочу платье, - промурлыкала так, что у меня температура кое - где тут же подскочила.
        - Бери, на что твоих бумажек хватит, а я, пожалуй, воздержусь. Припасу деньги на ночлег.
        - Ты зануда, Ринни. Тебе никто еще этого не говорил?
        - Алиса. Постоянно.
        Пошли по магазинам. И я проклял все…
        Если первые часы с удовольствием оценивал наряды в примерочной, то дальше стала сказываться усталость от 1,1 д. А у девушки, похоже, открылось второе дыхание. Напрасно я теплил надежду, что она выгуляется, выдохнется, выбесится за первый час, и мы спокойно завершим с походами по бесконечному миру шмотья!!
        - Ты невероятна! - Восклицал я вначале нашего мероприятия. Уже на десятом варианте стонал, что фантастически прекрасна, надеясь покончить с этим скорее.
        - А ты гад такой, меня за глаза Бомжихой называл! - Фыркала в ответ Аленка, вертясь перед зеркалом. - А еще какой - то Джулией. Я тебе напомнила одну из твоих бывших девок?
        Я ехидно ухмыльнулся, придержав ответ. Аленка даже и близко никакую не напоминала. Она была лучше всех моих бывших.
        Мини - юбка, хорошо обтягивающая бедра и подчеркивающая ягодицы, что вздернулись от каблуков и приобрели невероятно аппетитные формы, а еще эта блузочка с лифчиком, визуально увеличивающая объемы… Я слюной истекал, любуясь моей преобразившейся крошкой. При том, что желал поскорее свалить из засасывающего болота женской одежды. К сожалению, я не учитывал и тот факт, что магазины специально устроены под женский мозг, затягивают покруче любого наркотика.
        Девушка примеряла и платья с различной степенью декольте и вырезами на юбках. Такого разврата даже в публичных домах я еще не видел. Вроде бы все прикрыто, но так откровенно смотрелось!
        - Ринни, я хочу это, - сделала, наконец, выбор девушка, завершая эпопею переодевания.
        Зря я счел ее типичной женщиной, она не стала распыляться на кучу шмотья. От платьев отказалась, видимо, слишком праздными показались ей наряды в военное время. Выбрала деловой костюм голубого цвета, правда с каблуками справиться не сумела, слишком неуклюже выходил шаг. Взяла обувь на платформе, с которой казалась значительно выше, еще бы сантиметров десять и поравнялась бы со мной.
        - Теперь займемся тобой, - заявила, потирая ладоши.
        - Нет, - обрезал категорически. - В отличие от тебя не могу себе позволить убрать оружие в пакет. Даже не проси…
        - Ну, пожалуйста, Ринни. Всего на один вечер. Ты же видишь, что здесь такие добродушные и милые люди! А нам надо развеяться. Ради меня, прими не рейдерскую морду лица.
        Я согласился. Девушка, что обслуживала нас, засуетилась быстрее. Вскоре стало ясно - магазин закрывался. Но никто не собирался нас выгонять, главное - удовлетворить клиента. Так тут принято.
        - Простите, что влезаю в разговор, - вмешалась продавщица, глядя с тревогой, как я пытаюсь запихнуть кобуру с пистолетом во внутренний карман пиджака. - Через три сектора, с выхода направо, прямо и налево есть военный магазин, он работает даже в комендантский час. Там продаются нагрудные шлеи и прочие военные атрибуты. Ваше оружие можно спрятать без ущерба эстетики, как наши спец агенты делают.
        Женщина хихикнула невпопад. Я посмотрел на нее без тени улыбки. Как доходчиво объяснить этим женщинам, что мне нет дела до эстетики?!
        - А рюкзаки там есть? - Подхватила Алена, посматривая на пакет, в который она запихнула оба наших комбеза.
        - Конечно! Ах, да. Чуть не забыла. Вы же не местные. Через два павильона на противоположной стороне есть салон. Он еще час будет работать. Девушке бы очень пошла хорошая дизайнерская прическа. Такие шикарные волосы достойны лучшего ухода.
        - Ринни, пошли туда! - Засуетилась напарница, ухватила меня за предплечье и потащила, будто ее магнитом потянуло!
        Да сколько это будет продолжаться?! Я хотел взвыть.
        Салон красоты встретил нас с распростертыми объятиями. Три разукрашенные девочки и одна тетечка окружили гостей и стали предлагать различные услуги, названия которых меня пугали, одно больше другого.
        Аленку усадили в одно кресло, меня в другое. Я еще ни на что не согласился, а мою голову уже начали корнать! В отличие от меня моя подруга знала, чего хочет, они с девочками поворковали на непонятном мне женском языке и приступили. А я просто сдался во власть инициаторов.
        За пол часа из брутального мужчины я превратился в одного из ребят с первой станции, у которых я Аленку отбил.
        Когда пришло время расплачиваться купюр не хватило. Я еще не отошел от шока, ибо они превратили мою девушку в принцессу, от которой уже глаз было не отвести. Но и смотреть страшно, сжигает к чертям собачьим за долю секунды ответным взглядом.
        Сотрудниц обижать не хотелось. Я предложил золотую монету.
        - Это имперские кредиты номиналом… - начал рассказывать недоумевающим, но меня вдруг перебила старшая.
        - Ой, а вы с другой планеты?
        - А мы думали с северный провинций, - хихикнула одна из девчонок, корнавших Аленку. Старшая цыкнула на нее строго. И снова улыбнулась нам с такой открытой улыбкой, что я засомневался в ее вменяемости на какое - то мгновение.
        - Да, э… мы по случаю войны тут оказались. Так как на счет оплаты золотом?
        - Почему бы и нет, - резко согласилась женщина. - Я принесу сдачу. Глянем только по инфосети курс.
        Она принесла пачку, что в два раза была толще той, что дали в полиции. Сияя, мерцая и порхая, Алена потащила меня в военный магазин. Но там я заметил, что она быстро выдохлась и особого интереса не показывала. А я наоборот, загорелся витринами с холодным оружием!
        - Простите, гражданин, но без лицензии мы вам это продать не сможем, - огорчил меня продавец. А я так долго выбирал себе ножичек!
        - У меня есть справка, может сойдет? - Выдал я без особой надежды.
        - А! Вы с дружественной нам империи? - Ухватив бумажку, воскликнул продавец. И продал мне нож без всяких вопросов. А еще две нагрудные кобуры для зарядников.
        - И куда я это присобачу? - Возмутилась Алена, отказываясь напрочь от своей амуниции. - Сэр менеджер, можно вон ту сумочку?
        - Да, и рюкзак посчитай, будь добр, - добавил я.
        Закончив с покупками, мы направились в поисках какого - нибудь бара. Но не пройдя и ста метров напоролись на полицейский патруль. А нам ведь и не показалось странным, что улицы опустели, магазины позакрывали, а свет над головой несколько притух. А еще это гнусавый женский голос из динамиков все твердил и твердил фоново, мол комендантский час, проверьте, не забыли ли вы свои вещи. И если нашли оставленные, сообщить в бюро…
        - Простите, граждане, но мы вынуждены задержать вас до выяснения, - заявил старший отряда. У этих были какие - то неизвестные мне пукалки, похожие на зарядники.
        - Извините, граждане полицейские, - начал я также вежливо. - Но мы военные консультанты имперских войск. Вот, у нас даже есть документ.
        Получив бумажку, составленную их же коллегами ранее, они нас даже проводили до хорошего бара, где по их словам сами любят зависать в выходные.
        Заведение оказалось просто огромным. Два этажа, второй с круговым балконом, в центре первого этажа овалом барная стойка, где человек пятьдесят спокойно могли присесть. Стеллаж с выпивкой ломился и блестел жидкостями и стеклом всех цветов радуги. Помимо стульев у стойки в зале размещались ряды столов, а также диванчиков в обособленных закутках. Вдалеке, с другой стороны барной стойки виднелась даже сцена. Народу было много. Примерно две - трети мест было занято. Играла мелодичная музыка, которая заглушала даже легкий гам посетителей. Все было настолько прилично и спокойно, что я подумал в первые моменты - это все театральная постановка.
        Полицейские что - то втолковали администратору, и нас усадили на отдельный столик с диванчиками, убрав со стола табличку «зарезервировано». Довольно близко к пустующей сцене, на которую Аленка почему - то посмотрела неоднозначно.
        - Что-то не так? - Поинтересовался я, усаживаясь напротив.
        - Да нет, все нормально, Ринни. Просто навеяло.
        - Бывает, - кивнул я и принялся разбираться с меню.
        В условиях военного времени цены оказались смешными. В номинале имеющихся купюр сумел разобраться быстро. Заказал разного мяса, нарезок, овощей и выпивки. Аленка почему - то предпочла красное сухое вино, будто со знанием дела. Стол ломился от яств, съесть все равно не сможем, только понадкусываем.
        Худенький, черненький мальчишка - официант изящно разлил нам напитки. Я тут же почувствовал себя хозяином этого мира. Мимолетное чувство вызвало волну удовольствия и беспечного комфорта. Захотелось забыть все проблемы и просто наслаждаться временем отдыха и обществом ангела, который не переставал меня удивлять своим преображением. Вновь и вновь влюбляя в себя.
        - Давай выпьем за то, чтобы этот мир победил пришельцев, - предложил я первый тост.
        - За победу, - согласилась Аленка, вознося бокал. - По крайней мере, люди здесь добрые и отзывчивые.
        - Особенно к имперцам, - усмехнулся я гадко.
        - Есть люди, которые помогают, нехотя. А есть те, кому это нравится. Пока я вижу вторую категорию, - вступилась за Элану девушка.
        Я выпил порцию залпом. Горло приятно обожгло. Такого виски я еще не пробовал.
        Я пересел на ее сторону, чтобы чувствовать девушку поближе.
        - Я завидую им, - произнесла та, приложив голову к моему плечу. - О них так заботятся, убежища, досуг. Люди жизнью живут даже в войну. Разве такое бывает? А на твоей Земле тоже так заботятся о своих гражданах?
        - Не о всех, - ответил искренне. - Скорее о богатых и тех, кто наделен властью. Быть может здесь в убежище тоже только те, кто сумел купить место под землей. Остальные убрались в менее надежные убежища или сгинули в городе.
        - Думаешь?
        - Да, в городах тысячи людей, здесь бы было не протолкнуться. Не будь так наивна, все везде решают деньги и связи. Мы для них имперцы, что прилетели защищать. Естественно к нам будет особое отношение. Но не нужно терять голову и ослаблять бдительность. Мы - чужие.
        Аленка тяжело вздохнула и отхлебнула вина.
        - Быть может ты прав, - ответила, немного помолчав. - Очень вкусное вино. Настоящее… Кажется, я уже пьяна.
        Столько готовились к вечеру. А прибыв в бар, загрустили. Сказывалась усталость.
        - Могу предложить энергетические коктейли, - подскочил официантик, заметив вероятно, что мы совсем расплылись на диване, даже не притронувшись к еде.
        Я кивнул, в противном случае мы здесь просто уснем, несмотря на нарастающую громкость музыки и усилившийся гам. А народу в заведении заметно прибавилось. Половина барной стойки вскоре была облеплена людьми в пестрых и даже вульгарных одеждах. У одной дамочки рассмотрел часть ягодицы, у другой слишком откровенное декольте до самого живота, правда грудью там и не пахло. Вскоре рассматривать людей застеснялся, ибо получал ответные взгляды. На нас смотрели, изучали, поглядывали. Мне разок даже подмигнула блондинка, я тут же пришел в замешательство и принялся хлестать энергетик.
        За соседним столиком, что был отделен легкой перегородкой, активно болтали. Сперва этот треп сливался с общим гамом, но неожиданно для себя я стал улавливать некий тревожный смысл, когда услышал о том, с чем связан сам.
        - … Владыка? - Расслышал я одного собеседника. Их было двое, судя по голосам, мужчины пожилых лет. Это слово и послужило сигналом, чтобы я отсеял все другие голоса да реплики и слушал этих.
        - Так называют его военные, - отвечал второй. - Из Гибера я прибыл последним бортом. Это было два дня назад.
        - Столица пала? - Раздалось тревожное. - Неужто все так плохо?
        - Тише. Да, военные части отступили к горам. Но это конфиденциальная информация, друг мой. Я на подписке о неразглашении.
        - Спасибо за доверие, друг мой. Думаете, все из - за этого огромного корабля? Владыки?
        - Без сомнений. Я был в подземном комплексе управления, когда он упал. Прошло двое суток, и подземная река Ибера обмелела на метр. Грунт за сутки тоже изменился, я брал анализ, желая подтвердить гипотезу.
        - Какую?
        - Корабль буквально впился в планету и высасывает из нее ресурсы для производства войск. Иначе, как объяснить, что корабли и жуткие монстры продолжают выходить из его чрева.
        - И что военные будут делать? Что предпримет коллегия?
        - Уже предприняла, мой друг. Они готовят превентивный удар.
        - Кварковое оружие? - Ахнул собеседник.
        - Нет, увольте, друг мой. Никакой антиматерии, пока есть шанс вернуть планету не будет. К сожалению, в области военных действий я знаю не много. Наше дело изучать и выдвигать совету дельные предложения, подкрепленные научными…
        - Ринни, - Алена отвлекла на себя. Посмотрела так по - деловому.
        - Тебе здесь не нравится? - Озадачился я. - Можем уйти. Думаю, найти гостиницу не составит труда.
        - Нет, напротив, - улыбнулась, словно в подтверждение и тут же посерьезнела. - Если бы ты мог вернуть родителей, чтобы ты отдал за это?
        В ее глазах промелькнула грусть. Словно далекая, долгая, никуда не уходящая. Обычно заслоняемая чем - то другим.
        - Почему ты спрашиваешь? - Произнес участливо.
        Аленка потупила взгляд. Иногда мне кажется, что я совсем ее не понимаю.
        - Ты говорил во сне, когда мы были на корабле. Ты звал маму. И… Алиса сказала… сказала, что у тебя часто такое бывает.
        Ах вот оно что…
        Такое чувство, что меня наизнанку вывернули. Я сам мало помню, обрывками, больше чувств, отпечатанных шрамами на сердце осталось. Быть может она даже знает больше, чем помню я, ибо мало ли что там балакал во сне, черпая из подсознания.
        - Их убили имперские солдаты, - выдавил я, едва не сказав это сквозь зубы. Не хотелось выплескивать злость на Аленку, она ни в чем не виновата. - Как и отца. А что сделали со старшей сестрой могу только догадываться.
        - Прости, - прошептала Алена и опрокинула бокал, осушив его до дна.
        Давно я не видел такой тончайшей работы, бокал из стекла на тоненькой ножке гипнотически притягивал. И хотелось, чтобы мысли были именно об этом. Но они были о том, что я ненавижу империю и тех, кто стал виновен… А еще ненавижу себя за то, что служил этим ублюдкам, переступив через себя. Верно служил, вернее многих. Иначе как бы меня заметила принцесса Филисия.
        - Ничего, я отомстил, - ответил, захотелось вдруг, чтобы она знала. - Пусть не все, но кое - кто хлебнул сполна.
        - Стало легче? - Спросила будто невзначай.
        Но вопрос был очень глубоким. Будто и она на перепутье: стоит мстить или нет. Быть может, ей нужен наставник?
        - Нет, - ответил искренне. - Легче, когда ты об этом просто не думаешь. Но тогда ты не можешь быть честен перед собой.
        - Честь, - повторила задумчиво. - Который раз ты напоминаешь мне рыцаря.
        - Если только с черной душой, - брякнул и хлопнул весь стакан виски.
        Официанток тут же прискакал и налил еще.
        - Бутылку принеси, - скомандовал я. Стало раздражать излишнее внимание.
        - Ты сказал, что отомстил, - Алена не могла уняться, эта тема ее волновала. - Поэтому за тобой охотится тот блондин? И на Эдде объявлена награда во всеуслышание?
        - И они об этом пожалели, - рассмеялся я, спустив все на шутку. - В особенности хозяева станции.
        Тут же принялся есть. Алена могла обидеться, что не договариваю. Быть может с набитым ртом будет легче нести всякую ерунду?
        Девушка больше не мучала меня вопросами о моем темном прошлом. Мы проголодались и накинулись на мясо, которое уже несколько остыло. Но нам было плевать. В космосе, на злачной холодной станции, я как - то точил зубами замороженное. Потом правда накрыл дрыщ…
        Пока ели за обе щеки, сцена заметно оживилась. Огоньки загорелись, два человека стали выносить инструменты. Фоновая музыка стихла, к примитивному микрофону вышел седой мужчина в блестящем серебристом костюме. Я не стал уж гнуть пальцы, рассказывая о нано - микрофонах Аленке. У той почему - то загорелись глаза.
        А я обратил внимание на прибывшую группу военных. Восемь матерых на вид солдат с оружием за спину прошли между столов и нагло вмешались к сидящим за стойкой женщинам, разбавив их собой. Встали как раз напротив нашего стола. Форма на них местная солдатская. Судя по запаху пота и гари, доносящемся от них, эти успели даже повоевать. Память на запахи у меня хорошая. Примерно также пахло, когда мы в траншее спасались от обстрела.
        Воодушевившийся мыслью, что с ними надо завязать разговор за стаканчиком, я вновь обратил внимание на сцену. Мужчина с нее смотрел прямо на нас, и тут вдруг брякнул громко так в микрофон:
        - И поприветствуем наших сегодняшних почетных гостей из доблестного имперского воинства! Дорогие наши гости, мы рады приветствовать вас в нашей скромной обители! И добро пожаловать на Элану! Моя первая песня посвящается храбрости имперских солдат.
        Теперь на нас смотрела во все глаза добрая треть зала. А тем, кому не удалось, просто мешала перегородка и другие люди. Многие улыбались и удивленно смотрели, изучая. А вот военные почему-то кривились.
        Мужчина запел. Красиво, завывая и играя голосом под мелодичную печальную музыку, переходящую в энергичный боевой припев. Позади трое музыкантов играли на инструментах, создавая живую мелодию. И это не могло не подкупить меня. Кажется, мужчина был местной звездой. Многие слушали, завороженно глядя на него.
        И Алена тоже слушала.
        А я налил себе виски и понял, что начинаю хмелеть. Песня закончилась, началась новая. Уже без внимания нам. Я выдохнул с облегчением и собирался уже расслабиться, как услышал недовольные возгласы военных. Они бурчали между собой, стараясь, видимо, чтобы я не слышал.
        - Ублюдки, - бросил один из них, будто мы что - то им плохое сделали.
        - Ты чего, услышат же, - тут же зашикали свои.
        - Трусы несчастные, - брякнул уже тише. - Им только лавры собирать. Вот куда они смылись все, под землю развлекаться.
        - Васим, помолчи.
        - А ты его не затыкай, он пол взвода потерял из - за этих трусов.
        - Не забывай, что армада на подходе. Не все так плохо.
        - А ты меня не утешай, Джума. Лучше матерей тех парней утешь сходи.
        - Следи за языком, тупица. Что ты мелешь?
        Я приобнял Аленку, стараясь не провоцировать мужчин взглядом. Кажется, с военными поговорить не выйдет. Озлоблены они на имперцев.
        Думал, что стоит сматываться, пока они не осмелели, напившись. А Алена вдруг вскочила.
        - Ты куда? - Придержал я.
        - В дамскую комнату, - ответила как - то ехидно.
        Пришлось выпустить. На мою девушку посмотрели все вояки без исключения, обернувшись головами, всем телом. Некоторые исподлобья, другие с интересом. А она задницей вильнула и пошла в сторону туалетной комнаты, лавируя меж столов и вылавливая восторженные взгляды окружающих.
        Двое заметили, как я смотрю на них. Ответили взглядами, усмехнувшись. Затем посмотрели уже все. Я кивнул и увел свой взгляд. Что я имел ввиду, пусть сами фантазируют, простой жест доброй воли.
        К разгоряченным солдатам подошел сотрудник бара. Его нельзя было спутать с посетителями, потому как одет он был строго в темное. Что он им втолковал, неважно, но они приутихли, и я несколько успокоился. Не хочется устраивать тут потасовок, мало ли какие у них тут законы, если пришибу кого. Это мне не космос. На планетах все иначе.
        Аленка задерживалась. И вскоре я понял почему. Певец закончил очередную песню и объявил:
        - А теперь на сцене наша гостья из доблестной и светлой империи, прелестная и неповторимая Джули!
        И вышла на сцену как ни в чем не бывало моя Аленка. Я был не просто удивлен. Я был ошарашен. Весь хмель куда - то испарился, будто током шибануло, приводя в чувства.
        - Куда говорить? - Спросила моя девица, и я понял, что она уже довольно пьяна!
        - Сюда, моя дорогая, сюда, - засуетился певец. - Музыку мои умельцы подстроят после первого куплета, хорошо?
        - Музыка и не потребуется, - выдала уверенно и уже громко в микрофон. - Песня посвящается самому дорогому, что у меня есть. Есть сейчас, в данный момент. Оглянитесь все, посмотрите друг на друга и почувствуйте на миг, чтобы было, если бы не стало того, кто сейчас с вами рядом. Не стало бы на совсем, не стало бы бесповоротно, как сама смерть.
        - Что - то вы, моя дорогая как - то грустно начали, - попытался вмешаться ведущий, но Алена проигнорировала.
        Она запела.
        На каком - то непонятном языке. Первый звук отозвался ахом в груди, первое слово заставило замереть, затаить дыхание. Секунды песни, и замерло сердце. Алена запела, будоража мою душу, обнажая ее как никто другой и никогда прежде. У нее даже голос стал другим, ангельски прекрасным, невероятным, поглощающим без остатка. Мира не стало из - за магии звуков. Он остановился, замер, слушая ее, будто исчез вовсе. Все вокруг созданное из частиц теперь колебалось под ее непонятные звуки, столь прекрасные, что я уже не мог думать ни о чем другом. Просто слушал и наслаждался прекрасным.
        Вот о чем она говорила. Вот она истинная магия ее голоса… Счастье накрыло с головой. Спасибо судьбе, что у меня есть это сокровище… Как же я люблю ее. Жить без нее не могу.
        Алена закончила, и мне вдруг стало так досадно и невыносимо плохо! Будто перекрыли кислород, остановили оргазм на полпути… Мне было мало. Катастрофически мало. Музыканты так и не начали играть, завороженные песней. И никто не открыл даже рта, пока она пела. Мне показалось, что никто и не шевелился, шокированный таким голосом.
        - Всем спасибо, - брякнула довольная Аленка и направилась ко мне.
        Зал еще не опомнился, а она уже плюхнулась рядом. Раскрасневшаяся от внимания, от чего - то еще. Она взяла бокал неожиданно дрожащей рукой и выпила все залпом. Суетливый официант успел позаботиться, чтобы было налито.
        - Надо было идти в певицы, - брякнула как ни в чем не бывало. - Ринни, ты сам не свой? Я плохо спела?
        Если бы я сейчас смотрел ей в глаза, то она бы видела выражение моего лица, тогда бы она задавала другие вопросы. Не сошел ли я с ума, к примеру.
        Вместо похвалы и прочего просто ответил:
        - Нормально.
        Сам от себя не ожидал, что весь восторг сойдет на нет, когда она закончит. В груди тоска, может нотки злости. Она будто посмеялась над всеми ими… а еще надо мной, показав лишь крохи, подразнив гурманов. Дав понять, где их место.
        Даже певец осунулся, понимая, что его песни по сравнению с ее, как блеяние овцы. Заминку спасла включившаяся над головами фоновая музыка. Люди ожили, принялись вновь за свои напитки, яства и разговоры. Словно их только что сняли с паузы, и теперь их обыденная жизнь продолжается. Конечно, Аленку продолжали расстреливать взглядами, но уже более скромно.
        - Я хочу уйти, - заявила девушка через десять минут.
        Кажется, не один я чувствовал негатив, но и она ощущала его чуть ли не своей кожей. Руки похолодели, я даже заметил мурашки.
        Подозвал администратора, что вился неподалеку и расспросил его, как добраться до гостиницы. Она оказалась недалеко. Расплатившись золотой монетой и частью купюр, мы покинули заведение. Не знаю, как девушка, но я точно с осадком на сердце.

***
        Прошлись по пустой улице, завернули в арку, как нам рассказали. Не сделали и двадцати шагов, позади окликнули.
        Надо бы делать ноги. Я уже понял, кто это. Но почему - то не стал драпать. Видимо, храбрость и безрассудство у меня в крови. При девушке я уж точно трусить не стану. Военные из бара догнали нас. Все восемь человек. Хотел было уже вынуть оружие, но они своего не доставали. Просто хари наглые и пьяные мне не понравились. А еще этот тон.
        - Имперцы, один вопрос, всего один. И можете катиться, - выдал на вид самый здоровенный. Широкоплечий качок, довольно молодой и, кажется, самый пьяный среди дружков.
        Я вышел вперед девушки, готовый в любой момент снести любому голову. Мысленно просчитал варианты и размял пальцы правой руки, отодвинув ткань пиджака. Если придется, скорости хватит, чтобы за четыре секунды убить их всех. По полсекунды на каждого с учетом того, что двое закрыты телами товарищей, придется ждать, пока первые упадут. Но стоит ли доводить до такого?!
        Я промолчал. Но видом своим показал, что готов к любому повороту событий.
        - А ты не бычься, не бычься так, уважаемый имперец, - встрял его товарищ, почти такой же огромный.
        Встали полукругом на дистанции примерно в три метра. Теперь мне хватит и трех секунд…
        - Из чего вы сделаны, а? - Задал свой вопрос пьяный громила, скривив гримасу, что разу кирпича захотела. - Чем отличаетесь от нас?
        Я продолжал молчать. Провоцировать не хотелось. К сожалению, за меня это делал мой взгляд. И я не мог позволить себе уйти, поджав хвост. Поэтому готовился к худшему раскладу.
        - Набыченный какой - то, - стали комментировать.
        - Так у него ж ствол, - усмехнулся другой товарищ, помельче.
        - Аааа, - протянула здоровяк. - Так и у нас. Но мы же не будем никого убивать. Все же вы наши друзья, империя прислала вас нам в помощь. Вот только помощи от вас никакой. Одни только подставы.
        - Это точно.
        - Да уж, - стали поддакивать.
        - Давай, может, проверим из чего ты сделан? А? - Продолжал провоцировать здоровяк.
        - Мы не в ответе за все войска империи, - решил разрядить обстановку. - Мы сами по себе, ясно?
        - Ясно, ясно, - усмехнулся мужчина в ответ. - Заднюю врубаешь?
        - Нет, - ответил ему спокойно.
        - Давай тогда проверим, из чего сделан ты? Без пушек, а? Давай один на один? Страшно тебе, имперец?
        - Не страшно, но какой в этом смысл? Враг - то у нас один.
        - Какой смысл?! - Вмешался самый старый на вид. - Какой к хренам смысл?! А не вы ли их за собой притащили?!
        - Джума, давай только без политики, - осек его товарищ.
        - А подружка у тебя ничего, - усмехнулся еще один. - Голосок сладкий, значит и рот хорош.
        Товарищи заржали. А я стал закипать. Меня они могут оскорблять сколько влезет, но за слова в адрес своей любимой я готов разорвать их голыми руками.
        - Во, может подружка твоя не струсит? - Подхватил провокатор, меня чуть ли не трясло от неконтролируемого гнева. Давно так не терял контроль! Лет пятнадцать
        как…
        - Расплатится с нами по - женски, раз ты боишься по - мужски!
        - Оружие на пол, - раздался повелительный голос Алены за спиной.
        И ребята начали снимать винтовки, причем с ухмылками на лицах. Я обернулся, думая и рассчитывая, что она держит их на мушке. Не тут - то было! Девушка скидывает обувь!
        - Ты что задумала?! - Ахнул я.
        - Кто из вас самый крутой боец? - Не обращая на меня внимания, произнесла Аленка.
        - А это будет интересно, - обрадовался здоровяк, разминая шею и цинично посматривая на девушку.
        Я достал оружие.
        - Эй, эй, имперец, мы ж честь по чести! - Возмутился один из ребят, вроде бы самый адекватный.
        - Где тут честь?! - Рыкнул я, закипая до предела.
        - Ринни, - раздалось у уха. - Убери оружие, прошу тебя.
        - Ты в своем уме? - Возмутился, но Аленка ловко обошла меня.
        - Бьемся до первой крови, или пока один не сдастся? - Брякнула девушка, глядя снизу - вверх на человека, что на три головы был выше ее и втрое шире.
        Я встал, как парализованный. Куда теперь на попятную идти!? Конечно, я помнил, как она отделала моих похитителей! Но здесь же бойцы, взращенные при 1,1 д!
        - Пока один другого не трахнет, - брякнул мужчина с горящими глазами.
        Дружки его снова громко заржали. Еще секунда и я бы снес башку метким выстрелом в поганый рот. Но в это время раздался щелчок. Неожиданно для всех мужчину повело назад, а затем он просто рухнул, как мешок с картошкой в руки своим товарищам. Те его не удержали, ибо ничего толком понять не успели. Аленка вскрикнула, тряся запястьем.
        - Ну и морда у него, как о стенку ударила, - фыркнула на ошарашенную толпу. - Слабоват у вас боец. Даже с девушкой не сумел справиться. Трахать не стану, не в моем вкусе. Пошли Ринни.
        Я и сам не понял, когда начался удар. Дернулась вроде бы, а затем уже результат последовал. Надо же! Я был в восторге! Уложила с одного удара в нокаут, причем глубокий. Пока его пытались откачать, мы ретировались.
        - Она ж не настоящая, что ж так болит? - Выла по дороге Аленка, разминая правую кисть.
        - Сломала нано - имплантат, - ехидствовал я на радостях. - И не жалко ведь было на ту морду двести штук кредитов!
        - Зато морда моего мужчины в целости и сохранности!
        - Поговори мне еще!
        - А что? Я воспользовалась эффектом неожиданности и с наименьшими потерями вышла из заварушки. Я же женщина, нам проще решать вопросы с мужчинами.
        - Ну, ну, проще. Двести кусков, - прогнусавил я.
        - Нет чтоб похвалить, - начала вдруг кокетничать Аленка.
        - Ну, я удивлен. Как ты вообще дотянулась до его челюсти.
        - Я ж каблуки сняла, чтобы подпрыгнуть.
        - Ты еще и подпрыгнула?!
        - У меня всего одна возможность была его уложить. Пришлось наверняка.
        - Знал бы, что такая опасная, скормил бы тем пидорасам, - выпалил шутку и тут же пожалел.
        Аленка ухмыльнулась. Кажется, мы еще довольно пьяны.
        - Ринни, ты такой милый порой бываешь, когда дурака из себя строишь.
        Вышли с другой стороны арки и напоролись на новый отряд военных. Кажется, в ночное время они тут и перемещаются под покровом комендантских часов, дабы жителей не пугать.
        Эти шли плотным строем в своем направлении. Но нас встретили другие. Двое мужчин шло параллельно строю. Судя по седым волосам и всяким значкам на форме, довольно чинные командиры.
        - Что вы здесь делаете, граждане? - Возмутился один из них. - Правила города для всех писаны. Нарушаем?
        - Преподаем урок вашим, - начала Аленка, но я заткнул ей ротик.
        - Извините, мы ищем гостиницу, немного заблудились, - ответил с улыбкой и явным перегаром. Военный даже скривился, ощущая его.
        - А, с увеселительного заведения значит. Как же вас до утра - то выпустили?
        - Ладно, - осек один второго и кивнул нам. - Дорогу знаете? А, ну и идите, никуда не сворачивая. Не до вас… Батальон! Шире шаг!
        Командиры двинулись. А меня вдруг приперло спросить.
        - Извините, сэр. А как можно попасть наверх? - Окликнул их.
        - Куда наверх - то, - опешил мужчина, остановившись и развернувшись ко мне.
        - Ну, на позиции там…
        - Ха, - усмехнулся наигранно в ответ. - Гражданским никак.
        - То есть как?
        - Как, спрашиваете?! Да запрещено, - ответил важно и хмыкнул. - Но есть выход для вас простой, выполнить свой гражданский долг, вступив в ряды контрактной армии. Два месяца стандартной подготовки и можно идти в бой. Как раз к этому времени всех Девов передушим, попадете на лавры и премии, заодно поучаствуете в военном параде по случаю прибытия наших больших союзников.
        Вид у меня, наверное, был, будто застали врасплох. Командир мотнул головой с укором и потопал дальше, догоняя своего товарища, командующего подразделением.
        - Что? - Подала голос Аленка, посмотрев на мою хмурую морду.
        - Как я и думал, - произнес на выдохе. - Слишком велика забота о местных. Легко сюда попали, да хрен теперь выйдем, пока война не окончится. А там как раз имперские подскочат и Алису конфискуют со всем товаром, если уже не раздолбали.
        Девушка взглянула так ласково, что все мои беспокойства тут же второй план отошли. Вздернутая верхняя губка у казалось бы наивного зайчика так и напрашивалась на поцелуй.
        - Слушай Ринни, у меня тут идея нарисовалась, - произнесла девушка загадочно.
        - Давай, выкладывай, - пробормотал без энтузиазма.
        - А что если нам в армию их вступить?
        - Он же сказал, два месяца подготовки. Обычно так и бывает.
        Аленка закатила глаза и хитро улыбнулась. Ну лиса - лисой.
        - Да ты не понял. Там в военном магазине форма продавалась похожая.
        - И? - Я уже и сам все понял.
        - Значки, как у них, я там тоже видела. Сойдем ведь за командиров? И сможем хоть на рубеж военный. Кто там помешает? Смотри, как он на солдат орет, и молчат не возражают даже.
        Рассмеялся с такой подачи. Почему бы и нет?! Как мне самому в голову такое не пришло! Это у нас в империи нано - технологии, любого командира вычисляют сканеры. А тут бумажки, да бутафория. Плюс ко всему люди доверчивые. Как таких не облапошить?
        Решено! Выспимся и двинем в военный магазин. Как же я соскучился по своему кораблю!!
        - Ты моя крошка, ты моя умница, - прошептал я, обнимая и тиская Аленку.
        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
        Гостиница оказалась переполнена. Вот и приплыли.
        - Извините, ничем помочь не можем, - развела руками девушка на ресепшене. - Если у вас нет купленного убежища, лучше обратитесь в гуманитарную помощь. К сожалению, сводки в сети говорят, что все гостиницы переполнены, имеются очереди.
        - Ринни, давай в холле поспим, тут такие мягкие диванчики! - Аленке было плевать где дрыхнуть.
        - Простите, но у нас не притон. Придется попросить вас покинуть гостиничный комплекс, - заявила строго девушка, которой было лет восемнадцать от роду.
        - Я не хочу обратно к Ибрагиму, - застонала девушка. - Покажи ей наши бумажки.
        - Вот, - вынул из кармана документы. - Мы ваши гости из империи. Может удастся что - то придумать?
        Девушка выпучила глаза. Быстренько набрала по допотопному проводному телефону кого - то, брякнула о том, что у нее непредвиденные обстоятельства, и вскоре примчалась солидная женщина с охранником.
        Я показал бумажки и этой. Девушке со стойки тут же влетело. И нам предоставили комнату. Кажется, это была комнатушка администраторши. Нам было не до сочувствия, мы просто завалились без задних ног.

***
        Нас не беспокоили, пока мы не проснулись сами. Приоткрыв глаза, я увидел, что мой ангел уже не спит. Тихо лежит на моей груди и задумчиво смотрит в сторону двери. Как много женщин с которыми ты хочешь засыпать, но лишь с немногими хочется просыпаться вот так…
        Стоило дать знать, что проснулся, она развернулась спинкой и прижалась ближе, запахнув обоих краем бархатного одеяла. Я обнял ее сзади. Как хотелось чувствовать ее горячее нежное тело, притягивающееся в ответ.
        - Как ты, крошка? - Поинтересовался, скользя по упругому рельефу ладошкой.
        Такая красивая, такая хорошая. И такая моя. Чувство вороватости не оставляло, оно рождало беспокойство. Разве бывает так хорошо? Какой же ценой нам обернется столь длительное чувство беззаботности? Мир жесток, он не даст долго наслаждаться спокойствием и своим счастьем. А я впервые за долгие годы действительно счастлив. Потому что у меня есть Она. Уже неважно, где я буду, лишь бы только с ней. О Земле уже так не думаю, как раньше. Эта мечта перестала иметь значение без моей девочки.
        - Кисть болит, и кушать хочу, - пожаловалась в ответ скрипучим сонным голоском.
        - Нано - должно восстановиться, - ответил участливо. - Мне кажется, ты перестаралась.
        - Ненавижу тех, кто судит, не разобравшись, - ответила девушка и приподнялась, мягко высвободившись из моих объятий.
        В номер деликатно постучались.
        Я дернулся к пистолету, что спрятал под подушкой. Аленка посмотрела на меня с некоторым укором. Пожал плечами в ответ, чувствуя пальцами прорезиненную ручку и курок. Как бы тепло и уютно не было, это заканчивается порой в самый неожиданный момент.
        - Прошу прощения? - Раздалось через дверь. - Уже обеденное время прошло. А вы еще не завтракали. Не желаете ли кофе? Может что - то еще?
        Из гостиницы мы вышли спустя несколько часов. Поев, вымывшись в душе, чистенькие и довольные двинулись в военный магазин. Людей на улицах было довольно много, чувствовалась заметная спешка. Мелькали военные и полицейские. Кажется, что - то случилось. Я нутром чуял.
        Форму мы купили без проблем. А вот со знаками оказалось не все так просто.
        - Удостоверение необходимо или лист получения от командира части с печатью, - выдал продавец.
        - А это подойдет? - Я протянул уже замызганную бумажку.
        - Хм, - опешил продавец, но прочитав внимательно, заявил: - Вы дипломаты? К сожалению, нет. Вы здесь представлены, как независимые эксперты, а не военные консультанты.
        - Нам нужны эти штуки, продайте нам вдвое дороже, - настаивал я.
        - Знаки различия - это не штуки. А важный атрибут военной одежды. Я, как бывший военный, с гордостью могу заявить, что…
        Я продемонстрировал оружие, и он заткнулся.
        - У меня есть имперский ствол, а значит мы военные консультанты, ты понял?! - Взвинтился я, меня эта долбанная бюрократия всегда бесила.
        Из магазина мы двинулись спешно. Полиция замелькала чаще, кажется, продавец вызвал представителей власти. Вот только с их технологиями они еще провозятся, прежде, чем нападут на наш след. Мы свернули в магазин одежды. Без лишних разговоров двинулись в раздевалку, прихватив для видимости платьев и рубашек.
        Хотя форму мы и не мерили, но продавец военного магазина определил размеры верно. С военной бутафорией мы возились долго. Кое - какая логика прослеживалась, но в целом ничего не было понятно. Я налепил по памяти все, как запомнил. Аленка не спорила со мной, но сомневалась, правильно ли я прилепил звездочки. Главное - чтоб симметрично.
        Экипировавшись и бросив гражданскую одежду, мы двинулись из магазина уверенной походкой.
        Обратную дорогу я помнил, поэтому сейчас мы не выглядели, как бараны, уставившиеся на новые ворота. Шли в потоке прохожих. Вскоре я понял, что на нас внимания обращают даже больше, чем это было, когда мы появились в их мире в комбезах. Нас рассматривали с заметным восторгом. Особенно молодежь.
        Некоторые молоденькие девушки вообще пожирали меня глазами. Алена хоть и получала подобное внимание от мужчин, но выглядела недовольной.
        Два уровня подземного городка мы миновали без проблем. Вышли на платформу поездов. Название направления я помнил, его нам озвучили еще в полицейском отделении. Подошли к линии ограничения, чтобы дождаться поезда. В нашем направлении по всей платформе практически только военные. И тех не так много. В противоположную сторону народу стояло больше. И это сыграло свою роль. Я увидел, как с эскалатора, по которому мы заехали наверх, спрыгнули полицейские! Отряд из пяти человек с решительным видом сразу же насторожил меня. Такой большой группы я еще здесь не наблюдал. Обычно один или двое мелькало.
        Стояли мы отдельно. Затеряться в толпе было никак. Ибо, как только мы появились все военные вокруг нас посторонились, как от прокаженных. Видимо, слишком большой чин мы себе налепили!
        Морда поезда показалась из тоннеля. А я понимал, что можем не успеть. Прихватив под руку Аленку, двинулся от полицейских. И это было моей ошибкой! Нас заметили! И побежали следом! Я рванул.
        - Стойте!! - Раздалось вслед. - Вы задержаны!!
        Засвистели тормоза прибывающего поезда. Двери распахнулись, стали выходить люди. Добежав до крайнего вагона, мы нырнули в первую дверь. Полицейские попытались за нами. Но я вынул оружие на входе и направил на ошалелую морду самого шустрого. Это был тот самый полицейский, что выдал нам бумажки.
        - На следующем поедете, понял? - Произнес, оскалившись.
        Тот шарахнулся назад прямо на опешивших товарищей. Двери с грохотом запахнулись, и состав двинулся, набирая обороты.
        Обернулся к Аленке, когда нас накрыл тоннель. Та уже с винтовкой в руках.
        - Вот так сюрприз, - брякнул и понял, что винтовку она взяла у вояки, коих в вагоне тьма.
        Все смотрят на нас ошалело, будто сам император с императрицей прибыли. Ужас в глазах перемешанный с трепетом и чем - то еще.
        Алена сориентировалась в ситуации быстрее. Кинула винтовку обратно. Боец поймавший ее ловко, кивнул энергично.
        - Где ваш командир? - Бросила одному из бойцов. Такие вчера нас и пытались задирать.
        - Я! Товарищ генерал! Виноват, товарищ, генерал! - Подскочил один из военных и спешно двинулся к нам.
        Я уже собирался прострелить ему ногу, как тот встав по струнке метра за три, затараторил, глядя в глаза Аленке, как нашкодивший щенок:
        - Третий пехотный взвод пятой роты…
        И бла - бла - бла. Все, что я понял - тридцать два человека в вагоне - все одна команда, следующая на передовую. Как раз туда, куда нам и надо.
        - Переходите под мое командование, - брякнула Аленка важно. - У нас особая задача, защищать его!
        И она показала на меня. Я чуть слюной не поперхнулся.
        - Ситуация сложная, всем быть на чеку и никому не верить. Девораторы хитры, - выпалила на весь вагон. - Всем все ясно?!
        - Так точно!! - Рявкнули хором бойцы.
        Я спрятал лицо, отвернувшись к стеклянным дверям, дабы не видели моей прорывающейся улыбки. Вот, значит, как все происходит?! Аленка не переставала меня удивлять. На промышленной планете поисковую группу организовала. Теперь вот здесь военных в подчинение взяла.
        Доехали до конечной станции без происшествий. Полицейских больше не было видно. Но это не значило, что они отстали.
        На платформе построение. Мы двинулись чуть в стороне. Команда в три ровные колонны за нами. Но тут произошла заминка.
        - Кариб! Ты куда свое стадо повел?! - Рявкну кто - то. - Построение, доклад! Строй взвод, ишак!!
        Алена двинулась на голос впереди опешившего командира, которого, похоже, разрывали сомнение.
        - Это кто такой горластый?! - Рявкнула несколько визгливо, что я бы поржал, если бы не щекотливая ситуация.
        Едва поспел за ней, стараясь не выдавать этой спешки. Мы же важные особы. Генералы, мать его. Но под таким больших количеством глаз становилось не по себе!
        Человек, стоящий перед строем выглядел довольно матерым воякой лет сорока пяти. Но даже такой опытный военный не сумел скрыть своей оторопи.
        - Товарищ генерал?! Эм…
        - Докладывайте, - брякнула Аленка, пребывая в своем образе, будто настоящая актриса. Наверное, гены сказываются. Встала в позу с руками за спиной, как это делал вчера один из командиров.
        И мужчина, помедлив пару секунд, доложил! Что за подразделение, откуда, сколько и куда. Проскользнули даже нотки волнения в голосе. И это придало мне уверенности в правильности ее действий.
        - Переходите в мое распоряжение, - брякнула Аленка. - Вам ясно?
        - Но у нас приказ выдвигаться в распоряжение командующего…
        - Так, все! У нас секретная миссия особой значимости! - Прервала важно. - Выдвигаемся на поверхность!
        - Есть!! - Щелкнул каблуками командир роты. Кажется, что его рот ответил на команду раньше, чем успел подумать мозг.
        Дальше пошла команда в сторону подразделения, где младшие командиры передавали ее своим. Все это уже было у нас за спиной. Мы двинулись впереди всех к тоннелю, из которого нас вывели в первый день пребывания на Элане.
        Тишина и отсутствие людей в тоннеле по дороге нас насторожила. А еще закрытая дверь, ведущая на поверхность, подпертая ящиком, которую выломали кое - как двое здоровенных солдат. Вскоре все стало понятно. Наверху выжженная земля. По - другому и не скажешь. Вечереющее чистое небо, плотная дымка над землей. Запах жженого. По левую руку разбитый бункер с ощетинившейся арматурой, половина камней ссыпалась в траншею. Развороченная техника неподалеку уткнулась носом в землю, кажется ходячий танк, трупы Девораторов виднеются метрах в двадцати от позиций. К счастью, людских тел не наблюдалось. Но следом крови на земле хватало. А еще всюду воронки разной величины.
        Военных нет вообще, будто все давно брошено. Пока шли вдоль по траншее, командир расставлял бойцов на позиции, организовывал разведку. Под подошвами периодически хрустело. За пеплом не видно, поэтому я даже предположить не мог, что это. Соваться на поле к кораблю пока не собирался, надо сперва разобраться. Да и страшно было даже голову высунуть выше уровня траншеи. Судя по мерзкой вони, много там всего сейчас лежит… Что - то мне не нравилось затишье. Будто Девораторы уже прорвались в город и хозяйничают там. Но стоит нам пошуметь, они вернуться. И это чувство опасности давило в заднице. В месиво попасть ой как не хотелось! Особенно с Аленкой.
        Нас встретил грязный перепуганный боец спустя сорок минут.
        - Где ваш командир?! - Рыкнул на бойца наш командир, выскочив вперед и предотвращая мою встречу с солдатом.
        Тот что - то пролепетал в ответ невнятное. Командир встряхнул его за шкирку и, разочаровавшись, отбросил в сторону. Показались бойцы поадекватнее. Появились уцелевшие орудия, пошарпанная техника, неподвижно глядящая вдаль своими пушками.
        - … Девы прорвались, пришлось те позиции накрыть артой. Отступили к ставке. Пока держимся, - рассказывал по дороге повоевавший командир, встретившись с нашим. - Генерал Хаким убыл на девятый рубеж. Это в трех километрах отсюда. Я свяжусь с командующим, что прибыло подкрепление. Еще технику обещали подвести. Эх… имперцы нас кинули. Команды их убыли еще пять дней назад. Говорят, на орбите копятся, но не лезут. Только откуда тогда Девы прут и прут, если те должны их на подлете отстреливать?
        Траншея вскоре переросла в лабиринт с множеством ответвлений. Стали углубляться в позиции. Замелькали солдаты, форма почище, морды пободрее. Периодическая вибрация от земли говорила, что техника приводится в движение. Но ни выстрелов, ни команд слышно не было. Моя версия о затишье подтверждалась.
        - Вчера вообще жара была, - не останавливался командир, рассказывая нашему. Оба шли позади, трепались между собой, а мы слушали, шествуя за командиром ранга повыше. - Девы волнами ходят. Атаку проведут, полягут, другие в лесах сидят, силы копят. Потом идут. Позавчера их весь день не было, а вчера накинулись так, что двадцать танков нам сожгли и почти прорвались. Пришлось накрывать, едва своих увели. Вот так и живем.
        Привели нас в ставку, которая представляла собой бетонный бункер.
        - Здесь парковка раньше была, - усмехнулся командир. - Идемте, товарищи генералы, эти конструкции любую бомбардировку Девов выдержат.
        А внизу развернулся целый медицинский пункт! По все площадке палатки, медсестры, носилки, раненные. И мы по центральной дорожке шествуем мимо всего этого. Мысль о том, что мы просто так, взяв роту бойцов можем прорваться к кораблю, меркла с каждым шагом. И даже не потому, что не выйдет. Может и выйдет. Да людей жалко бросать на смерть. Все намного серьезнее, чем казалось. Это уже не война с наскока, а скорее позиционная. Из слов местного командира стало ясно, что поле простреливается с обеих сторон. Стоит высунуться, накроют.
        Нас вывели в отдельное помещение, у входа в которое стояла охрана.
        - Здесь штаб, - пояснил командир, приглашая вперед. - Вся обстановка выведена на карту. Собрать совещание? Командиры доложат по своим направлениям и возложенным задачам, пока не прибыл генерал Хаким. Кстати, за ним уже отправили.
        Ничем не примечательное помещение с прямоугольным столом в центре и стульями по всему периметру. Белый свет бьет из люминесцентных лам, размещенных на потолке со провисающими проводами. В углу столик с бытовой техникой, сбита в кучу посуда.
        - Давайте потом? - Предложила Аленка, она прекрасно понимала: на кой черт нам совещаться.
        - Как активны Девы ночью? - Решил спросить, подойдя ближе к карте.
        - Да им без разницы. Что ночь, что день, - ответил командир. - Но мы стараемся ночные операции не проводить. Указание командующего. Извините, товарищ генерал. Мы могли бы уточнить задачу?
        - Какую? - Опешил я. Командир захлопал глазами с испуга. М - да… сильно же на них действует вся эта бутафория.
        - Два генерала столь высокого ранга, эм… - начал сбивчиво. - Готовится что - то серьезное?
        - А этого вам мало? - Вмешалась Аленка. - Будем организовывать наступление.
        Я остановил ее жестом руки.
        - Секретная информация, - брякнул. - Не для ваших ушей, товарищ командир.
        - Виноват! - Брякнул военный и спросил участливо: - Не желаете ли пройти в генеральскую палатку? А мы пока решим с вашим размещением. К сожалению, оповещены не были о…
        - Ведите.
        Развернутая на бетоне в огромном зале тканевая палатка с деревянной мебелью нас впечатлила.
        - Хаким - боевой генерал, мы еле уговорили не разворачивать палатку на поверхности. От чинного кабинета он отказался. Будьте добры, располагайтесь. Распорядиться принести ужин?
        Нас оставили двоих.
        - Что делать будем? - Усмехнулся я, глядя на важного вида Алену. - Примчится их генерал и все.
        - Что все - то?
        - Раскусит, - прошептал, опасаясь, что нас могут подслушивать.
        - Так давай соберем наших и пойдем к кораблю сейчас, - предложила девушка.
        - А где они наши - то? Растворились в общей массе
        - Ринни, ты с армейской системой, похоже, вообще не дружишь, - съязвила Алена.
        - Вопрос в том, хватит ли такого отряда, чтобы прорваться к кораблю? Что - то я сомневаюсь.
        - Хочешь сказать, что надо уговорить их главного пойти в атаку всеми силами?
        - Думаю да, - пожала плечами девушка. - У нас же нет пути назад. Полиция схватит, и кончится наша сладкая жизнь.
        - Мы просто угрожали оружием, никого не убив. Я даже за одежду оставил плату. Но ты права, здесь законы другие. Не как в космосе. Правовое государство, черт бы его побрал.
        - Между прочим, Элана - бывшая колония Земли твоей, - заявила Алена, скрестив руки на груди.
        - Ничего себе! Серьезно?!
        - Да, я в их инфосети прочла. Пока ты спал, немного там полазила.
        - Интересно, как без Алисы это сделать?
        - Местные устройства ввода - вывода. Одно было в номере, я воспользовалась.
        - Зачем? - Насторожился я. Ведь своими запросами она могла легко привлечь врагов!!
        - Мне было скучно, - призналась девушка. - А историю планет я люблю. Наверное, сказывается, что мало где была.
        - А гастроли родителей? - Спросил и понял по ее виду, что ей больно. - Прости.
        - Все нормально, - отмахнулась Алена, выдавив улыбку. - В детстве много проводила времени на яхте. Однажды целых три месяца мы дрейфовали из - за поломки. Вот тогда - то, помогая отцу, я и научилась общаться с техникой на одном языке. Это меня сильно увлекло. К девяти годам я заменяла бортового техника. Для меня сделать что - то полезное являлось своего рода игрой.
        - Да ты гений.
        - Если что - то нравится, это не гениальность. Я бы назвала это любовью к делу. А всем известно, что любовь творит чудеса. Ну или нелюбовь. Родители уделяли мне мало внимания. Я из кожи вон лезла, чтобы они похвалили меня…
        Генерал Хаким примчался быстрее, чем мы ожидали. Пузатый, низенький дедуля ворвался в палатку, когда пили чай с вафельными печеньями. Боевым генералом тут и не пахло. Скорее боевой колобок.
        - Разрешите присутствовать! - Воскликнул бодро, уже присутствуя. Командующий восточным рубежом Сталфа, генерал Хаким Аббарс! На вверенном мне участке происшествий не случилось! Оборону держим! Гадов давим! Какие будут указания от верховной ставки?
        Мы переглянулись с Аленой. Кажется, со звездами переборщили.
        - Чай, кофе? - Предложила Алена, не растерявшись. - Я Джана, а это мой коллега Ибрагим.
        Кажется, в авантюрных ситуациях она чувствовала себя, как рыба в воде. Генерал растерялся тут же. Присел, как под гипнозом, стал рассматривать девушку.
        - Товарищ Джана, простите, что любопытствую, но вы столь молоды…
        - Мне сорок пять, - выпалила Алена невозмутимо. - Вас что - то не устраивает?
        - Виноват! Простите за комплимент, выглядите на тридцать, - Брякнул.
        Алена поперхнулась чаем и прожгла его взглядом.
        - Простите, - затушевался дедуля и добавил с настойчивостью: - Когда соберем военный совет для доведения распоряжений сверху? Ох, надо бы сюда начальника штаба за пакетом…
        - Хаким, - вмешался уже я, догадываясь, что с нас все же спросят документы между делом. - Мы по секретному заданию. Кажется, у вас не все гладко. И наверху недовольны вашими неудачами.
        Генерал побледнел, карие глаза выкатились.
        - Неу… неудачами?
        - Да, что это был за арт обстрел по своим позициям?!
        - Я же докладывал! - Возмутился генерал, и тут же осекся. - Турели перестали получать охлаждения и вскоре начали выходить из строя. Враг прорвался, но мы приложили все возможные усилия. Как видите, стоим ведь. А то направление закрыто новым пополнением, что запрашивал из главка. Технику восполняем, целый танковый батальон уже на подходе.
        - А что там с охлаждением? - Поинтересовался, как и подобает заинтересованным лицам.
        - Мы ж на скорую все готовили, - начал издалека. - Да и подрядчики местные подвели с фрионными установками. Это ж имперцы нас вооружили своими турелями. Такие у них на крейсерах. А здесь все непутевое. Пришлось использовать имеющиеся ресурсы. Подвели воду из подземной речки. Да вот незадача, напор ушел, и все тут. Инженеры сетуют на то, что река пересыхает.
        Я вспомнил разговор двух профессоров в баре.
        - А эта река связанна с рекой в Гибере?
        - Скорее всего нет. Тут же горы, оттуда подземная река впадает в море. К чему вы спрашиваете?
        - Ваш командир роты рассказывал, как атакуют Девораторы, - решил заинтриговать генерала. - Уверены, что продолжает высаживаться десант?
        - По данным разведки нет. Воздушных боев над нашим фронтом уже не ведется. Девораторы переместились на юг. А здесь их наземные силы. Мы пытались понять, откуда у них идет подкрепление. Но разведгруппы по большей части терпят неудачи из - за их мелкой пехоты, что уже поперек горла стоит. А Девы все валят и валят, никак не хотят кончатся.
        - У нас есть предположение, что они выходят из упавшего неподалеку крейсера. Больше по близости же нет крейсеров?
        - Хм, - генерал задумался, но вскоре ответил: - Невозможно. Скорее это наземная пехота с высадки. Собираются в точках сбора и организованно идут.
        - Не уверен, что это так, генерал…
        Я рассказал ему историю ученого про Владыку на Гибере. И сделал предположение, что здесь то же самое, только в меньших масштабах. Раз река опустилась, вполне возможно, что крейсер высасывает ресурсы для производства новых Девораторов.
        - И что предлагает главк? - Кажется, генерал клюнул.
        - Нужно подорвать крейсер.
        - У нас нет авиации, всю отдали в распоряжение столичных сил, - осунулся генерал. - А нам достаются только крохи.
        - Еще бы, - фыркнула Алена. - Там бьются с Владыкой и десятками крейсеров. А вы тут с одним упавшим до сих справиться не можете.
        - Виноват, товарищ генерал!
        - Да что вы заладили! Надо действовать! - Воодушевленно произнесла девушка.
        - Предлагаете атаку в лоб? - Ахнул генерал. - Сто двадцать два миллиметра - это все, что у меня имеется в распоряжении для атаки. Ими броню крейсера не пробить. Имперские пушки стационарны, а иных средств у меня просто нет!
        - А артиллерия?
        - Все, ушла на южный фронт, нецелесообразно держать ее тут. Она нужнее на критических участках. Ваш главк обобрал меня до нитки. Спасибо, что хоть танков дали.
        - Генерал Хаким, вы понимаете, что нужно быстрее уничтожить крейсер, как источник производства войск противника? - надавил я. - Если вы в кратчайшие сроки справитесь с этой задачей, высокое командование оценит это.
        - А так конечно, были бы пушки побольше, любой бы справился, - добавила Аленка, пребывая в образе. - Мы и прибыли, посмотреть, как вы решите эту задачу. Потом ваши войска нужны на более проблемных участках.
        Алена разошлась.
        - Я положу людей, - Хаким осунулся.
        - Не обязательно, - брякнул я. - Дождетесь их атаки. Отобъетесь. А в затишье соберете группу и выдвинетесь скрытно к крейсеру. Проберетесь вовнутрь и установите взрывчатку. Как вам такой план?
        - Я так понимаю, мы обсуждаем варианты? - Уточнил генерал. - Без совета военных экспертов принять решение будет опрометчиво.
        - Времени нет, - брякнула Алена и поднялась со стула, генерал вскочил следом, будто ему игла в задницу попала. - Пора действовать, генерал!
        - Хорошо, но я должен получить подтверждение из главка, - стоял на своем Хаким.
        И тут я понял, что перехитрить такого никак не выйдет. Придется действовать на уровне командиров. Атака на крейсер была бы хорошим отвлечением, пока мы пробираемся к Алисе. И это не значило, что я цинично хотел использовать жизни людей для личной цели. Им самим будет полезно разобраться с этим быстрее. Меньшими жертвами предотвратить большие - дело благое. А моя совесть была бы чиста.
        - Что ж, - отмахнулся я. - Мы пока прогуляемся по позициям, посмотрим, что да как.
        - Ночь же, - ахнул генерал. - Да и Девы давно не показывались. Как бы беды не случилось.
        - Разберемся, - брякнула Аленка, поддерживая меня.
        Мы двинулись из ставки на ночь глядя. А что оставалось делать? Если генерал поймет, что мы не настоящие, нас арестуют. Удрать от военных по окопам не удастся. Внизу полиция энергично закивает, что мы нарушители, и все, сядем в тюрьму, пока нас империи не сдадут под конвоем.
        Около часа мы шли к позициям, где расположилось подкрепление, прибывшее с нами. Слабый свет от ручных фонариков освещал нам дорогу. Генерал дал в сопровождение троих, они заботились о нас, как полагается. В небе случались вспышки, иногда пролетали истребители. Кажется, империя не оставила небо без внимания. В целом обстановка выглядела спокойной.
        Наш знакомый командир вышел сонный и расстегнутый навстречу, спешно застегиваясь на ходу.
        Раздался мощный выстрел за спиной. Меня вместе с Аленой тут же повалили на землю, закрывая собой. Загорланили солдаты. Я высвободился и поднял девушку. Началась перестрелка, красные потоки плазмы ударили по позициям, откуда мы шли. Девораторы начали атаку!

***
        Я выполз из окопа, подгребая под себя землю. В руках у меня был бинокль ночного видения, который отжал у командира. Позиции людей, вогнутые дугой было видно четко. Особенно соседние, где обитал наш недоверчивый генерал и где сейчас было особенно жарко. Ведь пришельцы на этот раз ломанулись именно туда, вероятно, посчитав, что здесь уже ловить нечего после артобстрела.
        Это в очередной раз доказывает, что им не важны стратегические маневры, они рвутся подавить все военные силы. Рвутся как мотыльки на костер.
        Зеленоватом варианте я сумел разглядеть приближающихся Девов. Монстры мчались на четвереньках, как бешеные псы, игнорируя огонь орудий. Под ногами, абсолютно не боясь быть раздавленными, бежали уродцы поменьше. Пришельцы получившие попадания, отблескивали синим полем, видимо, работала защита. Но вскоре самые первые стали валиться под плотностью огня, их перескакивали товарищи, мчась дальше. Самая первая волна Девов, приблизившись метров на сто, атаковала огненными линиями в ответ. Позиции людей заискрили от взрывов, но огонь наших не прекратился.
        Лавина нападавших была непроглядна и тянулась от самого леса. Со своей позиции я мог видеть только верхушки деревьев и никак не мог рассмотреть Девораторского крейсера, слишком он был далеко. Алису тоже увидеть не удалось, она была за пригорками в относительной низине. Но я знал примерно, где мой корабль.
        Первая волна пришельцев ударила по вышедшим на позиции танкам! Рубеж замерцал синим, заработали имперские турели, выкашивая вторую и третью волну. Первая уже билась с техникой в рукопашную. Но роботы были значительно тяжелее и пока держали удар. Однако первые танки вскоре стали выходить из строя. На моих глазах защитное поле одного из них пропало, и монстр, рванув металлический лист челюстью, и следом продырявил рукой обнажившуюся кабину. Пока отвлекались на больших, в окопы людей хлынула мелочь! Совсем рядом раздались первые выстрелы. Добрались и до нашей роты! Кажется, кто - то из Девов двинулся по траншее!
        - Ринни! Осторожно! - Вскрикнула Аленка. Я обернулся и увидел, что уродливый жилистый монстр, смахивающий на собаку, навалился на солдата и рвет его горло на куски, мерзко рыча. Кто - то вопит, кто - то хрипит. Десятки мелких Девов уже мчатся сюда по окопу, как по финишной прямой!
        Солдаты стреляют, но попасть не могут. То ли от страха руки дрожат, то ли слишком быстро двигаются монстры. Кажется, все вместе!
        - Генерал, уходим! - Дернул меня было командир, но я оттолкнул его и двинулся вперед, вынимая зарядник.
        - Дай сюда! - Рявкнула Алена, отобрав у непутевого солдата винтовку. Через несколько секунд она нашпиговала собаку, быстро ее успокоив. Бедолага был уже мертв. Даже в полутьме на него было страшно смотреть.
        Девушка начала стрелять по приближающемуся врагу. Но попала лишь раз.
        - Ринни, надо валить, - брякнула она совершенно спокойно.
        Но я уже был, будто в своем собственном мире. Все звуки слились и стали приглушенным фоном, люди мне казались теперь чем - то серым. Я видел только красные силуэты монстров. Двинулся вперед, ни секунды не медля. Мгновенная реакция от импульса, что передал мозг руке и кончику пальца. Реакция, доведенная до автоматизма, сыграла свою роль, как и всегда. Прицельный выстрел снес голову той, что прыгнула на меня. Вторым я настиг ту, что хотела напасть, обогнув тело сородича слева. Третьим выстрелом встретил бегущей на меня. Она так разогналась, что, превратившись в труп, едва не зацепила меня в полете, пришлось уклоняться. Четвертым уложил собаку с двадцати шагов, даже не целясь.
        Сделал шаг, переступая через труп Дева. Тварь показалась справа! Видимо, мчалась по полю и запрыгнула в траншею! Слышу крик любимой, она даже стреляет, но промахивается! Я выставляю оружие и пробиваю грудь урода насквозь. Брызги крови попадают прямо в лицо, чувствую горечь на губах. Тело падает у моих ног, хрипит, скребется и тянется трехсантиметровыми когтями, чтобы ухватить хотя бы кусок, поразить врага, как заложено в некой программе. Хотел бы насладиться агонией этой твари, но нет времени! Добиваю ее и расстреливаю всех, кто осмеливается приблизиться.
        Солдаты собрались с духом, перегруппировались и начали помогать. С увеличенной плотностью огня уже ни одной твари не пройти. Я развернулся к Алене, слава галактическим богам, цела. Она встретила меня ошалелым взглядом. В глазах укор и удивление. Еще бы! За пять секунд я прикончил всех, ни разу не промахнувшись. Вот почему я предпочитаю именной гвардейский зарядник. Он стреляет именно тогда, когда жмешь на курок. А не на долю секунды позже. И интервала между выстрелами нет.
        - Это как так?! - Все, что могла выдать Аленка.
        - Если бы в этой галактике я нашел стрелка лучше, меня бы тут не было, - ответил с кривой ухмылкой.
        Не все ж Аленку меня удивлять, пора бы и ей удивиться.
        - Можно подумать, тебя всегда заставляли стрелять, - буркнула девушка, быстро придя в себя.
        - Нужно отходить в укрытие, генерал! - настаивал командир.
        Но у меня были другие планы. Я вновь вылез из окопа. Слева солдаты палили по собакам, справа стреляла восстановленная турель, осыпая фланг вражеского наступления. Позади Аленка стояла с винтовкой, охраняя мой зад. С фронта никто не лез. В общем, все было схвачено.
        Примерно через полчаса стало ясно, что поток наступающих иссякал. Однако и на линии обороны не все было хорошо. Девы прошли до бункеров, на позициях людей началось месиво. Уже ни одного танка не стояло на ногах. Все были повалены, некоторые еще пытались двигаться, но их облепили мелкие уроды. Только турели еще работали исправно, расстреливая подкрепление Девов. Стрелять вблизи они не могли, видимо, опасались попасть по своим. А своих становилось все меньше и меньше.
        Осознание, что им наступает крышка, пришло внезапно.
        - Командир! Готовь роту! Пойдем центр отбивать! - Загорланил я.
        - Ринни?! - Ахнула Алена. - Погнали к кораблю, мы им не поможем.
        Но я так не думал.
        - Иди к тоннелю и жди там. Я не могу тобой рисковать! - Заявил решительно.
        - Да хрен тебе, понял?! - Фыркнула девушка, перехватывая винтовку. Кажется, она слегка перенервничала.
        Спорить времени не было. Рота собралась минут за десять. И мы двинулись. Зарядник у меня был годен еще выстрелов на двадцать, пришлось взять второй у Аленки. Она не возражала, ей понравилась большая пушка.
        Первый взвод умчался вперед, во втором шли мы. Третий двинулся параллельно, лавируя между разбитой техникой и трупами Девов. Ротный свое дело знал, отдавал команды четко, организовывая наступление.
        Новая волна мелких Девов появились примерно через двадцать минут. Встретила нас, ощетинившись. Открыли по ним огонь, те смылись, оставив полдесятка трупов.
        Приблизившись, мы поняли, что собаки неспроста тут обитали. Доедали настигнутых солдат. Подавив рвотные позывы, я двинулся дальше. Вскоре труп здоровенного Деворатора перекрыл нам дорогу по траншее. Можно было бы пролезть, но… Под ним была уже огромная черная лужа крови и куча свисающих внутренностей, походивших на вымоченные в чем - то корни дерева. Мерзость, какую только поискать.
        Пришлось вылезть из укрытия и двигаться по открытой местности. Теперь можно было узреть, какие следы побоища творились на бранном поле. Пришельцев полегло немало. Теперь стало ясно, почему они нападали теперь не здесь, горы трупов затрудняли движение большим. Только мелочь просачивалась.
        Через десять минут встретился ползущий по полю здоровенный Дев. Три солдата долбили его из винтовок минуты полторы, только тогда он притих. А я поежился, с таким оружием мы много не навоюем. Дальше показался подбитый танк. Солдатик бодренько подобрался к раскуроченной кабине.
        - Кажется, можно завести, - заявил парнишка.
        - Где пилот? - Спросил один из младших командиров.
        - Вон его куски, - брякнул бородатый солдатик без тени отвращения.
        Я тоже заметил, у танкистов форма отличалась от формы пехотинцев.
        - Занять оборону по периметру! - Рявкнул командир. - Сардар, пробуй завести.
        - Есть, товарищ командир!
        Через десять минут терпение мое кончилось. С танком завозились надолго. Оставив нескольких бойцов, я двинул роту дальше. Выстрелы впереди становились все реже. Турелей вообще стало не слышно. И это добавляло беспокойства.
        Девы нас не ждали. Уже не было подкрепления со стороны леса, но на позициях его и не требовалось. Мелкие девы перемололи всю пехоту. Ближайший крупный возился с танком. Кажется, внутри еще был жив пилот и пытался еще что - то сделать, двигая уцелевшей механической рукой. Ему нужно было всего лишь упереть ствол в тело, но пушка была в стороне зацеплена за отросток тела пришельца. А тот в свою очередь грыз броню зубами, что скрежет стоял невыносимый.
        Наши открыли огонь, застигнув мелких врасплох. И тут же привлекли больших! Они, будто стадо в траве, вдруг подняли свои головы, показав наглядно, как их много! Бойцы открыли огонь из всего, что было. Вокруг царила легкая паника.
        Видно было, что Девы уже порядком потрепанные. Крупные монстры задвигались нехотя, некоторые падали от первых же выстрелов. Но счастье бойцов длилось недолго. Словно из ниоткуда на третий взвод набросился огромный монстр. Часть бойцов раздавило сразу, кого - то хорошо зацепило, некоторые успели разбежаться. Налетела новая группа мелких! Начался беспорядочный огонь!
        Прихватив с собой Аленку, я полез на бункер. Солдаты, прикрывающие нас, вскоре были вынуждены отступить за укрытие. Плазменные потоки ударили по временным позициям первого взвода! Показалась свежая тройка Девораторов. Судя по отблескивающему полю, эти были с полной защитой, которую простым винтовкам пробить было тяжело!
        Взобравшись на крышу бункера, я видел больше. Вдалеке шел полноценный бой. Кажется, наши там давили. А вот тут все уже было практически кончено. К позициям подгребал поднятый Садиром танк, и только он давал надежду на уничтожение трех новых монстров.
        Мощная пушка ударила по ушам. Деворатор, напавший на третий взвод разлетелся в клочья. Танк нацелился на тройку других, но почему - то заглох. Отчаянно загоготало зажигание. Пилот пытался вновь завести движок. По ногам полезли мелкие. Я прицелился и стал ювелирно отстреливать шустрых собак. С тридцати метров это не составило мне труда. Заряд кончался, а танк все никак не хотел заводиться вновь.
        Тем временем Аленка расстреливала уродцев сверху, при этом ругалась матом.
        Вспышка! Красный поток ударил по танку Через мгновение я понял, что кабину прожгло насквозь. Танк рухнул. Раздался ответный выстрел! Тяжелое орудие заработало на полную! Второй танк, что до этого боролся с монстром, высвободился и теперь долбил по тройке Девов. Двоих уложить сумел, а вот третий полоснул плазмой удачно, лишив нас всей тяжелой техники. Вскоре я с ужасом наблюдал, как к нам стягиваются все, кому не лень. На звуки выстрелов или на запах живой плоти, я мог только с ужасом догадываться, что именно их всех привлекло!
        Выстрелы, скрежет, удары, пронзительный рев, крики ужаса, от которых можно было сойти с ума, все это вливалось в некий боевой транс. Тело на автоматизме вертелось во все стороны. Каждые несколько секунд я смотрел за девушкой. Двигался, двигался, силы постепенно уходили, как на марафоне. Волнения не было, только тревога и отстраненный страх, не мешающий некой жилке хладнокровия.
        Неожиданно появившуюся собаку на крыше Алена встретила протяжным визгом.
        И если бы не это, я бы не успел отреагировать должно. Ибо был увлечен отстрелом монстров, что пытались пробиться ко второму взводу от которого осталось человек пять.
        Алена промахнулась, пытаясь прикрыть меня. И, кажется, не потому, что растеряла навык в панике. Просто монстр на пару мгновений замер! Для девушки, стрелявшей на упреждение, это оказалось полной неожиданностью. Монстра поразил я сам уже из зарядника Аленки.
        - Прости, - выдохнула девушка и переключилась на ползущих снизу.
        - Крикни еще! - Заявил я. - Крикни, Аленка!
        - Чего?!
        - Кричи, я сказал! - Взревел, что горло заболело.
        И девушка закричала. То ли от злости, то ли от непонимания. А может, от безысходности. Ибо наши позиции уже окружали! Девы стянулись со всех сторон, пытаясь подавить остатки сопротивления. Откуда - то вылезло еще двое здоровенных. Один из которых уже перемалывал остатки третьего взвода.
        Затаив дыхание я наблюдал. От первых же звуков мелкие девы замерли. Не все, но ближайшие вдруг затормозили атаку будто система в их головах давала сбой. А большие уроды задвигались неуверенно, будто сомневаясь, стоит ли им атаковать. И тут я понял окончательно, что мои предположения верны.
        - Алена, пой! - Крикнул, расстреливая, влезающих на бункер.
        - Ринни, ты идиот?! - Закричала в ответ ошалелая подруга.
        - Твой голос! Он действует и на них!! Давай уже!!
        Монстры лезли уже со всех сторон, а второй зарядник мигал красным индикатором, оповещая об иссякающей энергии!
        Девушка запела. Но как - то некачественно. С волнением и без выражения в голосе, без чувствительности и певучести. Но даже это подействовало должным образом! Монстры стали явно притормаживать! Мелочь замирала на две - три секунды, затем делала пару движений и вновь останавливалась, будто боролась с неким гипнозом.
        - С выражением пой! - Прошипел на девушку, тяжело дыша. На бункер уже не лезли. Замерли на стенах.
        Алена кивнула и воодушевленная неожиданным успехом запела лучше и громче. Я вдруг осознал, что поет она под ритм той самой музыки, что мы слышали в чреве Владыки. Все громче и громче, мелодичнее и мелодичнее, заглушая даже выстрелы.
        Ближайшие монстры замерли будто замороженные. И дальше, словно по цепной реакции все они стали замедляться все сильнее, пока не замирали в процессе своих действий. Даже рев прекратился, кричали только солдаты, продолжая отстреливаться. Не прошло и минуты, люди начали понимать, что случилось непредвиденное. Монстры будто бы вырубились. Те, что двигались издалека, вскоре тоже замирали, пересекая некую черту и попадая под воздействие голоса.
        Песнь продолжалась. Я чувствовал, что ей тяжело и в то же время радостно, ибо такое счастье вдруг прилетело. Ведь Девы остановлены!
        Уцелевшие бойцы сперва ошалело, затем уже со знанием дела стали добивать неожиданно ставших беспомощными монстров. Даже крупные Девы уничтожались быстрее, ибо защита их куда - то испарилась.
        Когда подошла новая техника со свежими силами, все уже было кончено. Из забаррикадированного до этого бункера вылезли солдаты. Я с облегчением выдохнул, вовнутрь Девы не прорвались.
        Алена пела и пела, не прекращая до тех пор, пока на нее не посмотрели снизу солдаты, как на ополоумевшую. Это были не те, которых та спасла, а вновь прибывшие вояки. Девушка затихла и рухнула без сил. Я тут же подскочил, успев поймать беспомощное тело и предотвратить болезненный удар о бетон.
        - Ринни, ты гений, - прошептала осипшим голосом девушка и закрыла глаза. Только бешено бьющееся сердце, которое чувствовал, прикасаясь к ее телу, избавляло от лишнего беспокойства.
        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
        Этой же ночью войска людей двинулись на крейсер пришельцев. Мне было уже не важно, сам ли генерал принял это решение. Или получил поддержку сверху. Но я уже в этом не участвовал. Алена пришла в себя быстро, и мы под шумок отправились к кораблю.
        Пробираясь через поле, усеянное трупами Девов, я обогнул холм и с замиранием в сердце помчался к Алисе. С собой мы взяли лишь двоих бойцов, мало ли, потребуется помощь. Монстров уже не опасались, девушка готова была запеть в любую секунду. Да и сейчас все, кто уцелел скорее всего отбивали свой крейсер. Война километрах в двух от нас разыгралась серьезная. А здесь тишь да гладь.
        Корпус корабля вроде бы не зацепили. Опущенный трап отозвался холодком в груди. Никогда я так корабль не оставлял. Внутрь пробирался аккуратно, с дохлым зарядником на изготовке. После каждого шага вслушивался.
        Аленка негромко запела, я вздрогнул даже. Посмотрел на нее с укором, та в ответ кивнула. Вскоре до меня дошло… запах кислоты! На складе замерли два мелких уродца. Молодец, девочка! Первому голову прострелил без колебаний, но тут же заскрипел зубами. Выстрел прошел насквозь, прожигая ящики с провизией. Второго я бил уже в тело, но и тут заряд угодил в мои припасы. Черт!
        - Все пойки пожрали, уроды хреновы, - фыркал я. - Да еще и нагадили тут мне!
        Тела помогли вытащить оторопевшие и ничего не понимающие солдаты. Осмотрев корабль, я выдохнул с некоторым облегчением, оборудование не пожевано. Аленка запустила бортовой компьютер раза с десятого. Провела диагностику.
        - Ринни, как я рада вновь вдыхать аромат твоей потной задницы, - произнесла Алиса свои первые слова после пробуждения. - Ой, как же мне досталось, скажу я вам ребятки.
        Я готов был расцеловать мой бортовой во все трещинки. Но радоваться было рано. Моя подруга ковырялась в системах довольно долго. Я уже весь извелся, от безделья стал выгребать мусор и подметать на борту. После кропотливых часов осмотра мой гений, наконец, заявил:
        - Короче, есть новость хорошая: корпус герметичность не потерял, но в остальном дела плохи.
        Что плохи дела, я и так знал. Но вид у Алены был полон энтузиазма. Я просто кивнул с теплящейся надеждой.
        - Проводка погорела, пришлось с жизнеобеспечения все перекидывать на бортовой, чтобы его завести, - продолжила девушка капать на нервы. - Есть проблемы с подачей воздуха. У тебя внутренние коммуникации на соплях держались, а теперь переломалось все к чертям.
        - Можно ли что - то сделать? - Чуть ли не взмолился.
        - Провод высоко проводимый нужен, метров сорок. Ну и кое - что еще по мелочи. Это в первую очередь. Не думаю, что на Элане есть нужные детали для полного ремонта, нам бы взлететь и дотянуть до станции какой, тогда починиться сможем…
        Пока люди бились в лесу за крейсер, мы с бригадой помощников разбирали подбитые танки.
        Мощнейший взрыв раздался, когда солнце уже поднималось из - за крон. С высоты бункера, куда взобрался, было видно, как драпали войска, как на горизонте колыхнулось пространство, перерастающее в бурую массу, что поглотила не только крейсер, но и добрую половину леса. Люди торжествовали, одержав маленькую победу. А мы тем временем обворовали бункер, взяв оттуда ценный моток оптоволокна и два электрощита, что вырвали с корнем.
        Набрав хлама, большая часть которого вряд ли понадобиться, мы вернулись к кораблю. И больше суток с Аленой ковырялись, чтобы восстановить самые важные системы. Я в роли помощника, а она, как настоящий инженер.
        Собираясь взлетать, мы не сразу сообразили, что у трапа стояли люди. Если бы не предупреждение Алисы, кого - то бы да сожгли.
        Разбитый дисплей зарябил, но вскоре выдал изображение. Это был генерал Хаким.
        - Ринни, не думаю, что стоит это делать, - предостерегла Алена, останавливая меня.
        Старик улыбался, ожидая у трапа. Его сопровождали командиры, в том числе и тот, чью роту мы бросили в помощь и практически всю положили. Я был рад, что командир выжил, дрался он отчаянно, и не трусил. До сих пор в ушах его команды, которые он отдавал бойцам до самого конца… Не знаю, что на меня нашло. Но на сердце была тоска и полное доверием этим людям. Ведь за сутки возни нас никто не трогал, только помогали.
        Увидев меня в комбинезоне, генерал усмехнулся, ибо все понял.
        - Ринни, - представился и протянул ему руку.
        Тот с кивком пожал ее. Затем я обменялся рукопожатиями с остальными присутствующими.
        - Не знаю, как выразить вам свою благодарность, товарищ Ринни, - начал генерал.
        - Если бы не вы, неизвестно сколько бы сил мы здесь положили в затяжной войне. Ваша информация оказалась верна. И теперь она разослана по всем ставкам. Кем бы вы ни были в имперских силах, вы сотворили чудо.
        - Генерал Хаким, мы с Аленой простые путешественники, по профессии рейдеры, - ответил с легкой улыбкой, улавливая некоторое удивление. - К империи никакого отношения не имеем. И не хотели бы иметь, если вы меня понимаете.
        Генерал думал около минуты. Затем понимающе кивнул.
        - Был рад знакомству, - выдохнул я и стал пятиться. - А теперь, прошу вас отойти подальше, мы отбываем в путь.
        - Рейдеры Ринни и Алена, я не забуду вашего подвига, - заявил генерал и помахал рукой мне на прощанье.
        Я кивнул, и поднялся по трапу, давя в себе порывы чувств из славного прошлого. За углом стояла Аленка с винтовкой в руках, в решимости отбивать меня, если потребуется.
        Вскоре мы отбыли с Эланы, скрипя, треща по швам и гремя, как та еще колымага. Имперским флотом, что якобы скапливался на орбите, даже и не пахло.

***
        - Ты думаешь, там еще есть люди? - Спросила Аленка, глядя в дисплей на разрушенную орбитальную крепость, которая продолжала вращаться по своей траектории вокруг планеты и тянула за собой осколки, мусор и прочее. Будто продолжая рассыпаться, она напоминала комету, что вроде бы и покоиться, но на самом деле несется с бешеной скоростью.
        - В некоторых отсеках живые должны были остаться, - ответил ей, обнимая.
        С таким притяжением на моих коленях она стала пушинкой. Эйфория всесилия продлиться недолго, но ощущение, что могу тискать ее сколь угодно долго никогда не оставит меня. Пусть и за короткий срок, но мы прошли многое вместе, теперь никуда ее не отпущу.
        - И ведь помогут? - Не унималась девушка. - Ринни, скажи.
        - Девов на орбите нет. Спасательную миссию организуют без всяких сомнений. Это же эланцы, они своих не бросят. Сама все понимаешь.
        Девораторов не было не только на орбите, их не было нигде. Алиса не нашла ни одного уцелевшего кораблика в радиусе действия радара. Не то чтобы Девов, вообще никого! Ни армады империи, ни флотов пришельцев. Только изредка попадающиеся подбитые корабли, не подающие признаков жизни. Странно все это.
        Я направил корабль прочь из системы по кратчайшей траектории. Вначале было неконтролируемое волнение и опасения, что за нами увяжутся. Но вскоре все это прошло.
        Стоило набрать скорость и убедиться, что нам ничто не угрожает, наступило полное спокойствие и даже умиротворение. Резкие запахи, резонансные звуки, бесконечные масштабы и драйв остались за стеклом иллюминатора. А на монотонно гудящем корабле воцарилось спокойствие. Будто мы вновь отделились от мира, замкнувшись в своем мирке, окруженном бесконечными толщами черноты.
        - Сорок три процента от максимальной скорости, - рапортовала Алиса. - Больше я не выдавлю с поврежденными системами.
        - Что говорят сводки с системы Полор? - Поинтересовался о системе, в которую решил направиться, проанализировав карту. Она не была ближайшей, она была самой безопасной на мой взгляд.
        Сообщения недельной давности обнадеживают, Ринни. Анализ информационных потоков не дает каких - то конкретных предположений об опасности…
        Еще минут десять она излагала свои выводы.
        - Алиса, как себя чувствуешь? - Почему - то спросил именно сейчас.
        Быть может до этого стеснялся Аленки? Стоило ей отлучиться из рубки, как я тут же перешел с искусственным интеллектом на личности, если это можно было так охарактеризовать. Как странно бы не звучало для той же напарницы, но я скучал по Алисе. Ведь провел с ней больше десяти лет. Она мне как мама.
        - Хреново, Ринни, - ответил бортовой печально. - Все болит, я как за пеленой какой - то, восприятие несколько искаженное. Но я перекроила некоторые скрипты приема информации, чтобы ты не уловил разницу…
        - Уловил. Реагируешь дольше, - усмехнулся горько.
        - Торможу, - согласилась Алиса.
        - Жаль, шлем разбился, - выдохнул с горечью. С ним намного проще было бы понять, где у нас наиболее остро стоят проблемы.
        - Починим, - обнадежила Аписа и тут же поинтересовалась: - Как вы без меня справлялись?
        - Тяжело было, не поверишь.
        - Ну да, не поверю. Довольные такие пришли, - прозвучало с укором.
        Поежившись на кресле, я вывел интерактивную карту. Сперва голографическое изображение зарябило, но вскоре пришло в комфортное состояние. Молодец Алиса, сама пробует обойти ошибки всеми доступными ей способами. Прикинув сколько осталось провианта, не изгаженного Девами, я несколько пригорюнился. Запасов впритык.
        Межзвездное пространство, словно открытый бескрайний океан на планете… Нормальными людьми это расстояние преодолевается с помощью портовых ворот
        - порталов, иногда с использованием гипер - прыжковых двигателей. Мы же рейдеры - люди ненормальные. Иной раз подумаешь, стоит ли соваться в портовые ворота и маячить с регистрацией. Вот и катаемся в беззвездной черноте, как в сумраке с туманом. Жертвуя неделями времени и встречая порой на радаре то еще отрепье!
        По расчетам Алисы до системы Полор нам пилить тридцать семь дней. Если бы двигатели работали на полную мощность, это расстояние прошли бы вдвое быстрее.
        Судьба дала нам столько дней побыть вместе в спокойствии и практически без забот, что вместо привычного упадка настроения от ожидания долгой дороги, я испытывал искреннюю радость. Только я и Аленка. Пусть какой - то мизерный процент попадания в неприятности по пути имелся. Но вероятность этого ничтожна. В межзвездном пространстве нет ни станций, ни баз, ни чего бы - то ни было важного, чтобы тут обитать тем же пиратам. Это некое подобие магистрали, где никому нет дела до других, потому как надо мчаться и мчаться, быстрее и быстрее, пока не кончились ресурсы. Военные здесь не обитают, а другие не станут соваться, дабы выяснить, если у тебя зубы. Если все же с кем - то сцепишься и пострадаешь, то с этого дна уже не подняться. Никто не будет помогать, никто не станет сбавлять скорость в межзвездном пространстве, чтобы поинтересоваться, какого черта встал и почему у тебя кислород уходит через обшивку.
        Алиса включила суточный счетчик, как только я пустил корабль по курсу. И теперь у нас появился некий график дня и ночи. Обычно я так и жил, по некому режиму. Иной раз счетчик синхронизировался с местным временем системы, но тут, в пустоте проще этим не заморачиваться.
        Спустя какие - то часы я уже привык к гулу от реактора и дребезжанию расшатавшихся переборок, к монотонному покашливанию двигателей и к замкнутому пространству в целом. Аленке это давалось сложнее. Я чувствовал это и старался отвлечь.
        Примерно сутки потребовалось, чтобы покинуть систему Дароэр. На вторые я уже реже появлялся в рубке по делу. Больше времени проводил на складе, перекладывая уцелевший провиант и очищая погрызенный. Девы попробовали на зубок многое. От их желтых слюней успешно избавляли лишь нано - салфетки. Но их было жалко тратить на это дерьмо.
        Аленка тоже без дела не сидела, то в реакторной, то в рубке. Я ей полностью доверял, поэтому даже не спрашивал, чем она занята. Вскоре я вспомнил, что за мысль какое - то время назад ускользнула от меня.
        Драгоценности покупать я не любитель. Просто однажды один должник расплатился шкатулкой с ювелирными изделиями. Подлинность их проверить я успел, сбагрив часть на торговой станции, за тем туда и летал. Но кое - что я оставил себе.
        Вытащив из тайника бесценную плазму Эро, я нашел искомый мешочек. Вывалил содержимое на пол, в горстке быстро отыскал золотое кольцо с голубым камушком каратов на пять. Как сейчас помню, горели глаза у продавца, желающего выкупить его. Тогда он предложил одну цену, а потом задрал ее в десять раз, желая склонить меня на сделку. Так я и понял, что продавать кольцо не стоит. Треугольной формы хорошо граненый камень он, кажется, назвал голубым турмалином.
        - Аленка, - окликнул я девушку мягко.
        Из реакторной торчала ее попа. А у меня вдруг бешено забилось сердце. Сладкое волнующее состояние затаилось в груди. Такое юношеское, такое захлестывающее с головой. Что потерять контроль и задохнуться ничего бы не стоило.
        - Ринни, подожди, я клеммы зажала, тонкая работа, лучше бы посветил сюда…
        - Это важно, - произнес и не узнал собственный голос.
        - Что может быть важнее реактора? - Простонала девушка и стала выбираться.
        Повернулась ко мне, чумазая, голубоглазая лиса. Такая красивая, что хочется впиться в эти губки, позабыв обо всем. Но я должен сделать то, что давно уже наметил сделать в наших отношениях.
        Давя в себе волнение, загадочно улыбнулся, а она глаза закатила в своей манере.
        - Ну что? - Подняла бровки с претензией. - Я хочу поднять нашу скорость процентов на десять. Можно я закончу, милый мой мужчина?
        Я опустился перед ней на колено и протянул кольцо. Снизу - вверх Аленка смотрелась, как величественная императрица и хозяйка моего сердца. Особенно, когда округлила глаза от удивления.
        - Пусть формально мы женаты и… в общем и целом у нас все, как бывает в отношениях. Но я не мог себе простить, что миновал этот момент, - протараторил быстро, пока она не успела возразить. - Я, рейдер Ринни, прошу твоей руки и предлагаю сердце. Согласна ли ты, рейдер Алена, стать моей женой?
        Я замолчал. Смотрел, не отрывая взгляда от ее лица. И пытался понять, почему же она молчит. И даже не улыбается.
        Сердце мое затаилось в груди. Каждый раз… каждый раз она будто бы сомневается быть со мной или нет! Держит в напряжении и не отдается полностью. Не обнажает передо мною душу. Ее обнажаю я. Чем меньше внимания, тем больше я извиваюсь, чтобы получить его. Почему она такая?! To растворяется в моих объятиях, то живет совей отдельной жизнью. Черт! Черт! Черт! Она никогда не говорила, что любит меня…
        Еще немного, и я собирался вскочить. Взорваться и высказать ей все!
        - Неожиданно, - произнесла на выдохе, принимая кольцо. В голубых глазах блеснули слезы. Она поспешила улыбнуться. Именно поспешила, видимо, чтобы я не подумал об отказе.
        На душе отлегло, но я встревожился.
        - Что - то не так? - Спросил, поднялся и обнял ее за талию. - Скажи мне, в чем дело.
        Увела взгляд, но снова взглянула. Будто перестроилась, или попыталась пересилить себя в чем - то. Как же хочется прочесть ее мысли, понять, что в этой русой башке за шестеренки вертятся.
        - Просто мне никто никогда не делал предложений и не дарил такого, - ответила, снова улыбаясь. - Спасибо, Ринни.
        Примерила подарок, подошло лишь на средний палец. И она оставила его там.
        - Красивое, - протянула мечтательно и поцеловала меня в губы.
        У меня не осталось сомнений, что она приняла мое предложение. Пусть даже не озвучила. Пусть даже после этой, важной для меня церемонии, она продолжила копошиться в реакторной… А я за минуту перебесился в душе и тут же успокоился. Быть может, она просто боится любить?!
        Прошло шесть суток. И у нас появились первые неожиданно возникшие проблемы. Как оказалось, крушение повлияло и на выработку кислорода, о чем мы даже и не думали. Его в каютах корабля стало переизбыток. Сперва не замечали, потом уже дышалось так, что голова шла кругом. И в этом не было ничего хорошего, мы тратили кислород быстрее, и вскоре могли остаться без него вообще. Проблему с системой жизнеобеспечения удалось решить быстро. Стали периодически выключать кислородную установку, процесс регулировала Аписа.
        На десятый день пути выяснилось, что мы до Полтора недотягиваем. Вся проводка, что ставила Алена начала сыпаться. К счастью, у нее был запасной моток. И девушка заменяла самые проблемные участки. А я тем временем пересчитывал маршрут. Вместо двадцати семи дней у нас оставалось не более пятнадцати, если не сломается что - нибудь еще!
        Пришлось сворачивать к затухающей звезде Идиго. Система без планет, два астероидных пояса крутятся вокруг звезды, большой и малый. Если углубляться в историю здешних миров, то можно прочесть, что когда - то здесь произошел выброс звезды, уничтоживший все планеты. Никогда в этой системе не был, но слухи ходят всякие. Особенно о том, что на крупных астероидах живут обезумевшие группировки фанатиков из бывших дезертиров империи. Идиго империю не волнует, ибо это вообще нельзя назвать системой, как таковой, вот отбросы общества тут и прячутся.
        До системы оставалось трое суток, когда Аленка сорвалась. Я нашел ее в каюте. Девушку била истерика. Сперва подумал, что это синдром замкнутого пространства, но это было что - то другое.
        Я подскочил, обнял, попытался утешить. Никогда не чувствовал себя так нелепо. Я даже не знал, что сказать и как утешить!
        - Я не хочу… - всхлипывала Аленка. - Не хочу туда.
        - Что не так? Скажи, пожалуйста.
        - Нет, нет… все хорошо, - будто бы опомнившись, произнесла она, пытаясь успокоиться. - Я просто боюсь. Все такое хрупкое, а он… он злой… этот черный - черный… космос. Мерзкое ощущение уязвимости, эти провода, как я могла так оплошать?! Миллиарды километров пустоты, Ринни. Если мы встанет, все, конец, дохнем. Не через десять дней, так через сто. Но даже это не останавливает меня… я не хочу туда.
        - Это всего лишь очередной мирок, где живут люди, - пытался успокоить.
        - Прости, Ринни, я виновата, очень виновата.
        - Ты сделала все, что смогла. Корабль же взлетел, нет твоей вины, что колымага древняя. Ты еще подвиг свершила, заставив этот хлам взлететь после такого крушения.
        - Я вам дам хлам! Мы еще повоюем! - Раздался несколько искаженный голос Алисы. Но даже ее задор никак не скрашивал хандру.
        - Мне страшно, страшно… - шептала девушка едва слышно.
        В чем - то я понимал Аленку. И сказать нечего было. Просто поглаживал по плечику, обнимал, прижимая крепче. Когда - то страх овладевал мной в подобных ситуациях. Зная, что ты держишься на самом краю и вот - вот упадешь, мыслить начинаешь иначе. To, что было вкусно, становится безвкусным. Страх перед смертью делает нас порой животными. Но это проходит. Главное, чтобы рядом был человек, который поддержит и даст уверенности в завтрашнем дне.
        А как же хотелось скорее прилететь на Землю! Я уже все спланировал. Выручки от плазмы Эро хватит на два гражданства, еще и целое состояние будет в придачу. Мы ведь летим в направлении Солнечной системы, и при удачном раскладе будем там уже через полгода. Как только мы починим корабль, нас уже ничто не остановит!! Я сгружу всю плазму, заполню грузовой ресурсами до отказа, и нам нужно будет сделать лишь три - четыре остановки.
        - Я не хочу лететь туда, - продолжала Аленка тихо.
        - Люблю тебя, девочка моя, - шептал ей на ушко. - Не бойся, никому тебя в обиду не дам. Ты же знаешь, что я лучший стрелок в галактике. Еще у меня куча сюрпризов для любого врага.
        - Не для любого, - прошептала в ответ и прижалась ко мне крепче. - Если бы было так, ты бы не бежал.
        Иногда мне кажется, что враги сами бегут от меня. Я поцеловал ее в лобик и вскоре она заснула в моих объятаях. На корабле значительно потеплело. Кажется, у нас проблемы с утечкой энергии намечаются. Вот же влипли.

***
        На дисплее показались очертания системы Идиго. Два кольца астероидов напоминали концентрические круги, где один продолжал другой. Тоненький хвостик тянулся от солнца и разрастался до в спираль, визуально уходящую в бесконечность.
        - Никаких признаков излучений…
        - Кто сказал, что будет легко? Сканируй голубушка, сканируй лучше, - говорил я, посматривая на безмолвно плывущие уродливые камни, некоторые из которых были тысячи километров в обхвате.
        Сутки шныряли близ крупных астероидов безуспешно. Пока Алиса не заявила:
        - Ринни, я засекла воду. Много.
        - Далеко?! - Я даже подскочил. Это была большая удача. В системе, где жители не хотят, чтобы их нашли, можно шнырять месяцами. У нас было лишь тройка дней в запасе, до тех пор, пока не накроются энергоблоки.
        Водная гладь показалась спустя несколько часов. Лужа, будто кляксой расплескалась на поверхности крупного валуна, который по размерам можно было сравнить со спутником. Он плыл в общем потоке астероидов, ввиду множества мелких осколков вокруг к нему подобраться оказалось сложнее, чем я думал.
        - Почему она не замерзает? - Поинтересовалась Аленка, раскрыв рот, когда мы уже подлетали.
        И действительно. Бортовой вымерил примерно двадцать пять километров водной площади, которая даже не собиралась превращаться в лед, судя по данным сканера. Спустя некоторое время все стало ясно. Астероид был теплый от сейсмической активности внутри. Я направил корабль к примерной середине этого моря. Вода отражала далекое оранжевое солнце, слабый свет расходился под таким углом мягко и равномерно. Спокойная, безмолвная лужа, будто отполированный до зеркального горный хрусталь, никак не давала понять, что скрывает под собой что - то.
        - Нырять собрался? - Ахнула девушка, вцепившись обеими руками в подлокотник. Что такое аэродинамические виражи она уже знает. Здесь не планета, но притяжение от астероида вскоре стало ощущаться.
        - Конечно, - брякнул я, стараясь придать голосу уверенности.
        Корабль вошел в воду грубо, несмотря на то, что я сократил скорость до минимума. Нас хорошенько тряхнуло. Первые мгновения ничего не было ясно, за иллюминатором все пузырилось. Внешнего света хватало лишь на то, чтобы убедиться - мы погружаемся дальше, а не встали на каком - нибудь леднике.
        Переборки затрещали от внешнего давления. Корпус загудел, будто мы на дизельной подводной лодке, и нас вот - вот раздавит. Ощущение не из приятных, ибо корабль не приспособлен к такому давлению извне. Затаив дыхание, я просто ждал. А мое корыто тонуло и тонуло, продолжая возмущенно трещать по швам.
        - Ринни, я никогда еще не чувствовала себя такой беспомощной, - выдала Алиса.
        - Вы бы одели скафандры.
        - Они нам не помогут, - брякнул я. - Нас раздавит и подавно, если корпус не справится.
        За иллюминатором стало светлеть. Спустя полчаса вода внезапно кончилась, и корабль просто стал падать! Алиса отреагировала мгновенно, включив посадочные двигатели. Тут же заискрила панель, начали зашкаливать показания приборов.
        На дисплее показались огромные сталактиты, вырастающие и снизу и сверху, будто мы в пасте зубастого зверя. Пролетев между двух, стали снижаться. Просторы, по которым расходился тусклый оранжевый свет, меня обескураживали. Еще километра три шли на снижение, пока не показалась относительно ровная поверхность. Еще на подпете сумел рассмотреть бугристую растительность, извилистую речку и острые скалы, торчащие, словно разбитые осколки стекла.
        Приземлились прямо на обособленную каменную плиту, выбрав ее не случайно. Ибо куда попало садиться очень не хотелось. Нам ведь еще выходить! И ножками, ножками. Аписа сообщила, что кислород в норме. Притяжение тоже, мы и сами почувствовали, как стали на порядок тяжелее. Но 0,5 g нас не сильно выбивало из строя.
        - Ринни, сканеры зашкаливают, - пожаловалась Аписа. - Поэтому ничего конкретного сказать не могу. Только то, что тут много железных руд.
        - И на том спасибо, - усмехнулся я, выдохнув с облегчением и вытирая со лба холодный пот.
        To, что здесь кто - то живет, сомнений не было. Сомнения назревали лишь в том, живут ли здесь люди с достаточно современными технологиями! Иначе нам придется остаться здесь жить.
        Экипировавшись по полной программе, мы сошли по трапу. Пистолеты я зарядил, еще и винтовку трофейную прихватили. Шум далекого водопада, крики невиданных птиц, мелкий шорох, гул затихающих двигателей - все это атаковало уши и обескуражило в первые мгновения, но я быстро собрался. Снаружи градусов двадцать пять, а с высокой влажностью, будто в парилку попали. На каменную плиту растительность надвинулась плотная, метра под три в высоту, кое - где просветы, впереди скала, слева низина, открывающая вид на огромную долину, изрезанную речкой и притоками. Если бы не мое нано - зрение, хрен бы что разглядел. Все оранжевое, но в то же время чувствуются некие краски. Источник света логике не поддавался, а вот с влажностью все было ясно сразу.
        На нас никто не нападал, стрелы, копья не летели с улюлюканьями. Спокойно осмотрелись. Я более или менее с нормальным выражением лица, Пена с расширенными глазами. Свет на зрение совершенно не давил, привыкли сразу, будто с корабля не сходили.
        Взглянув наверх, я несколько удивился. Водного потолка, из которого мы вынырнули, и в помине не было. Только отдельные лужицы. Нам очень повезло, что попали именно в отверстие, а не осели на скалистое дно. Так сказать, прошли сквозь решето успешно.
        Аленка быстро расслабилась, потянулась трогать растительность, напоминающую плотный мох, наросший на ветви буграми. Одна веточка, будто так и тянулась в ответ.
        - Я бы на твоем месте этого не делал, - предостерег.
        - Я ж в перчатке, - брякнула Алена, настаивая на затее.
        - Чужая флора это одно, антибиотики мы приняли, от неизвестных вирусов сдохнуть не должны, а вот от фауна, хм… тут я не гарантирую.
        - Ладно, - согласилась Аленка, отдернув руку. - Вот паучок, какой - то не такой. Фу, какая гадость. Ну и что будем делать? Все равно пробираться через это все придется.
        - Вот там пойдем, - я указал на более - менее жиденькие заросли.
        - Может, попробуем связаться с кем - нибудь? - Взвыла девушка.
        - С корабля не вышло, попробуем с ручного передатчика, что я взял с собой. Все, не паникуй, дорогая. Прорвемся.
        - Знаешь Ринни, нечего было меня пугать! Я насекомых боюсь до жути!
        - Они тоже тебя боятся, уж поверь, - усмехнулся и двинулся первым. Я ведь не о насекомых говорил, бывает живность и побольше, и пострашнее.
        Стали пробираться через гигантский мох, в нос ударила запах грибов и цветочная сладость. Даже двойной фильтр респиратора не помогал. Более или менее твердая дорога под ногами повела вверх. Вскоре пришлось все же пробираться через густые шевелюры растений. Однако шагов через двадцать мы выбрались на возвышенность, покрытую мелким дерном, что тут же срывался под весом наших шагов, оголяя камень. Или не камень?!
        До меня не сразу дошло, что мы движемся по металлу. И это была не порода или иное природное проявление. Это была часть обшивки корабля!
        Челнок потерпел крушение очень давно, судя по проржавевшему корпусу. Внутрь пролезть не смогли, шлюзовая оказалась похоронена под толщами грунта. Кажется, он вошел в землю примерно наполовину.
        - Имперский, - прокомментировал я.
        Алена пожала плечами, ничего не ответив. Обойдя место крушения стороной, мы двинулись дальше. Растительность расступилась, впереди показалось основание сталактита, судя по первому впечатлению метров сто в обхвате. С него по выточенной дорожке падала вода прямо в озерцо, переходящее в речку.
        Цветочки у бережка отдельной полянкой Аленка встретила довольно эмоционально. Бросилась прямо к ним, собрала букет. Я тем временем приготовил зарядник, усилив бдительность. Так пройдя вдоль речки до озерца, мы и шли: она собирала цветочки, а я ее охранял.
        Добравшись до озера, я расслабился. Растительности вокруг не много, хрен кто подберется незамеченным. Шум водопада и журчание воды умиротворяло.
        - Я хочу купаться, - выпалила вдруг девушка, глядя на прозрачную воду, через которую легко можно было рассмотреть оранжевое каменистое дно.
        - Ты в своем уме? - Возмутился я. - Я здесь и респиратора не сниму, пока не увижу живых людей. Не то чтобы стану купаться!
        - Знаешь Ринни, - фыркнула девушка, отступила и, сорвав маску, продолжила: - Ты мне не папочка, понял?
        Упала экипировка. Затем сполз скафандр, за ним пошел и комбез, обнажая сочное, сводящее с ума тело. Все это она проделала, глядя мне прямо в глаза невинными такими глазками. От нарастающего возбуждения я проглотил все возможные возражения. За последнее время тело девушки приобрело невероятную сексапильность. Чертовка знала, как легко заставить меня заткнуться.
        Алена хихикнула, удовлетворившись моей реакцией. И пошла в сторону воды, кокетливо виляя задом! Не успел опомниться, коснулась воды ногой, и, убедившись, что температура приемлемая, стала погружаться.
        - А если бы это была кислота?! - Вырвалось из меня, я тоже скинул респиратор и тут же задышал полной грудью. Свежестью веяло такой, что вспомнились императорские сады в мои былые беззаботные времена.
        На мой выпад Аленка повернулась лицом и демонстративно отхлебнула водицы. Затем нырнула с головой.
        - Так, да?! - Фыркну уже я.
        Грядя на распоясавшуюся девушку, я стал раздеваться сам. Мелкий пушистый мох, что устилал собой бережок, оказался довольно мягкий и сухой, совсем не противный. Голые ступни, что давно уже привыкли к твердой и тесной обуви ахнули от наслаждения в первое же мгновение прикосновений с дикой природой.
        Добравшись до воды, я ощутил неимоверное удовольствие от соприкосновения ее с телом. Сперва неуверенным касанием, затем все больше и больше погружаясь в теплую водицу, оказавшуюся столь комфортной и ласкающей.
        В этой среде мне внезапно захотелось объятий с любимой. Я попытался до нее добраться, но девушка, видимо, вспомнив навыки плавания, решила попрактиковаться, заодно и поиграть в догонялки со мной. Хихикала и плескалась, плавала вокруг меня кругами. Я же с плаваньем не дружил, ходил в воде по плечи и разводил руками, изображая некое подобие стиля и посматривал на берег. Надо было взять с собою ствол…
        Здоровенную хреновину периферийным зрением я заметил еще на подходе. Стоило посмотреть на нее прямо, как она тут же замерла. Полутораметровый паук подбирался к нам с зарослей у берега, стараясь быть незаметным минут пять, а то и больше. Ворсистое брюхо, шипастые лапы, ужасающие жвала и куча красных фасеток, уставившихся на нас с плотоядным интересом.
        Алена вскрикнула, заметив урода позже меня. Паук тут же рванул к нашим вещам и вновь замер, зависнув брюхом прямо над ними. Скорость меня ужасала. От такого не убежать, тем более мы голые по милости некоторых дурынд!
        - Ринни, - прошептала напарница, подгребая ближе. - В воде что - то есть…
        Этого еще не хватало! Я обернулся с холодеющей грудью. Широкомордая рыбина с игольчатыми плавниками метра три в длину подплывала неспешно, и уже была от нас шагах в тридцати!
        - Прости меня, проста, - девушка прижалась ближе. - Ринни, я…
        - Молчи, успокойся, - перебил, лихорадочно считая варианты.
        Алиса отозвалась на мой мысленный сигнал, но пока она прилетит и прицелится из ионной пушки, может быть уже поздно!
        - Я выхожу первый, ты за мной в другую сторону, - начал быстро. - Если он последует за мной, я отвлеку, а ты возьмешь пистолет. Если за тобой, это сделаю я. Поняла?!
        - Ринни, я…
        - Ты поняла?!
        - Д-да…
        - Пошли! - Рявкнул и двинулся прямо на урода.
        Начал уходить стороной, но паук не пошевелился! Аленка, не выдержав паузы, пошла по диагонали в противоположном направлении, рыбина тем временем приблизилась на опасное расстояние!
        Выйдя из воды по колено, я остановился. Алена тоже встала, как вкопанная. Рыбина осталась дефилировать на глубине, неспешно и непринужденно болтая хвостом.
        Паук продолжил стоять, замер, будто статуя. И тут вдруг Аленка взвизгнула и побежала прочь! Это не было в нашем плане! Мы должны были ждать! Урод ринулся за ней в ту же секунду! А я бросился к вещам. Под визг девушки отшвырнув комбез, я схватил пояс с кобурой, рванул пистолет и выбросил руку в сторону цели. Прицеливался долю секунды, затем раздался выстрел, который прошил урода насквозь. Я учел направление стрельбы, поэтому луч не должен был зацепить девушку. Но это не гарантировало, что ей не достанется. Туша поверженного рухнула прямо на Аленку, и это свидетельствовало о том, что он практически ее настиг. Визг не прекращался, пока я не примчался и не перевернул мерзкий труп, высвободив бедолагу.
        Перепачканную в желтой слизи девушку колотило не на шутку. Вроде бы жива, даже не ушиблась, но в шоке…
        Около пятнадцати минут Аленка приходила в себя, смывала на бережке чужеродную слизь под моей бдительной охраной. Сперва собирался ее отчитать, но теперь понимал, что этого и не требуется.
        Мы собрались в путь, обогнули сталактит с водопадом, и перед нами предстал огромнейший корабль, судя по растущим в некоторых местах кустарниках и даже деревьях, приземлившийся довольно давно. До него было метров пятьсот через редкий кустарник вдоль тонкого ручейка.
        - Да это же корабль колонистов! - Воскликнул я на радостях.
        Алена нервно хихикнула.
        У подножья километрового корпуса виднелась расчищенная и огороженная площадь, на которой можно было разглядеть шалашики. Кажется, мы нашил село.
        ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
        В селе нас приняли… Да никак не приняли! Какие - то полусонные отдаленные движения. Сперва я держал ухо востро с зарядником наготове. Но вскоре понял, это не требуется.
        - Кто такие? - Раздался старческий голос. Из шалашика стал выползать мужчина в балахонной одежде. Опираясь на палочку, он поднялся и тут же уселся на бревнышко, бросив свой зад, как горсть хвороста.
        - Мы рейдеры, корабль сломался, вот заскочили на ремонт, - ответил заранее заготовленное.
        - Зря вы сюда прилетели, - усмехнулся дедуля, демонстрируя отсутствие большего количества зубов. - Это билет в один конец, ребята.
        - Серьезно? - Осунулся я.
        У меня были домыслы по этому поводу. Если улетать, в воду нырнем на скорости, с этим проблем не будет. Вот только притяжение выкинет обратно. Мои движки наверх в воде не потянут! Они там просто не будут работать. Плохи наши дела.
        Но есть один большой плюс. Нас тут искать никто не станет. С одной стороны, мы в ловушке. А с другой - в одном из тысяч и тысяч астероидов, вход в который еще нужно поискать! А если учесть, что все глушится, то мы тут, как в заднице мира. Можно жить долго и счастливо, никому до нас дела не будет.
        - Что вы знаете об этом месте? - Решил расспросить, сейчас любая информация может оказаться полезной.
        - Все, - брякнул в ответ и ехидно продолжил: - Наш астероид вращается, и когда он повернется к солнцу другой стороной, наступит зима. Море над нами замерзнет и здесь будет кромешная тьма и холод. Вам надо примкнуть к нам, иначе сдохните ребятушки.
        - Дракон, да ладно заливать. Расскажи про пещеры, - вмешался полуголый, дохлый на вид парнишка, вышедший из - за изгороди.
        - Та чужая земля, неизвестно, как их примут, - буркнул старик. - Что у вас есть предложить пещерным?
        - Энергия, - ответил, имея ввиду плазму Дора. - Не думаю, что валюта империи тут вообще в ходу.
        - Империи? А она еще не развалилась к долбанной матери? - Загоготал беззубый.
        Мне показалось, что он с придурью.
        - Эй?! - Окликнули нас позади. - Это вы шмаляли?!
        - Да, - ответил мужчине. - Что - то не так?
        - Думали, пещерные рядом, чуть со страха не кончились, - отмахнулся мужик и тоже загоготал. Похоже, крыша тут едет у всех.
        - Мы там зверя подстрелили, паукообразного такого… - решил оправдать стрельбу. Аленку тут же передернуло от нелицеприятных воспоминаний.
        - Жука кончили - таки?! - Ахнул тот и рассмеялся истерично.
        - Ай да мяса привалило! - Подхватил дед. - Сколько наших пожрал, гад такой! Теперь пришла и расплата.
        Вскоре к нам вышло несколько десятков местных жителей. Им было интересно поглазеть на нас. Мысль о том, что это все, что осталось от колонистов, меня совсем не радовала. Ведь корабль такого класса вмещал не менее пяти тысяч человек.
        Судя по тому, что уроды здесь водятся большие, а у этих оружия не заметил, вывод очевиден. Недолго им осталось. Странно, что среди них не увидел ни одной молодой женщины, только несколько старух промелькнуло.
        Расспрашивать об этом факте не стал. Меня интересовали их пещеры. Если «пещерные» имеют стрелковое оружие, вероятно, у них есть технологии, которые помогут нам. Очень хочется верить, что это так!
        Проводника нам никто не дал. Указали направление и пожелали счастливого пути. Большая часть села уже ретировалась разделывать жука. Судя по тому, что они здесь все тощие, с едой у ребят туго.
        Сторонясь крупных зарослей, мы направились к пещерам. Три сталактита обошли, поднялись на пригорок, затем спустились в низину к реке. Там я пристрелил еще одного здоровенного паука и отогнал с десяток мелких.
        Часа три шли до острой скалы, которая напоминала торчащее битое стекло. Там и должны были быть пещеры. Уже на подходе земля со мхом под ногами сменилась плотной черной породой, поблескивающей отполированной поверхностью и чем - то напоминающей каменный уголь. Добравшись до подножья, я заметил трещины на разных высотах, перерастающие в расщелины.
        Вскоре я перестал сомневаться, что здесь обитают люди. Неподалеку, огромной кучей был навален мусор, который источал такую вонь, что перехватывало дыхание.
        - Вы на прицеле! - Раздалось откуда - то сверху довольно неожиданно.
        На отдельном выступе, смахивающем на балкончик, примерно на уровне этажа третьего показался мужчина с винтовкой в руках. Заросший, в расстегнутым до пупа комбезе, протертом до рваных коленок.
        - Спасибо за доставку, ребята! Бросаем оружие, все ценности и валим отсюда! - Крикнул с нескрываемым сарказмом. - Ой, а это кого принесло опять?
        А это Аписа показалась на горизонте. Я же не настолько глуп, чтобы отказаться от страховки.
        Мужчина скрылся, и вскоре их выскочило уже трое. Все с мощными пехотными винтовками, которые они тут же направили на приближающийся корабль. Алиса врубила защитное поле и продемонстрировала ионную пушку, выдвинув внушительный ствол на носу. Зависнув примерно в пятидесяти метрах от цели, она с радостью продемонстрировала зубки, которые ей когда - то приделала моя умненькая козочка.
        - Поговорим?! - Крикнул я оторопевшим голодранцам, которые поняли, что им не удрать. Вдогонку прилетит, мало ли и пещерка обвалится.
        - Чего надо тебе и твоим дружкам? - Крикнул мужчина уже более лояльным тоном.
        - Торговля, - ответил кратко.
        - А что у вас?
        - Плазма Дора. Надо?!
        - Еще как надо! - Оживились ребята. - Что ж вы сразу не сказали, что рейдеры?!
        - А по нам не видно?!
        - А ты посиди тут с месяцок, - усмехнулся один из них. - Зрение потом такое выдавать начнет, пауки мерещиться будут и змеи десятиметровые.
        - Ринни, мне страшно, - проскулила Аленка, делая верные выводы по поводу этого места.
        - Заходите, гости дорогие! - Махнул рукой неожиданно дружелюбный незнакомец.

***
        Примерно через полчаса мы уже лицезрели вполне себе обжитую базу. Как оказалось, люди, что нас встретили, были простым караулом, какие выставлялись у большинства входов в подземный городок. К моему глубокому облегчению у них здесь имелся довольно большой порт, принимающий корабли и ориентированный на другую сторону астероида. Там тоже стояло море, но поменьше. И воду в некоторых местах научились откачивать для вылета на промысел.
        Именно на промысел. Ибо мы попали к пиратам, которые промышляли налетами на гражданские суда! С плазмой Дора они были знакомы, у ребят даже слюни потекли, когда я назвал, сколько могу продать. К рейдерам по их же словам они относились хорошо и всегда принимали с распростертыми объятыми.
        Большую часть деталей мне нашли сразу и даже помогли доставить их к кораблю, что я посадил у той скалы. Для поиска остального пираты попросили больше времени. В городке жило тысячи полторы людей, в отсутствие инфосети и подобных информационных технологий, найти все быстро не получалось. На что и сетовали пираты, позарившиеся на мой товар.
        Судя по всему, группировок или кланов тут было немало. Нас обхаживали любезно, но в людных местах выглядели довольно воровато и отгоняли любопытных местных. Предложили пожить в местной гостинице, но мы предпочли ночевать на собственном корабле.
        Прошло трое суток, от местных все еще не было вестей.
        - Мы можем обойтись чем - то другим? - Обратился я к Алене.
        - Без блоков сопряжения мы далеко не улетим, - настаивала девушка.
        - Мне кажется, они тянут время, - выразил свои опасения.
        - Скорее наши друзья не договорились с другими. Давай пройдемся сами, что мы, как на привязи? У них тут десятки кланов, куча кораблей и хлама в пещерах навалено. Если бы мне дали закопаться на складе самой, я бы наковыряла там все необходимое…
        Я согласился, мы собрались и потопали в городок сами. Нас пропустили, как своих. Побрели по пещерам, закоулкам и спускам. И вскоре заблудились. Вышли на необычного вида платформу, походящую больше на край обрыва. Внизу поблескивала ледяная гладь, вдалеке виднелись похожие выступы. Бескрайний каменный потолок был усеян лесом сосулек, с которых капала вода, создавая нескончаемый дождь. Звук от ударов внизу создавал тираду целого ливня. Еще на подходе мы распознали шум, что сперва приняли за шум водопада.
        Людей здесь не было. И я несколько расслабился. Аленка тоже, бросившись к краю с заметным интересом.
        - Это же дождь! - Воскликнула девушка. У края вода стала попадать и на
        нее.
        - Эй, эй, сорвешься, не веди себя, как маленькая, - возмутился.
        - Снова ведешь себя, как папочка, - усмехнулась девушка, не желая меня слушать. В голосе этом было столько ласки, что я тут же растаял, даже воды не потребовалось.
        Но все же двинулся за ней и придержал за руку. Дождь стал доставать и меня. Восторг оказался неописуемым. Холодные капли бодрили. А еще они по - особенному украшали мою Аленку, которая смотрела сейчас так любяще своими большими голубыми глазами. Я обнял ее, прижал к себе. И окончательно понял, что мысль о том, что ее вдруг не станет рядом была невыносимо ужасной. Просто невозможной… Дождь бил по лицу, стекал по волосам и капал с ее мокрых ресниц. А она смотрела снизу - вверх, широко раскрыв глаза и не боясь нисколечко этой воды. Она смотрела не на меня, а в меня, словно пыталась всмотреться и что - то для себя понять.
        - Я люблю тебя… ты, ты понял, Ринни? - Произнесла она вдруг неожиданно. Впервые в жизни она сказала это! Произнесла так чувственно… Впервые так посмотрела, и теперь я понимал, что она не сразу решилась признаться.
        Хотел ответить ей, но будто потеряв дар речи, раскрыл рот от удивления и неожиданности. Даже кивнуть не смог толком, застигнутый врасплох. В какой - то момент она опустила взгляд и прижалась к моей груди. Обхватила сильнее, словно это она боялась, что я соскользну вниз. Мы так и стояли. Неважно где, пусть на краю этого света. Но вместе, чувствуя дыхания друг друга. Зная, что мы живы, что наши сердца бьются. И нам никто другой не нужен. Нам хорошо вместе, где бы мы ни находились…
        Но все хорошее когда - нибудь заканчивается. Заметил на дальнем выходе с балкона движение. Недоброе такое движение! Показалось четверо мужчин в черных комбезах! Это же форма императорской гвардии старого образца!! Не сложно догадаться, что это дезертиры.
        - Вот и попались, - усмехнулся лысый с черными сварочными очками на лбу, будто это у него спиленные рога.
        Мы отошли от края, я быстро вынул зарядник, просчитывая их возможные ходы. Перещелкать их прямо сейчас выглядело довольно легкой задачей. Если учесть, что у них не наблюдалось стрелкового оружия.
        - Двое суток безвылазно на корабле? Мы изрядно потратились за наблюдателя, - произнес еще один товарищ, обходя меня слева и совершенно не переживая, что у меня пистолет. Мужчина выглядел довольно внушительно и весьма самоуверенно.
        - Вот это удача! Кто бы мог подумать, - запел его дружок.
        - А я говорил, не надо усилитель трогать, станция нам еще послужит! Лимон кредитов, охренеть!
        - А это точно он?! - Спохватился лысый.
        - Да, он, он. Эй, это ты, который династии задолжал? - Усмехнулся бывший гвардеец, обходя со стороны края.
        - Нет, не я, - ответил дерзко. - Шли бы вы ребята своей дорогой, если жизнь дорога.
        Невидимое поле накрыло внезапно. Я почувствовал, как энергия в мгновение разрослась и накрыла нас объемным куполом.
        За спинами злоумышленников раздался гадкий смех.
        - Что беглец, никогда не слышал о такой штуковине? - Произнес появившийся пятый дезертир. Этот выглядел солиднее остальных. Нано - костюм поблескивал и переливался. Вытянутая морда со скулами с задорно уставилась на меня.
        И тут до меня дошло. В груди похолодело, ибо понял, что они применили блокирующее поле малого радиуса! Теперь энергетическое оружие стало бесполезным. Это им и нужно было, чтобы взять меня голыми руками!
        Оглянулся на проход, откуда вышли. А там еще один обозначился. Итого шесть бывших гвардейцев, с которыми теперь придется биться в рукопашную! А если учесть, что раньше они были во служении, то не трудно предположить, какая у таких подготовка!
        Дезертиры окружили нас, посмеиваясь и пока еще не решаясь атаковать. Мужчина в нано - костюме снял с пояса одну из рукоятей. Пафосно вытянул руку и из рукояти стало вырастать лезвие, собираясь будто по кусочкам, возникающим словно из ниоткуда. Спустя секунду простая, ничем не примечательная рукоять превратилась в рыцарский нано - меч!
        - Доставить живым? - Хмыкнул тот, нацелив на меня меч. - Подумаешь, без рук и без ног. Шарой, ты жгут приготовил?
        - Да найду, чем залепить, чтоб не сдох, - усмехнулся его товарищ и кивнул мне. - Что, рейдер? Страшно тебе? А ты красавица? Давно таких куколок не видел. Ты случаем не принцесса?
        - Свеженькая сучка, - облизнулся лысый. - Глазки так и просят, позабавьтесь со мной.
        - Очень похожа на элитную проститутку его императорского…
        - Заткнулись все, - рыкнул на своих мужчина с мечом. И все тут же заткнулись и посерьезнели.
        Круг стал сужаться. Я бы с радостью предложил Аленке спеть, мало ли прокатит. Но сейчас был не тот случай. Однако у меня появилась призрачная надежда на спасение и без использования талантов моей ненаглядной.
        - Вероятно, ты все еще считаешь себя рыцарем? - Обратился я к грозному бойцу с мечом. - Раз не расстался с этой штукой.
        Конечно дело было даже не в мече, коих у того было целых два. Что гвардеец является рыцарем я понял, когда тот рявкнул на своих. Ни один, даже самый падший рыцарь не позволит оскорблять девушку, кем бы ни был обидчик.
        - Тебе - то что? - Скривился мужчина. Кажется, я попал в точку, задев за
        живое.
        - Тебе ведь не нужны деньги, ты хочешь милости императора, - наращиваю успех. - Видимо, рыцарем ты все же остался. Или я ошибаюсь? И этот меч ты снял с какого - то старого престарого трупа. Ибо с живым рыцарем вряд ли бы справился.
        - Много болтаешь, - фыркнул тот и пошел было на меня.
        Но Аленка бросилась на него! Так неожиданно быстро, что я даже не успел сообразить. Однако расстояние позволяло врагу среагировать. И она была остановлена нацеленным острием. Рыцарь не стал ее ранить, а лишь обозначил лезвие у горла. Четким, отточенным движением. И это дало мне понять, насколько опасен противник.
        - Шустрая, - прокомментировал тот спокойно. - Чересчур даже, для простой
        - то девушки.
        - А я не простая, - прошипела Аленка с досады. - Живой и тебе и твоим ублюдкам не дамся. Ненавижу вас, твари. Чтоб вы все сдохли.
        - Жизнь не вечна, - ответил риторически мужчина, ставший вдруг таким невозмутимым. - Все когда - нибудь сольемся со Вселенной.
        Такой остервенелой я Аленку еще не знал! Даже когда она била моих похитителей такой мощнейшей негативной энергетики я не чувствовал.
        Поборов мимолетный, непонятный страх, я взял себя в руки.
        - Ваше полное имя, сэр рыцарь? - Обратился я с заметным давлением, буквально оттаскивая девушку назад. Моя Аленка напряглась так, что казалось, я двигаю железную статую. Вот тебе и боевая трансформация, о которой даже не догадывался!
        - Ты не достоин знать моего имени, щенок! - Возмутился рыцарь.
        - Я не только достоин знать его, я еще и вправе бросить тебе вызов, если у тебя еще есть такое понятие, как рыцарская честь! - Произнес я приподнято.
        Рыцарь опешил.
        - Я Сэр Габриэль Риннидейл! - Представился ему. - Я вызываю тебя по непоколебимому и неизменному праву чести! Принимаешь ли ты вызов сэр неизвестный?
        Дезертиры раскрыли рты, как и сам рыцарь. Что сейчас творилось в голове у Аленки, я мог только догадываться. Сердце сжималось от мысли, что она узнала о том, кто я есть… Одно дело быть просто офицером гвардии, совсем другое - рыцарем! Ведь этот титул заслужить не просто.
        - Я сэр Гибборим Мелькиаль принимаю твой вызов! - Вскрикнул рыцарь так, словно у него давно спящий голос вдруг прорезался. О чем свидетельствовала реакция дружков. Они посмотрели на него, как на идиота. Особенно когда поняли, что он снимает с пояса второй меч, чтобы отдать его мне.
        - Гиб, ты чего?! - Спохватился лысый. - Какая к херам честь, если на кону миллион?!
        - Если не заткнешься, твою долю мы разделим на остальных, - прошипел рыцарь и бросил мне рукоять своего второго меча.
        Стоило коснуться рыцарского оружия, мир сузился до коридора с мутными стенами, где с одной стороны стою я, а с другой - Гибборим. Я надавил на кнопку большим пальцем и почувствовал, как центр тяжести с рукояти уходит все дальше вниз, в вновь вырастающему лезвию.
        Мало рыцарей в галактике выхаживали с двумя мечами. Слышал я только об одном с первого круга. Он был при дворе самого старшего принца и славился своим мастерством. Дрался за честь и дам, всегда побеждал и много пил при этом. Ни одной дуэли не проиграл, коих было немало. Однажды так случилось, что покушение на принца вышло удачным. Рыцарь сбежал, проявив трусость. Ведь являясь телохранителем члена династии, он бы понес самое суровое наказание.
        Стало даже смешно. На что надеется этот Гибби, когда предстанет перед императором вновь?! Я похерил вашего старшего сына, вот умаслил одну из двадцати внучек. Примите меня обратно на службу?!
        - Расступитесь! - Рявкнул Гибби. В глазах его заискрился блеск. Видимо, мужик совсем помешался на почве былой славы. - Как долго я ждал встречи с настоящим рыцарем! С тем, кто достоин бросить вызов рыцарю первого круга императора!
        - Ринни, нет, - раздался встревоженный голос девушки.
        - Алена, пожелай мне удачи, - выпалил я. Ибо был уже поглощен намечающейся дуэлью. Такое женщинам не понять. Два истинных самца встретились, и теперь с поля боя уйдет лишь один. Каким бы раздолбаем я не стал, рыцарская хрень из меня не вышла. И понял это только сейчас. Хотел развести мужика по вопросам чести, а теперь сам набычился не хуже. А всего - то стоило ощутить твердь рукояти рыцарского меча.
        Рыцарь пошел на меня без колебаний.
        Первый удар не был неожиданным, скорее это была проверка на прочность. Он пришелся по мечу и болезненным импульсом отразился на кисти. Высеченные искры, дождь и встревоженный ах любимой взыграли мимолетной романтикой из прошлого. И особым вкусом адреналина, какой я, казалось, бы давно утерял.
        Рыцарь не заставил долго ждать второго удара. Нанес его вроде лениво, но тоже по лезвию моего меча, расшатывая мой хват. На этот раз я едва не выпустил рукоять, но постарался не подавать виду. А Гибби, похоже, начал играть со мной, заметив некоторую неловкость в движениях. Еще бы! Я же сто лет в руки меча не брал, да и раньше не был великим фехтовальщиком, скорее неотразимым любовником.
        Противник стал обходить стороной, прощупывая мою оборону. Кружить словно лев, вокруг добычи, чтобы в удобный момент ухватить за задницу. Люди вокруг расступились и наслаждались зрелищем. Аленка встала у края, подальше от остальных. Я не мог отвлекаться на нее, но все же мимоходом уловил не на шутку встревоженный взгляд.
        - Растерял сноровку, сэр Габриэль? - Ухмыльнулся рыцарь.
        - Да, есть такое, сэр Гибборим, - признался честно и оскалился. - Но легкой победы не жди?
        - Уже сдаешься? - Усмехнулся рыцарь.
        И я атаковал, ринувшись на него с замахом. Мой выпад парировался легко. Неуклюжее движение можно было распознать невооруженным глазом. По инерции я даже пронесся вперед. На уровне рефлексов, по - другому и объяснить не могу, сумел выставить меч назад, отражая подлый удар вдогонку.
        Дружки его рассмеялись, несмотря на явный лязг стали, а не звук удара по мягкому месту. И это добавило задора моему противнику. Не успел я перестроиться, как он вновь пошел в атаку. Быстро, четко, легко. Целенаправленными и молниеносными клевками начал расшатывать мою оборону. Атакуя туда, где мне очень неудобно отбиваться, а после отражения еще не удобнее принимать новую атаку. Быстрота меня подводила, и я из последних старался избежать ранений. А еще я отступал к краю.
        Биться с сильным противником нелегко. Особенно, если он превосходит тебя в мастерстве, силе и практике. Но не в хитрости. Как благородны не были рыцари, побеждает именно хитрейший, а то и подлейший. Ибо победителя уже не судят.
        Я стал отступать, и вскоре отставленная нога ощутила край. Двинулся стороной, делая вид, что это было для меня неожиданностью. Неуклюже отбил очередной выпад. И вдруг атаковал, юркнув сбоку. Резко, точно и неожиданно быстро для противника. Мне пришлось пригнуться, и миновать лезвие рыцарского меча своим, воспользовавшись его противоходом. Гибби понял мой маневр практически сразу, иначе бы он не был самым лучшим. Но ему не хватило буквально пары миллиметров, чтобы зацепить лезвие и отбить его с линии атаки.
        Удар пришелся по бедру. По моим расчетам это должно было подкосить его и оставалось лишь толкнуть врага с обрыва, не добивая. Ведь теперь он был у края, а не я! Я вложил в удар максимум усилий, как и в рывок, чтобы застать его врасплох. Но я не учел одного. Нано - костюма! Броня на бедре встретила клинок жестко. Вместо того, чтобы войти в плоть, клинок жалобно звякнул и, высекая искры, отлетел, как о стенку горох! Импульс от удара оказался неожиданно сильный, кисть не выдержала. Рукоять выскользнула из ослабевшей руки, а я сел на задницу, уходя тем самым от рубящего наотмашь удара. И став теперь беспомощным и легко уязвимым для противника.
        Рыцарь с торжественной ухмылкой выпрямился и победно нацелил клинок на мое горло.
        - Это не честно! - Возмутилась Аленка. - У тебя защита! А у него не было!
        - Бой был честным, - ответил Гибби и кивнул мне. - Согласен?
        - Вполне, - ответил с оскалом и почувствовал изменения в окружающей среде.
        Раздался выстрел! Луч вырвался из груди рыцаря, пробив ее насквозь. Пронесся дальше и со свистом врубился в каменную стену. Труп Гибби завалился прямо на меня.
        - Давно хотел пристрелить этого придурка! - Раздался голос лысого.
        Потребовалось не более секунды, чтобы сообразить - дезертиры отключили поле и повытаскивали свои пушки!
        - Нахрена?! - Возмутился один из его товарищей.
        - Да он бы его прикончил! Как Апекса тогда, забыл?! - Поддержал лысого один из товарищей. - Пошли на поводу у хренова фанатика, устроил тут цирковую дуэль. Видите ли, мечом давно не махал, соскучился…
        Очередной выстрел заставил меня вздрогнуть. Это был зарядник! Мой чертов второй зарядник! Алена открыла стрельбу! С холодеющей грудью я вылез из - под трупа с вынутым из кобуры оружием. Тут же убедился, что девушка залегла, и выдохнул с облегчением.
        - Гари, какой же ты придурок! - Товарищи возмутились на лысого. Двое спрятались за труп своего убитого напарника. Один стал палить из - за укрытия под аркой входа. Лум едва не зацепил меня. Я выстрелил в ответ, промахнулся из такого положения. Сказалась и усталость. Но каменной крошкой его хорошенько окатило. Судя по визгу, осколки попали в глаза.
        - Прикрой с тыла! - Скомандовал девушке, которая была в относительной безопасности, потому как лежала за мной.
        Пополз вперед, выбирая позицию поудобнее. Как назло, все залегли. Но спереди был еще один боец, что прятался за небольшим камушком. Я отметил для себя, что девушка сработала молниеносно, подстрелив именно того, кто держал мощную винтовку. У этих простые бластеры. Любой, кто потянется за винтовкой будет подстрелен. Странно, что сразу не заметил у людей оружия, видимо, оно было спрятано под одеждой или за спиной. Скорее всего злоумышленники специально не демонстрировали его вначале, дабы не спровоцировать меня.
        Хорошенько прицелившись, я выстрелил по торчащей ноге. Вскрик свидетельствовал, что я попал хорошо. Мужчина дернулся рефлекторно в другую сторону от камушка и получил смертельный выстрел в голову. Не мешкая ни секунды, я уверенно и нагло поднялся и расстрелял оставшихся двоих. Лысый успел выстрелить, но промахнувшись, завалился с прострелянной головой. Я обернулся, чтобы помочь Аленке и с ужасом осознал, что та уже настигла обидчика у входа! Если бы не шум от дождя, я бы услышал, как она к нему направилась. Возможно предотвратил бы это или на худой конец прикрыл! Бесстрашная девушка, навалившись на бедолагу сверху, долбила его головой о стену. Это был уже труп, но она не останавливалась.
        - Ненавижу! Ненавижу, твари поганые! - Кричала она в истерике, продолжая размазывать по стене его мозги. - Не сметь больше! Никогда не сметь больше угрожать мне! Сдохните! Сдохните…
        Еле оттащил, пребывая в некотором шоке от ее неадекватной вспышки. Когда все же встряхнул и заставил смотреть на меня увидел такие ошалелые глаза, что страшно стало. Это был совершенно другой человек.
        - Ринни? - Спохватилась Аленка. - Ты как? Кто… кто еще остался?
        - Всех перебили, валим, - брякнул я, как ни в чем не бывало. Взял ее за руку и потянул к выходу. Переступая размозженную голову, я поежился.
        По дороге обратно размышлял о случившемся. Затаив дыхание, вел подругу, как маленькую девочку, что плетется туда, куда тащит папочка. Алена продолжала пребывать в не совсем ясном мне состоянии. Быть может она задумалась и что - то переосмыслила. Наверное, то, что я тоже был гвардейцем, каких она ненавидит на уровне подсознания. Становится жутко, когда вспоминаю, как выливала она свой гнев. Это что нужно было испытать, чтобы вот так наброситься?!
        Давит в груди… Как же ей теперь смириться с мыслью, что все это время она была с черным гвардейцем? Как она будет вести себя дальше, нужно ли что - то объяснять и оправдываться? Я перебирал в памяти все свои гнусные деяния, что вершил по приказу принцессы. Мог ли я как - то навредить ей, мог ли коснуться ее жизни, мог ли как - то оправдать себя перед ней теперь?!
        Быть может, она догадывалась, что я был рыцарем Черной гвардии? Что рыцарем
        - вряд ли, на моем веку их на всю империю штук двадцать было. А вот офицером гвардии вполне. Ведь не зря так пристально глазела на шрам на правой кисти, где раньше была татуировка принадлежности. Но никогда об этом не спрашивала, не пыталась копаться в прошлом… Девушка просто была со мной. Означает ли это, что смирилась с моим обществом? Со мной, таким неопределенным и бегущим ото всех?
        Все эти мысли мучали меня. Она даже не смотрела в мою сторону. Шла, думая о своем. Надежду мне давала лишь одна мысль - она продолжала защищать меня, даже когда узнала кто я есть.
        - Прости, я не сказал, - решился на разговор, когда мы были уже недалеко от выхода из города.
        - Забей, - выпалила Аленка, продолжая двигаться к кораблю и даже не взглянув на меня.
        Нарываться на скандал не хотелось. На корабле она никуда не денется, и я смогу объясниться. Ибо решил, наконец, рассказать ей все.
        - Что с деталями, может, стоит пройтись, поспрашивать? - Решил сменить тему. - Мы же шли за блоками сопряжения, закончим дело?
        - И после этого ты можешь заниматься делами? - Возмутилась девушка, развернувшись.
        - Прости, - пожал плечами, не зная, что и сказать.
        Аленка закатила глаза в своем стиле и произнесла более спокойно:
        - Я устала, вернемся на корабль, ладно? К тому же я придумала, как обойтись без блоков.
        Последняя фраза меня очень радовала. Если у нее получится, мы просто свалим отсюда и ляжем прямиком на курс к Земле! Подальше от империи, подальше от Девораторов! Нас уже ничто и никто не остановит. Дуэльная встряска расшатала мои нервы, я радовался, как ребенок, поглядывая на серьезную мордашку Аленки.
        Когда мы вышли к кораблю, я заметил постороннего. Еще по дороге обратно мне показалось странным, что Алиса не отвечает на запросы. Сперва я решил, все из - за металла в здешних породах. Однако, когда мы уходили я держал с ней связь на протяжении трети пути. Ответ оказался неожиданным.
        Вагнер встретил меня с широкой улыбкой и нацеленным оружием.
        - И снова здравствуйте, - произнес с сарказмом. Хотя сарказм, похоже, надругался над его лицом. Половина его была изрыта следами обширного ожога. Часть волос в приплавленном виде так и лежала коркой на лбу. Я даже не сомневался, что это сделали двигатели моего кораблика. Видимо, бедняга попал под поток. Страшно подумать, как ему было нелегко выбираться с расплавленным скафандром из космоса. Тут явно без нано - имплантатов не обошлось. Бедный киборг.
        - Ну ты и красавчик, - ухмыльнулся я и медленно, без резких достал оружие. А затем просто направил его в ответ. Таким методом легко создать равновесие, главное делать плавно и непринужденно, вроде бы без угрозы. А тут бац, и шансы уже равны.
        - Вашими стараниями, господа, - ответил без тени злости. - Но поправить мордашку не сложно, как собственно и очко. Зажило оно у тебя?
        - Мне помниться в последний раз поимели не меня.
        - Возможно, - согласился Вагнер. - Но зачем было бесполезно дергаться, не понимаю.
        - Ты про жучок? - Уточнил я и кивнул Аленке. Та тоже стал вынимать
        оружие.
        - Наивные, - усмехнулся белобрысый, вынимая второй пистолет. - У тебя маячков целый корабль. Я бросил горсть там, да сям. Тут только переплавка корпуса поможет. Был бы ты наемным сыщиком, все бы понял верно и оставил к чертям собачьим свое конченное корыто. Есть даже специальное программное приложение, маркируешь капсулу с нано - жучками и ляпаешь их куда надо. Потом на карте видно, куда полетел помеченный. У меня ж таких как ты много. Я их коротенько маркирую: Гиб пятьдесят тысяч, Хейли семьсот, Оливия двадцать или Габи лимон. Ты в курсе, что ты у меня Габи лимон? Обычно я по пути собираю головы. Здесь кстати целых три заказа. Габриэль Риннидейл, ну что ты так смотришь? Твой корабль заминирован, сдавайся, пока я не спустил курок и не взорвал твою посудину. Поверь, я выстрелю быстрее тебя.
        Я лихорадочно просчитывал варианты. Между нами шагов двадцать пять. Убить его сумею, даже отскочить в сторону смогу. Но он может зацепить Аленку. Да и с кораблем не ладно. Алиса молчит. А это значит, что урод пролез на борт и что - то с ней сделал!!
        Улыбка Вагнера мне не понравилась.
        - Ринни, если бы ты мог вернуть родителей, чтобы ты отдал за это? - Раздался голос Аленки, что стояла на полшага позади меня. Лишь поэтому я не сразу понял, что ее оружие теперь направлено мне в затылок. Ведь даже мысль о подобном казалась мне нелепой и смешной. А теперь просто страшной…
        Мой мир обвалился. В одну секунду. Я даже не знал, что сказать, как реагировать. Мозг будто взорвался от неописуемых чувств и мыслей. И я просто погас, одномоментно, как гаснут очень - очень яркие звезды, отдавшие слишком много, но прожившие так мало.
        - Вагнер, ты идиот, что так долго тащился?! - Фыркнула девушка, став такой невыносимо чужой. - Сколько мне еще нужно было тянуть время?!
        Мысль о том, что это какая - то шутка улетучилась мгновенно. Алена не
        шутила.
        - Я не буду делиться с тобой, - прошипел Вагнер уже сквозь какую - то
        пелену.
        - И не надо, деньги заберешь себе, - ответила та уверенно. - Но и меня представишь, как того, кто помог в поимке.
        - С чего бы это?!
        - С того, что я из особой группы ее императорского величества Филисии Зэр Эрак, - заявила девушка.
        - Ты кто вообще такая?! - Вагнер был взбешен.
        А я просто усмехнулся, осознав в полной мере, как меня поимели.
        - Я Миранда, офицер черной гвардии, - продолжила вероломная тварь. - Особая поисковая группа эс эм сорок шесть. Если ты не в курсе наших полномочий, тогда можешь стрелять. Но знай, что тебя кастрируют вместо положенной награды. На мой сигнал уже прибывают другие группы, я позаботилась о том, чтобы дать маркер на астероид. А самое главное, по секретному каналу заблаговременно оповещена сама принцесса. Я позаботилась об этом еще на Элане. Ты ведь тоже перехватил тот сигнал, не так ли? Правда ни хрена толком не понял, как я погляжу. Потому что его расшифровать даже тебе не по силам. Теперь у тебя есть выбор, присосаться к славе, или воспрепятствовать властям, подпортив себе репутацию.
        - А ты умная сучка, - раздался восторженный ответ Вагнера после недолгой паузы.
        И я опустил оружие, ибо рука уже не держала его. Мне стало так плохо, что в какой
        - то момент потерял смысл даже дышать. Все, чем я жил теперь стало рассыпаться по кусочкам. Сверху - вниз, будто стена по кирпичикам. Образ любимой стал красно - серым, злым, уродливым, он как старая пленка начал разъедаться и чернеть, обнажая мерзкий скелет.
        - Я ненавижу тебя, - прошептал с пульсирующей краснотой в глазах.
        Ноги ослабели, колени коснулись земли, осел и согнулся, как поверженный пес, как сдавшийся и обессилевший воин на милость всех подлых врагов… Я вдруг подумал, что не хочу ее убивать. Могу… но не хочу. Бессилие овладело мной, бессилие от того, что нет больше красок в моей жизни, а те что были оказались фальшивкой… как же больно, черт.
        Раздался звук импульса парализатора. В глазах почернело.
        ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
        Перевозили меня в специальной капсуле. Я о таких слышал. Вводят в анабиоз, и ты потребляешь минимум ресурсов пока тебя перевозят. Удобно и довольно дорого.
        Как перевозили, не помню. Очнулся в капсуле, когда уже будили на месте. Тогда все и понял. Трое здоровенных черных гвардейца, молча, вытащили обессилевшего меня, раздели до гола и потащили по холодному коридору некоего корабля. Ломка после крио вовсю резвилась по телу, поэтому мне было плевать на то, что кожа скребется по прорезиненному полу… Несмотря на то, что я не сопротивлялся, волокли меня с особой остервенелостью. А затем бросили на голом полу из металла, в помещении полтора на полтора метра. Быть может я попал на крейсер, быть может на станцию, черт его разберет. Вскоре темнота и холод накрыли своим мерзким одеялом, давая в полной мере осознать какое я ничтожное ничто.
        Время в карцере шло, меня никто не тревожил, будто обо мне просто позабыли. Когда тело отпустила одна боль, пришла другая. Холод жег мое тело в местах соприкосновения с металлом. Но это было ничто в сравнении с тем, какая боль выжигала мою душу. Я думал, что сумею быстро выгореть и смириться. Но это оказалось сильным заблуждением.
        Пустота в душе заполнялась и переполнялась горечью. Затем меня отпускало, выжимая все нутро, и я думал, что становится легче. Физическая боль вскоре стала ломать меня. А еще охватило чувство дикого голода и жажды.
        Я больше не думал о ней, как о девушке. Теперь она была для меня неким чудовищным образом, всесильным туманом. Самим злом. Которое с самого начала знало, как поступит. С самой первой секунды нашей встречи это зло считало нас врагами. И то предательство, и не было им вовсе, ведь оно не предавало своих убеждений. Шло до конца и пришло к своей цели, используя все мои слабости. Тварь… как же ненавижу ее.
        Наверное, она получила свое. И теперь даже не думает обо мне. Вот только как она все это провернула, ума не приложу. Чудовище в теле ангела… А был ли у меня шанс противостоять ее чарам?! Бессовестной пакости, которая играла мной так искусно, что поглотила, сожрала, всосала в себя и не отпускала ни на мгновение. А я как дурак поверил, влюбился. Отдался. И меня поимели.
        Смеюсь над собой. Громко, сипло, истошно. А я еще надеялся на что - то. Думал, что такая может полюбить меня. Не меня… деньги и власть. Ей милости императора подавай! Какой же идиот. Искренности в нашем мире больше не существует. Когда - то я понял это, создав себе идеального друга в лице Аписы. Искусственный интеллект не мог предать, не мог лгать мне. Он любил меня. Жаль… как жаль, что теперь меня лишили и моей Аписы. Моего единственного, преданного друга.
        Бесконечная вечность в карцере уничтожала меня и выворачивало наизнанку. Я стал сходить с ума. А потом начал просто биться головой о переборку, пытаясь отогнать все образы, связанные с ней, что являлись мне, как живые.
        Наверное, их привлек шум. Свет ударивший в глаза испугал и ослепил. Меня окатили водой, выволокли и избили. Затем бросили обратно.
        Время перестало для меня существовать. Из пятен и острых линий сознания я выстроил белую сферу и жил в ней, стараясь не откликаться на призывы собственного тела. Лишь раз я поддался жажде и выпил воды с пола, которой меня огрели. Но вскоре пожалел о том, что решил двигаться. Ведь пришло понимание, если не шевелиться, боль уходит, отпуская сознание в замкнутую оболочку белого. Там я мог мечтать и создавать что - то, рисуя картинки будто на белом листе бумаги. Там я думал о доме, мечтал о Земле, как о радужной сказке. Вспоминал теплые объятия мамы…
        Мысль о том, что мне уготована мучительная смерть, отчасти забавляла. Ведь все самое мучительное казалось мне уже прошедшим. А смерть избавит меня от тлеющих ран и сожалений о сделанном…
        Белый свет ворвался в сознание внезапно. Меня вновь посетили. На этот раз не стали избивать.
        - Почему не доложили? - Раздалось строгое. Надо же, я еще различал слова, но они были будто за глухой стеной.
        - Мы думали это обычный преступник!
        - Неделя в карцере без воды и еды?! Проще было пристрелить!
        - Но как же…
        - Служить легко, думать не надо! Особая метка вам ни о чем?! Вы бездари, молитесь, чтобы мы успели привести его в порядок до прибытия принцессы!
        - А если это не он?
        - Тогда нам всем крышка, за триста пятьдесят парсек принцессу еще никто не гонял…

***
        Медкапсулы не всегда творят чудеса. Они не поправляют состояние души. С иронией я вспоминал, как когда - то пытался вылечить ее.
        A теперь меня, пребывающего на грани, латали и пичкали всевозможными препаратами. Вот только я не понимал зачем?! Чтобы представить перед очередной циничной сукой?
        И я предстал. Закованным в цепи, обнаженным и жалким рабом с ошейником на шее. Меня привели в ее огромную каюту, веющую пестротой и комфортом, будто она не на боевом крейсере, а во дворце у себя сидит.
        Я знал, что мне уготована смерть. Смирился с ней уже давно. Какой бы мучительной она не стала, все равно это закончится облегчением. Мне лишь хотелось принять ее достойно, чтобы эта мерзкая сука не радовалась слишком сильно.
        Белый свет щедро освещал ее красочный блестящий силуэт в обществе двух черных фигур, наверняка заслуженных рыцарей и лучших воинов первого круга.
        Это была она. Филисия собственной персоной. Прямые волосы белого цвета, которые она может одной лишь силой мысли поменять на другой, сделать кудрявыми или какими - либо еще. Но она всегда предпочитала фрейлин, любила, когда над ней хлопотали расторопные, пугливые курочки. Зеленые глаза с выразительностью от россыпи длинных черных ресниц и прочих женских хитростей смотрели прямо на меня. Бешено, даже ошалело. Хмурый лоб морщился, добавляя этому видимого гнева. Нос у нее раньше был толще, наверное, решила поправить нано - пластикой. На удивление стало намного лучше. Правда с пухлостью губ несколько переборщила. На белом лице розовые уста смотрелись, как возбужденные половые губы девственницы.
        Тонкая шейка, усыпанная украшениями с бриллиантами, переходила в пышную грудь с откровенным декольте до самого живота. Да еще таком, что большая часть груди была обнажена и демонстрировала свою устойчивую форму и упругость. Казалось, еще бы немного распрямит плечи, и вырвутся ореолы. Какие они у нее теперь я даже не могу представить. Дальше тонкая талия, широкие бедра, что хорошо подчеркивались обтягивающей тканью платья, которое давало пышности лишь в самом - самом низу. Филисия любила подметать своими платьями все, где она шла. Порой, площади нижних частей платьев достигали десятков квадратных метров.
        Первое впечатление я проглотил мгновенно. Демон в образе ангела сейчас выглядел никак не на тридцать с мелочью. Мне показалось, что теперь она даже моложе, чем тогда, когда я впервые увидел ее. Тогда… когда впервые получил в ответ заинтересованный взгляд семнадцатилетней капризной и будто бы неприступной особы, за упавший волосок которой император готов был отрезать яйца первому попавшемуся гвардейцу. Пусть это даже заслуженный рыцарь.
        - Что встали? Ближе его, - бросила Филисия, пребывая в явном раздражении.
        Подхватили под руки и поволокли ближе, ибо ноги мои были согнуты в коленях и скованны. Шесть гвардейцев, что сопровождали меня, источали трепет и волнение перед внучкой самого императора.
        Подтащили, сами опустились на колено. Повеяло ее ароматами, сводящими рецепторы с ума. Мерзкими и приторными.
        - Это он, ваше величество, - произнес один из сопровождающих с едва скрываемым трепетом в голосе. - Ошейник настроен на вас, стоит только пожелать…
        - Знаю, - фыркнула принцесса, перебив, и сделала ко мне шаг.
        Я так и не понял, что она имела в виду. Знает, что это я, или про нано - ошейник в курсе?
        Женщина стала рассматривать меня с хмурым, несколько брезгливым выражением, нависнув сверху, как черная туча. Я не стал опускать глаз, выказывая покорность. Посмотрел в ответ, подняв голову и чувствуя твердь ошейника. Даже слепящий свет не помешал мне это сделать. Я не боялся Филисии, как ни странно это звучит после бегства длинною в пятнадцать лет.
        Про рабский ошейник мне тоже было известно. Стоит ей подумать, и меня парализует. Или придет боль той степени, какой пожелает госпожа, вплоть до невыносимой. Я даже могу обделаться, если она этого захочет. Мое сердце тоже может остановиться лишь по велению ее мысли. И даже зная все это, я смотрел на нее с вызовом.
        Принцесса вдруг злорадно улыбнулась.
        - Жалкое создание, - прошипела она. - В кого ты превратился, Габриэль? В ничтожного раба. И как тебе теперь живется? А?
        Я промолчал, сдержав этот удар.
        - Отвечай принцессе, раб, - прошипел один из охранявших ее рыцарь.
        Я усмехнулся. Кончай уже со мной. Разве ты не этого хотела?
        - Старая добрая плеть выбьет из него всю спесь, - продолжил рыцарь. - Позвольте проучить?
        - Нет, - бросила Филисия, продолжая пялиться на свою добычу.
        Теперь она рассматривала меня полностью, насколько возможно в моем положении что - то рассмотреть.
        - Долго же ты бегал, - усмехнулась принцесса и отступила. В ее выражении лица промелькнула ирония.
        Рыцари расслабились.
        - Вряд ли кто - то из вас, зеленоротых идиотов, знает, кто это такой, - выдала Филисия, обращаясь к своим телохранителям. - А я отвечу. Это сам сэр Габриэль Риннидейл, мой верный подданный и гвардеец самого доверенного круга. Один из лучших рыцарей империи со времен правления моего деда. Храбрец и сердцеед, каких еще поискать.
        Принцесса вернулась к дивану и плюхнулась на него, сотрясая сиськами, как та еще проститутка. Посмотрела куда - то в сторону с мечтательным выражением. Затем вдруг звонко рассмеялась, глядя на мой жалкий вид.
        И тут - то до меня дошло. Мое униженное положение доставляет ей удовольствие. Чтобы отомстить, убивать и не требуется, достаточно унизить и растоплять. Но она не учла одного. Мне плевать на все, что связанно с ней. Пусть я буду рабом, которого водят на поводке среди бывших соратников, пусть я буду корчиться от боли в присутствии дам, с которыми когда - то флиртовал. Все это безвкусная пустота. Ничто, если души нет. Нечего уже ранить и терзать.
        - Габриэль? - Брякнула с задором. - Ты хотя бы скучал по мне? Думал, вспоминал?
        - Отвечай принцессе, - буркнул неуверенно рыцарь.
        - Заткнись, Филипп, - бросила принцесса. - Не хочет, пусть не отвечает. О! Совсем забыла, надо бы наградить охотника и гвардейца. Шустрая оказалась девка, далеко пойдет. Ах, Габриэль, твое сердце разбито? Вижу по глазам, что разбито на мелкие - мелкие осколки. Ну и славно.
        Ехидное выражение лица сменилось гневным.
        - Перебесишься в камере! - Прошипела и рявкнула тут же. - Филлип!
        - Да, ваше величество! - Встрепенулся рыцарь, как покорный слуга. Откуда она их понабрала?! Слизни какие - то. Как бы не были накачены нано и перекачены, все равно мужского просто нет. Они не понимают, что так никогда не смогут завоевать ее сердце…
        - Верни его в камеру. Пусть посидит, подумает до прибытия в столицу.

***
        Камера - не карцер. Обычная каюта с минимальными удобствами. Дверь охраняли, еду приносили. Что б так не жить? До столицы точно не помру. А там распнут или посадят на кол забавы ради. Осматривал помещение в поисках острых предметов, дабы самоубиться, ничего путного не нашел. Камеру наблюдения заметил только за прочным решетчатым заслоном. Показал средний палец, реакции никакой.
        To, что я пережил встречу с Филисией, меня несколько взбодрило. Но это не значило, что мне виделось какое - то будущее, это не значило, что я его хотел. Ведь прежнее не перестало терзать меня, как не убеждал себя вновь и вновь, что души больше нет. Ее не будет лишь, когда я умру. Как не убивался, все равно не отпускало.
        Время шло, измерялось приносимой периодически едой. Я беспечно пребывал в камере, ожидая своей участи и чувствуя, как крейсер то разгоняется, то замедляется, то прыгает в гипер - пространство. Кажется, флот принцессы возвращался в столицу после долгого блуждания по галактике.
        Тем временем тупая безликая ненависть к Алене, к гвардейцу Миранде, или как там ее… прошла, как и недоумение от случившегося. Я стал искать конкретные причины и оправдания ее предательства, не желая мириться с тем, что она могла быть подлой, злой, чужой. Как бы ни ненавидел ее, все равно мысли о ней были пропитаны теплотой. Все напоминало Аленку, ту нежную, чувственную, родную. Я не верил, что это могло быть игрой… Мысли о ней, будто прослойкой шли в параллель с любыми другими. О чем бы ни думал, в этот же момент думал о моем ангеле, с которым вместе испытали столько эмоций.
        Мне хотелось оправдать ее. И первое, что приходило на ум: она узнала, что я гвардеец. Узнала еще до Эланы, поэтому и решила подать сигналы стервятникам. Я стал перебирать конкретные события, которые могли выдать в ней истинные намерения. Перебирал в памяти наше пребывание на промышленной планете. Ее взгляд… ее слова. Как она смотрела на шрам… Тот разговор в баре на Элане, те не совсем ясные вопросы. Быть может все дело в родителях? Могла ли она считать, что я виновник в их смерти? А что если она знала намного больше, чем я? Что если мой бред, мои кошмары, порождающие его, выдали во мне некое чудовище?
        Но как же так? Она ведь продолжала быть со мной. С такой неподдельной искренностью. Неужели это могло быть фальшью. Ведь именно этого не могу ей простить… Кто бы мог подумать, гвардеец, ненавидящий других гвардейцев. Или каких - то конкретных? Быть может тех, что предали службу и династию?
        Гвардеец Миранда, да вы идеалист. А я ослепший от любви идиот, который не видел очевидного. Правую кисть она отрезала сама. Почему бы не поверить врачу? Теперь - то знаю, что она гвардеец. Когда спрашивал ее зачем, она так и сказала: «потом все узнаешь»! Вот и узнал… все узнал. Получается, она была честна со мной, по крайней мере в какой - то степени. Никаких обещаний не давала, ничего. Даже в любви призналась, когда я был в ловушке. Да и зачем это было делать в преддверие того, как все будет кончено?
        Может, все дело в том, что я для нее тоже дезертир, коих она ненавидит?
        В какой - то момент все это потеряло смысл. Оправдания, укоры и прочее. Мысли, что не выходили за рамки моего сознания, оказались пустотой. Я был маленьким человечком, бьющимся в куполе собственного сознания. Что бы ни спрашивал в своих вымышленных сценариях у Аленке, ответ давал себе сам. Все, что имел, было лишь мое. И только мое. Никакой связи с той, что разбила мое сердце. Никаких ее ответов и никаких моих вопросов. Наконец, я подвел себя к новому вопросу. Ответ на который я все же смогу дать.
        Зачем?! Зачем продолжать уничтожать себя?
        Гвардейцы пришли за мной довольно неожиданно. Пристегнули к цепи за ошейник и потянули за собой, как собачку. Все это время я оставался в кандалах, что сковывали движения. Но я привык, ибо ко всему привыкаю и приспосабливаюсь. К любым условиям, любому миру, планете, кораблю, воздуху, боли, подлым и циничным людям. Привыкаю, если есть горящая звездочка где - то впереди.
        Но теперь ее нет. Я вдруг почувствовал себя лодочкой, что несется по течению реки. Может, хватит биться с судьбой за управление собственной жизнью? Как я устал…
        Принцесса предстала передо мной в вуалевой ночной сорочке, которая совершенно не скрывала ее прелестей. Она будто бы издевалась, демонстрируя мне свои идеальные формы и пропорции. Гвардейцы и рыцари прятали глаза, уводили взгляды в стороны или утыкали их в пол, покорно ныряя под платье, точнее падая на колено. А я смотрел ей прямо в глаза и ждал…
        - Оставьте нас, - произнесла мягко и даже сонно.
        От нее веяло удовлетворением и чем - то еще. Женщина воспринимала гвардейцев, как мебель, которую можно сдвинуть или убрать по велению или капризу. А можно и оставить, все равно они бездушные твари.
        Охрана ретировалась без возражений. Лишь рыцарь, что предлагал меня проучить, убрался медленно и неуверенно, вероятно показывая тем свою искреннюю преданность и отцовское беспокойство.
        Филисия легла боком на своей кровати три на три, подперла локотком голову. С умилением посмотрела на меня.
        - Ну, - раздался ее голос. - Как поживаешь, Габриэль? Что делал все эти годы, рассказывай.
        Ее непринужденность ввела меня в замешательство. Усмехнулся ей в ответ.
        - Я знала, что ты рад мне, - произнесла с сарказмом и перевернулась на спину.
        Потянулась сладко, понежилась, как коша, повернула голову и снова посмотрела на меня. С такой нежностью, что стало противно.
        - Мой…
        - Зачем я тебе? - Вырвалось из меня хриплое.
        Филисия рассмеялась гадко. И в глазах что - то просияло. Она ведь, наконец, услышала мой голос.
        - Ты, ты… чертова избалованная сука, - прошипел раздосадовано. - Прикончи меня уже! Закончи дело, убей.
        Пусть и взыграла моя гордость. Но я в полной мере осознавал сказанное. Издеваться над собой не позволю!
        Принцесса подорвалась с кровати, как ужаленная.
        - А ну брысь отсюда! - Рявкнула на ворвавшихся карать меня гвардейцев и подошла ко мне с бешеными глазами.
        В голове кольнула боль. Я стиснул зубы, понимая, что это сделала она, и готовясь к худшему. Но все прошло, будто Филисия на мгновение потеряла контроль и свершила это случайно.
        - Убить? - Прошипела она, как та еще змея и ухватила обеими руками за волосы. - Убить и лишиться всего этого?!
        Руки опустились к лицу и стали мять его и щулать, будто она слепа и невменяема.
        Я не мог сопротивляться, ибо руки скованны. Но дернул шеей, дабы выказать свое недовольство. Я ей не кукла!
        Она тут же влепила пощечину. А я оскалился в ответ. Получил еще… затем еще.
        Принцесса отступила тяжело дыша. В зеленых глазах что - то непонятное. Будто спохватилась. Тут же развернулась, пряча свое лицо.
        Я ждал, а она стояла. Минут пять, может больше. А затем я услышал ее тихий голос.
        - Я ненавидела тебя, - произнесла, продолжая стоять спиной. - За то, что ты сделал со мной. Я миллионы раз убивала тебя, придумывала самые мучительные расправы…
        Замолчала, выдохнула тяжело. А у меня почему - то затлело в груди. И не боль, и не горечь, а будто струну задело, старую, давно забытую струну души.
        - Потом я поняла, что не смогу этого сделать, - продолжила еще тише. - Множество мужчин было у меня, но тех ощущений, что испытывала с тобой, ни с одним я так и не смогла испытать. Не знаю, почему ты сбежал Риннидейл, я все тогда продумала, чтобы мы могли остаться. Я… я убила наше дитя. Ни дед, ни отец не узнали о моем позоре и бесчестии.
        Обернулась. В глазах слезы.
        - Ты считаешь меня жестокой?
        Я не ответил. Да… это и есть моя история. Будучи самым доверенным лицом династии, лишил девственности любимую внучку императора, да еще и обрюхатил. Поэтому и сбежал. Духу не хватило принять наказание. И это было моей местью за смерть родителей. За мою поломанную жизнь, лишение родины и детства. Пусть скажет спасибо, что не убил ее. Быть может Филисия и не виновата в моей трагедии, но она часть династии, что приложила к этому руку. Я вынашивал месть давно, но по прошествии времени все будто бы сошло на нет. Повзрослев, я просто перегорел, а когда достиг высоты, решился все же на безрассудный поступок. Месть тогда уже была оправданием перед самим собой.
        Я знал, что она не родит, если предоставлю ее самой себе. Знал, насколько сильно она может возненавидеть меня. Ведь обманул ее, вселив надежду и веру в любовь. Обещал, что сбежим, но бросил. Лишил счастья нелюбимую маленькую дурочку. Жаль, что император не узнал. Этого я не мог учесть. При дворе стучали только в путь, а тут почему - то обошлось. Удивительно, даже досадно. Ее бы сослали, быть может на время. Тогда бы многих жертв можно было избежать. Ведь она с самого детства была жестока к подданным, ее капризы поломали судьбы многим. Ее любовь ко мне была наказанием судьбы, я ведь не любил ее, даже не пытался. И чем меньше обращал на нее внимание, тем больше получал. А потом просто воспользовался. И не жалею об этом. Даже в нынешнем положении.
        - Почему ты молчишь? Скажи хоть что - то, Габриэль? - Принцесса вдруг стала такой слабой и уязвимой.
        Я все понял. Не нужно было ничего больше говорить. Эти ощущения мне были так знакомы… Но Филисия уже не могла остановиться.
        - Долгие годы я искала тебя по всей галактике. Когда поняла, что дело безнадежное, стала собирать рабов похожих на тебя, но все было бес толку. Я и сама понимала, что затея глупая. Они не могли заполнить пустоту. Что я с ними только не делала. Пусть и не жалею об этом, но…
        Замолчала, присела рядом, ухватила за лицо. Стала рассматривать блестящими от слез глазами.
        - Ты, ты больше никуда не уйдешь от меня, понял?! - Выдала и в это же мгновение показалась мне совсем другой.
        Мудрой?
        Получается, я бежал не от ее гнева, не от страшной расправы… Я подавил свое удивление. Это было не сложно, ибо все еще не мог поверить в реальность происходящего.
        - Я уже давно не рыцарь Габриэль Риннидейл, - ответил жестко, чувствуя над ней некое превосходство.
        Убрала ладони и вскочила, ее затрясло от гнева. Но она не стала кричать и посылать сигналы на ошейник, чтобы наказать меня. Подавила в себе бешенство быстро, просто выказав строгой вид. Императорские особы это умеют.
        - А что если ты вновь станешь тем, кто ты был? - Заявила вдруг. - Все титулы, регалии и прочее. Ты бы хотел вернуться к прежней жизни?
        Глаза ее вдруг загорелись. Она увидела в моем взгляде искру.
        В душе моей стало что - то распускаться. Я не хотел показывать эмоций, не хотел поддаваться на провокации. Мне ли не знать, как играют с чувствами рабов господа. Ты даришь надежду, оживляя, затем отнимаешь, злорадствуя и делая больнее. Однажды мой гвардейский наставник сказал, если человеку нечего терять, дай ему что - то…
        До этого момента мне и казалось, что больше нечего терять.
        - Сними с меня все это, - произнес я так строго, как мог в своем жалком положении.
        Через несколько мгновений по велению ее мысли цепи осыпались, от легкого движения рук слетели кандалы, а затем отпал и ошейник. Я мог в любую секунду наброситься на Филисию. Придушить бы не успел, рыцари бдят. А вот свернуть шею легким движением рук вполне.
        Но я не сделал этого. Даже если бы вдруг захотел, стало бы поздно. Ибо женщина бросилась в мои объятия, как та… несмышленая, маленькая принцесса из прошлого, влюбившаяся без ума и без памяти в славного Рыцаря черной гвардии. Циничного бабника, разбивавшего сердца придворным дамам и некоторым кавалерам. Куда ж без таких в славной империи?!
        Я обхватил ее и прижал в ответ. Мои руки почувствовали упругую спину. Это не было предательством собственных убеждений, просто я думал о другой, что даже сейчас не выходила из моей головы. Думал и мечтал, вспоминал и теплился, пусть в мои объятия бросилась другая, безгранично властная, несметно богатая и очень опасная женщина. Которая может в любой момент лишить меня жизни. Вот оно… это липкое мерзкое чувство уязвимости, что приходит, когда понимаешь, как хочется все же существовать дальше.
        - К Черному Квазару все, - шептала она. - Я так скучала по тебе.
        Вдруг подумалось, что эта женщина такая же несчастная и безнадежная, как я. Смогу ли заполнить пустоту в ее душе? Как скоро она поймет, что ответных чувств ей от меня не суждено дождаться?
        Филисия отпряла. Посмотрела с легкой улыбкой, так счастливо и открыто. Я почувствовал что - то теплое и одновременно опасное. Тонкую грань, край пропасти, острое лезвие, по которому начал движение. Я ощутил гадкое волнение и предательскую сладость. Может, к черту все?! К черту ее…
        Я поднялся и бросил принцессу на кровать, уловив удивление в ее взгляде. А затем взял, как самую дорогую проститутку, от которой хочется взять, как можно больше, ибо заплатил непомерно много… Душой заплатил.
        ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ
        Месяц спустя.
        К хорошему привыкаешь быстро. А к лучшему - прочти мгновенно. Мы добрались до Столичной системы менее, чем за пять суток по стандартному имперскому исчислению, не слезая при этом с кровати. Я наслаждался вкуснейшими блюдами и лучшей выпивкой. Кушал свежее мясо, приготовленное искусными поварами, запивая виски стоимостью в годовой заработок рейдера. Нежился от массажей и спа - процедур в исполнении профессиональных и трепетных служанок, получал удовольствие от оральных ласк ненасытной и неугомонной принцессы. А еще куражился от бассейна длиною в пятьдесят метров! Кто бы мог подумать, что на крейсере такое возможно…
        Система Ария Эм не являлась прародительницей империи. Но была одной из самых благоприятных систем, что находилась в относительном центре всех владений Великой и неповторимой империи людей. Она была абсолютно защищена и очищена от всякого отрепья. Только самые знатные и самые богатые могли иметь здесь недвижимость и право быть в одной солнечной системе с династией. Ария Эм имела три кислородные планеты, две из которых были созданы искусственным путем. И являлись олицетворением райской жизни, о которой даже не мог помыслить и мечтать любой, кто не видел сказочно цветущей зелени, не ощущал чистейшего кислорода и не вкушал фантастически прекрасной атмосферы мира и беззаботности, которую обеспечивали рабы, прислуга и пик нано - технологического развития.
        Конечно, кроме столичных планет, у династии было несметное количество резиденций в других системах, курортных уголков и прочего. Плюс ко всему, вся обитаемая галактика принимала гостей императорских кровей с распростертыми объятиями и трепетом, отдавая лучшее и стремясь получить милость императора. Милость императора… Как смешно, что горько.
        Планета Зэрдин. Будучи рыцарем первого круга я лишь несколько раз удостаивался чести быть здесь. Первый раз, когда получал награду и титул. А второй, когда представляли ко двору принцессу Филисию.
        И вот, мы снова здесь. В личном дворце принцессы. И я чувствую, здесь что - то изменилось. Баланс сил и власти сменил свои полюса. Даже по поведению моей покровительницы это видно.
        - Тебе так идет этот мундир, - ворковала принцесса.
        Мы обедали за круглым столом на лоджии с видом на зеленые поля, фруктовый сад и голубое озеро. И казалось, в этом мире мы одни.
        - Тесный и неудобный, - поежился я. Хотя в душе мне прельщало, как строго стягивает меня рыцарская форма, навивая былого…
        - Мне так нравится рвать на тебе пуговицы, чтобы они разлетались далеко и падали тирадой на пол, - хихикала женщина.
        Сама она была одета в простенькое платье из легкой ткани. Не скрывающее прелестей, довольно вульгарное и возбуждающее.
        - Ты не будешь представляться императору по прибытию? - Как бы между делом спросил я, хлебая самый дорогой виски во всей галактике.
        Филисия все это время была со мной, отлучаясь ненадолго. Насколько помню правила, по прибытии в главную резиденцию любой из династии сразу же предстает перед императором. И это дело не одного часа, особенно, если это внучки. Старик любил беседовать с молодежью и наставлять, наставлять, наставлять… А мы уже двое суток здесь куражимся. И нет никакого напряжения, хотя в любой момент ее хоть в ночнушке, хоть голой могли доставить разгневанному деду.
        Принцесса рассмеялась.
        - Что? - Возмутился я, пребывая под хмелем. В последнее время пью очень много, практически не просыхая. Кажется, что алкоголь уже не действует должно на мой организм. Восприятие никак не хочет искажаться. Будто это задумано специально.
        - Если расскажу, ты унесешь этот секрет в могилу, хочешь этого или нет, - заявила вполне серьезно, хоть и улыбнулась при этом.
        - Ты мне угрожаешь, императорская сучка? - Фыркнул ей в ответ.
        Женщина игриво хихикнула, она любила, когда с ней строг. Я посмотрел пристально, и она посерьезнела.
        - Знаешь, там в зале приемов вот уже часа два к трону шагает главный советник императора, - брякнула непринужденно. - Помнишь его?
        Я даже поежился при его упоминании. А женщина, уловив это, посмотрела на меня с иронией. Главный советник наводил страху не только на главных адмиралов армады, но и на династию. Ведь от того, как он передаст императору то или иное, зависела реакция монарха. Тот его во всем слушал. Даже на моем веку ссылались внуки и внучки за деяния, выявленные старым стукачом, который чувствовал ту еще власть, пребывая неформально вторым лицом в империи. Помнится, как мои командиры, боевые офицеры и матерые воины с дрожью в голосе упоминали его.
        А что изменилось? Дворец принцессы необычен. Эта шалость династии мне знакома. Кто - то может за три шага добраться до трона, а кто - то будет идти целый день. Нано - технологии граничащие с магией. И зачем принцессе понадобилось воспитывать старика? Ответ я вскоре узнал.
        - Дед давно уже сбрендил, - начала принцесса, наслаждаясь собственным хмелем и моей реакцией. - Не без помощи заговорщиков, что постепенно травили его разум. Теперь он просто символ, бездушная кукла, за которой правит мой отец. Удивлен? Ха! Из шести принцев именно мой папочка оказался в нужное время и в нужном месте. И об этом позаботилась я. Понимаешь, Габриэль, во многом это даже твоя заслуга. Потому как я усвоила твой урок. Ты изменил меня тогда, сам не ведая насколько. Уже тогда поняла, что нужно добиваться абсолютной власти, чтобы иметь максимум ресурсов и возможностей для поисков тебя. Именно тебя, сэр Риннидейл.
        - Но зачем все было так усложнять? - Я искренне ее не понимал.
        Принцесса погрустнела. Откинулась на спинку пышного стула.
        - Чтобы доказать тебе, Габриэль, - наконец произнесла, глядя на меня с некоторым цинизмом.
        - Доказать что?
        - Все, - выпалила, замешкавшись. - А еще, чтобы ты пожалел о содеянном.
        - Я не жалею, - решил нарваться.
        Принцесса скривилась, но подавила в себе гнев.
        - Молодец, - ответила спокойно. - Многое повидал, понял, что такое жизнь простых подданных. Интересно, как они вообще могут так жить? Не проще ли покончить жизнь самоубийством, чтоб не мучиться?
        - Если все бедные сдохнут, будет некем управлять, - выпалил я.
        Принцесса усмехнулась гадко.
        - А тебе интересно так жить? Не приторно? - Укорил.
        - Избыток вкуса убивает вкус, - согласилась женщина и выдув бокал до дна, швырнула его с лоджии.
        - Что - то знакомое…
        - Бессмертное, сэр Риннидейл, - усмехнулась принцесса. - Уильям Шекспир.
        - Ну надо же, интересовалась искусством и культурой моего дома?
        - Да, когда искала тебя на Земле, - ответила и процитировала еще. - Но если так мужское слово шатко, какого ждать от женщины порядка?
        - Это ты к чему? - Бросил непринужденно, но внутри насторожился.
        - Да ни к чему, - усмехнулась ехидно. - Уже ни к чему.
        Она щелкнула пальцами и из арки выскочила миленькая официантка лет двадцати. Яркая, сочная и с трепетом в больших карих глазах. Принцесса уже демонстрировала мне во дворце чудо нано - технологий, когда по велению ее мысли из воздуха возникала еда и выпивка. Но женщина предпочитала держать еще и слуг, наслаждаясь своей властью над ничтожными и уязвимыми.
        - Ваше величество? - Произнесла чувственно девушка, склонившись к принцессе. Через разрез в тунике я увидел хорошенькую грудь, свободно свисающую и очень привлекательную. Мой интерес был чисто рефлекторным, но принцесса сразу уловила его.
        Нахмурилась, не успев даже договорить, что ей от девочки надо. Махнула рукой нервно, та отшатнулась. В руке Филисии возник пистолет.
        - Простите, ва… - залепетала было девушка, но раздался выстрел.
        Я вздрогнул от неожиданности и тут же протрезвел. За спиной процессы валялась на полу и хрипела служанка, выливая кровь на белый мрамор. А оружие было направлено уже на меня.
        - Что значит человек, когда его заветные желанья еда да сон? Животное, и все, - выдала спокойно.
        - Стреляй, - прошипел я.
        Девушку было жалко, но не более. Эта жестокая тварь вновь цитирует Шекспира, намекая на то, что я животное, подумавшее о сексе с другой.
        Принцесса нахмурилась и швырнула пистолет с лоджии. Через пару секунд я увидел, что на месте, где лежала бедняжка, уже нет ничего, даже крови. Филисия рассмеялась в голос, наслаждаясь моим замешательством.
        - Ты больная, - бросил раздосадованно.
        - Так будет с каждой, - пожала плечами Филисия.
        Я поднялся, схватил ее за волосы и потащил с балкона, искренне надеясь, что это была иллюзия. А реальная девушка не пострадала. Гвардейцев здесь не водилось, но это не значило, что принцесса беззащитна, если бы она хотела, высвободилась легко, заключив меня в невидимые оковы. Ведь дворец в ее полной власти, и он совсем не прост - одна сплошная нано - технология. Даже стены порой вытворяли такое, что дурно становилось.
        Однако страха перед ее всесилием я не испытывал. Гнев и желание воспитать суку бушевало внутри. Филисия визжала от души, даже переигрывала. Я бросил ее на кровать с такой силой, что она чуть не перелетела.
        Неожиданно ловко она встала на четвереньки и встряхнула гривой, распуская кудрявые золотые волосы. Посмотрела на меня хищно и похотливо.
        - Я помню этот строгий взгляд, - произнесла тяжело дыша. - Мне было семнадцать. И ты смотрел на меня, когда я измывалась над слугой. Ты так смотрел… так, что внизу у меня обильно выделялась смазка. И я краснела, ведь было так неловко. Когда ты был строг со мной, я текла. Ни один мужчина, даже отец, не был со мной так непозволительно строг.
        - Тебя надо было чаще пороть, - выдохнул я, возвращая контроль.
        - Выпори меня, - простонала принцесса, разворачиваясь задницей и выгибаясь, как кошка.
        - Ведь это была не настоящая прислуга, скажи? - Я должен был это знать, ибо просто в голове не укладывалось!
        - Да, ненастоящая! - Ответила, извиваясь. - Успокойся уже! Хватит думать о нищих и обездоленных! Лучше подумай о недотраханных! Ах, не могу терпеть, мой рыцарь. Накажи меня.
        Не сразу на кровати я заметил рабскую плеть. Чертова извращенка…
        Несколько дней мы валялись на берегу озера и кушали приготовленное на костре мясо дичи из местного леса. Наутро третьего принцесса неожиданно заявила, что мы пойдем на бал по случаю представления меня ко двору. Чему я был крайне удивлен. Похоже, она действительно прибрала к рукам власть вместе с отцом, что даже не боялась осуждений по поводу появления моей персоны. Вряд ли о сбежавшем рыцаре, коих раз, два и обчелся, могли забыть. У родственников принцессы будут вопросы. Вот только Филисии, похоже, на это было плевать.

***
        - Ты еще не собралась? - Проявил участие, заметив через зеркало, как ко мне подкралась абсолютно голая Филисия.
        Сочное тело, без единого волосика, не считая тех, что на голове, идеальное и сказочно притягательное… мне уже приелось. Навеяло старых ощущений, которые я забыл. Теперь мне не сложно было понять себя самого, молодого и безрассудного. Одна из причин, почему тогда сбежал от нее, а не вместе с ней. Как бы не была хороша эта властная сучка, сердцу не прикажешь. Нет к ней тепла, как бы не давил из себя…
        - Я собралась, поверь, мне, - выпалила принцесса, прислонившись к спине голой упругой грудью, ее руки заскользили по ткани вышитого кителя. - Тебе нравится этот мундир?
        Ласковый скрипучий голосок расслаблял меня. Тем временем ее рука пошла вниз.
        - Лучшая ткань, идеальный пошив, всякие нано - примочки, чтобы задница не потела, - хвалил я подарок. - А дизайн просто вау, о таком парадном мундире мечтает даже адмирал великой армады. А эти пуговицы? Они с драгоценными камнями, как и регалии. Интересно, что они означают?
        - Я забыла, - усмехнулась принцесса. - Мне плевать, главное смотрится хорошо и гармонично.
        - Спасибо, это лучший мундир, который я когда - либо видел.
        Ее рука ухватилась за мой член через ткань брюк.
        - Для лучшего мужчины только все самое лучшее, - не сказала, а простонала принцесса.
        Конечно, она имела в виду не только костюм и прочие блага. Она имела в виду себя…
        Никогда не появлялся на балах в рыцарской форме и невероятно пьяным. Принцесса не возражала, когда я налег на спиртное перед выходом, она просто ржала, как лошадь. А я хлестал и хлестал. Ибо мне плевать на всех вокруг. Я под покровительством, а еще моя жизнь не имеет смысла. Вдруг подумалось, что так и есть. Пребывая с ней и получая все, я понял насколько низко пал. Ирония… ибо считал, что возвысился, а оказалось наоборот. Что может быть хуже, чем ощущение того, что твое положение зависит от собственного члена? В любовь я больше не верю. Филисия помешалась на мне, но это не значит, что она любит. Просто секс, не более. И она меня не убедила в обратном, сколько не рассказывала, как яро искала меня и не могла увидеть и почувствовать в других. Просто похотливая сука испытывает со мной то, где она себя нашла.
        Я предал себя и… отпустил. Мне не перед кем отчитываться и стыдиться. Когда мне было плохо, когда был при смерти, когда отчаялся и готов был рвать зубами самое дорогое… их никого не было. Потому что мне нужно было понять истину - в смерти ты одинок. Сколько бы ни было у тебя любящих сердец. Что есть любовь? Недосягаемое, абстрактное, а значит пустое.
        Филисия собралась на бал за пару мгновений. На голом теле возникло кремовое платье, разлив каскады пышности в радиусе трех метров, не меньше, на башке выросла светлая прическа с мелкими деталями, подчеркивающими харизму, на лице нарисовался макияж. Чересчур выразительный, подчеркивающий ее истинную вульгарную натуру.
        Я приготовился к выезду и вылету, но в стене образовалась трещина, которая тут же разъехалась, превращаясь в проход. По ту сторону, будто на экране, кутила в самом разгаре цветная вечеринка. Бесшумно, словно это какое - то кино с убавленной громкостью. Стоило шагнуть через проход, звуки музыки и прочий шум тусовки тут же ударил по барабанным перепонкам, окуная в атмосферу праздника. Лишь легкая тошнота и мимолетное помутнение говорило о том, что мы прошли через некий портал, оказавшись прямо в центре большого зала с высокими потолками и нескончаемым количеством внутренних балконов и лоджий, утыканных по стенам и нависающих сверху.
        - Вау, с такими прогулками у нас скоро задницы атрофируются, - поделился впечатлением и легким недовольством.
        - Это другая планета, - брякнула принцесса непринужденно и усмехнулась. - Конечно, до аэропорта можно было бы прокатиться на карете, запряженной рабами, но думаю, ты этого не оценишь. Хотя прогулка тебе бы не помешала, нажрался, как свинья.
        Я посмотрел на нее с укором. Сейчас она держалась от меня с некой обособленностью, не стремясь вешаться на шею, как обычно.
        Похоже, бал начался уже довольно давно, судя по пьяным группкам людей и беспорядочному шатанию. Нас не замечали еще секунды три. А потом вдруг музыка прекратилась, и раздалось над головой торжественное:
        - Принцесса Филисия Зэр Эрак!
        Недоумение зала длилось около секунды. А затем зашелестели платья и застучали колени о мраморный. Весь зал приклонился, приветствуя нового гостя. Ну, или почти весь: некоторые дамы и господа остались стоять, лишь слегка поклонившись. Не трудно было догадаться, что это члены династии, считающие себя равными ей.
        Чуть сам не засуетился. Никогда не был в подобном положении. Я с принцессой прибыл, по идее не должен склоняться на колено перед другими императорскими особами, если только здесь нет кого повыше, старшего принца или около того. Тогда не стали бы падать ниц гости, ибо пребывают со старшим. Получается, все схвачено. Филисия старшая или равна.
        - Я люблю появляться неожиданно, - хихикнула принцесса и сделала ехидно - серьезный взгляд, направленный вперед. Женщина смотрела на приближающуюся к нам парочку, что неспешно лавировала меж склонившихся.
        Недовольство Филисии я ощущал даже непокрытыми участками кожи. Видимо, некоторые из стоящих должны были опуститься пониже. Хм… у них тут своя политика, лезть мне не хотелось в это дерьмо.
        Весь зал продолжал трепетно выражать свое почтение, когда парочка приблизилась. Все стоящие на ногах стали постепенно стягиваться к нам.
        Средних лет стройный, высокий блондин и невысокая блондинка, что была ему по грудь, выглядели дружелюбно, о чем свидетельствовали сияющие улыбки. Оба с насыщенными карими глазами, красивыми, почти идеально ухоженными лицами.
        - Филисия, - поклонился мужчина взял лапку принцессы и обозначил на тыльной стороне ладошки поцелуй.
        - Маркус, - бросила принцесса с важным видом в ответ и посмотрела на блондинку.
        - Ваше высочество, как рада, что почтили нас своим присутствием, - прощебетала она, слегка приседая, опуская реснички и поблескивая напряженными румяными скулами от чересчур натянутой улыбки.
        - Хороший ты себе дворец оттяпала, Вероника, - с ехидством выдала принцесса. - С моим братцем теперь можно это позволить.
        - Спасибо, ваше высочество. Это свадебный подарок вашего отца, - ответила Вероника чувственным мягким голоском.
        - Ха, - усмехнулась Филисия. - На мою свадьбу папочка подарит мне планету.
        - Я даже не сомневаюсь, сестренка, - вмешался Маркус, продолжая сиять и, видимо, не подавая вида, что заметил, как бабы пошли в штыковую атаку.
        Вспомнил я этого Маркуса. Самый старший брат Филисии, всегда был где - то в походах, путешествиях и делах. Не видел его, но слышал, что вполне правильный был мужик.
        - Не представишь гостя? - Маркус кивнул на меня.
        Вокруг нас уже собралась приличная толпа из рода правящей династии. Всем было интересно, что же это за пьяный хмырь в форме рыцаря с кучей непонятных наград с каменьями общей стоимостью казны среднестатистического государства.
        - Это рыцарь первого круга сэр Габриэль Риннидел, - бросила, как кость собакам.
        С такой гордостью, что я выпятил грудь и приподнял подбородок, выдвинув челюсть вперед с особой брутальностью.
        - О! - Выразил восхищение Маркус. - Я о вас даже не слышал. Рад знакомству, сэр рыцарь.
        С этими словами он подал мне руку. Немного оторопев, я подал свою с заминкой. Ибо поймал себя на мысли, что дернулся уже целовать.
        - Леди Вероника, - представилась мне блондинка и подала свою лапку. Я чуть было не пожал и эту, но вовремя сообразил, что в этом случае все наоборот.
        Еще около получаса мы раздавали любезности тем, кто подходил приветствовать принцессу и знакомиться со мной. Странное чувство нахлынуло. Где - то в глубине души я боялся, что меня вспомнят, но люди видели во мне совершенно нового человека. Для меня пятнадцать лет в одном и том же корыте прошли в раздумьях и перебирании прошлого по косточкам, частицам и молекулам. А здесь столь разнообразная и яркая жизнь, что я просто стерт из их памяти. Хотя некоторые лица мне кажутся знакомыми.
        Вскоре праздник был снят с паузы. Заиграла музыка, завеселились гости.
        Гуляя с принцессой, что на людях продолжала держать меня на какой - то невидимой дистанции, я без зазрения совести рассматривал всех подряд, с интересом подмечая, как по - разному выглядят люди, собранные в одном месте. Особенно это касалось женщин. Одни в бальных платьях с выдавливающейся грудью, другие в вечерних с вырезами и декольте, третьи в костюмах, четвертые в хрен разбери чем. Про прически вообще молчу, у некоторых дам пол головы выбрито и татуировано.
        Море самых знатных особ залилось в один дворец, чтобы хвалиться своей роскошью, властью и внешностью. Есть и не очень знатные, что готовы рвать задницы, дабы понравиться высшим лордам и членам династии. Таких на балы всегда пригашают, без них не интересно, без них, как лошадь, не поржешь. Филисия периодически это и делала, встречаясь по пути с кавалерами и дамами, что вешали ей фантастические комплименты, от которых не ровен час, случится оргазм.
        Мы начали подниматься по широким закругляющимся лестницам. Я стал больше глазеть на потолок, где рассмотрел люстру с хрустальными висюльками, которую сперва принял за простой потолок, излучающий свет. Она простиралась на всю площадь над головой и смотрелась, будто тысячи капель воды в одно мгновение закристаллизовались и заблестели, застыв в падении. Мне вспомнился дождь, мне вспомнилась она…
        Погрузившись в собственные мысли, я не заметил, как на пути нам попалась знакомая рожа.
        - Ваше императорское высочество, - раздался до боли знакомый голос.
        Это был Вагнер. С отремонтированной лощеной харей, с улыбкой до ушей, в парадном рыцарском мундире… Рыцарском?!
        Пока он целовал ей лапку, я пытался подавить гнев, неистово прорывающийся изнутри. Белобрысый ублюдок еще даже не взглянул на меня, подарив все - все внимание ей и показывая тем, как безмерно и сладко он умеет лизать и вылизывать…
        Когда же он посмотрел на меня с легкой и непринужденной улыбкой, захотелось врезать ему по морде. Бешенство, недоумение и прочее смешалось в моей груди. Я и представить себе не мог, что этот наемник окажется рыцарем. Так просто форму мог получить только я или… в этой империи нет больше доблести и чести.
        - Сэр Габриэль, для меня честь познакомиться с вами официально, - выдал пес без тени сарказма на лице и, протянув руку, добавил: - надеюсь, все прежние недопонимания останутся в прошлом?
        Я с силой разжал собственный кулак и принял его рукопожатие. На этот раз оно было легким и непринужденным. Хотя я немного надавил посильнее. Вагнер даже виду не подал, продолжил улыбаться, как искренне радостная сучка.
        Чертов лицемер. Как он вообще рыцарем стал?!
        Урод быстро откланялся. Ощущение возникло, что сама принцесса не очень была рада его присутствию. Или нашей встрече? Интересно, если я захочу, Филисия прикончит его? Ведь мало ли какие у «альфонса» могут быть капризы.
        Поднялись этажей на пять вверх и вышли на внешнюю лоджию. И тут, обдаваемый прохладным ветерком, я ахнул от видов, что мне открыли. Отбросив все предрассудки и позабыв о том, что я тут вообще делаю, бросился к перилам, как ребенок. Под нами, на все видимое пространство простирался красный каньон, изрывший землю таким нескончаемым лабиринтом, что глаза разбегались. И все это на фоне заснеженных гор, выше которых сияло звездное небо, украшенное радужной туманностью. С непонятными чувствами я взглянул на звездную черному. Где - то там в консервных банках адски холодно и нечем дышать. Чертова цена свободы…
        - Я знала, что тебе понравится, - раздался голос принцессы позади.
        Какое - то время я глазел, наслаждаясь пейзажем своим острым зрением, что давно уже не работало на полную катушку. Когда повернулся, она сидела на округлом диванчике и задумчиво смотрела в сторону уносящейся в бесконечность лоджии. Рядом не было людей, все свалили, стоило нам подняться. Видимо, так принято. Мебели тут не было, когда мы поднялись. Но теперь она появилась. Диван и круглый столик.
        Я присел с ней рядом. Она отсела на край, демонстрируя, что я должен держать дистанцию.
        Появился мальчишка в белом костюме с подносом в руках. Странно, но внизу я прислуги заметил. Все яства и напитки были расставлены на отдельных столиках, куда все подходили и брали.
        Бокалы были расставлены молча. Он даже не спрашивал, что мы будем пить. Принес, как надо.
        Я осушил бокал виски. И поставив его на стеклянный стол, увидел, что он вновь наполнен светло - коричневой жидкостью. Горечь во рту на свежем горном воздухе была особенно приятна, а еще более приятно оказалось сменившее ее послевкусие. Филисия не притронулась к бокалу, она продолжала задумчиво смотреть вдаль. Теперь уже в сторону каньона.
        - Что - то не так? - Поинтересовался спустя три выпитых бокала. Мне было плевать на ее настроение. Но что - то меня тревожило в ее поведении.
        - Знаешь, меня уже не так бесит, что эта потаскуха Вероника взлетела до небес, выйдя замуж за брата. Я на эту хитрую сучку найду управу, - начала, упорно продолжая глазеть вдаль. - Меня беспокоит другое.
        Филисия замолчала, взяла свой бокал и опрокинула.
        - И что же?
        - В последнее время ты слишком много пьешь, - заявила. - Сначала я думала, стресс так снимаешь. А теперь становится ясно, что твое сердце мне не принадлежит.
        - С чего ты это решила? - Почему - то сейчас я хотел убедить ее в обратном, чувствуя себя предателем перед самим собой.
        - Чувствую, - бросила и немного помолчав продолжила: - Первых сучек, на которых ты сегодня плотоядно смотрел я хотела прикончить на месте, несмотря на то, что одна из них была моей племянницей. Дальше я просто потеряла счет… Скажи, ты искренне где - то не со мной или так выказываешь протест? Быть может, тебе доставляет удовольствие знать, что я ревную?
        Она повернула голову, хмурясь и прожигая взглядом. Глаза стреляли молниями и кажется, еще мгновение, и мне придет конец. Возникнет какой - нибудь гвардеец и снесет мне голову, или просто по велению ее мысли я перестану дышать. Мало ли каких нано - роботов она мне в организм засунула с выпивкой и едой. Может внутри меня бомба.
        - Что во мне не так? - Продолжила шепотом. - Грудь не такая? Задница? Может глаза? Какие ты хочешь? А? Карие? Или голубые? Волосы русые сделать? Я ж все могу, только хочется при своем остаться, как природа дала. Чтобы знать, что любишь такую, какая есть. Если любишь… Скажи, любишь?
        - Конечно дорогая, - выпалил, чтоб не продолжала свою истерику.
        Рассмеялась. Затем пододвинулась ближе, прямо к уху.
        - Или в этой красивой башке та девка? - Прошептала.
        В груди моей похолодело.
        - Какая? - Попытался отбиться сразу.
        - Ты знаешь, не увиливай, Габриэль, - фыркнула, ударив по плечу. - Миранду забыть не можешь? Я все о вас знаю, как вы там на корабле трахались сутками!
        Я аж протрезвел. Если она знает и это…
        - И что? Сколько у меня было баб?! С кем я только не трахался, - ответил, стараясь не выдавать своего беспокойства. - А Миранда? Какого хрена ты о ней напоминаешь? Я уже и забыл, что она была в моей жизни. Как страшный сон.
        - Врешь ведь, - скривилась Филисия. Сейчас мне хотелось ее придушить.
        Не сложно догадаться, что сейчас возможно решается судьба девушки. И сколько бы не убеждал себя, что она подлая тварь, которую следовало забыть и на судьбу которой плевать. Это не так…
        - Я ее давно отпустил, поверь, - ответил мягко и пошел в наступление, придвинувшись. Приобнял ее, попытался поцеловать. Но Филисия не далась.
        - Не отпустил, - стояла на своем. - По глазам вижу, что не отпустил.
        - Ты лучшее ее, - ответил со всей серьезностью, какую только мог сейчас напустить. - Ты меня не продавала…
        - Я своих чувств не продавала! - Перебила гневно. - Это ведь невозможно, понимаешь?
        Я не мог на это ничего ответить. Усмехнулась горько, уставившись снова вдаль.
        - Все ты понимаешь, - добавила едва слышно.
        - Помоги мне полюбить тебя, - прошептал ей. В душе смятение. Сейчас я был готов на все, лишь бы она поверила в будущее наших отношений и не вылила гнев на Миранду, не отыгралась на ней!
        Минут пять я ждал ответа. Выпил еще бокал виски, который уже в горло не лез. Сидел, как на иголках и перебирал в голове десятки сценариев, как же заставить ее отвлечься от садистских мыслей. Эта властная сука голова на любые жертвы, лишь бы удержать меня, сомнений в этом не было…
        Филисия повернулась ко мне вновь. Гнева в глазах уже не было, лишь грусть.
        - Помимо всего прочего я наградила ее титулом, - выдала мне принцесса. - Поэтому она вправе и вскоре прибудет на этот бал по приглашению. Ты можешь увидеться с ней.
        - С кем? - Опешил я.
        - Со своей бывшей, - с кривой ухмылкой ответила Филисия, глядя уже хищно.
        - Не хочу ее видеть, - ответил быстро.
        - Что значит «не хочу»? - Усмехнулась принцесса злорадно. - Это мое повеление. Встреться с ней, на пол часика я тебя отпущу.
        - И к чему мне это? Тебе самой к чему?
        - Для успокоения души, - бросила и поднялась. Сделала пару шагов, оперлась на перила и из - за спины добавила: - Можешь прямо сейчас идти, она пришла.
        Поднялся и я. В груди бешено забилось сердце. Страх выказать неверную реакцию, которая решит судьбу девушки, овладел мной. И с этим ничего поделать не мог. Стоило мне неспешно и будто бы нехотя миновать арку, я понесся быстрым шагом по лестнице, уже не контролируя себя. Мне было плевать, что Миранда мне скажет. Я просто хотел увидеть ее. Живой, здоровой и радующейся жизни.
        Я молил богов Вселенной, чтобы это не оказалось злой шуткой принцессы и ее проверки на вшивость!
        Как оказалось, принцесса и не думала обманывать.
        ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ
        Нашел ее не сразу. Вышагивал по залу, стараясь не выдавать спешку, но бегающие по присутствующим глаза говорили о многом. Она стояла отдельно, обособленно, будто под куполом, ибо вокруг нее не было людей, что казалось странным и в то же время что - то внутри говорило - иначе и быть не могло.
        Она ждала меня на лестничной площадке над первым этажом в другом конце огромного зала, который пришлось пройти весь, чтобы добраться до нее. Казалось, что он бесконечный и злой, казалось, что принцесса издевается, заставляя меня блуждать среди пестрых и таких чужих гостей. Казалось, что она удлиняет его, как делала это с советником императора. Вынуждая тратить время… драгоценное время, отведенное для нашей встречи.
        Миранда уже смотрела на меня, когда я только понял, что отдельно стоящая девушка именно она. Представ в пышном бальном платье небесно - голубого цвета, с прической и макияжем, девушка показалась мне совершенно другой. Но это было лишь первое впечатление. Потому как я не видел ее образ, как видели бы другие. Все это было лишь оберткой. Стоило мне понять, что вновь вижу эту женщину, сердце заработало до предела. Я думал, что все прошло и сгладилось, переболело и зарубцевалось. Какой же глупец… В груди вновь затаилась колкая обида, вперемешку с теплыми чувствами и желанием броситься к ней и просто обнять без слов. Желанием настолько отчаянным, что все прочее казалось в данный миг пустым и неважным.
        Но ее обыденный, почти равнодушный взгляд растворил все мои порывы.
        Я стал подниматься по лестнице, продолжая смотреть и не верить, что моя Алена сейчас могла бы на меня так легко и непринужденно поглядывать. Будто мы и не расставались, будто она не предавала меня, будто ничего между нами и не было. Словно я… пустое место.
        Мы поравнялись. И я ощутил тоску. Она невероятно красивая, такая притягательная и абсолютно чужая.
        Все слова, что хотел ей сказать, пропали из головы, в которой начиналось смятение, взрыв мыслей, рваная истерия. Смешанные чувства давили в груди, они мешали быть сейчас перед ней сильным. Показать, что и я живу неплохо. Чтобы она ревновала, чтобы она жалела…
        А она просто продолжала смотреть, неотрывно пустым взглядом. Я пытался поймать хоть малейшую подсказку. Быть может она под наблюдением и вынуждена вести себя так. Но как я узнаю это?!
        - Ты совсем не рада меня видеть? - Выдавил наконец хоть что - то.
        Ни приветов, ничего другого говорить не хотелось. Обида никуда не ушла. Быть может, она объясниться со мной. Расставим точки, успокоимся… Как просто звучит, как немыслимо больно понимать, что так будет.
        Она увела взгляд, быстро заморгала. Но секундная видимая слабость быстро прошла. Алена прожала полуобнаженными плечами. Между нами был лишь шаг, между нами была бесконечная черная дыра…
        - И это все? - Истерика прорывалась изнутри, и я не мог ничего с собой поделать. Я должен был выяснить все, чтобы понять!
        - Все, - бросила вдруг девушка с нотками злости.
        Внутри меня что - то оборвалось. Я понял, что не просто безразличен ей, а даже противен. И не мог в это поверить.
        - Все значит? Хм, - не унимался с нарастающим гневом внутри. - Все? После всего, что с нами было, тебе нечего добавить?
        - Нечего, Ринни, - ответила на выдохе и отступила на шаг.
        - Ринни? - Прыснул я.
        - Сэр Габриэль Риннидейл, мне нечего добавить, - произнесла спокойно, глядя прямо в глаза.
        Наконец до меня дошло. Она издевалась! Просто насмехалась надо мной, не скрывая этого. Такой взгляд… Он не мог говорить ни о чем другом. Что это?! Постановка? За нами смотрят, и она просто играет роль, или показывает принцессе, как сильно я запал на нее? Но зачем все это? Зачем топтать осколки моего сердца. Ведь я ничего плохого ей не сделал!
        - А как мне называть тебя? Миранда? Или Алена? - Я продолжал пытаться вывести ее хоть на какие - то эмоции чтобы понять. - Быть может нищенка, получившая кров на моем корабле скажет мне как ее на самом деле зовут?!
        Никогда не упрекал никого в оказанной помощи, но это было отчаяние, от которого через мгновение стало противно самому.
        - Это не важно, - ответила и протянула мне сложенный в несколько раз листок бумаги.
        Как банально. Я понял, что это записка. Неуверенно взял, но быстро убрал во внутренний карман кителя.
        Поймав встревоженный взгляд Алены, я сделал шаг к ней.
        - Скажи, мне, что происходит, пожалуйста, - прошептал ей в надежде узнать истину и убедиться, что между нами хоть что - то осталось.
        Она отступила, выставив ладонь.
        - Мы больше никогда не увидимся, - ответила быстро. - Из письма все поймешь.
        - Сэр рыцарь! - Раздалось позади. - Разрешите пригласить даму на танец?
        Незнакомый мужчина лет тридцати в темно - синем камзоле появился неожиданно и повел себя довольно нагло. Бравый, широкоплечий и вполне симпатичный на вид, он тут же двинулся к Алене, встав между нами. А она и не возражала, подав ему руку! Улыбнулась сдержанно и пошла с ним. У меня чуть нижняя челюсть не отпала от досады.
        От замешательства, приправленного легким шоком, все слова возражения комом в горле стали. Я статуей завис, не в силах сдвинуться с места.
        А они, повернувшись ко мне задницами, стали спускаться по лестнице, держась за руки, как настоящая пара. Я смотрел им в след и все, что было выстроено у меня в душе заново, пусть из легких, тонких материалов, шатких до безобразия, начало обваливаться, заполняя нутро мусором, пылью и горечью.
        Кто - то ударил меня по плечу. Я уже собирался залепить, да посильнее, вымещая зло. Повернул голову. Вагнер стоит, улыбается. Видимо, спустился сверху или наблюдал нашу сцену со стороны.
        - Дружище, ты какой - то чересчур расстроенный, - выдал мужчина.
        А у меня, раздавленного и обескровленного, даже возразить, что никакой ему не дружище, сил не осталось.
        - Пойдем, выпьем, - предложил белобрысый рыцарь, похлопав по плечу еще раз. - Мало на свете баб что ли? Эта не дала, другая даст. Ну же пошли.
        Волнующая меня пара быстро скрылась из виду, и я пошел, продолжая пребывать в собственных мыслях, отстраненный от этого мира красок, музыки и веселья.

***
        Вагнер отыскал обособленный уютный уголок в смежном с большим залом помещении. Где было множество отдельных диванов и любых обществ на выбор. Белобрысый повел к двум молодым девицам и вскоре мы уже мило болтали. Вернее, они болтали, а я кивал, как идиот и так же улыбался, заливая в горло горькую жидкость.
        Вокруг бегали официанты и подавали выпивку и прочее. Вскоре наш столик уже ломился от закусок и разноцветной ядреной жидкости в бокалах. Я пил и пил, продолжая оставаться трезвым, будто мне наливали воду вместо виски.
        - За сэра Габриэля! - Вознес свой бокал Вагнер, пытающийся всячески меня расшевелить и, похоже, положить с любой из сидящих с нами женщин.
        - Целых два рыцаря, можно загадывать желание, - хихикала блондиночка с грудью навыкате.
        - И такие красивые, никогда вас так близко не видела, - зачирикала брюнетка, поглядывая на меня неоднозначно.
        Обеим не больше двадцати, такие милые, свежие, сияющие, располагающие и открытые дурнушки, что бери, да пользуйся. Но мне на них наплевать, как на пустое место.
        - Именно сэру Габриэлю я обязан этим титулом, - продолжал рекламировать меня белобрысый.
        Я даже их имен не запомнил. А Вагнер вскоре уже целовал ручку стремительно краснеющей блондинке.
        - Я должен идти, - брякнул, выбрав подходящий момент. Как раз бывший наемник перешел на воркование с блондинкой, которой видимо хватило пары бокалов вина, чтобы раздвигание ног не казалось таким уж зазорным.
        Брюнетка посмотрела на меня с надеждой.
        - Извините, мне надо проветриться, - добавил я, обламывая все ее планы.
        - Мне тоже, - неожиданно брякнула девушка и поднялась следом.
        - Эй, ты куда? - Спохватился подвыпивший Вагнер. - У нас другие планы, как раз на четверых.
        - Мне надо прогуляться, извините, - настоял на своем.
        - Так вместе и прогуляемся! - Вскочил мужчина, его тут же шатнуло, но придержала блондинка, которая тут же рассмеялась, как лошадь, потеряв всякую скромность.
        - Меня Филисия ждет, - добавил я весомый аргумент.
        Обе дамы ахнули в голос.
        - Вы при дворе ее высочества? - Выкатила глаза блондинка.
        - Принцесса так умна и невероятно красива! Мало кому из лордов посчастливилось наслаждаться ее обществом! Это величайшая честь. Вы продолжаете меня удивлять сэр рыцарь! - Запела брюнетка, у которой развязался язык и похоже кое - где растаяло.
        - Габриэль, да остынь ты уже, - Вагнера развезло не на шутку, он чуть не навалился на меня, я придержал. - Я видел, как она убыла с бала в обществе с какого - то высокого лорда. Кажется, флотского адмирала. Если она захочет тебя видеть, за тобой пришлют, уж поверь.
        - Как строго и как возбуждающе, - брякнула блондинка и осеклась. Брюнетка заржала, уловив оплошность подруги, блондинка тут же подхватила.
        Вагнер все же завалился на меня. Такую тушу удержать было сложно. Рухнули обратно на диван. Через пару мгновений я понял, что хмель неожиданно быстро уничтожает мое истинное восприятие. Я стремительно пьянел и вдруг понял, что это мне нравится….
        Что было дальше я помнил смутно. Мы танцевали, гуляли… куда - то отправились с бала вчетвером. Кажется, это был особняк одной из девушек…
        Очнулся я в незнакомой спальне, в кровати с обеими. Вагнера и след простыл, а эти дурнухи нежились, продолжая спать у меня на груди с обеих сторон.
        Я аккуратно отодвинул одну, вторую… блондинка открыла глаза, посмотрела на меня счастливо, что отшатнулся, разбудив ее подругу. Вскочил, отбросив одеяло, перепрыгнул через голое тело. Стал спешно искать форму, разбросанную вперемешку с женским шмотьем. Девушки стыдливо закутались обратно, хлопая глазами и наблюдая за мной молча.
        Трусы нашел… штаны тоже… а вот кителя нигде нет! Черт бы с ним, да там письмо. Я должен срочно его прочесть!
        В комнату деликатно постучали. А затем бесцеремонно вошел высокий гвардеец с надменной молодцеватой харей.
        - Да как вы смеете так врываться, я троюродная племянница принца Сариэля! - Взвизгнула блондинка.
        - А я дочь адмирала Тримеля, слышали о таком, дерзкий юноша?! - Подхватила брюнетка, которая теперь не казалась мне такой милой.
        - Карета подана, сэр, - объявил вошедший, не здороваясь и полностью проигнорировав не только возражения дам, но и их самих. - Принцесса ожидает вас на обед.
        - Подождите за дверью, я оденусь, - ответил строго.
        - Ее высочество принцесса не ждет, - обрезал гвардеец. - На вас достаточно одежды, пойдемте.
        В опочивальню вошло еще двое гвардейцев.
        - Не заставляйте меня отдавать приказ, чтобы вас тащили силой, сэр Габриэль, - предупредил решительно настроенный черный гвардеец. - При дамах это будет выглядеть некрасиво.
        - Две минуты, - процедил я сквозь зубы, сверля его глазами.
        - Что вы потеряли? - Насторожился гвардеец.
        - Китель.
        - Я распоряжусь, пойдемте, - выдал, закатив глаза и выказывая
        нетерпение.
        Пришлось повиноваться воле ее высочеству. Мне даже не было стыдно, что она знает о том, как я провел время. Предчувствие, что получу трепку от нее меня нисколько не огорчало. Лишь радовало, пусть привыкает к свободным отношениям.
        Остроумие офицера гвардии я оценил. Вместо кареты меня ждал транспортник, который понес к аэропорту. Пока летели, я наслаждался видами незнакомой мне планеты. Все в камне, изрезано каньонами, вдалеке виднелись зеленые поля, край моря и верхушки гор. По дороге пролетели мимо десятка крупных особняков и парочки дворцов, в одном из которых, наверное, мы с принцессой гостили. Постройки впечатляли своей монументальностью и неприступностью, как самые настоящие средневековые замки. Видимо, здесь стиль такой, все под это дело косят, что на приемах, что с домами.
        Аэропорт оказался небольшим. Скорее даже частным, судя по четырем стоящим на шасси яхтам.
        К самой шикарной из них мы и подкатили. Когда на борту я встретил принцессу, одетую в летный комбинезон без излишеств. Она даже глазом не моргнула, что я с кем - то спал. Бросилась на шею и заявила:
        - Мы отправляемся в путешествие до Радужной туманности! Адмирал Нагами с радостью согласился сопровождать нас на всем пути. Представляешь, только ты и я на целом корабле! Целых шесть месяцев!
        Ага, и целая армада в сопровождении. Но мне хотелось выть даже не от этого. А от того, что еще долго я не увижу письма. Те две курицы найдут китель, обыщут его без зазрения совести и прочтут все! И нет гарантии, что я вообще его найду потом.
        - К чему такая спешка? - Поинтересовался я, посмотрев принцессе прямо в
        глаза.
        - Не хочу тебя ни с кем делить, - ответила прямо. - Ни этот взгляд, ни эти речи. Ни эти губы…
        Она провела по моим губам пальцем, затем ниже, меж груди, по животу, затем ладошка нырнула под ремень.
        - Ни этот член, - добавила, ухватив за причинное место.
        - Когда наиграешься? - Выдал ей.
        Принцесса сдавила яйца до боли и посмотрела хищно. Едва стерпел, чтобы не залепить ей.
        - Мое, - прошипела и опустила.
        - Ты пьяна? Или закинулась чем? - Поинтересовался. Только сейчас до меня дошло, что она приняла какой - то наркотик.
        - Хочешь попробовать?
        - Хочу, - ответил почему-то…
        - Тогда засунь в мой рот свой язык, - произнесла так вульгарно, что ничего другого мне не оставалось.
        Но в самый последний момент она оттолкнула и скривилась.
        - От тебя несет потаскухами, - бросила и двинулась по коридору в сторону рубки, виляя задом.
        - Я оставил у потаскух свои вещи, - крикнул ей в след. - Можно забрать, а потом полетим хоть к Черной дыре?
        - Через полгода заберешь! - Брякнула насмешливо через плечо.
        - Не, мне дорог твой подарок! - Прогнулся как - то слишком сильно.
        Принцесса тут же развернулась, не доходя пары метров до двери в рубку, и двинулась назад.
        - Да? - Переспросила, приподняв одну брось с такой нескрываемой иронией, что стало даже неловко.
        - Мы же только налаживаем отношения, - пожал плечами. - Надо начинать с малого.
        - Со шмоток, - кивнула понимающе принцесса с сарказмом на лице.
        - Это мой первый рыцарский китель после столь долгого отсутствия. Форма для мужчин многое значит. Тем более с дорогими украшениями.
        - Когда тебя волновали украшения и деньги? Ах да, когда ты шнырял по полям побоищ и собирал дерьмо, выпадающее из мерзких Девов?
        - Я хочу свой китель, - произнес с нажимом.
        - Капризная сучка, - фыркнула Филисия, развернулась и пошла в рубку.
        - Это я - то?! - Возмутился.
        - На дне каньона нашли твой китель! - Ответила не оборачиваясь. - Ты еще на балу снял его и скинул с лоджии, будучи в неадекватно пьяном состоянии. Благо приспешники моего ублюдошного братца не видели сего срама, а с другими удалось все замять. Я поражаюсь тебе, Риннидейл. Раньше ты не был таким безрассудным, хоть и возраст отнюдь не юношеский. Кстати, записка Миранды тоже в целости и сохранности.
        Последняя фраза прошлась морозным холодком в груди. Дверь за ней заехала в долю секунды, оставив меня наедине с собой, стоять и обтекать. Стыдно? Да не то слово! Сквозь палубу провалиться хочется.
        Все же сдержав удар, я повернул в первую попавшуюся каюту. Стараясь не думать, какой же я стал подлый и лживый, принялся изучать яхту изнутри. Это отвлекло выше всяких ожиданий. Вскоре пришел к выводу, что это лучший корабль из тех, в которых бывал или просто видел. Во всех смыслах - лучший!
        Изнутри он никак не напоминал корабль, скорее уютный дом, пусть и без излишеств. Все встроено в стены, а виртуальные панели выскакивали, стоило только открыть рот. Первый раз вышло случайно, когда произнес мысли вслух, возникла интерактивная панелька в воздухе с голосовыми подсказками. Мне тут же вывалили схему корабля, все параметры и много - много всего, что меня интересовало. Ничто не скрывалось, ничто не было под паролем, будто я тут хозяин, как на борту моей Аписы.
        Когда я вспомнил о моем друге, тоска захватила меня. Я понял, что и ее променял на это совершенство. Как и всю свою прежнюю жизнь. И оправдания, что вынужден был это сделать казались сейчас такими слабыми, даже нелепыми.
        Бортовой с радостью указал мне дорогу до моей каюты виртуальными стрелочками в воздухе. Там я нашел искомый китель, аккуратно висящий во встроенном шкафу. Во внутреннем кармане обнаружил и записку. Не сразу заметил, что она была запечатана наклейкой размером с ноготь, будто Миранда знала, что эта записка может попасть в чьи - то руки и подстраховалась печатью.
        Я стал разворачивать листок, и наклеечка ссыпалась пылью, давая окончательно понять, что никто записку не читал, пока я пьянствовал. По крайней мере на это надеюсь.
        Что - то вновь сдавило в груди, когда я увидел строки, написанные красивым каллиграфическим почерком. Она писала все это своей рукой, она трогала, она касалась… Предательское помутнение в глазах не дало в то же мгновение разобрать, что она пишет. Но я смахнул пелену, проморгав все.
        И начал читать.
        «Прости, Ринни. Знаю, ты ненавидишь меня. После всего, что между нами было, это ожидаемо. После всего, что прошли, тебе должно быть больно. Я постараюсь объясниться, чтобы сомнения перестали терзать тебя, и рамки моей подлости ты все же знал. Ибо я не монстр, каким ты меня представляешь.
        Я никогда не говорила тебе, что мои родители мертвы. Они были лишены свободы и изолированы. Если выбирать между тобой и ими. Тут все очевидно. И это мой выбор. Не смей осуждать меня, ты бы поступил так же!
        Да, я, как и ты, еще ребенком попала в школу Императорской гвардии. Обучалась и принимала все, как есть. Шла по течению жизни, выполняя приказы и надеясь, что когда - нибудь сумею вернуть своих родителей и зажить счастливо жизнью простой девушки в окружении родных.
        Я не могу утверждать, что все не случайно. Я была в одной из сотен специальных поисковых групп, разосланных империей. Искали некоего Габриэля Риннидейла, бывшего гвардейца первого круга и очень нужного человека ее высочеству принцессе Филисии. Задание из класса сложнейших. Ведь его нужно было доставить живым и невредимым. Мы располагали списками станций, где он периодически поселялся. Была информация, что он стал рейдером. Мы искали по точкам, подкупая местных, чтобы получать своевременную информацию, если тот появится. Долгие пять месяцев мы шли по его следу, отставая на несколько шагов. Однажды от передоза командир нашей группы съехал с катушек и изнасиловал меня. И не он один, ты верно мог предположить. В тот момент все зашло слишком далеко. Дабы избежать наказания, они решили убить меня и избавиться от тела. Тогда можно было списать все на издержки задания в опасной зоне. Но я сумела сбежать, едва не напоролась на секту Белых рыцарей, может, слышал о них. Секта настигла гвардейцев и придала мучительной смерти каждого, потому как для фанатиков это самая сладкая добыча. Я успела избавиться от
руки, уничтожает метку гвардии. До сих пор с содроганием вспоминаю этот ужас. Но я выбрала меньшее из зол. Белые рыцари решили, что я была жертвой. Глупо, но прокатило.
        На этом мои неудачи не закончились, я еще долго пыталась выживать, пока не иссякли силы. Гвардейцы не единственные, кто насиловал меня, потом были и другие, те, кто пользовался моей беспомощностью. Не думай, я не хочу вызвать у тебя жалость. Просто знай, что мне тоже было несладко. По чистой случайности или воле судьбы ты сам нашел меня. И спас. Признаюсь, даже не догадывалась, что ты мог быть тем самым. Какое - то время не могла распознать в тебе человека, которого мы так долго искали. До тех пор, пока не увидела тот баннер на Эдде, где ты был такой молодой и счастливый. Ты вернулся тогда, и я поняла, что нашла Габриэля Риннидейла. А еще я поняла, что смогу не просто выполнить приказ, а сумею получить милость императора. А главное - у меня появилась надежда на освобождение родителей.
        Ринни, как не жестоко звучит, знай, я не любила тебя. Просто выражала свою благодарность, как умела. Заодно следила, чтобы тебе никто не навредил. Конечно, по ситуации и мере моих сил, но я справилась, как видишь.
        Извини. И в твою любовь не верю. Влюбленность - быть может. Желание обладать, химию между мужчиной и женщиной - это да. Но не любовь. Я уверена, что ты даже не знаешь, что это такое. В чреве Владыки ты показал, что я для тебя значу, когда возился с этой плазмой до самого конца.
        Осуждаешь? Помнится, ты сам когда - то сказал, что в космосе каждый за себя. А первый порыв - самый верный порыв. Остальное - натянутое ничто для достижения целей. Анализируй события, Ринни, так и есть.
        Если подумать, у тебя не все так плохо, как могло показаться вначале. Я знала, что принцесса не желает тебе зла. И теперь вижу, что жизнь твоя удалась. Богатая, роскошная и беззаботная. Самая лучшая женщина с тобой, а с ней и вся империя у твоих ног. О таком ты и мечтать не смел, мой бывший друг. Все эти пятнадцать лет ты бегал от сказочной жизни. Кому скажи, не поверят. Я бы посмеялась в голос, но ты этого не услышишь все равно, потому как мы больше не свидимся. Удачи тебе, и прощай».
        И прощай… Строки закончились, но они осели в моей голове, давая некоторые ответы, развеивая все то, что таилось, теплилось и не верило.
        Все просто, все, как я и предполагал. Тема закрыта. Нечего обсуждать, надо просто идти дальше. И не забывать, что я на яхте с самой лучшей женщиной. Которая не опустилась до того, чтобы читать письмо моей бывшей. Которая изменилась настолько, что теперь не узнаю ее. Ведь больше нет той капризной суки. Она одела летный комбинезон, и сама пошла в рубку, без слуг и пилотов. Ей не потребовалась свита. Она со мной, она мне доверяет. Эта женщина стала мудрее. Она знает, чего она хочет. Она прощает меня вот уже который раз… А я… кто теперь я?
        Смешно. Ведь все до банального просто. Я - Рыцарь ее высочества Филисии Зэр Эрак Габриэль Риннидейл. А почему бы и нет?
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
        Три месяца спустя.
        Вид на Радужную Туманность со смотровой площадки яхты завораживал. Уже не оставалось сомнений, что мы шли к этому месту не бессмысленно, дабы увидеть все с лучшей стороны. Оно того стоило. Краски схлестывались друг с другом, закручиваясь в термоядерные реакции немыслимых масштабов и преломляя всевозможные излучения в невероятные чудеса и фантазии космического искусства. Трудно было вообразить каких размеров звезды туманности, дающие все спектры света. В десятки, а то и сотни раз больше Солнца. Весь процесс мироздания замер, демонстрируя нам самую яркую часть взрыва, перерастающего в дальнейший цепной процесс. Мы наслаждались с принцессой картиной, и каждый видел свое. Сколько я не поднимался на смотровую, мне и самому виделось всегда все разным. Будто с каждым разом все больше всматривался и понимал. Или наоборот, сходил с ума от метаморфоз. Никогда не думал, что смотреть на такое станет тем еще наркотиком!
        Улетать не хотелось.
        Яхта добралась до края галактики и теперь встала на дрейф у мертвой системы с затухающих солнцем. Неподалеку красовался патрульный крейсер, виднелись и рассредоточенные корабли армады, зависшие в зоне досягаемости и быстрого реагирования. В радиусе тысяч и тысяч километров курсировали легкие корабли - разведчики, которые заблаговременно оповестят о любых опасностях. У сопровождения принцессы схвачено было все.
        Помимо туманности вид открывался и на нашу галактику. Мы как раз отдалились от нее настолько, что видно было все прекрасно. И густо усеянный звездами центр, от которого спиралью расходились каскады звезд, будто попали в водоворот.
        - Хочешь, все это станет твоим? - Выдала Филисия, пребывая в пьяно - расслабленном состоянии.
        - Что ты имеешь в виду, моя дорогая? - Усмехнулся я, развалившись на диване в одних трусах.
        На корабле мы были одни, и вскоре после отбытия я перестал вообще заморачиваться по поводу одежды. Филисия тоже, перейдя на легкие халаты.
        - Вся эта галактика, которую когда - то завоевали наши предки, - уточнила принцесса, глядя на завораживающую туманность.
        - А ты можешь мне дать все эти миры?
        - Да, - бросила принцесса и посмотрела на меня хитрым взглядом. - Ты станешь принцем, потом мы прикончим отца. И объявим новую власть, новых императора и императрицу.
        Поначалу я думал это пьяные разговоры, что рождаются от ощущения всесилия…
        - Легко сказать, у тебя куча родственников со своими амбициями, - выпалил без зазрения совести. О членах династии говорю, как о простых людях, мне на них плевать, у меня есть амбициозная женщина, что задумками своими далеко пойдет, если не проболтается могущественным врагам и ее не отравят.
        Принцесса сделалась важной и надменной. Меня это в последнее время забавляет, ведь я могу и отшлепать.
        - Во все времена все решалось силой, у кого она есть, тот и у власти, - заговорила умными речами. - Да будет тебе известно, мой милый рыцарь, треть сил империи уже под моей дланью. Десять адмиралов армад верны мне.
        - Прям - таки верны? - Съехидничал я.
        - Ну, скажем так, должны непомерно много.
        - А ты даром время не теряла.
        - Конечно, - согласилась горделиво. - И мне нужен тот, кто соберет всю армаду и без жалости раздавит моих конкурентов.
        - И ты думаешь, я таков?
        - Хотелось бы верить, - ответила витиевато. - Не пора ли познакомиться с одним из моих главных сторонников?
        - Прямо сейчас? - Спохватился я, сменив расслабленную позу напряженной.
        Не сомневаюсь, что по ее мысленной команде любой с ближайшего флота может телепортироваться прямо сюда и прямо сейчас.
        - Я думаю нам следует подготовиться к встрече, не стоит так представать перед уважаемым адмиралом Мерселем, выказывая тем неуважение, - пропела принцесса.
        Я был рад устроенному приему. А точнее аудиенции. Два месяца в обществе с принцессой меня утомили. Хотелось свежих лиц и новых бесед. Но свежим лицо старого Мерселя назвать язык не поворачивался. Однако мне прельщало общаться с адмиралом целой армады, в которой насчитывалось около трех десятков боевых крейсеров!
        Подумать только, когда - то я удирал от одного, а теперь общался с предводителем целой армии.
        Адмирал Мерсель выглядел худощавым, невысоким седым дедушкой, бодрым на вид и немного дерганным. Предстал он в боевом скафандре легкого покроя, с чешуйками нано - брони и кучей скрытых прибамбасов, с которыми даже если его выкинет в открытый космос, он проживет еще долго и счастливо. Пока его не подберет эвакуация, ориентированная на встроенный маячок.
        Побеседовав чуть - чуть о пустом, о светском, мы перешли на более конкретные темы. И здесь я оживился.
        - Так сколько у империи сейчас войск? Хотя бы навскидку, - загорелся, понимая, что могу задавать практически любые вопросы в присутствии принцессы.
        - Навскидку может знать лишь дилетант, сэр рыцарь, - усмехнулся адмирал посматривая на меня важновато.
        Я заметил, что с принцессой он заискивает, а со мной держится довольно достойно. Чувствовалось стремление показать свое превосходство. Может, сказывалось общество молодой правительницы, или Мерсель знал, откуда я вылез.
        Рядом с нами возникла объемная звездная карта, которую явно вызвал адмирал.
        - Я знаю с точностью до тысячи метров, где какой корабль, сэр Габриэль, - заговорил адмирал горделиво и стал вертеть интерактивной картой, демонстрируя зеленые точки и скопления.
        И тут я вспомнил о Девораторах. И оставил бы мысли при себе, но адмирал стал бахвалиться перед Филисией, рассказывая, как их мужественные командиры гоняют Девов по системам, защищая обездоленных, обескровленных и голодающих.
        - А что на счет Дароэра? - Перебил его. - Я вижу, она маркирована, как оккупированная зона.
        Адмирал опешил, но быстро перестроился:
        - О, там большое скопление сил противника, командование продолжает планировать атаку.
        - А до этого была разведка боем? - Зацепился я. Судя по виду, принцессе тоже было интересно наблюдать, как словесно бьются мужчины, меряясь у кого больше… хм, знаний.
        - Не совсем, - адмирал сузил зеленые глазки, подозревая, что могу его подловить на лжи. В присутствии принцессы это было неприемлемо, репутация зарабатывается годами, а может быть запятнана в момент.
        - Насколько знаю я, там была война. Целая армада прилетела в систему и свалила, поджав хвост, - решил не мучить старика, у которого уже капельки пота на лбу выступили, несмотря на комфортные системы климат контроля яхты.
        - Вы так говорите, будто присутствовали при этом, - прыснул Мерсель, пытаясь разрядить обстановку.
        - Да, - с иронией ответил я.
        - Серьезно?
        - Вполне.
        - И как вы выжили в той мясорубке, позвольте спросить?
        - To есть вы хотите сказать, что армада билась до последнего корабля? - Надавил я, адмирал прожег меня взглядом, но от нелестных слов удержался.
        - Я вижу, вы осведомлены хорошо. Информация о том позоре не должна была просочиться на флота, - ответил уклончиво. - Но раз вы в курсе, что ж. Мы встретили там их флагман, каких еще не видывали ранее. Силы были не равны, и часть флотов отступила, оставив Элану. Тактическое отступление явилось лучшим решением.
        - Один Владыка создал столько проблем, - хмыкнул я. Адмирал замялся.
        Мысли о былом навеяли тоски, я вспомнил, как мы были на борту загадочного Девораторского корабля, как мы там занимались любовью. Как я проник в разум его и увидел карту…
        Карту! И тут вдруг до меня дошло, что там, где мы сейчас и есть та самая незащищенная часть галактики, откуда Девы планируют вторжение, собирая сотни Владык!
        - На вас лица нет, сэр Габриапь, - спохватился адмирал.
        - Послушайте меня внимательно, - начал, нагнетая интриги, в груди бешено забилось сердце, я не мог скрывать, что знаю, просто был не в силах, поэтому решил выложить все знающему человеку с высокими военными полномочиями.
        Как ни странно, но мне больше не было плевать на мир. Люди должны быть готовы к нападению. Даже если это имперцы. Жаль ведь не зажравшихся богачей, а детей и женщин невинных, что неминуемо станут жертвами. В то, что Девы нападут, я верил искренне. Это был лишь вопрос времени.
        Я вызвал карту и стал рассказывать, сопровождая все это демонстрацией участков галактики. Из памяти, будто из написанной книги, читались все данные с невероятной точностью, как будто я только что увидел все это.
        - … с Владыками Девы становятся организованнее, они подчиняются им и являются неким центром их производства, - рассказывал быстро и уверенно. - Вот отсюда они собираются вторгаться, возможно, и отсюда пойдут. Каждый Владыка со своей армадой, но все вместе, ринутся прямиком к столичным системам, сметая все на своем пути. Здесь они доберутся до портовых систем и, уничтожив врата, отрежут дальние армады от сил, что будут противостоять на пути к столице. Все уничтожат за месяцы, недели, а следом начнут выгрызать империю изнутри, как гниль яблоко. Поэтому вам следует сконцентрироваться здесь и здесь. Стянуть все флота с границ, начать строительство орбитальных крепостей, быть может стоит подумать об оружии массового поражения, минных полях, быть может засадах. Вы, военный, у вас больше информации, каким оружием располагают флота. Плюс организовать дальнюю разведку бы не мешало. Вот здесь и в особенности здесь…
        Я закончил. Взглянул на Филисию, та с открытым ртом хлопает глазами. Да, милая, я не только умею заниматься любовью и жрать виски.
        - Откуда вы все это знаете? - Ахнул адмирал после минутной паузы.
        - Я пятнадцать лет был рейдером, адмирал. И вручную добыл восемнадцать единиц Эро, это должно вам о чем - то говорить, - ответил, выпятив грудь. - Бывал в таких местах, что любому самому матерому разведчику и не снились. Я видел все это своими глазами, и уверяю вас, времени в обрез.
        - Простите, сэр рыцарь, но все, что вы сказали о Девораторах сейчас звучит, как безумие, - адмирал не поверил. - При всем моем уважении, я не могу просто так, по одному вашему предположению менять планы командования и перемещать армады, как игрушечные.
        - Разошлите разведку, - предложил, но уже без энтузиазма.
        - Я учту ваши опасения, сэр Габриэль, - ответил Мерсель важно.
        Ну а на что я рассчитывал? Самонадеянные чиновники не станут слушать, пока жаренный петух в задницу не клюнет. Начнут шевелиться, когда станет уже поздно.
        - Давайте не будем о грустном? - Скривила улыбку Филисия, меняя тему. - А давайте устроим пышный прием на вашем флагмане. Нет! Даже бал! Как смотрите на это, адмирал?
        - О! Это великолепная мысль в исполнении неотразимой принцессы! - Выпалил Мерсель с раскрасневшейся мордой. - Офицеры с радостью примут вашу милость, ведь вы везде сеете свет и праздник, даже в эти нелегкие времена, пусть и на боевом дежурстве…
        - И как вы себе это представляете, ваше высочество? - Брякнул я, при посторонних субординацию соблюдать приходилось.
        - Музыка, платья, танцы, - пожала плечами принцесса. - Что не так? Я хочу танцевать, а ты разве не хочешь поблистать в своем парадном мундире среди женщин, сэр рыцарь?
        - Вот именно, - выдохнул. - На боевом флоте есть женщины?
        - О! - Встрепенулся адмирал. - Конечно есть! Как же без них? И в качестве медицинского персонала, и в качестве боевого офицерского состава, даже среди солдат и десантников имеются славные барышни! Вы, сэр рыцарь еще будете дивиться, они вам фору дадут, мои дамочки.
        - Неужели? - Ухмыльнулся.
        - А что? - Подпрыгнула принцесса, с хитрой улыбкой. - Может устроим соревнования?
        - Хм, - опешил адмирал, но быстро перестроился. - А вы не перестаете меня удивлять, ваше высочество. Это хорошая идея. Я распоряжусь, чтобы подготовили несколько программ на ваше утверждение.
        - Ой, мы же не законопроекты готовим, - отмахнулась Филисия. - Турнир по стрельбе устроим.
        - Позвольте предложить и рукопашные схватки, - брякнул Мерсель.
        - Ну уж нет, - выдала вдруг принцесса, посматривая на меня с нотками беспокойства.
        - Я и не собирался с бабами драться, - выпалил.
        По выражению лица адмирала стало ясно, что тот в замешательстве.
        - А обязательно участвовать мне? - Решил сгладить напряжение.
        Брякнул жаргонно в присутствии адмирала, принцесса чуть ядом в меня не плюнула. Мерсель и сам уже готовый провалиться сквозь палубу собирался что - то сказать. Но если мне ничего не будет в случае провала, то старику может и попадет. У принцессы с подчиненными разговор бывает короткий, настроение меняется мгновенно.
        - Турнир среди женщин? - Выдала Филисия хищно. - Почему бы и нет. Это будет даже забавно. Адмирал, распорядитесь по флотам выбрать лучших представительниц женского пола. Проведем мероприятие в ближайшее время.
        - Да, ваше высочество! Будет исполнено, ваше высочество!

***
        Начали про бал, закончили женскими драками. Турнир среди женщин армады! Как интересно. Я бы закинул туда участвовать и принцессу, желательно инкогнито с отрезанным языком, который потом можно будет восстановить.
        - Никогда больше, слышишь?! - Визжала Филисия в каюте. - Никогда больше не разговаривай со мной в таком тоне! Особенно в присутствии подданных! Ты понял?!
        - Извини, - я пожал плечами.
        Филисия надулась еще больше. Пришлось приобнять, залепить поцелуй. Так она быстрее оттаивает.
        - Совсем меня не любишь, - пробурчала уже тише.
        - С чего вдруг решила?
        - Ты холодный.
        Холодный. Что тут скажешь? Как не пытался, но полюбить не получалось. Она это чувствовала. Еще больше капризничала и тянулась сильнее. Парадокс? А кто его знает…
        Телепортировались на флагман Мерселя, где нам уже был организован теплый прием в самой большой каюте боевого корабля. Как ни странно, она оказалась даже меньше, чем смотровая яхты. Однако места хватило всем. Церемонии приветствия прошли, мы уселись на лучшие места. Я уже почувствовал себя правителем подле принцессы. Будто мы пара. В узком кругу она могла это себе позволить. А вот на светском балу этого не было. Быть может, тем она хотела отвести от меня опасность. Врагов, как сама говорила, у нее куча. Особенно тех, кто любую оплошность раздует до скандала.
        Мы устроились на диван, рядом на стулья уселись адмиралы. Все фронтом на обозначенную кругом офицеров площадку. Среди черных гвардейцев принцессы стояли и женщины. Собралось немного, но для турнира достаточно. Надо отдать должное адмиралу, подобрал совершенно разных девиц, и все по - своему привлекательны. Одни с решительным настроем, другие с волнением, третьи с недоумением и страхом. Кажется, шоу будет интересным.
        - Выбраны с разных подразделений, - комментировал адмирал. - Лучшие бойцы среди женщин, а некоторые даже среди своих соратников мужчин.
        - Как интересно, - потирала ладоши Филисия. - Сэр рыцарь, а вы как думаете, выйдет зрелище?
        - Ваше величество, я бы лучше взглянул, как дерутся ваши гвардейцы. А дамы, что с них взять?
        Принцесса хмыкнула.
        - Вы недооцениваете женщин, - бросила Филисия.
        - Напротив, - ответил быстро. - Это самые прекрасные существа, которых надо только гладить по шерсти.
        - По шерсти, говорите, - усмехнулась принцесса. - Адмирал, какие
        правила?
        - Шестнадцать участниц, рукопашные бои на вылет, - начал тот, но Филисия перебила.
        - На какой вылет? Конкретнее, адмирал.
        - Пока соперница не сдастся или не отключится, - затараторил Мерсель.
        - Нет, - обрезала принцесса злорадно. - До смерти пусть бьются.
        - Но как же… - вырвалось из адмирала. - Самые заслуженные офицеры флотов…
        - Вы мне перечите, адмирал? - Тут же взвинтилась принцесса.
        - Как можно, ваше высочество! - Поспешил ответить старик, поглядывая на решительные морды гвардейцев.
        Сейчас я видел ту самую капризную суку пятнадцатилетней давности. Хотелось прямо тут свернуть ей шею, и будь что будет. Жаль, что с нынешними технологиями она все равно может выжить. А вот те очаровательные мордахи нет.
        - Кто я для тебя? - Прошептал ей на ухо.
        - Вопрос не к месту, - брякнула принцесса и хищно улыбнулась выстроившимся участницам.
        - К месту, если не хочешь меня потерять, отмени свое решение, - прошептал едва слышно.
        - Что?! - Воскликнула принцесса, едва себя контролируя. - Так, да? Что ж. Не велика потеря. Участницы, вот вам моя воля!
        От такого эмоционального взрыва весь зал замер. Даже гвардейские лица стали выглядеть обтекаемо, будто их непрерывно обдавало воздухом и слюнями изо рта Филисии.
        - Бой до смерти! - Продолжила властно. - Та, кто выиграет, получит в постель моего самого верного и лучшего рыцаря.
        Узнаю прежнюю Филисию…
        Некоторые женщины ахнули в голос, другие чуть в обморок не попадали. К счастью гвардейцев было через одного, придержали. Или удержали от бегства?
        - Как вам такая ставка? - Проговорила, шипя. - Что - то мне ваши угрюмые лица не по нраву. Считаете, что мужчина подле меня не достоит таких жертв? Не достоин, чтобы за него дрались такие как вы? А?
        - Что вы, ваше высочество, - ответил за них адмирал, отчаянно стараясь не показывать в голосе волнения. - Они просто не ожидали такого дорогого приза. Ведь об обществе рыцаря столь высокого ранга мечтает каждая женщина. Ведь так?!
        Обращение было уже в адрес выстроившихся участниц.
        Секунд двадцать длилась гнетущая пауза…
        - Несомненно! - Раздался уверенный ответ одной из них. Я тут же обратил на девушку внимание. Кареглазая брюнетка смотрела на адмирала уверенно, тут же перевела взгляд на меня. Выглядела она не очень - то и внушительно, но вполне привлекательно.
        - Я тоже так считаю! - Выдала ответ еще девушка с ухмылкой на лице. Эта была рыжеволосая и одна из самых низеньких среди участниц. Вот у этой взгляд был бешеный, мне даже страшно стало.
        - Может отпустим остальных? - Предложил я. - А эти пусть дерутся?
        Выскочек было не жалко, слишком самоуверенные. Остальные же выглядели жалко, обычные девицы, пусть и некоторые из них солдаты. Много сил, да ума не надо, чтобы из винтовок стрелять и кнопки нажимать на гашетках турелей.
        - Нет, - бросила принцесса властно. - Адмирал Мерсель, начинайте.
        В воздухе перед нами возникла голографическая таблица с именами и фотографиями участниц, на которой наглядно была продемонстрирована жеребьевка.
        - Первый бой! - Начал объявлять адмирал. - Командор Карина из шестого флота против наводчика Лилианы из сорок второй разведгруппы!
        Карина в боевой броне выглядела намного внушительней своей соперницы в простом комбезе. Хотя обе смотрелись спортивно. А еще их обеих потрясывало от страха.
        - Схватка нечестная, - вмешался я, обращаясь к адмиралу. - У Карины защита боевая, быть может и нано - усилители стоят на броне.
        - Согласна, - вмешалась принцесса. - Снимайте все. Будете драться в нижнем белье! Так даже интереснее.
        Хотел тень на плетень навести, а вышло еще хуже.
        Карина бодро избавилась от брони, даже не мешкая, показывая свои великолепные формы в белом белье. А вот соперница замялась.
        - Выполняй приказ, - рыкнул адмирал. Ближайший гвардеец уже нацелился на дерзкую девицу.
        - Но… но у меня нет белья! - Вскрикнула перепуганная до смерти Лилиана.
        Принцесса злобно рассмеялась и кивнула одному из гвардейцев. Тот ухватил бедняжку за ворот и рванул, обнажая грудь.
        Девушка рыдала, а все вокруг смотрели, как ее избавляют от одежды. И самое страшное, что даже я ничего не мог поделать. Голую ее вытолкнули в центр зала, где ожидала набирающаяся уверенности Карина.
        Схватка продлилась меньше минуты. Командор расправилась с соперницей легко, вырубив с одного удара в голову.
        - Победила Карина! - Объявил адмирал, захлопав в ладони, как дебил.
        - Бой не окончен! - Возмутилась принцесса. - Убей ее!
        Карина замешкалась. Одно дело драться, а совсем другое - убивать. Гнетущая пауза и бездействие со стороны победившей затянулись, набирая критическую массу. Всем было ясен исход… Принцесса не сжалится, и она не шутит. Гвардеец подошел с мечом на изготовке, с намерением наказать дерзкую. Командор с отчаянным видом села на поверженную сверху, оттянула голову. Та завопила, показывая тем, что притворялась до этого. Рывок и сломанная шея щелкнула.
        Турнир превратился в побоище. Половина девушек оказалась без белья. Следующая пара оказалась равная по силе, женщины таскали друг друга за волосы, отчаянно визжа. Пока одна просто не села сверху и не начала долбить голову соперницы о палубу. Девушка продолжала даже когда соперница уже не подавала признаков жизни. Жуть эту прервал гвардеец, оттащивший от трупа. Я вспомнил об Аленке.
        - Как тебе, дорогой мой рыцарь? - Раздался шепот принцессы. Она будто почувствовала, что я мыслями где - то витаю.
        - Жестоко, - ответил одним словом.
        В очередной паре была кареглазая брюнетка, что первой подала голос и тем проявила недюжинную смелость, как мне показалось. Она тоже была без белья, как и ее соперница.
        - Солдат первой десантной группы, сержант Ричь! - Объявил ее странное имя адмирал. Вторая женщина была из штурмовой группы истребителей. Выглядела более габаритно и женственно по сравнению с загорелой, поджарой соперницей.
        Ричь налетела на бедняжку сразу. Повалила на землю и добила уже там. Такой силы и такого хладнокровия прежде я еще не видел в женщине. Когда уносили труп очередной жертвы, девушка смотрела на меня плотоядно.
        Следующий поединок оказался на редкость зрелищным. Обе соперницы показали мастерство рукопашного боя и не уступали друг другу ни в чем, пока все же одна не нокаутировала другую случайным ударом…
        Дошла очередь и до рыжей, что тоже высказалась из строя. Девушка была в белье, но с удовольствием сняла его, будто демонстрируя свои прелести для меня.
        - Мерзкая шлюха, - усмехнулась принцесса гадко, углядев подоплеку.
        А мне стало тошно. Из всех этих «мерзких шлюх» почти половина уже мертва, и в конце останется только одна.
        - Прости Оливия, ничего личного, - выдала рыжая своей сопернице.
        - Ты все равно была хреновой подругой, - ответила ей та, скалясь.
        Адмирал дернулся на стуле. В первое мгновение мне показалось, что его в задницу ужалили. Но вскоре я все понял.
        - Ваше высочество, нам необходимо прерваться, - выдал с волнением. Тем временем рыжая уже встала в стойку, намереваясь атаковать.
        - Нет, ни в коем случае, - возмутилась принцесса.
        - Простите, но у нас боевая тревога, - произнес так мягко адмирал, что испугаться даже ребенок не смог бы.
        - Я сказала…
        Принцесса недоговорила. Корабль тряхнуло так, что люди попадали с ног. Заревела сирена, мягкий белый свет сменился красным аварийным.
        Началась суматоха. Принцессу подхватили гвардейцы и повели прочь. Я двинулся следом, но очередной удар оказался такой силы, что меня впечатало в стену вместе с голой рыжей женщиной в обнимку, той самой, что не успела провести поединок.
        - Ты как? - Спросил почему - то девушку, глядящую на меня исподлобья. Упругая двоечка так и уперлась мне в район живота.
        - Бывало и лучше, - брякнула без тени беспокойства. - Кажется, флагман атаковали, сэр рыцарь, надо сваливать отсюда.
        С этими словами она уверенно ухватила меня за руку и потащила из каюты, которую покидали хаотично и не организовано. Особенно после того, как вывели принцессу.
        Забавно бежать за руку с головой девицей по мерцающему красными сигналами переходу. Где - то впереди визжала принцесса, бранящаяся на адмирала, как он мог такое допустить?! На первом же повороте мы разошлись. Суматоха усилилась, еще несколько ударов сотрясло флагман, но уже не таких сильных. А вот ощущение движения и резких маневров теперь зашкаливало. Нас мотало от одной стены к другой. Похоже стабилизация и прочие системы полетели к чертям. Вскоре я понял, что девушка ведет меня к эвакуационным капсулам!
        Я и сам догадался, что творится неладное, гравитация скачет, значит, и с реактором не все в порядке. Эвакуация с корабля прошла в полном хаосе. Ведь никто и предположить не мог, что флагман, находящийся в центре армады будет атакован! Мы вообще покинули его на борту разведчика, что был на ремонте в малом ангаре вместе с истребителями, не успевшими вылететь для отражения атаки.
        Лишь когда я посетил рубку корабля, картина для меня стала ясна. Девораторы прыгнули прямо в систему, где были и мы. И тут же обрушили залпы на самый крупный корабль армады, игнорируя все другие. Теперь радар был усеян бесчисленным множеством зеленых и красных точек, хаотично перемещаются по плоскости. Рои истребителей бились друг с другом, врезались в корабли и попадали под обстрел тяжелых орудий. Ошметки летели, корабли взрывались, космос мерцал от энергетических потоков, создавая краски не хуже тех, коими славилась и Радужная туманность.
        Не прошло и часа, как стал очевиден исход. Слишком крупные силы Девов атаковали этот сектор. Армада стала спасаться бегством. Я не знал, успела ли принцесса убраться с подбитого флагмана, ведь вскоре после нашего отлета он получил критическое попадание и был разнесен на куски. Недолго я соображал, что удар нанес ему Владыка, появившийся в самый неожиданный момент.
        На разведчике был пилот. И мы с рыжей уединились в каюте без зазрения совести. Она меня возбуждала своим наглым, похотливым взглядом. На войну нам было плевать, пусть об этом заботятся адмиралы. Разведчик уносился по моему приказу прочь из системы впереди армады всей. Если и придется встретиться с принцессой, это вряд ли будет в ближайшее время. В душе я злорадствовал, теперь Мерсель задумается над моими словами…
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
        Семь лет спустя.
        - Ваше высочество, мой принц? - Догнали меня в переходе моего нефритового дворца. - Отменить аудиенцию?
        - Я устал, - бросил лениво своему управляющему. - Перенеси.
        - А вечернюю? Ведь вопрос о независимости Гринви важное политическое решение. Вы получите поддержку сразу трех систем и большинства сената империи.
        - Завтра, все завтра, - отмахнулся, как от мухи.
        На вечер у меня были другие, более важные планы с одной очень юной и безрассудной девицей, дочерью влиятельного герцога.
        - Но ее высочество принцесса Филисия…
        - Не хочу даже слушать, - перебил. - Ей надо, пусть сама и разбирается с политикой.
        - Но вы же знаете, что она наказала следить за вами и все ей передавать.
        - О, а что на счет нее? Чем она занята? - Перехватил инициативу.
        - Все там же, ваше высочество.
        - Значит, возится со своим сверх - кораблем, - ответил за управляющего. - Скажи ей, что я заболел.
        - Но ведь она может проверить.
        - Я как раз иду в медблок, пусть проверяет.
        Со скоростью мысли я переместился, стоило только попасть в зону порталов. Мой верный врач встретил меня как всегда приветливо расплываясь.
        - Что ты узнал?
        - Это дарианская технология, - выпалил мужчина. - Нано - роботы с интеллектом, то есть умные, действующие по обстоятельствам. Вывести всех не удалось, как помните. Потому как они приспособились к враждебным. Однако и репродукцию мы остановить сумели. Их осталась малая часть. Ложитесь в капсулу, будем завершать все процедуры. И, ваше величество, я очень рискую…
        - Не переживай, ты вне подозрений. Мои люди позаботятся о том, чтобы твоя награда не выглядела слишком явной.
        - При много благодарен, мой принц.
        А как я ему был благодарен! Освободиться от принцессы в последние годы стало моей навязчивой идеей. Она подсадила мне своих нано - роботов еще семь лет назад, дабы контролировать, а если потребуется, и убить. Но я постепенно стал выходить из - под ее контроля, заводя себе сторонников и верных людей. Да, им всем надо платить, но это не проблема.
        Для достижения некоторых целей я сблизился с отцом Филисии. И вот он пригласил меня на празднование своего дня рождения. Впервые отдельно от дочери, впервые так открыто и тепло. Но я не был удивлен. Старик чувствует, что дни его сочтены, и, видимо, решил поговорить со мной по - мужски, дать наставление. Или просто посмотреть на меня, как на отдельную, самостоятельную личность.
        Когда два года назад объявили о смерти императора, борьбы за власть не случилось. Большинство сената поддержали отца Филисии. Принцесса приложила массу усилий, чтобы ее соперники и рта не могли открыть. Самых ярых противников она убрала нещадно. Несколько аварий и несчастных случаев, пара - тройка покушений фанатиков, сбрендивший гвардеец первого круга…. Судьба, как говорится, всему ее воля.

***
        Дворец императора прекрасен и бесконечен. Но как любила цитировать Шекспира принцесса: «Избыток вкуса убивает вкус». Поэтому всей этой роскоши я давно перестал удивляться, как и тому, что император с распростертыми объятиями принимает меня у себя, отметя всю знать и прочих лизоблюдов.
        Глядя на этого старого немощного человека, что еле держится на нано - роботах, что заполонили его организм до отказа, вспоминаешь прежнего императора, что умудрился пережить и некоторых своих внуков и даже правнуков.
        Мы усаживаемся на диванах, император смотрит, предвкушая непринужденную беседу. Ибо больше ни с кем он не может себе этого позволить.
        - Ты мне как сын, - говорит едва разборчиво. Все никак не могу понять, то ли старость дает о себе знать, то ли лень шевелить языком переросла в привычку.
        - А вы мне как отец, - отвечаю я с улыбкой. - Выпьем за ваш праздник.
        Возношу бокал вина, что стоит больше, чем любой рейдерский корабль со всем оборудованием на борту.
        - Приближение к смерти так волнительно, - откровенничает со мной старик. - И хочется верить, что не зря прожил эти годы и оставил после себя наследие. Но…
        - Филисия пока не хочет детей, но мы работаем над этим, - нагло лгу я. Мысль о том, что вновь лягу с ней в постель вызывает омерзение. И это не она не хочет детей, а я.
        Император хрипло и сбивчиво рассмеялся. Порой думаю, что он так кашляет. Только улыбающиеся глаза говорят об обратном.
        - Дело не в потомках, - продолжает император свою мысль. - Империя на грани краха. Все эти адмиралы в стремлении выслужиться и не вылететь с позором начинают уверять меня в успехе. Но в желании переиграть соперника начинают много говорить от себя. В этом сумбуре противоречий понял одно: все вышло из - под контроля. И я могу положиться лишь на тебя, как не боящегося говорить мне правду в лицо. Скажи, какого чиновника снять, какого казнить или убрать с помощью тайной полиции. Какая вошь мешает делу? Скажи только имя, и я тот час же распоряжусь.
        - Вам это не понравится, мой император, - отвечаю с поддельным сожалением.
        - Говори, - бросает властно. Резкие перепады настроения - это повседневное состояние старика.
        - Филисия.
        Император давится вином. Тут же подскакивают гвардейцы, но он отмахивается от них. Приходит в себя минут за пять. А потом я начинаю свой скользкий рассказ:
        - Как вы знаете, две третий имперских сил под ее дланью. Адмиралы, как ее марионетки. И вам ли не знать, как она добивалась своего.
        С неопределенной дикой яростью в глазах император все же кивает. Ведь он обязан своей дочери в том, что он сейчас тут якобы правит. И каким путем она шла тоже знает, озвучивать смысла не было. А я продолжаю:
        - Девы не прекращают скапливаться у Радужной туманности. Она их будто магнитом притягивает. Тысячи Владык, о коих докладывают разведчики, многие из которых ценой своих жизней. Есть предположение, что они заряжаются энергией для нового рывка. И тогда империю уже будет не спасти.
        - Но меня уверяли, что мы готовы отразить их натиск. Доклады, сценарии и прогнозы лучших экспертов империи дали мне спокойно дышать и уверенно видеть будущее. Что же это получается? Все ложь или чей - то сговор?!
        - Я повторюсь, мой император. Несмотря на все меры и подготовку, мощностей и боевых частей на границе, где ожидаются Девы, недостаточно. А все потому, что Филисия забрала большую часть великой армады себе. У нее свое видение. Она считает, что не нужно сражаться в заведомо проигрышной партии. Женщины, они, знаете ли, мыслят по - другому.
        - И сколько по - твоему у нас еще времени? - Неожиданно перевел тему старик.
        В подобные моменты я понимал, кто действительно властвовал в империи. Бессилие императора казалось теперь таким явным. Что он может сказать дочери? Что он может предъявить той, что возвела его на трон дорогой, выложенной из трупов членов одной династии?
        Ничего. Поэтому мы легко переходим от проблем глобальных к меркантильному.
        - А знаешь! - Восклицает император. - Все же у меня сегодня праздник. А ты видел, как гуляет столица, какие устроили парады в мою честь. Двойникам моим на радость. Давно я от публичных мероприятий устал.
        - За вас! - Восклицаю я, вознося бокал. - Долгих и счастливых вам лет жизни, пусть еще лет сто Девы сидят на своей Туманности, а потом сгинут восвояси.
        - Хорошо сказано, - кивает старик и пьет.
        Вскоре его развозит так, что можно уже болтать свободно о чем угодно. Меня его рыцари в черной форме нисколько не смущают. Пусть они и стоят с бдительными мордами и думают о том, что выслуживаясь, получат в конце концов блага и должности. И лишь я могу им намекнуть, что мебель меняют, как только она надоедает.
        - О! - Оживляется император, стоило к столу подойти полуголым рабыням, приносящим еду. - Видишь их?
        - Хорошие рабыни, - пожимаю плечами, вылавливая податливый взгляд одной. Сколько их было уже в моей постели, не счесть… Но хочется и хочется всегда чего - нибудь нового.
        - Ты смотришь на образ, - смеется старый пьяный осел. - А я говорю о содержании. Видишь, какие они красивые? Их удел красить собой праздник и радовать глаз. Удел других работать головой, третьих - руками. Только истинный правитель знает, как лучше распоряжаться своими подданными, дабы получать максимум. Именно максимум. Запоминай, сын мой, скоро ты займешь мой трон и столкнешься со всем этим. Но мои наставления помогут тебе, будь уверен и внимай все.
        - Моей благодарности нет границ, мой император…
        - О! - Вновь просыпается старик. - Ты знаешь, что подарил мне племянник?
        - Откуда мне знать, ваше императорское…
        - Дорис! - Подзывает одного из рыцарей старик. - Подарок принца Августа.
        - Понял, ваше величество! Будет исполнено, ваше величество!
        Перед нами возникает сцена. Нано - технологии, мать их… творят чудеса. Все наплывает и надвигается, создавая атмосферу театра, где лишь два зрителя: император и я.
        - Ты будешь поражен, - готовит меня к выступлению император, злорадно посмеиваясь. - Такого ты не узришь и не услышишь нигде. Вот она власть и выражение таланта правителя.
        Пока старик расхваливал себя в пьяном угаре, я наблюдал за сценой. На которую вскоре вышли двое. Мужчина с седой бородой напоминал простого крестьянина и даже серебристый камзол никак не придавал его морде блеска и шарма. Просто забитый простолюдин, ошарашенный от внимания властителя галактики. А вот женщина была хороша. В вечернем облегающем платье она выглядела утонченно, пусть и морщины на лице выдавали в ней уже женщину за сорок без вмешательства каких - либо технологий красоты. Глаза ее блестели, румяные, сильные щеки натягивали на себя профессиональную улыбку, она смотрела поверх наших голов, сделав руки по швам и сжав ладони в кулачки.
        В руках мужчины возник инструмент похожий на скрипку. Он тут же взял его на изготовку и сделался печальным, подняв прямые седоватые брови. А у женщины со все еще натянутой щеки скатилась слеза. Она выдохнула и начала петь до того, как заиграла музыка.
        Звуки вырвались из ее рта, их подхватила музыка. Через пару мгновений они проникли в мою душу и растворились восторгом и благоговением, отразились эхом тепла и горечи. Пение было таким сладким, что я позабыл обо всем, я прекратил дышать. Слушал и слушал… наслаждаясь мгновениями жизни во время магии звуков, прекрасней которых не мог вообразить ничто другое.
        Вскоре с моих глаз полились слезы, будто сами собой. И я вспомнил…
        Песня посвящается самому дорогому, что у меня есть. Есть сейчас, в данный момент. Оглянитесь все, посмотрите друг на друга и почувствуйте на миг, чтобы было, если бы не стало того, кто сейчас с вами рядом. Не стало бы на совсем, не стало бы бесповоротно, как сама смерть.
        Песня закончилась. А в душе моей она не прекращалась, продолжая терзать. Эту песню когда - то пела она… Моя любимая девочка Алена.
        Мурашки по коже. Ведь это… Это ее родители! Черты лица матери, кое - что от отца.
        - Они гости? - Осипшим голосом спросил я, не в силах удержать над собой контроль.
        - Гости, - рассмеялся император, шмыгая. - Дорис! Уводи, иначе я подарю им планету! Нельзя долго слушать этих певчих птиц, ибо затуманится разум, и продашь свою душу этим дьяволам. Сын, мой, ты расклеился слишком быстро. Вот тебе еще наставление: никогда не показывай слабостей своим подданным. Терпи и злись. Лучше иной раз…
        Я уже его не слышал. Погрузился в свои мысли. В свою боль и отчаяние. Они не свободны. Они остались рабами. И почему я этого не знал?! Принцесса умело скрыла это от меня… Получается, Алена не добилась того, чего так хотела. Это может означать лишь одно. И по прошествии времени, зная гнусный характер Филисии, я уже не могу сомневаться. Принцесса обманула ее.
        Внезапно я ощутил боль. Выплывающую, давящую изнутри. Она перемешалась с беспокойством и желанием сиюминутно бежать. Вскочить, бросив императора прямо сейчас. Чтобы искать и выяснять что же стало с ней… И почему…
        Почему она написала мне в той записке ложь? Что побудило ее лгать? Если о родителях соврала, значит и о чувствах ко мне тоже! Она любила, она любит!!
        Оставшийся вечер я сидел с императором, как на иголках, подливая и подливая ему с желанием поскорее напоить и уложить в покои. Но старик не унимался, продолжая нести свою чушь. А я выгорал вновь…

***
        Филисия появилась в моем дворце внезапно, как цунами нахлынувшая на хрупкий берег. Распугала всех моих подданных и служанок, ворвалась в ангар, где я возился с Алисой.
        Корабль мне нашли примерно три года назад. Сама принцесса выполнила мой каприз, подарив на один из праздников найденное корыто, что ходило долгое время по злачным рынкам галактики, и попало в итоге в частную добывающую контору.
        Нашли, когда ее уже собирались разбирать по деталям. Искусственный интеллект не пострадал, а остальное меня не интересовало. Теперь это уже был не тот корабль. Из старой оболочки я извлек процессор и переместил его на новейшую модель легкого скоростного аппарата, по надежности сравнимого с крейсером, а по скорости не уступавшего гвардейским перехватчиком. Оставалось довершить последние штрихи, которыми занимались лучшие техники империи под моим чутким руководством.
        - И куда ты собрался?! - Сварливая сука возникла буквально из неоткуда, не поленившись подлезть под стапеля, на которых стояла Алиса.
        - Интересно, а куда собралась ты? - Решил напасть и сам. - Что ты там строишь лучше расскажи, отец твой очень интересовался.
        Филисия тут же подавилась ядом, прокашлялась. Немного успокоилась и хищно так посмотрела.
        - Я строю Ковчег, - выдала торжественно. - Лайнер, что в сотни раз больше и сильнее любого нынешнего корабля империи. Я потратила на него очень и очень много ресурсов. Все то, что могло бы пойти на благо обороны вбухала туда.
        - Зачем тебе все это?! Ты у власти, защищай своих подданных. А бегство?! К чему оно приведет?!
        - Поздно, - сказала, как обрезала. - Мы с тобой улетим на корабле мечты, что сравним с целой планетой. Райским уголком, где нам не будет нужды. Двинемся в неисследованным галактикам на собственном корабле - планете, с выстроенным идеальным миром. С нами полетит огромная армада, которую мы возьмем для новых завоеваний и куча слуг. К черному Квазару эту прогнившую галактику, пусть Девы ее жрут! А мы отправимся к неизведанным просторам! Вместе!
        - Сотни лет в черном беззвездном пространстве?! - Взъелся я. - Уволь! Пока мы допилим до соседней галактики, состаримся и умрем.
        - Я все предусмотрела! Нас заморозят и введут в крио - сон. Поколения людей, сопровождающие нас будут меняться, а идеология и вера превратит нас в божества. Внуки, что встретят нас у подножья новых миров упадут ниц перед богами! Тобой и мной! Силой мысли мы сумеет убить любого, кто решится посягнуть на наше величие. Это будет вездесущая власть! Габриэль, ты можешь осознать, как велик мой замысел?!
        Она впилась в меня взглядом, заткнувшись. А я переводил дух. Мне плевать на ее замыслы, связанные со мной. Я не то что бы не люблю, я ненавижу ее. И бежать не намерен.
        - Не могу, и не хочу, - ответил ей, чего принцесса никак не могла ожидать.
        - Ты мой, - прошипела она, взяв за грудки. - Мой! Я тебя сделала. Слепила своими руками, тварь неблагодарная!
        - Ты себе игрушку хотела, - ответил я и оттолкнул. - Игрушка сломалась.
        Развернулся и двинулся к трапу.
        - Ты пожалеешь, - раздалась угроза.
        - Не в этот раз, - ответил, не оборачиваясь.
        - Хочешь стать императором подыхающей галактики?!
        Трап стал заезжать за мной, приглушая гневные крики на грани истерики. Принцесса поняла, что силой своей мысли больше не может меня остановить. Нано - имплантаты, что готовы были убить по ее сигналу, я выводил три последних года. А когда уселся в кресло пилота рубки своего корабля, понял, что все… нет больше зависимости от этой твари.
        Ее гвардейцы не преследовали меня. Я же принц, первый советник императора. Пусть бежит в другую галактику…

***
        Вагнера мне нашли за трое суток. Блондин казался сейчас таким беспомощным и жалким. Еще бы! Его из - под земли достали мои гвардейцы. Привезли прямиком на флагманский крейсер флота, что вверил мне в охрану сам император.
        Бывший наемник валялся с разбитой мордой прямо на посадочной площадке и просил пощады, не понимая, за что его отметили мои молодцы.
        Перед ним предстал я, до этого наблюдавший со стороны. Вагнер, тут же опустился на колени, приняв позу покорности.
        - Мой принц, - произнес он, выплевывая осколки зубов. - Чем обязан такой великой чести?
        - Обязан? - Усмехнулся я. - Ты мне ничем не обязан, наемник.
        - Как же, титулом и жизнью. Такой, такой роскошной. Я даже детей завел, троих. Дочечка старшая и два сынишки…
        На жалость Вагнер давил хорошо. Но я знал, чего хочу. И пойду по любым головам.
        - Где Миранда? Скажи, и жить будешь, как прежде. Начнешь юлить, и тебе конец. Прямо здесь и сейчас. Никакая принцесса не защитит.
        - Ты думаешь, она моей подружкой была? - Бросил Вагнер неожиданно злорадно.
        - После вашей встречи я ее не видел. Спроси свою принцессу, что она с ней сделала!
        Я ему не верил. И влепил по морде сапогом.
        - Меня и моих детей убьют, - простонал бывший наемник, захлебываясь кровью.
        - Не убьют! Защиту гарантирую! - Взбодрился я, предвкушая зацепку. - Я дам тебе свой корабль, кучу денег и новую личность, сможешь свалить куда угодно.
        - Прери, - промямлил едва разборчиво.
        - Что?! Повтори?! - Я взял за волосы, поднимая обессиленную голову. - Повтори, гнида.
        - Мой принц, он сказал Прери, - раздался осторожный голос одного из офицеров гвардии. - Я знаю, где это…

***
        Ее сослали в систему Прери.
        Тридцать суток я пилил туда на всех порах, оставив позади весь флот. Лишь Алиса не давала мне сойти с ума, выдавая свой старый пошло - шуточный репертуар. Я мог бы добраться до места и быстрее, через галактические порталы, но тогда принцесса узнала бы об этом и могла отдать приказ убить Алену. Так рисковать я не мог. По этой же причине не отпустил Вагнера, он летел со мной, связанный по рукам и ногам, десятки раз обделавшийся и полуобморочный, практически сошедший с ума. Ибо знавший истину - обманувший меня умрет самой мучительной смертью.
        Когда система предстала на обзорном дисплее, меня затрясло. Волнение и тревога переполняли. Одна единенная кислородная планета в системе с бушующими ураганами была той еще каторгой. Мне не нужно было искать иголку в стоге сена. На планете была одна единственная колония, огражденная куполом от стихий.
        Когда я достиг орбиты, в системе отозвался сигналами и мой верный флот. Он то и оповестил глав колонии, что к ним пожаловал галактический принц, заглушив при этом всю систему напрочь. Что бы местные, не дай Черная дыра, не оповестили врагов моих. Еще на подлете я представил, как суетится правление колонии. По данным империи тут было не более тысячи человек, все подданные, все мои…
        С трапа меня уже встречали, приветствуя на коленях и трепеща. Зона колонии казалась вполне благоприятной для жизни. Над головой голубое небо, вокруг леса и водоемы. Даже и не скажешь, что за силовым куполом радиусом километров в десять, бушует шторм.
        Хотя меня это волновало лишь по части, как она тут живет. И на этом все с колонией, я заберу ее отсюда сегодня же!!
        - Мне нужна Миранда! - Первое, что я произнес. - Вы слышите?! Миранда!
        Мне они показались умственно отсталыми. Десяток членов плавления в парадных комбезах выглядели рассеянными и напуганными. В их глазах вскоре воцарился ужас, когда они поняли, что принц в гневе.
        - Вы слышите меня?! - Навис я над главными. - Миранда, Алена, может она назвалась иначе?! Семь с половиной лет назад к вам сослали девушку!
        Я наскоро описал ее, продолжая пребывать на грани срыва. Я мог в любой момент прикончить все это тупое стадо! Которое не могло проблеять мне что - то внятное. Но тут случилось чудо.
        - Мой принц я знала одну Миранду, - раздался голос старой женщины, что подоспела последней.
        В груди моей похолодело.
        - Что значит знала?!
        Я двинулся к старой бабке с намерением придушить. Она выставила руки вперед и жалобно застонала:
        - Смилуйтесь, ваше величество, была сосланная женщина…
        - Что значит была?!
        - Она умерла, ваше величество, - ответила та дрожащим голосом.
        - Как умерла?!!
        Так и обвалилось все внутри. Что - то черное и злое накрыло меня, я стиснул зубы, чтобы не вырвался протяжный крик. Мгновение перетерпел… нет! Не может быть!
        Она говорит о другой! Не о моей Миранде’!
        - Я хочу увидеть ее, - вырвалось у меня сквозь зубы.
        - Вы… вы же принц Габриэль? - Ворвался в мое сознание голос старухи.
        - Да.
        - Она знала, что вы найдете ее, - расслышал голос.
        - Что это значит?! - Я двинулся на старуху, как на самого злейшего врага.
        - Пойдемте со мной, прошу вас.
        Женщина стала вдруг сильнее. Поднялась и двинулась стремительно по дорожке. Правление колонии тем временем, похоже, обделалось по полной. Но мне было плевать, мой мир сузился до задницы старухи, что ковыляла, зазывая за собой.
        А я не верил. Думал, что все это злая шутка. И она встретит меня, мы обнимаемся, и я увезу ее отсюда…
        Дорожка пошла на пригорок, к скале. У пещеры с водопадом отдельный домик, напоминающий больше бункер. Но вполне пригодный для жизни, судя по обилию окон и зеленых посадок вокруг. Неужели в этом доме и жила все это время Миранда?!
        Женщина пропала из моего поля зрения. Я встал на крыльце, созерцая обстановку вокруг. Дом мне казался каморкой, чем - то грязным и черным. А все вокруг почему
        - то родным. Мысль о том, что Миранды не стало, начала накрывать. От здравомыслия до безумия шаг…
        Казалось, что ее дух витает где - то рядом. Будто им пропитано это место. Неожиданно ноги подкосились. Бессилие заставило опуститься на хлипкую лавочку.
        Морщинистые руки вручили мне записку. С бешено бьющимся сердцем и накатывающим комом в горле я развернул ветхий листочек.
        И захлебнулся в написанных строках.
        «Я хочу, чтобы ты знал. Мое имя Алена, так назвали родители. А кличку Миранда я получила в школе гвардии. Больше не смей злиться на меня из - за этого.
        Знаешь, Ринни, любить человека - это значит любить его образ, его состояние. Каким бы он ни был. Обезображенным, злым, обиженным. Каким бы ни стал и как бы не изменился. Как бы низко не пал. В каком бы состоянии души не прибывал. Даже если он не разговаривает с тобой, даже если он не думает о тебе, даже если он предал тебя, даже если он… уже умер, он будет жить в твоем сердце, а может и в том, кто является напоминанием лучшего, что было.
        У нас есть дочь, Ринни. Я прошу, я умоляю. Оберегай ее, как оберегал меня. Люби ее, как любил меня. А я буду смотреть на тебя ее глазами и глазами вселенной, терпеливо ожидая встречи наших душ.
        Ее зовут Джули. Это имя никогда не нравилось мне, но это имя, что знакомо нам обоим. Знай, рыцарь Габриэль Риннидейл, у тебя необычный ребенок. Ты все поймешь со временем.
        Раз ты читаешь это письмо, все уже свершилось. Нет смысла скрывать, ведь ты сам многое понял. Принцесса отравила меня, наградив медленной и неминуемой смертью. Но сжалилась, позволив родить в ссылке. Я знала, что умру, когда передавала тебе ту лживую записку… Мне больно, когда вспоминаю, как ты смотрел на меня. И грустно от того, что вскоре меня не станет, ведь я больше не увижу тебя.
        Знай, я люблю тебя. И очень виновата перед тобой. Прости, мой хороший и смелый мужчина, что обманула, что предала. Дело было не в родителях, я хотела защитить нашего ребенка. Всеми возможными способами, стараясь ввести тебя, всех и каждого в заблуждение, лишь бы отвести любые подозрения от истинных мотивов.
        Возможно, тебе сложно поверить, но я узнала о ребенке еще на Элане, как и о тех стервятниках, что были у нас на хвосте после отбытия с планеты. Я боялась за нашу судьбу, и приняла единственно верное решение, как искренне чувствовала тогда. Ведь знала, что принцесса не причинит тебе зла, а меня помилует за якобы верность. Тогда я и предположить не могла, что мне уготовано это…
        Надеюсь, теперь ты понимаеи/ь меня, когда тысячи раз проклял, когда тысячи раз простил. Я тоже простила тебя. Простила за то, что ты такой есть.
        И еще. Космос не вокруг нас, Ринни. Космос появился во мне, когда получила его частицу от тебя. Теперь это наша Джули. Наша доченька наш с тобою космос. Просто приглядись, и ты все поймешь.
        Жаль, как жаль, что не увижу тебя. Прощай, ты всегда в моем сердце».
        Я посмотрел вдаль, оторвавшись от письма. Именно сейчас я переживал смерть своей девушки. Той, которую никогда не прекращал любить… А еще я отчаянно и бессильно злился на то, что Филисия переиграла меня. Чертова тварь.
        Мне казалось, что я умираю. Я рыдал, я уничтожал себя, я молил, что бы это был сон. Я прокручивал в голове все, что было между нами и проклинал себя за то, что столько лет наслаждался жизнью, пока она тихо умирала здесь. Если бы я мог… если бы только знал… Я бы спас ее. Пустое.
        Ты все просрал, Ринни. Ты ее убил.
        Не знаю сколько времени просидел молча, но когда солнце стало заходить за горизонт, женщина обозначила свое присутствие.
        - Вы хотите увидеть ее? - Раздалось трепетное.
        - Кого?!
        - Дочь, - отвела женщина. - Ее дочь играет в саду. Это все, что оставила нам с вами Алена. Поймите, я очень привязана к ней. И дала обещание, что буду заботиться о Джули, как о собственном ребенке. Именно по этой причине я не сообщила о ней властям.
        Дочь. Меня, как током шибануло. У меня есть дочь?! Нет… я понял это из записки. Но… не осознал. Пока не увидел.
        Она играла на газончике, сидящая на зеленой травке ко мне спиной. Ставила какие
        - то сценки на самодельных куклах. Ей было плевать, что за человек пришел. Она была увлечена своими детскими играми. А мое сердце тем временем разрывалось…
        - Джули? - Окликнула ее женщина. - К тебе пришли! Покажи свое почтение, ведь этот дядя целый принц!
        Этот дядя твой отец.
        Девочка обернулась. А в груди моей ахнуло. Я, как по течению реки, пошел навстречу, будто мира вокруг уже не существовало, и сам себе не принадлежал. Руки потянулись к ней, а тело опустилось ниже. Дочка взглянула на меня глазами Аленки и поглотила их миром без остатка.
        Обнял ее, чувствуя нежные волосики, чувствуя бьющееся сердце. И беззвучно зарыдал. Может от счастья, может от горечи потери. Без барьеров и сдержанности, вопреки наставлениям всяких там императоров… словно я один в этом мире и имею моральное право делать все, что захочу.
        Нет. Больше не один.
        Джули была вылитая мать, напоминала ее каждой деталью своего детского личика. Девочка оказалась неразговорчивой. Она поддалась объятиям, но вскоре отпряла, не понимая, почему же этот дядя плачет. Пожав плечами, самый прекрасный ребенок на свете побежал по своим делам. Минуя игрушки, она двинулась куда - то к краю участка. Остановилась у заборчика, уселась деловито и занялась своими делами. Я бы смотрел на нее вечность.
        Девочка чертила руками что - то в воздухе, будто рисовала картину. Манипулировала ими, словно была дирижером оркестра. Так увлеченно, так завораживающе.
        - Она так иногда играет, просто тыкает по воздуху, мы привыкли, - участливо прокомментировала женщина, думая, что я удивлен.
        Я хмыкнул в ответ, ощущая нечто большее.
        Если присмотреться, можно увидеть то, что когда - то было в моей голове так ясно. А если прислушаться… можно услышать ту необычную мелодию, что манила нас в чреве Владыки.
        Не чувствуя собственных ног, я словно поплыл по воздуху к своей дочери. Миг сомнений, и сознание окунулось в невидимый поток света и безграничных знаний.
        Я все окончательно понял.
        У нас необычный ребенок, написала мне Аленка.
        Мы зачали ее в чреве Владыки. С самого ее рождения ОНИ любят Джули, как собственное дитя, познав любовь человеческую. Познав ее через нас с тобой, Аленка… А еще ОНИ признали нашу дочь своей королевой, которая пока еще не осознала своего предназначения. Это единственная причина по которой галактика продолжает жить. Какая ирония. Джули еще не решила, куда Девам двинуться дальше.
        Филисия победила? Я так больше не считаю. Да и черт бы с ней. У меня есть прекрасная дочь и смысл продолжать жить, а не существовать. У меня есть живая память о той женщине, которую никогда не переставал любить.
        Конец истории.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к