Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Андрианова Анастасия: " Малиновый Рассвет " - читать онлайн

Сохранить .
Малиновый рассвет Анастасия Андрианова
        Деревня Красилово манит Гордея - много лет назад там погибла его девушка Нина, и следствию тогда так и не удалось понять, было это убийство или несчастный случай. Местные говорят разное: о жестоком мучителе и о страшном звере, но ни одна из догадок не объясняет случившегося. Гордей возвращается в места своей юности, чтобы навестить могилу Нины, но тени и беды, кажется, приезжают туда вместе с ним.
        Анастасия Андрианова
        Малиновый рассвет
        1.
        Жёлто-белый автобус с ржавыми подтёками на кузове мучительно медленно сбавил скорость и затормозил у столба-остановки.
        Двери автобуса заскрипели так, словно движение давалось им ценой невероятной боли. Гордей подождал, когда автобус окончательно остановится, закряхтит и чуть откатится назад, поправил удобнее лямки рюкзака и вышел, спрыгнув с последней ступеньки. Спрыгнул и замер: что-то шевельнулось внутри, будто спало и только сейчас начало просыпаться. Неужели места так подействовали?
        - Пройти-то дашь? - Сзади Гордея из автобуса вышла пожилая женщина и бесцеремонно толкнулась в бок.
        Гордей извинился и подвинулся, освобождая путь.
        Двери снова заскрипели, закрываясь, и автобус покатил дальше, уже почти пустой. Женщина бодрым шагом двинулась по боковой дороге, поднимающейся по пологому лесистому склону в деревню, а Гордей замешкался. Он вдруг засомневался: стоило ли?.. Но не поворачивать же назад. На столбе виднелась металлическая табличка, единственная примета остановки. Краска почти стёрлась, но всё же виднелись трафаретные буквы: КРА…И…ВО. Время прибытия следующего автобуса не было видно, но судя по количеству рейсов, ждать пришлось бы до вечера.
        - Красилово, - кисло ухмыльнулся Гордей. - Ну привет. Давно не виделись.
        Женщина уже скрылась из виду, и Гордей остался на остановке совсем один. Он немного приободрился. Одиночество внушило ему зыбкое ощущение правильности происходящего.
        Он снова подтянул рюкзак, скорее для уверенности, чем для удобства: вещей там было немного, смена белья, запасная футболка, перочинный ножик, фонарь да кошелёк с деньгами.
        Дорога в деревню шла в горку, сворачивая с трассы через светлый сосновый лес. Пахло смолисто, радостно, горлопанили птицы в ветвях, но Гордею с каждым шагом делалось тяжелее. Сначала он бодрился, списывал всё на крутой подъём: привык в своём городе, в девятиэтажке, на лифте кататься, а на работу на метро ездить, вот в груди и щемит. Но чем ближе виднелись Красиловские крыши первых домов, тем яснее становилось: нет, всё не просто так.
        Красилово изменилось за десять лет, но всё же меньше, чем ожидал Гордей. Появились новые дачи, некоторые даже в два этажа, богатые. Открылся ларёк с сигаретами, жвачками и конфетами - это-то помимо основного магазина, который всегда был на центральной улице и куда ходили даже из соседних деревень, что поменьше. Выросли липы, где Гордей раньше часто сидел с Ниной, а качели с ветки сняли, будто они помешали кому-то.
        Идти по улицам было странно. Гордею часто снились частоколы штакетника с кустами сирени за ними, дорога к пруду, с двух сторон поросшая жирной крапивой, стаи гусей и козы на привязи у бараков, запах навоза и петушиные хрипатые крики. Во сне всё почему-то казалось более настоящим, чем сейчас, наяву. Всё вроде бы осталось старым, а вроде бы изменилось до неузнаваемости, и Гордей сомневался, сворачивать ему налево или направо, чтобы дойти до дома Анны Петровны.
        - Дела, - пробормотал Гордей и растерянно улыбнулся женщине, с подозрением рассматривающей его через забор.
        Ноги сами вынесли на слишком знакомую улицу. Отцветал жасмин перед калиткой, срубили старую грушу, которая в последние годы почти не давала плодов, только бросала тень на половину участка. Гордей остановился. Дом перекрасили - раньше был облезлый, а теперь сиял свежей зеленью. Наличники сняли, заменили простыми крашеными дощечками. Немного постояв, Гордей вдохнул и вошёл: калитка открывалась так же, как много лет назад, надо было просто просунуть пальцы сквозь щель между ней и первым столбом забора и поддеть задвижку, сплетённую из двух толстых проволочек, белой и голубой.
        Калитка надсадно скрипнула, будто хотела всей улице сказать: пришёл чужой! Гордей воровато огляделся, мелькнула мысль, что его и не звал никто, и не ждёт, и не обрадуется, но он разозлился на себя. Пускай не ждут, главное, что ему самому нужно тут побывать.
        Первые метры по дорожке он прошёл несмело, даже чуть втянув голову в плечи, зато, поравнявшись со старой яблоней, так сильно изогнувшейся стволом, что на нём можно было сидеть взрослому человеку, распрямил плечи, почувствовав себя чуть легче.
        - Анн Петровна? - позвал Гордей. Он знал, что сейчас завернёт за угол дома, подойдёт к веранде, где всегда пили чай, и его увидят - такое появление можно было бы назвать невежливым. Надо сперва дать знать, что ты пришёл.
        - Кто там? - быстро ответил знакомый голос. В груди неприятно заскребло: поздно отступать. - Гордейка!
        Из-за кустов показалась седая голова. Гордей скованно улыбнулся и махнул рукой.
        - Я, Анн Петровна! Пустите?
        Женщина кинулась к нему, прихрамывая и держа подальше от себя тяпку, испачканную в земле.
        - Ох, пущу, Гордейка, пущу! Куда ж денусь.
        Они не обнялись: Анна Петровна говорила, что грязная, не хочет Гордея измазать, а Гордей и не рвался в объятия. Посмотрели друг на друга цепко, подмечая каждую деталь, изменившуюся за десять лет.
        На веранде всё осталось прежним даже скатерть лежала та же - с фруктами, истёртая в тех местах, где чаще всего садились и клали локти. Анна Петровна грохнула на стол две дымящиеся чашки и вазочку с сушками. Одну сушку кинула под буфет.
        - Кикимору покормить? - догадался Гордей.
        Анна Петровна кивнула. В Красилово до сих пор помнили какие-то странные байки: кто в домовых верил, кто кикимор ручных кормил, кто берёг бабкины тетрадки с «наговорами».
        - Как-то сам в Москве своей? Женился, поди? Детей народил? Нинку не вспоминаешь?
        Начала вот так, с наскока. Застыдить решила. Гордей разломал сушку в кулаке и макнул кусочек в чай, горячий, но жидкий, светло-коричневый.
        - Не женился. Нинку вспоминаю.
        - Потому и не женишься?
        Гордей промолчал. Любой его ответ не порадовал бы старуху. Не говорить же, что все его женщины уходили на второй-третий месяц совместной жизни. Не выдерживали, что он часто просыпался ночами из-за смутной тревоги, вдруг обжигающей грудь. «Бешеный», говорили.
        - Ну ладно. Не хочешь говорить, молчи. Ты надолго к нам?
        - На пару дней.
        - На кладбище-то пойдёшь?
        - Пойду.
        Чай пили молча, изредка прихлюпывая горячим. Муха назойливо билась в стекло, эти звуки противно резали по ушам. Гордей поглядывал по сторонам, удивляясь, как ничего не могло поменяться за десять лет: тот же шкаф, куда раньше (да и сейчас, наверняка) клали печенье; на полу - линолеум, подгрызенный мышами на стыках, натюрморт с вазой на стене… Словно в машину времени попал, только не удастся встретить одного человека, самого главного.
        Залпом допив чай, Гордей поставил чашку на стол. Сидеть тут было тяжело, но ещё тяжелее - понимать, что вот-вот придётся попроситься остаться на день-другой.
        - Я… Это… - Гордей замялся. - Останусь у вас?
        Рука Анны Петровны дёрнулась, будто хотела схватить со стола что-то несуществующее, но потом женщина просто пожала плечами.
        - Что же, оставайся.
        2.
        Часы тикали так громко, что трудно было уснуть. Гордей ворочался в кровати со скрипучим сетчатым дном под матрасом, глядя то в мутное окно, то на потолок с деревянными балками. Изредка за стенкой всхрапывал муж Анны Петровны - толстый, с моржовыми усами дед Валерий.
        Дом словно застыл во времени, даже не было газет, которые напомнили бы, какой сейчас год. Всё осталось точно таким же, каким было десять лет назад - до пугающих мелочей вроде дохлой мухи на раковине или пятна на обоях.
        Казалось, вот-вот скрипнет дверь и влетит Нина - свежая, смеющаяся, с венком на голове. Наденет свой венок на Гордея и начнёт щебетать всякую неважную ерунду…
        Не начнёт.
        Нины нет десять лет. Вернее, зимой будет десять, но тоска стала такой острой, что Гордей не смог больше ждать.
        Перед глазами всплыла непрошеная картина: капли крови на снегу.
        Гордей рывком сел на кровати. Трескучее тиканье часов вгрызалось в голову, будто хотело проесть дыру в черепе.
        Он встал и, не включая свет, прошёл в кухню - конечно, кухней это помещение можно было назвать с натяжкой, так, раковина, плита да пара вёдер с родниковой водой. Зачерпнув кружкой из ведра, Гордей плеснул себе в лицо, а остальное выпил. Осторожно, стараясь не скрипеть половицами, прокрался на веранду.
        Тускло светила луна, и ровные грядки Анны Петровны некстати напоминали могилы. Над островерхим сараем бесшумно пролетела тень - то ли мелкая сова, то ли летучая мышь.
        - Какого хрена припёрся? - буркнул Гордей себе под нос.
        Сон не шёл. Отперев задвижку, Гордей вышел наружу. Ночь стояла туманная, росистая, по-весеннему прохладная. Над участками с картошкой, за кривым частоколом, курился туман. Тоненькие всходы укропа на грядках клонились к земле, набрякшие от росы.
        Гордей ступил на влажную дорожку. Едва голые стопы соприкоснулись с камешками и песком, всё тело тут же прошило странным чувством, будто кольнуло иголками в самое нутро. То же самое он ощутил, сойдя с автобуса. В соседнем доме горел свет - бабку Тоню называли ведьмой десять лет назад, вряд ли сейчас о ней стали судачить иначе. Что делала? Слушала радио или колдовала себе потихоньку? Гордею показалось, что колыхнулся ситец занавесок. Подсматривала за ним?
        Обойдя дом кругом, Гордей вернулся на крыльцо. Надышался свежим, землистым и цветочным, замёрз немного, пора и обратно, попытаться уснуть. Завтра на кладбище, надо выспаться.
        ***
        Наутро Гордей вышел из калитки и тут же столкнулся с бабкой Тоней - сидела на скамейке у забора и смотрела прямо перед собой.
        - Доброе утро, - буркнул Гордей. Тоню ему совсем не хотелось встречать, а ещё меньше хотелось с ней разговаривать.
        - Уже не доброе, - ответила старуха. - Как ты приехал, так всё недобрым стало.
        Гордей передёрнул плечами: между лопаток побежали мурашки. Не отвечая ничего, он пошёл по дороге к концу улицы.
        - Если приехал, значит, совесть проснулась? Так извинись! - крикнула бабка Тоня ему в спину. Гордей только прибавил шаг.
        Солнце светило вовсю, небо сверкало пронзительной синью - Гордей никак не мог решить, лучше ему от этого или нет. Ещё и бабка эта… всё настроение сбила. Ему бы настроиться, Нину вспомнить как следует, но от жаркого солнца пот выступает на шее, а после Тониных слов ум за разум заходит - ещё и попробуй догадайся, что она имела в виду.
        Обогнув последнюю Красиловскую улицу, Гордей вышел к полю - впереди на холме темнел сосновый лесок - побывав там однажды, Гордей часто видел то кладбище во снах.
        На поле жара становилась совсем настырной. Гордей жалел, что не взял с собой воды. Над полем кружили какие-то хищные птицы, иногда протяжно вскрикивая.
        - С до-ороги! - окрикнул девичий голос.
        Гордей от неожиданности отскочил в сторону. По дороге на велосипеде катила рыжеволосая девушка. Велосипед явно был для неё великоват, руль в руках вилял на неровной дороге. Пытаясь объехать Гордея, девушка запетляла и упала на землю, но поднялась, не успел Гордей подать руку.
        - Не ушиблись?
        Девушка звонко рассмеялась и стала убирать волосы, налипшие на вспотевшее лицо.
        - Да что вы. Тут кукуруза растет, падать мягко. Извините, чуть на вас не наехала.
        Она сощурилась, пристально разглядывая Гордея.
        - Не видела вас раньше. Недавно приехали?
        - А вы всех красиловцев в лицо знаете?
        Девушка хмыкнула.
        - Помогаю бабушке в магазине. Всех знаю, конечно.
        - Ну, тогда и правда от вашего взгляда никто не скроется. Я вчера приехал. Сегодня-завтра уезжаю.
        - Интересно. Туристов у нас не бывает. Навестить кого-то приехали?
        Гордей промолчал и повёл подбородком в сторону кладбища. Девушка ахнула.
        - Извините-извините! Я ужасно бестактная.
        - Всё в порядке. Меня Гордей зовут.
        - Света. Вы из Москвы?
        - Ага.
        Света забавно поджала губы, будто сдерживая завистливую улыбку.
        - Я тоже там живу! Когда каникул нет. Хорошо там.
        Гордей пожал плечами.
        - Обычно.
        Девушка докатила велосипед до обочины и уложила на бок; заднее колесо продолжило вращаться.
        - Пить хочется. Будете?
        Гордей снова пожал плечами.
        - Да можно.
        Она обращалась к нему на «вы» - это казалось таким неловким и неуместным, что в горле Гордея заворочался смешок. В руку ему ткнулся прохладный бок термоса. Гордей сделал глоток: в термосе оказался холодный сладкий чай с лимоном. Вернув термос девушке, произнёс:
        - Не такой уж я и старый.
        - А?
        - Давай на «ты».
        Света сморщила веснушчатый нос и ответила со смешинками, звенящими в голосе:
        - А бабушка говорит, что по этикету к любому человеку старше двенадцати лет нужно обращаться на «вы». Ты явно старше двенадцати лет. Но ни в коем случае не старый.
        Гордей рассмеялся, представив, как Света в магазине говорит «вы» местной шпане. И вряд ли они отвечают ей «по этикету».
        - Ну спасибо. Ты на кладбище?
        Света смутилась и сделала вид, что усердно чешет лицо.
        - Да не-ет. Катаюсь просто. Тут поле красивое.
        Гордей кивнул, не зная, что ещё добавить и продолжать ли разговор.
        Птицы оглушительно трещали в кустах, тараторили на разные голоса, как радио с помехами. Гордей повернул голову в сторону кладбищенского холма, поросшего лесом. При дневном свете роща казалась чем-то вроде городского парка, отсюда не было видно надгробий, и Гордей усомнился в своём намерении. Стоило ли приезжать в Красилово? Что он надеялся тут отыскать? Нину не вернуть, не встретиться с ней, так для чего это всё? Для успокоения своей совести?
        Снег. Белый снег. Ветки алые, все в крови.
        Гордей зажмурился, сжал щепотью переносицу и резко открыл глаза. Света тормошила его за локоть.
        - …тепловой удар? Дать ещё попить?
        Гордей отмахнулся и поднялся на ноги.
        - Спасибо. Я это… пойду. Было приятно познакомиться.
        Он протянул Свете руку для пожатия, но она истолковала это по-своему: оперлась и помогла себе встать. Оправила платье и улыбнулась.
        - Да я уж провожу. Делать нечего, а ты может про что-то интересное ещё расскажешь.
        Когда-то на месте кладбища была старинная усадьба. Так и остались кое-где развалины ограды, вросли в землю, покрылись мхом и щерились позеленевшими кирпичами. У входа на кладбище сохранились столбы, на которых когда-то держались ворота: высокие, кирпичные, с кованой горбатой аркой наверху. Предприимчивые местные подвесили к арке керосинку, но Гордей так и не понял, зачем. Кто пойдёт сюда затемно? Он поднял голову, разглядывая лампу, как снова:
        Снег с каплями крови. Борозды на льду, будто от чьих-то когтей.
        - Говорят, что несколько лет назад местную девушку какой-то зверь убил. Ты слышал такое? - спросила Света со сладким ужасом, ёжась худыми плечами.
        До Гордея не сразу дошёл смысл сказанного. А когда дошёл, злость вспенилась в нём, как газировка в бутылке, которую сильно растрясли. Девчонка говорила так, будто ждала, что он расскажет ей страшную сказку: щекочущую нервы, но не более, забавную выдумку, от которой волосы встанут дыбом, но сны станут только крепче.
        - Слышал, - сухо ответил Гордей. - Но в зверя не верю. Произошло несчастье, и ничего загадочного в этом нет.
        Он пошёл быстрым шагом, оставляя Свету с велосипедом позади. На поле перед кладбищем ещё пронзительней раскричались канюки.
        Могила Нины выглядела ухоженнее многих. Только опустившись перед ней на корточки, Гордей со стыдом понял, что ничего с собой не принёс: ни цветов, ни гостинцев… Пошарив в карманах, нащупал ириску, мягкую по краям от тепла тела, и неуклюже положил у памятника.
        - Ну прости, что так.
        Он провёл ладонью по лицу, чувствуя себя невероятно глупо. Да разве здесь Нина? Разве под этим надгробием? Разве может она, такая живая, звонкоголосая, лежать тут, в земле, под слоем опавшей сосновой хвои? В каком-то лесу за тридцать километров от города? Среди мёртвых стариков и могил военных лет. Немыслимо, нелепо и глупо…
        Конфета легла на хвою жёлто-красным прямоугольником, и Гордей тут же пожалел, что положил её - выглядело как насмешка. Потянул за бумажный хвостик и убрал ириску обратно в карман. Стало только хуже.
        - Это она? К ней ты приехал?
        Света подкатила велосипед и остановилась позади Гордея.
        - Ой, да это же…
        «Та девушка, которую убил зверь».
        Света замолчала на полуслове, едва заметив, какой взгляд на неё поднимает Гордей - тяжёлый и мрачный, полный боли и ярости. Но и без того было ясно, что она собиралась сказать.
        - Прости, - пискнула Света.
        Гордей молча поднялся и отряхнул колени от сосновых иголок. Нина улыбалась с фотографии - щёки с ямочками, тёмная чёлка и волна блестящих волос на плече. Такая же, как в их последнюю встречу…
        Ничего не говоря, Гордей спешно зашагал обратно, к арке с лампой. Он слышал, как заскрипел сзади руль разворачиваемого велосипеда. В груди стало жарко от злости - прицепилась чужая девчонка, испортила момент, которого Гордей так ждал и боялся долгие годы! Лежал в своей кровати, смотрел в облупившийся потолок и представлял, как выглядит могила Нины и… как выглядит она сама. Там, под землёй, в гробу, источенная червями и временем.
        Света ещё что-то причитала ему вслед, но Гордею теперь хотелось только скорее убраться от этого душного смолистого запаха сосен и от зноя, словно насмехающихся над ним и Ниной.
        3.
        Гордей вернулся в дом Анны Петровны с твёрдым желанием собраться и уехать обратно на первом же автобусе. Благо, вещей с собой почти не взял и собрался быстро, со злым энтузиазмом напихав всё в рюкзак.
        Дед Валерий подсказал, что вечерний автобус приедет в восемь и удивился, что Гордей уезжает так скоро. Гордею, впрочем, показалось, что удивление было напускным, а за ним пряталась радость, что чужой человек не задержится надолго. Что говорить, присутствие друга их давно погибшей дочери наверняка бередило раны и звучало непрошеным, неприятным приветом из прошлого.
        До вечера оставалось время, и Гордей прилёг на западной веранде, чтобы в автобусе не заснуть от ночного недосыпа и не проехать свою остановку. Это оказалось спорным решением: «часок» превратился в три, и Гордей открыл глаза только в половину восьмого. Чертыхаясь, кое-как оправил помятую одежду, схватил рюкзак и выбежал со двора.
        Он бежал вниз по спуску, когда понял: жёлто-белый автобусный зад уже торчит у столба и вот-вот двинется дальше. Гордей закричал, размахивая руками, кинулся со всех ног и позорно упал, обдирая штаны и ладони о дорожный гравий.
        - Осторо-ожно! Ой, это ты!
        Тренькнул звонок велосипеда, и сбоку остановилась Света. Положив велосипед, протянула Гордею тонкую ручку, предлагая опереться. Гордей с досадой посмотрел на удаляющийся автобус и поднялся сам, фыркнув под нос. Помощница нашлась…
        - Ты куда так бежал? - спросила Света, ничуть не смутившись, что на её протянутую руку не обратили никакого внимания.
        - Догадайся.
        Света быстро обернулась, встряхнув косами, и закусила губу.
        - Опоздал? Ну ничего, с утра поедешь. - Её глаза вдруг засияли алчным блеском. - Раз остался, может, поболтаем? Я вот, в школе взяла задание… Пишу большую серию сочинений про байки разные. Потом их обещали опубликовать в школьной газете и подать на районный конкурс.
        Гордей подавил вздох, чуя неладное.
        - Вечереет. Давай ты домой поедешь, я тебя провожу. Может, и поболтаем.
        Света просияла и браво развернула велосипед рулём вперёд, в сторону Красилова, но садиться не стала, покатила рядом.
        - Я вот уже про домовых и кикимор расспросила. Так чудно: в сказках же кикиморы на болотах живут, а тут люди верят, что это домашняя нечисть, ну что-то вроде кошки. Только они более скрытные, а домовые дружелюбнее, хотя тоже не любят людям на глаза показываться. Ты слышал что-то про них?
        - А как же. Дремучий народ, прогресс до деревень медленно доходит. Ещё долго будут во всякое мракобесие верить, и не только здесь.
        - Ага, точно-точно. Но так интересно всё это, страсть! - Света покосилась на Гордея, будто изучала по его лицу, можно спросить что-то посмелее или не стоит.
        - Да ничего особого. Наука интереснее. Почитай лучше настоящие исследования, а все эти россказни оставь для Красисловских бабок.
        Света вспыхнула.
        - Да как же! Фольклористика, между прочим, тоже наука. Изучение народа, его верований… Почти как история, только сказочнее. Вот ты, наверное, тоже мог бы что-то интересное рассказать. Про девушку ту…
        Гордея укололо злобой, но он понимал, что срываться на глупую девчонку не стоит. Он вздохнул и остановился, повернувшись к Свете лицом.
        - Послушай, я уже говорил. Там не было никакого зверя и не могло быть. Произошло убийство. Жестокое и несправедливое. Убили мою невесту, а того, кто это сделал, так и не поймали. Газеты потрубили, по радио шли обсуждения, даже телевидение приезжало, но на этом всё. Люди посудачили месяц, потом им надоело. А Нину не вернуть. Если старики верят в домовых, это одно, а растерзанная девушка…
        - Я читала эти статьи. У бабушки много газет лежит в сенях, связанные тюками и пожелтевшие. Там и фотографии были! Что за убийца такой? Настоящий маньяк. Почти как тот псих, который в лесополосах женщин убивает, ну ты слышал, наверное. И этот случай с Ниной произошёл у нас, в тихом Красилове! Если бы человек так хладнокровно убил другого человека, то вряд ли ограничился бы одним убийством. Так что это не несчастный случай.
        - Так ты определись: ты хочешь написать сочинение про домовых или расследовать убийство десятилетней давности?
        - Хочу узнать что-то из первых уст, - не сдавалась Света. - Там были следы когтей! Какой человек так сможет?
        - Ты можешь считать, что Нину загрызли бродячие собаки. Мне неприятен этот разговор.
        Гордей повернулся и зашагал быстрее, но и Света прибавила шаг.
        - Собаки? Значит, ты уже подтверждаешь, что это был не человек?
        Перед глазами у Гордея темнело импульсами, в черноте выступали картины, которые он предпочитал бы забыть. Он остановился, прижав ладони к векам, и задышал часто и глубоко.
        - Эй-эй-эй! Прости, пожалуйста! Мне больше не у кого спросить, местные запрещают говорить про тот случай, но все как один верят в версию со зверем. Ты не обижаешься?
        - Н-нет, - процедил Гордей сквозь зубы, но внутри клубилось и ворочалось что-то чёрное, готовое вот-вот рвануть.
        - Хорошо, - обрадовалась Света. - Пойдём дальше? Попить дать?
        ***
        Выстиранные занавески слегка колыхались: из оконных щелей сильно дуло. Сон не шёл. Вернее… Гордей то проваливался в какое-то жидкое болото, полное копошащихся червей, то выныривал из него, покрываясь холодным потом и хватая ртом воздух.
        Наваждение прошло только с рассветом - разбавленные малиновые лучи заглянули в комнату, и Гордей словно по-настоящему проснулся. Свесил ноги со скрипучей постели и наступил на что-то мокрое, липкое… Склонился и увидел, что пол заляпан грязью. Гордей склонился, потёр пальцем грязь и нахмурился. Кто наследил? Анна Петровна точно его убьёт и прикажет выметаться скорее. Может, это было бы и к лучшему, но оставлять после себя заляпанный пол (пусть и не по своей вине) Гордею было бы совестно.
        Он наспех натянул штаны и, стараясь не шуметь, вышел на улицу. Птицы шумели, но не заливались трелями, а перекрикивались пронзительно и резко где-то на старой яблоне.
        Гордей набрал воды в ведро и спиной почувствовал на себе чей-то тяжёлый взгляд. Ему стало неуютно, между лопаток пробежали мерзкие колючие мурашки. Гордей обернулся и заметил хмурое лицо бабы Тони за колыхающейся занавеской прежде, чем соседка успела скрыться.
        Вернувшись в комнату, Гордей обмакнул в ведро тряпку, прихваченную по пути на веранде, и склонился над пятнами грязи. Что-то теперь в их облике насторожило его ещё сильнее. Гордей занёс мокрую тряпку, размазал воду по грязи и замедлился. От грязи железисто пахло… кровью. Разводы растеклись по полу и теперь правда выглядели не буро-грязными, а красно-ржавыми. Разве что кошка притащила мышь ночью? Но вроде бы никаких кошек тут не жило. И Гордей бы услышал, спал ведь не так чтобы крепко. Но и от мыши не было бы столько крови, если уж честно…
        Гордей убрал пятна так быстро, как только смог. Ему бы не хотелось, чтобы хозяева застали его на коленках, с тряпкой в руках. И было что-то ещё - какое-то невыраженное желание скорее спрятаться, выкинуть грязную тряпку, слить под забор порыжевшую воду и вымыть ведро, сделать вид, будто и не было ничего такого…
        - Прибираешься с утра?
        Гордей чертыхнулся и поднялся, блюхнув тряпку в ведро.
        - Ну так. Наследил вчера немножко.
        Анна Петровна обвела цепким взглядом и пол, и Гордея, и ведро. Гордей так и не понял, показалось ли ей что-то подозрительным, но хозяйка просто бросила в ответ:
        - Воды много не разводи, полы вздуются.
        - Угу.
        Протиснувшись боком и закрывая собой ведро, чтобы Анна Петровна не заметила странный цвет воды, Гордей снова вышел на улицу и быстро, плеская брызгами себе на ноги, вылил содержимое под яблоню.
        Ветки красные, все в крови.
        Брызги на белом ноздрястом снегу…
        Картинка полыхнула перед глазами, когда ржавая вода, выливаясь, блеснула под солнцем. Лоб Гордея моментально покрылся испариной. Он никогда не видел столько крови разом, как в тот день. Он вспомнил, как глупо смотрел на мёртвую Нину и думал: как в этой девочке умещалось столько крови? Разве это всё могло вытечь из одного человека?
        Ведро громыхнуло: дужка ручки с одной стороны выскочила из отверстия. Гордей дёрнулся, как от удара, и тут же осадил себя.
        - Уже от своей тени скоро будешь шарахаться, дружок, - пробормотал он и, пристроив ведро к крыльцу, вернулся в дом.
        ***
        Подхватив рюкзак с вещами, Гордей в очередной раз неловко поблагодарил хозяев и вышел за забор с одним-единственным желанием: наконец-то покинуть Красилово и вернуться домой. Но всё же кое-что удерживало Гордея здесь. Ему нужно было попросить у Светы прощения за вчерашнее. Отчего-то он не слишком хорошо помнил, как они расстались вечером, но вроде бы он сорвался и накричал на девочку. Конечно, она не должна была так наседать с этим своим зверем, но и Гордей мог бы вести себя сдержаннее.
        Все знали, где жила держательница местного магазинчика - на краю улицы, прямо напротив прямоугольной коробки-сельпо. У домика, выкрашенного зелёной краской, яркими свечками пестрели люпины, а у тропинки алела усыпанная цветами айва.
        Калитка была открыта, а нигде перед домом не было видно Светиного велосипеда. Гордей почти расстроился, что не застанет девушку на месте, но решил-таки попытаться.
        - Хозяева? - позвал Гордей, ругая себя за то, что не запомнил, как зовут бабушку Светы. Хотя что толку, она тоже, скорее всего, не дома.
        Поднявшись на крыльцо, он толкнул дверь - та подалась, и изнутри послышались голоса. Насторожившись, Гордей шагнул дальше, и уже на террасе замер, встретившись взглядами с хозяйкой.
        Пожилая женщина была заплакана и комкала в пальцах мокрый платок. Напротив неё, спиной к Гордею, сидел молодой человек в милицейской форме, фуражка лежала рядом на столе. Говорившие резко замолчали, услышав скрип открываемой двери, женщина приподнялась, наверное, ожидая увидеть кого-то другого. С появлением Гордея на её припухшем от слёз лице проступило разочарование.
        - Добрый день, - поздоровался Гордей.
        Милиционер обернулся и тут же кивнул хозяйке.
        - Это кто?
        - Д-да почём я… Так это тот и есть, наверное, городской, - ответила она, разглядывая Гордея.
        - Младший лейтенант Блохин, - представился милиционер, протягивая Гордею руку. - Участковый инспектор.
        Гордей настороженно пожал протянутую руку и неспокойно обернулся.
        - Мне бы… Свету повидать.
        - Светлану Лещицыну?
        - Вроде бы…
        Участковый весомо посмотрел на хозяйку и указал Гордею на свободный стул, а сам взялся за ручку и перевернул листок, закреплённый на планшете.
        - Присаживайтесь, товарищ…
        - Гордей Сумароков.
        - Су… ма… ро… - вывел участковый. - Когда вы в последний раз видели Светлану Лещицыну?
        Гордей наконец начал что-то понимать. По его шее пробежали колючие мурашки, и он инстинктивно поджал пальцы, под ногтями которых ещё виднелись ржаво-бурые полоски, оставшиеся после утренней уборки.
        - Вчера вечером.
        Хозяйка громко всхлипнула и снова поднесла к лицу платок.
        - Во сколько?
        Гордея опалило раздражение. Ну что он, на часы смотрел? Хотя…
        - Около восьми часов. Из-за неё я опоздал на последний автобус.
        - У вас случился конфликт?
        Холодный тон участкового лишь усилил гнев.
        - Товарищ Блохин, вы меня в чём-то подозреваете?
        - Пока нет, просто собираю информацию.
        Он сосредоточенно заскрипел ручкой по листу.
        - Ты правда видел Светочку вчера вечером? - подала голос хозяйка. - Правда?
        Гордей заёрзал. Сказать правду? Розовощёкий младший лейтенант Блохин не внушал доверия… если Света действительно пропала (от этой мысли стало совсем уж не по себе), то теперь его отъезд может отложиться. Хотя можно помочь в поисках - отвести от себя подозрения (хотя в чём его вообще можно подозревать?) и спокойно уехать, когда девушка найдётся.
        - Видел, - произнёс он твёрдо, открыто глядя на бабушку Светы. - Мы виделись всего дважды. Оба раза - вчера. Днём на поле, вечером по пути на остановку. Мне показалось, что она обиделась на мои слова, и сейчас я хотел зайти и извиниться.
        - Куда она пошла после вашей ссоры? - спросил Блохин.
        - Села на велосипед и поехала вверх по холму, в деревню. Домой, - уверенно ответил Гордей.
        - А вы?
        - Я вернулся к Анне Петровне. Я у неё гощу.
        - К Букашкиной?
        - К ней.
        Блохин сосредоточенно записывал слова Гордея, а закончив, весомо произнёс:
        - Если вы собирались уезжать, то пока лучше повременить. Пройдёте свидетелем… если что.
        Это прозвучало как приговор: тяжело и нелепо. Гордей упёрся локтями в стол, едва сдерживаясь, чтобы не вскочить.
        - Да что вы, в самом деле?! Что тут может произойти? Мирная деревня, все друг друга знают…
        Кровавые пятна на белоснежном покрове. Распахнутые глаза, на которых не тают снежинки.
        - Вроде бы, несколько лет назад…
        Гордей схватил Блохина за локоть и выволок из террасы на улицу. Ручка покатилась по полу.
        - Ты до чего старуху довести хочешь?! Чтоб её на скорой отсюда увезли? За словами следи, лейтенант!
        Блохин охнул, когда Гордей с силой ударил его лопатками о стену дома. Милицейская рубашка сбилась, лицо участкового раскраснелось.
        - Н-нападение…
        Гордей выпустил его нарочито грубо, чтобы тот с трудом удержался на ногах.
        - Сыщик хренов. Сначала научись с людьми общаться. Найдётся девчонка, а ты уже старуху запугал до полусмерти.
        Гордея прервали голоса, доносящиеся со стороны магазина. По лицу Блохина он понял, что тот тоже услышал. Переглянувшись, мужчины не сговариваясь прошли по дорожке, вышли за калитку и двинулись к магазину.
        Прямоугольный короб сельпо остался таким же, каким его запомнил Гордей, разве что некогда розовая краска выгорела до невнятно-белёсого. На крыльце толпились деревенские и крутилось несколько дворняжек, растерянно помахивающих лохматыми хвостами.
        - Да говори ты толком, что стряслось! - в сердцах воскликнула дородная женщина, прижимая пухлые руки к груди.
        Приблизившись, Гордей увидел, что люди сгрудились около мальчишки лет десяти, который кривился в плаче, заикался и пытался что-то рассказать.
        - Товарищ участковый, без вас никак, - произнесла, громыхая пустыми бидонами, другая женщина.
        - Всем сохранять спокойствие, - пропыхтел красный Блохин, ещё не пришедший в себя от полученной взбучки.
        Толпа расступилась, пропуская участкового к мальчику. Тот притих, увидев милиционера, даже как-то выправился и утёр сопливый нос.
        - Раз взбаламутил столько народу, рассказывай, в чём дело.
        Блохин присел на корточки перед ребёнком, а Гордей остался чуть в стороне, под раскидистой сиренью: там стояли небольшие столики, где сельчане активно торговали излишками собственных урожаев, а в удачные лета - собранными грибами и ягодами.
        - В овраге девчонка л-лежит, - отрапортовал мальчик. В наступившей тишине его заплаканный голос прозвучал неожиданно громко.
        Спустя секунду толпа взорвалась криками. Мальчик снова заплакал, уткнувшись лицом в халат дородной тётки, а в ушах Гордея тонко и противно загудело отключающим мозг звоном.
        - Пошли, покажешь, - сипло ответил Блохин.
        4.
        Женщины остались позади. За мальчишкой вышли Блохин, Гордей и двое местных мужчин: крепко сбитый дед с палкой из нетолстого ствола и долговязый мужик в кепке, надвинутой почти на самые глаза. Шли довольно долго, пока, наконец, мальчишка остановился у оврага и махнул рукой в сторону смятой крапивы.
        - Там она.
        Его голос дрогнул, и мальчик убежал обратно к женщинам.
        Блохин с Гордеем пошли первыми. Гордей и так подозревал, что они не найдут там ничего хорошего, но не ожидал, что всё будет… так.
        Едва расступились заросли крапивы, он узнал ситцевое платье в цветочек, неуместно ярким пятном выделяющееся на землистом дне оврага. Вернее, ярким оставались лишь некоторые фрагменты платья - те, которые не были залиты буро-бордовым. Заскорузлая от засохшей крови ткань расходилась лохмотьями, рыжие косы растрепались, собрав комья грязи и листья, а от горла до живота по телу тянулись длинные раны, наполненные чем-то чёрным, сгустчатым.
        Блохин тихо выругался и, кажется, перекрестился. Перед глазами Гордея всё стало чернеть по краям, сжимаясь в одну точку, словно мир затягивало в воронку. Он сделал шаг назад, затем ещё один. Ноги подкосились, и Гордей опустился на землю. Сердце стучало часто и мелко, в голове громыхали два имени разом:
        «Нина»…
        «Света»…
        - Всем назад! - прокричал Блохин голосом, вновь обрётшим твёрдость. - Расходитесь по домам!
        ***
        Следователи из райцентра опросили большинство красиловцев, а дольше всех - Гордея. О планах скорее вернуться домой пришлось забыть. Всё Красилово гудело ульем - местами испуганно, местами истерично, а кое-где - с плохо скрываемым смакующим восторгом. До позднего вечера горели огни в окнах, до полуночи местные кучковались у порога магазина, поглядывая в сторону дома Светы, где стояли две милицейские машины и одна карета «Скорой».
        С третьей попытки Гордей дозвонился по единственному в деревне телефону-автомату на работу и предупредил начальника, что не выйдет в понедельник - обязан остаться в Красилове как важный свидетель. Закончив разговор, он с минуту стоял, упершись лбом в столб, а потом зашёл в новый ларёк и купил бутылку водки.
        Пить у Букашкиных показалось Гордею кощунством: они и так вряд ли были в восторге от его общества (ещё и невольно затянувшегося), а тут ещё и с бутылкой… Не дойдя до калитки, Гордей сел на лавку и опёрся спиной о штакетный забор.
        - Из горла пить собрался?
        Гордей чуть не подпрыгнул. Из соседней калитки вышла баба Тоня и стояла, скрестив полные руки на груди. Зыбкий летний сумрак скрывал её лицо, темнели только пятна глаз и рта.
        - Ну… да, - промямлил Гордей, покачав в руках бутылку. Не прятать же, в самом деле.
        - Так заходи, мой Коля тоже налил. Хоть закусишь по-человечески.
        Тонин голос звучал буднично, чуть устало, но в нём не было ни страха, ни паники, ни жалости - эти интонации доносились по всему Красилову целый день, и Гордея уже тошнило от них. Более того - она не шипела и не желала ему всяческих бед, как в первую встречу. Кинув взгляд на зашторенные, светящиеся тёпло-персиковым окна комнаты Анны Петровны с мужем, он пожал плечами и встал с лавки.
        - Да почему бы и нет.
        У тёти Тони Гордей бывал всего раз или два - заходил по ерунде, когда на летние каникулы к ней приезжала дочка, подруга Нины. Вроде бы ничего с тех пор не изменилось: по крайней мере, шторка из соломенных спиралек вместо двери на кухню была совершенно точно той же самой, что десять лет назад. Как и гобелен с Шишкинскими медведями.
        - Здрасьте.
        За столом сидел старый муж тёти Тони - дядя Коля, щуплый седой мужчина с пигментными пятнами на морщинистой голове. Перед ним стояла початая бутылка водки, открытая банка кильки и домашние солёные патиссоны. Дядя Коля молчаливым кивком благословил Гордея на компанию.
        - А… вы? - спросил Гордей, оборачиваясь на хозяйку.
        Тоня застыла при входе. Она выглядела неуместно довольной, словно исполнилось что-то, о чём она давно мечтала.
        - Нет-нет, я не пью, - проворковала она и удалилась, бормоча что-то про варящуюся картошку.
        Гордей поставил свою бутылку в компанию уже начатой.
        - Закуски нет с собой, простите. Можно же так?
        - Не вопрос. - Дядя Коля твёрдой рукой налил Гордею в гранёный стакан, который не вставая достал с серванта и обтёр об собственную рубашку. - Всё есть. Сейчас картошечки Тонька принесёт.
        - Ага… картошечки…
        В голове у Гордея звенела блаженная пустота. Стараясь удержать это состояние - наконец-то впервые за день страшные картины и воспоминания отступили - он залпом выпил водку и задрал голову, нюхая корку кусочка бородинского хлеба. Взгляд упал на толстый металлический крюк, торчащий под потолком из деревянной балки.
        - Что это там у вас?
        Коля неуклюже повернулся и мотнул головой.
        - Да так, раньше свиней подвешивали, когда хозяйство большое было, - и поспешил перевести тему: - Ну ты что скажешь? Кто девку Лещицынскую убил?
        Гордей кашлянул и скорее сунул в рот патиссон, уложив на хлебный кусочек.
        - Следствие начнётся, разберутся.
        - Не-ет, - покачал головой дядя Коля. - До сыщиков мне дела нет. Ты-то сам как думаешь? В прошлый раз так и не дало ничего твоё хвалёное следствие.
        Под тиканье часов на Гордея снова нахлынула лавина. Белый снег, бордовые брызги крови. Внизу - речка, замёрзшая с краёв и тёмно-серая по центру. Нина с широко раскрытыми глазами, изодранная одежда, а тело, которое видно в разрывах ткани - такое же истерзанное, залитое кровью.
        - Собаки, - прохрипел Гордей. - Пусть будут собаки.
        - Голо-одные, - странно смакуя слово, протянул дядя Коля. - А не волки, нет?
        - Волков в Красилове не водится, - не совсем уверенно ответил Гордей.
        - Простых не водится. - Дядя Коля подлил водки в оба стакана и гостеприимно пододвинул к Гордею банку с килькой. - А что насчёт… непростых зверей?
        - Что вы имеете в виду?..
        Дядя Коля навалился локтями на стол, приближаясь к Гордею и, обдав алкогольным запахом, заговорщически шепнул:
        - Волкудлаки.
        В кухню спешно вошла тётя Тоня, держа перед собой дымящуюся кастрюлю. Ловко подсунув полотенце под дно, она водрузила кастрюлю на стол и сняла крышку. Пар от картошки закрыл от Гордея лицо дяди Коли, и последнее слово старика будто тоже растворилось в горячем паре с аппетитным запахом.
        - В-вол… - Гордей поперхнулся.
        Тоня сурово взглянула на мужа и едва заметно прижала к губам палец - молчи, мол, старый. Коля хитро сощурился и наколол вилкой картофелину.
        - Люди-волки, они самые. Слыхал?
        - Н-нет… Да разве бывает такое?
        - Быва-ает, ещё как бывает. На свете чего только ни бывает. Это у вас там, в городе, все учёные да заумные стали, того не бывает, этого тоже не бывает. А у нас тут как было всё при дедах и бабках, так оно и осталось.
        Гордей подумал, что на странный разговор дядю Колю натолкнула водка, а никак не несчастье, случившееся со Светой. Ему стало горько и зло: девчонку растерзал ни за что ни про что какой-то изверг, а этот плешивый старик распивает бутылку и городит какую-то ересь!
        - И что, в Красилове эти ваши волкудлаки водятся? Они Свету убили?
        Гордей под столом сжал руки в кулаки, чтобы дядя Коля не видел его злость.
        - Не они. Он. Волкудлак не любит общества, если заводится, то один. По ночам разбойничает, а днём он человек. Ходит среди нас всех, так и не догадаешься, что непростой.
        - Вам бы всё байки травить, - в сердцах процедил Гордей. - А Свету не вернуть. И ни один следователь не станет ваших волкудлаков ловить - преступник на воле ходит, а вы… волкудлак.
        Гордей встал из-за стола и вышел, не прощаясь. Соломенная шторка погладила по плечам и голове, будто просила заглянуть ещё разок.
        ***
        Букашкины не спали, да и вся деревня, казалось, продолжала гудеть и не собиралась останавливаться даже с наступлением следующего дня. Гордей попытался проникнуть в дом незамеченным, но ему не удалось: Анна Петровна с мужем пили чай на веранде. По радио передавали какой-то из балетов Чайковского.
        - Где ты был? - спросила Анна Петровна, разворачивая бело-красный фантик «раковых шеек».
        При виде конфет у Гордея по спине пробежал холодок: точно такие же он клал на могилу Нины. Или у него был «золотой ключик»?.. Память любезно стёрла постыдный момент, но цветастые бумажки всё равно будоражили какие-то неприятные эмоции.
        - У тёти Тони.
        Анна Петровна с мужем переглянулись.
        - Ты же с ними не особо общался, только с Сашкой…
        - Какой Сашкой? - спросил Гордей и потянулся за маковой сушкой.
        - Так девочка у них была, вы же… с Ни… ну, дружили… - прошамкал Валерий и поспешил скрыть смущение за шумным глотком из кружки.
        Музыка в приёмнике кружилась причудливым вальсом, и на какое-то время Гордей задумался, вслушиваясь в тихие звуки.
        Сашка… и правда, была ведь такая девчонка. Чёрненькая, с модной стрижкой-каре. Ходила за ними по пятам, потом, когда поняла, что Гордей с Ниной встречаются, стала меньше попадаться на глаза. Не сказать, чтобы они дружили, но общались неплохо. Как Гордей мог забыть о ней?
        - Точно, Сашка же была! Тоже в город перебралась?
        Валерий хрюкнул в чашку, а Анна Петровна поджала губы.
        - Нет, не перебралась.
        - В Красилове осталась? Не видел её.
        - И не увидишь. Умерла она.
        Гордей почувствовал, как громко кровь застучала в ушах. Третья погибшая Красиловская девушка - как-то слишком много для небольшой деревни и для одного него.
        - Как умерла? - только и смог выдохнуть он.
        - Повесилась. Прямо в их доме, на крюку для свиней.
        - Ну хоть волкудлаки не виноваты, - брякнул Гордей и, чувствуя, как тяжелеет голова от выпитого и всех новостей, пошатываясь, двинулся в комнату.
        5.
        Тьма обступала со всех сторон, окутывала бурым покрывалом. Гордей задыхался: в горло лезла болотная жижа, вонючая и вязкая, от которой не получалось отплеваться, сколько он ни кашлял. Руки барахтались над поверхностью, цеплялись за редкие кочки с жухлой травой, но тут же соскальзывали, под ногти забивалась грязь и острые былинки, а пальцы ног покусывало что-то, невидимое под водой.
        Гордей вскрикнул и открыл глаза. Сквозь тонкие шторы пробивался нежный утренний свет. Всё тело стало липким и холодным от пота. Поднеся к глазам подрагивающие руки, он увидел жирные полоски грязи под ногтями. От пальцев пахло в точности так же, как и во сне: подгнивающим и затхлым. Гордей брезгливо обтёр руки о майку и тут же снял её и швырнул на пол. В горле стоял склизкий комок, словно тоже перекочевавший из кошмара.
        Свесившись с кровати вниз головой, он уставился на дощатый пол. В этот раз пятен крови не было, но виднелись размазанные следы, словно оставленные чьими-то грязными ногами. Гордей высунул стопы из-под одеяла и осмотрел, заранее боясь увидеть что-то необычное.
        Немного грязи было на пятках и между пальцами, и Гордея это почти успокоило: деревня же, все дороги грунтовые, да и не мылся вчера. Он потёр щепотью глаза и встряхнулся по-собачьи. Ладно, дурной сон - это ещё не беда. Беда может прийти после…
        Гордей спустился и потянулся за майкой, лежащей на полу, как вдруг его взгляд зацепился за какой-то предмет, спрятанный под кроватью. Просунув руку в пыльную щель между кроватью и полом, Гордей вытащил раскрытый перочинный ножик.
        «Наверное, потерялся», - подумал он и, обтерев нож от пыли, переложил на тумбу, на самом виду, чтоб Валерий или Анна Петровна заметили находку.
        На улице зяблики заливались трелями, прихотливо выводя «росчерки» в конце песни, будто подписывались под письмом, а у калитки Анна Петровна о чём-то говорила с дядей Колей, который после вчерашней попойки выглядел помятым и держался обеими руками за верхушки забора.
        - Слыш, чего говорю, а, городской? - крикнул Коля, заметив Гордея.
        - Что вы говорите? - насторожился Гордей, подходя ближе.
        - А то, - дядя Коля переступил с ноги на ногу и покачнулся, - что права моя Тонька была, ничего ты нам хорошего не привёз из города своего. Не надо было тебе возвращаться! Как уехал, так и сгинул бы!
        Коля замахнулся на Гордея кулаком, и забор опасно покачнулся. Анна Петровна возмущённо закричала:
        - Колька, Колька, повалишь! Чего на мальчишку взъелся, старый, а?
        Ком снова встал поперёк горла Гордея, совсем как утром. Даже будто бы запахло болотной стоялой водой. Пусть дядя Коля был пьян, а всё равно в глазах его горела такая лютая злость, что становилось ясно: он и правда ненавидит Гордея, хоть вчера и делал вид, что всё хорошо.
        - Сашку погубил, проклятый! Она же из-за него, из-за сволочи, повесилась, девочка наша! А теперь ещё Светку Лещицыну, да ему всё мало, кровососу! Парень тот теперь в речке лежит! А этот ходит, как ни в чём не бывало…
        Ноги Гордея словно приросли к садовой дорожке, налились такой тяжестью, будто их набили колотым кирпичом. Он смотрел прямо на дядю Колю, который выглядывал из-за Анны Петровниного плеча. Этот человек пугал его, но больше пугало услышанное.
        - Что за парень лежит в речке?
        Из множества вопросов Гордей почему-то выбрал именно этот.
        Анна Петровна стала толкать Колю в грудь, просунув руку через металлические прутья калитки.
        - Иди, старый! Проспись! Хватит людей пугать! Всё Тоньке скажу, как ты пьяный пришёл и до мальчика докапываться стал! Иди, говорю.
        Она кое-как вытолкала соседа подальше от своего забора и повернулась к Гордею.
        - А ты его не слушай. Ну если слушаешь, то внимания не обращай и близко к сердцу не бери. Он не со зла, просто дурак, когда выпьет.
        - Что за парень в речке? - повторил Гордей, но почему-то ему показалось, что он уже знает ответ.
        Анна Петровна пожевала губы и неохотно ответила:
        - Наш участковый утонул ночью. Нашли с утра у берега, лицом вниз. Колька рассказал, когда ты ещё не вышел.
        Комок в горле разросся до такого размера, что мешал говорить. Сглотнув, Гордей выдавил:
        - Просто утонул?
        Анна Петровна пожала плечами и поправила сползающую цветастую шаль.
        - Кто ж его знает. Пойдём послушаем.
        ***
        Спустившись по крутому обрыву, Гордей с хозяйкой дома вышли к берегу реки. От росы земля была мокрой и чёрной, липла к обуви и скользила под ногами. У речки собралось почти всё Красилово, народу было даже больше, чем тогда у магазина. Лениво переливались синие мигалки двух милицейских машин, карета «Скорой» уже отъезжала, чавкая колёсами по грязи. Красиловцы держались группками и что-то обсуждали, вновь прибывших никто и не заметил.
        - Мань, что случилось-то? - Анна Петровна тронула за локоть старую Марью Иванну. Гордей помнил её лишь потому, что её взрослый сын слыл деревенским дурачком, его даже в магазин не пускали без записки.
        - Да вот, - вздохнула Марья Иванна, - лейтенантика того в речке нашли. Упился или поскользнулся - неизвестно, а там, поди, может и толкнул кто… Тот, кто девчонку Лещицынскую…
        Гордей засунул руки поглубже в карманы, будто это помогло бы ему почувствовать себя не настолько паршиво. Со всех сторон звучали голоса, и то и дело в многоголосье пробивалось:
        «Убили, не иначе».
        «Зверь и убил».
        «Снова зверь лютует, никак не успокоится».
        В стороне широкоплечий милиционер с огромным пузом и пышными усами, чем-то напоминающий деда Валерия, опрашивал местных, подходя к каждой группке по очереди. Рядом с ним Гордей заметил высокого худого мужчину в шляпе, не расстающегося с сигаретой.
        Встретившись взглядом с Гордеем, усатый шагнул к нему.
        - Майор Зимин, день добрый.
        - Гордей Сумароков.
        Зимин сдвинул лохматые брови.
        - Не тот ли самый, что проходит свидетелем по делу убитой Лещицыной?
        Гордей вздохнул.
        - Да, тот.
        Зимин махнул рукой мужчине в шляпе.
        - Слав, этот персонаж тебе будет интересен.
        Мужчина выкинул недокуренную сигарету и подошёл ближе, разглядывая Гордея с непонятным выражением - не то неприязни, не то усталости.
        - Мстислав Комаров, следователь, - представился он и протянул руку. - Займусь делом Блохина. И делом Лещицыной, кажется, тоже.
        Гордей быстро пожал руку и снова сунул в карман. Красиловцы косились на них, это стало уже очень заметно, никто не стеснялся и не отводил глаза, и Гордей удивлялся, как его одежда и кожа до сих пор не загорелись под такими враждебными взглядами?..
        - Значит, Блохин… утонул? - глупо спросил он, покосившись в сторону реки.
        - Это мы и выясним, - пропыхтел Зимин. - Вы, Сумароков, далеко-то не уезжайте. Может, в участок придётся наведаться…
        Он многозначительно склонил голову, прочистил горло и в развалку зашагал к другим красиловцам. Комаров хлопнул Гордея по плечу и пошёл за Зиминым.
        - Уже спокойно по улицам не походишь, - жаловалась одна старуха другой.
        - И ведь сидит где-то эта тварь, затаилась, - поддакнула собеседница.
        Гордей отыскал в толпе Анну Петровну - та разговаривала с тремя тётками, которых Гордей видел впервые. При его приближении все четверо как-то виновато замолкли.
        - Не нужно вам себя накручивать, - буркнул он, обращаясь к Анне Петровне. - Пойдёмте, я вас провожу до дома.
        Тётки закивали невпопад, как клуши, и расступились, пропуская Анну Петровну. Гордей взял её за локоть и вывел к подъёму, ведущему назад, в деревню.
        - Ага, спасибо, а то уж голова закружилась… - пожаловалась она.
        - Спросить можно?
        - Да, спрашивай.
        Гордей поднялся по тропе и протянул Анне Петровне руку. Галдящие красиловцы остались внизу, вместе с милицией и пахнущей водорослями речкой.
        - Почему Коля говорил, что Сашка из-за меня… умерла?
        - Так он пьяный. Я просила не слушать.
        - Молодые девчонки просто так не вешаются.
        Анна Петровна поджала губы, давая понять, насколько ей неприятен этот разговор, но Гордей не собирался отступать.
        - Послушайте, я приехал в Красилово, чтобы навестить могилу Нины, а тут закрутилось такое, что теперь я не могу вернуться обратно. И они все: убитая Света, давно мёртвая Сашка и ещё теперь Блохин точно не отпустят меня, пока я не разберусь. Раз мне нужно остаться тут ради следствия, то пусть я хотя бы узнаю сразу всё, что касается лично меня, а потом уже сам решу, что с этим делать. Договорились?
        - Что знаю, то скажу, - сдалась Анна Петровна. Она почти повисла на руке Гордея, одолевая последние метры крутого подъёма. - А что не расскажу, то сам спрашивай у Коли с Тоней. Хотя они на тебя крепко взъелись, это правда.
        - Из-за Сашки?
        - Ну а ты сам как думаешь? Конечно. Она-то как страдала, когда вы с Нинкой гуляли. Чуть сама себя не грызла. Запал ты ей в душу, Гордейка, а что между вами тогда приключилось, тебе лучше знать. Тоня рассказывала, нашли её утром уже неживой. Помнишь, что было-то?
        Гордей задумался. Вряд ли это произошло тогда, когда он все дни проводил в Красилове - иначе точно услышал бы… Вероятно, тогда уже поступил в институт и приезжал лишь изредка. Выходит, от него скрыли случившееся? Или соседи сами не спешили говорить всем, какое горе посетило их дом?
        - Она мне звонила, - выдавил Гордей, удивляясь, как всё само начинает потихоньку вспоминаться. - Я сказал, что собираюсь жениться на Нине… Но Сашка никогда не была настырной, я думал, мы просто дружим, общаемся.
        - Отверг девку, вот и повесилась, выходит, - сделала вывод Анна Петровна.
        - Ничего не понимаю… Я потом заходил к Тоне как-то раз, она вела себя как обычно, даже не показывала, что ненавидит меня. Угощала чаем…
        - В ту зиму, когда убили Нину?
        Анна Петровна вдруг остановилась, сжав в кулаке концы шали.
        Гордей тоже остановился.
        - Вроде бы да… Мы оба там были. На зимних каникулах. А через пару дней…
        - Ведьма Тонька…! - ахнула Анна Петровна и рванула с места так, что Гордей опешил.
        - Погодите! Вы куда?
        - Сейчас пойдём и всё прямо у неё спросим! - Анна Петровна отмахнулась от Гордея, стремительно несясь по деревенской улице.
        С неба зарядил монотонный серый дождь, размывая без того вязкие дороги.
        6.
        - Ты у неё пил? Ел? Она давала тебе какие-то предметы? - наседала Анна Петровна, пока они с Гордеем, втягивая из-за дождя головы в плечи, добирались до дома.
        - С дядей Колей по стопке выпили, закусили… Но немного совсем.
        - А предметы? Давала что-то? Может, находил потом у себя что-то подкинутое? Давай, вспоминай!
        - Да нет вроде. Ничего из рук не брал, находить не находил. Только под кроватью в вашей комнате ножик перочинный видел, но это же совсем не то? Или…
        Анна Петровна ахнула и стиснула кулаки.
        - За солью заходила, ведьма! Вот и подкинула! Тебе под кровать? И ты спал над ним, ворочался?
        «Спал» было громко сказано, вряд ли пребывание в болотном кошмаре можно было назвать сном, но Гордей медленно кивнул, не совсем понимая, почему так всполошилась Анна Петровна и как «ведьмовство» соседки Тони может быть связано с убийствами в Красилове.
        - Я не понимаю! - выкрикнул Гордей. - К чему вы клоните? Что за ерунда?!
        - Вот придём к Тоне, и пусть она сама тебе всё расскажет, как Ниночку сгубила, - прошипела Анна Петровна сквозь зубы.
        В садике календулы и маки наклонили головы, тяжёлые от дождевой воды. Сквозь швы в дорожке проросла трава, тонкая, как русалочьи волосы, и ложилась длинными лохмами на землю. Соседский сад выглядел диким и неухоженным, будто там давно умерло всё, что делало его живым, а цветы прорастали сами собой, проклёвываясь год за годом из упавших семян.
        Анна Петровна бойко взбежала по крыльцу и принялась колотить в облупившуюся дверь.
        - То-онь! Тонька! Открывай!
        - Так может, она там, на речке, вместе со всеми… - буркнул Гордей, ёжась не столько от холода, сколько от внезапной энергичной ярости хозяйки и того, что эта ярость может сулить лично ему. Убийства, ведьма, Сашка, подложенный ножик - да чёрт бы побрал всё Красилово вместе с его сумасшедшими жителями! Сидел бы себе в городе да беды не знал.
        Дверь открылась, являя недовольную соседку. Волосы бабы Тони рассыпались по плечам, как вековая паутина, и от взгляда на неё, простоволосую и озлобленную, Гордей почти поверил во всё, что про неё говорили. Совсем не такой она выглядела тем вечером, когда так гостеприимно несла кастрюлю со свежесваренной картошкой.
        - Чего вам надо? - спросила она, недобро глядя то на Анну Петровну, то на Гордея.
        - Про ножик расскажешь, - заявила Анна Петровна, бесцеремонно отталкивая бабу Тоню плечом и проходя внутрь. Немного помявшись на крыльце, Гордей скользнул следом.
        - Какой ножик? - переспросила Тоня и со щелчком закрыла дверь за непрошенными гостями.
        - А тот, что ты мальчику под кровать подсунула.
        Анна Петровна села за стол и сложила руки перед собой. Гордей старался не смотреть на стену напротив, где из балки торчал тот самый крюк.
        - Ну, я гляжу, ты и сама догадалась, соседка, - вздохнула Тоня, тоже присаживаясь. Она вдруг стала неожиданно спокойной, будто заранее приготовилась ко всем обвинениям и приготовилась им противостоять, будучи уверенной в своей правоте. Она вздохнула снова, а потом добавила: - Нинку губить не хотела, видит Бог. Только вот ему жизнь подпортить.
        - За что? - опешил Гордей.
        - Так за Сашку, - буднично и устало ответила Тоня.
        - Говори, что сделала и как это Ниночку сгубило. - Анна Петровна снова скомкала уголки шали. Глаза налились слезами, она вся подалась вперёд, всматриваясь в Тонино лицо, будто хотела найти хоть малейшее доказательство того, что соседка не виновата в гибели её дочери, хотя та почти прямо призналась в обратном.
        - Нечаянно вышло. Не то колдовство выбрала, но хотела побольнее его ужалить. Чтоб мучился всю жизнь, а от чего, знать не знал.
        - Что вы имеете в виду? Я не мучаюсь, живу обычной жизнью, как все.
        Гордей внутренне закипал, но никак не показывал свою злость. Пускай всё рассказывает, а он сам решит, что думать и как реагировать.
        - То-то и не мучаешься? И спится хорошо? - Тоня сощурилась, но не злорадно, а почти сочувствующе.
        «Бешеный, будто зверь», - сказала однажды Оля, с которой Гордей едва не сыграл свадьбу. Сказала и ушла - не смогла терпеть его странности, хотя сам Гордей не мог вспомнить, что именно говорил и делал во время своих ночных пробуждений. И подумал бы, что Оля сгущает краски, если бы она одна так говорила. Подобным образом сбегали все его девушки, которые были после Нины.
        Снова потянуло болотом и ржавым железом, вспыхнули перед глазами алые капли Нининой крови на снегу, бордовые застывшие полосы на теле Светы и пятна на собственных пальцах.
        - Не мучаюсь, - повторил он. - Докажите, если считаете, что я неправ.
        - Я тебя прокляла, милый, - почти ласково произнесла баба Тоня. - Ещё до того, как Нину свою убил.
        В воцарившейся тишине было слышно, как храпит за стенкой дядя Коля.
        - Нину… убил… - прошептала Анна Петровна.
        Тоня повернулась к ней, вздохнула и устало подперла кулаком щёку.
        - Так и было всё. Он сам Нинку вашу и убил. Но я того не хотела, соседка, веришь или нет. Отомстить ему за Сашку - хотела. Чтоб мучился - и Нинка вместе с ним - хотела. Но смерти девчонке не желала. Видать, моя бабка лучше колдовала, а я перестаралась. Не просто проклятье навела, а чудище породила.
        Анна Петровна всхлипнула, прижимая уголки шали к мокрым глазам. Гордей просто сидел и слушал со спокойной решимостью выслушать эту сумасшедшую до конца и поставить точку.
        - Волчью шкуру на него примерила, - продолжила баба Тоня всё таким же монотонным голосом, устало и буднично. Будто снимала с плеч тяжёлую старую куртку, которая намокла и тянула книзу, мешая дальше идти. - Заколдовала в волколака. Это старое колдовство, чёрное и грешное, гореть мне теперь за него в аду, но тогда хотелось только за Сашку отомстить, за мою девочку. Подложила ножичек заговорённый, шепнула на угощение, так и получилось, что перестаралась.
        - Я не верю, - проговорил Гордей одеревеневшим голосом и сам удивился: откуда в нём эта слабость? Сам же решил, что дослушает старческие бредни.
        - Можешь не верить, сам всё увидишь. Сейчас травки тебе налью и посиди до вечерка. С вечерней зарёй на улицу иди, всё помнить будешь.
        Тоня встала, прошаркала к шкафчику и вынула тёмный пузырёк с какой-то жидкостью. Плеснула в кружку воды, а туда накапала из пузырька и протянула Гордею. Анна Петровна не отрываясь наблюдала за соседкой.
        - Вы сумасшедшая. Я не буду пить непонятно что из рук сумасшедшей.
        Гордей демонстративно скрестил руки на груди и не взял протянутое Тоней зелье. Та пожала плечами и поставила кружку на стол.
        - Я хочу рассказать тебе, как всё было, а это - чтоб точно поверил. Ты смотри, я же говорю: не хотела, чтоб так обернулось, а проклятие моё вышло оттого тяжёлым, что тяжело было горе по Сашеньке. Я тебя обернула волколаком, человеком, что в зверя ночами превращается, а ты с непривычной своей звериной сущи погубил ещё одну жизнь: Нину свою растерзал, а сам ничего не понял. Потом сюда вернулся, к месту своего проклятия, и вновь не совладал со звериным нутром: Света Лещицына от твоих рук погибла. Про милиционера не скажу, его вроде не рвал никто, но тоже всякое может быть. Увидал, испугался, в речку прыгнул…
        - Выглядит так, будто вы в слепой жажде мести хотите повесить на меня все убийства в Красилове. Только что вы докажете? Какие у вас есть факты, кроме пустых слов?
        Анна Петровна тихо плакала, прикрывая лицо руками, и Гордею хотелось утешить её, но ещё больше хотелось оправдаться за себя.
        - Смотрите, что вы сделали! Вы очерняете меня в глазах этой женщины. И в моих собственных пытаетесь очернить. Я любил Нину, и Анну Петровну люблю почти как мать, зачем вы говорите такие страшные вещи? Зачем придумали всю эту ерунду про проклятие и про… про то, что я якобы убийца? Да не просто, а зверь, какое-то проклятое чудовище. Для чего вам это? Чтобы смерть Саши не казалась напрасной?
        Гордей говорил вежливо, но внутри у него всё кипело. Он встал и приобнял Анну Петровну за плечи, а она приникла к нему и замерла.
        - То-то я сама всё придумала. И не видел ты крови на своих руках? Ни разу не видел? И по утрам ничего странного тоже не замечал, что выдало бы ночные лазания? Про ножик сам сказал. И другое припоминай давай.
        Гордей ничего не сказал про кровь, но её запах тут же защипал нос - кисло-острый, ни с чем не сравнимый.
        - Если бы я хотела на тебя свалить все Красиловские беды, то тут бы уже стояла милицейская машина, - продолжила баба Тоня. - А я хоть хотела, чтоб мучился, но не смерти тебе желаю и не тюрьмы, тем более что не докажу ничего, пока ты человек, а пока зверь, и подавно: волка в тюрьму не посадят. А ты выпей зельеце и станешь всё помнить, когда в волчью шкуру закутаешься. Наутро вернёшься ко мне и сам скажешь, что я была права.
        Гордей недоверчиво покосился на кружку с мутной водой.
        - Что, и не отравите? Правда помнить буду, если что случится?
        - Не отравлю. Зато сам узнаешь, что с тобой не так.
        - А если я не хочу этого знать?
        Тоня пожала плечами.
        - Тогда мучайся дальше, и пусть тебе снится болото, что у нас за речкой.
        Это стало последней каплей. Гордей схватил кружку и опрокинул содержимое в рот. На языке разлилась быстрая острая горечь, но сразу прошла.
        - Что теперь? - спросил он, вытирая губы тыльной стороной руки и прислушиваясь к своим ощущениям.
        - Теперь заката жди. Если я права и до сих пор тебя точит моё проклятие, то сам увидишь, что выйдет. Зверем обратишься, но помнить будешь всё на утро. Всё будешь помнить.
        - Если ваше проклятие такое крепкое, то я все десять лет в зверя превращался? И почему пострадали только Красиловцы? Что-то у вас не сходится, баб Тонь.
        - Не сходится, потому что проклятие работает только в тех местах, где его навели. А вдалеке от Красилова ты не зверь, а слепой зверёныш. И превратиться не можешь, и сущность внутри скребётся, а выйти не может, вот и скулит, и крутится, и изнутри в груди царапается.
        Спина Гордея стала липкой от холодного пота. Тоня так складно говорила и так сочувственно-спокойно глядела на него прозрачными серо-голубыми глазами, что Гордей поверил: всё правда, до единого слова, иначе невозможно так точно всё придумать и надавить на те клавиши, которые давным-давно залипли и тренькали внутри надрывно-плачуще.
        - Ты только поклянись мне, что правда Нине зла не желал, если всё так и есть, как Тоня говорит, - вдруг умоляюще всхлипнула Анна Петровна, подняв на Гордея мокрое лицо.
        Он сглотнул и ответил, пытаясь придать твёрдости голосу:
        - Клянусь. Я любил Нину, и до сих пор люблю. Никогда не желал ей зла.
        Анна Петровна взвыла и кинулась на Тоню, метясь в шею скрюченными пальцами. Тоня стала отбиваться полными дряблыми руками, откинулась на стуле назад, и вытертая клеёнчатая скатерть потянулась книзу, грозя свалить на пол всё, что стояло на столе.
        - Ведьма проклятая! Я убью тебя за Нинку! Если б не твоё колдовство, всё хорошо было бы!
        - Тише ты, тише! - Тоня пыталась образумить обезумевшую соседку.
        Гордей встал между женщинами.
        - Успокойтесь, мало бед в деревне что ли?!
        - Я ж не хотела, я ж за Сашку… за Сашеньку хотела… ему отомстить, говорю ж тебе, глупая! Глупая…
        Анна Петровна, только что готовая задушить Тоню, вдруг обмякла и подалась вперёд, где её подхватили Тонины руки. Соседки обнялись, оттолкнув Гордея, и завыли в голос, уткнулись друг другу в плечи и закачались в общем горе. Гордей почувствовал себя донельзя неловко - настолько лишним, как только возможно. Словно бык на городском балконе.
        - Мне жаль, - выдавил он, не вполне уверенный, слышат ли его вообще. - Мне очень жаль. Я не знал, что нравлюсь Саше. Мы с ней дружили, и её смерть для меня - ужасная новость. Я бы никогда… Простите, если сможете.
        Он положил руки на плечи обеих женщин, а потом, подумав, опустился на колени и стиснул пальцами ладони Тони и Анны Петровны. Они не отдёрнулись, и Гордей посчитал это хорошим знаком.
        7.
        Лиловым туманом заволокло небо над Красиловом, где-то в кустах робко распевался соловей. Толстые жуки жужжали где-то над кронами черёмухи, и вечер стоял тихий, умиротворённый.
        Гордей сидел на лавке и курил. Он никогда ещё не чувствовал себя таким неприкаянным - уехать нельзя, видеть Анну Петровну - невыносимо. Да и сидеть наедине с собой тоже было немногим лучше, всё время казалось, что вот-вот вылезет изнутри что-то, дремавшее все долгие годы и обнаруженное только что.
        Руки подрагивали в мучительном ожидании, а сердце больно сжималось - неужели правда? Неужели вот-вот произойдёт? Неужели покажется тот самый зверь, который всё-таки и убил Нину? И что делать, если зверь всё-таки окажется правдой? Сдаваться Зимину и Комарову? Гордей нервно рассмеялся, представив будущие заголовки газет. «Наш сосед - волколак!» «Прячьте детей от Гордея Сумарокова!»
        Он подумал, что пойти в милицию было бы проще. Сдастся, а там пусть сами разбираются. Лучше, чем жить в вечном чувстве вины и по ночам грызть подушки, вспоминая лучистые Нинины глаза, похожие на переспелые до черноты блестящие вишни, лукавую улыбку и ямочки на щеках, а потом - кровавые капли на снегу. Как он сможет смотреться в зеркало? Как будет жить дальше, зная истинного себя?
        Гордей выдохнул дым в небо и зажмурился. Ему бы возненавидеть Тоню, да только не было в сердце ни капли ненависти к несчастной старухе, потерявшей дорогую дочь. Мог бы Гордей что-то исправить, если бы вовремя заметил Сашку? Да нет, наверное, ничего.
        Закат стремительно таял, лиловый небосвод покрывался серым полотном с мелкой взвесью блёклых звёзд. Откуда-то доносились голоса: не умолкали встревоженные Красиловцы, а может, боялись новых смертей. Гордей хмыкнул под нос. Не бойтесь, тут ваш зверь сидит, сидит и курит, совсем один, и убивать никого не собирается.
        А в прошлые разы собирался?
        Перед глазами резко потемнело, словно выключили свет. Гордей упал на росистую землю и забился, хватая ртом воздух, которого разом стало слишком мало. Пальцы потянулись к шее, будто собирались раскроить горло, и царапнуло по коже острыми и твёрдыми, явно не человеческими когтями.
        Когда вновь стало светло, зрение изменилось. Не было больше красок, только оттенки серого, чёрного и жемчужного, зато каждый листок трепетал и переливался очерченными краями, словно бриллиант в оправе. Гордей попытался подняться на ноги, но вышло только встать на четвереньки. Он несколько раз моргнул и выдавил из горла глухой рык. Взглянув вниз, увидел мощные лапы, покрытые жёсткой шерстью.
        Ниже по улице послышались приближающиеся голоса. Гордей заметался: куда деться? Спрятаться? Лечь под забор, прикинувшись дворовой собакой?
        Замаячили впереди фонари - деревенские освещали себе путь, возвращаясь домой. Мысли быстро покинули голову - отозвалось звериное, задвигая человеческое на задворки разума. Сердце забилось так сильно, что лапы сами подняли тело и понесли по дороге.
        - Что там, волк, что ли?
        - А не медведь?
        - Зверь, зверь Красиловский!
        Гордей помчался со всех ног, а сзади нарастали крики: удивлённые и разозлённые. Метнувшись звериным грузным телом в кусты, он ветками чуть не ободрал шкуру и выскочил с другой стороны улицы.
        Но и там ждали люди, до темноты, должно быть, толпившиеся у магазина. Гордей попытался вернуться назад, но крики и лучи фонарей вынудили всё-таки не останавливаться и рвануть вперёд.
        - Зверь! Вот он! Зверь выскочил! - завопили у магазина. Женщины кинулись врассыпную, несколько фигур отделились от толпы и бросились в сторону Гордея.
        Крики нарастали со всех сторон. Всё Красилово будто разом высыпало из своих домов, вооружившись кто топором, кто косой, кто вилами и погналось, вопя и размахивая орудиями. Гнев скопился и вылился, обнаружив, наконец, виновника давних несчастий и страха.
        Звериное сердце заходилось в ужасе погони: древнее, дремучее чувство, тысячелетиями заставляющее зверей спасаться от кричащих людей и огней. Ни зубы, ни когти, ни мышцы не спасли бы от разъярённой толпы, и лапы несли и несли прочь от людей. Стоило отбиться от одной группы, как навстречу выскакивала другая, ещё шумнее и многочисленнее. Дворовые собаки рвались с цепей и заливались лаем до хрипоты.
        Несколько раз в тело ударялись камни, брошенные с такой злобой, что точно нанесли бы увечья, будь шкура потоньше, а кости не такими крепкими. Однажды по боку задело косой, оставив длинную кровоточащую царапину. Страх и метания высасывали силы, зато людей бодрила злоба, и с каждой минутой становилось всё труднее выбирать пути и увиливать от летящих камней и бутылок.
        Гордей пытался выбраться к шоссе и оторваться от погони, бросившись со всех лап вниз по спуску, но его каждый раз оттесняли с окраин деревни, вынуждая возвращаться на главные улицы. Ближе к концу ночи он, почти выбившись из сил, понял, что его взяли в плотное кольцо. Местные вооружились факелами, совсем как пещерные люди, молотили чем-то тяжёлым по железу. Среди криков то и дело раздавались выстрелы, один из которых попал в фонарь, погрузив площадку перед магазином во тьму.
        Щёлкая зубами, Гордей попятился к магазинной двери. В голове лишь стучало и пульсировало, горело алым страхом и мелькало одной-единственной связной мыслью: «опасность!» «опасность!»
        Ничего от человека или мало-мальски разумной твари.
        Крики Красиловцев сливались в захваченном страхом мозгу в несвязные вопли, слова таяли и вспыхивали жёлтыми огнями, лишаясь смысла. Враги наступали со всех сторон, а сзади вжималась в уставшее тело закрытая дверь.
        Горящая головня ударилась о лоб и рассыпалась перед глазами обжигающими искрами. Запахло палёной шерстью. Пасть раскрылась, исторгая рык, а лапы сами помчали прочь, лишь бы куда, лишь бы вырваться из круга. Приметив просвет между рядами людей, зверь ломанулся туда изо всех сил.
        В него летели камни, разбитые бутылки и палки. Выстрел обжёг бедро, по спине пришёлся удар крепкой палкой, который мог бы сбить с ног крупную собаку. Но не волколака.
        В крови догорало ведьминское зелье, и с каждым ударом сердца его действие становилось слабее. Перед глазами клубился туман беспамятства, всё, что происходило минутой ранее, истончалось и рвалось, забываясь навсегда.
        ***
        Гордей пришёл в себя лишь утром, когда разгорался рассвет цвета спелой малины. Он лежал на земле, недалеко от того оврага, где нашли Свету Лещицыну.
        Тело немилосердно ныло, будто каждую кость если не переломали, то по меньшей мере старательно пытались переломить. Бок заливала кровь, на бедре темнела глубокая рана.
        Сперва он подумал, что выпил лишнего с дядей Колей, но постепенно воспоминания о страшной ночи стали прокрадываться в голову, выступать, как переводные картинки.
        - Лучше бы убили, - прошептал Гордей и откинул голову, закрыв глаза.
        Рассвет горел малиновым, кровавым, и где-то вдалеке слышался вой милицейской сирены, сливающийся с утренними петушиными криками.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к