Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Андреев Николай / Победитель: " №09 Четвёртый Уровень Любовь Несущая Смерть " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь, несущая смерть Николай Андреев
        Победитель #9 Она правительница могущественной державы. Ее звездные корабли покоряют одну планету за другой. Но даже ей нелегко добиться любви. Чтобы достичь желанной цели, она готова на все.
        Николай Андреев
        Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
        Вступление
        Он могущественен и велик. Он правит звездными скоплениями и галактиками. Его возможности безграничны. Вселенная лежит у ног властителя. Но… у него есть враг. Сильный и опасный.
        Противник повелевает другим, таким же огромным, миром, и мечтает расширить свои владения. Они называют себя Светом и Тьмой. Об их существовании представители слаборазвитых цивилизаций лишь догадываются.
        Долгое время пути заклятых врагов не пересекались. Логос и Хаос жили обособленно друг от друга. Но однажды кто-то неразумный открыл проход между мирами, и хрупкий баланс был нарушен. Орды Тьмы вторглись на территорию Света. Чудовищные твари начали покорять различные расы и народы. Кого-то обращали в рабов, кого-то в собственную веру, кого-то безжалостно уничтожали.
        И тогда Он вмешался в ход событий. В центре галактики состоялось грандиозное сражение, получившее название Армагеддон. В гигантском пламени пожара сгорели сотни звезд, тысячи планет, миллиарды ни в чем не повинных существ. Ни одна из сторон не добилась победы. Продолжать битву не имело смысла.
        Чтобы разрешить затянувшийся спор, Свет и Тьма заключили удивительную сделку. Они договорились выставлять па поединок строго ограниченное количество бойцов. Теперь не на жизнь, а па смерть дрались низшие цивилизации. Помогать им категорически запрещалось. Война превратилась в жестокую, азартную игру. Цель достигнута, а разрушений гораздо меньше. Проигравший безропотно отдавал победителю часть своих владений. Главное, чтобы на поле брани не осталось ни одного солдата противника.
        Раз в пятьсот лет где-то на необъятных просторах галактики разворачивалась страшная драма. Два народа сходились в отчаянной схватке, даже не предполагая, что за их спиной стоят куда более могущественные силы. Лишь ничтожная горстка избранных знала правду, но они свято хранили эту тайну.
        Удача - женщина переменчивая. Свет потерпел ряд тяжелых поражений, и Тьма вплотную подошла к звездным системам, населенным людьми. Настала очередь человечества вступить в войну миров. В ту пору на Земле крестоносцы сражались за Гроб Господень, а на Алане вот уже двести лет правил Великий Координатор.
        Чтобы покорить древнюю метрополию диктатор разработал программу «Воскрешение». На Таскону с далекой варварской планеты доставляли хладнокровных убийц-наемников. Однако часть бойцов отказалась выполнять приказы тирана и бежала из лагеря. Таким образом, Свет и Тьма расставили фигуры на поле и начали игру.
        Возглавляли мятежников Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян. Удивительно, но земляне сумели изменить историю. Они свергли Великого Координатора, разгадали секрет «Ковчега», разгромили воинственную расу торгов. Враг проиграл эту битву. К сожалению, друзья дорого заплатили за победу. Из двенадцати избранных уцелели только двое. Тино Аято стал первым императором Асконийского государства, а Крис Саттон получил герцогский титул и две планеты в звездном скоплении Хороса.
        Но время идет. Четыреста пятьдесят лет пролетели как одно мгновение. Мир опять подходит к ответственному рубежу. Тьма не смирилась с поражением и готовится к новой схватке. Кто теперь встанет на ее пути? Кто бросит вызов адским тварям?
        За четыре с половиной века люди освоили десятки новых планет. Асконийская империя значительно разрослась. Однако сильнее от этого государство не стало. Страну раздирали внутренние противоречия. Герцоги, графы и бароны не хотели больше подчиняться династии Храбровых. Возглавлял заговорщиков влиятельный плайдский правитель Берд Видог. Дворяне терпеливо ждали своего шанса.
        В сражении с неведомо откуда появившимися пришельцами звездный флот понес огромные потери, и мятежники поняли, что наступил благоприятный момент для переворота. Армия бунтовщиков высадилась в столице Асконы Алессандрии и штурмом взяла дворец императора. Ольгер Храбров погиб в сражении. Однако радость Видога была омрачена тем, что он не получил контроль над боевыми спутниками. Допуск к пульту управления имели лишь представители древней династии.
        Герцог приказал захватить в плен наследника престола Кервуда Храброва. Принц с беременной женой отдыхал на планете Греза. Кервуд успел покинуть систему Астры, но наткнулся на флот другого врага - герцога Грайданского. Отчетливо осознавая, что вырваться из западни не удастся, принц поручил своему телохранителю, воину клана самраев, Астину Ворху спасти жену.
        Маленький космический челнок спрятался на поверхности безжизненной планеты. Астин и Эльвира издалека наблюдали за страшной трагедией. В жестокой схватке с врагом флагманский крейсер империи был серьезно поврежден, и Храбров направил израненное судно в бездну красной звезды под названием Убриэль. Беглецов противник не обнаружил.
        Выполняя распоряжение Кервуда, самрай полетел к системе Солнца. Только там они могли укрыться. Земля считалась запретной зоной. Любого незваного гостя безжалостно уничтожала могущественная каста хранителей. С ней правители старались не конфликтовать. На корабле Ворха стояла аппаратура, посылающая стражам необходимый сигнал.
        При посадке на планету у женщины начались роды. На свет появился мальчик, но сама Эльвира умерла. Замаскировав челнок, Астин взял младенца и отправился на поиски людей. На лесной дороге он стал невольным свидетелем нападения бандитов на карету богатой дамы. Женщина с грудным ребенком и солдаты, сопровождавшие ее, были убиты. Асконец тут же воспользовался представившимся шансом. Ворх застрелил из бластера разбойников и подменил малышей.
        Так наследник имперского престола стал внуком русского боярина Таратухина.
        Прошло шестнадцать лет. Самрай долго скитался по Земле, а затем, освоив местный язык, под видом иностранца нанялся к Таратухину учителем мальчика. Андрей Волков рос смышленым и подвижным ребенком. Он многому научился у Астина и мог за себя постоять. В то время Россия вела войну со Швецией, и подросток буквально рвался в действующую армию.
        Когда юноша получил предписание ехать в полк, асконец понял, что пора принимать решительные меры. По пути Ворх уговорил Волкова отклониться от маршрута. Самрай привел мальчика к звездному кораблю. Для Андрея это был шок. С помощью специального прибора Астин начал повышать интеллектуальное развитие подростка. В мозг юноши хлынул огромный поток информации. Волков справился с нелегким испытанием, но стал чересчур агрессивным и раздражительным. При вторжении в сознание побочные эффекты неизбежны.
        Спустя несколько дней судно стартовало к герцогству Хоросскому. Асконец надеялся найти там защиту от Видога до того момента, когда мальчик достигнет совершеннолетия. Об истинном происхождении Андрея Ворх благоразумно умолчал. До поры, до времени лучше держать юношу в неведении. Иначе он натворит немало бед и поставит свою жизнь под угрозу.
        К сожалению, достичь цели путешественникам не удалось. В гиперпространстве их перехватил пиратский корабль. Самрай был вынужден сдаться бандитам. Они стали пленниками Эдгара Стигби по кличке Ловец Удачи. Чтобы скрыть тайну, Астин в последний момент запустил на челноке систему самоуничтожения. Пираты едва успели выбросить судно в открытый космос.
        Пытаясь хоть немного заработать, Стигби продал Волкова перекупщикам. Что бандиты сделали с учителем, подросток не знал.
        Вскоре Андрей оказался на аукционе невольников. Его приобрел аланский землевладелец Крейн Мектон. Надзиратели постоянно издевались и били рабов. Люди умирали от непосильного труда. Чтобы выжить, юноша должен был бежать.
        Такой шанс представился, когда хозяин начал строить новую усадьбу. Техник Найджел Остин помог Волкову и его товарищу Алену Лейдлу снять электронные ошейники. Ночью невольники покинули лагерь и скрылись в лесу. К утру беглецы вышли к реке. Андрей надеялся затеряться в крупном городе. Осталось сделать последний рывок.
        Увы, надеждам землянина не суждено было сбыться. Вскоре выяснилось, что и Остин, и Лейдл предали Волкова. Весь побег являлся фарсом. Негодяи хотели улучшить условия содержания за счет юноши. Охранники устроили засаду и поймали рабов. Однако сдаваться Андрей не собирался. В схватке с аланцами он убил Алена, двух конвоиров и пилота транспортного бота.
        Землянин попытался воспользоваться летательным аппаратом, но потерпел аварию. Солдаты нашли поврежденную машину и доставили невольника во владения Мектона. По приказу Крейна Волкова распяли на столбе. Юношу ждала неминуемая смерть, но в последний момент хозяин продал Андрея своему приятелю Линку Грейсону.
        Изможденного, еле живого землянина привезли на Маору. Грейсону принадлежало несколько угольных шахт, на которых трудились опасные преступники. Волков оказался среди убийц, бандитов и грабителей. Участь каторжников была незавидна. Тяжелая работа в забое, ужасная еда и короткий отдых. Периодически люди погибали во время обвалов и при взрывах. Никто из них обратно на поверхность не поднимался.
        Очередная катастрофа привела Л инка на грань банкротства. В этот трудный момент в офисе его компании появился странный человек по фамилии Соунвил. Эстерианец предложил Грейсону выгодную сделку. Он хотел приобрести крупную партию преступников. Из рассказа гостя маорец узнал, что на планете Греза в системе Астра проводятся кровавые гладиаторские бои. Финансировал данное развлечение правитель Плайда герцог Видог. Могущественный владыка любил подобные зрелища.
        После некоторых сомнений Линк согласился на условия Стенли Соунвила. Соблюдая строжайшую секретность, Грейсон переправил тридцать каторжников на корабль эстерианца. В их число попал и Андрей, недавно подравшийся с надзирателем. Начальник охраны Ордент решил избавиться от строптивого невольника.
        На том же судне к Астре летела группа рабов-наемников. Плайдцы взяли солдат в аренду у некоего Стафа Энгерона. Предприимчивый тасконец покупал крепких пленников на аукционах и делал из обычных людей профессиональных убийц. Именно они должны были стать противниками преступников на арене стадиона. Надзор за наемниками осуществлял майор Грег Лейрон. Когда-то офицер служил в штурмовом подразделении имперской армии, а теперь являлся помощником Энгерона.
        Через сорок дней корабль достиг Астры. Охранники высадили заключенных в Ассоне, столице Грезы. А уже утром преступники вышли на арену стадиона. На трибунах присутствовало двадцать тысяч зрителей. На кожу полуобнаженных каторжников плайдцы нанесли боевую раскраску, соответствующую образу какого-нибудь хищного зверя. Юный землянин получил кличку Одинокий Волк.
        Вооруженные ножами гладиаторы дрались парами. Публика одновременно наблюдала сразу за двумя схватками. Андрей сумел ранить охотника и прорваться к спасительному флагу. Кроме него это удалось еще четверым маорским заключенным. Уцелевших преступников разместили в специальном лагере на океанском побережье. Стенли Соунвил отправился в систему Сириуса за новыми смертниками.
        Прошло полтора месяца. В Ассоне состоялось еще одно представление. Волков снова одержал победу. И опять не стал убивать поверженного наемника. Впрочем, землянин не знал, что в последний момент Лейрон выставил против него более слабого бойца. Майору понравился отчаянный мальчишка. Андрей, сам того не желая, стал популярным в герцогстве Плайдском гладиатором.
        Минуло четыре декады. Соунвил вернулся на Грезу с партией каторжников. Торговец передал их своему компаньону Браену Клевилу. Ассон готовился к очередному кровавому шоу. За день до представления Грег Лейрон неожиданно поставил организаторам жесткое условие. Либо они продают ему Волкова, либо майор выставляет против юноши сильнейшего охотника.
        Терять хорошего бойца плайдцы не хотели и после долгих споров согласились на сделку. Правда, Клевил потребовал, чтобы Андрей раз в год обязательно участвовал в поединках.
        Тасконцу пришлось пойти на уступки. Вскоре землянин оказался в лагере наемников. В схватке с преступником Волков был вынужден убить противника.
        Через несколько дней юноша покинул Грезу. Вместе с Лейроном он возвращался обратно в Сирианское графство. Во время полета Грег постоянно занимался с Андреем, готовя его к нелегким испытаниям. На базе Энгерона никому поблажек не делалось. После медицинского обследования и карантина землянина направили в первый батальон четвертой центурии. В кровь Волкова оливийцы вели специальный препарат и микрочип, на шею надели металлический обруч с взрывчаткой.
        Программа обучения невольников была очень насыщенной. Будущие солдаты совершали длительные марши, преодолевали различные препятствия, переносили тяжести. Инструкторы с рабами не церемонились. Воин, не способный выполнить то или иное задание, безжалостно уничтожался. За девять декад взвод Андрея потерял трех человек.
        Однажды в лагерь прилетела графиня Сирианская. Октавия Торнвил регулярно брала у Энгерона наемников в аренду. Солдаты нулевого уровня сдавали экзамен на Униме и Аскании, ликвидируя мятежные племена мутантов. По странному стечению обстоятельств процессия наткнулась на подразделение Волкова, возвращающееся с полигона. Землянин был поражен красотой старшей дочери графини Эвис. На младшую
        - Лану юноша внимания не обратил.
        Между тем, пытаясь снизить сумму компенсации, Торнвил предложила Энгероиу провести поединок. Наемнику предстояло сразиться с телохранителем Октавии. Отказать могущественной правительнице Стаф не посмел. Графиня выбрала Андрея в качестве бойца. Женщина не сомневалась в успехе. В ее охране служили исключительно мутанты. В последний момент майор Лейрон добился, чтобы противникам дали кинжалы. Шансы немного уравнялись. В тяжелой, отчаянной схватке, находясь на краю гибели, Волков все же убил врага.
        Расстроенная графиня решила поближе взглянуть на победителя. Израненный, изможденный юноша направился к Торнвил. И тут произошло нечто необъяснимое. Четьгоналнатилетняя дочь Октавии Лана, на виду у всей свиты, шагнула в грязь и отдала невольнику свой платок. Разгневанная правительница тут же покинула базу.
        Прервав визит на Таскону, Торнвил вернулась на Алан. На корабле мать серьезно поговорила со строптивой дочерью. Октавия вдруг поняла, что девочки уже выросли. После смерти мужа она активно занялась политикой и слишком мало уделяла им внимания. Досадная оплошность. Отношения между Эвис и Ланой не сложились. Большой любви сестры друг к другу не испытывали. Мало того, красавица Эвис постоянно язвила по поводу невзрачной внешности Ланы. Младшая дочь откровенно завидовала сестре.
        В поединке с мутантом Андрей получил ряд тяжелых травм и пролежал в госпитале целый месяц. По настоянию Лейрона Энгерон перевел землянина в третью центурию. Таким образом, срок обучения Волкова уменьшился больше чем на полгода. До выпускного экзамена ему осталось всего три декады.
        В новом взводе Андрея приняли неплохо. О его бое с телохранителем графини знали все наемники. Юноша попал во второе отделение, которым командовал Брин Флектон. Товарищами Волкова стали корзанец Лайн Стенвил и окрианцы Брик Кавенсон и Стейн Шелтон. От враждующих группировок Алена Блекпула и Джея Парсона землянин старался держаться подальше.
        Спустя месяц девятую роту третьей центурии отправили на Униму. Солдаты должны были уничтожить племя свидов. Мутанты регулярно нападали на фермеров. Правительница решила покончить с бандитами.
        Наемники высадились в густом лесу на северо-западе материка. Им предстояло произвести тщательную зачистку местности.
        Экзамен получился сложным. Взвод Волкова едва не угодил в засаду. В рукопашной схватке многие бойцы погибли. Потерпев поражение, свиды отступили в болото. Передвигаясь по пояс в воде, наемники преследовали беглецов.
        Вскоре солдаты обнаружили деревню мутантов. Убив почти всех мужчин, бойцы Энгерона взяли в плен женщин и детей. По приказу графини их погрузили в транспортные боты и увезли в специальный лагерь. Уцелевшие наемники вернулись на Оливию. Солдатам был присвоен долгожданный первый уровень.
        На огромном расстоянии от Сириуса располагался красный карлик Мимас. Вокруг него вращался астероид, внутри которого находилась тайная база пиратов Гленторан. Именно здесь Эдгар Стигби продал в рабство учителя Андрея Астина Ворха. Самрай терпеливо ждал удобного момента для побега. И, наконец, он настал.
        На базу одновременно прибыли и Ловец Удачи, и Мик Джейсон, человек, занимавшийся переправкой невольников в Сирианское графство. У первого асконец под угрозой оружия узнал имя перекупщика, приобретшего Волкова. Со вторым Астин за гигантскую сумму договорился о месте на корабле. Вскоре Ворх благополучно покинул Гленторан.
        Через тридцать шесть дней самрай оказался на Алане. Он попросил Джейсона высадить его в столице графства. На планете Мик попытался обмануть Астина, и асконцу пришлось убить негодяя. Во Фланкии Ворх достал у преступников документы и выяснил местонахождение перекупщика Крина Блаунвила. Поиски Андрея начались. Самрай не сомневался, что рано или поздно найдет наследника императорского престола.
        Однако Волкова искал не только Астин Ворх. О том, что сын Кервуда Храброва покинул Землю, догадывались члены могущественного ордена хранителей. В политику они не вмешивались, но старались следить за событиями, происходящими в мире. Их главная задача - не допустить внешнего вторжения. Новая война Света и Тьмы уже не за горами. К сожалению, наблюдатели ордена потеряли из вида Андрея и его учителя. Верховный Хранитель Торн Клевил на Совете распорядился любой ценой найти юношу.
        Между тем, герцог Видог, совершив длительное рискованное путешествие, прилетел в Сирианское графство. Он заключил военный союз с Октавией Торнвил и тут же приказал командующему флотом двинуть звездную эскадру на баронство Церенское. Кроме того, правители двух государств объявили о помолвке своих детей. Эвис не очень понравился Дейл Видог, но спорить с матерью девушка не стала. Политические браки - обычное дело в дворянской среде.
        Перед тем, как покинуть Фланкию, герцог Плайдский взял в аренду у Стафа Энгерона три роты наемников. Берд Видог собирался использовать их в качестве карателей. Среди солдат, отправляющихся на Корзан, оказался и Волков. Спустя три с половиной декады бойцы прибыли на захваченную планету.
        В первые месяцы наемники воевали наравне с десантниками Плайда. Местные повстанцы постоянно совершали диверсии в городах и на основных магистралях страны. Сражения были тяжелыми, подразделения несли серьезные потери. Чтобы запугать корзанцев и подорвать моральный дух мятежников Видог решил провести ряд устрашающих акций.
        Роту Андрея высадили возле маленькой деревни и приказали уничтожить всех жителей. Солдат, отказавшийся участвовать в карательной операции, был тут же казнен. Бойцам ничего не оставалось, как выполнить требования капитана Чеквила. Именно этому офицеру службы контрразведки теперь подчинялись наемники.
        Жесткие меры дали необходимый результат. Сопротивление повстанцев начало ослабевать. Многие люди в панике выдавали бунтовщиков захватчикам. Вскоре плайдцам удалось выяснить, где располагается главная база мятежников. Там же скрывался и барон Флэртон, бывший правитель Корзана. Солдаты Энгерона в штурме подземного бункера участия не принимали, они зачищали близлежащую территорию.
        Во время рейда наемники наткнулись на деревню отшельников. Чеквил распорядился убить ни в чем не повинных людей. Началась жестокая бойня. Понимая, вырваться из окружения не удастся, охотник по фамилии Жармен предложил капитану сделку. Если каратели пощадят его семью, он покажет место, где потерпел аварию инопланетный корабль. После некоторого колебания офицер согласился на условия корзанца.
        Группа солдат отправилась в экспедицию. Спустя несколько дней отряд достиг цели. Жармен не обманул захватчиков. Под огромной скалой лежало неизвестное судно. Разведчики проникли внутрь корабля через пробоину. Внутри царило тысячелетнее запустение. Вскоре наемники обнаружили рубку управления. В креслах находились полуистлевшие тела пришельцев.
        В руке одного из чужаков была странная пластина. Охваченный тщеславием Чеквил вставил ее в специальный паз и запустил резервный блок энергоснабжения. На центральном пульте поднялся сверкающий цилиндр. Вспыхнувший свет заставил Андрея попятиться назад. Юноша невольно уронил на пол труп пришельца. На его шее Волков увидел удивительный амулет. О своей находке землянин никому не сказал.
        Между тем, капитан, нарушая все инструкции, взял из тайника две полупрозрачные призмы. На корабле тут же включилась система самоуничтожения. Люди бросились прочь. Воспользовавшись благоприятным моментом, сержант Миллан убил Чеквил а. Забрав у офицера артефакты, наемник побежал к пробоине. Как только разведчики покинули судно, оно взорвалось.
        Миллан сдержал обещание и отпустил Жармена. О корабле чужаков никто, кроме него и Андрея не знал. Но оба предпочитали об этом молчать. У каждого был свой секрет. Офицерам службы контрразведки наемники заявили, что взорвался склад боеприпасов. У корзанских мятежников много тайных бункеров в горах. Проведенная проверка ничего подозрительного не выявила.
        Герцог Видог не собирался останавливаться на достигнутом. Завершив покорение баронства Церенского, он направил эскадру в систему Гайреты. Правитель Тесты Мэт Гресвил отказался подчиниться захватчикам. Флот защитников дрался отчаянно, но был уничтожен. Началась высадка на планету. В операции участвовали и четыре роты наемников. Солдаты Энгерона вместе с полком десантников штурмовали наземную систему обороны у столицы Тесты Бристона. Наткнувшись на плотный огонь, изрядно поредевшие подразделения были вынуждены отступить. В других местах вторжение шло гораздо успешнее. Герцог, не раздумывая, приказал прекратить помощь окруженным частям.
        Тестианцы прижали наемников к реке. Попытка прорыва через мост ни к чему не привела. Солдатам пришлось прыгать в воду. На берег выбрались далеко не все. Но на этом испытания не закончились. Защитники Бристона вытеснили врага в болото. Преодолевая его, взвод Миллана лишился едва ли не трети численного состава.
        На исходе третьих суток наемники вышли к шоссе. Здесь они встретили плайдский патруль. Выяснилось, что пока солдаты скитались по лесу, столица Тесты пала. Барон Гресвил покончил с собой, а его сыновья и внуки погибли в боях с захватчиками. Досталось и батальону Стафа Энгерона. Из четырехсот человек уцелело лишь девятнадцать. Андрей потерял хорошего друга Стейна Шелтона.
        Срок аренды наемников истекал. Волков намеревался вернуться на Таскону вместе с товарищами, но судьба распорядилась иначе. За ним прилетел Стенли Соунвил. Прошел год с тех пор, как майор Лейрон купил юношу у организаторов поединков в Ассоне. Согласно контракту Андрею вновь предстояло выйти на арену. Волков отправился с эстерианцем на Грезу.
        В сражении за Тесту Миллан получил серьезное ранение. Врачи ампутировали сержанту правую руку. Инвалиды-невольники никому не нужны. Ярис не сомневался, что его либо продадут по дешевке, либо просто устранят. Второй вариант был наиболее вероятен. Однако он оказал Лейрону услугу, приглядывая за Андреем и не раз спасая юноше жизнь. Майор выкупил Миллана и предоставил сержанту свободу.
        Тем временем, Астин Ворх упорно двигался по следам ученика. Самрай прошел весь путь Волкова от аукциона рабов на Алане до угольных шахт на Маоре. В городе Оклан асконец свел счеты с Эдвином Дарнели, надзирателем, издевавшимся над Андреем. Ценой невероятных усилий Ворх сумел добраться до системы Астры. В Ассоне самрай узнал о предстоящем поединке юноши. Оставалось только ждать.
        Не сидели сложа руки и хранители. Орден тоже отыскал Волкова. Совет принял решение не выпускать из вида наследника престола, но в события вмешиваться не стал. Пусть все течет своим чередом. Однако Верховный Хранитель Торн Клевил предпочел подстраховаться. Он тайно поручил двум ученикам присмотреть за Андреем и по возможности помочь ему в случае опасности.
        По договору с герцогом Видогом Октавия Торнвил должна была захватить баронство Китарское. Но графиня боялась начинать войну. Она не хотела обострять отношения с соседями. Предчувствуя гнев союзника, сирианская правительница мучительно искала выход из сложившейся ситуации. Сепаратный мир с бароном Мейганом мог бы ослабить напряженность.
        Занимаясь государственными делами, Торнвил даже не предполагала, что во дворце назревает переворот. Ее старшую дочь не устраивало предстоящее замужество. Девушка не желала быть блеклой, невзрачной тенью Дейла Видога. Первая красавица страны мечтала о власти и славе. Как плести интриги Октавия сама подсказала Эвис. Юная графиня осторожно, не спеша готовила покушение на мать.
        За год на Грезе многое изменилось. Гладиаторские бои действительно превратились в красочное шоу. Яркие плащи, сверкающие доспехи, оружие в точности соответствующее древней эпохе. Побеждать в схватке стало труднее. Волков тренировался целый месяц, и, тем не менее, поединок получился невероятно тяжелым. Организаторы выставили против юноши сильного, опытного воина.
        К счастью, в одной тройке с Андреем вышел Эдвин Норкати, наемник, с которым землянин встречался в Ассоне еще год назад. Теперь сержант был инструктором новичков. Он, как и когда-то Миллан, получил указание от майора Лейрона прикрывать Волкова. Норкати отлично справился с заданием. В критический момент Эдвин буквально спас юношу.
        Последний бой стал кульминацией представления. Охрана вытолкала на арену барона Флэртона с сыном. Герцог Видог хотел преподать урок всем строптивым дворянам. Гладиаторы безжалостно убили корзанцев. Спустя два дня Андрей покинул систему Астры. Он возвращался на Таскону.
        После долгих сомнений Октавия Торнвил вступила в тайные переговоры с Урисом Мейганом. Она предложила барону добровольно войти в состав графства. Формально китарский правитель отказывался от независимости, но фактически сохранял и власть, и армию, и привилегии.
        Опасаясь вторжения, Урис был вынужден пойти на уступки. Мейган и Торнвил решили встретиться на острове Велия на Алане и подписать соглашение. Октавия передала послу Китара запечатанный конверт с паролем. Крейсера на орбите планеты пропустят гостя только в том случае, если он правильно его назовет.
        Графиня боялась мести союзника. И не зря. Берд Видог узнал о закулисных играх Октавии. Такое развитие событий герцога не устраивало. Он приказал начальнику службы контрразведки Свенвилу спровоцировать войну между двумя государствами. Если это не получится, Торнвил следовало устранить.
        О предстоящей встрече графини и барона стало известно и Эвис. Девушка решила воспользоваться благоприятным моментом и разом покончить и с матерью, и сестрой. Деньги она получила через подставных лиц от врагов Октавии в Сенате. Некто Чен Виллабрук зафрахтовал корабль перекупщиков и взял в аренду у Стафа Энгерона два взвода наемников. Операция была продумана до мелочей.
        Между тем, Волков вернулся на Таскону. Ему, как и всем остальным солдатам, участвовавшим в сражениях на Тесте и Корзане, присвоили второй уровень. Понесший большие потери взвод переформировали. На место Яриса Миллана майор Лейрон назначил сержанта Нокли.
        По невероятному стечению обстоятельств именно подразделение Андрея поступило в распоряжение Виллабрука. Разумеется, ни владелец компании, ни бойцы не знали об истинных замыслах заговорщиков. Наниматель заявил Энгерону, что действует от лица барона Мейгана. Якобы правитель Китара хочет провести карательную акцию на Тхакене. Чтобы Стаф не задавал лишних вопросов, Чен выплатил полную компенсацию за наемников.
        Судно перекупщиков «Странник» покинуло систему Сириуса, но спустя четыре дня, обнаружив корабли китарцев в гиперпространстве, вернулось назад. Все шло точно по плану Эвис. Виллабрук сказал пароль майору Хейвилу, командиру флагманского крейсера «Альзон», и заговорщиков пропустили к Алану.
        Наемники без каких-либо проблем высадились на Велик и атаковали дворец графини. Проявивший инициативу Хейвил успел предупредить Торнвил об опасности. Октавия с верными телохранителями укрылась в подземном бункере. К сожалению, спасти младшую дочь она не сумела.
        Солдаты Энгерона получили приказ уничтожить весь персонал комплекса. Несчастная девочка в ужасе металась по охваченному огнем зданию. Служанка в панике бросила юную госпожу на произвол судьбы. В результате мощного взрыва Лана получила сильную контузию и оказалась под грудой камней.
        При зачистке дворца на нее наткнулся Волков. Сначала юноша хотел добить бедняжку, но затем передумал и не стал брать грех на душу. Чтобы девочка не мучилась перед смертью, Андрей оглушил Лану. Через несколько минут здание обрушилось.
        Сирианцы достаточно быстро отреагировали на нападение мятежников на остров. Командир «Альзона» выслал к Велии флайеры и десантные боты. Кроме того, штурмовые подразделения захватили корабль перекупщиков. Однако взять в плен Виллабрука не удалось. Чен и наблюдатель капитан Мешан были кем-то убиты. Пропал и пульт управления наемниками. Подозрения пали на неизвестного человека, улетевшего к планете на гравитационном катере.
        Между тем, ситуация на острове обострилась. Бойцы Энгерона попали в западню. Пилоты флайеров расстреляли оба бота наемников. Солдатам ничего не оставалось, как воспользоваться личным катером графини. Сбивать беглецов Хейвил не рискнул. Вдруг на борту машины находится Лана? Заговорщикам дали дотянуть до материка Кабрия.
        Пришедшая в себя Торнвил связалась с бароном Мейганом. Попытка правителя Китара оправдаться успехом не увенчалась. Октавия не сомневалась, что именно Урис организовал покушение на нее. Барон решил не спорить с графиней и поспешно покинул вражескую территорию. Это обстоятельство послужило лишним доказательством его вины. Вскоре арестованный Стаф Энгерон подтвердил предположения Торнвил.
        Катера мятежников, в конце концов, все же сбили. Октавия не могла допустить утечки информации. Машина, иылетевшая со «Странника», взорвалась при столкновении с поверхностью. В ней обнаружили три изуродованных трупа. Наемникам повезло больше. При посадке погиб только пилот.
        Когда выяснилось, что девочки у солдат нет, графиня приказала ликвидировать бойцов. В последний момент ее отговорил Хейвил. Майор предложил использовать наемников в предстоящей войне с Китаром. После некоторого колебания Октавия согласилась. Убийство тридцати солдат не удовлетворит ее жажду мести.
        Тело Ланы так и не было найдено под руинами дворца. Ничего не дал и генетический анализ неопознанных останков. Девочка бесследно исчезла. Специалисты посчитали, что бедняжка оказалась в очаге пожара и полностью сгорела. В стране объявили траур.
        Через несколько дней эскадра сирианского графства вторглась в систему Китара. Вероломство барона Мейгана должно быть наказано. Сенат поддержал Торнвил. Ультиматум Октавии Урис отверг, но часть его флота отказалась сражаться с противником. Генеральный штаб на Эдане тоже присягнул на верность графине. Никто не хотел воевать за барона.
        Потерпев поражение в битве, Мейган бежал на Тхакен. Он нгдеялся спрятаться в подземных коммуникациях торгов. Октавия последовала за ним. На планету высадился батальон штурмовиков и взвод наемников. С помощью проводников королевы Ускер солдаты проникли в древний город насекомых. Сторонники барона дрались отчаянно. На одном из ярусов бойцам пришлось вступить в схватку с охраной местной принцессы. Силы были неравны, но десантники вынудили торгов сложить оружие. Урис, понимая, что его ждет позор и унижение, покончил с собой. Торнвил добилась своей цели. Присоединив к графству баронство Китарское, она выполнила условие герцога Видога.
        Уничтожив Мейгаыа, Октавия отправилась на Эдан. Ей предстояло навести порядок на планете. Большинство обывателей с радостью приняли новую правительницу. Люди не любили алчного и мстительного барона. Однако кое-где все же вспыхнули беспорядки. Генерал Лексон успешно их подавлял.
        Торнвил расположилась в столичном дворце Уриса. Ее секретарь и фаворит Грей Бредли погиб на Велии, и графиня приблизила к себе командира флагманского крейсера Грега Хейвила. Она испытывала к майору не только чувство благодарности. Октавия влюбилась в умного, смелого, преданного офицера. То, что Грег женат, ее ничуть не останавливало. На пути к личному счастью правительница была готова преодолеть любые препятствия.
        Между тем, вдали от Сириуса на планете Кратон звездного скопления Хорос герцог Саттон собрал на совет своих сыновей Криса и Мейса, а также внука Лекса. Агрессивная политика Видога и Торнвил заставила их принять ответные меры. После долгого обсуждения они решили оправить к баронству Алционскому мощную эскадру. На это государство в ближайшее время намеревался напасть Берд. Возглавил поход сам Брин Саттон.
        На Тасконе Верховный Хранитель Торн Клевил тайно встретился со своим учеником. Именно он присматривал за Волковым. Когда Виллабрук приказал ликвидировать наемников, Дарен убил его и капитана Мешана. С корабля Лигвил бежал на гравитационном катере.
        На острове он забрал напарника, который непосредственно прикрывал наследника престола. От Дарена Клевил узнал, почему спасатели не нашли в разрушенном здании младшую дочь графини Лану. Ее спас второй ученик Торна Кальт Маквил. Девочка получила серьезные ранения, и Кальт ухаживал за ней. Маквил надеялся, что в будущем юная графиня может стать членом клана. Верховный Хранитель разрешил начать обучение.
        Побывав на Грезе, Астин Ворх вернулся в систему Сириуса. Теперь самрай знал, где искать Волкова. Он высадился на космодроме «Кенвил». А оттуда отправился в маленький городок Лекрил. Сразу ехать на базу Энгерона асконец не рискнул. Сначала надо осмотреться и выяснить ситуацию. В дешевом кабаке Астин познакомился с охранником лагеря. Из беседы с тасконцем Ворх понял, что освободить Андрея будет непросто. Но сдаваться самрай не привык.
        Захват Китара прошел легко и быстро. Торнвил решила продолжить наступление. Следующей жертвой она избрала баронство Эльзанское. Октавия хотела силой присоединить это государство. Однако Хейвил предложил другой вариант. Майор решил использовать старую вражду комонцев и цекрианцев.
        Война между двумя странами возникла из-за крошечной планеты Шейла, богатой редкими полезными ископаемыми. Победил граф Эстебан. Сейчас на Шейле несколько поселений комонцев. Их уничтожение спровоцирует Серьезный конфликт. Граф наверняка обвинит в нападении соседей.
        Опасаясь вторжения, цекрианцы попросят о помощи. И тут-то и выйдет на арену Торнвил. Она выступит в роли спасительницы.
        План Хейвила понравился Октавии. Главное, сохранить его в тайне. Сирианцев никто не должен заподозрить. Для диверсии Торнвил решила использовать корабли из резервной эскадры. О ее существовании знал лишь строго ограниченный круг лиц. Командиром группы крейсеров был назначен полковник Дретон. Однако общее руководство операцией осуществлял офицер службы безопасности Линк Торренс.
        Чтобы не допустить утечки информации майор Хейвил лично разработал маршрут экспедиции. Он же обратил внимание на странное финансирование шахты «Ш-4». Майор предположил, что в колонии ведутся какие-то секретные эксперименты. Несколько лет назад в графстве Комонском разразился громкий скандал. Ученые проводили опыты над людьми.
        Этот факт заинтересовал Октавию. Она и сама тайно построила на Маоре подобные лаборатории. Успехи, правда, были пока невелики. Новые сведения могли значительно продвинуть исследования. Правительница приказала взять у Стафа Энгерона роту наемников и погрузить их на суда. Солдатам предстояло захватить базу «Ш-4». Кроме того Торнвил потребовала, чтобы в рискованной акции участвовали бойцы, напавшие на ее дворец.
        Волков вместе с друзьями находился на крейсере «Альзон». Однажды ночью у юноши было странное видение. Два незнакомца в черном и белом балахоне, не раз появлявшиеся и раньше, поставили Андрея перед выбором. Он должен был решить на чьей стороне воевать: Света или Тьмы. Землянин считал этих людей плодом своего воображения. Волков отверг их ультиматум.
        Однако ритуал посвящения все же состоялся. Причем юноша оказался воином обеих враждующих сторон. Кроме него у Света и Тьмы было еще по восемь бойцов. Андрей посчитал это очередным кошмарным сном. Но к своему удивлению землянин обнаружил на груди удивительное пятно: наполовину красное, наполовину черное. Волков предусмотрительно ничего не рассказал товарищам. Он не знал, как к этому относиться.
        Вскоре наемников погрузили на эсминец и отправили на Таскону. Здесь, прямо на посадочной площадке лагеря, им присвоили третий уровень. А уже через час они в составе роты снова вернулись на корабль. Путешествие продлилось недолго. Затем тяжелый крейсер и старт в неизвестность.
        Спустя полтора месяца суда достигли системы Ульфры. Сирианцы без труда разгромили заслон противника. Ракеты с ядерными зарядами уничтожили колонии комонцев. Возле «Ш-4» агрессоры высадили десант. Понеся значительные потери, солдаты ворвались на базу.
        Вместе с ними на планету прибыла группа ученых. Ее возглавлял Лоренс Ронинвер. Его заместителем была Лиза Корлейн, женщина крайне амбициозная и безжалостная. Найти сразу секретную лабораторию не удалось. Простые рабочие ничего о ней не знали. По приказу сирианцев наемники после допроса казнили пленников.
        Впрочем, поиски оказались не напрасны. Захватчики пришли к выводу, что единственно возможный путь в тайное убежище комонцев - шахта лифта. Они не ошиблись. Штурм получился трудным. Бойцов встретили скорострельные пушки и хорошо вооруженная охрана. Численность роты стремительно сокращалась. Многие солдаты были ранены. Враг отчаянно сопротивлялся.
        В экспериментальном секторе наемники обнаружили яд. За специальным стеклом находились подопытные люди. Часть из них неприятель уничтожил, но трое уцелели.
        Проводя зачистку помещений, бойцы нашли в шкафу женщину. Ее звали Вела Чакрил. Несчастная колонистка под нажимом Корлейн сообщила, что в лаборатории пациентам вживляли в мозг биочип и управляли их поведением. Именно этот прибор и интересовал сирианцев.
        Между тем, ситуация в космосе неожиданно усложнилась. Наблюдатели патрульного крейсера заметили в гиперпространстве эскадру противника. Враг должен был подойти к системе Ульфры через двое суток. Подобное развитие событий планом Хейвила не предусматривалось. Торренс решил рискнуть. Он приказал кораблям возвращаться в графство, а сам остался на флагманском судне «Виддок» на орбите Шейлы.
        Руководитель экспедиции дал ученым всего три часа. Для извлечения биочипов этого было достаточно. Ронинвер, его коллега Перес, двое наемников и Вела Чакрил двинулись в закрытый блок. Однако, как только сирианцы вошли в отсек, пациенты по команде пленницы бросились на чужаков. Солдаты были вынуждены убить обезумевших людей. Чакрил покончила с собой.
        К удивлению ученых биочипов в голове мертвецов не оказалось. Нокли заподозрил неладное. Захватчики как-то чересчур легко проникли в экспериментальный сектор. Вскоре солдаты принесли обгоревшие куски термокостюмов. Сержант предположил, что сирианцы чем-то заразились. Группу, несмотря на возмущение Ронинвера, изолировали.
        Теперь оставалось лишь ждать. Проявятся симптомы болезни или нет.
        Через некоторое время один из ученых Ник Холмос обнаружил важные документы. Из них следовало, что комонцы экспериментировали в лаборатории с какими-то микроорганизмами. Бактерии получили кодовое обозначение «БХ-17». Они поражали мозг человека, превращая его в послушное животное. Самое страшное, что микроорганизмы распространялись воздушно-капельным путем. Группа Ронинвера была обречена.
        Узнав эту новость, Лоренс решил не рисковать и уничтожить весь отряд. Он попытался связаться с полковником Торренсом. Сержант Линжей, находившийся в том же блоке, без колебаний застрелил ученого. Не желая становиться безмозглыми тварями, зараженные наемники покончили с собой. Но шанс выжить они друзьям предоставили.
        Проджер Ронинвера сержант оставил в дезинфекционной камере. После тщательной обработки прибор забрала Лиза Корлейн. Несмотря на жесткие требования Нокли, женщина отказалась немедленно покидать базу. Аланка боялась эпидемии на борту крейсера. После долгих споров удалось найти компромисс. Лиза согласилась отправиться на корабль ровно через сутки. К тому моменту будет ясно, вырвался
«БХ-17» на свободу или нет.
        Между тем, события в системе Ульфры развивались по весьма неблагоприятному для сирианцев сценарию. Два уцелевших после сражения судна комонцев ринулись к
«Виддоку». Гроненбер предположил, что вражеская эскадра раньше намеченного срока вынырнет из гиперпространства. Противник хотел задержать захватчиков у Шейлы.
        Не слушая возражения Корлейн, руководитель экспедиции приказал ученым и наемникам возвращаться на крейсер. Началась экстренная эвакуация. Как только десантные боты влетели в шлюзовой отсек, сирианцы взорвали «Ш-4». Через несколько секунд корабль стартовал.
        Командир «Виддока» был опытным офицером. Он разгадал замысел комонцев. Курс на Эльзану неминуемо привел бы беглецов в западню. Майор внес соответствующие коррективы. Совершив резкий маневр, судно полетело в другую сторону. Враг тут же увеличил скорость. Вскоре эсминец настиг «Виддок» и ринулся в атаку.
        Бой был коротким. Один точный залп и корабль противника развалился на части. Однако его обломки ударили по корпусу крейсера. Судно серьезно пострадало. На верхней палубе многочисленные пробоины, поврежден один из ускорителей, в левой дюзе застрял кусок металла. Тем не менее, «Виддок» сумел преодолеть световой барьер.
        Как и предполагал Гроненбер, комонцы попытались взять корабль в клещи. Но их план провалился. Крейсеру удалось оторваться от неприятеля. В погоню устремились шесть судов. Вступать с врагом в битву было равносильно самоубийству. Уходя в неизведанную часть галактики, сирианцы надеялись, что рано или поздно противник отстанет.
        О вторжении цекрианцев на Шейлу герцог Видог узнал практически сразу. По мнению начальника контрразведки Горна Свенвила, это была чья-то провокация. Он привел правителю неопровержимые факты. И все же граф Эстебан объявил соседям войну. Опасаясь вторжения, барон Акрил попросил помощи у Октавии Торнвил.
        Переговоры носили секретный характер, но плайдский владыка сразу догадался, что потребует его союзница. О суверенитете Эльзанского государства можно забыть. К Сирианскому присоединяется еще одна планета.
        И опять без боя. Чтобы продемонстрировать свою силу, Видог распорядился отправить эскадру к баронству Алционскому. Захват Окры восстановит былой паритет сил.
        Покушение на Октавию не увенчалось успехом, и ее старшая дочь Эвис, подготовившая его, решила больше не рисковать. Тем более что мать улетела на Эдан. Девушка смирилась с судьбой. В конце концов, Дейл Видог не такая уж плохая партия.
        Но как быть с Айлином Бекингтоном? Лейтенант безумно любил юную графиню и не собирался отступать от намеченной цели. Он представлял серьезную опасность для Эвис. Гвардеец вышел из-под контроля. Его надо было остановить. Девушка избрала самый простой способ. На офицера обрушился град упреков. Эвис обвинила Айлина в том, что он пренебрегает ее жизнью.
        Бекингтон болезненно воспринял слова графини и на следующий день, проиграв огромную сумму в казино, спрыгнул с семидесятиэтажного здания. Тем самым он отвел все подозрения от девушки. Теперь никто и никогда не докажет, что Эвис участвовала в заговоре.
        Тем временем, в лесу, в отдаленном районе Алана, жила Лана. Она чудом уцелела на Велии. Спас ее некий Кальт Маквил. С виду невзрачный, ничем не примечательный человек. Но это было глубочайшее заблуждение. Девушка сразу поняла, что Кальт весьма неординарная личность. С подобными людьми Лана еще сталкивалась. Всегда спокоен, уравновешен, рассудителен. А сколько таинственности! Сплошные секреты.
        Постепенно юная графиня поправлялась. Следов от ожогов не осталось, спина больше не болела, и лишь сломанная нога доставляла девушке некоторые проблемы. Лана часто рассматривала себя в зеркале. За прошедшие два месяца она по-настоящему расцвела. Подростковая угловатость осталась в прошлом. На придворных балах младшая дочь Октавии Торнвил затмит своей красотой даже Эвис. Девущка торжествовала.
        Однако отпускать Лану Маквил не спешил. Он боялся, что враги сирианской правительницы попытаются устранить юную графиню. В борьбе за власть конкуренты никому не нужны. Кроме того, Кальт хотел ввести девушку в орден хранителей. У нее для этого есть все задатки. А главное, высокое положение в обществе.
        На Тасконе Астин Ворх поселился в маленьком городке Ленкрил. От него рукой подать до базы наемников. Самрай несколько раз ездил к лагерю. Радикальный способ освобождения Андрея был неприемлем. Слишком хорошая охрана. Рисковать наследником престола асконец не имел права. Единственный способ добиться успеха
        - подобраться к окружению Стафа Энгерона. Шантаж часто давал желаемый результат.
        Астин вступил в контакт с представителем организации по отмене рабства Дареном Ислэном. Молодой человек передал самраю досье на сотрудников базы. Увы, серьезных компрометирующих материалов в нем не оказалось. Однако встреча не была напрасной. Ислэн обещал познакомить Ворха с бывшим наемником. Как он получил свободу, никто не знал.
        Два корабля комонцев преследовали «Виддок» целый месяц. И все же они повернули назад. Поврежденный крейсер вынырнул из гиперпространства возле звездной системы Сарисы. Экипаж приступил к ремонту судна.
        Неожиданно наблюдатели обнаружили в космосе странный объект. Это было огромное кольцо, по размерам значительно превосходящее «Виддок». Сирианцы решили, что сооружение давно заброшено. Торренс приказал отправить к объекту группу техников. В целях безопасности их сопровождали наемники, в число которых попал и Андрей.
        Разведчики проникли внутрь кольца и нашли зал с гигантскими машинами. На пульте управления Волков увидел знакомые символы. Такие же были в корабле чужаков на Корзане и на найденном в нем амулете. Юноша предупредил товарищей об опасности. Отряд еле успел покинуть сооружение. Вскоре кольцо взорвалось и развалилось на части.
        Эта неудача не остановила Липка Торренса. Корабль устремился ко второй планете системы. У нее была атмосфера, и полковник предполагал, что это Родина древней погибшей цивилизации. Но он ошибся. На Тарнуме, так сирианцы назвали планету, удалось обнаружить лишь остатки трех поселков колонистов.
        Как и следовало ожидать, руководитель экспедиции распорядился высадить исследовательскую группу. Возглавила ее Лиза Корлейн. Тарнум был покрыт густыми лесами и топкими болотами. Пилоты с большим трудом посадили бот. Проведенные раскопки не дали существенных результатов. База пришельцев погибла несколько веков назад. Судя по следам пожаров, лагерь уничтожил неизвестный враг.
        Когда разведчики вернулись к машине, то выяснилось, что пилоты убиты каким-то крупным хищником. Бот оказался серьезно поврежден. На этом неприятности не закончились. Второй летательный аппарат при посадке потерпел аварию. Рисковать третьей машиной Торренс не стал. Он приказал отряду пройти по болоту пятьдесят километров.
        Это был тяжелый и опасный путь. Дикий мир Тарнума буквально кишил кровожадными тварями. Люди для них лакомая добыча. Разведчики с трудом отбивались от хищников, неся значительные потери. Группа редела на глазах. Цели достигли немногие. К тому моменту уже наступила ночь.
        На окраине поселения Парсон нашел тайное убежище чужаков. Один люк наемники вскрыли, но второй не поддавался. На нем Волков увидел такой же символ, как на амулете. Ничего говорить друзьям юноша не стал. Вскоре отряд ушел к посадочной площадке. Андрей тайно покинул лагерь и вернулся в укрытие. Амулет, найденный в корабле пришельцев, оказался ключом. Волков проник в древнее убежище.
        Внутри находился пульт связи и мертвый инопланетянин. Однако осмотреться юноша не успел. Вслед за ним в сооружении появились Вилл Нокли и Лиза Корлейн. Направив бластер на наемников, аланка заставила их бросить оружие. Женщина нажала на пульте управления светящуюся кнопку, и люди увидели центральном экране последнюю запись.
        Странное кольцо оказалось устройством для перемещения в пространстве. Из него вылетел корабль. Он почему-то пытался уничтожить сооружение. Вскоре все прояснилось. Из синеватой дымки вынырнули еще два судна. Завязалась яростная схватка. Выведя кольцо из строя, первый корабль поспешно ретировался, а чужаки атаковали колонию.
        Внезапно Андрей почувствовал теплую волну, исходящую от сержанта. Но почти сразу на него повеяло холодом. Корлейн выключила изображение и взяла из поднявшегося цилиндра красный кристалл. В тот же миг Нокли бросился к лазерному карабину. Аланка выстрелила и ранила Вилла. Лиза упустила из виду Волкова, и это стоило ей жизни. Юноша сумел незаметно вытащить нож. Лезвие вонзилось в горло женщины.
        Андрей ринулся к сержанту. Он уже понял, что Нокли и Корлейн были воинами Света и Тьмы. Страшный сон превратился в реальность. Помочь Виллу юноша ничем не мог. Наемник умирал. Чтобы не погибнуть, Волкову пришлось покинуть убежище пришельцев. Мощный взрыв разрушил сооружение. Через несколько часов за разведчиками прилетел десантный бот.
        Глава 1. Возвращение
        Десантный бот плавно оторвался от земли и начал набирать высоту. Пилоты действовали предельно осторожно. Вокруг кромешная тьма. И хотя наемники расчистили под посадочную площадку значительную территорию, риск зацепить верхушки деревьев все же есть. Не стоило забывать и о тарнумских хищниках. Они имеют свойство появляться в самый неподходящий момент.
        Но, видимо, лимит на неприятные сюрпризы был исчерпан. Машина без каких-либо эксцессов покинула дикую, негостеприимную планету. Совершив вираж, летательный аппарат устремился к крейсеру. Сидящие в боте люди облегченно вздохнули. Теперь им ничто не угрожает.
        Впрочем, особой радости на лицах разведчиков нет. Слишком дорого обошлась отряду экспедиция на Тарнум. Причем в многочисленных схватках с мерзкими, кровожадными тварями погибли не только солдаты Энгерона, но и сирианцы. Из группы техников уцелел лишь лейтенант Грейзен.
        Понурив голову, офицер с горечью смотрит на грязный рюкзак с древними артефактами. В нем несколько предметов, найденных на первой базе. Вряд ли эти проржавевшие железки и куски пластика представляют большую ценность. Основная часть находок утонула в болоте. Они для человечества потеряны безвозвратно.
        И что удивительно, лейтенанту их ничуть не жаль. Пустота в душе Грейзена постепенно заполнялась злобой и ненавистью. Офицер все отчетливее понимал, что смерть сто друзей ничем не оправдана. Это прямое следствие упрямства и самодурства полковника Торренса.
        С контрразведчиком лейтенант пару раз сталкивался в коридоре жилого сектора
«Виддока». Высокий, стройный, подтянутый мужчина лет сорока. У него довольно привлекательная внешность. Темные, зачесанные назад волосы, чуть вздернутый нос, маленький округлый подбородок.
        У человека, не знавшего полковника, создавалось впечатление, что перед ним мягкий, утонченный интеллектуал. Глубочайшее заблуждение. Все это искусная маска, умело скрывающая обостренное тщеславие, безграничное властолюбие и холодную жестокость. Торренсу неведомы такие чувства, как доброта, сострадание, милосердие. Для него существует только государственная целесообразность и личная выгода. Выдавали контрразведчика глаза. В их взгляде презрение и цинизм.
        Грейзен крепко сжал кулаки. Ногти глубоко впились в ладони, однако офицер не ощущал боли. Если бы полковник не заставил отряд идти пешком ко второму лагерю, Мик и Лесс сидели бы сейчас в боте. Но Торренс принял иное решение.
        Сволочь! Он обрек людей па верную гибель.
        Руководитель экспедиции ради собственных амбиций пожертвовал соотечественниками. И ведь мерзавец не понесет никакого наказания. Формально полковник ничего не нарушил.
        Эмоциональная встряска у переправы до сих пор сказывалась. Колени лейтенанта нервно подрагивали. Работая возле убежища чужаков, Грейзен немного успокоился, забылся. Его мозг сумел переключиться. Увы, хватило офицера ненадолго. В машине начался новый приступ.
        Да и как выбросить из памяти ту кошмарную сцену? Громкий всплеск, плывущие к руслу ботинки Мика и огромное кровавое пятно на воде. Затем гигантские челюсти хищника сомкнулись на плече Лесса. Ужасный вопль бедняги гулким эхом прокатился по лесу. И самое страшное, что лейтенант ничем не мог помочь друзьям. Судьба часто бывает несправедлива. Лучшие погибают, а различного рода негодяи бессовестно наживаются на их смерти.
        Справа от Грейзена расположился Паприл. Пилота тоже терзают муки совести. Ведь именно допущенная при посадке ошибка привела к столь плачевному результату. И хотя офицер непосредственно не управлял летательным аппаратом, это ничуть не уменьшает его вину. Он должен был подстраховать командира.
        Но Паприл растерялся и не успел далее взяться за штурвал. Бот врезался в деревья, накренился на бок и рухнул вниз. Лейтенанту повезло. Основной удар пришелся на сторону Лесса.
        Пилот горько усмехнулся. Друзей уже не вернешь, а ему еще отчитываться перед следственной комиссией. Надо тщательно продумать все возможные вопросы и ответы на них. Паприл не хотел лишиться должности и звания.
        Наемники разместились напротив сирианцев. Сняв защитные шлемы, солдаты то и дело прикладывались к флягам. Из-за высокой температуры и влажности люди на Тарпуме постоянно испытывали жажду. Но теперь экономить воду нет смысла.
        События двух прошедших дней бойцы не обсуждали. Да и чего тут обсуждать. Отряд сократился почти наполовину. Впрочем, наемники привыкли к потерям. Любая операция, любая высадка - это риск. Солдат Энгерона бросали на самые опасные участки. Они первыми идут навстречу смерти. И не имеет значения, кто их убивает: отчаянно сопротивляющийся враг или коварный, кровожадный хищник. Итог всегда один - десятки бойцов остаются на поле сражения.
        Особняком в этом ряду стоит гибель Нокли. Опытный, предусмотрительный сержант зачем-то пошел с Лизой Корлейн в укрытие колонистов. В подобных ситуациях Вилл обычно брал с собой двух-трех человек, но сегодня, забыв об осторожности, изменил правилам. Странное, труднообъяснимое решение. Хотя… Он тоже не робот и допускает досадные промахи. Точнее, допускал. Удача, так долго сопутствовавшая Нокли, отвернулась от него.
        Командование отрядом взял на себя Парсон. Джей старше всех по возрасту. Бентли, второй уцелевший капрал, не возражал. Цекрианец спокоен, выдержан, уравновешен. Делить им нечего. После Шейлы и Тарнума рота превратилась в отделение. Когда солдаты вернутся в таскоиский лагерь, их наверняка ждет повышение в статусе и переформирование. Ну, а у четвертого уровня абсолютно иные задачи.
        В отличие от товарищей Волков заметно нервничал. В восемнадцать лет люди плохо справляются с эмоциями. Погасить возбуждение юноша никак не мог. Еще бы! Ночной кошмар, казавшийся ему мифом, иллюзией, вдруг стал реальностью. Воины Света и Тьмы действительно существуют. И не просто существуют, а отчаянно дерутся. Битва безжалостная, бескомпромиссная. Никто не берет пленных и не щадит раненых. Победа любой ценой.
        На, что самое неприятное, Андрея без колебаний прикончат и те, и другие. Он - изгой, не принявший ни одну из сторон, а значит, опасен для всех. Его поведение непредсказуемо, поступки нелогичны. Волков вносит в привычное, размеренное течение войны хаос, сумятицу. Идеальный способ решить проблему - избавиться от ее носителя. Зачем искушать судьбу?
        Последние слова Нокли наглядное тому подтверждение. Вилл, почти полгода опекавший юношу, не раз спасавший Андрея от смерти, был готов убить его. К счастью, руки уже не слушались маорца. В противном случае на спусковой крючок карабина он наверняка бы нажал.
        Вспоминая схватку в подземелье, Волков непроизвольно взялся за рукоять ножа.
        Подавшись чуть вперед, юноша толкнул Клертона локтем. Дремавший Эрик удивленно посмотрел на товарища. Андрей лишь слабо улыбнулся. Случайность. Опустив глаза, Волков вдруг заметил на обнаженном лезвии капли запекшейся крови.
        Во время поисков Нокли и Корлейи юноша тщательно протер клинок травой, но, видимо, либо что-то в темноте пропустил, либо кровь испачкала ножны. Глупая оплошность. Все это результат спешки. К счастью, Клертон не обратил внимания на оружие Андрея. Иначе у эданца возникли бы подозрения. Волков торопливо спрятал нож. Лишние вопросы юноше ни к чему.
        Примерно через час машина влетела в шлюзовой отсек «Виддока». Десантный бот плавно опустился на посадочную площадку. На закачку воздуха и выравнивание давления потребовалось около минуты. Задний люк медленно открылся, и разведчики двинулись к выходу.
        Первыми, как и положено, вышли сирианцы. Впереди Холмос, за ним Грейзен и Паприл, далее вспомогательная группа, направленная на планету по просьбе Лизы. К тому моменту, когда машина прибыла на Тарнум, надобность в людях и специальном оборудовании уже отпала. Техники прогулялись до взорвавшегося убежища чужаков и благополучно вернулись назад на корабль.
        Наемники выстроились возле бота. Они ждали дальнейших распоряжений. Сирианцы стояли справа от солдат. Никто из бойцов не проронил ни слова. Люди мечтали лишь об одном: плотно поесть, принять душ и рухнуть на постель. За двое суток накопилась ужасная усталость. Ноги буквально подкашивались.
        В зал стремительно ворвался полковник Торренс. Его сопровождал среднего роста худощавый, нескладный майор. Андрей сразу догадался, что это командир судна Эрик Гроненбер. Форма на нем висела несколько мешковато, словно с чужого плеча.
        Волков не раз присутствовал при беседах Корлейн с Ником Холмосом. Женщина не очень лестно отзывалась о майоре. Невзрачная, убогая внешность Эрика раздражала Лизу. Гроненбер явное исключение из правил. Обычно офицеры звездного флота подтянуты, стройны, безупречно выбриты, а форма на них сидит, как будто сшита на заказ.
        Впрочем, многие, не жалея денег, так и поступали. Они элита армии и обязаны выглядеть соответствующе.
        Однако у майора были другие достоинства, которые ценятся ничуть не меньше. Эрик опытен, смел, решителен. Гроненбер - профессионал, прекрасно знающий свое дело. Во время экспедиции к системе Ульфры офицер это блестяще доказал.
        За командиром крейсера следовали солдаты охраны и техники. Стандартная мера предосторожности. Толку от них никакого, но нарушать инструкцию майор не стал. Здесь же и оба наблюдателя. Осквил и Гнесс держатся особняком. Таковы правила.
        Торренс остановился метрах в пяти от разведчиков. Вид у бойцов потрепанный. Грязная, мокрая обувь, на одежде бурые пятна и куски присохшей тины, кое-где зияют дыры. Но главное, в глазах пустота и безразличие.
        - А где древние артефакты? - спросил полковник, даже не удосужившись поздороваться.
        Для наемников это нормально, а вот сирианцев подобная бесцеремонность покоробила. Грейзен небрежно толкнул ногой тяжелый рюкзак. Лейтенант с трудом сдерживал ярость. Вот истинное отношение Торренса к людям. Ему наплевать на их моральное и физическое состояние. Пусть хоть все сдохнут. Лишь бы доставили на корабль найденные предметы.
        Стараясь предотвратить конфликт, Гроненбер вмешался в события. Шагнув вперед, майор жестом приказал двум техникам заняться находками. Подчиненные начали выкладывать содержимое рюкзака на металлический пол. На лице Л инка появилось разочарование. Столько сил, жертв, а добыча минимальна.
        - Неужели нет ничего ценного? - раздраженно уточнил полковник.
        - Часть вещей утонула в болоте, - произнес Холмос.
        - То есть, как утонула? - возмущенно воскликнул Торренс. - Почему вы их не достали? Глубина там ведь не очень большая…
        - Глубина небольшая, - подтвердил Ник. - Но в воде плавали гигантские хищники. Они перекусывали бойцов пополам. Мы потеряли несколько человек и были вынуждены забраться на дерево. Другого способа спастись…
        - Спастись! - взорвался Л инк. - Я разве что-то говорил о спасении? Вы не выполнили поставленную задачу. Подумаешь, огромные рыбы кого-то сожрали. В отряде достаточно наемников. Зачем они теперь мне нужны?
        Полковник не выбирал выражений. Его прямота и откровенная грубость могли шокировать кого угодно. Холмос растерялся. Агрессивная реакция Торренса на его доклад застала ученого врасплох. Он не знал, что ответить. Линк же выплеснул на разведчиков всю накопившуюся злость.
        После высадки на Шейлу неудачи буквально преследуют полковника. Сначала стычка с комонцами, в которой «Виддок» получил серьезные повреждения, и поспешное бегство из системы Ульфры, затем взрыв космического объекта чужаков, а теперь еще и потеря важных артефактов.
        Торренс был в бешенстве. С каким удовольствием он отправил бы отряд назад, на поиски утопленных в болоте рюкзаков. Увы, это невозможно. Корабль уже готов к старту. Экспедиция и так слишком затянулась. Заложив руки за спину, Линк громко сказал:
        - Господин Холмос, вы меня расстроили. Я надеялся, что научная группа проявит настойчивость в достижении цели. У вас был прекрасный шанс войти в историю. К сожалению, он упущен. А ведь требовалось совсем немного - заставить рабов спуститься в воду. Элементарная задача. И вы с ней не справились. Это слабость и малодушие.
        Полковник нарушал все общепринятые правила. Он переступил допустимую грань. В другой ситуации Ник не стерпел бы. Его оскорбили в присутствии посторонних, в присутствии невольников. Но сейчас Холмос не рискнул вступать в полемику. Торренс явно неадекватен.
        - Отрядом командовала Корлейн, - пожал плечами ученый. - Она принимала окончательные решения.
        - Удобная позиция, - презрительно заметил Линк. - Вы сваливаете вину на погибшего руководителя. Пытаетесь спрятаться за спину несчастной женщины. Где же ваше достоинство?
        Язвительный тон полковник задел Грейзена. Все сказанное Холмосу лейтенант воспринимал и на свой счет. Офицер не собирался сносить подобное унижение. Да, есть субординация, строгая подчиненность во время боевых операций, но и законы чести никто не отменял.
        - Какое право вы имеет обвинять нас в трусости и малодушии? - Грейзен шагнул вперед. - Это, наверное, вы совершали переход по топкому болоту, переправлялись через реки, кишащие ужасными тварями, отбивались от кровожадных летучих насекомых? Неужели, нет? Какая чудовищная несправедливость! Герой, способный на подвиг, прозябал на крейсере.
        В первое мгновение Торренс лишился дара речи. Он занимал высокое положение и обладал огромными полномочиями. Подчиненные крайне редко ему возражали. Характер у Л инка отвратительный. Полковник чересчур самолюбив, мстителен и злопамятен. Нанесенные обиды Торренс никому и никогда не прощает. Видимо, техник этого не знал. За что и поплатится. Его наглая, вызывающая тирада не останется без внимания.
        Лицо Торренса побагровело от гнева. Сделав шаг к офицеру, полковник медленно, с расстановками процедил:
        - Лейтенант, мне что-то послышалось? Вы сошли сума или переутомились?
        - Вам не послышалось, и я в здравом рассудке, - смело произнес Грейзен. - Нельзя относиться к людям, как к расходному материалу. Использовал и выбросил.
        - Наемники для того и предназначены, - сказал Линк. - Они - рабы. За солдат заплачены хорошие деньги.
        - Речь не о них, - проговорил техник. - Мне наплевать на невольников. Беда в том, что хищники убивали всех без разбора. Там, у реки, ужасные создания не просто кого-то сожрали. Они сожрали моих друзей. Я собственными глазами видел, как острые зубы тварей впивались в тела товарищей. Вода окрасилась в цвет их крови. Разве это можно забыть?
        Торренс был неплохим психологом. У лейтенанта все признаки душевного расстройства. Пальцы дрожат, в глазах пылает странный огонь, речь резкая, отрывистая. Спорить с офицером сейчас абсолютно бесполезно. Полковник попытался смягчить тон.
        - Мне искренне жаль, - понизив голос, вымолвил Линк.
        Увы, Грейзена было уже не остановить. Стресс, пережитый молодым человеком на Тарнуме, повлиял на его поведение.
        - Жаль? - иронично переспросил техник. - Не верю ни одному вашему слову. Даже под огнем противника раненых эвакуируют с поля боя. Но вы заставили нас нести Лесса через болото и, тем самым, обрекли беднягу на гибель. Причем, ситуация этого не требовала. Мы без особого труда увеличили бы размеры посадочной площадки. И мне не нужны лживые объяснения. Господин полковник, вы мерзавец. Тщеславный, надменный, подлый мерзавец.
        А вот это было чересчур. В шлюзовом отсеке слишком много людей. Подобный выпад нельзя пропустить. Без сомнения, офицер болен, но не настолько, чтобы не контролировать себя. Всему есть предел. Торренс повернулся к командиру крейсера и приказал:
        - Арестуйте лейтенанта. На Алане он предстанет перед судом военного трибунала. Обвинений достаточно: оскорбление старшего по званию, нарушение субординации, клевета.
        Линк снова взглянул на техника. Что-то во внешнем облике Грейзена полковнику не понравилось. Уж очень офицер спокоен. А ведь ему по сути дела зачитали смертный приговор. У лейтенанта нет ни единого шанса на помилование. Судьи не встанут вступать в конфликт с могущественной службой безопасности.
        Однако техник ничуть не напуган. Расслабленная поза, руки заложены за спину, на губах зловещая, презрительная усмешка. В огромном зале царила удивительная, необычная тишина. Приближалась развязка. Выдержав паузу, Грейзен произнес:
        - Да, совесть вас не мучает. Факт прискорбный. Вы уверены в собственной безнаказанности. И не безосновательно. Все жертвы будут списаны на обстоятельства и непрофессионализм пилотов. Но мои друзья жажду справедливости. А их вердикт суров. Мне придется исполнить роль палача…
        Офицер выхватил из кобуры бластер, направил на Торренса и несколько раз выстрелил. Лазерные лучи попали точно в грудь Линка. Полковник беззвучно упал на металлический пол.
        Стоявший позади техника Паприл прекрасно видел, как Грейзен нащупывает рукоять бластера. Он сразу догадался, что задумал товарищ. Однако вмешиваться в события Чен не захотел. Пусть сами разбираются. Руководитель экспедиции редкая сволочь, и получил по заслугам. Стека, конечно, жаль, но парень окончательно спятил.
        Лишь когда техник прекратил огонь, Паприл набросился на него и выбил оружие. Впрочем, Грейзен не сопротивлялся. Поставленная перед ним задача выполнена. Гроненбер мгновенно отреагировал на инцидент. Взмах руки и охранники вскинули лазерные карабины. Что если еще и наемники взбунтуются? Кровавое сражение на корабле майор не допустит.
        - Господа, положите оружие и отойдите к стене, - громко, отчетливо сказал командир судна.
        Парсон тотчас продублировал распоряжение майора. Внутренние проблемы сирианцев их не касаются. Солдаты неторопливо отошли на указанное место. Над телом полковника склонился один из офицеров. Гроненбер с нетерпением ждал результата осмотра. Тяжело вздохнув, подчиненный проговорил:
        - Мертв. Лазерный луч задел сердце. Никаких шансов…
        - Проклятье! - выругался Эрик. - На лейтенанта Грейзена наденьте наручники и проводите его в медицинский сектор. Труп в холодильник. Наемников в десантные блоки.
        - Слушаюсь, - козырнул высокий русоволосый капитан.
        Командир крейсера резко развернулся и двинулся к выходу. События развиваются по самому худшему сценарию. Раньше вся ответственность за допущенные ошибки ложилась на плечи Линка Торренса. Приказы, как известно, не обсуждаются. Но теперь следственная комиссия потребует подробный доклад от него.
        Майор недовольно покачал головой. Девятая палуба «Виддока» разбита, в экипаже серьезные потери, научная группа сократилась больше чем наполовину и в завершение полоумный техник убивает руководителя экспедиции. Полный комплект неприятностей. При неудачном раскладе могут не только лишить должности, но и отправить в отставку. Тогда уже никакие покровители из Сената не спасут.
        Вся надежда на документы из секретной лаборатории комонцев и артефакты чужаков. Если они представляют ценность, многочисленные жертвы будут оправданы. В любом случае надо заранее подготовиться к разговору с представителями службы безопасности. Коварных, двусмысленных вопросов не избежать.
        Эрик поднялся в рубку управления. Корабль уже начал разгон.
        Через три часа крейсер покинул негостеприимную систему Сарисы. Путешественники возьмут курс на Юстину. Нет, их цель вовсе не цивилизация сторрианцев. Просто, таким образом, Гроненбер огибал баронство Эльзанское. Судну нельзя встречаться ни с цекрианцами, ни с комонцами.
        Примерно через месяц корабль совершит разворот на девяносто градусов и пойдет к родному графству по прямой. Маршрут идеальный. Майор надеялся добраться до Сириуса без приключений.
        Постояв минут десять на мостике, Эрик оставил за себя помощника и отправился в свою каюту. Усталость давала о себе знать. Нужно принять душ, пообедать, хорошенько выспаться. Если что-нибудь случится, его сразу оповестят.
        Сигнал зуммера прозвучал резко, отрывисто. Гроненбер допил сок и включил голограф. На экране светловолосая женщина лет тридцати пяти. Вина Зельвен, начальник медицинской службы «Виддока». Судя по выражению лица, она чем-то озабочена.
        - Не помешала, господин майор? - вежливо поинтересовалась женщина.
        - Нет, - произнес Эрик, вставая с кресла. - Вы уже побеседовали с лейтенантом Грейзеном?
        - Потому и связалась с вами, - ответила Рина. - Я вколола Стеку снотворное, и он спит.
        - Его изолировали? - уточнил Гроненбер.
        - Разумеется, - вымолвила Зельвен. - Специальный сектор. Доступ есть только у меня. Но если честно, серьезной угрозы лейтенант не представляет. Это была короткая вспышка неконтролируемой ярости. При соответствующем лечении…
        - Не торопитесь с выводами, - остановил женщину майор. - Не люблю обсуждать подобные проблемы на расстоянии. Давайте встретимся, и вы расскажете мне все в мельчайших деталях.
        Рина поняла намек. Их диалог записывается в автоматическом режиме. Для контрразведки это важный источник информации. Опровергнуть потом то или иное утверждение будет сложно.
        - Я немедленно спущусь к вам, - проговорила врач. Экран голографа погас. Ждать женщину в каюте Эрик не стал. Не исключено, что в помещении есть подслушивающие устройства. Кое-что Гроненбер намеревался скрыть от вездесущей службы безопасности.
        Застегнув ворот кителя, майор вышел в коридор. Рина уже появилась из лифта. Они отступили к лестнице.
        - Итак, в общем и целом Грейзен здоров, - понизив голос, произнес Эрик.
        - Не совсем, - возразила Зельвен. - У Стека сильнейший психологический шок и комплекс вины. На Тарнуме погибла вся его группа. Самостоятельно справиться с этим он не может.
        - Нет, нет, я не о том, - сказал Гроненбер. - Сформулирую вопрос иначе. Осознавал ли лейтенант, что делает, когда стрелял в полковника Торренса?
        - Несомненно, - проговорила женщина, - Стек не сумасшедший. У бедняги нервный срыв. Руководитель экспедиции оказался не в том месте и не в то время. Оскорбительные реплики полковника невольно подтолкнули Грейзена к действию. О последствиях он не думал. Лейтенант не планировал убийство. Трагическое стечение обстоятельств.
        - Вряд ли суд военного трибунала примет подобное объяснение, - с горечью заметил майор.
        - Мы проведем медицинский консилиум, - вставила Рина.
        - Не питайте напрасный иллюзий, - произнес Эрик. - Лучше нарисуйте мне перспективу. Вы в состоянии вылечить Грейзена?
        - Да, - уверенно сказала Зельвен. - Существуют четкие методики. Полет длительный и время у нас есть. Состояние у Стека не критическое.
        - Значит, по прибытию на базу он будет абсолютно нормален, - констатировал Гроненбер.
        - К чему вы клоните? - недоуменно вымолвила женщина.
        - К тому, что лейтенанту не удастся оправдаться, - проговорил майор. - Перед судьями предстанет вполне адекватный, уравновешенный человек. Ссылки на то, что у него когда-то случилось расстройство психики, никто в расчет принимать не будет. Люди доверяют собственным глазам, а не бумагам врачей.
        - Я дам показания в пользу Грейзена, - сказала Рина.
        - Боюсь, вас далее не вызовут на заседание, - грустно усмехнулся Эрик. - Подобные процессы проходят в закрытом режиме. Армейское начальство сделает все, чтобы о скандале не узнала общественность. Не забывайте, операция секретная. Мы никогда не летали в систему Ульфры. Мало того, тяжелого крейсера «Виддок» в составе звездного флота попросту нет. Это тоже немаловажный факт.
        - Данная процедура грубо нарушает права граждан, - возмутилась Зельвен. - Мы можем…
        - Мы ничего не можем, - оборвал женщину Гроненбер. - Убит высокопоставленный офицер службы безопасности. Такие прецеденты недопустимы. Законы пишут для наивных обывателей.
        - А если лейтенант подаст апелляцию графине? - с просила Рина.
        - Она ее не увидит, - ответил майор. - В любом случае прошение о помиловании отклонят. Приговор приведут в исполнение в тот же день.
        - Стека казнят? - с дрожью в голосе вымолвила Зельвен.
        - Обычно за аналогичные преступления отправляют на каторжные работы, - произнес Эрик. - Но здесь особая ситуация. Вдруг Грейзен сболтнет что-нибудь лишнее. Рисковать нельзя.
        - Жаль парня, - вздохнула женщина. - Столько пережить, а в итоге - позорная смерть на Родине.
        - Потому я вас и вызвал, - Гроненбер перешел на шепот. - Вариант спасти лейтенанта все же есть.
        Командир судна в упор взглянул на Рину. Она ничуть не смутилась. Майор не зря лично отбирал людей в экипаж. Каждого человека Эрик подвергал специальной проверке. Систему он придумал сам. Вариант не идеальный, но сбоев пока не давал. Подчиненные его еще ни разу не предали. Хотя, не исключено, что Гроненбер ошибается. Агенты службы безопасности профессионалы.
        - Вы сказали, что Стек нуждается в лечении, - после паузы продолжил майор.
        - Совершенно верно, - подтвердила Зельвен.
        - В этом и состоит ошибка, - проговорил Эрик. - Выздоровление лейтенанту противопоказано. Суд должен видеть больного, абсолютно невменяемого человека.
        - Он не сумеет сыграть сумасшедшего, - покачала головой женщина. - Да и экспертиза сразу определит фальшь. Точно скопировать симптоматику необычайно сложно.
        - Правильно, - произнес Гроненбер. - Но за два с половиной месяца состояние Грейзена может и ухудшиться. Допустим, стресс оказался чересчур сильным. На фоне постоянной депрессии болезнь прогрессировала. Впрочем, вы лучше меня разбираетесь в подобных тонкостях.
        - Задача нелегкая, но выполнимая, - сказала Рина. - На корабле есть нужные препараты. Проблема в том, чтобы в определенный момент их в организме не оказалось. Иначе…
        - Это ваша забота, - мгновенно отреагировал майор. - Тут я помочь ничем не могу.
        - Я постараюсь разработать соответствующий курс, - проговорила Зельвен. - Как далеко мы зайдем? При больших дозах Стек превратиться в растение. Он погрузится в глубокий транс.
        - Нет, пет, - возразил Эрик. - Во всем надо знать чувство меры. Главное, не переусердствовать. У медицинской комиссии не должно возникнуть сомнений. Наша цель доказать, что нажимая на спусковой крючок бластера, лейтенанта плохо осознавал реальность. В его действиях не было и намека на злой умысел. Почитайте литературу, полистайте справочники. Найдите похожий случай. Невменяемость - веская причина, чтобы вынести оправдательный вердикт.
        - Но тогда Грейзена упекут в соответствующее учреждение, - заметила женщина.
        - У Стека будет шанс поправиться, - произнес Гроненбер. - Покойника же с того света не вернешь.
        - Не волнуйтесь, я сделаю все, что требуется, - заверила Зельвен командира крейсера.
        Благодарить Рину Эрик не стал. Они оба выполняют свой долг. Не государственный, человеческий долг. Убийство - тяжкий грех. Но, как это ни прискорбно, Торренс получил по заслугам. Ради собственных амбиций полковник обрек на гибель ни в чем не повинных людей. Стреляя в него, лейтенант восстанавливал справедливость. Грейзен отомстил за друзей. Майор прекрасно понимал его. Законы офицерской чести еще никто не отменял.
        Охранники отконвоировали наемников к десантному блоку. После инцидента в шлюзовом отсеке сирианцы явно нервничали. Они крепко сжимали оружие, настороженно поглядывали на солдат, стараясь к ним не приближаться. Поступок Стека Грейзена может спровоцировать бойцов Энгерона на бунт.
        Однако наемники вели себя с завидным спокойствием. Их ничуть не тронула эта трагическая сцена. Подумаешь, свихнувшийся техник прикончил полковника службы безопасности. Одним трупом больше, одним меньше… Они видели и не такое. Взрывающиеся на шее обручи, изуродованные гусеницами танков трупы, окровавленные детские тела. Сердца солдат давно зачерствели. К смерти бойцы относились, как к чему-то обыденному.
        Массивная металлическая дверь, ведущая в блок, плавно закрылась. Наемники дружно сбросили рюкзаки на пол. На ходу расстегивая ремни бронежилетов, солдаты побрели к кроватям. Глаза буквально слипаются. Солдаты почти трое суток без сна. Короткий привал на крошечном островке посреди болота трудно назвать полноценным отдыхом.
        Сняв снаряжение и расстегнув ворот куртки, Андрей неторопливо направился к душевым кабинам. Следом за ним плелся Эрик Клертон. Стенвил, Кавенсон и Элинвил опередили Волкова. Юноша долго провозился с поясным ремнем. А если честно, Андрей умышленно задержался. Нужно было стереть кровь Лизы Корлейн с ножа.
        Кроме того, Волков не спешил раздеваться. Демонстрировать пятно на груди нельзя. Слишком запоминающаяся примета. Не исключено, что кто-то из товарищей является воином Света или Тьмы. Яркий тому пример - Нокли. А ведь эта мысль в голову юноше даже не приходила.
        Стоп! Но тогда у них должен быть такой же знак. На фоне усталости Андрей соображал туговато. На Тарнуме, когда отряд достиг второй базы, наемники отдирали присосавшихся к коже мерзких тварей. Рассмотреть пятно в темноте было очень трудно. Чем юноша и воспользовался. Если свет падал на него, он, либо отворачивался, либо нагибался.
        Кто еще вел себя подобным образом? Андрей попытался напрячь память. Бесполезно. Все образы сливались воедино. Мозг категорически отказывался работать.
        Волков обернулся. Эрик тоже в куртке. Подозрительный факт. Юноша тяжело вздохнул. Эданец постоянно действовал в паре с Андреем, прикрывал ему спину во время зачисток. И ни разу не подвел. Что ж теперь не доверять Клертону? Проклятье. Так можно и с ума сойти. Запросто разовьется мания преследования.
        Волков встал под струю воды. По телу сразу разлилась блаженная нега. Надо успокоиться, выспаться, а уж потом принимать решения. На животе, на груди, ногах многочисленные отметины от укусов. Некоторые ранки до сих пор кровоточат. Но юноша не обращал внимания на эту зудящую боль. Привык.
        На левой голени Андрей обнаружил двух слизняков. Противные липкие твари насытились и неестественно раздулись. Волков оторвал их и безжалостно раздавил. На полу растеклась бурая лужица.
        Странно, почему разведчиков, побывавших на неизвестной планете, не поместили в карантинный сектор? Это грубейшее нарушение инструкции. А вдруг они заражены какой-нибудь опасной инфекцией? Командир судна вряд ли взял бы на себя такую ответственность. Видимо, погибший полковник хотел побыстрее взглянуть на древние артефакты.
        Не обошлось тут и без наблюдателей Энгерона. С помощью микрочипов, вживленных в организм наемников, они постоянно следили за состоянием здоровья солдат. Метод не самый надежный, но при необходимости им можно было воспользоваться. Что и сделал Торренс. Спорить с руководителем экспедиции майор не посмел.
        Версия Андрея вскоре получила подтверждение. Когда юноша вышел из душа, в коридоре уже стояла группа врачей в специальных костюмах. Они брали у наемников кровь на анализ. Без сомнения, сирианцы, летавшие на Тарнум, тоже изолированы. Ситуация на крейсере в корне изменилась. Теперь командир корабля здесь полноправный хозяин.
        Волков устало опустился на кровать. Мокрая, грязная форма висит на стуле. Завтра надо привести ее в порядок. Только что Андрей поменял нижнее белье. Два запасных комплекта бойцы всегда брали с собой. Майка защитного цвета скрывает от посторонних глаз знак на его груди.
        Стоило юноше опустить голову на подушку, как он тотчас провалился в бездну сна. Проспал Волков недолго. Через три с половиной часа на судне раздался тревожный надрывный сигнал. Крейсер преодолевал световой барьер. Солдаты поневоле поднялись.
        - Всем убрать рюкзаки из коридора, - лениво приказал Парсон.
        - Кто знает, обед принесли? - негромко спросил Элинвил.
        - Сходи и посмотри, - откликнулся Блекпул.

«Виддок» не был оборудован под содержание наемников. Десантники-сирианцы ели в общей столовой вместе с экипажем корабля. Но рабы такой чести не заслуживали.
        Не стоило забывать и о мерах предосторожности. Тридцать отчаянных головорезов - серьезная сила. Невольники не должны свободно перемещаться по судну, а каждый, раз конвоировать их чересчур обременительно. Поэтому в одном из отсеков был поставлен стол. Туда охранники доставляли пищу. Вечером они же забирали грязную посуду.
        Обед оказался уже холодным. Но это обстоятельство ничуть не расстроило солдат. Люди немного отдохнули, и у них разыгрался аппетит. После консервов и сухих галету нормальной еды просто фантастический вкус.
        Утолив голод, наемники снова отправились спать. К тому моменту крейсер нырнул в гиперпростраиство и взял курс на Юстину. Бойцы Энгерона, разумеется, об этом не знали. Главное, что они возвращаются на базу. Как минимум, два месяца никаких высадок и сражений. За время экспедиции солдаты вдоволь навоевались.
        Андрей внимательно наблюдал за товарищами. В мужском коллективе стесняться друг друга не принято. Тем более в среде рабов. Каждый из них хотя бы раз прошел унизительную процедуру аукциона, где людей продавали как скот. Нагота никого из бойцов не смущала.
        Впрочем, в лагере на Тасконе существовали определенные требования к форме одежды, которые неукоснительно соблюдались и на корабле. В частности, в нижнем белье разрешалось ходить только в вечернее время и при принятии душа.
        Сейчас с голым торсом было лишь несколько человек. Стенвила и Элинвила Волков мог смело вычеркнуть из списка подозреваемых. Ни у корзанца, ни у окрианца на груди никаких странных отметин. Они не имеют ни малейшего отношения к войне Света и Тьмы.
        Сидя на кровати, юноша невольно покачал головой. Ситуация дурацкая. Подозревать и проверять друзей Андрею все же придется. Иначе удара в спину не избежать. А что если проклятый знак есть только у него одного? Ведь он изгой. Такой вариант исключать нельзя.
        Тогда врагов никоим образом не вычислишь, а вот испортить отношения можно запросто. Да и не хочется бояться и ждать подвоха от товарищей, с которыми сражаешься вместе вот уже почти два года. Жаль, что не удалось осмотреть труп Лизы Корлейн. Добить Нокли у Волкова рука бы не поднялась.
        В конце концов, Андрей решил больше не мучить себя. Время все расставит по своим местам. В юном возрасте редко у кого возникают проблемы со сном, особенно после тяжелых испытаний. Через четверть часа в десантном блоке воцарилась тишина. Ее нарушал лишь негромкий прерывистый храп Кавенсона. Но к нему солдаты давно привыкли.
        На мгновение Волков погрузился в черную густую пелену. Сознание провалилось в бездонную яму, рассыпалось на атомы и растворилось во вселенной. Внезапно вспыхнул яркий свет. Андрей зажмурился. Неведомая сила схватила его и куда-то понесла. Скорость движения стремительно нарастала, в ушах свистел ветер.
        Страха у юноши не было. Для него подобные метаморфозы не в новинку. Судя по всему, начинается очередное видение. В мозгу удивительная ясность и легкость. Что-то будет впереди. Если честно, у Волкова нет особенного желания встречаться со странниками. На прямые вопросы они не ответят, а слушать пространные, философские разглагольствования удовольствие не самое приятное.
        Вскоре сумасшедший полет прекратился. Андрей открыл глаза.
        Перед ним сплошная зеленая стена из сплевшихся растений. Юноша попытался обернуться, но не сумел. Все ясно, его заставляют пробиваться сквозь заросли. Не на того нарвались. Волков принципиально не станет выполнять приказы людей в балахонах, кем бы они ни были. Ни бог, ни дьявол не заставят…
        Земля под ногами Андрея вспыхнула. Языки пламени поднимались до колена. Ботинки и штаны загорелись. И это не иллюзия. Ужасная боль пронзила тело юноши. Волков отчетливо почувствовал запах горелого мяса.
        Пожалуй, Андрей поспешил с выводами. Соперничать со столь могущественными силами он не в состоянии. Пора спасаться. В противном случае его сожгут заживо. Как реальность и сон связаны между собой, для юноши до сих пор загадка. Но связь есть. Искушать судьбу не следует. На тот свет Волков не торопится.
        Андрей ринулся вперед. Джунгли поддавались с трудом. Ноги путались в высокой траве, упругие ветки пружинили и хлестали по лицу, мелкие колючки царапали руки. Отчаянно ругаясь, юноша упорно, метр за метром преодолевал препятствие. Стоило Волкову остановиться, перевести дух, и огонь тут же настигал его. Андрея, словно жестокого кровожадного хищника, гнали к западне, где спрятались охотники.
        Прекрасно понимая это, юноша ничего не мог сделать. Выбора нет. Сколько продолжались мучения неизвестно, Волков потерял счет времени. Ему наглядно продемонстрировали, что упрямство ни к чему хорошему не приведет.
        Но вот заросли закончились, и Андрей оказался на ровной каменистой площадке. Сразу за ней отвесные серые скалы. Пейзаж нерадостный. Юноша поднял голову. Небо затянуто свинцовыми тучами. Для полного антуража не хватает блеска молний, раскатистого грома и ливневого дождя. Интересно, что эта картина должна означать? Напряжение, угрозу, предупреждение?
        Слева подул холодный, продирающий до костей ветер. Он принес с собой синеватый туман. Из него донеслось противное, пугающее шипение. Волков отступил назад, по телу пробежала нервная дрожь. Такие аллегории ему не очень нравились.
        Однако буквально через секунду Андрея обдала теплая волна, пришедшая справа. Она рассеяла пелену, и юноша увидел огромное мерзкое существо. Внешне тварь очень похожа на паука. Вытянутая коричневая грудь, гладкое брюшко, три пары ворсистых конечностей и гигантские челюсти. Хищник медленно, уверенно надвигался на юношу. Его намерения были очевидны. Зверь собирался сожрать несчастную жертву.
        Неожиданно существо замерло. Послышался приближающийся шелест. Тварь зашипела и выставила передние лапы. Из-за скалы появилась серебристая птица. Она, не раздумывая, атаковала хищника. Острые когти впились в тело зверя, мощный клюв ударил в один из сегментов.
        Нападение врага не застало существо врасплох. Тверь обхватила птицу лапами и рухнула на бок. В разные стороны полетели перья. Волков с ужасом и восхищением наблюдал за битвой. Андрей даже предположить не мог, кто победит в этой жестокой схватке. Шансы примерно равны.
        Между тем, хищнику удалось сбросить со спины противника. Птица пыталась взмыть вверх, чтобы занять более выгодную позицию. Однако зверь вцепился в нее и не отпускал. Удары клювом сыпались один за другим. Несмотря на глубокие раны, существо не сдавалось.
        В какой-то момент его челюсти сомкнулись на шее птицы. Она начала судорожно дергаться. Освободиться от захвата никак не удавалось. Навалившись всем телом, тварь подмяла врага под себя. Птица еще хлопала крыльями, била лапами, но это была уже агония. Постепенно силы оставляли ее.
        Юноша вдруг понял, что он тоже станет добычей хищника. Сегодня выживет только один. Пока зверь ослаблен и занят борьбой с умирающим противником, его надо прикончить. С диким воплем Волков бросился на существо. Тварь не сумела оказать Андрею должного сопротивления. Пальцы юноши с какой-то нечеловеческой легкостью разрывали плоть хищника. Спустя пару минут мертвый зверь распластался на земле.
        Волков опустил испачканные желтой слизью руки. Перед ним два истерзанных трупа. Зрелище не для слабонервных. Огромная изуродованная туша твари, длинные толстые конечности, напоминающие щупальца, торчащее серебристое крыло птицы.
        Андрей попятился к джунглям.
        В этот момент заморосил дождь. Что ж, вот и финальная сцена. Водяную струи текли по лицу юноши. Над головой раздался адский грохот. В свете мелькнувшей молнии Волков заметил две смутные фигуры на вершинах скал. Странники с безопасного расстояния следили за битвой монстров. Они не вмешивались в ход сражения. Для них это игра, развлечение. В душе Андрея закипал гнев. Юноша не желал быть жалкой, жертвенной пешкой.
        Сделав шаг, Волков громко крикнул:
        - Ну, что, вы довольны?
        Ответа он не услышал. Незнакомцы не собирались ничего обсуждать с Андреем. Время переговоров, споров, предложений безвозвратно кануло в прошлое. Юноша сам принял решение, пути назад нет. Их холодное равнодушие и взбесило Волкова. Андрей должен был высказаться.
        - Молчите, - с презрением в голосе произнес юноша. - Думаете, я сломаюсь, сойду сума или прострелю себе башку? Не дождетесь! Я, как насекомых, передавлю всех ваших бойцов. Не стоило втягивать меня в это дерьмо. Будьте вы прокляты!
        Странники никак не отреагировали на обличительную тираду Волкова. Окружающий Андрея пейзаж вдруг начал дрожать и расплываться. Юноша получил необходимую информацию, видение закончено. Короткое, едва уловимое забытье и Волков проснулся.
        Андрей сел на кровати, взглянул на товарищей. Они мирно спят. Прекратился даже храп Брика. Счастливые люди. Юношу же регулярно мучают ночные кошмары. Каждое путешествие в виртуальную реальность отнимает у него немало сил. Капли пота градом текут по телу. Майка промокла насквозь.
        Надо бы ополоснуться и глотнуть воды, однако вместо этого Волков лег на постель.
        Вставать сейчас рискованно. Он сразу привлечет к себе внимание. Сои у наемников чуткий. Когда останавливаешься на привал в каком-нибудь лесу и опасаешься нападения хищников, поневоле учишься замечать любое постороннее движение. Даже пальцы рефлекторно пытаются нащупать рукоять лазерного карабина. Навык, доведенный до совершенства.
        Кроме того, не исключено, что кое-кто из солдат просто притворяется. Такое тоже возможно. До тех пор, пока тайные враги не выявлены, судьбу лучше не искушать.
        Повернувшись к металлической переборке, Андрей попытался проанализировать ситуацию. Поразмышлять было над чем. Он давно понял - в видении нет ни одного случайного эпизода. Юношу заставили идти через джунгли. Значит, как бы Волков ни старался, его все равно заставят воевать. Андрей в самом эпицентре вселенской битвы.
        Аллегорию с чудовищами понять несложно. Корлейн - это мерзкая тварь, а Нокли - серебристая птица. Или наоборот, что, в общем-то, не принципиально. Судя по всему, жестокую схватку показали и другим бойцам. Интересно, в каком обличье предстал землянин? Вряд ли в роли человека. Изгой, не принявший ничью сторону, должен быть ужасным монстром. Потому он так легко и убил хищника.
        Рассуждая категориями странников, счет в игре по-прежнему равный. Звучит гадко, цинично, но это правда. Юноша грустно усмехнулся. За его грешную душу велась отчаянная борьба. Теперь ясно почему. Свет и Тьма хотели достичь определенного преимущества в предстоящем сражении.
        Черт подери, они заранее знали, что Волков отвергнет все их предложения. Андрей
        - ключевое звено. Маленькая, ничтожная гирька на весах истории, способная качнуть чаши и в корне изменить ход событий. Звучит чересчур пафосно и самонадеянно, но уж слишком много совпадений.
        Самое неприятное, что незнакомцам в балахонах удалось посеять в сердце юноши зерна сомнений. Он будто плывет по руслу глубокой реки на одинаковом расстоянии от двух берегов. Какой выбрать? Вопрос, на который сегодня нет ответа. Перспективы, нарисованные странниками, туманны и неточны.
        Нет, Волков не желает гибели человечеству. Это его родная цивилизация. Сразу вспоминается Земля, дом деда, кормилица, дворовые мальчишки и девчонки, с которыми Андрей играл в детстве. В случае победы Тьмы на планету высадятся злобные, кошмарные существа и уничтожат все, что так дорого юноше.
        А сколько боли в душе, когда после зачистки поселения ты видишь на улицах окровавленные трупы мирных жителей! Справиться с комплексом вины никак не удается. Не помогают даже молитвы.
        Но на этот мир можно посмотреть и иначе. Он алчен, жесток, беспринципен. Люди часто думают только о собственной выгоде. Им наплевать на беды других. Разве сирианцев волнует судьба сотен тысяч рабов? Ничуть. Аланцы, тасконцы и маорцы привыкли использовать труд невольников. Несчастных унижают, бьют, насилуют, распинают на столбах. И это считается нормальным.
        А разве плайдцы лучше? Огромная толпа ревет от восторга, наблюдая за тем, как гладиатор вонзает меч в грудь противника. Умные, образованные люди постепенно превращаются в диких, безжалостных зверей. Сострадание и милосердие стали почти ругательными словами.
        Разумеется, не Волкову их судить. У него нет такого права. Но чем Андрей хуже других? Почему одни купаются в роскоши и богатстве, любят красивых женщин, а он должен ради чьей-то прихоти убивать ни в чем не повинных людей? Это несправедливо.
        Разум юноши нередко захлестывала волна ярости. Если человеческая раса деградировала и погрязла в пороках, она не заслуживает пощады. Сорняк нужно вырывать с корнем. Впрочем, есть и более привлекательный путь. Подняться на вершину власти и растоптать жалких, трусливых, пресмыкающихся тварей. Волков установит в империи новый миропорядок.
        Проблема в том, как осуществить грандиозные, несбыточные планы. Принадлежность к иллюзорному воинству пока мало что дает. Андрею остается лишь плыть по течению и ждать развязки. Главное удержаться на поверхности, не утонуть. Желающих отправить его на тот свет с каждым днем становится все больше.
        С видением юноша разобрался. Вывод хоть и неутешительный, зато очевидный. Схватка же в убежище пришельцев заставила Волкова переосмыслить ряд фактов. Пятно на груди не просто отметина. Существует еще какая-то энергетика. При столкновении бойцов она выплескивается наружу. Холод и тепло - вот ее внешние признаки.
        Стоявший рядом с Андреем сержант сразу почувствовал в нем изгоя. Корлейн повезло меньше, женщина ошиблась. Защитное поле Нокли закрыло юношу. Но почему Лиза и Вилл не определили друг в друге заклятых врагов на Шейле. Они ведь целые сутки провели вместе. Загадка. Да и Волков постоянно контактировал с командиром взвода. И ничего. Похоже, энергетика проявляется только при особых обстоятельствах. Понять бы каких…
        Не мог Андрей забыть и последние слова сержанта. Человек, регулярно спасавший его от смерти, готов был убить отступника. Что это - правда или попытка направить юношу на истинный путь? Исключать ничего нельзя. Гибель Волкова никому не принесет выгоды. Переход же на чью-либо сторону даст шанс на общую победу.
        Голова Андрея раскалывалась от сбивчивых, противоречивых мыслей. В конце концов, усталость сломила юношу, и он забылся тревожным сном. Решить сложную дилемму землянин не в состоянии. В восемнадцать лет катастрофически не хватает опыта, рассудительности, терпения. Зато с избытком самоуверенности, напора, отчаянной, бесшабашной смелости.
        Глава 2. Нелегкие решения
        На роскошном диване сидела красивая женщина лет сорока. Длинные каштановые волосы разбросаны по плечам, прямой нос, чуть закругленный подбородок, на тонких бледно-розовых губах ироничная улыбка. В правой руке Октавии Торнвил бокал с белым искристым вином.
        Напротив графини расположился высокий смуглокожий мужчина. Майор Хейвил только что сообщил правительнице радостную новость. После долгих колебаний барон Эльзанский объявил, что отказывается от суверенитета и присягает на верность Октавии Торнвил. Операция, начатая три месяца назад, завершилась полным успехом.
        Без сомнения, это была рискованная, но гениальная идея. Провокация, осуществленная в системе Ульфры, заставила владыку Комона принять против соседа ответные меры. Лесс Акрил пытался оправдаться, но его никто не слушал. Между двумя государствами старая, непримиримая вражда. Тем более что Шейла как раз и служит плодом раздора.
        Впрочем, графине пришлось немного понервничать. Поначалу события развивались согласно плану. Группа кораблей благополучно миновала Цекру и атаковала заслон комонцев. Затем настала очередь колоний. Ракеты с ядерными боеголовками уничтожали поселения. На «Ш-4» высадилась рота наемников.
        А вот дальше начались неприятные сюрпризы. Никто и предположить не мог, что неподалеку от Ульфры базируется крупная вражеская эскадра. У сирианской разведки не было таких данных. Крейсерам пришлось поспешно ретироваться.
        Разумеется, в тот момент Октавия не знала всех подробностей. Соблюдая секретность, руководитель экспедиции на связь не выходил. Тревожные сведения поступали из средств массовой информации. Комонцы пытались продемонстрировать миру жестокость и вероломство цекрианцев. Они показывали уничтоженные лагеря, разбитые космические станции, поврежденное в бою судно. То и дело на экране появлялся длинный список погибших.
        Именно в новостях сообщили, что один корабль агрессоров задержался в звездной системе и только чудом не угодил в западню. В погоню за ним отправился крупный отряд крейсеров. В голосе диктора звучала уверенность. Комонцы были убеждены, что настигнут беглеца.
        Торнвил сразу догадалась, о каком судне идет речь. Назначая Торренса, правительница тщательно изучила досье офицера. Высокомерен, упрям, тщеславен. В достижении цели не остановится ни перед чем. Жесток, исполнителен, безгранично предан трону. Идеальная кандидатура. Такой человек не отступит от приказа ни на шаг.
        Предполагалось, что на «Ш-4» у графа Эстебана есть научная лаборатория. Похоже, полковник искал ее до конца. Улыбнулась ему удача или нет не известно, но Торренс рисковал. Эта авантюра могла дорого стоить офицеру. Хотя, в плен он точно бы не сдался. При угрозе захвата корабля, полковник, не раздумывая, взорвал бы его.
        В качестве флагмана Торренсу предложили тяжелый крейсер «Виддок». Судно совсем недавно построено на верфях Эдана. Новейший проект джози. Корабль хорошо вооружен, обладает прекрасной скоростью и надежной броней. Военные заверили Октавию, что экипаж крейсера отлично подготовлен, а командир опытен и смел. Они не подведут и выпутаются из самой трудной ситуации.
        Тем не менее, Торнвил с волнением следила за сводками новостей. Если Брюс Эстебан узнает, кто действительно напал на Шейлу, разразится страшный скандал. Правительница Сириуса потеряет свой миротворческий имидж. Ее обвинят в коварстве и лжи. Рухнут блестящие замыслы. Графиня ведь уже подумывала о присоединении баронства Розанского. Не исключено, что вспыхнут мятежи на планетах Китара. Произойдет общая переоценка поступков Октавии. Наверняка в события вмешается Сенат.
        В первое время комонцы активно освещали ход погони, даже проводили математические расчеты. Постепенно бравурный тон сменился на озабоченность. Вскоре официальные власти совсем замолчали. Стало ясно, что противник, как бы ни старался, не добьется результата. «Виддок» сумел оторваться от врага.
        Впрочем, это обстоятельство ничуть не отразилось на решительности комонцев. Столица графства Эразон бурлила. Люди требовали возмездия. На многотысячных митингах обыватели призывали Эстебана наказать убийц. Правитель не мог не воспользоваться представившимся шансом. Народный гнев нужно направить в правильное русло. Иначе беды не миновать. Возмущенная толпа запросто сметет слабого владыку.
        Граф объявил войну баронству Эльзанскому. Торнвил торжествовала. Все шло по заранее разработанному сценарию. Брюс начал собирать силы для удара. Формировалась мощная эскадра, переоборудовались транспортники, на службу призывались резервисты. Судя по масштабам, готовилась не карательная акция, а массированное вторжение. Граф намеревался оккупировать Цекру и раз и навсегда покончить с враждебным режимом.
        Доводы, приводимые Акрилом в свою защиту, звучали жалко и неубедительно. Барону ничего не оставалось, как обратиться за помощью к союзнику, герцогу Грайданскому. Само собой, Делвил ответил отказом. У него слишком сложные отношения с правителем Плайда. Ослаблять флот сейчас ни в коем случае нельзя. Да и расстояние немаленькое. Переброска кораблей займет больше четырех декад.
        Над Цекрой нависла угроза порабощения. Надеяться на милосердие комонцев не приходилось. Они озлоблены и жаждут мести. Государство с тридцатипятимиллионным населением оказалось на краю гибели. Тогда Лесс вступил в переговоры с графиней Сирианской.
        Октавия сразу поставила жесткое условие - отказ от независимости и публичная присяга на верность. Ничего другого барон и не ожидал, но пытался торговаться. Торнвил проявляла удивительное терпение. Торопиться ей некуда. Акрил загнан в угол, у него нет выбора. Если он не согласится стать наместником графини, неминуемо погибнет. Та же участь постигнет и семью правителя.
        Обсуждение деталей длилось почти месяц. Лесс надеялся, что Брюс Эстебан пойдет на попятную. Без боя баронство не сдастся, и потери будут огромны. А это, несомненно, подорвет позиции графа. Но пять дней назад эскадра комонцев стартовала к Эльзане. С тяжелым сердцем Акрил принял условие Октавии.
        Женщина пригубила вино, поставила бокал на маленький резной столик и сказала:
        - Мы добились своего. Лесс «сломался». Ваш план, маркиз, был великолепен.
        - Вы преувеличиваете мои заслуги, - бесстрастно произнес Хейвил. - Я лишь предложил общую концепцию и разработал маршрут. Самую сложную чггсть операции осуществляли другие.
        - Ну, ну, - усмехнулась Торнвил, - скромность не всегда полезна. Кстати, крейсера еще не вернулись?
        - Группа уже в зоне видимости, - ответил майор. - Примерно через сутки корабли по специальному коридору войдут в систему Сириуса. Приняты все необходимые меры предосторожности.
        - Замечательно, - кивнула головой графиня. - От полковника Торренса вестей нет?
        - «Виддок» по-прежнему молчит, - проговорил Грег. - И это нормально. Разведчики будут соблюдать секретность до тех пор, пока не окажутся в безопасности. По нашим данным комонцы прекратили преследование. Судно где-то в глубине восьмого сектора.
        Октавия встала с дивана, неторопливо подошла к окну. Она сделала это не случайно. На ней изящное облегающее тело красное платье. А фигура у Торнвил, несмотря на возраст, отменная. Маркиз обязан сопровождать взглядом правительницу. Ее достоинства не ускользнут от внимания Хейвила.
        Выдержав паузу, графиня негромко спросила:
        - Что теперь предпримем?
        Очередная хитрость. Решение давно принято. Еще накануне Октавия отдала необходимые распоряжения. Но у майора должно создаться впечатление, что могущественнал правительница прислушивается к его советам. Мужчины это любят.
        - Надо немедленно отправить к Цекре отряд крейсеров, - произнес Грег. - Кораблей двадцать, не меньше. Брюс Эстебан не рискнет вступать в войну с сирианским графством.
        - Тут есть одна серьезная проблема, - Торнвил повернулась к маркизу.
        Само собой, Хейвил стоял навытяжку. Он неукоснительно соблюдал дворцовый этикет и правила приличия. Сидеть в присутствии дамы недопустимо. Беда в том, что в его глазах нет ни грамма похоти и вожделения. На прелести правительницы майор никак не отреагировал. Образец офицерской чести и долга. Далее скабрезные слухи в желтой прессе на нем не отражаются. Сердце Грега настоящий лед.
        - Узнав о том, что комонцы возвращаются обратно в графство, - продолжила Октавия, - Акрил может отказаться от своего обещания. Мало того, он обвинит меня в шантаже.
        - Вряд ли это разумно, - вымолвил маркиз. - Лесс неглупый человек и понимает…
        - В таких ситуациях люди часто поступают неразумно, - возразила Торнвил. - Не зггбывайте о статусе, об амбициях, об уязвленном самолюбии. Девятнадцать лет его семья безраздельно владела Цекрой. Сформировался определенный менталитет. От барона вполне молено ледать сюрприза.
        - И как вы поступите? - недоуменно проговорил Хейвил.
        Сразу видно, что майор не искушен в политике. Грег прекрасно разбирается в военных вопросах, он блестящий стратег, но абсолютно ничего не смыслит в интригах и хитросплетениях дворцовой жизни. Бедняга чересчур прямолинеен. Ему чужда ложь, подхалимство, изворотливость.
        Женщина неслучайно влюбилась в маркиза. Подобных фаворитов у нее еще не было. И это не просто увлечение. Это безудержная, непреодолимая страсть, усиливающаяся с каждым днем.
        - Я обязательно пошлю корабли к Эльзане, - после паузы сказала правительница. - Но лишь когда Акрил со всеми своими крейсерами двинется к Сириусу. Две эскадры полетят на встречных курсах. Во дворце Фланкии мы устроим торжественную церемонию коленопреклонения. Без нее данная им клятва - пустые слова. Ну, а чтобы Лесс не обманул меня, его будет сопровождать наш посол.
        - Вы забыли о комонских судах в системе Ульфры, - вставил Хейвил. - Если флот цекрианцев уйдет, планета останется без защиты. Перехватить противника мы не успеваем. У Брюса Эстебана появляется отличный шанс свести счеты с ненавистным врагом. Он разрушит города, уничтожит миллионы людей. Боюсь, барон отклонит ваше предложение.
        - В том и состоит моя задумка, - снисходительно улыбнулась Октавия. - При любом раскладе, я в выигрыше. Отказ Акрила приведет страну к гибели. Поверьте, Лесс подчинится. Мы заставим его склонить голову, а заодно конфискуем боевые корабли. Что касается Цекры, то она в безопасности. Граф Комонский не сумасшедший. Брюс не полезет в западню.
        - Вы сами утверждали, что правители иногда поступают вопреки здравой логике, - негромко заметил майор. - Эстебан заручился поддержкой народа. Комонцы готовы к войне.
        - Тем хуже для них, - в голосе Торнвил зазвучал металл. - У меня будет повод вторгнуться в границы графства. Пропагандистская машина заработает на полную мощность. Репортеры покажут миру страшные руины, выжженные поля, бескрайние кладбища. Затем свидетельства очевидцев, плачущие дети, потерявшие родителей, убитые горем матери. Никто не посмеет обвинить нас в агрессии. Это справедливый акт возмездия. Компания продлится недолго.
        - Ваше высочество, вы как всегда мудры и проницательны, - произнес Грег.
        - Ну, ну, не льстите, - женщина приблизилась к офицеру. - Вы это не умеете.
        - Я говорю совершенно искренне, - не отводя взгляда, отчеканил майор.
        - Тогда благодарю за похвалу, - Октавия взяла со стола бокал с вином.
        - Я могу быть свободен? - уточнил Хейвил. Графине ужасно не хотелось отпускать майора, но свою миссию он выполнил. Да и дел у правительницы много. В свете последних событий дорога каждая минута.
        - Да, - Торнвил благосклонно кивнула головой. Грег щелкнул каблуками, развернулся и быстро пошел к выходу. Женщина, не отрываясь, смотрела на маркиза. Статная фигура, развернутые плечи, идеально сидящий мундир. Мечта, а не мужчина. А ведь вдобавок ко всему, умен, смел, честен. Настоящая кладезь добродетелей. Порой даже не верится, что такое бывает. Графиню в основном окружают ничтожные тупицы, жалкие подхалимы и алчные карьеристы.
        Когда дверь за Хейвилом закрылась, Октавия тяжело вздохнула и залпом осушила бокал. Вкуса вина она не почувствовала. В душе горечь и разочарование. Все ее попытки соблазнить майора разбиваются о неприступную каменную стену.
        Тысячи, миллионы мужчин с удовольствием разделили бы с могущественной правительницей постель. Кроме близости это богатство, почет, высокое положение в обществе. Но Грегу ничего из перечисленного не нужно. Он абсолютно самодостаточен. Почти наверняка и от должности командующего флотом маркиз откажется. Посчитает, что не достоин столь значительного повышения.
        Настаивать и убеждать бесполезно. Законы офицерской, дворянской чести для Хейвила священны. И кто его только воспитывал? С подобной архаичностью Торнвил давно, со времен империи, не сталкивалась.
        Об интимной стороне вопроса особый разговор. Майор вот уже несколько месяцев «не был дома. Казалось бы, он должен испытывать непреодолимую тягу к противоположному полу. С основным инстинктом трудно справиться. И вот рядом с ним обворожительная, соблазнительная женщина. В ее глазах пылает огонь страсти. Протяни руку, коснись талии, и она тут же упадет в твои объятья. У ног Грега будет весь мир.
        Увы, маркиз упорно не замечает прямых, настойчивых взглядов графини или не хочет замечать. Он, видите ли, верен своей жене. И главное, было бы кому. В ней нет ничего сверхъестественного. Обычная, невзрачная внешность.
        Октавия подошла к письменному столу, достала из ящика голографические снимки госпожи Хейвил. Смуглокожая, худощавая аланка с длинными темными волосами. Чуть прищуренные карие глаза, тонкий, с горбинкой нос, на щеках ямочки. У нее и груди-то толком нет.
        Что ж, придется прибегнуть к радикальным мерам. Терпение Торнвил не беспредельно. Она любой ценой получит Грега. В данном случае цена - жизнь его близких. Иначе майора от семьи не оторвешь. Когда траур закончится, маркиз поневоле обратит внимание на Октавию. Кем-то ведь Хейвил должен заполнить внезапно возникшее одиночество. А кто лучше графини поймет Грега? Несчастная женщина тоже давно без мужа.
        Правительница нажала на пульте зеленую кнопку. На экране голографа появился адъютант.
        - Пригласите ко мне генерала Велера, - приказала Торнвил.
        - Слушаюсь, - отчеканил капитан.
        Начальник службы безопасности прибыл через пятнадцать минут. В момент вызова офицер находился за пределами дворца, и ему пришлось срочно возвращаться. Генерал явно торопился. Частое дыхание, на лице капли пота, верхняя пуговица мундира расстегнута.
        Графиня недолюбливала Велера. Уж очень он некрасив. На голове лысина, узкопоставленные глаза, нос приплюснут, челюсть квадратная, массивная. Кроме того, у контрразведчика проблемы с лишним весом. Офицер хоть и занимается активно спортом, все усилия напрасны.
        Впрочем, эти недостатки не влияют на его деловые качества. Велер - профессионал. Генерал никогда не подводил правительницу. Случай с нападением на Велию не в счет. Тогда служба безопасности не была посвящена в детали операции.
        С Октавией офицер всегда заискивает, но женщину непросто обмануть. Под маской исполнительного служаки скрывается хитрый, целеустремленный, жестокий интриган. Своего шанса Велер не упустит. Он прекрасно ориентируется в политической ситуации и действует по обстоятельствам. Сейчас графиня необычайно сильна, и ей лучше угождать.
        Контрразведчик вежливо поздоровался и замер метрах в пяти от Октавии.
        - Генерал, не сомневаюсь, что вы в курсе последних событий, - начала правительница.
        - Так точно, ваше высочество, - произнес мужчина. - Барон Эльзанский принял наш ультиматум. В его положении это единственно верное решение.
        - Я тоже так думаю, - улыбнулась Торнвил. - И мы должны воспользоваться благоприятной ситуацией. Переговоры носили секретный характер. Были опасения, что они не увенчаются успехом. Теперь же радостную новость надо поведать всему миру. Подготовьте официальное заявление. Если потребуется, соберите пресс-конференцию. Удовлетворите любопытство журналистов.
        - Хотите отрезать Акрилу пути к отступлению? - догадался генерал. - Неплохой ход.
        - Надо лишить Лесса маневра, - продолжила графиня. - Информация мгновенно достигнет Цекры. Барону придется либо подтвердить ее, либо опровергнуть. Кроме того, это ему же на пользу. Об объединении двух государств узнают и комонцы. Эстебан встанет перед нелегким выбором.
        - Он не рискнет напасть на ваших подданных, - покачал головой Велер.
        - Да, и сообщите, что торжественная церемония присяги состоится через тридцать пять дней во дворце Фланкии, - не отреагировав на реплику офицера, сказала Октавия. - Эльзанский правитель прибудет в систему Сириуса со всем своим флотом. В знак преданности и доброй воли.
        - То есть, Акрил оставит родную планету без защиты, - изумленно выдохнул контрразведчик. - А стартовать ему нужно в течение суток, чтобы успеть вовремя. Вы устанавливаете крайне жесткий регламент. Барон будет возражать. Он потребует немедленной аудиенции.
        - Передадите Лессу, что я очень занята, - ответила женщина. - Решение принято. Менять сроки - дурной тон. Особенно, когда они известны общественности. Цекрианцев я в беде не брошу. Завтра к Эльзане вылетит эскадра из двадцати тяжелых крейсеров. Соответствующий приказ генерал Лексон получит через час.
        - Это можно озвучить? - уточнил офицер.
        - Разумеется, - произнесла Торнвил. - Мы проводим миротворческую миссию. Нам нечего скрывать. В состав группы входят как сирианские, так и китарские суда.
        - Вы провоцируете графа Эстебана, - заметил Велер. - У него прекрасные шансы свести счеты с врагом.
        - В большей степени я проверяю честность барона Акрила, - проговорила Октавия. - Слишком часто в последние годы нарушались достигнутые соглашения. Мы заставим Лесса идти по строго ограниченному фарватеру. Он между двумя огнями. Малейшее отклонение в сторону и тут же обожжешься. Откажется от визита на Алан, планету атакуют комонцы. Повернет назад, наткнется на наши корабли. Дичь загнана в западню, вырваться не удастся.
        - Блестящий план, ваше высочество, - сказал контрразведчик. - Но вдруг Эстебан все же…
        - Тогда у меня будет повод вторгнуться в пределы Комона, - зловеще усмехнулась женщина. - Брюс, к сожалению, не дурак. Голову в петлю не сунет. Воевать против Сириуса и Плайда равносильно самоубийству. Восемьдесят три парсека не такое уж значительное расстояние.
        - Граф потребует наказать виновных в нападении на Шейлу, - вымолвил генерал. - Согласно нормам международного права мы обязаны судить военных преступников.
        - Чепуха, - возразила Торнвил. - Эти нормы никто не соблюдает. Формально мы защищаем слабых. У комонцев нет никаких улик. Ну, а домыслы и предположения доказательством никак не являются. Пусть представят пленников, захваченные крейсера, свидетелей. Пустую болтовню я слушать не намерена. Единственное, что меня беспокоит, исчезнувшее судно. Полковника Торренса вы рекомендовали.
        - Не волнуйтесь, он никогда не сдаст корабль неприятелю, - заверил правительницу Велер.
        - Надеюсь, - произнесла Октавия. - Иначе у меня возникнут серьезные проблемы. Вы же лишитесь не только должности, но и всех привилегий. Терпеть не могу неудачников.
        Офицер покорно склонил голову. Спорить бесполезно. Графиня не прощает подобных ошибок. Она не слушает ни мольбы, ни просьбы, ни доводы. Обычно это уже ни к чему. Попавший в опалу человек обречен на убогое, безвестное прозябание вдали от столицы. В конце концов, генерал действительно ответственен за назначение Торренса руководителем экспедиции.
        Торнвил наполнила бокал, пригубила вино и после паузы проговорила:
        - Сегодня вечером мне необходимо связаться с герцогом Видогом. Я должна лично сообщить ему, что свадьба Дейла и Эвис в очередной раз откладывается.
        - Правителю Плайда это не понравится, - негромко вставил Велер. - Ситуация щекотливая. Может создастся впечатление, что вы умышленно оттягиваете бракосочетание. Берд Видог вспыльчив и резок. Вдруг он расторгнет соглашение? Нужны твердые гарантии.
        - Потому я и хочу с ним объясниться, - сказала женщина. - Герцог меня поймет. Ведь мы союзники. Присоединение баронства Эльзанского увеличивает нашу мощь.
        - Думаю, владыка Плайда потребует назвать точную дату, - произнес контрразведчик.
        - А почему бы и нет, - пожал плечами Октавия. - Мы полетим на Аскону сразу после торжественной церемонии. Лесс Акрил будет меня сопровождать. В состав эскадры включим часть его кораблей. Уверена, это произведет впечатление на Видога.
        - Рискованно, - заметил офицер.
        - Ничуть, - вымолвила графиня. - Если цекрианцы поднимут бунт, их планета обречена. Подвергать опасности собственные семьи они не станут. Пример Тесты и Корзана нагляден.
        - Пожалуй, вы правы, - проговорил Велер. - Но кое-какие меры предосторожности я все же приму.
        - Разумеется, - сказала Торнвил. - Это ваша прямая обязанность. Расслабленность недопустима.
        - Когда мы отправляемся во Флапкию? - уточнил генерал. - Предстоит много работы…
        - Вы, как только флот барона покинет систему Эльзаны, - произнесла женщина. - Возлагаю на вас всю ответственность за организацию праздника. Денег не жалейте. Флаги, цветы, ликующая толпа, красочный фейерверк. Народ должен запомнить эту дату. Почаще советуйтесь с Орсоном. Я хочу, чтобы ритуал соответствовал древним традициям. Ни малейшего отклонения от правил.
        - Мы поднимем архивы, - отчеканил офицер. - Будут соблюдены все детали.
        - Прекрасно, - вымолвила Октавия. - Я еще задержусь на Эдане. И не забудьте о порядке в городе. Никаких митингов, демонстраций и шествий. Борцы за отмену рабства наверняка попытаются воспользоваться ситуацией. Да и оппозицию в Сенате нельзя сбрасывать со счетов.
        - К сожалению, я не контролирую полицию, - проговорил Велер. - Возникнут трудности со столичными властями и министерством.
        - На время визита цекрианцев вы получите неограниченные полномочия, - усмехнулась графиня. - Только не злоупотребляйте ими.
        - Ну, что вы! - наигранно воскликнул контрразведчик. - И в мыслях не было.
        Торнвил сделала глоток из бокала, подошла вплотную к офицеру и, понизив голос, сказала:
        - У меня есть одна просьба. Очень деликатная. Кроме вас никому не могу доверить.
        - Благодарю за высокую честь, - Велер вытянулся в струну. - Готов исполнить, что угодно.
        - Генерал, помните голографические снимки, - произнесла Октавия. - Вы принесли их месяц назад.
        - На которых жена и сын майора Хейвила, - догадался контрразведчик.
        - Да, - подтвердила графиня. - Этих людей надо устранить. Справитесь?
        - Без проблем, - проговорил офицер. - Вы больше о них не услышите. Они уже мертвы.
        - Генерал, никаких убийств, - прошептала Торнвил. - Несчастный случай. Обыденный, типичный, ничем не примечательный. Громких журналистских расследований мне не нужно.
        - Не беспокойтесь, - холодно, бесстрастно сказал Beлер. - Мои агенты профессионалы. Не будет ни улик, ни подозрений.
        - Что ж, жду хороших новостей, - вымолвила женщина. - Вы свободны.
        Контрразведчик развернулся и зашагал к выходу. Внешне мужчина абсолютно невозмутим. Генерал умел скрывать эмоции. Но в душе он ликовал. Графиня невольно дала ему оружие против себя. Такая тайна дорогого стоит. Враги Октавии за подобную информацию заплатят любую сумму.
        Правительница, сама того не желая, попала на крючок.
        Нет, шантажировать Торнвил контрразведчик конечно не посмеет. Это скорее подстраховка. Теперь Велер может не бояться снятия с должности. Во-первых, он оказал графине неоценимую услугу, а во-вторых, прижатому к стене человеку нечего терять.
        Его интервью плайдским или грайданским журналистам серьезно подорвет позиции Октавии. Сразу всплывет странная история смерти ее мужа. Темных пятен на репутации Торнвил достаточно. А ведь рот зарубежным репортерам не заткнешь. Самое главное, что никого не будет интересовать, правда, эта история или нет.
        Графиня допила вино и устало опустилась на диван. Вот и все. Механизм запущен.
        Парадоксально, но глобальные проблемы мироустройства, сейчас Октавию абсолютно не интересовали. На второй план отошло и присоединение баронства Эльзанского, и нелегкий разговор с Бердом Видогом, и предстоящая свадьба дочери. Гораздо важнее то, что скоро майор Хейвил лишится жены и сына. Он останется один и будет принадлежать ей, только ей. Правительница никого и близко к Грегу не подпустит.
        Торнвил долго колебалась. Нет, это не угрызения совести и не жалость. Графине доводилось отправлять на смерть тысячи людей, а тут всего два человека. Подумаешь, женщина и ребенок. Какая ерунда. Октавия волновалась за маркиза. Пережить гибель близких непросто. Семья для него много значит. Что если бедняга замкнется, уйдет в себя? Аланские врачи творят чудеса, но и они порой бывают бессильны.
        Торнвил тяжело вздохнула. Риск велик. Однако ее терпение иссякло. Правительница больше не могла ждать. Страсть буквально сжигала ее изнутри. Октавия плохо спала, пропал аппетит, появилась беспричинная раздражительность.
        Нет ничего хуже неразделенной любви. Она иссушает душу. В подобном состоянии люди способны на самые отчаянные, решительные поступки, лишь бы заполучить объект вожделения. Графиня не исключение. Торнвил всего лишь хочет воплотить призрачную мечту в реальность. Ну, а цена не имеет значения.
        Впрочем, рассудок правительница не теряла. Поручая Вел еру столь деликатное дело, Октавия прекрасно понимала, чем это грозит. Когда тайну знают двое, возникает опасность ее разглашения. Доверять генералу нельзя. Графиню окружают мерзавцы, предатели и лжецы. Стоит власти Торнвил чуть ослабеть, и контрразведчик тут же переметнется на сторону Сената. Тогда на поверхность всплывет многое. Вот, чем хороши военные. Присягнув на верность, они идут за тобой до конца. Личная выгода для них не главное в жизни. Есть еще честь, достоинство, долг. Вывод напрашивался сам собой. После того, как Велер ликвидирует жену и сына Хейвила, его тоже надо убрать. Желательно без шума и лишних разговоров.
        Октавия снова наполнила бокал. Пожалуй, стоит увеличить охрану. Покушения на нее никогда не прекратятся. Могущественный правитель вызывает зависть и ненависть у неудачников. В ход пускается все: яд, стальной клинок, взрывчатка. Сирианский трон - лакомая добыча. Особенно теперь, когда в состав графства вошли Китар и Эльзана. Торнвил презрительно усмехнулась. Она готова к борьбе.
        Флот хоросцев благополучно обогнул Талат и спустя три месяца достиг баронства Алционского. В шести днях пути от Окры корабли снизили скорость. Наблюдатели обнаружили в гиперпространстве патрульные эсминцы. Вступать в схватку с судами потенциального союзника Брин Саттон не хотел. У этой миссии совсем другая цель.
        Будь на его месте Видог, он, не раздумывая, атаковал бы баронство. Захватить Окру с эскадрой в девяносто тяжелых крейсеров не составляет большого труда. У Чена Лайлтона всего пятнадцать кораблей такого класса. Герцог имеет шестикратное превосходство в численности. Ни наземная система защиты, ни вспомогательные суда не в состоянии повлиять на расстановку сил.
        Предъяви Саттон ультиматум барону, и тот непременно сдастся. В противном случае планета превратится в пылающий ад. Подняться из руин Окра уже не сможет. На долгие годы она погрузится в эпоху нищеты и варварства.
        Однако пользоваться своим преимуществом хоросцы не собирались. Флот достаточно медленно приближался к Алционе. Тем самым герцог демонстрировал свои мирные намерения. Главная задача Брина обеспечить безопасность баронства от внешнего вторжения. Угроза со стороны правителя Плайда вполне реальна. Берд Видог уже захватил Корзан и Тесту и на достигнутом не остановится. Он мечтает об императорском троне.
        Желание объединить под властью Асконы разрозненные, враждующие между собой колонии в принципе похвально, но вот методы, которые использует герцог Плайдский, для Саттона неприемлемы. Не забыл Брин и о том, кто виновен в свержении династии Храбровых. За это преступление, за тысячи, миллионы погибших людей Видог должен ответить перед человечеством.
        К сожалению, переговоры с владыкой Грайда зашли в тупик. Делвил откровенно боится хоросцев. Он вместе с отцом тоже принимал участие в мятеже. Жизнь наследника престола принца Кервуда на их совести. Но, даже оказавшись в кольце врагов, Делвил не хочет признать вину и покаяться. Ну да бог ему судья.
        Проблема в том, что Натан отказывается принимать флот Брина Саттона. Кораблям же для постоянной дислокации нужна база. Единственная надежда на Лайлтона. Чен не глуп и прекрасно понимает, что независимость его баронства - иллюзия. Рано или поздно Окра падет. Вопрос лишь в том, чей флаг поднимут в столице страны Майрене.
        Апартаменты герцога на флагманском крейсере эскадры «Братоне» были невелики по размеру. Внутреннее убранство тоже не отличалось роскошью. Большой мягкий диван, несколько кресел, в дальнем углу письменный стол, на стене экран голографа. На полу обычное ковровое покрытие. Нет ни дорогих картин, ни золотой росписи, ни изящных люстр. Все строго и обыденно. Каюта командира корабля и то обставлена лучше.
        И дело не в аскетизме хозяина. Брин любил красивые вещи, он великолепно разбирался в предметах искусства, увлекался археологией. Просто с возрастом потребности уменьшаются. То, что раньше, в молодости, было важным, значимым, приоритетным, теперь не имело значения. Внешний лоск, антураж - это никчемная, пустая суета. На нее даже жалко тратить время.
        Герцог сидел в кресле. У него в руках лист бумаги. Саттон дважды прочел текст. Передатчики судов работали только на прием. За три месяца хоросцы ни разу не вышли на связь. Это вынужденная мера предосторожности. Наблюдательные посты Талатского графства и разведывательные эсминцы плайдцев сразу засекут источник и определят местоположение эскадры.
        Судя по сообщениям с Кратона, агентура Видога явно активизировалась. Что-то Берд заподозрил. Давать ему в руки козыри нельзя. Он опытный, умный, смелый игрок. Если перехватит инициативу, то уже не упустит. В этой ситуации главный залог успеха - внезапность. Надо застать Видога врасплох. Потому экспедиция и засекречена, потому и соблюдается строжайший режим молчания.
        - И так, Торнвил, проглотила еще одно баронство, - негромко сказал Брин. - Я почему-то не удивлен. Она женщина решительная, амбициозная. Союз с Плайдом развязал ей руки.
        Герцог выглядел уставшим и немного подавленным. Ничего не поделаешь, он уже старик. Редкие седые волосы, на лбу линия морщин, под глазами мешки. Правителю скоро исполнится семьдесят три. Не запредельные годы, но, увы, подвело здоровье. Ноги не слушаются, а сердце болит постоянно. Давно нужно было лечь на операцию. Все некогда. И вот расплата. От лекарств теперь мало толку. Давал о себе знать и длительный перелет. Такие нагрузки не для него.
        - Лесс Акрил беспрекословно выполнил требования графини, - заметил Крис.
        Старший сын расположился на диване. Он надежда и опора герцога. Короткие русые волосы, прямой правильный нос, крупные сине-зеленые глаза, закругленный подбородок. Типичный Саттон. Ему сорок четыре. Характер у Криса твердый, настойчивый, не без доли упрямства.
        Правда, наместнику Кратона, будущему владыке Хороса порой не достает жесткости. Правитель должен быть не только справедлив и милосерден, но и суров. Иначе власть не удержать. Доброту и сострадание люди часто расценивают как слабость. Врагов же, как внутри страны, так и за ее пределами, у Саттонов достаточно. Отношения с некоторыми дворянскими родами не складывались исторически.
        - А разве у него был выбор? - бесстрастно отреагировал Брин. - Нападение на Шейлу спровоцировало вторжение комонцев. Единственный шанс спасти планету - найти могущественного покровителя. Торнвил предложила не самый худший вариант. Лесс сохраняет все свои привилегии.
        - Он лишается флота и наверняка потеряет контроль над армией, - заметил сын.
        - За ошибки надо платить, - произнес герцог. - Система Ульфры никак не дает покоя Акрилу. Жажда реванша затмевает разум. В результате этой агрессии погибли сотни ни в чем не повинных людей.
        - Барон утверждает, что непричастен к атаке на планету, - возразил Крис. - Это чья-то умелая провокация. Наша разведка того же мнения. Есть подробный доклад. Цекрианские крейсера не покидали базы.
        - Возможно, - кивнул головой Брин. - Но кого интересуют оправдания Лесса? Он четыре раза пытался отбить Шейлу. Аналогии слишком сильны. Что же касается условий Октавии Торнвил, то здесь обычная подстраховка. Графиня вынуждает Акрила действовать в рамках достигнутого соглашения и заодно проверяет его честность. Я бы поступил так же.
        - Отец, а мы не опоздали? - понизив голос, спросил сын. - После распада империи образовалось четырнадцать государств. Теперь их всего десять. Думаю, баронство Розанское долго не просуществует. Ну, а затем настанет очередь Яслога, Комона и Грайда. События развиваются стремительно. Объединенная эскадра Плайда и Сириуса представляет серьезную угрозу.
        - Потому мы и прилетели сюда, - сказал герцог. - Присутствие хороского флота в зоне конфликта заставит Видога и Торнвил поумерить пыл. Не считаться с нами они не могут. Хотя, тут есть один немаловажный аспект. Восстанавливать империю все же нужно. Удельная раздробленность наносит непоправимый вред человечеству. Мы сейчас уязвимы как никогда. Если…
        Брин оборвал реплику на полуслове. Зуммер на пульте тревожно загудел. Герцог включил голограф. Перед Саттоном предстал высокий, статный мужчина лет сорока. Сразу видно он алгонец. Бледная кожа, светлые волосы, голубые глаза. На нем синий мундир с многочисленными золотыми нашивками. Это командующий эскадрой генерал Чекрил.
        - Ваше высочество, - произнес офицер, - окрианцы вызывают нас на связь. Интересуются кто мы и какова цель визита.
        - Передайте им код закрытого канала. Когда установите контакт, пусть вас соединят с бароном Лайлтоном. Никаких вторых лиц и посредников.
        - Слушаюсь, - отчеканил генерал.
        - Мы выходим из тени? - уточнил Крис.
        - Не совсем, - ответил Брин. - Корабли в непосредственной близости от системы Алционы. Переговоры в этой зоне ведутся регулярно. Вряд ли грайданцы или талатцы что-то заподозрят. Но даже если кто-нибудь догадается, бояться нечего. Ситуация под контролем. Окра в шести днях пути.
        Ждать пришлось недолго. Об огромном флоте чужаков барону сообщили часов пять назад. Население планеты еще ничего не знает, но военный Совет наверняка уже собран. Все понимают - это вторжение. Армада боевых судов просто так в длительное путешествие не отправляется.
        На экране появился широкоплечий смуглокожий мужчина в строгом костюме. Чену Лайлтону шестьдесят четыре года. Во времена империи герцог и правитель Алционы часто встречались на приемах в Алессандрии. У них были неплохие отношения. Барон считался преданным сторонником Ольгера Храброва. Мятеж он не поддержал, но после гибели императорской династии ему поневоле пришлось провозгласить независимость.
        В последние годы Саттон и Лайлтон общались крайне редко. Хоросский владыка держался обособленно, в политические и военные распри соседей не вмешивался. У окрианцев же не раз возникали серьезные конфликты с талатским графством из-за спорных территорий. Стычки в космосе проходили с переменным успехом.
        Брин внимательно смотрел на барона. Годы не щадят никого. В густых волосах Чена обильная седина, под глазами мешки, кожа покрылась глубокими морщинами. Они оба немало прожили и многое повидали. Были радости и победы, но случались и тяжелые поражения. Впрочем, Лайлтон по-прежнему крепок и силен. Барон всегда отличался отменным здоровьем. Тут ему молено только позавидовать.
        Первым нарушил неловкую паузу правитель Алционы.
        - Похоже, нейтралитет Хороса в прошлом, - язвительно сказал Чен. - Я не сомневался, что это твои крейсера, Брин. Кто еще в состоянии собрать в единый кулак девяносто кораблей подобного класса. К сожалению, дурной пример заразителен. Ты тоже решил поучаствовать в разделе мира?
        - Не торопись с выводами, - Саттон с трудом поднялся с кресла. - Я старый больной человек. Бороться за императорский трон у меня нет ни малейшего желания. Но и Видог его не получит. Подлый убийца не заслуживает такой чести. Хотя сейчас он очень близок к достижению цели.
        - И потому ты обратил взор на мое баронство, - вставил Лайлтон. - Намереваешься захватить Окру и превратить ее в стратегический плацдарм в предстоящей войне с плайдцами?
        - Твои догадки верны наполовину, - спокойно отреагировал герцог. - Если бы я пытался захватить планету, то включил бы в состав эскадры транспорты с десантом. Отбрось эмоции, поразмышляй здраво. Разрушать инфраструктуру страны мне не выгодно, а оккупировать Окру некем. Да и зачем было снижать скорость крейсеров? Чем меньше времени у обороняющихся на подготовку, тем лучше. А вот надежная база флоту действительно нужна. Без нее никак.
        - Значит, столкновение с Бердом Видогом все же неизбежно, - констатировал Чен.
        - И это говорит правитель Алционы? - изображая удивление, произнес Брин. - Владыка звездной системы, находящейся в ста семнадцати парсеках от Плайда? Я потрясен. Неужели твои генералы не анализируют ситуацию? Окра - следующая мишень алчного, безжалостного хищника.
        - Довольно точное сравнение, - согласился Лайлтон. - Однако каких-либо сведений о том, что Видог планирует нападение на баронство, у меня нет. Мало того, по данным разведки противник сосредоточивает силы у Тесты. Цель Плайда - Юстина. Герцог не хочет отдавать Сторр графине Торнвил.
        - Ерунда, - вмешался Крис. - Стандартный отвлекающий маневр. Отличный способ скрыть истинный замысел. Видог терпеть не может другие расы. Он презирает и ненавидит представителей чужеродных цивилизаций. После вторжения на Тесту подчинить Сторр не составляло труда. До Юстины всего двадцать семь парсек. Ничтожное расстояние. Но Берд отступил. Почему? Герцог боится везгирийцев. Неизвестно, как они расценят этот акт агрессии.
        - Могущественная раса не помешала ему свергнуть императора, - заметил Чен. - А ведь Ольгер Храбров был их союзником. Убежище принцу везгирийцы тоже не предложили.
        - Кервуд сам не полетел к Кассане, - возразил наместник Кратона. - Не хотел провоцировать войну между двумя цивилизациями. Ассамблея никогда не вмешивалась во внутренние дела человечества. Они лишь наблюдали и изредка советовали. Но если угроза будет реальной… Мы даже представить себе не можем, сколько кораблей у везгирийцев. И на что способны их крейсера.
        - У тебя достойный преемник Брин, - улыбнулся Лайлтон. - Смелый, настойчивый, рассудительный.
        - Комплименты сейчас вряд ли уместны, - бесстрастно вымолвил Саттон. - У нас есть более важные темы для обсуждения. Хрупкий мир рухнул. Четырех независимых государств уже нет.
        - Это верно, - кивнул головой барон. - Опасность нападения на Окру существует. Глупо отрицать очевидный факт. Но вы забыли о моем союзнике. В случае опасности Делвил обещал мне помочь.
        - То же самое Натан обещал и Акрилу, - иронично сказал герцог. - А что в итоге? Оставшись без поддержки, цекрианцы приняли все условия Октавии Торнвил.
        - Неудачный пример, - произнес Чен. - От Грайда до Эльзаны гораздо дальше, чем до Алционы. Да и сирианское графство на пути. Кроме того, Лесс сам виноват. Не надо было уничтожать колонии на Шейле.
        - Его причастность к атаке на планету не доказана, - вставил Крис. - Корабли…
        Характерный жест руки правителя заставил наследника замолчать. Он чересчур увлекся.
        - Не имеет значения, какой поступок совершил Акрил, - Саттон оперся о спинку кресла. - Союзники обязаны соблюдать достигнутые договоренности. Нарушен основополагающий принцип. Ваша коалиция - миф, иллюзия. Делвил найдет тысячу причин, чтобы не посылать к Окре крейсера. Я же предлагаю реальную защиту. Вот они, мои корабли. Здесь. Мы даже оплатим часть расходов.
        - У меня вопрос, - задумчиво сказал Лайлтон. - Почему вы не полетели к Грайду? Скопление расположено почти в центре империи. Идеальная позиция. Эскадра контролировала бы и плайдцев, и сирианцев.
        - По трем причинам, - ноги у герцога буквально подкашивались. - Во-первых, позиция не столь уж блестящая. После падения Китара, Церены и Гайреты Грайд оказался в клещах. Не исключено, что Талат и Розана присоединятся к Видогу и Торнвил. Тогда эскадра попадет в окружение.
        - Это в том случае, если Берд захватит мое баронство, - вымолвил Чен.
        - Разумеется, - подтвердил Брин. - Ты сам назвал второй пункт. Мы считаем, что судьба Окры решена. Рано или поздно плайдцы атакуют систему Алционы. И в-третьих, диалог с Делвилом зашел в тупик. Натан боится мести. Смерть принца Кервуда на совести его отца.
        - Тут будешь бояться, - грустно усмехнулся Лайлтон. - Девяносто тяжелых крейсеров… Допустим, я соглашусь принять эскадру. Что дальше?
        - Не знаю, - честно ответил Саттон. - В зависимости от обстоятельств. События развиваются слишком стремительно. Предусмотреть все факторы, влияющие на ситуацию, невозможно. Я привел сюда корабли с одной целью - остановить Видога. Не хочу, чтобы спустя десять-пятнадцать лет объеденный флот ударил по Хоросу.
        - Мысль разумная, - произнес барон. - Только я получаюсь в роли заложника. Ты ведь не дашь мне вести самостоятельную политику.
        - Когда речь идет о выживании, приходится чем-то жертвовать, - сказал герцог. - Наступает новое время. Ты либо примешь чью-то сторону, либо погибнешь.
        - А если я откажусь от твоего предложения? - спросил Чен.
        - Такой вариант крайне нежелателен, - Брин сделал паузу. - Но навязывать свою волю я не стану. У каждого должен быть выбор. Правильный он или нет, рассудит история. Мы провели неплохую операцию. Запутали, обманули врага. Инициатива сейчас у нас. Через пару декад суда отправятся к Грайду. Далее курс на Орту. В крайнем случае, эскадра вернется домой.
        - А не проще сначала договориться, а затем стартовать? - заметил Лайлтон.
        - Это единственный шанс опередить Берда, - вздохнул Саттон. - Утечка информации неизбежна. Хорос находится на окраине империи. Мы летели три долгих месяца. К тому моменту Окра уже принадлежала бы Плайду. И что? Воевать потом из-за жалких руин?
        - Неопровержимый довод, - сказал барон. - Надеюсь, вы понимаете, подобные решения не принимаются спонтанно. Я должен посоветоваться с Сенатом. В нем есть люди симпатизирующие Видогу. Споры будут жаркими. Продолжайте двигаться к звездной системе с той же скоростью.
        - Обещаю, - герцог устало опустился на подлокотник. - О крейсерах многие знают?
        - Нет, - ответил Чен. - Строго ограниченный круг военных. Хотя на кораблях объявлена боевая тревога.
        - Сохранить в тайне наши переговоры возможно? - уточнил Брин.
        - Сложно, - произнес Лайлтон. - Я введу на флоте жесточайший режим секретности. Подключу службу контрразведки. Но дворянам рот не заткнешь. Экстренное заседание Сената привлечет внимание журналистов.
        - Сделай его закрытым, - посоветовал Саттон. - Не выпускай никого из здания, отбери все средства связи. Не обойтись и без тщательного обыска. Скандал, конечно, но тут уж не до церемоний.
        - Отличная идея, - усмехнулся барон. - Только я поступлю иначе. Под невинным предлогом вывезу членов Сената в загородную резиденцию. Туда репортеры не проникнут.
        - Тебе виднее, - пожал плечами правитель Хороса. Я с нетерпением жду результата.
        Экран голографа погас. Герцог встал, слегка покачнулся. Крис мгновенно бросился к отцу. Все это время он не спускал с него глаз. Брин едва держался на ногах. Последние минуты дались главе рода Саттонов с огромным трудом. Сын помог герцогу сесть в кресло.
        - Проклятье, - раздраженно пробурчал Брин. - Совсем превратился в немощного старика.
        - Не надо было стоять, - с упреком в голосе заметил Крис.
        - И тем самым продемонстрировать собственную слабость, - возразил отец. - Ни за что. Кроме того, правила этикета никто не отменял. Мое поведение могло быть расценено как неуважение, как пренебрежение.
        Спорить с герцогом не имело смысла. Данная тема поднималась наместником Краттона чуть ли не ежедневно. Состояние здоровья правителя постепенно ухудшалось. Постоянные боли в сердце, проблемы с ногами, быстрая утомляемость. Брину нужен длительный покой и стационарное лечение. Но Саттон не слушал ни сына, ни врачей. Он не собирался отходить от дел.
        Обсуждение жизненноважного для Окры решения затянулось почти на двое суток. Плайдское лобби не сдавалось. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не одно существенное обстоятельство.
        В разгар прений барону доложили, что наблюдатели патрульных эсминцев обнаружили вторую эскадру. Она состояла из двухсот восьмидесяти судов. Большинство из них были транспортники. Это уже полномасштабное вторжение. Кому принадлежат корабли, догадаться было несложно. Тактика хорошо знакомая, уже опробованная на Корзане и Тесте. Хоросцы оказались правы, Видог действительно готовил нападение на систему Алционы.
        Противникам соглашения поневоле пришлось умолкнуть. Сенат принял предложение-Брина Саттона. Другого способа защитить родную планету и сохранить хоть какую-то свободу у окрианцев нет. Диалог двух правителей длился недолго. Стремительно набирая скорость, тяжелые крейсера Хороса двинулись в указанный сектор. Пути противников должны были пересечься примерно через три дня.
        За деревянным массивным столом сидел высокий широкоплечий мужчина. На вид ему около шестидесяти. Крупные карие глаза, крючковатый нос, волевой подбородок, в коротких темных волосах серебрится седина. Настроение у герцога отвратительное. Год назад он захватил баронство Церенское. Вскоре пала Гайрета. Перед могущественным владыкой Плайда открывались великолепные перспективы.
        Союз с Октавией Торнвил развязал Видогу руки. Мечта об императорском троне стала реальностью. Единственное серьезное препятствие - Грайд. Но трусливый и нерешительный Натан Делвил долго не продержится. Три-четыре года и Берд, наконец, взойдет на престол. Но вдруг все пошло как-то не так.
        Небольшое промедление, потеря инициативы и конкуренты тут же подняли голову. Особенно герцога настораживала графиня Сирианская. Она женщина амбициозная, властолюбивая. Октавия может и не согласится на условия союзника. Что неудивительно. У Берда сейчас шесть населенных планет, а у нее семь. Да, Аква плохо развита, Тхакен истощен, а на Эдане вечные трения между джози и валкаалцами, но важен сам факт. Торнвил опережает Видога на один шаг.
        Кроме того, графиня явно выигрывает в политическом имидже. Герцог - безжалостный, жестокий агрессор, она же в глазах общественности миротворец. Чудом выжила после покушения, наказала коварного правителя Китара, а теперь спасает цекрианцев. Умелая, наглая ложь, пропагандистская мишура, но люди верят. Даже то, что Торнвил официально узаконила в своей стране рабство, воспринимается обывателями как мелкий, незначительный недостаток.
        Особый разговор о свадьбе Дейла и Эвис. Для любого дворянина породнится с Видогами высочайшая честь. Торжественная церемония состоялась бы через пару декад после помолвки. Однако Октавия не торопится прилетать на Аскону. У нее вечно какие-то трудности. Эта неопределенность длится уже год. Ситуация щепетильная, на грани оскорбления. Истекли все допустимые сроки.
        И вот шесть дней назад графиня в очередной раз попросила отложить свадьбу. Причина уважительная. Во Фланкию пребывает барон Эльзанский, чтобы присягнуть графине на верность. Процедура очень ответственная. Ведь усиление военной коалиции выгодно и Октавии, и Берду. Намек недвусмысленный. Торнвил откровенно хвасталась собственными успехами. Она практически без боя подчинила два независимых государства. Герцог был в ярости.
        К счастью, графиня назвала точную дату бракосочетания. Отказаться от своих слов Октавия не сможет. О предстоящей церемонии уже объявили все средства массовой информации. И опровержения не последовало. Видог устроит грандиозный прием, достойный императора. Сама же свадьба поразит воображение. Таких праздников человечество еще не видело. Берд никогда не был скрягой. Деньги для него лишь средство достижения цели.
        Ну, а главным подарком станет захват Окры. Эскадра отправилась к системе Алционы полтора месяца назад. Скоро генерал Глуквил свяжется с бароном Лайлтоном и предъявит ультиматум. Если Чен не признает власть Видога, корабли вынырнут из гиперпространства и атакуют планету. Сил для покорения Окры у командующего достаточно.
        Этот маленький сюрприз герцог специально приготовил для Торнвил. Нужно поумерить пыл графини. Она чересчур много возомнила о себе. В их союзе именно Берд играет лидирующую роль. Очередная победа расставит все на свои места.
        На пульте вспыхнула зеленая кнопка, раздался протяжный, вибрирующий сигнал. Странно. Никаких аудиенций Видог на сегодня не назначал. В последнее время подобные экстренные вызовы приносят одни неприятности. С тяжелым сердцем правитель включил систему внутренней связи.
        - Ваше высочество, генерал Свенвил добивается встречи, - доложил адъютант.
        - Впустите, - негромко сказал Берд.
        Через мгновение двери распахнулись, и в помещение ворвался начальник службы контрразведки. Да, да, не вошел, а ворвался. Он стремительно преодолел зал и остановился перед столом в трех метрах от герцога. Обычно Горн так близко не подходит. Соблюдая определенную дистанцию, офицер демонстрирует уважение.
        Свенвил опытный политик и отличный психолог. Столь высокую и ответственную должность дураки не занимают. Им просто не выжить. Видог человек горячий и вспыльчивый. Ошибок он не прощает. Надо чувствовать настроение герцога, уметь подстраиваться. Генерал обладал этим качеством. Контрразведчик не раз выпутывался из самых безнадежных ситуаций и переводил тему разговора в выгодное ему русло.
        Сейчас все иначе. Свенвил явно взволнован. Темные редкие волосы взъерошены, тонкий длинный нос заострился еще больше, щеки провалились, в маленьких серых глазах разочарование и испуг. Хотя первое впечатление часто бывает обманчиво. В зависимости от обстоятельств офицер часто надевал на лицо соответствующую маску. Истинные эмоции Горн тщательно скрывал.
        - Что случилось? - насторожено спросил Берд.
        - Срочное сообщение от генерала Глуквила, - отчеканил Свенвил. - Получено сорок минут назад.
        - С чего вдруг? - правитель Плайда подался вперед. - Эскадра должна достигнуть Алционы только через три дня. Он грубейшим образом нарушил мои инструкции. Утрачена внезапность.
        - Вы абсолютно правы, - согласился контрразведчик. - Но, поверьте, у командующего были на то веские причины. Окрианцы обнаружили наши корабли. Их эсминцы патрулируют границу на значительном удалении от звездной системы. Лайлтон ожидал нападения.
        - Ладно, - более спокойно произнес Видог. - Покажите запись.
        Горн подошел к голографу, вставил в специальное устройство крошечный диск. На мостике флагманского крейсера стоял крепкий, коренастый мужчина. Скуластое лицо, бронзовая кожа, чуть раскосые карие глаза. Глуквил словно противоположность Свенвила. Два совершенно разных типа людей. И по внешнему виду, и по характеру. Впрочем, коринианцы и эстерианцы всегда сильно отличались друг от друга.
        Ну да сейчас не до антропологических сравнений. Командующий, как и все офицеры звездного флота, в темно-синем мундире, на груди сверкают орденские планки, на плечах погоны с золотыми генеральскими звездами. Доклад Глуквила был коротким. Противник готов к вторжению. Окрианцы на открытом канале потребовали немедленно покинуть их территорию. В случае неподчинения они оставляли за собой право атаковать чужаков. И это не пустая угроза. Наблюдатели заметили идущую на перехват крупную эскадру.
        Экран погас. В апартаментах герцога воцарилась тягостная тишина. Нарушать ее начальник службы контрразведки не решался. Владыка должен осмыслить услышанное. Торопить Берда нельзя. Терпение, терпение и еще раз терпение.
        - Ничего не понимаю, - растерянно проговорил Видог. - По оперативным данным у Лайлтона пятнадцать тяжелых крейсеров, семнадцать легких и около сорока эсминцев. Откуда взялась крупная эскадра? Барон, что вывел все суда в гиперпространство? Хочет нас напугать? Неужели генерал Глуквил и вправду запаниковал? На него не похоже.
        - Думаю, генерал не стал бы вас напрасно беспокоить, - сказал Горн. - Даже при таком раскладе численное преимущество на нашей стороне. Гибель нескольких судов не повлияет на исход сражения. Попытка тарана тоже не приведет к успеху. Хотя потери будут огромными…
        - Твои разглагольствования меня утомили! - вспылил правитель. - Почему командующий нарушил мой приказ? Я слишком хорошо знаю Глуквила. В его голосе отчетливо звучала тревога.
        - Есть единственное разумное объяснение, - тихо произнес Свенвил. - Корабли не окрианские.
        - Чьи же? - изумленно выдохнул Берд. - Грайданские? Чепуха. Делвил никогда никому не помогал.
        - Это хоросцы, - вымолвил контрразведчик.
        - Хоросцы? - повторил герцог, пристально глядя на офицера.
        По телу Горна пробежала нервная дрожь. Ноги буквально подкашивались, на лбу выступил холодный пот. Подобного страха генерал давно не испытывал. Тон, с которым Видог сказал это слово, не сулил ничего хорошего. Снятие с должности и опала будут самым меньшим наказанием за допущенные просчеты. Скорее всего, неудачника устранят.
        - Исчезнувший три месяца назад флот, - после паузы продолжил правитель. - Мы его тщетно искали в районе Безеиа, а он объявился у Алционы. Браво Брин, браво. Опередил меня. Окра - отличный плацдарм. Барон, почему ваши агенты не предупредили о ведущихся переговорах?
        - Я полагаю, их не было, - сказал Свенвил. - Стараясь сохранить полную секретность, Саттон рисковал. Легенда о болезни, учения в дальнем космосе, активная дезинформация в прессе - звенья одной цепи. Герцог надеялся заключить соглашение с Лайлтоном на месте.
        - Смелое утверждение, - произнес Берд
        - Оно подкреплено фактами, - контрразведчик посмотрел на Видога. - Вот уже два дня Сенат заседает в загородной резиденции алционского владыки. Журналистов туда не пропускают, связи с сенаторами нет. Отключены даже проджеры. Без обыска тут не обошлось. Мои осведомители отрезаны от мира.
        - Два дня ничего бы не решили, - пробурчал правитель. - Мы проиграли на старте. Брин провел блестящую операцию. И все же загадка, как хоросцам удалось незаметно долететь до Окры?
        - По внешнему радиусу, в обход Талата, - ответил Горн. - Маршрут чуть длиннее, зато безопаснее. Наши патрульные суда барражировали в центральных районах империи, на основных трассах.
        - Стандартное, шаблонное мышление, - с горечью констатировал Берд. - В этом главная беда посредственностей. Им не хватает выдумки, изобретательности. Соедините меня с командующим.
        Свенвил знал, что Видог потребует непосредственного контакта с генералом, а потому приказал постоянно поддерживать связь с эскадрой. Глуквил по-прежнему спокоен и невозмутим. У коринианца поразительное самообладание. А ведь корабли летят на верную гибель. Плайдскому флоту не прорвать заслон хоросцев.
        Герцог встал из-за стола и подошел к голографическому экрану.
        - Докладывайте, генерал, - сказал правитель. - Враг идет тем же курсом?
        - Да, произнес командующий. - Если мы не отвернем, столкновение произойдет на границе звездной системы примерно через трое суток. Скорость кораблей максимальная.
        - Сколько их? - спросил Берд.
        - Точно ответить трудно, - вымолвил Глуквил. - Суда движутся плотной группой. Наблюдатели считают, что где-то от восьмидесяти до ста.
        - Класс? - проговорил Видог.
        - Тяжелые крейсера, - на удивление быстро отреагировал генерал.
        - Откуда такая уверенность? - поинтересовался герцог. - Вы сумели идентифицировать корабли?
        - Нет, расстояние чересчур велико, - сказал коринианец. - Но какой смысл хоросцам вести к Алционе эсминцы? В масштабных сражениях от вспомогательных судов мало толку.
        - Почему вы решили, что это хоросцы? - произнес Берд.
        - Десять минут назад барон Лайлтон официально объявил о заключении военного союза с герцогом Саттоном, - сообщил Глуквил.
        - А если окрианцы блефуют? - предположил правитель.
        - Потому я жду ваших распоряжений, - бесстрастно проговорил генерал. - Предыдущий приказ атаковать врага пока никто не отменял.
        Заложив руки за спину, Видог задумчиво смотрел на командующего. Нет, он не дрогнет. Упрямый коринианец действительно ввяжется в битву с превосходящими силами противника. Глуквил умрет, но не отступит. А вот нужно ли это Берду? Шансы на победу невелики. В бою у Алционы плайдцы потеряют половину своего флота.
        Ужасный разгром поставит крест на мечтах герцога об императорском троне. Снова поднять голову ему уже не дадут. Словно голодные стервятники сирианцы и грайданцы набросятся на ослабевшего хищника. Видогу придется оставить и Тесту, и Корзаи. Могущественную державу разорвут на куски.
        Не стоит забывать и о десантниках. Триста тысяч - огромная цифра. Их гибель станет национальной трагедией. Такие поражения и жертвы народ правителям не прощает. Асконская оппозиция тут лее воспользуется ситуацией и свергнет с престола ненавистного эстерианца. Нет, драться с открытым забралом еще рано.
        - Генерал, разворачивайте транспорты, - сказал Берд. - Наша компания не увенчалась успехом. Личному составу объявить, что экспедиция была учебной, тренировочной. Об эскадре хоросцев ни слова. Разумеется, никаких контактов с врагом. Режим полного молчания. Тяжелым крейсерам провести разведку. Я хочу знать все о флоте Брина Саттона в мельчайших подробностях.
        - Слушаюсь, - отчеканил генерал.
        - Близко к неприятелю не подходите, - продолжил герцог. - Держите безопасную дистанцию. Преследовать вас хоросцы не будут. У них другая цель.
        Видог выключил голограф и направился к столу. Сев в кресло, он взглянул на Свенвила. Офицер не сдвинулся с места. Сейчас решается его судьба. Кто-то ведь должен ответить за провал операции. В глазах Горна покорность и обреченность.
        Правитель достал из бара бутылку крепкого вина. Он залпом осушил наполненный до краев бокал.
        Предчувствия не обманули Берда. Жизнь состоит из полос. Светлые чередуются с темными. Удача долго сопутствовала герцогу. Он единственный, кому удалось свергнуть Храбровых. Впервые за пять веков род Видогов завладел Плайдом. И это только начало. Берд обязательно преодолеет возникшие трудности. Вмешательство Саттона усложняет задачу, но тем ценнее будет победа. Ждать и терпеть герцог умеет.
        Небрежным жестом руки правитель позволил Свенвилу уйти. Устранять генерала сейчас не имело смысла. Слишком много нитей завязано на начальнике службы контрразведки. Новому человеку потребуется время, чтобы войти в курс дела. А его как раз нет. События развиваются чересчур быстро. Чуть промедлишь и ты уже аутсайдер. Пример тому - Алциона. Нападать на баронство надо было полгода назад.
        Видог выпил второй бокал. Пусть Свенвил помучается. Страх и неопределенность заставят генерала работать гораздо эффективнее. Иного способа заслужить прощения у него нет. В любой ситуации есть свои плюсы, главное научиться их увидеть и использовать.
        Глава 3. В шаге от цели
        Ленкрил - крошечный провинциальный городок Тасконы. В сирианском графстве он известен лишь тем, что рядом с ним располагается древний космодром «Кенвил». Больше нет ничего примечательного. Хаотичная россыпь невзрачных серо-желтых домов, прямая, как стрела, магистраль, проходящая точно по центру города и бескрайняя унылая, однообразная степь. Люди здесь живут небогато, многие едва сводят концы с концами, а потому молодежь при первой же возможности уезжает в крупные мегаполисы. Разумеется, назад никто не возвращается.
        Это жалкое бесперспективное существование вынуждает основную часть мужского населения вечерами, а то и целыми сутками просиживать в дешевых кабаках. Беспробудное пьянство в Ленкриле норма, обыденность. Влиться в местное общество, стать своим непросто, к чужакам тут относятся настороженно, но один прекрасный способ смягчить сердца суровых, грубоватых провинциалов все же есть.
        Нужно вежливо, ненавязчиво, без лишнего бахвальства угостить посетителей заведения. Нет, нет не швыряться деньгами, демонстрируя собственное богатство и благополучие. Тогда тебе набьют физиономию и вышвырнут на улицу. Это делается в коротком разговоре, из уважения к собеседнику. Ты не считаешь его нищим неудачником, не оскорбляешь, а открываешь перед ним душу.
        Вскоре к вам присоединяться другие завсегдатаи кабака. Спустя пару часов от былой подозрительности не осталось и следа. Не спеши развивать успех, не беги туда завтра, пропусти несколько дней. Появись через декаду уставший, голодный и злой. Кто-нибудь обязательно посочувствует. Закажи три-четыре бутылки вина. Это приглашение для всех остальных. Ну, а ничто так не развязывает языки, как обильная выпивка.
        Данный метод Ворх использовал не раз. Сбоев он не давал. Приехав из Корнтона, самрай решил не затягивать с расспросами и сразу направится в заведение под названием «Степной край». Оно считалось в городе самым приличным. Его постоянными посетителями были предприниматели, чиновники, полицейские, сотрудники иммиграционной службы.
        Кое-кого из них Астин уже знал. Документы асконца проверяли довольно тщательно. Через Ленкрил частенько пытались незаконно легализоваться выходцы из других стран. Попадались даже опасные преступники, объявленные в розыск. Впрочем, у Ворха проблем не возникло. Удостоверение личности, приобретенное у Джеркса во Фланкии, безупречно. Он Брук Гленвил, коренной сирианец.
        В экваториальной части Тасконы темнеет быстро. Как и во всех бедных городах освещение улиц в Ленкриле безобразное. Некоторые участки самрай преодолевал наощупь. Зато можно беспрепятственно любоваться звездным небом. Найти скопление Плайда труда не составляло. Далекая желанная Родина. К сожалению, маленькую желтую точку Вероны не разглядеть. Зато точно такая же звезда на границе горизонта видна отчетливо. Солнце. С ним тоже связано немало воспоминаний. Больше, правда, грустных.
        Астин тяжело вздохнул и ускорил шаг. Вот и центральная трасса. Теперь поворот направо. Через пять минут асконец вошел в заведение с витиеватой золотистой надписью над дверью. Помещение достаточно просторное. Длинная барная стойка, площадка для музыкантов, ровные ряды пластиковых столиков. Пожилой седовласый мужчина играл на старинном струнном инструменте и тихо пел что-то печальное.

«Степной край» сегодня заполнен на треть. Обычная картина. Многим ленкрилцам данное заведение не по карману.
        Ворх на мгновение замер, окинул взглядом зал. Ему повезло. Возле стены сидит темноволосый худощавый тасконец лет тридцати. Наджен Сокот. Начальник иммиграционной службы города. Уж он-то в курсе кому, когда и почему выдавались документы. Вопрос в том, сумеет ли самрай разговорить капитана. По местным меркам офицер занимает очень высокую должность и потому на контакт идет неохотно. Радует то, что Сокот уже не трезв.
        Рядом двое товарищей, а стол заставлен пустыми пивными бокалами. Значит, Наджен опять поругался с женой. В последнее время это происходит регулярно. Объяснение банальное - женщина устала от скучной, рутинной жизни в провинции, она не хочет прозябать в глуши. Редкие поездки в Корнтон ее уже не устраивают. Тасконка мечтает о широких, сверкающих огнями проспектах, об огромных дорогих магазинах, о роскошных, изысканных ресторанах.
        Типичный случай, когда желания не совпадают с возможностями. Доводы капитана женщина не воспринимает. Она из той категории представительниц прекрасного пола, которые пытаются получить все и сразу. Выходя замуж за офицера иммиграционной службы, тасконка думала больше о внешнем антураже, чем о сущности этой работы. Золотые погоны на парадном мундире, общественный статус, определенные льготы и привилегия.
        Реальность оказалась куда прозаичнее. Заштатный, маленький городок, скромные деньги и крайне медленное продвижение по службе. Шансов сделать головокружительную карьеру у Сокота нет.
        Трещина в семейных отношениях постепенно увеличивалась и достигла пропасти. Спор по любому вопросу превращался в скандал. Наджен понимал, что дело идет к разводу. Удивительно, как они вообще протянули шесть лет.
        В Ленкриле ничего нельзя скрыть. У каждого человека есть слабые места, их надо лишь найти. Два помощника капитана, составляющие ему компанию, тоже не ангелы. Браст Лектон чересчур вспыльчив. В состоянии алкогольного опьянения часто оскорбляет окружающих и ввязывается в драки. Однажды он едва не попал под суд. А это автоматическое увольнение. Пришлось пострадавшим выплатить солидную компенсацию.
        У Кевина Эквила другой грех. Короткая юбка и красивые женские ноги для него сигнал к действию. Молодой человек весьма привлекателен. Обаятельный, вежливый лейтенант покорил немало сердец. Не привыкшие к такому ухаживанию провинциалки сходили с ума по Кевину. Беда в том, что Эквил не очень разборчив. Свободными девушками он не ограничивался и частенько оказывался в постели замужних женщин. Если бы не его должность, ленкрилцы давно бы переломали парню ребра.
        Самрай расположился слева от офицеров, за соседним столиком. Астин терпеливо ждал, внимательно прислушиваясь к разговору тасконцев. Ворх не ошибся. Начальник иммиграционной службы жаловался друзьям на судьбу. Кевин сочувственно кивал головой, а Браст налегал на пиво.
        В какой-то момент Эквил посмотрел на часы, извинился и ушел. Без сомнения, у него очередное свидание. Мужчины, присутствующие в заведении, провожали лейтенанта долгим ненавидящим взглядом. Впрочем, многие в глубине души откровенно завидовали Кевину. Чтобы соблазнить столько женщин надо иметь талант. А он дается не каждому. Устав от пьяного нытья Сокота, Лектон повернулся к самраю.
        - Как успехи, господин Гленвил? - поинтересовался офицер. - Что-нибудь продали?
        Астин отреагировал мгновенно. Взяв начатую бутылку вина и свой бокал, Ворх пересел за столик к молодым людям. Реплика Браста послужила приглашением.
        - Успехи невелики, - сказал самрай. - Но я не теряю надежды. Земля редко дешевеет.
        - А мне кажется, вы прогорите, - заметил Лектон. - Безжизненная степь никому не нужна.
        - Глубочайшее заблуждение, - произнес Астин, наполняя бокалы. - Одна хорошая сделка и я с лихвой компенсирую все затраты. Кто не рискует, тот не выигрывает. Кое-какие предложения уже есть.
        - Вам проще, - вздохнул офицер. - Вы - вольный ветер. А мы скованы цепями долга…
        - Вот, вот, цепями, - поддержал товарища Наджен. - Кстати, Гленвил, вы женаты?
        - Был, - солгал Ворх. - Но быстро сообразил, что женщины - это исчадие ада. До брака они нежны, милы, податливы. А затем хрупкие, добрые создания превращаются в злобных, ненасытных фурий. Приятные личики - искусная маска, изящная фигура - дьявольская западня. Это искушение, приводящее к неминуемой гибели. От женщин лучше держаться подальше.
        - Жаль Кевин вас не слышит, - рассмеялся Браст. - Он бы обязательно поспорил.
        - А что со мной спорить, - самрай грустно улыбнулся. - За моими плечами огромный опыт. Истина познается с годами. Я рассуждаю мозгами, вы же… Хотя оставим подробности.
        - Ну почему же, - проговорил Лектон, берясь за бутылку Астина, - детали как раз очень интересны.
        - Обойдемся без пошлости, - вмешался капитан. - Проблема необычайно серьезная.
        - Опять тебя понесло, - лейтенант залпом осушил бокал. - Пойду, подышу свежим воздухом.
        Ворх и Сокот остались вдвоем. Времени у самрая в обрез. Расспрашивать Наджеиа о наемнике в присутствии подчиненного опасно. Не исключено, что удостоверение личности рабу выдавалось незаконно. Но как подвести офицера к нужной теме? Пока он разглагольствует лишь о своей жене. Хорошо хоть Браст за кого-то зацепился у стойки. И тут самрая осенила блестящая мысль. Сразу выстроилась логическая цепочка.
        - Один мой приятель, - перебив капитана, произнес Астин, - решил избавиться от любовных мук радикальным способом - купил на аукционе невольницу. Удовольствие недешевое, зато сколько преимуществ. Рабыня красива, покорна и не просит денег.
        - Невольница, - угрюмо повторил Сокот. - Вариант неплохой. Но, поверьте, в будущем возникнут трудности. У нее нет документов, а значит, дети не граждане сирианского графства. Они абсолютно бесправны.
        - А если дать беременной рабыне вольную? - вставил Ворх. - Подобные случаи не редкость.
        - Это не так просто, - возразил капитан. - Существует ряд жестких условий. Количество иммигрантов строго регулируется.
        - Да, бросьте, - самрай пренебрежительно махнул рукой. - Любое правило можно обойти. Я тут, на днях, повстречался в Корнтоне со старым знакомым. Он рассказал мне занятную историю. Некий господин Миллан был захвачен пиратами и продан на базу Энгерона. Там готовят наемников. В бою бедняга потерял кисть. И что вы думаете, его не ликвидировали, а освободили. Причем, документы были выданы в Ленкриле.
        Астин не спускал глаз с Наджена. Пьяному человеку тяжело контролировать себя. Но офицер по-прежнему спокоен, на лице ни малейших эмоций. Эта информация ничуть его не тронула.
        - Я помню сержанта, - после паузы вдруг проговорил Сокот. - Крепкий, коренастый канотец. Он долго плакал в моем кабинете. Действительно случай неординарный. Но все было чисто. Справка о проживании на территории графства в течение пяти лет, купчая на раба, вольная от нового хозяина и стартовый капитал в размере полутора тысяч сириев. Инструкция соблюдена безукоризненно. Я ничего не нарушил. Моральный аспект меня не волнует.
        А Найджен молодец. Не зря занимает столь высокую должность. Даже в таком состоянии ориентируется в статьях закона. Дословно цитирует отдельные пункты.
        - Кто же проявил милосердие, если не секрет? - спросил Ворх. - Поступок, достойный уважения.
        - Майор Лейрон, - ответил капитан. - Хотя у меня другое мнение на данный счет. Это блажь и пустая трата денег. Но у майора свои понятия о чести и справедливости. Он архаичная древность.
        - И что, Лейрон, часто выкупает рабов? - уточнил самрай.
        - Нет, - произнес Сокот. - В моей практике это вообще впервые. Не было даже прецедентов. Богатые землевладельцы в Ленкриле не живут. Ну, а в лагере Стафа Энгерона с инвалидами не церемонятся. Бракованный товар никому не нужен.
        - Какую же услугу наемник оказал майору? - вымолвил Астин.
        - Я не интересовался, - проговорил офицер. - Удостоверение личности выдал и все…
        - А Лейрон со странностями, - заметил Ворх. - На сотрудников Стафа Энгерона это не похоже.
        - Судя по отзывам, он отличный специалист, - сказал Наджен. - Но ничего утверждать не буду. Я знаком с ним поверхностно. Пару раз пересекались. Майор из старой имперской гвардии. Ему никак не выбросить из головы прошлое. Перешагнуть через принципы, которые воспитывались годами, необычайно трудно. Потому он иногда допускает отступление от общепринятых правил.
        Глаза капитана помутнели, речь стала невнятной, локоть то и дело срывался со стола. Крепкое вино окончательно подкосило Сокота. Еще немного и офицер отключится. Выпил сегодня молодой человек немало. И явно не рассчитал силы. Самрай предусмотрительно дождался Лектона. Конфликту стойки, к счастью, не перерос в драку. Вежливо извинившись, Астин покинул тасконцев. Он узнал все, что хотел. Теперь ему есть, о чем побеседовать с господином Милланом.
        Спустя четыре дня Ворх вновь приехал в Корнтон. Встреча с Ислэном должна была состояться на площади Освобождения. Таскоиу горги оккупировать не успели, помешало излучение, но оставить без внимания данный факт предки не могли. В каждом крупном мегаполисе улицы, проспекты или парки обязательно носили это название.
        Самрай неторопливо проследовал к свободной пластиковой скамье и устроился в тени огромных развесистых деревьев. Сириус почти в зените, температура градусов сорок. Ужасная жара. Дышится тяжело, по лицу течет пот, рубашка прилипла к телу. Климат в центральных районах Оливии не самый благоприятный. Прохожих почти нет. В это время суток люди стараются из зданий не выходить. Там хотя бы работают кондиционеры.
        Астин взглянул на часы. Он пришел на десять минут раньше. Вскоре показался высокий, импозантный молодой человек со стаканом прохладительного напитка в руке. Густые темные волосы, зачесанные назад, тонкий нос, овальный подбородок, на глазах очки в дорогой оправе с модными переливающимися стеклами. Одет Дарен безупречно, по последнему слову моды. С виду даже не подумаешь, что это один из активистов за отмену рабства.
        Идет Ислэн не спеша, размеренно. А ведь в душе пария наверняка все клокочет. Обычно он двигается резко, стремительно. Но Ворх играет с ним в шпионов, а значит надо соблюдать конспирацию. Дарен старается не подвести старшего товарища. Молодой человек сел рядом с самраем и негромко произнес:
        - Справа от вас в ста пятидесяти метрах кафе «Делия». Третий столик у окна. Коренастый мужчина лет тридцати в светло-коричневой рубашке.
        - Почему бы нам не пойти вместе? - предложил Астин.
        - Нет, нет, - возразил Ислэн. - Он меня знает. Тогда точно разговора не получится. Миллан терпеть не может журналистов.
        - Что ж, благодарю за помощь, - сказал Ворх. - Если удастся добыть ценные сведения о базе Энгерона, обязательно сообщу.
        Самрай встал и, не прощаясь, зашагал по аллее. Она тянулась вдоль площади, окаймляя ее зелеными насаждениями. Здесь хоть как-то можно скрыться от палящих лучей Сириуса. Возле «Делии» Астин на мгновение замер, осмотрелся по сторонам и вошел в кафе. Зал маленький, уютный. Играет тихая, приятная музыка. Посетителей мало. Две молодые парочки едят мороженое и о чем-то шепчутся, три женщины средних лет пьют легкое вино, двое мужчин в глубине потягивают пиво.
        Миллан обедает в одиночестве. В такую жару есть не хочется, но у бывшего наемника отличный аппетит. Он заказал салат, мясо с гарниром и десерт. Сержант сидит к окну правым боком, таким образом его ампутированная кисть не видна. Простейший способ, чтобы не вызывать любопытство у окружающих. Долго приглядываться к Миллану асконец не собирался. Ворх решительно направился к его столику.
        - Разрешите? - произнес самрай, отодвигая стул.
        - Пожалуйста, - без особого энтузиазма ответил Ярис.
        Учитывая, что половина зала пустовала, было очевидно - незнакомец напрашивался в собеседники. Судя по возрасту, у бедняги возникли проблемы с общением. Астин в свою очередь сделал вид, будто не заметил недовольных интонаций в голосе наемника. Тут же появилась миловидная девушка. Асконец попросил ее принести салат и два стакана сока. Первый он осушил залпом. Переведя дух, Ворх проговорил:
        - Кошмар. Как люди здесь живут?
        - Вы не местный? - лениво уточнил сержант.
        - Нет, я с Алана, - вымолвил самрай.
        - Там тоже не холодно, - сказал канотец.
        - Да уж с Маорой не сравнишь, - усмехнулся Астин. - Я, кстати, не представился. Брук Гленвил.
        - Ярис Миллан, - пробурчал наемник.
        - Чем занимаетесь? - поинтересовался Ворх.
        - Я инструктор, - уклончиво произнес сержант. - Учу людей правильно защищаться.
        - Похвально, - кивнул головой Астин. - В нашем жестоком мире иначе нельзя.
        На эту реплику навязчивого аланца Ярис не отреагировал. Нужно отметить, левой рукой он управлялся неплохо. Чувствуется длительный навык. Кроме того, сразу видно, что наемник в прекрасно физической форме. Мощный торс, широко развернутые плечи, крепкие накаченные бицепсы, проступающие сквозь тонкую материю рубашки.
        Красавцем Миллана не назовешь. Светло-русые выцветшие волосы, маленькие серые глаза, высокий лоб, нос с горбинкой, тяжелый, массивный подбородок. За время длительного пребывания на Тасконе некогда белая кожа канотца приобрела характерный бронзовый оттенок.
        В какой-то момент сержант попытался переставить тарелки и интуитивно приподнял правую руку. Вместо кисти черная кожаная перчатка. Вывод очевидный - на хороший протез денег у Миллана нет.
        - Вы служили в боевых частях? - спросил самрай.
        - С чего вы взяли? - раздраженно отреагировал Ярис.
        - Рука, - пояснил Астин.
        - Производственная травма, - вымолвил канотец.
        - Думаю, хватит болтать чепуху, - дружелюбно улыбнулся Ворх. - Я не случайно зашел в это заведение. Мне известно, что вы бывший наемник Стафа Энгерона. Единственный человек, которому предоставили свободу. Хотя тут я могу ошибаться. О базе слишком мало сведений.
        - Вы журналист! - зло процедил сквозь зубы сержант. - Идите к черту! Я ничего не скажу.
        - Не торопитесь с выводами, - проговорил самрай. - К компании господина Энгерона у меня личный интерес.
        - Послушайте, - Миллан подался вперед, - я не понимаю, о чем вы. Какие наемники? Какая база? Идите своей дорогой и не мешайте обедать.
        - Рад бы, - вздохнул Астин. - Но выбора у меня нет. Вы моя единственная надежда.
        - Что ж, тогда придется уйти мне - произнес Ярис и резко отодвинул десерт.
        - Сидеть! - негромко, но достаточно жестко прошипел Ворх. - Научитесь уважать старших, сержант. Неужели забыли о субординации?
        - Я не в армии, - парировал канотец.
        - Это верно, - согласился самрай. - Но избавиться от прошлого не так-то просто. Особенно достают ночные кошмары. Мелькание лазерных лучей, взрывы снарядов, вопли умирающих товарищей. Подобное из памяти не выкинешь. А если на совести есть невинные загубленные жизни, то и совсем дерьмово. Истошные крики женщин, плач испуганных детей, мольбы и стоны стариков.
        В голосе незнакомца отчетливо звучал металл. Каждое слово, как молот, больно било Миллана. Наемник с нескрываемой ненавистью смотрел на Астина. Кто он такой, чтобы упрекать его, выносить приговор? Но какая сила в глазах! Нет, от аланца так легко не избавишься. Разумеется, Ярис может уйти из «Делии». Беда в том, что это ничего не даст. Хищник уже вцепился в жертву и не отпустит ее. Сержант нутром чувствовал опасных противников. Нужно быть предельно осторожным.
        - Красочное описание, берет за душу, - съязвил канотец. - Но я-то тут при чем?
        - Господин Миллан, вам не доводилось драться на арене Ассона? - уточнил Ворх.
        - Нет, бог миловал, - ответил Ярис.
        - Это ужасное, кровавое зрелище, - пояснил самрай. - Гладиаторы на потеху толпы безжалостно убивают друг друга. И что самое отвратительное, публика ревет от восторга.
        - Я устал от ваших намеков, - вымолвил сержант. - Я обычный сирианский гражданин.
        - Мы теряем время, - произнес Астин. - Пора выложить карты на стол. Несколько месяцев назад майор Грег Лейрон привез в Ленкрил наемника с ампутированной кистью. Он предоставил купчую, вольную, необходимые справки и дал бедняге полторы тысячи сириев. В том же городке бывшему рабу выдали удостоверение личности. Продолжать? Или вы сами расскажете свою историю.
        - Значит, все-таки репортер, - констатировал канотец.
        - Господин Миллан, я лгу крайне редко, - жестко отреагировал Ворх. - Повторяться нет смысла. Я не имею ни малейшего отношения к прессе.
        - Вряд ли офицер иммиграционной службы рассказал вам обо мне, - проговорил Ярис.
        Внезапно сержанта озарила догадка. После короткой паузы он продолжил:
        - Если только…
        - Нет, я не агент иностранной разведки и не сотрудник службы безопасности, - опередил канотца Астин. - Тогда наша беседа протекала бы иначе. Да и не здесь.
        - Что вам надо? - напрямую спросил Миллан.
        - Информация, - спокойно произнес Ворх.
        - Не смешите, - Ярис глотнул сока. - Что может знать о базе обычный наемник? Мой статус был крайне низок. Солдаты Энгерона в реальности покорные, бесправные рабы. Пушечное мясо, расходный материал. Меня привезли на Таскону, поместили в казарму, год обучали. Ну, а затем длительные космические перелеты, высадки на планеты, боевые операции. В лагерь возвращались лишь на короткий отдых.
        - Принцип работы компании хорошо известен, - заметил самрай. - На нем останавливаться не будем. Меня интересует конкретный человек. Грег Лейрон. Ведь именно он выкупил и освободил вас.
        - Да, - подтвердил сержант. - Но ничего нового не скажу. Майор когда-то служил в штурмовом подразделении имперской армии. Профессионал высочайшего уровня. Без него фирма Энгерона вряд ли процветала бы. Им создана и доведена до совершенства система подготовки наемников.
        - Нет, нет, общих фраз не надо, - вымолвил Астин. - Лучше поясните, что вас связывает с Лейроном?
        - Ничего, - Миллан с безразличным видом пожал плечами. - Его поступок для меня загадка.
        - Перестаньте, - Ворх иронично улыбнулся. - Я неплохо разбираюсь в психологии. Грег никогда раньше не отступал от правил. Вы исключение. Значит, есть причина. Майор из старой формации офицеров. Это люди чести. Они всегда держат слово. Выполнение общего приказа тут ни при чем. Было, конкретное личное задание. И вы с ним отлично справились. Лейрон расплатился по счету.
        Ярис откинулся на спинку стула, взглянул на аланца. Мужчина абсолютно спокоен. В его глазах, расслабленной позе чувствуется уверенность. Он загнал сержанта в угол и не сомневается в успехе. Противник очень, очень достойный. Умный, настойчивый и удивительно проницательный.
        Незнакомец представился Бруком Гленвилом. Вряд ли это настоящее имя. Но канотец не мальчишка-юнец. Так просто к стене Миллана не прижмешь. В конце концов, Ярис ничего незаконного не совершил, он добропорядочный сирианский гражданин.
        - Почему я должен вам помогать? - проговорил сержант. - Поставьте себя на мое место. Майор дал мне вольную. Я благодарен ему. И кому какое дело до наших взаимоотношений. В них нет ничего особенного, интригующего.
        - Ваши затруднения понятны, - кивнул головой самрай. - Вы в долгу перед Лейроном. Я бы тоже не проронил ни слова. Поэтому постараюсь привести убедительные доводы. Во-первых, полученные сведения не будут использованы во вред Грегу. Я уважаю честных, порядочных людей. А во-вторых, деньги. У вас определенные финансовые проблемы. Их можно быстро решить.
        - Боюсь, мы не придем к соглашению, - ответил Миллан.
        - Жаль, - вздохнул Астин. - Вы мне нравитесь. Я не хотел прибегать к грязным методам, но выбора нет. Чрезмерное упрямство до добра не доводит.
        - Не нужно нравоучений, - сказал канотец. - Ваши угрозы пустое сотрясание воздуха.
        - Глубочайшее заблуждение, - бесстрастно произнес Ворх. - Превратить жизнь человека в ад не так уж сложно. Тем более, когда он бывший наемник. В ближайшие дни в одной из массовых желтых газет появится статья о безжалостных солдатах Стафа Энгерона. Описания зверств заставят обывателей содрогнуться от ужаса. А внизу маленькая сноска, что некоторые убийцы получили свободу. В частности, некий Ярис Миллан, поселившийся в Корнтоне. Представляете, что начнется?
        - Сволочь! - зло прорычал сержант. - Надеешься меня достать? Не выйдет. Я уеду в другой город.
        - Святая наивность, - с горечью констатировал самрай. - Убежать уже не удастся. Разразится громкий скандал. Удостоверение личности не поменяешь и руку не пришьешь. Журналисты развернут настоящую охоту за отчаянным головорезом. Единственный вариант - нищее прозябание в трущобах. Там документы не спрашивают. Но и это не гарантия. Десятки мерзавцев попытаются на тебе заработать. И что тогда? Самоубийство или голодная смерть на помойке?
        - Звучит устрашающе, - вымолвил Ярис. - Но я не из пугливых. Пару месяцев назад ко мне уже приставал репортер. И пока ничего. Никакого ажиотажа. Я тихий, мирный гражданин.
        - Правильно, - подтвердил Астин. - Шума нет. А почему? Ты зря не задал себе этот вопрос. Твою историю мне раскопали парни, которые борются за отмену рабства. В Ленкриле они уперлись в иммиграционную службу. Не имея точных данных, молодые люди решили не рисковать. Однако рано или поздно утечка информации произойдет. Мне, во всяком случае, не пришлось прикладывать больших усилий.
        - И что из этого следует? - сержант подался вперед.
        - Тобой займутся власти графства, - ответил Ворх. - Ну, а в службе безопасности умеют развязывать языки. Там ты все выложишь о майоре. Или сдохнешь. Тебя устраивает такое развитие событий?
        Миллан был готов разорвать незнакомца на куски. Он словно гигантский пресс давил на канотца. Еще немного и Яриса расплющит. Самое обидное, что аргументы Гленвила неоспоримы. Возразить нечего. Скандал, поднятый в прессе, действительно уничтожит сержанта. Наемники по определению не должны освобождаться.
        Значительная часть населения Алана, Тасконы и Маоры относится к рабам как к животным. На нормальной жизни придется поставить крест. Миллан станет изгоем, человеком второго сорта. Его не пустят в хорошую гостиницу, с ним не сядут рядом, не подадут руки при приветствии. Да, какое к черту приветствие! Сержанта сразу уволят и попросят не показываться на глаза.
        Аланец прав.
        Удивительно, как сирианская контрразведка до сих пор не заинтересовалась Ярисом. Вольная наемнику - это чересчур. От Грега Лейрона наверняка потребует объяснений. Так или иначе, канотец подставит майора. Нет, Миллан рано почувствовал себя полноправным гражданином графства.
        Видимо, ему повезло. Сотрудник иммиграционной службы отнесся к своим обязанностям формально. Пересылая отчет о выдаче документов, он не упомянул, что невольник был солдатом Энгерона. Не посчитал нужным. Но эту ошибку в любой момент можно исправить. На что Гленвил и намекает. А если перейти в атаку? Незнакомец явно не тот за кого себя выдает.
        - У меня огромное желание позвать полицейского, - проговорил сержант. - Вы чересчур навязчивы.
        - Попробуйте, - улыбнулся самрай. - Мое удостоверение личности в полном порядке. В отличие от вас я коренной аланец.
        - Ну, ну, - скептически заметил Ярис, прикладываясь к стакану с соком. - Даже если вы натравите на меня журналистов, ничего не добьетесь. Это бессмысленный акт отчаяния. Месть неудачника.
        - Согласен, - сказал Астин. - Конфронтация приведет нас в тупик. Предлагаю делать шаги навстречу друг другу. Так будет больше пользы. Какое задание вам дал Грег Лейрон?
        - А вы хитрец, - иронично произнес канотец. - Все настаиваете на своем.
        - Мое положение чуть выгоднее, - холодно отреагировал Ворх. - Однако я готов пойти на уступки.
        - Ладно, - вздохнул Миллан. - Я занимал должность командира взвода. Майор поручил мне приглядывать за одним солдатом, а точнее прикрывать его. Парня надо было вернуть на базу живым и невредимым. Он отличный боец, но слишком молод. Как следствие, неопытен, горяч и опрометчив. Пару раз на Корзане и Тесте мне действительно пришлось спасать мальчишку.
        - Имя? - проговорил самрай.
        - Нет, нет, теперь ваша очередь, - вымолвил сержант.
        - Хорошо, - проговорил Астин. - У меня был друг, который погиб при весьма трагических обстоятельствах. Я обещал позаботиться о его сыне. Увы, наш корабль перехватили пираты. Описывать дальнейший ход событий не буду. Вы лучше меня это знаете. Мой подопечный попал в рабство. После череды сделок его продали Стафу Энгерону.
        - Не вижу проблемы, - пожал плечами Ярис. - Предложите владельцу компании солидную компенсацию, и он отдаст вам невольника. Деньги решают все. Главное, чтобы парень оказался на базе.
        - К сожалению, данный вариант невозможен, - возразил Ворх. - По ряду причин юноша стал очень известен. Он гладиатор и периодически дерется на арене Ассона. Я специально летал на Грезу, побывал на представлении. Правда, пообщаться не удалось. Охрана не подпускает зрителей к рабам.
        - Как его зовут? - уточнил канотец.
        - Одинокий Волк.
        Миллан залпом осушил стакан. Вот это развязка! Потрясающее совпадение. Скажи кому, не поверят. В маленьком, дешевом кафе Корнтона встретились два абсолютно разных человека. У них нет ничего общего. Пожилой аланец, похожий на торговца и бывший наемник, когда-то воевавший на далеких планетах империи. И все же связующее звено есть - отчаянный мальчишка, за жизнь которого они были в ответе. Причудливый поворот судьбы.
        Впрочем, теперь понятно, кто обучал Волка. Внешний облик Гленвила сержанта не обманет. Это умелый, талантливый маскарад. В каждом движении мужчины чувствуется уверенность. Аланец словно сжатая пружина. Дотронешься, и она ту же распрямится и больно ударит. О том, на что реально способен собеседник, Ярис мог только догадываться. Ясно одно - в рукопашную схватку с ним вступать не стоит. Ученик вряд ли превзошел учителя. А тринадцатый умел многое.
        - Хотите через Лейрона добиться освобождения парня? - после паузы произнес канотец.
        - Да, - ответил самрай. - Мне нужно надавить на майора. Вы его слабое звено.
        - Не получится, - сказал Миллан. - Офицер такие вопросы не решает. Он, хоть и помощник Энгерона, большими полномочиями не обладает. Кроме того, парадокс, i ю прикрывал я именно Волка. Мальчишка не прост, скрытен, однако, пару раз мы разговаривали по душам. Когда жизнь висит на волоске, поневоле делишься с друзьями самым сокровенным.
        - Невероятно! - выдохнул Астин. - Вы командовали изводом, в состав которого входил Ан…
        Ворх оборвал фразу на полуслове. Он едва не сболтнул лишнее. Проклятье! Раньше самрай подобных оплошностей не допускал. Возраст. С годами контроль ослабевает, да и выдержка порой подводит.
        Сержант внимательно наблюдал за реакцией Гленвила. От былого равнодушия не осталось и следа. Тело неестественно напряглось, пальцы крепко сжимают стакан, в глазах возбужденный блеск. Реакция вполне искренняя, не наигранная. Оказывается, даже люди со стальными нервами способны проявлять эмоции. Парень очень, очень дорог аланцу.
        Порыв чувств длился недолго. Вскоре перед Милланом сидел прежний незнакомец. Спокойный, уравновешенный, невозмутимый. Удивительная способность восстанавливать самообладание.
        - Он называл настоящее имя? Рассказывал, где родился и вырос? - спросил Астин.
        - Нет, - канотец отрицательно покачал головой. - Но Волк подробно описал свой ассонский период жизни.
        Лейрону понравились его бои на арене, и майор выкупил раба у плайдцев. Правда, с условием каждый год отправлять парня на Грезу. Если он погибнет, та или иная стор на заплатит огромную неустойку. Получается замкнутый круг. Конкретного хозяина у четыре тысячи сто тринадцатого нет. Им владеют и Стаф Энгерон, и устроители поединков.
        - И потому Грег приказал тебе присматривать за ценным солдатом, - произнес Ворх.
        - Думаю, да, - вымолвил Ярис. - Своего рода страховка. Мне было обещано повышение уровня.
        - Однако тебе ампутировали кисть, - проговорил самрай. - У офицера возникла проблема. Наемник без руки - это нонсенс. На плантациях долго не протянешь. Единственный способ выполнить обещание - вольная. Что Лейрон и сделал. Но к чему такие сложности? Мальчишку посылают на задание наравне со всеми. Глупость! Пусть бы тренировался в лагере.
        - У владельца компании другие принципы, - пояснил сержант. - Никаких поблажек и привилегий. Стаф крайне редко нарушает установленные правила. В аренду бойцов отдают взводами, ротами, батальонами, а не выборочно. Майор и рад бы повлиять на Энгерона, да не может.
        - Что ж, логическая цепочка выстроилась, - подвел итог Астин. - Все стало на свои места. Пожалуй, кроме одного. Странная забота Лейрона о чужом ему человеке. Покупка раба еще, куда ни шло, а вот дальше сплошные вопросы. На убытки фирмы Грегу наплевать. Тем более, Стаф сам виноват, проявляет упрямство. Что движет майором? Ну, сгинул бы парень где-нибудь на Корзане. Не первый и не последний. Не из его же кармана выплатят плайдцам компенсацию.
        - У меня есть кое-какие мысли на данный счет, - негромко сказал Миллан.
        - Интересно послушать, - мгновенно отреагировал Ворх.
        Канотец больше не испытывал неприязни к Гленвилу. В честности собеседника Ярис не сомневался. Он не выдающийся психолог, но в людях разбирается. Грубоватая настойчивость аланца имеет оправдание. Когда речь идет о судьбе близких, хороши все методы. Миллан его единственный шанс.
        - Мне кажется, Лейрон симпатизирует Волку, - произнес сержант. - У Грега ведь нет семьи. Сначала учеба в академии, затем служба, боевые операции. Было не до того. После распада империи офицер оказался выброшенным на обочину. Говорят, он много пил и едва не покончил с собой. Сейчас майор один, совершенно один. Прежние идеалы, принципы втоптаны в грязь. Пустое, рутинное существование. И вдруг на Ассоне видит мальчишку. Талантливого, смелого, наглого.
        - И поневоле вспоминает молодость, - догадался самрай. - В жизни появляется цель.
        - Точно, - подтвердил Ярис. - Он пытается защитить Волка. Разумеется, как может.
        - Значит, новому командиру взвода офицер поставит ту же задачу, - проговорил Астин.
        - Уверен, - кивнул головой канотец. - Но вы ведь понимаете, все в рамках разумного. Точное попадание в десантный бот при высадке, и никто не спасется. Элемент случайности. Враг стреляет по тебе, ты по нему. Куда попадет лазерный луч, пуля или снаряд не известно. Да и не будет сержант постоянно бегать за парнем. Так, что особых иллюзий питать не нужно. Наемников бросают в самое пекло. На Тесте нас уцелело процентов десять-пятнадцать.
        - Не густо, - заметил Ворх. - Расскажите мне о юноше. Мы расстались два с половиной года назад. Он сильно изменился. Окреп, возмужал. Думаю, и характер стал другим. Более резким, агрессивным, нетерпимым. Мальчик раньше не отличался покладистостью, а уж теперь…
        - Что вы хотите, - пожал плечами Миллан. - Попадая в рабство, взрослые ломаются, для ребенка же это катастрофа. Но Волк молодец, выдержал. А ему досталось: схватки на арене, лагерь на Тасконе, экспедиции в баронство Церенское и Гайретское. В зверя не превратился. В душе сохранились и доброта, и милосердие, и вера. Я видел, как юноша перед боем странным образом молится. На мой вопрос он ответил уклончиво, что-то о старом забытом культе.
        - Так и есть, - вымолвил самрай.
        - Я атеист, мне все равно, - продолжил Ярис. - Но ему, похоже, это помогает. Волк отлично обучен, исполнителен, смел. Иногда юноше фантастически везет. Смерть проходит совсем рядом. Вдаваться в подробности нет смысла. В то же время тринадцатый чересчур вспыльчив и упрям. В драку лезет первым, ошибки не признает. Молодость. Мне не раз приходилось останавливать его. Волку не хватает спокойствия и рассудительности.
        - Никогда не хватало, - грустно констатировал Астин. - Ладно, понадеемся на лучшее.
        Ворх достал из кармана брюк триста сириев и положил деньги на стол.
        - Это плата за информацию, - произнес самрай. - Рад, что встреча состоялась и мы, хоть и с трудом, нашли общий язык.
        Самрай подозвал официантку, рассчитался и встал из-за стола. Неожиданно Астин замер.
        - Каковы ваши дальнейшие планы? - спросил сержанта Ворх.
        - Прислушаюсь к вашему совету и уберусь из Корнтона, - сказал Миллан. - Постараюсь затеряться. Я действительно поступил слишком опрометчиво, поселившись так близко к базе Энгерона. Скорее всего, уеду на Униму или Асканию. Главная проблема - рука. Даже хороший протез будет меня выдавать.
        - Ну почему же, - возразил самрай. - Существуют образцы в точности копирующие натуральную кожу. А если провести операцию…
        - И сколько она стоит? - мгновенно отреагировал канотец.
        - Недешево, - проговорил Астин. - Поэтому предлагаю составить мне компанию. Прокатимся вместе до лагеря, побеседуем с Лейроном. Когда присутствует посредник, вести диалог гораздо легче.
        - Мы с майором не друзья, не приятели, - вымолвил Ярис. - Я не самая удачная кандидатура.
        - Грег вас знает, а это уже хорошо, - улыбнулся Ворх. - Не люблю долгих вступлений.
        Сержант взглянул через окно на площадь. Аллея деревьев, редкие прохожие, сплошной поток машин. Обычная полуденная картина.
        Миллан привык к Корнтону. Его жизнь здесь вошла в нормальное русло. Работа, съемная квартира, редкие мирные развлечения. Канотец даже приспособился к жаркому климату экваториальной Оливии. Но благополучие Яриса очень хрупкое и может рухнуть в любой момент. Одна статья, один репортаж и волна неприязни сметет сержанта. В сирианском обществе бывшему рабу нелегко занять достойное место.
        - Согласен, - после паузы произнес Миллан. - Но мне нужно уладить кое-какие дела.
        - Само собой, - сказал самрай.
        Спустя четыре часа на взятом в прокате электромобиле мужчины покинули Корнтон. Путь предстоял неблизкий. Ворх ехал с предельно допустимой скоростью, правила не нарушал. Им нет никакого резона связываться с дорожной полицией. Изредка Астин и Ярис перебрасывались короткими фразами.
        Вокруг желтая, унылая степь. Трава давно выгорела. Дальше на юг начинается пустыня. Она тянется на сотни километров. Жизни там почти нет. Древние мегаполисы уничтожены и превратились в жалкие руины. Природа безжалостна. Рано или поздно-песок полностью поглотит некогда цветущие города. Останутся лишь крошечные оазисы, словно островки в бескрайнем, безжизненном море.
        Поначалу самрай и сержант беседовали на отвлеченные темы. О погоде, о кино, о книгах. Но куда же без политики. Тем более, сейчас, когда графиня Торнвил и герцог Видог захватывают все новые и новые территории. Миллан был непосредственным участником этих событий. О Тесте говорил много и подробно. Канотец во всех деталях описал высадку на планету. Тяжелый бой на подступах к опорному пункту, ночное отступление, переход по болоту.
        Однако стоило упомянуть Корзан, и Ярис сразу замолкал. На уточняющие вопросы отвечал крайне неохотно. Ворх быстро понял, с чем это связано. В баронстве Церенском наемники не только воевали с повстанцами, но и проводили карательные акции. Значит, и Андрей участвовал в зачистках.
        Подобные акции несомненно откладывают определенный отпечаток на психику человека. Одно дело убивать солдат противника, и совсем другое ни в чем не повинных женщин и детей. Ты либо переступаешь запретную черту и относишься к человеческой жизни с холодным безразличием, либо постоянно мучаешься угрызениями совести. В любом случае это граничит с сумасшествием. Чтобы не испортить отношения с Милланом, Астин решил о Корзане больше не вспоминать. Не ему судить капотца.
        В Ленкриле путники остановились на ночлег. Нужно было отдохнуть и поесть. Привлекать внимание к сержанту Ворх не хотел. Они отправились в маленький дешевый кабак на окраине. Готовили там паршиво, но зато в душу никто не лез. Ранним утром мужчины тронулись в путь. Когда машина проезжала космодром
«Кенвил», самрай негромко произнес:
        - А почему ты не улетел на Капот? Думаю, майор Лейрон рассчитывал на это.
        - Пытался, - вымолвил Ярис. - Не получилось. Все рейсы пассажирских лайнеров отменены.
        - Странно, - вымолвил Астин. - Графство Талатское ведь соблюдает нейтралитет, не состоит ни в каких военных союзах.
        - Политика тут ни при чем, - откликнулся Миллан. - Данный маршрут считается самым опасным. Пираты регулярно нападают на корабли. Власти двух государств вынуждены создавать конвои. Транспортные суда сопровождают крейсера и эсминцы. Цены на билеты поднялись до астрономических величин. А я к тому моменту уже потратился.
        - Не повезло, - заметил Ворх.
        - Да уж… - грустно усмехнулся сержант. - Решил заработать. Но, как ни старался, нужную сумму так и не собрал. С горя запил. Спустил все меньше чем за месяц. Меня, как паршивую тварь, вышвырнули на улицу. Поневоле протрезвеешь. Добрался до Корнтона, привел себя в порядок, устроился в клуб. Начал с нуля.
        - Поучительная история, - произнес самрай.
        - Мне она не нравится, - сказал канотец. - Я проявил слабость, за что и поплатился.
        До базы Энгерона мужчины добрались к полудню. Серые каменные здания, металлические ворота, ряды колючей проволоки, уходящие за горизонт, и камеры слежения на столбах по периметру лагеря. Антураж полностью соответствует специфике компании. Это что-то среднее между тюрьмой и воинской частью.
        Астин и Ярис неторопливо двинулись к контрольно-пропускному пункту. Их встретил худощавый лейтенант лет двадцати пяти. Он был предельно вежлив, но в его словах, манере поведения чувствовалась настороженность. Посторонние люди крайне редко появлялись возле базы. Клиенты фирмы либо заключали контракты по средствам связи, либо прилетели непосредственно в лагерь. Наземным транспортом никто из них не пользовался.
        На электромобилях обычно приезжали родственники невольников, журналисты и представители различных правозащитных организаций. Именно последние доставляли охране массу хлопот. Они периодически устраивали митинги протеста, демонстрации и пикеты. Несколько раз борцы за отмену рабства даже пытались прорваться на территорию базы.
        Непростые отношения у Стафа Энгерона сложились и с прессой. Репортеры часто задавали неудобные вопросы и вечно лезли туда, куда не надо. Родственники чаще всего плакали и умоляли о встрече с владельцем компании. Нужно признать, Стаф редко кому отказывал. Другое дело, что найти и выкупить близких удавалось единицам. Но такие случаи были.
        Незнакомцы вели себя на удивление спокойно. Внешне они не подпадали ни под одну категорию. Хорошо одеты, немолоды, в действиях нет нервной суеты. Вот только стоят почему-то вполоборота и головы не поднимают, словно не хотят попасть в объективы камер. Хотя, у каждого свои причуды.
        Мужчина постарше показал документы на имя Брука Гленвила и попросил вызвать майора Лейрона. На первый взгляд ничего особенного. В лагере служат сотни сотрудников. Члены семей, друзья, приятели иногда навещают их. Подобные визиты не приветствуются, однако все понимают - это неминуемое зло.
        Странность в том, что вызывали Грега Лейрона. У майора никого нет. Его никто не видел далее с женщинами. Типичный одиночка, помешанный на работе. На личной жизни он давно поставил крест. Впрочем, вдаваться в детали лейтенант не рискнул. Излишнее любопытство до добра не доводит.
        Офицер предложил посетителям подождать в гостевом зале, но мужчины отказались. Ужасная жара на улице их устраивала больше, чем прохладное, комфортное помещение внутри здания. Очередной нелогичный поступок. Кое-какие подозрения у тасконца возникли, однако раньше времени поднимать тревогу не имело смысла. Пока ничего предосудительного незнакомцы не совершили.
        Покинув контрольно-пропускной пункт, Ворх и Миллан расположились под небольшим навесом с полупрозрачной пластиковой крышей. Сириус точно в зените, скрыться от его палящих лучей невозможно, пот ручьем тек по лицу. Бутылка с водой, принесенная из машины, быстро опустела. Ожидание затягивалось. Самрай не проявлял ни малейших эмоций, а вот канотец заметно волновался. Это место поневоле навевало горькие воспоминания.
        Наконец, спустя полтора часа, из здания вышел крепкий коренастый мужчина лет пятидесяти пяти. Он двигался уверенно, размашисто, без тени сомнений. Астин с интересом изучал Лейрона. Темные волосы с редкой серебристой проседью зачесаны назад. Трудно сказать почему, но майор без головного убора.
        У него высокий лоб, чуть прищуренные карие глаза, крючковатый нос, тонкие бледные губы и массивный квадратный подбородок. Не красавец. Особенно если учесть, что левую бровь и щеку пересекает глубокий красноватый шрам. Глаз у Грега сохранился чудом. Офицер остановился в метре от незнакомцев.
        Ярис посмотрел на Лейрона, на Ворха и изумленно выдохнул:
        - Черт подери! А вы похожи!
        И ведь с сержантом не поспоришь. Одинаковое телосложение, возраст, цвет волос, тип лица. Далее рубцы у майора и самрая на одной стороне. Только у Астина значительно левее - возле уха и на шее. Оба побывали в жарких схватках. Главное отличие - нос. Он у Ворха широкий, слегка приплюснутый. И, разумеется, иная прическа.
        - Я думал, ты уже на Каноте, - холодно отреагировал на реплику Миллана Грег.
        - Не получилось, - проговорил сержант. - Рад представить Брука Гленвила. У него к вам есть важное дело.
        Обычно в таких случаях люди обмениваются рукопожатием, но Лейрон демонстративно заложил их за спину. Тем самым, офицер показывал, что эта встреча не доставляет ему удовольствия. Ворх иронично усмехнулся. Данный факт тоже не ускользнул от внимания майора.
        - Господа, я очень занятой человек, - с раздражением в голосе сказал Грег. - У меня мало времени. Если честно, не понимаю, чем могу быть вам полезен.
        Выдержка несколько изменила Лейрону. Виной тому спутник Миллана. Его взгляд, словно острый клинок, пронзал насквозь. Респектабельный вид и улыбка на устах офицера не обманут. Майору доводилось сталкиваться с подобными людьми. Типичный представитель службы контрразведки. Или что-нибудь похожее. Широко расправленные плечи, безукоризненная выправка. Незнакомец определено когда-то носил форму.
        Страха Грег не испытывал, но поостеречься стоит. Надо тщательно взвешивать каждое слово. В который раз Лейрон убедился, что благими намерениями дорога выложена в ад.
        Он нутром чувствовал - освобождение сержанта доставит ему немало неприятностей.
        - Речь идет о наемнике четыре тысячи сто тринадцатом, - вымолвил самрай.
        - Простите, но я номера солдат не запоминаю, - жестко произнес майор.
        - Это Одинокий Волк, - пояснил Астин. - Восемнадцатилетний юноша. Русые волосы, мягкие черты…
        - Почему я должен обсуждать с вами данную тему? - спросил офицер. - Кто вы такой?
        - Ярис уже назвал мою фамилию, - ответил Ворх.
        - Она мне ничего не говорит, - сказал Грег.
        - Хорошо, - кивнул головой самрай. - Не будем ходить вокруг да около. Я опекун мальчика.
        - У вас есть официальные документы? - уточнил Лейрон.
        - Нет, - произнес Астин. - Мы попали в плен к пиратам. Со всеми вытекающими последствиями. К сожалению, нас разлучили…
        - Но вы каким-то образом сумели бежать? - язвительно заметил майор.
        - Мне повезло, - сказал Ворх.
        Офицер внимательно наблюдал за собеседником. Абсолютно невозмутим. На лице не дрогнул ни один мускул. Нет, этот господин не лжет. Он действительно способен самостоятельно решить все свои проблемы. Бандиты, наверное, сильно пожалели, что с ним связались. Но к тому моменту Волка на борту корабля уже не было. А если сопоставить ряд фактов…
        Невысокий хрупкий юноша побеждает противников на Арене Ассона, обладает фантастической выносливостью, в совершенстве владеет приемами рукопашного боя. Вывод очевидный - парня долго и тщательно готовили. Об этом Грег догадался сразу после схватки мальчишки с крензером. Волк убил мутанта ударом, о котором Лейрон, офицер специального подразделения имперской армии, ничего не знал. В случайности майор не верил.
        Судя по всему, сейчас перед ним учитель юноши. Нет, Грег низковато взял. Его уровень явно выше, чем у сотрудников секретной службы. Неужели самрай? А может хранитель? О древних закрытых орденах мало что известно. Вслух о них предпочитают не говорить. Многие вообще сомневаются, что они существуют. Красивая, ничем не подтвержденная легенда. Интересный поворот событий.
        Но в любом случае Лейрону нужно продолжать игру. Риск огромен.
        - Допустим, вы говорите правду, - произнес майор. - Не верить вам у меня нет причин. Однако при чем тут я? Все невольники собственность Стафа Энгерона. Советую обратиться к нему.
        - Рано или поздно я так и сделаю, - вымолвил Астин. - Но сначала хотелось бы проконсультироваться по ряду вопросов. А вы приняли активное участие в судьбе мальчика. Я ведь не ошибаюсь?
        Офицер бросил испепеляющий взгляд на Миллана. В благодарность за освобождение тот мог бы не распускать язык. Отпираться бесполезно. Гленвил уже вытянул из сержанта всю необходимую информацию. Впрочем, чего обвинять канотца. Он не соперник незнакомцу. При желании мужчина возьмет за горло кого угодно. Положение Грега ничуть не лучше. Лейрон вынужден пойти на уступки.
        - Тут неподходящее место для откровенных бесед, - после паузы сказал майор. - Завтра в девятнадцать ноль-ноль в ресторане космопорта «Кенвил». Никаких посторонних лиц. И пожалуйста, без сюрпризов. Я обязательно приму меры предосторожности. Вам вообще не следовало появляться возле базы.
        - К сожалению, вы слишком редко ее покидаете, - возразил Ворх. - Вот и пришлось прибегнуть к решительным мерам. Вариант с рестораном мне нравится. Буду с нетерпением вас ждать.
        Обмениваться на прощание рукопожатием мужчины не стали. Ограничились вежливым кивком головы. Грег резко развернулся и быстро зашагал к зданию контрольно-пропускного пункта. В свою очередь Астин и Ярис направились к электромобилю. Сев за руль, самрай облегченно вздохнул. Эта кошмарная жара его доконает. Хорошо хоть в машине приятная, комфортная прохлада. Бортовой компьютер поддерживает в салоне постоянную температуру.
        Ворх остался доволен встречей. Именно таким он Лейрона и представлял. Жесткий, рассудительный, осторожный. Приятно иметь дело с умными людьми. Но, главное, что после долгих безуспешных поисков Астин, наконец, нашел нить, ведущую к Андрею.
        Офицер непосредственно контактирует с юношей. Грег в состоянии оказать реальную помощь. Добиться вольной для наследника престола будет необычайно трудно, Одинокий Волк заметная личность, однако цель уже близка. Один рывок, одно усилие. Лишь бы Андрей не погиб на какой-нибудь богом забытой планете.
        Глава 4. Графиня Сирианская
        Огромный серебристый катер сирианской правительницы влетел в шлюзовой отсек флагманского крейсера «Альзон» и плавно опустился на посадочную площадку. На выравнивание давления и закачку воздуха потребовалось меньше минуты. Корабль построен с использованием самых совершенных технологий. Это, без сомнения, лучшее судно звездного флота.
        Техники и офицеры дежурной смены выстроились у трапа. Все ждали появления графини. Но вместо нее люди увидели отряд торгов. Десять солдат в ярко-красной униформе с миниатюрными дешифраторами на груди и лазерными карабинами наперевес печатали шаг тяжелыми ботинками.
        Сирианцы с нескрываемым изумлением смотрели на насекомых. Непропорциональное тело, огромная голова, серая эластичная кожа, крупные сетчатые глаза, маленькие упругие усики, три пары конечностей. Ничего общего с человеком. К этой расе люди относились с предубеждением. Когда-то горги едва не покорили Алан, Таскону и Маору. Две цивилизации сражались насмерть. С помощью везгирийцев Союзу Свободных Планет удалось одержать победу. Насекомые были почти полностью истреблены.
        Уцелело лишь несколько малочисленных кланов. Они выжили чудом, благодаря особому распоряжению императора Тин о Аято.
        Пять веков горги прозябали на Тхакепе в нищете. Их судьба никого не беспокоила, некоторые предприимчивые дельцы наживались на насекомых. Тварей, как животных, отлавливали и продавали на аукционах. Это было еще до легализации рабства. Преступлением данное похищение не считалось.
        Разумных существ содержали в клетках и показывали детям. Таким образом прививалось чувство гордости за собственный народ. Грозный, опасный враг уничтожен, оскорблен, раздавлен. Извращенная, ущербная психология. Понять предков можно - горги уничтожили миллиарде сирианцев, они ели пленников, использовали их для вскармливания зародышей.
        Но уподобляться насекомым не стоило. Ничто не проходит бесследно. Теперь это очевидно. Сначала потомки презирали и ненавидели торгов, потом стали с пренебрежением относиться к сторрианцам, альконцам и брайтгезам, а спустя пятьсот лет обратили в рабство тысячи соотечественников. Предсказуемый и горький итог массовой ксенофобии.
        Императоры пытались бороться со злом, но переломить общественное сознание нелегко. В людях необычайно сильны стереотипы. Ну, а после свержения Ольгера Храброва все пороки человечества вырвались наружу. И вдруг насекомые в свите Октавии Торнвил. Для большинства членов экипажа «Альзоиа» это шок. Разве можно доверять убогим, ограниченным тварям? Они же ничем не отличаются от кровожадных хищников. Примитивные создания.
        Правительница ступила на трап и на мгновение замерла. Октавия наслаждалась произведенным эффектом. Лица у ее подданных неестественно вытянуты. Даже приветственная команда прозвучала с явным запозданием. Помощник Хейвила откровенно растерялся.
        В отличие от офицеров, графиня не испытывала опасений относительно торгов. Солдаты фанатично преданы своей госпоже, принцессе Блушан. Ради нее они готовы на смерть. Беда в том, что после мятежа принцесса в опале. А ведь Блушан самая плодовитая представительница рода. Десятки зародышей гибнут из-за недостатка пищи.
        Сирианская правительница воспользовалась ситуацией и предложила будущей королеве взаимовыгодную сделку. Принцесса поставляет Октавии надежных телохранителей, а взамен получает живой товар: преступников, больных стариков, нищих. Разумеется, договор секретный. Ее реализацию обеспечивает особый отдел службы контрразведки. Журналисты и оппозиция не должны ничего пронюхать. Официально Блушан компенсирует потери в десантных подразделениях, штурмовавших рокены на Тхакене.
        Принцесса недолго колебалась. Первая партия солдат прибыла на Эдан шесть дней назад. Горги прекрасно знают, что если они подведут графиню, допустят покушение, их госпожа не проживет и суток. Поэтому насекомые будут драться за Торнвил отчаянно, не жалея себя.
        Впрочем, правительница намеревалась использовать тварей исключительно в качестве внешней охраны. Как обычно Октавию сопровождали крензеры. Графиня привыкла к мутантам. Ей нравились их крепкие, мускулистые тела. На уродства тасконцев женщина давно не обращала внимания. Зато чешуя на шее, торчащая из-под дорогой рубашки, или костный нарост на затылке, производили неизгладимое впечатление на окружающих. Люди испытывали страх.
        А это тоже льстило Торнвил. Она сумела усмирить, а затем и приручить дикие племена Унимы и Аскании. Кроме того, при нападении на Велию крензеры продемонстрировали удивительную храбрость. Мутанты жертвовали собой, защищая правительницу. Подобные действия заслуживают поощрения.
        Октавия медленно проследовало мимо вытянувшихся в струну техников. Графиня искала глазами майора Хейвила. Вчера маркиз прилетел с Алана. Его постигло ужасное горе. На выезде из города Брюссен произошла страшная авария, столкнулись десятки электромобилей. Сбой в компьютерной системе управления. Такое иногда случается. Резервный блок не успел вовремя отреагировать. Погибло двадцать семь человек, в том числе и семья Грега. Жена и сын оказались в самом эпицентре катастрофы.
        Разумеется, Торнвил немедленно предоставила отпуск офицеру. Майор должен попрощаться с родными. Октавия думала, что Хейвил прибудет на корабль уже в системе Сириуса, но он вернулся раньше. Данное обстоятельство очень обрадовало женщину. Значит, одиночество тяготит маркиза, Грег ищет общения. У графини появляется отличный шанс завоевать его сердце. Теперь офицер свободен, препятствий на пути больше нет.
        Но где же майор?
        Хейвила в шлюзовом отсеке почему-то нет. Только бы маркиз не покончил с собой. Эту утрату Торнвил не переживет. Она ведь, пожалуй, впервые по-настоящему влюбилась. Таких сильных, всепоглощающих чувств женщина никогда раньше не испытывала.
        - Ваше высочество, - отчеканил первый помощник, - тяжелый крейсер «Альзон» готов к старту.
        - Капитан, почему я не вижу командира корабля? - спросила правительница, обращаясь к офицеру.
        Ответить помощник Хейвила не успел. В помещение стремительно вошел майор. Октавия тут же повернулась к Грегу. Сразу было видно, что последние дни дались маркизу нелегко. Осунувшееся лицо, заострившийся подбородок, в глазах безмерная тоска. Выглядел Хейвил кошмарно. Но ничего, время лечит. Рано или поздно боль утихнет. Графиня знала, как исцелить раненую душу мужчины.
        - Прошу прощения за опоздание, - произнес майор. - Ряд неотложных дел…
        - Вы вообще могли бы не приходить, - мягко сказала Торнвил. - Вы до сих пор в отпуске.
        - Я уже приступил к исполнению обязанностей, - поправил женщину Грег. - Я в вашем распоряжении.
        - В таком случае проводите меня, - едва слышно вымолвила правительница.
        Двигаясь к апартаментам Октавии, ни графиня, ни Хейвил не проронили ни слова. Многочисленная свита плелась где-то сзади. В лифте вместе с Торнвил и маркизом ехали только крензеры. Это как раз то, что нужно. Женщина хотела побыть с офицером наедине. Служанки не посмеют войти в помещение без приглашения.
        Мутанты молча заняли свои места у двери, а Октавия и Грег прошли в зал. Майор не отставал от госпожи ни на шаг.
        Внезапно правительница остановилась и повернулась к Хейвилу.
        - Примите мои соболезнования, маркиз, - проговорила Торнвил. - Искренне сочувствую. Я уже распорядилась провести тщательное расследование. При современном развитии техники подобные инциденты недопустимы.
        - Благодарю за участие, - офицер вежливо кивнул головой. - Для меня этой тяжелый удар.
        Голос Грега заметно дрогнул, в глазах блеснула влага. Чтобы сдержать эмоции, не показать слабость, майор закусил губу. Хейвилу действительно больно, очень больно. И эту боль любимому человеку причинила сама графиня. Сейчас бы обнять его, поцеловать, утешить. Но нельзя. Рано. Маркиз не поймет и не примет такой порыв Октавии. Придется опять ждать и терпеть.
        Женщина грустно вздохнула и отступила к креслу. Лучше близко к Грегу не подходить. Искушение прижаться к мужчине, ощутить волнующую теплоту его тела слишком велико.
        - Нам надо обсудить некоторые важные вопросы, - после паузы сказала правительница. - Думаю, вы в курсе, что огромная эскадра хоросцев объявилась возле Алционы. Герцог Саттон и барон Лайлтон заключили военный союз. Ситуация в мире коренным образом изменилась.
        - Ваше высочество, боюсь, в таком состоянии из меня плохой советчик, - произнес маркиз. - Мозг занят абсолютно другими мыслями. Я совершенно не способен к серьезному анализу. Позвольте мне уйти и заняться обычной рутиной работой. По прибытии в графство я готов встретиться снова.
        - Конечно, конечно, - вымолвила Торнвил. - Время у нас есть. Спешить некуда. Вы свободны, майор.
        Как только Хейвил покинул апартаменты, Октавия подошла к бару и налила себе крепкого вина. Нелегко наблюдать за страданиями любимого человека. Нет, угрызений совести женщину не мучили. Она сделала то, что должна была сделать. Иначе Грег не достался бы ей никогда. За собственное счастье нужно бороться. Торнвил глотнула вина и довольно улыбнулась. Цена успеха не так уж велика.
        До прибытия эльзанского флота осталось четыре дня. На границе системы Сириуса барражировала эскадра генерала Лексона. Командующий принял все необходимые меры предосторожности. Корабли резервной группы, базировавшиеся у Клона, тоже приведены в боевую готовность. Если возникнут проблемы, они мгновенно ринутся на перехват.
        В свою очередь, правительница инспектировала столицу. Подобные заботы ничуть не тяготили Октавию. Графиня любила праздники. Различного рода торжества скрашивали скучную, однообразную жизнь Торнвил. Заседания Сената, совещания с военными, доклады министров. Тоска. Ее день расписан буквально по минутам.
        Правительница вынуждена заниматься и внешней политикой, и экономикой, и социальными программами. И все ради того, чтобы не потерять власть. Надо заигрывать с оппозицией, ублажать народ, договариваться с влиятельными дворянскими родами. Некоторым мерзавцам Октавия с удовольствием свернула бы шею, но вместо этого она идет на уступки и ищет компромиссы. Такова нелегкая доля могущественной повелительницы сирианского графства.
        Лишь на балах и приемах Торнвил может почувствовать себя женщиной. Роскошное декольтированное платье, бриллианты, всеобщее внимание. Несмотря на возраст, Октавия чертовски привлекательна. Даже заклятые враги не спускают с нее глаз во время танца. Вот когда Торнвил испытывает настоящее удовольствие. Это незабываемый миг торжества, миг победы.
        Проезжая по городу, правительница сразу поняла, что не ошиблась, доверив Велеру организацию праздника. Начальник службы безопасности постарался на славу. Фланкия преобразилась. Шумный, суетливый мегаполис был неузнаваем. Везде бело-синие и красно-зеленые флаги сирианского графства и баронства Эльзанского, вдоль дорог клумбы с цветами, на гигантских голографических экранах красочные плакаты, посвященные предстоящему объединению двух государств.
        А какая в столице чистота! Воздух на удивление прозрачен и свеж. По приказу генерала на время торжеств значительная часть промышленных предприятий закрылась. Владельцы, разумеется, понесли колоссальные убытки, но кто из них посмеет спорить с начальником службы безопасности. Досталось от Вел ера и городским властям. Они за свой счет красили фасады зданий на центральных улицах, мыли тротуары, облагораживали парки и скверы. Казна Фланкии существенно опустела.
        Все готово к приему цекрианцев и во дворце. Орсон поднял архивы и разработал детальный план церемонии. Только бы Акрил не заупрямился. В древнем ритуале есть моменты, которые вряд ли ему понравятся.
        К сожалению, перед отлетом на Алан Октавии так и не удалось побеседовать с Хейвилом. Маркиз до сих пор в депрессии. Из него слова не вытянешь. Грег либо в рубке управления, либо в личной каюте. Графиню майор старательно избегал. Видимо в памяти возникали определенные ассоциации, причинявшие офицеру боль. Настаивать на встрече Торнвил не рискнула. Ее чрезмерная навязчивость может вызвать неприязнь.
        Не взяла правительница Хейвила и во дворец. Статус и положение в обществе у маркиза соответствующие, но зачем давать повод для слухов. Оппозиционная пресса тут же отреагирует на щекотливую ситуацию. Журналисты придумают то, чего и не было. Скандал Октавии сейчас не нужен. Да и Грега домыслы репортеров выведут из хрупкого душевного равновесия. Его лучше поберечь.
        Пару слов нужно обязательно сказать об Эвис. Графиня не видела дочь несколько месяцев. Если честно, она ничуть не скучала по ней. У них слишком мало точек пересечения. Два разных поколения со своими интересами, желаниями, пристрастиями. Однако Торнвил не могла не отметить, что Эвис сильно изменилась. Девушка стала гораздо спокойнее, рассудительнее, исчезла вольность в одежде, нет резких, язвительных отговорок.
        Врачи объясняли это пережитым стрессом. Внезапная болезнь, спасшая ее от смерти, покушение на мать, гибель сестры. Подобные события - серьезное испытание для любого человека. Как бы там ни было, а против свадьбы дочь больше не возражала. Факт положительный. Парадоксально, но нападение на Велию принесло Октавии немало пользы.
        Эльзанская делегация прибыла в точно назначенный срок. Вынырнув из гиперпространства, корабли снизили скорость и легли в дрейф на границе звездной системы. Продолжил путь лишь флагманский крейсер Лесса Акрила. Его в качестве эскорта сопровождали четыре судна.
        По закрытому каналу барону передали регламент церемонии. Это очередной ультиматум. Нечего исправить или оспорить правитель Цекры не в силах. Он уже покорился воле графини. У Лесса нет выбора. К родной планете движется огромная эскадра сирианцев. Их задача защитить подданных Акрила от вторжения комонцев. Но при определенных условиях корабли могут и атаковать Цекру.
        Барон понимал, что загнан в угол и послушно выполнял требования Торнвил. Пример Корзана и Тесты поучителен. Грема Флэртона герцог Видог отправил сражаться на арену с гладиаторами, а Мэт Гресвил вместе с сыновьями и внуками погиб в бою. Ни тот, ни другой вариант Лесса не устраивал. Гораздо выгоднее смирить гордыню.
        Затягивать с торжественным мероприятием Октавия не собиралась. Как только эльзанский флагман достиг орбиты Алана, к нему устремились гравитационные катера. Машины доставили во Фланкию многочисленных гостей. Впрочем, Акрил воспользовался собственным летательным аппаратом.
        Он неторопливо спустился по трапу на бетонную площадку. Ковровая дорожка, флаги, почетный караул, торжественная музыка, но нет графини. Барон теперь не глава соседнего государства, а ее вассал. Что ж, к этому надо привыкать. Лессу недавно исполнилось шестьдесят три. Красавцем Акрила не назовешь. Редкие седые волосы, огромная лысина, мясистый нос, дряблые щеки, обвисший подбородок. Барон невысокий, полный, чуть сгорбленный.
        На момент переворота Лесс не управлял страной. Независимость провозгласил его отец. А вот в войне с Комоном Акрил принимал активное участие. Правда, успеха не добился. Девять лет назад отец заболел и отрекся от трона. Власть перешла к Лессу.
        Оставлять семью на Цекре барон побоялся. Во-первых, это нарушение этикета, во-вторых, явный признак недоверия. Рядом с Акрилом его жена, пышногрудая яркая брюнетка. В молодости она была весьма недурна. Сзади идет сын с женой, внуком и внучкой. Особой радости ни у кого на лицах нет. Пышный прием, организованный на Алане, не вызывает у цекрианцев положительных эмоций. Повод не самый приятный.
        Чувствуется и определенный страх. Акрилы сейчас полностью во власти Октавии Торнвил. Всем известно, правительница Сириуса женщина непредсказуемая. Могут быть любые сюрпризы. Описывать сопровождающую барона свиту не имеет смысла. Это малозначительные, абсолютно незаметные люди.
        Эльзанскую делегацию встречал руководитель администрации графини Рой Орсон. Он в роскошной красной ливрее с золотыми пуговицами. Вежливо поклонившись Лессу, сирианец предложил следовать за ним. Процессия не спеша двинулась вдоль строя застывших, словно статуи, солдат. Высоко поднятые подбородки, прямой, целеустремленный взгляд, в руках карабины со сверкающими лезвиями ножей.
        Возле мраморной лестницы расположилась толпа журналистов, работали десятки камер. Торжественная церемония по специальным каналам транслировалась почти на все государства бывшей империи. Графиня позаботилась, чтобы ее триумф увидели даже на отдаленных планетах.
        Фланкийский дворец произвел на гостей сильное впечатление. Это настоящее произведение искусств. Стены из эданского розового камня, гигантские колонны с витиеватым рисунком, на крыше скульптуры древних богов. О такой изысканной роскоши цекрианские владыки не могли и мечтать.
        Барон шел на расстоянии трех метров от Орсона. Медлительность распорядителя его раздражала, но Акрил не подавал вида. На устах Лесса холодная, ироничная усмешка. Пусть все видят, он не сломлен.
        Делегация миновала огромный холл и достигла тронного зала. Здесь барон невольно замер. Если сказать, что Акрил был удивлен, это не сказать ничего. Дело в том, что у дверей стояли не обычные гвардейцы, а горги. Насекомые были одеты в темно-синие парадные мундиры. Их трехпалые конечности вытянуты вдоль туловища, массивные челюсти крепко сжаты, сетчатые глаза устремлены в одну точку. Слегка шевелятся только усики.
        Внучка Лесса издала испуганно-восхищенный возглас. Вот они легендарные горги! И не на картинке, а живые. Между тем, руководитель администрации ступил в зал и громко произнес:
        - Правитель Эльзаны барон Акрил!
        Лесс решительно шагнул вперед. Жена, как и положено на официальных приемах, чуть отстала. Цекрианцы вошли в необычайно красивое помещение. Идеально отполированный пол с замысловатым рисунком, небесно-голубые стены, украшенные золотым орнаментом, на куполообразном потолке великолепные росписи. Посреди зала постелена широкая ковровая дорожка изумрудного цвета.
        Напротив барона небольшой ступенчатый постамент, на нем массивный резной трон. Октавия сидит широко расправив плечи, гордо вскинув подбородок, на лице ни малейших эмоций. Поза, достойная императора. Справа от Торнвил стоит русоволосая девушка лет двадцати. Это старшая дочь графини Эвис. У нее почему-то грустный, отсутствующий взгляд. Тут же расположились сирианские дворяне. Китарцы заняли места слева от правительницы.
        Ни у кого из гостей в одежде нет желтого цвета, что вполне объяснимо. На Октавии сверкающее бриллиантами золотистое платье. Сделано все, чтобы она затмевала своих подданных. По периметру помещения голографические камеры. Странный ритуал будет показан с разных ракурсов. Барон остановился в десяти метрах от Торнвил. Свою речь Акрил выучил наизусть. Процедура несложная и недолгая. Предки не любили длинных, пространных тирад.
        - Я приветствую правителя дружественной Эльзаны, - проговорила графиня. - Какова цель вашего визита?
        - Ваше высочество, мы просим защиты и покровительства, - Лесс тяжело опустился на правое колено.
        Примеру барона последовали все цекрианцы. Около ста человек покорно склонили головы.
        - От кого вы просите защиты? - спросила Октавия.
        - От жестоких, коварных врагов, - ответил Акрил. Чтобы не провоцировать Брюса Эстебана, комонское графство не озвучивалось. И так понятно, о ком идет речь. Кроме того, подобные детали не имеют принципиального значения для самой процедуры.
        - Я готова помочь, - сказала Торнвил. - Но мне нужны гарантии вашей преданности.
        - Они в том, что мы сейчас находимся здесь, - произнес Лесс. - Я официально объявляю об отказе от суверенитета. Баронство Эльзанское с этого момента неотъемлемая часть графства Сирианского. Мой род и мои подданные присягают на верность. Мы сдержим обещание и будем честно служить своему сюзерену. Я клянусь!
        Дружный хор цекрианцев трижды повторил последние слова Акрила. На мгновение в зале воцарилась тишина. Ее нарушил размеренный, печатный шаг гвардейца. Высокий, стройный капитан нес на бордовой подушке ритуальный меч. Еще одно уникальное творение древних мастеров. Серебряное лезвие, изогнутый полукруглый эфес, удобная рукоять из кости с сапфирами и рубинами.
        Офицер замер у ковровой дорожки рядом с Лессом. Октавия поднялась с трона, неторопливо спустилась по ступеням, подошла к барону. Взяв клинок, она плашмя положила его на затылок Акрилу.
        - Я принимаю вашу клятву! - с пафосом в голосе вымолвила женщина. - Этот меч символизирует мою власть. Он защитит вас от врагов, но он же в случае измены безжалостно отсечет головы предателей. Встаньте на ноги. Сегодня у нас знаменательный день. Раздробленность, разобщенность человечества в прошлом. Мы снова объединяемся.
        Правительница отдала оружие гвардейцу. Тут же заиграл гимн графства. Когда музыка смолкла, сирианцы и китарцы ринулись поздравлять эльзанскую делегацию. Цветы, улыбки, рукопожатия. Разумеется, все это тщательно отрежиссированная фальшь. В действиях дворян нет никакой искренности. Но обыватели, наблюдающие за церемонией по голографу, не должны ни о чем догадаться. Для них соглашение двух государств радостное, долгожданное событие.
        Спустя пятнадцать минут все камеры были выключены. Гостей пригласили в соседний зал на торжественный ужин. Столы, разумеется, ломились от редких, изысканных яств. Надо признать, напряжение постепенно ослабевало. Отчасти от того, что самая тягостная часть ритуала осталась позади, отчасти от выпитого вина. Тосты провозглашались без перерыва. В глазах мужчин и женщин появился неестественный блеск.
        Поздним вечером сирианцы, китарцы и эльзанцы вышли на огромный балкон. В небе над Фланкией вспыхнули разноцветные шары. Салют продолжался полтора часа. Ничего более красочного и грандиозного Торнвил не видела. Генерал Велер удивил даже ее. На улицы столицы высыпали миллионы людей, начались грандиозные гуляния. Горожане веселились, танцевали, пели. Со всех сторон доносились звуки музыки. Октавия объявила выходными три дня предстоящих праздников.
        Графиня посмотрела на барона Флеквила. Глава оппозиции мрачнее тучи и совершенно трезв. И в этом нет ничего странного. Авторитет Торнвил растет, простые граждане боготворят мудрую правительницу. Сместить ее с престола сейчас невозможно. В данной ситуации выступить против Октавии рискнет только сумасшедший. Графиня жестом отозвала в сторону начальника службы безопасности.
        - Благодарю вас, генерал, - тихо проговорила женщина. - Вы отлично справились с задачей.
        - Я выполнял свой долг, - отчеканил Велер.
        - Обойдемся без ложной скромности, - усмехнулась Торнвил. - Вы оказали мне неоценимую услугу. Моя признательность безгранична.
        - Ваше высочество, на этом хорошие новости не заканчиваются, - произнес контрразведчик.
        - В самом деле? - прошептала правительница.
        - Утром получен сигнал с «Виддока», - сказал офицер. - Крейсер оторвался от погони, благополучно обогнул Эльзану и на предельной скорости вдет к Сириусу. Примерно через месяц корабль вернется на базу.
        - Действительно удачный день, - заметила Октавия. - Теперь я уверена, что наша секретная операция не будет раскрыта. Кстати, почему судно задержалось?
        - В бою с комонцами «Виддок» получил ряд серьезных повреждений, - проговорил генерал. - Подробности командир крейсера передавать не решился. Но он сообщил, что миссия была успешной. Похоже, ученым удалось обнаружить лабораторию на
«Ш-4».
        - Потрясающе, - выдохнула гафиня. - Фантастическая полоса везения. Дело осталось за малым…
        Торнвил оборвала фразу на полуслове, но Велер прекрасно понял о ком идет речь. Семья Хейвила мертва, в сердце майора образовалась пустота. Ее обязательно надо заполнить. Октавия свой шанс не упустит. Маркиз, словно зверь, окружен флажками, и рано или поздно станет добычей.
        Денег на праздник правительница не жалела. Война с баронством Эльзанским обошлась бы казне гораздо дороже. А так ни жертв, ни уничтоженных кораблей, ни лежащих в руинах цекрианских городов. Можно и потратиться.
        Впрочем, не забывала графия и об обещании, данном Берду Видогу. Дата свадьбы уже оглашена. Бракосочетание Дейла и Эвис великолепно вписывается в канву событий. Это важное звено в исторической цепи, ведущей к объединению разрозненных, враждующих стран в мощное, сильное государство. Ну, а кто взойдет на трон и объявит себя императором - это уже другой вопрос. Время покажет.
        Торнвил отчетливо осознавала, что после захвата Китара и Эльзаны, она превратилась для герцога Видога в реального конкурента. Ее флот ни в чем не уступает плайдскому. Визит Октавии на Аскону - идеальный шанс устранить соперницу с пути. Малочисленная охрана графини не сумеет защитить госпожу. Свадьба в Алессандрии в некотором роде западня.
        Однако страха Торнвил не испытывала. Подобного вероломства человечество Берду не простит. Против герцога выступят даже ее заклятые враги. Да и сирианцы вряд ли покорятся подлому убийце. Трон графства не будет долго пустовать.
        В средствах массовой информации постепенно сменились приоритеты. О древнем ритуале, проведенном Октавией во дворце Фланкии, говорили все меньше. Теперь журналистов интересовала исключительно церемония бракосочетания Дейла и Эвис. Ее детали плайдцы держали в строжайшей тайне. Но в том, что она будет пышной и незабываемой, никто не сомневался. Герцог наверняка постарается поразить мир богатством и величием.
        По слухам Видог даже отправил приглашения правителям Яслога, Грайда, Талата и Хороса. Хотя вряд ли они прилетят. Еще слишком свежи воспоминания о свадьбе принца Кервуда и Эльвиры. Их присутствие в императорском дворце станет косвенным признанием превосходства Берда. Чего владыка Плайда и добивается.
        Подготовка к длительному путешествию началась заранее. Точную дату прибытия Торнвил назвала сама. Опоздание поставит герцога в неловкое положение. Обострять же отношения с Видогом Октавия не хотела. Ситуация очень хрупкая, и удача может в любой момент отвернуться от нее. Тогда сильный союзник не помешает. Умная политика - это система компромиссов.
        Эскадра стартовала сразу после окончания торжеств. Она состояла из двадцати тяжелых крейсеров: десяти сирианских, шести китарских и четырех эльзанских. На бортах кораблей Лесса Акрила уже красовался герб графства. Соответствующие службы напрасно время не теряли. «Альзон», разумеется, был флагманским судном.
        Командующим Торнвил назначила полковника Чена Стренса. Ее выбор удивил военных. Чен являлся офицером генерального штаба. Обычно полковник занимался разработкой боевых операций, его практический опыт ничтожен. Неизвестно, как поведет себя Стренс при реальном столкновении с противником.
        Но люди, близкие к Торнвил, все сразу поняли. Решение Октавии не ошибка и не случайность. На этой должности правительнице как раз и нужен невзрачный, незаметный человек. На его фоне майор Хейвил будет выглядеть очень выигрышно. Женщина намеревалась повысить маркиза. Непростой перелет к Вероне позволит ей осуществить задуманное.
        Само собой, графиню сопровождала огромная свита. Торнвил должна предстать перед плайдскими великосветским обществом со своими многочисленными подданными. Она могущественная владычица семи планет, а не какая-нибудь бедная баронесса. Дейл и Эвис вступают в брак на равных условиях. Октавия не потерпит пренебрежения со стороны асконцев, эстерианцев и коринианцев.
        Списки дворян графиня утверждала лично. Взять надо наиболее преданных и достойных. И, конечно, тех, кому доверять нельзя. Оставлять врагов на четыре месяца без жесткого контроля чересчур опрометчиво. Лидеры оппозиции получили специальное приглашение. Отказаться никто не посмел. Такие оскорбления не прощаются.
        Гости с огромным трудом разместились на шести пассажирских лайнерах. На боевых кораблях путешествовали только семьи наместников Китара и Эльзаны. Это своего рода традиция. Торнвил тоже предпочла «Альзон» роскошному, комфортабельному судну. Она привыкла к строгой, аскетической обстановке крейсера.
        Кроме того, в ее апартаментах есть все необходимое. А главное, Октавия всегда будет рядом с Грегом Хейвилом.
        Причем, без посторонних глаз. Служанки не в счет, а офицеры звездного флота люди не болтливые. Встречам наедине мешала лишь Звис. Но правительница быстро решила возникшую проблему. Девушку поселили на другой палубе.
        В кратчайшие сроки четыре смежные каюты были превращены в спальню и просторную гостиную. Дочь не возражала и не спорила. Похоже, она покорилась судьбе. Что ж, ее покладистость вполне устраивала графиню. Покинув границы системы Сириуса, эскадра преодолела световой барьер и, набирая скорость, устремилась к Плайду.
        Держа в руке бокал с вином, Торнвил нервно ходила по комнате. Маркиз и во второй раз встретил правительницу сухо и официально. Грег будто холодная глыба льда. Растопить его сердце никак не удается. Октавия с нетерпением ждала, когда майор придет с докладом. Увы, надежды графини не оправдались. Минули сутки, а Хейвил так и не появился.
        Неужели все усилия напрасны? Что если маркиз замкнется в себе, перестанет обращать внимание на женщин, займется карьерой? Нет, нет, сдаваться Торнвил не привыкла. Нужно брать инициативу в собственные руки.
        После некоторого колебания правительница вызвала офицера. Признаться честно, Октавия давно так не волновалась. Только бы ничего не испортить. Крензеры беспрепятственно пропустили майора. Грег сделал несколько шагов и замер посреди помещения. Графиня стояла к нему спиной.
        - Ваше высочество, - негромко произнес маркиз, - вы хотели меня видеть?
        Торнвил повернулась к Хейвилу. На первый взгляд его состояние не улучшилось. Офицер по-прежнему в трауре.
        Хотя… В глазах определенно есть блеск. Грег медленно, тяжело, но оживает. А может Октавия выдает желаемое за действительное? Любящему человеку свойственно заблуждаться.
        - Майор, - после паузы вымолвила правительница. - Вы меня очень огорчили. Я разочарована…
        - Прошу прощения, ваше высочество, - проговорил Хейвил, - но я не понимаю о чем речь.
        - Вы обещали обсудить со мной изменившуюся ситуацию в мире, - пояснила Торнвил.
        - Но ни после возвращения в графство, ни сейчас не соизволили прийти. А ведь я остро нуждаюсь в профессиональных, квалифицированных советах.
        - Виноват, ваше высочество, - вздохнул маркиз. - Я не посмел вас беспокоить. Столько событий, важных дел, приготовлений. Мой визит был неуместен.
        - Ладно, - графиня небрежно махнула рукой. - Я уже все забыла. Присаживайтесь.
        Офицер в нерешительности остановился возле кресла. Октавия иронично усмехнулась. Ее предыдущие любовники никогда не соблюдали правил этикета. Когда спишь с правительницей, чего размениваться на мелочи. Трудно сказать, как отразится интимная связь на Греге, но пока манеры майора безупречны. Чтобы Хейвил смог расслабиться, женщина села на роскошный диван. Маркиз тут же последовал ее примеру.
        - Я слушаю вас, - Торнвил подалась вперед и поставила бокал на маленький столик.
        На Октавии тонкое, облегающее платье с глубоким вырезом. Офицер прекрасно видел красивую, полуобнаженную грудь графини. На мгновение у Грега перехватило дыхание. Он обычный, нормальный мужчина. Майору нет и сорока, а значит ничто человеческое ему не чуждо. Ужасное горе не способно подавить инстинкты.
        Но и в силе воли Хейвилу не откажешь. На лице не дрогнул ни один мускул. Офицер абсолютно невозмутим. Грег продолжает вести себя так, будто ничего не происходит и перед ним не манящая привлекательная женщина, а гордая, недоступная госпожа. Мысль о близости с ней майор даже не допускает. Призывных знаков Торнвил маркиз либо не замечает, либо боится замечать. Ошибка может дорого стоить Хейвилу.
        - Ваше высочество, у меня весьма ограниченная информация, - неуверенно произнес офицер. - Я знаю лишь, что флот хоросцев неожиданно появился у Алционы. Этого мало для серьезного анализа.
        - Нет, нет, не увиливайте, - улыбнулась правительница. - Мне очень интересны ваши рассуждения. Что же касается общих сведений, то они отрывочные. Состав эскадры восемьдесят - сто тяжелых крейсеров. Базируются в непосредственной близости от Окры. Чен Лайлтон и Брин Саттон официально заключили военный союз.
        - Странное соглашение, - задумчиво вымолвил майор. - Герцог мог легко захватить баронство. У него гигантское преимущество в численности. Окрианцы не продержались бы и часа. К чему эти дипломатические игры?
        - Саттон не Видог, - ответила Октавия. - У Брина другие методы. Удивительно, что он вообще вмешался в ход событий. После падения империи герцог ни разу не покидал Кратон.
        - Значит, Саттон посчитал, что коалиция Плайда и Сириуса представляет угрозу для Хороса, - сказал Грег. - На его месте я бы попытался заключить договор с грайданцами. Тогда чаша весов выровняется.
        - Браво, маркиз, браво, - графиня демонстративно захлопала в ладоши. - Брин действительно вступил в контакт с Натаном Делвилом. Но пока все усилия герцога тщетны. Грайданцы боятся пускать на свою территорию огромный флот хоросцев.
        - Почему? - спросил Хейвил. - У них ведь нет выбора. Рано или поздно Видог атакует Непрон, Аласту и Бериллу.
        - Вы забыли, что Саттон был другом и ярым сторонником свернутого императора, - напомнила Торнвил. - А отец Делвила активно участвовал в мятеже. Мало того, именно он виновен в гибели принца Кервуда.
        - Ясно, - офицер кивнул головой. - Натан может поплатиться за предательство. В таком случае, Брин действует очень грамотно. Лежащая в развалинах Окра ему не нужна. А вот верный союзник пригодится. Плацдарм идеальный. Хоросцы будут контролировать и Плайд, и Грайд, и Талат. У Лайлтона своя выгода. Барон Алционский сохраняет власть, статус и не опасаются вторжения извне.
        - Опять в точку, - восхищенно выдохнула правительница. - По данным разведки Саттон опередил Видога буквально на несколько дней. Наши источники в Майрене сообщают, что эскадра плайдцев уже подлетала к Окре. Корабли Брина двинулись навстречу противнику. Враг поспешно ретировался.
        - Хитрый ход, - произнес майор. - Все думают, что герцог готовится к свадьбе, а он посылает суда к Алционе. Внезапность - главный залог успеха. Однако на этот раз удача отвернулась от Видога.
        - Не понимаю, почему Берд приказал флоту повернуть назад, - пожала плечами Октавия. - У него был прекрасный шанс разбить хоросцев. Одним ударом решил бы все проблемы.
        Графиня лукавила, она все отлично понимала. Просто Торнвил хотела дать Грегу возможность продемонстрировать свои познания. Мужчину нужно поощрять, стимулировать, тогда он становится податливее.
        - Вы заблуждаетесь, - осторожно возразил маркиз. - Герцог принял правильное решение. Эскадра не прорвалась бы к планете. У неприятеля почти двукратное превосходство в тяжелых крейсерах. Плайдцы понесли бы ужасные потери. Страшная участь ждала транспорты. А ведь в каждом полторы - две тысячи солдат. Это катастрофа. Видог лишился бы половины флота. После таких поражений уже не подняться.
        - Вот видите, я же говорю, что совершенно не разбираюсь в военных вопросах, - сказала правительница. - Без вас я бы пропала. Постарайтесь обрисовать перспективы, Что будет дальше?
        - Вы слишком многого от меня хотите, - Хейвил впервые улыбнулся. - Я не пророк.
        - Ну, ну, не скромничайте, - Октавия снова подалась вперед. - Вы гораздо лучше про юка. Вы не занимаетесь угадыванием, а сопоставляете факты и делаете фантастически точные выводы. Я хочу услышать ваш прогноз.
        Майор невольно посмотрел на женщину. Рассыпавшиеся по плечам волосы, легкий румянец на щеках, красивые карие глаза, томный взгляд. Если бы не обсуждалась столь важная тема, можно было бы подумать, что у этой беседы совсем иная подоплека. Но, нет, Грег определенно заблуждается. Просто графине не с кем посоветоваться. То, что ее выбор пал на командира «Альзона», чистая случайность.
        - Ваше высочество, я честно затрудняюсь ответить, - произнес офицер. - Ситуация уникальная. Вмешательство Брина Саттона привело к балансу сил. Ни одна сторона не имеет существенного преимущества. Очевидно, что хоросцы масштабную войну не развяжут. Они используют тактику сдерживания. У Видога же теперь связаны руки. И Грайд, и Алциона ему не по зубам. Герцог уперся в стену.
        - Есть еще графство Яслогское и цивилизация сторрианцев, - заметила Торнвил.
        - Яслог находится на окраине империи, - проговорил маркиз. - Так далеко Берд Видог корабли не отправит. Да и смысл? Гросс и Шелона серьезно пострадали после вторжения чужаков. Экономика планет на низком уровне. Без защиты скопление тоже не оставишь. Мелкие заботы правителю Плайда ни к чему. Юстина наоборот рядом. Двадцать семь парсек от Гайреты. Но что толку. Покорение негуманоидной расы отнимет массу времени и приведет к гигантским жертвам. А дивиденды нулевые.
        - Значит, восстановить империю в прежних границах под своей властью герцогу не удастся, - констатировала женщина.
        - На сегодняшний момент - нет, - уверенно сказал Хейвил. - Но равновесие хрупкое. Неизвестно, к кому примкнут Делвил, Корлок, Лезвил. В политике я плохо разбираюсь. А Видог не успокоится. Он упрямый, настойчивый человек. Там, где грубая сила не дает результат, применяют хитрость. Его задача - любой ценой нарушить паритет. Тогда начнется цепная реакция.
        - А что делать мне? - вымолвила Октавия.
        - Тут два варианта, - произнес майор. - Все зависит от вашей позиции. Первый, терпеливо ждать развязки и наращивать боевой флот. Если победят плайдцы, вы их союзница и вправе рассчитывать надолго добычи. Если Берд свернет себе шею, никогда не поздно перейти на сторону сильнейшего. Воевать с сирианским графством, мало кто отважится.
        - В любом случае я в выигрыше, - сказала Торнвил. - Ну, а второй?
        - Он более рискованный, - ответил Грег. - У вас необычайно выгодное положение. Есть куда расширяться. Баронство Розанское, цивилизация аяьконцев, Комон. При желании не составит труда дотянуться до Яслога и брайтгезов. И не обязательно воевать. Дипломатия не менее эффективна. В отличие от Видога вы терпимо относитесь к другим народам, не притесняете ни джози, ни валкаалцев, ни торгов. Для слаборазвитых рас - это хороший знак. Они добровольно перейдут под ваше покровительство.
        - Четырнадцать планет, - мгновенно сосчитала правительница. - А если приплюсовать сторрианцев, то пятнадцать. Половина империи. Я буду диктовать и Плайду, и Грайду, и Хоросу свои условия. Заманчиво, очень заманчиво.
        - Но вы должны четко осознавать последствия данного шага, - вставил маркиз. - Делвил, Видог и Саттон могут объединиться.
        - Чепуха! - усмехнулась Октавия. - Брин никогда не подаст Берду руки. Скорее горло перегрызет. В конце концов, я непричастна к гибели Ольгера Храброва, и почему бы мне не занять освободившийся трон. Восторжествует историческая справедливость. Таскона - колыбель человечества, а Фланкия - древняя столица.
        - Герцогу Плайдскому ваша идея не понравится, - проговорил Хейвил. - Его род был вечно вторым…
        - С судьбой не поспоришь, - заметила графиня. - Пусть утешиться тем, что Дейл взойдет на престол вместе с моей дочерью. Потомки Видогов все же станут императорами. Но пока мы не будем расстраивать могущественного владыку. Сохраним наши планы в тайне. О них знаете только вы и я.
        Торнвил специально понизила голос, тем самым показывая, что это исключительно их секрет. О нем не знает даже служба безопасности. Пока диалог с офицером складывался удачно. Женщина сумела расшевелить Грега, отвлекла его от горьких мыслей. Но главное, между ними возникли доверительные отношения. Радоваться, конечно, рано. Лед лишь чуть-чуть подтаял, однако и это уже хорошо. У Октавии появилась надежда. Теперь нельзя спешить.
        Правительница взяла со стола бокал, пригубила вино и негромко сказала:
        - Вы в курсе как протекала операция в системе Ульфры?
        - В общих чертах, - ответил майор. - По моему мнению, мы проявили чрезмерную жестокость. Уничтожать все колонии не имело смысла. В первоначальном плане речь шла только о «Ш-4».
        - Это инициатива генерала Велера, - солгала Торнвил. - Признаюсь честно, он меня переубедил.
        - Напрасно вы согласились, - произнес Хейвил. - Цекрианцы так никогда не поступали. Сразу возникли ненужные подозрения. Хорошо, что Брюс Эстебан никого не слушал. Впрочем, я владею не полной информацией. С подробным отчетом меня никто не знакомил.
        Маркиз уколол Октавию. Грег намекает на то, что у него нет доступа к секретной базе данных. А ведь именно он разрабатывал маршрут экспедиции. Досадная оплошность. У майора оказывается болезненное самолюбие. Что ж, на этой струне можно сыграть. Графиня поднялась с дивана и направилась к письменному столу. Женщина взяла папку с документами и повернулась к офицеру. Хейвил, разумеется, уже на ногах.
        - Вот, маркиз, прочтите, - вымолвила Торнвил. - Детальный отчет командира группы полковника Дретона. Как вам известно, корабли вернулись около месяца назад. К сожалению, не все протекало гладко. Выполняя вторую часть операции, тяжелый крейсер «Виддок» задержался у Шейлы. Связи с ним долгое время не было. Мы опасались, что судно попало в западню. Ваш совет очень бы помог мне, но та кошмарная трагедия в Брюссеие… Я не решилась отвлекать вас.
        Правительница ловко выкрутилась из непростой ситуации. Она, конечно, передернула кое-какие факты, но вряд ли Грег сопоставит даты. Спорить по каждому дню майор не будет. Это не в его правилах. Объяснение Октавии звучало весьма убедительно. Офицеру придется смягчить тон.
        - Простите, ваше высочество, - сказал Хейвил. - Я позволил себе бестактность. Мои слова ни в коем случае нельзя воспринимать как упрек. Вы и так чересчур мне доверяете.
        - Не надо оправдываться, - проговорила Торнвил, подходя к маркизу. - Садитесь и читайте.
        Грег больше не возражал. Он испытывал неловкость, что своей неосторожной репликой заставил графиню дать ему важные документы. Гибель семьи серьезно повлияла на психологическое состояние майора. Офицер плохо себя контролировал и периодически срывался. Это следствие нервного напряжения. Сейчас Хейвил пребывал в некоторой растерянности. Маркиз даже сел на мгновение раньше Октавии. Недопустимая вольность.
        Правительница иронично улыбнулась. В отношениях с женщинами Грег глупый, несмышленый мальчишка. Он не видит очевидного и не умеет этим пользоваться. Интересно, каков майор в постели? Не исключено, что и там его придется многому учить.
        Забавно. Мужчины - странные существа. Сплошной парадокс. Смелые, отчаянные, воины, презирающие смерть, совершенно теряются рядом с обворожительной красоткой. Они бестолково топчутся на месте, молчат и краснеют, словно юные девушки. Зато смазливые наглецы, ни разу не бывавшие в бою, пользуются колоссальным успехом у женщин, чувствуют себя как рыба в воде, в их обществе, раздавая направо и налево заученные наизусть комплименты. Мужчины, обладающие всеми этими качествами, уникальная редкость.
        Откинувшись на спинку дивана, Торнвил наблюдала за Хейвил ом, а точнее любовалась им. Нет, теперь маркиз принадлежит ей и только ей. Свое счастье Октавия не упустит. Горе той женщине, что бросит взгляд на Грега. Графиня не остановится ни перед чем. Майор бегло пробежал текст и спустя пятнадцать минут поднял глаза.
        - Каково ваше мнение? - опередив офицера, спросила Торнвил.
        - Если честно, мы были на грани катастрофы, - произнес Хейвил. - Ловушка, подготовленная Брюсом Эстебаном, едва не захлопнулась. Полковник Торренс напрасно рисковал. Я бы забрал ученых с планеты и покинул систему Ульфры.
        - Победителей не судят, - улыбнулась правительница.
        - Значит, «Виддок» уцелел, - сказал маркиз.
        - Да, - подтвердила Октавия. - Крейсер обогнул Эльзану и идет со стороны Яслога. Примерно через две декады корабль достигнет Сириуса.
        - Со стороны Яслога, - повторил Грег. - Если произвести несложные расчеты, получается, что судно побывало далеко за границами империи. Вряд ли это случайность. Комонцы проявили настойчивость.
        - Но цели не добились, - проговорила графиня. - Мы взорвали «Ш-4», разгромили секретную лабораторию и провели космическую разведку. Не такой уж плохой итог.
        - Тем не менее, вас что-то беспокоит, - догадался майор.
        - Сущая чепуха, - вымолвила Торнвил. - На «Виддоке» находится отряд наемников. После штурма колонии их уцелело немного. Вот я и думаю, стоит ли возвращать солдат Стафу Энгерону? Они могут разболтать, кто действительно виновен в нападении на Шейлу.
        - Риск есть, - согласился Хейвил. - Но тогда, как быть с экипажами кораблей? Это почти тысяча двести человек. Им языки не отрежешь.
        - Маркиз, вы смешиваете разные понятия, - заметила правительница. - Офицеры звездного флота мои подданные. Они давали присягу. Кроме того, крейсера базируются в районе Клона, где соблюдается режим полного молчания. Наемники же - жестокие, озлобленные рабы. Не забывайте, некоторые солдаты участвовали в покушении на меня.
        - Ваше высочество, давайте определимся, - произнес Грег, положив папку на стол.
        - Вы хотите сохранить тайну или свести счеты с наемниками, штурмовавшими дворец на Велии?
        - И то и другое, - сказала Октавия. - Ликвидация невольников решит обе проблемы. Мы обсуждали этот вопрос с генералом Велером. Он обещал, что все сделает без лишнего шума. Финансовые потери невелики. Да и когда речь идет о секретной операции подобного масштаба, никто о деньгах не думает.
        - Не смею спорить, - майор вежливо склонил голову.
        - У вас иное мнение? - уточнила графиня.
        - Простите, ваше высочество, - вздохнул Хейвил, - но начальник службы безопасности опять торопится. Генерал чересчур часто использует радикальные методы. А они порой дают обратный результат.
        - Поясните, - вымолвила Торнвил.
        - Начну по порядку, - произнес маркиз. - Офицеры звездного флота представляют куда большую угрозу. Рано или поздно эти люди получат отпуск. Крейсера звездного флота не будут вечно прозябать у Клона. Утечка информации неизбежна. Одни проговорятся друзьям, другие родным, третьи журналистам. Причины банальны: кого-то обошли по службе, кого-то не наградили, а кто-то попытается заработать на сенсации. И рот им уже не закроешь.
        Правительница собиралась возразить, что иногда в стране происходят несчастные случаи, но вовремя остановилась. Слишком явная аналогия. Грег запомнит ее слова и обязательно проведет параллель. Такие темы в беседах с майором лучше не поднимать. Политические убийства Хейвил не приемлет.
        - Вы не очень лестно отзываетесь о своих сослуживцах, - после паузы сказала женщина.
        - Я трезво смотрю на вещи, - с грустью заметил маркиз. - Большинство офицеров честные, порядочные люди, преданные долгу. Но не все. Нас губят пороки: алчность, карьеризм, зависть. Даже в моем экипаже периодически возникают конфликты. А я подбирал подчиненных очень, очень тщательно.
        - Значит, вы утверждаете, что в самом ближайшем будущем цекрианцы узнают, каким образом их присоединили к графству, - констатировала Октавия.
        - Несомненно, - произнес Грег. - Чтобы не было скандала, я бы посвятил Лесса Акрила в тайну. Для него это откровение станет шоком. Но пути назад нет. Флот барона уже принадлежит вам. Он, конечно, возмутится, возможно, станет шантажировать разоблачением. Однако, в конце концов, смирится со своим положением.
        - В вашем предложении есть разумное зерно, - вымолвила Торнвил. - Я его непременно обдумаю.
        - Теперь о мести, - продолжил майор. - Какой смысл казнить солдат, выполнявших приказ? Личной неприязни к вам они не испытывали. Гибель всей роты вызовет подозрение у Энгерона. Старый пройдоха сразу поймет, где использовались его бойцы и почему уничтожены. Пусть лучше считает, что наемники проводили зачистку рокенов на Тхакене. Их, разумеется, надо предупредить о молчании. Одно неосторожное слово будет стоить солдатам жизни. Ликвидировать рабов никогда не поздно.
        - Пожалуй, вы правы, - сказала правительница. - Невольники не могут выступать в качестве свидетелей. Да и кто им поверит? Пусть пока живут.
        Октавия в очередной раз лгала. Доводы Хейвила ее не убедили. Графиня уже давно придерживалась принципа - нет человека, нет проблем. Бойцов Энгерона следовало устранить. Способ стандартный - внезапная разгерметизация десантного отделения бота.
        Но это опять несчастный случай. Нет, нет, рисковать нельзя. Торнвил абсолютно безразлична судьба солдат, но портить из-за них отношения с Грегом она не будет. Сегодня правительница пойдет на уступки, потешит самолюбие маркиза и изменит свое решение. Рабам фантастически повезло. Наемники чудом избежали смерти. Если бы не этот разговор, бойцов Энгерона ничего бы не спасло.
        Глава 5. Герцогиня Видог
        Путешествие к звездному скоплению Плайда продлилось пятьдесят дней. Эскадра сирианцев летела на предельной скорости, по кратчайшему маршруту. Он проходил в непосредственной близости от границ грайданского герцогства, однако Натан Делвил даже не пытался перехватить графиню Торнвил. Двадцать тяжелых крейсеров - серьезная сила. У герцога вдвое больше кораблей, но результат столкновения трудно предугадать. А если Октавия сумеет вырваться? Тогда плайдцы и сирианцы точно ударят по противнику. Провоцировать вторжение Делвил не хотел.
        Долгих полтора месяца Эвис провела в одиночестве. С матерью девушка виделась лишь во время завтраков и обедов. На ужины графиня дочь обычно не приглашала. Догадаться почему было несложно. У Октавии появился новый фаворит, а если точнее претендент на вакантную должность. Мать вцепилась в него как хищник в добычу. Она проводила с майором практически все вечера. Чтобы никто не мешал их уединению, графиня даже выгоняла из апартаментов служанок перед приходом Хейвила.
        Надо признать, маркиз достойная кандидатура. Первая за много лет. Обычно любовниками Октавии Торнвил были смазливые мерзавцы. Алчные, подлые, лживые.
        Проведя ночь с правительницей, они с вожделением поглядывали на ее старшую дочь. Никаких чувств к матери негодяи не испытывали. Впрочем, их участь незавидна. Рано или поздно корыстолюбивые подхалимы надоедали графине. Октавия безжалостно лишала фаворитов накопленных богатств и удаляла из дворца.
        Командир «Альзона» относился к совершенно иному типу людей. Офицер честен, порядочен, смел. В какой-то степени именно из-за Хейвила провалилось покушение на Торнвил. Эвис должна бы ненавидеть майора, он нарушил ее планы, не позволил взойти на трон, но вместо этого девушка испытывала к нему уважение. Вокруг так мало людей, преданных долгу.
        Слухи по судну разносятся быстро. Частые визиты маркиза к правительнице не ускользнули от внимания экипажа. В нем немало женщин. А уж они-то сразу подметили странную благосклонность Октавии. С офицерами «Альзона» Эвис не контактировала, даже легкий флирт перед свадьбой может бросить тень на ее репутацию, зато служанка юной графини Брисса была в курсе всех событий. Любопытство женщины не знало границ.
        Поначалу девушка обрывала Бриссу, но потом поняла, что бороться с этим бесполезно. Кроме того, информация о личной жизни матери не помешает. Из рассказов служанки следовало, что, скорее всего, интимной близости между Октавией и Грегом Хейвилом до сих пор нет. После ужина майор покидал апартаменты правительницы и возвращался в свою каюту. На ночь у графини он никогда не оставался. Похвальная выдержка.
        Однако упорство маркиза только разжигало страсть Торнвил. Девушка видела, как вспыхивают глаза матери при упоминании его имени. В них и радость, и боль, и страсть. Похоже, Октавия действительно влюбилась. Беда в том, что Хейвил не сдается и не отвечает графине взаимностью. Интересно почему?
        Когда у майора была жена, это было объяснимо, но сейчас он свободен. Не может же траур длится вечно. Перед офицером открываются фантастические перспективы. Тут что-то не так. Настораживает и подозрительная гибель семьи маркиза. Полиция и служба безопасности провела тщательное расследование. Сбой в компьютерной системе управления. Говорят, постаралась группа хакеров. Виновные уже пойманы и осуждены.
        Впрочем, Эвис не очень-то доверяла средствам массовой информации. Ей хорошо известно, что они лживы. Официальная версия разрабатывается для простых обывателей. У них не должно возникать вопросов. Реальность же часто сильно отличается от того, что болтают дикторы с экранов голографов. Уж очень своевременно произошла эта ужасная авария. Девушка прекрасно знала мать. В достижении цели она не остановится ни перед чем.
        Одиночество ничуть не тяготило юную графиню. Эвис читала книги, слушала музыку, смотрела передачи о герцогстве Плайдском. К встрече с Видогами надо подготовиться. Девушка не хотела глупо выглядеть. Некоторые факты стали откровением для аланки. Она ведь выросла уже после свержения династии Храбровых.
        Оказывается, изначально Берд Видог владел лишь двумя планетами: Эстерой и Кориной. Аскона и Греза являлись собственностью императора. В исторической справке говорилось о постоянной вражде Храбровых и Видогов. Потомки древнего унимийского рода считали правителей выскочками.
        Самое удивительное, что отчасти они были правы. Первый император Тино Аято поднялся на вершину власти благодаря победе над торгами. Но и он, и его товарищ Олесь Храбров, и предок клана Саттонов родились и выросли на Земле. Да, да, на дикой варварской Земле. Их привезли на Таскону в качестве наемников. Отчаянные воины сумели не только выжить, но еще и сделали блестящую карьеру в чужом им мире. Потрясающий поворот в судьбе.
        Эвис нашла в архиве снимок полковника Храброва. Правильный овал лица, короткие русые волосы, прямой нос, крупные серо-зеленые глаза. Красивый тридцатилетний мужчина. А сколько в его взгляде уверенности, силы! Какой же смелостью надо обладать, чтобы пойти на таран вражеского крейсера! Именно такие люди и творят историю. Интересно было бы пообщаться с потомками Олеся Храброва. Увы, с гибелью принца Кервуда славный род прекратил свое существование. А жаль.
        В последние месяцы девушка много думала о том, что случилось на Велии. Нет, она не раскаивалась в содеянном. Ее амбиции не стали меньше. Когда живешь среди хищников, поневоле приходится показывать зубы и кусаться. Однако в душе что-то дрогнуло. Эвис не любила ни мать, ни сестру, но не велика ли цена собственного благополучия? На острове погибли десятки людей.
        Впрочем, разве могло быть иначе? Другого способа занять трон нет. Добровольно от власти не отрекается ни один правитель. Как девушка ни старалась, ей все же придется покинуть родной Алан и выйти замуж за Дейла Видога.
        Юная графиня часами сидела перед голографическим экраном, рассматривая наследника плайдского престола.
        Привыкала. Высокий, подтянутый, широкоплечий юноша. Темные волосы, карие глаза, отцовский крючковатый нос, тяжелый квадратный подбородок. Особой привлекательностью Дейл не отличался. Зато он умен, вежлив, обаятелен, с неплохим чувством юмора.
        Почти каждый месяц Эвис общалась с ним, используя систему дальней связи. Серьезные темы не обсуждались. Слишком много посторонних рядом. Как обычно говорили об искусстве, учебе, моде. Ничем не примечательная пустая болтовня. Но она сближает. У людей появляются общие интересы. Дейл хороший парень, проблема в том, что девушка его не любит.
        Любовь. Про нее часто пишут в книгах. Пылкое, необузданное, всепоглощающее чувство. Ничего подобного юная графиня никогда не испытывала. В школе и университете Эвис нравились многие мальчики, но вряд ли это любовь. Любовь - роскошь простолюдинов. В дворянских семьях на такие мелочи внимания не обращают. На первом месте стоит выгода. Кто-то пытается породниться с древним родом, кто-то поправляет пошатнувшееся финансовое положение.
        Их брак с Дейлом и вовсе династический. Объединяются два самых могущественных государства бывшей империи. В чем-то мать права. Перед девушкой открываются блестящие перспективы. Герцогиня Видог. Это звучит. После смерти Берда и Октавии они с мужем получат во владение огромную страну.
        Ну, а если Дейл будет мешать, от него можно и избавиться. Опыт у Эвис уже есть.
        Вопрос в том, как долго ей придется ждать? Ни герцог Плайдский, ни графиня Сирианская на тот свет явно не спешат. А у любого терпения существует предел. Стать бледной тенью Видогов аланка никогда не согласится. Она слишком красива, горда и честолюбива.
        Эскадра вынырнула из гиперпростраиства на границе звездной системы Вероны. Под эскортом тяжелых крейсеров сирианцы направились к Асконе. На орбите планеты корабли легли в дрейф. Гравитационные катера и космические челноки начали доставлять гостей в Алессандрию.
        Летательный аппарат Октавии Торнвил опустился па посадочную площадку перед императорским дворцом. Процедура встречи стандартная: почетный караул, флаги, ковровая дорожка. Разумеется, Берд Видог тоже здесь. Рядом с ним жена Алина, Дейл чуть позади. Эвис тоже слегка отстала от матери. Таковы требования этикета.
        Как только отыграли гимны государств, герцог и графиня двинулись к дворцу. Здание строилось в течение нескольких веков и имело весьма своеобразную архитектуру. Возвышаясь в центре, оно постепенно понижалось к краям. Вглубь уходили три крыла, ведущие к гигантскому куполообразному сооружению. Именно там располагался тронный зал.
        Сразу за ним императорские покои, большое квадратное здание, окаймленное четырьмя полукруглыми строениями. Знаменитые казармы гвардейцев. Сейчас там размещается охрана дворца, состоящая исключительно из преданных Видогу эстерианцев.
        Все сооружения комплекса были нелепого золотистого оттенка. Он подчеркивал величие, роскошь и богатство династии Храбровых. Однако Берд не любил этот цвет. Герцог считал его чересчур ярким и вызывающим. По приказу нового правителя дворец дважды пытались перекрасить. Однако строения сразу теряли свою красоту, становились невзрачными, заурядными. Гармонию художественного замысла оказалось трудно изменить. Это понял даже плохо разбирающийся в искусстве Видог. В конце концов, он отказался от своих планов.
        После штурма здание сильно пострадало. Выбитые стекла, зияющие в стенах дыры, рухнувшие колонны, в ряде помещений буйствовали пожары. На восстановление и реставрацию потребовалось десять лет. Были затрачены огромные средства.
        В какой-то момент Берд хотел разрушить дворец Храбровых до основания, а на его месте возвести новый. Это выглядело бы символично. Но затем герцог передумал. Тем самым он нарушал преемственность власти. Алессандрийский комплекс ассоциировался у людей с императорами. Кто владеет им, тот и достоин трона. Но зато, ни снаружи, ни внутри не осталось ни одного символа Храбровых. Надписи, гербы, барельефы были безжалостно уничтожены. О прежнем владельце сооружения никто не должен вспоминать.
        После торжественного приема гости отправились в обеденный зал. Он располагался в правом крыле здания. В вытянутом прямоугольном помещении с мозаичным потолком стояли столы с изысканными яствами. Тихая, приятная музыка, безупречная сервировка, слуги в ливреях. Все в духе старых дворянских традиций.
        Разумеется, никаких деловых и политических бесед. Сегодня знать двух стран собралась по другому поводу. Разговоры только о предстоящей свадьбе. Не обошлось, конечно, и без льстивых речей в адрес Октавии Торнвил и Берда Видога.
        Обед длился два часа. Затем правитель Плайда предложил графине осмотреть приготовленные для нее и Эвис апартаменты. В самом дворце размещались лишь приближенные Октавии и наместника Китара и Эльзаны. Для остальных сирианцев были забронированы роскошные номера в лучших гостиницах города; Гостей проводили до электромобилей, и вскоре кортеж под охраной полиции покинул комплекс.
        До свадьбы еще три дня. У поданных Торнвил появилась великолепная возможность ознакомиться с достопримечательностями Алессандрии. Прибытие графини на Аскону широко освещалось в средствах массовой информации. В столице Плайда были журналисты и из Грайда, и из Хороса, и из Комона.
        Визит Видога на Алан год назад тоже стал сенсацией, но такого фурора не произвел. Во-первых, он серьезно отличался по масштабу. С Бердом прилетели только жена и сын. Октавия же привезла всю элиту государства. Во-вторых, за прошедшее время значительно изменилась ситуация в мире. Плайд захватил баронство Церенское и Гайретское, а Сириус поглотил Китар и Эльзану. Военный союз правителей теперь закреплялся бракосочетанием их детей.
        И в-третьих, на репортеров и обывателей произвели неизгладимое впечатление телохранители Торнвил. К мутантам-креизерам люди уже привыкли, но десять торгов в парадных мундирах - это незабываемое зрелище. Даже знавший о насекомых Видог был восхищен. Графиня умела удивлять.
        Тем же вечером герцог пригласил Октавию к себе в кабинет. Женщина могла бы отказаться, сославшись на усталость, но решила не оттягивать обсуждение важных вопросов. В период праздника это будет сделать гораздо труднее.
        Помещение оказалось достаточно скромным. Массивный деревянный стол, несколько стульев, на стенах портреты предков работы старых мастеров, слева четыре кресла и явно не вписывающийся в общий интерьер маленький резной столик. Нет ни дорогих ковров, ни скульптур, ни золотых украшений. Подобные изыски чужды Берду.
        Правитель Плайда сразу двинулся к Торнвил, галантно поцеловал ей руку и предложил сесть. Графиня снисходительно улыбнулась. В роли услужливого кавалера Видог выглядел нелепо. По натуре он воин, боец. Высокий, широкоплечий, с волевым подбородком, характерным крючковатым носом и сединой в волосах. Обычно герцог напорист, прямолинеен и грубоват.
        Наполнив бокалы красным вином, Берд произнес:
        - Давайте выпьем за наш союз.
        - С удовольствием, - вымолвила Октавия, поднимая бокал.
        После некоторой паузы герцог продолжил:
        - Примите мои поздравления. Вы без больших проблем присоединили два баронства. Лесс Акрил даже благодарен вам за это.
        - Стечение обстоятельств, - скромно заметила женщина. - Все ведь могло сложиться иначе. На Велии я чудом уцелела. За успехи пришлось дорого заплатить. Погибла моя младшая дочь.
        - Да, да, ужасное горе, - кивнул головой Берд. - Я уже выражал вам свои соболезнования. Примите их еще раз. Когда речь идет о власти, потери, к сожалению, неизбежны. Враги так и норовят нанести удар в спину.
        - Я с вами полностью согласна, - Торнвил демонстративно тяжело вздохнула. - Расслабляться нельзя ни на секунду. Интриги, заговоры, мятежи. Преданных людей становится все меньше. Нас окружают подхалимы и лжецы.
        - Ничего, скоро мы это исправим, - с металлом в голосе сказал Видог.
        - Кстати, насколько я понимаю, ваш план под угрозой, - вставила графиня. - Эскадра хоросцев спутала все карты. Брин Саттон проснулся после долгой спячки. Вы ведь намеревались покорить Окру…
        Герцог посмотрел на Октавию. По ее лицу трудно что-либо прочесть. Хитрая бестия. Без сомнения, она знает о провале экспедиции. Разведка у сириаицев работает отменно. Обманывать Торнвил не имеет смысла.
        - Намеревался, - подтвердил Берд. - Но чересчур долго протянул с вторжением. Мои корабли опоздали на несколько дней. К тому моменту Саттон и Лайлтон уже заключили договор. Пришлось отзывать флот. Вступать в войну с Хоросом еще рано.
        - Досадная оплошность, - произнесла женщина. - Захват Алционы позволил бы нам взять Грайд в клещи. Теперь Окра под надежной защитой. Боюсь, ваш график сорван. Сто тяжелых крейсеров - серьезная сила.
        - У Брина девяносто кораблей, - поправил графиню Видог.
        - Не принципиально, - вымолвила Октавия. - Хоросцы контролируют ситуацию. Если Саттон сумеет уладить разногласия с Делвилом, мы упремся в непреодолимую стену.
        - Потому я и предлагаю откорректировать первоначальный план, - сказал герцог.
        - Поясните, - Торнвил глотнула вина.
        - Натан не пойдет на уступки, - произнес Берд. - От Алционы до Грайда семьдесят парсек. Расстояние небольшое. Делвил чувствует себя в безопасности. Брин ненавидит меня и не даст уничтожить герцогство.
        - Вы хотите напасть на Грайд, - догадалась женщина.
        - Совершенно верно, - проговорил Видог. - У вас сейчас около шестидесяти тяжелых крейсеров, у меня восемьдесят. Мы атакуем противника с двух сторон. К тому моменту, когда подоспеют хоросцы, все будет кончено. Саттону ничего не останется, как убраться прочь. Объединенная эскадра даже ему не по зубам.
        - Интересная идея, - вымолвила графиня. - Но в ней есть ряд допусков. Чтобы одержать победу два флота должны ударить одновременно. Добиться же абсолютной секретности сложно. Моим судам лететь шестнадцать дней, а вашим тридцать семь. Малейшая утечка информации и враг разобьет нас по частям. Не исключаю я и вмешательство хоросцев. Окра для них всего лишь промежуточная база.
        - Операция, безусловно, рискованная, - сказал герцог. - Нужна тщательная подготовка. Разумеется, мы примем дополнительные меры предосторожности, введем режим максимальной секретности. Кроме того, я попытаюсь обмануть противника. Направлю к Алционе вспомогательную эскадру. Об этом тут же узнают окрианцы. Саттон будет вынужден защищать союзника. Появление боевых кораблей возле Остралиса станет сюрпризом для Натана Делвила.
        Октавия откинулась на спинку кресла. Грег в очередной раз оказался прав. Расширяться плайдцам действительно некуда. Вариант с Яслогом и Юстиной Берда не устраивает. Эти приобретения ничего ему не дают. Будущему императору они подчинятся и так. Замысел Видога неплох. В случае успеха чаша весов склонится на сторону коалиции. Герцог захватит стратегическую инициативу и уже не упустит ее.
        Вопрос в том, зачем это Торнвил? Сейчас ее положение гораздо выгоднее. Согласившись на предложение Берда, она добровольно отдаст ему императорский трон. Сирианские крейсера будут десятками гибнуть в сражении, а вся слава достанется Видогу. Женщина не сомневалась, что герцог под благовидным предлогом бросит союзников в самое пекло битвы. Берд хочет чужими руками решить собственные проблемы. Отличный ход. Враг разгромлен, графиня ослаблена и ни на что не претендует.
        Существует и другой вариант развития событий. Плайдские корабли опаздывают примерно на сутки, и сирианский флот в одиночку дерется с грайданцами. Ну, а за тем без особых усилий Видог ставит на колени и тех, и других. Нет, Октавия не настолько глупа. План майора Хейвила ей нравится значительно больше. Шансы Торнвил занять престол сейчас предпочтительнее.
        Кроме того, кто знает, может графине удастся найти компромисс с Делвилом и Саттоном. Человечество устало от междоусобных войн. Почему бы умной, красивой женщине не объединить расколотую на части державу?
        - Я не в состоянии дать ответ сразу, - проговорила Октавия. - Мне надо все обдумать, посоветоваться с генералами. Собрать крейсера в мощный кулак не так-то просто. Не забывайте, двадцать судов охраняют Цекру от комонцев. Это мои обязательства перед бароном Акрилом.
        Разумеется, Торнвил лукавила. В реальности у нее кораблей больше, чем у плайдцев. Но Берд об этом не догадывается. Доводы графини прозвучали убедительно. Видог слегка поморщился, помрачнел, залпом осушил бокал.
        На быстрый успех он и не рассчитывал. Настаивать бесполезно.
        - Буду ждать вашего положительного решения, - попытался пошутить герцог.
        Еще одна нелепость. Подобные фразы не соответствуют ни внешнему облику, ни имиджу Берда. Явный признак слабости. Видог растерян. Последние неудачи вывели его из равновесия. Но сломить герцога трудно. Скоро он придет в себя и с удвоенной энергией возьмется за осуществление своих идей. Берд ни при каких обстоятельствах не сдастся. Видог скорее умрет, чем отступит от намеченной цели.
        - Обещаю, я тщательно взвешу все за и против, - вымолвила Октавия, вставая с кресла.
        Герцог, соблюдая требования этикета, проводил Торнвил до двери. В приемной, словно статуи, застыли два телохранителя графини. Крепкие парни, ничего не скажешь. Взгляд спокойный, бесстрастный, холодный. Их ничуть не смущает, что они на чужой территории. Крензеры, не задумываясь, погибнут за свою госпожу. Страх мутантам не ведом.
        Теперь понятно, какие проблемы возникли у Свенвила. Организовать покушение на Октавию необычайно сложно. Охрана никого к правительнице не подпустит. Ну, а после замены гвардейцев торгами в ее окружение агентов вообще не внедришь.
        Берд вернулся в кабинет, наполнил бокал крепким вином, сделал глоток. Ситуация тяжелая. Эскадра хоросцев, как острый нож, впилась в сердце. Саттон занял отличную позицию. Без боя вглубь империи Видогу не прорваться. Сил же для масштабного сражения не хватает. Граф Талатский и барон Прайнский до сих пор колеблются. А их помощь не помешала бы. Тогда Брин оказался бы и в изоляции.
        Втянуть Торнвил в военную компанию против грайданцев тоже не удалось. Сирианка ловко ушла от ответа. Нет, нападать на Делвила она не станет. Ей это не нужно. У графини огромное поле для деятельности. Комон, Розана, Тесла. Еще год-два и Октавия всем будет диктовать свои условия.
        Герцог горько усмехнулся. Разве мог Берд на старте предположить, что Торнвил его обойдет и достигнет финиша первой. Графиня умная, амбициозная женщина, императорский трон она не отдаст никому. Но и Видог не смирится с поражением. Придется убрать с пути Октавию. Проще всего сделать это сейчас, на Асконе. Сириаиские, эльзанские, китарские дворяне превратятся в заложников. Наследницей престола является Эвис. Напуганная девушка согласится на что угодно.
        Увы, данный план - чистейшая авантюра. В реальности события будут развиваться иначе. Сирианцы обвинят герцога в вероломстве, провозгласят нового правителя и заключат союз с Хоросом. Через три-четыре месяца объединенный флот двинется на Плайд. Такая перспектива Берду ничего хорошего не сулила.
        Торнвил опасна, очень опасна, но устранять ее рано. Пусть расширяется. Видог умеет ждать. Главное правильно выбрать момент для удара. При этом у оппозиции не должно быть ни шанса на захват власти. Оставлять Эвис в Алессандрии ни в коем случае нельзя. Оспорить ее права на графство никто не посмеет.
        Формально править страной будет девушка, а фактически герцог Плайдский. Дейл не посмеет перечить отцу. Тем самым Берд увеличит звездный флот почти вдвое. Настроение Видога несколько улучшилось. Первый раунд он выиграл, второй проиграл, третий окончательно расставит все на свои места.
        После завтрака Дейл и Эвис отправились в город. На предстоящие два дня у них намечена насыщенная культурная программа. Настала очередь молодого человека демонстрировать эрудицию. Юноша оказался интересным рассказчиком. Он прекрасно знал историю столицы и разработал маршрут экскурсии так, чтобы невеста смогла увидеть самые значительные памятники архитектуры.
        Кроме того, Дейл и Эвис побывали в музеях, картинных галереях, на выставках. Везде их встречали восхищенные обыватели. Люли радостно кричали и размахивали сине-белыми и желто-голубыми флагами.
        Алессандрия произвела на девушку сильное впечатление. Гигантский мегаполис с идеально прямыми улицами и проспектами. Торги до Асконы не добрались, а во время переворота пострадал исключительно дворец императора. Семьсот лет мира и покоя. Ни разрушительных войн, ни природных катаклизмов. Уникальное достижение. Города Алана, Тасконы и Маоры могли лишь мечтать о такой судьбе.
        Столица Плайда застраивалась постепенно, размеренно, по плану. Симметрично расположенные площади и скверы, кварталы одинаковых небоскребов, сверкающих огромными окнами в лучах Вероны, многоярусные дороги, заполненные роскошными электромобилями. В этой геометрии лучей было что-то завораживающее. Складывалось ощущение, что Алессандрию создавал какой-то гениальный исполин.
        Нет хаоса в застройке даже в центральных районах. И это неудивительно. Данная черта присуща древним городам, а столица Плайда по меркам истории молода. Вдобавок ко всему, в ходе массового переселения Тино Аято приказал снести старые малоэтажные здания. Как следствие, в Алессандрии почти не осталось домов периода унимийской колонизации.
        Поздним вечером город вспыхивал разноцветными огнями. Он активно жил до глубокой ночи. Но это характерно и для Фланкии. Для людей, имеющих деньги, праздник не заканчивается никогда. Рестораны, клубы, казино с удовольствием распахивают перед ними двери.
        Впрочем, данные заведения не того уровня, чтобы их могли посетить Дейл и Эвис. Да и разве расслабишься в присутствии посторонних. Нужно соответствовать статусу. Они должны быть примером для добропорядочных граждан. Опрометчивые поступки недопустимы. Журналисты не упустят возможности запечатлеть великосветских особ в неприглядном виде. За скандальные снимки щедро платят. Репортеров не останавливают ни кулаки охранников, ни судебные иски, ни тюремное заключение. Алчность людей безгранична.
        Девушка стояла на небольшом балконе своих апартаментов. Премьера в театре закончилась достаточно поздно. Аланка ужасно устала, но спать не хотелось. Нервное напряжение чересчур велико. Завтра Эвис станет замужней женщиной, герцогиней Видог. Другой титул, другая фамилия, другая жизнь.
        Девушка тяжело вздохнула. Если честно, она к этому не готова. Близость с мужчиной, о которой так мечтала аланка, теперь ее тоже пугала. При каждом прикосновении Дейла Эвис чувствовала, как дрожит ее тело. Блажь, конечно, но ничего с собой поделать девушка не в силах.
        Во Фланкии она была раскованна, иронична, смела, а здесь чересчур закрепощена. Странная метаморфоза не ускользнула от внимания жениха. Аланка сослалась на легкое недомогание. Гравитация на Асконе чуть меньше, чем на ее родной планете. Это объяснение вполне устроило плайдца. Юные девушки такие слабые натуры. Нельзя сказать, что Дейл неприятен Эвис. Наоборот. Он необычайно вежлив, деликатен, заботлив. Но между ними определенно есть какая-то преграда. Пока преодолеть ее аланке не удается. А ведь завтра Дейл будет обнимать, целовать девушку. О первой брачной ночи Эвис старалась не думать. Она надеялась, что страсть захлестнет ее.
        Аланка грустно улыбнулась. Сделка с незнакомцем позволила избежать разоблачения, но счастья не принесла. Странник в капюшоне обещал достойную награду. Но и она весьма призрачна. Во дворце Алессандрии особо не развернешься. Девушке придется поумерить амбиции. Берд Видог прочно сидит на троне. Занять же его место Эвис была бы не прочь.
        - Ваше высочество, постель готова, - раздался за спиной голос Бриссы. - Пора отдохнуть…
        - Хорошо, - не оборачиваясь, откликнулась девушка. - Ты свободна. Я разденусь сама.
        - А душ? - настойчиво проговорила служанка.
        - Неужели меня трудно понять с первого раза? - жестко сказала Эвис.
        - Прошу прощения, ваше высочество, - пролепетала Брисса, пятясь к двери.
        В последнее время госпожа стала лишком раздражительна. Она уже не маленькая девочка, и лучше ее не злить. Когда женщина вышла, графиня недовольно покачала головой. Опять накричала на служанку. Надо взять себя в руки и успокоиться.
        Внизу раскинулся великолепный дворцовый парк. Сейчас в нем горят только редкие фонари. Тем не менее, в тусклом свете угадываются широкие аллеи, аккуратно подстриженные шарообразные деревья и даже причудливые узоры цветников. Справа длинный ряд скульптур. Каменные изваяния отбрасывают замысловатые тени. Воображение рисует диких зверей, чудовищ, кошмарных монстров. Ночь для них самое время.
        Девушка взглянула на чужое небо Асконы. Совершенно иной рисунок звезд. Но какое фантастическое зрелище! Верона не входила в скопление Плайда, но располагалась совсем рядом с ним. Шесть белых гигантов, словно огромные глаза смотрели на алапку. По размерам они сопоставимы с Сириусом. Возле них бриллиантовая россыпь маленьких звезд.
        Ничего подобного Эвис раньше не видела. Покидать балкон не хотелось. Однако Брисса права. Завтра трудный день.
        Будущая герцогиня Видог неторопливо двинулась в душ. Теплая вода прекрасно расслабляет, по телу растекается приятная нега, все беды и невзгоды отступают на второй план. Девушка тщательно вытерлась, набросила на плечи халат, приблизилась к зеркалу. Ее фигура идеальна. Изящная талия, плавная округлость стана, красивая линия бедер. Природа не поскупилась. Популярные модели и те могут позавидовать Эвис.
        Аланка чуть приподняла левую грудь. Пятна будто и нет. Гладкая, ровная кожа. Приобретенный в одном из салонов Фланкии крем стоил астрономически дорого, но пока, ни разу не подвел. Он великолепно впитывается, долго держится и не смывается водой. Именно то, что нужно. Даже Брисса не заметила появление знака. А это важный показатель. Служанка знает тело госпожи, как свое собственное.
        Главная проблема - бюстгальтер. Постоянно стирает крем, обнажая нижнюю кромку пятна. Будь воля Эвис, она бы не носила его. Увы, это неотъемлемая часть женского туалета. Вот и приходится постоянно улучать момент, чтобы успеть скрыть изъян от посторонних глаз. Хорошо хоть свадебное платье с глубоким декольте и высоким корсетом. Впрочем, маленький тюбик надо обязательно взять. Мало ли что может случиться.
        Кроме того, нельзя терять контроль ни на секунду. Будет весьма неловко, если муж в первую же ночь обнаружит странный знак. Объяснение, конечно, есть. Родимые пятна бывают самых причудливых форм, но вдруг Дейл кому-нибудь об этом расскажет? В состоянии алкогольного опьянения мужчина часто болтают лишнее. В данной ситуации лишние меры предосторожности не помешают.
        В противоположной части дворца в спальне наследника пладского престола тоже горел свет. Молодой человек думал о невесте. Аланка, без сомнения, очень красива. Но ее красота какая-то надменная, холодная. В Эвис не чувствуется душевной теплоты. Она чересчур прагматична, рассудительна, серьезна. Девушка педантично соблюдает все правила этикета. Заученные наизусть фразы, натянутые улыбки, небрежные кивки головой. Настоящая герцогиня Видог.
        За два прошедших дня ни малейшего проявления эмоций. Ни радостного возгласа, ни удивленной мимики на лице, ни звонкого заливистого смеха. А ведь аланка так молода, ей нет и двадцати. Потрясающе самообладание. Внутреннее напряжение Эвис выдавал лишь легкий румянец на щеках и едва уловимая дрожь пальцев.
        Если честно, Дейл ждал от девушки другого поведения. За год она сильно изменилась. Во Фланкии Эвис была веселой, активной, пылкой. Сейчас же это не живой человек, а ходячая мумия. В чем причина, остается только догадываться. Вариантов много. Нет смысла даже их перечислять. Наверняка на психологическое состояние аланки подействовало покушение, совершенное на мать и смерть сестры. Ведь, не заболей тогда Эвис, она тоже могла погибнуть. Подобные события заставляют взглянуть на мир иначе.
        Одним словом, предстоящая свадьба особого восторга у девушки не вызывает. А значит, наладить контакт с ней будет непросто. Да, брак династический, никакой любви между ними нет. Однако это не повод замыкаться в себе. Если нельзя повлиять на ситуацию, к ней нужно приспособиться. Спорить с родителями бесполезно. Дети правителей всегда были заложниками политики.
        Взять, к примеру, мать Дейла Алину. Ее выдали замуж за Берда Видога, чтобы наладить хорошие отношения между Плайдом и Яслогом. Они абсолютно не подходят друг другу. Разные характеры, разное мировоззрение, разные моральные принципы. Но такие мелочи никого не волнуют. На первом месте выгода и целесообразность. Юноша не хотел повторения судьбы родителей и не собирался копировать отца. Он надеялся найти в Эвис друга и единомышленника. Пока не получается. Их будто разделяет невидимая стена. Но рано или поздно Дейл ее сломает.
        Молодой человек взял с полки баночку с кремом и нанес тонкий слой на левую часть груди. Скоро он впитается, и пятно исчезнет. О его тайне девушке знать не следует. И не потому, что юноша не доверяет невесте. Просто женщины не умеют хранить секреты.
        Утро выдалось нервным и суетливым. К свадьбе, разумеется, все готово, но есть вещи, которые делаются непосредственно перед церемонией. Три часа ушло на прическу. Затем визажисты наносили макияж. Сегодня девушка была особенно нетерпелива. Эвис казалось, что мастера работают чересчур медленно. Она успокоилась лишь когда надела платье и посмотрела на себя в зеркало. Аланка выглядела превосходно. Вряд ли кому-то удастся затмить ее.
        В назначенное время Эвис покинула апартаменты и вышла в коридор. До лестницы девушку сопровождали четыре телохранителя графини в черных костюмах. На первом этаже дочь встретила Октавия Торнвил. Возле огромной, инкрустированной золотом двери застыли плайдские гвардейцы в парадных мундирах. Их лица как у каменных изваяний. Из зала доносится приглушенный гул. Гости уже там.
        Эвис почувствовала дрожь в коленях. Не упасть бы в обморок от волнения. За все утро мать ни разу не заглянула к дочери. Занималась исключительно собой. А ведь их комнаты рядом. Девушка не обижалась, привыкла. Ее почти ничего не связывает с могущественной правительницей Сириуса. После свадьбы Октавия с головой окунется в пучину любви и вовсе забудет об Эвис. Во дворце Фланкии больше никто не будет путаться под ногами и мешать Торнвил.
        Надо признать, графиня не зря старалась. На ней платье цвета морской волны, роскошное декольте, демонстрирующее гладкую, бронзовую кожу и высокую грудь, на шее изящное колье с крупными сапфирами. Пышная прическа, яркий макияж, отменная фигура, которой позавидуют и более молодые женщины. По виду не скажешь, что Октавии сорок один год.
        Раздалась громкая торжественная музыка. Гвардейцы резко развернулись и распахнули двери настежь. Размеры зала поражали воображение. Несколько тысяч людей разместились в нем без труда. Мраморный пол, изумрудные стены с золотистым рисунком и мозаичным панно, гигантский купол светится, словно огненный шар. На мгновение Эвис даже зажмурилась.
        Перед аланкой широкий ровный проход. Слева стоят гости, справа толкутся журналисты. И те, и другие дружно аплодируют. Все, не отрываясь, смотрят на невесту. Мужчины с восхищением, женщины со скрытой досадой. О такой внешности можно только мечтать. Русые волосы гладко причесаны, вниз струятся длинные локоны, подчеркивая изящную шею, на голове серебристая диадема с бриллиантами. Высокий лоб, большие карие глаза, прямой нос, тонкие губы, плавная линия подбородка.
        На девушке нежно-розовое платье, плечи почти полностью открыты, грудь чуть приподнята. Ожерелье и серьги прекрасно дополняют наряд невесты. На фоне Эвис терялась даже Октавия, чего уж говорить о других гостях. Достойных соперниц у аланки здесь нет.
        Графиня с дочерью гордо, не спеша двигалась к дальней части зала. Там, возле ступенчатого постамента, на котором когда-то располагался императорский трон, застыл официальный представитель администрации Алессандрии. Именно ему выпала честь вести церемонию. Внешний вид мужчины полностью соответствует важности торжества. Высокий, статный брюнет лет сорока в безупречно пошитом темно-синем костюме. Лицо плайдца непроницаемо, хотя желваки на скулах выдают волнение.
        Из противоположного крыла дворца вышли Берд и Дейл. Они идут так же медленно, упиваясь всеобщим вниманием. На герцоге черный мундир с золотыми нашивками и аксельбантами. Сын, наоборот, в белой парадной форме асконских элитных подразделений. Довольно странный выбор, учитывая, что Видоги родом с Эстеры. Хотя подобные решения не принимаются спонтанно. Отношения с местными дворянами у правителя Плайда весьма натянутые. Этот жест, несомненно, потешит их самолюбие.
        Видоги и Торнвил достигли постамента одновременно. Берд и Октавия отступили чуть назад. Дейл и Эвис подошли к представителю администрации. Шум в зале мгновенно стих. Под сводами здания раздался громкий, насыщенный мужской голос. Церемония бракосочетания началась. Когда-то этот ритуал был немыслим без служителей церкви. Императоры старались не нарушать древние традиции. Однако Видог нетерпимо относился к религии. Гонения на верующих он не устраивал, но и культовые обряды не соблюдал.
        Плайдец говорил четко, размеренно, делая многозначительные паузы. Девушка чувствовала, как дрожит ее тело. Она стала что-то слишком впечатлительна. Скорее бы завершилась вступительная часть. Не хватает еще упасть в обморок. Раньше Эвис за собой такого не замечала. Большое количество людей аланку никогда не смущало.
        К счастью, процедура недолгая. Все документы, подготовленные юристами герцога и графини, подписаны накануне.
        Впрочем, цена этих бумаг ничтожна. Формальное констатирование свершившегося факта. Законность брака и так никто не будет оспаривать. Тут присутствуют тысячи свидетелей. Наконец, представитель спросил Дейла, согласен ли он взять в жены Эвис Торнвил.
        - Да, - уверенно ответил молодой человек.
        Теперь очередь аланки. Ее голос прозвучал гораздо тише. Но это и неудивительно. Она ведь хрупкая, нежная девушка. Некоторые женщины вспомнили собственную свадьбу и прослезились. Сцена действительно запоминающаяся. Белый мундир Дейла и розовое платье Эвис необычайно контрастировали с темными одеждами Берда и Октавии. В этом было что-то символическое. Два абсолютно разных поколения. Одно олицетворяет прошлое и настоящее: войну, хаос, разобщенность. Второе - будущее: надежду на объединение, мир и процветание.
        После паузы мужчина уточнил, нет ли в зале тех, кто возражает против союза наследника плайдского престола и дочери графини Сирианской. Снова под сводами здания воцарилась тишина. И вот она ключевая фраза: «Вы объявляетесь мужем и женой»! С, улицы донесся адский грохот. Двадцать орудий троекратно салютовали важному событию.
        В зале раздались дружные аплодисменты. В первом ряду мать и сестра Дейла, наместники Китара, Эльзаны, Эстеры, Корины, Тесты, Корзана. Во времена императора при подобных церемониях обязательно присутствовали представители иных рас. Но герцог откровенно презирал сторрианцев, альконцев и брайтгезов, считая их дикими, варварскими народами, не достойными высокой чести. Везгирийцы же примерно так относились к самому Видогу.
        Дейл и Эвис направились к обеденному залу. Берд и Октавия шли за ними. Никто из менее значимых гостей не трогался с места. Рассаживаться за столы плайдцы и сирианцы будут согласно строгой иерархии.
        Между тем, офицеры службы контрразведки вежливо выпроваживали журналистов. Официальная часть ритуала, транслировавшаяся на все планеты двух государств, закончена. Теперь во дворце могут остаться только репортеры светской хроники, имеющие особый допуск. Это тщательно проверенные люди, лояльные власти. Ничего предосудительного они не напишут и не покажут.
        Согласно традиции герцог сел рядом с Эвис, а Октавия с Дейлом. Чтобы удивить гостей, Видог пригласил во дворец лучших плайдских поваров. Они постарались на славу. Восемь перемен по четыре блюда в каждом. Нормальный человек не в состоянии даже все это попробовать.
        Описывать безумный праздник чревоугодия бессмысленно. Он длился почти пять часов. Преодолевая огромное искушение, девушка ела исключительно фрукты и изредка прикладывалась к бокалу с вином. Вечер длинный и нужно выглядеть подобающим образом.
        Пожелания и хвалебные тосты звучали без перерыва. В какой-то момент аланка перестала обращать на них внимания. Дежурные фразы, стандартные комплименты, лживые клятвы в вечной преданности. На слащавые физиономии некоторых гостей противно смотреть. Трусливых, алчных, подлых подхалимов видно по выражению лиц.
        Внезапно размерный ход торжества нарушил Берд Видог. Герцог встал из-за стола, поднял бокал, дождался тишины и громко произнес:
        - Господа, я хочу выпить за очаровательную, несравненную Октавию Торнвил. Она не только красивая женщина, но и сильная правительница могущественного государства. А этот талант дается немногим. В истории человечества таких женщин единицы…
        Дружный возглас сирианцев поддержал владыку Плайда. Графиня довольно улыбнулась и хотела поблагодарить Видога, не успела, Берд ее опередил.
        - Господа, думаю, вы все знаете, какие беды и невзгоды подстерегали Октавию Торнвил на жизненном пути, - сказал герцог. - Нелепая смерть мужа, покушение, гибель младшей дочери. Но она справилась. Ее мужество заслуживает уважения. И вот теперь графиня дарит нам это чудесное создание…
        Видог демонстративно обнял Эвис за плечи. Торнвил недоуменно замерла.
        - С моей стороны было бы чрезвычайно жестоко забрать ее единственную радость, - продолжил Берд. - У меня есть любимая жена, дочь, внук. Она же останется в одиночестве. Это решение далось мне нелегко, но я его принял. После окончания праздников Дейл и Эвис отправятся вместе с графиней на Алан. Мужское плечо никогда не помешает. Надеюсь, мой сын станет ей надежной опорой.
        - Браво! - голоса гостей слились воедино.
        Люди аплодировали стоя. Правитель Плайда поступил честно, порядочно, справедливо. Именно такие отношения и должны быть между союзниками. Дейл и Эвис даже не поняли, что произошло. По большому счету им безразлично, в каком дворце жить - во фланкийском или алессандрийском. Ни Видог, ни Торнвил не допустят детей до власти.
        Расстроены сейчас, пожалуй, лишь две женщины. Алина низко опустила голову, чтобы никто не заметил предательскую влагу в глазах и дрожащие губы. Она отчетливо осознавала, что теряет сына. Короткие беседы по голографу не заменят непосредственного общения. Муж все-таки воспользовался сыном в политических целях.
        Относительно Октавии Алина не испытывала иллюзий. Надменная, коварная, самолюбивая стерва. Если возникнет хоть малейшая угроза ее трону, графиня, не задумываясь, устранит и Дейла, и дочь. Мальчик вырос, ему скоро двадцать два года. Но он так наивен. Сын не соперник Торнвил. А ведь именно на это Берд и рассчитывает.
        Октавия испытывала иные чувства. Видог очень ловко, умело ее обманул. Подобного поворота событий женщина никак не ожидала. Герцог застал Торнвил врасплох. Его замысел очевиден. Дейл будет постоянно контролировать графиню. Ну, а если с Октавией что-нибудь случится, то вместе с женой взойдет на престол. Хитрый ход, ничего не скажешь. Берд без особого труда проглотит и сына, и Эвис. Эту партию Торнвил проиграла. Впрочем, как и сирианская оппозиция. Флеквилу при таком раскладе даже переворот не совершить.
        Гости с нетерпением ждали реакции графини. Женщина лихорадочно пыталась найти причины для отказа. Увы, ни одного веского довода. Любая отговорка будет воспринята как неуважение и желание избавиться от Эвис. Это скандал и серьезный удар по ее репутации. Видог очень удачно выбрал время и место. Графиня в ужасном цейтноте. К ней прикованы тысячи глаз.
        - Простите мою паузу, - вымолвила Октавия. - Я слабая женщина. Эта новость лишила меня дара речи. Расставаться с дочерью было необычайно тяжело. Я искренне благодарна герцогу. Он снова подарил мне семейное счастье.
        И снова бурный восторг. Сегодня беспрецедентный обмен любезностями. Торнвил взглянула на Берда. На устах плайдца дружеская улыбка. Ему даже претензии не выскажешь. Видог заявит, что сделал это из великодушия, по велению сердца. Сволочь! Разрушил все планы. Ну, ничего, когда-нибудь она с ним расквитается.
        Перед балом Эвис ушла в свои апартаменты. Девушка переоделась в другое платье. Двое крензеров не отступали от аланки ни на шаг. Дейл встретил жену возле лестницы. В тронный зал они должны войти вместе. За прошедшие шесть часов с начала церемонии молодые люди обменялись лишь парой коротких, ободряющих фраз. Далее за столом им было не поговорить. Мешали то родители, то гости, то слуги, постоянно менявшие блюда. Тем не менее, Эвис немного успокоилась. Все, что могло случиться, уже случилось.
        Дейл взял девушку за руку, и это прикосновение не вызвало у нее никаких эмоций. Аланка стала прежней: уверенной, рассудительной, прагматичной. Как только двери открылись, и распорядитель бала увидел наследника престола, зазвучала приятная мелодичная музыка. Дейл и Эвис последовали к ступенчатому постаменту, возле которого стояли Берд и Октавия.
        Почти тут же был объявлен первый танец. Герцог галантно пригласил Торнвил. Это традиция. За ними двинулись Дейл и Эвис, а затем остальные гости. Аланка с интересом смотрела по сторонам. Днем она мало что разглядела - чересчур волновалась. Особое внимание привлекли мозаичные панно. На них сцены рыцарских поединков, яростных битв, охоты на диких животных.
        И это вовсе не стилизация под старину. Изображения подлинные. Так, по крайней мере, утверждал ее жених. Наиболее ценные произведения искусства унимийцы вывезли с Тасконы перед самой катастрофой. Значительную часть экспонатов музеев опустили в подземные города. Когда императоры возводили в Алессандрии дворец, панно извлекли из хранилищ, отреставрировали, и поместили на стены.
        Даже не верилось, что художники создавали их несколько тысячелетий назад. Мастеров давно нет в живых, никто не помнит имена гениальных творцов, а изображения вот они - целы, невредимы и радуют глаз. Невольно подумалось о бренности человеческого бытия. Впрочем, таким мысли в голове девятнадцатилетней девушки мимолетны. У нее впереди вся жизнь.
        Музыка прекратилась. Оркестр сделал небольшую паузу. Тут же среди гостей заскользили слуги в ярко-красных ливреях с подносами в руках. На них бокалы с вином и легкие закуски. Мужчины проводили дам к стоящим у стены мягким креслам. Постепенно дворянское общество расслаивалось по возрастному принципу. Люди постарше предпочитали беседы, а молодежь танцы.
        Подобные торжества были очень важны для знати. Именно на них юные отпрыски древних родов подыскивали себе невест. А если учесть, что плайдская и сирианская элита не контактировала почти девятнадцать лет, то становится понятно, почему с таким рвением амбициозные, самовлюбленные бароны и маркизы взялись за дело. Перед ними открылось гигантское поле для деятельности. От количества вариантов захватывало дух.
        Надо признать, что девушки проявляли не меньшую активность, чем молодые люди. Они беспрестанно флиртовали с чужаками. Что так повлияло на обычно скромных представительниц прекрасного пола сказать трудно: то ли выпитое вино, то ли всеобщая эйфория праздника. Одним словом, конфликты были неизбежны.
        До поры, до времени их удавалось гасить. Однако в самом конце вечера вспыхнула ссора, переросшая в дуэль. Ее причиной была чрезмерная навязчивость сына барона Флеквила Грейса. Он пытался в третий раз пригласить на танец невесту эстерианского дворянина Лекрана Беста. Терпение плайдца лопнуло. Лекран предложил Грейсу поискать другую партнершу. Сирианец ответил, что ему нравится эта, и он не собирается прислушиваться к мнению каких-то выскочек.
        Бест и Флеквил обменялись резкими оскорбительными репликами. Тем самым пути к отступлению были отрезаны. Когда задета честь, да еще в присутствии свидете лей, речь о примирении уже не идет. Плайдцу ничего не оставалось, как вызвать противника на поединок. Грейс, разумеется, согласился. О случившемся тотчас доложили Берду Видогу.
        Правила предусматривали два варианта развития событий. Схватка могла состояться немедленно, прямо в зале или за пределами дворца, либо завтра утром где-нибудь в парке. Решал это хозяин торжества, то есть герцог.
        Берд с удовольствием понаблюдал бы за дуэлью. Она внесет определенное разнообразие в скучное течение бала. Видог любил такие развлечения. Но сегодня у него важная гостья. И неизвестно, как Октавия отнесется к кровавому поединку на свадьбе дочери. Не посчитает ли женщина, что эта сцена омрачит праздник? Ведь в итоге один из соперников может быть убит. Герцог повернулся к Торнвил и негромко произнес:
        - Я бы позволил молодым людям решить здесь свой спор. Зрелище получится занятным. Однако окончательное слово за вами. Наши дружеские отношения не должны пострадать из-за двух забияк.
        Графиня задумалась. Взглянуть на схватку она тоже не прочь. Звон клинков, отчаянные выпады, стоны раненых. Дуэли будоражат кровь, заставляют ценить смелых мужчин. В последнее время немногие из них рискуют обнажать шпаги, предпочитая затевать судебную волокиту. В этом есть разумная логика - зачем умирать из-за пустяка?
        Но что-то все-таки теряется. Надменные, напористые наглецы чувствуют себя чересчур вольготно. Безнаказанность развращает.
        Грейс Флеквил как раз из данной категории людей. Весь в отца. Честолюбивый, бесцеремонный, невыдержанный. На балах во Фланкии он настоящее стихийное бедствие. Затевает конфликты по любому поводу. На его счету не меньше десятка поединков. Проиграл Грейс лишь однажды. Рана была пустяковая, противник проткнул барону бедро. Зато в остальных схватках Флеквил победил, причем двух несчастных он отправил на тот свет.
        Молодой человек даже ухаживал за Эвис, но девушка отвергла его. Октавия тоже не испытывала большого желания породниться со злейшим врагом. Отец юноши доставил Торнвил немало неприятностей. То, что именно Флеквил поссорился с плайдцем, устраивало графиню. Если Грейс заколет противника, это станет маленьким триумфом сирианцев, а если потерпит поражение, графиня ничуть не расстроится. Впредь будет наука.
        - Пусть дерутся, - небрежно сказала Октавия.
        Берд тотчас взмахнул рукой. Музыка смолкла, гости расступились, создавая в центре зала пустой квадрат. В него вошли Бест и Флеквил. Эстерианец чуть моложе. Лекрилу от силы лет двадцать. Среднего роста, худощавый, жилистый. Темные волосы, вытянутое лицо, заостренный нос, угловатый подбородок. Далеко не красавец. Грейс гораздо привлекательнее. Ему двадцать четыре. Высок, строен, хорошо сложен. Темные волосы зачесаны назад, глаза крупные, широко поставленные, нос с горбинкой.
        Дуэлянты сняли фраки и отдали их товарищам. С одной стороны это дает большую свободу действий, с другой, на белой рубашке сразу видны следы крови. Вскоре появились слуги. Они принесли шпаги. Оружие было великолепным. Длинные стальные клинки, позолоченный эфес, рукоять украшена драгоценными камнями. Герцог шагнул к Бесту и Флеквилу.
        - Господа, проговорил Видог, - напоминаю о правилах. При появлении крови вы сразу расходитесь. Если рана несерьезная, поединок продолжается. Атаковать только по моему сигналу. Добивать поверженного противника категорически запрещается.
        Молодые люди в знак согласия кивнули головами и взяли шпаги. Через секунду они ринулись навстречу друг другу. Первые выпады носили разведывательный характер. Это своего рода проверка на прочность. Ни Лекран, ни Грейс не знали, на что способен соперник. Надо найти у врага слабости и разработать тактику боя.
        Постепенно вырисовывалось преимущество сирианца. Он действовал активнее и мощнее. Эстерианец лишь отбивался. Тесня Беста, Флеквил зацепил правое предплечье противника. Белая материя мгновенно окрасилась в красный цвет. Раздался испуганный женский возглас. Бойцы опустили оружие.
        Берд посмотрел на Лекрана. Юноша иронично улыбнулся. Поединок продолжился. Почувствовав неуверенность эстерианца, Грейс перешел в активное наступление. Успех не заставил себя долго ждать. Теперь сирианец дотянулся до груди Беста. Кровавое пятно быстро расплылось по рубашке.
        К удивлению Торнвил и гостей молодой человек не попросил прекратить схватку. Видно бедняга решил сегодня умереть. Так же посчитал и Флеквил. Барон пожал плечами и бросился добивать Лекрана. Эта поспешность дорого стоила Грейсу. Эстерианец ускользнул от его выпада и нанес ответный удар. Клинок вонзился в левое плечо над сердцем. Бест промахнулся совсем чуть-чуть. Резко выдернув оружие, Лекран демонстративно отсалютовал герцогу. На устах Видога появилась довольная усмешка.
        Между тем, сирианец, сделав шаг, покачнулся и рухнул на бок. Из толпы тотчас выскочили врачи и слуги. Раненого Флеквила положили на носилки и унесли из зала. Грейса сопровождал отец и плачущая мать. Через минуту на мраморном полу не осталось ни одной капли крови. Вновь заиграла музыка. Распорядитель объявил очередной танец. Гости вели себя так, как будто ничего не случилось.
        - Прекрасный поединок, - заметила Торнвил. - И развязка неожиданная. Вашему дуэлянту повезло.
        - Нет, нет, - возразил Видог. - Бест всегда так дерется. Дает сопернику атаковать, усыпляет его бдительность, а затем, как смертоносная стрела впивается в жертву. Он четко контролирует ситуацию. Очень, очень талантливый юноша. Не забияка, но спуску никому не дает. Если мне не изменяет память, это восьмая победа Лекрана. Повезло вашему барону. Большинство предыдущих противников Беста уже в могиле. Удар снизу из-под руки точно в сердце - его коронный прием.
        - А как же эти раны? - сказала графиня.
        - Ерунда, отвлекающий маневр, - произнес Берд.
        - Значит, Флеквил попал в западню, - констатировала Октавия.
        - Не расстраивайтесь, - сказала герцог. - Настоящие схватки мы увидим позже, на Грезе. Вот там действительно зрелище. Пышное, красочное, жестокое. Вы получите незабываемое наслаждение.
        Спустя час бал завершился. Сирианцы и плайдцы поднялись на огромный балкон. Начинался праздничный салют. Гигантские разноцветные шары без перерыва вспыхивали в ночном небе Алессандрии.
        В изобретательности и выдумке устроителям шоу не откажешь. Они, как могли, старались удивить гостей Видога. Над головами людей возникали то, флаги двух государств, то красные сердца влюбленных, то фантастические звездные корабли. Все это через несколько секунд рассыпалось на тысячи искр и под восторженный гул зрителей опускалось вниз огненным дождем. Откуда-то издалека доносились радостные крики миллионов горожан.
        Фейерверк казался бесконечным. Он, конечно, производил впечатление, но Эвис ужасно устала. Торжество слишком затянулось. Ноги буквально подкашивались. Когда грохот прекратился, и загорелись фонари в парке, девушка облегченно вздохнула. Под бурные аплодисменты гостей Дейл и Эвис направились в апартаменты наследника престола.
        И вот наступила блаженная тишина. Аланка неторопливо прошлась по гостиной, повернулась к мужу. Молодой человек стоял возле бара. Поразительно, но они до сих пор, ни разу не поцеловались. Свадебная церемония этого не предусматривала.
        - Пить хочешь? - проговорил Дейл.
        - Не откажусь, - ответила девушка. - Лично я умираю от жажды, - вымолвил юноша, наполняя стаканы кисло-сладким тоником.
        Сделав глоток, Эвис слабо улыбнулась и сказала:
        - Я иду в душ, расстегни мне платье.
        Молния опустилась до талии, обнажая спину аланки. Дыхание юноши заметно участилось, пальцы чуть дрожали. Девушка улыбнулась, волнуется не только она. Сняв одежду и положив ее на кресло, Эвис, непроизвольно покачивая бедрами, двинулась к ванной комнате. Когда аланка вернулась, Дейл был уже в спальной. Молодой человек не мог оторвать глаз от великолепного тела девушки. Эвис подошла к мужу вплотную.
        - Ты когда-нибудь был с женщиной? - тихо спросила аланка.
        - Нет, - честно признался юноша. - Ты знаешь, как живется во дворце. За тобой неусыпно следят. Да и за его пределами охранники постоянно рядом. Ни о какой связи на стороне не может идти и речи. Но мне известно, что нужно желать…
        - В теории мне тоже многое известно, - прошептала девушка, обнимая Дейла за шею.
        - Придется учиться обоим. Думаю, это приятно. Главное, не спешить с детьми…
        Празднование свадьбы в столице Плайда длилось пять дней. Герцог подготовил общирную программу. Военный парад, театральные премьеры, музыкальные концерты. Скупостью Берд не отличался. Но самое интересное представление ждало сирианцев на Грезе. О гладиаторских боях в Ассоне гости были наслышаны, теперь им предстояло увидеть кровавые поединки вживую.
        После официального завершения торжеств на Асконе объединенная эскадра кораблей устремилась к системе Астры. Два флагманских крейсера «Берсенк» и «Альзон» летели параллельным курсом.
        Глава 6. Повышение статуса
        Ресторан космодрома, как обычно, был заполнен до отказа. Виной тому месторасположение «Кенвила». Вокруг на десятки километров выжженная Сириусом степь. А если ехать на юг, то и вовсе бескрайняя песчаная пустыня. Путешествовать в таких условиях на электромобиле, даже при наличии системы климатического контроля, решались немногие.
        Гораздо удобнее воспользоваться рейсовыми гравилетами. Несколько часов и ты уже в нужном городе. Беда в том, что эти машины отправляются строго по времени. Периодичность порой достигает суток. Потому и гостиница, и ресторан космодрома никогда не пустуют.
        Впрочем, у Ворха проблем не возникло. Самрай забронировал столик еще накануне. Миллана брать с собой Астин не стал. В его присутствии Лейрон чувствует себя скованно. Да и намек на посторонних людей прозвучал недвусмысленно. На часы асконец не смотрел. Он не сомневался, что майор придет точно в назначенное время. Пунктуальность - неотъемлемая черта офицеров имперской армии.
        Ровно в девятнадцать ноль-ноль Грег сел напротив Ворха.
        - Добрый вечер, - поздоровался самрай.
        - А он добрый? - иронично спросил Лейрон.
        - Вы чересчур напряжены, - произнес Астии.
        - Эта встреча не доставляет мне удовольствия, - ответил майор.
        К посетителям подошла официантка. Оба, не сговариваясь, заказали пиво. Оно здесь наиболее популярно. Когда девушка удалилась, Грег достал из кармана небольшой прямоугольный прибор и положил его рядом с вазой. Теперь их никто не может подслушать. Собеседник никак не отреагировал на действия офицера. Значит, либо не знает, что это за устройство, либо предпринимаемые Лейроном меры предосторожности господина Гленвила не беспокоят.
        - Давайте обойдемся без вступительной пикировки, - после паузы сказал майор. - Что вы хотите?
        - Освободить юношу, - проговорил асконец. - Цена не имеет значения. Я соберу любую сумму.
        - Вынужден вас разочаровать, - Грег отрицательно покачал головой. - Четыре тысячи сто тринадцатый не продается. Он не обычный раб, он - Одинокий Волк. Известный, популярный гладиатор. Невольник принадлежит не только компании Энгерона, но и устроителям боев в Ассоне. На одностороннее нарушение соглашения Стаф не пойдет.
        - А если солдат погибнет на какой-нибудь планете? - поинтересовался Ворх.
        - Наша фирма заплатит солидную компенсацию, - произнес офицер. - И хочу заметить, стоимость парня постоянно растет.
        - Мне кажется, это неплохой вариант, - сказал самрай. - Вы объявляете Волка мертвым, а я беру на себя все расходы.
        - Вы не поняли, - Лейрон снисходительно усмехнулся. - Репутация компании для Энгерона гораздо важнее денег. Это основа его благосостояния. Подобные махинации неприемлемы.
        - То есть, выкупить мальчишку, как, к примеру, Миллана нельзя? - уточнил Астин.
        - Именно так, - подтвердил майор. - Это особый, уникальный случай. Тут уж ничего не изменишь.
        - Зачем же вы подписали столь жесткий договор? - спросил асконец.
        - У меня не было выбора, - ответил Грег. - На арене Волк бы неминуемо погиб. Два-три поединка и все… Тренировка в лагере дала ему дополнительный шанс. Кроме того, год это не так уж мало.
        - Как посмотреть, - язвительно заметил Ворх. - У вас тоже не курорт. Сержант не любит говорить о войне, но по отдельным репликам ясно, что наемников бросают в самое пекло. Выживают единицы. Здесь юноша в гораздо большей опасности, чем на Грезе.
        - Спорить не буду, - вымолвил офицер. - Мы готовим смертников. Я повлиять на ситуацию не в силах.
        Самрай глотнул пива и взглянул на Лейрона. Майор выдержал натиск, но почувствовал, как в душе все похолодело. На пути этого человека лучше не становиться.
        - Почему вы помогли юноше? - произнес Астин. - На аукционах подобных невольников сотни, тысячи…
        - Не знаю, - пожал плечами Грег. - Волк произвел на меня впечатление. Решил, что такому таланту рано пропадать. Дрался парень прекрасно. Не без огрехов, но смело, отчаянно, бесстрашно.
        - Рано или поздно его прикончат, - вздохнул асконец. - Либо во время десантной операции, либо в Ассоне.
        - Мне очень жаль, - сказал офицер. - Вы же знаете, я как могу, пытаюсь защитить юношу, но…
        Заканчивать фразу Лейрон не стал. Истина очевидна. Он всего лишь маленький винтик в механизме компании. Его полномочия невелики. Окончательные решения принимает исключительно Стаф Энгерон.
        - Я бы хотел увидеть своего подопечного, - смягчил тон Ворх.
        - Это невозможно, - проговорил майор. - На территорию базы попасть несложно, но чтобы пройти в лагерь наемников нужен специальный пропуск. Посторонним людям он не выдается. Только охранникам, инструкторам и офицерам-наблюдателям. Солдаты у ворот знают каждого. При несанкционированном проникновении сразу поднимут тревогу.
        - А если вывести Волка на контрольно-пропускной пункт? - проговорил самрай. - Я даю слово, что парень вернется обратно. Не будет никаких эксцессов.
        - Верю, - грустно улыбнулся Грег. - Но, к сожалению, существуют жесткие правила. Рабу запрещено покидать уровневый сектор без своего подразделения. Даже мне не позволят его конвоировать. Инструкции соблюдаются неукоснительно.
        - У вас хорошая дисциплина, - произнес Астин.
        - Иначе нельзя, - отреагировал Лейрон. - Если желаете, я передам тринадцатому, что встречался с вами. Правда, сейчас его на базе нет. Но срок аренды скоро истекает.
        - Где он теперь воюет? - уточнил асконец.
        - Неизвестно, - вымолвил майор. - Мы такие вопросы не задаем. Имя клиента тоже не разглашается.
        - Строгая конфиденциальность, - констатировал Ворх. - Будем надеяться, что юноша уцелел. А передавать ничего не надо. Зачем напрасно будоражить парня. При личном контакте я бы его успокоил, а так… Нет, торопиться не стоит.
        - Дело ваше, - пожал плечами Грег.
        - Странный парадокс, - задумчиво сказал самрай. - Я в шаге от цели, но не могу даже нормально поговорить с мальчиком. Печально. Никаких вариантов…
        - Ну, один все-таки есть, - заметил офицер.
        - Какой? - Астин невольно подался вперед.
        - Взять Волка в аренду, - произнес Лейрон. - Разумеется, вместе с его взводом. Тогда и побеседуете.
        - Что для этого нужно? - спросил асконец.
        - Деньги, - ответил майор. - Но существуют два расклада. Первый, вы заручитесь поддержкой известного человека. К примеру, правителя баронства или главы крупной транспортной компании. На ваш выбор. Тогда солдат дадут под их гарантии. Второй, вы выступаете в роли частного лица. Тут все проще, но гораздо дороже. Придется сразу выплатить полную компенсацию.
        - Назовите конкретную сумму, - вымолвил Ворх.
        - Сейчас юноша относится к третьему уровню, - рассуждал вслух Грег. - Однако по возвращению наверняка получит четвертый. Что-то около миллиона.
        - Немало, - покачал головой самрай. - Мне понадобится время, чтобы решить данную проблему.
        - Наемники будут в вашем распоряжении ровно полгода. - А если я попрошу не все подразделение, а лишь часть людей? - спросил Астин.
        - Нет, нет, - возразил Лейрон. - Взвод - конкретная боевая единица. Дробление не предусмотрено. Меньшими группами действуют специальные диверсионные отряды. Но это совсем иной уровень подготовки.
        - Допустим, я собрал деньги, - сказал асконец. - Что дальше? Вдруг Энгерон даст мне других солдат?
        Майор в очередной раз убедился, что перед ним сидит очень умный человек. Он отлично контролирует эмоции и никогда не делает скоропалительных выводов. От его внимания не ускользает ни одна мелочь. Тщательный анализ новой информации и взвешенное, разумное решение. Причем, внешне Гленвил абсолютно невозмутим. Потрясающее самообладание. Если, конечно, все услышанное Грегом не ложь.
        - Вы утверждаете, что являетесь опекуном Волка, - задумчиво произнес офицер. - Но доказательств нет…
        - Не верите? - Ворх отставил пустой стакан в сторону. - Напрасно. Попробуйте порассуждать. Зачем мне какой-то мальчишка-невольник? Даже при условии, что он знаменитый гладиатор. Кто потратит огромное состояние впустую? Никто. Тем не менее, я могу развеять ваши сомнения. Юноша провел со мной все детство. Но на его теле есть ряд отличительных примет. В частности…
        - Ладно, - остановил самрая Лейрон, - я вам помогу. Выбор подразделений моя прерогатива.
        - Как мы свяжемся? - проговорил Астин.
        Майор достал из внутреннего кармана блокнот, вырвал лист и написал номер спутникового аппарата связи. Асконец жестом попросил у Грега ручку. Чуть ниже появился еще один ряд цифр.
        - Сообщите, когда Волк вернется на базу, - сказал Ворх. - Два слова, не больше:
«Жив, здоров». Или… Впрочем, тогда сами что-нибудь придумаете.
        - Хорошо, - кивнул головой офицер.
        Через минуту Лейрон покинул ресторан. На прощание мужчины обменялись крепким рукопожатием. Впервые за время знакомства. О каких-то дружеских отношениях, разумеется, речь не шла. Это своего рода знак взаимного уважения.
        Когда майор скрылся из виду, самрай подозвал официантку и повторил заказ. Торопиться ему некуда. А вот поразмышлять есть над чем. С офицером Астин блефовал, пускал пыль в глаза, но перед собой надо быть честным. Миллион сириев
        - астрономическая сумма. Асконцу ее не собрать. Налеты на мелкие отделения банков не эффективны. Денег подобнее акции приносят немного, а риск огромен. Рано или поздно полиция выйдет на Ворха.
        Крупное же ограбление самраю в одиночку не потянуть. Нужна квалифицированная команда. Но к чужакам преступники относятся настороженно. Да и вряд ли они захотят делиться. Тут даже Джеркс не поможет. Лететь на Алан во Фланкию бессмысленно. Этот путь никуда не приведет. Астин напрасно потратит время.
        Кроме того, в случае провала асконца ждет громкий судебный процесс. Сразу выяснится, что Ворх не тот человек, за кого себя выдает. Журналисты - люди настойчивые. Кто-нибудь обязательно узнает в неприметном Брукс Гленвиле бывшего советника и телохранителя принца Кервуда. Подобную сенсацию в тайне не сохранишь.
        Последствия будут непредсказуемы. Люди зададутся вопросом, а действительно ли погибли все представители династии Храбровых? Сотни опытных агентов начнут поиски.
        И не исключено, что убийцы Видога или Делвила доберутся до Андрея. Но даже если правда и не выплывет наружу, самрай угодит на каторгу. Что такое маорские рудники и шахты Астин прекрасно представлял. Долго в столь кошмарных условиях не протянешь. И не факт, что асконцу удастся освободиться. На Гленторане Ворху ужасно повезло. Искушать судьбу дважды не стоит.
        Девушка поставила стакан на стол и быстро удалилась. У нее сегодня много работы.
        Самрай глотнул холодного пива. Данный вариант самый простой, но не осуществимый. Да и куда девать тридцать вооруженных до зубов солдат? У Астина нет ни базы, ни транспорта, ни денег. Полгода значительный срок. На еде и то разоришься. Наемников нужно увезти с Оливии, а желательно и из графства. Но где взять средства? Кто даст пристанище?
        Асконец грустно усмехнулся. Неразрешимые трудности. А ведь есть еще наблюдатель, который постоянно путается под ногами. От него не избавишься. Вот и получается, что выбор у Ворха невелик. С местными богачами не договоришься. Им отчаянные головорезы ни к чему. Тем более такого высокого уровня. Обычной охраны промышленникам и землевладельцам вполне достаточно.
        Остаются правители. Плайд, Сириус и Грайд отпадают. Яслог в изоляции. Комон? Розана? Талат? Наследника императорского престола там прикончат, не задумываясь. Ситуация тупиковая. Чтобы заручиться поддержкой сильных мира сего, самраю придется раскрываться. Но это чревато катастрофой.
        Впрочем, одного верного сторонника Храбровых Ворх знает. Брин Саттон. Герцог как раз заключил военный союз с бароном Лайлтоном. Значит, взвод Волкова должны взять в аренду либо хоросцы, либо окрианцы. Только тогда у Ворха появится шанс встретиться с юношей. Проблема в том, что к услугам компании Энгеропа ни Саттон, ни Лайлтон не прибегают. А может самрай ошибается? Надо уточнить у Лейрона. Астин залпом осушил стакан. Теперь ясно, в каком направлении следует двигаться. Лишь бы Волков вернулся на Таскону.
        Маршрут, разработанный Гроненбером, оказался безупречным. «Виддок» благополучно миновал баронство Эльзанское и вынырнул на границе системы Сириуса. За все это время майор лишь однажды вышел на связь. Не вдаваясь в подробности, офицер информировал командиров о том, что они выполнили поставленную задачу. Лаборатория комонцев найдена и ликвидирована.
        О гибели руководителя экспедиции Гроненбер не упомянул. Детали трагедии майор изложит в письменном докладе. Операция секретная. Утечка ценных сведений недопустима. Даже закрытые каналы не дают стопроцентной гарантии конфиденциальности.
        По специальному коридору крейсер беспрепятственно достиг Клона и лег в дрейф. На судно тут же прибыла группа сотрудников службы безопасности. Известие о смерти полковника Торренса застало контрразведчиков врасплох. Они растерянно топтались в шлюзовом отсеке, не зная, что предпринять. После консультации с генералом Велером офицеры приступили к погрузке документов с Шейлы и артефактов с Тарнума. Спустя два часа гравитационный катер покинул «Виддок». На нем лее улетели и ученые.
        Вскоре на посадочную площадку опустился десантный бот. Из машины появился среднего роста худощавый майор. Он потребовал проводить его к наемникам. По приказу Парсона солдаты выстроились в коридоре. Внешне бойцы спокойны, но все отлично понимают, их судьба висит на волоске.
        Обычно в подобных ситуациях наемников безжалостно устраняют. Чтобы никто лишнего не сболтнул. О таких случаях в лагере рассказывали часто. Принцип старый: нет человека, нет проблем. Потраченные средства не имеют значения. Цель достигнута, а это главное.
        То, что солдат до сих пор не уничтожили, ни о чем не говорит. У командира корабля просто не было соответствующих распоряжений. Офицеры звездного флота чересчур щепетильны в данных вопросах. Они нередко отказываются исполнять роль палачей. Потому их лучше не провоцировать. Есть люди, которые без колебаний отправят рабов на тот свет. Майор как раз из этой категории. Маленькие, словно щели амбразуры, злые глазки, провалившиеся щеки, длинный, заостренный нос, четко очерченные скулы. Чем-то плайдец напоминал Андрею крысу.
        Контрразведчик с интересом смотрел на бойцов. Тринадцать человек. Не густо. Рота существенно поредела. О том, чего стоило наемникам взять штурмом базу противника, офицер мог только догадываться. Но рабы для того и нужны. Ни жалости, ни уважения к солдатам майор не испытывал. В его взгляде лишь любопытство.
        Посторонних контрразведчик попросил уйти. Зато здесь оба наблюдателя. Осквил и Гнесс расположились у входа в блок. Они тоже взволнованы.
        - Я буду краток, - без всякого вступления произнес офицер. - После завершения операции вас планировали ликвидировать. Но непредвиденная задержка внесла свои коррективы. Графиня решила проявить милосердие. Вы возвращаетесь в лагерь. Однако хочу предупредить, держите язык за зубами. О системе Ульфры ни слова. Вас это тоже касается, господа…
        Майор повернулся к наблюдателям. Оба капитана утвердительно кивнули головой. Со службой безопасности шутки плохи.
        - По легенде рота производила зачистку рокенов на Тхакене, - продолжил контрразведчик. - В прессе эта акция уже освещалась. Вам поверят. Помните, одна неосторожно брошенная реплика и подразделение будет уничтожено. На базе есть наши агенты. Они немедленно активируют ошейники.
        Угрозы офицера не пустой звук. За информацию о нападении на Шейлу комонцы и цекрианцы дорого заплатят. Разразится грандиозный скандал. Октавия Торнвил его не допустит. Удивительно, что она помиловала наемников. На нее это не похоже. Неужели на правительницу так сильно повлияла свадьба дочери? Странно, очень странно.
        А что если майор лжет, усыпляет бдительность солдат? Хотя зачем подобные сложности? Десантный блок, как и большинство отсеков корабля герметичен. Чтобы избавиться от бойцов достаточно откачать из него воздух. Нет, похоже, наемникам в очередной раз улыбнулась удача.
        Контрразведчик сделал паузу. Заложив руки за спину, он неторопливо прошелся вдоль строя. Остановившись напротив Волкова, офицер негромко сказал:
        - Буду откровенен. Я бы вас прикончил. Но приказы не обсуждаются. Благодарите судьбу и молитесь. Если графиня вдруг передумает, вы тут же отправитесь в мир иной.
        Майор небрежно махнул рукой наблюдателям. Короткая команда и солдаты двинулись к лестнице. Бойцы быстро погрузились в бот. Осквил и Гнесс летели на другой машине. Таковы требования инструкции. Вскоре наемники покинули «Виддок». Разумеется, иллюминаторы плотно закрыты. Солдаты даже не представляют, где они находятся.
        За все это время никто не проронил ни слова. Нервы напряжены до предела. Контрразведчик подтвердил опасения бойцов. Их должны были устранить. Люди буквально ощущали холодное дыхание смерти. Самое печальное, что от бойцов ничего сейчас не зависит. Малейшее изменение настроения Октавии Торнвил и они обречены.
        От бессилия и злобы хотелось выть. В бою у тебя есть хотя бы шанс. Речь же майора вновь превратила отчаянных наемников в покорных рабов. Они словно животные на ферме. Хозяйский глаз лениво выискивает, кого бы сегодня съесть на ужин, а может ограничиться вегетарианской пищей? Ощущения неприятные. Ты кожей чувствуешь, что нож уже занесен над твоей головой.
        Бот доставил отряд на эсминец. Охранники проводили солдат на нижнюю палубу, в длинный узкий коридор. Несколько месяцев назад рота с трудом в нем разместилась. Теперь у бойцов проблем не возникло. Жалкая горстка уцелевших наемников расположилась в центральной части помещения. Сняв рюкзаки, положив оружие сверху, солдаты легли на пол.
        - Парадокс, - тихо проговорил Элинвил. - Штурм лаборатории, бегство от комонцев, высадка на Тарнум - все это спасло нам жизнь. Вернись мы сразу в графство и…
        - Ты забыл о погибших, - перебил окрианца Стенвил. - Здесь тринадцать человек. Восемьдесят остались там. Не слишком ли дорогая цена?
        - Я не о том, - покачал головой Марзен. - Даже если бы рота не потеряла ни одного бойца, ее бы ликвидировали. Мне жаль парней, но тут уж кому как повезло. Другое дело - цепь непредсказуемых событий, изменивших планы правительницы Сириуса. Вот это действительно поражает. Фантастическое стечение обстоятельств.
        - Не чересчур ли много случайностей? - едва слышно спросил Парсон. - Вспомните наш спор на Шейле. Вы тогда со мной не согласились. И вот очередное подтверждение. Я сам не очень верю в мистику, но факты упрямая вещь. Вокруг что-то происходит. Обычной логикой это не объяснишь.
        Андрей в диалог товарищей не вступал. В таких дискуссиях внимание к себе лучше не привлекать. После того, что случилось в подземелье колонистов, юноша стал более осторожен. Безразличный вид отведет от него подозрения. Прислонившись к стене, Волков дремал. Впрочем, он жадно ловил каждую реплику. Вдруг кто-то из затаившихся противников выдаст себя. К Джею определенно стоит присмотреться. В своих умозаключениях цекриапец чересчур настойчив.
        Возле административного здания базы нервно прохаживался крепкий смуглокожий мужчина лет тридцати семи. Темные волосы, вытянутый овал лица, прямой нос, крупные карие глаза. На нем белая рубашка с коротким рукавом, светлые брюки, дорогие кожаные туфли.
        Стенли Соунвил постоянный клиент компании Энгерона. Он берет наемников для гладиаторских поединков в Ассоне. Взаимовыгодное сотрудничество приносило и Стафу, и эстерианцу хорошую прибыль. Правда, в лагерь возвращалось не так уж много солдат, но компенсацию за убитых Стенли платил исправно. Что неудивительно. Всем известно, что за этим доходным коммерческим предприятием стоит герцог Видог. Без его покровительства устроители боев вряд ли бы сумели развернуться на Грезе.
        Обычно, прилетая на Таскону, Соунвил проводил пару дней в злачных местах близлежащих городов. Он любил выпить и повеселиться. Деньги у него были, а у представительниц прекрасного пола Стенли всегда пользовался успехом. Эстерианец красив, импозантен, напорист и богат. Данный набор качеств способен вскружить голову любой женщине.
        Увы, в этот раз Соунвилу не до плотских развлечений. Он в жесточайшем цейтноте. Схватки на арене Ассона включены в программу празднования свадьбы Дейла Видога и Эвис Торнвил. Правитель Плайда хочет произвести впечатление на гостей. Герцог распорядился значительно увеличить продолжительность шоу. Разумеется, и масштабы должны быть другие. Три-четыре пары гладиаторов не устраивают Берда. Публика желает видеть грандиозное сражение. Требуется сценарий, импровизация, громкие имена.
        Не теряя времени, Стенли отправился в сирианское графство. Бойцов на Грезе достаточно - это и каторжники с Маоры, и пленники с Корзана, и целая когорта добровольцев, прошедших специальный курс подготовки. Их гонит на смерть жажда денег и славы. Тем не менее, устроители решили подстраховаться. Дополнительная партия наемников не помешает.
        Соунвил прибыл на Таскону сутки назад. Он без малейших трудностей получил пятьдесят солдат. Бойцов уже перевезли на плайдский тяжелый крейсер. Однако один немаловажный момент огорчил эстерианца. Стенли надеялся, пусть и раньше срока, взять в аренду Одинокого Волка. Мальчишка необычайно популярен у зрителей.
        Стаф не посмеет отказать. Ведь за схваткой будут наблюдать и Берд Видог, и Октавия Торнвил. Если намекнуть, что Энгероы не проявил должного уважения к столь высоким персонам, то и у компании могут возникнуть серьезные проблемы. Правители прощают подданным ложь, алчность, трусость, но, ни за что не снесут пренебрежение.
        Соунвил не ошибся. Стаф сразу пошел на уступки. Владелец фирмы не собирался портить отношения с графиней из-за какого-то раба. В конце концов, это не такое уж грубое нарушение договора. Энгерон немедленно вызвал своего помощника Грега Лейрона. Вот тут-то и выяснилось, что Волка нет в лагере. Парень где-то воюет и неизвестно жив ли вообще.
        Сидевший в кабинете Стафа эстерианец от разочарования залпом осушил бокал вина. Подобного поворота он не ожидал. На вопрос, когда наемник вернется на базу, майор ответил уклончиво. Это конфиденциальная информация. Как и имя клиента. Перед Стенли встала дилемма: либо не рисковать и покинуть Таскону без Волка, либо тянуть до последнего. В запасе у него ровно два дня. Соунвил выбрал второй вариант. Шансы, невелики, но здесь, как в казино, выигрыш оправдывает все. Эстерианец считал себя, и не без оснований, удачливым человеком.
        Ранее утро. Сириус лишь наполовшгу показался из-за горизонта. Небо окрасилось в причудливые розово-красные тона. Лагерь уже проснулся. Вдалеке видна группа солдат, бегущая в сторону полигона. Это новобранцы. Начиная со второго уровня, бойцы занимаются физической подготовкой по индивидуальной программе. Стенли часто бывал на Тасконе и прекрасно разбирался в иерархии наемников.
        Слева от Соунвила на посадочной площадке стоит десантный бот с плайдской символикой на борту. Машина прилетела вчера вечером. У эстериагща больше пет времени. До старта тяжелого крейсера осталось девять часов. Иначе корабль не успеет к представлению.
        Если честно, Стенли и сам понимал, что его затея обречена на провал. Аренда длится полгода. Точная дата возврата сотрудниками компании скрывается. Мальчишка может вернуться через сутки, через декаду, через месяц. Соунвил напрасно торчит на базе. Давно пора отправиться в обратный путь. Любой бы на месте эстерианца поступил именно так. Но Стенли игрок. И не просто игрок, а заядлый, азартный игрок. При высоких ставках Соунвил никогда не сбрасывал карты.
        На бетонной дорожке показался Грег Лейрон. Эстерианец быстрым шагом двинулся к офицеру.
        - Здравствуйте, господин Соунвил, - произнес майор.
        - Вы хотите меня чем-то обрадовать? - забыв о приветствии, спросил Стенли.
        - К сожалению, о роте Волка нет никаких новостей, - пожал плечами Лейрон. - Вы напрасно теряете время.
        - У меня его и вправду мало, - согласился эстерианец. - Но я все же еще немного побуду здесь.
        - В упрямстве вам не откажешь, - заметил Грег.
        - Не в упрямстве, а в терпении, - слабо улыбнувшись, сказал Соунвил.
        - Ну-ну, - иронично усмехнулся майор, направляясь к воротам, ведущим на территорию лагеря.
        Прошло четыре часа. От палящих лучей Сириуса Стенли спрятался под навесом. Пот градом катился по лицу мужчины, рубашка прилипла к телу. Жара ужасающая. И с чего вдруг Энгерон решил построить базу в центральной Оливии. На Тасконе есть районы с куда более приятным климатом.
        Периодически эстерианец прикладывался к бутылке с тонизирующим напитком. Увы, толку от него немного. Утолить жажду никак не удается. Идти в здание, в полутемное помещение для гостей Соунвил не хотел. Там есть кондиционеры, но нет обзора, перспективы. Замкнутое пространство действовало на Стенли угнетающе, подрывало веру в успех.
        Эстерианец сел на скамью, взглянул на часы. А что если Энгерон и Лейрон обманули его? Такой вариант исключать нельзя. Он беспроигрышный. Владелец компании не ссорится с графиней и благополучно спасает парня от гибели. В Ассоне ведь будет настоящая бойня. Соунвил тяжело вздохнул. В данной ситуации Стенли бессилен. Лжецов на чистую воду при всем желании не выведешь.
        Внезапно над головой эстерианца раздался подозрительный шум. Соунвил поспешно выбежал из-под навеса. На посадочную площадку опускались два летательных аппарата. Боты принадлежали сирианскому флоту. Тут же появился и Стаф Энгерон. Вскоре машины коснулись опорами поверхности. Двигатели смолкли, задние люки открылись, и Стенли увидел наемников. Отряд небольшой около десяти человек.
        Грозный окрик командира и солдаты построились в одну шеренгу. Мимо них проследовали два наблюдателя и майор службы безопасности. На застывшего эстерианца офицеры даже не посмотрели. После непродолжительного диалога с Энгероном майор покинул базу. С подчиненными владелец фирмы разговаривал тоже недолго.
        Выдержка, в конце концов, изменила Соунвилу. Он стоял слишком далеко от бойцов и разглядеть их лица не мог. Стенли медленно, осторожно, словно боясь спугнуть удачу, зашагал к наемникам. Вид у солдат был угрожающий: защитные шлемы, массивные бронежилеты, на груди лазерные карабины.
        Метрах в десяти от бойцов эстерианец замер. Нет, он определенно родился под счастливой звездой. Ошибки быть не может. Последний в строю - Одинокий Волк. Хотя узнать его в армейском снаряжении нелегко. Юноша подрос, окреп, раздался в плечах. Мужает на глазах. Это уже не тот худенький, затравленный звереныш из маорских шахт. Невольник сильно изменился. Эстерианец резко развернулся и направился к Стафу.
        - Господин Энгерон, - произнес Соунвил, - напоминаю о нашем соглашении. Вы дали мне слово…
        - А я разве отказываюсь? - иронично сказал оливиец. - Он среди уцелевших?
        - Да, - ответил Стенли. - И судя, по всему, в прекрасной форме. Я забираю Волка.
        - Подождите несколько минут, - проговорил Стаф. - Сейчас подойдет майор Лейрон. Надо обсудить кое-какие детали. Не беспокойтесь, это не повлияет на мое решение. Парень ваш.
        Спорить Соунвил не стал. Главное, что мальчишка здесь. Энгерон обязательно выполнит свое обещание. У него нет другого выхода. Скандал старому пройдохе ни к чему. Заложив руки за спину, эстерианец довольно покачивался на каблуках. Подобное рвение непременно будет отмечено герцогом. Берд Видог не скуп и в честь праздника достойно наградит устроителей шоу.
        Грег стремительно шел к административному сектору. Офицеру только что сообщили о прилете сирианских богов. Догадаться, кого они привезли, труда не составляло. Графиня брала в аренду роту наемников третьего уровня. Срок истекает через два месяца.
        Беседуя с Соунвил ом, Лейрон был уверен, что тот ни при каких обстоятельствах не получит Волка. Но судьба преподнесла неприятный сюрприз. Хотя неизвестно, жив ли юноша. И все же, с чего вдруг правительница возвращает солдат раньше времени? Майор терялся в догадках.
        Охранники торопливо открыли перед Грегом ворота. Помощник Энгерона явно не в духе. Сейчас с ним лучше не конфликтовать. Возле посадочной площадки офицер остановился, чтобы завязать шнурок на ботинке. Разумеется, это уловка. Лейрон быстро пересчитал бойцов. Тринадцать. Теперь все понятно. Рота понесла серьезные потери. Надобность в наемниках отпала, и Октавия Торнвил предпочла сэкономить деньги. Разумно.
        На левом фланге застыл Джей Парсон, капрал, командовавший отделением Волка. А где Нокли? Проклятье! Нет ни одного сержанта. Значит, юношу никто не прикрывал. Майор вримательно посмотрел на солдат. Восемьдесят девятый, шестьдесят второй, девяносто пятый. А вот и мальчишка. Ему опять повезло. То-то у эстерианца такая радостная физиономия. Дотерпел все же, сволочь!
        Грег выпрямился. К нему приближался владелец компании. Похоже, Стаф хочет поговорить наедине.
        - Я отдаю парня Соунвилу, - без вступления произнес Энгерон. - Возражения не принимаются. Это особый случай.
        - А как же правила? - спросил офицер.
        - В каждом правиле есть исключения, - ответил Стаф. - Герцог и графиня желают видеть невольника на арене, и они его увидят. Я не сумасшедший, чтобы им перечить. Берд Видог - крупнейший поставщик рабов, а Октавия Торнвил - правительница Сириуса. Покупая гладиатора, ты заключил сделку. Небольшое нарушение срока не имеет принципиального значения.
        - Хорошо, - кивнул головой Лейрон. - Но у меня есть предложение.
        - Какое? - поинтересовался Энгерон.
        - Нужно присвоить наемникам четвертый уровень, - сказал майор. - Это повысит статус Волка и увеличит сумму компенсации. Пусть эстерианец призадумается.
        - В тебе пропадает талант торговца, - усмехнулся владелец компании. - Я не против.
        Грег двинулся к бойцам. Парсон рявкнул «смирно» и вышел навстречу офицеру. Повлиять на Стафа майор был не в силах. Решение уже принято. Единственный шанс оставить юношу на Тасконе напутать Стенли Соунвила. Дополнительные затраты могут привести эстерианца в смятение. Хотя надежда призрачна. У организаторов поединков нет проблем с финансированием. Тем более сейчас. Во время подобных торжеств деньги никто не считает.
        Выслушав доклад капрала, Лейрон громко, с некоторым пафосом объявил солдатам, что они блестяще справились с поставленной задачей, и потому получают четвертый уровень. Никакой реакции Соунвила не последовало. Выдержав паузу, Грег приказал Волкову снять снаряжение, положить его на землю и сделать десять шагов вперед. Юноша остановился между эстериаицем и майором.
        - Четыре тысячи сто тринадцатый в вашем распоряжении, - бесстрастно проговорил офицер. - Я думаю, вы в курсе, сколько он теперь стоит?
        - Данный аспект меня интересует меньше всего, - ответил Соунвил. - Мы выплатим любую сумму.
        - Тогда можете лететь, - сказал Лейрон.
        Через пять минут плайдский бот оторвался от поверхности и начал набирать высоту. Вскоре машина исчезла из виду. Грег тихо выругался. Крайне неудачное развитие событий. Еще пять-шесть часов и Соунвил покинул бы Таскону. И ведь надо же было вернуть подразделение Волка именно сегодня! Судьба. Она предначертана заранее. Рожденный умереть от любви, не утонет. Старая, грустная поговорка.
        Между тем, наемники продолжали стоять на посадочной площадке. О них майор совершенно забыл. А ведь распределение солдат по секторам его прямая обязанность. Стаф Энгерон уже давно скрылся в здании. Владелец компании бойцами не занимался. Ну, а изнывать от жары и обливаться потом удовольствие не самое приятное.
        Наконец, Лейрон вспомнил о наемниках и вызвал сопровождающего. Отдав лейтенанту соответствующие распоряжения, Грег направился к навесу. Там, в тени, майор достал из кармана аппарат спутниковой связи. Офицер пользовался им крайне редко,
        - на базе в основном применялись армейские радиостанции. Они малы по размеру, просты в обращении и работают без сбоев.
        Лейрон решил ограничиться письменным сообщением. Условная фраза оговорена заранее: «Жив, здоров». Впрочем… После секундного замешательства майор добавил
«Ассон». Опекун мальчишки все поймет без лишних слов. Сопоставить факты несложно. Гленвилу снова придется ждать.
        Андрей узнал эстерианца сразу. Их пути слишком часто пересекались. Приблизившись к строю, мужчина выискивал взглядом Волка, а когда нашел, довольно улыбнулся. Сомнений нет, юноше предстоит очередной визит на Грезу. Странно, но Андрей не испытывал ни злости, ни раздражения. После боевых операций на Корзане, Тесте и Шейле схватки на арене не казались ему такими уж опасными.
        Разумеется, юноша заблуждался. С каждым годом устроители представлений становились все изобретательнее. Это уже не банальные драки один на один, а масштабные сражения с применением различных видов оружия. Обычных навыков рукопашного боя для победы было мало. От воинов требовалась слаженность действий, тактическая грамотность и умение вносить коррективы в ход неудачно складывающегося поединка. Волков об изменениях, произошедших в Ассоне, даже не догадывался.
        На посадочной площадке появился Грег Лейрон. Майор явно раздосадован. После короткого диалога с Энгероном офицер направился к наемникам. Только что владелец компании присвоил солдатам четвертый уровень. Их храбрость оценена по достоинству. Они заслужили повышение статуса.
        Пару раз Лейрон посмотрел на Андрея. Вряд ли это случайность. Отдавать юношу Соунвилу майор не хочет. Но нарушить договор Грег не посмеет. Короткий, отрывистый приказ и Волков покинул строй. Офицер и рад бы, но не может ничего изменить.
        Бот летел на предельной скорости. Похоже, плайдцы очень спешат. В десантном отделении никого кроме Андрея нет. Удивительно. Неужели он такой ценный гладиатор, что торговец прибыл на базу исключительно за ним? Хотя… В прошлый раз Соунвил специально сделал крюк к Церене. Значит, готовится какое-то грандиозное шоу. Организаторы боев готовы наизнанку вывернуться, лишь бы угодить герцогу Видогу.
        Задний люк плавно опустился. До боли знакомый шлюзовой отсек тяжелого крейсера. Юноша встал, потянулся, неторопливо двинулся к выходу. Возле него тут же выросли два охранника. Стандартные меры предосторожности. Плайдцы не столько боятся наемников, сколько выполняют требования инструкции.
        Почти сразу появился наблюдатель. Волков видел его впервые. Маленький, коренастый, светловолосый капитан. Судя по всему, уроженец Маоры. Планета находится далеко от Сириуса, и людям там не хватает ультрафиолета. Офицер ввел код Андрея в свой пульт и кивнул Соунвилу головой. Жест характерный. Андрея можно отправлять к другим бойцам.
        В сопровождении солдат юноша спустился на вторую палубу, Охранник приложил ладонь к панели замка, и массивная металлическая дверь поднялась вверх. В секторе ничего не изменилось. Справа ровные рады двухъярусных кроватей, в центре длинный стол, слева силовые тренажеры.
        Доставленные на корабль наемники занимались самостоятельно. Заметив землянина, бойцы на мгновение замерли. В глазах многих нескрываемое любопытство. Незнакомец определенно из лагеря на Тасконе. Но почему его привезли одного? С чего вдруг такие привилегии? В этот момент из-за спин солдат показался огромный русоволосый сержант. Высокий лоб, крупные серые глаза, мясистый нос, угловатый подбородок. На губах мужчины ироничная, доброжелательная улыбка.
        - Волк, - пробурчал Норкати, заключая юношу в объятия. - Жив, чертяка…
        От каждого хлопка по спине у Андрея содрогался позвоночник. Сержант весил килограммов на пятьдесят больше землянина.
        - Ты тоже в отличной форме, - произнес землянин, отстраняясь от Эдвина. - Чуть душу из меня не вытряс…
        - Не прибедняйся, - усмехнулся Норкати. - Она у тебя крепко к телу прибита. Я, кстати, не сомневался, что плайдцы заставят Энгерона отдать им знаменитого гладиатора раньше срока. Одинокий Волк - это имя! В честь праздника герцог хочет продемонстрировать гостям лучшее шоу.
        - А что за праздник? - поинтересовался юноша.
        - Ты откуда свалился? - удивленно проговорил сержант. - Примерно через месяц в Алессандрии состоится свадьба Дейла Видога и Эвис Торнвил.
        - Я всего час назад вернулся… - Андрей сделал короткую паузу, - с задания. Соунвил забрал меня прямо с посадочной площадки.
        - Это он умеет, - сказал Эдвин. - Настойчивый и очень удачливый мерзавец.
        - Значит, старшая дочь графини все же выходит замуж, - вздохнул землянин.
        Волков сразу вспомнил девушку. Длинные, разбросанные по плечам волосы, бездонные карие глаза, тонкие манящие губы. Сердце как-то защемило. Призрачная мечта рассыпалась в прах. Юноша почувствовал странное разочарование. Разумеется, Андрей знал о помолвке, но церемония бракосочетания постоянно откладывалась. Она могла и не состояться. Подобные прецеденты случались.
        Норкати не заметил переживаний землянина. Да и с чего бы парню расстраиваться? Он - раб, гладиатор. Его предназначение драться на арене, доставляя удовольствие высокопоставленным особам.
        - Конечно, выходит, - подтвердил сержант. - Не забывай, Берд и Октавия союзники. Эта свадьба надежно соединит два самых могущественных государства бывшей империи. Брак политический. У Дейла великолепные перспективы. После смерти отца и графини он получит во владение тринадцать планет. А может и больше. Видог и Торнвил не остановятся на достигнутом.
        - Это точно, - грустно произнес Волков. - А с чего вдруг такая спешка?
        - Спешка? - повторил Эдвин. - Ты определенно оторвался от реальности. С момента помолвки прошел год. Тянуть больше было нельзя. Октавия присоединила баронство Эльзанское и отправилась в систему Вероны.
        - А ты неплохо разбираешься в политике, - сказал юноша.
        - За новостями слежу регулярно, - ответил Норкати. - В Ассоне это несложно. Трудности возникают на судне. Здесь мы отрезаны от мира. Но кое-какая информация все же просачивается. Охранники тоже люди. Некоторые любят поговорить. Главное уметь слушать.
        - Хитрец, - невольно рассмеялся Андрей. - Зачем тебе это?
        - Надо быть в курсе событий, - вымолвил Норкати. - Я ведь инструктор. Готовлю бойцов к поединкам. В нашем деле важна любая мелочь. К примеру, раньше гладиаторов в основном набирали из преступников. Дрались они паршиво, но зато не испытывали ни малейших проблем с психологией.
        - А теперь? - уточнил землянин.
        - Теперь ситуация в корне изменилась, - произнес сержант. - Товар с Маоры идет посредственный, Золотоносная жила почти иссякла. Однако свободные вакансии быстро заполнились пленными корзагщами. Их привозят на Грезу сотнями. Формально в герцогстве Плайдского рабство запрещено, но в Ассоне оно процветает. Все смотрят на это сквозь пальцы. Перечить сейчас Берду Видогу равносильно самоубийству. Заткнулись даже журналисты.
        - Ты не объяснил в чем разница между воинами, - сказал Волков.
        - Корзанцы крепкие, тренированные парни, - ответил Эдвин. - Пленников тщательно отбирают. В специальных лагерях будущих гладиаторов учат сражаться. Они становятся настоящими профессионалами. Беда в том, что для обычного человека не так-то легко вонзить меч в грудь противника. Недостаток серьезный. Некоторым бойцам не удается перешагнуть через эту грань, чем мы и пользуемся.
        - Сам тоже выходишь на арену? - спросил юноша.
        - Нет, - отрицательно покачал головой Норкати. - Пока людей хватает. Соунвил регулярно доставляет наемников с базы. Перед тем, как отдать солдат в аренду плайдцам, их готовят по особой программе. Ее разработал майор Лейрон. Потери существенного сократились. Скоро убедишься, новички кое-что умеют. На легкий спарринг не надейся. Синяков и шишек будет немало.
        - Тем лучше, - пожал плечами Андрей. - Некоторые навыки уже подзабылись.
        - Кстати, у тебя какой уровень? - проговорил сержант. - Второй?
        - Час назад присвоили четвертый, - улыбнулся землянин.
        - Черт подери! - вырвалось у Эдвина. - А ты славно повоевал.
        - Дауж пришлось, - с горечью вымолвил Волков. - Пару раз даже попрощался с жизнью.
        - Верю, - произнес Норкати. - Взлет стремительный. Я о таком не слышал. Чтобы подняться на одну ступень обычно требуется два-три года, а тут… Потрясающе! Если не секрет, за какие заслуги?
        - Второй за Тесту, - бесстрастно сказал Андрей. - Затем мою роту перебросили на Тхакен. Мы зачищали древние рокены. Сначала искали барона Мейгана, потом воевали с мятежниками. Ужасные подземелья и разветвленная сеть тоннелей. Мины, засады, ловушки. Торги сопротивлялись отчаянно. Иногда дело доходило до рукопашной. На Таскону вернулось тринадцать человек…
        Сержант внимательно посмотрел на юношу. Форма хоть и чистая, постиранная, но заметно потрепанная. На штанах и куртке видны швы и заплатки. Похоже, Волк не лжет. На планете насекомых он действительно был. Впрочем, в искусстве обмана парень еще не силен. В глазах подозрительный блеск. Данная тема заставляет юношу нервничать. Что-то Волк явно скрывает. Однако допытываться Эдвин не стал. Норкати и так проявил чрезмерное любопытство.
        Обрывки разговора, разумеется, доносились до остальных наемников. Солдаты с восхищением разглядывали известного гладиатора. Бои с его участием в качестве учебного пособия им показывали на базе. С тех пор он окреп, возмужал, но по-прежнему не производил сильного впечатления. В нем нет ничего сверхъестественного.
        Типичный восемнадцатилетний парень. Невысокого роста, среднего телосложения, с не очень развитой мускулатурой. Русые волосы, мягкие черты лица, на верхней губе затянувшийся шрам. Не гигант, не монстр. По сравнению с сержантом и вовсе мальчишка. Но какая слава!
        Между тем, крейсер стартовал. Андрей принял душ, плотно пообедал и лег отдыхать. День выдался непростым. Два перелета, длительное стояние на посадочной площадке под палящими лучами Сириуса, встреча с Норкати. Вроде бы мелочь, но определенный эмоциональный всплеск она вызвала. Юноша устал и физически, и морально. Беседа с Эдвином дала землянину богатую пищу для размышлений.
        Отвернувшись к металлической переборке, Волков думал об Эвис. Ее изящную, пленительную фигуру невозможно забыть. Это недостижимый идеал женской красоты. Андрей закрыл глаза и представил, каким сладостным, пьянящим был бы поцелуй юной графини. Он словно почувствовал вкус ее нежных губ. Иллюзия. Ничего другого ему не оставалось. Раб, мечтающий о дочери великой правительницы. Бред, абсурд. Между ними непреодолимая пропасть.
        Разум это понимает, но сердце не соглашается. Человеку свойственно верить в чудеса. Мощная, неведомая сила влекла Волкова к аланке. Как юноша ни старался, выбросить девушку из головы не мог. Наваждение. Эвис будто приворожила Андрея. На Руси бы так и сказали.
        Впрочем, мысль о прекрасной графине согревала душу, д; авала надежду, заставляла бороться за жизнь. Чтобы спрятаться от бед и невзгод мы часто создаем в мозгу нереальный, фантастический мир. А там возможно все. Там на пути к счастью нет преград. Там Эвис принадлежит ему и только ему.
        Тренировки начались на следующий день. Корабль покинул систему Сириуса, преодолел световой барьер и взял курс на звездное скопление Плайда. В распоряжении наемников полтора месяца. Времени достаточно, чтобы довести некоторые приемы до совершенства и ликвидировать пробелы в обучении.
        Во взаимоотношениях Волкова и Норкати сложилась парадоксальная ситуация. По воинскому званию и должности сержант старше землянина, но у Андрея выше статуе. Выход был найден быстро. Индивидуально юноша занимался самостоятельно, когда же отрабатывалась слаженность действий, Волков тут же вставал в строй бойцов.
        Норкати не солгал. Парни неплохо сражались. Порой землянину серьезно доставалось. Силы никто не экономил. Тяжелые деревянные мечи ломались регулярно. Землянин сразу заметил, что сержант большое внимание уделяет элементам защиты и тактики. Солдаты часами учились держать линию, грамотно отступать, менять направление движения и закрывать смятые противником фланги. Раньше подобные нюансы даже не рассматривались.
        Все выяснилось в тот же вечер. На огромном экране голографа Эдвин демонстрировал наемникам запись последнего представления. Его формат в корне изменился. Теперь шоу состояло из трех блоков.
        В первом воины дрались с дикими животными. Свирепые, голодные твари яростно атаковали людей. Раненых, истекающих кровью гладиаторов, хищники разрывали на куски. На глазах у шестидесятитысячной толпы звери жадно пожирали человеческую плоть.
        Берсенки, гризы, тарты стоили очень дорого. Их надо найти, поймать, привезти на Грезу. Удовольствие недешевое. Корзанские пленники же доставались организаторам бесплатно. Поэтому против животных выпускали наименее подготовленных бойцов. Исход схватки был предрешен заранее. Уцелеть удавалось немногим. Воины еще ни разу не сумели победить хищников. Насытившиеся звери просто теряли интерес к добыче. Побелевших, трясущихся от страха невольников под оглушительный свист зрителей уводили в подтрибунное помещение.
        Во второй части публика наблюдала за одиночными поединками гладиаторов. Сражались пять пар. Помогать друг другу воинам запрещалось. Бойцов, разумеется, одевали в доспехи, соответствующие тому или иному древнему государству. Яркие краски, сверкающие латы, звон клинков. Толпа ревела от восторга. После короткой паузы происходило перераспределение гладиаторов. Схватка продолжалась до тех пор, пока не оставались представители лишь одной стороны. Иногда из десяти бойцов выживал только один.
        Завершала шоу масштабная битва. Это кульминация представления. На арену вышли две группы воинов. Опущенные забрала шлемов, массивные щиты, длинные копья. Противники начали неторопливо сближаться. Сколько их? Сосчитать было трудно. Камера постоянно меняла ракурс. Человек по тридцать в строю, не меньше.
        Андрей даже представить себе не мог, что поединки гладиаторов достигнут такого размаха. Герцог Видог добился своего - приучил народ к кровавому зрелищу. Вид истерзанных мертвых тел уже не шокирует обывателей. Люди относятся к убийству воинов на Грезе как к нормальному явлению. Плайдцы прилетают в Ассои целыми семьями. Дети на трибунах не редкость. Они должны привыкать к новым реалиям мира.
        Обычные спортивные состязания не вызывают подобного ажиотажа. Такого прилива адреналина там никогда не добьешься. Смертельное шоу - это наркотик. От него нелегко излечиться. Неудивительно, что на Грезу устремился поток добровольцев. За участие в представлении платят хорошие деньги. Желающих испытать судьбу на Асконе, Эстере и Корине немало.
        В случае успеха тебя ждет богатство и слава. Ну, а если потерпишь поражение, то вряд ли успеешь расстроиться. Вражеский клинок долго медлить не станет. Финансовые проблемы устроителям боев не грозят. Судя по картинке, схватки проходят на новом стадионе. По размеру он значительно больше предыдущего. Количество зрителей увеличилось втрое. Всюду рекламные плакаты.
        Впрочем, Волков отвлекся. Воины перешли на бег и с диким криком ринулись друг на друга. Через несколько секунд две стены столкнулись. Треск копий глухие удары мечей, адские вопли. Сражение длилось четверть часа. Гладиаторы отступали, перестраивались, а затем опять атаковали неприятеля. В конце концов, бойцы в красных одеждах победили. Восемь человек устало бродили по арене и безжалостно добивали умолявших о пощаде врагов.
        На этом моменте, Норкати выключил голограф. Экран погас. Эдвин взглянул на солдат и сказал:
        - Теперь, думаю, понятно, что вас ждет в Ассоне. На пощаду не надейтесь. Если хотите жить, деритесь.
        - В схватке с дикими зверями шансов немного, - откликнулся высокий темноволосый парень.
        - Наемников Энгерона против хищников не ставят, - возразил сержант. - Но это решают организаторы. Сюрпризы не исключены. Главное, держитесь вместе и не подставляйте спину. Запомните, первыми умирают трусы и паникеры. Страх убивает прежде когтей и зубов. Шансы на успех есть всегда.
        Просмотр представления оставил тягостное впечатление. Андрей вдруг отчетливо осознал, что в очередной раз стоит на краю гибели. Когда ты сражаешься один на один, то рано или поздно обнаруживаешь у соперника слабые места. Нужно вывести врага из равновесия и терпеливо ждать. Он обязательно допустит ошибку.
        В битве же времени на размышление нет. Предугадать действия сразу трех-четырех человек невозможно. В общей свалке от тебя мало что зависит. Появляется элемент случайности. Чуть потеряешь концентрацию и мгновенно пропустишь удар. А если подведут товарищи? Значительное численное преимущество противника ничем не компенсируешь. Не помогут и секретные приемы. Тем более что в тяжелых доспехах от них и так мало толку. Тут требуются другие навыки.
        Описывать перелет к системе Астры не имеет смысла. Он протекал без приключений. Воины тренировались усердно, буквально до изнеможения. После окончания занятий прохладный душ, ужин и постель. Ни карточных игр, ни пустых разговоров. Усталость валила солдат с ног. Отдыхать некогда. Волков работал вместе со всеми. Изображать из себя выдающегося гладиатора он не собирался.
        Путешествие было бы вполне обычным, ничем не примечательным, если бы не одно обстоятельство. За пару декад до прибытия на Грезу Андрею приснился странный сон. Он стоял на вершине песчаной дюны, а на него нападали огромные уродливые существа. Лица расплывчаты, но судя по телосложению, мутанты. В руках юноши меч, враги вооружены дубинами.
        Казалось, Волков обречен. Однако дальнейшие события опровергли эту мысль. Так виртуозно клинком землянин никогда не владел. Андрей совершал резкие выпады, колол, бил наотмашь. При этом юноша с необычайной легкостью уворачивался от ударов врагов. Они не успевали за перемещениями Волкова. Землянин словно был в другом измерении. В результате, два мутанта простились с жизнью. Невероятная развязка.
        Изображение вдруг стало расплываться. Вскоре наступила темнота. Затем новая сцена. Андрей в каком-то лагере. Невзрачные бараки, справа наблюдательная вышка, на горизонте унылые желто-оранжевые барханы. Пейзаж очень похож на тасконский. Нечто подобное Волков видел в пустыне возле руин древнего города. Если не изменяет память, он назывался Морсвил.
        Перед юношей стоит невысокий худощавый человек. Разглядеть его лицо тоже никак не удается. Неясное светлое пятно. Мужчина держит меч двумя руками. Но это не бой, скорее тренировка. Незнакомец медленно, с расстановкой демонстрирует различные приемы. Андрей старательно повторяет их.
        Сон оборвался так же неожиданно, как и начался. Землянин сел на кровати, осмотрелся по сторонам. До подъема еще пара часов. Что это было? Очередное видение? Пожалуй, нет. После каждой встречи со странниками в балахонах Волков измотан так, будто целый час мешки таскал под палящими лучами Сириуса. Нижнее белье можно выжимать. Пот ручьями тек по телу. Сейчас же юноша чувствует себя абсолютно нормально.
        Да и антураж совершенно другой.
        Нет ни раскаленного каменного плато, ни мрачных, остроконечных скал, ни багрового неба. Кроме того, в видениях, за исключением провокации с Эвис, никогда не появлялись люди. Скорее всего, это обычный сон. Наш мозг иногда преподносит подобные сюрпризы. Ничего удивительно го.
        Однако уже на следующий день Андрей понял, что обладает рядом новых навыков. Их нужно только отточить, довести до автоматизма.
        Может, опять всплыли знания, полученные из аппарата интеллектуального развития? Не исключено. Такое случалось и раньше.
        Хотя в общий контекст программы они не очень вписываются. Картинки какие-то архаичные. Вопросов возникает много. Что за мутанты атаковали Волкова? Где происходила схватка? Кто тот худощавый мужчина? Впрочем, забивать голову ерундой землянин не собирался. Он стал сражаться гораздо лучше, а это главное. Во время поединка в Ассоне все пригодится.
        Глава 7. Представление
        Тяжелый крейсер снизил скорость и лег в дрейф на орбите Грезы. Плайдской и сирианской эскадры еще нет, но корабли уже на подходе к системе Астры. Огромный флот союзников будет здесь завтра. А еще через двое суток состоится грандиозное представление. Соунвил успел доставить наемников к назначенному сроку. В пути Стенли связался с компаньоном Браеном Клевилом и сообщил, что Одинокий Волк на борту судна. Это нужно для рекламной акции и планирования боев. Схватка известного гладиатора должна стать украшением шоу.
        Солдаты погрузились в боты, и машины устремились к планете. Через сорок минут летательные аппараты опустились на посадочную площадку возле стадиона. Андрей первым ступил на поверхность Грезы. Сооружение действительно гигантское, в высоту не меньше пятидесяти метров.
        В Ассоне поздний вечер, с запада, с океана дует легкий прохладный бриз. К сожалению, самой глади воды не видно. Новый стадион построили на северо-восточной окраине города. Каменные джунгли полностью закрывают обзор. Зато закат великолепен. Астра уже исчезла за домами, тонкие облака на горизонте окрасились в золотистый цвет, а стекла многочисленных небоскребов пылали заревом огненно-красного пожара.
        - Поторапливайтесь! - грозно рявкнул охранник.
        Волков посмотрел на плайдца. Забрало защитного шлема поднято, ремни бронежилета затянуты плохо, пальцы нервно сжимают лазерный карабин. Парню лет двадцать пять. Сразу видно, что он ни разу не был в серьезных переделках и очень волнуется. Напасть на него и отобрать оружие не составляет никакого труда. Но что это даст? Наблюдатель тут же ликвидирует мятежника.
        Землянин презрительно усмехнулся и неторопливо зашагал к строю бойцов. Вскоре появился темноволосый пожилой мужчина. Браен Клевил, главный организатор и распорядитель поединков. Он о чем-то переговорил с Соунвилом, небрежно махнул рукой и мгновенно исчез. Ему сейчас не до наемников. Полет прошел без эксцессов, все живы, здоровы, вот и хорошо.
        У Клевила много других, более важных дел. Припять несколько тысяч высокопоставленных гостей непростая задача. Им нужно обеспечить на трибунах лучшие места. Плайдская и сирианская знать очень щепетильна в подобных вопросах. Ошибки в данной ситуации недопустимы. А попробуй, разберись, кто и где должен сидеть. Браен не силен в дворянской иерархии. Спать ему сегодня точно не придется.
        Колонна солдат двинулась за охранниками к подземному тоннелю. Через пару минут бойцы оказались во внутренних помещениях стадиона. Пройдя по широкому длинному коридору, воины повернули налево и замерли перед массивной металлической дверью. Сержант, сопровождавший наемников, приложил ладонь к электронному замку и набрал код.
        Как и следовало ожидать, лагерь был невелик. Одноэтажная казарма, маленькая столовая и песчаная площадка для тренировок. Условия не самые замечательные, но вполне приемлемые для жизни. Норкати сразу приказал всем солдатам построиться. Их набралось около семидесяти человек. Выбегавшие из здания бойцы на ходу застегивали одежду и с любопытством смотрели на новичков.
        Плотный, коренастый капрал доложил инструктору, что во время его трехмесячного отсутствия поединки в Ассоне не проводились. Устроители берегли людей для большого шоу. Эдвин удовлетворенно кивнул головой. Бросать в кровавую мясорубку воинов, только что привезенных с Тасконы, он не хотел. Теперь у него есть возможность для маневра.
        Вообще сложилась парадоксальная ситуация. Наемниками управлял такой же раб. Норкати тренировал солдат, распределял на группы, выставлял их па бой. Сотрудники компании наблюдали за всем происходящим со стороны. Они отстранились от принятия решений. Во-первых, офицеры часто меняются на Грезе, а потому плохо разбираются в обстановке. Во-вторых, у них другой функционал. А в-третьих, таково распоряжение Грега Лейрона. Майор доверял сержанту.
        После ужина Андрей прогулялся по лагерю. Он, разумеется, огорожен двойной решеткой. За невольниками следят десятки камер. Тщательно фиксируется каждый шаг солдат. Побег невозможен в принципе. Лагерь располагался на северной стороне стадиона. Чуть дальше транспортная магистраль и стена густого леса. На востоке юноше заметил многочисленные постройки. Административные здания, одинаковые ряды бараков, сторожевые вышки.
        К Волкову подошел Норкати.
        - Любуешься пейзажем? - спросил Эдвин.
        - Он здесь не впечатляет, - произнес Андрей. - Раньше было лучше. Центр города, набережная с отдыхающими, океан. С удовольствием бы искупался.
        - Даже не мечтай, - грустно улыбнулся сержант.
        - Что это? - юноша показал на сооружения справа.
        - База подготовки гладиаторов, - ответил Норкати.
        - Сколько же там людей? - изумленно сказал Волков.
        - Сотни, а может и тысячи, - проговорил Эдвин. - Преступники, добровольцы, пленные корзанцы. У каждой категории свой сектор. Предприятие выгодное и в него вкладываются огромные деньги.
        - У Энгерона скоро появится опасный конкурент, - произнес землянин.
        - Не думаю, - возразил инструктор. - Масштабы действительно сопоставимы, но профиль узковат. Хотя, в перспективе нельзя ничего исключать. Видог экспансию не прекратит и пушечное мясо герцогу понадобится.
        Следующий день протекал относительно спокойно, если не считать толпу поклонников у решетки, скандировавших ассонскую кличку Андрея. Увидев юношу, девушки истошно завопили. Землянин старался не обращать внимания на эти крики. Он прекрасно знал, что если его убьют на арене, те лее самые люди будут восторженно приветствовать победителя известного гладиатора. Любовь публики скоротечна и переменчива.
        Поздним вечером в лагерь пришли Клевил и Соунвил. Их сопровождали два наблюдателя, значит, предстоит оглашение регламента. Благодаря своему статусу, Андрей присутствовал при диалоге организаторов шоу с Норкати.
        - Представление начнется позже обычного, - сказал Браен. - Гости задержатся на обеде в резиденции правителя.
        - А их потом не стошнит? - съязвил сержант.
        - Попридержи язык, - жестко проговорил плайдец. - Я сегодня не настроен шутить. Пятеро бойцов участвуют в первой части. Пора и вам испытать на себе крепость когтей и зубов хищников. Посмотрим, чего стоят наемники Энгерона.
        Внешне Эдвин невозмутим, но он явно расстроен. Это незапланированные потери. Тем самым Клевил хочет показать, что против диких зверей никто не устоит. И, к сожалению, Браен прав.
        - Какое снаряжение? - уточнил инструктор.
        - Легкое, - ответил плайдец. - Налокотники, поножи, шлемы. Из оружия допускается копье, трезубец, меч.
        - И сеть, - мгновенно вставил Норкати.
        - Хорошо, - после паузы согласился Клевил. - Еще одна пятерка дерется во второй части. В нее обязательно включи Одинокого Волка. Пусть зрители увидят его во всей красе.
        - С кем он будет сражаться? - спросил сержант.
        - Ты чересчур любопытен, - усмехнулся Стенли.
        - С добровольцами, - произнес Браен, не отреагировав на реплику компаньона.
        - Финальная схватка? - догадался Эдвин.
        - Да, - подтвердил плайдец. - Надеюсь, она получится захватывающей. Лгать не стану, соперники серьезные. В третьей части масштабное историческое сражение. Мы постараемся смоделировать древнюю унимийскую битву. Ты выставишь пятьдесят солдат из последней партии. Доспехи, соответствующие данной эпохе, уже приготовлены.
        - Какой смысл выставлять новичков? - изобразил удивление инструктор. - Они не имеют опыта и только испортят схватку. У меня есть другие бойцы, более…
        - Твое мнение никого не интересует, раб, - резко сказал Клевил. - Мои требования должны быть выполнены. Хватит пустой болтовни.
        - Позвольте хотя бы немного скорректировать состав? - вымолвил Норкати.
        - Нет, - отрезал Браен.
        Плайдец повернулся спиной к сержанту, показывая, что обсуждение закончено. Спорить было бесполезно. Через минуту Клевил и Соунвил двинулись к стадиону. Наблюдатели не проронили ни слова.
        - Сволочь! - зло процедил сквозь зубы Эдвин.
        - Что случилось? - недоуменно проговорил Андрей.
        - Мерзавец отправляет солдат на верную смерть, - ответил инструктор. - У них нет ни шанса.
        - Ты о гладиаторах, которым предстоит выйти против хищников? - произнес юноша.
        - Если бы, - вздохнул Норкати. - Там все понятно. Клевил скормит тварям пятерых наемников на потеху толпы. Они обречены. Речь о тех, кто прилетел вчера.
        - Чего ты волнуешься, - пожал плечами Волков. - В таких битвах итог непредсказуем. Парни дерутся неплохо.
        - Неплохо, - повторил сержант. - Беда в том, что они ни разу не выходили на арену. Не мне тебе объяснять, какое безумие там творится. Тут вопрос в психологии. Чуть занервничаешь, дрогнешь и все! Гибель неизбежна. А поддержать бойцов в трудную минуту будет некому.
        - Ты пессимист, - заметил Андрей.
        - Я реалист, - возразил Эдвин. - Мы выиграли два сражения. Публика жаждет реванша. И организаторы все для этого сделают. Не сомневаюсь, что предстоит схватка с преступниками. Это лучшие гладиаторы Клевила. Отчаянные, сильные, беспощадные. Один свирепый Хлем чего стоит. Браен специально их берег для подобного случая. Он пытается исключить любой риск. Ну, а победителей, как известно, не судят.
        - Но так не честно! - возмутился землянин.
        - Не мы здесь устанавливаем правила, - грустно проговорил Норкати. - Подчиниться придется. Тебя, кстати, тоже ждет нелегкий поединок. Я знаю, с кем уготована встреча. Ужасный Дорк. Редкий ублюдок. По повадкам убийца и садист. В Ассоне появился полтора года назад. Прикончил уже шестерых соперников. Он очень популярен на Грезе.
        - В твоем голосе чувствуется неприязнь, - сказал юноша.
        - В числе жертв Дорка двое наших бойцов, - произнес сержант. - Хорошие были воины. Увы, их постигла неудача. Плайдец отменно владеет клинком. У него есть обычай. Побежденным врагам он отрубает головы и демонстрирует их зрителям. Поклонницы рыдают от восторга. Дорк необычайно тщеславен и мечтает стать самым знаменитым гладиатором в истории. Победа над Одиноким Волком вознесет негодяя на вершину рейтинга.
        - Да, такой шанс упускать нельзя, - улыбнулся Андрей.
        - Напрасно иронизируешь, - вымолвил Эдвин. - Его нельзя недооценивать. Это умелый, опасный противник, не прощающий ошибок.
        - Я учту, - произнес землянин.
        Тем же вечером наемники примеряли доспехи. Тяжелое снаряжение Волков решил не брать. Оно сковывает движения. Мощными физическими данными юноша не обладал. Козыри Андрея - скорость перемещения и быстрота реакции. Вступать в обмен ударами землянину невыгодно.
        Волков надел тонкую прочную кольчугу с круглыми пластинами на груди, взял с полки стальные поножи и налокотники. Меньше всего проблем со шлемом. Он у него персональный - оскаленная пасть волка. Отличная работа ассонских мастеров. Жаловаться грех. Оружие солдатам, разумеется, не дали. Копья, мечи, секиры получают непосредственно перед схваткой.
        Изредка юноша бросал взгляд на товарищей. Сразу видно, все волнуются. На воинов, которым предстоит сразиться с дикими животными, лучше вообще не смотреть. В их глазах без труда читается обреченность. Винить наемникам некого. Норкати рассудил по справедливости, дав каждому солдату вытянуть жребий. Кому-то судьба улыбнулась, кому-то нет. В любом случае парни вряд ли уснут сегодня ночью. До следующего заката они, скорее всего, не доживут. Смириться с этой мыслью невозможно.
        Такого наплыва гостей Греза еще не знала. Гравитационные катера, пассажирские челноки и боты непрерывно доставляли людей на космодром Ассона. А сколько высокопоставленных особ! Герцог Пладский, графиня Сирианская, наместники Церены, Гайреты, Китара, Эльзаны и конечно юная чета новобрачных. На улицах столицы планеты правителей встречали тысячи горожан. Разноцветные флаги, музыка, восторженные крики. Обыватели были счастливы, что присутствуют при столь знаменательном событии.
        Ассон понравился Эвис. Красивая архитектура, много парков и скверов, великолепная набережная. В нем не чувствовалось суеты и перенаселенности гигантских мегаполисов. Теперь понятно, почему во времена империи Греза считалась лучшим курортом огромной державы. Благоприятный климат, доброжелательные люди, отличное обслуживание. Что еще нужно для хорошего отдыха.
        Резиденция Берда Видога располагалась у океана на южной окраине города. Это был небольшой, но достаточно роскошный и уютный дворец. Здесь разместились только приближенные герцога и графини. Остальные гости разъехались по гостиницам Ассона. Недостатка в них столица планеты не испытывала.
        После свержения династии Храбровых Греза пребывала в запустении. Кризис затянулся на несколько лет. Междоусобные войны независимых государств и промышлявшие в космосе пираты не позволяли туристам добраться до системы Астры.
        Кроме того, у некоторых народов не сложились отношения с владыкой Плайда, а именно ему теперь принадлежала планета.
        Новую жизнь в Ассон вдохнули поединки гладиаторов. Асконская, эстерианская, коринианская знать устремилась на Грезу. Посещение кровавых представлений стало модным. Дворяне заискивали перед герцогом и старались ему подражать, а Берд любил подобные шоу. Деньги в экономику планеты полились рекой.
        Постепенно Ассон превращался в город развлечений. Достойное занятие для себя здесь мог найти и эстет-интеллектуал, и порочный извращенец. То, что было категорически запрещено на других планетах, тут существовало вполне легально. Чего уж говорить, если убийство на арене под рев обезумевшей толпы воспринималось, как высочайшая доблесть.
        Аланка, разумеется, таких подробностей не знала. Девушка судила исключительно по внешнему виду. А Ассон действительно невероятно красив. После ужина Эвис вышла на балкон. Перед ней предстало восхитительное зрелище. Желтый диск Астры тонул в изумрудных водах океана. На ровной глади удивительная светящаяся дорожка. Казалось, ступи на нее, и ты беспрепятственно добежишь до горизонта. Нижний край неба окрасился в странную палитру оранжевых и красных тонов. Притом, что над головой уже вспыхнула россыпь звезд.
        К аланке приблизился Дейл и обнял жену за плечи.
        - Океан на закате великолепен, - негромко сказал молодой человек.
        - Да, - ответила девушка. - Мы никогда не достигнем подобного совершенства. Истинная красота в простоте. Тут нет ничего лишнего.
        - Можно поспорить, - улыбнулся эстерианец. - Природа порой тоже терпит фиаско. Мне доводилось бывать в Брунтейских горах. Кошмарное нагромождение серых, мертвых скал. Унылая, навевающая тоску картина.
        - Ты просто не понял задумку художника, - отреагировала Эвис. - В этом есть своя особая привлекательность. Другие краски, другое настроение, другой смысл. В мире все очень неоднозначно.
        - Согласен, - кивнул головой Дейл. - Но ты что-то ударилась в философию. С чего бы вдруг?
        - Не знаю, - пожала плечами аланка. - Может, волнуюсь перед завтрашним представлением.
        - Многие сирианцы отказались от посещения боев, - осторожно заметил молодой человек. - Тебя никто не обязывает. Отец поймет. К поединкам гладиаторов нужно привыкнуть. Первый раз часто становится шоком. О схватке с хищниками даже не говорю. Звери разрывают людей на куски.
        - Нет, нет, я пойду, - поспешно вымолвила девушка. - Благодарю за заботу, но нечто подобное мне уже доводилось видеть. Не в тех масштабах, конечно… Я выдержу любое кровавое шоу.
        - Тем не менее, я бы не советовал усердствовать на обеде, - произнес эстерианец.
        - Намекаешь на мою фигуру? - изобразила возмущение Эвис.
        - Ну что ты, - Дейл опустил руку на талию аланки. - Она у тебя идеальная. Думаю, все женщины Плайда и Сириуса умирают от зависти.
        В глазах молодого человека появился возбужденный блеск. Девушка уже знала, чего хочет муж. С момента свадьбы прошло почти полторы декады. Дейл и Эвис трижды занимались сексом. Без сомнения, это доставляло удовольствие обоим. Но, если честно, аланка ожидала большего. Чего-то ей не хватало. Наверное, страсти, эмоций. Пока в их взаимоотношениях присутствует определенная холодность. Нет безумного порыва, неестественной дрожи в теле, глубокого внутреннего опустошения. Нет любви…
        - Прости, не сегодня, - девушка мягко отстранилась от эстерианца. - Не обижайся…
        Вечером Эвис не восприняла слова Дейла всерьез, однако утром она решила не искушать судьбу и прислушаться к его совету. На обеде аланка ела крайне мало. Девушка не хотела попасть в неприятную ситуацию. К ней обязательно будет приковано внимание плайдцев. Небольшое голодание здоровью не повредит.
        В четырнадцать часов по местному времени огромный эскорт лимузинов покинул резиденцию герцога и по широкому проспекту устремился к стадиону. На дороге ни одного электромобиля. Безопасность высоких персон обеспечивали усиленные наряды полиции и подразделения службы контрразведки. У Видога и Торнвил немало врагов. Попытка диверсии со стороны тех же грайданцев не исключена.
        Минут через двадцать машины достигли цели. В подземном гараже приятная прохлада и тишина. Звукоизоляция потрясающая. Ведь на трибунах шестидесятитысячная толпа зрителей. Берд и Октавия в сопровождении телохранителей направились к лестнице. За ними шла жена правителя Плайда Алина, дочь Элиза с мужем, бароном Вистейлом, Дейл и Эвис. Все они будут сидеть в одной ложе.
        Сооружение произвело на аланку огромное впечатление. И дело не в размерах. Стадион во Флаикии гораздо больше. Здесь совсем иной антураж. Вместо прямоугольного поля с зеленой травой овальная песчаная площадка, в центре на восьми прочных консолях висит гигантский куб с голографическими экранами, но главное - толстое защитное стекло, отделяющее публику от гладиаторов. Оно поднималось на многометровую высоту и соединялось с нависающим над трибунами козырьком. Таким образом, зрители находились в замкнутом пространстве.
        Говорят, был случай, когда обреченный на смерть воин метнул оружие на трибуну. К счастью, никто не погиб, но организаторы поединков приняли дополнительный меры предосторожности. Впрочем, гладиаторы прекрасно слышали восторженный рев толпы, так же, как и плайдцы, крики и стоны дерущихся бойцов. Звук синхронно передавался через специальные устройства.
        Кроме того, на стадионе были установлены десятки камер. Они транслировали картинку с самых разных, порой неожиданных ракурсов. На экранах режиссер часто повторял наиболее яркие эпизоды кровавых схваток.
        Правительственная ложа имела дополнительное ограждение, но обзору это ничуть не мешало. Бронестекла идеально прозрачные. Вдобавок ко всему, она очень удобна расположена. Арена совсем близко, можно рассмотреть даже лица воинов.
        Как только показались герцог и графиня, зрители вскочили со своих мест и дружно зааплодировали. Берд и Октавия приветственно махали руками. Выдержав паузу, распорядитель громко, с пафосом в голосе объявил о начале представления.
        Утро в лагере наемников выдалось тягостным. Люди почти не разговаривали друг с другом. Так бывает всегда в день поединков. Кто-то молится, кто-то обдумывает тактику на бой, кто-то вспоминает семью. Солдаты, которые не участвуют в шоу, стараются не мешать товарищам. Никаких тренировок уже нет. Последние наставления Норкати даст непосредственно перед схваткой. В тот момент они воспринимаются лучше.
        От обеда наемники отказались. Неторопливо, тщательно воины подгоняли снаряжение. Процедура не такая простая, как может показаться на первый взгляд. В подобном деле нет мелочей. Слабо затянешь ремень, и доспехи будут болтаться. Застегнешь потуже, потеряешь подвижность и собьешь дыхание.
        Где-то после полудня появились охранники. Тут же прозвучал приказ строиться. Колонна бойцов направилась к стадиону. В коридоре солдаты повернули направо. Преодолев метров сто, гладиаторы замерли перед металлическими воротами. Андрей заметил их еще два дня назад, когда новичков, прибывших с Тасконы, вели в лагерь. Его догадки полностью подтвердились. На арену он выйдет с западной стороны сооружения. Это неплохо. Если представление продлится недолго, Астра будет светить противнику в глаза. Перенос шоу на вечернее время выгоден наемникам.
        Впрочем, радоваться рано, пока звезда еще достаточно высоко. Между тем, створки ворот открылись. Волков увидел большое просторное помещение. В дальней части лестница, слева стеллажи с оружием, справа голографический экран, в центре ряд пластиковых кресел.
        - Пошевеливайтесь! - жестко сказал лейтенант, сопровождавший воинов. - Эскорт герцога уже в пути.
        Эдвин на грозную реплику офицера не отреагировал. Обычная ситуация. Устроители нервничают перед прибытием правителя Плайда. На самом деле спешить некуда. Сержант будет выпускать бойцов только по сигналу Клевила. Распорядитель же в своей знаменитой красной тоге спокойно стоит в центре арены. Жестом руки Норкати подозвал к себе гладиаторов. Наемники мгновенно обступили инструктора.
        - Говорить долго не буду, - произнес Эдвин. - В схватке с дикими зверями главное держаться вместе. Не пускайте хищников в тыл. Обычно они атакуют со спины. Если кого-то потеряли, сразу восстанавливайте строй. На помощь не бегите, бесполезно. В одиночных поединках старайтесь найти у врага слабое место. В нападение сразу не бросайтесь. С вами дерутся профессионалы. Тактику на решающую битву обсудим позлее.
        Не прозвучало ни одного вопроса. Солдаты молча двинулись к стеллажу. От того правильно выберет воин оружие или нет, часто зависит исход схватки. Андрей перепробовал пять или шесть мечей. Наконец, он нашел нужный клинок. Обоюдоострый, достаточно длинный, хорошо сбалансированный. Как обычно, юноша взял два кинжала. Со щитом все было гораздо проще. Волкову сразу понравился круглый, небольшого размера. Он хоть и целиком из металла, но весит немного.
        Тем временем, на трибунах раздался дикий рев. Что это значит, землянину объяснять не надо. Зрители увидели герцога Видога. Андрей посмотрел на экран. Так и есть. Берд привычно сдержанно улыбается. Рядом с ним стоит Октавия Торнвил.
        Неожиданно камера сместилась вправо. Юноша невольно замер.
        Эвис! Девушка сегодня тоже присутствует на представлении. С ума сойти, как она красива! Чуть вытянутый овал лица, крупные карие глаза, собранные в изящную прическу русые волосы.
        Волков грустно усмехнулся. Весьма возможно аланка будет сегодня наблюдать итог его блестящей гладиаторской карьеры. Дейл держит жену за руку. Счастливчик. Плайдцу чертовски повезло. О подобной близости с Эвис Андрею остается только мечтать.
        Высокопоставленные гости сели в мягкие, удобные кресла. Клевил практически сразу объявил о начале шоу. Браен отлично знал, что правитель не любит долгих вступительных речей. На арену вышла первая группа бойцов. Воины почтительно поклонились герцогу и графине. На них легкие кожаные доспехи, в руках копья и короткие мечи. Видог небрежно кивнул головой. Это сигнал распорядителю.
        Метрах в тридцати от гладиаторов поднялась огромная плита. Из образовавшейся ниши выбежали гигантские чудища. Массивный череп, плотная бурая шерсть, передние лапы короче задних, от чего корпус тела животного подан вперед. Гризы.
        С ужасными тварями Волков сталкивался на Корзане. Там они обычно прячутся в густых зарослях и нападают из засады. Их атака молниеносна. Вес хищников порой достигает пятисот килограммов, а высота в холке двух метров. Человека зверь сметает с пути словно пушинку. От зубов гризов на Корзане погибли тысячи колонистов.
        Против шестерых бойцов организаторы выпустили четырех животных. Но численное преимущество мало что дает людям. Силы слишком неравны. Выставив копья, воины медленно пятились назад. Зрители визжали, кричали, топали ногами. Не привыкшие к такому шуму хищники настороженно, зло рычали. Наконец, они заметили добычу. Самки гризов меньше цо размеру, но гораздо агрессивнее. Голод заставлял зверей пренебречь инстинктом самосохранения.
        Спустя несколько секунд сразу две твари ринулись на гладиаторов. Зрелище было страшным. Стремительно набирая скорость, животные приближались к бойцам. Попытка остановить их ни к чему не привела. Треск копий, адские вопли, глухие, бесполезные удары. Хищники без труда разбили строй воинов. Мощные острые зубы гризов пронзали тело человека насквозь, кроша и ломая кости. Смерть наступала мгновенно.
        Оттащив жертву в сторону, звери приступили к кровавой трапезе. Они кусками вырывали мясо и глотали, не пережевывая.
        В считанные мгновения люди превращались в обезображенную, бесформенную массу. Уцелевшие гладиаторы поспешно покинули место трагедии. Один несчастный, опираясь на древко копья, хромал. При столкновении хищник повредил ему ногу.
        Самцы хотели поучаствовать в дележе добычи, но наткнулись на оттаянное сопротивление. Самки еще не насытились. Гризам поневоле пришлось напасть на бойцов. Схватка получилось жестокой и упорной. Ограничиваться одной жертвой животные не собирались.
        Надо отдать должное воинам, они сражались смело и грамотно. Тварям, тоже досталось. Шкура зверей окрасилась в цвет крови.
        Тем не менее, шансов на успех у людей не было. Хищники быстрее, сильнее, выносливее. Последний гладиатор, качаясь от усталости, направился к спасительным воротам. Изредка поглядывая на него, гризы пожирали убитых воинов. Публика удовлетворенно хлопала в ладоши. И бойцы, и животные оправдали их ожидания. К сожалению, достигнуть цели гладиатор не успел. Гигантский зверь в три прыжка догнал и прикончил беднягу.
        На арене появилась специальная команда. Она тоже состояла из пленных корзанцев. Устроители представления не рисковали соотечественниками. Так проще и дешевле. Существенная экономия на заработной плате и компенсациях, если вдруг произойдет какой-нибудь досадный инцидент.
        На обслуживающем персонале особые костюмы, в руках длинные электрошокеры. Максимальный разряд способен свалить хищника с ног. Гризы уже испытывали это на себе. Неприятный опыт у них есть. После пары прикосновений звери нехотя двинулись к нише. Твари недовольно рычали, огрызались, скалили зубы. Впрочем, о добыче они не забыли. Два трупа животные упорно волокли к логову. Вскоре хищники исчезли из виду. Минут пять потребовалось на то, чтобы убрать мертвецов, оторванные конечности и подсыпать песок.
        Вторая схватка разочаровала зрителей. Воины откровенно растерялись, когда выскочили берсенки. Шесть человек, шесть зверей. Можно было побороться, в отличие от гризов эти животные не обладают такой мощью. Красивый, пропорциональный хищник с длинными крепкими лапами и гладкой золотистой шкурой. Берсенки тоже весят не меньше двухсот килограммов и достигают в высоту плеча взрослого мужчины, но главное их оружие не сила, а скорость и острые, как лезвия бритвы, зубы. Атака зверя стремительна и точна.
        В длительные единоборства животное предпочитает не ввязываться. Хищники обычно охотятся стаей. Их тактика незамысловата, но эффективна. Кружась вокруг жертвы, они заставляют ее обратиться в бегство. Именно этого берсенки и добиваются. Короткий рывок, прыжок, удар лапами. Кувыркающееся в траве существо обречено на смерть. Челюсти зверя безжалостно сжимаются на его шее.
        Ту же ошибку допустили и гладиаторы. Хищники появились у людей за спиной. Бойцы дрогнули и рассыпались в разные стороны. Развернуться и достойно встретить врага воины не успели. После падения берсенки не давали им подняться. Лишь двое гладиаторов оказали тварям сопротивление. Увы, уровень подготовь бойцов оставлял желать лучшего. Схватки длились недолго.
        Толпа возмущенно свистела. Клевил старался успокоить публику, утверждая, что самые запоминающиеся поединки еще впереди. В помещении, где находились наемники, прозвучал протяжный, надрывный сигнал. Створки ворот, ведущие на арену, тут же открылись. Пятеро солдат неторопливо двинулись к лестнице.
        - Удачи, - негромко произнес Норкати.
        Никто из бойцов не откликнулся. Все предельно собраны и сосредоточены. Тарты не худший вариант, гризы куда опаснее, но и с ними пока никто не справился. Стандартная церемония приветствия, и воины тотчас заняли круговую оборону.
        Андрей внимательно следил за поединком. Режиссер бесспорно очень талантлив, не упускает ни одной мелочи. Показывает и общую панораму, и крупный план, и наиболее эмоциональных зрителей. Тарты обитали на Корине. У них длинная шерсть, массивное тело, продолговатая голова. Зверь вроде бы неуклюж и медлителен. Однако это глубочайшее заблуждение. Тарты необычайно свирепы и прожорливы.
        Чем-то Волкову они напоминали медведей. Хотя, сравнение вряд ли уместное. Корйнианский хищник значительно крупнее. Кроме того, у него на нижней челюсти есть два выступающих вперед клыка. Да и морда странная, приплюснутая. Атакует добычу животное очень своеобразно. Сходу протыкает жертву, валит на землю, а затем разрывает когтями. Масса у тарта большая, освободиться невозможно. На родной планете у зверя нет достойных противников.
        В воздухе на арене витал запах крови. Четыре хищника жадно его нюхали, раздувая ноздри. Растянувшись в линию, животные двинулись на людей. Наемники отступали к каменной стене. Она позволит им закрыть тыл. Постепенно тарты увеличивали скорость. Звери начали атаку. Публика дико ревела, подгоняя хищников.
        Остановить разогнавшееся животное, которое весит не меньше трехсот килограммов, нет ни единого шанса. Чтобы уцелеть, нужно вовремя увернуться от удара. Солдаты так и хотели сделать. Но удалось это не всем. Стоящего на правом фланге гладиатора тарт зацепил за ногу. Боец, совершив немыслимый кульбит, рухнул на спину.
        Бедняга вскочил на колени, и в ту же секунду клыки вонзились ему в грудь. Мотнув головой, зверь швырнул воина на заградительное стекло. Безжизненное тело упало на песок. Животное принялось разрывать на куски свою жертву. Находящиеся буквально в метре плайдцы возбужденно кричали.
        Между тем, наемники, даже потеряв товарища, не дрогнули. Набросив на ближайшего хищника сеть, они кололи его копьями. Другой зверь давно бы сдох от таких ранений, но тарта спасала густая, плотная шерсть и толстая кожа. Животное рычало от боли и пыталось зацепить гладиаторов лапой.
        В этот момент два хищника напали на солдат. Выставленный трезубец глубоко вошел в тело тарта. К сожалению, не выдержало древко. Зверь всей массой навалился на бойца. Предсмертный вопль воина утонул в ужасном реве толпы. Трое оставшихся наемников смело атаковали проскочившее мимо животное. Снова сеть и непрерывный град ударов.
        Трудно сказать, как бы завершилась схватка, но запутавшемуся тарту наконец удалось освободиться. Разъяренное чудовище набросилось на солдат. Острые когти распороли и легкие доспехи, и живот одного из бойцов. Обнажив мечи, гладиаторы дружно вонзил и клинки в шею зверя. Животное неестественно захрипело, на желтый песок брызнул фонтан крови.
        Воины тут же повернулись к рычащему за спиной хищнику, но было уже поздно. Тарт разорвал сеть, совершил прыжок и поддел наемника. Последний солдат схватил лежащего рядом с ним товарища за руку и поволок его к воротам. Преодолев метров тридцать, парень замер. Он оценивал ситуацию.
        Раненый зверь уже испустил дух. На песке валяется огромная мохнатая туша. Сразу за ней два хищника пожирают добычу. Обоим серьезно досталось. У дальнего до сих пор торчит из шкуры обломок трезубца. Нет, нападать они не будут. Опасность представляет только тарт у стены. Однако, похоже, животное утолило голод и никого убивать больше не желало.
        Как зрители ни старались, заставить зверя продолжать бой им не удалось. Спустя пять минут на арене появилась специальная команда. Тут же открылись ворота. Наемник победно вскинул вверх оружие. Публика бурными аплодисментами приветствовала смельчака. Даже герцог Видог несколько раз демонстративно хлопнул в ладоши.
        Изувеченного солдата внесли в подтрибунное помещение. Он был еще в сознании.
        Впрочем, все понимали, что несчастный не выживет. С такими ранами его не успеют даже до операционной довезти. Сержант склонился к бойцу, ободряюще похлопал беднягу по плечу.
        - Молодец, Кунт, - негромко сказал Эдвин. - Ты прекрасно сражался.
        - Мы все же прикончили тварь, - прошептал воин.
        Реплика наемника оборвалась на полуслове. Солдат судорожно дернулся и затих. Мертвенно-бледное лицо, посиневшие губы, по щеке катится слеза. Норкати молча закрыл глаза покойнику. Первая часть шоу завершилась. Она длилась чуть больше часа. Людям надо обсудить увиденное, перекусить, немного размяться. Впереди их ждет захватывающее зрелище.
        Совсем другая обстановка царила в среде гладиаторов. Перерыв короткий, минут пятнадцать, нужно хорошенько подготовиться к поединку. Уставший, измотанный после схватки с хищником боец сидел на пластиковом кресле. Руки бессильно опущены, возле ног валяется окровавленный меч, во взгляде пустота. Ему сегодня повезло. Все самое страшное уже позади. Но радости нет. Слишком велики жертвы. Да и победа призрачна. Через пару месяцев снова придется выйти на арену. И что будет тогда неизвестно.
        Вскоре распорядитель объявил о возобновлении представления. Плайдцы на трибунах поспешно занимали свои места. Во второй части, как правило, дерется много добровольцев. Среди публики их родственники, жены, любовницы и, разумеется, поклонники. Они всегда яростно поддерживают кумиров.
        Две пятерки воинов уже на арене. Надрывный звук труб и гладиаторы бросаются друг на друга. В отличие от большинства наемников Андрей не следил за ходом поединков. Результат жестоких схваток его мало интересовал. Эмоции лучше поберечь. Как когда-то учил Астин, юноша отрешился от реальности и погрузился в себя. Только так можно добиться максимальной концентрации.
        В обычном шоу проводилось три серии одиночных боев. Но в честь праздника Клевил добавил еще две. Данная инициатива наверняка понравится правителю. Самых опытных, умелых гладиаторов Браен оставил напоследок. Их схватка должна стать кульминацией. Завершающая битва масштабна, красочна, но в ней трудно увидеть мастерство воинов. Только наблюдая за индивидуальными поединками, истинные ценители боевого искусства получают настоящее наслаждение.
        Противный, вибрирующий сигнал заставил Волкова подняться с кресла. Его партнеры уже стоят у лестницы. Эдвин приблизился к Андрею и сказал:
        - Я не ошибся. Ужасный Дорк до сих пор не выходил. Мерзавец ждет тебя.
        - Чему быть, тому не миновать, - грустно улыбнулся юноша.
        - Только не торопись, - произнес сержант. - В авантюру не лезь.
        - Постараюсь, - ответил Волков.
        Ворота открылись, и наемники двинулись на арену. Землянин чуть отстал.
        - Дамы и господа, - с пафосом в голосе проговорил распорядитель, - перед вами Одинокий Волк!
        Андрея встретил восторженный вопль. То и дело раздавался истошный женский визг. Юноша действительно пользовался в Ассоне огромной популярностью. Его не забыли. Виной тому растиражированные записи боев знаменитого гладиатора. Теперь ясно, почему Дорк так хочет прикончить Волка. Убив легенду, он сам станет легендой. А именно о славе плайдец и мечтает.
        Воины выстроились в ряд и почтительно поклонились герцогу и графине. Внимательно посмотрев на Эвис, землянин надел на голову шлем. Каждого противника наемников Клевил объявлял особо. У добровольцев запоминающиеся, устрашающие имена и клички. Это неотъемлемая часть представления.
        Вот и Ужасный Дорк. Зрители буквально сошли с ума. Они кричали, аплодировали, топали ногами. От адского шума закладывало уши. К удивлению Андрея плайдец не был гигантом. Рост средний, широкие плечи, крепкие бицепсы. На вид ему около тридцати. Не мальчишка. Без оглядки в атаку кидаться не будет. Значит, Дорк не делает ставку на физическую мощь. Норкати прав, с ним нужно быть предельно осторожным.
        Впрочем, когда гладиаторы заняли позиции, Волков вдруг обнаружил, что у него совсем другой соперник. Высокий, темноволосый парень. А Дорк хитрец. Рисковать не хочет. Если победит партнер, не велика беда. Жизнь дороже. Но это маловероятно. Плайдец не сомневается в успехе Андрея. Расчет на то, что юноша в тяжелом поединке ослабнет, потеряет подвижность. Ну, а затем Ужасный Дорк продемонстрирует свой класс.
        Да, сволочь редкая. Явно подставляет товарища. Хотя вряд ли безжалостных убийц связывают какие-либо дружеские отношения. Скорее, они конкуренты. Ведь на кону деньги, почет, любовь публики. Чтобы избавиться от опасного противника подобным способом, нужно обладать талантом.
        Раздался знакомый звук древних труб. Волков не спеша двинулся на врага. Воин постепенно переходил на бег. В правой руке короткое метательное копье. Еще одно за щитом. Он отлично вооружен. Небольшая остановка и бросок. Расстояние значительное. Землянин легко увернулся. Теперь надо быть внимательнее. Дистанция стремительно сокращается.
        Второе копье с силой ударилось в выставленный щит. Андрей успел сгруппироваться. В ту же секунду гладиатор двинулся на него. Парень силен. Удары плотные, акцентированные. Но и Волков уже не прежний юнец. За два года, проведенные в тасконском лагере, он заметно возмужал.
        Андрей оборонялся спокойно, рассудительно, изредка совершая резкие выпады. Таким образом, землянин проверял противника на прочность. Пару раз лезвие клинка скользило по латам бойца, не причиняя серьезного вреда. Это злило врага. Воин грубо ругался и с удвоенной энергией атаковал Волкова. Достать юношу он никак не мог.
        Мало того, словно издеваясь, Андрей постоянно уходил от обмена ударами, заставляя гладиатора преследовать его. В данном поединке быстрота - главный козырь землянина. Догоняя Волкова, противник раскрывается. Этой оплошностью юноша и решил воспользоваться.
        Андрей, как обычно, сделал два шага назад, качнулся влево. Боец мгновенно отреагировал. Он в очередной раз попытался настичь землянина. Но тут Волков бросился вперед. Противник не успел защититься ни мечом, ни щитом. Клинок пробил доспехи и вонзился в правый бок воина. В прорези забрала юноша увидел испуганные, изумленные глаза плайдца. Мозг бедняги лихорадочно соображал, что же произошло. Долго тянуть Андрей не стал.
        - Прощай, - бесстрастно произнес землянин и надавил на рукоять меча.
        Лезвие почти наполовину вонзилось в тело бойца. Выронив оружие, гладиатор повалился на спину. Волков слышал, как взревела толпа. Сволочи! На их глазах убили человека, а они радуются. Заставить бы мерзавцев самих драться. Впрочем, сейчас не до зрителей. Как там остальные схватки?
        Юноша огляделся по сторонам. Ситуация непростая. В одном поединке победил наемник, в другом плайдец. Два боя еще продолжаются. Хотя Ужасный Дорк уже просто играет на публику. Его противник истекает кровью и едва держится на ногах. Но этот миг торжества и внимания тысяч зрителей доставляет негодяю неописуемое удовольствие. Он упивается собственным величием. Смотреть на избиение товарища было невыносимо.
        Дорк заставил несчастного опуститься на колени. Неуловимое движение клинком, и голова воина отлетела на метр. Своему правилу плайдец не изменил. Презрительно пнув ногой труп поверженного врага, гладиатор извлек из шлема голову солдата и поднял ее за волосы. На трибунах началась истерика. Некоторые женщины совершенно обезумели.
        Вскоре завершилась и последняя схватка. Она была равной. Наемнику удалось прикончить противника, но какой ценой! Латы помяты, щит расколот, по правой руке течет кровь. Чтобы восстановить силы, парень сел на песок. Толпа ревела, не переставая.
        На арене возникла пауза. Бойцы ждали нового сигнала. Андрей снял шлем и вытер пот с лица. Проклятая жара. Хорошо, что есть оливийский опыт. Там температура еще выше, а сержанты в качестве тренировки заставляют таскать тяжелые мешки. В подобные минуты поневоле скажешь им спасибо.
        Передышка длилась недолго. Публика в нетерпении. Приближается кульминация. Ужасный Дорк против Одинокого Волка. Однако когда зазвучали трубы, плайдец неожиданно направился к раненому наемнику. Его мысль было нетрудно понять. Схватка с изможденным солдатом много времени не займет. Он не соперник безжалостному убийце. А после поединка с Андреем, неизвестно в каком состоянии будет Дорк. Лучше все проблемы решить заранее. В рассудительности и прагматичности мерзавцу не откажешь.
        Такой вариант развития событий землянин не устраивал. По правилам, если гладиатор займет соответствующую позицию, вмешиваться уже нельзя. Юноша метнулся к парню и встал перед ним. Теперь у плайдца нет выбора. Дорк на секунду замер, а затем двинулся на Волкова. Между противниками метров тридцать. Использовать прежнюю тактику землянин не мог. Враг не уступает ему в скорости. Надо придумать что-то другое.
        Внезапно на устах Андрея появилась злорадная саркастическая усмешка. А почему бы и нет? Юноша к изумлению всех вдруг отбросил щит и взял меч двумя руками. Ноги чуть согнуты, мышцы напряжены, тело будто окаменело. Волков не шевелился. Что теперь предпримет враг?
        Странная поза землянина заставила замолчать даже зрителей. На стадионе воцарилась удивительная тишина. Люди терялись в догадках. Что случилось со знаменитым бойцом? Неужели у воина помутился разум? Он сам лишил себя защиты. Победа Дорка уже ни у кого не вызывала сомнений. Подобных ошибок плайдец соперникам не прощает. Подбадривая кумира, дружно, в такт, толпа хлопала в ладоши.
        Остановившийся на секунду гладиатор устремился к противнику. Этот сумасшедший обречен. Чтобы не искушать судьбу, Дорк нанес мощный, сокрушительный удар по плечу врага. Однако клинок со свистом прорезал воздух. Мгновением раньше Андрей резко ушел влево.
        В лучах Астры сверкнуло стальное лезвие. Меч, описав полукруг, вонзился в затылок плайдца. Клинок разрубил череп нагнувшемуся вперед бойцу. Дорк сделал по инерции, еще пару шагов и рухнул лицом вниз. Плайдец поплатился за свою самоуверенность. Трюк со щитом ввел его в заблуждение, сбил с толку, заставил поспешить.
        Волков снял шлем и победно вскинул руки вверх. После некоторого замешательства трибуны взорвались оглушительным воплем. Вот он - истинный талант, гений боевого искусства. На огромном голографическом экране режиссер раз за разом повторял прием, блестяще выполненный юношей.
        Второй наемник тоже без больших усилий расправился с соперником. Поединок был закончен. Три уцелевших воина устало побрели к воротам. Распорядитель объявил короткий перерыв. Обслуживающий персонал убирал трупы, оружие, подсыпал и выравнивал песок. Уже в подтрибунном помещении раненый боец подошел к Андрею и проговорил:
        - Спасибо. Дорк убил бы меня.
        - Ерунда, - улыбнулся Волков, - мы должны помогать друг другу. Иначе все здесь сдохнем.
        Положив щит на пол, юноша расстегнул пояс и, словно змея, сбрасывающая кожу, вылез из кольчуги. Все! Нелегкое испытание позади. Можно и расслабиться. К Андрею приблизился Норкати. В глазах сержанта восхищение.
        - Браво, - сказал Эдвин, протягивая землянину бутылку с водой. - Рискованно, но эффективно. Ловко обманул Дорка. Хотя не помню, чтобы ты тренировал этот выпад.
        - Считай его импровизацией, - произнес Волков. - Иногда со мной такое бывает.
        - Я уже заметил, - кивнул головой Норкати.
        У сержанта нет времени на пустую болтовню. Скоро начнется третья часть представления. Именно в массовом сражении гладиаторов Клевил намерен взять реванш за постоянные поражения. Новички явно нервничают. То и дело проверяют оружие, поправляют шлемы, подтягивают ремни доспехов. Эдвин построил их в три шеренги. К его наставлениям юноша не прислушивался. Свою миссию в Ассоне Андрей блестяще выполнил.
        Наблюдая за поединками воинов с дикими зверями, Эвис мысленно поблагодарила Дейл а за совет. Хорошо, что она почти не ела за обедом. Столько крови девушка еще не видела. Хищники рвали людей на куски и пожирали человеческую плоть. В какой-то момент аланка почувствовала приступ тошноты, но сумела с ним справиться. Эвис отвернулась от арены и попросила у охранника воды.
        Надо отдать должное матери, Октавия абсолютно невозмутима. Жестокое зрелище ее ничуть не шокирует. Графиня даже аплодирует вместе с Бердом Видогом. Состояние других сирианцев нормальным не назовешь. Почти все женщины в соседних ложах сидят с зелеными лицами. Впрочем, мужчины выглядят не лучше.
        В отличие от гостей, плайдцы ведут себя свободно и раскованно. Для них это привычная картина. На трибунах немало детей и подростков. Общество определенно сошло с ума. Когда животное убивает очередного бойца, публика вскакивает со своих мест, топает ногами, восторженно кричит. Если честно, радость людей не очень понятна. Ладно бы воин победил зверя… Эвис вовсе не жеманная, сентиментальная барышня, но даже для нее это чересчур.
        Объявленный перерыв позволил девушке вздохнуть с облегчением. К немалому удивлению аланки зрители тут же ринулись к торговым павильонам. Их аппетит трудно чем-нибудь испортить.
        Одиночные схватки гладиаторов больше понравились Эвис. Здесь хотя бы есть борьба. Однако девушка по-прежнему скучала. Представление хоть и эффектное, красочное, большого удовольствия ей не доставляло.
        Внезапно толпа истошно завопила. Распорядитель объявил знаменитого гладиатора Одинокого Волка. Аланка слышала о нем. Плайдские дворяне, беседуя об ассонских бойцах, часто его упоминали. Всем хотелось снова увидеть умелого воина в деле, Эвис думала, что это огромный, сильный мужчина. Но на арену вышел юноша среднего роста. Короткие русые волосы, мягкие черты лица, заостренный подбородок. Опытному, прославленному гладиатору наверняка нет и двадцати.
        Камера долго держала крупный план. Волк поклонился герцогу и надел шлем. Он у него особенный, в виде оскаленной морды хищника. Хорошая работа, производит впечатление.
        Девушка откинулась на спинку кресла. Такое ощущение, что она уже где-то встречалась с этим молодым человеком. Но где? Во дворце? Вряд ли. Там рабов нет. Скорее всего, ей просто показалось.
        Тем не менее, у аланки появилась определенная заинтересованность. Впервые Эвис наблюдала за схваткой не опосредованно, безучастно, а с симпатией к одному из бойцов. Хотя девушка сразу заметила, что и Берд Видог, и Дейл пусть и не явно, но поддерживали противника Волка. Аланка быстро поняла почему. Гладиаторы, выходящие из восточных ворот, были плайдцами, добровольцами, которые дерутся за деньги.
        Стараясь не демонстрировать эмоции, Эвис переживала за понравившегося ей воина. Он сражался великолепно и вскоре вонзил меч в тело врага. На душе стало немного легче. В этот момент воин с какой-то устрашающей кличкой отрубил сопернику голову. Публика восхищенно затопала ногами. Герцог повернулся к сыну и с довольной усмешкой произнес:
        - Вот что значит мастер. Ужасный Дорк прикончит Волка. Рано или поздно это должно было случиться. Не может удача вечно сопутствовать мальчишке. Жаль я не поставил крупную сумму на тотализаторе.
        - Ты недооцениваешь наемника, - сказал Дейл. - Он очень, очень опасен.
        - Чепуха, - возразил правитель. - У Волка потеряна практика, а Дорк регулярно кого-то убивает на арене. У него преимущество. После того, как парень лишится головы, обязательно возьму шлем в качестве сувенира.
        Девушка не пропустила ни одного слова из разговора плайдцев. Настроение аланки резко ухудшилось. Она ничего не понимает в поединках, герцог же в них прекрасно разбирается. Похоже, Волк обречен. Жаль. Между тем, гладиаторы двинулись в атаку. Неожиданно юноша откинул щит и взял меч двумя руками.
        - Все! Волк - покойник, - констатировал Берд. Зрители кричали, срывая голос. Публика гнала своего кумира вперед, желая насладиться его очередной блестящей победой. События развивались невероятно быстро. Отчаянный выпад, боковой удар и Дорк лежит на песке с разрубленным черепом. В первую секунду на стадионе воцарилась странная тишина. Люди еще не осознали, что произошло. Затем раздался яростный шквал аплодисментов.
        - Вот, стервец, - пробурчал Видог. - Фантастически талантлив.
        - А я предупреждал, - заметил Дейл.
        Эвис, не отрываясь, смотрела на молодого человека. Он снял шлем и победно вскинул вверх оружие. В лучах Астры сверкало окровавленное лезвие клинка. Где-то девушка это уже видела. Точно такой же жест… Дейл назвал Волка наемником. То есть, воина привезли с Таскопы.
        Вот оно! База Энгерона. Поединок солдата с телохранителем матери. Октавия сама выбрала бойца для схватки.
        Как же графиня ошиблась. Невзрачный, худощавый юноша оказался известным гладиатором. Неудивительно, что крензер потерпел поражение. С тех пор Волк подрос, окреп, стал куда более привлекателен. Тогда, в отличие от сестры, Эвис не обратила на него внимание. И, пожалуй, напрасно.
        Да, внешние данные не самые выдающиеся, на балу в Алессандрии были мужчины и покрасивее, но зато, сколько в юноши обаяния. Воина даже не портит шрам на губе. Наоборот, придает Волку мужественности. Интересно, как его настоящее имя? Откуда он родом?
        Девушка вдруг почувствовала, что неведомая сила тянет, влечет ее к бойцу. В мозгу промелькнула безумная мысль о близости с наемником. Ерунда, конечно, но почему бы не помечтать, не представить себя в объятиях смелого, страстного гладиатора. А ведь это, наверное, замечательно.
        Аланка блаженно закрыла глаза.
        - Хочешь пить? - раздался хрипловатый голос мужа.
        Эвис тут же повернулась к Дейлу. В руке плайдца стакан с прохладительным напитком. Девушка совершенно выпала из реальности. В шоу опять перерыв. Обслуживающий персонал убирает с арены трупы убитых воинов. Кресло герцога пустует. Правитель куда-то вышел.
        - Спасибо, - вымолвила аланка, принимая стакан.
        - Организаторы приготовили сюрприз, - тихо произнес Дейл. - Битва будет запоминающейся.
        - Не сомневаюсь, - сказала Эвис.
        Девушка грустно усмехнулась. Она никогда не любила Лану. Маленькая, угловатая, вредная сестра раздражала ее. Лана вечно лезла не в свои дела и путалась под ногами. Случай с Волком характерен. Эту сцену аланка запомнила хорошо. Сестра наступает в лужу и дает грязному, окровавленному солдату белоснежный платок.
        Эвис долго язвила по этому поводу. Якобы, других поклонников, кроме рабов, у Ланы нет. Парадокс, но сестра оказалась права. Наемник заслуживал награду. Разумеется, юноша никому бы из них не достался, однако вкусы девушек совпали. Конкуренция абсолютно во всем. Гибель Ланы избавила аланку от лишних проблем. Покушение, организованное на мать, принесло хоть какую-то пользу.
        Андрей сидел в кресле и лениво пил теплую воду. На голографическом экране повторялись эпизоды последней схватки. Рядом расположились два его партнера. Они тоже без доспехов. Внезапно открылись ворота, ведущие в коридор. В помещение вбежал Клевил. Глаза у Браена неестественно выпучены, на щеках и шее красные пятна, по лицу течет пот. Состояние распорядителя трудно назвать волнением, бедняга напуган. Кроме того, плайдец явно бежал. Дыхание сбивчивое, прерывистое.
        - Сержант! Где сержант? - громко закричал Клевил. - Я здесь, - откликнулся Норкати, направляясь к Браену.
        - Немедленно внеси коррективы в состав группы, - проговорил распорядитель. - Включи в нее Одинокого Волка.
        - Вы с ума сошли! - возразил Эдвин. - Он только что после боя. Не успел даже отдохнуть.
        - Понимаю, но ничего не могу сделать, - пожав плечами, ответил плайдец. - Это не моя воля.
        - Я знаю условия соглашения, - произнес сержант. - Парень должен выходить на арену один раз в год.
        - Плевать на соглашение! - грубо рявкнул Клевил. - Таково личное распоряжение герцога.
        - Поставьте в известность правителя, - предложил Норкати.
        - Хватит молоть чушь! - взорвался Браен. - Я не собираюсь спорить с рабом. Сейчас вызову наблюдателей, и мы быстро все решим.
        - Ладно, - сдался Эдвин. - Но тогда позвольте мне произвести еще ряд замен.
        - Нет времени, - отрицательно покачал головой распорядитель. - И так выбиваемся из графика.
        - Но я-то здесь, - сказал сержант. - С моей комплекцией в отряде немало солдат.
        - Торопишься умереть? - глядя в упор на Норкати, спросил плайдец.
        - Никто не живет вечно, - улыбнулся Эдвин.
        - Хорошо, будь по-твоему, - после паузы вымолвил Клевил. - У тебя десять минут. Советую не опаздывать.
        Браен тут же исчез. Сержант посмотрел на новичков и выругался. Подобного подвоха он не ожидал.
        - Волк, что-то объяснять надо? - произнес Норкати.
        - Я не глухой, - сказал Андрей, натягивая на мокрую майку кольчугу. - Ты зря ввязался…
        - Увидим, - проговорил Эдвин, выискивая среди воинов человека с подходящей фигурой.
        Несмотря на грозные реплики распорядителя, выход на арену задержался. Сигнал прозвучал только спустя четверть часа. Зрители, уставшие от ожидания, шумно требовали продолжения шоу. Финальное сражение - самая эффектная, самая захватывающая часть представления.
        Поднявшись по лестнице, воины выстроились в две шеренги возле ворот. Публика сразу заметила стоящего на левом фланге Одинокого Волка. По рядам пробежало оживление. Плайдцы радостно закричали. Организаторы дали им возможность еще раз понаблюдать за действиями талантливого гладиатора.
        Между тем, показался противник. Бойцы двигались плотной группой. Большие прямоугольные щиты, длинные копья, начищенные до блеска латы. Толпа снова взревела. Вскоре стало ясно почему. Впереди гордо вышагивал огромный воин. В знак приветствия он поднял вверх огромную двойную секиру. Создавалось впечатление, что Норкати читает мысли устроителей. Без сомнения, это отряд преступников, привезенных с Маоры. Возглавляет его Свирепый Хлем. На сегодняшний момент лучший гладиатор Ассона.
        Андрей горько усмехнулся. Настоящее имя бойца Алекс. Юноша хорошо с ним знаком. Два года назад Стенли Соунвил привез их вместе на Грезу. Волков даже обучал будущего кумира плайдцев некоторым приемам. Что ж, пути Андрея и Алекса рано или поздно должны были пересечься. Браен Клевил старался этого не допустить, но герцог нарушил его планы.
        Поклонившись правителям, бойцы замерли. Распорядитель начал зачитывать краткую историческую справку. Он рассказывал о жестокой войне вечно враждующих древних унимийских государств. Почти никто из зрителей не слушал Клевила. Люди с интересом следили за перестроением воинов. Наемники встали в две линии, а вот их противник создал компактный прямоугольник. В первом ряду всего десять бойцов.
        - Не нравится мне это, - пробурчал сержант. - Что-то задумали гады…
        Но вот распорядитель замолчал. Толпа тоже на мгновение сделала паузу. Тишина на стадионе в Ассоне необычайно редкое явление. Волков крепко сжал древко метательного копья. До смертельной схватки осталось несколько секунд. Браен умышленно держит паузу, чтобы завести публику.
        Звук труб утонул в адском вопле трибун. Гладиаторы неторопливо сближались. Между ними больше ста метров. Устремляться в атаку еще рано. Чтобы зрители могли различать врагов, у наемников одежда, плащи и перья на шлемах желтого цвета, а у преступников зеленого. Отчаянно топая ногами, плайдцы требовали от воинов решительных, активных действий. Однако бойцы не обращали внимания на недовольство толпы.
        Эдвин шел в центре отряда. Так легче управлять солдатами. Норкати рассчитывал охватить противника с флангов. Если удастся взять неприятеля в клещи, добиться победы будет гораздо легче. Внезапно враг остановился. С чего бы вдруг? Обычно перед столкновением гладиаторы, наоборот, разгоняются.
        Вскоре все стало понятно. На наемников обрушился рой стрел. За первым рядом тяжеловооруженных воинов прятались лучники. Вот он сюрприз, подготовленный организаторами. Раньше луки па арене Ассона никогда не использовались.
        Противник стрелял не очень точно, но потери среди солдат уже были. Два солдата погибли, трое получили ранения. Самое страшное, что новички растерялись. Бойцы рассыпались в разные стороны и закрылись щитами. В этот момент преступники ускорили шаг. Инициатива сейчас принадлежит им. Ситуация для наемников критическая. Разрозненные группы воинов не смогут оказать должного сопротивления врагу.
        - Все ко мне! - громко закричал сержант. - Занять оборону!
        Солдаты немедленно бросились к инструктору. Бойцы на удивление быстро восстановили нарушенный строй. Дистанция между противниками сократилась до сорока метров.
        - Вперед! - скомандовал Норкати. - Щиты держать под углом.
        Удар был мощным, но наконечники копий, скользнув по гладкой металлической поверхности, ушли вверх. Андрей метнул дротик и смело врезался в гущу неприятеля. Первого противника юноша заколол, второго рубанул наотмашь, третьего оттеснил щитом. Сразу за Волковым в проделанную брешь хлынули наемники. Тот же маневр удался и Норкати. Зеленый и желтый цвет перемешались. Сражение превратилось в хаос.
        Как режиссер ориентировался в этой ситуации остается загадкой. Однако он постоянно умудрялся ловить в объектив камер Андрея. Публика прекрасно видела, как юноша валил на песок врагов одного за другим. Солдаты, следовавшие за Волковым, безжалостно добивали раненых преступников.
        Фактор внезапности был утерян неприятелем. Противник рассчитывал обескровить воинов, нанести максимальное поражение на дальней дистанции. Не получилось. Мало того, наемники прорвались вглубь вражеского строя, расчленив его надвое. Легковооруженные лучники не сумели оказать бойцам должного сопротивления.
        Спустя десять минут исход битвы стал очевиден. Количество преступников стремительно сокращалось. Главная заслуга в этом, безусловно, принадлежала Эдвину и Андрею. Их решительность позволила солдатам прийти в себя, поверить в свои силы. В какой-то момент противник дрогнул и обратился в бегство, чем окончательно предопределил собственное поражение. Имея значительное численное преимущество, наемники без особого труда уничтожали разрозненные группы преступников.
        Продолжал отчаянно драться, пожалуй, лишь Свирепый Хлем. Без устали вращая огромную секиру, он пробивался к воротам. То ли надеялся на спасение, то ли пытался защитить спину. Встававших на пути воинов, Алекс просто сметал страшными ударами. Одному парню гигант раскроил череп напополам вместе со шлемом. Зрители взвыли от восторга и восхищения. Впрочем, оценив по достоинству выпад гладиатора, плайдцы абсолютно равнодушны к судьбе бедняги. Гибель кумира ни у кого не вызовет чувства сострадания.
        Наперерез Хлему бросился Норкати.
        Сержант больше не хотел терять людей. К месту схватки поспешил и Волков. Юноша успел вовремя. Алекс рассек щит Эдвина и повредил тому руку. Обливаясь кровью, Норкати пятился назад. Андрей выдернул дротик из лежащего на песке трупа. До Свирепого Хлема метров пятнадцать.
        - Стой, Алекс! - крикнул землянин.
        - Волк, - боец повернулся к юноше. - Ты сегодня отлично сражался.
        - Ты тоже, - сказал Андрей.
        - Что будем делать? - спросил Хлем.
        - Предлагаю сдаться, - произнес землянин. - У тебя нет выбора.
        - И тогда моя жизнь окажется в руках этих слащавых, изнеженных ублюдков, - Алекс кивнул головой в сторону трибун.
        - Это шанс, - проговорил Волков. - Он предоставляется не каждому…
        - Чушь, - возразил преступник. - Ты давно не был в Ассоне. За последний год здесь никого не помиловали. Народ жаждет крови. Вам прикажут перерезать мне горло, словно какой-нибудь мерзкой трусливой твари. На такой финал я не согласен. Лучше сдохнуть по-человечески, с оружием в руках. Да и почему бы не отправить тебя на тот свет. Мое имя сразу войдет в историю.
        - Может ты и прав, - согласился юноша.
        Перехватив секиру покрепче, Хлем ринулся на Андрея. Землянин опередил его на мгновение. Дротик угодил точно в грудь воина. Острый наконечник пробил доспехи Алекса и глубоко вошел в тело. Гладиатор сделал по инерции несколько шагов и рухнул на колени. Блеск в глазах бойца потух, и он повалился набок. Кровавое шоу завершилось.
        Глава 8. Страсть на грани безумия
        Волков смотрел на убитого им воина, не обращая внимания на рев зрителей. Он только что лишил жизни парня, с которым когда-то прилетел на Грезу. Грустно. Почти полгода они были товарищами. Алекс конечно негодяй, но не Андрею его судить. Тем не менее, бог, а может дьявол, именно землянина выбрал в качестве карающего меча. Волков тяжело вздохнул. Держась за раздробленное запястье, к нему подошел сержант.
        - Ловко ты… - едва слышно сказал Эдвин.
        - Рисковать не было смысла, - бесстрастно произнес юноша. - Рана серьезная?
        - Не знаю, - пожал плечами Норкати. - Врачи тут неплохие. Вылечат. Тебе тоже досталось.
        Андрей лишь сейчас заметил, что защитные пластины смяты, кольчуга на правом плече рассечена, а по левому бедру течет кровь. Вражеское копье скользнуло по ноге и расцарапало кожу. Ерунда, но щиплет неимоверно. Между тем, к сержанту стягивались уцелевшие наемники. Сняв шлемы, солдаты радостно приветствовали публику. Воинам повезло, они выжили. Что будет здесь завтра, никто не думал. До следующего поединка не меньше двух месяцев, а это главное.
        Эдвин быстро пересчитал бойцов. Вместе с ним и Волковым девятнадцать человек. Трое, правда, в бессознательном состоянии. Несчастным надо срочно делать операцию. Выкарабкаются наемники или нет, неизвестно. В любом случае, результат не самый худший. Гладиаторы поклонились герцогу и графине и направились к открытым воротам. На арену тут же выбежал обслуживающий персонал стадиона. Зрители, обсуждая перипетии битвы, двинулись к выходу.
        Волков спустился в подтрибунное помещение, снял кольчугу, устало сел в кресло. Зеленая армейская майка насквозь промокла от пота. Землянину подали бутылку с водой. Андрей залпом ее осушил. Один из солдат унес оружие юноши. И это вовсе не подхалимство, не заискивание, это знак уважения. Многие бойцы обязаны Волкову жизнью. Если бы не он и Норкати новички ни за что бы не победили. Охрана не торопилась уводить наемников в лагерь. Таковы требования инструкции. Сначала публика должна полностью покинуть стадион.
        Повторный выход на арену Одинокого Волка застал Эвис врасплох. Судя по всему, это не случайность. Постарался герцог Плайдский. Перерыв чересчур затянулся, а распорядитель необычайно взволнован и растерян. Отказать Видогу он, разумеется, не посмел. Слово Берда - закон.
        Сжав пальцами подлокотники, девушка внимательно наблюдала за отчаянной схваткой воинов. Когда на отряд Волкова посыпались стрелы, аланка чуть не вскрикнула. В последний момент она успела взять себя в руки. Хорошо хоть и мать, и Дейл и герцог увлечены поединком. Тем временем, противники с диким криком врезались друг в друга. Треск копий, звон мечей, стоны умирающих. Безумная какофония. Особенно в совокупности с оглушающим ревом толпы.
        Эвис перестала смотреть на арену, ее взгляд прикован к огромному голографическому экрану. Там юноша мелькает непрерывно. Он в самой гуще сражения. Вот Волк бьет мечом, вот защищается щитом, вот валит соперника на песок. Без сомнения, юноша лучший. Никто не может устоять перед ним.
        Девушка вдруг поняла, что безумно боится за этого раба. С чего вдруг? Если его сейчас убыот, ничего страшного не произойдет. Что за странная блажь? Неужели она влюбилась в наемника? Ерунда. Аланка видит парня всего второй раз. Так быстро сильное чувство не возникает. А почему нет? Вдруг Эвис заблуждается? Девушка очень молода, подвержена эмоциям и абсолютно не разбирается в данном вопросе. Ясно одно - ее ужасно влечет к известному ассонскому гладиатору.
        Вражеский клинок зацепил плечо Волка. Юноша продолжал драться, как ни в чем не бывало, зато аланка от испуга прикусила губу. Во рту ощущается приторный вкус крови. Эвис проклинала себя. Она определенно потеряла рассудок. Нашла из-за кого переживать…
        В ее окружении немало достойных молодых людей, но ни один не добился благосклонности девушки. Сердце аланки никого не выбрало. И вот теперь оно проснулось. Жестокая ирония судьбы. Урожденная графиня Сирианская, по мужу герцогиня Видог и бесправный, обреченный на смерть раб. Между ними нет ничего общего. Кроме…
        Эвис взяла со столика стакан с прохладительным напитком. Может он остудит ее внезапно вспыхнувшую страсть. Нужно отбросить прочь дурацкие мысли. До добра они не доведут. Схватка приближалась к концу. Наемники сумели переломить ситуацию. Волк метнул копье, и гигант с секирой упал на арену. Зрители дружно зааплодировали. Владыка Плайда удовлетворительно кивнул головой.
        - Отличное представление, - негромко сказал Берд. - Организаторы постарались. Сегодня было много сюрпризов. А каково ваше мнение, графиня?
        - Необычно, - проговорила Октавия. - В игре актеров нет лжи и фальши. Все по-настоящему. Хотя, честно признаюсь, первая часть мне не очень понравилась. Не хватает интриги. Наблюдать за кормлением животных можно и в зоопарке. А вот одиночные поединки произвели впечатление. Прекрасный антураж. Сверкающие латы, шлемы с перьями, древнее оружие. Ты словно попадаешь в прошлое. Атрибутика, наверное, стоит недешево.
        - Доспехи делают лучшие мастера, - произнес Видог. - Но денег мы не считаем. Гости герцогства должны получить незабываемое удовольствие. Как видите, на трибунах нет свободных мест. Люди специально берут отпуска и прилетают на Грезу, чтобы понаблюдать за схватками гладиаторов.
        - Намекаете на прибыльность предприятия, - улыбнулась Торнвил. - Это не удивительно. Народ не отличается от стада конов. Сначала обыватели возмущаются, затем привыкают, а впоследствии сами требуют подобные представления. Острые ощущения будоражат кровь. Кроме того, они позволяют выплеснуть негативную энергию. В обществе сразу снижается напряженность.
        Женщина рассуждала о смертельном шоу так, словно речь шла о премьере в театре. В голосе ни капли сострадания к погибшим людям. Воины для нее абсолютно неодушевленные предметы.
        - Кстати, - продолжила графиня, - гладиатор со странной кличкой был великолепен.
        - Одинокий Волк, - подсказал Берд. - Вы правы. Он дрался замечательно. Его уровень постоянно растет. Я помню Волка еще совсем мальчишкой. Невысокого роста, худой, с боевой раскраской на теле.
        - Он и сейчас не гигант, - вставила Октавия.
        - Пожалуй, - согласился Видог. - Но парень окреп, возмужал, стал гораздо сильнее физически. В его действиях появилась рассудительность.
        - А можно посмотреть на знаменитого воина поближе? - неожиданно спросила Эвис.
        Как это вырвалось, девушка не поняла и сама. С ней что-то происходит. Мало ли какие мысли бродят в голове. Зачем же их озвучивать. Однако, похоже, сердце уже не прислушивается к доводам разума. Ситуация непростая. Вдруг мать, Берд или Дейл что-нибудь заподозрят?
        - Вы так много говорите о нем, - смущенно пояснила аланка. - А из ложи его не разглядеть…
        Впрочем, опасения Эвис оказались напрасны. Ее реплика не вызвала негативной реакции. Наоборот. К просьбе девушки отнеслись благосклонно и Торнвил, и Видог. Октавия рассмеялась и сказала:
        - Герцог, вы разожгли у моей дочери любопытство. Продемонстрируйте нам этого Волка.
        - Ваше желание для меня закон, - произнес Берд. - Нет ни малейших трудностей.
        Правитель тут лее отдал соответствующие распоряжения. Эвис почувствовала нервную дрожь в коленях. Что она делает? Что за авантюру затеяла? Глупая, сумасбродная девчонка. Спокойно вернулась бы на Алан и забыла воина. Однако ее опять тянет на приключения.
        Хотя, чего бояться? На шею бойцу Эвис к ведь не бросится. Не исключено, что на голографическом экране наемник гораздо привлекательнее, чем в реальности. Тогда ее пылкая страсть тут же и угаснет. Вариант не самый худший. Надо собраться и вести себя подобающим образом. Она взрослая замужняя женщина и умеет контролировать свои эмоции. Опыт неудачного покушения на мать кое-чему научил девушку.
        В подтрибунное помещение, где располагались солдаты Энгерона, вновь вбежал Браен Клевил. Судя по выражению лица, распорядитель очень взволнован. На лбу плайдца крупные капли пота, которые он даже не вытирает. Переведя дух, Браен подошел к Андрею и проговорил:
        - Пойдешь со мной. Пошевеливайся!
        - Какого черта? - вмешался Норкати. - Куда ты тащишь парня? Где наблюдатели?
        - Заткнись, раб! - зло процедил сквозь зубы распорядитель. - Мое терпение на пределе. Ты слишком часто суешь нос туда, куда не следует.
        Сержант благоразумно промолчал. Клевил явно на взводе. Ни к чему хорошему данный спор не приведет. Одно слово плайдца и сотрудники компании ликвидируют строптивого невольника. Статус инструктора не поможет Эдвину. Офицеры выполнят любую волю клиента.
        Волков встал и поплелся за Браеном. У ворот распорядитель обернулся и посмотрел на юношу.
        - Проклятие! - раздраженно воскликнул Клевил. - Что это за убожество? Ты спятил?
        - А в чем проблема? - недоуменно вымолвил Андрей.
        - В твоем внешнем виде, - рявкнул плайдец. - Не знаменитый гладиатор, а жалкий оборванец.
        Нужно признать, доля правды в словах Браена была. Без доспехов воины выглядели несуразно. Голые, босые ноги, короткая туника и прилипшая к телу, мокрая майка. Кроме того, на плече у Волкова свежая рана. Зашить ее не успели, и из-под бинтов сочится кровь.
        - Надень кольчугу! - произнес распорядитель. - Тебе выпала высокая честь предстать перед правителями двух самых могущественных государств. И не вздумай болтать лишнего. Не забывайся. Иначе отрежу язык.
        В голосе Клевила звучал металл. Он не шутит. Цена этой встречи невероятно высока. Если герцог останется доволен, Браена ждет богатство, почет, уважение. В случае же провала судьба плайдца незавидна. Промахов и ошибок Берд Видог никому не прощает. На место Клевила претендентов более чем достаточно.
        Волкова сопровождали два охранника. Распорядитель идет впереди, а солдаты сразу за юношей. Плайдцы не спускают глаз с бойца. За пределы специального сектора гладиаторы раньше никогда не выходили. На побег воин вряд ли решится, но расслабляться нельзя.
        Поднявшись по лестнице и миновав длинный коридор, Браен замер возле невзрачной серой двери. За ней оказался небольшой тренировочный зал. Оставив Андрея, Клевил поспешил к ложе герцога. Она была неподалеку.
        Ожидание длилось минут двадцать. Берд и Октавия пили вино и о чем-то тихо беседовали. Создавалось впечатление, что Видог флиртует с графиней. Его жена Алина, привыкшая к такому поведению мужа, отрешенно наблюдала за работой обслуживающего персонала. Она совершено не обращает внимания на неестественный, наигранный смех Торнвил. Дейл пытался как-то развлечь Эвис. Однако, девушка, сославшись на усталость, ушла от разговора. Наконец, появился распорядитель. Низко поклонившись, мужчина доложил:
        - Ваше высочество, Одинокий Волк доставлен.
        - И где же он? - поинтересовался Берд.
        - Рядом, - испуганно ответил Браен. - Простите, но я подумал, что здесь чересчур мало места. Стоять вплотную к наемнику опасно. Вот и принял меры предосторожности. Если прикажете…
        - Нет, нет, - оборвал Клевила герцог. - Разумное решение. Мы прогуляемся. Не правда ли, графиня?
        - С удовольствием, - улыбнулась Октавия. Процессия двинулась за распорядителем. Первыми в зал вошли крензеры. Мутанты бесцеремонно обыскали Волкова. Не найдя оружия, они отступили за спину юноши. Андрей при всем желании ничего не сможет предпринять. Телохранители Торнвил его мгновенно нейтрализуют.
        Увидев Берда и Октавию, землянин почтительно поклонился. Обострять отношения с Браеном Клевилом не стоит. Да и какой смысл плыть против течения? Рано или поздно захлебнешься и утонешь. Не та ситуация, чтобы выражать протест. Крензеры, ни секунды не колеблясь, свернут бунтарю шею. Герцог и графиня остановились в трех метрах от Волкова. Эвис и Дейл чуть отстали. Из-за Октавии Андрей почти не видел девушку.
        - Ты славно дрался, гладиатор, - произнес Видог.
        - Это мой долг, ваше высочество, - отчеканил юноша выпрямляясь.
        - Хороший ответ, - похвалил Берд. - Честный и смелый. Смерти боишься?
        - Как и все люди, - сказал Волков.
        - Что ж, тогда желаю тебе удачи, - проговорил правитель.
        - Благодарю, ваше высочество, - кивнул головой землянин.
        Герцог повернулся к Торнвил и спросил:
        - Вы довольны?
        - Вполне, - вымолвила графиня. - Прекрасный боец. Невысокий, крепкий, с гармонично развитой мускулатурой. У вашего шоу достойный победитель. Не случайно он пользуется популярностью у публики.
        - Жаль только дерется нечасто, - Видог взглянул на распорядителя.
        - Ваше высочество, мы не можем изменить условия соглашения, - жалобно пролепетал Браен. - Несколько раз пытались. Безрезультатно. Стаф Энгерон упрямится и не хочет продавать наемника.
        - Разумеется, - произнес Берд. - Я бы на его месте тоже не продал.
        - Старого пройдоху трудно обмануть, - улыбнулась Октавия. - Он выгоду нутром чует и своего не упустит.
        О чем беседовали герцог и графиня, Андрей не слышал. Внимание юноши полностью переключилось на Эвис. Аланка стояла справа от матери. Девушка была неотразима. Собранные в изящную прическу волосы, тонкая шея, облегающее фигуру голубое платье. От плавных, манящих изгибов ее тела захватывало дух. Само собой, Волков смотрел на Эвис исподволь, осторожно. Провоцировать мужа аланки не следовало. Риск чересчур велик.
        Внезапно Андрей наткнулся на пристальный взгляд огромных карих глаз девушки. И она его не отвела. Даже не искушенный в вопросах любви юноша понял, что это не случайность. Отчаянный гладиатор понравился Эвис.
        Хотя, скорее всего, Волков заблуждается. Выдает желаемое за действительное. Аланка относится к нему, не как к мужчине, а как к диковинной игрушке. Любопытство. Не более того.
        Но почему бы не помечтать? Девушка в трех шагах от Андрея. Юноша даже ощущает нежный, едва уловимый аромат ее духов. Нет, не зря он сегодня сражался на арене Ассона. Судьба с лихвой вознаградила Волкова за нелегкое испытание.
        Эвис вошла в зал и на мгновение остановилась. Опять непонятная дрожь. Что с ней творится? Где былое самообладание? С чего вдруг она так разволновалась? Подумаешь, какой-то наемник. Нужно успокоиться. Аланка решительно двинулась вперед. Вот и знаменитый Одинокий Волк.
        Увы, надежды девушки не оправдались. Вблизи юноша еще более привлекателен. Тонкие мягкие черты лица, чуть вздернутый подбородок, расслабленная, уверенная поза. Боец с почтением поклонился Берду Видогу, но в этом жесте нет ни страха, ни заискивания. В любой ситуации воин старается сохранить достоинство.
        Отвечает Волк коротко, бесстрастно, по существу. А ведь между ним и герцогом гигантская пропасть. Бесправный раб и могущественный правитель звездной державы. Удивительный парадокс. Тем не менее, гладиатор держится великолепно. Только сейчас Эвис заметила, что победы в жестоких схватках дались наемнику не так-то легко. Металлические пластины на груди погнуты, кольчуга на плече рассечена, а из-под повязки на левой ноге течет тонкая струйка крови.
        Сколько времени минуло с тех пор, как юноша убил в поединке крензера? Года полтора? Пожалуй. Там, на Тасконе, девушка видела худощавого, грязного мальчишку. Теперь это сильный смелый воин. Впрочем, помыться ему снова не дали. Волосы слиплись, на лбу и висках капли пота, на босых ногах присохший песок. Юноша определенно не красавец. Но в нем есть какой-то странное, ни с чем не сравнимое обаяние, заставляющее сердце аланки биться чаще.
        Признаться честно, Эвис с трудом верила в происходящее. Неужели такое бывает? Покажи ей голографический снимок наемника три часа назад, и она бы его даже не вспомнила.
        Что это? Любовь? Чепуха. Эвис не маленькая, глупая девчонка. В книгах и фильмах все чувства преувеличены. Ну не может двадцатилетняя девушка влюбиться в парня, которого видит лишь второй раз в жизни.
        Тогда почему, поймав на себе взгляд Волка, аланка смутилась? Щеки буквально горят. Раньше на пылкие взоры поклонников Эвис реагировала иначе. Она либо не обращала на них внимания, либо отпускала в адрес молодых людей ироничные реплики.
        Между тем, Берд и Октавия направились к двери. Видог выполнил просьбу графини. Дейл о чем-то разговаривал с Гленом Вистейлом, Алина и Элиза шли сразу за ними. Телохранители Торнвил устремились за госпожой. Машинально двинулся и Андрей. Получилось так, что Волков почти настиг замешкавшуюся аланку.
        Неожиданно девушка развернулась. Юноша тотчас замер. Его отделяло от Эвис меньше метра. Мутанты уже за спиной аланки. Девушка смотрела прямо в глаза воина. А ведь гладиатор растерян. В голове Эвис мелькнула очередная шальная мысль. Камер наблюдения в зале, похоже, нет. Отлично. В ее распоряжении пара секунд. С ума сойти, что она делает! Аланка сначала приложили палец к своим губам, а затем к губам Волка.
        - Это награда за храбрость, - прошептала девушка.
        Быстро догнав мутантов, Эвис покинула помещение. От нервного возбуждения девушку трясло. Сердце уже не просто стучало, оно пыталось выпрыгнуть из груди. Сумасбродка! Авантюристка! Если о ее поступке станет известно журналистам, разразиться страшный скандал. Еще бы! Спустя декаду после свадьбы юная герцогиня Видог проявляет непонятную благосклонность к рабу. И вряд ли прессу и правителя Плайда устроят объяснения аланки. Подобное поведение в великосветской среде недопустимо. Эвис опозорила и мужа, и род Торнвилов.
        Но как же это было приятно! Чертовски приятно. Секс с Дейлом нельзя даже сравнивать с этим прикосновением. По телу растеклась теплая волна, в ногах слабость, пальцы дрожат от волнения. Без сомнения, в девушку вселился дьявол. Аланка ничуть не жалела о содеянном. Такой шанс упускать нельзя. Никогда не допускающие ошибок крензеры вдруг совершили непростительный промах.
        Почему мутанты бросили Эвис?
        Загадка. Ну, да хорошо то, что хорошо кончается. Девушка уже в коридоре. Никто ничего не заметил. Процессия неторопливо двигалась к лестнице. Телохранители графини опять позади Эвис. Видимо, у крензеров было временное помутнение рассудка.
        Андрей стоял как вкопанный. Ему почудилось, померещилось? Он в раю или в аду? Это сон или реальность? Юноша закрыл глаза и помотал головой. Видение не исчезло. Фантастика! Жест Эвис можно расценивать почти как поцелуй. Губы до сих пор чувствуют нежное прикосновение. Неужели мечты имеют свойство сбываться?
        В помещение появился Браен Клевил. Распорядитель проводил Берда и Октавию до подземного гаража и вернулся в тренажерный зал. Посмотрев на Волкова, плайдец сказал:
        - Ты произвел впечатление. Герцог остался доволен. Но в следующий раз будь почтительнее. Наглецы долго не живут.
        Андрей не стал спорить. К общему мнению они с Браеном все равно не придут. У Клевила одни приоритеты, у Волкова другие. От расположения Видога зависит общественное положение плайдца, его статус. Наемнику же нечего терять. Рано или поздно юношу убьют. Либо здесь в Ассоне, либо при высадке на какую-нибудь планету. А потому Андрей не собирался пресмыкаться ни перед распорядителем, ни перед правителем Плайда.
        - И вот еще что… - после паузы добавил Браен. - Не советую пялиться на чужих жен. Особенно молодых и красивых. Их мужья очень ревнивы. Они не потерпят даже малейшего унижения. Не забывайся. Ты - раб, неодушевленный предмет.
        Волков крепко сжал кулаки. Сволочь! Клевил специально втаптывает его в грязь. Знает, что юноша не может возразить. Но наблюдательный мерзавец. Даже лебезя перед Видогом, не спускал глаз с Андрея. То ли ждал подвоха, то ли это выработанный за долгие годы навык. Впрочем, финальная сцена ускользнула от распорядителя. Он, словно собака, неотступно следовал за хозяином.
        В сопровождении охраны землянин двинулся в обратный путь. К тому моменту солдат, участвовавших в представлении, уже привели в лагерь. Бойцы принимали душ. Тут же находилась группа врачей. Медики оказывали помощь воинам, получившим легкие ранения. Наемников с тяжелыми повреждениями увезли на операцию в госпиталь.
        Волков снял кольчугу, бросил ее на пластиковый стул, устало сел на кровать. Для одного дня впечатлений слишком много. Ужасно хотелось пить. К Андрею подошел Эдвин со свежей повязкой на руке.
        - Думал, тебя наградят высшим плайдским орденом, - съязвил сержант.
        - Издеваешься, - грустно улыбнулся юноша. - Напрасно.
        - В нашем положении смех и шутки - лучшее лекарство, - проговорил Норкати. - Иначе свихнешься.
        - Как рана? - спросил Волков.
        - Пока не знаю, - ответил Эдвин. - Завтра поеду делать снимки. Кость наверняка задета, но надеюсь, что не сильно. Иначе лечение затянется на несколько месяцев.
        - Тем лучше, - пожал плечами Андрей. - Не будешь рваться на арену.
        - Эту реплику оставлю без комментариев, - произнес сержант. - Ты ничего не сказал об аудиенции у герцога. Зачем Берду Видогу понадобился известный гладиатор? Раньше воины такой чести не удостаивались.
        - Меня, как породистую лошадь, показывали графине Сирианской, - вымолвил юноша.
        - Зубы не смотрели? - поинтересовался Норкати.
        - Нет, - Андрей отрицательно покачал головой. - И даже не заставили раздеваться. На аукционе правила гораздо жестче. Здесь все было скромно, благородно. Обсудили мои физические данные и ушли.
        - Понятно, маленькая экскурсия в мир рабов, - проговорил Эдвин.
        - Вот, вот, - подтвердил Волков. - Хочу заметить, я понравился Торнвил.
        - Кто бы сомневался, - рассмеялся сержант. Землянин взял полотенце, встал с постели и не спеша поплелся в душ. Нужно смыть с себя кровавый песок тасконской арены. Затем плотный обед и сон. Организм юноши на пределе. Длительный отдых позволит Андрею восстановить силы и спокойно, адекватно оценить произошедшее. Сейчас мысли путаются, и рассуждать здраво Волков просто не в состоянии.
        Эскорт роскошных лимузинов пронесся по центральному проспекту города и достиг резиденции герцога. Отлет сирианской делегации был назначен на завтра, а потому сегодня вечером планировался прощальный ужин. Берд на время покинул Октавию. Графиня с дочерью и Дейлом отправилась в свои апартаменты. Надо освежиться, поправить макияж и переодеться. До торжественной церемонии еще три часа.
        В машине Торнвил не вымолвила ни слова. Она задумчиво смотрела на мелькающие в окне дома. Довольно странное для нее поведение. Вряд ли жестокое представление так повлияло на настроение Октавии. Могущественную правительницу Сириуса трудно чем-нибудь удивить. Тут что-то другое. Все прояснилось уже во дворце. Двигаясь по коридору, графиня вдруг остановилась и повернулась к дочери.
        - Никак не могу выбросить из головы этого гладиатора, - сказала Торнвил. - Такое ощущение, что я где-то его видела. Но где?
        Теперь стало понятно, почему Октавия так долго молчала. Пыталась вспомнить. В упорстве графине не откажешь. Эвис на мгновение растерялась. Сказать правду или нет? Ответить девушка не успела, ее опередил Аклин….
        - Прошу прощения за вмешательство, госпожа, - произнес телохранитель. - Это тот самый мальчишка, что прикончил Чекра на Тасконе. Вы тогда поспорили со Стафом Энгероном из-за нулевого уровня.
        - Точно! - выдохнула Октавия. - А я мучилась целых полчаса. Невысокий, худощавый солдат. Взвод шел с полигона. Вот почему владелец компании настоял, чтобы противники дрались на ножах.
        - Это был его помощник, майор Лейрон, - поправил мутант.
        - Неважно, - махнула рукой правительница. - Старый мерзавец меня обманул. Он выставил на поединок опытного, умелого воина.
        - Госпожа, вы сами выбрали парня, - бесстрастно проговорил Аклин.
        - Нет, нет, мне его специально подсунули, - возмущенно сказал Торнвил. - Энгерон просчитал все заранее. Стаф еще тот хитрец.
        Крензер решил не спорить. Переубедить графиню невозможно. Если Октавия сделала какой-то вывод, то чужие возражения она уже не слушает. Это давно сформировавшаяся черта характера.
        - Значит, Одинокий Волк - наемник, - размышляла вслух правительница. - И принадлежит он Энгерону. Вот о чем болтал распорядитель…
        - Насколько мне известно, существует определенное соглашение, - вмешался Дейл. - В нем есть пункт, по которому воин обязан один раз в год участвовать в представлении на Грезе.
        - И теперь организаторы должны вернуть бойца обратно на тасконскую базу, - догадалась Торнвил.
        - Тяжелый крейсер регулярно летает в систему Сириуса. У командира судна допуск в графство.
        - Я в курсе, - снисходительно улыбнулась Октавия.
        - А когда стартует корабль? - осторожно спросила Эвис.
        - Даже не представляю, - проговорил Дейл. - Но узнать не трудно…
        - Нет, нет, это простое любопытство, - сказала девушка. - Хотя мы могли бы взять гладиатора с собой.
        - Зачем? - удивился молодой человек.
        - Неплохая идея, - тут же отреагировала Торнвил. - Мне давно пора кое-что обсудить с Энгероном. Одинокий Волк - отличный повод. Я припомню Стафу ту схватку. Представляю, как у него вытянется физиономия. Места на «Альзоне» достаточно. Десантное отделение пустует. Пожалуй, мы так и поступим.
        - Вы забывайте, он - раб, - произнес Аклин. - Требуются особые условия содержания. Флагманское судно графства не предназначено…
        - Перестань, - оборвала мутанта правительница. - Наемник не опасен. Сотрудники компании полностью контролируют воина. Обруч с взрывчаткой - надежная гарантия. Свяжись с майором Хейвилом. Пусть подготовит блок к приему невольника. И утряси все проблемы с устроителями шоу.
        - Как прикажете, госпожа, - отчеканил крензер.
        Эвис торжествовала. Случайно оброненная фраза подтолкнула мать к принятию нужного решения. Фантастическая удача. Такого поворота событий аланка не ожидала. Судьба то ли смеется над девушкой, то ли ей благоволит. Она будет путешествовать на одном корабле с Волком. В распоряжении Эвис полтора месяца. Целых полтора месяца! Аланка непременно что-нибудь придумает. Повторной встречи с юношей не избежать. Главное, чтобы рядом не оказалось посторонних. И уж тогда…
        В машине девушка немного успокоилась. Она корила себя за допущенную вольность. Эмоции не должны главенствовать над разумом. Хорошо если в зале действительно нет камер. Эвис клялась, что больше не совершит подобной глупости. Секундная слабость может ей дорого стоить. Надо вычеркнуть наемника из жизни. Это мимолетный, дурной сон. Своего рода наваждение.
        Подъезжая с резиденции герцога, аланка была уверена, что справится с внезапно вспыхнувшим чувством. Святая наивность. К сожалению или к счастью, не все подвластно нашей холодной рассудительности. Мы часто нарушаем данные самим себе клятвы. Впереди засверкал маленький, едва заметный луч надежды, и девушку вновь охватила безудержная страсть. Опять зарделись щеки, в коленях дрожь, в глазах пылает огонь. Погасить такое возбуждение нелегко.
        Сославшись на усталость, Эвис ушла в свою комнату. Сейчас лучше быть подальше и от Октавии, и от Дейла. Где ее прежняя уравновешенность, циничная прагматичность? Аланка отчетливо понимала, что пойдет на любые авантюрные, граничащие с безумием поступки, лишь бы оказаться в объятиях воина.
        А хочет ли этого отчаянный гладиатор? Ведь если об их связи кто-нибудь узнает, его тут лее казнят. Данная мысль в голову девушки даже не приходила. Любовь эгоистична и не приемлет компромиссов. Либо все, либо ничего. Строить планы пока рано, но свой шанс Эвис ни за что не упустит. Аланка получила незабываемое наслаждение, только прикоснувшись к губам юноши, каким же сладким, пьянящим будет поцелуй. Без сомнения, риск огромен, но он оправдан. Девушку ждет достойная награда.
        Андрея разбудили рано утром. Землянин недоуменно смотрел то на наблюдателя, то на Клевила, то на охранников. Вчера распорядитель сказал, что крейсер отправится к Сириусу через три дня. Обычная практика. На корабле происходит частичная замена экипажа. Видимо, плайдцы внесли в график какие-то коррективы. Придется подчиниться. Волков встал с постели, начал одеваться.
        - Поторапливайся, - раздраженно пробурчал Браен.
        - Без проблем, - сказал юноша, набрасывая на плечи потрепанную, полинявшую куртку. - Но мне нужно в туалет.
        - Потерпишь, - рявкнул Клевил.
        - Пара минут вас не устроит, - огрызнулся Андрей и проследовал мимо распорядителя.
        Браен тихо выругался, но останавливать наемника не стал. Скрывшись в кабине, землянин первым делом проверил нагрудный карман. Амулет и кристалл на месте. Это главное. На выходе его уже встречал Эдвин. На прощание Волков и Норкати обнялись.
        - Тут что-то не чисто, - прошептал сержант. - С тобой должны лететь еще четыре человека. Но их не подняли. Да и Соунвила нет.
        - Ерунда, - улыбнулся юноша. - Здесь сотрудник компании. И он с пультом. Похоже, я отправляюсь другим рейсом.
        - Удачи, - произнес Эдвин.
        - И тебе, - Андрей решительно зашагал к Клевилу.
        Волков не ошибся в своих предположениях. На посадочной площадке стоял десантный бот с гербом сирианского графства на борту. Задний люк открыт, пилот неторопливо прохаживается возле машины. Андрей на секунду остановился, обернулся к стадиону. Очередное прощание с Ассоном. Хороших воспоминаний об этом городе у юноши немного. Он прилетает сюда, чтобы увидеть боль, кровь и смерть.
        О заколотых им противниках Волков не думал. На арене у него нет выбора. Чтобы уцелеть, надо убивать. Угрызениями совести пусть мучаются организаторы шоу. Небо на востоке окрасилось в розово-красные тона. Землянин грустно вздохнул и шагнул в летательный аппарат.
        Через сорок минут Андрей был уже на корабле. Шлюзовой отсек оказался гораздо больше по размеру, чем на обычных тяжелых крейсерах. В нем располагались три бота и разведывательный катер. Кроме того, центральная площадка пустовала. Значит, одна машина до сих пор не вернулась на судно. На стене огромными буквами написано: «Альзон».
        Юноша невольно повторил название корабля. «Альзон». Это же флагман сирианского флота! Подобного поворота событий Волков не ожидал. Вчера аудиенция у герцога и графини, а сегодня его вдруг доставляют на судно Октавии Торнвил. Бывают случайности и совпадения, но не такие. Эти два факта, безусловно, связны между собой.
        Неужели вмешалась Эвис? Ее поступок в тренажерном зале не имеет разумного объяснения. Он не свойственен надменным, великосветским особам. Коснуться собственным пальчиком губ грязного раба. Невероятно. Интересно, что двигало девушкой в тот момент?
        Хотя, при чем здесь аланка. Эвис теперь замужняя женщина, герцогиня Видог. Она останется на Асконе в Алессандрии. Решение взять на борт Андрея принимала графиня. А у нее, скорее всего, какие-то меркантильные планы относительно знаменитого гладиатора. Стафу Энгерону предстоит нелегкий разговор с правительницей.
        Особого ажиотажа из-за присутствия наемника на крейсере не было. К землянину подошел светловолосый лейтенант и спокойно, бесстрастно приказал следовать за ним. В глазах офицера абсолютное безразличие. Он просто выполняет свою работу. Волков спустился по лестнице на вторую палубу и оказался в десантном секторе. Жилые блоки пустовали.
        - Размещайтесь, - вежливо проговорил лейтенант и закрыл за юношей металлическую дверь.
        Андрей размышлял недолго. Дальний отсек имеет ряд преимуществ. Рядом и душ, и туалет. Скинув с плеча рюкзак, землянин сел на кровать. Вокруг удивительная тишина. Волков от нее отвык. Даже какого не по себе. Нет ни топота шагов, ни смеха товарищей, ни грозных окриков командиров. С друзьями юноша расстался почти два месяца назад. Живы ли они? Не отдал ли Энгерон их опять в аренду?
        Ответы на эти вопросы Андрей получит только через четыре с половиной декады. Но, если честно, попадать в другое подразделение не хотелось. Вся надежда на Грега Лейрона. Майор испытывает к Волкову симпатию и уже не раз ему помогал.
        Землянин снял куртку, ботинки и лег на постель. Длительное одиночество не пугало Андрея. Чтение книг - любимое занятие юноши, на «Альзоне» наверняка хорошая библиотека. Лишь бы охранники не заупрямились. В любом случае он прекрасно отдохнет. Хоть на время забудет о высадках, перестрелках, кровавых поединках.
        Космодром Ассона был заполнен ботами, гравитационными катерами и пассажирскими челноками. Сирианские гости массово покидали столицу Грезы. Октавия намеревалась улететь сразу после завтрака, но прощание Дейла с матерью несколько затянулось. Алина уже не скрывала слез. Торопить молодого человека графиня не рискнула. Ее реакция на эту сцену может быть неправильно истолкована. Как мать, она должна понимать чувства другой женщины. В конце концов, речь идет о банальном уважении.
        Молодой человек провел в комнате герцогини около часа. Краснота у его глаз указывала на то, что и Дейлу расставание далось нелегко. Зато на лице Берда нет ни малейших эмоций. Крепкое рукопожатие с сыном, ободряющее похлопывание по плечу, дежурная напутственная фраза. Стандартный набор. Так же себя вела бы и Торнвил. Для них дети важный элемент политической игры, средство для достижения цели и не более того.
        Машина плавно оторвалась от бетонной поверхности, быстро набрала высоту и устремилась к крейсерам, дрейфующим на орбите планеты. Как и положено, правительницу встречал командующий эскадрой. Стреис вытянулся в струну и доложил о готовности к старту.
        Октавия небрежно кивнула полковнику головой и направилась к Грегу Хейвилу. Графиня не видела майора два дня и уже соскучилась. А что она будет делать во Фланкии? Разлука с маркизом превратилась в настоящую пытку. Самое страшное, что Торнвил так и не придумала, как приблизить офицера. Назначение его в штаб ничего не меняет. Во дворце Грег будет появляться крайне редко. О вечерних беседах наедине и вовсе придется забыть.
        И попробуй тогда проконтролировать Хейвила. Майор - лакомая добыча для любой женщины. Одна только мысль об удачливой сопернице приводила Октавию в ярость. Ревность - страшное чувство. Но сейчас на губах правительницы милая улыбка, а во взгляде безудержная страсть. Она буквально источает любовь. Хорошо, что накануне Эвис предложила взять на судно Одинокого Волка. Теперь у Торнвил есть тема для разговора.
        - Наемника доставили на корабль? - спросила графиня, подходя вплотную к Грегу.
        - Так точно, - произнес Хейвил. - Как вы и распорядились, мы поместили его в десантный сектор.
        - Отлично, - сказала Октавия. - После выхода в гиперпространство зайдите ко мне. Нам нужно кое-что обсудить.
        В сопровождении крензеров правительница двинулась к лифту. Стоя за спиной матери, Эвис прекрасно слышала ее разговор с маркизом. И так, Волк на «Альзоне». Сердце учащенно заколотилось. Нет, нет, спешить нельзя. Надо соблюдать предельную осторожность.
        Во-первых, в коридорах крейсера установлены голографические камеры, во-вторых, юношу наверняка охраняют и, в-третьих, члены экипажа очень наблюдательны. Слух о том, что девушка тайно посещает невольника, мгновенно разнесется по судну. У Дейла могут возникнуть подозрения.
        Как и все Видоги, он необычайно вспыльчив, упрям и мстителен. Жене молодой человек вреда не причинит, а вот жизнь знаменитого гладиатора тогда не будет стоить ни сирия. С плайдцами Дейл проблему решит, Энгерону же выплатят денежную компенсацию. Никто в накладе не останется, разумеется, за исключением Эвис.
        Идеальный вариант использовать Октавию в качества прикрытия. Когда рядом нет Грега Хейвила, графиня мучается от скуки. Визит на нижнюю палубу разнообразит путешествие. Почему бы не поболтать со смелым ионном на досуге? Главное разжечь у матери любопытство. Сирианцы привыкли к рабам, относятся к ним, как к домашнему скоту, но ведь они тоже люди. У каждого своя судьба, своя трагедия.
        История Одинокого Волка должна заинтриговать Торнвил. Еще бы! Юноша с весьма скромными физическими данными стал в Ассоне невероятно популярен. Наемник побеждает одного противника за другим. Интересно, где родился Волк, кто его родители, откуда такой талант?
        Покинув орбиту Грезы, корабли сирианской эскадры устремились к границе системы Астры. Впереди летели тяжелые крейсера, чуть сзади пассажирские лайнеры. Постепенно суда набирали скорость. Через пять часов световой барьер был благополучно преодолен.
        Эвис всегда считала, что умеет ждать и терпеть. Покушение на Октавию она готовила несколько месяцев. Тщательно выверяла каждый шаг, каждое действие. На этот раз выдержка изменила ей уже на третий день. Юноша где-то рядом, но нет ни малейшей возможности его увидеть. Данное обстоятельство злило и раздражало аланку.
        Наконец, девушка решила приступить к осуществлению своего плана.
        За обедом Эвис, как бы между прочим, предложила посетить гладиатора. Когда еще удастся пообщаться со столь странным, необычным человеком. Экзотика. К удивлению девушки графиня тут же согласилась.
        Объяснялось все просто - командир «Альзона» сейчас очень занят и не уделяет Торнвил должного внимания. А это прекрасный повод вытащить маркиза из рубки управления. Именно Грег должен сопровождать правительницу во время экскурсии по кораблю.
        Идея Эвис не понравилась Дейлу, но спорить с женщинами плайдец не рискнул. Он пока не определился, как вести себя с Октавией. Потакать ее прихотям Дейл не собирался, но и сразу обострять отношения тоже чересчур опрометчиво. С могущественной графиней лучше не конфликтовать. Смерть ее мужа вызвала немало кривотолков. Следствие признало гибель Алекса Торнвила несчастным случаем. Лишь недалекие обыватели могли поверить в эту глупость. Когда претендуешь на трон, расслабляться нельзя ни на секунду.
        Октавия немедленно вызвала майора Хейвила. Спустя пять минут офицер появился в апартаментах правительницы. Маркиз, как всегда, спокоен и предельно вежлив. Грег не спорил и не возражал. Желание графини для него закон.
        Кроме маркиза Октавию, Эвис и Дейла сопровождали два крензера. Охранник возле двери вытянулся в струну. Хейвил приложил ладонь к электронному пульту, и массивная преграда плавно поднялась. Первыми в десантный сектор вошли мутанты. В пустых блоках непривычная тишина.
        Топот ботинок и голоса заставили Волкова выглянуть из отсека. Юноша быстро обулся, накинул куртку и, застегиваясь на ходу, выбежал в коридор. Эвис Андрей уже увидел. Аланка вместе с матерью и мужем. Значит, что-то в планах Берда Видога изменилось, раз герцог отправил сына в сирианское графство. Теперь понятно, почему Волкова доставили на флагманский крейсер. Без вмешательства девушки здесь не обошлось.
        Юноша замер в пяти метрах от Торнвил и почтительно поклонился. Раздвинув крензеров, правительница приблизилась к наемнику.
        - А в армейской форме обычный солдат, - заметила Октавия. - Ничего сверхъестественного…
        Эвис на реплику графини не отреагировала. Аланка занята более важным делом. Она внимательно изучает сектор. Между блоками прочные переборки, внутри двухъярусные кровати, маленький столик, стеллаж для оружия и боеприпасов. Камеры лишь у основной двери и в коридоре. Отлично. Отсеки вне поля зрения.
        - Как твое имя? - между тем, спросила землянина Торнвил.
        - Одинокий Волк, - ответил Андрей.
        - Настоящее, - сказала правительница.
        - Простите, ваше высочество, но его у меня больше нет, - произнес юноша. - Есть порядковый номер: четыре тысячи сто тринадцатый.
        - Ты оглох, раб! - угрожающе рявкнул Аклин. - Как твое имя? Не советую меня злить.
        - Нет, нет, не надо, - вымолвила Октавия. - Обойдемся без грубости и насилия. Таинственность всегда интригует. Где ты родился?
        - Точно не знаю, - проговорил Волков. - Мой отец был ученым и много путешествовал. Мать не помню, она умерла рано.
        - Понятно, - кивнула головой графиня. - А в лагерь Энгерона как попал?
        - Как все, - произнес землянин. - Корабль захватили пираты. Вместе с другими пленниками меня продали на аукционе.
        - Неужели Стаф покупает подростков? - Торнвил обратилась к крензеру.
        - Нет, госпожа, - пробурчал мутант. - Невольник лжет.
        - Речь не об Энгероне, - возразил Андрей. ~- Я очутился на аланских плантациях. Затем шахты Маоры и Греза. Майор Лейрои заключил с организаторами соглашение. Из Ассона меня привезли на тасконскую базу.
        Скрывать что-либо не имело смысла. Если правительница захочет, она без труда выяснит весь жизненный путь юноши. Без сомнения, ей известно, что Л инк Грейсон продает преступников плайдцам. Да и, собственно говоря, плевать Волкову на этого мерзавца.
        - Забавные повороты судьбы, - усмехнулась Октавия. - Что за шрам у тебя на верхней губе? Пропустил чей-то удар?
        - Нет, ваше высочество, - сказал землянин. - Просто висящие на столбах рабы - лакомая добыча для крекотов. Один из стервятников пытался полакомиться мною.
        - Да ты еще и бунтарь! - восторженно воскликнула графиня. - Теперь многое становится понятно. Алан, Маора, Греза… За что тебя распяли?
        - Убил охранников, - честно ответил Волков.
        - То есть лишил жизни моих подданных, - с иронией в голосе вымолвила Торнвил. - Нехорошо…
        - Клятвы в раскаянии вряд ли уместны, - произнес юноша. - Не смею вас обманывать.
        - Похвально, - сказала правительница. - Какой у тебя уровень?
        - Четвертый, ваше высочество, - проговорил Андрей.
        - Высокий, - одобрительно заметила Октавия. - Где воевал, если не секрет?
        - На Корзане и Тесте, - отчеканил землянин.
        - А почему такой потрепанный вид? - спросила графиня. - Форма полинявшая, застиранная. Неужели владелец компании экономит на обмундировании?
        - Нет, ваше высочество, - произнес Волков. - Я не успел переодеться. Улетел сразу по прибытию на базу.
        - Но боевые действия сейчас нигде не ведут, - вымолвила Торнвил.
        - Мы зачищали рокены на Тхакене, - сказал Андрей. Правительница изумленно посмотрела на юношу. На мгновение она потеряла дар речи. Невероятно! Ведь это легенда, придуманная Хейвилом для помилованных ею наемников. Значит, парень был на Шейле. А что если он…
        - Может, ты и в нападении на Велию участвовал? - поинтересовалась Октавия.
        - Участвовал, ваше высочество, - признался Волков. - Мы выполняли приказ.
        - У меня нет слов! - выдохнула графиня. - Для одного раза слишком много информации. Путешествие длительное, мы еще обязательно побеседуем. Подобные сюрпризы случаются нечасто.
        Торнвил резко развернулась и двинулась к выходу. В присутствии Дейла Видога тему покушения лучше не поднимать. Не стоило забывать и о дочери. Девушка чересчур впечатлительна. Гибель сестры сильно повлияла на Эвис. Но как же причудливо порой переплетаются судьбы людей! Октавия и предположить не могла, что лицом к лицу встретится с наемником, стрелявшим в нее на острове. Это надо обязательно обсудить с Грегом Хейвилом.
        Девушка жадно ловила каждое слово Волка. Она не ошиблась. История юноши заинтриговала мать. Особенно тот факт, что наемник штурмовал дворец на Велии. Нет, ему ничего не грозит. В интонациях графини отчетливо звучит удивление, а не злость. Торнвил не станет мстить. Скорее всего, правительница захочет узнать подробности. Так сказать, взгляд с другой стороны. Но именно этого и добивалась Эвис. Одним посещением десантного сектора Октавия не ограничится. Значит, и у девушки появится возможность чаще видеть Волка.
        Аланка не спеша направилась за матерью. Первый шаг сделан. Каким будет второй - неизвестно. Но он будет, непременно будет. В сердце Эвис вспыхнуло неведомое до сих пор чувство. Погасить его теперь уже не удастся.
        Женщины молча вошли в лифт. Графиня размышляла о холодности маркиза, а ее дочь о недоступности наемника. Обе строили планы и надеялись справиться с трудностями. В их распоряжении ровно четыре декады. Времени вполне достаточно, чтобы добиться цели. Ни Октавия, ни Эвис ни при каких обстоятельствах не отступят, не смирятся с поражением. За свое счастье они готовы драться отчаянно, самозабвенно, безрассудно…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к