Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Андреев Николай / Победитель: " №06 Второй Уровень Власть И Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Второй уровень. Власть и любовь Николай Андреев
        Победитель #6
…Ради власти люди способны на страшные преступления. Но за все приходится платить. Чтобы удержаться на имперском троне, надо жертвовать многим. В том числе и любовью. Ведь власть губит и иссушает душу…
        Второй уровень. Власть и любовь
        Вступление
        Он могущественен и велик. Он правит звездными скоплениями и галактиками. Его возможности безграничны. Вселенная лежит у ног властителя. Но… у него есть враг. Сильный и опасный. Противник повелевает другим, таким же огромным, миром, и мечтает расширить свои владения. Они называют себя Светом и Тьмой. Об их существовании представители слаборазвитых цивилизаций лишь догадываются.
        Долгое время пути заклятых врагов не пересекались. Логос и Хаос жили обособленно друг от друга. Но однажды кто-то неразумный открыл проход между мирами, и хрупкий баланс был нарушен. Орды Тьмы вторглись на территорию Света. Чудовищные твари начали покорять различные расы и народы. Кого-то обращали в рабов, кого-то в собственную веру, кого-то безжалостно уничтожали.
        И тогда Он вмешался в ход событий. В центре галактики состоялось грандиозное сражение, получившее название Армагеддон. В гигантском пламени пожара сгорели сотни звезд, тысячи планет, миллиарды ни в чем не повинных существ. Ни одна из сторон не добилась победы. Продолжать битву не имело смысла.
        Чтобы разрешить затянувшийся спор, Свет и Тьма заключили удивительную сделку. Они договорились выставлять на поединок строго ограниченное количество бойцов. Теперь не на жизнь, а на смерть дрались низшие цивилизации. Помогать им категорически запрещалось. Война превратилась в жестокую, азартную игру. Цель достигнута, а разрушений гораздо меньше. Проигравший безропотно отдавал победителю часть своих владений. Главное, чтобы на поле брани не осталось ни одного солдата противника.
        Раз в пятьсот лет где-то на необъятных просторах галактики разворачивалась страшная драма. Два народа сходились в отчаянной схватке, даже не предполагая, что за их спиной стоят куда более могущественные силы. Лишь ничтожная горстка избранных знала правду, но они свято хранили эту тайну.
        Удача - женщина переменчивая. Свет потерпел ряд тяжелых поражений, и Тьма вплотную подошла к звездным системам, населенным людьми. Настала очередь человечества вступить в войну миров. В ту пору на Земле крестоносцы сражались за Гроб Господень, а на Алане вот уже двести лет правил Великий Координатор.
        Чтобы покорить древнюю метрополию диктатор разработал программу «Воскрешение». На Таскону с далекой варварской планеты доставляли хладнокровных убийц-наемников. Однако часть бойцов отказалась выполнять приказы тирана и бежала из лагеря. Таким образом, Свет и Тьма расставили фигуры на поле и начали игру.
        Возглавляли мятежников Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян. Удивительно, но земляне сумели изменить историю. Они свергли Великого Координатора, разгадали секрет «Ковчега», разгромили воинственную расу торгов. Враг проиграл эту битву. К сожалению, друзья дорого заплатили за победу. Из двенадцати избранных уцелели только двое. Тино Аято стал первым императором Асконийского государства, а Крис Саттон получил герцогский титул и две планеты в звездном скоплении Хороса.
        Но время идет. Четыреста пятьдесят лет пролетели как одно мгновение. Мир опять подходит к ответственному рубежу. Тьма не смирилась с поражением и готовится к новой схватке. Кто теперь встанет на ее пути? Кто бросит вызов адским тварям?
        За четыре с половиной века люди освоили десятки новых планет. Асконийская империя значительно разрослась. Однако сильнее от этого государство не стало. Страну раздирали внутренние противоречия. Герцоги, графы и бароны не хотели больше подчиняться династии Храбровых. Возглавлял заговорщиков влиятельный плайдский правитель Берд Видог. Дворяне терпеливо ждали своего шанса.
        В сражении с неведомо откуда появившимися пришельцами звездный флот понес огромные потери, и мятежники поняли, что наступил благоприятный момент для переворота. Армия бунтовщиков высадилась в столице Асконы Алессандрии и штурмом взяла дворец императора. Ольгер Храбров погиб в сражении. Однако радость Видога была омрачена тем, что он не получил контроль над боевыми спутниками. Допуск к пульту управления имели лишь представители древней династии.
        Герцог приказал захватить в плен наследника престола Кервуда Храброва. Принц с беременной женой отдыхал на планете Греза. Кервуд успел покинуть систему Астры, но наткнулся на флот другого врага - герцога Грайданского. Отчетливо осознавая, что вырваться из западни не удастся, принц поручил своему телохранителю, воину клана самраев, Астину Ворху спасти жену.
        Маленький космический челнок спрятался на поверхности безжизненной планеты. Астин и Эльвира издалека наблюдали за страшной трагедией. В жестокой схватке с врагом флагманский крейсер империи был серьезно поврежден, и Храбров направил израненное судно в бездну красной звезды под названием Убриэль. Беглецов противник не обнаружил.
        Выполняя распоряжение Кервуда, самрай полетел к системе Солнца. Только там они могли укрыться. Земля считалась запретной зоной. Любого незваного гостя безжалостно уничтожала могущественная каста хранителей. С ней правители старались не конфликтовать. На корабле Ворха стояла аппаратура, посылающая стражам необходимый сигнал.
        При посадке на планету у женщины начались роды. На свет появился мальчик, но сама Эльвира умерла. Замаскировав челнок, Астин взял младенца и отправился на поиски людей. На лесной дороге он стал невольным свидетелем нападения бандитов на карету богатой дамы. Женщина с грудным ребенком и солдаты, сопровождавшие ее, были убиты. Асконец тут же воспользовался представившимся шансом. Ворх застрелил из бластера разбойников и подменил малышей. Так наследник имперского престола стал внуком русского боярина Таратухина.
        Прошло шестнадцать лет. Самрай долго скитался по Земле, а затем, освоив местный язык, под видом иностранца нанялся к Таратухину учителем мальчика. Андрей Волков рос смышленым и подвижным ребенком. Он многому научился у Астина и мог за себя постоять. В то время Россия вела войну со Швецией, и подросток буквально рвался в действующую армию.
        Когда юноша получил предписание ехать в полк, асконец понял, что пора принимать решительные меры. По пути Ворх уговорил Волкова отклониться от маршрута. Самрай привел мальчика к звездному кораблю. Для Андрея это был шок. С помощью специального прибора Астин начал повышать интеллектуальное развитие подростка. В мозг юноши хлынул огромный поток информации. Волков справился с нелегким испытанием, но стал чересчур агрессивным и раздражительным. При вторжении в сознание побочные эффекты неизбежны.
        Спустя несколько дней судно стартовало к герцогству Хоросскому. Асконец надеялся найти там защиту от Видога до того момента, когда мальчик достигнет совершеннолетия. Об истинном происхождении Андрея Ворх благоразумно умолчал. До поры, до времени лучше держать юношу в неведении. Иначе он натворит немало бед и поставит свою жизнь под угрозу.
        К сожалению, достичь цели путешественникам не удалось. В гиперпространстве их перехватил пиратский корабль. Самрай был вынужден сдаться бандитам. Они стали пленниками Эдгара Стигби по кличке Ловец Удачи. Чтобы скрыть тайну, Астин в последний момент запустил на челноке систему самоуничтожения. Пираты едва успели выбросить судно в открытый космос.
        Пытаясь хоть немного заработать, Стигби продал Волкова перекупщикам. Что бандиты сделали с учителем, подросток не знал.
        Вскоре Андрей оказался на аукционе невольников. Его приобрел аланский землевладелец Крейн Мектон. Надзиратели постоянно издевались и били рабов. Люди умирали от непосильного труда. Чтобы выжить, юноша должен был бежать.
        Такой шанс представился, когда хозяин начал строить новую усадьбу. Техник Найджел Остин помог Волкову и его товарищу Алену Лейдлу снять электронные ошейники. Ночью невольники покинули лагерь и скрылись в лесу. К утру беглецы вышли к реке. Андрей надеялся затеряться в крупном городе. Осталось сделать последний рывок.
        Увы, надеждам землянина не суждено было сбыться. Вскоре выяснилось, что и Остин, и Лейдл предали Волкова. Весь побег являлся фарсом. Негодяи хотели улучшить условия содержания за счет юноши. Охранники устроили засаду и поймали рабов. Однако сдаваться Андрей не собирался. В схватке с аланцами он убил Алена, двух конвоиров и пилота транспортного бота.
        Землянин попытался воспользоваться летательным аппаратом, но потерпел аварию. Солдаты нашли поврежденную машину и доставили невольника во владения Мектона. По приказу Крейна Волкова распяли на столбе. Юношу ждала неминуемая смерть, но в последний момент хозяин продал Андрея своему приятелю Линку Грейсону.
        Изможденного, еле живого землянина привезли на Маору. Грейсону принадлежало несколько угольных шахт, на которых трудились опасные преступники. Волков оказался среди убийц, бандитов и грабителей. Участь каторжников была незавидна. Тяжелая работа в забое, ужасная еда и короткий отдых. Периодически люди погибали во время обвалов и при взрывах. Никто из них обратно на поверхность не поднимался.
        Очередная катастрофа привела Линка на грань банкротства.
        В этот трудный момент в офисе его компании появился странный человек по фамилии Соунвил. Эстерианец предложил Грейсону выгодную сделку. Он хотел приобрести крупную партию преступников. Из рассказа гостя маорец узнал, что на планете Греза в системе Астра проводятся кровавые гладиаторские бои. Финансировал данное развлечение правитель Плайда герцог Видог. Могущественный владыка любил подобные зрелища.
        После некоторых сомнений Линк согласился на условия Стенли Соунвила. Соблюдая строжайшую секретность, Грейсон переправил тридцать каторжников на корабль эстерианца. В их число попал и Андрей, недавно подравшийся с надзирателем. Начальник охраны Ордент решил избавиться от строптивого невольника.
        На том же судне к Астре летела группа рабов-наемников. Плайдцы взяли солдат в аренду у некоего Стафа Энгерона. Предприимчивый тасконец покупал крепких пленников на аукционах и делал из обычных людей профессиональных убийц. Именно они должны были стать противниками преступников на арене стадиона. Надзор за наемниками осуществлял майор Грег Лейрон. Когда-то офицер служил в штурмовом подразделении имперской армии, а теперь являлся помощником Энгерона.
        Через сорок дней корабль достиг Астры. Охранники высадили заключенных в Ассоне, столице Грезы. А уже утром преступники вышли на арену стадиона. На трибунах присутствовало двадцать тысяч зрителей. На кожу полуобнаженных каторжников плайдцы нанесли боевую раскраску, соответствующую образу какого-нибудь хищного зверя. Юный землянин получил кличку Одинокий Волк.
        Вооруженные ножами гладиаторы дрались парами. Публика одновременно наблюдала сразу за двумя схватками. Андрей сумел ранить охотника и прорваться, к спасительному флагу. Кроме него это удалось еще четверым маорским заключенным. Уцелевших преступников разместили в специальном лагере на океанском побережье. Стенли Соунвил отправился в систему Сириуса за новыми смертниками.
        Прошло полтора месяца. В Ассоне состоялось еще одно представление. Волков снова одержал победу. И опять не стал убивать поверженного наемника. Впрочем, землянин не знал, что в последний момент Лейрон выставил против него более слабого бойца. Майору понравился отчаянный мальчишка. Андрей, сам того не желая, стал популярным в герцогстве Плайдском гладиатором.
        Минуло четыре декады. Соунвил вернулся на Грезу с партией каторжников. Торговец передал их своему
        компаньону Браену Клевилу. Ассон готовился к очередному кровавому шоу. За день до представления Грег Лейрон неожиданно поставил организаторам жесткое условие. Либо они продают ему Волкова, либо майор выставляет против юноши сильнейшего охотника.
        Терять хорошего бойца плайдцы не хотели и после долгих споров согласились на сделку. Правда, Клевил потребовал, чтобы Андрей раз в год обязательно участвовал в поединках. Тасконцу пришлось пойти на уступки. Вскоре землянин оказался в лагере наемников. В схватке с преступником Волков был вынужден убить противника.
        Через несколько дней юноша покинул Грезу. Вместе с Лейроном он возвращался обратно в Сирианское графство. Во время полета Грег постоянно занимался с Андреем, готовя его к нелегким испытаниям. На базе Энгерона никому поблажек не делалось. После медицинского обследования и карантина землянина направили в первый батальон четвертой центурии. В кровь Волкова оливийцы вели специальный препарат и микрочип, на шею надели металлический обруч с взрывчаткой.
        Программа обучения невольников была очень насыщенной. Будущие солдаты совершали длительные марши, преодолевали различные препятствия, переносили тяжести.
        Инструкторы с рабами не церемонились. Воин, не способный выполнить то или иное задание, безжалостно уничтожался. За девять декад взвод Андрея потерял трех человек.
        Однажды в лагерь прилетела графиня Сирианская. Октавия Торнвил регулярно брала у Энгерона наемников в аренду. Солдаты нулевого уровня сдавали экзамен на Униме и Аскании, ликвидируя мятежные племена мутантов.
        По странному стечению обстоятельств процессия наткнулась на подразделение Волкова, возвращающееся с полигона. Землянин был поражен красотой старшей дочери графини Эвис. На младшую - Лану юноша внимания не обратил.
        Между тем, пытаясь снизить сумму компенсации, Торнвил предложила Энгерону провести поединок. Наемнику предстояло сразиться с телохранителем Октавии. Отказать могущественной правительнице Стаф не посмел. Графиня выбрала Андрея в качестве бойца. Женщина не сомневалась в успехе. В ее охране служили исключительно мутанты. В последний момент майор Лейрон добился, чтобы противникам дали кинжалы. Шансы немного уравнялись. В тяжелой отчаянной схватке, находясь на краю гибели, Волков все же убил врага.
        Расстроенная графиня решила поближе взглянуть на победителя. Израненный, изможденный юноша направился к Торнвил. И тут произошло нечто необъяснимое. Четырнадцатилетняя дочь Октавии Лана, на виду у всей свиты, шагнула в грязь и отдала невольнику свой платок. Разгневанная правительница тут же покинула базу.
        Прервав визит на Таскону, Торнвил вернулась на Алан. На корабле мать серьезно поговорила со строптивой дочерью. Октавия вдруг поняла, что девочки уже выросли. После смерти мужа она активно занялась политикой и слишком мало уделяла им внимания. Досадная оплошность. Отношения между Эвис и Ланой не сложились. Большой любви сестры друг к другу не испытывали. Мало того, красавица Эвис постоянно язвила по поводу невзрачной внешности Ланы. Младшая дочь откровенно завидовала сестре.
        В поединке с мутантом Андрей получил ряд тяжелых травм и пролежал в госпитале целый месяц. По настоянию Лейрона Энгерон перевел землянина в третью центурию. Таким образом, срок обучения Волкова уменьшился больше чем на полгода. До выпускного экзамена ему осталось всего три декады.
        В новом взводе Андрея приняли неплохо. О его бое с телохранителем графини знали все наемники. Юноша попал во второе отделение, которым командовал Брин Флектон. Товарищами Волкова стали корзанец Аайн Стенвил и окрианцы Брик Кавенсон и Стейн Шелтон. От враждующих группировок Алена Блекпула и Джея Парсона землянин старался держаться подальше.
        Спустя месяц девятую роту третьей центурии отправили на Униму. Солдаты должны были уничтожить племя свидов. Мутанты регулярно нападали на фермеров. Правительница решила покончить с бандитами. Наемники высадились в густом лесу на северо-западе материка. Им предстояло произвести тщательную зачистку местности.
        Экзамен получился сложным. Взвод Волкова едва не угодил в засаду. В рукопашной схватке многие бойцы погибли. Потерпев поражение, свиды отступили в болото. Передвигаясь по пояс в воде, наемники преследовали беглецов. Вскоре солдаты обнаружили деревню мутантов. Убив почти всех мужчин, бойцы Энгерона взяли в плен женщин и детей. По приказу графини их погрузили в транспортные боты и увезли в специальный лагерь. Уцелевшие наемники вернулись на Оливию. Солдатам был присвоен долгожданный первый уровень.
        На огромном расстоянии от Сириуса располагался красный карлик Мимас. Вокруг него вращался астероид, внутри которого находилась тайная база пиратов Гленторан. Именно здесь Эдгар Стигби продал в рабство учителя Андрея Астина Ворха. Самрай терпеливо ждал удобного момента для побега. И, наконец, он настал.
        На базу одновременно прибыли и Ловец Удачи, и Мик Джейсон, человек, занимавшийся переправкой невольников в Сирианское графство. У первого асконец под угрозой оружия узнал имя перекупщика, приобретшего Волкова. Со вторым Астин за гигантскую сумму договорился о месте на корабле. Вскоре Борх благополучно покинул Гленторан.
        Через тридцать шесть дней самрай оказался на Алане. Он попросил Джексона высадить его в столице графства. На планете Мик попытался обмануть Астина, и асконцу пришлось убить негодяя. Во Фланкии Ворх достал у преступников документы и выяснил местонахождение перекупщика Крина Блаунвила. Поиски Андрея начались. Самрай не сомневался, что рано или поздно найдет наследника императорского престола.
        Однако Волкова искал не только Астин Ворх. О том, что сын Кервуда Храброва покинул Землю, догадывались члены могущественного ордена хранителей. В политику они не вмешивались, но старались следить за событиями, происходящими в мире. Их главная задача - не допустить внешнего вторжения. Новая война Света и Тьмы уже не за горами. К сожалению, наблюдатели ордена потеряли из вида Андрея и его учителя. Верховный Хранитель Торн Клевил на Совете распорядился любой ценой найти юношу.
        Между тем, герцог Видог, совершив длительное рискованное путешествие, прилетел в Сирианское графство. Он заключил военный союз с Октавией Торнвил и тут же приказал командующему флотом двинуть звездную эскадру на баронство Церенское. Кроме того, правители двух государств объявили о помолвке своих детей. Эвис не очень понравился Дейл Видог, но спорить с матерью девушка не стала. Политические браки - обычное дело в дворянской среде.
        Перед тем, как покинуть Фланкию, герцог Плайдский взял в аренду у Стафа Энгерона три роты наемников. Берд Видог собирался использовать их в качестве карателей. Среди солдат, отправляющихся на Корзан, оказался и Волков. Спустя три с половиной декады бойцы прибыли на захваченную планету.
        В первые месяцы наемники воевали наравне с десантниками Плайда. Местные повстанцы постоянно совершали диверсии в городах и на основных магистралях страны. Сражения были тяжелыми, подразделения несли серьезные потери. Чтобы запугать корзанцев и подорвать моральный дух мятежников Видог решил провести ряд устрашающих акций.
        Роту Андрея высадили возле маленькой деревни и приказали уничтожить всех жителей. Солдат, отказавшийся участвовать в карательной операции, был тут же казнен. Бойцам ничего не оставалось, как выполнить требования капитана Чеквила. Именно этому офицеру службы контрразведки теперь подчинялись наемники.
        Жесткие меры дали необходимый результат. Сопротивление повстанцев начало ослабевать. Многие люди в панике выдавали бунтовщиков захватчикам. Вскоре плайдцам удалось выяснить, где располагается главная база мятежников. Там же скрывался и барон Флэртон, бывший правитель Корзана. Солдаты Энгерона в штурме подземного бункера участия не принимали, они зачищали близлежащую территорию.
        Во время рейда наемники наткнулись на деревню отшельников. Чеквил распорядился убить ни в чем не повинных людей. Началась жестокая бойня. Понимая, вырваться из окружения не удастся, охотник по фамилии Жармен предложил капитану сделку. Если каратели пощадят его семью, он покажет место, где потерпел аварию инопланетный корабль. После некоторого колебания офицер согласился на условия корзанца.
        Группа солдат отправилась в экспедицию. Спустя несколько дней отряд достиг цели. Жармен не обманул захватчиков. Под огромной скалой лежало неизвестное судно. Разведчики проникли внутрь корабля через пробоину. Внутри царило тысячелетнее запустение. Вскоре наемники обнаружили рубку управления. В креслах находились полуистлевшие тела пришельцев.
        В руке одного из чужаков была странная пластина. Охваченный тщеславием Чеквил вставил ее в специальный паз и запустил резервный блок энергоснабжения. На центральном пульте поднялся сверкающий цилиндр. Вспыхнувший свет заставил Андрея попятиться назад. Юноша невольно уронил на пол труп пришельца. На его шее Волков увидел удивительный амулет. О своей находке землянин никому не сказал.
        Между тем, капитан, нарушая все инструкции, взял из тайника две полупрозрачные призмы. На корабле тут же включилась система самоуничтожения. Люди бросились прочь. Воспользовавшись благоприятным моментом, сержант Миллан убил Чеквила. Забрав у офицера артефакты, наемник побежал к пробоине. Как только разведчики покинули судно, оно взорвалось.
        Миллан сдержал обещание и отпустил Жармена. О корабле чужаков никто, кроме него и Андрея не знал. Но оба предпочитали об этом молчать. У каждого был свой секрет. Офицерам службы контрразведки наемники заявили, что взорвался склад боеприпасов. У корзанских мятежников много тайных бункеров в горах. Проведенная проверка ничего подозрительного не выявила.
        Герцог Видог не собирался останавливаться на достигнутом. Завершив покорение баронства Церенского, он направил эскадру в систему Гайреты. Правитель Тесты Мэт Гресвил отказался подчиниться захватчикам. Флот защитников дрался отчаянно, но был уничтожен. Началась высадка на планету. В операции участвовали и четыре роты наемников.
        Солдаты Энгерона вместе с полком десантников штурмовали наземную систему обороны у столицы Тесты Бристона. Наткнувшись на плотный огонь, изрядно поредевшие подразделения были вынуждены отступить. В других местах вторжение шло гораздо успешнее. Герцог, не раздумывая, приказал прекратить помощь окруженным частям.
        Тестианцы прижали наемников к реке. Попытка прорыва через мост ни к чему не привела. Солдатам пришлось прыгать в воду. На берег выбрались далеко не все. Но на этом испытания не закончились. Защитники Бристона вытеснили врага в болото. Преодолевая его, взвод Миллана лишился едва ли не трети численного состава.
        На исходе третьих суток наемники вышли к шоссе. Здесь они встретили плайдский патруль. Выяснилось, что пока солдаты скитались по лесу, столица Тесты пала. Барон Гресвил покончил с собой, а его сыновья и внуки погибли в боях с захватчиками. Досталось и батальону Стафа Энгерона. Из четырехсот человек уцелело лишь девятнадцать. Андрей потерял хорошего друга Стейна Шелтона.
        Срок аренды наемников истекал. Волков намеревался вернуться на Таскону вместе с товарищами, но судьба распорядилась иначе. За ним прилетел Стенли. Соунвил. Прошел год с тех пор, как майор Лейрон купил юношу у организаторов поединков в Ассоне. Согласно контракту Андрею вновь предстояло выйти на арену, Волков отправился с эстерианцем на Грезу.
        В сражении за Тесту Миллан получил серьезное ранение. Врачи ампутировали сержанту правую руку. Инвалиды-невольники никому не нужны. Ярис не сомневался, что его либо продадут по дешевке, либо просто устранят. Второй вариант был наиболее вероятен. Однако он оказал Лейрону услугу, приглядывая за Андреем и не раз спасая юноше жизнь. Майор выкупил Миллана и предоставил сержанту свободу.
        Тем временем, Астин Ворх упорно двигался по следам ученика. Самрай прошел весь путь Волкова от аукциона рабов на Алане до угольных шахт на Маоре. В городе Оклан асконец свел счеты с Эдвином Дарнели, надзирателем, издевавшимся над Андреем. Ценой невероятных усилий Ворх сумел добраться до системы Астры. В Ассоне самрай узнал о предстоящем поединке юноши. Оставалось только ждать.
        Не сидели сложа руки и хранители. Орден тоже отыскал Волкова. Совет принял решение не выпускать из вида наследника престола, но в события вмешиваться не стал. Пусть все течет своим чередом. Однако Верховный Хранитель Торн Клевил предпочел подстраховаться. Он тайно поручил двум ученикам присмотреть за Андреем и по возможности помочь ему в случае опасности.
        По договору с герцогом Видогом Октавия Торнвил должна была захватить баронство Китарское. Но графиня боялась начинать войну. Она не хотела обострять отношения с соседями. Предчувствуя гнев союзника, сирианская правительница мучительно искала выход из сложившейся ситуации. Сепаратный мир с бароном Мейганом мог бы ослабить напряженность.
        Занимаясь государственными делами, Торнвил даже не предполагала, что во дворце назревает переворот. Ее старшую дочь не устраивало предстоящее замужество. Девушка не желала быть блеклой, невзрачной тенью Дейла Бидога. Первая красавица страны мечтала о власти и славе. Как плести интриги Октавия сама подсказала Эвис. Юная графиня осторожно, не спеша готовила покушение на мать.
        За год на Грезе многое изменилось. Гладиаторские бои действительно превратились в красочное шоу. Яркие плащи, сверкающие доспехи, оружие в точности соответствующее древней эпохе. Побеждать в схватке стало труднее. Волков тренировался целый месяц, и, тем не менее, поединок получился невероятно тяжелым. Организаторы выставили против юноши сильного, опытного воина.
        К счастью, в одной тройке с Андреем вышел Эдвин Норкати, наемник, с которым землянин встречался в Ассоне еще год назад. Теперь сержант был инструктором новичков. Он, как и когда-то Миллан, получил указание от майора Лейрона прикрывать Волкова. Норкати отлично справился с заданием. В критический момент Эдвин буквально спас юношу.
        Последний бой стал кульминацией представления. Охрана вытолкала на арену барона Флэртона с сыном. Герцог Видог хотел преподать урок всем строптивым дворянам. Гладиаторы безжалостно убили корзанцев. Спустя два дня Андрей покинул систему Астры. Он возвращался на Таскону.
        ГЛАВА 1
        СОЮЗНИКИ КАК ВРАГИ
        Торнвил сидела в мягком кресле и задумчиво смотрела на черный экран голографа. Включать его она не собиралась. Ничего нового графиня не узнает. В мире наступило хрупкое, тревожное затишье. Герцог Видог готовится к очередному вторжению, а близлежащие соседи плайдского владыки мучительно пытаются создать коалицию, чтобы остановить агрессора.
        Жалкие потуги. Старые разногласия и обиды разрушат любой союз. Бароны Алционский и Эльзанский никогда не признают главенство Натана Делвила. Да и грайданцы лукавят. В случае опасности на помощь окрианцам и цекрианцам никто не придет. Ситуация очень благоприятная для Берда Видога. И долго ждать герцог не будет.
        Октавия тяжело вздохнула. Женщина не сомневалась, что правильно поступила, заключив договор с правителем Плайда. У нее просто не было другого выхода. В то же время Торнвил загнала себя в угол. Берд настойчиво требовал поддержки. Графиня обязана выполнить свою часть соглашения.
        Вот когда рядом не хватало крепкого мужского плеча. Октавия опытная, умелая интриганка. Ее призвание лгать, выкручиваться, строить козни, организовывать мятежи и перевороты. В военных же вопросах женщина абсолютно ничего не понимала. Одна мысль о масштабных космических сражениях бросала Торнвил в дрожь. А ведь, как верховный главнокомандующий, графиня должна быть на флагманском судне. Ужас. Она умрет от страха. Нет, открытого столкновения нельзя допустить. Его последствия могут привести к плачевным результатам.
        Октавия встала, подошла к бару, налила в бокал вина. Надо успокоить нервы. Через пятнадцать минут ее секретарь и фаворит Грей Бредли приведет посла барона Китарского. Это уже шестая встреча. Век бы не видеть толстую, красную рожу мерзавца. Но ничего не поделаешь, приходится терпеть. Два с половиной месяца переговоров пока ничем конкретным не завершились. Мейган проявлял завидное упрямство. Что неудивительно. Большим умом Урис не отличался, а вот в наглости и тщеславии мог посоревноваться со многими.
        Еще бы! В его баронстве целых три обитаемых планеты. То, что Тхакен полностью истощен, а Аква представляет собой россыпь маленьких шахтерских городков под стеклянными куполами, не имеет ни малейшего значения. У Мейгана есть Эдан, жемчужина бывшей империи. Благоприятный климат, развитая инфраструктура, заводы и доки джози.
        Мохнатые твари - великолепные мастера. За соответствующую плату они в кратчайшие сроки построят хоть целую эскадру крейсеров. В предприимчивости негодяям не откажешь. Богатеют на глазах. Избавившись от гнета валкаалцев, джози присягнули на верность Тино Аято и с тех пор постоянно лавируют между различными дворянскими группировками. Грамотная и беспроигрышная политика. Герцоги, графы и бароны не хотят усиления друг друга.
        Урис является формальным правителем планет. В жизнь иных рас он не вмешивается. Но зато сколько амбиций. Глупый, напыщенный болван. Мейган не способен смотреть вперед, в будущее. Барон надеется, что пожар войны обойдет его стороной.
        После некоторого раздумья Торнвил осушила второй бокал. В голове приятно зашумело. Женщина не спеша вернулась к креслу. Урис уже дважды отвергал ее предложение. Китарский владыка требует равного статуса. Мейган желает подписать союзный договор. Кретин! Да, разве Октавия против. Но данный вариант не устраивает герцога Видога. Берд прекрасно знает цену подобных обязательств. Сегодня барон поддерживает сирианцев и плайдцев, а завтра грайданцев и талатцев. Доверие к дворянскому слову давно утрачено.
        И все же выход из сложившегося положения есть. Видога можно обмануть. Хотя бы на время. Но Урис должен пойти на уступки. Во-первых, баронство Китарское официально включается в состав графства. Мейган из правителя превращается в наместника. Во-вторых, он передает Торнвил звездный флот. В третьих, значительно сокращает численность армии. Стандартная процедура поглощения государства.
        Замысел в том, что ничего этого в реальности не будет. Торжественная встреча Октавии и Уриса, короткая пресс-конференция перед журналистами, праздничный фейерверк. Главное, ввести Видога в заблуждение. Расширение Сената, совместное патрулирование границ, визит Торнвил на Эдан. Тщательно продуманная и великолепно подготовленная иллюзия. Военная, политическая, экономическая власть в стране останется в руках Мейгана. Барон лишится только внешних атрибутов.
        Но именно они то и волновали Уриса больше всего. Как же, представитель древнего дворянского рода испытает такое унижение. Мейган не может перешагнуть через собственную гордость.
        Ответ правителя Китара привел графиню в ярость. Женщина отбросила прочь дипломатический тон. Упорство Мейгана граничило с безумием. Мерзавец не слушал ее доводы. Пришлось напомнить ему о судьбе Грема Флэртона. Барон Церенский тоже демонстрировал беспрецедентную наглость. Он смело бросил вызов врагу. А чем все закончилось? Схваткой на арене Ассона.
        А где сейчас надменные, чванливые Гресвилы? Мертвы. Погибли в битве за Тесту. Если Урису нравится такой итог, то Октавия не вправе мешать. Каждый волен сам распоряжаться своей судьбой. Посол тогда в ужасе покинул апартаменты графини. Вряд ли гневная речь Торнвил понравится его господину, но впечатление на Мейгана она произведет.
        Вспышка ярости не была случайной. Из службы безопасности поступило сообщение об активизации плайдской агентурной сети. Это означало лишь одно - терпение Видога иссякло. Медлительность союзника раздражала герцога. Берд либо решил поторопить Октавию, либо…
        По телу женщины пробежала нервная дрожь. Разведчики Плайда не идут ни в какое сравнение с местными заговорщиками. Если негодяи получат приказ, то обязательно устранят жертву. Охрана Торнвил не спасет. В ее окружении чересчур много предателей.
        Нельзя забывать и о сенатской оппозиции. Флеквил мгновенно воспользуется слабостью правительницы. Барон богат и влиятелен. У него сотни, тысячи сторонников. Графиня чувствовала, что стоит на краю пропасти. Любой неверный шаг приведет к гибели. Действовать нужно быстрее.
        Время истекает.
        За дверью раздались учащенные шаги. Первым в комнату вошел Бредли. Тридцатипятилетний темноволосый красавец. Идеально пошитый костюм, белоснежная рубашка, начищенные до блеска туфли. Выглядел секретарь безукоризненно.
        Сзади пыхтел посол Китара Олан Крисби. На вид мужчине лет пятьдесят. Редкие русые волосы, маленькие серые глаза, мясистый нос, двойной подбородок и неестественно красные щеки. Кровеносные сосуды слишком близко подходят к коже. Кроме того, у эданца явно избыточный вес. Ворот рубашки буквально врезался в шею. На лбу Олана выступила испарина. Столь стремительные перемещения изматывали беднягу.
        Трудно сказать, почему Мейган именно его прислал на Алан в качестве посла. Вид у Крисби не очень респектабельный. Не отличался он и выдающимся умом. Зато послушен, исполнителен и не болтлив. Поговаривали, что эданец является дальним родственником барона. Это было похоже на правду.
        Последние два с половиной месяца дались Олану нелегко. Посол постоянно курсировал между Сириусом и Китаром. Пять перелетов за восемь декад. Настоящая гонка. А все потому, что Октавия не доверяет средствам связи. Якобы, даже закрытые каналы не дают стопроцентной гарантии конфиденциальности. Маниакальный бред, но разве с правителями поспоришь.
        Крисби приходилось в устной форме пересказывать Торнвил и Мейгану содержание бесед. Вести записи графиня категорически запретила. Посол невольно превратился в бесценный источник информации для врагов Октавии и Уриса.
        - Добрый вечер, ваше высочество, - произнес Олан, вежливо кланяясь Торнвил.
        - Надеюсь, что он будет добрым, - усмехнулась женщина, жестом указывая эданцу на кресло.
        - Благодарю, - вымолвил Крисби, садясь напротив графини и доставая из кармана платок.
        Октавия тут же посмотрела на фаворита. Грею здесь делать нечего. Чем меньше людей знает тайну, тем лучше. Доставив посла, секретарь свою миссию выполнил. Бредли покорно кивнул головой и направился к двери. У выхода он чуть задержался. Незаметно для правительницы фаворит приклеил к стене крошечное записывающее устройство.
        Все просчитано до мельчайших деталей. Техники службы безопасности проверяли помещение час назад. Ничего подозрительного обнаружено не было. Когда переговоры завершатся, Торнвил опять позовет секретаря. Грей заберет прибор и благополучно покинет дворец. Подобный трюк мужчина уже проделывал дважды. Риск минимален. Графиня наивно полагает, что когда в коридоре службу несут мутанты, ей ничего не угрожает.
        Тут надо кое-что пояснить. Бредли не хотел зла правительнице. Раньше фаворит подслушиванием и слежкой не занимался. Политика его абсолютно не интересовала. Но когда тебе предлагают за каждый диалог Октавии с послом Китара сто тысяч сириев, отказаться трудно.
        Тем более что человек, вступивший с ним в контакт, назвался представителем влиятельного члена Сената.
        Дворяне, видите ли, обеспокоены странным поведением графини.
        Ложь, конечно, но разве это имеет значение. Грею нужно думать о будущем. Торнвил
        - женщина жесткая, коварная и непостоянная. Одним любовником она не ограничивается. Сегодня Октавия осыпает фаворита милостями, а завтра вышвыривает из Фланкии, запрещая даже приезжать в столицу. Такие случаи хорошо известны. Вот Бредли и решил подстраховаться. Крупная сумма денег обеспечит его надолго. Моральный аспект секретаря не волновал. В алчном, продажном мире нет места честности и преданности.
        Грей вышел из комнаты, взглянул на уродливых телохранителей правительницы и зашагал к дивану, стоящему в маленькой нише. Беседа продлится минут сорок. Ожидание вполне терпимое. Между тем, в апартаментах Октавии воцарилась томительная тишина. Высокий статус не позволял графине первой начинать разговор, а Олан не спешил. Мужчина никак не мог отдышаться. Но вот Крисби поднял глаза и тихо сказал:
        - Ваше высочество, барон был не очень доволен приведенными примерами. Флэртон и Гресвил открыто враждовали с Видогом. Он же никогда с герцогом не конфликтовал. Сравнение явно неуместное.
        - Мне кажется, Мейган чего-то не понимает, - заметила Торнвил. - Кто и в каких отношениях находится с владыкой Плайда, сейчас не имеет значения. Берд намерен занять императорский трон. Любое независимое государство - это преграда на пути, которую надо снести. И поверьте, Видог ни перед чем не остановится. Эдан - стратегически важная планета. Рано или поздно, герцог вторгнется в систему Китара.
        - Спорное утверждение, - возразил Олан. - Плайд слишком далеко от нашей звезды. Чтобы пробиться к баронству, захватчикам придется сначала разгромить Грайд. Да и ваше графство не останется в стороне.
        - Что ж, все встало на свои места, - язвительно усмехнулась женщина. - Мейган надеется отсидеться за спинами сильных держав. Позиция у него действительно выгодная. Но я вынуждена разочаровать барона. Ничего не выйдет. Согласно союзному договору мой флот пропустит эскадру плайдцев к Эдану.
        - Вы забываете о Комоне, Талате и Яслоге, - произнес Крисби. - Они вмешаются в конфликт.
        - Пару лет назад так бы и случилось, - сказала Октавия, - но не сегодня. Бросить вызов Видогу графы не посмеют. Его месть будет ужасна. Герцог не прощает врагов. Он сравняют с землей города противника. На Корзане погибли десятки тысяч людей. Равновесие нарушено. С этим нужно смириться. Единственный шанс у Мейгана сохранить власть, принять мое предложение.
        - Ваши доводы очень напоминают шантаж, - вздохнул посол.
        - А это и есть шантаж, - проговорила Торнвил. - Сколько можно болтать впустую! Два с половиной месяца пропали даром. Мое терпение иссякло. Урис должен сделать выбор. Либо баронство формально войдет в состав графства, либо я подчиню его с помощью оружия. Поглощение неизбежно.
        Вступительная часть закончена. Пока Олан лишь передавал рассуждения Мейгана. Своеобразный тест на твердость.
        Отступит женщина под натиском или нет? Теперь самый ответственный момент. Эданец огласит решение правителя. Если Урис снова откажется, Октавия сотрет мерзавца в порошок.
        - Выше высочество, - понизив голос, вымолвил Крисби. - Барон хочет встретиться и лично обсудить некоторые спорные вопросы. В подобном деле торопиться нельзя. Слишком много нюансов.
        Торнвил ликовала. Вот он, первый шаг. После длительного сопротивления Мейган сдается.
        - Я готова, - сказал графиня. - Но при одном условии. Это не очередной раунд переговоров, а диалог о конкретных обязательствах. Барон в торжественной обстановке присягнет мне на верность.
        - Официальный визит, - догадался Олан. - Со всеми соответствующими атрибутами.
        - Именно, - подтвердила Октавия. - Мейгану будет оказан достойный прием.
        - А что если обойтись простым подписанием бумаг? - спросил эданец. - Ритуал коленопреклонения унизителен и архаичен. Мы же современные люди. Древние варварские обычаи - пережиток прошлого.
        - Не пытайтесь меня обмануть, - иронично улыбнулась женщина. - Данная процедура необходима. Я не испытываю от нее ни малейшего удовольствия, но есть правила. Правители обязаны их соблюдать. Будут приглашены послы других государств, члены Совета, журналисты. Они должны поверить в реальность нашего Союза. Ложь и фальшь опытные политики сразу заметят. Разразится грандиозный скандал. Его последствия даже представить страшно. Пострадают все. И уж тогда я отплачу Урису сполна.
        - Хорошо, - произнес Крисби. - Барон согласен на ваши требования. Но нужны гарантии. Вдруг вы потом нарушите обещание и оккупируете планеты. Ведь флот графства беспрепятственно преодолеет границу.
        - Напрасные опасения, - вымолвила Торнвил. - Я не собираюсь воевать.
        - И, тем не менее, - возразил Олан. - Мы рассматриваем самые различные варианты.
        - Ваше право, - пожала плечами Октавия. - Но я не улавливаю, к чему клонит Мейган.
        - Документ о партнерстве, - ответил эданец. - В нем будут все основные пункты соглашения.
        - Вы сошли с ума! - возмущенно воскликнула женщина. - Это устный договор. Никаких письменных свидетельств. Нет такого сейфа, который не могли бы вскрыть шпионы. И что тогда?
        - Ваше высочество, в данном вопросе барон не пойдет на уступки, - вздохнул Крисби.
        - Вздор! Чепуха! - вспылила Торнвил. - Где логика? Если я проявлю коварство и нападу на союзника, то меня не остановит никакая бумага. Разве это гарантия? Урис цепляется за соломину.
        - Бессмысленный спор, - развел руками мужчина. - Я ничего не решаю.
        - Идиотизм! - зло бросила Октавия и встала с кресла.
        Олан тотчас последовал ее примеру. Эданец неукоснительно соблюдал правила дворцового этикета. Сирианская правительница нервно ходила по комнате. Урис загнал графиню в угол. Он согласился на условия Торнвил, но под твердые гарантии. Подобный документ - отличный козырь в политической игре. Негодяй будет держать Октавию на крючке.
        Вот цена слабости. Мейган ловко перевернул ситуацию. Хотя… Одно неосторожное слово и графиня разорвет баронство на части. Разбираться в том, правду сказал Урис или нет, никто не станет. Мейган прекрасно это понимает. Мерзавец не рискнет искушать судьбу.
        - Ладно, - сказала Торнвил. - Как только барон прилетит во Фланкию, мы подпишем договор.
        - Нет, нет, - поспешно произнес Крисби. - Встреча должна состояться до официальной церемонии.
        - Хитрец, - презрительно усмехнулась женщина. - Настаивает на личном контакте.
        - Конфиденциальность в ваших интересах, - мгновенно отреагировал посол.
        - Когда Мейган сможет прибыть на Алан? - после паузы вымолвила Октавия.
        - Это зависит исключительно от вас, - ответил Олан. - Надо лишь указать место и время.
        Правительница не любила принимать скоропалительных решений, но ждать она больше не могла. Дорог каждый день, каждый час. Дальнейшее промедление грозит ей гибелью.
        - Я давно собиралась отдохнуть на море, - сказала Торнвил. - У меня есть прекрасный дворец на острове Велия. Великолепный райский уголок. Чтобы не привлекать внимания репортеров, возьму с собой дочерей. Мы часто выезжаем всей семьей на курорт. Никто ничего не заподозрит.
        - Но как барон попадет на охраняемую территорию? - спросил эданец.
        - Назначаю визит китарской делегации на семнадцатое число, - проговорила графиня. - Вы как раз успеете слетать туда и обратно. Выйдя из гиперпространства, корабли двинутся к планете. По пути судно Мейгана отделится от эскорта. Военные получат соответствующие инструкции. На орбите Алана будут дежурить тяжелые крейсера. Урис передаст секретный код, и его челнок пропустят.
        - Рискованная операция, - заметил Крисби. - Вдруг что-нибудь пойдет не так…
        - Если наш план сохранится в тайне, ничего страшного не произойдет, - заверила посла Октавия. - Мы обсудим с бароном все детали, подпишем документ, и он благополучно вернется на корабль. Ну, а затем торжественная встреча во Фланкии. О том, что мы виделись с Мейганом, журналисты не узнают.
        - Неплохая идея, - согласился Олан. - Я передам ваше предложение….
        - Нет! - жестко сказала правительница. - Никаких отсрочек. Ровно через десять дней барон обязан быть здесь!
        - Это чересчур категоричное заявление, - осторожно произнес эданец. - Нужно…
        - Я не шучу! - оборвала мужчину Торнвил. - Опоздает хотя бы на сутки, пусть пеняет на себя. Пора делать выбор. Уступок и так слишком много.
        - Ваше высочество, хотя бы еще один раунд, - взмолился Крисби.
        - Нет! - категорично отрезала графиня, подходя к рабочему столу.
        Октавия достала из ящика блокнот и что-то в нем написала. Вырвав маленький листок, она вложила его в специальный конверт. Склейку правительница запечатала гербовой печатью.
        - Господин посол, диалог завершен, - вымолвила Торнвил, протягивая Олану пакет.
        - Здесь код, о котором я говорила. Надеюсь, он не окажется в чужих руках. От вас зависит судьба двух государств.
        - Судно на Эдан стартует завтра утром, - ответил Крисби. - Я ни на секунду не расстанусь с посланием.
        Мужчина демонстративно спрятал конверт во внутренний карман пиджака. Графиня нажала на кнопку вызова. В комнате тотчас появился Бредли. Секретарь остановился у двери. Вскоре посол и фаворит покинули апартаменты Октавии. Женщина устало опустилась в кресло. Вот и все. Через декаду прилетит Мейган, и баронство Китарское официально перестанет существовать. Она выполнит требование Видога. Главное, чтобы ее враги ничего не пронюхали.
        Самое уязвимое звено в цепи - Олан Крисби. На него могут напасть и во Фланкии, и на корабле. Однако скрыть данный факт не удастся. Если эданец пострадает, секретный код превратится в обычное, ничем не примечательное словосочетание. Нет, мерзавцы не в состоянии свергнуть могущественную правительницу с трона. Торнвил не даст им ни единого шанса.
        Герцог сидел в своем кабинете алессандрийского дворца и просматривал последние отчеты. С того момента, как закончилась военная операция в системе Гайреты, прошло три месяца. В целом Берд был доволен результатом. Потери звездного флота в сражениях с тестианцами оказались невелики. Космические доки за этот период спустили со стапелей семь новейших тяжелых крейсеров и, тем самым, восстановили численность эскадры. Завершился и ремонт поврежденных судов. Теперь можно продолжать экспансию. Вопрос в том, куда ударить?
        Идеальный вариант - Сторр. Он находится рядом и практически беззащитен. Кроме того, его захват открывает прекрасные стратегические перспективы. Графство Яслогское попадет в изоляцию и будет вынуждено подчиниться. До баронства Эльзанского вообще рукой подать. Ну, а дальше Алькона и скопление Комон.
        От подобных мыслей кружилась голова. Однако Видог давно не юнец. Шестьдесят лет
        - это тот возраст, когда люди принимают вдумчивые, тщательно взвешенные решения. Связываться с инопланетянами герцог пока не хотел. Чужеродная цивилизация - это не какая-нибудь бывшая колония. Там не пятьдесят - семьдесят миллионов жителей, а миллиарды.
        Что с ними делать? Превратить в рабов? Придется проводить жестокие, карательные акции, строить концентрационные лагеря, перебрасывать на Сторр десантные дивизии. И все равно справиться с сопротивлением не удастся. Постоянные диверсии, взрывы, террористические акты. А ради чего? Еще одна планета в плайдской короне?
        Глупо и несвоевременно. Преимуществ, конечно, немало, но и недостатки очевидны. От Юстины все равно далеко не уйдешь. И главная проблема - Натан Делвил. Грайд словно нож в подбрюшье будущей империи. Стоит допустить ошибку и острое лезвие тут же вонзится в тело. Враг только и ждет удобного случая.
        Берд горько усмехнулся. За амбиции герцога Делвила расплачиваются его союзники. Сначала пали Корзан и Теста, теперь настала очередь Окры. Лететь от Церены до Алционы далеко, больше ста двадцати парсек, но зато есть шанс застать противника врасплох. И долго тянуть Видог не будет. Ситуация очень благоприятная. Натану никак не удается сколотить мощную коалицию. Капитуляция баронства Алционского окончательно раздавит Делвила. Грайд попадет в клещи. Останется только покрепче их сжать.
        Правитель Плайда взглянул на доклад наместника Корзана. Разрушенная экономика постепенно восстанавливается. Работают заводы и фабрики, ремонтируются дороги, строятся мосты. Добыча полезных ископаемых почти достигла довоенного уровня. Ход с Вистаном получился удачным. Барон энергичен, деятелен и покладист. Кто бы мог подумать. Горну Свенвилу в чутье не откажешь. Впрочем, служба контрразведки контролирует каждый шаг наместника. И он это знает.
        То же самое и на Тесте. Там о недавних боях напоминают лишь развалины центральных кварталов крупных городов. Но скоро их разберут, и люди забудут о былой независимости. Умирать за иллюзорную свободу немного найдется дураков.
        После возвращения герцога нормализовалась обстановка и на Асконе. В отсутствие Видога местные дворяне подняли голову. Вистейл не смог справиться с наглецами. Если честно, стоило бы казнить пару мерзавцев, но зачем омрачать праздник. Въезд правителя в столицу был превращен в настоящий триумф. Народ встречал полководца-победителя.
        Миллионы обывателей высыпали на улицы. Радостные возгласы, государственные флаги, торжественная музыка, а вечером грандиозный салют. Безмозглая толпа упивалась собственным величием. О тысячах погибших солдат никто не вспоминал.
        Однако Берд не зря устроил представление на Грезе. Ужасная смерть Флэртонов - недвусмысленный намек всем строптивым дворянам. Неприкасаемых нет. Малейшая попытка перечить правителю приведет отчаянного смельчака на арену. Пусть состязается в силе и храбрости с гладиаторами. На балу асконцы ходили мрачнее тучи. Боялись репрессий. Ничего, страх полезен. Он заставляет человека думать.
        В помещении раздался негромкий, протяжный сигнал. Видог нажал на кнопку пульта. На экране голографа появился крепкий, загорелый капитан.
        - Ваше высочество, прибыл генерал Свенвил, - отчеканил адъютант.
        - Пусть войдет, - проговорил герцог, откладывая бумаги в сторону.
        Через несколько секунд Берд увидел худощавого, темноволосого мужчину лет сорока. Начальник контрразведки, как обычно, был в гражданском костюме. Горн не любил носить форму.
        Генерал остановился возле стола, маленькие хитрые глаза опущены вниз. В руках кожаная папка. Но она так, для антуража. Все цифры, даты, имена эстерианец помнит наизусть. Правитель жестом показал Свенвилу на кресло. После непродолжительной паузы Видог посмотрел на контрразведчика и сказал:
        - Докладывай.
        - Ситуация на Корзане нормализуется, - произнес Горн. - За последний месяц ликвидировано еще шесть подпольных групп. Руководителей мы устранили, простых членов продали перекупщикам.
        - Информация в прессу не просочится? - спросил герцог. - Скандалы мне не нужны.
        - Торговцы обещали вывезти рабов на Маору, - ответил генерал. - Кроме того, всем мерзавцам вырвали языки.
        - Интересное решение, - проговорил Берд. - Никто ничего не сболтнет.
        - Так точно, - подтвердил Свенвил. - Ну, а в шахтах невольники долго не протянут.
        - Я тут прочел об операции против Вистана, - сказал правитель, кивая головой на документы.
        - Не совсем правильная формулировка, - вмешался контрразведчик. - Небольшая проверка на лояльность. Мы подослали к барону агента, который, якобы, является представителем сопротивления. Попросили о помощи. Наместник стоял перед нелегкой дилеммой: либо сообщить о бунтовщике правоохранительным органам, и, тем самым, предать собственный народ, либо окунуться в пучину мятежа. Он выбрал первый вариант.
        - Думаю, Вистан вас раскусил, - усмехнулся Видог. - Барон - неглупый человек.
        - Не имеет значения, - произнес Горн. - Корзанец в любом случае в проигрыше. С одной сторону мы лишний раз напомнили, что наблюдаем за ним, с другой - на него теперь есть компрометирующий материал. Ведь парня Вистан все же выдал. А потом иди, доказывай свою правоту…
        - Загнали беднягу в угол, - вымолвил герцог. - Неплохо. На Тесте тот же сценарий?
        - Разумеется, - проговорил генерал. - Главное повязать людей кровью. Ведь по официальной версии «подпольщиков» пытали и казнили. Их смерть на совести наместников. Разглашение данного факта запятнает дворян. Они уже никогда не отмоются. За колонии можете не беспокоиться.
        - Отличная работа, - похвалил Берд. - Что с союзом Грайда и Хороса?
        - Пытаются уладить разногласия, - ответил Свенвил. - Слишком много спорных вопросов. Сведения отрывочные, но, похоже, Саттон выдвинул Делвилу ряд жестких условий. Пока Натан упорствует.
        - Упрямый болван, - бесстрастно констатировал правитель. - Все еще надеется справиться со мной самостоятельно. Что ж, тем лучше. За это промедление враг дорого заплатит.
        - Дала результат и наша дезинформация, - продолжил начальник контрразведки. - Узнав о передислокации хороского флота, всполошились соседи Саттона. В графстве Талатском и баронстве Прайдском объявлена мобилизация. Оба государства готовятся к войне. Дипломатические службы сейчас стараются уладить конфликт. Но сделать это непросто. Ведь эскадра действительно собирается. Мы то и дело подливаем масло в огонь. Газеты и журналы на Каноте и Санторе пестрят громкими заголовками.
        - Значит, Брин плотно увяз, - сказал Видог. - Сколько времени потребуется Саттону, чтобы выпутаться?
        - Сложный вопрос, - пожал плечами Горн. - Учитывая наше нападение на Корзан и Тесту, герцогу будет трудно убедить Корлона и Лезвила, что его политика не носит агрессивный характер. По некоторым данным у хоросцев около ста пятидесяти тяжелых крейсеров. При желании они давно бы захватили и Талат, и Прайн, и Розану с Алционой. Опасения графа и барона вовсе не напрасны.
        - Сто пятьдесят кораблей, - с завистью повторил Берд. - Были бы они у меня восемнадцать лет назад, взошел бы на трон без особых усилий. Ну почему, почему имперский флот присягнул Брину?
        - Саттон считался другом Ольгера Храброва и не участвовал в перевороте, - осторожно вставил генерал.
        - В том-то и беда, - вздохнул Видог. - Проклятые законы чести. Офицеры, видите ли, остались верны долгу. Идиоты! Прозябают теперь на Кратоне и Алголе. Жалкие, ничтожные планеты на задворках могущественной державы. Кстати, никогда не мог понять, почему Тино Аято отдал своему преданному соратнику именно Хорос. Ведь от него до Плайда триста парсек. Гигантское расстояние.
        - Не знаю, ваше высочество, - честно ответил Свенвил. - Кратон открыли через двадцать лет после того, как первый император вступил на престол. Место не самое лучшее. Перелет занимает четыре месяца.
        - А не это ли и есть главная причина, - произнес правитель. - Аято предполагал, что рано или поздно алчные, властолюбивые дворяне разорвут страну на части. В Центральных районах будет царить анархия и хаос. До периферии же никому нет никакого дела. Принц Кервуд хотел там спрятаться.
        - Убежище для императорской династии, - догадался контрразведчик.
        - Вот-вот, - подхватил Берд. - Не случайно на армейских звездных картах Хорос значился, как основная база. И вряд ли это его единственный секрет.
        - Космические доки, научно-исследовательские институты, оборонительные станции?
        - предположил Горн.
        - Да, - кивнул головой Видог. - Не сомневаюсь, что Храбровы щедро финансировали герцогство.
        - Но почему Саттон не наводит порядок? - удивился генерал. - Его эскадра смела бы любого противника.
        - Есть три разумных объяснения, - проговорил правитель. - Первое, Брин слаб и труслив, а потому не решается развязать войну. Второе, он не знает, что делать после гибели Ольгера и Кервуда. И третье, герцог бережет крейсера и чего-то ждет. Но чего? Храбровых и Саттонов всегда связывала какая-то тайна.
        - Ваше высочество, не стоит забывать, что кораблям хоросцев больше двадцати лет,
        - напомнил Свенвил.
        - Они не такие уж старые, - возразил Берд. - Кроме того, суда регулярно ремонтируются и модернизуются.
        - Значит, враг гораздо опаснее, чем мы считали, - сказал начальник контрразведки.
        - Не будем раньше времени сгущать краски, но космический сектор возле Прайна надо держать под неусыпным контролем, - произнес Видог. - Я должен знать каждый шаг Брина. Мой приказ Стогрину передали?
        - Разумеется, - отчеканил Горн. - Этот район пиратам не нравится. Мало добычи. Эрл пытался возражать, ссылался на нехватку кораблей. Пришлось припугнуть мерзавца. Он обещал направить туда два судна.
        На него мало надежды, - вымолвил правитель. - Организуй дальний рейд трех эсминцев. Через четыре месяца замена. Пусть лягут в дрейф и периодически ныряют в гиперпространство.
        - Слушаюсь, - проговорил генерал. - Корабли вылетят завтра утром.
        - Прекрасно, - сказал Берд. - И пошевели своих агентов. Информации о Хоросе явно недостаточно. Мы напрасно упустили Саттона из виду. Активизируй вербовку.
        - Это сложно, - вздохнул Свенвил. - К чужакам на Кратоне и Алгоне относятся с подозрением. Да и добраться до герцогства целая проблема. Приходится использовать несколько перевалочных пунктов.
        - Постарайтесь, - жестко произнес Видог. - Как обстоят дела в Сирианском графстве?
        Лицо начальника контрразведки сразу помрачнело. Смена темы его не обрадовала.
        Успехи на Алане у секретной службы более чем скромные. Это обстоятельство приведет правителя в ярость.
        - Октавия Торнвил по-прежнему медлит, - тихо заметил Горн, нервно стуча пальцами по папке.
        - Почему? - в голосе Берда зазвучали стальные нотки. - Кто-то обещал мне исправить ситуацию.
        - Мы не в силах, - обреченно сказал генерал. - Графиня вступила в сепаратные переговоры с бароном Китарским. Она предложила ему сделку. Формально два государства объединяются, Мейган отказывается от независимости и клянется Торнвил в верности. Фактически же барон сохраняет и власть, и боевой флот, и армию. Создается иллюзия поглощения.
        - Неужели Урис согласился? - изумленно спросил Видог. - Он тщеславен до безумия.
        - Октавия умеет убеждать, - произнес Свенвил. - Графиня пугает Мейгана нашим вторжением. В качестве примера приводит Флэртона и Гресвила. Этот метод действует безотказно.
        - Хитрая стерва! - выругался герцог. - Не хочет воевать. Ну, ничего, я ее заставлю!
        - Три декады назад джози продали грайданцам два крейсера, - осторожно вставил контрразведчик.
        - Вот и я о том же, - недовольно пробурчал Берд. - В любой момент барон выйдет из состава графства и заключит союз с Натаном Делвилом. А Торнвил будет лишь сокрушаться и обвинять Уриса в вероломстве. Лживая интриганка. Я чувствовал, что она ударит мне в спину. Эдан ни в коем случае нельзя отдавать противнику. Грайданцы тут же перехватят стратегическую инициативу.
        - Но мы не можем пробиться к Китару, - сказал Горн, - на пути Сириус…
        - Потому я и рассчитывал на Октавию, - вымолвил правитель. - Графиня меня обманула. Как далеко она зашла?
        - Мейган постоянно выдвигал условия, - произнес генерал. - В конце концов, терпение Торнвил иссякло. Вчера переговоры завершились. Через десять дней официальная делегация баронства прибудет во Фланкию. Но перед торжественной церемонией Урис и Октавия встретятся наедине на острове Велия. Мейган потребовал письменных гарантий. Аудиенция носит секретный характер.
        - Знакомая схема, - усмехнулся Видог. - Могла бы изобрести что-нибудь новое. Сведения точные?
        - Абсолютно, - сказал Свенвил. - Получены из первоисточника. И хотя графиня принимает беспрецедентные меры предосторожности, мы сумели добыть ценную информацию.
        - Каким образом? - поинтересовался герцог. - Ошибка в данной ситуации недопустима.
        - Иногда удача улыбается там, где не ожидаешь, - заметил контрразведчик. - Торнвил контактирует только с послом Китара Оланом Крисби. Установить подслушивающее устройство в апартаментах Октавии невозможно. Техническая служба регулярно проверяет помещение. Единственный вариант - сам Крисби.
        - Вряд ли Мейган назначил бы на столь ответственную должность изменника, - возразил Берд.
        - Правильно, - подтвердил Горн. - Брать в оборот посла нельзя. Из него даже под пытками не вытянешь ни слова. Беззаветно предан стране и барону. Но у каждого человека есть недостатки. Олан недавно женился во второй раз. Один взгляд на голографический снимок, и сразу понимаешь, что брак довольно странный. Толстый, непривлекательный мужчина и стройная, роскошная красавица. Ему - пятьдесят четыре, ей - тридцать два. Пылкая, страстная женщина, жаждущая любви.
        - Понятно, - кивнул головой правитель. - Вышла замуж ради денег и положения в обществе.
        - Мы тоже так посчитали, - произнес генерал. - Покопались в ее прошлом. Темных пятен там хватает.
        - Шантаж, - догадался Видог. - Грубовато, но эффективно. Она быстро «сломалась»?
        - В том-то и проблема, что эданка оказалась необычайно упряма, - вымолвил Свенвил. - У нее твердый характер. Рисковать я не стал. Мы применили другой, более надежный способ. Учитывая, что господин Крисби в последние три месяца часто отсутствовал дома, супружеская постель пустовала. На одном из приемов женщина познакомилась с нашим агентом. Бедняжку захлестнула волна чувств. В эданке удивительным образом сочетается решительность и напор с мягкостью и податливостью.
        - Она ни в чем не может отказать своему любовнику, - проговорил герцог.
        - Именно, - сказал начальник контрразведки. - Идеальный осведомитель.
        - Но как ей удалось развязать язык мужу? - спросил Берд.
        - Элементарно, - ответил Горн. - Старый, испытанный метод. Громкий скандал и сцена ревности. Посол ведь действительно в постоянных разъездах. Олану нужно было оправдаться. Глупец в Ясене души не чает. Вот и выболтал государственную тайну. Она вытянула из него абсолютно все. После каждого визита Крисби к графине, мы получаем полную стенограмму беседы.
        - Недурно, недурно, - задумчиво произнес правитель. - Значит, Торнвил хочет меня обмануть. Напрасно. Придется применить радикальные меры. Приступайте к активной фазе операции.
        - Вы приказываете устранить Октавию? - уточнил генерал.
        - Да, - проговорил Видог. - Встреча на острове не должна состояться. Мне этот иллюзорный союз не нужен. Покушение организуйте так, чтобы подозрение пало либо на китарцев, либо на внутреннюю сирианскую оппозицию. Мы тут ни при чем. Да, и постарайтесь сохранить жизнь дочерям графини. Смерть всей семьи нарушит систему престолонаследования и вызовет в стране хаос. Лучше если уцелеет только Эвис. Она совершеннолетняя. Для Ланы понадобится регент.
        - А если старшая дочь расторгнет свадьбу? - поинтересовался Свенвил.
        - Такая угроза существует, - согласился герцог. - Девушка строптива и своевольна. Ну, а власть способна кому угодно вскружить голову. Постараемся надавить на юную правительницу.
        - Боюсь, в ее окружении найдутся "мудрые советчики", - вставил начальник контрразведки.
        - Ничего, справимся, - зловеще усмехнулся Берд. - Я сумею обрисовать Эвис перспективы. Либо она станет женой будущего императора, либо повторит судьбу отца и матери. Выбор за аланкой.
        - Я немедленно отдам соответствующие распоряжения, - сказал Горн.
        - Учтите, генерал, - Видог посмотрел на Свенвила, - провала я не прощу. Никаких отговорок и оправданий. Результат должен быть достигнут любой ценой. Сумеете заставить Торнвил напасть на баронство Китарское - прекрасно. Если нет, графиня долясна умереть. Ее время истекло.
        - Мы справимся с задачей! - воскликнул контрразведчик, вскакивая с кресла.
        Герцог жестом показал Горну, что он свободен. Генерал торопливо покинул кабинет правителя. Пальцы Свенвила нервно подрагивали. Эстерианец попал в жесткий цейтнот. На подготовку операции у него осталось меньше декады. Контрразведчик сам бы полетел во Фланкию, но это, к сожалению, невозможно. Слишком далеко. Путешествие займет почти два месяца. Вся надежда на резидентуру.
        В беседе с Видогом Горн явно преувеличил успехи секретного ведомства на Алане. Да, подкуплены некоторые члены Сената, завербовано несколько гвардейцев, агенты сумели проникнуть во дворец. Однако подобраться вплотную к Октавии до сих пор не удалось. Мутанты-телохранители - это непробиваемая стена.
        Кроме того, служба безопасности графства то и дело наступает на пятки. В столице Торнвил не убить. Единственный шанс - Велия. На острове сирианская правительница будет уязвима. Беда в том, что послу неизвестен код, благодаря которому Уриса Мейгана пропустят через заслон тяжелых крейсеров. Запечатанный конверт так просто не вскроешь.
        Аналитический отдел разработал три варианта покушения. Но в каждом чересчур много допусков. По иронии судьбы жизнь Свенвила теперь зависела не от точного скрупулезного расчета, а от банального стечения обстоятельств. Впрочем, генерал не привык сдаваться. На Алане сотни агентов. Пусть пошевелятся. Пора подключать разведчиков на Эдане. Надо всего лишь взглянуть на маленький клочок бумаги.
        Десять дней! Десять бессонных ночей! Горн расправил плечи, поднял подбородок, крепко сжал кулаки. Нет, он никогда не смирится с поражением. Успех сопутствует смелым и настойчивым.
        Эвис с нетерпением ждала Айлина в условленном, месте. Накануне вечером мать опять встречалась с Оланом Крисби. Переговоры с бароном Китарским затягивались. Это раздражало не только Октавию, но и ее старшую дочь. Дата свадьбы стремительно приближалась. После церемонии все надежды девушки рассыплются в прах. В алессандрийском дворце за юной аланкой будут наблюдать десятки глаз. Чтобы избежать незавидной доли, надо свергнуть графиню с трона.
        Эвис полгода готовила переворот. Действовала она исключительно через Бекингтона. Влюбленный офицер был марионеткой в ее руках. Девушка умело манипулировала лейтенантом. К счастью, многие дворяне ненавидели Октавию. Одни не могли простить женщине убийство мужа, вторые обвиняли Торнвил в чрезмерно авторитарном правлении, третьи, наоборот считали, что графине не хватает решительности и твердости. По их мнению, Сирианское государство должно активно влиять на мироустройство бывшей империи.
        Как бы там ни было, а найти сторонников труда не составило. Октавия даже не предполагала, сколько у нее врагов. Теперь стали понятны те меры предосторожности, которые предпринимала мать. Она никому не доверяла и правильно делала. Во дворце несчетное количество предателей и лжецов.
        За шесть месяцев Эвис создала целую подпольную организацию. Небольшую, но очень сплоченную. Офицер в секретном отделе связи поставлял ценную информацию, два других товарища Айлина поддерживали контакт с оппозицией в Сенате, еще четверо служили в гвардейском полку. Их задача в случае мятежа поднять солдат против графини.
        Разумеется, молодые люди не знали, кто стоит за этим заговором. Все нити сходились к Бекингтону. Ну, а в нем девушка не сомневалась. Лейтенант даже под пытками не выдаст ее. Любовь творит чудеса и…. ослепляет несчастных глупцов. Кроме объекта своей страсти они ничего не замечают вокруг. Нежное прикосновение, ласковые слова, томный взгляд и бедняга готов горы ради тебя свернуть.
        Если честно, Эвис сама не ожидала, что добьется цели так легко. Девушке не пришлось прилагать сверхусилий. Айлин великолепно справился с поставленной задачей. Труднее всего было наладить отношения с лидерами Сената. Дворяне с подозрением относились к любым предложениям о сотрудничестве. Провокация - основной метод работы службы безопасности.
        В результате, не называя имен покровителей, на явочных квартирах встречались посредники. Эвис были нужны деньги. Без значительных сумм серьезную операцию не проведешь. Взамен сенаторы получали важные сведения о тайных сделках Торнвил. Финансируя неизвестную группировку во дворце, они надеялись чужими руками сместить Октавию с престола. Наверняка кто-то из баронов и маркизов метил на трон.
        Впрочем, не все шло гладко.
        Один из агентов Бекингтона угодил в западню. Подробности провала неизвестны до сих пор. То ли его выдал член Сената, струсивший в последний момент, то ли секретная служба хорошо сработала. При аресте парень покончил с собой. Ищейки графини тщательно проверили связи бунтовщика, но до гвардейцев не добрались.
        Этот случай заставил мятежников действовать еще осторожнее. Ошибки в подобных ситуациях грозят неминуемой гибелью. За пережитое волнение девушка была достойно вознаграждена. На банковский счет начали поступать деньги. В ее распоряжении оказалось несколько миллионов сириев. Дворяне не поскупились. Удача определенно сопутствовала Эвис. К сожалению, не хватало главного - финальной точки. Найти уязвимое место у Октавии никак не удавалось.
        Шанс появился во время переговоров Торнвил с послом Китара. Девушка чувствовала, что мать затевает рискованную авантюру. Брешь в ее окружении обязательно возникнет. Но вот беда, узнать, о чем беседовала графиня с Оланом Крисби, Эвис не сумела. Мутанты надежно блокировали апартаменты правительницы и близко никого не подпускали. Айлина проклятые уроды в довольно грубой форме выставили из коридора. Искушать судьбу дважды девушка лейтенанту не позволила.
        От отчаяния она едва не разрыдалась на груди Бекингтона. С лицом мученика офицер наблюдал за страданиями возлюбленной. Именно тогда Айлин преложил подкупить посла.
        Идея понравилась Эвис. Однако взор девушки упал не на китарца, а на секретаря Октавии. Олан Крисби, несмотря на свою убогую, невзрачную внешность, вряд ли станет изменником, а вот у красавчика Бредли душонка гнилая.
        Положение фаворита очень шаткое. Если он вдруг попадет в немилость, то лишится и почета, и уважения, и денег. Для таких людей прозябание в нищете и безвестности невыносимо. Ради сохранения своего статуса они пойдут на любое преступление.
        Аланка не ошиблась. Грей оказался редкостной сволочью. Человек Бекингтона встретился с ним в одном из самых дорогих ресторанов Фланкии. Секретарь правительницы любил роскошь. Подсев за столик к Бредли, агент без всякого вступления предложил ему крупную сумму за сотрудничество. За фаворитом Торнвил, разумеется, следили сотрудники службы безопасности. Об этом знали и Грей, и мятежник. Наглость чужака восхитила секретаря. Он колебался около часа. В то, что на него вышел представитель Сената Бредли не поверил. Хотя отчасти товарищ Айлина сказал правду. Добытые сведения переправлялись и туда. Оппозиция щедро оплачивала заговорщиков. После долгих колебаний Грей приступил к торгу. На цифре сто тысяч в глазах мерзавца вспыхнули бешеные огоньки. Секретарь отбросил прочь осторожность. Алчность победила разум. Агенты секретного ведомства обычно действуют иначе.
        Спустя три дня Бредли посетил ювелирный магазин и приобрел перстень с крупным драгоценным камнем. Страсть фаворита к бриллиантам всем хорошо известна. Покупка не вызвала подозрений. Никто и предположить не мог, что это лишь отвлекающий маневр. Разглядывая эксклюзивные образцы, Грей незаметно снял с бокового стекла крошечный контейнер с пятью записывающими устройствами. Его десятью минутами раньше прикрепил человек Бекингтона.
        Схема была до гениальности проста. Секретарь привозил Крисби во дворец и оставлял прибор в апартаментах графини. Аппарат активизировался при прикосновении. Не требовалось никакой подготовки. Затем Бредли возвращался к посольству. У ворот фаворит Октавии прощался с китарцем и невзначай ронял устройство на тротуар.
        Больше Грея уже ничего не интересовало. Он свою миссию выполнил. Секретарь даже не знал, о чем беседовали Торнвил и Крисби. Спустя пару суток Бредли проверял специальный счет. Соответствующие суммы ему перечислялись безукоризненно. Негодяй стремительно богател.
        В коридоре раздались размеренные, твердые шаги. Сердце Эвис взволнованно застучало. Вскоре в проеме появился Айлин. Лейтенант казался спокойным и невозмутимым. Полгода подпольной работы не пропали даром. Гвардеец стал более уравновешенным и выдержанным. Но вот Бекингтон исчез с камер наблюдения и тут же улыбнулся.
        Девушка поспешно прильнула к офицеру. Играть надо убедительно.
        - Ну, как? - тихо спросила Эвис. - Что-нибудь прояснилось?
        - Да, - радостно ответил лейтенант. - Запись расшифрована. Случилось то, чего мы так ждали.
        - Не тяни, - умоляющим голосом сказала аланка. - Мне нужны все подробности.
        - Графиня и барон Мейган договорились, - произнес Айлин. - Через девять дней с Эдана прилетит официальная делегация. Состоится торжественная церемония поглощения одного государства другим.
        - Это было понятно с самого начала, - вздохнула девушка. - Нам-то какая выгода?
        - Дело в том, что за несколько часов до процедурного фарса Октавия и Урис встретятся наедине на острове Велия. Корабль правителя Китара отделится от эскорта и двинется к планете, - продолжил гвардеец. - Мейган не доверяет Торнвил и хочет получить письменные гарантии.
        - Я бывала на Велии, - заметила Эвис. - Уютное, отдаленное место. Остров небольшой. Прекрасные песчаные пляжи, ласковое море, голубое бездонное небо. Мать редко брала меня туда. Предпочитала своих похотливых фаворитов. Дворец расположен на самом берегу. Ничего выдающегося и грандиозного, но построен со вкусом. Рядом посадочная площадка и великолепный парк.
        - Деревни, поселки на Велии есть? - уточнил Бекингтон, оглядываясь назад.
        - Не думаю, - отрицательно покачал головой аланка. - Там живет только охрана и прислуга.
        - Да, информации маловато, - улыбнулся офицер. - Придется покопаться в секретной базе данных.
        - Когда графиня намерена отправиться на курорт? - спросила девушка.
        - В ближайшие дни, - вымолвил лейтенант. - Чтобы не было кривотолков, она хочет взять вас и Лану.
        - Хитрый ход, - разочарованно проговорила Эвис. - Мы служим для нее прикрытием. Хотя…
        Губы аланки расплылись в ироничной усмешке. Мозг Эвис лихорадочно работал. Девушка как раз рассчитывала на подобную ситуацию. Дважды судьба такой подарок не преподносит. Будет трудно, но она справится. В голове уже родился блестящий план.
        - Это идеальный шанс, - после паузы сказала аланка. - Я избавлюсь сразу и от матери, и от сестры.
        Последняя фраза покоробила Айлина. В ней столько ненависти и злости. Увы, любовь ослепляет. Гвардеец был готов простить девушке все прегрешения. Бедняжка постоянно страдает и терпит унижение. Предстоящее замужество рвет сердце Эвис на части. Ее жестокость вполне объяснима.
        - Но ведь вы же летите с Октавией, - произнес Бекингтон. - А, значит, подвергаете себя опасности.
        - Нет, нет, - возразила девушка. - Я внезапно заболею. Ты сегодня же достанешь мне необходимый препарат. Слабость, бледность, высокая температура. Симптомы не должны быть очень серьезными.
        - А если Торнвил отменит поездку? - вымолвил офицер. - Здоровье дочери…
        - Ей абсолютно наплевать на здоровье дочери, - оборвала лейтенанта аланка. - Государственные дела важнее. Еще раз убедишься в равнодушии графини. Она объявит, что у меня легкое недомогание. Журналистов и близко не подпустят. Строгий режим, консилиумы врачей, горы лекарств. И это к лучшему. Больную девушку никто не заподозрит в убийстве матери. Я без проблем займу освободившийся трон.
        - Вещество могут обнаружить, - заметил Айлин. - Тогда начнется расследование.
        - Анализ крови - твоя забота, - проговорила Эвис. - Препарат надо вывести из организма в кратчайшие сроки, до того момента, когда за меня возьмутся медики. В крайнем случае, обвиню неизвестных мятежников в покушении на мою жизнь. После гибели Октавии факт отравления никого не удивит.
        - Но вашу пищу всегда проверяют, - не унимался гвардеец.
        - Не волнуйся, я что-нибудь придумаю, - вздохнула аланка, проводя ладонью по щеке Бекингтона.
        Эвис солгала. Ее очередной жертвой станет служанка. Только Брисса имеет доступ к напиткам юной графини. Если мерзавку допросить с пристрастием, она непременно сознается. Однако эти подробности офицеру знать ни к чему. Пусть коварство возлюбленной останется для него тайной.
        - Ваше высочество, нужно обсудить план действий, - тихо произнес лейтенант. - Времени у нас мало.
        - Само собой, - сказала девушка, отстраняясь от Айлина. - Велия будет надежно блокирована со всех сторон. Тяжелые крейсера на орбите, сторожевые корабли в океане, усиленные посты на берегу. Застать врасплох сирианскую правительницу непростая задача. Впрочем, одна идея у меня есть. Рискованная, авантюрная, но необычайно заманчивая. Ее осуществление целиком ляжет на твои плечи.
        - Внимательно слушаю, - отчеканил гвардеец.
        - Не торопись, - улыбнулась аланка. - Сначала ответь на вопрос. Как на остров попадет барон Мейган?
        - Секретный код, - проговорил Бекингтон. - Заслон беспрепятственно пропустит судно китарцев.
        - Нечто подобное я и предполагала, - вымолвила Эвис. - Это особый сигнал или обычное слово?
        - Вероятнее второе, - опустив глаза, произнес офицер.
        - Что значит, вероятнее? - вспыхнула девушка. - Без кода мы ничего не сможем сделать.
        - Торнвил не озвучила его, - попытался оправдаться лейтенант. - Скорее всего, он написан на бумаге. Судя по шагам, графиня подходила к столу. В армии часто применяют данный метод. Важные приказы пересылают в запечатанных конвертах. Так легче сохранить тайну.
        - Убейте посла, выкрадите пакет, - взмолилась аланка.
        - Это ничего не даст, - возразил Айлин. - Если с Крисби что-нибудь произойдет, документ тут же потеряет силу. Китарца ни в коем случае нельзя трогать. Мы даже приближаться к нему не будем.
        - Но как ты решишь возникшую проблему? - поинтересовалась Эвис.
        - Есть одна идея, - с улыбкой повторил слова возлюбленной гвардеец. - Придется господину Бредли еще немного поработать. Лишние сто тысяч негодяю не помещают, а задание пустяковое.
        - Я надеюсь на тебя, - девушка взяла Бекингтона за руки. - Не подведи меня…
        - Не сомневайтесь, - сказал офицер. - Мы погибнем, но выполним свою миссию.
        Лейтенант вежливо кивнул головой, отступил чуть назад и через пару секунд исчез из виду. Безумный, одурманенный любовью фанатик. Ради Эвис он готов на все. Аланка превратила молодого человека в запрограммированную машину. Бедняга Айлин уже не понимает, что происходит вокруг. Для него существует тог лько одна цель: уничтожение Торнвил и возведение на трон ее старшей дочери.
        Девушка тяжело вздохнула и не спеша направилась к холлу. До покушения на графиню осталось меньше девяти дней. План безупречен. Лишь бы Бекингтон узнал код. Ну, а дальше, как распорядится бог… или дьявол. Что не имеет принципиального значения. Главное, свергнуть мать и получить власть.
        Испытывала ли Эвис угрызения совести? Ведь она намеревалась убить женщину, подарившую ей жизнь. Пожалуй, нет. Девушка никогда не питала нежных чувств ни к Октавии, ни к Лане. Порой сердце сжималось от жалости и сострадания, но аланка гасила в себе эту слабость. Будь они обычными людьми, Эвис не была бы такой стервой.
        В глубине ее души скрывались доброта, ласка, милосердие. Увы, в благородных, дворянских семействах им нет места. Чтобы подняться на вершину, надо растоптать других. Ничего хорошего будущее не сулило и сторонникам юной графини. Девушка обязана продемонстрировать твердость и решительность. Враги государства, убийцы могущественной правительницы должны быть сурово наказаны.
        Сразу после переворота начнется следствие. Это идеальный вариант для того, чтобы расправиться с оппозиционным Сенатом. Наивные глупцы рассчитывают контролировать Эвис. Они глубоко заблуждаются. Служба безопасности получит неопровержимые доказательства вины баронов и маркизов. Аланка без сожаления отдаст под карающий меч правосудия всю подпольную сеть. Заодно исчезнут улики и против нее.
        Страшная судьба ждала и Айлина. Лейтенант - единственный человек, которому известно о причастности девушки к заговору. Таких свидетелей в живых не оставляют. Вдруг гвардеец прозреет и даст показания? Или того хуже, выступит на каком-нибудь частном голографическом канале. Опровергнуть его Эвис сумеет, а вот отмыться от «грязи» вряд ли удастся. Яд - лучшее средство от головной боли. Офицер умрет тихо и незаметно.
        Аланка грустно улыбнулась. В девятнадцать лет она стала настоящим чудовищем. Кто бы мог подумать… Злой демон в образе ангела. Впрочем, мать сама разбудила в ней эту страшную силу. Не нужно было торопиться с замужеством. Теперь что-либо менять поздно. С выбранного пути девушка уже не свернет.
        ГЛАВА 2
        ОСТРОВ ВЕАЙЯ
        Тяжелые крейсера плайдцев приблизились к Алану и на орбите легли в дрейф. В сопровождении двух охранников наемники двинулись к десантному боту. Волков шел за Норкати. В последние дни юноша плохо спал. Одна мысль никак не давала ему уснуть. После боевых операций на Корзане и Тесте друзьям наверняка присвоили второй уровень. Они вернулись на Оливию около месяца назад, а, значит, являются потенциальными претендентами для отправки на Грезу.
        Это обстоятельство не радовало Андрея. Во-первых, землянину предстояло вновь расстаться с товарищами. И срок немаленький, шесть месяцев. А во-вторых, Волков прекрасно знал возможности солдат. Из Ассона вернутся далеко не все. За Кавенсона и Стенла юноша не беспокоился. Лайн и Брик - крепкие парни. Клертону же и Элинвилу придется трудно. Их физические данные не очень соответствовали гладиаторским. Гигантам, типа Алекса, Эрику и Марзену нечего противопоставить.
        Спустя полтора часа летательный аппарат, совершив крутой вираж, опустился на посадочную площадку базы. У здания управления стояли Энгерон и Лейрон. О чем-то беседуя, они направились к машине. Соунвил зашагал им навстречу. Штурмовики выстроили наемников у бота. Стенли поздоровался с тасконцами и протянул Стафу черный пластиковый кейс. В нем лежали деньги за погибших воинов.
        Между тем, майор двинулся к солдатам. Короткая, отрывистая команда сержанта, и бойцы застыли, словно статуи. Взгляд Грега упал на Андрея. Через несколько секунд офицер одобрительно хлопнул Эдвина по плечу и кивком головы приказал окрианцу следовать за ним.
        О чем они разговаривали, землянин не слышал. Да и не до того ему было. Из центральных ворот лагеря вышел взвод наемников. Волков пристально всматривался в лица людей.
        К сожалению, передние воины закрывали дальнюю часть колонны. Напряжение нарастало. Юноша почувствовал, как нервно задрожали пальцы. Но вот солдаты поравнялись с летательным аппаратом, и Андрей вздохнул с облегчением. Среди бойцов, отданных в аренду Стенли Соунвилу, его друзей нет.
        Наемников погрузили в машину, и вскоре десантный бот покинул базу. Чуть позже Волков узнал, что Лейрон все же настоял на том, чтобы к схваткам на арене Ассона воины готовились заранее. Большие потери майора не устраивали. Он лично отобрал из солдат второго уровня особую группу.
        Перед отправкой бойцы тренировались почти три месяца. Было даже закуплено специальное снаряжение, копирующее гладиаторские доспехи. Норкати на корабле останется лишь отшлифовать мастерство наемников. Плайдцев ждет неприятный сюрприз. Новички окажутся профессионалами.
        Солдаты, уцелевшие на Грезе, продолжали стоять на посадочной площадке. Создавалось впечатление, что о них забыли. Но вот Грег подозвал невысокого смуглокожего лейтенанта и отдал ему какие-то распоряжения. Вскоре охранники повернули бойцов налево и повели к лагерю. Минут через пятнадцать отряд разделился. Офицер и Андрей двинулись к сектору второго уровня, а основная группа наемников в сопровождении штурмовиков к третьему. Парни заслужили повышение статуса.
        В казарме не было ни души. Рота занималась на полигоне. Лейтенант показал на свободную постель и сказал:
        - Располагайся. Командира взвода предупредят о твоем прибытии.
        Представлять Волкова тасконец не собирался. Офицер ушел, а юноша отправился осматривать здание. Особым комфортом помещение не отличалось. Те же тесные блоки, рассчитанные на тридцать человек, каменный, отполированный до блеска пол, светящиеся стены и маленькие прямоугольные окна. Стандартный проект.
        Хотя отличия от первого уровня все же есть. Плотные жалюзи, спасающие от палящих лучей Сириуса, аккуратные тумбочки у кроватей, возле туалета оборудованы дополнительные душевые. Добавилась и еще одна комната отдыха. Два голографа на девяносто бойцов уже неплохо. К сожалению, кондиционеров опять не было. Энгерон определенно издевался над наемниками. Ведь в условиях жаркого климата они просто необходимы. Похоже, хозяин компании думал иначе.
        Перед обедом подразделения вернулись в казарму. Услышав шум, Андрей двинулся навстречу товарищам. В том, что он их увидит, землянин не сомневался. Лейрон не станет разлучать его с друзьями. Волков не ошибся. В коридоре юноша едва не столкнулся в Элинвилом.
        - Опять ты путаешься под ногами, - первым отреагировал Андрей. - Вечно на тебя натыкаюсь.
        - Волк! - радостно воскликнул Марзен. - Ты что-то задержался.
        - Путь от Грезы до Тасконы неблизкий, - пожимая руку окрианцу, ответил юноша.
        - Снова уцелел, молодец, - проговорил вынырнувший откуда-то справа Кавенсон.
        Землянина мгновенно обступила толпа солдат. Здесь были все те, с кем Андрей воевал на Тесте. Он не успевал здороваться. Внезапно возгласы и реплики смолкли. Волна наемников отхлынула, и перед Волковым возникла огромная фигура сержанта. Рост под два метра, идеально лысый череп, серые блеклые глаза, крупный нос, массивный квадратный подбородок. Внешность угрожающая. Кулаки у гиганта размером с человеческую голову. Мужчина наверняка способен убить врага одним ударом. В нем килограммов сто тридцать, не меньше. Возраст - около сорока. Командир взвода не молод.
        - Рядовой сорок один тринадцать прибыл в ваше распоряжение! - громко отчеканил юноша.
        Сержант с любопытством разглядывал Андрея.
        - Если честно, думал, что ты покрепче, - после паузы произнес мужчина.
        - Я способен выполнить любую боевую задачу, - твердо сказал Волков.
        - Наслышан, - на губах командира взвода появилось жалкое подобие улыбки. - О тебе тут немало болтают. Победа над крензером дорогого стоит. Сколько схваток провел в Ассоне?
        - Четыре, - ответил юноша. - Две против наемников, две с преступниками.
        - Неплохой результат, - проговорил сержант. - Майор Лейрон отлично разбирается в людях. У него чутье на талант. Размещайся, отдыхай. Не буду больше доставать с вопросами. Познакомимся в процессе службы.
        Мужчина резко развернулся и двинулся к двери. Командир взвода вряд ли случайно упомянул офицера. Значит, и этот сержант получил соответствующие указания. Что ж, поддержка и помощь никогда не помешают.
        Занятия в секторе второго уровня проводились только в первую половину дня. После обеда у солдат было свободное время. Бойцы либо спали, либо играли в карты, либо смотрели голограф. Андрей с друзьями уединился в жилом блоке. Они вводили его в курс событий.
        Подразделение в очередной раз сменило нумерацию. Теперь землянин числился в первом взводе восьмой роты второй центурии. Статус Волкова значительно вырос. Джею Парсону официально присвоили звание капрала и назначили командиром отделения. Блекпул оказался в подчинении цекрианца.
        Надо отдать должное Джею, он не особенно придирался к Алену, хотя их вражда по-прежнему продолжалась. К счастью, до открытого конфликта дело не доходило. На Тесте Миллан преподал аластанцу хороший урок. Никогда нельзя забывать о субординации. С мятежниками на базе не церемонятся. Активируют ошейник, и нет проблем.
        За прошедшие восемь месяцев лагерь существенно расширился. Казармы росли, как грибы после дождя. Строительные бригады не прекращали работу даже ночью. Невольники непрерывно поступали на Оливию. Герцог Видог сотнями поставлял корзанцев и тестианцев Энгерону. Скоро у Стафа будет целая армия отчаянных головорезов.
        Некоторые пленники пытались сопротивляться. Глупцы! В назидание другим их безжалостно уничтожали. Цены на рабов настолько низки, что хозяин компании не жалел о потерях. Некачественный товар может подорвать репутацию фирмы. Каждую декаду сотрудники базы вывозили на кладбище несколько трупов.
        Андрей внимательно слушал товарищей.
        - А что стало с Милланом? - неожиданно спросил юноша, обращаясь к Кавенсону.
        - Неизвестно, - произнес Брик. - Ему ампутировали руку. На посадочной площадке Лейрон приказал отряду идти в сектор второго уровня. Ярис остался с майором. Больше мы сержанта не видели.
        - Скорее всего, Миллана продали какому-нибудь землевладельцу, - сказал Клертон.
        - Или ликвидировали, - вставил Стенвил. - Здесь часто так избавляются от балласта.
        - Ты неисправимый пессимист, - заметил Эрик. - Зачем же сразу хоронить человека.
        - А кому нужен инвалид, - возразил Лайн. - В поле или на шахте от него толку мало.
        - Это верно, - согласился с корзанцем Кавенсон. - Боюсь, Миллана действительно убили.
        - Жаль, - вздохнул Волков. - Он сумел уцелеть под Бристоном, а тут… Глупая смерть…
        - Мы все закончим подобным образом, - с горечью вымолвил Стенвил. - Домой никто не вернется.
        - Опять ты портишь людям настроение, - возмутился Клертон. - Поговорил бы лучше о приятном.
        - А разве такое в нашей дерьмовой жизни есть? - изобразил удивление Лайн.
        - Да, ну тебя, - махнул рукой эданец. - Нагоняешь тоску… Надо верить в свою удачу.
        - Стейн никогда не унывал, - проговорил корзанец. - Но это его не спасло.
        - Перестаньте! - вмешался в спор Брик. - Данная тема под запретом. Не стоит теребить душу.
        - Извини, - произнес Стенвил. - Иногда меня заносит. Отчасти Эрик прав. Я стал чересчур зануден.
        - Вы еще ничего не сказали о новом командире взвода, - вставил Андрей.
        За месяц с небольшим трудно узнать человека, - откликнулся Кавенсон. - Сержанта зовут Вилл Нокли. Порядковый номер две тысячи шестнадцатый. Он уроженец Маоры.
        - Маоры? - изумленно повторил Волков. - Но ведь это Сирианское графство!
        - Правильно, - подтвердил окрианец. - Однако для пиратов гражданство пленника не имеет ни малейшего значения. На аукционе твою родословную не спрашивают. Бывают, конечно, исключения.
        - Никогда раньше не сталкивался с невольниками-сирианцами, - проговорил Андрей.
        - Ты просто редко интересовался, - сказал Брик. - Их достаточно. Хотя гораздо меньше, чем представителей других планет. Подданные графини предпочитают путешествовать под охраной крейсеров.
        - Но почему люди не сообщают о себе родным и близким? - спросил юноша.
        - Каким образом? - произнес Кавенсон. - У несчастных нет средств связи. Ну, а рабовладельцам скандалы ни к чему. Если журналисты что-нибудь пронюхают, то поднимут в прессе сумасшедший вопль. Эксплуатация соотечественников! Нарушение прав и свобод! Периодически информация все лее просачивается. Газеты и журналы начинают пестреть громкими заголовками. Общественные организации обрушиваются на власти с гневной критикой и требуют выкупить беднягу.
        - И что в итоге? - Элинвил подвинулся вплотную к окрианцу.
        - Иногда так и случается, - ответил Брик. - Но чаще невольник бесследно исчезает. Репортеров обвиняют во лжи. Некоторые мерзавцы даже подают в суд на возмещение морального ущерба. И выигрывают процессы. Можно подумать издевательство над рабами-несирианцами не является преступлением. Сволочи! Дворяне пишут законы под себя. С удовольствием пристрелил бы негодяев.
        - Не кипятись, - проговорил Клертон. - Рано или поздно они заплатят за свои грехи.
        - Сомневаюсь, - возразил Стенвил. - Лично я давно перестал верить в справедливость. Бог покинул этот мир, отдав его на растерзание дьявольским отродьям. Иначе то, что происходит с человечеством, не объяснишь. Мы превращаемся в зверей и неуклонно катимся в бездну.
        - Опять та же песня, - вздохнул эданец. - Лайн, ты невыносим.
        Волков с грустью и горечью смотрел на товарищей. Всем друзьям, за исключением Кавенсона, нет и двадцати пяти, но как же жестоко потрепала их жизнь. Слишком много испытаний выпало на долю солдат. Пленение пиратами, аукцион рабов, продажа Стафу Энгерону. На Оливии из обычных, ничем не примечательных людей сделали безжалостных наемников. Компания искалечила души людей. Два-три последних года стоят десятилетий. Андрей иронично усмехнулся. Его судьба ничем не лучше.
        На закате Волков вышел из казармы и не спеша направился к дальней скамейке. Юноша хотел побыть один. Надо осмыслить полученные сведения и разложить все по полочкам. Пока в голове сплошной сумбур. Жара уже спала.
        Сириус только-только коснулся нижним краем горизонта. Гигантский белый диск чуть потускнел и приобрел необычную оранжево-желтую окраску. Сине-зеленое небо стало сиреневым. Фантастическая палитра цветов.
        Андрей заворожено наблюдал за заходом могущественного светила. На Земле вечера ничуть не хуже. Но там царит покой, тишина, умиротворение. Здесь же чувствуется величие и мощь. Таскона - восьмая планета звездной системы, и, тем не менее, Сириус огромен. Его реальные размеры даже представить трудно. Солнце по сравнению с ним жалкий, убогий карлик. Но какой же все-таки родной. Крошечная, едва различимая точка, сверкающая в ночи, почему-то согревала сердце лучше, чем целая галактика.
        Волков оглянулся по сторонам. Вокруг никого. Солдаты готовятся ко сну.
        Юноша осторожно достал из кармана амулет, найденный на корабле пришельцев. Носить странный предмет на груди Андрей не решался. Во-первых, его сразу заметят. И тогда любопытных вопросов не избежать. Привлекать же к себе внимание Волкову было ни к чему.
        Ну, а во-вторых, как православный христианин, он не должен пользоваться чужими культовыми знаками. Ценой неимоверных усилий юноша сумел сохранить серебряный крестик, подаренный ему дедом. Это не только память, но неразрывная связь с домом. А главное, это вера. Без нее Андрей давно бы «сломался» и сгинул либо на плантациях Алана, либо в шахтах Маоры.
        В трудные минуты Волков читал заученные наизусть молитвы, и ему становилось легче. Христос терпел куда более страшные мучения. Сейчас крестик на груди, под курткой, там, где и положено. Может, он и спасал Андрея на Корзане и Тесте?
        Металлическая поверхность амулета блеснула в лучах Сириуса. Форма у знака довольно интересная. Выпуклый овал с толстым, идеально отполированным ободом. В центре небольшой ромб, из углов которого расходятся в разные стороны четыре линии. Везде отчетливо видны непонятные символы. Их не меньше пятидесяти. На буквы они не очень похожи. Очень сложное написание. Скорее всего, это слова. Если рассуждать логически, перед юношей или рыцарский девиз, или мудрое изречение, или молитва.
        Впрочем, Волкову вряд ли удастся прочесть, что здесь начертано. Тут и дешифровщикам придется покорпеть не один год. Система непростая. А раскрыть тайну хотелось бы. Ведь неслучайно пришельцы прилетели на Тесту. Разведывательная экспедиция? Возможно. Но тогда почему нет других свидетельств их пребывания? Судя по кораблю, цивилизация чужаков довольно развитая. Технологии на высочайшем уровне. Подобные расы никогда не отступают перед неудачами.
        Значит, что-то заставило инопланетян остановить экспансию. Но что? В базе данных аппарата повышения интеллектуального развития такого вида существ нет. О них ничего неизвестно даже везгирийцам. А уж они-то в свое время пробороздили звездное пространство.
        Андрей еще раз посмотрел на амулет. В нем было что-то загадочное и пугающее. И знак, и цепочка выполнены из одного сплава. Достаточно прочного и в меру тяжелого. Прекрасная работа, не имеющая изъянов.
        Сириус почти полностью спрятался за холмами. Еще минут десять и Оливия погрузится во тьму. В лагере вспыхнули дежурные фонари. Юноша спрятал знак, встал и побрел к казарме. Пора спать. Завтра предстоит тяжелый день. Сержант наверняка попытается проверить Волкова в деле.
        Спустя четыре дня после беседы с послом Китара Октавия вызвала к себе Роя Орсона. Руководитель администрации мгновенно явился в апартаменты графини. Торнвил нервно прохаживалась по комнате. Это явный признак плохого настроения. Мужчина замер у двери и почтительно склонил голову.
        Октавия бросила небрежный взгляд на аланца. Послушный, покорный исполнитель. Темные волосы с редкой сединой, вытянутое лицо, заостренный подбородок. Странно, и что находят в нем женщины? Средства массовой информации считают его представительным, импозантным и даже сексуальным. Чушь!
        С первым утверждением правительница была согласна. Статный, подтянутый, всегда безукоризненно одетый Орсон производил впечатление основательного, уравновешенного человека. Торнвил не ошиблась в выборе, назначая его на столь ответственную должность. Рой внушал подданным графини спокойствие, Многие дамы обожали аланца.
        По мнению же Октавии он чересчур скучен, мелочен и зануден. В Орсоне нет страсти, огня, порыва. Рой не способен ради любви на безумный поступок. Аланец прагматичен, расчетлив и холоден. Подобные мужчины не нравились графине. Хотя… В тихом омуте… Вдруг все это лишь искусная маска, умелая игра? Интересно, так ли предан правительнице руководитель администрации, как утверждает?
        Ответить на данный вопрос может только он сам. Пока служба безопасности ничего подозрительного не замечала. Но и секретному ведомству страны нет стопроцентного доверия. Изменники, интриганы и завистники есть везде. Барон Флеквил создал сильную оппозицию. Убрать бы мерзавца. Увы, нельзя. В стране тут же вспыхнет мятеж. Сенат встанет на дыбы, а противники Торнвил взбудоражат армию и флот. Для введения чрезвычайного положения нужны веские обстоятельства.
        - Господин Орсон, - проговорила графиня, - завтра утром я отправлюсь на отдых. Хочу провести декаду на острове Велия. Подготовьте катер, эскорт и отдайте соответствующие распоряжения охране. Не забудьте связаться с генералом Лексоном. Четыре тяжелых крейсера, включая «Альзон», должны быть постоянно на орбите. Обстановка в мире накалена…
        - Понимаю, - вымолвил Рой. - Мы примем все необходимые меры предосторожности.
        - Надеюсь, - сказала Октавия. - Предупредите Эвис и Лану. Они летят со мной.
        - Мне тоже вас сопровождать? - уточнил руководитель администрации.
        - Нет, - мгновенно отреагировала правительница. - Останетесь в столице. Займитесь неотложными делами. Их что-то много накопилось. Большая свита не нужна. На Велии отличный персонал.
        - Что объявить журналистам? - спросил Орсон.
        - Правду, - ответила Торнвил. - Они все равно пронюхают, что я покинула Фланкию.
        - Кого вы еще возьмете с собой? - произнес мужчина, доставая из кармана электронную записную книжку.
        - Трех служанок, моего секретаря и, разумеется, телохранителей, - вымолвила графиня.
        Через минуту Рой удалился. Он педант и неукоснительно выполнит распоряжения Октавии. Руководитель администрации еще ни разу не подводил правительницу.
        Торнвил устало опустилась в кресло.
        Отдых на океанском побережье ей действительно не помешает. Ближайшие дни будут очень напряженными. Лишь бы Мейган не заупрямился. От барона можно ждать чего угодно. Олан Крисби уже на Эдане и передал Урису условия графини. Если наглец опять откажется, Октавия порвет его на части. Любому терпению есть предел.
        Торнвил проснулась очень рано. Приведя себя в порядок, правительница связалась с Орсоном и назначила отлет на девять часов. Дочерям это вряд ли понравится, но это не имеет никакого значения. Соответственно на другое время переносился и завтрак. Аппетита у графини не было, но поесть все же надо.
        Октавия подошла к зеркалу и поправила волосы. В отражении - красивая сорокалетняя женщина. Длинные темные волосы, прямой нос, тонкие бледно-розовые губы. Несмотря на возраст, она по-прежнему хороша. Хотя…. В уголках карих глаз Торнвил заметила маленькие морщинки. Настроение сразу ухудшилось. Да и вид у нее измотанный. Тревоги и волнения последних дней отразились на лице. Былой свежести уже нет. Графиня грустно вздохнула.
        Внезапно раздался мелодичный сигнал вызова. Октавия включила голограф. На экране появился руководитель администрации. Мужчина явно чем-то встревожен.
        - Что случилось? - опережая Роя, спросила правительница.
        Ваше высочество, Эвис заболела, - доложил Орсон. - Мне об этом сообщила служанка. Я вызвал врача. Не думаю, что диагноз серьезный, но отправиться на Велию девушка не сможет.
        - Сплошные проблемы, - раздраженно проговорила Торнвил. - Я сама все выясню…
        Графиня покинула свои апартаменты и двинулась в противоположную часть дворца. Два телохранителя не отставали ни на шаг. Возле комнаты Эвис мутанты остановились. Правительница направилась в спальню. Девушка лежала в постели/Бледные губы, потухший взгляд, на щеках нездоровый румянец. Проклятье! Она действительно больна. Признаться честно, Торнвил думала, что дочь притворяется, лишь бы не ехать с матерью на остров. Октавия ошиблась.
        Возле кровати сидел мужчина лет шестидесяти пяти. Редкие седые волосы, крючковатый нос, мягкий, овальный подбородок. Сол Энклинг, один из лучших врачей Алана. Именно ему специальная комиссия доверила лечить семью графини. Возле шкафа, испуганно прижимаясь к стене, стоит Брисса, служанка Эвис.
        Увидев Торнвил, доктор торопливо поднялся с кресла. Вместе с правительницей Сол отошел чуть в сторону.
        - Что с ней? - спросила Октавия. - Вчера она чувствовала себя прекрасно.
        - Слабость, озноб, высокая температура, - ответил Эклинг. - С выводами торопиться не стоит, но, скорее всего, это банальная простуда. Где-то побыла на сквозняке. Отсюда и симптомы…
        - Мы собрались лететь на Велию, - сказала графиня.
        , - Ни в коем случае! - воскликнул врач. - Девушке нужен покой. Постельный режим не меньше, чем на два-три дня. Я, тем временем, получу лабораторный анализ. Без полной картины нельзя…
        - Путешествие займет каких-то четыре часа, - оборвала мужчину Торнвил.
        - Нет, нет, и еще раз нет, - твердо произнес Сол. - Организм Эвис ослаблен. Резкая смена климата ухудшит ее состояние. Риск чересчур велик. Возможны осложнения. Я категорически возражаю.
        Правительница знала, что спорить с доктором бесполезно.
        Когда речь идет о медицине, он непреклонен. Эклинг конечно выполнит распоряжение Октавии, но тут же подаст в отставку. Разразится громкий скандал. Графиню обвинят в бессердечии, в легкомысленном отношении к здоровью собственной дочери. Придется уступить врачу. Конфликтовать с ним глупо и опасно.
        - Ладно, - проговорила Торнвил. - Оставлю Эвис на ваше попечение. Опасности ведь нет?
        - Ни малейшей, - вымолвил Сол. - Я контролирую ситуацию. Девушка непременно поправится.
        - Состыкуйтесь с господином Орсоном, - сказала правительница. - Днем проведите пресс-конференцию. О болезни моей дочери журналисты обязательно узнают. Мы пресечем слухи и домыслы. Заявите о легком недомогании Эвис. Если я правильно поняла, данная формулировка недалека от истины.
        - Не беспокойтесь, ваше высочество, - произнес Эклинг. - Шума в прессе не будет.
        - Вот и отлично, - кивнула головой Октавия. - Мне пора. Лана уже ждет.
        После короткого завтрака графиня с младшей дочерью отправилась на посадочную площадку. Их сопровождали восемь телохранителей. Грей Бредли ждал Торнвил возле гравитационного катера.
        Здесь надо повториться. Летательный аппарат только по классификации катер. В реальности - это комфортабельный роскошный лайнер. Изготовлен джози по особому проекту. Серебристый тридцатиметровый корпус, сверхпрочная защита, великолепная маневренность. Экипаж шесть человек. Все пилоты и техники тщательно проверены. Офицеры беззаветно преданы Сирианской правительнице.
        - Доброе утро, ваше высочество, - расплылся в улыбке секретарь.
        Октавия небрежно махнула рукой, а Лана скорчила фавориту гримасу. Поездка на отдых освободила девочку от занятий в школе, и, в целом, она была довольна решением матери. Болезнь сестры ничуть не огорчила Лану. От Эвис одни неприятности. Теперь хоть никто не будет язвить по поводу нескладной фигуры девочки. К присутствию же Бредли младшая дочь Торнвил относилась терпимо. Вокруг могущественной правительницы вечно крутятся какие-то мужчины.
        Путешествие к острову прошло без эксцессов. Катер летел по специальному коридору. Приближаться к нему другим машинам, было категорически запрещено.
        Истребители эскорта без колебаний собьют нарушителя.
        На Велии Октавию встречал заместитель начальника службы безопасности полковник Паквил. Высокий, стройный мужчина лет тридцати восьми. Графиня невольно задержала взгляд на мощном торсе офицера. Тонкая форменная рубашка лишь подчеркивала крепкое тренированное тело аланца. Раньше Торнвил почему-то не обращала внимания на достоинства Паквила. Досадное упущение.
        Офицер представился и четко доложил о предпринятых мерах предосторожности.
        - Полковник, - после паузы проговорила правительница, - «Альзон» уже занял позицию на орбите?
        - Да, ваше высочество, - отрапортовал аланец. - Одним из первых.
        - Превосходно, - отреагировала Октавия. - Через два часа майор Хейвил должен быть у меня.
        - Слушаюсь, ваше высочество, - произнес Паквил и отступил чуть назад.
        Графиня повернулась к дочери. Лана зачарованно смотрела на лазурную гладь океана. От дворца до берега всего метров двести. Легкий бриз развевал разбросанные по плечам волосы.
        - Лана, до обеда на пляж не ходи, - сказала Торнвил. - Сейчас слишком жарко.
        - Хорошо, мама, - откликнулась дочь. - Я погуляю по парку. Здесь есть, где провести время.
        Идиллия, да и только. Разве подумаешь, что семью правительницы Сириуса раздирают глубокие внутренние противоречия. На публике и Октавия, и Эвис, и Лана великолепно играли свои роли.
        Вместе с секретарем и телохранителями графиня проследовала к зданию. Девочка отделилась от процессии, и зашагала на запад по узкой бетонной дорожке. Прислуга тотчас ринулась к катеру. Нужно, как можно быстрее, отнести вещи Торнвил и ее дочери в комнаты.
        Лана шла неторопливо, наслаждаясь благоуханием цветов. Справа и слева от нее были фигурные клумбы и рабатки. Огромные красные, желтые, белые бутоны источали удивительно легкий и нежный аромат. Голова буквально кружилась от восторга. Как же мало нам порой надо для счастья. Сейчас девочка не вспоминала ни о своей невзрачной внешности, ни об обидных словах сестры, ни об уязвленном самолюбии. Все беды и невзгоды отошли на второй план. Вокруг чудесная, божественная красота. А какие интересные, замысловатые фигуры образуют цветочные линии! Их создавали истинные мастера.
        Лана остановилась, наклонилась, протянула руку чтобы сорвать розовую асцелию, но в последний момент пожалела цветок. В вазе он завянет дней через пять, а так проживет еще две-три декады. Девочка грустно улыбнулась и направилась к фонтану.
        Еще одно произведение искусств. Массивная чаша из зеленого мрамора, почти до краев наполненная водой. В центре скульптурная композиция: три изящные, полуобнаженные девушки, стоя спиной друг к другу, держат перед собой кувшины, из которых бьют вверх прозрачные, искрящиеся в лучах Сириуса струи. Миллионы брызг с характерным шумом падают вниз. Насыщенный влагой воздух преломляется, превращаясь в радужный мост.
        Создатель великолепно передал настроение красавиц. Их фигуры игриво изогнуты, на лицах радость, беззаботное веселье. Тоска, печаль, горе поневоле отступают прочь. Мир прекрасен! Живи, твори, люби!
        Лана села на край чаши, провела рукой по воде. Фонтану больше четырех веков. Однако тема, поднятая автором, до сих пор актуальна. Стоит ли унывать, истязать себя ради призрачных желаний? Наверное, нет! Время все расставит на свои места.
        Но как же хороши эти золотые девушки! Аланка с завистью смотрел на идеальные формы скульптур. Ей о такой фигуре остается только мечтать. Зеркало давно стало злейшим врагом Ланы. Девочке пятнадцать с половиной лет, а что она видит в отражении? Нескладное, угловатое тело, тонкие ноги и едва различимую грудь. Жалкое убогое создание, которое молодые люди даже не замечают.
        Господи, сколько же горьких слез Лана пролила по ночам. Почему судьба столь жестока к ней? Ответа девочка не находила. Впрочем, здесь, на Велии, можно забыть о проблемах и не думать о плохом. В конце концов, она дочь могущественной правительницы Сириуса. Рано или поздно, Лану, как и Эвис, выдадут замуж. О чувствах аланки тогда никто не спросит.
        Девочка встала, расправила платье и направилась к тенистой аллее. Там, под кронами развесистых деревьев дышалось гораздо легче. Лане есть, о чем поразмышлять в тишине парка. Главное, что рядом нет сестры. Ее присутствие было невыносимо для девочки.
        Между тем, Октавия придирчиво проверяла дворец. Сотрудники службы безопасности и слуги боялись даже пошевелиться. Застыв в коридорах, словно статуи, они испуганными взглядами провожали графиню. Паквил двигался сразу за Торнвил, Бредли немного отстал. Вскоре правительница скрылась в своих апартаментах. За исключением секретаря, мутанты внутрь никого не пустили.
        Октавия подошла к голографу и нажала на кнопку пульта. На экране появился офицер связи.
        - Соедините меня с Фланкией, - сказала графиня. - С господином Орсоном.
        Через мгновение Торнвил увидела руководителя администрации. Рой сидел за рабочим столом и перелистывал какие-то документы. Услышав повторный сигнал вызова, мужчина поднял голову.
        - Ваше высочество, простите, - извинился Орсон. - Я чересчур увлекся…
        - Эклинг поставил диагноз? - без всякого вступления проговорила правительница.
        - Да, - ответил руководитель администрации. - Ничего серьезного. Обычная простуда. Эвис уже значительно лучше. Температура спала. Однако постельный режим продлится еще дня три-четыре.
        - Знаю, - вымолвила Октавия. - На пресс-конференции было много вопросов?
        - Не очень, - произнес Рой. - Я сказал журналистам о том, что вы с младшей дочерью отправились на отдых. Доктор тут же сообщил о легком недомогании Эвис. Его пояснения удовлетворили репортеров. Даже представители оппозиционной прессы держались в рамках приличия.
        - Отлично, - проговорила графиня. - Если что-нибудь случится, немедленно докладывайте.
        - Непременно, - отчеканил Орсон. - Обо всех новостях вы будете узнавать первой.
        Женщина выключила голограф и опустилась в кресло. Перелет через океан оказался слишком утомительным. Ей, к сожалению, уже не двадцать. Грей тут лее поспешил к Торнвил. Фаворит был готов выполнить любую просьбу госпожи. Низко склонившись, Бредли поцеловал руку правительницы. В его глазах вспыхнул огонь страсти. Однако Октавия сейчас не нуждалась в ласках мулечины.
        - Позже, - тихо сказала графиня. - Встреть Хейвила и проводи его ко мне.
        Секретарь неплохо изучил Торнвил. Настойчивость в данной ситуации ни к чему хорошему не приведет. Он выпрямился, сделав вид, что обижен, и решительно зашагал к двери.
        - Да, кстати, - вдруг произнесла правительница, - я вчера хотела кое-что записать и не обнаружила на столе блокнот. Красный, с золотым гербовым тиснением. Служанки все обыскали…
        - Ваше высочество, чужие вещи мне не нужны, - надменно вскинув подбородок, вымолвил Грей.
        - Ну, ну, не злись, я просто спросила, - примирительно проговорила Октавия.
        Фаворит подчеркнуто велеливо кивнул головой и через несколько секунд покинул комнату. Графиня закрыла глаза и презрительно усмехнулась. Игра Бредли ее ничуть не трогала. Сильных чувств к секретарю, она не испытывала. Очередной, ничем не примечательный любовник.
        Беда в том, что Грей возомнил себя незаменимым. То и дело устраивает сцены. Его выходки порядком надоели Торнвил. Давно пора поставить фаворита на место. Но не сейчас. Сначала надо подписать соглашение с бароном Мейганом.
        Правительница медленно погрузилась в сладкую дрему. Сознание окутала плотная пелена. Все тревоги исчезли.
        Октавию разбудил негромкий, мелодичный сигнал. Графиня выпрямилась и посмотрела на часы. Майор Хейвил пунктуален. В чем, в чем, а в исполнительности офицерам флота не откажешь.
        Женщина встала с кресла, подошла к зеркалу, привела себя в порядок. Подданным, тем более мужчинам, иногда полезно подождать. После некоторой паузы, Торвнил разрешила командиру флагманского крейсера войти. Разумеется, Хейвила сопровождал Бредли.
        - Здравствуйте, ваш высочество, - произнес майор. - Полковник Паквил приказал мне прибыть во дворец.
        - Это мое распоряжение, - подтвердила правительница, поворачиваясь к секретарю.
        Небрежным жестом Октавия показала Грею, что он должен удалиться. Фаворит опять скорчил недовольную гримасу. Впрочем, его эмоции графиню абсолютно не волновали. Посвящать Бредли во все тайны Торнвил не собиралась. Правительница приблизилась к офицеру и спросила:
        - Маркиз, Велия надежно защищена? В линии обороны нет изъянов?
        - Ни единого, - четко отрапортовал Хейвил. - Из космоса к острову не прорвется ни один корабль.
        - Значит, моей жизни здесь ничего не угрожает, - констатировала Октавия.
        - Ваше высочество, я отвечаю лишь за воздушное пространство, - сказал майор. - Море и сушу контролирует служба безопасности. Было бы уместно задать ее сотрудникам тот же вопрос.
        Офицер держался достаточно уверенно. Дворянская кровь в нем сразу чувствовалась. Хейвил никогда не станет унижаться и пресмыкаться перед графиней. Ему чужда лесть, подхалимство и чинопочитание. Как большинство военных майор честен и прямолинеен. Подобные люди крайне редко предают. Они сражаются не за правителей, а за страну. Главное, чтобы в их душах не возникло сомнений.
        Торнвил внимательно взглянула на маркиза. Высокий, широкоплечий, смуглокожий. На вид офицеру около сорока. Короткие темные волосы, нос с горбинкой, крупные карие глаза, квадратный, волевой подбородок.
        Графиня грустно вздохнула. Она обожала подобных мужчин. Грубоватых, напористых, жестких. Увы, ей чаще попадались лживые, хитрые субъекты типа Грея. Любовные чары Окатвии на Хейвила не подействуют. Интриги и мимолетные романа майора не интересуют.
        Правительница неторопливо двинулась к столу. Что-то написав на листе бумаги, Торнвил аккуратно его свернула и положила в конверт. Гербовая печать позволит сохранить код в секрете. Командир «Альзона» молча наблюдал за манипуляциями графини.
        Маркиз, наш разговор носит строго конфиденциальный характер, - заметила Октавия.
        - Я даже под пытками не вымолвлю ни слова, - заверил правительницу офицер.
        - Через пять дней в систему Сириуса прибудет китарская делегация, - продолжила Торнвил. - Суда направятся к Алану. Один из кораблей отделится от общей группы и полетит к Велии.
        - Его надо пропустить? - бесстрастно уточнил майор.
        Подобный приказ он уже выполнял восемь месяцев назад, когда на границе внезапно появись плайдцы.
        - Да, - кивнула головой правительница. - Но только в том случае, если вам назовут пароль.
        - Пароль? - удивленно переспросил командир флагмана. - Это специальный сигнал?
        - Короткое словосочетание, - проговорила Октавия. - Когда оно прозвучит, вскройте пакет.
        Графиня протянула конверт офицеру. Хейвил тут же убрал его в боковой карман кителя.
        - Если код совпадет, предоставьте судну китарцев коридор, - сказала Торнвил.
        - А если там окажется другая фраза? - произнес майор. - В таких случаях все возможно.
        - Тогда вы без колебаний уничтожите чужака, - мгновенно отреагировала правительница.
        - Гибель корабля спровоцирует военный конфликт, - вымолвил Хейвил. - Барон Мейган…
        - Это мои заботы, - оборвала офицера Октавия. - Лучше не лезьте в политику, маркиз.
        - Слушаюсь, ваше высочество, - отчеканил командир «Альзона». - Разрешите идти?
        - Да, - проговорила графиня. - И помните, нашу беседу нужно сохранить в тайне. О китарцах никто ничего не должен знать. Я здесь на отдыхе. Даже служба безопасности не в курсе…
        - Благодарю за доверие, ваше высочество, - сказал майор. - Я не подведу.
        Хейвил резко развернулся и зашагал к двери. Торнвил с восхищением смотрела на его стройную подтянутую фигуру. Офицер в прекрасной физической форме. Вот, что армия делает с людьми. Ровесники маркиза уже давно обрюзгли и ходят с огромными животами. Многие члены Сената выглядят ужасно. Лишний вес, одышка, красные, потные лица. А ведь они еще не старики. Пожалуй, после успешного завершения операции стоит наградить майора. Сердце Хейвила - не камень, вдруг дрогнет.
        Как только командир флагмана покинул комнату, Октавия вызвала служанок. Пора переодеться и пообедать. Ну, а затем на пляж. Лана, наверное, заждалась. В конце концов, не зря же графиня сюда прилетела. Горячий песок, палящие лучи Сириуса и ласковый, лазурный океан помогут восстановить душевное равновесие.
        Устраняя мужа и добиваясь власти, Торнвил не думала, что государственные дела так утомительны. Увы, за все надо платить. Хочешь повелевать страной, трудись, не покладая рук, недосыпай, жертвуй личным временем. Если расслабишься, потеряешь бдительность, враги тут же сбросят тебя с трона. В окружении голодных, безжалостных хищников глупо надеяться на милосердие. Ради удовлетворения собственных амбиций мерзавцы любого порвут на части.
        Мечты о беззаботной, роскошной жизни, о балах и тысячах, миллионах поклонников остались в далеком прошлом. Реальность куда суровее, жестче и прагматичнее. За графский престол приходится постоянно драться. Хорошо хоть у нее дочери. С сыновьями было бы гораздо сложнее. Пока Эвис и Лана не претендуют на место матери. Но, как долго это продлится неизвестно. Нужно побыстрее выдавать девушек замуж. Тогда одной проблемой станет меньше.
        Возле широкого стола стоял высокий, худощавый, абсолютно лысый человек. На вид ему около шестидесяти. Вытянутое лицо, длинный прямой нос, заостренный подбородок, в серо-зеленых глазах озабоченность. Стаф Энгерон внимательно смотрел на виртуальное изображение лагеря. Специальный прибор проецировал картинку на пластиковую поверхность.
        На первый взгляд все нормально. База стремительно расширяется, количество наемников увеличивается, прибыли растут. Однако в последний месяц у тасконца возникли серьезные трудности. Боевые действия прекратились, расход солдат уменьшился, а пленники поступают и поступают. Строители не успевают возводить казармы. Скоро размещать рабов будет негде. Нулевой уровень уже сейчас забит до отказа.
        Бойлес предложил продать часть невольников на аукционе. Гронинвил категорически возражает. Аргументы у него веские. Во-первых, слух о том, что герцог Видог переправляет корзанцев и тестианцев на Оливию молниеносно распространится по графству, а затем и на соседние планеты. Вряд ли могущественный правитель Плайда будет доволен утечкой информации. Компания рискует потерять выгодный контракт.
        А во-вторых, выигрыш от подобных сделок незначителен. Огромные средства утекут на сторону. Раб стоит шесть-семь тысяч сириев, а компенсация за погибшего наемника первого уровня составляет пятнадцать тысяч. Разница ощутимая. Нет, уж лучше потерпеть. Рано или поздно герцоги, графы и бароны вновь сойдутся в отчаянной схватке. Вот тогда-то им и понадобится «пушечное» мясо Энгерона. Золотой дождь нескончаемым потоком обрушится на Стафа. Главное в этой ситуации терпение.
        Губы тасконца расплылись в ироничной усмешке. А ведь недоброжелатели пророчили ему разорение.
        И что в итоге? Враги посрамлены и кусают локти от зависти, а он богат и знаменит, фирма Энгерона известна во всех независимых государствах бывшей империи.
        На пульте вспыхнула красная кнопка, раздался негромкий, протяжный сигнал. Стаф после некоторой паузы включил голограф. На экране появилась миловидная темноволосая женщина лет тридцати пяти.
        - Что случилось, Лайза? - спросил владелец компании. - Ты же знаешь, что я занят.
        - К вам посетитель, господин Энгерон, - спокойно сказала секретарша.
        - В моем плане на сегодняшний день он не значится, - раздраженно произнес тасконец.
        - Нашей фирме больше не нужны клиенты? - язвительно заметила женщина.
        - Клиенты, - повторил Стаф. - Лайза, немедленно проводи его в мой кабинет.
        - Разумеется, - с нотками одолжения в голосе вымолвила секретарша.
        По манере говорить и поведению, можно было сразу понять, что с Энгероном ее связывали не только служебные отношения. Впрочем, допустимую грань она никогда не переступала.
        Через несколько секунд в помещение вошел лощеный, импозантный молодой человек. Дорогой костюм, белоснежная рубашка, строгий галстук, начищенные до блеска туфли.
        Несмотря на безупречный внешний вид, незнакомец Стафу не понравился. Что-то в нем настораживало владельца компании. Может быть возраст? Парню лет двадцать шесть-двадцать семь. Короткие темные волосы, высокий лоб, широкий, чуть приплюснутый нос, мягкий овальный подбородок. Обычно тасконец работал с людьми постарше. Но все течет, все меняется. Ритм жизни ускоряется.
        - Стаф Энгерон, - представился владелец фирмы. - С кем имею честь…
        - Чен Виллабрук, - поспешно произнес посетитель, протягивая ладонь.
        Мужчины обменялись крепким рукопожатием. В какой-то момент тасконец взглянул в глаза потенциального клиента. В чем-чем, а в деловых партнерах Стаф разбирался.
        Скрывать свои чувства и эмоции незнакомец не умел. В голове парня царил полный хаос. Дикая, немыслимая смесь противоречий. Страх и решительность, сомнения и уверенность, слабость и твердость. Именно такие безумцы и идут до конца. Собственная судьба их мало волнует. Опасный, очень опасный тип. С ним надо быть настороже. Пожалуй, стоит вызвать Лейрона. Присутствие майора поумерит пыл Чена.
        - Прошу, - после паузы сказал Энгерон, указывая Виллабруку на ближайшее кресло.
        Изображение лагеря владелец компании умышленно не убрал. Пусть посетитель полюбуется на масштабы базы. Это обязательно произведет на него впечатление.
        Молодой человек вежливо кивнул головой и сел. Большой черный кейс он поставил возле правой ноги. Стаф внимательно следил за Ченом. Тасконец не ошибся. Пиджак парня слегка оттопырился, и Энгерон увидел подмышкой Виллабрука кобуру с бластером. Клиенты нередко приходили сюда с оружием, но сейчас особый случай. Посетитель слишком нервничает.
        Стаф расположился в двух метрах от незнакомца. Между ними был пластиковый стол. В случае чего тасконец успеет нырнуть под него. Не идеальный вариант, но хоть что-то. На тот свет Энгерон не торопился. Между тем, Чен постепенно успокаивался.
        - Я вас слушаю, господин Виллабрук, - проговорил Стаф, изображая заинтересованность.
        - У меня есть деловое предложение, - вымолвил клиент. - Думаю, оно вам понравится.
        - Не сомневаюсь, - произнес тасконец. - Вы производите благоприятное впечатление.
        - Мы бы хотели взять в аренду наемников, - продолжил молодой человек.
        - Ко мне за этим и прилетают, - усмехнулся Энгерон. - Выпить не желаете?
        - Нет, - ответил Чен. - Алкоголь воздействует на разум и мешает бизнесу.
        - Согласен, - сказал Стаф. - Но я все лее глотну пива. Жара замучила. Кондиционеры не спасают…
        Владелец фирмы наполнил стакан и слегка пригубил холодный напиток. Данную сцену тасконец разыгрывал специально. Нужно немного потянуть время. Парень доллсен расслабиться. Когда напрялсение спадет, он поневоле раскроется. Тогда из него молено будет вытянуть любую информацию.
        - Итак, вернемся к нашей беседе, - проговорил Энгерон. - Мы это кто?
        - А разве вам не все равно? - вспыхнул Чен. - Я считал, что здесь подобных вопросов не задают.
        - Когда как, - пожал плечами Стаф. - В зависимости от контракта. О чем идет речь?
        - Нам нужны пятьдесят-шестьдесят бойцов, - мгновенно отреагировал Виллабрук.
        - Два взвода, - бесстрастно констатировал тасконец. Партия серьезная. Я приглашу своего помощника.
        - Нет! - воскликнул молодой человек. - Обойдемся без свидетелей.
        - Режим строгой секретности, - заметил Энгерон. - Без проблем, однако, требуется пояснения.
        - Хорошо, - неохотно произнес посетитель. - За моей спиной стоит достаточно крупная фигура…
        - Вы не поняли, - оборвал парня Стаф. - Намеки и недомолвки меня не устроят.
        - Я могу назвать имя заказчика, - сказал Чен. - Но, что если комната прослушивается?
        - Не волнуйтесь, - усмехнулся тасконец, нажимая на одну из кнопок пульта. - Мой кабинет оборудован по последнему слову техники. Утечки ценных сведений не будет. Я гарантирую.
        - Ладно, - вздохнул Виллабрук. - Ваш клиент - барон Мейган.
        - Правитель Китара, - удивленно проговорил Энгерон. - Прекрасно, с ним я еще не работал. Но к чему такая таинственность? Герцоги, графы и бароны часто берут солдат в аренду.
        - Видите ли, операция носит карательный характер, - разоткровенничался посетитель. - Официально Урис Мейган поддерживает с негуманоидными расами дружеские отношения. Культурное сотрудничество, торговля, обмен технологиями. На территории страны три абсолютно разные цивилизации: джози, валкаалцы и горги. С последними периодически возникают трудности. Мерзкие, коварные существа. Правитель намерен навести на Тхакене порядок. Необходимо зачистить ряд поселений.
        Стаф недоверчиво посмотрел на парня. В глазах Чена странный огонь. Что-то тут не вяжется. Люди, часто бывающие на Эдане, рассказывали о баронстве Китарском совершенно другое. Конфликты у Мейгана с джози, а не с горгами. Мохнатые твари отказываются подчиняться Урису. Применить же силу правитель не решается. У него всего сто тридцать миллионов подданных, а коренных жителей на планете полтора миллиарда.
        Да, у джози нет звездного флота, но воюют они неплохо. Барону придется превратить свою метрополию в руины, разрушить города, дороги, космические доки. Кроме морального удовлетворения победа ничего не принесет Мейгану. Урис даже хотел прибегнуть к помощи валкаалцев, но вовремя передумал. Гипнотические способности представителей голубокожей расы до конца не изучены. Пусть уж лучше сидят в резервациях… С цивилизацией насекомых все иначе. С горгами у Уриса полное взаимопонимание. Правитель регулярно посещает Тхакен и встречается с королевой. Либо Виллабрук не знает этих подробностей, либо нагло лжет. Вероятнее второе.
        - А почему барон не использует собственную армию? - спросил владелец компании.
        - Есть несколько причин, - ответил молодой человек. - Масштабная высадка привлечет внимание журналистов. Лишний шум Мейгану ни к чему. Ситуация на планетах сложная, могут начаться беспорядки. Правителя обвинят в жестокости и нарушении мирных соглашений. Наемники десантируются на поверхность под покровом ночи. Короткая, стремительная акция и бойцы покидают Тхакен.
        - Доказательств нет, но всем кланам торгов понятно кто и за что наказан, - догадался Энгерон.
        - Правильно, - подтвердил Чен. - Потому и соблюдается повышенная секретность. Причастность барона к страшным трагедиям будет опровергаться. Все жертвы мы спишем на вражду местных родов. Стычки между ними случаются регулярно. Обыватели поверят. О джози и валкаалцах нет смысла даже говорить. Прошло почти пятьсот лет, но они не забыли о вторжении насекомых.
        - Отличное решение проблемы, - произнес тасконец. - Я дам вам два взвода первого уровня.
        - Нет, - отрицательно покачал головой посетитель. - Нам нужны профессионалы, а не новички.
        - Обижаете, - Стаф подался вперед. - Мои парни прекрасно себя зарекомендовали.
        - Не спорю, - сказал Виллабрук. - Они хорошо подготовлены физически, великолепно обучены, но у них слишком маленький боевой опыт. Экзамен на Униме или Аскании не в счет.
        - Похоже, прежде чем прилететь сюда, вы неплохо изучили нашу компанию, - заметил Энгерон.
        - Разумеется, - спокойно вымолвил Чен. - Мы бы хотели получить солдат, которые воевали на Корзане и Тесте. Зачистка деревень на захваченных планетах была проведена безукоризненно. Наемники безжалостно уничтожали женщин, детей, стариков. Психологически они не сломаются и в трудный момент не дрогнут. Как раз то, что надо. Эмоциональные срывы во время операции недопустимы.
        - Поверьте, торгов все бойцы будут убивать, не задумываясь, - проговорил тасконец.
        - И, тем не менее, - возразил посетитель. - Барон Мейган дал четкие инструкции.
        - Что ж, ваше право, - вздохнул Стаф. - Но учтите, второй уровень стоит гораздо дороже.
        - Цена не имеет значения, - произнес Виллабрук. - Мы заплатим любую сумму.
        - Отлично, - улыбнулся Энгерон, вставая. - Сейчас я свяжусь с Эданом и попрошу…
        - Ни в коем случае! - воскликнул Чен, вскакивая с кресла. - Никаких контактов. Наша сделка носит конфиденциальный характер. Никто не должен знать о том, что правитель Китара берет солдат в аренду.
        - Вы зря волнуетесь, - сказал тасконец. - Я потребую максимально закрыть канал.
        - Нет, нет, и еще раз нет! - настойчиво проговорил посетитель. - Барон откажется. с вами беседовать.
        - Послушайте, так контракты не заключаются, - покачал головой Стаф. - Я не отдаю наемников неизвестно кому. Простите, но вы для меня ненадежный партнер. Первичный взнос лишь малая часть общей стоимости раба. Вдруг эти два взвода и наблюдатель бесследно исчезнут? Что тогда?
        Вместо ответа Виллабрук неопределенно пожал плечами.
        - Я понесу огромные убытки, - продолжил Энгерон. - Риск чересчур велик. Представим такую ситуацию. На Тхакене солдаты наткнулись на отчаянное сопротивление насекомых. Или того хуже, угодили в западню. Миссия ведь секретная, прикрытия с воздуха не будет. Большие потери, несколько человек ранены, некоторые попали в плен. Одним словом, события развиваются не по заранее спланированному сценарию.
        - К чему вы клоните? - нервно спросил Чен. - Акция тщательно продумана.
        - Само собой, - произнес тасконец. - Но на войне всякое бывает. Вдруг вмешается посторонний фактор? Как вы поступите, если возникнет угроза разоблачения? Начнете эвакуировать бойцов или…
        - Заканчивать фразу Стаф не стал. Ее смысл было нетрудно понять. В глазах посетителя мелькнуло замешательство. Видимо, такой вариант Урис Мейган не рассматривал. Барон не сомневался в успехе. Довольно опрометчиво с его стороны. Жизнь часто преподносит неприятные сюрпризы Спасать наемников глупо и опасно, - вымолвил Виллабрук. - Сенатская комиссия обязательно найдет нестыковку. Правитель Китара уничтожит солдат и обвинит в нападении пиратов. Бандиты уже совершали налеты на планету торгов, и данный факт никого не удивит. Жертвы на войне неизбежны.
        - Вот и я о том же, - проговорил Энгерон. - Мне необходимы твердые гарантии. Компенсация за погибших бойцов составляет значительную сумму. Без обсуждения деталей с бароном Мейганом…
        - Обойдемся без намеков, - перебил владельца компании Чен. - Вас интересует залог.
        - Да, - сказал тасконец. - Либо деньги, либо обещание правителя Китара их вернуть.
        - И эту беседу вы, разумеется, запишите, - догадался посетитель.
        - А как же иначе, - ответил Стаф. - На судебном процессе потребуются веские доказательства.
        - Нам подобные улики ни к чему, - возразил Виллабрук. - Назовите общую цифру.
        Энгерон неплохо считал в уме. Пауза надолго не затянулась. Тасконец взглянул на Чена и произнес:
        - Заплатите один миллион двести шестьдесят тысяч сириев и два взвода второго уровня в вашем распоряжении. Когда срок аренды истечет, привезите солдат обратно. Мы тут же отдадим неистраченную часть денег.
        - Снаряжение входит в стоимость товара? - уточнил посетитель.
        - Конечно, - проговорил Стаф. - Мы готовы выполнить любые пожелания клиента.
        Виллабрук подошел к столу и положил на него кейс. Набор кода на замке занял секунд пятнадцать. Вскоре Энгерон увидел толстые пачки купюр.
        - Я хочу получить наемников немедленно, - сказал Чен. - Обеспечьте их тяжелым вооружением. Придется разрушать прочные строения. Кроме того, на Тхакене много подземных тоннелей.
        - Не беспокойтесь, они превратят поселения торгов в руины, - заверил посетителя Стаф. - У нас самая мощная взрывчатка и лучшие образцы гранатометов. Вы останетесь довольны проделанной работой.
        - Надеюсь, - произнес Виллабрук. - В противном случае, репутация вашей фирмы пострадает.
        - На какой корабль прикажете доставить бойцов? - пропустив последнюю реплику посетителя мимо ушей, спросил Энгерон. - Назовите время и место встречи. Пилоты ботов….
        - Не нужно, - проговорил Чен. - У нас есть свои машины. Приведете солдат на посадочную площадку.
        - На сборы уйдет около двух часов, - заметил владелец компании.
        - Меня это устраивает, - вымолвил Виллабрук. - Я подожду наемников на улице.
        Молодой человек закрыл пустой кейс и направился к выходу. Возле двери он обернулся.,
        - И помните о секретности, - произнес Чен. - Ни помощникам, ни наблюдателям ни слова!
        - Не волнуйтесь, я умею хранить тайны, - улыбнулся тасконец. - Имя барона Мейгана не прозвучит.
        Через мгновение посетитель покинул кабинет. Стаф нажал на кнопку пульта и громко сказал:
        - Лайза, вызовите капитана Мешана.
        Энгерон залпом осушил стакан пива и опустился в кресло. Взгляд тасконца упал на пачки банкнот. Пересчитывать их не имело смысла. Виллабруку были прекрасно известны расценки на солдат. Предшествующий диалог служил отвлекающим маневром. Парень умело, грамотно играл роль посредника.
        Он мог бы и сразу отдать деньги, но предпочел беседу. Почему? Обмануть Стафа сложно, однако понять логику Чена владелец фирмы не сумел. Посетитель не понравился Энгерону. В его поведении чувствовалась фальшь. Впрочем, клиенты Стафа никогда не отличались порядочностью. Да и сам тасконец далеко не ангел.
        ГЛАВА 3
        НАПАДЕНИЕ
        С раннего утра взвод Волкова занимался на полигоне. Сначала бойцы тренировались на полосе препятствий, а затем, после небольшого отдыха, перешли на стрельбище. Сириус, как обычно нещадно палил. Не случайно экваториальная часть Оливии покрыта пустынями.
        Среднегодовая температура воздуха здесь не опускается ниже тридцати пяти градусов. Жара невыносимая. Даже ночью нет спасительной прохлады. Струйки пота текут по спине, форма прилипает к телу, постоянно хочется пить. С непривычки выдержать подобное испытание нелегко. Условия крайне тяжелые.
        Андрей сидел на сухой, потрескавшейся земле и лениво потягивал из фляги теплую воду. Рядом расположились Стенвил, Кавенсон и Элинвил. Клертон о чем-то разговаривал с Джеем Парсоном. Блекпул, надвинув кепи на лицо, лежал в стороне.
        После боев на Корзане и Тесте у него не осталось товарищей. Хотя вряд ли так можно назвать людей, которые пресмыкались и заискивали перед Аленом. Сейчас он пытается сколотить новую коалицию, но пока усилия аластанца не увенчались успехом.
        Третье отделение, на исходную позицию! - грозно рявкнул сержант.
        Наемники молниеносно вскочили на ноги и бросились к красному флажку. Через десять секунд солдаты построились перед Нокли в одну шеренгу. Волков привычно стоял на левом фланге.
        - На огневой рубеж, марш! - выкрикнул маорец. - Зарядить карабины!
        Андрей подсоединил блок к оружию, преодолел метров двадцать и упал возле специального укрытия. Почти тут же появились мишени. Юноша прицелился и нажал на спусковой крючок. На упражнение дается две минуты. Сначала надо поразить ближние цели, затем дальние. Схема привычная. За час солдаты успевают сделать по четыре подхода. Навык отрабатывается до автоматизма.
        - Прекратить стрельбу! - внезапно скомандовал сержант. - Все ко мне!
        Ничего не понимая, бойцы ринулись к Нокли. Проверив личный состав, маорец проговорил:
        - Поздравляю, господа. Вас в очередной раз взяли в аренду. Мы возвращаемся в лагерь. Принимаете душ, приводите себя в порядок и идете на обед. В столовой не задерживаться. Времени мало.
        Короткий, отрывистый приказ и наемники побежали по узкой бетонной дорожке к сектору второго уровня. Впереди Волков заметил еще один взвод. Остальные подразделения продолжали занятия. Значит, кому-то понадобились шестьдесят солдат. Вряд ли это герцог Видог. Могущественный правитель Плайда не станет размениваться по мелочам. Батальон - вот его минимум. Тогда кто же заказчик?
        Гадать было бессмысленно. У Стафа Энгерона много клиентов.
        Андрей тихо выругался. Он провел на базе всего два дня. Кошмарное невезение. Судьба словно издевается над ним. Опять война, опять кровь, боль, смерть. Сколько же можно? Экспансия герцога Видога прекратилась, и юноша рассчитывал на передышку в три-четыре месяца. Увы, его надежды не оправдались. Вражда и ненависть поглотили человечество. Кроме владыки Плайда есть еще люди, жаждущие оторвать от бывшей империи кусок пожирнее. Они не менее амбициозны и жестоки.
        Примерно через час, утолив голод и жажду, бойцы двинулись к зданию склада. Снаряжение стандартное: защитный шлем, бронежилет, пояс с многочисленными подсумками, вместительный рюкзак. Автоматы и лазерные карабины наемники получали в последнюю очередь. Кроме того, сотрудник базы выдал сегодня каждому солдату по брикету пластиковой взрывчатки.
        Но на этом «сюрпризы» не закончились. Возле двери стояли ящики с одноразовыми гранатометами. Сержант лично вручал их подчиненным. Обвешанные оружием бойцы выходили на улицу и строились на небольшом плацу.
        - Похоже, драка предстоит нешуточная, - проговорил Клертон. - Нас экипировали по полной программе.
        - Что, верно, то верно, - согласился Кавенсон. - На Корзан мы брали только ящики с патронами.
        - Интересно, кто теперь затеял войну? Снова Видог? - задумчиво сказал Стенвил.
        - Какая разница, - откликнулся Брик. - Судя по спешке, мерзавец очень хочет свести с врагом счеты.
        - И мы ему поможем, - с горечью произнес Лайн. - С таким арсеналом можно уничтожить целый город.
        - Без боя противник не сдастся, - возразил окрианец. - Наемников обычно бросают в самое пекло.
        - У неприятеля, наверное, много техники, - вымолвил Марзен. - Танки, бронетранспортеры…
        - С чего ты взял? - удивленно спросил Эрик, поворачиваясь к товарищу.
        - А зачем еще нужны гранатометы? - ответил Элинвил. - Чтобы бороться…
        - Болван, - язвительно вставил Блекпул. - Взгляни на маркировку. Заряды предназначены для разрушения объектов. Здания, мосты, подземные сооружения. Мы будем штурмовать укрепления.
        - Ален прав, - проговорил Волков. - Все указывает на то, что это точечная акция. Видимо, диверсия. Малая группа, огромное количество взрывчатки, характерная торопливость.
        - С подобных операций редко кто возвращается - заметил Стенвил. - Эвакуация солдат с чужой планеты сопряжена с трудностями. Проще их ликвидировать и, тем самым, замести следы.
        - Ты в своем репертуаре, - покачал головой Эрик. - Умеешь успокоить…
        - Прекратить болтовню! - рявкнул Нокли. - Командирам отделений проверить людей.
        Вскоре колонна наемников покинула сектор и направилась к центральным воротам. Охрана лагеря внимательно наблюдала за бойцами. Мятежей на базе, к счастью, пока не было, но терять бдительность нельзя ни на секунду. Солдаты отлично подготовлены и вооружены. Они способны доставить массу хлопот сотрудникам Стафа Энгерона.
        На посадочной площадке неподалеку от административных строений стояли два транспортных бота. Возле машин нервно прохаживался темноволосый молодой человек в дорогом костюме. Владелец компании и майор Лейрон о чем-то беседовали в стороне.
        Наемники замерли у летательных аппаратов. Незнакомец придирчиво рассматривал товар. За этих бойцов Чен заплатил гигантскую сумму. Если клиенту какой-то солдат не понравится, он вправе его заменить. Стаф и Грег, выдержав паузу, зашагали к представителю барона Мейгана.
        - Это отличные воины, - произнес Энгерон. - Опытные, безжалостные, исполнительные.
        - Не сомневаюсь, - сказал Виллабрук. - Вид у них угрожающий. Главное, чтобы наемники выполнили поставленную задачу.
        - Если она реальна, то проблем не возникнет, - проговорил Лейрон.
        - Вы до сих пор не представили мне наблюдателя, - не отреагировав на реплику майора, вымолвил Чен.
        - Капитан Мешан подойдет через пять минут, - ответил владелец фирмы. - Время еще есть.
        Китарец демонстративно посмотрел на часы. Стаф иронично усмехнулся, но промолчал. Игра, опять игра. Глупый мальчишка решил тягаться со старым хитрым хищником. Что ж, пусть попробует. Таких наглых, самоуверенных юнцов тасконец на своем веку встречал немало. Они думают, что умнее всех. Обычно судьба за это сурово карает. Их конец плачевен. Вершины достигают единицы, остальные погибают на опасном, тернистом пути.
        Ожидание длилось недолго. Мешан подошел в точно указанный срок. Высокий, худощавый капитан вытянулся в струну перед Энгероном.
        - Грузите солдат, - небрежно махнул рукой Виллабрук.
        Крепко сжимая кейс с пультом управления, офицер двинулся к бойцам. Короткая команда и наемники устремились к ботам. Изображая рвение, сержанты подгоняли подчиненных грубой бранью.
        - Мешан - надежный человек? - понизив голос, спросил Чен. - В трудный момент не подведет?
        - Не волнуйтесь, - произнес Стаф. - Все наблюдатели проходят тщательную проверку. Они прекрасно подготовлены психологически. Капитан выполнит любой ваш приказ. Я подчеркиваю - любой.
        - Благодарю за оказанную услугу, - сказал китарец, удовлетворенный ответом владельца компании.
        Мужчины попрощались, и Виллабрук направился к ближайшей машине. Грег Лейрон не спускал глаз с Чена. Что-то в незнакомце настораживало. Парень чересчур напорист. Посредники ведут себя принципиально иначе. Тут явная нестыковка.
        Впрочем, обмануть Энгерона необычайно сложно. Стаф никогда не согласится на рискованную авантюру. Да и схема обычная. На летательных аппаратах ни одного опознавательного знака. Значит, Виллабрук нанял для перевозки солдат корабль перекупщиков. Идеальный вариант для проведения секретной операции. Командир судна тоже наверняка ничего не знает. За большие деньги люди способны на безрассудные поступки.
        Ни владелец фирмы, ни майор не видели, как с противоположной стороны площадки к ботам устремились два сотрудника базы. Через мгновение они исчезли в машинах. Люки плавно закрылись, и летательные аппараты, оторвавшись от поверхности, начали быстро набирать высоту.
        Наемники сидели в ужасной тесноте. Значительную часть салона занимала металлическая клетка. На людей сразу нахлынули неприятные воспоминания. Каждый из них когда-то побывал внутри нее. Издевательства, побои, унижение. Конвоиры перекупщиков с рабами не церемонились. Сейчас у бойцов другой статус. Однако принципиально ничего не изменилось. Солдаты по-прежнему бесправны и лишены свободы. Невольник всегда остается невольником.
        Боты влетели в шлюзовой отсек корабля и опустились на пол. На выравнивание давления и закачку воздуха потребовалось около трех минут. Система явно устаревшая. Из машин наемники выходили в колонну по одному. По периметру зала расположилась охрана судна. В глазах людей тревога, пальцы судорожно сжимают оружие. Скрыть страх они не в силах.
        Тут же, у двери, стоит толпа любопытных. Всем хочется взглянуть на знаменитых бойцов Энгерона. Среди членов экипажа есть несколько женщин. Не красавицы, но кровь будоражат.
        Солдат провели на нижнюю палубу. Кроватей в тюремных блоках не оказалось. Грязные матрасы сложены стопкой в углу. Душа нет, туалет даже описывать страшно. Вокруг полная антисанитария. Переоборудовать помещение под новых пассажиров хозяин корабля не стал. Да, видимо, и заказчик не требовал этого. Заботиться о наемниках он не собирался. Денег за аренду заплачено достаточно.
        - На крейсерах и транспортах плайдцев условия были получше, - негромко заметил Клертон.
        - Стечение обстоятельств, - проговорил солдат из первого отделения. - Я участвовал в двух операциях на Орте и оба раза мы путешествовали на подобных судах. Дворяне - редкостные скряги.
        - Думаешь, нас везут в графство Комонское? - спросил Кавенсон.
        - Не знаю, - честно ответил боец. - Но очень похоже. Посредник, правда, другой…
        - Черт подери! - выругался Эрик. - Значит, в этом дерьме придется жить больше месяца.
        - Между прочим, кормят здесь тоже, наверное, погано, - произнес Стенвил.
        Массивная бронированная дверь закрылась с противным скрежетом. Выбраться из сектора наемники теперь не могли. Экипаж корабля, как и положено, принял необходимые меры предосторожности.
        - А какую задачу выполняли в баронстве Розанском? - поинтересовался Андрей.
        - Пытались захватить плацдарм на Орте, - сказал солдат. - И ведь неплохо получалось. Мы взяли под контроль значительную территорию, но графу Корлону не хватило решительности. Начать масштабную высадку он не рискнул. В результате нас выбили с занятых позиций. В моей роте уцелело меньше тридцати человек. Потери талатцев исчислялись тысячами. Впрочем, досталось и ортанцам.
        Чего встали! - раздраженно выкрикнул Нокли. - Командиры отделений, распределяйте подчиненных по блокам.
        Бойцы неторопливо побрели по коридору. Капралы то и дело выкрикивали номера наемников. Волков вошел в маленькое прямоугольное помещение сразу за Элинвилом. В нос ударил неприятный запах нечистот. На полу отчетливо виднелись бурые пятна запекшейся крови. Трудно даже представить, сколько несчастных людей здесь побывало. Их заковывали в цепи, пытали, насиловали.
        - Вот сволочи! - не унимался Клертон. - Могли бы тут и прибраться…
        - Зачем? - откликнулся Лайн. - У перекупщиков обычный рейс. Мы сами наведем порядок.
        Корзанец не ошибся. Примерно через полчаса сержанты построили взвода. Без лишних разглагольствований они приказали вычистить до блеска стены и пол. В распоряжении солдат ровно сутки. Затем проверка и наказание нерадивых бойцов. Не теряя времени, наемники бросились в свои блоки. В качестве тряпок использовались запасные матрасы. Работа закипела.
        Судно покинуло орбиту Тасконы и, набирая скорость, двинулось к внешней границе системы Сириуса. Точный курс командиру «Странника» Ялу Флитчу неизвестен, но это не имеет значения. Наниматель необычайно щедр. За такие деньги аланец готов лететь куда угодно.
        Яла трудно чем-нибудь напугать. Он не раз был на краю гибели. У перекупщиков трудный и опасный бизнес. Особенно в последнее время. Пираты постоянно нарушают соглашения и нападают на бывших партнеров. Вынужденный простой едва не разорил владельца корабля. Данный заказ позволит хозяину решить многие финансовые проблемы. Да и экипаж судна не останется внакладе. Премиальные обещаны астрономические.
        Флитч повернулся к Виллабруку. Парень стоял рядом с мостиком и внимательно смотрел на обзорный экран. Молодой человек явно из богатой семьи. На это указывает и его поведение, и манера говорить, и дорогая, пошитая по моде одежда.
        В метре от Чена расположился худощавый капитан с кейсом в правой руке. Именно он контролирует наемников. За наблюдателем еще один сотрудник базы. Наверное, помощник. Разглядеть мужчину никак не удавалось. Тасконец, словно специально, прятался за спину офицера.
        Когда «Странник» преодолел световой барьер, Виллабрук приблизился к командиру и тихо сказал:
        - Направление на Китар. Соблюдайте режим полного молчания. О любых подозрительных объектах в гиперпространстве немедленно сообщайте мне. Наша миссия носит секретный характер.
        - Напрасно волнуетесь, - произнес Флитч. - Данный район абсолютно безопасен. Пираты…
        - Я не просил вас комментировать мои слова, - жестко отреагировал Чен. - Пояснения мне не нужны.
        - Как прикажете, - пожал плечами Ял. - Я в точности выполню ваши указания.
        - Так-то лучше, - вымолвил молодой человек, направляясь к выходу из рубки управления.
        Аланец с трудом сдержался. Высокомерный щенок оскорбил его в присутствии подчиненных. Их диалог слышала вся дежурная смена. Люди, разумеется, вида не подали, но сцена получилась унизительная. Что ж, это хороший урок. Зато теперь понятно, куда летит корабль. Барону Мейгану солдаты ни к чему. Он ни с кем не воюет.
        Значит, опять раскошелился граф Корлон. Правитель Комона упорно старается подчинить Орту. Конфликт длится вот уже восемнадцать лет. И пока ни одна сторона не добилась значительных успехов. Шестьдесят бойцов вряд ли способны кардинально изменить ситуацию. Очередная, бессмысленная диверсия. В обратный путь отправятся немногие наемники.
        Спустя два дня навигационная служба доложила о неизвестных судах. Группа из четырех кораблей двигалась к системе Сириуса.
        Флитч тотчас связался с Виллабруком. Через минуту молодой человек был уже в рубке. Он с трудом скрывал волнение. Средняя пуговица пиджака не застегнута, пальцы слегка подрагивают, в глазах тревога. Без сомнения, встреча не случайна. Чен определенно знает, чьи это суда.
        - Вы можете классифицировать корабли? - спросил Виллабрук, после некоторой паузы.
        - Расстояние слишком велико, - покачал головой командир «Странника». - Аппаратура работает на пределе.
        - Попытайтесь, - настойчиво проговорил молодой человек.
        Спорить с Ченом Ял не стал. Переубедить его очень сложно. Тем более в таком состоянии.
        - Тяжелые крейсера, - примерно через полчаса сказал наблюдатель. - Хотя ошибка не исключена.
        - Прекрасно, - произнес Виллабрук. - Господин Флитч, мы возвращаемся.
        - Возвращаемся? - удивленно выдохнул аланец. - То есть, летим к Тасконе?
        - Да, - подтвердилклиент. - Скорость максимальная. Группа не должна нас обогнать..
        - «Странник» - отличное судно, но соперничать с крейсерами он не в состоянии, - возразил Ял.
        - Значит, заключая сделку, владелец корабля меня обманул? - нервно проговорил Чен.
        - Нет, просто достоинства судна были несколько преувеличены, - уклончиво ответил Флитч.
        - Ваши шутки неуместны, - гневно воскликнул Виллабрук. - У нас огромная фора. Неудача будет воспринята, как разрыв контракта. Соответственно с выплатой неустойки. Дерзайте, командир.
        Мерзавец определенно напрашивался на драку. Даже хозяин «Странника» не позволял себе подобных вольностей. С каким бы удовольствием аланец врезал наглецу по физиономии. Увы, нельзя. Клиент всегда прав. Придется терпеть. Ял, посмотрел на подчиненных и отдал соответствующие распоряжения.
        Корабль начал разворот. Описав гигантский круг, судно устремилось к яркой белой звезде. Флитч терялся в догадках, что заставило Виллабрука изменить план? Разумного объяснения поступкам молодого человека он не находил. Чен действовал спонтанно, словно по наитию. А это пугало.
        Судно вынырнуло из гиперпространства на час раньше группы. На границе Ял заметил эскадру сирианского графства. Пятнадцать крейсеров ждали гостей. Видимо, контакт между представителями двух флотов уже состоялся. На «Странника» никто не обращал внимания. Перекупщиками занимается таможенная служба.
        - Курс на Алан, - негромко произнес Виллабрук, поправляя ворот рубашки.
        Чен чуть ослабил галстук. Ему не хватало воздуха. На лбу молодого человека выступила испарина. Флитч мгновенно продублировал приказ клиента. Корабль быстро приближался к главной планете. Интересно, что Виллабрук там забыл? Ведь зачем-то он вернулся.
        Ял терпеть не мог тайны. Командир судна нутром чувствовал беду. Сейчас бы подключиться к каналам связи и узнать, чья делегация прибыла в систему Сириуса, однако Чен не разрешил делать этого. Люди находятся в полном информационном вакууме. Молодой человек ведет какую-то тонкую, опасную игру. Впрочем, рано или поздно Виллабрук покинет рубку. Торчать здесь вечно он не будет.
        Аланец тяжело вздохнул. Нет, нарушать запрет Флитч не станет. Подчиненным нельзя подавать дурной пример. Командир должен неукоснительно соблюдать все правила. Иначе потеряешь контроль над экипажем. Ну, а если вспыхнет бунт, его уже не подавишь.
        Где-то на середине пути Чен распорядился открыть дверь нижней палубы. Ничего не объясняя, молодой человек вышел из зала. В коридоре Виллабрука терпеливо ждал капитан Мешан. За последние четыре дня офицер практически не покидал свою каюту. Общался наблюдатель только с заказчиком. Доступ в рубку управления ему был запрещен. Тем не менее, капитан держался спокойно и уверенно. Энгерон не солгал, психологическая подготовка у сотрудников базы великолепная.
        - Погрузка через пятнадцать минут, - сказал Виллабрук, направляясь к лестнице.
        - Слушаюсь, - отчеканил Мешан, нажимая на кнопку переговорного устройства.
        В тюремных блоках началась суматоха. Приказ наблюдателя застал наемников врасплох. Они думали, что им лететь еще целый месяц. Солдаты вскакивали с матрасов, надевали бронежилеты, защитные шлемы, проверяли оружие. То и дело раздавалась отборная брань сержантов.
        К тому моменту, когда Чен спустился на палубу, в строю стояло меньше половины бойцов. Молодой человек недовольно поморщился, но промолчал. Наконец шум стих. Две шеренги наемников застыли перед Виллабруком.
        - Капитан, - проговорил Чен, оборачиваясь к офицеру, - идите к шлюзовому отсеку.
        В поступке посредника не было ничего удивительного. Таким образом, он избавляется от Мешана. Наблюдателю незачем вникать в детали операции. У него другой функционал. В сражении офицер не участвует и солдатами не командует. Капитан не в силах повлиять на ситуацию на поле битвы. Мешан лишь контролирует и координирует действия наемников. Наблюдатель четко козырнул и вскоре исчез из вида.
        - Итак, господа, мы у цели, - произнес Виллабрук, глядя на бойцов. - Задача проста. Боты доставят вас на небольшой остров. Высадка пройдет без проблем. Противник ни о чем не догадывается. Огонь открываете без предупреждения. Все люди, я подчеркиваю, все без исключения, должны быть уничтожены. Никакой жалости! Солдаты, проявившие слабость, подлежат немедленной ликвидации. Вопросы есть?
        - Да, - выкрикнул Блекпул. - Рядовой тридцать семь восемьдесят девять. Если враг не способен оказать серьезного сопротивления, зачем нужен столь мощный арсенал? Хватило бы и легкого вооружения.
        - На выполнение данной миссии дается ровно десять минут, - ответил Чен. - Времени мало, а на территории объекта много различных зданий. Вы превратите этот комплекс в сплошные руины. Взрывчатки не жалейте. Там не должно остаться камня на камне. Изуродованные, обгоревшие трупы трудно опознать.
        - Тщательная, планомерная зачистка, - бесстрастно добавил Нокли.
        - Правильно, - подтвердил посредник. - Добьете раненых и назад, к машинам.
        - Неприятель наверняка подаст сигнал тревоги, - осторожно вставил второй сержант.
        - Несомненно, - проговорил Виллабрук. - Потому нигде нельзя задерживаться. Если увязнете, то не успеете эвакуироваться. Пилоты ботов ждать не будут. Ради вас они не станут рисковать.
        - Для выполнения задания нам необходима карта местности, - сказал наемник.
        - Сожалею, но ничем помочь не могу, - произнес Чен. - Информация об острове строго засекречена. Сведения отрывочные и неточные. Вам придется действовать по обстоятельствам.
        Молодой человек солгал. Велия достаточно известный курорт. Когда-то на нем отдыхала вся знать Сирианского графства. Доступ на него был прекращен лет десять назад по личному распоряжению Октавии. В Сенате разразился громкий скандал. Дворяне выразили недовольство решением правительницы. Чтобы страсти улеглись, Торнвил выкупила остров.
        Схему дворца, прилегающих построек и парков можно легко найти в архиве общенациональной сети. Однако бойцов лучше держать в неведении. Вдруг кто-то из них поймет, что акция осуществляется на Алане. Командир взвода тут же свяжется с капитаном Мешаном.
        Как себя поведет офицер, трудно предположить. Одно дело военная операция, и, совсем другое, государственный переворот. Стафу Энгерону невыгодно портить отношения с кланом могущественной графини. Дабы не искушать судьбу, Чен предпочел скрыть от наемников детали нападения. Сколько солдат потеряют подразделения в отчаянной схватке, его ничуть не волновало.
        Вытягиваясь в колонну, бойцы двинулись к шлюзовому отсеку. Виллабрук шел впереди. В коридоре третьей палубы посредник ускорил шаг. Наблюдатель стоял возле двери.
        В руках у Мешана пульт управления. Капитан в очередной раз проверял сигналы микрочипов, находящихся в крови наемников. Чен стремительно проследовал мимо офицера. Возле ботов нервно прохаживались четыре пилота.
        - Господа, подойдите ко мне, - требовательно произнес Виллабрук.
        Молодые люди направились к заказчику. По возрасту они ровесники Чена. Им лет двадцать пять - двадцать восемь. Вот только статус разный. Обычные пилоты и официальный представитель правителя независимой страны. Так, во всяком случае, считали члены экипажа «Странника».
        - Господа, я не буду говорить пафосных слов, - вымолвил посредник. - Пусть политики болтают о долге и чести. Мы с вами работаем за деньги. Миссия очень ответственная, а потому, если не возникнет сложностей, каждый из вас получит премиальные в размере трех тысяч сириев.
        Пилоты сразу оживились и повеселели. Сумма была значительной. Заказчик проявлял щедрость.
        - Однако, условия крайне жесткие, - продолжил Виллабрук. - Маршрута полета нет. Когда покинете корабль, то увидите внизу маленький остров. Это и есть ваша цель. Скорость максимальная.
        - И где мы должны совершить посадку? - спросил смуглолицый парень с выступающей челюстью.
        - На территории дворцового комплекса, - ответил Чен. - Перед главным зданием есть специальная площадка. Опуститесь на нее в непосредственной близости от встречающих людей. Задние люки в ту же сторону. С этого момента и до окончания операции полное молчание в эфире. Передатчики работают только на прием. Ровно через десять минут поднимаетесь и возвращаетесь на судно.
        - А если солдаты не успеют погрузиться на боты? - поинтересовался светловолосый пилот.
        - Это их проблемы, - холодно произнес Виллабрук. - А теперь, по машинам! Чтобы не произошло, вы обязаны доставить бойцов на остров. Я надеюсь, господа, контракт будет выполнен.
        Молодые люди зашагали к летательным аппаратам. Задание не очень понятное, но зато за него хорошо платят. Риск - неотъемлемая часть службы на корабле перекупщиков. Члены экипажа «Странника» привыкли к тайнам и недомолвкам. Хозяин судна часто заключает незаконные сделки.
        Заложив руки за спину, Чен наблюдал за тем, как наемники рассаживаются в боты. Внешне бойцы абсолютно спокойны. Нет ни суеты, ни толчков, ни раздраженных реплик. А ведь через три часа им предстоит вступить в сражение. И они об этом знают. Удивительная выдержка. Вот что значит опыт, отличная подготовка и тщательный отбор. От трусов и паникеров в компании Стафа Энгерона быстро избавляются. У фирмы великолепная репутация. За долгие года ни одного серьезного нарекания.
        Виллабрук перевел взгляд влево. Там, за десантными ботами стоял гравитационный катер. Гладкая, обтекаемая форма, небольшие подкрылки, носовая часть плавно закруглена. Машина явно изготовлена на Эдане. Чувствуется технология джози. Когда-то на подобных аппаратах летали гордые, величественные валкаалцы. Поражение в войне с горгами привело великую цивилизацию к катастрофе. Вот уже пять веков надменная, высокомерная раса прозябает в нищете и забвении.
        Ее место на планете заняли невзрачные, мохнатые существа. Ну, а в уме и трудолюбии джози не откажешь. Бывшие рабы превратили Эдан в индустриальное, процветающее государство с развитой инфраструктурой. Протекторат барона Китарского формален. В дела коренной нации Мейган не вмешивается. Применить жесткие санкции к своим подданным он тоже никогда не решится. Последствия будут непредсказуемы. Урису остается лишь искать компромиссы.
        Катер был не самым современным, но это обстоятельство ничуть не умаляло его достоинств. Машина обладала великолепной маневренностью. А в скорости она может соперничать даже с флайерами. Вместимость маловата - всего четыре человека. Однако Чену больше и не нужно. Гравитационный катер - его запасной вариант. Если акция провалится, Виллабруку придется скрываться бегством. Графиня беспощадна к своим врагам.
        Между тем, погрузка закончилась. Посредник удовлетворенно кивнул головой и двинулся к выходу из шлюзового отсека. Операция вступала в завершающую фазу.
        О приближающихся китарских судах Октавии доложили еще накануне. Патруль в гиперпространстве насчитал пять кораблей. Значит, барон Мейган принял предложение Торнвил. Женщина торжествовала. Она все же загнала мерзавца в угол. Лишь бы информация о секретном соглашении не просочилась в прессу. Герцог Видог тогда вряд ли простит ей обман.
        А впрочем, стоит ли бояться правителя Плайда. Звездный флот графини ничуть не меньше. Октавия сумеет дать достойный отпор наглецу. В крайнем случае, можно заключить договор с владыкой Грайда. Их союз сразу поставит Берда Видога на место. Вот только надо усилить личную охрану. Дополнительная проверка гвардейцев не помешает.
        Три дня назад Паквил сообщил, что группа заговорщиков планировала покушение на Торвнил. Служба безопасности в последний момент успела схватить негодяев. Двоих арестовали прямо во дворце. Офицеры, дворяне из очень древних родов. Задержанным быстро развязали языки. Нити мятежа, как и предполагалось, вели в Сенат.
        К сожалению, выявить организаторов пока не удалось. Но это дело двух-трех декад.
        Кроме того, перед вылетом из столицы на катере графини техники обнаружили подозрительную неисправность в одном из двигательных блоков. Сейчас идет следствие. Данные факты недвусмысленно указывали на то, что противники Сирианской правительницы активизировались. У Октавии слишком много недоброжелателей.
        Тем не менее, у женщины было отличное настроение. Несмотря на трудности, она снова добилась успеха. Удача не покидала ее. В комнате раздался мелодичный сигнал вызова. Легкое нажатие на кнопку и экран голографа вспыхнул. Темноволосый капитан лет тридцати громко произнес:
        - Ваше высочество, на закрытом канале связи командир «Альзона».
        - Соединяйте, - сказала Торнвил, беря со стола стакан с тонирующим напитком.
        Изображение мгновенно поменялось. Хейвил, как и следовало ожидать, стоял на мостике флагманского крейсера. Плечи расправлены, подбородок приподнят, на мундире ни одной складки. У офицера безукоризненная выправка. Октавия грустно вздохнула. Майор чертовски хорош.
        - Ваше высочество, корабли китарцев вышли из гиперпространства, - доложил Хейвил. - На границе их встретила эскадра генерала Лексона. После коротких переговоров он пропустил мирную делегацию барона вглубь системы. Журналисты уже оповещены о визите Уриса Мейгана.
        - Великолепно, - улыбнулась графиня. - Все идет точно по плану.
        - И да, и нет, - возразил офицер. - От группы отделилось не одно, а два судна. Первое опережает второе примерно на час. Связь между ними не поддерживается. Скорость предельно допустимая.
        - Что вас настораживает, майор? - напрямую спросила Торнвил.
        - Я не люблю сюрпризы, - ответил командир флагмана. - Мы идентифицировали корабли. Впереди идет «Странник», судно перекупщика по фамилии Эстерн. За ним движется тяжелый крейсер.
        - Перекупщика? - изумленно повторила правительница, едва не выронив стакан. - Корабль летит к Алану?
        - Да, - подтвердил Хейвил. - Его курс точно такой же, как и у китарцев.
        - Может это стечение обстоятельств? - проговорила Октавия. - Бывают же совпадения.
        - Бывают, - согласился офицер, - но я в них не верю. Предлагаю направить к
«Страннику» таможенников.
        - Не спешите, - задумчиво вымолвила графиня. - Вдруг барон находится на борту судна?
        - Тогда зачем нужен второй корабль? - произнес командир «Альзона».
        - Отвлекающий маневр, - сказала Торнвил. - Мейган - старый хитрец. Идея с судном перекупщиков очень, очень интересная. Все будут наблюдать за тяжелым крейсером и на «Странника» никто не обратит внимания. Урис необычайно изобретателен. Я ждала от него чего-то подобного.
        - Тем не менее, я бы подстраховался, - возразил Хейвил. - Риск слишком велик.
        - Благодарю за заботу, майор, - улыбнулась правительница. - Секретный код - моя лучшая защита. Вы знаете что делать. Если пароль не совпадет, уничтожьте корабль. Я даю вам полную свободу действий.
        - Мы перехватим судно на дальней орбите, - отчеканил офицер. - Это позволит нам выиграть время.
        Октавия кивнула головой и выключила голограф. Глупый служака. С точки зрения безопасности он идеален, а вот как мужчина абсолютно безнадежен. Если бы Хейвил не был так слеп, то заметил бы в глазах графини неприкрытый интерес. Одно слово, один намек, одни благосклонный взгляд и майор стремительно поднялся бы по карьерной лестнице. Увы, в любовных вопросах офицер совершенно не разбирается.
        Торнвил глотнула напитка и села в кресло. До визита барона осталось меньше пяти часов. Скоро ее главная проблема решится и можно будет с триумфом вернуться во Фланкию. Затем торжественный прием, официальное подписание договора и праздничный фейерверк. Пока все складывается неплохо. Экстравагантный поступок Мейгана ничуть не беспокоил Октавию.

«Странник» быстро приближался к Алану. Виллабрук стоял возле мостика, сразу за ним расположился капитан Мешан. Сегодня наблюдателя вновь пригласили в рубку управления. За наемниками должен быть постоянный контроль. Посредник хотел держать руку на пульсе операции.
        Планета на обзорном экране постепенно увеличивалась в размерах. До цели лететь еще минут сорок. Скоро судно начнет снижать скорость. На внешней орбите корабль обязан лечь в дрейф для таможенного досмотра.
        - Господин Флитч, к нам идут два тяжелых крейсера, - доложил дежурный.
        - Покажи, - мгновенно отреагировал командир «Странника». - Обычно перекупщиков так не встречают.
        Через несколько секунд все сомнения рассеялись. Ял отчетливо видел силуэты судов. Его подчиненный не ошибся. Тяжелые крейсера брали корабль в клещи. Стоит им дать залп, и «Странник» превратится в груду обломков. Флитч невольно посмотрел на Виллабрука. Молодой человек невозмутим.
        - На связи «Альзон», - выкрикнул парень лет двадцати.
        - «Альзон»? - удивленно произнес Ял. - Это же флагман звездного флота графства. Включайте!
        На экране появился высокий смуглокожий майор. После некоторой паузы офицер сказал:
        - Господа, вы вторглись в запретную зону. Есть три варианта. Первый, судно немедленно меняет курс, и мы расцениваем это как досадное недоразумение. Второй, вы говорите код и беспрепятственно двигаетесь дальше. И третий, экипаж пренебрегает предупреждением, и я отдаю приказ открыть огонь.
        Флитч растерянно повернулся к Чену. Он сейчас здесь командует. Виллабрук вступил на мостик, оперся ладонями на поручни, взглянул на Хейвила. Нет, майор не блефует. В глазах читается холодная бесстрастность.
        - Власть и любовь, - четко, без интонаций вымолвил молодой человек.
        Офицер достал из кармана кителя конверт, аккуратно оторвал его край. Прочитав написанный на листе текст, Хейвил произнес:
        - Путь свободен, господа. Я искренне рад, что данный инцидент не закончился стрельбой.
        Чен облегченно вздохнул. Похищенный из апартаментов Октавии блокнот помог мятежникам. Женщина допустила непростительную оплошность. Предпринимая чрезвычайные меры предосторожности, она не подумала об оставленном отпечатке на следующем листке.
        Упустить такой шанс заговорщики не могли. Бредли долго не соглашался на кражу, но двести тысяч сириев перевесили его страх и сомнения. Как хорошо, что в окружении графини столько алчных, беспринципных мерзавцев.

«Странник» преодолел заслон и направился к Алану. Командир судна ничего не понимал. Откуда Виллабруку известен секретный код? Что связывает заказчика с Торнвил? Сплошные загадки. Между тем, дежурный сообщил о еще двух тяжелых крейсерах, барражирующих над поверхностью Западного океана.
        - Летите к ним, - распорядился Чен. - Внизу есть остров. Займите позицию между кораблями. Высота минимальная.
        - Это рискованно, - возразил Ял. - Притяжение планеты очень велико. Корректировка орбиты - дело сложное.
        - После высадки солдат подниметесь выше, - сказал посредник. - Выполняйте!
        Примерно через полчаса «Странник» достиг цели. Флитч внимательно смотрел на обзорный экран. Очертания острова показались ему знакомыми. Аланец упорно напрягал память.
        В конце концов, усилия Яла увенчались успехом. Мелькнувшая в мозгу мысль привела командира судна в шоковое состояние. Теперь все встало на свои места. Флагманский крейсер может охранять только одного человека - Октавию.
        - Это же Велия, - испуганно прошептал Флитч. - Личный курорт графини. И она…
        Виллабрук решительно шагнул к аланцу. Ствол бластера уткнулся в спину Яла.
        - Открыть шлюзовые ворота! - жестко произнес заказчик. - Десантные боты на старт!
        - Вы сошли с ума, - вымолвил Флитч. - Нас ведь не пощадят. Крейсерам хватит и бортовых орудий.
        - Будем, надеяться на лучшее, - зловеще усмехнулся Чен. - Хотите жить, командуйте!
        Аланцу ничего не оставалось, как подчиниться. Рука Виллабрука не дрогнет. Он наверняка нажмет на спусковой крючок оружия. Парень не привык отступать. Утерев пот со лба, Ял продублировал приказ посредника. Летальные аппараты, совершив крутой вираж, устремились к острову.
        Торнвил неторопливо двигалась к посадочной площадке. Как и следовало ожидать,
«Странник» благополучно прошел проверку. Представитель Мейгана назвал Хейвилу пароль. Самого барона офицер не видел. Что неудивительно. Урис продолжает играть роль, сохраняя инкогнито. Его план с кораблем перекупщиков блестяще осуществился. Да, Мейган серьезный противник. В хитрости правителю Китара не откажешь.
        Октавию сопровождали все восемь крензеров. Огромные, грозные мутанты должны произвести впечатление на барона. Чуть впереди идет полковник Паквил. Сотрудники службы безопасности контролируют периметр дворцового комплекса. Агенты стоят на дорожках, на лестнице, возле зданий. Их тут человек пятьдесят, не меньше. В подчинении у полковника много женщин.
        Впрочем, они ни в чем не уступают мужчинам. Без прохождения специального экзамена попасть в секретное ведомство невозможно.
        Сириус только-только начал клонится к горизонту. До спасительной вечерней прохлады часа три. Один из телохранителей держит над графиней зонт, защищающий ее от палящих лучей светила. Тем не менее, по лицу Торнвил текут капли пота. Они смывают нанесенный на кожу макияж, и это невероятно раздражает Октавию. Днем на Велии ужасная, невыносимая жара.
        Идеальный вариант встретить барона во дворце. Мощные кондиционеры создают в помещениях благоприятный климат. К сожалению, подобное изменение правил неприемлемо. Урис не примет извинений и расценит поступок графини, как неуважение. Вот и приходится страдать. Торнвил не может позволить себе разрушить с таким трудом налаженный контакт. Договор должен быть сегодня подписан.
        Между тем, «Альзон» продолжал сближаться с группой китарских кораблей. Что-то в поведении Мейгана настораживало майора. Задумка с судном работорговцев действительно недурна. Пронырливые репортеры наверняка ни о чем не догадаются. Но почему тогда тяжелый крейсер идет прежним курсом? Ведь корабль барона уже достиг цели. Тут явная нестыковка. Несмотря на запрет Октавии, Хейвил решил проверить чужаков.
        Торнвил остановилась возле изящной рабатки с глуосами. Женщина любила эти огромные ярко-желтые цветы. Они источали тонкий, нежный аромат, невольно навевающий воспоминания о бурной молодое ти. Сколько было надежд, идей, замыслов. И надо признать, многое осуществилось.
        Крензеры молча обступили правительницу. Мутанты преданно, беззаветно служили госпоже. Графиня не зря предоставила особые условия их народу. Финансовые затраты невелики, а результат превзошел все ожидания.
        На горизонте показались две черные точки. Машины быстро увеличивались в размерах.
        - Странно, это обычные десантные боты, - раздался за спиной Октавии голос Грея Бредли.
        - Разумеется, - сказала Торнвил. - Что еще может быть на борту корабля перекупщиков?
        - А не слишком ли заигрался барон Мейган? - негромко заметил Паквил. - Здесь ведь нет журналистов.
        - Урис - экстравагантный человек, - усмехнулась графиня. - Я предложила ему тайно прилететь на остров, и теперь он куражится. Доводит ситуацию до абсурда. Ерунда. Я потерплю. Мы сведем счеты позже.
        Машины на мгновение зависли, а затем начали медленно опускаться. На корпусе ботов нет ни одного опознавательного знака. Этот факт вызывал подозрение, но Октавия держалась спокойно и уверенно. В окружении телохранителей и агентов службы безопасности женщина чувствовала себя защищенной.
        Наемники просидели в машинах почти три часа. Солдаты прекрасно знали, что судно вынырнуло из гиперпространства и направляется к цели. Просто так, ради тренировки, бойцов на боты не грузят. Скоро высадка. В последний раз наемники осматривали оружие. От его исправности напрямую зависит их жизнь. Стоит автомату или лазерному карабину дать осечку, и обратно на корабль ты уже не вернешься. Враг не прощает ошибок.
        Довольно долго в машине царила тягостная тишина. Солдаты ждали, что летательные аппараты вот-вот стартуют. Однако время шло, а боты по-прежнему оставались в шлюзовом отсеке. Пилоты даже двигатели не запустили. Первым не выдержал Элинвил.
        - Ничего не понимаю, - произнес Марзен. - Какого черта мы здесь сидим?
        - А тебе не терпится ввязаться в драку? - язвительно заметил Блекпул. - Похвальное желание.
        - Я не об этом, - возразил окрианец. - Мы могли бы занять свои места в ботах и чуть позже.
        - Так делается, когда осуществляется масштабная операция, - вмешался Нокли. - Пока крейсера и флайеры уничтожают укрепления противника, бойцы грузятся в машины. Летательные аппараты сразу покидают транспортные суда. Сейчас ситуация иная. Нам предстоит совершить диверсию. Есть риск, что корабль перехватят. Вот заказчик и страхуется. Задание должно быть выполнено при любых обстоятельствах.
        - И любой ценой, - с горечью вставил Кавенсон. - Сбить боты в космосе не составляет ни малейшего труда. Надежда на прорыв - иллюзия. Одно точное попадание и машина рассыплется на куски.
        - Не исключено, - согласился сержант. - Но обсуждать данную проблему бессмысленно. Наемник обязан подчиняться приказам. Чтобы не случилось, мы сегодня вступим в сражение.
        - Интересно, а кто служит мишенью? - спросил Элинвил.
        - Догадаться не сложно, - проговорил Волков. - На расстоянии четырех дней пути от системы Сириуса находится только Китар. В баронстве три населенные планеты: Эдан, Аква и Тхакен. Выбирай…
        - А что если перекупщики решили поживиться на Земле? - сказал Марзен, искоса взглянув на мрачное лицо Эрика. - Там сотни, тысячи потенциальных рабов. Варвары не окажут серьезного сопротивления.
        - Не болтай чепуху! - резко произнес Клертон. - Хранители и близко никого не подпустят к Солнцу. Грайданцы убедились в этом на собственном примере. Больше дураков нет. Не надо меня успокаивать. Я уверен, что мы вторглись на территорию баронства. Наша цель - Урис Мейган.
        - Почему ты так решил? - удивился Стенвил. - Думаю, есть несколько вариантов…
        - Каких? - иронично усмехнулся Эрик. - Горги прозябают в пещерах и гротах. Они не любят воду. Аква тоже отпадает. Остается Эдан. На островах живут валкаалцы. Голубокожие существа некогда правили планетой, но теперь их владения - крошечные, нищие резервации. Жалкие осколки былого могущества. Жестокая плата за надменность и гордыню. Ради убийства горстки валкаалцев никто не будет брать в аренду наемников. Слишком дорогой и нерациональный способ.
        - Ты забыл о джози, - проговорил Лайн. - Независимость мохнатых тварей многих раздражает.
        - Что, верно, то верно, - подтвердил Клертон. - За пять веков свободы у них появилось немало врагов. Отчасти они сами в этом виноваты. Прекрасные инженеры, техники, строители превратились в алчных торговцев и ростовщиков. Процветающий, купающийся в роскоши мир эданцев вызывает зависть и злобу у соседей. Барон тоже не прочь наложить лапу на богатства обнаглевших подданных.
        - Вот видишь, - сказал корзанец. - Привлечение солдат со стороны позволит Урису сохранить операцию в тайне.
        - Нет, нет, - возразил Эрик. - Вы не знаете джози. Устранение лидеров ничего не даст. После тысячелетнего рабства они стали очень осторожны и предприняли ряд мер, чтобы подобное не повторилось. Основные политические решения принимаются коллегиально. Главы кланов никогда вместе не собираются. Местоположение резиденций строго засекречено. Надежная связь обеспечивает эффективное управление страной. Одновременно уничтожить все властные структуры невозможно.
        - Откуда тебе известны такие подробности? - спросил Кавенсон.
        - Чтобы ни у кого не возникло искушения напасть на них, джози говорят об этом в открытую, - ответил Клертон. - Предотвратить схватку, значит, победить. Несмотря на свою невзрачную внешность, они необычайно рассудительны. Мне не раз доводилось с ними общаться. Джози вежливы, дружелюбны, покладисты, но в случае агрессии спуску никому не дадут. Цивилизация Эдана извлекла уроки из трагической истории.
        - И потому ты считаешь, что мы летим убивать барона Мейгана, - произнес Андрей.
        - Не сомневаюсь, - вымолил Эрик. - План заказчика очевиден. Суда перекупщиков часто посещают систему Китара. Не привлекая внимания охраны, корабль подойдет к острову, на котором располагается дворец Уриса. Боты беспрепятственно доставят нас на планету, ну а дальше…
        - Что-то не вяжется, - покачал головой Нокли. - Слишком легко. Какую-то важную деталь ты упустил.
        Постепенно спор затих. Опустив забрала шлемов, бойцы лениво дремали. Бог знает, сколько им еще ждать старта. Сон - лучшее лекарство от грустных мыслей. Все отлично понимали, что миссия рискованная, авантюрная. Смерть уже близко. Ее холодное дыхание отчетливо ощущается за спиной. После диверсий на оливийскую базу возвращались единицы. Заметая следы преступления, арендаторы предпочитали избавляться от наемников. Обезглавленный труп ничего не расскажет.
        На исходе третьего часа пилоты запустили двигатели машин. Солдаты тут же встрепенулись и зашевелились. Ворота шлюзового отсека медленно поднимались вверх. Через минуту летательные аппараты оторвались от пола и устремились в бездну космоса. Почти сразу боты совершили крутой вираж. Весь горизонт закрыла сине-зеленая гладь гигантского, бескрайнего океана.
        Сильные перегрузки заставили бойцов вжаться в спинки сидений. В иллюминаторы никто не смотрел. Не до того. Скорость машин максимальная. Это не спуск, а настоящее падение. К горлу Волкова подкатил комок. Сердце бешено стучит, кислорода не хватает, перед глазами плывут круги. Кого-то вытошнило. Блекпул смачно выругался.
        На мгновение Андрею показалось, что бот потерял управление и сейчас рухнет в воду. Но нет, машина внезапно зависла и перешла в горизонтальный полет. Такой экстремальной высадки у наемников еще не было.
        - Приготовиться к штурму! - грозно рявкнул сержант. - Мы уже у цели.
        Солдаты сняли оружие с предохранителей. Первые ряды, сидящие возле люка, отстегнули страховочные ремни. Волков невольно взглянул на часы. Пятнадцать минут. Рекордное снижение. В мастерстве пилотам не откажешь. Так бы на Тесте. Число сбитых ботов наверняка уменьшилось бы вдвое.
        Между тем, впереди появился остров. Желтый песчаный пляж, ровная зелень парка с многочисленными цветными пятнами и великолепный голубой дворец. Примерно в ста метрах от него бетонная площадка. Неподалеку стоит группа людей. Заказчик не солгал. Противник ни о чем не догадывается. Тем лучше. Машина плавно опустилась на поверхность. Секундная пауза и…
        Торнвил не спускала глаз с ботов. Летательные аппараты приземлились в непосредственной близости от свиты графини. Этот маневр Октавии не понравился. Китарцы отрезали Сирианскую правительницу от ее гравитационного катера. А ведь по этикету машины должны быть на одной линии.
        Барон определенно пытается задеть Торнвил. Ну, ничего, когда-нибудь графиня сполна отплатит наглецу
        - Черт подери! - внезапно воскликнул Паквил. - Тут что-то не то…
        Октавия молниеносно повернулась к полковнику. Лицо офицера неестественно побелело.
        - Майор Хейвил сообщает, что связался с тяжелым крейсером, идущим к Алану, - отвечая на немой вопрос правительницы, сказал сотрудник службы безопасности. - Урис Мейган на борту судна.
        - Тогда кто же в этих ботах? - взволнованно проговорила Торнвил.
        - Не знаю, - выдохнул Паквил. - Либо барон водит нас за нос, либо… Назад!!! Все назад!
        Страшная мысль пронзила разум полковника. Действовать столь дерзко могли лишь мятежники. Истошный вопль офицера спас графиню. Крензеры тотчас сдвинулись, заслоняя госпожу своими телами. Октавия невольно попятилась. Ноги правительницы дрожали, колени подкашивались.
        Задний люк машины с грохотом упал на бетон. Дополнительных команд наемникам не требовалось. Стреляя на ходу, бойцы выбегали из бота и рассыпались в цепь. Стандартная, тщательно отработанная тактика. Внезапность нападения обеспечила успех. Прежде чем противник выхватил оружие и открыл ответный огонь, он уже понес значительные потери. Отряд у дорожки, ведущей к дворцу, сократился почти наполовину.
        Солдаты ринулись к врагу. Лазерные лучи бластеров их не пугали. Тяжелое снаряжение надежно защищает голову и грудь. Главное сейчас сократить расстояние и вступить врукопашную. Враг не должен отойти к зданию.
        Торнвил с ужасом наблюдала за происходящими событиями. Графиня была в шоке. Появившиеся из летательных аппаратов бойцы застали ее врасплох. Такого
«сюрприза» женщина никак не ожидала. На окружение правительницы обрушился рой пуль и лазерных лучей. Треск выстрелов и взрывы гранат оглушили Октавию.
        Графиня совершенно растерялась. Люди возле нее то и дело валились на землю. Паквил погиб одним из первых. Бедняга лежал на площадке, широко раскинув руки. По лицу полковника текла кровь.
        Его подчиненные яростно защищались, но сдержать натиск неприятеля не могли. Некоторые агенты службы безопасности обратились в бегство. Солдаты безжалостно их расстреливали. Парковая зона покрылась телами убитых и раненых. С разных сторон доносились стоны и крики.
        Мутанты из личной охраны Торнвил тоже понесли тяжелые потери. Крензеры, заслонившие правительницу, были буквально изрешечены. В дорогих костюмах и бронежилетах унимийцев зияли огромные дыры. К счастью, вторая пара сработала не менее оперативно. Мутанты мгновенно заменили павших товарищей.
        - Госпожа, уходите! - воскликнул крензер по фамилии Аклин. - К дворцу! Быстрее…
        Громкий возглас охранника вывел Октавию из оцепенения. Графиня резко развернулась и, забыв об этикете, словно простолюдинка, ринулась к спасительному зданию. Смерти боятся все: и обычные, ничем не примечательные граждане, и могущественные правители.
        Страх заставляет нас делать удивительные вещи. Торнвил бежала изо всех сил. Мутанты едва поспевали за ней. Над головой женщины непрерывно мелькали лазерные лучи, пули свистели, будто назойливые насекомые. Но Октавия не обращала на это внимания. Чтобы выжить, она должна достигнуть строения.
        Впереди маячила спина Бредли. Мерзавец оказался сообразительнее графини. Фаворит обогнал Торнвил метров на сорок. Помогать правительнице Грей даже не собирался. Негодяй думал только о собственной шкуре.
        Враг преследовал Октавию по пятам. Бойцы, высадившиеся на Велии, не отставали ни на шаг. Группа офицеров, выполнявшая роль заслона, была уничтожена без особых проблем. Перепрыгивая через трупы, солдаты пытались настичь графиню.
        Неожиданно на лестнице дворца появились сотрудники внутренней охраны. Дружный залп из карабинов заставил противника притормозить. Вот он шанс! Ситуация близка к перелому. Парни Паквила остановят неприятеля. Торнвил видела, что Бредли уже поднимается по ступеням. Скоро этот трус скроется за дверью.
        И тут женщина услышала странный, пугающий шелест. Через секунду на подступах к дворцу раздалось три или четыре взрыва. Вверх взметнулись гигантские столбы пыли и грязи. На людей посыпались камни, куски бетона, осколки выбитых стекол. Мощная ударная волна чуть не опрокинула Октавию.
        Тяжело дыша, спотыкаясь и кашляя, правительница нырнула в серое облако. Закрывая госпожу, уцелевшие крензеры продолжали отстреливаться. На лестнице царило нечто невообразимое: разбитые, изуродованные ступени, исковерканное оружие, окровавленные, изувеченные человеческие тела. Ужасное, дикое зрелище.
        Отряд, на который так надеялась Торнвил, перестал существовать. Двое выживших агентов пятились к колоннам. От них теперь мало толку.
        Графиня ринулась к дверям. Почти сразу она наткнулась на секретаря. Грею сильно досталось. Одежда превратилась в лохмотья, ноги неестественно вывернуты, голова обожжена. В состоянии глубокой контузии, ничего не соображая, Бредли упорно полз вперед. За ним оставался кроваво-красный след. Из уст мужчины доносились непонятные, нечленораздельные звуки.
        Октавия не испытывала жалости к фавориту. Не до него. Самой бы спастись. Перешагивая через Грея, правительница наступила бедняге на кисть. Кости хрустнули, и секретарь взвыл от боли. Мутанты бесцеремонно оттолкнули Бредли в сторону. Еще несколько метров и Торнвил вбежала в холл здания.
        Здесь тоже хаос и неразбериха. Прислугу охватила паника. Бледные лица, безумные, округлившиеся глаза, дрожащие губы. Плачущие женщины испуганно прижимались к стенам.
        - Занять оборону! - грозно прорычал Аклин. - Задержать врага любой ценой!
        Это был глас вопиющего в пустыне. Сотрудников службы безопасности во дворце практически не осталось. Большая часть офицеров полегла на улице. Тем не менее, пять или шесть человек двинулись к окнам. Крензер недовольно выругался. Гвардейцы сейчас бы не помешали.
        - Госпожа, надо идти, - вежливо, но требовательно сказал мутант. - Противник уже близко.
        - Да, да, - прошептала графиня. - Мы пересечем зал, незаметно выскользнем из здания и направимся к берегу. Там нас встретят люди Паквила. У причала стоит скоростной катер. В океане бандиты меня не достанут.
        - Данный вариант неприемлем, - возразил унимиец, перезаряжая бластер.
        - Почему? - удивилась Октавия. - В плане экстренной эвакуации…
        - Я читал его, - бесстрастно проговорил крензер. - Абсолютная чепуха. На остров напали профессионалы. Они обязательно возьмут дворец в кольцо. Мы угодим в засаду.
        - Что ты предлагаешь? - взволнованно спросила правительница, поправляя растрепавшиеся волосы.
        - Подземное убежище, - ответил Аклин. - Двери в бункере прочные, рассчитаны на ядерный взрыв.
        - Но это западня! - воскликнула Торнвил. - Я оттуда никогда не выберусь.
        - Не согласен, - произнес мутант. - Нам нужно выиграть время. На Велию высадилось шестьдесят-семьдесят солдат. Не так уж много. Флайеры и десантные боты с тяжелых крейсеров скоро будет здесь. Майор Хейвил - опытный грамотный офицер. Кроме того, к дворцу подтянутся подразделения внешней охраны. Они подавят сопротивление бунтовщиков в течение получаса.
        Крензер привел веские доводы, однако графиня колебалась. Что если заговор гораздо шире и не ограничивается горсткой фанатиков? В нем могут принимать участие члены сената, представители администрации, офицеры звездного флота. Их цель лишить Октавию власти. Вместо Торнвил с почестями похоронят какой-нибудь обугленный труп. Через пару месяцев о графине никто даже не вспомнит.
        Пока женщина размышляла, бой у входа в здание становился все яростнее. Ряды защитников таяли на глазах. Когда очередная атака захлебнулась, неприятель вновь взялся за гранатометы. Мощный взрыв разрушил стену и разметал агентов. Последняя линия обороны была прорвана. Служанки истерично завизжали и кинулись прочь из холла.
        - Хорошо, - проговорила Октавия. - Видимо другого решения действительно нет.
        Заслоняя графиню, мутанты начали отступать к боковому коридору. Им предстояло спуститься на три яруса вниз. О секретном убежище во дворце знал лишь строго ограниченный круг лиц. Это важная государственная тайна. В нее посвящают только преданных людей.
        Пройдя метров десять, Торнвил вдруг замерла. Правительница растерянно посмотрела на телохранителей.
        - А где Лана? - тихо вымолвила Октавия. - О моей дочери позаботились?
        - Ваше высочество, - сказал Аклин, - искать девочку бесполезно. Мы ничем не можем ей помочь. Будем надеяться, противник проявит милосердие. Нам нужно торопиться.
        Графиня захлебнулась от гнева. Как этот мерзкий урод посмел подумать, что она бросит родную дочь на произвол судьбы! Торнвил хотела закричать, но осеклась на полуслове. В отражении зеркала правительница заметила вражеских солдат. Бойцы открыли по крензерам ураганный огонь.
        - Госпожа, мы ждем приказа, - настойчиво произнес Аклин, стреляя в мятежников.
        - К бункеру, - выдохнула Октавия, утирая текущие по щекам слезы.
        Если честно, графиня не ожидала от себя подобного проявления эмоций. Женщина не испытывала нежных чувств к дочерям. Они служили ей постоянным напоминанием того факта, что, добиваясь трона, Торнвил убила собственного мужа. Правительница старалась держать Эвис и Лану на расстоянии. Никаких душевных бесед, ласк и объятий. Все строго по этикету.
        Однако сегодня сердце матери дрогнуло. Октавия старалась избавиться от дочерей, но смерти им не желала. Выгодное замужество - вот решение наболевших проблем.
        Увы, жизнь распорядилась иначе.
        Лана обречена. Напавшие на дворец бунтовщики никого не пощадят. Свидетелей страшного преступления не должно остаться.
        ГЛАВА 4
        ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ
        Третье отделение располагалось у люка и высадилось на остров первым. Лазерные лучи смели стоявших на площадке людей. Пять или шесть человек, обливаясь кровью, рухнули на бетонное покрытие. По наемникам тут же открыла огонь охрана дворцового комплекса. Парни в штатском доставали бластеры и отчаянно отстреливались. Их было не так уж мало. Тем не менее, взвода без каких-либо осложнений заняли плацдарм.
        Волков оказался в самом центре сражения. Юноша отчетливо видел впереди женщину в светло-зеленом платье. Ее заслоняли верные телохранители. Догадаться, что это и есть цель операции, большого труда не составляло. Бойцы дружно ударили по врагу.
        - Первое отделение, захватить катер! Второе, обойти здание! Третье, в атаку! - скомандовал Нокли.
        Примерно такие лее распоряжения отдал и сержант соседнего взвода. Двадцать бойцов начали обходить дворец с флангов. На дорожках парка развернулись ясестокие схватки. Сотрудники комплекса дрались до последнего. Однако, силы были не равны. Солдаты в тяжелом снаряжении и с мощным оружием имели явное преимущество. На аккуратно подстриженной траве газонов, у клумб и рабаток, возле скульптур и фонтанов лежали убитые ими люди. Наемники же потеряли всего четырех человек.
        С гравитационным катером вообще не возникло никаких проблем. Застывших от изумления у трапа пилотов и техников бойцы расстреляли в упор. Тщательно проверив машину, солдаты присоединились к товарищам.
        Основные события развивались на широкой аллее перед дворцом. Придя в себя после секундного замешательства, женщина бросилась к зданию. Она бежала необычайно быстро. Попасть в нее никому не удавалось. Беглянку постоянно закрывали своими спинами охранники. В окружении неизвестной дамы оказалось слишком много людей.
        - Не дайте женщине уйти! - завопил Ноклин. - Догнать, догнать ее!
        Наемники мгновенно отреагировали на приказ сержанта. Пули и лазерные лучи срезали сразу двух человек. Однако результата это не принесло. Объект был по-прежнему недосягаем.
        Андрей двигался за Кавенсоном и Клертоном. Стенвил и Элинвил держатся чуть левее. Справа бойцы второго взвода. Цепь солдат стремительно приближалась к дворцу. Внезапно Брик вскрикнул и рухнул на колено.
        - Что случилось? - спросил Волков, останавливаясь возле окрианца.
        - Сволочи, голень зацепили, - зло пробурчал Кавенсон. - Адская боль…
        Юноша посмотрел на ногу Брика. Верхняя часть ботинка обуглена, в штанине гигантская дыра, на коже ужасный ожог. К счастью, луч прошел по касательной и кость не задел.
        - Рану надо перевязать, - произнес Андрей, доставая из кармана аптечку.
        - Иди, - раздраженно вымолвил окрианец. - Сам справлюсь. Времени у нас в обрез.
        Неподалеку от Кавенсона, валялись мертвые враги. Именно здесь стояла группа в ожидании прилета ботов. Взгляд Волкова невольно упал на огромного мужчину в дорогом сером костюме. Трудно сказать, что привлекло внимание землянина, но он подошел вплотную к трупу.
        На шее убитого блестела странная пластина. Андрей наклонился, бесцеремонно рванул ворот рубашки и удивленно выдохнул:
        - Бог мой! Это же крензеры, личные телохранители Октавии Торнвил. Мы на…
        Юноша поднял глаза в небо и тихо выругался. Последние сомнения исчезли. Белый пылающий диск Сириуса ни с чем не перепутаешь. Крошечному желтому Китару до него далеко. В горячке боя Волков даже не заметил, что взвода воюют на Алане. Все их домыслы и предположения рассыпались в прах. Заказчик ловко обманул Энгерона.
        А может владелец компании в сговоре с мятежниками? Хотя, какой смысл сейчас гадать. В любом случае наемники здорово влипли. Нужно немедленно предупредить сержанта и капитана Мешана. Вдруг арендатор ввел в заблуждение наблюдателя.
        Андрей ринулся к Виллу Нокли. Землянин отстал от друзей метров на тридцать. Они уже почти настигли беглецов.
        Неожиданно на лестнице появился многочисленный отряд противника. Солдаты угодили под залп лазерных карабинов. Несколько бойцов рухнули в траву. Волков отчетливо видел, как луч попал в голову Стенвила. Лайна отбросило назад. Корзанец не шевелился. Наемники резко снизили темп. Кое-кто даже залег. Это вызвало гнев у сержанта.
        - Какого черта вы встали? - завопил командир взвода. - Уничтожьте мерзавцев из гранатометов!
        Промахнуться с такого расстояния было невозможно. Ужасные взрывы смели неприятеля со ступеней. Из окон здания полетели стекла. Лестницу окутали клубы пыли. Стрельба прекратилась.
        - Вперед! Вперед! - прорычал Нокли. - Увязать в мелких стычках нельзя.
        Солдаты продолжили наступление. Проверять, что стало со Стенвилом, было некогда. Каким-то чудом графиня уцелела. Ее зеленое платье мелькнуло у дверей. Ценой неимоверных усилий мутанты спасли Октавию. Удача в очередной раз сопутствовала могущественной правительнице.
        - Господин сержант, - выкрикнул Андрей. - Я должен вам кое-что сказать.
        - Слушаю, тринадцатый, - произнес Вилл. - Говори быстро, нам надо спешить. Мы на острове уже четыре минуты.
        - В том-то и беда, - вымолвил юноша. - Вы знаете, что это за остров?
        - Не имеет значения, - ответил Нокли. - Наемники обязаны выполнить любой приказ заказчика.
        - Сомневаюсь, - возразил Волков. - Взвода высадили в резиденции графини Торнвил. Женщина, скрывшаяся во дворце, сирианская правительница. Нас вовлекли в государственный переворот.
        - Графиня Торнвил, - задумчиво повторил сержант. - То, что мы на Алане, я понял давно. Теперь ясен смысл операции. Мятежники разработали отличный план и главное осуществили его…
        - Нужно что-то предпринять, - вмешался Андрей. - Свяжитесь с капитаном Мешаном.
        - Зачем? - с сарказмом в голосе спросил маорец. - Хочешь остановить бойню?
        - Разумеется, - проговорил юноша. - Арендатор - лжец и предатель.
        - Смею с тобой поспорить, - усмехнулся Вилл. - Не было никакой лжи. Он просто не сказал всей правды. А это разные вещи. Подобное случается сплошь и рядом. Не забывай, мы - бесправные рабы…
        - Чепуха! - возмущенно воскликнул Волков. - Наблюдатель наверняка обманут. Энгерон никогда бы не посмел выступить против Октавии. Его бизнес напрямую зависит от благосклонности правительницы.
        - Ты ничего не понял, - с горечью произнес Нокли. - Деньги за два взвода солдат уже заплачены. Стафу абсолютно наплевать против кого нас используют. Графиня Торнвил, герцог Видог, барон Мейган. Я могу долго перечислять имена и титулы. Компания тем и знаменита, что у ее владельца нет принципов. Прибыль - вот все, что интересует Энгероиа. Поверь, Мешан не будет вмешиваться в ситуацию.
        - Октавия сотрет Стафа в порошок, - заметил землянин.
        - Если выживет, - проговорил сержант, направляясь к дворцу.
        Бой на лестнице разгорался с новой силой. Засевшие у окон сотрудники службы безопасности пытались задержать наступавших. До поры, до времени им это удавалось. Стены здания надежно защищали аланцев. Подразделения наемников несли потери. После короткой паузы Нокли громко крикнул:
        - Хватит церемоний! Пора превратить это строение в руины. Зарядов не жалеть!
        Андрей вскинул гранатомет и выстрелил в окно второго этажа. Через секунду раздался мощный взрыв.
        Языки пламени вырвались наружу. Вскоре весь дворец был охвачен огнем. Часть перекрытий обвалилась, хороня под многотонными плитами ни в чем не повинных людей. Воспользовавшись передышкой, Волков метнулся к Лайну. Рядом с корзанцем уже находился Элинвил. Марзен что-то вкалывал товарищу.
        - Что с ним? - спросил Андрей.
        - Легкая контузия, - откликнулся окрианец. - Лайну повезло. Луч попал в прочный корпус, а не в забрало. Вмятина большая, но пробоины нет.
        На шлеме Стенвила отчетливо виднелось обожженное пятно. Сняв с плеча корзанца гранатомет, Волков направил его на левую часть здания. Она почти не пострадала после залпа. Юноша устранил этот недостаток. Прекрасный голубой дворец, который веками строили и украшали лучшие мастера Алана, перестал существовать.
        В каменном остове с почерневшими стенами, огромными дырами и провалами было трудно узнать великолепное сооружение, восхищавшее гостей графини Торнвил. Вернуть комплексу прежнее величие и красоту вряд ли когда-нибудь удастся. Скорее всего, развалины снесут и возведут на их месте что-то новое, современное.
        Андрей взглянул на часы. Прошло шесть минут. Надо спешить. Перехватив карабин, юноша побежал к дворцу. Парсон, Блекпул и Клертон уже в здании. Началась зачистка объекта. Живых свидетелей оставлять нельзя. Из охваченных пожаром помещений выскакивали напуганные, обезумевшие люди. Солдаты безжалостно уничтожали несчастных.
        На лестнице и в холле Волков наткнулся на тела убитых сотрудников службы безопасности. У некоторых лица превратились в кровавое месиво. Это не случайно. Таким образом наемники добивали раненых. Выстрел в голову - самый простой и надежный способ. Тут же лежали три погибших бойца из второго взвода. Бронежилеты не спасли парней. В воздухе отчетливо ощущался запах горящего пластика.
        - Волк, черт подери, где ты бродишь? - раздраженно воскликнул Джей. - Что с остальными?
        - Брик хромает сзади, Лайн контужен, Марзен приводит его в чувство, - ответил Андрей.
        - Проклятье! - выругался цекрианец. - Похоже, мы не успеваем выполнить задачу. Бери Эрика и двигай в левую половину здания. Там уже работает первое отделение. Людей катастрофически не хватает.
        - Слушаюсь, - машинально отчеканил юноша и зашагал по мраморным ступеням наверх.
        - И не забудь о времени, - произнес Парсон. - Боты никого ждать не будут.
        На последнюю реплику капрала Волков не отреагировал. Это лишнее напоминание. Землянин и эданец действовали как обычно: Андрей шел первым, Эрик прикрывала товарищу спину. На втором этаже царил полный хаос. Разбитые скульптуры, на полу куски штукатурки и осколки стекла, зеркала на стенах покрылись густой сетью трещин. Кое-где валяются трупы. Судя по неестественно вывернутым конечностям, аланцы погибли при взрыве.
        После короткого замешательства Волков направился к дальнему коридору. Ближние наверняка уже зачищены. Интуиция не подвела юношу. В одной из комнат солдаты наткнулись на двух молодых женщин. Бедняжки прятались за роскошным диваном. Стоя на коленях, они умоляли о пощаде.
        Тяжело вздохнув, Андрей нажал на спусковой крючок. В данной ситуации у него нет выбора. За проявленную жалость землянин заплатит собственной жизнью. Самое ужасное, что Волков постепенно привыкал к смерти. Она уже не вызывала сильных эмоций. Теряя друзей, убивая врагов и мирных граждан, юноша перестал чувствовать боль. В сердце была странная, пугающая пустота. В борьбе за душу Андрея Тьма определенно побеждала.
        В соседних помещениях бушевал огонь. Пламя жадно пожирало дорогую мебель, старинные гобелены, бесценные произведения искусства. Полотна выдающихся художников превращались в пепел за несколько секунд.
        Черный удушливый дым заполнял залы и ограничивал видимость. Инфракрасный режим забрала ничем наемникам не помог. Температура воздуха слишком высока.
        - Надо возвращаться, - проговорил Клертон. - У меня нет желания угодить в зону пожара.
        - Впереди еще целое крыло, - возразил Волков. - Я сам туда стрелял.
        - Вот именно, - сказал эданец. - Там сплошные развалины. Гранаты максимальной мощности…
        - И все же проверить нужно, - вымолвил Андрей. - Кроме нас это никто не сделает.
        - Ну и что, - пожал плечами Эрик. - Не велика беда, если какой-нибудь счастливчик уцелеет.
        - Может ты и прав, - согласился землянин. - Пора убираться отсюда. Здание вот-вот обрушится.
        Словно в подтверждение слов Волкова за спиной бойцов раздался страшный грохот. Часть коридора исчезла. Что творится на дне провала, догадаться было несложно. Огонь стремительно распространялся по дворцу.
        - Доигрались, - обреченно прошептал Клертон. - Путь назад отрезан.
        - За мной! - закричал Андрей и ринулся в густую серую пелену.
        Эданцу ничего не оставалось, как последовать примеру Волкова. Солдаты двигались наугад. Обзор минимальный, глаза слезятся, угарный газ воздействует на мозг. Главное сейчас не потерять сознание. Тогда наемников уже ничто не спасет.
        Полоса дыма растянулась метров на пятнадцать. За поворотом дышалось гораздо легче. Но тут бойцов ждала новая напасть. Из комнаты выбежал мужчина с бластером в руке. Андрей успел пригнуться, а вот Эрику лазерный луч попал точно в грудь. Клертон отлетел к противоположной стене.
        Землянин застрелил аланца и бросился к товарищу. Эрик отчаянно ругался. Луч не сумел пробить бронежилет, но эданцу изрядно досталось. Он хрипел и кашлял, отплевывался кровью. С трудом поднявшись, Клертон побрел за Волковым. Андрей не сомневался, что в конце коридора есть лестница. Если его расчеты не оправдаются, придется прыгать из окна. А это чревато серьезными травмами. Высота здесь немаленькая.
        Нападение мятежников застало Лану в своей комнате. Утром девочка искупалась в океане, немного позагорала, погуляла по парку и после обеда отправилась отдыхать. Дни на Велии проходили достаточно скучно и рутинно. Но это ничуть не расстраивало юную графиню. Она привыкла к одиночеству.
        Назвать одноклассниц подругами Лана не могла. Их общение ограничивалось исключительно школой. С некоторыми девочка виделась на балах, но подобные контакты радости не приносили. Слишком часто в репликах собеседниц чувствовалась ложь и фальшь. Они льстиво улыбались, заискивали перед дочерью могущественной правительницы, а за спиной шушукались и откровенно издевались над ее угловатой внешностью.
        Зависть - вот главный недостаток всех дворян. Лана - не исключение. Девочка безумно завидовала сестре. Эвис красива, умна, удачлива. Даже с замужеством ей повезло. Герцогиня Видог! Ради такого титула люди готовы на любые жертвы. И при этой Дейл вовсе не урод. Вежливый, приятный молодой человек. О любви, конечно, говорить не стоит, но партия очень, очень неплохая. Лана о подобном могла только мечтать.
        Грустные мысли постоянно терзали юную графиню. Единственный способ отвлечься - что-нибудь почитать. Женские романы - идеальный вариант. Любовь и коварство, верность и предательство, пылкая, всепожирающая страсть. Редкая глупость, в жизни все иначе, но душу лечат. Появляется смутная, призрачная надежда на счастье.
        Девочка взяла со стола книгу. На обложке жгучий брюнет нежно обнимал русоволосую красавицу. Как же далеки вымышленные герои от реальных образов.
        Лана вдруг вспомнила наемника, которого видела на Тасконе. Та страшная сцена врезалась ей в память. Полуобнаженный, грязный солдат стоял над поверженным врагом с окровавленным ножом в руке и дико кричал. Парень абсолютно не похож на лощенных, деликатных, обаятельных персонажей романов, но что-то внутри девочки дрогнуло.
        Жизнь порой преподносит странные, непонятные сюрпризы.
        Прочитав пару страниц, Лана задремала. Сон сморил юную графиню. Разбудил ее громкий, истошный вопль служанки. Бледная, как смерть, Вейла металась по комнате и кричала что-то нечленораздельное. Девочка была в замешательстве.
        - Что случилось? - наконец спросила Лана, вставая с дивана.
        - Напали, на дворец напали! - воскликнула женщина, устремляясь к двери.
        - Напали, - растерянно повторила девочка. - Кто? Ничего не понимаю. Полная чепуха…
        На тираду госпожи служанка не ответила. Она уже покинула помещение. Сейчас каждый думал исключительно о себе. Пожав плечами, Лана направилась к окну. События, происходившие на посадочной площадке, повергли ее в шок. На центральной алее и дорожках парка шел отчаянный бой. Лазерные лучи сверкали с пугающей частотой. Всюду лежали мертвые люди.
        Мать девочка увидела стразу. В сопровождении телохранителей Октавия бежала к зданию. Ее преследовала группа солдат. Они бы настигли графиню, но тут путь им преградили сотрудники службы безопасности. Мятежники на мгновение замерли. Опустившись на колено, бойцы положили на плечи длинные зеленые трубы.
        Лана не знала, что это такое, однако невольно попятилась назад. Ударная волна отшвырнула девочку метров на пять. Бедняжка перелетела через стол и стукнулась головой о кресло. В забытьи она была недолго. С трудом поднявшись, Лана оказалась в коридоре. Надо побыстрее найти мать.
        Другого способа спастись нет.
        Дойти до лестницы девочка не сумела. Путь ей преградил высокий темноволосый мужчина лет пятидесяти в разорванной грязной ливрее.
        - Уйди с дороги, дура! - рявкнул слуга и сильно оттолкнул Лану в сторону.
        Несчастная девочка не удержалась на ногах и упала. Она зарыдала навзрыд. По щекам бедняжки текли слезы. Впрочем, на юную графиню никто не обращал внимания. Людей охватила паника. Нападавшие были уже на подступах к дворцу. Лана взглянула на убегавших женщин и крикнула:
        - Вейла, Вейла, помоги мне!
        Служанка даже не обернулась. Инстинкт самосохранения заставил девочку встать. Идти к холлу не имело смысла. Аланка повернула обратно. Выбраться из здания можно через западное крыло. Собравшись с силами, Лана ринулась за Вейлой. Неподалеку от лестницы она догнала женщину.
        Внезапно строение содрогнулось. Девочка услышала подозрительный шелест. Через секунду сознание юной графини померкло. Взрыва, разрушившего боковую стену, она не видела. Лана очнулась среди груды камней. Перед глазами разноцветные круги, предметы дрожат и расплываются. Почти сразу девочку вытошнило.
        Дышалось необычайно тяжело. В комнате слишком много дыма. В соседнем помещении полыхает пламя. С отвратительным треском горят инкрустированные золотом шкафы. Когда-то здесь располагалась библиотека. Сейчас огонь уничтожает древние фолианты.
        Лана оперлась на локти и тут же застонала. Боль пронзила все тело. Аланка медленно, осторожно опустилась на спину. Что с ней? Девочка пошевелила руками и ногами. Конечности действуют. Значит, повреждения где-то внутри. Это плохо.
        Смотреть на себя было страшно. Платье превратилось в лохмотья, одной туфли нет, на коже пятна крови, грязи и гари. Она выглядела ужасно. Слева Лана заметила два женских трупа. Лицо Вейлы изуродовано до неузнаваемости. Служанке не повезло. Хотя…
        Еще неизвестно, кто в данной ситуации остался в выигрыше. Вейла умерла, не мучаясь, девочке же предстоит тягостное, томительное ожидание. Ее жизнь висит на тонком, хрупком волоске. Двигаться самостоятельно Лана не могла. Судьба юной графини целиком и полностью зависела от случайного стечения обстоятельств. И если честно, то шансов на спасение у девочки было мало..
        Волков быстро шел по коридору. Время поджимало. Впереди опять появилось облако дыма. Юноша выругался. Зря они с Клертоном забрели сюда. Не хватило еще, чтобы пожар отрезал их от лестницы. Потирая грудь, Эрик плелся сзади. Эданец до сих пор не восстановился. И это неудивительно. Лазерный луч чудом не пробил бронежилет. Однако пара ребер у Клертона наверняка сломана.
        - До завершения операции две минуты, - раздалось в шлеме. - Приказываю заложить взрывчатку и покинуть здание!
        Андрей недовольно покачал головой и ускорил шаг. Эрик едва подпевал за землянином. Задержав дыхание, Волков нырнул в сизую, плотную пелену. В комнатах, выходящих на посадочную площадку, бушевал огонь. А ведь именно Андрей стрелял сюда. Хорошо хоть пламя не перекинулось на противоположную сторону. Тогда бы наемники попали в очень неприятную ситуацию.
        Внезапно откуда-то справа донеслись приглушенные стоны. Волков на секунду остановился. Он отчетливо видел разрушенную стену и полуобвалившийся дверной проем. Тем не менее, Андрей продолжил путь. Сейчас не до зачистки. Клертон вот-вот уткнется в спину.
        - Сержант, нас атакуют с берега, - послышался в шлеме чей-то взволнованный голос. - Человек сорок, не меньше. Противник напорист и отлично вооружен. Долго мы не протянем.
        - Отступайте к ботам! - приказал командир второго взвода. - В схватку не ввязывайтесь.
        Все! Враг очухался. Теперь бойцам придется тяжело. Так просто аланцы их с острова не выпустят. Из-за плохого обзора Волков чуть не скатился по ступеням. В последний момент юноша успел схватиться за поручни. Вскоре появился ослепший, ничего не соображающий Эрик. Если бы не Андрей эданец преодолел бы лестницу кувырком. К счастью, пожара внизу не было.
        - Кажется, выбрались, - откашливаясь, произнес Клертон.
        - Похоже на то, - ответил Волков, бросая взгляд на заполненный дымом коридор.
        - Чего встал? Надо спешить, - сказал Эрик. - Времени в обрез.
        - Спускайся, - проговорил землянин. - Я кое-что проверю и догоню тебя.
        - Ты спятил! - воскликнул эданец. - Некогда возвращаться. Через полторы минуты дворец взлетит на воздух.
        - Знаю, - вымолвил Андрей. - Не беспокойся за меня. Ничего страшного не случится.
        Юноша понимал, что идет на опасную авантюру, но густая пелена удушливого тумана почему-то манила его. Странная, неведомая сила тянула Волкова назад. Клертон с товарищем не спорил. Бесполезно. В упрямстве Андрей мог посоперничать с кем угодно.
        Низко пригнувшись, землянин решительно ринулся вперед. До того места, где раздавались стоны, метров десять. У входа в комнату Волков обо что-то споткнулся. Это оказался изуродованный, окровавленный труп. Судя по одежде, женщина. Еще одна мертвая аланка лежала у стены. Вряд ли они звали на помощь. Раны у обеих слишком серьезные.
        Юноша двинулся дальше. Он почти сразу заметил среди груды камней грязную, худенькую девочку. Светлые волосы прилипли ко лбу, нижняя губа распухла, на шее и подбородке глубокие царапины. Бедняжка повернула голову к солдату. В красивых серых глазах испуг и обреченность. О пощаде аланка не умоляла. Глупо ждать милосердия от убийцы.
        Андрей определенно где-то видел эту девочку. Черты лица очень, очень знакомые. Впрочем, какая теперь разница. Землянин должен выполнить свою работу. Волков вскинул карабин, приставил ствол к сердцу несчастной аланки, палец коснулся спускового крючка. В тот же миг юноша почувствовал, что сзади кто-то есть. Эрик за ним не пошел, значит…
        Андрей резко развернулся и выстрелил. Смутный силуэт мелькнул и исчез в дыму. Неизвестно попал землянин или нет, но больше мерзавец не сунется. Волков снова посмотрел на девочку. По щекам бедняжки катились слезы.
        Господи, что же происходит вокруг? Андрей постепенно превращается в дикого, безжалостного зверя. Разве так можно? В чем виновата аланка? В том, что по воле судьбы оказалась во дворце графини Сирианской? Но разве за это казнят? Нет. Подобный грех юноша на душу не возьмет. С него достаточно. Пусть девочка умрет тихо и спокойно.
        Волков перехватил оружие и ударил прикладом аланку по лицу. Бедняжка потеряла сознание. Из рассечения возле левого уха потекла тонкая струйка крови. Не глядя на обмякшее тело девочки, землянин направился к дверному проему. Скоро мощные взрывы разрушат здание до основания и погребут под руинами все следы страшного преступления.
        Через двадцать секунд Андрей был уже на улице. В распоряжении наемников осталось меньше минуты. Жесточайший цейтнот. Надо торопиться. Не исключено, что у пилотов не выдержат нервы, и они бросят бойцов на острове. У клумбы валялись три трупа: мужчина и две женщины. Солдаты второго отделения расстреляли их в упор. Ни одному аланцу не удалось покинуть дворец. Наемники Энгерона справились с поставленной задачей.
        - Быстрее, Волк, быстрее! - выкрикнул Клертон. - Враг пытается отрезать нас от ботов.
        Эданец ничуть не сгущал краски. Обстановка в корне изменилась. Неприятель сумел переломить ситуацию. Подошедший с восточного побережья отряд специальной службы безопасности смял правый фланг нападавших. Второй взвод понес существенные потери. Яростно отбиваясь от наседающего противника, бойцы пятились к посадочной площадке. Время, отведенное на операцию, стремительно таяло.
        Как и предполагалось, транспортные боты достигли Велии без особых проблем. Правильно названный секретный код усыпил бдительность охраны. Графиня Торнвил ни о чем не догадывалась и была в шаге от смерти. Правительница обязательно выйдет встречать барона Мейгана. Таковы правила этикета.
        Эта ошибка дорого обойдется Октавии. Наемники, не раздумывая, уничтожат правительницу и ее свиту. Приказ заказчика - закон для солдат Энгерона.
        Крепко сжимая рукоять бластера, Виллабрук изредка посматривал на часы. Прошло пятнадцать минут.
        Все! Обратного пути нет. Бойцы высадились на остров.
        - Господин Флитч, - воскликнул дежурный, - нас срочно вызывают на связь.
        - Соединяйте, - растерянно пожал плечами командир «Странника».
        - Нет! - нервно произнес Чен. - Голографы не включать. Хранить молчание.
        Молодой человек тихо выругался. Он чересчур рано обрадовался. Экипажи боевых кораблей мгновенно отреагировали на нападение. Если честно, Виллабрук надеялся, что в его распоряжении будет хотя бы пять минут. Не повезло. Кто-то на Велии успел подать сигнал тревоги.
        Подобное развитие событий тоже предусматривалось. Придется тянуть время. Не лучший вариант, но другого нет. Терпение врага иссякло через тридцать секунд. Черноту космоса прочертили линии лазерных лучей.
        - Крейсера дали предупредительный залп, - доложил наблюдатель. - Если мы не ответим, они уничтожат судно.
        - Что за точки появились на обзорном экране? -
        бесстрастно спросил Чен.
        - Это флайеры и десантные боты, - сказал офицер. - Машины летят к острову.
        - Проклятье, - раздраженно выдавил посредник. - Я недооценил военных. У них отличная выучка.
        - Кто бы сомневался, - язвительно заметил Флитч. - Командиры кораблей действуют точно по инструкции.
        - Что ж, придется с ними пообщаться, - проговорил Виллабрук. - Наладьте связь.
        Вскоре молодой человек увидел того же высокого смуглокожего майора. Он стоял на мостике, широко расставив ноги и заложив руки за спину. Поза аланца не сулила экипажу «Странника» ничего хорошего. В глазах офицера без труда читался гнев. Его провели как мальчишку. Подобных обид Хейвил не прощал. Майор жаждал мщения. Чен решил опередить оппонента.
        - Простите за задержку, офицер, - фамильярно произнес Виллабрук. - Возникли кое-какие неполадки…
        - Не принимайте меня за дурака, - зло выдавил Хейвил. - Не знаю, кто выдал вам пароль, но второй раз этот номер не пройдет. Я требую немедленно открыть ворота шлюзового отсека и принять на борт штурмовые боты звездного флота Сириуса. Все люди на судне считаются арестованными.
        - Вы нарушаете нормы международного права! - возмутился посредник. - Мы официальные представители барона Китарского. Грубая и ничем не спровоцированная агрессия повлечет…
        - Перестаньте лгать! - оборвал молодого человека майор. - Я только что беседовал с Урисом Мейганом. Он был удивлен не меньше меня. Вы не имеет к нему ни малейшего отношения.
        - Какое низкое предательство! - воскликнул Чен. - Барон отрекается от собственных подданных.
        - Хватит! - грубо рявкнул офицер. - Либо вы выполняете мой приказ, либо отправляетесь на тот свет.
        Виллабрук украдкой взглянул на часы. Три с половиной минут уже выиграно. Неплохо.
        - Я готов пойти на уступки, - вымолвил посредник. - Но нужны гарантии.
        - Хотите гарантий? - проговорил командир «Альзона». - Пожалуйста..;
        Хейвил махнул рукой, и крейсера дружно ударили по кораблю перекупщиков. Лазерные орудия били по соплам и двигательным отсекам «Странника». Наводчики с такого расстояния не промахиваются. Судно вздрогнуло. На нижних палубах вспыхнули пожары. В рубку управления посыпались доклады о потерях и повреждениях. Часть дежурной смены рухнула с кресел, флитч и Виллабрук с трудом удержались на ногах. Ял повернулся к молодому человеку и тихо сказал:
        - Сопротивление ни к чему хорошему не приведет. Они нас прикончат.
        - Сомневаюсь, - покачал головой Чен. - У майора совсем другие цели. Военные не станут взрывать корабль. Как потом узнать, кто предал графиню? Нет, это всего лишь тактика запугивания.
        - Но люди у меня погибают реально, - зло процедил сквозь зубы Флитч.
        - Ничего не поделаешь, обстоятельства, - Виллабрук издевательски пожал плечами.
        Между тем, от крейсеров отделились два объекта. Машины быстро приближались к
«Страннику». Хейвил был уверен, что примененная им сила заставит мятежников сдаться. Разогнаться и уйти в гиперпространство судно перекупщиков теперь уже точно не сможет.
        Офицеры корабля молча смотрели на командира. Они не понимали, с чем связано его упрямство. Неужели Флитч бросит вызов тяжелым крейсерам? Если это так, развязка будет печальной. Бластера в руке посредника подчиненные Яла не видели.
        - У вас веские доводы, майор, - произнес Чен, выступая чуть вперед. - Однако я по-прежнему настаиваю на гарантиях. Мы не совершили ничего предосудительного. У нас есть права…
        - Мне надоела пустая болтовня! - вскипел Хейвил. - Еще один залп и «Странник» развалится на куски.
        - Не смею спорить, - спокойно отреагировал Виллабрук. - Но чего вы добьетесь?
        - Справедливости, - ответил офицер. - Каждый должен платить за совершенные грехи.
        - Полностью согласен, - сказал молодой человек. - Мне кажется, сегодня как раз такой день.
        Чен нагло и недвусмысленно намекал на Октавию Торнвил. Ему опять удалось втянуть майора в диспут. Операция шла уже шесть минут. Времени для устранения Сирианской правительницы более чем достаточно. Пора подумать и о себе. Сдаваться в плен посредник не собирался. В застенки службы безопасности лучше не попадать. Ученые Алана умеют работать с мозгом пациента. Они превратят беднягу в растение, но необходимую информацию получат.
        Виллабрук едва заметно попятился. Медленно, осторожно молодой человек спускался с мостика. Чен явно пересек запретную черту. Догадаться, о ком говорил мятежник, было несложно. Кровь прилила к лицу Хейвила, на скулах появились желваки. Офицер с трудом сдерживался. Наглость негодяя не знала границ.
        - Свои угрозы я больше повторять не буду, - жестко произнес командир «Альзона».
        - Если ворота не откроются в течение тридцати секунд, десантники пойдут на штурм. И тогда пощады не ждите.
        Виллабрук не слушал майора. Он решительно направился к Мешану. Тасконец почему-то стоял в стороне, вне зоны обзора голографического экрана. Внешне наблюдатель абсолютно невозмутим.
        - Капитан, - тихо, но твердо сказал Чен, - приказываю ликвидировать наемников.
        Мешан удивленно взглянул на заказчика. Подобный поворот событий застал его врасплох.
        - До завершения операции около трех минут, - после непродолжительной паузы заметил тасконец.
        - Не имеет значения, - мгновенно отреагировал Виллабрук. - Действуйте, и побыстрее…
        - Но вы же планировали эвакуацию, - попытался возразить офицер.
        - Ситуация изменилась, - проговорил молодой человек. - Есть какие-то трудности?
        - Ни малейших, - отчеканил Мешан. - Просто потери невелики. Солдаты могли бы…
        - Капитан, у меня нет времени на разглагольствования, - произнес Чен. - Компенсация выплачена полностью. Думаю, вас об этом предупредили. Уничтожайте бойцов! Их миссия окончена.
        Наблюдатель посмотрел на контрольный экран.
        Слишком, слишком много зеленых точек. Живы еще сорок четыре наемника.
        Но ничего не поделаешь. Волю заказчика надо выполнять. Нужный код введен в пульт заранее. Осталось только нажать кнопку. На отмену команды дается ровно минута. Затем прибор активирует ошейники солдат. Офицер тяжело вздохнул и…
        Флитч не отрывал взгляда от таймера. Секунды не бежали, они неслись. Цифры мелькали с фантастической скоростью. Пальцы Яла нервно подрагивали. Он прекрасно знал, что майор не блефует. Если крейсера дадут залп, «Странник» превратится в решето. Экипаж не окажет серьезного сопротивления захватывающим судно десантникам. Но Виллабруку на это наплевать. Мерзавец ловко всех обманул.
        Единственный шанс спастись - резко развернуться, выбить из рук безумного фанатика оружие и вернуть себе управление кораблем. А вдруг негодяй успеет выстрелить? Хотя какая разница, кто убьет Флитча - мятежник, организовавший покушение на графиню, или боец элитного подразделения, взявший судно перекупщиков на абордаж? Результат один и тот же.
        Ял колебался недолго. В его распоряжении всего десять секунд. Шаг назад и плотный сильный удар локтем в область головы. Если он попадет в лицо, Чен вряд ли устоит на ногах. К немалому удивлению командира «Странника» молодого человека на мостике уже не было. Локоть распорол пустоту. Виллабрук и капитан, прилетевший с ним, лежали без движения на полу.
        - Открыть шлюзовые ворота! - тотчас закричал Флитч. - Мы сдаемся.
        - Так-то лучше, - сказал Хейвил. - Я рад, что вы проявили благоразумие.
        Офицеры сразу бросились к чужакам. Ял внимательно следил за подчиненными.
        - Оба мертвы, - доложил навигатор по фамилии Слетсон. - Беднягам сломали шею…
        - Командир, гравитационный катер покинул корабль! - воскликнул дежурный.
        - Кто внутри? - спросил Флитч, стараясь не смотреть на майора.
        - Неизвестно, - растерянно пожал плечами офицер, - Пилот на вызовы не отвечает.
        Видимо, в этот момент о беглеце сообщили Хейвилу. В глазах мужчины вспыхнули искры гнева.
        - «Странник», что за игру вы затеяли? - раздраженно произнес майор. - Кто и зачем направляется к острову?
        - Мы не знаем, - пролепетал Ял. - Честно не знаем. Сейчас идет проверка экипажа.
        - Что ж, тогда вы не очень расстроитесь, когда флайеры собьют машину, - сказал командир «Альзона».
        Канал связи оборвался. Десантные боты влетели в шлюзовой отсек. Корабль Флитчу больше не принадлежал. Через пару минут штурмовики будут стоять на всех палубах судна. Пленников наверняка разместят в разных каютах. Впереди Яла не ждало ничего хорошего. Именно его сделают главным виновником преступления. Доказать свою непричастность к заговору вряд ли удастся.
        - Господин Флитч, куда отнести трупы? - поинтересовался Слетсон.
        - Не трогайте их, - сказал Ял. - Пусть с мертвецами разбираются сотрудники службы безопасности. У капитана к руке был пристегнут кейс. В нем…
        - Здесь ничего нет, - моментально отреагировал навигатор.
        - Проклятье! - тихо выругался командир корабля. - Мне только этого не хватало.
        Проблемы росли, как снежный ком. Нападение на Велию, неизвестно кем убитые бунтовщики, а теперь и исчезнувший пульт управления наемниками. Странная, труднообъяснимая цепь событий. И она настойчиво ведет Флитча к катастрофе. Удача определенно отвернулась от Яла.
        Андрей быстро догнал Эрика, и солдаты устремились к машинам. На посадочной площадке царила суета. Кто-то помогал раненым, кто-то отстреливался, кто-то грузился в боты. Группа прикрытия пыталась сдержать наседавшего врага. Сирианцы атаковали бойцов, не считаясь с потерями.
        Волков взглянул на часы. Они с Клертоном явно опаздывали. Их товарищи находилось уже возле летательных аппаратов.
        Внезапно раздался подозрительный гул. Андрей интуитивно упал на землю. Эданец распластался неподалеку.
        Совершив крутой вираж, звено флайеров ударило по наемникам. Эти машины вооружались двумя мощными скорострельными пушками, при определенных условиях пробивающими лобовую танковую броню. Лазерные лучи прошли по парку адскими полосами, вспахивая почву, разрушая дорожки и скульптурные композиции. Сейчас не до церемоний.
        Нападение противника с воздуха застало солдат врасплох. Мешан почему-то не предупредил бойцов о приближающихся флайерах. Бот первого взвода был уничтожен сразу. Точное попадание в двигатели, сильный взрыв и зарево пожара. К небу потянулись густые клубы дыма. Люди, сидевшие в летательном аппарате, сгорели заживо. Остальных наемников разметало по сторонам.
        Прийти в себя неприятель солдатам не дал. Взяв врага в кольцо, флайеры зависли на высоте тридцати метров и открыли по бойцам прицельный огонь. Лазерные лучи прошивали защитное снаряжение насквозь.
        - Всем немедленно покинуть бот! - послышался в шлеме голос Нокли. - Подняться мы не сможем.
        Наемники бросились прочь от машины. Пилоты последовали примеру солдат. Они реально оценивали ситуацию. Вскоре предположения сержанта подтвердились. Аланцы уничтожили и второй летательный аппарат. На бетонной площадке валялись груды искореженного металла, осколки пластика, окровавленные, изуродованные человеческие тела.
        Неизвестно, чем бы закончилась схватка, но тут сработали заряды, установленные во дворце. Здание вздрогнуло, покосилось, а затем рассыпалось. Ударная волна прокатилась по острову. Парковую зону заволокла пелена серой пыли. Видимость была почти нулевой.
        Кроме того, флайер, располагавшийся в непосредственной близости от строения, перевернулся и врезался в деревья. До бойцов донеслось лишь эхо взрыва. Уцелевшие машины прекратили стрельбу и начали набор высоты. Наемники получили короткую передышку.
        Волков встал, хлопнул Клертона по плечу и побежал к площадке. Хотя зачем он это делает, юноша не знал. Эрик не отставал от товарища. Пересекая клумбу, Андрей обо что-то споткнулся и упал.
        Среди красивых желтых цветов лежала женщина лет двадцати пяти. Длинные темные волосы, собранные в пучок, слегка вздернутый нос, мягкий закругленный подбородок, в серых остекленевших глаза застыла боль и отчаяние. В груди аланки зияет огромная дыра. Бронежилет ее не спас. Грустное, печальное зрелище. Смерть на фоне распускающихся, благоухающих цветов. Вот она - злая, жестокая гримаса судьбы.
        Эданец бесцеремонно перепрыгнул через труп и исчез в пылевом облаке. Клертон даже не взглянул на женщину. В подобных ситуациях нельзя давать волю эмоциям. Выживет только тот, кто подавит в себе чувство ясалости и сострадания. Волков вскочил на ноги и. устремился за Эриком. На тот свет юноша не спешил.
        Остатки двух взводов собрались у центральной аллеи. Бойцы занимали оборону. Специальные подразделения службы безопасности на время прекратили наступление, но долго это не продлится.
        Андрей зашагал к друзьям. Кавенсон сидел на траве. Повязка на голени приобрела буро-красный оттенок. Остановить кровь окрианцу так и не удалось. Однако менять бинты Брик не торопился. Стенвил и Элинвил стояли возле небольшой рабатки. Если сражение возобновится, за ней можно спрятаться.
        Клертон рухнул рядом с Кавенсоном. Эданец тяжело дышал. Рывок от дворца до площадки отнял у него последние силы. Тут же расположились Парсон и Блекпул. У обоих опалена форма. Значит, они тоже пробивались через огонь. На левой руке Алена Волков заметил серьезный ожог. Кожа покрылась пузырями. Надо отдать должное аластанцу, он отлично держался.
        - Что дальше, сержант? - после некоторой паузы спросил Джей. - Мы увязли.
        - Похоже на то, - согласился Вилл. - Диверсионные операции часто заканчиваются подобным образом.
        - Надо связаться с наблюдателем и попросить о помощи, - предлоясил Марзен.
        - Пробовал, - сказал Нокли. - капитан Мешан молчит. Полная тишина…
        - Само собой, - вмешался Брик. - Флайеры атаковали нас через девять минут после высадки. Вывод очевиден - заговор раскрыт практически сразу. Корабль перекупщиков либо уничтожен, либо захвачен штурмовиками звездного флота. Тяжелые крейсера графства наверняка где-то поблизости.
        - Стоп! - воскликнул Элинвил. - Но тогда получается, что взвода в принципе не могли эвакуироваться.
        - Правильно, - подтвердил Кавенсон. - Это билет в один конец. Мы были обречены изначально.
        - Браво! - проговорил Блекпул. - Преклоняю голову перед заказчиком. Великолепный план. Судно уходит из системы, летит два дня, а затем возвращается. У наемников создается иллюзия, что они на Эдане. Думаю, остальные участники спектакля обмануты столь же виртуозно.
        - Нашел чему радоваться, - зло пробурчал Парсон. - Нас просто подставили.
        - Разумеется, - спокойно отреагировал Ален. - А как же еще можно убить могущественную правительницу.
        - Бессмысленный спор, - произнес Стенвил. - Нужно окапываться и готовиться к бою.
        Корзанец чуть заикался. Давала о себе знать полученная в схватке контузия.
        - Хочешь умереть с честью, - язвительно сказал Блекпул. - Не надейся. Скоро пыль осядет, и флайеры продолжат обстрел. Прибывшие десантники лишь проведут зачистку.
        - Хватит! - оборвал подчиненных Вилл. - В любом случае, мы в плен не сдадимся. Всем рассредоточиться. Занимайте позицию между трупами. Это собьет пилотов с толку. У вас появится шанс…
        Второго сержанта Андрей не видел. Подразделения, попавшие под удар аланцев на правом фланге, понесли тяжелые потери… Солдаты послушно выполнили приказ Нокли. Теперь он командовал двумя взводами. А если точнее тем, что от них осталось. После атаки с воздуха уцелело человек тридцать. То есть, ровно половина от первоначальной численности.
        Волков зашагал к мертвым крензерам. Сооружать баррикаду из тел юноша не собирался, но в словах маорца есть разумное зерно. Серая пелена действительно постепенно рассеивалась. Еще минут пять, и противник перейдет в наступление.
        Как бы отчаянно не дрались наемники, их участь незавидна. Аланцы никого не пощадят. Ситуация паршивая. Даже на Тесте было легче. Там отряд хотя бы маневрировал. Здесь же крошечный пятачок земли, окруженный со всех сторон океаном. Покинуть его противник солдатам Энгерона не даст.
        - Чего нос повесил? - проговорил Ален. - Не хочешь подыхать?
        - А ты что торопишься на тот свет? - жестко ответил Андрей. - Лично я пожил бы еще немного.
        - Вотвот, вспомни деревню отшельников на Корзане. - сказал аластанец. - Зачем застрелил женщину? Мог бы с ней неплохо позабавиться. Лишил себя удовольствия. Локти не кусаешь?
        - Пошел к дьяволу! - выругался юноша. - Уподобляться животным я не буду.
        - Ну и дурак, - произнес Блекпул. - Успеха добивается только тот, кто вырывает свой кусок из глотки соперника. Бери пример с графини. Она ради трона не пожалела собственного мужа.
        - За что и поплатилась, - вымолвил Волков. - Вы ведь прикончили Октавию?
        - Если бы, - Ален горько усмехнулся. - Эта стерва успела спрятаться в убежище. Мы обнаружили секретную дверь, взорвали часть стены, но ничего не добились. Бункер отлично защищен.
        - Значит, поставленная задача не выполнена, - констатировал Андрей.
        - Не судьба, - пожал плечами аластанец. - Торнвил определенно родилась под счастливой звездой.
        - То есть, правительница сейчас находится глубоко под землей? - уточнил юноша.
        - Да, - проговорил Блекпул. - Но рано или поздно ее откопают. Наши заряды большого вреда укрытию не причинили. Строительные бригады разберут завалы и…
        - Господин сержант, у меня идея! - выкрикнул Андрей. - Мы еще можем выпутаться…
        - Обойдемся без вступления, - сказал маорец. - Что ты придумал?
        - Надо использовать гравитационный катер графини, - произнес юноша.
        - флайеры его тут же уничтожат, - возразил Вилл. - Транспортные боты наглядный тому пример.
        - Не факт, - покачал головой Волков. - Он гораздо маневреннее и быстрее. Кроме того, мы стартуем из пылевого облака. Но главное, аланцы не знают, что стало с правительницей. Вдруг Торнвил на борту?
        - Чушь, - проговорил сержант. - В убежище надежная система связи.
        - Не забывайте, здание рухнуло. Внешнее оборудование серьезно повреждено, - не унимался Андрей.
        - Для этих целей существуют проджеры, - сказал Нокли. - Хотя, чем черт не шутит. Какая разница, где погибать. Сбить гравитационный катер графини решится не каждый. Вопрос в том, куда лететь?
        - К ближайшему материку, - мгновенно отреагировал юноша. - В городе проще затеряться.
        - Глупость. С обручем на шее полиция нас быстро вычислит, - произнес маорец. - Но я готов рискнуть. У журналистов будет отменный материал. Громкий скандал неминуемо привлечет внимание прессы. Не исключено, что вмешается Сенат. Мы рабы, люди подневольные. Может, и правда вывернемся.
        Вилл тотчас объявил общий сбор. Больше всего сейчас сержанта интересовали пилоты. Аланцев наемники расстреляли чересчур опрометчиво. Из тех, кто прибыл на остров с солдатами, уцелел только один. С побелевшим лицом парень стоял возле трупа товарища. Луч лазерной пушки отрезал бедняги нижнюю часть туловища. Из живота несчастного вывалились кишки.
        Нокли подошел к пилоту, бесцеремонно взял его за воротник и поволок к машине. У маорца нет времени ждать, когда молодой человек очухается. Наемники потянулись за командиром. Подчиненным Вилл ничего не объяснял. Вскоре бойцы ступили на металлический трап катера. Высокий капрал из второго взвода внезапно замер.
        - Господин сержант, это безумие, - проговорил наемник. - Вы обрекаете на смерть все подразделение.
        Нокли отпустил пилота и посмотрел на солдата. Немая сцена длилась несколько секунд.
        - Справедливое замечание, - наконец вымолвил маорец. - Сегодня тот случай, когда вы сами принимаете решение. Лично я попытаюсь убраться отсюда. Хотите сражаться
        - пожалуйста, не препятствую.
        Парсон, Волков и Блекпул без колебаний последовали за Биллом. С капралом остались три бойца. Перехватив оружие, они двинулись на северо-запад. Наемники надеялись пробиться сквозь плотное кольцо окружения. Салон летательного аппарата поражал своей роскошью и комфортом. Мягкие кресла и диваны, стол из натурального дерева, на полу дорогие ковры.
        Между тем, сержант и пилот достигли кабины.
        - Как тебя зовут? - спросил Нокли, усаживая парня перед пультом управления.
        - Браен, Браен Тейлор, - пролепетал бедняга. - Я родом из Фличера. Это маленький город на Униме.
        - Справишься, Браен? - произнес маорец, снимая с головы шлем.
        - Постараюсь, - ответил молодой человек, окидывая взором панель. - Лишь бы ничего не перепутать.
        - Что так сложно? - проговорил Вилл.
        - Сразу трудно сориентироваться, - сказал пилот. - Система, похоже, стандартная, но слишком много дополнительных функций. Часа два-три и я разберусь.
        - Размечтался, - язвительно заметил сержант. - У нас нет и пяти минут. Соображай быстрее.
        Тейлор пожал плечами и запустил двигатели. Закрыв люки, он крепко взялся за штурвал. Машина вздрогнула и плавно оторвалась от поверхности. Стремительный набор высоты заставил сердце провалиться куда-то в область живота.
        Катер поднялся примерно на километр. Пылевое облако исчезло, и через иллюминаторы люди увидели чистое голубое небо. Старт летального аппарата стал полной неожиданностью для сирианцев. Флайеры не успели даже перестроиться. Впрочем, они значительно превосходят катер в скорости, и если потребуется, догонят его без особых проблем.
        - Молодец, - похвалил Браена маорец. - Продолжай в том же духе.
        - Какой курс, сержант? - чуть осмелев, уточнил пилот. - Возвращаемся на орбиту?
        - Нет, - отрицательно покачал головой Нокли. - Сколько отсюда до материка?
        - До Кабрии две тысячи триста километров, - взглянув на компьютер, произнес Тейлор.
        - Прекрасно, - сказал Вилл. - Доставь нас туда. Выжми из машины все, что можешь.
        Вместо ответа Браен пробежал пальцами по кнопкам. В кабине раздался тревожный, вибрирующий сигнал. Маорец тут же схватился за страховочные поручни. Короткое, едва уловимое мгновение и летательный аппарат покинул район Велии.
        Гравитационный катер двигался на запад, ко второму по площади материку Алана. Через пару минут на обзорном экране появились четыре точки. Флайеры взяли беглецов в клещи, но огонь пока не открывали. Это обнадеживало. Значит, у военного командования возникли какие-то сомнения.
        Сержант глотнул из фляги воды и направился в салон. Подчиненные напрасно время не теряли. Кто-то обнаружил бар, и бутылки с вином пошли по рукам. Соблюдать правила сейчас не имело смысла. Нокли пересчитал людей. Двадцать семь человек, включая его самого. Не густо. Отступление к посадочной площадке дорого стоило взводам.
        Уцелевшим тоже досталось. Ранения различной степени есть почти у половины бойцов. Кавенсон перебинтовывает ногу, Блекпулу накладывают повязку на левую кисть, Стенвил и Клертон вкалывают очередную дозу стимулятора. Медицинские аптечки пустеют на глазах.
        На одном из диванов лежит цекрианец по фамилии Лейте. Лазерный луч попал бедняге в правый бок. Вместе с бронежилетом он вырвал кусок тела. Парню нужна срочная операция. Увы, в ближайшие два часа квалифицированную помощь врачи ему не окажут. Солдат неминуемо умрет от потери крови. Лицо цекрианца неестественно бледное, губы дрожат, дыхание неровное, прерывистое.
        - Лейте долго не протянет, - проговорил Парсон, увидев командира.
        - Знаю, - ответил маорец. - Как остальные?
        - В норме, - произнес Джей. - Всех тяжелораненых мы погрузили в боты, а их уничтожили флайеры. Нарома зацепило уже при обстреле…
        - Понятно, - сказал Вилл, садясь в кресло. - Тащить нам никого не придется.
        - Выпейте, сержант, - вымолвил Парсон, беря со стола бутылку с золотисто-черной этикеткой. - Мы приберегли для вас отличное красное вино. В память о тех, кто остался на острове.
        - За всех нас, - грустно улыбнулся Нокли. - За Удачу! Без нее нам из этого дерьма не выкарабкаться.
        Вилл приложился к горлышку и залпом осушил треть бутылки. Пить маорец умел.
        Гравитационный катер скользил над изумрудной гладью океана. Постепенно Тейлор осваивался. Для хорошего пилота овладеть новой машиной не составляет большого труда. Флайеры четко держали дистанцию и не приближались. Они, словно эскорт, сопровождали наемников. Однако и Браен, и солдаты понимали, стоит графине отдать приказ, как противник тут же атакует летательный аппарат. И тогда беглецов ничто не спасет.
        ГЛАВА 5
        БЕГСТВО
        Октавия замерла перед дверью в секретное убежище. Со всех сторон правительницу закрывали преданные телохранители. Из восьми крензеров выжили лишь трое. Правая рука Аклина сильно обожжена. Бластер у него в левой. Скоро в коридоре появятся враги. Нужно спешить.
        Торнвил приложила ладонь к пульту и назвала код. Компьютер мгновенно обработал информацию. Генетическая, дактилоскопическая и голосовая проверка прошла успешно. Массивная, бронированная плита поднялась вверх. Графиня быстро пересекла небольшую комнату и шагнула в кабину лифта. Мутанты последовали за ней.
        Глядя на их огромные фигуры, угрюмые, жесткие лица, Октавия вдруг почувствовала дикий страх. Она совершенно одна с тремя злобными, безжалостными воинами. А что если телохранители решат свести счеты с правительницей? Ведь совсем недавно, лет десять назад, Торнвил беспощадно уничтожала племена крензеров. По ее приказу были казнены сотни, тысячи мутантов. Такое не забывается. Договор с вождями окончательно проблему не снял.
        Графиня с ужасом представляла, что могут сделать со своей пленницей хладнокровные убийцы. И никто не придет на помощь Октавии. В бункере нет ни души. Мерзавцы разрежут ненавистную правительницу на куски. У Торнвил едва не подкосились ноги. Пальцы заметно дрожали. Чтобы не упасть, женщина прислонилась к стене.
        - Не волнуйтесь, ваше высочество, - вымолвил Аклин. - Все уже позади. Здесь нас противник не дос танет.
        Графиня на реплику крензера не ответила. Сейчас лучше помолчать. Надо прийти в себя, восстановить душевное равновесие собраться с силами. Да, ей удалось оторваться от мятежников, но ситуация по-прежнему серьезная. Дворец блокирован заговорщиками, и пробиться к нему будет не так-то просто.
        Кроме того, где гарантия, что армия, служба безопасности и звездный флот до сих пор на сторон Октавии. Ее враги в Сенате свой шанс не упустят. Вся надежда на майора Хейвила. Для командира «Альзона» честь превыше жизни. Политические интриги офицера не интересуют. Данное слово он никогда не нарушит.
        Лифт опустился на сорокаметровую глубину. Створки плавно раздвинулись. Очередной бетонный тамбур с контрольным пунктом. Через несколько секунд могущественная сирианская правительница попала в убежище.
        Торнвил сразу рухнула в мягкое кресло. Смотреть на себя было страшно. Платье порвано, в пыли и копоти, на ногах запекшиеся капли крови. К счастью, у самой графини нет ни царапины. Повезло. Повезло чудесным образом. Октавия тяжело вздохнула и попросила пить. Один из телохранителей бросился к бару выполнять распоряжение госпожи. Тем временем, Аклин возился с аппаратурой связи. В какой-то момент мутант обернулся и громко произнес:
        - Обычная система не функционирует. Предлагаю задействовать проджер.
        - Делай, что хочешь, но соедини меня с флагманским крейсером, - требовательно сказала Торнвил и залпом осушила стакан с тонизирующим напитком. - Я должна поговорить с Хейвилом.
        Правительница постепенно успокаивалась. Если крензеры не убили ее сразу, значит, в их планы это не входит. Телохранителей можно не бояться. Пора приниматься за бунтовщиков. Октавия жаждала мести.
        Проджер - уникальный прибор. Новейшая разработка ученых, использующая колебания пространства. Связь практически мгновенная. Сигнал преодолевает любые препятствия. Ставить помехи и глушить его люди пока не умеют.
        Вскоре голографический экран вспыхнул, и графиня увидела командира «Альзона».
        На лице майора тревога и раздражение. Он явно не любит проигрывать.
        - В чем дело, маркиз? - гневно воскликнула Торнвил. - Почему вы пропустили к Велии мятежников?
        - Пароль был назван правильно, ваше высочество, - не теряя самообладания, ответил офицер.
        - Откуда он стал им известен? - спросила правительница. - Кто предатель?
        - Не знаю, - произнес Хейвил. - Однако человек на борту корабля перекупщиков постоянно твердит о своей принадлежности к баронству Китарскому. Мерзавец ведет себя нагло, вызывающе.
        - А что говорит по этому поводу Урис Мейган? - уточнила Октавия.
        - Все отрицает, - вымолвил командир флагмана. - Его крейсер изменил курс и идет к группе сопровождения.
        Графиня внимательно посмотрела на майора. Тут два варианта: либо лжет Хейвил, либо барон. Вероятнее второе. Доверять нельзя никому, но офицер еще никогда ее не подводил. У него нет причин обманывать правительницу. Хорошая должность, всеобщее уважение, финансовая состоятельность. Статус маркиза необычайно высок.
        Кроме того, майор не из той категории людей, что участвуют в переворотах. А вот Урис вполне мог организовать покушение. План идеальный. Он нанимает корабль перекупщиков, грузит на судно солдат и отправляет смертников на остров.
        По замыслу негодяя тяжелые крейсера и армейские части должны уничтожить вторгшиеся на Алан подразделения. Тогда Урис заявит, что не имеет к преступникам никакого отношения.
        Таким образом Мейган пытается сорвать подписание соглашения. Нет, не хочет мерзавец входить в состав Сирианского графства. Гибель Торнвил избавила бы барона от данных обещаний. Сепаратные переговоры велись в строжайшей тайне. Это уязвимое место Октавии, в которое и ударил Урис. Вопрос в том, как он намеревался скрыть принадлежность бойцов к Китару? Кто-нибудь из солдат обязательно попадет в плен. Очередная загадка.
        - Доложите обстановку, маркиз, - после паузы сказала правительница.
        - Мы обездвижили корабль противника, - произнес Хейвил. - Штурмовики уже в шлюзовом отсеке. Скоро все лица, виновные в нападении, будут арестованы. Флайеры и десантные боты уже на походе к Велии. Служба безопасности атакует врага с побережья. Бунтовщики в кольце. Им не уйти от справедливого возмездия. Я искренне рад, что этот досадный инцидент закончился для вас благополучно.
        - Не совсем, - возразила Октавия. - Благодаря смелости и мужеству моих телохранителей мне удалось добраться до убежища целой и невредимой. Но в ужасной суматохе я потеряла дочь. Что стало с Ланой неизвестно. Боюсь, несчастная девочка погибла. Мятежники дорого заплатят за ее жизнь.
        - Мы примем все меры, чтобы найти юную графиню, - отчеканил командир «Альзона».
        - Благодарю, майор, - Торнвил кивнула головой. - Держите меня в курсе событий.
        Женщина встала с кресла и неторопливо двинулась в ванную комнату. Надо привести себя в порядок. В таком виде она больше похожа на нищую беженку, чем на правительницу могущественного государства. Владычица страны в любой ситуации должна выглядеть безукоризненно.
        Торнвил скинула грязные лохмотья и встала под струю горячей воды. Смыть копоть и кровь не так-то просто. По телу растекалась приятная, блаженная нега. Сейчас бы выпить что-нибудь покрепче и в постель. Длительный, полноценный сон графине бы не помешал. Увы, это несбыточные мечты. Октавии надо сохранить ясность ума. Для отдыха нет времени. С заговорщиками надо разобраться в кратчайшие сроки.
        Внезапно бункер содрогнулся. Женщина покачнулась и невольно оперлась рукой о стену. Завернувшись в полотенце, Торнвил выскочила в общую комнату. Крензеры были встревожены не меньше госпожи.
        - Что случилось? - взволнованно спросила правительница, стараясь не попадать под угол обзора голографического экрана.
        - Противник взорвал дворец, - пояснил Хейвил. - Здание разрушено до основания. Парк заволокло пылевое облако. Операция приостановлена. Но вы можете не беспокоиться, штурмовики уже высадились на поверхность и блокировали район боевых действий. Минут через десять-пятнадцать мы уничтожим врага.
        - Дело не в бунтовщиках, - раздраженно сказала Октавия. - Под развалинами оказался вход в убежище. Не исключено, что пострадала лифтовая шахта. Сидеть здесь долго я не собираюсь. Немедленно займитесь переброской строительной техники. Работу начинайте сразу после ликвидации мятежников.
        - Слушаюсь, ваше высочество, - произнес маркиз. - Я отдам соответствующие распоряжения…
        - И не забудьте о секретности, - напомнила графиня. - Ни малейшей утечки информации. Журналисты тут же устроят истерику. Оповещать Сенат о нападении я пока не хочу. Сначала надо провести тщательное расследование. Подозреваю, что Мейган был в сговоре с моими недоброжелателями на Алане. Кстати, как успехи на корабле перекупщиков? Вы схватили человека, назвавшего пароль.
        Торнвил не видела офицера, но по секундной задержке с ответом поняла, что не все прошло гладко.
        - Судно под нашим контролем, - вымолвил майор - Экипаж не сопротивлялся. Однако взять живым главного свидетеля не удалось. И посредник, и наблюдатель оказались мертвы. Командир «Странника» и его подчиненные клянутся, что не знают, кто их убил. Теперь пленниками занимаются специалисты.
        - Наблюдатель? Какой наблюдатель? - повторила правительница. - От кого?
        - Госпожа, неужели вы не заметили? - вмешался Аклин. - Дворец атаковали наемники Энгерона. Именно их доставили транспортные боты на Велию. Тяжелое снаряжение, агрессивная тактика, на шее металлические обручи. Это наверняка второй или третий уровень. Профессионалы.
        Все! Разорванная на части картинка сложилась воедино. Доказать причастность барона к покушению невозможно. План Уриса безупречен. У наемников нет планетарной принадлежности. Они - рабы и выполнят любой приказ заказчика. Затем легкое нажатие на кнопку, и солдаты дружно отправляются в мир иной. Никого ни о чем не спросишь. Что-что, а заметать следы Урис умеет.
        Но как в это дерьмо вляпался Стаф? Алчный ублюдок. Интересно, что ему пообещали? Дворянский титул или место в Сенате? Неужели старый пройдоха поверил обещаниям барона? Нет, он не такой глупец. И все же тасконец допустил непросительный промах. Зря владелец компании связался с китарцами. За ошибки придется платить.
        - Стафа Энгерона арестовать и привезти на остров, - жестко сказала Октавия. - Я с ним лично побеседую.
        - Ваше высочество, есть еще одна проблема, - осторожно произнес Хейвил. - Пару минут назад корабль перекупщиков покинул гравитационный катер. Он летит к Велии. Мы подозреваем, что в машине находятся люди, устранившие посредника Уриса Мейгана. флайеры готовы сбить катер.
        - Нет, нет, не торопитесь, - отреагировала графиня. - Мерзавцы никуда не денутся. Это важная ниточка, которую нельзя упустить. На суде против правителя Китара мне понадобятся доказательства.
        - Беглецы наверняка попытаются скрыться, - осмелился возразить офицер.
        - Заставьте их сесть, - проговорила Торнвил. - Группу захвата предупредите: оружие на поражение не применять. От трупов мало толку. Учтите, больше никаких просчетов.
        - Ваше высочество, барон настойчиво просит о личном контакте, - вымолвил майор.
        - Сволочь! - зло процедила сквозь зубы женщина. - Выясняет, добился он цели или нет. Пусть…
        Октавия замолчала. Поначалу графиня хотела тотчас увидеть Мейгана, с торжеством победителя взглянуть в его глаза, но в последний момент передумала. Во-первых, ее внешний облик не соответствует положению, а во-вторых, куда спешить? Уриса наверняка терзают сомнения. А вдруг операция не увенчалась успехом? Торнвил решила растянуть эту пытку.
        - Передайте правителю Китара, что мы обсудим возникшие трудности чуть позже, - после паузы сказала Октавия.
        Женщина иронично усмехнулась и ушла в соседнее помещение. Графине необходимо было переодеться. Подобный вариант предусмотрен заранее. В шкафах достаточно платьев, костюмов и обуви. Без пополнения запасов Торнвил может жить в бункере несколько месяцев. Здесь полностью автономная система существования. К сожалению, нет тоннеля, ведущего к побережью. Предшественники Октавии не удосужились его построить. А зря.
        Графиня плотно прикрыла дверь, не стоит провоцировать мутантов, сняла полотенце и отправилась к зеркалу. В отражении уставшая, слегка напуганная сорокалетняя женщина. Впрочем, страх постепенно проходит и образовавшуюся в душе пустоту заполняет гнев. Торнвил больше ничего не боялась. Она безжалостно уничтожит всех своих противников.
        В трех местах Октавия обнаружила на коже синяки. Это результат столкновений с крензерами. Для них подобные удары, словно укус насекомого, а вот графине досталось. Придется накладывать грим. Торнвил тяжело вздохнула. Работы много, очень много. И как назло рядом нет ни служанок, ни профессиональных стилистов. Но ничего, она справится и без посторонней помощи. Такое уже бывало, и не раз.
        Правительница вошла в зал ровно через пятнадцать минут. Строгий темно-синий костюм, туфли на высоком каблуке и безупречный макияж. Телохранители с изумлением смотрели на госпожу. Чудесное, фантастическое превращение. Даже не верилось, что еще совсем недавно растерянная, отчаявшаяся женщина бежала по охваченному пламенем дворцу в разорванном, грязном платье.
        Октавия сумела в кратчайший срок вернуть себе прежний величественный образ. И одежда тут не главное. Широко развернутый плечи, надменно вздернутый подбородок, в глазах презрительный, зловещий блеск. Вот что значит дворянская кровь. Графиня напоминала сейчас голодную хищницу, ступившую на охотничью тропу.
        - Маркиз, - в голосе Торнвил зазвучали стальные нотки. - Я готова к беседе с Мейганом.
        - Ваше высочество, - произнес Хейвил, - прежде чем будет переключен канал связи, хочу сообщить, что события развиваются не так, как мы предполагали. Наемники прекратили сопротивление и покинули Велию. Мерзавцы воспользовались вашим челноком. Флайеры, сопровождают врага, но огонь не открывают.
        Офицер ждал бури. Однако ее не последовало.
        Сирианская правительница размышляла над возникшей ситуацией. Этот эпизод не вписывался в логическую цепь Октавии. Операция завершена, посредник и наблюдатель мертвы, барон должен был устранить и солдат. Что-то в его плане нарушилось.
        - А где гравитационный катер с корабля перекупщиков? - поинтересовалась графиня.
        - Тут тоже немало странностей, - ответил командир «Альзона». - Он нырнул в пылевое облако, видимо сел на поверхность, но уже через двадцать секунд снова стартовал. Сейчас машины летят в разных направлениях: первая к Кабрии, вторая к Елании. Если прикажете, мы их собьем.
        - Судя по маневру, мятежники кого-то забрали с острова, - задумчиво сказала Торнвил. - Вдруг это моя дочь. Негодяи будут использовать ее как заложницу. Рисковать жизнью Ланы я не вправе.
        - Полностью с вами согласен, - проговорил майор. - Но девочка может быть только на одном объекте.
        - Правильно, - подтвердила правительница. - Вот и выясните на каком. Действуйте осторожно. Привлеките к работе опытных психологов. Они сразу поймут, блефуют наемники или нет.
        - И что тогда? - спросил Хейвил. - Предъявить беглецам ультиматум?
        - Да, - кивнула головой Октавия. - В любом случае дайте им приземлиться. Затем блокируйте весь район. На уступки мы не пойдем, но кое-что обсудить придется. А теперь соедините меня с Урисом Мейганом.
        Графиня была раздражена. Ее позиция слишком уязвима. С каким бы удовольствием Торнвил уничтожила бы оба катера. Мерзавцы получили бы по заслугам. Увы, делать этого нельзя. Рано или поздно информация о нападении на Велию просочится в прессу.
        Всплывут и подробности. Журналисты тут же обвинят Октавию в том, что она пожертвовала дочерью ради собственных амбиций.
        Правительница в ярости сжала кулаки так, что ногти почти впились в ладони. Однако боли женщина не чувствовала. Торнвил невольно представила наглые, ненавистные рожи солдат. Эти выродки начнут торговаться, выдвигать неприемлемые требования, а в качестве довода демонстрировать униженную, напуганную Лану.
        Пожалуй, герцог Видог прав. Поганую чернь нужно беспощадно уничтожать. Кровавая казнь на площади станет хорошим назиданием.
        Экран голографа мелькнул, и Октавия увидела китарского властителя. Он стоял рядом с командирским мостиком. Барону около пятидесяти. Крепкий, коренастый мужчина с не очень привлекательной внешностью. Короткие темные волосы, маленький лоб, густые брови, мясистый нос, крупные карие глаза. Квадратный, тяжелый подбородок указывал на небывалое упрямство Уриса.
        Чуть позади Мейгана расположился Олан Крисби. Посол нервно топчется на месте и постоянно поглядывает на часы. С чего бы вдруг?
        - Что происходит, графиня? - заметив Торнвил, произнес Урис. - Наблюдатели зафиксировали ряд мощных взрывов на острове. Кроме того, тяжелые крейсера дали залп по кораблю перекупщиков…
        - Это я хочу вас спросить барон, как мятежники узнали секретный код? - оборвала китарца Октавия. - Судно, с которого на Велию высадились наемники, вынырнуло из гиперпространства вместе с вами.
        - Мы видели его, - мгновенно отреагировал Мейган. - Оно двигалось тем же курсом, что и наша мирная делегация. Подобные совпадения случаются. Я не придал данному факту большого значения.
        - Напрасно, - зловеще сказала женщина. - Учитывая сложившиеся обстоятельства, моя служба безопасности пришла к выводу, что именно вы организовали нападение. Хитрый, хорошо продуманный ход.
        - Чепуха! - возмущенно воскликнул Урис. - Зачем мне вас убивать? Какая выгода?
        - Очевидная, - ответила Торнвил. - Баронство сохранит формальную независимость. Вы изначально противились подписанию договора. Присяга на верность сирианской графине унизительна для китарского владыки.
        - Не спорю, я согласился на ваши требования с неохотой, - вымолвил Мейган. - К сожалению, приведенные доводы были очень убедительны. Это единственный шанс сохранить власть и титул. Процедура действительно неприятная, но необходимая. Я вполне осознанно пошел на уступки…
        - Наглая ложь! - гневно выкрикнула Октавия. - Вы беспринципный, коварный человек!
        - Кто бы упрекал… - не удержался от сарказма Урис. - Если вспомнить…
        Барон вовремя осекся. Продолжать дальше не следовало. На лице женщины выступили красные пятна. Не помог даясе грим. Торнвил была в бешенстве. Мейган вторгся в запретную тему.
        - Графиня, давайте спокойно обсудим возникшую проблему, - попытался сгладить ситуацию мужчина.
        - Кто выдал бунтовщикам пароль? - словно змея, прошипела Октавия.
        - Понятия не имею, - пожал плечами китарец. - Я вскрыл конверт и сразу уничтожил листок.
        - Значит то, что я написала, видели только вы? - уточнила женщина.
        - Да, - кивнул головой Урис. - С подобными вещами не шутят. Речь шла о секретном союзе.
        - Вот именно, - подтвердила Торнвил. - И какой-то мерзавец решил нарушить мои планы. Утечка информации могла произойти либо на Эдане, либо по пути. Я допускаю некоторые варианты.
        - Намекаете на сканирование конверта? - произнес барон.
        - Ваше высочество, я ни на секунду не расставался с письмом, - отчеканил побелевший от ужаса Крисби.
        В глазах графини сверкнули искры торжества. Олан глупец. За язык его никто не тянул. Сам не желая того, он утопил Мейгана. Из рук Китарского правителя ускользнул последний козырь. До реплики посла у Уриса еще оставался шанс свалить всю вину на своих нерасторопных подданных. Крисби заплатил бы жизнью за допущенную ошибку, но спас бы господина. Теперь барону не отвертеться. Признание Олана загнало Уриса в угол.
        Мейган тоже это понял. Петля на шее затягивалась все туже. Правитель посмотрел на посла, как на идиота. Не стоило брать Крисби с собой в рубку управления. Тем не менее, сдаваться барон не собирался. Урис всегда боролся до конца.
        - Я предлагаю тщательно допросить людей, руководивших нападением, - проговорил китарец. - Корабль перекупщиков ведь захвачен. Думаю, вы обязательно выйдете на истинных организаторов покушения.
        - Перестаньте играть, барон, - иронично усмехнулась Октавия. - Вам прекрасно известно, что эти негодяи убиты. Однако перед смертью они заявили майору Хейвилу, что выполняли ваш приказ.
        Торнвил заметила, как изменилось лицо Мейгана. Урис был удивлен и растерян.
        Такого удара он не ожидал. На мгновение женщине показалось, что китарец напуган. Почва буквально уходила у него из-под ног. Либо барон великолепный актер, либо… Нет, Октавия ни за что не поверит мерзавцу.
        - Ерунда, - тихо пробурчал Мейган. - Графиня, меня подставили. Злоумышленники хотят развязать войну между нашими странами. Не давайте волю эмоциям. Прислушайтесь к голосу разума.
        - Что я и делаю, - язвительно сказала Торнвил. - Увы, с фактами не поспоришь. Кроме меня и вас код никто не знал. Заподозрить себя в предательстве я не могу. Раздвоением личности не страдаю.
        - Черт подери! - выругался Урис. - Как мне доказать свою невиновность?
        - Есть простой и надеяшый способ, - ответила женщина. - Вы прилетите на Алан и предстанете перед судом. Обещаю, дознание будет честным и непредвзятым, никаких пыток.
        - Это неприемлемо, - отрицательно покачал головой барон. - Я - глава государства, а не мелкий преступник. Пятно позора ляжет на весь Китар. Если желаете, мои адвокаты посетят Фланкию…
        - Нет, - жестко отреагировала Октавия. - Вы пытаетесь превратить следствие в фарс. Споры законников затянутся на месяцы, годы и ни к чему не приведут. Меня подобное развитие событий не устраивает. Выбор невелик: либо вы соглашаетесь на мои условия, либо я атакую Эдан.
        Мейган повернулся вполоборота к мостику и махнул рукой. Тяжело вздохнув, он произнес:
        - Графиня, вы допускаете непростительную ошибку. Я не причастен…
        - Нужны серьезные гарантии, - уклончиво проговорил Урис. - Вдруг все это умело расставленная западня?
        Внезапно экран голографа померк. Через секунду на нем появилось изображение командира «Альзона».
        - Ваше высочество, простите за бесцеремонное вмешательство, но корабли китарцев изменили курс и резко увеличили скорость, - доложил офицер. - Они оторвались от эскадры генерала Лексона. Группа покидает систему Сириуса.
        - Подлый трус! - вскипела Октавия. - Барон дорого заплатит за свои грехи. Догнать беглецов!
        - Ваше высочество, - посмел возразить майор. - Данный маневр чересчур рискован. Настичь противника мы вряд ли сумеем, а вот потерять два-три крейсера можем. Я бы не спешил.
        - Хорошо, - сказала женщина. - Не будем распылять силы. Мейган никуда не денется. Передайте генералу, чтобы он подготовил флот к вторжению. Если правитель Китара не капитулирует, я сравняю города Эдана с землей. А теперь переключите обратно канал связи.
        Урис уже стоял на мостике. Крепко схватившись за поручни, барон смотрел куда-то вперед. На лице мужчины горечь и разочарование. Не думал он, что так завершится его визит в сирианское графство. Какая немыслимая трагическая фантасмогория. Враги Торнвил умело использовали представившийся им шанс. Мейган же оказался в роли заложника. Самое обидное, что ничего нельзя исправить.
        Понять Октавию несложно. Графиня была на волосок от гибели. Она разгневана, возбуждена и жаждет мести.
        Но разве Урису от этого легче? Принять ее условия, значит обречь себя на верную смерть. Слова Торнвил ничего не стоят. Из пленника выбьют любые признания. Пришлось пойти на обман. Пусть женщина немного успокоится. Раньше, чем через декаду война не начнется. Есть время на переговоры.
        - Отличный ход, барон, - вымолвила Октавия. - Вы в очередной раз меня провели.
        - Это вынужденная мера, - произнес Мейган. - У меня нет желания отвечать за преступление, которое я не совершал.
        - Тогда вам нечего бояться, - улыбнулась Торнвил. - Возвращайтесь. Мы обсудим все детали.
        - Нет, - категорично сказал китарец. - Графиня, вы уже приняли решение. Мои доводы разбиваются о стену неприятия.
        - Потому, что они насквозь лживы! - повысила голос женщина. - Позорное бегство - лишнее тому доказательство. Врагов я не прощаю. Если не хотите подвергать опасности семью, пока не поздно, отрекитесь от престола. Советую подумать и о стране. Лазерные орудия превратят Эдан и Акву в выжженное пространство.
        - Неужели вы уподобитесь герцогу Видогу и уничтожите невиновных? - спросил Урис.
        - Не сомневайтесь, - ответила Октавия. - Сегодня я лишилась дочери и намерена сполна рассчитаться с убийцами.
        - Но ведь на планетах живут мирные граждане, - возразил Мейган.
        - Беда в том, что у них жестокий, коварный правитель, - пожала плечами графиня.
        - Прощайте, барон. Нам больше не о чем говорить. Свой шанс вы упустили.
        Торнвил нажала на кнопку пульта, и на экране опять появилась рубка управления
«Альзона». Хейвил был чем-то явно озабочен. Однако с расспросами женщина не спешила.
        В беседе с бароном она не случайно упомянула Лану. Это еще одна попытка выяснить судьбу дочери. Увы, Урис ничего не знает о девочке. Иначе ее похищение мерзавец использовал бы, как козырь. Шантаж - любимое средство дворян. С такой пленницей Мейган мог бы многого добиться.
        Видимо, Ланы на катерах нет, или после смерти посредника барон утратил связь с наемниками. Второй вариант не очень убедителен, но отбрасывать его нельзя. По логике, солдат следовало уничтожить еще на острове, а они до сих пор живы. И это неспроста.
        Машина на предельной скорости летела к Кабрии. Выпив все вино, и опустошив продовольственные запасы графини, бойцы расположились на мягком ковре салона. Кто-то дремал, прислонившись к стене, кто-то чистил оружие, кто-то лениво смотрел в иллюминатор. За бортом бескрайняя изумрудная гладь океана.
        Высоко Тейлор аппарат не поднимал. Там машина будет более уязвима. Хотя если пилоты флайеров получат приказ сбить беглецов, то сделают это без особых усилий, где бы катер ни находился. Браен действовал так, как его учили, согласно инструкции. В нижних слоях атмосферы маневренность флайеров уменьшается. Ерунда, конечно. Но во что-то надо верить.
        Волков искоса' поглядывал на друзей. При штурме дворца им здорово досталось. Кавенсон снова меняет повязку на ноге. Остановить кровь никак не удается. Стенвила после контузии мучают ужасные головные боли. Лицо Лайна периодически искажается судорогой. Клертон лежит на спине. Сломанных ребер у него вроде нет, но синяк на груди кошмарный.
        Состояние остальных солдат ничуть не лучше. Без серьезных ран из боя вышли человек десять, не больше. Лейте уже давно без сознания. И, скорее всего, бедняга в себя не придет. Пульс цекрианца слабеет с каждой минутой.
        Андрей посмотрел на Нокли. На столе перед сержантом пустая бутылка, в глазах странная пустота и обреченность. Нет, Вилл не пьян. Он о чем-то думает. О чем? Это известно лишь ему. Может, о том, как выпутаться из сложной ситуации, может о нелегкой доле наемника, а может о семье и близких людях, о холодной неприветливой Родине.
        В подобные мгновения воспоминания часто терзают душу. Маленький, скромный домик, тонкое деревце перед окном, ласковое, улыбающееся лицо матери. Для счастья нужно не так уж много. Все плохое забывается, и мы погружаемся в мир веселого, беззаботного детства. Разумеется, у кого оно было. На развалинах бывшей империи некоторые оказались лишены даже этого.
        Волков тяжело вздохнул. Главный вопрос сейчас - уничтожит графиня Торнвил челнок или нет? Судьба двадцати восьми человек целиком и полностью в ее руках.
        - Сержант, сержант, - раздался взволнованный голос Тейлора. - Нас вызывают!
        Маорец молниеносно вскочил с кресла. Нокли преодолел коридор, отделяющий салон от кабины пилотов, и сел рядом с Браеном. Выдержав короткую паузу, Андрей последовал за командиром взвода. И любопытство тут ни при чем. В данных обстоятельствах помощь Виллу не помешает.
        На панели рядом с голографическим экраном тревожно мигала красная кнопка. Тейлор повернулся к сержанту и тихо спросил:
        - Нажать?
        - Не торопись, - произнес маорец. - Попытаемся разобраться в происходящих событиях. Мы напали на дворец сирианской правительницы и едва не прикончили ее. Октавия наверняка в ярости. Тем не менее, машину не сбили на старте. Почему?
        - Графиня хочет сохранить катер, - предположил пилот. - Он стоит немалых денег.
        - Чушь! - возразил Нокли. - Джози построят Торнвил новый аппарат, гораздо лучше прежнего.
        - Ей нужны пленники, чтобы выяснить, кто организовал покушение, - вставил Волков.
        - Интересная мысль, - сказал Вилл. - Хотя, какой с нас толк? Покорные, молчаливые исполнители. Кораблю перекупщиков не дадут покинуть орбиту. И заказчик, и капитан Мешан арестованы минут двадцать назад. Вот почему я не мог связаться с наблюдателем. Противник сразу отреагировал на высадку десанта.
        - А если судно по какой-либо причине взорвалось? - проговорил Андрей.
        - Не исключено, - согласился сержант. - Фанатики не дорожат ни своими, ни чужими жизнями. Затеяв столь рискованную акцию, мятежники должны были подстраховаться. Развязывать языки в службе безопасности умеют. Пожалуй, ты прав тринадцатый. Мы
        - единственные свидетели.
        - Проклятье! - выругался Браен. - Эта кнопка меня раздражает. Нажимать ее или нет?
        - Ждем до упора, - распорядился маорец. - Необходимо выиграть время. Вряд ли нас будут атаковать.
        Терпение аланцев вскоре иссякло. Резко увеличив скорость, флайеры вплотную приблизились к беглецам. Черные точки превратились в изящные серебристые машины. Наемники отчетливо видели пилотов в прозрачных кабинах. Один из них что-то показывал солдатам. Нокли в ответ непонимающе развел руками.
        Почти тут же воздушное пространство перед катером прочертили линии лазерных лучей. Флайеры демонстративно начали перестраиваться. Два аппарата ушли куда-то вверх.
        - По-моему, это последнее предупреждение, - нервно заметил Тейлор. - Они откроют огонь и…
        - Ладно, нажимай, - произнес Вилл. - Придется пообщаться с генералами графини.
        Сержант ошибся.
        На экране голографа появилась привлекательная, миловидная женщина лет тридцати пяти в тонкой нежно-голубой блузке. Крупные серые глаза, прямой нос, мягкий овал подбородка, русые волнистые волосы рассыпались по плечам. Взгляд спокойный, бесстрастный. Нет и намека на укор.
        Обстановка комнаты соответствующая: кожаное кресло с огромными подлокотниками, стеклянный журнальный столик, на стене картина с лесным пейзажем. Идиллия, да и только. Бойцы изумленно смотрели на незнакомку. Во всем этом было что-то фантастическое, неестественное.
        - Здравствуйте, господа, - бархатистым, вкрадчивым голосом проговорила аланка. - Я Эльза Шекрил, штатный сотрудник психологической службы. Мне поручено обсудить с вами некоторые проблемы.
        - Внимательно вас слушаем, - вымолвил маорец, подаваясь чуть вперед.
        - Не буду вдаваться в детали произошедшего, - сказала женщина. - Что случилось, то случилось… К счастью, правительница Сириуса жива и невредима. Теперь она решает, как поступить с вами.
        - Есть конкретные предложения? - уточнил Нокли.
        - Да - кивнула толовой Шекрил. - Под эскортом флайеров катер долетит до Кабрии. На побережье машина сядет на поверхность. Без предварительных условий вы складываете оружие.
        - Затем нас пытают и в назидание другим казнят, - язвительно произнес сержант.
        - У вас чересчур пессимистичный взгляд на мир, - заметила аланка.
        - Когда у тебя на плече клеймо раба, другого не бывает, - горько усмехнулся Вилл. - Нужны гарантии.
        - Что вы подразумеваете под гарантиями? - поинтересовалась Эльза. - Слово графини?
        - Боюсь оскорбить Октавию Торнвил, но этого мало, - возразил наемник. - Пригласите журналистов… Мы сдадимся только в присутствии прессы. После ожесточенной стычки на острове трудно кому-то доверять.
        - Вряд ли правительница удовлетворит подобную просьбу, - вымолвила женщина.
        - Тогда ей придется уничтожить катер, - с равнодушным видом проговорил Нокли.
        - Не слишком ли вы торопитесь умереть? - спросила Шекрил. - Пытаетесь таким образом уйти от суда?
        - Ничуть, - сказала сержант. - Подразделение выполняло приказ. Нам не в чем каяться.
        - Разве? - аланка пристально посмотрела на Вилла. - Вы убивали беззащитных людей. Обслуживающий персонал дворца даже не сопротивлялся. И, тем не менее, все они мертвы. А в чем была виновата худенькая, хрупкая девочка? Ей едва исполнилось пятнадцать…
        Волков стоял за спиной командира взвода и внимательно слушал его диалог с Эльзой. Последние слова женщины насторожили юношу. Почему Шекрил упомянула бедняжку? Да и откуда в здании могла взяться девочка? Подростков на столь ответственную работу не берут. Стоп!
        Андрей тихо выругался. Идиот! Ну, конечно же, это дочь графини. В памяти сразу всплыла бетонная дорожка, ведущая от полигона к казармам, и отчаянная схватка с крензером. Младшая дочь Октавии подала грязному, окровавленному солдату свой платок. По совету Лейрона землянин с ним не расстается. Ценный трофей в специальном непромокаемом пакете лежит у Волкова в нагрудном кармане.
        Господи, как же он мог не узнать Лану? Болван! Нет, не зря неведомая внутренняя сила заставила его вернуться в горящее здание. Это был шанс, шанс спастись, который юноша бездарно упустил. Теперь понятно, чего добивается Шекрил. Аланка выясняет судьбу юной графини. Прежде, чем Нокли успел что-либо ответить, Андрей метнулся к пульту и отключил канал связи. Экран голографа погас.
        - Ты спятил, тринадцатый? - воскликнул сержант. - У нас важные переговоры…
        - Это ловушка, - оборвал маорца Волков. - Мы абсолютно не интересуем сирианцев. Машину давно бы сбили, если бы не одно обстоятельство. Октавия Торнвил была на острове с дочерью.
        - И в суматохе несчастная девочка потерялась, - догадался Вилл.
        - Она мертва, я видел труп Ланы в коридоре на втором этаже, - солгал юноша.
        - А ты не ошибся? - произнес маорец. - Мимолетная встреча в лагере…
        - Я хорошо ее запомнил, - возразил Андрей. - Юную графиню трудно с кем-то перепутать.
        - И как только мы об этом сообщим Торнвил, нас тут же уничтожат, - заметил Нокли.
        - Именно, - подтвердил Волков. - То же самое произойдет, если девочки нет на катере.
        - Октавия думает, что дочь захвачена в качестве заложницы, - проговорил сержант.
        - Задача Шекрил узнать правду. Хитрая бестия ловко меня обманула. Придется с ней немного поиграть.
        - Не советую, - сказал юноша. - Она профессионал. Малейший промах и машина отправится на дно океана.
        - Пожалуй, - после паузы согласился Вилл. - А ты не по возрасту сообразителен.
        - Хватит болтать! - нервно выкрикнул Тейлор. - Сирианцы настойчиво нас вызывают.
        - Соединяй, - произнес маорец. - Попробуем запутать противника. Иначе…
        Закончить фразу Нокли не успел. На экране вновь появилась аланка. В ее глазах читалось беспокойство. Внезапный срыв переговоров вывел Эльзу из равновесия.
        Что ж, это на руку беглецам.
        - Господа, не надо так больше делать, - предупредила женщина. - Мне не просто сдерживать военных. Пилоты флайеров жаждут расправиться с вами. На Велии погиб их товарищ.
        - Мы тоже оставили на острове немало друзей, - заметил сержант. - Умирать мы не спешим, но и вставать на колени перед врагом не собираемся. У нас есть, что предъявить миру.
        - О чем идет речь? - стараясь не показывать волнение, спросила Шекрил.
        - Перестаньте, - усмехнулся Вилл, - вам все прекрасно известно. Хотите сбить катер - пожалуйста. Но давайте обойдемся без взаимных угроз. Мы выдвинули четкие требования. Либо вы их принимаете, либо нет. Дальнейшее обсуждение этой темы бессмысленно. Времени на размышление достаточно.
        Маорец опять отключил голограф. Шаг рискованный, но единственно правильный. Со специалистом в подобные споры лучше не ввязываться. Обязательно потерпишь поражение. Сейчас главное посеять в души сирианцев сомнения. Флайеры ни за что не атакуют машину, на борту которой находится Лана. Ради мести правительница не пожертвует дочерью. Впрочем, кто знает, на что способна Октавия Торнвил. Когда-то ради трона она не пожалела мужа.
        Минут через пять флайеры отошли от катера на безопасное расстояние. Графиня не стала принимать радикальных решений. До Кабрии еще далеко, примерно полтора часа лета. Отдать приказ об уничтожении наемников правительница всегда успеет.
        Октавия сидела в кресле и медленно потягивала тонизирующий напиток. Ей нужно быть в форме. Расслабляться нельзя ни на минуту. В любой момент мятежники могут нанести новый удар. Вряд ли круг заговора ограничивается горсткой людей. В него наверняка вовлечены высокопоставленные чиновники, представители дворянских родов, члены Сената. Кто-то ведь финансировал операцию.
        Взять у Энгерона в аренду два взвода солдат - удовольствие недешевое. Старый скряга обязательно потребует полную компенсацию. Стафа лживыми речами не проведешь. Если, конечно, он сам не принимал активного участия в подготовке покушения. Но, ничего, скоро все выяснится.
        Побыстрее бы покинуть убежище. Разбор завалов - дело сложное. Пока правительница в убежище, ее враги владеют инициативой. Лишь когда Торнвил покинет бункер и взойдет на мостик «Альзона», она почувствует себя полноправной властительницей страны. До тех пор графиня уязвима.
        Контролировать ситуацию с Велии, из подземного укрытия, очень тяжело. Хейвил - честный, преданный офицер, но на него могут оказать давление. В крайнем случае, бунтовщики попросту устранят майора. Такой вариант тоже исключать нельзя. Проблемы, проблемы… А тут еще беда с Ланой. Если наемники взяли ее в плен, трудностей у Октавии прибавится. Идти на уступки каким-то рабам правительница была не намерена.
        В зал неторопливо вошел Аклин. На правой руке крензера окровавленная повязка.
        - Госпожа, - доложил мутант, - лифт не поврежден. Верхняя часть шахты выдержала взрыв.
        - Отлично, - кивнула головой Торнвил. - Значит, скоро будем на поверхности.
        Графиня посмотрела на часы. От Хейвила вот уже двадцать минут нет сообщений. Психологи явно затянули беседу с беглецами. Это обстоятельство раздражало Октавию. Она любила, когда подчиненные быстро добиваются успеха. Увы, получалось это не всегда.
        Невольно женщина вспомнила Бредли. Мерзавец бросил ее на произвол судьбы. Пытался спасти собственную шкуру, за что и поплатился. Правительница не испытывала жалости к фавориту. Кроме секса Торнвил ничего с Греем не связывало. Негодяй получил по заслугам.
        Экран голографа вспыхнул, и графиня увидела командира флагманского крейсера. На лице офицера озабоченность. Плохой знак. Майор не умеет скрывать эмоции.
        - Ваше высочество, переговоры с противником завершены, - произнес Хейвил.
        - И каков результат? - мгновенно отреагировала Октавия. - Хорошие новости есть?
        - К сожалению, ничем не могу вас обрадовать, - честно ответил маркиз. - По мнению Шекрил на катере, летящем к Кабрии, девочки нет. Однако что-то солдатам о ней известно. Они беззастенчиво лгут.
        . - Подлые выродки, - зло процедила сквозь зубы правительница. - Я казню всех до одного.
        - Ваши слова воспринимать, как приказ? - спросил офицер. - Флайеры готовы сбить челнок.
        - Не спешите, майор, - сказала Торнвил. - Чего хотят наемники в обмен на информацию?
        - Беглецы требуют встречи с журналистами, - отчеканил Хейвил. - Это их последний шанс спастись.
        - Понятно, - вздохнула графиня. - Надеются за счет блефа выпутаться из сложной ситуации. Для оппозиционной прессы подобный репортаж станет подарком. Но я не настолько глупа. Когда машина достигнет материка, распорядитесь открыть огонь по двигателям. Катер не должен достичь крупных населенных пунктов.
        - Ваше высочество, при падении челнок может взорваться, - осторожно заметил маркиз.
        - Что ж, такое бывает, - пожала плечами Октавия. - Но я уверена, пилоты меня не подведут.
        Офицер предпочел промолчать. Спорить с правительницей себе дороже. Даже если бы майор привел тысячу веских доводов о рискованности данного плана, она осталась бы при своем мнении. Детали Торнвил не интересуют. Катастрофа катера и гибель солдат в любом случае будут восприняты, как непрофессионализм.
        - Кстати, вы ничего не сказали о втором аппарате, - продолжила графиня. - До Елании не намного дальше, чем до Кабрии.
        - С этой машиной возникли трудности, - произнес Хейвил. - Судя по картинке за штурвалом тоже наемник. Однако шлема он не снял, и лица мы не видели. Ответы уклончивые, односложные. Психолог не в состоянии что-то определить. Сделанную запись нужно тщательно проанализировать. Во Фланкии…
        - Обойдемся без посторонней помощи, - оборвала маркиза Октавия. - Привлекать специалистов из столицы еще рано. Весь инцидент надо сохранить в тайне. Не стоит будоражить страну. Начнутся митинги, акции протеста, вспыхнут беспорядки. Обострение обстановки выгодно моим врагам. Я чуть позже выступлю с обращением к народу. Мы обязательно накажем барона Мейгана за вероломство.
        - Если я правильно понял, катер необходимо сбить где-то над поверхностью, - догадался офицер.
        - Именно, - подтвердила правительница. - Я очень дорожу дочерью, но иногда обстоятельства сильнее нас.
        Двусмысленная реплика Торнвил покоробила майора. Графиня откровенно жертвовала Ланой. Уничтожать машины над океаном она не решилась. Тогда ее неминуемо обвинят в том, что жизнь девочки была брошена на алтарь мести.
        План Торнвил гораздо хитрее и циничнее. Даже если труп Ланы будет обнаружен в одном из разбившихся катеров, в этом никто не признается. Выбор у дочери сирианской правительницы невелик: бедняжка должна либо уцелеть, либо погибнуть на Велии.
        Два часа противник беглецов не беспокоил. Летательный аппарат стремительно приближался к материку. На экране радара уже четко вырисовывалась береговая линия. Наемники заметно повеселели. Похоже, их ложь сработала. Терзаемая сомнениями графиня отпустила бойцов с миром. Флайеры держатся на внушительном расстоянии. Над городами Кабрии они вряд ли пойдут в атаку.
        Впереди появилась песчаная отмель. За ней тонкая полоска воды и уходящая за горизонт зелень растительности.
        - Поворачивай к Дегинтону, - скомандовал пилоту Нокли, глядя на карту.
        - До него минут двадцать, - отреагировал Тейлор. - Тут рядом есть поселок под названием…
        - Нет! - жестко возразил сержант. - Садиться в деревнях нет смысла. Графиня, не раздумывая сравняет их с землей. Нам нужен крупный мегаполис. Только тогда мы привлечем к себе внимание.
        В кабину вошел Парсон. Тяжело вздохнув, цекрианец проговорил:
        - Лейте умер.
        - Жаль, - с горечью сказал Вилл. - Чуть-чуть не дотянул. Хотя, врачи тоже не боги.
        - Черт подери! - выругался Браен. - Флайеры берут катер в клещи. Это не к добру.
        На пульте управления опять замигала красная кнопка.
        После некоторой паузы Нокли нажал на нее. Солдаты увидели темноволосого смуглокожего майора в форме звездного флота.
        - Немедленно снижайтесь! - без всякого вступления произнес офицер. - На размышление даю десять секунд.
        Прежде, чем сержант успел что-либо возразить, экран голографа погас.
        - Беда не приходит одна, - заметил маорец. - Интересно, насколько далеко зайдет Торнвил?
        Практически сразу враг дал предупредительный залп. Лазерные лучи промелькнули над машиной.
        - Они не шутят, - нервно воскликнул Тейлор. - Надо искать площадку…
        - Не паникуй! - остановил пилота Вилл. - Флайеры не станут стрелять по челноку правительницы.
        Сержант снова ошибся.
        Как только контрольное время истекло, сирианцы открыли огонь по катеру. Били мерзавцы исключительно по двигателям. Машина тряслась от попаданий. Попытки Браена маневрировать ни к чему не привели. Противник не отставал.
        Летательный аппарат обладал надежной броней, но у любой защиты есть свой предел. Вскоре катер накренился на бок и свалился в горизонтальный штопор. В салоне раздались дикие крики бойцов. Волков и Парсон больно стукнулись о металлическую переборку. Нокли выпал из кресла, и лишь Тейлор продолжал сидеть на месте, судорожно вцепившись в штурвал.
        Каким-то чудом ему удалось выровнять машину. Спас один из уцелевших двигателей. Надо отдать должное джози, они строили корабли на совесть. О том, чтобы лететь дальше не могло идти и речи. Приземлиться бы поудачнее.
        Погасить скорость не удалось. Встреча с поверхностью была кошмарной. Мощный удар, грохот ломающихся посадочных опор, скрежет днища о камни, поднимающиеся к небу клубы пыли. Аппарат словно зарывался вглубь планеты.
        В конце концов, катер уткнулся в массивную, прочную глыбу и замер. Передняя часть машины смялась, осколки монолита прошили бронестекло насквозь, на лежащих на полу людей посыпалась земля. Воцарилась тягостная, томительная тишина. Наемники еще не верили, что живы. Джей встал на колени и тихо сказал:.
        - Повезло. Чуть побольше угол посадки, и аппарат наверняка бы взорвался.
        - Спасибо Браену, - пробурчал Вилл, - Это целиком и полностью его заслуга.
        Пилот почему-то не отозвался. Руки Тейлора по-прежнему На штурвале, а вот голова неестественно запрокинута назад.
        Сержант поднялся и, слегка покачиваясь, направился к парню. Взору Нокли предстало страшное зрелище. Каменный обломок весом в килограмм угодил Браену прямо в лицо. Он раскрошил бедняге челюсть и сломал шейные позвонки. Вся грудь пилота была залита кровью. В остекленевших глазах Тейлора застыл ужас.
        Издав звериный рык, маорец зло произнес:
        - Сволочи. Угробили парня. Но нас так просто не возьмешь. Мы будем драться до конца.
        Вилл решительно зашагал к салону. Волков и Парсон последовали за командиром взвода. Удивительно, но никто из солдат не получил серьезных увечий. Перед обстрелом бойцы успели надеть защитные шлемы. Синяки, ушибы и кровоподтеки не в счет. Главное, что все могли передвигаться самостоятельно.
        В помещении тускло мерцали лампы дежурного освещения. Система внутреннего электроснабжения не функционировала. Оглядев подчиненных, сержант громко спросил:
        - Ну что, щенки, готовы достойно умереть?
        - Так точно! - дружно рявкнули наемники.
        - Прекрасно, - иронично усмехнулся Нокли. - Я рад, что среди вас нет трусов. Вскрывайте внешний люк.
        Солдаты бросились выполнять приказ маорца. Однако их усилия не увенчались успехом. Корпус машины деформировался, и выходы оказались заблокированы. От лазерных карабинов толку мало, а применять гранаты в замкнутом пространстве равносильно самоубийству.
        - Придется выбираться через кабину, - прекращая мучения бойцов, проговорил сержант.
        Первыми через разбитое стекло наружу протиснулись разведчики. Вилл опасался, что над упавшим катером барражируют флайеры. Группа людей на открытой местности станет для них легкой мишенью. Рисковать всем подразделением Нокли не хотел.
        В число избранных, разумеется, попал Андрей. В отличие от большинства наемников у него не такое крепкое телосложение.
        Впрочем, даже землянину пришлось снять бронежилет. Сразу за Волковым на поверхность вылез Элинвил.
        Солдаты внимательно осмотрелись по сторонам. Вокруг сплошная зелень травы, редкие кустарники и невысокие каменистые холмы. Климат здесь не самый благоприятный. Сириус уже клонился к горизонту, а на плато по-прежнему стоит невыносимая жара. Дышать абсолютно нечем. И это при том, что океан километрах в десяти отсюда.
        Андрей взглянул на летательный аппарат. Да, они действительно чудом выжили. Сверкающий, серебристый челнок графини превратился в груду металлолома. За искореженной машиной тянулась глубокая серая борозда. Катер зарылся в землю почти наполовину. Если бы аппарат хоть немного изменил направление, то неминуемо перевернулся бы и взорвался.
        - Ну что, стервятники, еще кружат? - раздался снизу встревоженный голос командира взвода.
        - Нет, - ответил Волков. - Флайеры улетели. Можно выбираться.
        Не теряя времени, бойцы принялись расширять дыру саперными лопатками. Примерно через четверть часа наемники покинули разбившуюся машину. По лицам солдат тек грязный пот. То и дело они прикладывав лись к флягам. Тяжелее всего было раненым. Их силы быстро таяли.
        - Беречь воду! - грозно произнес сержант: - Иначе сдохнете от жажды.
        Ослушаться маорца никто не посмел. Не та ситуация. Кроме того, бойцы понимали, что Нокли прав. Пополнить запасы удастся не скоро. Степные районы на Кабрии простираются на сотни километров.
        - Куда теперь? - поинтересовался Джей, закидывая оружие на плечо.
        - На северо-запад, - сказал Вилл. - Там начинается горная гряда. Есть где спрятаться.
        В легкой синеватой дымке цекрианец ничего не увидел. Ровное, пугающее своим однообразием плато.
        - Не дойдем, - отрицательно покачал головой Парсон. - Сирианцы нас перехватят.
        - Пожалуй, - согласился сержант. - Но попытаться стоит. Других вариантов нет.
        - А поселок, о котором перед смертью говорил пилот? - напомнил Джей.
        - Его точное местоположение мне неизвестно, - честно ответил Нокли. - Я в тот момент на карту не смотрел. Оживлять бортовой компьютер долго и бессмысленно. Он наверняка поврежден.
        - Жаль, - вздохнул цекрианец. - Остается только надеяться на удачу.
        Вытягиваясь в колонну, наемники двинулись в путь. Впереди шел маорец. Вилл задал средний темп. Спешка неминуемо приведет к тому, что часть солдат отстанет. А это серьезно ослабит взвод. В подчинении сержанта и так мало людей. При столкновении с врагом они не продержатся и получаса.
        Если, неприятель вообще решит вступать с ними в непосредственный контакт. Подразделение можно уничтожить различными способами. Лазерные орудия крейсеров, атака флайеров, залп артиллерийский орудий. И грядущая ночь не помеха. Для приборов наблюдения, установленных на боевых кораблях, темнота не имеет ни малейшего значения,
        Нокли умышленно поставил перед подчиненными невыполнимую задачу. Трудный переход хоть как-то отвлечет наемников от грустных мыслей о неминуемой гибели. Глупо рассчитывать на милосердие Октавии Торнвил. Могущественная правительница не прощает мятежников. Жестокая казнь неизбежна.
        ГЛАВА 6
        РАСПЛАТА
        Сириус коснулся нижним краем горизонта. Небо приобрело фиолетовый оттенок. С востока подул слабый ветерок. Однако желаемой прохлады он не принес. Уставшие, измотанные солдаты брели за командиром. Волков и Элинвил по очереди помогали Кавенсону. Брик сильно хромал. Каждый шаг раненой ногой причинял ему адскую боль.
        У Стенвила состояние не лучше. После контузии у корзанца сильно кружилась голова. Пару раз Лайн терял равновесие и падал. Оба товарища Андрея постоянно вкалывали стимуляторы.
        За полтора часа взвод преодолел километров восемь. Окружающий ландшафт ничуть не изменился. Унылая, бескрайняя степь. Слава богу, на Кабрии весна, и трава не успела выгореть. Желтая, пожухлая растительность окончательно добила бы бойцов. Буйная зелень, пусть и немного, но поднимала настроение. Странно, где тут сержант видел горы? Либо Вилл что-то перепутал, либо обманул Парсона. Зачем? Это известно лишь ему.
        Справа донесся подозрительный гудящий звук. Волков остановился. Так и есть. Шесть черных точек в небе различались без особого труда. Десантные боты. Ждать наступления темноты сирианцы не стали.
        Заметил машины и Нокли. Замедлив темп, маорец несколько секунд смотрел на приближающиеся летательные аппараты. Прежде чем, Вилл отреагировал на появление противника, на западе раздался хриплый, надрывный гул. На склоны холмов выехали бронетранспортеры. Враг занял господствующие высоты.
        - Все! Пришли, - с горькой иронией в голосе произнес Блекпул. - Мы угодили в западню.
        Алён бросил на землю рюкзак. В глазах аластанца читалась обреченность. Сопротивляться было бесполезно. Штурмовики уже высаживались на поверхность, замыкая кольцо окружения. Они отрезали беглецам путь к отступлению. Грамотная, тщательно отработанная тактика. В выучке неприятелю не откажешь. Наемникам при всем желании не удастся прорваться сквозь подобный заслон.
        - Занимаем оборону! - выкрикнул сержант. - Начинаем окапываться!
        Колонна солдат тут же рассыпалась. Это скорее рефлекс, чем осознанная необходимость. Шансов в таком бою у наемников нет. Их спокойно, методично будут расстреливать с дистанции. Однако сдаваться никто не собирался. Лучше погибнуть в бою, чем под пытками в аланской тюрьме.
        Огонь сирианцы не открывали. Приказа на уничтожение мятежников пока не поступало. Тягостная пауза длилась минут тридцать. Внезапно противник вышел в эфир на частоте наблюдателя.
        . - Солдаты, операция по свержению графини Торнвил провалилась. Предлагаем сложить оружие, - проговорил незнакомец. - Ваше упрямство приведет лишь к ненужным жертвам.
        - Какие у нас гарантии? - спросил Нокли. - Мне и моим людям сохранят жизнь?
        - Вы не в том положении, когда выдвигают условия, - возразил сирианец.
        - Тогда к чему этот диалог? - сказал сержант. - Убейте нас и дело с концом.
        - На легкую смерть не надейтесь, - раздраженно произнес представитель графини. - Мы применим парализаторы. Попавших в плен бойцов передадут в научный отдел службы безопасности.
        - Кого вы пытаетесь напугать? - усмехнулся Вилл. - Рабов с взрывчаткой на шее? Наивные глупцы. Попробуйте, подойдите на дальность выстрела. У парализаторов ограниченный радиус действия. Заодно посчитайте, сколько десантников вы потеряете. Поверьте, я ни разу не промахнусь.
        - Думаю, взаимные угрозы ни к чему не приведут, - смягчил тон незнакомец. - Давайте искать компромисс. Принимать столь важные решения не в моей компетенции. Необходима санкция графини…
        - Добейтесь ее, - мгновенно отреагировал Нокли. - Тогда и поговорим…
        Гигантский белый шар сверкнул последний раз и исчез за холмами. На Кабрию опустилась ночь. Мир погрузился во мрак. В небе вспыхнули тысячи звезд. Наемники тотчас переключили забрала шлемов в инфракрасный режим. Окружающая солдат степь сразу приобрела странный, причудливый вид. Люди словно находились на далекой чужой планете. Черные холмы, неясные силуэты, непрерывно перемещающиеся светлые точки. Зловещая, пугающая картинка.
        Время шло, а активных действий враг не предпринимал. Согласование с правительницей страны явно затянулось. Октавия не спешила. Ликвидировать жалкую горстку наемников она всегда успеет.
        Строительная техника прибыла на Велию на закате. Огромные транспортные челноки опустились на посадочную площадку перед разрушенным дворцом. Ревя двигателями, машины выезжали из трюмов кораблей. Специальная бригада тут же начала устанавливать по периметру здания мачты с прожекторами. Они разгонят наступающую темноту. Работа не должна прекращаться ни на секунду.
        Бульдозеры расчищали завалы, подъемные краны поднимали искореженные плиты, сварщики резали металлические конструкции. Периодически похоронная команда извлекала из руин изуродованные, обгоревшие трупы. Их укладывали в герметичные пластиковые мешки и уносили к фонтану. Медикам предстоит немало потрудиться, чтобы опознать мертвецов.
        Погибших солдат Энгерона уносили в дальнюю часть парка. Проблема в ошейниках с взрывчаткой. Саперы не рискнули их снимать. Слишком сложная система. Пусть представители компании сами разбираются со своими покойниками.
        Графиня знала, что спасатели работают на пределе сил, но продолжала торопить Хейвила. Подземный бункер тяготил ее. Она никак не могла избавиться от нервного напряжения. Вдруг суета на поверхности всего лишь иллюзия? Попытка ввести Торнвил в заблуждение.
        На самом деле могущественную правительницу не освобождают из вынужденного заточения, а наоборот наглухо замуровывают. Экран голографа погаснет, и Октавия останется навечно в секретном убежище. Со скорбными лицами члены Сената объявят траур по убитой подлыми заговорщиками графине. Лживые мерзавцы. Ее смерть обрадует многих.
        Интересно, как дальше будут развиваться события? Устраивать династический переворот негодяи вряд ли решатся.
        Значит, на трон взойдет Эвис. Девушка совершеннолетняя, ей даже не понадобится регент. Она очень, очень удачно заболела. Внезапная простуда сохранила дочери жизнь. А внезапная ли? Что если…
        Хотя, нет. Симптомы были очевидные. Да и врач подтвердил диагноз. Кроме того, у Эвис нет ни денег, ни связей для организации покушения. Операция масштабная, требующая миллионных затрат. Хрупкая, утонченная девушка не в состоянии осуществить подобный план. Это просто счастливое стечение обстоятельств. Судьба благоволит Эвис.
        Тогда кто? Герцог Видог? Не исключено. Правитель Плайда был недоволен политикой Торнвил. Он требовал от союзника большего. Сепаратные переговоры графини и барона Китарского могли заставить его пойти на крайние меры. Устранив Октавию, герцог открывал путь к престолу ее старшей дочери, а заодно и собственному сыну.
        Но тут есть ряд подводных камней. Статус Эвис сразу бы вырос. Именно она стала бы главой страны, а не Дейл. Кроме того, помолвка еще не свадьба. Девушка может ее и расторгнуть. Юные властительницы так непредсказуемы. В отличие от матери, у Эвис нет никаких обязательств перед плайдцами. Дочь запросто может перекинуться в стан герцога Делвила. Нет, пожалуй, Видогу рано убивать Торнвил.
        Остается Урис Мейган.
        И, разумеется, внутренняя оппозиция. Мерзавцы наверняка действовали сообща.
        Изображение на экране голографа поменялось. Картинка с поверхности Велии исчезла, и графиня увидела командира «Альзона». Майор, как обычно, подтянут, безукоризненно выбрит, на форме ни единой складки.
        - Ваше высочество, - доложил офицер. - На Кабрии сбит первый катер. Посадка, к счастью, прошла успешно. По полученным данным челнок сильно поврежден, но люди уцелели.
        - Прекрасно, - заметила Октавия. - Представьте пилотов флайеров к наградам.
        - Будет исполнено, - отчеканил Хейвил. - Стаф Энгерон арестован и уже на судне, летящем к Алану.
        - Это все хорошо, маркиз, - сказала правительница. - Но меня больше интересует, когда будет расчищена шахта лифта. Я устала ждать. Строительные бригады работают крайне медленно.
        - Они стараются, - произнес майор. - Разрушения чересчур велики. Некогда величественный дворец превратился в груду многотонных глыб. Чтобы разобрать завалы, требуется время.
        - Пустые слова, - возразила Торнвил. - Назовите конкретные сроки.
        - Два часа, - после некоторой паузы ответил командир флагманского крейсера.
        - Два часа, - задумчиво повторила графиня. - Ладно, я потерплю. Но, ни минутой больше.
        Спасатели справились с поставленной задачей чуть раньше. К тому моменту накопившаяся за день усталость свалила Октавию. Подперев щеку рукой, она уснула прямо в кресле. Телохранители не беспокоили правительницу. Получив сообщение от Хейвила, Аклин первым поднялся на поверхность. Убедившись в безопасности прохода, крензер снова спустился вниз. Присев на корточки перед Торнвил, мутант тихо проговорил:
        - Госпожа, просыпайтесь. Пора идти.
        Графиня мгновенно открыла глаза. Осознав смысл сказанной фразы, Октавия решительно встала и направилась в туалетную комнату. Приведя себя в порядок, женщина двинулась к лифту. Могущественная сирианская правительница всегда должна выглядеть идеально.
        Рабочие встретили Торнвил бурными аплодисментами. Вряд ли они любили графиню, но когда за твоей спиной стоят солдаты с лазерными карабинами, желание выразить истинные чувства почему-то пропадает. Одно неверное слово, некорректная реплика и тут же окажешься в числе тех, кто погиб при штурме дворца.
        Октавия с ужасом смотрела по сторонам. Изображение на экране голографа не позволяло оценить подлинные масштабы трагедии. В реальности все было гораздо страшнее. Особенно в слепящем свете прожекторов. Разбитые на куски колонны, фрагменты мозаичных стен, осколки стекол под ногами.
        Вежливо кивая головой подданным, правительница торопливо шла за Аклином. Побыстрее бы покинуть этот проклятый остров. Дворец разрушен до основания. Восстанавливать здесь по сути дела нечего. Строители разберут завалы, вывезут мусор, расчистят парковую зону. От былой роскоши не останется и следа.
        Торнвил уже решила, что отдаст Велию в аренду частным инвесторам. Пусть возводят тут гостиницы. На карте планеты появится очередной заурядный курорт. В любом случае, Октавия сюда никогда не вернется.
        Вот и гравитационный катер с «Альзона». Правительница села в кресло, пристегнула страховочные ремни. Рядом расположились крензеры. Через несколько секунд летательный аппарат стартовал. Машину сопровождали четыре флайера. В сложившейся ситуации не лишняя мера предосторожности.
        Кроме Хейвила в шлюзовом отсеке не было ни души. Видимо, майор опасался, что в экипаже корабля тоже могут оказаться мятежники. Завидная предусмотрительность. Офицер приблизился к Торнвил и негромко сказал:
        - Ваше высочество, я искренне рад, что все тревоги и волнения уже позади.
        - Благодарю, маркиз, - вымолвила графиня. - Сегодня вы продемонстрировали проницательность, настойчивость и верность. Достойные качества для любого дворянина. Я не забуду, что вы для меня сделали.
        - Прошу проследовать в ваши апартаменты, - словно не замечая похвалы, продолжил Хейвил. - Мой помощник тщательно проверил помещение на предмет взрывных и подслушивающих устройств.
        Октавия взглянула на майора. Нет, он все-таки чертовски хорош. Умен, красив, исполнителен. Ловит ее мысли буквально на лету. Карьерный рост лишь отдалит офицера от правительницы. Это не лучший вариант. Генерала Лексона, к примеру, Торнвил видит не чаще трех-четырех раз в году. Графиня общается с командующим флотом исключительно по средствам связи.
        Место фаворита сейчас вакантно. Октавия была бы не прочь, если бы его занял Хейвил.
        И неважно, каков он в постели. Главное, что на крепкое плечо маркиза можно безбоязненно опереться. Нападение на дворец заставило графиню изменить систему ценностей. В одиночку бороться с врагами необычайно тяжело.
        К осуществлению намеченного плана Торнвил приступила немедленно. Придя в свои апартаменты, графиня опустилась на мягкий диван и жестом пригласила майора сесть в кресло напротив. Офицер не посмел отказаться.
        Как бы невзначай Октавия закинула ногу на ногу, оголяя бедро. Хейвил на уловку не поддался. Он по-прежнему спокоен и невозмутим. Жаль. Женщина надеялась, что это произведет на него впечатление. Но ничего, рано или поздно, Торнвил найдет ключ к сердцу маркиза.
        - Ваше высочество, у меня две неприятные новости, - выдержав паузу, проговорил майор.
        - Что еще стряслось? - вздохнула правительница, расстегивая верхнюю пуговицу блузки.
        - Мятежники, летевшие к Елании, отказались выполнить наши требования, - сказал офицер. - Катер был сбит и упал в горах на юго-западе материка. При взрыве погибли все, кто находился в машине. Поисковая команда обнаружила три обгоревших трупа. Тела увезли на генетический анализ.
        - Значит, допросить никого не удастся, - с горечью заметила Октавия. - А ведь мы рассчитывали, что Лана захвачена именно этими людьми. Придется всерьез взяться за мерзавцев, высадившихся на Кабрии.
        - Девочки у них нет, - стараясь не смотреть на графиню, произнес Хейвил.
        - Почему вы так решили? - удивленно проговорила Торнвил. - Психологи иногда ошибаются.
        - Это данные разведки, - пояснил маркиз. - В брошенном катере только два мертвых наемника. Группа блокирована в семи километрах от места падения. Специалисты провели сканирование людей. Нет ни малейшего намека на наличие пленницы. У всех солдат защитное снаряжение и оружие.
        - Если я правильно поняла, подобная аппаратура сбоев не дает, - грустно констатировала Октавия.
        - Определенная погрешность бывает, но тут иной случай, - сказал майор. - Девочку-подростка выявили бы сразу. Капитан Шекрил оказалась права. Беглецы блефовали. Они почувствовали нашу слабость и воспользовались ею.
        - Ну, а теперь негодяи заплатят за все сполна! - гневно воскликнула правительница. - Я прикажу сначала их пытать, а затем распять на столбах. Пусть пощады не ждут. Наемники уже сдались?
        - Нет, - офицер отрицательно покачал головой. - Командир отряда отклонил ультиматум.
        - Наглецы! - зло прошипела Торнвил. - Наверняка опять требуют гарантий.
        - Да, - подтвердил Хейвил. - Единственное условие - сохранение жизни.
        - Ни за что! - к лицу графини прилила кровь. - Эти выродки должны сдохнуть. Они заставили меня спрятаться в убежище и трястись от страха. Они убили мою дочь. Уничтожить группу! Никакой жалости!
        - Простите, ваше высочество, но я бы не торопился, - возразил майор. - Отсрочьте казнь хотя бы на пять часов.
        - Не вижу смысла, - более спокойно проговорила Октавия. - Обоснуйте свое предложение.
        - Причин несколько, - произнес маркиз. - Во-первых, если вдруг появятся новые факты, и вы решите допросить бойцов, возникнет проблема. Ликвидировать взвод солдат несложно, а вот воскресить их вряд ли удастся.
        - Пожалуй, - согласилась правительница. - Хотя от наемников будет Немного толку. Организаторов покушения они не знают. Подобные акции держатся в строжайшем секрете.
        - Правильно, - мгновенно отреагировал Хейвил. - Вы сами назвали вторую причину. Наемники - простые исполнители. Бойцы даже не догадывались, кто объект нападения. Приказ заказчика для них закон. Ненависти лично к вам солдаты не испытывают. Это не фанатики, которых надо истреблять, не задумываясь. И не забывайте, по статусу они рабы. Невольников унижают, бьют, продают как скот. Смерть их не пугает. Убив наемников, вы не получите морального удовлетворения.
        - С данным утверждением можно поспорить, - иронично усмехнулась Торнвил.
        - И, в-третьих, в чем выгода? - продолжил офицер. - Трупы ничего не стоят.
        - У вас есть конкретное предложение, маркиз? - поинтересовалась графиня, подаваясь вперед.
        - Так точно, - отчеканил майор. - Через четыре часа на «Альзон» доставят Стафа Энгерона. Я очень сомневаюсь, что хозяин компании замешан в покушении. Ему это не нужно. Бизнес старого скряги процветает. Скорее всего, Стаф стал жертвой обмана и собственной алчности.
        - Не улавливаю связи, - растерянно вымолвила Октавия. - К чему вы клоните?
        - У Энгерона нет принципов, кроме одного, - ответил Хейвил. - Фирма не должна терпеть убытки. Ради денег, прибыли он перегрызет глотку кому угодно. Пройдоха часто заключает сомнительные сделки, но при этом всегда требует полную компенсацию за бойцов. Данный случай не исключение. Необходимая сумма за солдат уже выплачена. Арендатор мертв, а значит, вы вправе распоряжаться наемниками в течение полугода по своему усмотрению. Уничтожать их, на мой взгляд, нецелесообразно.
        - Блестящая идея, - восхищенно сказала правительница. - Герцог Видог специально покупал у Стафа бойцов для зачистки захваченной территории. А мне предстоит война с бароном Мейганом. Я буду использовать мерзавцев на самых опасных участках. Пусть, кровью искупят вину.
        - Кроме того, советую взять у Энгерона еще две-три роты солдат, - произнес офицер. - И обязательно потребуйте скидку. Прижмите тасконца к стене. В нынешней ситуации он не посмеет отказать.
        Торнвил откинулась на спинку дивана. Нижний край юбки оказался чуть выше колен. Это явное нарушение этикета, но поправлять одежду графиня не стала. Пусть маркиз полюбуется на ее красивые, загорелые ноги. Заслужил.
        Взвешенно, вежливо, рассудительно майор остановил правительницу от опрометчивых шагов. Разум женщины захлестнули эмоции, она жаждала мести. О последствиях Октавия не задумывалась. К счастью, рядом оказался смелый, преданный мужчина. Бредли не посмел бы ей перечить. Грей был трусом и подлецом. Хейвил совсем другой человек.
        - А что если я прикажу устранить Стафа? - проговорила графиня. - Доказать его причастность к преступлению не составит труда. Тогда и торговаться не придется. Компания перейдет в собственность государства.
        - Формальный повод действительно есть, - кивнул головой офицер. - Но я бы так не делал. Мне не нравится, чем занимается Энгерон, однако его фирма добилась успеха и пользуется авторитетом. Открытый процесс с привлечением известных адвокатов вы проиграете. Тихая смерть тасконца еще больше всколыхнет общественность. Крупные промышленники и землевладельцы поднимут шум. Это прецедент. Вдобавок ко всему вы спровоцируете беспорядки в стране. Оппозиция подобный шанс не упустит.
        - Дворянам абсолютно наплевать на Стафа, - возразил Торнвил.
        - Я имел в виду не дворян, а борцов за права и свободы граждан, - сказал маркиз.
        - Они выведут на улицы миллионы людей. Рабство позволило удешевить товары и поднять экономику, но вовлечь в данный процесс государство вам не позволят. Компания сотнями скупает невольников на аукционах. Если на торгах появится какой-нибудь правительственный чиновник, радикально настроенная пресса взорвется от негодования. Журналисты раздуют грандиозный скандал.
        - Мы создадим подставную фирму, - вымолвила правительница. - Проблема не столь уж сложна…
        - Вы недооцениваете репортеров, - произнес Хейвил. - При желании они раскопают любую информацию. Ну, а если им хорошо заплатить, мерзавцы вывернут «грязное» белье наизнанку.
        - Майор, вы неплохо разбираетесь в политике, - заметила Октавия.
        - Не так хорошо, как бы хотелось, - проговорил офицер. - Я лишь слежу за публикациями и регулярно смотрю новости по частным каналам. В современных условиях надо быть в курсе событий.
        - Похвальное рвение, - улыбнулась графиня, расстегивая вторую пуговицу на блузке.
        Движение Торнвил не ускользнуло от внимания майора, но он вида не подал. Командир «Альзона» отлично понимал, чего добивается от него правительница. Однако потакать женщине Хейвил не спешил. Безнравственность, беспринципность графини пугали майора.
        Казалось, для нее нет ничего святого. Пять часов назад Торнвил лишилась любовника, потеряла дочь, но вместо того чтобы лить слезы от горя, она упорно пытается сблизиться с новым мужчиной. Разумного объяснения подобным поступкам офицер не находил.
        Злые языки обвиняли Октавию в убийстве собственного мужа. Маркиз не верил в эти сплетни. Однако сейчас в душу Хейвила подло, предательски заползал червь сомнения. За привлекательной внешностью графини скрывается жестокость, черствость и необузданная похоть.
        Впрочем, майор не вправе осуждать могущественную правительницу. Торнвил не должна давать волю эмоциям. Человек, повелевающий миллиардами подданных, поневоле становится холодным и бесстрастным. За сухой статистикой цифр он не видит людей. У графини незавидная доля. Ее бы приласкать. Увы, офицер к этому не готов. Во Фланкии у него жена и сын.
        - Особо нужно сказать о финансовой стороне дела, - после паузы продолжил маркиз;
        - Компания неминуемо разорится.
        - Почему? - разочарованно спросила Октавия, заметившая замешательство Хейвила.
        - У Стафа многое держится на личных связях, - произнес майор. - Поставщики и арендаторы с неизвестными партнерами работать не будут. Заслужить доверие в рискованном бизнесе непросто. Не случайно у Энгерона нет серьезных конкурентов. Он умудряется в нынешней запутанной ситуации сохранять нейтралитет. Очень часто наемников у него берут обе противоборствующие стороны. Вашим представителям это не удастся.
        - Вы меня убедили, маркиз, - вымолвила Торнвил. - Торопиться действительно не стоит. А теперь вернемся к нападению на Велию. Неужели из охраны и обслуги дворца никто не спасся?
        - Несколько сотрудников службы безопасности выжили, - проговорил офицер. - Солдаты оттеснили их в парк. Пробиться обратно к зданию агенты не сумели. Вашей дочери среди уцелевших, к сожалению, нет. Из-под развалин извлечено около семидесяти трупов. Опознание мертвецов затягивается. Тела сильно обожжены. В залах, комнатах и коридорах бушевали пожары. Не исключено, что некоторые люди сгорели дотла. Но надежда еще есть…
        - Перестаньте, майор, - махнула рукой графиня. - Не нужно меня успокаивать. Уже очевидно, что Лана погибла. Я своими глазами видела руины дворца. Страшное зрелище. Великолепное сооружение превратилось в жалкие развалины. Никакой надежды нет. Я устала. День выдался тяжелым…
        Хейвил мгновенно вскочил с кресла. Утомлять долгими беседами правительницу он не собирался. Октавия грустно посмотрела на командира крейсера, вздохнула и негромко сказала:
        - Вы свободны, маркиз. Благодарю за оказанную помощь. Мне необходим отдых. Пяти часов будет вполне достаточно. Если обнаружите мою дОчь или случится что-нибудь важное, немедленно сообщите.
        - Непременно, - отчеканил майор. - Как поступить с наемниками, ваше высочество?
        - Пусть пока поживут, - ответила Торнвил. - Я решу, что с ними делать после разговора с Энгероном.
        Майор лихо козырнул и зашагал к двери. Графиня осталась одна. У нее нет даже служанок. Догадаться об их судьбе несложно. Солдаты безжалостно истребили весь персонал дворца.
        Нет, Октавия не испытывала сострадания к несчастным женщинам. Они для нее ничего не значили. Правительницу раздражали внезапно возникшие проблемы. Торнвил придется самой вытираться полотенцем после душа, стелить постель, развешивать одежду, Никто не поправит на кровати подушки, не подаст утром халат и стакан сока. Нарушился привычный, размеренный ритм жизни.
        Пожалуй, надо связаться с Орсоном. Пусть срочно набирает новый штат. Но это потом. А сейчас спать. В таком состоянии графиня не может нормально думать. Октавия сняла пиджак, блузку, юбку и побрела в соседнюю комнату. Хороший, крепкий сон позволит ей восстановить силы.
        Специальный челнок службы безопасности стремительно летел к Алану. Его сопровождали два эсминца. Это необходимая мера предосторожности. На корабле слишком важный пленник. С его головы не должен упасть ни один волос. Впрочем, данное утверждение не совсем уместно. Мужчина, сидевший в маленькой каюте четвертой палубы, абсолютно лыс.
        Условия, в которых содержали Стафа Энгерона, были вполне приемлемыми. Мягкое кресло, письменный стол, кровать, в углу туалет и душевая кабина. Все бы ничего, но дверь закрыта на замок. Лицо оливийца сосредоточено, тело напряжено. Когда ровно в полдень в офисе компании появились трое в штатском, он сразу понял, что это не к добру. Офицеров службы безопасности Стаф определял безошибочно.
        Старший продемонстрировал удостоверение на имя полковника Леклина. Фамилия известная. Заместитель начальника тасконского отдела. Энгерону оказали высокую честь. Жаль, что их встреча не произошла при других обстоятельствах. Такие друзья никому не помешают.
        Агенты забрали компьютер Стафа и предложили пройти с ними. Формально слово арест не прозвучало, но уточнять оливиец не рискнул. Он встал из-за стола и неторопливо подошел к окну.
        Так и есть.
        Возле здания офиса гравитационный катер. Наверняка на подлете к базе десантные боты со штурмовиками. Малейшая попытка сопротивления и власти применят силу. Связываться с Лейроном полковник не разрешил. Лагерь будет нормально функционировать и без хозяина.
        Вскоре машина покинула Оливию. Секретарша растерянно и испуганно провожала взглядом владельца компании. Никаких распоряжений на период своего отсутствия Энгерон почему-то не дал.
        Однако Лайза женщина неглупая и ничего спрашивать не стала.
        В салоне катера царила тягостная тишина. Куда направляется аппарат, Леклин не сказал. Впрочем, принципиального значения это не имело.
        С тех пор минуло четыре часа. Теперь Стаф не сомневался, что челнок летит к Алану. Факт немаловажный. Попахивает государственной изменой. Подперев подбородок рукой, тасконец мучительно соображал, какие обвинения против него могут выдвинуть.
        За последнее время он вроде ничего криминального не совершал. Все в рамках закона. Налоги платил исправно, оппозиционеров не субсидировал, с иностранными разведками не сотрудничал. Ну, а коммерческие сделки не должны интересовать службу безопасности. Хотя…
        Соглашение с герцогом Видогом о поставке рабов с Корзана и Тесты вряд ли понравилась графине. Но в любом случае это не основание для ареста. Октавия сама просила дать правителю Плайда в аренду три роты наемников. Они ведь союзники. Или Энгерон ошибается? Проклятая политика! Вечно мешает бизнесу.
        Как Стаф ни старался, найти ответы на поставленные вопросы тасконец не сумел. Вокруг сплошной туман, неразрешимая загадка.
        Достигнув орбиты Алана, корабль снизил скорость и лег в дрейф неподалеку от
«Альзона». Агенты снова проводили Энгерна в гравитационный катер. Через десять минут мужчина оказался в шлюзовом отсеке флагманского крейсера.
        Название судна Стаф увидел на стене. Кое-что прояснилось. Предстоит встреча с правительницей. Перспектива не самая приятная. Ничего хорошего от Торнвил ждать не приходится. На лбу тасконца выступила испарина. В коридоре стоял высокий смуглокожий офицер. Окинув взглядом Леклина и Энгерона, офицер произнес:
        - Господа, прошу следовать за мной. Группа быстро двинулась за командиром
«Альзона». Преодолев метров тридцать, Хейвил повернул направо. Возле первого отсека с лазерными карабинами наперевес застыли два штурмовика. Увидев майора, солдаты расступились.
        Офицер приложил ладонь к пульту и набрал код. Дверь плавно отъехала в сторону.
        Хейвил жестом пригласил Стафа пройти в помещение. Тасконец шагнул вперед, и на него сразу повеяло холодом. На полу в ряд лежали окровавленные трупы. Зрелище не для слабонервных. Раздробленные конечности, обожженные лица, глубокие раны. У одного бедняги в бронежилете зияет огромная, сквозная дыра. Бойцы явно попали под скорострельные пушки.
        - Это ваши люди, господин Энгерон? - спросил майор.
        - Снаряжение похожее, но точно утверждать н могу, - спокойно отреагировал Стаф.
        - А вы посмотрите повнимательнее, - настойчиво проговорил командир корабля.
        Тасконец приблизился к мертвецам. На шее наемников блестел обруч с взрывчаткой.
        - Да, это мои солдаты, - вымолвил владелец компании. - Если хотите, я выясню, кто и когда их брал в аренду.
        - Не нужно, - сказал офицер, продвигаясь вглубь отсека. - Идите лучше сюда. Узнаете?
        Энгерон неохотно поплелся к Хейвилу. У дальней стены Стаф остановился. Что ж, теперь все понятно. Отпираться не имеет смысла. Похоже, он действительно вляпался в дерьмо по самые уши.
        - Слева заказчик, - произнес тасконец. - Его фамилия Виллабрук. Рядом с ним наблюдатель, капитан Мешан.
        - Прекрасно, - прокомментировал ответ Энгерона майор. - Нам здесь больше делать нечего.
        Мужчины покинули холодильник и направились к лифту. Сотрудники службы безопасности не отставали. На шестой палубе возле апартаментов графини Стаф увидел крензеров. На руке одного из телохранителей Октавии свежая повязка. В глазах мутантов ярость. Будь их воля, разорвали бы тасконца на части.
        И тут Энгерона осенило.
        Его провели, как мальчишку. Зачистка поселений горгов на Тхакене всего лишь предлог. Истинной целью нападения была правительница Сириуса. У Стафа подкосились ноги. Тасконец едва не упал. Торнвил своих врагов не прощает. Ну, а под пытками признаешься в чем угодно. Скорее всего, на Оливию он уже никогда не вернется.
        Между тем, крензеры проверили Хейвила и Энгерона на наличие оружия. Полковника Леклина к графине не пустили. Слегка покачиваясь, Стаф покорно шел за майором, словно старый кон на скотобойню. Участь тасконца не завидна. Октавия припомнит ему все грехи. Офицер замер посреди комнаты. Энгерон чувствовал, как по спине текут струйки пота. Помещение будто в дымке, а голоса доносятся откуда-то издалека.
        - Значит, решил поучаствовать в государственном перевороте? - проговорила Торнвил.
        Стаф только се час заметил правительницу. Женщина стояла у стола со стаканом тонизирующего напитка. Ярко-красное платье, туфли такого же цвета на высоком каблуке, волосы собраны на затылке в тугой узел. Это дурной знак. Обычно Октавия предпочитала другие прически. Более свободные, роскошные. Макияж строгий, четко очерченный. Графиня в гневе и жаждет мести.
        - Ваше высочество, меня оклеветали, - пролепетал тасконец. - Ив мыслях не было…
        - Неужели? - жестко сказала Торнвил. - Тогда почему твои наемники атаковали Велию?
        - Не знаю, - растерянно пожал плечами Энгерон. - Заказчик ввел меня в заблуждение.
        - С этого момента поподробнее, - вымолвила правительница. - Лично я считаю, что ты лжешь.
        Переход на «ты» не сулил владельцу компании ничего хорошего. С ним обращаются, как с преступником.
        - Ваше высочество, я политикой не интересуюсь, - произнес Стаф. - Моя фирма готовит профессиональных солдат. Аренда приносит неплохую прибыль. Мне не выгодна смена власти. Легализация рабства…
        - Обойдемся без пафосных речей, - оборвала тасконца Октавия. - Ближе к делу.
        - Виллабрук появился пять дней назад, - проговорил Энгерон. - Попросил два взвода бойцов. Настаивал на втором и третьем уровне. Все компромиссные предложения он отверг. В конце концов, я уступил.
        - И вы не спросили незнакомца о цели операции? - удивился Хейвил.
        - В детали я не вдаюсь, - вздохнул Стаф. - Лишь уточнил имя клиента. Без этого нельзя.
        - И каков был ответ? - графиня резко повернулась к арестованному.
        - Молодой человек сказал, что заказчик - барон Мейган, - произнес тасконец. - Он якобы намеревается провести зачистку на Тхакене. Привлекать собственные войска владыка Китара не хочет из-за возможного скандала в средствах массовой информации. Джози и валкаалцы посчитают, что данная акция - первый шаг к ущемлению прав негуманоидных рас. А так все спишут на пиратов.
        - Звучит убедительно, - вымолвила Торнвил. - Хотя, насколько мне известно, Урис Мейган никогда с горгами не ссорился. Пару лет назад барон даже летал на планету и встречался с королевой.
        - Ваше высочество, простого обывателя мало волнуют события, происходящие на Эдане, - проговорил Энгерон. - Мелкое, ничтожное государство, никак не влияющее на жизнь нашей страны. Я поверил…
        Что-что, а льстить Стаф умел. Тасконец прекрасно видел, как вспыхнули искры в глазах правительницы, когда он упомянул Мейгана. Это именно то, что желала услышать Октавия. Лишнее подтверждение вины китарца. Очень, очень опрометчивый поступок барона. Его представитель должен был держать язык за зубами.
        Постепенно Энгерон приходил в себя. Ситуация полностью прояснилась. Мерзавец Виллабрук втянул Стафа в покушение на графиню. Непосредственно к нападению на Велию тасконец не причастен, но когда рубят лес, по сторонам не смотрят. Удивительно, как Торнвил сразу не казнила Энгерона. Она женщина горячая, импульсивная. Без сомнения, ее кто-то остановил, успокоил. Не этот ли красавчик майор?
        Грея Бредли рядом нет. Значит, секретарь правительницы либо погиб, либо попал в немилость. Что по своим последствиям примерно одинаково. У Октавии новый советник.
        Стаф искоса взглянул на офицера. Стройная, подтянутая фигура, широко развернутые плечи, гордо поднятый подбородок. Типичный военный. Законы чести для него важнее жизни. Нет ни подхалимства, ни унизительного подобострастия, ни лживой угодливости, присущей прежним фаворитам графини. Такие люди честно скажут правду в глаза, какой бы горькой она ни была.
        По сути дела перед тасконцем стоял молодой аналог Грега Лейрона. Торнвил заполучила преданного, надежно союзника.
        Майор спас Энгерона, но сейчас он представляет опасность. Офицер обладает быстрым аналитическим умом. Октавию обмануть несложно, а вот с ним надо держать ухо востро. Малейшая ошибка и тут же отправишься в застенки секретной службы.
        - Обычно в подобных ситуациях запрашивают подтверждение, - негромко заметил Хейвил.
        - Разумеется, - произнес Стаф. - Придумать можно любую историю. Я хотел соединиться с Эданом, но Виллабрук запретил мне делать это. Он боялся утечки информации. Спорить с клиентом глупо.
        - И вы отдали в аренду шестьдесят наемников без гарантий барона? - иронично проговорил командир «Альзона». - Ни за что не поверю. А вдруг форс-мажорные обстоятельства? Подразделения попали в засаду, десантные боты разбились при посадке, корабль перекупщиков уничтожен патрулем китарцев при пересечении границы. Вариантов тысячи. Кто тогда вернет деньги?
        - Такие просьбы поступают к нам нередко, - понизил голос тасконец. - Конфиденциальность - основа рискованного бизнеса. Мы идем навстречу партнерам, но требуем стопроцентную компенсацию.
        - И заказчик заплатил? - мгновенно отреагировала графиня.
        - Да, - кивнул головой Энгерон.
        - Наличными или через банк? - на лице майора не дрогнул ни один мускул.
        - Само собой, наличными, - грустно усмехнулся Стаф. - Перевод столь значительных сумм вызывает подозрение. Сигнал тотчас поступит в соответствующие инстанции. Проблемы никому не нужны.
        Офицер странно посмотрел на Торнвил. На губах правительницы появилась довольная улыбка. Тасконец понял, что Октавия и ее советник разыграли какую-то хитрую комбинацию. Но какую? Энгерон терялся в догадках. Неужели неприятные сюрпризы еще не закончились? Графиня отошла от стола, приблизилась в Стафу и, медленно растягивая слова, вымолвила:
        - Вчера во время штурма дворца я едва не погибла. Твои бойцы убили всех охранников и слуг. Но это полбеды. Вместе со мной на остров прилетела дочь. Бедняжка осталась под развалинами.
        - Примите мои искренние соболезнования, - вставил тасконец. - Я сожалею о случившемся…
        - Заткнись! - прошипела Торнвил. - Твои извинения неуместны. Радуйся, что тебя не прикончили прямо в офисе на Оливии. Участие в государственном перевороте - тяжкое преступление. Прозвучавшие здесь объяснения не служат оправданием. Нужно быть разборчивее в выборе клиентов.
        - Ваше высочество, моя преданность безгранична, - взмолился Энгерон.
        - В самом деле? - язвительно проговорила правительница. - Тогда ответь на вопрос. Отказал бы ты китарцам, если бы заранее знал о том, против кого запланирована операция?
        В глазах Октавии плясали бешеные огоньки. Стаф опять угодил в западню. Расслабляться с графиней нельзя ни на секунду. Если бы этот вопрос прозвучал в начале беседы, тасконец без колебаний сказал бы «да». Но сейчас безапелляционный ответ вряд ли приемлем. Энгерон нутром чувствовал подвох. Торнвил намерена уличить Стафа во лжи. Тасконец тяжело вздохнул и произнес:
        - Нет, ваше высочество, не отказал бы. Данный факт нанес бы непоправимый вред репутации фирмы. Мы не должны давать волю эмоциям. Как владелец компании я обязан продавать товар вне зависимости от личных пристрастий. Однако, как гражданин сирианского графства я, не называя имен, сообщил бы о грозящей вам опасности. Это мой долг перед отчеством.
        - А вы молодец, господин Энгерон, - восхищенно проговорила Октавия. - Не ожидала. Мужественный, смелый поступок. Ваша откровенность мне нравится. Я люблю честных людей.
        - Благодарю за похвалу, - Стаф почтительно поклонился. - Надеюсь, досадный инцидент на Велии не омрачит наши взаимоотношения. В последние годы мы очень плодотворно и выгодно сотрудничали.
        - Сотрудничество, - повторила правительница. - Что ж, у вас есть блестящий шанс подкрепить свои слова делом. Мне скоро понадобятся хорошие солдаты. Я с удовольствием взяла бы в аренду три роты наемников.
        - Какого уровня? - молниеносно уточнил тасконец.
        - Первого или второго, - с равнодушным видом сказала Торнвил. - Для зачистки вражеской территории особые навыки не требуются. Однако, как постоянный клиент, я хочу получить скидку.
        Энгерон понял намек графини. Сегодня с ней лучше не торговаться. Октавия пользуется ситуацией, чтобы снизить цену на бойцов. Разумный шаг. На месте правительницы Стаф поступил бы так же. Хорошо хоть попросила один батальон.
        - Сколько? - скрипя сердце, поинтересовался тасконец.
        - Тридцать процентов, - ответила женщина и мило улыбнулась.
        - Ваше высочество, это же грабеж! - возмущенно произнес Энгерон. - Пять-шесть, ну максимум десять…
        - Жадность приводит к бедности, - философски заметила Торнвил. - Тридцать.
        - Я разорюсь, - обреченно прошептал Стаф. - Убытки будут колоссальные. Пощадите…
        - Не испытывайте мое терпение, - жестко проговорила графиня. - Да или нет?
        - Конечно, да, - вымолвил тасконец. - Что не сделаешь ради страны. Я ведь патриот.
        - Не ерничайте, - сказала Октавия. - Вы получили по заслугам. За допущенные просчеты нужно платить. Бизнес рискованный, отсюда и потери. И вот еще что… Мне необходима консультация. Если человек, заключивший с вами контракт мертв, кому принадлежат солдаты?
        - Компании, - не задумываясь, ответил Энгерон. - Через полгода срок действия стабилизатора истечет.
        - Я не о том, - возразила правительница. - Речь идет о первых шести месяцах.
        - Таких прецедентов у нас не было, - произнес Стаф. - Мои парни в плен не сдаются. Они либо погибают в бою, либо…
        - Ликвидируются, - закончила фразу за тасконца Торнвил.
        - Именно, - подтвердил Энгерон. - Система сбоев не дает. Мы предусмотрели вариант экстренного уничтожения наемников. Если учесть, что и наблюдатель, и Виллабрук убиты, живых остаться не должно.
        - В любом правиле есть исключения, - усмехнулась графиня. - Группе наемников удалось покинуть остров. Мерзавцы захватили мой катер. Машину сбили над Кабрией. Беглецы блокированы.
        - Они заняли круговую оборону и выдвинули ряд требований, - догадался Стаф.
        - Только одно, - проговорила Октавия. - Помилование. Решение я пока не приняла. Хочу обсудить его с вами.
        - За определенную сумму я готов уладить возникшую проблему, - мгновенно отреагировал тасконец.
        - Алчность вас погубит, господин Энгерон, - сказала правительница. - Забудьте о деньгах. Формально этих солдат нет. Бойцы мертвы и фирма получила за них компенсацию. Но кое-кто может воскреснуть. Разумеется через полгода. Дилемма проста: или вы нам помогаете, или я приказываю командиру крейсера открыть огонь по врагу. Через минуту предмет спора перестанет существовать.
        - У вас сегодня необычайно веские доводы, - с горечью заметил Стаф. - Я вынужден согласиться. Надежда призрачная, но она есть. Вы ведь бросите уцелевший отряд в самое пекло. Не правда ли?
        - А как иначе, - вымолвила Торнвил. - Наемники для того и предназначены.
        - Мне понадобится снаряжение Мешана: контрольный пульт и передатчик, - произнес тасконец.
        - Нет, - чуть торопливо вставил майор. - Вы лично полетите за солдатами. Десантный бот уже ждет.
        Энгерон взглянул на Хейвила. Лицо офицера непроницаемо. Но Стафа не проведешь. Что-то графиня и майор не договаривают. Подобная ситуация владельца компании не устраивала.
        - Ваше высочество, я не привык играть вслепую, - сказал тасконец. - Давайте все начистоту.
        Октавия повернулась к маркизу и кивнула головой. Хейвил шагнул к Энгерону.
        - Сначала очередной вопрос, - негромко произнес офицер. - С Виллабруком был отправлен один наблюдатель?
        - А зачем больше? - пожал плечами Стаф. - Капитан Мешан - отличный специалист. Шесть лет безукоризненной службы. Обычно расчет делается на роту, а тут два взвода. Ерунда. Я не понимаю, к чему вы клоните?
        - Дело в том, что мы не причастны к гибели вашего сотрудника и заказчика, - пояснил майор. - Когда штурмовики ворвались в рубку управления, они уже валялись на полу со сломанными шеями. Работал профессионал. Члены экипажа утверждают, что не трогали чужаков. И это правда. Им не выгодна смерть главных виновников преступления. Командир судна подавлен и растерян.
        - Кто-то устранил ценных свидетелей, - догадался тасконец. - Проверьте штатный состав.
        - Исчез техник шлюзового отсека, - проговорил Хейвил. - Но здесь есть ряд странных нестыковок. Парень не имел права входить в рубку. Охранник у дверей не пустил бы его. Кроме того, некоторые офицеры корабля упоминают подозрительного человека, постоянно сопровождавшего наблюдателя.
        - Исключено, - возразил Энгерон. - У моих людей нет помощников. Либо стечение обстоятельств, либо наглая ложь.
        - Удивительно и то, что пленники не смогли описать незнакомца, - продолжил маркиз. - Приметы смутные, расплывчатые, применимые к любому. Впрочем, большая часть экипажа никого не видела.
        - Я бы подключил к расследованию психиатров, - заметил Стаф. - Похоже, на массовое помешательство.
        - Интересное предложение, - сказал майор. - Но вот беда, кейс капитана пропал.
        - То есть, как пропал? - изумленно выдохнул тасконец. - Значит, пульт у негодяев, убивших Мешана? Извините, я бессилен. Ликвидировать наемников не составляет ни малейшего труда.
        - Не волнуйтесь, - успокоил Энгерона Хейвил. - Мы сбили катер. Он взорвался, все беглецы погибли.
        - В таком случае наладьте канал с Оливией, - произнес Стаф. - Я распоряжусь привезти другое оборудование. Нужно перенастроить ошейники бойцов. Процедура несложная, но требующая времени.
        - Хорошо, - согласилась Торнвил. - Но учтите, если вскроется факт вашего участия в заговоре, на пощаду не надейтесь. А теперь идите. Майор, проводите господина Энгерона.
        Тасконец почтительно поклонился и попятился к двери. Вскоре мужчины покинули апартаменты правительницы. Октавия подошла к бару, налила в бокал крепкого вина и залпом его осушила. В голове появилась приятная легкость.
        Настроение у графини было ужасным. Перед тем, как агенты службы безопасности доставили Стафа на «Альзон», Торнвил получила отчет о генетической экспертизе. В уничтоженной на Елании машине Ланы не оказалось. В катере находились техник со
«Странника» и два человека из персонала дворца. Подлые выродки!
        Как же глубоко проникла гниль предательства. Ею заражены сотни, тысячи людей. Правительницу окружают лизоблюды и подхалимы, готовые продать госпожу за жалкую горсть сириев.
        Не лучше обстояли дела и на Велии. Разбор руин практически завершен. Дочь не обнаружена и там. Она словно испарилась. Служанку Ланы опознали по родимому пятну на ноге. Труп Вейлы собирали буквально по частям. До сих пор не найдены восемь несчастных. Эксперты считают, что бедняги полностью сгорели. В том числе и юная графиня. В левой половине здания бушевал ужасный пожар.
        По щекам Октавии покатились слезы. Правительница не испытывала огромной любви к дочерям, но такую судьбу Лана не заслужила. Рано или поздно Торнвил выдала бы ее замуж, и, быть может, девочка была бы счастлива. Увы, теперь это пустые рассуждения. Инстинкт материнства иногда просыпался даже у Октавии. Впрочем, графиня умела гасить эмоции.
        Октавия села на диван и аккуратно вытерла глаза. Красноты остаться не должно. Надо продумать план дальнейших действий. Генерал Лексон уже собирает эскадру для вторжения в баронство Китарское. Скоро начнется погрузка десанта на транспорты.
        Сегодня или завтра Торнвил выступит в Сенате. Вряд ли кто-нибудь посмеет оспорить ее решение. Покушение на правительницу - явный акт агрессии. Оставлять его без внимания нельзя. Опасаясь репрессий, противники Октавии прикусят языки.
        Кроме того, надо объявить в стране траур по погибшей дочери. Пусть народ сочувствует страдающей от горя матери. Праведный гнев и подъем патриотизма сейчас на руку графине. Власть Торнвил укрепится как никогда.
        Ночь прошла спокойно.
        Сириацы держались на значительном удалении от наемников и штурмовать позиции врага не собирались. Уничтожить солдат можно и более простым способом, без лишних потерь
        Не двигались с места и бойцы Энгерона. Нокли прекрасно осознавал, что прорваться сквозь заслон взводу не удастся. Но даже если это каким-то чудом получится, их все равно настигнут и расстреляют флайеры. Спешить в подобных случаях не стоит. Терпение, терпение, и еще раз терпение. Если подразделение не ликвидировали сразу, значит, правительница имеет какие-то виды на солдат.
        Приподнявшись на локтях, Андрей наблюдал за восходом Сириуса. Зрелище незабываемое. Темнота рассеивается, звезды тускнеют, небо на востоке приобретает нежный бледно-розовый оттенок. Постепенно краски становятся ярче. Появляются желтые, оранжевые, красные цвета. И вот наступает момент, когда из-за горизонта показывается огромный белый шар. Его яркий свет озаряет окрестности. Пологие степные холмы уже не выглядят так уныло. Природа оживает.
        Юноша снял шлем, отстегнул от ремня флягу, сделал маленький глоток. Воды почти нет. А впереди длинный жаркий день. Неизвестно, сколько еще Октавия продержит бойцов под палящими лучами Сириуса. Не исключено, что графиня растянет ужасную пытку на двое-трое суток. Она заставит наемников самих пойти в атаку.
        Волков перевернулся на спину и закрыл глаза. Очень хочется спать. Землянин не любил дежурить в последнюю смену. После нее вечно тянет в сон. Внезапно Андрей услышал приближающиеся шаги. Человек двигался спокойно, размеренно, не прячась. Без сомнения это сержант. Юноша не ошибся. Через несколько секунд маорец сел рядом с Волковым.
        - Слушай меня внимательно, - тихо сказал Вилл. - Нас не прикончили до сих пор только по одной причине. Торнвил думает, что мы взяли ее дочь в заложницы. Рано или поздно блеф раскроется.
        - Группу наверняка просканировали, - возразил Андрей. - Они знают, что девочки здесь нет.
        - Я тоже так считаю, - кивнул головой Нокли. - Однако торопиться с выводами не стоит. Графиня тянет время. Зачем? Ответ напрашивается сам собой. Октавия решила не уничтожать отряд. Жизнь нам, скорее всего, сохранят, но каждого солдата допросят с пристрастием. Не нужно говорить, что ты видел дочь Торнвил мертвой. Это непременно разозлит правительницу. Она женщина вспыльчивая.
        - А если Лану уже обнаружили под развалинами дворца? - уточнил юноша.
        - Ну и пусть, - произнес сержант. - Мы простые исполнители. Гибель девочки - трагическая случайность.
        - Вряд ли данное объяснение устроит графиню, - заметил Волков.
        - Не имеет значения, - сказал маорец. - Запомни, нам ничего не известно. Взвод участвовал в операции, не догадываясь о цели нападения. Выбор объекта - прерогатива заказчика. А уж там, как карта ляжет…
        Хлопнув Андрея по плечу, Вилл пошел дальше осматривать позиции. Снайперов он не боялся. Наемников будут убивать всех сразу, а не поодиночке. Сирианцам нет смысла размениваться на мелочи.
        Минуло три часа. Гигантский белый диск палил нещадно. Температура воздуха стремительно повышалась. О приятной ночной прохладе оставалось только мечтать. Впереди у бойцов трудный день. Ужасная жара, невыносимая жажда и томительное ожидание.
        Опустив забрало шлемов, солдаты дремали. Если противник пойдет в наступление, наблюдатели предупредят. На небосклоне появилась странная черная точка. Она быстро увеличивалась в размере. Минут через пять над изможденными наемниками завис десантный бот. Бойцы тут же взяли машину в прицел оружия.
        - Не стрелять! Никому не стрелять! - грозно прорычал Нокли. - Это не штурмовики.
        Летательный аппарат опустился на поверхность метрах в сорока от подразделения. Задний люк упал на траву и из бота показался Стаф Энгерон. Тасконец не спеша двинулся к солдатам. Вилл тотчас вскочил на ноги и громко выкрикнул:
        - Взвод, строиться в две шеренги!
        Бойцы бросились к сержанту. Вытянувшись в струну, наемники смотрели на хозяина. Особой радости на лице Энгерона нет. Ему наверняка тоже досталось от Октавии Торнвил. Интересно, как он сумел убедить правительницу в своей непричастности к покушению? В хитрости и изворотливости Стафу не откажешь.
        - Вы неплохо поработали, - после паузы проговорил владелец компании. - Уничтожить охрану графини и вырваться с острова непростая задача. К сожалению, акция носила провокационный характер, и потому мы все в полном дерьме. При любом раскладе вас должны были ликвидировать, но человек предполагает, а бог располагает. Октавия Торнвил жива, и она решила, что казнь жалкой горстки солдат не принесет ей морального удовлетворения. Мне пришлось изменить условия аренды.
        - Господин Энгерон, взвод переходит в распоряжение графини? - спросил сержант, - это так?
        - Именно так, - подтвердил тасконец. - Сейчас подразделение погрузиться в бот и отправится на флагманский крейсер «Альзон». Сначала вам предстоит встреча с сотрудниками службы безопасности. Не исключено, что Октавия Торнвил захочет лично взглянуть на людей, едва не убивших ее. Затем боевые операции. Предупреждаю сразу, высадка будет тяжелой. Придется кровью искупать грехи. Но вам не привыкать. Смерти боятся только трусы. Храбрость и профессионализм - вот главные качества наемника.
        - Простите, господин Энгерон, но почему нам об этом не сообщил наблюдатель? - проговорил Нокли.
        - Капитан Мешан и предыдущий заказчик погибли, - честно ответил Стаф. - Вдаваться в подробности я не буду. Скоро сюда прилетит другой офицер. А теперь, на посадку! Хватит болтать.
        Короткая, отрывистая команда Вилла и солдаты устремились к машине. Они бежали спокойно, размеренно, не нарушая строя, словно рядом не было вражеских войск. Ситуация несколько прояснилась. Правительница проявила незаурядную изобретательность. Обычной казнью никого не удивишь. Гораздо проще и выгоднее использовать бойцов в качестве живого щита. Достижение цели без каких-либо расходов. Мечта, а не сделка.
        Понятно, почему расстроен владелец компании. Он упустил шанс получить за наемников двойную плату. Солдатам же абсолютно безразлично, чьи приказы выполнять. Сегодня им удалось выпутаться из сложной ситуации, и это уже хорошо.
        ГЛАВА 7
        КИТАРСКАЯ КОМПАНИЯ
        Расчеты Октавии полностью оправдались. Сенат единодушно поддержал ее решение вторгнуться на территорию баронства Китарского. Даже Флекил, ярый и непримиримый противник графини, выступил с пламенной речью о том, что Урис Мейган должен понести суровое наказание за свой подлый, коварный поступок.
        Впрочем, было бы удивительно, если бы кто-нибудь из дворян осмелился возразить Торнвил. Для него данный шаг стал бы политическим самоубийством. Пресса безжалостно уничтожила бы безумца.
        Накануне на всех каналах голографического вещания вышли экстренные выпуски новостей. Дикторы оповестили людей о том, что на правительницу страны совершила нападение неизвестная группа боевиков. Подробности журналисты обещали сообщить чуть позже.
        Ну, а вечером, когда к экранам прильнули миллиарды граждан, с официальным обращением выступил Рой Орсон. Руководитель администрации с нескрываемым гневом и возмущением рассказал о деталях покушения. Зрителям показали руины дворца на Велии, сожженные десантные боты, трупы сотрудников службы безопасности. Число жертв, разумеется, преувеличили в два раза.
        Стараясь шокировать обывателей, камеры умышленно выхватывали из длинного ряда мертвецов наиболее изуродованные тела. Орсон безаппеляционно заявил, что в случившейся трагедии виноваты китарцы. Поспешное бегство кораблей Мейгана из системы Сириуса явное тому доказательство.
        О сепаратных переговорах Октавии с бароном Рой ничего не знал, а потому не обмолвился ни словом. Графиня предусмотрительно исказила некоторые факты. Ее версия о событиях, происходивших на острове, была тщательно продумана и не имела изъянов. У подданных не должно возникнуть сомнений в честности Торнвил.
        Особенно сильное впечатление на людей произвело известие о гибели Ланы, младшей дочери Октавии. Нескольким репортерам удалось снять графиню на лестницах дворца. Черное платье, спрятанное под вуалью заплаканное лицо, дрожащие руки.
        Обыватели увидели не надменную, могущественную правительницу, а страдающую от горя мать. Неприязнь к Торнвил сменилась на сострадание и сочувствие. Многие женщины рыдали вместе с Октавией. Потеря ребенка тяжелый удар для любого человека.
        Неудачное нападение на графиню подняло ее рейтинг на небывалую высоту. Ранним утром многотысячные толпы сторонников Торнвил высыйали на улицы городов. Они требовали справедливого возмездия. Убийцы детей и мирных граждан не заслуживают пощады.
        Октавия вдруг отчетливо поняла, что если бы покушения не было, его бы стоило организовать. Благодаря барону Китарскому правительница получила фантастическую поддержку населения. И как бы ни завершилась военная операция, никто не посмеет ее критиковать.
        Торнвил появилась в Сенате на волне всеобщего народного негодования. Само собой, графиня была в трауре. Октавия не могла не отметить, что в черном она выглядит хоть и скорбно, но очень привлекательно. Если честно, о бедняжке Лане правительница теперь почти не думала. Женщина с головой окунулась в политику.
        Добиваясь цели, Торнвил играла роль. И надо признать, играла великолепно. Комок в горле, прерывистая речь, короткие паузы, чтобы утереть слезы. История повторяется. Точно так же графиня вела себя после смерти мужа. Как и тогда ей поверили не все, но разве это имеет значение.
        В суете последних событий Октавия совсем забыла о старшей дочери. Фразу Орсона о выздоровлении Эвис правительница пропустила мимо ушей. А, между тем, девушка пребывала в ужасном состоянии. Лицо неестественно бледное, губы нервно подрагивают, в глазах пустота и страх. Эвис закрылась в своей комнате и ни с кем не хотела разговаривать.
        Врач объяснял ее поведение стрессом. Трагическая смерть сестры стала шоком для юной графини. Девушка ведь должна была лететь с матерью, а значит, погибла бы вместе с Ланой. Внезапная болезнь спасла Эвис жизнь. Чудесное стечение обстоятельств. На то, чтобы прийти в себя и осмыслить случившееся, ей понадобится время. Юную графиню решили пока не беспокоить.
        Она даже не присутствовала на официальной церемонии прощания с сестрой. Тело девочки так и не обнаружили. В семейный склеп поместили пустую урну. Эти детали, разумеется, не оглашали.
        На самом деле Эвис впала в депрессию совсем по другой причине. Судьба Ланы ее ничуть не волновала. Маленькая нескладная мерзавка должна была умереть. Конкурентки на трон девушке не нужны. Проблема в том, что уцелела мать. Провалился блестящий, тщательно подготовленный план. А ведь такой шанс предоставляется нечасто.
        Получилось почти все: и аренда наемников, и проход корабля перекупщиков через заслон тяжелых крейсеров, и высадка солдат. Удача отвернулась от Эвис только в завершающей фазе нападения. Обидно, чертовски обидно.
        Кто мог знать, что майор Хейвил проявит рвение и свяжется с Мейганом, что крензеры пожертвуют собственными жизнями и закроют Октавию, что во дворце на Велии окажется секретный бункер. Увы, теперь уже ничего не исправишь. Мечты о власти придется отложить на неопределенный срок. И неизвестно осуществятся ли они.
        С момента помолвки прошло больше полугода. В распоряжении юной графини осталось чересчур мало времени. Замужество заставит девушку смирить гордыню. С Видогами шутки плохи. Впрочем, и во Фланкии сейчас ситуация непростая. Сотрудники службы безопасности активно ищут сообщников мятежников. В виновности китарцев никто не сомневается, но у них наверняка были пособники на Алане.
        В частности, Виллабрук коренной уроженец Елании. Агенты отрабатывают его связи в столице и других городах страны. К счастью, и Чен, и Грей Бредли убиты. Допросить предателей не удастся при всем желании. Однако чисто теоретически нити заговора могут привести к Эвис. Предпринятые меры предосторожности не дают стопроцентной гарантии.
        Если это случится, первым арестуют офицера связи, товарища Бекингтона. Затем настанет очередь гвардейца. Айлин - крепкий, мужественный парень, но в научном отделе мозги лейтенанта вывернут наизнанку. Офицер обязательно «сломается».
        Девушка хотела устранить его сразу после возвращения правительницы во Фланкию, но передумала. Смерть Бекингона привлечет внимание прессы и вызовет подозрение. Спешить некуда. Нужно подождать, чем закончится следствие. Риск, конечно, но риск оправданный.
        В свои девятнадцать лет Эвис мыслила на удивление здраво и прагматично. Кроме того накануне ночью ей приснился странный сон. Человек в длинном балахоне с опущенным на глаза капюшоном сделал девушке весьма заманчивое предложение. Она без колебаний согласилась. Требований незнакомец предъявил немного, а дивиденды обещал значительные.
        С момента покушения минуло восемь дней. Звездный флот графства был готов к вторжению. Генерал Лексон собрал на границе системы Сириуса тридцать тяжелых крейсеров, столько же легких и семьдесят пять эсминцев. И это далеко не все, чем обладала Октавия. До поры, до времени, правительница не хотела демонстрировать истинную силу государства. Пусть враги пребывают в неведении. Для победы над китарцами достаточно одной эскадры.
        Мейган способен выставить лишь пятнадцать тяжелых крейсеров. Значит, у Торнвил двукратное численное преимущество. Если командующий не допустит серьезных ошибок, успех военной компании гарантирован.
        Чтобы поддерживать порядок на захваченной территории, на транспортные суда погрузили сто тысяч солдат. Именно наземная операция может доставить максимальные проблемы. При высадке на Эдан ни в коем случае нельзя задеть джози. Города людей и местных жителей часто находятся слишком близко друг от друга.
        Обострять отношения с мохнатыми тварями нельзя. Они тут же завопят о притеснении негуманоидных рас. Уладить конфликт будет непросто. Отчасти герцог Видог прав: джози давно пора проучить. Мелкие уродливые твари совсем обнаглели. К сожалению, сейчас не до них. После развала империи у человечества своих трудностей хватает.
        Графиня неторопливо вошла в рубку управления «Альзона». Дежурная смена тут же вскочила на ноги. Офицеры вытянулись в струну. Небрежным жестом Октавия разрешила подданным сесть. Правительница приблизилась к мостику и взялась за боковой поручень. Хейвил предусмотрительно отступил назад.
        Торнвил искоса взглянула на майора. Господи, как же он хорош. Высок, строен, мужественен. С подачи графини средства массовой информации сделали из него национального героя. Еще бы! Офицер проявил настойчивость, проницательность и спас Октавию.
        Сенат предлагал повысить маркиза в должности, но правительница ограничилась орденом. Удалять Хейвила от себя она не желала. По той же причине штаб генерала Лексона располагался не на «Альзоне», а на «Кротоне». Нечего здесь толкаться лишним людям.
        Три дня назад майор попросил выходной, чтобы повидаться с семьей. Раньше Торнвил отпускала офицера, не раздумывая. Теперь же правительница испытывала муки ревности. Жена Хейвила стояла у нее на пути. Октавия все больше и больше влюблялась в маркиза.
        После долгих колебаний графиня дала согласие, но в глубине души решила, что эту преграду нужно устранить любой ценой. Идеальный вариант - скомпрометировать госпожу Хейвил. Когда муж месяцами не бывает дома, трудно сохранить верность. Разлад в семье заставит майора обратить взор на Торнвил. Она очень, очень привлекательная женщина.
        Если же соперница сумеет справиться с искушением, придется прибегнуть к более радикальным методам. Октавия изредка шла на компромисс во внутренней и внешней политике, но никогда не отступала в любви. Графиня двигалась к цели напролом, кратчайшим путем. Ждать Торнвил не привыкла.
        Заняв место на мостике флагманского крейсера, правительница приказала стартовать. Эскадра начала набирать скорость. Через четыре дня корабли выйдут из гиперпространства в системе Китара. Сирианский флот уже ничто не остановит. Хрупкий мир рухнул. Слабые страны должны пасть к ногам сильных.
        Десантный бот доставил наемников на «Альзон». В шлюзовом отсеке судна бойцов разоружили. Солдаты не сопротивлялись. Уничтожать их нет смысла. Это противник мог сделать и на Кабрии.
        Жилые блоки на судне оказались довольно просторными. Условия почти идеальные. Не чета тому, что было на корабле перекупщиков. Разумеется, покидать сектор наемникам запретили. Массивные металлические двери отрезали бойцов от лестниц, ведущих на другие палубы.
        Впрочем, данное обстоятельство ничуть не расстроило солдат.
        Стандартная мера предосторожности.
        Измученные жаждой люди сразу бросились к кранам с водой. Затем очередь выстроилась в душевые кабины. Надо смыть с себя грязь, пыль, копоть.
        Спустя два часа появился судовой врач. Он оказал квалифицированную помощь раненым. Как сказал Стаф Энгерон, в операции примут участие абсолютно все сдавшиеся в плен наемники, вне зависимости от полученных травм и повреждений. В этом вопросе графиня была непреклонна. Значит, бойцы обязаны восстановиться к моменту высадки.
        Контузия Стенвила и ушиб груди Клертона не вызывали опасений. Шесть-семь суток и солдаты будут в норме. А вот Кавенсон вряд ли перестанет хромать. Каждый шаг причинял окрианцу адскую боль. Как он преодолел десять километров по степи до сих пор загадка.
        В таком же положении находились еще двое наемников. Один ранен в бедро, второй в плечо. За столь короткий срок им не поправиться. Лично лицезреть солдат, атаковавших Велию, Торнвил отказалась. У нее слишком много дел, чтобы отвлекаться на мелочи.
        Спустя восемь дней корабль стартовал. Правительница проявила поразительную оперативность. Долго тянуть с ответным ударом она не стала. Описывать полет не имеет смысла. От Сириуса до Китара рукой подать.
        Эскадра вынырнула на границе баронства и сразу перестроилась в боевой порядок. Впереди, клином, тяжелые крейсера, на флангах эсминцы, в глубине под защитой вспомогательных судов транспорты. На предельно допустимой скорости флот устремился к Эдану. На принятие решения у Мейгана восемь часов. С выбранного пути Октавия уже не свернет.
        Сидя в мягком кресле, графиня молча смотрела на обзорный экран. Где-то вдалеке сверкала невзрачная желтая точка. Китар. Маленькая, ничем не примечательная звезда, каких миллионы, миллиарды во Вселенной. То ли дело Сириус! Он потрясающе красив, величественен и уникален. Подобным светилом не могут' похвастаться ни Видог, ни Делвил, ни Саттон. У белых гигантов Плайда планеты не сформировались.
        Нет, не случайно именно ей, Октавии Торнвил, досталась Родина человечества. Определенно это знак свыше. Все рано или поздно возвращается к истокам. Она должна объединить страну и взойти на императорский трон. Основательница новой династии! Звучит чертовски заманчиво. Высокомерные, надменные дворяне будут ползать у ее ног.
        Главная проблема - герцог Видог. Правитель Плайда необычайно силен и никогда не согласится с таким раскладом. Но Берда можно обмануть. На словах говорить одно, а делать совершенно другое. Кроме того, никто в этом мире не вечен. У сына Видога Дейла гораздо меньше амбиций. Брак с Эвис и титул принца его вполне устроит. Что-что, а плести интриги графиня умела. Свой шанс она не упустит.
        - Эскадра китарцев покинула орбиту Эдана и двинулась к нам! - громко доложил наблюдатель.
        - Сколько кораблей у барона Мейгана? - уточнил командир «Альзона».
        Чтобы сосчитать и классифицировать суда потребовалось около минуты.
        - Пятнадцать тяжелых крейсеров, двадцать два легких и сорок эсминцев, - отчеканил лейтенант.
        - Противник бросает в сражение все силы, - бесстрастно констатировал Хейвил.
        - Почему они не остались у планеты? Наземная система обороны помогла бы им удержаться. Да и мы бы понесли значительные потери, - демонстрируя неплохие познания в военной области, сказала Торнвил.
        - Думаю, тут несколько причин, - произнес майор. - Во-первых, у барона возникли трения с джози. Активные боевые действия на подступах к Эдану неминуемо приведут к многочисленным жертвам среди коренного населения. Мохнатые твари надавили на Уриса. А во-вторых, Мейган еще надеется остановить вторжение. Промедление грозит ему гибелью. Вот он и торопится.
        Вскоре Октавия в очередной раз убедилась, насколько умен и проницателен офицер. Примерно через полчаса дежурный сообщил, что китарцы срочно просят канал связи с графиней. Торнвил поднялась с кресла и не спеша проследовала к мостику. Привычным жестом поправив волосы, правительница проговорила:
        - Включайте. Мне интересно, что теперь предложит барон.
        Через мгновение Октавия увидела Уриса. Строгий серый мундир, широко развернутые плечи, мрачное, сосредоточенное лицо. Эти двенадцать дней дались Мейгану нелегко. Усталость сразу заметна. Потухший взгляд, под глазами мешки, дыхание тяжелое, прерывистое. Явные признаки депрессии и бессонницы. Барон прекрасно понимал, что его участь решена. На уступки Торнвил больше не пойдет.
        - Здравствуйте, графиня, - хриплым голосом сказал Урис. - Ваш флот вторгся на мою территорию…
        - Разумеется, - язвительно парировала Октавия. - А разве могло быть иначе? Вы оттолкнули протянутую руку дружбы и вероломно напали на меня. Властолюбие затмило ваш разум. И вот расплата. Но обратите внимание, в отличие от мерзавцев, подло ударивших в спину, я официально объявила войну.
        - Поверьте, я не причастен к покушению, - произнес Мейган. - Кто-то ловко воспользовался ситуацией.
        - Не надо повторяться, - раздраженно вымолвила Торнвил. - Я это уже слышала. Совпадений чересчур много. Точная дата визита, корабль перекупщиков, летевший тем же курсом, и, наконец, пароль. Конверт был передан лично послу Китара. Если вы не виновны, хорошенько допросите Крисби.
        - Мы так и сделали, - вставил барон. - К сожалению, ничего добиться не удалось. Ни одного имени.
        - Служба безопасности Эдана ужасно работает, - усмехнулась графиня. - Пришлите посла ко мне…
        - Это невозможно, - грустно вздохнул Урис. - У Олана оказалось слабое сердце.
        - Вы затеяли рискованную игру, - прошипела Октавия. - Устранение единственного свидетеля огромная ошибка и лишнее доказательство вашей беспринципности. Убийство - тяжкий грех.
        - Обойдемся без нравоучений, - гневно прорычал Мейган. - Чего вы хотите? Мою голову?
        На скулах мужчины выступили желваки. От злости Урис буквально скрипел зубами. Торнвил младше барона на десять лет, мало того она - женщина. Да, как смеет эта наглая выскочка, отправившая на тот свет собственного мужа, читать ему нотации! Мейган с трудом удержался в рамках приличия.
        Графиня с нескрываемым удовольствием наблюдала за дворянином. Довести Уриса до бешенства оказалось не так уж сложно. В душе барона сейчас настоящая буря, готовая в любой момент выплеснуться наружу. Раньше Мейган себе подобного не позволял. Страх и отчаяние - вот причина срыва.
        - Чего я хочу? - иронично повторила Октавия. - Справедливости. Преступники должны быть наказаны. Мои требования просты: вы приказываете эскадре вернуться на базу, а сами предстаете перед сирианским правосудием. Обещаю, что следствие будет честным, непредвзятым и объективным.
        - Но как я оправдаюсь? - воскликнул Урис. - Все факты против меня.
        - В том то и беда, - проговорила Торнвил. - Если ничего не выяснится, вас тихо, без шума казнят. И это не самый худший вариант. Инъекция… и спокойная смерть во сне. Семья сохранит имущество и привилегия. Вырубать под корень род Мейганов я не намерена.
        Барон взглянул на женщину. Нет, графиня не издевается, она торжествует.
        - Условия капитуляции крайне жесткие, - заметил мужчина. - Что если я откажусь?
        - Вас публично повесят на центральной площади Фланкии, - сказала Октавия. - Так наши далекие предки расправлялись с врагами. Я решила не отступать от традиций. В этом что-то есть.
        - Дикость и варварство, - возразил Урис. - Подражаете своему союзнику герцогу Видогу?
        - Ну-ну, вы недооцениваете правителя Плайда, - улыбнулась Торнвил. - Он бы вас четвертовал. Или на потеху толпы выпустил драться с гладиаторами. Пример Грема Флэртона очень показателен.
        - Злобная фурия, - гордо произнес Мейган. - Ты не поставишь меня на колени. Лучше смерть в бою, чем позор и унижение. Мы сумеем достойно встретить агрессора.
        - Каждый сам выбирает судьбу, - пожала плечами графиня. - Кстати, я забыла сказать, что люди, оказавшие сопротивление оккупационным войскам будут проданы в рабство. На месте солдат и офицеров я бы задумалась. Стоит ли жертвовать родными и близкими ради обезумевшего тирана.
        Это был хитрый ход. Стараясь продемонстрировать коварство Октавии, барон не стал закрывать канал. За его переговорами следили и на кораблях эскадры, и на Эдане. Торнвил блестяще воспользовалась ситуацией. Вместо того чтобы вселить уверенность в подданных, Урис посеял сомнения.
        Восемнадцать лет назад он ведь действительно узурпировал власть. Крови тогда пролилось немало. Сторонников императора безжалостно уничтожали. Теперь, Мейгану многое припомнят. Особой любви к нему граждане страны не испытывали.
        Независимость тоже понятие относительное. Если, к примеру, планеты атакует Видог или Делвил, что тогда? Время мелких, самостоятельных государств завершилось. И почему бы сейчас не войти в состав могущественного графства?
        - Будь ты проклята! - крепко сжимая пальцами поручни, процедил сквозь зубы барон.
        Экран голографа погас, связь оборвалась. Урис понял, что допустил непростительный промах.
        - Мое обращение непрерывно транслируйте в эфир, - распорядилась Октавия. - Пусть активизируется разведывательная сеть на Эдане. Народ должен сместить с трона слабого правителя.
        Через четыре часа корабли противников снизили скорость до минимума. Сирианцы и китарцы готовились к битве. Их разделяло совершенно ничтожное расстояние. Счет пошел на минуты.
        Флот Торнвил постепенно брал неприятеля в полукольцо. Это обычный тактический прием при значительном численном превосходстве. Внезапно дежурный офицер выкрикнул:
        - Экстренный вызов с планеты!
        - Соединяйте, - сказала Торнвил, поворачиваясь к экрану.
        Графиня увидела темноволосого, худощавого мужчину лет сорока пяти. Он не очень понравился женщине. Чересчур высокий лоб, нос длинный и тонкий, нижняя челюсть выступает вперед.
        - Ваше высочество, я генерал Церк, командующий сухопутной армией Эдана, - отчеканил китарец. - Смею доложить, что в городах начались массовые беспорядки. Люди требуют от Уриса Мейгана немедленной капитуляции. Кое-где дело дошло до стычек с полицией. В сложившихся обстоятельствах мой штаб принял решение отказаться от борьбы. Соответствующий приказ уже отдан. Части и гарнизоны, преданные барону, блокированы. Высадке десанта ничего не препятствует.
        - Вы поступили мудро, генерал, - проговорила Октавия. - Я это обязательно приму во внимание.
        - Кроме того, мы взяли под контроль дворец барона, - продолжил Церк. - Все члены семьи Мейгана арестованы. Сейчас они под надежной охраной. Какие будут указания?
        - Усильте посты и никого не подпускайте к зданию, - вымолвила Торнвил. - Пленники не должны пострадать. Вы лично отвечаете за их безопасность. Постарайтесь успокоить народ. Разумеется, без кровопролития.
        - Слушаюсь, ваше высочество, - китарец почтительно поклонился графине.
        Октавия небрежно махнула рукой, и связист отключил канал. На устах женщины застыла презрительная усмешка. Ее план сработал. Подданные барона решили не жертвовать собой ради иллюзорной свободы.
        В принципе обывателям безразлично, кто правит страной. Если жизнь не изменится, не станет хуже, то какой смысл воевать. Большинство граждан Эдана прекрасно помнит времена империи. Тогда человечество не было разделено границами. А что если настало пора объединиться?
        Торнвил могла свести счеты с Урисом самым жестоким способом. Одно слово и генерал Церк откроет двери дворца перед беснующейся толпой. Бунт - страшное явление. Настоящее стихийное бедствие. Люди превращаются в диких, безжалостных хищников. Обезумевшие мятежники уничтожают все на своем пути. Они крушат древние статуи, режут бесценные полотна, жгут дорогую мебель.
        Стоит кому-то крикнуть клич, и эти звери набросятся на несчастных пленников. Их убьют не потому, что ненавидят, а потому что так надо.
        Кому? Не имеет значения.
        Оправдание всегда найдется. Революции не бывают бескровными. Свергнутый с престола владыка не заслуживает пощады. И что важно, графиня тут абсолютно ни при чем. Семья Мейгана пала от рук разъяренных китарцев.
        Искушение было велико, но Октавия ему не поддалась. Есть правила, которые нельзя нарушать. Дворян могут казнить только дворяне. Если создать прецедент, то в умных головах демократов сразу возникнет идея республики. И тогда где гарантия, что ее саму не попытаются сбросить с трона? Нет, расправа над родными и близкими барона недопустима.
        - До столкновения семь минут! - воскликнул наблюдатель. - Вражеский строй распадается.
        С кораблями противника действительно происходило что-то странное. Примерно половина судов вдруг резко изменила курс. Совершив маневр, они уходили в сторону от флота сирианцев.
        Поначалу Хейвил решил, что враг хочет ударить по транспортам, но вскоре с крейсеров и эсминцев китарцев посыпались сообщения о нейтралитете. Все стало ясно. Неприятель дрогнул. Мятеж на Эдане окончательно подорвал веру в правителя страны. Эскадра Уриса редела на глазах. Мейган был обречен.
        К месту битвы подошло не более тридцати кораблей. Тяжелые крейсера графства открыли по ним ураганный огонь. Противник максимально сократил дистанцию и дал ответный залп. «Альзон» располагался в тылу, на безопасном расстоянии от врага. Торнвил наблюдала за сражением по обзорному экрану и слушала комментарии маркиза. Генерал Лексон - опытный военачальник, ему советы не нужны.
        Надо отдать должное китарцам, дрались они отчаянно. Охваченные пламенем суда продолжали стрельбу. Флайеры двух флотов затеяли в космосе адскую карусель. Крошечные машины, словно надоедливые насекомые, жалили корабли неприятеля и друг друга. Попадая под лазерные лучи орудий, они вспыхивали и исчезали из виду.
        Октавия невольно почувствовала дрожь в коленях. Кошмарное зрелище. Гибель судов произвела на нее сильное впечатление. Как же тонка нить человеческой жизни! Точное попадание в двигатели, мощный взрыв и эсминец или крейсер разлетается на куски. Экипаж корабля даже не успевает понять, что случилось. А если это произойдет с «Альзоной»? Правительница сделала шаг вперед и взялась покрепче за поручень.
        Спустя десять минут после начала схватки Лексон приказал судам отойти от противника. На корабли китарцев было страшно смотреть. Ужасные пробоины, разбитые надстройки, изуродованные боевые рубки. Потери понесли обе стороны. Торнвил лишилась двух тяжелых крейсеров, а Мейган почти трети сохранившей верность эскадры.
        Полтора десятка судов находились в плотном кольце окружения. На многих кораблях бушевали пожары. Повторная атака сирианцев привела бы к полному уничтожению неприятеля. Генерал решил дать врагу последний шанс. Жертв на сегодня достаточно.
        - Господа, вы с честью выполнили свой долг, - произнес Лексон по открытому каналу связи, обращаясь к китарцам. - Дальнейшее сопротивление бесполезно. Предлагаю сдаться. Мы гарантируем…
        В этот момент один из эсминцев резко стартовал. Он пытался протаранить застывший напротив крейсер. Именно таким способом были взорваны два судна графства. Однако сирианцы ждали нечто подобного. Экипаж корабля на мгновение опередил неприятеля. Лазерные орудия ударили по врагу. Эсминец развалился на части, не достигнув цели.
        На несколько секунд воцарилась томительная тишина. Все ждали, как отреагирует на провокацию командующий флотом. В выдержке офицеру не откажешь.
        - Это не лучшее решение, - спокойно продолжил генерал. - Погибли еще пятьдесят человек. Кто выиграл от их безумного поступка? Матери, жены, дети? Проявлять героизм надо тогда, когда речь идет о жизни родных и близких. Подумайте, ради чего вы воюете, какие идеалы защищаете? Стоит ли ради этого умирать? Даю на размышление ровно минуту. Больше никаких переговоров.
        Секундная стрелка понеслась по циферблату, словно резвая лошадь по чистому полю. Время никогда так быстро не бежало. Сирианцы напряженно поглядывали на Лексона. Командующий невозмутим. Высоко поднятый подбородок, широко расставленные ноги, заложенные за спину руки. Поза решительная, вызывающая, не приемлющая компромиссов.
        Подчиненные прекрасно знали, что дважды генерал приказы не повторяет. Как только срок ультиматума истечет, крейсера двинутся в наступление. Понимали это и китарцы. Вскоре эскадра барона капитулировала. Октавия Торнвил одержала убедительную победу. Причем, малой кровью. Если честно, на такой успех она не рассчитывала.
        - А Лексон, оказывается, неплохой дипломат, - удивленно вымолвила правительница.
        - У него много достоинств, - заметил Хейвил. - В данном случае мы не только сохранили свои корабли, но и значительно увеличили флот графства. Герцог Видог задохнется от зависти. Баронства Церенское и Гайретское дрались до конца. Благодаря вашей мудрости нам удалось избежать ненужного кровопролития.
        - Маркиз, сражение все же состоялось, - напомнила майору Октавия.
        - Ерунда, небольшая стычка, - возразил офицер. - Масштабная битва привела бы к гигантским потерям. Но вы умело нейтрализовали главные силы врага. Орудия наземной системы обороны не сделают ни одного выстрела по нашим десантным ботам. Тысячи солдат вернутся домой живыми и невредимыми.
        - Вы мне льстите, - улыбнулась женщина.
        - Ничуть, - произнес Хейвил. - Я лишь констатирую факт. Вы действовали безупречно. Примите мои искренние поздравления. И если позволите, маленький совет.
        - Разумеется, - сказала Торнвил.
        - Не доверяйте генералу Церку, - проговорил майор. - Человек, предавший один раз, обязательно сделает это снова. То же самое, касается командиров судов, не участвовавших в бою. В трудный момент они проявят малодушие и отступят.
        - Справедливые слова, но не совсем уместные, - ответила графиня. - Вы рассуждаете, как военный, а не как политик. Отстранять от должности данных офицеров сейчас нельзя. Я должна продемонстрировать эданцам, что ценю людей, перешедших на мою сторону. Мало того, их достойно наградят. Надо создать прецедент. Пусть задумаются ортанцы и цекрианцы. Само собой, мы предпримем меры предосторожности. За генералом установим слежку, а экипажи кораблей переформируем.
        - Благодарю за откровенность, ваше высочество, - отчеканил маркиз. - Преклоняю…
        - Тяжелый крейсер китарцев идет в атаку, - прервал реплику Хейвила наблюдатель.
        Майор и правительница мгновенно повернулись к обзорному экрану. Вражеское судно стремительно набирало скорость. Сирианцы открыли огонь по противнику. Неожиданно корабль сманеврировал и прошел между крейсерами захватчиков. Несмотря на серьезные повреждения, он сумел вырваться из окружения.
        Тщательно подбирая выражения, Лексон отчитывал подчиненных. Не будь на связи Октавии, генерал выругался бы покрепче. После капитуляции неприятеля офицеры расслабились и откровенно проморгали старт судна. Между тем, беглец направился к внешней границе звездной системы.
        - Корабль идентифицировали? - после короткой паузы спросила графиня.
        - Да, ваше высочество, - вздохнул командующий. - Тяжелый крейсер «Криданс», флагман Уриса Мейгана.
        - Похоже, барон не хочет со мной встречаться, - язвительно проговорила Торнвил.
        - Придется его заставить.
        - Я немедленно вышлю мобильную группу, - тотчас отреагировал Лексон. - Судно сильно повреждено и нуждается в ремонте. До Эльзаны «Кридансу» не дотянуть. Мы обязательно настигнем корабль.
        - Нет, нет, - возразила правительница. - У меня с Мейганом личные счеты. Я никому не доверю столь ответственную миссию. Генерал, займитесь эскадрой китарцев и Эданом. Надо взять под контроль все стратегически важные объекты: электростанции, промышленные предприятия, склады с оружием. Для подавления очагов сопротивления активно привлекайте местные воинские части. Церк не посмеет отказать. Если потребуется, введите в стране чрезвычайное положение. У вас неограниченные полномочия.
        - Ваше высочество, обещаю навести порядок на планете в течение суток, - произнес Лексон.
        - Прекрасно, - кивнула головой Октавия. - А теперь нам нужно спешить. Барон уже далеко.
        Вскоре «Альзон» при поддержке двух тяжелых крейсеров и четырех эсминцев ринулся в погоню. Эти суда во время сражения находились в резерве, а потому не имели ни пробоин, ни потерь в экипаже. Через три часа корабли преодолели световой барьер и выскочили в гиперпространство.
        Обнаружить «Криданс» не составило ни малейшего труда. Приборы четко фиксировали флагман Мейгана. При других обстоятельствах Урис лишь посмеялся бы над сирианцами, крейсера примерно однотипные и фора в полчаса не отыгрывается, но барон в очередной раз допустил ошибку. Он напрасно ввязался в драку. Теперь его судну не уйти от преследователей. Рано или поздно двигатели дадут сбой.
        - Ваше высочество, отдохните, - негромко сказал Хейвил. - Полет продлится дня три-четыре.
        - Почему вы так решили? - недоуменно проговорила графиня.
        - Как справедливо подметил генерал Лексон, до Цекры восемьдесят парсек, - вымолвил маркиз. - Для «Криданса» это непреодолимое расстояние. Единственный приемлемый вариант - Тхакен. Я почти не сомневаюсь, что Мейган попытается спрятаться на планете торгов. Там много подземных тоннелей.
        - Кроме того, у него хорошие отношения с королевой Ускер, - вставила Торнвил.
        - Именно, - подтвердил майор. - Хотя, вряд ли королева рискнет предоставить барону убежище.
        - Официально - нет, - согласилась правительница. - Но она тут же заявит, что прибрежные районы материков ей не принадлежат. Кстати, сколько людей проживает на Тхакене?
        - По китарскому справочнику пять миллионов, - ответил офицер. - И примерно десять миллионов насекомых.
        - Это цифра явно занижена, - сказала Октавия. - Мерзких тварей наверняка гораздо больше.
        - Не думаю, - произнес Хейвил. - Пять веков назад наши предки разрушили все без исключения города торгов. Затем, десантники провели тщательную зачистку. Убитых никто не считал. Ученые предполагают, что погибло около трех миллиардов насекомых. Цивилизация была бы уничтожена полностью, но Тино Аято остановил кровавую бойню. По какой причине до сих пор неизвестно.
        - Я знаю историю, маркиз, - улыбнулась графиня. - Ближе к теме разговора.
        - Позвольте напомнить вам о способе размножения тварей, - продолжил майор. - Самки откладывают кокоНы, которые помещают в питательную плоть. Без нее зародыши не развиваются. Вот тут-то и возникла проблема. Планета истощена, животных практически не осталось. Увеличить свою численность горги не в состоянии. Им ведь и самим нужно что-то есть. Надеясь на пленников, насекомые не проводили исследования в данной области, а теперь нет средств и возможностей. Ради потомства они жертвуют стариками и инвалидами.
        - Варвары, - презрительно заметила Торнвил. - Подобные существа не должны жить.
        - Исправить упущение первого императора несложно, - проговорил офицер. - После войны из более чем миллиона самок уцелела лишь тысяча. Сейчас их около шестисот. Раса торгов медленно вырождается и умирает. Количество насекомых постепенно сокращается. Если мы ликвидируем королеву и принцесс, твари уже никогда не поднимутся с колен. Через три-четыре поколения они исчезнут.
        - Нет, нет, торопиться не будем, - вымолвила правительница. - Другие народы тут же обвинят нас в неоправданной жестокости. Я не хочу обострять отношения с альконцами, сторрианцами и джози. Кроме того, неизвестно, как поведут себя везгирийцы. Пусть этот заповедник сохранится. Всегда приятно смотреть на поверженных врагов. В конце концов, из торгов получаются отличные рабы.
        Через пару минут Октавия покинула рубку управления. Женщина действительно очень устала. Тело налилось свинцом, шея не поворачивалась, ужасно ныла спина. Почти полдня графиня простояла на ногах. А ведь ей не двадцать лет. Торнвил нуждалась в отдыхе. Хороший сон быстро восстановит силы. За исход операции правительница не беспокоилась. Командир «Альзона» не подведет. Барону Мейгану не уйти от погони.
        Хейвил оказался прав. Серьезные повреждения не позволили «Кридансу» совершить длительное путешествие. На третий день полета скорость крейсера значительно упала. Значит, отказал один из двигателей. Группа могла настичь корабль в любой момент, но майор не спешил. Бой в гиперпространстве рискован и непредсказуем.
        Как и предполагал маркиз, свергнутый владыка Китара направился к Абралису. Оранжевая звезда сверкала в центре обзорного экрана. Вот она, родина злобных, кровожадных насекомых. Пять веков назад отсюда в сторону Сириуса стартовала огромная эскадра торгов.
        Победив в сражении у станции «Альфа-2», агрессоры ринулись к планетам системы. Они превратили в руины города Алана, Тасконы и Маоры. Две могущественные цивилизации сошлись в смертельной схватке. Удача улыбнулась человечеству. С помощью союзников люди разбили врага и избежали страшной участи полного истребления. Так, во всяком случае, гласила официальная история.
        Хейвил ни разу не был на Тхакене и потому чувствовал определенное волнение. Ему, как когда-то генералу Храброву, предстоит подчинить планету насекомых. Если королева Ускер откажется признать власть графини Сирианской, майор будет вынужден применить оружие. Собственного флота у тварей нет, а потому они обречены на поражение.
        Маркиз надеялся перехватить Мейгана на внешней границе системы, сразу после преодоления светового барьера. Главное, не дать барону высадиться на Тхакен. Однако Урис обманул его. Мерзавец определенно испытывал судьбу.
        Мейган решил выйти из гиперпространства в непосредственной близости от планеты, что равносильно самоубийству. Хейвил, разумеется, не мог подвергать опасности жизнь Октавии Торнвил. В данной ситуации он проявил здравый смысл. Барон от него никуда не денется. Авантюрный маневр «Криданса» - лишнее подтверждение обреченности китарцев. Маркиз не собирался поддаваться на провокацию.
        Офицер немало удивился, когда обнаружил в глубине системы целый и невредимый корабль противника. Урис чудом уцелел. Отвернуть на такой скорости от астероида нереально. Не успевает отреагировать ни один компьютер. Судно врезается в гигантскую глыбу и взрывается. Но Мейгану повезло.
        В результате этого отчаянного шага «Кридансу» удалось оторваться от преследователей на значительное расстояние. Группе лететь до планеты восемь часов, а ему только два. Майор тяжело вздохнул и огорченно пожал плечами. Оправдываться не имело смысла. Графиня все видела собственными глазами. Ей далее не нужно ничего объяснять.
        Впрочем, упреков в свой адрес Хейвил не услышал. Оплошность маркиза ничуть не расстроила правительницу. Небольшая отсрочка не влияла на общую ситуацию. На борту «Альзона» есть наемники. Им пора искупить вину перед Торнвил. Тхакен - идеальное место для этого.
        К концу дня крейсера и эсминцы сирианцев достигли цели. «Криданс» дрейфовал на орбите планеты. На вызовы экипаж корабля не отвечал. Судно казалось мертвым. После некоторого раздумья майор приказал выслать к флагману барона два флайера. Машины облетели «Криданс», несколько раз выстрелили по корпусу корабля.
        Ни малейшей реакции.
        - Похоже, китарцы покинули судно, - негромко сказал дежурный.
        - Не исключено, - откликнулся Хейвил. - Но что-то меня настораживает. Делать подарки не в характере Уриса Мейгана. Просто так он бы не бросил «Криданс». Тут какой-то подвох.
        - Предлагаю дать залп по дюзам, - произнес командир «Тритана». - Тем самым мы обездвижим крейсер.
        - Нет, приближаться к кораблю не будем, - возразил маркиз. - Отправьте лучше разведчиков. Пусть…
        Закончить фразу майор не успел. Яркая вспышка ослепила офицера. Огненное зарево поглотило флайеры. Связь с пилотами оборвалась. Оба аппарата погибли при взрыве. Экипаж «Криданса» точно рассчитал время прибытия сирианцев. Сработала система самоуничтожения.
        По замыслу Уриса Мейгана при удачном стечении обстоятельств, ударная волна должна была зацепить суда графства. Однако этого не произошло. Хейвила нелегко обмануть. Маркиз тихо выругался. Он ждал нечто подобного. На несколько секунд в рубке воцарилась тишина.
        - Если я правильно поняла, барона надо искать на планете, - после паузы вымолвила Октавия.
        - Да, ваше высочество, - проговорил майор. - На флагмане служили люди, безгранично преданные Мейгану. Они вместе с ним высадились на Тхакен. На
«Кридансе» не было ни души.
        - Точное место приземления известно? - спросила правительница, поднимаясь с кресла.
        - К сожалению, нет, - ответил офицер. - Корабль находился вне зоны видимости.
        - Урис надеется, что я отступлюсь, - презрительно усмехнулась Торнвил. - Напрасно. Я знаю, как до него добраться. Соедините меня с наместником. Он наверняка в курсе событий.
        Буквально через мгновение на экране голографа появился темноволосый загорелый мужчина лет пятидесяти. Вытянутое лицо, нос с горбинкой, щеки впалые, глаза большие, умные и проницательные. Тхакенец понравился графине. Чувствовалось, что наместник не трус и не лизоблюд. Во взгляде спокойствие и уравновешенность. Судя по всему, мужчина ждал этого вызова. Вежливо кивнув головой, он представился.
        - Я барон Брисбен, наместник планеты. Мы не будем сопротивляться, ваше высочество.
        - Прекрасно, - сказала Октавия. - Значит, обойдемся без лишних жертв. Вы мудрый, рассудительный человек. Ради одного мерзавца не стоит бросать на алтарь войны пять миллионов жизней. Передайте моим людям Уриса Мейгана и вы сохраните свой пост. А главное, уцелеют города.
        - Это невозможно, ваше высочество, - возразил Брисбен. - На вверенной мне территории барона нет.
        - Не лгите! - в голосе правительницы зазвучали стальные нотки. - Мейган на Тхакене.
        - Разумеется, - подтвердил наместник. - Проблема в том, что я контролирую лишь тридцать процентов суши. Это лучшие прибрежные земли. Глубинная часть материков принадлежит торгам. Бескрайние выжженные Абралисом пустыни. Именно там и высадился бывший владыка Китара.
        - Пытаетесь спасти негодяя? - жестко проговорила Торнвил. - Берегитесь, я не прощаю врагов.
        - Мне нет смысла вас обманывать, - заметил мужичина. - Не та ситуация…
        - Вы готовы указать район десантирования? - вмешался командир «Альзона».
        - Само собой, - произнес тхакенец. - Мы даже предоставим подробную карту местности.
        - Нам понадобится батальон штурмовиков, - сказал Хейвил. - Не откажемся и от наземной техники.
        - Я выполню ваши требования, но… - подбирая нужные слова, Брисбен на секунду замолчал, - это не лучший вариант. Боюсь, как бы ни возникли осложнения. Вдруг вспыхнет конфликт или того хуже…
        - К чему вы клоните? - недоуменно спросила графиня. - Разве армия вам не подчиняется?
        - Подчиняется, - вздохнул наместник. - Но не забывайте, солдаты и офицеры присягали на верность барону Мейгану. Военные свято чтут законы чести. Одно дело сложить оружие и остаться в казармах и совсем другое участвовать в операции по поимке главы государства. Не исключено, что часть подразделений может перейти на сторону свергнутого правителя, а затем вы обвините меня в измене.
        Тхакенец явно сгущал краски, он просто не хотел помогать захватчикам, но оспорить его доводы было трудно. Что если действительно начнется мятеж? Нет, искушать судьбу не стоило.
        - Пожалуй, вы правы, - согласился маркиз. - Мы справимся собственными силами.
        Брисбен выполнил свое обещание. Вскоре перед Торнвил и Хейвилом возникло голографическое изображение пустыни. Мертвая каменистая почва, кое-где небольшие холмы, на горизонте странные конусообразные сооружения. Тягостный, унылый пейзаж:. Графиня задумчиво смотрела на экран.
        - Канал связи с королевой Ускер, - наконец, проговорила женщина.
        Судя по тону, Октавия приняла важное решение. Ждать пришлось недолго. Через пару минут Торнвил увидела правительницу насекомых. Длинное тело закрыто ярко-красной материей, кожа эластичная темно-серого цвета, огромная голова, круглые сетчатые глаза, мощные челюсти и упругие маленькие усики.
        Из-под одежды торчит верхняя пара конечностей с трехпалой кистью. Мерзкая, уродливая тварь. Но горги наверняка считают ее красавицей. Единых стандартов привлекательности во Вселенной не существует.
        - Здравствуйте, королева, - довольно фамильярно сказала Торнвил. - Я графиня Сирианская.
        - Знаю, - челюсти Ускер едва заметно двинулись, а усики слегка задрожали.
        Голос был женский, протяжный, не очень высокий. Разумеется, правительницы общались через дешифратор. У двух народов слишком разный принцип речи. Выучить язык другой расы невозможно.
        - Баронство Китарское больше не существует, - вымолвила Октавия. - Флот Мейгана разгромлен…
        - Мы не вмешиваемся во внутренние дела людей, - ответила королева. - Сначала империя, затем независимые государства, теперь опять объединение. Обычная история. Горги подчиняются сильнейшему.
        - Отлично, - кивнула головой Торнвил, - значит, вы выдадите нам барона. Он ведь на вашей территории.
        - Мне неизвестно, где находится бывший владыка страны, - бесстрастно проговорила Ускер.
        - Вы играете с огнем, - жестко сказала графиня. - Мое терпение не беспредельно. Если я приведу сюда весь флот, то о цивилизации насекомых останутся одни воспоминания. Решайтесь…
        Усики твари нервно завибрировали. Она прекрасно понимала, что Октавия не шутит. Противостояние двух народов завершилось почти пять веков назад, но люди по-прежнему испытывают неприязнь к торгам, Призывы покончить со старым врагов не раз звучали во дворце Алессандрии.
        Однако династия Храбровых следовала завету Тино Аято и не сводила счеты с насекомыми. Твари сполна заплатили за агрессивную политику своих предков, На родной планете они изгои, вынужденные жить в ужасных, невыносимых условиях. Это суровое, но справедливое наказание.
        Сейчас ситуация изменилась. Человечеством правят амбициозные, безжалостные герцоги, графы и бароны. Мерзавцы готовы развязать войну ради одной захудалой планеты.
        Что для них Тхакен…
        Пустынный, истощенный мир, не представляющий ни малейшей ценности. Превратить его в руины не жалко. У властолюбцев нет ни морали, ни принципов.
        Королева не хотела давать повод Торнвил уничтожать ее расу под корень. Она была в хороших отношениях с Мейганом, но рисковать подданными ради барона не могла.
        - Вы неправильно меня поняли, - произнесла Ускер. - Формально я владычица страны, но в реальности мне принадлежат лишь два материка из четырех. В отдаленных горных районах есть кланы, которые не подчиняется никому. У них собственные принцессы. Наш народ разобщен и раздроблен.
        - А Урис Мейган высадился как раз в таком месте, - догадалась графиня.
        - Совершенно верно, - подтвердила королева. - Это центральная часть материка Блух. Когда-то там располагались гигантские промышленные мегаполисы. Теперь все города заброшены. Полуразрушенные, мертвые здания, словно призраки, возвышаются над равниной. Плато тянется на триста километров.
        - И на нем нет ни одного горга? - уточнил майор.
        - Трудный вопрос, - уклончиво ответила Ускер. - Я уже говорила, что не контролирую эти земли. Иметь боеспособную армию мне запрещено.
        - Масштабные сооружения на Тхакене строились по стандартным проектам? - спросил Хейвил.
        - Да, - не чувствуя подвоха, - сказала королева.
        - Тогда не откажите в любезности, - произнес маркиз, - пришлите нам трех проводников. Искать барона без опытных специалистов дело безнадежное.
        - Хорошо, - после паузы вымолвила Ускер. - Они прибудут на ваш корабль через два часа.
        Как только связь прервалась, и экран голографа погас, Октавия повернулась к офицеру. В ее глазах пылали искры гнева. Беседа с мерзкой, уродливой тварью не доставила Торнвил удовольствия.
        - Она лжет, - громко заявила графиня. - Нагло, откровенно лжет.
        - Ну и что, - майор спокойно пожал плечами. - Мы добились главного: выяснили, где спрятался Мейган. Теперь ему от возмездия не уйти. Рассчитывать на помощь насекомых было глупо.
        - Сил у нас хватит? - проговорила женщина. - Сколько человек в экипаже
«Криданса»?
        - Около двухсот, - сказал Хейвил. - Плюс личная охрана барона.
        - А чем мы обладаем? - настойчиво продолжала Октавия.
        - Три роты десантников, и взвод наемников, - отчеканил маркиз.
        - Негусто, - заметила правительница.
        - Задача сложная, - согласился офицер. - Под городами торгов разветвленная сеть тоннелей. Большая часть из них обвалилась за пятьсот лет, но кое-что сохранилось. Поэтому я и потребовал проводников.
        - Не слишком ли вы доверяете тварям? - спросила Торнвил. - Они могу заманить солдат в западню.
        - Вряд ли, - усмехнулся майор. - Тогда мы обвиним в случившемся королеву и применим жесткие санкции.
        - Разумно, - вымолвила графиня, садясь в кресло. - Значит, вы не сомневаетесь в успехе?
        - Нет, - произнес Хейвил. - Единственная проблема - кланы, не подвластные Ускер. Если это правда, у штурмовиков могут возникнуть трудности. Но они справятся, обязательно справятся.
        - Что ж, приступайте к высадке, - сказала Октавия. - Бойцов Энгерона поставьте в первые ряды.
        - Мы будем использовать их в качестве щита, - мгновенно отреагировал майор.
        Женщина довольно улыбнулась. Офицер понимал ее с полуслова. Вскоре на «Альзоне» прозвучал надрывный, тревожный сигнал. В десантных блоках началась суматоха. Бойцы торопливо надевали снаряжение, защитные шлемы, проверяли подсумки и оружие.
        Через десять минут колонны солдат двинулись к шлюзовому отсеку. Пилоты были уже в ботах. На всякий случаи Хейвил приказал стартовать двенадцати флайерам. Штурмовикам может понадобиться огневая поддержка.
        ГЛАВА 8
        ПОДЗЕМЕЛЬЯ ТОРГОВ
        Наемники абсолютно не представляли, что происходит за пределами сектора. Новый наблюдатель даже не удосужился познакомиться с бойцами. Разумеется, он не вводил их в курс событий. Либо не считал нужным, либо это запретила делать графиня.
        Полет длился недолго. По вибрации корпуса солдаты догадались, что судно вышло из гиперпространства. Эскадра Торнвил достигла системы Китара. Предстояло вторжение на Эдан. Однако через несколько часов «Альзон» вновь начал разгон. Наемники ничего не понимали. Впрочем, гадать и спорить было бессмысленно. У сирианской правительницы свои планы. Лучше довериться судьбе.
        Минуло еще четыре дня. Корабль резко снизил скорость. Неужели графиня возвращается на Алан? Чудеса, да и только. Бойцы обрадовались, расслабились, и тут же последовала расплата. Их подняли по тревоге сразу после обеда. Металлические двери тотчас открылись. Нокли получил соответствующие распоряжения, построил взвод, тщательно осмотрел подчиненных и приказал идти за ним. На лице сержанта не дрогнул ни один мускул.
        Возле шлюзового отсека солдатам выдали оружие. Наемники погрузились в ближайший бот. В двух других машинах размещались десантники сирианской армии. На тренировку это не похоже. Операция реальная. Третье отделение Парсона, как обычно, сидело у самого люка. Через пару минут машины стартовали. Бойцы взволнованно прильнули к иллюминаторам.
        - Проклятье! - вырвалось у Клертона. - Узнаю звезду. Абралис. Мы летим на Тхакен.
        - А что здесь делать? - недоуменно проговорил Элинвил. - Мертвая, лишенная растительности планета.
        - Книжек начитался, - язвительно заметил Эрик. - На Тхакене живут и люди, и горги.
        - Не вижу связи с бароном Мейганом, - не унимался Марзен. - Его резиденция на Эдане.
        - Но зато тут легче спрятаться в случае поражения, - возразил Клертон. - Похоже, флот китарского владыки не сумел оказать достойного сопротивления захватчикам. И если честно, я не удивлен.
        Андрей не слушал товарищей. Прислонившись спиной к борту, юноша в очередной раз прокручивал в мозгу ту проклятую сцену во дворце. Он поднимает карабин и сильно бьет девочку прикладом по голове. Зачем Волков это сделал? Хотел облегчить бедняжке страдания? Какая глупость.
        Да, Андрей не узнал юную графиню, но разве это оправдание? В кого землянин превратился за два года? В хладнокровного, беспощадного убийцу? Неужели желание жить стоит подобных мук совести? На допросе офицеры службы безопасности настойчиво интересовались судьбой Ланы. Юноша хорошо помнил наставления Нокли. Ложь во спасение.
        Он заявил, что не сталкивался с девочкой в здании. Волков действовал в паре с Клертоном, и им поверили. Обмануть сирианцев было несложно, а вот как снять камень с души? Ведь Андрей мог вытащить несчастную графиню из охваченного огнем строения. Лана стала бы заложницей, и возможно Октавия Торнвил простила бы наемников.
        Увы, землянин упустил представившийся ему шанс. Вместо того чтобы проявить милосердие, Волков добил бедняжку. Юноша тяжело вздохнул. Что-то он определенно делает не так.
        В нем будто сидят два человека. Один - отчаянный, жестокий, бескомпромиссный, другой - наоборот, честный, добрый, справедливый. Странное сочетание противоположностей.
        Первый кричит: «стреляй, без колебаний», второй взывает к разуму и останавливает руку. Для первого безразлично, кто враг, для второго это имеет важное принципиальное значение. Первому чужды сомнения, второй испытывает постоянную неуверенность. Борьба добра и зла не прекращается ни на минуту. Эгоистинный рационализм несовместим с морально-нравственными нормами:
        Бот плавно опустился на поверхность. Задний люк с грохотом упал на каменистую почву. В салон машины хлынул необычный сиреневатый свет. Андрей сразу почувствовал недостаток кислорода в атмосфере. Полностью развернуть легкие для вдоха никак не удавалось.
        - Чего застыли, словно статуи! - грозно рявкнул сержант. - Высаживаемся…
        Взвод покинул летательный аппарат секунд за пять. На гигантском пустынном плато находилось еще восемь машин. Штурмовики действовали не менее оперативно, чем наемники. Волков занял свое место в строю и огляделся по сторонам.
        Тхакен произвел на него тягостное впечатление. Оранжевый Абралис почти в зените. Визуально он по размеру больше Солнца раза в полтора и палит нещадно. На неестественно лиловом небе нет ни облачка. Жара градусов пятьдесят. По телу моментально потекли тонкие струйки пота. Но солдат Энгерона подобными погодными условиями не напугать. Бойцы привыкли к полуденному зною экваториальной Оливии.
        Окружающий ландшафт уныл и мрачен. Красные мертвые камни, такого же цвета мелкая, поднимаемая ветром пыль. Землянин не заметил поблизости ни одного растения, даже засохшего. На горизонте видны отроги гор, а прямо перед наемниками возвышаются огромные удивительные сооружения. Чем-то они напоминают разрушенные муравейники.
        В памяти Волкова мгновенно всплыла информация о войне с горгами. Жилые здания насекомых достигали в высоту семисот метров и имели форму пологого конуса. Конструкция не самая эстетичная, зато надежная и вместительная. Для десятимиллионного мегаполиса хватало пятнадцати-двадцати строений. Обитатели сооружений на тесноту никогда не жаловались. Особенности менталитета и иерархической структуры государства.
        Впрочем, в эти подробности люди не вдавались. По приказу Храброва звездная эскадра атаковала города торгов и уничтожила все здания без исключения. Под руинами погибли миллиарды тварей. Но кто их тогда жалел. Хороший враг - мертвый враг.
        За пятьсот лет строения превратились в бурые курганы. В то, что они создавались разумными существами, верилось с трудом. Поражали лишь размеры. Несколько километров в диаметре и метров сто пятьдесят в высоту. Время и природа еще не успели полностью поглотить древний мегаполис. А он когда-то был велик. Андрей насчитал двенадцать сооружений, и не факт, что это окончательная цифра.
        Между тем, взвод присоединился к сирианским десантникам. Перед строем неторопливо прохаживался крепкий широкоплечий капитан. Но вот офицер остановился и громко произнес:
        - Внимание! Слушаем боевую задачу. Здесь, в заброшенном городе, спрятался барон Мейган. Не исключено, что ему будет помогать местный клан насекомых.
        По рядам солдат прошел взволнованный шепот. Силы и так примерно равны, а если на стороне барона выступят мерзкие твари, то шансы на успех у батальона резко понизятся. Штурмовики прекрасно понимали, что драться придется в подземных тоннелях, где горги чувствуют себя превосходно. Их зрение позволяет отлично видеть в темноте. Геройская смерть на Тхакене никого не прельщала.
        Капитан спокойно выдержал паузу, давая подчиненным выплеснуть эмоции. Их возмущение совершенно напрасно, графиня не отменит свой приказ.
        - Мы обязаны покончить с правителем Китара в кратчайшие сроки, - продолжил офицер, когда шум стих. - Королева Ускер направляет к нам проводников. В качестве разведчиков пойдут наемники Энгерона. Действовать будем тремя группами. Командиры рот и взводов, ко мне!
        Нокли вернулся минут через десять. Судя по озабоченному, сосредоточенному лицу, полученные распоряжения его не обрадовали. Утерев рукавом пот со лба, сержант проговорил:
        - Итак, господа, настала пора платить по счетам. Графиня слов на ветер не бросает. Нас используют на самом опасном участке. Вы - люди опытные, справитесь. Но есть кое-какие нюансы. Старайтесь стрелять на опережение. Если наткнулись на противника, занимайте оборону и ждите подхода главных сил. Вперед не рвитесь. Помните, инициатива наказуема. В глубоких тоннелях, возможны проблемы со связью. Не паникуйте. В автономном режиме нельзя терять самообладание.
        Вскоре батальон разделился и приступил к осмотру ближайших сооружений. Отделение Парсона было придано третьей роте сирианцев. Оно включало в себя восемь бойцов. Наемники сразу разбились на пары. Джей шел с Лайном, Стенвилом, Волков с Клертоном, Кавенсон с Элинвилом, а Блекпул с тестианцем Лусом Маклином. Стандартная тактическая схема.
        Нокли, разумеется, последовал за Андреем. Маорец не забыл инструктаж Грега Лерона. Мальчишка - отличный солдат, но за ним надо постоянно приглядывать. Одинокий Волк слишком дорого стоит.
        Найти боты с «Криданса» большого труда не составило. Беглецы даже не удосужились замаскировать машины. Летательные аппараты располагались возле покосившегося, просевшего здания. Тут же, в развалинах, виднелся темный проем.
        Бойцы второго отделения осторожно двинулись к строению. Когда до цели оставалось метров тридцать, раздался мощный взрыв. К небу взметнулся столб пыли, на наемников обрушился град камней. К счастью, никто серьезно не пострадал.
        А вот штурмовики допустили непростительную ошибку. Они интуитивно попытались укрыться за ботами. Заряды, установленные в машинах, моментально сработали. Летательные аппараты превратились в груду металлолома. Ловушка элементарная, но десантники в нее попались. Один человек погиб, четверо получили ранения. Их тотчас эвакуировали с планеты. Операция застопорилась. Вход в подземелье оказался завален.
        Спустя час в заброшенный город прибыли проводники. Из старого, проржавевшего гравитационного катера выбрались трое торгов. Люди вряд ли когда-нибудь привыкнут к внешнему виду насекомых. Различия в строении тела чересчур велики.
        У тварей огромная, непропорциональная голова, гигантские устрашающие челюсти, тонкая длинная шея и три пары конечностей. Рост небольшой, сто шестьдесят - сто семьдесят сантиметров. Одежда невзрачная, бедная. Полинявшая голубая куртка и короткие шорты. На ногах, если их так можно назвать, грубые тяжелые ботинки. На груди у торгов висит портативный дешифратор, на поясе в ножнах стальной тесак и продолговатая фляга с водой.
        Проводники неплохо подготовились к экспедиции. Заметив дымящиеся остовы ботов, насекомые переглянулись и зашевелили усиками. Обмен мнениями длился недолго. Вскоре они подошли к капитану. В знаках различия горги прекрасно разбирались.
        - Через этот рокен вниз не спуститься, - сказал стоящий впереди проводник. - Основные тоннели наверняка заминированы.
        - Рокен? - недоуменно повторил офицер.
        - Так мы называем древние здания, - пояснил горг.
        - Что вы предлагаете? - спросил командир батальона.
        - Мы зайдем в подземную систему коммуникаций из других строений, - проговорило насекомое. - Маршрут сложный, запутанный, но более надежный. Главное, попасть на магистральные пути. Если они, конечно, уцелели.
        Капитан посмотрел на соседние сооружения. До каждого километра четыре, не меньше. В обычных условиях ничтожное расстояние. Солдаты преодолеют его минут за сорок. Но внизу многоярусный, плохо изученный лабиринт. Сделать там засаду проще простого. Враг будет уничтожать батальон по частям. Может, в этом и состоит план барона? Увы, у офицера нет выбора. Придется положиться на серых уродливых тварей. Вся надежда на проводников. Не зря же королева их прислала.
        - Хорошо, - согласился сирианец. - Выдвигаемся немедленно. У нас и так значительное отставание.
        - Противник никуда не денется, - произнес горг. - Мегаполисы между собой не соединены. Сеть хоть и разветвленная, но замкнутая. Рано или поздно мы обнаружим беглецов.
        Третья рота направилась на юго-восток. Небольшой холм на горизонте постепенно увеличивался в размерах. Сразу было видно, что в результате обрушения рокен просел на правую сторону. Идти туда не имело смысла. Там обломки строения плотно утрамбовались. Единственная надежда - левая половина.
        Проводник шагал сразу за наемниками. Периодически насекомое переговаривалось с высоким крепким лейтенантом. Бойцы Энгерона к коротким, отрывистым репликам горга не прислушивались. Им не до того. Не угодить бы возле сооружения в западню.
        Метров за двести до развалин Нокли приказал отделению рассыпаться в цепь. Держа здание на прицеле, солдаты быстро приближались к цели. Вот и унылый, безжизненный рокен. Даже в таком состоянии он кажется огромным. Представить его в изначальном виде было невозможно. Людям не хватало воображения.
        Проводник поднял вверх трехпалую кисть, показывая, что нужно остановиться. Насекомое приступило к поиску уцелевшего входа. Наемники и штурмовики внимательно наблюдали за работой горга. Держа средними конечностями специальный прибор, существо тщательно проверяло пологий склон строения. То и дело проводник недовольно качал головой и шевелил усиками. Что-то у него не получалось.
        Солдаты изнывали под палящими лучами Абралиса. Спрятаться в тень было негде. Звезда точно в зените. Форма насквозь пропиталась потом, перед глазами фиолетовое марево, руки, одежда, обувь покрылись слоем красного песка.
        Минуло три часа. В сооружение пробилась пока только вторая рота. У первой те же проблемы. За пять веков в руинах почти не сохранилось пустот. Уставшие, измотанные бойцы тихо проклинали барона, насекомых и ужасный климат Тхакена.
        И все же горги справились с нелегкой задачей. Проводник неожиданно замер, а затем начал расчищать узкий лаз. Диаметр отверстия сантиметров семьдесят. Обступив проводника, солдаты настороженно смотрели на бездонную дыру. Лезть туда не очень-то хотелось. Одному богу известно, что там внутри. Заметив нерешительность бойцов, насекомое проговорило:
        - Не бойтесь, длина не больше двадцати метров. Затем попадете на нижний ярус рокена.
        - Обрадовал, - язвительно пробурчал Блекпул. - Нарыли тут ходов… Сам бы и полз…
        На реплику аластанца никто не отреагировал. Рисковать проводником лейтенант, разумеется, не стал. Для выполнения рискованных заданий у него есть наемники. Вилл окинул взглядом подчиненных и негромко сказал:
        - Ноль четвертый, двенадцатый и девяносто пятый.
        Первым в дыру нырнул Парсон, за ним двинулись Элинвил и Стенвил. Свои рюкзаки солдаты оставили товарищам. В случае столкновения с противником груз будет только мешать. Через минуту бойцы исчезли из виду. Все с нетерпением ждали результата разведки. Вскоре Джей вышел на связь. Они попали в какое-то просторное помещение с несколькими выходами. Врага внизу не оказалось. Сержант с облегчением вздохнул и зашагал к отверстию.
        Андрей полз за Бриком. Кавенсон пыхтел, активно работал ногами и постоянно ругался. Для окрианца тоннель узковат. Сверху на Брика то и дело сыпалась земля. Впрочем, назвать этот проход тоннелем можно с огромной натяжкой. Извилистая, постепенно понижающая ниша образовалась в результате столкновения двух бетонных перекрытий. При обрушении здания прочные конструкции выдержали удар.
        Однако ничто в мире не вечно. Время безжалостно. Пройдет еще лет сто, и грандиозное сооружение торгов в очередной раз просядет. Пустоты исчезнут, почва спрессуется, песок заметет последние входы. Рокены превратятся в ничем не примечательные природные холмы.
        Сведения о некогда могущественной расе потеряются в глуби веков. И не исключено, что какой-нибудь настойчивый археолог раскопает странный бугор и совершит уникальное открытие. Он предъявит соотечественникам неоспоримые свидетельства существования на Тхакене древней цивилизации. Останки насекомых произведет на людей неизгладимое впечатление. Да и люди ли это будут? Тоже весьма спорный вопрос.
        Надо честно признать, Волкову сейчас было не до глубокомысленных рассуждений. Опустив забрало шлема и включив инфракрасный режим, юноша упорно двигался за Кавенсоном. Клаустрофобией Андрей не страдал, но тесная, темная нора на кого угодно нагонит страх. Если китарцы взорвут в строении далее незначительный заряд, многотонная толща земли похоронит наемников. Их ничто не спасет.
        Но вот впереди замелькали неясные фигуры. Марзен и Лайн помогли друзья выбраться из тоннеля. Между тем, Нокли уже оценивал обстановку. Отделение находилось в большом, абсолютно пустом зале.
        Он уцелел благодаря массивным колоннам, поддерживающим потолок. Кое-где плиты треснули и обвалились, но разрушения были невелики. Теперь понятно, почему проводник так хотел сюда попасть. Нижние ярусы зданий при обстреле почти не пострадали. Города торгов сохранили свою инфраструктуру.
        Идти дальше солдаты не решились. В местном лабиринте можно запросто заблудиться. Заняв позиции по периметру, бойцы Энгерона обеспечивали безопасность сирианцев. Сержант стоял неподалеку от Волкова. Маорец не выпускал юношу из поля зрения. Минут через десять к Нокли подошел командир роты. За офицером следовали четыре штурмовика и проводник.
        - Сержант, собирайте людей, - произнес лейтенант. - Мы должны спешить. Я получил сообщение, что неприятель обнаружен.
        - Но у вас еще половина бойцов на поверхности, - возразил маорец.
        - Догонят, - сказал офицер. - Вторая группа наткнулась от отчаянное сопротивление врага. Ей нужна помощь. Шхен покажет нам короткий путь. Ударим китарцам в тыл.
        - Шхен? - недоуменно переспросил Вилл.
        - Так зовут горга, - пояснил сирианец.
        - Интересное имечко, - иронично усмехнулся Нокли. - Что ж, вам виднее. А этот Шхен не ошибется?
        - Нет, не ошибется, - вмешался проводник. - Мне известно семнадцать типов рокенов. План каждого я изучил досконально. На моем счету два абсолютно нетронутых сооружения. Подобного успеха добивались немногие.
        Определить эмоциональное состояние насекомого необычайно сложно. Совершенно иной тип нервной системы. Нет ни лицевых мЫшц, ни губ, ни интонаций в голосе. Дешифратор механически переводит речь твари. Раздражение горга, пожалуй, выдают скрипящие от злости челюсти и вибрирующие в такт усики. Фраза, брошенная сержантом, оскорбила Шхена. Но Вилл словно этого не замечал.
        - Что-то я не уловил мысль, - проговорил маорец. - Какие еще нетронутые здания?
        - Мы - бедный народ, - сказало насекомое. - Планета истощена. Полезных ископаемых нет, промышленность в упадке, торговать нечем. А жить надо. Вот и приходится искать оставленные предками строения.
        - Оставленные, - повторил Нокли. - С чего вдруг горги покинули сохранившиеся рокеньг?
        - Вторгшиеся на Тхакен войска проводили тщательную, планомерную зачистку, - ответил Шхен. - Солдаты уничтожали всех подряд. Я не могу осуждать людей. На чужих планетах мы вели себя точно так же. Суровая плата за грехи. Чудом спасшиеся семьи покидали города и бежали в отдаленные районы. Пилоты флайеров охотились на несчастных, как на диких животных. Некоторые кланы были истреблены полностью.
        - Грустная история, - с сарказмом произнес Вилл. - Но помнится, вы на Эдане засовывали валкаалцев и джози в коконы, скармливая бедняг зародышам. Думаю, пленники тоже просили о пощаде. Победители глухи к мольбам побежденных. Разве я не прав?
        - Правы, - согласилось насекомое. - Потому мы и прозябаем в нищете.
        - Удивляюсь, как вы до сих пор не разграбили все сооружения, - проговорил маорец. - Минуло пять веков.
        - Разграбили - неуместное слово, - возмутился Шхен. - На Тхакене до войны были тысячи городов. Все они разрушены. Не уцелел ни один. Лежащие под развалинами предметы являются нашим наследием. Они позволяют торгам хоть как-то сводить концы с концами. Это машины, оборудование, компьютерные чипы…
        - Оружие, - вставил Нокли.
        - И оружие, - подтвердил проводник. - А куда без него?
        - Сержант, хватит спорить, - заступился за насекомое лейтенант. - Приступайте к выполнению задачи.
        - Слушаюсь, - отчеканил Вилл. - Мне нужно знать направление.
        - Правый проход, - сказал Шхен. - Идите, никуда не сворачивая. Метров через сорок увидите лестницу. Спуститесь на восемь этажей вниз. Там огромный зал. Вы окажетесь на бетонной площадке. Левый тоннель ведет к нужному рокену. Будьте внимательны. Не исключена засада. Противник…
        - Мы не дилетанты, - грубо отреагировал на реплику горга маорец.
        Вскоре наемники двинулись в указанную сторону. Постепенно солдаты привыкали к смутным очертаниям подземелья. Ориентироваться по-прежнему было непросто, но первый страх прошел.
        Бойцы достаточно уверенно шагали по широкому коридору. Он полукруглый, с ровными, чем-то облицованными стенами. Андрей из любопытства прикоснулся к стене рукой. Поверхность гладкая, холодная. Похоже, какой-то идеально отшлифованный камень.
        Проводник действительно наизусть выучил план здания. Шхен не ошибся ни на метр. У лестницы наемники на минуту остановились. Сержант оглянулся назад. Штурмовики несколько отстали. И это не случайно. Десантники соблюдали дистанцию. Стандартная мера предосторожности. Если китарцы подорвут разведчиков, основные силы роты не пострадают. Солдаты Энгерона сегодня в роли смертников. Впрочем, как и всегда.
        Спуск занял минут пятнадцать. Каждый ярус таил в себе опасность. Неприятель мог спрятаться где угодно. А в том, что экипаж «Криданса» разделился, бойцы не сомневались. Барон Мейган не дурак и выставит посты во всех прилегающих к убежищу тоннелях.
        Восьмой этаж был самым нижним. Его глубина около пятидесяти метров. Не так уж много по сравнению с верхним сооружением. Бойцы оказались на прямоугольной площадке, чем-то похожей на транспортную платформу.
        Нокли, не раздумывая, повернул налево. Наемники по привычке рассыпались в цепь. Размеры помещения позволяли сделать это.
        Держа карабины наготове, солдаты тщательно, скрупулезно осматривали зал. Вокруг ни души. Мертвый, заброшенный мир. Тягостная, зловещая тишина. Каждый шаг отдается гулким эхом, отчего становится не по себе.
        Фонари никто не включал. Неприятель сразу заметит луч света, и ты превратишься в идеальную мишень. Умирать наемники не спешили. Неожиданно площадка закончилась. Солдаты уткнулись в глухую стену. Сделали бойцы и еще одно открытие. Тоннелей было два.
        - Куда теперь? - растерянно спросил Парсон.
        - В любой, - произнес сержант. - Тоннели идут параллельно. Я с подобной транспортной системой сталкивался на Тасконе. Там, в подземных городах, аналогичная коммуникационная схема. Монорельсовые поезда движутся по магистрали на встречных курсах. Замкнутый круг. Главное сейчас, добраться до центрального рокена.
        - Я читал об этих городах, - откликнулся Элинвил. - Неужели они еще существуют?
        - Разумеется, - ответил Вилл. - Зачем уничтожать то, что создано на века. Сирианские правители следят за их состоянием. Посторонним туда доступ запрещен. Предприятия законсервированы, но в любой момент могут начать работу. За весьма умеренную плату туристов возят по специальному маршруту. Зон отчуждения больше нет, но некоторые люди отказываются покидать свои дома и подниматься на поверхность.
        - Сумасшедшие, - проговорил Клертон. - Променять цветущий светлый мир на темные, мрачные норы…
        - В твоих словах есть доля истины, - согласился маорец. - Коренные жители подземных городов не совсем нормальны. Но на данную проблему можно взглянуть и по-другому. У них хорошее обеспечение, почти нулевая преступность и полная безопасность от внешнего вторжения. Нет ни рабства, ни пиратов, ни войн. Маленькое равноправное, справедливое общество. Разве вы никогда о подобном не мечтали?
        - Это иллюзия, - возразил Ален. - Они оторваны от реальности. Многие отшельники пытались убежать от цивилизации. И чем все заканчивалось? Ужасной, непоправимой трагедией. Мы сами ликвидировали одну такую деревню на Корзане. Рано или поздно глупцы расплачиваются за собственную наивность.
        - Ладно, надо идти, - сказал Нокли. - Сзади уже показались штурмовики.
        Андрей с изумлением слушал сержанта. В голосе Вилла отчетливо звучали горькие интонации. У маорца суровая, пугающая внешность, но сердце доброе и очень ранимое.
        Интересно, кем он был до того, как попал в лагерь Энгерона? Волков был молод, в силу чего не мог похвастаться проницательностью. Юноша часто ошибался в людях. Сегодня Андрей в очередной раз в этом убедился.
        Между тем, Вилл и Джей спрыгнули с площадки. За ними последовали Лус и Ален. Остальные чуть задержались.
        - Поторапливайтесь! - скомандовал маорец. - Сирианцы чересчур нервничают.
        - А если китарцы отступают по соседнему тоннелю? - внезапно произнес долго молчавший Брик.
        - Их там нет, - уверенно сказал Нокли. - Барон в западню не полезет. У него логово где-то в стороне от основных транспортных веток. Кроме того, лейтенант оставит здесь взвод солдат. На всякий случай…
        Магистраль была прямой, как стрела. Нигде никаких поворотов. Поезда насекомых развивали тут огромную скорость. Хотя это лишь догадки сержанта. Не исключено, что горги использовали тоннели между рокенами в иных целях.
        Отделение двигалось довольно быстро. Офицер постоянно подгонял наемников. Солдаты даже не обследовали боковые двери, обнаруженные в стенах. Осмотр технических помещений лег на плечи десантников. Судя по нервным репликам лейтенанта, вторая рота штурмовиков несла тяжелые потери. Удар в тыл врагу позволит сирианцам переломить ситуацию.
        Бойцы достигли следующей станции минут через сорок. Это было именно то сооружение, через которое вниз спустился Урис Мейган. Здесь требовалась максимальная осторожность.
        На платформе неподалеку от лестницы сержант остановил подчиненных. Вилл жестом приказал всем спрятаться за каменными колоннами. Сняв рюкзак, маорец швырнул его метров на пятнадцать. Ничего не произошло.
        Нокли продвинулся вперед и повторил свое действие. Мощный взрыв потряс зал. Через секунду сдетонировали заряды, заложенные слева от сержанта, на ступенях лестницы. Ударная волна сбросила Вилла с площадки. Это обстоятельство спасло маорцу жизнь. Осколки, детали металлических конструкций, куски бетона сплошным веером разлетелись в разные стороны. Под сводами зала прокатилось громовое эхо.
        К счастью, насекомые строили все свои сооружения с большим запасом прочности. Потолочное перекрытие выдержало взрыв и не обвалилось. Наемники ринулись к Нокли. Из густого облака пыли раздавались отчаянные ругательства сержанта. Серьезно он не пострадал. Легкая контузия и несколько болезненных ушибов, полученных при падении. На ноги Вилл встал самостоятельно.
        - Сволочи, - пробурчал маорец, залезая обратно на платформу. - Могли бы изобрести что-нибудь новое…
        - Но как вы догадались? - восхищено проговорил Эрик. - Лично я ничего не заметил.
        - В том-то и беда, - вымолвил Нокли, потирая плечо. - Надо не только смотреть, но и думать. Возле рокена противник устроил ловушку. Мы чуть не подорвались у входа в здание. По чистой случайности никто не погиб. Десантникам повезло меньше. Здесь та же схема. Детонатор реагирует на движение. Сначала уничтожаются разведчики, а затем основные силы подразделения. Просто и эффективно. Место прекрасное. На лестнице обязательно произойдет скопление людей. Тут-то осколки их и выкосят.
        - Метод неплохой, - произнес Кавенсон, поднимая продырявленный рюкзак. - Но, боюсь, в тоннеле его не применишь. Через каждые двадцать-тридцать метров швырять снаряжение не будешь.
        - Это верно, - сказал сержант. - Нужна интуиция. Ну, а если ее нет, придется рисковать. Тем более, что китарцы уже знают о нас. Разобьемся на группы. Первая: двенадцатый и девяносто пятый; вторая: ноль четвертый, восемьдесят седьмой, восемьдесят девятый и двадцать четвертый; третья: я, шестьдесят второй и тринадцатый. Дистанция - сорок метров. При столкновении с врагом разрешаю отступить.
        Вилл Доложил лейтенанту об инциденте и приказал Стенвилу и Элинвилу продолжать путь. Через мгновение Лайн и Марзен растворились в темноте. Выждав полминуты, за ними отправились Парсон, Кавенсон, Блекпул и Маклин. Волкова маорец ни на шаг не отпускал от себя.
        Спустя четверть часа наемников догнал Шхен. Проводник остановился у невзрачной металлической двери в правой стене.
        - Сюда, - проговорил горг. - Мы окажемся за спиной у неприятеля.
        Дверь была заблокирована. Однако лазерные лучи карабинов без труда срезали замки. Андрей увидел узкий коридор. Нокли ободряюще хлопнул Клертона по плечу. Преодолев метров пятнадцать, Эрик повернулся к сержанту и тихо произнес:
        - Здесь еще одна лестница. Винтовая.
        - Само собой, - подтвердил Шхен. - Ею пользовался технический персонал.
        Тем временем к Виллу подошла вторая группа. Бойцы последовали за эданцем. Разведчики начали медленно, осторожно подниматься по ступеням. Нокли, Волков и проводник стояли внизу.
        - Сержант, мы у цели, - вскоре сообщил Джей. - Перед нами коридор и дверь.
        - Она ведет в тоннель на шестом ярусе, - пояснил горг. - Там, как раз, и идет сражение.
        На коротких расстояниях связь работала хорошо, а вот десантников маорец слышал отвратительно. Приглушенные, отрывистые фразы смысл которых почти не понять. Ждать сирианцев Нокли не стал. В захвате плацдарма от них все равно не будет помощи.
        - Ноль четвертый, атакуйте противника, - приказал сержант. - Учтите, вас наверняка встретят плотным, прицельным огнем.
        Парсон махнул рукой подчиненным и первым двинулся к двери. Прилепив к петлям пластиковую взрывчатку, цекрианец поспешно отбежал назад. Наемники залегли. Яркая вспышка, адский грохот и массивная преграда с дребезжанием вылетела наружу. Солдаты тотчас ринулись в проем. Внезапное появление врага - сюрприз для китарцев. Нельзя дать им опомниться.
        К сожалению, сержант снова оказался прав. Застать неприятеля врасплох бойцам не удалось. Барон оставил возле запасного выхода надежный заслон. С двух сторон на наемников обрушился рой лазерных лучей. Джей, Брик и Лус повалились на пол. Эрик и Ален успели спрятаться за угол.
        В крепких выражениях солдаты не стеснялись. Маклин дико вопил, Кавенсон и Парсон судорожно отстреливались. Били наугад, но, судя по крикам, иногда попадали.
        Вытащив из подсумка гранату, окрианец кинул ее в тоннель. Прежде чем прозвучал взрыв, рядом с разведчиками подозрительно стукнулись о камни какие-то тяжелые предметы.
        - Сматываемся! - воскликнул Джей, бросаясь к проему.
        Брик последовал за капралом. Раненый Лус тоже отреагировал на возглас командира отделения. Ударная волна буквально внесла бойцов в коридор. Они свалили с ног Клертона и Блекпула и все вместе докатились почти до лестницы.
        - Вставайте! Черт подери! - раздраженно прорычал показавшийся снизу Нокли. - Я же предупреждал…
        С маорцем никто не спорил. Наемники постепенно приходили в себя. Элинвил, Стенвил и Волков уже заняли позицию у двери. Если китарцы пойдут в контрнаступление, то наткнутся на достойный отпор.
        Парсон в результате взрывов совершенно не пострадал, а вот Кавенсон, поднявшись на колени, взвыл от боли. В правом бедре, чуть ниже бронежилета, зияла дыра. Штанина быстро пропитывалась кровью.
        - Проклятье, - покачал головой окрианец. - Опять зацепило…
        В этот момент взгляд Брика упал на Маклина. Тестианец лежал на его ботинках. Бедняга не шевелился. Кавенсон попробовал пощупать пульс на шее Луса. Пальцы сразу почувствовали теплую липкую жидкость. Догадаться, что это было несложно.
        Окрианец провел рукой по спине покойника. Все стало ясно. Маклин невольно заслонил своим телом товарища. Осколки изрешетили парня. Ценой собственной жизни он спас группу. В данной ситуации узкий коридор помог солдатам.
        - Лус мертв, - негромко произнес Брик.
        - Ничего, мы расквитаемся за него, - сказал Эрик.
        - Хватит болтать! - рявкнул сержант. - Приготовить гранаты. Надо уничтожить противника и захватить плацдарм. Двигаемся вдоль стен. Ноль четвертый, восемьдесят девятый и шестьдесят второй идут направо, остальные налево. Зарядов не жалеть. По возможности возьмите кого-нибудь в плен.
        Вилл сделал паузу. Найдя Андрея, маорец занял место перед ним.
        - Гранатами, огонь! - через секунду скомандовал Нокли.
        Бойцы разом опустошили подсумки. Серия взрывов потрясла тоннель. Эхо еще не затихло, а наемники уже покинули укрытие. Неприятель был в замешательстве. Столь мощного натиска китарцы не ожидали. Лазерные лучи хаотично метались по тоннелю.
        Волков заметил метрах в сорока расплывчатый силуэт и нажал на спусковой крючок. Человек покачнулся и упал. Секунд через десять солдаты вступили в рукопашную. Члены экипажа «Криданса» дрались храбро, но опыта и умения им не хватало. Бойцы Энгерона без особых усилий перебили врагов. На полу валялись шесть мертвецов. Одного китарца сержант оглушил и связал.
        Группа Парсона тоже справилась с задачей без потерь. Блекпул получил легкое ранение в плечо. Между тем, подошли штурмовики. Лейтенант в очередной раз начал торопить наемников. Вилл молча двинулся дальше.
        Удар в тыл действительно поставил противника в трудное положение. Находясь посреди тоннеля, люди Мейгана оказались между молотом и наковальней. Кольцо окружения неуклонно сжималось. Сирианцы упорно, настойчиво продавливали оборону врага.
        Разведчики сражались в передовых рядах десантников. Дважды лазерные лучи едва не задевали Андрея. Но юноша на это не обращал внимания. Чему быть, тому не миновать. Нужно отдать должное Нокли, он выбрал правильную тактику. Вдоль стен неприятель почти не стрелял. В центральной части тоннеля погибло гораздо больше солдат.
        В конце концов, штурмовики сломили сопротивление противника. После недолгих переговоров маленький отряд китарцев сложил оружие. Густую мглу подземелья тотчас разорвал свет фонарей. Сирианцы тщательно осматривали убитых и раненых. Уриса Мейгана среди мертвецов не было. Куда исчез свергнутый правитель, пленники не знали. Их оставили здесь в качестве заслона. Китарцы вряд ли лгали.
        Посовещавшись с соотечественником, Шхен сказал, что надо возвращаться к рокену. Перешагивая через трупы, десантники направились за проводниками. Во втором отделении уцелели лишь три наемника. Что неудивительно. Покойники лежали грудами друг на друге. Экипаж «Криданса» сократился человек на шестьдесят, примерно столько же потеряли и штурмовики.
        Через полчаса сирианцы достигли платформы. Бойцов Энгерона пропустили вперед. Трюк с рюкзаком сержант позволил повторить Парсону. От ужасного взрыва у людей заложило уши. Нижние ступени лестницы превратились в руины.
        - Поднимайтесь на четвертый ярус, - распорядился лейтенант. - Там когда-то у насекомых располагались складские помещения. Кроме того, Шхен считает, что барону кто-то помогает. У людей нет точных планов сооружений. Скорее всего, здесь живет не подчиняющийся королеве клан торгов.
        - Очень радостная новость, - зло пробурчал маорец и продублировал приказ офицера.
        Зал, в который попали солдаты, поражал своими размерами. Высокие своды, идеально отполированный пол, длинные ряды колонн. Он занимал площадь в несколько квадратных километров. Тут молено было спрятать целую армию. Бойцы рассыпались в цепь.
        Наемники двигались перебежками, как учили в тренировочном лагере на Оливии. Сзади шли сирианцы. Десантники в случае чего поддержат огнем. На засаду солдаты наткнулись уже через сто метров. Сработал очередной заряд. Парня из второго отделения разорвало на куски. Воспользовавшись возникшей суматохой, противник открыл стрельбу.
        Однако штурмовиков это не остановило. Дело в том, что к месту боя, наконец, подтянулась первая рота. Командир батальона взял управление на себя. Капитан оказался грамотным офицером. Имея почти двукратное численное преимущество, он ударил по врагу с флангов.
        Зажатые в тиски китарцы дрогнули и побежали. Штурмовики безжалостно уничтожали неприятеля. Вполне логичная развязка. Силы были несопоставимы. Техники, навигаторы, связисты не обладали должными навыками. Четверть экипажа «Криданса» составляли женщины. Хотя, среди десантников их тоже немало. Но уровень подготовки разный.
        Схватка завершилась минут через десять. Пол усеян телами погибших, раненые тихо стонут и умоляют о пощаде, сдающиеся в плен стоят на коленях с заложенными за голову руками. Однако, к глубокому разочарованию сирианцев, арестовать Мейгана опять не удалось. Он словно сквозь землю провалился. Барона никто не видел уже часов шесть.
        Капитан растерянно смотрел на проводников. Шевеля усиками, насекомые обсуждали непростую ситуацию. Неожиданно из-за спины командира батальона появился Нокли. Маорец вплотную подошел к торгам.
        - Где прячется правитель Китара? - спросил сержант.
        - Мы не знаем, - ответил Шхен. - Информации недостаточно. Город огромный. На поиски уйдет две-три декады. Необходимо обследовать все рокены.
        - У меня есть иное предложение, - жестко проговорил Нокли. - Вы отведете нас к местной принцессе.
        - Это сложно, - челюсти насекомого нервно задвигались. - Неизвестно, где ее убежище'.
        - Неужели я похож на дурака? - гневно зарычал сержант, хватая Шхена за куртку и притягивая его к себе.
        Офицер изумленно наблюдал за Биллом. Сирианец даже не пытался вмешиваться.
        - Все это… - маорец обвел глазами зал, - отвлекающий маневр. Барон пытается запутать нас. Сам он далеко отсюда. Пока мы дрались в тоннелях, мерзавец спокойно отсиживался в безопасном месте. А предоставила его Мейгану принцесса. Вы затеяли рискованную игру. Сказать какую?
        - Нет! - поспешно произнес горг, видимо старший группы. - Блушан действительно враждует с королевой. Потому и согласилась принять владыку Китара. Она молода и строптива. Но мы очень дорожим ею.
        - Почему? - Нокли отпустил Шхена и повернулся ко второму насекомому.
        - Я не могу сказать, - замялся проводник. - У меня слишком низкий статус.
        - Черт подери! - выругался сержант. - Вы чего-то не понимаете. Если батальон не выполнит поставленную задачу, и графиня узнает все подробности, раса торгов прекратит свое существование. Звездная эскадра Сириуса в семи парсеках отсюда. Поверьте, Октавия Торнвил не пощадит никого.
        - Речь идет о продолжении рода, - вымолвило насекомое. - Многие принцессы стары и не в состоянии давать потомство. Блушан же необычайно плодовита. За ней будущее нашей расы.
        - И она, чувствуя собственную силу, бросает вызов Ускер? - догадался Вилл.
        - Да, - подтвердил проводник. - По любому поводу. Вопреки здравому смыслу.
        - Вмешиваться в ваши внутренние дела никто не собирается, - проговорил маорец. - Но побеседовать с принцессой придется. Без барона Мейгана солдаты из города не уйдут. Его надо выдать.
        - Королева пыталась ей это объяснить, - сказал горг. - Блушан наотрез отказалась.
        - Я постараюсь быть убедительным, - произнес Нокли. - Цена упрямства слишком велика.
        - Надеюсь, вы не причините вреда принцессе? - мгновенно отреагировало насекомое.
        - Такой цели у меня нет, - проговорил сержант. - Однако случиться может всякое.
        - Есть еще проблема, - вставил Шхен. - У Блушан надежная, преданная охрана. Чужаков к ней не пустят.
        - Мы пробьемся, - зловеще усмехнулся маорец. - Если не помогут слова, применим оружие.
        - Это недопустимо, - сказал старший. - Ускер обвинят в том, что она натравила людей на соперницу…
        - Пустая болтовня! - резко оборвал горга Вилл. - Даю на размышление ровно одну минуту.
        - Хорошо, - почти сразу согласился проводник. - У нас просто нет другого выбора.
        Вскоре рота штурмовиков двинулась за насекомыми. Впереди, как обычно, шагали наемники. В распоряжении Нокли семнадцать человек. Двух раненых бойцов, включая Кавенсона, пришлось оставить на складе. Они вместе с сирианцами зачищали помещение. Длинный переход им не выдержать.
        Сержант не сомневался, что резиденция принцессы располагается где-то в отдаленных рокенах. Периферийные сооружения при обстреле пострадали гораздо меньше, чем центральные строения. Небольшие здания было легче восстановить и приспособить для жизни.
        Преодолев около километра, капитан догнал Вилла и тихо произнес:
        - Сержант, если не трудно, поясните мне некоторые детали. Из вашего диалога с горгами я понял, что мерзавцы все это время обманывали нас. Они знали, где скрывается барон, однако вести к нему не хотели.
        Маорец остановился и взглянул на командира батальона. Офицер лет на десять младше его. Судя по бронзовому цвету кожи, характерному разрезу глаз и выступающей вперед челюсти, сирианец родился на Алане, а если точнее на Кабрии. Кабрийцы упорны, настойчивы, исполнительны, но к сожалению, недостаточно сообразительны. Капитан полностью соответствовал данному описанию.
        - Не совсем так, - возразил Нокли. - Где конкретно прячется Урис Мейган известно лишь местной принцессе. Ее зовут Блушан, и она почти не подчиняется королеве. Барон умело сыграл на конфликте двух влиятельных особ. Замысел свергнутого правителя предельно прост. Обнаружив десантные боты, мы проникнем в подземелье через ближайшие рокены. В столкновениях с экипажем «Криданса» подразделение потеряет много людей и будет вынуждено вернуться на корабли.
        - И что дальше? - недоуменно спросил офицер.
        - Четыре дня - огромный срок, - усмехнулся сержант. - К тому моменту, когда в систему Абралиса прилетит подкрепление, барон отсюда исчезнет. И где тогда его искать? На Тхакене тысячи заброшенных городов. План идеальный. Даже при том, что Ускер люто ненавидит юную конкурентку, Блушан ничего не угрожает. Горги ею чересчур дорожат.
        - Но как вы догадались? - удивился командир батальона.
        - В этих тоннелях без опытного проводника делать нечего, - ответил Вилл. - Ссылки на какой-то неведомый клан звучали неубедительно. Насекомые беззаветно преданы своей госпоже. Они готовы пожертвовать собственной жизнью, но не жизнью королевы. Я надавил на слабую струну и получил нужный результат. Ускер пыталась оградить принцессу от неприятностей, потому горги и молчали. Надеялись, что мы отступим…
        - А если Блушан проявит несговорчивость? - вымолвил сирианец. - У нее несколько сотен бойцов.
        - Что-нибудь придумаем, - маорец неопределенно пожал плечами.
        Описывать дальнейшее путешествие по темным, мрачным коммуникациям древнего мегаполиса не имеет смысла. До цели рота добралась лишь через три часа. День выдался тяжелым. Уставшие солдаты едва волочили ноги. Привалов не было. Капитан спешил. Октавия Торнвил не любит, когда важные операции затягиваются. Тем более что из-за проблем со связью офицер не мог доложить на «Альзон» о ходе поисков.
        Фляги у штурмовиков быстро пустели. В душном, спертом воздухе подземелья катастрофически не хватало кислорода. Но вот впереди показался свет. Проводники тут же замедлили шаг. Усики насекомых взволновано завибрировали. Горги определенно испытывали страх. И не зря.
        Дорогу чужакам преградила группа агрессивно настроенных тварей. Волков насчитал четырнадцать врагов. Серая, сливающаяся с телом одежда, массивный бронежилет, закрывающий грудь, в руках лазерные карабины, на поясе тесаки. Пропускать десантников противник явно не собирался.
        Разведчики мгновенно рассыпались по тоннелю и взяли насекомых в прицел. Их примеру последовали сирианцы. Лишь Нокли и командир батальона продолжали спокойно стоять. Томительная пауза затягивалась. Отключать дешифраторы проводники не рискнули, а потому тайное общение соотечественников исключалось.
        - Господа, во избежание конфликта просим вас покинуть нашу территорию, - наконец, сказал один из торгов.
        - Мы бы рады, - бесстрастно произнес сержант. - Но нам надо встретиться с Блушан.
        - Принцесса никого не принимает, - тут же отреагировало насекомое.
        - Думаю, для представителей сирианской правительницы она сделает исключение, - вставил капитан.
        - Никаких исключений не будет, - проговорило существо и активно задвигало челюстями.
        - Не советую принимать поспешных решений, - раздраженно вымолвил офицер. - Это может повлечь тяжелые последствия. Мне даны неограниченные полномочия. Если потребуется…
        - Не нужно угрожать, - оборвал десантника горг. - Вы не в том положении. Здесь властвует принцесса Блушан. Я подчеркиваю это. Не королева Ускер, не могущественная правительница Сириуса. Хотите вернуться домой живыми и невредимыми, не обостряйте ситуацию. Уходите. Пока не поздно…
        - Мы готовы уйти, - сказал командир батальона. - Настаивать на аудиенции у местной принцессы действительно невежливо. Но есть проблема. Где-то в городе прячется Урис Мейган. Выдайте его и расстанемся по-хорошему.
        - Я не знаю, о ком вы говорите, - произнесло насекомое.
        - Неправильный ответ, - покачал головой капитан. - Ваша ложь барона не спасет.
        - Мы напрасно теряем время, - вмешался Вилл. - Аборигены решили вспомнить прошлое и устроить драку.
        Горг шагнул вперед и схватился за рукоять тесака. Он был в бешенстве. Еще немного и тварь бросится на маорца. Слова Нокли насекомое восприняло как оскорбление. Пять веков назад существо, не колеблясь ни секунды, применило бы оружие, но сейчас все иначе. Подвергать опасности госпожу горг не рискнул.
        Впрочем, сержанта трудно напугать грозным шипением. Вилл даже не пошевелился. Маорец чуть ли не вдвое крупнее противника. Свернуть твари шею для него сущий пустяк.
        - Убирайтесь, - сказало насекомое. - Немедленно. Ищите своего барона в другом месте.
        - Обязательно, - вымолвил офицер. - Но сначала мы проверим апартаменты Блушан.
        - Торопитесь умереть? - спросил горг. - Вам не пробиться к покоям принцессы.
        - А если это произойдет? - проговорил капитан. - Что тогда? Не проще ли согласиться на наши условия?
        - Я не вправе обсуждать решение госпожи, - произнесло насекомое. - Если вы двинетесь дальше, вас уничтожат.
        Существо резко развернулось и направилось вглубь тоннеля. Тем самым, горг показывал, что больше не намерен спорить. Ультиматум чужакам он предъявил. Его миссия выполнена.
        Как только противник исчез из виду, командир батальона махнул наемникам рукой. Разведчики последовали за насекомыми. Проводники отступили под защиту штурмовиков. Угроза нападения была реальна. Блушан демонстрировала редкое упрямство. О возможных репрессиях со стороны графини Торнвил принцесса не думала. Молодости свойственны максимализм и бескомпромиссность.
        Солдаты преодолели семьдесят метров, когда из бокового ответвления вынырнула группа торгов.
        - Остановитесь или мы откроем огонь! - раздалось из дешифратора. - Больше предупреждать не будем.
        Бойцы чуть замедлили темп, но подчиняться требованиям врага не стали. Мерзкий истошный визг, и рядом с наемниками замелькали лазерные лучи. Послышались крики, стоны, ругательства. Солдаты дали по противнику ответный залп. Людей и насекомых разделяло ничтожно малое расстояние. Промахнуться было сложно.
        В считанные секунды разведчики потеряли четырех человек. Андрею тоже досталось. Луч вскользь зацепил шлем. Юношу откинуло к стене. Нокли тут же заслонил собой Волкова. К счастью, серьезно Андрей не пострадал. В голове ужасно шумело, передатчик противно шипел, а предметы слегка расплывались в глазах. На ноги землянин поднялся самостоятельно.
        Между тем, сирианцы пришли на помощь наемникам. Плотность стрельбы резко возросла. Вражеский заслон полег почти полностью. Уцелевшие горги поспешно ретировались. Путь был открыт.
        - Вперед! - скомандовал сержант. - Смотрите внимательно. Главное не угодить в засаду.
        Вскоре бойцы достигли развилки. Здесь валялись убитые насекомые. У некоторых до сих пор судорожно дергались конечности. По телу тварей текла желто-зеленая тягучая жидкость. Проводники молча смотрели на мертвых соплеменников. События, к сожалению, развивались по самому худшему сценарию. Как и предполагал Шхен, охрана Блушан отказалась пропустить чужаков.
        - Куда дальше? - поинтересовался Вилл. - Прямо или направо, в технический коридор?
        - Я бы предложил отойти, - сказал старший группы. - Еще успеем. Инцидент неприятный, но…
        - Нет! - жестко отреагировал капитан. - Операция должна быть завершена любой ценой.
        - Нас раздавят, - проговорил горг. - У принцессы сотни, тысячи солдат. Эта победа ничего не стоит.
        - Ерунда, - возразил офицер. - Чтобы собрать всех подданных ей понадобится время. А мы к тому момен…
        Десантник остановился на полуслове. Где-то сзади прогремел мощный взрыв. Гулкое эхо прокатилось по тоннелю, оглушая людей. Через мгновение донесся чей-то истошный вопль.
        - Поздно, - произнес проводник. - Мы обречены.
        Взрывы раздавались один за другим. Забросав арьергард роты гранатами, насекомые ринулись в атаку. Третий взвод штурмовиков уменьшился едва ли наполовину. Отчаянно отбиваясь от наседающего противника, сирианцы были вынуждены отступить. Колона начала уплотняться.
        - Черт подери! - прорычал Нокли. - Куда идти?
        - Прямо, - вымолвил Шхен. - Нужно пробиться к станции. Но там нас ждут…
        - За мной! - закричал сержант. - Никому не отставать. Приготовиться к рукопашной.
        Наемники устремились за маорцем. За ними побежали и десантники. Единственный шанс спастись - это разорвать дистанцию с горгами. Воевать в окружении, равносильно самоубийству. Солдаты на одном дыхании преодолели четыреста метров.
        Удивительно, но враг исчез, растворился. Напавшие с тыла твари настойчивость тоже не проявляли. Они даже не пытались догнать чужаков.
        Странное поведение насекомых настораживало. Ничего хорошего это не сулило. Постепенно Нокли снижал темп. Надо прийти в чувство и оценить обстановку.
        - Мы у цели, - проговорил проводник, показывая на торчащий из-за угла край платформы. - Там наверняка засада. Роту будут расстреливать на выходе.
        - Посмотрим, - пробурчал сержант, доставая из подсумка последнюю гранату.
        Внезапно в тоннеле погас свет. С разных сторон послышалась отборная брань. В выражениях люди не стеснялись. Им пришлось опять переключать забрала шлемов на инфракрасный режим. Неприятель максимально усложнил задачу штурмовиков. Вилл повернулся к капитану и сказал:
        - Моим парням плацдарм не захватить. Действовать надо сообща, не делясь на группы.
        - Согласен, - кивнул головой командир батальона. - Распылять силы нельзя.
        - Главное, проскочить опасную зону и выйти на оперативный простор, - продолжил маорец.
        - Лишь бы не увязнуть, - заметил офицер. - Тогда получим удар в спину.
        - Оставь кого-нибудь для прикрытия, - перейдя на «ты», посоветовал Нокли.
        Пока капитан отдавал подчиненным соответствующие распоряжения, сержант формировал передовой отряд. В него вошли четырнадцать наемников, включая самого маорца, и тридцать десантников. Им предстояло сделать брешь во вражеской обороне. Солдатам оставалось только гадать, сколько торгов встретят роту на станции. Пятьдесят? Сто? Двести? В любом случае схватка будет жаркой.
        Выдержав паузу и глотнув воды из фляги, Вилл иронично усмехнулся и произнес:
        - Ну что, господа, покажем мерзким тварям как надо воевать?
        - Так точно! - дружно крикнули бойцы.
        - Отлично. Ваш настрой мне нравится, - проговорил сержант. - Пусть насекомые трясутся от страха. Мы уничтожим их логово. В атаку!
        Нокли первым ринулся к площадке. Под сводами тоннеля раздался топот тяжелых ботинок. Наемники и штурмовики двигались плечом к плечу. Иначе сквозь плотный огонь противника не прорваться. На выходе солдаты попали под шквал лазерных лучей. Прячась за каменными колоннами, насекомые били по чужакам практически в упор. Люди падали на землю один за другим. Однако отбросить бойцов назад неприятелю не удалось.
        На платформу полетели гранаты. Взрывная волна разметала торгов, а осколки изрешетили стены. Послышался ужасный, отвратительный визг. Враг понес существенные потери. Уцелевшие наемники торопливо запрыгнули на площадку. Главное, зацепиться за плацдарм.
        Андрей бежал сразу за сержантом. Справа Лайн, слева Эрик, чуть дальше Джей, Марзен и Ален. Все солдаты дико вопили и стреляли наугад. В подобные мгновения мозг абсолютно ничего не соображает. Тут уж, кому повезло, а кому нет.
        Внезапно Нокли споткнулся и рухнул на колено. Волков поневоле уткнулся в маорца. Парсон, Элинвил и Блекпул обогнали юношу. Схватившись за левую ногу, сержант выл от боли. Андрей хотел помочь Виллу, но маорец отстранил руку Волкова и раздраженно рявкнул:
        - Вперед, вперед!
        Землянин последовал за товарищами. Они уже были на платформе. Из тоннеля показались основные силы роты. Десантники спешили на помощь авангарду. Достигнутый успех надо закрепить. В этот момент в дальней части станции что-то подозрительно сверкнуло.
        - Ложись! - закричал командир батальона.
        Над головами бойцов просвистела граната и врезалась в стену. Мощный взрыв опрокинул сирианцев. Некоторых солдат швырнуло в сторону метров на десять. Двух человек разорвало на куски. Горг промахнулся совсем немного. Отчаянно ругаясь, штурмовики устремились к спасительной площадке. Там хоть где-то можно укрыться.
        Надо сказать, что во время атаки наемники и десантники перемешались. Именно это обстоятельство и позволило бойцам Энгерона выжить. Мало того, в третьем отделении никто серьезно даже не пострадал. А ведь выход из тоннеля буквально усеян трупами. Удивительно, но факт. Отдохнуть и прийти в чувство Нокли солдатам не дал.
        - Какого черта вы расселись? - прохрипел маорец, с трудом забравшись на платформу. - Здесь нельзя задерживаться. Капитан, ведите людей!
        - Капитан Моквил убит, - донеслось из темноты. - Я командир роты лейтенант Глендер.
        - Проклятье, - пробурчал сержант. - Лейтенант, повторяться не буду. Если мы не двинемся дальше, нас раздавят. Промедление грозит гибелью.
        - Понятно, - произнес сирианец. - Но как быть с заслоном? Капитан оставил восемь человек.
        - Пусть отходят, - вымолвил Нокли, забинтовывая рану. - Ждать их никто не станет.
        Затишье длилось не больше минуты. Противники решали, как действовать в новых условиях. Прорыв чужаков на станцию не устраивал насекомых. После перегруппировки враг предпринял попытку оттеснить штурмовиков обратно в тоннель. Горги с отвратительным шипением двинулись в наступление.
        По странному стечению обстоятельств в ту же секунду поднялись в атаку и десантники. Столкновение произошло где-то на середине площадки. В рукопашной участвовало примерно одинаковое количество бойцов.
        Волков отчетливо видел силуэты тварей. Лазерный луч свалил с ног одного, второго, третьего. Рядом вскрикнул и упал сирианец. Что ж, обычное явление. В первых рядах идут смертники. Насекомое выросло перед Андреем как-то внезапно. В средних конечностях карабин, в верхних длинный тесак.
        Юноша едва успел увернуться от удара. Лезвие промелькнуло возле плеча. Не раздумывая, Волков выхватил из ножен кинжал и вонзил клинок в голову неприятеля. И тут же на землянина бросился второй горг. Андрей встретил его прикладом. Поверженный враг рухнул на платформу.
        Вокруг творилось что-то кошмарное. Истошные крики, ругань, пронзительный визг. Люди и насекомые безжалостно убивали друг друга. Истекающие кровью противники сражались отчаянно, до конца. Разобраться, кто кого побеждает, было невозможно. Но вот горги дрогнули и обратились в бегство.
        Волков опустил оружие и осмотрелся по сторонам. Всюду лежали груды мертвых тел. От роты остались жалкие ошметки. Уставшие, измотанные штурмовики, словно призраки, бродили по бетонной площадке.
        - Мы их сделали! - радостно проговорил Ален. - Мерзавцы струсили…
        - Ничего подобного, - возразил Шхен. - Охрана отступила по приказу принцессы.
        - Откуда ты знаешь? - раздраженно, спросил аластанец.
        - Я слышу то, чего не слышите вы, - ответил проводник. - Дешифратор на дальних расстояниях не работает. Блушан решила поберечь своих защитников, И это неспроста. Она приготовила нам какой-то неприятный сюрприз.
        - Стерва, - зло выдавил Блекпул.
        Один из торгов пошевелился. Ален тотчас вскинул карабин и добил беднягу. Шхен яростно зашипел. Челюсти насекомого заскрипели от гнева. У самого проводника была отрублена левая средняя конечность. Представитель королевы за спиной десантников не прятался. Он дрался с соотечественниками наравне с сирианцами. Как люди не застрелили его в суматохе остается загадкой. А вот напарник Шхена исчез. Разве найдешь несчастного среди трупов.
        - Раненых не трогать! - грозно произнес сержант.
        - Почему, - возмутился аластанец.
        - Потому, - ничего не объясняя, прорычал Нокли. - Проводник, куда идти?
        - К лестнице, - мгновенно отреагировал горг. - Скорее всего, резиденция принцессы на втором ярусе.
        - Ноль четвертый, двенадцатый, восемьдесят девятый, вы - головной дозор, - сказал маорец. - Вперед!
        Парсон, Элинвил и Блекпул беспрекословно выполнили приказ командира взвода. Урок, который преподал Ярис Миллан на Тесте Алену, пошел на пользу. В боевой обстановке сержант может и пристрелить строптивого подчиненного.
        Через десять минут отряд достиг цели. Рота оказалась в просторном, хорошо освещенном зале. В помещении не было ни души. Это настораживало.
        Судя по внутреннему убранству, солдаты действительно находились в апартаментах Блушан. Идеально отполированный пол, стены и колонны задрапированы сине-зеленой переливающейся тканью, у дальней стены огромный трон со ступенями. По размерам принцесса раза в три крупнее мужских особей. Больше никакой мебели. Подданные должны стоять в присутствии госпожи. Она их мать и владычица.
        Наемники и десантники постепенно втягивались в зал. Из него в разные стороны вели три двери. Интересно, за какой скрывается Блушан? К сожалению, Шхен этого не знал. Сирианцы остановились в нерешительности. Лейтенант обернулся, и взглянул на хромающего Вилла. Вся надежда на опыт маорца.
        - Будем проверять комнаты последовательно или разобьемся на группы? - уточнил Глендер.
        - Не торопись, - проговорил Нокли. - Уж очень мне резиденция принцессы напоминает западню. Связь с заслоном еще есть?
        - Да, - сказал офицер. - Солдаты на станции. Горги их преследуют.
        - Разумеется, - спокойно отреагировал сержант. - Скоро ловушка захлопнется.
        - А если мы откажемся от своих требований, - произнес лейтенант, - Блушан нас выпустит?
        - Не думаю, - отрицательно покачал головой Вилл. - Она перешагнула допустимую грань. Отказ подчиниться королеве и графине Торнвил грозит ей в лучшем случае заточением. А в худшем…
        Закончить фразу маорец не сумел. Двери, ведущие в зал, одновременно открылись, и в помещение вбежали ужасные существа. Высота в холке примерно полтора метра, длина около двух, три пары мощных, волосатых конечностей, гигантские челюсти непрерывно двигаются. Сзади шли насекомые. Они не стреляли. Это ни к чему. Злобные твари за них сделают всю работу.
        - Мерки! - вымолвил проводник, испуганно шевеля усиками. - Никогда столько не видел…
        Андрей насчитал девять хищников. Существа быстро приближались.
        - Огонь! - завопил Глендер.
        Наемники и штурмовики дали по врагу дружный залп. Две твари словно наткнулись на стену. Бурая липкая жидкость залила пол. Остальные мерки набросились на людей. Они разрывали солдат на куски. В стороны летели руки, ноги, головы. Крики боли и отчаяния, лязганье челюстей, торжествующий визг торгов. Началось кровавое пиршество хищников.
        - Надо отступать к лестнице! - пятясь назад, проговорил лейтенант.
        - Нет! - мгновенно откликнулся Нокли. - Противник именно этого и добивается.
        - Но если мы тут останемся, нас сожрут, - возразил офицер.
        - Верно, - согласился сержант. - Единственный выход - контратаковать насекомых. Нужно попасть в апартаменты принцессы.
        - Но мы не знаем, где прячется Блушан! - сказал Глендер.
        - Будем действовать наугад, - произнес Вилл. - Предлагаю центральную дверь.
        Спорить с маорцем никто не стал. Ситуация была катастрофической. Десантники убили еще четырех тварей, но потеряли не меньше десяти человек. С диким ревом рота, а если точнее, то что от нее уцелело, ринулась на врага. Группа наемников прокладывала штурмовикам путь. Волков срезал лазерным лучом двух торгов, перепрыгнул через труп какого-то бойца и почти достиг трона. Внезапно справа появился мерк. Мощный удар лапой и юноша очутился под хищником. Челюсти ужасного существа должны были перекусить Андрея пополам. Однако тварь странно дернулась и повалилась набок. В голове мерка зияла огромная дыра. Нокли помог землянину подняться.
        Тем временем товарищи смяли заслон насекомых. Люди понимали, что обречены, и дрались насмерть. Противник не выдержал такого натиска. Вскоре Парсон, Блекпул и Стенвил оказались в узком, плохо освещенном коридоре. Преодолев метров тридцать, солдаты повернули налево и застыли в изумлении.
        - Сержант, мы кое-что нашли, - тотчас доложил Джей. - На это стоит взглянуть.
        Яростно отстреливаясь, десантники покидали зал. На полу валялись десятки изуродованных тел. В подчинении лейтенанта осталось чуть больше двадцати человек.
        Нокли и Волков двинулись к передовому отряду. Клертон и Элинвил плелись чуть сзади. Правый рукав Марзена разодран в клочья, по кисти и пальцам течет кровь. Досталось и Эрику. Забрало его шлема покрыто сетью трещин, на бронежилете глубокий след от тесака.
        Виллу и Андрею потребовалось несколько секунд, чтобы догнать разведчиков. Перед наемниками предстало необычное зрелище. В большом квадратном помещении ровными рядами стояли полупрозрачные коконы. Их было сотни три-четыре. О подобных кладках королева Ускер даже не мечтала.
        Теперь ясно, почему насекомые так дорожат Блушан. Она фантастически плодовита. Внутри коконов шевелились маленькие, еще не сформировавшиеся зародыши. Горги, присматривавшие за потомством, вступать в схватку с чужаками не решались.
        - Отличное место, - произнес сержант. - Всем рассредоточиться! Шхена ко мне!
        Солдаты рассыпались по залу. Опустившись на колено, десантники приготовились к бою. Почти сразу в проеме замелькали фигуры врагов. Вилл взял проводника за куртку и тихо сказал:
        - Передай своим сородичам, что нам следует возобновить переговоры.
        - Вас внимательно слушают, - вымолвил представитель королевы.
        - Предлагаю прекратить сражение, - произнес маорец. - Крови сегодня пролито достаточно.
        - Сложите оружие и, возможно, принцесса проявит милосердие, - ответил Шхен.
        - О, Блушан диктует условия, - презрительно усмехнулся Нокли. - Напрасно. Вот мой ответ…
        Сержант вскинул карабин и выстрелил в ближайший кокон. Лазерный луч насквозь пробил тонкую оболочку. Желтоватая, желеобразная слизь хлынула к ногам Вилла. В зале раздался отвратительный визг насекомых. Проводник судорожно затрясся и проговорил:
        - Вы совершили страшную ошибку. Принцесса в гневе. Она не пощадит никого.
        - У меня другое мнение, - бесстрастно сказал Вилл. - Если Блушан не пойдет на уступки, я прикажу своим подчиненным уничтожить кладку. Такое развитие событий ее устраивает?
        - Чего вы хотите? - спросил проводник от имени юной правительницы.
        - Мы получаем барона Мейгана, и беспрепятственно поднимаемся на поверхность, - произнес маорец. - Кроме того, нам отдают всех раненых и убитых солдат. Подчеркиваю, всех до единого.
        - Принцесса должна подумать, - вымолвил горг. - Требования чересчур жесткие.
        - Странно, мне они кажутся мягкими, - проговорил Нокли, нажимая на спусковой крючок оружия.
        Очередной кокон разлетелся на части. Мертвое серое существо распласталось на полу.
        - Блушан согласна, - молниеносно отреагировал Шхен. - Ваши доводы убедительны.
        Убежище Уриса Мейгана находилось недалеко от резиденции принцессы. Штурмовики без особого труда сломили сопротивление личной охраны барона. Однако взять живым свергнутого владыку Китара сирианцам не удалось. В последний момент, боясь унижения и позора, Урис покончил с собой.
        Спустя час десантники благополучно покинули рокен. Люди жадно вдыхали горячий сухой воздух и любовались закатом Абралиса. В подземельях Тхакена они прошли нелегкое испытание. Глендер тут же связался с «Альзоном». Лейтенант доложил о выполнении поставленной задачи. Графиня по достоинству оценила героизм офицера. Торнвил присвоила ему звание капитана и назначила командиром батальона.
        Наемники держались в стороне. Сидя на камнях, бойцы Энгерона угрюмо наблюдали за тем, как насекомые выносят и укладывают на песок изуродованные мерками трупы. Если учесть двух оставленных в центральном рокене солдат, их уцелело всего одиннадцать человек. Из двадцати шести. Результат не блестящий. Они сполна заплатили за свое участие в нападение на Велию. А ведь аренда только началась.
        Правительница Сириуса вряд ли вернет наемников в лагерь до истечения срока. Вопрос в том, где и когда Октавия опять бросит солдат в бой. Хищник почуял запах крови и теперь не остановится. Тщеславная, властолюбивая графиня попытается захватить либо Цекру, либо Орту. Независимые государства, образовавшиеся после распада империи, были на пороге новой масштабной войны.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к