Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Альтмарк Лев: " Хреновый Детектив " - читать онлайн

Сохранить .
Хреновый детектив Лев Юрьевич Альтмарк
        В основе повести «Хреновый детектив» история убийств, совершённых экстремистской группировкой с целью спровоцировать народные волнения. Активист еврейского культурного центра разоблачает заказчика убийств, но понимает, что это мало что меняет в общей ситуации и нужно принимать кардинальные меры…
        Хреновый детектив
        Лев Юрьевич Альтмарк
        1
        Всё, что со мною было прежде,
        Останется на рубеже.
        Но, как последняя надежда, -
        Частица Г-да в душе…
        …Ну, и козёл же этот Файнберг! Срань несчастная, поц сморщенный! Это ж надо, меня - МЕНЯ! - на которого молиться должен за то, что вытащил его в люди, кинул без зазрения совести, как последнюю шалашовку вокзальную, и «спасибо» не сказал! Впрочем, я ничему не удивляюсь, потому что это вполне в его стиле. Хотя я и сам лох порядочный, если не разобрался в нём с самого начала. А ведь мог, приглядись к нему чуть повнимательней да не будь таким доверчивым…
        И ведь купил он меня на элементарном. Я его сам, своими руками, сделал заместителем в Еврейском культурном центре, где был бессменным руководителем со дня основания. А кого мне, скажите на милость, было поначалу опасаться? Я же это общество единолично затеял, тридцать три пота пролил, пока все инстанции в одиночку обошёл, доказывая, что мы - не фикция, а вполне работоспособная структура, деньги выбил из Сохнута и богатеньких спонсоров-буратино, офис оборудовал, объявления по газетам распечатал, всевозможные образовательные и культурные программы раскрутил в городе - да разве этого мало?! Потом уже штатом обрастать начал, помощничками, мать их, вроде Файнберга…
        Первое время опасаться мне действительно было некого: работали помощнички слабовато, специфики работы с нашими драгоценными городскими евреями не знали, зато деньги получать ой как любили. А как добываются эти деньги, и какие круги ада я при этом прохожу - это их не волновало. Да я и не обучал их высшему пилотажу, оно мне надо? Кроме того, тут одной бойкости и хорошо подвешенного языка маловато, нужен авторитет, нужны знакомства. Да ещё умение в нужный момент и в нужном месте помозолить глаза тем, кто сидит на раздаче денег. Я же к этому животворному источнику не месяц и не два подбирался, по первому свистку летал на всевозможные тусовки во все концы страны, письма спонсорам строчил чуть ли не километрами, спину гнул, да так, что до сих пор косточки ломит… Постепенно узнали меня, доверять начали, кое в чём уже советовались. Вот мне и карты в руки. А тем бойким юношам, что пришли в Еврейское общество следом за мной, - им ещё только предстоит свою тропу в джунглях протоптать. Джунгли - на то и джунгли, чтобы протоптанная другими тропа не всегда вела к успеху каждого встречного-поперечного. Без
смекалки тут запросто ноги протянешь или другие, более зубастые хищники тебя схарчат.
        Марик Файнберг понравился мне с самого начала. Глазки наивные и влюблённые, сверкают, как только что отчеканенные пятаки, в которых отражается синее иерусалимское небо, костюмчик хоть и не богатый, но аккуратный, щепетильность и точность бухгалтерские, а я, между прочим, страсть как не люблю в бумагах копаться. А ведь надо - офис открыли, письма и бумаги казённые туда-сюда полетели, в дела их подшивать необходимо, ответы строчить - чувствую, закапываюсь в бумажном дерьме по уши. Одно из двух: или что-то живое делать и крутиться белочкой в колесе, или барабанить день-деньской сочинения на канцелярские темы. Аж, одно время по утрам просыпаться не хотелось от такой бумагомарательной перспективы!
        Тут-то он мне и пригодился. Зарплата для меня, говорит, не главное, мне важно, мол, служить великому делу возрождения еврейского народа, пользу людям приносить. Завернул, подлец, даже цитатки из Герцля и Бубера, а последнего, к слову сказать, я читал ой с каким скрипом, и разрази меня гром, если я что-то понял из прочитанного. Когда же он заявил, что больше всех на свете обожает Жаботинского, то покорил моё сердце окончательно. От кого - от кого, а от Жаботинского я действительно без ума. Впрочем, это к делу не относится. Это так - беллетристика на свободную тему…
        Одним словом, сбросил я на него всю писанину и бухгалтерию, а сам остался вроде свадебного генерала, то есть, по-прежнему раскатывал по тусовкам, пил с господами-спонсорами фуршеты, трахал заезжих эмансипированных израильтянок в два раза старше меня по возрасту и в два раза тяжелее по весу, и в ус не дул. Надеялся, что тылы мои надёжно прикрыты, и трудолюбивый клерк в офисе пашет, как положено. Даже в моё отсутствие.
        Здесь-то он мне козу и подстроил. Этот серенький пиджачок оказался ещё тем жуком. Очень быстро он пронюхал, как вставлять в тот или иной документик свою фамилию, чтобы она запечатлелась в чьей-то начальственной памяти, перекатал в записную книжечку нужные адреса и телефончики, покукарекал потихоньку с кем следует, прикрываясь мной, как козырем, и, гляжу вскоре, начали его приглашать на тусовки не реже моего, а со временем даже чаще. Я возмутился было, мол, что это за самодеятельность, только он и здесь нашёлся, сказал, что державный Сохнут уже положил на него глаз и зажимать молодого перспективного кадра никому не позволит. Поскрипел я зубами, помянул Сохнут добрым бранным словом, да никуда не денешься.
        А он, сволочь такая, не только вширь, но и вглубь попёр. Божьих одуванчиков, старичков-активистов из синагоги, на свою сторону переманил, а уж тем только повод дай. Коммунистического задора и комсомольской энергии в них на два поколения вперёд хватит. Пока я по привычке представительствовал на очередном семинаре, Файнберг собрание общины созвал и так хитроумно доклад свой гадючий построил, что вышло, будто я никакой особой пользы общине не приношу, и даже наоборот, сосу из неё соки, как помещик из крепостных крестьян. Стоило мне лишь вернуться, как синагогальные старички вкупе с розовой молодёжью, которая всегда в оппозиции, меня чуть с гавном не съели. И съели бы, будь у меня шкура потоньше.
        В результате всех этих не шибко хитроумных комбинаций скинули меня со всех постов, обзвонили начальничков, мол, я уже никто и дел со мной иметь не следует, даже ключ от офиса коллективно изъяли и передали секретарше Лене, которую я тоже в своё время разыскал и пригласил на работу. Вот как хитро обтяпали!
        Но полным дураком Файнберг окажется, если решит, что я так легко крылышки опущу. Он хитрый, а я битый, даром что ли столько тусовок прошёл и столько водки на брудершафт с нужными людьми выпил! Посмотрим, чья возьмёт.
        Существует масса способов приструнить негодяя. Можно по начальству пройтись с разъяснениями, можно с рядовыми членами общины беседы провести, только я решил, что это муторно и, главное, результат непредсказуем: я-то отлично знаю, как тяжело убеждать кого-то в том, что ты не верблюд. Изо всех способов я выбрал самый быстрый и самый вредный - потреплю-ка нервы этому тихоне. Состряпаем подмётное письмо от имени каких-нибудь мифических антисемитов - такое прошибёт кого угодно. Мне в своё время немало подобных писем приходило. И оскорбляли в них, и угрожали, и погромы неминуемые обещали, а пару раз даже какая-то пьянь в офис заваливала, только мне всегда везло и я выкручивался. Не скажу, что я Рембо или Брюс Ли какой-нибудь и что поджилки у меня не тряслись, ведь очко-то, оно не железное, но… обходилось, слава Б-гу. А вот как Файнберг, этот интеллигентик щупленький, будет прыгать со страху да икру метать - это ещё вопрос. По-настоящему ему быть в подобных передрягах ещё не доводилось, и бумажек подобных он в руках не держал, ведь оберегал я его от таких мерзостей, всё на себя принимал. Вот и сберёг на
свою голову.
        Гнусно, конечно, сочинять письма от имени психа-юдофоба, рука не поднимается - да охота пуще неволи. Надеюсь, о моём грешке никто узнает, а узнают - сведу к хохме, мол, пошутил я, но не со злого умысла, а так, подурковать. Но этому гаду нервишки потреплю. Терять-то мне больше нечего. И так всё отняли.
        Чтобы не вычислили по почерку, буду писать печатными буквами. Что писать - не проблема, подобной бредятины я начитался вволю. Могу даже консультантом в каком-нибудь филиале Союза Михаила-Архангела подрабатывать. Если, конечно, окончательно с ума сойду.
        Детективы я иногда почитывал, поэтому старался предусмотреть всевозможные варианты. Писать надо в перчатках, ведь дело нешуточное: отнесёт Файнберг с испугу письмо в милицию, а там, если копать начнут (у них иногда бывает и такое!), то могут и до отпечатков пальцев на бумаге добраться. Если уж делать гадости, то чтобы без сучка без задоринки.
        Писем, решил я, будет три: одно - непосредственно Файнбергу, другое - в офис, третье - самому себе, чтобы - как это в детективах называется? - у меня было алиби. Ничего, мол, не знаю, сам в таком же стрёмном положении. Текст писем приблизительно одинаковый, но должен быть обязательно корявым и с грамматическими ошибками. Пусть думают, что писал человек, для которого легче дать кому-то по репе, чем сочинить пару складных строк. Так страшней.
        Итак, пишем:
        «Жидовские морды! Если не уберётесь со своим культурным обществом в свой Израиль, мы вам кишки выпустим и на головы намотаем. Так и знайте, сроку вам - один день. Хватит пить христианскую кровь, иуды…» Ну, и в подобном роде.
        И подпись изобретём позаковыристей, в стиле дегенерата-десятиклассника, онанирующего от собственной смелости, что-нибудь вроде «Боевой дружины по борьбе с иудейской заразой».
        Дело мастера боится, раз-два - и готово. Остаётся лишь заклеить конверты и отправить по почте. Хотя, если говорить по правде, когда я опускал конверты в почтовый ящик, рука моя дрогнула, а на сердце стало тоскливо и мерзко, будто я делал это с похмельной головы или не по своей воле. Но на полдороге останавливаться глупо. Раз заварил кашу, то сам и буду расхлёбывать, если понадобится.
        Конечно, непорядочно я поступаю и подло, но, если говорить по существу, и Файнберг тоже запрещёнными приёмами пользовался, только более нагло и прямолинейно. Так что мы в какой-то степени квиты.
        После отправки писем я несколько успокоился. А чего теперь комплексовать - птичка улетела, и назад её не вернёшь! Сиди да жди.
        Через день, как и планировалось, я получил собственное письмо. Немного помяв, словно прочитал его в сильном волнении, я спрятал конверт в карман и принялся ждать. Посмотрим теперь на реакцию этого прохвоста. В том, что Файнберг тотчас надует в штаны, сомневаться не приходилось. Обязательно примется звонить, забыв про гробовое молчание с самого начала нашего конфликта, будет искать во мне союзника против неведомой угрозы. Тут-то я и разгуляюсь вовсю. Он у меня ботинки лизать станет, лишь бы я помог. Побежит в милицию? Что ж, его право, только там над ним наверняка посмеются. Нашим доблестным блюстителям порядка не хватает времени расхлёбывать уже совершённые преступления, а тут только угроза. Да и смекалки у них хватает только разбуянившихся алкоголиков усмирять, карманы у них выворачивать да за молодняком с наркотой по подвалам шарить. До остального руки не доходят.
        Два часа я просидел у телефона, но звонка от Файнберга так и не дождался. Наконец, не выдержав, принялся названивать сам. Ничего, это только упрочит моё алиби, пускай думают, что я на первых порах тоже растерялся. Детектив так детектив, поиграем, чёрт побери, в эту игру!
        Дома Файнберга не оказалось, а его жена Наташка была, как видно, не в курсе дел. Единственное, что удалось у неё узнать: перед обедом муж вытащил из почтового ящика какое-то письмо, страшно переполошился и помчался в офис, даже не пригубив супа.
        Замечательно, отметил я про себя, всё идёт по плану. Теперь подождём сигнала из офиса, где перепуганного Файнберга наверняка дожидается ещё одно весёленькое послание.
        Я сварил кофе, включил телевизор, удобно устроился на диване и час провёл вполне комфортабельно, фантазируя, какие бури сейчас бушуют в душе у этого засранца и какие авралы он наводит сейчас среди своих единомышленников.
        Но час прошёл, и бессмысленное ожидание начало приедаться. Может, самому выяснить, что происходит в офисе? Позвонить туда, а лучше всего не звонить, а просто прогуляться и заглянуть как бы невзначай. Уж, тогда-то я в полной мере наслажусь страданиями патентованного труса и разыграю гениально срежиссированную финальную сцену комедии под названием «Возвращение блудного сына к жирной кормушке» со слёзным покаянием Файнберга, вылизыванием моих ботинок и возвращением собственного статус-кво на престоле нашего маленького хазарского каганата.
        Легкомысленно насвистывая, я вышел на улицу, и хорошее настроение не покидало меня всю дорогу. Лишь подойдя к двери квартиры, которую сам же в своё время арендовал под офис, я немного помрачнел, припомнив, что ключа у меня нет. Ну, да ничего, скоро всё изменится, изъятый ключ вернут на бархатной подушечке, а пока мы не гордые, минутку потопчемся у двери, музицируя на кнопке звонка. В офис приходит уйма людей, и всем открывает секретарша Лена, но даже в приёмные часы дверь лучше не держать нараспашку во избежание нежелательных гостей. Скоро уже не нужно будет ждать, пока Лена оторвётся от пишущей машинки, одёрнет вечно задирающуюся короткую юбочку и лениво процокает каблучками по коридору.
        Мне пришлось позвонить дважды и простоять минуты три, по-бараньи разглядывая писанную собственной рукой табличку «Еврейское культурное общество», но знакомого цокота каблучков так и не раздалось. Машинально отметив, что в четыре часа дня заканчивать работу несколько рановато, я толкнул дверь и с удивлением обнаружил, что она не заперта.
        Что это за новости, недовольно подумал я. Хоть сюда вход никому и не заказан, но так безалаберно не закрывать дверь не годится. Мало ли что может случиться. При мне такого не было.
        Едва шагнув в прихожую, я сразу понял, что здесь что-то неладно. Штора, прикрывающая нишу с вешалкой, сорвана, красочный плакат с видом ночного Яффо изорван в клочки, запор на двери в туалет с мясом вырван и болтается на одном шурупе.
        В комнате картина оказалась ещё более устрашающей. Перво-наперво, в глаза бросились книги, выброшенные из большого стеллажа - предмета моей гордости, выцыганенного из списанного имущества бывшего райкома партии. У нас довольно большая библиотека из книг, присланных Сохнутом, и из книг, оставленных отъезжающими, но лишь за последние месяцы Лена худо-бедно навела в ней порядок, завела каталог, карточки читателей. Сейчас же книги были разбросаны, а многие разорваны и растоптаны.
        Но главное было не в книгах. На моём бывшем письменном столе, уткнувшись лицом в бумаги, лежал Марик Файнберг. Вокруг его головы страшным бурым овалом растеклась полузасохшая кровь. Так неподвижно лежать мог только мертвец.
        2
        Не раз в детективах я встречал описание убитого человека. Что и говорить, любят писатели подробно и со смаком живописать трупов. Какой-то нездоровый интерес к мертвечине. Мне казалось, что я, никогда в жизни не лишивший жизни даже муху, с ума сойду при виде этакого леденящего душу зрелища.
        Но всё оказалось буднишней и банальней. С ума я не сошёл и даже не особенно растерялся, будто встречал трупы на каждом шагу. Конечно, мне доводилось видеть и сбитых машиной, и выпавших из окна высотного дома, но те трупы выглядели намного страшней, притом вокруг были люди, их крики и плач нагнетали ужас, от которого любого бы зазнобило.
        Сегодня я чувствовал себя вполне спокойно, лишь стали немного подрагивать руки да началась какая-то странная икота. Я беспомощно огляделся по сторонам, не останавливая взгляда ни на сорванном со стены бело-голубом флаге, ни на вывернутых из письменного стола ящиках, ни на разбросанных по комнате папках с документами, ни на расколотом горшке с любимым кактусом Лены. В самом кошмарном сне я представлял подобную картину, и вот, наконец, удостоился лицезреть её наяву.
        Подойдя к мёртвому Марику, я зачем-то потряс его за руку. Из-под локтя выглянул край знакомого конверта. Видно, Файнберг читал моё послание перед самой смертью. Другое письмо, адресованное ему, наверняка лежало в кармане пиджака, но проверять это не хотелось, да я и не смог бы обыскивать покойника.
        Кто это сделал? Голова отказывалась соображать, мысли крутились туго, и пришлось даже сесть в кресло напротив стола, но долго усидеть я не мог.
        Может, какой-то придурок решил, что у нас тут горы денег? Ведь всерьёз же считает кто-то, что Запад заваливает еврейские общества дармовыми долларами, на которые мы можем строить себе дворцы и кататься на Кадиллаках. Кому докажешь, что мы живём на весьма скудные гроши, присылаемые лишь для поддержки штанов, и то нерегулярно. Если это попытка ограбления, то грабитель, вернее, убийца - полный дурак. В настоящее время денег в обществе нет не только наличными, но даже и на банковском счету. А вот долги - да, есть.
        С другой стороны, - и я сразу же обратил на это внимание, - ничего ценного из офиса не исчезло: ни магнитофон, ни аудио- и видеокассеты, ни красивые израильские сувениры-побрякушки. Большая ханукальная менора, похожая издали на серебряную, была на месте, только погнута и смята от сильного удара.
        Выходило, что мои письменные обещания самым невероятным образом воплотились в реальность. Кто-то, по странному совпадению, осуществил мои дурацкие угрозы. Вот уж, как говорится, накаркал так накаркал!
        Необходимо срочно поднимать шум. Едва ли это простая попытка ограбления и последующего убийства, ведь беда произошло почему-то именно с еврейским обществом, а не с какой-то другой общественной организацией. Кого-кого, а завистников и прямых недоброжелателей у нас больше, чем у кого бы то ни было.
        Рука потянулась к телефону, чтобы звонить в милицию, но я решил немного повременить. Позвонить можно и через пять минут, а пока необходимо собраться с мыслями, продумать дальнейшие действия, ведь после моего звонка сразу наедет куча следователей и экспертов, начнётся переполох, и времени уже не останется, а я отныне вынужден буду представлять пострадавшую сторону. Больше некому.
        Все наши дрязги с Мариком выглядели теперь мелкими и несущественными. Правых и виноватых больше не было, вернее, оставался один виноватый - я, но это вовсе не должно стать предметом обсуждения для кого-то из посторонних. Важно сейчас действовать так, чтобы следствие, которое начнёт раскручивать убийство, не уклонялось только в уголовное русло, тут наверняка есть что-то помимо уголовщины. (Это во мне заговорил функционер еврейского движения, не имеющий право оставлять без последствий любое проявление антисемитизма… Ох уж, этот неистребимый бюрократизм даже в такие трагические минуты!)
        Но где же Лена? Куда она делась? Она должна была быть в это время в офисе. Внутри у меня всё похолодело от гадких предчувствий. Заранее готовый к худшему, я заглянул на кухню и в туалет, но там никого, слава аллаху, не оказалось. Хорошо, если она куда-то вышла до появления убийц Файнберга…
        Я снова вернулся в комнату и остановился у стола. Хоть я человек и не сентиментальный, а скорее циничный и ехидный, но меня почему-то сейчас потянуло в патетику:
        - Прости меня, Марк! Ещё час назад я желал тебе всяческих пакостей. Всё это было, поверь, мышиной вознёй и жалким воплем оскорблённого самолюбия. Я злился на тебя и во многом переборщил, но и ты был не прав, когда выкурил меня из-за этого рокового стола. Не сделай ты этого, может, сейчас здесь лежал бы я. А ты, сам того не желая, принял удар на себя… Трудно выбирать из двух неправых того, кто более неправ. Лишь сейчас я начинаю понимать, что ты был всё-таки последовательней и принципиальней, каждое дело доводил до конца, и никто никогда не упрекал тебя в грубости. Поначалу я видел в тебе только мальчика на побегушках, но потом, когда начал проявляться твой характер, признаюсь, втайне позавидовал той лёгкости, с которой ты всего добивался, но было поздно - джин вырвался из бутылки… Видно, так и должно было случиться, когда-то нужно уступать дорогу. Твоя смерть на многое открыла мне глаза, и лишь такой ужасной ценой я понял, что глупо ссориться по пустякам и давать недругам повод побольнее ударить нас… Ты хотел, Марк, когда-то оказаться в Иерусалиме. Обещаю, твоя жена и твой сынишка увидят Святой
город. Я помогу им. Но сперва разберусь с подонками, чего бы мне это ни стоило…
        Идея отомстить за Файнберга, неожиданно посетившая меня во время моего высокопарного монолога, оказалась настолько заманчивой, что я даже забыл о том, что минуту назад собирался звонить в милицию и поднимать шум.
        Как отыскать убийц? Милиция этим, конечно, займётся, но я должен опередить её или хотя бы помочь в поисках. Что я буду с ними делать, когда узнаю конкретные имена и адреса, понятия не имею, но это теперь дело принципа. С чего начать поиски? Будь я профессиональным детективом, у меня наверняка появились бы какие-то версии и предположения, но тут как ножом отрезало.
        Ладно, об этом подумаем позже, а сейчас надо поискать улики или - как это называется? - вещественные доказательства. Преступник всегда оставляет следы. Прежде чем появится милиция и перекроет все ходы и выходы, осмотрим и обнюхаем всё сами.
        К моему разочарованию, ни традиционных окурков в пепельнице, ни вырванных пуговиц с клочками материи, ни отпечатков пальцев на полировке стола найти не удалось. Впрочем, если б я и нашёл что-то, всё равно не знал бы, как этим распорядиться. Вероятно, убийца или убийцы, если их несколько, явились сюда самым обычным способом, прикончили Файнберга, а потом всласть покрушили мебель и раскидали бумаги.
        О судмедэкспертизе у меня точно такое же представление, как и у любого не очень искушённого читателя детективов, так что о причине смерти я мог судить лишь по развороченному виску трупа. Большего определить я не смог, но и этого для меня было вполне достаточно.
        Отойдя подальше от стола, я стал мучительно размышлять, как поступать дальше. Как правило, у книжных детективов в подобных ситуациях уже полным-полно разных планов, я же был чист, как стёклышко. Ну, невнимательный я чтец детективных историй - читаю лишь для разгрузки мозгов, когда устану, или в туалете - что ж, мне теперь оставаться у разбитого корыта?!
        Но что-то делать всё равно необходимо, потому что переваливать поиски на плечи милиции вовсе не хотелось. Легко, конечно, умыть руки и стать в позу, мол, с вас, профессионалов, и спросим результат. А кто спросит-то? Ситуация была несколько иной. Официальным властям доверять особо не стоит, потому что не раз приходилось убеждаться, что польза от контактов с ними минимальная, и если хочешь завалить какое-нибудь благое начинание, обратись к ним за помощью. Нет сомнений, что если преступников поймают, то постараются выставить обыкновенными уголовниками. Копать что-то помимо уголовщины или связывать причину преступления с антисемитизмом - это для наших пинкертонов как зубная боль. Задумайся они над этим хоть разок или копни причины поглубже, их тотчас приструнят, рты заткнут, отправят уличные драки расследовать. Никому это, по большому счёту, не интересно.
        Кроме того, каким-то шестым чувством я догадывался, что погром офиса и убийство Марика - не такое простое дело. Объяснить мотивы преступников традиционной нелюбовью к евреям, конечно, можно, но ведь это не простое хулиганство, а убийство, тут и причины более серьёзные. Вдруг это звено из какой-то длинной цепочки, о существовании которой можно лишь предполагать. Где-то, может быть, я, а может, и Марик накосячили - кто теперь узнает? В одном я уверен: дыма без огня не бывает, а уж какой огонь разгорается следом за первым дымком, можно представить. Вероятно, я несколько сгущаю краски, но события последнего времени давали массу поводов для не особо весёлых размышлений.
        Наше Еврейское культурное общество создано пять лет назад, но до позапрошлого года было фактически на птичьих правах, так как в официальной регистрации городские власти нам упорно отказывали. Необходимые для регистрации документы все эти годы пылились в столах у ответственных чиновников, и, может, рано или поздно их сгрызли бы мыши, но позапрошлой весной меня неожиданно вызвали в городскую администрацию, где всё необходимое было подписано и оформлено в течение дня. Что явилось причиной этому, не знаю, но факт оставался фактом. Наверное, какие-то новые веяния наступающих перемен.
        Можно было бы, конечно, трубить в трубы и кричать о торжестве справедливости, если бы не одно «но». Местный «Союз православного народа» - надоевший всем до тошноты уже только своим исключительно оригинальным названием, - в отличие от нас никакой официальной регистрации не добивался, но тоже, по сути дела, обрёл право на законное существование, открыв офис и начав выпускать свою газету. До последнего времени дальше криков на своих митингах о «сионистской угрозе» эти ребята не заходили, потому и обращать внимание на них не стоило. Нас они не трогали, и, похоже, что их воспалённое воображение до поры до времени как-то не сопоставляло мифическую «сионистскую угрозу» и местных миролюбивых евреев. При случае они с превеликим удовольствием выпивали водку с нашим братом, а ненавистный Израиль был для них так же далёк, как и Антарктида. С такой же решительностью они могли бы, наверное, обличать и королевских пингвинов, получи на это соответствующую отмашку от своих спонсоров.
        В отличие от нас этот «Союз» в официальные структуры, повторяю, не лез. Им хватало популярности и на уровне весёлой публики из пивбара. Ясное дело, что интеллигенция и рабочий класс, который оказывался вовсе не так глуп, как хотелось бы некоторым идеологам, их сторонились из-за какой-то сразу бросающейся в глаза искусственности. По-настоящему православного в них было маловато: обязательные крестики на шее, упоминание к слову и не к слову всяческих рюриков, мономахов и убиенных особ императорской фамилии, хождение, чаще демонстративное, в церковь, ну и, естественно, проклятия в адрес иноверцев, - достаточно ли одного этого? Думаю, нет. А самое поганое, что было в их лозунгах, это нелюбовь к иноверцам, в которых они видели своих главных недоброжелателей. В иноверцы у них попадали не только евреи и мусульмане, но и почему-то украинцы с молдаванами.
        Основа же их деятельности состояла в том, что они очень любили со вкусом разглагольствовать про то, как прежние власти их гнобили по тюрьмам и лагерям, запрещали посещать церкви, а ненавистные коммунисты всячески искореняли из народа дух причастности к великому православному миру. Но это было раньше, а сегодня? Сегодня все запреты сняты, однако хорошо это или плохо? С одной стороны, теперь вроде бы раздолье - мели Емеля, твоя неделя, а с другой - исчез ореол романтики и таинственности, ведь на Руси испокон веков больше всего любят и жалеют тех, кто не в ладу с законом. Власти вроде бы официально расписались в том, что никого преследовать не будут, так что пришлось отныне ребятам менять тактику, дабы не утратить остатки интереса широких масс пивных трудящихся.
        Правда, что касается нас, до последнего времени никакой прямой агрессии с их стороны не было, если не считать пьяных мордоворотов, периодически пристающих на улице ко мне и к моим друзьям. Периодически возникаемые слухи о тайных боевых организациях, готовящих погромы, несмотря на всю свою абсурдность, сделали своё чёрное дело. Многие евреи, поначалу воспрянувшие духом и зачастившие в наш офис, снова пугливо попрятались по своим норкам, и осуждать их за это, честное слово, нельзя - настолько глубоко засел в нашем брате вековой страх, что выкорчевать его за один присест невозможно. Для того, собственно говоря, и существует наше культурное общество - бороться с этим страхом, раскрепощать людей, делать их свободными.
        До прямых конфликтов с «Союзом» у нас пока не доходило, но некоторые городские газеты - этакая безбашенная свобода печати! - в погоне за читателем стали провоцировать назревающий скандал, публикуя материалы то о нас, то о них. Сколько во всём этом было правды, никого не интересовало, а уж журналистов тем более. Всё это охотно заглатывалось публикой, которой уже надоели бесконечные разоблачения свергнутых коммунистических бонз, отставных кагебешников и прочего вчерашнего люда. Понятно, что участие в подобном шоу и печатание разоблачительных статей - стрельба по воробьям из пушки, но нам тоже необходимо постоянно заявлять о себе (иначе наш главный спонсор Сохнут перестанет воспринимать нас всерьёз!). Правила игры обязывали идти с «Союзом» и им подобными нос в нос. Я против этого, ведь я всегда считал, что чем меньше их замечаешь, тем меньше к ним внимание, но не я заказываю музыку…
        Всё это было важно вчера. Проклятия и угрозы, пока они на устах и на бумаге, - дело для нас привычное. Кто прав, кто виноват, кто кого гнобит, кто кого ненавидит - всё это чепуха… Сегодня убит человек, и это единственное серьёзно. Всякие споры и обвинения отходят на второй план, необходимо искать убийц среди наших недоброжелателей. «Союз» это или нет - пока неизвестно, но иных явных недругов вроде бы не замечено…
        Я не так наивен и понимаю, что, если убийство готовилось заранее, найти непосредственного исполнителя чрезвычайно сложно. По сути дела, даже не так важна личность конкретного убийцы, которого могут вполне разыскать по горячим следам и заковать в кандалы. Доблестные правоохранительные органы сей же момент раскрутят процесс по делу психопата-одиночки, отрапортуют общественности о восторжествовавшей справедливости и спишут дело в архив. Дёшево и сердито, преступник показательно наказан, обиженные удовлетворены, покойники погребены с почестями - фанфары, благодарности, премии… Лишь несчастные запуганные евреи, всегда всё понимающие и находящие скрытый подтекст в каждом действии, ещё глубже запрячутся в свои глубокие погреба от вполне реальной опасности. И никому не докажешь, что это случай из ряда вон выходящий, и делать выводы пока рано…
        Как ни крути, остаётся одно: самому начать поиски убийцы. Хотя, по правде сказать, понятия не имею, как это делается. Одно дело - читать детективы, где действие закручено в хитрых писательских мозгах, но ключ к разгадке всегда спрятан на предпоследней странице, другое дело - самому играть в Шерлока Холмса и искать этот ключик неизвестно где. Да и существует ли он, этот ключик?
        Наиболее разумный поступок сейчас - это без лишнего шума убраться. Марику уже не поможешь, а время я выиграю. Чем позже выяснится, что я первым узнал об убийстве, тем больше будет возможностей для самостоятельного поиска. Только как использовать это преимущество?
        В раздумьях отправился я к выходу, но не успел сделать и пары шагов, как услышал, что в офис кто-то заходит. Может, Лена? Спрячемся, на всякий случай. Особых тайников здесь нет, поэтому я нырнул на кухню.
        Кухонная дверь весело и предательски заскрипела несмазанными петлями, и только дурак не догадался бы, что на кухне кто-то прячется.
        3
        - Быстро же ты прирулил! - Из-за двери на меня насмешливо смотрел незнакомый сухопарый блондин в кожаной куртке с клоунскими блестящими заклёпками. - Явился, падло, не запылился!
        Я лихорадочно соображал, как поступать. Роль птички в клетке меня никак не устраивала. Тем временем блондин обернулся и крикнул в полуоткрытую входную дверь:
        - Костик, как ты и говорил, через полчаса весь жидовник будет в комплекте. Дуй сюда, полюбуйся на первый экземпляр!
        В кухню протиснулся коренастый широкоплечий мужик в сером плаще и низко надвинутой на глаза таксистской кожаной кепке клинышками.
        Ничего хорошего встреча с ними не сулила, это я почувствовал сразу. С одним блондином, если дойдёт до рукопашной, я бы ещё потягался, но с двумя - наверняка бесполезно. Да и по комплекции они оба покрупнее меня. К тому же, на роль киношного супермена, сворачивающего шеи сразу десятку противников, если кто-то из нас троих и годился, то только не я. Мой порядковый номер здесь был бы исключительно третьим. Однако ничего не поделаешь, надо как-то выкручиваться, иначе каюк. Очень уж не хочется отправляться к Марику вдогонку.
        - Давайте, мужички, заходите, - через силу выдавил я, напуская на себя искусственную весёлость. - Менты будут с минуты на минуту, я уже позвонил. Так что располагайтесь. И компашка моя на подходе. Разберёмся со всеми делами, не сомневайтесь…
        - Во, хмырь, ещё издевается! - почти обрадовался блондин. - На пушку берёт! Телефончик-то здесь - того, обрезан…
        - Чего уши развесил? - заворчал на него коренастый мужик, которого назвали Костиком. - Делай, что надо, и сдёргиваем.
        Блондин пожал плечами, подмигнул мне, как лучшему другу, и неспеша двинулся навстречу, сжимая кулаки.
        - Но-но! - предупредил я и оглянулся по сторонам, но помощи ждать было неоткуда.
        По-кошачьи подпрыгнув, блондин навалился на меня всей массой своего долговязого тела. Стекло кухонной двери, задетое им в прыжке, с треском вылетело, и мы кубарем покатились по осколкам. Тяжело дыша, я пытался высвободиться и краем глаза следил за Костиком. Если эта парочка убийцы Файнберга, то им нет смысла оставлять меня в живых. Свидетели в таком деле - непозволительная роскошь. Хотя для чего они вернулись назад, на место преступления? Законченные идиоты? Непонятно…
        Видимо, блондин сильно поранился о стекло, и руки его были в крови, поэтому обхватить меня по-настоящему он не мог. Некоторое время мы катались по кухне, опрокидывая табуретки и хрустя битым стеклом, пока не вмешался Костик. Он тяжело взгромоздился на нас сверху, и я сразу почувствовал на своём горле его железные пальцы. В глазах поплыли круги, и я стал задыхаться.
        Но убивать меня сразу, видимо, в их планы не входило, и спустя некоторое время железное кольцо на моём горле ослабло.
        - Успокоился, мил-друг? - донёсся голос Костика. - Так бы сразу, а то, ишь, распрыгался. «Менты», «компашка» - это ты своей бабе трави…
        Растирая передавленное горло, я приподнялся на четвереньки и огляделся. Костик неторопливо стряхнул с коленок стеклянную крошку, достал из кармана мятую пачку болгарского «Опала» и прикурил. Блондин отполз в сторону и стал слизывать кровь из глубоких порезов на кулаках.
        Взглянув на часы, Костик притушил сигарету о каблук, смыл окурок в умывальнике и деловито распорядился:
        - Быстро приводи его в порядок, и мотаем отсюда. Вдруг он и в самом деле куда-то успел стукнуть.
        - А кровь как же? - хлюпая носом, пробормотал блондин. - Менты сюда явятся, по крови меня вычислят. Экспертиза там всякая и прочая мутотень. Может, прибрать, от греха подальше?
        - Совсем охренел?! - рассвирепел Костик. - Тоже себе Мегрэ долбанный! Нужно ментам твои сопли собирать на экспертизу! В отличие от тебя, они киношки про себя не смотрят… Уходить надо. Мигом пакуй клиента!
        С сожалением поглядывая на рукава своей кожаной куртки, изрезанные осколками, блондин неуклюже встал, рывком поднял меня на ноги и, злобно цыкая зубом, прошипел:
        - Сейчас, сука, ты поедешь с нами. Пикнешь по дороге… - Он извлёк из кармана и продемонстрировал выкидной нож с узким голубоватым лезвием. - Тем более, за курточку с тебя должок… А сейчас мы с тобой, как лучшие кореша, под ручку выйдем из подъезда, будто бы ты выпил лишнего, а я тебя сопровождаю. Усёк? И упаси тебя Б-г шагнуть в сторону или пискнуть что-то…
        Пока меня волокли по лестнице, я чувствовал, как нож, припрятанный в рукаве обхватившего меня блондина, непрерывно покалывает в бок. Сопротивляться в данной ситуации бесполезно, к тому же, на лестнице никто не встретился, а у подъезда, почти впритирку к дверям, стоял белый «жигулёнок», в который меня сразу же впихнули. Усевшись рядом со мной на заднее сиденье, блондин натянул мне на голову чёрную вязаную шапочку и спустил её на глаза так, чтобы я не видел, куда едем.
        Поругиваясь сквозь зубы лихачей-автомобилистов и марамоев-пешеходов, Костик рванул с места в опор, и машина резво выскочила из-под арки на проезжую часть улицы. Сперва я пытался ориентироваться по шуму за стеклом, но вскоре сбился и решил, что более актуально сейчас подумать, как бы оттянуть момент встречи с Файнбергом на том свете. Всё больше я начинал понимать, что другого варианта распорядиться моей персоной у блондина и Костика просто нет. Больно много успел я увидеть и понять, чтобы с пол-оборота ни заложить их первому встречному милиционеру. Да и они этого почему-то не скрывали.
        С каждой минутой настроение становилось всё паршивей, но настоящего страха, на удивление, не было. Не к месту вспоминая дурацкие американские боевики, я даже попробовал представить, как мой бездыханный труп сбросят с какой-нибудь живописной скалы, и я, распластавшись орлом, буду долго парить вниз, задевая камни и оставляя на них кровавые клочки одежды. Изумительная перспектива, что и говорить.
        Тем временем машина, съехав с асфальта и тяжело переваливаясь на ухабах и камнях, проехала ещё минут пять и притормозила. Глуповато хихикая, блондин толкнул меня в бок:
        - Приплыли, морячок, вот и твоя последняя пристань!
        Корявым ногтем, больно царапнувшим веко, он сковырнул шапочку с моей головы, и я смог оглядеться по сторонам.
        Удачней места для тёмных делишек не придумать. Мы находились недалеко от центра города, на замороженном строительстве нового микрорайона, куда явиться на прогулку мог лишь сумасшедший. Пространство между мёртвыми панельными каркасами будущих пятиэтажек было замусорено всевозможным строительным хламом, битым кирпичом, ржавыми металлическими конструкциями непонятного назначения.
        - Пойди позыркай вокруг, - деловито распорядился Костик, поправляя свою таксистскую кепку.
        - А этот? - засомневался блондин и кивнул на меня.
        - Сам присмотрю, иди.
        Сунув в карман замотанные носовым платком кулаки и посвистывая, блондин вскарабкался на обломок лестничного марша, огляделся и, чертыхаясь, заковылял к зияющим провалам подъездов, через минуту вынырнул на балконе третьего этажа, свистнул, мол, всё в порядке, и исчез снова.
        С унылой безнадёжностью я стал отыскивать взглядом какой-нибудь предмет, которым можно было бы в критическом случае врезать по затылку самоуверенно развалившегося за баранкой Костика, но тот, словно читая мои мысли, глянул на меня в зеркальце и усмехнулся:
        - Не шали, парень, на тот свет ещё успеешь! - Затем неожиданно повернулся ко мне и, понизив голос, проговорил: - Слушай внимательно, сейчас этот хер вернётся - бей его. Бей до смерти, понял? - И, заметив моё недоумение, тут же разозлился: - Что уставился? Придурок, что ли? Я тебе шанс даю уйти живым. Не ясно? Арматурину подбери какую-нибудь или камень… Только до смерти бей, понял?
        - А ты? - Его слова сбили меня с панталыку окончательно.
        - Не твоя забота. Меня здесь никто не видел. Сами вы с ним поцапались, сами разобрались, а я здесь - сторона.
        Мы выбрались из машины, я послушно подобрал увесистый обрезок арматуры и спрятал в рукав.
        - Ну, спасибо, - только и успел сказать я Костику, - вот не ожидал…
        - Да пошёл ты! - огрызнулся тот в ответ.
        Наконец, неловко перескакивая через кучи мусора и высоко задирая ноги, появился блондин. Задыхаясь, он сообщил:
        - Всё в ажуре, в радиусе километр ни одной живой души. - Потом покосился на меня и сунул руку в карман.
        - Ну! - неожиданно громко закричал Костик. - Чего ждёшь, мудак?!
        Вытащив своё оружие, я принялся размахивать им, представляя, как это делал бы какой-нибудь фильмовый супермен с нунчаками. Блондин удивлённо отшатнулся и уставился на нас пустым бараньим взглядом. Неуклюже переваливаясь с ноги на ногу, Костик подскочил ко мне, вырвал арматурину и отработанным движением опустил её на голову блондина. Однако тот успел заслониться и плаксиво завопил:
        - Ты что же это делаешь? Перегрелся, сука?! Ой, бля… Чего ты?!
        Они бестолково возились в двух шагах от меня, и Костик с несвойственной для его комплекции прыткостью наскакивал, а блондин пытался увернуться от ударов, что-то причитая и матерясь. Наконец, он пришёл в себя от первоначального шока и сунул руку в карман.
        - Нож! - закричал я Костику, и тот, с силой оттолкнув от себя соперника, выхватил из кармана пистолет.
        Дальше всё развивалось и впрямь как в каком-то западном боевике. Глухо хлопнул выстрел, долговязое тело блондина неестественно выгнулось, сопротивляясь удару, а когда лёгкий дымок рассеялся, на гладкой коже куртки вдруг возникло аккуратное круглое отверстие, из которого брызнула струйка крови. Лицо блондина разглядеть не удалось, потому что его резко подбросило и тотчас опустило на острый обломок плиты. Всё произошло в течение каких-то секунд, и я смотрел на это тупо и неподвижно, хотя, наверное, стоило воспользоваться моментом и дать дёру.
        - Чего пялишься? - хрипло пробормотал Костик и стал вытирать потное, перемазанное пылью лицо. - Я же говорил, бей сразу, а ты… мать твою!
        - Он… мёртв? - Ничего умнее спросить я не догадался.
        - Само собой, - охотно подтвердил Костик, - это только Ленин живее всех живых… А пришил его, между прочим, ты. Так и запомни.
        В голове у меня мелькнуло, что он просто сумасшедший, поэтому перечить ему не надо, лучше поскорее исчезнуть, и я стал пятиться, но не успел. Костик подхватил брошенный прут и с размаху врезал мне по плечу. От резкой боли в глазах потемнело и перехватило дыхание. Как и блондин минуту назад, я оторопело уставился на него, но последовал второй удар, от которого я благополучно и надолго выключился.
        4
        Очнулся я, когда стемнело. В ушах звенели неземные ангельские голоса, в глазах всё двоилось, однако я сумел различить, что вокруг по-прежнему никого нет. Не было и Костика. Я мог бы пролежать тут ночь напролёт, и никто меня не нашёл бы на этой забытой Б-гом и людьми стройке.
        Сперва я упирался щекой в колючую похрустывающую щебёнку, потом перевалился на спину и, глядя в темнеющее вечернее небо, стал потихоньку приходить в себя. Если лежать, не шевелясь, то голова почти не кружилась, а ангельские голоса не так назойливо давили на перепонки.
        В весёленькую историю я влип однако! Файнберг убит, Лена неизвестно где, да и меня самого какие-то психи чуть-чуть… Стоп! Один из них и сейчас тут, рядышком…
        С трудом я приподнялся на четвереньки и сразу обнаружил, что сжимаю в руке… пистолет. Тот самый, из которого Костик застрелил блондина. С ужасом я отбросил пистолет и беспомощно огляделся.
        Всё происходящее сильно смахивало бы на бред отравленного пошлыми детективами воображения, если бы в пяти шагах от меня не лежал вполне реальный труп - уже второй за сегодняшний день. Орудие убийства с моими отпечатками пальцев - вот оно, тоже рядышком.
        С оружием я имел дело добрый десяток лет назад на институтских учебных стрельбах. Это был старый, истёртый сотнями ладоней автомат АКМ, пистолет же видел только у постовых милиционеров, и то в кобуре. Желания иметь собственное оружие у меня никогда не возникало, да и к чему оно? Газовый баллончик у меня, правда, есть, но я им ни разу не пользовался. В тех редких случаях, когда он действительно был нужен, под рукой его, как назло, не оказывалось.
        Но как поступать сейчас - кто бы подсказал? Если дождаться, пока меня здесь кто-нибудь обнаружит, то хрен докажешь потом, что я не при чём, и убивать собирались как раз меня, а по ошибке грохнули этого белобрысого парня. И пистолет с отпечатками моих пальцев вовсе не мой… Костик не такой уж дурак, рассчитав, что треснет меня посильнее арматуриной, всунет в руку компромат, и я буду спокойно прохлаждаться в благословенном беспамятстве до тех пор, пока кто-нибудь накроет меня с поличным.
        Одно ясно - оставаться здесь глупо, нужно сматываться. Идти в милицию бессмысленно, по крайней мере, сейчас. Нужно искать самому. Искать этого Костика, искать ещё чёрт-те знает кого, но искать… Странная у меня сегодня планида - как увижу труп, сразу бежать. Сколько их ещё будет? Я за всю свою жизнь столько не видел, сколько сегодня…
        Покачиваясь, я встал с четверенек и, немного подумав, поднял пистолет. Пусть пока побудет у меня. Чем оставлять его на месте преступления с моими отпечатками, лучше утопить в какой-нибудь речке. Да простит меня богиня правосудия Фемида за ту повязку, которую я ещё туже натягиваю ей на глаза…
        Перед тем, как уйти, я решил всё же осмотреть труп блондина, вдруг появится какая-то зацепка. В карманах измочаленной прутом куртки ничего интересного не оказалось, обыкновенный мужской набор: ключи, сигареты, зажигалка, использованные троллейбусные билеты, больничный бюллетень недельной давности на имя Скворечникова Александра Петровича 1963 года рождения. Лишь на отвороте воротника я обнаружил большой в пол-ладони значок - двуглавый орёл, герб дореволюционной Российской империи.
        Находка наводила на некоторые размышления. Хоть в последнее время этот герб и реанимировали в качестве государственной символики, но что-то я не видел особо много желающих носить его как значок. Это удел сопливого пацанья, накачиваемого различными группировками - от откровенных фашистов с их бредовыми идеями языческой Великой Руси, царящей над миром, до полуподпольных экстремистов-коммунистов с теми же, по сути дела, амбициями и имперскими закидонами. Но одно дело - зелёная молодёжь, легко ведущаяся на громкие словеса. Взрослый же мужик, играющий в игры с подобными эмблемами, - это уже конкретный адрес. Если до этой находки вполне можно было бы предположить, что убийство Марика и погром в офисе дело рук какой-нибудь уличной шпаны, то теперь уже цепочка выстраивалась однозначно.
        Так что моё дурацкое письмо, состряпанное с единственной целью напугать своего конкурента, явилось каким-то жутким катализатором, подвигнувшим на действия подобных упырей, пожирающих при случае - и я в этом только что убедился - друг друга. Идиот я несчастный, накликал беду… Честное слово, мистика какая-то.
        Поглубже засунув пистолет в карман и кое-как отряхнувшись, я последний раз оглянулся на труп и на негнущихся ватных ногах отправился к выходу со стройки.
        Район оказался знакомый и не очень далеко от моего дома. Пройдя два квартала и не обнаружив ничего подозрительного, я присел на скамейку в тени под деревьями и принялся размышлять, как поступать дальше. Голова всё ещё отказывалась соображать, но я напрягал себя изо всех сил.
        Для начала займёмся подсчётами. Файнберга убили не раньше, чем за час до моего прихода. Это вычислить вполне мне по силам: офис открывается в три, и вряд ли Марик пришёл туда раньше, тем более моё письмо он получил в обед. Просто почту раньше не приносят. Я же пришёл около четырёх. Значит, убийцы успели за это время сделать своё дело, куда-то утащить Лену, если она там была, и вернуться за мной. Едва ли им нужен был именно я, ведь в офисе в последнее время я не появлялся, так что попался случайно. Для чего же они вернулись? Кого-то искали? Сплошные загадки.
        Я даже усмехнулся: начитаешься детективов, и лезет в голову всякая чертовщина. Этак свою тень заподозришь в шпионаже на новозеландскую разведку! Наверняка всё проще и банальней, только от этого не легче. Шутка ли сказать - два трупа за сегодняшний день и ни одного за всю мою предыдущую жизнь.
        Но не будем отвлекаться, потянем ниточку дальше, насколько сумеем. Скворечников Александр Петрович - имя ни о чём не говорит. Его приблатнённость, кожаная курточка с заклёпками, ножик и значок с гербом - довольно скудная информация. Едва ли что-то прояснится, когда через пару дней в разделах криминальной хроники газеты напишут о найденном трупе. Наверняка не скажут о принадлежности к националистической конторе типа «Союза». Кстати, они носят подобные значки? Впрочем, это неважно. Главное, что о них ничего не скажут. О таких вещах у нас стыдливо умалчивают. Как об онанизме или гомосексуализме. Вроде бы они есть, и вроде бы их нет.
        Второй - мужик таксистского вида по имени Костик - вообще для меня сплошная загадка. Кто он на самом деле и для чего ему понадобилось спасать меня? Чтобы я тотчас заложил его в милиции? Глупо надеяться на то, что я умолчу о нём на следствии. Если даже не докажут его причастность к убийству Файнберга, то ведь убийство Скворечникова произошло на моих глазах, и он отлично понимает, что выгораживать его - значит, брать убийство на себя. Не пойму, каков его расчёт идти на мокрое дело ради меня. Тайные симпатии к евреям? Смешно… С другой стороны, хитро, гад, закрутил - порешил подельника, потом вырубил меня и воткнул пистолет в ладошку, дескать, ребята дуэль учинили на стройке, а он проходил мимо, целочка невинная и глазки голубые…
        И ещё одного не пойму: для чего затевался этот спектакль? Не проще ли было шлёпнуть меня, уложить рядом с Мариком - и концы в воду? Ищи потом ветра в поле. Попытка выставить меня убийцей Скворечникова, а, если принять во внимание дурацкое письмо, то и Файнберга, наверняка при более детальном изучении потерпит крах. Не такие уж простофили наши милицейские сыскари, чтобы не разобраться в этом. Когда надо, они могут пахать, как звери.
        Но и полагаться на здравый смысл особенно не стоит. Наверняка нужно будет тридцать три раза доказать всем свою непричастность перед тем, как всё прояснится. Это-то меня и не устраивает. Пока есть время, нужно что-то делать самому.
        На часах почти семь. После моего посещения офиса прошло уже три часа, и труп Файнберга наверняка обнаружен. Может, и Лена отыскалась. Не дай Б-г, чтобы и её… Скворечникова пока не нашли, но скоро и его кто-нибудь обнаружит. Надеюсь, моей особой пока не интересуются, хотя и это не мешало бы осторожно проверить.
        Постанывая от боли в плече, по которому мне здорово врезали ещё в офисе, а потом Костик добавил на стройке, я медленно пошёл по улице, на всякий случай поглядывая по сторонам и держась в тени деревьев. Из телефона-автомата на углу я позвонил сперва домой и выяснил от стариков, что до обеда меня никто не домогался, а потом звонки пошли беспрерывно, но все меня только пытаются найти и никто не говорит зачем. Старикам о своих приключениях я благоразумно рассказывать не стал, но предупредил, что, может быть, задержусь, а если не приду ночевать, значит, срочно укатил в командировку. Иногда я пользовался таким запрещённым приёмом. Чтобы старики не почувствовали неладное и не засыпали меня вопросами, я поскорее повесил трубку.
        Второй звонок был в офис. Не знаю, для чего мне это понадобилось, но я понимал, что не успокоюсь, пока не узнаю, что там творится. Трубку тотчас сняли, и чей-то незнакомый голос спросил, кто звонит. Отвечать я не стал, и поскорее нажал на рычаг. В офисе наверняка уже милиция. Очень хотелось, конечно, спросить, где Лена, но засвечиваться пока рановато. Всему своё время.
        Третий звонок я сделал Вале. С этой авангардной поэтессой и довольно большой смурнячкой меня связывала какая-то странная давнишняя дружба. Валя была нелюдима и одинока, как могут быть одиноки лишь непризнанные гениальные поэты, шумных компаний на дух не переносила, но меня, при всей моей суматошности, как ни странно, воспринимала нормально. Или, может быть, терпела, раз уж отшить с первого раза не получилось. Поначалу она пыталась увлечь меня своими эзотерическими рифмами, кои я заглатывал их без особого аппетита, предпочитая что-нибудь более традиционное, хотя изысков не отвергал, и уже одним этим приобрёл её симпатию. Иных интересов, которые могли бы нас сблизить, не было, и каждый раз после проведённой у неё ночи я задавал себе риторический вопрос: на кой чёрт мне всё это надо? Не морочил бы я ей голову своими редкими визитами, может, вышла бы она замуж за какого-нибудь мужичка, пописывающего аналогичные стишки, нарожала бы детишек и завязала бы со своим смуром. Вела бы нормальный образ жизни, как остальные… Разум подсказывал одно, но проходило какое-то время, и меня тянуло к Вале снова.
Никаких рациональных объяснений этому не было, и я летел к ней, закусив удила, как шестнадцатилетний прыщавый школяр к умудрённой жизнью женщине, наконец-то, соизволившей преподать ему мастер-класс постельных премудростей.
        Валю я предупредил, что, может, завалю в гости сегодня вечером, но, если спросят обо мне, ничего никому не говорить. Последнее наверняка лишне, ведь наша связь для всех секрет, однако мало ли что. Многие наверняка про это знали, но ещё никто пока не додумался разыскивать меня когда-нибудь у Вали.
        И последний звонок после некоторых колебаний я совершил Толику, своему единственному закадычному другу, который в настоящее время доблестно трудился опером в уголовном розыске. Уж, он-то подскажет, как поступать. При всём его показном гусарстве и неискоренимом мальчишеском стремлении попижониться перед простыми смертными, мужик он, в целом, положительный и подлянки не сделает. Хоть, по долгу службы, и вынужден дудеть в чужую дуду, но совести и порядочности ещё не утратил. На него, признаться, я возлагал самые большие надежды, однако дома его не оказалось. Записной же книжки с его рабочим телефоном у меня, как на грех, с собой не было.
        Рассудив, что звонить пока больше некому, я отправился восвояси. Никаких планов в голове не выстраивалось, шарики вращались медленно и со скрипом. Это только в книжных детективах действие разворачивается стремительно, на одном дыхании, и главный герой всегда знает, как поступать. Я, видно, в герои не гожусь, к тому же, очень не хочу попадать в истории со всяческими боевыми единоборствами - тут возможностей у меня куда меньше, чем у плечистых книжных и киношных суперменов. И всяких братков, качающихся в спортзалах. Вон как косточки до сих пор болят… Хреновый, одним словом, из меня детектив.
        5
        У газетного ларька я притормозил. Вредного вида старуха в старомодных роговых очках убирала разложенные на прилавке газеты и журналы. На всякий случай прошамкав «закрыто», она недовольно стрельнула по мне взглядом и поскорее убрала коробочку с деньгами.
        И тут мне на ум пришла гениальная идея, которая могла бы дать пускай и маленькую, но вполне реальную зацепку для дальнейших поисков. Может, это даже единственный вариант, который пусть и не выведет на непосредственных убийц Файнберга, зато позволит нащупать их вдохновителей. А там - чем чёрт не шутит… Вероятен, конечно, и прокол, но в любом случае это лучше, чем болтаться по городу в ожидании, пока тебя прихлопнут, как комара, какие-нибудь очередные костики.
        Необходимо срочно разыскать Лёху Фетисова, журналиста из областной газеты. Уж, из него-то я вытрясу более или менее достоверную информацию о наших местных «православных» и прочих картонных патриотах.
        До последнего времени Лёха был вполне приличным человеком и неплохим журналистом, печатавшим материалы на морально-бытовые темы и репортажи из зала суда, слыл довольно прогрессивным и неглупым газетчиком. Знакомы мы с ним были с детства по литературному кружку в Доме пионеров. Писал он поначалу тяжеловато, потом пообтесался в заводской многотиражке, а после заочного факультета журналистики перешёл в областную газету, где и работает по сей день. Особо близкими друзьями мы так и не стали, лишь здоровались при встрече, но после того, как года полтора назад Лёха по корреспондентским делам побывал на каком-то из многочисленных сборищ патриотов, заразился вирусом юдофобии и стал строчить статьи о поруганной России и разграбивших её инородцах. Отношения после этого между нами испортились окончательно. Правда, я для чего-то пытался пару раз вызвать его на разговор по душам, но каждый раз он категорически отказывался, считая, вероятно, что порочить свою кристально-чистую репутацию связями со мной ему не пристало. Может, от водки со мной он и не отказался бы, то тут уже мне не хотелось выпивать с ним за
компанию. Однажды он даже выдал в газете фельетон о некоем хитреце с крючковатым носом, посулившим ему за молчание по национальному вопросу довольно крупную сумму в презренных долларах, на что он, естественно, ответил мужественным отказом, невзирая на собственные жилищные и финансовые проблемы. Вот каким гадким человечком оказался Лёха Фетисов, мой бывший собрат по литкружку.
        Уж, если пытаться выяснить, что сейчас в мозгах у твоих недругов, то лучше Лёхи об этом никто не поведает. Для них он теперь свой человек в доску. Вот и мне пригодится.
        Жил он где-то на окраине города, в рабочем микрорайоне. Адрес я приблизительно помнил, а чутьё да всезнающие старушки у подъездов, безусловно, знакомые с «корреспондентом Фетисовым», не позволили долго блуждать среди однообразных пятиэтажных хрущоб.
        Обосновался Лёха на четвёртом этаже облупленного, с выцветшими стенами панельного дома. По щербатым грязным ступенькам, переступая лужицы неиссякающей кошачьей мочи, я поднялся наверх и надавил на кнопку звонка. Особого удовольствия от предстоящей встречи я не испытывал, но это было необходимо, и настроен я был весьма решительно.
        Дверь отворила Лёхина жена Верка, растрёпанная и вечно помятая бабёнка, третьесортная актриса в нашем второсортном драмтеатре. Запахивая халат, она непонимающе уставилась на меня и сипло поинтересовалась:
        - Чего надо?
        Знала она меня отлично, однако решила, видимо, подобно мужу, строить из себя полную невинность и не иметь никаких дел с такими прохвостами-инородцами, как я. Участвовать за компанию со мной торговлей родиной она не желала.
        - На тебя пришёл полюбоваться и на твоего муженька. - Я попробовал отодвинуть её плечом и пройти в прихожую, но она не пускала. - Ого, Лёха наверняка в командировке, а свято место пусто не бывает! Угадал?
        Кого-кого, а Верки я не стеснялся, потому что иного языка она не понимала, и весь город знал про её неукротимую тягу к мужикам, особенно к таким, кто не скупился на деньги. Для Лёхи это не было новостью, однако он почему-то прощал все её выходки.
        - Вот ещё! - вызывающе хмыкнула Верка. - Тебя не позвала свечку держать! - Однако воинственный пыл её иссяк, и она посторонилась, неохотно пропуская меня. - Дома Алексей, проходи, раз пришёл. Но учти, ляпнешь ещё какую-нибудь похабень, я тебе эти самые… до пупа обрежу!
        Вразвалочку отправилась она на кухню, предоставив меня самому себе.
        В единственной комнате Лёхиной квартиры царил застарелый творческий беспорядок. К тому же вчера тут наверняка была не менее творческая гулянка, утром опохмелка, и прибрать бардак было некогда. Великий «корреспондент Фетисов», унылый и такой же помятый, как супруга, сидел за письменным столом и что-то щёлкал на пишущей машинке негнущимися корявыми пальцами.
        - Здорово, рупор патриотов! - энергично поприветствовал я своего идеологического противника. - Рожаешь очередную эпохалку для своего бульварного листка?
        Лёха удивлённо скользнул по мне взглядом, и в его потухших глазах пробудился некоторый интерес.
        - Чего надо? - так же, как и Верка, недружелюбно спросил он. - Какого чёрта явился?
        - Поговорить нужно. И чем скорее, тем лучше.
        - Не о чем нам с тобою сегодня разговаривать!
        - Так уж и не о чем! - Я решил действовать нахрапом, потому что иные варианты сейчас не годились. - Разве ты ещё ничего не знаешь?
        - А что я должен знать? - Больше всего Лёхе сейчас хотелось пива, но журналистская жилка в нём всё же была.
        Кратко я рассказал ему о том, что произошло сегодня, лишь утаил сюжет со своими подмётными письмами, и Лёха ошарашено откинулся на спинку стула. В нашем провинциальном болотце подобные скандальные истории никогда не случались, а если кто-то кого-то и убивал, то не иначе как по пьяному делу. Даже убийств из-за ревности у нас не было, больно рыбья кровь у наших обманутых мужей. Лёха тому яркий пример.
        - Ну и нафига ты мне это вещаешь? - Лёха решил прощупать, какие у меня планы, ведь неспроста же я пришёл именно к нему. - Учти, я тебе не союзник. Мы с тобой, - он непроизвольно икнул, - идеологические враги…
        Долго рассусоливать не хотелось, нужно сразу брать быка за рога.
        - Какая разница? Как бы ты ко мне ни относился, ты должен помочь. Если ты, конечно, порядочный человек. Ведь погибли люди…
        - Ишь, ты! - изумился Лёха. - И чем же, интересно, я тебе помогу?
        - Ты вхож в «Союз православных», да?
        - Вхож не вхож - тебе какое дело? - Он всё ещё соображал довольно туго. - Что тебе от них надо? Если какие-то их секреты, то никаких секретов я не выдаю. Да и не знаю я ничего… А тебя туда на пушечный выстрел не подпустят!
        - Мне и не надо. Мне бы только получить кое-какую информацию.
        Кажется, Лёха начал потихоньку приходить в себя, и мой рассказ пробудил в нём любопытство. Он неспешно закурил, разгрёб пятернёй растрёпанные волосы и прищурился:
        - Вот что я скажу. Помогать тебе я не стану, хоть ты тресни. Почему, спрашивается, я должен верить, что это не какая-то внутренняя разборка между вами самими? А для отвода глаз приплели сюда «Союз православных» - уж, ему-то наплевать, на все эти ваши дела, на него и так всех собак вешают…
        Мне страшно не хотелось тратить время на выяснение, кто на кого вешает собак, поэтому я перешёл к сильнодействующим средствам. Выудив из кармана пистолет, я покрутил им перед Лёхиным носом:
        - Видишь? Разве приходят болтать по пустякам с такими вещицами?
        От неожиданности Лёха выронил сигарету и вытаращил глаза:
        - Откуда у тебя это? Ты что, меня убивать собрался?!
        - Из него убит твой коллега по «партии», но убил его не я, и ты об этом уже слышал.
        Минуту Лёха разглядывал воронёную сталь, потом нахмурился. Хоть и пистолет всегда побуждает соображать быстрее, но Лёха, казалось, пока зациклился на одном:
        - Ты его для чего принёс? Припугнуть или… как этого моего «коллегу»?
        - Ну, и дурак же ты! - плюнул я в сердцах, спрятал пистолет и обиженно отвернулся. - Разве мне это сейчас нужно?
        - Слушай, - Лёха примиренчески тронул меня за рукав, - объясни толком, что ты хочешь? С кем ты собрался воевать, с какими призраками? Хоть ты, по правде говоря, мне и неприятен, но о таких вещах давай покумекаем…
        Некоторое время мы сидели, надувшись друг на друга, как мышь на крупу. Потом из кухни выглянула Верка и с любопытством уставилась на нас.
        - Жрать со мной будешь? - миролюбиво поинтересовался Лёха. Я неопределённо пожал плечами, и он скомандовал: - Верунчик, изобрази-ка чего-нибудь на скорую руку!
        - Пошёл ты! - огрызнулась Верка, но яичницу всё же поджарила и открыла банку каких-то овощных консервов.
        Лёха почти не ел, видно, после вчерашнего в него ничего не лезло. Во мне же проснулся волчий аппетит, и я вычистил почти всё, что было на столе, лишь от водки отказался. Лёха сидел напротив меня, крутил пальцем рюмку и задумчиво мусолил сигарету. Наконец, он сказал:
        - В общем, так. Это дело меня заинтересовало. Но учти, я вовсе не собираюсь тебе помогать, и твои сионистские идеалы мне по барабану. Попутно добавлю, что и лозунги «Союза», к которой ты меня причислил, мне глубоко безразличны. Кое-что в их программе я принимаю сочувственно, а в остальном, как ты изволил признать, я человек все-таки приличный. Есть у меня и собственные убеждения, которые я отстаиваю всегда и везде. Не подхожу кому-то - мне это, извините, до одного места. С кем вожусь и на чьих собраниях сижу - тоже моё дело. Как у каждого честного русского человека, у меня есть идеалы, не всегда, может, совпадающие с общепринятыми, но это уж… - Он вздохнул, прервав на полуслове декларацию своих радикальных взглядов, и перешёл к деловой части: - Всё, что ты рассказал, меня заинтересовало, скажем, только как журналиста. Повторяю, как журналиста, не больше. Если мне удастся откопать что-нибудь пригодное для тебя, то это будет сделано лишь с целью написания криминальной статьи. Но учти, мои симпатии вовсе не на твоей стороне. Чтобы потом не было обид. - Он криво усмехнулся. - А пушкой своей ты меня не
пугай и перед моим носом ею не труси, лучше сдай в милицию, так оно спокойней. - Он прошёлся по комнате взад-вперёд, почёсывая бугристый затылок, потом уселся напротив меня и тряхнул чёлкой. - А теперь давай опять сначала и по порядку…
        Минут тридцать мы обсуждали план действий. Конечно, любой сколько-нибудь искушённый читатель детективов осмеял бы меня и наш план от начала до конца. Дескать, не мог придумать ничего умнее, как отыскать себе такого занюханного компаньона! Да и план был, мягко говоря, не очень оригинальный, ведь ни я, ни Лёха не имели ни малейшего представления, как это делают. Но деваться некуда, а разыскивать профессионала Толика - лишь время терять, которое пока работало на меня. Единственное, что не очень устраивало меня, это то, что игра в детектив стала для меня вопросом жизни или смерти, для Лёхи же увлекательным приключением, в конце которого наверняка наберётся материал для скандальной газетной публикации.
        Собственно говоря, многого Лёха наверняка не разузнает, ведь среди патриотов сошка он мелкая, в святая святых его не допускают и в тайные планы не посвящают, однако журналист он на местных медийных просторах всё-таки признанный, и с его мнением считаются. Некоторой информацией разжиться он наверняка сумеет, параллельно прозондировав, кто такие убитый Скворечников и Костик с белыми «Жигулями». На всякий случай, я не стал расписывать, как Костик спас меня от смерти. До конца Лёхе я пока не доверял - мало ли что ему придёт в голову завтра! Пойдёт и выложит всё, что разузнал от меня, а потом на меня с десяток таких костиков охотиться начнёт!
        Мы договорились, что на время я уйду в глубокое подполье, а связь с ним буду поддерживать по телефону. Лёху это, кажется, воодушевило - ещё бы, не каждый день провинциальному журналисту выпадает возможность поучаствовать в самом настоящем детективном расследовании!
        Попрощались мы довольно тепло, и не помешал этому даже недовольный скрип Верки, которая заранее подготовилась к неминуемому скандалу, не очень хорошо представляя, о чём мы беседовали.
        По дороге к Вале я стал неожиданно для самого себя размышлять о том, какая странная штука судьба. Всё, что копится в душе годами - обиды, переходящие в злобу, неприязнь и отчуждение, - всё это, по сути дела, противоестественно и глупо. А мы копим в себе этот мусор и всё никак не хотим с ним расстаться. Однако стоит переступить какую-то грань, и тотчас появляется надежда. Задумываешься, стоит ли тратить на это время, которого нам и так никогда не хватает на что-то доброе и хорошее? И тут же в душе рождается необычное доверие к окружающему миру, какое-то запоздалое и виноватое сожаление…
        До последнего времени я Лёху терпеть не мог, внутренне заклеймив флюгером и подонком, всегда скрывавшим своё гнилое нутро, но столкнулся с ним сегодня поближе и понял, что мужик он по-прежнему неглупый, сам себе на уме и здравого смыла ещё не утратил. Другое дело, что запутался в своих исканиях, наслушался каких-то бредовых идей и за неимением собственных принял их за истину. Так ведь не один он ошибается. У многих в голове такая же каша. Наверняка и я не исключение…
        Уже в сумерках без особых приключений добрался я до Валиного дома. Лишь поднимаясь по лестнице, я почувствовал, как смертельно устал за этот бесконечный сумасшедший день. Растянувшись после горячего душа на диване, я поплыл окончательно и не смог бы пошевелить даже пальцем, если бы потребовалось. Перед тем, как провалиться в тяжёлый и беспокойный сон, я успел лениво подумать о том, что так и не дозвонился до Толика, а это очень не помешало бы. Но ничего, завтра дозвонюсь. Будет день, будет пища. Только бы этой пищей не подавиться…
        6
        Этой ночью я снова увидел сон, который видел до этого уже тысячу раз. Почему тысячу - просто такое рано или поздно начинает сниться каждому еврею, а потом становится навязчивой идеей, сводит с ума, и никуда от этого не деться. На сей раз этот сон был необычно отчётлив и ярок, почти как в зале кинематографа, когда смотришь красочный широкоформатный фильм, которого ещё никогда не видел. Я чувствовал не только цвет и звук, но ощущал и запах, почти трогал ладонью всё, что стремительно проносилось перед глазами, а под ногами, кажется, шуршали камешки и пружинила горячая земля, по которой я ступал. И всё это лишь снилось…
        …Немного захмелевший от ожидания того, что неминуемо произойдёт через какие-то мгновения, и к этому неминуемому ты готовился всю жизнь, я пробирался по длинному салону самолёта к распахнутой двери, опираясь о мягкие шершавые спинки кресел и путаясь в коротком ворсе ковровой дорожки под ногами. Каждый шаг давался почему-то с трудом, словно на ногах были пудовые гири, и в то же время что-то радостное звенело внутри меня и сладким ознобом перекатывалось от кончиков пальцев к затылку.
        Уже и лёгкий ветерок дохнул из распахнутой двери, разгоняя застоявшийся сонный полумрак салона. Я тянулся к этому ветерку, но впереди меня были люди, много людей, и все они сейчас, наверное, очень походили на меня. На удивление, никто не лез по головам вперёд, не бранился и не толкался - торжественность минуты, которую каждый из моих соседей тысячу раз представлял в воображении, заставляла быть строгим и терпеливым.
        И вот я на верхней ступеньке трапа. Чёрная ночь, переполненная искорками звёзд на невидимом небе, навалилась на матово светящееся жёлто-розовое взлётное поле аэродрома. Вдали приземистое здание из стекла и бетона, увитое зеленью, но не оно приковывает взгляд. За пределами круга, очерченного огнями, куда ни глянешь, повсюду ночь. Но не такая, какой мы привыкли себе её представлять. Расстилаясь вокруг, она теплится мириадами переливающихся и дышащих огоньков, словно бесчисленные созвездия тысячекратно отразились, как в зеркале, в этой необычной и фантастической земле, о которой я прочёл столько книг, столько раз представлял встречу с ней, но лишь сейчас мне предстояло по-настоящему с ней встретиться.
        Спускаюсь по трапу, и в моей ладони влажная и горячая детская ладошка. За спиной - женщина, мать ребёнка. Их лиц я не вижу, но знаю, что они доверяют мне, ждут моей помощи, и я в доску разобьюсь, чтобы им здесь было хорошо и спокойно…
        Ночь рассекают лимонные огни мелькающих фонарей. По высеченной в розовых высоких скалах дороге въезжаем в большой город, расцвеченный всеми цветами полыхающей неоновой радуги. Что-то в этом городе неуловимо знакомое и родное, давно ожидаемое и вечное…
        Это же Иерусалим! Г-ди, как я сразу не догадался?!..
        7
        - Где тебя, дурака, черти носят?! - заорал Толик, едва услышал в телефонной трубке мой голос. - Мы тут с ног сбились, тебя разыскивая. Твой дружок Файнберг мёртв, а ты - то ли жив, то ли нет - хрен тебя знает! Всё управление на ушах стоит, а что у вас там произошло - поди догадайся. Мало на нашу голову весёлых уголовничков с их разборками да азербайджанцев с рынка, так ещё вы в бочку полезли, вояки сраные!
        - Толик, - вклинился я в его крики, - дай хоть словечко молвить…
        - Пошёл в жопу со своими словечками! - пуще прежнего заорал Толик. - Мигом дуй ко мне, пока жив. Я тебе серьёзно говорю, это не шуточки. И так уже два трупа у нас в морозилке, хочешь быть третьим?..
        Ага, значит, Скворечникова нашли, а про Лену ничего не известно. Хочется надеяться, что с ней всё в порядке. Спросить у Толика, что ли?
        - Куда вы попрятались, как тараканы?! - продолжал неистовствовать Толик. - Думаешь, вас найти сложно? Да раз плюнуть! Только тогда разговор будет совсем иной… А то нашкодили - и в кусты.
        - Кого ты имеешь в виду? - осторожно поинтересовался я.
        - Вас и ваших закадычных друзей «православных»! То при честном народе друг друга гавном поливаете, рубаху на пупе рвёте и головы людям морочите, а теперь, видимо, насмотрелись фильмов про мафию, шлёпнули по человечку с обеих сторон - и притаились по кустам…
        Так, отметил я про себя, ход милицейских рассуждений понятен. Вполне логичный, с их точки зрения, вывод. Если так и было запрограммировано настоящими убийцами, то они своей цели добились.
        - Мы-то тут при чём? - слабо возразил я. - Авторитетно заявляю…
        - Вот-вот, и Пахомов то же самое заявляет. - Толик постепенно начал успокаиваться. - В отличие от тебя, он никуда не прятался, а просидел в управлении на допросе всю ночь и вышел лишь в четыре утра с подпиской о невыезде. Можешь быть уверен, тебя то же самое ждёт…
        Пахомов - лидер «Союза православного народа», в миру доцент пединститута. Правда, с доцентства его недавно попёрли, но не за буйную политическую деятельность, а за то, что она мешала непосредственной работе на кафедре. Ну, некогда доценту было воспитывать своих подопечных по педагогической части, его мысли были посвящены глобальному спасению православных от неправославных. Увольнение он истолковал, как факт политического преследования инакомыслящих, и это как бы давало ему право трещать на каждом углу, что подлинной демократии как не было, так и нет, и наверняка не будет до тех пор, пока у власти в стране жидо-масоны. При всей абсурдности и идиотизме подобных утверждений, ход он выбрал верный - испокон веков у нас жалеют униженных и оскорблённых. Умных, рассудительных и интеллигентных - куда меньше.
        - Ну, и мать его… этого Пахомова! - традиционно чертыхнулся я в его адрес. - Ты одно скажи: что с нашей секретаршей Леной? А то я ничего не знаю.
        После некоторого затишья Толик разъярился по новой:
        - Издеваешься? Следствие идёт в полную силу, все с ног сбились, а ищем вчерашний день… Тут объявляется красавец по телефону и как ни в чём ни бывало требует полную раскладку! Хорошо, я у стариков твоих узнал, что ты пока жив, а то, ей-богу, уже панихиду в вашей синагоге заказывать собирался… Как другу, советую, дуй сюда скорее, иначе на тебя всех собак навешают - не расплюёшься. Ведь любой завтра скажет: если скрылся, значит, дело нечисто… А Лену вашу ещё не нашли…
        - Понял, - в свою очередь разозлился я, - прекрасно понял! Но появляться у вас пока не буду. Постарайся понять, почему. Позже всё расскажу.
        - Идиот! - истерически завопил Толик. - Яму себе копаешь!
        Но я его больше не слушал и повесил трубку. Информации из разговора я получил немного, но есть кое-что и полезное.
        Оказывалось, что хвалёные милицейские профессионалы сумели выяснить не более моего. Ясно, что такой раскрутки вялотекущих событий в нашем Б-гом забытом городе никто не ожидал, и это повергло всех в натуральный шок. То, что наши доблестные опера учили в своих милицейских школах в теории, теперь необходимо делать самим на практике и, более того, принимать решения собственными мозгами, а это не всегда приводит к стопроцентному успеху. Зацепок у них пока никаких, одни версии. Притом, ничего оригинального, проливающего свет. Понятно, что они рано или поздно опомнятся и начнут копать основательно, но для этого нужно опять же время и желание… Явившись к ним, я мог бы, конечно, какие-то детали прояснить и помочь в поисках, но тем самым абсолютно лишил бы себя возможности предпринять что-то самостоятельно. А что бы я им разъяснил? Поверили бы они, что я ни в чём не виноват? А тут ещё письма подмётные так или иначе всплывут… Если б не сомнения в объективности сыщиков, я, может, и помог бы, но… пока подождём. Надеюсь, за это время меня не пришлёпнут. В одну и ту же воронку снаряд дважды не попадает. Только
из одной ли мы воронки с бедным Мариком? Ух, и ассоциации…
        Несмотря на страшную вчерашнюю усталость, проснулся я хорошо отдохнувшим и сравнительно свежим. Валя ни о чём не спрашивала, видно, чувствовала, что со мной что-то не ладно, однако надоедать вопросами не стала. И на том спасибо. Валюха - человек понятливый и душевный. Придёт время - сам всё объясню.
        После кофе и первой утренней сигареты я принялся снова раздумывать, что предпринимать дальше. Может, Лёха что-нибудь выяснит в ближайшее время у моих идеологических недругов, я же, периодически позванивая Толику, постараюсь быть в курсе официальных расследований. Глядишь, что-то и сложится. А может, всё гораздо проще, и я напрасно сгущаю краски.
        Пообещав Вале, что при случае осчастливлю её своим визитом ещё раз, я отправился на улицу. Сидеть в четырёх стенах и ждать неизвестно чего было выше моих сил.
        И тут мне в голову пришла идея, абсурдная и рискованная, но если задумка удастся, то я спокойно обошёлся бы вообще без посторонней помощи. Насколько я помнил из книжек, герои детективов всегда действовали смело и агрессивно, необходимые сведения выколачивали из нужных людей чуть ли не кулаками и не очень-то полагались на помощников.
        Из ближайшего телефона-автомата я позвонил Лёхе и потребовал домашний телефон Пахомова. Тот не на шутку перепугался, и мне пришлось тысячу раз поклясться, что мстить не собираюсь, и с Пахомовской головы не упадёт ни единый волос, более того, предводитель местного славянства даже не узнает, кто ему звонит. Наверняка Лёха уже пожалел о своих обещаниях, ведь участие в этой истории, даже косвенное, ничего хорошего ему не сулит. Не говоря уж о журналистской карьере.
        Пахомовский телефон долго не отвечал. Наконец, в трубке послышался тоненький голосок дочери доцента-неудачника, радостно сообщивший незнакомому дяде, что папа устал и спит, а будить себя велел не раньше десяти часов утра.
        Что ж, время терпит, пока восемь, поэтому развлечёмся местной прессой, авось, там что-нибудь уже написали про убийства. Ох, как развлечёмся…
        Накупив в киоске газет, я примостился в скверике на лавке и принялся их внимательно изучать. Многого, естественно, я не ожидал, ведь наши провинциальные журналисты оперативностью не грешат, зато шибко уважают помянуть задним числом всех и вся, компенсируя нерасторопность велеречивостью и пространными, вакуумного содержания размышлениями.
        В первой же из газет я сразу натолкнулся на короткую заметку, безусловно, зародыш будущей сенсации:
        «Вчера наш город потрясло известие о двух убийствах. Первое - убийство активиста Еврейского культурного общества Марка Файнберга, совершённое в офисе общества. По всей вероятности, убийство произошло в 15 -16 часов. Второе - убийство работника одного из торгово-закупочных кооперативов Александра Скворечникова, тело которого обнаружено на новостройке в центре города. Предполагаемое время убийства - 18 -19 часов. Мотивы обеих убийств не ясны, ведётся следствие. Нашему корреспонденту удалось узнать, что, по одной из версий, оба убийства, по всей видимости, связаны друг с другом. Всех граждан, имеющих какую-либо информацию, которая может помочь следствию, просим обращаться в Управление внутренних дел по круглосуточным телефонам…»
        В другой газете довольно скудный материал об убийствах был подан уже в рубрике с многообещающим названием «Журналистское расследование». С немалым изумлением я выяснил, что в городе снова объявился серийный насильник и убийца, года полтора тому назад терроризировавший женское население, но так и не пойманный правоохранительными органами, и вот снова появившийся из небытия, чтобы совершать свои преступления. То, что раньше жертвами были только женщины, а теперь - мужчины, журналиста не смутило: значит, неизвестный маньяк изменил почерк, ведь никто же не может это опровергнуть или подтвердить. А может, он поменял сексуальную ориентацию…
        Ага, снова принялся вычислять я, если милиция обращается за помощью к населению, а бравые газетчики за неимением информации тешат публику плодами своих похмельных сновидений, значит, следствие зашло в тупик. Пока у милиции нет ни одной существенной ниточки, за которую можно потянуть, чтобы клубок начал распутываться. Мне и карты в руки…
        Впрочем, это опять только предположение. Какие-то ниточки у них, конечно, есть, и одна из них - разыскать меня. Правильно заметил Толик: если скрылся, значит, есть что скрывать. Любой занюханный сержантик может задержать меня, и будет по-своему, по-сержантски прав. Ведь нет сомнений, что криминалисты скрупулёзно изучают каждый сантиметр и анализируют каждый крохотный факт. А уж следов моих в офисе и на стройке предостаточно. При таких уликах я бы и сам себя заподозрил…
        Плевать на всё! Мной движут не шкурные интересы, и пекусь я вовсе не о собственной безопасности! Рано или поздно всё станет на свои места, и каждый получит то, что заслужил. Если, конечно, следствие не зайдёт в тупик окончательно или его не направят по ложному пути. А такое может случиться очень просто, я не сомневаюсь. Потому и лезу в бочку - пытаюсь помочь, хоть они о том и не ведают.
        Два часа на лавочке пролетели незаметно. Я пытался читать в газетах какие-то другие статьи, но в голову ничего не лезло, лишь на языке вертелись фразы, которые я скажу Пахомову по телефону. Роль разгневанного урки, задуманная мной, не очень-то вдохновляла, однако это было частью моей абсурдной идеи.
        Наконец, время истекло, и я снова пошёл звонить.
        - Проспался, козёл? - вместо приветствия прохрипел я в трубку Пахомову. - Попил нашей крови и спишь, мразь?
        - Кто это? - дрогнувшим голосом спросил Пахомов, не опомнившийся со сна. - С кем я говорю?
        - Не догадываешься, паскуда? Думаешь, у вас в городе все евреи такие зачуханные, что и постоять за себя не могут? Я только-только с поезда, мне цинканули, что твои пацаны накосяили в нашем офисе, потому и прилетел.
        - Откуда прилетел? - ошеломлённо спросил Пахомов.
        - Откуда надо, оттуда и прилетел, и пара крепких парнишек со мной. Поиграем в войну, а? Пока с вашей шоблой не разберёмся, не улетим, и не надейся. Из-под земли козлов выдернем…
        Пахомов испуганно икнул на том конце провода и замолчал.
        - Слушай внимательно. - Я старался не терять набранного темпа. - Бродяга я справедливый, за это меня и на зоне уважали. Безвинного в жмурики не подпишу. Но и тёрки наподобие ментовских вести мне некогда. Отдай по-хорошему того, кто порешил Марика, я его распилю на запчасти, а тебя не трону. Даже бабок твоих откупных не возьму. Кончу дело - и веники. А то, гляди, передумаю, с тебя начну…
        - Мы тут не при чём! - опомнившись, затараторил Пахомов. - Это какое-то недоразумение! «Союз православного народа» - не террористическая организация. Кому-то выгодно подставить нас…
        - Кончай пургу гнать! - рявкнул я. - Мне плевать, кто вы. Ты мне человечка отдай взамен убитого, а там посмотрим.
        - Что вы вообще от меня хотите?! - окончательно пришёл в себя доцент и взвизгнул: - Я сейчас в милицию позвоню, и она вас…
        - Звони, - хмыкнул я, - пока звонить будешь, я к тебе раньше прикачу - адресок имеется! - и тебя вместе со всей твоей семейкой… под самый корешок! Телефон ещё остыть не успеет…
        Минуту я слушал в трубке тяжёлое прерывистое дыхание, после чего Пахомов взмолился:
        - Ну, что вы от меня хотите?! Я же сказал, что мы здесь ни при чём! Это какое-то страшное недоразумение. Как мне вам доказать?!
        Я сделал вид, что раздумываю, и выдал домашнюю заготовку:
        - Значит, так. Через час ты подойдёшь туда, куда я скажу. Тебя будет ждать мой кент, с ним пойдёшь ко мне, а тут уже всё обкашляем. Если крови на тебе нет, значит, придёшь, не затормозишь. Не придёшь или что-то опять накосячишь - считаю, что ты замазан, тогда берегись. Ментов в это дело подпишешь - ещё хуже будет. Я бродяга залётный, меня тут никто не знает, а с тобой я за пять минут посчитаюсь. И с бабой твоей, и с дочкой…
        Пахомов даже застонал:
        - Но я же говорю…
        - Сейчас я говорю, а не ты! - жёстко оборвал я его. - Не воняй раньше времени, во всём разберусь чин-чинарём. Если ты чистый, можешь спать со своей бабой спокойно, а уж за мокруху, сам знаешь, ответить надо.
        Я назначил ему встречу на одном из людных перекрёстков в центре города и сказал, что моего человека он узнает по букету цветов, будто бы тот ожидает женщину. Пахомов что-то ещё попробовал выторговать, но я сразу бросил трубку.
        Конечно, ни на каком перекрёстке появляться с цветами я не собирался. Лучшего способа подставиться и не придумаешь. Расчёт мой был прост: достаточно понаблюдать со стороны, явится ли Пахомов на переговоры. Если его не будет или явится со своими «бойцами», которых я всё чаще за последнее время встречал на улицах города, значит, никаких объяснений с «заезжим гастролёром» им не надо, к боевым действиям они готовы, а следовательно, имеют отношение к погрому в офисе. В этом случае постараюсь хотя бы зрительно запомнить кого-то из них. Если же Пахомов придёт один - а это почти невероятно! - значит, «Союз» и в самом деле ни при чём.
        План, конечно, не шибко толковый и ненадёжный. Возможно, с элементарной логикой не очень-то согласуется, но это лучше, чем сидеть и ждать, пока что-то прояснится само собой.
        До одиннадцати - назначенного времени нашей встречи на перекрёстке - оставалось ещё минут сорок. Неспешно я купил сигарет, заглянул в цветочный магазин и выбрал букет гвоздик, который завернул для конспирации в газету. И лишь очередной раз прокрутив в голове свой не шибко хитроумный план и махнув рукой на непредвиденные обстоятельства, отправился к перекрёстку.
        Место я выбрал на редкость удачное, видно, во мне всё же была какая-то очень тонкая и недоразвитая детективная жилка. Две троллейбусные остановки, на которых с утра до вечера уйма людей, несколько больших магазинов и учреждений - здесь затеряться легко, тем не менее, всё на виду. Если за кем-то наблюдаешь, то можно быть в двух шагах и остаться незамеченным. Я покрутился минут пятнадцать и решил, что всё складывается как нельзя лучше.
        За пять минут до одиннадцати я выбрал какого-то скучающего кавказца в кепке-аэродроме и широких полотняных штанах.
        - Выручай, брат! - заговорщически подмигнул я ему. - Девушку жду, вопрос жизни и смерти! И понимаешь… подпёрло. Надо в туалет слетать, а она с минуты на минуту подойти должна. Увидит, что меня нет, обида навек!
        Кавказец расплылся в улыбке:
        - Красивая?
        - Самая красивая в мире! Ты её только задержи до моего прихода, заговори ей зубы… Отблагодарю!
        - А если уведу, пока ты там… а?
        - Хорошую девушку не уведёшь, - притворно вздохнул я, - а плохую не жалко.
        Я поскорее сунул ему букет, показал место, где надо ждать, и удалился в дверь ближайшей конторы якобы справить нужду. Из вестибюля сквозь зеркальную дверь удобно следить за перекрёстком, всё как на ладони.
        Ждать пришлось недолго. Ровно в одиннадцать из троллейбуса вылез Пахомов, тщедушный, профессорского вида мужичок, с презрительно надутыми губами и бугристой лысиной, плавно переходящей в рыжие бакенбарды, а те в свою очередь перетекали в редкую бородку, очень почему-то напоминающую детский игрушечный совок. До сегодняшнего дня я видал его всего пару раз, но статьи в газетах, писанные тяжеловесным университетским слогом и полные псевдонаучным бредом про ненавистных жидо-масонов, читал регулярно. Не то, чтобы это было интересно, но какое-то садистское удовольствие я испытывал, уличая его то и дело в незнании истории, Библии и многом другом. В нашем обществе даже была подшивка с подобными опусами. Была…
        Вместе с Пахомовым из троллейбуса вылез мордоворот с сизой, по-солдатски гладко выбритой физиономией. Мордоворот поразительно напоминал перегретый пулемёт-максим, в который остаётся заправить ленту с патронами, чтобы начать крошить всё, что попадает в сектор обстрела его узеньких близко посаженных глазок.
        Больше с ними никого не было, но я заметил, как по разные стороны от перекрёстка притормозило трое или четверо парней, весьма откровенно и влюблённо поглядывающих на Пахомова. Хреновенькие они конспираторы, отметил я про себя, но если дойдёт до мордобоя, в обиду ни себя, ни своего предводителя не дадут.
        Итак, оценим ситуацию. На встречу Пахомов всё же явился, значит, на что-то рассчитывает. По всей видимости, воевать с каким-то неизвестным уркой не собирается, а ребятки ему нужны для уверенности. Ну, и ещё чтобы ненароком по шее не схлопотать. К реальному мордобою готовятся иначе. А может, после моих телефонных страшилок он уже пришёл в себя, пошептался с единомышленниками и угрозы, конечно же, всерьёз не воспринял. Вероятней всего, убийство Марика не их рук дело. Не похоже, чтобы они были такими искусными артистами. Не того замеса Пахомов, чтобы организовать убийство. Да и не нужно ему, по большому счёту, лезть в криминал - итак репутация не очень хорошая.
        Я облегчённо вздохнул и прикурил сигарету. Хоть Пахомов и дерьмо порядочное, но предстоящая встреча с убийцами почему-то вызывала во мне отвращение и неприятную дрожь. Хоть и хотелось разобраться со всеми непонятками, но лицом к лицу с убийцей сталкиваться совершенно не хотелось. Дело не в боязни, просто мерзко и гадко заглядывать в глаза, спокойно наблюдавшие чужую смерть. Впрочем, когда эта встреча состоится - а я всё-таки не это надеюсь! - буду готов к ней наверняка лучше.
        Больше здесь делать нечего, надо потихоньку испаряться, пока не засекли. Выходить на контакт с Пахомовым и его ребятами рановато. Да и не нужно это. Ничего, что я их переполошил, зато убедился, что они ни при чём, а есть ещё кто-то, кому выгодно стравливать нас с ними. О кавказце с букетом можно не беспокоиться. Ну, зацепят его пахомовские ребятки, намнут бока, на том всё и закончится - не еврей же!
        Незаметно я выскользнул из своего наблюдательного пункта и нырнул в толпу. На мгновение у меня мелькнула мысль: а что, если убийство всё-таки их рук дело, и они чувствуют себя настолько уверенно и безнаказанно, что могут позволить себе поиграть со мной в кошки-мышки?
        Но обдумать эту мысль я уже не успел. За спиной раздался противный скрежет тормозов, глухой удар и крики людей с остановки. Сквозь мгновенно образовавшуюся толпу я разглядел, как знакомый белый «жигулёнок» с заляпанными грязью номерными знаками на огромной скорости влетел с проезжей части улицы на тротуар и врезался в людей. Мелькнуло испуганное лицо Пахомова, руки мордоворота, заслоняющего лицо от удара, подброшенный высоко в воздух букет гвоздик, и вдруг среди всей этой беспорядочно шевелящейся и галдящей массы я различил неподвижные ноги в широких полотняных брючинах. Это был мой кавказец.
        Вильнув помятым крылом с глубокими свежими царапинами и набирая скорость, «жигулёнок» влился в беспрерывный поток машин и в мгновение ока исчез. Я даже посмотреть не успел, Костик ли за рулём или кто-то другой, настолько всё произошло стремительно и неожиданно.
        8
        Определённо кроме нас и «Союза православного народа» существовал кто-то третий, кому выгодно отстреливать нас по очереди, как зайцев на охоте. Мысль, мелькнувшая вскользь несколько минут назад, получила неожиданное подтверждение. Только с какой целью? Натравить друг на друга? Мы и так не друзья…
        Если бы это было пахомовской задумкой, едва ли он подставил бы себя и своего телохранителя под бешено летящую машину. Я же своими глазами видел, как его отбросило в сторону, а мордовороту раскроило руку. Разыгрывать подобный спектакль перед каким-то мифическим еврейским Робином Гудом крайне глупо и неосмотрительно. Да и вряд ли они до конца в него поверили.
        Кто же этот третий? Как узнать?
        В ближайшем сквере я присел на лавку и, заслонившись газетой, как матёрый шпион, принялся размышлять. Но опять в голову ничего путного не приходило. Перед глазами стоял перекрёсток, а в мыслях была такая жуткая каша, что я даже ущипнул себя - наяву ли это происходит? Оставалось лишь по-бараньи пялиться в перечитанные вдоль и поперёк газетные строки и краем уха ловить то, о чём беседует отдыхающая на лавках публика.
        И это, как ни странно, оказалось не таким бесполезным занятием, потому что весь город был, естественно, взбудоражен вчерашними убийствами, а тут к ним прибавилось сегодняшнее происшествие на людном перекрёстке.
        - Во всём, скажу вам, дерьмократы виноваты, - негодовал седенький старикашка с шахматной доской под мышкой. - Совсем людей распустили. Вместо того чтобы о благосостоянии народа думать, перегрызлись между собой, портфели никак не поделят. Мафия, одним словом! А нашему брату только дай волю - всё разворует, всё пропьёт, а что не сумеет унести, так поломает! Ничего святого не осталось…
        - Да-да, - закивали головами его коллеги по шахматам.
        - А при коммунистах лучше было? - откликнулась широкобёдрая мамаша с двойней в коляске. - Половина людей по тюрьмам гнила, а вторая - сама на себя доносила.
        - Много ты, соплюха, знаешь! - кипятился дед. - Ваши умники много чего наплетут! Бить лежачего легко и задним числом недостатки подмечать… А тогда порядок был и железная дисциплина! Ляпнула бы на улице лишнего! За пять минут опоздания на работу, знаешь, что было?
        - Да уж наслышаны!
        - Вот и помалкивай в тряпочку!
        - А ты, дедуля, донеси на меня куда следует. Небось, не привыкать…
        - Тьфу, засранка! - в сердцах плюнул старикашка и отвернулся.
        - Отыщут ли, интересно, убийц? - вмешалась в разговор старушка с вязальными спицами в руках.
        - Держи карман шире! - скрипнул обиженный старикан. - Сейчас никто никого не ищет. А отыщут, так погладят по головке и отпустят на все четыре стороны…
        - Я б их отпустила! Я бы этих убийц на площади, принародно… - Старушка свирепо взмахнула спицами, показывая, как она расправилась бы с убийцами. - И жалко не было бы! Пускай потом их матери плачут, что вырастили таких сыночков.
        - Что бы вы понимали в колбасных обрезках! - хмыкнул развалившийся на лавке красноносый мужичонка потёртого вида. - Тут, ёлки-палки, мафии между собой счёты сводят, и правители наши под их дудочку пляшут, а вы кого-то ловить собрались. Да они вас с гавном съедят!
        - Откуда у нас мафия? - улыбнулась широкобёдрая мамаша. - Если бы журналисты не придумали, её бы никогда не было. А теперь валят на неё всё, что сами делают вкривь и вкось.
        - Откуда мафия? От верблюда! - охотно объяснил мужичонка, картинно сморкаясь за лавку. - С одной стороны, евреи, которые раньше Россию потихоньку грабили, а теперь грабят в открытую, и Америка им в этом помогает, с другой стороны, коммунисты, которые денег в своё время тоже нахапали будь здоров сколько. И тем хочется всё до конца прибрать, и этим упускать не хочется. Разве вы этого не знаете? Ну, вы даёте!
        - Этими мафиями уже все уши протрубили. То чеченцы, то какие-то местные, а то рэкетиры, которые друг дружку отстреливают и ларьки торгашей палят. Спасу от них нет!
        - То-то и оно, - обрадовался словоохотливый мужичонка и сглотнул слюну. - Все они, ёлки-палки, народ гнобят, последние соки сосут, а мы сопли на кулак мотаем и пискнуть боимся. А больше всего виновата ком-рум-пи-рованная верхушка, вот! Правильно дед с шашками сказал…
        - Это точно! - поддакнул дед. - Совсем распустились, негодяи!
        - Что дальше-то будет? - взгрустнула мамаша и покосилась на свою двойню. - Заводы стоят, цены выше потолка. Мой, вон, получку принёс, так её на два захода в магазин хватило. А тут ещё людей убивают… Прямо сил нет!
        - Хороших людей, небось, не убивают. Когда большие деньги делят, тогда всё и начинается. А у нас денег нет - кому мы нужны?
        - А знаете, что сделать надо? - воинственно подпрыгнул мужичонка. - Как на Руси повелось издревле: дать народу топоры и косы - и вперёд, к хренам собачьим эту власть антинародную, а заодно и депутатов продажных… Народ, ёлки-палки, он завсегда прав!
        - Сам-то возьмёшь топор? - недоверчиво спросила старушка со спицами.
        - Первый пойду громить всю эту трихомудию! За народ, - тут он неожиданно икнул и обдал собеседников густым перегаром, - я на всё готов…
        В другое время я посмеялся бы над подобными разговорами, но сегодня было не до смеха. Как ни крути, каждый из этих людей в чём-то по-своему прав, даже мужичонка, призывавший к косам и топорам. Последнее, правда, чересчур, и так кровушки пролили достаточно, но ведь и люди-то с каждым годом живут всё хуже и злее - это ли не повод для размышлений? Только кто сейчас объективно разберётся в происходящем?
        Повсюду - дома, на работе, на улице, в троллейбусе - все только и говорят об одном и том же. Но лишь сегодня, когда ужас происходящего впрямую коснулся меня и моих друзей, я по-настоящему почувствовал глубину той пропасти, в которую катимся все мы без различия на национальности.
        Кто же виноват? Виной всему, наверное, дурацкая наша совковость, нежелание что-то делать своими руками, думать собственной головой, зато сильна - ой как сильна в нас! - неистребимая тяга искать виноватых, вычислять скрытых недоброжелателей, переваливать свою вину на чьи-то плечи. А ведь большего врага, чем сам себе, и найти невозможно! Благие, в общем-то, идеи построения общества социального и духовного равенства - не глупой уравниловки! - мы умудрились извратить настолько, что и сами не заметили, как превратились в рабов, которые не знают своего хозяина. А свято место пусто не бывает - тут же народились подонки, оседлавшие былые лозунги, и принялись строить обещанное светлое будущее в собственных уютных квартирках. Вот тогда-то и начали приходить на ум косы да топоры. Но, как часто бывает в моменты глобальных социальных перемен, вместе с водой из купели выплеснули и ребёнка. Образовавшийся вакуум, естественно, начал втягивать разную муть и гадость. И эта гадость начала расползаться вокруг. Одолевать, к счастью, пока не одолела и, дай Б-г, не одолеет… Во, какие у меня мысли в голове бродят!
        Между тем, спор на скамейках перерос в самую настоящую перебранку. Шахматный дед, отстаивающий идеи тоталитаризма, подвергся яростным нападкам старушки со спицами, явной поклонницы демократии и одновременно публичной смертной казни. Её из женской солидарности поддержала широкобёдрая мамаша. Мужичонка, призывавший к топорам и косам, парил как бы сверху, не очень вникая в суть перебранки, но время от времени подбрасывая новые кровожадные лозунги и косясь на собеседников хитрым нетрезвым взглядом.
        - А вы что думаете по этому поводу, мужчина? - зацепил меня старик. - Вы уже полчаса газету на одной и той же странице читаете и всё наверняка слышали. Разве я не прав? Объясните хоть вы этим олухам небесным!
        Встревать в бессмысленный спор мне не хотелось, я поскорее встал с лавки и отправился дальше по улице.
        На глаза мне попался телефон, и я тут же вспомнил про Толика. Но ни дома, ни в милиции его не оказалось. Наверняка вместе с остальными блюстителями он сейчас на перекрёстке, где произошло убийство кавказца.
        Хоть я и не очень надеялся дозвониться до Лёхи по редакционному телефону, но его, как ни странно, позвали, и он, волнуясь, затараторил:
        - Слушай, старик, тут у нас такие события происходят…
        Невольно я отметил, что если Лёха стал называть меня «стариком», значит, отношения между нами налаживаются. Нет уже прежней враждебности и агрессивности.
        - Понимаешь, собирает нас утром в самом спешном порядке главный редактор и вещает, мол, номер, который сегодня запускаем в типографию, нужно задержать и срочно перекроить. Вернее, не весь номер, а вторую полосу с аналитическими материалами и полемикой. Всякое, конечно, в редакции случалось, но чтобы в одночасье всю полосу псу под хвост… Мы хай подняли: как, что, почему? А он, мужик жёсткий, бывший обкомовец, знает, как рога обламывать. Правда, сперва без крика объяснить пытался, дескать, появилась большая актуальная статья о причинах экономических неурядиц, и как следствии этого - росте преступности, мафиозных дележах сфер влияния, отсутствии порядка и прочем бардаке. А главное в статье - выводы о неспособности нынешних властных структур контролировать ситуацию и принимать действенные меры. Ну, очень решительные выводы… Мы опять галдеть: откуда эта статья, кто её автор? А главный упёрся, мол, не ваше дело, лучше помалкивайте, ваше дело не хрюкать, пока в холодец не попали…
        - Сам-то ты читал статью?
        - Только в общих чертах. Но крутая статья…
        - Всё это замечательно, но для чего ты мне это рассказываешь?
        - Дело в том, что в статье упомянуты вчерашние убийства как примеры разборок мафиозных структур - еврейской и той, про которую мы с тобой говорили.
        - Да, делишки, - протянул я, и под ложечкой у меня неприятно засосало.
        - Но нашу журналистскую братию, сам знаешь, подобными объяснениями не удовлетворишь. Мы ещё пуще кричать да возмущаться, а главный как разъярится да заорёт: я, дескать, вызвал вас не мнения свои тупые высказывать, а указание дать, и нечего болтовнёй заниматься - марш за работу. У меня этот «плюрализм» долбанный вот где сидит! Так что вперёд и с песней, а кому не нравится, сию секунду заявление на расчёт подмахну - пойдёте на рынок арбузами торговать…
        - Ну и…?
        - Двое положили заявление, а он взял и подписал.
        - Уж, не ты ли?
        - Нет, я не стал. Подождём, как события развиваться будут. Хлопнуть дверью никогда не поздно. - Лёха вздохнул и чмокнул губами. - Ох, как мне всё это не нравится… Ну, а у тебя как дела?
        - По-прежнему.
        - Бывай, старик. - Лёха хотел было повесить трубку, но спохватился: - Кстати, о «Союзе» пока ничего не узнал. Сам видишь, не до того было…
        - Во сколько вас главный собирал? - на всякий случай спросил я.
        - В десять утра. - В трубке раздались короткие гудки.
        Разговор с Лёхой меня озадачил. Всё потихоньку шло своим ходом, какие-то события происходили у нас в городе, но ясности не наступало. Наоборот, всё становилось ещё запутанней.
        Если в статье, как говорит Лёха, упомянуты вчерашние убийства, и они напрямую связаны со стычками между нами и «Союзом», а сама статья была наверняка готова до десяти часов утра, то автору статьи нужно обладать недюжинными журналистскими способностями. Подготовить материал на целую полосу за ночь - дело тяжкое. Если же статья готовилась заранее, то как в неё попала информация о том, что ещё не произошло? Конечно, заготовка будущей статьи могла быть слеплена заранее, а материал об убийствах вставлен по горячим следам, но что-то мне подсказывало, что дело здесь не чисто. Едва ли автор статьи обладал пророческим даром предвидения, скорее подозревал или даже знал о планах убийц. А может быть, вообще работал по заказу. Кому-то нужно было, чтобы всё произошло именно так и не иначе, а статья - лишь калька вчерашних, сегодняшних и, может, завтрашних событий. Докопаться бы до автора статьи, ох, как это мне помогло бы…
        Постепенно мне начало казаться, что все мы какие-то глупые подопытные мыши, которых невидимая и всесильная рука гонит по заранее проложенному лабиринту. Кажется, вот-вот мы выберемся, но новый поворот приводит к новому тоннелю, по которому мы снова бежим и бежим, и нет возможности свернуть, чтобы что-то изменить. Сперва убийство Марика, потом якобы ответная месть с моей стороны. Дальше, вероятно, произошёл прокол, потому что я должен был попасться как убийца Скворечникова, но скрылся, и у меня хватило смекалки не побежать тут же в милицию. Там со временем, может, разобрались бы в моей невиновности, но не сразу. Значит, кому-то и для чего-то нужно время. Задачка с двумя неизвестными, а может, неизвестных ещё больше… Параллельно для чего-то готовился компромат и на «православных»: погром в нашем офисе, мёртвый Марик - в общем, стенка на стенку, междоусобица. Ищи, кому выгодно… Когда же я подал голос и назначил встречу Пахомову, телефон которого наверняка прослушивался неизвестным вдохновителем событий, то тем самым как бы подлил масла в огонь. Кто бы ни явился на встречу и каков бы ни был её
результат, всё удобно выставить как продолжение наших военных действий. Тут не помешает новая жертва, и ею стал несчастный кавказец. Хорошо хоть не спровоцировали перестрелку на людном перекрёстке, а ведь у пахомовских ребятишек в карманах наверняка не только кастеты… Народ, естественно, взбудоражен, по городу ползут жуткие слухи, а тут в тему газета с материалом, расставляющим точки над «и». Кому выгодно провоцировать неразбериху? А кому от неё больше всего не поздоровится?
        Я плёлся по улице почти на ощупь и грыз ногти. Даже об опасности, которая могла быть вполне реальной, я совершенно забыл в своих детективных раздумьях. Потому и не обратил внимания на скрип тормозов за спиной и хлопнувшую дверь машины. Чьи-то цепкие руки обхватили меня, вывернули до хруста локти, и высокий мальчишеский голос выкрикнул:
        - Спокойно, ну!
        Оглянуться на обладателя голоса мне не дали, но чьи-то другие руки ловко обшарили мои карманы, извлекли пистолет, и тот же голос отрывисто скомандовал:
        - А теперь живо в машину!
        Хватка несколько ослабла, зато на моих запястьях звонко защёлкнулись наручники, и лишь тогда я смог краем глаза покоситься на обладателя голоса. Это был молоденький милицейский лейтенантик с едва пробивающимся пушком будущих усиков в неуклюжем бронежилете поверх форменной рубашки. С ним было двое в гражданском, и за их спинами тревожно вспыхивала голубая мигалка на крыше милицейской «волги».
        Как в традиционном полицейском боевике, меня втолкнули на заднее сидение между штатскими, а милиционер в бронежилете плюхнулся рядом с водителем. Скрипнув тормозами, «волга» резво понеслась по улице, разгоняя сиреной встречные машины и проскакивая светофоры на красный свет.
        9
        Всё произошло так неожиданно, что я по-настоящему даже испугаться не успел. Любоваться на подобные трюки с заламыванием рук и заталкиванием в автомобиль, честное слово, занимательно только с одной стороны: когда ты отделён от происходящего телевизионным экраном. Наяву ощущения куда менее приятны и вовсе не располагают к дальнейшему продолжению интриги единоборств с профессионалами и перспективным отбиванием почек.
        Я уж готов был предположить что угодно. И то, что задержала меня вовсе не милиция, а сообщники убийц; и что милиция, если она всамделишная, тотчас без разбирательств упечёт меня, как графа Монте-Кристо, в каталажку, выбраться из которой будет непросто; и ещё Б-г весть что…
        Но всё оказалось проще и буднишней. Крутого киношного детектива, к счастью, не получилось, и меня не стали убивать выстрелом в затылок из гангстерского кольта сорок пятого калибра, чтобы потом на огромной скорости бросить с моста под колёса идущего трансамериканского экспресса.
        «Волга» остановилась у дверей Областного управления внутренних дел, и меня сразу же потащили в один из многочисленных кабинетов с несколькими письменными столами и сейфами, очень похожий на скучную фабричную бухгалтерию. За одним из столов сидел усатый капитан и строчил какую-то бумагу под диктовку всхлипывающей девицы довольно вульгарного вида с огромным фингалом под глазом.
        Пока меня пристраивали на стул перед одним из столов, капитан с девицей исчезли, и вместо них появился седой благообразный подполковник в сопровождении Толика. Присутствие товарища ободрило меня, и я с облегчением вздохнул, но Толик незаметно подмигнул, мол, не подавай вида, что мы знакомы, так будет лучше. Что ж, такие у них в милиции, видно, нравы…
        Разговор начался с протокольных формальностей, от которых у меня разболелась голова. Долго и нудно выяснялось, кто я и что я, хотя всё это наверняка было известно. Дальше разговор пошёл о причинах моего нежелания обращаться в следственные органы. Здесь подполковник оживился и, мне показалось, даже немного обиделся за то, что я беседую с ним без энтузиазма, отделываясь стандартными, протокольными фразами. Оказывается, я должен быть безмерно благодарен им за то, что они уже разобрались, что никого на стройке я не убивал, хоть и доказали моё присутствие там по многочисленным уликам. Изъятый пистолет осложнял дело, однако было ясно, что, кроме нас со Скворечниковым, был кто-то третий, и больше всего вопросов касалось личности Костика, которого я умудрился обрисовать так, что под моё описание подходила добрая половина мужского населения города. На фотороботе, который меня потащили делать, я изобразил нечто среднее между артистом Леоновым в роли Доцента из «Джентльменов удачи» и самым последним вокзальным бичом. Сделал я это не без умысла, потому что добраться до Костика мне хотелось раньше милиции. Я
даже ещё не представлял, что предприму, если доберусь до него и в самом деле, но остановить свой паровоз уже не мог…
        К их чести, последовательность событий на стройке, была восстановлена довольно верно, а некоторые детали описания поразили меня своей достоверностью и правдоподобностью. Кажется, подполковник не очень поверил в то, что я, будучи в возбуждённом состоянии, почти не запомнил внешности убийцы Скворечникова, но настаивать не стал, а о происшествии на перекрёстке и вовсе не упомянул, вероятно, пока не подозревая, что я имею к этому самое непосредственное отношение. Или просто не хотел мне до поры до времени что-то говорить.
        Пошептавшись напоследок с Толиком, подполковник взглянул на часы и, зевнув, сказал:
        - У нас имеется достаточно веских причин задержать вас, но делать этого мы не будем. Пока… И учтите, в ваших интересах не мешать следствию своими необдуманными поступками. - Тут он сделал театральную паузу и произвёл такой блестящий укол, от которого я чуть не грохнулся со стула: - И Пахомову больше не звоните. Поняли, чем заканчиваются подобные авантюры? С вас возьмут подписку о невыезде, но это не значит, что можно и дальше делать всё, что заблагорассудится. Настоятельно рекомендую с сегодняшнего дня сидеть дома серой мышкой и никуда носа не казать. Ваша роль в этом спектакле закончена. Если же мы узнаем, что вы опять что-то предприняли самостоятельно, то изменим меру пресечения. Лучше дожидаться окончания следствия дома, чем за решёткой. Всё хорошо поняли?
        Я пожал плечами и неуверенно кивнул. Врать не хотелось, но ничего другого не оставалось. Подполковник погрозил мне пальцем, как шаловливому мальчишке, и повторил:
        - Никакой самодеятельности, запомните!
        Я подписал протокол и, бросив взгляд на невозмутимого Толика, отправился на выход. На крыльце милиции я немного постоял, надеясь, что Толик догонит меня и что-то скажет, но он не появился, и я решил, что торчать тут дальше смысла нет, можно отправляться домой.
        Ехать на троллейбусе не хотелось, лучше прогуляюсь пешком, а по дороге ещё раз всё основательно продумаю и переварю информацию. Вот только стройку в центре города обойду стороной…
        Итак, всё, что касается убийств, милиции в общих чертах известно. Быстро же они вычислили, что инициатором их является кто-то третий, кому выгодно сталкивать лбами нас и «православных». Притом этот третий, как видно, хорошо осведомлён в наших дрязгах, владеет ситуацией и обладает большими возможностями, вплоть до прослушивания телефонов, действует решительно и абсолютно плюёт на милицию, которая, как и положено в заправском детективе, плетётся в хвосте некоего самодеятельного сыщика, каковым возомнил себя я. Можно даже предположить, что для милиции заготовлен какой-то хитроумный тупик, в который она успешно заберётся и успокоится, удовлетворив свой профессиональный интерес составлением многочисленных протоколов и допросами свидетелей. В том, что у этого третьего хватит смекалки на подобную каверзу, сомнений нет.
        Хорошо, что я оставил себе последний козырь и благополучно умолчал о скандальной статье в завтрашней газете. Узнай подполковник об этом, я совсем остался бы на бобах, везде впереди меня по всем направлениям шла бы милиция. Впрочем, вряд ли милиция усмотрела бы в ещё невышедшей публикации какой-то криминал. Всяческие предсказания и политические заявления не по их части. С кагебешниками, ясное дело, связываться мне не хотелось ещё больше, чем с Костиком и его компанией.
        Дома им не удержать меня никакими запретами. Пускай разрабатывают свои высоколобые версии, а я потихоньку попробую сорвать завтрашний выпуск газеты. Как это сделать, совершенно не представляю, но попытаться следует. Много ли толка будет от этого, не знаю, но интуиция подсказывала, что ничего хорошего в публикации не будет. А вот плохое - вполне может быть.
        Меня так увлекла эта мысль, что я даже забыл про свою идею-фикс - искать Костика. Попадись он сейчас на улице, я прошёл бы мимо, не обратив внимания, лишь бы не терять драгоценных минут.
        В ближайшем телефоне-автомате я набрал номер редакции. Лёха опять оказался на месте.
        - Слушай, старик, - начал я, переходя на его манеру общения, - научи, как выйти на вашего главного. Позарез надо.
        - Это ещё зачем? - заосторожничал Лёха, почувствовав неладное.
        - Хочу с ним о статье поболтать.
        - Ну, ты даёшь! Если догадаются, что инфа пошла от меня…
        - Да брось ты! Я не конкурирующая фирма, ваши сенсации - мне до фени!
        - Какая, нахрен, конкуренция?! Главный с тобой и разговаривать не станет!
        - Ну, с этим я как-нибудь сам разберусь. И тебя не сдам, не бойся. Подскажи лишь, где он сейчас и у кого статья.
        - Главный у себя в берлоге, а статья на вёрстке. Сверстают - сразу повезут в типографию.
        - Вот и прекрасно. Лечу к вам.
        - Ох, ты меня под монастырь подведёшь, - окончательно струхнул Лёха, - связался я с тобой…
        Тут я не удержался от того, чтобы не съязвить:
        - Не плачь, девица, о потерянной чести, не надо было пить шампанское с гусарами…
        В редакции областной газеты я уже бывал и ориентировался здесь сносно. Кабинет главного на третьем этаже, так что отыщу без подсказок. Лишних свидетелей своего присутствия иметь сейчас не очень хотелось бы. На худой конец, прикинемся занудой-посетителем, одним из тех, кто постоянно ошивается по редакциям с кипой графоманских стишков или косноязыких фельетонов. Хоть и не лучший вариант, но подозрений меньше.
        Неожиданно мне в голову пришла очередная гениальная идея. Гениальная по нахальству, но если она удастся, я убил бы сразу тысячу зайцев.
        Выждав, пока из одного из кабинетов на первом этаже выпорхнули две богемного вида девицы в одинаковых свитерах и джинсах и, закуривая на ходу, отправились в редакционную курилку, я нырнул в незакрытую дверь и быстренько отыскал в распечатке на стене номер внутреннего телефона главного редактора.
        - Прокопыч, ты? - как можно развязней проговорил я в трубку и стрельнул взглядом в распечатку, не ошибся ли с отчеством главного.
        - Слушаю вас, - пробасил хорошо поставленный голос. - С кем имею честь?
        - Что за дела, Николай Прокопыч, неужто не узнал?
        - Пока нет.
        - Ладно, об этом потом… Что со статьёй? Почему газета задерживается?
        В трубке наступила томительная пауза, и на душе у меня непроизвольно заскребли кошки.
        - Всё идёт по графику, как мы договорились. И потом, я предупреждал, - начал оправдываться главный редактор, смекнув, о чём речь, - материал такого объёма требует времени. Это не какая-то мелкая колонка…
        - Что ты мне азбуку талдычишь?! - оборвал я его. - Это ваши проблемы! Нужно, чтобы газета вышла в срок, а остальное нас не касается.
        - Мы и так все силы прикладываем.
        - Значит, мало прикладываете! - рявкнул я и спохватился: эдак можно переборщить, поэтому сменил гнев на милость. - Знаем-знаем, ты у нас на хорошем счету, но уж не подкачай… Да, кстати. Это даже неплохо, что не укладываетесь в срок. Ситуация изменилась, и есть кое-какие добавления.
        - Вы меня без ножа режете! - запротестовал главный. - Мы ещё больше времени потеряем.
        - Не потеряем. Добавления совсем крохотные, всего несколько строк.
        Главный тяжело вздохнул и обречённо пробормотал:
        - Что ж, несите… Когда от вас будет человек?
        Я прикинул: особо форсировать события не стоит, но и времени на размышления давать нельзя, вдруг он что-то заподозрит и перезвонит тому неизвестному, от имени которого я так удачно сейчас говорю.
        - Минут через пятнадцать. Человек уже выехал.
        - Что с вами поделаешь…
        - Человек подойдёт лично к тебе, так? Как и прошлый раз…
        - Кстати, - вдруг поинтересовался главный, - а почему я разговариваю не с самим Пал Георгичем, а с вами? Как ваше имя-отчество?
        На мгновение я замешкался, соображая, что ответить:
        - Пал Георгич занят и поручил мне. Не беспокойся, человек будет проверенный, наш… И ещё попрошу, чтобы оригинал статьи был у тебя лично, в него и внесём коррективы. Без этого в типографию статью не везите.
        Я поскорее повесил трубку, пока не последовало дополнительных вопросов, на которых можно проколоться. Как выкручиваться, когда окажусь лицом к лицу с главным, я совершенно не представлял, но что-нибудь по ходу придумаем. Сейчас же необходимо поскорее смыться из кабинета, в который я так нахально забрался, что я тут же и сделал. И вовремя - богемные девицы возвращались, но меня, кажется, не заметили.
        Ловко я поговорил по телефону - аж, самому понравилось. И ведь разговор-то был абсолютно импровизированный. Ещё неизвестно, как он повернулся бы, догадайся главный, что говорил с самозванцем. Впрочем, и так всё пока висит на волоске. Удачный разговор - ещё не сорванный выпуск газеты. С другой стороны, вовсе не ясно, что изменится, если мне даже удастся претворить свой план в жизнь. Если у публики, запросто убивающей людей и печатающей в газетах свои скандальные статьи, такие колоссальные возможности, то мои жалкие потуги для них - комариный укус. Укус не укус, но делать нечего, надо использовать любой шанс. Ничего иного не остаётся.
        Особенно светиться в редакционных коридорах смысла не было, но и куда-то идти времени не оставалось. Зайду-ка в туалет, решил я, там на меня никто не обратит внимание. Да и вообще, не мешает заглянуть туда помимо конспирации. Это только в крутых детективах герои не опорожняют, извиняюсь, свои желудки и мочевые пузыри, хоть и поглощают бесчисленные бифштексы и пьют виски в количествах, от которых наши отечественные сыщики давно сошли бы… ну, сами знаете, на что.
        Дверь в туалет была в самом конце длинного полутёмного коридора. Больше всего мне не хотелось сейчас встретить кого-то из знакомых, а в городе и даже здесь, в газете, меня знают многие. Будь что будет, вздохнул я и распахнул дверь с намалёванным писающим мальчиком.
        Прямо на меня в упор смотрел вчерашний напарник и убийца Скворечникова, всунувший в мою руку пистолет и спасший меня от гибели. Передо мной стоял Костик…
        10
        На ходу застёгивая ширинку, он равнодушно скользнул по мне взглядом и посторонился, освобождая проход. Спустя секунду его уже не было.
        Изумлённый и моментально вспотевший, я сделал по инерции несколько шагов и замер около умывальника. Сразу исчезли все мои туалетные желания, лишь мелкая противная дрожь пробегала по кончикам пальцев.
        Узнал ли он меня? Ведь ему и его команде - а он наверняка действует не один и находится в редакции не случайно - известно, что я выбрался со стройки живым и невредимым, а может быть, даже и то, что в убийстве меня уже не обвиняют. Чёрт их знает, какие у них планы, если им наплевать на то, что я спокойно разгуливаю по редакциям и ищу какие-то концы!
        Но так неосторожно подставляться - этого я понять не мог. Откуда им знать, что я ничего не рассказал о Костике в милиции? Хоть он и спас мне жизнь, но убийство-то Скворечникова всё равно на его совести, а может, и убийство Марика… Или и там у них своя лапа?
        У меня даже шевельнулась паническая мысль плюнуть на всё и поскорее унести отсюда ноги. Хоть и не попадает снаряд дважды в одну и ту же воронку, тем не менее, два раза подряд фраеру не везёт. Если Костик в первый раз допустил промах, то сейчас будет аккуратней. Раньше я им не мешал, а теперь, когда начал проявлять чересчур бурную активность и почти добрался до газетной статьи, чего со мной цацкаться? Да-с, перспективка…
        И вдруг я вспомнил о жене Файнберга Наташке и их малыше. Нелегко им сейчас, ой, как нелегко. Я же дал слово, что разберусь во всём до конца, а потом увезу их в Святой город, куда так хотел попасть Марик. Увезти-то не проблема, после такого кошмара они куда угодно поедут без колебаний, да только будет ли у меня совесть чиста перед ними?
        Впору снова пошутить: всё опять развивается как в стандартном детективе, когда герой, то есть я, истекая кровью после жестокой схватки, последним выстрелом убивает коварного соперника, подхватывает на руки жену и сына погибшего друга, садится в шикарный Кадиллак и уезжает туда, где пальмы и бананы… Счастливый хэппи-энд, поцелуй в диафрагму с потом, кровью и, конечно же, спермой…
        Когда всему этому придёт хоть какой-то конец, не знаю. Более того, до сих пор я не очень-то представляю, кого ищу и кто олицетворяет вселенское зло в моём дурацком детективе. Да и я никакой не герой, потому что отчаянно трушу и даже периодически подумываю о том, что пора плюнуть на всё и свернуть свои поиски… К тому же, пистолет, из которого, по закону жанра, я должен палить в злодея в последнем акте, у меня позорно конфисковали, другого же мне во веки веков не раздобыть. Про Кадиллак и пальмы вовсе помолчим…
        Но в кабинет к главному редактору идти всё равно надо. Иначе я себе потом этого не прощу. Быть так близко к цели и позорно скрыться? Дудки!
        В приёмной никого не оказалось. Глубоко вздохнув, я постучал в обитую дерматином дверь и, не дожидаясь приглашения, зашёл.
        За столом, заваленном бумагами, сидел крепкий краснолицый мужчина. В руке он держал стакан чая в мельхиоровом подстаканнике и размешивал сахар ложечкой. Глаза мужчины из-под очков с толстыми стёклами неподвижно глядели на дверь, в которую я зашёл, словно после телефонного звонка он только и занимался тем, что ждал визитёра.
        - Вы звонили? - вместо приветствия спросил он, неторопливо отхлебнул глоток, поставил стакан на бумаги и вышел из-за стола. Подойдя вплотную, он недобро заглянул мне в глаза, и взгляд его стал удивлённым и настороженным, будто у себя в кабинете он увидал живое ископаемое. Поизучав меня минуту, он усмехнулся и вернулся в своё кресло. - Как же вы осмелились придти ко мне, а? Ну, и нахал! - Он почти по-отечески покачал головой. - Или вы дураком меня считаете, который станет показывать какие-то материалы каждому, кто позвонит? Тем более - ВАМ!
        - А что это секрет государственной важности? - попробовал я нащупать почву под ногами. - И почему МНЕ нельзя придти к вам?
        Главный снова усмехнулся, отхлебнул чаю и пожал плечами:
        - Что ж, сами в петлю лезете, никто вас за уши не тянет… Впрочем, интересно послушать, молодой человек, что вы наплетёте в своё оправдание?
        Терять мне было нечего, коленки предательски подрагивали, и, чтобы не выдать своего волнения, я решил крыть правду-матку. Отчаянная злость поднялась во мне, и я понимал, что, если не выскажу сейчас этому незнакомому и явно враждебному человеку всё, что накопилось в душе за последнее время, то сделать этого позднее уже не сумею.
        - Разве вы не видите, что происходит вокруг? Живём как на пороховой бочке, и день ото дня всё хуже и хуже, а какие-то подонки подливают масла в огонь, сталкивают лбами людей с различными взглядами. И вы, газета, готовы помочь им в этом! Для чего? Какая цель? Крови захотелось, да? Острых ощущений? И без того повсюду сплошное недовольство, сосед готов перегрызть глотку соседу, каждый только и ищет повода, чтобы навешать на кого-то все смертные грехи, а потом самому же и карать за это! По анархии соскучились? Неужели нельзя жить спокойно?
        - Ой, сколько пафоса! Слезу пущу от умиления… Спокойно жить? А когда мы спокойно жили? - усмехнулся главный редактор, и стёкла его очков весело блеснули. - От этого вашего спокойствия народ постепенно в глину размягчается, спивается да в дураков превращается. Нашего мужичка не расшевелишь, пока не покажешь, кого можно по голове стукнуть и безнаказанным остаться. Тогда уж он разгуляется и пойдёт что-то дельное делать…
        - В Стеньку Разина поиграть захотелось? Для чего? Так ведь тот же самый Стенька вон когда жил! Да и у него хотя бы цель была нормальная - сделать людям жизнь полегче… А у вас какая цель - стравливать и науськивать друг на друга?
        В глазах главного редактора блеснула искорка интереса, и он охотно ответил:
        - Да вас с «православными» и стравливать не надо - вы и так готовы порвать друг друга за одни лишь взгляды. А вашему любимому Стеньке, если историю читали, вовсе не народного блага хотелось, а в цари пролезть. Его призывы - всего лишь способ заманить под свои знамёна побольше простачков с косами и дубинами и направить их лбами закрытые ворота прошибать. Всё в истории гораздо проще и грубее - любые громкие слова и намерения это только ширма, прикрывающая обыкновенное скотское желание урвать кусок пожирнее и перегрызть горло тому, кто на него тоже рот разевает! Ничего за столетия не меняется, и других целей не бывает.
        - Но мы же в цивилизованном обществе живём, можно уже и без убийств обойтись!
        - Обойтись?! - Голос главного загрохотал по кабинету. Он, кажется, развеселился не на шутку. Видимо, я несколько оживил редакционную тишь да скуку. - Как обойтись, если взамен этого пока ничего не придумали? Грубая сила и напор - лишь они всё решали. Доброта и человеколюбие? Вздор, выдумка для слабых духом. Вариант убогого существования для тех, кто мог только отсиживаться в собственных ракушках…Тем же, кто убивал больше других, всегда доставались самые жирные куски и ордена на грудь. Потому что все знали на собственном опыте и на горьком опыте дедов, а не на разглагольствованиях таких вот утопистов, как вы, что по-настоящему новое лишь в муках да на крови рождается. То, что предлагаете вы, - это не прогресс, а как раз наоборот. Революцию последнюю вспомните - хоть и хиленький в итоге результат получился, зато как сознание у людей поменяла, а? То-то и оно!
        - Революций вам захотелось! - пуще прежнего завёлся я. - Брата на брата натравить, полстраны в войнах перебить да голодом выморить, храмы свои же православные в свинарники превращать, а уж нас, евреев, и вовсе как собак на фонарных столбах вешать?!
        - Ах, вот вы про что, - снова развеселился редактор. - Ну, с евреями проблем как будто нет. Живите себе на здоровье, вас и так тут раз-два и обчёлся. Не нравится - знаете, в какую дверь стучаться. - И тут же ехидно прибавил: - У нас, кажется, по конституции все национальности равны. Если эти национальности сами на конфликт не нарываются.
        - Вы что, не понимаете или понять не хотите?! - окончательно разъярился я. - Да не в евреях дело! Мы как раз сегодня для определённого рода публики не цель, а только средство. Тому, кто задумал все эти провокации в городе, глубоко плевать и на евреев, и на русских. А что ему нужно - и дураку понятно!
        - Ого! - Редактору определённо понравилось доводить меня до белого каления. Он сейчас очень напоминал ленивую сытую кошку, которая решила поиграть с мышкой. - Молодой человек, оказывается, мыслит категориями и способен обобщать разрозненные факты до концепций. Прямо-таки Спиноза! Только философ-то вы хреновенький, откровенно признаюсь. Может, кое-что и верно угадали, да что из того? Разве кому-то по силам что-то изменить? А уж к вашим призывам и вовсе никто не прислушается. Зачем вы сюда пришли? Со мной поболтать, уму-разуму поучить? Так учтите, пока я добрый, я с вами болтаю, а как мне надоест, выгоню вас взашей и извинения не попрошу…
        Крыть его действительно было нечем. Но и сдаваться не хотелось. Погибать - так с музыкой. Мной овладело какое-то ледяное спокойствие, на ум приходили лишь дурацкие книжные штампы, но это, как ни странно, в иной обстановке произвело бы положительный эффект, а тут уж и не знаю:
        - Если вы порядочный человек, то должны понять, какой вред принесёт ваша статья. Я пока не знаю, что в ней, но не сомневаюсь, что она является закономерным продолжением всей этой серии провокаций. Чего вы этой статьёй добиваетесь? - Тут я вспомнил пьяненького мужичка в сквере. - Чтобы народ за косы и топоры взялся? Нынешнее руководство в стране вам не подходит? Да, вам вообще никто не подходит! Или вы решили, что сумеете на чужих костях выехать? Вам же первым, как подстрекателям, не поздоровится. Стеньку Разина в итоге казнили!
        Редактор ничего не ответил, но глаза отвёл и изобразил на лице полное безразличие. Слова мои, в общем-то, банальные и неоригинальные впечатление на него, как мне показалось, произвели.
        - Ну-ну, продолжайте, - морщась, как от зубной боли, проговорил он, - вас занимательно слушать. Вам бы в набат бить да передовицы в правые газеты писать, а не искать себе приключений на одно место. Прямо-таки оратор, цицерон местного разлива!
        - Никакой я не оратор, - насупился я, - и ничего нового я не сказал. Не такие уж тупицы вокруг нас, чтобы рано или поздно не понять, что все ваши планы белыми нитками шиты, а на провокациях далеко не уедешь… Если хотите, чтобы вокруг стало лучше, действовать надо иначе…
        - Это как же? - В глазах редактора заиграли искорки смеха. - И что же вы, уважаемый реформатор, предложите нам, сирым и убогим? Что об этом в вашем Талмуде написано?
        Меня определённо заносило куда-то в сторону, и я очень был похож, наверное, на овечку, которая учит волка не есть мясо. О другом бы мне говорить, о другом…
        Но договорить мне не дали. Скрипнула дверь, и редактор, казалось, сразу потерял интерес к моей особе. Я оглянулся, и в животе у меня неприятно заныло. В дверях маячила коренастая фигура Костика всё в том же сером плаще и низко надвинутой на глаза таксистской кепке. В руках он держал длинноствольный пистолет с набалдашником. Глушитель, догадался я. Никого, гад, не опасается!
        - Как дела, мил-друг? - криво ухмыльнулся Костик. - Головка после вчерашнего не побаливает? Быстро же ты очухался!
        Хоть я уже и видел его четверть часа назад, но такая скорая встреча с ним в мои планы не входила, и ничего хорошего при нынешнем раскладе сил ожидать не следовало.
        - Небось, статью почитать просит? Уже разузнал, гадёныш? - Он кивнул на меня, как на неодушевлённый предмет, и подмигнул редактору. - Ну, и народ пошёл нетерпеливый, до завтра подождать не может!
        Главный нахмурился и недовольно пробормотал:
        - Ладно, хватит концертов, забирай его и уводи. Что Пал Георгич велел с ним делать?
        Костик глубокомысленно повёл пистолетом.
        - Только не здесь, - забеспокоился редактор, - уводи его к чёртовой матери отсюда и делай, что хочешь. Только чтобы я ничего не знал и не видел.
        Лицо Костика перекосила злость, на шее вздулись толстые жилы.
        - Не потей, дядя! - прошипел он злобно и дёрнул плечом. - Чистеньким хочешь остаться, интеллигент сраный, за репутацию дрожишь? Хочешь рыбку съесть и кое-куда сесть?.. Ладно, мы на эту тему позже поговорим. - Дулом пистолета он подтолкнул меня к двери и, обернувшись, погрозил: - Погоди, писатель, Пал Георгич с тобой побеседует. Ох, побеседует!
        В глазах у главного мелькнула растерянность, и стакан с чаем в руках предательски дрогнул.
        Всё время, пока мы с Костиком спускались по лестнице, я чувствовал лопаткой дуло пистолета. Настроение было кислое, но я знал, что на улице Костик стрелять не станет, потащит в подворотню или на пустырь. Но убивать меня пока он не спешил, лишь подвёл к знакомым белым «Жигулям» со свежими царапинами и вмятиной, защёлкнул на моих запястьях наручники и открыл дверцу. Тоскливо я оглянулся вокруг, но никого поблизости не оказалось, и помощи ждать было неоткуда.
        - Поехали, - скомандовал он сам себе, но уже не так грозно, как в кабинете главного. - Разок фраернулись с тобой, теперь не надейся - всё будет чин-чинарём.
        Безусловно, встречи с ним я ожидал, но не в такой ситуации, когда на моих руках браслеты, а в спину упирается пистолет. Я предпочёл бы ситуацию диаметрально противоположную.
        - Чего пригорюнился? - усмехнулся Костик, захлопывая за мной дверцу и усаживаясь за баранку. Заметив, что я изучаю замки на дверце, он погрозил пистолетом и прибавил: - Не дури, мил-друг, дольше протянешь. Будь паинькой, слушайся дядю!
        Чёрной шапочки на глаза больше не понадобилось. Видимо, я был уже совершенно безопасен и для Костика, и для неведомого мне, но такого грозного Пал Георгича, которого опасался даже влиятельный редактор газеты.
        - Ну, и куда мы едем? - угрюмо выдавил я, вглядываясь в мелькающие за окном улицы. - Опять на стройку?
        - Ни в коем случае! Стройка - это пошло. На стройках хорошо устраивать спектакли между клоунами. - Костик даже рассмеялся от своей шутки. - Неужели вы, братцы-кролики, и в самом деле не понимаете, что своими дурацкими выходками только вызываете справедливое негодование народных масс? Так, кажется, говорили раньше? А народ - он не дурак, он всё видит… - Костик лихо закручивал виражи на поворотах, пугая пешеходов, и сейчас очень напоминал удачливого охотника, набившего за одну охоту целый подсумок дичи. - Мы же птички более высокого полёта, ссориться нам ни с кем нет нужды, потому что некогда. Дело надо делать, а не дерьмом поливать друг друга. Врубаешься?
        - Кто же вы такие? - не выдержал я.
        - Потерпи, мил-друг, узнаешь. Всё узнаешь, аж, тошно будет. Но сперва Пал Георгич хотел на тебя лично посмотреть. Уж, очень ему интересно познакомиться с таким попрыгунчиком, как ты. Не всех он удостаивает такого внимания.
        Снова я услышал про всемогущего Пал Георгича, и Костик определённо был из его воинственного клана. Кто это - какой-нибудь тюремный пахан, одуревший от крови и безнаказанности, возжелавший со своей блатной братией захватить целый город, или отставной партийный босс, не оставляющий надежд реанимировать строительство светлого будущего для себя и своих приближённых за счёт одураченных рабов с косами и дубинами? Судя по Костику - уголовник, судя по редактору газеты - из бывших. Опять сплошные ребусы, разбираться в которых противно, но надо…
        На всякий случай я попробовал осторожно выпытать:
        - Кто ж такой этот ваш Пал Георгич, от которого газетный шеф кипятком писает?
        - Узнаешь, не торопись, - коротко ответил Костик и врубил по тормозам.
        «Жигулёнок» остановился у какого-то невзрачного многоэтажного дома, и я уже решил, что, наконец, удовлетворю своё любопытство и увижу перед смертью таинственного мафиози, но Костик, предупреждая мои мысли, отрицательно покачал головой и принялся с великим интересом изучать заусенцы на ногтях. Минут пять мы стояли в полной тишине, потом Костик неторопливо посигналил, и двое каких-то мрачных типов вывели из подъезда и втолкнули к нам в машину женщину. Приглядевшись, я с удивлением узнал в ней нашу секретаршу Лену.
        11
        - Ленка, привет! - только и шепнул я ей, улыбаясь через силу. Прибавить было нечего, потому что я и сам находился в полном неведении. Разница в нашем положении состояла лишь в том, что я попал к этим людям только сейчас, а она находилась у этих людей уже сутки, и ещё неизвестно, что пережила за это время.
        Похоже, моя компания её не сильно развеселила. Наоборот, она устало привалилась к моему плечу и заплакала.
        Типы, которые её приволокли, о чём-то тихо посовещались с Костиком и исчезли.
        - Воркуйте, голубки, не стесняйтесь! Какие у нас могут быть секреты друг от друга?! Больше двух говорят вслух, - загоготал Костик.
        Мы снова понеслись по улице, но дорога на сей раз оказалась недолгой. Свернув на одну из боковых аллей, машина остановилась около красивого особняка с резной верандой, огороженного крепкой металлической сеткой.
        Подобных особняков в городе немного, и они выгодно отличаются от стандартных многоквартирных хрущоб. Кто в них жил, в общем-то, было вполне понятно - тузы да номенклатура - и всем это мозолило глаза, но никто ничего изменить не мог, настолько крепко и основательно окопались их обитатели. Некоторое время назад, до приватизации, в газетах развернулась целая кампания по поводу этих особняков, и городские власти даже принимали какие-то решения о передачи их детским садам и яслям, но ничего так и не сделали. Видимо, владельцы особняков были властям не по зубам. Будь городские власти тогда понастойчивей да попринципиальней, может, чего-то и добились бы, а сегодня уже и говорить не о чем.
        - Выгружайтесь, голубки, - хохотнул Костик и прибавил: - Только без глупостей. А то я сегодня что-то нервный…
        Он провёл нас в распахнутую калитку, которую тотчас тщательно запер, и мы направились к дому по аккуратно посыпанной гравием дорожке. Двое широкоплечих узколобых ребятишек в стандартно-дорогих костюмах, рубашках и галстуках подозрительно оглядели нас с ног до головы и показали жестами проходить внутрь особняка.
        Опять всё складывалось как в каком-то дешёвом детективе, не к месту подумал я. Героя в наручниках доставляют на виллу главаря мафии, вокруг тупорылые злобные охранники, готовые изрешетить любого, кто проникнет сюда без спроса, и тут же исправно подставиться под меткий огонь того же самого героя. Но такой поворот событий обязан произойти ближе к финалу, а сейчас? У меня, как назло, ни ножа в сапоге, ни передатчика в портсигаре, ни ампулы с ядом в воротничке. Как-то не подумал я прихватить с собой столь необходимые в данной ситуации предметы личной гигиены. Да и по морде я получаю чаще, чем даю. Полное несовпадение со стандартами. Ещё раз убеждаюсь, совсем хреновый детектив из меня - ещё и шутить пытаюсь по дороге на плаху…
        В большой гостиной, обставленной с купеческой роскошью, такой желанной для бывших социалистических и нынешних деполитизированных нуворишей, куда привёл нас Костик, никого не оказалось. Сам он скромно примостился на стуле у дверей и сообщил:
        - Чувствуйте себя, голубки, как дома, можете ворковать и обмениваться впечатлениями. А высокий суд не заставит себя ждать, скоро появится.
        Притихшая было Лена снова заплакала, но я тихо шепнул ей:
        - Не надо, Ленусик, что-нибудь придумаем…
        А придумывать было нечего, потому что я совершенно не представлял, как выбираться отсюда. У героев детективов в подобных случаях полно запасных вариантов, у меня же - хоть шаром покати. Единственная надежда была на то, что убивать здесь не станут - не пачкать же паркет нашей кровушкой. Куда-нибудь определённо потащат. А уж по дороге - чем чёрт не шутит…
        Из широкой боковой двери в гостиную вошёл невысокий мужчина в очках, довольно спортивного вида, с умным, деловым лицом - эдакий плакатный строитель коммунизма. При первом знакомстве такие люди вызывают симпатию, но дружить с ними как-то не хочется, да они и сами не идут на это, потому что никому не доверяют и берут всегда больше, чем дают. Если этот мужчина занимается бизнесом, то дела его идут прекрасно, и он наверняка в состоянии купить и такой особняк вместе с шестёрками на веранде, и кое-что покрупнее. Вероятно, это и есть пресловутый Пал Георгич, которого все боятся.
        Жестом мужчина указал нам с Леной на кожаный диван, а сам устроился на золочёном под старину стуле посреди комнаты, закинув ногу за ногу. Некоторое время он пристально разглядывал нас, покусывая ноготь на мизинце, потом сразу, без приветствия, заговорил. Чувствовалось, что говорить он умел и любил больше, чем слушать, и даже не столько говорить, сколько выдавать лозунги, словно все вокруг были оловянными солдатиками, он же - полководцем, не ведающим сомнений и ни разу не проигравшим сражение. Этакий современный вариант Муссолини.
        - Вас доставили сюда вовсе не для того, чтобы любоваться вами. И знакомства с вами нам не нужно. Вы нас не интересуете ни в каком качестве, не тешьтесь иллюзиями…
        - Оригинальное начало! - буркнул я. - Мы вам не нужны - зачем тогда тащили сюда? Ну, а мне как раз интересно: вы-то кто такие?
        - Заткнись и слушай, пока тебя не спрашивают! - рявкнул Костик, но мужчина остановил его жестом, даже не обернувшись.
        - Отвечу. И даже отвечу на вопросы, которые вы ещё не задали. Например, про все наши акции за последние дни…
        У меня начало создаваться впечатление, что с нами опять хотят поиграть в кошки-мышки, но зачем - непонятно, ведь мы с Леной и так в их руках. Может, у этого новоявленного Наполеона мания величия? Желание насладиться своим триумфом, или он ждёт от нас соплей и мольбы о пощаде?
        - …Надеюсь, вы уже поняли, что мы резко отрицательно относимся к тому, что творится вокруг. Всевозможные реформы, сочиняемые в верхах и извращаемые в низах, не от хорошей жизни и ни к чему хорошему не приведут. Все эти метания - от демократии по-американски до пещерного национализма по-русски - загоняют страну в такой тупик, из которого ей никогда не выбраться. Нужен другой путь и нужна сильная рука, а уж в управлении такой огромной державой, как наша, и подавно. Народ не бывает плохим или хорошим, всё зависит от лидера…
        - Никак коммунисты выходят из подполья с новыми и исключительно оригинальными лозунгами? - предположил я, на мгновение забывая, где нахожусь. - На флаге усатый профиль, а в мыслях жажда по-партизански отправлять поезда под откос? Такое уже проходили…
        Мной почему-то овладело какое-то дурацкое безрассудство. Побыть напоследок Мальчишем-Кибальчишем, ведь если уж суждено, то суждено…
        - Коммунисты? - переспросил мужчина. - Разве дело в ярлыках? Коммунисты, фашисты, демократы, гомосексуалисты - какая разница? Идеологию создаёт тот, кто чувствует собственную слабость и не знает конкретного выхода, потому ему и надо как-то обосновывать свои неверные поступки. А побеждают не идеологи, а прагматики, которые берут от каждой идеологии то, что полезно в настоящий момент для дела, и делают это дело любыми подручными средствами. Названия - они для тех, кому нечем заняться, кроме как сидеть, ковырять пальцем в носу и придумывать ярлыки. Болтовнёй уже все сыты по горло…
        Зачем он это вещает, пронеслось у меня в голове, репетирует тронную речь, которую произнесёт, если, не дай бог, доберётся до власти? А Пал Георгич тем временем вскочил со стула и стал быстро расхаживать взад-вперёд, не забывая при этом покусывать ноготь. Краем глаза я заметил, как Костик провожает его обожающим взглядом, но пистолета, направленного на нас, из рук не выпускает.
        - …Повторяю, лишь крепкий кулак и железная воля смогут вывести страну из хаоса и анархии. Копаться в собственном историческом дерьме и морочить головы людям всякими референдумами и выборами может лишь слабый и неуверенный политик. Сильный сам выбирает себя. - Он остановился в двух шагах от меня и патетически взмахнул рукой. - Понятно это вам, любезные господа евреи? Вам ли напоминать, что ваш благословенный Израиль смог выстоять и подняться лишь благодаря железным людям? Собственную историю вы хоть знаете?
        Лена испуганно вздрогнула и прижалась ко мне, пытаясь укрыться.
        Начало монолога этого воинственного Пал Георгича я принял было за дурацкий розыгрыш, потому что, ну, никак не укладывалось в голове, что взрослый мужик вполне респектабельного вида и наверняка не глупый, может нести такую околесицу на полном серьёзе! Потом у меня мелькнула мысль, что это просто маньяк с основательно поехавшей крышей, который с энергией, свойственной маньякам, сумел сколотить шайку себе подобных, чтобы с дьявольской изобретательностью терроризировать окружающих. Цель у него - только кураж, не более. Теперь же я понимал, что всё гораздо глубже и страшнее. Подобный тип силён не только своей демагогией, но и без сожаления зальёт кровью весь мир, дай ему хоть на час скипетр и корону. Если уж он сумел подмять под себя редактора областной газеты и сплотить вокруг себя головорезов, без раздумий пускающих в ход оружие, то в настойчивости и умении реализовывать задуманное ему не откажешь. Да и неизвестно ещё, сколько подобных типов стоит у него за спиной. Ряд ли он одинок.
        - Скажите, - осторожно поинтересовался я, - для чего вам всё-таки понадобилось громить наш офис и инсценировать стычки с «православными»? Ну, ругались мы и ругались, но чтобы так буквально… Для чего нужно было убивать совершенно неповинных людей? Уж, они-то, как я понимаю, ни интереса, ни опасности для вас не представляли. Для вас, как я опять же понимаю, всё это мелко, ведь у вас более глобальные задачи… Вы же отлично понимаете, что следствие уже начато и ведут его не дураки, которые быстро разберутся в причинах. Или, вы думаете, на вас и управы нет? Для чего вся эта бодяга затевалась?
        Мужчина усмехнулся и сел на стул, победно сложив на груди руки.
        - А кого нам опасаться? Милиции? Гебешников? Неужели вы не понимаете, что они втайне сочувствуют нашим идеям и будут рады, если люди, подобные нам, всё возьмут в свои руки? Тогда будет и порядок, и закон восторжествует - всё будет, как положено в нормальном обществе. И у них будет работы меньше, потому что все вольнодумцы вернутся на нары, революционеры полягут на собственных баррикадах, а народ перебесится и, когда жрать захочет, побросает косы да колья и вернётся к своим станкам да картофельным плантациям… Да, нас пока и мало, но за нами будущее, как бы этому кто-то ни противился. Нам нет альтернативы.
        Что ответить ему, я уже не знал, лишь молча сидел и не представлял, что произойдёт дальше. А новоявленный Муссолини продолжал свои высокопарные речи:
        - Хотите знать, что будет дальше? Долго ждать не придётся. Уже через час-другой всем этим милиционерам и гебешникам будет совсем не до поисков убийц ваших еврейских и «православных» активистов, потому что закрутится такая карусель, что и в кошмарном сне не представишь. Мне скрывать от вас нечего, могу поделиться. Произойдёт ещё пара подобных инцидентов, по городу будут вывешены фашистские флаги, чтобы раздразнить людей, неизвестными будут осквернены братские могилы на кладбище, какие-то бандиты переполошат рыночную шушеру и организуют стрельбу с жертвами, потом пара терактов в общественном транспорте опять же с жертвами… И знаете, для чего всё это? Чтобы поднять народ против власти. Инициатива должна исходить якобы снизу, ведь переполненной чаше народного терпения не хватает всего лишь малюсенькой капельки гнева. Мы эту капельку добавим и направим бунт в нужное русло. Ваша хвалёная милиция, вместо того, чтобы арестовывать нас, будет спасать собственную шкуру от разъярённой толпы. А там какой-нибудь глупенький сержантик с испуга пальнёт в бабусю с авоськой…
        - Вам людей не жалко?!
        - Жалко. Но иначе поставленной цели не достигнуть. Кровь отсекает точки возврата… Апофеозом же событий явится завтрашняя газета с нашей статьёй, за которой вы имели неосторожность сегодня охотиться. В статье будут указаны конкретные виновники, допустившие беспредел и не умеющие контролировать ситуацию. Нет, не вы и не ваши противники - кое-кто повыше и посерьёзней вас… После этого останется только въехать в побеждённый город на белом коне. - Мужчина прищурился и потёр руки от удовольствия. - Каково, а?
        Не очень радостная картина, что и говорить. На всякий случай, я осторожно поинтересовался:
        - Ну, а нас вы когда собираетесь прикончить - сегодня или завтра?
        - Зачем? - удивился будущий диктатор. - Вас убивать мы не будем. Вы нам ещё раз пригодитесь, и мы будем беречь вас, как зеницу ока, до начала основной заварухи, когда по-настоящему польётся кровь, и народу станет мало попавших под горячую руку милиционеров или рыночных азербайджанцев. Людям понадобится настоящий козёл отпущения, на котором удобно выместить накопившиеся обиды. Здесь-то мы вас и подбросим в толпу, мол, вот кто сеет смуту своими драками с «православными» и тайно дёргает за верёвочки, на которых болтаются наши политики-марионетки. И никому в голову не придёт, что это полная чепуха… Вас, конечно, разорвут на клочки, но при этом несколько сбросят обороты перед нашим появлением. Так что вы у нас пока самые почётные гости, а далее - пожалуйте в мясорубку…
        Хоть я и понимал разумом, что его слова сильно смахивают на бред, тем не менее, воображение уже рисовало картину стихийной и неуправляемой людской массы, искусно накачиваемой невидимыми провокаторами и хлебнувшей человеческой крови. Перспектива оказаться в центре внимания такой массы, что и говорить, не очень приятная, но вполне реальная.
        - Одного не пойму, - для чего-то попытался я его образумить, - с виду вы человек умный и деловой, а несёте откровенную чушь…
        Но Пал Георгич меня не слушал. Видимо, основные положения собственной философии он уже изложил, и вместе с тем окончательно утратил интерес к нашим особам. Роль кошки, играющей с мышкой, ему наскучила.
        Неожиданно на веранде и около дома послышался неясный шум и голоса. Пал Георгич вздрогнул и сдвинул брови. Насторожился и Костик.
        - Что там? - Пал Георгич сжал кулаки и картинно подался вперёд. - Ну-ка, сходи разберись.
        Костик рванулся к двери, но сделать уже ничего не успел. От сильного удара дверь распахнулась, и в гостиную с грохотом ввалилось несколько человек в касках и бронежилетах. Я и оглянуться не успел, как Костик, матерясь, рухнул на пол, и один из парней моментально взгромоздился на него, заламывая руки за спину.
        - Всем оставаться на местах! - скомандовал другой парень и усталым движением сбросил каску с пластмассовым прозрачным козырьком.
        Это был… Толик, милицейский опер и мой старинный друг, на которого ещё час назад я люто злился за невнимание к собственной персоне после разговора в милиции. Мог ведь, засранец, что-то и подсказать, так нет же… А сейчас я просто не верил своим глазам.
        - Ну что, жив? Детектив хренов… - Он пробовал улыбнуться, но улыбка никак не получалась на его искусанных губах.
        - Жив, - прошептал я и попробовал смахнуть непрошенную слезинку с глаз, но не смог из-за наручников, которые с меня ещё никто не снял.
        12
        - Эта история оказалась гораздо сложнее, чем мы предполагали, - откровенничал Толик пару недель спустя, сидя у меня кухне, где мы допивали вторую бутылку водки. - Поначалу всё казалось совсем несложным, вплоть до хитроумных, но вовсе не оригинальных способов заметания следов этими негодяями. Думали, что это обыкновенная банда, которых в последнее время развелось немеряно. Выйдя же на личность Павла Георгиевича, мы поняли, что имеем дело не с банальным авантюристом и проходимцем. Это уже не Остап Бендер, желающий нарубить капусты и скрыться куда-нибудь в Рио-де-Жанейро… Ребята из органов хотели забрать себе расследование, потому что выяснилось, что он бывший их коллега, уволенный за какие-то махинации из органов несколько лет назад, где занимал довольно высокий пост и был знаком с настоящей оперативной работой, но потом было принято решение расследовать совместными усилиями да ещё подключить к работе прокуратуру. Многое было организовано этим человеком довольно профессионально. Этот профессионализм его в итоге и погубил: чересчур понадеялся на свои возможности и попёр буром. А может, подвёл его
нервный срыв или ещё что-то. Действуй он осторожней да осмотрительней, хрен его знает, как бы всё повернулось… Но самое страшное выяснилось в ходе следствия. - Толик таинственно оглянулся, хотя на кухне никого, кроме нас, не было. - За ним, оказывается, стояла хорошо законспирированная организация с теми же захватническими планами, но уже в более широких масштабах. Этот Павел Георгиевич, оказывается, был одним из винтиков, и таких винтиков по стране видимо-невидимо. Добираться до них очень тяжело, но коллеги из госбезопасности потихоньку выковыривают их из подполья. Организация, по оперативным сводкам, уже и в других городах начинает показывать зубки. Если этот репей вовремя не вырвать с корнем, одному чёрту известно, что они могут натворить. Ребята они отчаянные, терять им нечего, а поезд может уйти. Вон, у нас в стране каждый день какие-то перемены…
        Неловко было спрашивать, что ожидает Пал Георгича и его подручного Костика, поэтому я попробовал уйти от скользкой темы. Толик и так рассказал почти всё, что мог, а большего скромному оперу знать не положено.
        - Скажи лишь, как вы на них вышли? - вздохнул я. - Неужели узнали об этой организации только после убийства Марика и Скворечникова?
        Толик с хрустом пожевал солёный огурец и снова наполнил рюмки:
        - Естественно, нет. Если бы никаких сведений о них не было, вряд ли мы так быстро раскрутили бы эту бодягу. Да и от тебя так легко не отпустили бы, когда ты попал к нам. Другое дело, что брать их раньше было не за что, ведь ничего криминального в их действиях до поры до времени не было. Собираются себе мужики, играют в партизан-подпольщиков, ну и пускай играют - чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. За идеи у нас теперь не судят… Да, видно, чересчур понадеялись, что вовремя успеем за руку схватить. Вот и прошляпили убийства… Но ведь и ты, мерзавец, хорош! Возомнил себя великим сыщиком и пустился в расследование! Что ты знаешь об этом? Они же могли тебя, как щенка, сразу за Файнбергом и Скворечниковым пришлёпнуть. А ты дилетант, который только и подставлял лоб. Они же профессионалы, которые чётко использовали ваши склоки с Файнбергом, вплоть до изучения твоих письменных пасквилей. - Тут я покраснел, как рак, и отвёл глаза в сторону, но Толик невозмутимо изничтожал меня дальше. - А ты, небось, до сих пор не врубаешься, как им удалось так классно подставить тебя. Думаешь, совпадение? Они и в
«Союз православных» влезли лишь для того, чтобы натравить такого отморозка, как Скворечников, на вашего Файнберга. Если бы им понадобился ты, они бы тебя ещё в первую ночь достали, когда ты в постели у своей поэтессочки ото всех прятался. Тоже себе конспиратор!
        - Вы и это знаете! - ахнул я, но Толик лишь грустно покачал головой:
        - И это, и многое другое.
        - Почему же вы меня тогда спокойно отпустили с дурацкими пожеланиями запереться дома и носа никуда не казать?
        - Ну, тогда уже всё постепенно становилось на свои места. И дураку было ясно, что домой ты не пойдёшь, а будешь искать новых приключений на свою седалищную мозоль. Вот мы и решили, что ты в какой-то степени отвлечёшь внимание этих ребят на себя. Ведь ты ничего не подозревал, а мы с самого начала вели за тобой самое пристальное наблюдение. Если хочешь знать, мы даже в курсе твоих телефонных бесед с Пахомовым. Тогда же, кстати, засекли, что хлопцы Пал Георгича тоже практикуют телефонные прослушивания. Раньше этого даже представить не могли… Всё вроде предусмотрели, а убийство кавказца на перекрёстке прохлопали. Кто мог такое предположить? Да и Пахомову тогда досталось! Он, бедолага, до сих пор очухаться не может, всё подозревает покушения жидо-масонов на свою драгоценную жизнь. Лихо ты ему голову заморочил, у старика теперь шарики за ролики заехали. - Толик не смог сдержать улыбку. - Даже в сортир теперь без охраны не ходит.
        - Почему же вы всё это время молчали? - обиделся я, не обращая внимания на его похвалу. - Выходит, я нужен был вам только как подсадная утка?
        - Ты сам себе выбрал такую роль… А вообще, ты нам очень помог, ведь знали-то мы многое, но не знали некоторых конкретных имён. Павел Георгиевич - не чета тебе, законспирировался основательно, и мы не могли выйти на него до самого последнего момента. Ведь у него даже имя совсем другое, а это - кличка, как у его предшественников-революционеров… Выложи мы тебе тогда хоть часть того, что нам было уже известно, кто знает, как бы ты себя повёл и каких бы дров наломал. И он наверняка заподозрил бы неладное и так затаился бы, что никакой приманкой его уже из подполья не выманишь. Ты вполне устраивал и их, и нас своими дурацкими метаниями. Благодаря тебе, мы вышли на них гораздо быстрее.
        - А газета со статьёй?
        - Про газету и в самом деле стало известно только через тебя. Мы и предположить не могли, что они полезут в прессу. Масштабно ребята задумали новую революцию, ничего не скажешь…
        Хоть и закончилось всё вроде бы благополучно, справедливость восторжествовала, а злодеи задержаны и наказание неминуемо, на душе у меня было всё это время тоскливо и паскудно. Не знаю почему, но наигранный оптимизм Толика и его вера в торжество закона ввергали меня в ещё большую тоску. Хотелось выть волком и рыдать в чью-нибудь жилетку.
        Все эти дни мы с Леной приводили офис в порядок, выносили мусор, чинили поломанное, восстанавливали и раскладывали по папкам бумаги.
        А до этого мы хоронили Марика, шли за гробом, и я старался не смотреть на плотную тюль, закрывающую слегка загримированный шрам на виске своего бывшего друга. Одной рукой я придерживал локоть Наташки, теперь уже вдовы, другой сжимал ладошку пятилетнего мальчугана. А он никак не мог понять, почему взрослые еле передвигают ноги и плачут, когда старик-хасид наигрывает на скрипке такую весёлую и одновременно рвущую душу мелодию, и даже сам почему-то огорчённо трясёт своей седенькой бородкой и постоянно смахивает кулаком с зажатым смычком прозрачную стариковскую слезинку с кончика носа.
        У самого кладбища я заметил Лёху с женой. Верка что-то шепнула мужу и потащила в сторону от похоронной процессии. Пару раз Лёха обернулся, виновато пожал плечами, но подойти так и не решился. А может, не захотел.
        Насильно мил не будешь, устало подумал я, тем более, какие мы с ним друзья? Спасибо уже за то, что он сделал для меня. Дай ему Б-г не ошибиться дальше в своих исканиях…
        А ещё через три месяца мы с Наташкой и её малышом улетали в Израиль. Провожать нас в Шереметьево поехал лишь Толик.
        Перед отъездом я набрался духа и позвонил Вале. Не знаю, зачем мне это было нужно, но не позвонить я не мог. Моё решение уехать её нисколько не удивило. Впрочем, по её безразличному голосу понять было трудно.
        - Тебе видней, - сказала она. - Ты всегда жил в каком-то другом мире. Не забывай нас. - Она почему-то сказала «нас», а не «меня». - Пусть тебе повезёт по-настоящему, и ты найдёшь всё, о чём мечтаешь… - И опережая банальности, которыми всегда заканчиваются прощания, прибавила: - Писать не обещай, потому что там для тебя это будет уже обузой. Лучше просто помни. Хорошо?..
        На том мы и расстались.
        Всю ночь в поезде до Москвы мы с Толиком стояли в тамбуре и курили одну сигарету за другой. Толик что-то без умолку рассказывал, травил бородатые еврейские анекдоты, а я пытался его слушать, что-то переспрашивал, и всё равно не мог ничего понять. Толик это чувствовал, невесело качал головой, но остановиться не мог, потому что молчание было бы ещё тягостней.
        Беготня и оформление багажа немного скрасили острое и щемящее чувство расставания, но за минуту до того, как я следом за Наташкой и малышом прошёл сквозь турникет, отделяющий переполненный зал ожидания от полупустого пространства перед таможенным контролем, Толик схватил меня за рукав и, отведя глаза, как-то виновато сказал:
        - Возвращайтесь, когда у нас будет всё хорошо. А у нас обязательно так будет, это я тебе точно говорю…
        И опять я услышал «у нас», будто был уже отсечён от всего того, что оставалось по эту сторону турникета. Для Толика, как и для Вали, я наверняка уже находился в каком-то другом мире, а может, и в другом измерении.
        Я ничего не ответил, а Наташка, прижимая малыша, зажмурилась и отрицательно покачала головой. Толик печально развёл руками, отвернулся и медленно пошёл к выходу, так и не дождавшись, когда нас пригласят на посадку.
        Уже в самолёте я раскрыл книжку, которую купил в аэропортовском ларьке, чтобы не скучать в полёте. Это был какой-то переводной детектив. Прочитав несколько строк, я захлопнул книжку и откинулся в кресле с закрытыми глазами. Детективы меня больше не интересовали. Я освобождался от их липкого и пряного сока, и мне казалось, что белые книжные странички лёгкими пёрышками разлетаются и исчезают в промозглой осенней темноте ночного Шереметьево.
        А самолёт уже поднимался всё выше и выше сквозь тяжёлые, ещё не пролившиеся дождём облака, и это было до тех пор, пока где-то высоко над нами ни полыхнул в бездонном синем небе ослепительный диск закатного солнца, тонущий за чёрной, слегка изогнутой линией горизонта.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к