Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алексеева Яна: " О Черном Археологе Замолвите Слово " - читать онлайн

Сохранить .
О черном археологе замолвите слово Яна Алексеева
        Рассказ: Фантастика. Моя дань увлечению самой разной космической фантастикой. Как двое людей смогут остановит разграбление могильника целой бандой? А запросто! К тому же в том могильнике хранится нечто интересное. Без претензий.
        Яна Алексеева
        О черном археологе замолвите слово
        Докладная записка капитана Сергея Мирного, эсминец "Красотка".

12 марта 529 года, преследуя катер контрабандистов, сошел со струны у планеты за номером 23-678 по стандартному каталогу, именуемой Черная Земля. На нижних орбитах происходил бой между двумя катерами класса "Стремительный" и звеном внеатмосферных истребителей. Преследуемый катер попал под встречный ракетный залп и был уничтожен. Все находящиеся на нем люди погибли. В данном случае захват категорически невозможен. Эсминец одновременно с гибелью катера атаковало крыло истребителей с орбитальной базы. После приказа сложить оружие и соответствующего предупреждения, противник был уничтожен. Под залп главного калибра попали три яхты, стартующие с местного космодрома. Две уничтожены мгновенно, одна - ушла на струну прямо из атмосферы.
        Считаю оправданным применение главного калибра, ибо в свалке, царящей на орбите этой планеты, невозможно маневрировать. Приближение орбитальной базы одного из неподконтрольных местным властям кланов, вооруженной планетарными мортирами, создавало определенные трудности при проведении маневра разворота. Статистические расчеты показали большую вероятность нанесения эсминцу критических повреждений (распечатка прилагается).
        Петицию правительства Черной Земли о нанесении ущерба космодрому и гибели мирных граждан считаю невразумительной попыткой откреститься от безобразий, происходящих на планете. Ибо известно, что повреждения нанесены катерами класса "Стремительный" при посадке, а так называемые мирные граждане - сплошь контрабандисты и убийцы.
        Сергей Владимирович Мирный, капитан, эсминец "Красотка".
        В канцелярию Главного управления космофлота, орбитальная база 1-1, Метрополия.
        Приписка командующего Первого флота:
        Почему такой молодец - да всего капитан? Повысить за усердие. А насчет "гражданских" - туда им и дорога!

* * *
        Я с обалделым интересом обозревала окрестности через внешние сенсоры катера. Куда это меня вынесло? Звезды, звезды, звезды, на глаз все - абсолютно типичные. Медленно вращаясь вокруг своей оси, наблюдаю… Звезды, звезды… Нижние и брюшные каналы обожжены и информация не пробивается на сетчатку. Двигатели молчат, заблокированы в автоматическом режиме. Обзорные экраны погасли сразу же после прыжка. Так, это катер, а я? Сознание разделилось. В затылке и висках пульсировала боль. Импланты, через которые происходило подключение к системам катера, явно перегрелись…
        Без координатной сетки никак не определюсь. Переход на визуальное опознание невозможен из-за перегрузки информационных каналов. Вот ведь обещала сама себе еще год назад, что после первого же удачного дела поставлю на переходники новые импульсники! Так ведь нет! Передумала! Катер, мол, сам справится! Ой, идиотка! Вот теперь он в шоке, и в ближайшее время никуда двинуться не сможет. Нежный, дери его Полковник! В прошлый раз, помнится, почти неделю просидели на орбите! Так то у обитаемой планеты, с запасом топлива и продовольствия, и, что самое главное, полными компрессорными баллонами. А сейчас… Ой, как болит голова! Сейчас половина сенсоров выбита при атмосферном рывке, покрытие обгорело, половина энергии утекла через пробоину в защитном кожухе. Схай, конечно, восстановится, но на это нужно время, причем много! Но его нет! И запасов никаких нет! Я же собиралась на орбиту Маарики, за заказами! А попала! Слов нет, одни эмоции!
        В эфире царила подозрительная тишина… Причем на всех частотах! Уж на что у меня схема мощная, расширенная, ловящая даже переговоры Метрополии. А тут… ой, плохо. Вздохнула и открыла глаза, переключаясь на собственное зрение. Здесь, кажется, все в относительном порядке, разгерметизации нет. И все равно я умница, что таки одела защитный комбез! Потому что холодно. Вся энергия уходит на латание поломок, не до обогрева. Передняя панель мерцала фиолетовыми огнями тревоги. Да, да, раздраженно дернув лежащими на подлокотниках пальцами, подумала я, знаю. У нас проблемы. Унифициант, подключенный к блокам катера, судорожно перебирал варианты координат. У… этому тоже надо было мощности добавить! И памяти… и подключение к сети не помешало бы. Вот выберусь отсюда…
        Почему, интересно, на выходе так тряхануло? Врезались во что-то? Во что?? Каким должно быть мое невезение, чтоб наткнуться при выходе со струны на нечто крупное. Прыжок был случайный, по свободному вектору, да еще и прямо из атмосферы! По всем законам он должен был быть коротким и окончиться на стыке полей двух ближайших звезд. Ну-ну, что-то не похожи эти места на окрестности Черной Земли… Ух, как вставать не хочется, а придется! С чем - то мы намертво сцепились, судя по динамике вращения… причем в мертвой зоне. И теперь проще вручную запустить стыковочный узел и посмотреть, чем разойтись. Та-ак, отключаемся…
        Тонкие шнуры нейроконтактов послушно отсоединились от висков и затылка и скользнули в подголовник. Я поднялась с ложемента, потягиваясь и раздраженно шипя. Спина ныла… Давно надо было поменять этот ложемент на стандартный, да все руки не доходили. Схеениджи, все-таки не совсем гуманоидны, и форма лежанки с выемкой для спинного гребня, скажем, не совсем удобна! Да вот блин, уж года три, как я на Схае этом летаю, а все никак! А почему никак? Потому что для перенастройки и подключения стандартного ложа потребуется полное десятичасовое погружение. А откат после этого такой, что врагу не пожелаешь. До сих пор меня от одной мысли в дрожь бросает… в прошлый раз не меньше двух суток корежило. Вот после того случая я даже при раскопках полного погружения стараюсь не допускать. При моей работе слишком опасно терять контроль над ситуацией.
        Пальцы нервно подрагивали, тело не желало приходить в себя после нейрошока неконтролируемого полета. Ну и свалка случилась!! Еле ушли! Эти кланники совсем обнаглели, выяснят отношения под носом эсминца Метрополии! Не зря я по большей части работаю в одиночку.
        Сделав шаг, поняла, что все еще хуже. Ноги не слушались, заплетались одна за другую, не желая выполнять простейшие команды мозга. Мне только командного замедления для полного счастья не доставало! Это такая вредная штука, в основном происходящая с нейропилотами после перегрузок или… сражений. Нервная система, через которую были пропущены огромные массивы информации о состоянии корабля, в основном весьма болезненно воспринимаемой организмом, хотела отдохнуть, и доносила команды от мозга к органам и обратно с заметным замедлением. После такого шока надо не меньше суток в себя приходить! И не будь мне вживлен нанорегулятор насильственных сердечных сокращений и дыхания, лежала бы сейчас и остывала. Вообще-то не обязательно, конечно, я на подсознательном уровне контролирую все процессы организма. Но это не моя специализация, могу и начудить чего-нибудь. Так что страховка не помешает.
        Мда… оглядевшись, поняла, что деваться-то некуда. Придется идти. Веретенообразную рубку освещали только тревожные огни пульта, унифициант, единственное чудо человеческой техники, которое получилось подключить к катеру, уже погас, огорченно пропищав нечто нецензурное в качестве извинений. Нет, он не разумен, просто программу раскодировки с языка схеениджи я составляла лично, а потом забыла подчистить словарный запас.
        Обзорные экраны, занимающие все пространство над ложементом, были темны. Ну да, проецирующие сенсоры тоже накрылись. Угу… и панель ручного управления на подлокотниках потускнела. Полетели какие-то биосхемы, наверное… Оставалось надеяться на чудо регенерации. Если энергии хватит. Ну-ну, оптимизмом от меня так и веет! Встать… Медленно шагнуть с помоста на пружинящий губчатый пол рубки. Еще шаг, еще… миновать ложемент пассажира. Мембрана сыто хлюпнула, выпуская меня в короткий, залитый красным светом коридор. Герметизация в норме… кажется. Направо - маленькая каютка с кухонькой, налево - проем, ведущий в святая святых, двигательный и центральный отсеки. Миновала пустой зальчик с бело-голубым кристаллом посередине. Это мозги катера, одновременно компьютер, база данных и черт знает еще что. В двигательный я даже и заглядывать не стала, потому что над мембраной мерцала тревожная фиолетовая полоса. Излучение, причем жесткое, разгерметизация, утечка из компрессоров, пробоина в кожухе компрессоров и корпусе… Похоже, именно этим боком мы и приложились обо что-то куда более крепкое, чем наше покрытие. Брр,
ощущения при этом были, будто меня в кипяток окунули. Жуть…
        А вот и выход. Рядом красуется ящик, за стеклом виднеется шлем простенького скафа. Весь путь занял едва ли не час. Хорошо, что я вообще ходить могу! Рука категорически не желала попадать в кодовый замок, дрожала и выделывала странные пируэты. В конце концов, я влезла-таки в скаф, и выбралась через переходную камеру наружу. Хорошо хоть, базовые функции катера не отключаются, когда вырубаются мозги. Ну, что тут у нас? Утвердившись на поверхности с помощью магнитов, огляделась.
        Темно… и чешуя корпуса, раньше отливавшая зеленым, почернела. Вытянутое сигарообразное тело катера с овальными выступами- ребрами по всей длине и сфинктерами в хвостовой части казалось мертвым. Отойдя в сторону, запустила мысль в один из сенсоров. Так и есть, выгорел начисто… придется опять менять биосхемы основы. Еш каррот! Полторы сотни артефактов схеениджи! Целое состояние, даже если со скидкой! Или самой какой-нибудь могильник выпотрошить? Например…
        О чем я думаю? Щелкнула рукой по пластику шлема и тяжко потопала в сторону компрессорных кожухов. Обогнула один из выступов и увидела. Да что ж за… Абсолютно черное, поглощающее свет тело, по форме напоминающее вытянутую чуть приплюснутую каплю, короткие обрубки атмосферных крыльев, сглаженные выпуклости, скрывающие мощные огневые батареи, кормовой выступ, на который мы так удачно насадились компрессорным отсеком. Намертво сцепленные топорщащейся чешуей, мы медленно вращались вокруг новообретенного центра тяжести. Вот ведь… Тишком расцепиться не получится, уйти на струну не сможем, притвориться случайной путешественницей не получится. У меня на борту столько компромата, что хватит на пару смертных приговоров. Это если бы я не была пси специфического направления, а так… тоже приятного мало. Замерев, я зажмурилась и потрясла головой. Дыхание на миг перехватило. Интересно, это регулятор не справляется или нервы шалят? Вот какая мне разница? А никакой, потому что на корме этого кораблика, размерами почти не превышающего мой собственный, красовалась знакомая эмблема. Стилизованная серая волчья голова
на темно-красном фоне, заключенная в цепь из серых же звеньев. Служба безопасности Метрополии, подразделение Охотников.
        Проще самостоятельно в космос выброситься, чем задурить им голову и смыться.
        Причем Охотник-то в режиме засады. Иначе, почему мы, вылетев со струны, наткнулись прямо на него? Тоже, наверное, особенно везучий! Таких, когда они в рабочем состоянии, врасплох не застанешь, сумеют уклониться от любой неприятности! Я имею ввиду, не только пилотов, но и катера, напичканные порой так, что страшно делается даже бывалым пиратам. Сколько я вот так простояла, не знаю, только резерв мобильного компрессора исчерпался больше чем наполовину. Устало вздохнув, я, наконец, смирилась со своей незавидной участью. Угу, камера на каком-нибудь астероиде, подключение полного контроля и полсотни лет отработки на благо государства мне гарантированы.
        А корабли продолжали вращаться, немного вихляя, и из-под темной туши медленно выползла планета. Логично, в общем-то… где сидеть в засаде, как не у закрытой планетки? Вот только в каком секторе мы находимся?
        От пришедшей в голову мысли я хмыкнула. Почему бы не спросить у пилота этого кораблика? Уж он-то совершенно точно нырял на струну не вслепую. Хуже все равно не будет!
        Еще некоторое время я прождала хоть какой-нибудь реакции со стороны Охотника. Но хозяин так и не соизволил явить себя космосу. Во мне затеплилась робкая надежда, что я его насмерть прибила своей кормой. Ха! Мечтать не вредно… Сидит, наверное, в рубке, да мною, такой красивой любуется. Попроситься в гости? А что мне остается-то?
        Мысленно ругаясь и прикусив губу от усердия, совершила очередной героический поступок. Или грандиозную глупость. А именно - переход с одного катера на другой без страховки. Еще точнее - прыжок. Примерившись как следует, разумеется. Только это мало помогло. Тело совершенно не слушалось и реагировало с таким замедлением, что… Хо-па! Я едва не улетела в пространство, изображать очередной спутник. Ноги разъехались, безотказные раньше подошвы категорически отказались фиксироваться на черном гладком покрытии.
        Звезды мигнули.
        Автомат, благослови его Большой Пират, сработал вовремя, выстреливая фиксатором. Отдача закрутила меня вокруг оси. Тошнота подобралась к горлу мерзкой горечью. Голова кружилась и я медленно, но верно теряла ориентацию. По затылку стекла струйка крови из импланта.
        Томно прилегла на обшивку. Ох, как мне плохо! Что называется, берите тепленькой! Где, мать его, хозяин? Я уже на все готова, хоть на тюрьму, хоть на контроль, только положите на сутки в медтех! Сканировать катер не решилась, а то совсем отрублюсь. К тому же, они там, в Корпусе через одного если не Ловчие, то Хвататели…
        И где же тут вход? Подняла взгляд и как раз на него наткнулась. И то счастье. Подтянулась. Привстала на корточки. С трудом подняла руку и, нервно хихикнув, постучала по овальному люку.
        Тук, тук, есть кто дома? У меня-то точно уже никого нет.
        Огонек на бронированной панельке мигнул зеленым, и вожделенный вход открылся, люк вдвинулся внутрь, и я ввалилась в тамбур, залитый мертвенным фиолетово-синим светом. Приложившись об пол, выяснила, что сила тяжести здесь есть. Слабая, но мне хватило и этой. Опять… подтянуться, подняться на корточки, нащупав следующую дверь и, обнимая ее как дорогого друга, встать на дрожащие ноги. Гордые мы, черные археологи, и встречаем опасность лицом к лицу. Все это с заметным запозданием реакции я и проделала.
        Дверь с шипением отъехала в сторону. И я, даже не поняв, что, собственно, случилось, рухнула вниз. Хорошо, не головой. В коленях болезненно хрупнуло. А я, оглядевшись, ошарашено осела на пол. Короткий коридор был отделан золотистым пластиком с черным готичным узором. Пол был покрыт, мда… ковром. Истерически расхохотавшись, я не услышала шагов и когда в поле зрения возникли сапоги, подумала, что у меня начались галлюцинации. Сапог меня в том разуверил, чувствительно пнув в колено. Я подняла голову. Мужчина в сером комбезе без знаков различия, чей лоб был украшен свежей ссадиной, рассматривал меня с явным исследовательским интересом. Угу, наверное, у него в ногах еще никто так не валялся. Он выразительно постучал себя по виску, приказывая снять шлем.
        Отрицательно мотаю головой. Щаззз! Зря я это сделала, потому как стены мгновенно уплыли в сторону. Усмехнувшись, этот гад схватил меня за плечо и одним движением вздернул вверх, ловко отключил аварийную защелку автомата. Должным образом отреагировать я не успела. Задержать дыхание - тоже. Шлем сложился. Машинально втянув носом холодный, насыщенный ароматом аниса воздух, почувствовала как перехватывает горло резкой болью. Глядя в слегка расширившиеся от удивления желтые глаза. Кратко выругалась. Тревожный писк наноадаптера прервал тираду, сообщая о перегрузке и невозможности очередной перерегуляции. И сознание отключилось.
        Сбылась мечта идиотки, подумала я, придя в себя открыв глаза. Сознание вернулось резко, будто от толчка. Я лежала на мягкой губчатой поверхности, окруженная тусклым желтым сиянием. Всматриваясь в накрывающий меня купол медтеха, решила, что вряд ли провела в нем сутки. Судя по не особенно улучшившимся ощущениям, прошла пара часов. И то хорошо. Мог бы и добить!
        Командное замедление никуда не делось, поняла я, пытаясь встать. Перерегуляция, кажется, прошла нормально, но теперь желудок сводило от голода.
        Медтех пискнул и купол покорно сложился. Скосив глаза, обозрела самый современный биоцентр из всех когда либо виденных. Эх, был бы такой на Сииарне, может больше народу выжило. Метрополия это вам не Старая Земля, они денег на оборудование не жалеют. Да и на отделку тоже. Кому еще придет в голову отделывать каюты под синий мрамор? Эстеты…
        Ме-едленно встаю. И цепляюсь за край лежанки. Голова кружится. Шлепнув босыми ногами по полу, выглянула в приглашающе открытую дверь.
        Хм, а где моя одежда? Вряд ли мои телеса кого-то вдохновят, и скромностью я не страдаю, но в одежде удобнее. Да и холодновато, признала я, передернувшись от пробежавших по спине мурашек.
        Посмотрела на зеленый огонек адаптера, тускло светящийся на запястье. Жизнеобеспечение на минимуме, гравитация - тоже. Зато кислорода… до фига! Одно слово - Метрополия. На себе не экономят! Я потому и отключилась, что ферментативная перерегуляция с настройки на гелий-азотную обедненную смесь Схая на полноценную атмосферу довольно энергоемкая штука. А в моем состоянии…
        Сказать, что ли, Охотнику спасибо? Не-а! И не подумаю! Я помотала головой, влезла в комбез родимый и на ходу застегиваясь, побрела в поисках любезного хозяина.
        Уууу… Едва сделав пару шагов, начала завидовать метропольцам черной завистью. Если у них так Охотники живут, то, что творится в генштабе? Этот коридорчик был отделан тонкими панелями из натурального дерева.
        И уж если у меня хватило сил на зависть, значит не все так плохо?
        Шагая по коридору, я успела подумать и о том, что сказать Охотнику. Да, я долго шагала, а думала, как древний Интел.
        "Здравствуйте! Давайте расцепимся и отправимся дальше, каждый по своим делам! Ведь у вас наверняка есть дела?"
        Ах, мечты! Внутренний монолог резко прервался, когда я, пошатываясь, застыла в дверях салона. Обозревая открывшуюся мне картину, поняла, что никаких дел, кроме как лениво посиживать в кресле, у этого типа и быть не может. Небольшое помещение было отделано в оранжево-желтую полоску. Глаза тут же заслезились, хотя освещение было приглушено более чем на половину. Проморгавшись, уставилась на Охотника, с равнодушным видом рассевшегося в одном из трех кресел. Интересно, они привинчены к полу? Серокостюмщик приветственно поднял бокал, в котором плескалось нечто, очень похожее на… Я втянула носом воздух. Лучшее метропольское вино!
        - А, госпожа Лерион, - а кого еще он ожидал здесь встретить? - Проходите, садитесь.
        И вроде мягко сказал, спокойно, а вот понятно, что это безапелляционный приказ. Пожав плечами, рухнула в ближайшее кресло.
        Меня ничуть не удивило, что он уже знает, как меня зовут. Генсканирование еще никто не отменял. Пара капель крови, вот и все, что для этого требуется.
        - Присоединяйтесь, - воспитанно предложил любой напиток на выбор гостеприимный хозяин.
        Я отрицательно мотнула головой. Алкоголь в любом виде мне сейчас категорически противопоказан. Уйду в откат и не вернусь! Сосредоточенно оглядывая Охотника, думала, что все происходящее мне категорически не нравится. Посетившее меня смутное чувство узнавания смущало.
        Невысокий, смуглый, лицо узкое, глаза хищные, желто-карие, нос с горбинкой, волосы короткие, темные с проседью… и кого же он мне напоминает? Дикого кота…
        Ох, моя голова! Я же знаю, кто это, только вспомнить не могу!
        Молчание затягивалось. Наконец, недовольно фыркнув, мужчина поднялся, сдвинул одну из скрытых панелей и убрал бокал. Здесь что, за каждой панелькой скрывается ниша или дверь? Оригинально.
        - Ну а теперь поговорим, - раскатистый голос заставил меня встряхнуться. Вздрогнув, тупо уставилась на рассматривающего меня словно редкое насекомое человека.
        - О чем? - спросила я и закашлялась.
        - Пока вы изволили отдыхать, мне удалось расцепить сотворенный вами кошмар художника - конструктивиста. И теперь у вас имеется несколько вариантов действия.
        - М-да? - протянула я. А он сразу взял быка за рога! Что-то мне подсказывает, что все предложенные варианты окажутся весьма трудновыполнимыми.
        Охотник прошелся по салону и замер ровно напротив моей жалкой персоны. По крайней мере, в карих глазах отразилось сожаление. Все так плохо? Где бы зеркало взять…
        - Первое, - на полном серьезе продолжил мужчина, - можете попытаться отбить у меня корабль и удрать на нем, второе - можете попробовать сбежать на свой катер… и удрать на нем.
        Издевается! Я хрюкнула, едва сдерживая невольный смех, откинулась на спинку кресла и оценивающе прищурилась.
        - Третье - лечь в анабиоз и огрести через некоторое время по совокупности деяний пожизненный контроль. Ну а четвертое…
        Он замолчал, хищно усмехнувшись. Я устало прикрыла глаза. Гад! Прекрасно знает, каков единственный приемлемый для меня вариант, но не торопится, наслаждаясь каждым мгновением беспомощного барахтанья. Иллюзия выбора потрясающая! Куда деваться? В открытый космос выброситься? Я всегда хотела умереть красиво, но не так же! Обидно, страшно… так глупо попалась! Кланники! Если вернусь назад, выпотрошу парочку! Может, назло этому типу предпочесть анабиоз? Силой он меня запихнуть в сон не сможет, специфика организма. Я же какой-никакой пси-сканер! Кроме тела нужно усыпить еще и разум, причем добровольно, иначе на корабле такое веселье будет, и никаких гарантий, что в итоге он долетит до порта приписки. Не-ет! Оно того не стоит! Лучше попробую вывернуться позже.
        Но чем я могу быть полезна этому Охотнику?
        Раздраженно прокашлявшись, выдавила вопросительно:
        - Гарантийная сделка?
        И согнулась в кресле, едва не выхаркивая легкие. Вот ведь! Только отвлечешься… Дернув рукой, глянула на сигнал адаптера. Еш каррот! Ресурсы исчерпались! Сквозь надрывный хрип выдавила:
        - Кислород убавьте!
        Нервирующее присутствие охотника исчезло. Зато атмосфера через некоторое время изменилась к лучшему. В смысле содержания элементов дыхания! Сколько времени я здесь корчилась? Долго-о… чертово замедление! Поднялась и хмуро улыбнулась вернувшемуся хозяину. А он, как ни в чем не бывало, продолжил разговор:
        - Сделка, именно так. Ты догадлива! Интел, зафиксировать сделку с Марной Лерион, - добавил он в пространство.
        Ну, вот и все! Я обреченно вздохнула. Кончилась вольная жизнь. Теперь придется отрабатывать. А я еще мнила себя не самым последним аналитиком… Глупые, правда, в нашем мире долго не живут! Сейчас, конечно, по мне не очень заметно, но я умна и сообразительна. В обычном состоянии.
        На лице охотника нарисовалась откровенная насмешка. Что смешного в моем положении, я не понимаю? Рассеянно уставилась на протянутую руку.
        - Что?
        - В честь заключения контракта на длительные консультационные услуги, предлагаю пройти в рубку и ознаменовать начало нашего плодотворного сотрудничества опознанием пары человекообразных персон.
        - Чего? - я глупо моргнула.
        Мужчина схватил меня за плечо, рывком поднял с кресла и поволок в один из дверных проемов. Я едва успевала переставлять ноги, раздумывая над произнесенной только что фразой. Над ее конструкцией, точнее. Что-то это сильно отдает высшим светом, как я его себе представляю…
        Рубка охотничьего катера - это нечто! Поляризованный купол, снаружи ни по внешнему виду, не по свойствам не отличающийся от брони катера, покрывал овальную платформу и три ложемента, расположенных в ряд. Полностью встроенное, интуитивное управление, нейроконтакт третьего уровня, определила я наметанным взглядом. Запрещен к применению в сфере влияния Старой Земли и на гражданской космоавиации Метрополии, из-за возможных побочных эффектов. Да вообще-то полная загрузка сознания в блоки управления сама по себе опасна, но я же летаю! И многие другие тоже, только не все возвращаются. А вернуться правильно способен только пси. Даже такой, как я, сканэр…
        С новым интересом посмотрела на хозяина. Пси, значит… способен легко прочитать поверхностные мысли, что в нынешнюю ситуацию не добавляет ничего существенного. Значит, отложим до будущих времен. Если они наступят. Обежала взглядом панораму.
        - Если вы ищете свое средство передвижения, то оно пристыковано вне поля видимости.
        Спасибо, утешил.
        - Желаете что-то забрать перед отправкой?
        - Да… - какой отправкой?
        - Поясню позже.
        Ну точно, пси… Устало рухнула на крайний ложемент, судорожно вцепившись в который стояла уже минуты три. Гадство! Но хорошо… тело медленно расслаблялось.
        - Не спать! - резкий окрик с соседнего кресла привел меня в чувство. Скосив глаза, с интересом понаблюдала, как охотник работает с виртуальной панелью. Быстро…
        - Внимание на экран!
        Перед нервно вздрогнувшей мной развернулась панорама планеты. Явно проекция в реальном времени. Заснеженная равнина начала стремительно приближаться, я разглядела постройки, гигантский котлован, накрытый простой маскирующей сетью.
        - Почему не поле? - вырвался у меня вопрос.
        - Слишком большое энергопотребление.
        Я опять вздрогнула. Что с моими нервами творится? Или это его голос нам меня так действует? Хотя если он пси, то не только и не столько голос…
        - Не отвлекайся!
        Еш каррот! Планета резко бросилась мне в лицо, стремительно укрупняясь в деталях. Маленькие точки, снующие между стандартными времянками поисковиков, превратились в снегоходы, еще спустя секунду стали узнаваемы люди.
        Какая прекрасная оптика. Картинка чуть сдвинулась, вычленяя одного человека.
        - Кто это? - спросил Охотник.
        - А то вы не знаете… - проворчала я, но была прервана голосом, от которого по спине побежали мурашки:
        - Это официальное опознание. Кто он?
        - Луис Счастливчик, - вздохнула, вспоминая, по какой именно по причине не люблю работать в команде. Меня страшно раздражают чужие приказы, - самый удачливый поисковик нашего сектора.
        - Когда вы виделись с ним в последний раз?
        - Девять дней назад. Он приглашал меня в рейд, я отказалась.
        - Почему?
        - Почему, - задумчиво переспросила я, барабаня пальцами по подлокотнику. Этот разговор фиксирует бортовой компьютер, и это заставляло формулировать ответы четко и как можно более правдиво. Но как объяснить приступ паранойи, смешанной с интуитивным подозрением в том, что с этим предложение мне все чисто?
        - Первое - ему совершенно не нужен еще один сканер. Есть и свои, вполне приличного уровня.
        - Ты - лучший поисковый сканэр в обитаемой части галактики.
        - Это комплимент? - я покосилась на чеканный профиль соседа, устремившего взгляд куда-то в пространство. Судя по змеящимся кабелям, он уже успел подключиться к катеру и грузил какую-то информацию.
        - Нет, цитата из досье.
        Ну, надо же! Я удивилась и продолжила:
        - Второе - я всегда лучше работаю в одиночку, и третье - он предлагал слишком большие деньги за простой слепой рывок, - наблюдая за человечками, проводившими стандартную разведку местности, вздохнула.
        - Опознание проведено успешно, - официально завершил допрос охотник, и в его голосе опять прорезалась насмешка, - как видишь, не совсем слепой.
        - Что это за место?
        - Бродячая планета с зубодробительным номером, больше известная как Жемчужина.
        Я задохнулась.
        - Та самая!? Жемчужина Второго Царства? Но как!? Как сюда попал Счастливчик?
        Не ожидая услышать ответ, поразилась еще больше, когда поняла, что мое любопытство удовлетворено:
        - По следам разведчика "Меченосец".
        - Ну не наглость ли с его стороны! - возмутилась я. - Где же он достал маяки эсминца, пропавшего больше сорока лет назад в дальнем поиске?
        - Это еще предстоит выяснить. А вот разорение могильников, возможно, содержащих нечто, способное нарушить существующее статус-кво, следует пресечь немедленно.
        - Это как это? - опешила я, поняв вдруг, что отсчет неприятностей в этот богатый на события день еще не закончился.
        - Не принципиально, - клянусь, услышав в голосе охотника нотки сдерживаемого веселья, испугалась так сильно, что прослушала всю следующую фразу.
        - Что - что?
        Впрочем, ничего приятного для себя не услышала.
        Мужчина отчетливо фыркнул и повторил:
        - Для начала следует приземлиться так, чтоб мониторы слежения остались к нам равнодушны.
        - Туда? - с ужасом посмотрев на бушующую на картинке метель, поняла, что лучше было бы лечь в анабиоз. - Не-ет! Ни за что!
        - Ты заключила сделку, - напомнил охотник.
        И уже жалею об этом!
        - Хм, предлагаю тебе сходить на катер, собрать необходимые для работы вещи и поставить его на консервацию. Вы не скоро увидитесь.
        Если вообще увидимся. Выволакиваясь из кресла и бредя по коридору, тяжело опираясь на стены то одной, то другой рукой, мысленно ругалась. Вот все они, метропольцы, такие! Только попадись им на крючок, сразу же впрягают в работу. И ни сна тебе, ни отдыха, ни скидки на состояние здоровья!! А альтернатива - полный контроль. Брр! Лучше уж красиво сдохнуть!
        Мысли перескочили на другой актуальный вопрос. Как именно один безопасник собирается остановить целую сработанную команду разорителей гробниц? Знала я одного недоучившегося Ловчего, который мне по пьяному делу такого понарассказал! По его словам, для завершившего обучение, опытного охотника нет ничего невозможного. Легонько просканировав его вещи после отключки, узнала такие подробности… То, как воспитывали нас в Школе Эрики - просто цветочки по сравнению с тем, как издеваются над курсантами Метрополии. И это притом, что дети туда идут совершенно добровольно! Вот что значит правильно поставленная реклама.
        Стоп, стоп, стоп! Минуточку! Не о том я думаю! Постояв минуточку, обернулась к замершему в дверях рубки мужчине и спросила:
        - Как же ваше имя, господин сдельщик?
        - Роджер Янг, - представился он, с удовольствием наблюдая за метаморфозами, происходящими с моим лицом, затем стремительным движением оказался рядом, подхватил под локоть и поволок к шлюзу.
        Правильно! А то бы я еще долго стояла, переваривая сию замечательную новость! Да этот Янг, по сетевому нику Тигр, таких как я, на завтрак троих съедает. Пси третьего уровня! Надо было соглашаться на анабиоз!
        Вам знакомо ощущение, будто глаза продавливают мозг и выходят наружу через затылок? Да? Значит, вы тоже спускались на аварийном болиде в атмосферу, далекую от спокойной. Сочувствую вам, кто бы вы ни были, но кто посочувствует мне?
        Похожий на каплю аппарат, в котором я болталась в компании больше похожего в полном облачении на танк спутника, кружил и кувыркался, то камнем падая вниз, то замирая в парении, подхваченный мощными атмосферными потоками. Ни стабилизаторы, ни парашют не работали, надо думать для маскировки. А к богатой гамме моих ощущений добавилась боль от ушибленного о пульт лба. Точнее о внутренности герметичного шлема… но суть от этого не меняется. И синяки цвет не меняют. Нет, конечно же, вся капсула была заполнена специальным прозрачным желе, компенсирующим гравитационные перегрузки, да и пристяжные ремни на люльках наличествовали, но в некоторых случаях даже технология Метрополии бессильна.
        Мой Схай и черный катер, взявший его на буксир, остались на орбите, причем транспорт охотника со включенным таймером. То бишь с заложенным в автопилот приказом уйти на струну через двое стандартных суток, если компьютер не получит особого сигнала от хозяина. А, судя по устойчивым слухам, ходящим среди моих коллег о безопасниках и этом конкретном в частности, такой сигнал не поступит. Никакой эвакуации - только вперед, до победного конца! Или до смерти… Самоубийство чистой воды, и я в нем участвую! Вынуждена участвовать…
        С собой пришлось взять всю рабочую экипировку, благо много места она не занимает, потому как подобрана по принципу "все свое ношу с собой". Хотя и уверяла я Янга, что полноценного погружения в таком состоянии не потяну, пришлось упаковать кристаллы с записями на схеене-ре, одеть все браслеты - реперные временные точки и подобия для калибровки, выгрести все запасы модулей и переходников для нейроимплантов и дополнительные картриджи для наноадаптера, вяло подмигивающего оранжевым огоньком. Хитрые помощники взломщика, как электронные, так и механические заняли едва ли не половину багажа… Набралась целая заплечная сумка, и, поверьте, мне ее хватило. В моем состоянии тащить еще и такой вес! Хочу в анабиоз, подумала я, пристегивая ремни.
        А полковник… Упертый тип. И опа-асный! Одно слово - Тигр! А уж вооружен… как танк. Кажется, я повторяюсь… а что еще остается делать, болтаясь между небом и землей? Разве только молиться… никогда! Я не верю в богов. Ну ладно… Мысли ползут медленно, как полураздавленные черви.
        Танк… да уж! Среднего класса доспех типа Мимикр, с автономным жизнеобеспечением, встроенными оружейными портами, не пустующими по случаю высадки, навесное оборудование, также имеющее отношение к причинению смертоносного ущерба живым существам… и любимая игрушка мужчин всех времен и народов - энергетический ковыряльник. Это я мысленно ерничаю… потому что до дрожи в пальцах хочу прикоснуться к перевитой синтетическим шнуром рукояти. Древность манит… а такая, родовая четырехсотлетняя, впитавшая в себя мысли и чувства не одного десятка воинов, для меня как наркотик. При виде него я с трудом удерживаю в узде срывающиеся в штопор способности. Сканэр, еш каррот! Когда увидела это… длинное узкое лезвие из черненого материала, синие сполохи, пробегающие по тончайшему краю, простая в своей эффективности гарда из сплетенных в строенные косицы нитей, родовое клеймо в основании… мечта о смерти, воплощенная в реальность, пристегнутая к бедру в простых пластиковых ножнах.
        На фоне внушительной персоны Роджера Янга я смотрюсь куда скромнее. Легкий универсальный скаф… и все! Обидно, не смотря на то, что обычно я предпочитаю работать именно так, налегке. Зато перед тем, как полностью облачиться в рабочий костюм, я имела возможность наблюдать хищный прищур, скрывающий удивление Тигра. Мне есть чем гордиться! Под скафом скрывались полсотни наборных стальных, пластиковых и деревянных браслетов, они увивали руки в строго определенном порядке, от Первого царства предтеч до наших дней. Также у меня имелся инкрустированный древними информкристаллами и трансформируемый в нечто очень острое пояс. Его следовало одевать поверх скафа. Шею украшал широкий ошейник со встроенным инъектором и капсулами снотворного, полностью отшибающим сознание (необходимый элемент личного контроля). Не забыть бы объяснить Янгу, как им пользоваться, если вырублюсь в самый неподходящий момент… а я могу, хм. Да…
        Вид у меня получался экзотичный и архаичный.
        В общем, падаем мы вниз. Сквозь щиток шлема наблюдаю за невозмутимо колдующим над пультом мужчиной. Ему не мешает даже компрессионное желе и постоянные кувырки, от которых в моем желудке царит на редкость неприятное ощущение. А я в очередной раз прокручиваю поступившую информацию. Роджер Янг… он никогда не нарушает букву договоренностей, но славится тем, что может прочитать их совершенно иначе, чем вы. Так, как ему удобнее. И это не есть хорошо… Я нервно хихикнула. Уже не первый раз, и теперь, покосившись недовольно, охотник затемнил щиток шлема и заблокировал связь. Отвлекаю.
        Если он решит, что я мешаю, то просто бросит меня здесь, а повод и оправдание найдутся. Пси третьего уровня, причем ни кинетик, ни сканер, а специалист широкого профиля, то есть специализирующийся на прочтении живых существ и установлении контроля над ними. Я могу прочитать только поверхностные мысли, и то не всегда, он способен вывернуть наизнанку любого. Утешает только то, что когда у меня начинается откат, кроме снотворного, гасящего и альфа и гамма ритмы мозга, никто со мной не справится. Даже если вырубить самым примитивным образом, ударом по голове, подсознание будет работать и… потрошить прошлое в попытках повлиять на настоящее.
        Так вот, пси… способностями своими не злоупотребляет, большей частью обходясь продвинутой аппаратурой. В уничтожении себе подобных не имеет равных, среди нашей, черной когорты, я имею ввиду… опять же, способен и руками это проделать весьма успешно, но любит удаленные способы. Предпочитает огнестрельное, плазменное и волновое оружие. Кстати, из перечисленного на данный момент имеется карабин плазменный АМГ, лазеры волновые алмазные встроенные, рокет рок "последний довод" (типа многозарядный гранатомет) и куча мелочи типа мин, гранат и наноботов. Это только из того, что мне знакомо…
        А вот интересно, он модификацию проходил?
        То, что я не узнала одного из тех, на кого кропотливо собирала досье в попытке если не обезопасить, то хотя бы предугадать опасность, добавляет мне лишь позора. И оправдаться я могу только своим состоянием.
        Мельтешение панорамы на проекции вызывало головокружение, и я вернулась к разглядыванию спутника. Приятное зрелище, внушающее… что? А просто, внушающее. Черные пластины доспехов матово поблескивали в тусклом свете рабочего пульта. За непрозрачным щитком шлема не видно лица, но я уверена, что он вполне доволен жизнью. Пальцы уверенно касались сенсорных клавиш и контролировали падение… Все ближе, ближе и ближе к земле… сглотнув, зажмурилась. Удар о землю, вбивший болид едва ли не по самую макушку в ледяное плато, швырнул меня вперед. Инерционные ремни загудели, желе мгновенно загустело, но эти меры не избавили меня от компрессионного удара. В висках стало горячо-горячо, а из ноздри скатилась капля крови. Облизнувшись и сглотнув, поверила, что осталась жива. Никогда больше! Не буду! Пользоваться болидами! Клянусь моим нейроимплантом!
        Наноадаптер противно запищал, но медсистема скафа вколола что-то в вену, отчего недоделанное детище Вольной системы заткнулось. Зря ведь ругаюсь, модификация по классу адаптации не раз мне жизнь спасала.
        Прикусив губу, постаралась отвлечься от мысли, что по крови гуляет уже такая доза стимуляторов, которой хватит на десятидневный кайф и месячную ломку. И конца-края этому не видно! Хочу в анабиоз!!
        Пока я предавалась отчаянию, болид освободился от желе, выплеснув его наружу. Охотник отстегнул ремни и легко выскользнул в откинутый люк. Куда тут же набился снег, мгновенно перекрывший мне обзор, залепив щиток и окончательно дезориентировав. Щелкнули ремни, и я вывалилась наружу, где едва не упала под порывами негодующей стихии. Прислонившись к покрытому стремительно замерзающим конденсатом борту, наблюдала, как Мимикр Янга меняет окраску. Чернота доспеха и оружия подернулась синеватой пленкой, становящейся под моим взглядом все более прозрачной, пока практически полностью не обрела сине белые тона окружающего мира. Только по тому, как разбивается о фигуру ветер, несущий снежные хлопья и льдистые кусочки почвы, можно было понять, где Охотник стоит и что делает.
        О, уже не стоит. Подцепив меня тросом, призрачная фигура двинулась в неизвестном направлении, повелительно махнув рукой. Поправив ремни рюкзака, покорно двинулась следом, мимолетно удивившись тому, что так же слилась с окружением. Разве на легкие скафы ставят эту функцию? Шаг за шагом я удалялась от попыток разумного восприятия происходящего, соглашаясь плыть по течению. Кажется, эта эйфория в результате передозировки?
        Оглянувшись, убедилась, что болид почти засыпало снегом. И беспричинно хихикнула. Точно, передозировка… еще парочка таких уколов и пойду танцевать, песни похабные петь.
        Сознание то уплывало, то возвращалось, а мы так и шли в неизвестном направлении. Откровенно говоря, я не горела желанием задавать наводящие на цель вопросы. Зачем? С большой долей уверенности и без их могу предсказать, где закончится наш путь. А зигзагом мы туда придем или по прямой, мне все равно. Ноги еле идут, но на руки никто брать не собирается, а потому шагай Марна, шагай! Пару раз едва не унесло порывом ветра, и только резкий рывок троса привел в чувство и заставил сосредоточиться на движении. Ненадолго… после беспричинного веселья накатило сонное отупение. Раздражение охотника было вполне отчетливым. Даже спина его, кажется, излучала превосходство. Высшая раса, совершенное создание! Впрочем, это скорее проделки моих слабых способностей. Н-да, как бы он меня не бросил. Но, опасаясь этого, я еще и злорадно усмехаюсь. Сам ведь предложил договор! Вот пусть теперь и тащит!
        Он и тащил… Значит, нужна зачем-то… как бы побыстрее в себя прийти? Только в таких условиях это невозможно…
        Молчание раздражало. Хотя о чем говорить? Обсуждать погоду? Замечательная, бодрящая, бурная… какие еще эпитеты можно подобрать? Снежная… что да, то да. Когда Янг остановился, я по инерции проделала еще несколько шагов и уткнулась ему в спину. Подняла взгляд и задумалась. О границу маскирующей сети разбивались снежные комья, осыпаясь на землю сугробами. Красиво и холодно, впрочем, ни свиста ветра, ни хруста шагов я не слышала. Вообще ничего не слышала, кроме собственного сиплого дыхания.
        Итак, сеть… И что дальше-то? Пока я думала, охотник принял решение. Моргнула, наблюдая, как под рукой, возложенной на скошенную переливчато-синюю поверхность нижней ячейки, расходится волнами силовое поле. Похоже, он просто собирается просочиться внутрь. Ну, как он это делает?
        Пока собиралась задать вопрос, дыра расширилась до размеров хорошего люка, а в ухе щелкнул коммуникатор.
        - Быстро!
        Янг шагнул вперед, потянув меня за трос, пристегнутый к поясу, и я двинулась вперед, пригибаясь и надеясь не споткнуться об протянутый по льду луч.
        - Э? - под куполом тоже шел снег, но ветер не метался бешеным волком по окрестностям. Проход тут же затянулся, и купол стабилизировался. Вдалеке виднелись бараки лагеря археологов, а вокруг не было ни души. Не, а где же охрана? Охрана-а?! Ау! Я усмехнулась… ну и дисциплина. А уж понятия о безопасности… именно, что понятия! Как Луис с такими порядками вообще продержался в нашем деле, да еще и репутацию себе заработал? Вообще-то в таких местах рекомендуется проверять любое странное возмущение или некорректно сработавшую технику, а то можно и головы лишиться. В данном случае опасность пришла не от странных древних артефактов, а от современника, но… от этого покусившимся на могильник легче не будет. Скорее тяжелее… Довольное хмыканье спутника при виде этой потрясающей безалаберности подтвердило, что мысли его тоже далеки от мирных.
        А куда это мы идем? К одному из бараков. Короткий писк электронного (дешевка) замка, сдавшегося на милость встроенного компьютера Янга, и мы, миновав тамбур, оказались на складе. Мда, кажется, продуктовый. По крайней мере, ящики, неровными штабелями расставленные по просторному темному помещению, были промаркированы как пищевые концентраты. Ну, даже если попадем в осаду, с голоду не помрем.
        - Совершенно с тобой согласен, если и помрем, то скорее от нехватки кислорода.
        Я опечаленно покачала головой. Совсем плохая, уже вслух сама с собой разговариваю. Посмотрела на Янга, открывшего шлем, вздохнула и присела на один из ящиков. В голове гудело, от имплантов в мозг будто молнии стреляли, адаптер неприятно, совершенно истерически подвывал. Глянув на индикаторы воздуха, вздохнула и рискнула последовать примеру охотника. Откинув щиток, втянула носом воздух. Влажный, затхлый, с явным превышением углекислоты, наверное, система вентиляции не работает. Прислушалась к ощущениям. Все плохо, но терпимо. Адаптер собрал нанитов и перепрограммировал на минимальное вмешательство, так как они все равно не справлялись с нейтрализацией плавающего в крови коктейля. Во рту сухо и привкус противный, в ногах слабость…
        - Ну и какие у вас планы? - спросила, наблюдая, как мужчина приводит в боевую готовность карабин. Собственно, это составляло некую трудность, потому что мимикр поменял расцветку, и заметить охотника можно было только при большом желании. Впрочем… Накопитель плазмы постепенно нагревался, создавая вокруг себя колышущийся ореол, загорелись индикаторы заряда, со ствола закапал конденсат. А на мониторах слежения мы наверняка засияли самым ярким огнем. Уж это мои коллеги не пропустят, думается.
        - Тебе о них знать не обязательно, - скидывая лишнее оборудование на пол, буркнул Янг. Узкое лицо приняло сосредоточенное выражение, в глазах загорелся хищный желтый огонь. Это метаморфоза, если кто не понял, означает, что верхнюю часть смуглого лица прикрыл боевой планшет, встроенный в шлем.
        - Сиди тут и не рыпайся. Поняла? - внимательно оглядел меня, и дождавшись таки кивка, защелкнул шлем и был таков. А я осталась посиживать в мирной тишине, правда таковой она оставалась недолго.
        Громыхнуло слева, затем справа, спустя минуту прерывистые очереди донеслись откуда-то издалека. С другого конца лагеря, что ли? И как он везде успевает? С некоторым трудом сползя с ящика, нагнулась над горой оружия. После довольно долгого (а какое оно у меня сейчас может быть?) размышления, подобрала то, чем пользоваться умею. Миниган огнестрельный для кислородно-азотной атмосферы. Взвесила в руке, держа за рифленую рукоять. Тяжеловат… а с другой стороны, рокет рок я вообще не подниму! Сняв с предохранителя, уселась обратно на ящик и положила оружие на колени стволом ко входу.
        Мало ли… стоит побыть предусмотрительной. А то Луис вот расслабился, и что в итоге? Грохот, от которого ощутимо качнулось все здание, послужил мне ответом. Судя по всему, это атмосферные движки малого струнника! Ха, теперь и милейший мой соперник с этой планетки убраться не сможет! Чем, интересно, Янг работал? Вручную что ли? Потому что ничего похожего на топливные детонаторы я не заметила…
        Сколько времени прошло, не знаю. Может, пара часов, а может и несколько минут. Сознание то выплывало на поверхность, то погружалось в дебри галлюцинаций. В себя я пришла при звуках, издаваемых насосом тамбура. Встрепенулась, поднимая оружие… дверь отворилась, и едва только сознание отметило, что это явно не Янг, палец нажал на курок. Тяжелая пуля ударила в открытое лицо пришельца, отшвыривая его назад. Ноги пару раз дернулись и замерли. Бинго! Стоит только испугаться, как я прекрасно справляюсь даже с замедлением. Впрочем, этот тип не ожидал меня увидеть. Задним числом отметила явное удивление на бледной физиономии… сердце бешено стучало, к горлу подкатывала тошнота. Вовсе не от осознания того, что я только что убила человека, просто нагрузка на нервную систему опять подскочила. Ох-хо, а я так хорошо сидела. Надо встать и оттащить труп от дверей, а то тамбур не закрывается, и сигнализация противно пищит, потому что тело перегородило полозья, по которым створка ездит. А пока открыта внутренняя дверь, наружная заблокирована.
        А снаружи погромыхивало. Теперь, наверное, наземный транспорт…
        Хронометр неторопливо отсчитывал минуты. Не так уж мало времени прошло, но мертвецом я так и не занялась. А потом стало не до него, потому что наружная дверь открылась, и в помещение вошел Янг, деловито остужая резак, которым расплавил замок. Ну да, подумаешь, какая-то дверь! С ним на склад ворвались ароматы горелой изоляции, ядовитые испарения ракетного горючего, холодный воздух и снег.
        Встряхнувшись по-собачьи, он выразительно на меня посмотрел. Ну, я так думаю. За щитком не видно. Аккуратно перевернув ногой тело, мужчина внимательно осмотрел изувеченное лицо. В ухе раздался щелчок.
        - А знаете ли вы, дорогая госпожа Лерион, кого прикончили?
        - Нет.
        - Нашего информатора, Тонио Каскети.
        Я пожала плечами, откладывая оружие в сторону. Фамилия знакомая. Кажется, это наемник с Вольной, планеты из системы, соседней с Черной Землей.
        - И что же? Я должна выплатить контрибуцию?
        - Скорее, получить наградные от Метрополии. Каскети уже давно-о в розыске.
        - Переведите на мой счет, пожалуйста.
        Пока мы перебрасывались дружелюбными шуточками, полковник неспешно навешивал на скаф свое убийственное оборудование. Наконец он закончил, оставив только использованный мной атмосферный миниган.
        - Забирай, раз уж настройки сбила, - сказал он в ответ на мой вопросительный взгляд.
        Ну да, мне сейчас лишняя тяжесть нужна, как легендарным драконам - третья пара крыльев. Подняла, вздохнув. Рукоять льнула к ладони даже сквозь перчатку. Тьфу, действительно, совершенно машинально считала и взломала биокоды. Иначе как бы он выстрелил. Теперь кроме меня никто этой штукой пользоваться не сможет, разве что еще какой сканэр попадется, посильнее меня.
        Так… потерла виски. Ага, на бедре есть подходящий зажимчик. Туда эту дуру, чтобы не мешалась. Что еще?
        - Шлем загерметизируй.
        Я благодарно покосилась на Охотника. Да, надо бы… Совсем расклеилась. Скоро развалюсь.
        Снаружи вьюжило. И это мягко сказано. Генераторы маскирующей сети, разумеется, не работали. На сей раз Янг привязывать меня не стал, просто взял за запястье и поволок куда-то сквозь бурю. Снег потерял первозданную белизну, мешаясь с пеплом. Справа что-то тлело, слева что-то полыхало, выстреливая алыми искрами. Валил черный, маслянистый на вид дым. Я только успевала перебирать ногами, да перепрыгивать через какие-то ошметки и обломки. Людей что-то не видно. Впрочем, я и не могу разглядеть ничего и в трех шагах. Даже спина Охотника, и та сливалась с окружающим миром. Тьфу, у него же доспех типа хамелеон…
        Но людей-то нет! Хе, тушат, наверное, струнник свой. Хотя, что там тушить? Я завертела головой, не обращая внимания на предупреждающий писк адаптера. Ага, что-то смутное вырисовывается. Сквозь порывистый ветер, размазывающий по щитку серую грязь, видны развороченные дюзы атмосферного движка. Там крутились какие-то фигуры.
        Были бы силы и время, обязательно рассмотрела в подробностях все последствия работы Охотника. Когда-то слышала хорошую фразу, характеризующую подобную работу и таких людей: позади всё горит, впереди все рыдают. Угу… подходит, хотя я бы переиначила: позади все горит, впереди - тоже!
        Внезапно Янг прижал меня, так, что затрещали ребра, и замер, сливаясь с окружением. Даже дышать перестал, кажется. Восприняв это действие как приказ, затаила мысли. Меня нет, меня нет… Мимо, шаря по пространству сканерами, прошли трое в темных доспехах. А вот и охрана. И она нас не видит, однако. А вон и еще троица. Хорошо идут, правильно, перекрывая своим полем часть обследованной шагающими впереди людьми территории. Вот только наниматель и здесь сэкономил, кажется. Конкретно так. На сканерах. Или я чего-то не понимаю в технике Метрополии? Нас не заметили!
        В голове опять помутилось, и внезапно обнаружила себя шагающей следом за Охотником. Неожиданно он исчез из поля зрения, снег под ногами внезапно поехал, и я соскользнула вниз по крутому откосу. Не успела затормозить и врезалась лбом во что-то. Стоп! В ухе щелкнуло.
        - Реакция никуда не годится! Узнаешь?
        Упершись взглядом в стену, помолчала. И еще помолчала, пытаясь сообразить, что я вижу. Сделав шаг, коснулась рукой серо-синего пластика. Постучала. Нащупала дверной проем. И что? Входим? Укоризненный вздох заставил вздрогнуть и развернуться.
        - Тормоз… - о, Тигр часом не устал меня опекать? Еш каррот, я же не специально!
        - А не надо было, не надо было устраивать у Дикой такой драки…
        Янг подхватил меня под руку и, надавив на незамеченную из-за вьюги панель около мембраны, сквозь образовавшийся узкий проем втянул меня внутрь. Согласна, я тормоз. И даже хуже… Оглядев длинный коридор прямоугольного сечения, изгибающийся и уходящий куда-то в стороны, хмыкнула. Потолочные панели с трудом разгоняли синий сумрак, пол перегораживали продукты жизнедеятельности коллег. Ящики, коллекции оборудования, полуразобранные детали, вывороченные из стен жгуты кабелей, грязные следы чьих-то башмаков. На зернистых стенах - красочные потеки, даже на вид липкие. Наверняка еще и запах. Но щиток шлема откидывать не буду, чтобы проверить носом, поверю индикаторам. А то вырублюсь, ведь держусь на стимуляторах, а выдохшиеся наниты потихоньку впадают в спячку.
        Оглядывая обычный пейзаж отработанного уровня, на котором не было ничего интересного, решила, что его отработали на предмет ловушек. Все самое интересное прячется глубже, но и в самых, казалось, безопасных местах порой встречается такое… Дальше, надеюсь, царит идеальный порядок. По крайней мере, должен.
        - Ну? - прошелестел голос Охотника над ухом, в очередной раз заставив меня встрепенуться. Как призрак, право слово. При движении его еще немного видно, не всегда изменение цвета покрытия скафа успевает за обстановкой, но когда стоит, держа Мимикр в активной фазе, да пригашивает мысли… Призрак! Пси чертов!
        И если бы Янг не продолжал держать меня за запястье, потеряла бы и его и ориентацию.
        - Что?
        - Докладывай по основной специальности.
        - Стандартный исследовательский комплекс сийран, времен Второго царства, скорее всего, предназначенный на экспорт. Ничего интересного, - выдала на автомате, опознав, наконец, пару похожих на восьмилапых паучков-символов, нарисованных точно напротив нас. Ну вот, сколько я так стояла? Замедление…
        - А что же они исследовали здесь, на Жемчужине, легенде аж Первого? - сколько язвительности в голосе. Жаль, лица не видно. Наверное, оно кривится в разочарованной гримасе.
        - Что-то. Может, из нулевого? Оно где-то глубже.
        - Вперед!
        А я снова замираю, рассматривая еще одну группу узоров. Читаю, одновременно переводя, и не обращая внимания на гулкий стук крови в висках:
        - Первый грузовой терминал. Синий сектор, второй уровень.
        - Это что?
        Разговаривала я, делая паузы перед каждым словом. Недюжинное терпение надо сейчас иметь, чтоб дождаться ответа.
        - Короткий проход на второй уровень.
        - Почему им не воспользовались копатели?
        - Не нашли, - шее опять стало горячо. Кровь. Угу, опять импланты. Но с чего, я же даже не подключаюсь ни к чему! От одних мыслей плохо становится?
        - Плохо искали?
        - Н-не знаю… поленились… так что?
        - Вперед, - повторил Янг раздраженно.
        Делаю шаг на заплетающихся ногах, и едва не падаю. Невидимые руки подхватывают за талию и ставят вертикально, перед измазанной черной пакостью из гидравлических или каких-то других систем стеной. И вспоминать больно и сканировать нельзя… Как открывать-то?
        И почему здесь никого нет? Кроме нас… Вот вопрос, что, все побросали и побежали наружу, искать того, кто взорвал… ммм, хозяйство? Ну, тогда эскапада Охотника оправдана. Правда, засекут нас, едва я начну копаться в системе этого комплекса. Так что быстрее… А может, не копаться?
        - Поторопись.
        Тьфу! Командир…
        Моргаю. В глазах двоится, наноадаптер противно пищит. Надо картридж менять, кажется, не только мой, но ресурс системы наноботов вышел. Не видно ничего толком, весь щиток измазан серой гадостью, в которую превратился снег.
        Любая активность мне сейчас противопоказана. Хочу в анабиоз, или хотя бы в медтех! Ан нет, покой нам только снится.
        Руки в перчатках привычно ложатся на нарисованные паучьи тельца. Пальцы мелко подрагивают. Никакой тонкой работы я выполнить не смогу. И… Не погружаться… Итак, коды доступа.
        - У меня в сумке кристаллы, достаньте, пожалуйста, синий.
        Движение за спиной, щелчок замка. Темно-синий граненый цилиндрик в гнездах только один. Не ошибется.
        - Есть читалка? - Почти легла на стену, упершись в нее лбом. Не дожидаясь ответа, продолжила. - Первый слой, полностью.
        Охотник, не возражая, стремительно и ловко выполнил все указания. Надеюсь, ибо не смотрю на него. Мелькнула циничная мысль насчет того, что наука - не его специализация. Хотя и не моя тоже. Посути я - вор. А Янг - воин, наверное. Либо безжалостный авантюрист, либо… тот, кто следует клятве, даваемой при поступлении на службу Метрополии. Верность и честь…
        Кстати? Этот Охотник проломился бы в центральный отсек и без моей сомнительной помощи, на одной наглости. Может, он хочет проделать это как можно тише? Быстрее?
        А смысл? Сейчас как сработают датчики да сенсоры. Хотя сийране техногенная раса, чувствительность их оборудования на высоте. А Луисов сканэр наверняка уже подключился к системе. По крайней мере, так следует делать. Повторяюсь, кажется?
        Не пора ли проснуться?
        Повернув голову, тупо смотрю на красивую картинку. Охотник, держа кристалл двумя пальцами, подсветил лазером целеуказателя одну из граней. Переплетение линий расплескалось по стене неразборчивым голубым пятном. Так, кажется, не то.
        - Прокрутите ниже…
        Как он это делает? Картинка поехала, явив оглавление спецификации. Так. Коды… ага, ага, ага… вот они. Слизнув каплю пота с губы, усмехнулась. Не совсем еще плохая! Соображаю.
        Выловив нужную закорючку в череде ей подобных, трижды тронула один из знаков. Правая верхняя лапка, средняя и нижняя. Вспомогательный, срочный, аварийный проход. С хрустом до сих пор невидимая мембрана разъехалась, погружаясь в стену и открывая узкий тоннель, уходящий наклонно вниз. Где-то в глубине продолжали расходиться лепестки, образующие в прослойке стены воздушные карманы.
        - Десять секунд, - сказала я и, подчинившись рукам Охотника, протиснулась внутрь. И стремительно заскользила вниз. Спустя пару мгновений, захлебнувшись криком, вылетела из тоннеля на пол.
        Еш каррот! Не успела даже вытянуть рук, что бы смягчить падение. Больно! Головой и грудью о пол-то! Пусть даже и в шлеме. Позвонки хрустнули. На какое-то время вырубилась, потому что пропустила приземление Янга. Черная фигура неслышно воздвиглась в поле зрения. Охотник вздернул меня за шиворот и водрузил на ноги. А они не работают! Прислонившись к стене, медленно сползла вниз. Панели на потолке работают через одну, светло-желтый рассеянный свет высвечивает длинный ряд значков, уходящий в бесконечность. Здесь - порядок. Чистота и никаких взломанных грязных стен.
        - Кристалл сюда, - пробормотала я.
        Нет, работа с Охотником - это нечто. Понимает с полуслова, и уступает дорогу специалисту… Хотя этот специалист почти не соображает, что делает. Придерживая у бедра снятую с предохранителя двуствольную пушку неизвестного наименования, Янг достал кристалл, подсветил. Красота… только в глазах двоится.
        - Дальше куда?
        Щелчок в ухе почему-то оглушил.
        - В центральную исследовательскую сферу.
        В голосе Охотника просто каменное спокойствие. Но мне уже все пофиг. В сферу, так в сферу. У меня таймер на ошейнике со снотворным начал тикать.
        - Угу… так сразу не получится. Четвертый уровень, синий сектор.
        Поднялась, посматривая то на картинку, то на стену. Три, пять, семь? Попробуем. Нет, не получается. Что-то, мне кажется, некто заблокировал систему. Сканэр проснулся? Еще раз. Три, пять, семь. Ага! Просто система проверяет коды. Но и противник не дремлет, шерстя по секторам похожего на многомерную паутину комплекса. А секторов здесь… много. Попробую другой код. Три, пять, два, семь, два!
        Лапки у парочки знаков мигнули тревожно, но мембрана начала открываться, хотя и куда медленнее, чем на предыдущем уровне. Точно сканэр блокирует. Пытается. Гад!
        - А кого Луис с собой взял? - Спросила Охотника, торопливо убирающего кристалл. Не ответив, он впихнул меня внутрь тоннеля, активируя боевой планшет.
        - Быстрее.
        Зажмурившись от попавшей в глаза желтой искры, заскользила вниз. А, ненавижу! Приземлилась, распластавшись по полу, как морская звезда. Такая же вялая и плоская. Перевернулась, считая секунды и наблюдая за изменениями на потолке. По нему прошлась волна белого цвета, оставляя за собой тонкие линии, напоминающие извилины на древних компьютерных платах. Панели медленно потускнели, а полоски наоборот, налились светом и запульсировали в рваном ритме.
        - Выросло энергопотребление системы, - в очередной раз поднимая меня, сообщил Янг.
        У меня опять провал в восприятии. Это бы раздражало безумно, не поглоти большую часть мыслей слабость и боль. А так, все равно. Не бросил и ладно.
        - Что именно ты активировала?
        - Я? Да я… даже… не я! Кто сканэр у Луиса? - забыла, идиотка!
        - Рихтер Арно.
        Прислонившись к надежному боку Охотника, оглядела длинный изогнутый коридор. Арно. Арно-о… Плохо.
        - Этот - умный. Он систему безопасности взломал, наверное.
        - Хм, и что же дальше?
        - Надо ее отключить. А пока ждем гостей. Я ни разу не сталкивалась с роботами сийран, - помимо воли просыпается опасливое любопытство.
        Длинный ряд знаков на стенах все сильнее наливался фиолетовым, нервно пульсировали линии на потолке. Что-то где-то тихо щелкало, потрескивало и звякало. Эээ? Это снаружи или в коммуникаторе? Охотник замер посреди коридора, взяв наизготовку двуствольник. Вокруг стволов начал раскручиваться охлаждающий контур. А не слишком ли сильно для коридора шириной в пять шагов? Хотя хорошо, что не плазма.
        Скрежет и звон стали о сталь. Из пола, потолка и стен стремительно вырастают тонкие, полупрозрачные ленты, сжимаются, скручиваются, переплетаются прочной паутиной, соединяются в центре, образуя овальный кокон. Гигантский паук на миг замирает и начинает движение вперед. Звук такой, будто ногтем скребут по стеклу, как по нервам.
        - Работай! - бросает мне Янг, поднимая оружие. И отступает на шаг. Я пячусь тоже, потому что скрываюсь за его спиной.
        Работать? Погружение? Повторный взлом системы после ловких ручек Арно не потяну. Взгляд заметался среди побагровевших знаков. Выход, выход… нет, это жилой сектор. Ну, хоть что-нибудь!
        Мимо что-то просвистело. Обернулась на звук. С ужасом уставилась на тонкое лезвие, вонзившееся в стену и там продолжающее мелко вибрировать.
        Выстрел, еще выстрел. Это Янг опробовал вооружение. Крупнокалиберный патрон взорвался, встретившись с тельцем стального паука. Впрочем, какого уж там стального… это я так, по привычке. Результат не особенно впечатлил. Рваная дырочка тут же затянулась. Свист стал чаще, да и движение сторожа убыстрилось.
        Пячусь, пячусь. Обернувшись, заметила, что шагах в ста позади нас коридор перегородила решетка из таких же скрученных полос.
        - Э…
        - Знаю, - отозвался Янг. - Работай!
        Выстрел, выстрел, выстрел… они сливаются в постоянный глухой то ли рев, то ли рык, разбиваемый звонким щелканьем многочисленных стальных ног. Осколки металла и снарядов безжалостно секут стены. Покрытие трескается. Нас прикрывает защитное поле, но его ресурсы не бесконечны. Часть лезвий Охотник успевает сбить на подлете, часть удается отклонить. Раскаленные стволы стремительно перемещаются в непонятном дерганом ритме.
        Непрерывный свист, от которого стынут в жилах кровь и наноботы. Непоколебимая черная громада Охотника неожиданно вздрогнула. Локтем он отпихнул меня подальше. А мой блуждающий взгляд зацепился за нечто, показавшееся манной небесной. Вечный Полковник! Терминал. Шанс!
        - Туда!
        Янг рукой отшвырнул меня назад. На миг отвлекся, заплатив за это кровью, плеснувшей на пол из пробитого скафа. А где защита?
        - Минуту! - прохрипела, врезаясь в стену. Руки легли на паучьи каракули, украшающие небольшой выступ. Машинально погружаясь, отсчитывала секунды. В сознании замелькали смутные картинки прошлого, ломая восприятие, пальцы заскользили по знакам, ставшим на какой-то миг не просто знакомыми по старинным, взломанным кристаллам, а понятными на интуитивном уровне. Отбой, отбой, отбой, ошибка, ошибка, ошибка… Сбой в системе. Корежащееся сознание мутилось от боли. Поток информации, трансформируемой в удобопонятные символы, выжигал мозг, но тропку я нащупала, не производя полного сканирования.
        Приоритет нулевой, сбой системы, перезагрузка.
        Перезагрузка.
        Подтверждаю.
        Тут очнулся сканэр-противник.
        Запрет, запрет, запрет!
        Ошибка!
        Ныряю глубже, касаюсь воспоминаний древнего интеллекта.
        Перезагрузка экстренная! Выхватываю смутный образ, перехватывающий контроль. Энергетическая подпитка… Странный символ… нарушена целостность? Давно… Закоротить! Шоковый импульс расходится по системе. Отскочив от терминала, валюсь на пол. Значки на стене полыхнули алым и погасли. Потолочные панели мигнули и с тихими хлопками, не слышными за ревом разрывов и скрежетом робота, одна за другой начали лопаться, рассыпая тысячи искр и льдистых мелких осколков.
        Все быстрее и быстрее. Импульс разрушения добрался до робота. Раздался пронзительный скрежет, пробравший до костей даже сквозь шлем. И натянутые поперек коридора ноги-ленты опали. Покореженный комок туловища бессильно провис, мерно покачиваясь. Последний патрон, пролетев сквозь сеть, разорвался дальше по коридору. Через каждые пару шагов под потолком зажглись серые аварийные огни.
        - Вовремя, - обернувшись, процедил Янг.
        Я икнула. Пластины его доспеха украшали три крупные пробоины. И еще штуки четыре лезвий торчали в районе сердца. А защитное поле? Охотник спросил, пристроив на место, за спину, то есть, двустволку:
        - Что сканэр?
        - Ну… как я, примерно. Его, думаю задела перезагрузка. А вы модификацию проходили?
        О, когда мне срочно нужен ответ, даже не запинаюсь. Впрочем, у меня кроме языка сейчас ничего не шевелится.
        - Да. По классу Боя.
        - И сколько вам осталось? Функционирования в активном режиме?
        - Один час, семь минут, сорок три секунды.
        Голос у него деревянный. И движения дерганые. Тоже вместо крови, наверное, сплошные стимуляторы. Но направление Боя изначально более устойчиво.
        - А мне десять минут… и дальше я не пойду. Не смогу, - поделилась доверительно. - Но знаете, я ломала систему с терминала сийранского медтеха. Кажется, автономного. То есть перезагрузка его не затронула. Аварийный генератор заработал.
        Внезапно потолок содрогнулся, что-то заискрило. Резко развернувшись, Охотник воззрился куда-то в пространство. Ну, видимо сканирует что-то. Жаль, за затемненным щитком не видно лица. А то со статуей, прямо скажем, обдолбанной наркотиками, общаться не очень хочется.
        Сама не лучше. Валяюсь неопрятной кучкой и боюсь шлем разгерметизировать. Минутку… а какая здесь сейчас атмосфера-то? Скосила глаза на индикатор и сквозь муть принялась разбирать цифры. Вот ведь… Голову будто изнутри поджаривают на микроволновке. Никак не получается сосредоточиться. Аргон? То есть эта часть базы была на глубокой консервации?
        Щелчок, свист в ушах. Поморщившись, перевела взгляд на Янга. Это он меня… вызывает.
        - У нас есть пять часов. Открывай медтех.
        - Откуда-то… время? - пытаюсь встать. Понимаю с легким ужасом, как все плохо. Ног вообще не чувствую. Абсолютно!
        - Оставил наверху несколько сюрпризов для твоих коллег.
        - Приятных, видимо. И до кучи перезагрузка. Мило. Извините, руку не подадите?
        Мужчина нагнулся и потянул меня за запястье. Сустав жалобно хрустнул, и я взлетела вверх. Навалилась на Янга, стараясь не задеть торчащих из него лезвий. И оборудования. Навешанного на него оружия, то есть. Плохо старалась, через комм до меня донеслось сдавленное шипение. Он развернулся так, чтоб я видела сгоревший терминал.
        - Открывай.
        Срочный доступ.
        Руки дрожали, когда я набирала код. Сработает или нет? Сработало. Точно - автономный. Мембрана разъехалась до половины и застыла. Паучьи лапки, на которые я надавливала, засветились предупреждающе. Все, предел.
        А ведь я не пролезу туда. Сумрак прорезал белый лазерный луч. С шипением вгрызся в полуоткрытые лепестки. Оплавленные кончики полетели вниз, расплываясь под ногами неопрятными бурыми пятнами. Стараясь не задеть горячие края, Охотник протащил меня внутрь.
        Большой овальный зал, серо-синие стены, по ним змеится такой же паучий узор, как и в коридоре. С потолка льется серый свет. Посередине трехлепестковое возвышение, прикрытое прозрачным колпаком. Между ними, как пестик диковинного цветка, торчит колонна компьютера.
        - Милости прошу.
        Как хорошо, что в свое время некоторые знаки выучила наизусть. Не обычные, а как раз специфические. Именно на такой случай, для личного пользования. Нам как раз нужны не стандартные процедуры для сийран, которые, судя по артефактам, были похожи на разумных пауков, а генсканирование. И исследование. И лечение. Ну, мне-то точно. А Янг как хочет.
        Хочет, похоже.
        Поставив меня к стеночке, по которой я удачно сползла, одновременно нажимая нужные знаки, он коснулся боковин проема, оставляя на них серые кружки размером с крупную монету. Потом прошел в центр зала, деактивировал шлем, аккуратно снял и сложил оборудование. Тьфу… оружие свое. Кучкой. В этот момент пробудилась центральная колонна, заполняя помещение тихим гулом, саркофаг наполнил молочно-белый туман. По серо-синей поверхности поползли черные значки. Пар просочился наружу, оседая на полу белесой плесенью. Бледная, украшенная парой алых полос, маска, в которую превратилось лицо охотника, обернулась ко мне.
        - Пять часов, - напомнил он. Как из колодца, право слово. Гулко и громко, с эхом. И доходит не сразу.
        Мотнула головой. Нет сил сообщать, что как раз это не получится. Неизвестно, сколько времени займет лечение. Как и экстренная перезагрузка системы комплекса, из-за которой мы заперты здесь, как, впрочем, сканэр Луиса и кто еще в этот момент находились внутри. Хорошо, что медтех автономный…
        Прикрыла глаза, чтобы не видеть, как мужчина вытаскивает из себя лезвия. Интересно, из чего они сделаны, если пробили такой доспех. И поле защитное…
        Хруст, противное чмоканье, скрежет. Легкий звон брошенных на пол кусков металла. Шурх, шурх, шурх, шмяк… колпак открылся, что ли? Пшшш.
        Когда я очнулась, только по сгустившемуся туману в одном из лепестков поняла, где лежит Янг. Сброшенный Мимикр валялся безжизненной кучкой. Как я. Перевалившись на бок, тупо уставилась в потолок. И что делать? Ползти, видимо… Нет, ну что ему стоило сначала меня подтащить. Хотя бы поближе… на пару шагов! Перекатилась на живот. Полюбовалась на губчатую светло-серую поверхность. Ну, погребли дальше. Лучший сканэр Черной Земли на карачках ползет к медтеху. Если бы не было так больно, было бы смешно. Бунтующее сознание то выдавало микс из воспоминаний, отчего в глазах двоилось, то отправляло руки совершенно не туда, куда следует. Пару раз ткнувшись лицом в пол, смирилась. Где-то по дороге потеряла сумку.
        Добраться бы только…
        Десять минут окончились неожиданно, когда я, затаив дыхание, сдирала с головы шлем. Щелчок, противный писк, резкая боль в шее, добавившаяся в какофонию разлаженного организма. И онемение, стремительно распространяющееся по непослушному телу. Ага, двигаться я не двигалась толком, но зато все ощущала… В особенности то, как все до последнего нервы горят, будто окунутые в кипяток. Блаженное отсутствие ощущений заставило поторопиться. Со скорости улитки к скорости черепахи… Последний рывок, и я, подтянувшись, рухнула на ложе, в белую муть, не снимая скафа.
        Пшшшссс… Приехали.
        Выход из целительного сна сопровождался не такими уж приятными ощущениями. Открыв глаза, не увидела ничего кроме белесой мути. А еще на саркофаге проступили морозные узоры. Я только успела порадоваться, что жива, как поняла, что не дышу. Не успев запаниковать, услышала тревожный писк выдохшегося адаптера. Скосила глаза на руку. Одежда куда-то делась. Ёш каррот! Дернулась, поняла, что замедление никуда не делось. Тело категорически не хотело двигаться, подчиняясь приказам желающего стремительности мозга, но хоть не болело. Ноги тоже шевелились. Кто с меня скаф снял? Изогнув колени, надавила на крышку. С тихим шипением она поднялась, и вывалилась наружу, отсчитывая секунды. Сколько мозг без кислорода функционирует?
        Где картриджи? Сумка?
        Встав на ноги, огляделась, и, сдирая прозрачную гелевую пленку с тыльной стороны ладони, в пару шагов очутилась рядом с вещами. Дернула замок, да так, что из держателей внутри выскочили кристаллы, разлетаясь по серой поверхности. Выдрала из планшета свежий картридж и приложила на красноватый след от прежнего. Спустя миг писк утих, огонек на запястье сменил цвет с тревожного алого на оранжевый. Минимальная функциональность. А этого маловато!
        Где скаф? Дернув головой туда-сюда, и поразившись хрусту в шее, всем телом развернулась к лежакам. Как раньше-то не заметила спутника? Мда… Оценила внешний вид Янга, прислонившегося к одному из них. Этот тип, небрежно покачивающий на кончиках пальцев черный наплечник, лицом уже не напоминал робота в маске, бледность которой была разбавлена тонкой струйкой крови из уголка рта. Если мне не изменяет память…
        А она, падла такая, может.
        Скаф, комбинезон и прочее барахло свалено у его ног неопрятной кучей. Некогда, некогда злиться из-за унизительной позы и стесняться наготы. Холодно. Дышать нечем. Рухнув у ног Охотника, принялась торопливо натягивать одежду.
        Как и кто ее с меня снял? Неужели медтех?
        Дрожащими руками герметизирую шлем и облегченно вздыхаю. Интересно, побила ли я рекорд скорости? Судя по тому, как истерил наноадаптер, вряд ли. Сверху вниз посмотрела на Охотника. Философ он, однако. Присев на край ложа, смотрит, изучает подробно. Любуется моими метаниями? Причем сам щиток поднял, и ничуть его не заботит, что атмосфера… Я покосилась на индикаторы. Все такая же. Бескислородная. Модификация по классу Боя, да? Скорее универсал.
        Цел и невредим, судя по довольному виду.
        - Ну что же, эксперимент можно считать удавшимся, - пробормотала я, вставая. Внезапно Янг подобрался.
        - Какой эксперимент?
        - С запуском негуманоидного медтеха.
        - Экс-сперимент, значит, - прошипел он, сгребая меня за грудки и подтаскивая поближе. По мозгам ударила горячая ярость. Больно! Я же только…
        Оказавшись лицом к лицу с Охотником, поморщилась. Он, конечно, весьма достоин внимания, но не настолько. Эти желтые глаза сейчас во мне дырку проделают. До крови прикусила губу, демонстративно закатывая глаза.
        - Ну, вы же не думали, что эти пауки часто с людьми общались? Полноценный эксперимент получился. Правда, замедление мое эта техника не осилила… Жаль. Но спецификации оказались достоверны.
        Так же внезапно отпустив меня, Охотник успокоился. Я чуть не осела на пол. Тьфу! Общая слабость тоже никуда не делась.
        - Прекрасно. Вот только знаешь ли ты, сколько прошло времени?
        Глянув на хронометр, вздохнула. Уставилась на шикарные дыры в доспехе, изображая вину.
        - Пятнадцать часов.
        Много.
        - Выговор тебе с занесением в личное дело.
        Что-то я не поняла… Искоса глянула на Янга, уловила на лице снисходительную усмешку.
        - Да что вы понимаете! Полное сканирование плюс восстановление тканей, незнакомая биохимия, да после трех тысячелетнего перерыва! Хорошо, что оба вылезли людьми! - зажмурившись от стрельнувшей в висок боли, выпалила раздраженно. Не волноваться, ёш каррот!
        - Успокойся и собери вещи. Зачем оправдываешься? Делай то, что умеешь как можно лучше. И - я понимаю, между прочим. Чем, по-твоему, занимаюсь? Но рекомендации мои впредь старайся выполнять!
        Вот это речь! Причем почему-то доносится она из-за спины. Развернувшись, уставилась на Охотника. Темный силуэт на сером фоне стен выделялся очень хорошо. А вот подробности как-то не очень рассматривались! Так что зрение мое, похоже, тоже подлежит восстановлению. Точнее, не подлежит восстановлению в этом медтехе. Очень плохо. Наверное, сел имплантированный в свое время хрусталик, наследство Ловчего. Хорошо, что на черно-белое не перешла. Поторопив меня жестом, Янг выскользнул через обугленный проем в коридор. И сколько он так, не дыша, сможет проходить, даже после медтеха? Дырки в Мимикре, в отличие от дырок в груди не заросли. Впрочем, что я знаю о метропольских модификациях и технике? Я на Вольной свою покупала… В любом случае, Охотнику дико повезло в том, что он жив. И мне тоже.
        Минутку, а как же перезагрузка системы комплекса? Пятнадцать часов… закончилась или нет? Ползая по полу в поисках браслетов, мысленно составляла список вопросов.
        Перезагрузка, где Луис и компания, что делать сейчас, куда идти и вскрывать ли командный центр? И когда домой? Вечный полковник, и когда я успела рассыпать по всей зале свои вещи?! За каждой мелочью нагнуться, взять непослушными пальцами. С первого раза не всегда получалось. Кристаллы рассадить по гнездам. Одного не хватает. Синего… Браслеты. В Космос! Не буду одевать! Переждав приступ головокружения, сгребла их в кучу и ссыпала в один из карманов сумки.
        Щелчок в ухе прервал сборы.
        - Закончила? - донеслось через шелест помех и отдаленный скрип.
        - Нет. Минутку.
        Центральная колонна, прежде абсолютно чистая, сейчас была покрыта черной узорчатой скорописью. Это важно. Это надо запомнить. И потом проанализировать на компьютере Схая. Но стоит ли?
        Да, стоит! В конце концов, старые спецификации пригодились же! Так что… Внимательно глядя на роспись, обошла колонну по кругу, насильно впечатывая в память узоры паучьего языка. Пошатываясь и морщась от стреляющей боли, выплыла в коридор. Какие у меня там были вопросы? Не успела я их задать, как меня поволокли дальше. Хрустя подошвами по рассыпавшимся осколкам, механически переставляла ноги. Пришлось сосредоточить все внимание на попытках не упасть, споткнувшись об обломки перегораживающих дорогу стальных сетей. Причем скорость передвижения поражала. Прямо летели. Только куда?
        Удалившись из развороченного коридора, Янг спросил:
        - Откуда ты знаешь коды этого комплекса?
        - Я предусмотрительная. Довольно давно, еще в Гардеции, нашла каталоги торговцев Второго царства. Подробные. Они торговали с сийранами, посредничали при контактах, шпионили… В общем, общедоступную информацию я скопировала. И запомнила. Пригодилось. А куда мы идем?
        Как-то это наивно прозвучало.
        - Сюда, - спокойно ответил Янг, останавливаясь. - Энергетическая развилка в активном состоянии.
        Оглядевшись, усмехнулась. Да, он прав. В сером свете огней, тянущихся вдоль стен, ярким пятном выделялись фиолетовые знаки, сгруппированные по три штуки у каждого ответвления коридора. Два из них, прямоугольного сечения, уходили в глубины базы под прямым углом. Там, дальше виднелись замершие поперек проходов в ожидании перезагрузки роботы-пауки. А на потолке просматривалась утопленная на полпальца овальная мембрана.
        - У вас отличная интуиция… или что? Сканеры? Это, скорее всего переход на сийранские уровни.
        - Через них в центр быстрее?
        Охотник, задрав голову, изучил мембрану. Поднял руку, собираясь резать.
        - Подождите. Возможно, я смогу открыть. И в любом случае, надо проверить, почему система комплекса не была запущена вновь.
        - Это принципиально? - в голосе мужчины мне послышалось недовольство.
        Ну да, надо быстрее действовать. Вот только я не могу…
        - Да. Все, что не соответствует стандарту, должно быть проверено. Возможно, это спасет кому-то жизнь. В данном случае - мне.
        - Хм, а мою жизнь ты ни во что не ставишь? И спасать не будешь?
        Серьезно оглядев мужчину от глянцево-черных сапог до скрытого за боевым планшетом лица, пересчитав количество стволов и дырок уже затянутых пленкой.
        - Ваше существование есть гарантия неприятностей. Для оппонентов. Ваша жизнь… о ней вы можете позаботиться самостоятельно.
        Что-то меня в философию потянуло. А это не дело. Охотник хмыкнул.
        - Поднимите меня к тому терминалу, пожалуйста, - попросила, махнув рукой в потолок.
        Без вопросов Охотник присел, подхватил меня под колени и одни плавным движением вознес к потолку. Вскинутыми руками уперлась как раз в терминал, пережидая головокружение.
        - Не упадешь? - с явственной усмешкой спросил мужчина, без труда поддерживая меня за ноги.
        - Не уроните? - переспросила почти весело, касаясь кончиками пальцев знаков.
        Могу я позволить себе легкое погружение? Совсем мелке, только чтобы проверить застрявшую на грани осознанного деталь. "Нарушена целостность…"
        Ныряя в муть образов, привычно заскользила пальцами по значкам. На выехавшем перед лицом овальном экране замелькали сине-зеленые расплывчатые картинки. Тревожные, непонятные… Хотя, вот! Глаза, машинально перемещающиеся по строчкам, выхватили знакомый символ, сознание трансформировало в удобочитаемый вид. Хорошо, что это экспортный вариант, а то тексты, предназначенные для фасеток сийран без полного погружения не интерпретируешь…
        Перезагрузка приостановлена, завершить невозможно, нарушена целостность. Как плохо! А дальше… не хватает программ. Каких программ? Обрыв… резервных программных команд?
        - Арно! - прошипела я, борясь с подступающей паникой. - Арно! Если ты жив, я сама убью тебя!
        Сукин сын!
        - Отчего так жестоко? И, к тому же, он отсутствует в рядах… да, в рядах, - с некоторым сомнением заметил Охотник.
        Умник! Он что, аж на кубический километр может просматривать пси-пространство? Мда… почему нет? Если никаких щитов не стоит? А здесь ни энергетических, ни иных нет. Сийране при всей своей нелюбви к биотехнологиям обладали общим сознанием. Похоже на муравьев. Ну, это такая теория, объясняющая собственно отсутствие внутренней защиты.
        - Опустите!
        Коснувшись ногами пола, вцепилась в мужчину. В висках опять заколотили мелкие, но очень твердые молотки. Уткнувшись щитком шлема в грудь спутника, пережидала приступ гнева, скручивающий внутренности. Безалаберный идиот Арно! А ведь был такой умница, никогда прежде безопасностью не пренебрегал! А теперь!
        Что делать-то?
        - Хм, так ты все же сообщишь вызвавшие столь бурную реакцию результаты?
        Я что, не сказала? Прокрутив последние несколько минут, поняла, что да, действительно. Сейчас порадую.
        - Извините, я в ярости.
        - Это я понял. Сканэр, а мозги можешь выжечь не хуже меня, если постараешься.
        - Извините, - хотя не чувствую за собой никакой вины. Этому выжжешь, как же! - В общем и целом, дело обстоит так. Перезагрузка комплекса не может быть завершена, так как нарушена программная целостность системы. - Пробубнила я уныло. - Нарушена потому, что была проведена экстренная эвакуация резервного командного центра. То есть хозяева сбежали. От чего-то очень опасного, что прорвалось из исследовательской сферы. Причем даже до того момента, как прибыл обслуживающий персонал. Это ясно, потому что часть комплекса, где мы находимся, не была расконсервирована.
        - А при чем же здесь Арно?
        - Он обязан был проверить целостность системы перед погружением! Хотя бы ради собственной безопасности! Нештатная ситуация в исследуемом комплексе чревата…
        - Возможно, его торопил Луис Счастливчик.
        Я раздраженно махнула рукой.
        - Все равно! Он же хотел жить? От чего сбежали сийране? Вы все еще хотите попасть в центральную исследовательскую сферу?
        - Разумеется, теперь еще больше. Нечто, заставившее так поспешно, если ты права…
        - Я права.
        - …эвакуироваться сийран, несомненно, стоит внимания государства.
        - Самоубийца, - очень тихо резюмировал я. - Прошу учесть, что это нечто наверняка активировалось. Тут бы и мертвый проснулся.
        - Учту, - сообщил Янг таким тоном, что мне мгновенно захотелось закопаться. И поглубже. Пси! Все-то они слышат! А что не слышат, то читают.
        - Ну что же, - обреченно вздохнув, попросила: - Поднимите меня, я открою проход. Пойдем через сийранскую часть комплекса.
        Охотник вновь вознес меня к потолку. Багрово светящиеся лапки предупреждающе мигали, полосуя щиток и заставляя болезненно щуриться. Откроем, да? Как? Запросто. Перебрав все коды, какие знаю.
        Три, пять, семь. Восемь, четыре, три… На третьем по счету у меня заболела неудобно изогнутая шея, при наборе пятого онемели кончики пальцев. Шестой сработал. Лепестки начали медленно разъезжаться, открывая темное нутро иных коридоров. На кончике одного из них повисла тяжелая на вид серебристая капля. Набухнув немного, она упала вниз. В это же миг я оказалась на полу, а плазменное ружье Янга, овеянное туманом охлаждающегося газа, уставилось в открывшуюся над головой черноту.
        Капля, похожая на ртуть, расплескалась по пластику небольшой лужицей. Что это? Но на раздумья нет времени. Охотник, на миг напружинившись, подпрыгнул и одной рукой ухватился за край, подтянулся, не спуская с прицела овальный темный проем. Исчез внутри. Надолго. И звуков никаких сверху не доносилось. Тишина…
        Так я и стояла, поглядывая то наверх, то на каплю, собравшуюся в такую миниатюрную плюшку-полусферу. И когда уже смирилась с тем, что Янг меня здесь бросил, и даже погоревала по этому поводу, он неожиданно спрыгнул из тоннеля и вежливо пригласил следовать за ним. Интересно, как?
        Оказывается, очень просто. Меня в очередной раз закинули. На сей раз - в наклонный коридор сийранской части комплекса. Вечный Полковник, как же мне это надоело! Надоело, что меня швыряют куда попало и как попало, надоели синяки на лбу и прикушенный язык, и это, ёш каррот, замедление, из-за которого я не успеваю смягчить ни одного, даже самого медленного падения. Достал, достало, достало! Хочу в анабиоз! Поняв, что медленно сползаю вниз, вцепилась в какую-то перемычку. Встала на корточки и попыталась сориентироваться. Темно…
        - Включи свет, - посоветовал Янг откуда-то сзади.
        Опять мысли читает?
        - Нет, просто озираешься ты очень выразительно.
        Ненавижу пси! Но в рассеянном свете фонарей, вмонтированных в наплечники, все же разглядела длинную овальную кишку, уходящую вверх под небольшим углом. Каждые несколько метров ровный серый пластик прерывался перетяжкой, как будто трубу перетянули веревкой. За один такой выступ, оканчивающийся тонким двухсантиметровым гребнем, я держалась. Рядом с рукой затянутой в мягкую перчатку скафа, колыхалось, взблескивая, озерко. Оно наполнялось тонким ручейком, очень медленно текущим от предыдущей перемычки. И так же медленно, будто цепляясь за ноздреватый пластик, серая ниточка тянулась вниз, грозя сорваться еще одной каплей. Впрочем, меня это не касается. И пальцы в это непонятнее нечто я совать не стала. Потому что это явно не штатная принадлежность комплекса.
        - Налюбовалась? - спросил Янг, когда я поднялась-таки на ноги.
        - Угу. Что это?
        - Нечто в перспективе опасное. Фиксирую минимальную энергетическую активность.
        Все же Охотник иногда бывает на редкость терпелив. И на вопросы отвечает…
        - Вперед, - перешагнув через подозрительную лужицу, он двинулся по коридору. Естественно, я потащилась следом. Подозрительно прищурившись, обернулась на шуршание, убедилась, что мембрана закрылась. Ну и ладно. Переживем…
        А вообще, интересно, куда в итоге мы придем. Сийранская база больше всего похожа на половинку шара, зарытую в землю круглой стороной. Все ходы, которые мы прошли до сих пор, тянулись вдоль поверхности сферы, переплетаясь по типу простейшей паутины. Поперечные и продольные коридоры с наклоном по мере углубления комплекса в землю. Здесь уже сложный, трехмерный лабиринт. Он заполняет оставшуюся часть базы, и логику его построения не понять без погружения. Но это и не обязательно, нам надо просто пройти в центральную исследовательскую сферу, а она понятно, где находится.
        Но вот что в ней?
        Мелкого беса страха, проснувшегося так некстати, я принялась заглушать очередной партией деловитых мыслей.
        Соотношение сийранской и общеупотребительной, вполне антропоморфной части комплекса зависит от назначения последнего. В смысле - для личного употребления или на экспорт. Эта - явно экспортная. Потому что видела как-то развалины другой. Там только один коридорчик человеческий был. Явно для гостей. А здесь даже медтех. К тому же я не проверяла никаких других помещений. Хотя кто мне дал на это сил и времени? Интересно, какие еще расы существовал в царствие сийран? Надо будет заняться этим вопросом.
        Хм, может, стоит обратить внимание на внешний мир.
        Так. Все еще идем, медленно и осторожно преодолевая подъем. На потолке и правой стене (относительно меня, не знаю, чем это было для прежних хозяев) появились знакомые значки - пауки. Знакомые не в смысле смысла, увы. Скрытый алфавит? Интересно…
        Ага, мне все интересно. А более всего, во что выльется подписанный на орбите договор о сотрудничестве. Можно будет забыть о воле, для начала, потом катер отберут. И слава пойдет нехорошая… Впрочем, я же ушла в слепой рывок на струну прямо из атмосферы. Так что, похоже, мертва. Облизнув губы, усмехнулась. Покатала эту интересную мысль на языке. Я умерла. А мертвецы, как известно, ничего не боятся.
        Но голова, как ни странно, болит, и ноют имплантанты.
        Наткнувшись на протянутую поперек прохода руку Янга, остановилась. Впереди была натянута тонкая полупрозрачная мембрана. Она тускло светилась, отражая лучи фонарей. Охотник обернулся ко мне, спросил:
        - Откроешь? Энергетически активна.
        - Нет. Ломайте.
        - Почему?
        - Займет много времени. И сил. Эта штука - на полное погружение тянет. Оно того не стоит.
        Хмыкнув, Янг включил лазер. Короткий луч уперся в тонкое полотно, посыпались искры, на серых стенах заиграли алые отблески. С шипением перегородка начала оплавляться, спустя секунду застывая причудливыми потеками. А ручеек под ногами неожиданно взбурлил, выбрасывая короткие щупальца. Подпрыгнув, выругалась.
        - Быстрее, - схватив за запястье, Охотник потянул меня дальше. Почти бегом преодолев оставшийся подъем, застыли на развилке. Два коридора вверх на тридцать градусов, два вправо и вниз, один влево и вниз. Сверху, из приоткрытой мембраны тонкой струйкой очень медленно вытекала та самая подозрительная жидкость. Из ручейка, маслянисто поблескивая, тянулись тонкие щупальца, изучая пространство. Гадость с минимальной энергоактивностью… хорошо, что не с максимальной. Иначе бы это нас уже нашло. И съело.
        - В правый, на пять часов! - подумав, сказала я.
        Спорить Янг не стал. Просто потащил следом. И дальнейший путь по коридорам слился для меня в сплошную серую пелену, смазанными пятнами пролетающую мимо, и прерывающуюся короткими остановками на развилках. Сворачивала, повинуясь интуиции. Почему Охотник верил мне, непонятно. Коридоры, залы, проходы тянулись в бесконечность. От мельтешения в глазах корявых значков, то черных, то багровых, начало тошнить.
        Быстрей, быстрей. Меня, кроме раздраженного дергающего за запястье Охотника, подгоняли еще и инстинкты, в голос вопящие об опасности. Не заморачиваясь на осознание картинок, выдаваемых тормозящим сознанием, просто переставляла заплетающиеся ноги.
        Слегка очнулась только в большом зале, когда Янг резко обернулся, опершись рукой на стену.
        - Тупик! - выдохнул он. Жаль, что его лица я не вижу. Впрочем, разумом ощущаю вполне ясно.
        - Режьте. Оно там. Кто же знал, что с точки зрения сийран самый короткий путь не есть самый логичный? Или наоборот…
        - Хм… - мужчина положил ладонь на пластик. Золотистая нить активного сканера уперлась рядом, пробираясь внутрь, изучая. Куб, в котором отразилась внутренняя часть изогнутой стены в разрезе, осветил зал, разбрасывая солнечные блики.
        - Отлично. Тонкая. Отойди.
        Я послушалась. Зрелище завораживало. Алый луч, шипя, уперся в стену, вгрызаясь в ее глубины, постепенно меняя цвет на пронзительно-белый с синим, даже с ультрамариновым ореолом. Подсвеченная им темная фигура Охотника походила на изваяние какого-то языческого бога. Думаю, он бы не чурался принимать человеческие жертвы.
        Высокий овал, вырезанный лазером, с глухим стуком упал внутрь. И это называется - тонкая стена? Сантиметров двадцать толщиной. Охотник настороженно замер у дыры. Подойдя ближе, выглянула из-за его плеча. И застыла.
        На дне глубокого и широкого цилиндрического колодца лежала… жемчужина. Большая, диаметром наверное метров пять. В свете, проникающем через белесые мембраны исследовательской сферы, находящейся прямо под нами, она переливалась из розоватого в серый. Двумя метрами выше вырезанного проема колодец перекрывала непробиваемая даже на вид лепестковая мембрана. Там должен был находиться резервный командный пункт, который спешно эвакуировался по неизвестной причине.
        Впрочем, вот она, причина. Вокруг этого покоящегося на гранитном основании шара и был возведен весь комплекс. Как кокон вокруг бабочки. Дикая технология, годящаяся только для тех вещей, которые нельзя перемещать.
        - Не зря планетка так называется… Но кто смог угадать?
        - Вниз, - скомандовал Янг, поднимая щиток шлема.
        - А можно, я здесь подожду? - десять метров вертикально вниз смогу преодолеть только в падении. Мужчина отрицательно покачал головой.
        Обнаружив в лице Охотника все признаки нездорового азарта, как-то огонь в глазах и кривую довольную усмешку, я испугалась. На сей раз по-настоящему. Кажется, возможность предоставить нечто оригинальное Метрополии является отговоркой. Ему самому находка настолько интересна, что он готов…
        Я не додумала.
        - Нет уж. Ты забыла? У нас договор.
        - По оказанию консультационных услуг!
        - Вот и проконсультируешь.
        Не хочу!! А придется. Охотник тонкой леской обмотал мои запястья, насильно подтащил ближе к прорезанной дыре. Развернулся спиной. Получившееся из мои рук кольцо продел через голову. Я машинально прижалась к доспеху, напрягая запястья. Хорошая задумка, только я не пушинка.
        Однако… Это оказалось не затруднение, а так, мелочь. Моего веса на спине Янг даже не заметил. Выбрался в колодец, и, впиваясь в светлый пластик то ли когтями, то ли просто пальцами, спустился вниз. Я успела только пару раз поморщиться от дергающей боли в запястьях, как очутилась внизу.
        И присела на пол, уже не обращая внимания на провалы в восприятии. Серая жемчужина давила на психику. Оторвав взгляд от ее перламутровой поверхности, огляделась. Охотника видно не было, зато в мертвой тишине разносились шаги. Размеренные, четкие. Осторожные.
        Одна из прозрачных мембран-окошек отсутствует, кругом валяются вплавленные в пол осколки, выбитые, видимо изнутри комплекса. Там что-то взорвалось?
        - Скорее похоже на выброс активной плазмы, - раздался голос Янга.
        - Я опять вслух?
        Охотник многозначительно промолчал. Покачал на пальце двустволку.
        - Ну, работать будешь?
        Подойдя вплотную к шару, провела рукой в паре миллиметров от гладкой поверхности. Полное погружение… Готова ли я рискнуть ради сомнительной чести переподчинить это нечто людям? А если себе?
        Внезапно заметила, что от шара к разбитому окну тянется ниточка, поднимается по стене и исчезает где-то в лабиринтах комплекса.
        - Заметила? Поторопись. Активность Жемчужины возрастает. И Луисовы ребятки очнулись.
        - Они опоздали в любом случае. А для вас, полковник, могу предложить три варианта. Изложить?
        Янг поощрил меня взмахом руки. Я продолжила, постепенно вгоняя себя в рабочее состояние.
        - Первое. Эта штука, - я приложила ладонь к поверхности артефакта, ощутила дрожь и улыбнулась, - нас разложит на атомы, едва я начну ее читать. Второе, - сознание медленно очищалось от всего, что мешало. Раздражение, страх и боль друг за другом покидали разум. - Мне удастся прочитать и перенастроить это. Тогда вы получаете новый фактор в межпланетном раскладе, способный поменять все. - Холодное, расчетливое спокойствие, равнодушная оценка собственных возможностей. Вывод. Негативный. - Третье. Я проведу погружение, но структура жемчужины не позволит полностью ее понять. Из-за того, что мое состояние далеко от идеального. И тогда у вас на руках окажется вышедшее из-под контроля программ нечто и сканэр с выжженными подчистую нейронами. Мертвый или полностью подчиненный Жемчужине.
        - Мой штатный сканэр себя до такого состояния не доводил.
        - Разумеется, он не прыгал вслепую на струну с подключенными нейропереходниками, машинально ответила я, задумчиво поглаживая становящуюся светлее поверхность артефакта.
        Были еще результаты, разумеется. Даже примерный анализ выдавал четыре дополнительные развилки. Но этим пусть Янг занимается.
        Итак, погружение. Реперные точки. Хватит двух, сийран и схай. Все равно я уйду глубже. И куда быстрее обычного. Убедившись, что кислорода как не было, так и нет, шлем снимать не стала, а только отстегнула перчатки. Автоматика перекрыла утечку где-то в районе локтей. Холодно. Но это ощущение не затронуло никаких струн. В голове - пустота. Отлично. Время пошло.
        Реальность медленно уплывала, сворачиваясь в маленький упругий комок где-то в глубине сознания. Я скользила в глубины времени, когда комплекс еще был жив, когда нелепые ломаные тени скользили по коридорам, неблагозвучно перещелкиваясь и сливаясь разумами. Мое я стремительно плавилось, отсекая неприятные ощущения тела, изучая память неживой, искусственной материи.
        Паника, интерес, создание.
        Еще глубже, буквально проваливаясь в черную дыру, спиралью закручивающей изломанное тело в водоворот образов. Долго, очень долго.
        Образы. Чужие. Родные. Понятные. Рычание и шипение, свист и пение. Восприятие еще раз изменилось, застывшая перед глазами серая пелена расцветилась алыми, желтыми и синими пятнами.
        Тепло-холодно. Снаружи холодно, внутри тепло.
        Рывок. Выворачивающий наизнанку переход.
        Я. Нечто. Хищное, прожорливое, голодное. Сбой. Я-мы. Много. Бесконечность, объединенная программой. Я-мы. Несем смерть. Сбой. Несем жизнь. Сбой. Изменяем.
        Изменяем?
        Изменяет оно? Что? Программный запрос-образ сформировал клочок человеческого сознания, до которого доходили трансформируемые потоки прошлого.
        Все. Живое - разумное. Ко всему не-живому.
        Неживое я-мы изменяет все живое? Адаптирует. Разумное. Все.
        Я-мы количество? Размер?
        Запредельное число-образ на миг выбивает из невозмутимой сосредоточенности остатки человеческого разума.
        - Знаете? - вслух, хрипло, почти забыв, как воспроизводить звуки. Но ассоциативная цепочка не успевает оборваться. - То, что десять лет назад украли с вашей Тхешты - наивные детские игрушки, по сравнению с этим. Нанокомплекс предтеч. Легенда…
        А образы, формируясь, ложатся на сознание. Сбой программы, сбой программы, сбой…
        Восстановить. Пароли? Сбой. Повреждения.
        Образец.
        Копия. Несоответствие, несоответствие…
        Форматирование.
        Переустановка программ. Ожидание…
        Перезагрузка.
        Включение. Активация. Я-мы перемещение.
        Командный приоритет?
        Снова на краткий миг просыпается прослойка человека, помнящего о том, что рядом кто-то есть.
        - Положите руки на поверхность.
        Снятие параметров.
        Продолжить модификацию?
        Да.
        Командный приоритет?
        Да.
        Подтверждено. Перезагрузка.
        Отключение.
        Подъем. Один за другом гаснут образы. Разум стремительно всплывает в реальность. Слишком быстро.
        Кажется, кровь кипит, как при кессонной болезни. Болит все. Снаружи, изнутри… Глаза открыты, но я не понимаю, не помню, где нахожусь. Стою, погрузив руки почти по локти в какую-то непонятную полупрозрачную субстанцию. Непрерывный, захлебывающийся писк наноадаптера глохнет, но раздается еще один щелчок и шея мгновенно немеет. Что это? Адаптер? Что… Срывающееся сознание успевает только уловить сквозь шум в голове:
        - Три часа, семь минут. Шла на рекорд? Отлично, успеваем.
        ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ СПУСТЯ.
        - Марина Сергеевна Леринская?
        Я подняла руку.
        - Прошу вас, - секретарша приглашающе кивнула и открыла дверь, - мистер Кейти ждет вас.
        Ну, вряд ли именно меня он ждет.
        Вежливо кивая, неторопливо шествую по шикарной приемной Центра Методических исследований. Предположительно, это мое новое место работы, да. Хотя внештатному сотруднику СБ Метрополии и так неплохо платят, но в возможности работать по второй специальности есть нечто романтическое. Пусть даже это частично - задание по внедрению. Я пробуюсь на должность внештатного переводчика. Думаю, меня возьмут. Не так уж много в Метрополии специалистов по мертвым языкам. Плюс знание еще семи самых распространенных в освоенной части галактики.
        Кстати, об освоенной части.
        После достопамятного погружения я месяц! Месяц провела в изолированном от внешних воздействий кессоне. Потом еще неделю в медтехе. С перерывами, разумеется. Дальше меня изучали. Всесторонне. Ибо хитрый нанокомплекс предтеч модифицировал структуры организма. Спасибо ему за выстроенные дублирующие нейросети. Иначе бы не выжила. Но вот с погружениями года три придется подождать, пока аксоны, или что там, не регенерируют. Воспоминания о лечении, надо заметить, не из тех, что относят к приятным.
        Грехи мои простили в зачет верной службы обществу. В качестве консультанта-практика. Марна Лерион погибла на Черной Земле.
        Янга, кстати, тоже обследовали. Ведь и Тигр полную дозу нанитов схлопотал.
        А над нанокомплексом до сих пор штатные сканэры головы ломают. При перезагрузке я использовала единственное доступное программное обеспечение. Со своего наноадаптера. Так что в лабораториях Тхешты сейчас хранится большой адаптер по классу модификации.
        А три месяца назад, когда эксперты убедились в моей полной безопасности для окружающих, на свет появилась Марина Леринская, тридцати лет, натурализованная эмигрантка со Старой Земли. Все документы - подлинные. Только сама личность до этого момента была виртуальной.
        И еще. Выживших из Луисовой команды сутки спустя после нашего отлета (которого я не помню по объективным причинам) снял с планеты патрульный крейсер. Кое-кто из них в истерике вопил о призрачных змеях. Автономная перемещающаяся форма Жемчужины - гигантская перламутровая гусеница.

* * *
        ДОСЬЕ, краткое. секретно
        Марна Лерион (настоящее имя неизвестно)
        Происхождение - предположительно Старая Земля.
        Дата рождения - предположительно около 490 года от начала Освоения.
        Биографическая справка - впервые информация о Марне Лерион появилась в 509 году, как о единственно выжившем члене экспедиции на Гранаду, закрытую планету 3 категории, расположенную в секторе Стикс у звезды Альфарда. В течение последнего времени, базируясь на Черной Земле, занимается незаконными археологическими изысканиями. Работает в одиночку или в составе малых групп. Предположительно, вскрыла мавзолеи Схеениджи (513г. сектор Стикс Вердана Нерона), изучала Гардецкий архипелаг (517г. сектор Ахерон Гардеция Беты Кота) и Сийранское кладбище (523г. сектор Ахерон туманность Кошачий коготь). Прочие сведения о раскопках не подтверждены и носят предположительный характер. См. полное досье.
        Особые сведения - предположительно - незаконтроленый пси 9 уровня, лингвист класса супер, сканэр, подвергалась генетической наномодификации по классу адаптации, вживлено три нейропереходника запрещенной категории Х5, нейропилот, личный транспорт одноместный Схай.
        Внешность - стандартная, рост средний, черты лица крупные, славянского типа, телосложение среднее. Глаза серые, цвет волос брюнет. Генокарта отсутствует. Голограмма последней пластики прилагается.
        Рекомендации - осторожность.

* * * - Ахерон - крайний сектор, официально причисленный к исследованным человечеством к 500 году от начала Освоения.
        - Стикс - область пространства, где, предположительно, расположен информаторий Скитальцев. Соседствует с сектором Ахерон, не освоен до сих пор из-за проблем с навигацией. Причина - искажение пространства, вызванное неестественным скоплением черных дыр.
        - Вечный Полковник - аллегория Смерти; реально существовавший человек - Роджер Янг - полковник Службы безопасности Метрополии. Официально числился в подразделении, отслеживавшем незаконные археологические раскопки на закрытых планетах.
        - Тхешта - планетарный исследовательский комплекс Метрополии у одноименной звезды.
        Основные расы и временные промежутки в терминологии черных археологов:
        - Второе царство - сийране. Три - сто тысяч лет назад.
        - Первое царство - схеениджи. Пятьдесят - триста тысяч лет назад.
        - Предтечи - то, что было еще раньше. Названия царства и расы нет. Триста тысяч - миллион лет назад.
        Более точная датировка идет по календарям схеениджи.
        (Год 1039 от начала Освоения. Сноска к краткой энциклопедической справке из Императорской энциклопедии "Основатели и Разрушители").
        Кабацкая
        Играй, играй, пей, пей, воруй, воруй!
        До звезд ты сможешь дотянуться рукой!
        Не бойся, не бойся, пиво льется рекой,
        Водка да виски, нам не впервой!

****
        Мы археологи, мы контрабандисты,
        Мы первые там, где ставят метку созвездью,
        За Ахероном, а то и за Стиксом!
        Мы не боимся гоняться за смертью!
        Мы находим на дорогах звездных
        Много всяческих странных вещей.
        За нами охотится Вечный Полковник,
        Но можно встретить и добрых людей!
        Нас не догнать, не найти, не спасти!
        Лесть площадных пророков откинь.
        В дверь за бессмертьем хотим мы пройти!
        Весь мир - беспощадных пороков лишь тень.
        - Образчик народного творчества времен упадка Октагонов Старой Земли. Пользовался популярностью у так называемых черных археологов. Почему - понять сложно.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к