Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Алексеев Михаил / Операция Тайфун: " №02 Стилет Для Тайфуна " - читать онлайн

Сохранить .
Стилет для «Тайфуна» Михаил Егорович Алексеев
        Операция «Тайфун» #2
        Рыцаря Средневековья можно было ошеломить, заставить отступить, но убить было крайне сложно. При отсутствии орудий поражения оставался только вариант – нанести смертельный удар стилетом, в более ранние времена носившим название «мизерикорд», в сочленение доспеха.
        В нашей истории группа армий «Центр» представляла собой такого рыцаря, который шел напролом к своей цели – столице нашей страны. В реальной истории Красная Армия в битве под Москвой сумела ошеломить врага и заставила отступить. И хотя Верховное Главнокомандование считало возможным полностью разгромить врага, этого не случилось. У Красной Армии, образно говоря, в этот момент не нашлось стилета, чтобы нанести противнику смертельный удар.
        Теперь же ситуация изменилась, и стилетом должна была выступить 20-я армия Ершакова, находящаяся в тылу группы «Центр». А дальнейшие планы предполагали преобразовать этот стилет в дагу в дополнение к тяжелой шпаге – 16-й армии Рокоссовского, что должно было кардинально изменить ход войны.
        Михаил Алексеев
        Операция «Тайфун»: Стилет для «Тайфуна»
        Серия «Военная фантастика»
        Выпуск 194
        
        2 НОЯБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН. ШТАБ 20-Й АРМИИ
        –Товарищи офицеры!
        –Отставить!
        Вошедший в кабинет командарм-20 Ершаков с укоризной посмотрел на своего начальника штаба, подавшего команду.
        –Николай Васильевич! Занятия у союзников закончились. Все! Начались боевые будни. Так что прошу руководствоваться нашим уставом.
        –Виноват! Товарищи командиры!
        –Вот так! Хотя, я думаю, это ненадолго,– проходя к своему месту за столом, заметил командарм.– Скоро и мы наденем погоны. Здравствуйте, товарищи! Вольно! Садитесь!– обратился он к стоявшим навытяжку за большим столом командирам дивизий.– Итак, дивизии Рокоссовского прибыли в Особый район и заняли установленные для них позиции. Нам дается два дня на прием войск. Вот разнарядка. Николай Васильевич, передай комдивам.
        Ершаков передал НШ четыре довольно объемных папки.
        –На основании последних данных штаба 16-й армии о численности мы постарались распределить остатки армии между нашими четырьмя дивизиями. Кроме этого, в папках справки о командном составе, включая командиров полков и штабов дивизий. Можете восполнить недостаток штабных командиров за счет них. Выбор командиров полков оставляю за вами.
        Сейчас ваша главная задача – распределить передаваемый личный состав по трем мотострелковым полкам и подразделениям обеспечения. Два оставляете на позициях и усиливаете их оборону своими танковыми полками, артиллерией и зенитчиками. Третий полк выводите в тыл, и там все по порядку – санитарная обработка, замена обмундирования, комплектование подразделений по нашим штатам, перевооружение, освоение техники и оружия и далее сколачивание подразделений. Аналитики союзников дают прогноз оперативной паузы от трех до шести недель. Последняя цифра маловероятна. Промедление для немцев просто гибельно. Хотя их план «Барбаросса» ипровалился, они в это верить пока что не хотят. Пока неизвестно, как Ставка рассчитывает использовать нашу армию – сразу ли бросит в бой, подрубая их танковые клинья, которые будут рваться к Москве, или даст им предварительно увязнуть в обороне Западного фронта. Поэтому ориентируемся на минимальный срок – три недели. Значит, на формирование каждого полка у вас должно уйти не более недели. Сроки, с одной стороны, нереальные, а с другой – личный состав не запасники, только что
оторвавшиеся от женской юбки. Опыта у них – мама не горюй! Плюс командиры полков будут иметь еще по две недели как минимум на устранение недоработок. Да, еще очень важная информация! Особые отделы, усиленные личным составом и техникой союзников, будут проверять принимаемый личный состав. До последнего человека! Оказывать всемерную помощь и поддержку. Это первое.
        Второе – это оборона периметра Особого района. После передачи личного состава эта обязанность ложится на нас. Понятно, что немцы уже ученые, а у района среди них крайне недобрая репутация, и я сомневаюсь, что они попробуют штурмовать Особый район. Но чем черт не шутит! А вдруг? Полки на переднем крае должны быть в готовности отразить атаку. И еще – диверсионные группы! Пограничники сейчас отошли к нам в тыл – они тоже переформировываются, но позиции своих секретов и заслонов они должны были передать вставшим на их места полкам. Обратите на это особое внимание. Есть вопросы?
        –Полковник Михайлов, 101-я МСД, разрешите вопрос?
        –Слушаю!
        –Товарищ генерал-лейтенант! Обратил внимание на разницу в количестве водителей из передаваемых частей и штатом моей дивизии.
        –Три недели! Три недели, Григорий Михайлович! Медведей на велосипедах учат ездить. На двух колесах! А тут четыре или даже шесть. Учите! Понятно, что наши дивизии моторизованы даже не в пример довоенным мотострелковым, и уж тем более – стрелковым. Но других людей у нас просто нет. Значит, будем учить! Кстати, занятия по тактике продолжаются. Только теперь вы вместе с советниками будете учить командиров полков и их штабы. Как научите, так и будете воевать.
        3 НОЯБРЯ 2016Г.
        Г. ВЯЗЬМА
        Степан проснулся внезапно, как от толчка. Организм, мгновенно избавившись ото сна, перешел в режим готовности действовать. Резко открыв глаза, Степан встретился взглядом с двумя парами глаз, внимательно изучавших его лицо. Пара серых, и другая – карих. Серые глаза Вани, карие Маши. Дети стояли у кровати в своих смешных пижамках и молча смотрели на него. Луч солнца, проскользнув в щель меж плотных штор, играл на картине, висящей на стене справа от входа в комнату. На картине была изображена лесная дорога, идущая по берегу то ли речки, то ли озера через березовую рощу, освещенную летним солнышком. Степан, повернув голову, посмотрел влево. На стене, покачивая маятником, размеренно стучали часы. А рядом с ним, уткнувшись ему в плечо, умиротворенно посапывала своим прелестным носиком Вера. Его Вера!
        «Это сон? Конечно, сон! Такое счастье возможно только во сне! Вот сейчас протяну руки детям навстречу, и сон прервется. Тогда зачем? Зачем прерывать это счастье? А как иначе? Они ведь пришли ко мне. Во сне, но пришли! И я хочу попробовать обнять их хотя бы так».
        Степан осторожно, пусть и во сне, вытащил занемевшую руку из-под Веры и, выпростав вторую из-под одеяла, протянул обе руки навстречу детям. И через секунду, когда его руки охватили худенькие тельца детей, до него дошло – это не сон! Это счастье, которое не где-то там, когда-то и вдалеке, а здесь и сейчас. Он вспомнил вчерашний вечер и ночь.
        Вот они у перехода, стоят и ждут, когда придет майор Трофимов. И он пришел, попросив у Гришина командирскую книжку и отдав ее охране вместе с листочком бумаги. Сержант из спецгруппы, отвечавшей за охрану и оборону перехода, внимательно ознакомившись с протянутыми документами и еще более внимательно и подозрительно осмотревший Гришина, протянул ему документы, открыв калитку в заграждении, разрешая пройти.
        –Так! Увольнение вам, Степан Антонович, комдив ввиду исключительных обстоятельств, разрешил до восьми ноль-ноль пятого ноября. То есть до послезавтра. Вера Васильевна! Уроки, которые вы должны были вести завтра, переносятся. По согласию директора школы, вас тоже завтра на работе не ждут. А сейчас давайте в машину, и нужно съездить за моей женой. Тут недалеко. Сергей! Позвони Гладкому и Дегтяреву!
        Они сели в большую серебристую машину. Степан и Вера сзади. Степан держал в руке ее ладонь с дрожащими до сих пор пальцами, и от этого по всему его телу волнами шел жар. Дорога шла вдоль железнодорожных путей, ведущих от перехода. Остановились возле маленькой станции. Майор приложил к уху нечто похожее на маленькую рацию, подобную тем, что видел Степан у Васильева и его офицеров. Только меньше, гораздо меньше. И по этой рации он сообщил о своем прибытии кому-то, кого называл Зайчиком. Этим неизвестным оказалась миниатюрная симпатичная блондинка, вышедшая из здания станции.
        –Познакомься, это муж Веры – Степан,– сразу предупредил садящуюся в машину женщину майор.
        –Правда?– воскликнула женщина, повернувшись и с интересом взглянув на Степана. И тут же протянула ему маленькую ладошку, представившись:– Лариса! Лариса Владимировна.
        –Капитан Гришин! Простите, Степан Антонович. Степан,– неожиданно для себя стушевался Гришин, не зная, как вести себя с этими людьми.
        –Блин, а я ведь забыл познакомиться! Алексей Федорович. Трофимовы мы. Ну, Вера потом все расскажет,– спохватился майор, повернувшись и протягивая ладонь Степану. Рука оказалась сухой и твердой. Знать, майор не совсем уж был штабной работник.
        –Так, довожу распорядок на сегодняшний вечер. Официальную часть: сейчас домой, запускаем баню. Я думаю, она в данном случае будет в самый раз. Давно, Степан, с переднего края?
        –Да нет. Только сменились, прибыли в район Хватов Завода, как меня к комдиву вызвали.
        –Вот! Значит, баня в обязательном порядке. Только на ее разогрев уйдет четыре часа. Пусть это будет личное время для вас обоих. В смысле, отец с детьми пообщается. Заодно маленький перекус устроим. А мужики подтянутся – шашлыки в качестве торжественной части сегодня в плане. Ну, не только мужики… По крайней мере, приедут все, кто сможет. Как-никак, Вера и Маша с Ваней наши общие крестники. План принимается?
        Все это Трофимов говорил, крутя баранку и выезжая на дорогу.
        Степан, к кому относился последний вопрос, лишь молча кивнул. Он сейчас был готов ко всему, так как душа его летала.
        Монотонно и басовито рычал дизель, шумела дорога под колесами, мелькали деревеньки и встречные машины. Проехали КПП, на котором Трофимов лишь притормозил и, опустив стекло, по-приятельски махнул стоявшим у поднявшегося шлагбаума военным. Вера иногда перекидывалась с Ларисой Владимировной фразами о том, что готовить и что поставить на стол. Что нужно докупить в магазине. Но Степан под какую-то ритмичную музыку, лившуюся из радиоприемника, млел, не выпуская из руки и поглаживая своими огрубевшими от военной жизни пальцами нежные пальчики Веры. Более того! Неожиданно его бедро стало на редкость чувствительным, и он через шинель и пальто Веры ощутил тепло и упругость ее бедра. И где-то, совсем не в голове, начали зарождаться смутные желания.
        «Фу ты, черт! Совсем как мальчишка! Распустился! Если сейчас, к примеру, немцы, то наверняка лопухнусь и не успею среагировать. Хотя… откуда тут немцы?» И Степан вновь погрузился в восприятие мира через пальчики Веры.
        В себя он пришел, когда автомобиль остановился у магазина с большой надписью «Солнечный».
        –Так, молодежь,– заглушив двигатель, обернулся и, взглянув на Степана с Верой, прервал их медитацию Трофимов,– мы с Ларой в магазин, вы – в детсад. И это… Степан, дай мне свой ТТ. На всякий случай! А то попадется какой-нибудь недоверчивый полицейский. Как бы до стрельбы не дошло. А у меня удостоверение – вездеход!
        И, сунув протянутый Гришиным пистолет во внутренний карман, продолжил:
        –Встречаемся тут. Пошли!
        От магазина до детсада оказалось совсем недалеко. Вера, придирчиво взглянув на Степана, предложила ему подождать на улице и ушла за детьми.
        «Что во мне не так?– удивился Степан и, оглядевшись по сторонам, понял:– А все не так!»
        Кругом сновали люди, ездили машины, где-то вдалеке простучал на стыках и прогудел поезд. И тишина. В смысле – ни выстрелов, ни взрывов! И тут стоит он – в шапке-ушанке со звездочкой, полушубке, перепоясанном портупеей с кобурой, пусть и пустой, в синем командирском галифе и сапогах. Причем это все, мягко сказать, не новое, кроме полушубка, и уж точно не совсем чистое.
        «Да уж! Местным я совсем не выгляжу!– признал очевидное Степан и, вытащив папиросы, закурил.– Пачка кончается. Что-то я у майора папирос или сигарет не видел. Если он не курит, то в магазине ни за что не догадается купить. Беда!»
        А минутами спустя ему стало не до папирос. Из дверей детского сада показалась Вера, а рядом с ней бегали и смеялись два маленьких человечка в ярких комбинезонах.
        Не доходя шагов десяти до него, Вера остановилась и, волнуясь, произнесла:
        –Дети, к нам приехал папа!
        Дети, услышав это, замерли.
        «Факт! Меня не узнали!»– ужаснулся Степан. И пошел к ним.
        Когда он подошел, Ваня стоял перед Верой, как бы защищая ее от человека, в котором он еще не узнавал отца, а Маша спряталась за Веру и оттуда смотрела на Степана своими темными глазками. Степан опустился на колени и, обхватив, прижал их к себе, спрятав лицо в шуршащей ткани комбинезонов. Ушанка при этом свалилась с головы на слегка заснеженную землю.
        –Здравствуйте, мои родные! Здравствуйте, мои детки!
        Голос его звучал глухо. Он с трудом сдерживал влагу на глазах. Потом заговорил Ваня. Причем заговорил не так, как он это помнил. Совсем не по-детски.
        –Я знал, папа! Я знал, что ты придешь! Ты уже победил фашистов? Если нет, то я скоро тебе помогу. Вырасту и помогу!
        Степан взглянул в его глаза и не увидел ребенка. На него смотрели серьезные глаза маленького, но уже взрослого человечка, видевшего смерть.
        «Сволочи! У моих детей украли детство!»
        –Обязательно, сын! Обязательно победим! Я постараюсь сделать это побыстрей!
        А Маша ничего не сказала, просто Степан почувствовал, как его голову охватили маленькие ручки и его поцеловали куда-то в висок. Степан поднял своих детей на руках и посмотрел на жену. Та взглянула на него слегка повлажневшими влюбленными глазами и, нагнувшись, подняла его упавшую ушанку. После чего надела ее ему на голову и, поправив, произнесла:
        –Пошли к машине! Тебе не тяжело?
        –Я об этом мечтал – нести на руках своих детей. Мне во сне это снилось. Может, сейчас – это сон?
        –Нет. К счастью, нет!
        У машины пришлось подождать – Трофимовы еще не вышли из магазина.
        Дети тут же слезли с рук и побежали к качелям, установленным рядом с магазином. Кроме качелей, там находился небольшой, но добротно сделанный спортивный городок. И почти сразу из магазина показались Трофимовы. Причем майор толкал большую сетчатую тележку, загруженную покупками.
        –Ну, вот! Немного затарились к праздничному ужину. Так! Ваня и Маша! В машину!– принялся распоряжаться майор, перегружая пакеты в багажник.– Надеюсь, ДПС тут нет. А то попадемся с детьми.
        Про папиросы Гришин напомнить не решился. От магазина ехали недолго – минут пять. Дом Трофимовых располагался на крутом склоне над рекой, с которого открывался вид на улицы на другом берегу и на собор, возвышающийся над городской площадью. Дом Трофимовых и вообще дома на улице сильно отличались от привычных для Степана. Во дворе их встретил лаем из вольера алабай. Для пограничников собака редкая, но не незнакомая. Особенно для тех, кто служил в Средней Азии.
        Когда в прихожей стали раздеваться и хозяйка принесла Степану тапочки, он смутился. В баню он после вывода роты в тыл не попал, и портянки у него были, мягко говоря, не первой свежести. Поэтому он взял тапочки и вышел на веранду. Только закончил переобуваться, следом вышел Трофимов.
        –Не переживай!– увидев в руках Гришина портянки, приободрил он его.– Оставь здесь. Потом после бани Вера наверняка поставит стираться твое белье, и портянки закинет. Я сейчас сауну включу – через четыре часа можно будет мыться. Только на прошлой неделе закончили баню строить. Сами к ней еще не привыкли. Жена – большая любительница парной.
        –Спасибо!
        –Да не за что! Мы очень рады, что ты нашелся. Твоя семья нам теперь не чужая. Так что… Эх-хе-хе! Как дальше-то будет?
        –Теперь хорошо будет! Теперь я знаю, что Вера и дети живы, им ничто не угрожает. Знаете, какой камень у меня с души сегодня свалился? Я столько горя насмотрелся, пока отступал и из окружений прорывался. И каждый раз, видя убитых женщин и детей, представлял на их месте Веру с Ваней и Машей. Это страшно!
        –Да! Это страшно! Но я не об этом. Я о своем, о мелкособственническом! О том, что Вере придется перебираться на ту сторону перехода. Пусть не сейчас, но придется. А мы и к ней, и к Ване с Машей привыкли. М-да… Вот когда понимаешь, что двоих детей недостаточно. Наши дочери разъехались, и мы остались одни. Ты, Степан, на ус мотай! У тебя есть время на исправление ошибок. Точнее, ошибки наши, и тебе их не исправить, но не допустить вполне возможно. Так! Пошли в дом, капитан! Стоишь тут босый!
        –Я в тапках!
        –Именно!
        Степана отправили к детям на второй этаж. Вера вместе с Ларисой Владимировной занялась приготовлением ужина. Майор ушел во двор разжигать мангал. А Степан знакомился с игрушками детей. Постепенно собирались гости, и все поднимались к нему знакомиться. Таким образом, капитан Гришин был представлен двум полковникам из штаба Объекта и одной невысокой и ладной женщине – Ольге Владимировне, жене подполковника Богомолова.
        А потом за ним пришла Вера. Загрузив его бельем, одеждой, простынями и полотенцами, держа в руках кувшин с каким-то напитком, она повела его куда-то вниз по лестнице.
        Баня оказалась в гараже, где стояла машина, на которой они приехали. По размеру она была небольшая – парная с полкой в рост человека и электропечью, душевая кабинка, лавочка углом и небольшой стол, на котором стоял некий аппарат, оказавшийся радиоприемником. Который Вера включила, как только они вошли и зажгли свет. Из приемника лилась незнакомая ритмичная музыка, но Степану было не до нее.
        Вера начала раздеваться. Степан про себя отметил, что на ней очень красивое белье, какого у нее прежде не было. Начав вслед за женой снимать одежду, Степан оробел. Яркий электрический свет не позволял скрыть видимого возбуждения. Он так давно не был с ней, что застеснялся своей наготы. Вера, раздевшись быстрее него, абсолютно нагая повернулась к нему лицом, окончательно смутив и заставив его покраснеть.
        «Как пацан!»– с досадой констатировал Степан. От дальнейший терзаний его освободила Вера, прижавшись к мужу всем телом и впившись поцелуем в его губы.
        На этом рациональное мышление Степана закончилось. Он полностью отдался чувствам. И свет ему уже не мешал. Терпкие губы, упругая плоть под рукой, твердый сосок, упершийся в грудь Степана, нежные и нетерпеливые пальцы на его естестве, его мокрая от сока ладонь, и, наконец Вера оторвалась от него и, повернувшись к нему спиной, оперлась на лавку. Первый раз закончилось все быстро, однако даже этого небольшого времени хватило, чтобы закончиться коротким сдавленным криком жены.
        После этого они сидели на скамье, отдыхая, и целовались. Заметив, что муж снова переходит в состояние готовности, Вера улыбнулась и прошептала:
        –Пошли в парную!
        И тут же дополнила:
        –Париться! А то я такого грязнулю и в кровать не пущу!
        В парной Степан попробовал повторить то, что только что было между ними. Вера отвергла поползновения, заставив его улечься на полок и безжалостно отхлестав дубовыми вениками.
        Уже выходя из парной, Степан обратил внимание, что входная дверь в баню со вставками из стекла, правда не прозрачного, и смутился, сообразив, что можно было рассмотреть, чем они тут занимались.
        Вера, поняв, о чем он подумал, успокоила его:
        –Не переживай. Во-первых, люди все тут давно взрослые. Все всё понимают. Поэтому кровать нам постелют на первом этаже. А дети и Трофимовы спят на втором. Лариса Владимировна мне это уже объяснила и предупредила, что за детьми присмотрит, если ночью проснутся. Во-вторых, стекла непрозрачные, да и нет тут никого.
        Степан прислушался. Действительно, голоса и мужской смех раздавались с улицы, где хозяин с товарищами жарили шашлыки.
        Мылись долго – не менее двух часов. За это время повторили начатое в первые же минуты еще два раза. Из бани вышли как заново родившиеся, что недалеко было от истины. За эти два часа Степан с Верой скинули груз тревог и переживаний друг за друга, лежащий на их сердцах тяжелыми камнями все эти месяцы.
        А потом был стол. Праздничный стол, хотя хозяйка все тревожилась, что ничего не успела и многого не хватает. На взгляд Степана, это было не так. Он не помнил в своем прошлом, чтобы ему когда-то приходилось сидеть за более богатым столом. Но все равно это было не главным. Главным была та атмосфера, что царила за ним. Степан, одетый в хозяйский спортивный костюм, просто купался в ней, кожей ощущая мирную тишину за окнами дома, душой чувствуя искреннюю радость всех окружающих за него и Веру и слыша веселый смех детей, сидящих у них на коленях. Звучали тосты, поднимались фужеры, рюмки и стопки. И что важно, не только за Степана и Веру. Пили за Победу, веру в нее и неотвратимость, стоя и молча помянули третьим тостом тех, кто уже не дожил до нее, своей смертью приблизив ее на шаг. Однако именно после этого тоста стопку Степана Алексей Федорович, на правах хозяина наполнявший сосуды спиртным, стал половинить. Степан, уже захмелевший и ставший более раскованным, хотел шутя возмутиться, но тут же жена наступила ему на ногу, выразительно посмотрев на него при этом. Спорить Степану сразу расхотелось.
        Все когда-нибудь кончается – кончилось и это праздничное застолье. Гости разъехались, Вера ушла укладывать детей спать, хозяйка убиралась на кухне и мыла посуду, а Степан вышел на веранду покурить. Курить пришлось сигареты, оставленные ему полковником Гладким, узнавшим, что он остался без курева.
        Прикурив, Степан оперся о стену открытой веранды и затянулся сигаретой. Внизу, под верандой, слышался голос хозяина, кормившего своего пса и разговаривающего с ним при этом. В зеркале еще не замерзшей реки отражались огни ночного города. За рекой по улице прогрохотал грузовик, где-то лаяли собаки, издалека доносилась музыка. Вдоль реки поддувало северным ветерком, и Степан, поежившись, поплотнее закутался в накинутый полушубок и со вздохом умиротворения растворился душой в этом мире. Он был счастлив! И счастье продолжалось.
        Спать их положили в самой большой комнате на первом этаже. Спальни детей и хозяев располагались на втором. Сквозь плотные шторы на окне пробивался мощный свет уличного фонаря, разгоняя мрак ночи. Степан с нетерпением ждал жену. Наконец погас свет в ванной, стукнула сначала ее дверь, потом дверь в зал, и Вера в ночнушке подошла к постели. Остановилась, а потом, нагнувшись и захватив подол, одним движением решительно сняла ее с себя. В полумраке на фоне светлеющего окна Степан разглядел манящую округлость ее груди и откинул край одеяла, приглашая свою любимую. Она тут же юркнула в постель, тесно прижавшись к Степану, который заботливо укрыл ее одеялом. А дальше…
        Сейчас он обнимал своих кровиночек и был вне себя от чувств, переполнявших его. Тут же проснулась Вера и примкнула к их объятиям. Они были едины в этом счастье.
        Потом был завтрак, после которого Степан с Верой стали собираться на прогулку с детьми. Его одежда, включая белье, сушилась в ванной комнате, поэтому пришлось надевать то, что нашлось из одежды хозяина. Это была смесь камуфляжной формы из разных комплектов, но далеко они идти не собирались и, по утверждению Веры, для деревни сойдет. Степан оделся. Исключением стали сапоги. Степан надел свои, правда, не стал заправлять в них штанины. В общем, по его мнению, выглядел он не ахти, но сейчас это для него было неважно.
        Выйдя из дома за околицу, спустившись к темной глади медленно текущей реки, двинулись вдоль нее по замерзшей полевой дороге в сторону видневшейся в километре деревни. Дети с криками и хохотом бегали, догоняя друг друга, а Степан рассказывал Вере, что произошло с той минуты, как они расстались июньским утром. Рассказывал, опуская подробности, не желая ранить сердце Веры. А потом задал в свою очередь вопрос, который мучил его давно.
        –А как ты тут оказалась? Я уверен был, что ты успела добраться до Горького. Пока от твоей матери не получил ответ на мое письмо, из которого узнал, что ты не доехала. Вот тогда я испугался за вас. Спать не мог.
        –Мы на подводе, которую выделила застава, добрались до Ломжи. Поезд до Белостока отправлялся вечером. Билеты взяли без особых проблем, хотя в этом поезде ехало много таких же, как и мы. Видимо, с других застав. Мы все же сильно отличались от местных. И речью, и внешним видом. Ранним утром двадцатого приехали в Белосток. Там с билетами было сложнее. Стояли за ними несколько часов. Смогли взять только на ночной поезд. Весь день провели на вокзале. А на улице жара! Нам, взрослым, тяжело было, а дети вообще сомлели. Деньги у нас были, поэтому с едой проблем не было. Тем не менее еле дождались минуты, когда в поезд сядем. Они сразу уснули на полках. Даже есть не стали.
        В Минск приехали в первой половине дня двадцать первого. И тут застряли. Билеты были лишь на двадцать второе июня. А утром Минск уже бомбили. И станцию тоже. Ты не представляешь себе, какой это был ужас! Паника! Все кричат! Куда-то бегут! Паровозы гудят! Все взрывается! А мы даже куда бежать не знаем. Прятались с детьми в какой-то яме неподалеку от станции. А меня мысль гложет: если тут так страшно – как ты там? Одно держало меня в сознании – дети. Когда отошла от шока, поняла, что билеты и расписание – все в прошлом. Как и вся жизнь до этого часа. Как стихло, собрались мы все, кто остался, в кучу, стали думать, как выбраться отсюда. Поезда ходили. И прибывали, и уезжали. Но уже сесть можно было только по спецпропуску коменданта. А он сажал в поезда только тех, кто был у него в списках. Это не сразу началось, но довольно быстро. А нас там, естественно, не было. Пробовали поодиночке и за деньги устроиться на отходящие поезда. Кому-то удавалось, кому-то нет. У меня с двумя детьми на руках шансов не было. Но мне повезло. Двадцать третьего на вокзал прибыла группа женщин с детьми. Возглавлял ее майор
– помнишь, приезжал к нам с проверкой из округа? Фамилию забыла, но это неважно. Он обеспечивал эвакуацию членов семей командного состава округа. Для них выделен был вагон. Вот к нему мы и бросились за помощью. До смерти буду помнить и благодарить его за то, что не отказал. Он всю нашу оставшуюся группу сумел разместить в этом вагоне. Тесно было очень и душно, многим просто не хватило места на полках – сидели в коридоре, но хоть дети спать могли, и главное – мы поехали из Минска! Ночью. И все со страхом ждали утра – ночи-то июньские короткие. За ночь успели доехать до Борисова. Ехали очень медленно и часто останавливались – говорили, немцы пути разбомбили.
        До Смоленска добрались только двадцать восьмого июня. В дороге ели то, что могли купить у местных на остановках. А цены уже… В Смоленске у меня уже почти денег не осталось. И главное – Ваня простыл! Так я отстала от нашей группы. Пришлось остановиться у старушки, живущей неподалеку от станции. Помогала ей по хозяйству, продала на толкучке все свои подарки матери, свое, что можно было продать. Так и жили! Как Ваня чуть оклемался, решила уходить из города. Гремело западнее города уже отчетливо. Уехать поездом шансов не было – эвакуировали тоже по спискам. Многие уходили пешком по Старой Смоленской дороге. По Минскому шоссе в основном двигались военные колонны, и немцы ее часто бомбили, а старая дорога была и покороче, и немцы ей меньше внимания уделяли. Ушли пятнадцатого, потом узнали, что немцы заняли южную часть города шестнадцатого.
        До переправы через Днепр добирались десять дней. Людей шло очень много. Даже детский дом – детишки возраста наших детей и старше, шли пешком. Гремело со всех сторон, включая восток, куда мы шли. Дети долго идти не могли, а я не могла унести двоих. Останавливались и кормились в придорожных деревеньках, благо их много было. Где так помогали, где отдавала то, что еще у меня было. Насмотрелись за эти дни всякого! Немецкие самолеты появлялись в небе почти ежедневно. Бомбить не бомбили, но из пулеметов обстреливали всегда. Тут важно было успеть сбежать с дороги и добраться до ближайших кустов. Кто не успевал – чаще всего погибали. Я помогала хоронить погибших, а дети стояли и смотрели на это. Вот тогда у них глаза стали взрослыми. В три года! Хоронили взрослых, стариков и детей. Это было самое страшное. Однажды в очередной раз сбежали с дороги от немецких самолетов и наткнулись на труп женщины. Она уже изрядно полежала там. Запах! Мухи! Стали ее хоронить, а Ваня посмотрел на это и говорит: «Мама! Если меня убьют – закопай меня сразу. Не хочу, чтобы меня мухи и черви ели. Я их боюсь!» Я копаю и плачу.
        Пришли к переправе, а ее и бомбят, и обстреливает артиллерия постоянно. Бои шли чуть ли не в окрестностях моста. Река сама по себе в этом месте не широкая, но зато пойма километра два-три, и дорога идет по высокой насыпи. Днем никак не переправиться. Ждали ночи. А ночью пошли на мост. Это было еще страшнее самолетов. По мосту идет сплошной поток людей, машин, подвод, а рядом рвутся снаряды. Убитые и раненые падают в воду или их тут же затаптывают на мосту. Машины, вышедшие из строя, и убитых лошадей сразу же сбрасывали в реку. Я молилась всем известным мне богам, лишь бы не зацепило осколками детей и они не потерялись в этой толчее. Когда перебежали мост – дальше идти не смогли, так устали. До Дорогобужа шли еще десять дней. Пришли туда двенадцатого августа. Уже в окрестностях города Ване снова стало плохо – поднялась температура, началась ангина. Кое-как добрались до города, и я смогла найти жилье при госпитале. Там же и устроилась нянечкой. За еду. Одновременно врачи с Ваней помогали. Но нам нужно было идти в Вязьму – там была крупная железнодорожная станция, и все смоленские беженцы шли туда –
там обещали отправить всех в тыл. Мы же задержались в городе на полтора месяца – пока Ваня выздоравливал, потом пока окреп. В конце сентября решила двигаться дальше. Уже холодать стало, а с одежкой у нас плохо было, мы же летом выезжали. Все, что я могла продать или обменять, уже закончилось. Машина из госпиталя шла в Вязьму, и нас на нее посадили. Думала, уже в тот же день будем в Вязьме. Не вышло. Попали под авианалет, водителя нашего убило, старшего машины ранило, и его повезли обратно в госпиталь. А мы проселочными дорогами, сокращая путь мимо Семлева, пошли на восток. Останавливались в деревеньках. Тут люди жили попроще и отзывчивей. Дети более-менее питались, а я уж как получится.
        В начале октября, четвертого кажется, остановились, как всегда, в деревушке. У старушки, жившей в одиночестве. Дети только успели покушать, как в деревню вошли немцы. Их было немного, но наших частей ближе, чем в Семлеве, не было вообще. Всех начали зачем-то сгонять к колодцу, а я сумела с детьми выбраться из дома и укрыться в прошлогодней высокой траве за хлевом. Там и сидели до темноты, надеясь уйти. А тут немцы неподалеку стали оборудовать пулеметную позицию. Мы уже замерзли, а уйти и даже двигаться нельзя – трава трещит от движения. А потом начался бой. Откуда-то подошла наша колонна. И тогда под шум боя я решилась уйти. И мы смогли это сделать. Вижу, через поле движется колонна, от того места, откуда стреляют по немцам. Решила, что это, должно быть, наши. И нам надо успеть к ним, чтобы уехать отсюда. Побежали. Только когда уже достаточно отошли в поле, я расслабилась и встала во весь рост. А тут ракета. Пулеметчик, видимо, меня заметил и дал очередь. Слава богу, дети еще маленькие. Очередь прошла выше них, а меня зацепила одна пуля. В руку. Я бегу. Больно от движения, рука тяжелая, и я ее
плохо чувствую. Кричу на детей, чтобы не останавливались и бежали к машинам, а сама думаю: «Сейчас упаду, как дети без меня?»
        Не успели мы. Машины уже проехали. Мы выбежали на их след – примятую колесами траву, и тут силы оставили меня. Я помню только, как внезапно все стихло, как будто звук выключили, а потом в глазах посерело – и все.
        Голос сбился, и Вера замолкла. Пережитое еще не отпустило ее. Инстинктивно она прижалась к нему, вцепившись пальцами в его руку. Степан накрыл ее пальцы своей ладонью, поддерживая и успокаивая жену. Вера продолжила:
        –Пришла в себя в машине, чужие люди вокруг. Вообще чужие! Одеты в незнакомую одежду. Но главное – дети рядом. Заботливо укрытые кем-то и спят. Приехали в этот дом. Потом доктор. Потом все закрутилось. Люди оказались бывшими офицерами структуры, похожей на НКВД. Точнее, они говорили, что являются продолжателями НКВД. Я в этом плохо разбираюсь, но после приезда полковника Дегтярева из Москвы мне очень быстро сделали паспорт и устроили детей в детсад. Вот! Я теперь гражданка Российской Федерации! Как ты к этому относишься?
        И Вера улыбнулась, лукаво взглянув на Степана.
        –Я счастлив, что вы живы! Я счастлив, что вижу вас! Я люблю тебя! Как я давно этого не говорил!
        И Степан поцеловал Веру. Засмеявшись, она легонько оттолкнула его.
        –Дети смотрят!
        И добавила:
        –Алексей Федорович сказал мне, что я сама должна решить – остаться мне тут или вернуться.
        –И что ты решила?
        –Я поеду с тобой. За эти месяцы я поняла, как я тебя люблю! И вон… бегают плоды нашей любви. Куда я от тебя? Поэтому если скажешь – я переберусь на ту сторону перехода. Поближе к тебе.
        –Это было бы здорово!– Степан с сожалением вздохнул.– Только на плацдарме сейчас людей как сельдей в бочке. Местные живут друг на друге. Все помещения – овины, сараи, бани – все занято. Поэтому пусть пока все останется как есть. Мы сможем видеться на той стороне. Сюда меня вряд ли отпустят. Я, когда отошел немного от эйфории встречи с тобой, удивился, что меня вообще сюда отпустил комдив. Думаю, это было просто слишком неожиданным для него, и он не совсем разобрался, что к чему. Наш полк входит в формируемую дивизию НКВД, которая будет охранять и оборонять район перехода. Поэтому, думаю, я тоже буду поблизости от тебя. Если, конечно, командование не отправит меня куда-нибудь – в пески Средней Азии, горы или тундру. Ты поедешь со мной?
        –Поеду! Правда, мне будет не хватать телевизора. Да и детям их мультиков. Хотя нет! Без телевизора прожить можно. А вот стиральная машинка! Это что-то! Я уже забыла, что такое стирать руками. Вот этого будет жаль.
        –Ну, мы что-нибудь придумаем!
        В этот момент детям надоело играть одним, и они взялись за маму с папой.
        День пролетел незаметно. Вечером вернулись хозяева. После совместного ужина Вера с хозяйкой повели детей в ванную, а Степан отправился на веранду покурить. Следом за ним вышел и Трофимов. Гришин знал, что майор не курит, а значит, вышел поговорить. И не ошибся.
        –Степан! Что думаешь дальше делать? Я по поводу Веры интересуюсь. Ты ничего не подумай! Решение должно быть ваше. Это меня жена подослала. Хотя и мне Вера и Ваня с Машей уже не чужие.
        Не успел Степан ответить, как он продолжил:
        –Наши-то в Москве. И старшая дочь, и младшая. И внуки, соответственно. Знаешь, когда дети разъехались, понял, что нужно было на двух не останавливаться. Понятно, что тогда жизнь у нас тут была не сахар, но когда она такая была? В общем, пусто дома стало. А тут – твои! Знаешь, дом прям ожил. Поэтому и спрашиваю тебя – может, семья твоя пока у нас погостит? Нам в радость, а с той стороны… сам знаешь. А уж когда немцев отгоним, тогда и можно будет определиться.
        –Да мы как раз сегодня с Верой это обсуждали. В общем, если вас не затруднит – я бы попросил, чтобы мои пока пожили у вас. А потом – куда пошлют. Если на фронт, она к матери в Горький поедет.
        Трофимов был убежден, что капитан Гришин уже проходит по списку категории военнослужащих, которым заказан путь за пределы Особого района. По крайней мере, сейчас. В дальнейшем – все возможно. Но не в ближайшем будущем. А значит, Вера с детьми будут жить неподалеку. Об этом он решил не говорить. Мало ли! Степан молод, страх за семью ушел, а кровь бурлит и требует подвигов. «Все когда-то мы были рысаками!»– вспомнил Алексей поговорку одного старого опытного прапорщика, чуть не ставшего его тестем.
        –Ну, добро! Пойду жену успокою. Ты давай, докуривай и на боковую. Завтра все рано встаем, кому в садик, кому на работу и на службу.
        4 НОЯБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        –Капитан Гришин, вас приказано доставить в особый отдел дивизии. Следуйте за мной,– произнес старший лейтенант госбезопасности, забирая командирскую книжку из рук проверявшего документы пограничника.
        –Капитан Гришин арестован?
        Вопрос Трофимова застал особиста, уже повернувшегося спиной, врасплох.
        –Нет…– и после секундной паузы, разобравшись в непривычных для него знаках различия, добавил:– товарищ майор. Есть необходимость задать товарищу капитану ряд вопросов. Если бы он был арестован, то у него бы отобрали личное оружие. Как видите, это не так. У вас, товарищ майор, больше нет вопросов?
        –Нет. Пока нет.
        Гришин переглянулся с Трофимовым и все так же молча направился в сторону штаба дивизии.
        Трофимов же, вернувшись на территорию Российской Федерации, достал мобильник.
        –Дмитрий! Все, как ты и предполагал. Нет, не арестовали. Вызвали на беседу.
        Гришин не боялся. Не чувствовал он за собой вины. Да и не так обычно это происходит, когда речь идет о подозрении в предательстве. Он это знал наверняка. И тем не менее ситуация напрягала.
        В кабинете особист, положив перед Гришиным вынутый из стола лист и новомодную шариковую ручку, предложил подробно описать все происшедшее с ним с момента выхода из штаба дивизии. Гришин такую видел у Васильева, но пользовался впервые.
        Цанава писал докладную. Очередную еженедельную докладную на имя своего непосредственного начальника и тезки – Лаврентия Павловича Берии. Писал ему, будучи уверенным, что эти докладные читает и Сталин. И подобные докладные пишет не он один. Тот же Ершаков, Рокоссовский, Ракутин и многие другие. Каждый по своему профилю и своему начальству, но в целом вся информация ложилась на стол Верховному. Он запретил перерабатывать ее и лично читал, так сказать, первоисточники. Слишком важна была тема, ценна информация, которую могли либо потерять при обобщении, либо не заметить нюансов, отнести их к неважным и тем самым совершить ошибку. Материал же для докладной Цанавы собирался из докладных подчиненных и информации, полученной им самим.
        Неожиданно раздался вызов, и на телефонном аппарате, подаренном союзниками, заморгала кнопка адьютанта.
        –Да?– бросил Цанава в сторону аппарата, ткнув пальцем в светящуюся кнопку и продолжая писать. Удобная штука этот аппарат. А уж как хвалит его адъютант комплект оргтехники, также подаренной и которой его научили пользоваться!
        –Товарищ комиссар!– раздался мелодичный голос его гм… адъютанта.– К вам из штаба Объединенной группировки полковник ФСО Дегтярев.
        –Пригласи!– с неохотой разрешил Цанава, отрываясь от докладной. Формулировка мысли не получалась. «Может, это и к лучшему. В смысле – прерваться»,– пряча бумагу в стол, успокоил он себя.
        –Разрешите войти?
        –Разрешаю!
        –Здравия желаю, товарищ комиссар государственной безопасности второго ранга!
        Цанава счел возможным встать навстречу и протянуть руку.
        –И вам не болеть! Присаживайтесь. Чаю?– уточнил он после рукопожатия. Этого полковника он помнил. Встречал на заседаниях штаба Объединенной группировки. Не на первых ролях, но все же он был вхож в высшую управленческую структуру группировки. И его фамилия звучала в докладных Воистинова и Ракутина. Причем в самых первых. Он был тем, кто вывел его посланцев на окружение президента России. Интересно, что ему нужно?
        –Не откажусь. Не успел у себя. Полковник Дегтярев. Зам. начальника охраны Объекта. Федеральная служба охраны,– представился полностью полковник и занял место за столом напротив комиссара.
        «Торопился! Что ж такое случилось? Мне вроде ничего не докладывали. Или… Да он не по службе!»– догадался Цанава.
        –Слушаю вас!– начал беседу с напрашивающегося в такой ситуации вопроса комиссар.
        –Я к вам обращаюсь не по службе. Хотя вопрос для вас касается именно ее.
        И он коротко изложил ситуацию, возникшую чуть более суток назад. Цанава вспомнил информацию по вопросу, связанному с попаданием на ту сторону женщины с детьми. В тот момент его посланцы искали выход на президента, поэтому конфликтовать с людьми, которые могли в этом помочь, Цанава посчитал неправильным. В Москву об этом в докладной он все же сообщил. Его решение одобрили. Поэтому закрыли глаза и на получение российского паспорта гражданкой СССР. Вариант использования Веры Гришиной в качестве источника на той стороне в тот момент отбросили сразу. Эта ситуация возникла спонтанно, предусмотреть ее было невозможно. Гришину, естественно, к ней не готовили. И вначале связи с ней не было.
        Когда она стала работать в школе на нашей стороне, вариант возник снова. Но по факту она жила в доме офицера спецслужбы. Его биография, направление и уровень подготовки известны были с его слов, достоверность которых проверить было невозможно, а спецдопрос к попаданцам не применялся. Сам Цанава и не разрешил. Поэтому пытаться получить источник, который может провалиться и просто дискредитировать СССР в глазах союзника, было как минимум недальновидным. Плюс имелся фактор возможности влияния на нее через детей, и она могла быть просто перевербована. Такой ход был вполне допустим. Поэтому ситуацию с Гришиной оставили в покое, отложив решение до момента освобождения окрестностей Вязьмы с возможностью для нее уехать к матери. Так, по крайней мере, считала Гришина, еще ничего не зная о муже. У Цанавы в частности и госбезопасности в целом на это было совсем другое мнение. Ничего ужасного ни для нее, ни для детей, но из Особого района выехать она могла только куда-нибудь в безлюдную тундру. Точнее, в Сибирь. Не совсем безлюдную, но где до цивилизации в виде паровозов и телефона далеко. Это касалось не
только ее, а всех, кто был в курсе наличия объекта «Портал». И это была самая большая головная боль для всего наркомата и его руководителей, потому что счет уже шел на тысячи. Хорошо хоть успели силами пограничников установить карантинную зону вокруг объекта. Поэтому красноармейцы и командиры 16-й и 20-й армий видели и пользовались оружием и техникой, мало представляя, откуда они берутся. Среди них ходили самые невероятные слухи, половину которых точно сочинили и всячески подпитывали в особом отделе. Те же, кто общался с союзниками, воевал вместе с ними, бывал на той стороне, имели подписки о неразглашении с самыми страшными карами. К счастью, число таких было велико, но все же вполне контролируемо. Самой большой группой были пограничники из полков охраны тыла Западного фронта. Но с ними вопрос уже был решен – они проходят фильтрацию, все, в ком есть сомнения, уедут служить в места, озвученные выше. Остальные продолжат службу здесь до конца. И останутся тут жить после демобилизации. Семьи, у кого есть, будут перевезены в Особый район. К слову, особый отдел 20-й армии по своему составу уже превысил
численность особого отдела Западного фронта. Но, видимо, количество не избавляет от досадных недоработок. Иначе чем объяснить то, что он попал на ту сторону, не будучи в списке? Или тут что-то другое, недоброе? Кто обнаружил эту недоработку и какие у него планы на сей счет?
        В конечном итоге за все или почти за все происходящее здесь, и даже по ту сторону перехода, в определенной степени отвечает он. И эта ответственность не безлика, ее олицетворяют Берия и Сталин. И любая оплошность, любой промах его недоброжелателями и соперниками в аппаратной борьбе может быть преподнесен им в нужном им свете. Что их люди здесь есть, он не сомневался. Особенно учитывая факт расширения особых отделов 16-й и 20-й армий за счет кадров с Большой земли.
        Все эти мысли прокрутились у Цанавы в голове, пока он ждал ответа от оперативного дежурного по отделу. Тот получил задание узнать, у кого на беседе находится капитан Гришин. Дежурный ответил быстро. Выслушав его доклад, комиссар мысленно облегченно вздохнул.
        –Как освободится – с материалами ко мне! И еще. Капитана не задерживать!
        Положив трубку, комиссар на мгновения задумался, а потом, глядя на Дегтярева, добавил:
        –Все нормально будет. Но ряду лиц, включая командира дивизии и начальника особого отдела, выражу свое неудовольствие. У вас есть еще просьбы и вопросы по этой теме?
        –Нет, благодарю вас за помощь. И извиняюсь за доставленное беспокойство.
        –Хотелось бы, пусть и в качестве благодарности, поговорить. Если, конечно, вы не торопитесь.
        Полковник вскинул руку, вглядываясь в циферблат часов.
        –Ну, минут сорок у меня еще есть, можно и поговорить. У вас, товарищ комиссар, похоже, есть тема. Я слушаю.
        –Да! Хотелось бы вас, в смысле – союзников, получше понять. Вам-то проще – вы нас почти как облупленных знаете. Меня, к примеру. До недавнего прошлого ваши товарищи знали обо мне больше, чем я сам. Без подробностей, естественно. Так вот, для затравки вопрос первый: что вам в этом капитане? И лично вам, и вашим товарищам. И главное – почему буржуазная Россия помогает Советскому Союзу?
        –По порядку. Есть такая крылатая фраза: мы в ответе за тех, кого приручили. Это слова из повести одного французского аристократа-писателя. В нашей истории он, будучи военным летчиком, погиб, сражаясь против фашистов.
        Так вот, волей случая или судьбы, если хотите, жизни моих товарищей пересеклись с жизнью семьи Гришиных. Причем пересеклись в такой момент, который остается в памяти до конца жизни. Таким образом, сначала Вера и ее дети, а через них уже и капитан Гришин стали для нас всех не чужими людьми.
        –М-да… душещипательно! Только вот как-то не складывается. Граждане, в том числе офицеры буржуазной России, заботятся о советской семье. А как же принцип жизни в капиталистическом обществе «Каждый сам за себя»?
        –Ваша главная ошибка в данном случае заключается в том, что вы видите форму, но не различаете содержание. Да! В данный момент я и мои товарищи являемся офицерами Вооруженных сил Российской Федерации. Да! К нашему сожалению, государственным флагом России является триколор. Однако гимн остался за небольшим изменением советским. Звезды с Кремля никто не снял, памятники Ленину, опять же за незначительными исключениями, никто не сносил. Более того! Я себя лично, и моих друзей в том числе, считаю глубоко советскими людьми. Мы прошли все ступени воспитания советского человека – мы были октябрятами, пионерами, комсомольцами, коммунистами, наконец! И отсутствие партбилета на нашем мировоззрении никак не сказалось. Так что вы для нас не чужие люди. Я уверен, если бы моим друзьям пришлось бы взяться за оружие, встав в строй красноармейцев, когда они тут приключенствовали, то они бы это сделали без раздумий.
        Обратите внимание! Почти все, кто служит в Объединенной группировке с нашей стороны, это все бывшие советские люди. Ну, кроме тех, кому по должности положено воевать. Все же у нас уже не тот возраст, чтобы с автоматом бегать. Есть ребята и помоложе. Но! Именно поэтому нас сюда и направили, потому как нам с вами легче найти общий язык. Ну и на всякий случай, чтобы коммунистическое мировоззрение дальше не распространялось. Нам-то служить осталось недолго. По советским законам мы все давно пенсионеры.
        –Ясно! Объяснение принимается. Рад, что, кроме коммерческого интереса, нас объединяет еще и нечто большее.
        –Полностью согласен. Теперь главный, почему помогаем? В нашем времени сложилась тупиковая ситуация. В масштабах всей планеты. Мировой кризис экономической системы капитализма. Определение империализма я зачитывать не буду – убежден, что вы в достаточной степени владеете теорией марксизма-ленинизма. Так вот, чтобы мировому гегемону можно было дальше жить, нужно кого-то скушать. Двадцать пять лет назад «съели» СССР и оттянули вот этот самый кризис. А сейчас… Представляете, внутренний долг США около двадцати триллионов долларов. Триллионов! Гигантская пирамида! И чтобы она могла существовать, требуется подпитка. Но для такого гиганта страны Африки, Латинской Америки – это крохи! Ему требуется большой кусок, чтобы поддержать свое существование. В какой-то степени способный конкурировать с гегемоном. А таких кусков осталось мало. Кроме США, это Объединенная Европа, Китай и мы, Россия. Наши природные богатства. Но проблема в ракетно-ядерном оружии, имеющемся у России, и паритете в этом вопросе с США. Поэтому верхушка США сейчас мечется в поисках выхода из сложившейся ситуации. Мы, естественно, готовимся
к худшему сценарию, вооружаясь, однако рассматривается и вариант относительно бескровный. Ну, в смысле обойтись без ядерной мировой войны. И тогда, скорей всего, мировой валютой станет золото. Вот его-то руководство России и запасает на всякий случай. Всеми возможными путями. И продажа СССР старого оружия и технологий – прекрасный вариант увеличения золотого запаса. В данном случае это абсолютно прагматичный подход. Примерно так же сейчас мыслят и Черчилль, и Рузвельт, и товарищ Сталин, забыв о своих политических разногласиях. На время забыв.
        –А почему тогда Двадцатую армию Россия вооружает бесплатно?
        –Ну, не совсем же мы чужие люди. Это первое. Второе – благотворительность тоже имеет место быть. У нас это называется рекламная акция. Эта техника и оружие уж совсем не современное для двадцать первого века. Ну, примерно как для вашего времени дульнозарядные пушки и мушкеты. Да и не так много его требуется в масштабах более чем полувекового накопления. А для СССР сорок первого года это более чем современное оружие. И попробовав даже это, по нашим меркам, старое оружие, есть вероятность, что советское руководство захочет приобрести более современное. А это уже будет стоить некоторое количество денег, для удобства расчетов выраженное золотым эквивалентом. Вот такая картина мне представляется, товарищ комиссар второго ранга! Опаздываю я, простите. Разрешите идти?
        –Ну что ж, спасибо за беседу. Не смею вас больше задерживать, и за Гришина не переживайте – все будет нормально!– ответил Цанава, пожимая на прощание руку полковника.– И на будущее: можете меня называть Лаврентий Фомич.
        И, уже глядя на закрывающуюся за Дегтяревым дверь, отметил про себя: «Интересная беседа! Ничего, конечно, нового я не услышал, но все же. Что касается Гришина… Портить отношения из-за выходки капитана с человеком из верхушки спецслужбы, ближайшим по своему положению к лидеру страны, являющейся по факту важнейшим союзником,– глупо. Нет! Не глупо, а преступно глупо. И я эту глупость не совершу. А капитан никуда не денется, и за ним присмотрят».
        Особист не испортил настроение Гришину. То есть, возможно, и хотел, однако не успел Степан закончить сочинение на вольную тему, как в кабинет вошел дежурный по отделу и, отозвав к окну старлея, что-то прошептал тому на ухо. При этом инстинктивно выкатывал глаза, указывая на важность информации. Сразу после этого особист поскучнел и, дождавшись окончания писанины Гришина, быстро прочел, для формальности задав несколько уточняющих вопросов. После чего вернул командирскую книжку и, проводив до дежурного, сухо попрощался. На что Гришин совсем не обиделся.
        Выйдя из здания особого отдела, Гришин выдохнул и, улыбнувшись, двинулся в расположение роты. Запас его жизненного оптимизма был настолько велик, что даже встреча с сотрудником особого отдела настроение ему не испортила.
        Цанава закончил читать написанное Гришиным, сложил в папку, аккуратно завязал и положил ее в ящик стола. Потом поднял голову и, внимательно посмотрев в глаза стоявшему перед ним сотруднику, произнес одно слово:
        –Забудь!
        –Слушаюсь! Уже забыл!– ответил тот и, повинуясь кивку комиссара, покинул кабинет.
        Цанава был в нем уверен. Он был его человеком. И другим уже быть не мог.
        4 НОЯБРЯ 2016Г.
        Г. МОСКВА. КРЕМЛЬ
        –Здравствуйте! Давайте не будем терять время. Мы и так по этому важному вопросу давно не собирались. Валерий Васильевич! Дайте, пожалуйста, общую информацию по обстановке на сегодняшний день.
        Начальник Генерального Штаба Российской Федерации поднялся из-за стола и подошел к мягко засветившемуся экрану.
        –Войска Шестнадцатой армии Рокоссовского организованно отошли и заняли позиции по периметру Особого района. Проведенный контрудар по подвижным группам немецких дивизий силами авиации генерала Захарова, артиллерии и мехчастями Двадцатой армии Ершакова не позволил противнику организовать преследование отходящих войск. Общая численность отошедших дивизий Шестнадцатой армии – около восьмидесяти тысяч. Плюс с колоннами войск в район прибыло около пятнадцати тысяч гражданских. Особый отдел Двадцатой армии, усиленный сотрудниками Шестнадцатой, прибывшими специалистами с Большой земли и нашей технической помощью, занимается фильтрацией как военнослужащих, так и гражданских.
        Войска заняли оборонительные позиции с построением в два эшелона. Формально передача войск штабом Рокоссовского в Двадцатую армию завершена вчера. Сейчас идет переформирование отошедших дивизий в четыре мотострелковые дивизии послевоенного штата советской армии. Откровенно говоря, потери в дивизиях Шестнадцатой армии были значительными, и оставшийся личный состав – это в основном тыловики и вспомогательные подразделения. То есть боевой состав рот и батальонов пехоты формирующейся Двадцатой армии не лучший. Зато инженерно-саперных подразделений сформируем больше нормы. Радует, что формированием спецподразделений, артиллерии и танковых частей мы стали заниматься заранее и смогли за счет местных ресурсов и пополнения с Большой земли сделать это на хорошем качественном уровне. Это касается и подготовки экипажей и расчетов, и командирской подготовки всех уровней – от роты до штаба армии. Что, собственно, контрудар и подтвердил. Если противник даст время, сумеем подтянуть и уровень подготовки пехоты. Противник вокруг периметра особой зоны выставил суммарно до трех пехотных корпусов. Определил линию
фронта и пока обстановку не обостряет. Судя по радиоперехватам, между штабом группы «Центр» иБерлином идет жаркая полемика по вопросу, что делать: оставить пехотное прикрытие вокруг особой зоны и продолжать наступление на Москву или бросить все силы на ликвидацию остатков армии Рокоссовского и уже после продолжить наступление.
        –А вы как считаете? Какой вариант действий они изберут?
        –Генштаб пришел к выводу, что немцы продолжат наступление. Тому есть две существенных причины.
        Первая. Весь план войны против СССР строился на стратегии молниеносной войны. Как мы видим и знаем, фактически в обеих реальностях он потерпел крах. Но Гитлер с этим согласиться не желает и еще надеется на победоносное завершение войны взятием Москвы. Пример Наполеона его ничему не научил.
        Вторая. Немецкое командование и тогда, и сейчас не смогло выявить концентрацию советских войск для контрудара. Поэтому считает, что почти все боеспособные соединения РККА на Московском направлении сейчас находятся в лесах под Вязьмой.
        Жуков, как никто другой, умеет организовывать скрытое накопление резервов на направлениях планируемых ударов.
        Итак, наступление они продолжат, оставив часть сил для блокады района. Поставят минные поля, закопаются в землю и приготовятся к обороне, как это умеют немцы образца сорок первого года. Однако Генштаб предполагает, что для перегруппировки и пополнения сил и для подготовки матчасти им потребуется оперативная пауза не менее чем в две недели. Потери под Вязьмой они понесли существенные, и их сейчас приходится восполнять за счет резервов из Европы. Есть вариант, но Генштаб считает его маловероятным – переброска первой танковой группы с южного направления.
        Двадцатая армия. Штаб армии и дивизий интенсивно учился все это время, и пока они находятся в Особом районе, мы продолжаем оказывать им методическую и техническую помощь в организации подготовки и обучения войск. Оружием и техникой дивизии оснащаются согласно штату. Вопросы снабжения войск и гражданского населения всеми видами довольствия решаются в текущем порядке. Технология уже отработана.
        Западный фронт генерала Жукова. Левый фланг – Малоярославецкое направление – Тридцать третья армия в составе пяти стрелковых дивизий. Основа обороны – триста двенадцатая дивизия. Остальные дивизии – бывшие ополченческие, однако по меркам этого момента достаточно многочисленные. Возможно, сделаю некорректное замечание: отступали столь быстро, что немцы не успели их разгромить. Командующий – генерал-майор Вишневский, бывший командарм Тридцать второй армии. Сталин учел информацию, полученную от нас, и характеристику Жукова генералу Ефремову, и действительно отправил того командовать тыловым округом. Ну, будем посмотреть, как проявит себя Вишневский. В известной нам истории он проявить себя не успел. Попал в плен под Вязьмой.
        В центре, вдоль Минского шоссе на позициях Можайского укрепрайона, обороняются тридцать вторая, сто тридцать третья и семьдесят восьмая стрелковые дивизии, входящие в состав Пятой армии генерала Говорова. Хочу подчеркнуть: тридцать вторая, сто тридцать третья, семьдесят восьмая стрелковые дивизии – кадровые, сформированные по довоенным штатам, по четырнадцать тысяч личного состава, и укомплектованные двумя артполками. У Говорова неплохо получалось и в первый раз – доверили и сейчас. Армия имеет на сегодняшний день наибольшее количество танковых бригад – пять. С учетом укреплений Можайского рубежа сомнительно, что противник сможет сейчас сдвинуть эту армию с места.
        Правый фланг. Волоколамское шоссе защищает не Шестнадцатая армия Рокоссовского, как вы понимаете, а Девятнадцатая Лукина. С укреплениями у него так же плохо, как и было, однако время, выигранное Рокоссовским в боях за Вязьму, положительно сказалось на подготовке позиций. В составе армии Лукина три стрелковых дивизии, кавгруппа Доватора и танковая бригада Катукова, плюс шесть артполков. То есть, несмотря на откровенно незначительное количество дивизий на фронте – всего одиннадцать, силу они представляют собой немалую. И в той истории вермахт не смог решить задачу взятия Москвы. Сейчас же, после потерь под Вязьмой и, самое главное, потери времени и темпа, это задача становится для гитлеровцев практически нерешаемой. Но тем не менее – они попытаются.
        Прогноз Генштаба: противник не сможет преодолеть оборону советских войск, и в контрнаступление Западный фронт перейдет с рубежа Волоколамск – Можайск – Наро-Фоминск. Что значительно повышает шансы уже зимой соединить Особый район с Большой землей.
        Теперь что касается запросов Советского правительства. СССР приобрел небольшие установочные партии легкого и тяжелого стрелкового оружия 40-х годов под стандартные патроны их времени. Технологии производства АК-47, СКС и патрона под них отложены на послевоенное время. Что логично. Но самый большой интерес вызывают средства связи. Весь спектр – от радиостанций, устанавливаемых на танках и самолетах, до фронтовых узлов связи. И мы способны удовлетворить спрос. На складах после сокращения советских Вооруженных сил этого имущества огромное количество. И в связи с переходом с аналоговой связи на цифровую вся эта техника нам уже не нужна.
        Артиллерия. За исключением вооружения нами Двадцатой армии, СССР в артиллерии не нуждается. Готовы закупать порох и в больших объемах, но это возможно только после деблокады Особого района.
        По танкам. Они продолжат выпускать Т-34, внося изменения на основе технологий Т-34-85, который, возможно, пойдет в серию с лета 1942 года, учитывая планируемый немцами выпуск танка Т-4 с 75-мм длинноствольной пушкой.
        По авиации аналогично. Интенсивно доводят до ума двигатели. Заинтересовались пушками МиГ-17, которые остались у нас на складах длительного хранения. Сейчас планируем оснастить ими дивизию Захарова. Кстати, группа авиаконструкторов, которые находятся у нас с визитом, сформулировала запрос на приобретение чертежей самолетов и вертолетов первого послевоенного поколения и, если есть возможность,– экземпляров. Готовы купить их в любом техническом состоянии.
        Чертежи собираем по всем архивам, а вот по реальной технике нужно ваше решение.
        –А у нас имеется такая техника?
        –Летающей – нет. На постаментах и в Монино есть. Однако группа Ракутина, оказывается, не лаптем тут щи хлебает. Освоили компьютеры и нарыли информацию, что такая техника имеется в Северной Корее и Албании. Я проверил – это действительно так. В Корее, понятно, есть, но дороговато. Албанцы, вступив в НАТО, распродают старую советскую технику гораздо дешевле. Но все равно это деньги.
        –Ну, деньги, я так понял, нам возместят. И даже с комиссионными за хлопоты. Поэтому – покупайте. Не напрямую, естественно, а под крышей любителей летающих раритетов. Да, кстати, пока не забыл. Вы помните, что скоро Седьмое ноября? Сергей Викторович, подготовьте поздравления от Российской Федерации. Я подпишу.
        –Будет сделано, Владимир Владимирович! И по моему ведомству вопросик имеется.
        –Хорошо! Дадим возможность Валерию Васильевичу закончить и тогда послушаем вас.
        –Продолжаю. СССР готов купить дивизионный комплект техники и оружия послевоенного образца для дивизии НКВД охраны Особого района. К имеющимся трем полкам планируется сформировать танковый, зенитный и артиллерийский. Для этой дивизии они хотят приобрести Т-55, БМП-1 и БТР-60. Технику, что эти полки уже получили и получают, предполагается передать Двадцатой армии. Кроме дивизии НКВД, в Особом районе хотят разместить зенитно-ракетный полк С-125. Если принципиально мы согласны – готовы обсуждать цену.
        –М-да… Аппетит приходит во время еды. Сергей Кужугетович! А что ты с пустыми складами делать-то будешь?
        –У нас есть, Владимир Владимирович, что туда поставить. К слову скажу, еще никогда Министерство обороны не получало столь существенной прибыли. Обычно все это переплавлялось в убыток себе из-за транспортных расходов.
        –Ну, значит, не будем портить настроение министру обороны. Если нет возражений, готовьте договор. У вас все, Валерий Васильевич?
        –Нет. Кроме этого, Ракутин попросил уточнить возможность закупки нами танков Т-34-85 в Северной Корее. Готовы оплатить и перевозку их с Дальнего Востока.
        –Они у них есть?
        –Думаю, к удивлению многих присутствующих, не только имеются, но и стоят до сих пор на вооружении. И в изрядном количестве. Мы через военного атташе негласно поинтересовались вариантами приобретения этих танков.
        –И что же?
        –Корейцы немало удивились нашему интересу, но с плохо скрываемым энтузиазмом согласились на эту сделку. В ходе переговоров мы смогли добиться следующих условий – мы поставляем со складов длительного хранения взамен «тридцатьчетверок» более современные танки. Из расчета: за один Т-55 они отдают два Т-34-85; за один Т-62 – три «тридцатьчетверки»; за Т-72 не модернизированный – пять штук. Они бы хотели получить и Т-72 последней модификации, но, во-первых, они нам и самим нужны, во-вторых, все мощности российских заводов сейчас заняты заказами нашего министерства. Корейцы сейчас рассматривают варианты модернизации этих танков в Белоруссии и в Китае.
        –Так. Что там с суммами возможной сделки?
        –Нам выгодно. Более чем. Ну, СССР тоже в накладе не остается. Даже с наценкой на доставку, Т-34-85 в несколько раз по эффективности превосходит любые английские и американские танки, относящиеся к средним. Плюс это свои же технологии, следовательно, с ремонтом и запчастями проблем не будет. Имеющиеся отличия Т-34-85 от тех «тридцатьчетверок», которые выпускаются в СССР сейчас, некритичны, и уже с момента передачи нами нескольких экземпляров и оставшейся документации работа над совершенствованием танка идет вовсю.
        Для информации хочу сообщить, представитель союзников – все та же группа Ракутина – сейчас занимается определением номенклатуры техники и вооружения Шестнадцатой армии Рокоссовского. Штаб армии и штабы дивизий сейчас учатся. Но как только Западный фронт соединится с Особым районом, немедленно начнет прибывать личный состав вновь формируемых дивизий. Мы предполагаем, что два-три месяца у нас в запасе есть. Вот тогда действительно мы полностью освободим склады длительного хранения не только от техники и вооружений времен Великой Отечественной, но и от первого послевоенного поколения. Вот теперь если у присутствующих нет вопросов, доклад закончил.
        –А как эту операцию скрыть или замаскировать? Тысячи танков, сотни эшелонов? Есть мысли?
        –Коррупция, Владимир Владимирович! Коррупция и только коррупция. Легенда: корейцы нашли способ обновить с нашей помощью танковый парк. Часть оплаты – металлолом в виде старых танков. И неожиданно эту тему стал разрабатывать сын одного из наших уважаемых людей. Не иначе, отец помог. Для этого в окрестностях Вязьмы строится металлургический завод. Не гигант, конечно, но за несколько лет этот объем металлолома он переплавить способен. Человек этот уже в курсе и роль свою сыграть согласен. Сумму договоренности с ним я вам передал в докладной записке, что перед вами.
        –Ну, вчерне придумано неплохо. Позже я ознакомлюсь с деталями. Спасибо! Присаживайтесь! Сергей Викторович! Прошу!
        –Получен запрос из Москвы на согласование личности посла СССР в Российской Федерации. М-да… Москва запрашивает агреман у Москвы.
        –И кого нам предлагают союзники?
        –Я бы хотел, чтобы вы лично прочли. Передайте президенту документ.
        Путину передали бумаги, и на некоторое время за столом воцарилось молчание, прерываемое шепотом общавшихся.
        –Хм… Не скажу, что неожиданный вариант, но интересный. Ранее, во время службы в Комитете госбезопасности, не пришлось пообщаться с председателем. Званием и должностью не вышел я на тот момент. Зато теперь представилась такая возможность.
        Итак, господа и товарищи! Чрезвычайным и полномочным послом СССР в Российской Федерации назначен Юрий Владимирович Андропов. О чем сообщается в этом документе и там же запрашивается на это наше согласие. Какие будут мнения? Лично я согласен – человек нам известный. Прямо скажем, не чужой, препятствий не вижу. Голосовать будем, как в Политбюро, или так вопрос решим? Возражения есть? Я так и думал.
        –А нас в СССР кто будет представлять?
        –Есть молодой, перспективный…
        –Останетесь после совещания. Есть мысль, и мы ее с вами обсудим. А пока продолжаем. Что у нас по науке?
        Совещание продолжалось еще около часа, после чего в кабинете остались двое – Путин и Лавров, который пересел поближе к президенту.
        –Владимир Владимирович, прошу прощения, я тут вспомнил одну дату, которую обязан вам сообщить. Двадцать первого декабря у Сталина день рождения.
        –Напомните, сколько лет ему исполнится?
        –Шестьдесят два года.
        –Дата не круглая, но тем не менее следует поздравить. Я подумаю насчет подарка. Благодарю за своевременное напоминание.
        Президент сделал пометку в своем блокноте.
        –Возвращаясь к теме дипотношений. Я вот что думаю, Сергей Викторович. Раз Сталин подошел к вопросу назначения посла столь своеобразно, а я убежден, что предложение Андропова в качестве посла – именно его инициатива, призванная, с одной стороны, иметь влияние на нас, конкретно – на меня в большей степени, учитывая мое уважение к личности Юрия Владимировича. И здесь кроется второе – товарищ Сталин этим назначением подчеркивает, что разобрался с персоналиями в высшем эшелоне власти России. Хотя за такой срок это и несложно. Поэтому вы молодого перспективного сотрудника, которого прочили в послы в СССР, приберегите для другой страны. Я предлагаю, с вашего же, конечно, согласия на эту должность вот этого человека…
        7 НОЯБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        С прибытием в Особый район частей бывшей 16-й и началом формирования дивизий 20-й армии у Трофимова началась служба. Нет, и раньше, когда формировались танковые, артиллерийские, зенитные и специальные части и подразделения, он не сидел сложа руки в кабинете, поплевывая в потолок и отдавая вечером перед уходом со службы своему столу команду «Смирно!» Политотдел 20-й армии работал и тогда, но все же количество личного состава добавилось в разы, и, соответственно, на столько же вырос объем работы. К тому же нужно все это умножить на неразбериху и суету, сопровождающую переформирование частей. В чем заключалась его служба? В оказании помощи – технической и методической – политотделу 20-й армии и политорганам ее дивизий и частей. Возникшая в самом начале мысль создать некое образование из политработников РККА и бывших политработников конца XX – начала XXI века, растаяла как утренний туман под натиском требований ГлавПУРА РККА. А конкретно, его руководителя – армейского комиссара 1-го ранга Мехлиса Льва Захаровича. Он был категорически против участия в политработе выходцев из буржуазной России. Да особо
никто и не настаивал. Структуры, подобной былому ГлавПУРу, в России давно уже не было, а значит, не было амбиций и людей, желающих отстаивать их. Поэтому поступили просто – за политическую работу отвечали политотделы 16-й и 20-й армий, а союзники из будущего помогали техникой и материалами, для чего при комендатуре Особого района был создан небольшой отдельчик, состоявший из полутора десятков пенсионеров-политработников, еще помнивших, как расшифровывается аббревиатура ППР. За глаза отдел называли «домом престарелых», но обитатели отдела не обижались. Во-первых, потому что в каком-то смысле это была правда, а во-вторых – им было на это плевать. Они, как и Трофимов, были профессионалами своего дела, которое вот уже четверть века никому было не нужно. А тут внезапно появилась масса людей, нуждающихся в них и их умениях, пусть и с ограничениями. Смысл ограничений они понимали. Чтобы убеждать людей, нужно быть искренним и откровенным перед ними. И самому верить в то, в чем их убеждаешь. А вот с этим как раз было плохо. Не вычеркнуть из памяти 91-й год, предательства страны и народа верхушкой партии,
национализма окраин и всего того дерьма, через которое страна прошла за эти четверть века. Даже если стараться не говорить об этом, все равно это прорывалось. Дискуссии между отставными ветеранами и молодыми и задорными политруками заканчивались, как правило, ничем. И хотя у каждой из сторон была своя правда, общего между ними было больше. И общим было дело, которому они служили. Одно было плохо. Трофимов, конечно, понимал, что то, чем он сейчас занимается,– важное и нужное дело. Что люди, уже неделями и месяцами не выходившие из боев, уже настолько привыкшие к окружившей их смерти, что уже равнодушно относящиеся и к своей собственной судьбе, как никто другой нуждаются именно в том, чем и занимались Трофимов и его товарищи. Возможно, у многих эта переформировка была первым периодом, когда смерть от них отступила, и они смогли увидеть жизнь вне ее власти. Все это так! Однако каждый раз, когда он напрямую сталкивался с этими людьми, где-то в глубине души он чувствовал свою неполноценность – стыд и вину за то, что он – не они. Он не такой, как они. Будучи при том офицером. И вот самому себе он врать не
хотел. Так оно и было. Они – красноармейцы и командиры, а он – просто человек, носящий военную форму. Произносить в мыслях «тыловая крыса» вотношении самого себя было унизительно. И эти чувства – стыда и вины – росли в нем.
        Революционный праздник 7 Ноября добавил забот для всех, в том числе и для их отдела. У штабов дивизий поставили большие экраны, на которые шла онлайн трансляция мероприятий в Москве. Из подразделений для просмотра прибыли заранее назначенные делегаты. Как правило, это были лучшие бойцы. Кроме этого, у штабов дивизий вообще было многолюдно. Вовсю шло формирование подразделений. Треть всего личного состава сейчас участвовала в этом процессе. Остальные две трети занимали позиции на линии фронта Особого района. Переформированные по новому штату, пополненные полки и батальоны убывали на полигоны, где в ходе ускоренных учений проводилось сколачивание подразделений и освоение оружия и техники. После этого они должны были сменить на фронте тех, кто обеспечил им эту возможность. А ведь еще были гражданские, которых комендатура района размещала в и так переполненных деревнях, ставила на довольствие и обеспечивала их, а также, по возможности и необходимости, привлекала к работам. В общем, весь Особый район с прибытием почти сотни тысяч бойцов начал походить на огромный муравейник, где штабы дивизий стали
эпицентрами активности.
        Трофимов помог молодому политруку запустить трансляцию военного парада с Красной площади и пошел «в народ». Свои обязанности он выполнил. Красная площадь, Кремль, мавзолей Ленина и Сталин на нем, техника и парадные коробки бойцов в зимних полушубках и шинелях в цифровом качестве на огромном экране смотрелись очень неплохо. На его взгляд. А красноармейцы и командиры не дышали, когда взятый оператором крупным планом Сталин с трибуны обращался к ним, ко всем и каждому отдельно. Фраза Ленина «кино – самое важное из искусств» подтверждалась буквально.
        По окончании парада после паузы началась трансляция праздничного концерта. Звучали и известные песни, и, как заметил Трофимов, появились среди них и новые, попавшие сюда через Портал.
        Среди массы бойцов и командиров на площади внимание Трофимова привлекла группа одетых непривычно бойцов. Одеты они были все по-разному – кто в шинели, кто уже в ватниках. Но у всех был одинаковый головной убор – кубанки. И все давно не юноши. Осмотрев их, Трофимов пришел к выводу, что они еще не распределены в новые подразделения, но вот откуда тут казаки? Поразмыслив и не найдя логического объяснения, Трофимов отправился к ним.
        –Здравствуйте товарищи!– поздоровался он, подойдя к группе и обратив на себя их внимание.
        –Здравия желаем, товарищ…– ответил за всех самый пожилой из казаков, замявшись с определением звания Трофимова.
        –Майор! Мое звание майор,– подсказал Трофимов.– А не расскажете мне, откуда тут появились казаки?
        –А можно взглянуть на ваши документики?
        –Отчего же? Пожалуйста!– Трофимов достал и раскрыл свои документы, специально сделанные для офицеров комендатуры Особого района.– Вот! Я не шпион. Шпионы еще не доросли до такого уровня. Так не разъясните мне, как вы тут оказались? Я что-то не помню в составе войск, отошедших к Вязьме, казачьих подразделений. И всего-то одна сорок пятая кавдивизия была, но она простая кавалерийская. Вопрос не по службе, чисто из интереса, можно без официальности. Сами видите, я вам не командир.
        Не прерывая речи, Трофимов достал пачку сигарет и пачку папирос – на выбор. Сам не курил, но знал, что на войне курящих большинство и предложить закурить при встрече практически правило хорошего тона.
        Бойцы разобрали предложенное по вкусу и тут же закурили. Старший, попробовав сигарету, посмотрел на нее, хмыкнул и ответил:
        –А мы не из сорок пятой. Мы из пятьдесят третьей, комбрига Мельника.
        –О как! Как же вы под Вязьмой оказались? Насколько мне помнится, вы ж где-то на правом фланге были. В районе Белого.
        –Именно так! Дивизия получила задачу оборонять Белый. Прибыли в город, заняли оборону. Город, к слову, только им называется. Даже не Вязьма. Так вот, заняли оборону, а на юго-западе от города, в районе дороги на Духовщину, гремит, и гремит серьезно. Связи нет. Что там и кто там – неизвестно. Вот и отправили наш взвод в разведку, выяснить обстановку ну и связь установить. С немцем же кто-то там воюет! Я, как взводный,– старший.
        Пошли мы по дороге. Все как положено, передовой дозор впереди. Десяти верст не прошли – наткнулись на немцев. Погиб бы дозор – в засаду попал. Только из леска слева от дороги по немцам ударил «дегтярь», предупреждая дозорных о засаде. Немцы открылись, ответив, дозор и ушел. Прискакали, доложились, а что мне докладывать? Я даже название деревни, из которой дозор обстреляли, не знаю. Принял решение найти тех, кто там бой вел и спас моих казачков, и у них все разузнать. Ушли с дороги и перелесками двинулись в сторону места, откуда «дегтярь» стрелял. Нашли гильзы стреляные, еще теплые, и следы. Много следов. По ним и пошли. Догнали быстро. Остановили нас те самые пулеметчики, выручившие дозорных. Оказались они арьергардом остатков батальона двести пятидесятой стрелковой, бившимся с немцем в деревнях по дороге до Малых Клемятин. Дальше по дороге отходить не могли – раненых было много, а немец на дороге их догнал бы в два счета. Поэтому ушли с нее в леса. Это мне все капитан, командир батальона, растолковал и на карте показал. Обстановку я уяснил, и можно было возвращаться, но капитан чуть не взмолился:
«Взводный! У тебя почти два десятка лошадей и столько же бойцов. Причем не салажата вы восемнадцатилетние – пороху уже понюхали, не в этой войне, так ранее. А у меня раненых больше, чем здоровых. Не уйти нам от немцев. Помоги! Хоть оторваться. Тяжелых на лошадей приспособим – все быстрее будет, чем носилки нести. Да и нести особо некому – все почти ранены в той или иной степени».
        Это он правду говорил. Почти все перевязанные были. Да и у него бинт на лбу кровью напитался. Написал я донесение и отправил дозорных, как самых молодых, к командиру, а сам решил помочь капитану уйти как можно дальше до темноты. Помогли! А вот уже пробиться к дивизии не смогли. Так и шли с этим батальоном. Потом наткнулись на части двести сорок второй стрелковой дивизии. И вместе с ней вышли на Хмелитский рубеж. Воевали там. Потом, когда все понемногу образовалось, приписали нас к сорок пятой кавдивизии. Воевали уже в ее составе. А сейчас вот ждем, куда нас дальше определят.
        –Да, помотало вас. Ну, главное, живы! А чего такие сумрачные?
        –Переформирование – это такое дело… Кавалерийских подразделений, как мы слышали, в Двадцатой армии нет. А значит, могут нас раскидать кого куда. А не хотелось бы. Земляки мы все. Да и уже сподручней нам вместе воевать.
        –Ну, тут я помочь не могу. Но вот поправить настроение – это в моих силах. Как-никак, я – замполит. Вы тут постойте. Я вам концерт организую. Так сказать, по заявкам.
        И Трофимов двинулся к машине, обеспечивающей трансляцию концерта.
        –А ну-ка, политрук, подвинься, дай замполиту место,– обратился он к коллеге, пившему чай из граненого стакана в типичном железнодорожном подстаканнике. Заварка была в пакетиках. Это был вклад Трофимова в совместный быт с политруком. Достал свой ноут и подключил его к питанию и пульту. Подождав, когда он запустится, нашел нужную ему папку и, улучив паузу в концерте, остановил трансляцию. После чего через громкую связь обратился к собравшимся:
        –А сейчас по заявкам казаков пятьдесят третьей кавалерийской дивизии песня в исполнении Государственного академического Кубанского казачьего хора. Слушаем!
        И включил запись концерта вместе с видеорядом. Первой шла песня «Не для меня придет весна», причем Трофимов взял версию, где солист Виктор Сорокин был в форме с погонами на плечах и красной звездочкой на кубанке. Так было правильней, на его взгляд. Следующей была песня «Когда мы были на войне», и далее – «Каким ты был, таким остался». После этого Трофимов поставил Пелагею, а именно «Под ракитою»– вариант с «Голоса», потом «Ой, да не вечер». Тут в тему хор с песней «Ах ты, степь широкая». И перешел на «Любэ», начав с «Коня», и следом весь их цикл песен о России.
        –Ну, товарищ майор, нагорит нам! Этого нет в списке.
        –Молчи!– Трофимов погрозил испуганному юноше кулаком.– Ничего не трогать! Вали все на меня.
        И вышел из машины. На площади перед экраном никто уже никуда не спешил. Народу изрядно прибавилось. Судя по количеству старших командиров в районе штаба дивизии, весь штаб был тут.
        Он пробился через толпу к казакам.
        –Спасибо вам, товарищ майор!– встретил его взводный.– Такого подарка мы и не ждали. Как дома побывали. Теперь воевать легче будет.
        –Не за что! Как там в песне, «Нам песня строить и жить помогает!» Это как раз тот случай.
        Тут его окликнул какой-то лейтенант:
        –Товарищ майор! Вас командир дивизии просит подойти!
        –Ну, раз просит – подойдем! Бывайте, товарищи казаки! Может, и свидимся еще.
        Лейтенант подвел Трофимова и, доложившись, отступил в сторону. На майора с интересом смотрел молодой относительно него полковник со звездой Героя Советского Союза на груди.
        «Михайлов!– вспомнил Трофимов комдива.– Героя за Халхин-Гол получил. Самый перспективный комдив у Ершакова».
        За плечом комдива стоял комиссар дивизии. Трофимов помнил его по сборам, проводимым их отделом с политработниками дивизий. Фамилию не вспомнил.
        Трофимов представился.
        –Интересную программу вы составили, товарищ майор. Женщины, что пели,– просто огонь! А комиссар мой говорит, песни не из утвержденного списка.
        –Так точно, товарищ полковник! Это из моей личной библиотеки.
        –А чем вас не устраивает утвержденный список?
        –Меня он устраивает полностью. Там тоже прекрасные песни. Просто тут случай такой приключился…
        И Трофимов рассказал о знакомстве с казаками.
        –Ну, вот я и решил искусство немного конкретизировать.
        –Вы не имели на это права без согласования!– влез комиссар.
        –Не имел, но сделал, потому как считал это правильным.
        –Мною будет доложено о вашем самоуправстве в политотдел армии.
        –Не имею возможности этому воспрепятствовать. Это ваше право.
        –И все же людям понравилось! Смотри, комиссар, как слушают! И смотрят!– прервал перепалку Трофимова с комиссаром дивизии Михайлов.– А есть что-то еще на эту же тему из вашего времени?
        –Есть. Но не уверен, что это понравится.
        –Кому? Людям или моему комиссару?
        –Товарищу комиссару. Да и людям, возможно. Есть вещи слишком, даже на мой взгляд, необычные для этого времени. Все же разница в годах немаленькая.
        –Ничего, комиссар стерпит. Не правда ли? Люди сами решат – нравится им или нет.
        Под его взглядом комиссар опустил глаза и промолчал.
        «Да! Звезда Героя Советского Союза рулит!»– отметил про себя Трофимов.
        –Давай, поставь что-нибудь еще! Мы посмотрим.
        Трофимов, вернувшись в кунг, под заинтересованным взглядом политрука полистал свою папку в ноуте с подбором музыки. Кое-что тут было. Тот же Константин Кинчев с разными вариантами «Неба славян». Выбрал с клипом из фильма «Брестская крепость». Добавил «Кукушку» Полины Гагариной с клипом «Битвы за Севастополь». «От героев былых времен» взял версию с цветными фотографиями солдат и офицеров. Лично ему эта песня больше нравилась в исполнении Михаила Ножкина, но там видеоряд в конце не подходил. Далее «По полю танки грохотали» из любимого фильма Трофимова «На войне как на войне». Критически оценив выведенный список, нажал значок «воспроизвести» ивышел наружу.
        С трудом продрался через толпу к Михайлову. Народ неотрывно смотрел на экран. На взгляд Трофимова, люди даже не воспринимали музыку и слова песни Кинчева. Их захватила картина неистовой ярости и беспредельного мужества, с которыми в первые же часы войны умирали их боевые товарищи в Брестской крепости. Когда прошли последние кадры и смолкли аккорды песни, толпа загудела, послышались крики: «Повторить! Еще раз!», но тут пошли первые кадры «Битвы за Севастополь», и крики стихли.
        –Сильно!– прокомментировал клипы Михайлов.– Это правда или художественный вымысел?
        –Клипы? То есть так называемый видеоряд к музыке? Первый – это кадры фильма «Брестская крепость». Фильм, естественно, художественный, но тут показаны реальные события, дошедшие до нас от очевидцев. Второй – в большей степени художественный, но также основан на реальных событиях.
        –А посмотреть фильмы можно?
        –Почему нет? Только в списках разрешенных к показу этих фильмов нет. И товарищ комиссар наверняка будет против.
        Трофимов пристально посмотрел на комиссара дивизии.
        –А товарищ комиссар против не будет!– Михайлов приобнял комиссара за плечо и испытующе заглянул тому в глаза.
        –Черт с вами! Смотрите!– ответил тот нехотя.
        –Не-не, Иван Степанович, так не пойдет!– не дал комиссару отмолчаться Михайлов.– Кто у нас комиссар? Правильно, ты! Поэтому тебе и организовывать мероприятие. Как насчет сегодня вечером? Скажем… после двадцати ноль-ноль?
        Тот без энтузиазма пожал плечами, как бы говоря: «Ну что ты будешь делать? Приходится подчиняться», и ответил:
        –Будем организовывать!
        –Как у нас говорят: «Если офицеры выпивают – это пьянка. Если с ними там присутствует замполит – это мероприятие!» Что касается меня – буду! В отделе скажу, что задержусь в вашей дивизии,– поддержал Трофимов.
        –Ну, майор, тогда до вечера! Смотри, не опаздывай.
        –Я не опоздун!– ответил Трофимов и принялся протискиваться сквозь толпу к машине.
        До назначенного времени Трофимов доделал все запланированные на сегодня дела, сходил на другую сторону Портала и позвонил жене, предупредив ее, что остается сегодня на дежурство. Подумав, заглянул в местный военторг и купил литр коньяка. Постоял немного и докупил лимонов к нему, прикинув, что закусь будет скорей стандартная армейская – тушенка, а он предпочитал лимон. Хотя и от тушенки отказываться не собирался.
        Без пяти минут восемь он стоял у дежурного по штабу 101-й мотострелковой дивизии, заряженный для проведения мероприятия. Все необходимое было загружено в рюкзак защитного цвета, который он купил на всякий случай, помня еще с курсантских лет недостатки стандартного армейского вещмешка. И наконец он пригодился. Штаб представлял собой двухэтажное стандартное модульное быстровозводимое здание, которые ставили военные строители из XXI века для войск 20-й армии. Дежурный по штабу был в курсе и, сразу как Трофимов представился, повел его на второй этаж. Этот вечер закончился за полночь.
        7 НОЯБРЯ 1941Г.
        Г. МОСКВА. КРЕМЛЬ
        После проведения праздничных мероприятий, посвященных 24-й годовщине Великой Октябрьской революции, в кабинете Сталина собрались все из его ближайшего окружения. Сталин, нарушая инструкцию, чуть отодвинул светомаскировку и посмотрел на Москву. Весь день шедший снег немного осветлил угрюмо скрывшийся под светомаскировкой город, накрытый чернотой осенней ночи. Однако этот вид не смог перебороть ощущения праздника. Удавшегося праздника! Наперекор врагу, стоявшему на пороге, сегодня состоялся парад на Красной площади. Только, в отличие от истории потомков или союзников – ученые еще не пришли к единому мнению,– Сталин принимал этот парад, стоя на мавзолее. И это снималось на пленку не только нашими, но и зарубежными корреспондентами. А по площади шли войска, прибывшие на защиту столицы. И никто не смог этому помешать. И заслуга в этом не только погоды и не только союзников, обеспечивших СССР совершенной техникой, но и бойцов и командиров Красной Армии и Воздушного флота, осваивающих и освоивших эту технику. И это давало уверенность том, что наступит Победа гораздо раньше, чем в истории союзников. И
этот положительный настрой не могла перебить осенняя ночь.
        За спиной шумели соратники, расслабившись после третьей – у кого рюмки, у кого бокала вина или чего-то покрепче – каждый решал сам. На столе, за которым обычно собирались совещания, лежала дежурная скатерть, постеленная секретарем, и стояли холодные закуски из столовой, перемежаемые бутылками различных напитков. Сталин аккуратно вернул плотную ткань светомаскировки на место и повернулся к собравшимся. Раскурив трубку, неторопливо подошел к о чем-то беседовавшим Молотову и Ворошилову.
        –Вячеслав! О чем ты хотел еще сообщить, кроме поздравления от Путина?
        –Кроме поздравления, пришли еще сообщения. Кандидатуру Андропова Россия согласовала. Одновременно пришел запрос на кандидатуру их посла к нам.
        –Интересно! И кто же это? Может, он нам знаком?
        –Отчасти, Коба!
        Старой партийной кличкой называть Сталина могли только близкие друзья, но и они этим не злоупотребляли. Поэтому, услышав ее, Сталин понял, что Молотов взволнован.
        –И кто же это?
        –Мой внук. Никонов Вячеслав Алексеевич.
        Сталин вынул трубку изо рта и неожиданно негромко рассмеялся. Разговоры смолкли, и все недоуменно и с интересом повернулись к Сталину. Отсмеявшись и заметив общий интерес, Сталин посоветовал Молотову:
        –Объяви эту новость товарищам!
        Молотов смутился, но встал и объявил:
        –Руководство Российской Федерации предлагает нам утвердить в качестве посла Никонова Вячеслава Алексеевича!
        Помешкав и поняв, что эти имя и фамилия ничего не говорят присутствующим, добавил:
        –Моего внука!
        Кто-то, вторя Сталину, коротко засмеялся, но основная масса присутствующих не поняла причину смеха Сталина и не знала, как себя вести.
        Сталин, услышав смешки, сразу же пресек их.
        –Я смеялся не над кандидатурой посла России к нам. И тем более не над внуком товарища Молотова. Поясню. Мы предложили президенту Путину в качестве нашего посла его бывшего начальника товарища Андропова. Этакий провокационный в некоторой степени ход. А тот ответил нам кандидатурой внука нашего наркома иностранных дел товарища Молотова. Я нахожу этот ответ в достаточной степени остроумным и изящным. Один – один! Давайте выпьем за наших новых послов!
        Через несколько минут Сталин повторно окликнул Молотова.
        –Есть еще что-нибудь из России?
        –Докладная от Ракутина.
        –Почему молчишь? Я должен выспрашивать?– Сталин недовольно нахмурился.
        –Она как бы не к обстановке…– Молотов обвел рукой окружающее.
        –У нас обстановка простая – война! А Ракутин – генерал, и если что пишет, то это точно не любовные письма. Давай докладную!
        Молотов полез в портфель и протянул Сталину запечатанный конверт.
        Сталин вскрыл конверт и, отойдя к окну, развернул компьютерную распечатку.
        Прочитав, задумался, прохаживаясь по дорожке, потом негромко, но его услышали все, сказал:
        –Прошу внимания! Получено сообщение от товарища Ракутина. Зачитывать не буду. Перечислю коротко основные мысли. На днях состоялось заседание российского руководства по нашим запросам. Генерал, естественно, там не присутствовал, но вчера его к себе пригласил начальник Генерального Штаба. Он и сообщил о решениях, принятых там. Итак:
        1.Наш запрос на оснащение дивизии НКВД, охраняющей Портал, их послевоенной техникой одобрен. Более того, поставки оружия и техники начнутся буквально на днях. Цены прежние. Нам верят, поэтому все это идет авансом. Обучение управлению и обслуживанию техники будет проводиться в процессе и на месте.
        2.В качестве ПВО объекта нам предложен тоже послевоенный комплекс С-125 «Печора». Полковой комплект. Пояснение Ракутина – комплекс неоднократно модернизировался и до сих пор используется в системах ПВО третьего мира. То есть он недорог и прост. Прошел боевую проверку во время Вьетнамской войны. Эффективность комплекса в условиях нашего времени более чем достаточная. Особенно если ракетные комплексы дополнить малокалиберной ствольной артиллерией. Нам предлагают вариант, который мы сможем самостоятельно повторить через несколько лет.
        3.По танкам. Запас России по средним танкам времен войны исчерпан. Однако найден вариант закупки Т-34-85. Это Северная Корея. У них на вооружении и в резерве находится три с половиной тысячи «тридцатьчетверок». На укомплектование Шестнадцатой армии хватит с запасом. Но быстро перебросить такое количество незаметно очень трудно. Требуется не менее полугода. Но можно за один-два месяца, но затратно. Железная дорога Сибирь – Дальний Восток уже сейчас перегружена, а для переброски такого количества танков потребуется не менее сорока эшелонов. Поэтому, если руководство СССР настаивает на сроке начала поставок танков через месяц и окончании через два, Российская Федерация вынуждена поднять цену на двадцать процентов.
        –Буржуи!– буркнул Сталин, прервавшись.– Товарищ Вознесенский! Оправдано ли такое повышение цены? Стоит овчинка выделки?
        –По срокам, насколько быстро эти танки нужны, товарищ Сталин, не мне судить. Но по качеству, по отзывам товарищей из ГАБТУ, в сравнении с Т-34-85, английская и американская техника – просто металлом. Дорогой, я бы сказал, металлолом.
        –Буржуи!– повторил Сталин. И добавил:– Но танки нужно брать. Кстати, первое задание товарищу Андропову: пусть уточнит возможность товарного кредита или рассрочек по оплате. Даже их заклятые друзья американцы, и те по ленд-лизу предлагают вполне приемлемые условия.
        И вопрос товарищу Шапошникову. Борис Михайлович! Судя по тексту сообщения, у товарища Герасимова уже имеется предварительная структура Шестнадцатой армии. Вы со своим консультантом генералом Лобовым к какому заключению пришли по этому вопросу?
        –Хотел доложить об этом завтра на совещании. Владимир Николаевич хорошо осведомлен о возможностях Министерства обороны Российской Федерации в части интересных для нас резервов, поэтому мы пришли с ним к выводу о возможности формирования армии в составе трех корпусов – двух моторизованных и одного танкового. Каждый по три дивизии. Моторизованные корпуса – две мотострелковых дивизии и одна танковая. Танковый корпус наоборот – две танковых дивизии и одна мотострелковая. Все дивизии – шестиполковые, типичные для штата дивизий восьмидесятых годов. Кроме этого, планируется достаточно мощное усиление каждого корпуса.
        –Да, вижу! Корпусной резерв предлагается в составе тяжелой танковой бригады прорыва. В скобках указан танк Т-10. Там же его технические данные. Так, это потом. Далее, артиллерийская бригада прорыва. Сноска – Россия готова продать некоторое количество самоходных 203-мм пушек «Пион». Для доукомплектования бригад орудиями до штатов предлагают использовать наши гаубицы Б-4, обеспечив их соответствующими тягачами.
        Похоже, этих «Пионов» уних самих не так много. Надо обдумать.
        Продолжаю. Бригада РСЗО – шестьдесят установок «Град». Минометный полк 160-мм минометов. Далее, понтонный парк, набор техники для инженерно-саперного полка.
        Это нужно будет обсудить. Предложения на должности командиров корпусов?
        –Генералы Лелюшенко, Руссиянов, пока еще полковник – Лизюков.
        –Хорошо! Люди известные нам. Документы на присвоение звания Лизюкову подадите мне завтра. Продолжаю.
        4.По автотранспорту. По укомплектовании Шестнадцатой армии – запас автотехники длительного хранения, который Россия имела возможность продать, заканчивается. Остаются два варианта. Первый – покупать их современную технику, но она будет значительно дороже. И второй – нам предлагается купить оборудование автозавода ЗиЛ. В кавычках пояснение Ракутина: это бывший ЗиС, он же АМО. В современной России завод обанкрочен и не существует. Нам предлагается купить оставшееся от него оборудование, на котором можно выпускать вездеходы ЗиЛ-131 и грузовики-пятитонники ЗиЛ-130.
        На мой взгляд, интересное предложение. Нужно обсудить цену и комплектность оборудования. Эти машины я уже видел. Но это вопрос перспективы, а машины нужны уже сейчас. Нужно обдумать в том числе вариант закупки современных российских автомобилей. И принять решение в ближайшее время. Думается мне, эти машины еще нужно будет сделать.
        5.Средства связи. В связи с переходом Вооруженных сил России на цифровую связь, снятые комплекты аналоговой связи имеются в значительном количестве и могут быть проданы СССР в соответствии с запрашиваемой номенклатурой. Автотехника, на которой смонтированы радиосредства, идет в комплекте.
        Вот это очень хорошо! Это очень важно!
        5.Авиация. Достигнута договоренность с КНДР о продаже и обмене ряда интересующих нас экземпляров реактивных самолетов и вертолетов первого поколения. Но количество исчисляется единицами ввиду высокой цены, объявленной корейской стороной. Они готовы менять свои давно устаревшие машины на современные российские в соотношении один к одному. Этим и определяется высокая цена. Формально мы покупаем устаревшие самолеты, а фактически платим за современные.
        Сталин раздраженно махнул бумагой.
        –Хотелось бы современные, но даже один самолет тянет за собой такие расходы на обслуживание, что действительно становится золотым. Придется покупать буквально всю инфраструктуру обеспечения.
        Из этого сообщения я делаю два вывода. Первый: товарищ Ракутин понимает трудности Родины и хорошо работает на порученном ему участке. Второй: прав был тот человек из Средневековья, сказавший, что для войны нужны три вещи – деньги, деньги и еще раз деньги! Для нас, большевиков, деньги, как известно, не цель, а средство. В данном случае средство уменьшения проливаемой нашими людьми крови и сохранения жизней советских людей. Поэтому мы заплатим эти деньги.
        Лаврентий! Вот товарищ Ракутин только что в очередной раз доказал, что не зря ест генеральский хлеб с маслом, а что в буржуазной России делает твой человек? Как его там…
        –Майор Воистинов, товарищ Сталин! Как и положено, работа органов не столь зрима, но она существенна. Конкретно по работе Воистинова: вопрос с предателями Родины закрыт. Сейчас товарищ Воистинов занимается укреплением материальной базы нашей науки. Вычислительный центр, созданный с помощью и на оборудовании союзников, работает круглосуточно. Наши ученые и конструкторы, допущенные к его возможностям, практически живут там. По запросам товарища Воистинова союзники по каналам связи перекачивают гигантские объемы информации. Даже если по какой-то причине Портал закроется, мы уже стали обладателями огромного массива знаний. И в данный момент успешно перерабатываем их, применяя к нашей действительности. Кроме этого, он закупает у союзников спецоборудование для наркомата.
        –Хорошо! Как там поживает товарищ Хрущев на Чукотке? Вы там за ним присматривайте, а то он или оленеводов поднимет на мировую революцию, или признает их всех врагами народа. Оба варианта нас не устраивают.
        –Органы контролируют ситуацию, товарищ Сталин.
        10 НОЯБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        История с увольнительной для Степана имела продолжение. Едва он успел после беседы в особом отделе появиться в расположении роты, как тут же был вызван к комбату.
        Тот хмуро кивнул в ответ на приветствие и коротко обозначил причину вызова:
        –Иди к комполка!
        Пришел, доложился полковнику Репринцеву. Тот вышел из-за стола, поздоровался с ним и закурил, прохаживаясь по кабинету. Гришин все так же стоял посреди комнаты.
        –И что мне с тобой делать, Гришин? Все вроде правильно – разрешение у тебя имелось. Правда, подписано не мной, а комдивом, но он в своем праве. В этом-то и закавыка. По форме все правильно. А по факту – оставление части в военное время. Какие увольнительные могут быть? И особисты молчат. Что странно в нашем положении. В общем, так. Наказанием тебе будет то, что я вычеркнул тебя из списка на выдвижение на должность командира батальона. Хорошо хоть капитана успел получить до своей увольнительной. Что-то не вижу на твоем лице огорчения? Ты хоть бы изобразил его, а то стоишь и чуть не лыбишься, когда командир тебе выволочку делает. Неуважительно это по отношению к вышестоящему начальству. Ладно! Тебя сейчас хрен прошибешь!
        Репринцев замолчал, затягиваясь, а Гришин поймал себя на мысли, что действительно улыбается. Быстро согнал улыбку с лица, сделав его серьезным и озабоченным.
        –Как там?
        –Не понял, товарищ полковник? Там – это с той стороны или в семье?
        –Ну, начни, как там с той стороны.
        –Хорошо там! Войны нет. Живут богато, хотя жалуются, что это не так.
        –Ну, человек – такая скотина, быстро к хорошему привыкает и требует еще большего. Как жена? Дети?
        –Тоже хорошо!
        Гришин вздохнул и продолжил:
        –Только вот привыкнут там к той жизни – мультикам по телевизору, хорошим игрушкам, красивой одежде – трудно будет им в нашей жизни.
        –Ничего, если эта дырка во времени не закроется, все тут будет. Посмотри, какие казармы строят! Парки для техники! Обещают полковые городки построить, как фронт с нами соединится. А дивизия наша теперь тут пожизненно будет Портал и Особый район охранять. Так что сам понимаешь. Ладно, иди служи!
        –Слушаюсь!
        И Степан вернулся в свою роту, где все уже знали, что ротный нашел жену, детей и даже побывал на той стороне, и по-хорошему завидовали. Особенно те, у кого родные остались под немцами.
        Все пошло своим чередом – занятия по боевой и политической подготовке, наряды и караулы. Рота пополнялась до новых штатов, и Гришин лично распределял новых бойцов по взводам, стараясь не ослабить костяк ветеранов. Новички прибывали в основном из Пограничных войск южных, сибирских и дальневосточных округов. Они были уже знающими службу бойцами, но, естественно, не имели именно фронтового опыта. Все ожидали поступления новой техники. 87-й полк уже получил весь комплект БТРов, следующим на очереди был их 252-й полк. Неожиданно, в один день, у соседей забрали все бронетранспортеры и передали в одну из частей 20-й армии. Люди ничего не понимали. Слухи ходили самые разные – от скорого расформирования еще до конца не сформированной их дивизии и перевода полков снова в войска охраны тыла уже 20-й армии до версии передачи личного состава в состав формируемых мотострелковых дивизий все той же 20-й армии.
        Но все разрешилось в течение нескольких дней. Прибыла новая техника. Новая – в смысле другая. Другие бронетранспортеры с закрытым сверху броней десантным отделением и башенкой с двумя пулеметами. БТР-60ПБ с противопульной броней, на восьми колесах и плавающие. Подобные машины были и у союзников, но более новой модели. Союзники по поводу подобных машин особого пиетета не испытывали, но для красноармейцев, не знавших других транспортных средств круче «полуторки» иЗиСа, вообще лишенных какой-либо защиты, и эта броня была праздником. Да еще БТР обладал таким серьезным аргументом поддержки отделения, как пулемет калибра 14,5 мм, способного озадачить любой немецкий танк, включая и Т-IV. Хотя последний можно было подбить из этого пулемета только в борт или корму.
        Техника была явно с хранения, но это нисколько не расстроило людей. Рота в полном составе с энтузиазмом под руководством технарей союзников приводила ее в боевое состояние.
        Техника прибывала эшелонами один за другим, и все три бывших полка охраны тыла в несколько дней стали мотострелковыми. Одновременно получили и новое оружие. Пришлось передать уже полюбившиеся ППСы и РПД армейцам и получить АКМ, РПК, ПКМы и СВД. Комполка передал командирам всех степеней, что в запасе у них недели две на освоение техники и оружия; что в любой момент по приказу Ставки дивизии 20-й армии перейдут в наступление и уже полкам их дивизии снова придется оборонять периметр Особого района. Поэтому все силы и все время должны быть брошены на самое главное – освоение оружия и техники.
        Если в первую неделю после той увольнительной Степан еще сумел пару раз вырваться и увидеть Веру и даже один раз переночевал с ней в какой-то кладовой школы, то теперь времени на это попросту не осталось.
        Вызов к комполка был крайне неожиданным и не сулил ничего хорошего. Степан шел в штаб и гадал о причине вызова, перебирая в памяти события последних дней. И уж совсем ему тревожно стало, когда он, войдя в кабинет комполка, увидел там Брацлавского – комиссара полка и начштаба подполковника Одовянова. Репринцев сидел на своем месте во главе стола, начштаба расположился слева за столом, а комиссар, гладя кошку, пристроился на диванчике у стены. Доложился о прибытии. Все трое внимательно и молча смотрели на него, как будто видели впервые. Только во взгляде комиссара читалась легкая улыбка, что обнадеживало. Хотя, возможно, это была реакция на активно мурлыкающую кошку. Пауза затянулась. Наконец Репринцев хмыкнул и неожиданно спросил ротного:
        –Степан Антонович, ты же знаешь историю нашего полка?
        –Так точно! Полк с началом войны был развернут на базе сто тридцать шестого отдельного батальона конвойных войск НКВД.
        –Верно! Так вот, говоря языком контингента, который личный состав батальона и сопровождал,– фартовый ты, капитан! Ну сам посуди. Войну ты начал с первой же минуты, два раза выходил из окружений, пройдя пешком с западной границы до Смоленщины. Здесь воевал на самом горячем участке. Снова выжил, получил шпалу и орден. И все это за четыре месяца! Нашел семью. Побывал на той стороне!
        Комполка, подняв палец, кивнул в сторону Портала.
        –Продолжаю. За это мог иметь неприятности. Но! Новые друзья твоей жены на той стороне оказались людьми непростыми. Это мягко говоря. И не сочли затруднением замолвить за капитана Гришина словечко перед самим представителем Ставки, комиссаром государственной безопасности Цанавой Лаврентием Фомичом! Казалось бы, уже явный перебор везения, однако нет! Как ты знаешь, на базе наших трех полков охраны тыла формируется мотострелковая дивизия, в штате которой имеется танковый полк, а в нем мотострелковый батальон, командиром которого был назначен очень заслуженный и хорошо известный в верхах майор. И он должен был прибыть к новому месту службы сегодня ночным самолетом. Но он же не знал, что в нашей дивизии и конкретно в двести пятьдесят втором полку есть человек, у которого Фарт – второе его имя. Поэтому уже на аэродроме в Москве майор поскальзывается и – бац! Двойной перелом ноги со смещением костей. Госпиталь на два месяца минимум. И то, наверно, еще с палочкой походить и после него придется. А война не ждет. О сроках ты в курсе. В общем, принимается решение срочно назначить комбатом самого опытного
ротного. И таковым из трех полков оказался капитан Гришин. Что я там говорил несколько дней назад о вычеркивании тебя из списков на повышение должности? Забудь! Приказом по дивизии ты назначен на должность командира мотострелкового батальона танкового полка. Все документы уже отосланы. Тебе срок до вечера сдать дела и убыть к новому месту службы. Где танкисты стоят, знаешь?
        –Так точно!
        –Кого оставишь за себя?
        –Командира второго взвода. Он справится.
        –Это мы решим сами. А пока роту ему передай. И это… Не подкачай! Доверие нужно оправдывать. Прощаться не будем, не за линию фронта отправляешься. В одной дивизии служить будем, еще встретимся.
        После этих слов командир протянул Степану руку на прощание. Следом поднялись со своих мест комиссар и начштаба. Попрощались тепло, что-то говорили, Гришин в ответ благодарил, но был немного не в себе. Выйдя от комполка, на автомате дошел до своей палатки. Собрал нехитрый скарб, поместившийся в сидоре, и двинул в парк. Неизвестно откуда, но в роте уже все знали о новом назначении ротного. Через несколько минут вокруг Гришина собралась толпа. Степан шепнул командиру второго взвода, тот подал команду строиться, и через минуту рота стояла перед ним в двухшереножном строю. У Гришина комок встал в горле. В строю было много новичков, занявших места убитых и раненных в последних боях, но рядом с новичками стояли и те, с кем он пробивался из-под Бреста. Их было немного, всего лишь несколько человек, но за эти месяцы боев они стали частью его самого, а он – их частью. Побольше было тех, кто воевал рядом с ним уже в составе 252-го полка. И они уже успели стать практически его семьей. Расставался он сейчас не просто с прежним местом службы, а с частью самого себя и с родственниками. Обведя глазами строй,
хриплым от волнения голосом он поблагодарил бойцов за службу и выразил уверенность, что они всегда могут положиться на него, а он на них, если судьба сведет их снова в бою. Рота дружно ответила. Объявил, что за командира роты пока остается командир второго взвода, и отправил роту продолжать регламентные работы на технике. После этого ввел остающегося за него комвзвода-2 в курс дел и дал несколько коротких советов. Затем пожал тому руку и, закинув сидор на плечо, двинулся в расположение танкового полка.
        Вечером Гришин после представления командиру полка прибыл в расположение своего батальона, который на этот момент состоял из нескольких десятков человек и шести больших армейских палаток, одна из которых была его новым домом и штабом одновременно. Расположившись за сбитым из плохо оструганных досок столом, он открыл штатное расписание батальона и вслух произнес:
        –Ну, приступим! Что тут у нас? Итак, мотострелковый батальон на БМП. Э-э-э, что такое БМП? Где-то слышал. А, вот сноска: БМП-1 – гусеничная боевая машина пехоты… масса… экипаж… бронирование… вооружение… пушка «Гром»… 73-мм. Охренеть! Это ведь танк! Танк, способный перевозить под броней пехоту. Как у Васильева. Только на его машинах было по две пушки – 100-мм и 30-мм. Но и здесь… И еще плавающая машина! Вот почему новый командир полка говорил, что мой батальон – единственный такой во всей РККА. Сколько их в батальоне? Сорок две штуки. Ха-ха! Ну, фрицы! Только бы мне дали до вас добраться! Читаем дальше. Штаб – одиннадцать человек. Должности – вижу. Дальше… три мотострелковых роты, плюс минометная батарея – восемь БМ-37 – знаем! Пулеметный взвод – шесть ПКСМ… Зенитная батарея – четыре ЗПУ-4… Ого! Сила! Взвод связи, взвод обеспечения, медпункт.
        Гришин откинулся назад, опершись на столб палатки, и закурил, задумчиво глядя куда-то вдаль.
        –Ну, что, Степан Антонович? Будем соответствовать оказанному доверию,– наконец произнес он и, гася окурок, окликнул дежурного.
        –Дежурный! Всех командиров, имеющихся в батальоне, собрать сюда через пятнадцать минут!
        ОСОБЫЙ РАЙОН.
        АРМЕЙСКИЙ ГОСПИТАЛЬ
        Иван Колосов сидел на лавочке в коридоре госпиталя и, пряча волнение, мял папиросу. Вчера военно-врачебная комиссия признала его здоровым и годным к строевой службе. Более месяца провалялся он на койке, залечивая рану. И это еще быстро! Так утверждал врач, лечивший его. Благодаря медикаментам, оборудованию и методикам, переданным союзниками, стало возможным поставить его в строй так скоро. Он этого дня ждал с нетерпением. После того как Иван пошел на поправку, он с жадностью слушал рассказы находившихся вместе с ним на излечении раненых бойцов и командиров 16-й армии о боях под Вязьмой. Некоторым рассказам не верилось – слишком уж необычно это было. Например, что немецкая авиация боится бомбить наши войска в районе Вязьмы, что артиллерия стреляет как никогда точно. А уже под самый конец пошли рассказы про невиданные танки, наносившие контрудар, чтобы прикрыть отступление частей армии. Говорившие были не танкистами и вряд ли могли отличить БТ от Т-34, а Т-34 от КВ, поэтому этим рассказам он не доверял. А вот про немецкую авиацию Иван скорее верил, чем нет. Потому что самолеты, гудение моторов
которых он слышал в небе и днем и ночью, были только свои. Ни разу в госпитале армии, находившейся в окружении, не объявляли воздушную тревогу. Что было крайне удивительно. За первые месяцы войны Иван привык к обратному – если в небе гудит мотор, то это летит немец.
        И вот, наконец, он услышал от председателя комиссии слова «Годен к службе без ограничений!» Душа его возликовала! Может, и его БТ цел? Жаль, если это не так. Послужил ему танк верой и правдой. Но Иван согласен на любой танк. Лишь бы в бой!
        И холодным душем его окатили слова представителя штаба 20-й армии: «Штаты танковых подразделений армии укомплектованы полностью. Есть даже небольшой резерв. Так что пока только в запасный полк. Начнутся бои – наверняка найдется место. А пока придется обождать».
        Иван вышел из кабинета как в воду опущенный. Всю ночь ворочался, просыпался, выходил курить, а утром собрал свои накопившиеся уже в госпитале вещички и пошел в строевую часть получать документы. Документы ему выдали, но сообщили, что ему нужно зайти в кабинет 23, где его ждут. Колосов не торопясь двинулся к указанному кабинету. Постучался, вошел. В кабинете находилось два человека. За столом сидел старший лейтенант с зелеными петлицами, а перед ним боец, так же, как и Иван, выписанный вчера из госпиталя. Не успел Колосов доложиться, как старший лейтенант нетерпеливо его прервал:
        –Обождите в коридоре!
        Вот он сейчас и ждал, когда старший лейтенант, пограничник, освободится и можно будет зайти, гадая, зачем он, танкист, может понадобиться пограничникам. В голову пришли два варианта. Первый – в полках охраны тыла могли иметься бронеавтомобили. И Колосову этот вариант не нравился. Не хотелось с танка, пусть и не самого современного, пересаживаться на технику откровенно устаревшую. Даже японцев на Халхин-Голе бронеавтомобили уже удивить не смогли. А уж немцев и подавно. Второй вариант был еще хуже: старший лейтенант – командир войск НКВД. А значит, мог быть из особого отдела. Правда, с Иваном, когда он более-менее оклемался, уже беседовал особист. Его интересовал эпизод прорыва экипажа Ивана из окружения. Тогда же ему отдали его личные вещи, сохраненные его спасителями.
        Наконец дверь открылась, и в коридор вышел тот самый боец. Оглядев коридор, заметил Колосова на лавочке и направился к нему. Подойдя, козырнул и сообщил:
        –Вас ждут, товарищ младший лейтенант!
        Вошел, представился. Старший лейтенант кивком головы указал на освободившийся стул перед ним и, зажав в зубах папиросу, стал перекладывать стопку лежащих перед ним папок, ища нужную.
        Наконец нашел и, развязав тесемки, открыл ее.
        –Итак, Иван Сидорович Колосов, младший лейтенант… Все так?– закончив читать биографическую справку, переспросил Ивана пограничник.
        –Да!– подтвердил Колосов.
        –Иван Сидорович! Предварительно на основании анкетных данных вам предлагается для дальнейшего прохождения службы танковый полк дивизии НКВД. Что вы скажете?
        –А мое мнение имеет значение?
        –Имеет. Это особая часть, и если вы категорически не согласны с назначением, никто неволить вас не будет. Можете в таком случае отправляться в резерв танковых экипажей армии и ждать своей очереди.
        –Видите ли, я хочу на фронт, а войска НКВД, скорей всего, будут прикрывать тылы фронта. А я танкист! Держать меня в тылу – это неправильно.
        –Ну, у вас довольно превратное представление о войсках НКВД. Вот, к примеру, для вас война когда началась?
        –Наша армия прибыла на фронт в первых числах июля.
        –А для меня и моих бойцов – на рассвете двадцать второго июня. И самое мощное оружие, с которым мы встретили врага, был пулемет «Максим». Но наша застава держала позицию трое суток. А было бы у нас что-нибудь мощнее, чем дедушка «Максим», мы бы продержались дольше и взяли бы больше жизней врагов. Вы не переживайте. Война только началась, и на вашу долю ее еще хватит.
        Старший лейтенант лгал. Никто уже попавший в эту дивизию, скорей всего, на фронт не попадет. Их фронт будет здесь – охрана и оборона Особого района. Но лгал он искусно, даже сам верил в то, что говорил. Потому как задача была поставлена очень сложная – быстро укомплектовать формируемый танковый полк кадрами. Проверенными кадрами! И главное – быстро. Потому что дивизии 20-й армии скоро уйдут, и оборона Особого района ляжет на дивизию НКВД, и иметь в ее составе хотя бы один ударный кулак жизненно необходимо. Понятно, в критической ситуации союзники введут свои части и выправят ситуацию, как это они сделали в самом начале. Но они крайне неохотно выделяют подразделения для непосредственного участия в боях, не желая нести потери среди личного состава. И по этой причине руководство старшего лейтенанта дало тому понять, что крайне желательно решать проблемы своими силами и за счет своих ресурсов. Быстрота в их деле, как правило, вела к ошибкам, которые карались жестко. Однако те же союзники значительно облегчили эту задачу, предоставив свои технические возможности.
        Поэтому старший лейтенант с чистой совестью продолжил:
        –К тому же вам предстоит пройти еще одну серьезную проверку, и вполне возможно, вы нам не подойдете. Согласны на проверку?
        Колосов совсем приуныл. Что резерв, что проверка – это все не быстро.
        –Как долго продлится это проверка?– уже для проформы поинтересовался Иван.
        –Ну, дольше полутора часов ни разу не было.
        Колосов удивился.
        –Давайте тогда проверку.
        Иван горестно вздохнул про себя: «Видно не открутиться от бронеавтомобиля!»
        –Вот и хорошо! Значит, так. Вы пока погуляйте, а в семнадцать часов будьте у КПП госпиталя. Оттуда я вас всех отведу на проверку.
        Старший лейтенант сделал надпись карандашом на папочке с фамилией Ивана и отложил ее в отдельную стопку. Колосов, взглянув на нее, оценил работу особиста: «Человек десять уже точно будут в этой группе со мной. Интересно, танкисты есть?»
        Всего их к семнадцати часам набралось восемнадцать человек. Особист работал без перекуров и обеда. Не обедал и Колосов. Потому как был еще между небом и землей – не приписан ни к какой части. Народ собрался раньше указанного времени, потому что идти было попросту некуда. Все вокруг было забито частями, то и дело мимо госпиталя проходили комендантские патрули, проверяя поголовно у всех встречаемых документы. Хорошо хоть, во двор госпиталя не заглядывали. А с комендантом госпиталя особист вопрос о нахождении на его территории отобранных им людей решил. Среди таких же, как Иван, нашелся и танкист. Сержант Александр Спиридонов, механик-водитель танка Т-34 из 143-й бригады. Пока ждали, рассказали друг другу свои нехитрые истории. Это по штату Спиридонов был механик-водитель Т-34. А как сгорела его машина в боях северо-западнее Вязьмы, успел повоевать и на БТ-7, и на Т-26. На Т-26, последний танк их сводной группы, он попал как раз перед отступлением 16-й армии из Вязьмы. И надо же было так случиться, экипаж получал приказ на марш, когда рядом разорвался случайный снаряд. И из экипажа уцелел только он
один. Не совсем уцелел, частично, потому как получил ранение. Но сейчас уже все позади. Опасения Ивана он искренне разделял, добавляя, что для него после Т-34 пересаживаться на что-то более древнее вообще как ножом по… Хотя в конце, поглядывая на Ивана, заявил, что и на Т-26 воевать можно, если командир с головой.
        Особист был пунктуален. Ровно в семнадцать часов он появился у КПП с еще одним бойцом, по сидору на плече и бледному виду опознанным Иваном как такой же, как и они, выписанный из госпиталя и согласившийся на проверку.
        Изобразив из группы подобие строя, старлей повел их к месту проведения проверки. Дошли минут за пятнадцать. Тут все было близко. Остановились у здания, типичного для союзников. Особист переговорил с вызванным начальником караула и, махнув рукой группе, разрешил войти. В коридоре он разделил группу на четыре части, назначив старших и назвав им номера дверей, где они должны пройти проверку. Сам возглавил группу, в которую попали Колосов и Спиридонов. Заглянув в дверь, старший лейтенант повернулся и произнес:
        –Заходим по одному! По команде!
        Колосов, бывший в образовавшейся очереди вторым, зашел в помещение минут через сорок.
        В комнате за столом в кресле сидел немолодой человек в очках. На столе перед ним стояли непонятные предметы. Из знакомого Ивану была только настольная лампа, свет которой был направлен на стол перед незнакомцем. Человек был одет в типичную для союзников темно-зеленую форму и смотрел на нечто, похожее на открытый чемоданчик. Точнее, смотрел на крышку этого чемоданчика. Что там было такое интересное, Ивану было не видно. Однако человек смотрел туда, иногда опуская глаза на доску с множеством кнопочек, по которым он быстро стучал всеми пальцами обеих рук. Очень похоже, что он как бы работал на печатной машинке, но это была точно не она. Доска была слишком плоская для этого. Не прерывая занятия, он указал Ивану на стул и произнес: «Секундочку!» Иван занял указанное место и с интересом стал следить за хозяином помещения, пытаясь догадаться, чем он в данный момент занимается.
        Секундочкой дело не обошлось, но менее чем через минуту он утверждающе ткнул в большую клавишу и устало откинулся в кресле, глядя на непонятный агрегат, стоявший сбоку от чемоданчика. Тот загудел и через секунды выплюнул один за другим три листка бумаги. Человек удовлетворенно сложил их и, вытащив из-под стола маленький предмет, щелчком скрепил эти три листка. После чего отложил на край стола, встал с места и, обходя стол, обратился уже к Колосову:
        –Так, молодой человек. Сейчас мы прицепим вам датчики. Не бойтесь! Это не больно и не страшно. Вот сюда, сюда и сюда. Все, датчики не трогаем.
        Говоря все это, он ловко цеплял какие-то ремешки и зажимчики с проводками на кисти рук и пальцы Ивана. Провода эти были подсоединены к тому самому чемоданчику, стоявшему у него на столе. Чувствовалось, что практика в цеплянии этих непонятных штук у него большая.
        Вернувшись на место, он снова устремил взгляд в чемоданчик.
        –Итак, прежде чем начнем, поясню. Я задаю вопросы – вы быстро и не раздумывая отвечаете. На любые вопросы! Даже если они вам покажутся неуместными или попросту дикими. Начали! Имя, отчество, фамилия, год и место рождения, воинское звание и специальность?
        Иван автоматически начал отвечать, а незнакомец – быстро стучать по клавишам. Выспросив биографические данные, он начал задавать вопросы. Причем действительно некоторые из них выглядели, мягко говоря, странными. Иван добросовестно отвечал, стараясь делать это быстро. Процесс этот занял не более получаса. Так показалось Ивану. Тем не менее он почему-то чувствовал себя после этого как выжатый лимон. Наверно, все же сказывалось ранение и то, что он не ел со вчерашнего дня.
        Ожидание, когда процедуру пройдут все, затянулось еще почти на два часа. К этому моменту в коридоре появились четверо бойцов-пограничников с короткими, похожими на немецкие, автоматами. Когда все закончилось, старший лейтенант обошел все четыре кабинета и, выйдя из последнего, приказал построиться в коридоре. В руках у него были те самые скрепленные между собой листочки. Заглянув в один из них, он назвал три фамилии, приказав выйти из строя. Фамилии Колосова и Спиридонова не прозвучали.
        –Вы трое отправляетесь в запасный полк Двадцатой армии. Сержант!– это он уже обратился к пограничникам.– Вы свободны!
        Колосов понял, что эти трое не прошли проверку. И судя по напряженным бойцам-пограничникам, не всегда непрошедшие проверку отправлялись в запасный полк. Но только, вот убей, никак не мог Колосов понять, в чем эта проверка заключалась и как можно было выявить, кто есть кто. Ну, не посредством же идиотских вопросов, в самом деле!
        Особист привел оставшихся шестнадцать человек в штаб полка дивизии НКВД. Оказывается, в этой дивизии был танковый полк, к радости Колосова. Хоть в этом повезло! Там их распределили по подразделениям. Спиридонов и Колосов получили назначение в первую роту второго танкового батальона. Что отрадно, в один экипаж. Колосов – командир танка, Спиридонов – механик-водитель. От радости, что все-таки у него будет танк, а не бронеавтомобиль, Иван забыл спросить марку танка. Остальные шестнадцать человек отправились в мотострелковый батальон полка. Уточнив расположение батальона, двинулись к новому месту службы. Уже подходя к палаточному городку, учуяли запах полевой кухни. Желудок моментально отреагировал, требуя подкрепиться. А нечем! Ротного в расположении не было. Поэтому решили представиться утром. С помощью дежурной службы нашли палатку роты. Вошли. В палатке на двухъярусных кроватях и возле двух печек кучковались полтора десятка служивых. Кинули сидоры на две свободные койки по соседству и пошли знакомиться.
        Оказалось, что местные – это они со Спиридоновым. Остальные прибыли самолетами с Большой земли. Ночью ожидалось очередное пополнение. И еще одну особенность отметил Колосов: все до единого имели боевой опыт. Многие имели ранения и попали сюда после госпиталей. Правда, воевали на разных машинах, и Иван не уловил в этом вопросе системы. Что характерно, все прошли проверку на чемоданчике. Что это – не знал никто. Более того, прибывшие с Большой земли союзников ранее не видели никогда, поэтому удивлялись многому тому, к чему Колосов и Спиридонов уже понемногу привыкли. Человек же к хорошему быстро привыкает!
        Надо отдать должное, новые сослуживцы сразу смекнули, что вновь прибывшие голодны, и почти сразу же на печурке была разогрета тушенка, нарезан хлеб и заварен чай. Вот в процессе подготовки этого легкого перекуса и во время него и шел обмен информацией. Когда Иван и Спиридонов закончили свои рассказы, Колосов вспомнил мучавший его и Александра вопрос:
        –А что за техника-то в батальоне?
        Ответом была тишина. Только на лицах новых сослуживцев Иван увидел снисходительные улыбки.
        –Что? В штабе мне сказали – «командир танка». В экипаже – четыре человека. Не, ну я понимаю – это точно не КВ, не Т-28, и даже не Т-35. Я командир танка. Сашка – механик, еще есть наводчик и заряжающий. По количеству экипажа похоже на Т-34. Сашка не даст соврать – он на «тридцатьчетверке» воевал. Но там в башне трое не поместятся. Что за техника? Чего лыбитесь и молчите?
        Ответил ему на вид самый опытный, тоже командир танка, лейтенант Стариков.
        –Завтра, Вань, все завтра! Комвзвода еще не назначили, ротному представишься. Он тебе номер машины скажет, может, кого из тех, кто сегодня прилетит, в экипаж тебе дадут, мы-то уже расписаны. И в парк. Там и увидишь. А сейчас давайте-ка отбиваться. Ночью новенькие опять спать не дадут, будут тут шариться. А дел у нас ой как много! Успеть бы с ними к сроку. А то пойдем в бой пехотой, так как танки нам не доверят.
        Иван с Александром переглянулись, ничего не поняв, и, поблагодарив за ужин, двинулись к койкам. Заснули почти сразу, день и правда был длинный и суматошный. Ночью даже не слышали, как прибыло пополнение и укладывалось добирать часы сна на свободные койки.
        Утром после быстрой зарядки и плотного завтрака Иван и Александр представились ротному. Тот их назначил в первый взвод, утвердив просьбу Ивана о назначении к нему в экипаж механиком Спиридонова. Тут же из новеньких добрали наводчика и заряжающего. Наводчиком оказался сержант, татарин Эдик Нигматуллин, а заряжающим – крепыш москвич Александр Беспалов. Их машина имела бортовой номер 47.
        С остальными ротный продолжил разбираться, а их экипажу приказал убыть в парк в распоряжение техника роты, что они и сделали, знакомясь уже на ходу. Парк располагался на другой стороне перелеска. И парком он просто назывался – это был участок поля, никак не размеченный на местности, но охраняемый караулом из состава мотострелкового батальона. Это все они рассмотрели потом. А сейчас, выйдя по уже хорошо утоптанной сотнями ног тропе к парку, они остановились в ошеломлении.
        Первым подал голос Нигматуллин.
        –Это… это, что за танки? Это вообще танки?
        В полусотне метров от них на широких гусеницах стояла приземистая машина в уже зимнем камуфляже, не похожая ни на что ранее виденное. Да что там виденное! Это даже во сне не могло представиться. Большая мощная машина с пушкой невиданной длины и очень серьезного калибра, с огромной округлой башней, с множеством непонятных предметов на ней, крупнокалиберным пулеметом на люке справа. И вся лобовая проекция, и бортовые экраны были покрыты какими-то непонятными коробочками.
        –Мать твою! Вот это танки!– отмер Спиридонов.
        На боковой броне башни сквозь камуфляж проглядывались цифры «47».
        ОСОБЫЙ РАЙОН,
        ШТАБ 20-Й АРМИИ
        В штабе Ершакова шло совещание, точнее, ежедневное подведение итогов дня – пользуясь тем, что штабы дивизий находились неподалеку, решено было заменить письменные и телефонные доклады очным присутствием комдивов. Совещание приближалось уже к концу, когда негромко зазвонил один из телефонов на столе командарма. Телефон с красивым гербом СССР вместо номеронабирателя. Ершаков поднял руку с вытянутым верх пальцем, требуя тишины, встал, одернул мундир и снял трубку.
        –Здравствуйте товарищ Ершаков!– донесся из приложенной к его уху телефонной трубки негромкий голос с акцентом.
        –Здравия желаю, товарищ Сталин!
        –Доложите о состоянии дел в вашей армии.
        –На данный момент из личного состава частей 16-й армии Рокоссовского нами закончено формирование мотострелковых полков дивизий нашей армии. Закончена санитарная обработка личного состава и заменено обмундирование. К концу идет работа особых отделов по проверке прибывшего контингента. На данный момент по два полка каждой из четырех дивизий находятся на первой линии обороны Особого района. Во втором эшелоне обороны находятся танковые и артиллерийские полки дивизий. И уже за ними, в тылу, по одному полку дивизии проходят перевооружение и освоение новой техники и вооружения.
        –И как проходит процесс?
        –Успешно, товарищ Сталин! Одновременно с освоением техники проводятся учения в звене «взвод – рота» по сколачиванию подразделений и умению взаимодействовать с техникой. Хочу отметить, что личный состав бывшей Шестнадцатой армии опытен и очень мотивирован. Получение нового вооружения и техники встречает с воодушевлением. Соответственно, освоение идет быстрыми темпами. Уверен, что мы уложимся в минимальные сроки, обозначенные нам Ставкой, и будем готовы выполнить приказ Родины.
        –Это хорошо! Как там немцы?
        –После выхода частей Шестнадцатой армии на территорию Особого района противник неудачно попытался атаковать со стороны Вязьмы вслед отступившим войскам. Неудачно по причине того, что понес ощутимые потери от контрудара наших танковых частей, предпринятого для обеспечения вывода армии генерала Рокоссовского из Вязьмы. Поэтому части тогда еще Шестнадцатой армии успели занять подготовленные для них рубежи обороны и сумели отразить эту атаку. И хотя наступление велось с разных направлений и достаточно скоординированно, наше преимущество в возможностях разведки, противотанковой обороне и контрбатарейной борьбе, невозможность использования противником авиации предопределили их неудачу. Не привыкли они воевать без преимущества в этих аспектах. Особо хочу отметить результативность действий артиллеристов полковника Мельникова, командира артбригады армейского резерва. Его артиллеристы подавили б?льшую часть батарей врага. Кроме этого, мое личное мнение, немцы провели эту атаку, скорее, для галочки. Не заметил я в их действиях энтузиазма и настойчивости. Сразу же после неудачной атаки начали минирование
местности перед своими позициями по всему периметру Особого района. По данным разведки, моточасти отведены с линии фронта, и их места заняла пехота. Похоже, нас оставят в покое, закрыв здесь, и сосредоточатся на Московском направлении.
        –Генштаб пришел к такому же мнению. Что союзники?
        –Работают, товарищ Сталин! Освоение техники бойцами и командирами армии ведется при активном участии специалистов союзников, их техники и методик. Связь в войсках армии стала устойчивой и настолько привычной, что стоит только удивляться, как мы воевали без нее, обходясь посыльными. Кроме этого, штаб армии впервые работает в ситуации, когда нам известны передвижения всех подразделений врага от роты и выше приблизительно в радиусе пятидесяти километров. Не везде, конечно, но в районах, нам интересных,– практически круглосуточно. Кроме этого, известны местоположения всех штабов и позиции артиллерии.
        –Почему не уничтожаете?
        –По мнению союзников, и я с ним согласен, это следует сделать перед началом операции. Иначе мы заставим немцев менять позиции и лучше маскироваться, что может создать затруднения для их поиска и уничтожения. Поэтому цели распределены и по команде будут накрыты артиллерией и авиацией.
        –Как дела у товарища Захарова?
        –Летчики полностью парализовали дневное движение немецких колонн по любым дорогам в зоне дальности наших самолетов. Уверен, они смогут выполнить свои задачи по прикрытию наших войск и подавлению обороны врага на маршрутах движения дивизий.
        –Это хорошо, что вы уверены. Летчики товарища Захарова действительно сейчас являются примером для всего воздушного флота Красной Армии. Ну что же, товарищ Ершаков, работайте, готовьтесь и ждите команды. До свидания!
        –До свидания, товарищ Сталин.
        Ершаков, услышав отключение линии, опустил трубку на аппарат. И только тут заметил, что весь штаб стоит.
        –А вы чего встали? Садитесь, товарищи. Продолжим?
        20 НОЯБРЯ 1941Г. ОСОБЫЙ РАЙОН. АЭРОДРОМ «ДЕБРЕВО»
        Генерал Захаров спустился по ступенькам из кунга обзорной РЛС, куда он заимел привычку заглядывать, когда паузы между вылетами на задания затягивались. Как будто это могло что-то изменить. После жарких боев за Вязьму наступило тягостное затишье. Немцы быстро уяснили опасность движения колонн и поездов днем в радиусе действий его дивизии и перешли на ночной образ жизни. Не сразу, конечно. Сначала попробовали сопротивляться, комплектуя автоколонны и поезда с обязательным зенитным прикрытием 20-мм автоматами. Однако система С-5, которую использовали летчики дивизии Захарова, обладала высокой кучностью и позволяла обстреливать цели с максимальной дальности, сразу же покидая зону поражения зенитным огнем. Немецкие зенитчики только успевали навести орудия на цели и очень редко – открыть огонь. Но на дальности в полтора километра он был малоэффективен. К тому же разрывы осколочных боевых частей реактивных снарядов, начинающих рваться через две-три секунды после пуска, еще больше снижали прицельность огня. Поэтому колонны и поезда атаковали шестерками штурмовиков строем в колонну по одному, в которую
перестраивались перед атакой, еще летя на бреющем. Ведущий шестерки делал горку и производил залп НУРСами по хвосту или голове колонны, в зависимости от того, с какой стороны атаковали, и сразу уходил на разворот со снижением снова до бреющего. Ведомый повторял маневр ведущего, видел накрытие ведущего и атаковал колонну уже дальше в глубину. И так далее. Таким образом, зенитное прикрытие или уничтожалось, или становилось малосущественным. Второй заход штурмовики работали пушками и бомбами. Если требовалось, делали третий заход, добивая то, что смогло уцелеть. С железнодорожными составами это все было проще в силу относительно короткой длины поездов. Пробовали немцы и авиационные засады, но если они были в воздухе, то штаб дивизии знал это и, оценивая их количество, либо увеличивал истребительное прикрытие, либо отказывался от налета. Попытки поймать летчиков Захарова, действуя из засад с аэродромов подскока, тоже не принесли немцам особого успеха. Как только они поднимались в воздух, это немедленно становилось известным русским, и те перехватывали атакующих, связывали их боем и давали возможность
подопечным штурмовикам и бомбардировщикам уйти. К тому же на помощь атакуемым немедленно вылетала дежурная эскадрилья. Пробовали немцы и дежурить в районах передвижения колонн. Это было наиболее действенно, но отвлекало от фронта слишком много сил авиации. И последнее, что предпринял противник, это попытался использовать свои радары. Только разница в развитии их радиотехники и союзников составляла не одно поколение. От помех, которые ставили союзники, отстроиться немцы не могли. Их радары слепли по команде из Особого района. К тому же все истребители дивизии Захарова по возможности перевооружили, заменив пушки ШВАК на НР-23, а ШКАСЫ – на УБС. Естественно, там, где это было возможно сделать в условиях полевых авиаремонтных мастерских. Правда, оснащенные станками и оборудованием союзников мастерские могли дать фору и некоторым авиазаводам в части ремонта. Плюс установили прицелы на самолеты. Сами союзники были от них не в восторге – слишком примитивные!– но имеющиеся были еще хуже. Да и не все самолеты вообще их имели. Их заменяли крестики на лобовом стекле. Так что и этому были рады. Все это вместе
взятое повысило шансы летчиков 43-й дивизии в воздушных боях даже в условиях превосходства врага в технике пилотирования и качестве самолетов.
        После всего этого немцы и стали передвигаться в зоне действия исключительно ночами или в нелетную погоду. Но это дело такое – тут нелетная, а тут летать можно. Можно попасть и под удар. А днем передвигались только одиночными машинами и мелкими группами. Но тут проявилась другая опасность – тыл группы «Центр» был наводнен диверсионными группами русских, специализирующимися как раз на атаках слабо защищенных объектов, одиночных машин и мелких подразделений.
        Когда цели в виде маршевых колонн и поездов исчезли, дивизия Захарова переключилась на работу по полевым аэродромам люфтваффе. Обзорная РЛС выдала данные по местам активности самолетов врага, а беспилотники уточнили местоположения аэродромов в этих районах. После чего полки 43-й дивизии нанесли по ним успешные штурмовые удары. Теперь в зоне действия дивизии нет и вражеских аэродромов. К слову сказать, занятие немцами того же аэродрома «Двоевка» сбетонной полосой ничего им не дало. Слишком он близко находится к Особому району, и любое движение на нем вызывает немедленный интерес летчиков Захарова. Оставался еще вариант действий 43-й дивизии по переднему краю немцев, находящемуся в ста двадцати километрах восточнее, но командование в Москве запретило использование дивизии Захарова для этой цели.
        Поэтому сейчас летчики дивизии в основном занимались теоретической подготовкой, заучиванием ориентиров предполагаемых районов действий и учебными боями над аэродромом. Что тоже было важным, особенно учитывая большое количество новичков, прибывших в дивизию в связи с изменением штатов полков. Все три полка дивизии – истребительный, бомбардировочный, штурмовой – теперь состояли из четырех эскадрилий каждый. А каждая эскадрилья – это восемнадцать самолетов, плюс два самолета комэска и его ведомого. Сделано это было исходя из состава 20-й армии в четыре дивизии, которую прикрывала дивизия Захарова. План был таков: кштабу каждой дивизии прикреплялся один из командиров штаба 43-й дивизии с радиосредствами. Ему в оперативное подчинение передавалось по одной эскадрилье истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков. В полках дивизий находились авианаводчики, также с радиосредствами, подчиненные также авиационному представителю в штабе дивизии. Авианаводчиков специальным бортом перебросили с Большой земли. Как правило, это были бывшие летчики, списанные с летной работы по ранениям. Летать они не могли, но
найти общий язык с теми, кто был в небе, для них не составляло труда. Они прекрасно представляли себе, что видит летчик из кабины самолета с высоты. У самого Захарова был резерв в виде отдельной эскадрильи Як-1.
        Спустившись на снег, генерал повел затекшими плечами. Сегодня, похоже, боевых вылетов не будет. Видимость в ясном морозном воздухе миллион на миллион. Враг затаился до ночи. Вверху звенели моторы маневрирующих в учебном бою истребителей. Вот так аэродром и жил круглосуточно: днем либо боевые вылеты, либо учебные; ночью превращался в гражданский аэропорт с садящимися и взлетающими в свете прожекторов ПС-84.
        Внезапно его привлекла суета на пустыре за самой дальней стоянкой. Какие-то машины сгружали что-то серебристое. Комдив забрался в свой служебный «уазик» икивнул водителю:
        –Давай туда!
        Вот тоже радость – машина от союзников! Вместительная, проходимая, с печкой, что зимой актуально. Плюс радиостанция, позволяющая командиру не терять управление даже за пределами аэродрома.
        По мере того как машина приближалась к указанному Захаровым месту, удивление его росло. Сначала стало понятно, что это работают союзники, но об этом Захаров и так догадывался. Кроме них вряд ли бы кто рискнул что-либо делать без его разрешения. И дело тут не в неуважении Захарова. Просто аэродромом пользовались совместно 43-я дивизия и союзники. Именно отсюда взлетали их автоматические самолеты – дроны, коптеры, БПЛА. Назывались они по-разному и были они разными, но суть была одна – автоматические летательные аппараты. И тут же на аэродроме квартировали их боевые и транспортные вертолеты. Фантастические машины, называемые в народе «крокодилами» и «мишками». Когда Захаров увидел «крокодила» вполете, а это был момент, когда пара вертолетов на бреющем прошла вдоль аэродрома, то был потрясен до глубины души. МИ-8 был не столь впечатляющ, зато полезен неимоверно. Захаров знал, что к союзникам ездили конструкторы Миль и Камов, и где-то сейчас они трудятся во главе своих конструкторских бюро над новыми машинами. Пусть и не такими эффектными и эффективными, но тоже важными и нужными стране.
        Нечто серебристое оказалось фюзеляжем неизвестного ему самолета. Плоскости для транспортировки были отсоединены и лежали рядом. Это именно был самолет. Захаров, уже подъехав, рассмотрел двухместную кабину. И он узнал его. Видел в альбоме начальника инженерно-технической бригады, работавшей у них на аэродроме. С этим полковником они стали практически друзьями, игнорируя разницу в званиях и должностях. И сейчас полковник собственной персоной присутствовал здесь же, наблюдая за разгрузкой.
        –Это… это МиГ-15?– подойдя к нему и указывая на самолет, с волнением переспросил Захаров.
        –Да, Георгий Нефедович. Это он, самолет-солдат. Не первый наш реактивный самолет, но из первых и самый удачный. Герой Корейской войны! Кстати, оттуда и прибыл. Корейцы постарались – продали самолет именно советской, а не китайской сборки. Он немолод, конечно. Мягко говоря. Но еще послужит. Именно эта модель УТИ МиГ-15 дала путевку в небо десяткам тысяч летчиков. А теперь он сделает авиацию Красной Армии реактивной. Не завтра, но послезавтра точно. Вот так! Ты рад, Георгий Нефедович?
        –Это… тут… его же здесь соберут? И… он тут будет ждать фронта? Или…
        Генерал почему-то разволновался, как юноша в период первой любви.
        –Или! На своих крыльях в Москву полетит. Вот соберем, проверим, обкатаем и вперед! Ему тут лететь-то! А ты чего так разволновался? А?
        –Ты сказал, облетывать будут.
        –А как же! Все как положено! Соберем, проверим, облетаем.
        –Юрий Константинович! Я тебя как правоверный коммунист Христом Богом прошу! Даже перекрещусь, если хочешь! У него же две кабины! Дай мне возможность… Подари шанс. Я, может, и не доживу, когда они в войска поступать будут, а тут…
        Полковник, рассмеявшись и приобняв генерала, похлопал его по спине.
        –Вот летчики! Везде одинаковы. В любом возрасте и звании. Увидите новый самолет и сразу как в детство впадаете. Конечно, дам. Как я могу отказать генералу, командиру дивизии и просто хорошему человеку Захарову Георгию Нефедовичу в возможности полетать пассажиром!
        И, приблизив голову к голове Захарова, продолжил:
        –Георгий, по секрету скажу. Это первая ласточка. Поверь мне, ты тут еще такие самолеты увидишь! Я список видел.
        –Ты…
        –Обещаю! На всех, где есть место второго пилота, ты полетаешь вне конкурса. Мы ж спирт с тобой пили? Ну вот! Коррупция, мать ее! Куда деваться?
        Если в первый день еще не весь аэродром знал, что на дальней стоянке появились новые самолеты, тем более что их сразу после установки крыла накрывали масксетями, то на следующий день это услышали все. И не только на аэродроме. Союзники поставили на стоянке наклонную стальную плиту с жаропрочным стеклом посредине. Называлось это газоотбойником и позволяло через стекло видеть процесс работы форсунок двигателя на разных режимах работы. Когда в первой половине дня послышался тонкий свист, никто не понял, что это и откуда. Но потом свист перешел в рев, покрывающий всю округу. И вот это услышали уже все. А после обеда незнакомый голос в эфире запросил у руководителя полетов разрешение на пробежку по ВПП. Разрешение было дано, и на дальний старт выкатился серебристый самолет. Двигатель его набрал обороты, сдув и растопив позади себя снег до земли, летчик отпустил тормоза и самолет, качнувшись, начал разбег. Оставляя позади себя снежный шлейф, самолет быстро пробежал полтора километра полосы и, затормозив, повернул на рулежку. На повороте струей газов турбины снесло все, что стояло лишнего и не
закрепленного вдоль рулевой дорожки, включая слишком близко подошедшего бойца из охраны аэродрома. Хорошо, что отделался всего лишь испугом, прокатившись кубарем по снегу.
        С этого дня дальняя стоянка стала местом массового интереса всех не занятых службой и учебой летчиков, техников и просто зевак из всех БАО аэродрома. Обычный караул батальона охраны не смог бы, наверное, сдержать любопытных, но стоянка с первых же часов была взята под охрану подразделением НКВД, и пройти на нее могли лишь лица из утвержденного списка. Захаров в нем присутствовал.
        Взлетел первый реактивный самолет утром на следующий день после пробежки. В первый полет Захарова не пустили. Самолет взлетел и просто выполнил несколько кругов на разных скоростях по «коробочке». Это уже спрятать было невозможно. Особый район был набит гражданскими и бойцами 20-й армии под завязку, и выделить безлюдную зону для полетов было невозможно. Захаров осторожно поинтересовался у своего знакомого насчет секретности и сохранения тайны. Как это понималось им.
        –Знаешь, Георгий Нефедович, когда вообще все это начиналось, мы, то есть те, кто сейчас находится с этой стороны Портала, в СССР, поинтересовались этим вопросом у соответствующих должностных лиц. И знаешь, что я понял из ответа? Наших «молчи-молчи» волнует лишь вопрос секретности с той стороны. И поверь мне, там все это делается с должным тщанием и старательностью. А здесь российскому руководству, похоже, насрать и на Германию с Гитлером, и на Англию с Черчиллем, и на Рузвельта с США. Я опускаю уж тех, кто пожиже и троны которых пониже. Это оставляется на ваше усмотрение. Мне кажется, я подчеркиваю – мне кажется, заимеет острое желание Иосиф Виссарионович избавить мир от всех мной вышеперечисленных и заплатит соответствующие деньги России, и в один из дней прикатится сюда комплекс «Тополь» сракетой, у которой подходит срок окончания эксплуатации, и не станет на планете Земля десятка городов в странах, где правят эти люди. Вопрос лишь в том, как вам потом жить на этой планете. Я не про нравственные терзания. Американцы вон раздолбали два города в Японии первыми же экземплярами ядерных бомб, а
японцы теперь верят, что это сделали мы. А они как бы и ни при чем. Я про последствия ядерных взрывов. Хотя тех же испытательных взрывов было гораздо больше, и ничего, мы же живем!
        –М-да… Надеюсь, это между нами? Хочу задать политически неграмотный вопрос. Почему этот «Тополь» еще не приехал сюда?
        –Я думаю, вот это важней!– инженер указал на собираемые самолеты.– Я точно знаю, в Москву по каналам связи перекачивается громадное количество информации. В том числе научной и технической. Ракета что? Это разовая акция, необходимая в критической ситуации. А вот знания, технологии – это база для дальнейшего роста. Даже эти вот самолеты – это рывок, опережающий соперников на годы. А это ведь самые простые, можно сказать, примитивные самолеты. В списке есть и самолет из моего времени – наследник Ил-2 – штурмовик Су-25. Он дозвуковой, и его СССР с нашей помощью сможет построить. Не сейчас, не сразу, но сможет. Вот это важнее! В моем времени только четыре страны способны строить современные боевые самолеты – это мы, американцы, европейцы в лице союза Германия – Франция – Англия, и Китай. А ядерным оружием владеет уже более десятка стран. Включая корейцев, где и куплены были эти самолеты. Вот и сам смотри – самолеты пятидесятых годов, и лучше они делать не могут, а ядерное оружие могут. И СССР уже победил всех. Просто проигравшие этого еще не знают. Немцы, может, уже и догадываются, но не хотят верить.
Хотя то, что войну они уже проиграли, до самых умных уже дошло.
        На следующий день исполнилась мечта Захарова – он вылетел на «спарке» МиГ-15. Чувства были сродни тем, что он испытал в своем первом полете в жизни. Особенно впечатлил боевой разворот, при котором этот «самый древний и простой», по словам союзников, самолетик набрал почти три километра высоты. В сравнении с сотнями метров, которые набирали советские и немецкие истребители.
        С этого дня Захаров находил время для того, чтобы посетить дальнюю стоянку. Туда каждый день доставляли все новые и новые самолеты. И не только истребители, но и бомбардировщики. Их собирали, естественно, дольше всех. Размер имеет значение. Последними в конце месяца стали три больших самолета – транспортный АН-12, бомбардировщик Ту-16 и пассажирский лайнер Ил-18. Эти самолеты собирали две недели.
        30 НОЯБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН. ШТАБ 20-Й АРМИИ
        Генерал Ершаков окинул взглядом собравшихся. Чувствовалось в них некоторое возбуждение. Все наверняка догадались о причине срочного сбора. Да и у самого генерала было приподнятое настроение. Наконец-то период ожидания заканчивается. За эти недели сделано немало. Конечно, в любом деле нет предела совершенству, а в военном – тем более. Однако теперь наступает время, когда не только враг сможет безжалостно указать на недочеты и недостатки, но и ты ответишь ему тем же.
        –Товарищи командиры! О причине этого срочного совещания вы догадываетесь. В девять утра союзники сообщили штабу армии о резкой активизации противника в эфире. По сведениям радиоразведки, группа армий «Центр» перешла в наступление на фронте от Калинина до Тулы. Только что, в двенадцать часов, пришла подтверждающая информация из Москвы. На данный момент не выявлены направления главных ударов, хотя, по информации радиоразведки, основные скопления танковых и моторизованных корпусов отмечены на флангах Западного фронта, что неудивительно. Противник раз за разом использует проверенную схему, приносящую ему победы. Ставка приняла решение в оборонительных боях измотать противника, нанести урон его подвижным соединениям и после этого перейти в контрнаступление. Наше время настанет после того, как противник введет в бой резервы и вторые эшелоны. Нужно дать им увязнуть в боях. Учитывая состояние боеготовности частей нашей армии, Ставка считает необходимым дать нам максимально возможный срок для слаживания подразделений и частей. Поэтому продолжаем интенсивную подготовку. И ждем приказ. С момента его
поступления нам дается сто двадцать часов на возврат в ПДД, регламентные работы на технике, подготовку ее, погрузку на технику подразделений снабжения боеприпасов, топлива, запасного снаряжения, медицины и продовольствия.
        Сейчас – начало штабной тренировки. Тренировку будем проводить по связи. Вместо радиосвязи будем использовать телефоны. Штабы дивизий работают на своих местах. Задача – отработка действий штабов по организации маршей в тылу противника, захват и удержание предписанных районов; ведение боевых действий в условиях окружения.
        Если нет вопросов, через час приступить к тренировке!
        15 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        МОСКВА. КРЕМЛЬ
        –…Таким образом, по мнению Генерального Штаба, противник исчерпал возможности для наступления. Однако по данным радиоперехвата, директива на наступление в рамках операции «Тайфун» не отменена, и командование группы «Центр» продолжает изыскивать возможности для его продолжения. Генеральный Штаб считает, что настал момент для перехода в контрнаступление.
        Сталин, прохаживающийся по дорожке, усмехнулся в прокуренные усы, вспомнив эпизод из фильма потомков о войне.
        –А что скажет товарищ Жуков?
        Жуков, услышав свою фамилию, бодро поднялся со стула.
        –Я согласен с оценкой обстановки Генштабом. Но просил бы повременить со вводом свежих армий на западном направлении.
        –Вот как? Объяснитесь.
        –Западный фронт на данный момент еще имеет резервы. Поэтому я предлагаю сейчас нанести удар силами только Западного фронта без привлечения резервных армий. Это позволит нам вытянуть еще имеющиеся резервы противника и определить наиболее уязвимые места в его порядках.
        –Насколько, по-вашему, это отодвинет срок начала стратегического наступления?
        –Трое суток, начиная с завтрашнего дня.
        –А когда следует начинать товарищу Ершакову?
        –Одновременно с войсками Западного фронта. Это заставит противника делить войска между наступающими частями Западного фронта и действующими у него в тылу дивизиями генерала Ершакова.
        –Но это осложнит положение дивизий Двадцатой армии. Мы ранее исходили из необходимости дивизиям Ершакова удерживать ключевые точки в течение недели. Если же следовать вашему предложению, то этот срок возрастает до девяти-десяти дней.
        Сталин обратился к висевшему на стене кабинета жидкокристаллическому экрану, на котором отображался присутствующий на совещании по видеосвязи генерал Ершаков.
        –Товарищ Ершаков! Смогут дивизии Двадцатой армии продержаться в окружении десять дней?
        –Двадцатая армия выполнит приказ!
        –Хорошо! Чем занимаются ваши части сейчас?
        –По плану боевой подготовки две трети подразделений находятся на полигонах.
        –Сколько времени вам нужно для подготовки к выполнению задачи?
        –Товарищ Сталин, штаб Двадцатой армии просит хотя бы трое суток.
        –Трое суток…
        В этот момент снова заговорил Жуков.
        –Товарищ Сталин! Я считаю, в связи с тем, что дивизии Западного фронта и генерала Ершакова оттянут на себя все свободные силы, которых у врага осталось крайне мало, плотность возможных оборонительных построений группы армий «Центр» будет явно недостаточна, чтобы сдержать удары свежих резервных армий. Поэтому темп среднесуточного продвижения наших частей будет выше предполагаемого. Я думаю, срок десять дней – это максимально возможный в этой ситуации. Я уверен, к позициям дивизий Ершакова мы сумеем прорваться раньше.
        –Что на это ответит Генштаб?– обратился вождь к Шапошникову и сидевшему рядом с ним Василевскому.
        Они переглянулись, и, встав, Шапошников ответил:
        –Мы с товарищем Василевским думаем, что определенный резон в словах Георгия Константиновича имеется. В любом случае степень успешности локальных наступательных операций Западного фронта не ухудшит ситуацию перехода в стратегическое наступление Красной Армии. Мы считаем возможным согласиться с предложением комфронта.
        Сталин ответил после продолжительной паузы. Пройдясь по дорожке пару раз, он остановился и, вынув трубку изо рта, подытожил:
        –Хорошо. Товарищ Ершаков! У вас трое суток. Но при подготовке исходите из худшего варианта. И запомните, Ставка требует, чтобы ваши дивизии не были разгромлены. Если создастся критическая ситуация – не стесняйтесь, мы приложим все силы, чтобы выручить ваши дивизии. Если нужно, даже обратимся за помощью к союзникам. Мы понимаем, что попадание образцов вооружения, которым обладает Двадцатая армия – это всего лишь вопрос времени. Но торопиться и помогать в этом вопросе врагу мы не должны и не будем. Товарищ Жуков! Координируйте свои действия с товарищем Ершаковым. Связь, которой нас обеспечили потомки, позволяет это делать быстро и, самое главное, безопасно.
        18 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Низкое декабрьское небо сыпало мелким снежком. Вечерело. Трофимов, выйдя из здания политотдела и намереваясь пройти к порталу, стоял у дороги, пропуская технику одной из дивизий 20-й армии. Армия получила приказ о наступлении и выдвигалась в районы сосредоточения.
        Неожиданно прямо перед ним остановился БТР-50. Судя по количеству антенн на броне и приспособлений для развертывания еще и дополнительных, Трофимов понял, что это КШМ. И правда, открылся люк, и из него показался его знакомый – полковник Михайлов, командир 101-й МСД. Сбив на затылок танковый шлем, он активно махал рукой идущему за ним БТРу и кричал:
        –Давай объезжай!
        Закончив с организацией движения, он обратил внимание на Трофимова.
        –Здорово, майор!
        –Здравия желаю, товарищ полковник!– Трофимов привычно козырнул.
        –Ну что, майор? Вот и наступило время «Ч». Ты как? Не хочешь с нами прокатиться в тыл к немцам?
        –Увы, Григорий Михайлович. Моя боевая ценность немногим более, чем любого твоего рядового бойца. И то только за счет погон и той единственной извилины от фуражки, что отличает кадрового военного от новобранца. А так – лишний рот. Голодать-то я уже отвык.
        –Да, я заметил. И все же – когда у тебя будет возможность повоевать? Фронт соединится с нашим районом, и все!
        –А надо ли это мне?
        –А для самоуважения? Я ж так понимаю, погоны ты не для наживы надевал? Не получится, что, отказавшись сейчас, потом будет стыдно? Не было такого у тебя в жизни?
        Трофимов молча топтался у брони, размышляя над услышанным.
        –Ладно, майор. Бывай! Некогда мне.
        –Подожди, Григорий Михайлович. Ты прав, есть в моей жизни моменты, которые я позже хотел бы исправить. Но, увы, это невозможно. Но вот множить эти случаи мне крайне не хочется. А то ведь действительно уважать себя перестану, а это конец. Дай мне пятнадцать минут.
        –Хорошо, жду,– ответил Михайлов и тут же прокричал куда-то под броню:– Глуши! Курим!
        Слова комдива зацепили за живое, и Трофимов решился. Забежав в отдел, под удивленные взгляды сослуживцев из местных Трофимов сначала вырвал листок и набросал несколько строк, после чего обратился к ближайшему:
        –Леша, знаешь моего друга Богомолова? Большой такой подполковник из комендатуры. Передай ему эту записку. Только обязательно сегодня! Очень прошу!
        После чего открыл сейф, достал штатный ПМ в кобуре, пачку патронов, портупею, офицерскую сумку и стоящий внизу вещмешок, в котором Трофимов на всякий случай хранил сухпай, несколько банок консервов, аптечку со специально подобранным набором медикаментов. Достал из кармана и на место кобуры положил мобильник и документы на машину с правами. После чего снял с вешалки позади стула и надел теплые штаны из зимнего комплекта камуфляжа. Одевшись, потопал берцами и, критически осмотрев их, из стола достал комплект зимних портянок. Упаковав все, что ему представлялось необходимым, надел портупею с кобурой. Пачку патронов сунул в карман. Задумчиво оглядев свои приготовления, подытожил: «Ну, вроде ничего не забыл. Так, присядем на дорожку». Закрыв сейф и усевшись на стул, оглядел притихших и внимательно глядевших на него сослуживцев.
        Поднявшись и положив ключ на стол, произнес:
        –Леша, ключ тоже ему отдай. Ну, все, мужики, бывайте!
        Уже в дверях его догнал возглас: «Ни пуха!», ответил: «К черту!»– и захлопнул за собой дверь, понимая, что, переступив порог, он сделал шаг в другую жизнь. И какая она будет, длинная или короткая, теперь зависит не только от него.
        Нельзя сказать, что в частях, окружавших Особый район, ни сном, ни духом не подозревали о грядущих событиях. Скрыть звук сотен моторов в нескольких местах проклятого большевистского «черного пузыря», как называли этот район в войсках доблестного вермахта и еще более доблестного люфтваффе за невозможность проведения какой-либо разведки на его территории, было невозможно. Пехоту, занимавшую передовые траншеи, опоясавшие район, успокаивал факт тотального минирования нейтральной полосы. На это ушло очень много ночей, и оно было оплачено десятками жизней немецких саперов, но это стоило того. Конечно, уничтожить минные поля большевики могли. Например, артиллерийским огнем. Но дело это не быстрое, и о внезапной атаке и речи быть не могло. Поэтому никаких мер, кроме усиления внимания, предпринято не было. Да и какие меры можно было принять? Артиллерия большевиков фантастически точно уничтожала все тяжелые орудия калибром более 3,7см, и это неизменно происходило на всей дальности стрельбы их, проклятых тысячами немецких солдат и офицеров, пушек, то есть почти на глубину более двадцати километров от
передовых позиций русских. В итоге войска, блокировавшие район, имели в качестве противотанковых средств только «колотушки». И очень редко более мощные пушки, позиции которых русские либо не увидели, либо и не могли увидеть.
        Все началось, когда на снег опустилась ранняя зимняя ночь. Неожиданно на южной и северной сторонах кольца окружения русские начали артобстрел. Как всегда, точный и безжалостный. Командиры подразделений первой линии отвели личный состав в укрытия второй линии траншей, оставив на местах наблюдателей и немногочисленные средства усиления. И только немногие из них смогли рассмотреть, как примерно через час после начала артобстрела со стороны русских позиций в небо взвились странные ракеты. Странные, потому что они не долетали до немецких позиций. Но обрадоваться этому очевидцы происходящего с немецкой стороны не успели. Потому что там, где упали эти ракеты, внезапно взорвались десятки мин. Немецких мин. И в минных полях от русских позиций появились коридоры, отчетливо отмеченные черными разрывами на белом снегу. А минуту спустя, когда наблюдатели еще не успели доложиться по телефону своим командирам, обстрел закончился, и по этим коридорам к немецким позициям рванулись русские танки с минными тралами, под которыми иногда хлопали уцелевшие мины. Еще через полчаса первая линия на северном и южном
участках обороны немецких войск была прорвана. Колонны советских танков и бронемашин клиньями пронзали рыхлую оборону, и остановить их можно было лишь артиллерий от 7,5см. Которой тут просто не было. Ее вообще не было – русские в этот раз, казалось, превзошли сами себя, были уничтожены даже позиции орудий, считавшихся ранее не выявленными.
        Когда он вернулся к бронетранспортеру, комдив одобрительно крякнул и подал ему руку, помогая взобраться на броню.
        –А твое командование как?
        –А что командование? Дальше демобилизации не отправит.
        Спустившись в люк, Алексей огляделся. Дежурный синий свет при закрытии люка сменился на яркий неоновый. Просторный отсек с двумя рабочими местами – командира со столом для работы с документами и дежурного связиста, перед которым были смонтированы несколько разнотипных радиостанций. Кроме Михайлова и связиста, в отсеке больше никого не было.
        –Странно! А Михаил Андреевич где? Он же обычно с вами.
        Первоначальный негатив, возникший между Трофимовым и замполитом Михайлова полковым комиссаром Зириковым, возникший при их знакомстве, был ликвидирован во время коллективного просмотра фильмов, сопровождавшегося употреблением спиртного – в целях укрепления дружеских отношений, так сказать. Надо отметить, метод сработал. Не сказать, что они стали друзьями не разлей вода – все же разные жизненный опыт и воспитание сказывались. А еще Алексей был старше Михаила на десять лет, и в силу возраста понимание слова «дружба» унего было более осторожное и глубокое. Тем не менее взаимное уважение в их отношениях заняло подобающее положение. И теперь, не увидев Зирикова, Трофимов удивился.
        –Комиссар решил, что я тут без него справлюсь.
        –Не понял.
        –Дивизия после прорыва блокады разобьется на полковые колонны. Поэтому на всякий случай командование дивизии следует не в составе дивизионного штаба, а с полками. Вот комиссар и решил идти с восемнадцатым полком.
        –Понял. Знаешь что, Григорий Михайлович, а я с Михаилом Андреевичем поеду. Сколько там времени еще в запасе?
        –Начало атаки через сорок минут.
        –Поможешь добраться до полка, где комиссар?
        –Алексей Федорович! Ты уверен? Не в игрушки ведь играем. У нас за плечами уже полгода войны. А у некоторых она и не первая. А для тебя…
        –Сам сказал – чтобы потом не было стыдно. Слова Островского тут в тему. Да и никто не знает, где в таком случае опасней.
        –Это верно. Только одного я тебя не отпущу. Не хочу брать грех на душу. Все ж таки это наша война.
        –Не согласен. И наша тоже. Потому как победа в ней – одна на всех. И живых, и мертвых.
        –Ладно, ладно! С вами, замполитами, спорить – только язык тупить. Но сопровождение дам. И не спорь.
        –Да и не спорю. Было бы мне лет тридцать – обиделся бы. А сейчас меня, как говорится, на один удар хватит.
        –Ну и лады. Во! Кажется, приехали.
        БТР остановился и заглушил двигатель. Михайлов окликнул связиста:
        –Дежурный! Вызови сюда начальника особого отдела. Ну что, Алексей Федорович, сейчас подберу тебе дежурную лошадь, которая довезет тебя до восемнадцатого полка.
        Трофимов выбрался на броню. Вокруг, насколько хватало глаз, в сумерках просматривались десятки, сотни разных машин, танков, бронетранспортеров различных типов, тягачей с орудиями, прицепами, собранных по неизвестному Алексею принципу в десятки колонн.
        –М-да… С началом движения проблем не оберешься,– выразил он свое мнение об увиденном.
        –Не должно быть. По крайней мере, по принципу «пеший – по конному» отработано не один раз. Служба регулирования тренировалась. А дальше, когда пройдем передний край и выйдем на оперативный простор, дивизии перестроятся, и там будут другие правила,– ответил Михайлов и несколько раз активно махнул рукой, вызывая кого-то из стоящего позади БТРа.
        –Харитонов,– приказал подбежавшему командиру взвода охраны комдив,– нужен твой бронетранспортер! Товарища майора отвезет к комполка-18. Проинструктируй водителя, чтобы к известному тебе часу уже был здесь. Давай, спешивай своих, ставь задачу, и ждем дивизионного особиста.
        И, проводив Трофимова взглядом, вполголоса сообщил начальнику штаба:
        –Распорядись оформить майора Трофимова в штат политотдела.
        –А не нагорит нам за подобную самодеятельность?
        –Дальше фронта… ну, сам знаешь! К тому же мы ж его не силком тащим.
        Начальник особого отдела появился минут через пять. Уяснил ситуацию и, судя по лицу, она ему не понравилась. Но спорить не стал и пообещал выделить пару своих бойцов в сопровождение. Больше не мог, он еще отвечал за обеспечение безопасности комплекса «Зоопарк» истанции РЭБ, выделенных союзниками для усиления дивизий 20-й армии.
        После согласования всех вопросов Трофимов с особистом на стареньком БТР-40 охраны штаба дивизии доехали до хозяйства особого отдела. Там он выделил Трофимову двух бойцов, поставил им задачу, они погрузились в БТР, и тот шустро покатил к колонне 18-го полка.
        –Ну что, бойцы? Давайте знакомиться!– обратился Трофимов к сопровождающим, устроившись в БТРе. И, сняв перчатку, протянул ладонь ближайшему:– Майор Трофимов, Алексей Федорович.
        –Красноармеец Семченков!– ответил тот, пожимая протянутую руку. И добавил, шмыгнув носом:– Александр Петрович.
        –Сержант Жолудев, Алексей Алексеевич,– басом прогудел второй, занявший место у противоположного борта.
        Представившийся Семченковым боец был совершенно заурядным. Не в плохом смысле, а именно без особых выразительных черт. Среднего роста, обычного телосложения со скуластым открытым лицом. Сержант же был наоборот – высок, широкоплеч, и на его лице выделялся породистый нос. И еще в его голосе слышался легкий смоленский акцент, характерный для сельских жителей.
        –Тезка! Ты местный, что ли?
        –Местный. Семлевский я.
        –А родственники…
        –Успели в Особый район перебраться. Отец в ремонтных мастерских пристроился. Кузнец он. Мать в госпитале нянечкой, а сестры еще школьницы.
        –А я – москвич. Давно от своих писем не получал,– отметился и Семченков.
        –Ну, мне рассказывать о себе не стоит. Но отмечу – был солдатом, курсантом и вот, как видите, являюсь офицером. Как? Не сильно режет слух «солдат» и «офицер»?
        –Не главное, как называться,– главное, кем быть по сути,– ответил за обоих Жолудев.– Вот до Москвы отступали не солдаты и офицеры, а красноармейцы и командиры.
        –Согласен. Но не их это вина. По крайней мере, далеко не всех. Тысячи, десятки и сотни тысяч сражались изо всех сил и погибали как герои. А по-другому с сильнейшей армией мира и не может получиться. И смерть их не напрасна. Ладно, парни, немного повоюем вместе. Постараюсь не создавать вам проблем.
        На место прибыли уже в полной темноте, во время артиллерийской подготовки. БТР их высадил и тут же помчался обратно. Время его уже поджимало. Трофимов, глядя на массу техники, стоявшей в готовности к маршу в колонне, не представлял себе, где тут искать комиссара. Однако выделенные ему особистом сопровождающие были, как выразились бы в современности Трофимова, прошаренными бойцами, и минут через десять Алексей уже пожимал руку крайне удивленному Зирикову. КШМ полка, в котором они с Михаилом Андреевичем разместились, был пожиже, нежели у комдива. Но места им хватило.
        В назначенное время накал артиллерийской подготовки заметно снизился. Это прекратили стрелять и начали свертываться в походные колонны артполки 20-й армии. По врагу продолжали вести огонь дивизионы ствольной и реактивной артиллерии союзников и артбригада Резерва армии. Огнем они обозначали фланги фронта прорыва, подавляя у противника желание и возможность вести фланговый огонь по движущимся колоннам.
        Из Особого района на север прорывались три дивизии – 101-я, 144-я, 166-я. 101-я, не доходя до окраины райцентра Семлево, сворачивала влево, на Большую Калпиту, и через нее на Ельнинский большак. Разведка 144-й дивизии ворвалась в Семлево и захватила штаб одной из дивизий, блокировавшей Особый район. Штабных и всю захваченную документацию на бронетранспортере отправили назад, в штаб армии. Далее дивизия свернула на Старую Смоленскую дорогу. Ее задачей был Дорогобуж.
        166-я продолжила марш к Минскому шоссе через станцию Семлево. Далее ей предстоял марш до позиций Издешковского УР на Днепре.
        134-я, прорвав оборону врага на юге и рассыпавшись на полковые и батальонные колонны, ведомые по заснеженным проселочным дорогам могучими ИМР, двигалась на Спас-Деменск.
        В штабе группы армий «Центр» царила паника. Утром войска группы были неожиданно атакованы русскими по всей линии фронта. Атаки в основном были отбиты, однако на нескольких направлениях противнику удалось продвинуться вперед и вклиниться в оборону. К местам вклинений немедленно начали перебрасываться резервы. Но, как говорят русские, беда не приходит одна. В этот же день, точнее, уже в ночь, вскрылся русский плацдарм южнее Вязьмы. Русские провели часовую артподготовку, показав, что в расположении немецких войск для них тайн нет. То есть они уничтожили все тяжелое вооружение в пределах дальности стрельбы своих орудий. А потом фантастически быстро преодолели минные поля и вырвались на оперативный простор. И остановить их или просто задержать оттянутыми за пределы дальности русской артиллерии оперативными резервами не удалось. Да и резервов тех было явно недостаточно. Фронт под Москвой высосал их почти полностью. Те же, что остались, не успели выйти на рубежи, где имели шансы закрепиться. Слишком быстро русские прошли минные поля и встретили выдвигающиеся колонны резервов засадами, заставляя их
развертываться в боевые порядки, теряя время. А русские маршевые колонны быстро расходились по тылам группы. Очень быстро, учитывая время года. В штабе группы, получив данные о продвижении колонн, пытались прогнозировать конечные цели русских. И по возможности предупреждали немецкие подразделения, находящиеся на предполагаемых маршрутах русских. Это единственное, что штаб мог сделать в этой ситуации. Остановить русских силами отдельных взводов, иногда – рот, по каким-то причинам расквартированных в глубоком тылу группы, было невозможно. Поэтому следовало сохранить жизни немецких солдат и офицеров. Однако и тут не все было гладко. Русские колонны давили радиосвязь в районах своего движения, поэтому никто не смог предупредить маршевую автоколонну, перевозившую пополнение к фронту по Минскому шоссе, когда на него вырвалась колонна русских. Солдаты вермахта погибли, так и не добравшись до фронта.
        Одновременно со всем этим в части, следовавшие к местам вклинений русских на фронте, летели радиограммы, отменявшие их движение на восток и разворачивающие на запад. Не во все части. Все же фронт под Москвой также требовал и внимания, и ресурсов. Но все, что можно было оторвать от фронта, нацеливалось на борьбу в тылу. А она обещала быть жаркой. Короткие схватки, результаты которых доходили до штаба, говорили о том, что это совсем не та Красная Армия, с которой они сражаются уже полгода. К слову, об этом догадывались все, кто сталкивался с русскими на фронте в районе плацдарма под Вязьмой. Но тогда они оборонялись, а вот сейчас пошли вперед.
        Опираясь на эту информацию и детализируя ее в соответствии с последними сведениями, штаб группы потребовал помощи у ОКХ. Прекрасно понимая, что даже в лучшем случае неделю группе придется сражаться на два фронта.
        Они еще не знали, что самое «интересное» их ждет впереди.
        19 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        Г. ДОРОГОБУЖ
        Генерал Пронин с днепровской кручи смотрел на светлеющий восток. Отсюда, с места бывшей дорогобужской крепости, стоявшей на высоком левом берегу Днепра, было видно далеко. Днем. А сейчас еще была ночь. Но светлеющее на востоке небо напоминало о неотвратимости наступления дня. Дня, к которому и он, и вся дивизия спешно готовились эти недели. Которого так ждали и втайне так боялись. Ждали, чтобы убить в себе остатки страха перед врагом и доказать и ему, и себе, что… А что доказать? Немцам доказывать ничего не нужно. Их нужно просто убивать. А себе… А себе – что ты достоин жизни. Жизни, ради которой погибли твои товарищи. И тебе нужно за их смерти отомстить. И боялись не самой смерти. К ней уже привыкли. Боялись умереть и не успеть отомстить.
        Сейчас где-то там, в темноте, уже разошлись его полки, батальоны и роты по заранее расписанным местам. Машины инженерно-саперных рот прокладывали в мерзлой земле линии траншей, плетя причудливые узоры на земле, замыкая их в кольца, выпуская стрелы отсекающих позиций, выкапывая пятна-котлованы для укрытий боевой техники. Командиры подразделений распределяли личный состав по позициям, предварительно определяя сектора обстрелов, организовывали службу и взаимодействие с соседями. Бойцы, рассыпавшиеся по свежим траншеям, деловито и обстоятельно готовили личные позиции, перекрытые щели, маскировали насколько возможно брустверы. Каждая рота, каждый батальон и полк его дивизии готовят позиции для круговой обороны. Если уж придется стоять тут до конца, Пронин был уверен – немцам это будет стоить большой крови. Лишь бы боеприпасов хватило. Их брали столько, сколько можно было увезти и унести. А увезти его дивизия могла много! По сравнению с дивизией образца лета 41-го года чуть ли не на порядок больше. Очень удачно союзники помогли с питанием. Сублимированные продукты давали огромную экономию места и веса.
Благо к тому же здесь не пески Каракумов, и с водой все в порядке, и даже более того – снега в этом году как никогда. Поэтому можно было взять больше боеприпасов.
        Пронин вспомнил, он ведь стоял здесь уже. Не совсем тут, вон там, метров на двадцать левее. И было это два с небольшим месяца назад. Его дивизия в сентябре держала оборону западнее, по левому берегу Днепра. Как раз между Ратчинской и Соловьевской переправами. Когда началось немецкое наступление и пришел приказ отходить на восток, он стоял здесь и смотрел, как внизу по дороге через город шли на Вязьму его части.
        А сейчас они вернулись сюда. И дадут немцам бой.
        Его воспоминания прервал раздавшийся за спиной звук шагов. Он обернулся. От КШМки торопился адъютант.
        –Товарищ генерал-майор! Полковник Савинов доложил, что на его позиции вышло командование десантников во главе с генералом Левашовым.
        –Ну, что ж! Поедем знакомиться.
        ИЗДЕШКОВСКИЙ УР
        Подразделения 166-й МСД осваивали позиции укрепрайона. Сюда дивизия дошла быстро, с ветерком. Маршрут ей достался самый лучший – большак и трасса Москва – Минск. Пока шли в маршевой колонне, успели разгромить станцию Семлево. Жаль, не попалось ни одного поезда. Зато отыгрались на Минской автостраде, где передовой разведдозор нос к носу столкнулся с немецкой автоколонной. Мало кто из едущих к фронту немцев уцелел в этой бойне. Их никто не искал. Сбросили с дороги инженерной машиной остатки автомобилей, и колонна, ускоряясь, рванула к днепровской переправе. Разведка с включенными фарами, маскируясь под немецкую колонну, успела проскочить автомобильный мост и завязать бой на предмостных укреплениях западного берега реки. Охрана моста, видимо, только-только получила сообщение о прорыве русских и не успела организовать отпор. Разведку комдив-166 генерал-майор Додонов с западного берега отозвал. В условиях более чем километровой простреливаемой поймы Днепра поддерживать плацдарм на западном берегу, кроме как огнем артиллерии, он не мог. От подрыва мост он уберег, ну а остальное – как получится. Поэтому
к железнодорожному мосту он никого и не отправлял. Задачей дивизии было закрыть магистрали снабжения немецкого фронта под Москвой. Что сейчас его дивизия и делала, занимая брошенные два месяца назад позиции Издешковского УРа и перехватывая автомагистраль и железную дорогу направления Смоленск – Вязьма.
        Позиции УРа значительно упростили построение обороны. Даже с учетом того, что строился УР фронтом на запад. Поэтому приданному и дивизионному инженерно-саперным батальонам, а также профильным ротам полков осталось лишь подготовить позиции фронтом на восток. Именно в этом направлении Додонов сосредотачивал основные силы дивизии. Оборонять позицию со стороны реки должны были три ротных опорных пункта. Два из которых находились напротив мостов. Комдив считал эти силы достаточными.
        Огромным плюсом, кроме этого, было наличие большого числа артиллерийских капониров. В которые сейчас ставились гаубицы Д-30 артполка дивизии. Эта пушка имела возможность вести круговой обстрел, не меняя позиции. Что было огромным преимуществом в данной ситуации.
        –Ну что, майор, продержимся?– обратился комдив с неожиданным вопросом к майору-летчику из дивизии Захарова. Вот тоже было нововведение, за дивизиями 20-й армии закрепили сводные авиационные группы – по эскадрилье истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков. Подобное существовало в Красной Армии до войны, но сложная система связи и взаимоотношений с армейской авиацией, выстроенная по типичной довоенной бюрократической схеме, показала в первый же военный месяц свою полную непригодность. К тому же летчики проиграли свое сражение за небо, и чтобы противостоять люфтваффе, крайне необходима была концентрация сил в нужном месте и в нужное время. То есть – в одних руках. Таким образом, вместо армейской и фронтовой авиации, подчинявшихся соответственно армиям и фронту, возникли воздушные армии во фронтах. Однако же сейчас, при наличии качественной связи и возможности управлять воздушными силами беспрерывно, стало возможным передавать авиацию в оперативное подчинение общевойсковым командирам. Примерно таким же образом взаимодействовали и люфтваффе с вермахтом. Поэтому в штабе дивизии сейчас находился
ответственный офицер штаба 43-й смешанной авиадивизии со средствами связи. Причем это был не юноша с горящим взором, а опытный командир, способный правильно разобраться в обстановке и принять верное решение о применении авиации.
        Скосив глаз на стоявшего рядом майора-летчика, Додонов усмехнулся своим мыслям. «Опытному командиру» вряд ли было больше двадцати пяти лет. Однако эти мальчишки на войне быстро взрослели.
        –Продержимся, товарищ генерал-майор! И позиции хорошие, и место в целом. От аэродрома недалеко. Если что, наши быстро прилетят.
        –Ну, дай-то Бог!
        Г.ЕЛЬНЯ
        –Бывал здесь до войны? О! Пардон! Забыл, кто ты есть. Раньше. Просто раньше,– обратился с вопросом Михайлов к Федорову.
        Они стояли на пустынной улице напротив двухэтажного дома, на вывеске над которым готическим шрифтом было написано слово «Комендатура». В предрассветных сумерках поземка гнала мусор и бумаги, образовавшиеся вследствие поспешной эвакуации прежних хозяев. Этим повезло – их успели предупредить. В отличие от полицаев в деревнях и селах, через которые на Ельню шли колонны 101-й мотострелковой дивизии. Тех немцы предупредить не успели. Или, скорей всего, даже об этом не задумывались. Полицаи для них были полезным, но крайне дешевым имуществом, которое не жалко было и потерять. Полицаев брали в прямом смысле теплыми – в постелях. А далее – сход местного населения и его решение, жить им или умереть.
        По улицам еще не проснувшегося города грохотала техника дивизии. Колонны, проходя через город, расходились по намеченным рубежам. Разбуженные ее шумом в столь необычное время, кое-где показались местные жители, неверяще смотрящие на красноармейцев в зимней форме и непривычную технику. И главное – ее количество. Пеших колонн пехоты не было вообще.
        –Только проездом. Несколько раз. Ездил на Десногорское водохранилище красноухих черепах выпускать. А потом узнал, что в Десногорске живет мой командир отделения по училищу. Нанес, соответственно, ему визит. Мечтал с внуками летом на водохранилище отдохнуть, покупаться в непривычно теплой для наших мест воде. Но пока не складывается.
        –Десногорск? Это далеко отсюда?
        –Нет, соседний город. Можно сказать, между Ельней и Рославлем находится.
        –Что-то я не помню по карте. Рославль есть, а такого города нет. В ваше время появился?
        –Да. Там стоит атомная электростанция. Вот для охлаждения ее реакторов и запрудили Десну, сделали водохранилище. Представляешь, пять лет водохранилище набиралось. С 1979 по 1984 год. Вода в нем теплее обычной на несколько градусов. Естественно, чем ближе к реакторам – тем теплее. При этом возникает интересная особенность – рыба водится от обычной нашей речной и озерной до тропической. Даже креветки есть. И черепахи, обычно живущие при температурах воды 28–32 градуса, вполне комфортно себя чувствуют. Правда, размножаться не могут. Лето у нас слишком короткое и холодное для них.
        –А сама Ельня отличается?
        –Да не очень сильно. Ну, да! С военным временем не сравнить. Фронт сколько раз через город прокатывался! После войны его восстановили, но получилось так, что оказался он в стороне от основных маршрутов. Поэтому, на мой взгляд, даже Вязьме уступает в плане развития.
        –Ну, я и Вязьмы твоей не видел. Ладно, ты с Михаилом Андреевичем едешь или со штабом остаешься?
        –Да нет, со штабом мне не очень интересно. Лучше с Михаилом Андреевичем. А могу и сам. Не совсем же я никчемный офицер.
        –Ну уж нет! Даже проверять не хочу твою квалификацию. С Михаилом Андреевичем еще куда ни шло – я его знаю, он попусту рисковать не будет, а о передке – забудь! Все, давай! Как там связисты говорят – до связи!
        Михайлов пожал руки Федорову и Зирикову, при этом, строго взглянув в глаза последнего, добавил:
        –Михаил Андреевич! Без ненужной самодеятельности!
        Через пару минут маленькая колонна бронетранспортеров комдива и его охраны исчезла за углом.
        –Ну, а мы куда?– проводив глазами БТРы комдива, поинтересовался у непривычно молчаливого комиссара Алексей.
        Тот, раскрыв командирскую сумку с картой под целлулоидом и тыча в нее пальцем, принялся вводить его в курс планируемых мероприятий.
        –У нас два направления. Восток и юг. Штаб считает, что это наименее вероятные направления, откуда могут подойти гитлеровцы. По крайней мере, на первых порах. С востока находится Спас-Деменск – там наша сто тридцать четвертая дивизия немцев свяжет. С юга – до самого Варшавского шоссе никаких крупных населенных пунктов, а следовательно, гарнизонов нет. Хотя именно с Варшавки и могут прийти фрицы. Но это не быстро случится. Да и место для обороны достаточно удобное. На рубеже Колошино – Рябиновские хутора – Старое Шевелево развертывается один батальонный опорный пункт. Он перекрывает автомобильную и железную дороги на Спас-Деменск.
        А от деревни Казанка до Данино по правому берегу Дубровки два ротных опорника. Одна рота становится резервом комполка. Далее от Данино через Казарина – хутора Леонидово – Смоленский большак наособицу – третий. Вот эта позиция находится на направлении вероятного наступления немцев. Поэтому этот батальонный рубеж строится в два эшелона. Я предлагаю ехать именно в этот батальон. Вот такая диспозиция.
        –О’кей!
        –Что?
        –Хорошо, говорю! Не обращай внимания – это тяжкое наследие онлайновых компьютерных игр.
        –Это ты сейчас с кем разговаривал?
        Федоров расхохотался.
        –Андреич! Надеюсь, время у нас будет – я тебе много чего расскажу. Ты только спрашивай!
        РАЙОН Г. СПАС-ДЕМЕНСК
        Михаил Арсентьевич Зашибалов, генерал-майор, Герой Советского Союза, командир 134-й мотострелковой дивизии 20-й армии, с хеканьем опустил топор на березовый чурбак. На генерала – в расстегнутой гимнастерке, без портупеи – он сейчас был мало похож. Только петлицы со звездами показывали, кто сейчас коротал время за колкой дров. Чурбак, как и положено ему, развалился от молодецкого удара соскучившегося по простой работе человека на две части. Сделав еще два удара и добив чурбак до желаемого результата, он выпрямился, прислушиваясь, и воткнул топор в колоду.
        –Пока, мать, хватит! А мало, так я бойцам прикажу – наколют сколько тебе нужно. А сейчас извини – служба!– обратился он к старухе, сидевшей на лавочке возле сеней старенькой, наверняка еще дореволюционной избы. Изба эта находилась в маленькой деревушке, точнее, хуторке на восемь дворов Малиновском, стоящем на опушке леса. Именно здесь, в этом невеликом по российским меркам лесу, сейчас спешно обустраивался штаб дивизии.
        –Спасибо тебе, сынок!
        И когда комдив отвернулся, перекрестила его, шепча молитву выцветшими губами.
        Комдив, надевая портупею, отдал распоряжение бойцам, отвечающим за его охрану и стоявшим поодаль.
        –Филимонов! Бегом к КШМ! Пусть выяснят, что за стрельба в стороне Спас-Деменска.
        Части дивизии занимали заранее спланированные позиции. Марш 134-й дивизии по состоянию дорожной сети был самым сложным. Большаков, а тем более автострад, тут не было. Шли проселками в несколько колонн. Марш был возможен только с техникой, имевшейся в 20-й армии. Мощные инженерные машины, двигаясь со скоростью десятка километров в час, безостановочно вели колонны дивизии на юг. Противодействия маршу дивизии после прорыва немецкой линии обороны не было. Единственное, в районе Всходов разведка видела подразделение гитлеровцев численностью до взвода. И то только со спины. Немцы, предупрежденные командованием, спешно убрались с маршрута движения дивизии. И с расположением на местности также 134-й повезло меньше всех. Тут не было брошенного УРа, и город Спас-Деменск остался западнее позиций. Дивизия вгрызалась в мерзлую землю, строя оборону в треугольнике Варшавского шоссе и двух железных дорог направлением Вязьма – Брянск и Смоленск – Сухиничи.
        Были, конечно, и плюсы. На северо-востоке один батальон оседлал командную высоту – Зайцеву гору, перекрыв горловину варшавского шоссе, проложенного меж двух обширных массивов лесисто-болотистой местности. С болотами в этом районе как раз все было хорошо. И части дивизии с учетом этого фактора перекрывали узел дорог. Да какой узел! Дивизия, заняв этот район, становилась поперек горла всему правому флангу группы армий «Центр». Правда, западнее дорогу Смоленск – Сухиничи в Ельне перекрыла 101-я МСД Михайлова. Но это как дополнение к общей картине. И под это дело у него было целых два инженерно-саперных батальона с техникой союзников. Плюс шесть отдельных рот в полках. И все это сейчас стахановскими темпами закапывало дивизию в землю.
        –Товарищ генерал! Разрешите обратиться?
        Подбежавший боец лихо козырнул.
        –Короче! Давай докладывай! Мы сейчас не плацу.
        –Доложил комбат дивизионного разведбата. Батальон выдвигался для зачистки города и на перегоне западнее встретил идущий навстречу поезд. Паровоз расстреляли, остановили, эшелон проверили, шел к фронту с боеприпасами. Артиллерийскими. Комбат разведчиков запрашивает, что ему с этим делать?
        –Что ему делать? Передай, паровоз расстрелял – пусть теперь руками толкает поезд сюда. Наши минеры теперь стали большими затейниками – приспособят к делу. Хотя… хватит расслабляться, пойдем служить. Сам передам. Как там штаб, развернули?
        АЭРОДРОМ «ДЕБРЕВО».
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        За сутки, с утра 19-го до утра 20-го, Захарову урывками удалось поспать несколько часов. За несколько заходов. Причем не в своем комфортабельном модуле (спасибо союзникам!), где он уже как-то быстро привык спать на кровати и раздевшись, а в машине, пока куда-то ехал, за столом в штабе, в кресле на КП. А все почему? Началось то, к чему готовились все эти дни. Ну, готовилась в основном пехота, у летчиков все шло по плану. То есть это дерьмо под названием группа армий «Центр» трогать нас боялось, а нам было не до того. И вот наконец-то командование решило, что настал момент, и в эту кучу засунули палку в виде четырех мотострелковых дивизий и активно ею там поворочали, вызвав вонь и реакцию. Это, так сказать, грубое определение ситуации. Можно выразиться подипломатичней. Дивизии наступили немцам на их самые больные мозоли, стали костью в горле и чирьем на заднице. И все это одновременно. Плюс генерал Жуков под Москвой начал их больно кусать за все выступающие части. Само собой, любой организм в таком случае инстинктивно задергается. У немцев это проявилось тем, что они наплевали на опасность русских
авианалетов и принялись маршировать по дорогам средь белого дня. Причем очень обильно и в разные стороны. Дивизия Захарова далеко не летала, но в своем районе стала активно доказывать всем спешащим, что здесь ходить можно только ночью. И то оглядываясь и большими группами. Благо подопечные дивизии 20-й армии помощи на данный момент не просили. Немцы еще не собрали достаточно сил, чтобы иметь надежду их обидеть. Представители штаба дивизии в пехоте докладывали, что дивизии что те кроты – закапываются в землю. Иногда лишь разведка перестреливается с дозорами подходящих немецких подразделений. Кстати, именно идущие к плацдармам дивизий колонны являлись все же первоочередной задачей дивизии. Мы ж одна семья – гарнизон Особого района.
        Так прошел день. А с полуночи зашевелились союзники. Самолеты поголовно осматривались, снаряжались и заправлялись. Все имеющееся вооружение самолетов приводилось в боевую готовность. В это же время в очередной раз чистилась полоса. Эта ночь была назначена последним сроком для перегона самолетов на Большую землю, куда-то за Москву. Почему так, именно не позже 20 декабря, Захаров не знал, но по секрету ему шепнули, что это вопрос политический.
        Первыми взлетали большие. Это было в утренних сумерках. Получалось, что садиться им за Москвой придется уже посветлу. Перед этим на аэродром приехала большая представительная делегация, которая взошла почему-то не на борт белоснежного красавца Ил-18, а разместилась в простом Ил-14. Ил-18 взлетел первым. За ним поднялся Ан-12. В грузовом отсеке он вез разобранный вертолет МИ-1 и какую-то странную машину со сложенной лестницей, оказавшейся трапом. В самолеты с передним расположением шасси подняться без него было весьма проблематично. А их еще в этом времени не было. Или вероятность, что нет, была весьма высока. Поэтому захватили на всякий случай. Последними загрузили в самолеты затянутые в брезент поршневые авиадвигатели, дожившие до XXI столетия. Это должно было сократить время на запуск их в серию.
        Весь аэродром наблюдал, как оглушая ревом округу в шлейфе поднятой снежной пыли гиганты отрывались от земли и с разворотом круто уходили в серое утреннее небо. Далее они отходили в район ожидания, где поднимались на семь тысяч и становились в круг, ожидая остальных.
        Потом поднялся Ту-16, за ним Ил-14 и Ил-28. За ними пошли «маленькие»– сначала эскадрилья охранения МиГ-3 дивизии Захарова, потом четверка МиГ-17, пара УТИ МиГ-15, МиГ-19, МиГ-21 и СУ-25. На эшелоне боевые машины взяли транспортники в «коробочку» ипошли на восток. В районе Кубинки летчики 43-й дивизии должны были передать подопечных летчикам 6-го авиакорпуса ПВО.
        20 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        ЩЕЛКОВСКИЙ АЭРОДРОМ
        Вождь советского народа непривычно рано для себя бодрствовал. Так рано он обычно не просыпался. Нет, никто не мог упрекнуть его, что он слишком много спит, когда идет война и социалистическое Отечество в опасности. Просто он очень поздно ложился спать. Обычно уже под утро. Но сегодня было сделано исключение. Причина, конечно, была важной, но еще больше им двигало простое человеческое любопытство. В принципе, он не обязан был лично встречать самолеты, и уж тем более по протоколу встреча с чрезвычайным и полномочным послом союзной державы должна была произойти не здесь, на аэродроме.
        Люди, стоявшие на страже этикета, предупредили, что встреча им, главой государства, посла, пусть и союзной державы, на аэродроме – признак нехороший, указывающий на явное неравноправие сторон. Убедил их только аргумент, что гражданин СССР Джугашвили хочет посмотреть, на что истрачены деньги советского народа, так сказать, в действии. А гражданин Российской Федерации Никонов представит товар, закупленный на вышеозначенные деньги. Исключительно товарно-денежные отношения. Никакой политики. И это не является препятствием при успешности сделки – отметить ее парой бокалов хорошего вина или даже чего покрепче. А то, что при встрече будет присутствовать наркоминдел Молотов, так по случайности он товарищу или господину Никонову является близкой родней. Так что не нужно видеть второй смысл там, где его нет. И этикету найдется время. Всему свое время.
        –Летят!– произнес главком ВВС Павел Жигарев, глядя из-под ладони в утреннее небо на восток.
        –Не вижу!– произнес Сталин, старательно смотревший в ту же сторону.
        –Я тоже. Но слышу. Очень уж незнакомый звук моторов. Ни на что не похожий. Да и облачность сегодня по минимуму.
        Жигарев обернулся к будке КП.
        –Дежурный! Связь с бортами есть?
        –Есть! Снижаются до пятисот. Ниже границы облачности. Сказали, аэродром им знакомый. Пройдут группой над полосой и потом разойдутся на «коробочку». Первыми будут садиться «маленькие».
        –Ну, посмотрим! На картинках-то я их видел, а вот вживую…
        Группа вывалилась из облачности в паре километров от аэродрома. Первым шел большой четырехмоторный белый красавец-лайнер. Истребители сопровождения МиГ-3 держались в стороне. Им категорически было запрещено приближаться к эскортируемым. Сталин помнил катастрофу с «Максимом Горьким».
        –А вот этого я не помню на фотографиях,– несколько озабоченно произнес главком.– Но красив! Неожиданно. Нужно уточнить – что это и почему?
        –И почем?– добавил молчавший Молотов.
        Следом шел большой серый транспортник. Тоже четырехмоторный.
        –Это Ан-12,– по памяти прокомментировал Жигарев.– Военно-транспортный самолет. У союзников уже устарел и маловат стал. ТТХ…
        –Я помню. Не надо,– прервал его Сталин, с интересом рассматривая пролетающий над полосой самолет.
        –А этот похож на «Дуглас»,– указал на пролетавший самолет Молотов.
        –Он как раз на замену ему и проектировался,– пояснил ему Жигарев.
        Ту-16, Ил-28, следом за ними строем «пеленг» прошедшая четверка реактивных МиГов, выполнивших в конце полосы «горку», два непохожих друг на друга МиГ-19 и МиГ-21 и закончившие этот своеобразный парад «спарки» вызвали на лице главкома мечтательность. Столь явную, что Молотов не сдержался.
        –О чем мечтаешь, Павел Федорович? Хочется сесть за штурвал одного из них?– Молотов кивнул в сторону уже ставших точками на небе самолетов.
        –И об этом тоже. Эх! Да! Но главным образом мечтаю о большем. О том, чтобы поскорее освоить производство вот этих истребителей и бомбардировщиков. Двигатель-то на них один и тот же. А двигатель самолета – это самый главный элемент, от которого пляшут все его характеристики. И как мне пояснили в КБ Микояна – сделать они его смогут. Может, не все сразу гладко будет, но сделают. И это в обозримом будущем. А такие самолеты нам позарез нужны!
        Через час, когда все самолеты встали на отведенные им места и их взяло под охрану подразделение НКВД, вся группа во главе со Сталиным выехала на стоянку. Экипажи прилетевших самолетов были построены в одну шеренгу, а чуть в стороне стояла группа гражданских. Возглавлял ее невысокий человек. Именно к нему и направился Сталин, а за ним и все остальные.
        –Здравствуйте! Это неофициальная встреча. Давайте без лишнего политеса,– сразу же предупредил Сталин группу прибывших.
        –Здравствуйте, товарищ Сталин! Никонов Вячеслав Алексеевич,– и Никонов пожал протянутую руку. Сталин задержал рукопожатие, с интересом разглядывая Никонова. Тот ответил ему взглядом. Однако вождь заметил, как он бросал короткие взгляды ему за плечо.
        –Вячеслав!– не оборачиваясь, бросил Сталин.– Внук совсем на тебя не похож. Но по глазам вижу – любит деда.– И, усмехнувшись в усы, продолжил:– Завидую! Я думаю, товарищи, так как наша встреча неофициальная, мы сможем далее обойтись без товарищей Никонова и Молотова.
        И Сталин направился к строю пилотов. За ним двинулись сопровождавшие его члены российского посольства. На бетоне аэродрома остались стоять двое мужчин, пристально вглядывавшихся друг в друга. Наконец один из них – тот, что постарше, сделал шаг вперед и произнес:
        –Ну, здравствуй, дед!
        Не доходя до строя летчиков, Сталин неожиданно остановился и задал вопрос членам российского посольства:
        –Ответьте мне! Я видел, вы прилетели вот на этом самолете, который заменяет собой наш ПС-84. Не просветите нас – почему посольство не воспользовалось этим незнакомым нам красавцем? Ведь он явно больше. И еще – его нет в списках поставок техники Россией, оплаченных нами.
        –Товарищ Сталин! Этот самолет – подарок президента Российской Федерации вам на день рождения. Поэтому мы сочли неэтичным пользоваться подарком без разрешения хозяина,– ответил заместитель Никонова.
        –Вот как! Интересно! И что это за самолет? В общих словах. А за подарок – передайте господину…
        Заместитель поспешил заметить:
        –Можно и «товарищу». У нас в ходу оба обращения. Это самолет из правительственного авиаотряда. Подготовлен для приема на борту главы государства и членов правительства. Я не очень хорошо разбираюсь в этом специфичном вопросе. Думаю, командир корабля сможет просветить нас всех в полной мере.
        –Передайте товарищу Путину мою благодарность. Я не очень люблю путешествовать. Особенно летать. Однако этот самолет ставит под сомнения мои привычки. Пойдемте, познакомимся с товарищами летчиками.
        22 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        МОСКВА. КРЕМЛЬ
        –Итак, прежде чем мы дадим слово товарищу Жукову, думаю, правильным будет узнать о положении в дивизиях Двадцатой армии. Товарищ Ершаков, доложите ситуацию.
        Ершаков на экране большого монитора по вбитой годами службы привычке немедленно встал из-за стола, за которым сидел в своем штабе в районе деревни Хватов Завод. При этом голова и верхняя часть тела генерала вышла за границы захвата телекамеры, установленной на столе для селекторного совещания.
        –Товарищ Ершаков! Сядьте! Нам, всем присутствующим здесь, крайне неудобно общаться с человеком без головы.
        –Виноват, товарищ Сталин! Привычка.
        Ершаков сел за стол.
        –Докладываю о положении в дивизиях Двадцатой армии. Против сто тридцать четвертой дивизии, удерживающей узел дорог восточнее Спас-Деменска, сегодня утром была проведена скоординированная атака силами двух дивизий – мотопехотной и танковой из состава оперативных резервов группы армий «Центр». Мотопехота прибыла вчера из района западнее Можайского оборонительного рубежа, а танкисты – из-под Тулы. Это Вторая танковая группа. Немцы очень ограничены во времени, поэтому, прибыв утром, уже после обеда силами до полка пехоты под прикрытием артиллерии и при поддержке самоходных орудий атаковали высоту 275,6 на Варшавском шоссе. Артиллерия сто тридцать четвертой дивизии с помощью приданного подразделения союзников подавила артиллерию противника, атака пехоты и самоходок была отбита силами закрепившегося на высоте мотострелкового батальона. Сегодня утром позиции дивизии атаковали обе дивизии – с востока и юга. Атака была отбита без использования резервов дивизии. Активно работала приданная дивизии авиация. На их счету уничтоженные позиции артиллерии и удар по штабу танковой дивизии.
        В данный момент времени противник активно устанавливает позиции сто тридцать четвертой дивизии по всему фронту. Ночью наверняка будет работать их разведка. Сегодня ожидается, по данным радиоперехвата, подход еще одной пехотной дивизии от Калуги, и уже сейчас разгружаются подразделения второй пехотной дивизии, переброшенной с южного направления по железной дороге. На северном и западном направлениях пока прибытия частей противника не отмечено. Штабом армии ситуация на фронте сто тридцать четвертой дивизии оценивается как самая сложная. В случае ухудшения положения дивизии штаб готов к переброске на помощь дивизии армейского резерва.
        Сто первая дивизия. Район Ельни. В целом тихо. Со стороны Смоленска прибыла полицейская дивизия. Тяжелого вооружения не имеет. Похоже, прислали все, что могли прислать. Отметились короткими перестрелками с нашим боевым охранением, более никакой активности не проявляют. Здесь нужно ждать прибытия резервов из Европы.
        Сто сорок четвертая дивизия. Район Дорогобужа. В расположение дивизии вышли подразделения бригад четвертого воздушно-десантного корпуса генерала Левашова. Комдив генерал Пронин принял командование над объединенной группировкой сил. Суммарно у нас там около двадцати пяти тысяч человек. В данный момент подразделения десантников перегруппировываются и приводят себя в порядок. Все же месяц в лесах… Позиции им определены. Сколько-нибудь значительных сил противника в районе Дорогобужа не отмечено.
        Сто шестьдесят шестая дивизия занимает самые прочные позиции. За прошедшее время они были в максимально возможной степени доработаны для упрочения обороны с востока. Вчера от Вязьмы подошла мотопехотная дивизия немцев. Командир дивизии, видимо, не обладал развединформацией о противнике, поэтому дивизия развернулась и атаковала с ходу. Атака была отбита с большими потерями для немцев. В данный момент в районе расположения дивизии тихо. Ожидается подход дополнительных сил, но добыть более подробную информацию не удалось.
        Во всех дивизиях круглосуточно в две смены идет инженерное оборудование позиций. Отмечается крайне малочисленное присутствие немецкой авиации. Это связано с тем, что позиции всех дивизий входят в радиус действий ракетных систем союзников. Поэтому действовать они могут в основном одиночными самолетами и с малых высот, где крайне эффективно работает ПВО дивизий. За эти два дня сбито шесть самолетов немцев. Плюс три самолета над позициями дивизий сбили летчики Захарова.
        Доклад закончил.
        –Хорошо товарищ Ершаков!– Сталин, привычно прохаживающийся по дорожке и внимательно слушавший доклад, поблагодарил командарма и подошел к карте Западного фронта. Внимательно всмотревшись в места плацдармов армии Ершакова, обозначенные красными флажками в глубине позиций врага, констатировал:– Двадцатая армия – это стилет, ударивший в сочленение немецкого панциря. И нам нужно правильно воспользоваться этим эффектом. Товарищ Жуков! Что у вас?
        –Немцы продолжают наступать на участке севернее Волоколамска общим направлением на Клин, выставляя заслоны против Калининского фронта. Им хватило оперативных резервов для купирования ударов Западного фронта. На сегодняшний день наступательные возможности Западного фронта исчерпаны. И немцы это поняли. Поэтому по данным разведки фронта несколько пехотных дивизий, предназначенных для усиления оборонительных возможностей на направлениях наших ударов, отправлены в тыл. Скорей всего, к плацдармам Ершакова. Свободных сил в оперативной глубине противник в данный момент не имеет. До возможного прибытия подкреплений из Европы еще минимум три-четыре дня. Это без учета дивизий Двадцатой армии, перекрывших основные магистрали к фронту и уже несколько дней препятствующих снабжению немецкого фронта. Понятно, что есть обходные маршруты, но их пропускные возможности несопоставимы с магистралями. Фактически группа «Центр» сейчас уже находится на голодном пайке, выбирая свои последние и невеликие запасы. Штаб фронта считает, что наступил момент введения в сражение стратегических резервов.
        –Генеральный Штаб?
        –Генеральный Штаб согласен с оценкой ситуации командующим фронтом и поддерживает его предложение.
        –Хорошо! Через сколько наши войска смогут перейти в наступление?
        –Сутки, товарищ Сталин.
        –Отдавайте приказ. И уделите пристальное внимание группировкам, задачей которых является прорыв к плацдармам Ершакова. Они не должны втягиваться в бои за населенные пункты и терять темп и время. Их задача лежит там,– Сталин рукой указал на карту.
        25 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН. ШТАБ 20-Й АРМИИ
        –Николай Васильевич! Давай по обстановке за сегодня. И мне сводку передай потом – через час Сталину докладывать.
        –Вот, Филипп Афанасьевич!– начштаба Корнеев передал командарму сводку за 25 декабря.– Я ее писал, поэтому и так помню.
        –Итак, сто тридцать четвертая дивизия. Ситуация очень серьезная. Штаб считает, что на подходе момент принятия решения о подкреплении дивизии. До сегодняшнего дня дивизия успешно оборонялась против танковой, мотопехотной и двух пехотных дивизий. При этом имея минимальные потери, как в людях, так и в вооружении. Даже дивизионный резерв в лице танкового полка ни разу еще не использовался. Однако этот успех имеет цену. И цена эта – расход артиллерийских боеприпасов. Дивизионных запасов хватит еще на два дня, после чего дивизионная артиллерия калибров 122 мм и 152 мм вынуждена будет отказаться от помощи пехоте в отражении атак. Максимум – контрбатарейная борьба. Правда, сейчас особенно не с кем и бороться. Артиллерия немецких дивизий изрядно прорежена за эти дни. Но! По данным разведки южнее Спас-Деменска по Варшавскому шоссе прибыла и уже развертывается еще одна мотопехотная дивизия. С юга на станции Шайковка разгружается танковая дивизия. Предположительно из состава Первой танковой группы Клейста. Летчики Захарова провели успешные штурмовки районов сосредоточения прибывших дивизий. Однако понятно,
что их сил на серьезное ослабление дивизий маловато.
        –Что по ситуации на левом фланге Западного фронта?
        –Сегодня, по-видимому, первая линия правого фланга группы «Центр» войсками Сорок третьей, Сорок девятой и Пятидесятой армий будет прорвана на всю глубину. От себя хочу отметить – Костенко, Крейзер и Курочкин показывают гораздо лучшие результаты, нежели генералы Голубев, Захаркин и Болдин. Это из информации по Московской битве. Да и рубеж, с которого началось наступление, к нам значительно ближе.
        Продолжу. Возможно, уже сегодня ночью или завтра в прорыв направлением на Спас-Деменск будет введена конно-механизированная группа генерала Белова. Таким образом, сто тридцать четвертой дивизии нужно еще продержаться четыре-пять дней. Если немцы не найдут резервов остановить Белова.
        –Хорошо. Далее.
        –Ельня, сто первая дивизия. Тут попроще. До сегодняшнего дня фронт дивизии атакам не подвергался. Полицейская дивизия – не тот противник, который может создать проблемы мотострелковой дивизии. Однако сегодня в районе Глинки отмечены прибытие и разгрузка частей двух пехотных дивизий. Завтра следует ожидать начала серьезных боестолкновений на западной части плацдарма.
        Сто сорок четвертая дивизия. Дорогобуж. Пехотная дивизия, прибывшая от Семлева, уже третьи сутки безуспешно пытается атаковать с восточного и северо-восточного направления. Немецкая дивизия артиллерии уже практически лишилась. Заслуга как дивизионных артиллеристов, так и летчиков Захарова.
        Но вот сегодня батальонный опорник, расположенный в Усвятье, деревне на Старой Смоленской дороге западнее города, подвергся атаке подошедшей танковой дивизии. Немцы оказались непуганые, поэтому, обнаружив позиции батальона, атаковали сразу большими силами. Потеряли за атаку танковую роту и отошли, взяв паузу. И сегодня же были атакованы мотопехотой батальонные опорные пункты 449-го МСП, занимающего оборону за Днепром, севернее города.
        В итоге свободным пока остается только южное направление со стороны Ельни.
        Сто шестьдесят шестая дивизия. С востока успешно обороняется против трех пехотных дивизий. Сегодня на станции Сафоново начата разгрузка прибывающей из Европы танковой дивизии. Как немцы ее собираются использовать – пока не ясно. Калининский фронт успешно прорвал завесу немецких войск на левом фланге немцев и, взяв город Белый, повернул и развивает наступление на юг. В ударе на этом направлении участвуют три армии – Четвертая ударная, Двадцать девятая и Тридцать девятая. Головной идет армия Еременко, Двадцать девятая и Тридцать девятая обеспечивают фланги и строят внешний и внутренние фронты возможного окружения. После прорыва фронта на пути движения Четвертой ударной немецких частей практически нет. Ему до Сафоново осталось пройти примерно шестьдесят километров. То есть два-три дня марша. Поэтому, возможно, прибывающая немецкая танковая дивизия будет использована ими против Еременко.
        В целом дивизии нашей армии в данный момент оттянули на себя в той или иной степени шестнадцать немецких дивизий: четыре танковых, три мотопехотных, восемь пехотных и одну условно пехотную. Это я о полицейской дивизии. Опасное положение складывается на плацдарме сто тридцать четвертой дивизии. В целом штаб считает, что Двадцатая армия оказывает фронту существенную помощь. Это можно смело докладывать Верховному. Доклад закончил.
        От себя добавлю. Филипп Афанасьевич! Если бы мне два месяца назад кто-то сказал, что наши четыре дивизии, каждая находясь в окружении, могут успешно сражаться против шестнадцати немецких, я просто посчитал бы человека неуемным фантазером и перестал бы с ним общаться. Правда, помощь союзников весьма существенна. Небольшими силами они практически выключили из борьбы немецкую артиллерию и авиацию. Ну, и разведка и связь – тоже их заслуга.
        –Все так, Николай Васильевич! Я тут с Константином Константиновичем пообщался. Он мне показал штат его будущей армии, характеристики техники и вооружения. Так вот, мне осталось только позавидовать. Три корпуса! Девять дивизий, вооруженных однозначно не хуже нас! Представляешь силу?
        –Да, Филипп Афанасьевич! Угораздило нас всех попасть в эту столь интересную историю.
        –Судьба, Николай Васильевич! Хотя в той истории она, по крайне мере ко мне, не была столь благосклонна. Может, кто-то ошибку исправляет?
        26 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        ИЗДЕШКОВСКИЙ УР
        С утра 26-го у немцев началась какая-то непонятная суета. Танкисты на западном берегу Днепра вместо обычной попытки прорвать оборону советских войск одновременными ударами с разных направлений начали отходить в свой тыл. Их позиции спешно занимала пехотная дивизия, прибывшая ночью из Европы. Кроме этого, сдавала позиции соседу слева пехота, державшая фронт против плацдарма с северо-востока. Все стало понятно примерно через час, когда связисты принесли расшифрованную радиограмму – в окрестности Издешковского УРа прорвался 11-й кавкорпус Калининского фронта. Вот против него немцы и развернули часть сил, занятых блокированием плацдарма. Получив радиограмму с обстановкой в полосе движения корпуса, Додонов начал готовить сводную группу из состава дивизии в составе танкового полка, мотострелкового полка и противотанкового дивизиона под командованием заместителя командира дивизии. Для усиления сводной группы из мотострелковых полков были изъяты и переданы в подчинение командиру сводной группы танковые батальоны. Вместо них позиции оставшихся двух мотострелковых полков, оборонявших плацдарм, были усилены
подразделениями зенитного полка дивизии.
        Контратаковать решили ночью, максимально используя техническое преимущество и компенсируя этим численную недостаточность. Обеспечивали прорыв артполк и дивизион «Катюш».
        Ночная атака оказалась для врага неожиданной и потому успешной. Неожиданность заключалась не в том, что русские могут контратаковать, а в недооценки их возможностей. Точнее, в возможностях их танков. 37- и 50-миллиметровки не смогли их остановить. Еще одной неожиданностью оказалась скорость маневрирования и передвижения русских войск, прорвавших оборону. Пока командир немецкой дивизии под непрерывным артогнем русских перебрасывал и концентрировал силы для удара по флангам прорывающихся, они уже прошли всю глубину обороны дивизии, по пути разгромив все, что попалось им на маршруте. К тому же неожиданно пропала радиосвязь, а проводные линии оказались порваны гусеницами русских танков.
        Подозрение командиров немецких дивизий, окруживших русскую дивизию, что они поймали медведя, который их теперь может и не отпустить, подтвердилось.
        Боевые порядки немецкой пехотной дивизии, ставшей заслоном на пути движения кавалерийского корпуса, боевая группа 166-й дивизии прошла, как раскаленный нож сквозь масло. Здесь их точно не ждали, приняв ночную стрельбу в тылу за контрбатарейную борьбу и не получив предупреждения от соседей.
        К утру 27 декабря в кавкорпусе складывалась следующая ситуация: две кавалерийские дивизии растягивали фронт немецкой пехотной дивизии угрозой обхода флангов за счет большей маршевой скорости, а две танковые бригады и оставшаяся кавдивизия должны были прорвать истончившуюся оборону врага. Одновременно противотанковый полк и числившаяся мотострелковой дивизия сдерживали на правом фланге удар немецкой танковой дивизии, переправившейся через Днепр выше по течению. Мотострелковой дивизию называли исключительно за наличие автотехники. Танков в ней не было от слова «совсем». И численность ее составляла в лучшем случае половину от штата. Если не учитывать возможности 166-й МСД, ситуация складывалась неприятная. Могло так случиться, что оборону немецкой пехоты не удалось бы прорвать, или немецкие танки прорвали бы заслон, что было более вероятно, и частям кавкорпуса пришлось бы отступать на восток или северо-восток, теряя при этом технику и вооружение. Так что прорыв боевой группы 166-й МСД был весьма кстати.
        Группа командиров, склонившись над столом, вглядывалась в лежащую карту. Среди них двое выглядели несколько необычно – сухой, среднего роста, степенный и благообразный, со старорежимными седыми бакенбардами майор – командир противотанкового полка, и полковник – живчик-грузин, командир 107-й мотострелковой дивизии, гораздо более молодой, фонтанирующий энергией и кавказским темпераментом. Полковник Чанчибадзе был плоть от плоти советский командир, а вот Савельев успел еще побыть императорским офицером – штабс-капитаном-артиллеристом. Прошел Первую мировую. В гражданскую повоевал с обеих сторон, начав ее на стороне белых и закончив в составе Красной Армии командиром артиллерийской батареи. Когда война закончилась и пятимиллионную Красную Армию сократили в десять раз, места ему в ней не нашлось. Но он и не расстраивался. Навоевался уже по самое некуда. Пошел в школу учителем математики. Это ведь профильный предмет для кадрового артиллериста. Никто так не умеет хорошо и быстро считать в уме, как они. К тому же новая власть всерьез взялась за образование, и учителей катастрофически не хватало. В 41-м по
возрасту он уже никак не подходил для призыва, но, когда немцы подошли к Москве, сам явился в военкомат и пошел добровольцем. Согласен был и простым бойцом, но в военкомате попался опытный командир, уже отвоевавший свое на фронте и оставивший там руку. Как он сам говорил, повезло – левую. Ручкой еще воевать мог, да и пистолетом с одной обоймой управлялся.
        Так вот, он разобрался, с кем имеет дело, и бывший штабс-капитан конной артиллерии стал командиром противотанкового полка на конной тяге. Дело знакомое ему. Пусть и пушки другие. А вот враг гораздо опасней и сильнее – раньше ему танки на поле боя не встречались.
        –Вы все же полагаете, Афанасий Аполлинариевич, что немцы повторят атаку через это поле?
        –Именно, Порфирий Георгиевич! Сами видите, позиция у нас хорошая. Мы закрываем единственную в округе доступную дорогу, выводящую врага во фланг и тыл корпуса. Нас можно обойти с севера, но это время, а немцы, судя по всему, очень торопятся. Поэтому утром они ударят здесь же. Систему нашей обороны они уже поняли в ходе вчерашнего боя. Кардинально изменить позиции мы не в силах – значит, завтра они по всей науке ударят. Пройдутся артиллерией и потом продавят танками наш центр.
        –Это вы, Афанасий Аполлинариевич, еще про авиацию забыли. Ох, скажу я вам, ощущеньице! Еще не бывали под бомбежкой? А именно вами и вашими пушками они и займутся.
        –Ну что же! Будем делать, что должно – и пусть будет, что будет! Однако мы сегодня неплохо им всыпали! Как вы считаете?
        –Больше двух десятков танков за бой – очень неплохой результат! Однако сколько у вас осталось пушек в полку?
        –Половина. Из тридцати шести по штату. А у вас?
        Ответил начальник артиллерии дивизии, грузный лысоватый подполковник.
        –У меня шесть сорокапяток и семнадцать полковых. У пэтээрщиков потери незначительны. В матчасти, я имею в виду, но они, конечно, против «четверок» слабоваты.
        –А что там у нас на юге за стрельба?
        –Для немцев это необычно. Наверно, наши пытаются прорвать оборону.
        –Думаю, вы правы. Ну, так что мы делать будем? Что тут можно придумать…
        Через полтора часа, общими усилиями продумав несколько сюрпризов для немцев, они уже собирались разойтись по палаткам, когда вбежал взволнованный командир подразделения охраны штаба.
        –Товарищ полковник! Разрешите обратиться?
        –Ну, что там?
        –Там… колонна подошла. Из нашего тыла. Все незнакомые – и люди, и машины, и пушки. Точно не из корпуса.
        Не успели ему ответить, как в палатку вошел майор-артиллерист, представившийся командиром отдельного противотанкового дивизиона 166-й мотострелковой дивизии. Одет он был для командира странно – в ватник. Полный набор – штаны и куртка. А на груди странная конструкция с кармашками, из которых торчали длинные изогнутые магазины, тут же в ножнах крепился нож, в маленьких кармашках угадывались гранаты. Когда он принял положение «смирно» из-под локтя правой руки выглянул дырчатый кожух оружейного ствола неизвестной марки. Кроме этого на поясе в кобуре имелся ТТ. После его доклада настроение в палатке резко улучшилось. Во-первых, от известия, что немецкая пехота, закрывшая путь корпусу, ударом с тыла и поддержавшими его частями корпуса с фронта, практически разбита. Идет, как он выразился, зачистка их позиций, и утром кавкорпус продолжит движение к Издешковскому плацдарму. Во-вторых, его дивизион прибыл в помощь. Он же передал письменный приказ командира корпуса полковника Соколова, о том, что им необходимо держать позицию весь световой день, пока корпус и боевая группа 166-й МСД будут заниматься
обеспечением прохода к плацдарму. Оставить позиции и выдвигаться вслед за корпусом приказывалось с наступлением темноты.
        –А что за автомат у вас?
        –ППС-43. Пистолет-пулемет Судаева, под патрон 7,62 на 25.
        Майор снял с плеча автомат и, положив на стол, дал возможность осмотреть его.
        –Не слышали даже.
        –Его только начали выпускать. Очень технологичный автомат. Почти все операции – штамповка.
        –А вот это?
        Чанчибадзе указал на конструкцию на груди.
        –Разгрузка. Очень удобно. Все под рукой. Плюс – какая-никакая защита.
        –Интересно! А что у вас за пушки?– поинтересовался Савельев.
        –Противотанковые, 85-мм,– ответил новичок.
        –А!– огорченно протянул начальник артиллерии дивизии.– Зенитки. Вас хрен спрячешь. За оставшиеся часы окопаться не успеете, будете на поле боя торчать, как три тополя на Плющихе.
        –Нет. Пушки Д-44. И они гораздо ниже пушки УСВ. Три батареи по шесть орудий. Вы не могли бы ввести меня в курс сложившейся обстановки?
        –Не слышал о таких системах. По обстановке – пожалуйста!
        Начальник штаба дивизии развернул вновь уже свернутую карту и довел до майора информацию о событиях предыдущего дня, положению войск на данный момент и основные мысли о перспективах дня грядущего.
        –Спасибо!– поблагодарил майор, выслушав информацию и оторвавшись от карты,– Я так понял, основные позиции проходят по западным склонам высот?
        –Верно. Хотя их высотами назвать трудно.
        –И тем не менее местность не равнинная. Мне необходимо провести рекогносцировку на местности. Выделите сопровождающего.
        –Идти по снегу далековато.
        –Ничего, я доеду.
        –Может, и мне место найдется в вашем авто?– поинтересовался Савельев.
        –Найдется. И не только вам – места всем хватит, если есть желание.
        –Отчего же!– поддержал комдив.– Поехали! Заодно глянем, что у вас за пушки такие, что мой начарт даже не слышал.
        Когда все вышли из палатки, поняли, что тут было на что взглянуть. Ночь, конечно, но ночь лунная, плюс снег – видимости хватало. Неподалеку чернела длинная колонна тентованных грузовиков с пушками на прицепе. Машины – большие трехмостовые грузовики, не испытывающие особых проблем при движении даже по глубокому снегу. У машин, завидев командиров и побросав папиросы, построились расчеты. Все как один одеты так же, как и командир. Отличить было невозможно.
        Пушки оказались длинноствольными и приземистыми, как специально сделанными для противотанковой артиллерии. Гораздо ниже пушек УСВ. Совсем не похожие на 85-мм зенитки 52-К. Еще удивил гусеничный бронетранспортер командира дивизиона. Как он пояснил – его командно-штабная машина. Места там действительно хватило всем.
        БТР шустро доставил их к позициям, остановившись перед гребнем высоты. Майор озадачил всех, осматривая позиции в бинокль. Опустив его и увидев удивление на лицах командиров, передал его комдиву. Тот недоверчиво взял, покрутил в руках и приложил к глазам.
        –Вах!– было единственное, что произнес выдержанный грузин и передал бинокль ночного видения начштаба. Все, включая начштаба, выразили свои чувства непечатно, за исключением Савельева. Тот просто крякнул от восхищения.
        –Пойдемте в КШМ! Нужно обсудить вопрос,– прервал занятие, забрав бинокль, майор.
        Расположившись за столом, он расстелил на нем уже свою карту и, проведя черту, пояснил:
        –Мой дивизион займет позиции вот здесь.
        Повисла немая тишина. Местные командиры смотрели на черту по опушке леса, обозначающую позицию, и не могли понять, как на это реагировать.
        –Э-э-э-э, но это у нас в тылу!– озвучил общую мысль НШ дивизии.
        –Ваши позиции нужно менять.
        –Поясните, товарищ майор!– Комдива задела ситуация, где некто ниже его по званию и должности подвергает сомнению его решение.– Иначе я вас отстраню от командования за трусость, а ваши пушки поставлю так, как считаю нужным!
        Майор улыбнулся.
        –Вы, товарищ полковник, плохо ознакомились с приказом. Я не отдан вам в подчинение. У меня задача – оказать помощь вам. При этом не погибнуть. Поэтому позиция моего дивизиона будет здесь.
        –Коллега, не могли бы вы разъяснить нам свой план?– постарался разрядить обстановку Савельев.
        –Пожалуйста! Отсюда до вершин высот примерно дальность прямого выстрела моих пушек. Немецкие танки будут для расчетов как на ладони, а вот им, чтобы стрелять вниз, придется проехать по вершинам еще некоторое расстояние. Вниз орудия танков опускаются очень плохо. Я, конечно, не уверен на сто процентов, смогут ли они с вершины сразу обстреливать наши позиции или нет, но в любом случае они не будут иметь возможности стрелять издали. А на прямом выстреле у меня преимущество – скорострельность, малозаметность, обзор и калибр.
        –Весьма умно и логично!– согласился Савельев, в душе понимая, что пушки этого майора увидят врага только после того, как будут раздавлены его расчеты.
        –М-да… А нам-то что делать?– выразил общий вопрос начарт.
        –Я предлагаю всю позицию перенести сюда, к лесу. Все это поле около двух километров по фронту. В танковой дивизии вермахта от ста пятидесяти до двухсот двадцати танков. Если это та дивизия, что уже атаковала нас на плацдарме, то двадцать девять мы уже сожгли. Наши дивизионные артиллеристы нанесли удар, когда они еще в колоннах подходили к Днепру. Сколько, не знаю, но наверняка еще десяток можно вычесть. На поле видел – вы сколько сожгли?
        –Двадцать три штуки.
        –Итого: максимум восемьдесят восемь или сто пятьдесят шесть танков на два километра фронта. Значит, атаковать будут в одну – две линии. Перед этим проведут артподготовку по уже известным им позициям. И если позицию не сменить – это ваш последний бой. Поэтому предлагаю: на позициях с моим дивизионом расположить ваши полковушки. Пусть стреляют по пехоте, по танкам, если те выйдут на их прямой выстрел. Перед нашими позициями расположить пехотное прикрытие. Далее, сорокапятки и ПТРы разместить вот в этих языках леса, на флангах. Их позицию тоже прикрыть пехотой. Получается – мой дивизион с этой позиции на прямом выстреле достает почти до флангов. Сорокапятки и ПТР бьют в борт на четыреста метров на прямом выстреле с каждого фланга, и по фронту моей позиции достается только чуть больше километра. Сколько у вас полковых?
        –Семнадцать осталось.
        –Итого: тридцать пять пушек калибра 76–85 мм на километр фронта. Вполне боеспособная плотность. Плюс немцы фактически попадают в огневой мешок.
        –Они быстро разберутся и отойдут. Связь у них хорошая.
        –Даже если и отойдут – тоже неплохо, мы выиграем время. А связи у них не будет. Это я гарантирую.
        –Это как?
        –Есть способы. Поверьте мне.
        –Я поддерживаю коллегу,– после паузы отозвался Савельев.– Это шанс. На той позиции нам не устоять.
        –И как вы это представляете? До рассвета осталось несколько часов! Пехота окопаться точно не успеет. На улице – не май-месяц.
        –Успеет! Комдив как в воду глядел – придал дивизиону инженерно-саперную роту.
        –Ну да! Саперы-кудесники! Успеют отрыть окопы и позиции за несколько часов для нескольких тысяч бойцов и десятков пушек.
        –Примерно так! Но нужно торопиться.
        Он повернулся к сопровождающему его бойцу с радиостанцией за плечами.
        –Связь! Срочно мне ротного саперов!
        И в ночи закипела работа. На позициях оставили лишь боевое охранение, остальной личный состав отходил за высоты. А там странные машины шустро вели извилистую траншею, выкидывая мороженую землю бруствером в сторону противника, звенели бензопилы, и сосны на опушке валились, освобождая места под пушки и служа одновременно им защитой. На глазах вырастала и заполнялась пехотой и орудиями новая позиция. К рассвету все было готово. Пехота маскировала выброшенную землю снегом и обстраивала траншеи. Кое-где успели даже перекрытые щели из стволов поваленных деревьев соорудить. Спать никому не пришлось, но никто не расстраивался. Лучше не доспать, но остаться в живых.
        Утром командир дивизиона, захватив связиста с радиостанцией, отправился на НП дивизии, оборудованный за позициями его дивизиона. Проходя мимо КШМ, стукнул разряженной гранатой, которую всегда носил в кармане, по броне.
        –Что там с авиацией, Сергей?– уточнил он у выглянувшего из люка НШ дивизиона.
        –Летят. Полным составом летят.
        –Добро! Все помощь, а то тут жарко будет.
        На НП все уже были на месте. Из-за высот слышался отдаленный гул моторов, но боевое охранение пока молчало. Значит, немцы еще не начали.
        Поздоровавшись со всеми, хотя расстались буквально часа два-три назад, майор подошел к амбразуре и вскинул бинокль.
        –О! Опять на вас что-то новенькое! Вчера этого не было.
        Комдив придирчиво рассматривал надетый поверх ватника под разгрузку бронежилет.
        –Бронежилет. Вчера я был без него, ведь не в бой шел. А сегодня как раз такой случай.
        –Тихо!
        Комдив вскинул предупреждающе руку.
        –Летят! Как накаркали! Все по науке! Надо боевое охранение предупредить, пусть оставят наблюдателей и отходят. Нет смысла нести потери.
        –Не надо!– возразил майор, опустив бинокль.– Это наши. Летчики сорок третьей смешанной авиадивизии, закрепленной за нашей армией.
        –Так вроде армейскую авиацию ликвидировали.
        –У нас нет. У нас – особый случай. У нас все особое!
        И правда, в сторону немцев пронеслась пара истребителей, а следом за ними на бреющем прогудели две четверки штурмовиков. Сделав горку над оставленными позициями, первая четверка выпустила куда-то в западном направлении хорошо видимые трассы реактивных снарядов. Следом то же выполнила вторая четверка.
        Чуть позже одна четверка сделала заход с правого фланга, а другая с левого. Самолеты атаковали, расходились в разные стороны, разворачивались над позициями обороняющихся и снова атаковали. На высоте прошли двенадцать бомбардировщиков, сбросивших свой груз где-то в глубине позиций немцев. И все это контролировалось парами и четверками истребителей, барражировавших в синеве неба. А внизу, за высотами, все грохотало, вставали султаны разрывов, и в небо уже тянулись черные дымы горящей техники.
        –Я такого удовольствия не получал еще с начала войны. Все в основном нас вот так!– прокомментировал происходящее комдив.
        Но нельзя сказать, что эта игра шла в одни ворота. Немцы ожесточенно отбивались. Атакующие самолеты встречали трассы автоматических пушек, и не все из них промахивались. Но штурмовики один за другим пикировали на видимые им цели.
        –Крепкие машины!– оценил происходящее Савельев. И как сглазил. Один из штурмовиков внезапно задымил и, развернувшись со снижением, пошел в сторону советских позиций. С трудом, буквально цепляя снег на вершинах высоток, он все же перевалили через них и, поднимая снежную пыль, заскользил по снегу. А навстречу уже бежала пехота. В бинокли было видно, как красноармейцы помогали выбраться из горящего самолета летчикам. Один, прихрамывая, шел сам, а второго на своих плечах тащили два дюжих бойца.
        –Посыльный!– отдал приказ комдив.– Летчиков – в медсанбат!
        –Я думаю, атака до обеда не состоится,– сделал прогноз майор-артиллерист. Однако он ошибся. Через час немцы начали артподготовку. И полчаса долбили мерзлую землю в районе оставленных позиций. А потом наблюдатели по связи доложили, что в атаку пошли немецкие танки и пехота.
        После того, как немцы убедились, что на позициях, за которые вчера шел бой, никого нет, танки увеличили скорость и оторвались от пехоты, бежавшей за ними по следам от гусениц.
        Майор-артиллерист взял у связиста гарнитуру радиостанции и, вызвав командиров батарей, лично проверил связь. После чего вызвал еще одного абонента под позывным «Сокол».
        –Сокол! Как первая линия выйдет на вершину высоты! Не раньше!
        В гарнитуре глухо прозвучал ответ.
        –Надеюсь, ваши расчеты не начнут стрелять раньше времени!– проговорил он, глядя на вершины высот. Нервничал.
        Ему не ответили. Все застыли в напряженной тишине. Наконец, появились сначала антенны, потом башни танков. Кто-то попытался считать, но на него шикнули – это не имело смысла. И так понятно, что много.
        Вот уже полностью стали видны танки в лобовой проекции. Что они могли увидеть? Могли увидеть замаскированную и поэтому частично угадываемую ломаную линию траншеи, опушку леса с поваленными по краю деревьями – и все. Тщательно замаскированные среди лежащих деревьев пушки с такого расстояния они видеть не могли. Танки замедлили ход. Видимо, командиры подразделений докладывали об увиденном. Точнее, пытались – связь пропала. И тут раздался первый выстрел, тут же потонувший в грохоте следующих. В паузе перезарядки орудий и наведению на следующие цели прозвучал чей-то голос:
        –Мать твою!
        В центре горело больше двух десятков танков. «Горело»– это образно, попадание 85-мм снаряда в Т-II разваливало его полностью. Не отставали и фланги – сорокапятки безжалостно жалили «панцеров» вборта, сразу развив максимальную скорострельность и не давая врагу времени на оценку ситуации и на разворот лобовой броней к опасности. Помогали им и пэтээрщики. Там тоже заполыхали костры и безжизненно замерли немецкие танки. А дальше все утонуло в грохоте беспрерывной стрельбы и взрывов. Немцы пытались отвечать, но цели не видели или видели очень плохо. Снаряды ложились в районе траншеи либо рвались на опушке, но не прицельно. К тому же экипажи сразу поняли, что в данной ситуации являются просто мишенями. И главное – связь отсутствовала, и каждый действовал по мере своего понимания обстановки. И это было для них необычно и заставляло нервничать. Часть танков начала сдавать задним ходом, часть, наоборот, рванула вперед, пытаясь прорваться к огневым позициям русских пушек, другие маневрировали, укрываясь за остовами уже горевших танков. А сзади накатывалась вторая линия. Команды «стой» ведь не поступало. Но
эта линия уже сразу включилась в огневой бой. Дым, стелющийся от горящих машин и разрывов снарядов, мешал как одной стороне, так и другой, и одновременно же выручал, снижая меткость огня. Завязалась дуэль артиллеристов и танкистов. А следом подошла пехота. Если в центре пехота никак не могла повлиять на течение боя, то на флангах стало жарко. Там дистанция между противниками была меньше. Немецкая пехота рвалась к русским пушкам. Пехотное прикрытие пока держалось, но нажим усиливался. Немецкие танки, прикрывшись с фронта подбитыми и горящими машинами, развернулись к русским фланговым позициям лобовой броней и стали выбивать сорокапятки. Как сказал бы писатель-баталист – наступила кульминация! И она наступила в образе штурмовиков Ил-2 и бомбардировщиков. Тем более цель была площадная, не маленькая, поэтому бомбардировщики, пройдясь вдоль построения немецких войск, вывалили на него свой груз в виде стокилограммовых авиабомб. А следом за ними Ил-2 прочесали образовавшееся темное на белом снегу пятно длиной около двух километров и шириной в две-три сотни метров залпами РСов, вторым заходом сбросили
авиабомбы и третьим прошлись из пушек. Это и решило исход боя. Оставшиеся в живых немцы отступили на исходные позиции.
        Больше в этот день атак не было. А с наступлением темноты пехота 107-й мотострелковой дивизии и артиллеристы ушли на юг, туда, где им уже была пробита дорога и брешь в немецком кольце.
        28 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        РАЙОН Г. СПАС-ДЕМЕНСК
        В ночь с 26 на 27 декабря к плацдарму 134-й дивизии прорвался резерв со штабом армии и колонной снабжения. Прорыв был осуществлен по уже пройденному маршруту. Минные поля немцы за эти дни восстановить не смогли – слишком им мешали снайперы и минометные батареи пограничников, наводимые портативными радиолокационными станциями, переданными союзниками. Танковая и мотострелковая бригады, развернувшись при подходе в боевые порядки, в ночной темноте с ходу атаковали с тыла позиции немецкой пехотной дивизии на северном участке плацдарма. Одновременно навстречу резерву ударил танковый полк дивизии. Прорвав оборону немцев, танкисты и мотострелки развернулись влево и вправо, ударами по флангам свертывая оборону врага и обеспечивая безопасный проход колонн штаба и снабжения.
        Соединившись с дивизией, Ершаков дал личному составу после ночного марша и боя время для отдыха и обслуживания техники и вооружения. А ближе к вечеру из перехвата телефонного разговора стало известно, что этой ночью танковые дивизии, занимающие позиции с юга и юго-востока, должны свернуться и уйти. Их позиции должны занять смежные пехотные дивизии. Понятно, что танкисты, пусть и понесшие за эти дни изрядные потери, отправляются не на отдых, а к фронту, который быстро двигается на запад. Штаб армии выступил с предложением воспользоваться ситуацией, когда танкисты свернутся, а пехота еще не займет оставленные ими позиции. Предложение было заманчивым, но слабым местом было желание ударить сразу по двум целям. Все же после детального обсуждения штабы армии и 134-й дивизии пришли к выводу, что при любом развитии ситуации если и не удастся разбить немцев, то потрепать их получится изрядно. Да и надоело воевать в обороне. Танкисты Зашибалова уже просто изнывали от бездействия. Состоявшийся ночной бой полноценного удовлетворения им не принес – пехоту громить им было неинтересно. Они жаждали мести за
летние поражения от немецких танковых подразделений. Решение было принято. Время начала атаки привязали к данным радио и воздушной разведки. Поэтому через час все подразделения должны были занять исходные позиции, а артиллерия – находиться в готовности к немедленному открытию огня по разведанным координатам.
        На выходе из штабного блиндажа Ремизов посторонился, пропуская покидающих совещание командиров, и, остановившись, дождался Флерова и Мельникова.
        –Ну, что, славяне, покажем фрицам, где раки зимуют?
        –Да уж постараемся!– откликнулся Мельников, закуривая. Остальные присоединились к нему.
        –Вот что, вы дайте мне по смышленому и грамотному в вашем ремесле юноше. Каждый! Они будут сидеть в КШМ моего НШ и по связи корректировать ваш огонь. При необходимости. Понятно, что основную информацию вы будете получать от союзников, однако и на месте глаза не помешают. К тому же я так мыслю, что в том бедламе, который мы все вместе постараемся устроить немцам, сверху, ночью, при наличии массы пожаров и горящей техники и сопутствующим этому дымом, все охватить будет невозможно. Поэтому хотелось бы иметь прямую связь с вами.
        –Перестраховываешься, Федор Тимофеевич! В штабе твоей бригады артиллеристы грамотные, сами могут корректировать. Но будь по-твоему! Кашу, как говорится, маслом не испортишь.
        –А мой тебе зачем?– удивился Флеров.– Мы вообще по площадям стреляем.
        –Именно поэтому! Это Александр Васильевич может точностью похвастаться, а твои «Катюши» цели гектарами считают. Вот чтоб на этот гектар нам и не попасть – нужен твой человек.
        –Лады! Пришлю. Ты там, Федор Тимофеевич, смотри, поаккуратней. Ночь – дело темное!
        –Нет у фрицев дубинки, чтобы броню моих ИСов пробить.
        –Я тебе как артиллерист говорю – нет неуязвимых танков. Это в лоб тебя не взять, а в борт или корму вполне возможно.
        –Ну, борта и уж тем более корму подставлять я не собираюсь. Тыл мне моя пехота прикроет. Не знаю, как дивизионная пехота будет воевать, а моя обучена прикрывать танки. И за каждым танком закреплено пехотное подразделение. Они учились воевать в связке.
        При последних словах Ремизов поднял палец, подчеркивая важность и ценность умения его подчиненных. Докурив, командиры поспешили к своим частям.
        Атака началась около двадцати двух часов. Немцам дали время собрать в ближнем тылу колонны и после этого нанесли артиллерийский удар. Дымовые шашки, которые немцы использовали для прикрытия районов сбора колонн, пытаясь скрыть этот маневр, им не помогли. Откуда им было знать, что для тепловизора это не имело значения. «Катюши» отработали по переднему краю, по возможности размягчая его и одновременно грохотом стартующих реактивных снарядов прикрывая рев дизелей пошедших в атаку танков и мотопехоты. Поэтому, когда на немецкой передовой закончили рваться снаряды «сталинского органа» иоставленные в траншеях наблюдатели выглянули из-за брустверов, делать что-либо было уже поздно – русские танки были в ста – ста пятидесяти метрах от немецких позиций. Эти русские умели наступать за огневым валом.
        КШМ комбрига шел в линии БТРов мотострелкового батальона. Впереди и сзади КШМ прикрывали два танка – его личный ИС-3 и такой же начальника штаба. Ремизову очень хотелось сесть в могучий ИС и лично рвать оборону 122-миллиметровой пушкой и давить гусеницами пятидесятитонной машины, но… Это ночной бой. Здесь от надежности управления бригадой и своевременности принятия решений зависело гораздо больше, чем днем. Поэтому он скрепя сердце пересел в БТР-50 и сейчас внимательно слушал эфир, пытаясь по докладам комбатов представлять реальную обстановку и не потерять нити управления. Вот первый батальон вышел на позиции гаубичной артиллерии. Ее, кстати, на картах не было – значит, это только что прибывшее и развернувшееся подразделение. Батальон раздавил артиллерию, не останавливаясь. Мотострелки тоже не спешивались, обстреляв разбегавшихся в неверном свете ракет, пожаров и орудийных выстрелов артиллеристов из бортовых пулеметов. Единственное место, где немцы оказали сопротивление, был рубеж обороны второго эшелона дивизии. Здесь немецкие подразделения успели снова занять позиции. Но что могли сделать 37- и
50-миллиметровки ИСам, спроектированным для успешной борьбы против 88-миллиметровок, использовавших боеприпасы, которых сейчас нет и в помине?
        Взвод второго батальона вышел на дорогу, где формировалась колонна гренадерского полка танковой дивизии. Колонна попала под артобстрел, и на момент появления советских танков личный состав собирал раненых и убитых, убирал с дороги разбитую и поврежденную технику. Три ИСа втоптали в дорогу остатки колонны. Уцелели лишь те, кто смог или успел отбежать в лес, черной стеной обступивший дорогу. Несколько взводов целенаправленно вышли в районы предполагаемого размещения штабов и уничтожили все находившееся в этих местах. Были ли это штабы частей немецкой танковой дивизии или уже их блиндажи заняла пехота, и были ли это вообще штабы – сейчас было непонятно. В темноте, как известно, все кошки серы. Результат, скорей всего, в полном объеме будет известен завтра из радиоперехватов союзников. А сейчас полной информацией не обладали и немцы.
        Ремизов остановил продвижение в глубь немецкой обороны, когда последовали доклады об уничтожении обозов. Обозы начали выдвижение раньше боевых частей, и это значило, что батальоны прошли немецкую оборону. Танковые батальоны вернулись без потерь, у мотострелков ситуация была похуже – около десятка убитых и почти четыре десятка разной степени раненых. Все же у них танковой брони не было. Но с учетом результата – так воевать можно было. Отход подразделений прикрывали огнем артиллеристы и гвардейцы-минометчики. Вот здесь и понадобились запрошенные комбригом артиллеристы-наводчики.
        У дивизионных танкистов ситуация была похуже. Они тоже прошли оборону немцев, но те сумели подбить в борта пять «сорокчетверок». Были погибшие в экипажах. Танки эвакуировали, ремонтники, обследовав их, пообещали восстановить. Батарею, сумевшую отличиться, уничтожили. Оказалось, что немцы стреляли из советских дивизионных 76-миллиметровок. Немецкие противотанковые пушки могли поразить этот танк только в корму. Исключая, конечно, зенитную 88-миллиметровку. Та даже в лоб могла, при определенном везении, пробить, а в борт – гарантированно. Но, к счастью, их было мало, и сегодня они на пути советских танков не встретились.
        Итоги контрудара были подведены на совещании штаба армии в четырнадцать часов. По сведениям радиоразведки, немецкие дивизии понесли большие потери в вооружении, погибло несколько штабов частей и в целом управление дивизиями было дезорганизовано. С учетом всех факторов дивизии были признаны командованием условно боеспособными. При наличии стабильного фронта их требовалось отправить в тыл для пополнения и восполнения потерь в технике и вооружении, однако в связи с быстрым продвижением советских армий их отвели в район Кирова и дали на приведение в порядок сорок восемь часов. В целом контрудар был признан весьма успешным и Верховный выразил благодарность всем участвовавшим в нем частям и соединениям. На следующий день об этом сообщило Совинформбюро.
        ИЗДЕШКОВСКИЙ УР
        Михаил Додонов, комдив-166, и комкор-11 Соколов стояли на заснеженном бруствере первой линии позиций плацдарма уже на западном берегу Днепра. Позади, за Днепром, чернели на белом снегу обгоревшие останки танков – результат первой атаки немецкой танковой дивизии. Больше двух десятков осталось их на заснеженной равнине поймы Днепра. Возможно, они еще попытались бы здесь атаковать или сменили бы направление удара, но тут с севера в глубину тылов группы «Центр» ворвались армии Калининского фронта. После того, как к плацдарму дивизии прорвался 11-й кавкорпус, приказом из Москвы командующим сводной группы был назначен генерал-майор Додонов. И уже этими силами Додонов сумел выбить немцев с предмостных укреплений на западном берегу Днепра, значительно расширив плацдарм. Остатки немецкой дивизии отступили на юг, но успели взорвать ближайшие к западному берегу пролеты мостов.
        Уже дня три гремело на севере от плацдарма, грохот приближался с каждым часом. Как только немцы, откатываясь под ударами Еременко, вошли в зону действия артиллерии дивизии, Додонов отдал приказ на открытие огня, способствуя продвижению частей 4-й ударной армии. А сейчас мимо плацдарма на юг шли колонны стрелковых дивизий, артиллерийских полков и танковых бригад. Бойцы сводной группы и проходящих частей приветственно махали друг другу, радостно смеясь и перекрикиваясь.
        Но взгляды Додонова и Соколова были прикованы к маленькой колонне из трех «Иван-виллисов», с трудом пробивавших колею к полотну автострады. Наконец «газики» выбрались на шоссе, в них попрыгали бойцы охраны, помогавшие выбираться из снежного плена, и машины, перестав ползти на брюхе, бодро двинулись к позициям сводной группы. К генерал-майору Додонову ехал «в гости» сдружеским визитом командарм 4-й УА генерал-полковник Еременко Андрей Иванович, бывший командующий Брянским фронтом, обещавший Верховному «разбить подлеца Гудериана» ине сумевший обещание выполнить.
        Накануне вечером по связи командарм Ершаков после заслушивания докладов комдивов сообщил, что в Генштаб и Ставку с просьбой об оказании помощи обратился командующий Калининским фронтом генерал Конев. Суть просьбы заключалась в следующем: наступление 4-й ударной армии генерала Еременко в тыл группы «Центр выдыхается. Изначально укомплектованная стрелковыми дивизиями и лишь немного усиленная парой танковых бригад и несколькими лыжными батальонами, вследствие протяженных маршей по бездорожью и упорных боев с противником, занимавшим, как правило, удобные и подготовленные позиции, армия понесла серьезные боевые, санитарные и технические потери в личном составе и технике. Следующие за ней 29-я и 39-я армии оказать ей существенную помощь не могут – их дивизии образуют внешний и внутренний фронты планируемого окружения сил группы «Центр» изаняты сейчас оборудованием оборонительных позиций. Еременко продолжает движение на юг, но среднесуточный темп упал существенно. А из разведсводок известно, что немецкое командование, встревоженное ситуацией в тылу группы армий «Центр», принимает меры по скорейшей
переброске войск из Европы, пока ситуация не стала критической. То есть по оценке немецкого генштаба, прибывающие войска смогут устранить угрозу тылу группы «Центр». Конев просит усилить армию Еременко сводной группой 20-й армии, занимающей позиции в районе Издешкова. Москва, оценив ситуацию, дала «добро» на передачу сводной группы Додонова в оперативное подчинение Еременко, но только после того, как Издешковский УР будет занят частями 39-й армии.
        Ершаков приказ Ставки выполнил, отдав соответствующее распоряжение Додонову, но попросил его по окончании совещания от связи не отключаться. И уже в приватной беседе изложил понятные любому командиру опасения.
        –Еременко далеко от тебя?
        –Артиллерией уже оказываю поддержку его передовым частям.
        –Это хорошо! Михаил Яковлевич, я сейчас скажу прописные истины, но я их должен сказать. Мне самому легче станет от мысли, что сделал все, что мог. Итак. Сам знаешь отношение любого командира к приданным частям и подразделениям. Успехи приданных войск идут в зачет командиру, а потери остаются на счету этих частей. Поэтому прошу тебя, прежде чем выполнить приказ Еременко – семь раз отмерь! Потери – это наши потери! Такие бойцы, как у нас, сейчас в Красной Армии на вес золота ценятся. Сам убедился, наши дивизии выполняют задачи, которые не всем корпусам по плечу. Делай все по науке – разведка, рекогносцировка, взаимодействие и так далее. Сам весь алгоритм знаешь. И лишь потом исполняй. Береги людей! Про технику вообще молчу – другой такой у тебя уже не будет. Не делают ее ни здесь, ни там, у союзников. Эксклюзив, так сказать. Еременко – мужик по характеру крутой, но снять тебя он не может. А жалобы его и претензии я выслушаю и стерплю. Сейчас мы с ним в одном ранге. А приказ выполнять нужно. Одна война у нас на всех! Только голову при этом терять нельзя. Надеюсь, ты меня понял.
        И вот сейчас к нему приближался его новый командир. «Газик» остановился, и из него, осторожно ставя на снег раненую ногу, вышел Еременко – в папахе, шинели, белых бурках на ногах и с палочкой в руке. Повернувшись, он с интересом оглядел встречающих. Додонов и Соколов, сделав одновременно два шага, вскинули руки в приветствии и представились.
        –Ну, здравствуйте, герои! А не угостите вашего нового командира чайком? А то как-то продрог я в этой тарантайке. Там и поговорим заодно.
        –Прошу вас, товарищ генерал-полковник!– Додонов указал на штабной автобус на базе грузовика-вездехода. Он знал про ранение Еременко и поэтому прихватил на всякий случай этот автобус. Сам он любил перемещаться на КШМке на базе БТР-50, но с плохо гнущейся ногой Еременко не смог бы забраться в люк. Вот автобус и пригодился. Додонов и Соколов помогли подняться командарму по откидной лестнице в салон.
        –А неплохо вы тут устроились!– расположившись в командирском кресле за столом для совещаний и оглядев хорошо протопленный салон, констатировал Еременко.– Наверно, и тут могли посовещаться? Но лучше в штаб съездим. Заодно я посмотрю на ваше хозяйство.
        Додонов нажал кнопку сигнализации водителю, и машина тронулась. За ней цепочкой выстроились КШМ, два бронетранспортера охраны и «газики» штаба 4-й армии.
        –Уже отметил бронетранспортеры. Похожи на немецкие. Еще хвалили твоих, Михаил Яковлевич, артиллеристов мои комдивы. Очень точно и аккуратно стреляют. Говорят, у тебя, как у настоящего командира мотострелковой дивизии, и танки есть? На сегодняшний день это редкость. А еще говорят – они без потерь проткнули позиции двух немецких дивизий?
        –Докладываю! Сто шестьдесят шестая мотострелковая дивизия боеспособна и готова выполнить поставленные вами задачи. Потери были. Небольшие, но были. Так что – привирают немного. Сейчас почти все танки уже восстановили.
        –А еще говорят, тут у вас немецкая авиация не летает. И вправду, последние два дня самолетов немецких почти не видели.
        –Ну, это заслуга союзников. Тут для немцев бесполетная зона. Единицы летают, но чтобы полноценный налет организовать – даже не пытаются. Летчики сорок третьей дивизии хорошо работают. Да и мы сами огрызаться умеем. У меня в дивизии сто пятьдесят шесть зенитных установок калибром от 14,5 до 85 мм.
        –М-да…Чудеса! Чего ж так не воевать? А у меня за эту операцию почти все танки истратились. Две бригады танковых, но только на бумаге. Осталась пехота, лыжники да артиллерия, которая с трудом по этому снегу за войсками поспевает. А задачу выполнять нужно! А ты чего, полковник, молчишь?
        –А что мне говорить? Командир сводной группы – генерал-майор Додонов. Он же и хозяин здесь.
        –Ну, не прибедняйся, полковник. Неспроста тебя на корпус поставили. Считай, как минимум генерал-майорская должность. Значит, имеют там,– Еременко ткнул пальцем в направлении потолка,– на тебя виды. Хотя… сейчас такие времена…
        Еременко закряхтел, поудобнее устраивая раненую ногу.
        –Такие времена, что полковники корпусами рулят, а генерал-полковники на должности командармов падают. И это еще хорошо! Другие – вон Ефремов, Пуркаев – кто на тыловой округ, кто преподавателем в академию. Только вот чему он там научит? Что сам не сумел сделать? А с другой стороны – ты, Катуков, Черняховский. И это правильно! Красная Армия освобождается от тех, кто умеет только красиво встречать проверяющих и докладывать. И на их место идут те, кто умеет воевать. Люди войны, так сказать. На меня не смотрите. Я свои ошибки знаю и второй раз их не совершу. Шанс мне такой предоставили. Так что, полковник, не тушуйся в обществе генералов. Считай, ты уже почти им стал. Если не убьют, конечно. Война ведь – дело такое! Что у тебя сейчас по состоянию корпуса?
        –Корпус боеспособен. Потери, конечно, имеются, но в целом воевать можно. Танков тоже негусто, но на одну бригаду набирается. Почти. Готов выполнить приказ!
        –Я к чему спрашиваю? Вы ж понимаете мое положение? Совсем мне не с руки было просить помощи, но и не попросить и не выполнить задачу – это… В общем, останется только ехать в тыл и писать мемуары с жалобами на судьбу. Обещаю, что требовать от вас обоих героических подвигов не буду, но в авангард, кроме вас, мне сейчас поставить некого. Поэтому вынужден. И еще – понимаю, что вы непростые ребята. Особенно Додонов, да и ты, полковник, тоже. Поэтому влезать в подробности, как и что вы будете делать, не стану. Но приказы вы выполнять будете.
        За разговором колонна доехала до штаба дивизии, а теперь сводной группы. Штаб располагался в большом бункере, предназначенном как раз для управления обороной УРа. Додонов и Соколов снова помогли раненому генералу.
        Еременко спустился на землю, оперся на палку и внимательно осмотрелся.
        Заметив в стороне накрытые масксетями машины союзников и людей возле них, в непривычной форме, уточнил у Додонова:
        –Это, что ли, союзники?
        –Так точно, товарищ генерал-полковник!
        –А пообщаться с ними можно?
        –Это только через особиста. На этот счет у него особые полномочия и указания. Даже если разрешит – сначала кучу бумаг подписать придется. И пройти детектор лжи.
        –Это что еще за чудо такое?
        –Аппарат, определяющий, где человек лжет, а где говорит правду.
        –А ты, полковник, прошел этот… как его… детектор?– поинтересовался у Соколова Еременко.
        –Никак нет! Допуска не имею. Особый отдел настоятельно рекомендовал и мне, и моим подчиненным к союзникам не приближаться. Что характерно, права у особиста генерала Додонова такие, что мой корпусной, имеющий более высокое звание в их организации, стоит перед дивизионным навытяжку.
        –Ну, нет так нет! Не очень-то и хотелось. Главное – чтоб польза была. Польза есть от них? А, Додонов?
        –Вы же сами хвалили моих артиллеристов за точную стрельбу. Вот это их прямая заслуга.
        –Ну, ладно! Пошли в штаб. Помнится, меня чаем угостить тут обещали. Да я бы и пообедал. Может, и продукты у вас тут от союзников?
        –Отчасти можно и так сказать. Сублимированные.
        Еременко, уже шедший по направлению ко входу в штаб, остановился.
        –Вот как? Покажешь. И попробуем.
        30 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        МОСКВА. КРЕМЛЬ
        Над большой картой, расстеленной на столе для совещаний в кабинете Сталина, склонились два человека: хозяин кабинета и его давнишний соратник – начальник Генерального Штаба Красной Армии маршал Шапошников. Последний предпочитал старые добрые бумажные карты новомодной видеотехнике союзников.
        –Излагай, Борис Михайлович! В целом обстановку я знаю, но мне интересно твое видение и твое мнение об обстановке на Западном фронте.
        –Как это ни удивительно, но противник до сих пор не поверил в возможность окружения группы «Центр». Точнее сказать, не поверил в то, что мы сможем это сделать. Хотя после знакомства с материалами союзников я уже должен бы привыкнуть к истинно арийскому высокомерию. Итак, вывода войск из намечающегося окружения не наблюдается. Снабжение войск на Гжатском, Юхновском и Ржевском направлении осуществляется по дорогам севернее и южнее Ельни. Объемы перевозок существенно упали, но с учетом имевшихся запасов в районе Вязьмы и Ржева боеприпасов пока хватает. Питание войск обеспечивается за счет павшего конского состава и за счет гражданского населения. Буквально под метелку обирают людей. В целом противник на этих направлениях фронт держит, хотя и отступает. Обороняются немцы умело и стойко. Хотя я бы сказал, что основная проблема в нас самих, нежели в противнике. К сожалению, за лето – осень мы потеряли огромное количество командного состава в звене полк – дивизия. Плюс мобилизация – количество дивизий выросло многократно. В итоге уровень подготовки командиров всех степеней просел очень существенно. И
вариантов исправить ситуацию на данный момент Генеральный Штаб не видит. Поэтому мы просто отжимаем немцев от Москвы. Никаких обходов, охватов выполнить, за редким исключением, не получается. Ни командиры, ни войска этого делать практически не умеют. Чуть лучше обстоят дела у Лукина и Вишневского. И у них опыт какой-никакой есть, и штабы дивизий, так сказать, обстрелянные имеются.
        Далее, немцы считают возможным удержать горловину между Спас-Деменском и Дорогобужем. Более того, они собираются ликвидировать наш плацдарм в районе Ельни. С этой целью на Ельню брошен целый моторизованный корпус, прибывший из Европы. Плюс с востока город атакует пехотный корпус из состава резерва группы «Центр». В общем, жарко там. Одновременно фронтом на север южнее Дорогобужа развертывается еще один пехотный корпус. Задача – не допустить прорыва войск Еременко к Ельне. Северо-западнее Спас-Деменска разворачивается сводная группа в составе шести потрепанных, но еще боеспособных дивизий с такой же задачей.
        Положение наших войск. Наша ставка на перспективных командующих армиями на флангах оправдалась. Еременко с ближайшей задачей справился – ударная группа Калининского фронта до Издешковского укрепрайона дошла.
        На данный момент Еременко, добавив к переданным в его оперативное подчинение сто шестьдесят шестой мотострелковой и одиннадцатому кавкорпусу свои оставшиеся подвижные части, сформировал сводную конно-механизированную группу под командованием комдива-166 генерала Додонова. Завтра утром после артподготовки и при содействии авиации сорок третий САД с рубежа Дендино – Шавеево КМГ переходит в наступление. Задача – соединиться с плацдармом сто сорок четвертой дивизии. Сто сорок четвертая и бригады четвертого ВДК одновременно наносят встречный удар. Я убежден, задача будет выполнена в первые же сутки. Да и противник положение оценивает трезво. По данным разведки, части, находящиеся между районом Сафоново – Издешково и Дорогобужем, оставляя прикрытие, выводятся и перебрасываются кружным путем в район Ельни. После соединения с Дорогобужским плацдармом и занятием его войсками Калининского фронта, сто сорок четвертая МСД и четвертый воздушно-десантный корпус вливаются в конно-механизированную группу генерала Додонова. И уже им предстоит пробиваться к Ельне с севера.
        Теперь левый фланг Западного фронта. Крейзер, Костенко и Курочкин с задачами справляются. Сегодня ночью в район плацдарма у Спас-Деменска с юга вышли передовые части корпуса Белова. На утро штабами Двадцатой армии и кавкорпуса согласованы встречные удары. Корпус Белова передается в подчинение штабу Двадцатой армии. От корпуса Белова передовые части Пятидесятой армии Крейзера отстают на два дня. Костенко и Курочкин, обеспечивая фланги Пятидесятой армии, еще на день. За эти два дня личный состав кавкорпуса отдохнет после рейда, а штабы Ершакова и Белова согласуют все вопросы. Как только плацдарм юго-восточнее Спас-Деменска займут войска Крейзера, Ершаков ударит в направлении Ельни. Напрямик там около семидесяти километров. Учитывая ударные возможности частей Ершакова, считаю возможным пробиться к Ельне за четыре, максимум семь дней. Таким образом, кольцо вокруг армий группы «Центр» должно замкнуться.
        –Очень, очень красиво! Впечатлен. На бумаге просто здорово! Помнится мне, по материалам союзников, я планировал замкнуть кольцо в Смоленске. А немцы с этим не согласились и простояли на Ржевско-Вяземском рубеже аж до весны сорок третьего. А потом сами ушли. И мы так ничего им не смогли сделать. Я учел эту ошибку. И теперь кольцо должно замкнуться на девяносто километров восточнее. Вопрос – сумеем ли мы и это сделать?
        –Товарищ Сталин, не забывайте, и рубеж, с которого мы начали контрнаступление, находится на пятьдесят километров западнее. Мы учли ошибки и приняли все возможные меры по улучшению ситуации. Приведенный вами факт о сокращении глубины операции – это один из примеров. Второй – пересмотр персоналий в звене дивизия – армия. Здесь все сложнее. Видите ли, армии мирного и военного времени различаются весьма существенно. В мирное время для попадания в список «хороший командир» достаточно поддерживать в частях порядок, дисциплину, успешно проводить проверки боевой готовности и учения. И экзаменующие ведь тоже не звери – такие же командиры, пусть и рангом повыше. А в военное время проверяющим является враг – безжалостный и беспощадный, не прощающий ошибок и упущений. В нашем случае на данный момент – это лучшая армия, по крайней мере, на континенте. И вот с двадцать второго июня среди командиров мирного времени идет жесточайший отбор на соответствие занимаемым должностям в военное время. Плата за это – жизни и этих командиров, и их подчиненных. Германия же уже провела свой отбор кадров в реальных конфликтах
и подготовила их под требования современной войны. А нам приходится делать это в процессе ее. К сожалению, это естественный процесс, и мы в малой степени можем влиять на него. Исключение – обучение наиболее способных и продвижение их по карьерной лестнице. Тут пример Двадцатой армии показателен. Подготовленные и обученные штабы полков и дивизий позволяют успешно сражаться с врагом даже в соотношении один к трем и даже к четырем. Понятно, что новая техника, вооружение, связь, но без умения это все использовать – это просто затраты. А личный состав там – обычные красноармейцы, даже бывшие ополченцы, прошедшие безжалостный отбор в боях под Вязьмой. Вот тут третий аргумент в пользу успешности плана по разгрому группы армий «Центр». Армия Ершакова отвлекла на себя огромные силы, лишив немецкое командование возможности сдерживать наши ударные группировки.
        Я считаю, наши шансы на выполнение задачи по окружению врага на западном направлении достаточно высоки.
        –Вашими б устами…
        Сталин вздохнул. И тут же поинтересовался:
        –Каково ваше мнение о Жукове? Руководство страны ему доверяет сложные и ответственные задания. Пока у нас нет претензий по выполнению товарищем Жуковым своего долга. Кроме этого, я ознакомился с материалами союзников. В том числе и по нему. Мне интересно ваше личное мнение о нем – как офицера старой школы.
        –Я тоже почитал и информацию о нем, и очень внимательно изучил анализ Генерального Штаба «Разгром немецких войск под Москвой (Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941г.– 31 января 1942г.)», изданный в 1943 году под… гм… моей редакцией. М-да… Кстати, а сам Георгий Константинович знаком с этой информацией?
        –Пока нет. Ему дается дозированная информация по ситуации на фронте и в целом по германской армии. А полный доступ к информации ему закрыт. Пока закрыт. Но я думаю над этим вопросом. Слишком неоднозначная ситуация рисуется по информации союзников после войны. Там много непонятного. Хотя по тому же Жукову не так и сложно.
        –Понял. Продолжу. Я и ранее очень внимательно и с большим интересом следил за Георгием Константиновичем с момента его назначения на должность командующего Резервным фронтом, а затем Западным. Нельзя сказать, что он и раньше не был заметен. Я имею в виду – с момента проявления его как самостоятельного и успешного военачальника в боях под Халхин-Голом. Однако в Московской битве ставки были неизмеримо выше, а возможности, особенно в начальный период, гораздо скромнее. К тому же он, как командующий самым важным на тот момент фронтом, активно взаимодействовал с Генеральным Штабом. Хочу отметить, что он крайне целеустремлен, самостоятелен, настойчив и тверд в проведении своих решений. Изменить его решение можно лишь приведя серьезные аргументы. В таком ключе он готов обсуждать вопрос как с Генштабом, так и со своими подчиненными. Это я от них знаю. Но все это не столь важно. Перечисленные качества найдутся у многих. А вот умение видеть боевые действия, как видит их он – это редкость. Сами посудите – у Жукова отсутствует полноценное академическое военное образование. Однако он на равных играет на поле
боя с самыми маститыми и опытными противниками. Сейчас я сравниваю его решения с теми, что он принимал в другой истории, в гораздо более невыгодных условиях. И вижу, что он если и допускал ошибки, то несущественные и гораздо более редкие, чем его коллеги и оппоненты. Ну, это ведь нормально – он ведь человек, а человеку свойственно ошибаться. Вывод однозначен – мы имеем, к нашему счастью, в своих рядах незаурядного человека, самородка.
        –Спасибо, Борис Михайлович. Ваши выводы подтверждают мое мнение. Важно в полной мере воспользоваться талантами товарища Жукова. На пользу нашей Родине.
        Когда Шапошников выходил из кабинета Верховного, тот остановил его в дверях.
        –Борис Михайлович! Как только завершится операция и район портала будет освобожден, вы едете на лечение к союзникам. И это не просьба. Это приказ. Ваша жизнь нужна Родине и советскому народу.
        30 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        Г. ЕЛЬНЯ
        Рассвет Трофимов встретил на новых позициях. Сейчас при свете поднимающегося в морозном мареве солнца он в бинокль внимательно осматривал местность перед собой.
        Надо сказать, идея комдива и комиссара дивизии спрятать его на наиболее безопасном участке плацдарма, учитывая, что остаться при штабе дивизии Трофимов отказался категорически, относительно удалась. Удалась – потому что действительно восточный участок плацдарма немцы практически не беспокоили. Все события происходили на западных рубежах обороны города. А относительно – потому что все это закончилось трое суток назад. А сейчас спокойных и безопасных мест на плацдарме не осталось вовсе. Плацдарм на сегодняшний день простреливался вражеской артиллерией насквозь. Не будь в составе дивизии подразделения артиллерийской разведки, БПЛА и радиоподавления из XXI века, дивизия бы доживала последние часы. Даже с учетом превосходного вооружения, подготовки личного состава и организации. Окружение есть окружение – снаряды и патроны имеют свойство заканчиваться, количество наступающих бьет качество обороняющихся. Финал очевиден. Наличие же единовременников Алексея позволило этот процесс существенно затянуть. Не было у немцев сейчас артиллерии, которая должна бы и могла бы простреливать плацдарм. Дивизионный
артполк по наведению союзников уничтожал немецких артиллеристов безжалостно. Это было главной и приоритетной целью полка. На остальное пушкарей старались не отвлекать – берегли боезапас, понимая, что это ключевое преимущество дивизии. Поэтому все атаки немцев поддерживал жиденький огонь рассредоточенных 81-мм минометов и малокалиберных пушек.
        Так вот, учитывая, что на восточном участке плацдарма немцы довольно долго не проявлялись, комполка решил немного улучшить положение и вынес передовую позицию на два километра восточнее, заняв господствующую высоту 270,2. На высоте окопалась мотострелковая рота, усиленная пулеметным и противотанковым взводами. Но главное, на ней оборудовали позицию разведчики артиллерийского дивизиона полка. И это было основной ценностью позиции. Слева и справа высоту прикрывали два взвода, занявшие деревни Коробы и Погарнова, расположенные у подножия высоты севернее и южнее ее. Трофимов напросился в роту, оседлавшую высоту. Немцы появились через несколько дней, дав возможность провести полноценное оборудование позиций. При этом, оценив ее, командир полка полностью передвинул сюда весь батальон. Когда утром 25 декабря с высоты разглядели в бинокли и стереотрубы шевеление фигурок мышиного цвета в районе Хотеевки, все облегченно вздохнули. Вот глупость-то! Обрадовались тому, что появились люди, желающие твоей смерти. Однако это так! Нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Тем более что на западе гремело уже несколько
дней, и командиры полков и батальонов, уже воюющих, не забывали по телефонам подколоть коллег, все продолжавших улучшать позиции. Двадцать пятого немцы не атаковали. Видимо, еще не все прибыли. Ночью караульная служба в батальоне была усилена, и перед позициями уже в сумерках были установлены сигнальные мины, которые и сработали, раскрыв несколько немецких разведгрупп. От пленных узнали, что из-под Москвы прибыл и развернулся пехотный корпус. Командование группы «Центр» сняло корпус с фронта, и дивизии его были далеко не штатной численности. Это было хорошо. А плохо было то, что корпус воевал на Восточном фронте с первого дня войны, и за плечами его солдат был весь возможный опыт русского фронта. По мнению командного состава дивизии, и Трофимов его разделял, лучше получить в противники пусть и укомплектованного по штату, но не знающего реалий войны с русскими, нежели вот такого ветерана. Однако и этих немцев они смогли удивить.
        Утром, когда подразделения немцев, противостоящие боевому участку полка, стали выдвигаться на исходные рубежи, по артиллерии противника был нанесен неожиданно точный артиллерийский удар. Неожиданно точный – это для немцев. Дивизионный артполк выполнил стандартную задачу – лишил немецкую дивизию 105-мм гаубиц. Поэтому вместо стандартного начала атаки в девять ноль-ноль немцы атаковали в одиннадцать часов после непродолжительного минометного обстрела. Возможно, немцы хотели бы его и продлить, но тут уже отработала полковая артиллерийская разведка. В бой вступили артдивизион полка и минометная батарея батальона. В итоге серьезного ущерба позициям противник нанести не смог, и его пехота атаковала непривычно неподавленную оборону. Итог – атака захлебнулась почти сразу. Густые цепи фигурок в шинелях мышиного цвета сразу попали под удар пулеметов БТР и 120-мм минометов. Два дня немцы искали способы добраться до русских позиций. И вот вчера у них получилось.
        Совершенно неожиданно где-то часов в четырнадцать на высоту обрушился артналет. Непродолжительный – минут пятнадцать. Но как утверждали опытные товарищи, обстрел велся снарядами калибра 150 мм. Это во-первых. И во-вторых, удар был нанесен без видимой пристрелки и достаточно точно. Убитых было не сказать что очень много, но их было несравнимо больше, нежели за все предыдущие дни. А вот раненых и контуженых – почти все оставшиеся. Как немецкую артиллерию проглядели с БПЛА – неизвестно. Хотя чему удивляться? Немцы ребята смышленые. Как пояснили ребята из артиллерийской разведки, немцы наверняка вычислили, что воздушную разведку на восточном направлении русские ведут с утра, а далее все усилия сосредотачивают на западном направлении. Хотя восток, запад – это все условно. Немцы уже давно взяли плацдарм в колечко. Поэтому разведка с БПЛА наверняка попросту не успевала за всем уследить. Налет был короткий, немецкие пушкари немедленно снялись с позиций и успели выйти за пределы дальности нашей дивизионной артиллерии.
        Трофимову повезло – он в это время был в полковом тылу. В роте, оборонявшей высоту, он был «вольным стрелком». Ротный, молодой старлей, не знал, как себя с ним вести. Пожилой майор, да что там – пожилой! Для молодежи двадцати – двадцати пяти лет он был стариком. Хотя сам себя таковым не признавал. Так вот – майор, да еще союзник, да еще друг комдива и комиссара! И с личной охраной! В общем, Трофимов имел возможность работать по своему плану. Хотя упрекнуть его в чем-то нехорошем не мог никто. Траншеи доводил до кондиции наравне со всеми. В отражении атак участие принимал – старательно стрелял из выданного ему карабина образца 1944 года. А накануне описываемых событий заменил раненого пулеметчика СГМБ на бронетранспортере. Чем сильно испугал Семченкова и Жолудева. Жолудев даже попытался оттащить Трофимова от пулемета, но был отправлен командой майора на русском матерном по известному маршруту. Пришлось им с Семченковым стать вторыми номерами. После этого боя Трофимов ощутил всю некомфортность должности пулеметчика БТР-152. Ощущение, что стоишь голый на площади, а враги не просто смотрят на тебя, а
стреляют. Причем все и только в тебя. Попасть не попали, но пули свистели вокруг Алексея густо. Проскочила даже запоздалая и трусливая мыслишка – что он тут, на хрен, делает вообще? Сидел бы дома и горя бы не знал! Мысль эту он задавил. В прямом смысле руками, сжав зубы и рукоятки пулемета и стараясь положить всех видимых им врагов.
        Отойдя от боя и поразмыслив, он попросил ротного отпустить его на БТРе в дивизионный тыл. На недоуменный взгляд старшего лейтенанта ответил, что ему необходимо несколько модернизировать БТР и что ему, командиру роты, это точно понравится, и после испытания можно будет улучшить все БТРы в роте. Самому Трофимову тот отказать не мог, а тому без БТРа смысла ехать в тыл не было. В итоге скрепя сердце ротный согласился, но только на завтра и после отражения обязательной утренней атаки.
        Так Трофимов избежал того злосчастного обстрела. В тыл он поехал, имея не одну, а две цели. Первую он осуществил в ремонтном подразделении дивизии. Опять сработало звание, возраст и положение Алексея. У ремонтников он выпросил сварщика и объяснил, что ему нужно сделать. А пока тот выполнял задание под присмотром водителя БТР, Трофимов быстренько через штаб нашел дивизионную баню при санбате и организовал для себя и сопровождения помывку. После нее сменили и белье. Ношеное Трофимов простирнул и кинул в сидор, рассчитывая высушить в землянке.
        Когда он вернулся к ремонтникам, сварщик представил работу – наклонный щит из куска брони разбитого немецкого БТРа, закрывавший стрелка с лобовой и боковых проекций. Пулемет теперь стало невозможно перетащить на другой кронштейн крепления, но зато Трофимов за пулеметчика теперь мог быть спокоен. Пробить щит можно было лишь как минимум из крупнокалиберного пулемета, а они у немцев были редкостью.
        И вот после всего этого в хорошем настроении Трофимов двинулся в расположение. Когда проходили тыл полка, увидели, как их высота покрылась султанами разрывов. Трофимов приказал водителю прибавить скорость, но из леса у подножия высоты не выезжать. Переждать обстрел там. Однако останавливаться не пришлось – обстрел быстро закончился. Когда БТР встал в свой окоп, позиции роты представляли собой жуткую картину. Воздействие 150-мм снарядом значительно отличалось от привычных 105. Каковы потери роты, Алексей не знал. Позиции выглядели пустынными. Лишь кое-где в траншеях отмечалось движение. А вот в поле перед позициями все обстояло ровно наоборот. Немецкие цепи, пользуясь результатами столь удачного артобстрела, быстро поднимались по склону высоты. Семченкова и Жолудева Алексей отправил по траншее приводить в боеспособное состояние всех выживших, оставшись в БТРе с водителем в качестве второго номера. Найдя на поле знакомые ориентиры, Алексей выставил прицел и повел стволом по фронту, выпустив первую пристрелочную очередь. Строчка падения пуль легла чуть ближе. Еще чуть приподняв ствол и закрепив его,
ударил длинной очередью по цепи. Цепь под очередью легла. В кого попал и попал ли вообще, Трофимов не видел. Задачей себе в первую очередь он ставил снизить темп движения противника. Поэтому бил и бил по немцам, заставляя их падать на землю и наступать перебежками. Весь фронт он одним пулеметом удержать не мог, но главным было выиграть время. Не верил он, что на позициях не осталось живых. О! Слева застучал второй станкач. От соседей справа по флангу немцев ударил еще один. Меняя ленту, которую подавал водитель, Алексей рассмотрел, что слева по немцам бил такой же СГМ бронетранспортера. Пулеметчик, приникнув к пулемету, бил длинными очередями, делая то же, что и Трофимов. Отметив это, Алексей в душе пожалел парня. По щитку его установки пули били беспрерывно, не в силах пробить. А у того пулеметчика щита не было. Однако при этом Трофимов заметил, что позиции оживают, и бой уже ведут не только они с неизвестным пулеметчиком. Размышления прервал удар по щиту и рывок пулемета, чуть не сбивший его с ног, сопровождающийся странным отрывистым звуком. Трофимов осмотрел щит и обомлел – в углу щита зияло
отверстие явно от снаряда малокалиберной пушки.
        «Пристреляются – мне конец!»– обожгла его мысль.
        Осторожно – как будто это могло помочь – Алексей выглянул в амбразуру щита. Определив по траектории примерное расположение орудия, принялся его высматривать. Но секунды спустя примерно в этом месте на опушке леса у подошвы высоты поднялись разрывы снарядов или минометных мин. Видимо, немецкую пушку заметили.
        С тайной надеждой, что соседи стреляли именно по тому орудию, что отметилось пробоиной в щите, он снова взялся за ручки уже заряженного пулемета.
        Атаку эту они отбили. С трудом, ввиду больших потерь, но отбили. После боя как-то само собой получилось, что ввиду ранений всего офицерского состава роты командование перешло к майору Трофимову. Нет, никаких особых полководческих талантов, а тем более подвигов, он не показал и не совершил, однако в армии даже из двух военнослужащих один является старшим. Это аксиома! Кто-то должен был взять на себя организацию эвакуации раненых и подбитой техники, назначение командиров в подразделениях вместо выбывших, распределение и перемещение огневых средств с учетом потерь в технике и вооружении, согласовать пополнение боеприпасами, привести в порядок позиции и сделать еще много более мелких дел. Из этих мелочей и состоит военная служба. Но самое главное – подготовить людей и позицию для отражения повторной атаки. Однако в сумерках по полевой связи пришел приказ оставить высоту и отойти на основной рубеж. На первый взгляд, это было преждевременно – рота даже в таком урезанном состоянии еще способна была удерживать высоту. Однако всей картины положения батальона, а тем более полка или дивизии, Трофимов видеть
не мог. Поэтому выслушав приказ и сообщив, что рота способна оборонять высоту, на подтверждение приказа ответил «есть!» ипринялся его выполнять. Последними с высоты уходили уцелевшие БТРы с пехотным прикрытием.
        На выезде из леса, стоявшего между высотой и основной позицией, их колонну встретили полковые саперы. Они предупредили, что ехать можно только по проложенной колее. Все поле перед новыми позициями оказалось заминировано. Вчера еще Трофимов этого не знал и просто ехал по дороге. Сейчас же она оказалась заминированной, а колея, указанная саперами и обозначенная дополнительно вешками и красными флажками, вела в расположение зигзагами. Спрятать следы движения колонн было невозможно, поэтому, кроме того что после прохождения последней колонны дорогу обязательно заминируют, ее сразу проложили так, чтобы атакующие танки, двигаясь по колее, должны были подставлять борта под огонь обороняющихся.
        Прибыв на указанные позиции, рота принялась обживаться. Здесь еще раз удивили полковые и приданные дивизии саперы. Позиция ротного опорного пункта больше походила на укрепрайон, нежели на полевые позиции. Правда, бетонных дотов не было, зато дзотов было для поредевшей роты в избытке. Судя по бревнам, саперы разобрали не одну деревню. Печально, конечно, но в свете боевых действий в этом районе они так и так должны были сгореть. Землянки тоже были построены добротные. Комбат, удостоверившись в том, что майор-союзник вполне справляется с ротой, замену выбывшему ротному не прислал, сославшись на нехватку кадров. Трофимов, понимая ситуацию, настаивать на замене не стал и продолжил командовать ротой. БТР, на котором он воевал до этой поры, стал командирским, а расчет пулемета составили Семченков и Жолудев.
        Вот сейчас Алексей уже при свете проснувшегося солнца и рассматривал будущее поле боя. Рота занимала позицию северо-восточней деревни Саушкино. Бывшей деревни – так как именно ее избы теперь были дзотами и блиндажами батальона. Так же, как и бывшая деревня Самодурово, левее ротного опорника, и Данино, располагавшаяся справа и немного в тылу. Данино, кстати, вполне могла бы называться селом, но церковь в ней отсутствовала, поэтому была просто большой деревней в сто двадцать дворов. А сейчас на месте этих деревень сиротливо торчали печные трубы. Перед позицией, в километре восточнее, откуда и ожидался враг, чернела опушка леса. Позади опорного пункта находился достаточно глубокий и узкий овраг, выходящий к околице деревни Самодурово, где занимала оборону другая рота батальона. Овраг был идеальным местом для расположения тылов роты, и туда уходили ходы сообщения из траншей. Алексея отвлек звенящий звук авиамоторов в небе. Последние дни, кроме самолетов 43-й дивизии, в небе появились и немецкие истребители и бомбардировщики. Действовали они четверками и парами и особой угрозы для советской пехоты не
представляли. ПВО дивизии было слишком мощным для таких сил люфтваффе. Но вот нашим летчикам они явно мешали. И сейчас в небе Трофимов наблюдал завязку воздушного боя, когда к идущим в высоте трем четверкам двухмоторных бомбардировщиков, охраняемым восьмеркой истребителей, пытались прорваться с разных направлений две четверки «мессершмиттов».
        –Ну, здравствуй, Алексей Федорович! Рассказывай, какие ты тут подвиги совершил за время моего отсутствия?
        Трофимов обернулся. Позади него в траншее стоял комиссар Зириков.
        –Здравствуй, Михаил Андреевич!– ответил по-простому Алексей и протянул тому руку.– А ты как тут?
        –Как там в вашем культовом фильме? Стреляли!
        –А серьезно?
        –В штабе дивизии ходит слух, что в рядах нашей прославленной дивизии растет Наполеон. Ну, Гинденбург на крайний случай. Вот решил примазаться к славе будущего полководца. Прямо с самых истоков!
        –Не смешно.
        –Ладно! Извини! Это, наверно, что-то нервное. Не спал уже двое суток. Просто и на вашем участке стало жарко. Вот решил посетить полк. А там узнал, что ты ротой командуешь. Причем ни в полку, ни в батальоне претензий к тебе как ротному нет. Поэтому решил вот посетить передний край на участке твоей роты.
        –Насчет поспать – доведут мою землянку до минимально приемлемых условий – ложись.
        –А сам как? Слышал, ночью рубеж меняли.
        –Ничего! Успею пару часов перехватить. Саперы здесь почти линию Мажино устроили. Так что неожиданностей не жду.
        –Понял! Воспользуюсь приглашением.
        В этот момент появился боец, доложивший, что в землянке все готово.
        –Ну, пошли, Михаил Андреевич, отметим новоселье.
        В землянке пахло сырым деревом, землей и дымом от только что растопленной буржуйки. В остальном все как обычно – в сполохах огня из приоткрытой печурки и «летучей мыши» на столе проглядывались несколько двухъярусных лежаков, стол из неотесанных досок и странно выглядевшие тут три стула с вычурными спинками.
        –Ничего! Просохнет – все нормально будет!– оглядев землянку, подытожил вошедший первым комиссар.– А стулья так вообще! Это отцы-командиры тебя побаиваются. Был бы ты обычным ротным, они бы уже в штабе батальона стояли. А то и повыше.
        –Чего меня бояться?– усмехнулся Алексей, раскладывая на столе нехитрый паек и разливая чай по кружкам.
        –Ну да! Командир роты – майор! С таким званием командиры полков – не редкость. А то и комдивы. Тот же Утвенко пример. Плюс образование – такое, что опять же не у всех комдивов сегодня. Особенно из запасников. Покрепче чая ничего нет?
        –Есть. Тебе налью, но сам не буду.
        –Тогда я тоже чай. Пить в одиночку – это уже алкоголизм.
        –Привычка с юности,– пояснил Алексей свой отказ.– Перед серьезными делами лучше трезвую голову на плечах иметь. Опять же – спиртное меня расслабляет, и я становлюсь ленивым. А расслабляться сейчас нельзя, иначе… Ответь лучше на вопрос: чего ж не сменят меня, если я такой неудобный?
        –Ну, тут причин, на мой взгляд, много. Первая – ты вполне справляешься. Вторая – хрен тебя знает, в каких ты отношениях с командованием дивизии. Вот видишь, с комиссаром дивизии чаи гоняешь. И не только чаи. А комбат у тебя – всего лишь капитан. Двадцати двух лет от роду. И я тебе скажу по секрету – он тебя побаивается. Не потому, что ты такой страшный. Просто не знает, как себя с тобой вести. Ты-то – союзник! Из самого штаба Особого района! Поэтому, наслышан я, твоя рота снабжается в первую очередь. Ну, и в-третьих, подозреваю, хочется многим посмотреть, как союзник без своих привычных артефактов воевать будет. Есть еще четвертая причина, но это лично моя и комдива. Мы-то знаем, что пехота – не твоя специальность.
        –Я напомню. Я закончил пограничное училище. Да, специальность у меня другая. Но отличие от пограничников состояло всего лишь в нескольких предметах. У них основным специальным предметом был СТПВ – служба-тактика пограничных войск. Это кстати, тоже специфическое отличие от простой пехоты. А у нашего факультета – средства связи и применение войск Правительственной связи в операциях. Дисциплины, такие как «Общевойсковая тактика», давались нам одними и теми же преподавателями. Объемы, правда, были разные. Но в целом готовились и мы, и пограничники как офицеры звена «взвод – батальон». Так что рота – это как раз то, чему учили.
        –Ну и как тебе твоя рота?
        –Моя рота!– усмехнулся про себя Алексей.– В девяносто втором ушел в запас с должности замполита роты. Не прошло и тридцати лет, как стал ротным! Вот это карьера! Карьерист, блин! Как же это все давно было! Да что так далеко в память забираться? Я тут всего лишь несколько дней, а кажется, что мирная жизнь была когда-то в прошлой жизни. Жалею? Наверное, нет. Чтобы ценить мир, нужно знать, какой бывает война. Надо ли мне это было? Не знаю. Но когда-то пошел в армию, чтобы понять, кто я есть на самом деле. Соответствую своим представлениям о самом себе или нет? Прошло столько лет с тех пор, а эта дурацкая юношеская черта осталась. Что я себе доказываю? Соответствие погонам, которые Родина возложила на твои плечи вместе с ответственностью, и которые, если ты офицер, остаются на них до конца, даже если ты одет в гражданку? Офицер – он либо есть, либо его нет. Да и не было. Был просто мундир с погонами, существо в котором ему не соответствовало. А может, судьба? Она ведь у каждого своя, и никто ее не знает. Для чего я рожден? Для чего дожил до этих лет? Может, как раз для этого? Может и так! И тогда все
предопределено. И та поездка за грибами, и то, что я здесь. Значит, нужно делать то, что должно. И пусть будет, что будет. Поэтому я горжусь своей ротой! Каждым бойцом! Никто не трусил, не паниковал, все исполняли в бою приказы и распоряжения бегом. Сейчас четверть оставшихся бойцов роты имеют легкие ранения, но в тыл не ушли. Да что я тебе рассказываю? Сам наверняка все знаешь. Моя рота – совсем не исключение. Везде так!
        Все, кто хотел сбежать, сдаться, сделали это еще в начале октября. Здесь остались те, кто умрет, но с рубежа без приказа не уйдет! Вот это по-нашему!
        Знаешь, в нашем времени у десантников есть девиз – «Никто, кроме нас!» Хороший девиз! А у пограничников другой – «Ни шагу назад!» Вот сейчас бойцы моей роты, батальона, полка, дивизии и, я уверен, всей Двадцатой армии соответствуют обоим этим девизам.
        –М-да… действительно, замполит. Давай, пей чай, а то остынет.
        АЭРОДРОМ «ДЕБРЕВО».
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Захаров закрыл фонарь и с удовольствием осмотрелся. Новый объемный фонарь из прозрачного плексигласа давал отличный обзор и освобождал от необходимости надевать очки и тем более меховые маски, без которых полет в открытой кабине зимой был попросту невозможен.
        Неплохие парни работают в ПАРМе у союзников! ПАРМ был организован в момент, когда через портал от союзников пошли самолеты. Это они так называли ПАРМ, а с точки зрения Захарова и его дивизионных инженеров это был маленький авиаремонтный заводик с уникальным для их времени оборудованием. Познакомил со специалистами ПАРМа Захарова все тот же инженер-полковник, работавший в его дивизии. Потому как после выполнения своих прямых обязанностей по сборке самолетов и подготовки их к перелету в Москву ПАРМ должен был свернуться и убыть обратно в Россию. Но, опять же по совету того же полковника, Захаров пробился на прием к Цанаве и попросил его посодействовать, чтобы этот заводик поработал на его дивизию. Захарову было неведомо, с кем Цанава решал этот вопрос и чего ему лично или стране это стоило. Ему был важен результат, потому как перспективы полковник рисовал просто радужные. Даже в сравнении с тем, что сделала его группа.
        И вот он, результат! После того как на всех самолетах сняли ШКАСы, поменяли ШВАКи на НР-23, установили прицелы и радиостанции, в ПАРМе продолжили работу над «ишачками» его и ведомого. В итоге И-16 тип 28 стали не похожи сами на себя!
        Заменили перкаль синтетикой – более легкой и прочной. Переделали кабины под новые фонари, использовавшиеся на каком-то спортивном самолете в их времени. Пообещали позже поставить лобовые бронестекла. Поставили электродвигатель на лебедку уборки-выпуска шасси. Нажал клавишу на панели, и через секунды загорелись три красных лампочки – шасси убрано. Снова нажал, загорелись три зеленых – шасси выпущено. И не нужно делать сорок четыре оборота ручной лебедкой. Поменяли часть приборов на более современные и дооборудовали «родные» подсветкой. Установили новую более мощную аккумуляторную батарею и новый, тоже более мощный, электрогенератор, обеспечивающий энергией не только радиостанцию, как старый, а всю электросхему самолета. Заменили бронеспинку кресла летчика на более толстую титановую – при том же весе. Захаров, начитавшись материалов о развитии двигателестроения, мечтал о впрыске, но тут его ждало огорчение. Оказалось, что на данный момент просто не существовало подходящего топливного насоса для системы впрыска. На резонный вопрос, а как тогда летают поршневые самолеты у них, он получил ответ, что их
уже практически не существует. Даже в гражданской авиации. Исключение АН-2 и нескольких Ил-14, доживших до XXI столетия. Еще на поршневых двигателях летают спортивно-пилотажные самолеты. Например, как тот же Су-26, фонарь которого они сумели приспособить на его И-16. Но мощность двигателя там всего лишь 260 лошадок. Плюс компьютеризированная система управления двигателем. Поэтому придется ждать, пока советская промышленность освоит АШ-82ФН. Но их будут ставить на Ла-5 и Ла-7, а не на старичка И-16. Единственное, что можно было сделать с двигателем И-16 – залить синтетическое масло, значительно повышавшее моторесурс двигателя. Но и здесь все оказалось непросто – масло сразу же потекло изо всех щелей. Пришлось мотористам полностью перебирать двигатель, меняя сальники и прокладки. Но самое проблемное, что невозможно было изменить на самолете, было крыло. Когда-то передовое, ведь И-16 был первым в мире истребителем-монопланом, толстое в сечении, теперь стало тормозом для самолета.
        –Все, Георгий Захарович! Финита ля комедия! Больше для твоего коня ничего не сделать. По правде говоря, и то, что мы сделали, усилило «ишачка» незначительно. Исчерпан ресурс схемы для его модернизации. Так что тут больше понтов, нежели пользы.
        –Не скажи, Владимир Петрович! Тут каждый километр скорости, каждый метр в скороподъемности важны! Мне понятно, что главное – это летчик в кабине самолета, его подготовка, мотивация, однако и техническая часть не менее важна. И если в подготовке пилотов мои ветераны практически не уступают немцам – все же с июня в боях, то в матчасти мы отстаем, и отстаем серьезно. Все это понимают, но изменить быстро это невозможно. Поэтому огромное спасибо и тебе, и твоим инженерам и механикам. Стол – с меня!
        Плотно в ПАРМе занимались пока что только их двумя самолетами. На очереди стояли Як-1 его резервной группы. Планировалось уменьшить количество топливных баков и заменить перкаль на синтетику. Эти переделки давали надежду, что «як» перешагнет рубеж в 500км/ч у земли.
        А далее, если ничего не изменится, подобным образом будут модернизированы все самолеты дивизии.
        Кстати, специалисты из ПАРМа интересовались – почему командир дивизии предпочитает устаревший «ишачок» более новым и совершенным «якам»? Захаров ответ для себя сформулировал еще в конце лета 41-го, попробовав и «як», и «лагг», и даже МиГ. Хотя последний стоял как бы в стороне. Он ведь сразу проектировался как высотный истребитель ПВО, в отличие от «яков» и «лаггов»– фронтовых истребителей. И со своими задачами на высоте от пяти тысяч в целом справлялся. А вот про «яки» и «лагги» такого Захаров сказать не мог. Оба самолета уступали «мессершмитту» практически во всех элементах воздушного боя и победить врага советский пилот мог лишь либо за счет своего мастерства, либо поймав противника на ошибке. Ну, или в свалке массового боя. Ошибались немцы нечасто, а почуяв опасность, всегда могли спастись бегством. Ни один советский истребитель догнать «мессера» не мог. «Ишачок» тоже не мог, но зато он превосходил противника в горизонтальном маневре. Это был единственный плюс, но он был! «Яки» и «лагги» иэтим похвастаться не могли. Немцы об этом знали и поэтому всегда старались перевести бой с И-16 на
вертикаль, сразу же лишая его преимущества. Хотя и тут «ишачок» был не безнадежен – тип 28 «Эмиля» на вертикали делал! В отличие от «яков» и «лаггов». Правда «Эмили» уже давно не попадались – основным самолетом у немцев был «Фридрих». Но вот теперь, после какого-то матерного «апгрейда», Захарову хотелось попробовать свою машину в реальном бою. И вот этот случай представился.
        Фрицы догадались, что русские своими страшными беспощадными ракетами стреляют по относительно крупным группам самолетов. Примерно от восьми и больше. И уж точно не стреляют по четверкам и парам. Конечно, для бомбардировщиков это было критично. Особенно с учетом значительно возросшей эффективности русской ПВО. А вот для истребителей это было не столь существенно. Главное, до завязки боя не собираться группой. А уж в ходе боя ракет можно было не опасаться. И спокойно мстить иванам за погибших товарищей. К тому же на этот участок фронта немцы перебросили подкрепление. У бомбардировщиков и штурмовиков дивизии Захарова появились проблемы. Захаров считал разумным в таких условиях техническое превосходство противника компенсировать численным. Однако и немцы могли очень быстро наращивать силы. Ведь район действий бомбардировщиков и штурмовиков его дивизии был протяженностью менее ста километров. И в эту минуту завязывался бой восьмерки «ишачков» против восьмерки «мессеров». Сейчас в бой должна была вступить следовавшая в стороне и выше резервная четверка «яков», но с обзорной сообщили, что и к «мессерам»
идет шестерка подкрепления.
        Итого четырнадцать против двенадцати. Разница по количеству невелика. Но И-16 связаны необходимостью сопровождать бомбардировщики и вынуждены обороняться. Вот и хотел он преподнести врагу сюрприз в виде еще двенадцати «яков». Да и двух «ишачков»– своего и ведомого, в такой свалке сбрасывать со счетов не стоило.
        Когда подошли к месту боя, «петляковы» уже отработали и, сбивая плотный строй, ложились на обратный курс. «Ишачки» сопровождения с трудом, но еще сдерживали атаки пар и четверок «мессершмиттов» на две шестерки «петляковых». К этому моменту счет был три – три, причем третьего «мессера» завалили стрелки «петляковых» уже на глазах Захарова. Три четверки резерва, эшелонированные по высоте, сразу включились в бой. Не связанные необходимостью защищать «пешки», они могли диктовать свои условия. Захаров с ведомым барражировали в стороне, занимаясь каждый своим делом – комдив по рации управлял боем, а ведомый обеспечивал его безопасность. Внезапно на волне зазвучал голос обзорной, предупреждая, что на подходе еще группа вражеских самолетов. Определив направление их подхода, пара Захарова заняла позицию, чтобы перехватить их первую, самую опасную атаку. Заметил он их, лишь когда четверка «мессеров» начала набор высоты с бреющего. Если бы не локатор, атака действительно могла быть неожиданной. Развернувшись им навстречу, пара «ишаков» пошла в лобовую, разгоняясь на пикировании. Немцы отвернули, разойдясь
парами влево и вправо. Захаров ушел на правый боевой разворот, набирая потерянную высоту и пытаясь зайти в хвост правой паре. Когда он его закончил, атакуемая пара «мессеров» продолжала набор высоты с правым пологим виражом, приближаясь к месту боя. «Ишачки» имели перед ней небольшое преимущество в высоте. Вторая пара заканчивала вираж и выходила в заднюю сферу пары Захарова. По команде комдива ее сверху атаковала пара «яков», связав боем. Дав полный газ, Захаров пошел на сближение с первой парой, надеясь на то, что под атакой немцы поступят стандартно. Так оно и произошло – поняв, что подставить «ишачков» под атаку второй пары не удалось, «мессеры» полезли круто вверх. Рассчитывая на это, Захаров сумел срезать угол и выиграть дистанцию. На вертикали немцы ожидаемо стали отрываться. Но не так быстро, как обычно. Они вообще, видимо, удивились, увидев, что И-16-ые пошли за ними на вертикаль. Ведомый немецкой пары уходил от Захарова, но очень медленно, дымя неновым мотором. Пушки и прицел у Захарова были пристреляны на двести метров. И сейчас силуэт «мессершмитта» полностью поместился в овал прицела.
Захаров нажал гашетку, выпустив по десятку снарядов из пушек. И попал! Штук пять снарядов разорвалось на правой плоскости и в хвосте «мессера». Разрывы 23-мм снарядов впечатлили. У «мессера» практически оторвало хвост и половину плоскости. Захаров прекратил преследование, переведя самолет в горизонт. Сбитый «мессер», кувыркаясь, падал. От него отделилась точка покинувшего обреченный самолет летчика. Захаров огляделся. Бой заканчивался. Охраняемые «петляковы» уже приближались к району аэродрома. «Мессеры», не желая попадать под необычайно точный огонь зенитной артиллерии Особого района, уходили на бреющем на запад. Счет группового боя был пять – четыре в пользу летчиков 43-й дивизии. При этом главная задача – защита бомбардировщиков была выполнена на сто процентов. Результат внушал оптимизм. И главное – Захаров был крайне доволен модернизацией своего самолета. И надеялся на такой же результат модернизации «яков». Еще больше его порадовало, что все четверо сбитых его летчиков выжили, сумев приземлиться в расположении своих войск.
        31 ДЕКАБРЯ 1941Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Телефонный аппарат на столе запел голосом Кобзона, предлагая не думать о секундах свысока, и на экране высветилось имя звонившего. Цанава протянул руку и, нажав соединение, приложил телефон сотовой связи к уху. Ему нравился этот прибор. Союзники на территории Особого района поставили несколько вышек и создали сеть мобильной связи, раздав телефонные трубки всем согласно утвержденному обеими сторонами списку. А музыку поставили по его просьбе после просмотра фильма о самом знаменитом советском разведчике. Очень нравились ему и песня, и фильм, и эта связь. Очень удобно! Связь всегда под рукой, и любого человека можно найти буквально за секунды. Если, конечно, он находится в этих самых списках и на территории Особого района. Как утверждали союзники, немцам расшифровать разговоры по этой связи физически невозможно. Он выпросил еще один такой телефон и отправил в Москву на исследование. Но увы! Привлеченные инженеры и ученые просто развели руками, не в силах разобраться с этим устройством. Информация через наркома НКВД дошла до Сталина. И теперь Воистинов там, в России, зондирует почву насчет
возможности закупки, монтажа и наладки такой системы для членов советского правительства и ответственных сотрудников в пределах Москвы.
        «Надо же! Коллега желает пообщаться. Последнее время встречаемся не часто. Всю работу ведут подчиненные»,– отметил про себя комиссар, поднимая трубку.
        –Здравствуйте, Александр Викторович! Только сейчас подумал – редко стали общаться. Нужно как-то исправлять.
        –Исправим! Но позже. Лаврентий Фомич, требуется ваше присутствие в штабе. Машину за вами выслал.
        Голос представителя президента России был напряжен.
        Уловив это, Цанава также перешел на деловой тон.
        –Спасибо! Я – на своей.
        –Хорошо! Ждем вас!
        На другом конце провода положили трубку.
        Цанава нажал кнопку связи с секретарем и коротко бросил в нее:
        –Машину и охрану! Срочно!
        И стал надевать портупею.
        Войдя в штаб Объединенной группировки войск, он ощутил царившую в атмосфере тревогу. Мысленно прогнав в голове информацию по сегодняшнему дню, Цанава не обнаружил ничего из ряда вон выходящего. По крайней мере того, что касалось зоны его ответственности. Встретивший его дежурный проводил его не в кабинет представителя президента, а в оперативный центр, оборудованный союзниками по последнему слову их техники. Это было рабочее место оперативного дежурного, в подчинении которого целый штат подчиненных круглосуточно принимал, собирал, систематизировал и анализировал информацию обо всем происходящем вокруг Особого района и в нем самом. Цанава уже был тут, когда началась операция армии Ершакова. Его тогда поразил огромный экран, на котором отображалась вся обстановка вокруг Особого района до границ дальности технических средств разведки союзников. И вот на этом экране медленно ползли по обозначенным на карте дорогам красные извилистые червяки дивизионных колонн армии. На пути у них и вокруг появлялись синие точки вражеских подразделений, угасающие по мере уничтожения артиллерией или боевыми
подразделениями дивизий. Это была завораживающая картина! Тогда тут было многолюдно – присутствовало командование с обеих сторон плюс штаб 20-й армии. Хотя обычно в этом помещении людей немного – в основном все вопросы решаются по связи. Но сегодня явно был необычный день. Войдя внутрь Центра, Цанава обнаружил почти все руководство союзников. Уже за комиссаром в дверь вошли командир вертолетного подразделения и командир подразделения ФСО, отвечающего за охрану и оборону Портала со стороны Российской Федерации. Увидев комиссара, представитель президента России, стоявший в окружении военных, поспешил ему навстречу и, еще пожимая руку, перешел к делу:
        –Еще раз здравствуй, Лаврентий Фомич! Коротко, время очень дорого! Оператор дрона при стандартном облете немецких позиций вокруг Особого района заснял вот это! Запись! Быстро!
        Повинуясь его команде, через секунды на экране вместо карты пошли кадры съемки видеокамеры дрона – проселочная дорога, перелески, на дороге группа людей под охраной. Камера приближает изображение, группа – это гражданские. Женщины, дети всех возрастов – от грудных до подростков, и старики. Ведут их, судя по форме, эсэсовцы. Пара стариков – видимо, муж с женой – отстают. Помогать им немецкие солдаты не позволяют. Старик падает от изнеможения. Женщина пытается его поднять. Офицер, наблюдающий за этой сценой, машет рукой, и автоматчик перечеркивает обоих одной очередью. Остальных гонят дальше. Еще кадры. Другая колонна. Здесь обходится без стрельбы, хотя идущие сзади солдаты пинками подгоняют отстающих. Еще колонна. И еще.
        –Что это?
        Голос комиссара проскрипел металлом.
        –Их ведут вот сюда!
        Снова возникла карта.
        –Деревня Двоевка. У нас есть серьезные основания считать, что это акция наподобие плана «Буффель». Данных радиоперехвата на эту тему у нас нет. Но немцы стали гораздо осторожней в радиопереговорах. В любом случае нам нужно действовать, и немедленно!
        –Я готов предоставить все, чем располагаю. Я так понимаю, у вас уже есть варианты?
        За разговором они переместились к столу оперативного дежурного, и все находившиеся в Центре начальники служб, отделов и командиры подразделений собрались вокруг них.
        –Наметки, сделанные, можно сказать, на ходу или на коленке. Но это лучше, чем ничего. Итак. По прямой туда тридцать километров. По дороге – все пятьдесят наберутся. Поэтому мы можем успеть только воздухом. Официально нам запрещено использовать вертолеты днем – опасно! Но других вариантов нет. Ответственность я беру на себя. Как говорят военные, меньше взвода не дадут, дальше фронта не пошлют. Если что, Лаврентий Фомич, на войну возьмешь?
        Александр Викторович нервно хохотнул.
        –Извини! На нервах. Разное бывало, но чтобы вот так! Чтобы от меня напрямую зависело столько жизней – ни разу. В общем, мысль такова. Вертолетами забрасываем спецназовцев в Двоевку. Задача – отбить гражданских и продержаться до подхода основных сил. Но! Первое «но». Вертолетов четыре штуки. Экипажи сейчас готовятся к вылету. Командиру вертолетчиков ставится задача. Поднять они могут семьдесят бойцов. Даже если я отдам всех свободных от смены из подразделения охраны Портала – людей не хватит.
        –Половина! Половина – моих, тридцать пять человек пойдут.
        –Годится. Далее! Нужно чем-то прорываться к Двоевке. Чтобы поднять мотострелковую бригаду на той стороне и пропихнуть ее через портал, понадобится не один час. Далеко не один. Спецназовцы столько не продержатся, а с гражданскими уйти не смогут. Вся надежда на тебя.
        –Минуту! Звоню. Красноштанов! Пулей в оперативный центр! Я жду!
        Далее Цанава поднял по тревоге подразделение осназа НКВД, охранявшего Портал со стороны СССР, и вызвал его командира. План начал обрастать деталями. Пока ждали вызванных, появилась мысль прикрыть вертолеты авиацией Захарова. Вызвали и его. И тут же по предполагаемому маршруту отправились дроны – разведывать, на огневые позиции начали выдвигаться батареи артиллерии и РСЗО – давить разведанные потенциальные опасности в пределах их дальности. Конкретные задачи ставил седой генерал из Генштаба РФ. Цанава просто подтверждал его полномочия.
        Прибывшему комдиву НКВД был задан простой и прямой вопрос: сколько экипажей освоило Т-55 и боеспособен ли мотострелковый батальон на БМП? Для уточнения был вызван командир танкового полка дивизии. По прибытии он же был назначен командиром батальонной тактической группы – БТГ – в составе танковой роты из десяти Т-55АМВ и мотострелкового батальона на БМП-1. Союзники добавили одну машину разграждения ИМР-3М и почти два десятка бронированных автомобилей «Тайфун», планировавшихся для вывоза спасенных. Готовность выхода БТГ – два часа. Вертолеты должны были быть в готовности подняться через тридцать минут. По данным с дронов, примерно к этому времени немцы должны были пригнать людей в Двоевку. В ней, кстати, полицаи в школе досками заколачивали окна. А в колхозном амбаре, стоявшем с раскрытыми воротами, окон не было изначально.
        Старшина был нелюдим. Таким он был всегда – сколько помнил себя. А помнил себя самое раннее беспризорником. Это отчетливо. Отца не помнил совсем. Был ли он? Отрывками – какая-то женщина, наверное, мать, они куда-то едут, торопятся. Потом какой-то сарай или заброшенный дом, она лежит на каком-то тряпье, красная, вся горячая, что-то бормочет в бреду. Он рядом, под боком. Острое чувство голода и страха. Потом она затихла, стала белой и холодной. Он плакал, но не отходил от нее. Пришли какие-то подростки и увели его с собой. Так он стал беспризорником. Уже там он отличался молчаливостью. Даже когда с остервенением бился за свою долю при дележе украденного – бился молча. Когда облава ОГПУ накрыла их – молчал на допросах. Правда, их не били. Просто опросили, кого смогли, и отправили в детдом. Там он глянулся человеку от ОГПУ, курирующему их учреждение. Так он попал в ряды чекистов, пройдя весь путь от рядового бойца спецподразделения до командира группы – старшины ГУГБ НКВД. Специализация – разведывательная и диверсионная деятельность. Официально подразделения не существовало – профиль управления, к
которому оно было приписано, был совершенно другим, но с началом войны навыки и умения бойцов стали востребованы. Группу старшины прикрепили к комиссару ГБ Цанаве.
        Старшиной он был не только по званию – таким был его позывной. Но привычке детства не изменил – оставался все таким же нелюдимым. Точнее, для своих – немногословным. Это мягко сказано. Даже бойцы его группы знали о нем лишь то, что он счел возможным им сказать. И сначала работала его группа по профилю – и в Белоруссии, и на западной Смоленщине. Пока не появились эти чертовы попаданцы. Нет, сначала все шло как обычно. Повоевали под одной деревней, вывели из окружения батарею «Катюш». Задачи были не ахти какие сложные и опасные, но все ж движуха! А потом из них, волков, сделали охранных собак! Посадили охранять этот чертов Портал! Ладно, хоть сообразили вахтеров из них не сделать! Поэтому посадили в силовое прикрытие объекта. Конкретно группа Старшины – пять бойцов с ним – несли службу в доте, прикрывавшем подступы к Порталу. И это длилось изо дня в день, неделя за неделей уже два месяца. Тоска! Отдушиной была возможность упражняться на полигоне подразделения ФСО на российской стороне. Коллеги, как-никак! И ведь польза была обоюдная. Одни были подготовлены как волки, другие – как волкодавы. Старшина
и его бойцы делились знаниями и опытом работы в поле, а фэсэошники – в зданиях и в условиях городского боя. Правда, минер группы ничем удивить союзников не мог. Наука убивать с помощью мин и изощренного минирования за эти десятилетия шагнула далеко вперед. Поэтому минер кропотливо усваивал эту науку. Плюс оружия перепробовали за эти недели уйму. Этого добра у союзников водилось не просто много, а очень много. Еще не большая, но радость – недели три назад поменяли им оружие. Вместо ППСов, снайперских СВТ и РПД перевооружили охрану портала на АКМСы, СВД и ПКМы. Это само по себе было приятной новостью, хотя и о ППС и РПД они ничего плохого сказать не могли. Даже более того – еще не успели толком раскушать-распробовать. Осознали лишь, что они качественно лучше того, чем была вооружена РККА и другие части НКВД. И тут еще один подарок! Снайпер только лишь не спал с СВД, а пулеметчик уже затер ПКМ до блеска на солнце. Что в корне неправильно! А вот Старшина, получив АКМС, нашел себе занятие. Посмотрев обвес на «калашниковых» союзников, загорелся мыслью приобрести себе такой же. Официально сделать это он не
мог. Тот же ПБС начсклада мог выдать лишь по заявке командования на время проведения операции. А какая это операция – сидение в доте? Коллеги с той стороны могли помочь, но не безвозмездно. Деньги, понятное дело, их не интересовали. Им нужны были сувениры. Конкретно ПБС ему достался за «люгер». Как и где Старшина достал «люгер», неизвестно. Все же война! В довесок к ПБСу коллега подогнал за литр спирта барабанный магазин от РПК на 75 патронов. За коллиматор просили маузер. С кобурой. А еще нужна была планка Пикатинни, регулируемый приклад. Да и оптика не помешала бы. В общем, задача была понятна, оставалось ее решить. А как ее решишь, сидя в доте?
        Поэтому, когда свободные смены подняли по тревоге, Старшина в душе обрадовался. Настроение его, хотя внешне это никак не проявилось, улучшилось. Его даже не смогла испортить информация, которую озвучил короткими фразами командир. Дот ему опротивел до смерти. Экипировались несколько необычно – взяв минимум сухпая и набив вещмешки боеприпасами.
        Когда тридцать пять бойцов, похожие на красноармейцев лишь касками, уже занимали места в приземлившихся у портала вертолетах, подъехали два тентованных «Урала» стаким же количеством бойцов союзников. Выглядели коллеги посолидней – в мощных бронежилетах, сферах, и тоже с максимальным боезапасом. И как энкавэдэшники – все в масккостюмах. Группа Старшины разместилась в грузовой кабине МИ-24. Минуту спустя к ним добавились три бойца союзников, и почти сразу вертолет пошел на взлет. Никакого согласования или планирования не было. На него попросту не оставалось времени. Предстояло действовать по ситуации. Перед взлетом один из пилотов сунул им в руки бумажные пакеты с непонятной целью. Для Старшины это был первый полет на вертолете. И это было самое страшное из того, что ему пришлось пережить. Ну, может быть, только дот был страшнее. Его кидало из стороны в сторону, вверх-вниз. Только железная воля не позволила ему выплеснуть завтрак в тот самый, теперь уже понятный, пакет. Надо сказать, блевали не только его бойцы, но и союзники. Они неслись в брюхе железной боевой птицы, ничего не видя, хотя в кабине
были иллюминаторы, и мечтая о том, чтобы это поскорей закончилось. Они не видели, как вертолеты мчались буквально в метрах над верхушками деревьев, снижаясь в прогалины полей и снова взмывая над лесами. А сверху, слева и справа, впереди в сотнях и десятках метров от них так же мчались «илы». Они не видели, как, подчиняясь командам невидимого командира из оперативного центра, делали «горку» передние пары штурмовиков и с пикирования залпами НУРСов сметали опасность для охраняемых вертолетов. После атаки пары уходили в тыл, а их место занимали следующие пары. Они не видели, как где-то там, выше них, кружили дроны, выискивая эти самые опасности. Каждый делал свое дело и близился момент, когда должен был наступить их черед.
        Срочный вызов Захарова Цанавой, причем в голосе того слышалось явное нетерпение, застал того на КП, где тот, сидя в удобном кресле, наблюдал за работой подчиненных и слушал радиопереговоры. Через тридцать минут Захаров был в оперативном центре района, где ему стала понятна причина срочности и была поставлена задача. Тут же по связи он поменял задачи эскадрилье штурмовиков и истребителям сопровождения. Вопросы согласования действий были также решены быстро. Отдав приказ готовить его самолет к вылету, он выехал на аэродром. Взлетели по готовности десанта и вертолетов. Вертолеты и штурмовики летели на бреющем. Истребители сопровождения расположились выше, а пара Захарова шла выше всех. Управление велось из оперативного центра по информации с дронов. Захаров просто наблюдал за действиями своих летчиков. Весь полет занял около десяти минут. Далее, после высадки десанта, и вертолеты, и штурмовики работали по командам с земли. Истребители прикрывали район, но ввиду быстротечности происходящего, первый вылет обошелся без противодействия со стороны немецкой авиации. А вот дальше вылеты всех групп
штурмовиков сопровождались воздушными боями истребителей. По приказу Цанавы Захаров отменил все вылеты в интересах 20-й армии и все наличные силы бросил на выполнение этой задачи. Чтобы обеспечить беспрепятственную работу штурмовикам, он создавал над районом двух-трехкратное превосходство в истребителях. Благо все события происходили в тридцати километрах по прямой, и полет туда занимал считанные минуты. В целом все шло по плану, хотя и не без потерь. Но и немцам приходилось платить сбитыми самолетами. Неожиданности типа засад, ударов по зазевавшимся, раненым или подбитым практически исключались. Кроме обеспечения района работы, летчики дивизии обеспечивали прикрытие и продвижение наземной колонны. Для этих целей Захаров выделил еще имевшиеся в дивизии «чайки», оборудованные для штурмовых действий по наземным целям.
        Колосов по радио с вышки получил приказ о срочном возврате в ППД. Точнее, приказ получили все командиры танков роты, так как он передавался циркулярно на их частотах. Продублировав приказ Сане Спиридонову, Иван открыл люк и выбрался на броню. Танки роты пересекали полигон прямо по направлению к расположению, игнорируя накатанные директрисы и трассы. Вдалеке, на окраине полигона, там, где тренировались мотострелки, он разглядел «уазик» командира полка. Видимо, тот ставил задачу комбату мотострелков. Потому как по полигону в том же направлении и так же не разбирая дороги мчались юркие БМП. Сердце забилось в предчувствии давно ожидаемого реванша за горечь поражений лета и осени 41-го года. Очень уж Ивану, и не только ему, хотелось поквитаться с врагом. Сейчас, когда экипаж вполне освоил свою грозную машину, это желание не оставляло Ивана ни днем, ни ночью. В свою машину и Иван, и экипаж были влюблены! И это чувство не покидало танкистов даже во снах. Во сне он искал немецкие «тройки» и «четверки», расстреливал их из 100-мм орудия, таранил и давил броней. И, кажется, этот момент наступал. Уже по
прибытии в расположение их встретили машины снабжения, и пока экипажи с помощью дополнительно выделенных бойцов дозаправляли танки и получали боезапас, комполка озвучил приказ. Десять экипажей, лучше всех освоивших танк, составляют сводную танковую роту батальонной тактической группы, создаваемую на основе мотострелкового батальона на БМП. Задача: прорвать фронт и совершить марш в максимально короткие сроки до деревни, где совместное подразделение союзников и бойцов НКВД должно спасти от сожжения немцами несколько сотен местных жителей. Далее обеспечить вывод спасенных на территорию Особого района. Все это будет происходить в пределах тактической глубины немецкой обороны. Артиллерия и авиация будут оказывать всемерную поддержку, но основную работу должны сделать именно они. Это общая задача. Потом последовали детали – кто, где, порядок связи и построения колонны и так далее. Конкретно задача экипажа Колосова – следовать во главе колонны с противоминным тралом, маршрут движения и общее управление будет осуществляться из оперативного центра, где отслеживают ситуацию посредством возможностей дронов. Кто
такие «дроны»– Колосов представлял слабо, но ему это было и неважно. Главное – чтобы ему подсказывали, где враг!
        Когда он вернулся к танку, экипаж вместе с инженерами из техслужбы заканчивал монтаж трала. Танк был заправлен, и в него был загружен полуторный боезапас. Иван подал Эдику ППС стволом вперед, и он втащил его на броню.
        –Ну что, парни! Настал наш час! Как вы поняли, мы идем первыми.
        Колонну строили и вытягивали еще больше часа. Непростое это дело! Наконец прозвучал приказ «Колонна! Вперед!» Танк Колосова «посадили» на ротную волну. Пока шли по своей земле, командовал комполка. Изредка в канале слышался голос комбата мотострелков. Шли на восток, к железной дороге. Преодолев ее, колонна вошла в деревню и повернула на север. Тут уже в канале раздался уверенный и властный голос того, кто вел и обеспечивал их колонну. По мнению Колосова, голос принадлежал никак не меньше чем генералу. Через десяток километров подошли к линии фронта. Голос предупредил об этом, и через минуты Колосов сам увидел это в перископ. Проход через позиции наших войск был обозначен красными флажками. Тут же поступила команда после прохождения первой траншеи опустить трал. Артиллерия постаралась разрывами своих снарядов заставить сдетонировать немецкие минные поля, однако гарантировать стопроцентный успех не мог никто. И действительно, на подходе к немецким позициям, отмеченным клубящимся дымом и черными пятнами разрывов крупнокалиберных снарядов, под тралом раздалось несколько взрывов. Колосов и Нигматуллин
крутили перископы, стараясь если не найти, то хотя бы предугадать, откуда может исходить опасность. За ними, как нитка за иголкой, след в след следовала колонна БТГ. Стволы башен танков и БМП, развернутые «елочкой», также шевелились, выискивая врага. А враг был! Не всех вычистил артогонь. Были уцелевшие. По колонне стреляли автоматы и пулеметы. Колонна отвечала с ходу, не снижая скорости. Этот огонь им был не опасен, а задача их находилась впереди. Неожиданность случилась уже в конце марша. Дорога пересекала небольшой лесок. Внезапно на броне раздался взрыв. Похоже было на обстрел из тридцатисемимиллиметровки, но тут лес! Пушка должна стоять максимум в десятке метров! Они не могли ее не заметить! Иван и Нигматуллин резко крутанули перископы в поисках опасности. Иван увидел первым. Метрах в тридцати впереди слева от дороги внезапно шевельнулось пятно, в ту же секунду преобразившееся в человека, одетого в белый маскхалат и с темным предметом под мышкой. Предмет сверкнул вспышкой и, оставляя дымный след, в танк полетела граната. Человек откинул в сторону трубу и исчез в заснеженных кустах. На занятиях по
теории инструкторы-союзники показывали видеофильмы о тенденциях развития противотанкового оружия в фашистской Германии. И там как раз было такое оружие. Иван даже запомнил название – «Панцерфауст».
        –Саня! Стоп!
        Граната ударила куда-то в башню.
        –Гранатометчики вокруг! Нигматуллин! Пулемет!
        Танк остановился секундами позже, по инерции проехав по снегу с десяток метров. И тут же длинными очередями застучал спаренный пулемет. Наводчик, до упора опустив ствол и поворачивая башню, длинными очередями осыпал лес.
        –Я – Виньетка-один! Внимание всем! В лесу «фаустники»! Повторяю: влесу «фаустники».
        По инструкции Колосов останавливаться не должен был, наоборот! Нужно было увеличить скорость и проскочить опасный участок, оторвавшись от засады. Колосов помнил, что дальность выстрела первых панцерфаустов не превышала тридцати метров. Но у танков была динамическая защита, как раз и защитившая танк Колосова, а вот БМП и другие машины БТГ такой защиты не имели. Засаду нужно было уничтожить. Поэтому танк Колосова стоял на месте, осыпая зимний лес пулеметными очередями. Раздался еще взрыв, теперь уже с другой стороны башни. Колосов крутанул прибор наблюдения в эту сторону и успел увидеть, как очередного гранатометчика порвала очередь из подошедшего второго танка. А минуту спустя спешенные мотострелки атаковали врага, расчищая пространство вокруг дороги.
        Приказ застал Гришина на полигоне. Потому что была первая половина дня. Точнее, его самое начало. А вечером Гришин был на занятиях в учебном классе. Если у его подчиненных было хоть какое-то время для отдыха – например, чистка личного оружия, то у командного состава батальона, от командиров взводов до комбата, его не было вовсе. Все время, за исключением нескольких часов сна, уходило на учебу – в поле и в классе. Получив новую технику и вооружение, Гришин осознал, что его образования явно недостаточно, чтобы управлять такой мощью. Поэтому все командиры вместе с ним сели за парты. Занятия вели офицеры-союзники. Основным предметом была, понятное дело, тактика и огневая подготовка. Вечером в классе теория – днем в поле практика. Они учились управлять подразделениями, подразделения учились выполнять задачи. Он уже забыл, когда видел последний раз Веру. Было просто не до того. Но впервые за долгие месяцы у Степана было спокойно на душе. Он знал, что Вера с детьми в безопасности. Изредка отправлял в школу вестового с запиской Вере. В ответ он приносил основательные письма. Иногда и не на одном листе.
Вера писала, как у нее идут дела, как здоровье и чем занимаются дети. И это все!
        И вот неожиданный приказ. Сначала по связи, а потом приехал лично комполка, назначенный командиром БТГ. Гришин становился его замом. Обсудили порядок построения колонны и распределения огневых средств. Подготовка к маршу заняла около двух часов. БМП-1К Гришина шла в середине колонны. Артиллерия и авиация постарались на славу! Крупнее пулеметов оружия в первый час марша после прорыва фронта не встречалось. А им они были не страшны. Немецким пулеметчикам, не останавливаясь, отвечали из спаренных пулеметов. Вряд ли успешно, но это было неважно. Нет, судя по репликам в канале танкистов, идущих в авангарде, несколько раз отметились малокалиберные пушки. Но они открывали огонь именно по авангарду колонны, состоящему из четырех танков. Сделать им они ничего не смогли, и были почти сразу уничтожены ответным огнем авангарда. Вот ради этого танки, за исключением первого танка-тральщика, останавливались и отрабатывали цель качественно. Все понимали, что для БМП попадание 37-мм снаряда катастрофично. Маршрут движения колонны Гришин отмечал на карте. Самое опасное место, на взгляд Гришина, был брод через
Волосту между деревнями Мирзино и Минино. Речка протекала тут в глубокой лощине, а деревни, особенно Минино располагались на высотах. Вот последнюю нужно было атаковать с ходу вверх по склону. Для пехоты это был бы приговор. Здесь же ситуация была совершенно другая. Танки-тральщики преодолели брод и замедлили движение к Минино, развернувшись в цепь. Догнавшая их колонна также перестроилась в готовности к бою. Но вряд ли он мог состояться. Потому что в данный момент в деревне царил ад. Союзники накрыли деревню «Градами». Мирного населения там не было – все население окрестных деревень ушло на территорию Особого района еще осенью. Мало того, что сделали РСЗО «Град», в небе кружилась шестерка бипланов И-153, высматривая цели для штурмовки. Дальше лежала деревня Кузнецово. Ее прошли ходом без стрельбы, и колонна начала втягиваться на лесную дорогу западнее деревни Слобода. Выскочив снова на поле по приказу командира из оперативного центра, колонна пошла по опушке леса, обходя Лосьмино с запада. Сюда уже артиллерия не доставала, а авиация наносила удары с максимально возможной точностью – деревня была
большая и жилая. Колонну дымзавесой прикрыли полковые химики. Тем не менее немцы вели по опушке леса минометный и артиллерийский огонь. Здесь у них уже встречались 105-мм гаубицы. Те, что они смогли спрятать от ока дронов. Западнее Лосьмино по околице Митюшина пересекли Знаменский большак и вышли к деревне Юрино. Здесь немцы, видимо, планировали дать отпор и остановить колонну. Но в данный момент их добивали «илы», став в круг и один за одним пикируя на деревню. Были ли там жители, Гришину было неизвестно. Но лучше бы их там не было. А сверху, над кругом штурмовиков шел яростный бой истребителей. Три четверки курносых «ишачков» не давали приблизиться к «илам» четырем парам «мессеров». Командующий остановил колонну, приказав дождаться окончания работы авиации. А после паузы добавил, что из всех окрестных деревень, кроме Лосьмино, жители согнаны в Двоевку. Где на данный момент они освобождены вертолетным десантом, и десантники держат оборону в ожидании колонны. Несколько раз из колонны били пушки «Тунгусок», сбив три «мессера», выпавших из круговерти схватки и подставившихся под огонь давно ждущих
подобного момента зенитчиков. Движение началось через пять минут, когда последний штурмовик, пройдя на бреющем над колонной и покачав крыльями, ушел на юг. Уже на подходе к деревне Песочня неожиданно над колонной пронеслась четверка вертолетов, попарно резко взмыла и, окутавшись дымом, ракетными залпами нанесла удар туда, куда они и шли. Отстрелявшись, ушли влево, так же резко снизившись. Во Второй Харитовке осталась и начала занимать оборону третья рота. Вторая рота свернула в направлении деревни Червоное Рожново. С каждой ротой ушло по танковому взводу в качестве усиления. Авангард под командованием комполка, 1-я МСР, минометная батарея, зенитная батарея и приданные «Тунгуски» двигались к Песочне.
        Согласно информации командующего, немцы атаковали как раз со стороны аэродрома и деревни Коршуны. Атаку пехоты поддерживали самоходные орудия и минометы. Атака со стороны Червоного Рожнова только что была пресечена атакой вертолетов. Песочня оказалась деревенькой на два десятка домов, стоящей на склоне высоты над одноименной речкой и прямо у насыпи железной дороги Вязьма – Брянск. Цель их марша – деревня, лежащая буквально в километре за речкой и на окраине аэродрома «Двоевка», имя которому она и дала.
        Высаживались с вертолета, зависшего в полутора-двух метрах от земли, прыгая в снег. От снежной пыли, поднятой винтом вертолета, ни Старшина, ни кто-либо ничего не видели. Поэтому, выпрыгнув, просто разбегались по возможности подальше от железной птицы. Закончив высадку, вертолет накренился вперед и начал разгоняться, набирая высоту. Когда снежная пыль осела, Старшина оценил обстановку. Их группа высадилась на дороге у околицы деревушки. Метрах в ста пятидесяти дальше по дороге высадилась вторая такая же по численности группа. В деревне, похоже, никого не было – ни жителей, ни немцев. С запада, где виднелись крыши соседней деревни, доносилась интенсивная стрельба, и над ней кружились все четыре вертолета, периодически стреляя из пушек. А еще выше в небе ходили ястребки, прикрывающие вертолеты и десантников. Короткими перебежками группа вошла в деревню. Минуты спустя их догнала вторая группа. Деревня действительно была пуста. Причем, судя по натопленным печам, люди покинули свои жилища совсем недавно. А по распахнутым дверям, оставленной еде на столах и брошенным вещам было понятно, что сделали они
это не добровольно. Выставив наблюдателей, собрались посовещаться. У союзников была связь и, оказывается, пока летели, какой-никакой план вызрел. Пусть и сделанный прямо на коленке, но все лучше, чем никакой. Старший из союзников довел этот план до всех. Кстати, знающий Старшину по полигону. Не сказать, что товарищ, но кто такой Старшина – ему было известно. Суть плана была проста: сейчас две группы в пятьдесят четыре человека, высаженные с двух транспортных вертолетов на северной и южной околицах Двоевки, при поддержке вертолетов атакуют немцев. По приблизительным прикидкам, немцев и полицаев около двух сотен человек. Десант прибыл в момент, когда людей загоняли в двухэтажную школу и колхозный амбар. Проход над этими местами двух вертолетов на бреющем вызвал панику как среди гражданских, так и среди немцев. Люди вырвались из оцепления и начали разбегаться во все стороны. С вертолетов при этом обстреляли из пулеметов компактно стоявшую группу немцев. В данный момент десантники уже вошли в деревню с двух сторон и идут навстречу друг другу. Сложность в том, что стрелять можно лишь в упор, чтобы не
зацепить убегающих людей. Немцы стреляют во всех подряд. Прикрываясь огнем и схваченными людьми, они отходят по дороге на Малое Быково. Это как раз деревня, в которой они сейчас находятся. Задача их группы: прикрывшись со стороны деревни Горки, атаковать немцев с тыла и освободить заложников. Возник спор, кто останется и кто пойдет к Двоевке – шесть союзников или десять бойцов НКВД. У каждой стороны были свои аргументы. Союзники утверждали, что освобождение заложников – это как раз их специализация. Плюс у них бронежилеты последнего поколения, способные держать пулю в упор. Спор не успел разгореться, как наблюдатель доложил, что на дороге по направлению к ним с востока движутся три бронетранспортера. Старшина пожал плечами и заявил, что в его группе, кроме гранат Ф1, ничего другого нет. У союзников же имелось три «Шмеля» итри «Мухи». На этом спор был закончен. Союзники побежали занимать позиции, а десяток бойцов под командой Старшины двинулись по дороге в сторону Двоевки. Отбежали недалеко, когда услышали за поворотом, закрытым от обзора перелеском, завывающий на низкой передаче звук двигателя
автомашины. Старшина отправил снайперов и пулеметчиков вправо на опушку перелеска, а с оставшимися автоматчиками, растянувшись чуть не на сто метров, залегли на склоне низины слева от дороги. От возможности быть увиденными с дороги их скрывали отвалы снега. Эта дорога немцами чистилась.
        Снайперы выстрелили дуплетом, когда звук завывающей машины раздавался у Старшины над головой. И тут же «Аларм!», женские крики и секундами позже длинными очередями забил МГ. Выждав секунд пять, Старшина махнул рукой, давая команду на атаку. Когда он перепрыгнул через отвал, из открытой пассажирской двери машины, пригнувшись, судя по фуражке, выбирался офицер. А справа, поставив пулемет на капот машины, отстреливался рыжий дюжий немец. Старшина с ходу всадил в него короткую очередь и, продолжая движение, ударил головой в лицо выпрямляющегося офицера. От удара каской в лицо того откинуло на машину и, соскользнув, он завалился на спину влево. При этом сознания он не потерял и тянулся руками к кобуре, упавшей рядом с ним в снег. Оружием у него был маузер в кобуре из желтой кожи на длинном, через плечо, ремне. «Оба-на!»– воскликнул в душе Старшина, наступая сапогом на кисть немца и обрушиваясь коленом тому на грудь. Несмотря на радость от удачи, головы он не потерял. Пока немец приходил в себя от столь неделикатных действий русского варвара, тот короткой очередью срезал другого немца, занявшего позицию
за отвалом дороги, спиной к Старшине. На этом собственно бой закончился. Бойцы проверяли убитых и оказывали помощь раненым женщинам, которыми немцы прикрывались при отступлении. Снайперов и пулеметчиков Старшина сразу же отправил в деревню на помощь союзникам. Бой там разгорался жаркий. Оставил троих на дороге, приказав помочь местным и потом занять позиции на околице с этой стороны, прикрыв тыл. Сам же связал руки офицеру и, подняв его, снял кобуру с маузером. Вытащил и осмотрел пистолет и, вешая на себя кобуру, порадовался:
        –Ганс! Гут, Ганс! Зер гут! Или ты не Ганс, а Фриц? Но все равно гут!– на радостях даже поднял фуражку и, отряхнув ее, надел на голову пленному офицеру.
        –Ну, надо же! Какая удача! И даже не одна! Васильев!– подозвал он одного из тех, кого оставлял здесь.– Оставляю тебе этого штурмбаннфюрера. Если попытается бежать или тяжко придется, разрешаю расстрелять. Вопросы? Вопросов нет! Все! Трое тут, остальные – за мной!
        Прибыли вовремя. Метрах в ста пятидесяти от крайних домов деревни дымно чадил первый «Ганомаг». Второй стоял в поле бортом к деревне. Внешне выглядел целым, но движения в нем не было. Вокруг обоих бронетранспортеров лежали тела немецких солдат. Третий успел отойти на безопасное расстояние, почти до околицы соседней деревни, и сейчас вел оттуда пулеметный огонь. Но! Оказывается, за БТРами следовало еще три грузовика с пехотой, которая развернулась и при поддержке нескольких пулеметов атаковала и уже находилась метрах в двухстах от позиций союзников. Причем огневое преимущество немцев заставило союзников вести только косоприцельный огонь из-за крайних изб. Вступление бойцов Старшины в бой сказалось сразу. Снайперы подавили несколько пулеметных расчетов, а пулеметчики положили немецкую цепь. Поняв, что атака захлебнулась, немцы стали отходить.
        Воспользовавшись этим, группа также стала отходить в Двоевку. С ними шли и освобожденные женщины. Трех из них – раненых – несли по очереди на себе. Из-за ранений самостоятельно идти они не могли. Отходили перекатами, опасаясь того, что немцы заметят отход и атакуют их в поле.
        В Двоевке шел бой. Малочисленный десант не мог держать всю деревню, поэтому, прикрывая гражданских, бойцы отошли в южную часть и заняли оборону. Только постоянная поддержка авиации давала шанс продержаться до подхода наземной колонны. Авиация не давала противнику накапливаться и уничтожала огневые средства усиления. Максимум что могли немцы использовать – это пулеметы и 50-миллиметровые минометы. Но и в небе становилось жарко. По дороге через переезд прорваться к основным силам без потерь было уже проблематично, а с учетом гражданских и раненых – вообще невозможно. Поэтому двинулись вдоль насыпи на юг, прикрываясь ею от огня немцев. Успели дойти до железнодорожного моста, когда из Малого Быково выкатился уцелевший БТР. По связи доложили о БТРе и своем местонахождении. Командир приказал женщин укрыть под мостом, назначил командиром группы Старшину, как самого опытного, и приказал группе занять деревушку Песочню, стоявшую неподалеку от железной дороги, и прикрыть тыл позиции в Двоевке. Пленного офицера оставили с женщинами, передав самым толковым трофейное оружие и предупредив, чтобы немца не
трогали – он нужен командиру. Когда начали подниматься по косогору в деревню, БТР, заметив их, прямо по полю двинулся на сближение, прижимая группу огнем из пулемета. Над броней БТР виднелись каски пехоты. Подпустив его метров на триста, уничтожили его выстрелом «Шмеля». И сейчас он полыхал жарким костром посреди поля, попахивая шашлыком. Поднялись в деревню – позиция действительно была удобная. Отсюда прекрасно были видны позиции десантников и гражданские, прячущиеся от огня в низине у речки. Кроме этого, обзор, открывающийся отсюда, позволял предупредить обороняющихся о подходе неприятеля со стороны Малого Быкова и не допустить удара во фланг справа через железнодорожную насыпь. Болотистая низина на левом фланге обороны просматривалась километра на два. Сама деревушка была небольшой – дворов на двадцать пять. И кроме того что занимала крайне удобное с тактической точки зрения место, ее единственная улица протянулась как раз поперек возможной атаки с южного и юго-восточного направления. То есть дома и постройки давали возможность скрытого маневра обороняющимся. Правый фланг пресекал возможность атаки
вдоль полотна железной дороги. Левый – контролировал дорогу от Первой Харитоновки и Червоного Рожнова. Центр перекрывал дорогу от Второй Харитоновки и Дашковки. Не успели занять позиции, как с этой стороны из-за перелеска показалась колонна из одного БТР и пяти грузовых машин. В группе оставался один «Шмель» идве «Мухи». БТР решили бить «Мухой», а «Шмель» использовать по последней машине. БТР подпустили метров на сто. Выстрел из «Мухи» послужил сигналом к открытию огня. Получилось даже лучше, чем рассчитывали. Следовавшая за БТРом машина после попадания в него гранаты резко затормозила. Остальные машины сделали то же самое, но с задержкой, нормальной для любого водителя в подобной ситуации. В итоге интервал между машинами резко сократился, и выстрел «Шмеля» уничтожил не только последнюю машину, но и зацепил немцев, выпрыгивающих из кузова предыдущей. И сразу же по колонне хлестнули очереди четырех пулеметов. А по десанту, покидающему подбитый БТР и находящемуся ближе всего к деревне, ударили автоматчики. В итоге, понеся потери, немецкая пехота отошла.
        Немцы численностью до роты успели еще дважды атаковать позицию группы, но оба раза своевременную помощь оказывала авиация.
        А потом немцев атаковали выскочившие из-за леса вертолеты, и минуты спустя на перепаханном взрывами поле со стороны Дашковки показалась колонна, в авангарде которой шли танки дивизии НКВД.
        Деревню обороняла группа десантников во главе со знакомым Гришину осназовцем ГУГБ НКВД с позывным «Старшина». Более о нем он ничего не знал, но в данный момент это не имело никакого значения. Старшина коротко доложил обстановку в пределах своей позиции. По остальному отослал к командиру, находящемуся в Двоевке. Комполка воспользовался для этого связью группы Старшины. А Гришин пока по связи проконтролировал развертывание подразделений батальона. Прямо в поле разворачивалась минометная батарея и чуть поодаль – зенитная. «Тунгуски» остались в колонне транспортных машин. Чуть погодя комполка подозвал его к себе и, разложив карту на лобовой броне своего танка, довел до Гришина обстановку и порядок действий.
        –С десантниками связался. Через пятнадцать минут они поставят дымзавесу и прикроют отход гражданских к мосту. А вот дальше я предлагаю прикрыть дымом район моста и группами выводить их вот сюда – вдоль железнодорожного полотна, прикрываясь насыпью до вот этой выемки, и тут сажать их на транспорт. Машины там не держать, а выводить сразу и рассредоточивать. Да! По сведениям десантников, гражданских больше, чем мест в транспортных машинах. Понятно, что там в основном женщины и дети – места занимают меньше, чем бойцы в обвесе, и набить их можно больше норматива. Но все же будь готов отдать под гражданских БМП первой роты. Бойцы пойдут на броне. Но это как вариант. Если понадобится. Далее. Отход десантников прикрыть огнем должны мы. Ну, а дальше их на броню – и в обратный путь. Их раненых – под броню. Это понятно. Вопросы? Если нет – действуй!
        Гришин двинулся к своей БМП – отдать необходимые распоряжение, когда услышал свист. На автомате упал в снег, вжимаясь в него. Неподалеку ударил разрыв, потом еще и еще. Когда затихло, немного полежал, прислушиваясь. Похоже, артналет по площади, на всякий случай. Ну, или немцы пристреливаются, и дальше будет хуже. Одна надежда – на летчиков. Поднялся, отряхнул снег и инстинктивно посмотрел назад. Перед танком на снегу чернело тело. Обожгло. Комполка! Бросился к нему. Тот лежал навзничь, около головы снег стал розовым. Перевернул его, он был без сознания. Вскочив, ударил несколько раз по броне танка прикладом автомата. По связи вызвал санитаров. После этого вышел на волну оперативного центра, доложил о ситуации. Там после непродолжительной паузы приказали принять командование БТГ на себя. Посоветовали в качестве командирской машины использовать этот танк – он был обеспечен кодированной цифровой связью.
        Колосов поставил танк возле крайнего дома на западной околице деревни. Отсюда открывался отличный обзор. В перископ Иван рассмотрел позиции десантников в деревне, увидел в лощине массу гражданских, прячущихся от обстрела. Потом начал рассматривать направления, откуда атаковали немцы. Поля вокруг деревни с севера и северо-востока были перепаханы взрывами. Учитывая, что у наших артиллерии не было от слова «совсем»– то это дело рук летчиков. Вон они кружатся, выискивая цели. Да и в поле стреляли они не впустую, трупов даже отсюда виднелось немало. Неожиданно краем глаза он заметил вспышку. Довернул прибор и стал внимательно осматривать это направление. Следующую вспышку он разглядел уже явственно. Немецкая самоходка на окраине брошенного аэродрома, стоя в капонире, вела огонь по деревне. Сверху немцы умудрились натянуть зимнюю масксеть, и летчики ее не видели.
        –Башня влево!
        И, выждав несколько секунд, Иван нажал кнопку системы целеуказания.
        Башня дернулась, доворачиваясь на указанное направление.
        –Оп-па! Командир!– стукнувшись шлемом о броню, воскликнул Эдик и тут же приник к прицелу.
        –Видишь?
        –Ага! Дальность тысяча двести тридцать метров. Бронебойным?
        –Не жирно ей будет? У нас всего десять бронебойных.
        –Ну, так и целей не видать. Эту еле разглядели. Летчики их прореживают хорошо, не дают в стаи собираться.
        –Давай бронебойным.
        –Бронебойный! Заряжай! Секунду! Выстрел!
        Гулко ударило орудие. Ветер снес в сторону дым после продувки ствола, и Иван рассмотрел, что самоходка стоит как ни в чем не бывало. Уже хотел выговорить Нигматуллину за неумение поражать цели в таких полигонных условиях, но тут заметил дымок над люком немца. Дымок становился все гуще, а через минуту рванул боезапас, разворотив самоходку, как консервную банку.
        –Молоток, Эдик!– Иван дотянулся ногой и легонько ткнул того в плечо.– Благодарю за службу! Первый немец на Т-55. И, кажется, во всем полку!
        –Служу Советскому…
        И тут по башне ударило молотом.
        –Саня!– забыв про ТПУ, проорал Иван.– Сдавай за избу!
        Дизель взревел. Танк рывком сдал назад и, развернувшись на одной гусенице, заехал за дом.
        –Видно, самоходка была не одна. И заметьте! Немец тоже попал первым выстрелом. И без лазерного дальномера и баллистического вычислителя. Посмотрю, куда попали.
        И, открыв люк, Иван стал выбираться на броню.
        –Это еще вопрос – как далеко этот немец от нас стоит,– вслед ему высказал мнение Нигматуллин.
        Иван спрыгнул на снег, следом за ним выбрался на броню Эдик.
        –Смотри! Вот рикошет! Слева от маски. Снес контейнер защиты. А вот след от фаустника. Вот еще!
        Обойдя танк, Иван нашел еще три попадания на бортовых экранах.
        –М-да… Нужно поосторожнее, если попадут снова в любую из этих точек – могут быть проблемы.
        –Ага! Поосторожней! Мы первыми идем! Первыми и получаем. Кому еще, кроме нас, от фаустников перепало? Никому!
        –Ладно, это потом! Нужно искать того, кто в нас попал. Он должен левее стоять, чем самоходка.
        Выглядывали долго. Дольше, чем рассчитывали. Потому что искали зенитную пушку, которую крайне трудно спрятать на открытой местности, а нашли противотанковую. Также замаскированную в капонире и окрашенную в белый цвет.
        –Видишь ее, Нигматуллин? Похоже, мы познакомились с новинкой – Пак-40. Помнишь, на занятиях по теории доводили? Ну, мы не КВ и даже не Т-34. Запомнил, где стоит? Сейчас выскакиваем из-за избы и осколочным. Зарядись сразу.
        Пока разбирались с немецкой пушкой, по связи прошло сообщение, что комполка ранен и командование перешло к комбату мотострелков. Чуть погодя началось движение, связанное с началом вывода гражданских и десанта. Неподалеку от танка Колосова встал командирский танк, а с другой стороны деревни разместились оставшиеся два танка-тральщика. Задача: огнем прикрыть вывод людей и отход десантников из Двоевки.
        Наконец химики поставили дымзавесу, и вдоль железной дороги под позициями танков пошли люди. Они шли колонной, помогая друг другу, неся раненых и маленьких детей. В основном женщины, очень много детей, меньше – стариков. Дым, сносимый ветром, не поднимался высоко, позволяя экипажам видеть цели и стрелять. Немцы, понимая, что происходит, мстили, не в силах предотвратить происходящее. Но видели только танки, поэтому между машинами стали подниматься султаны разрывов. Недолеты разрывались на склоне высоты, угрожая попаданием по выводимым людям. Гришин приказал танкам отодвинуться от склона, вытягивая на себя артиллерийский огонь, и продолжать сдерживание немецкой пехоты. А через полчаса начался отход десантников. К этому моменту батальон испытывал серьезное давление по всем ключевым точкам. Немцы рассредоточили артиллерию и минометы, избегая быстрого обнаружения и уничтожения. На позиции рот и на территории треугольника, обороняемого батальоном, все чаще стали падать снаряды и мины. Против каждой из рот действовали силы не меньше батальона. Если бы не поддержка авиации, серьезно затруднявшей немцам
переброску сил к плацдарму, шансов бы у БТГ не было. Гришин по связи запросил максимальную поддержку авиацией и одновременно приказал химикам быть в готовности к постановке дымзавес, под прикрытием которых батальон должен был сформировать колонну. Авангард колонны он оставил без изменений, за ним следовала рота с бойцами под броней, в середине шли транспортные машины, зенитчики и минометчики, а следом две роты с бойцами на броне. Арьергард составили два танковых взвода. Они должны были сдерживать противника со стороны Червоного Рожнова и уже занятой врагом Двоевки.
        Даже в мирное время построить и вытянуть колонну из несколько десятков единиц техники – задача непростая и требующая времени. Здесь же его не было.
        Заняв в поле, на его взгляд, ключевую позицию и выбравшись на броню, чтобы видеть все своими глазами, капитан отдал приказ о начале вытягивания колонны. Первыми пошли три танка-тральщика. Они двигались в сторону Ястребов, оставляя Дашковку слева. Над этими деревнями сейчас крутилось колесо штурмовиков. Сразу же за танками вытянулась колонна первой роты. С небольшим опозданием построилась колонна транспортных «Тайфунов» иБМП, отданных для транспортировки спасенных. И как только авангард доложил, что противник в районе Ястребов сбит с позиций и рассеян, колонна пришла в движение. Тотчас же Гришин дал команду на отход второй роты. Сам же переместился к позициям роты, державшей оборону, в сторону Дашковки. Голова колонны к этому моменту уже входила в Юрино. Противник, не имея достаточно сил и времени, не успевал везде создать серьезную оборону. Этим следовало пользоваться. Выставив заслон на высоте 243,1, Гришин прикрыл колонну от возможной контратаки со стороны Дашковки.
        Как только мимо него прошли БМП второй роты, он дал команду на отход танкистам и третьей роте, на позициях которой он находился в данный момент, а сам устремился в голову колонны.
        По информации из оперативного центра, в лесных массивах немцы рассредоточили большое количество пехоты. Имелась опасность, что эта пехота была вооружена фаустпатронами. Поэтому было принято решение по изменению маршрута отхода. Авиация продолжала наносить удары по скоплениям противника на пути движения и максимально затруднять его возможности по переброске сил.
        В Юрино колонна преодолела железную дорогу и, оставляя справа болото и Демидовский лес, двинулась на юг. Этот маршрут был проложен по максимально открытым местам. Появлялась вероятность попасть под артиллерийский огонь по площадям и огонь противотанковых засад, но эта вероятность с учетом разведвозможностей союзников была гораздо ниже опасности фаустников. Перед большаком Вязьма – Знаменка Гришин притормозил колонну, дав возможность выйти в авангард второй роте. При пересечении она должна была обеспечить заслоны в обе стороны. Преодолев большак, голова колонны направилась к Красному Трошино. До него уже доставала артиллерия района. Возможности остановить колонну или хотя бы существенно замедлить у немцев значительно уменьшились. Колонна вышла на дорогу и, прикрываясь боковыми заслонами, устремилась на юг.
        Линию фронта пересекали уже в начинающихся сумерках. Когда последний танк арьергарда прошел мимо НП второго эшелона 87-го полка, возле которого остановился Гришин, он внезапно почувствовал непреодолимую тяжесть и усталость. Во рту пересохло. Он вспомнил, что с утра он не только не ел, но даже не пил. Вяло поинтересовался у экипажа, нет ли у них воды попить. И выпил почти всю протянутую фляжку. Вода была теплая и отдавала запахами солярки, масла и пороха. Или это брезент фляжки так пропитался запахами танка? Ему было все равно. Видно танкисты сообразили, что комбат не только не пил ничего, но и не ел, и ему протянули быстро слепленный бутерброд из куска черного хлеба и шмата сала.
        –Давай к оперативному центру!– жуя, отдал он команду механику.
        2 ЯНВАРЯ 1942Г.
        Г. ЕЛЬНЯ
        Рота снова заняла позиции на высоте 270,2. Правда, людей в ней стало еще меньше, но все же это была еще рота. Сокращенного состава, но рота. Вчера к плацдарму 101-й дивизии прорвались ударная группировка 4-й армии Калининского фронта во главе со 144-й и 166-й дивизиями 20-й армии. А сегодня три танковых полка 101-й, 144-й и 166-й дивизий, объединенных в сводную группу, должны были нанести встречный удар в направлении наступавшей 134-й дивизии, шедшей в авангарде сил Западного фронта. Отголоски боев на юго-востоке стали слышны со вчерашнего дня. Плюс на этом же направлении шли беспрерывные воздушные бои, в которых активно стала принимать участие и авиация Западного фронта. Трофимов понял это, наблюдая, как часть советских самолетов уходила на восток, в отличие от самолетов дивизии Захарова.
        Сводной группе явно не хватало пехоты, поэтому полк, в котором эти дни воевал Трофимов, в полном составе вошел в ее состав. Хотя говорить «в полном составе» было не совсем верно. Из полка тоже сколотили сводную группу пехоты на БТР. Рота Трофимова вошла в полном составе – восемь оставшихся неповрежденных БТР-152 и пятьдесят два бойца, включая его. Последние дни стоили роте большой крови. Алексей подозревал, что это относилось не только к его роте, но и ко всей дивизии. Хотя все относительно. Раньше он читал в постперестроечной литературе, что это советские генералы-мясники заваливали немецкие позиции трупами своих солдат, вынуждая «культурных и правильных» европейцев не выдерживать этого ужаса и отступать. Так вот – Трофимов воочию убедился, что все выше сказанное можно отнести и к немецким генералам. Перед позициями их батальона все поле было просто завалено трупами в серых шинелях. Немцы, выполняя приказ, шли на любые жертвы. До гранат дело не дошло, но дождь из пятидесятимиллиметровых мин неоднократно и обильно поливал не только первую траншею, но и позиции взвода, стоявшего во втором эшелоне
участка обороны роты. В одну из таких атак схлопотал осколок и прибывший в его роту комиссар дивизии Зириков.
        Но все когда-нибудь кончается. Кончились силы и у этой немецкой дивизии. Обескровив ее на обороне, комдив бросил в атаку на нее танковый полк. В итоге рота Трофимова вернулась на позиции на высоте. Немцам снова нужно было начинать все сначала. Но уже через сутки ельнинский плацдарм деблокировала 4-я армия Еременко. И ситуация изменилась кардинально. Теперь нам нужно было наступать, а немцам обороняться. Наступление планировалось на завтрашнее утро.
        Неожиданно в землянку Трофимова вошел незнакомый человек, одетый в странный мешковатый зимний комбинезон. Выпрямившись и отдав честь, доложил:
        –Лейтенант Кубышкин! Командир первой роты второго батальона девятой воздушно-десантной бригады. Рота прибыла в ваше распоряжение.
        Трофимов поднялся ему навстречу и, ответив на приветствие, протянул руку.
        –Майор Трофимов. Алексей!
        –Лейтенант Кубышкин!– лейтенант отчего-то заробел.– Алексей!
        –Ну вот! Тезки! И… без обид! Сколько тебе лет, Алексей?
        –Двадцать.
        –Ну, не тушуйся. Как известно – этот недостаток проходит со временем. Закончил что? Или…
        –Последний курс Рязанского пехотного училища имени Ворошилова. Досрочно.
        –И сразу ротным?
        –Нет. Я просто остался один из командиров в роте.
        –Что, и командиров взводов нет?
        –Командиры взводов старшины и сержанты.
        –Понятно! Ты последний офицер роты.
        –Я не офицер! Я – командир Красной Армии.
        –Ну, не офицер так не офицер! Зато я офицер. Давай-ка разоблачайся и за стол. Пока чайку попьешь – расскажешь, что за рота у тебя. Где, кстати, сейчас твои бойцы?
        –За гребнем высоты остались. Там, где у вас тыловые позиции и кухня. А меня сюда пропустили.
        –Ну ладно, чуток подождут. Порадуй меня докладом.
        –В роте шестьдесят два человека вместе со мной. Вооружение – шесть пулеметов. Из них три немецких. Двадцать семь автоматов ППШ и ППД. Семнадцать немецких автоматов. Девять карабинов и три снайперские винтовки.
        –Неплохо! Из двух наших с тобой рот одну сколотить удалось. Да ты пей, пей чай!
        Трофимов подвинул лейтенанту галеты. А сам думал в это время: «Как лучше – оставить его роту единым подразделением или распределить на усиление моих взводов? То, что они бойцы опытные, понятно, раз выжили. Но наверняка на технике не воевали, а нам предстоит идти на БТРах за танками. В принципе, сложного ничего нет. А если роту придется разбивать на части?»
        –Скажи-ка ты мне, Леша, на технике воевать приходилось?
        –На ваших бронетранспортерах? Нет! Наступали в основном сто сорок четвертая и сто шестьдесят шестая дивизии, а нас использовали для закрепления позиций. Машинами возили.
        –Ну, тогда сделаем так! Ты пока будешь находиться в моем подчинении, будешь моим заместителем. У меня, как видишь, тоже с командными кадрами не очень хорошо. А твои взвода закрепим за моими. Сейчас вызовем сюда твоих и моих взводных, тут все обсудим и мы с тобой примем решение. У меня взводные тоже не все офицеры, так что, думаю, все сложится. Договорились?
        –Договорились.
        –Я, кстати, тоже училище имени Ворошилова закончил. Только пограничное.
        3 ЯНВАРЯ 1942Г.
        Г. ЕЛЬНЯ
        Наступление началось утром следующего дня. Что-либо противопоставить трем сотням танков, лобовая броня которых с трудом пробивалась даже восьмидесятивосьмимиллиметровками, немцы не смогли. Да и дивизия, противостоящая сводной группе, уже представляла собой лишь ее тень. Будь это нормальный фронт, немцы давно бы уже отправили ее на переформирование и пополнение. Однако в данной ситуации это было невозможно. Рота Трофимова в составе батальона двигалась за последними танками сводной группы, находясь на левом фланге атакующих порядков. Спешиваться не пришлось – организованное сопротивление отсутствовало. Пройдя некоторое время вслед за наступающей танковой лавиной, батальон, усиленный танковой ротой, повернул на север, прикрывая фланг наступающей группировки. Согласно плану, рота Трофимова занимала центральную часть обороны батальона. Так как позиция роты находилась на самом танкоопасном направлении, их усилили противотанковым взводом. Левым флангом позиции роты была маленькая – всего лишь в четыре двора – деревенька Коськовка; правым – деревня Петроченково. А в центре находилась командная высота
218,4. Именно на этой высоте они столкнулись с немцами. Противник силами до роты уже окапывался именно на этой высоте. Ничего тяжелее пулемета у них не было, поэтому исход был предрешен. Оставив на позициях убитых и раненых, немцы бежали в сторону деревни Мартынково. А вот оттуда по высоте ударили из противотанковых пушек и минометов. Пришлось бронетранспортеры оставить на обратной стороне высоты и занимать позиции одной пехотой. Накопать много немцы не успели, к тому же их позиция строилась на южной стороне высоты, а роте Трофимова нужно было окапываться на северной. Днем, с учетом того что Мартынково находилось от высоты в километре, а от Коськовки – вообще в шестистах метрах, окопаться под огнем было бы очень непросто, однако повезло – началась метель. Стрельба не прекратилась, но это была стрельба по площадям. Но в метели был и минус – видимость ограничивалась буквально сотней метров. И существовала опасность контратаки, когда противник сможет подойти к позициям роты вплотную. По показаниям пленных в квадрате деревень Мартынково – Сос – Мазово – Матченки находилось скопление немецких подразделений
разной принадлежности общими силами до полка. Рота, сбитая с позиции бойцами Трофимова, была передовым охранением. Трофимов посчитал опасность немецкой атаки более существенной, нежели вероятность случайного попадания мины или снаряда в БТР, и вывел бойцов на высоту, прикрыв станковыми и ручными пулеметами с БТРов окапывающихся бойцов. И минут через сорок именно кинжальный огонь пяти СГМов и пяти «Дегтяревых» остановили последний рывок немецкой пехоты, незаметно подошедшей за пеленой метели. А секунды спустя в дело вступили автоматы и карабины бойцов роты. Окончательную точку поставили гранаты Ф-1, после разрывов которых немцы отступили к Мартынкову. Отличился Жолудев, первым заметивший в пелене метели немцев.
        3 ЯНВАРЯ 1942Г.
        Г. МОСКВА. КРЕМЛЬ
        –Товарищ Сталин, на проводе товарищ Шапошников.
        –Соединяй!
        Через секунды в трубке раздался немного взволнованный голос начальника Генерального Штаба.
        –Товарищ Сталин! Дивизии Ершакова только что замкнули окружение.
        –Хорошо! Что немцы?
        –Все, как и предсказывалось аналитиками – сколько могли, сдерживали наши части, но никаких действий по свертыванию войск на восточном направлении и переброске войск в районы западнее Вязьмы не отмечается. Гитлер не может признать неудачу, и его окружение всячески поддерживает его в этом мнении. В Берлине не хотят уходить с позиций, обеспечивающих угрожающее положение для Москвы, и уверены, во-первых, во временности этой ситуации. И во-вторых, в возможности снабжения окруженной группировки и прорыва из окружения при необходимости. По данным разведки в районе Смоленска происходит накопление войск, прибывающих с запада и из резервов групп «Юг» и «Север».
        –Хорошо! Первый этап операции выполнен. Переходите ко второму. И не забудьте поблагодарить Ершакова за отличное выполнение задачи.
        4 ЯНВАРЯ 1942Г.
        Г. ЕЛЬНЯ
        Утром следующего дня была предпринята атака на позиции роты уже по всем правилам, за исключением авианалета. Однако роты уже более-менее окопались, система огня была организована, поэтому немцев, наступающих по снегу выше колена, встретил огонь пулеметов, минометной батареи и контратака танковой роты. Нет, выбивать немцев из Мартынкова не стали – такая задача не ставилась, но и немцы больше не атаковали.
        Через двое суток их сменила пехота 50-й армии, а батальон убыл в район сосредоточения полка. Дороги все были забиты техникой и пешими колоннами. Шло выдвижение войск Западного фронта на внешний и внутренний обводы окружения и смена ими частей 20-й армии. Которой после трехдневного отдыха, в течение которого было проведено обслуживание техники и оружия, получение припасов и пополнение боезапаса, была поставлена другая задача.
        На базе 20-й армии Ставкой формировались три сводные группы. Первая в составе 134-й, 166-й мотострелковых дивизий, 1-го гвардейского кавкорпуса, резерва 20-й армии под управлением штаба армии совершала марш и концентрировались в районе Издешковского УРа. Вторая в составе 144-й дивизии и 11-го кавкорпуса двигалась в район сосредоточения под Дорогобуж. И третья в составе 101-й МСД и 4-го воздушно-десантного корпуса начинала наступление из района северо-восточнее Спас-Деменска направлением на Особый район.
        10 ЯНВАРЯ 1942Г.
        РАЙОН СЕВЕРО-ВОСТОЧНЕЕ СПАС-ДЕМЕНСКА
        Дивизия, усиленная десантниками, нанесла удар на рассвете 9 января. Направление – почти строго на север. Осью наступления являлась железная дорога Брянск – Вязьма. Задача – рассечь окруженную группировку до Особого района и далее при необходимости атаковать район Вязьмы с юга. Вслед сводной группе для закрепления занятой территории выдвигалась 2-я ударная армия. И, учитывая, что боевые действия планировались вдоль железнодорожной магистрали, для усиления выделялось несколько бронепоездов. Местность, по которой велось наступление, была крайне лесистой и малонаселенной, поэтому дивизия и десантники шли одной колонной. Это могло бы быть проблемой, если бы враг мог создать на пути наступления непреодолимый рубеж. В таком случае немцы могли бы малыми силами сдерживать наступление советских войск. Но при наличии превосходства в воздухе это было практически невозможно. Колонна двигалась со скоростью движения танкового авангарда. При встрече минно-взрывных заграждений и завалов подразделения пехоты и десантников спешивались, обходили опасное место по лесным массивам и при поддержке артиллерии атаковали
немецкие пехотные прикрытия таких позиций.
        Первый серьезный бой состоялся у деревни Ключики. Мост через речушку Баскаковка был, скорей всего, заминирован, и танковый авангард на него не пошел. Немцы занимали позиции в деревне. Разгорелся огневой бой между их противотанковыми пушками и нашими танками, ограниченными в движении узостью просеки. Помощь танкистам могла оказать только артиллерия, развернувшаяся в районе разъезда Баскаковка. Примерно через час в бой включилась и пехота, атаковавшая деревню из леса с южного и восточного направления. Однако немцы проявили упорство, и бой затянулся. Деревню взяли уже в сумерках. Воспользовавшись этим, передовой батальон после короткого боя при поддержке уже развернувшегося танкового батальона взял и деревни Баскаково и Яненки, прикрыв развертывание подразделений дивизии с запада и северо-запада. Одновременно уже в начинающейся ночи передовой полк атаковал и захватил Большие и Малые Мышенки, расположенные севернее, прямо у железнодорожной магистрали. И в этом захваченном районе сводная группа остановилась на ночевку, заняв оборону. Рота Трофимова в этот день участия в боях не принимала.
        11 ЯНВАРЯ 1942Г.
        20-Я АРМИЯ
        Утром 11 января в наступление перешли остальные дивизии 20-й армии и подчиненные ей оба кавалерийских корпуса.
        Сводная группа 144-й МСД и 11-го кавкорпуса перешли в наступление с рубежа восточнее Дорогобужа. Передний край группа атаковала на узком фронте, оставляя слева русло Днепра, а справа – болотистую пойму Осьмы. Прорвав передовые позиции немецких войск, дивизия развернулась, имея в первом эшелоне три мотострелковых полка и создав полосу наступления около пятнадцати километров. Танковый полк и дивизии кавкорпуса шли во втором эшелоне. Объединенная артиллерийская группа двигалась по Старой Смоленской дороге, развертываясь и оказывая помощь наступающим полкам при необходимости. Следом за сводной группой, закрепляя успех, в прорыв вводилась 24-я армия. Задачей сводной группы был прорыв и взятие райцентра Семлево, установление локтевой связи с Особым районом и далее наступление на Вязьму с западного направления. В первый день наступления сводная группа вышла на рубеж Барсуки – Дыхлово на левом берегу Костри.
        Оставшиеся 166-я и 134-я МСД, 1-й гвардейский корпус Белова атаковали противника с позиций Издешковского УРа. Райцентр Издешково, находящийся во второй линии немецкой обороны и превращенный в мощный опорный пункт, дивизии обходили слева и справа, оставляя его 58-й армии, следовавшей за сводной группой. Их путь лежал вдоль Минской магистрали и железной дороги Смоленск – Вязьма на восток. К исходу дня полки дивизий вышли на рубеж Горлова – Уварова – Бель, продвинувшись на пятнадцать километров.
        101-я дивизия и десантники в этот день дошли до станции Угра. Этот район уже контролировался артиллерией Особого района, поэтому Угру заняли без боя. Железнодорожный мост через реку был разрушен еще осенью, поэтому здесь остановились на ночевку, обеспечивая выход в этот район войск 2-й ударной армии и готовя переправу.
        12 ЯНВАРЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Утром 12 января южная ударная группировка 20-й армии без боев вышла на позиции обороны Особого района. Противник этому не препятствовал. Рота Трофимова следовала в колонне. Проезжая через позиции дивизии НКВД, ответили на приветствия пограничников, выбравшихся на брустверы. Рота только-только прошла вторую линию обороны, когда Трофимов заметил впереди слева от дороги несколько бронетранспортеров. И рядом с ними «уазик» комендатуры. Подъехав поближе, разглядел и беседующего с комдивом Богомолова. А ближе к дороге стоял комбат, внимательно высматривавший что-то в колонне. Трофимов догадывался, что именно тот высматривал. Поэтому вылез со своего места из-под брони и встал рядом с пулеметчиком. Комбат, увидев его, махнул рукой, указывая на обочину.
        –Принять влево! Стой!– продублировал команду комбата голосом Трофимов. БТР сполз в снег и остановился. Майор, вздохнув, не торопясь, в соответствии с возрастом, спустился под броню и, открыв бронедверь, вышел из бронетранспортера.
        –Товарищ полковник…
        –Вольно!– Михайлов вместе с Богомоловым подошел к Трофимову и комбату. Богомолов поздоровался за руку и с комбатом, и с Трофимовым.
        –Вот товарищ Богомолов из комендатуры Особого района интересуется, как воевал майор Трофимов. Поэтому в присутствии его непосредственного командира хочу сказать, что майор Трофимов чести советского офицера не уронил, воевал достойно. Ротой командовал уверенно, и была бы моя воля – я бы его и на батальон поставил. Вакансии есть. Но увы! Однако замечу: всписок на награждение майор Трофимов внесен.
        –Ну, не знаю, как наше командование – может, оно и учтет мнение командиров 20-й армии, но замечание от Ларисы Владимировны товарищ Трофимов получит. И не простое, как принято у военных – с занесением в грудную клетку, а мозг его будет съеден без наркоза и вскрытия черепной коробки. Уж не знаю, покроет ли награда это членовредительство или нет. Хотя… он же кадровый офицер – в голове, кроме кости, и нет ничего.
        –Ну, это дело семейное. Надеюсь, все будет не так страшно.
        Михайлов взглянул на часы.
        –Ладно, мне на совещание нужно. Алексей Федорович! Разреши мне не как командиру, а по-простому поблагодарить тебя. Рад, что ты был с нами!
        Комдив с чувством крепко пожал руку.
        –Надеюсь, еще встретимся! А сейчас… Есть кому роту передать?
        –Своих не осталось. Есть прикомандированный лейтенант – десантник.
        –Ну, ничего! Найдем!
        И уже обращаясь к комбату:
        –Комбат, найдем?
        –Найдем, товарищ полковник.
        –Ну, тогда все! Прощай, майор!
        Михайлов еще раз пожал руку и пошел к своему бронетранспортеру. Следом за ним, также пожав руку, двинулся и комбат.
        –Товарищ полковник!– успел окликнуть уже взобравшегося на броню комдива Трофимов.– Разрешите с ротой попрощаться?
        –Разрешаю!– ответил тот, открывая люк.
        Алексей повернулся к роте. За спинами мимо стоящих БТРов его роты все так же нескончаемым потоком двигалась техника дивизии.
        –Рота! К машинам!– и, обернувшись к Богомолову:– Серег! Подожди.
        Тот в ответ развел руками.
        –Нет проблем!
        Бойцы посыпались через борта, выстраиваясь у своих машин.
        Трофимов оглядел строй. Кого-то он знал – это в основном тех, кто и был в первоначальном составе роты, кого-то просто видел за эти дни – это относилось к приданным десантникам. Познакомиться с каждым подробно у него попросту не было времени. Он в основном общался с сержантами и старшинами, заменившими командиров взводов. Исключение составили лишь Семченков и Жолудев. Однако даже за эти считанные дни командования ротой между ним и каждым бойцом протянулась невидимая нить, связывавшая их всех в одно подразделение, в одну семью. Действительно, на войне время течет быстрее. В мирное время, да еще на гражданке, не всегда удается узнать человека полностью, даже если знаком с ним годы. Здесь же иногда одного боя хватает понять, кто есть кто. А уж несколько боев делают всех практически братьями. И изгоями – тех, кто ими не стал.
        –Бойцы! Я коротко! Горжусь тем, что воевал с вами рядом. Наверно, это время – это то, ради чего я был рожден. Потому как оно самое значимое, что я сделал в жизни. Так складываются обстоятельства, что мы сейчас расстаемся. Желаю каждому из вас дожить до Победы! Мы все точно знаем, что она будет! А сейчас разрешите пожать каждому из вас руку на прощание!
        И Трофимов двинулся к началу строя, где стояли Семченков и Жолудев – его личные телохранители. С ними попрощался, обняв каждого. Остальным пожал руки. После чего вышел снова на середину строя и скомандовал:
        –Лейтенант Кубышкин! Ко мне!
        Кубышкин выполнил команду. Алексей отдал ему честь и, пожимая руку, добавил:
        –Командуй, Леша! Пока комбат замену не пришлет. Давай, удачи!
        И, передав тому ППС с разгрузкой, пошел к «уазику».
        –Ну, как оно? Штаны запасные не понадобились?– поинтересовался Богомолов, когда они сели в машину и тронулись.
        –Как оно? А ты знаешь, вот по молодости, наверное, не так страшно было бы. А сейчас одно успокаивало – дети выросли, внуки растут, жизнь прожита и какой-никакой след я в ней оставил. А так – да! Страшновато было. Иногда. Человек ведь ко всему привыкает. К войне в том числе. Причем заметь, мы немцев били, а не они нас! Поэтому личный состав убеждать в неотвратимости Победы было не нужно, и состояние духа было позитивное. Как замполит скажу – в такой обстановке работать проще. Лучше ты мне ответь, как тут?
        –Смотря где. В целом – хорошего мало. У тебя сменился шеф. Не начальник политотдела, а зам с нашей стороны. Молодой, ретивый жеребец! Похоже, приехал отметиться на войне перед прыжком в очередное руководящее кресло в Москве. Говорят, интересовался тобой. Возможно, жаждет крови. Но у тебя есть союзники. Политотдел весь за тебя.
        –Понятно! Это все было актуально, когда я уходил с дивизией Михайлова. А сейчас уже неважно. Дальше пенсии меня не пошлют. И даже отобрать ее не смогут – не заслужил я ее. А дома у меня как?
        –Ну, дома тебя ждет жена – с… суровая женщина. Получишь от нее взыскание.
        –Ладно! Куда мы сейчас едем?
        –Сегодня у тебя выходной. Твой начальник так распорядился. Завтра с утра – к нему на ковер. И, Алексей, надо бы отметить твое возвращение с войны.
        –Обязательно! Давай сейчас в отдел – оружие в сейф уберу. И к Ларисе заедем. Обстановку уясним.
        –Давай!
        К счастью, в отделе никого из знакомых не было – весь личный состав работал «в поле». А то начались бы расспросы и так далее, а настроение как-то к этому не располагало. Убрав в сейф кобуру с пистолетом, Трофимов после короткого раздумья сунул туда и аптечку. Уже закрывая дверцу сейфа, вспомнил – открыл снова и достал выложенный при отъезде спецпропуск. Без него Портал пройти было достаточно сложно.
        По дороге на станцию Алексей коротко рассказал Сергею о времени, прошедшем с момента, как он ушел с дивизией Михайлова.
        Подъехали к станции. Там вовсю шла стройка – строилось капитальное здание станции. Трофимов же двинулся в сторону модуля со стоявшим перед ним «Тараканом». Войдя в модуль, Трофимов остановился. Справа из-за приоткрытой двери слышались голоса радиообмена дежурной с поездными бригадами. Слева находился кабинет с надписью «Начальник станции». Туда Алексей и двинулся. Приоткрыл дверь и, стараясь не шуметь, вошел. Жена работала. Ее взгляд из-под очков в тонкой золотистой оправе перебегал с экрана компьютера на клавиатуру и обратно. Вошедшего Алексея она не заметила. Трофимов смотрел на родную и любимую им женщину и улыбался, догадываясь, что она скажет. Наконец до нее дошло, что в кабинет кто-то вошел, и она оторвалась от монитора.
        –О! Явился! Навоевался?
        –Ну, ты хоть бы встретила мужа. С войны как-никак вернулся.
        –А тебя туда кто-то посылал?
        –А как же! Офицерский долг! Или ты забыла, за кого замуж выходила?
        –Я еще не забыла, как кто-то обещал сделать меня женой полковника.
        –Ну, почти получилось. Одна звезда уже есть.
        –А еще две тебе не успеть получить.
        –У меня есть самая большая и главная. Это ты!
        Лариса сняла очки, встала, подошла к мужу, обняла его и тут же отстранилась.
        –Фу! Как от тебя пахнет плохо!
        Алексей засмеялся, поймал ее руками, прижал к себе и коротко поцеловал.
        –Я соскучился по тебе.
        –Отстань! Не надо было уезжать. Ты сейчас куда?– отстраняясь, спросила Лариса.
        –Домой!
        –Раздеваться на веранде! Верхнюю одежду оставишь там же. Остальное в ванну – вечером поставлю стирку. И главное! Готовь баню – будем тебя отмывать. Еда в холодильнике. Щи из квашеной капусты, как ты любишь. И еще я холодец сварила.
        И, усаживаясь в кресло, добавила:
        –Все, иди! Мне некогда – работать надо!
        Трофимов улыбнулся и вышел.
        –Ну, как там?– поинтересовался Богомолов.
        –Нормально все!– продолжая улыбаться, ответил Трофимов. И добавил:– Сергей! Давай перенесем наше мероприятие на завтра?
        –Не вопрос! Завтра так завтра!
        Всю оставшуюся часть дороги до дома Трофимова они обсуждали его приключения.
        В этот день 101-я МСД и 4-й ВДК активных действий не вели. Расположившись на территории Особого района, подразделения передавали раненых госпиталю Особого района и со складов получали боезапас, горючее и продовольствие.
        Группа, наступающая от Дорогобужа, вышла на подступы райцентра Семлево. Между передовыми подразделениями 144-й дивизии и позициями Особого района остался не занятым промежуток в несколько километров. Это была единственная связь немецких войск, зажатых между советским фронтом, наступавшим от Спас-Деменска, Ельни и Дорогобужа, и Особым районом, с немецкими войсками в районе Вязьмы. И по дорогам в этом промежутке под огнем советской артиллерии ночью, бросив технику и тяжелое оружие, уходили немецкие войска.
        Группа, наступавшая вдоль Минского шоссе, после упорного боя взяла станцию Семлево.
        Части 5-й армии Западного фронта, наступавшие с востока, в этот день освободили Гжатск. 1-я ударная и 30-я армии того же фронта вышли на подступы ко Ржеву. Немецкое командование, сдерживая наступающие части Красной Армии, через Вязьму отводило войска из районов Темкино, Знаменка на территорию севернее автодороги Москва – Минск, уплотняя свою оборону в этом районе.
        12 ЯНВАРЯ 2017Г.
        Г. ВЯЗЬМА
        Покинув у ворот дома машину, Алексей услышал предупреждающий лай Арчи, сменившийся на радостный, как только он открыл калитку. Всегда удивляла эта способность собак опознавать хозяина, даже не видя его. Подойдя к вольеру и открыв его, Алексей подвергся натиску обрадованного возвращением хозяина алабая. Пообнимавшись с четвероногим другом, Трофимов закрыл вольер и пошел ко входу в дом. Верхнюю одежду, как и просила жена, снял на веранде. А дома разделся до трусов, кинул всю одежду в корзину для грязного белья и с наслаждением почувствовал себя дома. Потом принюхался и двинул в ванную, решив не дожидаться бани. Выйдя из душа, зашел в зал, включил компьютер, нашел на Ютубе «Пинк Флойд» иподключил большие колонки через усилитель. Услышав первые аккорды композиции TIME, удовлетворенно хмыкнул. Теперь точно он дома! После чего направился к холодильнику. Через десяток минут на столе перед ним стояли дымящиеся горячие щи, а рядом посуда с холодцом и баночка с хреном. Критически осмотрев обед, Алексей понял, что до полноты картины не хватает одной важной детали. Открыв дверцу полки, достал рюмку. Из-за
двери вынул трехлитровую сорокоградусную настойку черной смородины и, налив рюмку, собрался поставить банку на место. Однако задумался, взглянул на часы и, убедившись, что до вечера еще времени более чем достаточно, банку убирать не стал.
        –Ну!
        Тут Трофимов, держа рюмку в положении готовности, замешкался. А потом, решив, что является самым главным для него, добавил:
        –За Победу!
        И выпил. Троекратно. Пообедав, вымыл посуду и двинулся к своему любимому месту. Переключил звук на компьютерные колонки, поставил на всякий случай будильник, чтобы не проспать и подготовить баню, и завалился на свой любимый диван. Сытный обед и сто грамм сорокоградусной настойки подействовали, как хорошее снотворное – Алексей провалился в сон, как только голова коснулась подушки.
        Проснувшись по будильнику, сходил в подвал, включил бойлер и поставил замачиваться веники в холодной воде, после чего вернулся и залез в интернет – посмотреть, что нового в мире произошло за время его отсутствия. Через два часа вынырнул из него, сбегал, включил электропечь и веники залил горячей водой. Вернувшись, еще раз посмотрел на часы и решил приготовить ужин. Так как готовить за всю жизнь он так и не научился, а точнее, и нужды в этом не было, то единственным и фирменным его блюдом была картошка, жаренная на сале.
        О приезде жены снова лаем сообщим Арчибальд. Алексей как раз заканчивал с ужином, когда открылась дверь, и дом наполнился детскими голосами. Трофимов, к этому моменту уже одетый в треники и футболку, вышел в прихожую встречать приехавших.
        –Деда Леша, привет!
        –Привет, привет! Как у вас дела в садике?
        –Хорошо!– хором ответили Маша и Ваня.
        –Это здорово! Давайте раздевайтесь, мойте руки и за стол!
        –Пахнет картошкой!– отметила жена.
        –Здравствуйте, Алексей Федорович!– поздоровалась Вера, снимая комбинезоны с детей.
        –Ага! Решил ужин вот сделать. Здравствуй, Вера! Как у вас со Степаном дела?
        Вера ответить не успела – вмешалась жена.
        –Отстань! Дай раздеться. За ужином расскажет.
        Через пятнадцать минут Трофимов узнал, что, пока он воевал, гарнизон Особого района совместными силами провел спецоперацию по спасению от сожжения нескольких сотен гражданских. В операции принимал участие и Степан со своим батальоном. Эти люди сейчас расселены на территории Особого района. Для этого из Российской Федерации завезено больше сотни жилых модулей. И еще новость – начато строительство жилого городка для дивизии НКВД, и Гришины, как почти единственная семья на данный момент в дивизии, надеются получить квартиру.
        Ну, а потом была баня, по которой Алексей очень соскучился. И не только по бане, как сразу же заметила жена.
        13 ЯНВАРЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        День начался с вызова к начальнику политотдела. Поэтому с коллегами Алексей успел только поздороваться, а на рассказ о своих приключениях времени не хватило. Начальником политотдела был корпусной комиссар Клементьев Николай Николаевич. До назначения на этот пост в Особом районе он успел повоевать и на финской, и сюда был отозван с должности члена Военного совета Ленинградского фронта. Трофимову нравилось его открытое дружелюбное лицо и нрав достаточно простого в общении человека. Его звание было откровенно великовато для нынешней должности. Однако это подчеркивало значение, которое придавалось Особому району в глазах Москвы 41-го года.
        В кабинете начПО, кроме него, сидел и незнакомый молодой полковник в необмятом и откровенно тесноватом камуфляже, смотрящемся на нем инородно. «Новый зам, о котором говорил Сергей»,– понял Алексей. Странно, вроде полковник, и форма должна уже стать второй кожей, однако этого не произошло. Наверное, не произошло потому, что там, где до этого служил полковник, нужды в этом не было. И последний раз камуфляж надевался, когда полковник был на несколько размеров меньше, и назначение сюда получил столь стремительно, что не успел у тыловиков его заменить.
        Доложившись, Трофимов получил разрешение от корпусного комиссара присесть за стол.
        После чего последовали вопросы от заместителя – на каком основании Трофимов оставил место службы? Какое имел право без приказа вмешиваться в конфликт? Так и сказал – «конфликт». «Великая Отечественная война? Не, не слышал!» Кстати, если до этого начальник политотдела слушал вопросы несколько отстраненно, поскольку Трофимов все же был представителем той группы, которой командовал именно этот полковник в ранге его заместителя, то определение им войны, которую вел СССР, как некий конфликт, причем выделенный интонациями в голосе, как конфликт неких африканских племен, несколько его покоробило. Он ничего не сказал, только очень пристально посмотрел на своего нового зама.
        С его предшественником проблем у него не было вообще. То был старый советский офицер, считавший войну своей Великой Отечественной войной и страстно жалевший, что по возрасту и состоянию здоровья он не допускается далее территории Особого района. Именно он и доложил начальнику политотдела о поступке Трофимова. И в голосе его чувствовалось сожаление, что он так поступить не может, и одновременно торжество, что среди его подчиненных все же нашелся человек, способный исполнить его мечту. О проступке он докладывал как о подвиге. Когда пришел приказ о его замене, при прощании за чаркой он сообщил о своем преемнике следующее: человек из Москвы, причем там прошла вся его служба, из уже российских офицеров правильного происхождения, для дальнейшего карьерного роста которому нужна запись об участии в боевых действиях. В настоящее время в Российской армии для этого есть два места. Одно официальное – Сирия, и одно неофициальное – Особый район. В Сирии есть опасность в виде шахидов, разных болезней, неожиданных обстрелов игиловцами, бандитами, турками и израилитянами, а вот немцы образца 41-го – 42-го годов
ничем таким не отметились, поэтому он попал сюда. И грустно заметил, что его замена обусловлена именно необходимостью освободить место для этого «военного самородка».
        И вот сейчас начальник политотдела воочию убеждался в характеристике, данной бывшим замом. Этому карьеристу Трофимов нужен был как успех в наведении порядка на вверенном участке путем исправления недостатков предшественника. И что для него этот майор? Наверняка он уже перешагнул через десяток таких. Перешагнет и через Трофимова. Формально он прав, и Трофимов более его подчиненный, чем начальника политотдела, назначенного на этот пост приказом Главного Политического Управления РККА. В этом суррогате, названном политотделом комендатуры Особого района, Трофимов не его человек. Однако также формально – этот полковник его подчиненный. А в столе лежит рапорт комиссара 101-й МСД 20-й армии Зирикова, рассказывающего, какой замечательный и храбрый майор Трофимов, заменивший в бою ротного и успешно командовавший ротой до вчерашнего дня. Рапорт подписан комдивом с припиской, что им отправлено представление Трофимова на орден Красной Звезды в штаб армии. А это значит, что Трофимов уже не чужой. И у начальника политотдела нет никакого желания помогать карьеристу. К тому же – чужому карьеристу.
        Прервав объяснения Трофимова и обличения заместителя хлопком ладони по столу, комиссар встал и подошел к окну. Посмотрев в него, он повернулся и после паузы вынес заключение:
        –В общем, так! Майор Трофимов, безусловно, совершил проступок. И, согласно уставу, должен быть наказан. Товарищ майор!
        Трофимов привычно встал и ответил:
        –Я!
        –За нарушение дисциплины – самовольное оставление места службы – объявляю вам замечание! Впредь – о подобных своих действиях соблаговолите заранее сообщать своим непосредственным начальникам. В письменной форме.
        –Есть замечание? Вопросы?
        –Никак нет!
        –Свободны!
        –Есть! Разрешите идти?
        –Идите!
        Трофимов вышел. В кабинете воцарилась тишина. Пройдя к своему месту и устроившись в кресле, комиссар взглянул на полковника. Полковник молчал, но на лице откровенно читались досада и негодование.
        –Вы что-то хотели сказать?
        –Я категорически не согласен с оценкой проступка майора Трофимова.
        –То, что он «сбежал» на фронт и довольно успешно воевал эти дни, не меняет вашей точки зрения?
        –Это не отменяет его проступка. Мы в армии, а не в кооперативе.
        –Вот за проступок он и соответственно наказан. Согласитесь – между проступком и преступлением есть существенная разница.
        –И тем не менее он российский офицер. Я доложу своему руководству об этом инциденте.
        –Может, потому что это не ваша война?
        –Она и не Трофимова тоже.
        –У Трофимова другое мнение на этот счет. И присягал он СССР. Я уточнял этот вопрос. Интересно, а какое наказание вы считаете справедливым в этом случае?
        –Увольнение со службы. Трофимов и так давно пенсионер по возрасту. Без пенсии, так как не заслужил.
        –Я в курсе. Мне его историю и историю его товарищей рассказал товарищ Цанава. Комиссар госбезопасности третьего ранга, если вам неизвестно. Понимаю, для вас это звание мало что значит. А вот нынешняя его должность – представитель Ставки Верховного Главнокомандования СССР, говорит о том, что он вопросы с Российской Федерацией решает напрямую с такими людьми, для которых полковник – ничто! Поэтому мой дружеский совет вам, товарищ полковник, если вы хотите отслужить здесь установленный срок, давайте остановимся на этом разговоре. Кстати, вы знаете, к какому армейскому званию приравнивается звание корпусного комиссара?
        –Нет. Не интересовался.
        –А зря! Вы же здесь служите! Пока не ввели погоны, нужно как-то ориентироваться вам. Так вот звание корпусного комиссара приравнивается к армейскому званию генерал-лейтенант. Запишите себе где-нибудь – вы, будучи полковником, служили заместителем у генерал-лейтенанта. И еще запишите на будущее – начальник здесь я. И мне по должности назначено определять меру проступков и подвигов подчиненных. На этом, я считаю, разговор закончен. Если у вас ко мне ничего нет – можете идти.
        На этом история не закончилась. На представлении Трофимова к ордену Красной Звезды на следующий день появилась приписка от руки: «По совокупности заслуг перед СССР и Советским Правительством за период с 1.10.1941 по настоящее время и проявленных при этом храбрости, самоотверженности и мужестве майор ТрофимовА.Ф. достоин награждения орденом Красного Знамени». И подпись: «Представитель Ставки Верховного Главнокомандования СССР Комиссар госбезопасности третьего ранга ЦанаваЛ. Ф». Но для судьбы майора это значения не имело – решение о его увольнении уже было принято.
        В этот день 101-я МСД и 4-й ВДК вышли в район восточнее Вязьмы, перерезав автодороги Вязьма – Знаменка, Вязьма – Темкино и железную дорогу Вязьма – Калуга. Левый фланг группы вошел в соприкосновение в районе Алексеевское – Панино с правым флангом 144-й МСД и 11-го кавкорпуса. Группа, наступавшая от Дорогобужа, к вечеру вышла на левый берег Вязьмы западнее города. Левее по Минскому шоссе следовали части 166-й, 134-й мотострелковых дивизий и 1-го гвардейского кавкорпуса. 166-й МСД предстояло атаковать город с севера, а 134-й и кавалеристам предстояло замкнуть кольцо вокруг города на северо-востоке. Бой предстоял жаркий. Центр города был застроен двух-трехэтажными зданиями дореволюционной постройки, превращенными немцами в маленькие крепости. К тому же город разрезался рекой Вязьмой и притоком Бебря на три части, осложняя возможности маневрирования техникой. Гарнизон города получил личный приказ фюрера утопить большевиков в их собственной крови.
        Части 5-й армии в этот день продвижения не имели. 1-я ударная и 30-я армии сражались во Ржеве.
        14 ЯНВАРЯ 1942Г.
        РАЙОН СЕВЕРО-ВОСТОЧНЕЕ ВЯЗЬМЫ
        «Угораздило же стать командиром танковой бригады резерва штаба армии! Все люди – как люди! Воюют! А ты все время ждешь! Чего? У моря погоды! Хорошо хоть не когда рак на горе свистнет». Комбриг Ремизов хотел сплюнуть в сердцах, но при таком ветре побоялся, что не доплюнет, а плевать на броню своей КШМки он не стал. Закрыл люк и в дурном настроении стал фальшиво насвистывать какую-то мелодию.
        Близился рассвет. На утро был назначен штурм Вязьмы. Для всех штурм. Кроме резерва штаба армии. Поэтому у комбрига вот уже неделю дурное настроение. Подчиненные, зная это, старались не попадаться на глаза. Только экипажу КШМ деваться было некуда.
        Снаружи раздался шум движения по броне, скрипнул люк, и в него спустились сначала ноги в бурках, а затем штаны зимнего танкового комбинезона и собственно сам начальник штаба.
        –Ну, что там слышно, Матвей Крискентович?
        –Федор Тимофеевич, связь ведь тут, у тебя под рукой. Если ты ничего не знаешь – откуда мне может что-то быть известно?
        –Извини. Это от нервов.
        –Понимаю.
        –Уже почти два месяца прошло с момента первого боя. Два месяца! И за эти два месяца бригада четыре раза вступала в бой! Только четыре раза! Тут такие дела творятся – группу армий «Центр» окружают! Две танковых группы и полевую армию! И все без нас!
        –Ну, ты не совсем прав, Федор Тимофеевич! Эти четыре раза – каждый соответствует не бою, а полноценному сражению. Первый раз – мы контратаковали и дали возможность 16-й армии Рокоссовского в порядке отступить. Второй раз – рейд от Особого района до Спас-Деменска. Третий – контратака вместе со 134-й дивизией. Немцам там изрядно наваляли. А последнее дело вообще легендарное – замкнули колечко немцам.
        –Ага! Четыре боя и уже четвертая сотня километров пробега. Порожнего пробега! Бригаду уже можно в обоз переформировывать,– пробурчал в ответ комбриг.
        –А на мой взгляд, все очень неплохо. Бригада за почти два месяца имеет всего лишь нескольких раненых и больных. Техника боеготова. И поставленные задачи выполняет точно в срок и в полном объеме. А командованию виднее, куда нас отправить. Под наш калибр и толщину брони еще нужно цель найти.
        Связист в наушниках, прижавшийся в углу и с трудом боровшийся со сном, неожиданно встрепенулся и зачастил позывными. Комбриг и НШ, затаив дыхание, как будто это могло помешать радиосвязи, пристально смотрели на бойца. Закончив сеанс связи, тот спустил на шею наушники.
        –Товарищ генерал майор! Вас вызывают в штаб армии!
        –Да неужели! Механик! К штабу армии!
        Через два часа батальоны бригады, развернувшись, словно крылья, влево-вправо от Минского шоссе, двинулись на восток. По самому шоссе елочкой шли танки разведроты и танк комбрига. Комбриг отверг все попытки начальника штаба убедить его в том, что дело комбрига командовать бригадой, а не самому ходить в атаки. Добавив, впрочем, что танк у него командирский и в нем две радиостанции. Так что командовать он может прямо из него, а уж где конкретно сам танк находится – это не столь важно. И потом ведь у него начальник штаба – бывший командир танкового полка, если что – справится. Сразу за танками шли бронетранспортеры мотострелков бригады, а по шоссе в отдалении и в качестве резерва и усиления колонной следовала кавалерийская дивизия. Севернее, по дорогам вдоль железной дороги Вязьма – Москва и Старой Смоленской наступала мотострелковая бригада резерва 20-й армии. Остальные части кавкорпуса Белова, зенитчики и артиллеристы остались прикрывать тыл атакующих город дивизий. Погода в этот день была нелетная, поэтому ни рассчитывать на свою авиацию, ни бояться вражеской не приходилось.
        Сплошной линии обороны с этой стороны у немцев не было. Потеряв ключевой пункт – город Вязьму, немецкие подразделения занимали населенные пункты вдоль дорог на восток, лихорадочно приспосабливая их к обороне. Первый такой опорник на пути движения группы комбрига оказался в небольшой деревеньке Курьяново, расположенной справа от выемки автострады. Деревенька была всего лишь в полтора десятка дворов, поэтому ее обороняла усиленная пехотная рота. Усиление состояло из двух 75-мм противотанковых пушек и двух 20-мм зенитных автоматов. Это выяснилось после боя. К этому моменту первым в колонне шел танк Ремизова. Он, еще едва сдвинувшись с рубежа атаки, решил, что первым должен идти танк с самой мощной броней, поэтому стал во главе колонны, а «тридцатьчетверки» разведроты поставил сзади метрах в двухстах. И сейчас это сыграло свою роль.
        Выстрелы никто из экипажа не увидел – просто по броне дважды ударило кувалдами бронебойных снарядов.
        –Механик, вперед!– голосом подал команду Ремизов и тут же по связи:– Колонна, стой!
        Дорога понижалась в выемку, оставляя деревню справа.
        –Башню вправо! Осколочный! Наводчик, смотри! Сейчас пройдем выемку – высунем башню и ищем пушки.
        И опять по связи:
        –Колонна! Следите за взгорком справа от дороги и за деревней
        Прильнув к перископу, Ремизов увидел только следующий выстрел. Снова ударило по броне. Но один раз. Танк только вылез башней над обочиной дороги.
        –Внимание! Башня вправо!
        Нажал кнопку целеуказания.
        –Механик, стоп! Третий дом справа, сарай слева от колодца, пушка! Уничтожить!
        Грохнул выстрел, пыхнуло пороховым дымом, завыли вентиляторы, вытягивая дым, и зазвенела гильза, упавшая на днище танка.
        –Цель уничтожена!– доложил наводчик.
        Ремизов видел, что сарай превратился в разгорающуюся кучу бревен, из которой торчала станина перевернутой пушки.
        –Осколочный!– снова подал команду Ремизов.– Ищем вторую! Механик, потихоньку вперед!
        Только начали движение, тут же прозвучал глухой взрыв, и машина, слегка повернувшись влево, остановилась.
        –Подрыв! Левую гусеницу потеряли!– сообщил механик.
        –Внимание! Сейчас постараются добить! Смотрим!
        И действительно, немецкие артиллеристы попытались поджечь обездвиженный танк. Поняв, что лобовая броня башни им не по зубам, стреляли в борт. Но и борт выдержал выстрел. А больше выстрелить немцы не смогли. Пушку обнаружил наводчик и тут же уничтожил. Постояли минут десять, внимательно высматривая затаившихся врагов. После чего комбриг дал команду на атаку деревни. К этому моменту к деревне подтянулся еще взвод ИСов и до роты мотострелков на БТРах. Командирский танк поддержал атаку огнем с места во фланг, подавляя обнаруженные цели и препятствуя противнику маневрировать силами.
        Мина оказалась слабоватая – повредила два трака. Экипаж с помощью подоспевшей «летучки» заменил их за полчаса, и танк снова был готов к бою. Все эти полчаса Ремизов слушал эфир. На правом фланге его танкисты и мотострелки последовательно разгромили опорные пункты в деревнях Менка и Охотино и в данный момент сражались за село Телепнево. Там оказалось неожиданно много пехоты, поэтому на помощь выдвинулся кавалерийский полк. На левом фланге только что была освобождена деревня Вепрево. И здесь в бою принимали участие кавалеристы Белова. В целом в этих населенных пунктах сопротивление танкистам и кавалеристам оказывали усиленные артиллерией, включая противотанковую, пехотные батальоны противника. Посмотрев на карту, Ремизов понял причину столь серьезного сопротивления. Через Телепнево и Вепрево шла проселочная дорога из южной части котла в северную. Еще северней мотострелковая бригада сражалась за станцию Мещерская и село Дмитровка. Когда-то подобные дороги немцы за таковые и не считали, однако времена изменились, и подобный проселок стал чуть ли не дорогой Жизни. Поэтому за эти неизвестные ранее села
и деревни шли целые сражения. Причем без техники, которой на данный момент обладали и его, и мотострелковая бригады, результат боя был бы неоднозначным. Чего греха таить? Опорники, возможно бы и взяли, но заплатили бы большой кровью. Немцы в обороне были крайне крепки.
        Кроме прослушки эфира, Ремизов немного реорганизовал свою колонну, подтянув поближе кавалерийский полк с минометной батареей в дополнение к своим минометчикам. И после окончания зачистки Курьяново группа двинулась далее, последовательно уничтожая опорные пункты врага. В районе полудня бригада вступила в серьезный бой на рубеже Успенское – Егорье. Здесь проходил большак направлением юг – север, и севернее находился райцентр Туманово, за который уже сражалась мотострелковая бригада. Командир ее обратился за помощью, и Ремизов, создав из одного танкового батальона, мотострелковой роты и приданного кавполка боевую группу под командованием начальника штаба, приказал оказать содействие обходом Туманово и ударом с юго-востока. Оставив на узле дорог по одному танковому и мотострелковому взводу, усиленным эскадроном конницы, остальными силами бригада после переформирования боевых порядков продолжила выполнение боевой задачи. Количество сил в группе уменьшилось как минимум на треть, тем не менее Ремизов не видел необходимости остановки и закрепления на достигнутых рубежах. На данный момент времени у немцев
не было средств противодействия его танкам. За исключением мин.
        Примерно в шестнадцать часов группа уничтожила опорные пункты противника в деревне Степарыкино и селе Величево. Сосед слева отстал, связанный боем за Туманово. Дело шло уже к вечеру, понемногу смеркалось. Комбриг уже решил отдать приказ закрепляться, как вдруг его внимание привлек наводчик.
        –Товарищ генерал! Посмотрите!
        –Что посмотреть?
        –Да вот, на окраине деревни, восточней – никак Т-26 двигается?
        Ремизов прильнул к приборам. Танк он на окраине Царево-Займища видел, но с расстояния в два километра подробностей рассмотреть не мог. Чертыхнувшись, вылез на броню и вскинул к глазам бинокль. Его увеличение позволило рассмотреть танк. Это действительно был Т-26.
        –Действительно, Т-26. Может, с осени? Подбитый?
        –Да нет. Я его и увидел потому, что он двигался. А сейчас стоит.
        –Ладно! Проверим!
        Ремизов погонял УКВ-радиостанцию по диапазону, пытаясь найти и вызвать «соседей». Причем вызывал он их открытым текстом, называя деревню, которую они занимали. Однако слышал только радиостанции своей и мотострелковой бригад, перемежаемые немцами.
        –Олухи царя небесного!– обругал их комбриг и отдал необходимые распоряжения, после чего приказал танку выдвигаться к Царево-Займищу прямо через лощину.
        Когда ИС преодолел примерно половину расстояния до деревни, комбриг заметил, что Т-26 исчез. А когда до околицы деревни осталось метров пятьсот, по броне застучали снаряды. Раздалось несколько взрывов. Сработали контейнеры динамической защиты.
        –Похоже, что-то малокалиберное,– заметил наводчик.
        –Ну, так – сорок пять! И не один ствол. Я бы предположил, три-четыре. Ты видишь кого-нибудь?
        –Пока нет. Хорошо маскируются.
        –Механик, стой! Попробую еще раз вызвать.
        Ремизов снова начал терзать радиостанцию. А незнакомцы продолжили обстреливать остановившийся танк. Правда, с меньшей интенсивностью. То ли решили, что подбили, то ли наоборот – что бессмысленно расходуют боеприпасы.
        –Вот черти!– отметился механик, вслушиваясь в удары по броне.– Поломают что-нибудь. А уж краску наверняка обдерут. И динамическую защиту жалко.
        –Ну что? Со связью глухо. Поехали очно краску требовать. Механик, вперед! Двигай по лощинке, а то ненароком сообразят гусеницу сбить.
        По низинке, идущей от деревни, добрались до околицы. Причем, возможно, даже незамеченными, потому как по ним не стреляли. То ли не видели, то ли позиция не позволяла стрелять. Доехав до деревни и прикрывшись от нее длинным амбаром, ИС повернул вправо и, взревев дизелем, выскочил из намечающегося овражка. И прямо на Т-26, стоявший за углом дома метрах в пятидесяти. Тот ли это был Т-26, или другой – неизвестно. Но экипаж его никак не ожидал увидеть прямо перед собой незнакомого исполина. Поэтому тявкнула пушка, послав снаряд куда-то в направлении опасности, но, не попав с такого расстояния, взревел, окутавшись черным дымом, двигатель, и танк задним ходом въехал в крепкий сарай, обрушившийся на него. Видимо, и наводчик стрелял с перепуга, и механик забыл, что сзади стоит сарай. Двигатель не выдержал такой нагрузки и заглох.
        –Механик! Давай к нему вплотную! Башня влево!
        Через секунды ИС остановился левее морды заваленного бревнами Т-26.
        –Механик, глуши двигатель. Смотрите за левым флангом. А то прибегут или приедут выручать бедолаг.
        Отдав распоряжение, Ремизов чуть приоткрыл люк.
        –Эй! В двадцать шестом! Слышите меня?
        После длинной паузы из Т-26 ответили:
        –Слышим!
        –Это хорошо! Вы мне краску подрали на танке. Ваш командир батальона, полка или бригады – черт вас знает, чьи вы – мне это восполнит. А вас – и ваш экипаж конкретно, и другие, что здесь есть,– выдерет как сидоровых коз. Я позабочусь об этом!
        Это как бы литературный перевод. На самом деле Ремизов произнес это все на великом и могучем, со множеством частностей, известных лишь настоящим русским людям.
        В Т-26 молчали.
        –Так, я на броню! Смотрите тут!
        –Товарищ генерал, давайте я!
        –Ты – наводчик! Вот сиди и наводи! А я командир, и я решаю – кто и что.
        Ремизов выбрался на броню и осмотрел башню.
        –Во! И тут, и тут! Но, скажу я, повезло вам! Хреново вы стреляете! Хотя была бы это «тройка»– сожгли бы ее. А нашей шкуре сорок пять – только вот краску портить. Но вот тут вы чуть мне прибор не расшибли. Повезло вам! Иначе…
        Неожиданно в стороне раздался пушечный выстрел, снаряд с визгом рикошетом от башни ушел в небо, и тут же ударила пушка ИСа, качнув инерцией отката танк.
        –Что за б…во?– Ремизов приподнялся, оглядываясь назад. И увидел сквозь облака дыма и поднятой снежной пыли от мгновения назад разрушенного выстрелом его танка домом разворачивающийся и удирающий БТ-7. Воспользовался паузой перезарядки.
        –Помощники сраные!– выругался вслед БТ комбриг.
        Когда он обернулся, люк механика-водителя Т-26 был открыт и в нем виднелся молоденький танкист с направленным на Ремизова пистолетом.
        –Сынок!– усаживаясь снова на броню и закуривая, спросил Ремизов.– Ты в каком звании?
        Танкист после недолгих колебаний ответил:
        –Лейтенант.
        –Вот что я тебе скажу, лейтенант. Как только ты меня застрелишь – застрелись сам. А лучше и товарищей застрели. Чтоб не мучались. Потому как мой экипаж,– и он похлопал по броне,– раздавит твою машину в секунды. И это хорошая смерть, поверь мне. Потому как если мой танк вас не раздавит, то отвечать вам в НКВД на вопросы – когда, где и как вас завербовала немецкая разведка с заданием убить командира сто двадцать шестой тяжелой танковой бригады Двадцатой армии генерал-майора Ремизова. Спрашивать вас будут со всей революционной строгостью, вследствие чего вы умрете мучительной смертью, а ваши родственники будут признаны членами семей предателей Родины. Пояснять, что это значит?
        –А вы действительно генерал-майор? Из Двадцатой армии? А что за танк у вас?
        –А тебя, лейтенант, не предупреждали, кто вам навстречу двигается? И давай, вылезай из танка наружу – я не требую, чтобы ты стоял по стойке «смирно», но разговаривать с генералом, держа его на мушке, из люка танка – это перебор. А танк называется «Иосиф Сталин – третий». Коротко – ИС-3. И видеть ты его просто не мог. Такие есть только в моей бригаде.
        Лейтенант убрал пистолет, выбрался на броню и представился.
        –У тебя связь есть со своими товарищами?
        –Нет. Танки комбата и ротных сгорели в бою за эту деревню. У них были радиостанции.
        –Тогда отправь кого-нибудь за старшим. И предупреди, чтоб не стреляли. А то снаряд моей машины может развалить Т-26 или БТ-7, просто пролетев рядом. А это нехорошо!
        –Так, это…
        Лейтенант откровенно робел и вообще не понимал, как нужно себя вести.
        –Я – старший. Никого из командиров не осталось.
        –Тогда давай, собирай личный состав и объяви, что в нас стрелять не нужно. Вон там,– Ремизов махнул рукой в сторону запада,– в соседней деревне стоят подразделения Двадцатой армии. Об этом нужно доложить твоим командирам. А сейчас доложи мне обстановку.
        –Нашему танковому батальону приказано было поддержать атаку на опорный пункт противника в деревне Царево-Займище. В атаку ходили четыре раза. Последний раз успешно. Деревню взяли и тут увидели в деревне западней движение танков и мотопехоты. Теперь понимаю, что это вы были. Мы вас приняли за немцев. Стрелять не стали – далеко. Атаковать – сил нет. Стали готовиться к отражению атаки. А потом ваш танк пошел к деревне. Дальше вы знаете.
        –И сколько сил у тебя под рукой?
        –Четыре танка. Два Т-26 и два БТ-7. Две пушки соропятки, четыре миномета батальонных. И примерно рота пехоты.
        –Как-то жидковато.
        –Так батальон числился на бумаге – утром в строю было всего четырнадцать машин. И полк стрелковый такой же – с батальон, не больше.
        –Понятно! Это я чуть от реальности оторвался – привык к другим масштабам и результатам. Значит, так! Поступаешь в мое распоряжение. Сейчас сюда подойдут мои подразделения. На ночь закрепляемся тут. Ну, и отправляй кого-то в свой тыл – сообщить о том, что коридор к Вязьме пробит.
        Подумав, добавил:
        –А вообще молодца, лейтенант! И стреляли вы хорошо. Немцам бы не понравилось!
        14 ЯНВАРЯ 1942Г.
        Г. МОСКВА. КРЕМЛЬ
        –Товарищ Сталин! Ершаков пробил коридор к Говорову. Войска Двадцатой и Пятой армий соединились на трассе Москва – Минск восточнее Туманово. Сам райцентр взят штурмом. Сейчас добивают отдельные группы оставшихся немцев.
        –Ну что, Борис Михайлович? Второй этап стратегической операции на окружение группы армий «Центр» выполнен. Немецкая группировка разрезана на две части. Остался третий, заключительный – ее ликвидация. Ваши прогнозы?
        –Я бы был уверен в полном успехе, но аналитики союзников в этом не уверены.
        –Ну что ж, практика – критерий истины. Посмотрим! Но в любом случае это успех! Однако нам, большевикам, не следует почивать на лаврах победителей. Война не закончена, враг силен. Поэтому Генеральному штабу следует обобщить и проанализировать все стороны операции, особенно выделяю действия Двадцатой армии, сделать выводы и учиться, учиться и еще раз учиться. Ленин говорил это по другому поводу, но слова эти актуальны будут всегда.
        И еще! Готовьте приказ по награждению отличившихся из состава Двадцатой армии и корпусов, приданных ей на время операции.
        Остальные пока подождут. Посмотрим, как пройдет третий этап.
        20 ЯНВАРЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Вязьма была освобождена ночью с 14 на 15 января после почти суточного беспрерывного и упорного боя. Немцы действительно сражались, как за Берлин, но силы были неравны. Точнее, все было по науке – город, в котором закрепилась немецкая пехотная дивизия, брали четыре мотострелковых дивизии 20-й армии. Корпуса, приданные армии, прикрывали тылы атакующих дивизий. Дивизии передали разрушенный сражением город частям 5-й армии 16 января и разместились в окрестностях города, расположившись у близлежащих железнодорожных станций. Из Особого района к ним потянулись автоколонны снабжения, увозя обратно раненых в армейский госпиталь.
        18 января вышел указ о присвоении дивизиям 20-й армии званий «Гвардейские» итам же – о переименовании армии в Первую Гвардейскую. 11-й кавкорпус стал Третьим Гвардейским, 4-й воздушно-десантный корпус стал 1-м Гвардейским ВДК. На бывшую 20-ю армию и приданные корпуса пролился наградной дождь. Ершаков и все комдивы 20-й стали Героями Советского Союза. Почти все командиры получили очередные звания. Награждение высшего и старшего командного состава прошло в штабе Объединенной группировки. Среди награжденных неожиданно для себя оказался и Трофимов, получивший орден Красного Знамени. Там же он увидел Степана Гришина, удостоенного также Красного Знамени. Вообще награждение даже всего лишь части удостоенных было весьма многочисленным. Награждали и за бои осени 41-го, когда сражались, обороняя Особый район, и за спецоперацию по освобождению приговоренных к смерти людей, и за бои в ходе операции по окружению и расчленению немецкой группировки. Награждали и военнослужащих РККА и НКВД, и Российской армии и спецслужб. Награждали и советскими орденами и медалями, и российскими. По мнению Трофимова, как никогда
Особый район был беззащитен – такой массовой попойки, названной обмыванием наград, он даже представить себе не мог. Однако фронт был под Ярцевым, а бойцы НКВД, стоявшие на страже границ Особого района, были трезвы и бдительны.
        Сначала Трофимов и сослуживцы обмывали награды в политотделе, потом все причастные к событиям первых чисел октября собрались в большом доме Богомолова. Цанава их не забыл – все получили ордена, включая женщин. Ордена у всех, кроме Трофимова, были одинаковые – Красной Звезды. Веры с ними не было, она осталась со Степаном. Пришлось Трофимовым детей брать с собой. Благо жена на своей работе орденом «не засветилась», поэтому была трезва и за рулем. Детей спать с трудом, но уложили на втором этаже после шашлыков, а сами продолжили внизу, стараясь сильно не шуметь.
        А ночью с 20 на 21 января немцы нанесли одновременные удары с двух сторон по обороне советских войск севернее Ярцево. Примерно в том же районе, где они это сделали в октябре 41-го.
        21 ЯНВАРЯ 1942Г.
        Г. МОСКВА. КРЕМЛЬ
        Сталин ложился очень поздно, поэтому он успел получить сообщение о деблокирующем ударе из района северо-восточнее Смоленска и встречном ударе окруженных немецких войск. В Генштабе всей полнотой картины не обладали. Известно было, что части 29-й и 39-й армий, попавших под удар, дерутся. Туда перебрасываются резервы обеих армий, но конкретное положение частей неизвестно. Поэтому Сталин все же лег спать, хотя заснуть удалось с трудом и лишь под утро. А в полдень, когда он проснулся, Шапошников доложил, что немцы прорвали и внешний, и внутренний фронты окружения, и сейчас из котла немецкие войска выходят в район Смоленска.
        –Значит, все же не удержали. Не смогли удержать,– констатировал информацию вождь.– Так кто оказался прав? Аналитики союзников или Генштаб?
        –Признаю.
        –Что там сейчас происходит?
        –Двадцать девятая, Тридцать девятая армии подтянули резервы и пытаются сбить закрепившиеся немецкие войска с обеих сторон коридора. Туда выдвигаются резервы армии Еременко. Активно действует наша авиация. Понятно, по погодным условиям. Но и немцы перебросили с других участков фронта свои истребительные части. Поэтому идут масштабные воздушные бои, как над коридором, так и над территорией, удерживаемой окруженной группировкой. Генштаб потребовал от армий Западного и Калининского фронтов активности на всем фронте кольца окружения с целью не допустить отхода и отрыва немецких частей от наших атакующих дивизий.
        –Ваш прогноз – сумеем восстановить окружение?
        –Сможем! Но Генштаб считает необходимым привлечь все свободные войска, находящиеся в этом районе. В таком случае успех будет несомненен.
        –Вы имеете в виду армию Ершакова и кавкорпуса?
        –Именно, товарищ Сталин.
        –Нет! Сами обосрались – сами пусть и исправляют положение. На армию Ершакова вы наши планы сами знаете. Терять время на исправление чужих ошибок я не намерен. А конница сама по себе – плохой инструмент прорыва современной обороны. Поэтому – нет!
        И, уже немного успокоившись, добавил:
        –В любом случае мы нанесли серьезнейшее поражение самой сильной немецкой группировке. Я думаю, что и при выходе они будут вынуждены нести большие материальные потери. Это кроме людских. Фронт на рубеже Ярцева мы теперь наверняка удержим. Конечно, необходимо наносить максимальный ущерб выходящим немецким войскам, но главная задача у нас впереди.
        И есть еще аргумент. Но он скорее психологический. Пусть верят, что это окружение – случайность. Стечение обстоятельств, неправильная оценка ситуации немецкими генералами. Гитлер их снял и больше это не повторится. Иначе они станут осторожнее. А мы ведь рассчитываем на их упорство, а не на быстрые ноги.
        Как только железнодорожники восстановят сообщение с районом Вязьмы, начинайте переброску войск для подготовки операции «Искра». И я распоряжусь, подчиненные товарища Берии подготовят списки кандидатур для новых формирований.
        21 ЯНВАРЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        21 января в штабе бывшей 20-й, с 18 января 1-й Гвардейской армии, ожидали приказа. И он пришел. Но совсем не тот, что ждали. Ждали приказ на выдвижение в район севернее Ярцево для ликвидации коридора, а пришел приказ о передислокации армии в район города Коврова. Под это мероприятие Ставка выделяла железнодорожные составы и несколько станций погрузки, включая только что минимально восстановленную станцию Вязьма, и очень сжатые сроки переброски. Вместе с 1-й Гвардейской перебрасывался туда же и 1-й Гв.ВДК, 1-й и 3-й Гв. кавкорпуса. Все это было более чем странно, но приказы не обсуждают, а выполняют, и работа по подготовке к переброске началась с этого же дня.
        Единственным соединением из войск Особого района, кто поучаствовал, причем весьма активно, в боевых действиях в районе немецкого коридора, была дивизия Захарова. Как только 20-я армия завершила второй этап стратегической операции, о чем комдив и знать не мог, дивизию переподчинили штабу ВВС Западного фронта. И новое начальство постаралось выжать из 43-й дивизии максимум возможного. В погожие дни количество боевых вылетов доходило до четырех-пяти на летчика. Немцы стянули в район коридора лучшие свои ягдгешвадеры, и хотя численно они не смогли превзойти ВВС Западного, Калининского фронтов и 6-го авиакорпуса ПВО Москвы, привлеченного в помощь фронтовой авиации, качество техники и летчиков позволило им доминировать в этом районе. 43-я дивизия на фоне других смотрелась очень прилично, даже при наличии внешне старой техники. К тому же Захаров, пользуясь своим особым положением в штабе ВВС РККА, вытребовал право дивизии действовать самостоятельно. В определенном смысле, конечно. На практике это означало, что штурмовики и бомбардировщики 43-й дивизии прикрываются только своими же истребителями. А задачи
дивизии ставит штаб ВВС Западного фронта. Захаров был убежден, что только таким образом он сможет сократить неминуемые потери. Его летчики за эти месяцы совместных боев научились взаимодействовать, как никто другой. И это знали и понимали даже немцы – вступая в бой против «ишаков» сбелой стрелой на фюзеляже, расслабиться они могли только вернувшись на аэродром. Достаточно было один раз «зевнуть» вбою, и очередь 23-миллиметровок ставила точку в жизни немецкого пилота. Эти русские были наглы, бесстрашны и очень хорошо подготовлены для групповых боев. Штурмовики и бомбардировщики этой русской дивизии всегда действовали совместно со своими истребителями, и их стволы сбрасывать со счетов было нельзя.
        Захарову было чем гордиться! Признание врага – это высшая оценка твоей работы. И в боях над коридором 43-я дивизия была значимым фактором.
        В этот день через портал на территорию СССР вернулся штаб 16-й армии Рокоссовского. На аэродроме «Дебрево» его и подчиненных ждали самолеты. Однако вылет пришлось задержать. Генерала Рокоссовского к себе пригласил представитель Ставки комиссар госбезопасности третьего ранга Лаврентий Фомич Цанава.
        –Ну, здравствуй, Константин Константинович! Давно не виделись! А ты никак посвежел, помолодел!
        Лаврентий Фомич встал из-за своего стола и, раскинув руки, двинулся навстречу генералу.
        –Здравствуйте, товарищ комиссар! Ну так я не с войны вернулся. Три месяца в санатории Министерства обороны России. Хорошее питание, чистый воздух, режим и спокойный сон!
        Обнявшись и смеясь, похлопали друг друга по плечам.
        –Раздевайся, Константин Константинович! Сейчас чайку сообразим! И немного того, что покрепче.
        Нажав на кнопку связи с адъютантом, Цанава распорядился насчет чая.
        Сняв шинель и повесив ее на вешалку, Рокоссовский расположился в кресле напротив комиссара.
        –Ну как тебе в буржуазной России?
        –Да я ее и не видел. Санаторий закрытый, расположен в лесах где-то в районе Новгородской – Калининской областей. Точно не знаю. Нас предупредили о лишнем не спрашивать. Но удобно! Все было организовано на высочайшем уровне. Я имею в виду – с точки зрения нашего времени. Аудитория, классы, учебные пособия, фильмы, моделирование войсковых операций на компьютерах и разбор всех значимых операций нашей войны, сильные стороны и слабости немецких военачальников. Да много чего! Я так плотно и столь объемно и не учился никогда. Преподаватели из академий нам лекции читали. Похоже, их не посвятили в нашу тайну, а мы ж одеты были в их эту пятнистую зеленую форму без знаков различия. Так вот многие лекцию читают, а сами так подозрительно на меня поглядывают. Остальных они точно не узнавали, а у меня с этим проблема образовалась.
        –Ну, это не твоя проблема, а организаторов. Хотя, я думаю, у ваших преподавателей с допусками все нормально было. И с пониманием ситуации.
        –Но интересно! Очень интересно! А из увиденного? В Москву один раз на экскурсию на автобусе вывозили. Одели в подходящую одежду и покатали по городу. Что сказать? Впечатляет. Но людей! Это просто муравейник! По дорогам ездить в часы пик вообще невозможно. Дороги – просто река машин. Ну, и большая Москва стала. Кунцево – это даже не окраина. Богато! Периферия, конечно, победнее, ну так и у нас разница со столицей чувствуется. Да! Чуть не забыл – Ракутин приезжал. Одет в гражданское по их моде. Даже непривычно. Я сначала и не узнал его. Посидели, поговорили. Очень хвалил технику, которую мы в России закупили. Пожаловался, что хоть и назначили посла в Россию, его на фронт не отпустили. Занимается всеми военными вопросами. Фактически военный атташе. Кстати, именно он организовал для моего штаба показ техники, которая поступит на вооружение.
        –И как?
        Цанава был полностью в курсе этой темы, но ему было интересно мнение Рокоссовского.
        –По тяжелым танкам моя армия даст фору Ершакову. Т-10 гораздо совершенней, и у меня их будет четыре бригады. А у него одна. А вот по средним танкам его дивизии сильнее. Хотя и Т-34-85 сейчас, даже с учетом планируемого немцами перевооружения на длинный ствол 75-мм, имеет неоспоримое превосходство. Но у меня девять дивизий по штату, а у него – четыре.
        –Десять! Десять дивизий штат 1-й Гвардейской. Три корпуса.
        –Десять? Не знал.
        –Ну, пообщаешься. Он там неподалеку будет. Под Ковровым.
        Тут открылась дверь, и адъютант внес на подносе чайники, блюдце с нарезанным лимоном и сахарницу.
        Помолчали. Когда дверь закрылась, комиссар повернулся к сейфу за его спиной и, открыв дверцу, достал початую бутылку коньяка и два стакана. Рокоссовский, увидев знакомую бутылку из начала XXI века, улыбнулся.
        –Ну, лимончик и к чаю подойдет, и тут пригодится!– пояснил комиссар, расставляя стаканы и открывая коньяк.
        –Ну, за Победу!
        –За Победу!
        Закусив лимончиком, Рокоссовский поинтересовался:
        –Ну, а у вас тут как? За военными успехами мы следили. Надо отдать должное – информировали нас регулярно и достаточно объемно. А в остальном как? Особый район теперь на нашей территории.
        –Вот! Кстати, давай чай наливай. Так вот, на мой взгляд, когда кругом немцы были – проще было. Для меня проще. Когда это все образовалось, мы перетрясли все тут. Лишних убрали, неблагонадежных отправили подальше. Или не пустили сюда. Есть фронт, есть территория – некая константа. А теперь? Людей, гражданских, нужно отселять. А это в основном женщины, дети и старики. Кого? Куда? Вокруг Особого района, откуда основная масса людей, пустыня. Город Вязьма – руины. Понятно, все отстроим, восстановим. Но сейчас куда людей убирать? Сам понимаешь, видели они гораздо больше, чем следовало. Многие ведь пристроились работать при частях. Это союзники плюют с высокой колокольни на секретность. Мы стараемся купировать это и будем поддерживать секретность, сколь сможем. Хотя коллеги из их числа снисходительно посмеиваются и говорят, что если кому-то что-то в этом мире не нравится, то имеется возможность «списать» вих времени пару-тройку межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися боеголовками. Но жить-то здесь нам!
        Опять же, нужно обустраивать гарнизоны дивизии НКВД. Правда, союзники обещают материальную помощь. У них это проще, быстрее и, что немаловажно, дешевле. В общем, я не жалуюсь, но превращаюсь в какого-то хозяйственного руководителя. А это несколько не то, чем я занимался. Хотя партия прикажет – буду работать.
        –Лаврентий Фомич, твоя задача – ладить и решать вопросы с союзниками. Ты тут есть советская власть! А хозяйственника или пришлют, или сам подберешь.
        –Это так! Ты сам куда сейчас? Если не секрет.
        –Для тебя не секрет. Гороховецкие лагеря. Под Горьким. Ракутин сказал, как только Двадцатую армию железнодорожники отсюда вывезут – пойдет техника для Шестнадцатой армии. Ох! Извиняюсь – по привычке армию Ершакова Двадцатой назвал. Первую Гвардейскую.
        –Завидуешь?
        –Есть немного! Разве Шестнадцатая за Вяземское сражение не достойна была «Гвардии»?
        –Достойна! Но политически это было бы неправильно. Город мы оставили, сражение проиграли. Это факт.
        –Ну да! А кто и как проигрывал – это дело десятое.
        –Людям всего не объяснишь. У нас ведь только победителей не судят. А для тебя другая русская поговорка придумана: за битого двух небитых дают! И то, что Шестнадцатая, я так понимаю, будет самая сильная армия в РККА – это тебе в награду за так проигранное сражение. Сам иначе бы не тебя учиться отправил. Так что отступать тебе некуда – только вперед! К Победе!
        В этот день пришел приказ о ликвидации политотдела при комендатуре Особого района. Что было логично – войска ушли, а в дивизии НКВД имелся свой политотдел. Озвучивший приказ корпусной комиссар Клементьев от себя и от командования Красной Армии поблагодарил всех офицеров политотдела из состава прикомандированных от Вооруженных Сил Российской Федерации, после чего отпустил их, оставив молодежь из РККА. Они получали предписания о местах продолжения службы, а для Трофимова и других «пенсионеров» это решение значило увольнение. Алексей к этой информации отнесся спокойно – подобный конец этой истории он если и не предвидел, то считал наиболее вероятным. Сдав оружие и заместители дежурному по комендатуре, пенсионеры собрались в отделе. Откуда-то на сдвинутых столах появились фляжки и бутылки с разными, но крепкими напитками. Тут же оказались армейские сухпаи, запасы продовольствия из тех, что были в заначках у каждого. Успели в тишине выпить по первой, когда вернулись политруки-лейтенанты, и обстановка кардинально изменилась. Молодость есть молодость! Они достали свои запасы – и понеслась! Пили за них,
пили за «дедов», пили за Победу. Лейтенанты радовались, что наконец-то попадут на фронт. А отставники в душе желали каждому из этих пацанов дожить до Победы, прекрасно понимая, что от судьбы не уйти.
        Когда Трофимов, уже изрядно отягощенный выпитым, шел к Порталу, отметил про себя новую деталь в ландшафте. Над ближайшим леском поднялись большие ажурные антенны Р-410, развернутые на восток.
        «Ну, вот! Тропосфера развернулась. Значит, уже построили линию на Москву. Процесс идет!– сделал вывод он про себя. И подытожил:– Значит, все не зря! Хотя я и не сомневался».
        30 ЯНВАРЯ 1942Г.
        РАЙОН Г. КОВРОВ
        По прибытии в район города Коврова и расквартирования в полевых лагерях частей дивизий армии и корпусов Ершаков и комкоры доложили о выполнении приказа в Генштаб. На следующий день прибыл представитель Генштаба и вручил ему и командирам корпусов приказ Ставки. Приказ гласил, что 1-я Гвардейская армия в четыре мотострелковых дивизии переформировывается в штат трехкорпусного состава в десять дивизий. Один корпус моторизованный – это собственно четыре мотострелковых дивизии и два корпуса – кавалерийские. Знакомые 1-й и 3-й Гвардейские. 1-й Гвардейский ВДК передает личный состав на доукомплектование армии, и его управление убывает на новое формирование. Также командир 1-го гвардейского кавкорпуса генерал-лейтенант Белов сдает должность и убывает в распоряжение Ставки Верховного Главнокомандования.
        После зачтения приказа представитель Генштаба пояснил, что на базе 1-й Гвардейской создается постоянная КМГ – конно-механизированная группа. Кавалерийские корпуса будут переведены на новые штаты и перевооружены. Штаты корпусов прилагаются к приказу. Все с интересом ознакомились с ними. В корпус входило три кавдивизии. В состав каждой дивизии, кроме трех кавалерийских, входил танковый полк Т-34, самоходно-артиллерийский Су-76 и зенитный полк КПВ 4х14,5. Кроме этого, отдельные дивизионы, батареи, роты и эскадроны. Да и сама кавалерия перевооружалась полностью. Вместо карабинов – легкие ППС и противотанковые гранатометы, вместо сорокапяток – СПГ-9 на вьюках. Плюс увеличили количество минометов. В корпусном подчинении танковая бригада, артиллерийско-самоходный полк СУ-152, мотострелковая бригада, полк реактивных минометов БМ-13, зенитный полк 52-К, противотанковый полк Су-76.
        Штабу армии, кроме имеющихся частей армейского подчинения, добавляется минометный полк большой мощности (160-мм), противотанковый полк ЗиС-2. Впечатлило всех. Возможности армии выросли едва ли не на порядок.
        А в конце представитель зачитал последний пункт. Армия должна быть сформирована, обучена и боеготова к 1 мая 1942 года. Осталось почти ровно три месяца. На этом зачитывание Приказа закончилось. И тут же на стол перед Ершаковым начальник особого отдела армии положил довольно толстую папку с грифом «Секретно».
        –Что это?– поинтересовался он, еще не открыв ее.
        –Это информация для вас и теперь уже ваших подчиненных по перспективным кандидатурам на замещение вакансий при формировании армии.
        И для всех сделал объявление.
        –Командование четвертого ВДК больше не задерживаем?
        И, дождавшись утвердительного кивка от Ершакова, продолжил:
        –Вы можете быть свободны. Остальные – после совещания не расходимся, вы дадите подписки о неразглашении.
        В этот день немцы закончили вывод войск из котла. Несостоявшегося котла. Максимум что смогли сделать войска Конева – это сузить коридор и заставить немцев выходить под артиллерийским огнем. И даже это досталось большой кровью.
        31 ЯНВАРЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Утром тридцать первого в штаб Захарова поступил приказ явиться в Москву в штаб ВВС РККА, а дивизию перебазировать на аэродромный узел восточнее Москвы. Причем самолеты прямо на аэродроме «Дебрево» следовало передать представителям 1-й воздушной армии Западного фронта. На переброску личного состава дивизии, включая БАО, отводилась неделя. Пока дивизия воевала под Вязьмой, ВВС фронтов были реорганизованы в воздушные армии. Конкретно 43-я дивизия входила в 1-ю воздушную армию в составе Западного фронта. В тот же день штабом был разработан и утвержден график и порядок передислокации. Захарову стало очень жаль, когда он понял, что «Тунгуски» прикрытия, радиоузел, обзорная РЛС останутся здесь. Точнее, не здесь, на аэродроме Дебрево, а переместятся на аэродром «Двоевка», который становится снова основным ввиду наличия бетонной полосы. Но это ничего не меняло. Дивизия лишалась глаз, ушей и гарантированной защиты аэродрома. Еще печалило, что последние две недели стоили дивизии потерь, сравнимых с предыдущими двумя месяцами. Бои над коридором были жесточайшими, и от дивизии, в принципе, осталась ее тень. Не
так, конечно, все было печально, как в начале октября 41-го – немцам эти бои также стоили большой крови. С боеготовыми машинами было совсем плохо. С летчиками – лучше. Все же бои шли вблизи порядков наших наземных войск, и многие сумели спастись из подбитых и горящих машин. И все же Захарову было жаль покидать этот аэродром. Здесь они стали теми, с кем немцы вынуждены были разговаривать на «вы».
        В этот же день из Портала один за другим, с минимальной задержкой, пошли поезда с техникой, тщательно укрытой брезентом. Чтобы не терять времени на переформировку составов, они были ровно нужного веса и длины, чтобы вместо маневрового тепловоза под него мог стать самый ходовой паровоз марки «Э» или «Л». И из Особого района потянулась почти беспрерывная ниточка поездов, заканчивающаяся в Горьковской области, а точнее, в известном для военных месте – в Гороховецких лагерях, где их встречал штаб 16-й армии.
        В Москву он отправился утром следующего дня, возложив все вопросы перебазирования и сдачи техники на штаб и своих замов. То, что дивизия выводилась на переформирование, а иначе объяснить вывод в тыл с передачей оставшейся техники было невозможно, было понятным и естественным событием. Правда, осенью 41-го дивизия воевала и с меньшим числом машин и летчиков, но тогда враг стоял у стен столицы, и по-другому было нельзя. Сейчас же, видимо, настал черед и 43-й дивизии и пополниться, и наконец-то отдохнуть от непрерывных боев с первого дня войны. В общем, в штаб он ехал с легкой душой, чувствуя, что ругать его не за что – дивизия воевала не хуже, если не сказать больше – лучше других. Немножко саднило на сердце, что техника, оставляемая в Дебрево, была доработанной и гораздо лучшей, нежели серийная. Это хорошо, конечно, что она наверняка понравится новым хозяевам и поможет им воевать, однако что получит его дивизия? Такого «ишачка», что он оставил, у него точно больше не будет.
        В штабе по прибытии пришлось подождать минут пятнадцать, пока из кабинета Жигарева не вышли два незнакомых генерала. После этого секретарь разрешил войти Захарову. Генерал-полковник Жигарев что-то писал, сидя за рабочим столом. Захаров доложился.
        –А, Георгий Нефедович! Проходи, присаживайся. Я сейчас закончу.
        Захаров присел за большой стол для совещаний и принялся ждать, оглядывая кабинет. Тот совсем не изменился с осени 40-го года, когда он тут получал назначение на дивизию.
        Главком действительно освободился минут через пять. Убрав написанное в ящик стола, встал и, подойдя к Захарову, протянул руку, приветствуя его.
        –Молодец! Молодец! И сам молодец, и летчики твои молодцы! Давай, располагайся за столом – разговор у нас будет важный и долгий. Я сейчас!
        Захаров снова сел на место, а Жигарев подошел к шкафу, стоящему в углу и достал начатую бутылку армянского коньяка и два фужера.
        –Ну, давай!
        Не садясь и разлив коньяк, Павел Федорович дождался, когда Захаров присоединится к нему.
        –За победу!
        Звякнув фужерами, выпили. Захаров посмотрел на главкома удивленно. Выпил лишь он – Жигарев только пригубил.
        –Извини!– пояснил тот.– Мне еще работать, а тебе можно. Ты же на машине?
        И, увидев утвердительный кивок, добавил:
        –Ну, водитель довезет. А сейчас ты мне подробно расскажешь все, начиная с момента появления у тебя союзников. Понятное дело, доклады и донесения я читал, но, то сухая черствая бумага. Мне твое мнение как очевидца интересно.
        Рассказ затянулся на полтора часа. Захаров рассказал бы покороче, однако главком задал массу уточняющих вопросов. К бутылке коньяка они больше не притронулись, а вот чай, который организовал секретарь, оказался к месту. Иначе бы горло пересохло.
        –Да, Георгий Нефедович, не будь я допущен к этой информации – не поверил бы,– подвел итог рассказу комдива Жигарев.
        –А я бы и не рассказывал бы тогда,– пожал плечами Захаров.
        –Верно!– рассмеялся Жигарев.– Ладно! Жизнь продолжается. Даже такая интересная. И война тоже не закончилась. Доведу до тебя информацию о твоем дальнейшем житье. Приказ у секретаря перед уходом получишь. Мы тоже тут не сидели сложа руки. От союзников поступали и поступают гигантские объемы информации. Естественно, штаб ВВС занимался анализом информации, касаемой действий ВВС СССР и люфтваффе, их истории. Но, откровенно говоря, ничего кардинально нового про период лето 41-го – лето 42-го мы не почерпнули. Практически одинаковое эволюционное развитие тактики применения авиации, обусловленной возможностями техники. И тут в декабре они передали нам экземпляры авиатехники. Ты в курсе. Про реактивную технику говорить нам рано, а вот поршневые двигатели Швецова и их тактико-технические данные нас всерьез заинтересовали. Двигатель – вот! Руками можно потрогать! Собрать-разобрать! Немного отличающийся ввиду применения на транспортном самолете, но это мелочи. Я не открою тебе великую тайну, но этот двигатель под маркой АШ-82 уже поставлен в производство вместо известного тебе М-82.
        И вот наличие такого двигателя сейчас позволяет нам получить самолет с характеристиками, соответствующими 44-му году их истории. И тактику их применения! И в отличие от их истории, если они в 43-м просто при сопоставимых с немецкими самолетами характеристиках уже могли обеспечивать выполнение поставленных задач бомбардировщиками и штурмовиками в условиях немецкого же господства в воздухе, то мы сейчас получаем техническое преимущество! Кстати, у них бомбардировщики и штурмовики объединены термином «ударная авиация». Мне это определение нравится. И это понимание привело к кардинальному пересмотру взглядов на использование твоей дивизии. Добавлю еще один фактор, повлиявший на это. Союзникам было предложено в меру их сил и возможностей поучаствовать в ускорении модернизации ВВС Красной Армии. На коммерческой основе. Не нужно забывать, что Россия – буржуазное государство, и деньги там на первом месте. И они согласились! Твои знакомцы – ПАРМ с аэродрома под Вязьмой, преобразуются в полевой авиаремонтный завод, который будет заниматься примерно тем же, что делал с техникой твоей дивизии, только масштабы
другие. Мы добавили этому заводу своих специалистов и подходящее оборудование. Так что ты с ними снова встретишься. И мы с помощью союзников в этом году получаем на вооружение сразу самолет ЛА-5 ФН с двигателем 1850 лошадок. Хотелось бы самолет уровня ЛА-7 или даже лучше – ЛА-9, но увы! Алюминий – дефицит! Поэтому только деревянный ЛА-5. Яковлевские самолеты получат двигатель М-107. У союзников действующих этих двигателей нет, но нашлись музейные экспонаты, которые нам дали разобрать и обследовать. Тоже – не хухры-мухры! До 1650 лошадиных сил мощность.
        Тут Жигарев прервался, улыбнулся и добавил:
        –И все это, Георгий Нефедович, будет испытываться, летать и воевать в твоей армии.
        –Чего? Какой армии?– Захаров, заслушавшись, не сразу понял, о чем речь.
        –Я же говорил – наличие новой техники ведет к изменению тактики применения авиации. Поэтому, исходя из задачи по воздушному обеспечению армий Рокоссовского и Ершакова, было принято решение о создании Пятой воздушной армии в составе четырех истребительных дивизий, по одной штурмовой, фронтовых и пикирующих бомбардировщиков. И командармом назначен ты. Теперь понял?
        –Понял. Но как-то это… неожиданно.
        –Верховный сказал так. Цитирую: «Дивизия товарища Захарова лучше всех била немцев на старой технике. И у нас есть основание считать, что на новой технике воздушная армия товарища Захарова сможет бить их еще лучше». Так что аванс тебе выписан. Смотри не подведи!
        Захаров встал и, приняв стойку «смирно», ответил:
        –Служу Советскому Союзу! И… я не подведу, товарищ генерал-полковник!
        –Садись! Верю! Немного дополню. По тактике штабы твой и дивизионные будут проходить обучение. Теперь конкретно по технике. Выбор основывался по анализу применения техники из истории союзников. Бомбардировочная дивизия – самолет Ту-2. Нормальный фронтовой бомбардировщик. Какие-то движения там, наверху,– Жигарев покрутил пальцем, указывая в потолок,– почему-то вывели в качестве бомбардировщика Пе-2, который изначально проектировался как тяжелый двухмоторный истребитель. Сейчас эту ошибку исправляют. Дивизия пикирующих бомбардировщиков… Вот тут сюрприз. Хотя, я бы сказал, это продолжение той же истории. Ар-2! То есть пикирующая модификация СБ. Нормальный настоящий пикирующий бомбардировщик со всеми необходимыми ему атрибутами. Опять же – в сравнении с Пе-2, которому Ар-2 уступал только в скорости, превосходя по всем остальным параметрам. Но этот недостаток будет исправлен с помощью новых более мощных двигателей. Ар-2 тебе соберут со всех ВВС. Их осталось как раз на одну дивизию. Ну, и штурмовая – Ил-2. Ничего лучшего на сегодня у нас нет. Правда, конкретно в твоей армии будет Ил-2М. Будет изменено
бронирование. Как по месту, так и по толщине. Союзники – как раз авиаремонтный завод – будут ставить титановую броню. Стрелка закроют ею в том числе. Ну, блоки С-5 и уже освоенные С-8 уже ставятся штатно. Истребители: две дивизии – на ЛА-5ФН и две – на Як-3. Добавлю по штатам. Полки будут небольшие. Истребительные и штурмовые по тридцать шесть – сорок самолетов, бомбардировочные по двадцать семь – тридцать. В дивизиях по три полка. Штаты получишь, думай над замещением командных должностей. В помощь тебе будет справочник по всем командирам полков и дивизий от союзников. Комэсков дивизии предложат. Вот такие пироги с котятами, Георгий Нефедович! Да! Чуть не забыл – сроки готовности твоей армии называть не буду, потому как решение еще не принято, но спать тебе и твоим людям придется через раз. И то – если повезет.
        7 ФЕВРАЛЯ 1942Г.
        АЭРОДРОМНЫЙ УЗЕЛ ВОСТОЧНЕЕ МОСКВЫ
        А через неделю Захаров уже забыл о своих прошлых печалях. Во-первых, пришел приказ о присвоении всем полкам и дивизии звания «Гвардейских». Захаров был удостоен звания Героя Советского Союза. Не он один – два десятка лучших летчиков дивизии получили звезды Героев. Остальные были награждены орденами и медалями. Во-вторых, в соответствии с назначением Захарова командармом ему присваивалось звание генерал-лейтенанта. Но самое главное – началось преобразование его дивизии в 5-ю воздушную армию. Со всех фронтов, тыла и госпиталей прибывали штабные командиры и летчики, техники и инженеры, сразу включаясь в бешеный ритм формирования частей и соединений. Отбор в эту армию был жесточайшим – сначала люди отбирались особыми отделами, а потом они проходили собеседования в политотделах армии и дивизий. Исходя из задач, пока еще не озвученных, важен был настрой людей.
        Одновременно с людьми поступала и новая техника. Все, как и обещал главком. Одновременно с техникой прибыли и инженерно-технические бригады из конструкторских бюро и заводов-производителей. Развернувшийся полевой авиаремонтный завод союзников стал базой для ремонта и доведения до кондиции новых самолетов и двигателей.
        Сразу же по прибытии людей и техники началась летная подготовка. Летчики осваивали и новую технику, и перенимали у ветеранов 43-й дивизии навыки и тактику ведения боя. Летали от рассвета и дотемна. Захарову намекнули, что возможные летные происшествия и катастрофы, а освоение новой техники это предполагало, будут отнесены на боевые потери, и перерывы в летной подготовке будут минимальны. Армия, осваивая новые самолеты и приобретая опыт их эксплуатации, работала на все ВВС РККА.
        И еще – в армию пришли семь обзорных РЛС и столько же узлов связи, купленных Правительством СССР у союзников. Техника была с НЗ – старее и проще, нежели чем та, что стояла на аэродромах «Двоевка» и «Дебрево». Однако она работала и обеспечивала преимущество над врагом. И, что немаловажно, была проще в освоении и эксплуатации.
        2 МАЯ 1942Г.
        МОСКВА. КРЕМЛЬ
        –Итак, товарищи! Мы собрались здесь по вопросу освоения новых видов вооружения, полученных нами от союзников, но сначала о событиях, ожидаемых нами в ближайшее время на советско-германском фронте. Начнем с этого.
        Сталин прошел на свое место за столом и, устроившись в кресле, подвинул к себе чашку горячего чая и, сделав глоток, бережно поставил ее обратно.
        –Товарищ Василевский, прошу.
        Сталин знал, что скажет Василевский, однако считал необходимым дать ему слово. Во-первых, чтобы новый начальник Генерального Штаба быстрее проникся важностью своей новой должности. И во-вторых – наркомам, отвечающим за вооружение Красной Армии, ВВС и Флота, не помешает информация об участках советско-германского фронта, где и в каких объемах будут использоваться производимые ими изделия.
        Генерал Василевский, недавно назначенный начальником Генштаба, встал и приступил к докладу.
        –После нашего зимнего контрнаступления на всем советско-германском фронте наступило затишье, обусловленное как потерями с обеих сторон периода осень-зима, так и погодными условиями. Сразу скажу, что от ситуации, известной от союзников, линия фронта на данный момент существенно отличается лишь на участке Западного и Калининского фронтов. В остальном позиции остались неизменными.
        Сталин не вслушивался в доклад начальника Генерального Штаба. Всей информацией, что сейчас озвучивал Василевский, он владел в полной мере. Его мысли были заняты другим. В его личном сейфе лежал отпечатанный на технике союзников доклад аналитической группы с версиями развития ситуации в мире в последний, победный для СССР, период войны и сразу после нее.
        Версия первая. Наиболее близкая той, что состоялась у союзников. СССР расширяет свое влияние в Европе и входит в противостояние с Западом. Мир делится на две системы и становится таковым на десятилетия. Плюсы: появляется законченная самодостаточная социалистическая экономическая система с рынком почти в четыреста миллионов человек. Если не допустить известных ошибок и не оттолкнуть Китай, то гораздо большим. Хотя с Китаем неизвестно, что лучше. Это в истории союзников ему дали деньги, чтобы дружить против СССР, и Китай стал ведущей величиной. А тут кто даст? Хотя в любом случае – китайцы трудолюбивая нация, а, как известно, терпение и труд – все перетрут. Этих качеств им не занимать. Так что очевидный плюс.
        Минусы: надо что-то делать с новыми социалистическими странами – либо чистки, либо постоянная борьба за них; миллионные людские потери и потери в технике и вооружении на освобождение всех этих неблагодарных «братушек» иродственников славян.
        «Сколько волка ни корми – все в лес смотрит,– про себя усмехнулся вождь.– В истории союзников это не получилось. Даже при том, что СССР поддерживал их даже в ущерб себе».
        Версия вторая. Пока Гитлер у власти, американцы, и особенно англичане, на мировую с Германией не пойдут. Однако все изменится, как только его не станет. Это тоже известно из истории союзников. Там покушение не удалось, как случится здесь – неизвестно. Если Гитлера убьют, Англия и Германия немедленно станут союзниками. И если это произойдет, когда Красная Армия будет уже воевать за пределами СССР, нам предъявят ультиматум. США пока в этом участие принимать не будет – у них руки связаны на Тихом океане японцами. Но капиталисты всегда могут договориться между собой, когда есть кто-то третий, за счет которого они это и сделают. Даже если это произойдет не сразу и сухопутная американская армия не высадится в Европе – стратегическая авиация с ее налетами в тысячи самолетов, армия и флот объединенной Европы не оставят нам шансов. Сил отразить эту мощь у нас нет и пока не будет. Все новинки, полученные от союзников, требуют времени и ресурсов для их создания.
        Вариант третий. Красная Армия освобождает свою территорию и останавливается. Если Гитлер жив – война не закончится. Если он умрет или погибнет – формально повода для ее продолжения нет. Есть дипломатическая борьба за условия заключения мира. А это время. То время, которое нужно нам. Известно, что наличие ядерного оружия обеспечило возможность относительно суверенного существования Российской Федерации даже в условиях развала государства. Нам же нужно два года, чтобы получить производство оружейного плутония для ядерного оружия и средства доставки. После этого мы станем неприкасаемыми. Но гарантий на эти два года никто не даст, и если мы не успеем – все пойдет прахом.
        –Основные планы немецкого командования в 1941 году остались невыполненными, и война приобрела затяжной характер. Исходя из этого Генеральный Штаб и аналитическая группа союзников считают наиболее вероятным развитие событий по известному нам сценарию. В основных чертах. Немцы в 1942 году смогут наступать только на одном стратегическом направлении. И это направление – юг советско-германского фронта. То есть основной удар на юг, к нашей нефти, и вспомогательный – к Сталинграду. Для этого группе армий «Юг» необходимо нанести поражение нашим Брянскому, Юго-Западному и Южному фронтам и, обеспечив тыл с севера по течению реки Дон и фланг с востока Волгой, развернуть наступление на юг, в район нефтяных месторождений Северного Кавказа и Баку. Одновременно ударом через Кавказский хребет установить контакт с Турцией и тем самым ввести ее в состояние войны против Советского Союза. Поэтому задачей названных фронтов на весну-лето 1942 года является стратегическая оборона. Генеральный Штаб учитывает реальное соотношение сил на южном направлении и считает невозможным сдержать удар противника на занимаемых
позициях. Поэтому, отступая, важно не допустить окружения и разгрома фронтов, нанося максимально возможные потери войскам противника. С целью усиления возможностей фронтов Ставкой и Генштабом проведена определенная организационная работа. Это касается и персонального состава командующих фронтами и армиями, и организационно-штатных мероприятий с учетом потери Красной Армией с весны 42-го года преимущества в качестве танковой техники. С весны этого года немцы начали массово применять новые длинноствольные 75-мм орудия ПТО и перевооруженные ими танки Т-IV. Плюс и появление кумулятивных боеприпасов к орудиям ПТО и танков Т-III калибра 50-мм. На вооружение пехоты также массово начали поступать ручные противотанковые средства типа «фаустпатрон». Учитывая это и известный нам отрицательный опыт использования в 42-м году танковых корпусов, имеющих на вооружении разнообразную технику, было принято решение о единообразном укомплектовании трех корпусов только танками Т-34 и объединении их в 5-ю танковую армию. Эта армия размещена в тылу Брянского фронта вне направления ударов немецких танковых корпусов. Цель –
возможность нанесения контрудара во фланг атакующих немецких корпусов в частности, и в тыл группировки противника на Дону и в районе Воронежа в целом. Что должно осложнить положение группы «Юг» на ее левом фланге и потребовать переброски резервов на это направление. Остальной танковый парк этих фронтов предполагается использовать в составе отдельных танковых батальонов, в составе – одна рота тяжелых танков плюс две роты легких в штате противотанковых районов, и усиление стрелковых дивизий на направлении главных ударов. Район ПТО – это развитие известных вам структур по 41-му году. Но уже на более высоком по количеству и качеству сил и средств уровне. Основой района является артполк ПТО. Командир полка является и командиром района ПТО. Кроме полка ПТО, туда входят: танковый батальон указанного выше штата, артдивизион или минометный батальон, зенитный дивизион МЗА, два стрелковых или мотострелковых батальона, инженерно-саперная рота или батальон. Задача района ПТО: удержание ключевых позиций в тылу фронтов и придание устойчивости обороне на рубежах отхода соединений, замедление темпов продвижения
противника при прорыве фронта и выходе его сил на оперативный простор, нанесение максимального урона подвижным соединениям врага. Кроме этого, Ставка разместила в тылах фронтов резервные армии: 60-ю и 48-ю в тылу Брянского, 32-ю и 39-ю – Южного фронтов. В тылу Юго-Западного на правом берегу Дона образован Степной фронт в составе 53-й, 26-й и 27-й армий. Задача фронта: совместно с отступившими на этот рубеж войсками Юго-Западного фронта удержать позиции на правобережье и держать под угрозой восточный фланг группы «Юг».
        Это то, что касается стратегических планов на лето этого года. Теперь перехожу к частностям. Ближайшая наступательная операция немецких войск запланирована в Крыму. Называется «Охота на дроф». Манштейн заканчивает сосредоточение войск перед позициями Крымского фронта. Войска генерала Костенко готовы к сражению. Недостатки, известные нам, устранены. В том числе более тщательно осуществлен подбор командных кадров в звене «фронт – армия». Генеральный Штаб считает, что Крымский фронт готов к оборонительному сражению.
        –Уверенность – хорошая черта! Штаб фронта где расположен?
        –Штаб Костенко находится в районе Керчи.
        –Меры для усиления фронта?
        –Сил фронта должно хватить, чтобы сдержать удар немцев. Фронт имеет преимущество в численности и основных вооружениях, но, как и планировалось, на аэродромах Тамани и Северного Кавказа собрана группировка дальнебомбардировочной авиации. С экипажами проведена серьезная подготовительная работа по ориентированию в районе предстоящей работы. Плюс техническое обеспечение от союзников по наведению на цель. С учетом того, что ширина фронта незначительна, а плотность войск, наоборот, высока, считаем, что воздействие авиации будет успешным.
        –Когда начнете?
        –Если сроки немецкого наступления не изменятся, то за два дня до начала. То есть пятого.
        –Что предполагается делать в случае отступления Южного фронта с Таманского полуострова?
        –Это зависит от результатов оборонительной фазы сражения Крымского фронта. Если нас постигнет неудача – войска придется эвакуировать. Но есть серьезные основания рассчитывать на успех. Если мы разобьем наступающую группировку противника, Крымский фронт перейдет в наступление в направлении Севастополя. В обоих случаях предполагается активное участие Черноморского флота, усиленного с помощью союзников в вопросах ПВО и управления огнем. Процесс этот еще не закончен, но основные боевые корабли флота активно модернизируются.
        –Ну что ж! Скоро мы узнаем, правильны ли наши оценки обстановки и соответствуют ли они реальности. По Волховскому фронту.
        –Наша наступательная операция трех фронтов – Ленинградского, Волховского и Северо-Западного. Главную активную роль будут играть две наши новые армии в составе Волховского фронта. Это Первая Гвардейская генерала Ершакова и только что вновь сформированная Шестнадцатая генерала Рокоссовского. Войска Ленинградского и Северо-Западного фронтов будут вести в основном сковывающие действия, не позволяя противнику перебрасывать резервы с их участков. Армии Ершакова и Рокоссовского начали выдвижение. Все возможные меры по маскировке выдвижения и прибытия на фронт армий предприняты. Волховский фронт в рамках операции по маскировке активизировал боевые действия по расширению плацдармов на западном берегу Волхова. На данный момент все идет по плану. В дальнейшем, с началом активной фазы операции, планируется переброска воздушных армий из состава Калининского и Брянских фронтов. Здесь, кроме прямой задачи обеспечения наземной операции, есть и косвенная – именно в интересах группы армий «Север» сейчас действует восьмой авиакорпус Рихтгофена – наиболее успешное соединение в вопросе боевого применения. Этот корпус
включен немецким командованием в состав сил, назначенных для операции «Блау». Очень надеемся, что объединенные силы пяти воздушных армий сумеют лишить корпус Рихтгофена ударной силы и тем самым помогут нашим войскам на южном фланге фронта.
        –Ну что ж! Я думаю, этой короткой информации достаточно, все присутствующие прониклись ответственностью текущего момента и осознали ценность вклада своих наркоматов в борьбу советского народа с немецко-фашистскими захватчиками. Поэтому поговорим о деле освоения новых видов вооружения, предоставленных нашими столь внезапно появившимися союзниками.
        С кого начнем? Давайте с товарища Устинова. Ваш наркомат начал работу на этом направлении с ноября. Доложите, что сделано за эти полгода.
        –Действительно, наркомат начал получать информацию по новому для нас оружию и перспективным разработкам с ноября 41-го года. Для работы по этому направлению в наркомате при содействии ГУ ГБ НКВД было создано несколько групп. Сначала это были отдельные экземпляры или эскизы и текстовые описания. Но с момента деблокирования Особого района и установления бесперебойной многоканальной засекреченной связи информация стала поступать в больших объемах и уже более детальная, вплоть до чертежей и технологических карт производственного процесса. Тот вычислительный Центр, построенный в декабре 41-го, с такими объемами вряд ли справился бы. Хотя и он поражал и нас – руководителей, и инженеров КБ своими возможностями. Однако благодаря помощи союзников, вместе с решением вопроса со связью они расширили и вычислительный Центр в несколько раз.
        –Дмитрий Федорович! Я помню, что вы в их истории большой руководитель. Но сейчас вы нарком вооружения. Поконкретней, пожалуйста.
        –Конкретно сейчас на заводах наркомата уже выпускается пистолет-пулемет системы Судаева. Нами он скопирован и получил обозначение ППС-42. В данный момент времени он выпускается параллельно с ППШ-41, однако планируется с момента достижения объемов выпуска ППС равных объему ППШ, доля последнего будет снижаться в пользу ППС. Причина понятна, но я ее озвучу. Расход материалов на ППС вдвое меньше, чем на ППШ, а трудозатраты – втрое. Комментарии, как говорится, излишни.
        Далее. В производстве винтовок системы Мосина перешли к модели карабина образца 44-го года.
        Пулемет ДП-27 модернизирован до модели ДПМ. Одновременно развернуто производство ротного пулемета РП-46.
        Начато производство крупнокалиберных пулеметов КПВ системы Владимирова под имеющийся у нас патрон 14,5 мм. На него очень большой спрос. Пулемет способен работать по легкой бронетехнике и по самолетам. Зенитные спарки и счетверенные установки этих пулеметов массово идут на оснащение малокалиберных зенитных дивизионов. Но производство только начато, и планируемые объемы пока не достигнуты. На данный момент все установки по Постановлению ГКО идут на вооружение 16-й армии.
        Освоен выпуск РПГ-7 и РПГ-18. Это позволило прекратить выпуск противотанковых ружей в пользу расширения производства КПВ.
        По артиллерийскому вооружению. Нами от союзников получены и скопированы экземпляры орудий БС-3 и Д-44. На данный момент отрабатывается технологическая документация. Пока в производство пушки не ставятся – достаточно уже существующих.
        Для контрбатарейной борьбы в производство запущено 130-мм орудие М-46 с дальностью стрельбы до тридцати семи километров. Оно уже производится на заводе №172.
        Минометы. Производим 160-мм миномет. Отзывы в войсках положительные.
        Проведена модернизация гвардейских минометов БМ-13 и БМ-82. Это касается как самой установки, так и боеприпасов.
        Танки и самоходные орудия. Разработанный на Горьковском автомобильном заводе в ноябре легкий танк Т-70 взамен предшественника Т-60 в производство поставлен не был. Своевременно полученная от союзников информация позволила нам найти мощностям завода лучшее применение. В войска уже начала поступать самоходная артиллерийская установка СУ-76. На данный период эта самоходка является универсальной. Она способна и поддержать пехоту в наступлении, и обеспечить артиллерийское прикрытие войск в обороне, и на данный момент способна бороться со всеми типами немецкой бронетехники. Ею уже оснащены части и подразделения 16-й армии. Су-76 заменила в кавкорпусах конную артиллерию.
        Заводы, выпускающие Т-34, ввиду появления у немцев танков Т-IV с длинноствольной пушкой и потерей нашими танковыми войсками преимущества, постепенно переходят к выпуску следующей модели – Т-34-85.
        Отработана документация и уже выпускается противотанковая самоходная установка СУ-85. Выпуск СУ-100 пока нецелесообразен. Но заводы наркомата готовы к замене на конвейере ею самоходки СУ-85.
        Полностью свернуто производство танков КВ. На базе этих танков выпускаются самоходные артиллерийские установки СУ-122 и СУ-152. Это промежуточное решение, пока не отработана технология производства танка ИС-3, база которых используется для более совершенной самоходки ИСУ-152. На данный момент времени пробная партия ИСов проходит заводские испытания.
        Производство радиотехники. На данный момент мы пользуемся тем, что сделано для Советской Армии и снято с вооружения Российской Армией. Наладить собственное производство сейчас невозможно. Здесь процесс не быстрый и не легкий. Нами закуплены остатки советских радиозаводов, но это именно остатки. Поэтому нам придется создать новую промышленность производства полупроводниковых приборов, и мы в начале пути. Это большие затраты. Поэтому мы крайне ограничены в объемах, и в основном все поступающее от союзников идет на оснащение двух общевойсковых и воздушной армий.
        Дополню доклад общей для всех наркоматов информацией – нами закупается большое количество станков различного назначения. Часть из них новые, часть – бывшие в употреблении либо уцелевшие после развала промышленности на территории бывшего СССР. Последние идут по цене немногим дороже металлолома и часто разукомплектованные с остановленных заводов либо с заводов, переводимых на новый станочный парк. Нам это интересно в основном из-за цены. Но в целом объем б/у невелик. Пока процент поставленного оборудования в целом небольшой, и он определяется пропускной способностью железной дороги через Портал. А до недавнего времени через него поставлялась в основном техника для 16-й армии. Приоритет при определении транспортировки оборудования отдается особо ценному оборудованию и заводам в комплекте. Как, например, патронный и автомобильный. В целом к концу 42-го года мы ожидаем серьезного обновления выпускаемой на заводах наркомата номенклатуры изделий с лучшими характеристиками по сравнению с настоящим моментом.
        –Хорошо. Товарищ Ванников, вам слово.
        –Заводами наркомата начато производство кумулятивных боеприпасов. Как артиллерийских, так и к ручным противотанковым гранатометам.
        Также нами освоена и уже производится практически вся линейка высокоэффективных противопехотных и противотанковых мин. Здесь же отмечу – отработана технология производства боеприпасов объемного взрыва. Расширена номенклатура боеприпасов к системам залпового огня. Как к наземным, так и авиационным.
        Ну и, возможно, одно из самых удачных приобретений у союзников – нами закуплен патронный завод с роторной линией. К сожалению, вывезти мы его смогли лишь в начале марта, и в данный момент завод еще не запущен. Наличие такого завода и возможность использования роторной технологии производства патронов выводит нас на следующий технологический уровень производства. Такой технологии нет ни у кого сейчас в мире.
        Нас также очень интересуют поставки порохов, но, к сожалению, как уже отмечено Дмитрием Федоровичем, возможности Перехода не позволяют иметь все желаемое. Будем обходиться своими силами и какие-то объемы закупать у наших заклятых союзников. Правда, вопрос доставки грузов от них – под большим вопросом.
        –Товарищ Шахурин. Вам от союзников больше всех подарков перепало.
        –Подарков перепало, да! Только… Я как лиса из басни – видит око, да зуб неймет. Главная проблема для нас осталась прежней – нужен алюминий! Все подарки – отнюдь не из фанеры и перкали, а из дюраля. Имей мы сегодня достаточно дюраля, можно было бы и оспорить превосходство люфтваффе в воздухе даже на той технике, что есть сейчас. Даже с теми же двигателями. Что касается техники союзников – взять, к примеру, самые простые самолеты – истребитель МиГ-17 и фронтовой бомбардировщик Ил-28. Самолеты – просто мечта! Это не мои слова, а наших летчиков-испытателей. Имей мы сегодня возможность выпуска МиГ-17 – и небо наше! Скорость под тысячу, паспортная даже больше, три пушки – две 23-мм и одна 37-мм, двигатель тягой под три тонны! Он – король неба! Ил-28 – семьсот километров крейсерская скорость, на максимуме – на две сотни быстрее, бомбовая нагрузка до трех тонн, радиус действий более тысячи километров. Но! Они сделаны полностью из дюраля! Которого нет. В общем, на эти два самолета уже сделаны чертежи и делаются технологические карты. Как только появится алюминий – можно ставить в серию. Но не раньше!
        Ту-16 – носитель перспективного ядерного и ракетного оружия. Скорость немногим более тысячи на максимуме, боевой радиус более трех тысяч километров, бомбовая нагрузка до девяти тонн. Снова мечта, а не самолет!
        Сверхзвуковые МиГ-19 и МиГ-21 – это для нас следующий уровень.
        Из этой же серии реактивных – современный для союзников штурмовик Су-25. Это – просто космос! Хотя по предназначению самолет не является дорогим и излишне сложным. Но для нас освоить его производство – это как слетать на Луну. По-видимому, союзники передали нам пару этих штурмовиков в качестве ориентиров в проектировании самолетов поля боя.
        Что касается турбовинтовых Ил-18 и АН-12, то производство турбовинтовых двигателей для этих самолетов сложнее реактивных. Поэтому это точно уже после войны.
        Из того, что можно делать сейчас – это биплан АН-2. Его можем делать прямо сейчас. Но это не боевой самолет.
        И транспортный Ил-14 – вместимость в полтора раза больше, чем ПС-84, но он более требователен к посадочным площадкам из-за передней стойки шасси. После войны – однозначно в серию. Но после!
        Остаются вертолеты. Нам передана документация на вертолеты КА-18, МИ-1 и МИ-4 с поршневыми двигателями. Созданные нами КБ Камова и Миля сейчас занимаются адаптацией технологии производства к нашим реалиям.
        Вот и все, что может сделать наркомат с подарками союзников.
        –Товарищ Шахурин, все с удовольствием послушали вашу лекцию о завтрашнем дне советской авиации и прониклись сочувствием к вам, однако мне известно, что, кроме перечисленного вами, союзники оказали помощь наркомату уже сейчас.
        –Виноват, товарищ Сталин! К сожалению, союзники слишком далеко ушли в развитии авиационной техники, и у них практически не осталось экземпляров самолетов и двигателей, которые мы могли бы производить сейчас. Однако все же есть исключения. Это очень удачный двигатель воздушного охлаждения АШ-82. Нам он известен как М-82. Разновидности этого двигателя стоят на перечисленных мной ранее вертолетах, на Ил-14 и АН-2. Это позволило нам сразу поставить в серию законченную версию этого двигателя и оснастить им ЛА-5ФН и Ту-2. И по другим двигателям и планерам подсказки союзников позволили сократить время доведения их до требуемых параметров. Как пример, М-105 на самолетах Яковлева – за полгода с помощью союзников получился Як-3. Но до лучшего истребителя Ла-7 или еще лучше Ла-9 мы не дотягиваем по причине, озвученной в самом начале – не хватает алюминия. Хотя если будет алюминий – нужно сразу строить МиГ-17, УТИ МиГ-15 и Ил-28. И все вопросы будут решены.
        Далее, радиосредства. Но их ставили в корпус Захарова. На все ВВС не хватит. Нужно самим делать радиостанции. РЛС с консервации для нас хороши. Пушки авиационные.
        Дивизию Захарова, пока стояла под Вязьмой, ПАРМ союзников неплохо модернизировал. Но не все мы можем повторить. Например, титановую броню. У меня все.
        –Хорошо товарищ Шахурин, поняли мы вашу печаль и ваши мечты. Они не только ваши, поэтому советский народ сможет их решить и осуществить. Главное, чтобы за мечтами вы не забыли о сегодняшнем дне. Товарищ Носенко, вам слово.
        –Ну, нашему наркомату не передали ни одного линкора, крейсера или авианосца. Даже бронекатера – и того не дали. Первых по причине размеров, последних по причине изменения характера войны на море. В пределах видимости у союзников применяют оружие, наверно, одни только пограничные сторожевики. Остальные оперируют дистанциями минимум в десятки километров, но чаще – в сотни. Говорю по-сухопутному «километры», чтобы всем понятней было. То есть артиллерийский бой у них – это как штык или саперная лопатка пехотинца. Крайняя мера.
        Тем не менее, судя по докладам коллег, наш наркомат на новинки, которые можно использовать прямо сейчас, самый богатый. Перечислю: документация на минно-торпедное вооружение, подходящее для нас, оборудование для кораблей и подводных лодок, снятое при списании и разделке, и, наверное, самое полезное сейчас – корабельные РЛС последнего поколения артиллерийских кораблей. А к ним и системы управления огнем, в том числе и зенитным. Так что сейчас наши подлодки и корабли оборудуются совершенными гидроакустическими и радиолокационными станциями. Приходится, конечно, переделывать и подгонять многое под это оборудование. Но оно того стоит. В таких условиях системы ПВО на крупных кораблях от эсминца и больше гарантируют успешную борьбу с существующими самолетами. И такие комплексы ПВО, устаревшие для союзников, нам передаются. Из перспективного – получили чертежи дизель-электрических подводных лодок проектов 611-го, 613-го и последних артиллерийских крейсеров серии 68-бис. Это послевоенные проекты, и эта документация сократит нам время в производстве также после окончания войны.
        По итогам совещания было принято несколько принципиальных и важных решений, определяющих главные направления деятельности наркоматов, и приоритетность закупок необходимого оборудования и материалов у союзников.
        15 МАЯ 1942Г.
        ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ
        Рокоссовский встретился с Ершаковым только 15 апреля. Их обоих с начальниками штабов вызвали в Москву. Встретились они у входа, придя к назначенному времени. Там же оказался и их старый знакомый – генерал Захаров. Тоже генерал-лейтенант. Тоже с начальником штаба. Увидев обоих командармов, тот обрадовался.
        –Нам опять с вами геройские подвиги предстоят!
        –А ты не рад?– здороваясь, поинтересовался Ершаков.
        –Рад! Еще как рад! Я теперь – о-го-го! Немцев с неба точно сгоню.
        –А у твоей дивизии сил на это хватит? Или, судя по званию, ты уже комкор?– вступил в разговор, пожимая руку Захарову, Рокоссовский.
        –Ошибаешься! Ставкой было принято решение для прикрытия с воздуха ваших армий создать воздушную армию. Пятую воздушную армию! И мне доверена честь ею командовать.
        –О как! Поздравляю!– оживился Ершаков, обнимая и похлопывая Захарова по плечу.
        –Да! Видать, действительно нас ждут серьезные дела!– также пожимая руку командарму летчиков, протянул Рокоссовский.
        –А ты думал, тебе фанерные танки дали? В игрушки играть? Сейчас, я так думаю, нам все разъяснят. Пойдемте, товарищи командармы,– выбрасывая в урну папиросу, подвел итог разговору Ершаков,– а то опоздаем.
        Документы предстоящей операции к этому моменту уже были подготовлены в Генштабе. Присутствие командования 16-й и 1-й Гвардейской армий требовалось для уточнения отдельных моментов в привязке к возможностям их соединений. С летчиками согласовывались вопросы взаимодействия. Из-за секретности командиры подчиненных корпусов и дивизий должны были быть посвящены в детали только по прибытии на фронт. Однако была серьезная опасность раскрытия факта прибытия на фронт двух сильнейших армий РККА. Контрразведка в целях безопасности прошерстила весь персонал железных дорог, по которым должны были перебрасываться армии, но стопроцентных гарантий дать, естественно, никто не мог. Кроме этого, существовала и немецкая воздушная разведка, и войсковая. Немцы наверняка приглядывали за ближайшими узловыми станциями фронтового снабжения. Решено было провести частные армейские наступательные операции силами 2-й ударной и 59-й армий. Под это дело из тыла этим армиям перебрасывалось несколько свежих дивизий. Вот эти дивизии и планы по их использованию предполагали аккуратно засветить перед немецкой разведкой. И чтобы
разночтений не было – наступать они должны были именно на тех участках фронта, где и должны были наносить удары 16-я и 1-я Гвардейская армии. Одновременно эти частные наступления были фактически разведкой боем.
        Первые эшелоны армий должны были начать движение из мест дислокации в ночь на первое мая. Эшелоны должны были двигаться только ночами. На день их прятали в лесные тупики, специально построенные на маршруте движения. 1-я Гвардейская армия разгружалась на тупиковой рокадной дороге, отходящей от станции Малая Вишера, в тридцати километрах от линии фронта. Кавалерийские полки после этого лесными дорогами уходили на запад, сосредотачиваясь во второй линии 2-й ударной, части которой в это время дрались с немцами на плацдарме в районе Мясного Бора, пытаясь его расширить.
        Станцией разгрузки 16-й армии был райцентр Будогощь. Операцию по сосредоточению корпусов армий с воздуха прикрывала авиация Волховского фронта, наводимая РЛС армии генерала Захарова. Его летчики пока не показывались в воздухе.
        В ночь с 14 на 15 мая на плацдарм 2-й ударной переправились передовые кавполки 1-го Гвардейского корпуса. Утро разбудило немцев грохотом артиллерийской подготовки нескольких сотен стволов. Одновременно по вскрытым позициям немецкой артиллерии нанесли массированные удары штурмовики Захарова. А дальше, в глубине немецкой обороны, над станциями и дорогами повисли бомбардировщики Ту-2. Районы работы штурмовиков и бомбардировщиков заранее блокировались специально выделенными группами истребителей. Плюс сами группы ударной авиации прикрывались закрепленными истребителями сопровождения. К такому повороту командование люфтваффе на этом направлении было не готово. Однако не все проходило гладко. Несколько экипажей бомбардировщиков из числа пополнения не выполнили требование отхода от цели в составе строя и, не дождавшись остальных, рванули на восток. Итог: пять из семи были сбиты, два самолета сели на вынужденную на нашей территории. Захаров был взбешен – командир эскадрильи был разжалован в рядовые летчики, а выжившие пилоты были переведены куда-то на Дальний Восток.
        В девять ноль-ноль спешенные полки кавалеристов и пехота 2-й ударной при поддержке артиллерии и штурмовиков перешли в наступление, расширяя плацдарм. В тот же час было начато строительство понтонного моста через Волхов. Воспрепятствовать этому противник не мог. Артиллерия, способная достать до переправы, была подавлена, а авиацию, если ей удавалось обойти заслоны советских истребителей, встречали корпусные зенитные полки. Основной задачей дня было расширение плацдарма в северном направлении и объединение с плацдармом 59-й армии в районе Грузино. В этот же день в тыл Волховского фронта началось перебазирование 2-й и 16-й воздушных армий, кроме этого, планировалось привлечь на время проведения операции и 6-ю воздушную армию соседнего Северо-Западного фронта. Группы управлений армий и дивизий, входивших в их состав, прибыли заранее и на этот момент уже были знакомы и с местностью, и с обстановкой на фронте. Накануне до них была доведены и задачи армий. Это был беспрецедентный шаг со стороны Ставки. Аналогов этому решению в истории, знакомой выходцам из XXI века, не имелось. Обычно воздушные армии
закреплялись за фронтами и использовались только в их интересах. Здесь же Ставка, перебросив воздушные армии, осознанно ослабила Калининский и Брянский фронты и постаралась создать перевес в силах на главном для Красной Армии направлении. Риск был оправдан. Развединформации о планировании противником стратегических операций в полосах действий указанных фронтов не имелось. Логика была проста – даже если противник сумел скрыть подготовку к серьезным операциям, то авиацию, как самый мобильный инструмент войны, можно было вернуть в кратчайшие сроки.
        В полдень на плацдарм пошла тяжелая техника, и продвижение советской пехоты сразу ускорилось. К вечеру передовые части 1-го Гвардейского корпуса достигли железнодорожного моста через Волхов на правом фланге, немного не дойдя до плацдарма 59-й армии. В западном направлении войска вышли на окраины Чудово и перерезали рокадные автомобильную и железную дороги, шедшие по левому берегу Волхова.
        Плацдарм к этому моменту приобрел размеры в максимально удаленных точках сорок километров по берегу реки и до одиннадцати километров в глубину. Ночью были развернуты еще два понтонных моста и начато восстановление разрушенного автомобильного моста в Грузино.
        16-я армия в этот день начала переправу на плацдарм 59-й армии севернее Грузино. Рокоссовский с НП на правом берегу наблюдал форсирование реки его пехотой. Над переправляющимися подразделениями в вышине кружили истребители Захарова, а западнее над вражеским берегом крутилось колесо штурмовиков, своим огнем обеспечивающих переправу. Где-то за спиной командарма с равномерными паузами неустанно била армейская и дивизионная артиллерия. Цели ей давали разведчики. И судя по тому, что на реке лишь иногда поднимались султаны разрывов немецких снарядов и мин, летчики и артиллеристы с задачей справлялись.
        –Пехота первого эшелона высадилась, товарищ генерал-лейтенант!– опустив бинокль и обернувшись к командарму, доложил командир переправлявшейся дивизии.
        Рокоссовский и сам видел, что лодки, разгрузившись, двинулись к правому берегу.
        –Добро! К вечеру вся пехота дивизии должна быть на том берегу. Ваша личная задача – взять под управление войска на плацдарме, обеспечить безопасное строительство понтонного моста и переправу техники. Техника вашей дивизии переправляется первой. Дивизия 59-й армии на том берегу до окончания переправы армии переходит под ваше командование. Вопрос согласован. Командуйте, на меня не обращайте внимания, я просто поприсутствую тут.
        Рокоссовский отошел к краю смотровой щели, чтобы не мешать комдиву работать.
        «Ну! Начало положено! Пока все идет по плану и без осечек. Не зря пот проливали на полигонах. Хотя… немцы просто не ожидали такого мощного обеспечения. Не привыкли они еще к этому. Да и Ершаков наверняка оттянул на себя все свободные резервы. Завтра ситуация наверняка изменится. Но завтра и мы на том берегу будем сильнее».
        Рокоссовский почувствовал, как из-под фуражки сбежала по виску капля пота. Автоматически вынул платок и, сняв фуражку, вытер лоб. «Надо же! Нервы! Оказывается, нервничаю. Отвык, отвык! За полгода-то мирной жизни. Или просто нервничаю от ответственности? Задача ведь непростая. В той истории все это закончилось разгромом и поражением. Но сейчас все должно быть по-другому! Иначе и быть не может. Силища в наших с Ершаковым армиях собрана немалая. Тогда чего волнуюсь? Волнуюсь, потому что у Ершакова люди уже попробовали вкус победы, поверили в свои силы. И немцы их уже знают и подсознательно боятся. Должны бояться! А мы пока «темная лошадка».
        В этот момент зашлись лаем зенитные скорострелки, неподалеку от НП прикрывавшие переправу. На реке, в стороне от загружающихся в лодки подразделений второй волны, поднялись два больших, грязных от поднятого ила, взрыва и мелькнула тень. Рокоссовский пригнулся, пытаясь увидеть то, во что стреляли счетверенные КПВ. Над рекой, вдоль русла, густо чадя и снижаясь, летел немецкий истребитель.
        «Сумел прорваться, но не смог попасть. Молодцы зенитчики!»
        Внезапно вид падающего немецкого самолета успокоил его.
        «Нет! Все будет нормально! Мы выполним задачу».
        16 МАЯ 1942Г.
        ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ
        Утром на левом берегу Волхова уже были оба кавкорпуса со средствами усиления. Немцы тоже ночью не спали. За ночные часы к плацдарму подтянулись ближайшие подкрепления, и утром после коротких артподготовок, быстро перешедших в контрбатарейную борьбу, обе стороны начали боевые действия, выразившиеся во встречных боях. Кавалеристы 1-го и 3-го корпусов отжимали противника на север вдоль Волхова, выводя из-под обстрелов остатки железнодорожного моста, и к полудню плацдармы 2-й ударной и 59-й армий объединились. Ну, и настало время городских боев – по плану штаба армии Чудово должно было быть взято сегодня.
        Летчики Захарова продолжали выполнять вчерашние задачи: уничтожение артиллерии, маршевых колонн, контролировали небо над плацдармом и переправами, работали по заявкам корпусов, а ближе к вечеру нанесли ряд ударов силами «илов» и «ту» под прикрытием истребителей по известным немецким аэродромам. Нельзя сказать, что игра шла в одни ворота. Немцы, как всегда, были сильны. Однако новая техника и опыт боев 41-го года позволила сражаться с ними на равных. А в армии Захарова новичков не было – здесь были только ветераны. Причем лучшие из лучших. И летчики, выжившие в огне первого года войны, сейчас остервенело вымещали на немцах всю боль и обиду поражений лета 41-го года.
        Итогом дня стало расширение плацдарма на юг до Заполья, на севере 59-я армия при поддержке уже развернувшихся частей 16-й армии и атаки с фронта дивизиями 4-й армии взяла станцию Кириши и соединилась с последней. На запад продвижение было незначительным – немцев отжали в узость между болотами Отхожий Лес и Близкий Мох. Поняв, что изменить ситуацию в этот день они не смогут, немцы без боя покинули теснину, заняв оборонительные позиции в районе станции Торфяное. Площадь плацдарма достигла размеров девяносто на пятнадцать километров, и на нем сосредоточивались войска пяти армий: 2-й ударной, 59-й, 4-й, 16-й и 1-й Гвардейской.
        В ночь с шестнадцатого на семнадцатое через Волхов в районе Чудово переправились дивизии моторизованного корпуса 1-й Гвардейской. А по переправам южнее Киришей на левый берег реки все более широким потоком переправлялись дивизий 16-й армии Рокоссовского.
        17 МАЯ 1942Г.
        ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ
        Противник всерьез полагал возможность удержания теснинами между болот. Однако часовая артподготовка с плотностью огня сто восемьдесят стволов на погонный километр фронта серьезно подорвала уверенность в этом. А последовавшие за этим массированные авиаудары практически ее уничтожили. Тем не менее территории берет не авиация, а танки и пехота. Которые и поставили в этот день точку на этом направлении. Что-либо противопоставить атакующим ИС-3, поддержанным СУ-152, им было нечего. Даже выставленные на прямую наводку уцелевшие единичные «восемь-восемь» не смогли пробить лобовую броню этих монстров. Итогом стал факт их отступления вдоль дорог в сторону Любани до станции Бабинской.
        Мотострелковые дивизии 1-й Гвардейской вышли из болот на оперативный простор и, развернувшись в двадцатикилометровый каток, приготовились к наступлению. 1-й Гвардейский кавкорпус, пользуясь отсутствием сплошной линии фронта, частью сил, а именно группами не более кавполка, ушел в рейды по тылам противника южнее оси наступления. Основной целью кавалеристов были колонны снабжения, резервов на дорогах южнее полосы наступления и особенно на ставшей для немцев рокадной в этой ситуации железной дороге Новгород – Ленинград. Создать сплошную линию обороны севернее этой дороги немцы пока что не успевали. Тяжелая техника корпуса занимала ключевые позиции, прикрывая тыл и левый фланг моторизованного корпуса. С этой же задачей с правого, смежного с 16-й армией, фланга по мере освобождения перебрасывалась техника и 3-го Гвардейского.
        Вслед за дивизиями 1-й Гвардейской от Волхова фронтом на юг вытягивались дивизии 2-й ударной и 59-й армий.
        16-я армия в этот день завершала развертывание своих корпусов и принимала от конников полосу наступления слева от железной дороги Кириши – Мга.
        18 МАЯ 1942Г.
        ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ
        Немцы, сумев получить разведданные о появлении на фронте 1-й Гвардейской и 16-й армий, только сейчас осознали опасность. Все это стало известно из радиоперехватов. Командующий немецкой 16-й армией генерал-полковник Эрнст Буш, левый фланг армии которого попал под удар Ершакова и Рокоссовского, чуть ли не открытым текстом требовал от командующего группы армий «Север» Георга фон Кюхлера предоставить ему быструю и достаточную помощь. И если вначале Кюхлер успокаивал подчиненного, требовал не паниковать, то информация о появлении двух армий, одна из которых уже громко заявила о себе, сподвигли того на конкретные действия. Бушу была обещана помощь из состава резервов группы, и если этого окажется недостаточно, командующий обещал переброску сил из состава 18-й армии. Но на все это требовалось время. А пока – каток мотострелковых дивизий к исходу дня докатился до предместий Любани, сделав рывок более пятнадцати километров по направлению к Ленинграду.
        16-я армия в первый день после развертывания продвинулась в сторону станции Мга на двадцать километров, достигнув разъезда Жарок. Армия имела построение в два корпуса в первом эшелоне и один во втором на участке фронта шириной в двадцать пять километров. Корпуса наступали в одноэшелонном построении. Правый фланг свертывал оборону немцев против 4-й и 54-й армий, дивизии которых атаковали противника с фронта. На левом фланге наступление велось в соприкосновении с правофланговой дивизией армии Ершакова. Впереди, на острие наступающих корпусов, шли тяжелые танковые бригады, оснащенные танками Т-10. За ними следовали танковые полки Т-34-85 дивизий. В принципе, армия могла в этот день продвинуться как бы не вдвое дальше, однако тогда произошел бы разрыв локтевой связи с дивизиями 1-й Гвардейской. Темп наступления армии Ершакова сдерживался маршевыми возможностями стрелковых дивизий 2-й ударной и 59-й армий, выстраивавших на левом фланге его армии оборону фронтом на юго-запад.
        Накал паники в штабе группы «Север» достиг пика.
        19 МАЯ 1942Г.
        ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ
        Вызов в штаб армии Ремизов воспринял со скрытой радостью и надеждой. Армия уже четвертые сутки наступала, а его бригада приняла участие всего лишь в одном бою – обеспечила выход дивизий из узости болот. Сам комбриг участия в той атаке не принимал, хотя аж до зуда в руках хотелось. Но! Присутствовавший на КП бригады при этой атаке командарм пресек это желание.
        –Ты, Федор Тимофеевич, комбриг! А не простой танкист. И никто не знает, как пойдет дело, если что с тобой случится. А я должен быть уверен в успехе.
        –Да я, товарищ командующий!.. Да, у меня начальник штаба…
        –Знаю!– прервал его Ершаков.– Знаю, что у тебя начальник штаба грамотный. Знаю, что до сих пор у тебя все получалось. Однако говорили мне, что в тот день, когда ты встретился с подразделением 5-й армии под Туманово, по твоему танку стреляли. И не один раз!
        –Да что там стреляли! Сорокапятимиллиметровка! Смех один для моего ИСа. Только краску поцарапали.
        –Молчи! И слушай меня внимательно! Есть такой комбриг – Катуков. Кстати, поудачливее тебя будет. И был у него танкист – старший лейтенант Лавриненко. За два месяца боев – почти шесть десятков сожженных немецких танков. На простой, заметь, «тридцатьчетверке»! Так вот, погиб этот старший лейтенант при следующих обстоятельствах – шел в штаб, разрыв шального снаряда и ма-а-аленький осколочек в висок. И все! Нет больше танкового аса Лавриненко!
        –Судьба!
        –Согласен, судьба. Но дергать ее за хвост не нужно. Мы с тобой, Федор Тимофеевич, из-под Вязьмы вместе, и менять своих комбригов я не хочу. Запомни это!
        –Слушаюсь!– скрепя сердце вынужден был ответить Ремизов.
        Сейчас же комбриг нутром чувствовал – будет дело! В штабе оказались все командиры частей армейского резерва.
        «Ого! Видно, что-то серьезное, раз всех собрали»,– заключил Ремизов.
        Ершаков, дождавшись прибытия последних, поднялся из-за стола.
        –Товарищи командиры! Здравствуйте! Добрый день говорить не хочется – нет оснований. Итак! Довожу до вас обстановку.
        Противник силами, по приблизительной оценке, в одну танковую, две моторизованных и три пехотных дивизии сегодня утром нанес контрудар. Вот здесь!– командарм мазанул кончиком карандаша по лежащей на столе карте.– Под основание нашего клина, вдоль Волхова на север. Стрелковая дивизия 59-й армии, прикрывавшая фланг плацдарма на этом участке, рассеяна и как соединение уже не существует. Фронт на этом направлении рухнул, и противник развивает свое наступление по левому берегу реки. Нами уже потерян железнодорожный мост, и сейчас идет бой за мост в Грузино. Уже сейчас командование фронта к месту прорыва перебрасывает освобождающиеся дивизии 4-й армии. Однако нужно учитывать, что на это потребуется время, и то, что стрелковые дивизии смогут лишь обороняться против моторизованного противника. В целом, я считаю, что цель у этого удара для немцев одна – сбить темп нашего наступления. Этот удар уже сейчас прерывает линии снабжения нашей армии и, следовательно, ставит под вопрос если не успех наступления, то темп и сроки точно. А это дает противнику время для усиления обороны и организации более мощного и
качественного контрудара. Это всем понятно? Убежден, что и с этим мы справимся. Но – время! Время, товарищи! В Ленинграде голод. И каждый день – это жизни не дождавшихся нас женщин, детей и стариков. Советских людей!
        Далее, что касается нас. В Чудово дерется 111-я стрелковая дивизия, выведенная туда на пополнение и отдых. Напомню! Это именно та дивизия, которая единственная смогла удержать плацдарм севернее Чудово и тем самым обеспечила начало всей операции. Комдив там мужик со стальными яйцами. Но сил дивизии надолго не хватит. Мы связались со штабом 111-й и договорились, что отступать из Чудово они будут на северо-запад, вдоль магистралей. Нам крайне важно, чтобы дивизия удержала горловину узости и не пустила туда немцев. Иначе нам придется развертываться ранее, выбивать немцев из узости и терять время.
        Из резерва армии создается сводная группа, в составе армейского резерва. Командир группы – начальник штаба армии генерал-лейтенант Корнеев. Николай Васильевич, задача в целом понятна, но я повторюсь – группа совершает марш в тыл армии и с рубежа, на котором вы встретитесь с подразделениями 111-й, атакуете противника во фланг. Задача – разгромить ударную группировку врага, восстановить положение до начала немецкого наступления и обеспечить линии снабжения нашей армии. Всем понятно? Николай Васильевич, продолжайте.
        –Слушаюсь, товарищ командующий! Так, все ближе к столу.
        Через два часа колонны бригад и полков начали движение в тыл. Первыми шли танкисты Ремизова.
        В районе шестнадцати часов танковая бригада преодолела узость болотного района и достигла позиций советской пехоты. Остановившись в тылу 111-й дивизии, сводная группа сформировала боевой порядок. На правом фланге наступала танковая бригада, ее батальоны бригады огибали Чудово с юга, сразу устремляясь к мосту в районе Среднего Селища, разрезая ударную группировку немцев. Мотострелковый батальон двигался на БТР в готовности к спешиванию. В лоб Чудово атаковала 111-я дивизия, усиленная тяжелым самоходным полком. Мотострелковая бригада наступала вслед за собственным танковым батальоном севернее Чудово. Следом за наступающими в колоннах шли артбригада, противотанковый, зенитный полки и полк гвардейских минометов. Они должны были развернуться на позициях 111-й дивизии в готовности поддержать ударную группировку.
        Танк Ремизова шел во второй линии на правом фланге. По его приказу башня была развернута вправо, и наводчик следил за ситуацией на правом фланге бригады. Над сводной группой висела шестерка «илов», прикрытая истребителями. Авианаводчик, следуя за танками бригады на командирском КШМ, был в готовности обозначить летчикам цели для удара.
        Передовые немецкие позиции бригада преодолела с ходу. Пехотный батальон немцев, усиленный 37-мм и 50-мм противотанковыми орудиями, серьезного сопротивления оказать не смог и был рассеян. Через полчаса после начала атаки бригада вышла на берег речушки Кересть. По карте брод через нее имелся южнее, у деревушки Сенная Кересть. Ремизов дал команду первому батальону остановиться, контролируя огнем правый берег Керести и дороги, идущие невдалеке за речкой с юга к Чудово, прикрывая правый фланг пехоты 111-й дивизии, атакующей этот городок. Второй батальон свернулся в колонну и, отправив вперед танковый взвод в качестве головной походной заставы, двинулся к броду. Дорога шла в теснине между речкой и болотом. Крайне неудобное место! К счастью, немцы или не додумались, или, скорей всего, не имели сил и возможностей воспользоваться ситуацией. Но впереди был брод. И вот его немцы заминировали и прикрыли ротой пехоты с противотанковыми пушками. Немецкие противотанкисты еще не встречались с ИСами, поэтому огонь открыли только когда под тралом первого танка на выходе из брода хлопнула мина. Ремизов видел, как от
корпуса и башни тральщика метнулись в разные стороны трассеры рикошетов. Секунды спустя загрохотали пушки прикрывавших переправу танков батальона, рассыпавшихся по берегу речушки. Через минуту 122-мм осколочно-фугасные снаряды подавили ПТО противника, и танки начали переправляться вслед за тральщиком. Пехота прикрытия позиций немецкой артиллерии отступила.
        Неожиданно прозвучал вызов по КВ-связи. Запрашивал Ремизова Корнеев.
        –Береза-1, сообщи местоположение. Прием.
        Комбриг посмотрел на карту.
        –Сокол, я Береза-1. Нахожусь в квадрате 13–24. Преодолеваю брод. Прием.
        –Береза-1! Помоги соседу слева. Действия согласуй по связи. Как понял? Прием.
        –Сокол, я Береза-1! Задачу понял. Прием.
        –До связи, Береза-1.
        –До связи, Сокол.
        Закончив разговор с начальником штаба армии, Ремизов тут же по УКВ-радиостанции вызвал к танку свою КШМ. Все же ставить задачи и согласовывать действия проще по ЗАС.
        Пока подошла КШМка, танки батальона переправились и сосредоточились на правом берегу речки, и Ремизов отдал приказ всем оставшимся батальонам двигаться к броду.
        Перебравшись в КШМку, комбриг по ЗАСу связался с командиром полка самоходчиков. Тот разъяснил обстановку – пехота 111-й стрелковой при атаке Чудово из-за неумения воевать совместно с бронетехникой бросила самоходки и в город не вошла. В итоге полк потерял четыре машины и отошел на исходные. Противника самоходчики не видят, а перерабатывать город, пусть и маленький, в кирпичи и дрова времени нет. Прикинув время, Ремизов и комполка самоходчиков согласовали совместную атаку с двух направлений. Для этого он выделил две роты второго батальона и роту мотострелков. Оставшаяся рота и разведрота прикрывают тыл атакующим. Первый батальон и две роты мотострелкового батальона продолжают выполнять главную задачу – наступают в сторону переправы через Волхов у Селищи. Здесь, у Сенной Керести, временно занимают оборону артиллеристы и зенитчики бригады. Тут же размещается и штаб. От этого места до моста у Селищи по карте двадцать семь километров. Силами бригады эту полосу удержать было просто невозможно, поэтому было принято решение создать три опорных пункта в ключевых точках и таким образом сделать то, что
сейчас делают немцы – прервать их линии снабжения. А для этого нужно было как можно быстрее закончить с Чудово. К тому же оставалось всего лишь несколько часов светлого времени.
        Операцию начали в восемнадцать часов. Ремизов остался со штабом и руководил действиями своих подразделений по связи. Немцы в Чудово, поняв, что противник уже обошел город с флангов, упираться не стали и отошли в направлении Волхова. 111-я дивизия переместилась на левый фланг мотострелковой бригады, заняла оборону фронтом на север и принялась укреплять позиции на семикилометровом участке от Чудово до болот северо-западнее города. Теперь оборону изрядно потрепанной в предыдущих боях и не успевшей пополниться дивизии надежно подпирали полки резерва 1-й Гвардейской армии. А через час мотострелковая бригада пробила коридор к предмостным позициям в Грузино и отрезала ударную группировку немцев от тыла. Мотострелки также развернулись фронтом на север восточнее Чудово. Мостом в Грузино пользоваться было невозможно, ввиду того что он находился под огнем противника, однако как только берег Волхова юго-восточнее Чудово был освобожден от войск противника, южнее, рядом с разрушенным железнодорожным мостом, стал строиться понтонный. Снабжение армии восстанавливалось.
        В начале десятого вечера командир первого батальона доложил комбригу, что его танки достигли берега Волхова в районе Селищи. Таким образом, все три дороги, идущие от Новгорода к Чудову, оказались перерезанными. Типичная лесисто-болотистая местность не позволяла противнику наступать помимо этих дорог, а пехота при движении вне дорог по местным лесам тяжелее миномета и пулемета протащить не могла. Ремизов приступил к строительству обороны фронтом на юго-запад. Задачей бригады было не допустить нанесения противником деблокирующего удара в тыл мотострелкам. Соседом справа была стрелковая дивизия 52-й армии, не попавшая под удар немцев. Левый фланг упирался в Волхов, на восточном берегу которого также располагались части 52-й. Танковые батальоны, усиленные мотострелками, зенитчиками и минометчиками, заняли круговую оборону на узлах дорог. В течение ночи противник предпринял две попытки прорыва позиций, однако серьезных сил в данный момент у него здесь не было, а тех, что имелись, явно было недостаточно. К утру в тылу бригады был построен еще мост, и на усиление танкистов Ремизова прибыла морская
стрелковая бригада Балтийского Флота из резерва Волховского фронта. Численность ее была далека от штатной, бригада только два дня назад была выведена в резерв на отдых и пополнение, однако бойцы в ней были опытные и бодрые. Бригада вытянулась тоненькой ниточкой ротных опорных пунктов от Керести до Волхова, обозначив пунктирную линию фронта и связав позиции танковой бригады, перекрыв возможность просачивания вражеской пехоты в тыл советских войск. Ремизов выделил оперативный резерв в количестве одной танковой роты и двух мотострелковых взводов для усиления обороны в случае попытки прорыва фронта.
        К вечеру этого дня Рокоссовский подошел к станции Мга. Это была ключевая позиция для немцев, поэтому этот рубеж они собирались оборонять до конца. Позиции в районе станции были подготовлены в инженерном отношении и насыщены войсками. Первый раз войскам 16-й армии предстояло взламывать такую мощную оборону.
        Войска Ершакова обошли Любань, оставив штурм укрепленного города дивизиям 2-й ударной армии, следовавшим во втором эшелоне гвардейцев. Впереди, в тридцати километрах, находилось Тосно – узел дорог и очень важный пункт для немцев.
        20 МАЯ 1942Г.
        ВОЛХОВСКИЙ ФРОНТ
        Немецкая ударная группировка остановила движение, не дойдя до переправ в районе Киришей километров двадцать. По большому счету немцы опоздали с ударом. Сейчас, когда 16-я армия Рокоссовского свернула немецкий фронт, противостоящий 54-й армии, и продвинулась в направлении Ленинграда, выйдя на подступы к станции Мга, переправы потеряли свое значение. Однако игнорировать крупную группировку в своем тылу ни Рокоссовский, ни Мерецков не могли. Поэтому на помощь отступающим перед немецким клином растрепанным стрелковым дивизиям 52-й армии выдвинулись фронтовые резервы, представляющие собой стрелковые дивизии и бригады, находившиеся в тылу на пополнении и переформировании и с марша брошенные в бой. Немецкая машина готова была перемолоть и их, когда вечером 19-го в левый фланг ударной группировки тяжелым молотом ударил танковый корпус 16-й армии. Рокоссовский, учитывая, что противник перерезал пути снабжения 1-й Гвардейской армии и опасаясь, что Ершаков снизит темп наступления, а, следовательно, откроет левый фланг его армии, бросил на весы свой козырь – танковый корпус, до сего момента следовавший во
втором эшелоне наступающей армии. Удар корпуса похоронил призрачные надежды противника на успех, а Ершаков, перерезавший пути снабжения немецкой группировки, открыл счет часам, отпущенным на ее существование.
        Ремизов посмотрел в синее небо и, резко обернувшись, зло бросил авианаводчику:
        –Ну и где сталинские соколы? У меня вторая машина сгорела. С экипажем. Что молчишь?
        –Товарищ генерал-майор, все сейчас в воздухе! Сами видите, что творится.
        –Вижу! Но мне от этого не легче!
        Ремизов был вне себя от злости. Утром немцы попытались прорваться пехотой через лесные массивы. Мотострелки бригады и моряки атаки отбили. А потом… Потом атаки из лесов стали следовать одна за другой. Танки его бригады превратились в пожарные машины, своими пушками и броней гасившими прорывы. Ротные опорные пункты пехоты превратились в островки, окруженные со всех сторон, как водой, врагом, и только танки бригады не позволяли захлестнуть их или смыть. Да еще по команде командира сводной группы Ремизов отправил на помощь мотострелковой бригаде две танковых роты. Там, севернее, мотострелки, самоходчики, артиллеристы и противотанкисты сводной группы, бойцы 111-й дивизии и еще одной, прибывшей из-за Волхова из резерва 52-й армии, отбивались от немцев, пытавшихся вырваться из окружения. Но все это было ожидаемо, и с этим можно было справиться. Если бы не то, что творилось в воздухе. Там был ад. В сторону окруженной группировки и переправ через Волхов беспрерывно колоннами шли бомбардировщики, вокруг которых вились юркие истребители прикрытия. Их встречали наши истребители прямо над позициями Ремизова.
И визг авиационных моторов и перестук пушек иногда прорывались сквозь грохот наземного боя. Часть из них прорывалась дальше, часть разгружалась на технику и бойцов Ремизова. Правда, зенитчики бригады за утро сбили пять «лаптежников», и теперь позиции бригады бомбили двухмоторные «юнкерсы» свысоты, недоступной для счетверенных установок крупнокалиберных пулеметов. Но совсем плохо стало, когда час назад в высоте над позициями повисла «рама». Огонь крупнокалиберной артиллерии стал прицельным. И именно это стало причиной потери двух танков и одного экипажа. И эти потери выводили генерала из себя.
        Захаров вел своего «лавочкина» снабором высоты в направлении Новгорода. Там над позициями Ершакова висел немецкий разведчик, корректировавший артогонь. А послать убрать его с неба было уже некого – все истребители Захарова вели бой над отрезанной немецкой группировкой. И не только они – там были самолеты всех воздушных армий, задействованных в операции.
        Начиналось все просто прекрасно. Подавляющее численное превосходство, четкое управление силами в воздухе позволило сразу же захватить превосходство в воздухе над боевыми порядками наступающих армий и обеспечить надежную защиту коммуникаций. Так продолжалось три дня. А потом прибыло подкрепление 1-му флоту люфтваффе.
        И характер боев изменился. Если ветераны Захарова на новой, не уступающей немцам технике сражались с прибывшими экспертами на равных, то летчики 2-й, 6-й, 14-й и 16-й воздушных армий стали нести существенные потери. Сказывались и недостатки техники, и слабая подготовка летчиков. Однако численное превосходство пока было на нашей стороне, и авиаполки справлялись с поставленными задачами. А вчера немцы нанесли контрудар. И в него вложили всю силу вермахта и люфтваффе. Над левым берегом Волхова, между Чудовым и Киришами, началась грандиозная воздушная битва, подобной которой не было с первого дня войны.
        Люфтваффе прилагало максимальные усилия по поддержке отрезанных войск и пробиванию коридора для вывода их из окружения. Советские ВВС старались прикрыть свои войска и лишить противника воздушной поддержки. Над относительно небольшим участком местности, затянутым дымом пожаров и разрывов снарядов и бомб, ограниченным с востока рекой Волхов, с запада болотами, с севера и юга советскими войсками, гудела сотнями моторов мешанина воздушных боевых. Колонны девяток бомбардировщиков обеих сторон вываливали свой смертоносный груз и, отбиваясь от атакующих истребителей пунктирами пулеметных трасс, уходили на аэродромы, чтобы загрузиться вновь и вернуться. Штурмовики и пикирующие бомбардировщики крутили свои бесконечные колеса атак, схватываясь иногда между собой. Небо расцветало белыми одуванчиками парашютов, росчерками дымных следов падающих самолетов и во всем этом плели паутины своих атак истребители.
        Когда на КП корпуса поступила информация о появлении на внешнем фронте окружения южнее Чудово воздушного разведчика-корректировщика, в резерве командарма оставалось звено Як-3 резервной эскадрильи и самолеты его самого и ведомого. И Захаров решил, что настало и его время идти в бой.
        После перевооружения он, поочередно опробовав Як-3 и ЛА-5ФН, остановил свой выбор на последнем. «Лавочкин» по всем статьям превосходил «мессершмитт» серии F и не уступал только что появившемуся «мессеру» серии G. И когда дивизии его армии осваивали новую технику, командарм выкраивал время для освоения самолета. И вообще старался летать как можно больше, хотя штабная работа этому не способствовала. И здесь с начала операции Захаров считал необходимым делать хотя бы один боевой вылет в день. Это позволяло держать себя в тонусе.
        «Рама» прикрывалась парой истребителей, которые, заметив приближение шестерки Захарова, вызвали подкрепление. Бой они начали в меньшинстве. Оставив прикрытие «якам», Захаров с ведомым скрылись в облаках. По характерным выступам на капотах двигателей «мессершмиттов» стало ясно, что противником их является новейшая версия немецкого истребителя Bf.109G – «Густав». Выскочив за облака и прикинув свое местоположение относительно разведчика, Захаров занял положение для захода в атаку со стороны солнца и пошел вниз. «Рама» оказалась не совсем там, где предполагал командарм, а гораздо ближе и левым бортом к «лавочкину». Стрелять пришлось сразу же без прицеливания, и он ударил из пушек длинной очередью. Бортстрелок «рамы» не успел перекинуть пулеметную спарку на пикирующий русский истребитель, а вот пилот не оплошал и успел начать левый вираж, уходя под атакующего. Однако несколько снарядов Захарова зацепили кабину, и в лучах солнца их разрывы брызнули осколками остекления.
        –Бей!– успел крикнуть по связи ведомому Захаров, проскакивая на пикировании мимо «рамы». Попал тот или нет, он не видел, но, выведя самолет из пикирования и начав набор высоты, увидел, что «рама» беспорядочно падает. Правда, без огня и дыма, но, похоже, экипаж выведен из строя – самолет не управляется. Перед тем, как снова скрыться в облаках, оценил ситуацию у «яков». Они также добились успеха, сбив один из истребителей прикрытия, однако к оставшемуся немцу на помощь спешила свежая четверка «мессеров». Оставив снова солнце позади, пара Захарова пробила облака и вывалилась из них крайне удачно. Почти прямо по курсу на вертикаль лезла пара «мессеров», подгоняемая тоже парой «яков». Промахнуться было сложно, и Захаров попал. Парная очередь пушек прошлась по двигателю и кабине. Мотор «мессера» вспыхнул, он задергался, теряя скорость. Ведомый «мессершмитт», понимая, что, продолжив набор высоты, попадает под атаку второго «лавочкина», попытался сломать траекторию движения. Потерял скорость, и тут же был сбит преследующей его парой «яков». Однако желание сбить этого «мессера» стоило ведущему этой пары
«яков» самолета ведомого, который, прикрывая своего командира, был атакован второй парой «мессеров». За этими «мессерами» тянулась еще пара «яковлевых», но атаковать их не успевала из-за дальности. Следом за ними шел «мессер»-одиночка из прикрытия разведчика. Прежде чем перейти в набор высоты, Захаров издалека дал очередь по курсу этого «мессера». Тот, поняв, что, продолжая полет, будет атакован, ушел в вираж со снижением. Набирая высоту, Захаров огляделся. К земле протянулись дымные следы четырех самолетов, а ярких бензиновых костров насчитал пять. Значит, «рама» все же действительно была сбита. В воздухе висело два парашюта – уцелели летчик с «яка» ис ведомого «мессера». Выжил ли летчик первого сбитого «яками» «мессера», он не видел – не до того было, а тот, которого расстрелял он сам, выжить не мог по определению. 23-мм по кабине не оставляли тому шансов. Снова уходить за облака не пришлось – немцы вышли из боя. Однако через десять минут со стороны Новгорода появилась еще восьмерка «мессеров». Вот тут стало не до шуток. Занять позицию для атаки не удалось. Снова уйти вверх и атаковать из облаков
Захаров не мог – это значило оставить тройку «яков» против восьми «мессеров». Все, на что хватило умения и здоровья, это не подставиться и не дать немцам занять позиции для атаки. В целом, удалось. Минут через десять к месту боя подошла восьмерка «Лавочкиных» из его армии. К этому моменту результат был ноль-ноль. Положение сразу изменилось. Теперь немцы старались уцелеть. Еще через минут пять с юга-запада появилась колонна из трех девяток «лаптежников» под прикрытием трех четверок истребителей. Получается, первая восьмерка была группой расчистки воздуха. К моменту подхода бомбардировщиков к месту боя подошли еще десяток «лавочкиных» идвадцать ЛАГГ-3 соседей. «Лавочкины» сразу сковали прикрытие, а «лагги» атаковали пикировщиков. Пятерка Захарова приняла участие в этом сражении, однако успехов добиться не успела. Ведущий «яков» его прикрытия попросил разрешения на выход из боя по остатку топлива. Захаров разрешил, а сам, с ведомым отойдя в сторону от места боя и поднявшись повыше, некоторое время руководил боем, подсказывая командирам групп. Вернулся на аэродром, также израсходовав топливо. Заходя на
посадку, по рации услышал доклад о результате боя. Сбили восемь «мессеров» идевять «юнкерсов». Прицельно отбомбиться пикировщикам не дали. Свои потери: три «лавочкина» из его армии – летчики выжили, и пять «лаггов» соседей. В целом счет в нашу пользу. Но не будь в небе его Ла-5ФН и Яков-3 – счет был бы совершенно другой.
        –Ну вот! Другое дело! Передай от моего лица благодарность летчикам. Теперь воевать можно!– произнес Ремизов, провожая взглядом уходящие несолоно хлебавши немецкие бомбардировщики и обращаясь к авианаводчику.
        –Сам командующий армией в бою был. Вроде даже лично сбил «раму»,– ответил тот.
        –Мужчина! Уважаю! Настоящий командир и сталинский сокол! Будет оказия – обязательно выпью с ним. Хотя… он командарм, а я – только комбриг. Как бы не по рангу мне.
        –Наш командир в общении человек простой. Он – летчик! Настоящий летчик. Еще в Испании с немцами рубился.
        –Ну что ж? Я от своих слов не отказываюсь.
        В полдень в помощь Ремизову, точнее, в состав группы Ремизова прибыло подкрепление: еще одна стрелковая бригада, танковая бригада и артполк. Это уже стало похожим на фронт. Ремизов тут же отвел свой танковый батальон в оперативный резерв, оставив три роты второго в опорных пунктах, перекрывавших дороги, а танковой бригадой усилил позиции двух стрелковых бригад. Бригада была смешанного состава: рота тяжелых танков из пяти КВ, две роты «тридцатьчетверок» ибатальон легких Т-60. Последние, вооруженные крупнокалиберными пулеметами и авиапушками, идеально подошли для укрепления позиций моряков напротив лесных массивов. КВ и «тридцатьчетверки» заняли позиции в порядках стрелковой бригады. Теперь ротные опорные пункты получили соседей хотя бы в виде огневой связи. И все же ему было тревожно. В тылу внутреннее кольцо усилилось подошедшей дивизией 2-й ударной армии и, похоже, самостоятельно вырваться из окружения шансов у немцев не осталось. Целый день они атаковали нашу пехоту и, в свою очередь, подвергались беспрерывным артобстрелам и бомбардировкам с воздуха. Район, в котором находились остатки шести
дивизий, уже полностью простреливался нашей артиллерией. И, скорей всего, завтра все должно закончиться, если…
        Если немцы за эти двое суток не подготовили из переброшенных резервов еще одну ударную группу. И первой на ее пути будет группа Ремизова.
        Однако если такие планы у противника и были, реальность внесла в них коррективы. Им стало не до остатков окруженных дивизий. Войска Рокоссовского взяли Мгу, а Ершакова – подошли к Тосно, готовясь его штурмовать, и своим левым флангом приблизились к железной дороге Ленинград – Новгород. От Мги до Невы, по левому берегу которой занимала оборону 55-я армия, оборонявшая город Ленина, осталось десять километров.
        Из района Шлиссельбурга поспешно выводились немецкие части. Все резервы группы армий «Север» бросались навстречу наступающим армиям Волховского фронта с целью задержать их продвижение.
        В ночь с 21 на 22 мая 16-я армия Рокоссовского остановила наступление. Части армии передавали участки дивизиям 54-й армии и, свернувшись в походные колонны, уходили на юго-восток, в тыл 1-й Гвардейской армии Ершакова.
        22 МАЯ 1942Г.
        ШТАБ 1-Й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ.
        ЮГО-ВОСТОЧНЕЕ ЛЕНИНГРАДА
        –Ну, здравствуй, Филипп Афанасьевич! Давненько не виделись,– с порога раздался знакомый голос.
        –Здравствуй, Константин Константинович! Да я бы не сказал, что очень давно – и трех месяцев не прошло.
        Ершаков поднялся из-за стола и пошел навстречу коллеге, протягивая руку для приветствия.
        –Сейчас обедать будем. Самое время.
        И, показав на стул, продолжил:
        –Присаживайся. Пока покурим, подождем Захарова.
        –Опаздывает крылатый?
        –Да нет,– взглянув на часы, ответил Ершаков,– время пока есть. Лучше скажи, как твои войска? Как техника?
        –Испытываю радость, командуя армией, и гордость за ее силу и успехи. Техника не подводит и выше всяческих похвал, а люди рвутся в бой. А что у тебя?
        –У меня новости,– выдохнул дым Ершаков.– Не знаю только, хорошие или плохие.
        –Рассказывай!– заинтересовался Рокоссовский.
        –Сегодня ночью армейские разведчики притащили полковника-интенданта. Хороший, знающий язык! Так вот он из моторизованного корпуса из-под Смоленска.
        –Значит, подтянули они резервы уже из других групп,– задумчиво протянул Рокоссовский.
        –Да! И это не все. По его словам, ожидается прибытие войск из группы «Юг».
        –М-да… А знаешь, это хорошо! Не знаю, сколько они сюда стянут войск и сумеем ли мы их перемолоть, но, во-первых, главную задачу мы выполнили. Через несколько дней Пятьдесят четвертая и Пятьдесят пятая армии добьют не успевших уйти из котла немцев, и с Ленинграда будет снята блокада. Во второй раз окружить город им не удастся. Во-вторых, похоже, немецкое генеральное наступление на Волгу и Кавказ в этом году не состоится. Мне кажется, совсем неплохой эффект от действий двух армий.
        –Ну, не преувеличивай! Воевали все, и ты это знаешь.
        –Знаю! А также знаю, что ни за что они бы не смогли сделать, то, что сделали Первая Гвардейская и Шестнадцатая. Кстати, дадут ли моей армии «Гвардию» после этой операции, как считаешь?
        –Завидуешь?
        –Я, как нормальный военный, немного тщеславен. Признаю.
        –А меня немного тревожит информация о войсках из группы «Юг». Тебе наступать, а мне обороняться, прикрывая тебе фланг. И если действительно Клейст появится тут, ситуация всерьез осложнится. Одно дело – воевать против отдельных танковых дивизий или сборных групп, и совсем другое – против полноценной танковой армии. Тем более еще не встречавшей серьезных противников и практически полноценной. Особенно здесь, где театр военных действий имеет развитую транспортную инфраструктуру, и практически нет танконедоступных мест, на которые можно было бы опереться.
        –Это условие объективно для обеих сторон – и нас, и немцев. А в скорости маневрирования мы как минимум немцам не уступаем. Это я так поскромничал. В действительности превосходим, если не кратно, то серьезно уж точно. У нас нет не моторизованной пехоты. В твоем случае, безлошадной. К тому же здесь густая сеть населенных пунктов, которые должны стать опорными пунктами.
        –Это да! Только это наши города и села. И нам их восстанавливать потом.
        Рокоссовский ответить не успел – хлопнула дверь, и раздался голос Захарова:
        –Здравия желаю, товарищи генералы! Не здесь ли подают бедным родственникам?
        –Странно!– взглянув на часы, отметил Рокоссовский, обменявшись с вошедшим рукопожатием.– А говорят, когда Бог раздавал дисциплину, авиация была в воздухе. Одно из двух – либо ты, Георгий Нефедович, не летчик, либо…
        –Точность – вежливость королей, как известно! И командармов!– подняв палец вверх, провозгласил Захаров.– А насчет – летчик ли я? Летчик! Имею даже несколько лично сбитых за эту операцию.
        –Как немцы тебя встретили?– поинтересовался Ершаков. И добавил:– Сейчас обедать будем, как накроют на стол. Пока можно поговорить.
        –Я понял. А немцы… сильны немцы! У вас, кажется, попроще – вон, катком их в землю закатываете. А у нас дела сложнее. На данный момент матчасть моей армии имеет преимущество над немецкой. Не во всем и не всегда, но это факт. И тем не менее, когда немцы уяснили обстановку на Волхове и перекинули сюда усиление, стал у нас получаться размен – один к одному. А у соседей на старой матчасти где-то один к десяти. И это при нашем численном перевесе. Мы сразу, как все началось, применили все самое новое из тактики. Подобного и немцы еще не делали. Блокируем истребителями район над целью, туда тоже под прикрытием приходят штурмовики и бомбардировщики и выполняют задачу. И ничего немцы сделать не могут. А через два дня они так же делать стали. И уже у нас начались проблемы. Про соседей вообще молчу. Те воевали, как умели.
        –Насчет катка тоже не все однозначно. Немцы дерутся так, что… слово «геройски» по отношению к ним мне использовать не хочется, поэтому просто факт: иногда, чтобы подавить сопротивление гарнизонов дотов, моим танкистам приходилось чуть ли не вставлять стволы пушек в амбразуру и стрелять.
        –Ладно, пошли за стол. Уже все готово! Первая Гвардейская к воздушному прикрытию претензий не имеет. Ну, а где накладки получались – ПВО дремать не должно! А то ты их и стрелять отучишь. Потом обсудим наши дальнейшие планы, раз выдался такой случай посидеть.
        24 МАЯ 1942Г.
        ЮЖНЕЕ ЛЕНИНГРАДА
        После двухдневного затишья, вызванного передислокацией советских войск, из района западнее Тосно направлением на Красногвардейск с левого фланга 1-й Гвардейской армии через ее боевые порядки перешла в наступление 16-я армия Рокоссовского. Авиация Захарова целый день висела над полем боя, уничтожая артиллерию и узлы сопротивления противника на фронте наступления. К исходу дня правый фланг армии Рокоссовского вошел в соприкосновение с частями 55-й армии Ленинградского фронта, замкнув кольцо окружения частей Шлиссельбургской группировки врага, не успевших отойти. Корпуса армии Ершакова перестраивали боевые порядки, двигаясь за левым флангом Рокоссовского, прикрывая его и выстраивая линию обороны фронтом на юг.
        27 мая был ликвидирован Шлиссельбурский котел и снята блокада Ленинграда – Москва салютовала войскам Ленинградского и Волховского фронтов.ъ
        28 МАЯ 1942Г.
        ЮЖНЕЕ ЛЕНИНГРАДА
        –Так! Сейчас тринадцать часов. Повестка совещания для вас всех,– командарм Ершаков обвел глазами своих заместителей и командиров корпусов,– не новость. С раннего утра противник предпринял наступление по всему фронту нашей армии. Цель ясна. В лучшем для противника варианте – разгром советских войск, в худшем – нанесение неприемлемых потерь для наступающей группировки и остановка наступления. Нам необходимо проанализировать ситуацию и принять меры по срыву планов противника. Начальник штаба, докладывайте!
        –В шесть ноль-ноль противник начал артподготовку, которая продолжалась час. Артиллерия атакованных корпусов отвечала по возможности. После чего противник крупными массами танков и пехоты атаковал передний край дивизий. Должен доложить, развединформация о прибытии на наш фронт 1-й танковой армии подтвердилась. Взят пленный из 3-го моторизованного корпуса. Он же пояснил, что в связи с пониманием руководством вермахта того факта, что в битве под Москвой мы перехватывали и читали шифрованные радиограммы, в стратегическом звене управления вермахта и люфтваффе радиосвязь используется лишь в крайнем случае. На тактическом уровне, до полка включительно, все осталось по-прежнему. По факту противник потерял скорость реагирования на изменения, но повысил сложность получения нами развединформации средствами радиоперехвата.
        К настоящему времени определился участок фронта, на котором враг сосредоточил главные силы. Это участок обороны 2-го Гвардейского кавкорпуса. Противник атакует на участке фронта шириной около тридцати километров силами всей 1-й танковой армии. В первом эшелоне наступающих 3-й и 14-й моторизованные корпуса в составе трех танковых и трех моторизованных дивизий. В их числе – элитные дивизии СС «Викинг» и «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Во втором эшелоне наступает 49-й горный в составе трех легкопехотных дивизий. Сосед слева 2-го кавкорпуса – 1-й гвардейский кавкорпус, справа – две уже развернутые дивизии Гвардейского моторизованного корпуса. Против 1-го и моторизованного корпусов действуют войска группы армий «Север». На фронте Пронина и Зашибалова противник продвижения не имел. Атака отбита. Полки 1-го кавкорпуса первую линию пока удерживают, противник несет серьезные потери. У штаба корпуса есть уверенность, что дальше второй линии обороны противник не пройдет. Однако продвижение противника на фронте 2-го гвардейского вынуждает соседей загибать и растягивать фланги, что в конечном счете пока лишает
корпуса резервов, а при ухудшении ситуации – заставит ослаблять фронт в пользу защиты флангов. На главном для нас и самом тревожном направлении обстановку доложит комкор Соколов.
        Генерал-лейтенант Соколов после паузы, вызванной необходимостью передачи ему указки, довел обстановку на своем участке.
        –К этому часу остатки дивизий корпуса уже отошли на вторую дивизионную линию. Потери большие. Авиацией выбита почти вся артиллерия и зенитные подразделения. Точнее, сначала выбили зенитчиков, хотя и досталось немцам это большой кровью. Ну а убрав ПВО, уже влегкую разбомбили артиллеристов. И снова, как летом 41-го, спешенные кавалеристы остались одни против танков и мотопехоты. Правда, сейчас мы зубастее и опытнее, успехи немцы оплатили немалой кровью. Но тем не менее на их упорстве в достижении цели это никак не сказалось.
        –Что наша авиация?
        –Не допустили немцы наших до своих пикировщиков. Бои в воздухе шли сильные, но не смогли летчики нам помочь. Повторюсь: кэтому часу остатки дивизий отошли на вторую линию. Вторую линию составляют дивизионные полки: танковый, арт и зенитный плюс подразделения тыла и усиления. Зенитчики и артиллеристы уже встали на прямую наводку. Корпусной резерв незначителен, и я принял решение отправить его вот сюда.
        Он ткнул указкой в неприметную точку на карте, обозначающую не известное никому из присутствующих село, и продолжил.
        –Если все будет продолжаться в том же ключе, а скорее всего так и будет, за удержание позиций завтра я уже не поручусь. Обойдут очаги обороны, просочатся в тыл, и…
        –Это понятно!– выслушав доклад командира корпуса, вступил в обсуждение Ершаков.– За сутки мы успеем перебросить к вам на помощь армейский резерв. Я убежден, что наших сил хватит остановить немецкое наступление. Однако вернуть утраченные позиции этих сил не хватит. Я считаю необходимым и возможным задействовать мотострелковую дивизию Михайлова. Об этом буду говорить с Рокоссовским. Но ее переброска и приведение в боеготовое состояние после марша займет двое суток. К тому же три часа назад я имел разговор со Ставкой. После обстоятельного обсуждения положения соединений армии и возможных вариантов развития ситуации армии была также обещана помощь со стороны уже Ленинградского фронта. Как понимаете, подключение к решению наших проблем смежного фронта возможно только Москвой. И час назад мне позвонили из Ленинграда. Там выделяют из резерва фронта и снимают с добивания фактически уже окруженной немецкой группировки юго-западнее города четыре полка Су-152, два полка КВ-1 и две стрелковых дивизии. Но они начнут прибывать тоже только через двое суток. Сутки нужны для сосредоточения войск, налаживания связи
и управления. Значит, нам нужно выстоять эти трое суток. Из этих трех суток первые, товарищ Соколов, вам придется драться в одиночестве. Выстоите, Сергей Владимирович?
        –Корпус будет драться на этой позиции до конца и ее не оставит.
        –Ну что ж, мысль понятна. В успех вы не верите. Мне нужно сделать несколько звонков. Николай Васильевич! Продолжайте без меня.
        Первый звонок Ершаков сделал, как и говорил, Рокоссовскому.
        –Здравствуй, Филипп Афанасьевич!– отозвался тот почти сразу.– Слышу, гремит у тебя. И посильнее, чем здесь.
        –Да, Константин Константинович, гремит. Клейст вот ломится, пытается через меня тебе в тыл пробиться.
        –Тяжело?
        –Сдержать его смогу, а вот сил отбросить уже не останется. Как ты, наверное, догадался, с просьбой я к тебе.
        –Излагай. Помогу тебе, чем смогу.
        –Далеко тебе там до моря?
        –Еще два дня идти. Примерно.
        –Хотел бы попросить тебя разрешить мне задействовать дивизию Михайлова не по плану прикрытия твоего фланга на последнем участке, а для контрудара и восстановления положения на фронте корпуса Соколова. Именно по нему бьет Клейст.
        –Ну что ж, пока немцы не смогли меня сильно озадачить, армейский резерв я не задействовал. Могу прикрыться им в случае необходимости. Так что, считай, ты получил мое «добро» на дивизию Михайлова. На последнем этапе прикрою фланг своими силами.
        –Спасибо, Константин Константинович! Уверен был, что не откажешь.
        –Ну так одно дело делаем. Да и отказывать командарму-гвардейцу в такой малости как-то некрасиво,– рассмеялся в ответ Рокоссовский.
        –Вот ты язва! Да дадут тебе «Гвардию»! Не сомневайся! Обязательно доложу Москве, что без помощи Шестнадцатой – почему-то еще не гвардейской – армии остановить Клейста было бы трудно!
        –Я это запомнил! Ладно, договорились. До встречи!
        –До встречи, Константин Константинович!
        Положив трубку, Ершаков задумался. А потом, снова сняв, потребовал от дежурного по коммутатору соединить его с Захаровым.
        –Здравствуй, Филипп Афанасьевич! Догадываюсь, о чем хочешь говорить. Хочешь – верь, хочешь – нет, а не смогли мы удержать небо над твоей армией. Не можем пробиться.
        –Здравствуй, Георгий Нефедович! Об этом уже смысла говорить нет. То, что случилось, уже не изменить. Я о другом хочу тебя просить, хотя, исходя из сегодняшнего опыта, возможно, невозможного.
        –Ну, говори,– тяжело вздохнул в трубку Захаров.
        –Мне нужен один день. Один завтрашний день. Ты можешь помочь задержать немцев на рубеже, на котором дерется мой второй гвардейский? Им нужно продержаться завтрашний день, а вечером подойдет армейский резерв.
        –Ну что тебе сказать, Филипп Афанасьевич? Если будет погода – я обещаю, что летчики пятой воздушной сделают все возможное и даже более того. А если не будет погоды, тут только одна тебе помощь – люфтваффе тоже в небо не поднимется.
        –Очень на тебя и твоих летчиков надеюсь, Георгий Нефедович! И я лично, и вся 1-я гвардейская армия. До связи!
        –До связи, Филипп Афанасьевич.
        29 МАЯ 1942Г.
        ЮЖНЕЕ ЛЕНИНГРАДА
        Полковника Савельева Афанасия Аполлинариевича, командира противотанкового полка 2-го гвардейского кавкорпуса, ординарец разбудил перед рассветом, как и приказал накануне он сам. Сегодня у него был самый важный день. Возможно, последний день в его жизни. И он хотел его встретить как полагается. Ординарец полил теплой воды, и комполка вымылся по пояс, потом надел чистое белье и сел бриться. Брился при свете «летучей мыши»– в землянке было еще темно, хотя на улице наступали знаменитые белые ночи. Тщательно выбрившись и подправив свои когда-то щегольские бакенбарды, надел заранее подготовленную ординарцем парадную гимнастерку. Присев у топчана, вытащил из-под него свой чемодан и, открыв, достал из него маленькую коробочку. Вынув что-то из нее и снова убрав, затолкал чемодан на место. После чего, подойдя к свету, прикрепил рядом с орденом Красного Знамени, полученным им за зимние бои в районе Вязьмы, орден ГеоргияIV степени, заслуженный им еще в Императорской армии. Ординарец, пожилой казак его лет, глядя на это, крякнул.
        –А что, Фомич? За него тоже кровью плачено. И не только моей. Да и враг все тот же самый. Не добили тогда – теперь точно добьем. Верно говорю?
        Когда они были вдвоем, обращались друг к другу по-простому. Чего им было делить? Каждый тянул свою лямку и понимал это.
        –Верно-то верно… Хотя прав ты, командир! Как там флотские говорят – последний парад наступает! Я сейчас!
        Он вернулся через пару минут, и на его груди, кроме «Отваги», появились все четыре «Георгия».
        –Ну, Фомич! Да ты герой!
        –Герой! Был, да весь вышел! Но сегодня придется вспомнить.
        –Ладно, пошли на позицию, осмотреться нужно. Уже рассветает. День будет трудный. И долгий – для тех, кто до вечера доживет.
        Они вышли из землянки. Полковник осмотрелся. На востоке заметно посветлело небо – начинался новый день. Вероятно, последний день в его жизни. Точнее, в их жизнях. Жизнях спешенных кавалеристов, сражавшихся до полудня вчерашнего дня на первой линии обороны, а потом отступивших сюда оставшихся в живых – на вторую линию. Здесь они, подкрепленные орудиями дивизионного артполка, снова вцепились в землю. Не их вина в том, что именно в это место немцы нацелили острие своего танкового клина. Хотя это название совсем не отображает реальное построение современных немецких боевых порядков, но все русские с древности точно знают, что немцы наступают «свиньей», то есть клином. И не дожили бы конники, ставшие пехотой, и дивизионные артиллеристы до этого вечера – раздавил бы их немецкий танковый каток. Сначала «лапотники» уничтожили бы артиллерию, а потом панцеры запахали бы пехоту прямо в траншеях. Но именно сюда прибыл корпусной резерв. И встали рядом с дивизионными пушками «сушки» Савельева, прикрытые приданной батареей счетверенных КПВ. А слева застучали 85-миллиметровки зенитного полка. Зенитчики дорого
продали свои жизни. Батарея КПВ отправила в землю пять «юнкерсов». Соседи смогли уничтожить с десяток. Но самое главное – пока немцы воевали с ПВО, СУ-76 успели даже замаскироваться. И встретили новые Т-IV с длинноствольными пушками на прямом прицеле. Итог боя, затихшего с заходом солнца,– более сорока немецких танков перед советскими позициями. И четыре оставшихся «сушки» из двадцати одного по штату. Ночью провели подсчет сил, оставшихся на позиции. Всего из дивизии, на помощь которой был прислан полк Савельева, осталось от силы на полк спешенных кавалеристов, несколько СПГ и десятка два РПГ. Сосед слева, бывший зенитный полк дивизии, также сократился до батареи. Правее полка Савельева за позициями остатков артполка находился КП дивизии. Еще дальше правее занимал оборону танковый полк дивизии, которым просто заткнули дыру на месте истаявшего в бою кавполка соседней дивизии. Танкисты понесли большие потери от немецкой авиации и все же несколько раз контратаковали наступающие немецкие порядки во фланг. И позиции свои не уступили. По факту оборона дивизии уже не была сплошной. Тем не менее комдив
запретил отступать и приказал держаться до завтрашнего вечера.
        –Эх! Хорошо! И жить хочется!– глядя в светлеющее небо, с хрустом потянулся Савельев.
        Прямо за КП полка в мелколесье заходились в песнях соловьи, соревнуясь в мастерстве соблазнения подруг.
        –Летят! Слышишь, командир?– невесело опустил полковника на землю старый казак.
        Савельев прислушался. Действительно откуда-то издали в предрассветной дымке накатывался звук десятков моторов. Только…
        –Фомич, постой! Так вроде с северо-востока звук! Или я ошибаюсь?
        И комполка закрутил головой, стараясь понять, откуда накатывается ноющий звук авиамоторов.
        –Похоже на то, командир!
        И они начали усиленно вглядываться в светлеющее небо. Савельев, вспомнив про бинокль на груди, приложил его к глазам. Из их тыла на юг шли восемь четверок истребителей. А следом за ними и с разрывом, наверное, в несколько километров ровными девятками летели плотные колонны бомбардировщиков и штурмовиков в сопровождении множества истребителей. Столько еще советских самолетов в воздухе Савельеву видеть не приходилось. Через несколько минут истребители, пролетев над передним краем, схватились уже над немецкими позициями с успевшими подняться им навстречу вражескими самолетами. А еще через некоторое время туда пришла вся эта воздушная армада, и там начался ад. Часть бомбардировщиков сбросили бомбы и, развернувшись, легли на обратный курс, все так же сохраняя плотный строй и отбиваясь от немецких истребителей. Там, где они сбросили свой смертоносный груз, земля от разрывов множества бомб не успевала оседать и горело все, что могло гореть. Дым от разрывов и пожаров закрыл все пространство, откуда сегодня должна была прийти смерть. А когда масса земли и пыли от разрывов осела, ветер снес в сторону дымы
пожаров, за все оставшееся в живых взялись пикирующие бомбардировщики и штурмовики. В небе возникли с десяток огромных воздушных колес из множества атакующих врага машин. И вокруг всего этого бушевали десятки, сотни боев и поединков истребителей.
        Савельев, глядя на все это, заключил:
        –А знаешь, Фомич, кажется, сегодня последний парад отменяется. Вызывай командный состав на совещание. Будем думу думать. Как нам и завтра пережить.
        После обеда советские ВВС повторили налет, и действительно в этот день немцы не смогли наступать. А к вечеру на позиции начали прибывать части армейского резерва. За позициями остатков артиллерийского и противотанкового полков в паре километров встала артбригада. От нее на КП Савельева протянули линию связи и прислали наводчика. И на передовой все вздохнули с облегчением. О них не забыли.
        Вечером этого же дня Ершаков позвонил Захарову, выразив свою благодарность от лица всей 1-й гвардейской армии и от себя лично за то, что сделали летчики Захарова в этот день.
        Захаров ответил, но как-то без настроения.
        –Ну, то, что заметили ратный труд летчиков, радует. Взаимное спасибо. Но… я сегодня, Филипп Афанасьевич, больше сотни летчиков и экипажей потерял. Причем так как сбивали их над немецкой территорией, то, скорей всего, безвозвратно. А это ведь непростые летчики! Сам понимаешь – к нам кого попало не берут.
        –Я убежден, что немцам пришлось заплатить за это высокую цену. Это не считая того, что твои летчики сорвали наступление немцев на главном для них направлении.
        –Ты прав, конечно. И мы сбили даже с учетом обычного преувеличения примерно столько же. Однако где-то что-то мы не доработали. Не сейчас. Еще до войны. Вот и ты, и Константин Константинович, и ваши подчиненные – командиры и красноармейцы – за год научились бить немцев. Да! Техника у вас новейшая, но бойцы ведь по сути те же самые! И вы бьете немцев. Не знаю, может, можно их бить еще лучше, но уже вторая масштабная операция с одинаковым результатом в вашу пользу. А в воздухе почему-то не так. Даже при наличии и опыта, и соответствующей матчасти. Сам знаешь, новичков у меня в армии нет. И тем более печально, но факт – вынужден считать размен один к одному удачей. Даже победой. Нет, есть и у меня летчики, у которых счет сбитых уже идет на десятки. Я говорю о результатах в среднем.
        Захаров замолчал. И после небольшой паузы продолжил:
        –Завтра я основными силами работаю у Рокоссовского. Нельзя ему терять темп. Истребители на прикрытие твоих войск выделю. Да и ВВС Ленинградского фронта, как мне известно, ориентированы на твое направление. Но бить танки и пехоту придется тебе.
        –Ничего, Георгий Нефедович, справимся. Резерв сегодня уже развернулся и готов к бою. Еще раз спасибо тебе и твоим летчикам. До связи.
        –До встречи, Филипп Афанасьевич.
        30 МАЯ 1942Г.
        ЮЖНЕЕ ЛЕНИНГРАДА
        Утро следующего дня отличалось от предыдущего. И отличалось значительно. Когда свежевыбритый и одетый в парадную гимнастерку с орденами Савельев вышел из землянки, плотный туман покрывал землю. Немцы молчали. Все успели позавтракать, когда в районе девяти часов утра туман начал рассеиваться. Точнее, он просто медленно приподнялся на несколько десятков метров, все так же плотно закрывая землю от солнца, начав проливаться на землю в виде мелкой мороси, лишь незначительно улучшив видимость.
        В девять ноль-ноль противник, осознав, что сегодня придется воевать без поддержки авиации, начал артподготовку. Почти сразу немецкой артиллерии начали отвечать дивизионы артбригады резерва в тылу полка. Видимость была плохая, поэтому стреляли больше по площадям. Однако, по-видимому, у советских артиллеристов средства технической разведки были лучше, потому как огонь немцев заметно слабел. Наконец в десять часов орудия смолкли, и со стороны немцев стал слышен гул танковых моторов.
        Савельев, оглядев поле боя в бинокль, проговорил:
        –Видимость метров пятьсот-шестьсот. А нам больше и не нужно. Встретим фрицев на прямом.
        И минуты спустя из дымки стали выползать коробки немецких танков. Бой начался.
        Через два часа, когда пробивший лобовую броню последней оставшейся – командирской – «сушки» немецкий снаряд убил заряжающего и ранил командира экипажа и наводчика, Савельев понял, что час настал. Немцы, несмотря на большие потери, несмотря на довольно результативный заградительный огонь артбригады, все же ворвались на позиции кавалеристов, ставших пехотинцами, и, предоставив право их добить следовавшей за танками мотопехоте, двинулись в глубину обороны. До КП дивизии и КП Савельева им оставалось пройти метров триста.
        –Ну, братцы, настал наш час! Не посрамим славы русского оружия! Штаб! К бою! Приготовиться к круговой обороне! Без приказа не отступать!
        И, пропустив пробежавших мимо него бойцов с гранатами в руках, остановил молоденького сержанта-наводчика из артбригады.
        –А ты, сынок, останешься здесь. Твоя задача – сделать так, чтобы даже наша смерть послужила Родине. Когда немцы возьмут позицию, вызовешь огонь на нас. А сам уж – как повезет. Понял?
        –Есть, товарищ полковник, вызвать огонь на себя!
        –Вот и хорошо! И… передай артиллеристам бригады мою личную благодарность – стреляли они хорошо. Надеюсь, что наши позиции станут последними метрами немецкого наступления.
        После этого он направился к своей боевой машине. Нужно было убедиться в ее состоянии. Когда он добрался до капонира, раненых уже унесли, а тело заряжающего лежало неподалеку, накрытое брезентом. Самоходка была исправна, как доложил последний член экипажа – механик-водитель, указав на отверстие в лобовом листе.
        –Снаряд был бронебойный. Экипаж осколками брони посекло. Дмитрия, заряжающего, насмерть. Остальных ранило. Орудие не пострадало.
        –Ну что, Фомич! Приходилось с орудием дело иметь?– надевая танковый шлем, поинтересовался Савельев.
        –Маленько приходилось. Снаряды подавал.
        –Ну, значит, справишься. Да и дело это нехитрое. Нам только вот эти сейчас нужны,– и он указал на бронебойные.– А я, как ты говоришь, маленько постреляю. Бог даст – напоследок попорчу шкурки немцам. Экипаж! К бою! Механик, двигатель завести, быть в готовности к смене позиции!
        Отдав команды, полковник и ординарец, помогая друг другу, взобрались в боевое отделение самоходки. Взревели, пыхнув дымом, двигатели машины и тут же негромко зашептали, перейдя на холостой ход.
        Савельев, устроившись на месте наводчика, прильнул к панораме и, крутя ручки наводки, подал команду:
        –Снаряд!
        И, приняв снаряд из рук Фомича, скомандовал сам себе:
        –Заряжай!– и дослал снаряд в казенник.
        –Так это, товарищ полковник, я тоже так умею,– прокомментировал действия ординарец.
        –Ну, и отлично! Тогда я не буду отвлекаться на заряжание. Только будь справа от казенника, а то покалечит при откате. Ну, с Богом!
        И он снова прильнул к панораме.
        Дистанция для стрельбы была пистолетной – промахнуться было просто невозможно. Поэтому первыми двумя выстрелами Савельев зажег два танка. Первый после попадания куда-то под башню как бы споткнулся и, проехав еще по инерции с десяток метров, остановился. И только после паузы, когда уже Савельев готов был вогнать второй снаряд в неподвижную мишень, из башни появился дымок, с каждой секундой становясь все гуще. А второй выстрел вышел просто на загляденье. Экипаж танка еще не узнал, что ожила уничтоженная ранее самоходка, и в момент выстрела Савельева танк вел огонь влево по ходу движения, развернув башню. Бронебойный снаряд пушки ЗиС-3 ударом в боковую броню башни снес ее, сорвав с погона. Оба попадания Савельев, сам того не замечая, сопровождал отборным матом. Фомич только удивленно покрякивал. Ранее он не замечал за командиром знания столь изощренных оборотов. Однако третий выстрел сделать им не дали. Вражеский снаряд ударил в правый край амбразуры, скользнул по листу лобовой брони и ушел рикошетом в небо. Из-за этого капонир и рубка самоходки заполнились пылью. Когда пыль рассеялась и кашляющий
Савельев снова прильнул к панораме, то сразу понял, что наступили последние секунды жизни. Увеличенное прицелом жерло орудия немецкого танка смотрело точно на него.
        –Боже милостивый!– выдохнул он, прощаясь с жизнью.
        –П…ц!– Фомич, увидевший в амбразуру командира экипажа то же самое, был более краток.
        И в этот миг танк взорвался. Башня, оставляя за собой дымный след, унеслась куда-то вверх, а корпус танка взрывом раскрыло, как консервную банку.
        –Что это?– не веря своим глазам, удивленно переспросил Савельев.– Неужели попадание гаубичного снаряда? Это же явно не меньше пяти дюймов.
        И тут же подал команду:
        –Механик! Задний ход! Выходим на открытую позицию.
        Пока «сушка» выползала из капонира, обстановка на поле боя изменилась радикально. Савельев наконец-то увидел своих спасителей. В тылу немцев появились два больших танка. Такие он видел однажды в тяжелой танковой бригаде резерва армии. Их орудия сверкнули вспышками выстрелов, и еще два немецких танка превратились в груды пылающего металлолома. Немецких танков осталось с десяток, и сейчас они спешно разворачивались и, укрываясь за неровностями местности и горящими танками, устремились к новой опасности, пытаясь обойти с флангов. Лобовая броня им была не по зубам. Савельев видел, как несколько вражеских снарядов ударились о лобовую броню башен и корпусов и рикошетами унеслись вдаль. Зрелище танкового боя завораживало, однако Савельев не имел права оставаться простым зрителем. По его указанию механик поставил машину за небольшой бугор, скрыв корпус и оставив видимым только боевую рубку. Пока занимали позицию, ситуация снова изменилась. Немцы сумели сбить гусеницу с одного из советских танков. Тот, остановившись, как раненый зверь, продолжал отбиваться, разворачивая башню и находя огнем орудия врагов.
Второй, заехав в выемку и скрыв уязвимую ходовую часть, также отстреливался и прикрывал фланг поврежденной машине. Однако два немецких танка обошли последнего и уже выцеливали борт советского танка буквально со ста метров. Башня поврежденного танка поворачивалась к опасности, но явно не успевала.
        –Снаряд!
        Савельев в панораму четко видел борт ближайшего к нему танка.
        –Готово!
        –Выстрел!
        «Сушка» привычно качнулась, погасив отдачу орудия. Савельев зачарованно смотрел, как светлячок снаряда по дуге летит к танку и гаснет в его борту. А через секунду танк превратился в огненный шар. Сдетонировал боезапас.
        Второй танк, стоявший рядом, дернулся, и наводчик промахнулся. Однако экипаж понял, что если еще промедлит, сто двадцать два миллиметра в упор не оставит им никаких шансов, и танк двинулся, разгоняясь, к корме русского тяжеловеса, уходя от поворачивающегося на него орудия.
        –Снаряд!
        –Готово!
        Савельев вел танк в панораме, плавными движениями маховичка горизонтальной наводки, взяв упреждение на движение танка под углом.
        –Выстрел!
        И снова попал. Куда – он не знал. Но танк остановился. И тут его догнало поворачивающееся орудие. Вспышка!
        Ремизов был в не настроении. Подчиненные, зная это, старались проблемы и вопросы решать самостоятельно, не тревожа лишний раз командира. Настроение у комбрига испортилось после того как, прибыв на участок фронта, где оборону армии продавливали корпуса Клейста, он получил приказ фактически раздать свои танки полкам и дивизиям Второго кавалерийского корпуса. Что в корне было неправильно с точки зрения боевого устава и, главное, делало Ремизова статистом. И это выводило его из себя. Хотя командовавший группой заместитель командарма объяснил ему свое решение тем, что, по данным радиоразведки, немцы ввели в бой последние резервы и сейчас нужно на обороне максимально измотать атакующие немецкие дивизии и уж только затем – бить! И бригада Ремизова, естественно, возглавит этот контрудар. А сейчас нужно помочь истощенным дивизиям корпуса удержать фронт. Приказ есть приказ – и он его выполнил. И вот сейчас практически в одиночестве сидел в КШМке в густом перелеске и слушал эфир. Его танкисты, повзводно и поротно переданные частям левого фланга корпуса, вели бои. Артиллеристы, мотострелки и зенитчики
получили участок обороны и воевали в составе своих подразделений. На правом фланге оборону спешенных кавполков подпирали остатки артиллерийского, противотанкового и танкового полков. За ними заняла позицию и уже воевала артбригада Мельникова. Ну, в одиночестве – это образно. В перелеске находился замаскированный командный пункт штаба бригады со средствами связи, обеспечения и обороны. И танки даже были. Как им не быть, если комбригу, начальнику штаба и замполиту бригады положены по штату. То есть три ИС-3 плюс еще один. Ремизов забрал его из числа нескольких отставших по техническим причинам в свое подчинение. В резерв, так сказать. Был еще в резерве разведвзвод из четырех Т-34-85. Но – был. Сражение шло нешуточное, и Ремизов отправил разведвзвод на передовую. С одной стороны – что такое четыре танка в масштабах сражения армий? Но на конкретном участке четыре танка в засаде, вооруженные пушкой, способной поразить любой танк противника в пределах видимости,– аргумент.
        Неожиданно дежурный связист протянул ему трубку проводной связи, назвав позывной Корнеева.
        –Федор Тимофеевич, как у вас обстановка?– раздался в трубке голос начальника штаба армии.
        –Подразделения бригады ведут бой. А я вот тут – сижу.
        –Понятно. Вот что, соседа справа немцы давят. Вот-вот ворвутся на позиции. Мельников уже свои пушки на прямую наводку выставляет. Относительно твоего местоположения они уже продвинулись севернее. Выдели силы и ударь во фланг и тыл их атакующей группировке. Учти – между вами лесной массив. Там наших войск нет. Есть ли немцы – неизвестно, но наверняка они оставят заслон на опушке леса. Задачу тебе ставлю в общих чертах, сам понимаешь, ситуация неясная. На месте принимай решения самостоятельно. Вопросы есть?
        –Никак нет!– бодро отрапортовал Ремизов. Настроение стремительно улучшалось.
        –Ну, до связи!
        –До связи, товарищ генерал-лейтенант.
        И, передавая трубку связисту, обратился к НШ бригады, работавшему с картами за столиком неподалеку:
        –Матвей Крискентович! Остаешься за меня! Я смотаюсь к соседу справа. Помощь ему требуется.
        Окончание фразы он проговорил, уже выбравшись на броню КШМ. Осмотрев свое невеликое воинство, окликнул бойца из особого отдела бригады:
        –Так! Быстренько мне своего начальника сюда и командира вон того танка.
        И он указал на танк, отставший от своего подразделения.
        Сам же направился к своему, издалека подав команду:
        –Экипаж! К машине!
        Через пятнадцать минут, ломая подлесок, из лесного массива выбрались два ИСа и два БТРа с отделением бойцов особого отдела и взводом из состава роты охраны штаба. Выбросив клубы сгоревшей солярки, ускоряясь, маленькая колонна покатила по разбитой полевой дороге, уходившей в лес.
        Перед лесом объехали позиции взвода, прикрывавшего выезд из леса.
        Лесная дорога только носила это название. Это была глубокая колея, затянутая болотной жижей в просеке леса, местами заваленная упавшими деревьями, протяженностью более двух километров. Ремизов, глядя на нее, засомневался, что немецкие танки смогли бы ее преодолеть. ИС же пер напролом, собирая лобовой броней горы жидкой грязи. БТРы пришлось взять на буксиры. Противника в лесу не обнаружили. Видимо, оценив проходимость дороги, немцы не решились двигаться по ней. Наверно, поэтому прикрытие выезда с лесной дороги немцами было организовано противопехотное. На опушке ИС Ремизова подвергся обстрелу из пулеметов и малокалиберных противотанковых пушек, как немцы их сами называли – «колотушек». БТРы, прикрытые броней танков и деревьями, отцепились, и ИСы атаковали немецкую позицию. Увидев, кто их атакует, и поняв абсолютную бесперспективность сопротивления, прикрытие разбежалось, бросив тяжелое оружие, включая два исправных «Ганомага». Ремизов остановил танк и осмотрелся. Его группа вышла в тыл атакующими танкам противника, которые сейчас находились в нескольких сотнях метров севернее. Он распорядился
пехоте занять брошенные позиции, прикрыв танкам тыл. Что мотострелки тут же и выполнили, заняв оборону фронтом на юг и использовав для этого трофейное оружие и технику. Пока он разбирался со всем этим, наводчик выцелил остановившийся немецкий танк с кормовой проекции и выстрелил. Танк исчез во вспышке взрыва.
        –Боекомлект?– удивился Ремизов.
        –Осколочно-фугасный заряжен был,– пояснил заряжающий, доставая из лотка гильзу снаряда.– По пехоте ведь стрелять собирались.
        –На такой дистанции нашим калибром да в заднюю броню – без разницы, каким снарядом стрелять! Да и боекомплект, наверно, все же сдетонировал.
        –Хороший выстрел! Механик, вперед!
        И ИСы неторопливо двинулись в атаку. Противник явно не ожидал атаки с тыла, поэтому экипажи успели перезарядиться и еще сжечь пару танков. Остальные развернулись в сторону главной опасности и принялись маневрировать, прикрываясь складками местности и остовами уже сгоревших танков, имея целью выйти во фланг и тыл советским ИСам, не прекращая при этом их обстрел, о чем говорили взрывы динамической защиты и удары снарядов по слишком толстой для них броне. И все же они добились успеха.
        Танк Ремизова неожиданно дернулся влево и остановился.
        –Гусеница! Левую гусеницу перебили!– проорал механик.
        –Продолжаем бой!
        Ремизов, припав к ТПК, постарался оглядеться и выявить наиболее опасное направление для теперь уже неподвижной машины. Осматриваясь, заметил, что командир второго танка, следовавшего уступом влево, принял грамотное решение – занял позицию слева от его танка, в небольшой промоине, скрыв тем самым ходовую часть. С этой позиции он прикрывал левый фланг поврежденной машины комбрига. На данный момент наибольшая опасность исходила от двух танков, вышедших в правый борт ИСа.
        Орудие было заряжено, но башня только разворачивалась в направлении опасности.
        –Не должен он пробить борт!– прижавшись к прицелу, высказался командир орудия.
        –Дистанция пистолетная. Если попадет между катков – может пробить,– ответил ему Ремизов, держа в визире немецкий танк и ожидая, когда на цель развернется башня.
        Немец, понимая, что имеет запас по времени, остановившись, тщательно выцеливал наиболее уязвимое, по его мнению, место. Орудие еще не развернулось, когда немецкий танк вздрогнул от попадания снаряда, а через секунды взорвался от детонации боезапаса.
        –Кто его так?– воскликнул наводчик, когда секунды спустя орудие, наконец, повернулось на цель.
        –Не отвлекайся, там еще один!– ответил комбриг, удерживая в поле зрения смотрового прибора второй танк, заходящий в корму ИС-3. И добавил:– После боя, если выживет он и мы, напою коньяком из своей фляжки.
        Немец шустро огибал неподвижный ИС. И неожиданно в кормовом листе его корпуса Ремизов увидел еле заметную вспышку. После которой танк клюнул орудием и остановился.
        –Давай, давай!– голосом он подгонял поворачивающуюся башню.
        –Есть! Выстрел!– облегченно отозвался командир орудия. И тут же нажал на спуск.
        –Gott mit uns! Как они заказывали! Пусть пообщаются с Богом,– подвел итог Ремизов и тут же крутанул смотровой прибор по кругу, осматриваясь. Пока их экипаж устранял опасность с правого фланга, ситуация на поле боя изменилась кардинально. Как только внимание немецких танкистов переключилось на ИСы, советская оборона, вроде бы уже подавленная, вновь ожила. Полетели гранаты, по немецкой пехоте ударило несколько пулеметов, а левый фланг немцев атаковали пять «тридцатьчетверок» дивизионного танкового полка. Не отставали и мотострелки, оставленные прикрывать тыл. Пулеметным огнем они остановили немецкую пехоту, пытавшуюся, отступая, обтекать стоящие советские танки. ИСы успели выстрелить еще пару раз, когда оставшиеся в живых фрицы начали поднимать руки.
        Экипаж выбрался из машины. Механик тут же полез осматривать поврежденную гусеницу, а Ремизов, осмотрев поле боя, заметил стоящую в нескольких сотнях метров «сушку». Прикинув ее расположение и злополучные танки, зашедшие во фланг, предположил, что, скорее всего, стреляла эта самоходка.
        –Так, вы тут определяйтесь с ремонтом и не забывайте по сторонам поглядывать. Мало ли что! А я тут схожу… Кажется, удастся с долгом рассчитаться.
        И он соскочил с машины. Прежде чем идти, решил заглянуть к соседней машине, экипаж которой осматривал машину после боя. Заметив приближающегося комбрига, экипаж построился, и командир танка, старший лейтенант, доложился по всей форме.
        Приняв доклад, Ремизов осмотрел экипаж и коротко поблагодарил за службу. Танкисты ответили дружным троекратным «Ура!».
        –Разойдись!– отдал команду комбриг и тут же добавил:– Командир экипажа, за мной! Автомат возьми.
        Уже на ходу ввел того в курс дела.
        –Сходим вон к той самоходке. Должок у меня к ее экипажу имеется. Кстати, в расположение прибудем – список экипажа мне дай. К наградам представлю. Чай, не хухры-мухры – комбригу спину прикрыли.
        Пока шли, выслушал рассказ старлея о ходе боя, коротко рассказал об их приключениях.
        Одновременно оба осматривали поле боя и горящую немецкую технику. Вокруг сновали пехотинцы, точнее, пешие кавалеристы, которых оказалось неожиданно много, сгоняя в группы пленных и собирая с поля боя оружие. Идти было недалеко, и уже через несколько минут они подходили к одиноко стоящей Су-76. Кто-то глазастый из суетившихся вокруг самоходки разглядел на одном из подходивших людей мундир с выглядывающими петлицами генерал-майора. Тут же старший, только что снявший такой же, как у танкистов, комбинезон и оставшийся в парадном мундире, подал команду строиться и, приложив руку к фуражке, строевым направился навстречу Ремизову. Тут Ремизов его и разглядел: полковник артиллерии, среднего роста, уже в годах, но еще бодрый. Удивили две вещи: бакенбарды – явно память о прошлой жизни, и Георгиевский крест рядом с орденом Красного Знамени.
        Приняв доклад, Ремизов поздоровался с артиллеристами. Ответили дружно.
        Оглядывая короткий строй, представился сам. Заметил при этом одного бойца с полным Георгием на груди. «Да никак мужики на последний бой вышли! Вон на лобовом листе брони самоходки отверстие от пробития. Видимо, это уже не тот экипаж, который бой начинал!»
        –Спасибо вам, товарищи! За меткий огонь в столь нужный момент. Я обязательно отмечу это в рапорте. А сейчас… все что могу.
        И он снял с пояса и протянул ближайшему бойцу свою дежурную фляжку. В ней он с недавних пор носил восемьсот грамм коньяка.
        –И нам, товарищ полковник, найдется, чем это дело отметить.
        И Ремизов достал уже из нагрудного кармана гимнастерки плоскую фляжку грамм на двести.
        –Присоединяйся, старлей.
        –А вы запасливый, товарищ генерал-майор,– отметил полковник.
        –Летом сорок первого приобрел эту привычку. С награждением тогда сами знаете, как было. А людей поощрить нужно. Здесь и сейчас! А то, может быть, через час бой, и не доживет человек до благодарности. Только тогда я во фляжках и спирт носил, и водку, и даже самогон иногда. А сейчас времена получше настали – я коньяк в емкости заправляю. Давай выпьем – и на «ты». Ну! За Победу!
        И Ремизов первым сделал большой глоток и протянул фляжку артиллеристу.
        –Федор Тимофеевич я. Со знакомством!
        И комбриг протянул руку.
        –За Победу!
        Савельев также сделал большой глоток и передал фляжку старшему лейтенанту. И, пожимая протянутую руку, представился в свою очередь:
        –Афанасий Аполлинариевич.
        Старший лейтенант благоразумно в разговор двух командиров не полез. Сделав глоток коньяка, молча протянул фляжку комбригу.
        –Ты где на империалистической воевал?– поинтересовался Ремизов, принимая фляжку и обращаясь к артиллеристу.
        –Юго-Западный. Первый гвардейский корпус. Конная артиллерия. Крест за Брусиловский прорыв. А вы, Федор Тимофеевич, позвольте спросить?
        –Вроде договорились на «ты». На Кавказском я воевал. Унтер-офицер. А ты, Афанасий Аполлинариевич, вроде по возрасту уже не подходишь для службы.
        –Извини, Федор Тимофеевич, никак не привыкну. Я ведь осенью еще майором был. За бои в районе Вязьмы и орден получил, и внеочередное. А на фронт меня и не брали. По возрасту. А когда немец уже к Москве подошел, я добровольцем записался. Готов был рядовым, с винтовкой управиться-то я могу. Но повезло! Дай Бог здоровья тому офицеру, который меня к артиллерии приставил. Все ж я здесь больше пользы Родине принесу. Обучен я этому делу. И попал тоже на конную артиллерию, в кавкорпус. А сейчас – вот!– Савельев махнул рукой в сторону самоходки.– Коней нам поменяли.
        –Ну, за боевое братство! Выручил ты меня сегодня!– Ремизов приложился к фляжке.
        –Это кто еще кого выручил, и кто кого поить должен!
        Савельев принял емкость с остатками коньяка.
        –Тот танк, который вы первым выстрелом поразили – он меня уже на мушке держал. Оставалось ему только на спуск нажать. Я уж и с жизнью попрощался. Посему должок у меня перед тобой и твоими танкистами. По-людски бы отблагодарить полагалось, да вижу вон руками машут твои. Видно, пора тебе, Федор Тимофеевич.
        –Ага! Починились, видимо. Давай, старлей, добивай коньяк и пошли! Ну, ладно, Афанасий Аполлинариевич, война длинная, авось еще встретимся. Мы ведь только запрягли – до Берлина ехать еще далеко! Тот раз не взяли, этот – точно возьмем!
        –Обязательно!– пожимая на прощание руку, поддержал старый артиллерист.
        31 МАЯ 1942Г.
        ЮЖНЕЕ ЛЕНИНГРАДА
        Утром следующего дня после мощной полуторачасовой артподготовки и массированного авиаудара по тылам немцев корпуса 16-й армии, усиленные прибывшим подкреплением из состава Ленинградского фронта, перешли в наступление. И на острие его шла бригада Ремизова, огнем своих орудий разрушая немецкую оборону. Через двое суток линия фронта была отодвинута еще на пятнадцать километров южнее положения, занимаемого советскими войсками до немецкого наступления.
        А еще через неделю после этих событий войска 16-й армии вышли к берегам Копорской губы и закрепились на восточных берегах озер Копанское, Глубокое и Бабинское. Фронт был отодвинут от Ленинграда еще на полсотни километров. 7июня ТАСС сообщило об окончании успешного наступления советских войск на Ленинградском направлении и присвоении ряду соединений почетных званий «Ленинградских». 16-я армия получила звание «Гвардейской» истала 2-й Гвардейской армией. Армия Ершакова к званию Гвардейской добавила «Краснознаменная». Гвардейской стала и армия Захарова. 15 июня Сталиным был подписан Приказ НКО «О ВВЕДЕНИИ НОВЫХ ЗНАКОВ РАЗЛИЧИЯ И ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В ФОРМЕ ОДЕЖДЫ КРАСНОЙ АРМИИ». В середине июня части Первой и Второй гвардейских начали передавать полосы обороны войскам Ленинградского и Волховского фронтов, выводиться в тыл и грузиться в поезда, которые длинными вереницами повезли части прославленных армий снова на знакомые им полигоны под Горьким, где они должны были пополниться, отремонтировать технику и вооружение и начать готовиться к новым боям. Туда же отправилась и теперь уже Первая Гвардейская
воздушная армия Захарова.
        30 ИЮНЯ 2017Г.
        Г. МОСКВА
        Чрезвычайный и полномочный посол СССР в Российской Федерации Юрий Владимирович Андропов рассеянным взором смотрел из салона в затемненное окно автомобиля. За окном проносились московские улицы, так не похожие на те, которые он знал по той Москве 40-х, потоки машин, застрявшие в пробках, массы людей, спешащих по тротуарам и как ручейки сбегавших под арки станций метро с призывно светящимся зелеными буквами «М». Посол возвращался с важной встречи с представителями руководства России, которая, как обычно, проходила в старом здании на Лубянке. Что поделать? Секретность! Та самая секретность, которой пренебрегали данные союзники на территории СССР и, наоборот, с особой тщательностью соблюдали на своей территории. Поэтому формально самого Юрий Андропова – посла СССР – не существовало. Имелось место захоронения его праха в Кремлевской стене, которое он неофициально посетил. Опасности, что его могут опознать, ни его личная охрана, ни приданная группа из ФСО не видели. Двадцативосьмилетний Андропов совсем не походил на хрестоматийный облик бывшего генсека. К тайне существования Портала в 1942 году было
допущено всего лишь с десяток человек из высшего эшелона власти в России. В основном из силовых структур, руководители которых были лично преданы президенту. На уровне исполнителей – там число было гораздо больше, но там и контроль за этими людьми был на порядок жестче. В связи с секретностью в качестве резиденции послу Советского Союза передали один из подмосковных ведомственных домов отдыха Министерства обороны РФ. Андропова это нисколько и не обидело, и не расстроило. Территория дома отдыха была вполне приличной – с парком и спортивными площадками, с примыкавшим к территории озером. Как и положено, имелась собственная котельная, гараж, столовая, спортивный центр, кинотеатр и собственно само здание дома отдыха с номерами одно- и двухместными и конференц-залом. Имелся доступ к интернету. Правда, только на прием информации. Послу отвели стоявший особняком бывший генеральский коттедж. Данная резиденция отвечала задачам как нельзя лучше – удаленная от города с его шумом и суетой, расположенная уединенно в сосновом бору, что облегчало ее охрану, и с инфраструктурой, способная принять и обеспечить всем
необходимым несколько сотен человек. И пусть дом отдыха теперь никогда не заселялся полностью, все же счет постояльцев всегда исчислялся трехзначными числами. Это и охрана – внутреннюю территорию охраняло подразделение пограничных войск НКВД СССР, и обслуга, и множество командированных ученых, военных, инженеров из СССР. Которые здесь же, пользуясь возможностями резиденции, в основном проходили обучение. Внешний периметр резиденции охраняло подразделение Росгвардии.
        Андропова нисколько не расстраивало, что ему практически заказана дорога в Кремль. Ему даже нравилось бывать в старом здании КГБ, а ныне ФСБ. Те, кто знал о нем в этом здании, тянулись перед ним, невзирая на свои погоны. В кабинетах частенько его портрет соседствовал с портретом Железного Феликса. Нет, их не забыли. Его грело чувство удовлетворенности – он и Дзержинский! Ну, а насчет невозможности присутствия на официальных мероприятиях в Кремле и на Смоленской площади – что ж! Ради пользы для своей страны можно и унять честолюбие. А польза была! И польза огромная. Настолько, что ее еще невозможно оценить. И материальная – оружие, сразу поднявшее Красную Армию на голову, на две выше вермахта и люфтваффе. За которое СССР платил золотом. Что поделать? Современная Россия – капиталистическое государство. Странно, конечно, но, как узнал Андропов, это золото не поступало в хранилища Центрального Банка России. И вообще поступление золота из СССР никак не отразилось на официальных цифрах золотого запаса страны. Странно было вначале, когда он это узнал. Потом, разобравшись в ситуации, сложившейся во
взаимоотношениях группировок элиты России, понял, почему так происходит.
        Российская Федерация из своих, пусть сильно устаревших, запасов вооружила одну общевойсковую армию. Это для XXI столетия оружие было старое. Для 1941–42 годов оно было более чем современное. При посредничестве России было частично закуплено в других странах вооружение для второй армии. И частично снова уже за деньги поставлена техника времен СССР с хранения. С помощью конструкторов, инженеров переданы и освоены технологии производства более современных, чем у немцев, самолетов. И все это вместе уже позволило переломить ход войны. Немцы отброшены под Смоленск от Москвы, снята блокада Ленинграда. Практически разгромлены четыре танковых армии вермахта. По оценкам специалистов, в этом, 42-м, году немецкая армия не сможет организовать стратегического наступления. А значит, СССР получил передышку, которую использует для перевооружения Красной армии и Военно-Воздушных Сил. Как только весной закончились поставки техники и вооружения для армии Рокоссовского, из России потоком пошли эшелоны со станками, промышленным оборудованием, электростанциями и стратегически важными материалами – порохом и алюминием.
Этот поток ограничивался только пропускной способностью Портала. Железнодорожники СССР проложили второй путь до станции Вязьма, где составы сразу же уходили на восток. Все это тоже за золото, но это того стоило. Это задел уже на будущее. Уже сейчас вся авиапромышленность выпускает истребители Ла-5ФН и Як-3, Як-9, а часть заводов, получивших новое оборудование, начали выпускать Ла-9, которые поступят на вооружение Первой Гвардейской воздушной армии. И сделаны они будут из алюминия, купленного в России. Он стоит гораздо дешевле доставленного пароходами из Америки. Одновременно строятся новые алюминиевые заводы на Урале. Неподалеку от них ударными темпами круглосуточно, с использованием техники и технологий XXI столетия, готовится площадка под первую атомную электростанцию. Это будет энергоблок, который в России собирались установить на плавучую электростанцию для одного из портов Чукотки. Эта станция будет обеспечивать энергией алюминиевые заводы и одновременно станет кузницей кадров зарождающейся атомной промышленности СССР.
        ГКО по опыту использования новой техники в операциях под Вязьмой и Ленинградом и получения большого массива информации по перспективному вооружению принял решение в условиях продолжающейся войны производить только ту технику, которая требует минимальных изменений в существующих технологиях и на имеющемся оборудовании. В соответствии с этим решением изменилось производство на танковых заводах СССР. Снят с производства танк КВ-1, Кировский завод готовится поставить на линию ИС-3, а имеющийся задел по КВ-1 пущен под производство САУ СУ-152. Заводы, выпускающие Т-34, переходят на выпуск Т-34-85 и СУ-100, а Нижнетагильский танковый завод осваивает производство Т-44. В серию пошел пистолет-пулемет Судаева как имеющий минимальную себестоимость в производстве и достаточную эффективность применения. Противотанковые ружья заменяет РПГ-7. Появление у немцев подобного противотанкового оружия вызвало необходимость производства элементов динамической защиты и оснащение ею бронетехники. Первая и Вторая Гвардейские армии преобразуются в танковые. Ершаков и Рокоссовский, получив звание генерал-полковников,
возглавят фронты.
        Постепенно мысли посла перешли к России XXI века и особенно к личности ее президента. На его счет существовало несколько теорий, каждая из которых имела существенные изъяны. Ознакомившись со всеми и соотнеся их с тем, что ему было известно, он остановился на версии, озвученной неким ресурсом давно, почти сразу после знаменитой Мюнхенской речи Путина. Ее сумели откопать из бездонной пропасти интернета аналитики Воистинова, работавшие там же, на территории посольства. Это версия о том, кто такой Путин и чего от него ждать. Слишком быстро она исчезла. Либо эту информацию подчистили, либо просто завалили спамом, и она ушла в глубины забвения. Суть ее сводилась к следующему.
        Президент – выходец из Первого Главка КГБ, который является одной из структур развития НКВД, корни которого идут к Феликсу Эдмундовичу и ВЧК. То есть информация о президенте известна лишь та, которую решено было показать или невозможно было утаить. Путин – посредник между российским олигархатом и силовиками. И если олигархат имеет все возможности устроиться на Западе, то силовики в силу исполнения своих обязанностей, не всегда благосклонно рассматриваемых хозяевами мира, такой возможности не имеют. Не все, но часть – точно. Взять ту же Вторую Чеченскую кампанию. Часть генералитета, в случае выезда за границу, имеет шанс поселиться в уютной тюремной камере Гааги. То есть имеется факт – одни зарабатывают деньги в России и могут себе позволить себе жить, где захотят, а другие этой возможности лишены. Налицо конфликт интересов. Грубо говоря, одним вообще все равно, что тут происходит – они просто тут зарабатывают деньги. И, естественно, ни о каких вложениях в Россию для них и речи быть не может. А другие вынуждены задуматься о перспективе жизни именно здесь. Но относить эту часть элиты к патриотам не
стоит. Речь идет лишь об их желании, чтобы им позволили рулить страной как посредникам между Западом и Россией. Вот и весь конфликт. Разрешил бы им эту вольность Запад, и все успокоилось бы. Но Запад не мог этого позволить в силу того, что считает себя победителем в холодной войне. И делиться дивидендами в грабеже проигравшей страны ни с кем не собирается. И тогда, чтобы отстоять свое право на ярлык Великого княжения, Путин начал возрождение военной мощи. Надо признать – сделано это было превосходно. Запад открыл глаза, когда Россия взяла Крым, но уже опаздывал в темпе. А потом Сирия окончательно расставила все по своим местам. Внезапно в мире, кроме военной мощи США и экономической Китая, появилась третья сила. Несколько абсурдная, потому что уступала обоим гигантам и в экономике, и в военной мощи, но обладающая способностью уничтожить обоих конкурентов. Эта способность была и раньше, но никто не верил, что Россия ее использует. А теперь поверили и вынуждены с этим считаться.
        Эта возможность – заслуга советского народа, построившего ракетно-ядерный щит, но и современное руководство вложило определенные суммы и средства для его модернизации.
        Все эти события вдохновили патриотов, популярность президента в народе бьет все рекорды. За Крым в интернет-среде к его фамилии добавили даже титул «Великий».
        Все, что он делает во внешней политике, поддерживается патриотическими силами руками и ногами. Но что касается внутренней – есть подозрения, что олигархический капитализм вряд ли сменится на режим, более приемлемый для народа. А если вдруг Запад согласится и предоставит этой «бунтующей» части нашей элиты возможность зарабатывать на посредничестве при перепродаже природных ресурсов? Уверенности, что курс на восстановление полноценного суверенитета страны, ни у автора этого материала, ни у Андропова не было.
        В этих условиях Андропов главной целью считал извлечение максимальной пользы для своей Родины из отношений с Российской Федерацией. Там, в далеком 1942 году, идет война, которая уже унесла миллионы жизней советских людей и унесет еще немало. И нужно приложить все силы, чтобы уменьшить это число и приблизить Победу. А какая она будет и когда – в свете знаний о послевоенном мире и поведении союзников решение принимать об этом вождю.
        15 ИЮЛЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        В дивизии НКВД в Особом районе с момента снятия блокады круглосуточно шла стройка. Строились штабы полков, госпиталь, казармы, парки боевой техники, позиции, дороги и линии связи. Граница Особого района была оборудована двойной электросигнализационной системой первого поколения «Скала». Была проложена КСП, и пограничники приступили уже к плановой службе по охране границы объекта. Покинули эту сторону прохода почти все части и подразделения российской армии. Пока еще несли службу по охране воздушного пространства подразделения ПВО. Но и они в скором времени должны были вернуться к местам постоянной дислокации. Воины и командиры полка ПВО, которому предстояло охранять небо в этом месте, под руководством инструкторов осваивали систему С-125 и в этом году должны были встать на боевое дежурство. Единственное, что осталось постоянным – это узел Правительственной связи и тропосферная линия «Особый район – Москва», где находился такой же узел. Это были подразделения ФСО Российской Федерации, личный состав которых находился здесь в командировке. С территории Особого района вывезли излишки населения,
оставив только строго проверенное и необходимое количество для обеспечения жизнедеятельности. Жизнь налаживалась.
        В семье Гришиных самое главное случилось в июле. Было сдано первое трехэтажное общежитие для командиров и их семей. Семье Гришиных выделили двухкомнатную квартиру. Все удобства и кухня были общие – в концах длинного общего коридора. Единственное, что было в квартире – это холодная вода. Ну, и отопление за счет угольной котельной в подвале общежития. В дальнейшем планировалось построить жилые городки на месте деревень каждому полку дивизии, но это было в перспективе. А пока и это было счастье! На новоселье присутствовали все причастные к судьбе их семьи. Правда, часть из них попасть на территорию Особого района не смогли. Секретность! Однако Трофимовы, Богомоловы, Гладкие и Дегтярев имели такую возможность. На новоселье семье Степана и Веры подарили швейную машинку с возможностью использования электропривода, электроутюг, четыре стула и обеденный стол, за которым и отметили новоселье. Это был последний раз, когда они собрались все вместе. Трофимов еще весной снова стал гражданским и потерял возможность посещения территории объекта. Через неделю после новоселья у Богомолова случился инсульт. К
счастью, успешно перенесенный с минимальными последствиями, но после него ВВК его комиссовала, и он также стал гражданским со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Гладкий перевелся в Москву – поближе к семье, а Дегтярев ушел на повышение туда же. На этом жизненный путь семьи Гришиных окончательно разошелся с этими людьми.
        30 СЕНТЯБРЯ 1942Г.
        ОСОБЫЙ РАЙОН
        Дежурный офицер фронтового узла Правительственной связи, удобно расположившись в кресле, читал книгу о попаданцах. Раньше об этом жанре он знал лишь то, что одним из родоначальников был Марк Твен, написавший в том числе и книгу под названием «Невероятные приключения янки из Кентукки при дворе короля Артура». Которая и стала первой широко известной книгой жанра. Еще он смотрел советский фильм «Иван Васильевич меняет профессию» иамериканский «Назад в будущее», снятые в том же жанре. На этом знакомство с этой частью литературы и кино для него заканчивались. Все перечисленное он относил к несерьезной литературе, а он был человек весьма серьезный. Как-никак – офицер Федеральной службы охраны! Одной из ведущей спецслужбы Российской Федерации! Правда, к охране руководства России он имел весьма опосредованное отношение – как он мог их охранять, сидя в кресле в аппаратной связи далеко от столицы? Однако Служба специальной связи и информации структурно входила в состав ФСО. Как когда-то Управление правительственной связи входило в состав КГБ СССР. Но тогда и задачи, и масштабы были другие.
        В общем, человек он был очень серьезный. Однако жизнь распорядилась так, что эта несерьезная литература заставила относиться к ней более чем серьезно. И вот он – выпускник Академии Федеральной службы охраны Российской Федерации, в прошлом – Орловского высшего военного командного училища связи КГБ СССР имени М.И.Калинина – сидит в аппаратной узла связи, обеспечивающего Правительственную связь между Москвой 2017 года и Москвой 1942 года. Который, имеется в виду – узел, находится по другую сторону Портала. То есть во времени фронтовой узел Правительственной связи ФСО РФ развернут в 1942 году, на территории Особого района под Вязьмой. В СССР. Поэтому и книга у него в руках не простая, а как раз по теме. Андрей Круз, «Земля лишних» называется. И нужно отдать должное – написана она талантливо и читается с интересом.
        Чтение неожиданно прервалось сигналом о пропадании каналов. Офицер взглянул на аппаратуру. Действительно, пропали все каналы. Он поднял трубку «тапика» и, крутнув ручку, отправил вызов на конечную станцию тропосферной связи. Ответил сам начальник.
        –Василич! Что со связью?
        –Только что этот же вопрос мне задал коллега из Москвы. У нас интервал в норме. Никаких проблем нет.
        –Та-ак! Сейчас свяжусь с узлом на той стороне Портала. Давай, до связи!
        И он, отбившись, нажал кнопку вызова служебной линии узла связи, развернутого у Портала в XXI столетии и соединенного с их узлом кабелем. На вызов никто не отвечал. Он уже собрался поднимать начальника узла, когда дверь в кунге открылась, сменив яркий дневной свет в аппаратной на синий маскировочный, и в нее заглянул часовой, водитель узла контрактник Семенов.
        –Товарищ капитан! Там это… Портал пропал!
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к