Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Александрова Кристина: " Идеальное Искажение " - читать онлайн

Сохранить .
Идеальное искажение Кристина Александрова
        Искажение #0Молодёжные истории Кристины Александровой #0
        Я поддалась на уговоры подруги и поехала с друзьями в лес с палатками только для того, чтобы хоть ненадолго забыть безответные чувства, но вместо этого нос к носу столкнулась со своим возлюбленным. В ту секунду мне казалось, что моя жизнь рухнула, но судьба приготовила мне такие проблемы, что уже в ту же ночь я поняла, какая же это ерунда. Всё становится ерундой, когда в тебе просыпаются способности, исполняющие твои самые сокровенные мечты, но совершенно не поддающиеся контролю. И способные контролировать тебя, если ты неудачно сформулируешь своё желание…
        Пролог. Саратов, пятое июля
        Над Саратовом сгущались тучи - стремительно, неотвратимо. Налетел сильный ветер, жёлто-красные зонтики тряслись под его порывами, казалось, ещё немного - и они улетят. Настя сидела за оранжевым столиком летнего кафе, поглядывала на часы и думала о том, что пора уходить. Валя не придёт. Как не приходил в предыдущие семь раз и как не приезжал в прошлые три раза. Пора это прекращать.
        Настя глубоко вдохнула, выдохнула и решительно поднялась на ноги. Быстро расплатилась по счёту, обошла оранжевые столики, низкий металлический заборчик и вышла на проспект Кирова. С каждой минутой становилось всё холоднее, несмотря на то, что ещё полчаса назад царила июльская жара, и Настя ускорила шаг. До автобусной остановки оставалось идти два квартала.
        - Эй, ты в порядке? - послышался сквозь шелест деревьев и шум городского дня громкий мужской голос.
        Настя машинально обернулась. Возле ближайшего каштана, высаженного в прогалину в тротуарной плитке, стояла тоненькая девушка в длинном белом платье. Её длинные волосы доставали ей почти доталии, глаза были закрыты, на щеках рассыпаны веснушки. Рядом с ней с растерянным видом топтался незнакомый парень в ярко-зелёной толстовке и джинсах. Настя замедлила шаг, пригляделась внимательнее и с ужасом узнала в девушке свою младшую сестру.
        - Магда? - выдохнула она.
        Магдалена не отзывалась. Она прижималась к невысокому, чуть тронутому желтизной каштану, как будто боялась, что её собьёт с ног очередной порыв ветра. Настя уже направилась к ней, сделала шаг навстречу, но неожиданно натолкнулась на невидимую преграду. Растерянно оглянулась на парня в зелёной толстовке и поняла, что с ним случилось то же самое.
        - Магдалена! - позвала Настя. - Магда, что с тобой?
        Магдалена не шевелилась, ветер не трепал её волосы, с каждой секундой она всё больше походила на восковую фигуру. Настя попыталась коснуться невидимой преграды, но ничего не обнаружила; она попыталась пройти вперёд, но, казалось, сам воздух сдерживал её и отталкивал обратно. Настя на разные лады звала сестру, уговаривала её открыть глаза, пойти с ней, ответить хоть что-то… бесполезно. Ветер крепчал. Становилось трудно дышать. Первые капли дождя застучали по плечам, скатывались по щекам, как слёзы, и Настя поняла, что плачет. Ещё никогда в жизни ей не было так страшно.
        - Кто-нибудь, помогите! - послышался голос парня в зелёной толстовке.
        Настя обернулась и увидела, что вокруг них начала собираться толпа. Люди, спешившие укрыться от непогоды, останавливались здесь, как завороженные. Настю захлёстывало отчаяние. Она всматривалась в незнакомые лица, пыталась просить о помощи и даже не понимала, что не может произнести ни слова, как будто вдруг лишилась голоса.
        Она даже не заметила, как Магдалена открыла глаза, и по её щекам покатились слёзы.
        Зашумел ливень, накрыл город огромной волной, и Настя мгновенно промокла до нитки. Но она даже не успела понять, что ей холодно и неуютно; неожиданно внутри неё разгорелось пламя такой невероятной, такой сильной любви, что она опустилась на колени. Насте казалось, что она любит всех - и того парня в зелёной толстовке, и блондинку в костюме леопардовой расцветки, и двух девочек в одинаковых синих курточках, жмущихся к маме. И самое главное - свою малышку Магдалену. Настя любила её так сильно в те секунды, что не замечала, как платье сестры промокло, что она стояла на земле без обуви, что с каждым мгновением становилось всё холоднее, и если они не спрячутся от непогоды, здоровыми они точно не останутся…
        Всё прекратилось так же быстро и непонятно, как началось. Настя обнаружила себя в машине, похожей на УАЗы «Скорой помощи», закутанной в тёплое шерстяное одеяло. Перед ней сидел незнакомый мужчина лет тридцати на вид, одетый в медицинский халат. За его спиной Настя разглядела кушетку, на которой растянулся парень в зелёной толстовке. Кажется, он спал - отсюда не было возможности увидеть его лицо, но можно было расслышать тихое посапывание.
        - Что… что случилось? - неуверенно спросила Настя.
        Голова болела, разум затуманился, во рту сухо, как будто она только что проснулась после шумной вечеринки. Мужчина в белом халате взял её за подбородок, заставил повернуть голову так, чтобы он мог рассмотреть её лицо с разных сторон.
        - Уже всё в порядке, - сказал он и опустил руку.
        Мужчина наклонился, Настя машинально проследила за ним и увидела, что он потянулся к огромному кожаному саквояжу, наполненному склянками без маркировок и шприцами. Всё это было свалено в таком беспорядке, что оставалось удивляться, как оно сохранялось в целости и сохранности.
        В голове понемногу прояснялось.
        - Там была моя сестра, - сказала Настя. - Её зовут Магдалена. С ней случилось что-то странное, я не знаю…
        Мужчина позвенел склянками и достал из саквояжа длинную тонкую пробирку, закупоренную резиновой крышкой, и шприц.
        - С вашей сестрой всё в порядке, - сказал он. - То есть, в том смысле, что она здорова.
        - Тогда что это было? - спросила Настя.
        Мужчина поднял на неё взгляд, прищурился, как будто силился рассмотреть в ней что-то, чего не заметил сразу, затем снова склонился над саквояжем. Пошуршал упаковкой, открывая шприц. Насте казалось, что он намеренно затягивает всё это, чтобы не отвечать на неудобные вопросы.
        - В вашей сестре проснулись особые… скажем так, способности, - негромко заговорил мужчина.
        - Способности?
        Мужчина достал из саквояжа ремешок с застёжкой, похожий на лямку рюкзака. Протянул руку к Насте.
        - Позвольте?
        - Что это? - спросила Настя.
        - Успокоительное, - сказал он. - Поверьте, оно вам понадобится.
        Настя ни на секунду не поверила ему, но она просто не знала куда деваться. Машинально оглянулась по сторонам и не заметила ничего тяжёлого, чем можно было бы отбиться. Мужчина ждал с протянутой рукой, и Настя решила подыграть ему, во всяком случае, пока. Она расстегнула пуговицу на рукаве блузки, подняла рукав чуть выше локтя.
        - Так что насчёт способностей? - спросила она.
        Мужчина взял её за руку, устроил на столе, натянул жгут выше локтя. Надел перчатки, воткнул шприц в пробирку, принялся неспешно набирать прозрачную жидкость. Казалось, это просто вода или физраствор.
        - Нам мало что известно, - нехотя сказал мужчина. - Мы знаем, что эти способности… очень странные, я сказал бы так. Вы помните, что с вами случилось?
        - Плохо, - отозвалась Настя. - У меня было такое странное чувство…
        Мужчина отложил пробирку в сторону, опустил руку со шприцем на стол и внимательно посмотрел на Настю.
        - Поэтому мы и не можем до конца понять, что это, - сказал он. - Очевидцы в один голос твердят о том, что испытывали странное чувство, как будто они любят весь мир. Это всё. А в то же время вокруг них творилось такое, что ни один закон физики объяснить не в силах, и этого никто не видел.
        - Откуда же вы знаете?..
        - Камеры, - просто сказал мужчина. - В наше время невозможно спрятаться или скрыть что-то.
        Он затянул жгут на руке Насти.
        - Поработайте кулачком.
        Настя несколько раз сжала и разжала кулак. Мужчина потянул её руку на себя, осторожно коснулся сгиба локтя кончиками пальцев. Это было неприятно, Настя дёрнулась.
        - И что будет теперь? - спросила она.
        Мужчина поднёс шприц к её руке. Настя отвернулась, зажмурилась, вжала голову в плечи. Игла неприятно уколола сгиб локтя.
        - А теперь вам нужно отдохнуть, - сказал мужчина. - Всё остальное завтра.
        Он вытащил иглу, Настя обернулась и открыла глаза. Мужчина приложил пахнущую спиртом вату к месту укола, поднял её руку так, чтобы пальцы коснулись плеча.
        - Что значит «завтра»? Мне нужно позвонить родителям, - заволновалась Настя. - Я должна была ехать на вождение, и…
        - Не волнуйтесь, мы позвоним вашим родителям, - сказал мужчина. Он стянул перчатки, закрыл иглу на шприце колпачком, жестом указал на кушетку, на которой сидела Настя. - Устраивайтесь удобнее и отдыхайте.
        Настя пыталась сопротивляться, но разум затуманился ещё сильнее. Усталость подкралась на мягких лапах, тёплым пледом опустилась на плечи. Настя не удержалась и растянулась на кушетке.
        - Пожалуйста, позвоните родителям…
        Тьма неслышно опустилась, заполонила собой всё.
        Лес в Саратовской области, где-то под Белоглинском. Второе июля, поздний вечер
        Я бы хотела сказать, что всё началось с тех идиотских снов. Они начались в тот день, когда мне исполнилось восемнадцать, и принялись преследовать меня с частотой в раз в несколько недель. Никаких внятных причин, никаких явных обстоятельств, зато всегда одна и та же картинка. Я в блестящем платье и босоножках на умопомрачительных каблуках, сцена, покрытая потёртым коричневым паркетом, яркий ослепляющий свет и силуэты пустых сидений. И каждый раз одно и то же - я выхожу на эту сцену, прикрываю глаза и пытаюсь рассмотреть хоть что-то. Я чувствую, что должна что-то сделать, как-то двигаться, но… что? Чего от меня хочет этот пустой зал? Это театр, музыкальный клуб или что? Ответа нет, только гулкий отзвук от моих каблуков под сводами и слепящий свет. Больше ничего.
        Я бы очень хотела сказать, что всё началось с тех идиотских снов. Но на самом деле всё началось этим вечером… или ночью… или чёрт его знает. В общем, в ту замечательную поездку за город, куда меня утащила Лиза, моя соседка. Нас было три девчонки и три парня, мы ехали в одной машине и везли с собой три двухместные палатки. Это был мой первый, ээ… поход? Выезд за город? Ночёвка на природе? В общем, что-то такое случилось со мной впервые, и что среди всего этого было особенно впервые - что с нами поехал Денис Алексеев. Тот самый Денис, в которого я была влюблена с десятого класса, с которым мы танцевали весь выпускной, с которым мы целовались за углом кафе и чьи руки в ту ночь почти расстегнули моё платье; благо, меня спасла Магдалена, моя лучшая подруга. Она влепила ему пощёчину за меня, а мне рассказала о том, что у него есть девушка. За него, ага.
        - Могла бы и сама узнать об этом, - пробурчала она тогда. - Ты же в него втюрилась, а не я, а знаю это почему-то я.
        - Прости, - виновато ответила я. - Я слышала об этом, но думала…
        - Думала, - передразнила она. - Надо было шире уши развесить. Тогда бы узнала, что он крутит со всеми девчонками, кому нравится, чтобы заставить свою ревновать…
        В стороне стояла наша общая подруга Дарина и, как мне показалось тогда, старательно делала вид, что здесь ни при чём. И тогда я впервые подумала о том, что значат слова «со всеми девчонками». То есть, буквально со всеми. То есть, ты даже можешь не знать, что твоя красавица-подруга Дарина, так старательно отказывавшая всем парням в школе, тоже могла тайком встречаться с кем-то. Например, именно с Денисом. Иначе почему она в ту секунду с такой силой сжимала свою крошечную сумочку?
        Денис был красив, как только может быть красив самый популярный мальчик в школе. Высокий блондин с голубыми глазами, он носил длинные волосы и имел привычку чуть наклонять голову влево, когда разговаривал с девушками. А если он при этом улыбался, устоять могли примерно… никто. Ну, кроме Магдалены, но она, кажется, вообще бессмертный танк. А я… а я всего лишь Яна. И устоять не могла.
        И да, когда я соглашалась на эту поездку, я искренне верила, что получила шанс отдохнуть от Дениса, развеяться и подумать о том, как избавиться от мыслей о нём. Да и Лиза обещала, что там будут только её приятели, никаких общих знакомых. Она просто не знала, что Денис сначала учился со мной в одном классе, а теперь учится со мной на одном факультете, для неё он был парнем её подружки, Кати. Это то, что называется иронией судьбы, ага. И мне стоило бы отказаться, но я… я всё-таки не Магдалена.
        Ладно, по крайней мере это была едва ли не первая моя ночёвка вне дома, у подруг не считается. А ещё у Лизы были классные друзья, братья Зорины, Федя и Дима. Будущий медик, приехавший к родителям проветриться, и профессиональный футболист, приехавший забрать с собой свою подругу. Правда, его подруга в последний момент заболела и не смогла поехать, и как она только его отпустила, для меня осталось загадкой.
        - Я поклялся, что присмотрю за ним, - смеялся Федя и смотрел то на меня, то на Катю. - Так и отпустила.
        Дима покачал головой и возвёл глаза к звёздному небу. А Федя наклонился ко мне, заговорщицки подмигнул и добавил:
        - На самом деле он просто одержим своей девчонкой, и поэтому она может не бояться. Она даже выгоняла его из дома, чтобы он развеялся и немного отвлёкся от неё, только это не помогает. Вон, смотри.
        Мы оба обернулись к Диме. Он не отрывал взгляда от своего телефона. Федя фыркнул.
        - Я же говорил!
        - А? - Дима поднял голову и непонимающе смотрел на брата.
        - Ничего-ничего, - сказал Федя и снова наклонился поближе ко мне. Понизил голос. - Смски строчит с признаниями в бесконечной любви, ага…
        Несмотря на то что здесь было холодно, темно и сыро, рядом с таким парнем, как этот Федя, было спокойно. Даже не было страшно, когда по деревьям за нашими спинами танцевали неверные тени, играя со светом от костра, а где-то вдалеке хрустела очередная ветка. И даже не хотелось повеситься от того, что Денис был рядом и постоянно смотрел на меня… ну, до поры до времени.
        - А если бы вы могли иметь любую суперспособность, что бы вы выбрали? - спросил Денис и оглянулся на меня. Я видела, как в его голубых глазах блеснули отсветы от костра.
        - Сдавать любой экзамен на «отлично» итут же забывать это, - фыркнула Катя и прижалась к нему.
        - А в чём смысл? - вмешался кто-то из Зориных. Спорю на сотню, что Федя, его брат вряд ли мог сейчас оторваться от телефона. - Ну сдашь ты, окончишь универ. А что дальше?
        Денис крепче прижал к себе Катю, поцеловал её в макушку, но при этом продолжал смотреть на меня. Я состроила недовольную мордашку и отвела взгляд в сторону. Знает же, пакость такая, что я сгораю от ревности, и всё равно провоцирует. Ненавижу.
        - Я могу получить сколько угодно дипломов и сертификатов, а потом работать где захочу, - мечтательно протянула Катя. - Хочешь - ветеринаром, хочешь - учителем, хочешь - вообще космонавтом…
        - Ты же сказала, что будешь сразу забывать всё после сдачи, - хитро улыбнулся Федя.
        - Когда придёшь на работу, всё равно придётся переучиваться, - отмахнулась Катя. - И смысл запоминать?
        Резон в её словах был, и я даже на мгновение задумалась. Я училась на психолога, как мне советовала моя старшая сестра, но она же в своё время предупреждала, что мне нужен будет только диплом, и чтобы я работала именно на него. На практике всё равно всё будет выглядеть иначе…
        - А я бы хотел телепортироваться, - подал голос Дима. Он тянул слова, по-прежнему утыкался в экран и вообще выглядел так, будто это мы его отвлекаем от важного дела, а не он сам говорит.
        Хотя, может быть, его заставил ответить Федя, я не удивлюсь этому. Как не удивлюсь и тому, что телепортироваться он хотел бы к своей подружке, причём так, чтобы брат не мог последовать за ним.
        - Кто бы сомневался, - фыркнул тот и протянул руки к костру. - Я хотел бы повелевать огнём.
        - И зачем? - спросила Лиза. Она едва заметно улыбалась, и я узнала это выражение лица - парень ей явно нравился.
        Федя пожал плечами.
        - Это круто, - сказал он. - Огонь - это сила. Он похож на меня, может обжечь, а может согреть. Нет ничего, что подходило бы мне больше.
        Это звучало так… так… необычно. Я невольно залюбовалась этим парнем, его лицом, освещаемым светом огня. В эти секунды он казался даже симпатичней Дениса… но разве он позволит кому-то перетянуть внимание девушек на себя?
        - А ты, Ян? - Денис чуть улыбнулся. - Ты бы чего хотела?
        В глаз тебе дать, подумала я. Но вслух сказала совсем другое.
        - А я не знаю, - я пожала плечами. - Столько суперспособностей придумали, что я даже не знаю, что выбрать.
        Я немного помолчала, несколько долгих мгновений смотрела в пламя костра. Огонь, конечно, это здорово, только я на живое воплощение огня явно не тяну.
        И ответ внезапно нашёлся сам собой.
        - Я бы хотела силу, которая давала бы мне ответы, - сказала я и оглянулась на Дениса. Он даже отлип от Кати и уставился на меня с неподдельным интересом. - Иногда бывает так, что очень тяжело принять решение, а тут… р-раз! И ты знаешь, как правильно. И думать не надо.
        - Круто, - подал голос Дима. Я оглянулась на него и увидела, что он смотрит на меня. - Хотел бы я такую.
        - Ага, чтобы стать идеальным игроком и никогда не промахиваться, - фыркнул Федя и в шутку толкнул его локтем.
        - Да ты даже не представляешь!.. - возмутился Дима.
        Братья принялись в шутку переругиваться, а Лиза, воспользовавшись этим, подсела ко мне и обняла за плечи.
        - Катя с Денисом хотят одну палатку на двоих, - еле слышно сообщила она. - А мы что будем делать?
        Только не говорите мне, что придётся до утра слушать их ахи-вздохи! Я отвернулась, закрыла глаза и сжала кулаки - так, чтобы Лиза не заметила. А она, кажется, и не обращала внимания на такие мелочи.
        - Слушай, - с жаром зашептала она, - я тут подумала… а может, я с Федей попрошусь?
        - А меня, значит, оставишь с незнакомым парнем?
        - С самым надёжным парнем на свете! - Лиза хихикнула. - Я знаю его девушку, знаю, какая у них любовь. Поверь, он на тебя даже не посмотрит.
        Нет. Ну нет. Я не хочу, будь он даже геем. Просто потому, что я его не знаю. Вдруг он храпит во сне? Или лезет обниматься? Или портит воздух, простите за мой французский…
        - Ну пожалуйста! - заныла Лиза. - Ты же сама видишь, какой он классный! Вдруг у нас больше никогда такого шанса не будет, а? Он через две недели свалит в свой Саратов, и мы ещё долго не увидимся. А так будет хоть какое-то приключение…
        - Вы же друзья, - вяло сопротивлялась я, уже заранее понимая, что проиграла по всем фронтам.
        - Друзья, - согласилась Лиза, - ну и что? Такие вещи дружбе не помеха! Наоборот, только укрепляет…
        Да уж. Полный провал. В эти секунды мне ужасно не хватало Магдалены - она бы смогла за меня постоять. Но её не было, а значит…
        - Ладно, - сдалась я. - Делай что хочешь. Может, он и не согласится ещё…
        Но он согласился. И поэтому я делила небольшую зелёную палатку не с подругой, а с парнем, который моментально отвернулся от меня и снова уткнулся в телефон. Каждые несколько мгновений слышался звук вибрации телефона, и это начинало доставать. В какой-то момент мне даже показалось, что я не усну, но я всё-таки уснула.
        И снова увидела проклятый сон. Давно не виделись…
        В первые мгновения мне показалось, что всё было точно так же, как и всегда. Тот же паркет, те же огроменные каблуки высотой с хорошие американские горки, то же блестящее платье. Я даже попыталась опустить взгляд, чтобы рассмотреть его, но здесь боссом явно был сон, а не я. Мои ноги сами вышагивали по потёртому паркету, практические не спотыкаясь, моё сновиденное «я» смотрело перед собой, краем глаза отмечая тяжёлый красный занавес по правую руку. Но когда я вышла на сцену, вся моя грация моментально закончилась, и я от всей души споткнулась, едва не грохнувшись носом об пол.
        Моё место в центре сцены уже было занято. Это была высокая девушка в длинном платье, блестящем в ослепляющем свете прожекторов. Её длинные тёмные волосы были распущены, она стояла спиной ко мне, а потому невозможно было рассмотреть лицо. Она стояла на том же месте, куда обычно выходила я, и так же закрывала лицо рукой от света, как и я. Мне было не по себе. Я уже догадывалась, что я увижу.
        Девушка резко развернулась лицом ко мне, и поняла, что не ошиблась. Она была… ну, мной. Только какой-то слишком идеальной - у меня бы никогда не вышло состроить такую симпатичную взволнованно-решительную мордашку.
        - Быстрее, - выдохнула она. - Иди скорее сюда!
        Я машинально подчинилась, но… «быстрее», на таких каблучищах? Серьёзно? Я ковыляла кое-как, а моя копия взволнованно наблюдала за этим, и в её тёмных глазах горел незнакомый мне огонь.
        - Быстрее, быстрее, ты нужна мне, - снова подала голос она.
        Отзвук её голоса и стука моих каблуков прокатился под сводами зала. Как и прежде, он был пустым, и я всё ещё не могла рассмотреть ничего, кроме силуэтов сидений и бесконечного количества рядов, растворяющихся в бело-голубой дымке.
        Новый отзвук прокатился навстречу - моя копия подлетела ко мне, нисколько не обращая внимания на то, что в этом узком платье неудобно ходить. Она схватила меня за плечи, с силой встряхнула и посмотрела в глаза.
        - Ты должна принять меня, - с жаром сказала она.
        Ничего не понимаю. Я покачала головой.
        - Но…
        - Послушай, я уже совсем рядом, - не унималась она. - Всё, что тебе нужно сделать - открыть дверь, когда я постучу. Ясно?
        - Нет… то есть да… то есть, какого чёрта?
        Моя копия неожиданно улыбнулась.
        - Ты уже задаёшь правильные вопросы и даёшь правильные ответы, - сказала она. - Не забывай делать это, когда я приду.
        Она отпустила мои плечи, затем вдруг с силой размахнулась и оттолкнула. Разумеется, я не удержалась и рухнула на пол. Последним, что я запомнила, были мириады осколков стекла, взмывшие в воздух, и громкий хрустальный звон…
        Я резко села и оглянулась по сторонам. Вокруг меня был натянут ядовито-зелёный брезент, чуть подсвеченный маленьким карманным фонариком. Я машинально оглянулась к источнику света - а нет, не фонарик. Это Дима дремал с телефоном в руке, и экран ещё не погас. Я смотрела на него долго, пытаясь понять, как я здесь оказалась - почему-то сознание никак не хотело понимать, что я вовсе не в зале, и что справа от меня нет тяжёлой красной занавеси, а за палаткой не обнаружится бесконечных рядов театральных сидений.
        В тот момент, когда я села, одеяло соскользнуло на землю, так что теперь я начинала замерзать. Это помогло вернуться к реальности - в том зале всегда было тепло и как-то пыльно, других слов не подобрать. Воздух опустевшего помещения, оставленного в одиночестве между наплывами зрителей, когда нет нужды ухаживать за всем сразу и достаточно приводить в порядок только те части помещения, что используются каждый день. Реальность же пахла июльской свежестью, дубовым лесом, ночным холодом и речкой, протекавшей в нескольких метрах от нас. И звучала тишиной - никакого треска костра и случайного хруста веток, только безмолвие. Бесконечное безмолвие.
        Я посидела ещё несколько долгих секунд и, когда экран у телефона Димы всё-таки погас, поднялась и вылезла из палатки. Рассвет ещё и близко не предвиделся, вокруг царила беспросветная темнота, чуть подсвеченная тлеющими в костре углями, фонарём за одной из палаток ребят и бесконечной россыпью звёзд. Я застыла, всматриваясь в ночную высоту и боясь вздохнуть. Правда, шея быстро затекла, и пришлось всё же опустить взгляд на бренную землю, добраться до низкой лавочки, сколоченной наспех из широкой доски и двух огрызков бревна, и растянуться на ней. Как раз вовремя - стоило мне улечься, как надо мной чиркнула полоска падающей звезды. Одновременно с этим потянул прохладный ночной ветерок, и я плотнее закуталась в кофту. Возвращаться в палатку к незнакомому парню не хотелось.
        Хотелось бы мне, чтобы бедный Дима отправился к своей девушке вместо того, чтобы спать в одной палатке с незнакомкой, с тоской подумала я. А вместо него было бы неплохо заполучить в свою палатку Дениса и закончить то, что началось на выпускном. Как минимум для того, чтобы согреться, а как максимум - понять бы уже, что это такое, быть рядом с ним по-настоящему, а не вот эти мимолётные мгновения. Только чтобы при этом девушки у него не было, а то…
        Я не успела додумать, что именно. Послышался тихий «вжик», я машинально обернулась и увидела, что из моей палатки выбрался сонный Дима. Он двигался медленно, словно только проснулся, и мне стало даже как-то неуютно.
        - Я тебя разбудила, да? - спросила я.
        Дима посмотрел на меня невидящим взглядом, как будто смотрел куда-то сквозь меня, и мне стало ещё более неуютно. Надеюсь, он просто ещё не проснулся до конца, а то в такую тёмную ночь можно поверить даже в то, что твой сосед по палатке может превратиться в зомби или ещё что похуже…
        - Нет, - бесстрастно сказал Дима. - Мне просто нужно уйти.
        Он поднялся на ноги и, не говоря ни слова, направился куда-то в лес. Я растерянно смотрела ему вслед. Он прошёл мимо машины, вышел к колее, по которой мы сюда приехали, и направился дальше по ней. Все его движения были какими-то неестественными, как будто кто-то управлял им, дёргал за ниточки, а он послушно следовал командам.
        Прохладный ночной ветер усилился.
        Я похолодела. Чёрт. А он не мог быть лунатиком? Я моментально подскочила на лавочке, принялась всматриваться в темноту, чтобы понять, а не остановился ли он и надо ли бежать за ним. В этот же миг раздался новый вжикающий звук, и машинально обернулась в ту сторону и увидела того, кого меньше всего ожидала увидеть.
        Денис. Хвала небесам. Вместе мы точно разберёмся, что там стряслось с этим Димой.
        Я моментально шагнула к нему.
        - Слушай, как хорошо, что ты проснулся, - затараторила я. - Там Дима ушёл, с ним явно что-то не так…
        Денис улыбался. Он смотрел на меня так странно, что я невольно запнулась и отступила на шаг.
        - Знаешь, а ты очень милая, - сказал он. - И почему я этого никогда не замечал?
        Он шагнул ко мне, я опять отступила.
        - Ты нормальный? - выдохнула я. - Там Дима…
        - Да нет, знаешь, я замечал, - Денис заулыбался ещё шире. - Но мне нравилось дразнить тебя, видеть, как ты на меня смотришь. Знаешь, это так забавляет. Ты мило краснеешь и злишься…
        Я обернулась, поискала взглядом Диму. Он остановился в нескольких шагах от того места, где узкая колея переходила в то, что было похоже на дорогу, и медленно покачивался из стороны в сторону, как будто не мог противостоять усилившемуся ветру.
        - Дэн, прекрати, - сказала я и обернулась к нему. - Диме нужна помощь, он…
        - Он подождёт, - ухмыльнулся Денис и сделал огромный шаг вперёд, я едва успела отскочить в сторону. - Я же ждал…
        Я снова отступила, но на этот раз упёрлась спиной в дерево. Денис моментально оказался рядом, схватил меня за плечи. Его глаза блестели, я задрожала. Нет, только не говорите мне, что всё произойдёт вот так. Я не хочу, нет, не надо…
        - А как же Катя? - Я попыталась вырваться - бесполезно, он держал слишком крепко.
        - Мы расстались, - мгновенно отозвался Денис.
        - И давно?
        - Только что. - Он наклонился ко мне. - Ну же, Ян. Я знаю, ты тоже хочешь этого, иначе не оказалась бы здесь.
        Я не успела даже вдохнуть - он меня поцеловал.
        Нет, это не было приятно! Это было мерзко, чёрт побери, до тошноты мерзко! Я пыталась вырваться, пыталась хотя бы оглянуться в ту сторону, куда ушёл Дима - бесполезно. Денис вцепился в меня так, что уже доходило до боли.
        Вдалеке послышался шум мотора. Ветер усилился, было очень холодно, и то, что Денис был рядом, ни капли не согревало. Он отстранился, всмотрелся в мои глаза, и в темноте мне показалось, что он выглядел как одержимый.
        - Давай попробуем по-другому, - хмыкнул он.
        Он уткнулся носом в мою шею, придвинулся ближе, его горячие губы коснулись обнажённой кожи. Мне хотелось кричать, но я не могла издать ни звука. Меня тошнило от его прикосновений и поцелуев, я закрыла глаза, чувствуя, как по щекам полились слёзы бессилия. Пожалуйста, мысленно взмолилась я. Только бы это закончилось, пожалуйста. Не надо. Я не хочу, я ненавижу его, пусть он уберётся от меня подальше, пожалуйста…
        Шум мотора приближался. Ветер немного ослаб.
        Я почувствовала, как Денис отстранился.
        - Яна? - выдохнул он. - Какого чёрта?
        Я открыла глаза. В темноте невозможно было рассмотреть его лицо, но мне показалось, что он ничего не понимает, да и я сама не понимала. Тупо пялилась на него и не могла сдвинуться с места. Вдалеке между деревьями мелькнул свет, гул мотора послышался совсем близко, и это помогло мне прийти в себя. Я сорвалась с места и метнулась к Диме, который всё так же покачивался возле дороги.
        - Дима! - крикнула я.
        Он обернулся. Свет фар приближавшегося автомобиля уже осветил его, но я успела как раз вовремя - схватила его за руку и дёрнула. Послышался запоздалый гудок, машина пронеслась мимо.
        - Что… какого чёрта? - выдохнул Дима.
        Всё, что я могла рассмотреть после того, как по глазам ударил свет, был только его неясный силуэт. Дима покачал головой, затем обернулся ко мне - наверное, смотрел на меня.
        - Кажется, ты лунатил, - дрожащим голосом ответила я. Мои пальцы против моей воли сжались на его руке, я даже не знала, чего боюсь больше - Дениса или того, что Дима мог сейчас попасть под машину. - Слушай, можешь пройти в палатку со мной? Денис меня домогался, я не хочу оставаться с ним наедине.
        Дима тряхнул головой, как будто пытался прийти в себя.
        - Я ничего не понял, но пойдём, - кивнул он.
        Мы пришли мимо Дениса, я даже не смотрела в его сторону. Только видела краем глаза, что он застыл на месте, провожая нас взглядом, и, кажется, даже не дышал.
        Несколько секунд спустя мы с Димой уже забрались в нашу палатку, молча отвернулись друг от друга и затихли. Ну, то есть, как затихли - мне кажется, моё сердце, колотившееся как барабан войны, было слышно даже в соседних палатках, а дрожь вызывала маленькое землетрясение.
        - Не знаю, что там случилось, но спасибо, что вытащила из-под машины, - послышался тихий голос Димы.
        - Тебе тоже спасибо, - еле слышно отозвалась я.
        Послышался негромкий шорох - похоже, Денис шёл к себе в палатку. Шорох стих, послышался глухой «вжик» - видимо, я не ошиблась.
        Тёплая ладонь опустилась на моё плечо.
        - Только не позволяй ему себя запугать, поняла? - тихо, но твёрдо сказал Дима. - В том смысле, что… чёрт, как бы это…
        Он на несколько мгновений притих, а я от неожиданности даже дрожать перестала.
        - Не силён я в этих разговорах, - усмехнулся Дима. - В общем, я хотел сказать, что ты не должна после этого запираться в себе и думать, что с тобой что-то не так… в общем… я хотел сказать…
        Я невольно заулыбалась. Стало намного легче.
        - Спасибо, - отозвалась я. - Кажется, я понимаю, что ты хочешь сказать. Твоей девушке сильно повезло с таким парнем.
        - Она знает, - фыркнул Дима. - Мне с ней тоже.
        Его рука соскользнула с моего плеча, он завозился - отвернулся, наверное. Послышался звук вибрации телефона, я мысленно усмехнулась и закрыла глаза.
        Вот каких парней надо выбирать, а не таких, как Денис. Но, если подумать… Я коснулась своих губ кончиками пальцев и невольно вздрогнула. Если бы Дима не был в опасности, стала бы я сопротивляться? Даже зная, что Катя спит в палатке, даже если бы не хотела, чтобы всё случилось именно так…
        У меня не было ответа на это.
        Лес в Саратовской области, где-то под Белоглинском. Третье июля, утро
        Конечно, сложнее всего было объяснить, что произошло ночью, тем, кто мирно спал. Надо было умудриться подобрать правильные слова и не коснуться опасной темы, тем болеечто Денис решил недвусмысленно намекнуть на то, что он тут ни при чём.
        - Только попробуй хоть что-то сказать Кате, - прошипел он мне на ухо, выбрав удачный момент, когда на нас никто не смотрел.
        - Ты первый начал, - буркнула я и с силой оттолкнула его, но Денис устоял.
        - Я был не в себе, ясно? - не унимался он. - Не знаю, что произошло, но…
        - Да ничего не произошло, - я повысила голос. - Подумаешь, из-за тебя твой приятель чуть было не попал под машину, какая ерунда!
        Это было слишком громко. Стоявшая ближе всех Лиза моментально обернулась к нам и навострила уши, уткнувшийся в телефон Дима поднял взгляд. Пришлось натянуто улыбнуться и сделать вид, что всё в порядке настолько, насколько может быть.
        - Не знаю, как, но я докажу, что это была твоя работа, - процедил Денис так, чтобы слышала только я.
        Ты же вроде бы собирался никому ничего не говорить, хотела было ответить я, но поняла, что в этом нет смысла. Он всё равно не уймётся.
        Поднявшийся ночью ветер принёс с собой тучи, явно собирался дождь. Кто-то предложил вернуться домой, наверное, Дима, но все мгновенно согласились. Мне не хотелось уезжать; несмотря на то, что случилось ночью, несмотря на то, что разговоры и прежнее веселье не клеились, я вдруг почувствовала себя легче, когда подул ветер. Мне хотелось просто стоять на этой полянке - или сидеть на лавочке, неважно - закрыть глаза и чувствовать его. Как будто порывы ветра придавали сил.
        На какой-то миг мне даже показалось, что это не фигура речи.
        - Давно ты так смело с Денисом разговариваешь? - ухмыльнулась Лиза, опускаясь на лавочку рядом со мной.
        Я пожала плечами и снова зажмурилась. Это было слишком нереальное удовольствие - такое чувство, будто я могу летать.
        - Просто я наблюдала за вами вчера, вспоминала, что ты мне о нём рассказывала, - не унималась соседка. - Ты же ему слова не можешь против сказать, а тут…
        - Я за Диму переволновалась, - отмахнулась я. - Расскажи лучше, как у вас с Федей?..
        Я даже договорить не успела - Лиза придвинулась поближе, совсем вплотную, и принялась шёпотом рассказывать, что и как у них было с Федей. Некоторые подробности я бы предпочла не знать - в конце концов, мы никогда такое не обсуждали, да и узнать пока ещё незнакомого мне Фёдора с такой стороны я не была готова. Бр-р.
        - И что теперь, вы встречаетесь? - не выдержала я.
        Лиза усмехнулась, пожала плечами.
        - Кому это нужно. Он в Саратов через две недели уедет, а я не жена декабриста. И на всякие там отношения на расстоянии не готова…
        - Димас, сядешь за руль? - послышался от машины голос Феди.
        - А давно ты перестал бояться, что я разнесу твою тачку? - отозвался тот откуда-то сбоку.
        - Сегодня ночью! - Федя обернулся к Лизе и подмигнул ей. - Ты же не против поехать со мной?
        Лиза заулыбалась и кивнула, а я возвела глаза к небу. Лучше бы я вообще не соглашалась на эту поездку, теперь тошнит даже от счастливой соседки. И, конечно, чтобы окончательно захотеть схватиться за тазик, я оглянулась ещё и на Дениса с Катей. В их сахарном королевстве тоже, разумеется, было всё чудесно.
        Обратно ехали молча - на полную громкость играла музыка, выбранная Димой. Мне, разумеется, досталось сиденье рядом с водителем, но в то мгновение я могла только радоваться этому - даже представить боюсь, каково там, сзади, рядом с грохочущими колонками. Извилистая дорожка длинной серой рекой петляла между деревьев, до трассы оставалось недолго. Мне хотелось поговорить о чём-нибудь с Димой, чтобы отвлечься от мысли о том, как там хорошо парочкам на заднем сиденье, но он выглядел таким напряжённым и сосредоточенным, что я сочла за лучшее промолчать.
        Мне нужно было срочно увидеться с Магдаленой. Когда вернусь домой - всё брошу, соберу вещи и поеду в Саратов. Она снимала там квартиру с соседкой, потому что мест в общежитии при университете катастрофически не хватало, училась на заочном и работала продавщицей в магазине униформы. Поэтому, кстати, нередко заводила романы со студентами-медиками и молодыми офицерами - они чаще всего заходили в её магазин…
        За этими мыслями я едва не упустила момент, когда мы выехали из леса. Автомобиль уже ехал по трассе в тот момент, когда на дорогу вылетел олень. Дима успел среагировать - вывернул руль влево, ушёл от столкновения. Я не успела понять, что произошло, как всё вокруг, заглушая музыку, заполнил гудок. На нас нёсся Камаз.
        С заднего сидения послышались крики. Я зажмурилась. Послышался глухой удар, машину тряхнуло, понесло. Что произошло дальше - я до сих пор не знаю, моя реальность просто растворилась в невесомой тьме, отказываясь отзываться на происходящее. Последним, что я запомнила, был новый глухой удар и длинный гудок, заполняющий собой всё пространство и время вокруг меня…
        Это уже не было сном; скорее, навязчивое видение, крутящееся в голове, как надоедливая песня из рекламы. Я открыла глаза и снова увидела своего двойника, красный занавес и своды помещения, похожие на зал театра. Что интересно, на этот раз в поле зрения попала сложная конструкция, на которой держались висячие декорации и освещение, понятия не имею, как она называется.
        Хотя это был мой сон, я здесь была не больше, чем одним из персонажей. Я не подчинялась самой себе, и даже то, что я дышала или пыталась подняться, было подчинено общему сценарию, а не моим желаниям. Я впервые испытывала что-то подобное.
        Мой двойник с сожалением смотрел на меня. Краем глаза я видела, что она держала в руках осколок.
        - Там был Камаз, - выдохнула я.
        Она кивнула, опустила взгляд. Рука с осколком тоже опустилась, миг - и справа, чуть ниже груди, меня затопила острая боль, как будто этот осколок вонзился в меня. Я застонала.
        - Тише, - мягко сказала двойник. - Собирать себя по осколкам всегда больно.
        - Чего?..
        Она протянула руку, накрыла пальцами мои губы, покачала головой.
        - Это сейчас неважно, - тихо сказала она. - Важнодругое. Тебе надо остановиться. Осмотреться по сторонам. Понять, чего ты хочешь и как далеко ты готова зайти.
        Я дёрнулась, попыталась подняться. Двойник сжала мои плечи.
        - Слушай внимательно, - быстро заговорила она. - Тебе нужно научиться унисону, чем быстрее - тем лучше. Всё случилось только потому, что ты непоследовательна в своих желаниях. Чем дальше ты будешь заходить, тем хуже будут последствия. И…
        - Яна!
        Двойник оглянулась. Голос был мужской, шёл из ниоткуда и одновременно отовсюду, и смотреть назад не было смысла - там явно никого не было.
        - И научись точно формулировать, чего ты хочешь, - протараторила двойник. В её руках появился новый осколок, особенно большой. Она размахнулась. - Искажение пойдёт по головам, пока ты не получишь то, чего хочешь, но оно не сможет вернуть всё так, как было.
        - Яна!..
        - Ничего нельзя будет исправить, слышишь? Думай, прежде чем пожелать чего-то, особенно когда окажешься на пике!
        - На пике?..
        Её рука с осколком резко опустилась. Мою грудь пронзила невыносимая боль, и я провалилась в темноту…
        - Яна! - послышался над ухом мужской голос. - Яна, ну же!
        Всё тело болело, как будто по нему проехался асфальтоукладчик. Первое, что я ощутила после боли - ветер. Он всё так же дул, ещё сильнее, чем в лесу, ещё холоднее, чем в лесу, но я его чувствовала, и это уже был плюс. Реальность возвращалась неохотно. Если бы не ветер, я бы даже не подумала бы о том, что прихожу в себя.
        В театре не было движения воздуха, только пыль и запустение. Здесь была свежесть, прохлада, мужской голос над ухом. Незнакомый.
        - Нашатырь, - скомандовал кто-то.
        Резкий запах ударил в нос, и я подскочила от неожиданности.
        - Что… какого чёрта?
        Я открыла глаза. Передо мной стоял взволнованный молодой мужчина в синей униформе, похожей на медицинскую, какую я видела в магазине у Магдалены. На вид ему было лет двадцать пять, не больше, и я неожиданно поняла - врач «Скорой помощи». Камаз. Два удара. За рулём был Дима, он же неопытный водитель…
        - Где он? - выдохнула я.
        - Потом, - отмахнулся врач. - Как самочувствие? Голова не кружится?
        Я прислушалась к ощущениям.
        - Вроде нет.
        Он кивнул. За его спиной я увидела машину «Скорой помощи», в неё закатывали кого-то, лежавшего на носилках. Следом за ними показался Дима, он спорил о чём-то с врачом или водителем, стоявшим рядом с машиной.
        - Жив, - выдохнула я.
        - Вы помните, как вас зовут? - подал голос врач.
        - Вы меня сами звали по имени, - отмахнулась я. - Я в порядке, правда.
        Похоже, я сама была на похожей каталке. Я попыталась спрыгнуть с неё, но врач преградил мне путь.
        - Ещё пара вопросов, - сказал он.
        Пришлось отвечать. Я с трудом могла сосредоточиться, не сводила глаз с Димы. Каталку погрузили внутрь машины, он забрался следом. Оглянулся, увидел меня, на пару мгновений застыл, затем отвернулся. Врач, стоявший возле машины, захлопнул за ним дверцы.
        - Кого увозят? - спросила я и обернулась.
        Похоже, я перебила его на полуслове. Расспрашивавший меня врач прищурился, помедлил с ответом. Я успела рассмотреть его глаза - орехового цвета, тёплого оттенка, но в них не было ни капли тепла. Наоборот, цепкость, холод - как холодный ветер и ледяной дождь, начинавший накрапывать.
        - Фёдора Зорина, - нехотя ответил врач.
        - А он?..
        - Он хотя бы жив, - отрезал врач. - Подозревают внутреннее кровотечение.
        Мне стало дурно. Автомобиль «Скорой помощи» завёлся, вздрогнул и резко сорвался с места. Зажглись синие мигалки.
        - Почему увозят только его? - одними губами спросила я.
        Я ощутила, как тёплая ладонь скользнула по моей замёрзшей на ветру.
        - Остальным это уже не нужно, - негромко ответил врач.
        - Как не нужно, это глупости, - я покачала головой. - Они же…
        - Яна, - уже громче перебил он. - «Скорая помощь» им не нужна.
        Я непонимающе уставилась на него, он на меня. Несколько мгновений спустя медик отвёл взгляд в сторону и склонился к раскрытому чемоданчику, наполненному кучей скляночек.
        - Может быть, успокоительное? - спросил он.
        Я снова покачала головой. Казалось, его слова обернулись струнами в моей голове и теперь навязчиво звенели, заполняя собой всё вокруг. «Скорая помощь» им больше не нужна, пели струны. Больше не нужна. Больше не нужна…
        Это было последним внятным моментом, какой я запомнила. Дальше всё погрузилось в туман, как будто разум решил заткнуть звон струн, да и всю реальность заодно. Я знала, что меня повезли в ту же больницу, что и Федю, для дополнительного обследования, что тот же врач ехал рядом со мной и не сводил с меня взгляда ледяных карих глаз. И помню, что мне было безумно холодно под этим взглядом, но даже этот холод не мог меня отрезвить и привести в себя.
        А струны всё пели и пели, приглушённые туманом.
        «Скорая помощь» не была нужна тем, за кем уже выехала машина из городского морга.
        Саратов. Третье июля, ближе к вечеру
        Ещё пару лет назад всё было гораздо проще. Мы все учились в школе - я, Магда, Денис, Дарина, даже Лиза… правда, она была старше, и когда мы заканчивали десятый класс, она выпускалась. Конечно, Денис не был частью нашей маленькой женской компании, но был самой горячей темой для обсуждения. Практически любая тема сводилась к нему, потому что девчонки любили меня подкалывать.
        Даже священные для меня темы.
        - Какой классный браслетик! - восхитилась Магда, когда я протянула ей безделушку, сплетённую из атласных ленточек. Она схватила браслет, нацепила на руку, затем оглянулась на меня и хитро прищурилась. - А Денису такой подаришь?
        Я вспыхнула.
        - Ну нет!
        - Чегой-та? - не унималась подруга. - Нам, значит, можно…
        Я оглянулась на Дарину. Она стояла чуть в стороне, обняв себя за плечи, и задумчиво смотрела вдаль. Магда всё ещё говорила и говорила, а я отмахнулась от неё и шагнула к Дарине. Осторожно коснулась её плеча. Она вздрогнула, оглянулась на меня и неловко заулыбалась.
        - Всё в порядке? - неуверенно спросила я.
        - Вроде того, - негромко отозвалась Дарина. - Задумалась просто. А ты…
        - А я… вот.
        Браслет Магды был голубым с серебром, мой - красный с оранжевым, Дарине достался чёрный с зелёным. Она застыла на миг, как будто не могла поверить своим глазам.
        - Я просто подумала, - промямлила я, - что все говорят, что женской дружбы не существует. Но наша-то существует, да? Вот, будет доказательство. Браслетики…
        - Существует, конечно, - еле слышно отозвалась Дарина. - Наша точно настоящая. Спасибо, Ян…
        Она взяла свой браслетик и прижала к груди, на миг мне даже показалось, что она сейчас расплачется. Но я даже не успела спросить её - кто-то хлопнул меня по плечу, и я не успела обернуться - на меня навалились всем весом.
        - Чо, как дела? - деловито поинтересовалась Лиза.
        - О, Лиз! - обрадовалась я. - А у меня для тебя тоже есть подарок…
        Конечно, она общалась с нами не каждый день, но мы с ней часто ходили вдвоём домой. И я видела, как её бело-серебристый браслет болтался на её запястье… ну, примерно полгода. А потом пропал.
        - Потеряла, - беспечно сказала Лиза, когда я спросила её, куда он делся. - Сделаешь новый?
        - Ага, - отозвалась я.
        И так и не сделала. По понятным причинам вспоминать об этом сегодня было особенно больно…
        И я старалась не вспоминать. По крайней мере, пока я находилась в больнице.
        - Мам, клянусь, со мной всё в порядке, - бесстрастно говорила я, прижавшись плечом к стене.
        - Ты не можешь быть в порядке, - безапелляционно заявила она. - Я немедленно выезжаю, и…
        - Хорошо, настолько в порядке, насколько я только могу быть, - с нажимом сказала я. - Мне надо немного побыть одной. То есть… ну, в смысле…
        По ту сторону связи на несколько мгновений стало тихо. Я даже расслышала гулкий отзвук шагов, прокатившийся по полупустому коридору.
        - Я поняла, - тихо сказала мама. - Ты же будешь у Магды, да?
        - Да, - отозвалась я. - Всё будет хорошо. Я позвоню завтра, обещаю.
        - Завтра утром, - твёрдо сказала мама. - И если до десяти звонка не будет, я выезжаю.
        - Как пожелаешь…
        Она попрощалась и положила трубку. Я опустила руку с телефоном и ещё несколько секунд стояла, не в силах пошевелиться, пока кто-то в дальнем конце коридора не окликнул меня, и не пришлось отозваться.
        Магдалены сегодня не было дома, её соседки тоже. Они разъехались по гостям к родственникам, и их квартира оставалась пустой на два дня.
        - Но ты можешь остаться, - твёрдо сказала подруга. - Я уже говорила с хозяйкой, объяснила твою ситуацию. Она сказала, что будет ждать тебя, даже если ты приедешь поздно. А я буду послезавтра…
        Я машинально кивала в ответ и запоздало понимала, что говорю с ней по телефону, а значит, она не может этого видеть. Туман так и не рассеялся, и оставалось удивляться, как я ещё могу хоть что-то соображать и куда-то двигаться, а не тупо стоять на месте.
        Врача «Скорой помощи» звали Александр Соболев, и в действительности он оказался старше, чем казался - ему было около тридцати. Он не мог отпроситься с работы, чтобы проводить меня, но смог дождаться, пока я напишу отказ от госпитализации, и вызвал мне такси.
        - Держи, - сказал он на прощание, протянув мне жёлтую бумажку, какими обычно бывают листочки для заметок. - Если понадобится помощь, набери меня.
        Я могла бы написать отказ там же, на трассе, но я доехала до больницы только ради того, чтобы узнать, что с Федей. Думать о том, что я сделала это зря, не хотелось, даже несмотря на то, что я встретила мрачного Диму возле входа.
        - Как?.. - только и смогла выдавить я.
        Он не ответил, молча посмотрел на меня, с такой невыносимой горечью в глазах, что мне стало страшно. И я не смогла спросить больше.
        Позже Соболев ответил на незаданный вопрос, когда я написала на указанный номер, одним словом: «мёртв». Он же сообщил мне, что выжил Денис, отделался только парой неприятных травм. Нам с Димой повезло больше всех, если это вообще можно считать везением.
        Саднило плечо и живот - на местах, где ремень безопасности плотнее всего прилегал к телу, остались неприятные ссадины. Думать ни о чём не хотелось, хотелось забиться в какой-нибудь уголок, укрыться пледом и никогда не выходить. С того момента, как я вышла с территории больницы, реальность как будто растворилась и замолчала; спасибо, что за такси я расплатилась сразу, иначе я бы не смогла даже пошевелиться.
        Но, если честно, мне сейчас совсем не хотелось запираться в душной чужой квартире. Хотелось куда-нибудь на свободу, на открытое пространство, лучше всего - туда, где дует сильный ветер. От дома, где жила Магдалена, ближе всего было добраться до набережной, и я решила, что если будет совсем дурно - сяду на автобус и поеду туда. Как бы поздно ни было…
        - Приехали, - послышался мужской голос. - Дальше не поеду.
        Я очнулась и оглянулась по сторонам. Место было смутно знакомым - по правую руку раскинулось красивое четырёхэтажное историческое здание, рядом с ним - автобусная остановка, водитель затормозил в паре метров от неё. По левую руку стоял храм из красного кирпича с чуть накренившейся колокольней, окружённый высоким кованым собором.
        - Это же не то место, - сказала я. - Это…
        - Московская восемь, - водитель обернулся и указал на навигатор, закреплённый на приборной панели. - Вы назвали этот адрес.
        - Не может быть. - Я зажмурилась, снова открыла глаза. - Астраханская восемьдесят, около магазина «Магнит».
        Водитель пожал плечами.
        - Астраханская и Московская… трудно перепутать, - протянул он. - Если поедем дальше, то за доплату.
        Ну нет. С ним я точно никуда не поеду. Я быстро распрощалась и выбралась наружу - всё равно же собиралась прогуляться по набережной, так почему бы не сейчас.
        Вечер был невыносимо солнечный и душный, даже с учётом того, что солнце понемногу склонялось к горизонту. Несмотря на близость Волги, несмотря на сильный ветер, царящий здесь примерно всегда, мне всё равно было нечем дышать. Я прошла мимо краеведческого музея, через дорогу, прошла под аркой речного вокзала и спустилась по лестнице к воде. В такое время здесь всегда много людей, а сегодня, кажется, было особенно много - воскресенье же. Гуляли семьи с детьми, гуляли компании молодых людей и подружек, группы подростков, кто-то катался на скейтах или роликах, и я не видела ни одного человека, кто был бы в одиночестве, как я.
        Почему-то именно в этот момент мне остро захотелось не оставаться одной на эту ночь. Может быть, я зря отказала маме и зря не согласилась, чтобы папа прислал за мной своего приятеля, как раз собиравшегося вернуться в Белоглинск. В Саратове у меня ещё были подруги, одногруппницы, но звонить кому-то из них не было смысла - если верить нашему групповому чату, все разъехались из города. В какой-то момент я была готова даже познакомиться со случайным человеком на набережной, но вовремя передумала - ночевать всё же придётся в съёмной квартире, хозяйка живёт на той же лестничной клетке и наверняка заметит, что я буду не одна, а Магдалена договаривалась только насчёт меня.
        Спустя несколько минут я добралась до своего любимого места - спуска к воде. В такой душный вечер здесь было как никогда много народа, в воду лезли и взрослые, и дети. Я отошла в сторону, опустилась на край бетонной платформы, сняла кеды, закатала джинсы, опустила ноги в прохладную воду и зажмурилась. Ничего не осталось, кажется, даже голосов окружавших меня людей не было слышно. Осталась только я, ветер и вода - чуть впереди и ниже, она плескалась о бетон набережной, мягко касалась кожи, как будто пыталась посочувствовать.
        Сквозь плеск послышалось что-то ещё. Тихий голос звал меня, но он как будто звучал сквозь толщу воды. Я машинально открыла глаза, поискала взглядом, что это могло бы быть - вроде ничего такого. Наверное, показалось. Я на всякий случай оглянулась по сторонам. Никто не обращал на меня внимания, никто не смотрел на меня.
        Зов повторился.
        Это не было похоже на звук, неожиданно поняла я. Это было похоже на то, что тебя тянет куда-то, и ты не можешь сопротивляться. Я на мгновение прислушалась к ощущениям и поняла, что меня тянет к воде. Не к какой-то определённой точке - просто к воде. Может, даже глубже, ко дну. Но если не спускаться с этой платформы, до дна не дотянешься - тут достаточно глубоко, мне будет как минимум по плечи.
        Зов повторился вновь. Мне стало не по себе.
        Наверное, всё, что произошло сегодня, всё же давало о себе знать, и я зря не ушла домой. Наверное, не стоило отказываться от успокоительных, предложенных тем врачом. Наверное, мне стоило бы поступить в медицинский на клиническую психологию, а не на ту ерунду, какой я занималась сейчас, потому что тогда бы я смогла сама себе поставить диагноз и успокоиться. Я поднялась на ноги, быстро обулась, развернулась и собралась идти к остановке…
        И нос к носу столкнулась с Димой.
        - Какого чёрта? - выдохнула я.
        Он выглядел растерянным, такое чувство, что он сам не понимал, где находится. Зов усилился, с каждой секундой он манил всё сильнее, и я постаралась сосредоточиться на Диме - он потёр глаза, как будто пытался проснуться, и уставился на меня мутным взглядом. Я запоздало ощутила, что от него пахло алкоголем.
        - Я… - он покачал головой. - Я сам не знаю, что тут делаю. Мне нужно было побыть одному, я пошёл куда-то, где-то был…
        Дима замолчал, сжал пальцами виски. Сквозь голоса и плеск воды я расслышала звук вибрации, машинально похлопала по карманам - не мой. Похоже, его.
        Зов становился всё сильнее, я уже с трудом могла сопротивляться. Худшее, что могло быть - у меня начинала ехать крыша, и у этого парня, похоже, тоже. Я уцепила его за руку, потянула за собой, вместе мы отошли на несколько метров в сторону. Зов ослаб.
        - Я до сих пор не позвонил Алисе, - пробормотал Дима. - Она наверняка беспокоится.
        - Да-да, - машинально отозвалась я. - Сейчас сядем куда-нибудь, достанем твой телефон…
        С каждым шагом становилось легче, зов утихал, но тащить за собой невменяемого парня становилось всё сложнее. Он не упирался намеренно, просто еле плёлся. С каждой новой секундой рассеивался и туман в голове, как будто ощущение неясной опасности, исходящее от этого зова, подстёгивало прийти в себя. Я начала запоздало задумываться о том, что в том лесу могла быть какая-нибудь дрянь - газ какой или ещё что. Могло быть и так, что всё, что случилось, было следствием. Могло быть и так, что то, что тянуло меня к воде, было моей личной версией едущей крыши - не всем же достанется лунатизм и тяга к чужим девушкам…
        - Телефон звонит, - снова подал голос Дима.
        - Да-да, уже сейчас, - всё так же машинально отозвалась я.
        Мы поднялись на второй ярус набережной, сели на ближайшую лавочку. Здесь шёл ремонт, часть асфальта и бордюра были раскурочены, рядом высилась гора рыжего песка. Дима всё так же растерянно смотрел перед собой, и я, выдохнув, всё же постаралась найти его телефон. Для этого пришлось осторожно похлопать его по карманам - слава богу, телефон нашёлся в переднем кармане джинсов, и не пришлось тянуться к задним.
        - Она наверняка звонила, - пробормотал Дима.
        Он закрыл глаза, откинулся на лавочку и притих - было похоже на то, что он заснул. Ну что, я же не хотела сегодня оставаться одна, да? Получите, распишитесь. Но с его девушкой надо было поговорить.
        В одно касание я разблокировала телефон - хвала небесам, там не было ни паролей, ни пин-кодов - и принялась листать список контактов. Я ожидала найти что-нибудь вроде «любимая», но, видимо, Дима не был таким сентиментальным. Он называл какое-то имя, когда мы шли сюда, кажется, Алина… Я пролистала список наверх. Алиса. Наверное, она.
        Я нажала на вызов. На экране появилось фото красивой светловолосой девушки в белом летнем платье, её лицо показалось мне смутно знакомым. Кажется, похожа на актрису, сериал с которой я смотрела в школе, но вряд ли это она, хотя…
        - Дима! - послышалось в телефоне. - Пожалуйста, скажи, что с тобой всё в порядке! Мне звонила твоя мама, ей уже сообщили про аварию…
        Я откашлялась. Теперь мне стало ясно, почему тот врач не смог напрямую сказать мне, что Катя и Лиза мертвы.
        - Извини, - неуверенно заговорила я, - меня зовут Яна, и так случайно вышло, что Дима сейчас оказался рядом со мной. Он немного не в себе после всего, что случилось.
        Алиса молчала. Я вдохнула побольше воздуха, ощутила, как прохладный ветер мягко коснулся кожи, выдохнула. Стало немного легче.
        - То есть, я в том смысле, что… не подумай ничего такого, - быстро заговорила я. - Мы были в том лесу, я ехала с ребятами там. Мы оба выжили, и… я…
        Слова иссякли сами собой.
        - Наверное, это хорошо, что он не один, - еле слышно отозвалась Алиса. - Федя…
        - Да, - выдохнула я.
        Я понятия не имела, как остановить её, заставить перестать говорить об этом. Мне не хотелось об этом думать, только не сейчас.
        - Они были близки, - тихо сказала Алиса. - Боюсь представить, как он сейчас себя чувствует. Спасибо, что ты там…
        Она притихла, и я неожиданно подумала о том, как всё это может быть двусмысленно.
        - Только не подумай, между нами ничего не было, - поспешила я заверить её. И неожиданно стушевалась. - Знаешь, это так… такой повод для зависти. Мне показалось, его не интересовала вообще ни одна девушка, ну, как девушка. Хотелось бы мне тоже найти… ну… такого.
        - Спасибо, что сказала об этом, - отозвалась Алиса, и мне показалось, что я услышала в её голосе улыбку. - Я бы очень хотела быть рядом, но меня положили в больницу. Пожалуйста, найди здесь в записной книжке номер моего отца, Савельев Владимир Сергеевич. Он позаботится о Диме… если, конечно, ты до него дозвонишься.
        - А родители Димы?..
        - Я не могу до них дозвониться, - отозвалась Алиса. - Я боюсь, как бы с ними ничего не случилось. - Она снова немного помолчала. - Ян, я знаю, что я тебе никто, и Дима тебе никто, и…
        - Я поняла, - перебила я её. Усмехнулась. - Я присмотрю за ним.
        Так я хотя бы не буду чувствовать себя виноватой за то, что согласилась с Лизой и села на переднее сиденье, позволив им оказаться под ударом.
        - Спасибо, - отозвалась Алиса. - Не забудь, Савельев Владимир Сергеевич. Я позвоню ещё перед сном, хорошо?
        - Хорошо, - я машинально кивнула и положила трубку.
        Быстро пролистав список контактов, я нашла нужный номер и, достав свой телефон, набрала на нём. Пошли гудки. Я машинально уставилась перед собой, на кучу песка, и неожиданно увидела, что там было что-то написано, как будто кто-то пальцем выводил буквы. Трубку так никто и не снимал, и я придвинулась ближе, чтобы рассмотреть.
        «Тебе нужно найти безопасный место и остаться в одиночество. Искажение вот-вот проснуться, это слишком опасно».
        Тарабарщина какая-то.
        Звонок сбросился. Я оглянулась на Диму - он даже не пошевелился. Надеюсь, у него достаточно денег на счету. Я взяла его телефон, набрала номер Владимира Сергеевича. Снова гудки, снова нет ответа.
        Я взяла свой телефон, набрала с него ещё раз. Оглянулась на кучу песка. Мне кажется, или надпись переменилась?
        «Не допустить, чтобы кто-то быть рядом, когда случится пик. Они могут погибнуть. Пожалуйста, найти безопасное место».
        Мне стало не по себе. Клянусь, текст изменился. Я невольно отодвинулась от кучи песка.
        Надпись растаяла. На склоне образовалось гладкое место, без единого комочка, которое тут же принялось заполняться новыми буквами, и они были гораздо крупнее, чем прошлые.
        «Найти безопасное место. СРОЧНО»
        Меня затрясло. Я не стала дожидаться, когда звонок сбросится сам, нажала на отбой. Отодвинулась от кучи песка, принялась лихорадочно искать по карманам жёлтый листок с номером врача. Нашла, развернула дрожащими руками, набрала номер.
        Гудки.
        Я машинально оглянулась на кучу песка. Там уже появилась новая надпись, и я зажмурилась, едва увидев её.
        «Коснуться песка, и ты сможешь услышать меня».
        - Соболев, - раздалось в динамике телефона.
        - Это Яна Семак, - быстро заговорила я. - Пожалуйста, помогите, со мной происходит что-то странное…
        - Где ты? - мгновенно отозвался он.
        - Набережная, недалеко от ротонды. Я на втором ярусе, со мной Дима Зорин. - Я глубоко вдохнула, выдохнула. - У меня галлюцинации, и это…
        - Я еду, - бросил Соболев. - Постарайся сохранять спокойствие, если можешь - медитируй. Я скоро буду.
        - Пожалуйста, поторопитесь, - выдохнула я.
        Послышался короткий гудок - он уже бросил трубку.
        Я понятия не имела, где он находился, как долго ему придётся ехать. Всё, что нужно сделать - просто закрыть глаза, придвинуться к Диме, чтобы чувствовать, что он всё ещё дышит и никуда не собирается, и не смотреть на песок. И пытаться не паниковать.
        Легче сказать, чем сделать…
        Саратов. Третье июля. Поздний вечер
        Он приехал гораздо быстрее, чем я ожидала, как будто находился где-то совсем рядом. Наверное, не прошло и десяти минут, хотя в таком состоянии любой срок покажется вечностью. Меня трясло от страха, я сжимала в руках телефон и боялась открыть глаза. Будь проклят этот лес и эта поездка…
        - Ян, это Саша, я здесь, - послышался его мягкий голос, и я ощутила, как он взял меня за руки. - Дыши глубоко. Что бы ни произошло, теперь я рядом, и всё можно исправить.
        - Вон там, на песке были надписи, - я высвободила руку и махнула в нужную сторону. Надеюсь, что в нужную. - Они менялись у меня на глазах. С тех пор, как мы оказались в том лесу, вокруг творится какая-то чертовщина. Мне страшно, я не понимаю, где реальность, а где…
        Пальцы врача чуть сжались на моих пальцах.
        - Там ничего нет, - тихо сказал Соболев. - Но я тебе верю, слышишь? Я тебе верю.
        Я глубоко вдохнула, выдохнула, нерешительно открыла глаза. Врач уже не выглядел как врач, он был в простой футболке и джинсах. Он убрал руки, поднялся, обернулся к Диме, принялся его осматривать.
        - Я смотрел результаты его обследования, - сказал он. - Думаю, он просто выпил и с непривычки отрубился. Он же спортсмен какой-то, да?
        - Футболист, - кивнула я.
        - Тем более. Такое часто случается. Они обычно не пьют, а стоит пропустить пару рюмок - и им сносит крышу. - Врач посмотрел на меня. - Хорошо, что ты оказалась рядом, теперь он хотя бы под присмотром.
        Я закусила губу. Это классно, конечно, но что с ним дальше делать? Отец Алисы мне так и не перезвонил.
        - Вы, эээ…
        - Меня Саша зовут, - напомнил врач. - И давай на «ты», я ненамного тебя старше.
        Я кивнула.
        - Ладно. Вы, ээ… ты… Ты поможешь мне? Мы с его девушкой не можем дозвониться до кого-нибудь, кто мог бы за ним присмотреть, и поэтому…
        - Да, без проблем, - отозвался Саша. - У меня закончилась смена, и знаешь, я бы с удовольствием поужинал бы.
        Я смутилась. Как бы это помягче сформулировать…
        - Я вообще-то не здесь живу, - неуверенно заговорила я. - И моя подруга разрешила мне остаться у неё, но это съёмная квартира, и…
        - Не волнуйся, - усмехнулся Саша. - Я могу договориться с кем угодно, поверь, даже с самой вредной подругой.
        - Нет, ключи у хозяйки…
        - И с самой вредной хозяйкой тоже, - он жестом велел остановиться. - А ещё я отлично готовлю.
        - Ладно, - сдалась я. - Мне вызвать такси?
        - Я за рулём.
        Он наклонился к Диме, взял его за руку, потянул на себя. Я пару мгновений колебалась, но всё же подошла с другой стороны. И сразу же поняла, что не зря - даже с поддержкой Саши Дима оставался очень тяжёлым.
        Уходя оттуда, я машинально оглянулась на кучу песка. Никаких надписей там не было. Не тянуло ни к реке, ни куда-то ещё, как будто появление Саши развеяло всю мистику. Казалось, даже Дима стал выглядеть… умиротворённо, что ли. Как будто нашлось решение всех проблем, но возможно, мне это только показалось.
        Вдвоём мы довели - или «дотянули» будет точнее? - его до Сашиной машины. Это была старая чёрная «шестёрка» стрещиной, протянувшейся на лобовом стекле, местами ржавая, местами помятая. Мы устроили Диму на заднем сиденье, я села впереди и сразу же открыла окно - почему-то показалось, что в салоне душно.
        - Не боишься парня застудить? - тут же спросил Саша.
        Я собиралась возразить, но вовремя передумала и подняла стекло, оставив только небольшую щёлку. Он вроде бы врач, ему видней.
        Конечно, хозяйка квартиры Магды была недовольна - это ещё мягко сказано. Спас Саша - он моментально представился как врач «Скорой помощи», предложил позвонить начальству, и когда хозяйка нехотя поверила, объяснил, что произошло. Да, договариваться он умел, надо признать; нам не просто дали ключи, а открыли дверь, предложили горячий ужин и «по сто грамм». Правда, когда хозяйка увидела Диму, последнее предложение снялось само собой.
        Квартира, которую снимала Магдалена, оказалась небольшой однушкой. Огромная комната с тесным балконом, совмещённый санузел, отделанный потёртой зелёной плиткой, крошечная кухня. Саша помог мне устроить Диму на диване, сам взял ключи и, коротко сообщив, что спустится до магазина, вышел из квартиры. Щёлкнул замок, и мы остались одни.
        Нам так никто и не перезвонил, ни мне, ни Диме. Я наугад позвонила ещё пару раз по номерам, записанным в его контактах как «папа» и «мама», там никто не ответил. Пока листала список, случайно натолкнулась на номер, записанный как «Федька», и на несколько секунд застыла. Защемило сердце. Я совсем не знала Федю, видела его впервые в жизни, впрочем, как и Катю. Но мы успели поговорить, успели вместе попеть песни под гитару, мне было хорошо рядом с ними. Как всё это мимолётно и…
        - Башка трещит, - еле слышно простонал Дима. Я обернулась к нему, увидела, что он сел, приложив руку к голове. - А… что? Где я?
        - У друзей, - отозвалась я, решив не вдаваться в подробности. - Чем тебе помочь?
        Дима открыл глаза, оглянулся на меня. В его глазах не было ни проблеска мысли.
        - Мне бы проветриться, свежим воздухом подышать, - невнятно сказал он.
        Я кивнула, поднялась с дивана, вышла на балкон, открыла окно. Ветер моментально ворвался в помещение, растрепал мои волосы, и я кожей почувствовала, как мне не хватало его всё это время. Уже вечерело, на город постепенно опускались сумерки, и воздух был таким приятно прохладным, таким упоительным, что просто хотелось закрыть глаза и наслаждаться им.
        Стукнула дверь. Я обернулась - на балкон вышел Дима. Он тоже подошёл к окну и застыл.
        - В такие минуты думаешь, что зря не куришь и не пьёшь, - тихо сказал он. - Такой легальный способ причинить себе вред, чтобы загасить душевную боль.
        - Выпей кофе, - я пожала плечами и отвернулась к окну. - Тоже зависимость, тоже вред.
        - Тоже не употребляю, - в тон мне отозвался Дима. - Мне сердце ещё дорого.
        Он тоже обернулся к окну, и теперь мы стояли плечом к плечу.
        - И снова спасибо, - негромко сказал Дима. - Это, конечно, не было спасением жизни, но близко к тому. Наверное, мне стоило бы выбирать таких друзей, как ты… быть может, проблем было бы меньше.
        - А мне стоило бы выбирать таких парней, как ты, - машинально отозвалась я. - Был бы ты моим парнем, со мной вряд ли бы случилось что-то такое.
        Дима не ответил. Я зажмурилась, наслаждаясь порывами ветра. Они не были резкими, грубыми, скорее мягкими, только волосы потрепать и погладить немного. Я усмехнулась по себя - кажется, ещё немного, и я буду различать малейшие оттенки ветра. Пятьдесят оттенков погоды, ага…
        - Кстати, вы с Алисой давно вместе?
        Дима всё ещё молчал. Не знаю, как именно, но я почувствовала, что что-то переменилось, как будто даже сам ветер стал более жёстким. Я почувствовала, как Дима прижался ко мне, обнял меня за талию. Открыла глаза - он был совсем близко.
        - Так всё можно изменить, только скажи, - тихо сказал он.
        Я не успела ни ответить, ни понять хоть что-то - он меня поцеловал.
        На этот раз это не было противно, как это было с Денисом. Наоборот, пьянило, кружило голову, заставляло забыть обо всём на свете. И это несмотря на то, что было не время и не место, и вообще всё как-то странно, и…
        Зазвонил телефон. Не мой - на звонке стояла мелодия в стиле рок, а я такое не слушаю. Дима застыл. Медленно, будто нехотя, отстранился. Я открыла глаза - он смотрел на меня так, будто впервые увидел.
        - Какого чёрта? - выдохнул он.
        Сладкое наваждение растаяло. Я попыталась высвободиться из его объятий, но он крепко держал меня. Телефон всё ещё звонил.
        - Отпусти, - твёрдо сказал Дима.
        - В смысле? - вспыхнула я. - Это ты меня держишь, ты…
        - Ты держишь, - он повысил голос. - Это какая-то одержимость, я не могу отпустить сам…
        Он попытался отстраниться, и на этот раз у него получилось. Одновременно с ним отступила и я, прижалась к стене. Дима смотрел на меня, в его глазах читался страх. Телефон наконец-то замолк.
        - Не приближайся ко мне, - выдохнул Дима.
        Он резко развернулся и вышел с балкона, а я застыла возле той стены, так ничего и не понимая. Слышала, как он шуршит чем-то, как разговаривает по телефону - судя всего, с отцом Алисы - как просит не перезванивать мне. Глухо зазвенели ключи, щёлкнул замок - видимо, вернулся Саша. Он перекинулся с Димой парой слов, каких именно - мне не удалось расслышать. Ещё пару мгновений спустя дверь захлопнулась.
        - Боюсь спросить, что здесь произошло, - послышался голос Саши из комнаты.
        Я выдохнула и неожиданно поняла, что всё это время боялась дышать. Ветер снова стал мягким, прошелестел по балкону, снова растрепал мне волосы. Как будто утешить пытался, в самом деле, хотя было бы здесь из-за чего утешать…
        - Пить надо меньше, - нехотя отозвалась я и вернулась к окну. Посмотрела вниз - через несколько секунд Дима вылетел из подъезда и направился куда-то в сторону, прочь от дома.
        Саша появился на балконе пару мгновений спустя. Я оглянулась, посмотрела на него - он выглядел невозмутимым. Он быстро оглядел балкон, дольше всего задержал взгляд на длинном узком ящике с песком, растянувшемся под окном - надо же, я и не заметила, что он был здесь.
        - Дима сказал, что попал под… какой-то контроль, - бесстрастно сказал Саша и посмотрел на меня. - Твоя версия?
        - Сначала сам полез ко мне, а потом обвинил, что это я виновата, - процедила я. - Вот и вся версия.
        Саша изучающе смотрел на меня, я отвечала ему тем же. Это было похоже на дуэль, но ради чего стреляемся и почему - кто знает. Саша не выдержал первый - шагнул назад, прислонился плечом к стеклу, сложил руки на груди.
        - Я просто смотрю на тебя и думаю о том, что ты непрошибаемая, - сказал он. - Не боишься ехать на машине, тебя не смущает, что парень вот так себя повёл. Ты же вроде учишься на психолога, тебя это не волнует?
        Я пожала плечами.
        - Меня волнует…
        Слова сами собой иссякли. Я действительно не волновалась, ничего не боялась. Всего на одно мгновение я задумалась о том, что могу испытывать чувство вины за то, что выжила, но почти сразу же забыла об этом. Это не было нормально, однозначно не было нормальным, но…
        - Я думаю, тебя не стоит оставлять одну, - твёрдо сказал Саша. - С хозяйкой я договорюсь.
        - У тебя что, личной жизни нет? - буркнула я. - Жены там, детей?
        - Считай, что нет, - усмехнулся он и шагнул к входу в комнату. На пару секунд замер на пороге. - Будем считать, что на эту ночь ты моя личная жизнь.
        Он переступил порог и направился на кухню.
        - Спать будешь отдельно, подальше от меня! - крикнула я ему вслед.
        - Квартира однокомнатная!
        Я состроила недовольное лицо, стараясь скрыть облегчение. Какая разница, где он будет спать, главное - он останется.
        Потому что теперь я начинала бояться не только всего, что происходило вокруг - я начинала бояться саму себя.
        Саратов. Четвёртое июля, глубокая ночь
        Я обнаружила себя на той же сцене, напротив моей же копии, в том же мгновении, как это было в прошлый раз. Она всё так же перебирала огромные блестящие осколки, стараясь не смотреть на меня, а я всё так же не могла пошевелиться… или могла?
        - Будь осторожнее, - бесстрастно сказала мой двойник. - Каждый раз, когда ты используешь искажение, ты приближаешься к пику. Конечно, он всё равно рано или поздно случится, но…
        - К пику? - я покачала головой.
        Двойник оглянулась на меня, скользнула равнодушным взглядом по моему лицу, ниже. Я попыталась сесть, и у меня неожиданно это получилось. Лучше бы я это не делала.
        У меня не было ног. Всё, что должно было быть ниже пояса, просто отсутствовало, а нижняя часть тела ощерилась острыми осколками. Разум моментально канул камнем в бездонное озеро паники, я задыхалась. Двойник снова взглянула на меня, мгновенно бросила осколки на пол и метнулась ко мне.
        - Дыши, - велела она. - Это нереально, это просто проекция. На самом деле ты жива-здорова, с ногами и всем, чем нужно…
        Я постаралась вдохнуть глубже - получилось. Двойник схватила меня за плечо, сжала, принялась давать указания, когда вдыхать, когда выдыхать. Я подчинялась. С каждой новой минутой становилось легче. Осколки блестели в сиянии прожекторов, переливались с каждым новым вдохом. Это выглядело жутко и завораживало одновременно.
        - Это просто игры разума, - твердила двойник. - Просто сон. Не бойся сновидений, бойся того, что происходит в реальности.
        - А что происходит в реальности? - спросила я.
        И снова принялась задыхаться. Двойник шикнула на меня, но на вопрос всё же ответила. Вопросом на вопрос, ага.
        - Тебе нужны ответы?
        - А кому они не нужны, - фыркнула я.
        Двойник моментально стала серьёзной.
        - Найди песок, - сказала она. - Нужно, чтобы при этом дул ветер. Почувствуй ветер, коснись песка и позови его. Он придёт и даст тебе все ответы.
        В этом месте даже сон показался мне слишком нереальным, и я просто рассмеялась. Расхохоталась в полный голос, и следом же ощутила, как по щекам полились слёзы. Всё. Финиш. Саша переживал, что я какая-то бесчувственная? Вот, пожалуйста. Эмоций хватает с лихвой.
        Двойник смотрела на меня с сочувствием, как будто всё понимала, но ничего не могла объяснить. Я смеялась и плакала одновременно, обнимая себя за плечи, задыхалась слезами, а она даже не шевелилась. И только когда мне стало немного легче, и я хотя бы смогла вдохнуть спокойно, двойник в последний раз оглянулась на меня и снова наклонилась к осколкам.
        - Я понимаю, что всё это кажется бредом, - тихо заговорила она. - Но всё это из-за искажения, понимаешь? Оно живёт своей жизнью, не позволяет просто задавать вопросы и получать простые ответы. Оно плетёт картинку вокруг тебя, но пока она не сплетётся, ты не поймёшь, к чему это было. Понимаешь?
        - Я уже ничего не понимаю, - я покачала головой.
        Двойник пожала плечами. Подняла с пола осколок, покрутила в руках, протянула к моей ноге - точнее, к осколкам вместо неё. Миг - и тот кусочек, что был на ладони двойника, будто примагнитило ко мне, и он встал на своё место без швов. Меня уколола запоздалая боль.
        - Свяжись с ним, - сказала двойник и посмотрела на меня. - Он должен держаться своего контакта, ты - своего. Ветер и песок. Он всё объяснит.
        - Но…
        - Свяжись!
        Это слово прогремело под потолком зала, как самый настоящий гром, затем прокатилось эхом по помещению, становясь всё громче с каждой секундой. Я закрыла уши руками, но это не помогло. Я чувствовала, что проваливаюсь, и что осколки осыпаются вместе со мной, и что сама я рассыпаюсь на осколки…
        Падение закончилось на жёстком диване, в кромешной темноте чужой комнаты. Я резко села, задышала глубоко, чтобы убедиться, что могу это делать. Быстро ощупала свои ноги - целые. Провела рукой по жёсткой ткани дивана слева, справа - ничего. Протягивать руку для того, чтобы убедиться в том, что напротив меня никого нет, уже не решилась.
        Зрение понемногу привыкало к темноте, как будто я на самом деле несколько минут назад была в зале, освещённом яркими прожекторами. Уже через несколько секунд удалось различить и вид за окном - несколько недостроенных многоэтажек вдалеке и деревья по обе стороны от открытого окна - и десяток звёзд на небе, и еле заметно светящиеся часы, стоявшие на полке возле телевизора. И Сашу, спавшего на полу на каком-то старом одеяле - мы всё-таки сошлись во мнении, что не стоит спать на одном диване. Всё это было одновременно так реально и нереально, что пришлось некоторое время привыкать.
        Я откинулась на диване, уставилась в потолок и впервые за всё время задумалась о том, что этот проклятый сон мог что-нибудь значить. Точнее, все они - в каждом мой двойник пыталась мне дать какой-то совет, о чём-то предупредить, или… чёрт её знает. Я приложила пальцы к вискам, зажмурилась, помассировала круговыми движениями. Думай, голова, тебе полезно ради разнообразия…
        Если бы только помнить, что снилось!
        Ладно. С самого начала всё было одно и то же - зал, прожекторы, потёртый паркет, пыль и пустота. Двойник появился в ту ночь, когда мы были в лесу, и… чёрт, она же выглядела обеспокоенной, я точно помню! Но что говорила…
        Ладно, предположим, это было не так важно. Новый сон был сразу после аварии, и там… чёрт. Слишком много всего за один день, всё не успевает отложиться в памяти, куда уж там сны. Кажется, она говорила что-то про унисон, так? И она уже тогда собирала меня по осколкам.
        А «разбилась» яв первом сне…
        Они точно были связаны.
        От волнения я поднялась, слезла с дивана и принялась ходить из стороны в сторону, стараясь держаться подальше от спящего Саши. Быть может, я упускаю что-то важное. Может быть, всё это не такая уж и бессмыслица. Я замерла. Как она там говорила, ветер и песок? Угу. Пятьдесят оттенков погоды и сменяющие друг друга надписи - всё это началось в то же время, когда и… ну… всё остальное.
        Сердце колотилось как сумасшедшее. Ветер можно получить - если открыть окно. Песок тоже - тот самый ящик на балконе. Что, если…
        Я нерешительно переступила порог комнаты, вышла на балкон. Здесь царила такая же темнота, как и в комнате, я запоздало пожалела о том, что не взяла с собой телефон, чтобы подсветить. Возвращаться не хотелось, да и ящик я смогу найти наощупь… наверное. Я глубоко вдохнула, выдохнула. Сосредоточилась на тонком дуновении ночного ветерка, зажмурилась и, чувствуя себя полной дурой, коснулась песка.
        - Мне сказали, что я должна вас позвать, - еле слышно сказала я.
        Хм, и кто бы мне ответил? Наверное, никто? Потому что эти сны, чёрт их побери, были всего лишь снами?..
        - И чего тебе не спится, - сонно пробормотал в темноте Саша.
        Я подскочила на месте от испуга и оглянулась. В темноте можно было разглядеть только его очертания - кажется, он даже не пошевелился.
        - Прости, - еле слышно сказала я. - Просто приснился дурацкий сон, и… в общем, я дура.
        - Ну так ложись и постарайся увидеть новый, - отозвался Саша.
        Я увидела, как он завозился, переворачиваясь на другой бок, услышала тихий шорох. Наверное, он прав. Миг спустя послышалось тихое сопение. Ну да, раз дал такой совет, почему бы самому ему и не последовать.
        Я вернулась к дивану, села, тот еле слышно заскрипел. Краем глаза я уловила маленькую зелёную вспышку, машинально оглянулась в ту сторону - мой телефон. Видимо, кто-то писал или звонил - я помню, что выключила звук вчера, пока мы с Сашей пили чай. Тоже по его совету, кстати - он сказал, что мне нужно прийти в себя, и тишина этому лучший помощник.
        Я разблокировала экран, быстро пролистала оповещения. Вероника, старшая сестра, звонила пять раз, затем настрочила десяток смс. Общий смысл сводился к чему-то вроде «неужели в век телефонии, смс и интернета так сложно сообщить сестре, что всё в порядке?!» Я быстро написала что-то в ответ, отправила… и неожиданно поняла кое-что.
        Если по ту сторону «песочного телефона» кто-то и был, то он мог общаться только сообщениями. Когда это случилось в прошлый раз, песка была целая гора, а находился он на набережной, даже на втором ярусе, где всегда дует сильный ветер - река рядом. Ветер и песок. Песок и ветер…
        И того, и другого сейчас было слишком мало. Так может быть…
        Осторожно, боясь снова разбудить Сашу, я поднялась, вернулась на балкон. Дрожащей рукой подняла телефон повыше, в пару быстрых касаний включила фонарик. Сердце на мгновение дало перебой - на песке можно было рассмотреть какие-то чёрточки и палочки. И несмотря на то, что я сюда особо не вглядывалась, я была готова поклясться, что их тут раньше не было.
        «Я здесь. Задавать вопросы, я отвечать».
        Ветер и песок. Я глубоко вдохнула, выдохнула. Тонкое дуновение ветерка показалось мне похожим на осеннюю паутинку, одно неловкое движение - и оно исчезнет. Надеюсь, это не случится слишком рано.
        - Что происходит? - еле слышно спросила я. - Кто вы?
        Песок мгновенно разгладился. Новые буквы появлялись сами собой, и я забыла, как дышать, пока они выводились.
        «Я Артемис. Я такой же, как и ты. Мы владеть искажением».
        Чёрт, это уже что-то знакомое. Мой двойник во сне тоже называл это слово, и не раз…
        - Что это значит? - спросила я.
        Снова гладкая поверхность. Снова буквы появляются сами собой.
        «Это особый дар. Он искажать реальность вокруг тебя, докуда доставать твой контакт».
        - Что это значит?
        Ещё чуть-чуть - и я привыкну и перестану задерживать дыхание каждый раз, когда это происходит.
        «Это значит, что ты мочь всё, что угодно, пока дуть ветер. И только там, где он дуть. Ветер - твой контакт, песок - мой контакт. Контактировать с ним, ты активировать искажение».
        Чтобы поместиться в узеньком ящике, буквам пришлось стать заметно меньше, пришлось вести телефоном до конца. Там же я и села на пол, лихорадочно обдумывая. Всё началось в тот момент, когда я проснулась ночью. И первое, на что я обратила внимание после звёзд - это ветер. Ещё никогда я так много не думала о нём.
        Но если это так, то…
        В этот момент мне стало дурно. Я опустила взгляд в ящик, а там уже появлялись новые буквы.
        «Ты активировать искажение, когда искренне хотеть чего-то. И оно не остановиться, пока не исполнить. Всё, что происходить - следствие твоих желаний».
        Именно этого я и боялась. Меня затошнило, я выронила телефон, и он грохнулся на пол. Я хотела вчера, чтобы между мной и Денисом что-то произошло. Я хотела, чтобы Дима вернулся к своей девушке, и он вернулся… бы. Если бы ветер дотягивался туда, где он застыл, на том краю дороги.
        А потом? Что я сказала потом, Диме? Хочу, чтобы ты был моим парнем?..
        Нет. Нет, нет, нет. Только не это.
        Снова вспомнился сон. Двойник говорила о том, чтобы я была осторожнее. Что я должна чётко понимать, чего хочу. Что искажение не может вернуть всё, как было…
        Я сжалась в комочек, накрыла голову руками. Почувствовала, как ветер потянул сильнее. Он мягко скользил по коже, как будто пытался обнять, но от этого становилось ещё хуже.
        Нет. Это всё сон. Это ведь сон, правда? В настоящей реальности не бывает слов, рисующихся на песке, не бывает странных снов и не умирают хорошие люди. Надо сделать что-нибудь, чтобы проснуться. Надо…
        - Яна? - послышался над ухом обеспокоенный голос.
        Я покачала головой и сильнее сжалась в комок. Ветер дул сильнее, казалось, он был здесь, на этом неуютном узком балконе, а не задувал через окно. Я почувствовала, как Саша опустил руки на мои плечи, как сжал с силой, и едва сдержалась, чтобы не оттолкнуть его.
        - Ян, послушай меня, - твёрдо заговорил он. - Что бы тебе ни приснилось, это всего лишь сон. А я реален, слышишь? Мой голос реален. Я с тобой. Всё в порядке.
        - Нет, - выдохнула я. - Я не могу, я так больше не могу…
        - Слушай меня! - он повысил тон. - Ты можешь контролировать это. Ты можешь контролировать себя, свои чувства. Ну? Сделай это. Соберись. С тобой ничего не случится, если ты будешь сохранять спокойствие.
        Ветер усиливался, становился холоднее с каждой секундой, и в какой-то момент начал сильно контрастировать с теплом Саши. Я сосредоточилась на этом контрасте, попыталась дышать глубже - так, как меня учила во сне моя копия. Становилось легче. Чуточку, но легче.
        - Вот так, - с облегчением выдохнул Саша. - А теперь давай вернёмся в комнату, хорошо? И дверь закроем, а то холодно…
        Да. Закроем дверь. Это отрежет меня от ветра. Так ведь? Я выдохнула, чуть привстала и позволила Саше вывести меня с балкона. Несколько секунд спустя я оказалась на диване, а дверь тихо скрипнула и с негромким хлопком закрылась.
        - Спасибо, - еле слышно выдохнула я и снова сжалась в комок.
        Миг спустя почувствовала, как Саша опустился рядом. Прижался плечом к моему плечу.
        - А снилось-то что? - нарочито небрежно спросил он. - Только не говори, что авария, и тебя наконец прорвало.
        Я подняла взгляд. Несмотря на то, что в комнате было темно, с балкона падало какое-то невероятно тусклое освещение, и я смогла разглядеть Сашино лицо в общих чертах. Он смотрел мне в глаза, и воображение само дорисовало холодный взгляд его карих глаз, какой я видела тогда, когда мы ехали на «Скорой».
        Я не могла открыться человеку с таким взглядом. Чёрт, в эти минуты я никому вообще не могла открыться.
        - Да, - кивнула я. - Вроде того.
        Саша пожал плечами. Отодвинулся к краю дивана, откинулся на спинку и неожиданно резким движением заставил меня опуститься на диван, да так, что я даже не успела ни отреагировать, не попытаться сопротивляться.
        - Эй!..
        - Я же сказал, что буду рядом, - невозмутимо отозвался он, помогая мне устроить голову на его коленях. - Ложись, спи. Буду присматривать за тобой и отгонять кошмары.
        - Но…
        - Я не устал, если ты об этом, - сказал он. Я состроила скептическое выражение лица, и хотя он не мог это видеть, он тут же исправился. - Нет, устал, конечно, но если я пообещал, что присмотрю за тобой, значит, присмотрю. Всё.
        Я попыталась сдвинуться, но Саша не позволил.
        - Цыц, - шикнул он. - Я же устал, помнишь? Так не трать мои силы на то, чтобы тебя уговорить, и просто послушайся. Так будет лучше для всех.
        Я собралась что-то сказать в ответ, как-то возмутиться, но неожиданно поняла, что у меня больше нет сил. Пришлось подчиниться.
        - Вот так, - мягко сказал Саша и погладил меня по плечу. - А теперь спи.
        Я кивнула и послушно зажмурилась.
        Последним, что я запомнила, был зов - совсем такой, как на Волге, только чуточку… как бы это… приглушённый. Наверное, дверь сыграла роль, а может и отсутствие ветра - кто знает. В закрытой наглухо комнате не ощущалось ни сквозняка, я быстро согрелась и задремала.
        Зов потянул острее, но всё, что я могла мысленно ответить ему - потом.
        Всё потом…
        Саратов. Четвёртое июля, утро
        Я не знаю, сколько из произошедшего вчера ночью было правдой, сколько - сном. Но теперь, когда я проснулась в трезвом уме и твёрдой памяти, я обязана была всё проверить.
        Меня разбудил Саша. Ну, точнее, поднял - сказал, что его срочно вызвали на работу, что надо запереть за ним дверь и что кофе на столе. Я послушно поднялась, сделала всё, что нужно, улеглась обратно… ровно на сколько мгновений, сколько хватило, чтобы понять, что теперь я одна, и что мне пора выяснить правду. Потому что вчерашний приступ паники выбил из колеи и не позволил закончить дело, но тратить впустую сегодняшний день я не имела права.
        Песок в длинном деревянном ящике так никуда и не делся. Попивая остывший кофе без сахара - как вообще его можно пить без сахара, Саша просто безумец! - я спешно открывала окна, обдумывая список вопросов. Но хотя доза кофеина и взбодрила, ничего полезного в голову так и не пришло, поэтому я просто опустилась на колени перед ящиком и, вдохнув свежий утренний воздух, спросила:
        - Э-э, Артемис… вы здесь?
        «Да, - моментально отреагировал песок. - Ты пропасть вчера. Всё в порядок?»
        Угу, порядок… это смотря с какой стороны посмотреть. Ветер мягко трепал мои волосы, я улыбнулась ему и продолжила.
        - Да, вроде того… я просто немного переволновалась. - Я помолчала немного, подбирая слова. - Послушай… Есть ли что-то, что мне нужно знать, о… э-э-э… моих способностях?
        Песок отозвался незамедлительно.
        «Самое важное, что тебе надо знать - что ты в опасность, пока ты не использовать свой дар. Ему надо прижиться в твоё тело, и сначала он будет много дать, потом много отнимать».
        На этих словах надпись обрывалась. Я выждала с минуту, но ничего не изменилось.
        - А дальше? - неуверенно спросила я и протянула руку к песку.
        На мгновение время замерло. Я увидела светлую полоску неба на горизонте, сливающуюся по цвету с бескрайним морем, песок и последние звёзды, гаснущие перед рассветом. Я ощущала себя мужчиной, сидящем на мелком, бархатистом песке; мне было сорок три года, но я чувствовала себя гораздо, гораздо старше, как будто что-то заставило меня состариться за миг до семидесяти, не меньше. И я знала, что этот человек сейчас ощущал себя мной, находящейся от него в тысячах километров; ивсё, что нас связывало - соприкосновение контактов, невесомое, почти иллюзорное. Одно неловкое движение - и оно оборвётся.
        - Ты намного сильнее, чем я думал, - послышался мужской голос, и я ощутила его удовольствие. - Это потрясающе.
        Моя рука соскользнула с ящика с песком. Я снова оказалась в прохладе саратовского утра, но оно было другим. Там, где бы ни был этот человек, явно было гораздо теплее, чем здесь.
        А новые надписи на песке уже появлялись.
        «Если ты не использовать свой дар по своя воля, тебе предстоит пережить приступы. Дар освобождаться сам, без контакта, и это причинять боль всем, в том числе и тебе. Поэтому не смей запирать его. Использовать, только использовать».
        - Что ещё? - выдохнула я. - Что это за приступ?
        Новые буквы уже появлялись, а я лихорадочно соображала. Вспоминала прошлые надписи на песке - там было предупреждение, что мне нужно уйти в безопасное место. Видимо, оно было об этом.
        «Искажение сработать так, как пожелать ему. Оно может взорвать что-то, а может заставить всех вокруг беззаветно полюбить тебя. Ты никогда не знать, что случиться в следующий раз, и кто стать его жертвой».
        Я сжалась. То есть, если я использую свои способности, я могу хоть как-то их контролировать… ну, или почти. Так или иначе, они будут исполнять мои пожелания, но так, как им вздумается. А если не использовать, всё выйдет из-под контроля непредсказуемо, в любой момент и сотворит вообще всё, что угодно. Альтернатива так себе.
        А Артемис тем временем продолжал, не дожидаясь, когда я позову его.
        «Если ты решить переждать приступы, то это нужно делать в безопасное место. Сначала они будут усиливаться и выплёскиваться наружу, а потом будут поглощать всё, что есть рядом. Возле тебя должен быть человек, кто сможет защитить тебя от этого».
        О, ещё лучше. Интересно, а среди этих новостей будет хоть одна, от которой не захочется повеситься?!
        - Что значит «поглощать»? - еле слышно спросила я.
        «Разрушать предметы, уничтожать жизнь. Если ты быть на дне этой волна, и рядом быть человек, ты можешь и убить его. А если рядом не быть ничего, искажение может убить тебя».
        Так, нет, я не паникую. Я совсем не паникую. Я просто сжимаюсь в комочек на этом маленьком балконе и думаю об одном: почему я? Почему это вообще всё могло произойти именно со мной? Более среднего человека, чем я, просто не существует на свете! Мама, папа, пара кредитов, «Жигули» идача на шести сотках - такая программа-минимум есть примерно у всех. Почему из всей массы именно я?
        - И что теперь делать? - выдохнула я.
        Артемис ответил моментально.
        «Я защищать таких, как ты. Я присылать помощь, только не терять контакт».
        - Почему? - вырвалось у меня. - Зачем тебе это?
        «Затем, что я быть первым, - последовал ответ. - Затем, что я быть один, и никто мне не помочь. Я придумать эти термины, я научиться справляться со всем и описать искажение. Я не позволить, чтобы кто-то пережить то же, что и я».
        Плохо понимая, что делаю, я придвинулась поближе и прислонилась к этому ящику с песком, как будто он был человеком, которого можно было обнять. Хотя, наверное, и обнять тоже можно было - смогла же я… э-э… пересечься с этим Артемисом? Поменяться с ним местами? Чёрт его знает. Стоило попробовать. Тем более он сам говорил, что нужно использовать способности - это был прекрасный способ.
        Я закрыла глаза и сосредоточилась. Протянула руку к песку в ящике, но на этот раз осознанно, стараясь коснуться Артемиса. Уже через мгновение я ощутила, как взяла его за руку… а он сжал её.
        - Ты быстро учишься, - послышался его голос. - Продолжай, и сможешь пережить всё это.
        Меня выкинуло из этого видения прежде, чем я успела ответить. Я осознала себя всё на том же саратовском балконе, стоящей возле окна; явысунулась настолько, насколько вообще это можно было сделать, чтобы при этом не упасть. Мне стало не по себе, и я отстранилась.
        Такое чувство, что дару не хватило сил, и он попытался подзарядиться от ветра, даже не задумавшись о том, что это может быть опасно. Или всё-таки задумывался, раз уж я так и не вывалилась?
        Я поспешно отошла подальше от окна, не забыв оглянуться на ящик с песком. И не зря - новый комментарий Артемиса уже ждал меня.
        «Ты показывать большая сила. От этого может быть беда. Искажение не только искажать реальность, оно искажать твой разум и само себя. Всегда держи себя под контроль!»
        Хорошо. Отлично. Ладно. Ещё минуту назад мне казалось, что использовать силу будет безопаснее, чем не использовать, но теперь, видимо, всё наоборот. Супер. Я в последний раз оглянулась на ящик - новых комментариев не было - и переступила порог комнаты. Растянулась на диване. С балкона тянул лёгкий ветерок, мягко ласкал кожу, и я зажмурилась, пытаясь сложить всё воедино.
        Получалось плохо.
        Мне нужно использовать способности, чтобы никого не прибить ими, но нельзя их использовать, потому что иначе будет плохо мне.
        Кто-то должен быть рядом, чтобы помочь, но ему нельзя быть рядом, потому что когда искажение начнёт поглощать, я могу его убить.
        Прекрасно. Задачек проще просто не существует на свете!
        С балкона потянул мягкий зов, похожий на тот, что исходил от реки. Я застонала, перекатилась на бок и замерла. Зов повторился. Я повернула голову, всмотрелась вперёд, на балкон - песок в ящике собрался в маленькую горку и тут же рассыпался. Ну да, кому же ещё меня звать…
        Я нехотя поднялась на ноги и подошла к ящику.
        «Я знать, ты напугана и растеряна, - писал Артемис. - И даже несмотря на то, что я с тобой, я не дать тебе рецептов, как спастись. Я понимать, что это такое, но я не всесилен. Но я верить в тебя. Ты справиться».
        - Ага, - машинально отозвалась я. - Ты вроде бы помощь предлагал…
        Текст мгновенно испарился, начал появляться новый.
        «Я помочь, но мои ребята должны до тебя добраться. Моя команда вылететь из Испания через пара часов».
        Испания. Ну что, это ближе, чем какая-нибудь Австралия или Новая Зеландия. Оттуда, наверное, сутки лететь надо, не меньше, а тут всего-то какая-то Европа. Я выдохнула. А Артемис продолжал:
        «Действовать в унисон с искажением. Чувствовать его, дышать им. Так ты понять, когда ты нуждаться в помощи, а когда нужно оттолкнуть своего помощника. Ты справишься. Ты сможешь».
        - Угу, - машинально кивнула я и вернулась в комнату.
        Наверное, самое лучшее, что я могу сделать - это вернуться домой. Там есть мама с папой, они помогут переждать период этого… э-э-э… привыкания к дару? А ещё Артемис удачно сказал: оттолкнуть помощников. Если что-то случится, я всегда смогу оттолкнуть их…
        Но как использовать свои способности?
        Ветер снова ластился ко мне, как котёнок, но он не был ни тёплым, ни пушистым. Я подняла руку, посмотрела на неё, как будто это могло помочь мне оценить, что я теперь могу. Ну, по крайней мере, я знаю, что мои способности способны заставить любого влюбиться в меня… ну или захотеть ненадолго, что тоже вариант. Хороший вариант, когда не хочется оставаться одной.
        Я закрыла глаза. Как было бы здорово, если бы прямо сейчас нашёлся кто-то, кто мог бы побыть со мной. Кто помог бы найти решение. Кто был бы сильным, с кем я бы не чувствовала себя загнанной в угол жертвой. Кто помог бы отвлечься…
        Я даже додумать не успела - у меня резко зазвонил телефон. Я нехотя протянула руку и приняла звонок, даже не глядя на экран.
        - Привет, - послышался голос Дениса. Он помолчал пару мгновений. - Мы можем поговорить?
        Я застыла, не зная, что ответить. Когда мы разговаривали в последний раз, он поклялся, что докажет, что это я заставила его поцеловать меня тогда ночью. Ну что, теперь доказательств не требуется, я и без того об этом знаю. И тому, что он звонил сейчас, могла быть только одна причина.
        И я с ужасом поняла, что ни капли не возражаю.
        - Да, конечно, - почти против своей воли отозвалась я. - Слушаю.
        Почти. Потому что где-то в глубине души я понимала, что хочу его увидеть. Даже несмотря на то, что случилось, несмотря на… на всё, я всё ещё была той влюблённой в него девчонкой.
        Возможно, так и начиналось наше с искажением действие в унисон… что же. Рано или поздно это должно было случиться.
        Саратов. Четвёртое июля, день
        Когда мы с Денисом учились в школе, я была той самой незаметной девочкой с задней парты, которая, в общем-то, звёзд с неба не хватает, но учится прилично, а он - тем самым симпатичным мальчиком, по которому сохнут отличницы, а значит, позволяют ему списать в обмен на его внимание. Он всегда садился на первые парты, всегда выбирал девочек, самых сильных в том или ином предмете. На биологии, например, садился с Лерой Казанцевой, которая собиралась поступать на биологический, а потому занималась у репетитора и знала биологию, кажется, даже лучше, чем учитель. Когда начинался русский язык, Денис уже сидел за партой Кати Щукиной, юной поэтессой; она писала такие потрясающие сочинения, что их зачитывали перед всем классом, а ещё она успела занять какие-то там места на каких-то там конкурсах для юных поэтов и вроде бы даже где-то опубликоваться. Денис точно знал об этом лучше, чем я, потому что постоянно нахваливал стихи Кати, получая взамен готовое домашнее задание и подсказки на тестовых прогонах экзаменов. А на математике, конечно, он подсаживался к Маше Любиной, потому что ей не было равных в решении
примеров с логарифмами и всяких тригонометрических задачек…
        Я помню, как смотрела на всё это со своей задней парты и думала о том, что никогда не опущусь до такого. Я никогда не буду добиваться внимания какого-то там мальчика вот такой ценой. Ведь видно же, что он их не любит, а просто использует. Получает пятёрки за их счёт, а они получают не просто его похвалы - случайные прикосновения, объятья, быстрые поцелуи в щёчку, и не только…
        Да, я злилась, и злилась сильно. Потому что знала, что Денис ходит к Казанцевой на дополнительные уроки, и знала, чем они обычно заканчиваются - она часто хвасталась в кругу своих подружек. Знала и о том, сколько раз он целовался с Катей, и о том, что произошло между ним и Машей, после чего она решила, что они встречаются. Кстати, из этого Денис выкрутился очень красиво - он объяснил Маше, что давно и буквально до смерти влюблён в одну невероятную девушку, но она постоянно отвечает ему отказом. Он пытается забыть её, встречаясь с другими девушками, но это не помогает, потому что сердцу не прикажешь. Ну и что? А то, что вместо того, чтобы надавать этому засранцу по голове тапком, Маша бросилась со слезами на глазах его утешать. И обещать сделать всё для того, чтобы он забыл свою роковую любовь…
        Я знала всё это, злилась, и ничего не могла поделать. Я сидела на задней парте, была просто хорошей ученицей и ни в чём не блистала. Такими хорошими девочками у нас в классе были примерно все, я не выделялась ничем. И моя сестра Вероника знала об этом, но неизменно выбирала другие слова и другие темы для того, чтобы поддержать меня.
        - Ещё не хватало, чтобы ты разменивалась на какого-то бабника, - бушевала она. - Ты красивая, умная, серьёзная девушка! Ты ещё найдёшь того, кто будет любить тебя только потому, что ты - это ты!
        Я только кивала в ответ, забывая, что когда говоришь по телефону, собеседник этого не видит. Тогда Вероника уже уехала в Красноярск, а потому мы могли поговорить только вот так, на расстоянии, и мне безумно не хватало её здесь. Я и сейчас уверена, что будь она рядом, она нашла бы способ вытащить меня из этой одержимости - например, познакомила бы с каким-нибудь приятелем своего будущего мужа. Он военный, и пока служил в Саратове, работал в военном институте. А там тебе и курсанты, и молодые офицеры, и…
        И если бы это всё случилось, тогда не было бы того, что есть теперь. А теперь я шла бок о бок с Денисом, моей ожившей мечтой, и не знала, что ему сказать. Если честно, я даже не имела понятия, зачем он меня позвал. Видимо, это было просто очередной шуткой разбушевавшегося искажения.
        - Пойдём, присядем? - он указал на лавочку под раскидистым деревом.
        Я кивнула, и мы свернули в ту сторону. Как-то по-другому это должно было случиться. Как-то совсем по-другому, но точно не так…
        Денис сел совсем рядом со мной, и я чувствовала каждый его вдох, каждое неосторожное движение. Он откинулся на спинку, поднял взгляд вверх, прищурился - даже сквозь густую листву проскальзывали горячие солнечные лучи.
        - Извини за то, что я наговорил тогда тебе, - негромко сказал Денис. - Я боялся, что Катя узнает… а я тут вроде бы не причём.
        Я пожала плечами и тоже уставилась в вышину. Ветер мягко перебирал зелёные листочки, прохладными лапками ласкал кожу.
        - Я тут тоже не причём, - негромко отозвалась я. - Меня это удивило не меньше, чем тебя.
        - Теперь я это понимаю, - усмехнулся Денис.
        Краем глаза я видела, как он опустил голову. Мягкий ветерок снова коснулся кожи, и я зажмурилась от удовольствия.
        - Знаешь, это так странно, - снова заговорил Денис. - Мы с ней как бы и не встречались толком. То есть, да, между нами что-то было, но это не отношения в том смысле, как вы это понимаете. Нам просто было хорошо вместе… иногда… ну, раз в пару недель. И всё равно, она только что была жива, а сейчас…
        Он притих. И я снова с трудом нашла, что ответить, но всё же могла что-то выдавить из себя.
        - Я думаю о том, же, когда вспоминаю Федю, - отозвалась я и оглянулась на Дениса. Он смотрел на меня, и мне от этого стало немного не по себе. - Мы были знакомы недолго, но…
        - И Лиза, - добавил Денис. - Я слышал, вы знакомы с детства?
        Я кивнула.
        - Мы живём на одном этаже. Когда были маленькие, постоянно бегали друг к другу в детстве, а теперь, конечно, видимся реже… но всё равно.
        Я поняла, что не могу выдавить из себя ни слова. Всё это время у меня была возможность не задумываться об этом, но сейчас…
        - Сочувствую, - еле слышно сказал Денис. - Наверное, тебе её сильно не хватает.
        Он опустил руку, взялся за мою ладонь. Я вздрогнула от неожиданности.
        - Может быть, сейчас не время говорить об этом, - тихо продолжал Денис, - но я поехал туда только потому, что хотел тебя увидеть. Я вспомнил, как ты на меня смотрела, и… - он усмехнулся. - Захотел поддразнить. А в итоге раздразнился сам.
        Он придвинулся ближе, протянул руку, коснулся моей щеки. Внутри меня что-то оборвалось. Я смотрела на Дениса и видела в нём незнакомого человека. Нет, не так… скорее, управляемую марионетку. Настоящий Денис волновался из-за своей девушки, даже если и хотел меня увидеть. Настоящий Денис не стал бы тянуться ко мне сейчас.
        - Нет, стой, - попыталась сопротивляться я. - Это не…
        - Брось, - Денис прижался ко мне, прищурился. - Я же знаю, что ты давно хотела этого. И если бы сейчас тебе было так грустно, как ты думаешь, ты бы не пришла сюда.
        - Я бы…
        Он меня поцеловал, не позволяя договорить.
        Снова это чувство. Мерзко, противно, но одновременно… я же хотела этого, верно? Я хотела, чтобы он принадлежал мне, чтобы я не оставалась одна в это сложное время, чтобы рядом был человек, кто сможет меня защитить, как говорил Артемис…
        Нет. Всё это не должно было произойти вот так. Я не знала, почему Денис пришёл сюда. Было ли это его желание, или всё случилось потому, что он находился на улице, я - на балконе, а сегодня дул ветер?
        Его рука заскользила по моей шее. Он прижимал меня к себе так, будто я была его надеждой на спасение. Он делал это потому, что хотел сам, или потому, что само мироздание искажалось, когда я была рядом?..
        Я с силой оттолкнула Дениса и отодвинулась. Утёрла губы рукой, меня трясло, я не могла сосредоточиться. Всё, что я знала - я не хочу этого. Нет. Не так. Только не так…
        Денис замер, напряжённо глядя на меня.
        - Ян…
        - Нет, - выдохнула я. Даже не посмотрев на него, поднялась с лавочки, зажмурилась, покачала головой. - Только не так. Не здесь. Не сейчас. Никогда…
        - Яна, послушай!
        Я сорвалась с места и понеслась прочь оттуда. Денис что-то кричал вслед, потом у меня звонил телефон, но я не обращала внимания. Мне нужно было найти безопасное место. Мне нужно было домой…
        Только после того, как за мной закрылась дверь в квартиру Магдалены, я смогла перевести дух. Я прижалась спиной к двери, опустилась на пол и закрыла глаза, даже не включив свет. Вот что имел в виду Артемис, когда говорил, что этот дар искажает всё вокруг. И мир, и людей, и даже мой разум. Он подчиняет себе всё, не позволяя понять, где реальность, а где мои желания. И мои ли эти желания?
        Телефон звякнул снова. Помедлив, я потянулась к нему, достала из кармана и принялась разбирать уведомления. Пару раз звонил Саша, спрашивал, не буду ли я против, если он сегодня вечером зайдёт. Я уже собиралась ответить отказом, но в последний момент всё же решила - стоит согласиться. Мне всё ещё нужен был человек рядом, в котором я могу быть уверена. Он рассказывал, что работает в Саратове, а на выходные уезжает в Белоглинск к друзьям, значит, я могла бы поехать вместе с ним. Путешествовать одна, даже на такие маленькие расстояния, я боялась.
        Несколько пропущенных, конечно, были от Дениса. Его номер не был записан в списке моих контактов - удалила однажды в процессе перепадов от любви до ненависти и обратно - но я знала его номер наизусть, а потому могла опознать. Кроме звонков было ещё сообщение, и я, забыв, как надо дышать, открыла его.
        «Детка, мы не закончили то, что начали на выпускном. Клянусь, я сделаю всё для того, чтобы тебе было хорошо. Позвони мне, давай встретимся…»
        Искажение всегда исполняло то, ради чего было запущено, и исправить это было невозможно. В тот день, когда всё началось, я пожелала вернуть Диму к его девушке, а Дениса… Дениса я просто пожелала. Получите, распишитесь…
        Теперь мне было вдвойне страшнее возвращаться домой и в три раза сильнее захотелось увидеть Сашу. Даже если он тоже появился рядом только потому, что искажение играло нашими жизнями, рядом с ним хотя бы не было страшно. И ему хотя бы хотелось доверять.
        Господи, дожить бы только до его прихода. И до прихода помощи от Артемиса…
        Саратов. Пятое июля, утро
        Помощь от Артемиса так и не пришла. Я связывалась с ним несколько раз, но он сказал, что что-то пошло не так, и пока мне придётся ещё немного подождать.
        «Даже с таким могущественным и подчинённым искажением я не становиться всемогущий, - писал он, и я ощущала горечь, исходящую от этих строк. - Потерпи немного. Когда я всё уладить, помощь быть обязательно».
        Как будто у меня был выбор. Спасибо хоть Саша пришёл - мы провели вместе прекрасный вечер, и он снова поклялся оберегать мой сон и разбудить, если мне снова приснится кошмар. Засыпая, я чувствовала, как он сжимает мою руку, и невольно думала о том, как мне повезло, когда я его встретила…
        На этот раз мне снилось моё детство… хотя, возможно, это был не сон, а мимолётное воспоминание, мелькнувшее в полудрёме.
        Я была маленькой девочкой в цветастом платье, гуляющей в одиночестве во дворе. Лето, раннее утро - кажется, часов восемь, может быть раньше. Я знала, что в нашем дворе есть ещё ребята, но, видимо, ранней пташкой среди них я была одна.
        - О, Яна! - послышался откуда-то сверху голос. - Ты Лизу ждёшь, да?
        Я завертела головой, посмотрела вверх. На меня смотрела незнакомая женщина и улыбалась. Я растерянно отошла в сторону, не зная, что ответить - я понятия не имела, кто такая Лиза.
        - Сейчас она выйдет, - пообещала женщина и исчезла в квартире.
        Я растерянно смотрела по сторонам, не понимая, о ком речь. На всякий случай я отошла в сторону и уже собиралась уйти на площадку, как вдруг из подъезда вышла незнакомая милая девочка.
        - Привет, Ян! - улыбнулась она. - Пойдём?
        Это был наш первый день знакомства с Лизой - точнее, первым он был для меня, мы явно встречались до этого, но я этого не помнила. И потому для меня так удивительно было, что эта незнакомая милая девочка так ласково со мной общается, что это воспоминание осталось со мной до сих пор.
        - Я так соскучилась! - улыбнулась Лиза и обняла меня. - Так давно не виделись…
        Что-то загрохотало в стороне, и сон оборвался.
        Я открыла глаза и уставилась в потолок. К горлу подкатил комок. Кажется, я начинаю понимать, что это значит - потерять её. Мы были вместе с самого детства, и…
        - Да, я думаю, это был приступ, - послышался голос Саши из другой комнаты. - Во всяком случае, он был очень похож на настоящий.
        Он немного помолчал. Я повернулась на другой бок, зажмурилась, обняла себя за плечи. В комнате было прохладно, тянул сквозняк - видимо, балкон был открыт.
        - Ну знаешь, я ещё ни разу не видел, чтобы приступы начинались на подъёме, - продолжал Саша. - В смысле, в ранней фазе подъёма, а у неё явно ранняя фаза… если она есть. И…
        Он снова замолчал. Я накрылась с головой каким-то пледом или тонким одеялом, лежавшим рядом, как будто надеялась, что это поможет мне укрыться от голоса Саши и остаться наедине со своей болью. Не помогло.
        - Слушай, в этой ситуации мы не можем знать точно, ясно? - вспыхнул Саша. - Я выбрал её потому, что ей была нужна помощь здесь и сейчас! И да, если помощь понадобится где-то ещё, я поеду туда. Всё просто!
        Я приподнялась, вытащила подушку и накрыла ею голову. Но даже это не помогло мне заглушить его голос.
        - Всем тяжело, Лукич, всем без исключения, - с горечью сказал Саша. - Считай, что мы на войне, что выбираем, кому жить, а кому умереть. И тут приходится думать головой, а не сердце слушать. Понял?
        Я застыла. Страшно было подумать, о чём он мог так говорить. Подушка съехала с головы и упала на диван рядом, я стянула с себя одеяло.
        - Набери меня, если новости будут, - сказал Саша. - Пока выжидаем. Всё, до связи.
        Послышались шаги. Я поспешно укрылась одеялом и притворилась спящей.
        - Если что, я всё слышал, - раздался над ухом голос Саши.
        Я не пошевелилась. Почувствовала, как он опустился на диван рядом, положил руку на моё плечо… и резким движением стянул одеяло. Яркий свет ударил в глаза, я сжалась в комок и отвернулась.
        - Эй!
        - Не хочешь рассказать, что тебе снилось? - спросил Саша. - Я слышал, как ты плакала.
        Клянусь, я кожей чувствовала, что вопрос был о тех снах, где я разговаривала с двойниками, но именно об этом мне хотелось говорить меньше всего на свете.
        - И с чего я должна говорить с тобой об этом? - буркнула я.
        Попыталась нащупать одеяло и снова завернуться в него, но Саша снова не позволил. На этот раз он полностью стянул его с меня, и я осталась беззащитной перед сквозняком, тянущим с балкона. Интересно, был бы он таким смелым, если бы знал, что на самом деле со мной происходит и при каких обстоятельствах?
        - Считай, что я начинающий Зигмунд Фрейд или Карл Юнг, - усмехнулся Саша. - Ставлю диагнозы по снам, и…
        - Ни тот, ни другой не ставили диагнозы по снам, - простонала я. - Дай поспать, а?
        - Ну, значит, будем считать, что это мой способ познакомиться поближе, - не унимался Саша. - Ну давай, чего тебе это стоит?
        На мгновение я даже зависла. И обернулась, чтобы убедиться, что он не шутит.
        - В смысле?
        - В прямом, - Саша пожал плечами. - Если хочешь узнать что-то о человеке, узнай, что последнее ему снилось.
        Он смотрел на меня и улыбался так, что на мгновение я подумала о том, что смогу сдаться. Но не успела даже рот раскрыть - в стороне послышался щелчок, и уже через мгновение входная дверь распахнулась.
        - Спасибо, Наталья Николаевна, я обязательно зайду, - послышался напряжённый голос Магдалены.
        - Сейчас, подожди, цветок-то отдам, - отозвался голос хозяйки квартиры.
        Она вернулась. Хвала небесам. Я села, оглянулась на Сашу, он кивнул. Наверное, мне стоило первой подойти - в конце концов, о том, что здесь за последнее время побывало больше народа, чем мы договаривались, она не знала.
        - Я попозже заберу, - выдавила Магда. - Наталья Николаевна, пожалуйста…
        - Нет, сейчас! - властно отозвалась хозяйка. - Знаю я вас, усвистите и опять ничего не сделаете!
        Саша отвернулся. Я поискала взглядом свои джинсы и футболку, стянула пижаму и быстро переоделась. Из коридора послышался стук, звон ключей. Я хлопнула Сашу по плечу, соскользнула с дивана и направилась на выход из комнаты. Магдалена стояла растерянная на пороге квартиры, а невидимая из-за кучи курток хозяйка протягивала ей раскидистую домашнюю пальму в половину человеческого роста высотой, высаженную в огромный круглый горшок. Магдалена рядом с ним казалась ещё более маленькой и худенькой, чем была на самом деле.
        - Да ты брось свои мешки-то, - комментировала хозяйка. - Тут донести-то…
        - Не надо, пожалуйста, - выдохнула Магда.
        - Бери давай!
        Что-то изменилось, я даже не могла объяснить, что именно; это было похоже на то, как будто прямо в коридоре подул ветер, но движения воздуха не чувствовалось. Магдалена застонала и упала на колени, накрыла руками голову. Резко дёрнулась и упала на пол пальма, послышался звон разбившегося горшка, земля рассыпалась по полу. Я не успела пойти на помощь - из комнаты вылетел Саша и, оттолкнув меня, бросился к Магде.
        - Уходите к себе! - велел он хозяйке. - Ей плохо, не до вас сейчас!
        - Но это…
        - Идите! Всё решим потом!
        Хлопнула дверь, вздрогнули висевшие на вешалке куртки. Я собиралась подойти к Магде, но Саша, как будто почувствовав мой порыв, жестом попросил остановиться. Магдалена сжалась в комок, раскачивалась из стороны в сторону, и то, как чёрная земля рассыпалась по её белому платью, было видно даже в полумраке коридора.
        - Ты Магдалена, верно? - спросил Саша. Магда кивнула. - Не бойся, ты не одна. Я знаю, что с тобой, я помогу тебе.
        - Уходи, - выдохнула Магда, покачала головой и сжалась ещё больше. - Уходите, оба!
        Несуществующий ветер как будто стал сильнее, но всё ещё не ощущалось ни ветерка. Я собиралась шагнуть к ним, но едва сделала шаг, как что-то на огромной скорости полетело в меня, и я едва успела увернуться.
        - Яна, спрячься! - велел Саша.
        - Но…
        - Исчезни, если жить хочешь!
        Что-то снова на огромной скорости просвистело мимо меня, и я невольно отступила. Укрылась за стеной, прижалась спиной к ней, зажмурилась, прислушиваясь к тому, что происходило в коридоре. Там что-то зашелестело, упало, загрохотало. Послышался Сашин голос.
        - Ты же Магда, верно? - спросил он. Что-то снова бухнуло. - Слушай меня внимательно. Ты можешь контролировать это, Магда. Ты можешь контролировать себя, свои чувства. Слышишь?
        Мне стало не по себе. Он уже говорил мне такое когда-то. Я с опаской выглянула в коридор и увидела пару ботинок, висевших перед моим носом безо всякой опоры. Они чуть покачивались из стороны в сторону, но я не ощущала ничего, ни даже дуновения ветра.
        - Магда, это ты, это твой дар, - не унимался Саша. - Ты можешь приручить его…
        - Нет, - выдохнула Магдалена и закрыла лицо руками. - Ненавижу эту дрянь. Это не я. Ненавижу его…
        Сердце заколотилось как безумное. Магда сидела всё там же на полу, ботинки угрожающе раскачивались из стороны в сторону, как будто пытались всем своим видом показать мне, что они не пропустят меня дальше.
        - Какой у тебя контакт? - спросил Саша.
        - Земля, - выдохнула Магда.
        - Так пользуйся этим! Ты можешь остановить это, если используешь искажение!
        - Ни за что! - взвизгнула Магда.
        Я застыла. После кошмара Саша успокаивал меня теми же словами, что и Магдалену сейчас - значит, он делал это не впервые, раз нужные слова вырываются сами вовремя. Саша знал, что такое «искажение» и «контакт», возможно, даже до того, как мы встретились. А была ли эта встреча случайной? Я машинально отступила на шаг. Милый, понимающий Саша, выглядевший таким обеспокоенным, желавший просто помочь девушке, с которой столкнулся во время выезда по вызову «Скорой помощи»…
        А был ли он врачом? Разве они работают не сутками? Я понятия не имела. И…
        - Уйди, - выдохнула Магдалена.
        Я отступила так, что теперь мне было видно, что происходило в коридоре - насколько это возможно, учитывая, что там всё ещё царил полумрак. Саша держался на расстоянии вытянутой руки от Магды, сжимал её плечи и что-то говорил, говорил, говорил, не переставая. А Магдалена пыталась отодвинуться, но у неё ничего не получалось - то ли не хватало сил, то ли Саша был настойчив. Я обернулась, посмотрела на окно - открыто. Ветер не дует. Чёрт, как не вовремя он утих…
        - Отпусти! - Магда снова попыталась высвободиться. - Отстань!
        - Просто используй искажение, тебе станет легче, - уговаривал её Саша. - Давай, ну же…
        - Нет!
        - Тебе легче станет, давай…
        - Отвяжись!
        Полыхнула вспышка, послышался жуткий грохот. Одновременно с этим рухнули на пол висевшие в воздухе ботинки. Коридор заволокло серой пылью, в ней я успела увидеть тусклые лучи света и неясный отблеск странного свечения, оттенком похожего на серебро. Когда пыль чуть осела, я увидела, как белое пятно метнулось в сторону - видимо, Магдалена как-то смогла открыть дверь, не прикасаясь к ней, и выйти в коридор.
        - Магда! - выдохнула я и сорвалась с места.
        Пол в коридоре был усеян мелкой крошкой, пыль стелилась по полу. Я прошла вперёд, стараясь ни на что не наступать. Подняв взгляд, я увидела огромную дыру с равными краями в том месте, где должна была быть дверь; сама дверь, перекосившись, лежала в коридоре в обрамлении серых обломков с обрывками обоев. Саша лежал в стороне и не шевелился, на какое-то мгновение мне даже показалось, что он не дышал. Краем глаза я заметила, что в конце коридора мелькнуло белое платье.
        - Магда! - крикнула я.
        - Не приближайся ко мне! - заорала она в ответ. - Ты видела, что с ним случилось? Если подойдёшь, то же может быть и с тобой!
        Видимо, это Артемис и называл приступами. Я осторожно переступила порог и медленно направилась к концу коридора, стараясь ступать как можно тише.
        - Магда, послушай, - заговорила я, - я знаю, что это такое. Со мной происходит то же самое. Я могу помочь тебе, мне уже пообещали помощь…
        - Дай угадаю, кто это был, - отозвалась она. - Артемис, да?
        Я замерла.
        - Ты тоже?..
        - Это ты «тоже», - бросила Магда. - Он пообещал помощь, но она так и не пришла. - Она немного помолчала. - Я убивала людей, Яна. Один из приступов убил человека рядом со мной. Твой приятель, возможно, тоже мёртв, и никакой Артемис этого не исправит. И это случится и с тобой тоже, рано или поздно…
        Меня затрясло. Я прислонилась к стене, не в силах сдвинуться с места. Позади послышался шорох, это было похоже на то, что пошевелился Саша, но у меня не было сил обернуться в ту сторону.
        - Иногда мне кажется, что мой единственный выход - на тот свет, - еле слышно сказала Магда. - Я не хочу причинять боль людям, близким или незнакомым, никому. Пожалуйста, оставь меня в покое и держись от меня подальше… это будет твоя лучшая помощь.
        Послышались быстрые шаги, звук спускался вниз. Несколько секунд спустя хлопнула дверь подъезда. Позади щёлкнул замок, послышалось позвякивание - наверное, хозяйка квартиры наконец-то решилась выглянуть и задать вопросы, на которые у меня не было ответа.
        Послышался тихий стон, затем кашель. Саша. Он всё-таки был жив, но у меня не было сил даже для того, чтобы обернуться к нему.
        - Она неправа, - еле слышно сказал он. - Это дар, вам просто надо научиться действовать с ним в унисон. Я знаю тех, кто может помочь вам. Они научились даже купировать приступы, Яна… вы сможете всё на свете, если не будете поддаваться страху.
        - А исправить всё это мы сможем? - тихо спросила я.
        - Именно, что исправить, - еле слышно сказал Саша. - Не обернуть время вспять.
        Сердце билось как сумасшедшее. Больше всего на свете я хотела ему поверить, но не после того, как он утаил так много. Только не…
        - Я следил за Магдаленой примерно столько же, сколько и за тобой, - еле слышно продолжил Саша. - Если мы всё правильно поняли, её следующий приступ будет особенно опасным. Нужно, чтобы кто-то помог ей принять дар, иначе…
        - Ты идти можешь? - перебила я его.
        На этот раз я смогла обернуться. Саша выглядел бледным, нездоровым, и я поняла, что знаю ответ.
        - Нет, - выдохнул Саша. Попытался выдавить улыбку. - Не знаю, что вы со мной делаете, но после ваших воздействий я всегда не в форме. Найди её, а я пошлю своих людей. Нельзя позволить ей пережить приступ на публике, это может быть опасно…
        Я кивнула, развернулась и бросилась прочь, услышав, как со скрипом открылась дверь и как взволнованно заохала хозяйка квартиры. Понятия не имею, куда Магда могла пойти, но я ведь и не совсем обычный человек, правда же? Я ведь должна иметь хоть какое-то преимущество, особенно если смогла дотянуться до Испании и увидеть, что там поделывал Артемис…
        Я вылетела из подъезда и уже собралась броситься вдогонку за Магдой, но запнулась. Мне преградили дорогу два широкоплечих мужчины в униформе, очень похожей на униформу ОМОН, какой её показывают в фильмах, на головах были шлемы. За защитным стеклом можно было рассмотреть глаза, но их взгляды были пустыми, как будто эти двое были подчинены искажению, как Денис когда-то.
        Я невольно отступила к двери.
        - Яна Семак, - подал голос один из них, - вы пойдёте с нами.
        И только теперь, за всё это время, я поняла главное - такие способности не могут не привлекать внимание. Кто-то обязательно будет за ними охотиться, кто-то захочет использовать в своих целях. И, быть может, именно поэтому Артемис не прислал помощь - охотиться могли и за ним тоже.
        А теперь, внимание, вопрос: стоит ли мне идти с ними? А если нет, то как избавиться от них, если ветер утих?..
        Там же, то же время
        В детстве я мечтала быть особенной. Избранной. Уникальной. Неповторимой. Ну, может быть, хотя бы талантливой. Мама всегда убеждала меня, что я и без того уже такая - ну, может быть, за исключением избранности - но быстрая проверка реальностью показала, что это не так. У меня просто не было особых способностей. Ни к чему. Нет, понятно, я была как минимум достаточно усидчивой для того, чтобы учиться на пятёрки с редкими четвёрками. Но это было не то, всё не то…
        Например, я пыталась рисовать. Но мне это быстро надоело, потому что рисунки получались кривые и дурацкие, а на конкурсы и всевозможные выставки всегда брали работы других ребят. Потом я пыталась петь. Меня взяли в музыкальную школу, где выяснилось, что у меня есть музыкальный слух и какой-никакой голос. Но «какой-никакой» - это один голос из хора в тридцать. Солистами всегда были другие.
        Такое повторялось с любым моим делом, за какое я ни бралась, а быть одной из многих меня не устраивало. И поэтому когда я поняла, что до дрожи люблю танцевать, я даже не пыталась учиться этому или делать это своей профессией. Мне невыносимо было даже думать о том, что в таком потрясающем деле я тоже могу быть одной из многих.
        И вот теперь моя детская мечта сбывалась на глазах. Особенная? Очевидно. Уникальная? Да вроде тоже - у Магды и Артемиса другие контакты, с ветром дружу только я. Избранная? Да чёрт его знает. Может, все мы избранные, каждый из нас, просто никто не оставил инструкций, для чего нас, собственно, избрали. В общем, сбывалась детская мечта, как по заказу, но лучше бы она так и осталась мечтой.
        Бежать или вернуться. Вернуться или бежать. Если они сказали, что я должна пройти с ними, значит, я нужна им живой. И они явно готовы пойти по головам, раз уж у них с собой оружие.
        Я невольно попятилась, даже раньше, чем поняла, что решила бежать. Они уже преграждали дорогу, пытаться их обойти бессмысленно, можно только отступать. Я развернулась и сорвалась с места, забежала в подъезд и понеслась вверх по лестнице. Снизу послышались неспешные шаги - эти двое даже не бежали.
        - Мы всё равно тебя догоним, - послышался бесстрастный мужской голос.
        - Так даже будет быстрее, - фыркнул второй.
        Конечно, надолго меня не хватило, и уже на третьем лестничном пролёте я задыхалась. Однозначных мыслей о том, куда дальше, у меня не было, но, возможно, я просто рвалась к Саше. Сверху, к слову, тоже слышались голоса, и один из них как раз принадлежал ему.
        Я была уже на третьем этаже, когда до Саши оставалось всего два, и когда я поняла - туда нельзя. К нему нельзя. Неизвестно, на что готовы эти двое, кого они посчитают опасным.
        Сил не оставалось, ныли ноги. Сбилось дыхание.
        Это девятиэтажка. Надо на крышу - там всегда дует ветер.
        Я поднималась и поднималась, проклиная всё на свете, в первую очередь - своё нежелание делать хотя бы зарядку по утрам. Голос Саши был совсем рядом, как и неспешные шаги преследователей, и я старалась не обращать внимания ни на то, ни на другое.
        Ступени, ступени. Всё выше и выше. Дышать становилось всё тяжелее.
        Шаги и голоса становились всё ближе.
        Ещё немного. Ещё чуть-чуть…
        Мне было трудно сосредоточиться, но какие-то обрывки фраз всё же долетали. Эти двое обсуждали Магдалену, что у них был приказ взять её, я должна была стать следующей, но очередной её приступ смешал все планы. Часть слов я не расслышала, часть не отложилась в голове, но они обсуждали маршруты, куда нас должны были везти. Возможно, это был другой город. Возможно, они называли тех, кто их прислал.
        Выше, выше, выше…
        Лестница упёрлась в решётку, выкрашенную синей краской. Я застыла. На дверце, встроенной в решётку, висел огромный амбарный замок.
        Видимо, поэтому они не торопятся.
        Я растерянно оглянулась по сторонам. Никаких вариантов. Никаких шансов. Если пойти к лифту и вызвать его, они поднимутся раньше, чем он приедет, а шанс того, что он находится на девятом этаже, равен примерно минус одному. Делать-то что?..
        Шаги и голоса приближались.
        Взгляд упал на окно на лестничной площадке ниже. Грязное, пыльное, затянутое паутиной. Наверху всегда дует ветер, и если разбить его…
        Додумывала я уже на ходу. У меня не было с собой ничего тяжёлого или твёрдого, чем можно было бы разбить стекло, а потому оставалось только уповать на свою силу. Я стянула с себя рубашку, оставшись в одном лифчике, обернула её вокруг руки, размахнулась и с силой ударила. Послышался невыносимо громкий звон, осколки брызнули во все стороны, я отскочила в сторону и обернулась. Разбилось. Осталось второе.
        Шаги и голоса стихли.
        Я вернулась на исходную и ударила снова. Звон. Брызги осколков, блеснувшие радугой в солнечных лучах…
        - Контакт! - коротко бросил один из тех двоих.
        Ветру некуда было тянуть, не было ещё одного выхода к воздуху, но небольшой сквозняк всё же ощущался. Я мысленно обратилась к своему дару, взмолилась о том, чтобы те двое немного задержались и дали мне время отступить.
        Снизу послышался шум, ругань - такое ощущение, что они упали.
        Я стянула рубашку с руки, встряхнула её, стараясь избавиться от осколков стекла. Не знаю, как это вообще получается, но вместе с крупными кусочками вниз полетела и стеклянная пыль, как будто кто-то выбил её из ткани - видимо, вмешалось искажение. Я накинула рубашку на плечи и оглянулась на решётку.
        Как вообще управляют этим искажением? Руки надо поднять, как в кино, что ли? Чувствуя себя полной дурой, под ругань, исходящую снизу, я подняла руку на уровень плеч и зажмурилась.
        «Мне нужно открыть её и нужно сделать так, чтобы те двое немного задержались», - мгновенно сформулировалась мысль.
        Я не знаю, как это произошло, но каким-то невероятным чудом я отскочила в сторону - за стену, за которой скрывалась шахта лифта. Послышался грохот, скрежет, снизу донёсся мат; на то место, где я стояла мгновение назад, брызнули осколки бетона, заклубилась пыль.
        Едва всё стихло, я осторожно выглянула из-за стены и застыла на месте от удивления. Решётка рухнула на лестничный пролёт ниже, перекрывая путь тем двоим и одновременно открывая его мне. Не теряя времени, я рванула вверх, вслед мне доносились тихие голоса и звуки, похожие на то, как будто кто-то разбирает камни и перекладывает их с места на место.
        Короткий подъём по очередной лестнице, и я оказалась на чердаке. Здесь царили темнота и тишина, мои шаги отдавались гулким эхо. Я закрыла за собой люк, обернулась, достала из кармана телефон, включила экран. Хоть что-то. Тусклый свет выхватывал из темноты неясные тёмные силуэты какого-то мелкого хлама, что-то хрустело под кроссовками, но я старалась не обращать внимания. Потом. Всё потом…
        Понятия не имею, каким чудом мне удалось найти выход на крышу. Это был очередной люк, к нему вела хлипкая деревянная лестница, и едва я коснулась её, она противно заскрипела. Стараясь не думать о том, что будет, если она всё-таки развалится подо мной, я полезла наверх.
        На крыше действительно дул сильный ветер. Было ужасно холодно, и это несмотря на то, что сейчас начало июля. Я обняла себя за плечи, оглянулась по сторонам - отсюда открывался неплохой вид. Ну, настолько, насколько неплохо может выглядеть район на краю города, граничащий с огромными промышленными территориями.
        Сколько читала историй о том, как глупые подростки залезают на крыши, столько раз считала их идиотами. Как минимум потому, что оказаться на такой высоте просто страшно. А вдруг что пойдёт не так? А вдруг тупо оступишься - и всё? Теперь же такой идиоткой была я, и мне предстояло совершить кое-что ещё более идиотское, чем эти дети.
        Я осторожно подошла к краю крыши, с опаской посмотрела вниз. Ну да, всего-то девять этажей, пф! Ерунда. Я вдохнула глубоко, выдохнула, зажмурилась, перелезла через невысокий бортик, стоявший на краю крыши, шагнула вперёд… и меня моментально откинуло назад! Да с такой силой, что я крепко приложилась спиной о крышу. Хорошо хоть, тут кровля, а не бетон…
        - Какого чёрта? - выдохнула я.
        Артемис говорил, что мы можем всё на свете, разве что время не можем обернуть вспять. Что, неужели такая мелочь, как шагнуть с крыши, может быть невозможной после того, как искажение смогло вынести решётку из бетонной стены?!
        Я села рывком, поднялась на ноги, снова подошла к краю крыши. Сердце колотилось как сумасшедшее. Это был мой последний шанс, больше мне некуда деваться. Подъезд в этом доме один, другого выхода просто не существует.
        Я осторожно перелезла через бортик и попробовала просто сдвинуться вперёд. Воздух вокруг меня как будто сгустился, не позволяя даже просто наклониться. Я попыталась оттолкнуться и прыгнуть, но невидимая преграда сама оттолкнула меня. Я зажмурилась и попыталась просто расслабиться и упасть, как на перину, но воздух снова не позволил мне этого сделать, мягко вернув назад. Я опустилась на край крыши, свесила ноги, оперевшись спиной на бортик, и обняла себя за плечи. Откуда-то сзади донёсся громкий хлопок, но я даже не дрогнула.
        Наверное, это и была обречённость. Безвыходность. Дальше ничего, только незнакомые люди и, возможно, какие-нибудь бесконечные опыты. Или работа на какие-нибудь спецслужбы, как в сериалах…
        Я ощутила, как искажение одновременно потянулась к этим двоим - мне не нужно было даже оборачиваться, чтобы понять, что это они - и одновременно испугалось их. Это чувство внутри меня было похоже на язычок пламени, колеблющийся на ветру и обладающий своим разумом, отличным от моего; иего разум прекрасно понимал, что этим людям доверять нельзя, хотя и чувствовал, что их прислал кто-то знакомый. Огонёк чувствовал, что его будут использовать, и ему не нравилась эта мысль. На какой-то миг мне даже показалось, что язычок пламени внутри прижался ко мне, как бы говоря: «защити меня». Вот только я понятия не имела, как.
        - Яна Семак, вы идёте с нами, - механическим голосом сказал один из этих двоих.
        - Если ты хочешь спасти нас обоих, сейчас для этого самое время, - пробормотала я, обращаясь к «огню» внутри себя.
        И с ужасом ощутила, как он как будто кивнул мне.
        Я оборачивалась медленно, боясь того, что увижу - уже успела познакомиться с методами своих способностей, ага. Кажется, даже само время сгустилось и застыло ненадолго; явидела, как ко мне тянутся руки этих мужчин, успела встретиться взглядом с их пустыми глазами. Несколько долгих наносекунд длилось как несколько быстрых тысячелетий, а потом время перестало тянуться и решило догнать само себя. Я ощутила, как сильный порыв ветра ударил по мне; но вместо того, чтобы столкнуть меня с крыши, он как будто разошёлся с моей помощью на два потока и сбил с ног тех двоих, что пришли сюда за мной. Я не успела понять, что произошло, а их уже снесло в сторону, и оба, снеся один на двоих кусок бортика, рухнули с крыши.
        В первые несколько секунд я не понимала, что именно произошло. Как заведённая, я поднялась на ноги, подошла к краю крыши, потрогала обломившийся бортик, заглянула вниз. И долго смотрела, не в силах отвести взгляда от двух изломанных фигурок на асфальте, возле которых растекались красные пятна, тускло поблёскивающие в лучах утреннего солнца…
        Я опустилась на край крыши, села, свесив ноги вниз, и продолжила бездумно смотреть туда. Кто-то уже подбежал к изломанным фигуркам, кто-то закричал. Холодный ветер трепал мои распущенные волосы, а я всё смотрела и смотрела на то, какой извращённый смысл обретает фраза «формулируйте точнее свои желания».
        Видимо, это был предел. Предел моей устойчивости, предел моей внутренней силы. Предел, за которым я начинала понимать, почему Магда сказала те жестокие слова про единственный выход на тот свет. Вот только - ирония судьбы? - для меня эта дверь была закрыта, судя по всему.
        Я сидела и смотрела вниз, на людей, которые теперь смотрели на меня. И это, наверное, тоже был предел, только уже моей свободы - сейчас меня поймают и обвинят в убийстве. В преднамеренном или по неосторожности? Или в целях самозащиты? Кто знает. Но у меня даже не было сил встретить свой предел.
        У меня ни на что больше не было сил…
        А потом на мир вокруг обрушилась тьма.
        Где-то под Саратовом. Пятое июля, поздний вечер
        «Правило первое. Искажение не знает, что такое «хорошо» ичто такое «плохо», оно только исполняет твою волю самым простым и быстрым путём, если не задано другое. Поэтому да - точнее формулируй свои желания, не забывая уточнять, что все должны остаться живы.
        Правило второе. Ты способна воздействовать на всё, что угодно, что находится в рамках радиуса твоего воздействия. У каждого он свой собственный, и больше всего это похоже на настройку по умолчанию, только не всё так просто. Кроме этого расстояния, на твои способности влияют твои чувства и сила желаний плюс мощь и объём контакта. Это уравнение сразу с несколькими неизвестными, и решить его иногда очень сложно.
        Что значит «мощь и объём контакта»?.. Ну, возьмём Магдалену. Земля - мощный контакт? Однозначно. Земли полно повсюду. Но если Магдалена окажется где-нибудь в замкнутом пространстве, например, в комнате, и рядом будет стоять только горшок с цветком, на многое её не хватит. С высокой долей вероятности искажение покажет ей, что ничего не может, вместо того, чтобы действительно что-то сделать. Но если желание достаточно сильное, искажение вернётся к его исполнению позже.
        Почему исполнялись глупые пожелания, вроде того поцелуя с Денисом? Девочка моя, ты же не думаешь всерьёз, что это действительно глупая мимолётная мысль. За ней стоит очень сильное чувство, возможно, тщательно скрываемое. Кстати, когда ты запрещаешь себе мечтать о чём-то, а потом позволяешь искажению - даже случайно! - начать исполнять это желание, жди беды. В том смысле, что оно будет исполняться несмотря ни на что, потому что искажению будет казаться, что оно действует тебе во благо.
        Да, ты правильно поняла, оно действительно разумно. Но не для всех, а только для тех, кто научился действовать с ним в унисон.
        Это слово означает, что ты понимаешь и принимаешь искажение таким, какое оно есть, и действуешь исходя из этого. Представь, что ты впервые встретила человека - конечно, ты будешь осторожно вести себя с ним. Но однажды наступит момент, когда вы начнёте понимать друг друга с полуслова или полувзгляда… примерно так и выглядит унисон. Вы просто действуете вместе, в едином потоке, только и всего. И его сложно достичь не потому, что это какое-то страшное знание или просветление. Искажение чуждо любому человеку, оно противоестественно, оно нарушает законы физики. Я не знаю, как оно появилось, но знаю точно - это явно не дело рук человека. По крайней мере, не в том смысле, как мы привыкли… то есть, никто не создавал суперсолдата с такими суперспособностями. Оно появилось само и принялось распространяться как вирус. И как носители вируса, люди, подцепившие искажение, либо учатся жить с ним, либо умирают.
        Я ничего не слышал о тех, кто мог бы побороть его «иммунитетом».
        Есть ещё третье правило: ты не должна оставаться наедине со своим контактом. То есть, если твой контакт - ветер, ты не сможешь надолго подниматься в воздух без опоры, например. Я не могу закопаться в песок так, чтобы потерять связь с воздухом, Магдалена не может сделать это же с землёй. Есть человек, чей контакт - морская вода, ему категорически запрещено погружаться в воду с головой. Если мы сделаем это - мы умрём, всё просто. Это что-то сродни магниту и одинаковым полюсам - они отталкиваются друг от друга. Твой контакт вытолкнет тебя, если только вы оба не решили исчезнуть с лица земли.
        Да, скорее всего поэтому ты не смогла спрыгнуть с крыши. Не спорю, это жутко, и да, о таких вещах надо знать заранее. Прости, что не сообщил. Я не думал, что тебя найдут так быстро.
        Кто за нами охотится… да кто только этого не делает. Разведка, вооружённые силы, Россия, США, Китай… да мало ли! Я не вникал. Я только прятался. И делал это ровно до того момента, пока не появился первый человек, бывший таким же, как я. Тогда я решил, что больше не буду прятаться.
        Прости, девочка. Я владею несколькими ювелирными мастерскими, и моё дело позволяет мне хорошо зарабатывать, но не позволяет отозвать с работы пару менеджеров и отправить их за тобой. Я вынужден нанимать людей для этого и предпринимать при этом некоторые меры безопасности, чтобы самому не попасться. Это не так легко, как кажется. Да, я виноват перед тобой и Магдаленой, помощь до вас так и не дошла, хотя я обещал. Но она придёт, клянусь. Я не переживу ещё одной смерти одного из нас, у меня просто не выдержит сердце.
        Есть кое-что ещё…»
        Пахло рекой и ночью где-нибудь за городом, в поле, когда отступает удушающая жара, оставляя после себя ароматы полевых цветов, травы и чернозёма - я верила, что именно так и пахнет ночь. Было темно. Мне было холодно. Рубашка на спине промокла, противно прилипла к спине. Я чувствовала, что лежу на чём-то прохладном и влажном, кажется, песок. Запоздало накатывало понимание - мокрой была не только рубашка, в кроссовках явно была вода, да и джинсы тоже пострадали. Я вздрогнула, вспомнив, что у меня где-то в заднем кармане остался телефон. Попыталась пошевелиться - получилось. Я осторожно приподнялась на руках, открыла глаза и увидела телефон на песке перед собой. Уже легче.
        Солнце уже опустилось за горизонт, но ещё можно было многое рассмотреть. Песок впереди был усыпан буквами и разлинован строчками. Я всматривалась в них, с трудом понимания, о чём речь - судя по всему, именно это озвучивал голос, до пробуждения навязчиво заполонявший мою голову. Каким-то невероятным образом всё это отложилось в моей голове - я всё услышала, поняла и даже запомнила.
        Реальность проступала нехотя, как будто сквозь густой туман. Я села, приложила пальцы к вискам, зажмурилась и попыталась сосредоточиться. Последнее, что я помню - как сидела на той крыше, обессиленная и неспособная даже думать. Потом - темнота и этот голос в голове, резко, без перехода, как будто кто-то криво смонтировал фильм. Я попыталась обратиться к своей памяти, к этой самой «склейке» - ничего. Зато отреагировал «язычок пламени» внутри - я почувствовала, как он как бы качает головой, словно говоря: «ничего не выйдет».
        Я собиралась было возмутиться, но вдруг поняла - ветер. Его не было. Искажение ничем не может помочь, пока нет контакта.
        Неожиданно я поняла, что начинаю замерзать. Ещё бы - ночь на дворе, сумерки почти окончательно сгустились. Пока ещё можно было хоть что-то увидеть, я протянула руку, дотянулась до телефона. Чёрт. Зарядки оставалось совсем мало, а я помню, что он был прилично так заряжен…
        Значит, я использовала его во время «склейки», тут и думать не о чем. Я открыла список исходящих вызовов - ничего. Попробовала историю браузера - тоже ноль. Тишина царила и в смс-ках, и даже в забытой за последние недели «аське». На что могла уйти зарядка? Или, одержимая искажением, я могла стереть следы того, чем занималась несколько долгих часов?..
        Я машинально оглянулась по сторонам, надеясь найти хоть какую-то подсказку. Река есть, ага, сильно заросшая камышом. Много песка, исписанного строчками, и без того проговоренными Артемисом. По другую сторону раскинулось бескрайнее поле, где-то в районе горизонта ограниченное крохотной полоской далёкого леса. Где-то за ней и скрылось солнце, оставив после себя кусочек стремительно темнеющего неба…
        Особо ни на что не надеясь, я поднялась на четвереньки и, подсвечивая себе путь экраном телефона, просмотрела всё, что было написано на песке. Я помню, что сон оборвался на полуслове, так может…
        Я похолодела. Да, часть записей были стенографией того, что говорил Артемис, но кое-что я явно добавила от себя. Точнее, моё одержимое искажением тело.
        «Пик пройден, теперь пойдёт спад».
        «Нужно найти безопасное место и человека, который сможет присмотреть».
        «За родителями следят. Туда нельзя».
        «В следующий раз я не смогу защитить тебя. Ты ослабнешь и потеряешь сознание, а я не смогу взять контроль…»
        Я тупо смотрела на эти послания самой себе, они не укладывались у меня в голове. Невольно вспомнилось, как Саша заметил, какая я непробиваемая… наверное, на этот раз снова оно сработало. Я ничего не чувствовала, ничего не понимала, ни о чём не хотела думать. Хотела только уйти отсюда, куда-нибудь подальше, только бы не видеть этих жутких комментариев к монологу Артемиса.
        Мир окончательно потонул в темноте, а я окончательно замёрзла. Потянул тихий, едва ощутимый ветерок, и я попыталась воззвать к язычку пламени внутри меня. Оно откликнулось - по крайней мере, я почувствовала, что оно что-то может сейчас.
        - Мне нужно согреться, - выдохнула я. - И как-то пережить эту ночь… не знаю…
        Язычок пламени будто обернулся компасом внутри меня и указал дорогу. Я кивнула ему, поднялась на ноги, включила фонарик на телефоне. В последний раз оглянулась на исписанный песок, пробежалась взглядам по ближайшим ко мне строчкам. Как и во сне, они обрывались на словах «есть кое-что ещё». Я устало усмехнулась - такое чувство, что всё происходящее постоянно обрывается на этой фразе, а за кадром всегда остаётся что-то, что предстоит узнать, заплатив огромную цену.
        В голове было пусто, я подчинялась компасу внутри, ведущему меня вдоль реки. Песок быстро сменился травой, в воздухе разливалась волна цветочных запахов. Я не смотрела под ноги, полностью доверяясь внутреннему водителю, и, надо признать, свою работу он выполнял отлично - я ни разу не провалилась в ямку и не споткнулась, хотя и не особо петляла. А может быть, я просто снова не помнила этого…
        Мой путь закончился возле высокого моста, пересекавшего речку. Прямо под ним расположился покосившийся деревянный домик без окон и с одной дверью - видимо, чей-то сарай - и в тот момент, когда я его увидела, мой телефон окончательно сдох. Путь пришлось буквально нащупывать, как и дверь, и ручку на ней. Но вместо того, чтобы найти её, я нащупала огроменный замок.
        Ветерок потянул снова, ещё более холодный, чем был. Меня затрясло.
        - Серьёзно? - выдохнула я. - Мы шли сюда ради этого?
        Ответа не последовало, даже от язычка пламени внутри. Я зажмурилась - хотя смысл, всё равно темнота такая, что ни черта не видно - подняла руку примерно туда, где должен был быть замок, и попыталась вспомнить, как я пыталась открыть решётку в подъезде Магдалены. Сосредоточилась, попыталась передать импульс вперёд - или как там эти супергерои в кино делают? - но ничего не произошло. Я попыталась снова - без толку. Я открыла глаза - теперь я хотя бы могла видеть замок. В воздухе парили крошечные светлячки, и тусклых зеленоватых отсветов от них хватало для того, чтобы рассмотреть огромную металлическую штуковину, висевшую на двери. Естественно, даже не пошевелившуюся, если мои руки правильно ощутили и запомнили её местоположение.
        - Серьёзно? - выдохнула я. - И это всё, на что ты способно? Светлячки?
        Искажение не отзывалось. Дрожь усиливалась, но это был не только холод - теперь я злилась. И не только злилась…
        - То есть, ты тащило меня сюда для того, чтобы упереть в запертую дверь? - я хлопнула ладонью по старому рассыпающемуся дереву, то жалобно застонало в ответ. - А до этого что было, а? Не хочешь рассказать?
        Мне почудилось, что язычок пламени внутри меня сжался и как будто попытался прижаться ко мне изнутри. Я попыталась показать ему, как сильно мне этого не хочется, передать это чувство внутрь, и кажется, у меня получилось. Во всяком случае, язычок пламени уже не пытался прижаться, просто застыл, прислушиваясь.
        - А что ещё ты нахозяйничал, м? - не унималась я. - Хотя, знаешь, может я и не готова узнать. Может, это будет очередным кошмаром, как всё это было до этого момента. Кстати, об этом…
        Язычок пламени сжался внутри меня, мне казалось, что я ощущаю его вину, но я и не думала останавливаться.
        - Я даже не знаю, где заканчиваюсь я и начинаешься ты, - выдохнула я. - То, что произошло у Магдалены… что это было? Кто в этом виноват? И откуда ты знаешь, кем были те двое? Может, это были помощники, не знаю…
        Внутри меня разливалось отчаяние. Бедный язычок пламени не знал, куда деться, понимая, что натворил дел, но он не мог ничего исправить. Он просто не знал, что так нельзя.
        Светлячки разлетелись, будто почувствовали, что их сюда больше ничто не тянет. Я опустилась на землю, прислонилась спиной к двери, зажмурилась.
        - Я даже не знаю, кто были эти двое, - выдохнула я. - Быть может, у них были семьи, как у меня. Быть может, ими управляло чужое искажение. Ты ведь видел, какие у них были пустые глаза? А что, если они не хотели умирать?..
        Казалось, ещё пару мгновений - и искажение внутри меня исчезнет само по себе, сгорев от стыда или любых других похожих чувств. И мне было неожиданно всё равно.
        - А ты бы хотело умереть? - спросила я. - Исчезнуть, раствориться во тьме, как будто тебя и не было? Неужели тебе не страшно от одной мысли об этом? Мне страшно. И тем парням было страшно, но для них уже слишком поздно…
        Я не успела даже понять, что чувствует мой внутренний собеседник. Послышалось рычание работающего автомобильного двигателя, шуршание шин. Я открыла глаза, оглянулась в сторону звука - два мощных жёлтых луча разрезали тьму, приближаясь ко мне. В какой-то момент мне захотелось подняться, пойти навстречу, помахать рукой - а вдруг этот человек может помочь мне? - но тело неожиданно отказалось слушаться, и я поняла, что не очень-то мне и хочется бороться за себя.
        Язычок пламени на мгновение взметнулся внутри и снова спрятался.
        Снова потянул холодный ветер. Тот, кто приехал сюда, похоже, каким-то чудом знал, где я нахожусь. Я услышала хлопок дверцы, затем торопливые шаги и шелест травы. Этот кто-то шёл сюда. Мне нужно было бежать или не нужно было? Я не знала. Я просто сидела там же, обхватив руками колени и закрыв глаза, и не могла пошевелиться. Или не хотела. Кто знает.
        Я ощутила, как кто-то прошёл мимо - лёгкое дуновение и прикосновение травинок. В следующее мгновение на мои плечи опустилось что-то тканевое, колючее и тяжёлое, но неожиданно тёплое, как будто это намеренно согревали.
        - Я не сомневался, что найду здесь тебя, - послышался до боли знакомый голос. Саша. - Так и знал, что меня сюда тянет искажение.
        Я коснулась того, чем он накрыл меня - судя по всему, шерстяное одеяло. Ветерок больше не мог коснуться меня - если только лица - и сразу же стало теплее. Миг спустя я ощутила, как Саша опустился рядом и прижался плечом к моему плечу. Сил не было даже на то, чтобы открыть глаза… хотя, возможно, мне этого не хотелось.
        - Ты мне сказал сегодня, что ты особо восприимчив, - еле слышно сказала я. - Почему тебя допустили на эту работу?
        Саша немного помолчал.
        - Скажем так… это мой маленький секрет, - усмехнулся он. - Ты же никому не расскажешь?
        - Если я случайно убью тебя, мне это не понадобится.
        Молчание встало между нами, но оно не было враждебным или холодным. Наоборот, Саша завозился, и уже через несколько мгновений я почувствовала, как он обнял меня за плечи и притянул к себе.
        - У Магдалены та же проблема, - тихо сказал он. - Я слышал об этом.
        - Какое слово-то подобрал… - буркнула я. - Проблема, ага.
        Саша снова помолчал немного.
        - Хватит на холодной земле сидеть, - решительно сказал он. - Пойдём. Я бы хотел сказать, что нашёл, где переночевать, но это настолько богом забытое место, что даже гостиниц поблизости нет. Как ты только сюда добралась?
        - Хотела бы я сама знать…
        Я открыла глаза и в свете неестественно ярких, крупных звёзд увидела, как Саша поднялся на ноги и протянул мне руку. Я попыталась взяться за неё, но неожиданно не смогла пошевелиться. Всё тело будто стало каменным и оттого невероятно тяжёлым.
        - Саш, я не могу, - неуверенно сказала я.
        Он наклонился ко мне так, чтобы иметь возможность смотреть мне в глаза.
        - Пошевелиться не можешь? - спросил он.
        Я кивнула.
        - Притом как-то так странно… я могу говорить с тобой, могу кивнуть, а подать руку…
        - Это спад, - уверенно сказал Саша. Он наклонился ещё ближе, обхватил меня за талию и рывком заставил подняться. Мои руки безвольно повисли вдоль тела, ноги оказались ватными, и я с ужасом поняла, что удерживаюсь в вертикальном положении только благодаря Сашиной поддержке. - Ничего, это временно, скоро станет легче.
        Помедлив пару мгновений, он перехватил меня и поднял на руки. Одеяло соскользнуло на землю. Я ощутила, как краснею - мне было настолько неловко, как ещё никогда не было, даже ночёвка с незнакомым парнем с этим не сравнится. Даже приставания бывшего одноклассника, когда всего в нескольких метрах от нас спит его девушка…
        Он понёс меня к своей машине. Спустил с рук, удерживая так, чтобы я могла стоять, открыл дверцу, помог сесть на заднее сидение. Я зажмурилась от яркого света под крышей машины, стараясь сдержать подкатившие к горлу слёзы. Такой беспомощной я себя ещё никогда не чувствовала…
        - Если ты не знаешь, что такое спад, просто промолчи, - сказал Саша.
        Он захлопнул дверцу сзади, открыл переднюю, опустился на сиденье. Лампочка снова зажглась, и он поспешил захлопнуть дверцу. Воцарилась блаженная темнота, и я больше не сдерживалась - слёзы покатились по щекам.
        - Не знаю, в курсе ли ты насчёт того, что мы не видели ни одного человека, кто обладал бы искажением с рождения, - негромко заговорил Саша. - Оно всегда появляется само по себе, чужеродное для своего носителя. И носителю надо… как бы это…
        - Привыкнуть, - подсказала я. - Мне уже говорили об этом.
        Саша обернулся ко мне. Я попыталась отвернуться, но не смогла, окаменевшее тело не позволило. Слёзы покатились по щекам с новой силой.
        - Эй, - тихо позвал Саша и протянул руку. Осторожно провёл пальцами по щеке, стирая солёные капли. - Держись. Это спад, а не твои чувства. Тебе тяжело не потому, что всё плохо, а потому, что ты привыкаешь к новому дару по синусоиде.
        - Как будто всё хорошо, - не сдержалась я и зажмурилась.
        - Нет, всё не хорошо, согласен, - мгновенно исправился Саша. - Всё очень плохо. Но если бы не искажение, ты бы иначе переживала всё это.
        - Если бы не искажение, я вообще бы не переживала всё это!
        Он притих. Слёзы так и катились по щекам, и я даже не пыталась их остановить. Саша коснулся меня второй рукой, приложил ладонь к щеке, и от этого мне стало ещё хуже. Хорошо, что я не могла пошевелиться, а то вернулась бы к реке и утопилась бы, если она достаточно глубока…
        - Извини, я впервые действую под прикрытием и впервые взаимодействую с такими, как ты… ну… так близко, - еле слышно сказал Саша. - Я не умею правильно подбирать слова, особенно в таком случае. Прости.
        Его искренность сделала своё дело. Слёзы иссякли, я открыла глаза и даже смогла чуточку пошевелиться, чтобы устроиться поудобнее. Это стоило мне колоссальных усилий - как будто и вправду камни ворочаешь.
        - В таком случае? - переспросила я.
        - Да, - кивнул Саша. Он сидел очень неудобно - специально так обернулся и устроился, чтобы иметь возможность коснуться меня, поддержать, и от этого стало ещё более неуютно. - Ты мне всё не даёшь рассказать до конца. Так вот, на подъёме твои силы растут, тебе всё даётся легко, и это до тех пор, пока ты не достигнешь пика. Если ты в это время не используешь искажение, оно может разорвать тебя изнутри… так что в некотором роде хорошо, что ты ему не сопротивлялась.
        Он опустил руки. Не знаю, отразилась ли на моём лице вся гамма чувств, что я переживала сейчас, но видимо всё-таки да - Саша невольно отодвинулся и поспешил продолжить.
        - А потом идёт спад, - сказал он. - Теперь искажение не отдаёт свою силу, а забирает свою, и не может сделать что-то… ну… серьёзное. Это тоже проявляется приступами, но теперь ты будешь испытывать слабость, возможно, падать в обморок… у всех по-своему. Часто бывает подавленность, депрессия, всё такое… в общем, я думаю, это оно, - неуверенно закончил он.
        - Как хорошо, когда за тобой отправляют человека, который знает, что делает, - пробормотала я.
        На плечи навалилась невыносимая усталость, мне ужасно хотелось прилечь. Я попыталась пошевелить рукой - получилось. Осторожно, как будто учась всему заново, я опустилась на сиденье и подложила руку под голову. Неудобно, места мало, но выбора особо нет.
        - Держи, - Саша стянул с себя толстовку и протянул мне. - Положил под голову. Я пойду схожу за одеялом.
        Я протянула руку, но она сама собой рухнула вниз. Я состроила недовольную мордашку, Саша покачал головой и помог мне приподнять голову, затем открыл дверцу и в свете зажёгшейся под крышей лампочки ускользнул во тьму ночи.
        Я с трудом устроила руку так, чтобы она не затекала, и закрыла глаза. Видимо, когда Артемис писал «есть ещё кое-что», он имел в виду именно этот цикл. Возможно, моя потеря памяти как раз ознаменовала выход на этот самый пик. В конце концов, кто может достоверно знать, что именно происходило? Точно известно только одно - я в какой-то нереальной глуши, куда вряд ли можно добраться пешком даже за целый день, а значит, способности всё же были использованы. И у меня «легко всё получалось», ага…
        Скрипнула дверца, затем захлопнулась. Запоздало повеяло ночной прохладой. Я ощутила, как то же колючее одеяло накрыло меня, сразу стало заметно теплее.
        - К слову о том, кого за тобой послали, - еле слышно заговорил Саша. - Под Устиновском есть одно место, куда собирают таких, как ты. Официально оно считается медицинским институтом, но фактически там никто не учится. Только присматривают за вами.
        - Звучит так, как будто ты меня приглашаешь, - фыркнула я.
        Саша немного помолчал.
        - У меня есть право тащить тебя за собой, потому что ты представляешь опасность для общества, - всё так же тихо сказал он. - Это законно. Но я предпочитаю думать о том, что вы и без того натерпелись, а потому вас лучше приглашать.
        - А кто именно приглашает?
        - Мы находимся под управлением внутренних войск, если ты об этом.
        - Об этом, - пробормотала я.
        Военные, ага. Всё как в кино. Приютят, обучат, заставят работать на себя. Чудесная перспектива…
        - Я хочу, чтобы ты поняла правильно, - тихо заговорил Саша. - Такие, как ты, стали появляться буквально последние пару лет. Я не знаю, выжил ли кто-то, приняв искажение до конца, я не слышал ни об одном таком. Я ничего не знаю о том, кто подослал тех двоих и ничего не могу сказать насчёт них, но у нас ты, по крайней мере, будешь в безопасности. Хотя бы от самой себя.
        - Посмотрим, - уклончиво ответила я. - Сейчас я не в состоянии думать, тем более принимать решения.
        - Понимаю, - отозвался Саша. - Отдыхай.
        Я почувствовала, как его рука скользнула по моей, дотянулась до ладони, взялась за неё. И от этого жеста стало так легко на душе, так тепло, что я мгновенно уснула.
        И снова увидела тот самый сон.
        На этот раз я уже стояла на ногах… ну, то есть, на этих высоченных каблуках, на которых совершенно невозможно передвигаться. На этот раз мой двойник была на полу - сжалась в комочек и накрыла голову руками. Мне было не по себе. Я осторожно подошла к ней - ну, то есть, приковыляла - и опустилась на пол рядом, положив руку ей на плечо.
        - Эй…
        Двойник опустила руки и обернулась ко мне. Она выглядела уставшей; кожа побледнела, тёмные волосы и брови резко контрастировали с белым лицом. Она несколько долгих мгновений бесстрастно смотрела на меня, затем ухмыльнулась.
        - Скажи, а ты на всех парней смотришь как на парней?
        Это было последним, что я ожидала услышать. Я растерялась, а двойник, несмотря на всю свою усталость, заулыбалась ещё шире и легонько толкнула меня в плечо.
        - Я не… то есть… - промямлила я.
        - Брось, - отмахнулась она. - От меня ты можешь скрыть ещё меньше, чем от себя. Помнишь, о чём ты думала перед тем, как уснуть?
        Я уставилась на неё, стараясь вложить в свой взгляд весь скепсис, а двойник только улыбалась. Действительно, о чём же мне думать? Может быть, о том, как выжить и не подставить под удар своих близких?
        - Не помнишь, - констатировала двойник. - А я помню. Ты держала Сашу за руку и думала о том, что тебе хотелось бы…
        - Хватит! - вспыхнула я.
        Щёки загорелись, я отвела взгляд в сторону - только бы не видеть этой ехидно ухмыляющейся рожи! А двойник явно не собиралась останавливаться - краем глаза я видела, как она медленно, словно нехотя поднялась на ноги.
        - Федя, Дима, Денис, - говорила она, перестав улыбаться, - всё, что ты видела в них - парней, с которыми можно завести роман. Ты даже не пыталась узнать их как людей, как друзей, если угодно. Они были созданы только для того, чтобы любить Яночку, заботиться о ней и…
        - Неправда, - не выдержала я. - Они…
        - Если ты хотя бы одного из них не рассматривала бы только как друга, я бы не сказала ни слова, - хмыкнула двойник. - Саша продержался дольше всех, но только потому, что ты думала, что у него может быть девушка. Или жена…
        Меня затошнило. Это звучало мерзко.
        - Хватит, - выдохнула я. - Перестань.
        - Перестань, - мерзким голоском передразнила она и вернулась к своим обычным интонациям. - Это я должна просить тебя об этом. Перестань думать о них вот так. Как будто они куски мяса, ей-богу…
        Фу. Меня затошнило ещё сильнее. Я невольно отступила на шаг, двойник приближалась ко мне. Она двигалась очень медленно, как будто через силу, морщилась, словно каждое движение причиняло ей боль, и становилась всё бледнее с каждой секундой.
        - Я не… я вовсе не… - беспомощно лепетала я, не находя подходящих слов.
        - Ты забыла, кто я, - двойник остановилась и постучала пальцем по виску. - Я в твоей голове. Я знаю о тебе всё. Самые глубокие мысли и даже всю ту боль и все те страхи, что ты скрываешь от себя. Ты видишь в парнях не живых людей, а решение своих проблем. А искажение переворачивает это с ног на голову, создаёт новые проблемы…
        Она запнулась и закрыла глаза. А я застыла, не в силах пошевелиться.
        - Кто ты? - только и выдохнула я.
        Двойник загадочно улыбнулась и посмотрела на меня. Её глаза заблестели.
        - Ты снова задаёшь правильные вопросы, - мягко сказала она. - Продолжай в том же духе, и мы обе сможем освободиться.
        Я ощутила резкий толчок в плечо. Попыталась обернуться, но тело не слушалось. Даже больше, я ощутила себя скованной, руки и ноги как будто затекли. Жуткое ощущение. А двойник улыбалась и улыбалась, не сводя с меня глаз, а свет от прожекторов становился всё ярче, ярче, ярче…
        Я открыла глаза и увидела в полумраке над головой белую обшивку и часть заднего стекла автомобиля. Всё тело ныло, хотелось пить, но эти ощущения будто были частью другой реальности. В моей реальности всё ещё был пыльный воздух старого театра, дощатая сцена, стук каблуков и смех моего двойника.
        Саша больше не держал меня за руку. Я посмотрела на него - он спал в неудобной позе, его правая рука висела так, будто он тянулся ко мне и так и уснул в такой позе.
        Пока это был единственный парень, которому моё искажение не добавило проблем… хотя это ещё вопрос. Вспомнить его повышенную восприимчивость…
        Я приподнялась на локте и выглянула в окно. Судя по мягким сумеркам, рассвет близко, значит, время - около четырёх часов утра. Я чуть покрутила ручки окон на своей и параллельной двери, приоткрывая окошки, затем прилегла обратно, повозилась немного, выбирая удобное положение, закрыла глаза. Не было смысла вставать так рано. Идиотский сон, чтоб ему…
        Сквозь щёлку приоткрытого окошка потянул сквозняк. Сразу стало спокойнее на душе. Я невольно улыбнулась ему, натянула на себя одеяло… и неожиданно вспомнила, о чём фантазировала за мгновение до того, как провалиться в сон. Самым скромным из всех возможных вариантов был поцелуй за мгновение до трагического расставания…
        Сонливость испарилась за мгновение. Я забыла, как шевелиться и даже как дышать. Ветерок тянул, а значит, любая моя мысль, любая дурацкая идея может обернуться реальностью по воле искажения. Особенно с Сашей.
        Я открыла глаза, посмотрела на него. Врач «Скорой помощи», а на самом деле военный под прикрытием. А может быть, ещё кто-то там, я понятия не имела. Чёрт, я не могла быть уверенной даже в своих желаниях - может быть, всю эту пошлую романтику себе навоображала вовсе не я по своей воле, а измученный искажением разум. Я ничего не могла знать наверняка. Единственное, что я знала точно - мне стоит поискать помощи в другом месте, а от него держаться подальше. Хотя бы в благодарность за одеяло.
        Я осторожно приподнялась на локте, села. Посмотрела на Сашу в последний раз, стараясь сосредоточиться на том, что мне нужно его защитить. Затем осторожно открыла дверцу, выбралась наружу и прикрыла её, не захлопывая.
        С этого момента мне стоило научиться справляться самостоятельно, если я не хочу больше никому причинять вред.
        Я закрыла глаза, вдохнула полной грудью прохладный утренний воздух. Ощутила, как ветерок закружил вокруг меня, как будто на мгновение обнял. Чуть улыбнулась и шагнула вперёд.
        Говорят, долгая дорога к вершине начинается с одного шага. В моём случае, наверное, придётся сделать чуточку больше шагов - надо дойти до трассы и добраться до города - но дело того стоит.
        Я больше не позволю искажению управлять мной.
        Где-то под Саратовом. Шестое июля, утро
        Первое, чему мне надо было научиться - как управлять своей силой, причём делать это стоило подальше от людей. Обратившись к своему внутреннему компасу, любезно предоставленному искажением, я вернулась на берег реки, где пришла в себя вчера вечером. Здесь у меня есть контакт с Артемисом на случай, если всё будет плохо.
        Язычок пламени внутри меня колебался, как настоящее пламя свечи на ветру, готовое вот-вот потухнуть. Я понятия не имела, насколько его хватит - если мы с ним действительно шли к тому «дну», о котором говорил Саша - но сейчас это было не так важно. Нам нужно было научиться жить друг с другом, и моё внутреннее пламя было согласно. Я чувствовала это.
        Первое, что я сделала - опустилась на песок и устроилась в позе лотоса, закрыв глаза. Мягкий приятный ветерок ласкал кожу, и от этого в душе воцарилось такое неземное спокойствие, что я на мгновение забыла, что собралась сделать. Но, хвала небесам, быстро опомнилась, когда ощутила, как отозвался на ветер внутренний язычок пламени.
        - Мы больше не должны убивать, - тихо сказала я. - Я знаю, что ты видишь в этом самое быстрое решение всех проблем, но…
        Я ощутила, как пламя внутри меня вопросительно притихло. Оно не понимало.
        - А давай я с крыши шагну? - вспыхнула я. Пламя внутри взвилось, возмущаясь. - Ага, не нравится. И тем, кого ты уничтожило, это тоже не нравилось. Они вообще-то жить хотели.
        Пламя чуть утихло. Вдохновившись успехом, я продолжала:
        - Нам нужно научиться вообще не причинять людям боль, понимаешь? Мы справимся со всем сами.
        Я ощутила, как язычок медленно кивнул. Понятно, что реально кивнуть он не мог, у него даже головы не было, как и формы, но я чувствовала его согласие - и это главное.
        - А ещё было бы неплохо, если бы ты перестал воспринимать каждую мою мысль как инструкцию к действию, - небрежно бросила я главное, к чему вела. Пламя внутри мгновенно поднялось, как будто волновалось не меньше меня. - Нет, правда. Иногда это просто мысли, понимаешь? И просто фантазии. На самом деле я не хочу, чтобы это случилось.
        И память, конечно, нашла самое лучшее время для того, чтобы подсунуть мне воспоминания о моих фантазиях насчёт Саши. Я ощутила, как заиграл румянец на щеках, и как пламя внутри меня снова задавало безмолвный вопрос.
        - Да, и это тоже, - твёрдо сказала я. - Классно проиграть такое в воображении, но в реальности… от этого слишком много проблем.
        Пламя неожиданно взвилось ввысь, словно выходя даже за границы моего тела. Я зажмурилась, не зная, чего ожидать от него, и внезапно увидела новую картинку. Саша и я сидели вместе в кафе в центре Саратова, вокруг царило обычное оживление для главной улицы. Мы с ним о чём-то говорили, но настоящая я находилась на небольшом расстоянии от них и не могла ничего расслышать сквозь разговоры прохожих и музыку, игравшую в кафе. Я видела, как Саша улыбнулся, кивнул, поднялся на ноги, обошёл стол, подошёл к «увиденной» мне… и поцеловал. А «увиденная» ятолько растерянно уставилась на него и ничего не смогла ответить.
        - Ну и зачем ты мне это показываешь? - пробормотала я, ощущая, как горят щёки. - Это уже твои фантазии, что ли?
        Пламя вновь стало маленьким язычком внутри, видение растаяло. Я снова обнаружила себя на песке на берегу маленькой речушки, а рядом лежал мой телефон и разрывался от звонков. Я поставила его на полностью беззвучный режим и не могла этого слышать, но прямо сейчас мне звонила сестра, а наверху был значок пропущенного вызова.
        Я мысленно застонала и решительно отвернулась от телефона. Ночь не уничтожила надписи на песке, оставленные неведомо кем, и сейчас я находилась возле одной из них - особо важной. К родителям нельзя, с угрозой говорила она. За ними следят. Не исключено, что и Веронике тоже достались свои соглядатаи, а помня, кто подослал Сашу, можно предположить, что и телефон может быть на прослушке.
        Звонок сестры сорвался. На экране появилась надпись «Саша». Я зажмурилась и отвернулась от телефона. Пока я не научусь держать в узде искажение, пока мы с ним не договоримся, мы…
        Резкая, невыносимая слабость обрушилась на мои плечи. Я рухнула на песок, придавленная ею, и не смогла пошевелиться. Боль раздирала меня изнутри огромными когтями, выворачивала наизнанку внутренности, колотила огромным металлическим молотком по вискам как по огромному гонгу, и единственное, что осталось от реального мира - долгое, невыносимое гудение. Может быть, я кричала, а может, молчала, кто знает. Я помню только одно - как судорожно молила небеса пересохшими губами о том, чтобы это прекратилось. О том, чтобы это остановилось…
        А потом пришла тьма - мягкая, блаженная. В ней не было ни боли, ни страха, ни жуткого гудения, остававшегося после удара по гонгу. Я чувствовала себя так, будто качаюсь на морских волнах… хотя откуда мне знать, что это такое, я даже на море не была ни разу. Быть может, они так и ощущаются, эти волны - мерное покачивание, убаюкивающее, ласкающее прохладой.
        Мне совершенно не хотелось оставлять эту мягкую тьму, но реальность решила распорядиться иначе.
        - Яна Семак, - послышался грубый голос прямо над ухом. - Не пытайтесь оказывать сопротивление, не используйте искажение. В противном случае мы откроем огонь на поражение.
        О какой, стихами разговаривает… Тьма накатила мягкой волной и отступила, я нехотя открыла глаза. Надо мной склонился мужчина в военной форме, на его голове был шлем и маска, закрывавшая половину лица. Новая волна захлестнула меня, на этот раз страх, но я не смогла закричать. Я не смогла даже пошевелиться.
        - На дно идёт, - констатировал мужской голос в стороне. - Грузи.
        - Блокиратор-то дашь? - спросил склонившийся надо мной мужчина и обернулся к собеседнику. - Не хочу, чтобы меня перемололо, когда она очнётся.
        - А ты думаешь, она очнётся?..
        Голова военного - если это был военный - исчезла из поля зрения, оставив после себя только бесконечное голубое небо. Я смотрела в него, вслушивалась в шорохи шагов по песку, в шелест травы на ветру. Ветер мягко ласкал меня, я чувствовала, как язычок пламени пытался подняться навстречу ему и не мог.
        - Ого! - один из мужчин присвистнул. - Ты видел это?
        - Ага, - лениво отозвался второй.
        - А то, что почерк разный?
        Снова шорохи. Снова шелест. Я зажмурилась. Если бы у меня была хоть капля сил, уверена, меня бы трясло, но сейчас я с трудом могла дышать.
        - Артемис, - коротко бросил один из них.
        Они притихли. Я зажмурилась и сосредоточилась на язычке пламени внутри. Нам нужно выбираться, мысленно шепнула ему я. Ты можешь что-нибудь сделать?
        Пламя забилось ещё глубже, хотя куда было глубже. Оно не могло помочь, оно явно ослабло так же, как и я.
        - Это ничего не меняет, - снова послышался мужской голос. - Приказы всё равно отдаёт не он.
        - Что, солдатам не положено думать? - фыркнул второй. - Ладно. Пошли, достану блокиратор.
        - Много будешь думать - скоро состаришься, - буркнул второй. - Я слышал, он давно в опале, и это чудо, что его до сих пор не взяли в оборот.
        - Или искажение, - усмехнулся второй. - Кстати, давай сваливать уже с песка. А то мало ли…
        Мы на песке, мысленно взмолилась я, обращаясь к внутреннему пламени. Слышишь? Мы на песке. Всё, что нам нужно - только достучаться до Артемиса. Он ведь сможет воспользоваться искажением, в конце концов. Он сможет помочь…
        Я почувствовала укол в плечо. Язычок пламени внутри дёрнулся и растаял. Искажение покинуло меня.
        Грубые руки заставили меня подняться на ноги, но я совершенно не могла стоять и моментально рухнула на песок. Меня снова подхватили, не позволяя удариться, перехватили поудобнее и потащили вперёд. Сильные мужские руки сжимали мою грудь, второй «военный» тащил мои ноги. За ним я видела растущий вдоль реки камыш, песчаный пятачок и травяной ковёр. С каждым новым шагом они отдалялись, как и моя свобода. Как и мой телефон, так и оставшийся там, на берегу…
        Меня дотащили до самого шоссе - оно тянулось раскалённой асфальтовой лентой в пяти минутах пути от берега речушки. За это время меня несколько раз перехватывали поудобнее, пытались закинуть на плечо, но оставили эту идею, потому что я «неудобная». Всё, что я могла сделать - отсчитывать секунды, складывая их в минуты, и провожать взглядом удаляющийся камыш, потом траву и несколько деревьев на горизонте…
        Меня бросили на заднее сиденье огромного чёрного внедорожника, завели двигатель и оставили в одиночестве. Я по-прежнему не могла пошевелиться, но уже хотя бы чувствовала дрожь - видимо, отпускала слабость. Искажение не возвращалось. Я взывала к нему, мысленно кричала, умоляла, просила - бесполезно. Как будто его и не было.
        - Через Белоглинск или через Саратов? - послышался снаружи мужской голос.
        На фоне неба, видимого через кусочек приоткрытого окошка, проплыла дымка. Потянуло противным запахом сигарет.
        - Через Белоглинск - отозвался второй. - Блокиратор перестанет действовать к тому моменту, когда мы будем проезжать через Устиновск, надо будет вколоть ещё. Там есть одно место, я тебе покажу… лучше всего подходит для таких дел.
        - Звучит так, будто ты маньяк, и это твоё логово, - фыркнул первый.
        Новая порция дымки. Пахло преотвратно, меня затошнило.
        - Нет, - отозвался второй. - Я слышал, там что-то типа места слабости для этих. Может, аномалия геомагнитная или ещё что, но блокиратор работает лучше, а искажение отключается. Место такое…
        Шорох, шаги. Одновременно открылись дверцы, эти двое уселись на сиденья, щёлкнули ремнями безопасности. Дверцы захлопнулись одновременно. Автомобиль вздрогнул, завёлся двигатель. Включилась музыка.
        - Вперёд и с песней! - хмыкнул один из них.
        Мелодия была весёлой, под такую захочется танцевать… если только тебя, обездвиженную, не везут на заднем сиденье неизвестно куда, неизвестно зачем, и неизвестно, выживешь ли ты после всего этого.
        Под инструментальную музыку тонул Титаник. Под зажигательную танцевальную мелодию, похоже, заканчивалась моя жизнь.
        Устиновск. Шестое июля, день
        Воспоминания о выпускном, наверное, были самой неуместной мыслью, какую только можно представить в этой ситуации, но я пришла к ней очень даже логично. Понимая, что конец, скорее всего, неизбежен, и что мне никогда не вернуться к прежней жизни, я перебирала в мыслях всё то, что не успела сделать. Не успела найти себя в этом мире и всё делала только по советам других. Не успела в последний раз обнять родителей, а сестру и вовсе видела полтора года назад. Не успела узнать по-настоящему, каково это - быть рядом с Денисом безо всех этих странностей и искажений. Только я, только он и пламя чувств. Больше ничего.
        А ведь это почти случилось тогда. Мы половину вечера протанцевали с Денисом, и я с трудом могла дышать - меня прожигали завистливыми взглядами все одноклассницы, даже Дарина, которая никогда не была замечена в толпе его поклонниц. Не могу сказать, что мне это не нравилось; вконце концов, выпускной - это всегда особая страница в жизни любой девушки, и мне хотелось, чтобы она стала по-настоящему особенной. Поэтому когда Денис прижался ко мне всем телом, его ладонь скользнула на мою задницу, а сам он шепнул мне на ухо: «не хочешь уединиться?», я без раздумий согласилась. Так мы и оказались за дальним углом кафе, так и случился тот поцелуй, а из-за Магдалены не случилось того, что могло бы. То, о чём я продолжала мечтать даже после того, как произошло всё это, начиная с той ночи в лесу - боги, как давно это было? - но только так, чтобы не было всех этих сложностей с искажением.
        Не знаю, как долго мы ехали, у меня не было возможности даже посмотреть в окно и попытаться сориентироваться. Я чувствовала, как тянул сквозняк - видимо, кто-то из тех двоих приоткрыл окошко - как воняло противным табачным дымом, как пахло какой-то синтетикой от сиденья. Дорога была ровной, музыку со временем убавили, в какой-то момент она стала медленной, убаюкивающей, и я задремала. И на этот раз - отчётливо помню! - я мысленно молила о помощи если не искажение, то хотя бы своего двойника. Сколько раз она говорила о том, что знает ответы на какие-то вопросы, может быть, пришло уже время отвечать?
        И сон всё-таки случился. И двойник, и сцена, и пыльный запах - случилось всё, ровно так же, как обычно. Моя копия всё так же жалась в комочек, а я вновь оказалась на расстоянии от неё, и пришлось опять преодолевать его на невыносимо высоких каблуках. Хоть бы раз неведомые костюмеры предоставили бы мне кеды?..
        - Я ничем не могу помочь, - глухо заговорила двойник ещё до того, как я оказалась на расстоянии вытянутой руки от неё. - Уходи.
        Я молча приблизилась, опустилась рядом с ней на пол и прижалась плечом к её спине. Она едва ощутимо дрожала, и это было похоже на то, что она замёрзла, а не плакала, и я обняла её за плечи. Двойник тут же перестала дрожать.
        И у меня тут же сложилась вся картинка в голове. Вообще не представляю, почему этого не случилось раньше.
        - Ты же искажение, - тихо сказала я. - Так?
        - Почти, - глухо отозвалась копия. - Та часть тебя, что связана с ним. Мост между тобой и им.
        Я машинально пожала плечами.
        - А что, я сама не могу с ним договориться? Зачем ты нужна?
        - А что, ты уже можешь понять его образы, какие оно тебе показывает? - Копия подняла голову и оглянулась на меня. - Что это была за видение с Сашей, знаешь? Может быть, понимаешь, почему я собирала тебя из осколков пару дней назад?
        Я смутилась и отвела взгляд в сторону. Копия хмыкнула, я ощутила, как она пошевелилась - наверное, опустила голову обратно на колени.
        - Можешь считать, что я ваш переводчик, - послышался её глухой голос. - Можешь спрашивать, мы ответим.
        Вопросов было так много, что я даже не знала, с чего начать. Наверное, самым простым было…
        - Ты говоришь, что не можешь помочь, - тихо сказала я. - Это значит…
        - Мы идём ко дну, - перебила меня двойник. - К моменту, когда искажение ослабнет настолько, что будет забирать твои, э-э-э… жизненные силы, если так будет понятнее, хотя меня тошнит от этих слов. Сверху его ещё и заблокировали. Оно здесь точно не помощник.
        - Заблокировали? - переспросила я и обернулась к своей копии.
        Та кивнула.
        - Люди живут с искажением бок о бок не первый десяток лет, - тихо сказала она. - Кое-что они уже научились контролировать. Это очень нестабильная штука, действует не на всех и деактивируется через раз… но она есть. Тут ничего не попишешь.
        - Деактивируется? - снова переспросила я.
        - Ага, - отозвалась двойник. - У всех по-своему. Ну, в смысле, у тех, кто вообще смог это сделать.
        Я устроилась в такой же позе, как она, всё так же прижавшись к ней, и притихла. Мне нужно было о многом подумать.
        - Скажу сразу, я не знаю, как деактивировать у нас, - добавила копия. Её голос стал мягче. - Тебе самой нужно всё понять. И это, и как договорить с искажением, и как освободить его…
        - Освободить? - вскинулась я. - То есть…
        - То есть избавиться от него, - кивнула двойник. - Оно тебе не принадлежит, иначе ты не проходила бы через его принятие. А значит, его можно вернуть… скажем так, владельцу.
        Я почувствовала, как вспыхнули щёки, как по телу разлился жар.
        - А кто владелец? - спросила я, слыша, как дрожит мой голос.
        Копия пожала плечами.
        - Кто знает, - сказала она. - Это всё равно, что спрашивать у отрубленного пальца, кому он принадлежит.
        - Но ведь кто-то же отдал… э-э… передал его мне, так? - не унималась я. - И с отрубленным пальцем тоже что-то можно сделать. Анализ ДНК…
        - Ну-ну, сделай анализ ДНК искажению, - фыркнула копия. - Когда оно оказывается в чужих руках, оно искажает само себя. Ты заметила, что у разных людей разный контакт? Будь искажение точной копией изначального, он был бы у всех один.
        Ну вот. А я думала, что всё будет гораздо проще. Я снова опустила голову, зажмурилась, попыталась сосредоточиться, вызвать в памяти всё, что знаю. Вдруг…
        Но, если честно, меня терзал совсем другой вопрос.
        - Получается, я тоже могу кому-то передать своё искажение? - не удержалась я.
        - Возможно, - отозвалась копия. - Возможно кто-то даже способен принять его и выжить. Вон твой приятель, который Саша, излишне восприимчив к нему. Может, это признак того, что ему можно передать?..
        Ответ внутри меня появился прежде, чем я смогла его осознать.
        - Нет, - твёрдо сказала я. - Если он тяжело переживает встречу с искажением, значит, и привыкание ему не пережить.
        - Откуда ты знаешь? - усмехнулась двойник. - Зато представь, какая это была бы мощь. И он уж точно мог бы тебе помочь…
        - Нет. Я не буду говорить о том, что я не умею передавать дар. Я скажу о том, что он слишком хороший парень, и я просто не хочу рисковать.
        Я закрыла глаза и прислушалась к себе. Попыталась перебрать те немногие воспоминания, что у нас остались на двоих. Он ведь правда хороший парень - достаточно вспомнить о том, что он сказал мне вчера. Как там это было? Он имеет право притащить меня насильно в этот свой институт, но не станет. Те двое, что остались в реальности, не спрашивали меня, чего я там хочу или не хочу, ни о чём не предупреждали. Просто дождались мгновения, когда я не буду представлять опасность, вырубили меня и потащили куда-то, не утруждая себя объяснениями.
        Внезапно мне стало не по себе. А кто сказал, что в его институте нет других таких же? Ну, тех, кто свозит туда таких, как я. Что, если только Саша такой сознательный и мягко обращается с нами. Что, если другие не настолько добры…
        Они выбирали, ехать через Саратов или через Белоглинск. Они выбрали такую дорогу, чтобы как можно быстрее доехать до Устиновска. Саша сказал, что его институт находится где-то рядом. Чёрт…
        Я не смогу выжить одна - это однозначно. У меня не осталось денег, телефона, ничего. Я плохо ориентируюсь на местности, плохо знаю Устиновск, ещё хуже - Белоглинск. Мои родители уже под наблюдением… во всяком случае, это подсказало мне моё искажение. И опять - моё ли?..
        Всё это сведёт меня с ума. Однозначно. Но выход должен где-то быть, не может быть такого, что нет выхода…
        Я почувствовала, что двойник резко встала, открыла глаза и оглянулась на неё. Она поморщилась, выдохнула и опустилась на колени передо мной. Взяла меня за руку, посмотрела в глаза.
        - Слушай и запоминай, - велела она. - Если ты не будешь слишком активно использовать искажение, ты достигнешь дна спада через двенадцать часов, если будешь - оно случится раньше. Сейчас приступ должен отступить, ты сможешь освободиться. Я тоже не могу доверять никому из всех тех, с кем ты уже сталкивалась. Все твои близкие под наблюдением - искажение узнало об этом вчера, когда было на пике. Возможно, твои преследователи ничего не знают о твоих друзьях, но это так маловероятно…
        Копия поморщилась снова, как-то даже сжалась, но тут же расправила плечи и выпрямила спину.
        - Надо понять, кому ты можешь доверять, - продолжала она. - Пока ты не нашла способ избавиться от искажения, за тобой так и будут охотиться, ты и сама это понимаешь…
        - Да как же это сделать? - не выдержала я.
        Двойник загадочно улыбнулась.
        - Танцуй, - сказала она. - Так, чтобы с тобой танцевал весь мир.
        Я опешила настолько, что не смогла больше выдавить из себя ни слова. А двойник, не переставая улыбаться, изо всех сил толкнула меня так, что я упала, сильно ударилась поясницей…
        … И очнулась на заднем сиденье автомобиля. Здесь по-прежнему слышалась негромкая музыка и голоса моих надзирателей, пахло синтетикой и табачным дымом, тянул прохладный ветерок, но я всё ещё оставалась в той реальности, где был затхлый пыльный воздух, мой двойник и гулкая тишина огромного зала.
        - Долго ещё? - тихо спросил тот, что сидел слева.
        - Три квартала, - негромко отозвался второй. - Не боись, успеем.
        - Не боись? - первый чуть повысил голос. - Ты видел, что она шевелилась? А если блокиратор перестал действовать?
        - Ты ещё заговори в полный голос, чтобы она точно проснулась и уничтожила нас, - еле слышно сказал второй. - Скоро, уже скоро. Расслабься и получай удовольствие.
        Несколько мгновений между ними царило молчание. Я воспользовалась этим временем, чтобы сосредоточиться на своих ощущениях и воззвать к язычку пламени - он мгновенно откликнулся, и я чувствовала, что он ещё не набрало достаточно сил, но был почти готов.
        Была почти готова и я. Может быть, я и не знала, куда пойду дальше, но точно знала одно - я не собираюсь становиться игрушкой в чьих-либо руках. Только идиот может не догадаться, как можно использовать людей, обладающих такими способностями, но для меня ключевым словом было «использовать». А в нашем разговоре с двойником ключевой была мысль о том, что от искажения можно избавиться.
        Не удивлюсь, если оно само не в восторге от того, что ему приходится уживаться со мной. Вспомнить только, как двойник комментировала мои мысли насчёт парней… хотя, если признаться, мне самой сейчас стыдно за них.
        Автомобиль замедлял движение, а вскоре и вовсе остановился. И в это же мгновение я почувствовала, как взвился внутри меня язычок пламени.
        Тот, что сидел слева, обернулся ко мне.
        - Ну что, доставай…
        Он не успел договорить - невиданная мощь вынесла обоих из автомобиля, сминая на пути дверцы. Задние тоже вылетели, и я моментально выскочила через одну из них. Заозиралась по сторонам - обоих мужчин отбросило на пару метров от машины и, кажется, оглушило… по крайней мере оба не подавали признаков жизни. Я попыталась дотянуться до них искажением и узнать, живы ли ни, но ощутила, что способности не отзываются. Выругалась сквозь зубы, вспомнив, зачем меня сюда привезли - чтобы искажение ослабло и не смогло их выкинуть. Кто же мог предсказать, что я проснусь раньше и накоплю силы для удара, да, парни?
        Это было незнакомое место - закуток возле высокого жилого дома, окружённый берёзами; слева тянулась стена из белого кирпича, без окон и с одинокой дверью посередине, справа расположились гаражи. Я оглянулась и увидела асфальтовую дорогу, ведущую во двор, и поторопилась в ту сторону. Запоздало оглянулась на своих бывших надзирателей - ни крови, ничего. Надеюсь, они останутся живы - в конце концов, об этом мы договаривались с искажением.
        Я петляла по дворам, продуваемым сильным ветром, и с каждым новым шагом ощущала, как угасают мои силы. Казалось, сам воздух сгустился, и я вязла в нём. Сменялись ли дворы и улицы, или я застряла в одном - кто знает. Ещё немного, и те двое очнутся, бросятся в погоню, и тогда всё… Нельзя было позволять им найти меня, нельзя было останавливаться…
        Но я не могла. Ещё пара шагов - и я рухнула на асфальт, утопая во тьме.
        Последнее, что я помню - меня подхватил кто-то, кто не позволил мне упасть.
        Устиновск. Чуть позже
        На этот раз - никаких видений… ну, по крайней мере чётких. Разве что только неясный туман и голос на грани слышимости, растворяющийся в его безмолвии. Это ещё не дно, мягко говорил голос. Это ещё не дно…
        И приходила в себя после этого «сна» ягораздо легче. Не было стёршейся границей между реальностью и видением, наоборот - я просто открыла глаза, резко села, вспомнив, в каких условиях потеряла сознание… и застыла. Можно было бы сказать, что я не ожидала оказаться здесь, но я в принципе ничего не ожидала в тот момент, когда меня захлестнула тьма. Не до того было. Да и сложно ожидать, что ты окажешься в месте, где никогда не бывала. Незнакомая тесноватая комната, обклеенная белыми обоями с розовыми цветами, незнакомая двуспальная кровать, напротив - большой телевизор с рогатой антенной, какой в наше время жидкокристаллических экранов можно найти у бабушек и дедушек. Не удивлюсь, если узнаю, что он чёрно-белый. Кровать располагалась в центре комнаты, по правую руку стоял старый шкаф с покосившимися дверцами. Через окно, завешанное кружевными белыми занавесками, весело светило солнце, клонящееся к вечеру. Ни фото, ни картин на стенах, ни книжных шкафов, ни письменного стола - больше ничего такого, что могло бы подсказать хоть что-то о владельце комнаты. Я поёжилась. По крайней мере одно я знала точно
- в этом месте, так похожем на квартиру одинокой бабушки, мне точно неуютно.
        Послышался тихий скрип, я машинально обернулась на звук. Открылась дверь, и на пороге показался Денис. А вот тут я точно могу сказать, что не ожидала его увидеть - в конце концов, как я слышала, он живёт в Устиновске только во время учебного года, а на лето уезжает в Саратов.
        - Пришла в себя? - спросил он и прошёл в комнату.
        А вот в этот момент мне показалось, что граница между реальностью и вымыслом окончательно стёрлась, и я оказалась в каком-то дурацком сериале. Денис привалился плечом к стене, безотрывно смотрел на меня. Он был серьёзен - не улыбался и не строил из себя пылкого влюблённого, как это было в прошлые наши встречи. Может быть, на этот раз искажение не вмешивается. Я даже оглянулась на окно, чтобы убедиться в том, что оно закрыто, и прислушалась к ощущениям. Ну, по крайней мере, к тем ощущениям, которые казались мне реальными.
        - Вроде да, - ответила я, и мой голос был неожиданно тихим, как будто мы находились в библиотеке. - Э-э-э… а что случилось?
        - У тебя надо спросить, - отозвался Денис.
        Он оттолкнулся от стены и подошёл к кровати. Я машинально сдвинулась в сторону, он никак не отреагировал на это. Просто сел на край, и всё. И участливо посмотрел, ожидая ответа.
        Боже, наверное, так и работает искажение. Искажает не только мир вокруг, но и моё восприятие, мои мысли. С каждой новой встречей с людьми я всё меньше понимаю, где реальность, а где результат моих, э-э-э… применения моих новых способностей. Я даже не знаю, чего я хочу сама, а что мне принесло искажением, что уж говорить об окружающих.
        - Так всё-таки? - не выдержал Денис.
        Я попыталась на миг представить, что расскажу ему всё. Что он узнает о преследовании, о моих способностях, о… ох. Нет. Я до сих пор не знаю, кто были эти двое и что им было от меня нужно, и насколько они готовы пойти по головам. Что, если…
        Я набрала побольше воздуха в лёгкие и через силу улыбнулась.
        - Давай скажем так. Я влипла в неприятности, потому что оказалась не в том месте, не в то время. И я не знаю, насколько опасно будет оставаться здесь или рассказывать тебе об этом, и…
        С каждым новым словом мой голос становился всё слабее. Я сама не ожидала, что так будет, и с тревогой оглянулась на Дениса, как будто он мог помочь. А он, конечно, моментально откликнулся:
        - С тобой всё в порядке?
        - Не знаю, - еле слышно отозвалась я. И неожиданно поняла: - Я не… я не помню, когда в последний раз ела, и… и вообще…
        Действительно, откуда взялась слабость. Я зажмурилась.
        - Тогда так, - решительно сказал Денис. - Сейчас идёшь в душ, я найду, во что тебе переодеться. Твои вещи бросим в стирку. Я пока найду, что перекусить.
        У меня не было ни сил, ни желания отвечать, и я просто с благодарностью посмотрела на него. Денис кивнул, поднялся и вышел из комнаты.
        - По коридору прямо, - бросил он, на мгновение задержавшись на пороге.
        Казалось, я заново училась двигаться. По телу разливалось странное онемение, как будто я долго лежала на одном месте… хотя, возможно, так оно и было, я ведь не знаю даже, сколько времени нахожусь здесь. С огромным трудом, превозмогая слабость, я поднялась с постели и осторожно, маленькими шажками направилась к выходу из комнаты. Когда получилось дотянуться до стены, я придержалась за неё.
        Коридор казался колоссальным, непреодолимым, хотя вряд ли был длиннее трёх метров, из которых пройти следовало всего полтора. Дверь ванной была украшена картинкой с изображением душевой лейки, и её сложно было с чем-то перепутать. За то время, пока я преодолевала эти полтора метра, пока открывала дверь, пока осматривалась в крошечном помещении, отделанном зелёной с серыми разводами плиткой, откуда-то потянуло аппетитными запахами - жареной колбасой, яичницей, свежим салатом.
        Я старалась не думать о том, каким же образом прожила это время… чёрт, я даже не могла толком вспомнить, с какого момента «это время» началось. Кажется, мне удалось позавтракать тем утром, когда я была у Магдалены… или не удалось? Я протянула руку, включила душ, коснулась струй воды. Подрегулировала немного, чтобы было погорячее, стянула одежду, в несколько заходов забралась в ванную и задвинула занавеску. И, поняв, что не смогу стоять, переключила на кран и погрузилась в воду.
        За занавеской мелькнула тень.
        - Я оставил тебе халат, - послышался совсем рядом голос Дениса.
        - Спасибо! - отозвалась я.
        - Я ничего не слышал, но будем считать, что пожалуйста, - хмыкнул он.
        Я усмехнулась и погрузилась в воду с головой. Стало немного легче, возвращались силы. Просыпался внутренний язычок пламени. Он не мог ничего сделать - ветра не было - но хотя бы подал сигнал, что мы снова в строю. Надолго ли…
        За шумом воды я слышала шорох, постукивания, пару щелчков, запуск стиральной машинки, шум забора воды. Под аккомпанемент начавшейся стирки я всё-таки поднялась, принялась отмываться, попутно осматриваясь в поисках того, чем можно было бы воспользоваться. На ванной полочке был выстроен целый арсенал - тут тебе и скрабы, и бальзамы для волос, и несколько видов шампуня и геля для душа… такое чувство, что тут часто остаются поклонницы Дениса. Усмехнувшись про себя, я выбрала гель с ароматом розы. Интересно было бы увидеть девушку, так же выбравшего его и поставившую на эту полку. На что она надеется, если видит рядом десяток таких же, но с другими ароматами…
        С каждым мгновением мне становилось всё легче, даже захотелось петь, но я в последний момент передумала - вдруг Денис подслушает, ещё чего не хватало. Вдоволь наплескавшись, я отодвинула занавеску… и нос к носу столкнулась с ухмыляющимся Денисом.
        Я моментально дёрнула занавеску на место с такой силой, что та, кажется, слетела с пары колечек.
        - Какого чёрта? - взвизгнула я.
        - Хотел убедиться, что у тебя всё в порядке, - фыркнул он. - Ты же еле живая.
        - Убедился? Выметайся!
        - Убедился, - отозвался Денис, и по его голосу я поняла, что он перестал улыбаться. - Всё прекрасно, даже очень.
        - Дурак!
        В ответ послышался смешок, затем - хлопок двери. Запоздало скользнул сквозняк, но настолько неуловимый, что на него даже не реагировал мой внутренний язычок пламени.
        Я снова отодвинула занавеску - никого. Попыталась осторожно выбраться. Закружилась голова, я машинально ухватилась за занавеску и едва её не сорвала, но восстановить равновесие удалось.
        Чёрт. Похоже, провал «не совсем дна» недалеко от «совсем дна».
        Денис оставил мне только пушистое розовое полотенце и длинный банный халат. Никакого белья на смену… впрочем, откуда оно у него. Я с тоской посмотрела на стиральную машинку - все мои вещи плескались там, а маленький цифровой экран намекал, что до конца стирки осталось больше часа. Ну и… как его назвать? Даже на самой машинке видно, что у неё есть режим экспресс-стирки.
        Где-то внутри вспыхнуло и быстро погасло желание надавать Денису тапком по голове. Накатила апатия - в конце концов, какой во всём этом смысл. Я накинула халат, отметив, какой он мягкий и приятный на ощупь - а ещё на пару размеров больше, чем надо - и открыла дверь. Облако пара выпорхнуло в коридор, а я ощутила, что слабость возвращается.
        Нет. Не может быть, что так быстро. Только не это…
        Послышались шаги. Уже через мгновение сильные руки подхватили меня и потащили вперёд.
        - Значит, не всё в порядке, - недовольным тоном сказал Денис. - Тебе сейчас только стесняться и строить из себя недотрогу…
        Я сочла за лучшее промолчать, да и отвечать, если честно, не очень-то хотелось.
        После завтрака - обеда? Полдника? - мне снова стало легче, и я смогла без помощи Дениса добраться до той комнаты, где очнулась. На кухне мне стало не по себе - там отчётливо ощущалось присутствие в этой квартире девушки. Теперь уже не бабушки, а именно девушки. Красивые полотенца с вышивкой были аккуратно развешены на специальных крючках у раковины, на одном из стульев висел фартук. Ложки были из одного набора, тарелки и чашки тоже явно подбирались со вкусом. Какой парень будет заморачиваться этим, есть из чего поесть - и ладно. Может быть, эта девушка живёт здесь постоянно и даже не знает, что Денис развлекается с другими. Вряд ли же здесь жила Катя, верно?..
        Но то, что я смогла добраться до другой комнаты, не означало, что Денис не пойдёт со мной. Я устроилась на кровать, укуталась в халат и завернулась в одеяло - всё, что угодно, лишь бы оказаться подальше от него. А он так же присел на край кровати и не сводил с меня взгляда. От этого было страшно не по себе, мне казалось, что я чувствую звенящее в воздухе напряжение, но я ничего не могла с ним сделать. Ни искажением - окна закрыты, ни словами - приступы слабости и апатии то накатывали, то отпускали чётко по своему графику, реагируя на внешние раздражители примерно… никак. Всё, что я могла сделать - повернуться спиной к Денису и не смотреть на него, но ощущение, что он неотрывно пялится на меня, никуда не девалось.
        - Ян, извини, что наша встреча тогда случилась… вот так, - негромко заговорил Денис. - Я сам плохо понимаю, что на меня находит в твоём присутствии. Когда тебя нет рядом, всё вроде бы нормально, но…
        Он умолк. Я не знала, что ему сказать. Признаться? И кому от этого легче станет, ему? Нам обоим?
        - Было бы легче, если бы я не говорил в пустоту, - усмехнулся Денис. - Но, наверное, тебе и без меня нелегко. Просто я… ну… совсем не понимаю, что происходит, и было бы прекрасно понять хоть что-то.
        Ладно, молчать тоже нехорошо. Я набрала побольше воздуха в лёгкие.
        - Я не могу рассказать всего, но… - нехотя заговорила я и неожиданно поняла, что подходящих слов в этой ситуации практически не существует. Придётся подбирать неподходящие. - В общем, если упрощённо… всё это случилось потому, что я до сир пор к тебе неравнодушна. И если бы… - Чёрт, как же трудно-то! - В общем, извини.
        Я почувствовала, что он придвинулся ближе.
        - Неравнодушна, - услышала я тихий голос над ухом. - Вот как.
        Я знаю, что в этот момент я должна была отодвинуться, отстраниться, но не смогла. Снова накатила апатия, и мне стало восхитительно всё равно, что со мной произойдёт. Пусть он хоть изнасилует меня тут, плевать…
        - А я, кажется, неравнодушен к тебе, - тихо сказал Денис, и его горячие губы едва ощутимо коснулись моей шеи. - И до сих пор не могу понять, насколько. Ты просто исчезаешь и не позволяешь…
        Он замолчал и снова осторожно коснулся губами моей шеи. Осторожно убрал волосы, провёл языком от плеча до уха. Я почувствовала, что дрожу, тело мгновенно отозвалось на его прикосновения, стало жарко, но я по-прежнему не испытывала никаких чувств от этого. Мне просто было всё равно.
        Руки Дениса скользили по моему телу, выпутывая из одеяла, потом из халата. Губы целовали меня - жадно, требовательно. Я отвечала на прикосновения и поцелуи нехотя, мечтая только об одном - чтобы это быстрее закончилось. И единственная мысль, какая оставалась в этот момент - невысказанный вопрос. Как долго я ещё буду расплачиваться за необдуманные желания? Какова будет цена за следующее?..
        Моя мечта сбывалась - жестоко, неотвратимо. Денис был ожившей девичьей мечтой - заботился о том, чтобы мне было хорошо, казалось, даже позабыв о своём удовольствии. И где-то на задворках сознания я понимала, какое же это невероятное наслаждение, чувствовала, как пылают самые чувствительные точки, ощущала накатывающие волны сладкой истомы… но всё это не вызывало никаких чувств. Как будто это был незнакомый человек, с которым я отбывала повинность, а не затянувшаяся первая школьная любовь в лице главного красавчика города. Да и я сама была не собой, а так, наблюдателем со стороны внутри своего же тела. Бесстрастным,
        - Чёрт, ты сводишь меня с ума, - тихо сказал Денис мне на ухо и опустился на постель рядом со мной. Я слышала его дыхание, чувствовала, как он обнимал меня, как прижимался ко мне. Со временем он засопел - видимо, уснул.
        А я смотрела в потолок и не могла пошевелиться. Чувства наконец-то вернулись - и снова это было ощущение мерзости. Мне хотелось пойти в душ, смыть с себя всё это. Я не хотела, чтобы это случилось, нет, только не так…
        Ощущение мерзости, неправильности накатило с новой силой, но теперь виной ему было не то, что произошло только что, а новая волна слабости. Похоже, на этом мои силы закончились окончательно. И прежде, чем тьма окончательно поглотила всё вокруг, я услышала хлопок двери и звон ключей из коридора.
        Кто-то пришёл. А на меня снова накатила темнота.
        Устиновск. Шестое июля, поздний вечер
        Я оказалась вне своего тела.
        Нет, серьёзно. Я стояла возле кровати, рядом с самой собой, спящей или лишённой сознания - кто знает. Или, возможно, даже неживой?..
        - Я дома! - послышался смутно знакомый женский голос из коридора.
        Не могу сказать, что мне уютно в этом состоянии. Я всё ещё без одежды, как и моё тело. Но оно хотя бы накрыто простынёй по грудь, у меня же и такой роскоши нет.
        Я попыталась её коснуться. То есть себя. То есть его, тела. Без толку. Я не ощутила ничего, но пальцы не смогли пройти насквозь. Какой-то призрак на максималках…
        Но тело дышало. Очень медленно, будто нехотя. Наклонившись, я приложило ухо к груди - сердце билось, его было слышно. Также медленно, как и дыхание.
        - Дэн, я знаю, ты дома, там твоя обувь у порога…
        Дверь в комнату распахнулась, и на пороге появилась Дарина. Бывшая одноклассница нисколько не изменилась - всё так же носила длинные рыжие волосы, всё так же выглядела стройной и самой женственной на свете красавицей. Она по-прежнему носила лёгкие воздушные платья длиной по колено, и те всегда были синего или зелёного цвета. Сегодня - синий.
        - Какого чёрта? - взвизгнула Дарина и подлетела к кровати. Размахнувшись, она со всей силы влепила пощёчину Денису. Тот подскочил на кровати, заозирался по сторонам и уставился на Дарину - испуганный, растерянный, чёрт его знает, что он испытывал… и абсолютно голый.
        - Ты что тут делаешь? - выдохнул он.
        Дарина несколько долгих секунд смотрела на Дениса, бледная, казалось, она даже не дышала. Затем она резко, как будто кто-то ударил её по ногам, опустилась на колени и бурно зарыдала. Денис поднял с пола халат, неловко завернулся в него и бросился к Дарине.
        - Я же просила тебя, - сквозь слёзы простонала она, - только не у нас дома. И только не с ней… Господи, какой же ты идиот…
        Так. Отлично. Ещё не хватало мне становиться свидетелем этой семейной драмы, или что тут у нас. Денис забормотал что-то невнятное, похожее на оправдания, а я постепенно отступала, пока не уткнулась во что-то холодное. Обернулась - балконная дверь. Отлично. Ну и что дальше?
        - Ты хоть видел, что она натворила в Устиновске? - заорала Дарина, да так громко, что я подскочила на месте. - Нет? Смотри!
        Она достала сумку и слишком резкими движениями принялась её тормошить. Сердце - если у меня было сердце - сжалось. Из сумки посыпались старые браслеты из ленточек, какие я плела, когда мы все учились в школе. Дарина на миг застыла, видимо, тоже заметив их, затем принялась потрошить сумку с ещё большим остервенением.
        - Дарин…
        - Просто заткнись и посмотри, - прошипела она.
        На свет показался небольшой чёрный смартфон с трещиной во весь экран. В несколько быстрых касаний Дарина что-то нашла в нём и включила на полную громкость. Я попыталась увидеть, что именно… и неожиданно увидела там себя.
        Я шла по одной из центральных улиц Устиновска, судя по всему, Дарина или неведомый оператор находился рядом и снимал всё это. Не знаю, почему, но мне казалось, что там, на записи, со мной что-то не так. Я никогда не обладала умением понимать язык тела, но именно в эту секунду поняла - на записи я сильно напряжена, будто готова сорваться в любую минуту. Выражение лица сосредоточенно-строгое, словно я иду куда-то к своей цели и никому не позволю затормозить меня на пути к ней.
        А ведь кое-кто попытался. Камера с присущей ей бесстрастностью запечатлела меня и парня в зелёной толстовке и джинсах, в котором я с ужасом узнала Сашу. Как только он узнал, где я? Впрочем, глупый же вопрос, он же там фсбшник или как там их, и база у него в Устиновске… Саша звал меня по имени, пытался встряхнуть за плечи, оттолкнуть с дороги, но я шла и шла, не обращая на него внимания. В конце концов он встал передо мной и, раскинув руки, преградил путь. Я застыла на мгновение. Мои глаза засветились серебристым сиянием, запись подёрнулась рябью, и в следующее мгновение Сашу отшвырнуло в сторону. Запись остановилась. Чёрный экран.
        Дарина смахнула видео в сторону. Новая запись. Снова я на той же улице. Незнакомая девушка бросилась куда-то в сторону, видимо, к Саше. Оттуда же в следующую секунду появилась другая девушка, очень похожая на Дарину - похожее синее платье, тоже рыжая, но у неё были пострижены волосы под каре. Девушка попыталась что-то сказать мне, но я махнула рукой, и рыжая застыла на месте. Мгновение спустя, поддавшись взмаху моей руки, она развернулась и отступила на несколько шагов в сторону, где и застыла. На этом запись оборвалась.
        Дарина снова пролистала в сторону. Третье видео. На этот раз путь мне преграждали двое мужчин, очень похожих на тех, что похитили меня у той реки. Я остановилась перед ними. Снимавший находился далеко от них, камера не захватила звук, но мне и так было понятно, что происходит. Они наверняка потребовали пройти с ними, а я… А я даже не пошевелилась. Эти двое разлетелись в разные стороны. Камера заметалась между ними, пытаясь заснять обоих, и я успела заметить, что возле головы одного из них расплылось кровавое пятно. Ну… что сказать. Это случилось до того, как мы с искажением заключили договор о том, что оно больше не причиняет людям вред…
        - Твою мать, - выдохнул Денис.
        - Если она способна на такое, - тихо сказала Дарина, - кто знает, что она может сделать с нами? Может быть, она уже что-то сделала с тобой?
        Денис притих и, кажется, даже перестал дышать, Он оглянулся на моё тело, я машинально сделала то же самое. Оно, естественно, не пошевелилось. Застыл и Денис, едва оглянувшись на Дарину.
        - А она жива вообще? - еле слышно спросил он.
        Они одновременно поднялись на ноги и обернулись к моему телу. Подошли к кровати с разных сторон. Дарина склонилась ко мне, коснулась шеи, как будто умела щупать пульс там. Хотя, может, и умела, кто знает.
        - Жива, - сказала она и убрала руку. - Но с ней явно не всё в порядке, если она до сих пор не проснулась.
        Дарина оглянулась на Дениса, поджала губы, покачала головой. Денис всё так же смотрел на неё, сложив руки на груди, и по выражению его лица невозможно было догадаться, о чём он думает и какие чувства испытывает. Я подождала несколько мгновений, пока их дуэль на взглядах закончится, но, так и не дождавшись, попыталась сделать хоть что-то. Для начала - просто выйти из комнаты.
        - А может и сделала, - тихо заговорил Денис. - Я же говорил тебе, я будто был одержим.
        Мне удалось добраться до порога. Дальше воздух сгущался и не позволял продвинуться ни на шаг. Я попыталась не поддаваться панике. Это же как в фильмах про призраков, верно? Мне просто надо разгадать головоломку, или сделать что-то, или, я не знаю…
        - А что, ты не мог держать себя в руках? - с горечью спросила Дарина. - Магда и Яна. Всего два имени, которые тебе надо было запомнить наизусть и никогда, слышишь? Никогда не трогать. Я думала, мы договорились…
        Я оглянулась на Дарину. Она закрыла лицо ладонями и, судя по вздрагиваниям и всхлипам, тихо заплакала.
        - Эй, - тихо позвал Денис. - Я же…
        - Не хочу выслушивать твои оправдания, - еле слышно сказала Дарина. - Ты можешь обернуть время вспять и всё исправить?
        Я уже направилась было к своему телу, поняв, что оно действует как якорь, но на этих словах споткнулась. А Дарина не унималась:
        - Ты можешь сделать так, чтобы я обо всём забыла?
        - Можем напиться до одурения, - неловко пошутил Денис.
        Дарина отмахнулась. Обняла себя за плечи, отвернулась, сжалась, как будто пыталась стать маленькой и исчезнуть. Я же опустилась на кровать, прижала пальцы к вискам и попыталась сосредоточиться.
        То, что это и есть «дно» моей «синусоиды», по которой тело привыкало к присутствию в нём искажения, сомневаться не приходилось. Как и в том, что я ещё вроде бы жива, а значит, у меня ещё есть шанс прийти в себя. Выйти из комнаты нельзя, просто вернуться в тело - тоже. Что тогда можно-то? Коснуться этих актёров дешёвой драмы?
        Я потянулась к Денису - он был ближе. Протянула руку, попыталась коснуться его - та же история, что и с моим телом. Чёрт. Но выход же должен быть, он не может не быть. Или?..
        Я с ужасом вспомнила о том, как Саша как-то неосторожно сказал одну вещь. Он не знал ни одного человека, пережившего искажение. Я, кстати, попыталась расспросить его, но он только отмахнулся. Сказал, что это ничего не значит, и…
        - Дарин, я действительно не знаю, что делать со всем этим, - тихо заговорил Денис. - Со мной такого никогда не было, чёрт… со мной всё это в принципе впервые. Мне даже совета спросить не у кого, ты же…
        - Не надо ни у кого ничего спрашивать! - вспыхнула Дарина. - Я…
        - Вот видишь! - повысил голос Денис. - И что ты предлагаешь мне делать?..
        Очень трогательно и мило, что они решили повыяснять тут отношения в то время, пока я умираю. Интересно, я им не мешаю? Жаль, моё тело не храпит или хотя бы не по посапывает, а то классный саундтрек получился бы.
        Постой. Какие, к чёрту, отношения?
        Я вслушалась в препирательства, которыми жонглировали эти двое, но так ничего связного выловить и не смогла, только взаимные обвинения. Но, возможно, мне это только показалось, или эти двое… вместе? Может быть, даже вместе настолько, что оба живут здесь? И… кровать двуспальная…
        Я сжалась в комок и обняла свои ноги. Моё тело по-прежнему лежало рядом, ни разу не пошевелившись, Дарина и Денис продолжали переругиваться, и я чувствовала себя при них маленькой девочкой, присутствующей при ссоре родителей. И думала, думала, думала…
        Магдалена всегда отговаривала меня от отношений с Денисом. Конечно, я считала, что она защищает меня, но что, если… даже подумать об этом страшно, не то, что произнести вслух. Что, если всё это время всё, что они говорили, было правдой? Все они. Что Денис влюблён в другую, но она ни разу не ответила ему взаимностью. Что связываться с ним не стоит, потому что у него есть другая. Что, если всё это время…
        - Это было просто помутнение! - вспыхнул Денис, и его громкий голос вмешался в мои мысли. - Понимаешь, нет? Просто! Помутнение! Возможно, даже её способности, или что там это было, чёрт побери…
        - Ты оправдываешься как самый обычный изменник, - не унималась Дарина. - Просто помутнение, боже… какая же я дура, зачем только согласилась…
        - Да потому что любишь меня так же, как я тебя! - взорвался Денис. - Мы оба знаем, что от этого никуда не деться! Даже теперь…
        Он выдохся. Дарина смотрела на него, растерянная, бледная, как будто боялась даже пошевелиться. А Денис сам как-то даже стал меньше ростом, сжался и неуверенно посмотрел на Дарину.
        - Я…
        Она неожиданно метнулась к нему и сжала в объятьях. Я возвела глаза к потолку. Вы ещё поцелуйтесь здесь, ага.
        Но они не поцеловались. Обнялись как-то неловко, быстро, и тут же разошлись в разные стороны. Дарина как будто ожила, на её щеках заиграл румянец. Она быстро осмотрела кровать и нахмурилась.
        - А знаешь, с ней точно что-то не так, - сказала она. - Мы тут устроили такое шоу, а она даже не пошевелилась…
        Денис подошёл к кровати, коснулся моей шеи. Что, и ты тоже умеешь прощупывать пульс? Я одна во всей нашей компашке такая неумеха?
        - Она точно жива, - сказал Денис. - Но что…
        - Так, давай договоримся сразу, никаких экспериментов, - перебила его Дарина. - Ты одеваешься и вызываешь скорую. Я пока открою окна, чтобы проветрить, может, ей станет легче. Ещё поставь чайник, может, она проснётся…
        Окна. Блестяще. Я подскочила на месте. Если случится контакт, может быть…
        Я даже не успела подумать, что именно «может быть». Меня просто утянуло куда-то в сторону, мир на мгновение завертелся, а когда всё закончилось, я поняла, что снова оказалась в своём теле. И что смогла открыть глаза и посмотреть на своих бывших одноклассников… а они теперь оба застыли и уставились на меня.
        И что сказать в этой ситуации, явно не знал никто из нас.
        Там же, то же время
        Скрываться больше не было смысла. Пришло время впервые рассказать всё от и до, и мне, и этим двоим - а им, кстати, тоже было что скрывать. Что-то такое, о чём я точно не хотела узнать.
        - Дэн, слушай, будь другом, - небрежно бросила Дарина, когда все страсти улеглись, - сходи за мороженым, а? Я тебе сейчас напишу название и адрес магазина.
        Он на мгновение застыл, как будто не понимая, но довольно быстро взял себя в руки.
        - Да, без проблем, - невозмутимо отозвался Денис.
        Он вышел из комнаты, а Дарина, порывшись в шкафу, нашла, во что мне переодеться. К тому моменту, когда мы вышли на кухню, Дениса уже не было дома. Я помнила, какой взгляд он бросил на меня перед уходом, а потому мысленно благодарила Дарину за то, что она выпроводила его.
        Мы устроились на кухне. Здесь было светло, тепло и уютно, и я неожиданно почувствовала контраст со спальней, хотя там вроде тоже не было холодно. Несмотря на то, что уже стемнело - а значит, уже перевалило за десять вечера, поздновато как бы - бывшая одноклассница включила кофеварку. Пока та работала, мы не проронили ни слова, и с каждым мгновением пауза затягивалась всё сильнее. Наконец я не выдержала - мне надоело не знать, о чём мы молчим. Кофеварка как раз притихла, так что…
        - Так значит, вы живёте вместе, - неуверенно сказала я. - Наверное, э-э… поздравляю?
        Дарина поморщилась.
        - Мы живём вместе после окончания школы, - сказала она. - Даже больше скажу, с выпускного.
        Ага. С выпускного. Я почувствовала, как на щеках вспыхнул жар. Дарина посмотрела на меня и усмехнулась.
        - Мне кажется, я прям вижу, о чём ты там думаешь, - сказала она. - Но да, именно из-за тебя мы и съехались.
        - Как приятно чувствовать себя чьей-то свахой, - на этот раз поморщилась я.
        А Дарина неожиданно тепло и искренне заулыбалась.
        - Ну… на самом деле это примерно так и вышло, - сказала она. - Денис любит меня с шестого класса, а я всё это время ему отказывала. Он знал, что я дорожила тобой и Магдой, а потому собирался соблазнить одну из вас, чтобы заставить меня ревновать. Магда не позволила бы ему, а ты…
        - А у меня, видимо, всё на лице было написано, - буркнула я и опустила взгляд.
        - Вроде того, - отозвалась Дарина. - И ведь это сработало. Я ведь тоже любила его всё это время, но…
        Она неожиданно притихла. Я подняла голову, посмотрела на неё - Дарина уставилась в окно, прикусив нижнюю губу. Её руки лежали на столе, она сжимала тонкими пальчиками бумажное полотенце. Слишком сильно, казалось, ещё немного - и оно сотрётся в труху.
        - А я всегда думала, что его любовь к другой - это сказочка, чтобы соблазнять ещё больше девчонок, - пробормотала я.
        - Почти, - не отводя взгляда от окна, отозвалась Дарина. - И в некотором роде он не соврал. Он добивался меня так, как бывает только в дешёвых любовных романах, а я отказывала ему, как это бывает в дешёвых любовных романах. Вот и всё.
        - А почему? - спросила я. - Если люди любят друг друга, что мешает им быть вместе?
        Дарина оглянулась на меня. Она не улыбалась, не морщилась, её лицо вообще не выражало никаких чувств. А вот глаза… Я точно не спец по языку человеческого тела, но её глаза были просто мёртвыми. Мне даже стало страшно на мгновение, казалось, на меня смотрела настоящая смертельная бездна.
        А потом всё закончилось.
        - А что для тебя вообще отношения, Ян? - тихо спросила Дарина и опустила взгляд.
        Тонкие пальцы, сжимавшие бумажное полотенце, пришли в движение. На столе медленно начала расти горка белых обрывков, и мне стало ещё больше не по себе.
        - Не знаю, - неуверенно заговорила я, не в силах отвести взгляд от её рук. - Наверное, взаимное доверие, возможность поделиться всем, чем угодно… зачем вообще люди встречаются? Любовь, в конце концов…
        - Объятья, поцелуи, - продолжила за меня Дарина. Она резко разорвала большой кусок полотенца. - Правда же?
        - Ну да, - кивнула я.
        Пальцы Дарины застыли над кучкой белых обрывков.
        - А если у тебя не будет всего этого? - тихо спросила она, не поднимая взгляд. - Допустим, что-то с твоим парнем случилось в прошлом, из-за чего он боится всего этого. Что бы ты стала делать?
        - Не знаю, - машинально отозвалась я. - На такой вопрос так сразу и не ответить. Наверное, стала бы помогать ему прийти к тому, что прикосновения - это не страшно. Научиться заново обниматься, целоваться, не знаю…
        - А если он не хочет учиться? - гнула своё Дарина. - Если страх настолько силён, что сводит его с ума, и он готов на всё, лишь бы не испытывать этого всего снова?
        - Не знаю, - бросила я. - Я бы решила этот вопрос с парнем, а не стала бы придумывать какие-то варианты, не зная полностью всё!
        - Ну вот знай, - Дарина посмотрела на меня. - Я боюсь прикосновений, боюсь всего этого до потери пульса. Денис не может ни поцеловать меня, ни обнять. Мы спим в разных комнатах. И несмотря на всё это, он всё ещё здесь, всё ещё со мной. Я позволяю ему спать с другими девушками. Всё.
        Она с силой оттолкнула бумажные обрывки, так, что те разлетелись по столу, по полу. Я застыла, не зная, что сказать. Дарина сжалась, обняла себя за плечи, закачалась из стороны в сторону.
        - После того, как я видела вас на выпускном, я поняла, что мучаю всех, - монотонно заговорила она. - Дэна, тебя, себя… Ты ведь так и будешь его любить, если не узнаешь, что он с другой. Я ведь попросила Магду просто вас остановить, а она… она перегнула палку…
        Дарина зажмурилась и замолчала. Мне отчаянно захотелось броситься к ней, обнять, утешить, я даже поднялась на ноги, но…
        - Не прикасайся ко мне, - бросила Дарина. - Я только-только научилась ненадолго касаться Дэна. Я пока ещё не готова к большему.
        Я опустилась на стул. Сердце разрывалось от невыносимой боли, с которой я ничего не могла сделать, потому что она принадлежала не мне. Я машинально огляделась по сторонам, как будто могла найти что-то, что могло помочь… и неожиданно нашла. Кофеварку, приготовившую кофе, но так и забытую за этим разговором.
        Я снова поднялась на ноги и прошла к шкафам. Конечно, мне пришлось пройти мимо Дарины, и она отшатнулась, но я сделала вид, что не заметила.
        - Ты кофе с сахаром пьёшь? - стараясь не выдать волнения, максимально будничным тоном спросила я.
        - Ага, - выдавила Дарина. - Две ложки. Там на полке стоит кружка, огромная такая, белая, с золотыми крапинками. Вот на неё две ложки…
        Я кивнула и принялась по очереди открывать шкафы, разыскивая посуду. Мне попался набор всевозможного чая, куча конфет и батарея круп и специй прежде, чем нашлись кружки. Я помедлила, ища взглядом ту, что попросила Дарина, и выбирая для себя.
        - Спасибо, - тихо сказала бывшая одноклассница, когда я поставила кружку рядом с ней, а сама села по другую сторону стола.
        Я кивнула.
        - Расскажешь?
        Дарина сжала ладонями кружку, уставилась в неё. И неожиданно заговорила, да так быстро, будто боялась, что прошлое может ожить и снова причинить ей боль.
        - Всё началось с бабушки, - говорила она. - Ты же слышала, наверное, она родила маму вне брака, в шестнадцать, от своего школьного учителя…
        Впрочем, её мама тоже недалеко ушла - родила Дарину в семнадцать, от репетитора по русскому языку. После этого бабушка решила, что на их семье какое-то проклятье, и запретила дочери даже говорить с малышкой о любви.
        - Вопросы насчёт мальчиков в нашей семье были под запретом, - Дарина поморщилась. - Мы жили втроём, и маме было запрещено приводить в дом мужчин. Я знаю, что она могла пару раз выйти замуж, и тогда бы у нас была бы полноценная семья, но бабушка не позволяла. Она как будто обезумела…
        Но любопытство не запрёшь на замок. Дарина влюбилась в Дениса, когда мы все были в шестом классе, и конечно ей стало интересно, как это всё происходит у мальчиков и девочек. Правда, поговорить ей было не с кем - дома тема под запретом, а со мной или Магдой она стеснялась заговорить; вконце концов, мы могли бы так же воспринимать любые отношения с мальчиками. Ну а больше всего, конечно, она боялась Дениса… несмотря на то, в каких обстоятельствах родились их чувства.
        - Мама отправила меня в магазин, написала список, но не рассчитала, что мне будет тяжело, - говорила Дарина. - И так случилось, что мы там с Денисом встретились. Он помог мне донести сумки, даже не позволял их коснуться. По дороге шутил, веселился, ничем не показывал, что ему тяжело. Пакеты оставил у порога, а сам ушёл, потому что я попросила, мне было страшно, что бабушка будет ругаться. А когда я попыталась их поднять, представляешь, я не смогла. - Дарина впервые за всё время разговора улыбнулась. - С тех пор он каждый день поджидал меня около дома по утрам, а после школы провожал до дома. Говорил, что девочкам нельзя поднимать тяжёлое…
        Она перестала улыбаться.
        - А потом мама взбунтовалась.
        Дарина к тому времени перешла в десятый класс и, конечно, уже гораздо больше знала о том, что происходит между мальчиками и девочками. Она умирала от желания узнать, каково это - обнять Дениса по-настоящему, по-взрослому, а не быстренько прижаться перед школой или в классе, по-дружески. Она умирала от желания разделить с ним первый поцелуй, и знала, что для него он тоже будет первым, настолько близко они общались по дороге в школу и домой. Но Дарина боялась. Они так долго были друзьями, что теперь стать кем-то большим, наверное, просто невозможно. Она думала об этом всю дорогу до дома и даже не заметила, как Денис неуверенно мнётся, словно хочет поговорить о чём-то. Так и распрощались, не поговорив, и Дарина вернулась домой… и уже на пороге столкнулась с незнакомым мужчиной.
        - Заходи скорее, - подала голос мама с кухни. - Знакомься, это Стас, и он будет с нами жить!
        Мама собирала на кухне фарфоровые осколки - появление Стаса сопровождалось скандалом с бабушкой, во время которого было уничтожено немало тарелок. Но своего мама, конечно, добилась - теперь у неё появился мужчина, допущенный в её дом и в её комнату, остающийся на ночь. Стас работал охранником посменно - два дня в день, два в ночь и два выходных. Мамин обычный график с девяти до восемнадцати никуда не девался, бабушка теперь предпочитала как можно больше времени проводить вне дома, так что иногда случались дни, когда Стас и Дарина оставались наедине. И эти дни превращались в личный кошмар Дарины.
        Впрочем, он начался уже в тот момент, когда они столкнулись на пороге в первый же день.
        - А ты, оказывается, такая взрослая и красивая, - тихо сказал Стас, окинув Дарину взглядом. - Думаю, нам будет хорошо вместе.
        Именно этого «хорошо» он и начал добиваться уже в первый же выходной, когда они остались наедине.
        Бабушка научила Дарину тому, что нельзя позволять мальчикам касаться некоторых мест на её теле, но из книг она узнала, что в этих прикосновениях и есть суть близости между мужчиной и женщиной. Для бабушки мир делился на чёрное и белое - с мальчиками нельзя, и точка, это всё грязь, похоть и разврат. Но почему тогда в книгах всё это описано не так уж и плохо? Дарина не знала, где правда, где ложь, но страстно хотела узнать. И Стас дал ей этот ответ - встретившись с ней в коридоре, неожиданно прижал её к стене и сунул руку между ног.
        - Я слышал, у тебя никогда не было мальчика, - тихо сказал он. - Хочешь узнать, что это такое?
        Всё, что смогла сделать Дарина - попытаться вырваться, но Стас держал её слишком крепко. Его мягкие влажные губы уже коснулись её шеи и заскользили вниз, к вырезу на платье. Дарина бормотала что-то, умоляла отпустить её, но Стас не унимался. Одна его рука уже сжала её грудь, вторая легла на задницу. Ещё немного, и Дарина закричала бы, но не успела - по ту сторону двери послышался звон ключей, щёлкнул замок. Стас моментально отскочил от Дарины и утёр рукой губы.
        - Мы ещё продолжим, - сказал он.
        А Дарина сбежала в ванную, пустила горячу воду и несколько часов прорыдала, не желая откликаться на голоса с другой стороны двери. Она смывала с себя чужие прикосновения, чужую похоть и боялась, что это останется с ней навсегда. В конце концов кожа покраснела и зачесалась, пришлось признать, что долго так сидеть нельзя, и выбираться из ванной. Конечно, там уже ждала мама, и Дарина сразу же бросилась к ней в объятья, надеясь, что она остановит этот кошмар.
        Но всё случилось с точностью до наоборот.
        - Дорогая, я понимаю, что бабушка против того, чтобы Стас жил с нами, - снисходительно сказала она. - Но использовать тебя в своих грязных целях - это чудовищно и очень низко. Так ей и передай.
        - Мам, но я…
        - Ничего не хочу слышать! - Мама демонстративно заткнула уши пальцами. - А бабушка пусть займётся своей личной жизнью, а не моей…
        Дарина подумала о том, что у неё может появиться и другой союзник. Бабушка. Она же была против всего этого, она же…
        Но всё вышло куда хуже. Последовал кошмарный скандал, в результате которого бабушка и мама разругались насовсем. Уже на следующий день в её комнате появились электроплитка и холодильник, а на двери - замок. Глядя на него, Дарина думала о том, что лучше бы молчала. В конце концов, она могла бы уходить из дома каждый раз, когда они со Стасом останутся наедине, но это сохранило бы мир дома. Теперь же здесь установилась бесконечная война и вечная минута молчания по погибшей любви внутри семьи.
        - Я найду способ выгнать этого… - шипела бабушка каждый раз, когда Дарина заходила к ней. - Я отомщу ему за тебя…
        В эти мгновения она теряла человеческий облик, и Дарина с ужасом смотрела на неё и не узнавала в ней свою любящую бабулю, с которой в детстве готовила пирожки и разучивала алфавит. Кажется, ей больше хотелось просто ненавидеть мужчин, чем защитить внучку.
        Так Дарина и осталась наедине со своей болью, с разбитой семьёй… и со Стасом.
        О том, что он делал, она рассказывала отрешённо, без эмоций. Я наспех пыталась вспомнить, как на лекциях называли такое состояние, но ничего не получалось.
        - Денис тогда позвал меня погулять, хотел признаться в любви, и я уже собралась на выход, но тут вышел Стас. Сказал, что не может отпустить меня в таком виде, чтобы я немедленно переоделась. При нём…
        - Конечно, ему было мало просто трогать меня. В один прекрасный день всё случилось, причём очень быстро и просто. И самое тошнотворное то, что он так торопился, что не надел презерватив, а потом заставил меня пить таблетки, чтобы не забеременеть. Мне было так плохо после них, но я боялась кому-либо рассказывать…
        - И этого ему тоже было мало. Он хотел, чтобы я стояла перед ним на коленях, и…
        Я не хотела этого знать. Мне хотелось спрятаться от всего этого, куда-нибудь в уголок, желательно в свою комнатку, на диван, под плед, и никогда не вылезать наружу. Плохо здесь. Здесь мой дар убивает людей и ломает жизни, а мои одноклассницы скрывают такие ужасные тайны…
        - Конечно, мне было приятно, что Дэн сказал мне об этом, и я больше всего на свете хотела сказать, что чувствую к нему. Но я боялась, что если открою рот, то не выдержу и расскажу ему всё. А Дэн бросится на Стаса, а там мало ли, чем всё это закончится…
        Из коридора послышался громкий щелчок, и Дарина моментально затихла. За время нашего разговора кофе из чашек исчез, а на столе образовалась высокая горка из обрывков бумажного полотенца. Дарина отложила в сторону одно слегка надорванное, потёрла глаза руками, опустила их вниз, а голову подняла и неожиданно улыбнулась. Мне стало ещё больше не по себе - показалось, что она надела маску. Буквально.
        - Ванильного не было, пришлось взять шоколадное, - объявил Денис, входя на кухню. - Прости, я…
        - Всё в порядке, - Дарина ещё шире улыбнулась. - Можешь нас ещё ненадолго оставить?
        Денис кивнул и одарил меня долгим, тяжёлым взглядом. Мне оставалось только гадать, что именно он пытался во мне рассмотреть - объект вожделения? Или ту, кого стоит бояться, если оставляешь её наедине со своей возлюбленной?
        - Я думаю, нам с ним лучше не оставаться наедине, - тихо сказала я, едва дверь за Денисом закрылась.
        Дарина кивнула.
        - Вы с Магдой были мне очень дороги, поэтому я просила, чтобы он никогда не приближался к вам, - тихо сказала она. - В ту ночь мне было очень больно, когда я увидела вас, и Магда видела это. Поэтому всё так… в общем… поэтому всё и получилось.
        Я кивнула. Кажется, она уже устала, уже повторяться начинает. Надо, наверное, отправить её спать, уже поздно…
        - А ещё я просила Дэна никогда не приводить сюда своих подружек, - продолжала Дарина, и я застыла, не в силах сдвинуться с места. - Иногда, знаешь… я прихожу в его комнату и думаю о том, как мы с ним могли бы… ну… - Она сжала кулаки и уставилась перед собой. - Я мечтаю о том, что у нас всё так, как у обычных девушек. Как у всех, понимаешь? Так, как получилось у вас. Я не смогу больше вернуться в ту комнату, зная о том, что там случилось. Зная о том, кто там был… с ним…
        Она закрыла лицо руками и тихо заплакала. Я осторожно поднялась со своего места и, помедлив, вышла из кухни. Дарина даже не пошевелилась, она всё так же пряталась за ладонями и, кажется, на этот раз это было надолго. Надо было её выручать.
        Денис обнаружился в комнате с двуспальной кроватью, он лениво щёлкал каналы телевизора. Я застыла на пороге, не зная, как правильно начать разговор.
        - Вы уже всё? - не отрывая взгляда от телевизора, спросил Дэн. - Мороженое растает скоро.
        А я смотрела на него и неожиданно начинала понимать всё. То есть, совсем всё. Как они жили все эти годы, не имея возможности признаться друг другу в своих чувствах. Как себя чувствовал Денис, пытаясь добиться Дарины, но получая постоянные отказы без причины. Я была уверена, что было ещё что-то, о чём они мне не рассказали - например, о том, как они пришли к тому, что Денис начал встречаться с другими девушками. Почему-то я была уверена, что Дарина заставляла его делать это, а Денис в каждой новой девице на две ночи видел её. Хотя, конечно, это могли быть просто мои фантазии. А ещё могло оказаться, что Денис просто бабник, решивший по непонятным причинам связаться с Дариной. Может быть что угодно, но мне почему-то показалось, что всё именно так, как представилось мне. И остаётся только догадываться о том, как всё произошло между ними на самом деле…
        - Эй, - Денис обернулся ко мне и прищурился. - Всё нормально?
        А я вспоминала слова Дарины, услышанные здесь же, всего пару часов назад, и понимала даже больше, чем казалось на первый взгляд. Всё, что им двоим было нужно - всё исправить. Я со своей жизнью точно ничего не могла исправить, вон, уже на камеры попала, получила кучу проблем, но они… Я ведь могла исправить всё для них, правда? Ведь искажение просто достигает какой-то цели, не заморачиваясь средствами. Значит, если я им воспользуюсь…
        - Ян? Ты чего? - Голос Дениса раздался совсем рядом.
        - Открой окно, пожалуйста, - машинально попросила я. - Мне дышать нечем. И там Дарина ещё… ей, кажется, нехорошо.
        Денис мгновенно бросился на кухню, так что к балкону я пошла сама. С каждым шагом уверенность внутри меня крепла, хотя, конечно, было место и для сомнений. Я ведь могла напортачить. Могла сделать хуже, хотя куда хуже, чем то, в чём они оказались. Я попыталась представить, каково это - выбирать себе временных партнёров только из-за того, что меня просит об этом любимый человек, которому я хотела бы сохранить верность. Попыталась представить себе, почему я сама могла бы попросить об этом… боже. Это кошмар. Это какой-то непрекращающийся кошмар…
        Я дёрнула на себя балконную дверь, она легко поддалась. На полу и вдоль стен был свален всякий хлам и ненужные вещи, какие-то сумки, доски, но пройти к окну было возможно. Я и прошла, открыла его и сразу же высунулась наружу, чувствуя, как в тёплую квартиру врывается прохлада июльской ночи. Дул ветер, ощутимый, на горизонте между домами полыхнула вспышка - вдалеке бушевала гроза, хотя здесь, над этим домом, можно было рассмотреть звёзды.
        Я прислушалась к себе, попыталась воззвать к язычку пламени… и неожиданно поняла, что мы с ним больше не нуждаемся в таких образах. Мы стали единым целым, слияние завершилось.
        - Мне нужно всё исправить, - твёрдо сказала я, тщательно подбирая слова. - Во-первых, я же получила то, чего хотела, да? Я была с Денисом…
        Внутри моментально всколыхнулось возмущение, моё или искажения - кто знает, я не могу обмануть нас обоих. Ты была с ним не по-настоящему, говорило оно.
        - По-настоящему, - возразила я. - Замечаешь? Будь всё по-настоящему, оно бы так и случилось. Потому что он мне не принадлежит. - Я глубоко вдохнула и через силу улыбнулась. - А то, что тебе не принадлежит, надо отдавать, правда же?
        Искажение внутри меня замерло, как будто уловило свой смысл для себя. Ну, что сказать… он там был.
        - Мне нужно, чтобы они оба перестали чувствовать боль, чувство вины, или что они там испытывают из-за того, что у нас с Денисом случилось здесь, - продолжила я. - Средства меня не волнуют.
        Ощутив, что искажение поняло задачу, я снова собралась с мыслями.
        - Если это возможно… мы можем исправить то, что происходит между ними? - еле слышно сказала я. - Мне кажется, что это всё ужасно болезненно, мне бы точно не хотелось об этом узнать и ещё меньше хотелось всё это пережить. Мы могли бы, не знаю… что-то сделать с этим? - я помолчала немного, подбирая слова, а затем вдруг усмехнулась своим мыслям. - Я же, блин, будущий психолог. Я должна уметь работать с такими штуками, разве нет?
        Усмешка прокатилась и от искажения. Оно оценило шутку, хотя всё это, конечно, шуткой не было.
        - Если у меня больше нет шанса на нормальную жизнь, он должен быть хоть у кого-то, - тихо сказала я. - Правда же?
        Искажение было со мной согласно. Я закрыла глаза и ощутила, как ветер окутал меня ночной прохладой. Искажение освободилось само собой, мне больше не нужно было управлять им руками или чем-то ещё. Оно действовало со мной в унисон.
        - Можно я тебя обниму? - послышался тихий голос Дениса в голове.
        Интересно, это у меня радиус действия такой, или там окно открыто? Я прислушалась к своим ощущениям. Ага, всё-таки окно. Если бы оно было закрыто, подсказало искажение, ничего бы не получилось - всё-таки наш с ним контакт не просто воздух, а его движение. Ветер.
        - Я не… нет. Я не могу, - отозвалась Дарина.
        Искажение окутало их обоих, и теперь я могла слышать не только голоса, но и видеть что-то вроде силуэтов. Дарина всё ещё сидела за столом, а Денис стоял рядом, но всё же на минимальном расстоянии. Даже теперь она его не подпускала к себе.
        - Я… - начал было Денис, но в это мгновение сработало искажение.
        Они оба застыли. Время замедлилось, и я могла почувствовать всё, что происходит с ними. Как искажается само пространство и время вокруг них, как искажаются их мысли, сам образ мышления, воспоминания… Чёрт. Я уже поняла, чем всё это закончится, но что, если…
        - А как мы выбираться отсюда будем, ты не думал? - буркнула я искажению.
        Оно будто усмехнулось в ответ.
        Мгновение спустя всё закончилось, но искажение всё ещё оставалось на кухне. И я увидела, как два силуэта бросились друг к другу в объятья. И тут же отключилась сама - мне не хотелось знать, что последует дальше, я и так узнала слишком много. В последнее мгновение мне всё же удалось уловить обрывки чувств и мыслей - Дарина ощущала долгожданную свободу, а Денис испытывал безграничное чувство вины за то, что не выбрал верность. Но теперь у них обоих будет шанс, а я…
        А я глубоко вдохнула, выдохнула и неожиданно поняла, что должна сделать.
        Конечно, мои вещи никак не могли высохнуть за такой короткий срок, но ничего, прорвёмся. Я быстро переоделась, затем заглянула в пакет, с которым пришёл домой Денис. Там было не только мороженое, но и рулет с ягодами, и несколько пирожных. Такой себе запас, но это лучше, чем ничего. От невовремя проснувшейся совести я отмахнулась мыслью о том, что психологи берут деньги за приём, будем считать, что примерно так оно и получилось.
        Кроме этого, мне нужно было позвонить домой. Я отыскала чей-то телефон, то ли Дарины, то ли Дениса, чёрт его знает. С трудом вспомнив мамин номер, я набрала его. Нет ответа. Вежливый автоответчик предложил оставить сообщение.
        Времени не было. Поколебавшись, я решилась.
        - Мам, со мной всё в порядке, - сказала я. - Ты, наверное, уже видела эти видео из Устиновска… так что да, в некотором роде не всё в порядке. - Я закусила губу, подбирая слова. - Но…
        Звонок сбросился сам собой. У автоответчиков лимит на время, ну кто бы мог подумать.
        Я набрала снова, опять дождалась, пока гудки пройдут. Запоздало вспомнила, что мама вообще не берёт трубку с незнакомых номеров, мысленно выругалась. Снова сработал автоответчик.
        - Мам, я вернусь домой, как только всё улажу, - затараторила я. - Не пытайся меня найти, я сама появлюсь, когда всё устаканится. Береги себя, папу, Веронику…
        На глаза навернулись слёзы. Я сбросила звонок, опустила телефон на кровать. Обняла себя за плечи. Ужасно хотелось постоять, поплакать, но сейчас на это не было времени. Если Дарина и Денис увидят меня, это может разрушить всё то, что нам с искажением удалось создать.
        Я кивнула себе, вынула мороженое из пакета, оглянулась по сторонам. Подходящей поверхности просто не было, пришлось положить на подоконник. В последний раз оглядев комнату, я мысленно пожелала этим двоим удачи, затем выскользнула из комнаты, надеясь про себя, что дверь не заперта. Замешкалась ненадолго прежде, чем нажать на ручку, но всё прошло как надо.
        Я слышала их голоса в тот момент, когда переступала порог. Надо было торопиться.
        Мне удалось закрыть дверь почти бесшумно.
        Спустившись на улицу, я вдохнула полной грудью ночной прохладный воздух. Тучи уже приближались, слышались отдалённые раскаты грома. Не знаю, куда я пойду этой ночью и что буду делать, но знаю точно: впервые за всё время, пока длится эта история с искажением, я чувствую, что поступила правильно.
        И знаю, что оно чувствует то же самое.
        Ночь с шестого на седьмое июля. Устиновск
        Ещё никогда не случалось такого, что мне некуда было идти, чтобы меня никто не ждал, и чтобы моё появление могло бы навлечь беду на тех, кто рядом. Я помню, как видела в фильмах персонажей, оказывающихся в такой ситуации, читала о таком в книгах… но ни один фильм и ни одна книга не подскажут тебе, что делать, если ты окажешься в такой ситуации сам. Если только, конечно, это не книга с инструкциями по выживанию.
        Но, как оказалось, на этот раз реальность была куда приветливей, чем в первые часы нашего знакомства с искажением. Теперь мы были вместе и мы были свободны, мир приветствовал нас бушующей грозой и тяжёлыми каплями дождя, а мы приветствовали мир нашей жаждой жить и никогда не расставаться. Или не расставаться хотя бы на эту ночь.
        Хотя… эту мысль, кажется, я высказала первой.
        - А что, если Артемис не просто помогает таким, как мы? - тихо спросила я. - Что, если он собирает нас где-то и прячет? Может быть, даже…
        Я притихла, боясь произнести это вслух. Небо ответило мне глухим раскатом грома.
        Для этого разговора я выбрала сквер недалеко от набережной, куда добралась на запоздалом автобусе. Время давно перевалило за полночь, но мне совершенно не хотелось спать или есть - казалось, бушующий вместе с грозой ветер наполняет меня всем необходимым. Дождь то усиливался, то утихал, в вышине сверкали молнии, и было во всём этом нечто дикое, первобытное, магическое. Что-то, на что откликалось искажение внутри меня.
        И оно отзывалось и на вопрос тоже. Правда, не знало ответа. Да и я тоже не знала, если честно - нам так и не удалось поговорить нормально.
        - Надо это исправить, - решительно сказала я. Но, оглянувшись по сторонам, тут же стушевалась. - Ну… как только гроза закончится, и станет светлее.
        Искажение было согласно со мной. Я улыбнулась ему.
        - Если Артемис спасает таких, как мы… может быть, нам и не придётся отказываться друг от друга, - тихо сказала я. - Представляешь? Мы можем всё на свете. Можем помогать людям, например. Или обыграть всех на свете в казино или лотерею, а выигрыш раздать бедным…
        Я ощутила мягкое как пуховая подушка неодобрение. Не моих идей - моей мысли использовать искажение в принципе.
        - Нет, ну а что? - загорелась я. - Знаешь, сколько на свете проблем? Безработица, экология, сиротство в конце концов… Мы могли бы всё решить!
        Теперь неодобрение не было мягким. Искажение явно было против. А вот я была против его «против», поднялась на ноги и принялась расхаживать вдоль лавочки.
        - Нет, серьёзно, - не унималась я. - Иначе зачем вообще была дана такая сила? Чтобы убивать тех, кто на меня охотится, что ли? Ну нет. Я же не могу исправить свою жизнь, но могу помочь другим. Ты же видело, правда?
        - А тебе не кажется, что ты перегибаешь? - послышался негромкий мужской голос.
        Я подскочила на месте и резко обернулась. Из темноты сквера в тусклый свет фонаря вышел Саша. Хоть он и надел куртку, он всё равно промок и выглядел уставшим.
        - А ты откуда?.. - выдохнула я.
        Он пожал плечами.
        - Видимо, меня позвало твоё искажение, - негромко сказал он. - У меня нет другого объяснения.
        - Ну и зачем?
        Саша оглядел лавочку, поджал губы - она была мокрой даже в том месте, где я сидела. И если мне не были страшны ни ветер, ни холод, он пока ещё оставался человеком и мог и промокнуть, и простыть, и вообще обладал всеми человеческими слабостями.
        Я вздрогнула. Как быстро в моих мыслях появилась эта черта - человек и не человек.
        Поколебавшись, Саша опустился на лавочку и жестом пригласил меня сесть рядом. Я не решилась. Он не стал настаивать.
        - Знаешь, искажение не просто так называется искажением, - негромко заговорил он. - Оно не только искажает мир вокруг, но и тебя тоже. Твоё мышление, взгляды, реальность вокруг тебя…
        - Да знаю я! Оно…
        - Так если знаешь - контролируй, - холодно сказал Саша. - Ты только что собиралась перевернуть мир в одну каску. Повторю свой вопрос - корона не жмёт?
        Я вспыхнула и уже открыла рот, чтобы что-то ответить, но Саша не позволил.
        - Это ещё не всё, - сказал он. - Искажение называют так ещё и потому, что оно вмешивается в естественный ход вещей, а за это надо расплачиваться. Если ты вмешалась во что-то, можешь считать, что ранила сам мир вокруг себя, и миру придётся срочно лечиться, чтобы это исправить.
        - Что ты имеешь в виду? - выдохнула я.
        Гнев растаял. Подул холодный ветер, и я неожиданно ощутила, насколько замёрзла. Такое чувство, что искажение решило подтвердить Сашины слова, напомнив мне о том, какова реальность на самом деле.
        Едва я подумала об этом, как холод сразу же отступил. Но внутри, на душе, всё ещё было прохладно.
        - Ты рассказывала мне о своём однокласснике Денисе, помнишь? - сказал Саша. - Денис Алексеев, учится на психологическом факультете, как и ты, но в другой группе. Живёт в Устиновске на Морозной…
        - Да, он, - перебила его я. И неожиданно поняла. - Если ты так много говоришь о нём, значит…
        - Его убили, - вмешался Саша. Он поднял руку с включенным телефоном, помахал им, опустил на колено. - Мне сообщили об этом, чтобы дать понять, что я больше не занимаюсь твоим делом. За тобой отправят военных, скорее всего группу Оздоева. Он хороший парень, но… у них приказ стрелять на поражение, если возможный риск будет превышать возможную пользу.
        Это был мой телефон, и я успела увидеть выпуск новостей на экране. Эта была последняя связная мысль прежде, чем до меня дошло.
        - Убили? - выдохнула я.
        Саша кивнул.
        - И его, и его девушку, - он понизил тон. - Сочувствую.
        Сама не понимая, что делаю, я опустилась на скамейку рядом с Сашей. Он положил руку мне на плечи, притянул к себе, быстро поцеловал в макушку.
        - Ты ведь любила его, да? - спросил он.
        - Я… я не… он был жив несколько часов, - бессвязно пробормотала я. - Я же… мы же… Я же всё исправила, Саш. У них всё должно было быть хорошо…
        - Должно было быть, - тихо сказал он. - Их нашли в спальне, на столе были вазочки с мороженым. Я не сомневаюсь, что у них всё было хорошо.
        Горячие слёзы покатились по щекам, моментально остывая на ветру. Саша ещё крепче прижал меня к себе.
        - Ты не понимаешь, - бессвязно забормотала я. - Дарина не могла быть с ним, хотя любила до безумия. Искажение всё исправило. Они должны были быть вместе, должны были…
        Я почувствовала, как Саша с силой сжал моё плечо. На мгновение даже стало больно, и я ойкнула.
        - Прости, - тихо сказал он. - Я не могу не сказать этого. Его девушка, она…
        Меня затошнило.
        - Только не говори, что её насиловали, - выдавила я.
        - Я не знаю, кто это был, - еле слышно ответил Саша. - Но… прости.
        Я оттолкнула его и резко поднялась на ноги. Обняла себя за плечи, чувствуя, как всё тело охватывает дрожь.
        - Ян…
        - Не надо, - выдохнула я. - Дай мне… мне просто… я хочу побыть одна. Немного…
        Наверное, он вернулся на лавочку или не знаю, что он сделал, но ко мне так и не подошёл. Дождь хлестал по мне с немой яростью - гроза ушла в сторону, и теперь можно было только видеть отдалённые вспышки. Я чувствовала, как скользят холодные капли по коже, нисколько не заставляя меня замёрзнуть, и пыталась сосредоточиться на чём-то ещё, кроме чувств. Мне надо было сосредоточиться на чём-то кроме чувств, иначе они раздавят меня за миг, а я столько всего ещё не сделала.
        Но это было не так легко, как казалось…
        - Ян, - послышался Сашин голос сквозь шум дождя. - Я знаю, что тебе сейчас не до того, но выслушай, пожалуйста. Ты уже не сможешь ничего исправить, но сможешь защитить других людей от искажения. Пойдём в институт, прошу тебя. Там тебе помогут обуздать искажение. Может быть, даже помогут избавиться от него, кто знает. Ян…
        Ага. Пойдём в институт, подвергнем опасности ещё пару десятков человек, среди которых будут такие же, как ты. Прекрасный план, Саш. Я почувствовала, как меня затрясло, и неожиданно вспомнила другую вещь - он же уязвим для искажения. А значит, ему опасно находиться рядом со мной.
        И не только ему. Есть ещё один человек, кто был в опасности - Дима Зорин. Конечно, он уже давно находился далеко от меня, но если Денис не смог сам избавиться от влечения ко мне, значит, и он не сможет. Нужно было проверить.
        Нужно было держаться подальше от Саши, пока всё это не закончится. И, кажется, искажение было согласно со мной - как минимум по той части, в которой я думала, что надо исправить то, что можно исправить.
        - Дай мне мой телефон, - попросила я и обернулась.
        Саша протянул его мне, я убрала его в карман. Он следил за каждым моим движением, как будто понимал, что я задумала.
        - Ян, - осторожно позвал он. - Ты же не собираешься сбежать сейчас?
        - А что, будешь меня преследовать?
        - Боюсь, я не переживу это преследование, - усмехнулся он.
        Я подняла телефон, посмотрела на часы в правом верхнем углу экрана - начало четвёртого. И чего ему не спится, врач «Скорой помощи», блин…
        - Прости, Саш, - тихо сказала я. - Я только хочу всё исправить.
        Он поднялся на ноги, я отступила. Всего один шаг - и я исчезну в темноте, переступив круг света от фонаря.
        - Ян, у них приказ стрелять на поражение, - напомнил Саша.
        - А в Дениса и Дарину они тоже стреляли на поражение? - вырвалось у меня.
        Саша снова шагнул ко мне, я отступила. Остановилась ровно на границе тьмы и света.
        - Это были не они, - твёрдо сказал он. - Кто-то играет с нами, мы никак не можем его вычислить. Он всегда знает, куда идут искаженцы, он всегда перехватывает их вовремя. Его люди не боятся идти по головам и убивать причастных. Твои родители и сестра всё ещё живы только потому, что люди из нашего института за ними присматривают…
        - Что? - выдохнула я.
        - Я тебе не враг, - не унимался Саша. - Пожалуйста, пойдём в институт. Те, кто за тобой охотятся, не остановятся ни перед чем, пока не получат тебя. И… - он на мгновение замолчал, сосредоточенно глядя на меня, словно решал, стоит ли мне рассказать о чём-то. Наконец решился. - Мы считаем, что за этим стоит Артемис. Только он может знать, где вы…
        Я переступила черту и растворилась во тьме. Мне нельзя было что-то делать с Сашей, чтобы сбежать от него, но я могла что-то сделать с собой, чтобы он меня не видел. Темнота вокруг меня сгустилась, стала непроглядной, но я могла видеть всё изнутри этого кокона.
        - Яна! Стой! - заорал Саша.
        Он ринулся в ту сторону, где я укрылась в темноте, и побежал куда-то в ночь. Я выждала несколько мгновений, пока звук его шагов окончательно не растворился в шуме дождя, а силуэт - в темноте, затем вернулась к лавочке. Забрала пакет с пирожными, купленными Денисом, ненадолго застыла. К горлу снова подкатил комок.
        Ну нет. Не сейчас. Пока нужно найти безопасное место и немного подумать. Желательно поближе к песку. А там, когда доберусь, можно будет и наплакаться всласть.
        Я расправила плечи, вгляделась во тьму ночи - в ту сторону, куда унёсся Саша. Вдохнула поглубже.
        Ничего. Со мной всё будет в порядке. Я дожила до этого момента, значит, и дальше выживу. И, возможно, даже всё исправлю…
        Устиновск. Седьмое июля, раннее утро
        Ненадолго хватило моей решительности.
        Я плакала весь остаток ночи и не могла остановиться. Не мог остановиться и дождь над головой - барабанил по крыше автобусной остановки, как будто пытался достучаться до меня, и от этого грохота не становилось легче.
        Саша не закрыл браузер с новостями на телефоне, а потому я смогла прочитать всё, что написали об убийстве. На теле Дарины действительно нашли следы насилия. Денис вряд ли мог сотворить с ней что-то такое, значит…
        Думая об этом, я начинала рыдать с новой силой. Искажение никак не отзывалось на это, как не отзывалось и на мой бессвязный бред - в какой-то момент я начала обвинять его во всех грехах и во всех моих проблемах. И не только в грехах. И не только в моих…
        Эта ночь закончилась полудрёмой на рассвете, в которую я погрузилась, желая всё-таки поговорить с искажением. И оно нехотя, но откликнулось.
        - Я думала, нам не надо больше страдать такой ерундой, - с хмурым видом сказала моя копия, едва я появилась напротив неё на той сцене.
        - Я думала, что после объединения больше ничего не случится, и все будут живы, - огрызнулась я.
        Копия сложила руки на груди. Она бесстрастно следила за каждым моим шагом, за каждым моим движением, за каждым вздохом.
        - Чего ты от меня хочешь? - устало спросила она.
        - Денис, - выпалила я. - Это правда? Ну, всё то, что сказал Саша про рану и лечение…
        Двойник покачала головой. Опустила голову, потёрла глаза руками, будто сильно устала.
        - Правда в том, что люди ничего не знают об искажении и начинают окружать его мифами, - заговорила она. Снова подняла взгляд на меня. - Нет никакого баланса, Ян, никаких ран мироздания. Есть только люди, охотящиеся за искажением. Представь себе, как они вычислили Дениса, пришли к нему и попытались узнать у него, где ты, а он не смог ответить. Что они сделают?
        Внутри меня что-то оборвалось.
        - Конечно, причинят боль Дарине, чтобы заставить его говорить, - пробормотала я и зажмурилась.
        - Именно. И я уверена, что у них есть доказательства того, что ты была у Дениса.
        Я выругалась.
        - Я же звонила родителям с его телефона…
        - Именно, - отозвалась двойник. - Не надо искать магию там, где её нет. Есть только мы и наши поступки, всё остальное придумывают люди, чтобы хоть как-то оправдать свои ошибки или смириться с реальностью. До этого момента ты сделала всё, чтобы оказаться в этой ситуации, и если хочешь, чтобы ситуация изменилась - поступай иначе.
        Я открыла глаза и собиралась уже задать новый вопрос, но двойник опередила меня.
        - Я уже говорила тебе, что делать, - она улыбнулась. - Танцуй. Как вы там говорите? Танцуй, как будто тебя никто не видит?
        Это прозвучало так по-идиотски, что я даже не сразу нашла что ответить. А когда нашла - меня уже было не остановить.
        - Шикарный совет, угу, - вспыхнула я. - И как это поможет всё исправить?
        - А ты вроде уже поняла, что исправить ничего не получится, - загадочно улыбнулась двойник. - Остаётся только принимать себя такой, какая ты есть, и двигаться дальше.
        - И в этом мне помогут танцы, - фыркнула я.
        - Именно, - кивнула двойник. - Помогут как ничто.
        Я открыла глаза и поняла, что меня выбросило из сна как нашкодившего котёнка. И на этот раз никаких непониманий, где сон, а где реальность - театр, сиденья и пыльный воздух растворились без проблем, уступив место посветлевшему, но всё ещё хмурому небу, дождю и первым прохожим и машинам.
        Я села поудобнее, потянулась. На сердце всё ещё было тяжело, хотелось забиться в уголок и больше никогда не выходить, но это не было выходом. А выходом, как правильно сказала моя копия, было движение дальше.
        Знать бы только, какое оно, дальше…
        Ночной разговор с Сашей всплывал в памяти, пока я шла по направлению к городским пляжам. Они в своём институте считают, что Артемис виной всему, но… я ведь столько времени уже не контактировала с песком, верно? Он физически не мог меня отследить.
        А значит, это был не он. Поэтому Артемис мог мне помочь.
        Саша любезно зарядил мой смартфон и был ещё более любезен в том, что на время включил «режим полёта» - видимо, на случай, если за мной идёт слежка. Взглянув на часы в правом верхнем углу экрана, я поколебалась немного, затем вдохнула поглубже и принялась перелистывать список вызовов. Не помню, разговаривали ли мы с Алисой по моему телефону, но если да, у меня должен был остаться номер.
        Я понимала, что для неё это было слишком опасно, но не знала, что опаснее - поговорить с ней или оставить всё как есть. С Димой мы так и не увиделись, новостей от него не было, поэтому я понятия не имела, насколько навредило ему наше совместное приключение. И теперь обязана была узнать.
        Незнакомый номер среди исходящих вызовов был только один. Я набрала его и, прислонившись плечом к стене дома, стала ждать ответа.
        - Слушаю, - послышался на том конце мужской голос.
        Я растерялась. Это ведь мог быть и Дима, верно?
        - Извините, - пробормотала я, - я думала, это Алиса…
        - Почти угадали, я её отец, - добродушно отозвался мужчина. - Алиса в больнице, и я бы хотел, чтобы её не беспокоили…
        - В больнице? - выдохнула я.
        - Нет, там ерунда, жить будет, - рассмеялся мужчина. - Но какое-то время ей лучше побыть одной, только и всего. Что-нибудь передать ей?
        Я растерялась ещё больше. Оглядела проходившую мимо парочку взъерошенных подростков в мятых чёрных футболках, проводила взглядом пару автомобилей, проехавших по дороге вперёд.
        - Я… не знаю, наверное, - неуверенно заговорила я. - Меня зовут Яна, это я тогда была с Димой, присматривала за ним в тот, ну… в общем…
        - Я понял, - мужчина моментально стал серьёзным. - Рад вас слышать. Спасибо большое, что присмотрели за парнем, Алиса сильно волновалась за него.
        - У них всё хорошо? - вырвалось у меня. - В том смысле… я боялась, что Алиса может неправильно понять…
        - Настолько хорошо, насколько возможно в этой ситуации, - сказал мужчина. - По крайней мере, она собирается переезжать в Санкт-Петербург, уже даже перевелась в тамошний университет. Конечно, пока она остаётся в Белоглинске, ей нужно немного времени. Они с Фёдором были очень близки, она сильно переживает…
        - Очень близки? - удивилась я.
        Отец Алисы немного помолчал.
        - Вроде того, - нехотя сказал он. - Как брат и сестра. Оба учились в медицинском, правда, Федя был старше. Иногда занимались вместе, он очень помог Алисе с парой предметов. Если до вас доходили какие-то слухи…
        Нет. Ещё одну чужую тайну я не была готова узнать, тем более, что после тайны Дениса и Дарины я была готова верить любым сплетням, зная, что правда всё равно окажется хуже.
        - Нет-нет, никаких слухов, - не знаю зачем заверила его я. - Пожалуйста, передайте Алисе мои пожелания поскорее выздороветь. Надеюсь, в Санкт-Петербурге у неё всё будет хорошо.
        - Я тоже на это надеюсь, - мягко сказал мужчина. - Она умная, способная девочка. И Дима отличный парень. Они справятся со всем.
        - Верю, - отозвалась я. - Берегите себя.
        И положила трубку прежде, чем он ответил, снова поставив на режим «в полёте». Оттолкнулась от стены, зажмурилась, вдохнула поглубже, мысленно обратилась к искажению с одной просьбой. И оно незамедлительно исполнило её, потому что отец Алисы в тот момент находился на улице где-то в продуваемом всеми ветрами Белоглинске.
        Его телефон выскользнул из рук и разбился без шансов на починку. И искажение считало, что этой меры достаточно для того, чтобы защитить отца Алисы от неведомых преследователей.
        - Спасибо, - шепнула я ему и зашагала к автобусной остановке.
        Пора было добраться к месту, где можно было найти песок.
        Устиновск. Седьмое июля, очень дождливый день
        Городские пляжи в Устиновске тянулись далеко за чертой города, плавно переходя во всевозможные турбазы и базы отдыха. Помню, на какую-то из них мы даже приезжали летом половиной класса - самые смелые и отчаянные под присмотром нескольких родителей. Официально нам нельзя было ни алкоголь, ни сигареты, и вообще всё должно было случиться чинно, мирно, благородно, но родители оставили нас веселиться, а сами отправились в сауну и бильярд, находившиеся в другом конце турбазы. Понятно, что началось, стоило им уйти.
        Теперь я понимаю, почему та поездка получилось именно такой. В ту ночь Денис был неотразим - шутил, развлекал всех, даже сыграл пару песен на гитаре одного нашего одноклассника, хотя никто даже не знал, что он умеет играть. Мы с Магдаленой весь вечер были вместе, шутили, смеялись; после пары бутылок пива она в шутку подталкивала меня к Денису и требовала позвать его на свидание. А я смеялась, отказывалась и звала Дарину к нам - она сидела поодаль, погружённая в свои мысли и, казалось, не замечала ничего на свете…
        А ещё мне вспомнился другой эпизод с той же вечеринки. Когда все разогрелись и перестали чувствовать себя скованно, кто-то принёс старенький магнитофон, проигрывающий кассеты, и включил музыку. Никто тогда не решался пойти танцевать первым, но я, заражённая энтузиазмом и настроением Дениса, не выдержала и отошла в сторону, в темноту, где меня не было видно в отсветах костра. И начала танцевать, забыв обо всём. Забыв о том, что Денис в этот вечер старательно не замечал меня, уделяя внимание Лере Казанцевой. Забыв о том, что эти двое, кажется, в какой-то момент ускользнули в темноту, чтобы уединиться ненадолго - уж не знаю, чем они там занимались. Забыв обо всём, я просто танцевала, потому что музыка была со мной, я сама была музыкой, и в этом была суть. Правда, уже через пару песен меня нашёл Денис и позвал остальных, и скоро на пляже началась стихийная дискотека, на которой для меня даже нашёлся партнёр для танцев - вечно смущающийся отличник Филипп Суворов. Но всё это было уже молодёжной вечеринкой, а не тем, что я испытала тогда, когда танцевала наедине с собой. Это уже было не то.
        Мне кажется, именно об этом и говорила моя копия - танцевать, как будто никто не видит. Принять себя и двигаться дальше. Снова почувствовать, что я знаю свою истинную суть и знаю, кто я на самом деле.
        Но ничего умнее, кроме как удалиться на приличное расстояние в то место, где есть песок, и потанцевать там, я, конечно же, не придумала.
        Мне удалось найти небольшой уголок на пустынном пляже, скрытый от возможных любопытных глаз. Здесь росло невысокое раскидистое дерево, окружённое камышом, как раз на границе песка и земли. Я включила на телефоне первую попавшуюся мелодию, опустила телефон на песок и, отойдя в сторону и сбросив обувь и носки, подчинилась мелодии и начала танцевать.
        Хотя мелодия играла тихо, да и качество звука оставляло желать лучшего, но я всё равно не смогла не поддаться. Тело подхватило ритм и закружилось в импровизации - я ни разу не брала уроков и если и танцевала для своего удовольствия, то только повторяла движения, увиденные в музыкальных клипах или на концертах. И теперь даже не удавалось вспомнить, где и когда я это видела, да и какая разница? Главное - есть мелодия, танец и сильный ветер, дующий со стороны реки.
        … и я, кажется, наконец-то начала понимать, почему мой двойник предложила мне сделать это, но мысль так и не успела оформиться.
        «Яна! - послышался в голове встревоженный мужской голос. - С вами всё в порядке?»
        Я запнулась и не смогла вернуться к ритму. Замерла, отдышалась, оглянулась по сторонам - никого. Более пустынного места в районе Устиновска просто не существует, а значит…
        - Артемис, - выдохнула я.
        «Яна, я послал своего человека на помощь, - не унимался тот. - Он уже сутки находится в Саратовской области, но не может вас найти. Пожалуйста, никуда не уходите, он рядом, он поможет вам».
        - Да, пожалуйста, - выдохнула я. - Я ушла от преследователей и теперь понятия не имею, куда мне идти.
        «Я помогу, - моментально отозвался Артемис. - Сейчас же свяжусь с ним и отправлю его к тебе».
        Чёрт с ней, с мыслью, тут дело гораздо важнее. Я вдохнула поглубже, выдохнула, стараясь унять бешено колотящееся от волнения сердце. Всё. Ещё немного - и всё будет в порядке. Артемис поможет, уведёт меня в безопасное место, и…
        «Мы думаем, что это Артемис», - навязчиво закрутилось в голове воспоминание.
        Я опустилась на песок и попыталась сосредоточиться на связи с Артемисом. Бесполезно. Казалось, голос Саши меня загипнотизировал, начал проигрываться в голове по кругу раз за разом, раз за разом. Мы думаем, что это Артемис, Яна, не унимался он. Мы думаем, что это Артемис…
        - Яна Семак? - послышался совсем близко незнакомый мужской голос, и я подскочила на месте. Резко обернулась. - Меня зовут Магомед, я пришёл за вами.
        Я отскочила в сторону и обернулась. Магомед обнаружился возле дерева - мужчина среднего роста, темноволосый, с трёхдневной щетиной, он был одет в простую чёрную футболку и синие джинсы. Посмотришь на него - и кажется, что обычный прохожий.
        - Вы от Артемиса? - выдохнула я и принялась обуваться.
        - Да-да, - кивнул он. - Пойдёмте быстрее! Со мной ещё двое, мы доставим вас в безопасное место.
        Я кивнула и опустила взгляд, зашнуровываясь. Заметила краем глаза, что на песке начали появляться какие-то надписи, запоздало поняла, что ветер начал стихать. В стороне послышалось шипение, затем кто-то быстро что-то сказал, и его голос был искажён, как будто доносился через рацию.
        - Принял, - коротко ответил Магомед. Я оглянулась на него - он не сводил с меня глаз. - Нам надо торопиться, за вами следят.
        Я даже не успела оглянуться и хотя бы взглянуть на надписи на песке - Магомед схватил меня за руку и потянул за собой. Вместе мы вышли с пляжа на узкую просёлочную дорогу и направились к находившемуся в отдалении рынку. Мой спутник был напряжён, оглядывался по сторонам, но делал это… профессионально, что ли. Если бы я случайно встретила его на улице, даже не подумала бы, что он ищет тех взглядом тех, кто охотится на меня.
        Рация в его кармане снова ожила.
        - Соболев припёрся, - неожиданно ясно проговорила она.
        Чуть тише послышалась ругань, затем снова помехи.
        - Сказал же, что нехер здесь делать! - в сердцах бросил Магомед.
        Я застыла. Магомед прошёл на несколько шагов вперёд прежде, чем понял, что я остановилась.
        - Вы не от Артемиса, - дрожащим голосом сказала я.
        Магомед развернулся ко мне, взял за руку.
        - Да какая разница уже, - быстро сказал он. - Тебя на мушку взяли, дура. Или бежим, или убьют.
        Словно в подтверждение его слов где-то вдалеке послышался хлопок, до боли похожий на выстрел. Рядом со мной небольшим фонтаном вскинулась земля. Я отскочила и растерянно оглянулась на Магомеда. Он схватил меня за руку и ринулся с места, потянув меня за собой.
        Впереди безумием ярких красок пестрел небольшой базарчик. Здесь продавали фрукты и овощи, полотенца и пляжные принадлежности, плавательные круги и купальники, и море всякой всячины, способной заинтересовать приезжих отдыхающих. Я быстро перестала понимать, что происходит, потерялась в этом мельтешении ярких пятен. Всё, что у меня оставалось - мой спутник, тянувший меня за руку, чужие голоса, доносящиеся со всех сторон и редкие комментарии от рации. Хлопков больше не было, как будто неизвестные не решились стрелять там, где было много людей.
        «Соболев, твою мать, сказано же было!..» - возмущалась рация одним голосом.
        «Бак пробит, - вторил другой голос. - Требую машину у местных?»
        - Отставить! - рявкнул Магомед так громко, что я вздрогнула. - Найдите преследователей, потом отчитаетесь мне. Ещё не хватало панику поднимать.
        «Но…»
        - Нейтрализуем искажением! - прорычал Магомед и оглянулся на меня. - Ты же сможешь?
        Мы успели пройти несколько метров прежде, чем до меня дошло, что он спрашивал меня.
        - Не знаю, - выдохнула я. - Ветер есть?
        - Слабый, - бросил Магомед и снова посмотрел вперёд. - Потом разберёмся…
        Впереди виднелись какие-то постройки - кажется, временные, ярморочные, они не выглядели крепкими, больше походили на ларьки, в каких продают всякую ерунду вроде чипсов или сигарет, только просторнее. В один из таких «ларьков» меня затолкал Магомед, сам заскочил следом и захлопнул дверь.
        Я быстро осмотрелась. Мы оказались в помещении, очень похожем на жилую квартиру - две комнаты, одна из которых походила на кухню благодаря столу и нескольким шкафам, во второй стоял высокий шкаф и диван. Магомед остановился у двери, чуть приоткрыл её и всмотрелся вдаль.
        Через рацию послышался хлопок, искажённый помехами.
        - Какого чёрта? - выдохнул Магомед и достал рацию из кармана. - Иваченко? Ну?
        Рация молчала. Я осторожно подошла к Магомеду, поколебавшись, коснулась его плеча. Сама не знаю, что хотела сказать этим… предложить помощь? Или…
        Неожиданно он развернулся и резко оттолкнул меня.
        - Прячься, - велел он.
        Я метнулась в комнату и растерянно огляделась по сторонам. Ни одного места. Ничего. Попыталась открыть шкаф - бесполезно. Ни окон, ни дверей, ни запасного выхода…
        - Эй, какого?.. - послышался голос Магомеда.
        Хлопок, похожий на выстрел.
        Я закрыла рот ладонями, чтобы не завизжать, спряталась за шкаф.
        В кино обычно в таких случаях тебя не могут найти. Ты просто укрываешься куда-то, а преследователи, осматривающие все возможные закоулки, проходят мимо и даже не заглядывают туда, где скрываешься ты. А если и заглядывают, то останавливаются всего в сантиметре от тебя, а потом что-то случается, и они уходят. Просто уходят. По всем законам жанра меня не должны были найти, но это помещение было слишком маленьким, чтобы не осмотреть его полностью.
        Я слышала, как тяжёлые шаги прошлись налево, на «кухню», затем зашли в комнату. Увидела двоих высоких мужчин в одежде, похожей на униформу спецназа, державших в руках пистолеты. Я даже не успела вздохнуть, как меня уже схватили и поволокли прочь из комнаты. Тот, у кого были свободны руки, на ходу достал из кармана шприц; державший меня на секунду замер, позволяя второму с силой вогнать иглу мне в руку. Пока они всё это делали, у меня появилась возможность увидеть лужу вишнёвой жидкости, растёкшуюся на полу.
        А потом меня снова подхватили на руки и потащили вперёд. И на этот раз я не могла пошевелиться не потому, что ужас вогнал меня в ступор, а потому, что это снова был тот препарат, что не просто блокировал искажение, но погружал тело в состояние паралича.
        Фильмы жестоко обманули. Мой личный сюжет не только не сложился так, как бывает там, но и, похоже, не закончится ничем хорошим.
        Неизвестное место, неизвестное время. За окном темно
        Не осталось чувств. Не осталось мыслей. Я снова оказалась на заднем сиденье автомобиля, снова ехала куда-то неизвестно куда. Я задрёмывала, просыпалась, снова задрёмывала. Пару раз мы останавливались, меня сопровождали до кустиков, позволяли выпить воды и съесть что-то безвкусное. Потом снова укол и снова забытье.
        Иногда я ненадолго выныривала из этого странного состояния и думала о чём-то. О том, как несправедливо всё сложилось не только для меня. О том, были ли эти двое причастны к тому, что случилось с Дариной и Денисом. О том, что Магомед, наверное, пришёл из того института, что упоминал Саша - вряд ли в погоню за мной могли ввязаться два Соболевых. О том, что я зря не пошла с ним с самого начала - кто знает, сколько жертв это помогло бы избежать. И о том, жив ли сам Саша, если рация тогда молчала…
        Искажение было заблокировано, а значит, я не могла даже увидеть привычный сон и поговорить со своим двойником. В минуты просветления я вспоминала и пыталась сложить воедино всё то, что она говорила - по крайней мере, то, что я помнила. Хоть что-то связное на этих качелях полузабытья и пустоты…
        «Мне не нравится твоё потребительское отношение», говорила она. В некотором роде оно так и было - всё, что меня волновало в последнее время, так или иначе было связано с парнями и отношениями. Ни учёба, ни что-то действительно важное, только…
        Накатившая волна дрёмы смыла все мысли, оставив за собой только пустоту. Приходилось собирать всё заново по кусочкам, по осколкам, по песчинкам и крупинкам памяти.
        «Собираться заново всегда больно», говорила моя копия, когда я была «разбита» во сне. Но теперь я начала задумываться о том, что это могло бы быть и реальностью - в конце концов, что у меня есть? Я пошла учиться на психолога только потому, что мне это посоветовала Вероника. Я так и не нашла дело всей своей жизни; будь оно у меня, я бы не думала сейчас, что дотянула до этого момента без смысла, без страсти, а только потому, что мне повезло. Я не только не нашла «своих» людей, но потеряла даже тех, кто никогда не был моим; Катя, Фёдор, Денис, Дарина, даже незнакомый мне Магомед, чью фамилию я так и не узнала, да и его самого не узнала тоже. Может быть, даже Дима и Алиса; ибудет ли у них всё в порядке, я, наверное, так и не узнаю…
        Если бы только у меня было что-то, о чём можно было бы вспоминать в эти секунды с мыслью, что если это было в моей жизни - значит, всё было не зря!..
        Новая волна забытья накатила с такой силой, что мне на какое-то время даже показалось, что я утону в ней. Мир растворился, звуки растворились, мысли растворились; осталась только безграничная серая пелена, мягкая, обволакивающая. Не хотелось выныривать из неё. Здесь было хорошо и тепло, не было тревог, не надо было вспоминать имена… имена?
        Те, кто погиб из-за тебя, навязчиво крутилась мысль в голове. Те, кому твоё искажение доставило одни проблемы…
        Я резко вынырнула, обнаружив себя на всё том же заднем сиденье всё той же машины. Всё те же провожатые остановились ненадолго, чтобы перекусить; видимо, пока я была без сознания, меня даже накормили - во рту остался привкус хлеба и колбасы.
        - Ты окна закрыл? - слышался приглушённый мужской голос, высокий, холодный.
        - Ага, - отозвался другой мужской голос. - Не хочется последовать за Сомовым.
        Они помолчали немного. Я попыталась пошевелиться - бесполезно.
        - А потом-то что? - спросил первый. - На что гонорар потратишь?
        - На Соньку, - мечтательно протянул второй. - Она хочет на Бали, иначе не соглашается со мной спать. Так что…
        К горлу подкатила тошнота. Я зажмурилась и снова пошла ко дну забытья, с трудом цепляясь за остатки мыслей, чтобы не утонуть в нём окончательно.
        А ведь этим невероятным делом всей моей жизни могло бы стать…
        «Танцуй, как будто тебя никто не видит», - тихо пронеслось на краю сознания.
        И я неожиданно поняла, прочувствовала с новой силой. Я ведь в сознании, правда же? А искажение - часть меня. Пока в сознании я, не дремлет и оно. Мы можем быть скованы, мы можем быть под присмотром, но пока…
        Только бы не упустить эту мысль, это понимание, это чувство! Теперь я знала, как обрести свободу, как отпустить искажение на волю, обратно к своему создателю. Только бы…
        - Приехали, - вмешался грубый мужской голос в мои размышления. - Давай ещё дозу и тащи верёвки.
        - Да она никакая, - отозвался другой голос. - Не жалко тебе?
        - Жалко будет, если она вступит во взаимодействие с контактом и размажет тебя, дебил…
        Дверца распахнулась, повеяло прохладным ветерком. Я даже не успела понять, что происходит, как уже получила укол в плечо. Искажение даже не всколыхнулось.
        Волна забытья привычно накатывала, но я изо всех сил барахталась, стараясь удержаться в сознании и запомнить, что происходит. Получалось плохо, реальность возвращалась обрывками, ненадолго, как будто позволяя на миг заглянуть в замочную скважину и отталкивая назад.
        Я чувствовала, как меня вытаскивали из машины, как волокли куда-то. Ощущала, как скользит по коже верёвка, как стягивает меня. Обрывок реальности: ялежала на траве, а эти двое в костюмах, похожих на униформу спецназа, связывали мои ноги.
        Накатила новая волна, мир отключился и снова обострились чувства. Я ощущала, как меня несут, казалось, прямо на плече. На миг забытье схлынуло, и я увидела песчаный берег и воду - понятия не имею, была ли это река или море, а то и вовсе озеро какое. В ту секунду я взмолилась о том, чтобы меня опустили на песок, и я смогла бы подать сигнал Артемису, но вместо этого снова канула в забвение.
        В следующий раз реальность вернулась нескоро. В первую очередь я ощущала, как меня качало, как будто на волнах. Затем ощутила морской ветер на коже, запах моря. И только потом неожиданно чётко поняла: мне больше никто не поможет. Ни Саша, ни Артемис, никто. Я должна буду выбраться сама.
        И едва эта простая мысль установилась в голове, заставляя меня окончательно прийти в себя, я ощутила, как верёвка на ногах сама собой развязалась.
        Похоже, теперь я точно знала, кто я и чего хочу. Осталось только выбраться отсюда на свободу, где бы я ни была…
        Но я даже не успела пошевелиться или снять до конца верёвки - нереально сильный удар по голове окунул меня во тьму, и я потеряла сознание.
        Где-то в Чёрном море. Очень ветреный и пасмурный день
        Искажение знало, где мы находимся. Знало оно и то, что те двое привезли меня на этот корабль - лодку? Яхту? - и оставили здесь. Знало оно и о том, что этот… чёрт с ним, пусть будет «корабль», состоял из двух частей, одна из которых не имела ни двигателя, ничего такого, что могло бы заставить её плыть самостоятельно - и что я осталась именно на этой части. Меня просто бросили на поверхность судна и увели лодку в сторону, но перед этим один из тех двоих прошёлся вперёд-назад и, кажется, даже спускался куда-то ниже. Искажению также было известно, что я была здесь не одна - внизу, под палубой… или как там это называется? В общем, там, внизу, подо мной, ещё находились люди. Притом как минимум один из них обладал искажением - я чувствовала это по металлической обшивке этого корабля-не-корабля. Да и само судно будто дрожало в нетерпении, как дрожал в нетерпении ветер, жаждая взаимодействовать с моим искажением.
        А потом вторая часть этого «корабля»… чёрт, пусть лучше будет «судна». В общем, то, что могло вести это длинное плавучее чудище, отчалило и бросило меня здесь. Меня и тех, кто был внизу.
        Прекрасно. Лучше просто быть не может…
        Я скинула с себя остатки верёвок с помощью своих способностей и оглянулась по сторонам. Ничего - просто металлическая поверхность судна, и всё. Я села, положила обе ладони на металл перед собой, прислушалась к судну. Ветер никак не мог достать туда, внутрь, но он мог реагировать с металлом.
        - Эй, - тихо позвала я. - Кто здесь?
        Это было очень странное ощущение - что-то вроде того видения, когда мне удалось увидеть Артемиса. На миг передо мной предстало всё судно - четыре огромных отсека, в каждом из которых кто-то находился. Я не могла рассмотреть всех, не каждый сидел непосредственно на металлической поверхности, но я увидела того парня, что обладал искажением, как и я. Он находился ближе всего ко мне и упирался обеими руками в металлическую стену. Я чувствовала его дрожь - его искажению не нравилось находиться в металлической коробке. Его контактом был металл.
        - Меня зовут Тимур, - послышался тихий голос. - Тебе Артемис тоже помощь обещал, да?
        Сердце дало перебой. Я почувствовала, как наше судно покачнулось на волне. Они ещё были небольшими, но если хоть одна ударит неудачно, мы перевернёмся.
        - Откуда ты знаешь? - выдохнула я.
        - Оттуда, что за мной помощь всё-таки пришла, - усмехнулся Тимур. - И вот я здесь.
        Корабль снова покачнулся. Я обратилась к искажению внутри себя, и оно с охотой откликнулось. Вместе мы смогли немного успокоить волны, но это было ненадолго, как подсказывало оно. Чтобы вплотную заняться кораблём, нужно было отключиться от связи и сосредоточиться на управлении.
        - Ты ведь знаешь, что здесь есть кто-то ещё? - спросила я, и тут до меня внезапно дошло. - Постой, что? Тебя сюда привезли помощники Артемиса?..
        - Именно, - с горечью в голосе отозвался Тимур. - Я здесь уже три дня, остальных довозили по очереди. Всё это время нас держали под наркотой и блокираторами, чтобы не рыпались. И теперь…
        Волна с силой ударила справа, и корабль покачнулся. Я проехалась по поверхности к краю палубы и свалилась вниз, но неожиданно оказалась не в воде, а чуть ниже, но всё ещё на судне. Здесь уже был бортик, за какой можно было удержаться, и я моментально за него схватилась.
        - А зачем он оставил нас здесь? - выдохнула я.
        - У него спроси, - отозвался Тимур. - Слушай… ты можешь вытащить меня отсюда? Я не могу выбраться сам, это контакт…
        - Я поняла, - отозвалась я и, вцепившись в скользкий бортик, сосредоточилась. - Сейчас.
        Повинуясь моему искажению, сломались два люка, ведущие во внутренние помещения. Ветер ворвался туда, продувая насквозь одно из них, и я неожиданно поняла - это что-то вроде баржи. Четыре огромных пустых комнаты, бывшие, наверное, когда-то помещениям под груз, соединялись запутанными коридорами. В каждом было что-то вроде окон, закрытых люками, и их выбило именно в той «комнате», где находился Тимур. С другими почему-то не вышло - видимо, моих сил не хватало. Надеюсь, это только пока.
        - Спасибо, - сказал он, и его голос заметно окреп. - Так гораздо лучше.
        - Кто ещё здесь? - спросила я.
        - Сеня, его контакт - морская вода. Магдалена, земля. Есть ещё Лера, её контакт - магнитные поля, но я давно её не слышал. Не уверен, что с ней всё в порядке.
        Я кивнула, ощущая, что Тимур тоже это почувствовал. Сосредоточилась на своих ощущениях, пытаясь понять, что ограничивает искажение. Ответ был прост - блокиратор. В крови оставалось ещё много. Он будет слабнуть со временем, и для прихода к полной мощности искажению нужно несколько часов.
        Неудивительно, что люди отсюда смотались. Наверняка не хотят видеть обладающих искажением в гневе, учитывая, что как минимум у троих из них есть доступ к контакту.
        Я во второй раз испытала ощущение, какое бывает, когда запоздало понимаешь что-то важное. Магдалена.
        - Тимур, ты можешь наладить связь с остальными? - попросила я.
        - А смысл? Если…
        - Смысл в том, что нам надо выбираться отсюда, - отрезала я. - Кто бы и зачем нас сюда ни привёз.
        И в том, что мне гораздо легче будет на душе, если искажение хотя бы раз кого-то спасёт. Особенно если этот кто-то - мой знакомый. Или друг детства.
        С каждой минутой становилось всё темнее. Усиливался ветер, накрапывал дождь, хотя, может быть, это были капли от волн, поднимавшихся всё выше - кто знает. Ещё немного - и кому-то придётся сосредоточиться на нашем корабле, иначе нас попросту смоет.
        - Ребята, я знаю, вы слышите меня, знаю, как вам плохо, - послышался голос Тимура совсем рядом. Я слышала его одновременно в голове и обычным слухом - видимо, он выбрался наверх и теперь стоял где-то рядом. - Но нам надо собраться. Тут штормит. Если кто-то и вытащит нас, то только мы сами.
        Уже через мгновение я увидела его самого: высокий, худой, черноволосый парень, одетый в мятую зелёную футболку и порванные джинсы, Тимур выглядел как баскетболист, которого не кормили полгода. Он промок насквозь, с трудом держался за бортик, и я вспомнила, как он сказал, что его привезли сюда три дня назад. Если меня просто бросили тут, то что же?..
        - Слышу тебя, - послышался мужской голос. - Моя комната заперта. Сможешь вытащить?
        - Это Сеня, - пояснил Тимур только для меня. Он не сводил с меня взгляда, я смотрела в его чёрные как сама тьмы глаза и видела в них горькое понимание. Этот парень прошёл через то же, что и я, если не хуже. Все мы здесь прошли через это.
        - Вытащим, - твёрдо сказала я «в эфир». - Меня зовут Яна, мой контакт - ветер. Нас тут пятеро, ребят. Мы справимся.
        - Может быть, уже четверо, - еле слышно отозвался знакомый женский голос. - Я не слышу Леру.
        Сердце забилось быстрее.
        - Магда? - еле слышно спросила я.
        - Яна?
        Меня затрясло, но одновременно с этим стало легче. Она жива. Я бы хотела сказать, что с ней всё в порядке, но… так, в сторону эти мысли. Будет всё в порядке.
        Новая волна захлестнула палубу, меня окатило брызгами солёной воды, ноги промокли. Я вцепилась в бортик, боясь пошевелиться. Судно накренилось, я зажмурилась. Пару мгновений спустя оно вернулось в исходное положение.
        - Надо с этим что-то делать, - пробормотала я.
        - Подожди, сейчас остальных вытащу, - отозвался Тимур.
        - Поторопитесь, - взмолилась Магда. - Лера давно не отзывается.
        Тимур сел на палубу, закрыл глаза, нахмурился. Я ощутила дрожь корабля, обратилась к своему искажению - оно мгновенно показало мне, куда дотягивается ветер и что можно сделать.
        - Я чувствую твоё искажение, - негромко сказал Тимур. - Интересно, а мы сможем вместе?..
        - Попробуем, - моментально отозвалась я.
        Не открывая глаз, Тимур протянул мне руку, я взялась за неё и опустилась рядом с ним. Тоже зажмурилась. Неожиданно почувствовала то, что имел в виду Тимур - как будто рядом со мной разгоралось пламя - чужое, мощное, но всё же немного скованное - и как моё искажение отзывалось на него, будто видело старого друга.
        - Если у тебя ветер, тебе нет доступа в коридоры между отсеками, - пробормотал Тимур. - Попробую выпрямить коридоры, а ты выломай люки, как в моей комнате.
        Я кивнула, поняв, что он всё равно почувствует мой настрой, и сосредоточилась на искажении. Медленно набирая мощь, оно пыталось выломать люки на «окнах», но они не поддавались. Я попыталась направить искажение на ветер, чтобы оно набралось энергии - или что там у него? - и неожиданно почувствовала, как ветер усилился.
        Судно резко покачнулось. Новая волна, сильнее предыдущей, захлестнула палубу, окатив меня с головой.
        - Осторожнее! - крикнул Тимур. - Ты же сама нас и перевернёшь!
        - Я не…
        Новый порыв ветра неожиданно наполнил меня силой, и многострадальные люки наконец-то вылетели и канули на дно. Тимур цокнул, но промолчал. Что-то переменилось - я ощутила, что мне открыт доступ к помещению, где находилась Магдалена, я даже смогла её почувствовать.
        - Когда ты направляешь искажение прямо на контакт, ты усиливаешь контакт, - пояснил Тимур. Я открыла глаза и оглянулась на него - он выглядел усталым. - Мне это не страшно, чуть больше металла в корабле - ерунда, по крайней мере, пока. А если ветер усилится…
        Я кивнула, зажмурилась и снова сосредоточилась на своих ощущениях.
        Пока мы открывали третье помещение, Магда и Сеня - его полное имя было Арсений - уже выбрались на палубу. Едва оказавшись рядом со мной, подруга бросилась меня обнимать, да так и осталась сидеть рядом. Я ощутила и её искажение - оно дремало, не находя контакта.
        - Как ты? - коротко спросила я.
        - Честно? - усмехнулась Магда. - Жить не хочется. Здесь землёй даже не пахнет.
        Новая волна окатила солёными брызгами уже четверых. Судно качалось всё сильнее с каждой минутой. Времени оставалось всё меньше, но я не сдавалась. Проклятые люки тоже.
        - Не могу, - послышался голос Тимура. - Такое чувство, что в этом месте искажение поглощается.
        Я открыла глаза и оглянулась на него. Тимур явно нервничал, его потрясывало.
        - Давайте начнём с того, что проще, - подал голос Арсений. - Если шторм не успокоится, мы перевернёмся.
        - Это ты называешь «проще»? - фыркнула Магда.
        Арсений оказался невысоким блондином с длинными, вьющимися от влажности волосами и трёхдневной щетиной, одетым в чёрную майку с оторванными рукавами и джинсы в тон. Не думаю, что он был старше двадцати пяти, но выглядел на все тридцать.
        - Это проще, - покачал головой Арсений. - Мой контакт - морская вода, контакт Яны - ветер. Мы…
        - Не вздумай направлять искажение на контакт! - вспыхнул Тимур. - От этого шторм только усилится!
        Все мы одновременно подняли взгляд в небо. Как будто отвечая нам, там сверкнула молния, и уже через мгновение загрохотал гром.
        - Командуй тогда, раз такой умный, - хмыкнул Арсений.
        Тимур состроил недовольное лицо и оглянулся на меня.
        - Мы ведь все знаем, как работает искажение, верно? - сказал он. - Всего-то и нужно, что пожелать, чтобы шторм утих. Только и всего.
        - Но тогда у меня не останется контакта, - попыталась возразить я, но Тимур только отмахнулся.
        - Он есть у Сени и меня. Справимся.
        Он протянул руку мне и Арсению. Магда всё так же обнимала меня, и я взяла и её за ладошку. Мы собрались в круг - хотя, наверное, кругом нашу кучку, жавшуюся к бортику, называть было бы не совсем правильно.
        - Закройте глаза, сосредоточьтесь, - негромко заговорил Тимур. - Чувствуете? Три активных искажения. Все три в контакте. Значит, мы можем почувствовать шторм.
        - Почти в контакте, - снова подал голос Арсений.
        - Так пойди и сунь ноги вниз, - фыркнул Тимур.
        Пришлось передвинуться. Арсений разулся, опустил ноги за борт, мы же сгрудились возле него. Волны доставали гребнями до обнажённых пальцев ног, и я почувствовала, как короткими вспышками оживает искажение Арсения.
        - Сосредоточься на том, чтобы усилить наше искажение, когда касаешься контакта, - велел Тимур и обернулся ко мне. - Ян, ни в кое случае не направляй…
        - Я поняла, - отозвалась я. - Только сосредоточенность на цели.
        - Именно, - кивнул Тимур и закрыл глаза. - Погнали.
        Я тоже зажмурилась, доверилась своим чувствам. Ветер сам подсказал мне, что центр шторма вдалеке от нас, а сюда докатываются только отзвуки, но и их было более чем достаточно. Нас несло к центру, и на какой-то миг мне показалось, что судно вполне себе управляемо, даже находится под контролем, только не двигателя и не чего-то такого, а… может быть, искажение? Я попыталась проверить свою теорию, но найти следы чужого присутствия не удалось.
        - Яна, сосредоточие на цели, - напомнил Тимур.
        Я кивнула и вернулась к ветру. Над головой снова загрохотал гром.
        - Нам надо уйти от шторма, - тихо сказал Тимур. - Лучше - в сторону берега. При этом никто не должен пострадать.
        От последних слов мне стало не по себе. Видимо, не все из нас установили свой договор «о ненападении» сискажением.
        - Я чувствую города на берегу, - неожиданно подал голос Арсений. - К какому направляемся?
        - Да без разницы, - бросил Тимур. - Какой ближе?
        - Не понимаю я, они все одинаковые…
        - Ян, пройди по ветру, найди хоть какие-то опознавательные признаки, - велел Тимур.
        Я кивнула и сосредоточилась. Попыталась мысленно увидеть город. Искажение моментально всколыхнулось, напоминая, что мы с ним можем достигнуть какой-то цели только воздействием, просто посмотреть на что-то не удастся.
        Я покачала головой и направила искажение в ветер, меняя его направление на ближайший город. Если совсем немного, думаю, Тимур не заметит…
        - Яна!
        - А как ты предлагаешь увидеть что-то? - моментально вскинулась я.
        - Хорошо, - процедил Тимур. - Сень, берись за неё, ищите вместе…
        Наконец мы нашли то, что искали - огромное слово «Анапа» на берегу. Чтобы почувствовать их, чтобы дотянуться до них, нам пришлось захлестнуть их сильной волной. Хорошо, на пляже никого не было…
        - Идём в ту сторону, - твёрдо сказал Тимур. - Яна, веди корабль. Сень, черпни в боты воды, пойдём посмотрим на Леру…
        Я кивнула и велела искажению направить корабль в нужную сторону. Оно подчинилось, даже, кажется, приложило усилия, но я почувствовала, что они погасли. Просто. Вникуда.
        - Это ещё что такое, - выдохнула я и машинально оглянулась по сторонам.
        Парни уже ушли. Магдалена с тревогой посмотрела на меня.
        - Что-то случилось? - спросила она.
        - Корабль не двигается, - растерянно отозвалась я. - То есть, в смысле, двигается, но как будто управляется чужим искажением. Я ничего не могу сделать, нас уносит дальше…
        - Похоже, Лера на дне, - послышался голос Тимура «в эфире». - Только знаете… это какое-то очень странное «дно». Оно впитывает часть наших импульсов, и, такое чувство, что избирательно. Как будто знает, что поглощать и с какой целью.
        - Я корабль не могу сдвинуть, - тихо повторила я. - Может быть, это оно?
        - Вполне, - отозвался Тимур.
        На несколько мгновений воцарилась тишина, нарушаемая только плеском воды и гулом ветра. Который, к слову, начал понемногу утихать - видимо, этот импульс искажения не был погашен.
        - Ну что, - подал голос Арсений. - Мы плывём на неуправляемом корабле куда-то в Чёрное море, у нас нет ни еды, ни воды, ничего. Кто-то управляет нашим искажением в своих целях, используя для это девчонку, находящуюся на грани жизни и смерти. Из нас четверых только трое могут использовать искажение. У кого какие предложения?
        Тишина, повисшая «в эфире», как бы говорила, что предложений нет. У меня было одно, но оно явно не понравится Тимуру, поэтому я сочла за лучшее промолчать.
        - А что насчёт Артемиса? - тихо спросила Магдалена. - Он…
        - Он нас и притащил сюда, - отрезал Тимур. - Даже не думай просить его о помощи.
        Ну вот, теперь и у меня не было предложений. Чудесно. И что теперь?
        Там же, то же время
        - Так, постой, - взял слово Арсений. - С чего ты решил, что Артемис отправил тебя сюда?
        Мне показалось, что я почувствовала, как Тимур поморщился. Ох уж это смешение искажений - странная штука.
        - С того, что он сам сказал, - ответил он. - Его помощники привезли меня к нему в Валенсию, прямо в тот самый домик на берегу моря. Мы очень мило побеседовали, Артемис рассказал мне всё, что знает об искажении… а потом мы вышли прогуляться, и он меня вырубил. Вот и вся история.
        Я снова почувствовала, что могу видеть внутренним зрением весь корабль, правда, в виде неясных силуэтов, а не как в телевизоре. Тимур и Арсений возвращались на палубу. Они выходили из третьего отсека, где на полу, сжавшись в комочек, лежала девушка - ну, я так решила, потому что они уже говорили, что это девушка. Я слышала, как бьётся её сердце, чувствовала её дыхание - опять же, в общих чертах, если такие слова вообще применимы к звукам - но она не была в сознании. Мне это напомнило те минуты, когда меня выбросило из моего тела дома у Дениса и Дарины.
        Сердце сжалось от воспоминаний, но я постаралась отбросить все лишние мысли и сосредоточиться на «эфире». А парни не умолкали.
        - Так может, и не он тебя вырубил, - не унимался Арсений. - Мы как-то увиделись с ним через искажение, и ты знаешь… он выглядел хиляком, неспособным вырубить такую каланчу, как ты.
        - Сам каланча, - беззлобно бросил Тимур. - Только недоросток.
        - Хватит, у нас сейчас других проблем полно, - вмешалась я. Парни мгновенно замолчали. - Я не могу не согласиться с… чёрт, я не могу произнести вслух такое тупое имя. Сеня.
        - Хватит, сказала она, - заржал Тимур.
        - Оно и правда тупое, - моментально отозвался Арсений. - Друзья зовут меня Арс.
        - Будем считать, как минимум сейчас мы друзья, - усмехнулась я. - Так вот, Арс. Я думаю, ты прав. Я тоже видела Артемиса во время одного из разговоров, и не думаю…
        - Ну конечно, лучше поверить говнюку за сотни километров отсюда, чем тому, кто только что помог тебе здесь утихомирить шторм и не утонуть, - хмыкнул Тимур.
        - Говнюка за сотни километров я знаю на три дня дольше, чем тебя, - фыркнула я.
        «В эфире» воцарилась тишина. Я ощущала, что парни уже совсем близко, почувствовала, как Магдалена устроилась поудобнее и наконец выпустила меня из объятий. Я обернулась к ней.
        - А ты что скажешь?
        - Скажу, что мне и так плохо, потому что я не прошла дно, а тут ещё и моего контакта нет, - поморщилась она. - Но Артемис ни разу не давал повода усомниться в себе… не считая того, что его помощники пришли слишком поздно.
        - За мной тоже, - сказала я. - Но, судя по всему, мы все одновременно обрели искажение, а ресурсы, по его словам, у него ограничены. Это похоже на правду.
        Магдалена через силу улыбнулась и кивнула. Я невольно отметила, какой усталой и измученной она выглядит, но что хуже - она побледнела.
        - Надеюсь, все остальные уже прошли дно? - спросил Тимур.
        Его голос послышался совсем рядом - они наконец пришли.
        - Да, - хором отозвались мы с Арсом.
        - Чудесно, - без тени улыбки сказал Тимур. - Значит, в строю по-прежнему трое. Прекрасно.
        Он умолк, отвернулся к морю, облокотился на бортик. Мы с Арсением переглянулись, прекрасно понимая, о чём говорим без слов.
        - Ладно, давайте смиримся с тем, что здесь никто никому не доверяет, кроме нас с Яной, - тихо сказала Магдалена. - А значит, всё, что нам остаётся - проверять.
        Снова воцарилось молчание. Я запоздало заметила, что хоть нас и качает на волнах, уже не так сильно - волны поутихли, да и стало заметно светлее. Но теперь ещё отчётливей было видно, что корабль движется сам по себе. Я зажмурилась, мысленно попросив искажение отследить наш путь. Выругалась, поняв, что оно на это не способно.
        - А вам не кажется, что мы плывём куда-то сами? - неуверенно спросила Магдалена.
        - Не кажется, - медленно отозвался Тимур. - С кораблём точно что-то не так, я с самого начала это ощущал.
        Я оглянулась на парней. Арс сложил руки на груди, смотрел вдаль; то же самое делал и Тимур. Магдалена снова подошла ко мне, снова обняла меня, и я неожиданно поняла, что это не было жестом нежности или чего-то такого. Она же идёт ко дну привыкания, а это…
        - Когда мы опускаемся ко дну, искажение начинает поглощать наши силы, - медленно заговорила я. - Кажется, оно может поглощать и чужое искажение. Я чувствую, что Магдалена это делает, пусть и не намеренно. Значит, с той девушкой происходит то же самое, да?
        Я почувствовала, как Магда сжала мою руку, и обняла её за плечи.
        - Что ты хочешь сказать? - Тимур оглянулся на меня.
        Картинка складывалась сама собой. Я почувствовала, что меня начинает трясти.
        - Мне снились сны… только не смейтесь, ладно? - я оглянулась на Арса и Тимура, но они, кажется, и не собирались смеяться. - Я говорила в них со своим искажением. Оно объясняло мне, что кто-то наделяет нас им, отдаёт часть своих способностей другим людям. А что, если теоретически - чисто теоретически? - этот кто-то может контролировать наше искажение? Например, когда мы достигаем дна…
        - И, соответственно, поглощать только те импульсы, какие нужны ему? - хмуро спросил Тимур.
        Я кивнула.
        - Тогда рядом с нами два вампира, - пробормотал Арс.
        Магдалена прижалась ко мне ещё сильнее. На этот раз это был страх, я была уверена в этом.
        - Не надо их так называть, - твёрдо сказала я. - Они здесь не причём.
        - Очень даже причём, - вскинулся Тимур. - Знаешь, почему мы трое прошли пик и дно быстро, а они нет? Потому что мы нашли в себе смелость применять способности.
        - А ещё контакт был рядом, - подал голос Арс.
        - Ну, молодцы, что нашли, - вспыхнула я. - А чего тебе это стоило, расскажешь? Из-за меня умерло пять человек, например. Пять человек из тех, кого я знала. А ещё есть те, с кем я не была знакома, кого видела впервые в жизни. А ещё я до сих пор достоверно не знаю, что было в пик. Может быть, я там тоже кого-то убила…
        Тимур отвёл взгляд в сторону, Арс тоже. Я вдохнула глубоко, выдохнула, постаралась сосредоточиться.
        - Мы сами не знаем, куда мы плывём, не знаем, насколько опасны девчонки, - уже спокойнее продолжала я. - Но кое-что мы можем сделать, я думаю. Например, призвать к ответу Артемиса… для начала.
        - Может, лучше попросить помощи? - тихо спросила Магдалена.
        - Нет, - отрезала я. Ощутив, как она вздрогнула, продолжила мягче: - Пока мы достоверно не знаем, стоит ли ему доверять, мы не сможем просить помощи или сообщать, где мы находимся…
        - А знаешь, - вмешался Тимур, - мне почему-то кажется, что он знает, где мы.
        Он коснулся моего плеча, а когда я обернулась, указал на воду. Конечно, в такой пасмурный день сложно было бы рассмотреть что-то под водой, но я с неожиданной ясностью увидела песчаную косу, вдоль которой двигался наш корабль. Вряд ли она была естественной.
        - Такое чувство, что нас приглашают, - негромко сказала Магдалена. - Иначе мы бы не увидели это.
        Я снова оглянулась на Тимура, потом на Арсения. Они безотрывно смотрели в воду.
        - И что, он предлагает нырять туда? - тихо спросил Арс.

***
        Мы решили не торопиться, сначала всё обсудить. Для этого мы спустились в один из отсеков корабля - в тот, что был дальше всех от бесчувственной девушки.
        - Ребята, у нас мало времени, - встревоженно сообщила Магда, едва мы оказались внутри. - Я ощущаю приближение дна.
        - Сколько? - спросил Тимур.
        - Час, два, - Магда развела руками. - У него спроси, когда ему захочется прийти.
        Тимур выругался и отвёл взгляд в сторону. Я закусила губу. Ощущение, что Магда забирает мои силы, становилось всё отчётливей, но самым тошнотворным в этом было то, что это было похоже на попытки заткнуть бездонную дыру. Сколько ни отдавай - всё равно придётся отдать ещё больше. Этому не было конца.
        - Поговорить с Артемисом всё равно нужно, - стояла я на своём. - Я хочу знать правду.
        - Так он тебе и рассказал, - состроил недовольное лицо Тимур. - Я сам думал, что он на нашей стороне… ровно до тех пор, пока не оказался здесь.
        Арс молчал. Я видела, что он не сводил с меня задумчивого взгляда, а когда отворачивалась, кожей ощущала, как он на меня смотрит. Такое себе ощущение - взгляд у него тяжёлый, если честно.
        - Хочешь что-то сказать - говори, - наконец не выдержала я.
        Арс хмыкнул.
        - Мне не даёт покоя то, что ты виделась во сне со своим искажением, - небрежно бросил он. - Не хочешь поспать и спросить совета?
        Сказать, что я удивилась - это не сказать ничего. А Тимур оглянулся на Арса, затем посмотрел на меня и выдал:
        - А что, это неплохая идея.
        Я по-идиотски заулыбалась.
        - Ребят, вы чего?
        - Того, - кивнул Тимур и поднял руку. - Спи давай.
        И я даже не успела ничего ответить - сон обрушился на плечи с мощью поваленного дерева.
        Снова театр. Снова пыльный воздух, старый, потёртый паркет и высокие каблуки. В свете прожекторов моё платье сияло тысячью блёсток, и мне хотелось зажмуриться. Точно такое же сияющее чудо стояло рядом со мной, и я ещё никогда не была так рада её видеть.
        - Если ты хочешь, чтобы я сказала тебе, принадлежит ли искажение Артемису, то хочу тебя разочаровать, - сразу сказала мой двойник. - Я не знаю.
        - Разве искажение не должно знать, откуда оно появилось? - спросила я.
        Двойник растянула губы в улыбке.
        - А ты знаешь, откуда взялась ты?
        И почему она всегда говорит тупыми загадками или отвечает вопросом на вопрос?
        - От мамы с папой, - буркнула я. - Какое это имеет отношение к делу?
        - А мама с папой откуда взялись?
        - От своих родителей!
        - Хорошо, - двойник загадочно улыбнулась. - Давай сразу. А жизнь на земле откуда взялась, знаешь?
        Я на мгновение растерялась.
        - Ну… есть некоторые теории…
        - Вот и у меня есть некоторые теории, - отрезала двойник. - Доказать их не удалось.
        Я ещё несколько долгих секунд смотрела на неё, ожидая, что она скажет хоть что-то новое, но она молчала. Чёрт. Это даже не смешно. Я опустилась на потёртый паркет, с трудом сумев не запутаться в длинной юбке, сжалась в комочек и обхватила руками колени. Уставилась в пустой зал - такой же пустой, как моя голова. Всё. Это конец. Ноль идей…
        - Я надеялась, что ты скажешь хоть что-то полезное, - выдохнула я. - А ты…
        - То, что я не ответила на твой вопрос, не означает, что я не смогу сказать тебе что-то полезное, - невозмутимо отозвался двойник.
        Я оглянулась на неё - она по-прежнему загадочно улыбалась.
        - Ну и?.. - спросила я.
        - Если ты помнишь, в один из ваших первых контактов с Артемисом кое-что произошло, - медленно, будто тщательно подбирая слова, заговорила двойник. - Ты смогла увидеть мир его глазами, а он - твоими. Думаю, это прекрасный способ получить от него все ответы.
        Я пожала плечами.
        - О том, что нам надо поговорить, я и так знала, - отозвалась я.
        - Это ещё не всё, - не унималась двойник. - Ты ведь не пробовала зайти дальше, правда? Не пробовала контролировать его?
        Я застыла. А двойник заулыбалась ещё шире.
        - Я думаю, ты сможешь узнать много интересного, если застанешь его врасплох, - сказала она.
        Двойник прошла по сцене, подошла ко мне, опустилась рядом на пол. Прижалась ко мне, опустила голову на моё плечо. Мои мысли пошли дальше - гораздо дальше того, что она сказала.
        - Но если я смогу его контролировать… - медленно сказала я. - Может быть, я смогла бы даже понять, был ли он первым?
        - Я сказала то же самое, что и ты, только другими словами, - усмехнулась копия.
        - А если он окажется слишком опасен для нас, если он окажется тем, кто нас создал, - продолжала я, - во всех этих случаях я смогу защитить нас. Ведь так?
        - Но если он тот, кто начал всё это, он одновременно и сильнее любого из вас, - кивнула двойник.
        Мне стало не по себе.
        - Но тогда получится, что если мы нейтрализуем его… Что будет с тобой?
        - Всё когда-нибудь заканчивается, - мягко сказала моя копия. - Пожертвовать собой ради того, чтобы исправить всё, что натворил… разве это не прекрасный способ закончиться?
        Я ощутила мерное покачивание, как будто на миг реальность проступила сквозь сон. Мой двойник поднялась на ноги, я невольно сделала то же самое. Посмотрела в её карие глаза, точную копию моих - так это было странно, я до сих пор не могла привыкнуть. Возможно, мне это только показалось, но она как будто стала… прозрачней, что ли.
        - А что я буду делать дальше? - спросила я. - Ну, без тебя?
        Моя копия снова улыбнулась, но на этот раз её взгляд оставался печальным.
        - Я уже сказала тебе, что делать, рассказала всё, что знаю. Остальное за тобой.
        Нет, не показалось - она действительно таяла прямо на глазах. Я не знала, чем можно помочь, да и нужна ли ей моя помощь, так что просто наблюдала за этим. Это было красиво, если честно, как минимум потому, что она улыбалась. Исчезала, возможно, даже навсегда, но всё равно улыбалась.
        А я ощутила, как по моим щекам покатились слёзы.
        - Помни главное, - на грани слышимости раздался её голос. - Дар нельзя присвоить себе, он должен служить другим. Тогда и только тогда он не будет причинять вред. Тогда и только тогда…
        Она растаяла в воздухе. А я неожиданно поняла, что она имела в виду, для чего эта сцена и что это вообще за сон такой. Слёзы с новой силой покатились по щекам. Не может же всё быть так сложно и так просто одновременно?
        Я взялась за юбку и чуть приподняла её, чтобы не запутаться в ней на каблуках. Неуверенно шагнула вперёд, потом ещё и ещё. С каждым новым шагом становилось всё легче, дышалось всё легче, внутри росло новое, незнакомое ощущение, как будто всё правильно. Всё так и должно быть.
        Последний шаг. Я оказалась в центре сцены и медленно опустила юбку. Зажмурилась, усилием искажения заставила здесь зазвучать музыку… и она зазвучала. А я, выбросив из головы все ненужные мысли, страхи и сомнения, закружилась в танце.
        Это была прекрасная мелодия - инструментальная, скрипка и пианино, медленная и завораживающая. Может быть, я когда-то слышала её, может быть, это была импровизация самого искажения - кто знает. Пока танцевала, мне было сложно смотреть в зал, но кое-что я всё-таки улавливала. Например, то, как заполнялись сиденья - сначала по центру первых рядов, и с каждым новым тактом зрителей становилось всё больше. В какой-то момент я закрыла глаза и запретила себе смотреть в зал, потому что едва не запнулась, понимая, как много народа на меня смотрит.
        А потом музыка закончилась, и я застыла посреди сцены. Тысячи глаз следили за каждым моим движением, тысячи рук хлопали мне, тысячи людей пришли сюда ради меня. А я склонилась в прощальном реверансе… и проснулась в грузовом отсеке на нашем корабле.
        - Ну, что? - послышался голос Тимура.
        Я почувствовала, как по щекам покатились слёзы. Чёрт. Теперь я, кажется, окончательно понимаю.
        Надо мной моментально склонились Арс, Тимур и Магда. Все трое выглядели обеспокоенными.
        - Всё в порядке, - еле слышно сказала я и утёрла слёзы. - Нам надо поговорить с Артемисом.
        Где-то в Чёрном море. Ближе к вечеру
        Небо заметно посветлело, хотя дело явно шло к вечеру, а ветер дуть так и не перестал. Искажение подсказывало, что мы несёмся вперёд с приличной скоростью, но благодаря тому, что нас вело другое искажение, это почти не было заметно. Я держалась за бортик и всматривалась вдаль, краем уха слушая, о чём говорят парни.
        - На какой глубине под нами песок? - спросил Тимур у Арса.
        Тот всмотрелся в глубину, покачал головой, закрыл глаза.
        - Не знаю, - сказал он. - Метра три, наверное, может меньше.
        Тимур кивнул. Краем глаза я заметила, как он обернулся ко мне.
        - Если не хочешь этого делать, только скажи, - в очередной раз повторил он.
        - Хочу, - не оборачиваясь отозвалась я. - Я должна узнать правду.
        Полчаса назад закончилось обсуждение на тему «кто же должен нырять». Тимуру нельзя - его контакт находится ближе всего к нам, а значит, он надёжней нас всех вместе взятых. Арсу нельзя - морская вода, самоубийство, все дела. Магда спустилась в ближайший отсек, чувствуя, что идёт ко дну привыкания, и не хотела нам навредить. Ну что, есть другие варианты?
        - Тогда погнали, - сказал Тимур.
        Я кивнула, перелезла через бортик и всмотрелась в чистую воду. Песчаной косы не было видно, понятия не имею, как мы умудрились рассмотреть её в прошлый раз. Я в последний раз оглянулась на Тимура и Арса, оба одновременно кивнули мне. Я в последний раз набрала побольше воздуха в лёгкие и зажмурилась. Прежде, чем нырнуть, мне следовало коснуться морской воды, чтобы искажение не откинуло меня назад, и потому я осторожно спустилась, держась за поручни.
        Вода была ледяной, но уже через мгновение мне стало легче - Арс и Тимур одновременно поддерживали меня искажением. Предполагалось, что я смогу дышать под водой и видеть всё, а ещё - что они же меня и направят туда, куда нужно, но мне всё равно было страшно. Кто знает, это же искажение, оно может сработать как угодно…
        Я отпустила поручни и окунулась в воду с головой.
        Снова холод, снова он сменился теплом. Я неожиданно поняла, что и не промокла толком, разве что по колено, потому что ровно настолько погрузилась в воду мгновение назад. Я нерешительно открыла глаза. Меня окружало что-то вроде воздушного пузыря, но он был не круглым, а облегающим, как костюм. Меня несло вниз, к песчаной косе, и я не могла проконтролировать движение, разве что смотреть по сторонам. Я оглянулась - песчаная коса тянулась по маршруту нашего следования далеко-далеко назад, и, видимо, её действительно кто-то прокладывал.
        В то мгновение, когда я опустилась на песок и коснулась его обнажёнными подошвами ног, движение остановилось. Пузырь мгновенно испарился до пояса, джинсы моментально промокли, а я ощутила, как меня наполняет чужое искажение. А вместе с ним что-то, похожее на панику - на миг я задумалась о том, что будет, если воздух исчезнет.
        И он исчез. Я обнаружила себя в чужом теле на берегу моря. На это место уже опустились вечерние сумерки, в вышине зажглись первые звёзды, но человек, ведущий нас этой песчаной косой, явно не собирался ложиться спать.
        - И почему я не удивлён, - произнёс его голос моими губами. - Я так и думал, что это будешь ты.
        - Думал? - спросила я. - В смысле?
        Человек в моём теле сделал несколько шагов по песку. Он удивительно легко держался под водой, как будто она ему совершенно не мешала, и ему, кажется, даже не было холодно.
        - Я с самого начала сказал, что ты обладаешь колоссальной силой, - отозвался Артемис. - Я думаю, что наконец нашёл в тебе идеальное искажение.
        Я застыла.
        - О, ты, наверное, хочешь знать, что это значит, - ухмыльнулся он. Развернулся и снова зашагал по песку. - Позволь кое-что тебе показать.
        Он взмахнул моей рукой, и из песка передо мной в его теле появились удивительные песчаные скульптуры. Высокий парень, сгорбившийся, повернувшийся спиной к двум женщинам, протягивающим к нему руки. Скульптуры были проработаны до мельчайших деталей, я могла даже рассмотреть юношеские прыщи на лице парня и каждый волос в причёсках женщин.
        - Существовал на свете нулевой пациент, рождённый с искажением, - заговорил Артемис моими губами. Я слушала, боясь пошевелиться, и молила небеса о том, чтобы парни слышали его тоже. - Его способности проснулись в четырнадцать, и с тех пор он не знал ни дня покоя. Все его мечты сбывались, как по мановению волшебной палочки, кроме одной - мечта избавиться от этого дара. Или проклятья. Кто знает.
        Песчаные фигуры эффектно рассыпались мокрым песком, и на их месте выросли новые. Две женщины лежали возле моих ног, а рядом с ними на коленях, сжавшись в комочек - тот же самый подросток.
        - Любое, даже неосторожное слово воспринималось искажением как приказ к действию, - продолжал Артемис. - Тебе ведь это знакомо, правда? Как, наверное, знакомо и обычная подростковая злость на родителей.
        Моё тело застыло на песке.
        - Это моя мама и тётя, - с горечью в голосе пояснил Артемис. - Они не позволяли мне выходить на улицу, запирали дома, как прокажённого. Ровно до тех пор, пока я не пожелал им умереть. Я не хотел этого на самом деле, клянусь, не хотел. Я просто желал выбраться наружу, подышать свежим воздухом, коснуться песка, снова увидеть море. И я увидел…
        Фигуры вновь рассыпались мокрым песком. На их месте осталась только пустота, но я неожиданно поняла её смысл.
        - Я был один очень долго, - продолжал Артемис. - У меня не было друзей, потому что я не мог позволить себе такую роскошь. Я влюблялся, но не смел приблизиться к объекту своей страсти, потому что любая неосторожная мысль или фраза могла погубить этого человека. И знаешь… это сводит с ума. Но при этом ты даже не знаешь, где твоё личное безумие, а где - искажение.
        Мне стало не по себе. А песок уже взвился в воздух, создавая новые фигуры - мужчина впереди, лицом к группе других людей. Все они смотрели на него.
        - В одиночестве плохо, и поэтому я начал создавать таких, как я, - продолжал Артемис. - Точнее, таких, как ты. Но из первой группы не выжил никто - я просто не понимал, как отдать им искажение так, чтобы они не умерли.
        Фигуры рассыпались одна за другой в случайном порядке, пока не осталась только одна, стоявшая впереди. Скоро рассыпалась и она, сменившись всё тем же парнем, стоявшим на коленях.
        - Искажение - это волна, - говорил Артемис. - У неё есть пик, есть провал. На пике своих возможностей я создавал своих союзников, просто союзников, чтобы рядом со мной был хоть кто-то. В провалы, в минуты боли, я пытался создать того, кто сможет меня уничтожить. Только так я видел шанс всё исправить - убить меня самого, потому что я не мог. У меня просто не хватало сил.
        Фигура из песка рассыпалась, сменившись молодым мужчиной, сжимавшим кулаки.
        - А потом я понял, что должен создать идеальное искажение, - тихо сказал Артемис. - И врага, и союзника в одном лице. Того, кто решит, жить мне или умереть. Того, чьё решение поймёт и примет моё искажение.
        Он пару мгновений помолчал. Я почувствовала, как моё тело снова шагнуло вперёд по песчаной косе.
        - Но я немного увлёкся, - сказал Артемис.
        - Что это значит? - спросила я.
        Он в моём теле застыл, всмотрелся в морскую даль, как будто мог видеть меня в своём теле. Я поёжилась.
        - Я думаю, что зря искал такую, как ты, - сказал Артемис. - Ведь это же зряшная трата ресурсов, разве нет? Ведь если создать армию таких, как я, можно добиться куда большего, чем то, что у меня есть сейчас. Просто подумай, Яна. Просто подумай…
        Передом мной выросли две новые песочные фигуры. Два человека с автоматами, направленными друг на друга.
        - Только представь, - не унимался Артемис. - Конец войнам и конфликтам…
        Песок осыпался, фигуры теперь лежали на песке, автоматы в стороне, а между ними - скульптура девушки, раскинувшей руки в стороны. Это явно она разметала в стороны тех двоих.
        Миг спустя человеческие фигуры рассыпались мокрым песком, взамен выросли крошечные многоэтажки - целый мегаполис на небольшом кусочке пляжа.
        - Можно решить все экологические проблемы, - говорил Артемис. - Избавиться от бедности, создать мир, в котором не будет сирот и брошенных детей. Не будет насилия…
        Между песчаных многоэтажек проросли огромные деревья, а потом и они рассыпались мокрым песком, вновь оставив после себя только пустошь.
        - Мы можем создать любой новый мир, какой только пожелаем, - тихо закончил Артемис. - Но только на одном условии - мы должны сотрудничать. Только так мы сможем поддержать друг друга, только так мы сможем уберечь друг друга от влияния искажения. И…
        Ну нет, мы уже это проходили.
        - Но ты уже поддался, - вмешалась я. - Внутри тебя уже говорит искажение, оно заставляет тебя так думать.
        Артемис замолчал, и в его безмолвии я неожиданно услышала угрозу.
        - Ты тоже, - еле слышно сказал он.
        - Я же тоже чувствовала это, - не унималась я. - И искажение вовремя остановило меня. Оно сказало, что дар должен служить людям, а не…
        - А разве это не служение людям? - вкрадчиво спросил Артемис.
        - Нет, - я сжала кулаки, чувствуя, как моё тело невольно повторило этот жест. Вспомнились Денис и Дарина, и колючая тоска сжала сердце. - Это не служение людям. Это твоя личная мания. Она началась ещё тогда, когда ты начал создавать первых…
        - Я понял, - сухо отозвался Артемис. - Ты меня разочаровала.
        Я почувствовала, как меня пытаются выбросить назад, и едва успела сконцентрироваться, чтобы этого не случилось. Одновременно с этим вокруг меня взвился песок, обернулся высокими щупальцами и замер.
        - Яна! - как сквозь туман послышался голос Тимура.
        - Надо было слушать друзей, - бесстрастно сказал Артемис.
        Щупальца осыпались морским песком, я почуяла неладное. Артемис на миг ослабил контроль, так, что я смогла одновременно видеть то, что творилось под водой; щупальца уже выросли там и нацелились в моё тело. Я застыла.
        - Яна, - послышался как сквозь толщу воды тихий голос Арса. - Ты одна не справишься. Используй наше искажение…
        - Хотя знаешь, это было бы слишком гуманно, - рассмеялся Артемис. - Есть и другой способ.
        Я с ужасом ощутила, как меня выбросило из его тела. Запоздало накатило видение, как он поднял руку и воспользовался своим искажением.
        Меня вернуло в моё тело, но на этот раз я оказалась в воздушном пузыре, но дышать было нечем. Я барахталась в нём, как в воде, пыталась дотянуться до стены настоящей воды вокруг меня - бесполезно. С каждым мгновением воздух сдавливал всё сильнее, как будто стремился сплющить меня в лепёшку.
        - Я ошибался, - отовсюду сразу послышался голос Артемиса. - Ты не идеальное искажение, а просто очередная жалкая сошка, боящаяся взять на себя ответственность. Знаешь, сколько вас таких я раздавил своими руками?..
        Морская волна захлестнула меня, и я неожиданно смогла дышать. Повинуясь чужому искажению, песок поднялся к поверхности, захватив и меня. Уже через пару мгновений я вынырнула из воды и смогла вдохнуть по-настоящему, и это был самый желанный глоток воздуха в моей жизни.
        - Мы всё слышали, - раздался совсем рядом голос Тимура. - Яна, используй искажение. Используй наше тоже. Вместе…
        Послышался гул. Я обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как взявшаяся из ниоткуда волна захлестнула судно, метясь в Арса. Он метнулся в сторону по палубе, поскользнулся, съехал вниз и исчез за грузовым отсеком.
        - Действуй! - заорал Тимур и последовал за Арсом.
        Я мысленно кивнула и опустилась на колени. Обратилась к ветру, направила своё искажение в него, чтобы усилить - всё равно нам уже ничего не страшно. Ветер отозвался моментально, зарождая мощный порыв. Ко мне потянулось искажение Арса, я узнала его и мысленно улыбнулась - значит, Тимур успел.
        Отлично.
        Я всё ещё стояла на песке, касаясь его обнажёнными ступнями. Ветер с каждой секундой дул всё сильнее, я чувствовала его кожей. Короткое усилие - и я снова оказалась в теле Артемиса, но на этот раз я не позволила ему взять под контроль моё.
        - Какого?.. - выдохнул Артемис.
        Теперь ветер усилился и там, где он находился. Удерживать контроль становилось всё труднее, нужно было уже действовать, но я неожиданно запнулась. Я видела Артемиса, ощущала себя в его теле, чувствовала себя им, понимала его. Он был живым человеком, таким же растерянным и одиноким когда-то, как и все мы, кто получил его искажение. И…
        - Ян, он убьёт тебя! - заорал Тимур прямо над ухом.
        - Нет, - выдохнула я.
        «Он больше никому не причинит вреда, - молниеносно пронеслось в голове. - А мы больше никого не убьём».
        Меня выбросило обратно в своё тело. Песок под ногами осыпался блестящими искорками в тусклых солнечных лучах, и я рухнула под воду, лишённая опоры. Силы кончились, меня захлестнул страх, но всё, что я могла - только безвольно опускаться вниз, зажмурившись, отдавшись полностью во власть бескрайнего моря…
        Что-то плеснуло рядом, меня потянуло вверх. Краем угасающего сознания я успела отметить, что чувствую воздух, что тело неожиданно стало тяжёлым. И голос Тимура, повторяющего, как заведённый:
        - Яна, ну же, очнись… Яна… ну же…
        А я понимала, что ничего со мной страшного не случилось, я просто устала, как и моё искажение, совершившее невероятную работу. Вместе мы не только боролись с Артемисом, но и с чужими искажениями, желавшими убить его вместо того, чтобы просто лишить сил. И мне безумно хотелось просто лечь и уснуть, но разве добрые парни мне позволят?
        Сквозь полудрёму я расслышала мягкий смех моего двойника и тихое пожелание приятного отдыха. Несмотря на то, что мы лишили Артемиса сил, искажение всё ещё было со мной… но теперь я точно знала, что всё будет хорошо.
        Потому что теперь мы оба понимали, что означает «служить людям». И были готовы к этому, даже если весь мир будет против.
        Эпилог
        То, что происходило сейчас, мне было знакомо. Когда-то давно искажение показало мне это место и время, и я искренне думала тогда, что оно просто нафантазировало себе что-то. Но нет - судя по всему, оно умело предсказывать будущее. Или просчитывать, кто знает.
        Я находилась за столиком кафе в Саратове, где, по словам Александра Сергеевича Соболева, отца Саши, совсем недавно случилось прохождение пика у Магдалены. Но, конечно, не именно на этом стуле и за этим столом, но совсем рядом. Конечно, это место уже привели в порядок, и сейчас невозможно было даже представить, что когда-то тут бушевали сверхъестественные силы.
        - То есть, вы совершенно точно решили, что хотите избавиться от искажения, -сказал Александр Сергеевич. - Может, всё же?..
        - Нет, - твёрдо сказала я. - За эти дни я усвоила одну простую истину. Нельзя держать при себе то, что тебе не принадлежит.
        Прохладный ветер растрепал мои волосы, и в это мгновение я ощутила, как искажение согласно со мной. Несмотря на то, что с двойником мы больше не встречались, сколько бы снов я ни видела, мне всё же удалось поговорить со своим даром. И понять его.
        Искажение хотело вернуться туда, откуда появилось на свет. Теперь оно знало, как родилось, пусть и отказывалось рассказывать мне. Но я не настаивала - такие знания принадлежали не мне, а значит, мне не стоило ими обладать.
        - Но это не значит, что я не могу работать в вашем институте, - поспешила добавить я. - В конце концов, я уверена, есть ещё много людей с искажением, кто нуждается в помощи психолога.
        - Конечно, - улыбнулся Александр Сергеевич. - И даже не сколько психолога, сколько человека, освоившегося с искажением так же, как вы. И способного объяснить, как это сделать.
        Александр Сергеевич и Саша были похожи так, как только могут быть похожи отец и сын. Как два близнеца, только один старше лет на двадцать, оба темноволосые, высокие, широкоплечие. Александр Сергеевич и Александр Александрович. Интересно, следующего сына тоже назовут Александр, или ради разнообразия он станет Сергеем?
        - Ладно, мне пора, - Александр Сергеевич поднялся на ноги и коротко кивнул сыну. - Так и быть, сегодня дам тебе выходной.
        - Ты как никогда щедр, - Саша состроил недовольное лицо.
        - Могу и не давать, - Александр Сергеевич пожал плечами.
        Саша хмыкнул, но всё же промолчал. Александр Сергеевич помахал нам рукой на прощание, вышел из кафе и направился к большому чёрному внедорожнику, вопреки правилам парковки остановленному на тротуаре.
        Когда мы окончательно пришли в себя там, на том корабле - в том числе и Магда с незнакомой мне Лерой - я нашла способ связаться с Сашей, а он моментально попросил о помощи своего отца. Вместе они вытащили нас оттуда, довезли до дома. Если честно, я плохо помню, как это случилось, только отдельные детали - например, что Саша держал меня на руках, когда мы ехали на машине из Анапы до Ростова, или что мы договорились с Тимуром, Арсом, Магдой и Лерой встретиться сегодня после того, как я поговорю с Александром Сергеевичем. Они, кстати, не горели желанием расставаться с искажением, и готовы были научиться использовать его во благо под присмотром работников института имени Соболева. Да, да, да, институт назвали в честь генерала Александра Сергеевича Соболева, просто так, чтобы у него было какое-то название.
        Кстати, о генерале. У нас был долгий разговор. Я рассказала обо всём, что произошло, обо всём, что знала. У него не было никаких вопросов, кроме одного: почему же я всё-таки не убила Артемиса, а только лишила его искажения. Всё, что я смогла ответить - что с меня достаточно смертей. И пусть даже это будет тот, кто виноват во всём, тот, кто, по сути, вложил это оружие в наши руки, убивающее всех, до кого оно могло дотянуться… В общем, я сказала, что убийства не остановятся, если продолжать решать вопрос убийствами. Даже если будет уничтожен тот, с кого всё началось.
        Александра Сергеевича этот ответ удовлетворил. Сашу - нет.
        - Ты же соврала ему, - негромко сказал он, провожая взглядом чёрный внедорожник.
        - Соврала, - легко согласилась я. - Откуда ты знаешь?
        Саша взглянул на меня и неожиданно улыбнулся.
        - Ты не могла не понять, что те, кто охотился за тобой всё это время, и были помощниками Артемиса. Так он искал сильнейших из вас, тех, кто станет его партнёром «по делу». Нормальный человек в этой ситуации захочет отомстить, а тот, кто заключил соглашение с искажением, не сможет пойти против него.
        Мне показалось, что сердце замерло на миг. О том, что всё это работа Артемиса, я, конечно, не догадывалась. Но…
        - Откуда ты знаешь? - еле слышно спросила я.
        Саша заулыбался ещё шире.
        - Ты, наверное, догадываешься прямо сейчас, - сказал он. - По глазам вижу.
        Конечно. Откуда ещё он мог знать о заключении соглашения с искажением. Если только он сам…
        - Я был первым, кто избавился от искажения под наблюдением сотрудников института, - кивнул Саша. - Но о том, что теперь я стал более восприимчивым, я не стал рассказывать. Я должен был продолжать работать тут, я не мог этого не делать… ну… после всего.
        Его улыбка угасла. И я неожиданно поняла, что понимаю его как никто. И что тоже не расскажу никому о восприимчивости, если она случится и со мной.
        - Я понял, что ты общаешься со своим искажением после того, как ты сказала о странном сне, - продолжил он. - Помнишь, я говорил тебе, что достаточно узнать, что снится человеку, чтобы понять, кто он? Это был как раз тот случай.
        Я собиралась было уже что-то спросить, но не успела. У Саши зазвонил телефон, и он, жестом попросив остановиться, ответил на звонок.
        - Да… да, понял. Уже еду, - он виновато посмотрел на меня, я усмехнулась. - Да нет, с ней всё в порядке. Более чем. Да, завтра всё оформим.
        Я постаралась вложить в свой взгляд столько благодарности, сколько смогу. Саша кивнул - понял.
        - Ладно, я тебя услышал. Буду через два часа… извини, раньше не получится, я в Саратове, - сказал он и положил трубку. Затем обернулся ко мне. - Прости. Работа…
        Я улыбнулась и кивнула.
        - А я хотела спросить тебя о том, как у тебя всё случилось, - сказала я. - Но, наверное, не судьба…
        - Ой, поверь. Судьба.
        Саша поднялся на ноги, подошёл ко мне. Неожиданно наклонился ко мне, коснулся рукой моей щеки… и поцеловал. Всё, как в том видении, так что в первые секунды я растерялась. Но он был мягок и настойчив одновременно, и я поддалась и ответила на поцелуй.
        В этом было что-то… правильное. Сладкое и томительное, обжигающее и дарящее спокойствие. Я зажмурилась, наслаждаясь мимолётной близостью, и ощутила что-то вроде сожаления в тот момент, когда она, как и всё мимолётное, растаяла.
        - Завтра после работы - ужин, - тихо сказал Саша, глядя мне в глаза. - Не вздумай отказаться.
        - Не вздумай сбежать, - улыбнулась я.
        Он усмехнулся, быстро коснулся губами моих губ и наконец-то отстранился. Снова взялся за телефон, набрал чей-то номер и, не попрощавшись, поторопился к автобусной остановке, на парковке возле которой стояла его старая чёрная «шестёрка» стрещиной на лобовом стекле. А я смотрела ему вслед и ждала, когда он уедет. Не хотелось бы, чтобы его зацепило, или чтобы он вообще участвовал в этом - наше расставание с искажением было слишком личным, чтобы вмешивать сюда людей, испытавших своё, но чужое для меня искажение.
        Убедившись, что Саша уехал, я подошла к кассе и расплатилась. Затем вышла на площадь, вдохнула полной грудью воздух и прислушалась к ветру. Он уже ждал меня, как ждало и искажение, и пришло время откликнуться на зов.
        От стоявшего в стороне ларька, продающего музыкальные диски, донеслась танцевальная мелодия. Я зажмурилась, поймала темп и начала танцевать.
        Искажение знало об этом с самого начала, а потому пыталось донести до меня. Правда, только так, как оно умело, но что поделать - иначе у него просто не получалось.
        Ты не нуждаешься в искажении, если ты способен брать всё сам в свои руки ради дела, которое стоит любых стараний и любой боли. Ради дела, способного служить людям, а не подчинять их ради твоих амбиций.
        Я танцевала, закрыв глаза, с каждым новым шагом волнение отступало, пока не испарилось совсем. Осталась только музыка, я сама была музыкой - гимном прощания с этой безумной неделей, с этими странными событиями… гимном прощания с искажением. Мне будет его не хватать, но лучше я буду служить людям как-то иначе, каким-нибудь своим личным даром. Тем более, теперь, когда я точно знаю, каким именно.
        Открыв глаза, я увидела, что вместе со мной, повторяя каждое мое движение, танцует целая толпа. С каждым тактом к нам присоединялось всё больше проходивших мимо людей, с каждой нотой наши движения становились всё более чёткими, быстрыми, едиными. Конечно, они не знали, что подчинились искажению, и в их памяти это останется как весёлый флешмоб, стихийно начавшийся на центральной улице Саратова.
        А в моей памяти это останется как новое начало.
        Десять заповедей героя
        Я никогда не думал о том, что это такое - быть героем. Но однажды меня вынудили им стать, как это обычно бывает в фильмах и книгах, и это многому меня научило.
        Первое и самое главное - что героем ты можешь стать в любой момент. Достаточно, например, выйти на прогулку ночью и увидеть на мосту девчонку, готовую спрыгнуть. Она ещё не перелезла через бортик - или как называется этот проклятый заборчик? - но ты видишь её позу, видишь, как она смотрит в чёрную бездну реки, раскинувшуюся под мостом, и понимаешь - это неизбежно. Особенно если ты клинический психолог со стажем, и такие вещи чувствуешь интуитивно.
        Я помню, что в тот вечер был одет в джинсы и вязаный серый свитер, висевший на мне мешком. Я помню, что в те секунды думать было некогда, надо было действовать, и я действовал. Я подошёл ближе, настолько, насколько мог, чтобы девчонка меня не заметила, и принялся перелезать через бортик. Руки тряслись, свитер цеплялся за какой-то болтик, торчавший из металлических соединений, и я старался сделать вид, что не замечаю этого - самоубийцам оно ни к чему.
        - Эй! - окликнула меня девчонка. - Ты чего творишь?
        Она шагнула в сторону от бортика, но не убрала с него руку. Я уже перелез одной ногой на ту сторону, останавливаться было нельзя.
        - Эй, тебе говорю! - занервничала она.
        Я перелез через бортик, посильнее сжал его руками и обернулся к ней.
        - А что, так не ясно?
        Она убрала руку от бортика и осторожно шагнула ближе. Вошла в круг света от фонаря, и я смог рассмотреть её - совсем молоденькая, лет пятнадцать, не больше. На ней была только тонкая футболка и джинсы, и оставалось только удивляться, почему она ещё не дрожит от холода - от моего дыхания шёл заметный пар.
        - Не вздумай прыгать, - неожиданно жёстко сказала она. - Тебе это не надо.
        - Откуда ты знаешь? - спросил я.
        Она смутилась. Пробормотала что-то, я толком не понял, что именно.
        - Что?
        - Я говорю, что нельзя вот так разбрасываться жизнью, - еле слышно промямлила девчонка. - Она одна, и…
        Я отмахнулся и едва не сорвался вниз. Девчонка рванула ко мне, но в шаге от бортика замерла. Темнота окутала её со всех сторон, но я всё равно заметил, что она задрожала. Холод дошёл наконец.
        - Если тебе взбрело в голову меня остановить, придумай что-нибудь получше, - сказал я. - Для меня это единственный выход.
        - Это не выход, - тихо сказала она. - Это конец. Точка. Финал истории.
        - И это всё, на что ты способна?
        Она всё-таки шагнула ко мне и неожиданно обняла. Сжала мои руки, прижалась щекой к спине, и её не смутило даже то, что мой свитер был довольно грубым на ощупь и неприятно кололся.
        - Просто… не надо, - прошептала она. - Я тебя прошу. Я не умею говорить красиво, не знаю тебя, не знаю, чем подбодрить… я даже жить не хочу! Но я хотя бы могу тебя обнять, хорошо? Вместе теплее.
        - Жить не хочешь? - переспросил я.
        И ощутил, как она кивнула.
        - Откуда ты только свалился, - пробормотала она. - Это я собиралась шагнуть туда, а ты…
        Она притихла. Кажется, кризис миновал. Я принялся осторожно перелезать через бортик, и девчонка убрала руки и шагнула назад.
        - Ты появился буквально из ниоткуда, - тихо сказала она, - и как раз в тот момент… не может быть.
        Я как раз повернулся лицом к ней, когда она протянула ко мне руку и опустила её на то место, где как сумасшедшее колотилось сердце. Это было странно, но для девчонки, избежавшей самоубийства, видимо, нормально.
        - С ума сойти, - пробормотала она и подняла взгляд, посмотрела мне в глаза. - Ты кто такой вообще?
        Я пожал плечами.
        - Иван Небылицын, клинический психолог. - Я взял её руку, убрал от своей груди и сжал. - А ты?..
        - Ника. Ника Сафонова, - отозвалась девчонка. Осторожно попыталась высвободить свою руку, и я отпустил её. - Небылицын, фамилия-то какая… постой. Ты клинический психолог?
        - Да.
        Она обняла себя за плечи, я снова заметил, как она дрожит.
        - А знаешь, тебя очень не хватает в одном месте, - протянула Ника. Она старалась сохранить бесстрастный тон, но её голос предательски задрожал. - Я ведь не одна, э-э… кому жить не хочется. Нам всем очень нужна помощь.
        - Прямо сейчас?
        - Да, - ответила она. - Однозначно. Прямо сейчас.
        Я больше не мог смотреть на то, как она мёрзнет, быстро стянул с себя свитер и протянул ей. Ника смотрела на меня так, будто я пытался подсунуть ей что-то подозрительное, вроде оставленного в метро неопознанного пакета.
        - Да брось, тебе же холодно, - сказал я. - Он тебя не укусит.
        Ника протянула руку и осторожно взяла свитер. Медленно накинула на плечи, завязала узлом рукава.
        - Тёплый, - неуверенно сказала она.
        - Конечно, тёплый, - не унимался я. - Не дури.
        Она кивнула и в несколько быстрых движений натянула свитер на себя, как положено. Я изо всех сил старался сохранить каменное лицо. Свитер висел мешком на мне, Ника в нём просто тонула.
        - Так где те люди, которым прямо сейчас нужна помощь? - спросил я.
        - Пойдём, - она взяла меня за руку. - Это недалеко.
        Второе, чему научило меня всё это - что путь героя заводит тебя совсем в неожиданные места, а зов приключений не стихает никогда. Даже если тебе кажется, что всё вокруг притихло, и что больше тебя точно никуда не занесёт, поверь - жизнь найдёт, чем тебя удивить.
        В ту ночь Ника провела меня на несколько кварталов вглубь города, и я оказался возле института имени Соболева - новенького, сверкающего стеклянными панелями здания. Я знал, что его достроили пять лет назад, но чем занимался этот самый институт и кто такой Соболев, понятия не имел.
        Ника провела меня к дверям и нажала на кнопку на динамике селекторной связи.
        - Сафонова вернулась, - тихо сказала она. - Только не убивай, пожалуйста.
        Послышался шелест.
        - Пусть Соболев убивает, я-то что, - раздался равнодушный мужской голос, искажённый плохим динамиком.
        - Он на месте? У меня к нему срочное дело.
        Из динамика послышался смешок.
        - На месте, даже не спит. Ты точно суицидница.
        - Какая есть.
        Ника шагнула назад, дверь сама по себе распахнулась. Девчонка оглянулась на меня, кивнула в сторону двери и шагнула в ту сторону. Я последовал за ней, и уже через пару мгновений оказался в длинном тёмном коридоре. Не знаю, почему здесь не зажигали свет; Ника шла впереди и подсвечивала дорогу экраном мобильного телефона, тусклый свет выхватывал из мрака неясные тени канделябров, громоздкие рамы картин, и я едва успевал уворачиваться, чтобы не удариться и не уронить что-нибудь.
        - Ещё недолго, - послышался голос Ники.
        - А что, тут за свет принципиально не платят? - не удержался я.
        - Так безопаснее.
        Я бы поспорил, но не успел - мы вышли в хорошо освещённый коридор, шедший перпендикулярно тому, который мы только что покинули. За столом сидел мужчина, кажется, кавказец или грузин, в форме, похожей на форму полицейского участкового, только рубашка была другого оттенка, и не было погонов и фуражки. Мужчина встал, заметив Нику; едва завидев меня, он в одно движение перелетел через стол и навёл на меня пистолет. Я машинально отступил назад.
        - Ника, какого чёрта? - выдохнул мужчина.
        - Мне срочно нужен Александр Сергеевич, - тихо сказала Ника. - Он пойдёт со мной.
        - Но…
        - Это искажение, - перебила она. - Пожалуйста, доверься мне.
        Мужчина медленно опустил оружие, нехотя кивнул.
        - Лейтенант Оздоев, - сказал он.
        - Иван Небылицын, клинический психолог, - машинально ответил я и протянул руку.
        Оздоев так же машинально пожал её. Его глаза округлились.
        - Только не говорите мне, что…
        - Потом, - упрямо сказала Ника.
        Я едва успел выпустить руку лейтенанта, как она схватила меня и потянула за собой, вперёд по коридору. Только когда мы преодолели половину пути, я решился спросить:
        - Вы всегда встречаете гостей вот так?
        - Нет, - отозвалась Ника. - Обычно дежурный сначала стреляет, потом спрашивает.
        Я не решился узнать больше.
        Прежде чем познакомиться с Александром Сергеевичем, мне пришлось выждать в пустой приёмной не меньше получаса. Всё это время из кабинета за запертой дверью слышался разговор на повышенных тонах - похоже, Нике влетело за всё сразу. Я успел отметить камеру видеонаблюдения, рассмотреть со всех сторон пальму в горшке и выпить пару стаканчиков холодной воды из кулера, как дверь наконец открылась, и за ней показался молодой мужчина. Клянусь, я выглядел старше него.
        - Майор Соболев, - сказал мужчина и жестом пригласил пройти. - Ника всё рассказала. Давайте обсудим…
        Я прошёл в кабинет, но никто из нас не успел даже рта раскрыть. Ника задрожала, оттолкнула меня, затем майора и обняла себя за плечи.
        - Уходите, быстро! - выдавила она.
        Под потолком прокатился странный звук, похожий на раскат грома. Дрогнули стены. Я растерялся. Ника опустилась на колени, накрыла голову руками.
        - Уходите! - закричала она.
        Последовал мощный толчок в плечо, и я едва не рухнул на пол.
        - Тебе сказали уходить, - выдохнул майор мне на ухо. - Вон…
        Громкий хлопок. Дверь закрылась и задрожала.
        - Поздно, - бесстрастно сказал майор. - Надеюсь, ты написал завещание?
        В воздух поднимались мелкие предметы - ручки, карандаши, книги, кажется, даже монетки и мелкий мусор. Всё это зависало на разной высоте от пола и покачивалось, будто на сквозняке.
        - Какого?.. - только и смог выдохнуть я.
        - Это способности Ники, - бесстрастно ответил Соболев. - Она искажает мир вокруг себя. Поэтому она сбежала - не хотела причинить кому-то вред, когда снова начнётся приступ.
        Всё больше предметов оказывалось в воздухе. Над моей головой закружились пылинки, мелкие соринки. Я обернулся к Нике - она раскачивалась из стороны в сторону и нашёптывала что-то. Я шагнул к двери, попытался коснуться ручки, но обжёг пальцы и моментально отдёрнул руку. Ручка была раскалена, хотя выглядела обычно. Дверь задрожала, как будто кто-то колотился с той стороны, но не было слышно ни звука.
        - Расслабься, Небылицын, - послышался бесстрастный голос Соболева. - Так больше шансов выжить.
        Разве так всё должно было случиться? Я не верил в это, а потому подскочил к Нике и обнял её за плечи.
        - А так меньше, - прокомментировал Соболев. - Хотя тебе без разницы, да?
        Я мысленно отмахнулся от него и приблизился к Нике, прижался к ней. На ней всё ещё был мой свитер, от него пахло моим одеколоном, но сквозь удушливый аромат я почувствовал тонкий запах земляники - наверное, девчачий шампунь. Я сжал Нику в объятьях, уткнулся носом в её висок.
        - Я не знаю, что это за чертовщина, - торопливо заговорил я, - но если это твои способности, значит, ты можешь их контролировать. Это ты, Ника. Если ты это не остановишь, это будет на твоей совести.
        - Это не я, - всхлипнула она и затряслась. Я крепче сжал её в объятьях. - Эта проклятая штука - не я. Уйди. Пожалуйста…
        - Я не уйду, - сказал я. Что-то с силой ударило меня под левую лопатку, я вздрогнул, но стиснул зубы, чтобы не выдать боль. - Как ты мне сказала? Я не умею красиво говорить и не умею поддерживать, но я с тобой. Я рядом…
        Новый удар, на этот раз по затылку. Я сдержал стон.
        - Я просто рядом, - продолжил я. - Ты справишься. Потому что это - часть тебя. Ты сможешь это контролировать.
        На этот раз затрясся пол.
        - Я не могу, - выдохнула Ника.
        - Можешь.
        - Не могу!
        - Ты можешь! - крикнул я так, что она вздрогнула. - Ты можешь всё, даже кресло поднять! Просто сделай, и точка.
        Что-то просвистело у меня над головой, я машинально зажмурился. Вздрогнул и затих пол, послышался перестук - видимо, всё, что было в воздухе, осыпалось на землю. На правом плече вспыхнула боль, и на этот раз я еле слышно застонал.
        - Небылицын… у тебя кровь, - послышался тихий голос Соболева.
        - Что? - выдохнула Ника.
        Я всё ещё удерживал её в руках, но она с силой высвободилась, поднялась на ноги и осмотрела моё плечо. Положила руку возле того места, где ещё ныла боль, сжала.
        - Ника, обработай, - коротко велел Соболев.
        - А что, у вас тут медкабинета нет? - вяло возразил я.
        - Если я сказал «Ника», значит, так надо, - отрезал Соболев.
        Он помолчал немного, сверля меня взглядом, как будто силился рассмотреть что-то, чего не видел раньше. Я выждал немного, но майор всё хранил безмолвие, так что я собирался спросить, можно ли идти, но не успел.
        - Поздравляю, Небылицын, ты получил работу, - бесстрастно сказал Соболев. - Приступаешь прямо сейчас. Я хочу, чтобы все эти ребята, - он кивнул на Нику, - были в порядке.
        Я кивнул, расправил плечи. Ощутил, как Ника сжала мою ладонь.
        - Правда, методы у тебя странные, - продолжал майор. - Не забудь принести свой диплом, как будет свободное время. Проверю, какой ты там психолог…
        - Александр Сергеевич! - вскинулась Ника.
        - Шутка.
        Ника решительно развернулась и зашагала к выходу из кабинета, утянув меня за собой, я не успел даже попрощаться с Соболевым. Впрочем, не особо хотелось. На плечи навалилась неожиданная усталость, и всё, чего хотелось - просто передохнуть и переварить всё, что произошло. Мысли путались, иногда выдавая забавные вещи.
        - А диплом всё-таки надо занести, - ухмыльнулся я, пока мы шли по пустому выбеленному коридору.
        - Нет, - жёстко ответила Ника. Я машинально обернулся, посмотрел на неё, и она поспешила объясниться. - У тебя времени не будет. Есть дела поважнее.
        Ну да, примерно так оно и вышло. И это научило меня третьему - путь героя ведёт к тому, что ты всегда должен быть настороже, всегда должен быть в напряжении, чтобы быть готовым оказаться в нужное время в нужном месте. Потому что если ты там не окажешься, может случиться что-то непоправимое.
        Мне выделили комнату на жилом этаже, но я почти никогда там не появлялся - диван в рабочем кабинете оказался не таким уж неудобным, а с пледом и вовсе превращался в райское местечко. Да и сон был той ещё роскошью - так получилось, что во мне здесь действительно нуждались, и пока ещё не было никого, кто мог бы меня заменить. А понадобиться я мог в любое время дня и ночи - такое уж это было место.
        - Небылицын, - проскрипел динамик устройства селекторной связи, лежавший на столе. - У Коновалова приступ.
        Я подскочил на диване, отбросил плед в сторону и вылетел в коридор, успев отметить краем глаза, что на часах половина третьего ночи. У Стаса Коновалова приступы чаще случались между часом и тремя, сегодня всё в порядке вещей.
        Я оказался в его комнате спустя несколько секунд. Будучи в начале «плюса» фазы, парень принял правильное решение не окружать себя большим количеством предметов, а потому в его комнате почти ничего не летало и не взмывало в воздух. Нюанс только в том, что без кровати и платяного шкафа постоянно находиться в одной и той же комнате довольно затруднительно, и убрать их никак не выйдет. И как раз они и стали главными снарядами для разбушевавшихся способностей, зацепив за собой заодно и Стаса. Кровать, на которой он сидел, опасно раскачивалась под потолком, окружённая парящими в воздухе ботинками, джинсами и футболками.
        - Ваня, помоги, - выдохнул парень и сжался в комок.
        Я сосредоточился и попытался определить купол воздействия. Закрыл глаза и переступил порог, полагаясь только на чутьё. Единственное, что могло помочь определить границы купола - дуновение ветерка, едва ощутимое; как только почувствуешь его - надо сразу отступать. Проблема ещё и в том, что кровать, на которой находился Стас, могла переместиться вместе с ним, а потому и сдвинуть границу. И тогда мне конец, но если меня здесь не будет - может случиться и что похуже.
        - Послушай, парень, ты же знаешь, что это твой дар, - заговорил я, ещё глубже сосредоточившись на своих ощущениях. - Ты же знаешь, что можешь его контролировать. Действуй.
        - Я не могу, - простонал Стас. - Я же в фазе, Соболев постоянно…
        - А если бы Соболева не было? - спросил я. Едва ощутимый ветерок коснулся пальцев, и я мгновенно ушёл в сторону, запоздало ощутив, как мимо пролетел ботинок. Я явно не нравился способностям Стаса. - Если бы ты не знал, что ты в фазе, что бы ты делал?
        - То же, что и сейчас!
        Снова ветерок. На этот раз за мной устремилась кровать, и я выскочил из комнаты, не забыв открыть глаза. Стоило мне переступить порог, как кровать моментально поднялась под потолок, а у двери, на границе купола, застыли джинсы и куртка, раскачиваясь из стороны в сторону. Кажется, что вход охраняла невидимая стража, причём один из охранников был обнажён по пояс, а второй стоял без штанов.
        - Это твой выбор, да? - громко спросил я. - Сжаться в комочек и ждать, пока всё рассосётся? Не рассосётся. Никогда.
        Кровать под потолком зашаталась. Джинсы и куртка двинулись в мою сторону, я отступил к стене. В дальнем конце коридора слышался шум - у Соболева всегда был запасной план на случай, если я провалюсь. Пока он ни разу не пришёл в действие, но бойцы стабильно поднимались по тревоге, едва у кого-то из жителей института начинался приступ.
        - Возьми себя в руки, - не унимался я. - Возьми в свои руки свою жизнь. Возьми под контроль свой дар. Только так всё закончится, Стас. Ты и сам это знаешь, да? Просто боишься?
        Ветерок стих в миллиметре от моего носа. Джинсы и куртка застыли на пороге.
        - Ну и? - послышался слева напряжённый голос лейтенанта Оздоева.
        - Ждём, - бесстрастно отозвался я.
        Секунду спустя одежда свалилась на пол некрасивыми кучками, а кровать медленно опустилась на пол. Стас смотрел на меня огромными глазами, но я был уверен, что его больше волновало присутствие лейтенанта, чем то, что произошло, или то, что ему открылось.
        - Отбой, парни, - коротко скомандовал Оздоев. - Спасибо всем, что поднялись так быстро.
        Послышались невнятные голоса в ответ. Я не смотрел в ту сторону и даже не встретился с лейтенантом взглядами - меня злила сама мысль о том, что Соболев каждый раз поднимает их по тревоге. Как будто эти ребята не справятся сами.
        Я шагнул в комнату и сел на кровать рядом со Стасом. Он застыл. Я осмотрел всю комнату, чтобы убедиться, что всё в порядке, и постарался не измениться в лице, когда увидел кровь на белой стене, размазанную так, будто в том месте тащили что-то окровавленное.
        - Дежурный, - еле слышно сказал Стас и сжался в комок. - Он вызвал тебя по тревоге и не успел нащупать границу. Кажется, ему руку оторвало, Вань.
        - Ну, мы видим только кровь, никаких обрывков вроде нет, - машинально пробормотал я. Понял, что сказал, обернулся - Стас был белее, чем побелка на стенах. - Нет-нет, расслабься. Я не то хотел сказать. В смысле…
        Я заткнулся. Мгновение спустя дежурный, старшина Лунёв, показался из-за косяка, махнул перебинтованной рукой и испарился. Рука была целой… ну, по крайней мере, выглядела. Очень вовремя.
        - Ты точно психолог? - хмыкнул Стас.
        - Я точно тот, кто каждый раз вытаскивает тебя из приступа, - буркнул я в ответ. - Остальное тебя не должно волновать. Мои методы тоже.
        Я взглянул на часы. Не так уж долго мы тут провозились, могу заглянуть к Нике. В это время у неё не было посетителей, да и медперсонал рядом не находился. Если успею не нарваться…
        - Небылицын, я знаю, что ты там, - послышался в динамике селектора голос Соболева. - Отчёт. Немедленно.
        Нарвался.
        Стас оглянулся на меня, я состроил недовольное лицо.
        - Труба зовёт. - Я поднялся с кровати. - Давай, постарайся уснуть. Завтра поговорим. И старшина Лунёв с нами.
        Я вышел из комнаты прежде, чем Стас успел возразить.
        И, конечно, никакой отчёт не собирался сдавать. Было бы о чём рассказывать.
        Я зашёл в палату, опустился на стул, стоявший возле кровати. Вслушался в размеренное пиканье кардиомонитора, всмотрелся в бледное лицо, сравнившееся оттенком с идеально белым постельным бельём. Взялся за руку, мягко погладил длинные пальцы - такие ещё называют «музыкальные». Длинные чёрные ресницы не дрогнули, да я и не ждал этого.
        - Ника, возвращайся скорее, - тихо сказал я. - Нам всем тебя не хватает.
        Если Стас находился вблизи от пика фазы, то Ника приближалась к её дну. Способности больше не выплёскивались наружу - наоборот, они забирали всё, до чего дотягивались, погружали своего носителя в кому и иногда позволяли вынырнуть обратно. Этакий анти-приступ. Из самого глубокого ребят приходилось вытягивать врачам - чаще всего это была остановка сердца. И среди них были не самые приятные ребята, но самый неприятный из них, Антон Петрович, конечно, достался Нике.
        - Чего ты сюда таскаешься, - ворчал он каждый раз, когда видел меня на пороге её палаты. - Думаешь, ей легче станет?
        - Тебе видней, - каждый раз бесстрастно отвечал я. - У тебя на руках все её данные.
        Для Ники это был третий «минусовой» приступ. Слишком рано для финального, «плюсовых» она пережила семь, и тот, что случился в кабинете Соболева, стал финальным и сильнейшим. Но искажение всё это мало волновало, оно погрузило девочку в кому десять дней назад и не собиралось возвращать. Слишком долго.
        Слишком странно.
        Я помнил, что было за пару минут до комы. Мы были в её комнате, и Ника радостно рассказывала о том, что собирается после всего этого поступить на психолога в медицинский и стать таким же психологом, как и я. Она говорила, что с моим появлением здесь всё изменилось в лучшую сторону. Что такие здесь нужны. Что…
        Она застыла, ощутив прилив, какой бывает перед приступом. А потом обернулась ко мне, схватила меня за руку и с жаром сказала:
        - Не вздумай уходить, понял? Что бы ни случилось, не смей…
        «Дно» отключило её прежде, чем она договорила, и прежде, чем я смог хоть что-то понять. И это научило меня четвёртому знанию, с каким мне пришлось столкнуться в моей «карьере» героя: не всё на свете ты можешь контролировать, даже если ты супергерой. Сначала все эти ребята доказывали мне эту простую истину, теперь внутри неё оказался я сам.
        А потом была и пятая - ты не можешь спасти всех. Просто потому, что не всё зависит от тебя, и - предыдущая истина - не всё на свете ты можешь держать под контролем.
        Когда я вышел из палаты Ники, мимо меня проехала каталка, управляемая лейтенантом Оздоевым. Под чёрным покрывалом угадывались очертания женского тела.
        - Колотухина, - ответил лейтенант на незаданный вопрос, не снижая темпа. - Дно не пережила.
        Никто до сих пор его не переживал, и это было тем, что я не мог контролировать, но что - я был уверен на все сто тысяч - когда-нибудь должно было прекратиться. Потому что в противном случае всё, что я делал, было бессмысленно - всё равно все эти ребята погибнут, как ни старайся. Но каждый из нас гнал эту мысль как можно дальше.
        В некотором роде все мы здесь были адептами странной религии - делали заведомо безнадёжное дело и верили, что однажды всё переменится в лучшую сторону. Горстка дураков…
        И, казалось бы, всё так и будет идти по кругу - приступы, кома, смерть и отсутствие Ники в моей жизни - но однажды ночью всё переменилось. Соболев вызвал меня в свой кабинет, когда часы показывали начало четвёртого, и когда я зашёл к нему, майор показался мне как никогда взволнованным, пусть это и выражалось всего лишь в лёгкой бледности на небритых щеках. Майор жестом велел сесть, затем сам опустился в своё кресло и закурил. Так, а вот это уже всерьёз - до этой минуты никто никогда не видел его с сигаретой.
        - У меня для тебя есть особое задание, Небылицын, - выпустив на свободу клубы дыма, привычным бесстрастным тоном сказал Соболев. - Личное, я бы сказал. Сюда поступает пациент, о котором знают только те, кому следует об этом знать. И каждый, кто о нём знает, головой отвечает за него, понял?
        Я застыл на своём стуле, не замечая, с какой силой сжимаю подлокотники. А Соболев не сводил с меня испытующего взгляда. Боюсь даже подумать, что произошло за моей спиной, за спинами всех нас. Искажение в личной жизни самого Соболева… как же он допустил-то? Уж кто-кто, а он явно мог контролировать всё на свете.
        Мне хотелось спросить, почему он не пристрелил своего личного искаженца, но я придержал этот вопрос до лучших времён.
        - Любовница? - только и спросил я.
        - Любовник, - нервно фыркнул Соболев и снова затянулся. На миг мне показалось, что он стал чуть бледнее, но возможно, это был розыгрыш разбушевавшейся фантазии. - Сам всё увидишь, когда спустишься к нему. На минус втором есть одна палата, сам знаешь…
        Я кивнул. Знаю. Особая палата для особых пациентов. Всё рядом - и реанимация, и пост охраны. Чтобы не бежать далеко, когда задаёшь себе вопрос: оставить жить или уничтожить. При любом из вариантов.
        - Головой отвечаешь, - напомнил Соболев.
        Пока я поднимался со стула и медленно шёл к выходу, я ещё мог сдержать эмоции. Но едва моя ладонь коснулась двери - я не выдержал.
        - Почему? - спросил я и резко обернулся. - Их там десять человек, и ни к кому из них не было особого отношения. А что изменилось сейчас?
        - Потому что я до сих пор держал тебя здесь только для того, чтобы ты помог именно этому пациенту, - негромко ответил Соболев. - И если не справишься - не обижайся…
        Эти слова не шли у меня из головы всё то время, пока я шёл по спящим коридорам, пока спускался на минус второй этаж, пока искал нужную палату, пока открывал её своим пропуском. И только там они как-то испарились из мыслей сами собой, едва я увидел того самого пациента. Он явно не был любовницей и уж тем более любовником; он был точной копией майора, как будто брат-близнец, но лет на пять моложе. Молодой человек безмятежно спал, а может, был без сознания или вообще в коме - с этим искажением кто его разберёт.
        - Брат? - машинально выдохнул я.
        И неожиданно получил ответ.
        - Сын, - послышался знакомый голос. Я обернулся и увидел лейтенанта Оздоева - он стоял, прислонившись плечом к стене, и с хмурым видом наблюдал за близнецом майора. - Сегодня чуть не взорвал дом генерала, вот и привезли сюда.
        До меня дошло не сразу.
        - Генерала?..
        Оздоев кивком указал на парня.
        - Это майор, - сказал он. - А тот, кто отдавал тебе команды - генерал.
        - Но?..
        - В один из первых приступов парень случайно омолодил отца, - фыркнул лейтенант. - Врачи в шоке. Мужику пятьдесят семь, а он выглядит как собственный сын. Майора с тех пор отстранили от службы и убрали с глаз долой, а новеньким генерал представляется своим сыном. На всякий пожарный.
        Я оглянулся на парня. Тот завозился и перевернулся на другой бок - спал, без сомнений.
        - Чую твоё очередное «почему», - продолжал лейтенант. - Видишь ли, кто-то охотится за этими ребятами. Генерал больше всего на свете боится допустить сюда крота, потому что тогда все усилия точно будут зря.
        Он помолчал немного. Я успел рассмотреть палату и всё ту же скромную обстановку - шкаф и кровать. Возле двери валялся туго набитый рюкзак.
        - А за парнем всё-таки пригляди, - негромко продолжил Оздоев. - Если генерал доверил его тебе - значит, заслужил. Кроме нас и одного врача из реанимации никто не в курсе.
        - А раньше-то почему не привезли? - только и спросил я. - И чего так скрывается-то?
        Оздоев снова взял паузу. Сверлил меня взглядом, и по его тёмным глазам невозможно было понять, о чём он думает.
        - Вот представь, - наконец заговорил он, - вот ты борешься с какой-то заразой, всеми силами пытаешься положить ей конец. А она возьми и появись в твоей семье. Что ты будешь делать?
        Я задумался на мгновение. Откровенно говоря, у меня и семьи-то нет - ни жены, ни детей, хотя дожил до третьего десятка. Чего там говорить, едва Ника поманила меня - я сорвался за ней, даже не удосужившись заглянуть домой, да так здесь и остался.
        - Ладно, я всё понял, - кивнул я, хотя, конечно, ни черта не понял. - Зайду к нему через час.
        Развернулся и зашагал к лестнице. Оздоев смотрел мне вслед.
        - И куда? - спросил он.
        - К Сафоновой.
        - Тебе чего, там мёдом намазано?
        Я только отмахнулся.
        Может быть, у меня не было семьи, а сам я никогда не был борцом с заразой, за спиной которого образовался её новый очаг, но кое к кому я всё же привязался. В те редкие минуты, бывшие для нас с ней общими и не омрачёнными присутствием искажения, Ника была забавной, весёлой девушкой, умеющей отлично пошутить и поддержать разговор на любую тему. Ей было всего шестнадцать, и если бы не всё это, она сейчас уже пошла бы в одиннадцатый класс и думала бы о том, как и куда поступать, вместо того, чтобы быть бледным подобием самой себя, прикованным к постели. Шёл одиннадцатый день. Мне ужасно её не хватало.
        Я остановился в дверях её палаты, не решаясь зайти внутрь.
        - Начальник дал мне личное задание, - нерешительно заговорил я, вглядываясь в белое лицо. - Не знаю, будет ли у меня возможность ещё заглядывать. Сама понимаешь, в моей «карьере» это впервые. В моей карьере многое впервые…
        Конечно, она не могла ответить. Чёрные ресницы даже не дрогнули.
        - Это насчёт его сына, - продолжал я. - Знаешь… глядя на него, сложно поверить, что он в принципе способен на близкие отношения. Куда уж там дети…
        Если бы с ней всё было в порядке, Ника наверняка улыбнулась бы. Тоже пошутила бы насчёт этого…
        - А ещё это всё заставило меня о многом задуматься, - я чуть понизил голос. Прошёл в палату, коснулся руки Ники - она была холодной, хотя в палате было тепло. - Дождусь, когда ты придёшь в себя, и уйду в отпуск. Съезжу на море, если захочешь, даже вместе с тобой. Пора бы мне с кем-нибудь познакомиться, завести свою семью…
        Я почувствовал, что мои пальцы слишком сильно сжали её руку, и тут же выпустил её. Снова вгляделся в бледное лицо.
        - Хотел бы, чтобы у меня была такая дочь, как ты, - еле слышно сказал я. - Если я буду рядом с ней с самого начала, я смогу её защитить от всего этого, я уверен. И всяко лучше, чем некоторые - своих сыновей…
        Сердце сжала непонятная тоска. Не попрощавшись, я резко развернулся и вышел из палаты.
        Были и другие истины, какие мне предстояло узнать. Например, раз уж ты не можешь всё контролировать в одном месте или сфере своей жизни, займись тем, что ты можешь контролировать. Например, парнем, проживающим свой последний приступ перед переходом в минусовую фазу.
        - Небылицын, - ещё в коридоре послышался тихий стон. - Я сейчас сдохну…
        А может, это был первый «минусовой» приступ - кто его знает. Каждое искажение было особенным, каждый человек переживал его по-своему, и этот парень проходил ускоренную программу. Если приступы Ники могли длиться днями - а текущий «минусовой» ивовсе растянулся на две недели - то Соболев-младший приходил в себя за минуты, в крайнем случае - за часы.
        - Только не на моём дежурстве, - фыркнул я, открывая дверь пропуском.
        Это был мой первый боевой опыт общения с приступами «минуса». Обычно он проходит безопасно для окружающих, но иногда получается иначе. Соболев-младший мог бы быть из разряда «иногда». Я вошёл в его палату, торопливо закрыл за собой дверь и сел на стул рядом с кроватью. Парень через силу улыбнулся.
        - Ну и каково чувствовать себя едой?
        - Лучше, чем кажется, но хреново, если задуматься, - отозвался я. - Расслабься и получай удовольствие.
        Так вот, иногда так случается, что искажение начинает поглощать всё, до чего дотянется. Когда оно не слишком голодно, ему сгодится и обстановка в комнате - та резко состаривается, покрывается трещинами, рассыпается в труху. Чуть более жадное искажение ищет жертв среди окружающих его людей, предпочитая чужое искажение как особый деликатес. Самоотверженное же, как у Ники, медленно убивает своего носителя… хотя, может быть, не такое уж оно и самоотверженное. Просто не дотянулось по тем или иным причинам до чужого. Когда генерал говорил, что я должен был присмотреть за его сыном, он явно имел в виду «пережить с ним минусовую фазу так, чтобы никто не сдох».
        Искажение Соболева-младшего с особым удовольствием потребляло меня. Это я понял в то мгновение, когда опустился на стул - меня как будто припечатало к нему, дышалось с трудом и захотелось повеситься, только бы быстрее закончилось всё это.
        Парень переменился в лице, когда понял, что происходит.
        - Я шутил насчёт еды, - извиняющимся тоном сказал он.
        - Говорят, иногда искажение пробуждает способности к предвидению, - отозвался я и зажмурился.
        - Кто говорит? Впервые слышу об этом.
        Я уже открыл рот, чтобы ответить, но неожиданно не смог вспомнить, кто же мог такое ляпнуть. А потому только отмахнулся и устроился поудобнее.
        Жизнь здесь научила ещё и тому, что ты должен делать то, что в твоих силах. Если всё, на что ты способен, это только посещение палаты своей подопечной или сидение на месте на радость разбушевавшемуся искажению - делай это. Делай хоть что-то, что может помочь тем, кто рядом с тобой - в другой раз такой возможности может не быть. А в нашем деле такая возможность могла исчезнуть в любой момент.
        - Спасибо, - еле слышно сказал Соболев-младший, когда искажение успокоилось.
        - Обращайся, - отмахнулся я и поднялся на ноги.
        И уже в следующий миг рухнул на пол, как подкошенный, и тьма накрыла меня с головой.
        Мне никогда не снились сны, в этом месте - особенно. Но, видимо, сытое искажение младшего Соболева решило расщедриться на сновидения, и сквозь тьму я услышал голоса. Петровича и генерала.
        - Я буду расценивать это как выдачу государственной тайны, - устало говорил Соболев-старший. - Так и скажи, что хочешь под трибунал.
        - Я хочу, чтобы девчонка осталась в живых! - бушевал Петрович. - Мне всё равно, чем он там занимается и где, но он должен знать правду!
        - Ты ещё громче заори, он сейчас сам всё узнает. И весь институт заодно…
        - Так может, пора бы уже?!
        Я открыл глаза и неожиданно понял, что это не сон. Врач и генерал действительно стояли под моими дверями, а сам я обнаружился в своём кабинете, на привычном диване, под привычным пледом, и даже не в рубашке, а в заботливо натянутой кем-то обычной футболке.
        - А ответственность ты на себя возьмёшь? - устало сказал Соболев-старший. - Никто не сможет предсказать, что случится, если он поймёт, как всё обстоит на самом деле. Риск может быть…
        Я не выдержал и за мгновение вылетел из кабинета.
        - Ну и кто что должен знать? - спросил я.
        Врач и генерал переглянулись. Я переводил взгляд с одного на другого. Дуэль на троих, блин…
        - Ничего особенного, - бесстрастно сказал Соболев-старший. - Рабочие моменты.
        Петрович кивнул.
        Ладно, была ещё одна истина, которую я здесь усвоил. Есть некоторые вопросы, ответа на которые лучше не знать. Некоторые из них могут оказаться опасными, причём не только для тебя - таким, например, было знание о том, кто находится в «особой» палате на минус втором этаже. Некоторые такие ответы могут быть опасными для самого тебя… но мне пока такие не попадались. А вот от искаженцев некоторая информация скрывалась - например, о том, почему в коридоре на входе был приглушён свет, а в «палатах» всегда горел ярко, а ночью только приглушался - искажение охотнее «включалось» при ярком свете и чуть ослабевало в темноте. Скрывалось же это потому, что искажение и так уравнение со многими неизвестными, а потому безумно сложно для восприятия, а у этих ребят и без того проблемы.
        Неловкая пауза затягивалась. Петрович прищурился.
        - Слушай, а ты к Сафоновой пойдёшь? - неожиданно спросил он.
        Я пожал плечами.
        - Знаешь, мне кажется, от твоего присутствия ей становится легче, - извиняющимся тоном сказал он. - Я слышал, тебе дали особое задание, но ты заходи почаще, хорошо? Может, вместе вытащим её.
        Я кивнул. Оглянулся на генерала - тот отвёл взгляд, но сделал вид, что смотрит на часы. Петрович, конечно, врач, ему виднее, у него на руках анализы там всякие… Я же, кажется, начинал терять веру. Но если не я, то кто будет верить?
        - Ладно, работайте, - преувеличенно громко сказал Соболев-старший, развернулся и зашагал по коридору. Я проводил его взглядом и тоже собрался назад, в свой кабинет.
        - Соболев считает, что она не жилец, - в спину мне бросил Петрович. - Думает отключать её. Так что лучше заходи, Небылицын…
        Предпоследней усвоенной мной истиной было банальное «никогда не сдавайся», и именно после этого разговора я её и вызубрил. Конечно, мне казалось глупостью то, что Ника могла бы чувствовать себя лучше после моих посещений, но уже через две минуты я был в нужной палате. Ника была похожа на тень тени себя самой, и на мгновение я застыл на пороге, не понимая, почему Петрович ещё не констатировал смерть. Только тихое пиликанье кардиомонитора убедило меня в том, что ещё рано это делать.
        - Ника… - еле слышно позвал я.
        Конечно, поверить в то, что она сейчас внезапно придёт в себя, было ещё более тупым поступком, чем поверить словам Петровича. Но я зачем-то подошёл к кровати, взял девочку за руку, с силой сжал. Её кожа была влажной и холодной, но именно в ту секунду, когда я её коснулся, ресницы Ники дрогнули.
        - Петрович говорит, что от моего присутствия тебе будет легче, - тихо продолжил я. - Если так, то я от тебя не уйду, обещаю. Мы справимся вместе, ясно?
        Клянусь, я почувствовал, что она кивнула. Не знаю, каким образом. Я машинально сжал её руку ещё крепче и собирался ещё что-то сказать, но в наше уединение вмешался тот, кого я меньше всего ожидал здесь увидеть.
        - Небылицын, - послышался голос Оздоева над ухом. - Твой клиент с минус второго сейчас сдохнет. Топай туда.
        Я не успел ответить.
        - Если он сейчас уйдёт отсюда, сдохнет она, - послышался резкий голос Петровича. - Возьмёшь на себя такую ответственность?
        Я оглянулся на этих двоих. Лейтенант и врач смотрели друг на друга, не дрогнув ни на секунду, а в это время на кону стояла жизнь сразу двоих «искаженцев». Почему-то я поверил обоим, и так же, как они, не мог взять на себя ответственность. Не мог выбрать.
        Шикнула рация.
        - Оздоев, где тебя носит? - прохрипела она голосом генерала.
        - У Сафоновой в палате, - мгновенно отозвался лейтенант. - Она…
        - Александр Сергеевич! - вспыхнул Петрович. - Вы…
        - Заткнулись оба, - велел Соболев-старший. - Небылицын там?
        - Да, - хором ответили они.
        - Пусть выйдет, - велел генерал. - Нам надо поговорить.
        А вот эта была их усвоенная истина, с которой я категорически отказывался мириться - слепая вера в то, что Соболев всегда прав и всегда знает, как лучше поступить. Ладно, я психолог, я знаю, как велика сила авторитета, какое значение имеют генеральские погоны для простых солдат, но всему должен быть предел. Я поднялся на ноги, желая возразить, но Петрович и Оздоев подхватили меня и вытолкали из палаты, не говоря ни слова. А там, в коридоре, мне уже ждал Соболев.
        - Пойдём, - велел он и жестом указал в сторону лифта.
        Я собирался уже возмутиться, но он остановил меня. Мы прошли в лифт, и он нажал на кнопку первого этажа, что ещё сильнее разожгло мой гнев. На минус втором находился его сын, на минус первом - Ника. На первом располагался его кабинет.
        И я снова открыл рот, чтобы высказаться, но не успел.
        - Скажи, Небылицын, - негромко заговорил Соболев-старший, - когда у тебя день рождения?
        - Какое это имеет значение? - вспыхнул я. - Вы…
        - Очень важное, - невозмутимо перебил меня генерал. - Ну?
        Я поднял палец вверх, собираясь пройтись по полной программе, но неожиданно не смог выдавить из себя ни звука. Я просто не знал.
        - А где ты родился, скажешь? - продолжал Соболев. - Где диплом получил? - Он помолчал немного. - Кстати, в первый день нашего знакомства ты обещал его занести, но так и не занёс.
        - Потому что ни разу не вышел отсюда, - не своим голосом прохрипел я.
        - О, кстати об этом, - ухмыльнулся генерал. - А что мешало-то? Вроде никто тебя здесь не держал. Даже хуже того - ты не подписывал договор, тебе не платят зарплату. Ничего не смущает?
        Лифт давно остановился, двери открылись и закрылись, а мы по-прежнему смотрели друг на друга. Мне было трудно дышать. Я постепенно начинал понимать, к чему он клонит, хотя и отказывался признавать это.
        - Сложи два плюс два, а потом подумай вот о чём, - продолжил Соболев-старший. - Мой сын всё-таки справится и без твоей помощи, хотя надо признать, ты бы лучше подошёл для этой роли. Но мы уже придумали, как обойтись без тебя, понимаешь? А есть кое-кто, кому не выжить, если ты будешь бездействовать.
        Он нажал на кнопку и вышел на своём этаже, а я прислонился спиной к стенке и зажмурился.
        Как фотографии в альбоме, перед глазами принялись перелистываться воспоминания.
        Наша первая встреча с Никой. Она очень странно смотрела на меня, удивлялась тому, что я появился как раз вовремя. Но ещё больше её удивлял мой свитер, который я дал ей. Кстати, я больше его не видел, как будто он растворился в воздухе…
        А что насчёт того, как Ника представила меня лейтенанту? «Это искажение», сказала она тогда. О боже…
        Искажение Соболева-младшего охотно забрало все мои силы и довело меня почти до обморока. Так же охотно, как чужое искажение.
        Я появился буквально из ниоткуда. Так тогда Ника сказала?
        Я открыл глаза, протянул руку и нажал на нужную кнопку. Неожиданно пришло понимание, как сделать то, что я должен был сделать.
        Есть последняя истина, которая, как это и положено в лучших историях и лучших сюжетах, открылась под конец. Героя определяет не только умение находиться в нужном месте в нужное время, иногда важно и вовремя уйти. Только это… только слишком тяжело вот так взять и решиться.
        Несколько минут спустя я оказался на пороге комнаты Ники. Не стал заходить - побоялся, что в последний момент сдамся и малодушно сбегу. Оглянулся на всякий случай, чтобы убедиться, что ни Петровича, ни его коллег нет поблизости.
        - Ник, я не справился, - тихо сказал я.
        Конечно, она не могла ответить. Конечно, я могу ошибаться, но мне показалось, что она стала чуть менее бледной, а на щеках даже появился слабый румянец.
        - Я пообещал тебе, что не уйду, что бы ни случилось, - продолжал я, - но не сдержал обещание. Прости меня, пожалуйста.
        Я малодушно надеялся на чудо. Думал, сейчас она поднимется с кровати, подбежит ко мне, скажет, что в этом нет нужды. Что я всё-таки должен остаться, хотя бы для того, чтобы вытащить младшего Соболева, а не только её. Что…
        Но чудеса бывают где угодно, только не в реальной жизни. Даже такой фантастически реальной, как наша.
        - Пока, Ника, - еле слышно сказал я.
        И развернулся и зашагал по коридору прежде, чем успел передумать.
        Ты только живи, Ника, ладно? Помни, насколько ты всесильна. Не проклинай свой дар, пусть даже он причинил тебе много боли - ты только посмотри, на что он оказался способен! Даже сейчас, глядя на свои тающие в воздухе руки, я успеваю сохранить эти мысли для тебя. Когда ты очнёшься, ты будешь всё это помнить и знать, и это будет частью тебя, как было частью меня когда-то. И это дар, однозначно дар, делающий тебя супрегероем. Настоящим. Способным на что угодно.
        Ты только живи, Ника, ладно? И следуй десяти заповедям-истинам, которые я открыл для нас обоих.
        Привет! Меня зовут Кристина, и я пишу книги в разных жанрах и практически для всей семьи :) .
        Подростковые книги:
        1)
        Цикл «Стезя героев» (городское фэнтези, молодёжная литература; завершён):
        2)
        Цикл «Воля и разум» (молодёжная антиутопия; впроцессе):
        3)
        Цикл «Легенды о Мечтателях» (подростковая фантастика; впроцессе):
        4)
        «Рождение чемпиона» (капелька мистики и немного спортивной драмы):
        Для взрослых:
        1)
        «Тысяча ненастоящих лиц любви» (психологический триллер):
        2)
        «Обычная супергеройская история» (женская юмористическая фантастика):
        Есть что сказать?
        Напиши мне в группу вконтакте: Или на электронную почту: [email protected]
        Тебе везде и всегда будут рады!
        Фото для обложки: Wellington Cunha с pexels.com по лицензии СС0

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к