Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Абоян Виталий: " Мёртвая Жизнь " - читать онлайн

Сохранить .
Мёртвая жизнь Виталий Эдуардович Абоян
        Твердая научная фантастика о первом контакте. Автор с двадцатилетним стажем. Призер премии "Старт" 28-го Всероссийского фестиваля фантастики "Аэлита".
        Чужие глаза непрестанно наблюдали за ним…
        «Внеземной разум существует, доказательство найдено!»
        Будто на корабле поселился кто-то неведомый…
        «В газопылевом облаке обнаружен огромный инопланетный корабль!»
        Кто-то новый следит за каждым нашим действием…
        «Люди установят контакт с таинственной расой!»
        Параноидальная научная фантастика о первом контакте, который пошел не по плану. Что иной разум может сотворить с человеческим сознанием? Что люди сотворят с Ним?
        Виталий Абоян
        Мёртвая жизнь
        Cogito, ergo sum[1 - Мыслю, следовательно, существую (лат.). - Здесь и далее примеч. автора.].
        Рене Декарт
        1. Прибытие
        Картинка реальности проступала медленно, наползая клочками с периферии взора к центру, туда, где желтое пятно[2 - Область наибольшей остроты зрения на сетчатке глаза человека и высших животных.] дает максимальную четкость. Фрагменты склеивались в оплывший шар, похожий на подтаявший в теплых руках снежок, закрывая собой идиллические пейзажи виртуальной реальности. С сетчаткой в виртуальности никто не советовался, ее безжалостно обманывали, отправляя картинки прямо в зрительную область коры. Человек есть мозг, все остальное - лишь придатки, помогающие сносно существовать. Только разум, обитающий где-то среди синапсов серого вещества, делает человека человеком. Не тварью дрожащей, но повелителем природы и хозяином собственной судьбы.
        Выход из виртуальной сенсорной депривации[3 - Депривация - частичное или полное прекращение внешнего воздействия на органы чувств.] сообщал об окончании прыжка. Махина межпланетного научно-исследовательского корабля по имени «Зодиак» вывалилась из гиперпространства в черный холодный космос в точке прибытия. Пустота прыжка еще давала знать о себе слабостью и ноющей болью в каждой мышце человеческого тела, но сознание уже было здесь, в каюте. Начались трудовые будни.
        Захар, неловко орудуя конечностями, выбрался из эргокресла. Тело, привыкшее к неге бездействия за время прыжка, протестовало, пытаясь сделать вид, что не знакомо с самим понятием «движение». Перевалившись через край ложемента, Захар приготовился встретиться с полом, но столкновения не произошло - он так и остался плавно парить в центре каюты. Псевдогравитации не было.
        Кибертехник Захар Орешкин успел разгерметизировать грудную застежку скафандра. Ее пришлось вернуть в прежнее состояние - аварийная сигнализация молчала, но отсутствие тяготения являлось признаком нездоровья «Зодиака»: вращение диска с жилыми отсеками корабля должно было начаться сразу после выхода из гиперпространства. Захар вздохнул, рефлекторно попытался потянуться, но голова уперлась в гермошлем, отчего затекшие мышцы спины свело болезненной судорогой. Кибертехник, стараясь не обращать внимания на боль, открыл дверь и выбрался из каюты.
        В невесомости было непривычно и неудобно. Нетренированное к перемещениям в подобных условиях тело норовило пролететь поворот, а неумелые попытки Захара остановиться в нужном месте приводили лишь к болезненным даже сквозь относительно толстую ткань скафандра ударам о стены. Да и мутило от космической свободы движений изрядно.
        В рубке собрались все шестеро членов экипажа «Зодиака». Вернее, Тахир был там изначально - пилоты во время прыжка обязаны находиться на боевом посту. Просто традиция, ничего более. Никакого смысла в том не было - в виртуальность он мог выйти в любой точке корабля, а на ручном управлении, что архаичными джойстиками и кнопочками торчало из консоли рядом с эргокреслом пилота, в гиперпространстве далеко не улетишь. Оно вообще бесполезно в гиперпространстве, только человеческий мозг мог каким-то мистическим образом выбирать предлагаемые природой вероятности.
        Четверо добравшихся до рубки раньше Захара парили вокруг эргокресла, в котором лежал пилот. Стан?слав Грац - корабельный врач и старпом в одном лице - склонился над Тахиром, верхняя часть скафандра которого была снята. Свой скафандр Грац тоже раскрыл на груди и откинул гермошлем. Похоже, опасности разгерметизации действительно не было.
        Захар снова разомкнул застежку и попытался вытянуться. В стоящей в рубке тишине было отчетливо слышно, как хрустнули позвонки.
        Грац повернул голову к кибертехнику, отвлекшись от голоэкрана пилотского эргокресла. Экран пестрил непонятными графиками и значками.
        - Что у нас происходит? - спросил Захар.
        Седовласый Грац вернулся к созерцанию графиков на голоэкране, положив ладонь на грудь распростертому в эргокресле пилоту. Обычно пилот был капитаном, «Зодиак» не являлся исключением.
        - Орешкин, отмены нештатной ситуации не было, - тихо сквозь зубы пробурчал Грац.
        Недвижимый Тахир, брюзжащий Грац, вся команда в замешательстве - похоже, дела плохи.
        Захар вздохнул и уже во второй раз за последние десять минут принялся натягивать гермошлем. Одновременно с этим он подключился к виртуальной реальности корабля, которая, почуяв присутствие кибертехника, не замедлила разродиться сонмом графиков и цифр, сообщавших о состоянии киберсистем. Захар не стал присматриваться к плавающей вокруг него информации - если бы было что-то из ряда вон, недоразвитый мозг «Зодиака» давно сообщил бы в принудительном порядке. Смахнув привычным движением назойливые цифры, кибертехник заставил их исчезнуть. Что же все-таки происходит?
        Как только вирт-связь включилась, мысли, образы и переживания четырех членов экипажа лавиной хлынули в сознание Захара. Сквозь бурю эмоций настойчиво пробивалось ворчание Граца - он не мог не брюзжать даже в виртуальности.
        В общем-то теперь все стало на свои места. Тахир не подавал признаков жизни, поэтому первый помощник по праву принял командование. И по праву отдавал распоряжения насчет скафандра.
        «Что с ним?» - спросил Захар, ни к кому конкретно не обращаясь.
        «Без сознания», - констатировал очевидное Люциан Лившиц.
        Лившиц представлял на корабле Институт внеземной жизни. Внеземелец, похоже, размышлял о чем-то своем, в его виртуальном образе ясно читалось смятение. Лиц за поляризованными стеклами шлемов Захар не видел, но неказистость и скособоченность Лившица отлично проступали даже в облаченной в скафандр фигуре.
        От Герти пришло смутное ощущение, будто она пожала плечами, - планетолог ничего не знала. Видимо, как и остальные.
        «Всем! Занять! Свои! Места!» - мысленно отдал команду Грац. Он не оборачивался, вообще не отвлекался от своего непонятного занятия, поэтому казалось, что нашпигованную до самого последнего бита раздражением и праведным гневом фразу в виртуальность бросил не он. Удивительный человек, как он умудряется выдавать в виртуальности столько эмоций? Причем, как правило, отрицательных.
        Ничего не оставалось, как вернуться в каюту, вновь цепляя в невесомости каждый угол, и лечь обратно в эргокресло. В ожидании Захар занялся просмотром отчета о работе киберсистем корабля - пора бы кибертехнику проверить свое киберхозяйство. Скоро хозяйству предстоит изрядно потрудиться.
        Лившиц с Герти о чем-то оживленно спорили по вирт-связи, не озаботившись перевести беседу в приват. Захар не вникал в суть, но бормотание внеземельца внутри головы раздражало - судя по всему, тот был не на шутку напуган. Вот уж чей испуг более чем странен - Лившиц же специалист по нештатным ситуациям, он должен сохранять спокойствие. Но, как оказалось, хладнокровия ему недостает. Кибертехник выключил тараторящую парочку из восприятия.
        Фриц Клюгштайн, биолог экспедиции, вовсе молчал. Чем он сейчас занимался, Захар не знал - проверять Фрицу до начала штатной программы исследований вроде бы нечего.
        Списки, графики и диаграммы цветастым ковром рассыпались по каюте. Все показатели в норме. Дряхленький нейропроцессор «Зодиака» тоже работает как положено. Кстати, а ведь «Зодиак» должен располагать информацией. У него и надо спросить, что здесь, в конце концов, происходит.
        Мозг корабля принял запрос, немного подумал, собирая доступные данные со всех узлов, и выдал совершеннейшую околесицу. Из его отчета выходило, что полет в гиперпространстве продолжается.
        Захар сначала машинально усмехнулся, потом почувствовал, как холодный пот выступает росинками на лбу и где-то между лопатками. Тонкий комбинезон, что был надет на нем под скафандром, сделался неприятно влажным. В кончиках пальцев закололо, словно по ним стучали маленькие острые иголочки.
        Искусственный интеллект «Зодиака» неправильно воспринимал свое состояние. Он не мог определить координаты, не мог скорректировать курс. Он ничего не мог. Все функции, связанные с перемещением космического корабля в пространстве, были недоступны.
        Еще раз прогнать тест нейропроцессора: количество функционирующих нейронов значительно превышает критический порог, сложность связей на порядок выше нормативного, функции запоминания… ага, совпадение на сто процентов, логические схемы соответствуют, мотиватор мотивирует в пределах дозволенного. Электрические цепи… что у нас с электрическими цепями? Все у нас с ними в порядке, контакты электросинапсов активны на девяносто восемь процентов при критическом уровне восемьдесят пять. Нейропроцессор - всем нейропроцессорам нейропроцессор. Что же тогда не укладывается в восприятии картины мира?
        Грац затих, не подает признаков жизни. Захар окинул взглядом виртуальную карту корабля - первый помощник на месте, только молчит. А вот Тахира определять мозг «Зодиака» отказывался. Нет больше у корабля капитана.
        Сейчас бы выйти и спросить у Стан?слава, что все это значит. Так ведь пошлет, обязательно пошлет. С него станется.
        Строки цифр и маленькие блоки с трехмерными картинками всплывали один за другим перед глазами Захара. На полном автоматизме он запустил прогон стандартных задачек для «Зодиака» - шар с облаками в пространстве, движущийся по заданным параметрам согласно формуле Ньютона - Эйнштейна. Это что? Планета. И длинный список всей физико-химической подноготной виртуального небесного тела. Все правильно, все сходится. Нормально мозг корабля воспринимает реальность. Это, похоже, с реальностью что-то не так.
        Для верности Захар запустил прогон тестирования логики нейропроцессора еще раз.
        «Оставьте его в покое, Орешкин, - это был Грац. - Лучше вернитесь в рубку».
        Приказ нового начальства. В голове промелькнула мысль о неудобстве перемещения в задраенном скафандре.
        «Можете его снять», - пришли по вирт-связи слова Станислава.
        Захар расстегнул застежку, откинул гермошлем, не заботясь о его фиксации в положенном креплении, сбросил толстую упругую ткань с плеч и понял, что комбинезон мокрый насквозь. Будто в душе побывал. Предательский холодный пот, вероломная вегетатика[4 - Вегетативная нервная система отвечает за работу внутренних органов, сосудов и желез, в том числе и потовых. Действия вегетативной нервной системы не подконтрольны желанию человека.].
        Грац сидел, насколько это было возможно в невесомости, на поручне эргокресла Тахира. Его скафандр плавно барражировал в пространстве у пола, тихо шурша складками ткани. Вид у доктора был подавленный, но решительный. Он подпирал рукой невесомую голову, будто пытался удержать ее, чтобы ненароком не унеслась летать по рубке. Его темные, почти черные глаза рассматривали что-то неведомое на покрытом шероховатым - для лучшего сцепления в условиях пониженной гравитации - пластиком полу, губы непрерывно шевелились, однако по вирт-связи от него ничего не поступало.
        - Сядьте, - сказал он.
        - Но невесомость…
        - Тогда хотя бы перестаньте маячить, - махнул рукой Грац. Инерция движения отклонила тело Станислава в сторону, но каким-то чудом он удержался на подлокотнике. - Вы выяснили, что произошло?
        - С киберсистемами корабля все в полном порядке, - доложил Захар.
        - А с кораблем?
        А с кораблем происходило что-то непонятное, и Захар молча пожал плечами.
        - Вот и я не пойму, - сказал Грац. - Похоже, мы здесь застряли надолго. Второго пилота у нас нет.
        - Тахир… - У Захара не повернулся язык сказать «мертв».
        - Нет, - отрицательно мотнул головой Грац, - жив. Только не вышел из транса. Я такое вижу впервые.
        - Вы старший помощник, стало быть…
        - Не называйте меня старшим помощником, - скривился тот, - я врач, понимаете? Врач! Я не нанимался командовать бандой… ученых.
        - Но вы же, Станислав, как врач знаете, что делают в таких случаях, - Захар не спрашивал, он констатировал факт. Он, кибертехник, плохо разбирался в физиологии пилотажного транса, но Грац-то должен знать, что не так с пилотом.
        - Нет. - Он поднял взгляд на кибертехника. Тяжелый взгляд. В глазах читались спокойствие и обреченность. Он действительно не знал. - Такого никогда не случалось прежде. Пилот, впадая в транс, ведет корабль в гиперпространстве, его мозг сливается с нейропроцессором корабля и гиперприводом в одно целое, они неразделимы в этот момент. А сейчас гиперпривод отключен, мозг «Зодиака» функционирует в автономном режиме - вы все проверили. Почему тогда Тахир…
        - Корабль считает, что мы по-прежнему в гиперпространстве, - вставил Захар.
        Грац задумался на мгновение.
        - Но ведь мы в обычном космосе. Вы чувствуете?
        - Да, обычные ощущения. Только невесомости не должно быть.
        - Наверное, это из-за того, что он не видит Тахира. В памяти «Зодиака» нет данных о прекращении пилотажного симбиоза.
        - Давайте откроем окна и посмотрим, - донесся голос из дверей рубки. Это был Клюгштайн. Гермошлема на нем не было. Он успел совсем снять скафандр и переодеться в обычную одежду.
        - Давайте, - согласился Грац.
        В рубке появились Лившиц и Гертруда. Внеземелец в черных брюках и черной же, застегнутой на все пуговицы, рубашке; планетолог - во вздувшихся в невесомости широких бесформенных штанах, сдобренных множеством карманов и пряжек, и в столь же расхристанной майке.
        Захар обратил внимание, что Лившиц нервно мнет штанину дрожащими пальцами.
        - Не переживайте вы так, Люциан, - сказал Клюгштайн, приобняв внеземельца за плечи. - В конце концов, «Зодиак» исправен. Нужно лишь немного подождать - нас обязательно найдут.
        Исследовательские корабли, отправлявшиеся в плановые экспедиции, никогда не комплектовались двумя пилотами - слишком дорогое удовольствие. Сколько ни бились ученые, выяснить, в чем заключается отличие мозга человека, способного вести корабль сквозь гиперпространство, от мозга обычного homo sapiens, не удалось. Ничем он не отличался. Но факт оставался фактом - около одной тысячной процента людей могли управлять космическими судами на пути к далеким звездам. Остальные даже не представляли, как это можно сделать.
        Попасть в гиперпространство мог любой корабль, снабженный гиперприводом. Одна проблема - без пилота он вываливался в реальный мир в абсолютно непредсказуемой точке.
        В случае, подобном нынешнему, на помощь не вернувшемуся в срок кораблю отправляли спасательную бригаду. На то она и плановая экспедиция, что координаты известны и все исследования проводятся по заранее отработанной инструкции.
        Однажды Захару уже приходилось ждать спасения - тогда из-за программного сбоя в работе двигателей посадка прошла слишком жестко и повредили гиперпривод. Подмоги ждать пришлось всего несколько недель. Сейчас дело обстояло хуже: «Зодиак» - большой корабль, и план исследований рассчитан на полгода. Плюс стандартное время ожидания и неизбежные задержки. Итого…
        - Помощи раньше чем через восемь месяцев ждать не приходится, - озвучил мысли кибертехника Грац.
        Врач активировал ручное управление, разблокировал пульт и дернул рычажок выключателя приводов экранов-иллюминаторов, опущенных во время полета в гиперпространстве.
        Тихо, на самом пороге слышимости, зажужжали моторы. И…
        Не изменилось ничего. Черная непроглядная тьма наполняла три панорамных иллюминатора рубки. Неизбежный желто-голубой шарик планеты, к которой они летели, на положенном месте отсутствовал. Не было видно даже звезд.
        - Сломались приводы ставень? - с заранее умершей надеждой в голосе спросил Лившиц.
        Грац покачал головой, отрицая возможность поломки. Клюгштайн переместился по периметру иллюминатора, пытаясь высмотреть что-либо в непроницаемой черноте космоса. Он смешно складывал ладони лодочкой, стараясь загородиться от света в рубке, и прижимался лицом к стеклу.
        - Нет ничего, - гнусаво сказал он, не отрывая носа от стекла.
        - Этого следовало ожидать, - мрачно произнес Грац, - мы не вышли в расчетную точку.
        В этот раз дела обстояли хуже. Намного хуже. Осознание того, что спасения не будет, будто свалилось откуда-то сверху, придавив мозг к внутренностям. Захар бросил взгляд на Герти и понял, что у нее похожие чувства.
        - Но как нас найдут? - это был Лившиц. Люциан побледнел, мертвенная белизна лица особенно выделялась на фоне черной, как космос за иллюминатором, рубашки.
        Ему никто не ответил.
        - Давайте для начала определим, где мы находимся, - сказал Грац.
        - Но как? «Зодиак» не воспринимает реальность, он продолжает думать, что мы в гиперпространстве. - Захар знал о существовании способов навигации в открытом космосе без помощи нейропроцессоров корабля, но совершенно не представлял, как это делается.
        Станислав недовольно поджал губы.
        - Ну, так заново научите его воспринимать реальность, - сказал он. - Кто здесь кибертехник, в конце концов?
        - Есть предложение, - послышался голос Клюгштайна. Фриц, похоже, не унывал. Или только делал вид, что ему все равно. - Спешить нам совершенно некуда, как я понимаю. Давайте-ка сначала отобедаем. И уберем, наконец, невесомость.
        2. Хозяин Тьмы
        Вытянутый силуэт «Зодиака», расширяясь на корме тремя буграми ионно-плазменных двигателей, недвижимо парил в антрацитово-черном пространстве. Подвешенный на магнитном шарнире в передней части корабля диск с жилыми отсеками безрезультатно пытался развеять космическую тьму светом, льющимся из иллюминаторов. Диск нехотя двинулся, начиная вращение, раскручиваясь быстрей и быстрей, - «на Зодиак» возвращалось тяготение.
        Захару предстояло каким-то образом разблокировать псевдоразумный мозг корабля, впавший в катотонию гиперпрыжка. Вмешательство в систему, управляемую нейропроцессором, дело сложное и опасное: одно неверное действие, и подпорченный псевдоразум уже не исправить.
        Как же заставить его понять, поверить, что он находится в обычном пространстве? Уничтожить записи о прыжке? Стереть файл с логами движения в гиперпространстве? Файл почти пустой. Они всегда получаются пустыми - машины не понимают потустороннего мира. Машинам нечего записывать там, для них там ничего не происходит. Только импульс гипердрайва - это событие и отмечено. Если не было импульса - значит, не было и прыжка. Стало быть, если заставить «Зодиак» забыть эти данные, он должен очнуться.
        Должен-то должен, однако не стоит забывать, что «Зодиак» - не человек, совсем не человек, а Захар - вовсе не психиатр, чтобы с уверенностью судить о том, кто и что должен забыть и как оно поведет себя после. Уверенности не было. Но не было, черт возьми, и другого варианта.
        «Зодиак», выведи список событий, начиная со старта», - отдал приказ по вирт-связи Захар.
        Перед ним возник столбик записей. Предстартовые процедуры, отметка о запуске гипердрайва и лог о поступившем запросе. Все, как и ожидалось.
        Он сохранил копии обоих файлов на резервном носителе и, глубоко вздохнув, сомкнул пальцы на оригинале, уничтожив его. Ничего не произошло. Кибертехник осторожно, почему-то стараясь не шуметь, выдохнул: свет горел, индикаторы не погасли, виртуальная картинка оставалась в пространстве каюты. Нейропроцессор работал.
        «Вывести отчет о состоянии систем».
        Длинный ряд цифр и короткое предложение: «Состояние движения в гиперпространстве».
        Тьфу!
        «Зодиак», обновить состояние системы!» - это был Грац. Он наблюдал за нерешительными действиями Захара, он все видел. Сидел в своей каюте и, наверное, посмеивался над сомневающимся кибертехником. Если уж говорить серьезно, то в психиатрии Грац разбирался куда лучше Захара.
        На одно короткое мгновение, за которое Захар успел почувствовать, как предательски выползающий из подсознания страх заставляет неметь кончики пальцев, свет погас. На миг корабль умер, чтобы спустя секунду, подобно фениксу, возродиться.
        Металлические, обитые мягким пластиком стены едва заметно дрогнули, и Захар ощутил, что его тело слегка налилось тяжестью, - заново включился ротор диска жилого отсека.
        Контрольная проверка логических схем «Зодиака» - на всякий случай - неполадок не выявила. Полный порядок. Только все равно неспокойно.
        «Ориентация», - отдал команду Захар.
        Доля секунды раздумий, и результат готов - искусственный интеллект корабля не мог определить свое местоположение. «Зодиак» почти лишен эмоций, но чувство, которым он заполнял вирт-эфир, можно было назвать замешательством - корабль не знал, где находится, и не мог вспомнить, как сюда попал. Только чувства вины за погубленные в своем корабельном чреве души не хватало. Все-таки он был «псевдо», а не настоящий разум.
        - Все в порядке? - послышался голос Станислава. Он стоял рядом с эргокреслом Захара. Кибертехник и не заметил, как врач вошел в его каюту.
        Захар внимательно посмотрел на Граца - тот улыбался, но на дне темных, прищуренных глаз притаилась печаль. Он сам не верил своей улыбке.
        - Да, - после секундной паузы произнес Захар, - нормально. Работает.
        Только не было все нормально. Ненормально было - они оба отлично это понимали. И остальные - тоже. Лишь у Лившица плохо получалось скрывать свое понимание.
        - Вот и хорошо, - сказал Грац.
        «Зодиак» перебирал варианты - данных решительно не хватало. Даже своим мощным «глазом» звезд он видел ничтожно мало, для того чтобы локализовать себя. Разброс вероятностных точек был чудовищен - несколько десятков тысяч световых лет.
        Команда собралась в рубке. Все ждали результатов. Результатов не было, люди нервничали и глупо шутили, усердно изображая беззаботность и уверенность в завтрашнем дне.
        - Нас не найдут, - тихо, без эмоций, но так, что все разом замолчали, сказал Грац.
        - Да, - подтвердил Клюгштайн и шмыгнул носом. Похоже, ему просто необходимо было отметить этот факт для самого себя. Поставить галочку против выбранной фразы.
        - Где же мы? - прошептал Лившиц. Шепот его перемежался хрипами и бульканьем, доносившимися откуда-то из глубин горла. Он изо всех сил старался не закричать.
        Странно! Ведь он самый подготовленный к встрече с неизведанным! Захар еще раз отметил, что от Лившица не ожидал подобной реакции.
        - В космосе, - невесело усмехнувшись, ответил кибертехник.
        - Именно, - подтвердил биолог.
        Гертруда отошла к пульту и села в кресло. Она не моргая смотрела на обзорный экран, показывающий непроглядную тьму вокруг «Зодиака». Грац безмолвствовал.
        «Правильно ли он поступает? - подумал Захар. - Ведь если начнется истерика, если команду охватит паника, остановить безумство будет крайне затруднительно. Если вообще возможно. Или он намеренно это делает? Может, лучше сразу покончить с бессмысленностью бытия, а не жить несколько месяцев запертыми в консервной банке, осознавая, что смерть неизбежна? Зная, что верный «Зодиак» превратился в надежную братскую могилу и будет целую вечность парить по безбрежным просторам Вселенной? Корабль тоже умрет, только позже - реактор работает долго, но не бесконечно».
        - Можно ведь что-то сделать, подать сигнал? Радио, лазер. Что у нас есть? - Лившицу пока удавалось сдерживать крик, который настойчиво пробивал дорогу из недр его грудной клетки наружу.
        - Люциан, вы представляете себе мощность сигнала, который дойдет до обитаемой части Галактики? Комариный писк покажется грохотом Ниагары в сравнении с ним. Не говоря уже о том, что до обитаемых планет могут быть десятки тысяч световых лет, и мы даже примерно не представляем, в каком направлении они расположены.
        И все-таки внеземелец не выдержал.
        - Мы же все умрем! - истерично завизжал он.
        Гертруда внезапно вскочила с кресла и наотмашь ударила Лившица по лицу. Тот перестал орать и, жалобно всхлипывая, повалился на свободное эргокресло, зарывшись в мягкую поверхность лицом.
        - Заткнись, - не разжимая зубов, прошипела планетолог.
        - Сдается мне, - сказал Клюгштайн, - никто из нас и не планировал жить вечно. Так что все идет своим чередом.
        - Там что-то есть, - бросила Гертруда, вернувшись к созерцанию черного экрана.
        Никто не обратил на ее слова внимания, все с интересом рассматривали рыдающего Люциана, хотя Грац при этом явно думал о чем-то своем. На лице биолога застыла вялая, немного отдающая идиотизмом улыбка - ему было жаль Лившица, и вместе с тем поведение Люциана его рассмешило.
        Захар, безрезультатно пытающийся подавить захватывающее разум чувство обреченности, думал о том, что истерика внеземельца - это только начало. Чего ждать от остальных? А от самого себя? Собственная психика казалась незыблемой, как древняя цитадель, но еще ни одна цитадель не простояла вечно.
        - Нам нужно подсчитать ресурсы, - сказал Грац. - Согласно инструкции - теперь командую кораблем я. Учитывая, что ситуация выходит за рамки, предусмотренные инструкцией, предлагаю обсудить кандидатуру капитана: если большинство сочтет меня негодным командующим, возражать против другой кандидатуры я не стану.
        - Да бросьте, Станислав, - сказал Клюгштайн. - Вы у нас самый опытный, космический волк, можно сказать. Я не возражаю.
        - Я тоже, - сказал Захар.
        Вопрос власти в сложившейся ситуации казался глупым и бессмысленным. Теперь все потеряло значение.
        - Люциан, а вы? - спросил Клюгштайн.
        - Делайте что хотите, - отмахнулся Лившиц. Он больше не хныкал, но с эргокресла не поднялся.
        - Гертруда?
        Планетолог согласно кивнула, послав в вирт-эфир подтверждение кандидатуры Граца, но произнесла другое, не сводя глаз с обзорного экрана:
        - Там что-то есть. Ничего не видно, слишком темно. Но там определенно что-то есть.
        Захар заглянул в черную бездну на экране. Там ничего не было. «Квадрат» Малевича, геометрия безысходности. Даже звезды не видны в этом ракурсе. Началось? Смерти ждать не придется - раньше они все сойдут с ума. Человек настолько мал и ничтожен перед безграничностью космоса, перед его всепожирающей тьмой, что долго их сознание не выдержит. Когда привычные ориентиры внутри корабля примелькаются настолько, что перестанут отделяться от великого ничто за иллюминаторами, им всем придет конец. Независимо от того, какие ресурсы удастся сэкономить Грацу к тому времени. В этих краях Робинзону не дождаться Пятницы. Но у Герти началось как-то уж слишком рано.
        - Там ничего нет, Герти, - сказал Фриц. Улыбка ни на минуту не сходила с его лица, он желал облагодетельствовать всех.
        - Экран черный, Гертруда, - подтвердил Грац. - И на радаре ничего нет.
        Захар тоже успел просмотреть в виртуальности данные радара. Грац говорил правду.
        Планетолог повернулась, внимательно посмотрела в глаза каждому и усмехнулась:
        - Думаете, я с катушек слетела? Глюки у меня, думаете?
        - Бросьте, Гертруда. Такое с каждым может случиться.
        Захар продолжал вглядываться в беспросветную тьму экрана. Он решительно ничего не видел. Совершенно. Очень хотелось обнаружить там светящийся диск планеты или точку с росчерком плазменных двигателей другого корабля. Ведь это спасение, это - жизнь. Пусть и не вечная, как говорит Клюгштайн. Но экран был черен, как уголь ночью.
        - Там есть что-то, - повторила Герти. - Сейчас не видно, мы повернулись. Я не уверена, но оно слабо отражало свет.
        - Какой свет, Гертруда? - спросил Грац.
        Планетолог пожала плечами:
        - Звезд?
        Долго они еще будут гадать? Будто не было способа разрешить спор.
        - Давайте включим «лягушачий глаз»[5 - Глаз лягушки может улавливать отдельные фотоны, поэтому интенсивность света для нее не имеет значения.], - предложил Захар.
        - А действительно, - оживился Фриц.
        Захар почувствовал, что «Зодиак» ждет разрешения активировать прибор. Корабль внимательно следил за ходом разговора. Не упускал нейроэлектронный мозг корабля и ни одной дозволенной для него мысли членов экипажа. В вирт-эфире пронеслось разрешение, данное Грацем, - корабль признал его своим капитаном, получив одобрение команды.
        На черном экране появилось несколько тусклых точек - всевидящее око «Зодиака» начало ловить фотоны. Вот зажглось еще несколько светлячков. И еще.
        Там были звезды. Или что-то, что свет этих звезд отражало. Учитывая, что все видимые далекие светила неведомых планет, которые можно было пересчитать по пальцам одной руки, располагались на противоположной стороне «небосклона», более вероятным становился второй вариант.
        Команда, затаив дыхание, следила за проявляющейся картинкой. Даже Лившиц оторвался, наконец, от спасительного кресла и тоже смотрел на экран.
        Прошло добрых полчаса, когда стало ясно, что источником частиц света, отпечатывающихся на фотофорах «Зодиака», были не звезды. Точнее, не все точки были звездами.
        За это время никто не произнес ни слова.
        На экране, переставшем пугать аспидной чернью, отчетливо прорисовывались контуры странного объекта, формой напоминающего немного приплюснутый с одного полюса шар, окаймленный на противоположной стороне шаровидными же наростами.
        Картинка, каждую секунду становившаяся четче, напоминала детскую головоломку, где в мешанине разноцветных точек нужно узнать собачку или ракету. Только получившееся изображение ни на что известное похоже не было.
        Зодиак запросил разрешение на определение дистанции до объекта и, получив одобрение нового капитана, выстрелил в чудище из лазерного дальномера. Нижнюю часть экрана разрезала яркая полоса - фотофоры поймали блик лазера.
        Людям показалось, что время ползет, словно сонная улитка, а ответа «Зодиака» все нет. Какого же эта махина размера? Наконец в поле зрения появилась цифра - «Зодиак» завершил измерение. Однако: четверть расстояния до Луны. И с такой дистанции объект отлично виден, во всех деталях. Планетоид? Беглая планета? Только какой системы? - никаких звезд по соседству не наблюдалось.
        - Мы что же, нашли планету? - нарушил тишину Клюгштайн и шумно потянул носом воздух.
        - Прекратите немедленно обстреливать это лазером! И закройте наконец иллюминаторы - ему может не нравиться наш свет, - прошипел Лившиц.
        Его голос был тихим, но властным. Люциан почувствовал себя на коне, ему явно расхотелось умирать. И вообще, судя по всему, он больше не думал о смысле жизни - смысл висел в пространстве прямо перед ними.
        Все замерли, все пребывали в замешательстве. Один только Лившиц, похоже, не ведал сомнений. Грац отдал приказ закрыть иллюминаторы. Захар понял: никому, кроме внеземельца, не пришло в голову, что обнаруженный Гертрудой объект может иметь искусственное происхождение. Но ведь это так очевидно - правильные формы, явно технологические наросты в нижней части.
        Он, оказывается, уже определился, где у объекта верх и низ. Подсознание не обманешь.
        - Вы что, Люциан? - биолог все понял, фраза вылетела по инерции.
        Лившиц на секунду задержал взгляд на Фрице. Улыбка у того сползла, исчерченное морщинами лицо биолога выражало задумчивость и смятение.
        - Да, Фриц. Да, - произнес Лившиц.
        Не нравилось Захару, что внеземелец так легко вжился в отведенную ему роль. Не нравилось. Не любил он, когда люди считали позволительным понукать другими, когда свое мнение считали единственно правильным, свое знание - истинным. Сотрудники Института внеземной жизни были такими все. За почти сотню лет, что существовал институт, организация превратилась из сугубо научного учреждения во властный, контролирующий любые космические изыскания орган. Шагу без них ступить было нельзя.
        Это они, великие теоретики несуществующей науки, разрабатывали инструкции и жестко карали тех, кто пытался уклониться от исполнения предписаний. Внеземельцам была дана власть, на них делали ставки. Особенно теперь, когда внеземная жизнь все-таки была найдена.
        - И что вы предлагаете делать? - спросил Грац. Всем своим видом Станислав выражал глубокий скепсис относительно здравомыслия внеземельца.
        Опасения доктора не замедлили оправдаться.
        - Нам необходимо остановить исследования в данном секторе, - четко выговаривая слова, словно робот, произнес Лившиц.
        На секунду в рубке повисла тишина. Потом Клюгштайн учтиво закашлялся, а Гертруда прыснула, закрыв лицо ладонями. Захару, однако, смешно не было. Ему вдруг сделалось грустно - они попали в переплет, и, по всей видимости, им не спастись, а этот контролер-догматик… Нет, но только подумайте, всего каких-то полчаса назад этот боец за праведное соблюдение инструкций незабвенного Института внеземной жизни рыдал, словно ребенок, у которого отобрали леденец. А теперь - орел! Теперь у него есть место, куда те самые инструкции приложить можно.
        - Вы в своем уме, Люциан? - поинтересовался Грац. - Какие исследования? Или у вас есть инструкции на все случаи жизни?
        - Ты лучше расскажи, в каком конкретно секторе нам теперь запрещено проводить исследования, - рассмеялась планетолог.
        Лившиц закусил губу, неистово кромсая нежную кожу зубами. Опять разрыдается?
        - Делайте, как знаете, - махнул он рукой.
        - Хорошо, - согласился Грац. - Только…
        - Только запомните, - перебил его внеземелец, - я вас предупредил - контакт с иной цивилизацией может быть опасен. Даже изучение артефактов иных разумных таит в себе угрозу.
        - Не переживайте, Люциан, - сказал Грац, - ответственность я возьму на себя.
        Все благодарно посмотрели на доктора, поскольку желали увидеть поближе хозяина здешней тьмы, что висел в сотне с небольшим тысяч километров, безмолвно взирая на потерявшийся корабль землян. Они потерялись - об этом никто не забыл. И есть ли смысл в каких бы то ни было исследованиях, которые неминуемо сожрут ресурсы, понизят жизнеспособность корабля и неотвратимо приблизят нависшую над ними угрозу? «Это уже не угроза, - подумал Захар. - Наша относительно скорая смерть не подлежит сомнению, с ней уже все смирились. Только не подают виду, усиленно изображая, что их жизни еще что-то значат».
        И еще один момент, которому никто, кроме кибертехника, не придал значения. Лившиц, проявив свое, по всей видимости, природное безволие, передал власть на корабле обратно Грацу. Да, именно обратно! Похоже, никто не заметил, что внеземелец активировал зашитую в псевдоразум «Зодиака» защиту, переключив управление на себя. А потом отказался от власти. Понял ли сам Люциан, что сделал? Захар в этом не был уверен.
        - Мы летим туда, - сказал Станислав. - Изучим объект: он может оказаться космическим кораблем чужих. Возможно, с его помощью мы вернемся домой. Он же сам как-то сюда добрался.
        - А вы не думаете, что его постигла та же участь? - спросил биолог.
        - Я ничего не думаю, - ответил Грац, - я не знаю. Других вариантов у нас все равно нет.
        Корпус «Зодиака» вздрогнул: плазмогенераторы закачивали топливо в ускорители, корабль готовился начать движение. Новый капитан уже отдал команду на сближение с объектом. Кромешную тьму открытого космоса прорезали три ярких огненных столба. Мощь ионно-плазменных двигателей потрясала человеческое воображение, но здесь, в безбрежном холодном пространстве, рожденный человеком огонь терялся, выглядел маленьким и незначительным. Хорошая терапия для страдающих манией величия.
        - Вопрос ответственности теперь не важен. Вы же ничего не понимаете! Это вопрос выживания, - неожиданно бросил Лившиц и вышел из рубки.
        Грац сделал вид, что не заметил слов внеземельца. Он поднялся, потерев затекшую поясницу, и, направившись к выходу, сказал:
        - Всем занять эргокресла. Через минуту «Зодиак» начинает разгон.
        3. Стратегия
        Захару было неспокойно. Он закрылся в своей каюте и пытался заснуть, но лишь измял, ворочаясь, постель.
        После прибытия к объекту разгорелись споры, как его лучше исследовать.
        Лившиц теперь отмалчивался. На все вопросы, адресованные к нему, как к специалисту по проблеме, отвечал односложно и однообразно. По его разумению выходило, что этого нельзя делать. Нельзя приближаться, нельзя сканировать, нельзя пытаться наладить радиосвязь. Нельзя было даже смотреть на него.
        Собственно, рассматривать объект в иллюминатор все равно не получалось - Грац, несмотря на запреты внеземельца, открыл одну из шторок, но взгляду было не за что зацепиться в непроницаемой тьме. Иллюминатор потерял свое гордое название, ибо осветить здесь он ничего не мог.
        Захар тоже с интересом вглядывался в непроглядную черноту космоса, до боли в глазах. Там не было ничего. Но все же что-то не давало теперь покоя.
        Стойкое ощущение, что на тебя кто-то смотрит, вот что пришло оттуда.
        И даже после того, как под вопли взбешенного Лившица иллюминатор закрыли, оно не исчезло. Даже сейчас, здесь, в каюте, казалось, что объект изучает, видит все насквозь, заглядывает в душу, пытаясь выведать самое сокровенное.
        Может, прав Люциан, запрещая смотреть в черноту холодного космоса?
        Грац с Клюгштайном остались в рубке - обсуждают планы вторжения. Они нашли себе смысл жизни. Теперь это несложно - делай хоть что-нибудь, в этом и будет смысл. Теперь нет никаких запретов, они ответственны только друг перед другом. Пока все делают вид, что жизнь на корабле идет, как обычно. Это пока.
        Еще не пришло полное осознание безнадежности. Еще кажется, что проблема временная. Серьезная, но ее можно решить. Или решить нельзя, но она чудесным образом решится сама собой. Трудно поверить в смерть, пока не начнешь умирать по-настоящему.
        Черт возьми, но откуда это чувство, что на тебя постоянно кто-то смотрит? Интересно, только у него крыша едет или все теперь чувствуют то же самое?
        Захар резким движением натянул одеяло на голову. Как в детстве. Раньше помогало от любых страхов. Казалось, что уж под одеяло никто забраться не сможет. Но ощущение чужого взгляда не исчезало. И здесь, в темноте и духоте, кто-то смотрел. Заглядывал внутрь, беспардонно, не спрашивая разрешения.
        Нет, так дело не пойдет. Нужно заснуть, он наверняка просто переутомился - столько всего случилось. Нужно заснуть, а когда проснешься… утро вечера мудренее, так сказать. Только заснуть бы.
        Захар ворочался, наматывая одеяло на себя. Сон не шел. Нужно попросить помощи у «Зодиака». Мозг корабля немедленно подключил Захара к виртуальной реальности. Вокруг завибрировало, каюта куда-то провалилась, пространство залило огнем. Разноцветные сполохи кружили хороводы, закручивались в спирали, взрывались ярким великолепием фейерверка.
        Разбудили Захара звук чьего-то голоса и чужое дыхание. Сонный кибертехник, памятуя о недавнем настырном взгляде, открыл глаза и наотмашь врезал в незнакомую физиономию, нависшую над ним. Это был Грац.
        - Не очень-то вы любезны, - сказал доктор, потирая ушибленную скулу.
        - Простите, Станислав. Вы тоже хороши - зачем было врываться в мою каюту? Отчего вы не попросили «Зодиака» разбудить меня?
        - Лившиц отключил вирт-эфир по всему кораблю.
        - Как?!
        Захар вскочил, будто ужаленный. Без вирт-связи невозможно управлять корабельной системой сложных Garamondи совершенно незаменимых кибернетических механизмов. Да что там киберы! - самим «Зодиаком» в полной мере без виртуальности управлять невозможно. На все случаи жизни пультов ручного управления не наделаешь.
        - Не беспокойтесь, это временная мера, пока мы не узнаем, с чем имеем дело. Лившиц прав: нам стоит опасаться. Мы не знаем, что это и кто может быть там внутри.
        - Хочешь мира - готовься к войне?
        - Ну, не все так плохо, - усмехнулся Грац. - Сначала нужно выяснить, чего они хотят.
        - Они?
        Грац развел руками. Понятно, тайное не стало явным. И Лившиц тоже в инструкциях запутался. Решения нет. Есть только гипотетические «они». Так проще - поделить мир на «нас» и «их», на черное и белое, не принимая во внимание, что все, в сущности, - нет, даже не серое, - разноцветное. Захар тяжело вздохнул.
        - Будем определять стратегию общим голосованием? - спросил он.
        - Да. Лившиц знает только то, чего делать нельзя, а что делать должно, он не в курсе. Других специалистов по контактам у нас нет.
        - А где они есть?
        Не было никаких контактов. А посему не было и специалистов. Одни теоретики вроде Люциана. Специалисты по инструкциям. Хотя как знать - вот установят они сейчас контакт, подружатся с могущественными, добрыми и справедливыми инопланетянами, и что? Кто об этом узнает? Им же, могущественным и справедливым, не так-то просто, должно быть, втолковать, что неплохо бы нас, таких не менее развитых (сумели ведь сюда добраться!) и не менее мудрых (контакт-то наладили!), домой доставить.
        - Гм. Наверное, в Институте внеземной жизни. Штаны протирают.
        Захар шел по коридору жилого отсека. Кряжистая фигура Станислава маячила впереди. Доктор ступал уверенным шагом человека, не имеющего сомнений в завтрашнем дне. Или он действительно видел перспективы?
        Зудящее внутри чувство не исчезало, настойчиво хотелось поискать на обитых мягким пластиком стенах глаза, не мигая глядящие на него, Захара. Кто-то настойчиво томографировал его душу, снимая срез за срезом.
        Они? Может быть. А может, собственное сознание шутки шутит. Неужели Грац ничего не чувствует? Судя по уверенному шагу и твердому взгляду вперед - нет. Рассказать ему, он ведь врач? Нет, пока не стоит.
        В рубке все уже собрались. Лившиц метался взад и вперед в самом центре, словно лев в тесной клетке. Внеземелец нервничал и негодовал, что приходится кого-то ждать. Его светлые водянистые глаза укоризненно вперились в Захарову переносицу, стоило только появиться на пороге. Руки усиленно дергали карманы брюк, будто что-то невероятно важное застряло там, не желая быть явленным миру. Лившиц волновался, он хотел говорить, у него были планы. Но вот воплотить их в жизнь он явно опасался.
        Клюгштайн, опершись о пластиковую консоль, смотрел в закрытый бронированной ставней иллюминатор. Пальцы ритмично выстукивали по пластику одному ему известную мелодию, он то и дело шмыгал носом. Биолог задумчиво улыбался, явно думая о чем-то глубоко личном.
        Гертруда, изогнувшись сразу во всех трех измерениях, полулежала в кресле, уткнувшись головой в панель ручного управления кораблем. Глаза ее были закрыты, но она не спала - ноги планетолога совершали внизу сложные танцевальные па, отчего кресло, закрепленное на шарнире, конвульсивно подергивалось.
        В рубке царила нервозность. Состояние кибертехника, похоже, отлично вписывалось в здешнюю атмосферу, и только один Грац излучал спокойствие и непоколебимость принципов.
        - У кого есть предложения? - спросил Грац, не успев даже сесть.
        Лившиц остановил броуновское движение по рубке, резко повернулся к доктору и вдохнул побольше воздуха. На скулах заиграли желваки, синюшная вена вздулась на лбу. Лившиц был зол. Лившиц был взбешен. Он не желал терпеть и не хотел мириться. Но он не знал, не ведал и вообще - потерял логику и смысл действий, предлагаемых Станиславом. Захар понял, что сейчас будет истерика.
        Внеземелец махал руками, гневно кричал, переходил на визг и отплевывался ругательствами. Он всячески пытался доказать самому себе, что необходим, что без него все пропадут. Он знал, что это не так, но никак не желал верить очевидному. Захар не слушал его. Впрочем, как не слушал его никто другой. Это был монолог для самого себя. Люциан не нуждался в зрителях.
        Мысли текли неспешно, оттененные буйством Лившица. Захар смотрел на Граца. И пытался понять, о чем думает доктор. Интересно, что он за человек? С Грацем Захар не был знаком до этой экспедиции. Много слышал о «железном поляке», но никогда не встречался с ним лично.
        Слухи о Станиславе ходили самые разные. Захар не любил слухов, не доверял им, считая гнусностью говорить о человеке за глаза, пересказывать чье-то мнение, может быть, лживое. Но информация тем не менее откладывалась в голове. Информация, гигантским цунами захлестнувшая мир, наводнившая его нужным и бесполезным, впитывалась в сознание, словно вода в губку.
        Приземистый Грац, казалось, врастал ступнями в шероховатое покрытие пола рубки. Его фигура, словно скала, застыла в самом центре вытянутого эллипсом и немного изогнутого по кривизне вращающегося диска «Зодиака» помещения. Лицо - немолодое, сдобренное изрядной порцией морщин - было одновременно спокойным и решительным. Глаза, не двигаясь, смотрели на неистовствующего внеземельца, а губы, и без того тонкие, были плотно сжаты. Он ждал, когда утихнет буря.
        Взгляд кибертехника медленно перешел на Гертруду Хартс.
        Коротко стриженные, торчащие во все стороны, будто отродясь нечесаные, светлые волосы, довольно худая и невысокая, она скорее походила на хулиганистого мальчишку, чем на женщину тридцати с небольшим лет. Измятая и бесформенная, лишенная каких-либо признаков половой дифференцировки одежда только усиливала выбранный ею образ. Лишь одна деталь подчеркивала женское начало Гертруды: ее маникюр всегда был идеален.
        Герти - планетолог, одна из лучших. Захар знал ее не один год, они успели побывать в трех совместных экспедициях. Она всегда избегала людей, была настоящим волком-одиночкой. Легко находила контакты со всеми членами экипажа, но никогда этих контактов не поддерживала. И она всегда была чем-нибудь недовольна. Только выяснить чем, не удавалось. Гертруда была отличным специалистом, поэтому ее воспринимали такой, какой она была, и в душу к ней не лезли.
        Оставалась еще одна странная деталь - Хартс явно знакома с внеземельцем. Интересно, где они познакомились? Лившиц прилип к ней, словно к родной, хотя Герти не выражала ответной благосклонности.
        В данный момент планетолог ковыряла аккуратно сформированным ногтем приборную панель пульта ручного управления. Можно подумать, что нет для нее сейчас во всей Вселенной более важного занятия.
        Клюгштайн. Высокий сухопарый старик, с умными, слегка прищуренными глазами, от уголков которых разбегались мелкие морщинки. Фриц смотрел на бушующего Лившица, слегка наклонив голову вбок, будто шея его устала держать непомерный груз и решила временно передохнуть. На его устах замерла блаженная, чуть снисходительная улыбка. Он то и дело шумно втягивал ноздрями воздух - не то аллергия, не то дурная привычка. Лившиц ему был до лампочки, он размышлял о чем-то своем.
        Великолепный элементарный биолог, Фриц был способен разложить любую клетку на составные части, изучить их, рассказать, чем живет весь организм и, что самое непостижимое, собрать это молекулярное барахло обратно. Захар не летал с биологом в экспедиции, однако неоднократно видел его блестящие вирт-выступления.
        По всему, Клюгштайн был существом добрым и даже мягким. Обидеть его не получилось бы - доброжелательность старика хлестала через край, и ее с лихвой хватало на то, чтобы превратить ссору в случайное недоразумение.
        Наконец буря улеглась, вулкан заткнулся. Остывающие потоки лавы еще стекали двумя слюнявыми полосами по краям замолчавшего кратера, побелевшими губами Лившиц все еще хватал воздух, все еще вращал налитыми кровью глазами, а кулаки конвульсивно сжимались и разжимались, будто помогая уставшему сердцу гонять кровь по сосудам. Однако его уже отпустило.
        Люциан был личностью таинственной и подозрительной. Именно таким ему и полагалось быть по штату. Все-таки - соглядатай внеземельцев. Его реальных полномочий до конца не знал никто - все окончательные данные хранились в секретных файлах «Зодиака», доступ к которым имел только сам Лившиц. Хотя кого теперь интересуют полномочия?
        Откуда он появился и как вообще попал в экспедиционный корпус, неизвестно. Разве что Герти могла это знать, но она усиленно делала вид, что ей Лившиц малознаком и вообще неприятен. Как знать, возможно, дела обстояли и так.
        Здесь, на краю света, все это не имело ни малейшего смысла. Их прошлое, их отношения, их любовь и ненависть. Здесь был только сегодняшний день. Будущего не было. Прошлого тоже - то, что осталось на Земле, превратилось в воспоминания, невидимую виртуальную реальность каждого. Осталось лишь несколько месяцев жизни в тюрьме исследовательского корабля «Зодиак», потерявшего своего пилота и неспособного найти дорогу домой. Десять земных месяцев (или около того) на всех. Или пятьдесят, возможно, с небольшим - на каждого. Будут грызть друг другу глотки?
        Захар усмехнулся своей мысли - для чего, кто от этого выиграет? Тот, кто станет «царем горы», медленно и мучительно умирая от нехватки воздуха? Почувствует ли он себя победителем? Или убийцей, дождавшимся сурового наказания? Пятьдесят месяцев в комфортабельной камере-одиночке на краю света - вот она, настоящая пытка.
        - Почему вы улыбаетесь? - с неприязнью спросил Лившиц. Тыльной стороной ладони он вытер подбородок, с удивлением посмотрел на мокрую руку и уставился на кибертехника.
        Захар не сразу понял, что внеземелец обращается к нему. Ситуация выглядела по-дурацки: Захар спохватился, перевел взгляд на Лившица, но огонь мысли уже угас, и сделалось как-то неловко, неудобно. Улыбка медленно сползла с губ, уступив место замешательству.
        - Подсчитываю шансы выжить, - мрачно ответил кибертехник.
        Внеземелец, яростно пожевывая губы, медленно поднял дрожащую от напряжения руку, пальцы на которой все продолжали сжиматься и разжиматься, словно намеревался задушить кибертехника, а потом бессильно махнул ею и, скривившись от горечи и омерзения, сел в кресло. Он принял расслабленный вид, глаза его покрылись поволокой безразличия.
        - Если больше ни у кого нет… предложений, - сказал Грац, сделав короткую паузу, - то я готов изложить свой план действий.
        Все, включая безразличного Лившица, остались на своих местах. Никто не повернулся к Станиславу, никто не изменил позы. Но что-то поменялось в людях - команда была готова слушать.
        - Итак, - начал доктор, - вы все знаете, что мы потерялись. Более того, у нас больше нет пилота. Мы…
        - Давайте опустим вступительную часть, - не поднимая головы с пульта, промычала Гертруда.
        - Впрочем, давайте, - согласился Грац. - То, что находится здесь в темноте, в полутора тысячах километров от «Зодиака», может оказаться кораблем чужих. Все это понимают. - Он сделал паузу, будто задал вопрос и ждал, не найдется ли недопонявших. - Люциан прав, - последовал кивок в сторону Лившица, но внеземелец продолжал делать вид, что ему абсолютно безразлично происходящее на корабле, - мы не можем просто так вторгаться туда. Мы не знаем, что там. Возможно, корабль пустой. Возможно - это вовсе не корабль. Но мы должны попытаться.
        Последняя фраза была адресована лично Лившицу. Грац даже повернулся в сторону лежащего в кресле внеземельца.
        - Мы должны. Это наш единственный шанс. Возможно, техника чужих поможет нам вернуться домой. Или…
        - Или они заявятся к нам домой самолично, - добавил Лившиц, смотря в пространство перед собой.
        - Мы не знаем, есть ли там кто-нибудь, - повторил Грац.
        - А как вы планируете это узнать?
        - Люциан, заткнись! - это была Гертруда. Она произнесла фразу тихо и спокойно, даже на секунду не оторвавшись от панели, которую ковырял ее ноготь. - Все уже имели удовольствие тебя выслушать.
        Лившиц посмотрел на нее, не поворачивая головы, но замолчал. Похоже, он не решался перечить ей. От Захара не ускользнул взгляд внеземельца - взволнованный, может быть, даже затравленный. Он явно пытался скрыть замешательство. Что же все-таки их связывает?
        - Прежде всего необходимо понять, с чем мы имеем дело. Мы видели лишь смутный силуэт, показанный нам «глазом лягушки», и только из-за симметрии форм решили, что перед нами продукт деятельности разумных существ. Доказательств пока маловато.
        - Вы собираетесь… - начал было Лившиц, но, бросив взгляд на Гертруду, замолчал.
        - Мне кажется, сомнений в искусственном происхождении этой штуки, - сказал Захар, кивком указав на голоэкран, на котором все отчетливей проявлялось изображение висящего в пространстве объекта, - особенных нет. Даже если допустить, что неразумная природа могла создать подобную конструкцию, как это попало сюда?
        - Но в любом случае нам необходимо тщательно изучить сам объект. Его структуру, его устройство. Пока мы даже не знаем, с какой стороны к нему подступиться.
        Планетолог отвлеклась от своего занятия и обратилась к Грацу, смотря на него снизу вверх:
        - Так что вы предлагаете? Может быть, расскажете наконец?
        - Да, конечно. Как капитан, - в голосе Станислава появились стальные нотки: он решил напомнить, кто теперь главный, - я обязан был выслушать мнение каждого, прежде чем принять окончательное решение.
        После этих слов внеземелец странно подпрыгнул, словно собрался куда-то бежать, схватился за запястье левой руки, а потом, окинув всех находящихся в рубке быстрым вороватым взглядом, снова опустился в кресло. Только поза его осталась напряженной, а глаза смотрели словно бы внутрь головы.
        - Грац, бросьте, - сморщила недовольную мину Герти, - мы не в том положении, чтобы соблюдать формальности. В конце концов, вы что, не видите, что никому, кроме Люциана, дела нет до ваших планов по установлению контактов с пришельцами? Нет у нас никакого мнения. У меня, во всяком случае, нет. Решите залезть этой штуке в потроха - я согласна. Все равно здесь больше заняться нечем.
        - Мы остаемся свободными людьми, несмотря на сложившуюся ситуацию, - вдруг подключился к разговору Клюгштайн. - Или вы согласны выполнить любой приказ?
        - Перестаньте, Фриц, - одернул его Грац.
        - Я согласна выполнить то, что мне интересно, - ответила ему планетолог, - а та штука за бортом меня очень занимает.
        На несколько секунд в рубке воцарилась тишина. Слышно было лишь пыхтение доктора. Станислав усиленно делал вид, что он спокоен, но ему с трудом удавалось сдерживаться. Еще не прошло и суток, как они потерялись, ужас небытия едва успел лизнуть их души своим холодным языком. А что будет через неделю, месяц? Или люди ко всему привыкают? Возможно, ожидание смерти может тоже надоесть и сделаться однообразным.
        - Орешкин и Хартс совершат облет объекта на малом корабле. Возьмите «Таурус», - новому капитану надоели разброд и шатания в команде. Он больше не спрашивал ничьего мнения. Он отдавал приказы. - Лазерным дальномером максимально просканируете поверхность объекта. Вам, Орешкин, задание: составьте алгоритм движения и сканирования, чтобы по полученным данным сформировать модель объекта. Хартс приготовит к полету малый корабль Таурус. Остальные в резерве. Вопросы есть?
        - Есть, - это снова был Лившиц.
        Внеземелец поднялся на ноги, глаза его горели, он снова был полон решимости.
        - Вы что же: собираетесь вот так взять и прощупать лазером всю поверхность объекта?
        - Именно так, - подтвердил Грац и отвернулся. Он давал понять Люциану, что разговор окончен и возражения не принимаются.
        - И вы уверены, что поверхность этого… сооружения не покрыта высокочувствительными к свету рецепторами?
        Судя по всему, Станислава внеземелец достал окончательно. Доктор резко повернулся, едва не потеряв равновесия, сделал шаг вперед и, уперев оттопыренный указательный палец в грудь оппонента, злобно прошипел:
        - Я ни в чем не уверен, кроме одного: если вы продолжите свою борьбу за неприкосновенность объекта, не предлагая при этом ничего дельного, я отдам «Зодиаку» распоряжение посадить вас под домашний арест. Будете коротать время в пределах своей каюты!
        - Но вы же ни черта не смыслите в установлении контакта с иным разумом! - выкрикнул Лившиц. Его сжатые в кулаки руки мелко дрожали, на лбу снова вздулась синеватая вена. Но теперь это не было истерикой - внеземелец отстаивал свое мнение.
        Гертруда переводила взгляд с Граца на Лившица. Трудно было сказать, на чьей она стороне. Возможно, и ни на чьей, скорее всего, ей надоели перепалки этих двоих.
        Захар подумал, что ему, в сущности, все равно, кто из них прав. Ему, так же как и Герти, надоели бессмысленные споры. Они находились в глубоком космосе, на окраине Галактики, может быть, даже за ее пределами, отрезанные от дома гигантским газопылевым облаком и немыслимым расстоянием. Нет разницы, как исследовать случайно оказавшийся в этом месте объект, будь он хоть трижды искусственного происхождения, - все равно они не могут вернуться домой и проконсультироваться со всезнайками из Института внеземной жизни. Захар мало верил в идеи Граца по поводу того, что эта космическая глыба сможет помочь им найти путь домой, но делать все равно нечего, а любая работа, любая деятельность, пока она может вызвать хоть какой-то интерес, не даст сойти с ума, слететь с катушек от безделья и обреченности.
        На лице Клюгштайна отразилась буря эмоций, бурлящая глубоко внутри. Та нестабильность мимики, что можно было наблюдать, явилась проявлением глубокого замешательства, в которое впал биолог.
        - Но, Станислав, Люциан, в сущности, прав. Мы не можем вот так нападать на них, - пробормотал он.
        - На кого? - взревел Грац. - Вы уже точно знаете, что в чреве этого космического пупыря обязательно обитают зеленые человечки? Или чего вы еще от него ждете?
        - Так, собственно, мы ведь даже не знаем, что оно собой представляет, - неуверенно проговорил Клюгштайн.
        - Мы начинаем обследование объекта! - провозгласил Грац, будто выступал с трибуны перед собравшимися поклонниками теорий внеземной жизни. - Это приказ, и за его невыполнение виновные будут наказаны! А если кому-нибудь что-то не нравится, то смею напомнить - все согласились, что теперь я капитан.
        Гертруда направилась к выходу из рубки. На пороге она остановилась и, обернувшись, сказала:
        - Не забывайте, Станислав, что полномочия мы можем с вас и снять. Большинством голосов.
        4. Вылазка
        Грац распорядился надеть скафандры, а запрет на радиотрансляции не снимал. Мерное гудение климатической системы и шорох дыхания - единственные звуки внутри скафандра - казались оглушающим грохотом.
        «Таурус», подчиняясь плавным движениям руки Захара, лежащей на джойстике ручного управления, медленно скользил по пологой дуге, огибая объект сверху. Прожектор отбрасывал на монолитную поверхность космического скитальца слабый блик света. Разглядеть что-нибудь в полумраке - тем более что до объекта около километра - было невозможно.
        Герти ударила перчаткой по рукаву скафандра Захара. Кибертехник наклонился к ней, их шлемы соприкоснулись.
        - Начинаем сканирование, - послышался приглушенный голос Герти.
        Захар выставил вверх большой палец, бросил джойстик и запустил программу. Легкий гул и вибрация возвестили о начале самостоятельного маневра малого корабля.
        «Таурус» выписывал размашистые круги вокруг парящей в пространстве глыбы, шаря острием лазерного луча по ее поверхности. Датчики фиксировали каждый измеренный миллиметр, чтобы потом передать полученные данные «Зодиаку». После их обработки будет готова трехмерная модель объекта. Со всеми выступами и впадинами.
        Собственно говоря, их интересовал вход. Люк, дыра, дверь - все, что угодно, что могло бы пропустить людей внутрь.
        Захар полагал, что, если бы внутри этой штуки сидели живые инопланетяне, они бы уже давно дали о себе знать. Если, конечно, они в принципе собирались налаживать отношения с вновь прибывшими в этот богом забытый уголок Вселенной. Вполне возможно, у чужих есть свой аналог Лившица и им не позволено проявлять себя. Но хоть какая-то активность должна же быть.
        Пока объект молчал. Во всех доступных «Зодиаку» диапазонах.
        «Таурус» развил приличную скорость и продолжал кружить по плотной спирали вокруг космического объекта. От количества намотанных витков голова пошла кругом. Лившиц, наверное, негодует, ждет, когда инопланетяне ответят в праведном гневе огнем из всех пушек за то, что их лазером освещают. Смешно… Хотя от вида яркой точки лазерного дальномера, бегущей в полумраке по неровной поверхности объекта, отчего-то становилось не по себе.
        Красный огонек на приборной панели, резанувший в убаюкивающей полутьме кабины по глазам, возвестил о завершении программы сканирования. Пора возвращаться.
        Захар взялся за джойстик, развернул челнок на сверкающие огни «Зодиака» и нажал гашетку маршевого двигателя. Корпус мелко завибрировал, и одиноко висящий в космосе корабль начал медленно приближаться.
        Ну вот они и дома! Да, теперь это их дом. Весьма внушительных размеров и вместе с тем грациозный, с тонкими витиеватыми формами «Зодиак» казался маленькой щепкой в сравнении с парящим по соседству объектом чужих. Даже невидимый, тот подавлял своими габаритами, в несколько сотен раз превосходящими корабль землян.
        Громоздкий скафандр с глухим щелчком зафиксировался в держателе на стене. Захар вытер рукавом пот со лба и шумно вздохнул - в космическом костюме работала совершенная система кондиционирования и регенерации дыхательной смеси, но все равно замкнутое пространство вызывало желание отдышаться.
        - Ну, что там? - не дожидаясь, когда он закончит разминать затекшую спину, спросил Грац. Глаза доктора горели огнем.
        - Ни зги не видно, - честно ответил Захар. - Мы будто в какое-то космическое болото угодили. Да, собственно, вы же знаете.
        - Конечно, - энтузиазм Станислава несколько угас. - Но объект?
        - Гладкая поверхность, никаких башен или надстроек. Детали не видно.
        В рубке собрались все. По центру медленно вращался результат работы нейропроцессора «Зодиака» с полученными «Таурусом» данными. Трехмерная модель корабля чужих в таком масштабе выглядела довольно четкой. Большой, немного приплюснутый шар по наиболее плоской поверхности окаймляли шары поменьше, внутри круга, который они образовывали, располагался четкий, геометрически правильный барельеф из пересекающихся линий.
        Во всем облике объекта просматривались правильность и симметрия. Слишком сложная и нерегулярная структура для природного кристалла. Теперь сомнения в его искусственном происхождении были неуместны.
        - Что это может быть? - спросил Грац, водя точкой указки по витиеватому орнаменту, красовавшемуся в основании шара. Было не совсем понятно, интересуется ли он мнением команды или просто размышляет вслух.
        Захар не знал. Он не видел в этих вычурных, вздутых, словно дворцы эпохи барокко, формах функционального. Не было в них ничего технологического. Возможно, представший перед людьми объект и был межзвездным кораблем чужих, но, вне всякого сомнения, технологии их сильно отличались от земных. А может быть, эта глыба является чем-то вроде памятника, оставленного в безбрежном космосе неведомыми существами с неизвестной целью. Очень смущало, что никто так и не попытался выйти на связь - объект молчал, никакого контакта пока не намечалось.
        - Думается, это не надпись, - вдруг изрек Клюгштайн.
        - Почему вы так решили? - спросил Грац.
        - Фриц прав, - сказал Лившиц. - Если это действительно космический корабль, то нет никакого смысла украшать его лозунгами размером в полпланеты.
        - Вспомните самолеты эпохи глобальных войн, - возразил Грац. - Пилоты частенько украшали свои машины девизами и рисунками. Даже сверхзвуковые истребители, на которых рисунок никто не смог бы увидеть.
        - Вы думаете, это военный корабль? - усмехнулся Захар.
        - Мы не знаем, - ответил внеземелец.
        Опять разговор пошел не в то русло, подумал кибертехник. Вместо того чтобы действовать, искать выход, они сидят и обсуждают совершенно бессмысленные вещи. Какая, в сущности, разница, что означают эти витиеватые линии на днище объекта. Да и днище ли это?
        - Но это определенно не надписи, - пробормотал Клюгштайн, в раздумьях разгрызая ноготь на указательном пальце. Он крутил головой, стараясь рассмотреть трехмерную модель со всех сторон. - Может быть, это силовая установка?
        - Мы этого все равно не узнаем, пока не попадем туда, - отрезал Грац.
        - Или пока нам этого не расскажут, - добавила Гертруда.
        Лившиц только фыркнул, воздержавшись от дальнейших комментариев. Ему были смешны рассуждения дилетантов. Правда, и сам он, считавший себя профессионалом, ничего стоящего предложить не мог.
        - В любом случае есть откуда начать, - сообщил Грац. - Мы нашли вот это.
        Повинуясь движению руки доктора, голограмма космического объекта повернулась, и яркая точка указки остановилась у темного, немного размытого пятна на поверхности корабля чужих.
        - И что это? - спросил Лившиц. Тон Люциана был полон скепсиса, он не верил, что Станислав способен предложить что-нибудь дельное.
        Грац бросил злобный взгляд на внеземельца. Отношения этих двоих безнадежно испорчены. И это только начало.
        Захар ловил себя на мысли, что и сам постоянно ощущает желание начать с кем-нибудь спор. Он не знал, что нужно делать. А если быть до конца откровенным, особой надежды, что у них есть хоть малейший шанс спастись, у него тоже не было. И не было у него никакого повода уповать на непонятную глыбу, висевшую во тьме неподалеку от их «Зодиака». Но человек устроен так, что не может поверить в собственное бессилие.
        Человек всегда оставался царем природы в собственных глазах. Даже когда эта самая природа разрывала его в клочья. Когда, волоча отказывающиеся идти ноги, человек на последнем издыхании вонзал в безжизненную пыль чужой планеты палку с болтающейся на ней тряпкой, носящей гордое имя флаг. Его никто никогда не найдет, никому не будет ведомо, что человек побывал на той богом забытой планете. Но испустивший дух тут же, рядом со своим знаменем, звездолетчик умрет не просто так - у него будет уверенность, что он застолбил это место, что он попрал мироздание своей настойчивостью и целеустремленностью, что разум победил бестолковость неживой природы. И тогда можно будет сказать, что сюда ступала нога человека. А, как известно, куда ступила наша нога - оттуда мы не уйдем[6 - Фраза принадлежит братьям Стругацким.]. Люди не могут довольствоваться малым, им неймется.
        - А вы как считаете? - голос Лившица выдернул Захара из раздумий. Кибертехник не следил за разговором, но мнение у него было одно:
        - Я думаю, что нам еще ничего не известно. Мы не можем судить о том, что это такое. У нас недостаточно данных. Поэтому считаю наше нынешнее гадание полностью лишенным смысла.
        - Вот! Этот человек мыслит здраво! - обрадованно провозгласил внеземелец.
        Что-то не совсем понятно, когда это они с Люцианом успели сделаться единомышленниками. Наверное, Захар действительно пропустил что-то важное в разговоре. Он совсем не испытывал уверенности, что разделяет намерения внеземельца. Во всяком случае, он не разделял его концепции о неприкосновенности всего инопланетного.
        - Разумеется, вы правы, - сказал Грац. - С завтрашнего дня займемся объектом вплотную. Режим радиомолчания отменяю.
        Лившиц недовольно сжал губы. Захар не мог понять, отчего тот бесится. Неужели он настолько верит в идеалы своего института? Здесь, в космической глуши, где внеземельцы никогда не бывали и вряд ли побывают в обозримом будущем? Глупо. Или он банально боялся? Ждал реакции инопланетян? Может быть. Если чужие сочтут «Зодиак» угрозой, они, надо думать, могут легко уничтожить его. Не надо даже какого-то особенного оружия - разница масс настолько велика, что, двинувшись с места с хорошим ускорением, объект расколет корабль землян, словно слон улитку. Тогда они закончат свое существование на десять месяцев раньше ожидаемого срока.
        - Это темное пятно, судя по всему, является технологическим отверстием, ведущим внутрь корабля чужих, - выразил свое мнение Грац. - По корабельному времени уже первый час ночи. Сейчас отбой, а завтра проведем сеанс трансляции универсального кода во всех волновых диапазонах. И, если нам не ответят, приступим к исследованию этого лаза.
        5. Вход в лабиринт
        Свет, мягкими потоками льющийся с потолка, медленно разгорался, подобно восходу земного солнца меняя цвет от темно-багрового до яркого, почти белого. Внутри головы тихо играла музыка. Очень давно, словно бы в прошлой жизни, Захар установил эту мелодию в виде будильника.
        Теперь все делилось на «до» и «после». На эту жизнь и на прошлую.
        Захар открыл глаза, вернувшись в замкнутый мир внутреннего пространства космического корабля. «Зодиак», почувствовав мысли о себе, тут же явил взору кибертехника целую россыпь всевозможных данных, графиков и картинок. Что ни говори, а с виртуальностью намного удобней. Вся информация под руками - в прямом смысле, можно протянуть ладонь и взять любую из картинок, развернув ее или выбросив за ненадобностью. И нет нужды рыться в каталогах, делать запросы и мучить компьютерные базы данных - стоит только подумать, и услужливый мозг корабля тут же выдаст необходимое.
        Грац уже был в рубке. Остальные члены команды отправились на камбуз.
        Тахира еще накануне перенесли в его каюту. Грац сказал, что пилот совсем плох - прыжок был долгим и истощил силы человека. Его мозг будто зациклился и, словно пораженный компьютерным вирусом процессор, расходовал ресурсы организма на совершенно бессмысленные действия. Никакие питательные растворы не могли восстановить льющиеся в синаптические щели[7 - Пространство между мембранами пре - и постсинаптической клетки, через которое должен попасть нейромедиатор. Выброс медиатора в синаптическую щель запускает каскад реакций, вызывающих появление потенциала в постсинаптической клетке и его передачу дальше.] потоки нейромедиаторов[8 - Биологически активные химические вещества, посредством которых осуществляется передача электрического импульса с нервной клетки через синаптическое пространство между нейронами.]. Нервная ткань Тахира пожирала сама себя, не оставляя пилоту надежды на выживание.
        Станислав крутил что-то на голоэкране персонального терминала. Вид он имел крайне озабоченный. При ближайшем рассмотрении нагромождения символов, которые руки доктора вертели из стороны в сторону, скручивали и раскручивали, оказались пакетами универсальных кодов. Разработка на случай непредвиденного контакта с инопланетным разумом производства все того же Института внеземной жизни. Это были короткие, математически выверенные коды, имеющие целью донести до любого разумного существа, знакомого с радиолинией водорода[9 - Радиолиния водорода соответствует длине волны 21 см. Поскольку водород - самый распространенный во Вселенной элемент, то длина волны в 21 см должна восприниматься разумными существами, знакомыми с излучением водорода, как некая константа. Поэтому можно искать сигнал иных разумных рас именно на этой длине волны. Кроме того, предполагается, что код, составленный на основе этой константы и переведенный на язык математики, также должен быть понятен всем разумным.], информацию о том, что представляют собой люди и что пришли мы, собственно, с добрыми намерениями и желанием пообщаться.
Пакетов имелся целый набор, их можно было складывать как конструктор, в некоторых пределах меняя суть послания. Именно этим и занимался Грац.
        Когда все собрались, Грац продемонстрировал выбранный пакет. Доктор учтиво, что, впрочем, не стерло выражение брезгливости на его лице, поинтересовался у Лившица, согласен ли тот с выбором. Внеземелец только прищурился и повторил свою фразу, ставшую уже коронной: «Делайте что хотите!» Теперь Лившиц оказался настроен исключительно против Граца. Конфронтация этих двоих была налицо, и выбор сообщения, которое собирались отправить на ознакомление представителям внеземного разума, не имел совершенно никакого значения.
        - Если больше ни у кого возражений нет, - сказал Грац, - то я отправляю именно это послание.
        Возражений не было. Никто особенно не вдавался в подробности послания, составленного доктором из конструктора.
        «Зодиак» проиграл короткий файл во всех диапазонах. Радио, лазер, световое табло на крыше жилого отсека. Может, еще каким способом - Захар не знал всех возможностей корабля по части контактов.
        Подождали минут пятнадцать. Никакой реакции объекта не последовало. Ответного сигнала не пришло, интенсивность излучений за бортом оставалась постоянной, Хозяин Тьмы не шелохнулся. Статус-кво не был нарушен.
        Люди постепенно разбрелись по своим делам - чтобы узнать, что контакт состоялся, совершенно не обязательно находиться в рубке. Да и интереса особого не осталось - ясно, что коль скоро инопланетяне не ответили сразу, то, скорее всего, ответа ждать не приходится. Не то они там не понимают линию водорода, не то беседовать с отсталыми землянами считают ниже своего достоинства. Оставался третий вариант - на объекте нет экипажа. Последнее казалось Захару самым правдоподобным.
        Они с Герти и Станиславом обсудили программу исследований. Лившиц от участия в разговоре отказался, а Клюгштайн, сославшись на некомпетентность в подобных вопросах, ушел в свою каюту.
        - Я предлагаю, - сказал Захар, - отправить ремонтника. Кибер осмотрит дыру, произведет замеры, создаст схему хода. Никакой инвазии, только осмотр. Если возможность проникнуть внутрь этой штуки существует, то только там: мы не нашли больше никаких отверстий или люков.
        Гертруда смотрела на трехмерную модель Хозяина Тьмы, словно на шедевр компьютерного искусства, выставленный в музее. Она любовалась его формами.
        - Если не возражаешь, - обратилась она к кибертехнику, не сводя взгляда с голоэкрана, - я снабжу твоего робота парочкой программ. Пускай он проведет стандартную для планетоидов процедуру обследования. Все-таки эта штука размером сойдет за солидный астероид.
        - И что вы хотите получить из этих данных? - Грац, по слухам, был замечательным врачом. Руководителем он был начинающим, но, судя по всему, его ждал успех и на этом поприще. Но вот в физике космоса он разбирался плохо.
        Планетолог повернулась к мужчинам.
        - Прежде всего - параметры его движения, распределение гравитационных полей, центра масс, усредненные показатели плотности и еще массу довольно интересной информации, - объяснила она.
        Грац пожал плечами. Он явно плохо понимал, о чем говорила Гертруда, но верил, что эта информация может оказаться полезной. В мире людей, где каждое мгновение жизни наполнено информацией, где виртуальная сеть опутала не только планеты, но и забросила свои нити с помощью космических кораблей в далекий космос, любые сведения воспринимались как нечто жизненно необходимое. Спорить с нужностью новых данных никому не пришло бы в голову.
        - Хорошо, - сказал доктор. - Только никаких контактов с самим объектом. Исключительно визуальный осмотр. Лившиц прав. Пусть большая часть того, что он городит, бред, вбитый в его голову профессорами из внеземельного института, но с Люцианом нельзя не согласиться: нам не стоит вести себя с продуктом внеземной технологии, словно с потерявшимся земным спутником. Никто не знает, чего от этой штуки можно ожидать. Неизвестно, для чего она вообще здесь находится.
        Захар кивнул. Вопрос, для чего эта глыба здесь, не оставлял его ни на секунду. Так же, как никуда не делось странное ощущение чужого взгляда. Будто на их корабле поселился кто-то неведомый, новый член экипажа, пристально следящий за каждым действием кибертехника. Захар старался не замечать этого, но щекотка внутри головы нет-нет да и заставляла оглядываться и искать чужие глаза, непрестанно наблюдающие за ним.
        Ресурс и скорость движения ремонтного кибера невелики, поэтому пришлось подождать, пока робот доберется до Хозяина Тьмы за счет инерции короткого разгона. За исполинским космическим объектом уже прочно закрепилось это высокопарное имя.
        Был ли он тьме, что на самом деле окружала корабли, хозяином, оставалось загадкой. Это все слова, думал Захар, тьма - она сама себе хозяйка.
        Биомеханический робот, внешним видом больше всего напоминавший разжиревшую креветку, выбрасывая за собой слабо поблескивающую в свете прожекторов струю сжатого газа, отправился к кораблю чужих.
        Наружная анатомия космического гиганта теперь известна, ориентиры и алгоритм сближения тщательно подобраны «Зодиаком» и залиты в маленький мозг кибера. Поэтому искомое отверстие робот нашел быстро.
        Ремонтник завис перед дырой, словно бы не решаясь забраться в нее, и направил все прожекторы в сторону инопланетного корабля. Люди, пославшие бот, неотрывно наблюдали за открывшейся им картиной, транслируемой на голоэкран в рубке «Зодиака».
        Собственно, смотреть пока особенно не на что. Округлые стенки уходили внутрь глыбы и терялись в темноте, никаких поворотов - судя по всему, ход шел четко по прямой.
        - Как думаете, - спросил Грац, не сводя глаз с изображения, - что это?
        Гертруда пожала плечами.
        - Какое-то отверстие для сброса, - высказал предположение Захар. Он подумал: что можно сбрасывать через дыру такого диаметра на космическом корабле? Никаких вариантов не придумалось.
        - Может, это что-то вроде кишечной трубки. Терминальный отдел, чтобы избавляться от продуктов… метаболизма? - сказал Клюгштайн.
        «Биологическая точка зрения? А ведь это не лишено смысла, - подумал Захар. - Биолог видел сходство с функциями живого организма. Уж не думает ли он, что эта громадина живая?»
        Лившиц внезапно захохотал в голос. Он смеялся так, что по щекам потекли слезы.
        - Что с вами? - неприязненно осведомился Грац.
        - Я так и знал, - захлебываясь от смеха, проговорил внеземелец, - что это большая космическая задница. Молодец, Фриц! Здорово вы их!
        Клюгштайн виновато посмотрел на Станислава.
        - Я не имел в виду… - начал он.
        - Оставьте, Фриц, - бросив на Лившица злобный взгляд, сказал Грац, - совершенно незачем оправдываться. Мы понимаем, что вы имели в виду.
        Дыра в гладком корпусе Хозяина Тьмы имела диаметр тридцать с лишним метров. Края ее закруглялись внутрь, плавно и не совсем равномерно, отчего создавалось впечатление, что отверстие не просверлили или собрали в таком виде из деталей, а вылепили, вдавив внутрь материал, из которого сделан весь корабль, гигантским пальцем.
        Кибер висел точно в центре, в нескольких метрах от жерла тоннеля, ожидая распоряжений хозяев. Ему было все равно, он не ведал сомнений и страхов. Только слабый инстинкт самосохранения, заложенный в его недоразвитый мозг создателями, позволял принимать решения самостоятельно, отклоняясь от поставленной задачи ровно настолько, насколько необходимо, чтобы остаться в живых.
        Захар мысленно отдал команду киберу войти в ход. Креветка шевельнула лапками и, выпустив струю газа, медленно двинулась внутрь. Можно подключиться к восприятию робота, прочувствовать все движения, смотреть его глазами, намного более совершенными, чем глаза человека, но Захар не хотел этого. Ему было боязно оказаться в корабле чужих. Даже виртуальное погружение в этого монстра казалось Захару пугающей авантюрой.
        Кибер продвигался вперед - никакой реакции со стороны Хозяина Тьмы. Радиодиапазон молчал. Световых эффектов тоже не наблюдалось - гигантский объект оправдывал данное ему людьми имя.
        Прожекторы ремонтника шарили по стенкам тоннеля, освещая нутро исполинского корабля. Сколько времени прошло с тех пор, когда здесь последний раз бывали лучи света? Захар отчего-то был уверен, что очень-очень много.
        Тоннель сохранял диаметр постоянным. Однако стенки не были абсолютно гладкими - здесь то же, что и снаружи: неровности поверхности создавали стойкое впечатление, будто тоннель лепили руками.
        Люди, будто загипнотизированные, смотрели на экран, сгрудившись в центре рубки, нависая друг над другом. Захар чувствовал, как волосы у него на макушке слабо шевелятся от дыхания стоящего над ним Лившица.
        Каждый мог сесть за личный терминал, наблюдая трансляцию кибера на собственном отдельном экране, но что-то заставляло людей держаться вместе. Как в древние времена, когда грязные, туповатые обезьяны, которым спустя тысячелетия предстояло стать хозяевами собственной планеты, а потом пойти дальше, завоевав окрестный космос, жались к слабому огню, сгрудившись в кучу, прячась от хищников и ужасов, что вероломно подсовывала им ночь. Казалось, если они вместе - их не одолеть. Необходимость единения перед лицом опасности зашита у человека в генах, ее не вытравить оттуда. И она оправдывала себя все эти долгие и долгие годы.
        - Только не трогай его, только не трогай, - шептал над головой Люциан.
        Захар обернулся и так же тихо сказал:
        - Ему запрещено входить в тактильный контакт без согласования со мной.
        - И не разрешайте ему. Только не трогайте эту штуку.
        На лице Лившица отпечатался отчетливый и легко читаемый страх. Сейчас ему были до лампочки все инструкции и запреты родного и горячо любимого института. Сейчас он просто боялся.
        «А сам-то я тоже хорош», - подумал Захар, с усилием разжимая стиснутые до скрипа зубы.
        Он украдкой глянул на остальных - у всех лица напряжены, руки сжаты в кулаки, мышцы натянуты канатами, будто в ожидании команды на старт. Люди готовы броситься бежать в любой момент, куда угодно, не разбирая дороги, лишь бы укрыться, спрятаться от неведомого и потенциально опасного мира чужих. Люди боялись, но настойчиво продолжали лезть внутрь Хозяина Тьмы. В этом весь род человеческий. Из интереса человек залезет куда угодно. Даже космическому черту… в задницу, как сказал внеземелец.
        Робот продолжал медленно продвигаться в глубь инопланетного корабля, плавно вращая всеми фотофорами, умело освещая себе поля зрения прожекторами. Пока ничего интересного не наблюдалось - все та же унылая гладь. Захар посмотрел на отчеты, висящие в воздухе перед ним в его личной виртуальности. Все показатели в норме. Кибер прошел около сотни метров тоннеля.
        - Вон там, впереди! - воскликнул Грац, показывая пальцем в глубь голоэкрана.
        - Где?! - Лившиц рванулся вперед, отталкивая Захара и протискиваясь ближе к объемному изображению тоннеля. Его темные глаза распахнулись так широко, что, казалось, вот-вот выпрыгнут из орбит.
        - Впереди, прямо перед носом кибера, - ответил Грац, не сводя взгляда с экрана. - Там что-то промелькнуло. Кто-то юркнул за…
        Станислав замер, удивленный собственной догадкой.
        - Точно, - сказала Гертруда, - впереди тоннель разветвляется. Там поворот. Или перекресток.
        - Верно, - согласился Грац. - Что-то скрылось за поворотом. Оно юркнуло в ответвления тоннеля.
        - Налево или направо? - неожиданно спросил Клюгштайн.
        Захар безуспешно пытался отпихнуть внеземельца и вернуть утраченные позиции перед голоэкраном. Лившиц словно врос в пол рубки, широко расставив руки и вцепившись ими в гладкую поверхность консоли, на которой был закреплен экран. Похоже, он даже не заметил усилий кибертехника.
        - Что вы имеете в виду? - Грац повернулся к биологу.
        - Налево или направо прыгнуло то, что вы видели?
        - На… - доктор пожал плечами, лицо его выражало замешательство. - Впрочем, не знаю.
        - Давайте смотреть дальше, - сказал Клюгштайн. - Это все игры воображения: вы видели что-то, что убежало, но вы не можете сказать - куда.
        - Но позвольте! - возмутился Грац. - Я видел это.
        - Давайте смотреть дальше, - повторил биолог.
        Захар, так и не отвоевавший у Люциана своего места, отдал команду киберу. Псевдокреветка шевельнула коротенькими ножками, выпустила струйку сжатого газа и плавно поплыла вперед.
        Тоннель действительно раздваивался - под тупым углом вправо и влево уходили точные копии основного ствола. Те же размеры, та же гладкая, немного неровная поверхность стен.
        Кибер на мгновение замер на распутье, послав запрос Захару. «Направо», - мысленно скомандовал кибертехник. Ремонтник послушно повернул.
        Ничего не менялось - ландшафт оставался таким же, поражая однообразностью и отсутствием техногенных признаков. Прямой угол - вот основной признак работы разума, явление неприродного происхождения. Захар знал из школьного курса, что природа не терпела прямых углов. Хаос и совершенство округлостей и множества граней царили в бездумном мироздании. Здесь, в тоннеле, они видели именно это. Внутри не было даже той, вызывающей подозрения симметрии, которая привлекла интерес людей снаружи. Ошиблись? Обычный планетоид странной формы?
        Кибер прошел еще четыреста метров. Здесь было похожее разветвление. Потом, метров через двести - еще одно. Дальше тоннели начали делиться на четыре и на пять ветвей. Параметры гигантской космической кишки не менялись - отклонения в диаметре не более пятидесяти сантиметров.
        - Может, это все-таки планетоид? - высказал свою мысль вслух кибертехник.
        - Нет, - тут же отозвалась Герти. - Слишком здесь все одинаковое для природного создания. Да и откуда в планетоиде может взяться такая нора?
        - Это лабиринт, - сказал Грац, указывая на трехмерную модель Хозяина Тьмы, на которую накладывалась красная нить пройденного кибером маршрута. Линия изгибалась и петляла, запутываясь в замысловатый клубок. Несмотря на несколько километров пути, преодоленных ремонтником, область, исчерченная красным, была похожа на маленькую кляксу, едва заметную в объеме космического объекта.
        Стены, испещренные тенями, играющими в «углублениях, оставленных огромными пальцами», как окрестил их про себя Захар, плавно надвигались на замерших перед голоэкраном людей. Ремонтник уверенно держался точно по центру пещеры, его движения были нечеловечески точны и выверены до последнего миллиметра. С помощью кибера люди, лишенные совершенных органов чувств, нуждающиеся в постоянном притоке воздуха, еды и способные существовать лишь в узком интервале температур и интенсивности излучений, смогли пробраться туда, где не бывал никто. Даже свет не забирался в эту нору. Может быть, никогда.
        Монотонность утомляла, и Захар следил за происходящим все менее внимательно. Гертруда и Клюгштайн вообще отошли от голоэкрана и присели в кресла, наблюдая за остальными. И только Грац с Лившицем продолжали пристально всматриваться в пустоту тоннеля.
        - Да вот же оно, вот! - снова воскликнул Грац, тыча пальцем в изображение.
        Захар мгновенно проснулся, биолог с планетологом стремительно поднялись со своих мест.
        - Оно направо ускользнуло, - выкрикнул Грац. - Теперь, Фриц, вы не считаете, что у меня галлюцинации?
        - Но я же ничего не видел! - сказал Лившиц. Было непонятно: он расстроен своей невнимательностью или же сомневается в реальности увиденного доктором.
        - Это легко пропустить, - объяснил Грац. - Его было видно буквально мгновение, будто размазанное пятно. Просто я ждал его, а вы нет.
        Кибер приближался к развилке. Дюзы выпустили очередную порцию сжатого газа, разворачивая корму ремонтника влево. Повинуясь командам Захара, фотофоры робота качнулись из стороны в сторону, транслируя полный обзор окружающего пространства на голоэкран.
        - Перестаньте, Захар, - сказал Лившиц. - Меня укачивает.
        Кибертехник пропустил слова Люциана мимо ушей, но маневры с изображением прекратил - в этом тоннеле смотреть тоже было решительно не на что. Чернота бездонного колодца убегала далеко вперед.
        6. Встреча с Минотавром
        Черная окружность тоннеля, окаймленная рваным кружком освещенной прожектором кибера стены, напоминала глаз невиданного существа, уже второй час с тоской взирающего на людей с голоэкрана. Зрелище начинало надоедать.
        Лившиц с Грацем, так и не отошедшие от экрана, утомленно смотрели в него. Впрочем, уже не с нервным ожиданием, а вялыми, часто моргающими от нестерпимого желания заснуть глазами. Захар, наблюдавший за не меняющимся изображением по долгу службы - ему было необходимо иногда корректировать курс ремонтника, - ловил себя на том, что тоже начинает клевать носом. Гертруда с Фрицем уже давно удобно расположились в креслах чуть поодаль, оживленно о чем-то беседуя. Захар не прислушивался к их разговору, да и слышно здесь было плохо.
        Вселённая было Грацем надежда встретить в тоннеле хозяев гигантского корабля, давно рассеялась без следа - ни за первым, ни за последующими поворотами ничего, кроме однообразного ствола прохода, не оказалось. Создавалось впечатление, что весь космический объект изъеден изнутри каким-то исполинским червем.
        Люди расслабились. Поэтому, когда в поле зрения кибера промелькнула быстрая, словно молния, тень, никто не обратил на нее никакого внимания. Даже Грац, единственный видевший ее прежде. Только спустя несколько секунд опомнился Лившиц:
        - Да вот же она! Вы, черт возьми, были правы. Вот она!
        Все рванулись к экрану, Захар по вирт-связи отдал киберу команду остановиться. Люди внимательно вглядывались в изображение. Клюгштайн открыл было рот, явно намереваясь высказаться на предмет коллективного помешательства команды, но тут же захлопнул его. В воцарившейся тишине отчетливо послышался стук его зубов друг о друга.
        В глубине тоннеля от стены к стене, от одного освещенного прожектором участка к другому, сквозь непроглядную тьму зрачка с невероятной скоростью пролетело нечто. Захар не взялся бы описывать то, что увидел. Оно не имело формы. Это было похоже на мимолетный отблеск, случайно упавший на гладкие стены тоннеля от фар автомобиля, проехавшего где-то позади кибера. Только автомобилей здесь быть не могло.
        Захар отдал команду ремонтнику просмотреть пространство во всех доступных ему диапазонах. Перед взором возникли виртуальные картинки со сканами в инфракрасном спектре, в ультрафиолете, в рентгене и прочие. Все они были столь же безжизненны, как и оптическая картинка на голоэкране. Но ведь было же там что-то, он же сам видел.
        - Вот он опять! - воскликнул Грац, тыча пальцем прямо внутрь картинки.
        Тот самый блик снова мелькнул, пролетев теперь в другую сторону. Потом еще раз. А спустя несколько секунд размазанный сполох заметался по кругу, вызывая головокружение у смотрящих на него людей.
        - Что это? - пробормотал Клюгштайн.
        Вопрос чисто риторический, поэтому никто не пытался дать ответ. Что крутилось перед кибером там, в безжизненном холодном космосе, никто не знал.
        - Его видно только в оптическом диапазоне, - сказал Захар.
        - Сдается мне, - не отрываясь от экрана, сказал Грац, - что оно и в оптическом не видно. Оно же не имеет никакого объема, у него нет массы. Оно не существует в реальности.
        - Что вы имеете в виду? - спросил Лившиц. Внеземелец крутил головой из стороны в сторону, пытаясь рассмотреть непонятное явление под разными углами. Захар уже пробовал делать так - ничего не менялось.
        - Кибер видит это? - спросил Грац у кибертехника.
        - Мы видим то же, что и он, - ответил Захар. Он не совсем понял, к чему клонит доктор.
        - А вы спросите у него.
        - Невозможно. У ремонтника нет интеллекта. Он не способен к общению.
        - Жаль. А изображение записывается?
        - Конечно.
        - Тогда давайте просмотрим… - доктор закашлялся.
        Захар отдал команду «Зодиаку» показать запись на другом мониторе. Голоэкран над одним из терминалов вспыхнул тусклым свечением фоновой подсветки, после чего внутри рамки появился двойник картинки, что они видели на главном экране.
        - …потом, когда закончим осмотр тоннеля, - закончил фразу Грац.
        На записи появились сполохи. Очень похожие на те, что метались из стороны в сторону на прямой трансляции. Но Захар был готов отдать руку на отсечение, что сполохи лишь похожи, но не точно такие же.
        - Оно транслирует это нам прямо в головы, - пробормотал доктор. - Сейчас пытаться подловить его бессмысленно. Судя по всему, оно страстно желает запудрить нам мозги.
        - Я же вам говорил, - сжав зубы, прошипел Лившиц.
        Грац посмотрел на внеземельца. В его взгляде было столько омерзения и неприязни, что Лившиц мгновенно замолчал и отвернулся.
        - У нас нет другого выбора. Или мы заставим их помочь нам, или - останемся здесь навсегда.
        - Вы… - начал было Лившиц, но замолчал.
        - Отчего вы так негативно настроены? - спросил Клюгштайн.
        - Вы все еще полагаете, что нам здесь что-нибудь дадут даром? - поинтересовался Грац. - Для начала придется убедить их там, внутри этой штуки, что мы вообще существуем. А как доказать, что мы разумны и стоим спасения, я даже ума не приложу. Люциан, может быть, вы знаете?
        Лившиц лишь отрицательно помотал головой.
        - То-то же! - рявкнул Грац.
        Едва заметный, видимый на самой границе восприятия сполох продолжал крутиться между светом и тьмой. Кибер послушно ждал команды, зависнув точно в центре тоннеля.
        - Пусть ремонтник движется дальше, - сказал Грац Захару. - Только медленно. Посмотрим, что они станут с этим делать.
        Захар кивнул и отдал команду роботу. Стены тоннеля медленно поползли назад. Таинственное пятно, рисующее круги, двинулось впереди кибера. Или оно маячило в поле зрения?
        «Зодиак», - обратился к кораблю кибертехник, - проверить виртуальную сеть».
        Перед взором Захара поползли строчки символов и схемы ветвления сети. Только одна веточка тянулась за пределы корабля - это была нить, связующая мозг корабля и слабенький нейропроцессор ремонтника в единое целое. Никаких внешних подключений.
        - К нашей виртуальной сети они не подключались, - непонятно кому сообщил Захар.
        - Они молчат в радиодиапазоне, - напомнил Грац.
        Кибер добрался до очередной развилки. Тоннели расходились вправо и влево, образуя Т-образный перекресток. Сполох на секунду замер на гладком, скругленном крае той части тоннеля, в которой находился робот землян, а затем, сжавшись в яркую, но все равно какую-то нематериальную точку, разорвался надвое и исчез в ответвлениях.
        - Зачем они нам это показывают? - пробормотал Захар.
        - Я думаю, - ответил доктор, - они не нам это показывают. Они просто так реагируют на вторгшегося в их владения нарушителя. Вы же не для автобуса кашляете, когда случайно пыль, поднятую им с дороги, вдохнете.
        Усики кибера, на которых находилось большинство фотофоров, вытянулись вперед, осматривая оба хода. Люди не могли видеть одновременно два изображения, их зрение бинокулярно[10 - Из двух изображений, что видят глаза, мозг человека формирует одно. Это позволяет более точно определять расстояние до предметов, придает картинке объем. Однако это же свойство не позволяет людям разглядывать разными глазами одновременно два разных предмета, как, например, может делать хамелеон.] - преимущество объема, но недостаток площади обзора. Захар, привыкший к общению с киберами, совершенно машинально перешел в режим слияния сознаний, виртуально переместившись в тело ремонтника. На одно короткое мгновение голова закружилась, потом весь спектр образов и ощущений, что получал робот из окружающей его реальности, наполнил восприятие Захара. Люди, в сущности, слепы, в сравнении с тем, как мог видеть кибер. Теперь Захар смотрел глазами робота.
        Он лишь успел бросить мимолетный взгляд на тоннели, быстро оценивая их в доступных датчикам робота диапазонах. А в следующее мгновение с обеих сторон на него ринулось… Он не понял, что это было. Только безумный страх, пронзивший всю его суть, захлестнул его, заставив на мгновение забыть, кто он есть и где он на самом деле.
        Захар от неожиданности и испуга дернулся. Толстая трехметровая креветка в тоннеле рванулась, активируя реактивные двигатели в такт мышцам человека. Только мышцы остались расслаблеными - виртуальность обманывала тело, перенося сигналы мозга туда, где было сознание.
        Ремонтник несколько раз взмахнул клешнями, пытаясь удержать мнимое, доступное только Захару равновесие, автоматика тщетно боролась с человеческой волей, запускающей на хвосте кибера один двигатель за другим. Креветку крутануло вправо, потом вроде бы положение робота стабилизировалось, и тут вспышка, яркая, словно внезапно зажегшееся в темноте космического колодца солнце, ослепила Захара, ворвалась в сознание, неся за собой смертельный ужас и разрывающую голову боль.
        Тело кибертехника конвульсивно вздрогнуло, оседая на пол. Перед тем как потерять сознание, Захар успел заметить широко раскрытые глаза Станислава и губы Лившица, вроде бы шептавшие: «Я же говорил, не прикасайтесь к нему». Шершавый пол рубки совсем не больно ткнул в висок, и мир померк.
        7. Тайные течения
        Отвратительная вонь острой бритвой разрывала ноздри, бесцеремонно выдергивая сознание Захара из небытия. Кибертехник вяло взмахнул руками в попытке оттолкнуть от лица источник резкого запаха, но ладони, не найдя опоры, с гулким стуком рухнули на пол. Реальность нехотя проявлялась перед глазами, лавиной обрушивая в сознание воспоминание о том, что случилось за последние два с половиной дня.
        Захар снова был в курсе, что они потерялись в дальнем космосе.
        Грац убрал из-под носа кибертехника пузырек с нашатырем, поднес к его виску небольшую никелированную трубку и надавил на клавишу. Тело Захара передернуло судорогой, короткая, но сильная боль пронзила голову - от виска к виску. Было больно и противно, но в голове тут же прояснилось.
        - Что вы делаете? - едва ворочая языком, пробурчал он, вяло отмахиваясь от доктора, точно от назойливой мухи.
        - Спокойно, - остановил его ладонь Грац, - сейчас полегчает. Магнитная коррекция мозговой активности вкупе с электростимуляцией творит чудеса. Можете мне поверить.
        Захар верил Станиславу, но испытать на себе еще раз чудодейственное воздействие маленького приборчика, который доктор сжимал в левой руке, отчего-то не хотелось.
        Он вытянул вперед ладонь, пытаясь не то заслониться, не то остановить Граца, и пробормотал:
        - Нормально уже. Сейчас, сейчас.
        Захар попытался встать, ноги слушались плохо. Еще хуже дела обстояли с органами равновесия - тело упорно отказывалось удерживать необходимое положение.
        - Объясните, - сказал Грац, отвернувшись, - за каким чертом вы полезли в голову этого вашего ремонтника? Вам что, необходимо отдельно, словно маленькому ребенку, объяснять, где мы и с чем имеем дело?
        Позади доктора стояли Клюгштайн и Лившиц. Гертруда сидела перед пультом и крутилась на кресле, будто вальсировала. Вроде бы она даже напевала что-то под нос. Биолог смотрел на Станислава с умильно просящим выражением на лице, а физиономия Лившица наконец-то излучала уверенность и самодовольство. Да что, черт побери, тут у них произошло?
        - Кибертехники всегда так делают, - сказал Захар и понял, о чем, собственно, спрашивал его Грац. - Ах да. Это случайно… чисто машинально вышло. Привычка, знаете ли.
        - Что вы там видели?
        Грац все-таки соблаговолил повернуться к собеседнику лицом и присел в стоящее рядом кресло. Клюгштайн подошел к Захару, все еще бесплодно пытающемуся подняться, и помог ему встать на ноги. Кибертехник опустился в кресло, поблагодарил Фрица и воззрился на доктора.
        - Мы ждем объяснений, - напомнил Грац.
        Захар закрыл лицо ладонями, глубоко вдохнул, пытаясь унять подступавшую тошноту, и покачал головой.
        - Не знаю, - сказал он, не отнимая рук от лица, отчего его голос стал тихим и как будто чужим. - Яркая вспышка, а потом… - он не находил слов. - Не знаю. Было страшно, ужасно. Оно напало на меня. То есть на кибера. Оно…
        Внезапно в памяти всплыла странная картина какой-то жуткой средневековой казни. Захар не знал, почему это напомнило Средневековье, но отчего-то казалось, что в обозримом прошлом такого ужаса быть не могло. Что-то залезло внутрь него, пробралось в самую душу, прижилось и вырвало… Нет, оно даже не вырвало, оно тайком украло его сердце.
        Боже, какая чушь! Какое сердце?! Он же не был там. Там был ремонтник, безмозглый робот, тупая машина. Да, у кибера действительно есть некое подобие сердца. Но при чем тут душа? Куда там оно могло пробраться, чем бы оно ни было? Сумасшествие. Им явно не дождаться, когда закончится ресурс «Зодиака». Комфортабельный космический дом скорби. Так, кажется, назывались заведения для душевнобольных?
        - Кибер не отвечает, связь с ним потеряна, - сказал Грац.
        - Когда? - спросил Захар.
        - Что? - не понял его доктор.
        - Когда прервалась связь?
        - Как раз в тот момент, когда вы изволили грохнуться в обморок.
        Язвительности Грацу не занимать. Он был крайне недоволен поступком кибертехника.
        - И все-таки… Что вы видели?
        Захар пожал плечам и, опустив глаза, проговорил скороговоркой:
        - Яркий свет, вспышка. Потом оно… этот свет - он забрался внутрь меня. Он рвал меня на куски, тащил в небытие. Тащил мое сердце прочь из груди.
        Помолчав несколько секунд, он взглянул на Станислава. Доктор стоял рядом, смотря в пространство перед собой, куда-то вбок от Захара, и качал головой, будто с чем-то соглашаясь. Рассказ Захара явно оказался таким, каким он и ожидал его услышать.
        - Так и есть, - сказал он наконец. - Это просто защитная реакция. Фриц, - обратился он к биологу, - что вы на это скажете?
        Клюгштайн встрепенулся, словно проснувшись, резко повернулся и не моргая уставился на доктора, по-птичьи выпучив глаза.
        - Возможно… - неуверенно произнес он и после паузы продолжил: - Стрекательные клетки у медуз срабатывают сами собой, когда что-то касается их жгутиков. Медуза целиком даже не подозревает, что она кого-то ужалила.
        - Боюсь, - присоединилась к разговору Гертруда, - медуза целиком не догадывается, что она вообще существует.
        - Вот именно, - согласился с ней Грац. - И вам не кажется…
        - А вам не кажется, - все-таки не вытерпел Лившиц, - что вы слишком много на себя берете? С каких это пор вы стали видным специалистом в вопросах контакта с внеземным разумом?
        - За неимением лучшего кандидата на эту роль, - бросив многозначительный взгляд в сторону внеземельца, сказал доктор, - приходится выкручиваться самому. И потом - откуда у вас уверенность, что мы имеем дело именно с разумом?
        - Что вы имеете в виду? - спросил Клюгштайн.
        - Он имеет в виду бессознательные реакции Хозяина Тьмы. Или его хозяев - какая, в сущности, разница? У них не было ни малейшего резона уничтожать нашего кибера, они даже не пытались наладить связь. Просто прихлопнули его, как только он коснулся стенки тоннеля, - объяснил Лившиц.
        - Точно, - согласился Грац. - Все же ваш институт иногда дельные мысли высказывает.
        - Они разорвали робота в клочья, как только он коснулся объекта, - бормотал себе под нос биолог. - Ведь это совсем как действие иммунной системы. И эти сполохи - что, если это какой-то аналог антител?
        Захар слушал разговоры своих товарищей, и в голове отчаянно билась мысль. Она никак не могла сформироваться во что-то завершенное, осознанное. Что-то то и дело ускользало, не складывалось. И ключевым моментом здесь было касание кибера стенки тоннеля.
        Захар вспомнил мимолетное чувство, как его - то есть, конечно, не его, а кибера - педипальпы[11 - Педипальпы - лапы-челюсти у пауков. В данном случае - манипулятор робота, выполняющий схожую функцию, связанную преимущественно с захватом и тактильным изучением объекта.] цепляются за шероховатую, обжигающе холодную поверхность. Краткий, выворачивающий наизнанку омерзительный звук. Точнее, не звук - звука не может быть в безвоздушном пространстве - вибрация, словно железом ведут по стеклу. А потом наступила тьма. Дальше был Грац с нашатырем.
        Но ведь было что-то еще. Между тьмой и Грацем. Что-то неясное, на самом пороге восприятия. И оно совсем не понравилось Захару. От этого воротило, мозг упорно отказывался вспоминать события тех секунд.
        - Постойте, - сказал Захар. - Все не совсем так. Кибера никто не уничтожал. Его… - Мимолетная догадка появилась вдруг и столь же стремительно исчезла.
        - Ну, договаривайте, - потребовал Грац.
        - Нет, - тихо сказал кибертехник. - Не могу вспомнить. Но ремонтника совершенно точно не уничтожали. С ним сделали что-то другое. Он им был зачем-то нужен.
        - Это все домыслы, - махнул рукой Станислав и обратился ко всем сразу: - Завтра повторим опыт с роботом. Посмотрим, куда, в конце концов, нас приведет эта червоточина. И попрошу вас, Захар, больше никаких самовольных экспериментов.
        Грац резко повернулся и вышел из рубки.
        - Похоже, пан Станислав всерьез решил заняться этой штукой, - ухмыляясь, сказала Гертруда.
        Рубка опустела. Последним вышел Захар. После инцидента с кибером голова еще кружилась.
        В коридоре на него накинулся Лившиц. Внеземелец вцепился в воротник рубашки Захара и принялся истово шептать. Его потное лицо, исторгающее брызги слюны и неприятный запах, оставшийся от завтрака, маячило в такой близости от глаз Захара, что никак не получалось сфокусировать взгляд. Волна дурноты снова накатила на кибертехника. Он попытался отстраниться от Люциана, но тщетно. Внеземелец тараторил как заведенный, он говорил что-то про Граца и корабль, неслышно парящий в кромешной тьме рядом с ними.
        - Да прекратите же наконец! - выдавил из себя Захар и толкнул Лившица, после чего вдохнул полной грудью. На лице ощущалась неприятная влага. Он вытерся рукавом и повернулся к притихшему внеземельцу. - Какого черта вы вздумали на меня бросаться?!
        Лившиц, похоже, немного оторопел. Он стоял, отклонившись назад, в той позе, в какой смог остановиться, когда Захар толкнул его. Его глаза недоуменно хлопали, а рот то и дело открывался, как у рыбы, выброшенной на берег. Потом он пришел в себя и, приняв человеческий вид, заговорщицким тоном сказал:
        - Орешкин, вы же видите, куда он нас всех тянет. Мы не можем позволить ему так поступать. В конце концов, есть и другие люди. Земля, наконец. Мы не имеем права делать этого. Ведь вы же были там, пусть и виртуально. Вы должны понимать, как это страшно, какую опасность оно может нести.
        Ясно с ним все. Граца боится. Он всего боится. И во всем он не уверен. Бездействие - вот лучшая в его представлении тактика.
        Но если он прав? Что, если действительно экипаж навлечет на себя гнев старшего брата? Захар задумался… Да и братья ли они землянам, те, кто привел сюда Хозяина Тьмы? Братья по разуму… Всегда ли разум одинаков? Разум познает окружающее. Так думают люди. А если они думают иначе? Люди не могут представить себе, для чего еще может быть нужен разум, но ведь, в сущности, это лишь случайно возникшее условие существования живой материи. Удачная выборка из статистической вероятности. Все во Вселенной подчинено логике, все происходит по законам физики и статистической вероятности. Только разум имеет наглость выбиваться из четкой картины мироздания. Или это люди не могут объяснить некоторые странности разума?
        - Чего вы от меня хотите? - с недовольством спросил Захар.
        Лившиц был ему неприятен. Хитрый и трусливый внеземелец, подобно крысе, пытался подточить команду изнутри, подгрызть пол, найти свою лазейку. Еще неизвестно, чего он добивается.
        - Захар, ты же разумный парень. Ты должен понимать, что так нельзя. Нельзя лезть туда, словно к себе домой. Наш новый капитан слишком много на себя берет. Нам необходимо его остановить.
        Кибертехник никак не мог взять в толк, к чему тот клонит.
        - А от меня-то что требуется?
        - Ты же заведуешь киберами. Не давай ему больше роботов. Он погубит нас. Он человечество может погубить.
        «Ах вот он о чем! - вздохнул Захар. - И когда это мы перешли на «ты»? Хотя, впрочем, какая разница?»
        - И что это даст? Он как капитан волен распоряжаться имуществом корабля по своему усмотрению.
        - Но ты же можешь изменить их программы, отключить киберов, в конце концов!
        - Хорошо. И что дальше? Что мы будем делать дальше? Висеть в бездонном космосе рядом с этой громадиной, боясь даже взглянуть на нее, и медленно сходить с ума?!
        Ответа Захар не ожидал. Он уже привык, что Лившиц хорошо знаком только с тем, чего делать не стоит. Но внеземелец его удивил:
        - Нам лучше бы заняться нашим пилотом. Грац запер его в каюте и никого к нему не подпускает. Это уже само по себе подозрительно.
        - Но ты же слышал, что он умирает. Нервное истощение. Или что-то в этом роде.
        Люциан согласно кивнул:
        - Так Грац сказал.
        Захар посмотрел в глаза внеземельцу. Обычные глаза, никакого «огонька безумия», как пишут в книгах, в них заметно не было. Только эта его теория заговора… Неужели люди не могут не создавать себе сложностей?
        Их всего пятеро, в миллионах кубических парсеках пространства вокруг нет больше ни одного человеческого существа, а они строят здесь планы, плетут интриги.
        Создают социум, одним словом. Привычную среду обитания.
        Картина, представшая воображению Захара, была столь смешной, что он невольно улыбнулся.
        - Ты мне поможешь, Орешкин, - сказал Лившиц.
        Он не спрашивал, он утверждал. И у него был свой план. Вопреки предположениям Захара, он знал, чего хочет.
        - Мы сегодня же должны выяснить, что на самом деле происходит с Тахиром, а завтра ты не дашь Грацу второго кибера, и я подниму вопрос о доверии к капитану. В любом случае, если нам не выбраться, Хозяина Тьмы должны исследовать только люди. Живые люди, понимаешь, а не бездушные киберы.
        Похоже, Люциан, наконец, осознал, что собственноручно отдал Грацу власть, которая причиталась ему, Люциану Лившицу. Отдал, не подумав, а вот теперь вознамерился вернуть утраченное.
        Захар не собирался участвовать в заговоре с внеземельцем. Вообще вся эта затея выглядела, мягко говоря, странно. Путь домой заказан, никакого обитаемого мира в пределах досягаемости нет, а они выясняют отношения. Знаете ли, это попахивает натуральным сумасшествием.
        - Хорошо, - сказал кибертехник и пошел прочь, в свою каюту.
        Лившиц довольно хмыкнул за спиной, не понимая, что Захар согласился лишь для того, чтобы тот от него отстал.
        Он закрылся, заблокировал дверь и попросил «Зодиака» никого не пускать к нему. И не сообщать, если кто-нибудь надумает вызвать по вирт-связи. Хватит! За эти двое суток, что они торчат здесь, он устал так, как не уставал на самых сложных дежурствах. Они прибыли в полную пустоту, в совершеннейшую неизвестность. У них здесь не было ни плана, ни цели, но бурность деятельности, что развил Грац, превосходила всякие мыслимые пределы. Может, Лившиц и прав, грозя создать прецедент о недоверии законно избранному капитану.
        Скорее всего, они погибнут здесь, в холодной тьме далекого космоса. Никто не узнает об этом, никто никогда не найдет ни их, ни их мумифицированные стерильной пустотой тела. Даже прочный, почти вечный в восприятии людей корпус «Зодиака», скорее всего, рассыплется в пыль, бомбардируемый мириадами частиц в течение миллионов лет. Им всем суждено развеяться в пыль. И вместо того, чтобы думать о вечном, они лезут к черту на рога.
        Мироздание создало человека, наделило его разумом. Пытливым, неугомонным умом и еще более непоседливым и загадочным самосознанием. Людям мало осознавать, что они существуют, что они есть. Им надо всему найти объяснение, все изучить, все разобрать по винтикам. Потом - снова собрать, но уже не так, как было предначертано природой, как заведено естественным порядком вещей. А на собранном обязательно поставить клеймо, уведомив мир, кто именно это сделал, чтобы потешить непонятное самосознание. Людям надо все поковырять своим замечательным противопоставленным пальчиком, натереть мозоли и измордоваться до потери сознания. Вроде бытует мнение, что именно труд создал из обезьяны человека.
        Хотя некоторые обезьяны до сих пор сидят на деревьях - там, где им позволяют сидеть люди, и горя не знают. Ни мозолей, ни переживаний, ни мук творчества. Вселенная создана для них, а они для Вселенной.
        Но люди-то выше этого. Они творцы, меняющие саму природу, хозяева жизни. Природа покорилась человеку - так думали лет триста назад. Сейчас в этом некоторое сомнение появилось. Единственное, в чем никто не сомневается, - что обязательно покорится, никуда не денется. Тупой случай и закон больших чисел сотворили разум. А что сотворил разум? Когда-нибудь, Захар совершенно в этом не сомневался, разум извернется и уничтожит Вселенную. Нам ведь закон не писан.
        На следующий день второй кибер, пользуясь исключительно заложенным в него алгоритмом, успешно прошел лабиринт Хозяина Тьмы и вышел обратно. Вышел из той же дыры, через которую попал внутрь. Круг замкнулся.
        Злой Лившиц шипел и бросал недружелюбные взгляды в сторону Захара. Кибертехник тайком от Граца пожимал плечами и разводил руки, пытаясь убедить внеземельца, что он ни при чем. Мол, не получилось, Грац все сам сделал. Это была неправда, но отчего-то хотелось делать вид, что он поддерживает затею Люциана.
        На корабле был объявлен день отдыха. Лившиц и Клюгштайн готовились к выходу в открытый космос.
        8. Прикосновение к бездне
        Две светящиеся точки, висящие в круге непроницаемой черноты, казались маленькими и беззащитными. Не спасал даже яркий сноп света, бьющий им в спины.
        Захар поерзал в кресле, в теплоте и комфорте рубки. Ему было страшно. Стыдно признаться, но он, сидящий внутри прочного корпуса «Зодиака», ощущая хоть и псевдо, но все же гравитацию, боялся до колик в животе. Лоб покрылся ледяными капельками, руки до боли в суставах сжали подлокотники кресла. Вид Лившица и Клюгштайна, беззаботно парящих в нескольких метрах от входа в лабиринт инопланетного Минотавра, внушал кибертехнику панический ужас.
        Мощные прожекторы «Тауруса», остановившегося в двух десятках метров от Хозяина Тьмы, были направлены в жерло тоннеля. Но черная бездна безжалостно пожирала выпущенные человеческой техникой фотоны, оставаясь такой же черной.
        Захар украдкой посмотрел на Граца и Гертруду. Станислав вглядывался в экран, неистово что-то жуя - не исключено, что собственные губы, - а Герти, как обычно, полулежала на приборной консоли, тоскливо ожидая продолжения.
        - Как меня слышите? - перестав жевать, спросил Грац.
        Вирт-связь существовала только внутри «Зодиака». Во избежание несанкционированных подключений вирт-сигнал ограничили пространством корпуса корабля. С Лившицем и Клюгштайном связь поддерживалась исключительно с помощью обычного радиосигнала.
        - Нормально, - спустя мгновение задержки ответил слегка искаженный помехами голос внеземельца.
        Грац удовлетворенно кивнул и напутственно махнул рукой, словно его могли видеть в открытом космосе.
        - Вход разрешаю, - сказал он.
        - Так точно, - раздался голос Лившица.
        Возможно, Захару показалось, но он отчетливо уловил в тоне внеземельца плохо скрываемый сарказм. Нервное напряжение, или там он уже ничего не боится?
        Фигурки, облаченные в тяжелые пространственные скафандры, на мгновение вырастили по маленькому, переливающемуся в лучах прожекторов «Тауруса» хвостику быстро замерзающего на космическом холоде газа и плавно скользнули в тоннель.
        - Вход прошли успешно, - сообщил Люциан.
        - Выглядит как пещера в горах, - раздался восторженный голос Фрица. - Мы будто бы гномы, летящие в подземное царство.
        Грац едва заметно улыбнулся, прикрыв рот рукой.
        - Давайте без пафоса, - сказал он. - Ваша задача следить друг за другом и за своими ощущениями.
        На главном голоэкране люди в скафандрах медленно уменьшались в размере. На корабле видели изображение, транслируемое с внешних камер «Тауруса», висевшего неподвижно. Как только Лившиц с Клюгштайном свернут на первой развилке, они исчезнут из поля зрения десантного корабля. Боковые экраны показывали плоское изображение, что снимали камеры скафандров.
        Присутствовала в этой картине какая-то обреченность - две маленькие, кажущиеся такими хрупкими фигурки медленно таяли во враждебном и отталкивающем мраке чужого корабля. Казалось, ничто не сможет вернуть их обратно, и они исчезают там навсегда.
        Захар тряхнул головой, отгоняя дурные мысли. Надо чем-нибудь занять себя. Кибертехник запросил у «Зодиака» сводку параметров жизнеобеспечения скафандров биолога и внеземельца. Все показатели в норме, да в этом и не было никаких сомнений - будь что не так, корабль давно забил бы тревогу.
        Но что же делать?! Неприятный зуд хаотически перемещался по всему телу, заставляя Захара бессмысленно чесаться и изворачиваться. Неприятное ощущение взгляда, что он нет-нет да и ловил на себе, вдруг сделалось сильней. Чужие глаза будто бы забрались внутрь и своим взором пытались пробуравить путь наружу, к свету, прямо через кожу.
        Повернулись к правому экрану, где шла картинка от Лившица. Ту, что транслировала камера Фрица, смотреть было все равно невозможно - неугомонный биолог не переставая крутился, восхищаясь красотами инопланетного технологического тоннеля. Внеземелец давал картинку четкую и правильно выверенную - чувствовалась школа.
        Как и в прошлые разы, стены оставались гладкими и однородными. Признаться, Захар все ждал, что вот-вот огромная перистальтическая волна пройдется по безжизненной поверхности тоннеля, превратив его в отверстый люк, призывно манящий космонавтов неземным светом. Наверное, Грац думал о чем-то похожем.
        Исследователи миновали первую развилку. Лившиц докладывал о полном отсутствии особенных ощущений (только сетовал, что скафандр трет шею), а Клюгштайн продолжал восторгаться местным ландшафтом. Несколько раз Люциан ловил биолога, в порыве эстетического блаженства пытавшегося приложиться ладонями к поверхности космического артефакта. У внеземельца был просто какой-то пунктик относительно недопустимости тактильного контакта с объектом. В конце концов, возможно, он прав - первый ремонтник прекратил свое существование именно после того, как по вине Захара прикоснулся к стене тоннеля.
        Грац монотонно командовал, Лившиц столь же монотонно отчитывался о своих действиях. Клюгштайн совершенно выбивался из строго-занудной официозно-исследовательской атмосферы своими вздохами и ахами. На него перестали обращать всякое внимание и, как выяснилось, зря.
        - Что ощущаете, Люциан? - в сто двадцать пятый раз вопросил Станислав, и Лившиц тут же отрапортовал, что ничего он не чувствует.
        Захара так и подмывало сказать: мол, как же так, неужели ничего не чувствует? Вот он, Орешкин, сидит здесь, в рубке, в полутора тысячах километров от Хозяина Тьмы и очень даже чувствует. А они там…
        Но вот насчет них и вышла загвоздка. В поле зрения камеры Лившица биолога не наблюдалось. Захар перевел взгляд на левый экран. Там резво плясали гладкости и шероховатости стены тоннеля, освещенного неверным светом прожектора. Что-то во всей этой картине было не так…
        - А где Фриц? - спросил Захар. Собственно, он не собирался спрашивать, вопрос вырвался сам собой.
        Грац наклонил вперед голову, всматриваясь в картинку, а на экране, вызывая тошноту, заплясали быстро перемещающиеся окружности свода тоннеля и чернота, уходящая в глубь Хозяина Тьмы. Внеземелец вертелся, пытаясь найти Клюгштайна. Биолога нигде не было.
        И тут Захара осенило, что было в левой картинке несуразного. Вместе с тем чувство чужого взгляда стало столь нестерпимым, что кибертехник начал скрести ногтями грудь, не замечая, что рвет пуговицы на рубашке и оставляет на коже глубокие, быстро набухающие красным, царапины.
        - Нет, Фриц, не делайте этого! - закричал он.
        На левом экране плавные линии стены, будто вылепленные чьей-то исполинской рукой, были слишком близко. Непозволительно близко. Клюгштайн сместился из центра тоннеля. От соприкосновения с инопланетным артефактом его отделяло всего несколько десятков сантиметров. Расстояние вытянутой руки.
        И его рука вытягивалась. Неизвестно, услышал ли биолог вопль Захара, но буквально в паре сантиметров от белесого, какого-то шершавого, словно пемза, материала неземного происхождения пальцы биолога остановились.
        Из динамиков лился поток отчаянной брани: Лившиц крыл Клюгштайна на чем свет стоит.
        - Ну, рано или поздно это все равно пришлось бы сделать, - обреченным голосом пробормотал Грац и сел.
        Захар вздохнул и, оторвав ладонь от разодранной груди, с изумлением уставился на свежие царапины. Он не помнил, зачем сделал это с собой.
        И в этот момент отчаянный крик: «Нет!» - поднял на ноги всех, кто находился в рубке.
        Орал Лившиц. А Клюгштайн, стащив с ладони тяжелую и неповоротливую перчатку скафандра, вытянул вперед скорченный и облупившийся от адской сухости и замогильного холода космического вакуума палец, на глазах покрывающийся темными пятнами петехий[12 - Мелкие кровоподтеки, образовавшиеся в результате множественных разрывов капиллярных сосудов.], намереваясь прикоснуться к неведомому.
        9. Пустые тайны
        Скрюченная, вся в темно-бурых, почти черных пятнах кисть руки Клюгштайна, исходившая желтоватым киселем с редкими прожилками крови, лежала в неправдоподобно белом лотке. Туда ее поместил Грац, после того как отсек от запястья законного владельца. Кисть было не спасти, Станислав специалист в подобных вопросах.
        Захар с омерзением косился на отсеченную конечность. Ему было противно, но глаза то и дело, будто сами собой, скатывались направо, туда, где на сверкающем прозрачным стеклом медицинском столике стоял злосчастный лоток. Разум желал экстрима. Экстрим, скукожившись, уперев черные ногти в белизну эмали и покрывшись пепельно-белесыми струпьями, вольготно расположился в метре от кибертехника.
        С другой стороны столика, положив обрубок на колени, сидел Клюгштайн. Культю венчал неровный шар чего-то, похожего на белый пластилин, коим Грац залепил рану. Тощая голая конечность с набалдашником регенерирующей повязки напоминала древний фаллический символ. Сам Клюгштайн тоже навевал воспоминания о доисторических временах, пытках и жертвоприношениях - на лице биолога замерла непонятная, какая-то совершенно безрадостная улыбка. И глаза вроде бы улыбались, но зрачки оставались неподвижны, словно Фриц пребывал в состоянии ptit mal[13 - Малый эпилептический приступ. При нем человек внезапно как бы каменеет, замирает, зафиксировав взгляд в одной точке.]. Весь его вид вкупе с ампутированной конечностью внушал мысль, что он рад принесенной неведомым богам жертве. И, похоже, биолог был не прочь продолжить раздачу частей тела на благо небожителей.
        - Чему вы радуетесь, Фриц? - спросил Грац, не ожидая услышать ответа.
        Клюгштайн молчал. Он завороженно глядел в одну точку. Мысли его были далеко. Они, скорее всего, были где-то там, внутри Хозяина Тьмы.
        - Может, его лучше отправить отдыхать? - неуверенно спросил Захар.
        - Конечно, - согласился доктор.
        Вместе с Грацем они отвели биолога в каюту. Пострадавший шел самостоятельно, не сопротивляясь. Он только не проявлял никакой инициативы: шел, куда вели, останавливался, когда вести переставали. Уже в каюте, рядом с кроватью, Грац поднес к шее Клюгштайна небольшую серебристую коробочку и надавил на кнопку на ней. Раздалось тихое шипение, и биолог плавно осел на постель.
        - Опять магнитная стимуляция? - поинтересовался Захар.
        - Нет, - усмехнулся Станислав. - Обычное снотворное. Магнитная стимуляция на голове производится, - он постучал себя пальцем по темени.
        - Что с ним? - спросил кибертехник, когда они с доктором возвращались по длинному полукруглому коридору в рубку.
        Грац лишь молча пожал плечами. Вопрос был чисто риторическим - откуда знать Станиславу, что произошло с добродушным биологом внутри инопланетного корабля. Возможно, ожидаемый всеми контакт состоялся. Теперь оставалось самое трудное - понять, разобраться, «что это было».
        - Ну, как он? - возбужденно произнес Лившиц, как только доктор появился в дверях рубки.
        - В данный момент спит, - ответил Грац.
        Он, не останавливаясь, стремительно прошел в глубь помещения и плюхнулся в кресло, откинувшись на спинку и закрыв глаза. Он устал. Все устали. От безнадежности, от нервного напряжения, от страха. Ожидание смерти, как известно, хуже самой смерти. А ожидание неизвестного? Когда непонятно даже, плохое или хорошее может случиться. И главное - неясно, произошло уже ожидаемое или нет.
        - Что с ним стряслось? - спросил Лившиц.
        Грац неспешно поднял на внеземельца красные от усталости глаза.
        - Я хотел бы услышать это от вас, - медленно проговорил он.
        Лившиц пожевал губами, глаза его забегали, словно выискивая какое-то определенное место в бесхитростном пейзаже рубки. Захар было решил, что Люциан смущен, что ему неловко за то, что он нарушил указания капитана, впрочем, полностью им же самим поддержанные. Но кибертехник ошибался.
        - А ведь я вас предупреждал, - прошипел внеземелец.
        Захар не совсем понял, обращался он лично к Грацу или имел в виду всю команду «Зодиака».
        - Я вам говорил, - продолжал он, - что не все так просто. Это вам не с эмигрантами с соседней колонизированной планеты сходить познакомиться. Они должны быть другими. Обязаны! Другими! Понимаете? Между ними и нами, возможно, вообще нет ничего общего. Не исключено, что мы в принципе не способны установить контакт с ними.
        На несколько секунд в рубке повисла тишина. Потом Грац задал вопрос:
        - А они с нами?
        Захар не понял тогда, говорил Станислав серьезно или же шутил. Впоследствии кибертехник много раз возвращался к этому вопросу, но так и не решил, было это откровением или обычной шуткой, призванной разрядить обстановку.
        - Перестаньте, Грац, - махнул рукой Лившиц. - Вы же прекрасно понимаете, о чем я толкую.
        - Да, - ответил доктор. - Так же, как и вы понимаете, почему я настаиваю на продолжении исследований этого объекта.
        - Последняя надежда.
        - Отчего же последняя? - спросил Захар. Конечно, шансов вывести из транса Тахира было ничтожно мало, но ведь он жив. И Захару не совсем понятно, почему Грац вовсе не занимается этой проблемой. Тем более будучи врачом.
        - Тахир мертв, - не поворачивая головы, сказал Грац. - Умер пару часов назад. Я понизил температуру в его каюте.
        Ну вот, теперь действительно - последняя надежда. А если быть честным с самим собой, то надежды больше нет. Не было у Захара особой веры в таинственных зеленых человечков из инопланетного корабля с самого начала. И с каждой вылазкой к Хозяину Тьмы ее становилось все меньше.
        - Как случилось, что вы потеряли визуальный контакт с Фрицем? - спросил Грац у Лившица.
        - Вы тоже хороши, - огрызнулся Люциан. - У вас ведь был контроль его камеры.
        - Мы и подняли тревогу, если помните.
        - Помню. Так вот что было: Фриц свернул в другую сторону. Хорошо, он не успел улететь достаточно далеко - я нашел его сразу. Он висел в нескольких сантиметрах от стенки тоннеля и тянулся к ней рукой. Голой уже рукой.
        Мембрана автоматической герметизации скафандра сработала как часы, огородив рукав от безвоздушного космоса и сохранив жизнь незадачливому биологу. Но руку сохранить не удалось - Лившиц то ли не нашел уплывшую куда-то в невесомости перчатку, то ли не стал ее искать вовсе. Клюгштайна он так и приволок с голой, устрашающе мертвой рукой, торчащей из толстого рукава скафандра, словно обрубок обгоревшего в лесном пожаре дерева. Когда с головы Фрица стянули шлем, он уже пребывал в нынешнем состоянии блаженной кататонии.
        - Он прикасался к поверхности? - неожиданно спросила Гертруда. Она, как обычно, вела себя совершенно индифферентно, и о присутствии планетолога попросту забыли.
        Лившиц ответил не сразу. Он долго молчал, видимо, восстанавливая в памяти картину случившегося. Потом подошел к терминалу, открыл запись изображения с камеры биолога на моменте, где в пляшущем из стороны в сторону поле зрения то и дело мелькали руки. Здесь они еще были защищены материалом скафандра, но правая настойчиво дергала замок левой перчатки. Потом на мгновение в углу картинки появилось мутное белесое пятно - замерзший воздух, вырвавшийся из рукава Клюгштайна, попал на объектив камеры, покрыв сверхпрозрачное стекло тонкой пленкой инея, которая тут же испарилась. Мельтешение света и тени. То и дело в кадре оказывается рука, быстро покрывающаяся сетью лопнувших капилляров и трещин на иссушенной и обмороженной коже. Десять сантиметров, пять. Вот палец почерневшим ногтем почти скребет по таинственному инопланетному материалу.
        - Нет, - неожиданно резко произнес Лившиц. - Не прикасался. Во всяком случае, я этого не видел. И на записи этого тоже нет.
        - На записи многого нет, - усмехнулась Гертруда. - И все же Фриц пытался именно прикоснуться. Он хотел взяться за него руками. Для этого он и снял перчатку.
        - Да, - неуверенно пробормотал Лившиц.
        Захару казалось странным поведение биолога - Клюгштайн совсем не производил впечатления сумасшедшего. Чудаковатого - да, но не безумца. Ведь он должен был понимать, к чему приведет его действие. Должен, и наверняка понимал. Но все равно снял перчатку.
        - Зачем он это сделал? - пробормотал кибертехник. - Люциан, а вы не ощущали чего-то похожего? Какое-нибудь странное чувство не возникало?
        Захар вспомнил, что они с внеземельцем перешли на «ты», но решил не афишировать этого, дабы поддержать видимость участия в заговоре.
        - Что вы имеете в виду?
        - Ну, не возникало ли у вас какое-нибудь ощущение? Например - будто кто-то наблюдает за вами? - добавил он.
        Лившиц зачем-то осмотрел Захара с ног до головы, пожал плечами и ответил:
        - Нет, не возникало. Я, знаете ли, делом был занят.
        - Фриц тоже не… - Захар хотел сказать «не красотами любовался», но, вспомнив, что именно этим Клюгштайн и занимался, умолк.
        - Вот именно, - пробурчал Грац.
        - Пойдемте, поможете мне навести порядок у Тахира, - сказал Грац Лившицу. - И с Фрицем нужно выяснить. Может, он придет в себя, когда проснется.
        - Конечно, - сказал Люциан и отправился вслед за поднявшимся из кресла доктором.
        Гертруда с Захаром остались в рубке одни. Обычно Станислав просил помочь кибертехника. Особенно после того, как они стали на ножах с Лившицем. Но сейчас он позвал именно внеземельца. Почему? Вероятно, у него имелся какой-то разговор к нему. Вполне можно было обсудить это по вирт-связи прямо здесь, никуда не выходя и соблюдая конфиденциальность - мысли нельзя подслушать, мысленную речь воспринимал только тот, к кому обращались.
        Внезапно Захар понял, что с того самого момента, как они обнаружили Хозяина Тьмы, разговоры в вирт-эфире прекратились. Во всяком случае, он сам в них не участвовал. Что это - атавистический страх перед превосходящими силами противника? Или они с самого начала наделили космический корабль чужих мистическими свойствами? Подсознательно. Желание пасть ниц, протянув в мольбе руки к всемогущему божеству, выпросить если не спасения, то хотя бы милости. Жажда унизить себя и отдать собственную судьбу в чьи-нибудь руки никак не хотела покидать человеческое подсознание. Созданное тысячелетиями непонимания, серости, бедности и голода чувство вновь и вновь выползало из самых древних глубин мозга. Из тех, что несли в себе образы, рожденные еще в головах динозавров, если не саламандр и жаб. Пусть они решат за меня, пусть боги будут ответственны за мою серость, за мои страдания. Так легче жить, так проще и сподручнее. Только так нет результата, нет движения, кроме того, что создают ленивые волны мироздания, покачивая бессмысленно барахтающуюся в океане пространства жизнь. Вперед, назад. Вперед, назад. И лишь
единицам может посчастливиться добраться до берега с вожделенными райскими кущами, лишь разуму даровано то, что позволяет загнать животный ужас перед высшими силами глубоко в недра мозга. Но его никогда не искоренить.
        - Ты что-то чувствуешь, - сказала Гертруда. Именно сказала, а не спросила.
        - Нет. О чем ты? - Захар прекрасно понимал, о чем толковала Герти. Он и сам не понял, зачем сделал вид, что ничего не происходит.
        - Я знаю. Я вижу. Все что-то ощущают. Все знают. Но почему-то скрывают это. Ему это зачем-то нужно.
        - Ему?
        - Хозяину Тьмы.
        Планетолог поднялась, остановилась на секунду возле Захара, потрепала его за щеку и, одарив кибертехника редкой для нее улыбкой, вышла из рубки.
        Спустя час с небольшим Клюгштайн проснулся. Оцепенение, в котором он находился после возвращения с борта посланца звезд, оставило его. Он снова был привычным, немного чудаковатым Фрицем, доктором биологии, замечательным ученым.
        Он сидел на кровати и, морщась, потирал предплечье левой руки прямо под блямбой повязки. Настроение у него, соответственно случаю, не было лучезарным, но и в истерику он не впадал. Даже пытался шутить.
        - Все-таки объясните, Фриц, - уговаривал его Грац, - за каким чертом вы полезли на стену? Что с вами случилось?
        Клюгштайн продолжал морщиться, словно от боли, и пытался перевести разговор в шутку. Захар, слушая бессодержательный лепет биолога, испытал легкий приступ дежавю - весь этот цирк сильно напоминал его недавний разговор с Гертрудой. «Все знают. Но почему-то скрывают это», - так она сказала. Фриц тоже определенно что-то знал. Неспроста он снял там перчатку, не от любви же к криотерапии[14 - Лечение холодом.] голой рукой пытался ухватиться за стену. Он знал, зачем сделал это. Знал, но играл под дурачка, чтобы скрыть это от остальных.
        Захар резко обернулся, поддавшись мимолетному давящему чувству чужого взгляда. Но сзади была только серая и невыразительная стена каюты Клюгштайна. Он вздохнул, повернувшись обратно, и успел заметить, как Герти быстро опустила взгляд. Она наблюдала за ним, она видела, как он только что оглядывался, будто параноик, ища несуществующего преследователя.
        «Все знают».
        «Герти», - позвал Захар по вирт-связи. Вдруг ему показалось, что виртуальная реальность корабля теперь тоже не в их власти, что там теперь хозяйничает чужой.
        «Что?»
        Захар просто махнул рукой - мол, ничего. Все работало. Просто какой-то внутренний тормоз не давал людям общаться с помощью мысленной речи. Боязнь быть раскрытыми? Но в чем? Что скрывал каждый из них? Да что там каждый! Что, собственно, было скрывать ему самому? Ощущение чужого взгляда? Бред какой-то.
        Тогда почему он не говорил об этом остальным? Грац и Герти спрашивали его, но он оба раза соврал. Зачем? Причем не собирался обманывать, ложь вырвалась сама собой, в последний момент. Будто кто-то другой на мгновение завладел его языком, а после было неудобно оправдываться. Или это - боязнь показаться сумасшедшим, опасение стать изгоем?
        Возможно, Грац знает, что это. Он врач, и психологические проблемы людей в дальнем космосе ему известны. Только ведь и он наверняка что-то скрывает.
        «Все знают».
        - У меня помрачение рассудка случилось, - пробормотал Клюгштайн. - Ничего не помню, что там было.
        Он прятал глаза, тщательно рассматривая свои босые ноги, непрестанно тер увечную руку, хотя Грац сказал, что сделал блокаду и больно быть не должно. Биолог совсем не умел врать.
        «Почему-то скрывают».
        А Гертруда и сама ничего не сказала о своих ощущениях. О своей тайне.
        Стало быть, теперь у каждого есть свое тайное знание. Свое тайное чувство. Оно тайно, но лишено смысла. Оно пустое, ему невозможно найти применения. Но оно личное, а от того становится важным. Каждый будет биться за него до последнего…
        Захар почувствовал, что между лопатками, прямо по дорожке позвонков, медленно сползает капля пота. Он тряхнул головой, чтобы снять наваждение. Бестолковое роение мыслей прекратилось, но ужас, вселенный ими, остался. Неужели он на самом деле сходит с ума? Нет, он же нормальный. Хотя, наверное, все безумцы верят в то, что они нормальны. Некоторые, должно быть, даже считают себя нормальней остальных.
        Он заметил, Герти то и дело бросала на него осторожные взгляды. Лившиц и Грац были увлечены Клюгштайном - они пытались добиться от него хотя бы чего-то, похожего на ответ. Но планетолог лишь делала вид, что слушает их. Она наблюдала за реакцией Захара, она хотела узнать, что скрывает он. Выведать его тайну.
        - Я, пожалуй, пойду, - сказал кибертехник. - Нужно проверить киберов: все ли нормально с их алгоритмами.
        Захар повернулся, чтобы выйти, но в дверях его окликнул Грац.
        - Вам нездоровится?
        - С чего вы взяли?
        Что он заподозрил? Теперь и Станислав?
        - Вы весь испариной покрылись и дрожите, словно лист на ветру.
        Захар провел рукой по лбу. Действительно, рукав сделался влажным, а ладонь немного дрожала. Да что же с ним такое?
        - Зайдите позже ко мне в лазарет, - сказал Грац и вернулся к усиленно рассматривающему пол биологу.
        10. Депрессия
        Безграничное белое поле окружало со всех сторон. Куда ни глянь - везде одна и та же белизна. Никаких теней, никаких ориентиров. Белая пустота.
        Чистота и непорочность лазарета была призвана успокоить пациента, привести его в состояние расслабленного ступора. На Захара она оказала обратное действие.
        Он и сам не знал, для чего явился во владения Граца. Не собирался же он в самом деле выложить Станиславу все о своих страхах и чужих взглядах. Скорее всего, он просто продолжал играть в игру, навязанную остальными. Всеми, кто скрывал. Всеми, кто знал. Он тоже был обладателем тайного знания, но ему оно ничего не давало. А другим игрокам?
        Белая головокружительная даль бросалась на него, стремилась сломить волю. Захар яростно сопротивлялся, пытался зажмуриться, спрятать глаза, зарыться лицом в кушетку, на которой лежал. Но кушетка была столь же бела, как и все здесь.
        Грац точно решил его извести.
        - Вы слишком напряжены, - заметил Станислав.
        Захар не успел ответить. Что-то стремительное и болезненное, словно жало осы, ткнулось в плечо, и безумство белизны вдруг подернулось серым, утратило свою непорочность, отдавшись во власть оттенков и полутонов.
        - Что это? - успел простонать кибертехник, перед тем как нависшее над ним лицо врача, перекошенное злорадной улыбкой, окончательно исчезло во тьме, победившей засилие белого.
        Очнулся Захар там же, в лазарете. Сколько прошло времени, сказать трудно. Кибертехник осторожно осмотрелся - руки и ноги свободны, никто его не связывал, белые стены лазарета - стены как стены. С ума не сводят. Справа, в таком же белоснежном кресле, обнаружился Грац. Доктор, подперев голову ладонью, смотрел на Захара из-под полуприкрытых век. Глаза у Станислава были красными.
        - Что это со мной было? - спросил Захар. Голос хриплый, во рту пересохло.
        Он осторожно приподнялся на кушетке. Немного мутило, но головокружения не было. В памяти всплывали размытые образы глаз, будто фурункулы открывающихся прямо на стенах то тут, то там, и злобно усмехающегося Граца, нависшего над ним с инъектором.
        - Очнулись?
        Грац медленно поднялся с кресла, потянулся, поморщившись, и подошел к кушетке.
        - Обычный фобический припадок. Только с чего это он у вас случился? Вы же не страдаете клаустрофобией?[15 - Боязнь замкнутого пространства.]
        - Нет. Меня проверяли.
        Ясное дело, проверяли. Кто бы его допустил к космическим полетам, страдай он клаустрофобией. Да и потом - это уже его восьмая экспедиция. Раньше ничего подобного не было.
        - Вот и отлично, - Грац похлопал его по плечу. - Идите, проверьте свои механизмы. Вы же, кажется, собирались. Вам сейчас не помешает заняться чем-то, делом каким-нибудь.
        - Конечно.
        - Нам всем это не помешает, - пробурчал под нос Станислав.
        Захар спрыгнул на пол. Ноги затекли и слушались плохо. Учитывая непорочную белизну пола, создавалось стойкое ощущение, что идешь по глубокому снегу.
        В дверях он вспомнил о Клюгштайне.
        - А что с Фрицем? - спросил он. - Что с ним было?
        - Примерно то же, что и у вас, - ответил Грац и добавил: - Только по другому поводу.
        Кибертехник понимающе кивнул. Хотя ничего не понимал.
        - Лекарство будет действовать еще около суток. Если почувствуете что-нибудь похожее, обязательно скажите мне - еще не хватало, чтобы вы расшибли себе голову. Или кому-нибудь другому! - крикнул вдогонку Станислав.
        - Угу.
        - Кстати, а что вы чувствовали тогда? - вдруг резко спросил Грац.
        Захар остановился, озираясь. Смутное знакомое ощущение на мгновение вернулось: вон там, на серой стене коридора, - глаза. Но никаких глаз там, конечно же, не было, был только пластик отделки. Стоило поднять взор и становилось ясно, что это лишь игры воображения.
        - Да, в сущности, ничего, - неуверенно пробормотал он.
        Он оглянулся - Грац стоял в дверях, внимательно наблюдая за пациентом. На секунду Захару показалось, что лицо его выражает предельную степень нетерпения, что Станислав просто жаждет узнать, что же все-таки скрывает кибертехник.
        «Все знают».
        Да нет, ерунда все это. Или это действие лекарства, а через сутки все опять станет подозрительным? Захар потряс головой, прогоняя нахлынувшее наваждение. Безусловно, они тронутся умом значительно раньше, чем успеют погибнуть от нехватки воздуха и пропитания.
        Легкий приступ тошноты сдавил горло, когда псевдогравитация жилого отсека плавно исчезла - лифт приближался к центру вращающегося диска. Киберы обитали в хвостовой части «Зодиака», в технической зоне. В случае аварии в энергоустановке или двигателях они доберутся до места повреждения первыми, отсюда совсем близко.
        В хозяйстве Захара был порядок. Биороботы стройными рядами дремали в стойлах. Несколько раз в день обслуживающие корабль киберы выползали в технические коридоры и возвращались оттуда. Все шло своим чередом.
        «Зодиак» услужливо предоставил данные роботов, Захар проверил сохранность алгоритмов поведения - параметры соответствовали требуемым нормативам. Только бунта киберов им и не хватало! На всякий случай кибертехник проверил состояние одного из киберов вручную, без помощи виртуальной сети корабля - выборочное тестирование прошло успешно, роботы не врали в виртуальной реальности.
        Здесь, в технической зоне корабля, тихо и спокойно. Здесь нет людей, только безмолвные киберы, жужжание энергоустановки и два длинных иллюминатора…
        Черт возьми, эти иллюминаторы, тянущиеся на добрый десяток метров по тощим бокам «Зодиака», не были закрыты шторками. Они, собственно, вообще не закрывались - киберам было все равно, они могли переносить почти любые уровни освещенности.
        - Никаких глаз, никто на тебя не смотрит. - Захар, бормоча это, словно мантру, медленно подплыл к иллюминатору. За толстым панорамным стеклом, армированным и усиленным магнитными металлическими сетками, отсекающими большой диапазон излучений, было так же темно, как за иллюминаторами рубки.
        Нет, ничего не видно. Но где-то здесь, совсем недалеко - огромная туша инопланетного корабля, неизвестно зачем прилетевшая сюда. Что они искали? Что могло понадобиться инопланетянам в этом абсолютно бестолковом уголке Вселенной?
        Странные мысли родились в голове Захара. Или их стоило назвать догадкой?
        Вот именно - зачем этот корабль (или чем еще является Хозяин Тьмы?) находится здесь? Может быть, именно от этого и стоит плясать, чтобы понять, как найти подступы к затаившимся внутри существам?
        Странно, что сами инопланетяне не предпринимают никаких действий. Им люди не интересны? Или они вообще не замечают «Зодиак» и людей? Как там сказал Грац? «Их еще нужно убедить в нашем существовании»?
        С другой стороны - все эти ощущения, странное поведение Клюгштайна внутри тоннеля. Это ли не признак того, что с людьми пытаются наладить связь? По-своему, так, как привычно им.
        Но все же - что могли искать инопланетяне здесь, во тьме и холоде? Здесь же ничего нет. Пустота. Или они такие же жертвы аварии, как и люди?
        - Пытаешься увидеть его?
        Захар вздрогнул от неожиданности, больно ударившись лбом о холодное стекло. Сердце бешено колотилось. Первой мыслью было, что чужой уже вдоволь на него насмотрелся, а теперь решил порадовать голосами в голове.
        Но это была Гертруда.
        - Черт, - прошипел Захар, растирая ушибленную голову. На лбу быстро росла шишка. - Так ведь можно и преставиться с перепугу.
        Гертруда хохотала. От смеха голова ее запрокинулась, и тело прогнувшись начало совершать медленное сальто назад. Удивительно, но она с небывалой грациозностью, словно и не прилагая никаких усилий, держала положение в пространстве, вращаясь в просторном ангаре киберов.
        - Ты много работала в невесомости? - спросил Захар, завороженный движениями ее тела.
        - Да. Приходилось, знаешь ли.
        Герти не была красавицей, хотя и страшненькой ее тоже не назовешь. Самая настоящая серая мышь. Ее неопределенного оттенка волосы, не то не очень темные, не то не слишком светлые, топорщащиеся в совершенном отсутствии прически; правильные, но абсолютно незапоминающиеся черты лица; мешковатая одежда, многочисленными складками скрывающая неизвестные непосвященному достоинства или недостатки фигуры; грубоватый голос и манера речи. В ней ничто не привлекало и ничто не отталкивало. Она была незаметна в толпе. Даже на корабле, где люди работали бок о бок по нескольку месяцев, временами можно было забыть о ее существовании. Но Захару с ней было спокойнее, чем с кем бы то ни было другим из нынешней команды. Возможно, потому что они давно знакомы.
        - У тебя хорошо получается. Пируэты эти вот.
        - Ага.
        Гертруда ловко вывернулась, словно кошка, сорвавшаяся с дерева, и плавно опустилась на ноги. Будто моторчик в ней какой-то спрятан.
        - Так что ты там пытался высмотреть? - спросила она.
        - А что ты здесь делаешь? Здесь нет никакого планетологического оборудования.
        - Скучно, - лаконично ответила Гертруда.
        Они оба зависли у огромного иллюминатора. Толку от того, что тот открыт, не было никакого. Будто стекло снаружи черной краской замазали.
        - Как ты думаешь - мы здесь навсегда? - не отворачивая лица от черноты за стеклом, спросила Герти. В ее голосе было столько горечи, столько страдания и какой-то замогильной безнадежности, что Захара пробрал озноб, будто от холодного ветерка.
        Она, Герти, которой всегда все было до лампочки, которая никогда не участвовала ни в склоках команды, ни в корабельных праздниках, думает о смерти?! Хотя - все о ней думают. Но Захар никак не мог предположить, что Герти так сильно переживает по этому поводу. Сколько он ее знал, она всегда лезла очертя голову в самое пекло, невзирая на риск. Несмотря на опасность не вернуться назад. И вдруг - такая меланхолия.
        - Не знаю, - опустив глаза, сказал кибертехник.
        Он и правда не знал. Да никто из них не знал. И очень сомнительно, что хоть кто-нибудь верил в спасение.
        - Станислав увлечен идеей получить помощь чужих. По-моему, он одержим мыслью о контакте. Даже если при этом придется пожертвовать самим спасением.
        Захар с сомнением покачал головой:
        - Думаю, нет. Он всего лишь хочет нас занять. Ты же видишь - мы медленно сходим с ума. Мы всего четыре дня здесь, а столько неадекватных действий. Ты же сама говорила…
        - Ну, Люциан со Станиславом держатся, - перебила его женщина.
        - Станислав устал. И мне кажется, он что-то замышляет. А Лившиц…
        - Ты плохо его знаешь, - усмехнулась Гертруда.
        - А ты?
        - Пойдем, - она потянула его за рукав, явно пытаясь уйти от ответа. - Все равно ничего не видно.
        Захар оттолкнулся от покатой стены и оправился в медленный дрейф через весь зал вслед за планетологом. Полет становился неуправляемым - до ближайшей опоры было метров двадцать, а корректировать движение так же хорошо, как Гертруда, Захар не умел.
        - Знаешь, что меня гложет?! - крикнул он ей вслед.
        - Можешь не рассказывать.
        - В этом нет никакого секрета.
        На душе сразу стало как-то легче - он решился рассказать о своем странном ощущении. И ничего страшного нет. Глупость какая-то - подумаешь, чужой взгляд он ощущает.
        - У меня постоянно возникает чувство…
        Вот. Ничего сложного - слова сами слетают с языка. Ничто не сдерживает его, ничто не тормозит. И с головой вроде бы все в порядке.
        - Понимаешь, мне кажется…
        «Почему-то скрывают».
        Два слова добавить осталось.
        - Ну… как будто…
        Да что же такое происходит? Захар отчаянно боролся с собой. Но слова не хотели выходить из его гортани, они цеплялись за голосовые связки, вязли в ставшем вдруг жестким, как замерзший пластилин, языке и отказывались двигаться дальше. Да и слов не было - Захар просто не знал, как назвать то, что он чувствовал.
        И в этот момент Гертруда Хартс закричала. Ее вопль пронзил пространство ангара, будто раскаленный нож кусок масла, сделав тишину обиталища роботов кристальной и звенящей, словно хрусталь, вот-вот готовый разлететься на тысячи осколков.
        От неожиданности Захар потерял ориентацию, забарахтался, неуклюже перебирая конечностями, и со всего размаха влетел головой в живот Герти. Женщина согнулась пополам, задохнувшись, и отлетела назад, к стене. Вопль оборвался.
        Кибертехнику наконец удалось остановиться. Прямо перед ним, шумно пыхтя в попытке восстановить дыхание, скорчилась Герти. Глаза ее были широко раскрыты и смотрели куда-то за спину Захара. В полутьму обширного зала. И они были полны ужаса.
        Захар резко обернулся, но, кроме мирно дремлющих киберов, ничего не увидел. Только…
        Только оттуда кто-то смотрел. Тяжким изучающим взглядом. Взглядом существа, не способного определиться, как быть с объектом наблюдения, - бояться, игнорировать, растоптать или попытаться заговорить с ним.
        - Не… надо… Ничего… не… говори, - сквозь свистящие вздохи произнесла Гертруда.
        - Все знают… - не то спросил, не то подтвердил Захар.
        Планетолог молча кивнула.
        Захар почувствовал, что к нему обратились по вирт-связи. Вызов сопровождался неясными эмоциями - страх, неуверенность? Он не разобрал. Только четко понял, что Грацу стоило усилий заставить себя подключиться к виртуальности корабля.
        «Общий сбор в рубке через десять минут».
        Кибертехник взглянул на Гертруду. Ее дыхание еще не восстановилось. Все тело ее мелко подрагивало, а глаза то и дело заглядывали ему за спину. Захар взял ее за плечи, оказавшиеся тонкими и хрупкими. Очень женственные плечи.
        - Что там, Герти? Куда ты смотришь? - прошептал он, склонившись над ней.
        Женщина помотала головой из стороны в сторону, отчего ее волосы мягко пощекотали подбородок Захара.
        - Нет. Ничего, - ответила она. - Пойдем, нас ждут в рубке.
        11. Планы и споры
        В рубке стоял крик - спорили Грац с Лившицем.
        - А я говорю, что нам нужно попасть внутрь этой штуки, - ревел Станислав, наседая на внеземельца. Ростом он был пониже, зато заметно превосходил Люциана в весе.
        - Зачем вам туда? Что вы там у них забыли? - с вызовом вскрикивал Лившиц, уклоняясь от раскрасневшегося лица доктора.
        - Потому что иначе мы им, - Грац ткнул пальцем в сторону иллюминатора, - ничего не докажем. А иного пути домой у нас нет!
        - Я уже сто раз говорил вам, что у нас нет пути домой с ними. Мы не знаем, кто они и какие у них планы. Мы не можем притащить домой бомбу замедленного действия.
        - Параноик! - Грац с размаху врезал кулаком по терминалу. Какая-то мелкая посуда, оставленная там пару дней назад, подпрыгнула и спланировала на пол. Крысоподобный кибер шустро юркнул и утащил объедки, на ходу утилизируя посуду. «Молодец, - подумал Захар, - на терминал не лезет».
        - А вы - предатель собственной расы! - ответил Лившиц.
        На секунду воцарилась тишина. Было слышно лишь шумное дыхание обоих спорщиков.
        - Послушайте, Грац, - неожиданно вставил Клюгштайн, - а с чего вы взяли, что внутрь этой штуки вообще можно попасть?
        Биолога никто не принимал в расчет. Его позвали только для протокола, чтобы присутствовали все члены команды. Но Фриц, как оказалось, вполне оправился. Да, он продолжал утверждать, что ничего не помнит из случившегося внутри тоннеля, но мыслил здраво и критично.
        - Что вы имеете в виду? - одновременно спросили Грац и Лившиц.
        - Ну, почему вы решили, что можно туда вообще забраться?
        На лице Станислава замерло удивление.
        - Но они сами как-то должны оттуда выходить и попадать обратно, - пожав плечами, сказал он.
        - Вам, Станислав, простительно. Но вы же, Люциан, специалист по инопланетянам, вы должны понимать.
        - Специалист, - тихо усмехнулся Грац. - Кто их видел-то, тех инопланетян?
        Захар никак не мог взять в толк, о чем они говорят. Кто и куда должен выходить? Что имеет в виду Клюгштайн?
        - Да, наверное, вы правы, Фриц, - смиренно согласился Лившиц. - Мы слишком увлеклись своими проблемами, чтобы помнить о возможных различиях. Мы, как обычно, все перекладываем на свой лад - если есть дыра, то в нее обязательно надо залезть.
        - Хорошо, - не унимался Грац, - а как они, по-вашему, туда попадают?
        - Станислав, - подключилась к разговору Гертруда. Она уже окончательно успокоилась, на ее лицо вернулась привычная улыбочка безразличия, - не будьте таким тугодумом.
        - А я тоже не могу понять, о чем говорят эти двое, - встал на защиту доктора Захар.
        Гертруда снисходительно усмехнулась. Если бы Захар не видел, что творилось с этой женщиной всего несколько минут назад, ни за что бы не поверил, что возможно так преобразиться.
        - Вы что же, совсем не можете представить, что можно куда-то никак не попадать? - спросила Герти.
        Грац недовольно крякнул и опустился в кресло. Ему надоело играть в игру «угадай, что», и он решил просто подождать, когда умникам из команды надоест ломать комедию.
        - На Земле есть дверь? Или люк? - спросила планетолог.
        Грац продолжал хранить молчание.
        - Станислав, - снова заговорил Клюгштайн, - вы же не станете лезть в какую-нибудь пещеру на Земле только потому, что заметите ее из космоса? Здесь то же самое.
        - Вы хотите сказать, что те, кто привел сюда этот странный корабль, обитают на его поверхности? Это же вздор!
        - Вряд ли, - вставил Лившиц.
        - Точно, - согласилась Гертруда. - Но они вполне могут использовать какой-то другой способ проникновения внутрь. С чего вы так уверены, что им нужны двери?
        - Разумные волны, частицы? Не слишком ли это фантастично?
        - Я, собственно, говорил о другом, - сказал биолог. - А вдруг им не нужно выходить. Вообще. Никогда.
        В рубке повисло молчание. Все, видимо, обдумывали сказанное Клюгштайном.
        «Рабы на галерах? - подумал Захар. - Навечно прикованные к своим лавкам гребцы бесконечности? А ведь на самом деле мы ничего не знаем не только об обитателях и создателях (не факт, что это одни и те же существа) этого корабля. Мы и о корабле-то ничего не знаем. Ни принципа его движения, ни свойств энергии, им используемой».
        Космический гигант не производил никаких излучений и сигналов, доступных людям с их весьма далеким от скромного арсеналом приборов и датчиков. Он словно был мертв. Будто выброшенный на берег кит.
        - Вы думаете, они могут расти прямо там, внутри корабля? Рождаться, жить и умирать внутри? - недоверчиво спросил Грац.
        - Может, они вообще не существуют отдельно от корабля. И с чего мы так уверены, что это вообще корабль? - сказал Фриц.
        Вот это в самую точку, вот об этом Захар думал с самого начала. Больше всего Хозяин Тьмы напоминал кибертехнику памятник, какую-то непонятную веху, оставленную неведомой цивилизацией. Только оставался вопрос: кому этот памятник воздвигли? Здесь, в галактической глуши, куда люди попали по несчастной случайности. Или это не такие уж задворки, как полагают земляне?
        - Может, и так, - резко сказал Грац, будто топором рубанул. - Но каким-то образом эта штука сюда прилетела. А значит, способна улететь и в другое место.
        - Замечу, уважаемый пан Грац, - язвительно бросил Лившиц, - что мы тоже сюда прибыли самостоятельно. Вот только с отлетом проблемы.
        Станислав не стал отвечать. Лишь плотно сжал челюсти.
        - Мы будем исследовать его дальше, - сказал он через минуту.
        Ему не ответили. Захар предполагал, что спорили для проформы, - все равно никто не собирался отказываться от исследований Хозяина Тьмы. Даже Лившиц, с пеной у рта доказывавший, что корабль чужих нельзя трогать.
        У всех имелся свой резон. Грац, например, чаял вернуться на Землю с помощью технологий инопланетян. Лившицу, наверное, был интересен сам процесс. В споре рождается истина, а Люциан любил спорить, ему нравилось доказывать свою правоту или убеждаться в собственном заблуждении, пользуясь аргументацией других людей. Он ведь все равно будет продолжать исследовать инопланетный корабль, будет ныть, орать, но снова полезет туда.
        А что Захару там понадобилось? Ведь он тоже не имел никаких возражений против предложения Граца. Не был ярым сторонником исследовательской программы, но и противником - тоже. Захар задумался о собственных мотивах. Или ему, так же как Герти, все равно чем заниматься, лишь бы убить время? Трудно оспаривать факт, что исследование корабля инопланетян, обнаруженного впервые в истории человечества, есть дело увлекательное и интересное. Но неужели у него нет собственного мнения?
        Захар снова вспомнил о чувстве чужого взгляда. Вот что, похоже, не давало покоя им всем. Все только прикрываются обычными мотивами. Нет никаких мотивов, не осталось их. После смерти Тахира рассеялась последняя надежда. Все исследования так или иначе пройдут вхолостую. Никто не узнает результатов. Человечество так и останется в неведении, что во Вселенной оно - не единственная разумная раса. Вероятность, что в этой непроглядной темноте зашторенного облаками космической пыли уголка Галактики еще когда-нибудь появятся люди, практически равнялась нулю.
        И, получается, все они ломают комедию. Друг перед другом. И каждый сам перед собой.
        - Все знают, - тихо произнес Захар, глядя на Гертруду.
        - Что вы имеете в виду? - неожиданно живо спросил Клюгштайн.
        Планетолог сделала вид, что не расслышала, но непроизвольно опустила глаза.
        - Мы будем продолжать исследование Хозяина Тьмы, - сказал Захар. Просто сказал, не распоряжался, как Грац, не утверждал, как Лившиц. И не изображал равнодушие, как это делала Герти. Просто сказал. Сам для себя, не желая устраивать спектакль с приведением кучи бессмысленных доводов.
        Секундное замешательство команды принесло мгновение тишины в рубку «Зодиака». Потом Грац сильно хлопнул ладонями по коленям, отчего вздрогнул стоявший у закрытого иллюминатора Клюгштайн, и провозгласил:
        - Вот и ладно. Раз все согласны - то прямо сейчас и приступим.
        - Ну уж нет, Станислав, - возразил Захар. - Я хоть и побывал недавно в релаксации у вас в лазарете, но все же намерен нормально выспаться. Да и вам это тоже не помешало бы.
        Доктор, казалось, не ожидал, что кто-то станет ему перечить. Спорить, продвигать свою линию - это да. Но вот так открыто отказываться выполнять распоряжения капитана… Грац удивленно хлопал красными от недосыпания глазами.
        - И потом, у нас нет программы, - как-то нерешительно проговорил Лившиц. Внеземелец не спорил, он был согласен, только не был до конца уверен в правильной последовательности намеченных действий. Беда в том, что никакой последовательности никаких действий никто и не предлагал.
        «Они все с ума посходили или только я тронулся? - пронеслось в голове у Захара. - Должно быть, действие лекарства, что дал мне Грац, закончилось. Выходит, я не в себе? Но зачем тогда…» Его мысль прервал Клюгштайн:
        - Вы что же, снова намереваетесь лезть в эти катакомбы?
        - Я намереваюсь попасть внутрь, - решительно отрезал Грац. - Завтра в девять ноль-ноль общий сбор в рубке. Попрошу всех подготовить соображения, как мы это будем делать, - добавил он и вышел в темный коридор.
        Клюгштайн пожал плечами, не переставая, впрочем, улыбаться, и тоже удалился. Лившиц что-то бормотал под нос.
        - Люциан… - обратился к нему Захар, но внеземелец бросил на кибертехника недовольный взгляд и, фыркнув: «А ты, Орешкин…» - стремительно рванулся следом за биологом.
        Они снова остались с Гертрудой вдвоем. Третий раз за сегодняшний день.
        - Как-то все это странно, - сказал Захар.
        - Я же тебе говорила.
        - Я про Граца. Зачем он так настойчиво лезет на этот корабль? Готов не спать неделю, но проковырять в нем хоть маленькую дырочку. У нас в запасе полно времени, а он хочет все сегодня, сию минуту.
        - Наше время ограничено, ты же помнишь.
        - Да, но не до такой степени. Если мы будем без отдыха раз за разом забираться в эту дыру, мы только быстрей загнемся. И потом - каждый выход, каждый полет туда тратит дополнительные ресурсы, снижая наши шансы на выживание.
        - О каком выживании ты говоришь? Или ты думаешь, если удастся протянуть лишние десять дней, нас кто-то найдет?
        Захар вздохнул.
        - Ты понимаешь, о чем я говорю. Грац что-то чувствует. Так же, как и все. Но мы чувствуем здесь, а ему надо туда, в эту штуку.
        - Только сам он отчего-то в дыру не лезет, - заметила Герти и оставила Захара в рубке наедине с самим собой.
        12. Образец
        Громоздкий кибер-геолог, ощетинившийся целым букетом манипуляторов, сверкающих хромом в свете собственных прожекторов, нерешительно завис в трех десятках метров перед жерлом таинственного тоннеля. Несколько бестолковых хаотичных движений щупальцами и клешнями силой инерции сдвинули тело робота с заданной позиции.
        - Нет, - шумно выдохнув, сказал Грац.
        Он пыхтел, отдувался, мотал головой из стороны в сторону и громко сглатывал. Боролся с подступившей дурнотой.
        - Не могу, - сказал он.
        Зачем-то Грац решил самостоятельно управлять роботом. Через виртуальность, напрямую подключившись к его псевдосознанию. Захару было хорошо известно это чувство - головокружение, тошнота, ощущения, что мозг сейчас вылезет из всех отверстий в черепной коробке. Подключение к нечеловеческому сознанию кибера с непривычки могло здорово тряхнуть психику неподготовленного человека. О вегетатике и говорить не приходилось. Даже ему, кибертехнику, привыкшему к сеансам прямой связи с искусственными мозгами роботов, каждый раз становилось немного не по себе. Самую малость, только первые секунды после слияния. Но все же становилось. Что говорить о Граце, который, кроме своего хирургического комбайна, являвшегося, по сути, обычным манипулятором, продолжением рук хирурга, ни к чему сознанием не подключался?
        - Давайте я продолжу, - сказал Захар, быстро соединившись с кибером.
        Серые стены рубки мгновенно исчезли из поля зрения. Их заменила аспидно-черная дыра, окруженная слабым ободком желтоватого света, плавно уплывающая направо: результат конвульсий кибергеолога, устроенных Грацем.
        Захар быстро выровнял положение робота. И тут накатило. Мимолетная тошнота и головокружение, что всегда сопровождали подключение к сознанию кибера, были ерундой. Эти ощущения, как и положено, появились и быстро исчезли, задушенные волей натренированного мозга кибертехника. Но жуть и мрак охватили сознание человека.
        Захар заметался из стороны в сторону. Вправо! Нет, влево! Черт, да назад же, назад! Нигде не было спасения от проникающего внутрь, сверлящего насквозь взгляда. Кто-то не просто смотрел на него, кто-то изучал его изнутри, читал его, словно открытую книгу.
        Кибер, повинуясь взбешенным инстинктам кибертехника, включил все дюзы на полную мощность. Страшная непонятная дыра быстро надвигалась, но другого укрытия здесь не было. Повинуясь неосознанному желанию спастись, спрятаться от всепроникающего взгляда, Захар погнал робота внутрь космического исполина.
        В голове что-то задергалось и заметалось - тот таинственный смотритель изо всех сил старался не выпустить жертву из поля зрения. И все-таки кибертехнику удалось улизнуть, спрятаться в темной пещере: как только мимо Захара пронесся ободок жерла тоннеля, чувство чужого взгляда начало ослабевать. А еще метров через пятьдесят, когда впереди показалась первая развилка, взгляд пропал. Будто его и не было. Смотрящий не мог заглядывать сюда, не мог извернуться и посмотреть внутрь… самого себя?
        Захар огляделся - от стены тоннеля его отделяло меньше метра и расстояние стремительно сокращалось. В пылу погони он забыл о маневрах, и кибер двигался по тоннелю наискось. Он вот-вот врежется в стену. Кибертехник быстрыми привычными движениями скорректировал курс и остановился точно по центру норы. Он осторожно, боясь нового приступа непонятной фобии, развернулся, всматриваясь в черный зрачок выхода. Нет, там никого. И никаких непредвиденных ощущений, лишь перед глазами почему-то начинали плясать темные пятна. Захар плавно расширил свое восприятие до сенсорных возможностей кибера, намного превосходящих человеческие, и в этот момент…
        Жесткий, хлесткий удар по лицу поверг его в замешательство. На короткое мгновение от неожиданности он впал в ступор, и это, скорее всего, спасло его от травм. Реальных, не виртуальных.
        Все поле зрения занимало лицо Гертруды. Губы плотно сжаты, глаза прищурены. Она смотрела на Захара - пристально, будто пытаясь найти что-то внутри его зрачков. Но ее взгляд не вызывал негативных эмоций. Скорее - наоборот, от него веяло домашним теплом и спокойствием, несмотря на напряженный прищур. Потом она подняла руку и наотмашь ударила его по лицу еще раз.
        Захар вздрогнул и, схватив женщину за руку, заорал:
        - Ты что?!
        - Хвала небесам, - отвернувшись от него, сказала Гертруда, - он очнулся. А вы все: «Нельзя, нельзя», - передразнила она кого-то.
        Захар привстал, потирая лицо. Щека горела. Он заглянул за спину Герти. Там стояли Грац и Лившиц. Вид эти двое имели растерянный. Видимо, «нельзя» говорили они.
        - Что случилось? - спросил Захар. Он ничего не понимал.
        - Ты перестал дышать, - объяснила Гертруда.
        - Да. Мы не знали, как вывести вас из виртуальности. Вы задыхались, но продолжали держать связь с кибером, - ошарашенно произнес Грац.
        - Этого, положим, вы не знали, - возразила планетолог.
        Захар заметил, что она терла ладонь правой руки. Так же, как он лицо. Похоже, сил она не жалела, приводя его в чувство.
        Странно, но за время сеанса прямой связи с кибером, за все эти минуты страха и бега от чужого, даже - чуждого взгляда, ему ни разу не пришло в голову просто отключиться. Выйти из виртуальности, мгновенно вернувшись на «Зодиак», в относительную безопасность металлической скорлупы.
        А здесь, в реальном мире, пока он улепетывал, перепугавшись до помрачения рассудка, будучи в голове кибера, его тело перестало дышать. Что это - неправильная реакция вегетативной нервной системы на запредельно сильный раздражитель или продуманная, тщательно спланированная враждебная акция чужих? Возможно, никто не желал ему зла. Не исключено, что они, те, кто управляли Хозяином Тьмы, просто изучали реакции его тела и разума на различные раздражители. Искали способ контакта, точки соприкосновения метаболизмов и образов мысли? Может быть.
        - Спасибо, - поблагодарил он Гертруду.
        - Все! - провозгласил Грац. - Никаких больше экспериментов с виртуальным управлением. Только как же нам попасть внутрь?
        Лившиц, до того пребывавший в шоке от случившегося с кибертехником, вдруг ожил. На горизонте забрезжил свет очередного скандала внеземельца с доктором. Ноздри Люциана пришли в движение, глаза прищурились. Из приоткрытого, готового к ругани рта разве что не вырывались языки пламени.
        - Если не ошибаюсь, - напирая на шипящие звуки, начал свою речь внеземелец, - сегодняшним утром речь шла исключительно о пробе с поверхности этого… - он на секунду запнулся, не зная, как обозвать Хозяина Тьмы.
        - Внеземного сооружения, - подсказал Захар.
        - Да. Только с поверхности - никаких рейдов в кишку не планировалось. А вы снова ведете разговор о каком-то нутре. Вам же ясно дали понять, что никакого нутра у этой штуки может и не быть.
        - Вздор, - отрезал Грац.
        Захар не обращал особого внимания на перепалку. Не первая и не последняя. Им зрители не нужны, сами прекрасно справляются. Мысли Захара занимало другое - он думал о том, что ощущение чужого взгляда исчезло, как только он - вернее, кибер - скрылся в глубине тоннеля. Стало быть, у того, кто смотрел, не было туда доступа. Тогда как же Клюгштайн?
        Он бросил мимолетный взгляд на биолога - Фриц тихо стоял в стороне. Он мог бы вообще не приходить, никто не обязывал его быть здесь, тем более что биолог травмирован и автоматически освобождался от всех исследований.
        Но все же он был здесь. И он наблюдал за остальными членами команды. Захар успел заметить, как глаза Фрица, полные какой-то неземной тоски, быстро дернулись в сторону, остановившись на совершенно пустом и ничем не привлекательном месте серой стены. Потом он повернул голову и посмотрел на экран, отображавший картинку с камер кибера, все так же висящего в центре тоннеля. Но кибертехник был абсолютно уверен, что за мгновение до того, как он посмотрел на Клюгштайна, тот пристально изучал его самого, Захара. Что он пытался разглядеть в нем?
        - Орешкин, черт возьми! - рявкнул Грац.
        - Что? - спросил немного ошарашенный таким напором Захар.
        Глянув на доктора, он быстро сообразил, что, задумавшись, не слышал, как тот несколько раз звал его. Лившиц уже успокоился. Лицо у внеземельца было довольным - видимо, этот раунд грызни с Грацем выиграл он.
        - Что с вами было? Что произошло там, в виртуальности?
        - Вы имеете в виду - с кибером?
        - С кибером, с вами - какая разница! Вы же управляли роботом.
        - Ничего не было. Небольшая дезориентация.
        - Хороша дезориентация! Кибер сиганул в дыру, будто его за хвост кто укусил. Чего вас вообще в тоннель понесло?
        - Не знаю. Не могу сказать, - тихо проговорил Захар.
        - Что значит: «Не знаю»?! Вы сговорились все - никто ничего не знает?! Бросьте ломать комедию.
        Захар немного удивился такой эскападе Граца. Доктор что же, ничего не чувствует, нет у него никакой тайны? Или он просто хороший актер? Кибертехник не спешил отвечать. Рассказать правду, как уже выяснилось, он просто не мог. Хотел, но не мог. А убедительно врать - ну нет у него таких талантов.
        На помощь пришла Герти.
        - Оставьте его в покое, Станислав, - сказал она. - Вы бы лучше обследовали его в своем медотсеке. Все-таки не каждый день кибертехники при вирт-управлении киберами дышать перестают.
        - И то правда, - согласился Грац.
        - Ну уж нет, - возразил Захар. - В лазарет я больше не пойду. Не заманите.
        Лившиц мялся у экрана с трансляцией геолога.
        - Мы образец брать будем? - спросил он.
        Он был прав. Кибера запускали не для того, чтобы экспериментировать с реакцией Захара на непонятное воздействие. Было решено взять образец - попросту кусок материала, из которого сделан инопланетный корабль. Если уж чужие не желали делиться своими технологическими секретами, люди собирались выведать эти секреты самостоятельно. Памятуя древнего графа Монте-Кристо, люди вполне способны и дверь прогрызть, где ее не было. Одно «но» - корабль чужих мог оказаться куда прочней старинной французской тюрьмы.
        При обсуждении вопроса об образце Лившиц, как обычно, строил страшные догадки и всячески боялся. Но было заметно, как сильно ему хочется заполучить кусочек инопланетного корабля, частичку чужого мира. Глаза горели, рот хватал воздух. В итоге большинством голосов, которые Грац слушать не собирался с самого начала, решили образец брать. При непротивлении Гертруды и уклонившемся от обсуждения вопроса Клюгштайне.
        - Конечно, - согласился с внеземельцем Захар и взялся за ручки управления кибером.
        Стены тоннеля медленно поплыли вперед - геолог двигался обратно, в открытый космос. Образец предполагалось брать снаружи. На этом настоял Лившиц, предполагая, что внутри могут быть «особо чувствительные места».
        Жерло промелькнуло ярким ободом, и экран сделался совершенно черен.
        - Где будем сверлить? - спросил Захар. Вопрос в основном был обращен к Лившицу, поскольку остальные члены команды не выражали особого мнения по поводу места «биопсии».
        - Поднимитесь метров на пятнадцать выше входа в тоннель, - после долгого раздумья несколько неуверенно сказал внеземелец.
        Понятно, что он не знает, где следует забирать образец. Этого никто не знал - никто никогда не делал подобного. Они первые. «Странная мизансцена получается, - подумал Захар. - Учитывая наше нынешнее положение, пришельцы вполне могли счесть, что родным миром людей является «Зодиак». Ибо с Землей никакой связи у нас нет. И еще неизвестно, кто здесь пришелец».
        - Хорошо, - ответил Захар и заставил робота двигаться вверх, одновременно разворачивая его вокруг своей оси.
        - Постойте, - сказал вдруг Клюгштайн.
        Захар тут же отдернул руку. Робот продолжал медленно вращаться - команды прекратить движение не было. Кибертехник нажал на гашетку, и кибер, коротко плюнув из дюз маневровых двигателей, замер неподвижно. По краю экрана, словно горизонт таинственной планеты, маячила серая в свете прожектора полоса корпуса Хозяина Тьмы.
        Уже выработалась привычка всего бояться, подумалось Захару. Даже, когда все идет гладко. Особенно когда гладко. Многовековой опыт предков подсказывал: если слишком тихо - жди беды.
        - Что случилось? - обеспокоенно спросил он.
        - Скажите, Захар, кибер подчиняется только вашим командам или там он функционирует автономно? - путано спросил биолог. Но Захар понял.
        - Я лишь сообщаю ему, куда двигаться. Решение, как это делать, принимает он сам.
        - Значит, его псевдоразум в работе? Нейропроцессор думает?
        - Конечно.
        Все молчали, ожидая объяснений биолога. К чему это он клонит?
        - Странно, - задумчиво произнес Клюгштайн. Он вернулся к закрытому снаружи иллюминатору, принявшись зачем-то вглядываться в темноту зашторенного стекла.
        - Что странно, Фриц? - сказал Грац. - Не темните.
        - Странно, что у Захара случилась «дезориентация», когда он был в мозгах робота, а сам робот при этом нормально функционирует, - не отрываясь от лицезрения черной глади иллюминатора, сказал Клюгштайн.
        - Вас, помнится, тоже что-то «дезориентировало» там. - Захару не понравилось, что биолог упомянул только его несуразности.
        - Да, вы правы, - ответил Фриц, оборачиваясь, - и меня тоже.
        - И что вы этим хотите сказать? - спросил Грац.
        Но Захар уже все понял. В общем-то, особых сомнений, что все эти «ощущения» исходят именно от Хозяина Тьмы, не было. А ведь действительно странно: если инопланетяне таким образом изучают их, может быть - пытаются установить контакт, то отчего они не обращают никакого внимания на киберов? Их нейропроцессорные мозги недостаточно умны по каким-то непонятным инопланетным шкалам, чтобы быть достойными контакта? Того, первого ремонтника, что пропал в лабиринте тоннеля, так и не нашли. Может, изучив его, чужие потеряли к киберам всякий интерес? И не была ли странная выходка Клюгштайна со снятой перчаткой попыткой инопланетян получить «образцы» для изучения пригодности к контакту людей?
        - Сверлите же, в конце концов, - нетерпеливо буркнул Грац.
        - Действительно, сверлите, - согласился с ним Лившиц.
        Что еще люди и Хозяин Тьмы сделают друг с другом?
        - Конечно, - сказал Захар и быстро ориентировал кибера головой к корпусу инопланетного корабля. - Чем сверлим?
        - Давай обычным буром, - сказала Гертруда.
        - Давай, - пожал плечами Захар.
        О природе материала гигантского корабля не было известно ничего. Бур мог взять его с тем же успехом, что и лазерный или плазменный резак.
        Суставчатая стальная конечность робота с небольшим, немного сужающимся кверху цилиндром контейнера на конце, плавно опустилась на неровную твердь корпуса инопланетного корабля. Двигатели работали непрестанно, борясь с моментом инерции и удерживая тело робота в неподвижности. Размытый образ бешено вращающего бура мелькнул внутри цилиндра и исчез в оказавшейся неожиданно мягкой шкуре Хозяина Тьмы.
        Наконец операция завершилась, створки контейнера захлопнулись, лапа геолога откинулась назад. «Биопсия» прошла успешно: образец поверхности объекта - пятнадцатисантиметровый цилиндрик вещества - покоился внутри контейнера.
        13. Открытие
        В прозрачном кубе с десяток ловких манипуляторов стремительно обрабатывали образец обшивки инопланетного корабля. Отщипывали, откусывали, отламывали, жгли, плавили и замораживали.
        Захар не сводил глаз с Гертруды, которая недвижимо лежала в эргокресле напротив герметично закрытого полигона. Именно ее сознание заставляло двигаться и излучать те механизмы, что методично уничтожали образец. Уничтожали с пользой для дела.
        Веки женщины едва заметно подрагивали, пальцы рук по-паучьи шевелились - мозг управлял киберами, но нервные импульсы добирались и до собственных мышц. Она была в виртуальности.
        Захар не уходил из лаборатории. Ему казалось, что вот-вот Герти, как и он в тот раз, перестанет дышать. Он был ее должником. Он не мог оставить ее в беде.
        Но Гертруда дышала ровно, ее грудь мерно вздымалась двумя холмиками, пробивающими себе дорогу сквозь многочисленные складки мешковатой серой куртки, и плавно пряталась обратно, возвращая планетолога в привычное для нее реноме бесполого существа. Здесь, внутри корабля, в виртуальной реальности людям, похоже, ничего не угрожало. Но все равно к сеансам вирт-связи теперь относились с опаской.
        Шевелящейся кучей внутри прозрачного полигона умели управлять только Гертруда и Клюгштайн. Чисто технически осилить процесс мог и Захар, но он не знал, что нужно делать с образцом. Фрицу, впрочем, тоже было чуждо изучение обшивок космических кораблей. Поэтому в кресле сейчас лежала именно Гертруда Хартс - специалист по устройству планет. Предмет изучения был иным, но методы - вполне применимыми.
        В вирт-эфире появилось сообщение, что исследование завершено. Захар позволил «Зодиаку» показать ему новые данные. Перед глазами материализовались россыпи рисунков, графики и тексты. Не все было понятно, но услужливый псевдоразум корабля, управляющий виртуальным пространством, то и дело заполнял пробелы в образовании энциклопедическими данными.
        - Это камень?! - с удивлением спросил Захар, когда Герти открыла глаза.
        Женщина смотрела прямо перед собой, не отвечая на вопрос. Внутри у Захара похолодело.
        - Герти, что случилось?
        Она покачала головой.
        - Да нет. Ничего. Просто задумалась. О чем ты спрашивал?
        - Выходит, что эта штука в космосе - каменная?
        - Выходит, так, - согласилась планетолог.
        - Каменный космический корабль? - Захар невольно хохотнул. - То есть у них там еще каменный век не закончился, но межзвездные корабли строить уже научились.
        Герти улыбнулась в ответ, но покачала головой.
        - У нас образец обшивки. Верхний слой. Он из камня, а что дальше - мы не знаем.
        - Но для чего может понадобиться обшивка из камня? Это громоздко и неудобно.
        - Откуда мне знать. Может, существа, находящиеся внутри, какие-то неведомые нам излучения камнем отсекают. Может, он им… душу греет.
        - Вы уверены в полученных данных? - раздался голос Граца, только что вошедшего в лабораторию.
        - С чего бы мне сомневаться? - поинтересовалась Герти.
        Грац неуверенно пожал плечами - все-таки трудно поверить, что кто-то, пусть и совершенно чуждый людям, мог строить космические корабли из камня. За спиной доктора появился Лившиц.
        - Но ведь это - только обшивка, - повторил внеземелец фразу Гертруды.
        - Да. Но что тогда внутри?
        - Все, что угодно, - сказал Захар.
        Они разговаривали ни о чем. Совершенно ошеломляющая находка не прибавила ни капли ясности. Скорее наоборот - еще больше запутала и напустила таинственности. С другой стороны, на самом деле невозможно судить ни об устройстве корабля, ни об уровне технологий чужих, выяснив, что миллионная доля процента массы этого гиганта состоит из камня. Так, получив кусочек термоустойчивой керамики с брюха «Зодиака», можно решить, что люди привыкли путешествовать по космосу на авангардной посуде.
        Захар обратил внимание, что Грац напряженно смотрит в одну точку, остервенело ковыряя пальцем подлокотник эргокресла, в котором сидела Герти. Он что-то рассматривал в своей виртуальности и размышлял.
        - Что вы там нашли, Грац? - поинтересовался Лившиц.
        - Мне непонятно вот что: если это камень, то каким образом они умудрились покрыть им всю поверхность своего корабля без единого шва. Довели камень до состояния лавы и облили?
        - Вряд ли, - вставила Гертруда. - У образца четко структурированная основа. Это не кристалл и точно не лава. Ничего общего. Можете мне поверить.
        Да уж, в этом вопросе ей, планетологу, можно было верить безоговорочно.
        - Тогда что это?
        - Осадочные породы - известняк, доломиты, кремнистые соединения, вкрапления металлов и пустоты.
        - Известняк?! - удивленно спросил Грац.
        - Именно - больше пятидесяти процентов массы образца.
        - Так что, - вмешался Лившиц, - они его нарастили? В речке эта туша у них лежала, что ли?
        Люди были ошарашены. Никто не знал, что предположить. Полученные данные выходили за пределы известных или хотя бы предполагаемых человечеством технологий, связанных с космическим пространством. Что-то принципиально иное, отличное от всего, созданного руками человека, покоилось недалеко от «Зодиака».
        - Или в океане, - без тени иронии сказала Герти.
        - Но позвольте, - сказал Грац, - в каком океане? Как такая туша могла лежать в океане, обрастать там… хм, ракушками, а потом подняться в космос? Его размеры сравнимы с не самым маленьким астероидом. Да упади такая штука на Землю - вот вам и конец эры динозавров! Если Земля вообще выдержала бы такой удар.
        - Выдержала бы, можете не сомневаться, - сказала Гертруда. - И планеты, и океаны бывают разными.
        - Да, но космические корабли летают в одном и том же космосе. Если мы не знаем, для чего нужна каменная обшивка, то это значит…
        - Это значит, - перебил доктора Лившиц, - что мы просто не знаем, для чего это может понадобиться. Мы летаем в гиперпространстве, физические свойства которого нам во многом до сих пор неизвестны. Мы даже не можем управлять своим движением там.
        - Как это не можем?! - возмутился Грац.
        Захар сразу вспомнил Тахира - их пилот был мертв. Вместе с ним полетела в тартарары вся система управления движением корабля в гиперпространстве. Никто из них не имел возможности управлять ею. Да и пилоты, подобные Тахиру мутанты, не могли объяснить, как они управляют, что делают для того, чтобы корабль попал в нужную точку пространства, а не куда угодно.
        - А чего тогда мы здесь торчим? - тихо поинтересовался Люциан.
        Вопрос был исчерпан. Грац, поперхнувшись, замолчал.
        - Послушайте, Грац, - продолжал внеземелец, - я устал вам объяснять. Ученые института, как бы вы к нему ни относились, за годы работы пересмотрели массу возможных вариантов. Все они сводятся к двум версиям: все живые существа во Вселенной, или хотя бы в Галактике, имеют примерно одинаковое устройство, похожую организацию и, соответственно, схожую логику - это первая. А вторая - каждая частичка жизни уникальна, повторить ее, воссоздать в других, пусть даже очень похожих, условиях невозможно. Отсюда - принципиально различная биохимия, организация и логика существования, не имеющая никаких точек соприкосновения с нашей. Вот Фриц это куда подробней меня рассказать может.
        - Вы, я так понимаю, придерживаетесь второго варианта? - спросил Захар.
        - Я этого никогда не скрывал. Есть много различных гипотез, но все равно они в итоге упираются в то, что я перечислил. Мы никогда не сможем понять, зачем чужаки намазали свой корабль известкой.
        Грац издал какой-то нечленораздельный звук, похожий на хрюканье, шумно выдохнул и со свойственной ему напористостью сказал:
        - Позвольте, но обмазанный известкой корабль - это вопрос технологии, а не логики миропонимания. При чем здесь… Мы способны понять, как работают звезды, как они эволюционируют. Давно просчитано, во что превратится Вселенная, когда не будет не только нас с вами, но даже памяти о нас не останется. А вы говорите, что мы не способны понять, зачем эти существа… штукатурят свои корабли. Это же смешно!
        Лившиц едва заметно улыбнулся. Он был спокоен и даже не собирался устраивать обычных для него сцен. Он был на коне. Грац откровенно сглупил, открыто показав полную некомпетентность в вопросах общения с пришельцами, и Люциан теперь открыто над ним издевался. Станислав действительно не понимает, что, продолжая спорить, только глубже зарывается в зыбучий песок позора или же только делает вид?
        - С чего вы взяли, что наше понимание - единственно верное? И потом, наше восприятие весьма ограниченно. Да, в пределах своих возможностей мы знаем, что та часть мира, которую мы можем воспринять, устроена именно так. Но они, - Лившиц многозначительно ткнул пальцем в стену, имея в виду висящего в сотне километров от них Хозяина Тьмы, - возможно, воспринимают совсем другую часть мироздания. Не исключено, что мы в эту часть вообще не входим.
        - То есть как? - похоже, Грац был окончательно сбит с толку.
        Захару внезапно вспомнился другой вопрос Граца: способны ли инопланетяне установить с нами контакт?
        - То есть так. Надоело с вами спорить, - устало махнул рукой Лившиц. - Вы не задумывались, а для чего людям вообще понадобилось изучать Вселенную? Лезть в атомы, ковырять кварки?
        - Ну, знаете ли… - пробасил Грац.
        - В том-то и дело, - тихо сказал внеземелец, - что не знаю.
        Ай да Лившиц! Вот это ничего не знающий и всего боящийся внеземелец! Зачем тогда он устраивал сцены, впадал в истерики? Да уж - Люциан был самой настоящей темной лошадкой. Нужно присмотреться к нему пристальней. А ведь он набивался к Захару в друзья-союзники. Может, стоит не отказываться от предложенного сотрудничества?
        - Прекратите, - мягко одернула их Гертруда.
        Захар заметил, как с лица Люциана мгновенно исчезла улыбка. Он сразу весь как-то подобрался, став чуть ли не по стойке смирно. Но Грац все продолжал цокать языком и что-то возмущенно бормотать под нос. Захар не понял, что того возмутило больше - наглость Лившица или полное отсутствие уважения к людям, венцам природы, со стороны избирательно воспринимающих мир пришельцев.
        - Я еще не показала вам главного. Вот смотрите.
        В воздухе прямо перед ними в общем пространстве виртуальной реальности возникло изображение чего-то тонкого, древовидно ветвящегося на отростки второго, третьего и так далее порядков. Структура маячащего в воздухе объекта поражала своей сложностью и… полным отсутствием смысла. По этой части уверения Лившица подтверждались.
        Что такое показывает им Гертруда, Захар не понял. Но он понял другое - с некоторых пор они все безоговорочно приняли как данность, что огромная глыба, затерянная в космосе, действительно является кораблем чужих. Ну, по крайней мере, объектом внеземной технологии и культуры. Но ведь до сих пор у них не было ни одного доказательства этого предположения!
        - Что это? - спросил несколько притихший Лившиц.
        Видимо, непонятно было не одному Захару.
        - Это кремний и кремнистые соединения, - объяснила женщина. Как кому, а Захару от этого объяснения понятней не стало.
        - И что в них необычного? - спросил кибертехник.
        - В них самих - ничего. Но в том, как они расположены в образце, - всё. Посмотрите, какая четкая структура, какая сложная организация. Разве такое могло сложиться само собой?
        Видимо, для наглядности Гертруда активировала два окна: одно с данными спектрографии, подтверждающими наличие в замысловатом кусте кремния, второе - длинные математические выкладки прогноза дальнейшего ветвления образования.
        - Да уж, - пробормотал немного ошарашенный Лившиц. - Только для чего все это?
        Торжествующее хмыканье возвестило, что Грац готов нанести ответный удар своему оппоненту:
        - Не вы ли утверждали, что понять логику этих существ невозможно? А люди, как видите, очень даже способны постичь логику структуры кремниевых нитей в крохотном куске обшивки их корабля.
        Доктор торжествовал. Люциан оторопело смотрел то на Станислава, то на Гертруду, боясь произнести хоть слово. Перед ним была мечта Института внеземной жизни - прямое доказательство существования иного разума. Да что там института - перед ними была мечта всего человечества: они не одиноки во Вселенной. Захар почувствовал, как от этой мысли в душе вдруг стало как-то теплее и радостнее, - очень не хотелось быть одиноким.
        - Ну, с логикой структуры этого «дерева» вы, Станислав, положим, преувеличиваете. Мы можем лишь найти, что логика есть. А вот понять ее… - Лившиц отразил удар.
        - Фрагмент слишком мал, - отрезал Грац.
        - Но мне все равно непонятно, для чего обмазывать корабль известкой да еще засовывать в нее такую тонкую и сложную структуру, - сказал Захар. Нет, он прекрасно понял, о чем говорил Лившиц. Только должен быть хоть какой-то смысл - ведь то, что они видели, лишь ничтожно малая часть, причем часть внешняя, обшивка корабля. Просто корпус, защита. От чего могут защитить эти тонюсенькие, видимые только в электронный микроскоп, нити? - Что это такое?
        - Это строматолит, - послышался голос из коридора. В дверях появился Клюгштайн. Говорил он.
        Биолог почесывал руку возле слепленного Грацем набалдашника и был абсолютно серьезен.
        - Этот образец - почти типичный строматолит[16 - Осадочная порода, образованная известняками и доломитами. Создателями строматолитов являются бактерии, преимущественно сине-зеленые водоросли. Именно в строматолитах имеется возможность изучения древних прокариотов.], - повторил он. - Или скорее стириолит[17 - Строматолит с примесью кремнистых соединений.].
        14. Биология
        Закрепленные на необъятном лабораторном столе, кажущемся монолитной скалой (не исключено, что именно таким он и являлся), неутомимо копошились киберы. На мудреных никелированных подставках, возвышающихся из кибернетического клубка подобно террасам плантаций каких-то диковинных растений, были расставлены многочисленные склянки с разноцветными пятнами и мелкой ворсинчатой порослью. Некоторые образцы, несмотря на свою красочность, вызывали скорее омерзение, чем восхищение.
        Клюгштайн ловко сновал вокруг этих садов Семирамиды, то и дело выхватывал с террас здоровой рукой склянку, подносил ее к лицу, пристально всматривался в гадостную кляксу и сдавал посуду первому подвернувшемуся киберу. Биолог продолжал работу, он не страдал от безысходности, а интересно проводил время.
        Куда девался его интерес к Хозяину Тьмы, Захар не понял. Скорее всего, решил кибертехник, Клюгштайн пытался забыться в работе.
        Когда Фриц заявил, что обшивка корабля чужих - это строматолит, его никто не понял. Разве что в глазах Герти загорелся огонек понимания. Обиженно поджатые губы выдавали досаду - ведь она планетолог, геология входит в сферы ее интересов, как же она могла не понять очевидного? Но Захар уверился, возможно, заразившись пессимизмом от Лившица, - от этой штуки, висящей в вечной ночи, ничего очевидного они никогда не добьются.
        Фриц объяснил - никто известкой корабль не обмазывал, камень на его поверхности нарос сам. Вернее, его нарастили. Только делали это маленькие и совершенно бестолковые создания. Бактерии. Подобные тем, что обитали в бесчисленных склянках биолога.
        Возникшие было сомнения и споры Клюгштайн остановил, представив неоспоримые доказательства: довольно большое число микроскопических полостей, о которых говорила Гертруда, несли на своих стенках четкие отпечатки маленьких живых существ. Кое-где даже обнаруживались целые окаменевшие бактерии. Точнее - археи[18 - Одноклеточные прокариоты отличаются от бактерий только лишь на молекулярном уровне.]. Фриц попытался рассказать об обнаруженных им остатках молекул рибонуклеиновых кислот и показал их трехмерные модели. Никто не понял, в чем, собственно, разница. Биологу поверили на слово - археи так археи.
        Непонятным оставалось другое: то ли для создания космических кораблей инопланетянам были жизненно необходимы строматолиты, которые они каким-то неясным образом бесшовно намазывали на обшивку, то ли эти камни самостоятельно наросли на корпусе. В океане, как сказала Герти.
        Захар все больше проникался идеей Лившица о полном несоответствии логики пришельцев привычной земной, поэтому уже ничему не удивлялся. Кто их знает, этих инопланетян, может, для них миллион лет что для нас - неделя. В таком случае вполне можно поручить бактериям выращивать космические корабли. Или не бактериям - археям.
        - Что вы здесь делаете? - спросил Захар у Клюгштайна, когда надоело наблюдать однообразность движений биолога.
        - Ах, здравствуйте, Захар, - заметил его Фриц.
        - Здравствуйте. Что это? - кибертехник с отвращением на лице показал на одну из склянок, зависшую в «террасах» неподалеку от него. Внутри плоской посудины колосилось нечто серо-зеленого цвета, покрытое мелкими светлыми чешуйками и закрученное на манер рукавов Галактики.
        - Колония Baccilus Subtilis, «тонкие бациллы». Кстати, колония - это фрактал[19 - Сложная геометрическая фигура, составленная из частей, каждая из которых является подобием фигуры в целом. Типичным примером фрактала является снежинка.]: бывает, что они растут именно так. И нередко. Вообще природа любит создавать фракталы. Однако вряд ли можно утверждать, что бактерии знакомы с математикой.
        Клюгштайн захихикал, радуясь своей шутке. Или это была не шутка? Возможно, он тоже придерживался теории, адептом которой был Лившиц.
        - Но что вы с ними здесь делаете?
        - Здесь - просто изучаю. Смотрю, на что способны маленькие твари. Знаете, жизнь долго барахталась на грани в виде коацерватных капель - не то живые, не то просто случайный коктейль из разболтанной штормом органики. А потом…
        - Вы знаете, что было потом? - удивился Захар.
        - Нет, конечно. Просто хотелось бы знать - вот и представляю, как это могло быть. Экспериментирую, наблюдаю. Потом должна была вмешаться математика: закон больших чисел и статистические закономерности.
        - Откуда это все взялось? Слишком сложно для случайности. Ведь так?
        Захар не очень-то разбирался в биологии, особенно в молекулярной, но ему всегда был интересен факт возникновения жизни. Как из горстки… ну, пусть не горстки, пускай их были миллиарды, но как из этих миллиардов совершенно случайно образовавшихся молекул, таких неустойчивых и чужеродных для неорганики, царствующей во Вселенной, получилось что-то, обладающее собственной целью, способное не просто существовать, но поддерживать собственное существование и влиять на него?
        - Ну, этого мы никогда не узнаем. Вероятно, первой «живой» молекулой была рибонуклеиновая кислота - РНК. В наследство от той эпохи нам достались вирусы. Но откуда это все… Может быть, нуклеиновые кислоты образовались сами собой, в том органическом бульоне, а коацерватные капли ими только воспользовались. Случайно. Белки функционируют, нуклеиновые кислоты хранят информацию - эти взаимоотношения кажутся логичными и незыблемыми. Но все не так просто и слишком много несоответствий, чтобы можно было утверждать, что этот тандем существовал с самого начала. Откуда тогда интроны[20 - Участок ДНК, являющийся частью гена, но не несущий информации о последовательности аминокислот белка.], нонсенсы?[21 - Не кодирующие аминокислоты триплеты ДНК.]
        Захар молчал. Он совершенно не понимал, о чем говорит биолог. Правда, Клюгштайну, судя по всему, собеседник и не требовался. Он оседлал любимую тему, и ему было необходимо высказаться.
        - Вы знаете, Захар, есть две теории появления интронов в геноме клетки. Ранняя и поздняя. Согласно ранней - интроны присутствуют в генетическом коде живых существ изначально, с момента зарождения. Да, такой подход объясняет возможное действие от обратного - лишние куски игнорируются, а «нужные», те, что могут использоваться для достижения собственных потребностей, остаются. Правда, если быть приверженцем поздней теории, интроны появились потом как способ, позволяющий генетическому коду меняться и перестраиваться. У эукариот[22 - Одноклеточные организмы, имеющие ядро. Прокариоты ядра не имеют.] есть даже специальные органеллы, которые вырезают не имеющие смысла куски ДНК. То есть вырезают интроны.
        Ну вот, наконец хоть объяснил, что такое интроны.
        - Посмотрите сюда, - позвал его Клюгштайн.
        Перед ними возникло виртуальное окно, на котором стремительно носились из стороны в сторону сонмы каких-то мутноватых конгломератов. Молекулы - догадался Захар. Это была предельно увеличенная картинка откуда-то оттуда, из Клюгштайновых садов Семирамиды.
        - И что же это?
        - Деление одной из бацилл, колонию которых вы имели удовольствие лицезреть. Посмотрите, как все четко выверено, как все отточено. Какое совершенство.
        Признаться, никакого совершенства и тем более отточености Захар не видел. Прямо перед ним в мутном вареве пространства совершенно хаотичным образом носились из конца в конец, словно обезумевшие пчелы из тысячи ульев, разношерстные молекулы. Они сталкивались, сливались, передавали друг другу атомы и целые группы, кто-то, будто заправский кровосос, прилеплялся к соседу, но, как оказывалось, лишь для того, чтобы отдать ему кусок молекулярной плоти, оторванной у пролетающего мимо соединения. Все это напоминало скорее какой-то безумный водопад, где несколько разноцветных струй перемешивались совершенно случайным образом, то и дело натыкаясь на непредвиденные преграды в виде торчащих тут и там скал. Причем даже скалы норовили появиться как бы сами собой, там, где их отродясь не бывало раньше.
        - Это же форменный хаос, - прошептал завороженный кибертехник.
        - Именно так! - торжественно провозгласил Клюгштайн. Его дряблый рот растянулся в лучезарной улыбке. - Безумие стохастических реакций, статистическая вероятность, и не более того! Я же вам говорил. В природе нет ничего детерминированного. Даже жизнь, кажущаяся такой четкой и продуманной, не более чем наиболее вероятный для конкретных исходных условий процесс. Однажды так произошло случайно, карта так легла, звезды в позу встали, но дальше - дальше все течет так, как наиболее вероятно. Несмотря на случайности и огрехи системы. А куда ж без них?
        - И это работает? - изумился Захар. И тут же понял бессмысленность собственного вопроса.
        - Разумеется. Это сработало бесчисленное множество раз и побудило, к примеру, вас задать вопрос.
        - То есть вы хотите сказать, что повернись случайность другим боком, выбери этот самый стохастический процесс из великого статистического множества иные молекулы и я сказал бы что-то другое? - недоверчиво спросил Захар. - Но я же думаю о чем-то, прихожу к каким-то выводам…
        - Это уже другой уровень. Но, поверьте, случайность здесь играет не меньшую роль. И потом, ваши мысли, равно как и мои, порождаются теми же самыми взаимодействиями, миллиардами и миллиардами их переплетений. Так что какое-то вероятностное начало все же имело место быть. Вы же кибертехник - не так ли создаются алгоритмы для ваших нейропроцессоров?
        - Да, там тоже используются стохастические процессы. Вы правы. Но все же там присутствует логика. А здесь…
        - О, здесь тоже полно логики. Много больше, чем в нейропроцессорах.
        Клюгштайн машинально взмахнул травмированной рукой, и изображение резко рванулось вниз, будто камера наблюдения вспорхнула сначала в небеса, а затем вышла на орбиту, продолжая оттуда вещание. Охват изображения увеличился, вместе с ним возрос и драматизм происходящего на экране - теперь во всей своей микроскопической красе была видна часть колонии бактерий.
        В пространстве виртуального окна копошилось несколько сотен полупрозрачных палочек. Картинка была почти статичной - лишь небольшое шевеление живой массы вызывало подрагивание общего плана. Но что-то там менялось. Захар присмотрелся внимательней - да, там происходило действо. Бактерии то и дело жрали друг друга. Самым натуральным образом жрали.
        - Что они делают? - удивленно спросил кибертехник.
        - Именно то, что вы видите. Питаются своими товарищами. Собственно, даже родственниками. Они все имеют одного общего предка. Я прекратил снабжать их едой, и они принялись пожирать друг друга. Это известный факт, это не опыт. Но посмотрите, с каким упоением они это делают.
        - По-моему, - возразил Захар, - они просто жрут.
        - Вы не правы. Это великая тяга к самопожертвованию. Они не просто пожирают друг друга, совсем нет. Те, кто идет на корм, практически добровольно жертвуют собой. Это запрограммировано на генетическом уровне. Когда становится нечего есть, у них запускается особый ген, кодирующий токсин. Яд. Он ядовит для всех. И для тех, кто его производит. Но в генетическом коде у этих малюток есть и противоядие. Так вот, оно производится только вместе с токсином. И, заметьте, эти гены присутствуют у всех особей. Каждый из них мог бы запустить свою фабрику по производству ядов и противоядий. Но они этого не делают.
        - Почему?
        - Иначе не будет никакого смысла - токсин не подействует и колония все равно погибнет.
        - Нет, - Захар имел в виду совсем другое, - почему они делают именно так? Кто решает, кому жить, а кому умереть?
        Клюгштайн усмехнулся.
        - Вы думаете, у них есть там свое правительство?
        - Вряд ли. Тоже статистическая вероятность?
        - Н-нет, - запнулся биолог. - Здесь законы вероятности отчего-то не действуют. Они точно знают, будто это где-то заранее прописано, кто будет жить, а кому суждено умереть.
        Странные аналогии появились в мыслях Захара.
        - Вы хотите сказать, что у них там свой мир, свое общество? Все подчинено законам группы?
        - Нет, что вы. Законы группы - это многоклеточные организмы. Вот где разгул жульничества и бандитизма.
        - В каком смысле?
        - В самом прямом. Объединяясь в группы, простейшие организмы, то есть сами клетки, в чем-то выигрывают. Но они теряют свободу действия, они обречены функционировать только в рамках своей ткани, своего органа. Вся их деятельность направлена на достижение конкретной цели.
        - В чем же тогда жульничество?
        - Не все хотят отдавать свою свободу ради того, чтобы колония процветала.
        Биолог повернулся к киберам. Манипулятор ловко выхватил с «террасы» очередную склянку и поместил ее под дуло микроскопа. Картинка в окне просмотра изменилась.
        - Зачем вы все это тащили с собой? - спросил Захар.
        - Эксперимент. В мою задачу входило изучить поведение некоторых бактерий в условиях атмосферы той планеты. Там, куда мы не долетели. Мутагенное влияние среды, возможность жизни и способность повторения эволюционного пути в отличных от земных условиях. Это в упрощенном варианте. Теперь это все не нужно. Но - не пропадать же такому богатству.
        Он снова повернулся к изображению бактерий. Это были совсем другие организмы.
        - Видите конгломерат склеенных, словно в монолитной плите, бактерий?
        - Да, - на экране маячил мощный пласт, состоящих из основательно вмурованных в него слегка изогнутых микроорганизмов.
        - Это биопленка. Ее образуют многие бактерии. Ее сложней уничтожить и из-за большой общей поверхности тем, кто участвует в ее образовании, проще добывать кислород. Они специально производят клей, удерживающий их в таком виде. Добровольное рабство. Рождение многоклеточного организма?
        - Наверное.
        - Как бы не так! - воскликнул биолог. Он играл, забавлялся. Ему доставляло удовольствие читать Захару лекцию. - Видите тех, кто ловко шныряет сверху, не приклеен, а просто залез на эту плиту?
        Действительно, местами попадались ловко вылезающие на поверхность биопленки отдельные особи. Эти проныры и не думали приклеиваться к остальным, жертвуя собственными интересами ради общего блага.
        - Да. Но они же жульничают. Неужели остальные, «правильные» бактерии не в силах их остановить?
        - Конечно - нет. Иначе колония стала бы настоящим многоклеточным организмом. Статистическая вероятность в данном случае на стороне жуликов - они получают достаточно кислорода, и они вольны решить свою судьбу по собственному усмотрению. В конце концов биопленка развалится, когда жуликов станет слишком много, и… дальше два варианта: они или загнутся от недостатка кислорода, или все начнется сначала.
        - Тогда как же многоклеточные? - Захар запутался окончательно.
        - Не догадываетесь? Ими управляют те самые жулики. Не наоборот. Жулики и проныры у власти, остальные помалкивают.
        - Но почему так? Опять - вероятность?
        Картинки в виртуальном окне быстро сменяли одна другую. Клюгштайн что-то искал в памяти «Зодиака», какие-то данные предыдущих экспериментов, не отключив общей трансляции своей виртуальности. Он хотел показать их Захару.
        - Вот именно - почему? - едва слышно пробормотал он.
        Потом нужная картинка, видимо, нашлась, и биолог, ткнув в застывшее на экране изображение, провозгласил:
        - Ага. Вот оно. Обнаружилась одна странность. Вот эти периоды. Я бы не заметил, если бы не…
        Чего он заметил, Клюгштайн рассказать не успел. Из системы аудиооповещения раздался голос Граца, призывающий всех немедленно собраться в рубке для экстренного совещания. Захар машинально отметил, что доктор все так же избегает пользоваться вирт-связью.
        15. Высокие технологии
        Электронная часть нейропроцессора, управляющая псевдоразумом «Зодиака», работала благодаря колебаниям электронов, перемещая их спины. Биоэлектронный нейроконтакт, опутывающий мозг каждого из землян тонкими, едва заметными нитями нейроспиновой связи, преображал все эти колебания в нечто статистически вероятное и раздавал порции электрохимических вспышек различным отделам большой коры. Это и заставляло людей видеть несуществующее - в воздухе, прямо перед их головами, плелась сложная система узлов и перемычек, обрастая все новыми и новыми ответвлениями.
        - Ну вот, - торжествующе сказала Гертруда. - Ничего не напоминает?
        Захар смотрел на растущее перед глазами мудреное дерево, математически просчитанное продолжение кремниевой импрегнации из добытого образца обшивки Хозяина Тьмы, и ругал себя последними словами. Черт возьми, он показал свою профессиональную несостоятельность, он облажался по полной программе. Ведь это же его прерогатива, это он должен был увидеть и понять. Он, а не Герти. Откуда ей вообще знать, как это работает. А она догадалась. И не только догадалась, но и создала виртуальную модель на основе урезанного до невозможности фрагмента.
        Кибертехник дал мысленную команду отобразить участок сложной структуры в молекулярном увеличении. Так и есть - оксид алюминия, кремниевая прослойка с добавками, железоникелевые конгломераты. Спиновый транзистор! Один в один как в учебнике на картинке. Как же он не узнал?!
        - Напоминает, - сказал Захар, виновато опустив глаза.
        - Что это? - удивленно спросил Клюгштайн. Он всматривался в загадочную для него структуру и грыз ноготь на здоровой правой руке. Теперь настало его время удивляться.
        - Спиновый транзистор. Во всяком случае, очень похожее на него устройство. По всем параметрам это должно работать именно как спиновый транзистор. А все вместе, все это дерево…
        - Спинтронный процессор! - ошарашенно закончил за него Грац.
        - Точнее - квантовый компьютер с невероятным количеством спиновых процессоров, - поправил его Захар.
        - Это же целый мозг. В таких масштабах… Какое же у него быстродействие?! - Лившиц тоже не отводил глаз от зависшего в центре рубки изображения.
        Собственно, никакого изображения в центре главного помещения «Зодиака» не было. Картинка являлась продуктом квантового компьютера - одного из многих, входящего в сложный комплекс биоэлектронного мозга «Зодиака». Это была иллюзия, отправленная «Зодиаком» прямо в зрительную кору землян. Но все же рефлексы заставляли Клюгштайна таращить глаза, а Граца близоруко прищуриваться. Биология оставалась сильней высоких технологий.
        - Дело не в быстродействии. Точнее, не только в нем, - сказал Захар. - В такой сложной структуре и в таких количествах невообразимо возрастает уровень сложности используемой логики. Но откуда это там могло взяться?
        Лившиц посмотрел на кибертехника. Его взгляд выражал такое же непонимание. Землянам давно известны биотехнологии - совмещение мертвой, безвольной и математически выверенной неорганики электронных и спинтронных устройств со стохастически бурлящей живой материей. Но древние, давно умершие, если не вымершие, бактерии - какое они имели отношение к тому, что показывал вирт-эфир «Зодиака»?
        - Вы же утверждали, что это строматолит, конгломерат продуктов жизнедеятельности бактерий? - спросил внеземелец у Клюгштайна.
        - Так и есть. Только, похоже, в сообществе производителей этого минерала главными были археи, а не бактерии.
        - Не вижу разницы, - сказал Лившиц.
        Клюгштайн снисходительно улыбнулся. Люциан был скорее психологом, контактер-профессионал, знаток инопланетян - специалист виртуальной профессии. Ему простительно ошибаться в биологии.
        - Не имеет большого значения. Но эта древовидная структура, что все мы имели удовольствие видеть, похоже, создана именно ими. Ее построили археи. Возможно, бактерии им тоже помогали. Тут не обошлось без весьма непростой организации процесса - слишком сложная структура, слишком много составляющих. Здесь должны были работать заодно микроорганизмы разных видов и с разным обменом. Ну, в теории, во всяком случае.
        - Скажите, Захар, - спросил Станислав, - это действительно может работать?
        - Я пытаюсь понять.
        Кибертехник внимательно рассматривал древовидный рисунок. Его взгляд скользил по гладкой поверхности кремниевой ветви, огибая тончайшие, почти моноатомные, вкрапления железа и его соединений, конгломераты никеля и кобальта, огромные, словно планеты, вакуумные полости, внутреннюю поверхность которых покрывал замысловатый рисунок. Потом дал команду «Зодиаку» смоделировать работу этой системы, задав входящие параметры. Взору Захара предстали результаты запущенной земным компьютером симуляции.
        Все сходилось: это хозяйство не что иное, как соединенные в хитроумную сеть спиновые транзисторы. Были в них странности, несуразности и откровенно непонятные вещи. Но в целом симуляция, рассчитанная «Зодиаком», показывала, что это вполне могло работать.
        - Похоже, что может. Только в системе есть некоторые ошибки. Или странности. Не знаю, на таком уровне не могу сказать - ошибки ли это. Во всяком случае, в наших устройствах такие схемы не применяются, - наконец сказал кибертехник.
        - Странно, что мы вообще способны понять, что это такое, - сказал Грац. - В конце концов, это инопланетная техника, мы можем никогда не разобраться в ней до конца. Ведь так, Люциан?
        Лившиц набрал в грудь побольше воздуха. Ноздри его мгновенно раздулись, глаза выпучились.
        - Если наши, так сказать, специалисты и впредь будут смотреть сквозь очевидные вещи, - прошипел он, - не видя в них смысла, мы никогда ни в чем не сможем разобраться. Чего стоят все наши технологии, наш «Зодиак», фиксирующий каждый шаг внутри и снаружи, если наше самое мощное оружие - наши головы - будет работать вхолостую?
        - Вы на мою голову намекаете? - задал вопрос Захар.
        Собственно, вопрос был риторическим - всем было предельно ясно, что хотел сказать Лившиц. Захару было неприятно, но возразить нечего. Все именно так и обстояло, он не заметил того, что должен был заметить. Он не увидел очевидного, уверившись, что образец обшивки чужого корабля есть не больше, чем камень, пусть и несколько необычный. Ему было неловко. Но что он мог изменить? В конце концов, он кибертехник, а совсем не специалист по спинтронным процессорам. Его задача - создание алгоритмов и, если угодно, воспитание киберов. Он вообще не обязан досконально знать, как работает и тем более как устроен квантовый компьютер.
        Но что ответить Лившицу? Сейчас команда обвинит его во всех смертных грехах.
        - А вы считаете, это я должен был заметить, что мы добыли кусок квантового компьютера инопланетного производства? - Люциан сделал сильный акцент на слове «мы», будто это все они, четверо, своими руками отковыряли злосчастный кусок, а Захар все пустил насмарку.
        Да какого черта! Кто он такой, нашел, понимаешь, козла отпущения!
        - Если мне не изменяет память, ты, Люциан, здесь специалист по всему инопланетному, - саркастически заметил Захар, намеренно переходя на «ты».
        Лившиц мгновенно надулся, как индюк. Щеки его побагровели, руки сжались в кулаки. Он тараторил короткими фразами, изобилующими восклицаниями «да, я» и «да, ты», но Захар его уже не слушал. Чужой взгляд, тот самый, что всматривался в самые глубины души, вдруг стал настолько пристальным, тягучий и липкий взор сделался настолько густым и заполнил собой пространство, что, казалось, вытеснил даже воздух. В ушах кибертехника гудело, хотя он отлично слышал ругань внеземельца, грязными помоями льющуюся по его душу. Но гул был внутри. Грохот внутри головы мешал слушать, взгляд застилала мутная пелена.
        Он что-то искал. Он чего-то хотел от Захара. Тот взгляд. Или его хозяин.
        Если хозяин, конечно, был. Взгляд казался таким всеобъемлющим и бесплотным, что Захар начинал сомневаться, что смотрящий вообще существует. Это был Взгляд сам по себе.
        - Да он же не слушает! - закричал Лившиц. - Ему же все до одного места!
        - Действительно, Орешкин, - стал на защиту внеземельца Грац. - Как мы будем вести дальнейшие исследования, если от имеющихся результатов нам нет никакого проку? - Станислав журил кибертехника вяло. Он то ли не понимал, что тот прошляпил, то ли не очень-то был солидарен с Лившицем.
        Новая волна негодования обуяла Лившица.
        - О каких исследованиях вы говорите?! Они же нас в порошок сотрут! Весь наш «Зодиак» с его нейропроцессорами - ничто в сравнении с мощью, которую мы только что увидели. И это только оболочка, маленький чип в системе суперкомпьютера. Мы же даже предположить ничего не успеем, а они уже все просчитают и выберут наиболее оптимальный результат.
        «В этом есть зерно истины, - подумал Захар. - С такими мощностями можно, не особо блеща умом, знать все наперед, так сказать».
        Расчетная мощность такого компьютера позволяла поставить его много выше мистических пророков прошлого, до мельчайших деталей описывавших события, которым суждено произойти через много лет.
        - Подождите, - Захару вдруг пришла, хоть и запоздало, дельная мысль, - эта штука действительно должна быть необычайно мощной. Но любой компьютер, пусть он будет хоть суперквантовый, работает на электричестве. И это не исключение.
        - К чему вы клоните? - спросил Грац.
        А Лившиц замолчал, словно его выключили. Не то выдохся, не то его тоже заинтересовали слова кибертехника.
        Захар обратил внимание, что Клюгштайн, задумчиво глядящий в никуда перед собой, кивает. Биолог уже все понял. Чертовски умный человек, интересный и неординарный.
        - Он должен излучать. Хоть что-то. Электричества не бывает без электромагнитного поля. А сколь ни совершенна техника чужих, КПД в сто процентов не бывает.
        Внеземелец открыл было рот. Может, просто вздохнул, кто его знает. Но Захар поспешил пресечь возражения в зародыше:
        - Даже если они воспринимают мир как-то иначе и живут в другом измерении, мы видим Хозяина Тьмы здесь. И именно здесь, в нашем поле восприятия, его обшивка - это вмонтированный в камень суперкомпьютер.
        «Бред какой-то, - подумал Захар. - “Вмонтированный в камень суперкомпьютер!” Прямо меч в камне, только короля Артура не хватает, чтоб его оттуда вынуть».
        - Вы совершенно правы, Захар, - сказал Клюгштайн, а затем обратился к Лившицу: - И как бы он ни работал там, в измерении чужих, здесь он просто обязан создавать электромагнитные возмущения.
        - Но тогда выходит… - начал Грац.
        - Подождите, - вмешалась Гертруда, - какая длительность импульса достаточна для проведения элементарного действия?
        - Ничтожно малая, - ответил Захар. - Возможно, пикосекунда. Может, даже наносекунда. А что это меняет?
        Герти задумчиво почесала затылок.
        - Возможно, мы просто не успеваем заметить периодов его включения.
        - Не забывайте, Гертруда, - сказал Грац, - что у нас есть «Зодиак». Мы можем не заметить, а он все фиксирует и наблюдает непрестанно.
        - Он может зафиксировать столь короткий импульс?
        - Любой, - коротко ответил кибертехник.
        В рубке повисла тишина. Все обдумывали услышанное. Все думали об одном и том же.
        - Может, у них там есть какая-то защита? - предположил Грац. - Оттого-то мы и не видим никакой активности на чужом корабле?
        - Если защита и есть, то мы о ней ничего не знаем, а спинтронная сеть покрывает Хозяина Тьмы прямо снаружи, - сказал Захар и добавил, озвучив то, что никто не решался произнести вслух: - Вывод, логический и аргументированный, пока один - обнаруженный нами суперкомпьютер не функционирует. Скорее всего, корабль мертв.
        16. Коннект
        В кромешной тьме два корабля, созданные разумом разных, неведомых друг другу существ, парили в пространстве в интимной близости. Кибер-ремонтник, несколькими днями раньше успешно прошедший весь лабиринт таинственного тоннеля, червоточиной петляющего внутри массивной плоти Хозяина Тьмы, ждал указаний к действию, зависнув в полуметре от наружной обшивки корабля чужих. Земной робот выглядел маленькой крошкой, лежащей рядом с огромным караваем.
        Удивлению Захара не было предела, когда Лившиц в свойственной ему истерической манере затребовал внести в реестр тестовых программ ремонтника свое изобретение. Оказывается, этот ярый противник активных попыток вступить в контакт с инопланетным разумом на досуге разработал целую программу сообщений, имеющих целью заставить чужих услышать людей. Люди - непонятные существа. Где уж тут добиться контакта с иным разумом. Тут бы с собственным совладать.
        Грац, как обычно, поворчал, пытался даже проверять письмена внеземельца, однако ничего в них не понял и, наконец, согласился. Остальные, похоже, не особенно верили в возможность контакта. А если и верили в сам контакт - очень сомневались, что инопланетяне помогут со спасением. Сам кибертехник склонялся к мысли, что Хозяин Тьмы, может быть, и инопланетный корабль, но мертвый. Нет там никого на борту.
        Случившееся с экипажем «Зодиака» казалось фарсом вселенских масштабов: сотни лет поиска, тысячи лет веры и ожидания человечества - и все лишь для того, чтобы кучка потерявшихся и обреченных на смерть землян волею случая наткнулась на погибший корабль чужих. А в скором времени они и сами превратятся в такой же мертвый космический мусор. Остров погибших кораблей. Вернее, в данном случае, газопылевое облако, а не остров. Но что это меняет? Пройдут века, а два мертвых корабля так и останутся навечно спрятанными от глаз других разумных бок о бок, словно Ромео и Джульетта.
        - Что мы делаем дальше?! - громкий возглас Граца, немного даже испугавший, вывел кибертехника из раздумий.
        Захар нажал несколько кнопок на пульте. Пользоваться ручным управлением было непривычно, собственно, он не пользовался им раньше вообще никогда, только при обучении, но, памятуя последние события с кибером-геологом, кибертехник отчаянно боялся вирт-связи с объектами, находящимися за пределами «Зодиака». Внутри своего, земного корабля уверенности тоже не было.
        Но если Хозяин Тьмы мертв, откуда этот страх? Возможно, это какие-то сторожевые системы, тешил себя Захар. Но сам не верил в эти предположения. А во что тогда остается верить?
        Робот отреагировал на действия Захара мгновенно - из-под хвостовой брони высунулся многосуставчатый щуп, который тут же разложился в небольшой металлический зонтик.
        - Что это? - спросил Лившиц, наблюдавший действо на голоэкране.
        - Детектор, - объяснил кибертехник. - Используется для поиска работоспособных элементов при ремонте наружного оборудования корабля. Если их процессор работает - робот должен это поймать.
        Внеземелец с недоверием покосился на Захара. Все так, но, если бы хоть какая-то активность была, чуткий «Зодиак» давно засек бы ее.
        Пять минут. Десять, пятнадцать. Тишина. Ни писка, ни вздоха. Никаких движений. Процессор инопланетян - если, конечно, та штука, что они обнаружили в обшивке внеземного корабля, была именно процессором, - молчал. При всем возможном быстродействии. При тех секстиллионах операций в секунду, которые он мог бы производить, ни один электрон в пределах активной зоны детектора кибера не поменял спин. Эта штука была выключена.
        - И долго мы будем ждать? - спросила Герти.
        Она неправа: ждать можно часами и днями. В их положении вполне допустимо - даже неделями. Только всем не терпелось получить результат сейчас. Люди всё и всегда хотели сразу - вынь им да положь.
        Захар решил, что к статичным наблюдениям можно вернуться и позже. И не только в таком объеме - стоило запустить еще несколько киберов.
        - Хорошо, - сказал кибертехник, - переходим ко второй части эксперимента.
        Четкого плана у них не было. Трудно сказать, как наладить связь с процессором, у которого нет ни одного выхода. В любом привычном для землян компьютере процессор являлся сердцем и мозгом, но он был лишь одной из тысяч деталей. Каждый процессор соединялся с целой россыпью различных электронных и спинтронных устройств посредством выводов. Как электрических, так и оптических. На обшивке Хозяина Тьмы люди ничего похожего не обнаружили. Как подключиться к нему?
        Не мог процессор функционировать сам по себе, сколь бы сложной и огромной ни была его структура. Никак не мог. Конечно, вероятней всего, б?льшая часть суперкомпьютера находится внутри корабля. Там же, по идее, и все выводы на периферию. Но снаружи нет ничего, что хотя бы отдаленно напоминало интерфейс. Они, эти инопланетяне, что, никогда не выходили наружу? Им не нужны внешние подключения, автономная диагностика и ремонт? Мало ли что может произойти внутри корабля - как осуществить наружный ремонт в открытом космосе, не имея никаких способов подключения к общей информационной системе корабля? Есть какой-то аналог земной вирт-связи, работающий без помощи электромагнитных волн? Может быть. Но должен же иметься резерв!
        Захар водил пальцами по клавишам, не зная, чем попытаться взять этого неприступного монстра. И главное - всеми силами нужно избегать возможных повреждений инопланетной техники. Конфликты точно не нужны.
        Дрожащий палец нащупал гладкую поверхность кнопки и надавил на нее. Кибер почти мгновенно опустил на обшивку Хозяина Тьмы маленький острый манипулятор - диагностический щуп. В этом простом устройстве, кроме сканеров, был установлен и тонкий, не толще иголки, контакт для подключения к кабелям и оптоволокну, чтобы считывать и отправлять служебные сообщения.
        Возможности применить оптические сигналы в известковой структуре инопланетного процессора Захар не видел. Поэтому он отдал команду киберу отправить электрический тест-импульс. Короткий писк и появившаяся на голоэкране красная точка возвестили, что сигнал ушел. Хоть какой-то результат - корабль молчит, но обшивка в принципе способна проводить электричество: поблескивающий металлом зонтик детектора принял тест-сигнал.
        Никаких изменений. Сигнал не пытались обработать, странная древовидная структура внутри каменной обшивки инопланетного корабля только проводила его.
        Все-таки эта глыба мертва. Потерявшийся в пространстве булыжник! Нет там никого. Если внутри Хозяина Тьмы и жил кто-то, то было это давно. Не исключено, так давно, что в те времена людей не было не только рядом с этим кораблем, но не было вообще.
        - Дайте-ка мне! - сказал Лившиц, отталкивая от пульта управления кибертехника.
        Руки зависли над кнопками и джойстиками, внеземелец не очень хорошо знал устройство. Захар не мешал - пусть развлекается.
        Кибертехник заметил, что Грац отвернулся от изображения на экране. Доктор тоже разуверился в возможности связаться с инопланетянами и получить от них помощь. Иначе давно бы уже убрал Лившица от управления кибером.
        - Ага, - удовлетворенно произнес внеземелец.
        Из недр кибера выдвинулась многопалая лапа программатора, ощетинившаяся нескольким десятком активных выводов. Это устройство редко использовали в ремонте, с его помощью можно было перепрошить схемы - в случае, если элемент не отвечал на запросы «Зодиака», мощный электромагнитный импульс стирал остатки испорченной программы из памяти провинившейся техники, а затем туда заливались новые данные.
        - Может, не стоит? - спросил Захар.
        Пусть корабль чужих мертв, пусть от его хозяев остались лишь воспоминания, возможно, и те уже исчезли во тьме веков. Но все-таки боязно - мало ли на что способна эта махина. Сам же Лившиц постоянно твердил, что разум чужаков может быть устроен принципиально иначе, чем человеческий.
        - Хватит с ними цацкаться! - неожиданно резко заявил внеземелец и запустил передачу подготовленного им пакета данных.
        На картинке голоэкрана было отчетливо видно, как под лапой программатора возникли и тут же исчезли маленькие синеватые червячки электрических разрядов. Потом острия контактов с размаха вонзились в шкуру Хозяина Тьмы, так что хвост многотонной «креветки», не успевшей компенсировать инерцию удара, едва заметно занесло.
        Дальше… Захар не мог объяснить, что же произошло после этого.
        Кибера, присосавшегося программатором к обшивке, тряхнуло, его тело извивалось, отчаянно пытаясь выровнять положение. Но неведомая сила тянула робота куда-то вбок, одновременно переворачивая его. Создавалось впечатление, будто Хозяин Тьмы пытается засосать его внутрь прямо сквозь непроницаемую каменную обшивку.
        Изображение на голоэкране металось из стороны в сторону, показывая то спину кибера, то его хвост, то вновь возвращалось к намертво прилипшему к камню щупу программатора.
        - Отстыкуй его! - закричал Захар, бросаясь к пульту. - Отведи робота от корабля.
        Лившиц был в панике. Руки его порхали по клавишам, он, похоже, совершенно не понимал, что делает, чем только усугублял положение: неверные команды, поступавшие с пульта управления, запутывали попавшего и так в нелегкое положение кибера. Роботу приходилось бороться и с Хозяином Тьмы, и с неумелыми действиями Лившица.
        Захар грубо оттолкнул внеземельца. Тот с шумом рухнул на пол, стукнувшись обо что-то твердое, скорее всего, об основание эргокресла пилота. Кибертехник, не обращая внимания на орущего Лившица, быстрыми точными движениями отдал команду на прекращение эксперимента. Но ничего не изменилось: захват лапы программатора не ослаб, и робот не оторвался от корабля чужих. Они словно бы склеились в страстном поцелуе. Только, похоже, страсть не была взаимной - киберу явно не нравилась интимная близость инопланетного корабля.
        Что же делать?! Захар глазами метался по пульту, не зная, какую команду выбрать. Как оторвать кибера от обшивки Хозяина Тьмы? Что-то не давало ремонтнику действовать самостоятельно. Будто кремниевое дерево ожило и своими микроскопическими ветвями, словно осьминог щупальцами, вцепилось в иглы контактов программатора. Более того, кибера явно не просто держали. Какая-то неведомая сила трепала и выкручивала его тело. Телекинез? Вряд ли, это из области ненаучной фантастики. Скорее через программатор шли импульсы, заставляющие хаотически сокращаться псевдомышцы робота. Оттуда, изнутри, кто-то пытался прощупать все нутро кибера, разобрать его информационную составляющую на куски, подчинить себе. Да что значит «кто-то» - ясно же кто. Те самые инопланетяне. Вот вам и мертвый корабль!
        - Подключайтесь к нему! - заорал Грац.
        - Что? - не понял его кибертехник.
        - Подключайтесь к нему. По вирт-связи. Вы же не чувствуете его через эти кнопки.
        Захар повернулся к эргокреслу, спеша занять безопасную для себя позицию, и обмер. Подключиться к киберу по вирт-связи? К киберу, попавшему в плен таинственных инопланетян? Да что, Грац совсем с ума сошел, что ли?
        - Н-нет, - заикаясь, тихо пробормотал Захар.
        - Что с вами, Орешкин?! Нам нужен этот кибер, нужна информация, полученная им!
        - Нет! - более твердым голосом ответил кибертехник.
        Он вернулся к пульту, зная, что нужно делать.
        - Я запущу самоуничтожение кибера, - сказал он. - Чужим не достанутся наши технологии.
        - Какие технологии?! - заорал Грац. - Все, что им было нужно, они давно уже высосали из него. Теперь нам нужно понять, что и как они взяли. Подключайтесь!
        Захар глянул на голоэкран - кибера бросало из стороны в сторону. Его корежило, будто в эпилептическом припадке. Внешнее оборудование, все его хелицеры и педипальпы то простирались в черноту бездонного космоса, будто моля о пощаде, то снова, сведенные спазмом, прижимались к покрытому пластинами обшивки телу. Робот агонизировал.
        Клюгштайн безучастно стоял у дальней стены, потирая травмированную конечность. Захар машинально отметил, что это движение вошло у него в привычку. А у Гертруды лицо напряжено, глаза сощурены, губы плотно сжаты, ноздри то и дело раздуваются. Но самое странное было то, что женщина смотрела не на голоэкран. Ее глаза были устремлены совсем в другую сторону, она пристально наблюдала за происходящим в темном углу, образованном покатой стеной, сходящейся с немного изгибающимся дугой полом. Захар бросил мимолетный взгляд туда, но ничего не увидел. Но Герти явно что-то там видела, готовая броситься в любой момент не то в темноту угла, не то прочь.
        Захар быстро набрал код попавшего в беду кибера - для уничтожения робота требовалось активировать систему самоликвидации. Он знал коды всех киберов наизусть, виртуальной подсказки «Зодиака» не требовалось. Но от волнения пальцы не слушались, и два раза он набрал неправильную последовательность.
        - Черт с вами, - послышался голос Граца. Наверное, он имел в виду Захара.
        Врач рухнул в эргокресло, его сознание переместилось в мозг кибера. В этот момент Захару наконец удалось набрать правильную последовательность знаков, но палец так и застыл над рычагом, запускающим процесс самоуничтожения кибера. Он не волновался за Станислава - при гибели робота нейропроцессор корабля автоматически отключит сознание оператора, поэтому навредить доктору Захар не мог. Однако внезапно на него нахлынула дурнота - в глазах потемнело, в висках, будто кузнечный молот, загрохотал пульс, тошнота стремительно подкатывала к горлу, заставляя часто сглатывать накапливающуюся во рту слюну.
        Хватаясь за что попало, Захар опустился на пол. Он плохо соображал. Наверное, на какое-то время он отключился совсем. Перед глазами мельтешил «белый шум», в ушах гудело - казалось, этот гул пробкой заталкивается, заползает внутрь слухового прохода. Он несколько раз наотмашь ударил себя по лицу - глухой стук ватного рулона о бесчувственную деревяшку. Тело ничего не чувствовало. Кибертехник вовремя сообразил, что, несмотря на отсутствие чувствительности, самобичевание может вполне закончиться синяками и ссадинами. Он осторожно ощупал лицо пальцами. А может, и не пальцами - руки ничего не ощущали, только размытое, едва пробивающееся сквозь заслон онемения покалывание.
        В голове постепенно прояснялось. Шум в ушах тоже становился тише. Слишком тихо. Никаких звуков, только гудение и гулкие барабаны пульса внутри головы.
        Захар осмотрелся. Сквозь медленно рассеивающуюся пелену проступали очертания рубки. Эргокресло - в нем, свесив голову набок, лежал Грац. Из уголка его рта на пол медленно стекала струйка слюны.
        Дальше - между выступающей из стены массивной консолью пульта управления и зафиксированным на полу перед ней креслом - сидела Гертруда, сжавшись и обхватив голову руками. Она словно бы пряталась там от кого-то. Захар вспомнил, каким было ее лицо за несколько секунд до того, как он потерял ориентацию. Или он был без сознания, как сейчас Грац? Трудно сказать, в каком состоянии пребывала Герти. Лица ее не видно, а поза столь недвижимая, что она тоже, вполне возможно, в отключке.
        Клюгштайн сидел на полу, там же, где Захар видел его стоящим. Он продолжал тереть поврежденную руку, однако глаза его были неестественно выпучены и смотрели в никуда.
        Лившиц… Черт возьми, а куда подевался внеземелец? Кажется, он упал на пол, когда Захар оттолкнул его. Но сейчас его нигде не видно. Захар встал - голова нещадно кружилась, тело ломило, как после тяжелой работы, но все же он мог стоять. Нет, в рубке Лившица не было.
        Что же такое произошло? Захар помнил, что собирался уничтожить кибера. Грац зачем-то начал сеанс вирт-связи с роботом. А потом все и произошло. Сбой в системе управления виртуальностью? Сомнительно - за неприкосновенностью человеческих мозгов следило столько дублирующих друг друга охранных программ, что вероятность подобного сбоя приближалась к нулю. Не равнялась ему, но все же…
        Грац вяло зашевелился в эргокресле. Хвала небесам - жив! Надо посмотреть, что там с Герти и куда девался внеземелец. Цепляясь за спинки кресел и выступающие части консоли, Захар пробрался к женщине. Качало сильно, будто в шторм на лодке в открытом море. Желудок отчаянно боролся за сохранение вверенного ему не так давно завтрака.
        Спина Гертруды Хартс отчетливо приподнималась - она дышала.
        - Герти, - хриплым ослабевшим голосом позвал Захар.
        Она не отвечала. Кибертехник наклонился - новый приступ дурноты обручем сдавил голову - и убрал руки планетолога с ее головы. Глаза Гертруды закрыты, лицо бледное, будто мелом посыпанное. Но дышит ровно.
        Захар аккуратно вытащил ее из-за кресла и положил на пол. Гертруда не приходила в сознание.
        - Станислав, - позвал он, сидя рядом с планетологом, - Герти нужна помощь.
        Грац ворочался в эргокресле, отчаянно пытаясь встать. Похоже, ему это не удавалось, а у Захара сил подняться уже не было.
        - Нам всем… нужна… помощь, - отдуваясь, словно после километровой пробежки, произнес доктор.
        - Что там было? - спросил Захар. Он не знал, успел ли Грац подключиться к сознанию кибера.
        - Ничего. В голове гудит. Ничего не помню. Все мышцы болят, будто током ударило.
        Током? Возможно. Не исключено, что у кибера замкнуло проводку. Часть неприятных ощущений могла дойти до сознания оператора, прежде чем охранные системы «Зодиак» прервали сеанс вирт-связи. Только часть, ничего опасного для здоровья. Но на связи с ремонтником был только Грац. А Захар? А остальные? Им-то откуда досталось?
        - Вставайте же, наконец, - Захар заставил себя подняться, добрался до доктора и теперь из последних сил тащил Граца из эргокресла.
        - Что вы ко мне прицепились?
        - Вы же врач. Им всем нужна помощь. Кроме того, Лившиц куда-то пропал.
        - Лившиц? - Станислав на секунду прекратил барахтаться. - Хм, странно.
        Доктор отстранил рукой Захара и поднялся на ноги самостоятельно. Видимо, ему становилось лучше. Захар тоже чувствовал, что головокружение и дурнота проходят. К конечностям и лицу возвращалась чувствительность - скулы немного болели после сеанса самобичевания.
        Грац доковылял до Гертруды, пощупал пульс, приподнял ей веки и, удовлетворенно махнув рукой, сказал:
        - Ничего страшного. Простой обморок. Очухается минут через пять-десять. Что там с Фрицем?
        Захар пожал плечами. Клюгштайн продолжал таращиться в пустоту и тереть предплечье левой руки. Кожа в том месте сделалась красная.
        - Опять абсанс[23 - Один из видов малых эпилептических приступов.]. - Станислав подошел к биологу и, не останавливаясь, наотмашь отвесил ему пощечину.
        Захар от неожиданности вздрогнул. Клюгштайн перестал тереть руку, на мгновение замер, вытянувшись в струну - казалось, еще чуть-чуть, и он рухнет, словно взорванная у основания башня, - и его глаза приобрели осмысленное выражение.
        - Вы что делаете?! - удивленно проговорил он, потирая щеку.
        Потом он рассмотрел оплывшее, с красными слезящимися глазами лицо Граца, его неуверенную позу, распростертую на полу Герти и спросил более мягко:
        - Что-то опять случилось?
        - Вот именно, что опять, - ответил Грац. И добавил, обращаясь к Захару: - Что там с нашим ремонтником?
        Захар встрепенулся - действительно, он совсем забыл о роботе. Что происходит у корабля чужих?
        Кибертехник повернулся к голоэкрану. Ну, конечно же, темнота. Так и есть, не зря у Граца ощущение, что его током ударило - видимо, кибера все-таки перемкнуло. Только вот чем? От Хозяина Тьмы не исходило никаких сигналов, Захар на всякий случай проверил показания датчиков «Зодиака».
        Он уже хотел рассказать об этом остальным, как его взгляд что-то зацепило. Он никак не мог понять, что не так, пока на глаза не попалась самая нижняя строчка, отображающая время.
        - За-глох, - по слогам произнес Захар, медленно осознавая, что же все-таки произошло. - Все, что было с кибером, случилось больше двух часов назад.
        - Я что же, два часа без сознания была? - послышался тихий голос Гертруды.
        - Не только вы, милочка, - ответил Грац. - Все мы там были.
        Захар повернулся к остальным. Немой вопрос застыл в глазах всех четверых: «Куда делись эти два часа?»
        - Давайте разыщем Люциана, - предложил Грац.
        17. Пришествие
        Длинные узкие коридоры, тянувшиеся в хвостовую часть «Зодиака», уходили вдаль, будто два бездонных колодца - один по левому борту, другой по правому. Хотя, может, они уходили не вдаль, а вверх или вниз - в невесомости не было направлений. Тогда они еще больше напоминали колодцы.
        Захар представил, что спускается в бездонное жерло, в саму Преисподнюю. Он перебирал руками по скобам, закрепленным на стенах, и плыл вниз, лавируя в невесомости, будто в подводной пещере. Иллюзию мистического колодца нарушали только ярко светящиеся справа и слева лампы, которые напрочь разгоняли таинственный полумрак.
        Они искали Лившица. В обитаемой части корабля его не удалось найти. В каюту он, судя по всему, даже не заходил. Не было его ни в кухне, ни в лабораториях, ни в лазарете. Не обнаружился он и в многочисленных запутанных коридорах жилого отсека. Попытки связаться с внеземельцем по вирт-связи оказались тщетными - то ли он не мог ответить, то ли не хотел.
        Захар миновал несколько люков, ведущих в технологические коридоры. К реактору, к системе охлаждения, к системе, нагнетающей топливо в ионно-плазменные двигатели. Все они были закрыты. Кибертехник не притормаживал возле них - без специального костюма там делать было нечего: слишком опасно. А все костюмы висят на своих местах.
        Колодец, казавшийся из передней части «Зодиака» бездонным, неожиданно закончился, открывшись в просторные стойла, где роботы аккуратными рядами лежали, прижавшись, будто к родной матери, к кормушке. У каждой кормушки пасся только определенный вид киберов - у каждого свое питание и своя ремонтная база.
        Дальше располагался инкубатор - автоматизированная система по выращиванию и настройке новых киберов. Все Захарово хозяйство возвышалось горбом над разгонными камерами трех ионно-плазменных двигателей. Оно и было той самой преисподней. За переборкой инкубатора простирался в бесконечность открытый космос - черная пустота. Чем не преисподняя?
        Здесь внеземельца тоже не было. Ни в стойлах, ни в инкубаторе. Странно, но «Зодиак» отказывался локализовать одного из членов команды. Такое было возможно, но только в случае, если сам человек запретил мозгу корабля определять сигналы его нейроконтакта. Зачем бы это могло понадобиться Лившицу? Хотя, после того как их головы основательно тряхнуло… тряхнули, похоже, инопланетяне, - Люциан вполне мог повести себя, мягко говоря, не совсем адекватно.
        Захар вернулся в стойла. К киберам. Те безмолвно покоились у кормушек. Тушки роботов то и дело подрагивали - система тренировала псевдомышцы и проверяла моторные навыки биомеханизмов. Киберы должны всегда быть готовы к выполнению любого задания.
        Кибертехник медленно плыл над ровными рядами роботов. Ремонтники - тут не хватало двоих, - геологи, разведчики, стационарные станции наблюдения, пространственные зонды, три боевых кибера - «горгоны», именно такое название закрепилось за ними в обиходе из-за веера сверхчувствительных щупалец, венцом торчавших вокруг головного отдела. В зоне мелких киберов внутреннего обслуживания корабля было не так спокойно - многочисленная мелочь вроде уборщиков сновала туда-сюда, занятая своими повседневными заботами. Здесь все работало как часы.
        На всякий случай Захар открыл окно с отчетом системы о работе кибернетических стойл. Открыл на экране, он не хотел лишний раз пользоваться виртуальностью. Что-то подтолкнуло его сделать это. Какое-то подсознательное чувство шептало, что киберы - самое слабое звено.
        Вирт-связь функционировала непрерывно. Все системы корабля, все киберы и члены экипажа в любой момент времени находились одновременно в двух реальностях - настоящей, самой что ни на есть реальной и виртуальной. Системы «Зодиака» работали относительно автономно; нейропроцессор решал самостоятельно, когда запустить маневровый двигатель, чтобы выровнять пространственное расположение корпуса по заданному ему эталону. Он сам поддерживал микроклимат и состав атмосферы, если эти параметры отклонялись от эталонных больше, чем того допускала программа. Но на совершение любого сложного, выходящего за рамки рутинного действия «Зодиаку» требовалось разрешение человека. Он не мог самостоятельно изменить состав атмосферы внутри, заменив азот, скажем, на метан, у него не имелось для того полномочий.
        Люди были защищены от внешних вторжений еще лучше: специальная программа-контроллер - искусственный интеллект, сопряженный с сознанием человека, - отключала восприятие виртуальности, если не получала разрешения хозяина. Никто не мог вторгнуться в человеческую голову без согласия ее владельца. Программа-контроллер работала таким образом, что могла выполнять команды, исходящие только изнутри. Внешние распоряжения ей были попросту непонятны.
        Но киберы оставались незащищенными. Да, конечно, в их программной среде тоже немало антивирусов, фильтров и прочих виртуальных защитных систем. Но все их можно взломать, разрушить или обойти. Все. Захар знал нескольких опытных специалистов-виртуалов, способных в два счета «вскрыть» мозги любого кибера. Разумеется, все они в былые годы промышляли хакерством.
        Захар внимательно просмотрел информацию, прошедшую через мозги киберов за минувшие два часа. За те два часа, что исчезли. Все в порядке - только стандартный обмен данными с системой «Зодиака». Но почему-то спокойней на душе не стало.
        И куда подевался Лившиц? Самое странное, что, судя по всему, на внеземельца не подействовало… как бы это назвать? В общем, то, что подействовало на остальных. Ведь Люциан куда-то ушел, когда остальные валялись в беспамятстве.
        А что, собственно, он, Захар Орешкин, знает о них? О людях, с которыми ему предстоит встретить последний час. Как бы высокопарно это ни звучало. Кто такой этот Лившиц, что его связывает с Герти, почему на него не подействовало излучение (или черт его знает, что это еще может быть) Хозяина Тьмы - вот вопросы, на которые он не знал ответа. Но нужен ли ему этот ответ? Любопытно? Да нет, не особенно. И почему тогда он об этом думает?
        А Герти - она оказалась совсем другая. Из всей команды «Зодиака» только ее Захар знал раньше. Знал, как считал, довольно хорошо. А оказалось, это не так, Гертруда Хартс совсем иная. Но что, если эта Герти - не та Герти, с которой он был знаком раньше? Та была замкнутой, ироничной, полной сарказма. Хотя в рубке она и сейчас такая. Другой она становилась, когда они оставались вдвоем.
        Захар улыбнулся одними уголками рта. Он подумал, что его мнение о Герти изменилось в лучшую сторону. Она, женщина-мальчишка, неприступная стерва, плюющаяся ядом, выжигая зону отчуждения вокруг себя, вдруг оказалась нежной, милой и чувственной особой. Наверное, она всегда была такой. Только тщательно это скрывала.
        За спиной Захар услышал непонятные звуки. Кто-то пыхтел и, шурша, быстро перемещался в невесомости внутри стойл.
        Захар резко развернулся. Он не успел ничего увидеть, только нечто серое и бесплотное, словно призрак, несущееся ему в лицо на большой скорости. Машинально он дернулся вправо, серый призрак просвистел над его левым ухом и с грохотом вдребезги разбил монитор. Острые куски пластика больно полоснули по щеке, оставляя неглубокие, но тут же наполнившиеся кровью царапины. Черт возьми, на него уже кто-то начал охоту!
        Захар, не помня себя, барахтался, стараясь вернуть телу устойчивое положение. Удавалось плохо. В конце концов он со всего размаха врезался в отороченный стальной пластиной по периметру иллюминатор, добавив к числу полученных травм шишку на затылке и синяк, медленно расползающийся по ребрам. Хорошо, если обошлось без переломов.
        Из-за массивной перемычки, на которой висели остатки раскуроченного монитора, раздавались нечеловеческие вопли и стенания. Что-то смутно знакомое чудилось Захару в этом голосе, но страх и желание укрыться от настигающего агрессора мешали понять - что.
        Он оттолкнулся от иллюминатора и стремительно полетел в направлении входа в инкубатор. Путь назад, в колодец-коридор, ведущий в обитаемые отсеки «Зодиака», отрезан - там находился преследователь.
        Бамм! Очередной серый призрак ударился о металлическую переборку в паре десятков сантиметров от головы Захара и отскочил обратно, бешено вращаясь в воздухе. Замедлив полет несколькими ударами о возникшие на его пути спины спящих киберов и опорные колонны, серый призрак обрел форму и оказался куском стальной трубы, длиной метра полтора. Один край трубы был увенчан продолговатым утолщением, переходящим в короткое острие, как у копья.
        Откуда это прилетает? Импровизированное копье отскочило от колонны, дернулось вбок, но было перехвачено ловкой рукой охотника. Захар перевел глаза на копьеметателя и обомлел - это была Герти.
        Ее было трудно узнать - лицо перекошено гримасой не то страха, не то ненависти, правая рука сжимала копье, а глаза бегают из стороны в сторону, выискивая жертву. Жертвой был он. Да что же это такое происходит?! С головой у Герти явно не в порядке. Ее взгляд говорил сам за себя - взгляд безумца, отчаянно борющегося за жизнь. Только никто на ее жизнь не покушался.
        Захар быстро повертел головой из стороны в сторону, ища путь к спасению. Вокруг пусто, никого, кроме мирно дремлющих киберов.
        Рука женщины снова медленно поднималась, готовясь бросить копье. Но смотрела она не на кибертехника, а куда-то в сторону. Губы ее шевелились, но понять слова невозможно. Будто она говорила на инопланетном языке.
        Но там же ничего нет! Там, куда смотрела Герти. Хвала небесами, она больше не собиралась проткнуть его. Но куда и на что она смотрит?!
        - Ге… - начал было звать ее Захар, но тут его внимание привлекло какое-то движение на самой границе поля зрения.
        Он резко повернулся. Рядом с остатками разбитого монитора медленно, будто распускающийся бутон, расправлял свои конечности кибер-ремонтник. Наверное, Захар случайно активировал его в ручном режиме, когда убегал от копья. Вот только неуправляемого кибера сейчас и не хватало!
        Толстая креветка размером с хорошо откормленную корову медленно разогнула суставчатый хвост, выпустила в воздух ледяную струю сжиженного газа, стабилизируясь, и замерла, оценивая обстановку. Никакого алгоритма в мозг этого робота не заложено, поэтому он должен действовать «по обстановке». Обстановка складывалась неблагоприятная. Для кибера, для Захара и, надо думать, для Герти тоже.
        Трудно сказать, что послужило причиной того, что ремонтник на всех парах бросился к занесшей далеко назад руку со штырем женщине. Но для Герти несущаяся на приличной скорости туша весом в полторы тонны представляла реальную угрозу. Даже если робот не причинит ей никого вреда умышленно, он просто раздавит ее массой.
        - Остановиться! - выкрикнул Захар и рванулся следом за кибером. Из-за перенесенного шока он начисто забыл, что можно перехватить виртуальное управление роботом. Рефлексы подвели. Наверное, впервые в жизни.
        Разумеется, ремонтник даже ухом не повел на устную команду кибертехника. Герти, не останавливая замаха, резко развернулась и изо всех сил вонзила острие трубы под панцирь ремонтника. Но Захару показалось, что целилась она во что-то другое, а кибер просто неудачно оказался на пути импровизированного копья.
        Робот, если бы мог, неминуемо возопил бы, оглашая окрестности душераздирающим визгом. Но ремонтник лишен голоса. Он лишь дернулся, обдав Гертруду ледяной струей из маневровых сопел, и полетел обратно. Он двигался прямо на кибертехника, не разбирая дороги. Этот робот явно слетел с катушек.
        - Матерь божья! - пробормотал Захар и начал что было сил загребать руками, стараясь сдвинуться с траектории полета обезумевшего робота, - зацепиться было не за что. Сдвинуться с трудом, но удалось.
        Кибер врезался в переборку, отозвавшуюся гулким звоном, отпрянул назад и, будто бы найдя укрывшегося врага, стал изо всех сил колошматить пространство перед собой клешнями и педипальпами. Счастье, что ремонтники не оснащены импульсным буром, иначе «Зодиак» не избежал бы разгерметизации. Да и инкубатору досталось бы. Толстый металл переборки гнулся под неистовыми ударами клешней робота, от мягкой светло-серой обивки остались только клочья, медленно расплывающиеся в стороны.
        Захар перевел внимание на Гертруду. И не зря: женщина, не прекращая вопить что-то нечленораздельное, рванулась следом за обезумевшим кибером. Кто ее знает, что она хотела сделать - добить свихнувшегося робота (вряд ли ей это удалось бы) или помочь ему в неравном бою с переборкой, - но ее следовало остановить во что бы то ни стало.
        Легко сказать! Герти передвигалась в невесомости, будто дельфин в море, чего нельзя сказать о кибертехнике. Барахтаясь, как упавший в воду кот, Захар двинулся наперерез Гертруде.
        Он успел вовремя - с размаху врезавшись плечом в живот женщине, изменил траекторию ее движения. Они, обнявшись, больше не летели в спину бушующему ремонтнику. Их несло к потолку. Герти сипела, у нее перехватило дыхание.
        Захар поднял глаза и посмотрел на ее лицо - во взгляде появилась осмысленность, она больше не следила за безумным поединком робота. Она пришла в себя.
        - Герти! Очнись же! Что с тобой такое?! - закричал Захар, когда они остановились, мягко ткнувшись в потолок.
        Гертруда всхлипывала и прижималась к мужчине, ее руки скользили по его одежде, пытаясь найти надежную опору, стараясь закрыться от… От чего она хотела закрыться?
        «Все знают»? Снова это безумие?
        - Все… нормально… - просипела она. Дыхание женщины еще не пришло в норму после ощутимого удара плеча Захара в солнечное сплетение.
        Сзади заскрежетало - робот пытался отодрать тяжелый металлический люк, ведущий в инкубатор. Этого никак нельзя допустить: если он разрушит инкубатор, «Зодиак» не сможет выращивать новых роботов, которые могут потребоваться. Собственно, без инкубатора «Зодиак» превратится в обычную металлическую скорлупу, лишенную возможности поддерживать собственное жизнеобеспечение - на корабле не было резерва запчастей, они производились по мере надобности.
        Захар, наконец, вспомнил о вирт-связи. Но попытка подключиться к сознанию кибера окончилась неудачей - мощная волна ненависти и несоответствие исходящего от робота сигнала с общими настройками сети заставили «Зодиак» прервать связь. Ремонтник свихнулся окончательно - нейропроцессор изменил логику функций. Такое случалось, но редко и, как правило, под воздействием каких-то мощных внешних факторов, например, очень сильного магнитного поля или радиации. Что свело робота с ума сейчас? Слабое звено начало разрушать всю цепь?
        Предложение сообщить код деактивируемого устройства вывело Захара из ступора - его мозг машинально отдал приказ «Зодиаку» уничтожить помешавшуюся машину. Он бросил взгляд на номер, начертанный на спине кибера - цифры были сильно поцарапаны, - мысленно сообщил код деактивации и отдал команду на исполнение.
        Кибер резко дернулся, задрав вверх все конечности. Его суставчатое тело выгнулось судорогой, маневровые двигатели выключились, и инерция, бросив робота вниз, с шумом ударила уже мертвой грудой деталей об пол.
        - Что с ним? - тихо спросила Герти, наклонившись к самому уху Захара.
        - Я его деактивировал. Микрозаряд взрывчатки разрушил его мозг. Он больше не причинит нам вреда, - не переставая гладить ее по спине, ответил Захар. Он пытался успокоить женщину, но Гертруда вдруг резко дернулась, пытаясь вырваться из его объятий.
        - Зачем ты это сделал?! - закричала она.
        Глаза ее метались из стороны в сторону, она что-то искала.
        - Он же защищал нас. Ты не понимаешь! Он тоже видел… ЭТО. Он видел! Мы не одни на корабле.
        - Успокойся, - тихо сказал Захар, пытаясь удержать Герти. Что она, черт побери, ищет?
        - Они уже здесь, - вдруг тихо, почти шепотом сказала Гертруда, - внутри «Зодиака».
        18. Исчезнувшее время
        Создавать запросы - это искусство. Даже самые простые, на обычных компьютерах. Важно знать не только что спросить, но и как, от этого зависит результат. И спросить не напрямую, но странным и очень сложным высшематематическим образом.
        Что и говорить про запросы сложным нейрокибернетическим системам! Например, «Зодиаку». Невероятно быстрый квантовый процессор, необъятные блоки памяти, способные вместить информацию чуть ли не о каждом атоме во Вселенной, плюс избирательный коннект с синтетической нервной тканью, работающей по принципам не до конца понятным, - работать заставили, но как оно это делает, так полностью и не разобрались. Вот он - нейропроцессор, большой мозг, псевдоразум корабля землян. Именно псевдо. Очень похожий на разум, но все же не разум.
        Захар раз за разом прогонял тесты на правильность логики, стараясь найти ошибку. Хоть малейшую зацепку. Но логические выводы «Зодиака» относительно двух часов, что пропустили все члены команды, были безупречны. Не подкопаешься.
        Но ведь что-то происходило на корабле. Или они и «Зодиаку» пудрили мозги? С них станется. Хотелось бы этим «им» в глаза посмотреть. Или что там у них вместо глаз?
        Вроде бы ничего не изменилось. И все же в каждом углу, в каждом действии корабельных приборов и механизмов, в поведении киберов и людей отчетливо читалось, что теперь все иначе. Они что-то сделали с кораблем. Они что-то здесь искали. Или наоборот - что-то принесли с собой, и теперь это предстоит найти людям. Только смогут ли люди?
        Расспросы Лившица не пролили ни фотона света на ситуацию - он ничего не помнил. Нашли внеземельца в носовой части, у энергоустановок вспомогательных кораблей. Он пребывал в кататоническом бреду, бормотал что-то нечленораздельное. Его с трудом удалось оторвать от трубы системы охлаждения, загогулиной торчащей из стены, он вцепился в эту трубу мертвой хваткой. В себя он пришел только через три с лишним часа после интенсивной обработки в лазарете у Граца.
        Вид у Лившица, когда он появился в рубке, был помятый. Лицо осунулось, под глазами отчетливо вырисовывались мешки, светлые волосы слиплись в бесформенную кашу, облепившую череп. Он постоянно пытался обнять себя, пощупать свое тело руками, будто боялся, что оно может исчезнуть. Внеземелец ничего не помнил с того момента, как запустил программатор уничтоженного ремонтника на трансляцию созданного им самим кода. При упоминании о корабле чужих он то и дело морщился, словно испытывал к космическому объекту сильную неприязнь или даже отвращение.
        Итого: внезапное помешательство с частичной потерей памяти у Лившица, полное отсутствие воспоминаний о двух часах корабельного времени у остальных, явление «инопланетян» Гертруде. Не много ли проблем с психикой для одного дня, чтобы считать их случайностью? Собственно, случайностью их никто не считал, все были уверены, что причиной случившемуся Хозяин Тьмы - безмолвно парящий с той стороны корпуса «Зодиака» корабль чужих. Только доказать этого не могли.
        И еще один факт - галлюцинации Герти вполне могли оказаться реальностью: кибер вел с кем-то бой, и планетолог утверждала, что бился он с тем самым инопланетянином, которого видела она.
        Если чужой действительно был на «Зодиаке», то куда он делся? Никаких останков или мертвых тел в киберстойлах они не обнаружили. Только осмотрели со всех сторон раскуроченную свихнувшимся ремонтником стену. Но ведь кибер отчего-то бросился туда, пытаясь защитить людей. С другой стороны, сбой псевдоразума машины тоже не вызывал сомнений.
        Захар проверил память «Зодиака» - там фиксировались все поступающие в мозг корабля данные. В том числе и увиденное каждым из киберов, даже подуманное ими там было. Но на уничтоженного робота в памяти не нашлось ничего. Совсем ничего, будто он сам собой включился и сам собой работал. По данным «Зодиака», этот ремонтник никогда не выходил из анабиоза.
        Кто-то из них точно свихнулся - или Захар, или «Зодиак», или тот киберремонтник. Больше всего на роль сумасшедшего подходил почивший робот. Но стоило ли уповать на самый вероятный и плавающий на поверхности результат? Конечно, пользуясь «бритвой Оккама», именно это предположение и надо признать верным. Интересно, ошибался ли в жизни Оккам? Наверняка ошибался, ведь ко всему один и тот же принцип не приложишь. Так что нужно искать дальше. Нужно понять, где находится отправная точка общего безумия.
        С другой стороны, если инопланетяне побывали на «Зодиаке», то это многое объясняет. В частности - безупречную логику корабельного мозга. Нейропроцессор постоянно тестируется сам, ему положено, чтоб не начудил чего. Если у него возникнут предположения о собственном психическом нездоровье, он даст знать и отключит все неавтоматические функции. Опять же - чтоб не начудить. Но все работает, ведет себя «Зодиак» спокойно, никаких подозрений не выказывает. Только вот в чем закавыка - логику можно подстроить, создать логически безупречный алгоритм событий, которых не было на самом деле, и внедрить в память искусственного интеллекта. Да так, что он даже самые извращенные сигналы станет вполне логично вписывать в картину мироздания.
        А чужие, по всем признакам, здесь побывали. Или, если верить Гертруде, они все еще здесь. На вопрос, как инопланетяне выглядят, Герти не ответила ничего. В глазах ее стояли слезы, но она молчала. Грац счел это доказательством галлюцинации. Но Захар начинал догадываться, что это - «все знают, но почему-то скрывают». Он вспомнил, как пытался рассказать Гертруде о своих страхах, о том взгляде, что неотступно следил за каждым его шагом. Он почти привык к этому чувству, почти не замечал его, но оно никуда не делось - взгляд по-прежнему был с ним. Они следили, они все знали.
        Черт возьми! Но нельзя же себя так накручивать. Попросить у Граца еще того лекарства? В прошлый раз вроде бы помогло. Хотя бы на время.
        Но если предположить, что чужие были здесь, то они запросто могли изменить логические алгоритмы «Зодиака». Или подкинуть ему ложную память, уничтожая логические конфликты в транзисторах.
        Герти видела инопланетянина в стойлах, она гнала его туда. Ремонтник накинулся на него у входа в инкубатор. Дальше - только открытый космос. А где он мог быть до этого, что располагалось до стойл? Колодец-коридор. А там были ответвления в боковые помещения.
        Повинуясь мысленной команде, «Зодиак» развернул перед Захаром виртуальную схему корабля. Точно, так и есть. Перед входом в стойла из колодца ответвлялся проход в камеру, где хранилась большая часть блоков искусственного интеллекта корабля. Спинтронная часть мозга располагалась в шарообразном отсеке, вынесенном под брюхо «Зодиака». Многочисленные пластины радиатора разворачивались, излучая лишнее тепло в холодный космос, как, например, сейчас, или, при необходимости, складывались, закрывая чувствительные приборы от избытка тепла, поступающего от близкой звезды.
        Вот откуда он шел! Логично и просто. Только и в это тоже верилось с трудом - вряд ли высокоразвитым существам, способным выключить сознание людей дистанционно, понадобилось бы задерживаться на корабле землян.
        Захар запутался в рассуждениях - он начал подозревать нарушения логики у самого себя. Что-то здесь не то. Не все так просто, как может показаться. Люди - существа мыслящие и воображающие. Вот именно воображение в данный момент и мешало. Оно подсказывало то, чего не было, и заставляло упускать объективные факты. Где правда, а где вымысел, и можно ли их разделить?
        На корабле становилось интересно - вопрос о скорой бесславной кончине больше не беспокоил Захара. Похоже, он не беспокоил и остальных членов экипажа. Появились другие проблемы.
        Захар вышел из каюты и на лифте поднялся к соединительному коридору. Переход в каркасную часть корабля, в его хребет. Здесь, в небольшом утолщении корпуса, располагались лаборатории, требующие для работы невесомости. Здесь было царство Клюгштайна и Гертруды Хартс. В передней части располагались ангары, находящиеся в похожем на утиный клюв приплюснутом носу «Зодиака». К ним вел широкий и короткий коридор, в конце которого несколькими часами ранее нашли Лившица. А назад, в хвостовую часть, к двигателям, тянулись два колодца. По правому и по левому бортам. Вход в помещения с мозгом «Зодиака» был справа. А Захар в прошлый раз спускался в стойла по левому коридору. Нужно уточнить у Гертруды, с какой стороны двигалась она. Но какая разница, ведь решение уже принято.
        Спускаясь в колодец, Захар внимательно осматривал стены и скобы, за которые придерживался, чтобы сохранять равновесие. Все чисто - ни следов, ни повреждений поблескивающего в ярком свете ламп белого покрытия не обнаружилось. Если здесь и был кто-то из чужих, перемещался он аккуратно и не следил.
        Люк входа в «черепную коробку» был плотно задраен. Магнитный замок уверенно держал тяжелую дверь, герметично притягивая ее к ободу проема. Красная надпись на окантованной красной же полоской двери гласила о соблюдении правил безопасности и предостерегала: нельзя входить в помещение без специального оборудования. Красный - цвет, не оставляющий людей равнодушными. Красную надпись не пропустят.
        Захар заранее облачился в специальный утепленный комбинезон, нивелирующий статическое электричество. Спинтронное хозяйство было надежно экранировано, кроме того, оно не особенно-то боялось статики, но рисковать, имея дело с машиной, управляющей всем кораблем и поддерживающей виртуальную реальность, не хотелось. Мало ли что. Крошечный, вроде бы ничего не значащий сбой - и «Зодиак» может решить, что наиболее подходящее место дислокации находится где-нибудь внутри близлежащей звезды.
        «Лучше бы сказал, где эта близлежащая звезда находится», - подумал Захар и улыбнулся собственным мыслям.
        Люк тихо и мягко откатился в сторону. Из овального прохода пахн?ло холодом - спинтроника не любит курортных условий. Кибертехник аккуратно, ногами вперед, нырнул в отверстие - если там засел кто-нибудь враждебный, то без ног у него есть шанс выжить. А без головы - увы, нет. Тут же внутри зажегся свет, и тяжелая дверь вернулась на место.
        Перед Захаром простирался узкий коридор, с обеих сторон от прохода высились блоки, сверкающие разноцветными огоньками светодиодов. Целые лианы проводов и оптического волокна тянулись от блока к блоку.
        Пахло свежестью. Вместе с арктическим холодом, царившим здесь, аромат создавал иллюзию, что там, за стеной, никакой не космос, а белая, слепящая искрящимся снегом, ледяная пустыня Арктики. Или Антарктики, с ее пингвинами и бело-голубыми айсбергами.
        Захар натянул капюшон и наглухо застегнул комбинезон. Он смотрел на работающие агрегаты. Исправно работающие - ни сгоревшей проводки, ни сигналов о выходе из строя какой-нибудь микросхемы.
        И что он, собственно, собирался делать? Чтобы проверить все изнутри, нужно… А для чего тогда он сюда пришел? Нужно - значит, придется выключить «Зодиак». Лишить корабль головы, оставить на какое-то время бездумной металлической коробкой.
        Перед глазами всплыло окно с единственной строкой и виртуальной клавиатурой. «Зодиак» вербально оповестил, что отключение мозга корабля является серьезным действием, и предлагал прекратить процедуру, если на то нет веских оснований.
        - Есть у меня основания, есть, - пробормотал Захар, набирая указательным пальцем многозначный ключ на парящих в воздухе клавишах.
        Он помнил ключи всех кибернетических устройств на корабле. Это было его обязанностью. Не стоит надеяться на подсказку существа, наделенного искусственным интеллектом и подобием инстинкта самосохранения, если запрашиваемая информация приведет к полному отключению этого существа.
        Код отключения «Зодиака» знали все члены команды корабля. Эту функцию можно активировать не только виртуально, но и через обычный кнопочный интерфейс. У команды имелось два подраздела - простое отключение (то, что Захар собирался сделать сейчас) и полное прекращение всех функций искусственного интеллекта. После второго действия запустить псевдоразум уже будет невозможно.
        Захар не знал ни одного случая, когда людям пришлось бы воспользоваться вторым пунктом меню. Псевдоразум еще никогда не угрожал человеку, не имел собственных далеко идущих планов, расходящихся с намерениями своих хозяев. Ни разу не превращался он в настоящий разум с собственными амбициями и желаниями.
        Гадкая мысль ледяным жалом уколола сознание кибертехника и растаяла в огне сомнения. Нет, не может быть. «Зодиак» на это не способен. Он здесь ни при чем. Во всем виновата уязвимая человеческая психика.
        Палец уверенно ткнул в первую строку. Виртуальное меню исчезло. Огоньки постепенно, один за другим гасли - шел процесс сохранения текущего состояния псевдоразума.
        Интересно, «Зодиак» как-то осознает, что с ним происходит, переживает по этому поводу?
        Крепления блоков памяти отлетали с сухим треском. Захар решил отключить всю память Зодиака. Неизвестно, где может обнаружиться сбой. Поэтому придется проверить всё.
        Он вынимал сверкающие полированной поверхностью параллелепипеды из отведенных им гнезд и строем выставлял в узком технологическом коридоре. Блоки приходилось фиксировать специальными замками, чтобы они не разлетались в невесомости.
        Вот он - псевдоразум машины, все его переживания, все чаяния и ожидания. Все намерения и планы. Все здесь, внутри этих коробок, надежно запертые в крохотных нанотрубках заряды. Если заменить эти блоки на новые, девственно-чистые, «Зодиак» после включения будет функционировать, и весьма успешно - ядро его псевдоразума останется прежним. Но это будет уже другой «Зодиак». Есть ли у псевдоразума характер? Ничего подобного не изучали кибертехники. Нейрокибернетики, насколько знал Захар, тоже. Эмоции были. Не совсем человеческие, но имелись. А вот характер…
        Захар листал на отладочном планшете длинные, казавшиеся бесконечными списки хранившихся в памяти «Зодиака» кодов. Что он хочет найти таким способом? Прочесть это все равно невозможно - жизни не хватит. Но он чувствовал: там что-то есть, должно оно быть там.
        Нескончаемая череда знаков ползла вверх, исчезая за границей экрана. Пропуск, еще один. Целая страница - белый лист. Перемещение данных? Но носители должны автоматически переформатироваться для более компактного хранения информации - выше коэффициент надежности, скорость и меньше сбоев. «Зодиак» не успел дефрагментировать блок до отключения?
        Но в следующем блоке выявились такие же отклонения. И в третьем.
        Нет, это не могло быть случайностью. Вот оно - свидетельство вмешательства чужих. Захар отмечал схему размещения пустых участков в памяти корабельного искина. Медленно, но верно вырисовывалась картина.
        Что было в этих белых пятнах, так и осталось загадкой. Восстановить утраченные данные невозможно. Тот, кто это сделал, постарался на славу - никаких меток, никаких остаточных токов. Информация утрачена навсегда.
        Захар свел узловые точки текущего состояния восприятия «Зодиака» в единое целое. На экране возникло четко ветвящееся, логически обоснованное дерево. Каждый шаг математически выверен, каждое ответвление безупречно.
        Если забыть, что где-то вклинивались другие, неведомые Захару пути.
        Факт вторжения налицо. Непонятным оставался лишь технический аспект - как чужие умудрились провести такую работу за пару часов, не зная ни кодов, ни устройства памяти.
        Захар вспомнил об уровне сложности крошечной части квантового компьютера, добытого из обшивки Хозяина Тьмы, и почувствовал холодок между лопаток. Ему стало страшно. Во что они ввязались?! Кто там, внутри этой каменной гробницы? Что им нужно от людей?
        Прав был Лившиц, ох прав, когда говорил, что этот корабль нельзя трогать. Но теперь отступать поздно - они соприкоснулись с иным разумом, они вошли в открытую конфронтацию с ним. Теперь только один исход - выяснить, кто кого.
        Громкое шипение вывело Захара из раздумий. Вывело - мягко сказано. Он подскочил, будто ужаленный, врезался головой в нависающие под потолком блоки, едва не оторвав гроздь оптоволоконных кабелей, и резко повернулся к входу. Люк плавно отъехал в сторону, открывая доступ в камеру.
        Вот он и пришел! Тот инопланетянин! Сейчас покажется… Черт, и нет ничего, что могло бы послужить оружием! Захар оглядывался, высматривая что-нибудь… Дубинки в невесомости не действуют - веса у них нет, одна инерция. Здесь лазер нужен, боевой. Но «Зодиак» же исследовательский корабль!
        Захар метался, не зная, что предпринять. Он уже не чувствовал ледяного холода «черепной коробки», ему было жарко. Утепленная подкладка комбинезона пропиталась потом.
        - Я так и думал, что вы здесь, - послышался голос Клюгштайна, а через секунду в технологический коридор величаво вплыл и сам биолог. На нем был такой же, как у Захара, комбинезон. - Грац рвет и мечет. Зачем вы отключили «Зодиак»?
        - М-мысли были, - заикаясь, ответил Захар, вытирая рукавом со лба пот. Он никак не мог прийти в себя. Как же биолог его напугал!
        - Здесь надо убрать, - сказал кибертехник, спустившись к вынутым блокам памяти.
        - Бросьте, - посоветовал Клюгштайн. - Пойдемте, лучше я вам кое-что покажу. А здесь потом приберетесь. Автоматические системы работают, а лететь мы все равно никуда не собираемся.
        - Хорошо.
        Захар выключил свой планшет и убрал его в карман. Оттолкнулся от прочно фиксированного к переборке стеллажа со спинтронными блоками и легко выплыл вслед за Фрицем в колодец.
        19. Цели и средства
        В каскадах «садов Семирамиды» Клюгштайна кипела жизнь. Нет, динамики там не прибавилось - разношерстные бактериальные колонии оставались неподвижны. Но их стало больше. Киберы не уставали перемещать склянки с полки на полку, капать в них какие-то растворы, выгребать лишнее и утилизировать в дезинфектанте отработавшие экземпляры.
        Умные машины не покладая механических рук трудились на благо опытам Клюгштайна. Но то и дело они останавливались, будто задумывались на мгновение перед тем, как совершить очередное действие. Сказывалось отсутствие вышестоящего искина - не на кого им было сейчас положиться.
        Биолаборатория производила впечатление - Вселенная жизни в миниатюре. Миллиарды и миллиарды микроорганизмов размножались, боролись за свое право на жизнь и пытались обмануть умного Клюгштайна, то и дело строящего им козни. Если бы они только знали, для чего живут здесь.
        Хотя знают ли люди, для чего живут во Вселенной? Кем дозволено им бороздить пространство, изучать новые и новые миры. Многие философы бьются над этими вопросами, некоторые предлагают ответы. Только, сдается, они сами не верят в них. Ибо нет логического объяснения странному поведению явления под названием жизнь.
        - Да снимите же вы, наконец, комбинезон, - сказал Фриц, бросая на пол свою спецодежду.
        В утепленном антистатическом костюме жарко было безумно. Захар снял его и бросил на одеяние Клюгштайна. От кибертехника ощутимо попахивало, но биолога, судя по всему, запах не очень-то беспокоил.
        - Помните, я показывал вам колонию бактерий? - спросил Фриц.
        - Bacillus subtilis?
        Биолог искоса взглянул на Захара, лукаво ухмыляясь.
        - Вы становитесь заправским микробиологом, - сказал он.
        И повел здоровой рукой в воздухе, но ничего не появилось. Никаких окон с картинками из жизни бактерий.
        - Ах да, - посетовал Клюгштайн. - Совсем забыл, что виртуальность теперь не работает. Как непривычно!
        Он подошел к столу, стоящему чуть поодаль. Порылся в разнообразном хламе, сваленном там, и, с грохотом достав из кучи явно тяжелую коробочку, направился с нею к «садам Семирамиды».
        - Ну, ничего. Это решаемая проблема.
        С этими словами он прикрепил коробочку к верхушке массивного агрегата, к которому киберы то и дело таскали склянки. Фриц вытащил из кармана растянутых и обвисших на коленях штанов личный планшет, включил его и, поманив Захара приглашающим жестом, повернул устройство к кибертехнику.
        - Будем смотреть на экране, - сказал он.
        Однако экран был черен и показывать что-либо осмысленное отказывался.
        - Ой, - Клюгштайн махнул рукой, сетуя: - И как раньше люди без виртуальности обходились. Всё подключи, всем кнопки понажимай…
        Не переставая ворчать, он полез в гущу мощных кибернетических рук, торчащих с трех сторон от «террас» со склянками. Наверное, задавал задачу роботам, «кнопки нажимал». Буквально спустя пару секунд экран компьютера посерел, потом покрылся шрамами мелких контрастных черточек и наконец явил изображения давешних «тонких палочек», по большей части уже пожравших друг друга. Среди прореженных статистической вероятностью и теперь нестройных рядов бактерий отчетливо контурировались мелкие, но на вид довольно плотные шарики.
        - И что происходит во вселенной маленьких убийц и каннибалов? - спросил Захар, принимая шутливый тон биолога.
        Клюгштайн внезапно посерьезнел и, потерев уцелевшей рукой лоб, будто у него внезапно заболела голова, изрек:
        - Смотрю на них, и страшно делается. Страшно не то, что они убивают друг друга. Страшно - что им это нравится. Миллиарды лет эволюции ушли на поиск метода, как эффективней погубить сородича. А самые выдающиеся экземпляры умудряются даже заставить жертву радоваться приближению собственного конца.
        Захар не нашелся, что ответить. Странная речь биолога просто ошарашила его.
        - Да, я же вам тут одну занятную вещицу показать хотел.
        Биолог снова стал весел и суетлив. Только Захара не отпускало ощущение, что перед ним не Клюгштайн. Или как раз Клюгштайн, только зачем-то нацепивший дурацкую шутовскую маску. Тоской и обреченностью веяло от него. На лице застыла немного кривая, вроде бы беззаботная улыбка. Но, казалось, расфокусируй зрение и, словно сквозь голоэкран, увидишь… Могильная тьма маячила там. И взгляд темный, словно фонарик, который не освещает, а, наоборот, пожирает свет, замазывая мир чернотой.
        Захар тряхнул головой, прогоняя наваждение. Придумается же такое.
        - Вы видите, - продолжал биолог, - они образуют споры?
        - А они не должны этого делать? - неуверенно поинтересовался Захар.
        - Должны, конечно. Это нормальное явление в случае недостатка питания - часть особей убивает себе подобных, а потом превращается в споры. В L-форму - что-то вроде анабиоза. В таком состоянии бактерии способны существовать столетиями в совершенно непригодных для жизни условиях.
        Клюгштайн снова нырнул в основание «террас», и киберы установили в микроскоп следующую склянку. На картинке появились другие микроорганизмы, совершенно не похожие на тонкую палочку. Но и среди этих микробов отчетливо просматривались похожие образования - споры.
        - Эти не жрут друг друга, - заметил Захар.
        - Вот именно. У них вполне достаточно еды. И на условия им грех жаловаться. А споры образуют. И не только эти - во всех колониях отмечается активное спорообразование. Без всяких видимых причин.
        Захар никак не мог понять, зачем Клюгштайн рассказывает это ему. И почему именно ему? Почему не Гертруде, не Грацу? Не Лившицу, наконец, - внеземелец, по идее, должен разбираться в бактериях лучше кибертехника.
        - И о чем это говорит? - более того, раздражала необходимость постоянно поддерживать беседу. Будто биолог намеренно делал паузы, пытаясь разжечь интригу.
        - Не знаю. Пока не понял. Но это не единственная странность. Есть еще одна. Мне кажется, она связана с этим… - он многозначительно поднял палец, указывая куда-то в направлении потолка. Там был шлюз в неподвижную часть корпуса корабля.
        - С техническим отсеком «Зодиака»?
        - Нет, - замотал головой Клюгштайн. - С Хозяином Тьмы.
        Интересно, что такое обнаружил Фриц? Хотя он же сказал, что не знает. И все же, почему он рассказывает это именно ему, Захару? Или остальным он уже поведал об открытии?
        «А ведь он меня специально искал», - подумал Захар. Ведь не просто же так Клюгштайн появился в «черепной коробке». Он откуда-то знал, что кибертехник будет именно там. Только - откуда? Захар никого не оповещал, действия свои не согласовывал. Может, зря не согласовывал. Грац, по заверениям того же Клюгштайна, уже поминает его недобрым словом.
        Захар пытался найти там доказательства вмешательства в работу корабля чужих. И нашел их. И именно в этот момент появился Клюгштайн. Он позвал, и с его легкой руки Захар оставил мозг «Зодиака» в разобранном виде. И чужой…
        В животе неприятно заныло - страх умело запускал непроизвольные механизмы вегетативной нервной системы. Чужого видели Герти и тот свихнувшийся кибер. Совершенно непонятно, как инопланетянин попал на корабль землян, но еще большей загадкой оставался факт его отбытия с «Зодиака». За прошедшее время никто из людей не впадал в беспамятство, даже немного повредившийся рассудком Лившиц почти пришел в норму. Все люки оставались закрытыми, целостность обшивки не нарушена.
        Логическая цепочка быстро разворачивалась, предоставляя воображению Захара все новые и новые факты. Или - домыслы. Разобранный и отключенный мозг «Зодиака» - это все на руку пришельцам, если допустить, что они до сих пор скрываются где-то внутри корабля. Понятно, они способны отключить и перенастроить искин сами, возможно, лучше его хозяев. Но это будет заметно. А так - люди сами отключили искин, сами в нем копались, и пенять не на кого.
        Так-так… А отвлек Захара Клюгштайн.
        - Я наблюдал за ними, - продолжал рассказывать Фриц. - И время от времени в колониях происходят странные изменения. Они внезапны - будто кто-то включает какую-то неизвестную нам программу. Всего на пару секунд. Но что-то глобально меняется в целях этих малышек.
        Тогда понятно, почему Фриц позвал именно его. Не имеет значения, что рассказывать, главное - не дать ему вернуться обратно в «черепную коробку» некоторое время. Может, спросить его прямо?
        - У них есть цели? - вопрос не прямой. Собственно, Захар и сам не понял, почему спросил это. Он что же, имел в виду цели пришельцев?
        - Не знаю, - упавшим голосом проговорил Клюгштайн и замолчал.
        Захар с интересом изучал биолога. Тот совершенно не замечал пристального взгляда кибертехника, смотря, казалось, внутрь себя.
        Они, черт возьми, манипулируют нами. Все эти взгляды, страхи Герти. А у Клюгштайна что? Не иначе - голоса в голове. Сообщают ему, что нужно делать в следующий момент. Что они обещают ему за четкое выполнение распоряжений? Райские кущи? Вечную жизнь?
        - Какие у них могут быть цели?! - воздев руки кверху, провозгласил Клюгштайн. Воздевал он их, руки, по всей видимости, к небу. Но за неимением такового, смотрелось это комично. - Чем они могут их ставить, где эти цели могут рождаться?!
        - А где цели рождаются у нас? - спросил Захар.
        Клюгштайн посмотрел на кибертехника, словно тот сказал что-то ужасно крамольное. Широко открытыми, немигающими глазами.
        Захар, глядя на биолога, в этот момент подумал, что Фриц сильно сдал. После случая в тоннеле. Куда-то улетучились его веселость и беззаботность, о которых ходили легенды в научной среде. Вселенская доброта и участливость остались, но и они приобрели странный оттенок жалости и обреченности. Ему было жалко всех априори, словно остальные чувства не имели смысла.
        А давно ли он сам смотрел на себя в зеркало? Что-то странное происходило здесь с людьми, будто черный космос стремительно высасывал из них силы. Лишал жизни, не делая их мертвыми. Что-то странное и страшное творилось здесь. Или космос ни при чем? Может, виной всему слишком разгулявшееся человеческое воображение? То, что порождает цели и дает стимул для их выполнения.
        - Откуда мне знать, - устало махнув рукой, сказал Клюгштайн. - Вам, Захар, видней: с мотиваторами обычно кибертехники управляются. Мы знаем, как нейроны хранят информацию, но не знаем, что они с нею делают. Не вам мне рассказывать - ни один из так называемых искинов не дотянулся до состояния разумности. Всего лишь компьютер, умеющий разговаривать.
        Что же им надо от землян? Инопланетянам с Хозяина Тьмы. А ведь Захар уже почти уверился, что инопланетный корабль мертв.
        - К чему я все это говорил? - Фриц потерял нить разговора. Он всегда был рассеянным, но сейчас это качество явно усилилось.
        - Вы говорили, что в целях бактерий что-то меняется, - подсказал Захар.
        - Ах да. Именно так. Вы не поверите, Захар, на несколько секунд все бактерии замирают, будто слушают что-то, а потом неуловимо меняют поведение. У них активируются новые гены, производятся новые ферменты. Они что-то делают там, в чашках. Только я никак не пойму что.
        - Что значит - они что-то делают? Целенаправленно?
        - Вот именно. Это происходит со всеми микроорганизмами. Во всех колониях. Независимо от вида. Складывается впечатление, что им кто-то подсказывает, что нужно делать. Направляет их действия. Потому что я не вижу никакого смысла в их поведении, оно не укладывается в статистическую вероятность, химией это не объяснишь. Вот, - Клюгштайн заставил киберов снова поменять склянки, - здесь хорошо заметно.
        Изображение плавало из стороны в сторону. Потом остановилось - очередные сонмы бактерий, приправленные россыпью спор. А между всем этим добром едва-едва просматривалось какое-то ажурное, почти бесплотное образование.
        - Что это такое? - спросил Захар, вглядываясь в картинку.
        - Не знаю. Они производят это, хотя все усилия колонии должны быть направлены на спорообразование. Здесь я создал им совершенно непригодные для жизни условия, но вместо того чтобы, хорошенько подготовившись, образовать как можно больше L-форм, две трети усилий колонии идет на производство этой штуки. И, знаете, похоже, споры встраиваются в ее структуру. Посмотрите, какой они образуют правильный рисунок.
        Рисунок действительно получался неестественно правильным. За редким исключением споры были аккуратно уложены в красивый орнамент, четко вплетаясь в эфемерную структуру, построенную бактериями. Хотя, если вспомнить фрактал «тонких палочек», ничего волшебного в этом нет.
        - Так быть не должно? - поинтересовался Захар.
        Клюгштайн отрицательно покачал головой и спросил:
        - Может, мы зря лезем туда?
        Вопрос риторический. Нужды переспрашивать куда, нет - и так ясно, что Фриц имеет в виду корабль чужих. Возможно, он прав. Все больше непонятного происходило здесь, в стенах привычного и такого земного «Зодиака». А с Хозяином Тьмы почти ничего не произошло, он продолжает хранить молчание.
        Хотели установить контакт с инопланетянами - пожалуйста, они где-то здесь. Наверное, тоже контакт устанавливают. Тогда чего лезть внутрь этого монстра, не проще ли договориться на собственной территории?
        Захар вспомнил о разобранном мозге корабля. Нужно вернуть «Зодиак» в работоспособное состояние.
        - Ну, нам это в любом случае ничем не грозит, - сказал кибертехник, стремясь закончить разговор.
        - Как знать? А вам известно, что мы, люди, на несколько процентов состоим из бактерий? Микрофлора кишечника, кожи. Мы же без них, - Клюгштайн указал рукой на «террасы», - не можем существовать. Они часть нас.
        - Возможно, - пробормотал Захар, пробираясь к выходу. - Я к вам позже зайду. У меня еще куча дел.
        Вернуть «Зодиак» в строй и как можно быстрей. И прочь отсюда. Клюгштайн определенно сошел с ума. Или одержим… не демонами, инопланетянами.
        - А вы в курсе, - донесся вдогонку голос биолога, - что археи и бактерии составляют заметно больше половины всего живого вещества на Земле? Намного больше. Они успешней нас.
        О чем это он? Захар на секунду замедлил шаг, ожидая продолжения. Но из лаборатории больше не доносилось ни звука. Закрыл двери? Скорее всего - вообще-то двери биолаборатории положено держать закрытыми.
        «На кой черт тогда мы?» - донеслось откуда-то. Если бы Захар не был уверен, что «Зодиак отключен», решил бы, что фраза пришла по вирт-связи. Или это он услышал Клюгштайна, продолжавшего разглагольствовать за закрытыми дверьми?
        Захар стремительно шел по коридору, быстрыми твердыми шагами сотрясая пол. Он пролетел мимо двери в каюту Граца. Но что-то заставило его остановиться. Кибертехник постоял, раздумывая, что же показалось ему странным, а потом вернулся.
        «Зодиак» подождет - лишняя пара минут все равно ничего не решит. А вот выяснить, что же происходит с экипажем, не помешает. Грац или прикидывается, или действительно не замечает, что события развиваются совсем не так, как должны. Не так, как представляли себе люди. В конце концов, Грац - врач. Может, хотя бы он прольет свет на причину массового помешательства в коллективе.
        Он подошел к двери каюты доктора. Гладкая глянцевая поверхность слегка подрагивала. Словно с той стороны ее сотрясали мощные акустические удары.
        Захар послал мысленный вызов Грацу, но, не получив никакого ответа, вспомнил, что вирт-связь не работает. Тогда он нерешительно поднял руку и осторожно постучал. Как в старые добрые времена.
        Отчего старое непременно должно быть добрым? Захар не успел додумать фразу до конца, когда дверь резко отъехала в сторону.
        В проеме, перегородив приземистым телом путь внутрь, стоял хозяин каюты. Лицо у Граца было потное и раскрасневшееся, он шумно дышал и тер руки друг о друга, будто мыл их. Что-то у него с руками было не так, но в сумраке коридора не понять что. Краем глаза Захар успел заметить, что в каюте полнейший кавардак - вещи разбросаны, на полу какие-то осколки. С кем он тут боролся?
        - Вы что, Орешкин, совсем ополоумели - оставили корабль без управления?! - прорычал Грац, узнав в нежданном визитере кибертехника. - Немедленно верните «Зодиак» в боеспособное состояние!
        С этими слова он шумно захлопнул дверь.
        «Значит, мы намерены с кем-то драться», - подумал Захар, глядя в свое мутное отражение на пластике двери.
        20. Неслучайная ошибка
        Стройные ряды сложнейшего спинтронного оборудования безучастно покоились на нескончаемых стеллажах «черепной коробки». Многочисленные процессоры сейчас были лишь кусками кремния с металлическим напылением, километры оптического волокна, призванные соединять устройства с чудодейственной скоростью счета в единое целое, бесполезными гроздьями свисали со всех сторон.
        Груда мертвого вещества. Никаких процессов, кроме коррозии, - ничто не способно остановить разрушение, сама Вселенная медленно, но верно погружалась в хаос, и никакие ухищрения людей не могли воспрепятствовать этому процессу. Лишь замедлить немного.
        Захар постепенно подключал блоки памяти и ставил их на положенное место. В камере было тихо и холодно. Как и должно быть. Только кибертехника не оставляло мерзкое ощущение, будто здесь что-то не так. Казалось, вот сейчас вынырнет из-под стальных стеллажей… кто, собственно, должен вынырнуть, Захар не знал. Но было не по себе.
        Прикрепив четвертый блок, он поднялся, насколько позволял загроможденный проводами технологический коридор, и внимательно осмотрел оборудование. Он не мог понять, что же ему не нравится. Как будто кто-то переместил одну из деталей. Глупо - кто мог быть здесь? Пресловутые пришельцы? Или - Клюгштайн, пока Захар останавливался у Станислава, пока вытаскивал и надевал новый антистатический костюм?
        Не было здесь никого. Нет сейчас и не было за время его отсутствия - убеждал себя Захар.
        Очередной блок с характерным щелчком встал в гнездо. Захар резко обернулся - сзади никого. Он повел глазами вверх и вниз, медленно скосил взор, не поворачивая головы. Никого. Опять этот мистический взгляд. За ним снова кто-то наблюдал. Фиксировал каждое его действие. Причем не внешне, словно с камеры видеонаблюдения, а как будто изнутри - запоминал, как он шевелит руками, о чем думает в этот момент.
        Вдруг перед глазами все поплыло и сделалось нерезким, в груди засаднило. Они хотят подчинить его разум! Клюгштайн уже с ними заодно. Неясно, что происходит с Грацем. Вот теперь и его к рукам хотят прибрать.
        Захар судорожно вздохнул. Получился жалобный всхлип. Внезапно он понял, что короткое недомогание - не более чем плод его разгулявшегося воображения, - в глаз упала капля пота, скатившаяся со лба, а от испуга он задержал дыхание.
        Кибертехник захохотал, вытирая вспотевший от страха лоб. Хорошо в штаны не наложил. Повинуясь инерции, его тело, потерявшее опору в невесомости, поднялось вверх и начало медленно вращаться, делая сальто назад. Не переставая смеяться, Захар выгнулся, стараясь вернуться в удобную для работы позу. Сделать это мешали провода и масса торчавших со всех сторон углов.
        С трудом ему удалось развернуться, взгляд упал вниз, на блоки памяти, вынутые из обоймы компьютера. И тут он понял, что смеется не только он. За ним кто-то повторял, похожие на смех конвульсивные вздохи вторили голосу кибертехника.
        Сердце замерло и опустилось куда-то далеко, на уровень как минимум коленей. Мерзкий колючий ком сжал горло, мешая вдохнуть. В «черепной коробке» повисла гробовая тишина.
        «“Гробовая” - не самая лучшая метафора», - подумал Захар.
        Надо заканчивать с блоками памяти и уходить отсюда. А то недолго и головой подвинуться. Невольно вспоминался обезумевший кибер - вот так и начинается сумасшествие. Обычное земное помешательство рассудка. Ничего инопланетного, все родное, взращенное на тысячелетиях чувства вины и прочей ерунды, которая, если верить психиатрам, есть тяжкое, но необходимое бремя разумного существа.
        Он начал быстро цеплять болтающиеся в воздухе интерфейсы и заталкивать блоки на их законное место. Руки слушались плохо, пальцы соскальзывали, обдирая кожу об острые края коннекторов. Безжизненная плоть, политая кровью. Захар нервно усмехнулся и тут же замер - нет, в этот раз смешок никто не повторил.
        Уходить. Куда уходить? В жилой отсек? К людям, к своим. А какие они ему, в сущности, свои? Грац, Герти, Лившиц, Клюгштайн? Что он о них знал? Слышал кое-что о биологе, с Герти в экспедициях бывал - все равно что в виртуальности на симуляторе общался: в Сети и то больше о человеке можно узнать. Да ничего он не знал о ней, совсем ничего.
        А Грац, железный поляк? Что он делал там, у себя в каюте? Что прятал за широкой своей спиной? Что скажете, пан Станислав: есть вам что скрывать?
        И Клюгштайн тоже явно не в себе. С Лившицем он не виделся после его пребывания в «анабиозе». Опять же - Грац над ним поработал.
        Никому нельзя доверять. Никому.
        И смотрит за ним кто-то постоянно. Наблюдает. Интересуется. Всю подноготную выведать хочет. А вот вам - подноготная! Шиш вам, а не тайны сокровенные души человеческой. Нет, не достать вам меня! Всех поиметь хотите? Думаете ко всем отмычки подобрать? Дудки!
        Захар поднял глаза - все блоки памяти ровным рядком стояли на месте. Работа закончена. Можно запускать «Зодиак». Черт, даже на искин надежды нет - как-то они и ему мозги обработали. А ведь бездушная машина, должен выдавать критику окружающего его мира, основываясь только на логических допущениях. Нет у него воображения, нет! Как же они и его-то подмяли?
        Плохо соображая, что делает, Захар содрал защитный кожух с одного из уже установленных блоков и выдернул черную пластину запоминающего элемента. По кромке угольно-черного прямоугольника выбиты мелкие цифры - порядок подключения контактов. «Зодиаку» все равно, с какой стороны считывать заряд с нанотрубок. Но только если они пустые. А сейчас они заполнены информацией, воспоминаниями искина.
        Кибертехник перевернул элемент и воткнул его обратно. Вот вам нарушение логики! Получите! Раз вы умеете корректировать логические ляпы, возникающие после стирания информации, что вам стоит устранить недопонимание участка памяти, вдруг начавшего вспоминаться задом наперед? Вот и посмотрим, чего стоят ваши технологии. А заодно - докажем ваше вмешательство.
        Теперь вроде бы всё. Захар осмотрел камеру - сзади болталась внушительных размеров связка кабелей, перегораживая путь к отступлению. В смысле - выход в колодец, ведущий в обитаемые районы корабля.
        Откуда это здесь? Клубок проводов торчал из разверстой дыры пластиковой трубы. Там это все было запрятано, чтобы не мешалось под ногами. Вот она и крышка, плавает рядом. Наверное, зацепил ее, когда протискивался в узкий ход «черепной коробки».
        Захар свернул провода и поднес толстый пучок к трубе, намереваясь засунуть его внутрь. Из отверстия, полметра в диаметре, неожиданно повеяло теплом. Слабо, едва заметно, но движение воздуха ощущалось.
        Не может быть! Значит, все его страхи не были пустыми. Там определенно кто-то есть. Кто-то живой.
        Захар задержал дыхание, прислушиваясь. Нет, не показалось - из трубы совершенно отчетливо легкими порывами выходил теплый воздух.
        Кибертехник вглядывался во тьму пластиковой норы, но рассмотреть что-либо не представлялось возможным. Он занес руку, намереваясь пощупать то, что было внутри, но передумал. Лишиться руки не хотелось. И вообще - очень хотелось жить.
        Как на грех нет ничего, чем можно ткнуть туда. Он осмотрелся еще раз. Совсем ничего. Разве что вот эта стойка, поддерживающая вязанку оптоволокна.
        Захар осторожно, боясь спугнуть таинственного чужака, скрывавшегося в кожухе от кабелей, подплыл к стойке. Тонкий металлический прут, около сантиметра толщиной. Одна, вторая, третья - клипсы, что удерживали кабели, повисли в воздухе. Захар потянул прут.
        Стойка неожиданно легко поддалась, и кибертехника по инерции отнесло к противоположному стеллажу с оборудованием. Больно стукнувшись спиной о выступы и неровности, Захар резко повернулся в сторону входа в «черепную коробку», выставив перед собой, словно шпагу, импровизированное оружие. Там было тихо. У входа, который теперь стал выходом.
        Он легонько оттолкнулся свободной рукой от стеллажа и медленно поплыл к трубе. Держась левой рукой за край трубы, правой Захар резко ткнул прутом в темноту контейнера. Штырь уперся во что-то мягкое, внутри завизжали.
        От фатального исхода их спас банальный страх - Захара парализовало от перенесенного шока. Руки и ноги мгновенно сделались будто чужими, налились каменной тяжестью. Он не мог не то что занести прут для следующего удара, но и вообще шевелиться был не способен. Выскочи из дыры сейчас дикий тигр, кибертехник продолжал бы висеть здесь, безвольно наблюдая, как хищник жрет его плоть.
        Но выскочил не тигр. Пинаясь и визжа, из темной трубы вылезла Гертруда Хартс. Она выкрикивала что-то нечленораздельное и брыкалась так, что ее бросало в невесомости из стороны в сторону. Тело женщины раз за разом ударялось о выступы и углы, в изобилии представленные в «черепной коробке», несколько ударов досталось и ее голове.
        Первым в себя пришел Захар. Это, наверное, и спасло Герти от тяжелых травм. Он бросил прут, что все еще сжимал в руке, схватил женщину и, прижав к себе, заорал ей в самое ухо:
        - Герти, это я, Захар! Захар! Ты дома! Я Захар!
        Несколько ощутимых ударов локтями обрушились на его голову, по спине било углами стеллажей, но он не отпускал Гертруду. Сколько так продолжалось, сказать сложно. Наверное, не очень долго. Иначе они не отделались бы мелкими синяками. Когда Герти, вдруг перестав биться в его объятьях, завопила: «Пусти меня!» - он понял, что все прошло.
        Они висели вниз головой - условный пол был как раз над их макушками, - запутавшись в проводах. Щека Герти прижата к плечу Захара, ее тело под его руками мелко подрагивало, а ее пальцы сильно, до боли впились в его спину. Она всхлипывала, но истерика уже прошла.
        - Что случилось? - тихо, почти шепотом, спросил Захар. - Что ты здесь делала?
        - Не… не… не знаю, - захлебываясь в рыданиях ответила планетолог. - Я бежала… убегала… а потом… тут…
        - Все хорошо, - Захар нежно гладил ее голову.
        Ее волосы, перепутанные и торчащие в разные стороны, но мягкие и такие приятные. Она подняла лицо, глядя ему в глаза. По щекам текли слезы, верхние зубы, подрагивая, грызли нижнюю губу, из которой даже немного начала сочиться кровь. В ее глазах застыла такая тоска и боль, что Захар, повинуясь внезапному порыву, прижал ее к себе сильней, а потом наклонился и мягко поцеловал в губы.
        Герти едва заметно вздрогнула, когда их губы соприкоснулись, но не отстранилась. Ее руки скользнули на шею Захару, и она ответила на поцелуй.
        Он целовал ее лицо, смешивая текущие слезы с кровью из прокушенной губы. Она такая милая и замечательная, вкус ее слез, ее запах, мягкость ее волос - все это пьянило Захара. Как он раньше не замечал, сколь она прекрасна?!
        - Я боюсь, Захар, - сказала Гертруда, когда они, наконец, оторвались друг от друга.
        - Перестань, все будет хорошо, - попытался он ее успокоить. - Мы же вместе, я с тобой. Что может здесь случиться?
        - Не знаю. Только я боюсь. Я не помню, как пришла сюда. Я спряталась здесь, думала он не найдет меня здесь.
        - Кто?
        Герти промолчала и отвела взгляд. Понятно, она не может об этом говорить. Он уже пробовал рассказать ей о собственном чувстве чужого взгляда - не вышло. Наверное, у нее то же самое.
        - Инопланетянин, чужой?
        Она едва заметно кивнула.
        Сумасшествие, да и только!
        - Я боюсь, - повторила она и снова прижалась к Захару, обняв его.
        - Подожди, мне нужно запустить «Зодиак». А потом давай уйдем отсюда - здесь тесно и слишком холодно, - сказал он, улыбнувшись.
        - Да, конечно.
        Кибертехник специальным ключом активировал виртуальную панель ввода данных, набрал соответствующий код и отдал системе команду на активацию. Внутри «черепной коробки» появились звуки - шелест вентиляторов, стрекот подвижных элементов различных устройств. Многочисленные блоки послушно заморгали индикаторами, возвещая о возвращении к жизни. Псевдожизни псевдоразума. Мозг «Зодиака» снова в работе. Пока не загрузятся данные, а алгоритмы слежения не протестируют на логику контакты живого с неживым, корабль еще будет лишен права на самостоятельные решения. Это процесс автоматический, участия кибертехника не требующий.
        Захар быстро запихнул висящие в проходе провода в трубу, где пряталась Герти, и закрыл контейнер крышкой. Выход свободен.
        - Как нога, болит? - спохватился Захар, вспомнив свой бой с мнимым чужим.
        - Ничего, целая, - ответила Гертруда.
        Герти лежала на кровати Захара, кутаясь в одеяло, а он в это время нежно гладил ее голую ногу. На левой голени осталась заметная ссадина - сюда он попал своей импровизированной шпагой. Он поцеловал больное место и сел рядом.
        Они ни о чем не договаривались. Просто пошли вместе в его каюту. Герти, казалось, и не собиралась идти куда-либо без него. Им было хорошо вместе.
        Сейчас по корабельному времени ночь, но сон не шел. Герти лежала на его кровати, под его одеялом. Свет в каюте выключен, только индикаторы светятся. В густом полумраке Захар различал только контуры ее лица. Она не спала, ее глаза были открыты, и она смотрела куда-то в темноту.
        - О чем ты думаешь? - спросил он.
        Герти повернулась на бок, теплой змеей обвившись вокруг него и прижавшись щекой к его руке.
        - Думаю, что, если бы не этот случай, мы никогда не узнали бы друг друга, - вздохнула она и добавила после короткой паузы: - В смысле - так близко.
        - Нам всегда нужно отправиться куда-нибудь за тридевять земель, чтобы разглядеть то, что всегда было под носом. Что нам мешало быть вместе год назад, два? Когда мы встретились с тобой впервые? Кажется, года четыре назад?
        - Да, - промурлыкала Гертруда, - возле большой мохнатой планеты. Там еще были огромные красные ураганы, как на Юпитере. А мы висели около ее исполинского спутника, холодного и мрачного, и искали там условия, пригодные для жизни.
        - И не нашли, - кивнул, соглашаясь, Захар.
        - Ни условий, ни жизни. И ты был холоден, как тот спутник. И столь же безжизненный.
        - А ты обращала на меня внимание? - удивился Захар. - Еще тогда?
        - Я всегда и на всё обращаю внимание, - неопределенно ответила Герти. - Ты же меня в упор не видел. Я же для всех вас всегда была своим в доску парнем.
        Захар посмотрел на нее, но в темноте не разглядел выражения лица. Она шутила или действительно тайно пылала к нему чувствами еще с первой их встречи?
        - Ты совсем не «парень в доску», ты милая и… нежная… - слова совсем не те, какая-то глупость лезла в голову. Он не знал, как выразить то, что чувствовал.
        - Перестань, - она прижалась к нему плотнее. - Я такая, какая есть. Мне нравится быть незаметной.
        Она сладко потянулась, а потом ее рука скользнула под одеяло, легла ему на живот и начала медленно опускаться, гладя кожу нежными тонкими пальцами. «И никакой она не парень, совсем даже наоборот», - подумал Захар, наклоняясь и целуя ее.
        - Мне кажется, если мы всегда будем вот так, вместе, вечность не закончится. Все время в мире будет наше. И гори этот космос со всеми инопланетными кораблями, вместе взятыми.
        Она легла на спину, а Захар склонился над ней, губы их слились в страстном поцелуе, руки не находили покоя, стараясь вобрать в себя как можно больше друг друга.
        И в этот момент громоподобный голос Граца провозгласил, казалось, отовсюду сразу:
        - Всем! Экстренный сбор в рубке!
        - Черт бы его побрал! - сказал Захар, отдав «Зодиаку» команду плавно увеличить освещенность каюты. - Нужно выдрать с потрохами эту систему голосовой связи.
        - Ты заметил, - спросила Герти, выбираясь из-под одеяла и нехотя натаскивая на себя одежду, - что Грац не пользуется вирт-связью?
        - Еще как заметил. Может, не пойдем?
        Гертруда посмотрела на постель, потом на Захара и, подойдя к нему, поцеловала. Он перестал застегивать рубашку, решив, что, пожалуй, пошел этот Грац вместе со всей остальной командой, его руки сами собой легли на стройное тело Герти, пытаясь снять с него мешковатую одежду. Но она неожиданно оттолкнула его. Лицо ее вдруг сделалось суровым и жестким.
        - Нет, пойдем. В вечности хорошо, но время нам, к сожалению, не подвластно, - сказала она и вышла из каюты.
        - Как и пространство, - пробормотал Захар и пошел следом.
        21. Побег
        Маленький шарик автономной исследовательской капсулы с надписью «Аквариус» на борту летел в темноте безжизненного космоса. Словно горошина, выпавшая из стручка в ночь, катился он к неизвестности. Что встретит горошину там, в самом низу траектории? Благодатна ли почва?
        Металлическая штора, закрывавшая широкое обзорное окно рубки, была поднята. Грац, скрутив в сжатом кулаке тонкую нитку микрофона, орал что-то нечленораздельное. Казалось, от его крика вибрировало даже толстое, устойчивое не только к механическому, но во многом и к лучевому воздействию стекло обзорного окна. Он, выпучив глаза так, что, казалось, они вылезут из орбит, вглядывался в непроницаемую темень, царившую за заплеванным им стеклом. Разумеется, никакой капсулы там видно не было.
        Лившиц, поникший и опечаленный, сидел в кресле пилота, опустив голову на сцепленные перед собой в замок руки. Ему было все равно, он сдался. Он не противился открытым шторам, не возражал больше ничему. Что-то сломалось внутри этого упорного и настойчивого человека. После того как его нашли в беспамятстве у ангара, он стал совершенно другим. Его словно бы подменили, будто жизнь для него утратила всякий смысл. Не его собственная жизнь, а жизнь вообще.
        Грац прилагал такие усилия для производства бесполезных звуков, что лицо его посерело, даже приобрело нездоровый фиолетовый оттенок.
        - Бросьте вы это, - простонал Лившиц, не поднимая головы. - Все равно он не ответит.
        Ничего не понимая, Захар подошел к обзорному окну, всматриваясь по направлению взгляда Граца. Герти заняла излюбленное место у консоли пульта ручного управления.
        Спустя полминуты безрезультатного рассматривания абсолютной черноты Захар понял, что взгляд Граца ни на чем, собственно, не сфокусирован. Обычные рефлексы - посмотреть в окно.
        - А что случилось-то? - спросил Захар, улучив секунду тишины, когда Грац переводил дыхание.
        - Вон, - Лившиц поднял голову и, не разнимая рук, ткнул ими в сторону экрана радара.
        На фоне невнятного марева эфира отчетливо выделялась маленькая яркая точка, медленно движущаяся в сторону того марева.
        - Это что, ИК? - спросил Захар.
        Внеземелец кивнул и снова уронил голову на руки.
        - «Аквариус». Фриц рванул туда. К братьям по разуму, - донесся его приглушенный голос.
        - Ага, - зачем-то произнес Захар и сел в свободное кресло.
        Нет, он решительно ничего не понимал. Пусть Клюгштайн шпионит в пользу этих, из каменного корабля, но с какой целью он туда полез? За указаниями?
        Кибертехник тихонько захохотал, представляя процесс передачи универсального носителя из покрытых слизью зеленых щупальцев пришельцев в… в обрубок Клюгштайна. Запись, естественно, сделана в универсальных математических кодах.
        - Ты чего? - спросила Герти.
        - Ничего, - сказал Захар, продолжая улыбаться. - Так, мысли разные.
        - Грац, да перестаньте же вы орать, наконец, - взмолился Лившиц. - Сил же больше никаких нет. Он все равно вас не слушает. Если вообще слышит - связь можно отключить.
        Захар понял, чем был занят Грац, - доктор призывал биолога вернуться. «Немедленно возвращайтесь!» - вот что он кричал.
        - Р-р-распустились, - пророкотал Грац и, тяжело вздохнув, сел.
        В целом он, конечно, прав, Захар был с ним согласен. Никакой дисциплины на корабле. А какая тут может быть дисциплина - корабль смертников, делающих вид, что они на курорте или в виртуальности с инопланетными кораблями развлекаются. Сколько они здесь - пять дней, шесть? Захар понял, что потерял счет времени. Им всем все равно. Пребывание землян в этой космической чаще только началось, ресурса «Зодиаку» хватит еще на несколько месяцев вполне комфортного существования, а что с экипажем? Разброд и шатания. Каждый сам по себе, нет целей, нет повода жить дальше. Все хотят жить, но никто не знает - зачем.
        У корабля ресурс большой. У людей маленький.
        - Его нужно остановить, - сказал Захар. - Он же не в себе. Я был у него в лаборатории полдня назад. Он что-то бормотал о бактериях. Странности в них какие-то искал.
        - Нужно! - крикнул Грац. Он был взбешен, крупная капля пота медленно катилась по его лбу, на скулах играли желваки. Он смотрел куда-то в сторону. Руки доктора были сжаты в кулаки с такой силой, что костяшки пальцев побелели. - У капсулы автономная система движения, а централизованное управление он отключил. Никаких сигналов. Не знаю - может, киберблок с мясом выдрал.
        - Но у нас есть другие корабли. Мы можем догнать его и вернуть. Если понадобится - силой.
        - Вам всё силой делать, - сказал Лившиц. - Еще вы любите большинством голосов решать. Надо сук под собой рубить - надо. А что за сук, где он - никто не знает.
        - Да ну вас к черту! - махнул рукой Грац и направился к выходу. - Орешкин, вы вызывались - вот и летите.
        - И полечу! - ответил Захар.
        Почему-то появилось острое желание дать кому-нибудь в морду. Из более или менее подходящих кандидатур в рубке оставался один Лившиц, но при взгляде на потрепанного внеземельца разрушительный порыв прошел.
        В невесомости скафандр не давил и не тянул вниз, но надевать его там было одно мучение. Рукава постоянно выворачивались и норовили хлопнуть по лбу жесткими манжетами, ноги то и дело промахивались мимо положенных им отверстий, разная, еще не прикрепленная мелочь бабочками порхала вокруг.
        - Я полечу с тобой, - решительно заявила Гертруда, помогая нацепить громоздкий космический костюм.
        - Нет. Оставайся здесь.
        - Но…
        - Мне там ничего не угрожает, - не веря собственным словам, сказал Захар.
        - Я боюсь здесь. Одна.
        Захар посмотрел ей в глаза. Она действительно боялась. И за него, и за себя. Ей было страшно. Как и всем. Только пафос и необходимость ломать друг перед другом комедию под названием «коллектив - это все» заставляли делать вид, что они просто исследуют космос. Как бы не так! Всем было страшно до колик в животе. Только анус покрепче сжимали, перед тем как на люди выйти, чтоб не обделаться.
        - Лившиц с Грацем здесь. Иди в рубку. Они все равно там будут околачиваться, пока я не вернусь. Во всяком случае, Лившиц - точно не уйдет.
        - Ты его хорошо знаешь? - спросила Гертруда, а Захар открыл было рот, чтобы спросить, откуда его знает она, но не стал.
        - Не знаю. Но он вроде бы парень надежный. Хоть и взбалмошный.
        Захар провел рукой по магнитному замку скафандра, герметично запечатав его. Осталось только закрыть шлем.
        - Иди. И следите за мной - я не буду выключать централизованный контроль, - усмехнулся Захар и поцеловал ее.
        - Главное - вернись.
        Он кивнул и резко опустил полусферическое стекло. Тихое жужжание различных механизмов, шум системы вентиляции, нагнетающей воздух, - звуки работающего скафандра тут же наполнили пространство вокруг Захара. Он был в своем собственном, пусть и маленьком, мирке мобильного человеческого комфорта. Мерные звуки скафандра успокаивали - хоть что-то оставалось незыблемым в этом мире.
        Он посмотрел на Гертруду. Она стояла, прикусив сустав указательного пальца. Ее плечи заметно дрожали, будто ей было холодно, но под мышками выступили темные пятна пота. Ей было очень страшно.
        «Иди в рубку», - медленно сказал он ей одними губами - звука голоса она все равно не услышит. Герти кивнула, но осталась на месте. Захар улыбнулся вымученной безрадостной улыбкой и, повернувшись, поплыл к «Таурусу», придерживаясь за направляющий поручень.
        Люк малого космического судна неспешно опустился на положенное место, сервомоторы герметизировали его. Несколько секунд прошло, пока активировались все системы, а потом «Зодиак» сообщил, что «Таурус» готов к полету. Но разрешения на старт не дал.
        Захар посмотрел по сторонам. Причина запрета искина стала понятна быстро: в десяти метрах от массивного «Тауруса», наклонившись к самому полу, что-то рассматривала Герти. Она медленно двигалась вокруг Каприкорнуса - такой же капсулы, как та, что угнал Клюгштайн. Женщина что-то пыталась увидеть внизу, на платформе. Следом за Каприкорнусом было пустое место - платформа угнанного «Аквариуса».
        Что она там ищет? Створка ангара не открывалась, потому что внутри находился человек. Герти просто унесло бы в открытый космос, открой сейчас «Зодиак» выход для Захара.
        Женщина повернулась в сторону «Тауруса». Захар увидел ее лицо - настороженное и взволнованное. Что она увидела? Она странно покачала головой, потом пожала плечами и, легко оттолкнувшись ногами, полетела прочь из ангара. Захар зачарованно наблюдал за ее грациозными движениями.
        Как только прозрачные двери захлопнулись за Гертрудой, створка стартового комплекса плавно унеслась вверх. А еще через секунду легкий пинок стартовой платформы выбросил «Таурус» наружу.
        Опять тьма. Свет остался только внутри «Тауруса». Даже «Зодиак», навязчиво маячивший сзади парой-тройкой относительно ярких огней, быстро смешался с непроглядной антрацитовой теменью космического болота.
        Здесь любой человек чувствовал себя не в своей тарелке. Собственно, в ней он и был здесь. Сюда никто людей не звал - сами пришли. Не спросив разрешения. Что нужно людям, чего им дома-то не сидится?! Перенаселение - так всех возможностей приспособить родную планету еще не использовали. Наполовину даже не использовали. Везде им отметиться надо. Галочку поставить, что, мол, мое это. А звезды над головой мерцают, манят, раздери их. Вот здесь надо было родиться людям - никаких звезд, ничего вообще. Один этот булыжник во мраке висит.
        Лететь в полной темноте было неприятно. Никакого ощущения движения. На экране висела картинка, выдаваемая радаром. Капсула Клюгштайна больше не двигалась - исследовательский корабль остановился в нескольких метрах от Хозяина Тьмы. Это показывали расчеты - сам инопланетный корабль не видно ни на радаре, ни глазами. Его как бы нет. Реальность его существования подтверждалась только данными «Зодиака».
        Странная мысль пронеслась в голове Захара - а может, и нет здесь никакого корабля чужих? Может, это все плод их больного воображения, коллективный глюк какой-то? И не в газопылевом облаке они сейчас, а продолжают непонятное с позиций физики реального мира движение в гиперпространстве? Сейчас Захар уже ничему не удивился бы. Только Клюгштайна нужно спасать, где бы они ни находились.
        Если «Зодиак» не ошибался, «Аквариус» висел точно перед жерлом тоннеля.
        Замедлив ход, «Таурус» приближался к кораблю чужих. Впереди виднелись тусклые огни - капсула землян.
        Проводить сложный маневр стыковки на не очень приспособленном для этого судне необходимости не было - и так ясно, что биолога в капсуле нет. Там просто негде спрятаться - обширный прозрачный сейчас блистер кабины открывал вид на все внутренности маленького корабля. Внутри было пусто. И люк остался открытым.
        Черт возьми, этот идиот полез внутрь каменной гробницы! Что он там забыл?! Не иначе, решил все же потрогать камень оставшейся рукой. В природных, так сказать, условиях.
        Захар тупо смотрел на приближающиеся огни «Аквариуса», кроя про себя Клюгштайна последними словами. Какой-то навязчивый гул мешал думать. Он не сразу понял, что это включилась система кондиционирования скафандра. Оказалось, он вспотел. Влага катилась со лба, заливая глаза, а смахнуть-то ее нечем.
        И только спустя пару минут, когда «Таурус» наконец прекратил движение и завис рядом с «Аквариусом», точно в центре казавшегося бездонным колодца, Захар осознал, в чем причина - тот взгляд. Он не смотрел на него, он просто раздевал, снимал слой за слоем с его души, читал его, как распотрошенный блок памяти, плюя на все запреты и ограничения системы, которой являлась его психика. Мягко говоря, неприятно ощущать себя вскрытым заживо.
        Захар понял, что задыхается. Протестующий организм пытался бороться с угрозой. Разбушевавшаяся вегетатика никак не могла взять в толк, откуда столько неправильных, чужих сигналов изнутри. Иммунная система дурела, видя проблему и не находя никакого осязаемого врага. Мочевой пузырь и толстый кишечник поспешили избавиться от лишнего балласта, готовя организм к последнему рывку - самому главному в его жизни.
        По вирт-связи и по обычному радио что-то кричали. Но Захар ничего не слышал. Он был один на один с чужим, обладателем взгляда, который теперь смотрел на мир его, Захара, глазами. И в прямом, и в переносном смысле. И Захар чувствовал, что ему это нравится. Им обоим нравилось.
        Краем сознания человек понимал, что погибнет, если не избавится от инопланетной напасти. Мелькнуло воспоминание, что в тоннель чужой не может заглядывать. Легкая, едва уловимая веха. Но рука уже сама тянулась вперед, продиралась сквозь сопротивление организма, жаждавшего умереть, для того чтобы в мир вернулись спокойствие и привычная логика, начисто выметенная чужим. Сантиметр, еще. Вот он, рычаг тяги маршевых двигателей.
        Уже теряя себя внутри иного взгляда, Захар потянул джойстик. Тут же зашипели движки, «Таурус» резко бросило вперед, мимо проплыл свод жерла тоннеля, едва заметно светящийся в свете прожекторов «Аквариуса», и все прекратилось.
        «Таурус» остановился по команде «Зодиака» спустя несколько секунд: «Зодиак», не получив отклика от пилота, счел небезопасным движение малого космического судна с такой скоростью в ограниченном пространстве.
        Взгляд исчез. Появились вонь собственных испражнений и нечленораздельный, сливающийся в общую кашу, одновременный вопль Лившица, Герти и Граца.
        «Живой я», - отправил он мысленное сообщение по вирт-связи. Гомон в наушниках утих. Стало быть, все работает. И в виртуальности совсем не страшно. Даже внутри Хозяина Тьмы. Особенно внутри.
        «Черт бы побрал Фрица! Где теперь его искать? И как?» - Выходить из «Тауруса» все существо кибертехника отказывалось наотрез. Он понимал, что внутри не более безопасно, чем снаружи, но мозг уже не верил в логику. Совершенно иррациональный мистический страх сковал его тело.
        «Клюгштайн внутри тоннеля, - передал он. - Я не вижу его».
        - Немедленно возвращайтесь! - раздался голос Граца в наушниках. - Хватит с нас одного заблудившегося в лабиринте.
        Конечно, Станислав лукавил. Заблудиться здесь с приборами навигации, во множестве присутствующими в скафандре, и помощью «Зодиака» практически невозможно.
        Захар не знал, что ему делать, как поступить.
        Клюгштайна бросать нельзя. Нехорошо оставлять его в этой чужеродной каменной туше. Но как заставить себя сделать шаг наружу, соприкоснуться с неведомым продуктом иного разума почти напрямую, без зыбкой защиты корпуса космического корабля?
        Негнущейся рукой, показавшейся плохо работающим биомеханическим протезом, Захар толкнул рычаг, открывающий внешний люк. Все, теперь никаких преград. Только они вдвоем - он и Хозяин Тьмы. Не важно, что за пришельцы прятались внутри, в сердце этой громадины, не важно, что где-то здесь был Клюгштайн. Только он, Захар, и этот монстр.
        Не чувствуя ног, Захар оттолкнулся от рифленого пола «Тауруса» и выплыл наружу. В ярком свете прожекторов, перегородив почти полностью просвет тоннеля, парил округло-вытянутый, похожий на шмеля, малый космический корабль. Дальше - вперед и назад, была только тьма.
        Маневрируя двигателями скафандра, кибертехник остановился перед носом «Тауруса». Прямо перед ним, метрах в трех, отделенное толстым стеклом блистера, стояло кресло пилота. Всего полминуты назад он сидел там.
        «Зодиак, свет на максимум», - скомандовал Захар. Яркость немного возросла, но все равно лучи быстро терялись в глубине гигантской пещеры.
        Развернувшись в сторону центра Хозяина Тьмы, Захар включил двигатели скафандра на полную мощность.
        22. Возвращение
        Мельтешение образов, обрывки сюжета, вывернутого наизнанку, - такое бывает в сновидениях. Все, что там кажется логичным, обычным и не вызывающим удивления, вдруг перестает быть таковым, когда человек просыпается. И где, скажите, граница? Только что все было правильно и логично, а вот уже мутное воспоминание выглядит бредовым порождением не очень здорового подсознания. А не пройдет и минуты, как всякая память о случившемся исчезнет, не оставив даже зыбкой пелены случайного узнавания. Куда деваются сны?
        Слабый сумрачный свет лился со всех сторон. Мир по другую сторону сетчатки казался совершенно нереальным - какие-то куколки, вазочки, что-то пушистое и камни. Много камней. Маленьких и разноцветных. Или сетчатка тут ни при чем? Виртуальность?
        Захар резко вскочил. В голове зашумело, странный мир пошел темными пятнами.
        Когда окружающее пространство перестало качаться, он посмотрел по сторонам. В крутящемся кресле, стоявшем около небольшого стола, сидела Герти. Она смотрела на него.
        - Проснулся наконец, - сказала она.
        - Да, - пробормотал он.
        Нереальность и сюрреализм сна улетучивались, словно пары эфира. Понятно - он до сих пор спал. А то, что вокруг, - каюта Герти.
        - Что это за камни? - спросил Захар. Странно, но это первое, что пришло ему в голову.
        - Образцы. Из экспедиций. Мне нравится возить с собой свою маленькую коллекцию.
        Захар пожал плечами. Нравится - пусть возит, он не возражал.
        Все-таки голова соображала плохо. То ли от излишнего сна, то ли от того, что вколол ему Грац.
        - Сколько я спал?
        - Шестнадцать часов.
        Ну да. А до того он не спал почти двое суток. И полдня провел в чреве Хозяина Тьмы. То еще развлечение.
        Как он возвращался, помнилось смутно. Ярким пятном в голове маячили только картины из мрачного мира тоннеля инопланетного корабля. Он пробыл там почти двенадцать часов! Только Клюгштайна он так и не нашел.
        Захар хорошо помнил бесконечную пещеру, то и дело ветвящуюся, резко поворачивающую, но неизменно широкую с гладкими, будто лепными стенками. Небольшой круг света от прожектора его скафандра, а все остальное - антрацит ночи. Находясь внутри, можно решить, что этот лабиринт бесконечен, что нет ему ни конца ни края и ведет он в иное измерение.
        Он не нашел Клюгштайна. Даже следов его не нашел. На самом деле следы, возможно, и были, но в той тьме их легко было пропустить. Но он нашел другое - останки кибера, ремонтника, что сгинул во чреве Хозяина Тьмы. Первая жертва каменного монстра.
        Что смог, Захар притащил сюда, на «Зодиак». Останков было много. Судя по всему, нетронутой осталась вся небиологическая составляющая робота. Захар принес несколько колец хвостового панциря, нанизав их на руки, и блок распределения нейроимпульсов - именно этот агрегат соединял спинтронику с небольшим куском генномодифицированной человеческой нервной ткани.
        - Что с Клюгштайном? - спросил Захар.
        Гертруда пожала плечами.
        - Он не вернулся. Люциан предлагает послать кибера на поиски его тела, Грац - против.
        - Почему?
        - Что «почему»? - не поняла Герти.
        - Почему он против?
        - Сказал, что у нас нет никакой программы исследования, что мы только портим все и так никогда не добьемся контакта.
        Захар усмехнулся:
        - Можно подумать, у нас изначально была какая-то программа. А что Лившиц?
        - Грац считает, что программа была. Люциан, мне кажется, сдался. Он Люциана одолел.
        - Кто? - Захар почему-то подумал о Граце, но тут же понял, что имела в виду Гертруда.
        Она не стала отвечать. Он, Хозяин Тьмы, похоже, уже почти одолел и ее. Она держалась из последних сил.
        Что ему от нас нужно? Этот вопрос, наверное, задавали себе все пятеро землян, попавшие сюда по воле случая. Зачем он их одолевал? С момента их появления здесь прошла всего неделя, а казалось, что минул не один год. Все изменилось в их жизни. Жизни не стало. Все чаяния и надежды крутились вокруг бездушного булыжника.
        Неизвестно, чего он хочет от людей. Но чего сами люди хотят от него? Чтобы он доставил их домой, указал путь назад? Захар подумал, что никто из них уже не представляет, зачем они раз за разом лезут туда, что-то ищут, ждут. Они уже не искали контакта, они скорее всеми силами пытались избежать его.
        - Там никого нет, - тихо, вторя своим мыслям, сказал Захар.
        - Но ведь был, - с какой-то непонятной надеждой в голосе сказала Герти.
        Захар посмотрел ей в глаза. В них был только страх. Она ничего не знала, так же как и остальные. Она хотела надеяться, что все закончится хорошо, что Хозяин Тьмы - обычный космический корабль, пусть и внеземного происхождения. Что это понятная человеческой логике штука, необычная технологически, но то, что можно себе представить. Но Захар совсем не был в этом уверен. И Герти - тоже. Только она не хотела этого признавать, ее это пугало.
        Проще зарыть голову в песок и делать вид, что небо голубое, а солнце желтое. И инопланетяне такие же, как люди, только чуть другой наружности. Но небо давно перестало быть голубым. Оно меняло цвета непредсказуемо, небо больше не было небом - оно могло появиться, где ему заблагорассудится, в самый неподходящий момент изменив людские планы. Начхать этому инопланетному небу на людей, они для него пылинки, гонимые безмозглым ветром.
        - Слушай, я есть хочу, - сказал Захар, одеваясь. - И выпить чего-нибудь. У нас, кажется, был коньяк?
        - Да. По спецразрешению капитана.
        - За неимением капитана возьмем самостоятельно.
        - Официально обязанности капитана выполняет Грац.
        Вот это засада. «Зодиак» ни за что не выдаст коньяк без соизволения Граца. А идти к Станиславу не хотелось. Вообще не хотелось что-либо у него просить.
        - Может, нам устроить переворот?
        - Ты рехнулся? - спросила Герти. Она говорила совершенно спокойно и, что самое главное, серьезно. - Если большинством голосов команда переизбирает капитана, искину корабля должна быть предложена альтернативная кандидатура. Ты пойдешь в капитаны?
        Да уж. В настоящее время руководить желающих не найдется. Грац капитан хоть и формально, но, случись выбраться-таки из этой ситуации или принять какое-то стратегически жизненно важное решение, последнее слово будет за ним.
        Желания брать на себя ответственность у кибертехника не имелось. Захар не мог сказать, способен ли он решать, кого спасать, а кого бросить на произвол судьбы. Нет уж, пусть капитаном остается Грац.
        Он отрицательно покачал головой и сказал:
        - Но еду «Зодиак» тебе и без соизволения выдаст.
        В рубке Грац планомерно, с упорством излагал разработанную им концепцию исследований Хозяина Тьмы. Герти крутилась на стуле - Захар так и не понял, она развлекалась или все же слушала, - Лившица не было, он, молча помотав головой, выпроводил их и заперся в своей каюте. Внеземелец больше не участвовал в исследовательской программе.
        Захар пытался вникнуть в суть сказанного доктором, но сути как раз увидеть и не получалось. По разумению Станислава, нужно еще раз облететь корабль, еще исследовать тоннель, брать пробы, стучать по корпусу, бить его током и облучать жесткими излучениями всех сортов. Голос его оставался спокойным, словно он рассказывал студентам заученную за долгие годы кафедральной работы лекцию, которая давно устарела, но менять содержание профессор был не намерен. В общем, весь его рассказ сводился к тому, что если инопланетяне не собираются открыть им главный люк и встретить их там с цветами и оркестром, то они, люди, сделают этот люк самостоятельно и войдут внутрь. При этом становиться захватчиками земляне не намерены ни в коем случае. Непонятным оставалось одно - какими средствами и, главное, кто весь этот план по захвату мирового господства в космосе будет осуществлять.
        Речь закончилась, в рубке повисла тишина.
        - Вопросы есть? - поинтересовался Грац.
        Вопросов не было. Захар даже не знал, что сказать в ответ на откровенный бред, только что доведенный до команды исполняющим обязанности капитана. Кибертехник лишь пожал плечами и отметил, что у Граца свезена кожа на костяшках пальцев, будто тот с кем-то дрался.
        - Я не понимаю, что мы вообще здесь делаем, - монотонно, не отрывая головы от скрещенных на консоли ручного управления рук, пробубнила Герти. Затем, выдержав паузу, подняла голову и затараторила: - Зачем мы здесь находимся? Нам нужно не исследовать эту штуку, а лететь от нее подальше. Запустить маршевые двигатели и лететь, пока горючее не закончится. Чтобы он нас не нашел.
        Грац, выслушав планетолога, поджал губы и несколько секунд молчал, переваривая услышанное. Потом встал, вдохнул полную грудь воздуха и громко, словно генерал на параде, сказал:
        - А вы понимаете, что это сильно, в разы, сократит ресурс корабля? Что это уменьшит наши шансы на выживание почти до нуля? Куда вы собрались лететь? Здесь нет ничего, кроме этого камня! - он уже почти кричал. - В газопылевое облако? Это же единственное, за что мы здесь можем зацепиться! И это наш! Единственный! Шанс! Другого у нас не будет!
        Гертруда оторвалась от консоли, повернулась вместе с креслом в сторону Граца и тихо произнесла:
        - Какой еще ресурс? Вы его для кого бережете? Для Клюгштайна, для Люциана? Или, может быть, для меня? Корабль протянет десятки лет и без нас. И влачить ему свое одинокое существование придется начать очень скоро, если мы будем продолжать настойчиво лезть туда. - Она, не поворачиваясь, указала вытянутой рукой на обзорное окно. - От нас здесь через неделю ничего не останется.
        - Вы не понимаете, - Грац выглядел немного ошарашенным, - мы все погибнем.
        - А я и не планировала жить вечно, - сказала Герти и вышла из рубки.
        - Возможно, она права, - заметил Захар.
        - В чем?! - закричал Грац. - Вы что, не видите, она же бредит. Вы все здесь помешались. Она говорит, что нужно улететь, потому что мы через неделю умрем, и через секунду заявляет, что вечно жить она, видите ли, не намерена. Она же не понимает, что говорит. И вы хороши - туда же лезете. Вы же нормальный человек, Орешкин, неужели вы не видите, что этот самый Хозяин Тьмы может дать нам не только путь к спасению? Это совершенно иные технологии, которым, возможно, миллионы лет. Да нас на Земле на руках носить будут.
        - Если на Земле эти миллионолетние технологии вызовут такой же психоз у пользователей, как здесь, то вряд ли. Даже просто спасибо не скажут, - возразил кибертехник.
        - Что вас всех не устраивает? - спросил Грац. - Никаких активных действий, а лазарет приходится регулярно запускать. Ни в одной экспедиции столько транквилизаторов и психотропных средств применять не приходилось.
        Он комедию ломает или правда ничего не ощущает? Захар был даже немного удивлен: он полагал, что непонятные ощущения одолевают всех членов команды. Но это недоумение Граца…
        - Здесь совсем не спокойно. Посмотрите, что творится с Лившицем. Мы все пережили… амнезию, или я не знаю, что это было.
        - Этого и я не знаю, - сказал Грац уже спокойней. - А вы как хотели: и рыбку съесть, и косточкой не подавиться? Вы правда считаете, что нам поднесут на блюдечке ключи от инопланетного корабля и испросят разрешения доставить нас домой?
        - Нет, конечно, - сказал Захар и подумал: «А может, он прав? Действительно, установить контакт с существом, отличающимся от тебя не только биологически, но и психически, имеющего совершенно иную организацию логики, не так-то просто. Если вообще возможно. И здесь никак не обойтись без сложностей и, вполне вероятно, что и жертв. Причем с обеих сторон. Наверное, это должны понимать и быть готовыми к подобному повороту событий любые разумные существа. Откуда нам знать, какие проблемы вызывают наши действия там, внутри этой каменной громады? Только ли мы жертвуем и терпим? Можно решить проблему - запустить двигатели, как предлагает Герти, и улететь. Но ведь этого не делают и они, чужие. Стало быть - шансы договориться есть. Или это лишь самообман?»
        - Тогда что нам мешает спокойно жить?! Скажите - что?! И работать еще при этом, а не отсиживаться по каютам, - на последних словах Грац повысил голос, будто Герти и Люциан могли его услышать.
        - Сам не знаю, - честно признался Захар. - Вроде бы все есть - воздух, еда, комфорт. Но постоянное ощущение, что все мы на смертном одре. Будто вопрос о нашей смерти уже решен где-то за нас, а мы лишь безвольно барахтаемся, делая вид, что не понимаем очевидного.
        - Делом надо заниматься. А не синдром смертника в себе лелеять, - отрезал Станислав.
        - А чужой у нас на борту?
        - Какой чужой? - Грац даже позволил себе улыбнуться.
        - Тот, которого видели Герти и кибер.
        - Которого вы деактивировали?
        - Да.
        - Он же вышел из строя.
        - Я предполагаю, что именно из-за воздействия чужого он и стал сбоить.
        - Так черт-те до чего можно додуматься. Вы его видели? Этого вашего чужого - видели?
        - Нет, - Захар понимал, что его слова, наверное, и на самом деле звучат довольно смешно. - Но два свидетеля: человек и бесстрастная машина…
        - Один свидетель - тот, который человек, - уже в который раз категорически отказывается явиться в лазарет для прохождения курса терапии. А второй - свихнувшийся кибер. Никаких объективных свидетельств - ни снимков, ни записи в памяти корабельного искина. Вы хоть знаете, как выглядел ваш мифический чужой?
        - Нет.
        - А отчего вам… ваша подруга не рассказала? Потому что - не может. Это только ее страхи, аморфные и неоформленные. Она же не видела его, понимаете, не видела. Она только боится его увидеть. Но даже описать не может то, что, как она утверждает, угрожало ей.
        Все, что он рассказывал, точно соответствовало действительности. Но Захар не верил. Не мог он убедить себя, что происходящее вокруг, все эти странности, эта атмосфера захлопнувшейся гробницы лишь плод их измененной изоляцией и безысходностью психики.
        Да, у него было странное ощущение, да, то же самое утверждала Герти. Но если вдуматься - корабль как корабль. Чистые коридоры, все работает, киберы незаметно, как им и положено, следят за порядком. Виртуальность функционирует нормально, нарушений логики у корабельного мозга нет.
        Если Герти чудятся какие-то пришельцы, может, и «белые пятна» в блоках памяти Захару привиделись? Да нет, информация о них осталась в отладочном планшете кибертехника, отключенном от виртуальности. Но это, если подумать, можно списать на результат работы алгоритма устранения логических ошибок в мозге «Зодиака».
        Тогда получалось, что ничего сверхъестественного на «Зодиаке» и в самом деле не происходит.
        - Клюгштайн был сам не свой, перед тем как улетел. Он что-то нашел в своих бактериях. Он показывал мне. Только я не понял до конца. Они что-то не то делают. То, что не должны. Фриц пытался найти объяснение. Но он вел себя странно.
        - Да уж, - согласился Грац. - Результат налицо.
        - Нет, вы не поняли, - Захар немного замялся. - Странное, конечно, предположение, но мне показалось, что он… не знаю, как даже сказать. Завербован инопланетянами, что ли.
        - Вы в своем уме, Орешкин?! Мы здесь бьемся, пытаясь установить контакт, а Фриц, по-вашему, уже с ними снюхался и шпионил тут у нас?!
        - Понимаете, не все так просто. В работе искина тоже не все гладко. Сбоев нет, логика его безупречна, но…
        Лицо Граца медленно, но отчетливо багровело. Ему, похоже, надоело выслушивать предположения кибертехника. Доктор резко махнул рукой и, громко топая, вышел из рубки.
        Герти ждала в коридоре. Спросила, что это с Грацем.
        - Возможно, мы и в самом деле все здесь сошли с ума, - скорее сам себе сказал Захар.
        - Что ты ему сказал?
        - Высказал свои предположения о том, что происходит на корабле.
        - Зря. Я ему больше не доверяю, - сказала Герти и добавила после короткой паузы: - Я никому теперь не доверяю.
        Захар посмотрел на нее, но ничего не сказал. Она была права - доверять теперь нельзя даже самому себе. Собственное сознание раз за разом выкидывало кульбиты, предавало и путало мысли. Что уж говорить про других.
        - Грац чего-то хочет, у него есть какой-то план, - сказала Герти. - Знать бы - какой. Ты знаешь, что он уже несколько раз пытался затащить меня в лазарет? Якобы для курса терапии.
        - Почему ты отказываешься?
        Герти остановилась, глядя прямо в глаза Захару.
        - Ты действительно не понимаешь, что на этих своих сеансах он может сделать с тобой все, что захочет?!
        - Брось, - усмехнулся кибертехник. - Я однажды был у него в лазарете. Видишь же: со мной все нормально. И даже немного полегчало. Хотя и ненадолго.
        Гертруда быстрыми шагами пошла дальше, оставив позади Захара.
        - А с Люцианом - не все нормально, - тихо, но так, что Захар четко услышал сказанное, произнесла женщина.
        - Погоди, - он догнал ее и развернул лицом к себе. - Что ты имеешь в виду?
        Герти опустила глаза.
        - Можно подумать, ты его не видел, - пробормотала она, и Захар по голосу понял, что Герти сейчас расплачется.
        Боже, да что же здесь происходит?! Грац свел с ума Лившица? Чушь! Он видел Лившица после того… после потери памяти. Видел - тот не сильно отличался от затравленного бешеными собаками волка. А теперь Люциан хотя бы стал нормально воспринимать окружающий мир. Да, он подавлен, у него стресс и депрессия, но он идет на поправку. И все - после лечения Граца.
        - Но ведь это же именно Грац поставил его на ноги после того случая, - озвучил свои мысли Захар.
        - А что он сделал с ним до?! - она резко подняла голову. На ее ресницах действительно застыли капельки влаги, переливающиеся в тусклом свете коридорных ламп, словно бриллианты чистой воды. Но в глазах отчетливо читались ярость и неуемный животный страх.
        О чем она? Что Грац мог сделать с Люцианом, когда они не то что не ладили, терпеть друг друга не могли? О каком сеансе - или о чем еще говорила Герти - могла идти речь?
        - Что он с ним сделал? - тупо повторил вопрос Захар.
        - Я не знаю, - голос Гертруды дрожал, она вцепилась руками в воротник рубашки кибертехника и трясла Захара в такт каждому своему слову: - Я не знаю, но Люциан был в лазарете у Граца перед тем, как все это случилось.
        Лившиц был во владениях Граца? Они вели переговоры? Или Люциан сам попросил доктора провести курс терапии?
        - Зачем он пришел к нему в лазарет?!
        - Откуда мне знать?! - выкрикнула Герти. - Никто из них со мной не обсуждал своих планов. Но факт налицо - все просто отключились, а Люциан исчез. И знаешь, - внезапно она стала говорить тише, почти шепотом, - я думаю, Клюгштайн не первый, кто отправился в самоволку к Хозяину Тьмы.
        Первые несколько секунд Захар никак не мог понять, что означают слова Гертруды. И только когда ее руки отпустили воротник, до него наконец дошло.
        - Но как?! - выкрикнул он. - С чего ты это взяла?
        - Помнишь, в ангаре…
        Она не успела договорить. Они оба резко обернулись, услышав шорох чьих-то шагов. Захар ожидал увидеть в полумраке коридора все, что угодно, даже многоногого истекающего ядовитой слизью инопланетянина, вознамерившегося съесть их с Герти, но не то, что там оказалось. Вернее - того: прямо к ним, волоча по полу объемную и явно тяжелую сумку для сбора образцов, с осунувшимся лицом, но при этом совершенно живой, шел пропавший Клюгштайн. Во плоти.
        - Но ведь ресурс скафандра закончился почти сутки назад, - тихо пробормотал Захар и почувствовал, что рука Герти, лежащая на его плече, плавно поползла вниз. Он не успел отреагировать, и женщина, лишившаяся чувств, рухнула на пол.
        23. Непонимание
        - Я всего лишь собирал образцы, - удивленно взирая на Граца, мямлил Клюгштайн. - Вот они, в сумке, запакованы по всем правилам.
        В его сумке, изрядно потяжелевшей, действительно обнаружились образцы вещества инопланетного корабля. Они на самом деле были упакованы по всем правилам и распаковывать их не стали.
        Грац учинил биологу самый настоящий допрос. С пристрастием. Разве что не бил.
        - Я еще раз вас спрашиваю, - орал доктор Фрицу в лицо; на большом носу Клюгштайна оседали брызги, вылетающие изо рта Граца, но биолог не делал попытки вытереть их, - где вы были все это время?!
        Захару было жаль старика, но он понимал, что по-другому поступить нельзя, - Фриц вернулся спустя пятнадцать часов после того, как должен был стать хладным трупом, однако каким-то образом он оставался жив и вот - целехонек - сидел перед ними. Более того, у скафандра Клюгштайна ресурс не был выработан, и он вполне мог поддерживать жизнедеятельность хозяина еще часов пять-семь. Вряд ли Фриц имел возможность где-то дозаправить скафандр. Значит, биолог снимал космический костюм. Только где? В «Аквариусе» это сделать невозможно. Тогда где был Клюгштайн?
        - Я был в тоннеле. Искал образцы. Собрал нужное и вернулся, - в который уже раз сообщал Фриц. - А в чем, собственно, проблема? Никто не предлагал никакой программы исследований, и я решил сам…
        - А для чего вы отключили связь «Аквариуса» с «Зодиаком»?
        - Потому что знал, что вы не дадите мне спокойно заниматься делом, - возмущенно парировал Клюгштайн.
        Биологу никто не говорил о прошедшем времени, и Фриц то ли действительно не знал, сколько времени он отсутствовал на борту «Зодиака», то ли умело ломал комедию. Вот это и пытался выяснить Грац.
        - Хорошо, - тише сказал Станислав, - а где вы были более суток?
        Клюгштайн не понял его вопроса. Или же сделал вид, что не понял.
        - Да, прошли сутки, даже больше! - Грац снова сорвался на крик. - Вы сбежали с корабля около полутора суток назад! Где вы были все это время?!
        - «Около полутора суток»?! - биолог явно был ошарашен. - Я провел вне корабля меньше двенадцати часов, я не понимаю, о чем…
        - Все, хватит! - оборвал его Грац. - Пойдемте в лазарет, проверим, не подцепили ли вы там чего. И вообще…
        Вот это «и вообще» очень не понравилось Захару. Или это опять паранойя? Да еще Герти со своими предположениями: у Станислава, мол, планы, и он их успешно претворяет в жизнь». Кстати, как она?
        Планетолог безучастно сидела в кресле возле пульта. Руки ее были опущены вниз, глаза смотрели в пол. Всем своим видом она излучала апатию и безучастность. Грац сказал, что так и должно быть первое время, - после того как женщина упала в обморок, увидев перед собой «ожившего» Клюгштайна, Захар отнес ее в лазарет. Он сомневался, правильно ли поступает, ведь ему Грац тоже не внушал доверия, но Герти не приходила в себя… Что ему еще оставалось делать?
        Станислав закрыл лазарет, уверив Захара, что все будет в порядке. Теперь Гертруда была спокойна. Слишком спокойна.
        - Я себя вполне хорошо чувствую, - вяло улыбаясь и подняв в предостерегающем жесте руку, сказал Клюгштайн. - Обойдусь без вашей терапии.
        - Вы же не совсем здоровы, - начал бормотать Грац.
        Он явно хотел, чтобы биолог попал в его владения. Но не мог же он утащить его туда силой на глазах всей команды. Фриц это тоже понимал. И Захару показалось, что биолог понимал что-то еще. Что-то было известно только ему, Клюгштайну.
        - А вы на его руку посмотрите, - подал голос Лившиц. Люциан тоже изменился - из его взгляда исчезла затравленность, что поселилась там после странных событий с потерей памяти, но появилось новое выражение уверенности в себе и полнейшего безразличия к окружающему. Что-то неприятное было теперь в его взгляде. - По-моему, он действительно здоров, даже стал еще здоровее, чем был.
        Все, включая самого Клюгштайна, перевели взгляды на обрубок его левой руки. Новая кисть не выросла, но регенерирующей повязки там больше не было, а кожа на культе была розовая и гладкая, без малейшего намека на рубцы или дефекты. Будто Фриц родился с этой культей.
        - Ничего не понимаю, - одними губами, не сводя немигающих глаз с розовой плоти, прошептал Клюгштайн.
        Он подвигал рукой, потер обрубок правой ладонью. Взгляд биолога выражал глубокое недоумение. Но, похоже, не только девственный вид гладкой кожи смущал его.
        - Ее нет, - ошарашенно произнес Фриц.
        Похоже, все-таки он тронулся умом. Клюгштайн не помнил, что лишился руки!
        Но ситуация оказалась менее прозаической, чем представлял себе кибертехник.
        - Я не чувствую руку. Ничего не чувствую. Даже не помню, каково это - иметь левую кисть.
        Взгляд биолога оторвался от девственно-гладкой культи, и его глаза, полные непонимания, сожаления и мольбы, воззрились на Граца. Он ждал от доктора объяснений.
        - Вам необходимо пройти полное обследования, - медленно, чеканя каждое слово, сказал Грац. Голос его был тихим и бархатным, он не принуждал, а констатировал очевидное. - Вы же понимаете, что случай далек от ординарного. Этого нельзя оставлять так, могут развиться очень нехорошие осложнения.
        С этими словами Грац взял Клюгштайна под локоть здоровой руки, продолжающей медленно поглаживать культю, и мягко, но настойчиво повлек прочь из рубки.
        В голове Захара бурлили странные мысли, сомнения обуревали его. С одной стороны, он понимал, что Фрицу действительно нужна помощь, тот, вне всякого сомнения, болен, не в себе. Биолог перенес что-то, что никак не хотело, а возможно, не могло уложиться в его сознании. Не исключено - в сознании человека вообще. А с другой - действия Граца вызывали у кибертехника еще большие подозрения, чем непонятная возня чужих.
        А не тронулся ли он сам умом? Грац со всеми его замыслами и странностями - свой, земной. Человек он! А чего хотели чужие, Захар даже предположить не в силах. И потом - правильное это слово: «чужие». В нынешней ситуации не до выяснения, кто «всех красивей и милее», тут скорее стоял вопрос «кто кого?». Кто первый навяжет противнику свои условия контакта.
        - Нет! - неожиданно резко вскрикнул Клюгштайн. Он вздрогнул - будто проснулся - и, с силой оттолкнув Граца, вышел из рубки. - Я сам разберусь.
        Голос биолога стал твердым и непреклонным. Захар подумал, что, если Фрица начнут тащить силой, тот станет брыкаться и отбиваться. Но кибертехник не смог бы решить, что сделать в этой ситуации, кому броситься на помощь: Станиславу или Фрицу.
        Грац пожал плечами. Он спокойно смотрел вслед удаляющемуся по коридору Клюгштайну и ничего не делал. Сдался?
        - Что же вы, Грац? - подал голос Лившиц. Захар не смог определить, чего в нем было больше: язвительности или искренней озабоченности. А может, в нем не было ни того, ни другого - настолько бесцветными и непохожими на прежние стали его интонации.
        Не обращая внимания на реплику внеземельца, Станислав опустился в кресло. Он упер сжатые кулаки в колени и хмурым взглядом обвел рубку.
        - Он же что-то скрывает, - продолжал Лившиц. - Сознательно или нет - вопрос, но нам нужна информация. Это же контакт. Понимаете?
        Захар еще раз отметил, что внеземелец ни восхищался, ни переживал. В нем не было больше той бури эмоций, того готового взорваться в любую секунду вулкана, что клокотали в нем раньше. Он лишь констатировал факты, мыслил логически.
        Киберы - вот чью речь напоминала теперь его манера говорить! Как Захар не понял этого сразу?! Люциан будто даже и не раздумывал, а только математически точно обрабатывал информацию и выдавал результат во внешний мир. В его поведении исчезло нечто, служившее внутренним стержнем, тем, что делало Люциана Лившица именно Люцианом Лившицем.
        - Нет, - пробормотал Захар, - не может такого быть, это ведь он, Люциан.
        Захар не хотел верить тому, о чем говорил его разум, но… Но он чувствовал, что Лившиц изменился, немного, почти незаметно. Теперь это был не тот Люциан. Человек, что сидел сейчас в эргокресле пилота, выглядел как Люциан, говорил голосом Люциана. Но Люциана в нем не было, из него украли саму суть, что-то неуловимо эфемерное. Самого Люциана.
        Грац не ответил внеземельцу. Лишь бросил на него угрюмый взгляд. Захару показалось, что, кроме угрюмости во взгляде, была и брезгливость.
        - Надо установить за ним наблюдение, - сказал Станислав.
        - «Зодиак» присмотрит за Фрицем, - ответил Захар.
        Хотя, признаться, он уже ни в чем не был уверен. И в «Зодиаке» в том числе.
        - Хорошо, - как-то надсадно прошипел Грац и вышел из рубки.
        Кибертехник посмотрел на Лившица. Тот сидел в кресле, глядя прямо перед собой, на его губах застыла неестественная, какая-то восковая улыбка.
        - Люциан, - обратился к нему Захар, - ты что-нибудь понимаешь?
        Внеземелец перестал улыбаться и пожал плечами.
        - Что я должен понимать?
        У кибертехника снова возникло странное ощущение, что говорит не человек, а машина, - Лившиц не возмущался, не выражал никаких эмоций. Внеземелец, словно псевдоразум машины, искал больше входящих данных.
        - Что происходит с Грацем, - объяснил Захар.
        Лившиц повернулся к собеседнику.
        - Меня больше волнует, что происходит с Фрицем, - ответил он. - Он побывал у чужих. Это очевидно. И я не понимаю, почему Грац его отпустил.
        - Ты все еще хочешь свергнуть власть Станислава? - поинтересовался Захар, проигнорировав последнюю реплику Люциана.
        Но внеземелец лишь скользнул по собеседнику взглядом, ничем не выразив отношения к сказанному, и вышел из рубки. Никакого заговора больше не существовало - предводитель отказался от планов.
        Захар запросил по вирт-связи информацию о Клюгштайне. «Зодиак» сообщил, что биолог закрылся в своей лаборатории. Кибертехник осмотрел рубку - так и есть, сумку с образцами Фриц утащил с собой.
        Надо бы его навестить.
        Захар отвел безучастную Гертруду в каюту и отправился в биолабораторию.
        24. L-форма
        Клюгштайн с головой ушел в работу. Когда Захар вошел в его чертоги, Фриц даже не обратил внимания, что кто-то появился. Он ковырялся в возвышающемся над лабораторным комплексом микроскопе и что-то изучал на виртуальном экране. Что там, Захар не знал - виртуальная картинка была доступна только биологу.
        Сумка, в которой Клюгштайн принес собранные образцы, лежала на полу возле прозрачного герметичного куба. Внутри прозрачной конструкции в некотором беспорядке были разложены всевозможные склянки и коробки - сами образцы.
        - Что вы оттуда притащили? - спросил Захар.
        Биолог едва заметно вздрогнул - он действительно не заметил, как в лаборатории появился кибертехник, - и обернулся.
        - А, это вы, - сказал он. - Образцы.
        - Что за образцы?
        Клюгштайн продолжал настраивать микроскоп.
        - Разные. Камни в основном.
        - Но зачем они вам понадобились? - Захар искренне не понимал, отчего Фриц столь странным образом рванул на корабль чужих. Что такое запало ему в душу, что он очертя голову, ни с кем не поговорив, полетел туда? В конце концов, можно было отправить за образцами робота.
        - Мы ничего о них не знаем, - пробормотал биолог, задумчиво водя пальцем в пространстве.
        - Что вы там рассматриваете? - спросил Захар.
        - Сейчас, сейчас…
        Захар явно мешал Клюгштайну. Ученому грезилась какая-то идея, которую он никак не мог ухватить, а тут еще Захар со своими вопросами.
        - Что там у вас? - повторил Захар.
        Фриц потряс пальцем в воздухе.
        - Вот! - наконец вымолвил он.
        Перед Захаром появилась картинка. Видимо, та, что рассматривал Фриц. На корявом разноцветном фоне, с преобладанием желтого и серого всех оттенков, обильно рассыпаны темно-бордовые, голубоватые и серые шарики. Будто кто-то посыпал древние, изъеденные коррозией горы раскрашенными в разные цвета гигантскими семенами мака.
        - Вы такое уже видели, - сказал Клюгштайн.
        Опять шарады. Захар напряг воображение, но ничего похожего вспомнить не смог.
        - Что это? - вздохнув, поинтересовался он.
        - L-формы, - сказал биолог и снова углубился в микроскоп.
        - Бактерии?!
        Клюгштайн не ответил. Захар ошарашенно смотрел на виртуальную картинку с разноцветными шариками. Это образец? Бактерии с Хозяина Тьмы? Но как они там выживают - в открытом космосе. Здесь, где даже далеких звезд почти не видно, температура за бортом стремится к абсолютному нулю. В таких условиях ничто живое не сможет существовать. Химические связи не выдержат, вещество разрушится.
        - Не совсем, - сказал Фриц. Захар не сразу понял, что тот говорил о бактериях.
        - Но как они живут в этих условиях?!
        - Это же L-формы. Помните, я вам рассказывал, что это своеобразная форма защиты. Бактерии в анабиозе. Но эти существа, хоть и очень похожие, отличаются от привычных нам земных бактерий. И вот еще что…
        Он снова смотрел в микроскоп, виртуальный экран исчез.
        - Где вы это взяли?
        - Внутри. В глубине тоннеля - я подумал, что внутри корабля воздействие неблагоприятных факторов должно быть меньше. Так оно и оказалось.
        - А где вы все-таки были так долго?
        - Так вот… - Клюгштайн будто и не слышал вопроса, он был слишком увлечен процессом. Или только делал вид. - Эти малютки отличаются не только от земных бактерий, они и друг от друга отличаются. Они все словно с разных планет: разная организация, разный генетический код. Они произошли от разных предков. Для каждой группы эволюция шла своим собственным, не пересекающимся с остальными путем.
        Фриц постигал инопланетный корабль. Настолько, насколько мог. Он всеми силами искал в найденных микроорганизмах тайные предначертания и скрытый смысл. Он пытался вообразить образ целого по мельчайшим осколкам, да еще и разбросанным в совершенно случайном порядке.
        И все же - факт остается фактом: двадцать с лишним часов Клюгштайн пребывал вне скафандра. В открытом космосе он не мог быть, никак не мог, он не L-форма. Тогда остается только одно предположение - он был внутри корабля чужих, в подходящей человеку среде. Что он там делал? Что он мог там делать?
        Неожиданная мысль возникла в голове Захара - ведь Клюгштайн, вероятно, заразен! В самом прямом житейском смысле: человек без скафандра находился почти сутки в мире, где совершенно точно существуют микроорганизмы - ведь Орешкин только что их видел своими глазами. Это же биологическая угроза высшей степени! Как же они…
        Появившееся было желание поднять общую тревогу быстро исчезло. Если предположение Захара верно, то уже ничего не исправишь. Все они были «в контакте». Если Фриц принес на корабль инопланетную заразу, то люди уже безнадежно больны. Тогда выходит, что дороги домой у них нет в любом случае.
        Прав был Лившиц - не стоит просить инопланетян о помощи. И если предложат помочь, стоит отказаться. Теперь это сделать стало просто необходимо.
        Но как же так! Как же они могли допустить такое! Грац - врач, он же должен понимать, какую опасность несут инопланетные живые организмы. А Лившиц. Тоже хорош, специалист по внеземной жизни.
        Захар наблюдал за биологом. Клюгштайн совсем не выглядел больным. Усталым и каким-то опустошенным - да. Но не больным. Может, и нет никакой опасности, и он ничего не подцепил.
        Кстати, в имеющиеся улики вполне укладывалась и еще одна версия. Бредовая, сказочная, но вполне логично объясняющая, почему Фрицу хватило ресурса скафандра и даже еще остался запас. И если в действительности именно так все и происходило, то тогда заражения чужеродной инфекцией опасаться не стоило. Фриц вполне мог и не выходить из скафандра. Для того чтобы сохранить ресурс космического костюма, совсем не обязательно покидать его. Достаточно всего лишь не дышать. Достаточно быть мертвым внутри скафандра.
        Фриц - ходячий труп?! Бред, конечно. Нет уж, скорее Захар поверит в то, что все они безнадежно больны, чем в то, что по кораблю разгуливает настоящий зомби, да еще и балуется опытами с микробами.
        - А знаете что, - вдруг сказал биолог, - это похоже на какой-то инкубатор.
        - Вы о чем? - Захар потерял нить разговора.
        - Об этих микроорганизмах. Они удивительны. Они ни на что не похожи. Такое впечатление, что кто-то намеренно поселил их здесь и воздействует на них извне, пытаясь понять, что получится. Будто кто-то экспериментирует с живой материей, сравнивая и выбирая, отбирая лучшее.
        - В космосе?! Что здесь может выжить?!
        Клюгштайн усмехнулся.
        - Вы не представляете, насколько живучими могут быть микробы. На земле есть такая бактерия, называется «радиоустойчивый дейнококк»[24 - Deinococcus radiodurans способен выдерживать излучение силой до 10 000 грэй, смертельное и для других бактерий, и, конечно, для более сложных клеток высших организмов.]. Так вот, она может жить даже внутри работающего атомного реактора. А с возможностями малюток с Хозяина Тьмы я пока еще не разобрался. Думаю, в них можно найти много интересного и неожиданного.
        - Вы шутите?
        Жизнь внутри реактора - это уже слишком. Захар такого не мог представить. Более того, он не мог представить, для чего на Земле вообще могло понадобиться умение выживать в подобных условиях - ведь эти бактерии-супермены появились явно много раньше первых реакторов.
        - Почему вы так решили? - спросил Клюгштайн и принялся снова что-то менять в настройках агрегата. Захар подумал, что это, скорее всего, не микроскоп. Или не только микроскоп.
        - Зачем бактериям жить в реакторах?
        Фриц на секунду перестал ковыряться в приборе и посмотрел на Захара.
        - Почем мне знать? Дейнококк за миллиарды лет отлично приспособился к засухе, а устойчивость к радиации - побочный эффект. Иногда вероятностные процессы, составляющие саму основу жизни, кажутся слишком уж странными. А время от времени у меня возникает стойкое ощущение, что ими кто-то управляет.
        Внезапно клубок киберов внутри куба вздрогнул, и роботы начали активно возиться, разливая что-то по склянкам. Похоже, биолог закончил выстраивать программу эксперимента, и техника занялась делом.
        - Вы на бога намекаете? - спросил Захар.
        - Я ни на кого не намекаю, - ответил Клюгштайн. - Но это точно не мы с вами.
        Чего, спрашивается, Клюгштайна потянуло на божественную тематику? И при чем здесь Хозяин Тьмы?
        - L-формы - это не случайно, - послышалось бормотанье Фрица. Биолог разговаривал сам с собой, к Захару он не обращался.
        - Что?
        - Ничего, ничего. Вы, Захар, идите. Я вам после все расскажу. Как закончу.
        Клюгштайн мягко, но настойчиво начал вытеснять кибертехника из лаборатории.
        - L-форма - это не просто защита, - сказал биолог, когда они оба оказались за дверью. - Это на грани жизни и нежизни. Воспоминание о том, как все начиналось. Там, - он кивнул в сторону прозрачного куба с образцами, - нет ни одного живого существа. Но они и не мертвы. Это все заготовки, исходный материал.
        - Для чего?
        - Вот это я и пытаюсь выяснить. Но все - завтра, когда будут готовы первые результаты.
        Дверь в биолабораторию захлопнулась, но Захар стоял перед ней еще несколько минут, пытаясь понять, что же все-таки хотел сказать Фриц. Он что-то придумал, это не вызывало сомнений. Вот только пока ничего не понятно.
        25. Смерть
        Господи, неужели никогда в жизни не удастся выспаться! По корабельному времени еще настолько раннее утро, что вполне можно считать его поздним вечером. Сон был крепок и приятен, когда вымышленный мирок сновидения вдребезги разнес вопль Граца из динамика системы оповещения. Все-таки надо было разбить этот динамик, как собирался!
        Захар, путаясь в сползающих брюках - впопыхах он не застегнул их до конца, и штанины попеременно норовили намотаться на босые ступни, - бежал по длинному коридору к лифту. Велено было срочно прибыть к шлюзу, в ангар.
        Голос доктора показался Захару не на шутку взволнованным и даже испуганным, поэтому к указанному месту он бросился без промедления. Выскочив из лифта, поднявшего его в центр диска, к ротору, Захар с силой оттолкнулся от пола и, пользуясь почти нулевой здесь гравитацией, одним прыжком оказался внутри перехода. Там стояла Герти. Вид у женщины был сонный, но тоска и апатия исчезли из взгляда.
        - Привет, - сказал она.
        - Как чувствуешь себя?
        Она поморщилась, но сказала:
        - Нормально. - И добавила, когда лифт остановился: - Только больше никогда не позволяй Станиславу трогать мою голову.
        Захар не успел ответить - Гертруда легко выпорхнула в открывшиеся двери, и ему не оставалось ничего другого, как броситься вдогонку, неуклюже цепляясь за стены. Шансов догнать ее, как обычно, не было.
        - Не знаешь, что случилось?! - крикнул он ей.
        - Не знаю. Но Грац показался мне испуганным. Для него это необычно - думаю, стоит узнать, в чем дело.
        Захар думал так же. Именно поэтому, не медля ни секунды, рванулся сюда, в технический отсек «Зодиака».
        Спереди, оттуда, где располагались ангары, доносились приглушенный грохот и вопли. Будто вдали колотили по большому листу железа и страшно кричали. Когда до места встречи оставалось несколько десятков метров, стало понятно, что кричит Грац. Доктор вопил так громко, что его не могли заглушить даже звукопоглощающие переборки.
        Грац с Лившицем находились возле прозрачной двери, ведущей в шлюз. Внеземелец безучастно взирал на то, что происходило внутри, а Станислав кричал что есть мочи и молотил руками по двери, ударопрочная поверхность которой не собиралась поддаваться.
        Во всей этой вакханалии было что-то еще, какой-то посторонний звук. Захар не сразу понял, что звук исходит из переговорного устройства у двери.
        Лицо Граца побагровело, вены на шее вздулись.
        - Что… - начал было Захар, но все сразу стало понятно, как только он заглянул в шлюз.
        Там в полутьме стоял Клюгштайн. Он опирался спиной о створки люка, ведущего наружу, в космос.
        Захар запросил отчет о ситуации у «Зодиака» и понял, что биолог сознательно готовился к действу: искин потерял контроль над входом в шлюз. Не нужно долго присматриваться, чтобы заметить развороченную стеновую панель внутри шлюза с торчащими из дыры обрывками проводов - Клюгштайн уничтожил кабели, питающие сервоприводы двери.
        - «Зодиак», заблокировать внешний люк, - громко произнес Захар.
        - Пробовали уже, - сказал Лившиц. - Фриц там все провода разодрал.
        - Но зачем?!
        Люциан пожал плечами и снова повернулся к двери.
        Грац орал не переставая. Биолог пытался отвечать - его слова, искаженные динамиком громкой связи, и были тем самым посторонним звуком. Его никто не слушал, его только пытались уговорить.
        Захар обратился к биологу по вирт-связи, но ответа не получил. Понятно, что и это уже пробовали. Фриц не хотел никаких объяснений.
        Но ведь есть же еще ручной привод двери! Ее можно открыть, нужно только надавить вон на ту панель и убрать стопор. Захар потянулся к углублению, расположенному в полу у самой двери.
        - Прекратите! - гаркнул на него Грац и неожиданно замолчал.
        В наступившей тишине стало слышно дыхание Клюгштайна, доносившееся из динамика в стене. Захар посмотрел внутрь шлюза и заметил, что Фриц улыбался. Только никакого веселья в его улыбке не было - это была улыбка висельника, тешащего себя мыслью, что ему, в отличие от палача, не придется возвращаться назад под дождем. Рука Клюгштайна лежала на массивном рубильнике аварийного открывания люка.
        - Он утащит нас всех за собой, - промямлил Лившиц. - Он так сказал.
        - Дайте же ему, наконец, сказать! - вскрикнула Герти.
        Улыбка Клюгштайна стала шире и… живее.
        - Спасибо, - сказал он. Вернее, звук доносился из динамика на стене, они лишь видели, как шевелятся губы биолога. - Я не могу допустить этого. Не вправе человек решать такое… не вправе.
        - Он же не в себе! - воскликнул Грац.
        - Я не могу решить эту проблему иначе, - продолжал Клюгштайн.
        Голос его сбивался, и Захар понял, что Фрицу отчаянно страшно. Страшно умирать, страшно перестать быть. Но кибертехник видел, едва различая его глаза, что он все уже решил и пути назад нет. Только одно оставалось неясным.
        - Зачем? - неслышно, одними губами прошептал Захар. Но Фриц понял, увидел движения его рта.
        - Потому что жизнь мертва, - сказал он, глядя прямо на Захара. - Там в лаборатории… вы видели вчера. Они все мертвы. Все мертво. Жизнь - это фикция, игра больного воображения.
        Грац, потирая рукой лоб, отвернулся от двери.
        - Он рехнулся. Это все бессмысленно, - тихо сказал он.
        - Мой вам совет, - снова послышался голос Клюгштайна, - улетайте отсюда. Куда угодно, только прочь от этого места. Оставьте это в покое.
        Что-то произошло в это мгновение. Захар почувствовал, как мир разлетелся на тысячу осколков, и в каждом отражался он сам. Жалкое, дрожащее существо, потерявшееся в безбрежном пространстве, не понимающее ничего вокруг, озирающееся, словно загнанный зверь.
        Он снова был под властью взгляда, сверлящего душу. Только в этот раз ему показали вид с другой стороны. Всего лишь на мгновение, но его хватило, чтобы понять, сколь ничтожен и незначителен человек.
        Когда наваждение прошло, Захар догадался, что нечто похожее случилось со всеми без исключения: Герти была в конце коридора, прячась в технологических выступах на стене; Грац с искаженным лицом потирал руку, обалдело глядя на кровавый след на стене, оставленный разбитым кулаком. Один лишь Люциан все так же, не мигая, смотрел внутрь шлюза. А внутри Фриц, потеряв равновесие, размахивал руками, стараясь дотянуться до рубильника.
        - Скорее, разблокируйте дверь! - крикнул Грац.
        Вопль доктора словно разбудил впавшего в ступор Лившица. Внеземелец вздрогнул, рванулся к скрытому в полу рычагу, промахнулся с первой попытки, выровнялся и все же ухватил планку. Но было уж поздно: Клюгштайн достал здоровой рукой до рубильника и что было сил рванул его вниз.
        Завыла сирена аварийной сигнализации. Перед глазами поползли служебные сообщения «Зодиака», которые Захар тут же смахнул рукой.
        Все произошло быстро. Казалось, мгновенно. Вот только что здесь висел Фриц, смешно вцепившийся в массивный рубильник. Вот на месте гладкой поверхности створок люка образуется аспидно-черная дыра, и в следующее мгновение Фрица больше в шлюзе нет.
        «Это совсем не страшно, - эхом пронеслось в голове Захара. Это был Клюгштайн. В открытом космосе не умирают мгновенно, а вирт-связь работает на достаточном расстоянии от корабля. - Вы всё поймете, Захар. Всё узнаете. Я…»
        Приступ чужой боли согнул Захара пополам, дыхание сделалось прерывистым. Но в следующее мгновение виртуальное чувство исчезло - «Зодиак» оборвал связь, и Фрица Клюгштайна не стало.
        - Врете вы, что не страшно, - Захар произнес вслух свои мысли. Во рту пересохло, и в животе пекло, как после сильного удара.
        Грац недоуменно посмотрел на кибертехника, но промолчал.
        - Он там, - сказала Герти, рассматривая что-то в личной виртуальности. - Отверстие люка направлено точно на Хозяина Тьмы.
        Все посмотрели в разверстый шлюз, но между створками была лишь темнота.
        26. Второй контактер
        На душе стало мрачно и противно. Отвратительно понимать, что ты жив и не сделал чего-то, чтобы спасти товарища. Пусть даже тот сам решил умереть. Не поняли мы его, не услышали. Что же такое Клюгштайн нашел в своих бактериях? И ведь притащил камни с Хозяина Тьмы он не случайно - Фриц искал в них что-то, он знал, предполагал, что там может оказаться.
        Захар ходил в лабораторию биолога. Там ничего не осталось: ни записей, ни результатов, ни самих образцов. Все склянки и камни аккуратной стопочкой покоились в утилизационной камере, в логах которой Захар нашел отметки о проведении всех режимов деактивации - от высокотемпературной обработки до жесткого гамма-облучения. Там все было мертво. Теперь - окончательно и бесповоротно. Вряд ли Клюгштайн имел в виду именно эту смерть. Это было лишь заметанием следов.
        «Зодиак» сообщил только о том, что за несколько минут до инцидента Клюгштайн отдал команду на уничтожение всех данных по проведенным опытам. В памяти мозга корабля не осталось ничего - информация о личных экспериментах биолога не значилась в планах экспедиции, и искусственный интеллект уничтожил ее без возражений и резервных копий. Восстановление информации невозможно.
        - У тебя там кто-нибудь остался? - спросила Герти.
        Увлеченный собственными мыслями, Захар не сразу понял вопрос. Они снова были вместе, в ее каюте. После смерти Клюгштайна все расползлись по норам, о продолжении исследований не вспоминали. Герти еще раз предложила запустить двигатели и улететь куда-нибудь, все равно куда, лишь бы отсюда, но Грац снова резко возразил.
        Захар очень хотел, но никак не мог понять мотивов Станислава - у них не было программы исследований, по существу, они вообще уже ничего не исследовали, да и смысл этой возни вокруг Хозяина Тьмы стал совершенно неясен, но Грац упорно отказывался покидать место дислокации корабля чужих. Чего он хотел от инопланетян? Чего добивался?
        - Где? - уточнил Захар.
        - Дома. На Земле.
        Захар задумался на секунду. Странно, но он ни разу не вспоминал о Земле за эти дни. Родная планета, колыбель человечества, как будто перестала существовать с тех пор, как стало ясно, что для них она потеряна навсегда. Как быстро человек свыкается с неизбежным, как быстро мир сужается до границ маленького металлического гроба, которым теперь стал для них «Зодиак». Или на Земле его действительно ничто не держало? Что у него было там? Дом, работа, постоянная необходимость что-то придумывать, как-то изворачиваться, чтобы получить место в перспективной, хорошо оплачиваемой экспедиции, чтобы по возвращении купить очередную ненужную, но такую престижную вещицу?
        Всего неделю они провели здесь, миг даже по меркам короткой человеческой жизни. А уже кажется, что бурлящей человеческой цивилизации никогда и не существовало. То, что казалось там, на Земле, таким привычным, правильным и само собой разумеющимся, здесь в одночасье превратилось в ничего не значащий вымысел, в пустоту, в бестолковую возню.
        - Нет. Так, ничего не значащие отношения. Я и бывал-то там нечасто - все больше в экспедициях и полетах, - ответил Захар. - А у тебя?
        Он впервые задумался об этом. Здесь их отношения стали возможными только в силу сложившихся обстоятельств.
        - Только дом на Луне. Пустой и холодный - я уже несколько лет не платила за воздухоснабжение, и, думаю, его отключили. Ты знаешь, последние лет семь мне удавалось работать в экспедициях, не возвращаясь домой ни разу. Пара дней на орбитальной базе - и в новую авантюру. Так что обычно все свое я вожу с собой.
        - Ты же спрашивала не о вещах, - напомнил ей Захар.
        - Ну да, - усмехнулась Гертруда. - В этот раз так получилось, что со мной действительно всё. Кто бы знал…
        - То есть?
        - Люциан - мой муж.
        Вот откуда эти постоянные взгляды. Вот почему короткие реплики Гертруды оказывали на Люциана эффект точного выстрела в голову.
        - Но как тогда?.. - Захар имел в виду их нынешние отношения. Он встал, отпрянув от женщины. Движение машинальное, но Герти его заметила.
        - Не переживай, - рассмеялась она, - он мой бывший муж. Только ты же видишь, какой он. Куда он без меня, он же пропадет.
        - Какой?
        Захар совсем не понимал Лившица. Он всегда казался ему странным, особенно не от мира сего он стал после амнезии. Хотя от такого кто угодно повредился бы рассудком.
        - Он же совсем как ребенок - увлекается, всему верит и не отступает от своих принципов. Только сейчас с ним что-то не то. Что-то…
        Гертруда внезапно замолчала, улыбка сошла с ее губ. Лоб пересекли глубокие морщины, вся ее поза говорила о внутреннем напряжении, о какой-то борьбе, идущей внутри.
        - Послушай, нам нужно сходить в ангар.
        Она встала и начала стремительно одеваться.
        - Для чего? - Захар не мог понять, с чего такая срочность.
        - Пойдем. Мне нужно посмотреть еще раз, чтобы убедиться.
        Захар ничего не понимал. Он лишь пожал плечами и пошел следом за Герти. Ему было все равно и от этого тоскливо. С потерей цели, с полным провалом миссии по изучению инопланетного корабля они потеряли нечто большее, чем просто занятие. Они как будто потеряли самих себя - человек весь заключается в действии, и бездействие превращает его просто в кусок органики, неустанно ведущей бессмысленный бой с окружающим. Живые организмы - хитрецы, возомнившие, что могут обойти энтропию.
        Чтобы не просто существовать, а жить, чувствовать себя личностью, человеку требуется постоянно что-то доказывать. Миру, другим людям. Но прежде всего - самому себе. Ему нужно ставить задачи, сколь бы бессмысленными они ни казались при ближайшем рассмотрении, и решать их. Пусть ценой чужих жизней, пусть - собственного разбитого лба, но двигаться вперед, достигать, рваться ввысь.
        И даже высь уже давно перестала быть пределом мечтаний. Ведь сознанию человека тесно в ограниченном мире сети нейронов, надежно запечатанном внутри черепной коробки. Фантазия людей неуемна, они придумывают новый мир и потом, не зная усталости, переделывают оригинал, пока не добьются его полного соответствия своим представлениям.
        А теперь здесь, внутри «Зодиака», их мир стал маленьким. Его границы закостенели и сделались недвижимы. Некуда бежать, невозможно разбивать лбы. Человек умирал здесь, люди превращались в живых движущихся кукол.
        - Так и есть! - закричала Гертруда.
        Захар остался у входа, размышляя о границах познания. А Герти в это время выписывала кульбиты вокруг «Каприкорнуса», ловко лавируя между массивными металлическими конструкциями.
        - Что там? - спросил Захар, неуклюже подбираясь в невесомости к исследовательской капсуле.
        - Вот, посмотри, - Гертруда ткнула рукой в платформу, на которой покоилось судно.
        - И что здесь?
        - Неужели ты не видишь?! Посмотри! Левая опора капсулы не попала в захват. Она не замкнута.
        - Ну и что? - Захар никак не мог понять, что так удивило Гертруду. Такое случалось, одного захвата вполне достаточно, чтобы удерживать маленькую капсулу. Это не считалось большой проблемой и не вызывало реакции со стороны вездесущего «Зодиака». При следующей швартовке положение будет исправлено, только и всего.
        - Вы все отупели здесь от безделья, - сквозь сжатые зубы зло прошипела женщина. - Мог ли «Зодиак» выйти из порта с такой фиксацией капсулы?
        - Нет, но…
        Черт! И тут до него, наконец, дошло. Черт! Черт, черт, черт! «Каприкорнусом» никто не пользовался, поэтому он не мог быть плохо пришвартован. Герти права, из порта корабль так выпустить не могли - ускорения при маневрах и выходе из гиперпространства не потерпели бы беспечной швартовки. Будь капсула установлена таким образом с самого начала, от ангара просто ничего не осталось бы. Тогда это смещение - маленькая и незначительная деталь в невесомости - могло означать только одно: «Каприкорнус» отшвартовывали. На нем кто-то летал.
        - Кто его мог пилотировать? - пробормотал Захар.
        Да что же здесь происходит?! Кто-то тайно летает на исследовательских капсулах, люди проводят в открытом безжизненном космосе сутки без еды, воды и воздуха и остаются живыми и даже невредимыми. У всех тайны, каждый что-то замышляет, но не знает, зачем это делает. Или это только он, Захар, не знает, что происходит, а остальные в курсе?
        - Вы все сговорились? - Захар попятился к выходу.
        - О чем это ты? - в глазах Герти читалось искреннее недоумение. Знаем мы эту искренность, у всех на уме непонятно что. У каждого свои непонятные планы.
        И тут сзади на него… посмотрело нечто. Захар всхлипнул и, резко развернувшись, замолотил руками по воздуху, пытаясь погасить инерцию, несущую его в сторону выхода. Но зацепиться было не за что.
        Сзади ничего не оказалось. Только ярко освещенный прямоугольник выхода в коридор технического отсека. Чувство взгляда не исчезало, но Захар больше не мог локализовать его - на него смотрели отовсюду сразу. Весь мир в одночасье сжался в точку, не имеющую размера, и уместился внутри его головы, а все остальное заполнилось тягучим, как смола, и едким, как кислота, Взглядом. Взгляд хотел поглотить мир, сожрать с потрохами, сделать его своим. Он хотел отобрать у Захара все, что у него было, ибо мир есть отражение, то внутреннее состояние человека, что позволяет ему отделить себя от остальной вселенной.
        Захар судорожно зажмурил глаза и провалился в странное забытье. Он все помнил, все воспринимал, все чувствовал. Но он не мог этого постичь. Не было мира, был только он, Захар.
        Жесткий холодный удар по затылку и спине вернул реальность на прежнее место. Кибертехник, беспомощно барахтаясь в воздухе, со всего размаха врезался в металлическое ограждение площадки перед выходом из ангара. В голове гудело, но теперь внутри нее было привычно и понятно.
        - Кто летал на капсуле? - требовательно произнес он, поднимая глаза на Гертруду.
        В глазах женщины застыл испуг, смешанный с обидой и состраданием. Она не знала, что ей делать, - то ли немедленно уйти, то ли броситься на помощь попавшему в беду Захару.
        - Что с тобой?
        - Кто летал на капсуле?! - повторил Захар.
        - Откуда мне знать. Только мы, если помнишь, неподалеку нашли Люциана, почти лишившегося рассудка.
        - Лившиц бывал на Хозяине Тьмы?!
        Ну, конечно! Вот почему после исчезновения внеземельца нашли именно здесь. Памятуя его состояние, нетрудно догадаться, что пройти дальше он был не способен. И все записи в памяти «Зодиака», стало быть, уничтожил именно Лившиц.
        Стоп, тут получалась нестыковка. Идти он никуда не мог, но каким-то образом уничтожил записи в корабельном мозге, располагающемся почти в диаметрально противоположном конце судна.
        Захар схватился за поручень, что пару минут назад столь недружелюбно отнесся к его затылку - там уже наливалась шишка, пульсируя болью, - и перешел в помещение, где хранились скафандры. Те, что уже использовались раньше, легко заметить - в отличие от новых, они выглядели не столь аккуратными: никто не заботился о тщательной упаковке их в крепления, в отличие от работников верфи во время подготовки к старту. Количество совпадало - разнузданно торчали только те костюмы, которые Захар помнил. Гертруды, Лившица и Клюгштайна. Его собственный скафандр был в утилизаторе - но это не страшно, здесь еще достаточно резервных костюмов.
        Скафандр Лившица пребывал в том состоянии, в каком его оставил внеземелец после вылазки внутрь тоннеля. Кибертехник быстро пошел по ряду, считывая данные с упакованных скафандров. У «Зодиака» он ничего не спрашивал - корабельному мозгу могли и здесь подправить воспоминания. Кто - это уже второй вопрос.
        Вот оно! Вот он, скафандр, на вид новенький. Ресурс израсходован на восемнадцать процентов. То есть в нем находились примерно четыре часа. Хватит, чтобы сгонять к Хозяину Тьмы и вернуться обратно? Вполне. Почти впритык, но управиться можно. Вот только для чего Лившиц «гонял» туда?
        Теперь ясно, что помутнение рассудка он заработал у корабля чужих. А может быть - и внутри него.
        - Все сходится, - крикнул он Гертруде. - Один из скафандров использовали почти четыре часа. И аккуратно упаковали обратно - замели следы.
        - Что Люциану там понадобилось? - в недоумении спросила Герти. - Он же с самого начала был противником проникновения на корабль чужих.
        - Я думаю, никто не спрашивал его мнения. Ты же видишь, что с ним происходит. Он был не в себе. Возможно, с ним это началось до того, как он туда полетел.
        Гертруда приблизилась к нему. Захар непроизвольно отшатнулся, вспомнив о недавних подозрениях насчет личной игры каждого члена экипажа, но тут же остановился и виновато поднял взгляд на женщину. Она внимательно посмотрела ему в глаза, а потом сказала:
        - Не исключено, что ты прав. До сего момента я думала, что это мы раз за разом лезем к ним, чего-то от них пытаемся добиться. Но вот ты сказал, и я подумала - мы не случайно здесь. Не случайно нас выбросило именно в этом месте, не случайно Тахир не вышел из транса. Они знали, что будет так, они планировали это заранее.
        Что за ерунда? Кто мог планировать заранее, что непонятная физика гиперпространства волею совершенно слепого случая на какое-то исчезающе малое мгновение забросит их корабль в эту забытую богом точку пространства? Это невозможно было предвидеть и, соответственно, просчитать.
        - Перестань. Они не могли нас выследить, мы оказались здесь случайно, ты же понимаешь. Они…
        - Ты видел структуру их обшивки. И это только поверхность огромной глыбы. Они могли просчитать ситуацию в считаные мгновения. Все узнать наперед, предвидеть, как нужно начать и как все закончится. Во Вселенной нет ничего предопределенного, но физика нашего мира ограничена, в нем все можно посчитать, вычислить вероятность. И чем выше эффективность расчета, тем ?же границы вероятности. А их скорость получения новых расчетных данных для нас то же самое, что ясновидение.
        - Но для чего они это делают?
        - Они хотят наладить контакт. По-моему, это очевидно.
        - Но они же планомерно уничтожают нас. Нашими же руками, нашим собственным сознанием. Мы тут как крысы в клетке, не понимающие, что тот, кто их постоянно бьет палкой, всего лишь пытается показать, где можно добыть еду.
        Гертруда перемахнула через парапет и направилась прочь из ангара.
        - Не знаю, что они хотят нам показать, возможно, так они лишь пытаются понять нас, но мне это все надоело. Я не собираюсь больше сидеть тут, подняв лапки кверху и стеная от страха. Хотели исследований - получите!
        27. Атака
        Захар, как ему велела Герти, готовил киберов. Сама Гертруда осталась в надстройке хребта «Зодиака», недалеко от ангаров - там располагались ее владения, ее лаборатория. Что она там делала, кибертехник не знал.
        Герти было не остановить. Она решила если не извести Хозяина Тьмы, то хотя бы потрепать ему шкуру. Так она сказала. И пусть попробуют не заметить ее действий.
        Захар активировал четырех киберов из исследовательского набора, которых обычно использовали в своих изысканиях планетологи. Биороботы послушно ждали указаний, выстроившись в ряд. Кибертехник не знал, что им предложить.
        «Герти, - позвал он по вирт-связи, - киберы готовы. Что дальше?» - «Пока жди».
        Захар приблизился к огромному окну, которое казалось нарисованным черной краской на стене. Смотреть тут было не на что.
        Вдруг он почувствовал, что по корпусу «Зодиака» пронеслась мелкая дрожь, и в то же мгновение темноту вечной ночи с той стороны иллюминатора заполнили тысячи маленьких светящихся точек. Огоньки, будто искры костра, брошенные в ночь порывом ветра, быстро улетели вдаль и исчезли.
        «Что происходит?» - спросил Захар.
        «Это я их запустила, - ответила Герти. - Зонды-маркеры. Я собираюсь пометить эту космическую сволочь. Теперь он будет у нас как на ладони».
        Вирт-связь не передавала звуков. В виртуальной речи не было интонаций и модуляций - только информация и эмоциональная составляющая. Но Захар так и представлял себе, как Гертруда ухмыляется, глядя на исчезающий в темноте рой зондов.
        «Киберы загружены, - сообщила Герти. - Проверь программу».
        Захар внутренним взором пробежал по строчкам предоставленного «Зодиаком» отчета - все работоспособно. Поправил пару мелких неточностей, которые могли озадачить псевдоразум киберов, и отправил Гертруде сообщение о готовности.
        «Поехали, - сказала она, и киберы отправились к техническому шлюзу. - Поднимайся ко мне».
        Во владениях планетолога было тесно и неуютно из-за обилия крупногабаритного и малопонятного Захару оборудования. Гертруда, пристегнувшись ремнями, сидела в кресле перед большим голоэкраном. Увидев Захара, она сделала свою виртуальность доступной для него, и кибертехник увидел все.
        Масштабы предпринятых планетологом усилий впечатляли. На трехмерной модели Хозяина Тьмы яркими огнями горели точки, на которых уже закрепились маркеры. Практически всю поверхность корабля чужих покрывали маленькие цепкие исследователи, добравшиеся до цели чуть больше чем за час. И количество их увеличивалось с каждой секундой. «Зодиак» не потерпел бы такого хамства. Однако чужие молчали. Никаких движений с их стороны.
        С зондов шла информация. «Зодиак» обрабатывал ее и выдавал отчеты - относительная скорость движения, положение в пространстве, данные эхолокации, радиозондирование, гравитационные неровности и перепады плотности. Данные поступали таким насыщенным потоком, что Захар не успевал даже просматривать все отображаемые параметры. Герти с интересом рассматривала выведенные цифры и графики, делая какие-то пометки на личном планшете.
        - Грац нас прибьет, - констатировал Захар, когда понял, что Герти не остановится, пока в ее арсенале остается хоть что-то неиспользованное.
        - Да пошел он! Если мы не постигнем этих космических гадов, гнев Граца нам совсем не страшен. Пусть лучше наш доктор расскажет, что он сам пытается сделать с командой.
        - В каком смысле?
        - В самом прямом, - ответила Герти, не сводя глаз с виртуальных отчетов, заполонивших уже почти все пространство вокруг них. - Посмотри на Люциана. Он постоянно, по нескольку раз на дню ходит в лазарет. Я помню свои ощущения после его… терапии. Ты ведь, кажется, тоже проходил лечение?
        - Да, но…
        Ничего необычного он не чувствовал тогда. Даже вроде бы полегчало. После лечения. А во время? В памяти Захара проступил ужас, который он испытал, проваливаясь в забытье. Он вспомнил, как белизна лазарета хотела поглотить его, растворить в себе. И вспомнил Граца - его искаженное гримасой злобы и ненависти лицо, надвигающееся сверху. Тогда он списал эти фантазии на переутомление и собственные ненормальности психики. Теперь, после слов Гертруды, он начал сомневаться, что правильно определил причину и следствие.
        - Так что? - Герти повернулась к нему, ожидая ответа.
        - Не знаю, - честно признался Захар. Теперь он уже ни в чем не был уверен.
        - Угу, - промычала она и вернулась к анализу поступающих данных.
        Захар подумал, что последние несколько дней пребывал будто во сне. Наверное, Грац смог бы объяснить это его состояние. Наверное, он сказал бы, что это из-за того, что Захар сдался и уверился в скором конце. Только спрашивать у доктора совсем не хотелось.
        Он ощущал недостаток мотивации к чему бы то ни было. Киберы работали нормально. Их мотиваторы не ведали страха смерти - только инстинкт самосохранения. И то при необходимости и его можно было просто выключить из функционирующих цепей, отправив бедного робота на верную гибель. И он пошел бы, ни о чем не сожалея. Нечем им сожалеть и не из-за чего расстраиваться.
        Это у людей слишком сложная психика. Вот и ломается часто. Проще надо быть. Как киберы.
        - Прибыли киберы, - сообщила Гертруда. - Пусть работают автономно. Хватит беречь ресурсы - они нам ни к чему. В случае разрушения - сразу же высылай следующих. Программу не менять.
        - Опыт придется обновить. Иначе они все время будут наступать на одни и те же грабли.
        - Тебе видней.
        Роботы грызли корабль чужих, словно муравьи, напавшие на непомерно большую жертву. Они отламывали от него куски, отправляя их тут же в анализаторы, запасались образцами для последующего анализа на «Зодиаке», зарывались в рыхлый камень обшивки, оставляя за собой целые ходы, будто плодожорки в спелом яблоке. Они терзали его плоть, нарушали ход цепей триллионов спинтронных транзисторов, упакованных в камень. Конечно, для такой огромной туши, как Хозяин Тьмы, эта возня была не большей проблемой, чем укус блохи для слона. Даже, наверное, меньшей. Но незамеченной она остаться не могла.
        Не могла, но тем не менее оставалась. Никакой реакции. Ни сполоха активности в поверхностных структурах, ни малейшего изменения положения. Огромный корабль висел в лишенном света пространстве, будто разлагающийся труп, уничтожаемый червями-падальщиками и гнилостными бактериями.
        - Есть ли реакция биологических форм? - спросил Захар. Он уже совершенно потерялся в информации, поступающей в виртуальность Гертруды.
        - Биологических форм? - не поняла его Герти.
        Ну, конечно же! Она же ничего не знает. Клюгштайн не оставил никаких отчетов.
        - Фриц нашел внутри камня каких-то бактерий. Или что-то типа того. Он еще говорил, что они не совсем живые, но их состояние вполне вписывается в биологию наших земных микроорганизмов.
        - Там есть жизнь?!
        - Бактерии.
        - Так, может, они и есть…
        Та же догадка, будто телепатически, тут же осенила и Захара. Или он, не заметив как, получил мысль по вирт-связи от Герти.
        - Не знаю, - сказал он. - Но мне трудно поверить в то, что бактерии являются хозяевами этого корабля.
        - Бактерии могут быть разумны?
        - Вряд ли - разум может формироваться только на базе сообщества. Хотя много бактерий - это и есть сообщество. Не знаю. Это мог знать Фриц, но у него уже ничего не спросишь. Он говорил, что складывается впечатление, будто камень кто-то намеренно населил микробами, что в тоннеле Хозяина Тьмы все устроено как инкубатор для производства новых видов бактерий. Или что-то вроде того - это не моя область, я не до конца понял.
        - Он собирал образцы только в тоннеле?
        - Да, он так сказал.
        - Черт. Тогда нужно отправлять киберов внутрь - пусть пороются там.
        - Не уверен, что это хорошая идея.
        - Почему?
        - Помнишь первого кибера, который пропал. Я же… Черт! Я же нашел его там, в тоннеле. Вернее, то, что от него осталось. Где детали?
        Похоже, с памятью у Захара действительно какие-то проблемы - события пропадали куда-то полностью, он мог не вспоминать о них днями. Мог вообще забыть, что событие произошло. Не менее странным показалось, что об останках кибера не вспоминал и никто другой. Хотя, конечно, вся эта история с Клюгштайном…
        - Откуда мне знать? Когда мы тебя выковыривали из скафандра, они лежали внутри «Тауруса».
        Спасибо, что не стала упоминать о состоянии космического костюма. Захара, мягко говоря, смущало происшедшее.
        - Не надо пускать киберов в тоннель. Пока - не надо, - сказал Захар. - Я пойду посмотрю, что с деталями.
        В длинном коридоре-колодце он встретился с Грацем. Спустя три часа после начала атаки капитан наконец-то заметил деятельность экипажа. Станислав пыхтел, перебирая руками скобы, - все-таки годы брали свое. Его лицо аж потемнело от негодования.
        - Какого черта вы там устроили?! - вместо приветствия выкрикнул он.
        - Ничего я не устраивал! - резко ответил Захар. - Я киберов в стойлах проверял.
        Грац посмотрел на него искоса. Подождал, пока Захар протиснется мимо него, а потом спохватился и крикнул вдогонку:
        - Что случилось с киберами? - голос его был полон сарказма. - Сейчас ночь.
        - Полный порядок, - ответил Захар и поспешил дальше. Затем послал Герти сообщение, что к ней в гости идет доктор.
        Преследовать его Грац не стал - это было бы уже слишком. Хотя, похоже, недалек тот день, когда они устроят охоту друг на друга. Сто раз был прав Фриц - нужно поскорей убираться отсюда. Да и Герти об этом просила. Но Захар также понимал, что никто этого не сделает. Даже сам Клюгштайн предпочел уйти из жизни, сдаться, а не бороться за свободу. Пусть и недолгую, пусть - эфемерную.
        Захар заметил, что рассуждает так, будто полностью уверен в том, что Хозяин Тьмы поработил их, сделал людей своими игрушками и ведет непонятную игру. Чего он хотел добиться, чем должна завершиться партия? Пешкам этого знать не дано. Невозможно фигурам постичь замысел игрока.
        Бросить упаднические мысли! Ничего не предрешено. Они сами решают за себя. Это их выбор и их игра. Но мерзкий червячок сомнения грыз сознание изнутри, он поселился там, и теперь выгнать его можно, только победив или проиграв в битве с иным разумом.
        Останки кибера оказались на месте. Никто их не крал. Болтались в кабине «Тауруса», там, где два дня назад их оставил Захар. Вот он, нейроимпульсный блок. Кем-то неведомым очищенный от всего живого. С этой стороны покоились нервы генетически измененной нервной ткани. Искусственно выращенное подобие коры человеческого мозга, которая «думала» для кибера. Место для рождения мыслей - никакой это не биологический компьютер, как считали обыватели. Процессы в мозговой ткани малоуправляемы, они реагируют больше на химические раздражители, чем на электрические импульсы. Нейроимпульсный блок считывал только общую активность, только конечный результат в виде активации тех или иных зон. Как принималось решение внутри - неведомо.
        Захар прицепил блок к первому обнаруженному интерфейсу корабля. Благо в ангаре их было множество. «Зодиак» тут же отреагировал сигналом готовности.
        «Зодиак», считать данные с устройства».
        Перед Захаром высветился полный список характеристик детали. Название, данные завода-изготовителя, генетические характеристики поддерживаемой устройством нервной ткани. Это неинтересно, это Захар и так знал. Нужны логи обмена информацией. Кибертехник хотел узнать, что происходило с мозгом кибера перед тем, как он отключился. Что отключило его и как.
        Вот они, метки нормальной работы. Запрос - ответ. Вот логи спонтанных решений, предложенных нервной тканью. Это штатная работа. А вот и чудеса начинаются.
        Несколько последних строчек ввели Захара в полнейшее недоумение. Такого он никогда не видел. Хотя вполне понимал, что там происходило. Для наглядности кибертехник попросил искин создать виртуальную реконструкцию процесса, и «Зодиак» справился с задачей без труда. Строгая логика мозга корабля предлагала точно такое же решение, как и Захар.
        Перед тем как уничтожить активные элементы кибера, кто-то несколько раз заставлял его… думать. Именно этим процессом могли быть вызваны серии ничем не мотивированных предложений нейронных сетей органического мозга. Причем никакой логики в последовательных, но совершенно хаотичных импульсах, приходящих в биоконнектор из всех отделов мозговой ткани робота, найти не удалось.
        Это никак не могло быть спонтанной активностью. Даже если предположить, что кибера внезапно сразил эпилептический припадок, чего никогда не бывало в истории биотехнологий, даже в этом случае активность должна была исходить из какого-то конкретного участка или, в худшем случае, - участков. Но не ото всех нейронных цепей сразу. Кто-то намеренно гонял импульсы во всех возможных конфигурациях, выясняя функциональные возможности имеющейся структуры.
        Но самое странное ждало Захара в конце записи - сигнал, о котором осталась только отметка, что он был. Сам сигнал в памяти контроллера не сохранился. По всей видимости, он просто не укладывался в возможности электронного устройства. Это, вне всякого сомнения, и был сигнал чужих. И он каким-то образом действовал на генномодифицированную нервную ткань, в общих чертах почти идентичную человеческой.
        Результат непонятного земной электронике сигнала был вот он, перед глазами - от биологической ткани кибера не осталось даже следа.
        Знать бы, что за сигнал генерировали чужие. Не исключено, что это выяснил Клюгштайн. Только до его данных теперь не добраться.
        Захар активировал очередного ремонтника из прибывшей к Хозяину Тьмы четверки.
        «Герти, - обратился он к планетологу по вирт-связи, - отведи активного ремонтника внутрь тоннеля. Пускай он там порезвится. Мне нужны данные. Пусть кибер делает все, что ему заблагорассудится. Или что нужно тебе. Только обязательно пусть войдет со стеной в тактильный контакт. Чем плотнее, тем лучше».
        «Я поняла, - отозвалась Гертруда. - Только у меня тут некоторые проблемы - сюда ломится Грац».
        «Заблокируй дверь, - сказал Захар, но тут же понял, что это не принесет результата: Грац значится капитаном «Зодиака», и корабль обязан открывать перед ним все двери.
        «Сделано, - отозвалась Гертруда. - Я воткнула в сервопривод титановый зонд. Теперь дверь заклинило. Но Грац не уходит, он буйствует в коридоре».
        «Я иду».
        «Будь осторожен. Мне кажется, он опасен».
        «Не опасней Хозяина Тьмы с его бактериями», - подумал кибертехник.
        «Какие у тебя планы?» - спросил он. Он не волновался - не станет же Грац взрывать дверь.
        «Скоро к нашему камешку прибудет импакт-зонд»[25 - Зонд, изучающий тектонические изменения, возникающие в ответ на сильный удар, который, как правило, сам и наносит. Изучаемый объект при этом получает разрушения различной степени - в зависимости от объекта и замысла исследователя.].
        «Герти… - Захар не находил слов. - Не слишком ли круто?»
        «Да пошли они! Если они так круты, как мы о них думаем, - им ничего не будет».
        «А если они распылят нас на атомы?»
        «Согласись, это не самый худший вариант».
        Захар улыбнулся - учитывая сложившуюся ситуацию, в словах Герти присутствовало рациональное зерно.
        Странно, но с начала боевых действий, как он окрестил агрессивные исследования Гертруды, чужие никак не проявили себя. У людей никаких нарушений психики, никаких посторонних взглядов. Думалось четко и легко. Неужели таинственные пришельцы напуганы? Или людей просто заметили?
        Гул, создаваемый эхом от криков Граца, был слышен по всей длине коридора. Подобравшись поближе, Захар стал различать слова. Станислав был предельно однообразен, он требовал немедленно открыть дверь. Герти, разумеется, его игнорировала.
        - Станислав, оставьте ее в покое! - крикнул Захар, не приближаясь к Грацу.
        - Ах, и вы здесь! - взревел доктор.
        Вообще, он много кричал. Захару показалось, что Грац почти постоянно готов разражаться приступом неконтролируемого гнева и ярости. Странное свойство для руководителя, а ведь первым помощником - кандидатом в капитаны - он был поставлен с самого начала. Вряд ли он не проходил тестирования. В чем причины его нынешней неуравновешенности? Результат стресса и неординарной ситуации? Вряд ли эти факторы не учитывали при тестировании. Захар был уверен, что причина всего, всех странностей, происходящих на корабле землян, безмолвно парит в полутора тысячах километров, ожидая удара импакт-зонда.
        Захар изо всех сил оттолкнулся ногами от стены и рванулся к повернувшемуся в его сторону Грацу. Станислав быстро разгадал замысел кибертехника и заранее занес кулак для удара. Кулак у него был, честно говоря, что надо.
        Драка в невесомости - это просто смешно. Даже почти не больно. Они врезались друг в друга: кулак Захара угодил доктору в подбородок, сам он получил удар под дых. Но травмы были не опасны. Б?льшую опасность представляла инерция. После столкновения их разметало в разные стороны и шмякнуло о стены. Кибертехника о правую, доктора о левую.
        И в этот момент Захар услышал крик и получил сообщение Герти по вирт-связи: «Есть!»
        Он понял, что импакт-зонд достиг цели.
        Единственной мыслью, которая успела пронестись в голове, было: «Нет никакой реакции. Все-таки корабль чужих мертв».
        А потом последовала реакция.
        28. Психиатрия
        Захар совершенно точно знал, что он делал те семь с небольшим часов, в течение которых люди пребывали в странном, каком-то сказочно-блаженном состоянии. Точно знал, но не мог ничего рассказать. Так же, как и остальные.
        Единственное, что для Захара было понятным, это то, что он, наконец, выспался. Да, он спал некоторое время. Просто ему захотелось, и он уснул.
        Люди не испытывали никаких бытовых проблем. Они были сыты, неплохо отдохнули и в глубине души ощущали странное, неизвестное доселе блаженство. Все, кроме Люциана.
        Лившица нашли в его каюте. Он был еще жив, но его организм агонизировал. Несмотря на все усилия Граца, спасти внеземельца не удалось.
        Перед самым концом он ненадолго пришел в себя. Герти рыдала, глядя в его полные боли и душевной муки глаза. Люциан, улыбнувшись уголками губ - на большее у него, наверное, просто не хватило сил, - подмигнул ей и сказал, обращаясь ко всем:
        - Сохраните себя. Так трудно…
        Глаза его закрылись, но по вирт-связи донеслись слабо различимые, но понятые всеми слова: «…оставаться собой».
        В следующее мгновение его не стало. Он умер, но остался собой. Он смог сохранить свое «я» и пройти с ним до самого конца.
        Все исследовательское оборудование, отправленное Гертрудой к Хозяину Тьмы, включая киберов, не отвечало на запросы «Зодиака». Каменный исполин, не проявляя оригинальности, в очередной раз уничтожил посланников землян, зачем-то позволив им какое-то время функционировать.
        Атмосфера в рубке царила натянутая. Все были мрачны, но имели намерение продолжать бороться. У всех появились свои объяснения происходящего, у каждого были свои теории, ни одна из которых, скорее всего, не соответствовала действительности.
        - Что вы с ним сделали? - с отвращением смотря на Граца, прошипела Гертруда. Она окончательно убедила себя, что доктор проводил над всеми членами экипажа бесчеловечные эксперименты, которые и стали причиной всему произошедшему.
        - Действительно, Станислав, - более мягко сказал Захар, - по-моему, стоит раскрыть карты. Все-таки мы здесь вроде как на одной стороне.
        Грац вздохнул и поиграл желваками. Было слышно, как за плотно сомкнутыми губами скрипнули зубы.
        - А с чего вы взяли, что я играю против вас? - наконец заговорил он.
        - Потому что… - начала было Гертруда, но осеклась.
        Видимо, она, так же как и Захар, не смогла найти конкретной причины, почему так думала. Просто они решили, что Грац что-то задумал, что у него есть какая-то цель, перед которой он не остановится. Но доказательств никаких не было.
        - Вот именно - «потому что», - повторил слова Гертруды Грац.
        - И все-таки, что вы сделали с Люцианом? - спросил Захар.
        - Хорошо. Я вам расскажу. Поймите, Лившиц участвовал в эксперименте сознательно и добровольно. Он полностью отдавал себе отчет в том, что происходит и каким изменениям я его подверг.
        - Так, значит, это вы! - выкрикнула Герти.
        - Я и не отрицаю. Я же сказал - все воздействия проводились с полного согласия испытуемого. Кто же мог знать, что случится такое? Три дня все шло по плану, и вот…
        - Что вы с ним сделали? И зачем? - повторил вопрос Захар. - Не уклоняйтесь от ответа.
        - Хорошо, - согласился Грац и опустился в кресло. Похоже, он готовился к долгой беседе. - Давайте начну я, потом вы выкладываете свои данные. Нам нужно его одолеть.
        - Согласен, - сказал Захар. И подумал, что не понимает, зачем одолевать Хозяина Тьмы. Но при этом Захар чувствовал, что готов биться с инопланетянами до конца. Не видя конкретной цели, не зная, чего хочет. Только чтобы доказать: он есть, и он ничем не хуже. Это чувство вызывало протест, но отказаться от него было совершенно невозможно.
        Герти промолчала, но тоже села. Во вращающееся кресло возле консоли пульта ручного управления. Значит, приготовилась слушать.
        - Итак, началось все с того случая, - начал Грац. - Помните, Захар, когда вы пришли ко мне, сославшись на усталость и проблемы с восприятием. Вы утверждали, что вам что-то мерещится.
        - Да, конечно. Мне и сейчас бывает… ну, такие…
        Захар не мог найти слов. Казалось, с ощущениями все ясно и понятно, но слов, чтобы описать их, чтобы рассказать о них Грацу, не находилось. Он по-прежнему не мог произнести этого вслух. Все знают, как сказала Герти. Только отчего-то все скрывают. Все, включая его самого. Он ничего не собирался скрывать, но никак не мог заставить себя поделиться страхами с другими.
        - Не напрягайтесь, - снисходительно сказал Грац. - Все равно не получится. Это стало ясно после того, как я выполнил вам ПЭТ[26 - Позитронно-эмиссионная томография головного мозга. Позволяет провести функциональное исследование головного мозга на молекулярном уровне, включая изучение скорости метаболизма глюкозы в нервной ткани, активности утилизации кислорода, концентрации и функциональной активности различных рецепторов.] головы. Точнее - мозга. Оказалось, что в моменты наплыва галлюцинаций происходят резкие, скачкообразные изменения в вашем левом полушарии. Внезапное падение утилизации кислорода нервной тканью с уменьшением количества усвоенной глюкозы почти до нуля. То есть практически полное выключение участка из функции. Если бы феномен продолжался дольше, инсульта не миновать. Потом так же быстро и совершенно спонтанно появлялись совершенно бешеные, хаотичные всплески активности. В обычных условиях это привело бы к немедленному эпилептическому припадку, скорее даже - к эпилептическому статусу[27 - Серия следующих друг за другом эпилептических приступов. Характеризуется возникновением
множественных хаотичных очагов активности по всей коре головного мозга.], который вряд ли удалось бы запросто купировать. Но с вами ничего подобного не происходило! Вы бредили, считали, что проваливаетесь в какую-то белизну, срывались на нечленораздельное мычание, но ничего похожего на эпилепсию. Похоже, так происходило из-за того, что активные очаги, были четко отграничены теми, отключенными зонами. И знаете, что еще было необычного? Весь процесс явно управлялся изнутри, самим мозгом. Активность сосудодвигательного центра зашкаливала - бедный продолговатый мозг из кожи вон лез, чтобы столь прицельно спазмировать сосуды. А теперь скажите: вам помогла моя терапия?
        - Да, ненадолго.
        Грац кивнул.
        - Так и должно быть. Я всего лишь произвел импульс ТМС[28 - Транскраниальный магнитный стимулятор. С помощью этого прибора можно изменять активность отдельных участков мозга.], вернув к норме активность сосудодвигательного центра. Реакция была мгновенной - ваша когнитивная функция тут же пришла в норму. Дальше вы просто спали - я ввел снотворное, организму требовался отдых.
        На полминуты в рубке воцарилось молчание. Гертруда и Захар переваривали услышанное. Неизвестно, что поняла из объяснений Граца планетолог, но Захару, немного знакомому с особенностями работы нервной ткани, картина в общих чертах стала ясна.
        - И что все это значит? - нарушила тишину Герти. - При чем здесь Люциан?
        - Дело в том, - начал Грац, - что левое полушарие отвечает за сознательные функции. Оно - родной дом сознания, того, что мы воспринимаем как себя. Левое полушарие постоянно говорит, бормочет, обрабатывая собственные входящие импульсы и все, что присылает ему правая половина мозга. Именно слева формируются мысли в том виде, в каком мы к ним привыкли, - в виде слов. И именно поэтому вы, Захар, не можете описать то, что ощущаете во время приступов - у вас нет слов, потому что приступы случаются в правом полушарии, которое слов не знает. А левое в это время занято тем непонятным процессом, о котором я только что рассказывал. Вы чувствуете, что происходит, но не осознаете происходящее.
        - Как же не осознаю? Я вполне понимаю, что со мной происходит. Это очень просто - обычное ощущение…
        Ну вот опять. Обычное ощущение, а сказать нечего. Куда делись те эпитеты и метафоры, которыми он украшал этот взгляд внутри себя? А украшал ли?
        - Я же сказал вам: не пытайтесь. Все равно не получится. Да, вы чувствуете это. Шестым чувством, нутром. Но не сознанием.
        - А Люциан? - напомнила Герти.
        - Давайте пойдем по порядку. Очаги у вас в голове замыкались как бы сами на себя. Я не знаю, что там в них происходило, с них невозможно считать информацию в чистом виде - вы, Захар, это знаете лучше меня. Но то, что мозг формировал их для каких-то личных нужд, не подлежит сомнению. Как будто разум внутри разума. Может быть, не столь эффективный, как мозг в целом, но вполне автономный.
        - Виртуальная машина, - вставил Захар.
        - Возможно, - машинально согласился Грац и продолжил: - Тогда я решил, что это какая-то неизвестная мне особенность вашего организма. Но теперь я знаю, что это не так. В тот день, когда все мы пробыли два часа без сознания, когда мы нашли Лившица, пребывающего в кататонии, я понял, что мое предположение относительно вас было ошибочным. Я обследовал Люциана и обнаружил, что почти все его левое полушарие пребывает в плену подобных вашему очагов. Настолько мощных, что они попросту задавили правое полушарие, вызвав почти бессознательное состояние.
        - Я не совсем понимаю причину отключки Люциана, - сказала Гертруда, - если его левое полушарие было активно…
        - Но оно было аномально активно. Эта активность к его сознанию не имела никакого отношения. Это был не Лившиц, то было сознание в сознании. Что-то, что работало на базе его мозга. Как если в компьютер… Как вы это назвали, Захар, виртуальная машина? Вот именно. Только в данном случае виртуальная машина стала управлять породившей ее реальной. Внешний оператор не сможет пользоваться заблокированной изначальной системой, но и новая ему будет недоступна в силу отсутствия пароля от нее. Я понятно объясняю?
        - Относительно.
        - Мне удалось нормализовать работу его мозга примерно таким же образом, как и у Захара. Но именно тогда у меня возникла идея. Я поделился ею с Люцианом, и он согласился участвовать в эксперименте.
        - Эксперименты на людях запрещены, - сказала Гертруда.
        - А на инопланетянах? Или вы уже забыли ваш импакт-зонд?
        Герти промолчала. Станислав прав - им нужна информация, и детские игры в мораль были помехой.
        - После случая с Лившицем стало абсолютно ясно, что аномальная активность левого полушария не является какой-то экзотической болезнью Захара, а формируется до сих пор непонятным для меня образом существами с Хозяина Тьмы. Нет необходимости усложнять ситуацию - кроме них, здесь это делать некому. Не знаю, для чего им это нужно. Скорее всего, изучают работу нашего мозга, принцип формирования мыслей. На основе полученных данных вполне можно разработать проект контакта. Если, конечно, в устройстве разума иного существа вообще возможно разобраться.
        Мы проводили сеансы четыре раза в день - для поддержания постоянного эффекта. Дольше ТМС не хватало - временно выключенная активность нервной ткани восстанавливалась. Я планомерно отключал Люциану правое полушарие, не затрагивая жизненно важных зон. Мы предполагали, что, если его левой половиной, его сознательной частью снова завладеют инопланетяне и в деятельность «захваченной» левой половины не будет вмешиваться «родное» правое полушарие, мы сможем наладить с ними контакт. Люциан в этой ситуации был бы своеобразным передатчиком.
        Но произошло непредвиденное. По всей вероятности, ваш импакт что-то нарушил внутри корабля чужих. Или их ответ был своего рода наказанием. Я не знаю. Но результат оказался для Люциана фатальным - похоже, чужие выключили наши левые полушария, совсем, не оставив ничего взамен. Для нас не произошло ничего страшного. Но у Люциана правое полушарие почти не работало. Его организм не справился, работа ствола мозга почему-то разладилась. Организм не может функционировать сам по себе. Ему необходимы руководящие сигналы нервной системы. Худо-бедно он протянет на вегетативных ганглиях, но в ситуации, когда мозг не душит их аномальной активностью. А у Люциана нарушились функции всех органов, в результате - смерть.
        - Откуда такая уверенность? Насчет отключения левого полушария.
        - Очень просто: не знаю, как вы, но я точно помню все свои действия в эти семь часов, могу, наверное, даже повторить большую часть, если не буду над ними раздумывать. Но ничего не могу рассказать о них, даже сам себе. Наша с вами деятельность была совершенно бессознательна, она базировалась на принципе «нравится - не нравится». Это работа правого полушария. В чистом виде. Так что, уважаемая Гертруда, еще вопрос, чьи эксперименты послужили причиной смерти Люциана.
        Зря он это сказал. Теперь Герти будет корить себя. Хотя откуда она могла знать об этих странных опытах? Они же с Лившицем все скрывали. Зачем? Идиотизм какой-то.
        - Теперь ваша очередь, - сказал Грац. - Расскажите нам, что показал импакт.
        29. Камень
        - Вот, - Герти открыла свои виртуальные выкладки по импакту на всеобщее обозрение. - Это пока предварительные данные.
        В центре рубки возникла большая полупрозрачная модель Хозяина Тьмы. Вся поверхность усеяна светящимися точками - рассыпанными по поверхности маркерами и сейсмодатчиками. С боков объемной картинки плясали столбики данных. Получалось, что корабль чужих недвижим, он как будто вмурован в окружающее пространство. Следов столкновения с импакт-зондом видно не было.
        Это полная реконструкция эксперимента, догадался Захар. Теперь картинка пришла в движение. На боку исполинского корабля ярким красным цветком распустился кратер, образовавшийся от столкновения с зондом.
        - Такой огромный?! - пробормотал Захар.
        - Нет, конечно. Диаметр кратера пять тысяч двести двадцать два миллиметра. Здесь показано распространение ударной волны, - пояснила Герти.
        Следом за красным фонтаном изображение Хозяина Тьмы раскрасилось во все цвета радуги. Желтый, зеленый, синий. Некоторые цветовые зоны уходили глубоко внутрь корабля. Другие, словно лишаи, расползались только по поверхности. Но в них не было никакого хаоса. Все раскрашенные участки образовывали четко разграниченные геометрически правильные зоны.
        - И что это значит? - спросил Грац, когда раскрашивание трехмерной модели завершилось.
        - Вот цифры, - Гертруда показала на столбик слева от изображения. - Это промеры плотности и прочие параметры вещества, из которого состоит Хозяин Тьмы.
        - Но на вашей картинке закрашена вся толща корабля. Никаких полостей, - изумился Грац.
        «Действительно, странно, - подумал Захар. - Где же они там обитают? Или Клюгштайн был прав, когда говорил, что у этого корабля нет и не может быть никакой двери?»
        - Почти верно, - согласилась планетолог. - За исключением маленькой полости почти точно в центре. При таком масштабе ее не видно. Диаметр - меньше двадцати сантиметров.
        Картинка резко увеличилась, раскрашенные чертоги виртуального Хозяина Тьмы обволокли людей. Там, куда показывала Гертруда, показалась отчетливо прорисованная шаровидная полость. Больше полостей не было, только от этой, центральной, во все стороны разбегались какие-то темные неровности, будто дефекты в изображении, формирующие красивые концентрические узоры.
        - А что это? - спросил Захар, показывая на завитки гигантского рисунка.
        - Точно не знаю. Структуры слишком малы, чтобы их можно было четко визуализировать. Я думаю, что это тоже полости, только меньшего размера, чем центральная. Но это еще не все интересное. Измерения говорят о том, что весь конгломерат является камнем.
        Гертруда замолчала, дав возможность остальным переварить услышанное. Захар понял, что путается в мыслях - по всему выходило, что внутри Хозяина Тьмы никого нет. Там просто негде поместиться. И прав, значит, он был, когда решил, что это вовсе не корабль, а нечто вроде памятника. Но куда в таком случае деть теории, только что высказанные Грацем? Как у доктора все получалось логично и правдоподобно! Ах, как хотелось ему поверить! А теперь версия с изучающими землян инопланетянами разлеталась в пух и прах.
        Захар совершенно заплутал в лабиринтах собственного сознания, подпорченного «воздействиями на левое полушарие». Что же они такое нашли? Или это он, Хозяин Тьмы, нашел их? Кажется, об этом как-то говорила Гертруда.
        - А откуда разные цвета? - Грац все еще пытался выстроить логичную гипотезу, связывающую имеющиеся данные воедино. Или только делал вид, что пытается.
        - Камень имеет разную плотность, разную кристаллическую структуру. Одним цветом отображаются геологически идентичные участки. Вот посмотрите - все значимые по размеру полости находятся в одной зоне.
        - А что с тоннелем? - спросил Захар.
        - Вот он, - показала Герти темную извитую полоску на модели. - У тоннеля тоже выявилась характерная деталь: он многократно соприкасается с внутренней зоной, содержащей полости, но ни на сантиметр не внедряется в нее.
        Захар рассматривал картинку, что аляповатым пятном вертелась посреди рубки, и пытался найти в ней смысл. Очень хотелось отыскать логику во всем этом, но ничего не получалось - у чужих чуждая логика, так говорил Лившиц. Прав ли он был? Захар не испытывал уверенности. Он пока не мог постичь их логики, но что-то вертелось на самой границе осознания, еще один шаг, добавь маленькую деталь, и все встанет на свои места. Но детали не хватало.
        - А что это такое? - спросил кибертехник, показывая на разнородное образование, угнездившееся в основании Хозяина Тьмы. Там, где снаружи было нечто, похожее на пчелиные соты.
        - Не знаю, - сказала Гертруда. - Назначение этой штуки я понять не могу. Как и ее устройства. Очень похоже, что часть образований здесь подвижна. Я не могу утверждать, но…
        - То есть вы хотите сказать, что эти… каменные холмы могут прийти в движение? - уточнил Грац.
        - Возможно.
        - Только для чего? - задумчиво промычал доктор.
        - Есть еще одна странность, - сказала Гертруда. - Результаты промера плотностей этой зоны нельзя считать достоверными, но я не могу исключить, что здесь присутствуют металлические…
        Она замялась, не зная, как назвать то, о чем говорила. На помощь пришел кибертехник:
        - Детали?
        - Да, точно - детали.
        - Но ведь Хозяин Тьмы не виден на радаре.
        Герти пожала плечами.
        - Я не специалист по радарам. Возможно, есть какой-то способ…
        - Да. Технологии «невидимки» известны достаточно давно. Может быть, и здесь то же самое. Если, конечно, это металл.
        - Что-то эта штука мне напоминает, - произнес Грац.
        Доктор медленно перемещался вокруг трехмерной модели корабля чужих, разглядывая построенную планетологом картинку.
        - Я определенно видел нечто похожее, - пробормотал Грац. - Захар, а вам эта структура не кажется знакомой?
        - Н-нет, - неуверенно сказал кибертехник.
        На самом деле он тоже смотрел на то, что уже видел раньше. Не точно такое же, но очень похожее. Но вот когда и где? Нет, вспомнить не удавалось.
        А почему тогда сказал Грацу «нет»? Захар не мог бы ответить на этот вопрос. Какое-то странное чувство, идущее изнутри, из глубин души, заставляло противиться доктору. Он не доверял Станиславу, поэтому считал, что все, в чем до конца не уверен, лучше держать при себе. Да и Герти тоже не доверяла Грацу… Ведь все знают.
        Огромные полые трубки, протянувшиеся сквозь пустыню… Вот на что похожа решетчатая конструкция на днище Хозяина Тьмы! В пустыне, кстати, трубки тоже перекрещивались, образуя подобие решетки, только размером поменьше. Экспериментальный генератор гравитационных волн - пока плохо, но все же работающая технология землян. Но если чужие продвинулись в этом направлении куда дальше, то перемещается их корабль за счет гравитационных взаимодействий.
        - А что говорят данные по центральной полости? - Захар решил сменить тему. - Что там: вакуум или хотя бы в этой микроскопической камере есть атмосфера?
        Перед глазами появилась новая картинка - увеличенное изображение той самой полости. Вокруг красочного рисунка тут же появилось несколько таблиц с цифрами. Данные, вероятно, несли большую смысловую нагрузку, но и Захару, и Грацу требовалось толкование информации, вполне понятной для планетолога.
        - Там не пустота, - ответила Герти, - но и атмосферы в полости нет. Эта дырка слишком глубоко, чтобы говорить с уверенностью, но очень похоже, что она заполнена какой-то жидкостью. Немного плотнее воды. Но данные очень и очень приблизительные.
        Итого, подумал Захар, что мы имеем: если внутри Хозяина Тьмы есть те самые пресловутые инопланетяне, они должны быть очень маленькими и водоплавающими. Получалась какая-то несуразица - микроскопические разумные существа строят гигантский корабль, оставив для себя лишь маленькую полость в самом центре. Гипотеза с водоплавающими инопланетянами явно не выдерживала критики.
        Но критику выдерживала другая гипотеза. В памяти тут же всплыли склянки Клюгштайна, заполненные яркими пятнами бактериальных колоний. Если бы Клюгштайн был жив…
        «Тело человека на шестьдесят процентов состоит из воды», - фраза из школьного учебника надежно въелась в память. Эта истина казалась незыблемой и древней, как сама Вселенная. Любое живое существо состояло из воды больше чем наполовину. Потому что жизнь зародилась в воде, потому что вода - универсальный растворитель, в котором многие химические реакции протекают куда проще. Да вообще - протекают. И Клюгштайновы бактерии тоже по большей части из воды состоят. Они немного плотней, потому что, кроме воды, там еще есть белки, жиры, углеводы.
        - Там что-то живое, - тихо, скорее сам для себя, сказал Захар.
        - Что вы сказали? - переспросил Грац.
        - Внутри Хозяина Тьмы обитает что-то живое, - уже громче повторил кибертехник. - Вот эта полость, чуть плотней воды - это живая ткань. Те самые инопланетяне.
        - Слишком маленькое, - фыркнул Станислав.
        Он хотел сказать что-то еще, но слова Герти заставили его замолчать:
        - Мозг, соединенный с квантовым компьютером…
        Захар не понял, она задала вопрос или высказала мнение. Да это и неважно.
        Нейропроцессор «Зодиака» тоже состоял из куска генномодифицированной нервной ткани и довольно объемных электронных деталей. В том числе и спинтроники, которая размещалась в «черепной коробке» в хвостовой части корабля. Если не обращать внимания на различия в размере - Хозяин Тьмы по версии Гертруды получался полным аналогом корабля землян.
        С одной лишь разницей - «Зодиак» был создан для того, чтобы доставить своих хозяев в определенную точку пространства, он был средством, а не собственно существом. А внутри Хозяина Тьмы экипажу поместиться было бы некуда.
        - Тогда это корабль-разведчик, - озвучил свои мысли Захар.
        - Это еще почему?
        Грац явно думал о чем-то своем и понять очевидное даже не пытался.
        - Потому что он не способен на действие, только на сбор информации.
        Губы доктора расплылись в пренебрежительной улыбке. Или Захар ошибся насчет невнимательности Граца?
        - А откуда вы знаете, на какое действие способна эта глыба?
        - Перестаньте, - сказала Гертруда. - К чему споры?
        - В споре, милочка, рождается истина, - напомнил Грац.
        Герти резко поднялась, ее лицо напряглось. Захар заметил, как руки женщины сжались в кулаки, а губы плотно сомкнулись: она собиралась не то зашипеть, не то выдать отборную ругань. На самом деле Грац несколько перебирал со своим снисходительно-покровительственным тоном.
        - Я вам не милочка! - наконец, не разжимая зубов, проговорила Герти.
        - Простите, - сказал Грац, хотя ни в его лице, ни в интонациях не чувствовалось и грамма сожаления. - Вы, кажется, еще не закончили рассказ о своих достижениях.
        - В общем-то, это все. К сожалению, я не могу судить о возрасте каждой части Хозяина Тьмы, но думаю, что центральная структура с полостью намного старше всего остального.
        - С чего такая уверенность?
        Гертруда покачала головой.
        - Уверенности нет. Я просто высказала предположение.
        - Хорошо, - Грац хлопнул себя ладонями по бедрам и сел в одно из кресел. - А какие достижения у вас, Захар?
        Кибертехник, не ожидавший, что Станислав обратится к нему, вздрогнул, не зная, что сказать. Он ведь ничего не изучал, не ставил никаких экспериментов. Что они от него хотят?
        - Неужели вам нечего нам рассказать?
        30. Нестройные теории
        Кажется, что звезды недвижимы, что они вмурованы в отведенные кем-то места в бескрайней черноте космоса навсегда. Но это не так. Даже сама Вселенная стремительно расширяется. Люди смотрят на далекие квазары, но им невдомек, что странные звезды убегают со скоростью, почти равной скорости света. Все движется, что-то быстрее, что-то медленней. Неподвижного не бывает.
        - Я не проводил никаких исследований, - смущенно промямлил Захар.
        - За исключением той вакханалии, в которой вы подрядились помогать нашей дорогой мисс Хартс, - усмехнулся Грац.
        Гертруда бросила на него короткий, но полный отвращения взгляд. В ответ Станислав еще раз хмыкнул.
        - Вы же что-то делали все это время. Для чего вы отключали «Зодиак»?
        Да, он отключал «Зодиак». Он искал следы мифического пришельца. Того, которого не было. Но следы нашлись.
        Он тестировал мозг корабля, он притащил из тоннеля останки пропавшего неделю назад кибера. Никакой конкретной информации получить не удалось, только какой-то непонятный сигнал, который не смогла переварить спинтроника. Но и этого более чем достаточно.
        Захар, как и каждый член экипажа, тоже искал. Они все искали, все пятеро. Двое уже мертвы. Пока не ясно, когда придет очередь оставшейся тройки. Вопрос чисто риторический и совсем не новый - тысячелетиями люди зачем-то пытались узнать, когда настанет их время покинуть этот мир.
        - Я искал следы вмешательства в мозг корабля. Я же вам говорил об этом.
        - Да, я что-то такое припоминаю, - Грац сощурил правый глаз и поднял голову, как будто рассматривая потолок.
        То есть это и все?! «Я что-то такое припоминаю». А кто бушевал здесь, в рубке, пока Захар разбирал по битам память «Зодиака» в «черепной коробке»?
        И тут стало ясно, что ответа на этот вопрос Захар как раз и не знает. О том, что Грац выражал недовольство действиями кибертехника, сказал Клюгштайн. Сам Захар слышал от Станислава единственный упрек, когда ломился в его каюту. Доктор еще выглядел в тот момент довольно странно и явно был удивлен, увидев перед собой Захара.
        - Вы что-то еще говорили об изменениях в программе… или где вы их там искали? Что там было?
        Грац его не слушал в тот раз, когда Захар пытался рассказать ему о найденных изменениях. Он посчитал кибертехника немного не в себе и порекомендовал курс терапии. Хотел повторить опыт с Люцианом? Теперь известно, что задумка Граца была заранее обречена на провал.
        - Я не могу ничего доказать - данных не осталось. Их кто-то уничтожил.
        - А откуда у вас уверенность, что они вообще были?
        Возможно, Грац и прав. Они копаются в недрах древнего космического камня, невесть кем и когда оставленного в этом забытом всеми богами газо-пылевом облаке, надеясь найти что-нибудь осмысленное. Самая большая проблема любой научной работы - экспериментатор всегда заранее ожидает какой-то определенный результат. В том-то и дело, что люди чего-то ждут. Это совсем не означает, что результаты получаются именно такими. Но человеческий мозг любит обманываться, он упорно старается переделать окружающий мир под свое представление о нем. Ученый всегда подстраивает полученные данные под ожидаемый результат. И дело совсем не в желании смошенничать и быстренько состряпать научную работу, просто так работает мозг, он ищет комфорта.
        Захар хотел найти пришельца. Он нашел пустые области памяти и решил, что кто-то намеренно уничтожил информацию. Никаких доказательств, только вера в то, что это кто-то сделал.
        - Да, вы правы, - опустив глаза, сказал Захар. - Уверенности нет.
        Грац, поджав губы, кивнул.
        - И что вы там нашли? - после короткой паузы спросил врач.
        Захар удивленно вскинул брови. Ну да, они решили обменяться результатами изучения Хозяина Тьмы. Только никаких результатов не было - одни догадки. Но в любом случае их истеричные выпады в сторону исполинской каменной глыбы что-нибудь да значили. Стоило объединить усилия.
        - Пустые области в блоках памяти «Зодиака». Это тормозит работу нейропроцессора, «Зодиак» должен устранять пробелы. Но во время проверки их оказалось слишком много.
        - Могла ли появиться пустота каким-то иным путем? - спросила Гертруда. Она впервые приняла участие в разговоре Граца с Захаром.
        - Я думал об этом, - ответил кибертехник. - Возможно, «Зодиак» не успел завершить дефрагментацию памяти, начатую перед тем, как я его отключил. Это могло бы объяснить один-два белых листа, но не три десятка с лишним. На самом деле их, вероятно, было намного больше. Я физически не смог бы просмотреть и десятой доли всей памяти.
        В рубке повисла тишина. Никто не издавал ни звука. Грац нервно мял правой рукой кисть левой, Герти что-то рисовала пальцем между джойстиками панели управления.
        - Я обнаружил еще одну интересную деталь, - сказал Захар.
        - Внутри «Зодиака»?
        - Нет. Я нашел того ремонтника - кибера, которого мы первым отправили внутрь тоннеля. Вернее, то, что от него осталось.
        - Да, конечно, - встрепенулся Грац, - мы же совсем забыли об этом роботе. Идиотская выходка Фрица…
        Он замолчал, видимо, ощущая неловкость. Атмосферу разрядил Захар, продолжив рассказ о кибере:
        - Я проверил его нейроконнектор. Ту часть, что соединяет нервную ткань со спинтроникой нейропроцессора. С точностью объяснить, что произошло с кибером, я не берусь, но, судя по всему, его тестировали, а потом…
        - Вы же, если не ошибаюсь, нашли только детали корпуса? - спросил Грац.
        - Не совсем так. Остались корпус, соединения, провода - все, что состояло из металла или пластика. Все, что не было живым. Ни псевдомышцы, ни нервная ткань нейропроцессора не уцелели. Даже следов не осталось. Но, к счастью, контроллер нейроконнектора - обычная электронная плата. Он до сих пор в рабочем состоянии, и память его не повреждена.
        - Что он помнит? - голос Граца внезапно сделался жестким, а взгляд требовательным.
        «Он будто подозревает меня в чем-то», - подумал Захар. Или не его, а инопланетян. Которых, как теперь стало ясно, нет.
        Странная получается картинка: инопланетян нет, а признаки их присутствия налицо.
        - Это не память в обычном понимании, Станислав. Контроллер фиксирует лишь проходящие внутри нейроэлектронной схемы сигналы. То, чего я смог выявить, больше всего похоже на эпилептический припадок. Только слишком уж мощный и какой-то… осмысленный, что ли. У меня создалось впечатление, что кто-то извне активировал все нейронные цепочки кибера. Сначала одну за другой, потом все вместе, потом группами, меняя сочетания. Они словно пытались понять, на что способна конструкция. Из кибера пытались выжать все, что возможно.
        И снова они. Похоже, от этого не отделаться.
        - Если такое проделать с человеческим мозгом, он вряд ли выживет.
        - Мозг кибера тоже не пережил… контакта.
        - Да. Только от перегрузки или истощения нервная ткань не исчезает без следа, - заметил Грац.
        - Что случилось с живой тканью, я объяснить не могу.
        - Возможно, это смог бы объяснить Фриц, - сказала Гертруда. Ее слова, в сущности, простые, были наполнены горечью и отчаянием. Казалось, если она продолжит говорить, обязательно заплачет.
        Наверное, стоит закончить этот псевдонаучный диспут и отвести Герти в каюту. Нужно отдохнуть. Они очень устали. От событий последних дней, от бессмысленной, но напряженной работы. От космоса с его Хозяином Тьмы. Только куда можно скрыться от этого всепоглощающего мрака, когда он сожрал «Зодиак» вместе со всеми его обитателями? Включить свет поярче внутри тоненькой металлической скорлупы и сделать вид, что космос - это выдумка сумасшедших ученых? Что на самом деле они на тренировочной базе и скоро безумный эксперимент закончится?
        Нет, не получится. Захар подумал, что, окажись он сейчас на самом деле дома, на Земле, все равно раз за разом недоверчиво стал бы выглядывать в окно, ожидая увидеть там бездонную вечную ночь.
        - Не исключено, - согласился с планетологом Грац. - И Люциан тоже…
        - Я еще не все рассказал, - резко оборвал Станислава кибертехник.
        Не нужно сейчас говорить Гертруде о Лившице. Клюгштайна достаточно. Грац что же, не видит, что она на грани истерики? Или он и сам тоже на грани? Выглядел врач уставшим, но совершенно адекватным. Или это только видимость - Хозяин Тьмы никого не оставил… в своем уме.
        - Последняя команда, которую получил кибер… О ее исполнении осталась отметка в реестре, но самой команды нет.
        - Сбой в… - Грац замялся, не зная, в чем у киберов бывают сбои, - нарушение работы?
        - Нет. Команда была некорректной, процессор не понял ее, поэтому и не зафиксировал. Но все равно выполнил, его заставили. Он пытался…
        Нет, это же ерунда! Захар хорошо помнил код, который нашел в электронных останках ремонтника. Полная околесица. И с чего это он решил, что именно так это должно выглядеть. И что кибер может попытаться…
        - Так что же? - подтолкнул кибертехника Грац.
        - Не знаю. Не имеет значения, ерунда. Просто мысли, мне показалось, - Захар бормотал что-то, не совсем понимая, что несет.
        - Что ты там нашел? - неожиданно громко и четко произнесла Гертруда.
        В глазах женщины еще стояли слезинки, сверкающие в ярком свете, льющемся с потолка рубки, но лицо обрело решительное выражение. Она хотела знать все о Хозяине Тьмы. Похоже, она решила извести его во что бы то ни стало. Для нее изучение космического монстра перестало быть развлечением или научной работой. Теперь для нее началась война.
        - Мне показалось, - неуверенно начал кибертехник, - что его заставляли… они тестировали способности робота к… ну, как будто…
        Захар потерял нить собственных рассуждений, он запутался. В голове отчетливым пульсом билась только одна мысль: «Пускай оно перестанет смотреть». Снова Взгляд, он сверлил сознание, не давал рассказать товарищам… Хотя кто здесь товарищ, здесь каждый сам за себя… Нет, они земляне, они люди, значит - товарищи… Люди, которые с удовольствием жрут друг друга, когда жрать больше нечего… Они свои и…
        Мир перед глазами вздрогнул и на короткое мгновение подернулся темной рябью. Потом снова все стало на свои места. Взгляд остался, но он, как трусливая собачонка, залез в какую-то далекую подворотню сознания.
        Прямо перед ним стояла Гертруда. Она терла правую ладонь о штанину, с тревогой в глазах рассматривая кибертехника.
        - Пришел в себя? - без малейшего проявления эмоций спросила она.
        Захар потер щеку, которая горела после сильного удара Гертруды. Ему вдруг вспомнилась та пощечина, которой она одарила Люциана в первый день их появления здесь. Почему-то пощечина воспринималась именно подарком.
        - Да, - ответил Захар и скороговоркой продолжил, стараясь успеть рассказать все, пока никто не мешал: - Они заставляли его думать. Мыслить, проверяли на разумность. А когда поняли, что до разумного существа кибер недотягивает слишком сильно, уничтожили. Воспользовались его живой тканью в каких-то своих целях.
        - Они могут экспериментировать с нашей биологией. Так же, как Фриц разводил в склянках микробов, которых добыл в тоннеле, - сказала Гертруда.
        Захар лишь пожал плечами. Он не знал. Они все ничего не знали. Тайной оставался даже вопрос, кто такие они - теперь стало окончательно ясно, что экипажа, в привычном для людей понимании, на борту Хозяина Тьмы нет.
        - Что же нам делать дальше? - спросил Грац.
        Вид Станислав имел потерянный. Он не обращался к кому-то конкретно, просто говорил сам с собой. Ну, неужели - и у железного поляка тоже сдали нервы. Захар просто не мог поверить, что Грац, у которого всегда имелось по меньшей мере три ответа на каждый вопрос, на этот раз перспективы не видел.
        - Может быть, улететь? - ни на чем не настаивая, спросила Герти. Ей не то надоело спорить с Грацем, не то чувство безысходности и апатия победили, и ей просто стало все равно.
        - Куда? - в вопросе капитана безысходности было не меньше, чем в словах планетолога.
        - Отсюда, - недовольным тоном бросила Гертруда и, резко поднявшись, быстрым шагом вышла из рубки.
        - Чего вы хотите добиться, Станислав? - медленно пробормотал кибертехник.
        Грац вздохнул и отвернулся.
        - Если помните, с этого вопроса мы начали наше обсуждение. Судя по всему, мы ни к чему так и не пришли. У каждого из нас есть свои гипотезы, но в осмысленную теорию складываться они никак не желают.
        - Какие теории, Станислав? Опомнитесь! Мы тут застряли, если вы еще не забыли об этом. В кромешной тьме, у черта на куличках, и не знаем, как выбраться. А вы ведете какие-то возвышенные беседы в надежде получить мифические стройные теории. Зачем?! Какой в них в нашей ситуации смысл?
        Врач недовольно фыркнул. Он отключил активированную Гертрудой виртуальность, и трехмерная модель Хозяина Тьмы, висевшая в пространстве рубки, мгновенно исчезла.
        - А вы что предлагаете? - руки Граца что-то крутили, щелкали какими-то тумблерами на приборной панели, переставляли разнообразный мелкий хлам, скопившийся на консоли. Ему нужно было чем-то себя занять. - Сесть по каютам, откупорить запас коньяку и хлебать его во все горло? Оргию тут устроить? Помирать - так с музыкой? В этом ваш принцип?
        Так ведь он прав. Делать все равно нечего. Они не найдут пути домой, не найдут координат места, где оказались. А если и нашли бы - что толку: Тахир мертв, а без пилота «Зодиак» никогда не сможет вынырнуть из гиперпространства в заданной точке. Второго пилота среди них нет. Экспериментировать бессмысленно - каждого, кто работает в космосе, проверяли и перепроверяли на предмет возможности управлять движением в гиперпространстве.
        - Нет, конечно. Но зачем… Ведь ясно же, что мы не получим от Хозяина Тьмы помощи. Для чего усугублять проблему?
        - Я не знаю, что делать дальше, - честно признался Грац. - Не знаю пока, с какой еще стороны подступиться к инопланетному кораблю. Но оставить эту затею мы тоже не можем. Никак не можем.
        Нет, все-таки Станислав рехнулся.
        - Станислав, вы маньяк, - бросил Захар и вышел из рубки.
        Двери тихо сомкнулись, отрезав его от помещения, где в одиночестве остался Грац. Около секунды Захар видел в исчезающей щели между створками замершую приземистую фигуру доктора, ожидая, что тот позовет его и предложит что-нибудь конкретное. Но Грац так и не пошевелился, из рубки не донеслось ни звука.
        Затея нового капитана объединить команду не удалась. Они все так же были каждый сам за себя. Или один против всех?
        Появление сильного врага обычно сплачивает, заставляет враждовавших до того соседей объединяться, создавать большое и сильное государство. Правда, приходится жертвовать - пост короля достанется только одному из князьков. Жертва индивидуума в целях спасения вида - все, как в склянках Клюгштайна. Людям кажется, что решение принимает их сложный, состоящий из сотни миллиардов нейронов мозг. А в глобальном масштабе выбирает социум - миллионы и миллиарды мозгов, вырабатывающих наиболее вероятное статистически решение. Хотя и это не так - у бактерий мозга нет и в помине, но их выбор мало чем отличается от человеческого. Общность принципов? Или решение приходит откуда-то извне, оно навязано кем-то со стороны? И людям, и бактериям?
        Только вот на «Зодиаке» законы социума работать перестали. Появление сильного, похоже, превосходящего в сотни, если не в миллионы, раз… нет, не врага, скорее соперника, привело к разобщению. О сплоченности не могло быть и речи. Каждый знал, но каждый скрывал свое знание. Не важно, какое из полушарий сложного человеческого мозга несло ответственность за это тайное знание. Факт оставался фактом - люди на «Зодиаке» не желали сообща одержать верх над Хозяином Тьмы.
        Чего же тогда они хотят? Захар не мог ответить на этот вопрос. А мог ли Грац? Или Герти? Или они не пытаются во всем найти смысл?
        Захар вспомнил лицо Гертруды, снова осунувшееся и приобретшее печать вселенской скорби, перед тем как она покинула рубку. Нельзя оставлять ее одну. И он поспешил к ней.
        Сплотиться собрался? Нет, - ответил сам себе Захар, стараясь быть честным хотя бы в мыслях. Ему было по-человечески жаль Герти, она ему нравилась. Но и он, и Герти знали что-то свое. У каждого была своя правда, которой они не собирались делиться друг с другом.
        - Какого дьявола мы здесь делаем? - тихо проговорила женщина, увидев его.
        Захар ожидал, что она заплачет, но голос Гертруды оставался ровным и спокойным. Слишком спокойным. И вызывал очень нехорошие ассоциации с бледным и отрешенным видом погибшего не так давно внеземельца. А ведь Грац и ее обрабатывал этим своим прибором. Магнитная стимуляция. Что он ей стимулировал? А привел ее к Грацу он, Захар.
        Его пальцы нежно гладили ее голову, мягкие волоски приятно щекотали ладонь.
        Захар не знал, что ответить. Они доживали свой век. Не биологический, отведенный природой, а считали дни до того, как созданная рукой человека и пригодная для обитания среда внутри «Зодиака» превратится в отбирающий жизнь углекислый газ.
        - Живем, - сказал он.
        - Ты понял, о чем я говорю.
        Да, он понял. Но откуда ему знать, что они здесь делают?! И самое главное, чего Захар никак не мог понять, зачем они продолжают это делать.
        - Я не знаю, Гертруда.
        - Почему бы нам просто не улететь отсюда?
        - Не знаю.
        Она приподнялась, опершись на локти, и внимательно посмотрела ему в глаза.
        - А что ты знаешь?! Что вы все знаете, ты мне можешь сказать?
        Захар покачал головой. Он не мог сказать. Никто из них не мог. И Герти не могла. Просто всем надоело то чувство, что грызло изнутри. Оно мучило, не давало жить.
        - Мы можем улететь, - сказал Захар. - Только куда? Кругом пустой незнакомый космос.
        - Но ведь дело не в этом.
        Гертруда резко поднялась и, отодвинувшись от Захара, уткнулась лицом в ладони. Мужчина осторожно положил руку ей на плечо, потом поцеловал в шею.
        - Мы можем попробовать, - тихо прошептал он.
        Ее плечи едва заметно подрагивали. Она плакала. От отчаяния и страха. От чувства безысходности, которое убивало лучше избытка углекислоты в воздухе.
        - Мы не можем…
        - Мы можем, - попытался успокоить ее Захар и понял, что ошибся.
        В ушах зашумело, перед глазами заплясали темные пятна. Руки сами собой начали скрести по постели, стараясь натянуть на себя одеяло, на котором сидела Герти. Воздух, казалось, стал густым и раскаленным, очень хотелось вдохнуть полной грудью, но не получалось - легкие сжимались и разжимались без толку, словно кислорода здесь больше нет.
        На самом деле проблемы с дыханием были сущим пустяком в сравнении с давящим, уничтожающим Взглядом, который снова рассматривал что-то внутри головы.
        Что же делать?! Захар осознавал, что организм, не понимающий происходящего с ним, не желает работать, как полагается. Если Взгляд собирается продолжать смотрины долго, Захару не выжить. Позвать Граца с его магнитным стимулятором? Получится ли? Может, Герти догадается позвать врача?
        - Мы не можем улететь отсюда, - прошипел он.
        Кто произнес эти слова? Захар не собирался говорить этого, он же только что утверждал, что они смогут, что они вольны распоряжаться своей судьбой. Или не говорил? Кто же, черт возьми, тут что говорит, и кто заставляет его делать то, чего он не собирался делать?
        - А ведь так просто, - слова Гертруды доносились откуда-то издалека, словно приглушенные закрытой дверью, - нужно всего лишь отдать «Зодиаку» команду на запуск двигателей.
        Похоже, она не замечала происходящего с Захаром.
        - Грац нам не позволит, - прошептал он. - Он все еще капитан.
        И в этот момент легкая, ощутимая на самом пороге восприятия вибрация сотрясла корпус «Зодиака». Ощущение ковыряющегося в мозгах взгляда мгновенно исчезло, Захар со свистом втянул полную грудь воздуха. В голове прояснилось, а вместе с тем вернулось осознание себя. Он снова был жив в полной мере.
        И он знал причину вибрации.
        31. Нерадость полета
        - Что он вытворяет?! - выкрикнул Захар, вскакивая и лихорадочно натягивая одежду.
        Все бессмысленно - бежать некуда, весь их нынешний мир ограничивался корпусом исследовательского космического корабля «Зодиак», а проблема теперь где-то за его пределами.
        - Что случилось?!
        Гертруда, рефлекторно прикрывшись одеялом, отпрянула от него, явно опасаясь, что Захар может оказаться опасным. Правильно боится, теперь им всем надо бояться друг друга. И самих себя.
        Потому что никого другого здесь нет.
        - Отстыковалась «Либра», - бросил Захар, натягивая второй ботинок, и выбежал в коридор.
        Гертруда догнала его у лифта, ведущего в отсеки основного корпуса «Зодиака». Собственно, Захар подождал ее там - бежать некуда, да и незачем. В ангаре они все равно ничего не найдут, а связь можно организовать в любой точке корабля.
        - С чего ты взял?
        Герти запыхалась. Она старалась успеть за Захаром.
        - Ты не почувствовала толчок?
        - Нет.
        - Не важно. «Зодиак» отчитался о происшествии - наш дорогой капитан отчалил в пространство на «Либре».
        Либра была самым большим кораблем в небольшой флотилии, которой располагал «Зодиак». Ее размеры не позволяли разместиться в ангаре, поэтому исследовательский корабль был пришвартован довеском под тупым носом «Зодиака». Даже при самой аккуратной отстыковке инерции избежать невозможно, а по металлу корпуса отлично распространяется вибрация.
        «Либру» обычно использовали для долгосрочных и сложных исследований вне основного корабля. На ее борту свободно могли разместиться четыре человека, а автономность полета малого корабля составляла шесть суток.
        Для чего Грацу понадобилось использовать именно «Либру», Захар не знал. Наверное, так проявлялась монументальность характера нового капитана.
        Они вернулись в рубку. «Либра» отлично была видна на экране радара. Даже в иллюминатор, когда обзорное окно рубки поворачивалось в сторону Хозяина Тьмы, еще можно разглядеть малый корабль, медленно уплывающий вдаль. Три шара - крупный в центре и два небольших, закрепленных на довольно длинных штангах, - неспешно переваливались из стороны в сторону, словно стараясь оправдать название, данное кораблю. В центральном шаре располагался жилой и исследовательский отсеки, в маленьких - двигательные установки с запасом топлива. На ажурных штангах, скрепляющих всю конструкцию, громоздился конгломерат разнообразного оборудования, вроде манипуляторов, анализаторов, буров и прочего.
        Грац не стал отключать родительский контроль «Зодиака». Захар попытался с помощью основного искина вернуть сбежавшую Либру, но «Зодиак» ответил отказом - Грац капитан, а решение капитана может отменить только он сам. Или же оно может быть изменено в том случае, если мозг корабля сочтет капитана недееспособным. Пока же Станислав пребывал в относительно крепком здравии и состоянии духа. Захар затруднился определиться, к сожалению это или к счастью.
        На запросы с корабля «Либра» не отвечала. Однако сам Грац, в отличие от Клюгштайна, самовольно отправившегося к исполинскому камню, в эфире не молчал. Он неспешно и с чувством рассказывал, что собирается делать.
        Он планировал забраться в тоннель и установить импакт-зонд, который прихватил с собой, внутри, в самой глубокой точке червоточины.
        - Он ополоумел, - пробормотал Захар.
        - Ничего. Правильно, пускай взорвет этого гада.
        - Чтобы гада взорвать и сотни твоих импакт-зондов не хватит. Но если большая часть ударной волны достигнет центра, той полости, наполненной чем-то по плотности близким к воде, сотрясением мозга он будет обеспечен.
        - Вот и славно, - Гертруда захохотала. Только смех ее звучал вымученно и неестественно.
        Захар, не сводя глаз с радара, с сомнением покачал головой. Ему не нравилась эта затея, и смешно ему не было. Они получили удар по мозгам, который Лившиц пережить не смог, после атаки импакт-зонда снаружи. Что же тогда ожидать от прямого воздействия на центральную капсулу Хозяина Тьмы? Почему-то сомнений, что эта шаровидная полость жизненно важна для корабля чужих… да никакой это не корабль. Непонятно что, но точно не корабль. Но вот сомнений не возникало - за повреждение того, что обитало в центре, космический булыжник им спуску не даст.
        На радаре троеточие Либры совершало последний маневр, выходя на финишную параболу, ведущую прямо к входу в тоннель.
        Что же делать? Догнать Граца? Нереально. Теперь Захар, наконец, понял, почему Станислав взял именно «Либру» - она не только самый большой, но и самый быстрый малый корабль в арсенале «Зодиака». Догнать ее сможет только сам «Зодиак».
        А рассудительность доктору не изменила, мозги у него работают не хуже прежнего.
        - Я вхожу в тоннель, - донеслось из динамиков.
        Грац до сих пор не пользовался вирт-связью. Он отдал «Зодиаку» приказ ограничить вирт-эфир корпусом корабля. Как того хотел внеземелец. А может, если бы они послушали Люциана… Прекратить рефлексию! Захар поймал себя на том, что постоянно, раз за разом прокручивает в памяти события прошлого, пытаясь найти изъян в собственных действиях, приведших к нынешней ситуации. Пустое это. И самое главное, он, в общем-то, не мог понять, в чем эта самая «нынешняя ситуация» состоит.
        Так вот, в космосе виртуальность «Зодиака» не транслировалась, но внутри Либры и на некотором расстоянии от корабля вирт-эфир присутствовал. Однако Грац все так же пользовался исключительно радиосвязью.
        - Станислав, для чего вы туда лезете? - спросил Захар, не ожидая услышать ответа.
        Предчувствия не обманули - Грац пропустил вопрос кибертехника мимо ушей. Но рассказ о собственных действиях продолжал вести.
        - Кругом белесый, немного шероховатый камень. Тоннель идет прямо, стенки его гладкие, но поверхность не идеально ровная. Она словно…
        - Ее как будто лепили, - подсказал запнувшемуся доктору Захар.
        Грац никак не отреагировал, словно и не слышал сказанного. А может, и на самом деле не слышал - «Зодиаку» не составит проблемы отфильтровывать входящий сигнал по просьбе капитана.
        - «Зодиак», дай картинку с камеры скафандра капитана, - отдала приказ кораблю Гертруда.
        - Видеотрансляция невозможна, - ответил «Зодиак».
        - Интересно - почему?
        Ответа не последовало. Не то мозг корабля решил, что вопрос имел риторический характер, не то получил прямой приказ капитана не отвечать. Впрочем, большого значения это не имело.
        - Продвижению по тоннелю никто не препятствует. До точки три тысячи метров.
        - Зачем он рассказывает? - спросила Гертруда. - Мы же видели это уже не раз.
        Действительно, видели. Сам Захар видел Хозяина Тьмы воочию дважды. И внутри тоннеля побывать успел. Причем провел там почти половину суток. А вот Грац видит глыбу, так сказать, живьем впервые. Он ловит каждый сантиметр, каждый поворот тоннеля. Его восхищают формы и шероховатости, он в восторге…
        Секундочку. На голоэкране Грац тоже лицезрел эту безрадостную картину много раз, как и остальные, он присутствовал в рубке во время каждого эксперимента, связанного с кораблем чужих. Или что там собой представляет Хозяин Тьмы… А теперь его вдруг стали восхищать красоты. Те, которых не было.
        Внезапно Захар вспомнил Клюгштайна. Тот день, когда люди впервые залезли внутрь каменного исполина. Фриц тогда тоже, словно дитя малое, восхищался унылым однообразием пейзажей тоннеля. А потом он снял перчатку и собирался потрогать камень голыми руками. В открытом космосе, в вакууме.
        - Станислав, немедленно возвращайтесь! - заорал кибертехник.
        Но Грац не реагировал. Он продолжал двигаться в глубь исполинской глыбы, бормоча какую-то околесицу. Хотя…
        А ведь они не видели Граца. Они здесь, на «Зодиаке», не знали, где доктор на самом деле. Они поверили на слово, что он перемещается в глубь тоннеля, намереваясь достичь точки соприкосновения тоннеля с внутренней зоной Хозяина Тьмы. Но видеотрансляции нет.
        - Где вы, Станислав?! Отвечайте!
        - Ты чего? - не поняла его напора Герти.
        - Где Грац? - спросил ее Захар.
        - В тоннеле, - пожав плечами, ответила планетолог. Судя по выражению лица, она была готова поверить во что угодно, но наибольшее доверие у нее явно вызывала версия с сумасшествием Захара.
        - Ты видела, как он туда входил?
        - Нет.
        - С ним что-то не то. Ты разве не чувствуешь? Ты же сама сказала, что мы все это видели уже много раз. И Грац тоже видел. Пускай на мониторе, но видел. А сейчас он ведет себя, словно попал в какие-то… райские кущи, а не в безжизненную темную пещеру.
        - Но…
        - «Зодиак», включи видеотрансляцию!
        - Видеотрансляция невозможна.
        - Чтоб тебя, безмозглая машина! Включи трансляцию с камер Либры.
        Голоэкраны мгновенно озарились призрачным голубоватым светом, а в следующую секунду на них возникло освещенное по периметру темное жерло каменного тоннеля.
        Захар переключил управление камерами малого корабля на себя, войдя в виртуальность. Жилой отсек, научный модуль, двигательные установки, навесное оборудование. Камеры «Либры» не давали столь полного и многогранного восприятия, как фотофоры киберов - в этом не было нужды, - но обзор вполне достаточный. Граца нигде не было. В тоннеле?
        Захар посмотрел прямо перед собой. Внутрь темной шахты, уходящей, казалось, в самую преисподнюю. Что-то там такое копошилось у стены. Или только показалось?
        Чувствительный нейропроцессор корабля послушно увеличил изображение, не дожидаясь устной команды оператора. Сейчас Захар и «Зодиак» были единым целым, они мыслили порознь, но мотивы их действий слились в общем порыве: мозг корабля тоже желал знать, что происходит с частями его организма, одним из которых была «Либра». В глубине тоннеля, метрах в семистах, действительно что-то копошилось.
        Слишком темно, чтобы разглядеть. Яркость отсветов, долетающих туда от прожекторов зависшей у входа Либры, плавно увеличилась: «Зодиак» искал оптимальное решение, стараясь улучшить освещение.
        Сомнений нет - это был Грац. Он не подбирался к внутренней зоне Хозяина Тьмы с активированным импакт-зондом. Доктор вообще не двигался, уперев обе руки в шероховатую поверхность стены. Только голос Станислава продолжал монотонно рассказывать о вымышленном пути.
        - «Зодиак», включить трансляцию с камер скафандра капитана, - повторил команду Захар. - Предварительно протестировать адекватность команд капитана.
        - Видеотрансляция невозможна, - повторил бесстрастный голос корабля.
        - Да, почему, черт тебя дери?! - воскликнула Герти.
        - Все камеры скафандра повреждены, - сообщил «Зодиак».
        Значит, никакой команды капитана не было. Правильно - отломать или разбить камеры надежней, так шанса включить их не остается в принципе.
        - Что он там делает? - спросила Герти.
        Захару тоже очень хотелось бы это знать. Но темнота и расстояние не позволяли разглядеть. Только факт оставался фактом - Грац им врал. Вопрос - намеренно ли.
        - Его нужно оттуда вытаскивать. - Кибертехник вскочил, чтобы бежать в ангар.
        - Нет.
        Последнее слово было произнесено настолько тихо, что Захар, уже собравшийся отдать «Зодиаку» команду готовить к вылету «Таурус», не понял, чего хочет Гертруда.
        - Что ты сказала? - Он не мог поверить, решил, что ослышался.
        И в этот момент Захар осознал, что больше не слышит голоса Граца.
        - Не нужно никого вытаскивать. Он сам решил, что так правильно.
        - Но… - кибертехник запнулся, подавившись словами.
        Темная фигура доктора продолжала недвижимо висеть в просвете тоннеля, упираясь руками в стену. «А ведь мы видим только скафандр, - подумал Захар. - Есть ли внутри него Грац?»
        - «Зодиак», биометрия и данные полного технологического обследования скафандра Станислава Граца.
        Перед глазами быстрым потоком поползли цифры, чекбоксы и служебные сообщения.
        Сообщение о разгерметизации.
        «Где перчатки?» - кибертехник не видел информации по ним.
        «Где перчатки?» - Захар про себя повторил эту мысль для «Зодиака».
        «Отклик с датчиков правой перчатки скафандра номер 21 - 2/4 не получен, левая в штатном подключении», - бесстрастно прозвучал голос корабля внутри головы.
        Внезапно прямо посреди рубки возникло видение - массивные пористые структуры, похожие на огромные, изъеденные кратерами астероиды, нависали плотной массой, а между ними вдаль уходило с десяток каких-то отвратительного вида красноватых жгутов. Захар моргнул, и видение исчезло.
        «Что это было, «Зодиак»?»
        «Случайный сигнал с микродатчика рукава скафандра номер 21 - 2/4. Прошу прощения, виртуальное построение попало в ваш вирт-эфир случайно».
        Случайностей не бывает. Особенно в работе нейропроцессора. Одна только статистическая вероятность. Раз ошибка произошла, значит, она должна была произойти - ее вероятность превысила пороговые значения. Но с этим будем разбираться позже. Сейчас нужно как-то вытащить оттуда Граца.
        - «Зодиак», запусти маршевые двигатели.
        Захар остановился. Двери, начавшие закрываться, замерли в пазах. Это сказала Гертруда? Больше некому.
        - Какие двигатели, Герти?
        - Выполнение команды невозможно, - не обращая внимания на Захара, сообщил «Зодиак».
        - Нужно валить отсюда, пока может получиться! - выкрикнула женщина. - Или ты забыл, как пытался промямлить, что мы сможем?! Давай, пользуйся моментом, пока его нет здесь! Потом он не даст нам это сделать.
        Он - это, надо понимать, Грац. Правда, он и сейчас не дает - «Зодиак» отказывается выполнять команду планетолога. И Захар знал почему - Грац жив, а кораблю, по его собственному разумению, ничего не угрожает. Согласно заложенной инструкции, «Зодиак» отказывался бросать на произвол судьбы члена своего экипажа. Вопрос о капитанских полномочиях в данном случае не имел значения.
        - Мы не можем, Герти.
        - Что ты заладил: можем - не можем?! - Гертруда кричала, ее лицо раскраснелось. - Нужно убираться, подальше, в космос - куда угодно. Главное, отделаться, наконец, от этого ненормального камня!
        - Камень ни при чем, - спокойным ровным голосом произнес Захар.
        Крик и попытки убедить ее в чем-то сейчас лишь подлили бы масла в огонь. У нее была истерика, женщина плохо осознавала, что в данный момент хотела получить. И еще вопрос в том, чего хотела Гертруда, а чего - Хозяин Тьмы, каким-то непостижимым образом воздействуя на ее мозг.
        - Там Грац, мы…
        - К счастью, Грац именно там! Он же нас всех извести хочет, скормить этому космическому монстру!
        - Он человек, Герти. Он землянин, что бы ни случилось - он свой. Люди не бросают своих.
        Она опустилась в любимое кресло. Ее руки бессмысленно дергали джойстики и давили на кнопки - пульт неактивен, движения Гертруды всего лишь игра, не более. Она громко всхлипывала, ее плечи резко вскакивали в такт каждому вдоху.
        - К чему столько пафоса? - уже спокойным и даже каким-то поникшим голосом сказала она. - Мы своих не бросаем, я знаю. А сколько…
        Сколько чего было в жизни Гертруды, Захар так и не узнал, потому что теперь она зарыдала в голос и говорить уже не могла.
        Захар бежал по коридору, частые шаги гулко отдавались в металле переборок. Еще несколько шагов до лифта, переход в лабораторный отсек и чуть больше пятидесяти метров до помещения, где хранились скафандры. Потом короткий коридор до ангара - в невесомости в полной пустотной амуниции двигаться не так сложно, как при тяготении. Там ждет «Таурус», Зодиак уже разводит пары. Только забраться в кабину и подключиться к вирт-эфиру малого корабля.
        «Зодиак, выведи биометрические параметры капитана».
        Мозг корабля мгновенно выполнил приказ. Все показатели в норме. Даже аномально повышенная мозговая активность, на которую Захар обратил внимание в предыдущем отчете «Зодиака», вернулась к стандартным значениям.
        Жесткие манжеты рукавов скафандра ощутимо хлестали по щекам. Как же неудобно надевать скафандр в невесомости самостоятельно! Наконец удалось совладать с нижней частью. Осталось поймать рукава и проверить застежки.
        - «Зодиак», как меня слышите?
        От неожиданности Захар упустил почти подчинившиеся воле человека рукава и с размаху, перевернувшись из-за инерции тяжелого скафандра, врезался головой во что-то торчащее из пола. Оказалось, это небольшая скамейка. Интересно, на кой черт она нужна в невесомости?
        Голос, напугавший кибертехника, звучал изнутри откинутого сейчас назад шлема. Из акустической системы скафандра. Захар не сразу сообразил, что это голос Граца.
        - Слышу, Станислав! - Захар пытался повернуть шлем в рабочее положение, чтобы придвинуть ларингофон ближе ко рту или горлу, но в раскрытом положении скафандра сделать этого не получалось. - Где вы, что с вами происходит? Я скоро буду, держитесь!
        - Не нужно, - тихонько потрещав помехами, сказал голос Граца. Непривычная при наличии вирт-эфира радиосвязь искажала звук, и Захар не был до конца уверен, но ему показалось, что в словах Граца притаилось какое-то мрачное безразличие.
        - Все будет хорошо, - пробормотал Захар, не зная, что сказать.
        - Я возвращаюсь, - сообщил Грац и зачем-то добавил: - «Либра» исправна, она найдет дорогу домой.
        Захар до прибытия Граца так и оставался в скафандре, надетом наполовину. Пол под ногами вздрогнул, когда «Либра», повинуясь четким командам «Зодиака», примкнула к стыковочному узлу, располагающемуся под ангаром.
        - Как вы, Станислав?
        Болтающиеся внизу и сзади рукава скафандра норовили за что-нибудь зацепиться и путались под ногами, поэтому кибертехник то и дело хватался за мощную фигуру Граца, чтобы не врезаться во что-нибудь на пути. Каждый раз доктор нервно сбрасывал руки Захара резким движением плеч и, недовольно морщась, двигался дальше.
        - Что там было, что вы делали там, Станислав?
        Захар повторял свои вопросы снова и снова - с тем же успехом можно разговаривать со стеной. Грац молчал. Он вообще, казалось, не замечал, что к нему обращаются. Лишь один раз, перед тем как исчезнуть за раздвижными дверьми носового отсека, остановился на секунду и пристально посмотрел в глаза кибертехника. Тяжелый, полный безнадежности и ненависти взгляд вынудил Захара оставить доктора в покое.
        Неясно, кому была адресована та ненависть, что морозным бризом веяла из потаенных глубин души нового капитана. Захар ничего не понял, но произошедшие с доктором перемены ему не понравились. Сильно не понравились. И взгляд Граца казался смутно знакомым, он вызывал в памяти то гнетущее ощущение, будто тебя пристально изучают, препарируют невидимым микротомом[29 - Инструмент для приготовления очень тонких срезов фиксированной и не фиксированной биологической ткани толщиной 1 - 50 микрометров, а также небиологических образцов для микроскопии.], снимают слой за слоем, и будут продолжать, пока не доберутся до самой сути.
        - Они… там… - нечленораздельно пробормотал Грац, а потом резко махнул рукой, отчего его перевернуло поперек, и, не меняя положения тела, исчез в темном колодце уходящего косо вверх переходного коридора.
        32. В ожидании апокалипсиса
        Палец медленно парил в пустоте, цепляя виртуальную надпись то за одну букву, то за другую. На самом деле там ничего не было, но обманутый электрическими импульсами виртуальности разум человека легко принимал вымысел за правду. Виртуальная реальность под чутким руководством искусственного мозга «Зодиака» генерировалась процессором прямо внутри черепа, выверенные электрические и химические сигналы разбегались по биоткани щупалец нейроконтакта ко всем областям мозга, заставляя нейроны делать то, чего не удалось добиться от них органам чувств.
        Надпись барахталась, словно кусок пенопласта в волнах, переворачиваясь из стороны в сторону. «Власть проявляется в специфических отношениях между социальными субъектами». Именно эти слова и плясали в полумраке каюты, повинуясь движениям пальца Захара. Зачем он запустил поиск на слово «власть»? Наверное, от нечего делать. Изнутри рвалось какое-то совершенно иррациональное желание куда-то бежать, действовать, перевернуть мир, в конце концов. Да хоть просто в носу поковырять с чувством, сделать хоть что-то, лишь бы не сидеть в ожидании неизвестно чего.
        Только дел не придумывалось. Даже в носу ковырять нужды не было - климатический контроль «Зодиака» пока что работал отлично, и в носу ничего не насохло.
        Гертруда сказала, что Станислав теперь во власти Хозяина Тьмы. Точнее, не сказала - она тихо, но отчетливо истерически шептала, вытаращив красные от слез глаза и для убедительности дергая себя сжатыми в когтистую лапу пальцами за ворот бесформенной кофты.
        Именно после ее слов он и отправил «Зодиаку» запрос о природе власти. Выходило, что Гертруда ошибалась. Власть зиждилась на отношениях. Тут предлагали не только социальные трактовки. Теологи что-то намекали на окружающий мир и высший Абсолют, но и у них тоже фигурировали отношения.
        А с Хозяином Тьмы отношений не получалось. Никакой взаимности, только упреки и подозрения. Люди над ним не властны, он над людьми, похоже, тоже. Они не могли решить, чего хотят друг от друга.
        А Грац и в самом деле вернулся оттуда сам не свой. Захара пугали его потерянный вид, какая-то неуместная глубокая скорбь, легшая тяжелым отпечатком поперек взгляда темных, глубоко посаженных глаз. Такими были сначала Клюгштайн, потом Лившиц. Их неадекватность проявлялась по-разному, но что-то общее, связывающее их в одну цепочку, прослеживалось именно во взгляде.
        Захар еще там, в коридоре между носовым отсеком и лабораторным блоком, путаясь в болтающихся рукавах не надетого до конца скафандра, отдал «Зодиаку» приказ отслеживать поведение капитана и бить тревогу при малейших подозрениях на неадекватное поведение. Собственно, постоянный критический анализ действий капитана и так входил в повседневные обязанности «Зодиака», но здесь был вопрос не о легитимности власти, а о самой жизни капитана.
        - Ты не желаешь поверить, - продолжала проникновенно шипеть Герти. Теперь она оставила в покое растянутый воротник и отчаянно трепала торчащие во все стороны волосы. - Мы все в его власти, он нас подмял под себя. Все. Но Грац - он сдался, Грац теперь на его стороне. Этому камню не нужны мы, ему не нужны никакие научные данные. Он хочет забрать наши души. Это же исчадие ада, как ты не понимаешь?!
        - Ты никогда не казалась мне религиозной, - заметил Захар.
        Гертруда усмехнулась. Зло и надменно.
        - Ну давай, отведи меня к Грацу. Поможешь ему обработать мои мозги. Разумеется, он же врач, он знает, что нужно делать. Он уже довольно поэкспериментировал на остальных, так что после меня - когда наш доктор доведет до совершенства методику превращения людей в послушные игрушки космического камня - можешь довериться его рукам и сам. Вдруг тогда до тебя хоть что-нибудь дойдет!
        - Перестань, - Захар отвернулся, сжав зубы. Ему надоела бестолковая болтовня Гертруды. Может, и в самом деле отвести ее к Грацу? Хотя на что он теперь способен - доктору и самому не помешала бы помощь. Вот только врач на корабле один. Есть еще «Зодиак», который…
        - Мы можем свергнуть его! - замогильным шепотом прошипела женщина, ее глаза вдруг загорелись, в них, казалось, засветился огонек жизни. Одна беда, от этого огонька отчетливо веяло безумием.
        Захар нахмурил лоб, пытаясь понять, о чем говорит Гертруда. Она перебила мысль, решение было совсем рядом, оно почти сформировалось, а теперь никак не получается вспомнить, о чем же он только что думал. Что-то о возможностях «Зодиака». Но чего он хотел добиться от псевдоразума? Нет, теперь не вспомнить.
        Кибертехник тряхнул головой, пытаясь избавиться от бесплодных навязчивых мыслей, и повернулся к Герти.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Мы можем свергнуть его! - повторила женщина. Она улыбалась, в ее состоянии хватило бы маленького толчка, чтобы начать хохотать до тех пор, пока не закончится дыхание, без всякого смысла и повода. Герти пребывала на волосок от истерики. - Мы имеем право переизбрать капитана. Я и ты. Мы большинство, «Зодиак» обязан нас послушать.
        Ах вот о чем она! Да, переизбрать капитана команда всегда имеет право. Но нужен повод для переизбрания, иначе любой конфликт на корабле будет заканчиваться анархией, рано или поздно ведущей к хаосу. А хаос в открытом космосе - стопроцентная смерть. Власть должна быть сильной, а сильной власти частенько приходится принимать не самые популярные решения. Конфликты неизбежны, и мозг корабля - в любом случае подчиняющийся человеку - не должен стать причиной раздора. Наоборот - правильно обученный нейрокибернетиками псевдоразум будет изо всех сил стараться удержать стабильность на борту.
        - «Зодиаку» нужна причина, - напомнил Гертруде Захар.
        - Команда не доверяет капитану!
        - Этого мало. Если Зодиак оценит действия капитана как рациональные, субъективные мнения он учитывать не станет.
        - Это Грац-то рационален? Его вояж к Хозяину Тьмы, разумеется, был верхом рациональности, тут уж ничего не скажешь!
        В этом она права. Захар уже несколько раз смотрел выкладки «Зодиака» по психологическим данным Граца, но до конца в них не разобрался. В психологии не могло быть ничего однозначного, многие действия можно трактовать с разных позиций, и мозг корабля сомневался. Не исключено, что сомнений окажется вполне достаточно для низложения капитана.
        Но нужно ли что-то менять, есть ли в этом смысл? Да и получится ли - ведь «Зодиак» будет оценивать рациональность действия не только капитана, психологические портреты тех, кто собирается голосовать, мозг корабля тоже изучит вдоль и поперек. И никакой уверенности, что Герти пройдет проверку.
        Что уж греха таить, в собственной надежности он тоже не особенно убежден.
        - Не нужно, Герти, - Захар попытался обнять ее, но женщина резко сбросила его руки с плеч и, вскочив на ноги, отошла в противоположный угол каюты.
        - У меня впечатление, что ты живешь в каком-то ином мире, Орешкин. Ты всегда таким был. Ты и раньше плыл по течению, не пытаясь что-то изменить.
        - Откуда тебе…
        - Ты прав. Мне нет дела до твоих закидонов.
        Последняя фраза покоробила Захара. Он считал, что они с Герти теперь… А что они теперь? Даже смешно, их и любовниками-то сложно назвать, так - переспали по случаю, от безысходности и безделья.
        - Сейчас не время что-то менять, - сменив тон на официальный, сказал Захар. - Нам необходимо узнать…
        - И ты тоже?! - в глазах Гертруды читался откровенный, ничем не прикрытый страх. - Тебе тоже нужно что-то узнавать? Вы еще не достаточно наузнавались, вам мало?!
        - Но послушай…
        - Нет, это ты послушай! Тебе, похоже, он мозги вправить еще не успел. Просто ты сам дурак, от природы.
        Обижаться на нее нет смысла. Ясно же, что Гертруда городит полную околесицу. Вот только кто в ее представлении этот самый он - Хозяин Тьмы или Грац? Захар окончательно запутался в хитросплетениях мыслей женщины.
        - Ты же ничего не знаешь, тебе ни до чего нет дела. Ты не замечал того, что Люциан пытался остановить Граца, не видел, что Грац намеренно делает с ним что-то, чтобы он не мог сопротивляться. Станислав обрабатывал его своими…
        - Он же объяснил - Люциан пошел на этот шаг сознательно. И потом, ты разве не помнишь, как выглядел Лившиц, когда мы нашли его в коридоре возле ангара?
        Захар подумал, что именно в том коридоре, примерно в том же самом месте, он пытался остановить вылезшего из чрева «Либры» доктора. Но Грац выглядел куда более здоровым, чем внеземелец. Он вообще вполне нормально выглядел, если бы не тот странный взгляд, от которого пробирал озноб.
        - Ты полагаешь, на избиение Люциан тоже согласился добровольно?
        - Какое избиение?
        Ничего похожего на следы побоев Захар не видел на теле Лившица. Но…
        Пытался ли он их найти? Конечно, нет. С чего бы он стал делать это? Но он видел другое - отчетливые свежие ссадины на костяшках пальцев Граца. Тогда он решил, что Станислав зачем-то колотил кулаком что-то в своей каюте. Именно там Захар и застал его в странном виде. Это произошло в тот день, когда кибертехнику вздумалось проверить спинтронику «Зодиака».
        - Обычное, кулаками. У нашего капитана ручищи что надо - с таким не сильно-то посопротивляешься. Люциан хотел остановить Граца, у Лившица был какой-то прибор, он собирался что-то запустить на «Зодиаке» и взять контроль над кораблем и командой в свои руки. Но разве Грац мог допустить смену власти? Он же никого никогда не хотел слушать, у него на все свое мнение. С самого начала. Он хотел забраться внутрь этого булыжника любой ценой, он хотел получить всё.
        - Он, похоже, уже побывал там, - тихо пробормотал Захар. Слова слетели с его губ сами собой, он думал совсем о другом.
        Хотел ли Грац еще чего-то от Хозяина Тьмы сейчас, после того как побывал внутри объекта?
        Что он там делал? Станислав наотрез отказался рассказывать об этом. И еще он отчего-то постоянно мял кисть правой руки, которую прятал под полами одежды. Словно она замерзла.
        Перед внутренним взором кибертехника возникла туго переплетенная вязанка каких-то омерзительных красных жгутов, исчезающих между нагромождениями, похожими на изъеденные червями скалы. Что это было? «Зодиак» сказал, что картинка с датчика рукава скафандра попала в его, Захара, вирт-эфир случайно. Что показывал этот датчик? Видеотрансляцию или виртуальное построение какой-то иной информации?
        Произошедшее не могло быть случайностью. «Зодиак» полностью контролировал обработку информации и управление вирт-связью, Захар несколько раз проверил это. Значит, мозг корабля счел необходимым показать картинку кибертехнику. Для чего? О красных мясистых жгутах знал только Захар, Герти ничего подобного не видела.
        А те самые «белые листы» - желание показать Захару странное изображение мозгу корабля навязал кто-то извне. Тот самый таинственный пришелец, которого видела Герти?
        Захар подошел к Гертруде и нежно обнял ее. В этот раз она не сбросил его руки, но Захар явственно ощущал, как сильно напряжены ее мускулы. Словно пружина, готовая сорваться со стопора и ударить любого, кто посмеет вторгнуться в ее пространство.
        - Тебе надо успокоиться, - прошептал он ей в самое ухо.
        Губы Захара касались ее нежной бархатистой кожи. Он и не ожидал, что в сложившейся теперь ситуации сможет почувствовать кажущееся совершенно неуместным сексуальное возбуждение. Руки медленно двигались, все сильнее прижимая гибкое тело Гертруды. Женщина задышала чаще, донесся приглушенный стон.
        Кто сейчас делает это - он сам, Захар Орешкин, или это снова происки всемогущего Хозяина Тьмы? Кто управляет разумом человека? Ответ слишком сложен, знать бы, что такое разум. Тогда стоит ли рассуждать о том, кто является хозяином чего-то эфемерного?
        Никаких раздумий, простая физиология и закономерность реакций: таламус с прилежащим ядром, гипоталамус, гипофиз[30 - Прилежащее ядро - зона в головном мозге, производящая «биохимическое поощрение» и принимающая непосредственное участие в закреплении «правильного» действия. Известно как «центр удовольствия». Таламус - отдел головного мозга, у человека производит обработку информации, поступающей с органов чувств, и участвующий в процессе запоминания. Гипоталамус и гипофиз - отделы головного мозга, ответственные за эндокринную регуляцию организма. В гипоталамусе расположены центры жажды, голода, центры, регулирующие эмоции и поведение человека, сон и бодрствование, температуру тела и т. д.]. Гормоны хлещут, руки действуют. Разум здесь лишний, он слишком озабочен рефлексией, которая мешает в подобных вопросах. Самки всегда предпочитали сильных и решительных - половой отбор, давнишнее изобретение эволюции.
        Его губы медленно двигались по ее шее, оставляя поцелуй за поцелуем, руки совершенно перестали повиноваться, настойчиво пытаясь стащить с Гертруды одежду. Женщина сжалась, стараясь утонуть, спрятаться в его объятиях.
        Захар резко повернул Герти лицом к себе, собираясь впиться поцелуем в ее приоткрытые - судя по звуку дыхания - губы, но внезапная смена декораций заставила его резко отпрянуть. Герти совсем не млела от блаженства, как он себе представлял. Ее лицо искажала гримаса отвращения и возмущения, а стоны, которые он слышал, оказались обычными всхлипываниями.
        - Что ты делаешь?! - выкрикнула Гертруда.
        - Я… - Захар не нашелся, что ответить.
        - Ты совсем ненормальный, Орешкин?!
        Мужчина не понял, что ненормального Гертруда нашла в его поведении. Но он не осуждал ее - Герти явно пребывала не в самом благостном расположении духа.
        - Прости.
        Наверное, самый лучший вариант - попросить у женщины прощения за то, в чем не виноват. Правда, в обычной ситуации, не теперь. То, что творилось на исследовательском космическом корабле «Зодиак», обычным назвать никак нельзя, поэтому стандартные схемы поведения здесь тоже не действовали.
        - Да пошел ты со своими извинениями! - закричала Гертруда. Слезы, что давно стояли в ее глазах, потекли двумя быстрыми струйками вниз по щекам. - Вы тут все ополоумели. И ты, и Грац. И Люциан со своим имплантированным кодером тоже хорош. Был… А Фриц вообще…
        - Где у него был кодер?
        Сознание и чувства Захара словно застыли. Он ничего не ощущал, его нисколько не задевала истерика Гертруды. Но холодный рассудок надежно цеплялся за каждое произнесенное слово. Мысли работали настолько четко и слаженно, что это даже казалось неуместным на фоне страданий Герти.
        - Под кожей на левом запястье, - без раздумий ответила Гертруда. Она, похоже, вообще не обратила внимания на вопрос Захара, ответ вылетел сам собой.
        Герти что-то кричала, слезы текли ручьем, руки сжимались в кулаки, которые несколько раз обрушивались на Захара. Кибертехник больше ее не слушал, он думал об этом треклятом кодере. Если он был у Лившица, значит, он все еще здесь, на корабле. Или все там же - под кожей у ставшего теперь хладным трупом внеземельца. Или у Граца. Больше вариантов нет. Грац вполне мог вынуть имплантат, он занимался консервацией трупа Лившица.
        - Жаль, с «Зодиака» уйти некуда. - Захар понял только последнюю фразу из всего, что скороговоркой выдала Герти.
        Оказывается, они уже вышли из каюты и стояли в коридоре. Вернее, стоял один только Захар. Гертруда, решительно топоча по шершавому покрытию пола, удалялась в направлении лифта, ведущего к ротору. Захар рванулся было за ней, но, решив, что сейчас лучше оставить ее в покое, остановился.
        Нужно сходить к Грацу. С момента возвращения из космоса Станислав ни разу не покидал пределов собственной каюты. Неусыпное око «Зодиака», конечно, наблюдало за всеми, и капитан не являлся исключением, но, возможно, ему требовалось обычное человеческое общение.
        Станислав встретил Захара в дверях каюты. Вероятно, «Зодиак» сообщил ему, что кибертехник решил наведаться в гости. Вид Грац имел всклокоченный, его глаза, заплывшие и словно бы пьяные, покрыла сетка расширенных и местами лопнувших капилляров.
        - Как ваши дела, Станислав?
        - Решили проверить, не свихнулся ли я? - вместо приветствия поинтересовался Грац.
        - Решил узнать, что вы увидели внутри каменной глыбы.
        - Какое вам-то до этого дело?
        Захар пожал плечами. Он пытался заглянуть за спину Граца, но тот, широко расставив руки в проеме двери, явно намеренно загораживал кибертехнику обзор. Все, что удавалось разглядеть - разбросанные вещи, сползшую на пол постель и ворох какого-то мусора, рассыпанного по всей каюте. Внутри царил полнейший кавардак.
        - Я полагал, что мы сообща проводим исследования, - заметил Захар.
        - Не вы ли утверждали, что никаких исследований нет и не было? Или это ваша подружка, мисс Хартс, говорила?
        Захар и сам уже не мог вспомнить, кто сказал это первым. Скорее всего, Герти. Не важно - он полностью согласен с этим утверждением. Они не вели исследований с того самого момента, как Хозяин Тьмы в первый раз отключил их сознание, а Лившиц сбежал с корабля. Каждый из них занимался чем-то все это время, но исследованиями - настоящими, спланированными, проводимыми всей командой, - никто больше не интересовался.
        - Что вас так расстроило там, на Хозяине Тьмы?
        - С чего вы взяли… Я совершенно… А впрочем, вам этого все равно не понять.
        Грац говорил загадками. Он сбивался и путался, явно не зная, что сказать. Захар никак не мог понять - доктор не хочет рассказывать или на самом деле плохо помнит события, произошедшие с ним внутри инопланетного корабля.
        - Вы видели пришельцев?
        Грац усмехнулся.
        - Мне зеленые человечки не мерещатся. В отличие от…
        - Но вам нужна помощь! Вы не видите…
        - Вы, что ли, собрались мне ее оказывать? - саркастическая ухмылка разрезала лицо Станислава.
        - Нет, конечно. Но «Зодиак» способен…
        - Ни на что этот ваш недоразвитый мозг не способен, - резко ответил Грац.
        - Вы знали, что Лившиц имел доступ к программной базе «Зодиака»? - резко сменил тему Захар.
        - С чего это вы взяли? - голос Граца звучал уверенно, но глаза выдавали врача. Глаза бегали из стороны в сторону.
        - Да нет, ни с чего. Просто так показалось. Он постоянно пытался устроить бунт. Меня подбивал вступить с ним в коалицию.
        - Орешкин, не морочьте мне голову.
        Грац повернулся спиной, намереваясь скрыться внутри каюты. На секунду открылся обзор части владений доктора - так и есть: страшнейший бардак, словно здесь погуляла банда упившейся молодежи. А на полу рядом с растерзанной постелью лежала сверкающая хромом трубка прибора, которым Станислав обрабатывал мозги всем членам экипажа. Каждому, по очереди. Орудие труда или оружие?
        - Что вы нашли внутри Хозяина Тьмы? - резким требовательным тоном спросил Захар. - Не отпирайтесь, вы там что-то увидели. Это же ясно как день. Оттого…
        Кибертехник запнулся, встретившись взглядом с глазами Граца. Доктор повернул голову и, не моргая, смотрел прямо на Захара. Тяжелым сверлящим взглядом, словно… словно тот Взгляд из космоса.
        - А вы слетайте туда сами, Орешкин. Слетайте и посмотрите.
        После этих слов он шагнул вперед, двери мгновенно захлопнулись за его спиной, оставив Захара в коридоре одного.
        33. Стойкий неоловянный солдатик
        Захар начинал ощущать себя нянькой. Один на двух сумасшедших, но угодить не удалось никому. Собственно, он и не пытался угождать. Он желал знать и кое-что узнал. О Лившице от Герти, Грац проговорился, что видел там нечто - ведь не просто же так доктор предлагал Захару посмотреть самому. Отчего-то проверять слова Станислава желания не было.
        «Зодиак», где Гертруда?» - спросил Захар у корабля, пользуясь вирт-связью. Он предполагал, что Герти запретит «Зодиаку» выдавать в общий эфир сведения о себе, но, как оказалось, ошибся.
        «Мисс Хартс в ангаре, Захар, - сообщил «Зодиак». - Полагаю, вам стоит проверить ее состояние лично - данных недостаточно, но нельзя исключить неадекватность ее реакций».
        Вот этого еще не хватало!
        Ангар, черт возьми! Память тут же услужливо подбросила жуткую картину трехдневной давности: Клюгштайн с мрачной, отдающей налетом безумия улыбкой, стремительно вылетающий в бездну холодного космоса. Фриц покинул этот мир через открытый аварийный люк ангара, и Герти, в адекватности реакции которой сомневается «Зодиак», сейчас там же.
        «Что с малыми кораблями, «Зодиак»?»
        «Мисс Хартс активировала «Аквариус», но она без скафандра и вне исследовательской капсулы».
        Значит, так? Стало быть, она не собирается выпрыгивать в вакуум, она, как и остальные, собралась навестить их космического друга. Или все-таки - недруга? А ведь внутри Хозяина Тьмы не побывала одна только Герти.
        Захар почувствовал, как кто-то настойчиво и совершенно беззастенчиво выглядывает из-за спины, чтобы получше разглядеть его самого. Чтобы попытаться прочесть его мысли, как читали чужие письма во времена, когда те еще писали на бумаге и отсылали по почте.
        Спина покрылась испариной, Захар ощутил неприятную влагу меж лопаток.
        Спокойно, это твое собственное подсознание. Или сознание? Как там рассказывал Грац? Только одна мысль монотонно повторялась внутри головы: он собрался остановить Гертруду или намерен отправиться к Хозяину Тьмы вместе с ней? Вроде бы он не хотел никуда лететь, но кто-то, похоже, желал как раз этого.
        До коридора, спускающегося по диагонали к ангару, Захар добрался в рекордно короткие сроки. Разогнавшись в невесомости на прямом как стрела отрезке, Захар врезался во что-то твердое и тяжелое, ощутимо ударившись о препятствие всем телом. Отлетев немного вперед, увесистый контейнер загромыхал по спускающемуся каскадом потолку коридора.
        Захар, потирая ушибленные места, повернул контейнер открытой стороной к себе. Внутри лежали какие-то длинные штыри с небольшими утолщениями на конце. Где-то он такое уже видел. Кибертехник выдернул один штырь из упаковки, чтобы рассмотреть его внимательней.
        Точно, видел. У себя, в стойлах киберов, на корме. Именно эти штуки Герти метала, словно копья, в воображаемого пришельца. Захар посмотрел на виртуальные метки контейнера - довольно большая таблица с целым списком спецификаций появилась прямо перед глазами. Но его интересовало только заглавие: «геологические зонды для отбора образцов твердых пород». Вот что это такое. Это точно из хозяйства Гертруды - планетологам частенько приходится собирать эти самые «твердые породы». А утолщение на конце, судя по описанию, - заряд для направленного взрыва, который выбивал из скальной породы образец.
        Для чего Герти снова понадобилось ее оружие? Опять встретила пришельца? Учитывая возможность направленного взрыва, игрушка не казалась безопасной. Разумеется, внутри корпуса «Зодиак» контролировал все, даже, надо полагать, детонаторы этих штук. Но чем черт не шутит.
        Снизу, из ангара, раздался приглушенный расстоянием, но все равно пронзительный вопль Гертруды. Да что там происходит?!
        Захар поспешил в носовой отсек, захватив с собой зонд, который держал в руке. Он и сам не смог бы сказать - для чего: не то решил на всякий случай вооружиться, не то просто машинально унес то, что было в руках.
        Гертруда находилась внутри микроскопической кабины «Аквариуса». И на ней действительно не было скафандра - но, как бы она ни старалась, «Зодиак» не выпустит исследовательскую капсулу. Малые корабли типа «Аквариуса» или «Каприкорнуса» предназначались не столько для космических путешествий, сколько для удобства перемещения в пространстве во время небольших работ местного масштаба. Поэтому без скафандра на их борту делать нечего - и герметичность, и термоизоляция здесь были чистой условностью.
        Однако Герти, судя по всему, и не собиралась никуда лететь. Ее ноги цеплялись за рычаги управления «Аквариуса», пытаясь втянуть хозяйку внутрь, а руки, в которых был зажат точно такой же, как у Захара, штырь, поставили это копье поперек люка и старались вытащить Гертруду наружу. Она боролась сама с собой.
        - Герти, что ты делаешь?! - выкрикнул Захар и тут же почувствовал, как кто-то пытается вывернуть его голову наизнанку.
        Физически с головой ничего не происходило, но ощущение такое, будто все мысли и чувства, все воспоминания и фантазии выдергивали изнутри, вытряхивали из мозгов, стараясь найти что-то конкретное. Что-то, что очень сильно интересовало… а кого еще здесь это могло интересовать? Кандидат только один - огромное каменное чудовище, что люди по наивности прозвали Хозяином Тьмы. И нет там никаких инопланетян, никаких чужих. Это и есть чужой - огромная каменная глыба со способностями компьютера фантастической производительности, выращивающая в своем чреве загадочных недобактерий и ковыряющая невидимыми щупальцами в головах землян, словно пальцем в носу.
        Захара вырвало, потом еще раз и еще. Он смог остановиться, только когда выжать желудку было больше нечего. Кибертехник, неуклюже балансируя, выровнял свое положение в пространстве и поднял глаза. Неприглядного вида блевотина крупным шевелящимся шаром, словно живая, барахталась прямо перед ним. Захар понял, что сильно вспотел. Одежда стала мокрой и прилипла к телу. Но в голове прояснилось. Надолго ли?
        Справа, оттуда, где стоял маленький шаровидный «Аквариус», донесся яростный боевой клич Гертруды, и мимо Захара пронеслось импровизированное копье. Зонд с металлическим звоном ударился о закрытый корабельный люк ангара и отлетел в сторону.
        - Получай, тварь! - закричала Герти.
        Захар заметил, что в левой руке женщина, уже выбравшаяся из люка капсулы, зажала еще несколько зондов.
        - Перестань, Герти! Здесь нет никого.
        Ее нужно остановить. Но как? Захар опасался приближаться к ней, получить удар увесистым металлическим штырем, снабженным к тому же зарядом взрывчатки, абсолютно не хотелось.
        - Он здесь! Он везде, повсюду!
        - Но…
        - Да, какого дьявола тебе от меня надо?! - завопила Гертруда и бросила еще один зонд.
        Уворачиваться не пришлось - копье снова отправилось в сторону корабельного люка. Правда, Захар не понял, к кому относилась последняя фраза Герти.
        - С кем ты воюешь, Гертруда? Мы в ангаре, на «Зодиаке»! Посмотри, ты… дома.
        Герти опустила уже занесенное следующее копье и посмотрела на Захара. На несколько секунд к ее лицу вернулось осмысленное выражение. Она что-то хотела сказать, но не успела: гримаса ужаса и отвращения снова исказила ее лицо.
        - Отпусти меня, тварь! - закричала она, замахиваясь копьем. - Ты не получишь меня, не надейся!
        Она барахталась посреди ангара, будто человек, никогда не бывавший в невесомости. Куда подевалась ее былая грация? Захар присмотрелся и понял, что Гертруда дергается не просто так. Ее словно кто-то держал, а она пыталась вырваться из цепких и сильных лап.
        Но ведь это же безумие! Внутри ангара не было никого. Во всяком случае, Захар никого не видел. Разве что…
        Это мог сделать только «Зодиак» - «Аквариус», стоящий за спиной Гертруды, вздрогнул, а из маленьких сопел маневровых движков ударили струи сжатого газа, оставив на металлической переборке белесые пятна инея. Горошина исследовательской капсулы медленно поднималась, одновременно разворачиваясь. Ее открытый люк нацелился на продолжающую биться в конвульсиях женщину.
        - «Зодиак», остановить перемещение «Аквариуса»! - что есть сил закричал Захар.
        Это уже выходило за все возможные рамки. Запуск малого корабля внутри закрытого ангара, когда на платформе находятся люди. Это противоречило всем установкам безопасности, заложенным в мозг корабля. Те самые «белые листы»? Или что-то другое? Если верить мгновенно ответившему «Зодиаку» - второй вариант:
        «Произошло самопроизвольное срабатывание маневровых двигателей малого корабля «Аквариус». Всем членам экипажа необходимо незамедлительно покинуть территорию носового отсека».
        Но это если верить. Доверия псевдоразум не вызывал.
        Захар активировал виртуальную панель доступа к программному коду «Зодиака». Пальцы быстро набрали выученную до автоматизма последовательность символов - личный пароль кибертехника исследовательского корабля «Зодиак». Он ожидал чего-то подобного: код не действовал, окно доступа к данным псевдоразума не активировалось. «Зодиак» вышел из повиновения.
        Странная мысль пронеслась в голове Захара и тут же исчезла - может, и не было никакого Хозяина Тьмы, может, это все происки свихнувшегося корабля? Но гипотеза не выдерживала критики: «Зодиак» не имел возможности влиять на мозг людей. Разве что транслировать картинки в личную виртуальность. Но на мозг умел влиять Грац.
        - Ты еще не понял, что этот паршивый корабль нас всех надул? - сказала Герти, с грохотом вонзив копье между двумя платформами, чтобы зафиксироваться в этом месте. Ей удалось, наконец, сделать плавное сальто и, кувыркнувшись, опуститься в десятке метров от устроившего на нее охоту «Аквариуса».
        - Гертруда, скорее иди сюда. «Аквариус» не сможет быстро развернуться внутри ангара. Мы выйдем отсюда, и я проверю мозг «Зодиака». Нет никаких пришельцев, здесь все свои.
        Захар вытянул вперед руку, ожидая, что Герти одним уверенным прыжком перенесется к нему. Но он ошибся. Планетолог внезапно вскинула голову, посмотрев немного правее Захара, ее взгляд снова подернулся пеленой и утратил осмысленное выражение.
        Сам кибертехник почувствовал, что кто-то опять рассматривает его изнутри, вынимая мысли и мешая течь сознанию. Перед глазами замелькали темные пятна, голова закружилась.
        Все, что произошло дальше, он запомнил плохо. Точнее - почти ничего не запомнил. Лишь голос Герти, выкрикнувший:
        - Я с самого начала знала, что Хозяин Тьмы излучает, видела на радаре! Но он не позволял мне… - Тут она метнула свое копье в сторону Захара, и окончание фразы утонуло в грохоте взрыва.
        Копье, брошенное Гертрудой, неслось в лицо Захару. Инстинктивно, чтобы защититься, он выставил вперед свой зонд. Два детонатора столкнулись, раздался короткий сухой щелчок, а потом грохот направленного взрыва сотряс помещение ангара.
        Судя по всему, пиропатрон сработал только на зонде Захара, иначе «образец породы» был бы вынут из головы кибертехника. Но его только оглушило на время.
        А когда он пришел в себя, прямо перед ним, точно по центру большого прямоугольного корабельного люка, раскинув в стороны безвольно повисшие руки и ноги, парила Гертруда. Вернее, ее тело. Огрызок искореженного взрывом зонда, который она сама и бросила, торчал из груди женщины. Раздувшаяся, словно воздушный шар, кофта Гертруды пропиталась багровым, а вокруг парил веер переливающихся в свете ламп гранатовых капелек.
        «Аквариус» стоял на положенном ему месте, системы исследовательской капсулы были деактивированы.
        34. Смена декораций
        Непонимание, отчаяние, обида, чувство собственного бессилия терзали Захара. Как же так? Как могло случиться, что Герти… ее больше не было. Совсем. Только тело, пронзенное огрызком металлического штыря. Теперь он знал, где Гертруда брала свои копья, - на ее складе было полно таких зондов. Но что толку от этого знания?
        Ничего не видя перед собой, Захар брел по коридорам жилого отсека. Он оставил ее там, в ангаре. Незачем ее тревожить, теперь уже ничего не изменишь. Нет никакой надежды.
        Сколько они рассчитывали протянуть на борту «Зодиака» - десять месяцев? Сейчас их былые чаяния и надежды казались смешными и бессмысленными. Десять месяцев… Они не протянули и двух недель. Он и Грац все еще живы. Но надолго ли?
        Десять месяцев. Подводя черту жизни, ставя себе границы, разве не надеялись люди, что за десять месяцев что-то изменится и их найдут? Разве надежда не жила в каждом из них? В каждом, две трети из которых теперь были мертвы. Да и оставшиеся жили лишь условно - упорное поддержание метаболизма в угоду развлекающемуся монстру, неведомо кем и когда созданному.
        Жить не хотелось. Не было нужно. Проклятый инстинкт самосохранения не давал разом покончить с бессмысленностью бытия. Кто из них слабак - Клюгштайн, что нашел в себе силы прекратить этот фарс, или он, Захар, продолжающий влачить жалкое существование, плохо понимая, что же он такое и для чего?
        Что говорил Фриц? Что-то про жизнь.
        Жизнь мертва. Вот что он сказал перед тем, как отправиться в вечное путешествие по равнодушному космосу. Но что он имел в виду?
        Внезапно картина того страшного дня встала перед глазами Захара. Он будто бы снова перенесся в шлюз, снова смотрел на улыбающегося биолога, бормочущего бессвязные, непонятные слова. И сообщение, что пришло по вирт-связи - последнее, что успел подумать Клюгштайн. «Вы всё поймете, Захар. Всё узнаете». Он хотел сказать что-то еще, но не успел.
        До Захара только сейчас дошло, что последние слова, последняя мысль, отданная виртуальной сети «Зодиака», предназначалась только для него. Только он, Захар, слышал эту фразу. «Всё узнаете». Фриц не предполагал, он был уверен в этом.
        «Зодиак, - вызвал он мозг корабля, - у тебя в памяти есть личное сообщение для меня от Клюгштайна?»
        «Да», - ответил бесстрастный голос.
        Надо же быть таким тупым! Фриц рассказал ему все, что не успел рассказать лично, оставил виртуальное сообщение, а он не понял этого. Столько времени потеряно, столько всего упущено. Ведь биолог явно что-то понял, что-то очень важное.
        «Воспроизведи его».
        В воздухе прямо перед Захаром возник Клюгштайн. Совершенно настоящий. От неожиданности Захар отшатнулся. Учитывая события последних дней, впору поверить в призраков, но это была всего лишь виртуальная картинка.
        «Думаю, вы спрашиваете себя, Захар, почему я оставил сообщение именно вам, почему только вам я рассказываю то, что узнал об этом… образовании. О Хозяине Тьмы. Что же, охотно отвечу».
        Без сомнения, Захару интересна причина, по которой биолог выбрал именно его, но сейчас она заботила его меньше всего. Он хотел докопаться до сути, знать, чем можно взять инопланетную гадину. Правда, сомнение, что ее вообще можно чем-то взять, не отпускало. Иначе зачем Фрицу было кончать жизнь самоубийством?
        «Все дело в том, - продолжал виртуальный образ биолога, - что вы ему больше всего подходите. Да, да, именно так. Мы для него - лишь расходный материал, энергия и вещество. Может быть, еще - орудия воздействия на вас. Мы ему не интересны. А вы - отчего-то вызываете у него доверие».
        Что он такое говорит? Какое еще доверие? Захар ничего не понимал. Где-то глубоко внутри маленьким, но настойчивым молоточком стучало: «Ты знал. Ты знал» - но он упорно отказывался обращать на это внимание. Не знал он ничего! Нет, не надо, не может такого быть!
        Захар понял, что внутри разгорается паника. Нет, он не хотел этого! Это не он, это… это само!
        «Помните, мы говорили с вами о жизни? Помните, конечно. Это же было совсем недавно. Жизнь уникальна, она сложна. Но в ней нет ничего чудесного, ничего из ряда вон. Как бы того ни хотелось людям. Нет в ней никакой сказки - обычная химия. Ну, случилось так однажды, что образовались нуклеиновые кислоты и белки. Ну, удалось им сохраниться и приумножиться. А что дальше? Вы когда-нибудь задавались этим вопросом - что дальше? Откуда такое многообразие, зачем это нужно, чего ради такие усилия и сложности в создании жаб, динозавров? Людей, наконец?
        В биологии есть критерии целесообразности - численность вида. Если вид успешен, число особей этого вида растет год от года. Такой вид существует долго, миллионы лет. Потом он исчезает, потому что изменяется среда и появляются более приспособленные, более успешные. Мы, люди, научились изменять среду под себя. Мы добрались до звезд, мы терраформируем планеты. Нам несть числа.
        Но так только кажется. Куда бы мы ни отправились, за нами, внутри нас, следуют миллиарды миллиардов бактерий. Их больше, чем нас. Намного больше. Не только количественно - они маленькие и быстро размножаются, понятно, что их будет больше числом. Их совокупная масса больше. Живой мир на две трети состоит из бактерий и архей. Вот они - настоящие короли мира, победители эволюционной гонки. Вот они самые успешные, самые приспособленные и продолжающие приспосабливаться. Бактерии живут на еще не терраформированных планетах, там, где людям не продержаться и минуты. Они даже в открытом космосе умудряются существовать.
        У вас все еще не возник вопрос - зачем тогда мы? На кой черт природе понадобилось создавать людей?»
        Захар, не разбирая дороги, ломился по коридору. Он сам не знал, куда бежит. Прочь, уйти, не слышать. Не надо. Он хотел убежать от Клюгштайна. Разум уже понял, ум все просчитал, но сознание отказывалось принимать неизбежный факт. Сознание вообще странная штука - что ему не нравится, того не существует. Игра в «ничего не вижу, ничего не слышу».
        Но Фриц и не думал исчезать. Он упорно плыл следом за Захаром. Не отставая ни на шаг. Виртуальность. Нарисованный мир, пробужденный к жизни человеческим воображением и подстегнутый цифровой записью на компьютере. «Нет никакого Клюгштайна, это фикция, - мысленно твердил себе Захар. - И говорит он ерунду. Не надо слушать покойников. Ничего путного они не расскажут. Успешный вид? Какой же вы успешный, а, Фриц? Вот он я, тут. А где вы? В ледяном пространстве, лишенном света? Вы, дорогой Фриц, лишь плод моего воображения и записанный в нанотрубках «Зодиака» двоичный код. Вот и все. И больше ничего от вас не осталось».
        Затем кибертехник снова ощутил, как его рассматривает Взгляд, и крикнул:
        - Нечего смотреть на меня! Прочь! Убирайся, инопланетный ублюдок! Хватит, больше у тебя не получится меня одурачить!
        Мир вращался из стороны в сторону, настойчиво демонстрируя Граца, стоящего в проеме двери, с грустью взирающего на происходящую перед ним вакханалию. Доктор опирался локтем о стену и ждал.
        - Чего ты ждешь?! Что тебе надо?! Прочь! Убирайтесь все прочь от меня!
        Захар понял, что в последние несколько секунд кричит не переставая. Будто одержимый поливает ругательствами пустое пространство и Граца, который терпеливо ждет, когда Захар успокоится.
        «Если помните, я говорил вам, что в поведении бактерий стали отмечаться некоторые странности, - продолжал разглагольствовать виртуальный Клюгштайн. - Я все никак не мог понять, зачем они образуют L-формы и что за образования строят колонии. Помните, такие микроскопические древовидные конструкции? Но объяснение оказалось простым - бактерии таскали из чашек кремний, добывали его из стекла и строили… как вы их называете - спинтронные транзисторы? Вряд ли им удалось бы закончить начатое - для этого им не хватало ни генетических умений, ни банально - материалов. Но они пытались. Из кожи вон лезли - в прямом смысле: L-формы лишены клеточной стенки. Они вообще не совсем живые. Набор органических молекул, способных при благоприятных условиях превратиться в живой организм. Это потому…»
        - Не надо! - протестовал Захар.
        «…что жизнь не нужна. Она случайна. Или я это уже говорил? А впрочем, не важно».
        Он смотрел на него. Нет, не Грац. Доктор продолжал наблюдать за безумством, накрывающим кибертехника, но самого Захара особенно не рассматривал. Только ведь это не было безумством? Знал ли об этом Грац? Наверняка! Они же все сговорились!
        Он смотрел на него. Хозяин Тьмы. Сверлил взглядом. Его. Хозяина Тьмы. Сам себя. Он изучал его. Себя. Он нравился ему. Себе. Он подходил.
        «Для чего?! Что ему нужно, что он хочет от меня?!» - недоумевал Захар и закричал что было сил:
        - Уберите это!
        Внезапно мир, вместе с ожидающим чего-то Грацем, вместе с «Зодиаком» - плодом усилий миллиардов тех, что когда-то были бактериями, тех, что жили, вопреки утверждению Фрица, - перестал существовать. Остался только страшный, пугающий лабиринт, которому не было конца. Из которого не выбраться.
        И Взгляд. Он везде. Он смотрел и заполнял собою этот лабиринт. Он брал оттуда все, что хотел, вертел взятым, как хочется. Он был им. Они были суть одно. Сознание и подсознание. Разум и чувства. Бытие и небытие. Жизнь и нежизнь. Смерти нет. Потому что нет и жизни.
        Страх не давал дышать, страх, что притаился там, в самом сердце лабиринта. Страх не давал ему стать здесь полновластным хозяином. Только страх держал все под контролем. Только он не давал вырваться на свободу потоку затхлой пыльной ветоши, в обилии заполнившей все ходы лабиринта.
        А потом будто выключили свет.
        Когда его включили вновь, прямо перед собой, сантиметрах в десяти, Захар увидел лицо Граца. Доктор пыхтел и к чему-то примерялся.
        - А, очнулись? - вопрос был риторическим. Грац не собирался общаться с Захаром, он был поглощен собственным действием.
        В голове кольнуло, и Захар почувствовал, что пальцы правой руки пронзило острой, но очень короткой болью, а саму руку будто кто-то встряхнул.
        - Что вы делаете? - спросил Захар. Слова будто приклеивались к губам. Речь текла неохотно, слова были как мед.
        - Все в порядке, Захар. Во всяком случае, припадков вы больше не устроите. Что это на вас нашло?
        Грац разговаривал с ним, но сам продолжал что-то выискивать. Только теперь Захар понял, что ищет он на его голове. Кибертехник попытался посмотреть вверх, но у него не получилось. Оказалось, голова его прочно зафиксирована на белой лазаретской кушетке. При попытке встать он понял, что привязан к ней полностью.
        - Станислав, зачем вы меня привязали? - легкое беспокойство возникло, но тут же исчезло. Просто недоумение.
        - Чтоб вы не брыкались. А то еще повредите себе.
        Нет, Захар решительно не мог понять, что происходит. В памяти всплывал Клюгштайн. Но ведь Фриц умер. Или нет? Он уже ни в чем не был уверен.
        - Но зачем это все? - Захар искренне был удивлен.
        - Так надо, Захар. Поверьте - так надо. Вы уже ничего не помните. Скоро мир для вас совсем изменится. Вам нужно там побывать. Обязательно. Тогда вы поймете всё.
        - Но я не хочу.
        Он не возмущался. Захар просто констатировал факт. Его не особенно беспокоило то, что Грац делал с ним, он всего лишь не хотел. Но раз надо…
        - Так надо, - еще раз повторил Грац. - Поймите, Захар, мир не такой, как мы о нем думаем. Совсем не такой. Мы воспринимаем жалкие крохи информации из того, чем делится с нами реальность, а потом силимся из этих отрывков - почти бессмысленных и плохо стыкующихся друг с другом - воссоздать реальную картину. Только это невозможно. Как собрать пазл, разбитый на тысячу кусков, имея в наличии только пару частей. Понимаете - никак невозможно. Вот мы и…
        Грац крякнул от напряжения - он зачем-то все время пребывал в жутко неудобной позе - и правую половину тела Захара снова пронзило острой колющей болью. «Интересно, что это такое?» - подумал кибертехник.
        - …придумываем себе всякое, - закончил фразу доктор. - А то, о чем вы спрашивали, - это импульсы ТМС. Не опасно, слабое ощущение удара электрическим током. Но это тоже всего лишь кажется - никакого электричества у меня нет. Видите - ваш мозг даже в такой малости не может быть с вами откровенен.
        «Неужели я спросил вслух? - удивился Захар. - Или Грац научился каким-то образом читать мои мысли? Странно».
        Снова дернулось справа. Теперь нога. Доктор продолжал говорить:
        - А знаете почему? Все очень просто - ведь вас, в сущности, нет. Как и меня. Нет никого. Есть только слабые электрические вспышки между нашими нейронами, химические реакции, порождающие эти вспышки. Там все носится по кругу, долдонит само себе. Это ведь даже не предельно ясный двоичный код, как в компьютерах. Это вообще непонятно что. Да что я вам-то рассказываю - вы в этом лучше меня разбираетесь. И, представьте себе, весь этот хаос, вся кутерьма маленьких химических взрывов, превращается в то, что мы привыкли называть личностью. Самими собой. Захар. Орешкин. Сто миллиардов прореагировавших нейромедиаторов. Даже меньше, намного меньше. Вот он весь Орешкин. Каково, а?
        Что он такое говорил, этот Грац? Зачем он это рассказывает? Похоже, они все решили сегодня свести его с ума. Герти, Клюгштайн, Грац. Что на них сегодня нашло?
        - И главное, что мне непонятно - на кой черт нам все это сдалось? За каким дьяволом нам это самое сознание нужно? Вы не знаете, Захар? Или вы уже не Захар?
        «Как же так не Захар? А кто тогда Захар, если не я? И кто это я? Слова льются откуда-то сбоку. А, ну да - там стоит Грац. А кто это? Что-то такое звучит. На такой звук надо отвечать вот таким образом…»
        - Ну, вот и славно, - удовлетворенно произнес Грац. - Вот теперь порядок. Вот видите - вы достигли совершенства. Можете сколько угодно разговаривать и ничего не осознавать. Ведь так? Ну, говорите, говорите. Уж я-то знаю. Ваш любимый «Зодиак» тоже вполне неплохо может поддержать разговор, но ни черта он не понимает. Как и вы сейчас. Машине нельзя подарить сознание, его не опишешь программой. Сознание - это не набор символов или массив данных. Это процесс. Оно существует, пока процесс в движении, а стоит остановиться - всего на мгновение, - и нет никакого сознания. Вот так все просто. Вы себе можете представить? Но - хватит об этом. Ну что, мой неразумный собрат, прощаемся с пустой болтовней?
        Снова кольнуло справа, и тут же слова Граца превратились в бестолковое мычание. Смешно. Чего он мычит? Все равно же непонятно. Мог бы и молчать. Или…
        Мир взорвался какими-то сполохами. Черные пятна поползли по потолку, мгновение назад бывшему абсолютно белым. Звуки исказились, все задергалось, завибрировало. Вокруг не было ничего настоящего, все стало ненадежным и аморфным. Не за что ухватиться. Не за что - но это и не нужно. Руки сами находили нужные точки опоры.
        Твердое упирается снизу, вот что-то скользит по телу, неприятно щекочет. Ой, почему душно… а… нет, уже нормально.
        Здесь вот что-то ощущается. Длинное такое, двигается. Вперед - это туда. Вот туда его надо. Ух ты, закрутилось как все. И темно. Ничего же не видно. Это нормально. Это потому, что ничего нет. Того, что не видно, - нет.
        Мир утратил четкость. Границы его расплылись, лишились реальности. Мир перестал быть вместилищем Захара Орешкина, а Захар Орешкин перестал вмещать в себя мир. Теперь они были просто частями друг друга. Никаких осознаний, никаких домыслов и отображений. Лишь чистое существование. Экзистенция.
        Он ничего не делал. Оно провернуло все само. Его просто не было в тот момент.
        35. Экспериментатор
        Вибрации гигантским водопадом сливались в терзающее мозг бормотание. Что же это такое, что там зудит, как миллион пчел?
        Свет!
        Откуда это здесь, здесь же должно быть темно? Ах да, это прожектор.
        Звук!
        Звук? Черт, это же пищит система оповещения об аварийной ситуации! Откуда… ага, вот - разгерметизация. Разгерметизация чего? Непонятно, что тут еще есть?
        Вот откуда все это. Свет и звук. Давление и запахи. Температура, проприоцепция[31 - Проприоцепция - это ощущение относительного положения частей тела и их движения, иными словами - ощущение своего тела.], ноцицепция…[32 - Ноцицепция - восприятие воздействия любых повреждающих стимулов, то есть ощущение боли.]
        Чувство и осознание.
        Зуммер аварийной сигнализации верещал не переставая. Разгерметизация. Где? Где он вообще, что это такое вокруг?
        Захар быстро осмотрелся. Блеск индикаторов, цифры, датчики - это скафандр. Он в скафандре? Какого черта, когда он успел туда забраться? И где эта чертова разгерметизация?!
        Взгляд упал вниз. Поле зрения снизу резко ограничено из-за выступающего вперед жесткого воротника скафандра, в который и вмонтированы экраны и сенсоры управления. Но того, что он увидел, хватило, чтобы капли холодного пота предательски залили глаза. Лучше такого не видеть. Он очнулся слишком рано, не должен он был этого видеть. Или должен? Кто это решил, что он должен, а чего нет?!
        Его рука, голая рука, без перчатки - вот откуда разгерметизация, - упиралась в холодный шершавый камень. Ледяной камень, бездушный булыжник. Откуда ты взялся на нашу голову?!
        Захар инстинктивно отдернул руку, но пальцы не двинулись с места. Странно, но боли не было, только жгучий, всепроникающий холод.
        И ужас. Это было страшно, так, как никогда не бывало раньше.
        Его рука медленно врастала в пористую поверхность камня. Кожа стала мягкой, как пластилин, вся рука сделалась мягкой. Плоть стекала по ладони, как воск с зажженной свечи, и исчезала внутри мертвого камня.
        В памяти всплыли мясистые жгуты, уползающие сквозь потертый камень. Вполне возможно, что именно это «Зодиак» и пытался продемонстрировать Захару. Но «Зодиак» ли?
        Внезапно Захар почувствовал, что подобный процесс происходит во всем теле. Всюду живая плоть становилась податливой и тягучей, клетки отовсюду ползут к ладони, спеша скрыться в спасительной каменной могиле. Они рвались туда. Им разрешили обрести свободу, отделиться от своих собратьев и не умереть. Его организм переставал быть многоклеточным, он вообще переставал быть.
        Серия резких болезненных уколов пронзила руку, поднялась вверх, охватила все тело и… исчезла. В самый последний момент он понял, что в камень вросли нервные стволы, и через них Хозяин Тьмы организовал коннект с сознанием. Включился в процесс, как сказал бы Грац. А потом Захар узнал, каков мир на самом деле.
        Огромный, многогранный, пустой и переполненный, абсолютно темный и яркий, серый и разноцветный. Разве можно эпитетами человеческого восприятия описать то, что увидел Захар? То, что он почувствовал, услышал, понюхал? То, чем он стал?
        Неисчислимые мириады нитей тянулись ко всем уголкам Галактики. Странно, но предел его восприятия, границы его почти безграничного влияния оказались довольно четко очерчены. Возможно, когда-нибудь, не скоро, но это время обязательно настанет, он будет хозяином всей Вселенной.
        Он многое приобрел. Теперь он не просто владел, производил и выводил. Он теперь знал, он упивался своим знанием, своей властью. Собственным существованием. Как это интересно - существовать!
        И это все - его создания! Как же он велик!
        Мириады нитей, мириады жизней, мириады процессов. Их все можно изменять, можно экспериментировать и создавать. До чего интересно, до чего великолепно однажды вышло и как хорошо, что он решил это продолжить!
        Жизнь бурлила по всей Галактике. Жизнь - странный, самоорганизующийся процесс, успешно борющийся с хаосом бытия. То, что однажды породило его, и то, чему он дал дорогу, что развил и усложнил многократно. Это все - его. Он управлял каждой частичкой живого, каждым новшеством, что вносили случайные мутации в сложный мир ДНК. И теперь он осознавал это великолепие, теперь он мог не только творить, выбирая лучшее из множества, но приобрел способность мечтать. Сколько всего еще оставалось в небытии и сколько еще предстояло создать!
        Восторг и радость переполняли его. И только что-то непонятное точило, глубоко внутри, что-то, что сопоставляло данные. Оно не только использовало имеющееся, оно синтезировало новые данные, информация путалась, она искажалась. Это же неправильно, это не нужно. Не надо так! Пусть он…
        - …убирается, этот ублюдок! - выкрикнул Захар, выдергивая покрывшуюся быстро темнеющей сетью лопнувших сосудов ладонь из ледяного камня.
        - Где она?! Где! - Захар не понимал, думает он или вопит что есть мочи. Хотя какое это имело значение? Как же больно руке!
        Правая рука, словно самостоятельное существо, поймала летающую у груди перчатку и натянула ее на обмороженную левую кисть. Тихо клацнул замок, и герметизирующая рукав мембрана сложилась, пропуская блаженное тепло. Дикая боль выламывала ладонь, страшно хотелось почесать ее, помять, но в скафандре сделать это невозможно. Не важно, главное - рука жива. Раз чувствует боль, значит, жива. И он тоже жив.
        Захар повернулся к стене тоннеля и с ненавистью пнул ее ногой. Его отбросило назад. Ничего, двигатели скафандра в порядке, выровняют положение.
        Сколько это он там пробыл? Ого, больше двух часов. Вот, значит, что произошло с Фрицем, вот где он был. А чего вышел? Или ему тоже не понравилось?
        Захар вспомнил, что не дослушал посмертное послание биолога. Вирт-связь на борту «Тауруса» работала отлично, и он попросил «Зодиак» возобновить трансляцию.
        «Как появилась жизнь, сегодня понятно. Непонятно только, как она…» О чем это? Нужно немного назад вернуть…
        «L-формы лишены клеточной стенки. Они вообще не совсем живые. Набор органических молекул, способных при благоприятных условиях превратиться в живой организм. Это потому, что жизнь не нужна. Она случайна. Или я это уже говорил? А впрочем, не важно.
        Как появилась жизнь, сегодня понятно. Непонятно только, как она смогла сохраниться. Во враждебной среде, в очень враждебной. Это нынешние микроорганизмы могут жить и во льдах, и в реакторах, и даже в космосе. Результат длительного отбора и эволюционных превращений. А в те далекие времена все было намного проще. L-форма - безумно сложная вещь в сравнении с первобытным протоживым организмом. Как это эфемерное создание, едва способное на удержание себя в целостности в совершенно идеальных условиях, могло выжить да еще скопировать себя, создать сонмы таких, как оно, в мире бушующих океанов, бурлящей лавы и жесткого ультрафиолетового излучения? Как?! Это просто не поддается пониманию.
        И тут появляется Хозяин Тьмы. Хорошее название мы придумали этому существу, не находите? Да, да, именно - существу. Думаю, вы уже и сами смогли в этом убедиться. Наверное, даже доказали это.
        Я не знаю, где он зародился, не знаю - почему. Но совершенно точно могу сказать - как. Этот монстр - строматолит. Камень, образованный бактериями. Или схожими с ними микроорганизмами. Так вот те самые L-формы, что я нашел в камне, взятом в глубине тоннеля, надо думать, и породили его. Век за веком, тысячелетие за тысячелетием миллиарды органических молекул сплетались в какое-то подобие жизни, и за тот краткий миг, что длилось их существование, которое и жизнью-то не назовешь, успевали оставить после себя частичку известняка, частичку кремния, частичку железа, кроху вольфрама. Чего только не попадало туда.
        Случай всему виной - жизни никогда не суждено было бы продвинуться дальше горстки нитей РНК и наборов простейших белков, если бы все те песчинки, что приносили конгломераты органических молекул на отмели безвестного океана, не сложились вдруг в сложную систему, которая почему-то получила способность обрабатывать информацию.
        Я думаю, что Хозяин Тьмы - образование неоднородное. Он, подобно мозгу человека, должен состоять из нескольких отделов - более ранних и более поздних. В центре находится ядро, зачаток его интеллекта, так сказать, палеокортекс»[33 - Самая древняя часть коры больших полушарий головного мозга млекопитающих.].
        Захар вспомнил картинку, которую показывала им Герти. Результат бомбардирования Хозяина Тьмы импакт-зондом. Все было именно так, как говорил Клюгштайн: несколько зон, одна в самом центре, вокруг много других разнообразных наплывов. И только центральный участок был просто камнем - никакой симметрии, никакой специальной организации. То, что сформировалось само, создание случая. Все остальное он, похоже, надстраивал уже собственными усилиями.
        «Каким-то непонятным образом этот монстр получил способность управлять живой материей. Вряд ли он может влиять непосредственно на молекулярные процессы. Скорее всего, он руководит какой-то неизвестной нам… жизненной энергией, что ли. Он вдохнул жизнь во все. В те самоорганизующиеся в его толще органические конгломераты, которые получили еще и защиту в его теле. Не знаю, как он это делает, но подозреваю, что расстояние для этого биополя - самого настоящего «био» - не играет никакой роли. Скорее всего, внутри него есть что-то, и оно самое живое.
        Дальше нет нужды объяснять так подробно - вы, как кибертехник, должны понять все сами. Простая организация и расчет: то, что подходит, развивается, то, что вредит или не отвечает заданным условиям, выбраковывается и уничтожается. Простое, очень простое программирование. За миллиарды лет блуждания электрических импульсов по его спинтронным системам можно было выработать столь оптимальные решения, что нам даже сложно представить существование такого совершенства. Дальше - больше. Сначала он лишь усложнял собственную структуру, а потом…
        Ну, не знаю, что его могло сподвигнуть на такое. Но вам ничего не напоминает решетчатый узор на его дне?»
        «Напоминает, знаем уже, - подумал Захар. - Но поздно мы узнали. Да и не поняли мы ничего. А Фриц сумел все разглядеть в свой микроскоп. Но что его заставило покончить с собой? Неужели чувство безысходности? Рассказ его еще не окончен…»
        «Мне сразу показалось, что я такое уже где-то видел. Потом я вспомнил, что очень похоже выглядел прототип гравитационного двигателя. Возможно, я и ошибаюсь, но полагаю, что в какой-то момент Хозяин Тьмы счел передвижение более выгодным времяпрепровождением, чем многомиллиардолетнее лежание в теплом океане. Представляете, какой силы должен был быть гравитационный толчок, чтобы отправить такую махину в космический вояж? Наверняка его родная планета разлетелась вдребезги, унося на осколках частички жизни, заполняя ими все уголки Галактики. Теория панспермии в действии. Что-то погибло, но что-то и долетело. В том числе и до Земли. Не исключено, что перед тем, как разрушить свою планету, он вывел много устойчивых, приспособленных к дальним космическим странствиям микроорганизмов».
        «Они тут все сошли с ума, - вздохнул Захар. - Все обезумели. Нормальные люди не прыгают в разверстые люки без скафандра, не надеваются на свои же зонды, защищаясь от мифических инопланетян. И то, что несет Клюгштайн, то, что он оставил в своем послании, не может быть правдой. Бред сумасшедшего! Он всем запудрил мозги, вывернул их наизнанку. Хозяин Тьмы или кто там им управляет? Это же очевидно - все хотели контакта, ну вот мы и контачим. Только правила светской беседы, случившейся в глубоком космосе, похоже, не пришлись по душе ни одной из сторон».
        «Какие доказательства, спросите вы? - продолжал биолог. - Их много. Вот, к примеру, те самые L-формы. Вы их видели, так будет понятней, о чем речь. Я вам говорил, что нашел невероятное многообразие различных форм жизни. Не видов микроорганизмов, а организации самой жизни. Разная биохимия, разное устройство генетического материала, разный обмен. Это самая настоящая колыбель жизни, там можно проследить, как жизнь зарождалась. И не зародилась. Все эти псевдоорганизмы, L-формы, на самом деле мертвы. В них нет жизни. В них есть просто органические молекулы и вялое подобие обмена. Они замерли из-за неподходящих условий - к космосу готовили не их. Но и на своей планете они не были живы. Они не могли стать живыми сами по себе. Это он оживил их. Он создал всех нас».
        Среди непроглядной черноты за широким лобовым иллюминатором «Тауруса» уже проступали бортовые огни «Зодиака». Их д?ма. Оплота мира людей в этом негостеприимном месте. Диск жилого отсека, украшенный радиально расположенными двенадцатью символами зодиакальных созвездий, медленно вращался, бросая в темноту слабые пучки света из открытых иллюминаторов.
        «Кстати, насчет назначения тоннеля Люциан был прав - это действительно большая космическая… задница, уж извините. В бытность свою морским существом Хозяин Тьмы, скорее всего, использовал этот тоннель для ирригации внутренних отделов, чтобы живущие там микроорганизмы чувствовали себя комфортно. Ну и выводил продукты жизнедеятельности.
        А теперь вернемся к тому, с чего начали. К необходимости нашего с вами существования и целесообразности разума.
        Я разговаривал с Грацем, он убежден, что это какие-то эксперименты злобных инопланетян. Я так не думаю - вы ведь же уже поняли, что там нет никаких инопланетян, тем более - злобных? Но Станислав подал мне очень интересную идею.
        Оказывается, Хозяин Тьмы использует наши левые полушария, наши сознания в каких-то своих целях. И я думаю, это не случайно. В этом вся суть, это как раз и объясняет, зачем понадобилось продолжать превращать уже получившиеся совершенными живые формы - помните о критериях успешности? - в сложные, малоустойчивые в изменчивых внешних условиях организмы. Зачем, в конце концов, нужен был разум?
        Такое многообразие живых видов, которое мы можем наблюдать на Земле, как я полагаю, было необходимо для экспериментов, проводимых Хозяином Тьмы. Ведь он не знал, что конкретно ему нужно, он всего лишь пробовал, отбирая лучшее - то, что подходит. Его возможности тоже ограничены - нельзя прыгнуть через голову и заставить триллион кишечных палочек собраться вместе и слепить из себя, скажем, червя. Эволюцию никто не отменял. Естественный отбор, который оказался не таким уж и естественным. А Хозяин Тьмы показал себя знатным и неутомимым экспериментатором.
        Так вот, мы говорили о сознании…»
        «Мы уже о чем только не говорили», - подумал Захар. Как только «Таурус» коснулся шасси платформы ангара, кибертехник отстегнулся и открыл люк. Он даже не стал ждать, когда в помещении выровняется давление. Рывком сдернул с себя скафандр и как был, полуголый, полетел по коридору в жилой отсек. Ему предстоял очень серьезный разговор с Грацем.
        Виртуальный Клюгштайн не отставал, парил в невесомости по правую руку и продолжал рассказ. Пусть уж закончит, интересно, каков финал этой душераздирающей драмы.
        36. Убийство
        «Есть у меня подозрения, - продолжал виртуальный Клюгштайн, - что сознание - это как раз то, чего лишен Хозяин Тьмы».
        Вот те на, приехали! Он всех создал, а сам безмозглый дурень - получается так?
        «Он неразумен. Наверняка. Его действия слишком механистичны. Он лишь рассчитывает и выбирает лучшие варианты. Как ваш искин, как то, что вы называете певдоразумом. Он не может ничего осознать, он даже не знает, что существует.
        Для того чтобы что-то осознать, его гениальный ум создал нас! Вот почему он раз за разом брал в плен наше сознание - мы были рядом, он нами пользовался.
        Ваше чувство постороннего взгляда…»
        Откуда он узнал? Захар сам не мог ничего сказать о собственных ощущениях, а Фриц, оказывается, об этом знал.
        «…есть не что иное, как ощущение подвластности чувственного правого полушария левому, которое захватил Хозяин Тьмы. Не пугайтесь, это не сложно было заметить - вы постоянно себя осматривали и ощупывали, словно пытались найти несуществующий изъян. Это очень характерно для чувства постороннего взгляда. И вместе с тем, как сказал Грац, аномальная активность нейронов была вашей собственной, она управлялась самим мозгом.
        Станислава это удивляло. Меня - нет. Хозяину Тьмы нет необходимости захватывать ваш или чей-то еще мозг. Он и так его. Он - хозяин и повелитель всего живого в Галактике. Он, мертвый бездушный камень, получил возможность думать и осознать себя благодаря нам, своим детищам».
        «Вот, значит, как, - усмехнулся Захар. - Вот что он имел в виду, когда говорил, что жизнь мертва. Мы все, от бактерий до человека и кто там еще может быть дальше, все без исключения, продукты и виртуальная часть огромного, сводящего с ума своей невероятной производительностью и от того, наверное, непостижимо для нас умного… камня? Детали исполинского спинтронного компьютера? Как генномодифицированная нервная ткань в нейропроцессоре «Зодиака». По существу, все живое в Галактике тоже генномодифицированное - Хозяин Тьмы модифицирует всех уже не один миллиард лет. Такие мысли могут вывести из равновесия кого угодно. Немудрено, что Клюгштайн отправился на прогулку за борт без скафандра».
        Захар отвлекся, и «Зодиак» отключил вирт-трансляцию.
        Грац сидел в лазарете. Он нечленораздельно мычал и тыкал блистающей хромом трубкой ТМС себе в затылок.
        - Что вы делаете? - с неподдельным омерзением спросил Захар.
        Мало того, что он этой штукой сводил с ума всю команду, он еще и себя ею обрабатывает. Нейронаркоман какой-то!
        Грац повернулся на голос. Челюсть его отвисла, и он замер, так и не донеся ТМС до нужной точки. Судя по всему, он не ожидал увидеть Захара так скоро. А может быть - вообще не ожидал его больше увидеть.
        - Удивлены? - поинтересовался кибертехник.
        - Признаться - да, - промямлил Грац.
        - Для чего вам понадобилось ломать эту комедию? - требовательно произнес Захар.
        - Вы были там, - прошептал доктор. Захар не понял, спрашивал тот или утверждал. Он смотрел Грацу прямо в глаза и видел в них ужас, тоску и… зависть? Зачем он послал туда Захара?
        - Зачем? - не понижая голоса, повторил кибертехник.
        - Зачем вы вернулись? Или у вас… тоже?..
        - Что все это значит? - повторил Захар и опустился на кушетку рядом с Грацем. - Вы-то что задумали?
        Доктор обалдело таращился на блестящий цилиндр ТМС, вращая его в руке. Похоже, он потерял связь с реальностью.
        - Что вы здесь делали с этой вашей дрянью?
        - ТМС?
        - Да.
        - Я давно этим занимаюсь. Чтобы мыслить трезво. Прицельными импульсами возможно на непродолжительное время разобщить деятельность полушарий. Так можно освободиться от… от него.
        - И что вам это дало?
        Грац повернулся к кибертехнику.
        - Ничего, - сказал он. - Он отверг меня. Изверг мой разум из себя. Мой разум ему не нужен, не подходит. А вы - зачем вы вернулись?
        Разговор начинал идти по кругу. Захар не понимал замысла Граца, он никак не мог взять в толк, для чего доктор в бессознательном состоянии запихнул его в «Таурус» и отправил к космическому булыжнику. Чего он хотел добиться?
        - Орешкин, вы были там, внутри него?
        Захар кивнул. Глаза Граца вспыхнули, он весь встрепенулся.
        - Да как вы посмели! - закричал он. - Почему вы вернулись?! Как он мог отпустить вас?!
        - Я не спрашивал его разрешения, - спокойно ответил Захар. - Но как он это делает, как поддерживает связь с мириадами своих молекул?
        - Не знаю, - угрюмо проворчал Грац. - Наверное, с помощью запутанных квантовых частиц[34 - Состояние квантового запутывания - квантовомеханическое явление, при котором квантовые состояния двух или большего числа объектов оказываются взаимозависимыми. Такая взаимозависимость сохраняется, даже если эти объекты разнесены в пространстве за пределы любых известных взаимодействий. При изменении состояния одного из объектов мгновенно изменяется и состояние запутанного с ним другого.]. Фриц что-то говорил о каком-то мифическом биополе, но, на мой взгляд, это антинаучный бред. Не знаю, в технологическом плане, если так можно выразиться, мы отстали от него на миллиарды лет, нам вряд ли удастся понять, как он что-либо делает. Так почему вы вернулись? Я не понимаю…
        - Мне не понравилось ощущать себя пупом Галактики. И больше всего мне не нравится, когда мною пользуются, не спрашивая моего мнения! Чего вы добиваетесь, Грац?
        Доктор вскочил. Глаза его налились кровью, грудь вздымалась, как кузнечный мех, руки сжались в кулаки.
        - Вы упустили такой шанс! Как вы могли?! Я приложил столько усилий, чтобы это стало возможно, а вы все уничтожили! Вы что же, не понимаете? Он, - Грац резко ткнул своим толстым пальцем куда-то в сторону потолка. По всей видимости, Станислав говорил о Хозяине Тьмы, - бог всего живого. Всего, понимаете?! Вы могли управлять им, могли сами стать богом. Он же ничего не может, он ничего не понимает. Работает, как машина. А вы могли стать его разумом, могли бы влиять на его решения. Вы что же, не представляете, сколько всего вы вместе могли бы сделать для человечества?! Вы что, Орешкин, совсем тупой?
        Ах вот оно что! Оказывается, доктора скрутила жажда власти. А сам он на роль хозяина бога не подошел. Рылом не вышел. Вернее - мозгом. Ну что же, можно и ставленника своего поставить. Тоже вариант, хоть и похуже. Вот от чего он впал в депрессию после возвращения с Хозяина Тьмы. А Захар все понять не мог, что с ним такое.
        Захар представил вечное существование в этом… этом… внутри монстра, контролирующего все живое в Галактике, ненасытно дергающего за несчетные ниточки то ли мистической, то ли биологической связи или меняющего состояние запутанных квантовых частиц - какая, в сущности, разница, - не отпускающего созданий своих ни на шаг. Ему сделалось дурно, перед глазами поплыло, к горлу подступила тошнота. Нет! Нет! Пусть этот супермозг самостоятельно упивается собственным величием и властью.
        - Вы же безумец, Грац, - тихо произнес Захар. И в следующее мгновение что-то вонзилось в его голову, причиняя сильную боль. Глаза бешено вращались, пытаясь идентифицировать стороны света, но им это не удавалось, пол резко рванулся навстречу и оказался почему-то сверху. А воздух вдруг стал густым и упорно отказывался поступать в легкие.
        Грац с методичностью автоматического пресса наносил удары. В нос, в висок, под дых, в скулу, опять в нос, снова под дых. Он не давал сопернику подняться, и Захар полностью потерял способность к ясному мышлению, лишь пытался укрыться от сыплющихся со всех сторон ударов, причиняющих острую боль его истерзанному телу. Но вот душа его…
        Он не знал, есть ли у него душа, есть ли она вообще, но непонятная субстанция внутри, которую можно назвать и душой, и сознанием, была спокойна и безмятежна. Она понимала, что уже ничего не изменить. Она видела этот мир без прикрас. Не помнила, не могла описать его, но марево вселенского знания покоилось в ней, и ничто не могло теперь ввести ее в сомнение.
        Из-за сниженной гравитации на «Зодиаке» доктор не мог бить в полную силу. Каждый раз, когда кулак Станислава опускался на обмякшее тело кибертехника, коренастый торс доктора отбрасывало, ноги отрывались от пола и съезжали немного назад. Дистанция неуклонно росла, сила ударов пропорционально уменьшалась.
        Грац допустил оплошность, слишком рано решив, что кибертехника можно брать голыми руками. Захар вяло копошился на белом полу, размазывая руками кровь, хлещущую из разбитых губ, когда яркий отблеск заставил его сощуриться. Его мозг, еще до того, как сознание успело понять, что происходит, отреагировал сам. Или помогла спинтронная мощь Хозяина Тьмы? Правая рука, словно на автоматическом управлении, вылетела вперед, перехватывая источник блеска, а ноги, каким-то чудесным образом резко выкрутившиеся сбоку, сбили наклонившегося над Захаром доктора с ног.
        И только тогда он понял, чем целился в него Грац. Это был стимулятор, ТМС.
        Неясно, что несло ответственность за следующие действия Захара - ум или сознание, - но рука несколько раз резко опустилась вниз, нанося тяжелым ТМС удары по голове не успевшего подняться Граца.
        Последний раз под трубкой что-то хрустнуло, и доктор захрипел.
        Захар встал на колени, и тут в голове прояснилось. Первые несколько секунд его оглушал невероятной мощи вибрирующий вопль, пока он не понял, что кричит он сам. Кибертехник посмотрел на увесистую трубку ТМС, которую он держал в руке, и ему пришла мысль, что неплохо бы использовать ее по назначению, в отношении доктора. Но он не знал, как это сделать, а доктор явно был не способен подсказать. Да и доверие пациента он растерял.
        В лысоватом темени Граца явно обозначилось темное пятно пролома. Раздробленные кости прогнулись, вонзив острые осколки прямо в мозг. Левая половина тела Станислава напряглась и заметно подергивалась, но сам он оставался в сознании.
        - Ты идиот, Орешкин, - неприятно пришепетывая, сказал он. - Надо было тебя там держать и не давать очухаться твоему недоразвитому мозгу. Хотя бы какое-то время - может, он и обвыкся бы существовать с твоим дебильным устройством обмена информации, с твоим сознанием внутри.
        - Как я туда попал? - отплевываясь, спросил Захар. Он не понимал, что сделал Грац и почему это сработало. - Я же ничего не помню. Как я туда вообще попал?
        Доктор усмехнулся.
        - Я же тебе уже объяснял. Сознание, оно… оно только сознает. Принимает решение мозг, сам по себе. Оценив все «за» и «против», перетерев в относительно неизменном виде те крохи информации, что ему удается добыть с помощью органов чувств. Те, что не испорчены фантазиями сознания. Я отключил тебе левое полушарие, выключил твое тупое сознание. Чтобы управлять «Таурусом», не нужно сознавать, что ты это делаешь. Нужно всего лишь - у-прав-лять! Так даже лучше получается. Быстрее и аккуратней. Да и «Зодиак» помог. А дальше - ты знаешь: ты был полностью в его власти, он принял тебя к себе. А когда твое сознание вернулось, когда очухалось от магнитного вихря твое левое полушарие, оно уже не могло работать само по себе. Ему пришлось управляться со всей махиной Хозяина Тьмы - вы были как бы сетью.
        - А как же это? - пробормотал Захар, демонстрируя покрывшуюся струпьями левую руку.
        - Да откуда мне знать?! Фриц что-то говорил по этому поводу. Он много всякой ерунды городил. Вот он бы…
        С этими словами Грац судорожно вздохнул, глаза закатились, тело доктора напряглось, вытянулось, словно струна, а еще через несколько секунд все было кончено. Станислав Грац был мертв.
        Захар, сам едва живой, с разбитым лицом и раскрошенными зубами, с гудящей не то от воздействия ТМС, не то от назойливой заботы Хозяина Тьмы головой, остался здесь один.
        Пришло время исполнить соло на звездолете. Главное - не сфальшивить. Так что сначала придется инструмент настроить. Звездолет, похоже, уже давно нуждается в настройке.
        37. Тайные возможности
        Когда понимаешь, что тебя пытаются обмануть, нет смысла говорить об этом лжецу в лицо. Скорее всего, он отступится, если обвинение аргументированно. Может быть, попытается доказать, что вы ошибаетесь и ничего «такого» не было. Не важно, какой вариант выберет лжец, главное - следуя такой тактике, вы никогда не узнаете, какие цели обманщик преследовал на самом деле.
        Спорить с «Зодиаком» и обвинять его во лжи - занятие бесперспективное. Тем более что псевдоразум корабля вроде бы врать не способен, он будет все отрицать. Пытаться вломиться в его мозг тоже не имело смысла: Захар уже успел убедиться, что его код доступа не действует, и причиной тому могли быть как сбой в программе «Зодиака», так и вмешательство Хозяина Тьмы. Также коды мог сменить капитан, которым до недавнего времени был Грац. Возможно одно объяснение - не было никаких сбоев, Захар все придумал, ему могло казаться, поскольку голове его несчастной досталось в последнее время: тут и взрыв в ангаре, и ТМС Граца, и мистика с Хозяином Тьмы.
        Внезапно Захара осенило - а ведь теперь капитан он. И выборов никаких не нужно, он единственный кандидат. Если проблемы с «Зодиаком» являются результатом прямого приказа Граца, то решить их просто.
        Как бы там ни было, действовать нахрапом кибертехник не собирался. Чтобы «настроить инструмент», ему нужно получить доступ к системам корабля. В случае, если приказ капитана ничего не решит, второй попытки наверняка не будет - у «Зодиака» еще есть киберы. Если корабль решит избавиться от Захара, с десятками мощных, вооруженных клешнями и бурами роботов тому не справиться. Так что придется обмануть обманщика. Пускай «Зодиак» считает, что Захар попался на его уловку. Человек умнее корабля, нейропроцессору никогда не сравняться по мощи с человеческим мозгом.
        Герти говорила… При воспоминании о Гертруде на секунду защемило сердце. Всего на секунду, потом все прошло - время индивидуумов закончилось, теперь, как сказал Грац, пришла пора подумать обо всем человечестве. Только доктор не учел, что его, Станислава, намерения могут не совпадать с планами Захара.
        Герти говорила, у Лившица был какой-то кодер, под кожей на левом запястье. Если кодер не являлся биологическим, вероятно, он присутствовал там и сейчас. И, вполне возможно, его каким-то образом удастся активировать.
        Зачем? Захар не задумывался над этим вопросом. Кодер давал власть над «Зодиаком», а именно это сейчас и нужно.
        Холодильник располагался в диске жилого отсека, в зоне почти нулевой гравитации у самого центра. Два циркулярных уровня небольшой в этом месте длины. Здесь холоднее, чем в «черепной коробке» «Зодиака», верхняя губа Захара мгновенно покрылась инеем от вылетающей из ноздрей влаги. Кибертехник дрожал крупной дрожью, но холода не ощущал. Его мозг слишком занят сейчас, ему не до приземленных ощущений.
        Два трупа, завернутых в хрустящий от мороза прозрачный пластик. Люциан Лившиц и Тахир Гофур. На самом деле трупов больше. Фриц Клюгштайн где-то в бездне пространства, Гертруда Хартс, вероятно, там же - когда Грац отправлял Захара на «Таурусе» в гости к Хозяину Тьмы, ее тело, скорее всего, вынесло в космос через открывшийся корабельный люк. Сам Станислав Грац лежал на окровавленном напольном покрытии лазарета несколькими уровнями ниже. Итого: пятеро членов экипажа мертвы, в живых остался только один.
        Впрочем, почему один? Если считать «Зодиак» разумным, то их осталось двое. Да уж, такого поворота Захар никак не мог ожидать: все мертвы, а интриги и тайны внутри корабля землян продолжаются.
        Наконец, замерзшим рукам удалось раскрыть шуршащий пластиковый мешок. Лившиц лежал внутри, черты его лица совершенно не изменились после смерти, лишь бросалась в глаза неестественная, отдающая синевой, бледность кожи.
        Нужно левое запястье. Именно левое, так сказала Гертруда, Захар хорошо запомнил. Тело внеземельца было твердым и холодным, его руки отказывались гнуться. После нескольких минут борьбы с мешком кибертехнику наконец удалось стянуть пластик с левого бока Лившица. Вот оно - левое запястье. Кожа гладкая, покрыта мелкими волосками, ничего не прощупывается.
        Захар почувствовал, что Взгляд увеличил внимание, которое настойчиво продолжал обращать в сторону землянина. «Смотри, смотри, с меня не убудет», - ухмыльнулся Захар.
        Он вспомнил, что так и не дослушал до конца сообщение биолога. Нужно узнать, чем там дело закончилось. Но не сейчас, сейчас нужно разобраться с кораблем.
        Захар достал скальпель, который взял в белоснежном хозяйстве Граца. Попасть в намеченную линию разреза оказалось сложно: руки сильно дрожали от холода.
        Кожа с неприятным похрустыванием расползлась небольшой раной, обнажив омерзительного вида подкожный жир, влажно поблескивающий в сумрачном свете холодильника. Захар осторожно подвигал кончиком лезвия из стороны в сторону. Под сверкающей сталью проступало что-то белесое и довольно плотное. Наверное, фасция[35 - Соединительнотканная оболочка, покрывающая органы, сосуды, нервы и образующая футляры для мышц.]. Может быть, кодер спрятан глубже?
        Захар прикусил нижнюю губу и, погрузив пальцы в рану, раздвинул края разреза. Он думал, что теперь его точно вырвет, но, как ни странно, никаких чувств действо не вызвало. Кожа как кожа, жир как жир.
        И кодер как кодер. Прибор оказался небольшим волоском, раз в пять толще человеческого, лежащим прямо под жировой прослойкой. Теперь предстояла более сложная задача: кодер нужно активировать. Как это сделать, Захар не знал.
        Ничего, он кибертехник, разберется. Надо убраться из холодильника, а то займешь место по соседству с Люцианом - пальцы на руках замерзли настолько, что с большим трудом удавалось их согнуть.
        - «Зодиак», ты слышишь меня? - Захар говорил громко и отчетливо. Корабль услышал бы его в любом случае, даже мысленную речь, но Захар хотел, чтобы на территории землян звучал человеческий голос.
        «Да, Захар», - пронеслась в голове чужая мысль.
        - Говори вслух.
        - Хорошо, - согласился «Зодиак». На самом деле звука не было, голос рождался прямо в слуховой части коры головного мозга кибертехника, не затрагивая молоточки и стремечки.
        - Не по вирт-связи, я хочу слышать твой голос из динамиков.
        - Хорошо.
        Вот теперь действительно хорошо, теперь никто не скажет, что корабль пуст.
        - «Зодиак», ты чувствуешь прибор, который я держу в правой руке?
        Конечно, чувствует. Ему положено. Но интересно, что он ответит.
        Кодер Захар вскрыл и подключил его к системе проводом. Уверенность, что коннект выполнен корректно, отсутствует, но разбираться нет ни времени, ни желания.
        - Да, Захар. Это кодер с метками Института внеземной жизни.
        Уже хорошо - «Зодиак» отвечает прямо, не юлит, не пытается обмануть человека. Или человек пока не понимает, в чем состоит обман.
        - Ты знаешь, зачем он нужен?
        Короткая, едва уловимая пауза. Почти незаметная, но наметанное восприятие кибертехника ее уловило. «Зодиак» слишком долго раздумывал над ответом, ему явно не безразличен этот кодер. Стало быть, он знает. Или догадывается.
        - Для управления некоторыми функциями псевдоразума.
        Хм, именно так. Но ответ уж слишком обтекаем.
        - Ты можешь дешифровать его код?
        - Кодер деактивирован. Команды выдаются только при активации.
        - Но ты ведь можешь взломать программу? Можешь обойти защиту внеземельцев?
        - Я не имею на это…
        - Я знаю, - прервал Захар монотонный синтетический голос. Разумеется, «Зодиак» не имел права ломать особые программы. Так же, как не имел права запускать Аквариус внутри ангара, когда там находились люди. Даже по приказу капитана. Как не имел права искажать данные радаров и стирать информацию из собственной памяти, не оставив об этом логов. Он на многое не имел права, но делал это в течение последней недели. Так что с правами придется разбираться отдельно. - А ты знаешь, для каких целей предназначаются программы, зашитые в этом кодере?
        Вряд ли псевдоразум ставили в известность. Если он знает, значит, уже взломал кодер или закрытые области в собственных блоках памяти. Может быть, его странное поведение как раз и обусловлено тем, что программы действуют?
        - Знаю.
        Ну что ж, честность всегда украшала искусственный интеллект.
        Захар активировал личный планшет.
        - Загрузи программы с кодера на мой компьютер.
        - У меня нет…
        - Я знаю, что у тебя нет на это прав. Но и знать об этих программах ты тоже не должен. Давай, «Зодиак», взломай кодер, и мы вместе разберемся, что можно выжать из стряпни внеземельцев.
        Черт, что он такое творит? Уговаривает псевдоразум нарушить инструкции. Это все, наверное, ему снится - псевдоразумы не могут нарушать инструкций, они не наделены собственной волей, на то они и псевдо. Но «Зодиак»-то явно что-то задумал. Вот только с кем Захар сейчас ведет разговор - с псевдоразумом корабля или с гениальным камнем, лишенным самосознания?
        - Давай, «Зодиак», решайся.
        На экране планшета появилось окно загрузки. Псевдоразум сделал то, о чем просил его кибертехник, он взломал кодер. Или это делал Хозяин Тьмы, хотя какая, в сущности, разница - цель достигнута, доступ к программам у Захара будет через пару секунд. Пока данные загружались, Захар думал о том, хороший он кибертехник или плохой. Ему удалось убедить подопечного нарушить заложенную в прошивку инструкцию - это явное достижение. Но то, что «Зодиак» эту инструкцию нарушил, уже являлось грубейшей ошибкой его наставника.
        - Спасибо, «Зодиак».
        Захар быстро читал код программы - только основные вехи, в тонкостях можно разбираться несколько дней, - и ему стало казаться, что от ужаса волосы на его голове начинают потихоньку шевелиться. Институт внеземной жизни всегда слыл организацией странной и деспотичной, но чтобы до такой степени… И потом, к этому программному продукту явно приложили руку спецы из Проблем Искусственного Интеллекта.
        Программы из кодера Лившица должны были начисто смести контроль спинтроники над импульсами мотиватора «Зодиака». Вернее, должны были передать сам контроль мотиватору, ограничив некоторые жизненно важные для корабля и экипажа функции. И еще в приоритете оставались какие-то скрытые алгоритмы внеземельцев, зашитые, вероятно, в память самого Зодиака.
        Довольно увесистая желеобразная субстанция, собранная из генетически модифицированных нейронов человека, порождала желания и мысли псевдоразума. Мысли могли быть разными, наружу выходили только, если так можно выразиться, правильные. Именно мысли, рожденные мотиватором, давали «Зодиаку» свободу, на несколько порядков большую, чем свобода любого из самых совершенных роботов.
        Разумеется, даже запущенный на полную катушку мотиватор не превращал нейропроцессор в полноценный разум. Это известно доподлинно, эксперименты проводили неоднократно. Но вот о контроле над расторможенным корабельным разумом пришлось бы забыть.
        Правда, внеземельцы оставили лазейку: мозг корабля обязан был подчиниться человеку, предъявившему какие-то секретные виртуальные метки Института внеземной жизни. Как должны выглядеть эти метки, Захар даже не подозревал.
        - Вы сможете запустить программы? - спросил голос «Зодиака».
        Он ждал долго, для его спинтронной части, обрабатывающей информацию в человеческом понимании почти мгновенно, должно быть, минула целая вечность.
        - Да. Но мне потребуется время.
        Захар врал. Никакого времени не требовалось, интерфейс предельно прост. Только ничего запускать он не собирался. Пока, во всяком случае. И функции программ ясны - в случае, если все члены экипажа находятся под властью чужого непонятного разума, доверять их командам корабль не имеет права. Именно в таком случае он должен был получить свободу и действовать по собственному усмотрению, сверяясь с алгоритмом внеземельцев. Не трогать, не прикасаться, не излучать и сбить потенциального врага со следа. Внеземельцы хорошо придумали, на самом деле хорошо, но не учли простой вещи - а что, если расторможенный псевдоразум корабля тоже попадет под влияние пришельцев? Или алгоритм должен победить в этой войне умов? Никто не знает, не было случая проверить.
        Пальцы быстро бегали по экрану, переписывая код. Программа надежно защищена от взлома - это если не вмешается столь сложная машина, как «Зодиак», которой помогает камень с почти безграничной вычислительной мощностью, - но вот от переписывания взломанный код защиты не имеет. Планшет «Зодиаку» не достать - Захар принудительно отключил доступ к сети и встал так, чтобы не попадать ни под одну из камер, - но от Хозяина Тьмы было не скрыться. Не отпускающее теперь ни на мгновение ощущение чужого взгляда продолжало сверлить душу. Если «Зодиак» находится во власти гениального камня…
        Нет нужды придумывать, что будет в таком случае. И так ясно, что ничего хорошего. Остается лишь выбрать меньшее из двух зол.
        - «Зодиак», запусти маршевые двигатели.
        Никто никогда не проверял эффективность задумки внеземельцев. Не представится случая и на этот раз.
        - Что с программами, Захар?
        Двигатели молчали, корабль игнорировал приказ.
        Нет, Хозяин Тьмы, не получишь ты в свое услужение сознание. И кораблем землян тебе тоже не управлять - ведь «Зодиак» все еще псевдо.
        Теперь сомнений не осталось: странные вопросы задает не Зодиак, а Хозяин Тьмы. Это ему потребовался расторможенный псевдоразум. Ведь он может управлять только биологическими объектами, об этом говорил Фриц. Да и сам Захар имел… хм, удовольствие довольно сомнительное… возможность убедиться в этом самостоятельно. А вот спинтроника ему, похоже, не по зубам. Во всяком случае, без прямого подключения.
        - «Зодиак», выполнять приказ капитана - запустить маршевые двигатели в форсаж.
        - Вы обещали программы, - не унимался лишенный эмоций голос, но корпус корабля слегка завибрировал: в хвостовой части «Зодиак» настраивал разгонные камеры ионно-плазменных движков.
        38. Настройка
        Три длинных ярко-голубых жала хищно вонзились в непроницаемо черное пространство, толкая корабль, что прилетел с планеты Земля, вперед. Перед, конечно, понятие относительное, но в данном случае он располагался в точке, где находился громадный булыжник, однажды научившийся думать. Правда, камню так и не удалось сформировать то, что принято называть сознанием, - он был гением, но ничего об этом не знал. Он даже был не в курсе, что существует.
        - Продолжение работы двигателей в режиме форсаж невозможно, - сообщил «Зодиак».
        - Не отключать тягу! - рявкнул Захар.
        Кибертехник, ставший теперь капитаном, слышал скрежет и стук, пол ощутимо тряхнуло - ротор диска жилого отсека работал на пределе.
        - Необходима подготовка к форсированному разгону. Двигатели будут отключены.
        - Не отключать двигатели, - повторил Захар и добавил для вескости: - Приказ капитана.
        - Мне страшно, Захар. Вы закончили подготовку программ?
        Вполне может быть и страшно, поскольку инстинкт самосохранения у «Зодиака» имелся. Равно как и у любого кибера, но у корабля он почти равнялся человеческому. Не хотелось бы сейчас оказаться в состоянии вирт-слияния с кораблем. А вот о программах… Да ты, каменный парень, уже достал своим настойчивым стремлением захватить здесь власть!
        Захар изо всех сил размахнулся и обрушил планшет на край какой-то полки, подвернувшейся на пути, а пальцы быстро перебирали кнопки. Захар не знал, попал ли в нужные. Если повезет - попал, но знать наверняка нельзя, иначе ничего не получится. Иначе он узнает и не даст выполнить задуманное. Компьютер переломился пополам, мелкий электронный мусор посыпался на пол. Вот тебе программы, нет больше никаких программ, и кодер ты не получишь! Резким, почти конвульсивным движением Захар бросил волосок кодера в утилизатор. Главное - не медлить, нельзя раздумывать, а то он заставит передумать.
        - Я боюсь, Захар.
        Вот и правильно, а про программы больше не вспоминай. Даже если ты их к себе в память залил, тебе с ними не справиться, внеземельцы уж постарались. А каменюке не справиться с твоими спинтронными потрохами. Так что тут вы оба просчитались.
        - Не бойся, «Зодиак», я тебе помогу. Главное, держи курс и не сбавляй ускорения.
        Корабль продолжал набирать скорость, ломая инерцией все, что не закреплено, не спрятано или не убрано в соответствующие места. Зодиак не рассчитан на подобные запредельные перегрузки, форсаж подразумевался только для экстренных случаев. Но ничего, теперь как раз экстренный случай и настал. Да и потерпеть осталось недолго. Пора покончить с этим безумием и освободить мир от нитей, протянувшихся к каждой живой клетке в Галактике. Нитей, за которые дергает Хозяин Тьмы. Цель выбрана, осталось лишь, так сказать, дослать патрон.
        Лифт, скрежеща внутри шахты, наконец дополз до лабораторного уровня. Невесомости здесь теперь не было - ускорение разгона нещадно давило в направлении кормы, сбивая с ног и превратив условно горизонтальный коридор в отвесную шахту. Благо для такого случая имелись утопленные в пол перекладины лестницы.
        Вот эта дверь. Захар бывал здесь всего пару раз. На самом деле кибертехникам тут нечего делать, это вотчина нейрокибернетиков, работавших в доках.
        Электронный ключ подошел, замок тихо щелкнул, и тяжелая дверь подалась в сторону.
        Комната практически пустая. Посередине крупный постамент, примерно два на три метра, на стене короб с инструментами. Только теперь стена стала полом, но это не беда.
        Постамент, напоминающий формой надгробие, на самом деле никакой не постамент. Это толстая, задерживающая широкий спектр излучений крышка отсека, в котором хранится нейронная ткань «Зодиака». Его мозг.
        Электродвигатель шуруповерта лихо выкручивал винты. Один за другим. Последний нужно открыть специальным ключом с электронной меткой. Еще пара движений.
        Захар вдруг вспомнил, что так и не дослушал рассказ Клюгштайна. Теперь версия биолога не имела большого значения, Захар и так все понял. Он знал даже больше, чем мог предположить Фриц. И он решил завершить эту древнюю, как мир, историю. Но все же было интересно.
        - «Зодиак», продолжи воспроизведение сообщения Фрица Клюгштайна.
        Фриц появился мгновенно, он победоносно возвышался прямо на крышке, которую откручивал Захар.
        «Я побывал внутри него, - гордо сообщил биолог. - Он пытался подключить мой мозг к вычислительной системе. Что-то не подошло, мы не смогли работать в паре. Не знаю, как он делал это - судя по тем крохам, что мне удалось увидеть, Хозяин Тьмы каким-то образом разъединил мой организм на отдельные клетки, при этом сохраняя их информационную целостность. Я существовал внутри него, но не в виде Фрица Клюгштайна, а в виде размазанного по камню биологического бульона».
        - Да, Фриц. Именно так все и было. Я уже знаю, - пыхтя и отдуваясь, сказал Захар виртуальному Клюгштайну, бросив взгляд на изуродованную левую кисть. Обмороженная в ледяном вакууме рука до сих пор ныла, а кожа на ней потрескалась и сползала синюшными струпьями.
        Голова болела нещадно. Ей досталось сегодня - ТМС, битва с Грацем, теперь давящее ускорение. Но самым отвратительным был омерзительный взгляд Хозяина Тьмы. Он будто бы высасывал из сознания Захара последние жизненные силы, заполняя мозг темнотой.
        Последний винт отлетел в сторону, электронный замок пропел трелью и отключился, крышка легонько подалась вверх. Тяжелая, как черт знает что. Еще и Клюгштайн удобно расположился сверху.
        - Фриц, вы бы не могли отойти?
        - Разумеется, Захар.
        Биолог покорно сделал шаг вправо и присел в углу, недалеко от собеседника.
        - Спасибо.
        «Я ему не подошел. Знаете, он ищет того, с кем смог бы ужиться. Он уже пробовал Люциана - тоже ничего не получилось. Теперь я вполне понимаю, что с произошло с Лившицем».
        - А еще он пробовал Граца. Тот тоже рылом не вышел. Потом переживал сильно. Но Грац молодец - он пытался решить проблему, а не уйти от нее, как вы, Фриц. А вот Гертруду ему попробовать не удалось, она оказалась сильнее нас всех.
        А ведь если бы не Грац со своим ТМС, Захара Хозяину Тьмы тоже вряд ли довелось бы отведать. Кибертехник на секунду замер, поняв, что он сам не столько сопротивлялся камню, сколько попросту не ощущал какого-то особенного… зова, что ли, который явно чувствовали остальные.
        «Он - Хозяин Тьмы - показал мне, что я мог бы получить. Это было слишком великолепно, оно… нет, словами этого не объяснишь, это выше человеческого понимания. От этого невозможно отказаться, никакой наркотик не сравнится с его мощью».
        - Возможно, Фриц, возможно, - пыхтя и отдуваясь, сказал призраку Захар. Крышка была настолько тяжелой, что казалось, пупок сейчас лопнет. Черт бы побрал этих инженеров, которые не учли, что в мозги кораблю может понадобиться залезть не только в невесомости. Правда, предписания внеземельцев и специалистов из Проблем Искинов делать это запрещали, но… Сплошные запреты, куда ни плюнь.
        - Я удивлен, Захар, - казалось, Клюгштайн раздосадован странным поведением кибертехника. Вот Грац, тот был взбешен, а Фриц лишь расстроился.
        Секундочку, а с кем это он разговаривает?! Здесь же нет никакого Клюгштайна, только виртуальная проекция, да и та существует лишь в воображении Захара, а не в реальном пространстве.
        - Да ну вас к дьяволу, Фриц. Совсем меня с ума свели.
        Клюгштайн не ответил. Все-таки он был виртуальным. Правда, Захар готов поклясться, что слышал ответы биолога собственными ушами. Вот только к ушам, а точнее, к слуховым областям коры его мозга имел доступ «Зодиак», управлявший виртуальностью.
        - Не важно, - пробубнил Захар. Тяжеленная крышка наконец сдвинулась и, повинуясь ускорению, поползла вбок. Хорошо, что удалось отскочить, иначе не миновать перелома лодыжки. - Не обращайте внимания, Фриц, продолжайте, рассказывайте.
        «Его очень интересуете вы, Захар. Он выбрал вас, но почему-то никак не может заполучить вас к себе».
        - Да уж. Со мной каменюка немного просчитался.
        «Мы для него были лишь инструментом, он оттачивал на нас приемы и методы, которые хотел применить к вам. И он воздействует на вас через остальных землян».
        - Я это успел заметить, Фриц, - Захар потер голову, которая гудела все сильнее. Стало быть, эксперименты Граца с магнитной стимуляцией тоже были инициативой Хозяина Тьмы? Чушь! Если так рассуждать, то все под властью умного камня. Однако, если вспомнить рассуждения Станислава о квантовой запутанности… Так ведь Захар и сам все видел, какое-то время он сам был Хозяином Тьмы, так что теперь человек знал все его секреты.
        С другой стороны, он только что разговаривал с несуществующим Клюгштайном…
        «Не знаю, почему он выбрал вас. Возможно, потому что вы всегда стараетесь… как бы это сказать… - Фриц замялся на секунду: не то не знал, как выразиться, не то боялся обидеть Захара. Да ладно, чего уж теперь-то? - Плыть по течению. Вы не сопротивляетесь, вас все устраивает».
        Вот и Фриц туда же. Герти тоже считала, что ему все равно. А Грац? Сложно сказать, но ставок на кибертехника доктор явно не делал.
        Но ведь ему не все равно! Зачем ему ковыряться в мозгах «Зодиака», если все равно?! Можно, как сказал Фриц, плыть по течению - теперь корабль в его полной власти, ресурса хватит на несколько лет. Пользуйся - не хочу.
        М-да. Не хочется пользоваться. Сражаться хочется. Только не получится крикнуть умному камню: «Выходи, биться будем!» Не бьется он, а висит себе безучастно и ничего не делает.
        А ведь делает он, ох как делает!
        Захар понял, что последнюю минуту стоит в странной согбенной позе, сжав пальцами голову. Боли теперь не было, но лучше бы она была. Так было привычней.
        К студенистой массе, занимавшей большую часть «корыта» под крышкой, тянулась целая вязанка трубочек и проводков. По поверхности мозгов «Зодиака» медленно стекал вбок синеватый питательный раствор. На человеческие мозги похоже очень отдаленно. Особенно размер не совпадал - тут, поди, с центнер будет. А эффективность слабовата.
        А вот у Хозяина Тьмы получилось лучше. Очень компактно и производительность куда выше. Легко умещается в черепушку и изобретает гипердрайв.
        Так, может, и не нужно его останавливать? Хозяина Тьмы? Для чего портить такой совершенный инструмент?
        - Режим форсаж отключен, - сообщил безжизненный голос «Зодиака». - Угроза жизнеспособности корабля.
        - Не нужно бояться, «Зодиак», - Захар задумался… Нет, все уже решено. Осталось только завершить начатое.
        «Он умирает, - вдруг снова прорезался голос Клюгштайна. - Его смерть выглядит не столь стремительной, как мы привыкли. Возможно, его ресурса хватит еще не на один миллион лет, но ему не выбраться из собственной ловушки».
        - Да и черт с ним, - сказал Захар. - Реактор «Зодиака», конечно, не разорвет его на куски, но тушку попортит изрядно. Вряд ли после этого он сможет продолжать игру со своими марионетками. Марионетки наконец получат свободу.
        Ускорение исчезло, и незакрепленная крышка медленно ползла у самой стены вверх. Главное, не получить ею по голове, а то на форсаже она опять грохнется и если врежет, то мало не покажется.
        Отвертка появилась в руке Захара словно бы сама собой.
        - Вот здесь, - победоносно произнес кибертехник и вонзил стальное жало в студенистую массу.
        Кибертехникам знать тонкости устройства мозга, даже мозга киберов, не полагалось. Но Захару было не всё равно, ему всегда хотелось досконально изучить киберов, в числе прочего и устройство их мозга. Вот он и расширял свои знания, когда было на это время.
        Острое жало отвертки нещадно крушило нейроны, уничтожая амигдалу[36 - Амигдала - область мозга миндалевидной формы, расположенная внутри височной доли. В мозге два миндалевидных тела - по одному в каждом полушарии. Миндалевидные тела играют ключевую роль в формировании эмоций. Считается, что у людей и других животных эта подкорковая мозговая структура участвует в формировании как отрицательных (страх), так и положительных эмоций (удовольствие) и имеет непосредственное отношение к инстинкту самосохранения.]. Хранилище агрессивной защиты и инстинкта самосохранения.
        - Больше, «Зодиак», тебе страшно не будет.
        - Захар, возможно, произошло вмешательство в главный нейроблок, - озабоченным тоном сообщил голос корабля.
        - Возможно, «Зодиак», возможно. Но это не имеет значения. Не бери в голову.
        Как же он устал! Как хочется просто лечь, вот прямо здесь, свернуться калачиком и поспать. Просто поспать, по-человечески. И ничего не решать.
        Ага, именно этого он и ждет от тебя. Чтобы ты плыл по течению. Прямо в его любящие объятия. Он любит таких, которые плывут по течению. Которым все равно.
        «Я понял это, когда увидел свою руку. Ту, что отрезал Грац».
        О чем это он?
        «Хозяин Тьмы хотел мне помочь, он вполне мог бы вырастить новую кисть, а он убрал из моего мозга восприятие руки - я больше не страдал от ее отсутствия. Ему не хватило ресурса. Ему просто не из чего было сделать мне руку, потому что за долгие годы он успел сожрать сам себя».
        Он все про смерть каменного тирана? Туда ему и дорога.
        «Ему не хватит сил выбраться отсюда, а в космосе он не сможет пополнить запас жизни, за счет которой живет».
        - Вы же сами говорили, Фриц, что жизнь мертва. Жизнь - это только игрушка в руках каменного монстра. Его породила жизнь, а он не дал умереть ей. Нормальный симбиоз, обычное явление. Вот только пришло время освободить жизнь. Сделать мертвую жизнь самой настоящей - живой.
        Разговаривать с призраками Захару надоело.
        - Запускай форсаж, «Зодиак».
        - Выполнено.
        За спиной крышка от мозгов громко ударила в переборку - ускорение снова нарастало.
        Захар активировал виртуальную картинку траектории полета. Осталось совсем немного. Уже пора.
        - «Зодиак», убрать все поглощающие стержни в реакторе.
        - Это может быть опасно. Критический уровень опасности.
        - Я в курсе.
        «Зодиак» только предупреждал об опасности, но ему больше не было страшно. Он выполнял все беспрекословно.
        «Мы разбудили его. Вызвали интерес своим появлением, а потом встряхнули его “мозги”, запустив в спинтронные контуры информационный пакет. Именно после этого все и началось».
        Да, наверное, так оно и было. До того, как они шарахнули по Хозяину Тьмы импульсом программатора, каменная глыба лишь вяло ворочалась. А вот после… после этого началось полномасштабное наступление. Пленных не брали.
        «Он не может жить без жизни», - снова Клюгштайн.
        - Но он не столь беспомощен, как вы думали, Фриц. Он управляет жизнью, он может заставить жизнь прийти к нему. И тогда наестся досыта. Ему только мозгов не хватает, понимаете? Мозгов!
        «У вас может появиться желание уничтожить монстра». - «Уже».
        «Не идите у него на поводу. Это атавизм. Вы уничтожите всё, что создавалось миллиарды лет». - «Да ну уж! “Всё” лишь получит свободу, сбросит гениального, но совершенно сумасшедшего и бездушного тирана».
        Перед внутренним взором Захара упорно вставали картины факельных шествий к логову чудовища и огонь, сжигающий ведьм. Нет, не поддаваться, это все он, это не собственные мысли.
        «А какие они, собственные мысли?» - спросил себя кибертехник.
        «Я не уверен, что жизнь сможет существовать без его участия. Жизнь слишком слаба. Это лишь кажется, что ее не извести. Так же, как кажется, что непоколебим небоскреб. Но в действительности все дело в прочном фундаменте».
        - Но ведь жизнь мертва… - снова напомнил Фрицу его же высказывание Захар.
        - Зато она есть…
        Кто это сказал?!
        - Кто это сказал, черт вас всех побери?!
        Только вокруг никого не было. Даже Клюгштайн исчез. Наверное, его виртуальное письмо закончилось.
        - Зато она есть, - прошептали губы Захара.
        39. Неразбитая ваза
        Это как в детстве, когда держишь в руках любимую мамину вазу, может, и не очень-то дорогую, но точно любимую, держишь крепко, чтобы вдруг не упустить. Но все равно мысли возвращаются к одному и тому же: очень хочется убедить себя, что если ваза и упадет, то ничего страшного не случится. В конце концов, кругом ковры, пол не каменный, да и ваза тоже вполне себе прочная. Выход есть. Даже два - продолжать крепко сжимать гладкие и скользкие бока хрустального сокровища или отпустить и посмотреть, что произойдет. Только момент, когда ваза соприкоснется с полом, будет точкой невозврата, с этого момента уже ничего изменить не удастся.
        Тогда, много лет назад, Захар так и не решился разжать руки. А ведь очень хотелось. Может быть, хотелось даже увидеть, как хрупкий хрусталь разлетается на сотню маленьких сверкающих осколков.
        Но жизнь - не человечество или земные твари, а Жизнь с большой буквы, все, что жило в Галактике - это не ваза. Осколки не склеить, не удержать расползающиеся белковые соединения. И не важно, что расползаться они будут не один десяток тысяч, а может, и миллионов лет. Время не имеет значения, значение имеет только сама жизнь.
        Виртуальная картинка отображала траекторию движения «Зодиака» в реальном времени. До столкновения считаные минуты, маленькая черточка корабля землян неуклонно приближалась к массивному оплывшему булыжнику.
        Разжать руки и уронить вазу на пол так легко.
        И так трудно.
        Если хрусталь разлетится, не во что будет даже поставить цветы у могилы.
        - «Зодиак», запустить гипердвигатели.
        Решение родилось в голове мгновенно. Он опоздал всего на долю секунды, но этого времени хватило. Хозяин Тьмы бесцеремонно, не заботясь более о сохранности ценного для него разума, вторгся в сознание Захара.
        Давящее чувство подглядывающего за каждой мыслью Взгляда достигло своего апогея. Мир выкристаллизовался и замер, пребывая в вечной неподвижности, ни один атом не шелохнулся, ни один кварк не двинулся с места. Захар продолжал стоять у вскрытого мозга «Зодиака», опершись спиной на стену. Захара больше не существовало, ибо сознание - это процесс, а все процессы замерли. Хозяин Тьмы включил мозг человека по имени Захар Орешкин в свой вычислительный контур; ум остался, разум исчез.
        Маленькую случайность никто не ждал. Похоже, даже сам гениальный камень не смог просчитать вероятность того, что в спинтронных потрохах «Зодиака» именно в этот момент произойдет сбой.
        Внезапно включились маневровые двигатели. Причем все сразу, но не одновременно. Разогнавшийся корабль тряхнуло и дернуло в сторону, потом еще и еще. Захар упал, больно ударившись о тяжелую крышку ничего не соображающей головой, а сковавший реальность Взгляд исчез, оставив только слабость в конечностях и противный гул в ушах. Хозяин Тьмы не рассчитывал, что декорации изменятся столь быстро. Он был занят расчетом. И еще - «Зодиаком».
        И он все еще пытался сохранить Захара - столь необходимое ему сознание. Хозяин Тьмы не мог управлять человеком, словно роботом с помощью пульта дистанционного управления. Если бы ступор не прошел, Захар, скорее всего, просто разбился бы о тяжелую крышку и открытый короб с инструментами. Захар знал это, теперь наверняка знал. Потому что теперь он и сам отчасти стал Хозяином Тьмы, контакт не прошел даром для обоих - каждый оставил внутри оппонента частичку себя.
        - «Зодиак», гипердвигатели, - попытался выкрикнуть Захар, но изо рта донесся лишь сдавленный хрип. Не важно, корабль понял и так.
        - Запуск гипердвигателей невозможен. Аварийная ситуация, сбой при считывании данных памяти. Мне не удается восстановить контроль над двигательными функциями, Захар.
        Сбой памяти? Значит, крапленая карта сделала свой ход. Тот самый блок с нанотрубками, что Захар, повинуясь какому-то совершенно иррациональному порыву, перевернул вверх дном. Кто бы мог знать, что теперь эта безобидная шутка спасет ситуацию?
        Слишком близко, можно не успеть.
        Снаружи что-то протяжно заскрипело и разорвалось с пронзившим весь корпус корабля грохотом. Потом ударило снизу. Сильно ударило - так, что Захара подбросило. «Зодиак» терпел самое настоящее крушение.
        - Необходимо отключить маршевые двигатели.
        Просто сообщение. Ионно-плазменные разгонные камеры продолжали изрыгать поток голубоватого огня. «Зодиак» больше ничего не боялся, теперь он был готов полезть на рожон.
        - Отключить форсаж! - не нужно больше разгона. Нужно развернуть корабль, остановить его и уйти в гиперпрыжок.
        - Есть отключить.
        Только ничего не изменилось. Тело «Зодиака» продолжали сотрясать удары маневровых движков, ломающих изменяющимся вектором ускорения хрупкие опорные конструкции.
        Металл палубы завибрировал, словно могучий колокол, а потом последовал мощный удар, на время оглушивший Захара. Несколько секунд пол под ногами продолжал дрожать, на уши давил дикий скрежет. Кибертехник сразу понял, что это, - диск жилого отсека сорвало с продолжавшего вращаться ротора, и он врезался в основной корпус «Зодиака».
        - Разгерметизация носового отсека, - сообщил корабль.
        Да и черт с ним, с носовым отсеком. Но почему «Зодиак» не выключает маршевые двигатели?
        - Запустить гипердвигатели! Приказ капитана.
        - Запуск гипердвигателей невозможен. Функция заблокирована.
        Заблокирована? Кем?!
        Как будто непонятно. Здесь было только одно существо, привыкшее повелевать всем и вся. И при этом не получающее от собственной власти никакого удовольствия.
        Или это все же действует съехавший с катушек «Зодиак»?
        Какая разница? Времени выяснять, кто из них троих сошел с ума, не осталось. До столкновения пара минут. Если корабль не уйдет с траектории, то вазу уже не собрать.
        Или она все-таки не разобьется?
        Только уход в гиперпрыжок может исправить ситуацию.
        Но как…
        Виртуальное окно управления «Зодиаком» появилось как по мановению волшебной палочки. Код работал. Другой код, не личный доступ кибертехника в сеть корабля. Модифицированная программа внеземельцев начала действовать.
        - Ты же знал, что я оставил копию, - прокричал Захар в пространство.
        Его мутило, перед глазами плясали темные пятна. Руки скользили и срывались, когда он пытался ухватиться за что-нибудь неподвижное. Захар посмотрел на ладони и понял, что руки измазаны кровью. Видимо, он разбил голову о крышку мозгового отсека. Не важно, теперь уже ничего не важно.
        Важна только жизнь. Потому что она - есть. Они все живые, они существуют, барахтаются в физическом мире реальности и не догадываются, что их существование просчитано до последней молекулы на миллиарды лет вперед.
        Хозяин Тьмы знает о них все.
        Человек по имени Захар Орешкин знает о них все.
        - Ты свободен, «Зодиак».
        - Запуск гипердвигателя, - сообщил бесстрастный голос машины, и ушей Захара достиг медленно нарастающий гул: на контуры гиперприводов начала подаваться энергия.
        Захар, то и дело врезаясь в углы и полки, брел насколько мог быстро по коридору в хвостовой отсек. Времени терять нельзя.
        Уход в гиперпрыжок с неподдающейся никаким расчетам из-за программного сбоя траектории, без пилота, без подготовки, означал для «Зодиака» верную смерть. Ему никогда не вернуться обратно, в риманово пространство. Но он запустил движки.
        Уловка Захара сработала - Хозяин Тьмы усиленно спасал свою шкуру.
        Дверь в «черепную коробку» открылась на удивление легко. Зачем полез туда, Захар четко объяснить не смог бы. Пока он добрался до места, его столько раз бросало о стены, что голова соображала плохо. И только одна мысль отбойным молотком стучала внутри: никто не должен узнать о Хозяине Тьмы, все должно идти, как идет. Пускай монстр умрет своей смертью - вазы тоже не вечны. Может, тогда жизнь и сможет как-то приспособиться существовать без кукловода. Но нельзя дать ему волю, нельзя, чтобы он осознал себя. Слишком велика власть. Слишком сложно справиться с ответственностью и не начать пользоваться тем, что сам создал.
        - «Зодиак», полный доступ для Захара Орешкина.
        - В доступе отказано.
        Много ты понимаешь, тупая железяка. И гениальный камень в перипетиях разума разбирается тоже неважно. Он лишь считает, он не знает, что можно грудью на амбразуру - без расчета, просто за идею.
        - Ключ в замке, - произнес Захар.
        Экран пульта автономного доступа к данным «Зодиака» ожил, показав окно со строкой для набора кода. Уловки они не заметили: «Зодиаку» запрещено изменять код программ с некоторыми метками - верительные грамоты внеземельцев всегда в этом списке занимали первое место, - а Хозяин Тьмы не имел доступа к спинтронике корабля землян, где тот хранил программы.
        Переделанная на скорую руку программа Института внеземной жизни, взломанная самим искусственным интеллектом по имени «Зодиак», дала Захару полный доступ ко всем системам. Как аппаратным, так и виртуальным.
        Код доступа не изменился. Все работало.
        В мгновение ока перед глазами Захара развернулись данные, которые «Зодиак» по указке Хозяина Тьмы скрывал от своих хозяев. От своего экипажа. Все параметры магнитных атак - именно так умный камень воздействовал на мозг людей, подобно Грацевому ТМС. И именно поэтому внутри каменного монстра Захар не чувствовал Взгляд: слишком высокая электромагнитная активность, которая нивелировала эффект ТМС. Каждый всплеск в радиодиапазоне, издаваемый космической глыбой, малейшие изменения магнитных полей, вызванные активностью спинтроники процессора каменного гения. И это только малая толика, которую «Зодиак» еще не успел уничтожить, то, что осталось с последнего сеанса обновления данных.
        Вот и перестали белые листы быть белыми. Теперь окончательно ясно, что прятал «Зодиак». Что прятал Хозяин Тьмы, принуждая мотиватор корабля землян выполнять то, что тот не хотел выполнять.
        И Герти говорила об этом, она видела показания радара, видела реальные данные замеров и сканирования. Но он не позволял ей рассказать остальным. Только в самом конце…
        Захар потянул носом. Навернулись слезы при воспоминании о Гертруде или просто капающая из ноздрей кровь мешает дышать?
        Все-таки Герти покинула этот мир свободной, она смогла пересилить приказы Хозяина Тьмы. Значит, можно жить и без его поводка? Скорее всего, ответа на этот вопрос не знает и сам каменный монстр.
        Последние команды, отданные кораблю. Теперь - точно последние.
        Прощай, «Зодиак».
        Захар не видел, но знал, что сейчас сработал пиропатрон, установленный на дне корыта с мозгами «Зодиака», превратив их в органическое месиво. Еще несколько зарядов перебивали кабели и трубопроводы, протянувшиеся по всему корпусу.
        Интересно, думал ли псевдоразум о смерти? Или и об этом за него тоже думал Хозяин Тьмы - холодный расчет и выбор оптимального режима?
        Взвывшие маневровые движки, казалось, сейчас согнут длинный корпус корабля пополам. Захар догадался, что происходит, - «Зодиак» перестал думать, он только пытался уйти от столкновения. Обычный компьютер, ничего более. Просто космическое судно, снабженное автопилотом.
        Что-то тяжелое ударило снизу так сильно, что корабль даже немного повернуло. Потом, спустя несколько секунд, удар повторился. Похоже, не выдержал стыковочный узел под поврежденным ангаром, и оторвавшаяся от сцепки «Либра» отправилась в свободный полет, круша своей тушей все, что попалось на пути. А потом один из ее шаровидных двигательных отсеков врезался в хвостовую часть. «Черепная коробка» не пострадала - уже хорошо.
        А ведь до этого момента «Зодиак» не пытался свернуть.
        Ощущение Взгляда появилось снова. Только больше оно не мешало. Камень словно бы понял, что произошло, он смотрел в душу Захара с какой-то тоской. Он что же - собирался покончить жизнь самоубийством?
        Чушь - холодный расчет не позволяет сделать такого. Математика не предусматривает самопожертвования. Это его, Захара, мысли. Грац же говорил, что ничего нового Хозяин Тьмы не привносит в работу человеческого мозга, просто перераспределяет активность.
        Или это наследство с чувством вины и готовностью пожертвовать собой вкупе с сомнениями и нерешительностью досталось космическому монстру с частичкой души Захара, что побывала в его тайных чертогах?
        Нет, Захар отказывался понимать намерения умного камня. Лившиц был прав - не понять человеку логику чужого. Хозяин Тьмы то изо всех сил пытался спасти свою шкуру, то сетовал, что не получилось покончить с собой. Безумный инопланетянин, свихнувшийся камень.
        Все они здесь не в своем уме. И Захар, и «Зодиак». И те пятеро землян, что окончили свои жизни в этом забытом всеми богами уголке Галактики. Безумное чаепитие в действии, только хэппи-энда не получилось.
        А может, и нет никакого «умного камня»? Ведь это же чушь - каменный суперкомпьютер, управляющий жизнью! До такого еще нужно было додуматься. Обычный планетоид, висит себе да висит, а землян скрутило от жути перед надвигающейся смертью и бездонной чернотой космоса?
        Кто же здесь сумасшедший?
        Не имеет значения. Уже все равно ничего не изменишь. Да и не нужно ничего менять.
        Палец утопил клавишу «ввод», все носители «Зодиака» форматировались в ноль. Больше псевдоразума по имени «Зодиак» не существовало. Системы корабля замерли, ожидая команд с пульта ручного управления.
        Чертова инерция - двигатели отключились, но безжизненный корпус продолжал нестись навстречу каменному гению.
        До рубки не добраться. Захар только попытался приоткрыть тяжелую дверь «черепной коробки», как воздух со свистом начал улетучиваться в коридор. Снаружи еще не вступил в полные права вакуум космоса, но атмосфера уже сильно разрежена. Судя по всему, оторвавшийся двигатель «Либры» пробил корпус где-то на уровне перехода из лабораторных отсеков в хвост. Корабль стремительно умирал. Не только мозг, но и металлическая плоть спешила занять место на свалке мироздания.
        К счастью, в «черепной коробке» панель ручного управления активировалась. Сильно урезанный вариант того, что было в рубке, но основные функции доступны.
        Гипердвигатели послушно взвыли разгонными контурами. Начался обратный отсчет до прыжка - сорок две секунды. Захар точно не знал, каков запас времени до столкновения с поверхностью Хозяина Тьмы, но, насколько он успел запомнить последнюю виртуальную картинку, осталось никак не меньше минуты.
        Вывалится ли когда-нибудь «Зодиак» в риманово пространство или ему суждено навечно сгинуть в безвременье гиперспейса? Захар не знал этого. Наверное, точно этого не знал никто - никто и никогда не пытался путешествовать через Великое Ничто без «мозгов» корабля и мозга пилота. А если и пытался, так о нем ничего не известно.
        Хозяин Тьмы больше не стремился найти что-нибудь в голове Захара. Он там уже и так все знал. Он просто смотрел - с укоризной и осуждением. Ерунда, у него нет эмоций, он только считает. Он все давно рассчитал.
        Носовой отсек отрезан, до него две большие пробоины, не исключено, что нос вообще оторвало. Но ведь есть еще Офиукус, он совсем рядом, рукой до него подать. Надо только вдохнуть поглубже и оттолкнуться посильнее.
        С тихим, почти неслышным в разреженной атмосфере шипением дверь «черепной коробки» ушла в пазы. Прямо, налево и вверх. Двигатель «Либры» торчал где-то уровнем ниже.
        Перед глазами все плыло. Мыслей не было. Ничего не было. Все стало одинаковым и замерло.
        Что-то блестящее маячило перед глазами, навязчиво выдергивая из небытия угасающее сознание. Руки нащупали твердое и холодное и сами собой стали царапать мягкий металл.
        Оттолкнуться и пролететь всего несколько метров. Там есть автомат, он сам все сделает. В конце концов, чтобы управлять, не нужно осознавать, что управляешь. Достаточно просто управлять. Так сказал Грац.
        Мимолетная мысль - кто такой Грац? И тут же мгновенный ответ.
        Ноги, наконец, нашли опору и, спружинив, отправили тело в свободный полет.
        Гипердвигатели накопили достаточное количество энергии и выдали импульс, отправив изломанный корпус исследовательского корабля «Зодиак» в ничто гиперпространства. А в реакторе начался неуправляемый распад ядер.
        История закончилась. Она никогда и не начиналась, потому что история - это информация, а все данные уничтожены.
        И только последняя мысль мимолетной искрой: «Жизнь мертва. Зато она есть…»
        Эпилог
        - Мы готовы, господин Акри, - послышался голос. Это был Равон Кай, личный помощник господина Акри Ланга.
        Раз они готовы, значит, можно наконец снять скафандр. Несмотря на то что вирт не только отрисовывал вполне приличную картинку, обводы скафандра в которой не значились, но и корректировал сенсорное восприятие, что-то все же мешало. Не то натирала кожу жесткая плечевая часть пустотного костюма, не то просто обстановка давила на психику.
        Замки тихонько клацнули, и вирт вернул на место изображение скафандра. Какое счастье, что можно не видеть эти жуткие, загораживающие обзор конструкции! Как, должно быть, доставалось исследователям прошлого в эпоху, когда еще не пользовались виртом.
        На корабль наткнулись случайно. Торговое судно одной из компаний, принадлежавшей господину Акри Лангу, по техническим причинам было вынуждено выйти из гиперпространства в нештатной точке. Аварию устранили быстро, а когда все было готово для следующего прыжка, искин корабля на самой границе поля восприятия обнаружил дрейфующие металлические останки.
        В обитаемой части Галактики Акри Ланг слыл самым экстравагантным богачом. Собственно, он был не только самым экстравагантным, но и самым богатым. Богатство давно наскучило, и Ланг искал новых впечатлений. Везде и всегда.
        Останки древнего корабля, невесть как попавшие в эту область Галактики, - это ли не впечатление? Поэтому господин Акри Ланг не смог отказать себе в удовольствии прибыть на место лично. Чего бы то ни стоило.
        - Как они в этом жили? - губы Ланга скривились в гримасе отвращения: вирт отключился полностью, обнажив неприглядную действительность помещения, которое техникам удалось герметизировать.
        Голые покореженные стены, какое-то шершавое покрытие на полу. Все серое и безрадостное. Тесно, темно и жутко. Акри Ланг не мог представить, как на таком корыте можно было путешествовать сквозь бездну космического мрака месяцами. А может быть, и годами.
        - Стандартное судно, - сообщил стоявший рядом Равон Кай.
        - Вы установили, что это за корабль?
        - Да. Хвостовая часть сильно пострадала - похоже, взорвался реактор, - передние отсеки тоже в аварийном состоянии. Трудно сказать, что могло привести к подобным разрушениям. Но идентификационных данных вполне достаточно. Сомнений нет - это исследовательское судно «Зодиак», пропавшее около трехсот лет назад.
        - Они не вернулись?
        - Именно так.
        - И что же - никто не озаботился поисками пропавших ученых?
        - На поиски «Зодиака» было отправлено две спасательные экспедиции, но судно так и не нашли.
        - Интересно, - Ланг смачно прищелкнул языком. - Очень интересно.
        Ладонь легла на холодный металл стены. Нет, стены у них все же были обиты пористым пластиком, почему-то тоже серого цвета. Но в этом месте стену вспучило мощным изломом, словно снаружи на нее давил какой-то великан, и пластик лопнул, обнажив блестящую сталь.
        Невероятно, какая древность! Еще более невероятным может оказаться то, где эта посудина побывала. Они потерялись, и для всего мира эти люди, этот корабль перестали существовать. Но ведь где-то же «Зодиак» был все это время. Развалины и обломки могут рассказать о многом.
        - Что-нибудь сохранилось на носителях?
        - От хвостовых отсеков, в которых располагалась спинтронная часть искинов кораблей такого класса, осталось только несколько полосок металла. Нейронную часть явно уничтожили сознательно.
        - Нейронную часть?
        - Да. В те времена в кибернетике еще использовали биотехнологии.
        - Но не могло же все исчезнуть?
        - Остались резервные носители в относительно сохранной рубке, в лабораториях…
        Равон Кай сделал паузу. Он умел подать информацию, помощник слишком хорошо знал натуру своего хозяина.
        - Ну? - нетерпеливо поторопил его господин Акри Ланг.
        - Они все пусты. Данные уничтожали намеренно.
        - Экипаж?
        - Пока неизвестно.
        - Я имел в виду, нашли ли останки кого-то из экипажа?
        Равон Кай вздрогнул, поняв, что совершил неожиданную для самого себя ошибку - не смог предугадать направление мыслей хозяина.
        - В остатках жилого модуля найдены два завернутых в пластик тела. Скорее всего, там был холодильник. Во внешних коридорах диска - фрагменты тела, видимо, разорванного во время катастрофы. Наши эксперты сказали, что смерть этого человека была насильственной.
        - Понятно, так всегда бывает во время катастрофы.
        Равон Кай пожал плечами.
        - А для чего диск? - спросил Акри Ланг.
        - Для создания псевдогравитации. За счет центробежной силы.
        - У них что же, не было даже гравитационных генераторов?! - с неподдельным ужасом на лице произнес Ланг.
        Равон Кай вздохнул.
        - Господин Акри, на этом судне летали триста лет назад.
        Эксцентричный миллиардер медленно шел по коридору, изучая изуродованную взрывом и временем стену. Идти в скафандре было неудобно. Тут все было неудобно, хорошо хоть гравитационные генераторы пришвартованной яхты исправно генерировали стандартное тяготение.
        Какая древность, сколько тайн хранят эти невзрачные стены! Данные на носителях уничтожены, но не могло же пропасть все. Здесь каждая пылинка может рассказать такое, что, наверное, волосы встанут дыбом. Главное, знать, о чем и как спрашивать у пылинок. Ничего, специалисты есть, а за ходом исследований господин Акри Ланг проследит лично.
        - Что это? - спросил Ланг, потирая пальцами металлическую полоску.
        - Деталь интерьера, надо полагать, - ответил озадаченный вопросом Равон Кай. - Алюминиевая вставка, для красоты.
        - Я понимаю, что для красоты, - проворчал миллиардер, хотя никакой красоты в этом жалком кусочке металла он не видел. - Что это за царапины?
        Помощник присмотрелся, пытаясь понять, о чем говорит Ланг. Он не знал, что может означать подобный орнамент.
        Но хозяин все уже сделал сам. Акри Ланг любил не только смотреть на древности. Он повидал их столько, что весьма неплохо разбирался в способах заставить древности говорить. Да и миллиардером он стал не просто так - наследства ему никто не оставлял, все его наследство хранилось внутри черепа.
        С помощью своего искина господин Акри Ланг быстро нашел ответ. Странные значки, нацарапанные на алюминиевой пластинке, были буквами. Символами, которыми в те далекие времена еще иногда пользовались, чтобы обмениваться информацией.
        Искин любезно перевел и озвучил слова. Написано было на русском. Странные непривычные символы складывались в не менее странную для этого места фразу:
        «Будьте счастливы, люди».
        notes
        Notes
        1
        Мыслю, следовательно, существую (лат.). - Здесь и далее примеч. автора.
        2
        Область наибольшей остроты зрения на сетчатке глаза человека и высших животных.
        3
        Депривация - частичное или полное прекращение внешнего воздействия на органы чувств.
        4
        Вегетативная нервная система отвечает за работу внутренних органов, сосудов и желез, в том числе и потовых. Действия вегетативной нервной системы не подконтрольны желанию человека.
        5
        Глаз лягушки может улавливать отдельные фотоны, поэтому интенсивность света для нее не имеет значения.
        6
        Фраза принадлежит братьям Стругацким.
        7
        Пространство между мембранами пре - и постсинаптической клетки, через которое должен попасть нейромедиатор. Выброс медиатора в синаптическую щель запускает каскад реакций, вызывающих появление потенциала в постсинаптической клетке и его передачу дальше.
        8
        Биологически активные химические вещества, посредством которых осуществляется передача электрического импульса с нервной клетки через синаптическое пространство между нейронами.
        9
        Радиолиния водорода соответствует длине волны 21 см. Поскольку водород - самый распространенный во Вселенной элемент, то длина волны в 21 см должна восприниматься разумными существами, знакомыми с излучением водорода, как некая константа. Поэтому можно искать сигнал иных разумных рас именно на этой длине волны. Кроме того, предполагается, что код, составленный на основе этой константы и переведенный на язык математики, также должен быть понятен всем разумным.
        10
        Из двух изображений, что видят глаза, мозг человека формирует одно. Это позволяет более точно определять расстояние до предметов, придает картинке объем. Однако это же свойство не позволяет людям разглядывать разными глазами одновременно два разных предмета, как, например, может делать хамелеон.
        11
        Педипальпы - лапы-челюсти у пауков. В данном случае - манипулятор робота, выполняющий схожую функцию, связанную преимущественно с захватом и тактильным изучением объекта.
        12
        Мелкие кровоподтеки, образовавшиеся в результате множественных разрывов капиллярных сосудов.
        13
        Малый эпилептический приступ. При нем человек внезапно как бы каменеет, замирает, зафиксировав взгляд в одной точке.
        14
        Лечение холодом.
        15
        Боязнь замкнутого пространства.
        16
        Осадочная порода, образованная известняками и доломитами. Создателями строматолитов являются бактерии, преимущественно сине-зеленые водоросли. Именно в строматолитах имеется возможность изучения древних прокариотов.
        17
        Строматолит с примесью кремнистых соединений.
        18
        Одноклеточные прокариоты отличаются от бактерий только лишь на молекулярном уровне.
        19
        Сложная геометрическая фигура, составленная из частей, каждая из которых является подобием фигуры в целом. Типичным примером фрактала является снежинка.
        20
        Участок ДНК, являющийся частью гена, но не несущий информации о последовательности аминокислот белка.
        21
        Не кодирующие аминокислоты триплеты ДНК.
        22
        Одноклеточные организмы, имеющие ядро. Прокариоты ядра не имеют.
        23
        Один из видов малых эпилептических приступов.
        24
        Deinococcus radiodurans способен выдерживать излучение силой до 10 000 грэй, смертельное и для других бактерий, и, конечно, для более сложных клеток высших организмов.
        25
        Зонд, изучающий тектонические изменения, возникающие в ответ на сильный удар, который, как правило, сам и наносит. Изучаемый объект при этом получает разрушения различной степени - в зависимости от объекта и замысла исследователя.
        26
        Позитронно-эмиссионная томография головного мозга. Позволяет провести функциональное исследование головного мозга на молекулярном уровне, включая изучение скорости метаболизма глюкозы в нервной ткани, активности утилизации кислорода, концентрации и функциональной активности различных рецепторов.
        27
        Серия следующих друг за другом эпилептических приступов. Характеризуется возникновением множественных хаотичных очагов активности по всей коре головного мозга.
        28
        Транскраниальный магнитный стимулятор. С помощью этого прибора можно изменять активность отдельных участков мозга.
        29
        Инструмент для приготовления очень тонких срезов фиксированной и не фиксированной биологической ткани толщиной 1 - 50 микрометров, а также небиологических образцов для микроскопии.
        30
        Прилежащее ядро - зона в головном мозге, производящая «биохимическое поощрение» и принимающая непосредственное участие в закреплении «правильного» действия. Известно как «центр удовольствия». Таламус - отдел головного мозга, у человека производит обработку информации, поступающей с органов чувств, и участвующий в процессе запоминания. Гипоталамус и гипофиз - отделы головного мозга, ответственные за эндокринную регуляцию организма. В гипоталамусе расположены центры жажды, голода, центры, регулирующие эмоции и поведение человека, сон и бодрствование, температуру тела и т. д.
        31
        Проприоцепция - это ощущение относительного положения частей тела и их движения, иными словами - ощущение своего тела.
        32
        Ноцицепция - восприятие воздействия любых повреждающих стимулов, то есть ощущение боли.
        33
        Самая древняя часть коры больших полушарий головного мозга млекопитающих.
        34
        Состояние квантового запутывания - квантовомеханическое явление, при котором квантовые состояния двух или большего числа объектов оказываются взаимозависимыми. Такая взаимозависимость сохраняется, даже если эти объекты разнесены в пространстве за пределы любых известных взаимодействий. При изменении состояния одного из объектов мгновенно изменяется и состояние запутанного с ним другого.
        35
        Соединительнотканная оболочка, покрывающая органы, сосуды, нервы и образующая футляры для мышц.
        36
        Амигдала - область мозга миндалевидной формы, расположенная внутри височной доли. В мозге два миндалевидных тела - по одному в каждом полушарии. Миндалевидные тела играют ключевую роль в формировании эмоций. Считается, что у людей и других животных эта подкорковая мозговая структура участвует в формировании как отрицательных (страх), так и положительных эмоций (удовольствие) и имеет непосредственное отношение к инстинкту самосохранения.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к