Сохранить .
Лунатик Олег Абазин
        Повесть: Мистика
        Аннотация: Один парень (простой обыватель, рабочий) сменил работу, устроился на завод. Но… завод этот оказался какой-то очень странный. Не наркотики ли он производит?..
        Олег Абазин
        Лунатик - Говорят, лунатиков нельзя окликать, когда они на "прогулке", не то они могут проснуться…
        - И упасть?..
        - …и упасть… Но они могут и не только это…
        - А почему они матерятся?…
        - Потому что злые на ВСЁ. Лучше попытаться их понять, чем задавать им всякие бестолковые вопросы…
        - …Так ты и есть ЛУНАТИК?!
        - Все мы живём под луной…
        - Точно! А земляне - под землёй!
        В.Ж.Солнцев "Лекарство от бессонницы"
        пролог СОЧИНЕНИЕ
0
        Случилось это в небольшом дачном посёлке, Спяново.
        Подвыпивший старичок поклёвывал носом и не замечал, как к нему подкрадывалась правнучка, Настенька.
        - Дедушка, - сняла с него дремоту семилетняя правнучка не совсем уместным вопросом, - а старики и дети, это одно и то же?
        - Одно, - отвечал ей тот. - Люди. - Он на любые её вопросы отвечал и никогда не делал своей внучке замечаний, если она, например, будила его среди ночи и задавала ему множество вопросов, на все из которых он знал ответы, как будто был марионеткой и эта правнучка дёргала его за ниточки, или какому-то несмышлёному ребёнку вся эта неестественная ситуация снилась в примитивном сне.
        - А кроме "люди"? - не отвязывалась от него правнучка.
        Старику задали очень непростой вопрос и ему надо было как-то выкручиваться, не отвечать банальные вещи - правнучка, насколько он знал её характер, не переносила, когда взрослые люди воспринимали её как бестолковое-тупоголовое дитя, и никому ещё не спускала с рук подобные "оскорбления". Но ответ старик нашёл очень быстро:
        - А хочешь, я тебе историю одну расскажу?
        - Опять сказку?! Дедушка, я тебе вопрос задала.
        - Расскажу историю языком одной семилетней девочки, - пояснил он. - Хочешь?
        - Как это? - не поняла она.
        - А увидишь, как, - хитро прищурился старик. - Увидишь, услышишь и узнаешь, чем старик со старухой отличаются от своих правнуков… Называется эта история, "ЛУНАТИК"…
        - Ну-ка-ну-ка-ну-ка! - заинтриговало её название так, что она уже готова была слушать эту историю, даже если конца её не станет; слушать с таким же удовольствием, с каким её младшая сестра любила засыпать под дедушкины "колыбельные" сказки; - сказки подвыпившего, засыпающего прадедушки…

1 - Как здоровье? - не с того ни с сего спросил вдруг Николай Анжелу.
        - Нормально, - пожала та плечами.
        - Нормально?! - У него глаза чуть на свет божий не вылезли из орбит.
        - А что тут такого?.. - удивилась Анжела… Но вдруг!.. до неё всё дошло!..
        - Она же у тебя… с ума сползает, - как можно откровеннее констатировал он факт.
        - Ты о матери! - произнесла она всё, что до неё дошло. - Здоровье…слегка… - она как будто специально растягивала, -…ухудшилось… Если "слегка" не мягко сказано.
        - Она видит будущее, - объяснила Анжела мужу. - Причём весьма ясно.
        - Ты что, хочешь сказать… - закряхтел он.
        - Да. - Она была необыкновенно хладнокровна.
        - В неё как будто вселился тот карлик, - продолжила она после небольшой но жутковатой паузы. - Сегодня, например, она школу нашу увидела… И именно тот класс, которым я руковожу…
        - Ты знаешь, - перебил вдруг он её. - Извини, что перебиваю, но я сделал кое-какие выводы… Ты знаешь когда у неё это началось?.. Сразу после взрыва… Когда КЛАДБИЩЕ взорвалось… Ведь именно в ту ночь тебе приснился кошмар… И на следующее утро к тебе в класс поступил тот новичок…
        - Да? Ты точно всё рассчитал? - спросила она так, будто, если он неточно рассчитает - ошибётся хоть на миллиграмм, - наступит ВРЕМЯ НЕЧТО, которое наверняка страшнее ВСЕГО, что страшнее смерти.
        - Как постарался. Ну ладно, продолжай: что там она ещё видела.
        - Грызолова, - ответила Анжела таким тоном, каким описывают что-то неприятное и до того отвратительное, что рвать охота… Потому что Грызолов, это не прозвище, не имя, не фамилия и не отчество… это…
        И Анжела ещё КОЕ-ЧТО рассказала своему супругу…

…А откуда-то издалека (хотя, это было не очень далеко… какой-то обман зрения) за ними наблюдало Солнце…
        В данный момент Солнце находилось только в будущем…
        Следующим утром Анжела как всегда удобно расположилась за своим преподавательским столом и наблюдала за тем как её третьеклашки строчили очередную контрольную - не списал бы кто у кого, сочинение ведь!, а ей так не хотелось, чтоб несколько сочинений подряд выглядели как её полугодовалые близнецы - друг на друга как две капли водки…
        Весь класс потел над сочинением… если не обращать внимание на внезапно побледневшего новичка. Он весь был сконцентрирован, прямо от бездонной глубины мыслей до самого мозга костей. Полностью сосредоточен: он не впускал в себя сон; он как будто видел как тот витает где-то неподалёку в воздухе, наполняющем этот просторный кабинет русского и литературы. Но сон плыл на него как та сверкающая дымка, что залетела однажды прямо на глазах этого новичка в рейсовый пассажирский автобус (после этого автобус никто не видел, осталась только дымка) как всегда переполненный час-пиковыми пассажирами…
        Анжела тоже была погружена в мысли. Из головы её никак не мог вылететь убитый карлик (убитый Грызоловом). Она и не сомневалась, что всё только начинается… она только не догадывалась, что именно начинается. А оно, как рычал карлик после того как его не стало, намного страшнее и опаснее самого УЖАСНОГО…
        "Хреново, что не сейчас будущий папик Кидова трахнет его будущую мамашу", - прочитают позже в тетради новичка. Это всё, что он наобум успел нацарапать, перед тем как побледнел. Единственная только странность: почерк был не новичка… Позже Анжела присмотрится к почерку внимательнее и узнает почерк собственной матери… (всё почти как в современных слезоточивых телесериалах)
        - Держите меня!!! - вдруг взвизгнул новичок… - Я… я…
        Боже!, он весь позеленел! Теперь это был не тот бледный мальчик (только что умерший… но всё ещё живой). Это был ЗЕЛЁНЫЙ ЧЕЛОВЕК… !чёрте-что!
        - Подержите меня, - передразнил он сам себя не своим голосом (голос как будто доносился откуда-то глубоко из-под земли - из преисподней). - Подержите меня за хуй!.. Да не руками, ёб вашу богомать!
        Скорее всего, это был ярко-зелёный мальчик (новичок)… И он становился всё ярче и ярче… Он даже начинал светиться…
        - Не будите спящую СОБАКУ! - ревел этот сверкающий мальчуган, поднимаясь с места и шагая прямо по стенам, по потолку; он искал окно, чтоб вырваться на волю; он словно в какой-то мере был слепым. Но слепым он был только в какой-то мере… На самом деле он был СМОТРЯЩЕЙ СОБАКОЙ.
        Буквально через несколько минут вокруг школы собрался чуть ли не весь посёлок. Судя по тому, какие звуки издавала СМОТРЯЩАЯ СОБАКА, не грех был бы, соберись хоть полмира.
        Все стояли абсолютно неподвижно… Кто-то что-то шептал, кто-то бормотал нечто нечленораздельное и пугающее человеческий слух. Остальные молчали; зрачков у них не было с тех пор, как СОБАКА, прямо с крыши этого школьного старинного здания собрала их вокруг себя (но, несмотря ни на что, СОБАКА торчала в их глазах).
        Но… кто-то заорал так, словно стал зрителем какого-нибудь наикошмарнейшего сна. И проснулся от собственного крика.
        - Эй, пацан! - заорал он тогда СОБАКЕ, - слазь с крыши! По гребню нельзя ходить - сорвёшься. Ты слышишь меня?
        - Что? - как-то неуверенно и даже перепугано произнесла собака… Это была уже не собака. Это был новичок… Обыкновенный новичок. Он проснулся… И полетел…
        Неподалёку от школы торчал из земли двухметровый шест (его словно вовсе не было… он как будто только что вырос…) и этот летающий новичок попал прямо на него, самым теменем…
        Всё это наблюдал только тот, кто его окликнул (нарушивший Великий Закон СОМНАМБУЛИЗМА; прикоснувшийся… "запятнавший" ЛУНАТИЗМ).
        В глазах же остальных СМОТРЯЩАЯ СОБАКА летала… летала… летала…

2
        Ни один ясновидящий, вроде Мишеля Нострдамуса, будущее не созидает силой своей мысли, а только лишь предполагает возможность, изменить течение которой иногда очень трудно. Будущее, это такой же абсурд, как и прошлое; реально только лишь бесконечное "сегодня", да и то, это название (ВСЁ состоит из названий). Но не каждая вещь имеет название; например, сочинение Светы Бесфамильной - длинная повесть, которую она удивительным образом успела накропать в течение урока литературы (она тогда, как и новичок, уснула, но рука её выводила на листах общей тетради какие-то буквы),- названия не имела, начиналась с нулевой главы (зато все до единой главы имели названия)… И, может быть, правильно то, что повесть эту никто в глаза так и не увидел. Может быть, сон только потому и не сбывается, если его никому не рассказывать.
        нулевая глава УБИТЬ!!!
        Опять Кидову приснился неприятный сон… Иногда ему сны вообще не снятся, а иногда…
        Пробудил его собственный крик.
        Как плохо, - размышлял иногда Кидов, - что сны не сбываются! Некоторые из его снов даже не запоминались. Но почти во всех он всё мог. ВСЁ МОГ. В отличие от реальности, во сне он не был неудачником. Только последний сон его расстроил. И проснувшись, он долго вспоминал этот сон, хоть и в голову ему ничего не приходило, кроме какого-то гигантского взрыва (взрыв доносится откуда-то глубоко из-под земли; он разносит всё на своём пути). Это его сильно напугало, поскольку он ясно видел, как земля разрывается на части прямо на его глазах… Весь земной шар.
        Но он так ничего и не вспомнил.
        Было и то, что ОСОБО его беспокоило: Бывало, что просыпался он далеко не там, где засыпал.
        Знал Кидов только одно, что ему надо было поработать над своим "миром сновидений"… Пока в его внутренний мир не забрался какой-нибудь бабайка из далёкого-далёкого детства, выползающий из темноты…
        Да, он не помнил, что ему снилось. Но что-то же ему должно было сниться…
        Перед своим последним Большим Отъездом, он спал ровно семь с половиной часов; ему необходимо было выспаться как следует…

…И вот он попал в мир своего очередного сна…
        Он шёл. Он то быстро шёл, то прыгал - высоко прыгал… или вообще летел куда-то… Пока он и сам не мог понять, что с ним происходит в этом сновидении. Он слышал какие-то голоса; много голосов; возможно, это были призраки всех голосов, что он услышал в течение всего предыдущего дня. Но, как ни странно, все эти голоса почему-то сливались в один ОБЩИЙ… И, спустя некоторое время, он уже мог вполне отчётливо слышать этот ОБЩИЙ голос…
        - Ты можешь, - говорил ОН, - ты всё можешь! Ты даже не представляешь, ЧТО ты можешь!!
        - А ты кто? - вырвалось вдруг у спящего Кидова.
        - Я повелитель твоих снов.
        Ага! Повелитель сна. Именно так называется 4-й фильм сериала "Кошмар на ул. Вязов"…
        - А что я МОГУ? - продолжал Кидов.
        - Ты можешь… УБИТЬ!!! - Внезапно голос Повелителя изменился - стал каким-то визгливым и зловещим, что и не разобрать было, убить или л ю б и т ь. - УУУБИИИИИ…
        И Кидов проснулся с таким воплем.
        Может это и не выглядело бы страшным, но Кидова оно напугало.
        первая глава WATER CLOSET
1
        На Кидова перемена обстановки влияла положительно. Не зря ведь он переехал в другой город и некогда осточертевшую автобазу сменил на самый огромный в мире завод.
        Утром, вместо собственного вопля, его разбудил новенький будильник. И он тут же зашагал в сторону ванной…
        Завод был, можно сказать, роскошный. Так что Кидов даже не обращал внимание на витающую по воздуху пыль (она словно была неким перевоплощением-оборотнем; словно так и норовила впиться в глазницы и насытиться ими вдоволь) (сам он отдавал предпочтение свежему воздуху), а наслаждался этой изменившейся обстановкой… которую очень скоро наверняка придётся изменить ещё раз… Но до этого в его жизни кое-что должно произойти…
        Вот это здорово! - размышлял Кидов, наслаждаясь обстановкой. - Здесь хоть более-менее, а то… на той автобазе… - его аж скривило всего от отвращения.
        Вообще-то, он мечтал совсем о другом; ему хотелось, чтоб его монотонная жизнь так изменилась… чтоб глаза на лоб полезли не только у него.
        Ему хотелось настоящих приключений… с опасностями. Но…
        Он проходил мимо заколоченной несколькими досками двери с надписью WATER CLOSET… от неё пахло очень отвратительно… Такое впечатление, будто эта замурованная дверь ведёт в крематорий… если не на тот свет. Но зловоние шло от неё ещё более впечатляющее, чем Кидов мог бы вообразить.
        Ему ещё никогда не доводилось сталкиваться с таким англоязычным словосочетанием, как WATER CLOSET… но так или иначе, зловоние, доносящееся оттуда, не годится под стельку даже самому запущенному и самому отвратительному "ватерклозету".
        Но… пять-шесть минут спустя, Кидова захлестнула атмосфера рабочего коллектива, и таинственная заколоченная дверь как будто ушла в далёкую и бесконечную историю.

2
        Вход на территорию завода мог производиться исключительно через проходную (равно как и выход). Завод был секретный, поэтому всюду располагалась охрана - любой вохровец мог остановить любого рабочего и проверить наличие пропуска. Желающий проникнуть на эту территорию через ограждения (хотя ограждения были не очень доступны), мог быть навечно остановлен зарядом карабина… Тем же самым зарядом вохровец остановит и того, кто в неположенном месте вздумает покинуть эту зловещую территорию. Кидова даже немного ужасала надпись на заводском заборе, НЕ ВЛЕЗАЙ-УБЬЁТ! Раньше забор этот находился под напряжением. Нынче же эту полуистёртую временем надпись заменяла более свежая: СТРЕЛЯЮТ БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ!, и всё.
        Стоит этакий гигант на возвышенности, как какой-то неземной, громадный замок (его широкая полукилометровая труба, возвышающаяся над всем этим сверхъестеством, явно смахивала на какую-нибудь башню). Уж не Гуливеры ли работали там раньше?- нередко подумывалось Кидову. И над чем - конкретно - завод этот работает, не понял бы даже сам Господь Бог.
        Сам Кидов ещё не был в курсе, но слух идёт о… жуткой истории этого завода. Не каждый, правда, знает эту страшную и таинственную историю. Но те, кто знает… Их, как будто, нет вообще. Так что никто не знает… ничего не знает. Но история хранится. В мозгу. Такая страшная эта тайна…

3
        Кидов был холост благодаря лишь одному обстоятельству: он очень многое - почти всё - любил оставлять на потом. Так он дожил до 25 лет.
        После работы он возвращался домой, где его ждала мама. И с годами у него выработалось такое чувство, будто он всё сильнее и сильнее начинает смахивать на какого-нибудь "домашнего ребёнка", а выглядеть таким ему не хотелось больше, чем выглядеть, например, каким-нибудь сумасшедшим - лунатиком. И потому, возвращаясь с работы, он быстренько ужинал - подкреплялся - и улепётывал на улицу. Возвращался не раньше полуночи. Тусоваться с местной молодёжью или попытаться завоевать сердце какой-нибудь барышни, ему не позволяло малодушие, поэтому всё, чем он занимался с вечера до полуночи, было ходьбой - бессмысленным убиванием времени, хоть процедура эта ему и приносила некоторое удовольствие, позволяя уединиться и выкинуть из головы разнообразные помыслы ужасно одинокого юноши с потной ладошкой. Длительные прогулки давали ему крепкий и короткий сон, так что в пять утра он уже запросто мог просыпаться и не чувствовать себя невыспавшимся. Но…

…Дело в том, что сегодня он вернулся домой ровно в 23.47, и тут же, не раздеваясь, нырнул в свою роскошную двухместную постель. Этим вечером он немного переутомился.
        Сон, который начался в 23.49, начался неплохо. Кидову снился его новый город; завод. Во сне он бродил по всему заводу - по его бесконечным лабиринтам. Всё-таки, что ни говори, а когда ходишь, чувствуешь себя гораздо эффективнее, чем когда сидишь в каптёрке заторможенным новичком, несущим на своих сильных плечах тяжёлый крест "несвоей тарелки". Он словно получил освобождение от работы и решил прогуляться по некоторым из незнакомых - и даже таинственных - мест. И вот он забрался в самую глубь. Это был тупик. Но… - если не обращать внимания на одну серую дверцу.
        WATER CLOSET, прочитал он на ней до боли знакомое. И выше - М\Ж. Кое-что до него дошло, но он не придал этому особого внимания, так как и без знания английского языка известно было, чем попахивало из этого М\Ж WATER CLOSET. Но… ему почему-то подумалось, что оттуда доносится труппный запах…
        Он не стал заходить в эту дверь, а резко повернул назад и пошёл как ни в чём не бывало… Хотя, остановился… Ему вдруг послышались какие-то странные звуки из этого ВАТЕР КЛОЗЕТА (не те странные, что как обычно издаёт всяк; нет не малейшей схожести с теми звуками человеческого организма)… Его как будто кто-то (что-то) звал…
        Он побежал. Слава богу, что рядом никого не было… Но прибежал он в тупик, к сероватой двери М\Ж WATER CLOSET Она двигалась… она словно дышала.
        Кидова пробудил собственный крик.
        Было полвосьмого: Завтракать некогда, если не хочешь опоздать на работу.

4
        Насколько себя знал Кидов, то когда он куда-нибудь попадал и его в этом месте (куда он попадал) всё устраивало - всё до идеальности,- обязательно находилась какая-нибудь вещь, которую в этой абсолютной идеальности не грешно было бы назвать "совершенно лишняя". Пословица, "в семье не без урода", была законом жизни (законом подлости) Кидова, и, как он сам считал, к его адресу она отношения никакого не имела, только относилась исключительно к окружающим. Итак, "урод" нашёлся и на этом новом заводе. Кидова всё устраивало - от всего завода (вместе взятого) до самой наимельчайшей пылинки; но нашлось некое творение, занимающее место в этой абсолютности, которое (творение) взбесило Кидова с самого первого взгляда. Это был бригадир того рабочего коллектива, куда Кидов был направлен…
        - Чё ты копаешься как замороженный! - орал на него бригадир. - Быстрее можешь двигаться?! - орал он на всех и вся, как только находил повод, а повод ему найти было не сложнее чем два пальца… Это был здоровенный и горластый парень атлетического телосложения.
        Кидов старался двигаться как можно грациознее, но ничего не выходило. И…
        - Чё ты, в натуре, как кисель! - наслаждался тот этой новой жертвой.
        - Сам ты как-кисель, - буркнул под нос Кидов.
        - В темпе надо двигаться, - игнорировал тот реакцию Кидова, - амором! А то заснёшь на ходу.
        - Да успокойся ты…
        - Веселее надо! Медленный, блин… - Но он прервался и отошёл в сторону - его позвали.
        Слава богу, через шесть минут все начали собираться на обед. Но для Кидова эти 6 минут были дольше вечности - он смотрел на свои ручные часы через каждые шесть секунд: ждал, "ну когда же они закончатся!"
        Кидов уже пообедал, и собрался было выйти, свежим воздухом подышать, как один из его знакомых появился перед ним совершенно неожиданно.
        - Закон Архимеда учил? - произнёс ему знакомый.
        - Чего? - не понял Кидов.
        - Знаешь, что по этому закону после обеда полагается? - уточнил тот.
        Кидов всё равно ничего не понял.
        - Как перевести с английского WATER CLOSET? - произнёс тогда знакомый.
        Кидов чуть не побелел от неожиданности… Его охватил какой-то мистический ужас. Но он вовремя опомнился и отреагировал:
        - На китайский? - отшутился он.
        - Хочешь прикол один покажу? - предложил знакомый.
        - Один? - произнёс Кидов с этакой театральной недоверчивостью.
        - Да не бойся, - улыбнулся тот. - Пошли.
        - Да я и не боюсь, - отпарировал Кидов. - Просто сейчас ходить неохота.
        - Значит КЛОЗЕТ для тебя так и останется КЛОУЗЕТОМ, - резюмировал он и двинулся от этого Кидова так, словно только что понял, будто человек этот ему абсолютно незнаком.
        - Чё ты сказал? - сделал Кидов вид, что не расслышал.
        - И никогда не узнаешь, - игнорировал он этого новичка. - Ну чё, пойдёшь?
        - Ладно, - слегка усмехнулся новичок, - пошли сходим в твой прикол.
        вторая глава ЛИФТ
        Завод был действительно огромен. Необыкновенно огромен. Может даже и сверхъестественно необъятен. Кидов об этом ещё как-то не думал… То, что он видел этот завод со стороны, ещё ни о чём не говорило; когда-то он где-то читал, что бывают такие НЛО, внутри которых оказывалось намного обширнее (НАМНОГО), чем сами по себе выглядели снаружи. И, то ли завод этот чем-то внутренним смахивал на одно из таких НЛО, то ли это просто был какой-то сумасшедший обман зрения…
        Слава богу, что Кидов обо всём этом ещё не размышлял… Он всего лишь шагал за своим знакомым как любопытный ребёнок, осматриваясь по сторонам и даже не подумывая хотя бы попытаться запоминать дорогу (или делать какие-нибудь "следы"), чтоб потом при возможности возвратиться назад. Он долго шагал и наконец не выдержал:
        - Далеко ещё идти?
        - Нет, - коротко бросил тот каким-то приглушённым голосом.
        - Уже почти пришли? - усмехнулся Кидов. - Да?
        - Без почти.
        Кидов хотел ещё что-то сказать, но они подошли к какой-то замысловатой двери… Хотя Кидов потом понял, что это лифт, когда дверь открылась и две створки автоматически раздвинулись в противоположные стороны.
        Наконец-то Кидову надоел этот "прикол" знакомого.
        - Это и есть твой WATER CLOSET? - Из лифта попахивало мочой.
        Тот усмехнулся: - Ты даже не представляешь себе, что такое WATER CLOSET… и как он из себя выглядит.
        - Ну ясно: сортир без очков, это не сортир. Это лифт.
        Но двери лифта закрылись… И всё вокруг странно дёрнулось…
        - Мы что, в лифте? - опомнился Кидов, когда осмотрелся и ничего кроме четырёх фанерных стен не обнаружил (если не обращать внимания на две намертво замкнутые створки… и на этого замысловатого знакомого). Он действительно не заметил, как оказался в лифте. Какой-то чёртов фокус-покус!
        - Нет, - ответил ему знакомый, - мы в гробу, двухместном.
        Но Кидову непонятно было, едет ли лифт вверх или вниз, вперёд или назад, влево или вправо; лифт только странно трясся, но куда-то ехал… Хотя Кидов был уверен, что скоро лифт трястись перестанет - замрёт навечно… Но что случится, если он приедет?.. Выйдут ли они в другое измерение?.. Или время, в которое они приедут, будет значительно (ЗНАЧИТЕЛЬНО) изменено?.. - А почему ты именно на этот завод решил устроиться? - спросил вдруг знакомый Кидова, пока лифт содрогался всё сильнее и сильнее.
        - Ты так спрашиваешь, - заметил ему Кидов, - как будто завод этот вроде как опасный.
        - Тебя он наверно как-то привлёк? - спрашивал тот о заводе.
        - А почему ты спрашиваешь?
        - Интересно. - Он был откровенен. - Просто завод этот не только тебя одного привлёк. Все, кто здесь работает, работает здесь не просто так.
        - Почему не просто так? - Деньги вовремя платят?
        - Да ты не понял! - старался объяснить ему тот. - Я тебе хочу сказать, что завод этот заманивает. Понимаешь? И тебе теперь не покинуть его. Никак.
        Кидов молчал. Ему вдруг захотелось послушать, что этот парень ему наговорит.
        - Ты, кстати, знаешь, отчего брошюрка по технике-безопасности такая толстая? - продолжал парень.
        - Страниц много потому что.
        - Потому что в ней очень много описывается предосторожностей от серьёзных несчастных случаев.
        Вдруг Кидов заинтересовался: - А что, их так много?
        - Случаев, что ли?… Смертельных. Много.
        - Ты видел хоть один?
        - Видел.
        - Ну и?…
        - Я много смертей видел, - хладнокровно проговорил тот.
        Кидов всё сильнее и сильнее начинал понимать, что над ним издеваются.
        - Парень один не удержался, - говорил тот, - и упал со стропил.
        - Отличная смерть! - восхищённо отреагировал Кидов. - А теперь ещё одну расскажи. - В тоне его незаметно появился оттенок сарказма.
        Лифт в это время остановился.
        - Ты наверно думаешь, что тебя тут прикалывают или что-то такое? - произнёс парень, игнорируя то, что лифт наконец-таки замер.
        - Наверно… А чё лифт остановился?!
        - Зря ты так думаешь, - продолжал тот, несмотря ни на что. - Смерти, что случаются на этом заводе, не стоят того, чтоб о них так думали. Эти смерти…
        - Э!! Мы чё, застряли?! - запаниковал Кидов.
        - Может быть. - Его знакомый был как будто самим хладнокровием.
        - Что значит "может быть"!! - И он начал колотить по дверям лифта как полоумный.
        Тот же, как не в чём ни бывало, продолжал:
        - Ты спросишь, почему эти смерти не стоят того, чтоб о них так думали. И я отвечу: они излишне ужасны… Некоторые даже кошмарны. И лучше тебе их не видеть. Но чтоб тебе не видеть их, тебе следует лелеять мечту небесного цвета - увидеть хотя бы одну. У нас здесь всё так: "нихрена не добьёшься ничего, о чём мечтаешь, но обязательно получишь только то, чего боишься". А чего боится простой смертный, кроме всего, чего можно бояться?… Смерти! Смерти он боится. Вот Госпожа Смерть и разгуливает по нашему заводу и правит бал.
        третья глава ЗАБЛУДИВШИЙСЯ
1
        Прежде чем двери открываются, лифт должен постоять некоторое время (так он устроен, или же его так устроили его же пассажиры…). И Кидов вылетел из него быстрее пули, лишь только двери открылись… Он бежал, куда глаза глядят, а глаза уже не глядели - летающая пыль мешала. Только далеко ли он убежит? Завод-то внутри гораздо огромнее чем снаружи.

2
        Спустя некоторое время:
        "Вот ведь чёрт! - размышлял он, когда силы его кончились, ноги загудели от долгой ходьбы, а голова раскалывалась, - теперь я пропавший без вести. - Он даже представил себе, что напишут по этому поводу в газете, "Кидов Алексей Васильевич, 1969 г.р., 26.04.95 около восьми утра ушёл на работу и не вернулся. Граждан, имеющих какие-либо сведения о пропавшем, просим обратиться в любое отделение милиции или позвонить по 02. Особые приметы пропавшего…" - Такое объявленьице… И с нарядом и с собаками - по всем лабиринтам этого сверхъестественного завода. И найдут?.. Хрен там! - Мне кажется, что я потихоньку становлюсь невидимым (ещё бы, от такой изнурительной ходьбы и не стать!..). Так что постепенно объявление "о пропавшем" уйдёт в историю; начнётся и быстренько закончится 21 век. А я…"
        - Боже ты мой! - опомнился он. - Что за херню я молочу! - И дальше опять не вслух: "Всё-таки, я думаю, милиция будет меня разыскив… Хотя вряд ли по этому поводу можно будет обратиться в любое ОВД (если кто узнает о месте нахождения этого пропавшего). Так они кубарем и бросятся все меня искать! Какое-нибудь определённое отделение займётся, остальные будут пописывать с последнего этажа. Так что…"
        - Ты чё! - донёсся откуда-то издалека до боли знакомый голос. - Ты понимаешь, что ты делаешь?!…

3
        Минут за 47 до этого у Кидова в голове пронеслись вот какие мысли: "Эта дорога ведёт на тот свет… - чуть ли не шептал он, сильно запыхавшись. - Нельзя дальше идти… Надо сесть и отдохнуть… Но куда? - Насколько себя знал Кидов, то он был страстным любителем прогулок пешком и в любом темпе мог идти не останавливаясь хоть двое суток подряд. Но что с ним происходило во время этого "небольшого" блуждания по лабиринтам завода?! Он измотался так, будто всё это время не ходил, а убегал от какой-то своры бешенных собак… Может какие-нибудь химические заводские "испарения" подействовали на него?…
        Всё вокруг было покрыто толстыми слоями пыли; он словно находился уже где-то в будущем, на заброшенном заводе; заводе, по которому всё ещё бродят монстры (именно из-за этих, пришедших "ниоткуда" чудовищ, несколько лет назад закрыли завод…). Но это только предположения… На самом же деле Кидов чувствовал совсем другое… Всё ближе и ближе…
        (он не слышал шагов… Его сердце чувствовало, как ОНО приближается. Чувство это всё сильнее и сильнее охватывало его сердце…)

…как на него надвигается некое зловещее и страшное существо в человеческом обличье…
        А может это ПОВЕЛИТЕЛЬ моих снов?! - кинулась вдруг мысль в голову Кидову, перед тем как он собрался быстренько подскочить и, либо приготовиться к атаке, либо продолжить свой бесконечный путь, но уже бегом.
        Какой, на хрен, ПОВЕЛИТЕЛЬ?! - тут же одёрнул он себя. - Я ж, по-моему, не сплю…
…Но он всё-таки продолжил путь… (путь в никуда)
        И продолжалось всё это не меньше получаса…

4 - Ты понимаешь, что ты делаешь?! - расслышал Кидов голос издалека.
        Это был бригадир. Глаза (бешенного собаки) бригадира были уже почти на лбу, когда он совершенно неожиданно увидел здесь этого рохлю-новичка.
        - Понимаю-понимаю. - И Кидов как будто действительно понимал.
        - Ты где должен быть!, ёб твою мать!…
        - Тихо ты! - шикнул на него Кидов. - За это статья есть.
        - Чего? - не понял тот.
        - За мать.
        - Ты чё порешь, дурик? - усмехнулся тот.
        - А ты не знал, что за кровосмешение статья есть?
        - Какая статья, родный? - Бригадир уже расслабился. Ты чё городишь?
        - Ну ты ж сам только что сказал, - напомнил ему Кидов, - что ты ёб твою мать.
        - Ты не умничай, а подумай лучше, как отмазываться будешь. На тебя ж уже приказ составляют.
        - Какой приказ?
        - Ты, вообще, идиот?!
        - А ты, вообще, начальник? - парировал Кидов. - Откуда тебе о приказах знать?
        - Тебя больше трёх часов не было! - произнёс ему бригадир как сумасшедшему.
        - Объяснительную напиш…
        - …ты её щас мне - и не напишешь, а расскажешь.
        - А ты сам не видишь, что я заблудился?
        - А какого хера ты залез сюда?
        - Понимаешь, - постарался Кидов объяснить ему причину как можно мягче, и чтоб при этом выглядеть как можно проще, - я не сам сюда залез.
        - Тобой что ли залезли?
        - Поумничай!

5
        Закончилось всё тем, что бригадир отвёл его в бригаду и вскоре все разошлись по домам, и никто (ни мастер ни начальник, которого, кстати, сам Кидов даже в глаза ещё не видел) ни словом не обмолвились о его четырёх часовой отлучке.
        Может тот знакомый действительно был прав, и из завода в самом деле невозможно вырваться. И его не уволят - не по собственному желанию, ни - тем более - по статье (33). Тогда-то Кидову и стало интересно, что будет, если он перестанет ходить на работу… придут ли прямо к нему домой какие-нибудь "существа" и заберут ли его…
        Но понял он и другое: не всё так хорошо как кажется - если нашлась одна неприятность (бригадир-"застревающая в горле кость"), то найдутся и остальные; перед тем, как Кидову довелось покинуть территорию завода, на него взглянул какой-то незнакомый тип; взглянул очень зловеще; у Кидова в результате аж чуть сердце в пятки не ушло, когда глаза их встретились…
        Неужели это и есть то страшное и зловещее существо, которое я сегодня почувствовал, когда заблудился? - усмехнулся позже Кидов. - Или… это только намёк?.. Намёк на настоящее жуткое СУЩЕСТВО…
        четвёртая глава ВОНЬ
        Этим вечером он, почему-то, никуда не пошёл - остался дома, смотреть телевизор - начиналась его любимая телепередача.
        Дома было ужасно скучно. Чего-то не хватало. И он знал, чего: Его тянуло на завод. Он не мог удержаться. Как конченный наркоман. И он стал одеваться.
        Опять весь вечер прогулял наедине с самим собой, потому что на территорию завода его не пускали.
        Уснул он с приогромным трудом. Его даже кошмары не мучили; не приснилось ни единого сна… Только всё время какая-то вонь… Жуткая вонь!…
        Кидов подскочил, как будто крик сквозь сон его опять пробудил ото сна… Но это было кое-что другое…
        ВОНЯЛО.
        По всей комнате Кидова витало какое-то газообразное вещество. Оно имело призрачно-зеленоватый оттенок. И ВОНЬ. Страшная вонь. Как будто где-то за горизонтом разлагалось какое-нибудь гигантское исчадие, выползшее откуда-то из-под земли…
        (из другого измерения)
        Стрелки часов указывали на полседьмого. Самое время собираться на работу, если ты собрался идти пешком. И Кидову терять было нечего. В этой комнате-крематории оставаться он не намерен был даже под дулом пистолета (заряженного, разумеется).
        На улице уже здорово рассветало, потому отчётливо было видно то же газообразное вещество, что распространялось и по комнате Кидова; оно откуда-то тянулось бесконечным потоком. Вообще, с той стороны располагался завод Кидова…
        Он ускорил шаг.
        Его терзали догадки, предположения… Но бесконечный поток ВОНЮЧЕГО воздуха тёк именно от завода…
        - Тебя обмануло время, - раздался вдруг за его спиной какой-то кошмарненький визгливый голосок.
        - Чего?… - И сразу как Кидов обернулся, единственная мысль пронзила ему всю голову, "лицо очень знакомое…" Это была мысль до чёртиков перепуганного человека.
        - Чё ты чевокаешь! - завизжало на него это "очень знакомое лицо" своим кошмарненьким голоском. - Ты чё после работы вчера на меня так вылупился?!
        Этот парень был явно с неустойчивой психикой. Но… это был тот самый - незнакомый тип, что прошлым вечером взглянул на него очень зловеще…
        - Чего ты сказал? - переспросил его Кидов, когда пришёл в норму после такого неожиданного воспоминания того, как сердце его вчера вечером собралось уходить в пятки.
        - Ты хреново слышишь или ты не понял?
        - Да нет. До этого ты что сказал?
        - Что было "до этого", мы разберём после "этого".
        - Ну разбирай, - пожал Кидов плечами.
        - С тобой разберём, - пояснил тот. По отношению к Кидову тип этот был настроен излишне жёстко и требовал, чтоб тот ответил ему на его второй вопрос.
        - Ты знаешь, - улыбнулся Кидов, - у меня нет желания "разбирать" что-либо с тобой. А то жена меня уже наверно заждалась.
        Тот же на это как-то странно засмеялся. И пошёл по направлению к заводу. Но произнёс. - Если тебя не заждалась дома жена твоего папы…
        - А ну стой! - крикнул ему Кидов приказным голосом.
        - Стою, - проговорил тот с трудом, сквозь смех. Он не мог успокоиться.
        - Чё ты ржёшь, придурок?!
        - Ты меня насмешил сильно, мальчик.
        - Какой мальчик? - заорал на него Кидов как на сумасшедшего. - Чё ты городишь? У тебя чё, крыша поплыла?
        - А разве ты не мальчик? - Тот перестал смеяться, но в тоне остался сарказм.
        - Слушай, - не выдержал Кидов, - пошёл ты на хер, придурок. - И двинулся другой дорогой (но тоже ведущей к заводу).
        - Жена! - смеялся тот. - Нафига мальчику же-на! И нахрена же-не маль-чик?… Хотя… Всё зависит от возраста жены… и возраста мальчика…
        - А время-то тебя обмануло! - перебил этот тип сам себя, максимально повысив голос.
        И уже исчезающий за углом Кидов вдруг остановился…
        - Чё ты сказал?! - спросил он его как можно резче, после того как вернулся назад и подошёл к типу очень близко.
        - Чё слышал.
        - Какое время, дурак?
        Действительно, времён во вселенной очень много, так что пришлось объяснить ему поконкретнее:
        - Я имею в виду, часы тебя наебали. И ещё кое-что.
        - Ты сам понял, чё сказал?
        - Посмотри на небо, мальчик, - произнёс он хладнокровно.
        Кидов хотел дать ответ, но… почему-то непроизвольно перевёл взгляд от худосочной физиономии этого типа на небо…

…как будто его хлопнули по голове чем-то увесистым… На фоне ночного неба, всё также, не останавливаясь, плыл бесконечный поток всё той же светящейся ВОНИ.
        - Э! А почему темно? - Не понял Кидов.
        - По качану. Я ж тебе ещё до этого сказал, когда мы встретились. Не помнишь?
        - Да? - пусто переспросил Кидов. Из этой ситуации ему наскоро надо было найти выход - не привык некоторое время находиться в положение главного героя фильма ужасов (только не в роли какого-нибудь страшилища). - А чё ты там про "кое-что" говорил?
        - Про второе время.
        - Про небо, что ли? Ясно. Ну и чё ты ещё мне скажешь?
        - Я много чего могу сказать…
        - Я знаю, - перебил его Кидов. - Много и бессмысленно. Но ты к делу давай…
        - К телу давать тебе будет жена… прокурора. - Видимо, он не любил, когда его перебивают.
        - Ну ладно, - попытался остепенить его Кидов, - продолжай.
        - Я тебе говорю, что сказать могу МНОГО, но ещё больше ты можешь узнать сам. Врубаешься? Это намного интереснее, чем верить на слово.
        - ВНО-ГО, это растяжимое понятие. Так сколько много я сам могу узнать?… Кстати, "очень много", это ещё растяжимее понятие.
        - Ладно, парень, - сказал на это тип, уходя, - устал я с тобой беседовать, поговоришь с другими.
        - Не, ну ты договорил бы, раз начал. - Тон Кидова предупреждал этого высоковатого но сильно сухощавого типа, "остановись по-хорошему!"
        - Устал я от тебя, - не оборачивался тот.
        - Ну задержись на минутку, - последовал за ним Кидов.
        - А если наоборот? - Тот остановился.
        - Ты тут мне такого наговорил, - подходил к нему Кидов, - что у меня просто уши сворачиваются, а сейчас куда-то собрался…
        - А ты против?
        Вообще, Кидов был крепкого телосложения, но рост его не соответствовал росту этого человека… А телосложение человека этого говорило только о том, что если он ударит Кидова в голову… Кидов может упасть… и не подняться (некоторое время).
        - Ладно, мальчик, - проговорил тогда Кидов, - можешь идти. - И пробормотал: - Очень запущенный случай. Время только скажи сколько, если часы мои испортились.
        - Время для тебя сейчас неважно. Совсем неважно. - И сухощавый продолжил путь.
        Но… Часы Кидова показывали полтретьего. Ещё есть время вернуться домой и немного поспать… Но Кидову было уже не до сна - когда скрылся тип в облаке потока ВОНИ, откуда с другой стороны вышел… один из рабочих его бригады.
        - Ну, как поживаешь? - начал этот рабочий.
        - А ты как сюда… - его аж замкнуло от удивления.
        - Как и ты. Ногами. Под полной луной все ходят исключительно собственными ногами… Хотя чё мы тут будем с тобой бестолку кадыками воздух ворочать, пойдём лучше сходим кое-куда.
        - Кое-куда?.. - Ему всё сильнее и сильнее начинало казаться, как быстро он сходит с ума и одновременно начинает тупеть. - А где оно?
        - Там, - указал он в сторону завода.
        - Нас туда не пустят. - Кидов серьёзно хотел вернуться домой или проснуться раз и навсегда.
        - Ну, это мы ещё посмотрим.
        - Ладно, жди здесь, - сказал ему Кидов (сердце его уже билось достаточно сильно), - я сейчас приду.
        - Ну будь добр, - улыбнулся тот.
        Кидов сначала пошёл, потом побежал. Чем дальше тем быстрее. Но… споткнулся обо что-то и остановился на секунду.
        - Да пойдём, сходим, - донёсся из-за его вспотевшей спины всё тот же спокойный дружелюбный голос.
        У Кидова перехватило дыхание. Рабочий, как ни в чём не бывало, стоял за его спиной, словно бежал всё это время Кидов только на месте. Но где-то в стороне стоял ещё и тот длинный-сухощавый.
        - Вы чё?.. - уставился на них Кидов как на инопланетян.
        - Мы не "чё", - передразнил его длинный. - А ты чё?
        - Чего вам от меня надо? - Голос его уже стал малость неуверенным.
        - Он тебе сказал, - ответил длинный.
        - По-моему, вы педики, ребята, - нашёлся Кидов.
        - Это только по-твоему, - отреагировал на это сухощавый.
        - Да, - подтвердил его напарник, - но не по-настоящему.
        - А кто же вы по-настоящему?
        - Ты в это не поверишь, - ответил напарник.
        - Гуманоиды, да?
        - Ты тут стоять долго собрался? - спросил его длинный.
        - А ты? - ответил ему Кидов.
        - А я уже сверхъестественно устал. Ты даже не представляешь себе, как СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННО!
        - Ну ладно, ребяты, пойдёмте. Только учтите! Хоть как меня пытайте!!, но гуманоидом я не стану!!! - театрально разорялся он. - Не стану! Так и знайте!! Я парень крепкий.
        пятая глава ЧЕЛОВЕК ИЗ ПРОШЛОГО
1 - Да ты радоваться должен! - говорил ему по пути длинный.
        - Чему мне радоваться-то?! Что ещё полтретьего ночи? Ладно, щас кукарекать начну.
        - Ты знаешь, почему вот это вот по воздуху плывёт? - имел в виду "рабочий" (напарник) поток зелёного зловония.
        - Знаю, потому что…
        - Потому что все в это время спят непробудным сном. А эта штука помогает им не просыпаться.
        - А мы чё делаем?
        - И только избранные не выдерживают ВОНИ и просыпаются. И, естественно, идут сюда. Избранные! Понял?
        - Ещё бы! Не успел родиться, а уже мечтал стать ИЗБРАННЫМ! - как всегда иронизировал Кидов.
        - Не, ты тупоголовый парень, - признался ему длинный. - Тебе родиться надо было где-нибудь… в Африке, в реке Конго. Или, лучше, на луне, и упасть с неё…
        - Так чё ж ты там не родился?

2
        Следующей ночью ВОНЬ не пробудила его; он как будто уже привык к ней. Просто ему опять снился завод. Но сон был уже несколько другим. Совсем другим.
        Перед сном ему вспомнилось его "становление"…

…Но перед становлением ему встретился один… старый друг…

3 - Лёха, ты что ли?! - услышал Кидов за собой очень знакомый голос. Обернулся…
        - Виталя… Ё-моё! Ты откуда здесь взялся?
        Виталя был другом всего детства Кидова. Но совершенно неожиданно распорядились события и Виталя уехал в другой город…
        - Командировался, мать их!…
        - Как? Не понял…
        - Ну, на химии.
        - А. Привлекли.
        - Привлекли!… Месяц с червонцем дали. Отмазался. И меня сюда, на химию. Под амнуху попал… Да, ладно, - решил он сменить тему разговора. - Расскажи лучше, как поживаешь.
        - Да вроде нехреново… Ты давно здесь?
        - Седьмой год.
        - А я недавно устроился. Завод здесь какой-то прикольный. А?
        - Ничё, поработаешь… посмотришь.
        - Если что, то взял да и уволился, да?
        - Да чё ты будешь прыгать с места на место! Устроился - поработай. Это по первости так, потом привыкнешь.
        - Да? А говорят, отсюда не уволишься.
        - Правильно говорят.
        - Почему, правильно?
        - Лучше не увольняться. - Его советы уже начинали попахивать зловещностью.
        - А поче…
        - Для тебя же лучше… Ну и для тех, кто тебя нанял.
        - А может быть, Виталя, ты тогда скажешь, как худо может быть уволившемуся?
        - Тебе просто не дадут уволиться. На завод этот не всех подряд нанимают.
        "Только холостых? как в современных фирмах", - хотел он подшутить, вместо того, что донеслось от него в результате: - А по тридцать трете…
        - Здесь зона. Понимаешь? Не войти - не выйти; всё через проходную; через "КПП". Через забор полезешь - попкари подстрелют. А мне-то что - привык уже. На третью стадию перехожу…
        - Куда?
        - Первая стадия, - начал объяснять Виталя, - это, когда ты устроился и чувствуешь себя в этой ГРОМАДИНЕ как рыба в океане. Вторая стадия, это когда океан постепенно превращается из небольшого озёрца в аквариум и ты уже начинаешь замечать стекло, то есть видишь реальные границы; то есть, привык - остепенился - осел… ну ты понял, в общем.
        - Повзрослел, - вырвалось из Кидова само собой, - если ребёнку всё кажется большим.
        - Где-то так, - безразлично поддакнул он, попытавшись не отвлекаться от рассказываемого. - И, наконец, идёт третья стадия… Это когда тебе всё обрыдло, от пылинки до самого мозга костей. Понимаешь? Через всю душу.
        - То есть, рыба ты уже не аквариумная, - резюмировал Кидов, - а жаренная… или законсервированная.
        - Точно! - как-то тоскливо усмехнулся тот. - Но мне-то уже условно-досрочное светит. Слабо ещё, но некоторое мерцание в конце тоннеля брезжит. Но, Лёха, боюсь, не дотяну я до свободы…
        - Да брось ты! Не ты первый - не ты и последним будешь. Дотянешь! Всё уже позади осталось…
        - Не всё так просто, Лёха, - перебил его Виталя своим пессимистичным тоном. - Жизнь-говно; об этом любой школьник знает. Мне как-то сон приснился, как завод этот влетал на воздух… Ты никогда не представлял себе, как заводы взлетают в воздух?…
        "Нет, - мысленно ответил Кидов, - о заводах не слышал. О плавающих слонах слышал, а вот о заводах… - А сам смотрел на этого сходящего с верного (разумного) пути человека и чуть не плакал от разочарования. - А каким чудесным ребёнком был!.. Что с людьми делает зона!.."
        - Я думаю, он взорвётся скоро, - произнёс Виталя, как будто бы подумал вслух.
        - Завод, что ли? - опять вырвалось у Кидова само… Он хотел молчать да оставить поскорее наедине с самим собой этого "ушедшего" друга детства. Но вырвалось оно как выдох…
        - Ты знаешь, что раньше было на месте этого завода? - произнёс вдруг Виталя.
        - И что же?
        - ЛУНАТИК, - ответил тот.
        - Какой ЛУНАТИК?…
        - Деревня так называлась. Самая ебанутая деревня на всём свете. Такого места на земле не было ещё наверно с рождения самого времени, и не будет уже никогда… Хотя, как говорят мудрые люди, о том, что будет, лучше и не думать…
        - А чё это за деревня такая была? - Кидова не интересовало, откуда Виталя узнал, что стояло на месте этого гигантского строения. Кидову скорее захотелось послушать о тех странностях, которыми обладал ЛУНАТИК. А уже потом… (если что)
        - Да дурдом какой-то. Крыша съезжает у всякого, кто туда ни попади. Но жители её наверняка считали себя какими-нибудь сверхразумными личностями… А на самом деле… Один там китов каких-то у себя на огороде растил.
        - Китов?
        - Ну. Называется растение Кит-Летающий Крокодил. Оно ему кости человеческие домой приносило. Они у него вроде семян в ход шли.
        - Не фига себе! - как можно откровеннее реагировал на рассказываемое Кидов.
        - Школа у них там ещё была. Днём школа, а лишь только ночь наступает, как это уже морг…
        - Арендаторы? - предположил Кидов.
        - Нет. Школа-оборотень. Понял?… Морг; какой-то заброшенный, что ли. И в нём демоны всякие и привидения обитают.
        - Ночная школа, да? - усмехнулся Кидов.
        - Тебе-то хорошо тут рассуждать стоять. А ты пожил бы там… Когда ночью хрен уснёшь. Потому что ГРЫЗОЛОВ…
        - Так ты в той деревне так ни разу и не заснул? - перебил вдруг Кидов этого своего лучшего друга детства.
        - Думаешь, я тебе решил тут слегка ерунды разной на уши навешать?… - откровенно полюбопытствовал Виталя.
        - Да нет, - как-то странно улыбнулся Кидов, - я просто спросил: любопытство, знаешь ли, заело.
        - Я плохо себя помню, - сказал тогда Виталя. - Лучше помню то, что происходило вокруг, нежели себя.
        - Так ты там жил? - Он всё ещё не мог окончательно найтись (найти ту колею, в которой можно каким-то определённым образом поддерживать этого повествователя). - По-моему, Виталя, ты сегодня решил немного разыграть своего старого друга детства.
        - Ну разыграть - так разыграть, - пожал тот плечами. - Как хочешь. История слишком сложна, чтоб в отношение её я стал тебе что-то доказывать. Счастливо, - распрощался он.
        - Да ты чё! - остановил его Кидов. - Я тебе сказал, что я не верю тебе?
        - Не обязательно говорить, достаточно намекнуть.
        - Да я пошутил, ё-моё, Витёк! Продолжай давай!
        - Понял я твою "шутку"… Только учти, Лёша; учти единственное: на месте той деревни построили гигантский морг. Самый "странный" морг. А теперь это… наш завод… Так-то. А теперь, счастливо.
        И Кидов уже не мог его остановить - поднялась куча пыли, Кидову засорило глаза и он не мог уже разглядеть своего лучшего друга детства. Он слышал только голос:
        - Некоторые, работающие на нашем заводе, тоже родом из той деревни. Видишь ли, не всякий может вспомнить свою прошлую жизнь, и была ли она, и сколько жизней было до неё… Потому-то многие прошлую свою жизнь провели в ЛУНАТИКЕ; а теперь они здесь. И они здесь неспроста… Но они нихрена не помнят. А ты помнишь что-нибудь? - Голос становился всё дальше и дальше - он уходил. - Хоть что-нибудь помнишь своей тупой башкой?… Хоть что-нибудь ты пом… - дальше ничего не было слышно.
        Это был голос-призрак. Один только голос. Витали уже не было. Он далеко убежал от своего лучшего друга детства, Алёши Кидова.
        Правильно Кидов делал, что даже и думать не смел о том, чтоб хотя бы попытаться помочь изувеченной душе этого человека, не потому что со стороны мог бы показаться занозой, и не потому что всякий инстинктивно ищет того, кто душой слабее, чтоб морально поддержать его (всякий к этому подспудно стремится - шагает как сомнамбула по потолку и по стенам), а потому что…

…Потому что СТАНОВЛЕНИЕ притягивало Кидова.
        шестая глава СТАНОВЛЕНИЕ
1
        Когда глаза его наконец стали видеть, он продолжил свой путь; путь, который лежал прямо в кабинет начальника цеха. Кидов знал, как надо вести себя с начальством; ему давно уже помогали методы общения с людьми, разработанные им самим, в соавторстве с Д. Карнеги. Самое главное для него, помнить, что ни один человек в мире не обделён чувством юмора (особенно, начальство!). И это его вдохновляло. Он любил юмор. - Можно? - произнёс Кидов, зайдя за порог.
        - Если нужно. - Начальник оказался довольно разговорчивым. На вид, лет 30. Ноги на столе, в пепельнице дымит дорогая сигара. Рядом, неподалёку, какой-то новый русский, прямо как в кино - в старом-добром малиновом пиджаке. Начальник же одет был, как к дороге на пляж.
        - Ты кто у нас? - спросил начальник Кидова своим бодрым голосом спортивного человека, который каждое утро не ленится начинать с физзарядки, пробежки или веллотренажёра, и холодного душа.
        - В смысле?
        - В смысле фамилии. В смысле бригады…
        - Кидов. Пятая бригада.
        - А, Кидов! - дошло до него.
        - Петро, - обратился он к "русскому", - у тебя, по-моему, всё.
        - Ну ты не забудь пацанам позвонить, - проговорил тот начальнику, выходя из кабинета.
        - В общем, тебя переводят на новое место, - объяснил он Кидову ситуацию. - Всё понял?
        - Не полностью.
        - Что - неполностью? - спрашивал тот. Видимо, он хотел Кидову очень мало объяснить и поскорее отвязаться от него, как он и поступал с любым лохом (стоило бы Кидову ответить "понял", как он был бы свободен и работал бы вслепую, как кот в мешке).
        - Что за место?
        - Не лучше и не хуже чем прошлое. Ещё есть вопросы?
        Кидов уже догадывался, что сейчас этот начальник даст ему подписать какой-нибудь бланк и на этом разговор закончится. А ему нетерпелось поподробнее узнать о месте (только зачем?, когда при любом исходе ты всё равно превращаешься в однозначного раба). Он ведь как-никак избранный.
        - Вообще-то у меня их туча, - отвечал Кидов.
        - Ну флаг тебе в зубы, - добродушничал тот, - мочи свою тучу.
        - Хотелось бы поподробнее узнать о этом новом месте.
        - На нём и узнаешь. Для этого нужно время. Как по-крупному сходить.
        - А режим работы…
        - Режим работы тебе обрисует мастер.
        - Заранее хотелось бы…
        - Заранее только кошки плодятся. Ну всё, туча твоя истекла? - набирал он номер на телефоне. - Валера, поднимись на секунду, - передал он, набрав номер. - И Кидову: - Какие тучи вопросов ещё?
        - Ещё один вопрос, - чувствовал он себя настоящим тормозом - так загипнотизировал его этот разговорчивый начальник. - Почему меня переводят на новое место?
        - По кочену.
        - Чё…
        - Чё у тебя? - вошёл в кабинет какой-то детина.
        - Кадр, - ответил начальник и обратился к Кидову. - Вот твой мастер. Интересуйся.
        - Я также, восемь часов буду работать? - начал он интересоваться. - Или…
        - Ты отлично будешь работать, дружище! - воскликнул мастер воодушевляющим голосом (искусственным его голос совсем не казался). Этот внушающего вида здоровяк оказался на редкость общительным. Тебя как звать?
        - Алексеем.
        - А меня, как ты понял, Валерой. - И они пожали друг другу руки. - Ничё, у нас тебе понравится. Ты просто не представляешь…
        - Валерий, - прервал его начальник цеха, - дай человеку расписаться.
        Документ лежал, ожидая Кидова.
        Вот чёрт! - подумал Кидов, глядя на бумагу, - ну и в переплёт я попал! Этот меня щас заговорит всего до полусмерти, если я произнесу хоть полбуквы…
        Так что ему ничего не оставалось как подойти к этой чёртовой бумажке и поставить на ней свой "автограф".
        На каждом предприятии существуют своеобразные (пусть и неписаные) правила, нарушать которые под силу только таким одарённым личностям как этот начальник со своим приятелем Валерой.
        Так закончилась первая часть становления Кидова Алексея.

2 - А почему ты спросил, сколько ты часов будешь работать? - полюбопытствовал вдруг мастер по пути на рабочее место.
        - Меня предупредили уточнить на всякий случай, потому что - говорят - не исключена возможность того, что я могу работать и более двадцати пяти часов в сутки, - попытался объяснить он через не хочу, сам думая, "щас-то чё толку трепаться об этом?… Хотя… сейчас может как раз и самое время!"
        - Ну, 25 часов в сутки, это пожалуй многовато будет, но… Понимаешь ли, Алёха, - начал объяснять он, - мне, например, иногда приходится выходить на работу по вызову. А я ведь не беременная мама с грудным на руках. Правильно? А вызовы, они когда только не бывают; бывает и в три ночи вызывают… всякое бывает. А ты… я ведь тебе говорил, что ты будешь работать отлично. Так вот и не подведи меня. Добро?
        - А зарплата не всегда вовремя… - рискнул он вякнуть про деньги, как сильный голос мастера его молниеносно перебил:
        - Зарплата на нашем предприятии выплачивается стабильнее чем везде! (Кидов тут же подумал, "везде так говорят! Старая балалайка!") Ну, возникают иногда и задержки, но это ведь мелочи! С РАБОТОЙ ведь их не сравнишь! С высокой производительностью - с ростом прогресса!, с ПРОИЗВОДСТВОМ…
        - А если я пострадаю на производстве? - сорвалось вдруг с языка у Кидова.
        - Лёша, если я сказал, что ты будешь работать отлично, то это не значит, что ты - как ты выразился - пострадаешь. Кто страдает, тот страдает. А ты попомни мои слова, которые на ветер я не бросаю ни при каких обстоятельствах. Главное, это на работе не засыпать!
        Вот так-то!
        Может, этот громила и правда все до единого свои обещания выполняет и всё ДЕЛАЕТ так, чтоб было в точности как он сказал?…
        Спустя некоторое время, здоровяк этот так разговорился, что остановить его было практически невозможно.
        - Ты даже себе не представляешь, насколько на самом деле огромен наш завод! и на ЧТО он способен. Это просто СУПЕРГИГАНТСКОЕ творение…
        - А почему он такой БОЛЬШОЙ? (бабушка, почему у тебя такие большие… глаза?). - Кидов и сам от себя не ожидал такого вопроса; не ожидал того, каким чёртом ему удалось перебить этого говоруна.
        - Почему?… - задумался тот. - Да потому что большая его часть находится под землёй. - Он как будто сам, на ходу всё это сочинял. - Зри в корень!
        Ага, - задумался Кидов. - Значит он из-под земли растёт?.. - Ему даже вспомнилась почему-то небольшая рождественская история, "ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ", там тоже всё росло из-под земли (что посеешь, то и пожнёшь). - И завод этот неиначе как корни свои пускает из самой бездонной глубины преисподней?…
        - Самая большая, - добавил Валера (мастер), - и самая значительная!..
        - И чем она ЗНАЧИТЕЛЬНА? - но на самом деле Кидов уже строил план.
        - Уууу!, ты даже не представляешь!!!
        И началось.
        Из всего, что намолотил ему этот детина, Кидов понял наверно только приставки "в" и "на"… Какие-то там тердопропорционные гальваникотехмоденические установки, антицепсическая станция… и всё это он молотил ему добрых три часа, пока они остановились и стояли, словно двое влюблённых не могли налюбоваться друг другом. Понятно было также и другое, что Кидов от этого человека узнает только то, что этот человек хочет (что хочет и начальник цеха… и т. д.). Но почему человек этот открывает для Кидова самые недоступные тайны (о тернцентных разрядах и их производстве и внедрении в перментные структуры)?..
        седьмая глава С О Н
        Он ничего не мог поделать, но домой ему пришлось вернуться в полпервого ночи. "Завтра к восьми утра не опаздывай смотри!" - ровно в полночь предупредил его мастер на прощание. Работа его (его новая работа) началась с самого полного хода… или это только лишь "начало" (как он любил говаривать, "лиха беда - начало!", когда начало от продолжения отличалось, как отличалась призрачная искорка от сверхъестественного пожарища, разгорающегося в самом центре загробного мира - АДА). Но, как говорится, поживём - увидим.
        Он никогда ещё ТАК не переутомлялся. И, даже не разуваясь, нырнул в постель… он был в полусне…

…Но ноги, как и всё тело, страшно гудели… Ему казалось, что он всё ещё идёт…

…и он действительно шёл. Он заблудился где-то в бездонной глубине этого жуткого заводского лабиринта… Он шёл на запах. Запах усиливался и усиливался… Дело в том, что он пытался уходить от этого запаха… Но, чем дальше он от него уходил, тем запах всё сильнее и сильнее превращался в ВОНЬ… Вонь… Это была вонь не только разлагающегося трупа (покончившего с собой в результате неудачного запора с запущенным видом геморроя; и произошло это в самой запущенной уборной)… Скорее всего, как только что понял Кидов, это что-то потустороннее.
        Перед ним была закрытая дверь с WATER CLOSET; он и сам не понял, как она перед ним оказалась, словно до этого он спал и бродил во сне по пугающему лабиринту, а проснулся стоя перед этой смрадной надписью… Хотя, сама дверь была не закрыта (не совсем закрыта), как сквозь небольшую щель проскальзывал сильный яркий свет… но он был каким-то призрачным (СТРАННЫМ), поскольку не отражался нигде; не падал на стоящего перед ним Кидова, ни на окружающие предметы… просто светил как на картине.
        Ему давно было бы интересно узнать, что находится за этой загадочной дверью, но… Но во сне он сам открыл её и вошёл как в солнце. Именно, солнце. Он ничего не мог разглядеть вокруг себя; этот призрачный свет оказался сверхъестественно сильным. И Кидов слышал только голос…
        - Иди.
        И он шёл. Он знал, что им управляет его повелитель.
        - Ты многое можешь, - говорил ему повелитель, когда он уже выходил из дома и шагал в сторону завода. - Ты и наяву многое можешь, а во сне и подавно!
        Действительно, человек сам по себе на многое способен, на эту тему Кидов ни раз размышлял. Ведь именно человек загромоздил всю свою планету так называемым ПРОГРЕССОМ; именно он вдруг оказался способным передвигать предметы на расстоянии, видеть будущее; именно человек стал великим магом, колдуном… оборотнем… В общем, долго перечислять возможности этого творения природы. Природа не способна на то, что способен человек (так человек полагает)!
        Он уже подходил к заводу.
        - Куда? - произнесли ему на проходной автоматическим голосом.
        - Я избранный, - донёсся из уст Кидова голос. Рука Кидова в это время лезла в карман за пропуском… как его (Кидова) пропустили.
        Это "Я избранный" он произнёс как-то СИЛЬНО (как произносит очень опытный волшебник. Это даже не походило на действия самого сверхъестественного гипнотизёра).
        Он не знал дороги; не знал лабиринта; он просто подспудно надеялся, что путь не заведёт его в тупик, и он пройдёт куда надо.
        Он шёл в самую глубь, в самый центр… Но он даже и не предполагал что начало дороги в самую центральную часть этого неземного гигантского строения ещё не началось…
        - А ты, вообще, куда идёшь? - донёсся вдруг до него откуда-то со стороны очень знакомый голос.
        Кидов от неожиданности чуть язык не проглотил… Это был всё его мастер… Но не мастер напугал так его, а тон… Этот простой вопросик он задал ему таким голосом… и в таком тоне… который самого обыкновенного ребёнка запросто может на всю жизнь заикой оставить.
        - А что? - Видимо Кидов решил показать, что не растерялся.
        - "А что?", это что? - не менял тот тона.
        - Короче, - продолжал хладнокровствовать Кидов, - чё случилось?
        - Да ни чё. - Голос оставался прежним. - Пока, во всяком случае.
        Они очень долго стояли и смотрели друг на друга, как два неприятеля. Но мастер сдался первым:
        - Ладно, пойдём.
        - Зачем?
        - За кем. За мной.
        - А если я не пойду?
        - Тогда поплывёшь.
        Наконец этот мастер изменил тон с голосом: - Начальнику показаться надо.
        - Ну идём, покажемся, - пожал плечами Кидов, - если надо. - А ты, вообще, зачем пришёл сюда? - полюбопытствовал по дороге мастер. - Тебя ж не вызывали.
        - Ключи от дома потерял на территории завода, - нашёлся Кидов.
        - Ладно, - проговорил тот, - всё равно к шефу надо.
        - А он чё-то хотел?
        - Ага. Тебя просил позвать.
        Они уже подходили к двери в кабинет начальника цеха.
        - Ну заходи, - произнёс здоровяк Кидову как обречённому.
        Начальник был в кабинете один.
        - Ну, рассказывай, - тут же обратился он к Кидову, едва только тот успел войти.
        - Чё?
        - Чё хочешь. Хочешь, анекдот какой-нибудь расскажи.
        - А зачем?
        - Просто. - Он явно дурака валял.
        - Что произошло? - спросил Кидов начальника.
        - Много чего, - ответил тот.
        - Говорит, ключи потерял, - усмехнулся мастер.
        - А может мы их щас поищем? - продолжал начальник. - Пойдём все вместе и поищем. А?
        - Я говорю, что не помню где… - сказал Кидов.
        - Ты пойдёшь щас в Африку, купишь там слона и будешь ему мозги ебать, - заметил начальник. - Понял?
        - Для чего меня сюда привели? - спросил Кидов.
        - А ты так и не понял? - ответил мастер. - Чтоб объяснил нам, зачем пришёл на завод, пока ты тут с нами беседуешь, а не где-нибудь с кем-нибудь… с кое-кем.
        Кидов понял, что круто попался… Мастер же объяснял ему, что вход на территорию во внеурочное время (без вызова) категорически запрещён. Надо было как-то отмазываться.
        - Вы знаете, - начал Кидов объяснять, - я и сам не знаю, как я попал на территорию. Во-первых, на проходной меня задержали бы как пить не дать, а пролезть в "зону" проще чем сюда - без жопы останешься…
        - Так как же ты пролез? - интересовался мастер.
        - По-моему, я в это время… спал…
        - Ты чё, лунатик, что ли? - тут же осведомился начальник.
        - Не знаю, - как можно откровеннее признался Кидов. Сказать ему больше нечего было. Насколько он себя знал, то всегда превращался в страшного неудачника, как только из уст его доносилась неправда. Так что, "в самых тупиковых ситуациях говори только правду", стало как бы одним из коллекции его жизненных девизов). - Честное слово, не знаю.
        Те как-то странно переглянулись.
        - По-моему, ему нельзя у нас работать, - начал начальник советоваться со здоровяком прямо при Кидове.
        Тот (мастер) молчал. Исход был ясен - Кидов очень сурово нарушил закон (заводские порядки и правила), а это подсудное дело; кто его знает, зачем и - САМОЕ ГЛАВНОЕ - как он проник на территорию в это внеурочное время.
        - Ладно, - продолжал начальник, набирая номер на своём нефритовом спутниковом телефоне, - что-нибудь придумаем.
        - Камнев? - обратился он к трубке, набрав номер. - Тебя Лесов беспокоит… Ага… Ну давай, жду.
        - Чё-нибудь придумаем, - как можно мягче и дружелюбнее пообещал он Кидову. - Присядь пока, - кивнул он ему на ряд стульев.
        А у Кидова душа в пятки ушла - очень уж не понравился ему этот деланный ("дружелюбный") тон. Ему срочно надо было что-то делать. Но что? - Громила этот его прямо по потолку размажет; если ему вдруг удастся сбежать из кабинета, то так и так - из завода ему не выбраться: мгновенный розыск - рабы временно прекращают свою работу и всю территорию прочёсывают насквозь, так что не удастся куда-то спрятаться на территории да отсидеться там, пока не начнётся нормальный рабочий день. Могут даже объявить всероссийский розыск… Теперь Кидов опасный преступник, и наверняка его будут пытать. А как ещё узнать, каким образом ему удалось проникнуть на территорию и - САМОЕ ГЛАВНОЕ - зачем?

2
        Когда человек что-то начинает делать "со страху", то у него появляется необыкновенная сила. И ребёнок запросто вытащит из асфальта крышку канализационного люка, чтоб растолкать ею окружающих его неторопливых зомби, или чтоб раздавить ею внезапно озверевшего домашнего котёночка, пока он не начал мутировать. Кидов как-то, будучи ещё ребёнком, обнаружил в себе необыкновенную скорость, когда за ним гнались педерасты-насильники.
        А теперь… Он как можно внимательнее осмотрел кабинет: прочные стальные двери, ясное дело - закрыты на автоматический замок; стены… Кидову они почему-то показались непрочными… но он не был уверен, что пробьёт одну из них голой рукой; а ничего подходящего в этом кабинете не было.
        - Ты не присядешь? - не понял начальник, взглянув на Кидова ещё раз.
        - Чё я, идиот, приседать? - сумничал Кидов.
        - Я не заставляю тебя приседать, это ты ещё успеешь, - отреагировал начальник. - Я прошу тебя сесть вот на это креслице. Просто я не люблю, когда у меня стоят. Ну!
        - Я у тебя сейчас отрежу, - сказал Кидов, - и не будет стоять.
        - А вот это уже косяк! - взглянул начальник на своего телохранителя и тот машинально двинулся на Кидова, проучить за хамство.
        - СТОЯТЬ! - гаркнул Кидов и остановил здоровяка своим неожиданным сильным голосом. Перед этим ему припомнилось то "Ты многое можешь. Ты и наяву многое можешь, а во сне и подавно!" И, хоть он не имел представления, во сне или наяву он прибывает, но чувствовал в себе БОЛЬШУЮ энергию. ОГРОМНУЮ. - Я ведь разнесу щас эту стену к чертям свинячьим!
        - Давай, - усмехнулся на это начальник, - только бей сильнее, а то стена очень прочная.
        - А ты знаешь, чем я бить буду?… - И в эту секунду (он и сам не ожидал от себя ТАКОГО) он чуть ли не со скоростью света подлетел к начальнику цеха, схватил его за спортивный комбинезон и запустил в стену с такой силой, что весь завод рухнул бы, каким бы гигантским он не был… Но стена стояла, словно была привидением.
        - Э-э!, я щас открою, - испуганно закричал мастер, не зная себя. Наверно, он не разу в жизни не видел таких бросков, даже по видику.

3
        Кидов знал, что ему далеко идти. - ОЧЕНЬ ДАЛЕКО. - Но он настроен был на гораздо большее. И он шёл. Он как будто всё ещё слышал возле себя голос своего Повелителя, "ИДИ".
        Шагая, не обращая внимания на ноющую боль в суставах, в голенях (он не забыл, как ДИКО изматывает этот завод)… да и во всём теле (тело это понятия не имело, которые сутки шло по ГИГАНТСКОМУ ЛАБИРИНТУ, не останавливаясь ни на секунду), он кое-что замечал по пути… Всё чаще и чаще ему попадались человеческие кости…
        "Если я того ублюдка убил, - размышлял он о начальнике цеха, которым когда-то собирался прошибить стену, - то зря я так с ним поступил - мало ему смерти, он её не достоин… Но что же тогда страшнее смерти?… Жизнь (жизнь после неё)?… или этот лунатизм, которым болеет завод?.. Скольких этот проклятый завод убил?.. Возможно, больше, чем погибло при Мао Цзэдуне, Сталине и Гитлере, вместе взятых… Что это вообще за завод такой? - размышлял он, не принимая на веру различные сплетни и измышления, что услышал в стенах данного предприятия. Судя по той реальности, с которой он сейчас сталкивался (по всем этим учащающимся кучкам человеческих костей), рабы этого завода знают о ПРАВДЕ очень мало (мухам наверняка неизвестна система паутины, в которую они попадают). - Он "отморозок" или он собака на сене (смотрящая собака)?, "сам не спит и другим не даёт"? Он пастух стада баранов? Или он просто отмороженный людоед?"
        - Люди спят на работе! - усмехнулся он. - И придумают же такое! - голос его со временем становился всё громче и громче, переходя в самоуверенный крик. - Я лунатик, а не он! Я ещё больший отморозок! Я не отвечаю за свои поступки, а не он!, тоже мне, ЛУНАТИК нашёлся! Я сейчас говорю вслух, а эти тупорылые стены меня наверняка не слышат, не потому что я маленький, а потому что… Потому что всё, чё меня окружает, всего этого нет… Всё это сон… я кому-то снюсь… или чему-то сню… А может, этот завод просто самоубийца? И меня он выбрал в качестве бритвы, которой он скоро вскроет себе вены…
        "Ноги мои шагают сами по себе, - перестал он горлопанить и вернулся к размышлениям. - Тело живёт независимо от души… Нет, не о том я думаю! Как мне действовать дальше, надо размышлять; чем всё закончится…"
        Он знал, что его не остановят… Он знал, что его уже похоронили, потому что сам мастер видел, куда он пошёл.
        Конечно, они могли бы пересечь мне путь, - размышлял Кидов, - они ж этот лабиринт наверняка лучше собственных половых органов знают. Но их явно не ждёт удача… Просто костей человеческих на несколько скелетов в этой растущей копилке прибавится. Прав был Виталя - заводы могут взлетать и не только на воздух. Буду надеяться, что сон его вещим окажется в результате.
        Чем ближе он подходил к центру, тем энергии в нём становилось всё меньше и меньше, хоть он и старался убеждать себя, что энергия в нём увеличивается, а не уменьшается, что самая энергетическая точка на земле находится именно в центре этого лабиринта.
        эпилог ТО, ЧТО СЛЫШНО
        Никто не знает, что было после.
        Случайно Кидов проходил мимо загадочного сооружения, на котором красовалась вывеска
        ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ
        Он ни раз видел подобные сооружения на заводе, но никак не мог понять, чего в них ОПАСНОГО… А однажды ему приснилось даже такое сооружение… Чем-то оно напоминало собой высокий и длинный гараж без дверей и части стен, окаймляющих эти двери. И Кидов стоял, словно изучая сооружение. Но вдруг… чья-то прохладная и тяжеловатая рука легла ему на плечо… Это был какой-то огромный и жирный рабочий; он ухмылялся, глядя в лицо Кидову.
        - Ну и что? - спросил его рабочий. - И что же там ОПАСНОГО?.. По-моему, нихрена. А ты как думаешь?
        Но Кидов промолчал - он не мог понять, чего хочет этот толстяк. Кидов стоял перед ним, как ребёнок перед настоящей живой Бабой Ягой; стоял, затаив дыхание, словно был до чёртиков уверен (и БОЯЛСЯ того, но поделать ничего не мог), что Баба посадит его на свою сверхъестественную лопату и… пламя её нереальной, кошмарной печки сожрёт его вместе с душой и плотью… а этот безобразный толстяк не отпустит его, пока не затолкает в то "сооружение человеческих душ". (сколько душ там побывало?…)
        - Так-то, - продолжал толстяк, обходя Кидова. - НИХРЕНА! - повысил он голос, заходя в это сооружение. - ОПАСНОГО НИХРЕНА! НИХРЕ…
        В помещение сооружения было видно - чётко видно - как витает какой-то слегка поблескивающий воздух… Он-то и задел толстяка… Но это был непростой воздух; казалось, он действовал как кислота - какая-то сверхъестественная кислота; она в мгновение разъела всю кожу этого замысловатого рабочего… От него остался один скелет. Но кости продолжали двигаться (этакое автоматическое движение).
        - Нихрена опасного нет, - доносился от двигающегося скелета голос толстяка. - Только смертельно, и совсем не опасно. А смерть я люблю! - И он запел. - Я люююблююуу тебяаа СМЕЕЕЕЕРТЬ…
        Дальше Кидов уже не спал.
        Весь этот сон припомнился ему донельзя отчётливо; он словно видел его сейчас перед глазами и вся картина наполнила территорию сооружения и само ОНО…
        Со временем Кидову начало казаться, что он потихоньку сходит с ума (такое чувство его не охватывало ещё никогда); отовсюду начали слышаться разные нечеловеческие звуки: где-то натуральный вой оборотня из фильма ужасов; где-то громкие раскатистые хрипы оживших человеческий и нечеловеческих трупов, словно трупы эти были пятидесяти-шестидесяти метровыми… Ему ясно представилось, как гигантское сонмище ведьм летит на некий своеобразный шабаш… Кидов ясно слышал такой звук. Он слышал звуки жертвоприношений секты сатанистов. Но откуда-то из более далёкого-ДАЛЁКА до него доносились шумы из преисподней… Он ясно слышал. МНОГОЕ.
        - Я яснослышащий, - донеслось вдруг от него. - Я ещё ничего не вижу… но СЛЫШУ. Ясно слышу СМОТРЯЩУЮ СОБАКУ! И я не один слышу её. Со мной ТЬМА-тьмущая мёртвых! Они тоже нихрена не видят! ГРЫЗОЛОВ их видит, а они его слушают. Слушают и повинуются. Хотябычи! А я не без них. Наступает ВРЕМЯ НЕЧТО!!!!! - прогремел его голос, заглушающий всё на свете. - УЖАС НЕСПЯЩИМ!
        До центра осталось совсем недалеко. Хоть и недалеко, понятие, как водится, растяжимое…
        Что было дальше никто не знает.
        Может быть, ядерная война, может, Великий потоп, может… Но…

…может, после этого зародился новый мир?…

…может, после ЭТОГО зачалась новая эра…

… м о ж е т б ы т ь…

0 - Настька! - перебила прадедушкин рассказ возбуждённая одноклассница Анастасии, - чё там делается! Пойдём со мной!
        - Да тихо ты! - кивнула она на посапывающего прадеда, - разбудишь его!
        - Пошли-пошли! - зашипела та шёпотом. - То, что там происходит нельзя пропустить!
        - Да что там происходит-то? - машинально следовала за подругой Настя. - Инопланетяне прилетели?
        - В лесу кладбище откуда ни возьмись появилось! - рассказывала ей та. - Раньше его там не было. Говорят, оно заколдованное какое-то.
        - И что ещё говорят?
        - Ещё говорят, что где-то в лесу посёлок заброшенный нашли…
        - Тоже откуда ни возьмись появился?
        - Чёрт его знает! - пожимала та плечами. - Говорят, деревня ЛУНЫТИКОМ называется…
        - ЛУНАТИКОМ?! - загорелись у Насти глаза (она прямо-таки проснулась вся после снотворной сказки пьяного прадедушки; когда этот чёртов прадедушка напьётся, он такую галиматью начинает нести, что и сам не контролирует себя, и засыпает под собственную галиматью). - О!, тогда пойдём!!
        - Побежали! - пустилась подруга, и Настя следом.
        Было утро. Всю ночь пьяный старик бредил и правнучка слушала его сквозь сон, пока подруга её не разбудила пару секунд назад своим звонким голосом.
        - А в той заброшенной деревне люди не пропадали по ночам? - спрашивала Настя подругу на бегу.
        - Старухи наши рассказывали, - отвечала ей пыхтящая как паровоз толстушка, - что там секта, под землёй. Всяк, кто ни войдёт туда, сразу же затягивается ситуацией…
        - Ты сказала, сетка? Гигантская паутина, что ли?
        - Откуда я знаю! Всё это только сегодня утром появилось!, а уже разлетелись слухи… Настька, давай молча бежать, а не то я щас задохнусь!
        - А я щас ЗАСНУ! - доносилось с той стороны, где, по мнению Настиной подруги располагалось "призрачное кладбище".
        1994-95 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к