Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Юрьев Сергей: " В Мире Которого Нет " - читать онлайн

Сохранить .

        В мире, которого нет (ч/б иллюстрации) Сергей Станиславович Юрьев
        Мысли и образы, созданные гением, становятся реальностью, переживают своего творца и навсегда остаются связанными с ним. Антон со своей невестой на лето приехали в давно пустовавший дом своего прадеда, великого фотографа. На чердаке обнаружился старый фотоаппарат, который оказался порталом в миры, рождённые его творчеством, - странные, заманчивые, а порой и страшные. Как оказалось, попасть в иллюзорный мир куда проще, чем выбраться из него. Кроме этого, некоторые из людей, что были запечатлены прадедом на фотоснимках, ещё живы и посещают созданный им мир, чтобы вытворять там то, на что не могут решиться в реальности…
        Иллюстрации Сергея Юрьева.
        Сергей Юрьев
        В мире, которого нет
        

* * *
        Памяти народного артиста России
        Бориса Александрова
        Посвящается
        Это сочинение не претендует на открытие каких-либо истин. Оно не повествует ни о прошлом, ни о настоящем, ни о будущем. Здесь нет ни положительных, ни отрицательных героев. Более того - среди персонажей героев вообще нет, хотя некоторые из них, возможно, считают себя неординарными личностями. Внимательному и вдумчивому читателю некому сопереживать - разве что самому себе, погруженному в мир, которого нет и быть не может. Здесь нет даже сюжета - просто череда событий и встреч, будничных, а порой и абсурдных… Здесь нет ни начала, ни конца, и тому, кто дочитает всё до последней строки, автор оставляет безграничный простор для фантазии.
        И мне остается только благодарить всякого, кто прочтет эту повесть и не будет разочарован.
        Отдельное спасибо тем замечательным талантливым людям, которые помогли мне наполнить это произведение зримыми образами, - народному артисту России Борису Александрову, прекрасным молодым актерам Илье Зызину, Регине Зариповой, Марии Прыскиной, Алёне Никитиной и Виталию Злобину, а также журналисту Геннадию Антонцеву, предпринимателю Олегу Дмитриеву и звукооператору Ахмеду Носрели. Когда мы вместе работали над фотоиллюстрациями, созданные ими образы оказались настолько живыми и колоритными, что даже заставили меня внести некоторые изменения в текст, отчего тот только выиграл.
        Глава 1
        «Загляни на дно пустой колеи, влачащейся по песчаной дороге. Здесь не только след недавно пропылившего авто. Всмотревшись, ты увидишь отпечатки подков, что оставили лошади диких кочевников, давным-давно владевших этим краем, вмятины от капель дождя, упавших с неба тысячелетия назад, и величественные глыбы песчинок, в каждой из которых заключена вечность…» - слова постепенно затихали, тонули в шуме прибоя. Какое-то море набегало на какой-то берег, безжалостно круша песчаные замки, и с довольным урчанием отступало обратно…
        - Ты мне что-то обещал, между прочим… - Голос Алёнки вернул его к реальности, где действительно было море, песчаный берег и дом на невысоком холме, издали похожий на древний замок.
        По ночам надо спать. Хотя бы иногда. Но какой, спрашивается, может быть сон, если они наконец-то вдвоём, наконец-то сами по себе, и у них есть собственное жилище… Не дом - дворец! Родовое гнездо, которое после долгой и нелепой тяжбы между его родителями и какими-то бывшими прадедовыми приживалами наконец-то вновь обрело хозяина.
        - Пойдем. - Он поднялся, стряхнул с себя высохший песок, чмокнул Алёнку в щечку, ухватил её за руку и потянул за собой - на холм, к дому.
        Дюжину комнат и подвал они уже исследовали за последние несколько дней… Теперь настало время самого загадочного, самого манящего - мансарды, где прадед провел не меньше половины своей долгой жизни - кабинет, мастерская художника, лаборатория, «фотоателье»… Он бы и рояль туда затащил, если бы лестница была шире раз в пять… Там было единственное убежище, где никто не смел его беспокоить в этом некогда многолюдном доме.
        - Ну как? - нетерпеливо спросила Алёнка.
        - Сейчас! Сейчас… - Наконец-то один из ключей с тяжелой связки вошёл в скважину запылённого висячего замка, и Антон приготовился одолевать сопротивление ржавого механизма. Но ключ повернулся неожиданно легко, без малейшего скрипа. - Здесь подождёшь? - За дверью была тьма непроглядная, и ему самому было жутковато входить внутрь.
        - Нетушки! Я с тобой. - Алёнка вцепилась в его футболку, пытаясь разглядеть хоть что-то внутри тёмной комнаты.
        - Только тихо… - Он сделал первый осторожный шаг, стараясь не отрывать ступни от пола, одновременно ощупывая стену за дверным косяком в надежде обнаружить выключатель.
        Как ни странно, пальцы сразу же наткнулись на холодную керамическую коробку с двумя кнопками. Одинокая лампочка, свисающая с потолка на витом проводе, вспыхнула, как сотня солнц, и на мгновение ослепила обоих. Алёнка даже коротко вскрикнула и уронила пакет с зелеными яблоками, которые шумно раскатились по полу.
        Посреди комнаты - фотоаппарат, этакая гармонь без клавиш на фигуристой резной опоре. Чёрная крышка на объективе чем-то напоминает пиратскую повязку на глаз. Медная табличка «во лбу»: «. IОХИМ и Ко»… Отполированная до блеска круглая табуретка, явно отобранная когда-то давно у рояля, стоящего в гостиной. Приземистый диван, обитый чёрной кожей. Этажерка от пола до потолка, уставленная колбами, пробирками, мерными кружками, холщовыми пакетиками и картонными коробками… Ещё одна дверь - вход в темнушку. Фотографии в застекленных рамках на дощатой стене - дамы и господа начала минувшего века. Странно… Что-то здесь не так! Есть какая-то неправильность во всём этом… И тут до него дошло - что именно… Яблоки, раскатившиеся по полу, буквально светились изумрудной зеленью, а всё остальное было абсолютно чёрно-белым, как на старом фотоснимке.
        - Ты заметила?
        - Что?
        Наваждение прошло мгновенно, как только он услышал её голос, и окружающее пространство приобрело привычные оттенки.
        - Вот и пришли… - Антон вдруг вспомнил, как менялось его настроение за последние минуты: с каждой ступенькой узкой скрипучей лестницы становилось всё неспокойнее на душе.
        - А здесь ничего… Уютненько. - Она подошла к «. IОХИМ»-у и осторожно провела мизинчиком по ребрам «гармони». - А почему пыли почти нет? Ты же сказал, что сюда лет десять никто не заходил.
        - Правда, никто не заходил. Как прадед умер, так и всё…
        - А он работает? - Казалось, Алёнка вовсе и не ждёт ответа, продолжая ощупывать стенки камеры. - А давай попробуем… Давай! Щёлкни меня этой штукой. Ну, попробуй.
        - Не знаю. Я только видел, как это делается. Да и химикаты наверняка протухли. И пластины…
        - Ну и пусть ничего не получится. А ты попробуй. А вдруг! - Недавняя растерянность уступила место привычному куражу, и сопротивление было явно бесполезно. Оставалось только распахнуть скрывавшие окна плотные черные занавески…
        Теперь, когда в помещение проник дневной свет, недавнее беспокойство рассеялось. Алёнка уже сидела на табуретке, положив ногу на ногу и кокетливо склонив голову набок.
        - Только сиди и не шевелись, пока я не позволю.
        - Я - статуя! Я доведу тебя до ипохондрии. - Она сбросила с плеч халатик, оставшись в одном купальнике, и действительно замерла.
        - Рано. Я еще пластину не вставил, не прицелился…
        - Издеваешься?!
        - Да! - Он даже позволил себе слегка усмехнуться. В перевернутом, размытом и шевелящемся изображении Алёнки было действительно что-то забавное. - А вот теперь точно замри. - Он выскользнул из-под черной накидки, щелкнул пальцами, показывая ей, куда смотреть, и снял крышку с объектива. - Раз, два, три…
        - А он на меня посмотрел…
        - Кто?
        - Он. - Алёнка кивнула в сторону объектива.
        - Ага. В нем скрыта чья-то бессмертная душа. Ты, кстати, здесь призраков не наблюдала? - спросил Антон трубным голосом. - Их тут штук пятнадцать - не меньше. Здравствуйте, Ипполит Матвеевич! - Он отвесил глубокий поклон, глядя на входную дверь, так что она невольно оглянулась.
        - Ты всё шутишь, а я действительно что-то чувствую. Даже мурашки по спине…
        - Сейчас будем ловить твоих мурашек…
        - Нетушки! Сначала я желаю видеть, что у нас получилось. Мурашками потом займемся. И даже не подходи. Больше ни шагу!
        - Ну, хорошо… Только потом не пой мне сказку о потерянном времени.
        Сначала ничего не происходило. Поверх пластины пробегали волны, - Алёнка нетерпеливо баламутила проявитель пинцетом, но, прежде чем на серой поверхности начали проступать темные пятна, прошло не меньше минуты. А то и две…
        - Я же знала, что ты всё можешь! - Она хотела захлопать в ладоши, но почему-то не решилась выпустить из рук инструмент. - Ой, а вот и я…
        Действительно, её черный силуэт прорисовался неожиданно четко… И вдруг сначала по углам, а потом всё ближе к центру начали проступать лица, лица, лица… Антон руками выхватил пластину из проявителя, торопливо ополоснул в воде и осторожно опустил в фиксаж. Ему показалось, что ещё мгновение, и эти лица исчезнут, что их навсегда скроет чёрная пелена.
        - Это кто? Ты их знаешь?
        - Нет, конечно…
        - И откуда они здесь взялись?
        - Наверное, на неё уже когда-то снимали, - осторожно предположил Антон, хотя точно помнил, что пластина была наглухо запечатана в черный картон. Может быть, прадед решил подшутить над тем, кто первым после него воспользуется лабораторией? Может быть. Но вряд ли… - Подождём, пока высохнет, и сделаем отпечаток.
        - Может, не надо… Я боюсь.
        - Трусиха.
        - Да. И что?
        - Ничего. Начали - значит, надо закончить… Ты иди вниз, а я всё сделаю и принесу.
        - Фигушки.
        Фигушки - так фигушки. Когда он извлёк из фаянсового корытца с фиксажем готовый отпечаток, Алёнка уже дремала на диване, свернувшись калачиком. Он даже не знал, как поступить - то ли показать ей итог трудов, то ли тихо вынести отсюда всё и развести во дворе большой костер, в котором сгорит и одноглазый ящик, и коробки с химикатами, где расплавятся все эти колбы, мерные стаканчики, прочая дребедень. И главное - чтобы в огне с треском разламывались и крошились эти фотопластины, на которых возникало черт-те что - то, чего не может быть, что не поддаётся объяснению, а потому наполняет привычный и вполне комфортный мир чем-то нездешним, каким-то суеверным страхом…
        Их было много - десятка два, не меньше… Они были одеты по моде разных эпох - от сюртуков и кринолинов до синей джинсы, модной с полвека назад… И все пялились на Алёнку, улыбающуюся, кокетливо склонившую голову набок, в открытом купальнике, сидящую на вертлявой табуретке. Кто-то смотрел с укоризной, кто-то двусмысленно ухмылялся, у кого-то - глаза навыкате от такого зрелища…
        Этого не может быть, потому что этого быть не может… Он промыл снимок, пристегнул его деревянной прищепкой к шпагату, натянутому вдоль стены.
        «Загляни на дно пустой колеи, влачащейся по песчаной дороге. Здесь не только след недавно пропылившего авто…» - и ещё голос этот с утра пораньше…
        Проснувшаяся Алёнка сладко потянулась и сразу же начала делиться впечатлениями о только что увиденном сне: «А на меня только что протокол составили. За несанкционированное проникновение и отказ от регистрации. Представляешь, стоило только задремать, явился какой-то гражданин начальник и начал допрашивать. Кто такая, как проникла… И лампу в глаза - как в кино прямо. Он орёт, а мне смешно…»
        - Ой! - Алёнка смотрела на отпечаток не моргая, как будто под гипнозом… - А это он!.. - Она ткнула пальчиком в слегка размытое изображение лысого типа в отглаженной гимнастерке - по две шпалы в петлицах. - Слушай… Что-то мне всё это не нравится. Что это? Ты что - всё это подстроил, да?
        - Нет…
        - А что это тогда?
        - Не знаю… Давай вниз пойдём. А лучше - к морю.
        Пока они шли вниз по узкой тропинке, Алёнка изо всех сил сжимала его руку. Вдруг на полпути она остановилась, присела на валун и закрыла лицо ладонями.
        - Ты что?
        - Я… Знаешь, я о чём подумала. Все, которые там на снимке, наверное, умерли уже… Давно умерли. Там старые есть и молодые. Значит, если я умру старой, то и там навсегда старой буду. Да? Я не хочу быть старухой целую вечность. - Казалось, она готова разрыдаться. - А молодой умирать тоже не хочется. Скажи что-нибудь, а то я с ума сойду.
        - А я думаю, тут смерть ни при чём. Совершенно… - Алёнкины страхи теперь казались ему несусветной глупостью, но надо было что-то ответить, как-то успокоить.
        - А что при чём?
        - «Фиохим»…
        - Что?
        - Они там все такие, какими их когда-то фотографировали. Ты проживёшь сто лет, а может, и больше. Но ТАМ всегда будешь такой, как сегодня. Как сейчас…
        - Правда?!
        - А как же… - Он не успел закончить фразы. Алёнка чмокнула его в щёку и вприпрыжку помчалась вниз - навстречу набегающим на берег волнам.
        - Я буду! Я буду всегда! Я буду всегда молода и прекрасна! Я… - Она окунулась в волну, и крик её слился с гомоном чаек и шумом прибоя.
        Глава 2
        Он проснулся среди ночи оттого, что порыв ветра распахнул форточку и смахнул бумаги с письменного стола. Ещё с вечера Антон достал из архива прадеда первую попавшуюся папку, надеясь, что ему повезёт и там обнаружится хоть что-то проливающее свет на события минувшего дня… Он разложил бумаги на столе, но так и не решился прочесть ни слова - внезапно возникло опасение что-то или кого-то спугнуть… И вот теперь пожелтевшие листки, исписанные размашистым торопливым почерком, разлетались по комнате, забивались в тёмные углы, как будто пытались спрятаться и унести с собой какую-то мрачную тайну.
        - Ты куда? - пробормотала Алёнка сквозь сон и тут же снова уткнулась в подушку.
        - Сейчас, - невпопад ответил он и осторожно выполз из-под простыни.
        Сон улетучился - мгновенно и без следа. Ветер, сделав свое дело, притих, и разбросанные по всей комнате листки перестали шелестеть… Один из них лежал возле кровати на расстоянии вытянутой руки, и на него падал луч полной луны, пробивающийся сквозь щель между занавесками. Антон осторожно поднял его с пола и поднёс к глазам…
        «…и никто не может знать, чем закончится день, год, жизнь. Мечты, планы, расчеты - всё это до поры до времени. Однажды начинаешь понимать, что не ты лелеешь мечту, а она тащит тебя - и очень часто вовсе не туда, куда ты хотел. И можно считать, что тебе повезло, если, достигнув однажды достатка, покоя, почета и уважения, ты всё-таки очнешься… И окажется, что всё это - все твои успехи - на самом деле не стоят и выеденного яйца, а люди, что так дружно и настойчиво тобой восхищаются, просто жертвы собственных заблуждений…»
        Не то… Страница из дневника или неотправленное письмо…
        И вдруг буквы начали расползаться, меняться местами, сплетаясь в иную вязь. Антон едва не скомкал лист, чтобы отшвырнуть его от себя, но пальцы словно парализовало, и он продолжал держать его перед глазами, не смея пошевелиться.
        «На самом деле всё гораздо проще, чем ты думаешь. Я не могу и не хочу тебе что-то доказывать, в чем-то тебя убеждать, но теперь положение воистину безвыходно, и тебе придётся принять это как данность: нет ни смерти, ни времени, нет ни реальности, ни иллюзии, нет ни прошлого, ни будущего. Люди на основании своего «опыта» разделили эти понятия, но на самом деле, если не противопоставлять их друг другу, они исчезнут, они потеряют смысл. Можно сделать шаг и оказаться в любой точке пространства и времени, при этом оставаясь самим собой. Ты умеешь это делать, Антошка! Всегда умел. Если хочешь знать, ты сам мне многое подсказал еще в те времена, когда был «дитём неразумным». Вернее, не подсказал, а просто взял за руку и привел к той двери, о которой знают младенцы в первые дни жизни, а потом забывают прочно и на всю оставшуюся жизнь. И невдомек им, живущим по всем правилам, что дверца эта везде, и выведет она куда угодно, но лишь того, кто искренне и безоглядно в нее верит… Если хочешь увидеться со мной, сделай шаг или просто представь себе, что это легко. Это и в самом деле нетрудно. Во всяком случае,
для тебя…»
        К психиатру! С утра оседлать скрипучую «Волгу»-мать - и в ближайший райцентр - полечиться… Доктор, я слышу голоса, вижу призраков и гоняюсь за барабашками… А сейчас всё-таки надо постараться заснуть… Может, наутро всё пройдёт. А всё, что было, - списать на временное помутнение рассудка или неудачный сон.
        Он медленно и старательно скомкал лист в тугой бумажный шарик, прицельно швырнул его в форточку, но тот, пренебрегая законами физики, изобразил сложную траекторию, шлепнулся на потемневший от времени паркет и начал медленно катиться в сторону лестницы, ведущей на чердак, - как тот волшебный путеводный клубочек из сказки.
        Ладно-ладно… Алёнка всё равно спит, а терять уже нечего, кроме остатков здравомыслия. Увидеться, значит…
        Бумажный шарик бесшумно прыгал вверх со ступеньки на ступеньку, и Антон двигался за ним, не отводя взгляда от своего провожатого.
        А ведь можно и не идти никуда. Если заветная дверца повсюду, то зачем куда-то идти? Хотя под мутноватым взглядом «. IОХИМ»-а, наверное, проще будет сосредоточиться, проще будет поверить в то, что некая грань между мирами существует, в то, что её можно перешагнуть.
        Вот и дверь. Замок висит на гвозде слева от входа… Пожалуй, опрометчиво было оставлять эту дверь незапертой. Может быть, если вернуть замок на место, всё пройдет? Нет. Глупо надеяться… Одно из двух: либо с головой не в порядке, либо с мирозданием что-то не так. Что-то не так… Что-то не так… Что-то не так… Наверное, всё-таки с головой… Будучи в трезвом уме и здравой памяти, не попрёшься вверх по лестнице вслед за катышем из скомканной бумаги. Хорошо хоть, Алёнка спит, ничего не видит…
        И тут произошло то, чего меньше всего сейчас можно было ожидать. В дверь постучали. Тихо, нерешительно, даже робко… Четыре часа. Едва светает. Гостей не ждали… Ни сегодня, ни завтра, ни до конца лета…
        - Антон Борисович, будьте так любезны. Я слышу - вы не спите, иначе ни за что не дерзнул бы… - Голос был спокойный, уверенный и негромкий. - Я вас совсем ненадолго побеспокою. Один… Один только вопрос, и я уйду.
        - Кто там?
        - Вы откройте. Я даже проходить не буду. Мы поговорим здесь, на крылечке… Я хотел дождаться, когда вы сами выйдете. Бессонница, знаете ли…
        - Кто вы? - Антон повторил вопрос, высматривая в полумраке какой-нибудь тяжёлый предмет, и взгляд его остановился на гантели, одиноко лежащей возле входной двери.
        - Я, извините, ваш сосед. У меня дом неподалёку… Я был знаком с вашим уважаемым прадедом. Мы были почти дружны, и мне так не терпелось…
        - А дня для этого нет?
        - Извините, но у меня разговор конфиденциальный. Это очень важно. А днем вы всё время вдвоем…
        - Следили, что ли?!
        - Ну зачем же так… Нет, конечно. Смотрел, знаете ли, издалека. Может быть, всё-таки откроете?
        Конечно-конечно… После всего, что здесь творится, даже ночной незваный гость чем-то кстати. Но гантель лучше всё-таки прихватить, так - на всякий случай.
        Антон отодвинул засов, приоткрыл входную дверь, осторожно выглянул наружу и обнаружил крупного мужчину средних лет в клетчатой рубахе навыпуск и спортивных штанах.
        - Зарядочку делали? - Гость кивнул на гантель, и Антон, смутившись, тут же положил ее на пол. - Я, собственно… Может быть, присядем? Посмотрим на рассвет и поговорим?
        - О чём?
        - Вы, наверное, уже почувствовали, что здесь, ну, скажем, не очень-то обычно… Странности всякие происходят… Да?
        - Какие?
        - Ой, не лукавьте, Антон Борисович… Я понимаю - вы молоды, счастливы, практически вся жизнь впереди… Скажу вам по секрету: жить здесь нельзя. И себя опасности подвергаете, и Алёну Игоревну… Да! - Незваный гость как будто спохватился. - Я, собственно, с предложением… Продайте мне дом. Только со всем имуществом. Я вам дам гораздо больше, чем всё это стоит, - в несколько раз больше…
        - И отчего же такая щедрость?
        - Буду откровенен. Я представляю не только себя, а многих очень и очень серьезных людей, которых очень и очень интересует наследие вашего прадеда. Они, естественно, приложат все силы, чтобы имя его не было забыто, чтобы память о нем соответствовала его выдающимся заслугам и роли в истории. Вы же всё равно здесь жить не будете. Может быть, пару раз лето проведете. А потом наскучит…
        - Мне нравится этот дом, мне нравится это место, и мне тоже дорога его память… Так что извините… - Антон собрался подняться со ступеньки, давая понять, что разговор окончен, но старик неожиданно цепко ухватился за его запястье.
        - А вы думаете, почему этот дом никто не разграбил, пока он тут десять лет стоял пустой?! Извините, людишки сейчас подлые пошли - хватают всё, что плохо лежит! А отсюда иголки не пропало! Почему? А? Думали?! Вижу, что нет… А вы послушайте, послушайте… Может быть, после этого передумаете. Я же хочу как лучше, для вас же лучше. - Он чуть ли не силой усадил Антона рядом с собой и продолжил говорить почти шёпотом: - Через неделю после похорон два, извините, отморозка пытались сюда проникнуть. Грузовик подогнали. И вы знаете, чем дело кончилось? Один умер здесь же от сердечного приступа, а другой до сих пор в психушке. А грузовик в соседнем овраге ржавеет. Исправный был, а забрать никто не рискнул… А когда из Центрального архива приехали для описи документов и рукописей, вся команда с лихорадкой слегла в районную больницу. И маялись, бедные, до тех пор, пока из столицы приказ не вышел: отложить это дело до решения суда. Так что прадед ваш умер, но воля его непреклонна. Уступите! К чему вам лишняя головная боль! Я загляну через недельку, если раньше не позовёте. Всегда к вашим… - Пятясь, ночной визитер
уже двигался в сторону распахнутой калитки, где стоял прислоненный к забору старый велосипед. Не говоря больше ни слова, с неожиданной для своих габаритов легкостью он запрыгнул в седло и вскоре скрылся в предутреннем тумане.
        - Кушать подано.
        Голос за спиной прозвучал вполне буднично, но заставил вздрогнуть от неожиданности и едва не свалиться с крыльца в росистую траву. В тёмном дверном проёме стоял ливрейный лакей и как будто ожидал дальнейших распоряжений. Антон зажмурился, надеясь, что неожиданное видение сгинет, и оно сгинуло. Зато из глубины дома потянуло запахом свежесваренного кофе, только что поджаренных гренок и плавленого сыра.
        - Алёна! - Он рванулся вовнутрь, споткнулся о брошенную на самом проходе гантель и, едва удержав равновесие, ввалился в комнату.
        Низкорослый резной столик, столовый прибор из настоящего древнего китайского фарфора - всё это ещё вчера пылилось в одной из многочисленных кладовок, а сейчас напоминало старательно выстроенный натюрморт «Завтрак для двоих». Как будто некий живописец построил композицию и вышел на минутку, но вот-вот возьмется за кисть, чтобы перенести на полотно это великолепие.
        Но кофе, похоже, настоящий… И гренки с сыром. И Алёнка сладко потягивается, принюхиваясь и улыбаясь…
        - Это уже завтрак, или я ещё сплю? - спросила она, не открывая глаз.
        - Не знаю, милая. - Антон поднялся с четверенек. - Давай пока думать, что спишь. А там видно будет…
        Глава 3
        - Я уж не знаю, отчего ты сходишь с ума, а я от любопытства!
        Антон рассказал ей всё - и о явившемся странным образом послании прадеда, и о ночном госте, и о лакее-призраке. Уж очень не хотелось оставаться наедине с собственными страхами и сомнениями… Возможно, правильнее было просто собрать вещички и быстренько уехать. А потом действительно продать дом - только не тому сумасшедшему (сколько бы ни предлагал). Но теперь, когда солнце стояло высоко в пронзительно-синем небе, когда внизу под косогором волны прибоя умиротворенно набегают на песок, когда мир кажется таким привычным и родным… Теперь и подумать невозможно о том, чтобы сбежать, даже не попытавшись проникнуть в тайну, которую прадед завещал именно ему… Да и Алёнка отсюда точно ни ногой, пока не перезнакомится со всеми призраками, духами, фантомами, или как их там…
        - И, между прочим, не так уж всё и страшно. Я тут недавно книжку одну читала, там так и написано: мы видим и ощущаем лишь крохотную часть даже собственной жизни - не говоря уж о жизни вообще. Мне интересно, что тут дальше будет. Интересно - и всё! И давай прямо сейчас, пока светло, пойдем и ту дверь поищем… - Алёнка трещала без умолку, но чувствовалось, что бодрости духа у неё сейчас несколько меньше, чем она старается показать. Пока говоришь, думать некогда - и от этого легче… - Прадед же тебе написал, что ты знаешь, где она! Правда знаешь? И он-то тебе точно навредить не хочет! Ты же сам рассказывал, что он тебе роднее всех родных был. И пусть тот мерзкий старикашка не угрожает. Ему самому страшно, вот он и хочет, чтобы все вместе с ним боялись…
        - Ну, не такой уж и мерзкий. Нормальный… - Антон обвел взглядом комнату и обнаружил, что скомканный лист бумаги, который едва не стал путеводным клубком, по-прежнему лежит на лестничной ступеньке.
        - А он тебе не угрожал?
        - Кто?
        - Кто-кто?! - передразнила его Алёнка. - Тот, который деньги предлагал…
        - Про каких-то серьёзных людей говорил, а так - не угрожал.
        - Мёртвые - не страшные совсем. Живых надо опасаться. Он-то точно не отстанет.
        - Отстанет, - пообещал Антон, направляясь к бумажному катышу. - Ещё как отстанет. Он, когда лакея увидел, чуть в штаны не наделал… - Он развернул лист, надеясь найти там какую-нибудь подсказку, но все надписи куда-то исчезли без следа - даже та, что была сначала. - Я поднимусь, а ты пока здесь посиди…
        - Ни за что! - по слогам и твердо ответила она. - Или вместе, или никак.
        Со вчерашнего дня здесь ничего не изменилось. Даже раскатившиеся по полу зеленые яблоки лежали нетронутые. «. IОХИМ» стоял всё так же незыблемо на своей опоре, только крышки на объективе не было, и казалось, будто он с укоризной смотрит на вошедших.
        - С чего начнём? - Вопрос был скорее риторический, но Алёнка будто ждала его.
        - Свет выключи. Призраки темноту любят. Им при свете никак нельзя…
        - Давай. Только ты присядь куда-нибудь, пока глаза к темноте не привыкнут.
        Она послушно забралась в просторное кресло, стоявшее справа от входа, и свернулась в клубок, положив голову на подлокотник - как будто собралась смотреть телевизор, что-то длинное, но страшно увлекательное.
        Антон щёлкнул выключателем, лампочка погасла, но темнота почему-то не наступила. Окружающие предметы сначала затянуло густой красноватой дымкой, а потом они начали медленно и плавно менять очертания. Колбы и реторты на полках превратились в хрустальные вазы, дощатый пол сменили начищенные до блеска мраморные плиты, стены раздвинулись, и со всех сторон выстроилась стройная колоннада.
        Так сразу и так просто? Всё вокруг взяло и изменилось само собой. Никаких тебе заклинаний, гексограмм и прочей эзотерики…
        - Милости просим, дражайший Антон Борисович! - Посреди зала рядом с «. IОХИМ»-ом стоял давешний лакей. - Вас ждут-с…
        - Кто? - Антон слегка опешил.
        - А вот этого, сударь, нам неведомо. Мне иного дела нет, кроме как с почтением препроводить…
        Антон оглянулся и обнаружил, что позади нет ни кресла, ни Алёны, и ему стало невыносимо стыдно, что на какую-то долю мгновения он забыл о ней.
        - Я не один… - Он метнулся было к двери, но дверь тоже исчезла.
        - Об Алёне Игоревне не извольте беспокоиться.
        - Нет. Без неё я никуда…
        Но говорить уже было не с кем. Лакей куда-то исчез. Только «. IОХИМ» продолжал одиноко стоять посреди огромного зала, и Антону даже показалось, что тот даже издевательски подмигнул своим стеклянным глазом. Последняя знакомая вещь… Последний ориентир. Если он впереди, значит, кресло, где пристроилась Алёнка, - сзади. Железная логика… Впрочем, не время и не место доверять логике. Здесь всё наоборот, всё шиворот-навыворот: хочешь вернуться назад - иди прямо, шёл в комнату - попал в другую. Классика! Не пей - козлёночком станешь. Вино скотинит и зверит человека!
        Он поймал себя на том, что с криком «Ура!» несётся к фотоаппарату, к этому антикварному ящику, чтобы вцепиться в него, в последний предмет из реального мира, но и тот исчез - вместе с залом, мраморным полом и колоннадой. Теперь впереди в бесконечность тянулся узкий коридор, серый, мрачный, освещенный редкими, едва теплящимися лампочками - со множеством дверей, как в захудалой гостинице или общаге.
        Путь преграждал массивный письменный стол, за которым сидел всё тот же лакей, но уже не в ливрее, а в черном френче с голубыми петлицами без знаков различия. Он что-то писал перьевой ручкой, едва не высунув язык от усердия.
        - Присядьте. - Он, не отрываясь от процесса, кивнул на табуретку.
        - Зачем?
        - Имейте терпение. Я делом занят! Вашим же делом, между прочим. Выписываю вам универсальный пропуск. А вы мне мешаете!
        - Какой пропуск?
        - Я что - непонятно сказал: универсальный, дающий право на вход в любую дверь.
        - Я бы предпочел на выход…
        - На этот счёт распоряжений не было.
        - Нет, вы сначала расскажете мне, где я, почему я здесь, куда делась Алёна, как отсюда выйти…
        - Вот справочник. - Человек во френче извлек из воздуха толстый потрепанный том и швырнул его на стол. - Читайте - там всё есть. И больше ни слова, пока я не закончу. Одна лишняя закорючка, и мне придётся все переписывать заново. Вы хотите ещё час здесь торчать?
        Антон сдался. Сел. Раскрыл книгу наугад…
        «…и этим счастливым качеством обладают немногие. Может быть, этот прецедент поистине уникален. Во всяком случае, многого просто мастерством объяснить невозможно. Люди, глядя на фотопортреты, сделанные им, узнавали себя! Узнавали себя лучше, чем позволял весь опыт предыдущей жизни. Снимки говорили о человеке гораздо больше, чем знали о нем знакомые, друзья, коллеги, родственники, даже самые близкие люди, даже он сам. И это проявлялось настолько ярко, что люди бесконечно далёкие от искусства в полной мере осознавали всю глубину его таланта. Как он мог заставить любого человека, даже того, кто видел его впервые, обнажить собственную сущность, раскрыться, сбросить привычную личину - остается загадкой, которую едва ли суждено когда-либо разгадать. Временами кажется, что галереи образов, которые он создал за долгие годы, продолжают жить где-то своей отдельной жизнью в неведомых нам сферах…»
        Фрагмент из некролога… Завернул автор фразочку ради красного словца, а она возьми и окажись правдой…
        Так… Значит, жизнью отдельной… Значит, в неведомых сферах… А почему об Алёне ни слова?
        «…есть дела, в которые не стоит впутывать даже очень близких людей…»
        Ага! Одна строка. Точнее, обрывок строки посреди листа - только на этот раз не газетным убористым шрифтом, а размашистым прадедовым почерком. Ответ, конечно, обнадёживает, но не успокаивает…
        - Распишитесь здесь, здесь и здесь. - Вахтер ткнул пальцем в расчерченный на клетки лист здоровенной амбарной книги. - И получите документ в лучшем виде.
        - И что мне с ним делать? - спросил Антон, принимая плотно исписанный жёлтый бланк, на котором красовалось не менее дюжины печатей.
        - Этот пропуск откроет вам здесь любую дверь, даже если держатели анклавов будут возражать.
        - Зачем мне это?
        - Ой, ну не надо лицемерия… Не место. Вы же всегда мечтали, чтобы вас везде пускали. Прежде чем выписать вам пропуск, я внимательнейшим образом изучил ваше личное дело.
        - А кто такие держатели анклавов?
        - Правильный вопрос. Этот термин ввёл лично я. Держатели анклавов есть лица первой очереди, формально подчинённые Самому. В их полном распоряжении находятся вверенные им анклавы, а также лица второй, третьей и последующих очередей. Кстати, с последними не церемоньтесь. Если что - просто мысленно катком по ним пройдитесь, и всё. Исчезнут. Никаких прав у них нет. Да им и не надо…
        - А вы лицо какой очереди?
        - Разумеется, первой. Я, правда, сейчас готовлю документы на подпись Самому о присвоении мне Высшей очереди, поскольку этот коридор имеет выход в любой анклав, и здесь единственное место, где поддерживается хоть какой-то порядок. Там, - кивнул вахтёр на ближайшую дверь, - иногда такое творится, что только в кошмарном сне… Будь моя воля, я бы всех к ногтю! Но Сам, извините, их распустил, а мне субординация не позволяет без приказа, знаете ли… Всё! Идите! Мне некогда. Дел невпроворот. - На столе сам собой вырос ворох бумаг, и он демонстративно углубился в чтение.
        Антон оглянулся назад, но там был тупик - стена из красного кирпича, на которой мелом вкривь и вкось было начертано: «Порожняков - сука!»
        - Последний вопрос: а кто такой Порожняков?
        - Кто?! - Вахтер оторвал взгляд от бумаг, и в поле его зрения попала стена. - Вот дерьмо! Анархия! Нет, вседозволенность до добра не доведёт! Сейчас же докладную оформим. Попляшут они у меня. - Он выхватил откуда-то ведро с краской, из которого торчала малярная кисть, прошёл сквозь стол и начал аккуратно замазывать надпись. - Порожняков это я. Майор Госбезопасности. Можете называть меня запросто - «товарищ майор». А если увидите меня в ливрее - «голубчик», или «эй, человек», или как хотите… Это моё воплощение второй очереди, так что не церемоньтесь. Да идите же вы, наконец…
        Казалось, коридор уходил в бесконечность. Во всяком случае, конца ему видно не было, и Антон ухватился за ручку первой попавшейся двери. Несколько секунд простоял в нерешительности, а потом потянул её на себя.
        Глава 4
        Несколько пуль ударились в дверной косяк и тут же стекли зеленоватой вонючей слизью. Несколько существ с бульдожьими головами и человеческими телами, облаченные в черные мундиры, в золотых аксельбантах, вылезли из болотной жижи, наставили на него ручные бомбарды. Тут же их поглотил хлопок голубого пламени. Ядовито-зелёные холмы просто кишели подобными тварями. Оглядываться на дверь смысла не было. Антон почему-то был уверен, что выход исчез, едва он переступил порог.
        Из-за спины донеслась ружейная канонада, и на войско монстров начали падать синие молнии, которые разили их сотнями.
        - Вы б укрылись, Ваш Высокопревство! А то, не ровён час, - сам Злобный Дрян явится, и уж тогда мало никому не покажется. - Седоусый солдат в форме времён Крымской войны прикрыл его грудью от наступающих орд нелюдей, и рядом поднялась шеренга воинов, похожих на него как близнецы-братья. - Идите вон к тому шатру, - указал он на вершину одного из холмов, где и в самом деле возвышался алый шатер, - и доложите господину Бомбардиру, что все мы готовы умереть за него. Он и так это знает, но всё равно доложите.
        Шеренга двинулась на неприятеля, за ней - вторая, третья, четвёртая. Вражеские пули косили стройные ряды, и убитых, прежде чем они успевали упасть, подхватывали ангелы и уносили в небеса сквозь низкие серые густые облака.
        Антон двинулся к шатру, готовый долго месить вязкую рыжую глину, в которой ноги утопали едва не по колено. Но путь оказался неожиданно близким: всего несколько шагов, и вот он уже на холме, откуда видна вся картина грандиозной битвы: вон авангард сцепился с неприятелем врукопашную, вон лавина кавалерии (все, как один, на белых конях) врезается во вражеский строй с фланга, а вон там волны нелюдей атакуют пылающий редут, но стойкость его защитников и предрешит исход сражения…
        Что за мусор в голове? Откуда столько высокопарной торжественности?
        - А теперь тридцать бригад улан пусть ударят с левого фланга! - Мальчишеский голос был полон весёлого азарта.
        Мальчонка лет семи сидел на барабане, как Наполеон, и наблюдал за ходом битвы. За его спиной, почти не шевелясь, стояли господа генералы в белых мундирах и белых треуголках с золотым шитьем. Один из них, услышав приказ, превратился в огромного белого голубя, взлетел и через долю мгновения стал крохотной белой точкой над размытой серой дымкой линией горизонта.
        - А это кто такой?!
        - Господин Бомбардир интересуется, кто вы такой, - обратился к Антону один из генералов.
        - Вот… - Антон не нашёл ничего лучшего, как предъявить пропуск.
        - Позвольте. - Генерал взял из его рук документ и с почтением, сняв треуголку, протянул «господину Бомбардиру».
        - Я же говорил этой козявке, чтоб не совался сюда! И не присылал никого! - немедленно вспылил мальчишка. - Его дело коридор драить!
        - Извините, господин Бомбардир, но без воли Верховного этот человек всё равно не смог бы сюда попасть…
        - Да? Пожалуй… - Парнишка, похоже, даже несколько смутился. - Генерал Три, примите командование.
        - Есть! - отозвался один из генералов и сел на кочку, которая почему-то тут же трансформировалась в барабан.
        Солдаты в белых передниках вынесли из шатра плетеный стол и два кресла, поставили чайный сервиз на две персоны, корзинку со сладостями.
        - Присаживайтесь, сударь, - предложил «господин Бомбардир», перемещаясь в кресло.
        - Благодарю. - Антон сел напротив, и тут же на стол водрузили самовар, а грохот битвы чудесным образом затих, хотя баталия продолжалась, и мальчишка продолжал внимательно следить за тем, что происходит на поле боя, лишь вскользь поглядывая на собеседника. - Ваши солдаты просили передать, что готовы умереть…
        - Я знаю! На этот раз Злобному Дряну не будет пощады. А вас, значит, Верховный прислал?
        - Возможно…
        - Какие распоряжения?
        - Никаких…
        - Значит, прислал вас в моё распоряжение!
        - Никаких распоряжений…
        Но мальчишка его уже не слушал. Казалось, он мгновенно забыл обо всём на свете, даже о сражении, которое только что занимало его целиком.
        - Вы даже представить себе не можете, как это восхитительно! Наконец-то! Я назначаю вас главным маршалом Злобного Дряна. И только попробуйте воевать вполсилы!
        - А Злобный Дрян не будет против?
        - Пусть только попробует! Это самое злобное, коварное, жестокое и бессовестное существо в мире. Но пока я точно знаю, что выиграю любое сражение, и мне не так уж интересно…
        - А если я откажусь?
        - А я пропуск не отдам! Вот! Пока не отнимите, не получите. Так и будете торчать тут сто лет.
        - Хорошо… - Собственно, Антон и не собирался отказываться. Чем дальше, тем происходящее казалось всё более нелепым, а значит, и вести себя стоило соответственно. - И как мне его найти?
        - Идите на север, через реки, моря, горы и леса, там черный замок посреди черного болота…
        Дальше можно было не слушать. Ребёнок, похоже, и сам не знал, где прячется супостат. А может быть, просто на ходу сочинял старую сказку. В любом случае идти придётся, и даже хорошо, что Алёнка где-то отстала. Прадед завлёк их сюда, значит, он и позаботится о том, чтобы с ней ничего не случилось…
        Надежды - надеждами, а щемящее беспокойство, которое не отпускало его ни на мгновение, и сейчас никуда не исчезло.
        - Могу дать батальон или полк охраны. Надо? - предложил «господин Бомбардир», всем своим видом давая понять, что ему не терпится вновь принять на себя командование войсками.
        - Не стоит. Так доберусь.
        Антон поднялся и не спеша двинулся прямо в гущу сражения.
        - Даже чаю не попьете? - донеслось вслед, но он даже не оглянулся. Почему-то не было никакого желания продолжать разговор с этим мальчишкой. Тот играл в свою жестокую бесконечную игру, превратившись в её часть, в ее функцию, и наверняка не знал (или не помнил) о том, что в мире существует что-то кроме нее.
        Над полем битвы сверкали разноцветные молнии, ложбины между холмами заливали потоки алого и голубого пламени, поглощая и солдат «господина Бомбардира», и монстров Злобного Дряна. Но чувства опасности почему-то не было… Во-первых, до сих пор не верилось до конца в реальность всего происходящего, во-вторых, в панораме битвы было что-то, напоминающее компьютерный мультик, а в-третьих, Антон почему-то точно знал: случись и впрямь с Алёнкой что-то дурное - он бы почувствовал. Сразу же.
        Эскадрон уродцев с собачьими мордами несся прямо на него - верхом на вполне добродушного вида жабах. «Лица второго порядка», как сказал вахтёр-особист…
        Мысленно - катком…
        Стальная махина, видимая только ему, стремительно умчалась за горизонт, подмяв под себя не только воюющие армии, но и деревья, холмы и всё, что оказалось на ее пути. Возникла абсолютно прямая асфальтовая дорога, уходящая за горизонт, и по ней можно было шагать семимильными шагами, даже не глядя под ноги. Через пару минут грохот сражения остался далеко позади, а Черный замок (высоченная квадратная башня, протыкающая облака) оказался на расстоянии вытянутой руки. Дерни за верёвочку - дверь и откроется…
        Но ни двери, ни веревочки не было. Только ссутулившийся тощий человек в сером сюртуке по моде начала прошлого века показался из-за угла и неторопливым прогулочным шагом двинулся к Антону, опираясь на трость. Он вовсе не был похож на заводную куклу, как бойцы воюющих армий, как те генералы, что стояли за спиной «господина Бомбардира». Скорее он напоминал актера в грубом гриме. Лицо было исполосовано глубокими искусственными морщинами, а над отвисшей нижней губой возвышался одинокий клык. Сущая Баба-яга в мужском обличье. «Покатаюся-поваляюся…»
        - Чем обяжан? - Клык явно мешал ему говорить. Он аккуратно извлёк его изо рта и положил в нагрудный карман.
        - Извините за вторжение, но мне необходимо видеть Злобного Дряна.
        - Мне тоже, знаете ли… - Человек усмехнулся и не спеша двинулся дальше, продолжая привычную прогулку. - Это самое злобное, коварное, жестокое и бессовестное существо в мире - так, если не ошибаюсь, охарактеризовал его наш славный господин Бомбардир?
        - Именно…
        - У мальчика с фантазией не слишком хорошо, но это скорее к счастью, чем к сожалению. Если бы он там, в прежней жизни, получил хоть какое-то реальное представление о том, что такое зло, что такое жестокость, что такое коварство, - всё, что здесь происходит, было бы куда страшнее…
        - Извините ещё раз, - прервал его Антон, - я уже почти привык, что здесь никто не интересуется, кто такой я и как я сюда попал… Но… Вы-то явно не плод воображения «господина Бомбардира». Вы тоже, как изволил выразиться один коридорный смотритель, «лицо первой очереди».
        - Отчасти. Только отчасти… Видите ли, того мгновения, когда нас забросило сюда, мальчик и не заметил. Он сидел у себя в комнате, играл в солдатики и категорически отказывался спускаться в гостиную для общего семейного снимка. Фотографу пришлось подняться в детскую, а я имел неосторожность сопровождать его. И заставить мальчишку смотреть в объектив можно было лишь одним способом - рассказывать о каких-то битвах, о каких-то полководцах, о каких-то победах… Он был, мягко говоря, весьма неуравновешенным ребёнком, и в гимназию его отправить не рискнули. Я был одним из домашних учителей… Вот, собственно, и всё. С тех пор, вероятно, прошло немало лет, но здесь ничего не меняется, поэтому время не имеет никакого значения…
        - Значит…
        - Да, вы совершенно верно догадались: я и есть Злобный Дрян, враг всего светлого и доброго, существо без совести и чести, лишённый чувства жалости и сострадания. И я останусь таковым, пока мальчик не повзрослеет и не начнет хоть что-то понимать в жизни и в людях. Но этого не будет никогда, поскольку нет рядом с ним ни жизни, ни людей - одна только вечная игра. Он устроил всё так, как хотел. Такое уж у него было представление о счастье… - Человек вдруг остановился и впервые за всё время разговора пристально посмотрел на Антона. - Так, извините… Чем обязан?
        Нет, говорить о «назначении» не стоит… Тогда Злобный Дрян, чего доброго, просто сложит с себя полномочия и исчезнет. Было очевидно, что он давно тяготится своей миссией.
        - А почему бы вам не быть рядом с ним? - Антон решил, что лучше не менять тему разговора. - Вы же сами сказали: ничего не изменится, пока он не повзрослеет, и вы - его единственная надежда…
        - Для этого надо до него добраться… А чтобы до него добраться, нужно разгромить его армии. А чтобы разгромить его армии, нужно воистину стать самым злобным, коварным, жестоким и бессовестным существом в мире. У мальчишки фантазии не хватает, чтобы действительно наделить меня этими качествами. А сам я слишком мягок и неловок для такой роли. И ещё я боюсь, что поражение в войне огорчит его настолько, что случится нервный срыв. О последствиях я даже думать боюсь.
        - А почему бы вам не проиграть очередное сражение и сдаться на милость победителя? - предложил Антон. Эта мысль показалась ему удачной, лежащей на поверхности, и было странно, почему она давным-давно не пришла на ум самому «Злобному Дряну».
        - Он мне не позволяет. Он начинает играть в поддавки, как только возникает угроза полной и окончательной победы. Положение просто безвыходно, и я в полном отчаянье.
        - Не знаю… - Антону вдруг стало беспредельно жаль и мальчишку, и «Злобного Дряна». - Пожалуй, вам всё-таки стоит всерьёз стремиться к победе. Это нужно и вам, и ему… Только так вы сможете что-то изменить.
        - Вы думаете? Что ж, я, конечно, попробую… Спасибо. Вы мне очень помогли. Я… - Бывший учитель не успел закончить фразы, как замок тряхнуло, словно при землетрясении, в черной стене образовался проём, и оттуда неторопливо вышел лакей.
        - Антон Борисович. - «Злобного Дряна» он, казалось, и не замечал. - Смотритель распорядились передать вам это. - Лакей протянул Антону пропуск. - И они просили предупредить, что данный документ не подлежит передаче третьим лицам, независимо от их порядка. В противном случае пропуск может быть аннулирован, и вы рискуете навсегда остаться там, где его утратили.
        Лакей исчез, а там, где он только что стоял, возник дверной проём.
        - Кажется, мне пора. - Найти Алёнку, даже если ей ничего не угрожает, было всё-таки важнее, чем продолжать решать местные проблемы…
        - Вы не представляете, как я вам признателен…
        Дверь за спиной с грохотом захлопнулась, и Антон вновь оказался в бесконечном коридоре, освещенном тусклыми электрическими лампочками. И теперь надо было решить, куда идти - направо или налево. А может быть, вообще поступить как-нибудь иначе?
        Он закрыл глаза и двинулся прямо, в первую попавшуюся дверь.
        Глава 5
        - Маманя, у нас гость! - Молодой, пронзительный женский крик раздался сзади, и тут же чьи-то руки обхватили Антона за талию, а к спине, чуть пониже лопаток, прижались два упругих мячика женской груди. - Новенький! М-и-и-иленький такой, просто прелесть.
        - Заткнись, шалава! - Голос был более низкий, более спокойный и более уверенный. Его обладательница явно знала себе цену и, похоже, была довольно бесцеремонна. - И не вздумай его тискать. Забыла, тварь, кто здесь главнее?!
        - Да помню-помню, маманя… - Девица отпустила его, напоследок похлопав по спине. Только после этого Антон решился открыть глаза.
        Прихожая выглядела роскошно - сверкающий дубовый паркет, изящная лепнина на высоком потолке, вдоль стен, обшитых пунцовым бархатом, - золотые вешалки, с которых гроздьями свисали черные плащи и черные шляпы, а трости были беспорядочно свалены в углу, слева от входной двери.
        - Прими у гостя плащ, шляпу и трость, - донеслось из гостиной. - И пусть проходит. Я жду.
        - Нет у него ничего! - почти радостно ответила девица, которая его встретила. Она была небольшого роста, но фигурка отличалась изяществом, а короткая серая юбка не скрывала стройных загорелых ног. Вот только лицо, покрытое густым слоем косметики, выдавало ее возраст - не меньше сорока. Как минимум сорок. А может, и все пятьдесят… Если учесть, что свою собеседницу она называла маманей… - Проходи-проходи! Тут гостям рады всегда. К другим-то никто не ходит. У других-то делать нечего… Погоди. Стой! А ты настоящий? Мы тут всяких посторонних духов не пускаем. Разве что подмести или ещё для чего…
        - Здрасьте…
        - Ну, ладно. Проходи. - Проигнорировав запоздалое приветствие, она погладила его по спине и лёгким шлепком придала нужное направление. - С маманей пообщаешься - ко мне заходи, не пожалеешь. И поосторожней с ней. Она тварь такая… - Последние слова были сказаны едва слышным шёпотом.
        Здешние просторы были вполне сравнимы по масштабам с полями баталий в стране «господина Бомбардира». Гостиная напоминала тронный зал - и роскошью отделки, и размерами: картины, гобелены, ковры, хрустальные люстры, янтарные стены… И лишь где-то в дальнем конце зала Антон с трудом разглядел хозяйку всего этого великолепия. Она напоминала манекенщицу, отдыхающую после дефиле, не успев сменить на повседневную одежду образец «высокой моды» - изумрудно-зеленое длинное платье с глубоким вырезом и декольте. Маманя казалась совсем юной, полулежала в просторном кресле, томно курила длинную сигарету с длинным мундштуком и смотрела на него с вызовом, негой и вожделением.
        Антон уже успел привыкнуть к тому, что расстояний здесь почти не было, и любой путь можно преодолеть, сделав лишь несколько шагов, если, конечно, видишь, куда идти. На сей раз не одна сотня метров, отделявшая его от хозяйки этого мира, просто исчезла в одно мгновение.
        - Присаживайся, Антоша… - Барышня подогнула свои великолепные ноги и жестом указала ему на освободившееся место.
        - Кому Антоша, а кому… - хотелось съязвить, но он осекся. Ощущение, что во всём происходящем таится какая-то ловушка, какой-то подвох, вспыхнуло с новой силой, и Антон решил быть осторожней. - А откуда ты знаешь моё имя?
        - Ой, какой мальчик подозрительный! - Она кокетливо подмигнула и, приоткрыв алые лепестки губ, выпустила в потолок тугую струйку дыма. - Я вообще всё обо всех знаю. Гости рассказывают. К другим никто не ходит. У других делать нечего… А ко мне очередь стоит. Смотритель вообще через день норовит отметиться, но я его к Глаше отправляю. Надоел. Одна от него польза: новости сообщает аккуратно. Давненько, правда, ничего такого особенного не случалось. Но ты здесь, и это славно. Присаживайся-присаживайся. Я не кусаюсь. А ты что - меня не узнал?
        - Нет.
        - Увы, время идёт, и люди забывают своих кумиров. Я - Элеонора Нагорная. Та самая. Легендарная. Ты в синематограф-то ходишь хоть иногда?!
        Антон вспомнил. Была такая звезда немого кино. Но когда прадед мог её сфотографировать, она наверняка была уже в преклонных годах и уж никак не могла выглядеть семнадцатилетней.
        - Не веришь?! - Казалось, её возмещению нет предела. - А вот это видел?! - Она картинно взмахнула рукой, и одна из стен зала превратилась в огромный экран, на котором тут же возникло изображение: Элеонора в меховой шапке, белом свадебном платье, с дуэльным пистолетом в руке кралась вдоль ветхой кирпичной стены в сопровождении офицера в черном, с иголочки, мундире с золотыми эполетами и аксельбантом. - Сейчас будет моя любимая сцена. Садись! - Элеонора сменила позу. Сев прямо и положив ногу на ногу, она похлопала ладонью по сиденью рядом с собой, всем своим видом давая понять, что никаких возражений не потерпит.
        «Дальше вам идти не стоит - слишком опасно…» - высветились титры на экране.
        «Я должна всё видеть! Не смейте мне мешать!»
        «Ваш покорный слуга…»
        «Нет! Не надо быть покорным!»
        «И слугой быть не надо?»
        «Будьте мне другом…»
        «Да! Другом! Верным другом…»
        Немой диалог сопровождался нелепыми жестами - персонажи то хватались за сердце, то раскрывали друг другу объятия, и всё же эти двое как-то ухитрялись остаться незамеченными, хотя часовые с ружьями стояли едва ли не на каждом шагу.
        И тут Антон почувствовал, что действие развивается не только на экране.
        Прохладная ладошка медленно забралась под его футболку и вкрадчиво поползла по спине.
        Элеонора положила голову на его плечо, не отрывая взгляда от экрана.
        - Смотри-смотри… Как романтично. Как чувственно. Как волнующе… - Ее рука продолжала скользить змеей по его коже, обвила талию и попыталась проникнуть под брючный ремень.
        Почему-то захотелось убежать. Дамочка, похоже, уверена, что её чары всесильны и она может иметь кого захочет и когда захочет…
        Его как будто снесло ветром. На мгновение ему показалось, что он сам стал ветром, который разметал многочисленные ряды стульев вместе с неизвестно откуда взявшейся почтенной публикой. Но впереди была кирпичная стена - та самая, вдоль которой крались герои дурацкого фильма.
        - Куда, сволочь?! - донёсся вслед ему истерический вопль. - Сидеть, урод!
        Вперёд! Только вперёд! И не оглядываться…
        И всё же, когда позади затих грохот обвала разрушенной стены, он оглянулся - то ли посмотреть, далеко ли погоня, то ли внешность киношной красотки была настолько притягательной, что он решил-таки посмотреть на неё с безопасного расстояния…
        Нет, погони не было. Только костлявая старуха, с которой свисали лохмотья всё того же зеленого платья, стояла в проломе и палила вслед ему из пистолета, совершенно не заботясь ни о перезарядке, ни об экономии боеприпасов. Очередная пуля просвистела возле уха, другая обожгла плечо. Антон глянул на рану и увидел, как по футболке растекается кровавое пятно.
        Так… Шутки кончились.
        Он помчался со всех ног в сторону каких-то руин, зажимая кровоточащую царапину. Пули продолжали свистеть то справа, то слева, и он продолжал бежать, пока выстрелы не стихли, а чахлая степь, поросшая жёлтой травой, не сменилась заснеженной равниной.
        - Простите, Антон Борисович! Бес попутал. Жадность проклятая… Служба, знаете ли, нелёгкая. Хотел себя вознаградить за труды на благо общественной пользы. Больше не повторится. Только вы Самому ничего не говорите. Очень вас прошу - по-человечески. Готов всячески оправдаться. Если, конечно, в моих силах… - Привратник, он же товарищ майор, стоял по колено в снегу, смущенно теребил в руках фуражку, и редкие снежинки стремительно таяли, соприкасаясь с его склоненной лысиной. - Она очень просила. Я думал, и вам понравится…
        - Где Алёна?
        - Не могу знать. - Он весь сжался, как будто приготовился к удару плетью. - У меня на неё никаких документов. Простите великодушно…
        - Значит, это ты меня туда…
        - Я думал - понравится. У Эли всем нравится, хоть и дура она деревенская. Самозванка. Конечно, не актриса она никакая. Всю жизнь секретаршей в конторе работала. У меня в деле всё записано… Хотите полюбопытствовать? - Смотритель достал из рукава пухлую папку.
        - Не хочу. Где Алёна?
        - Не могу знать. Я же только по документам… Но, если желаете, могу препроводить вас к людям более сведущим.
        - Хочу.
        - Хорошо, Антон Борисович. Немедля. Только вы уж Самому-то не говорите, что я так…
        - Там видно будет.
        - Конечно-конечно, - поспешил согласиться Смотритель. - Готов к любому сотрудничеству. Без волокиты. По первому сигналу. Пойдемте, я провожу… - Он нырнул в сугроб и исчез, не оставив даже вмятины на снегу. Антону ничего не оставалось делать, как последовать за ним.
        Глава 6
        - И кто там… обитает? - На языке вертелось слово «живёт», но Антон решил, что вряд ли оно здесь уместно.
        - Александр Илларионович Лаптев, из дворян. Философ, социолог, общественный деятель, филантроп, воздухоплаватель, был товарищем министра при последнем императоре… В общем, из бывших, но человек вполне… - Смотритель замялся, подбирая подходящее слово, - лояльный…
        - В каком смысле?
        - А в том, что многим здесь так хорошо, что больше ничего не надо. А он всё чего-то ищет, чего-то изучает. Я по долгу службы пытался вникнуть в его исследования, но это слишком сложно для неспециалиста. Но польза несомненна…
        - Польза для кого?
        - Для порядка! Да, он ищет оптимальный порядок для общественного блага. И не пытается скрыть результатов. Он даже субординацию соблюдает: все попытки выйти на Самого - только через меня. Когда-нибудь мы тут порядок наведём не только в коридоре, но и в номерах… - Чувствовалось, что Смотритель оседлал любимого конька и готов прочесть пространную лекцию о справедливом мироустройстве и роли руководящих органов в установлении закона и порядка. - Он уже на пороге решения самых насущных…
        - Помолчи!
        - Есть!
        Антон выдержал длинную паузу. Он смотрел на заснеженный невнятный горизонт, выжидая, насколько у Смотрителя хватит терпения хранить молчание. Терпения хватило - видимо, тот был не на шутку напуган недавним инцидентом.
        - Ну, двинулись… Где твой товарищ министра?
        - А никуда идти не надо. Здесь всё рядышком… - Смотритель достал из кармана галифе связку ключей, и откуда ни возьмись в чистом поле появилась облезлая ветхая дверь. - Сейчас-сейчас… - Он торопливо загремел ключами, выискивая нужный, но вскоре вставил в замочную скважину первый попавшийся. - Только прошу вас не шуметь, когда войдём. Есть у меня подозрение, что указанный товарищ не всегда о пользе общества печется, а и о своей собственной не забывает. За всеми глаз да глаз нужен, а то нюх потеряют…
        Дверь со скрипом отворилась, и за ней на некотором отдалении обнаружился силуэт женщины с птичьей головой. Химера расправила платье, словно крылья, и с громким клекотом улетела в непроглядный мрак, полный вздохов и шорохов.
        - Докладывать полетела, курица… - с досадой выдавил из себя Привратник.
        - Нам точно туда? - спросил Антон с опаской. Ему вдруг показалось, что никакая сила не заставит его перешагнуть через порог. - А это что за зверь?
        - Это… Видите ли, Александр Илларионович полагает: чем женщина глупей, тем ближе к идеалу. Так что у него служат несколько лиц второго порядка, женского пола, с куриными мозгами. Фантастически преданы хозяину… Хотите, я впереди пойду? - любезно предложил Смотритель, заметив, что Антон не решается переступить границу владений филантропа, и тот охотно посторонился.
        Внутри было тепло и сыро. Дверной проём позади просто исчез, под ногами хлюпала какая-то жижа, а к шорохам и вздохам прибавились стоны, шуршание, перешёптывание, уханье, рычание, скрежет, чавканье, хруст битого стекла, волчий вой, детский плач, цоканье копыт, соловьиная трель, стук колёс по булыжной мостовой, журчание воды в сточной канаве…
        - У него тут не поймёшь сразу-то, куда угодишь, - шёпотом сообщил Смотритель. - Говорит, порядок рождается из хаоса, так что, мол, лучше самому не знать, откуда что берется. Тихо! - Он внезапно остановился, и тут же в сотне метров впереди вспыхнул уличный газовый фонарь, осветив кусок мостовой и какие-то невнятные строения трущобного типа. - Сейчас начнётся.
        Под фонарным столбом промелькнули какие-то стремительные тени, потом раздался взрыв, загремели выстрелы. Смотритель прижался спиной к покосившемуся забору, так что наполовину замуровался в доски, и теперь казался барельефом, освещенным немногочисленными тусклыми фонарями и отблесками едва занявшегося пожара в доме напротив.
        Два прожекторных луча ударили вдоль улицы, выхватив из темноты баррикаду, которую обороняла от невидимого супостата горстка гражданских лиц, вооруженных винтовками, мушкетами и луками. Украшением оборонительного рубежа была небольшая мортира, казалось, снятая с пиратского корабля. Те, у кого ничего другого не было, швыряли в темноту булыжники, которые отбойными молотками выковыривали из мостовой две девушки в рабочих спецовках и красных косынках. Баррикада утопала в клубах порохового дыма, её защитники палили из всего, что было, почти не целясь - голубоватый, безумно яркий свет прожекторов ослеплял их. Вскоре появился и противник - безголовые монстры в два человеческих роста, закованные в броню, от которой отскакивали и пули, и стрелы, и булыжники. У каждого за плечами висел плетёный из лозы короб, и казалось, что шли они вовсе не в бой, а на плантацию - собирать урожай. Вскоре чудовища вплотную приблизились к баррикаде и начали с одинаковой лёгкостью расшвыривать в стороны обломки мебели, мешки с песком и многотонные куски бетонных блоков. Напоследок ухнула мортира, и стальное ядро, проломив
ржавый стальной нагрудник, повалило одного из них навзничь, но, переступив через его неподвижное тело, другие уже пробились сквозь баррикаду, начали хватать длинными мощными руками её защитников и складывать в заплечные короба. Как только ёмкости наполнились, прожекторы погасли, и из полумрака донесся тяжёлый удаляющийся топот.
        - Уф-ф… - облегчённо вздохнул Смотритель и высвободился из забора. - Пронесло, слав те господи.
        - Что это было?
        - Это так вот Александр Илларионович собирает материал для своих исследований. Здесь у него зона хаоса, как он её называет. То есть здесь он ни во что не вмешивается, оставляет всё как есть. И отсюда он забирает исходный материал для размещения в упорядоченных общественных формациях. Ну, если угодно, он и сам объяснит…
        - Люди, значит, для него - материал…
        - Да бросьте вы миндальничать, Антон Борисович… Это всё лица третьего порядка. В крайнем случае - второго. К тому же все они обязаны ему фактом своего существования. Так что в этой стороне его деятельности я лично ничего предосудительного не нахожу. Если у вас какие-то претензии или сомнения, можете сами ему всё высказать. - Смотритель оторвал от забора доску, протиснулся в образовавшуюся прореху и скрылся в темноте. Оставалось только последовать за ним.
        Моложавый стройный интеллигент в смокинге сидел за роскошным дубовым столом, покрытым скатертью из красного бархата. Просторные апартаменты освещались расставленными вдоль стен канделябрами и жарким пламенем камина. Хозяин не обратил на вошедших ни малейшего внимания - он играл сам с собой в кости, после каждого броска делая пометки в блокноте.
        - Позвольте отвлечь, - обратился к нему Смотритель. - Позвольте представить… Представитель Самого… Вот… - Он подтолкнул Антона вперёд, норовя почему-то спрятаться за его спину.
        - Да? Присаживайтесь. - Господин Лаптев рукавом смахнул со стола и кости, и блокнот, и письменный прибор, причём они не упали на пол, а просто бесследно исчезли. - Впрочем, нет - не присаживайтесь. Пройдёмте! Я, кажется, уже близок… Главное - найти оптимальное соотношение свободы и тирании. Я покажу… Вот. - Он выхватил из пустоты охапку белых халатов, один накинул на себя, а два протянул Антону и Смотрителю. - Условия должны быть стерильны, иначе я не смогу поручиться за достоверность результатов. Следуйте за мной.
        Философ, социолог, общественный деятель, филантроп, воздухоплаватель и дворянин торопливо зашагал вдоль книжных стеллажей, выстроившихся в причудливый лабиринт, где найти верную дорогу можно было лишь с помощью феноменальной памяти или сверхъестественного чутья.
        В просторном кабинете за партами сидели юноши и девушки в одинаковых белых кружевных рубашках и благоговейно внимали лектору, торопливо, старательно и синхронно занося в конспекты каждое слово.
        «…без чувства меры невозможна никакая созидательная деятельность, и каждый из вас, прежде чем воплощать в жизнь решения, директивы, указы и постановления, должен всесторонне…»
        - Здесь мы готовим управленческие кадры. Курс базовых принципов. Впоследствии курс делится на спецкурсы, разработанные сообразно конкретным вводным, - успел пояснить на ходу господин Лаптев, и вновь с обеих сторон замелькали бессчётные книжные корешки.
        Спереди донёсся гром аплодисментов и приветственные возгласы. Вскоре путь оказался перекрыт толпой явных пролетариев, бурно приветствующих оратора, стоящего на башне броневика, над которым почему-то вместо красного знамени развевался «весёлый Роджер».
        «…и только вы, сжав свои усилия в один могучий кулак, поднимите на дыбы затхлое болото, в котором самозабвенно квакают чинуши, обыватели и прочая вялая стерлядь…»
        - А здесь вы готовите пламенных революционеров, - высказал догадку Антон, и господин Лаптев, едва не врезавшийся в толпу с явным намерением пройти сквозь нее, как нож сквозь масло, даже остановился.
        - Вы необычайно догадливы, молодой человек, - поспешил выразить он своё восхищение. - Не желаете ли возглавить ряд тем моего проекта? Полная самостоятельность! Знаете ли, подготовить толковых специалистов нелегко, а найти на стороне вообще невозможно…
        - Я подумаю, но сначала мне хотелось бы ознакомиться с достигнутыми результатами, - уклончиво ответил Антон.
        - О, да! Разумеется! - Чувствовалось, что господин Лаптев был в полном восторге оттого, что не получил немедленного отказа. - Мы уже почти на месте.
        Толпу пролетариев вместе с оратором и броневиком как ветром сдуло, и впереди до самого горизонта открылись бескрайние поля, расчерченные живыми изгородями на абсолютно правильные квадраты. Бравые косари в белых льняных рубахах и штанах двигались правильной шеренгой, а обнажённые красотки с вилами следовали за ними, укладывая скошенную траву в стандартные копны.
        - Идеальное общество основано не только на единственно верном соотношении свободы и тирании! - сообщил господин Лаптев. - Необходима также точная пропорция между физическим и умственным трудом, работой и досугом, стремлением к нравственному закону и естественным зовом плоти. Ошибка всех утопистов прошлого была в том, что они были уверены, что каждый индивид как составная часть общества способен к самоорганизации. Во-первых, не каждый! В-вторых, даже тем, кто на это способен, необходим внешний организующий фактор! Но необходимо, чтобы само общество и генерировало, и регулировало этот фактор…
        Раздался вой трубы, и строй косарей остановился. Сзади подтянулись телеги, запряжённые фиолетовыми мулами, и трудящиеся стали разбирать доставленные свирели, гармони, гитары, трубы и валторны, хлеба, окорока, сырные головы, колбасные батоны и кувшины с напитками. Две девицы развернули над полем транспарант с надписью: «Сделал дело - гуляй смело!» За считаные минуты трудовой фронт превратился в народное гуляние.
        - …и главное то, что граждане осознают свою относительную несвободу, но в любом состоянии оценивают её трезво и видят в ней скорее благо, чем…
        - Сумасшедший дом, - прокомментировал Антон происходящее и нащупал в кармане универсальный пропуск. Надо было уходить. Здесь всё было гораздо беспросветнее, чем у маленького воителя и даже у сладострастной актрисы-самозванки.
        - Антон Борисович! Что вы можете знать о сумасшествии… - попытался урезонить его Смотритель.
        - Да-да! Пусть посмотрит, прежде чем огульно отвергать плоды многолетних исследований, - поддержал его господин Лаптев.
        - Куда угодно - лишь бы отсюда подальше! - решительно заявил Антон.
        - Ну, тогда, если что, прощеньица просим, - зловеще прошептал товарищ майор, и бескрайние поля вместе с пляшущими косарями и голыми жницами затянуло в огромную стремительную воронку…
        Глава 7
        Впервые за всё время, проведенное в этом нелепом мире, ему стало по-настоящему страшно. Безумный холодный поток уносил его в какую-то черную дыру, вокруг возникали и рассыпались в пыль силуэты мрачных строений, как будто обезумевший джинн, едва вырвавшись из бутылки, строил дворцы и разрушал города. Тело не слушалось. Даже пальцем невозможно было шевельнуть по собственной воле, зато упругие невидимые струи вертели телом как хотели. Вот тебе и лицо первого порядка с универсальным пропуском в кармане… И Привратник оказался не так прост… Антону даже сейчас казалось, что тот смотрит ему вслед с горьким сожалением - как на зарвавшегося юнца, не знающего правил приличия. Куда только делись и демонстративное служебное рвение, и показное подобострастие…
        Всё кончилось так же внезапно, как началось. Серое низкое небо висело над серой нетвердой почвой, в которую он провалился почти по пояс, а ступни так и не нащупали под собой надежной опоры. Каждое движение, каждая попытка высвободиться из объятий трясины приводила лишь к тому, что он проваливался всё глубже и глубже. В метре от него из ничего возник тонкий берёзовый ствол, но едва Антон протянул к нему руку, деревце исчезло, рассыпалось в пыль, которую тут же подхватил порыв ветра. Может быть, это всё-таки сон? Может, ущипнуть себя за ухо и проснуться? Или просто крыша съехала, и теперь, пока он тут общается с потусторонней шушерой, добрые врачи районной психушки пытаются вернуть его к реальности?
        Помощь пришла неожиданно. Два дюжих санитара в синих халатах засунули в серую хлябь мощные волосатые руки, схватили его за подмышки и одним резким движением вытащили из объятий трясины.
        - Сам или помочь? - поинтересовался один из них, протягивая ему смирительную рубашку.
        - Зачем это?
        - Понятно. Не договоримся… - с искренним сожалением в голосе произнёс второй санитар и стальной хваткой вцепился Антону в запястье. - Ну, тогда не обижайся. У нас с психами короткий разговор. - Он явно собирался продолжить пламенную речь, но вдруг откуда-то донёсся тяжёлый топот, от которого поверхность тумана покрылась мелкой рябью.
        - Опять этот гад… - с явным сожалением выдавил из себя первый санитар. - Давай-ка от греха подальше…
        - А с этим что?
        - Никуда он не денется. Всё равно вылечим…
        Санитаров как ветром сдуло, а вдали показалось несущееся во весь опор стадо розовых слонов, которое погонял худосочный мужик в ушанке и фуфайке. Время от времени он лупил хлыстом по рыхлой поверхности здешней «тверди», и от каждого удара в стороны разбегались волны в человеческий рост. Пастух засунул хлыст за пазуху, и у него освободились руки, чтобы растянуть меха обшарпанной гармошки, которая висела на груди. На его плече обнаружилась белка-альбинос и запела дурным голосом:
        Восемь палок, две доски,
        Три рубля - заначка!
        Помогает от тоски
        Белая горячка!
        - Оп-паньки! - Мужик заметил Антона, на которого чуть было не наступил один из слонов, что неслись во весь опор, радостно хлопая ушами. - Человек! Живой… Слышь, человек, тут санитары не пробегали?
        - Ага… Двое.
        - Отрицают, придурки, факт существования субъективной реальности! Мол, все кругом психи - они одни здоровые… Куда пошли-то?
        - Не знаю. Не заметил…
        - А ну, стоять всем! - На этот раз пастух обращался к слонам, и стадо послушно замедлило бег. Вскоре животные начали выковыривать из тумана бивнями некую белую субстанцию с фиолетовыми разводами и с аппетитом поедать её. В воздухе повис запах манной каши и вишнёвого варенья.
        Тут же с животными начало твориться что-то неладное: на розовой коже начали проступать серые пятна, и от этого силуэты слонов начали сливаться с окружающей серой действительностью.
        - А что это с ними? - поинтересовался Антон, чтобы поддержать разговор.
        - А… - Мужик протёр глаза и торопливо достал из-за пазухи початую бутылку «Столичной». - Это непорядок. Это, значит, пора микстурку принять… - Он сделал несколько жадных глотков и, когда на дне осталось грамм пятьдесят, протянул бутылку Антону. - Будешь?
        - Нет, своей дури хватает…
        - Это хорошо, это правильно… - Пастух вылил остатки напитка себе на ладонь и протянул белочке. Та с радостью начала слизывать живительную влагу.
        Слоны мгновенно обрели нормальный розовый цвет, мужик ударил по клавишам и растянул меха, а белка затянула новую песню:
        Разлука ты разлука,
        Больная сторона,
        Об ей даж наука
        Не знает ни хрена!
        - А где мы, собственно, находимся? - спросил Антон, не надеясь, впрочем, получить внятного ответа.
        - У-у-у, брат… Я тебе скажу - только ты никому… - Он подошел вплотную и начал шептать Антону на ухо: - Мы сейчас на поверхности Ственной монады, пребывающей в состоянии перманентного разрушения и поступательной регенерации…
        - Какой монады?
        - Не понял, что ли? Ственной!
        - Это как?
        Но мужик, похоже, его уже не слышал. Он устремил взгляд в сторону горизонта, откуда донёсся чихающий рёв мотора.
        - Скажу. Но не сейчас. Давай-ка прятаться, а то никому мало не покажется!
        Рокот приближался, пастух ударом хлыста поднял волну тумана, которая накрыла всё стадо, сделав его невидимым, и начал сам погружаться в серую хлябь, схватив Антона за руку.
        - Я там уже был…
        - Жить хочешь - не дёргайся!
        Антон подчинился. И вовремя. Как только они погрузились в туман, он разглядел сквозь дымку, что над серыми полями кружит странное существо с огромным плоским обрюзгшим лицом и мальтийским крестом на пузе, и ощупывает пристальным пытливым взглядом серое безмолвие. За его сгорбленной спиной вращается пропеллер, как у легендарного Карлсона, а с куриных лапок с отточенными когтями стекают капли крови. Внезапно существо камнем бросилось вниз, выхватило из тумана одного из розовых слонов и, на лету разрывая добычу, стремительно скрылось за горизонтом.
        - Вылезай! Отбой воздушной тревоги! - бодро заявил мужик и помог Антону выбраться на поверхность.
        - Что это было?
        - Хохенекройцергеликоптер!
        - Что?
        - Вот и я думаю - что? Может, тяпнешь для храбрости? - Пастух протянул гранёный стакан, до краёв наполненный прозрачной жидкостью с густым сивушным запахом. - Чистый. Сам отжимал.
        - Тяпну-тяпну, - поспешил ответить Антон, принимая ёмкость. - Только сначала скажи, что это за хохен… Как его…
        - Хохенкройцергеликоптер, - без запинки повторил мужик и как-то сразу погрустнел. - Ну, было как-то… Перебрал я микстурки-то, и на тебе! Вот такая тварь завелась. Даже санитары ничего с ним не могут. А доктору некогда… Через четыре года здесь был бы город-сад. Тут бы у меня на берёзах печёная картошка росла бы и огурцы солёные… А он, гад, что делает: всё, что ему нравится, себе забирает, а что не нравится - уничтожает. Поэтому и монада - Ственная… Ему, вишь ли, не понравилась первая часть ейного названия, и он её уничтожил. И теперь никто не знает, какая она - то ли Божественная, то ли Естественная, то ли Наследственная…Ты пить-то будешь? Нет? Тогда сюда давай! Стакан - не микрофон…
        - Может, Подследственная или Девственная? - предложил Антон свои варианты.
        - Не гундось! Главное - чтобы она Посредственной не оказалась…
        Едва он выпил, и без того тусклый свет окружающего пространства начал меркнуть. Потом чьи-то могучие жилистые руки раздвинули пелену небес, и в просвете возникло мужское бледное изможденное пожилое лицо. На изрезанный глубокими морщинами лоб спадали пряди седых волос, и темные глубокие глаза взирали сверху вниз с укоризной и состраданием. Где-то возле переносицы панически заметался Хохенкройцергеликоптер, казавшийся теперь не больше стандартной мухи-дрозофилы. Исполин просто отмахнулся от него ладонью, и летающий ужас ушел в глубокий штопор, теряя на лету гайки и шестерни.
        - Вот и хорошо… Вот и славно! - В голосе доктора слышалась неподдельная радость и сострадание. - Ещё пара сеансов - и порядок… Вы уж, пожалуйста, не противьтесь.
        Вдруг оказалось, что нет ни монады, ни пастуха, ни розовых слонов, ни вечно пьяной белочки, ни психованного вертолёта. Руки и ноги были намертво пристёгнуты ремнями к больничной койке, вместо серого неба перед глазами простирался белый потолок, покрытый густой сетью мелких трещин.
        - Если процесс выздоровления и дальше будет столь же успешен, то и до выписки недалеко… - Доктор уже сидел на табурете возле койки, а дюжий санитар, один из старых знакомцев, закачивал в шприц из ампулы синеватую жидкость. - Извините, что держим на привязи, но это для вашей же безопасности…
        - Доктор, а как я сюда попал? - поинтересовался Антон.
        - Да очень просто… По заявке родственников. Ваша невеста позвонила. Мы приехали и забрали, как положено…
        - Где она?! - Антон готов был порвать путы и мчаться, не замечая стен и прочих препятствий. - Куда вы ее дели?!!!
        - Никуда не дели. Успокойтесь. Ну, сами подумайте, зачем ей лишние волнения? Она - девушка впечатлительная, ранимая…
        Ремни лопнули, простыни сдуло ветром, трещины в потолке начали расти и шириться, в нагрудном кармане зашуршал универсальный пропуск, и вскоре больничная палата осталась где-то позади, а с обеих сторон замелькали двери знакомого коридора. И лишь голоса взволнованного доктора и инфантильного санитара еще некоторое время достигали его слуха:
        - Коли! Коли быстрей!
        - Кого колоть-то? Нету его. Утёк…
        - Да не ему! Мне коли. Быстро, а то всем хуже будет…
        Глава 8
        Как бы совсем не разочароваться в людях… Временами он осознавал, что те, с кем ему доводится здесь встречаться, - вовсе не отражения характеров, судеб и сущности людей, а всего лишь тени тех мгновений, которые они переживали, однажды оказавшись под прицелом всевидящего ока «. IОХИМ»-а. Но всё равно какая-то горечь оседала на дне души после каждой новой встречи: неужели человек настолько ущербен, настолько уязвим, настолько беспомощен перед самим собой. Антон на мгновение попытался представить себе, каким стало бы здесь его собственное отражение, как здесь протекало бы вырванное из его жизни мгновение, умноженное на бесконечность. И тут он понял, что не может вспомнить ни одного случая, когда прадед фотографировал его самого - тот, видимо, то ли знал, то ли предчувствовал, к чему это может привести…
        Стоп! Алёнка… Её саму могли и не впустить в пределы этого мира, но он же сам сделал снимок, а значит, где-то здесь, за одной из этих дверей, обитает ее отражение…
        Если универсальный пропуск действительно универсален, как утверждал Привратник, то он вправе сам решить, что должно оказаться за очередной дверью.
        Антон уже схватился за первую попавшуюся дверную ручку, но вдруг предельно ясно представил себе, что будет, если его предположения верны: там есть и Алёнка, и чердак, и старый дом, который совсем недавно казался просто раем земным, и море, и чайки… И, конечно, там должен быть ещё один Антон - «лицо второго порядка», нет, не настоящий, а идеал, образ, сотканный любовью, - самый лучший, самый совершенный. Вот с ним-то встречаться не просто не хотелось, а было просто страшно - даже после всего того, что он здесь успел пережить.
        Значит, дальше - наугад! Только бы там не оказалось сумасшедших дамочек, «спасителей человечества» и прочих хохенкройцергеликоптеров…
        Первым, что он увидел, была облезлая статуя «всегда готовой» пионерки. Засмотревшись на нее, Антон споткнулся о горячую проржавевшую трубу, затерявшуюся в высокой жухлой траве. Тут же из-под ног вырвалась струя обжигающего пара, и он едва успел отскочить в сторону.
        - Эй, что делаешь, вредитель?! - Настоящий абрек в ватнике и с автоматическим карабином в руках выскочил из зеленой фанерной будки с зарешеченными окнами. - Эй, ходят тут всякие, под ноги не глядят… А у нас все ремонтники, понимаешь, героическим трудом заняты! Что делать будем? А?! - Он достал из кармана разводной ключ и застыл в нерешительности: то ли продолжать держать злодея на мушке, то ли немедленно броситься на устранение неисправности.
        - Позвольте мне… - Антон сам попытался предложить выход из патовой ситуации. - Давайте я сам всё исправлю, а вы уж продолжайте поступать, как велят вам гражданский долг и должностная инструкция.
        Если бы сторож оказался «лицом второго порядка», то пуль можно было не опасаться - они неизбежно летели бы мимо или отскакивали от спины, как резиновые мячики. Но, похоже, абрек был из настоящих, и карабин ничем не напоминал дешевый муляж.
        - А ты что - слесарь, да?
        - Ага, - охотно соврал Антон, опускаясь на колени перед разорванной, насквозь проржавевшей и густо прокрашенной зеленой краской трубой. - Слесарь-кудесник шестого разряда.
        Струя горячего пара обожгла ладонь, но боль тут же ушла, а ржавый металл обрел пластилиновую мягкость. На то, чтобы залатать трубу, ушло не больше минуты, и Антон уже чисто из хулиганских побуждений мысленно нарисовал на месте разрыва розовый бантик, который не замедлил появиться.
        - Всё, - сообщил Антон, стряхивая с ладоней ржавую пыль, и тут же попытался пошутить: - На бутылку-то дашь, что ли?
        - Это тебе не частная лавочка! - тут же отреагировал сторож, который явно шутки не понял. - Это, понимаешь, важный народно-хозяйственный объект! А ты его чуть из строя совсем не вывел!
        Антон, выслушивая его гневную тираду, огляделся по сторонам. Сквозь густой туман едва просматривалась высоченная стена заводского корпуса, над которым возвышались три кирпичных трубы. Из здания доносился едва слышный железный лязг, гул турбин, а сквозь высокие и узкие, как бойницы, окна пробивались вспышки электросварочных огней.
        Вдоль стены торопливо и целеустремленно шли вереницей стройные девицы в черных спецовках и красных косынках со штыковыми лопатами через плечо.
        Понятно… Еще одна утопия. Идеальный мир, рожденный чьим-то больным воображением. Надо было срочно убегать, пока не появился то ли Великий Вождь и Учитель, то ли Любимый Руководитель.
        Антон уже изготовился для прыжка сквозь безбрежные пространства, но сторож неожиданно ловко схватил его за рукав.
        - Думаешь, бантик повязал - и всё, да? Нет, голубчик! Пока товарищи из органов с тобой не разберутся, тут стой, а то, не ровен час, пристрелю! - Сторож говорил это громко, явно рассчитывая, что работницы его услышат и впоследствии доложат кому следует о его рвении. - А ну, заходь в будку, пока шрапнели не отведал от трудового народа!
        Конечно, можно было сделать всего шаг и оказаться за тридевять земель, но при этом слишком велика была вероятность оказаться в очередном сумасшедшем доме, на поле брани или попасть в какую-нибудь эпоху великих перемен. Здесь, по крайней мере, всё было относительно понятно: сторож «дядя Ахмед» находится при исполнении и делает именно то, что ему и положено делать.
        Антон демонстративно завел руки за спину и, поглядывая искоса на ствол наведенного на него карабина, вошел в караульное помещение.
        На столешнице из неструганых досок стоял стандартный набор сторожа - чайник, электроплитка, пара кружек и массивный черный телефон. Сторож стянул с себя ушанку, швырнул ее на деревянный топчан, покрытый лоскутным одеялом, и, не спуская глаз с «нарушителя», схватился за телефонную трубку.
        - Алло! Марьяша! Эй! Первого дай. Спит?! А ты разбуди. Какие шутки?! ЧП у меня! Ага… Ну… Некогда нам тут ждать. А не встанет - сама дойди. Ножками-ножками. А строгача не хочешь в личное дело?! Вот и ладно… Чай пей, да… - Последняя фраза была адресована уже Антону.
        Прижав трубку ухом к плечу, он разлил по кружкам черную пахучую жидкость и при этом не забывал держать незваного гостя под прицелом.
        - За что такая милость? - Антон присел на табуретку и обнял ладонями кружку.
        - А я еще не знаю, злыдень ты какой или польза с тебя будет, - рассудительно ответил сторож. - Ты пей давай, только сахару нет - не завезли. Алё! Товарищ Первый! Да! Дежурный шестого поста… Да! Так вы ж сами велели… Ага! Приказ номер тридцать два. В соответствии… Да, задержан. Один. В караулке. Сидит. Сами проверяйте, товарищ Первый. Мое дело маленькое. Нет, товарищ майор не звонил. И не заходил. Да! Есть молчать! Ждем. - Он аккуратно положил трубку на рогатины телефона и пристально посмотрел на задержанного. - А теперь рассказывай - кто такой, как зовут, как сюда попал…
        - Я буду отвечать только товарищу Первому, - ответил Антон, решив, что два раза повторять одну и ту же историю будет слишком утомительно. - Когда он прибудет?
        - Не он, а она, - поправил его сторож. - Скоро. У нас тут всё скоро делается. Как-никак экспериментальное производство, передовой метод - полсотни народу работает за полторы тысячи. Ударно…
        Не успел он закончить фразы, как раздалось надрывное чихание мотора, которое тут же стихло, хлопнула автомобильная дверца, и Антон разглядел сквозь запотевшее окно силуэт черной эмки, от которой отделился столь же черный силуэт человека.
        Дверь перед ней распахнулась сама. Сторож торопливо прислонил к столу карабин, бросился принимать черное кожаное пальто с ее плеч, а сам Антон едва сдержался, чтобы не броситься навстречу или наоборот - забиться в самый дальний угол. Он знал эту женщину по фотографиям из архива прадеда - какая-то легендарная родственница, директор некоего секретного завода, расстрелянная много десятилетий назад то ли за «связь с английской разведкой», то ли просто «как классово чуждый элемент».
        - Этот, что ли? - спросила она, как будто были другие, кроме Антона, претенденты на звание задержанного.
        - Ага! - радостно отозвался сторож. - Он трубу голыми руками залепил. Если не вражина, то ценный кадр.
        - А если и враг, то ничего страшного, - добродушно отозвалась «гражданин начальник». - У нас тут любой перекуется, станет сознательным товарищем… Давай-ка протокол писать.
        Сторож немедленно достал из ящика стола ученическую тетрадь в клеточку, стеклянную чернильницу и деревянную перьевую ручку. Чувствовалось, что заниматься делопроизводством ему было не впервой.
        - Фамилия, имя, отчество, год рождения, род занятий?
        Антон честно сообщил свои анкетные данные.
        - Как здесь оказались?
        - Через дверь - на основании универсального пропуска, выданного лично майором Порожняковым.
        - Предъявите! - Начальница искоса глянула на сторожа с укоризной - мол, что ж сразу документы не проверил.
        Антон с готовностью показал пропуск - издали, не отдавая в руки. Почему-то именно сейчас он в полной мере оценил ценность документа, дающего свободу передвижений.
        - Почему сразу не предъявили? - Тон ее был по-прежнему суров, хотя было заметно, что бумага произвела-таки должное впечатление.
        - Занят был - трубу ремонтировал.
        - Цель визита?
        - Инспекция с целью рационализации производства, - вдохновенно соврал Антон и тут же пожалел о сказанном.
        - Опять, что ли, план увеличить решили?! - Она даже занесла кулак, чтобы ударить по столу, но сдержалась. - И так люди «пашут» в три смены без выходных и перекуров. И так сто семьдесят процентов даем! Автолавка позавчера опоздала на пять часов! Нет! Я решительно заявляю: не будет увеличения, хоть все мы из штанов выпрыгнем! Оборудование износилось, с электроэнергией перебои, топливо кончается. Где обещанный эшелон с мазутом? Я вас спрашиваю!
        - Мазута не будет, автолавка тоже больше не приедет, - прервал ее Антон. - Всё! Сворачивайте производство и живите как хотите. Вы исполнили свой долг и заслужили покой…
        - Что? - Теперь опешили оба: директриса даже привстала с табуретки и тяжело плюхнулась обратно, а сторож выронил перо, забрызгав протокол чернилами.
        - Всё - эксперимент закончен.
        - А как жить-то? Зачем жить-то теперь?
        - Я же сказал - как хотите! - Антон поднялся, засунул в карман универсальный пропуск и, ни на кого не оглядываясь, вышел из караульного помещения.
        Снаружи накрапывал мелкий дождичек, но небо светлело, и сквозь облачность, редеющую на глазах, начали пробиваться солнечные лучи.
        - Зачем самоуправствуете-то, Антон Борисович? - Дорогу ему преградил товарищ майор, и по лицу его было видно, что он едва сдерживается от того, чтобы перейти на крик. - Самое дисциплинированное подразделение во всём этом бардаке! А вы их распустили!
        - Я так решил, - просто ответил Антон. - Решил, и всё! И вам сюда лучше больше не ходить со своими дурацкими распоряжениями.
        - Да уж… Теперь, даже если я очень захочу, сюда дорожка заказана… И вам советую поторопиться, а то поздно будет. Отделится анклав, и всё - доступ будет закрыт, и никакой пропуск не поможет… - Он потянул Антона за рукав к двери, внезапно выросшей рядом из жухлой травы, которая почему-то начала зеленеть от корней. - Да пойдемте же, а то точно навеки здесь останетесь новую жизнь строить!
        Когда они оказались в дверном проеме, Антон последний раз оглянулся на заводские стены и увидел, как яростный сухой ветер срывает пожелтевшие фотографии с огромного деревянного щита доски почета. Они взлетали ввысь навстречу солнцу и одна за другой сгорали в атмосфере, словно заблудившиеся метеориты.
        Глава 9
        Он даже не заметил, как за спиной стихли шаги Привратника, который преследовал его, наверное, несколько часов, норовя уговорить заглянуть в «одно приличное заведение» и «отужинать по-человечески». Никуда заходить не хотелось. Хотелось только одного - чтобы это затянувшееся приключение осталось позади, чтобы с Алёнкой всё было в порядке, чтобы снова вернулись и море, и пляж, и дом на высоком берегу. Вернуться и постараться как можно быстрее забыть о том, что здесь творится, обо всех этих «лицах» первой, второй и всех последующих очередей… Даже желание понять, что здесь происходит, куда-то испарилось. Вернуться и продать дом со всеми потрохами тем самым «серьезным людям», которых представлял дедок, ночной велосипедист… Пусть сами расхлебывают. Нужен им сумасшедший дом - нате, получите. И содрать с них как следует - чтобы хватило на всю оставшуюся жизнь… Лет на сто, например. И без всей этой мистики чердачной! Жить спокойно, весело, легко и непринужденно!
        Антон поймал себя на том, что последние фразы он произнес вслух, и замер на несколько секунд, прислушиваясь, нет ли кого рядом.
        - Правильное решение, Антон Борисович, - донесся до него знакомый надтреснутый голос. - Давно бы так. И вам мучений никаких, и нам хлопот меньше…
        - Вы где? - Он оглянулся, но никого рядом не обнаружил.
        - Снаружи я. А вы что - думаете, что во плоти проникли в параллельное пространство, в мир духов? Всё гораздо проще - ваше тело в бессознательном состоянии находится там, где вы его оставили, а Алёна Игоревна, знаете ли, сильно напугана. Очень, знаете ли, за вас переживает. Так что вы там не увлекайтесь сильно-то. А лучше возвращайтесь прямо сейчас, и всё у нас будет замечательно.
        - Зачем вам всё это нужно?
        - Не хотелось бы открывать все подробности. Вы и так уже знаете гораздо больше, чем вам самим хотелось бы.
        - Откуда вам знать, чего я хочу!
        - От верблюда, Антон Игоревич, - невозмутимо ответил голос утреннего велосипедиста. - Есть, знаете ли, такое чудное всеведущее существо, природный феномен…
        - Хватит ваших шуточек! - огрызнулся Антон. - Алёна, ты там?!
        - Не верь им! - раздался в ответ ее сдавленный крик, как будто она только что избавилась от кляпа. - Врут они всё!
        Он вдруг почувствовал, что его губы обжог поцелуй, такой знакомый, такой сладкий… Но какие-то руки-невидимки оторвали ее от него, и теперь голос звучал постепенно удаляясь: «Пусти, гад! Всё равно вам ничего не достанется! Антон! Тут эти твари…»
        Он метнулся было вперед - на помощь, но все голоса внезапно стихли, и было неясно, куда бежать, как вырваться отсюда…
        - Не извольте беспокоиться… - Товарищ майор был тут как тут. - Я уже принял меры. Больше ни одна сволочь не посмеет вломится в ваше жилище и тем более побеспокоить Алёну Игоревну.
        - А что ж раньше-то…
        - Извиняюсь. Не мог предположить, что у них хватит наглости и цинизма, - виновато ответил Привратник.
        - Я должен вернуться.
        - А вот это никак невозможно. Пока…
        - Пока - что?!
        - Пока, как я полагаю, не исполните некую миссию.
        - Какую еще миссию?
        - Не могу знать! Но судя по тому, что от Самого не было пока никаких нареканий, вы успешно справляетесь. Но должен заметить: если вы не прекратите попыток вступить в контакт с вашей возлюбленной, то и мы ей сейчас ничем не поможем.
        - Я хочу знать, зачем им всё это надо…
        - Не думаю, что это вам пойдет на пользу. Тот, кто слишком много знает, постоянно подвергается опасности. Но если вы настаиваете…
        - Да, я настаиваю! - Антон и сам себе не мог объяснить, зачем ему это надо, но чувствовал, что не будет ему покоя, пока он не будет знать всё.
        - На самом деле всё просто, - даже с некоторым сочувствием произнес «товарищ майор». - Лучше увидеть - так нагляднее. - Он двинулся вперед, даже не оглядываясь, будучи абсолютно уверен, что Антон последует за ним.
        Буквально через пару минут они оказались перед огромными стальными воротами, покрашенными в казенный зеленый цвет, и Порожняков осторожно постучал в запертую изнутри такую же стальную дверцу.
        - А как же универсальный пропуск? - ехидно поинтересовался Антон.
        - Честно говоря, я туда вообще заходить не желаю, - резко ответил Привратник, - и вам, кстати, не рекомендую. Есть места, куда войти легко, а выйти почти…
        Он не успел договорить, как изнутри загрохотал засов, заскрежетали петли, дверь приоткрылась, и в просвете показалась девочка лет десяти в желтой футболке.
        - Чего надо, гражданин начальник? - спросила она ангельским голосочком. - Опять с инспекцией? А кто божился, что никогда его ноги здесь больше не будет?
        - У меня приказ! - Привратник достал из нагрудного кармана какую-то бумагу и ткнул ей в нос.
        Девочка бегло пробежала взглядом документ и распахнула дверь пошире.
        - С обслуживанием или без? - Голос ее стал вдруг совершенно бесцветным - вызов, который в нем звучал только что, пропал бесследно.
        - Мы только посмотрим, - так же, совершенно без интонаций, отозвался Привратник. - Вон товарищу надо показать ваше хозяйство…
        - Премьер нужен? Предупредить?
        - Нет. Я сам… предупрежу.
        - Да он никогда не прочь… Он даже с радостью…
        - Я сказал - не надо!
        - Ладно-ладно… - Она уже задвигала засов, с неожиданной легкостью управляясь с массивной железякой. - Только вы уж к нему лично без стука-то не ходите, как в прошлый раз. Не любит он…
        - Мне плевать, чего он там не любит! - неожиданно вспылил Привратник. - Не твое дело, тварь мелкая…
        - Я же… - Девочка не договорила и отвернулась. Плечи ее задрожали от беззвучных рыданий.
        - Ну, прости… - неожиданно сочувственно произнес Привратник. - Я понимаю…
        - Что ты можешь понимать?! - резко ответила она, не оборачиваясь. - Если б ты понимал, давно бы…
        - Не могу я. И права не имею. Пойдемте. - Последнее слово было обращено к Антону. - Только об одном прошу: что бы там ни было - никаких эксцессов. Вы человек молодой, импульсивный, а здесь это бесполезно. Только навредите и себе, и всем остальным… - Привратник двинулся по асфальтовой дорожке вдоль живой изгороди к двухэтажному дому с колоннами.
        То слева, то справа раздавались всплески детского смеха, обрывки фраз, топот босых ног.
        «Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…»
        «В чёрной-чёрной комнате жил чёрный-чёрный…»
        «Кто не спрятался - я не виноват…»
        Скрипнула карусель, в песочнице поднялся фонтанчик песка, донеслось еле слышное перешептывание. Несколько босоногих девчушек внезапно появились возле одиноко стоящих на пустыре качелей, со смехом бросились врассыпную и растворились в воздухе.
        - Пришли.
        Они уже стояли на широком каменном крыльце, украшенном с обеих сторон кривобокими бетонными вазонами, из которых торчали редкие чахлые маргаритки. Привратник явно делал над собой усилие, заставляя себя ступить на очередную ступеньку. Похоже, ему было то ли страшно, то ли противно приближаться к апартаментам какого-то мерзкого существа, а маска брезгливости на лице не могла скрыть ужаса, который читался в глазах.
        На бетонную площадку перед входной дверью упала кукла. Обыкновенная, пластик… Кукла Маша, кукла Даша… Но тот звук, с которым маленькое тельце врезалось в асфальт, вовсе не был похож на треск разбиваемой пластмассы. Глухой удар живого тела, упавшего с высоты. И глаза! Мертвые голубые глаза, устремившие невидящий взгляд в бездонное голубое небо. Мгновение назад они принадлежали живому человеку, смотрели на того, кто…
        Из-под куклы начало растекаться алое пятно, и Привратник сделал шаг в сторону, чтобы не наступить на кровавые ручейки, неторопливо стекающие со ступеней.
        - Пойдемте же, - поторопил он Антона. - Дальше будет не лучше, но вы сами этого хотели.
        Чего - этого? Антон вспомнил, что не очень-то настойчиво уговаривал Привратника раскрыть, в чем состоят интересы, цели и замыслы «серьезных людей» - тот сам чуть ли не спровоцировал его на этот визит. В любом случае отступать было поздно, хотя, пожалуй, ни в одном из анклавов, где он уже успел побывать, не было такой жуткой атмосферы безысходности, всё, казалось, было пропитано болью и страхом - и сияющая голубизна небес в росчерках белых облаков, и детский смех, и шлепанье босых ног…
        Они поднялись на второй этаж по роскошной мраморной лестнице, прикрытой облезлой ковровой дорожкой, и Привратник ударом ноги распахнул дверь.
        - Не верещи! Чем громче орать будешь, тем будет больнее, деточка… - слащавый голосок раздался из-за ширмы, перегораживающей пополам небольшую комнату, похожую на кабинет какого-нибудь управдома середины прошлого века. - Кого там несет ещё?! Не видите - я занят!
        - Ничего - отвлечёшься… - прошипел Привратник.
        Из-за ширмы выглянуло оплывшее лицо с водянистыми бегающими глазками.
        - Сейчас-сейчас… - поспешно прошлепал алый рот, и бледная полная рука белоснежным носовым платком одним движением стерла с него помаду. - Да, я скоро.
        Потом из-за ширмы раздался шепот: «Детка, лежи тихо. Я скоро вернусь, и мы продолжим…» В ответ раздался сдавленный стон, прерванный коротким глухим ударом.
        Через секунду непомерно толстый тип в окровавленном солдатском нижнем белье грузно вывалился из-за ширмы и плюхнулся в глубокое кожаное кресло.
        - Чем обязан? - Он плеснул себе в граненый стакан на два пальца пятизвёздочного коньяка. - Мы вроде бы уже всё обсудили. - Антона он, казалось, вовсе не замечал.
        - Расскажи-ка всё вот этому молодому человеку, - предложил Привратник.
        - Что именно?
        - Всё…
        - Так-так-так… А тебе известно, что ты ему просто подписал смертный приговор? И себе тоже… А ты знаешь, что некий Порожняков Виталий Ефремович до сих пор проживает в Воронеже, нянчит правнучку, вечерами с такими же старыми пердунами стучит в домино во дворе… И всё это завтра может кончиться. Потому что тебя, дорогуша, найдут с проломленным черепом в ближайшей подворотне, а через неделю сгорит квартира, где проживают все твои родственники, но сначала с твоей правнучкой случится такое, о чем я сейчас говорить не буду. А?! Так ты всё еще хочешь, чтобы я разоткровенничался перед этим юным балбесом?! А ему, между прочим, будет не лучше. Его подружку сегодня же доставят куда следует - и никто о ней больше не вспомнит, ни полиция, ни пресса, ни родственники…
        Антон вложил в этот удар весь гнев, который лавинообразно копился в нем последние несколько секунд - пока окровавленный слизняк толкал свою речь. Белый деревянный табурет, покрытый бурыми пятнами, оказался в его руке и обрушился на блестящую потную лысину.
        Почему-то вдруг оказалось, что он лежит на полу, в горло ему вцепились липкие пальцы, а всё поле зрения заслонила мерзкая жирная рожа.
        - Но у тебя есть шанс всё исправить! Ты пойми… Я тоже ещё не умер. И я до сих пор обладаю огромной властью. Ты ничтожество! Пустое место. Тебе не понять: только такие, как я, могут забираться на вершину и удержаться там. В каждом живет дикая голодная кровожадная тварь, и чем сильнее этот монстр, тем сильнее человек, тем сильнее его воля к жизни, тем ярче его устремления. И ты сделаешь доброе дело - действительно доброе, если поможешь каждому из нас создать двойников в этом Зазеркалье. Тогда все мы будем в реальном мире мудрыми политиками, рачительными хозяевами, либералами и патриотами! А своих монстров мы будем кормить здесь. Разве это плохо, когда реальная жестокость превращается в игру, в невинную виртуальную забаву, от которой никто не страдает?! И ты хочешь этому помешать!
        - Ничего он пока не хочет, - вмешался Привратник. - Отпусти его, и мы уйдём…
        - И не возвращайтесь! И не смейте мне больше мешать. Когда будете готовы договариваться - милости просим… - Он разжал пальцы, неожиданно легко поднялся и, больше не говоря ни слова, скрылся за ширмой, откуда тут же начали раздаваться стоны и всхлипы. «И не смей орать… Не смей… Сама знаешь, что будет…» - его зловещий шёпот продолжал стоять в ушах даже после того, как они вернулись к воротам.
        Всё та же девочка в желтой футболке распахнула перед ними железную дверь и молча начала дожидаться, когда они выйдут.
        - Уйдёшь с нами? - спросил Антон, положив ей руку на плечико, но она вырвалась и отскочила в сторону.
        - А вот это видел?! - Она повернулась к нему спиной, задрала футболку и обнажила спину, густо исполосованную застарелыми рубцами и свежими шрамами. Больше она не сказала ни слова, и только взгляд затравленного волчонка провожал их до тех пор, пока калитка со скрежетом не закрылась за их спинами.
        - Я понимаю, Антон Борисович, - тут же заговорил Привратник, - вы полагаете, что такое, с позволения сказать, существо не имеет права на существование - даже здесь. Согласен. Полностью согласен, но ничего поделать не могу. Держатели анклавов на своей территории обладают преимуществами, они практически неуязвимы. Только Сам, вероятно, может что-то предпринять… Я ему докладывал! Да… Но пока, увы, никаких распоряжений, никаких мер…
        - Веди меня к нему!
        - Никак невозможно… Когда он сам решит, что пора, тогда и увидитесь. Я думаю, что непременно. Я уверен. Да…
        Глава 10
        Товарищ майор некоторое время молча следовал за ним, но, видя, что Антон не обращает ни малейшего внимания на своего «экскурсовода в мире духов», исчез, сославшись на какие-то неотложные дела… Мог бы и не ссылаться. Мог бы просто уйти, и чтоб больше на глаза не попадался. Видеть вообще никого не хотелось. В сравнении с последним визитом даже Хохенкройцергеликоптер казался невинной забавой слегка расстроенного разума… Чем глубже он погружался в мир остановившихся мгновений, тем нелепей и страшнее эти мгновения становились. Может быть, прадед просто решил устроить ему какое-то испытание, чтоб потом передать какой-нибудь бесценный дар? Может быть… Только никакой дар не стоит таких «приключений»… Неужели нет здесь ни одного места, где люди просто живут - не в бреду и не в тоске, где никто не пытается перестроить мир, не «кормит своих монстров»… На мгновение Антону стало жаль, что он не сорвался в полет вслед за улетающими в безбрежные небеса суровыми ликами с Доски почета…
        И вдруг от грубой каменной стены, едва заметной в лунном полумраке, отделилась тень. Одинокий стражник, закованный в боевые доспехи, направил острие своего меча пришельцу в грудь.
        - Кто здесь?
        - Сначала сам скажи, кто ты таков, - отозвался Антон, ежась от внезапно накатившего ночного холода. - Из чьих покоев караулишь выход?
        - Да вы, милорд, похоже, чужестранец! Будь вы из местных, знали бы, что здесь нет выхода, а есть один лишь вход…
        - Вход… Но - куда?
        - Да я и сам не знаю! Смешалось всё - начало и финал… Воистину распалась связь времен, как говорил наш принц, теперь покойный…
        - Кто?
        - Гамлет. Принц! Его сразил клинок, намазанный каким-то цианидом. И вскоре после этого несчастья всем остальным пора бы передохнуть, почить на лаврах, посетить буфет.
        - И что - никто не хочет умирать?
        - Нет! Каждый хочет… Хочет, но не может! К тому же ходят слухи, что и принц совсем не мертв, а тот, кто мертв, - не Гамлет. А троном в суматохе овладел какой-то Йорик, старый проходимец. И он-то точно не совсем живой…
        - Так я пройду?
        - Конечно, дело ваше… Но я бы не советовал…
        - Опасно?
        - О нет, нисколько… За минувший век убийства всем изрядно надоели, интриги потеряли остроту, и даже Тень уже не жаждет мщения, хотя для виду бродит в темноте.
        - Так я пройду?
        - Да что вы там забыли? Уж вы поверьте на слово, милорд, что поединок с целым морем бед уже закончен - нет ни бед, ни моря. Спросите у могильщика - он скажет примерно то же самое, что я…
        - Но где же он и как его найти?
        - Он сам придет, когда пора настанет ложиться в гроб… Шучу! Шучу, конечно… У нас тут смерти не было и нет. Бронхит, подагра, язва, геморрой, мигрень, артрит, экзема, близорукость, радикулит и заворот кишок - всё это есть, и нет одной лишь смерти.
        - И как здесь люди с жизнью расстаются?
        - Была бы жизнь, расстаться - не вопрос! За короля! За Родину! За веру! Вы лучше у могильщика спросите, а мне, представьте, не до размышлений. Я очень занят, я прилежно жду, когда придет Бернардо, чтоб сказать: «Двенадцать бьёт, иди ложись, Франциско…» И я пойду, и я, конечно, лягу.
        - Удачи!
        - Вам счастливого пути! А кладбище налево - за оврагом. Отсюда слышно - лязгает лопата, и льется песня труженика тыла, довольного и жизнью, и судьбой.
        И впрямь из-за придорожных кустов доносилось негромкое хриплое пение:
        Закопаю хоть кого я -
        Хоть шута, хоть короля.
        Примет труса и героя
        Наша мать - сыра земля…
        Антон двинулся на голос, мгновенно забыв о существовании стражника. Зачем ему беседовать с могильщиком, он тоже толком не знал, лишь ощущал слабую надежду, что тот - человек сведущий и здравомыслящий. Нужен был хоть какой-то перерыв в бесконечной веренице нелепостей и ужасов, с которыми пришлось столкнуться за последние часы.
        - Кого ещё там несёт?! - Могильщик глянул из ямы на незнакомца, не переставая орудовать лопатой, и тут же в глазах его проснулся неподдельный интерес. - Ха! Новенький! Никак решил заранее позаботиться о погребении? Или тёща умерла?
        - Нет, спасибо. Здравствует… - Антон присел на корточки рядом с кучей вынутого грунта.
        - Тогда не мешай. Видишь - я делом занят.
        - Но мне сказал один почтенный стражник, что смерти нет. Зачем тогда могилы?
        - Да, парень, это заразно, - прервал его могильщик. - Ты можешь нормально говорить?
        - Да, конечно… - Антон только сейчас поймал себя на «высоком шекспировском слоге». - Я только хотел спросить…
        - Хотел - так спрашивай!
        - Спросил уже.
        - Спросил? Ну ты спросил…. - Могильщик воткнул лопату в землю, наклонился и поднял со дна свежевырытой могилы череп. - Если смерти нет, то останкам откуда взяться?
        Череп щёлкнул полуразрушенными зубами, норовя ухватить могильщика за палец, и тот отшвырнул свою находку подальше.
        - Значит, Франциско или заблуждается, или просто обманул меня… - сделал вывод Антон.
        - Не так всё просто, парень… - Могильщик оперся на черен лопаты, как будто приготовился к долгой философской беседе. - Здесь никто не способен лгать, поскольку любая ложь тут же становится правдой, и никто не в силах заблуждаться, поскольку любое ошибочное мнение тут же превращается в абсолютную истину.
        - И, значит, не важно, что вы мне скажите - всё будет правдой… Так? - Антон почти физически почувствовал, что его затягивает в очередной водоворот абсурда, бессмыслицы, бреда.
        - Нет! Не так, - охотно ответил могильщик. - Они все таланты - эти господа актеры! Некоторые даже гении провинциального масштаба. Стоило любому из них ступить на подмостки, и прошлая жизнь переставала для них существовать. А я нормальный бездарь! Только глазки могу закатывать, изображать гнев, отчаянье, веселость. Речь у меня хорошо поставлена - долго над этим работал, славы и денег хотел. И всё. Поэтому только мне одному из всей труппы удалось не забыть, кто я такой на самом деле. Они все там - в Эльсиноре. Каждый очень переживает, что действие себя исчерпало и больше ничего не происходит. Ещё вопросы есть?
        - Да. Есть. Один: «Быть или не быть? Вот в чем вопрос…»
        - А вот это не ко мне! - Могильщик даже усмехнулся, демонстрируя голливудскую улыбку, которая сверкнула особенно ярко на фоне его заляпанного чернозёмом лица. - Я-то для себя всё решил и дело себе нашёл - и полезное, и прибыльное, и перспективное.
        - Могилы копать?
        - Ты не понимаешь! Это могилы не для покойников, а для миров. Их тут тысячи. И они мрут как мухи вместе со своими создателями - как только те с предельной ясностью осознают, что исчерпали себя, что впереди ничего нет, а то, что есть, - бессмысленно и никчемно… А мне достается материальная часть - дворцы и хижины, храмы и бордели, библиотеки и банки, пахотные земли, промышленные предприятия и, конечно, народонаселение - лица второй очереди…
        - А зачем вам это всё?
        - А затем, что я нашел способ сделать так, чтобы всё это работало! Нормально… Хочешь знать как?
        - Если, конечно, не секрет…
        - А всё просто. Всё элементарно… Не надо туда соваться без крайней нужды, и всё будет хорошо. И всё будет почти по-настоящему. Это единственный способ превратить иллюзию в реальность.
        - И много уже накопили всего? - поинтересовался Антон.
        - Достаточно, чтобы жить долго и счастливо…
        - Тогда зачем продолжаете могилы копать?
        - Не поверишь! Нравится мне эта работа…
        - А если серьёзно?
        - Не поверишь…
        - Я постараюсь.
        - Хочу спасти родной театр. Такую труппу ещё поискать надо. А для этого надо всего ничего - заставить их вспомнить, что тот же Франциско - вовсе не стражник у ворот, а заслуженный артист республики Иван Семашко-Дальний. Проблема в том, что этим миром правит не один создатель, а коллективный разум, зациклившийся на сверхзадаче, - по Станиславскому. Я к ним Йорика подослал для разрушения иллюзии, но тот пока не справляется, шут гороховый…
        - Что ж, мне, пожалуй, пора… - Антон решил откланяться, уже не надеясь, что дальнейший разговор может добавить ясности в происходящее.
        - Куда? Я уже почти закончил, и можно заглянуть ко мне в гости, - неожиданно предложил могильщик. - Лёгкий завтрак в семейном кругу, мартини со льдом, горячая ванна. Как?
        - Нет, мне надо как-то пробиться к Самому… У меня невеста потерялась. Сам не знаю, как отсюда выбираться. В общем, нет у меня времени… - Антон поднялся с корточек и уже приготовился шагнуть за горизонт, но могильщик неожиданно легко выскочил из ямы и схватил его за руку.
        - К Самому?! Никаких проблем. Я могу устроить!
        - Как? Даже универсальный пропуск не помогает. - Антон продемонстрировал собеседнику почти всемогущий документ.
        - Я же сказал - могу помочь. Майор, конечно, мужик толковый, но буквоед и чинуша. И умом большим его природа не наградила. Так что бумажка твоя по большому счёту - филькина грамота. И нечего себе самому придумывать препятствия.
        - Если поможете, буду признателен. - Антом не очень-то верил в искренность намерений нежданного благодетеля, но надо было цепляться за любую соломинку.
        - Из твоей признательности каши не сваришь… - Могильщик хищно усмехнулся. - Предлагаю сделку: ты помогаешь мне вывести из транса господ актеров, а я устраиваю тебе аудиенцию. Годится?
        - Почему вы думаете, что я на это способен?
        - А я не думаю. Я надеюсь. Новый человек, свежий взгляд, оригинальные идеи… Почему бы и нет? Попробуй.
        И тут Антону явилась спасительная мысль, простая и ясная. Но прежде чем изложить ее, он решил подстраховаться:
        - А почему я должен вам верить?
        - А по кочану! Во-первых, терять тебе всё равно нечего, а во-вторых, пойми ты, чудак человек, простую вещь: мне тебя обманывать невыгодно. Да, я циник! Да, я посредственность… Но ты вспомни хоть один случай, когда гений, склонный к романтическим порывам, дорвавшийся до власти, приводил мир, страну, общество к благоденствию и процветанию. Нигде и никогда. А сколько народу полегло за идею! А сколько человеческих жизней было принесено в жертву романтическим бредням! А вот такой, как я, - не бог, не царь и не герой - способен создать что-то действительно жизнеспособное. А мне многого не надо - чтоб монета с моим изображением имела хождение в масштабах галактики, а еще - безоговорочное почтение жителей сотен миров. Заметь - не подчинение, а почтение… Понимаешь? И я вполне здраво рассуждаю: лучший способ от тебя избавиться - отправить туда, куда ты сам желаешь. Так что давай, придумай что-нибудь. Удиви меня, серого, бестолкового…
        - Хорошо… - Антон не то чтобы согласился со всеми аргументами собеседника, но с тем, что терять ему действительно нечего, спорить было бессмысленно. - Знаете, чего не хватает сейчас этому славному театру, этому милому балагану?
        - Продолжай.
        - Публики и аплодисментов! Что вам стоит согнать сюда всех рабочих и крестьян, всю интеллигенцию и предпринимателей, всех, как говорит товарищ майор, лиц второй очереди… И пусть устроят овацию. Грандиозную. Наверняка господа актеры выйдут на поклон, и спектакль будет окончен.
        - А что… - Могильщик сначала задумчиво почесал подбородок, а потом одобрительно похлопал Антона по плечу. - Стоит попробовать. Молодец! А теперь иди. - Он поднял с земли череп, что-то прошептал туда, где у мертвеца когда-то было ухо, и вновь швырнул его на землю. - Куда череп покатится, туда и двигай. Не обещаю, что дойдёшь скоро, но, главное, не отставай…
        Глава 11
        Череп то медленно перекатывался через кочки и булыжники, то стремительно улетал к горизонту, но никогда не терялся из виду. Когда он отрывался слишком далеко, в пустых глазницах вспыхивало яркое синее пламя, которое, словно огни маяка, указывали Антону, куда двигаться дальше.
        Больше всего пугала перспектива вновь встретить местное воплощение Алёнки - острое желание увидеть её, ту, настоящую, могло заставить их пути пересечься…
        Временами Антону казалось, что череп смотрит на него с укоризной своими пустыми глазницами: мол, а туда ли ты на самом деле хочешь, куда мне приказано тебя вести… Может быть, именно поэтому путь оказался не слишком скор и довольно извилист.
        Ни за одной из дверей, сквозь которые лежал путь, Алёнки не было. Порой попадались влюбленные парочки, настолько поглощённые друг другом, что остальная вселенная для них просто не существовала. Задерживаться в таких местах было смерти подобно - пару раз Антон буквально физически ощутил: ещё мгновение, и его просто не станет. Однажды он столкнулся с безликим романтиком-ипохондриком, который творил идеал своей возлюбленной из плоти и крови, но идеала никак не получалось, и вся его «мастерская» была завалена ошмётками плоти и залита кровью.
        Дальше он бежал не оглядываясь, торопясь за своим проводником, который почему-то вдруг развил сумасшедшую скорость, а потом внезапно исчез, растворившись в густой вязкой темноте. Вроде бы и надо было куда-то двигаться, но казалось, что даже эта призрачная вселенная, населенная остановившимися мгновениями, куда-то исчезла. Антон был бы рад любому блику, шороху, сквозняку…
        - Кто здесь? - Голос был слабый, хриплый и до боли знакомый. Но сейчас казалось, что тому, кто скрывается в темноте, просто лень открывать рот…
        - Я…
        - Иди - куда шёл. Здесь не подают.
        - Куда?
        - Куда хочешь… - Голос из мрака замолк, но послышался негромкий скрип - как будто кто-то попытался поудобней устроиться на ветхом стуле, опасаясь, что от малейшего движения конструкция развалится…
        Надо было идти на звук, хотя бы потому, что двигаться было больше некуда…
        - Стой… Наступишь. - Полное равнодушие в голосе сменилось лёгким беспокойством.
        - На что?
        - Не на что, а на кого…
        Вспыхнула свеча, потом еще несколько, осветив стены с растрескавшейся штукатуркой, потолок, с которого свисали куски обоев, и человека, сидящего в шатком кресле, укрытого почти по подбородок клетчатым пледом.
        - Как ты нашёл меня? - Прадед пытался улыбнуться, но получилось как-то неестественно и горько.
        - А ты разве этого не хотел? - Антон присел на корточки у его ног. Хотелось положить голову ему на колени, чтобы тот, как в детстве, погладил его волосы стариковской рукой.
        - Нет, Антошка… Если честно, то нет. Не хотел я, чтобы ты увидел меня таким - дряхлым и растерянным… Я теперь даже жалею, что вообще допустил тебя сюда, в своё чистилище. Прости. Это была слабость. Но я сейчас настолько немощен, что готов простить себе даже это.
        - Ты расскажешь мне? Всё…
        - Ты уже и сам почти всё понял - разве не так?
        - И всё-таки…
        - Просто за всё надо платить. И за жизнь, долгую и счастливую. И за дар…
        - Дар?
        - «Люди, глядя на фотопортреты, сделанные им, узнавали себя! Узнавали себя лучше, чем позволял весь опыт предыдущей жизни. Снимки говорили о человеке гораздо больше, чем знали о нем знакомые, друзья, коллеги, родственники, даже самые близкие люди, даже он сам. И это проявлялось настолько ярко, что даже те, кто был бесконечно далёк от искусства, в полной мере осознавали всю глубину его таланта…» - процитировал прадед выдержку из собственного некролога. - Но ничто не даётся даром. И я не мог умереть просто так. Прежде чем отправиться в Кущи или в Пекло, как все нормальные люди, мне приходится как-то разобраться с тем миром призраков, который сам и породил…
        - Но это же «. IОХИМ»! Это всё он…
        - Это просто деревяшка. Ящик с глазом. Ничего в нём нет такого… Аномального.
        - А как же… Ведь я сам видел. У меня и снимок остался. Там…
        - И всё же «ящик» здесь ни при чём. Просто дар перешёл к тебе, когда меня не стало. Так что зря какие-то там «серьёзные люди» охотится за твоим домом, за моим чердаком, за проклятой деревяшкой… Зря. Ничего у них не получится. Когда вернёшься - отдай им всё. Я скоро исчезну. Совсем.
        - Но…
        - Не перебивай! Дослушай. То, что ты видел, - ничтожная часть того, что здесь осталось. А то, что осталось, - ничтожная часть того, что было… Я многих успел отпустить, многих отправил в небытие, пока ещё оставались хоть какие-то силы. Я слишком долго жил. Я устал. Знаешь… То, что природа придумала старость, - это очень милосердно. Старику легче умирать - жизнь теряет вкус, цвет и запах, и с ней не так жалко расставаться. Как будто сгорает всё, что когда-то было дорого, - и мысли, и чувства, и привязанности. - Прадед поднял с пола серебряный колокольчик и позвонил.
        - Чего изволите? - почтительно спросил немедленно появившийся лакей с лицом Привратника, явное лицо второй очереди.
        - Чайку принеси.
        - И гостю вашему?
        - Да! И поторапливайся.
        - Сию минуту. - Лакей растворился в воздухе, и на его месте возник изящный столик с двумя дымящимися чашками, а по комнате мгновенно распространился терпкий чайный аромат, изгоняющий запах затхлости.
        - Я даже надеялся, что там, за гранью жизни, - тьма и небытие… Зря надеялся. Когда меня встретил здесь следователь, который допрашивал меня лет шестьдесят назад, не поверишь - мне стало даже смешно. Но смешно мне было ровно до того момента, когда я понял, куда попал и что должен сделать.
        - Помочь им освободиться?!
        - Или помочь им исчезнуть. Знаешь, честно признаюсь: я иногда халтурил. Получалось красиво, грамотно, вроде бы естественно… А на самом деле - не люди, не образы, а слепки получались. Таким проще исчезнуть, чем открыть свою вселенную.
        - Да, могильщика я видел. И он подсказал мне простой выход…
        - Оставить их в покое? Нет. Это не всегда… правильно. Кто-то слишком прочно застрял в том мгновении, которое я остановил. Ты некоторым помог… Ты и мне помог. А теперь уходи. Домой. К своей Алёнке уходи. Она у тебя - чудо. Дай сюда пропуск.
        - Зачем?
        - Наш дорогой товарищ майор развел тут бюрократию. - Прадед усмехнулся, одним движением смел со стола сервиз и выхватил из воздуха простую деревянную перьевую ручку. - Я подпишу, и всё - ты дома! И я тебя больше не побеспокою. Никогда.
        - Подожди… - Антон выхватил пропуск из-под занесенного пера. - Я не могу… Пока.
        - Тебя что-то здесь держит?
        - Да. Есть тут одно чудовище…
        - Премьер?
        - Да, его так называли…
        - Пока я с ним ничего не могу сделать.
        - Но почему?
        - Прихлопнуть его нетрудно. Хоть сейчас. Но ты понимаешь - оригинал ещё жив. Там, в твоём мире. И если он почувствует, что его здешний двойник исчез, знаешь, что будет…
        - Ничего мне не будет.
        - Антошка… Ты ведь не один. Не боишься, что они доберутся не только до тебя, но и до тех, кто тебе дорог?
        - Я думаю… Нет, я уверен. Почти уверен. Если здешний монстр сдохнет, то и тот переживет его ненадолго. Ему просто незачем будет жить. Там он не может делать… то, что здесь. Стоит ему уснуть и не увидеть своих кровавых снов, и он уже не проснется.
        - Значит, ты уверен…
        - Уверен? Почти… Честно говоря, не знаю. Но готов рискнуть. Если всё оставить как есть, он точно от нас не отстанет.
        - Прости, но я слишком слаб, чтобы с тобой спорить. - Прадед щелкнул пальцами, и с потолка свалились Привратник, на этот раз настоящий, и Могильщик, почему-то закованный в наручники.
        - По факту прямого нарушения пункта третьего раздела шестого главы первой Положения о запрещённой деятельности для лиц первой очереди… - с ходу начал докладывать товарищ майор, но вскоре замолк, поймав на себе суровый взгляд Самого.
        - Освободи его. - Прадед кивнул на Могильщика, и Привратник торопливо достал ключи из нагрудного кармана френча.
        - Я так - на всякий случай. В соответствии… - пытался оправдаться товарищ майор.
        - Нужна могила… - На этот раз прадед обращался к Могильщику, который уже поглаживал натертые «браслетами» запястья. - Такая, чтобы на века - глубокая и надёжная.
        - Сделаем. Я ж разве когда халтурил… - пообещал Могильщик. - А потом я уйду? Со всем добром. Да?
        - А вы, дражайший Виталий Ефремович, доставьте мне немедленно дело №998.
        - В нём 126 томов. Все прикажете нести? - поинтересовался Привратник.
        - Нет. Хватит и одного - самого первого.
        Немедленно появился лакей и положил на освободившийся стол потрепанную папку.
        Прадед неторопливо распутал завязки, вытряхнул на залитую остатками чая столешницу документы, протоколы, справки, бланки, заполненные ровным почерком Привратника. Потом выловил из вороха бумаг пожелтевшую фотографию и, глядя Антону в глаза, опустил уголок снимка в пламя свечи. Изображение, казалось, ожило: сначала на лице человека, сидящего за столом на летней веранде, читалось умиротворение и довольство, но по мере того, как пламя подбиралось к нему, это выражение постепенно сменялось беспокойством, страхом, отчаяньем. Рот его раскрылся в беззвучном крике, но последний сполох огня превратил снимок в невесомый клочок пепла, который, рассыпая последние искры, повис в воздухе и распался в пыль.
        - Ну вот и всё… - Прадед с трудом поднялся, опираясь обеими руками на подлокотники кресла, перешагнул через упавший плед, попытался обнять гостя на прощание, но и без того тусклый свет начал стремительно меркнуть. Антон лишь успел заметить боковым зрением, как Привратник ставит дату-подпись на его универсальный пропуск и заносит над ним печать. Через мгновение всё исчезло, и он ощутил себя парящим в темной пустоте, где нет ни боли, ни забот, ни тягостных воспоминаний.
        Глава 12
        «…пока не было никаких официальных сообщений, и, вероятно, точных данных ни о причинах пожара в загородной резиденции, ни о числе жертв в ближайшее время не ожидается. Вокруг места бедствия выставлено тройное оцепление, жители окрестных населенных пунктов эвакуированы, представители прессы к месту событий не допускаются. Официальные лица, от которых ждут хоть какой-то информации, находятся в полной растерянности…» Торопливая речь доносилась откуда-то издалека, и Антон не сразу осознал, что это в гостиной болтает телевизор. Прошло несколько минут, прежде чем вслед за слухом к нему вернулось зрение, и он понял, что сидит на веранде собственного дома, откинувшись на спинку облезлого диванчика, и Алёнка держит его за руку, смотрит на него, а по ее щеке медленно стекает слезинка.
        Сквозь растрескавшееся запотелое стекло можно было рассмотреть, как несколько рабочих в синей униформе оттаскивали какие-то контейнеры к грузовику, стоящему «под парами» прямо за калиткой. Врач скорой помощи заткнул резиновой пробкой флакон с нашатырем.
        - Если нас будут на каждый обморок вызывать, да ещё в такую даль… - недовольно проворчал он, захлопывая чемоданчик, и, не оглядываясь, направился к престарелому уазику с красным крестом на борту.
        - Вот и славно… - Старый знакомый, ночной велосипедист, змей-искуситель, ставленник «серьёзных людей», казалось, и впрямь был доволен тем, как всё разрешилось. - Должен перед вами извиниться, Антон Борисович, за доставленное беспокойство. Честно говоря, мне и самому было не по душе такое упорство, такая настойчивость со стороны нашего руководства. Но теперь, к сожалению, всё в порядке - нет ни упорства, ни руководства.
        - Вы точно от нас отвяжетесь? - переспросила его Алёнка, похоже, далеко не в первый раз.
        - Если не будете чрезмерно афишировать то, что здесь случилось, - безусловно. Конечно, не могу гарантировать, что этим феноменом не заинтересуется какое-нибудь иное ведомство или частное лицо, но это тоже вряд ли. Опыт показал, что это слишком опасно.
        - Что? Что случилось? - Антон наконец нашел в себе силы говорить.
        - А это вам лучше знать. - «Товарищ из органов» задумчиво почесал подбородок. - Мне известно лишь то, что получилось в результате вашей экскурсии. И, честно говоря, после этого мне совершенно не хочется связываться ни с вами, ни с вашим уважаемым предком.
        - Мне интересно, что случилось здесь…
        - Это вам Алёна Игоревна расскажет во всех подробностях, а нам, знаете ли, некогда. Работа. Пора. Кстати, я действительно ваш сосед, так что на досуге, когда время будет, я не прочь поделиться с вами впечатлениями. Но не сейчас. Всё кончилось, и слава Богу…
        Грузовик с ревом стронулся с места, увозя и «грузчиков», и контейнеры, а незваный гость, не попрощавшись, двинулся к своему велосипеду, прислоненному к забору возле калитки.
        - Да, я завтра загляну! - Он как будто случайно вспомнил о чем-то важном и оглянулся. - Подписку о неразглашении, надеюсь, дадите.
        - Нет…
        - Не важно. Думаю, трепаться всё равно не будете, а то ведь сочтут за душевнобольного, а зачем вам это… Хороший дом, милая девушка, вся жизнь впереди. - Дружески подмигнув Антону, он шагнул за калитку, оседлал своего железного коня и вскоре скрылся из виду, подняв за собой густую пыльную завесу.
        Антон ощутил, как мягкая Алёнкина ладонь скользит по его волосам.
        - Пойдем в дом. Приляжешь? - В ее голосе не было ни страха, ни напряжения, как будто недавнее приключение навсегда осталось позади и превратилось в далекое смутное воспоминание.
        Но дом-то - вот он! И там, на чердаке, по-прежнему стоит «. IОХИМ», пытливо сверля стеклянным глазом темноту, явно поджидая новых жертв… «Это просто деревяшка. Ящик с глазом. Ничего в нём нет такого…» - вспомнил Антон слова прадеда, но верилось в них с трудом.
        - Ты как? - невпопад спросил он. - Как эти-то все здесь оказались?
        - Я сама позвала. Страшно было. Ты медленно так на пол лег, а потом разговаривать начал - как будто не со мной. А потом я поняла: и точно не со мной. Еле-еле тебя вниз стащила, а потом побежала к соседу, потому что все телефоны отключились. Расскажи, что там было!
        - Конечно. Потом… Позже. Давай просто поваляемся. - Антон с трудом поднялся с крыльца. Ощущение было такое, будто он встал на ноги после долгого паралича и теперь заново придется учиться ходить. Да что там ходить! Жить в этом мире придется учиться заново - почти всё, что раньше казалось важным, правильным, естественным, бесспорным, теперь было отравлено сомнениями и страхами: что каждый встречный - совсем не тот, кем кажется, и каждое отдельное мгновение жизни - совсем не то, что жизнь вообще. А что такое жизнь? Кто сказал, что эта реальность менее иллюзорна, чем те игрушечные миры, созданные воображением? Кто сказал, что люди, которые населяют Землю, не являются для кого-то «лицами второй очереди»? И, может быть, этот Кто-то столь же ущербен и недалёк, как и тот мальчишка, погруженный в вечную игру, как та томная барышня, превратившая свой мир в элитный бордель, как тот философ, социолог, общественный деятель, филантроп, воздухоплаватель, как все прочие, с кем пришлось столкнуться в потустороннем бреду… Но говорить об этом не стоит. Никому. Даже Алёнке. Ей - в первую очередь.
        С трудом переставляя непослушные ноги, он вошёл в гостиную, плюхнулся на диван и вдруг услышал испуганный вскрик. Алёнка, шедшая за ним, словно тень, стояла посреди комнаты, зажав себе рот ладошками, а с лестницы, ведущей на чердак, спускался лакей, тот самый, двойник Привратника. Обеими руками он трепетно держал поднос с дымящимся кофейником, двумя чашечками и тарелкой только что поджаренных гренок.
        - Это свои… - постарался успокоить ее Антон, но голос прозвучал слабо и неубедительно. За этим явлением могло крыться всё что угодно - от продолжения контакта с параллельными мирами до начала настоящего сумасшествия. Но Алёнка тоже вполне отчетливо видела лакея, а с ума, как правило, сходят поодиночке…
        Лакей спустился вниз, поставил поднос на журнальный столик, взял с него конверт, украшенный массивной сургучной печатью, и протянул его Антону:
        - Извольте получить…
        - Что это?
        - Это вам.
        И никаких объяснений. Лакей растворился в воздухе, а конверт остался.
        Алёнка уже переборола внезапный испуг и присела рядом, с нескрываемым любопытством глядя, как Антон ломает непослушными пальцами печать, достает пожелтевший тетрадный лист в косую линейку.
        «Я забыл… То есть я не успел сказать тебе одну важную вещь, так что извини, пришлось побеспокоить ещё раз, теперь уже точно - в последний. Честно говоря, я и сам не вполне понимаю, что именно случилось со мной, в чем ты сам невольно оказался замешан. Я и не слишком старался это понять, но одно для меня теперь совершенно очевидно: ничто в этом мире не исчезает без следа - и доброе, и дурное лишь меняет форму существования, пытается пробить себе путь сквозь иные сферы или бесконечную вереницу пространств. Вряд ли можно назвать их параллельными - они не просто пересекаются друг с другом, они сплетаются в немыслимые узлы, они проникают друг в друга, они, возможно, не могут друг без друга существовать. Я сотворил свой мир, я делал это всю свою жизнь и после собственной смерти должен был принять всю меру ответственности за него. Честно говоря, до сих пор не знаю, по силам ли мне оказалась эта ноша, но теперь это уже не важно. Миры (или анклавы, как их называет Привратник) отрываются друг от друга, разлетаются, пропадают из виду. Как ни дели бесконечность, она так и останется бесконечностью, а значит,
одна только шальная мысль, одно только минутное чувство в состоянии породить целую вселенную - с планетными системами, звездами и галактиками. И какой бы жалкой, ничтожной и примитивной она ни была на заре своего существования, рано или поздно она взрослеет, наполняется жизнью, событиями, судьбами, обрастает историей, памятью, рождает тайны и парадоксы… Возможно, скоро я останусь здесь один, и мне будет позволено отправиться куда-то дальше… А вот, собственно, и то, что я хотел тебе сказать напоследок: не бойся жизни - она не так хрупка, как кажется, и не бойся смерти - ее просто не существует. Есть только странствие по бесчисленным мирам. И однажды наши пути снова пересекутся - впереди вечность, а значит, всё когда-нибудь случится…»
        Алёнка легла рядом, взяла из его рук письмо и бросила его на пол.
        - Потом приберусь, - шепнула она ему на ухо. - Я так боялась, что ты не вернешься…
        - Я тоже, - невпопад ответил он и обнял ее.
        - Ты меня больше так не пугай.
        - Я постараюсь. - Он горько усмехнулся. Как ни старайся, а от себя самого не скрыться - все страхи и сомнения останутся где-то - на самом дне души, они будут терпеливо ждать своего часа.
        Но теперь хотелось только одного: чтобы этот дом оказался на острове посреди безбрежного океана, чтобы во всей вселенной они остались вдвоём, и никто, даже призраки сопредельных пространств, не могли вторгнуться в этот мир радости и покоя, который существует только для двоих. И было совсем не удивительно, что шелест волн вдруг стал близким и теперь доносился со всех сторон, убаюкивая, лаская слух, даря спасительное забвение. Как будто память этого мира уже не хранит отпечатков подков, что оставили лошади диких кочевников, давным-давно владевших этим краем, вмятины от капель дождя, упавших с неба тысячелетия назад, и неторопливый ветерок уносит куда-то вдаль величественные глыбы песчинок, в каждой из которых заключена вечность…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к