Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Юллем Евгений / Серж Ван Лигус: " №05 Острые Зубцы Короны Освободитель " - читать онлайн

Сохранить .
Острые зубцы короны. Книга 2. Освободитель Евгений Юллем
        Серж ван Лигус #5
        5-я книга серии "Серж ван Лигус".
        Захватчики разгромлены - эльфы, гномы и Айзанское ханство уползли зализывать раны. Но радоваться преждевременно - на земле Зунландии возникла новая сила, грозя королевству теперь уже изнутри. Приходится прикладывать множество усилий, чтобы дать королевству шанс возродиться. И как всегда, помнить, что в Гравии и Зунландии - один народ, несмотря ни на что.
        Пролог
        Серж лежал в гамаке и через полуприкрытые веки наслаждался видом сада, нет, Сада. Только так с большой буквы можно было назвать то, что с любовью и заботой создала Лэгмериэль. Ласково светило солнышко, а над головой успокаивающе шелестела крона, пропуская солнечные зайчики через листву. Прямо-таки идиллия.
        Он купил эту виллу в лощине под Орсодом у предыдущего хозяина уже полностью готовой, а вот сад пришлось полностью переделывать, и виной тому, нет, все-таки скорее причиной была Лэгмериэль. Скучно было эльфийской красавице в Исторе, особенно летом - сейчас самая страда, все и стар и млад заняты хозяйством, поэтому в школе никого не было, некому было преподавать. Вот и придумал Серж, как занять свою герцогиню, чтобы не чахла и не дохла в суровых исторских лесах.
        Мысль была проста до гениальности и настолько лежала на поверхности, что Серж сам себе удивлялся, как он раньше до нее не додумался. Видимо, слишком умный потому что, и весь в работе. Ну конечно же дача! Хотя двухэтажную каменную виллу не сравнить с обычным дачным домиком, а раскинувшиеся в долине сады с приусадебным участком, все равно он так и назвал ее - дачей. Вот тут и пригодилось нереализованное Лэг желание воссоединения с природой, для потомственной эльфарки оно было сродни материнству. Серж видел несколько уцелевших снимков утопающей в зелени родной планеты альваро, и понимал, откуда у них такая тяга к природе. Трудно сказать, какая там была пять тысяч лет назад цивилизация, этих источников не сохранилось или по крайней мере ему они в руки не попали, но то, что альваро старались быть в гармонии с природой - это точно. И их потомкам это передалось в полной мере. По крайней мере Лэг этим занялась всерьез - Серж только успевал хвататься то за голову, то за сердце, подписывая счета, приходившие из Орсода. Стоимость затеянных ею преобразований уже перевалила за стоимость лощины вместе с домом.
Ну кто же знал, что она решила полностью перестроить земельный участок и при этом на свой манер - там, где Серж просто бы выкорчевал ненужные ему деревья, Лэг с каким-то сложным эльфийским ритуалом заставляла рабочих все это аккуратно выкапывать, вывозить деревья и пересаживать их на другое место на радость местной пацанве - можно было обжираться халявными яблоками и абрикосами до зеленого поноса. Узнав о таком извращенном отношении к зеленым насаждениям, Серж приказал перевозить их через портал в Истор, где фермеры с удовольствием раскупали отборные плодовые деревья, что хоть как-то помогало отбить часть потраченных денег.
        Серж отхлебнул холодного пива из стеклянной бутылки - эх, хорошо-то как! Механизация стеклодувного производства с формами удешевила стоимость стеклянной посуды раз в двадцать, и там, где раньше в обиходе обходились дешевой керамикой, появились стеклянные бутыли, фляги и стаканы по той же цене. Народ изобретение оценил, и платил за него полновесным талером. Ну а пиво в бутылках особенно оценили на фронтире, не везде фермеры его варили. Тем более, когда в обиход ввели диковинку - кронен-пробку, которую Серж не мучаясь особо изобретательством просто скопировал со своего мира, помня, что в детстве прокладки в ней были пробковые, а не из пластика.
        Лэгмериэль, обходящая деревья, в простом ситцевом платье сейчас больше напоминала девчонку-дачницу, и не подумаешь, что перед тобой эльфийская герцогиня одного из знатнейших родов Империи. Хотя ей сейчас только такие свободные платья и носить - об этом невольно постарался Серж. Ну так уж получилось, и он был этому рад.
        Лэг подошла к нему и присела на гамак.
        - Иди ко мне, - Серж привлек ее за талию.
        - Почувствуй, как толкается, - она прижала его руку к своему животу.
        - Ого, удар что надо! Будет игроком в мяч! - Серж ощутил довольно ощутимый удар.
        - Тебе бы все твои мячи, - укорила его Лэгмериэль. - Выдумал какую-то игру, и теперь все пацаны Гравии в нее играют.
        - Ну а как же! - гордо сказал Серж. Хоть часть новшеств не была убойной, а приносила радость детворе.
        Хоть он сам и не был фанатом футбола, но по его выкройкам получились мячи почти как настоящие, сшитые из кожи и с камерами из свиных пузырей. Дороговато, конечно, все-таки ручная работа и материал не особо дешевый, хотя кожи тут было завались - охотники и фермеры старались. Попроще набивали мячи перьями, а до каучуковой камеры Серж решил пока не доводить - весь добытый каучук шел на военные и государственные нужды, резина и пластмасса начинали резко входить в обиход и требовалась всем, от армии и флота до ремесленников, мастеривших из них всевозможные поделки. А поскольку пока местные химики-алхимики только еще подходили к органической химии, усердно тыкаемые носом в пробирки, пластмасс на природной основе в обиходе было всего две - эбонит и целлулоид.
        - Она не будет бить по мячу! - уверенно заявила Лэг.
        - Она? - у Сержа отвисла челюсть. - Точно?
        - Поверь мне, я мать, мне ли не знать, - погладила его по щеке Лэг. - И нет, я не разрешу ни одному магу Жизни запускать в свое чрево плетения, чтобы это проверить! Даже и не думай!
        - Ладно, - примирительно сказал Серж. - Не думаю.
        Он нежно погладил ее по щеке, привлек к себе и поцеловал. Как ей сейчас несладко, подумал он. И дело не только и не столько в будущем материнстве. Она была чистокровная эльфарка, наследница рода Изумрудного Леса, а он - человек. Пускай теперь и король, но дети-полукровки от низших рас - как раз с точки зрения первовырожденных люди к ним и относились - в Империи не могли рассчитывать ни на что, это было, примерно, как в Америке шестидесятых, где на мулатов и их белых матерей смотрели с презрением и ненавистью. Сержу на ненависть ушастых было положить с прибором, он сам их ненавидел и много сделал для того, чтобы так относились и к нему, он этим даже гордился. Но вот для Лэг это была трагедия. Когда об этом узнают в Империи, она будет проклята, а род отречется от нее. И больше никогда она не может ступить на землю Эльфарии, по крайней мере в ближайшие лет сто точно. А там посмотрим.
        А еще эльф считался потерянным и проклятым, если он не принадлежал ни к одному, пусть и самому захудалому Дому. Такому оставалось или всю жизнь горевать и скитаться на чужбине, или… Вот тут второй вариант подходил как нельзя лучше. Основать свой Дом. Пока Лэгмериэль потерялась в неизвестности, считалась попавшей в плен к варварам-людям, относительно нее никаких решений не принято и не могло быть принято. А эльфар, волею независящих от него обстоятельств оторванный от дома, имел возможность этот самый Дом основать. Вот тут и пригодилось семя имперского древа жизни, которое каждый знатный эльфар таскал в своем медальоне-амулете. У Лэг он сохранился с тех пор, когда ее взяли в плен, ну а поскольку Серж не страдал паранойей и не обчищал пленников, тем более пленниц, дочиста, семя лежало в сохранности и было готово дать всходы.
        Как только Лэг в свое время об этом заикнулась, Серж воспринял это с радостью и энтузиазмом. Ну еще бы, родится не безродный ребенок-полукровка по эльфарским понятиям, на которые Серж опять же клал, а представитель нового Дома. И сегодня по эльфийскому лунному кадендарю было как раз то время, когда следовало посадить семя, из которого вырастет родовое Древо Жизни. Ну а загородный дом в Орсоде подходил для этого как нельзя лучше. Охраняемая территория - Серж ее оформил как королевскую собственность с полагающейся охраной, ну что поделаешь, можно немного и злоупотребить, особенно если этот объект построен не на деньги короны, а за свой счет - и прекрасный морской климат, прямо Крым да и только. У меченого дача была в Форосе, чем Орсод хуже? Даже лучше. Тем более Орсод, так получалось, постепенно становится второй столицей Гравии, слишком много на него завязано. И еще лучше то, что с его прекрасной медициной, на уровне прошлых веков конечно, которую сам Серж и основывал в Орсоде, с лучшими магами Жизни Лэгмериэль при любом раскладе будет жива и здорова. И их ребенок тоже.
        Как только завечерело, и закатное солнце склонилось к горизонту, они вошли в оранжерею, оборудованную на первом этаже дома по всем требованиям Лэг и стараниями Сержа. Высокая, с решетчатыми стеклянными окнами и набитая артефактами для поддержания климата, она представляла собой чудо маготехники, точнее агромагии, или как сказать правильнее?
        Внутри по идущему по кругу возле стены кольцу были высажена всевозможная экзотическая и не очень зелень, создававшая ощущения лесной чащи, только птичек не хватало. Следующим кольцом, поменьше в диаметре, шла тропка для прогуливающихся, а вот в центре, занимая больше всего места, забранная бортиком из красного кирпича, была грядка, вскопанная и разрыхленная. Место для родового дерева, Древа Жизни.
        - Сядь сюда и смотри, - Лэгмериэль показала ему на каменный приступок.
        Серж повиновался, глядя как Лэг снимает обувь, распускает волосы, и, босая и простоволосая, ступает во внутренний круг.
        Лэгмериэль дошла до центра круга, и нараспев стала читать традиционные эльфийские заклинания. Серж наблюдал, как вокруг нее возникает цепь зеленых плетений эльфийской магиии, окутывая ее незримым для обычных людей-немагов коконом. Все громче и громче, все плотнее и плотнее кокон… Наконец Лэг воздела руки к небу, водрузив над собой плетеный зеленый купол, достала Семя, и, опустившись на корточки, опустила его в заранее выкопанную лунку. Попытка была удачной - купол свернулся тонким зеленым шнуром, и ушел в лунку, затем разлился по внутреннему кольцу плоским зеленым полем, покрыв землю словно водой.
        И тут же, словно по мановению руки, семя пустило зеленый росток. Серж с удивлением наблюдал, как росток проклюнулся тонкими листиками, потом на глазах превратился в стебель, вымахивая выше и выше, в конце концов поднявшийся на полметра над землей.
        Лэг отвесила стеблю поклон, развернулась и вышла из круга.
        - Семя приняло меня. Теперь это мое древо, мое и моего Дома, - Лэг встряхнула своей длинной светлой гривой.
        - И как теперь величать тебя?
        - Лэгмериэль из Дома Чужого Древа.
        - Ну что же, мне нравится, как это звучит, - сказал Серж.
        - Надеюсь, тебе понравится и сам Дом, когда он будет в расцвете. А пока…
        Тут не вовремя раздался немелодичный звон связного артефакта.
        - Да, - с досадой сказал Серж. - Что? Послы? Хорошо, ждите. И помаринуйте пока их, чтобы знали свое место.
        Серж убрал артефакт в карман.
        - Прости, родная, но я должен идти, - он чмокнул Лэгмериель в щеку.
        - Понимаю. Дела, - погладила его щеку Лэг. - Иди, это твоя работа.
        - Да. Такая уж у меня работа…
        Глава 1
        … - И, таким образом, Лундия гарантирует вам свой нейтральный статус и неучастие в войне на любой стороне, - напыщенно заявил лундийский посол.
        - И что же вы хотите за это? - Серж устало откинулся на спинку стула.
        Вымучили его эти лундийские послы, ох вымучили… Какого хрена вообще им надо? Вечная страна-подстилка, по которой взад-вперед катаются туда-сюда все армии воющих сторон и суверенитет которой стал уже настолько избитым анекдотом, что над ним уже не смеются. Под кем лундийцы только не были - под Гномией, Эльфарией, Зунландией, и даже под халифами с севера Черного Истока. Все пробовали их вина и доступных лундийских женщин, работающих в горизонтальном положении, пока их гордые и независимые мужчины обсуждали свою независимость за бутылкой бормотухи и следили, чтобы господа не забыли заплатить за весело проведенное время. Нация бездельников, дармоедов и блядей.
        Лундия его практически не волновала - ему нужна была Зунландия, а не Эльфария и Подгорная Федерация, с которой у Лундии были большие участки общей границы. А вот с Зунландией - довольно небольшая полоска, через которую полномасштабное вторжение провести трудно. В нынешней войне, которую пора уже назвать на манер мировых войн Войной Рас, лундийцы себя проявили только одним - будучи практически вассалом и чуть ли не провинцией Эльфарии, предали своих хозяев, переобулись в воздухе, когда ушастые начали терпеть поражение, и поспешили переметнуться под гномов. Ну что же, вполне логично и в лундийском духе - страна-проститутка ведет себя соответственно.
        Только вот Сержу они были не нужны. Горький опыт варшавского блока не забывается, когда приручаются бывшие союзники врага, которых вместо того, чтобы стереть с лица земли, восстанавливали, отрывая от своей уничтоженной экономики последнее. Бляди блядями и остаются - при первом же удачном случае переметнулись на сторону богатого клиента, и стали самыми заклятыми врагами бывшего благодетеля. Таких ошибок здесь не будет, до века гуманизма и беззубого социализма еще далеко. Зачем вводить войска на завоеванную территорию? Чтобы получить партизанскую войну и самому нести потери? Проще уничтожить структуры власти и управления, провести полномасштабную диверсионную войну, разрушить промышленные центры. И - оставить все, как есть, но под надзором и закрыв границу, чтобы если побежденные соседи вновь начнут шебуршиться, повторить урок. А там пусть сами справляются как хотят, на голодный желудок воевать не захочешь, жрать что-то надо. Мигранты? Какие еще нахрен мигранты? Никаких! Ни один псевдобеженец не ступит на землю Гравии - Серж все это помнил по своему опыту. Не будет этого, по крайней мере здесь и
сейчас.
        - Прошу вас, Ваше Величество! - посол передал ему бумагу, скрепленную подписями и магической печатью.
        Мдя, лундийцы были в своем репертуаре, кто бы сомневался. Смешные, однако… Список требований - просьбами это было назвать затруднительно - был обширен. Непомерная сумма в золоте, оказание военной помощи новым оружием и войсками, после победы - во как, они уже не сомневаются, не только носом чуют, кто победит - допуск купцов на рынки Гравии с налоговыми льготами и основание на месте уничтоженных Сержем бывших эльфарских колоний на побережье своих, лундийских, городов и портов.
        Прочитав сей опус короля Вицольда двенадцатого, Серж призадумался. Нет, не о том, чтобы принять эти условия, они умышленно ставились так, чтобы их не приняли или можно было считать либо Сержа, либо лундийского монарха слабоумными. Серж думал о том, как послать всех лундийцев подальше, соответствуя дипломатическому этикету. Грубо и по-солдатски прямо с использованием командного языка - обидятся, сказать, что предложения будут рассмотрены - возгордятся. Был и третий вариант. Серж вынул из кожаной папки с золотой монограммой и короной запечатанный магической печатью конверт, подготовленный заранее - разумеется он и до аудиенции уже подозревал, чего захотят послы и их суверен, это было предсказуемо.
        - Передайте наш ответ Его Величеству с заверениями в нашей дружбе и в интересах добрососедских отношений. Это наши предложения, я думаю, что они его заинтересуют.
        Посол сразу же убрал конверт в папку, из которой до того достал документ.
        - На этом аудиенция закончена, - Серж встал с кресла.
        Послы тоже встали, раскланялись и вышли из небольшого зала для приемов в двери, распахнутые егерями в парадной форме и с оружием Древних.
        - И что они хотели? - Тира кивнул на листок, который Серж так и держал в руке.
        - На, прочти, - с усмешкой протянул ему дипломатическую писульку Серж.
        Тира вчитался в документ, потом захрюкал от восторга, а потом хрюканье превратилось в полноценное ржание, заставившее стоявшего рядом секретаря выпучить глаза.
        - Ой, не могу, - Тира вытирал невольно выступившие на глазах слезы. - Нет, просто не могу! Уморили!
        Серж подождал, пока Тира отсмеется.
        - Оторжался? - участливо спросил он.
        - Да, господин король. Ну надеюсь, над нашим ответом они повеселятся еще больше.
        - Будем посмотреть. Если лундийцы забудут сюда дорогу, значит наша шутка им не понравилась.
        - А жаль. Было бы очень весело. Клоуны - и задаром?
        Это точно. В конверте для короля была подробная карта Лундии с красными кругами, очерченными вокруг городов - потенциальных целей ракетных атак с пояснениями рисунков. А также три страницы убористого текста с выдержками из досье на его монаршую особу. Какбэ намек на то, как выглядит дипломатия по гравийски. А то золота ему, да оружие, да преференции… Проще надо быть, проще. Дипломатия канонерок, иначе и разговора не будет. Пусть помнят, что прав тот, у кого ружье, и калибр побольше.
        - Ну что, пойдем в кабинет? Наши уже, небось, заждались, - кивнул на дверь Тира.
        - Пойдем, - поморщился Серж. - Ходят тут всякие, просят, от дел отвлекают. Ходоки хреновы.
        Серж с Тирой размашистым шагом пошли по коридору мимо вытягивающихся по струнке егерей. Нет, охрана только из проверенных людей Тиры, никакой Тайной Стражи с ее любовью к заговорам, только хардкор, только из Особого Егерского. И все вооруженные современным оружием, то есть оружием Древних - гномский запас пригодился. Так что, если прищуриться, можно подумать, что на родной Земле очутился - пятнистые камки, автоматы… Нечего на элите экономить, себе дороже. Охрана из числа приближенных к телу должна иметь все самое современное и лучшее, в том числе и довольствие, чтобы ни у кого не возникло даже бы и мимолетной шальной мысли о предательстве или измене. Идеология - идеологией, харизма - харизмой, но все это хорошо на сытый желудок, свой или семьи, если таковая есть. Ну а вот за остальным проследит Тайная Стража, ловить шпионов и заговорщиков - ее работа, им за это деньги платят.
        - Ну что же, начнем, господа и дамы! - Серж прошел в услужливо открытые охранниками двери.
        Присутствующие привстали из-за стола, обозначив его появление.
        Серж по привычке лично проверил охранные плетения, довольно кивнул, и сел за стол. Все, действительно, в полном смысле свои - не просто соратники, но и друзья, прошедшие с ним огонь и воду еще со времен Азариуса и примкнувшие позже, но сумевшие себя зарекомендовать как верные и умные люди. Медные трубы вроде как тоже их не сумели испортить, они служили одной идее - государству. Донови, Филлерик, Колхан, Анер, Делан… Да и сам Тира.
        - Господин премьер-министр? - Серж обратился к Донови.
        Старый егерь смущенно откашлялся, не привык еще к подобному обращению.
        - Обрисую ситуацию в общих чертах. По промышленному производству - все остается на прежнем уровне, есть небольшой прирост по металлургии за счет завода и мастерских господина Арента, открытых им во всех городах Гравии. Сельхозпродукция - урожай сняли рекордный, продовольствия не просто хватит, его хватит с избытком, можно продавать.
        - Продавать пока не будем, - заметил Серж. - Лучше займемся переселенцами, их тоже на первом этапе кормить надо. Сколько мы смогли вытащить с Дикого Поля?
        Под Диким Полем Серж подразумевал те области Зунландии, на которых еще не восстановилась королевская власть, но уже не было оккупантов, и на которых пока хозяйничали местные князьки-магнаты, зачастую и просто бандиты. Но с ними успешно расправлялась эвакуационные команды, хорошо подготовленные и вооруженные, и всегда готовые пустить оружие в ход.
        - Двенадцать с половиной тысяч, милорд.
        Серж присвистнул. Это же по меркам Гравии - треть ее общего населения, если не считать индейцев и орков.
        - Много за три месяца. А ведь уже осень начинается. Ладно с продовольствием, но им же еще крыша над головой нужна! - заметил он.
        - Поэтому заводики и артели по производству стройматериалов работают в три смены, и все равно не справляются. Я своей волей запретил торговлю стройматериалами вне Гравии, сейчас мы опять в режиме изоляции, никакого экспорта чего-либо. Кроме того, многие из вновь прибывших строятся сами своими силами в отведенных для этого местах.
        - Это правильно, полностью согласен, - заметил Серж. - С финансами как-нибудь справимся. А сами переселенцы как?
        - Что вы имеете в виду, милорд?
        - Ну качественный состав, - пояснил Серж. - Что и кого они из себя представляют?
        - Во-первых, и вполне естественно - самые нужные сейчас в данной ситуации люди, это крестьяне, землепашцы и скотоводы, привыкшие вести натуральное хозяйство. Здесь им будет раздолье.
        - Не забудьте, что их натуральное хозяйство не должно противоречить товарному производству, не хотелось бы продразверстку вводить.
        - Продра… что, прошу прощения милорд?
        - Чтобы они продовольственный налог сами сдавали, а не приходилось его силой изымать, - просто пояснил Серж.
        - Не придется. Они отдают предоставленный им продовольственный кредит с нового урожая, но не больше пятой части. Так и они и мы довольны. Условия им были известны перед переездом сюда, недовольных было всего пятеро.
        - И что с ними сделали?
        - Выслали обратно в Дикое Поле. Пусть там подумают, чего лишились.
        - Да, это эффективная мера, - кивнул Серж.
        Угу, ну а как же, подумал Серж. Тюрьма? Здесь? Где полно лишних ртов и нет тех же лишних рабочих рук? Нехрен бездельников даром кормить. Наказаний всего три - принудительный труд на тяжелых работах, высылка, ну или при отсутствии другой альтернативы - перекладина и веревка, причем зачастую этим с энтузиазмом и неподдельным рвением занимались сами поселенцы. Серж против этого не особо возражал, Стража, конечно, разбиралась по каждому случаю, но как правило, считала это справедливым - педофилов, насильников и убийц не любил никто. Нравы здесь простые, соответствующие времени и месту, Дикий Запад - он и есть таковой, что на бывшей родной планете, что на Изначальной. Фронтир есть фронтир.
        - А остальные, кроме земледельцев? - поинтересовался Серж.
        - Вторая по численности группа, процентов двадцать от общего числа - бывшие солдаты и Стражи.
        - Тира?
        - Проверяются все поголовно, все переселенцы, не только солдаты, маги работают не покладая рук. Выявлено порядка двадцати шпионов Крата и эльфаров, - сказал Тира со вздохом.
        - На двенадцать тысяч? Либо они плохо работают, либо Тайная Стража мышей не ловит, - не поверил Серж.
        - Ну вот так, - пожал плечами Тира. - Да и команды эвакуации проводят первичный отсев большей части сразу, еще в Диком Поле. Причем с предупреждением - разоблаченному шпиону или преступнику сразу смерть. Это останавливает многих, знаешь ли.
        - А дальше что с ними, я имею в виду служивыми, делать?
        - Ну продолжать службу рвутся немногие, милорд, люди устали от войны, - вступил Донови. - Тем более, когда есть свой кусок земли и возможность осесть и обустроиться, сами знаете, как с этим в Зунландии плохо, особенно сейчас. Так что имеем еще земледельцев, рыбаков, охотников. А на случай мобилизации они отложат плуги и возьмут оружие в руки, об этом тоже было сказано перед переездом, это обязательное условие. Третья группа - мастера разных дел, от магов до строителей. Тоже нужные люди и отобранные на месте.
        - Вы забыли еще упомянуть рыбаков и моряков, - подал голос Филлерик.
        - Ну их пока немного, около тысячи, вашими стараниями, - кивнул Донови довольному капитану. - Ну и естественно, люди, проходящие по вашим ведомствам, милорд Ферлаг и миледи Колхан. А там уже вы с ними решаете сами.
        Да, это были стоящие люди, подпольщики, разведчики, агенты. Только выжило их, к сожалению, мало, подумал Серж. Ну ладно, зато костяк спецслужб есть, не с нуля, как Дзержинскому пришлось создавать ЧеКа.
        - Хорошо. Что с флотом?
        - Ну это уже милорд Филлерик пусть отчитывается, - махнул рукой Донови. - Он все подмял под себя.
        - А как же, - довольно усмехнулся Филлерик в свои пышные усы. - Морские дела оставьте мне. Итак, сначала по верфям. На стапелях Орсода и Кинтара заложены еще два клиппера как рейдеры дальней морской зоны. В дополнение к уже имеющейся в Орсоде строят еще одну верфь, которую планируется целиком отдать под гражданские заказы, нечего флоту военному и гражданскому спорить между собой за место на стапелях. Не все, однако, захваченное в Ангере и Кинтаре освоено и доведено до ума, небольшой военно-морской флот у нас теперь есть, правда, представленный трофейными кораблями эльфарской и гномской постройки. Только вот одна проблема - экипажей не хватает. Ту тысячу, которую перетащили сюда, на все не хватит.
        - Ваши предложения?
        - Продолжать переселять сюда с северных провинций Зунландии тех же моряков, отдавая предпочтение тем, кто служил в королевском военно-морском флоте. Сейчас нам нужны профессионалы, настоящие профессионалы. Капитаны, штурманы, канониры. Понятно, что кое-какой кадровый задел есть, но полноценным военно-морским флотом это назвать нельзя, по численности и составу даже на флотилию пока не тянем.
        - Согласен. Я думаю, вы сами решите это без меня, Колхан, Анер и Делан помогут вам в этом, - Серж посмотрел на лица, ища знаки одобрения.
        - Ну а рыболовство идет полным ходом. Не задействованные как дозорные суда приходят обратно с полными трюмами. А чтобы никому не было обидно, я ввел ротацию - две недели в дозоре, а дальше лови себе спокойно, и зарабатывай.
        - Кстати, совсем забыл, - спохватился Серж. - Насчет «зарабатывай». Донови, как у нас идет создание своей валюты? А то кубышки уже истощились.
        - Плохо, милорд, - вздохнул Донови. - Народ не привык вместо золота получать какие-то бумажки. Несмотря на то, что они обеспечены золотом.
        Вот это уже было хреново. И реформа платежной системы столкнулась, как и раньше в истории, с теми же вечными трудностями.
        - Что предпринимается?
        - Бумажные деньги принимаются наряду с золотом, но цена товара выходит ниже, как посоветовали наши новые банкиры. Один бумажный гравийский талер равен одному зунландскому орлу или эльфарскому талеру плюс серебрушка, покупательная стоимость бумажных денег больше. Потребовалось конечно силовое решение, но… Кроме того, некоторые товары в наших лавках продаются только за бумагу. А поскольку нами создан искусственный дефицит бумажных денег, их пока очень мало … Сейчас открываем Первый Королевский Банк, как раз достраивается под него здание. И как рекламный ход - обмен возможен только там, не больше двадцати талеров бумажными за один раз.
        - Сомневаюсь я в действенности этих мер, - Серж задумчиво побарабанил пальцами по столу. - Но пробуйте. Деваться нам некуда. Золото нужно выводить из платежной системы, оставить только для международных расчетов. Нам нужна своя валюта для внутреннего оборота. Ладно, с этим мы закончили. Милорд Филлерик, у вас все?
        - Да, вроде пока все.
        - По Тайной Страже. У вас есть, что донести до общего сведения, милорд Ферлаг?
        - Нет. Все идет как надо, отделения Тайной Стражи и Стражи во всех городах работают в штатном режиме, ничего необычного.
        - Не ропщут обычные Стражи-то? А то поставили им начальников из бывших Тайных? - спросил Серж.,
        - Нет. Разговорчики пресекаются с полуслова, да их практически и нет, все люди проверенные. И вы же сами говорили, милорд, что это стандартная практика - ставить на усиление в Стражу людей из Тайной Стражи. Ну а по боевым магам - это ваша епархия.
        - Да, так оно и есть. Моя, - подтвердил Серж. - Что скажет наш достопочтенный генерал Анер?
        - Все так же милорд. Все наши два полных полка постоянного состава занимаются боевой подготовкой по программе егерей, - Анер сделал кивок в сторону Тиры, их бывшего командира. - Так что это уже не обычная пехота, больше похоже на штурмовые полки. Программа подготовки превосходит на голову подготовку обычного пехотинца. Остальные, не годные или не желающие служить на постоянной основе, проходят переподготовку по программе резерва территориальной обороны, так же любезно предоставленную егерями. Итак, всего у нас четыре тысячи человек постоянного состава - не считая погранслужбы, она входит в ведомство герцога Ферлага - а в случае необходимости территориальная оборона может выставить еще дополнительно семь тысяч человек, готовых не просто держать оружие, но и им владеть. А держать оружие тут способны все, это фронтир все-таки. Индейцы способны выставить примерно столько же, но мы их по программе резерва не готовим, только их командиров. Они сами способны о себе и нас позаботится. А также они с большим удовольствием поступают на регулярную службу, как в принципе и ожидалось, у них воинская доблесть на
первом месте.
        - Ну что же, расчет оправдался. Так что в случае чего, Гравия способна если не дать отпор, то оказать вооруженное сопротивление с нанесением неприемлемого ущерба неприятелю. Как с оружием, генерал?
        - На регулярные части - достаточно. Стрелковое оружие нового образца, артиллерия трофейная и своя, минометы, ракеты - но эти больше у егерей и приданных каждому полку егерских рот, а также у береговой обороны, которая входит во флот. А вот с резервистами - не так радужно. Вооружены кто чем попало, от мечей и арбалетов до ружей, они не состоят в программе снабжения армии и вынуждены закупать все на свои, а своих пока что маловато.
        - Ну не могу я больше дать, не могу, - застонал Серж. - И так уже три завода завязаны на перевооружение.
        Да уж, рано подумал, что оружия достаточно, вздохнул Серж. Лесной, как он называл свою мануфактуру в лесу, Исторская мануфактура и мастерские и заводы Арента клепали щит и меч Гравии на пределе возможностей, причем Исторская работала только на гражданские заказы, вроде тех же «Дерринджеров».
        - По современным меркам мы очень хорошо вооружены, милорд, - довольно подкрутил седой ус Анер. - Я не думаю, что есть сейчас на Изначальной хоть одна армия, столь же хорошо вооруженная, да и настолько подготовленная. Так что все не так и плохо. Да и ваша программа вооружения населения…
        - Да, кстати, Донови, что там у нас с этим? Меня интересует больше огнестрел, который мы производим. Сколько их продано?
        - Только огнестрела, в смысле пистолетов, другое мы не продаем - около трех тысяч.
        - Да что же так мало то? - легонько хлопнул по столу Серж. - Где я мог ошибиться?
        - Целевая аудитория, как вы говорите, не та. Здесь больше охотники и привыкшие владеть холодным оружием люди. Для охоты ваши пистолеты не годятся. Зато партии трофейного гномского и эльфарского оружия не задерживаются, их сразу раскупают, несмотря на то, что это отбраковка, не принятая армией.
        Серж хмыкнул. Да, это они с Тирой вовремя монополизировали торговлю трофеями через открытые государственные оружейные лавки и запретив оборот оружия вне их. Тем более, что в уничтоженных городах трофейные команды набрали столько оружия, что хватило бы каждому жителю, и не по одной единице. Но лучшее естественно шло в войска и на учрежденные Сержем склады мобрезерва, на случай большой войны.
        - Ладно, будем думать. На всякий случай у нас на складах, особенно в Ангере, есть гномские запасы. В случае чего перевооружиться территориальной обороне хватит. Переходим ко второй части нашего собрания. И опять вы, генерал, - сделал приглашающий жест Серж.
        Анер полез в тубус - ну что уж там, полезное изобретение, пока штучной работы ввиду отсутствия спроса - и, достав испрещенную пометками карту севера Истока, расстелил ее на столе перед присутствующими.
        - Давайте, милорд, объясняйте.
        - Здесь карта оперативной обстановки за последнюю неделю. Разведданные от ведомства леди Колхан, - кивок в сторону Аны. - Как видим, большая часть Зунландии освобождена от гномов и эльфаров на юго-западе, а также орков и айзанцев на юго-востоке. Более того, граница с айзанцами восстановлена. Силы Крата взяли Арзун. Сейчас туда перебирается вся старая и новая аристократия вместе с самопровозглашенным, точнее провозглашенным Кратом королем Викхерном, бывшим герцогом Викхерном, чье герцогство, как вы знаете, на северо-востоке Зунландии.
        - Ну понятно, что Арзун им нужен только для укрепления статуса, - заметил Тира. - Чтобы из самозваного и самокоронованного короля в бегах превратиться в законного суверена Зунландии.
        - Легитимизация это называется, - уточнил Серж. Тира покосился на него, но смолчал.
        - Безусловно, это его законным королем не сделает, так как короновать его было некому, кроме некоторых верных ему вассалов с подачи Крата. Но поскольку оппозиция отсутствует, он продержится на троне ровно столько, сколько позволит ему Крат. Потому что король - это его марионетка, а на самом деле в короли метит сам генерал, - продолжил Тира разжевывать азбучные истины.
        - Я продолжу? - Анер грозно прищурился через линзы очков, недовольный тем, что его перебили. - Хорошо. Дальше на юго-запад идет Дикое Поле, приблизительно вот отсюда и до южной границы, вот эта вот заштрихованная на карте территория. Четкой границы там естественно нет, территория формально зунландская, но судя по донесениям, власть на освобожденных, точнее оставленных эльфарами и гномами территориях королю не принадлежит в силу отсутствия там регулярных войск. Хозяйничают там местные магнаты и банды - кто из уголовников, кто из бывших пособников оккупантов. Местному населению они настолько надоели, что обитатели Дикого Поля с радостью готовы сменить место жительства на Гравию. Оттуда мы людей и набираем.
        - Попутно вешая тех, кто мешает это делать, - хмыкнул Серж. Да, пришлось некоторых мелких аристократов помножить на ноль, причем совершенно безнаказанно - зунландская армия туда соваться не собиралась, опасаясь бессмысленных потерь. Ну а что, команды эвакуации были тертыми ребятами, сплав егерей, пограничников и подпольщиков, хорошо понюхавших пороху и крови. А также до зубов вооруженные и с полным отсутствием рефлексии. Задача поставлена - выполняйте, препятствие появилось - убирайте.
        - Дикое Поле кончается здесь, - карандаш генерала уперся в юго-западную границу с Лундией и Эльфарией. - Вот это - области, с которых еще не ушли войска гномов, да и вряд ли уйдут, это так называемый Лундийский выступ. Они тут обустроились прочно и надолго. Как и разрозненные оккупационные части в Лундии.
        Тира разразился коротким смешком.
        - Что смешного, милорд? - Анер осуждающе посмотрел на Тиру поверх очков.
        - Да нет, ничего, извините. Просто только что беседовали с посланцами Лундии, которые наивно подумали, что мы их сначала освободим от гномов, а потом еще и спонсируем за их невмешательство.
        - Ну гномов оттуда выбить можно, но эта затея абсолютно бессмысленна. Туда нужно вводить большой экспедиционный корпус раз в десять больше нашего. Но это вообще ничего нам не даст, Лундия нам не нужна.
        - Причем совсем, - подтвердил Серж. - Наша задача - посмотреть на кашу, заваривающуюся в Зунландии, и в нужный момент взять ее себе. Что там у нас с раскладом сил в Зунландии, Ана?
        - Тут много чего интересного. Первая сила, самая большая и многочисленная, это Крат с его армией и картонным королем Викхерном. Как видим по карте, милорд, ему удалось отвоевать почти две трети бывшей территории Зунландии, выйдя на южные границы. Весь север, юг и восток сейчас в его распоряжении. Дикое Поле он пока подмять под себя не в состоянии, как и западную границу, так как на юго-западе ему хорошо вломили гномы, не дав сделать охват Дикого Поля и выход на границу с Эльфарией как раз за счет Лундийского выступа. После наших ударов по гномам и эльфам, и те, и другие потеряли большую часть своего потенциала, особенно гномы - их промышленность в полном упадке, никак не отойдут от потери двух своих основных моногородов. Так что ни от тех, ни от других организованного наступления ждать не приходится, более того, они покидают бывшие оккупированные земли Зунландии, стягивая уцелевшие силы обратно к своим городам и землям - у них сейчас наступила стадия вялотекущего конфликта, когда и хочется, и колется. Сейчас три ободранные собаки ходят друг вокруг друга скаля клыки и рыча, примериваясь к чужой
глотке, и оценивают, не станет ли этот бросок последним в их жизни.
        - Так что Зунландия получила в данный момент передышку…
        - Временную. На пару-тройку лет. И то, лишь из-за того, что у всех сторон неприемлемые потери, когда единственная оставшаяся мысль не о том, чтобы захватить плохо лежащее у соседа, а как бы самим остатки не потерять. Комбинация стравить гномов с эльфами была правильной, коротышки прижали лесных, а потом с потерей промышленности и запасов были сами вынуждены перейти к обороне. И Зунландия, разоренная и опустошенная войной, не имеет возможности додавить своих коварных соседей по их логовам без опасности самим получить такую победу, которая хуже поражения.
        - Пиррова победа, - пробормотал себе под нос Серж.
        - Что, милорд? - спросила Ана
        - Да это я так, про себя. Победа, которая хуже поражения - точное определение.
        - Да, здесь установилось определенное равновесие за счет недостатка сил у сторон.
        - Ну в общем-то, как и задумывалось. Небольшая управляемая регрессия. А что в айзанском ханстве?
        - А ничего, - пожала плечами Ана. - Туда прорвались уроженцы тех мест из сводных сил Пограничной Стражи, орки с ханцами как всегда храбро разбежались, дорога на Ат-Балай была открыта. Но Крат вовремя смекнул, что ханство с такими силами ему не удержать, и погоняв немного ханцев и оркобесов на их земле, погранцы вернулись в свои города.
        - Да, все-таки Крат при всей его отмороженности на всю голову - именно та фигура, которая была нужна, - с сожалением сказал Серж.
        - Именно так. Поэтому если его не дай боги уберут - конечно странно так говорить о нашем заклятом враге - все скатится в хаос. При помощи как раз вторых сил - мелкопоместных аристократов, которые спят и видят, как овладеть всей Зунландией, разобрав ее по манорам и феодам. Понятно, что это из области их влажных несбыточных снов. Мердоз докладывал, что к некоторым, особо амбициозным, Крат уже отправлял разрешителей проблем с численностью до одного полка, после чего проблема исчезала вместе с аристократом. Так что похоже, Крат - первая и единственная стабилизирующая сила в Зунландии. Пока по данным групп эвакуации, оставшегося подполья и Мердоза, других сил, представляющих опасность, нет.
        - Да, как бы не пришлось пока оставить ему Зунландию, - крякнул Серж. - Какой у него перевес в численности войск?
        - По сравнению с нашими регулярными? По моим очень приблизительным данным - что-то около десяти к одному, или больше, порядка тридцати тысяч штыков. Но следует учитывать, что кадровых из них мало, первые удары выбили большинство, основную массу набирали по мобилизации.
        - Много, - Серж аж присвистнул.
        - Да это еще мало, в довоенное время в Зунландии было в три раза больше. Война на два фронта выбила всю довоенную манерную куртуазную элиту, осталась элита волков, прошедших через мясорубку. Нас спасает только Туранское море и закрытые порталы, будь Крат соседом - осталось бы только подороже продать жизнь.
        - Значит, прямое вторжение в Зунландию отпадает. Да и как-то не хочется людей убивать, все-таки одна раса и бывшие сограждане.
        - Да, похоже так, - согласилась Ана. - Хотя подполье и ведет подрывную работу среди солдат армий Крата.
        - Главное, чтобы не переусердствовали, - махнул рукой Серж. - Итак, продолжаем жить и заниматься государственным строительством, укреплять Гравию. Высказываемся по первоочередным задачам, голосуем. Все согласны? Ну и хорошо. Начинайте, Донови…
        Глава 2
        Мердоз смотрел на пленных орков и эльфаров, восстанавливающих то, что порушили их собратья по оккупации. Сторожимые всего одним солдатом с мечом на поясе, оборванные бывшие вояки высших рас с кирками и тачками выглядели не так грозно, как до этого с оружием в руках, скорее даже жалко. Ну работы-то для них хватит. Здесь в Арзуне оставалось начать и кончить - королевского дворцового комплекса не существовало, на его месте был большой котлован с мелкими каменными обломками и мешаниной грязи после прошедших дождей. Посмертие, взорванное Азариусом, стерло о себе и память о старой Зунландии, величественной и патриархальной. Теперь же ему, как правой руке Крата, приходилось не только заниматься своей профильной работой, но еще и хозяйственной - хотя бы подобрать ему место для проживания. Король Викхерн - хотя какой он там к хренам собачьим король - занял бывший особняк эльфарского наместника, Крат предпочитавший выделенному ему особняку, казарму - бывшее здание генерального штаба, неугомонный сапог все чаще подчеркивал свою армейскую природу перед окружающими. Самому же Мердозу приходилось неотступно
сопровождать Крата, поэтому его домом стал один из кабинетов того же штаба.
        Все шло как-то не очень здорово. Нет, спасибо конечно Сержу и его теперь уже гравийцам за подарочки эльфарам и гномам, только это помогло прекратить войну и остаться в живых. Потрепаны, ранены, разорены - но живы и зализываем раны. Хотя бы та большая часть Зунландии, которая была сейчас под Кратом. Но вот то-то и оно, что несмотря на внешнюю силу, генерал был колоссом на глиняных ногах - в армии и не только его не любили. Одно дело железной рукой посылать подчиненных в смертоубийственную атаку и лично рубить головы непокорным, и совсем другое дело делать это бездумно в мирное время. Правы были гравийцы, бездарный он генерал. А что еще хуже - бездарный правитель, заставляющий солдат на своей земле делать то, что делают на землях оккупированных. И пылали жарким пламенем дома и амбары, насиловали и развешивали на перекладинах виселиц и ветвях деревьев бывших подданных Азариуса, наказание за неповиновение властям было одно - смерть. Генерал Крат исчез, появился диктатор Крат, чудовище, методы которого ужасали даже привыкшего ко всему Мердоза. Конечно, полковник не бездействовал, осторожно и аккуратно
пытаясь исправлять ухудшаемую Кратом ситуацию, но… Сделать он мог увы, немного. Вот и сейчас придется, вернувшись в управление, заняться работой полицейского, точнее следователя по одному из политических дел, очередному бунту в армейской среде.
        - Итак, майор, вы утверждаете, что действовали один и ни по чьему приказу? - Мердоз ходил по пыточной в подвале управления.
        Избитый кровавый кусок мяса, привязанный к железному стулу, лишь смог с трудом разлепить щелочку одного глаза.
        - Молчите? - Мердоз жестом остановил заплечных дел мастера, занесшего было пудовый кулак над тем, что осталось от заключенного. - Да и ладно, это неважно. Тут есть показания двух ваших лейтенантов, указывающих на то, что вы подбивали солдат к бунту против законного короля Викхерна, показания ваших сообщников и описание планов по захвату власти.
        Кусок мяса лишь слегка пошевелился, обвиснув на ремнях. Больше он ничего сделать не смог.
        - Ладно, допрос окончен, - бросил Мердоз палачу.
        - Куда его, мылсдарь? - прогудел детина-палач. - В ров, в камеру или сразу добить, чтобы не мучился?
        - Как это добить? Ты хочешь подарить легкую смерть заговорщику? Отдадим его Лесным Ножам, они ему устроят такую смерть, что боги ужаснутся.
        Вот тут уже вздрогнул сам палач. Даже сожжение на костре было более милосердной смертью, чем та, которая ждала несчастного. Предпочитая самому не связываться с утилизацией, Мердоз некоторых заключенных отдавал банде Лесных Ножей из Дикого Поля, по слухам связанных с эльфами. Что они там с ними делали и зачем зеки были нужны ушастым, Мердоз не спрашивал. Достаточно того, что Ножи платили палачу за каждое тело пять талеров золотом, но только если это тело еще подавало признаки жизни. Иногда несчастных препарировали на месте, развешивая внутренности по деревьям, для устрашения остальных.
        - А остальных, мылсдарь?
        - Остальных? - Мердоз повернулся и осмотрел палача. - Указания получишь позже. Иди пока готовь мясовозку.
        Палач согласно кивнул. Идти готовить фургон для перевозки заключенных - хотя бы работа на воздухе, не в этом душном, жарком и вонючем подвале, пропитанном запахом паленого мяса и испражнений.
        А Мердоз, вернувшись к себе в кабинет, занялся делом. Список, составим список. Майора Кэндеро - Ножам, двух лейтенантов, сдавших его даже не под пытками, а под угрозой физического воздействия - просто повесить на плацу за моральную неустойчивость, молчаливого сержанта-ветерана, так и не заговорившего, и превратившегося тоже в отбивную - и этого Ножам… Ну и что? Всего десять талеров палачу? Кто у нас еще для опта? Маловато. Ну ничего, еще попадутся. Так понемногу, по чуть-чуть… И дело вовсе не в деньгах.
        Как всегда, самое интересное проходило за городом, на старом заброшенном кладбище Арзуна. Палач правил фургоном в темноте, вздрагивая от каждой ночной неверной тени - про эти места ходило столько страшных баек и небылиц, что трудно было отличить небыль от правды. И про неупокоенных духов насильственно убиенных, ставших навьями, и про мертвецов, разрывающих свои могилы и выбирающихся наружу, а также про шабаши ковенов на могилах, которым для обрядов была нужна свежая плоть и кровь неосторожных путников.
        Вот в ночи засветился огонек на обочине кладбищенской дороги. Палач зажег фонарь, и поставил его перед собой. Его увидели, огонек мигнул два раза, палач в ответ - три. Все нормально, если можно было бы об этом так сказать здесь. Это были Ножи.
        Палач медленно подъехал к другому фургону и остановился по мановению руки стоящего на дороге человека в черном плаще с головы до пят, лицо которого было скрыто капюшоном. Сколько раз он уже ни встречался с ними, при виде черных его всегда охватывала оторопь. Палач вышел из фургона.
        - Привезссс? - зловеще, по-змеиному, прошипел черный человек.
        - Да, ваша милость, двоих.
        - Мало, - разочарованно сказал человек. Да и вообще, человек ли это? Странный, очень странный у него акцент, который насторожил еще при первой встрече, похожий палач встречал только во время Войн Крови, когда еще не был палачом, а был простым солдатом. - Давай, открывай!
        Палач подошел к задней двери фургона, сопровождаемый невесть откуда появившимися фигурами в черных плащах.
        - Вот, ваша милость!
        Черный склонился над связанными полутрупами.
        - Они еле живы, - прошипел он. - Не получишь денег. Мне нужно не мясо, а их органы. Или может твои почки для нашего магического обряда подойдут?
        Палач икнул и побелел. Так вот зачем они покупают приговоренных! Палач слышал о Черных Магах Смерти, причем такое, чему верить было нельзя. Банда? Это банда? Да никакая это не банда, это ковен Черных.
        - Виноват, ваша милость, - проблеял палач.
        - Виноват, - согласился черный. - В следующий раз если привезешь мне товар в таком состоянии, сам пойдешь на мясо. Ты понял?
        - Да-а, ваша милость…
        - Грузите, - черный полуобернулся к своим. - И передай своему хозяину, что я очень недоволен.
        Черный кинул звякнувший кошелек в дорожную пыль. Палач дрожащими руками подобрал плату, непрестанно кланяясь, проводил взглядами страшных черных, дождался, пока они уедут, осенил себя святым кругом и поскорее забрался в фургон. Быстрее, как можно быстрее из этого проклятого места!
        …Майор Кэндеро сначала подумал, что наконец-то ушел за грань и попал в то место, куда попадают души мучеников. Последние три дня были непрекращающейся болью, рвущей тело на части - а другого трудно было ожидать от подручных Крата, страдающих, точнее наслаждающихся невыносимой жестокостью по отношению ко всем - своим ли, чужим, все равно, к кому прикажут. Ему, боевому офицеру, прошедшему от лейтенанта, командира пехотной роты нового образца еще при Азариусе, будь благословенна его память, до командира батальона пехоты короля Викхерна претило то, что приходилось делать армии. Ладно, в отношении других рас - здесь все спишут законы войны, можно было попрать и примириться с собой, но когда Крат повернул армию против народа и огнем и мечом прошелся по своим же, людям, зунландцам, и так настрадавшимся за время оккупации ушастой нечисти, Кэндеро не выдержал.
        План был до неприличия простой - во время одного из визитов Крата в полк вывести свой батальон, убить генерала и, подняв других, снести марионетку Викхерна и занять дворец. А дальше? Дальше план не особо вырисовывался, как пойдет. Может быть, примкнут те, кто не одобрял звериной жестокости Крата, например, генерал Тейесен из старой еще военной аристократии, начальник генерального штаба, или полковник Керелдан, командир штурмового полка… Они иногда высказывали свое неодобрение по поводу действий верховного, и самое интересное, до сих пор были живы - видимо, пока были незаменимы. Да и мнение было выражено не в виде жесткой публичной критики, а так, легкое бурчание под нос.
        Кэндеро же начал продумывать заговор всерьез, не вызывая подозрений излишней болтливостью - что толку трепать языком, привлекая к себе внимание этого мерзавца, его цепного пса Мердоза с ничего не выражающими стеклянными рыбьими глазами, главы Тайной Стражи. Тому человека убить - что стакан воды выпить, в общем, тот еще шакал.
        И как оказалось, умный шакал. Кэндеро потихоньку, исподволь плел свои неумелые сети заговора, вовлек в него младших офицеров, сержантов - тех, кто ничего не терял в плане карьеры и дальнейшего будущего, но у кого имелся самый важный необходимый ресурс - люди. Солдаты. Прошедшие за время Эльфарской кампании огонь и воду, и готовые следовать за своими командирами хоть в пекло.
        Сдал заговорщиков один молодой лейтенант, который решил, что выслужится перед Кратом, если доложит о заговоре. Правда, это ему совсем не помогло - так он тоже оказался в застенках Мердоза, вместе со своим сослуживцем, тоже лейтенантом. Ну поскольку они были вовлечены в заговор недавно, то знали только его и его ординарца, сержанта Тресана. И вскоре все четверо очутились в пыточной Тайной Стражи. Вот тут вот и сказалась старая закалка - если лейтенанты разливались соловьями от одного только вида каленого железа, то Кэндеро молчал, как, похоже, и Тресан - по крайней мере, на него сам Мердоз, не побрезговавший лично провести силовое дознание, не ссылался. Зато какой ценой далось это молчание… Харкая кровью, шипя от боли в переломанных ребрах и конечностях Кэндеро мечтал побыстрее умереть от шока, но тренированное, выносливое солдатское тело этого сделать отказывалось, хотя целых костей в нем оставалось наполовину, а что со внутренними органами не знал никто - боль, казалось, заполнила весь человеческий сосуд и уже лилась через крышку.
        Кэндеро вдруг осознал, что он находится все еще в своем многострадальном теле, попробовал пошевелить руками и ногами - о, чудо! Действительно шевелятся, не болят, слушаются его, более того пальцами рук он чувствует тонкий незнакомый материал, постеленный под ним. Где он? Неужели в раю?
        Он открыл глаза. Странная белая комната, залитая солнечным светом.
        - Пришли в себя? - пожилой мужчина в белом халате наклонился над ним.
        - Да, - смог ответить Кэндеро и попытался приподняться на локтях.
        - Тихо, тихо, - со смешком сказал мужчина. - Не надо портить мою работу.
        Мужчина прикоснулся пальцем к его лбу, и майор опять отключился, но на этот раз здоровым сном без сновидений и кошмаров.
        Пришел он в себя, когда закатное солнце, уже склонившееся к горизонту заливало красноватым светом противоположную стену палаты. Теперь мужчин, стоящих возле его кровати, было двое, оба в белых халатах, второй был явно помоложе того, первого.
        - Ну вот, хорошо. Можете себя назвать?
        - Майор Кэндеро, восьмой пехотный полк его величества Викхерна, - тихо сказал он.
        - А также бунтовщик и изменник, заслуживающий долгой мучительной казни, - усмехнулся мужчина помоложе. - Да не стесняйтесь, Кэндеро, вы теперь среди друзей.
        - Где я?
        - В безопасности. Госпиталь Орсода.
        - Наша колония? Как я сюда попал? - удивился майор.
        - Ну, во-первых, мы не колония, а королевство Гравия, а во-вторых, как вы сюда попали - вам пока это знать рано. И скажите спасибо, что господин Арпадио, маг Жизни, лично вами занялся. В результате вы встанете на ноги через пару дней.
        - Откуда вы знаете, что я изменник и бунтовщик?
        - А другие сюда и не попадают, - по-доброму сказал мужчина помоложе. - Потом встают на ноги и уходят своим ходом.
        - Вы теперь тоже бунтовщики, раз провозгласили свою страну. Сепаратисты…
        - Ага, - ласково сказал мужчина. - Именно так. Просто с мразью вроде Крата нам не по пути. И со старым феодальным отродьем тоже. А также с другими расами. Вы, наверное, слышали про несчастья, случившиеся с гномами и эльфарами? Да, это наша работа. А вы - ну это отдельная история.
        - И что дальше?
        - А ничего, - пожал мужчина плечами. - Как хотите вы. Хотите - можете заняться мирной жизнью, у нас для каждого найдется земля, где вы сможете осесть. Хотите - можете вступить в нашу армию, нам пригодятся люди вроде вас. Только одно могу сказать - в Зунландию вы больше не вернетесь, там вы умерли для всех. В общем, по выходу из госпиталя обратитесь к господину Арпадио, раз он теперь ваш крестный отец. А пока - отдыхайте, набирайтесь сил. Оставляю его на ваше попечение, господин Арпадио.
        Молодой мужчина еще раз бросил взгляд на лежащего и вышел из палаты.
        - Спасибо, господин Арпадио, - майор с благодарностью посмотрел на мага жизни, вытащившего его из-за грани.
        - Пожалуйста, - маг с доброй улыбкой поправил простыню, накрывающую пациента.
        - А кто это был?
        - Кто?
        - Тот, второй мужчина?
        - Ваш добрый ангел, - улыбнулся маг. - Ничего, вы еще с ним встретитесь, даю слово.
        А Серж шел по госпитальному коридору, довольный собой. И Мердозом особенно. Молодец полковник, так держать. Сколько ты нам уже заговорщиков поставил? Причем самых-самых, которые ненавидят Крата лютой ненавистью и не на словах, а выдержав пытки в подвалах Арзуна. Выполняя до буквы свой служебный долг, Мердоз проверял их на прочность, сломаются или нет, стоит с ними дальше работать или просто отдать палачам. Ну а мнимая утилизация через бандитов - тоже его идея. И она работала. Теперь в Гравию попадал самый цвет внутреннего сопротивления, а Лесным Ножам - егерской спецкоманде эвакуации - надо скоро памятник будет ставить. Только вот придется им долго обходиться без памятника, долго еще их работа будет под грифом «совершенно секретно», а об их делах будет знать только Тайная Стража и руководство Гравии. Ну ничего, ничего. Когда-нибудь, ребята, когда-нибудь…
        В отличие от Сержа у Крата было весьма паршивое настроение. Стоя у окна, он наблюдал как медленно покачиваются на ветру тела повешенных заговорщиков, а к ним присматриваются жирные вороны, сидящие на перекладине виселицы. Отожрались, крысы летающие, еще бы - только за последний месяц казнено уже восемнадцать человек, и еще пара десятков ушла к неведомым подручным Мердоза, на окончательную утилизацию. Четыре, четыре заговора за месяц! Армейцы, гражданские, неведомые террористы… Все, все хотят его голову - от гномов и эльфаров до таких же, как он, зунландцев. Пусть так, он не отступится, насаждая новую королевскую - точнее, свою - власть мечом и огнем. Ну и хорошо намыленными веревками, конечно - самый раз в рекламных целях. Как вот эта инсталляция, например, служащая напоминанием потенциальным бунтовщикам.
        Дела шли плохо - Крат чувствовал, что отхватил кусок, который не сможет проглотить. Северные провинции Зунландии подчинялись ему номинально, скорее в силу патриархальных традиций - «Как же без монарха-то?». Не подвергшиеся оккупации и не почувствовавшие ее на себе. Южные, точнее юго-восточные, на границе с айзанцами, тоже себе на уме - даже при Азариусе там была еще та вольница, пограничный люд жил как на вулкане. Неосвоенный восток и северо-восток тоже служил прибежищем вольного люда и оторви-сорвиголов, номинально негосударственная территория, никому не принадлежащая, в силу ландшафта и природных условий труднозаселимая переселенцами из Зунландии. Хотя и были там несколько форпостов, но насколько обстояли дела, было неизвестно, а посылать туда экспедиционный корпус Крату не позволяли обстоятельства. Да и опасно - вон что учудили колонии на Гравии, объявив себя независимыми. А вдруг и эти почувствуют слабину руки короля? И пойдет-поедет, распадется бывшая Зунландия, расползется лоскутным одеялом.
        И конечно, самая актуальная сейчас и регулярная головная боль - Дикое Поле, образованное границами Лундии и Эльфарии на территории королевства. Кого сейчас там только не было - дезертиры всех рас, чудом уцелевшие крестьяне, баронские земли и города, бандиты и прочий лихой люд. И самое главное, что все эти разумные положили на Крата и бывшую Зунландию с прибором. Более того, эта территория обезлюдела - частично от оккупации, частично от неизвестной третьей силы, опустошающей города и веси, неизвестно куда уводя людей, увозя продовольствие и угоняя скот, причем подчистую - разведотряды находили только покосившиеся крестьянские избы, полностью опустошенные, и невозделанную малоплодородную от постоянного использования землю. И - никого. Хутора стояли пустыми. Очевидцы баяли о каких-то странных людях в странных зеленых одеждах, вооруженных до зубов и готовых ко всему, которые тоже огнем и мечом проходились по землям бывших эльфарских прислужников, наводя свои порядки, причем жестко - один из отрядов Крата, посланный с тем, чтобы навести порядок, наполовину исчез, наполовину полег, оставив после себя
только трупы на поле боя. Крат сильно подозревал, кто это - описание соответствовало облику и почерку зунландских егерей, а где у нас был Особый Егерский? Правильно, садись, пять - на Гравии, более того, судя по тому, что видел генерал, остатки Особого Егерского превратились в вооруженные силы Гравии, став ее ядром, обучая обычных солдат по своей программе головорезов. Крат аж поежился - куда уж ему с той сборной солянкой, которая ему досталась. Хоть у него и больше штыков по общей численности войск, только несколько его подразделений имеют такую выучку и личного состава там явно меньше, чем в гравийских силах. Тем более если учитывать гравийское вооружение и технику… Да имея такое, он бы подмял под себя весь континент, если бы не второе «но» - численность войск. Да, Лигус сделал бессмысленными традиционные сражения стенка на стенку, выигрывая с помощью своей чертовой техномагии там, где раньше выиграть было невозможно, не числом, но вооружением. Но когда проходит время сражений, а приходит - установления власти, вот здесь и наступает нехватка людей. Не войск, а оккупационных сил, способных занять и
удержать населенные пункты. Поэтому и Ат-Балай остался нетронутым, и эльфарское приграничье тоже, да и - что там греха таить - Дикое Поле. Там, где нет крупных гарнизонов, даже взвод или рота солдат может сгинуть бесследно, не говоря о назначенном наместнике или старосте с парой Стражей в придачу. Вот только и остается, скрипя зубами, поминать чертями ушастых, коротышек, да и Лигуса, всех скопом. И пытаться скрепить расползающееся по лоскутам феодов большое рваное одеяло, в которое превратилась теперь некогда богатая и развитая страна.
        Его мысли прервал судорожный стук в дверь. Какого черта? Не ясно, что ли, сказал - не беспокоить! Ну, какой смертник хочет в штрафники?
        - Да! - раздраженно кинул Крат.
        - Ваше Высокопревосходительство, разрешите? - взъерошенный адъютант просунул голову в дверь.
        - Че надо? Плетей захотел? - грубо ответил генерал.
        - Там… Там…
        - Че «там»? - передразнил Крат адъютанта. - Баба с тремя сиськами?
        Адъютант выпучил глаза и исчез из виду, как будто его рывком дернули за шиворот. Раздался приглушенный стук от соприкосновения головы лейтенанта со шпалерами коридора.
        Генерал сунул руку за обшлаг камзола, нащупывая один из маленьких трофейных пистолетиков Лигуса. Со шпагой особенно в кабинете не попрыгаешь, а сбруя с кавалерийскими пистолетами висела на кресле у стола, на полпути между окном и входной дверью.
        - Мир вам, - в кабинет шагнула фигура в черном одеянии, и не обратив на направленный в лоб черный зрачок пистолетного дула, сбросила капюшон. - Не надо, генерал.
        Крат почувствовал, как его пальцы разжимаются под действием плетения, выпуская пистолет, упавший со стуком на покрытый тонким ковром пол.
        - Я пришел с миром, - умные глаза Искореняющего смотрели на генерала с укором.
        - Странный способ для визита вежливости, - зло сказал Крат.
        - Ну что поделать, генерал. Не хотели меня впускать к вам, ну пришлось пустить в ход другие средства убеждения, - мягко и смиренно сказал святоша.
        Чертов Орден Искореняющих Скверну! Сколько крови они попили, когда были при королях Зунландии одной из сил, споря по могуществу с Тайной Стражей. Маги и стражи магии, владевшие тайными знаниями Древних и захватившие в свое время всю планетарную транспортную сеть порталов, ревностно оберегая свои знания и умения от посторонних, где просто уводя нечестивцев за грань кинжалом в темном переулке, где делая это с помпой на кострах и в котлах с кипящим маслом. Фанатики, ретрограды, параноики - других слов у Крата для них не было. Чернорясная сволочь, управлявшая быдлом с помощью своих ложных богов от начала времен, и растерявшая свои позиции века два назад при деде Азариуса, взявшихся за них всерьез, когда их власть стала угрожать существованию королевства. Но, как видно, не до конца.
        Беззвучно колыхнулась черная ряса, священник молча подошел к столу и степенно опустился в кресло для посетителей.
        - Присаживайтесь, генерал. Что попусту стоять, аки перст в поле, - брат махнул рукой в сторону кресла генерала.
        Вот сука чернорясая, ведет себя как хозяин, подумал Крат со злостью, нагнувшись за лежащим на ковре пистолетом. Ладно, посмотрим, что ты хочешь.
        - Ну хорошо, брат…
        - Брат Арирес, зовите меня так, - беззаботно махнул рукой святоша. Натренированный взгляд Крата сразу заметил перстень архимага на пальце. Архимаг? Надо потом уточнить у Мердоза, числится ли такой среди архимагов, или просто самодеятельность звиздобратии чернорясых, дотянувших своих самых способных магов до уровня архимагов довоенных.
        - Так что вы все-таки хотите?
        - Дело не в том, чего хочу я или вы. Дело в том, что мы вместе можем сделать для Зунландии, для ее возрождения, - с надменным видом сказал Арирес.
        - Даже так? И что же мы, - генерал иронично выделил местоимение, - можем сделать для Зунландии?
        - Возродить ее в прежних границах, расширить за счет других рас, вернуть колонии в лоно королевства.
        Крат на мгновение представил себе манипуляции с лоном, и про себя хихикнул - картина выходила кисти Дастогаста Распутного, автора нецензурных порнографических картин, выхолощенного возмущенными критиками и умершего в монастыре.
        - Так что там про лоно? - насмешливо сказал генерал.
        - Не то, о чем вы подумали, - осуждающе вздохнул брат Арирес. - Солдафон вы, Крат.
        - Да, и этим горжусь. По крайней мере я умерщвляю чужую плоть, а не занимаюсь лицемерным умерщвлением своей, по ночам лазая друг у друга в задницах, как ваши послушники, - жестко сказал Крат. Ходили такие грешки за монахами.
        - Ладно, ладно, - примирительно поднял ладони Арирес. - Ваше отношение к нам давно известно, но не будем переносить личные отношения на деловые. Итак, о деловых предложениях. Я представляю брата Лекселу, на данный момент главу и верховного магистра ордена. И имею право говорить от имени ордена и лично магистра. Я предлагаю помощь.
        - По-деловому - так по-деловому. Что вы можете мне предложить? И о какой помощи идет речь?
        - Обученных бойцов, наши боевые отряды. Координацию действий под совместным командованием. И то самое оружие Древних, активно применяемое Сержем ван Лигусом, самопровозглашенным королем сепаратистов. Он украл у нас не все.
        - Где вы раньше были, - желчно сказал Крат. Если бы это предложение поступило раньше, то ушастые и укороченные были бы разбиты в пух и прах раньше, сэкономив ему человеческий материал. - Я понял. Что вы хотите взамен?
        - После возрождения Зунландии Лексела становится первым советником короля, то есть вашим, про Викхерна и его роль знает последняя курица в сарае. Возвращение всей недвижимости, принадлежащей ордену, изъятой как Азариусом, так и в ходе боевых действий. Возвращение религии Всех Богов и признание ее официальной религией Зунландии. Ну и соответственно экономические преференции в виде отсутствия налогов, своей торговой политики и тому подобных маленьких уступок.
        Крат чуть не задохнулся от ярости. Принять такое… А что делать? Взгляд Искореняющего, упертый в Крата был настолько многообещающим, что становилось абсолютно ясно, что в случае отказа ему оставалось жить было ровно столько, сколько захочет орден. Ну а принять - будешь такая же марионетка ордена, как Викхерн у Крата.
        - Вы ставите слишком жесткие условия, - пытался подобрать слова Крат.
        - Мы ставим единственно приемлемые условия, - оборвал его Искореняющий. - Мы становимся второй властью в государстве. Ну а если вас это не устраивает, мы можем стать и первой, только вам лично это не понравится.
        - Но…
        - Теократия тоже приемлемая форма правления. В отличие от диктатуры, она включает в себя и ее. И вам выбирать, будет ли у нас дуократия или мы возьмем власть сами, ведя ваши армии в бой под девизом мести за невинно убиенного главнокомандующего, павшего от рук эльфаров гномов, орков, Сержа - нужное подчеркнуть. Ну вы поняли.
        Крат заржал, долго и упорно, похрюкивая и вытирая слезы, чтобы посмотреть на недоуменно вытянувшуюся рожу святоши, и заржать еще сильнее.
        - Вы… в… самом… деле… думаете… - генерал продолжал заливисто хохотать, потом взял себя в руки, вытирая слезы. - Нет, ну вы тупые, ик! Вы думаете, что мое убийство что-то изменит? Что кто-то за меня будет мстить? Меня армия ненавидит, если бы не мои драконовские меры устрашения, я бы уже давно был за гранью. А вот мои генералы, любой из которых займет мое место, ненавидит вас еще сильнее, чем меня. И они не успокоятся, пока не перевешают вас всех, несмотря на вашу магию-шмагию, стреляющий взвод не остановит ни один ваш боевой маг, особенно если пули будут зачарованные. Так что на вашем месте я бы поостерегся мне угрожать. Вашу звиздобратию не спасет ничего в случае моей смерти, вас порвут на тряпки. Так что вы должны не угрожать мне, а меня облизывать. Или сами понимаете, что все ваши прожекты накроются багровой шляпой одного из ваших богов, которыми вы так усердно пугаете простолюдинов, используя ваши магические фокусы.
        - Так что мне передать магистру? Вы за наше предложение или против?
        - Ну не будем ставить вопрос так буквально, - поморщился Крат, уже взявший себя в руки. - Скажите ему, что я подумаю. И потом, что это он присылает для таких знаковых переговоров своих подручных? Я хочу с ним встретиться лицом к лицу и обсудить дальнейшее наше возможное сотрудничество. И тогда вместе мы придем к соглашению о дальнейшем сосуществовании ордена и государства.
        - Хорошо. Я передам ему наш разговор, - зловеще сказал Арирес и встал из-за стола. - Не пожалейте об этом.
        - Я вас больше не задерживаю, - Крат откинулся на спинку стула, провожая взглядом натянувшего клобук на голову Искореняющего, идущего к двери в кабинет.
        - Вот ведь, вздумал пугать меня, собака, - пробормотал Крат, когда Искореняющий скрылся за дверью.
        Крат пошарил в столе, и достал бутылку дешевого солдатского рома - единственный напиток, который он признавал - и мутный стакан, набулькал себе половину, и задержав дыхание, запрокинул в себя содержимое, пахнувшее сивухой. Крякнул, занюхал рукавом золотого шитья камзола выпитое. Где же этот адъютант, мать его? Он подергал шелковый шнур, вслушиваясь в дребезжание звонка за дверью.
        Ну вот, наконец-то услышал - робко ступая по ковру вошел лейтенант, щупая наливающийся синевой бланш на левой стороне лица.
        - Оклемался, болезный? - ласково спросил генерал. И тут же заорал - Мердоза ко мне быстро!
        Адъютанта как ветром сдуло. Крякнув от досады, побултыхав в бутылке мутноватую жидкость, генерал набулькал себе еще полстакана. Надо успокоить нервы после таких нежданных визитов.
        Глава 3
        - Как, как это могло случиться? - Серж был зол, да не просто зол - а в ярости.
        - Обстоятельства нам неизвестны, - Ана тоже чувствовала себя не особо хорошо.
        Причина была довольно веской - произошло чрезвычайное происшествие в Зунландии, на Диком Поле. Пропала одна из эвакуационных команд - причем тихо и без следов. Не вышла на связь по магофону, не послала сообщение через портал, не вышла к точке рандеву - было ясно, что что-то случилось столь экстраординарное, раз три десятка подготовленных солдат вкупе с боевым магом пропали без вести. Причем не просто без вести - по предполагаемому маршруту отхода, по известной его части, тихо прошла егерская спецкоманда Лесных Ножей, и не нашла ничего от слова «совсем».
        - Где они последний раз выходили на связь? - Серж уставился на карту.
        - Кирдат, самая середина Дикого Поля, - грифель карандаша, направляемого рукой Аны легонько коснулся точки на карте. - Вот здесь.
        - Знаю я эти места, - вступил в разговор внимательно наблюдавший до этого Тира. - Дыра дырой. Даже не город, а так, скорее большое село. Захолустье неимоверное.
        - Что же они там делали?
        - Стандартная задача по глубинной разведке, ничего конкретного. Собрать тех, кого почитают нужным, и выйти к точке рандеву. Дальше передать найденных команде непосредственной эвакуации в полевой эвакопункт у портала и опять уйти прочесывать следующие населенные пункты.
        Серж некультурно почесал голову.
        - Какие сведения от Мердоза?
        - Никаких. Он сказал, что не знает ничего о пропавшей разведгруппе.
        - Ладно, пусть так. Поверим ему, что кратовцы к этому делу непричастны. Все равно, это нам не поможет - кто угодно минус кратовцы все равно равняется кому угодно. Я предлагаю временно заморозить прием и доставку иммигрантов, отозвать все обычные группы эвакуации, исключая Лесных Ножей, пока ситуация не прояснится.
        - Поддерживаю, - сказал Тира. - Ана, а Мердоз нам не врет?
        - А кто его знает, - повела плечом Колхан. - Сам понимаешь, что любой агент может быть или дезинформирован, или перевербован. А уж такая скользкая скотина, как полковник Мердоз…
        - Да уж, спиной к этой сволочи поворачиваться не рекомендуется, - задумчиво бросил Серж. - Ну и естественно подполье в силу своего скромного непривилегированного положения тоже не в курсе.
        Ана сделала неопределенную гримасу - мол, и так все ясно, что спрашиваешь.
        - Нам там нужен полевой агент, неизвестный Мердозу и большинству подполья.
        -Ну я уже поняла, на кого ты намекаешь, - многозначительно сказала Ана, и рассмеялась.
        - Естественно, - хмыкнул Серж. - Кто у нас теперь вместо тебя по Зунландии бегает?
        - Да нет, она не в Зунландии. Она в Тарисо, на Южной Гравии.
        - Ну вот, стоило мне отвлечься…
        - Ваше Величество, это же моя прерогатива - засылка агентов? - вроде бы в шутку, но и твердо сказала Ана.
        - Все, все, графиня, сдаюсь! - в шутку поднял ладони Серж. - Конечно твоя. Интересно, чем там занимается твое протеже?
        … - Пошел отсюда на …, урод!
        Бзынь! Бутылка из-под рома вдребезги разлетелась на мелкие осколки, не выдержав соприкосновения с бритым черепом здоровенного детины, одетого, как и полагается приличному себе пирату - дорогие пестрые и безвкусно подобранные тряпки, пару кило золота в цепочке и перстнях, подпоясанный атласным кушаком с просунутыми под него гномским пистолем и устрашающего вида кинжалом с больше декоративным лезвием.
        Здоровяк потряс головой под дружное конское ржание толпы одетых более или менее живописно дружков в таверне Тарисо, где собиралась местная публика ловцов удачи. Флибустьеры с патентом или простые пираты без патента, шлюхи, скупщики награбленного, профессиональные каталы и остальное жулье всех мастей - все социальные группы населения пиратской вольницы. Вольный порт Тарисо являлся центром этой вакханалии. И пусть здесь с судоходством были большие проблемы из-за наличия порталов - существовало в основном каботажное плавание, трансокеанские рейсы через Туранское море были очень редки - пожива всегда вот она, руку только протяни. Индейские поселения с их артефактами Древних и золотом, богатые города-колонии, ловцы жемчуга - да всего хватало для безбедного существования и процветания основанного когда-то лундийскими купцами порта.
        - Люблю горячих цыпочек, - пират потряс ушибленной головой. Похоже, удар тупым предметом типа «бутылка» только подстегнул его любовный пыл.
        - Да ну? - насмешливо сказала Ави. И детина вдруг почувствовал интимным местом какое-то неудобство. Скосив глаза вниз, он увидел острие шпаги, уже промявшее ткань его парчовых штанов в опасной близости от своих драгоценностей. Любое неосторожное движение…
        - И чем ты их любить будешь, - осклабилась Ави как можно ехиднее. - Ой, что-то нос чешется.
        Она молниеносно перехватила шпагу левой рукой, и, сделав гримасу, почесала нос.
        - Щас чихну, - кончик шпаги чуть переместился.
        Пират сделал шаг назад. Ну ее нафиг, отмороженную - а то действительно чихнет, рука дрогнет. Правильно про нее говорили, не зря она взяла себе имя Мирата - как маленький хищный зверек с острыми зубами и когтями, способный задрать собаку намного крупнее себя походя и не напрягаясь.
        - Я полагаю, эрекция пропала, - Мирата взмахнула шпагой, и, рисуясь, со стуком послала ее в ножны. Затем повернулась к стойке, опростала залпом стакан рома и кинула серебряк трактирщику.
        - Потренируйся сам с собой в уголке, пока есть чем, - она насмешливо сделала неприличный жест, надела свою широкополую шляпу и гордо удалилась, покачивая аппетитными бедрами, обтянутыми лоснящейся черной кожей бриджей. Пусть слюни попускают, подумала она. Понятно, что им ничего не светит, а еще и не грозит, если не полезут силой, как тот придурок.
        Ави шла по мощеной мостовой к пристани, где был пришвартован ее шлюп. Названный также «Миратой», десятипушечный шлюп особого впечатления не производил, если смотреть со стороны. Хотя уже то, что на нем стояла артиллерия, а не старые баллисты, выходящие из употребления, говорило о некоторой состоятельности владельца, точнее владелицы. А вот в трюме помимо пушек была спрятана пусковая установка с запасом ракет - черт его знает, с чем придется столкнуться в этих местных неспокойных водах и на враждебных берегах.
        Операция была общей, военно-морской разведки, флота, военной разведки и Тайной Стражи. Шлюп, в котором внешне не было ничего гравийского, был трофейный, гномский, отданный для подтверждения легенды. Команду подобрали Филлерик с Деланом, а общее руководство операцией осуществляла графиня Колхан.
        Ну нужно было знать, нужно, что творится на дикой Южной Гравии. Сколько там колоний и под чьей властью, организованы они или нет, сколько у каждой сил и средств. Это пока Гравия только организуется, а вот ее соседи уже вызывают интерес с точки зрения потенциальной угрозы. Оборона должна быть выстроена с учетом масштаба угрозы - с несколькими одиночными кораблями или десантом форпосты разделаются шутя. А вот с многотысячной ордой отморозков могут возникнуть некоторые проблемы. Поэтому лучшим способом Делан счел внедрение команды под видом пиратской в их среду, в славный в кавычках город Тарисо на одноименном острове. А кто лучше подходит пиратам? Только пиратская команда с отмороженным капитаном, точнее капитаншей - страшнее тетки зверя нет. Легенду составили, и теперь Ави играла капитана пиратов со своей собственной командой. Сначала к ней не относились всерьез - тьфу, баба, возомнившая себя капитаншей, но после пары дуэлей с естественно смертельным исходом для оппонентов, а потом и удачным налетом на прииск эльфаров к ней стали относится если не с уважением, но уже воспринимать всерьез.
        Ну пока, насколько Ави успела внедриться в пиратскую среду, проблем для безопасности Гравии она не увидела. Народ лихой, отмороженный, но совершенно неорганизованный и живущий сегодняшним днем. Налететь, пограбить всласть, и потом отправится в кабак - ну или на виселицу, все зависло от удачи и правильной оценки своих сил и возможностей. Впрочем, с завышенной самооценкой тут долго не жили.
        Ави забралась по сходням, перекинутым через планшир, на борт своей посудины.
        - Госпожа капитан, - склонил голову ее первый помощник, - все в норме.
        Ну слава богу, наконец-то отучились отвечать по-флотски, не надо было напрягать возможных соглядатаев.
        - Ну и хорошо, - она сняла шляпу и принялась обмахиваться ей, как веером. Душно здесь, климат нездоровый, жаркий и влажный. Не нравился он ей совершенно, не ее это. А то, что приходилось заставлять себя преть задницу под статусными кожаными брюками - еще больше не нравилось.
        Вдруг раздалось еле различимое цвирканье. Ави насторожилась - это был сигнал вызова связного артефакта из ее каюты. Что-то случилось, и видимо, экстраординарное - просто так ее вызывать бы не стали, это еще один минус к легенде.
        Она быстрым шагом дошла до своей каюты, открыла дверь, зажгла магический светильник и, запустив руку под койку, вытащила сундучок, из которого и доносился немелодичный сигнал.
        - Мирата, - она прижала артефакт к уху. - Все, поняла.
        Ну точно что-то непонятное стряслось. Ей приказали срочно уходить из Тарисо и прибыть в ближайший гравийский порт с порталом, Ангер. Что же такое приключилось, чтобы пустить месяц работы под прикрытием насмарку? Видать, что-то очень важное и требующее ее непосредственного участия. Хорошо, это придется выяснить на месте. Она положила артефакт обратно в сундучок и задвинула его ногой под койку. Где там старпом?
        - Ну что, приказ получен. Возвращаемся в Ангер. И это срочно.
        - Срочно не получится, - поморщился старпом. - Для срочного выхода в море нужно идти к портовым властям, поднимать капитана порта. Пока то, да се, пока указание дойдет до фортов, пока опустят цепь на выходе из бухты… Проще подождать до четырех склянок, когда порт будет открыт. Да ночью и лоцман будет нужен, я не уверен, что смогу провести в темноте корабль по фарватеру, через эти чертовы Зубы Дракона.
        Ави с досады сплюнула через леер в воду. Прав старпом, ой как прав. Действительно, до следующих четырех склянок, то бишь шести часов утра, четыре часа. Пока действительно начнется суета, ну минимум полтора-два часа пройдет, а то и все три. Выигрыш час или два, а вот шуму будет… Через склянку уже будет знать каждая портовая крыса о четырех или двух ногах, что «Мирата» куда-то срочно намылилась, а при убогой скорости этого трофейного гномского корыта до восьми узлов, далеко ей не уйти. Тем более, за такой выход надо будет хорошо заплатить всем, причем полновесной золотой монетой, а «Мирата» была не то чтобы богатой, так - середнячок, и, если бы ее хозяйка принялась платить направо и налево, этого бы или не поняли, или бы возникли совершенно обоснованные подозрения.
        - Ладно, готовьтесь к выходу. Как цепь опустят и взойдет солнце, выходим в море.
        … Ну прямо как сглазила, с досадой подумала Ави. Стоило им выйти в море и отойти от берега на пару десятков миль, как…
        - Паруса на горизонте! - раздался крик вахтенного с «вороньего гнезда». Зюид-зюйд-вест!
        Чужие паруса - это плохо. А еще хуже, что сейчас хоть и фордевинд, но ветер слабый. Ави кошкой взлетела на ванты. Ну точно, паруса, и причем какие. Двухмачтовая каракка, больше на таком расстоянии и магическим зрением не разглядеть, похоже эльфийской постройки, быстрая, быстрее их шлюпа - не зря боевые суда эльфаров называли «Летящими». В фордевинд с их площадью парусов такие выдавали десять-двенадцать узлов. И насколько Ави знала, исключая самих ушастых, тут была только одна такая - «Саладская девка» капитана Гелааса, лундийского дезертира и бывшего каторжника. Ави невольно поежилась при воспоминаниях, что делал Гелаас с захваченными экипажами судов. Пройти по доске - это самое легкая казнь для пленников, Гелаас когда-то служил в Оркском Легионе Лундии, и все кровожадные оркские и индейские обычаи меркли по сравнению с его изобретательностью. Если Гелаас ей заинтересуется… А уж он-то наверняка заинтересуется. Ави уже проткнула шпагой его штурмана на дуэли, после чего Гелаас пообещал ей нелегкую смерть. Ну на Тарисо ему было ее не достать, местная власть блюла свои интересы, в которых убийство
допускалось лишь на дуэли, а за прочее вешала сама. А вот в море - мало ли что может случится в этих неспокойных водах?
        Ави слезла обратно на палубу.
        - Ну что?
        - Похоже, он по нашу душу. На параллельном курсе, отсекает нас от порта. При таком ветре мы будем им настигнуты максимум через шесть часов.
        - А может, смените курс? - Ави сказала это смущенно, зная, что разбиралась в этом приблизительно. Да это и нормально - капитан ведет людей в бой, его дело абордажи и сражения, а в остальное время судном занимается шкипер, ну или старпом, как у нее.
        - Можем. Но если поймать крутой бейдевинд с нашим парусным вооружением, то мы еще дальше уйдем в открытое море, чего делать бы не хотелось. Ладно, попробуем лавировать, хотя и здорово потеряем в скорости.
        - Давайте. А я займусь другим делом, - «своим», добавила Ави про себя. Если стряхнуть с хвоста более быстрый корабль не получается… Вот как всегда все погубила излишняя секретность. Нет бы взять нормальную гравийскую шхуну с нормальными обводами, парусным вооружением и магомотором с гребным винтом - но нельзя, тут все однозначно правы. Пускай все это пока будет неизвестно местным обитателям, это хорошо охраняемый секрет. Но вот другой секрет Ави решила применить в деле. Гелаас хочет боя, рассчитывая на преимущество своего корабля и чуть большее количество пушек, а также на большую абордажную ватагу? Ну и пусть. Ошибка для него выйдет боком. Или скорее роком.
        Ави спустилась в трюм, где были помещения для абордажников.
        - Ну что, лейтенант, пора начинать? - спросила она егеря, лежащего в парусиновой койке.
        - Сколько до контакта?
        - Часа четыре, а то и больше.
        - За час и начнем, что раньше времени торопиться. Пусть люди поспят. Да и боезапас не отсыреет на палубе, - лейтенант закрыл глаза, намереваясь подремать в раскачивающейся койке.
        Тоже правда. Для установки ракетного станка на полубаке достаточно десяти минут, а для зарядки пушек - пара минут. И то, пушки придется зарядить на всякий пожарный случай, если вдруг что-то случится с ракетами или для ближнего боя, пройтись картечью по шлюпкам, если вдруг противник их спустит на воду.
        Как и ожидалось, корабли сблизились примерно через четыре часа. На «Девке» грохнула холостым погонная пушка, приказывая спустить паруса и лечь в дрейф. Ну постреляйте, на две мили-то, ни одна ваша пушка на двадцать кабельтовых не бьет.
        - Спустить паруса! - сказала Ави старпому.
        Тот продублировал команду. Ави вгляделась магическим зрением в веселящуюся в превдкушении абордажа толпу пиратов на борту вражеского корабля. Гогочут, показывают неприличные жесты, Гелаас вообще показывает телом и руками, как будто берет ее сзади. Ага, себя трахни.
        - Спустить флаг «Мираты»!
        Матросы резко потянули за фал, и флаг со схематично изображенным зубастым зверьком пополз вниз. Пиратские флаги вообще отдельная тема - кто овечку рисовал, кто тетку с большими сиськами и мечом, в общем полный разнобой, кто во что горазд. У того же Гелааса на мачте гордо реял флаг легиона - голова черного орка со скрещенными мечами на фоне.
        Толпа на борту «Девки» встретила спуск флага диким восторженным ревом, преодолевшем даже две мили над зеркалом воды. Пираты прыгали, ликовали и восторженно орали. Ну попрыгайте, скакуасы хреновы.
        - Поднять военно-морской флаг Гравии!
        И белое полотнище с синим косым крестом скользнуло на мачту, затрепетало, разворачиваясь на ветру. Откуда Серж взял этот символ - одним богам ведомо, однако он приказал всему флоту Гравии использовать только его.
        Наступила тишина. Скакуасы перестали веселиться, напряженно всматриваясь в неведомый им флаг.
        - Лейтенант? - крикнула Ави на полубак, где на установке уже лежал один цилиндр с оперением.
        - К стрельбе готов!
        - Огонь!
        Пара секунд задержки - расчет прятался за защитными щитами, сама же Ави скастовала «малый купол», чтобы не попасть под огонь и дым.
        Фшух! Извергая огонь и оставляя за собой дымный хвост, ракета перечеркнула пространство между кораблями.
        Ббах! Рвануло так, что их шлюп накренился от ударной волны, а в двадцати кабельтовых от них на месте «Девки» вспух оранжево-черный огненный шар, разбрасывая во все стороны горящие обломки. Ракета попала в крюйт-камеру.
        Ави вздрогнула - перед ней на палубу шлепнулся чей-то оторванный палец, пачкая кровью настил - все, что осталось от очередного неудачливого пирата. Она нацелилась носком ботфорта и запустила его за борт.
        - Вы как миледи? - настороженно спросил старпом. Все-таки хоть она и капитан, но дама…
        - Отлично, - оскалилась Ави в усмешке. - Не беспокойтесь, я видала и не такое. Блевать не буду.
        Да, подумала Ави, жаль выживших не осталось. Да и тех пришлось бы убрать, никто не знает, что под личиной пиратов действует разведка Гравии. Пусть так и будет. А демонстрация флага - пусть приговоренный перед казнью узнает, кто его противник на самом деле. И жалуется богам на несправедливость. Хотя этому сброду придется жаловаться не богам, а демонам в аду, которые будут насаживать их на вилы и жарить во фритюре. Какое там у чертей, интересно, масло в ходу?
        В гавани Ангера «Мирату» встречали. На территории закрытого причала уже были сам Серж, Делан, Колхан и Филлерик.
        - Ваше Величество, лейтенант Аверниста ван Дафобель…
        - Да вольно, вольно, капитан Аверниста ван Дафобель, - улыбнулся ей Серж. - Смотрю, похудела, загорела… А вот что загорела, это плохо.
        Ави недоумевающе посмотрела на него.
        - Да задание у тебя новое будет. Важное, - продолжил Серж. - И оно будет в Зунландии. Так что немного подождем, пока южный загар сойдет, чтобы выглядел как загар зунландский а ля крестьянский. Ладно, прошу в карету, миледи. Ну а отчеты вашему начальству представите позже.
        Ави повиновалась. Хоть и не особо ей хотелось работать на бывшей родине, но Серж не прикажет сделать ничего, могущего принести урон ее чести.
        …Что может порадовать усталого путника, солдата, путешественника? Где можно расслабиться, отдохнуть, хорошо выпить и закусить, обменяться новостями и даже заключить мелкие сделки? Ну естественно постоялый двор с таверной при нем. Закрытые и разорившееся при эльфарах подобные заведения наводили тоску на усталых путников, вынужденных теперь есть что попало, что прихватили с собой, и ночевать где попало, зачастую в чистом поле, с ушами на макушке и топором или арбалетом под рукой.
        Для внедрения выбрали заброшенный постоялый двор, разоренный и разграбленный эльфарами и лихими людишками, стоящий на перекрестке дорог почти на границе Дикого Поля. Благо, его бывший хозяин оказался в Гравии.
        Когда его пригласили в Тайную Стражу и мягко намекнули на возвращение в Зунландию, чтобы поработать на благо своей новой родины, трактирщик пришел в ужас и долго отказывался от подобной перспективы. Проводившая с ним беседу Ана наконец плюнула на все - ну не хочет, как хочет, тогда почему бы не оформить дарственную на землю и имущество в целях спокойного житья для бывшего хозяина в Гравии? Тем более с правом постройки постоялого двора здесь и налоговыми льготами? Ну тут уже бывший хозяин с радостью и благодарностями, пропущенными Аной мимо ушей, согласился, и подписал купчую на свои бывшие имущественные права задним числом, еще до эльфарского вторжения. А в персонале у Сержа недостатка не было. Кто там из егерей, будучи на пенсии, держал постоялый двор? Есть такие. А также конюхи, вышибалы, подавалы с подавальщицами, и, естественно, крыша в виде вновь образованной банды лихих людей с будто как рублеными топором обветренными рожами и армейской выправкой. Ну а красивая загорелая жена хозяина с неплохими формами и бойкая на язычок только добавляла привлекательности заведению.
        Операционная база была идеальной - с одной стороны, в ближайшем городе двор официально зарегистрирован, проплачен на лапу всем нужным чиновникам, таким образом со стороны кратовской недо-Зунландии претензий не было, пока у чиновников звенела монета в кошельках. А с лихими людьми с Дикого Поля справлялись и сам персонал с пистолями и кинжалами под стойкой и в карманах, ну а от более серьезных, нежели залетные гопники - ближайший хутор заняла банда Диких Котов. Наживка закинута, осталось только внимательно слушать развязанный выпивкой язык нетрезвых посетителей, и ждать, кто попытается наехать и взять заведение под себя. Первое время конечно проблемы были - залетная гопота и местные отморозки пытались шакалить на постоялом дворе. Но после того, как на ближайшем поле стали появляться отрезанные головы незадачливых рэкетиров, насаженные на колья, ажиотаж вокруг двора сошел на нет. Стража смотрела на эти вещи спокойно и даже временами благосклонно - лихих людишек поубавилось, дороги стали более безопасными. А поскольку номинально Дикое Поле находилось под зунландской юрисдикцией и за выполненную работу
исполнители денег не требовали, новоявленные Стражи спокойно ставили палку в отчеты, присваивая заслуги себе. А если у кого-то из них и была мыслишка самим начать крышевать это заведение, то после осмотра небольшого частокола с оригинальными навершиями она тихо исчезала, скуля и жалко помахивая хвостиком. Никому не хотелось, чтобы его голову надели на свежий, вновь отесанный для этого кол.
        Так что заведение с непонятным каким-то - оркским, наверное - названием «Салун», намалеванным на большой красочной деревянной вывеске, висящей на цепях над входом, постепенно приобрело неплохую репутацию.
        Один раз на постоялый двор пришли те, кого меньше всего ожидали здесь лицезреть. Ави видела из окна на втором этаже, как около постоялого двора остановился черный фургон, по виду похожий на тюремный, но без всяких гербов и знаков, обычно намалеванных на бортах - видно, что посетители здесь проездом, и на ночлег останавливаться не собираются. Из распахнутой двери фургона на землю спустились две фигуры в черных плащах с капюшонами. Да это же Искореняющие! Ави прильнула к окну. Давненько о них ничего не было слышно. Хорошо спрятались, в войне не участвовали, в освобождении Зунландии - тоже. Да и помощь ни одной из воюющих сторон тоже не оказывали, видимо, проповедуя принцип, что интересы Ордена превыше всего. Тогда их интересы явно лежали в другой плоскости, хотя эльфары хорошо проредили Орден при нападении, справедливо полагая братьев источником потенциальных проблем.
        Ави чуть помедлила, наблюдая за фургоном - наружу вышли не все, минимум двое чернецов осталось внутри - затем прошла к скрытому смотровому окошку в полу, выходящему в зал. Как раз на такой случай - черные почти поголовно все маги, а значит, использование магии сейчас исключается, могут засечь.
        Она наблюдала, как входя в зал трактира идущий впереди маг осенил его святым кругом, затем двоица подошла к стойке трактира. Ави обратилась в слух. Ничего необычного, стандартное «Мир вам», буркнутое одним из братьев, и заказ. Ну тоже ничего необычного, по корзинам с провизией, заказанной братьями, можно было посчитать, что их всего около пяти-шести. В плотских удовольствиях братья себе не отказывали - принцип «люблю повеселиться, особенно пожрать» блюлся свято, окорока, колбасы, пара жареных каплунов, да и полуведерная бутыль с крепленым вином перекочевали к братьям. Этак они весь стазис-подвал мне опустошат, подумала Ави. По крайней мере завтра придется еще каплунов жарить…
        Братья честно расплатились золотом и серебром по прейскуранту, и удалились, сгибаясь под тяжестью корзин со снедью.
        Ави опять скользнула за портьеру, наблюдая отъезд святой звиздобратии. Все, провизия погружена, двери захлопнуты, и фургон, взяв с места, покатил дальше по трассе в Ралан.
        В дверь аккуратно постучали.
        - Войдите! - Ави вышла из-за портьеры
        - Миледи, только что были… - попытался доложить «муж».
        - Да видела, видела. И слышала. Искореняющие Скверну, полезли изо все щелей, твари, плесень черная, - только что не сплюнула на пол Ави. Их не любил никто.
        - Что прикажете? - егерь явно намекал на захват или ликвидацию.
        - Увы, Брори, ничего, - вздохнула Ави. - Мы здесь не для этого. Да я и больше чем уверена, что это пробный прогон, проверяют, насколько безопасен тракт. Если нападут, значит в постоялом дворе наводчики, тем более местная Стража знает, кто обеспечивает спокойный проезд по этой дороге, и где они квартируют. Так что нам наоборот выгодно, чтобы это святое отродье дьявола целыми и невредимыми добрались, куда они там хотели доехать. У нас другое задание - наблюдать и сообщать. А вот юнгу пошли к Котам, я сейчас напишу сообщение в Истор. Чую своей пятой точкой, что это и есть разгадка.
        - Вы думаете, это были они?
        - Возможно, Брори, все возможно. Ты хорошо разглядел их лица?
        Брори выбрали для этой работы не просто так, у него был художественный талант, что в отсутствии других методов фиксации наблюдений было крайне полезно.
        - Да, миледи!
        - Скажи, чтобы тебя за стойкой подменили, а сам иди к себе и зарисуй этих посетителей. Как закончишь, зайди ко мне.
        - Хорошо, миледи, - почтительно кивнул егерь и удалился.
        Ави сняла с полки одну из книг, положила ее на стол, достала лист бумаги и принялась сочинять донесение в штаб-квартиру в Гравии.
        …- Так все-таки вылезли из своих щелей, голубчики! - Серж перечитывал депешу с постоялого двора.
        - Похоже так, милорд, - кивнула Ана.
        - Что сообщает Мердоз?
        - Еще неизвестно, запрос мы сделали вчера. Пока дойдет, пока сообщит, пока напишет…
        …- пройдет неделя, - подхватил Серж. - А тем временем нам надо знать все об новом пришествии братии. Это на них похоже, отсидеться как тараканы по щелям при виде тапка, а потом вылезти потихоньку. Как наши группы эвакуации?
        - Самим эвакуироваться пришлось, кроме той, которая пропала.
        - Хорошо, мы хотя бы людей пока не потеряем. Ставлю задачу - что нам надо знать по большому и малому счету.
        - Записываю, - Ана достала большую записную книжку в переплете из телячьей кожи, еще одно нововведение Сержа, заказавшего такие всем своим приближенным.
        - Да в общем-то все стандартные вопросы. Все по Ордену. Численность Искореняющих. Местоположение опорных пунктов и штаб-квартир ордена. Известные нам члены и руководители братства. Их возможная связь с другими структурами - от криминала до власти. Причастность к каким-либо действиям и происшествиям в последнее время. Ну и все другие сведения, могущие представлять для нас интерес.
        - Хорошо, - Ана поставила в блокноте жирную точку. - А с этим что делать?
        Она передала Сержу два листа с рисунками. Серж даже ими залюбовался - у художника был настоящий талант портретиста. Серые карандашные штрихи сложились будто бы в живые лица, настолько мастерски были сделаны портреты.
        - Нет, я их не знаю, - Серж оторвался от созерцания рисунков. - Да и вообще я с ними почти не сталкивался.
        - И никого из бывших Искореняющих на Гравии нет, спросить не у кого, - вздохнула Ана.
        Серж бросил на нее довольно странный взгляд.
        - Бывших братьев не бывает в принципе. А вот насчет «никого» ты ошибаешься.
        - Как это? - опешила Ана. - Почему я об этом не знаю?
        - Потому что этот актив проходит по ведомству Тиры. Зайди к нему и назови кодовое имя «Расстрига». Он тебе расскажет и покажет, даже устроит встречу. Но помни, он крайне опасен…
        …- Помни, он крайне опасен, - повторил Тира, когда к нему обратилась Ана. - Он враг, и вряд ли тебе захочет помочь. А услышав о том, что орден возрождается - он захочет туда вернуться.
        - Как его вообще взяли?
        - Совершенно случайно, в числе эвакуированных. Заморочил мозги команде эвакуации, но не прошел проверку магами уже эдесь, на Гравии - не зря же мы всех поголовно прогоняем через них, как раз на такой случай.
        - А что же он хотел? - удивленно спросила Ана.
        - А вот пес его знает, - вздохнул Тира. - На допросе утверждал, что хотел начать новую жизнь на Гравии, якобы мечтал цветочки-ягодки с земляными яблоками разводить, фермерством заняться… Брешет как собака. Наверняка их шпион. В любом случае он белого света больше не увидит.
        - А Клятву взять с него не пытались?
        - Как же, даже Серж, - хмыкнул Тира.
        - Не дал?
        - Не то, что не дал, напрямую послал Сержа на три веселых буквы.
        - И к этому человеку он меня направил? Ну это просто издевательство с его стороны.
        - Не беспокойся, мы над ним хорошо поработали. Серж, когда озверел, не стал лезть к нему в голову, просто поработал над его энергосистемой, она, в отличие от головы, не была на блоке. Так что теперь он магический импотент.
        - Да он его только обозлил!
        - Нет, Ана, - вздохнул Тира. - Он его сломал.
        - Даже так, - протянула Ана.
        - Ну или он такой хороший актер.
        - Возможно все. Ладно, где я с ним могу встретиться?
        - Он в Ангере, в стволе там у нас подземная тюрьма, подальше от посторонних глаз. Вот тебе пропуск, - Тира написал на бумаге несколько строк и шлепнул поверх магическую печать. - Попробуй, может разговоришь его. Ты тоже умеешь залезть людям в голову без магии. И помни, что даже в таком состоянии…
        …- он крайне опасен. Поняла.
        - Ну удачи!
        - Спасибо, Ваша Светлость, - преувеличенно картинно раскланялась Ана.
        - Иди уже… Сиятельство, - махнул рукой Тира.
        Глава 4
        Да, мрачные недра подземной части Ангера - последнее место, где кто-то хотел бы оказаться, особенно если этот штрек был специально подготовлен и оборудован под темницу. Все было преувеличенно серьезно - ее встретили у портала, затем фургон Тайной Стражи привез ее в Ангер, к стволу. Жадно хватая при пересадке свежий морской бриз, Ана невольно подумала о печальной участи того несчастного, который томился сейчас внизу. Он враг, одернула себя она. Нечего поддаваться сочувствию, никакой жалости к таким быть не может.
        Сопровождающий ее оперативник Тайной Стражи нажал на рычаг лифта, и они поехали вниз. Зрелище честно говоря удручающее и пугающее - когда платформа стала опускаться и провал ствола скрылся вверху, она невольно поежилась. Вот уж не думала, что страдаю боязнью замкнутого пространства, подумала она, машинально отсчитывая огромные этажи с боковыми ответвлениями, внутри которых и располагалось захваченное гномское наследство. Некоторые, да что там, почти половина штолен и штреков зияли темными безлюдными провалами - исследование, изучение и освоение гномского города шло медленно, хотя везде уже побывали поисковые группы из магов и ученых, обученные лично Сержем. Ане даже чудилось, как будто из этих провалов с угрозой и укором за ней наблюдают души погибших гномов. Ну что поделать, война есть война, так получилось. Она машинально покосилась на своего провожатого - вот тому похоже все было по фигу, засунув руки в карманы форменного камзола он насвистывал что-то веселое себе под нос.
        Лифт с лязгом остановился, чуть просел на тросах амортизаторов, дернув платформу.
        - Приехали, - сопровождающий открыл калитку в леерном ограждении площадки напротив одного из освещенных провалов. - Прошу вас, графиня.
        Он в почтительном полупоклоне показал жестом на выход.
        - Благодарю, - Ана ступила на твердую поверхность. Ну хоть это не движется и выглядит поосновательней старой железной платформы подъемника…
        - Проходите, пожалуйста!
        Ну правильно, надо освободить главный подъемник, в любой момент он может быть востребован другими, все-таки тут работает много народа, осваивает подземелье.
        За освещенным проемом в три человеческих роста сразу на входе находилась караулка с сидящими в полной боевой готовности и вооруженными до зубов Тайными Стражами. И тут ей устроили полный досмотр, с ног до головы, стараясь не слишком сильно лапать - все-таки дама, и высокопоставленная, пусть и из другого ведомства. Но хоть она вся из себя такая и высокопоставленная, правила для всех одни, кроме, пожалуй, Его Величества и Его Светлости герцога Ферлага, которые их и устанавливали.
        - Все в порядке, - дежурный маг провел ладонью над ее головой, ощупывая плетениями.
        Ана отдала пропуск, который старший сразу же проверил, проведя ладонью над засветившейся голубым цветом магической печатью.
        - Вас проводит Вирози, - он кивнул на мага. - Допрос проводить только в его присутствии.
        Ана согласно кивнула.
        Маг пропустил ее вперед, и пройдя несколько шагов, они уперлись в мощную железную дверь с тремя замками. Жаль, у Аны не было магических способностей, явно дверь была магически усилена, чего она увидеть не могла.
        Глухо лязгнули мощные железные засовы, дверь со скрипом открылась. За дверью был тамбур шагов десять, заканчивающийся решетчатой дверью с толстыми стальными прутьями, перед которой дежурил еще один часовой. Тот посторонился, запустил их внутрь и закрыл за ними дверь. Хорошие у них тут меры безопасности, они тут что, драконов содержат, что ли - подумала Ана.
        Они прошли по коридору, в стенах которого справа и слева были стальные двери камер.
        - Нам сюда, - приветливо махнул рукой маг, подойдя к двери с цифрой «6».
        Хорошая такая дверь, с глазком на уровне глаз надзирателя и небольшой дверкой для передачи еды и посланий внутрь камеры. Ну это, наверное, Серж приложил руку к такой вычурной конструкции, подумала Ана. Слишком уж необычно для непосвященного смотрелась непривычная дверь темницы.
        Маг сделал несколько пассов, очевидно снимая невидимые для Аны плетения, затем достал из кармана вычурный ключ и вставил его в замок.
        Первое, что бросилось ей в глаза, да даже не в глаза, а в нос - вонь. Да, с вентиляцией здесь было плохо. Сглотнув, чтобы убрать рвотный позыв, она всмотрелась в слабо освещенную магическими лампами камеру.
        На человека обитатель камеры похож не был - что-то такое плешивое, со спутанными волосами и заросшее клочковатой щетиной, грязное и вонючее.
        - Бейам, к тебе пришли!
        - Пришли-ушли, хи-хи! - со странной интонацией захихикал маг, трогая на шее надетое на него антимагическое кольцо артефакта. - И зачем пришли? Мне никого не надо!
        Ану пробрала животная дрожь - это был смех безумца.
        - И давно он так? - она спросила вполголоса, повернувшись к провожатому.
        - Почти все время, - пожал плечами тот. - Редко приходит в себя, но тогда становится буйным. Что вы хотите, его жестоко отделали. А лишиться магии - тут любой маг может тронуться, это все равно что обычному человеку оказаться без глаз и рук. Бррр!
        - Ну эти органы пока что у него на месте.
        - Эй, Бейам! - попытался позвать того надзиратель.
        - Отвали, вертухай-хай-хай! Хи-хи! Не видишь, я занят!
        Все занятие бывшего брата заключалось в том, что он сидел на шконке по-айзански сложив ноги, и, уперев руки в боки, раскачивался взад-вперед.
        - Бейам, - вкрадчиво сказала Ана. - Я от друзей.
        - Нет у меня друзей, только вертухаи, - захихикал безумно маг.
        - Ну как же, вот они, - Ана подставила ему под нос картинки - маг продолжал раскачиваться, изображая безумный метроном.
        - Эти, что ли? - хихикнул маг. - Гракус и Комбгал? Они мне не друзья. Шелупонь новообращенная.
        - Ну надо же? - вроде искренне удивилась Ана. - А так вроде искренне привет передавали, из Ралана.
        - А, все-таки удалось… - хихикнул маг.
        - Что удалось?
        Маг внезапно перестал раскачиваться, повернул голову и вперил взгляд в Ану. В его глазах начал разгораться огонек яростного безумия.
        - Ты кто, сука? - Ана еле увернулась от руки мага, целившегося ей пятерней в горло.
        Надзиратель был наготове. Огрев мага дубинкой по голове, он ногой отправил того со шконки в угол камеры, вытолкнув Ану и выскочив за дверь сам.
        - Ну все, больше вы от него ничего не добьетесь. У него опять приступ бешенства начался, - запыхавшись, сказал надзиратель. Пойдемте, провожу вас на выход.
        - Да, пожалуй, - сказала Ана, слушая, как с той стороны двери отчаянно били кулаками по стали. - Хоть что-то…
        …- Да, действительно, хоть что-то, - Серж отодвинул листы, написанные Аной. Два имени и вот это вот странное «удалось».
        - Ну что он имел в виду, нам пока остается только гадать.
        В дверь осторожно постучали.
        - Да! - крикнул Серж.
        - Ваше Величество, вы просили известить, как только что-нибудь будет по Зунландии! - вошедший адъютант вытянулся по стойке «смирно». - Прибыл курьер с зашифрованным сообщением.
        Серж переглянулся с Аной.
        - Выходит, я ошибался насчет недели, - удивленно отметил Серж. - Давай сюда.
        Адъютант четким строевым шагом промаршировал до стола и положил на стол Сержа невзрачный серый конверт.
        - Свободен. И да, Зарлин!
        - Да, Ваше Величество!
        - Отвыкай передо мной тут строевым шагом ходить, - поморщился Серж. - Строевщину оставь для плаца и генерала Анера.
        - Виноват, Ваше Величество! Есть, Ваше Величество!
        И адъютант опять скрылся за дверью.
        - Представляешь, никак не привыкну, - пожаловался Серж Ане. - Каждый раз для меня это титулование выглядит, как издевка.
        - Привыкнешь, - успокоила его Ана. - По крайней мере, они делают это совершенно искренне. Уважают тебя, а для монарха это главное.
        - Ну, надеюсь, что так, - Серж пододвинул конверт Ане. - Ты знаешь, как правильно его открыть.
        - Да как угодно. Главное, печать связного не нарушена, - Ана сноровисто вскрыла конверт и вытащила оттуда несколько листков, убористо исписанных цифрами. - Ну что, я пошла расшифровывать?
        - Давай прямо здесь. Мне самому интересно, - Серж встал из-за стола, подошел к книжной полке и снял оттуда томик мемуаров Ернота, древнего зунландского генерала. С точки зрения Сержа, этот фолиант годился только на помойку, но он часто встречался среди зунландских офицеров, которых учили «воевать по-Ернотовски», хотя тот жил аж лет четыреста назад. Унылое дерьмо, пересыпанное самовосхвалениями и полное устаревшей тактики и стратегии в описании сражений, которые ветхий военачальник выигрывал со столь же древними орками или гномами. Но поскольку такая книга не могла вызвать подозрений в силу своей распространенности в армейской среде, ей пользовались как примитивным шифрблокнотом.
        - Придется подождать, - честно предупредила Ана, беря томик из рук Сержа.
        - Ничего, потерплю, - сказал Серж. Новости от Мердоза его сильно интересовали.
        Минут через тридцать Ана закончила расшифровку и пододвинула листы уже заждавшемуся, изнывающему от нетерпения Сержу. Тот взял листы и жадно впился глазами в текст.
        - Вот, значит, как, - задумчиво произнес Серж. Взгляд его затуманился.
        - Выходит, ваше предвидение, милорд, сработало, - уточнила Ана.
        - Да и ваше, миледи, - Серж еще раз посмотрел на листы. - Вот только Мердоз не написал самого интересного - удалось ли Крату договориться с Искореняющими или нет? Судя по его донесению, Крат с ним по этому поводу только советовался, и ни слова больше.
        - Ну он может пока этого и не знать, - заметила Ана.
        - Подождем еще некоторое время, - решил Серж. - Тряхнешь еще раз Мердоза через неделю, тогда уж ему точно все будет известно. И обязательно извести Ави и Котов. Теперь их основная цель - орден.
        - Поняла, милорд. Я свободна? - Ана поднялась со стула.
        - Конечно. Спасибо, Ана.
        - Всегда пожалуйста, - усмехнулась та.
        Когда Ана вышла, Серж остался в глубоком раздумье. Заключат ли Искореняющие союз с Кратом или нет? Ну судя по тому, что они уже раскатывают, не таясь, по территориям под протекторатом Крата, скорее всего да. А вот это странное «удалось» не шло у него из головы. Это явно не о союзе с зунландцами, что-то еще планировали затейники-братья. Неужели Орден решил подмять под себя Зунландию целиком? Сделать из нее религиозное государство? Все может быть. Но Крату это вылезет таким боком и раком - Искореняющие не из тех друзей, к которым в бане задницей поворачиваются. В любом случае, остается только наблюдать, а при слиянии генерала и магистра в экстазе сделать другие ходы.
        …- Итак, я рассмотрел ваше предложение, - Крат, сцепив пальцы, рассматривал Ариреса. Тот, развалившись в кресле, положив ногу на ногу, в свою очередь, ухмыляясь, разглядывал генерала. - Союз между нами возможен, даже на ваших условиях.
        Эх, дать бы тебе в твою наглую откормленную рожу, да с ноги, так, чтобы башка отмоталась и зубы высыпались, подумал Крат. Думаешь, ты мне яйца крутить будешь? Ну еще посмотрим.
        - Мне бы хотелось посмотреть в деле, на что вы способны, продолжил генерал. - А то я конечно понимаю - орден то, орден се, рекламу себе хорошую делаете, но вот способны ли вы на что-то реально?
        - Вы хотите проверить наши силы? - насмешливо спросил брат.
        - Да, хочу, и говорю вам это с солдатской прямотой. Не надо мне угрожать, - предупреждающе поднял руку генерал, заметив, что Арирес собирается открыть рот, - и говорить, что вы у меня тут можете порезвиться. Как я уже сказал, ни хрена вы здесь не сможете, даже мяукнуть.
        - Ну и на ком тогда вы хотите испытать мощь Ордена? - опять же насмешливо продолжил брат Арирес.
        - Есть у меня подходящая цель. А учитывая то, что взять ее штурмом - значит положить много людей, давайте попробуем взять ее вместе. Сможете быстро и хорошо - значит, вы сильны и с вами стоит иметь дело, нет - тогда сами понимаете, - недобро усмехнулся Крат. - Докажете и мне, и моим солдатам свое уже не словесное превосходство.
        - В опасные игры играете, генерал…
        - Это вы со мной играете! - прервал неприятного собеседника Крат. - Пока я вижу перед собой одного клоуна, который приперся сюда якобы от имени Ордена и вешает мне лапшу на уши, при этом осмеливаясь мне угрожать. Насколько я знаю, при захвате Арзуна весь ваш Орден, находившийся здесь, в столице, и магистр погибли. Причем на это хватило всего несколько магов ушастых. Сколько вас осталось - да может человек пять или десять, откуда мне знать, а про вашего Лекселу никто и никогда не слышал. В войне вы себя не проявили, трусливо отсиживаясь по хазам. Так что пока я не увижу вас в деле, я считаю ваш Орден мелкой бандой, которая смеет ставить мне условия!
        Не зря Крат советовался с Мердозом по поводу ультиматума Искореняющих, ох не зря. Тот провел большую работу и вытащил всю развединформацию на свет божий. Хотя той информации было - кот наплакал, но по ней можно заключить, что о реальном положении дел в Ордене на данный момент ничего сказать было нельзя. Орден понес огромные потери во время интервенции, ушел в глубокое подполье, не контактируя ни с кем, и переждал там репрессии эльфаров. И - все. По аналитике Мердоза Искореняющих осталось очень мало, а их оружие было либо частично утрачено армейским способом, либо утрачено с помощью того же Сержа, судя по тому, что он его успешно применял против других рас.
        - Хорошо, - зло сказал Арирес. - Мы докажем свою силу. Где?
        - Есть одна цель, - произнес Крат, про себя еле удержавшись, чтобы не ответить в рифму. - Вот тогда и посмотрим, кто и чего стоит….
        В Диком Поле была крепость, на которую Крат давно точил зубы. Бывшая вотчина герцога Римеро, до вторжения эльфаров - большое богатое герцогство. А вот после того, как эльфары отступили…
        Во время войны эту крепость эльфары использовали по прямому назначению, украсив не успевшим сбежать герцогом и его приближенными крепостную стену и вполне естественно разграбив замок - vae victis, горе побежденным. Крепостные и прочие подданные герцога тоже разбежаться не успели, разделяя его легкомысленное до повешения отношение, и были принуждены ковать победу эльфарской армии в тылу, на полях и в кузнях. После того, как эльфары отступили, основательно проредив сельское население, крепость заняли лихие люди. Ну и естественно, как полагалось, местное сельское население, пополнившееся за счет беженцев, теперь платило дань им.
        Банда была сильная, крупная - голов пятьсот, по численности уже скорее даже не банда, а большое вооруженное формирование. И вполне естественно, что ни под чью руку и власть они идти не захотели - а зачем? Не для этого они уходили от закона - дезертиры, каторжники, бывшие эльфарские пособники… В общем, сборный зверинец. И гвоздь в заднице у Крата. Доходило уже до боестолкновений с его регулярными войсками на номинально освобожденной территории. Крат давно вынашивал план зачистки этой местности, но ожидаемая цифра потерь… Это тебе не сражение с такой же регулярной армией противника в чистом поле, это совсем другое. Партизанские действия, диверсии, налеты, убийства из-за угла - все прелести войны тайной. И даже при потенциальной зачистке окрестностей с большими потерями оставался сам замок, мощное фортификационное сооружение, взять которое можно, но при ожидаемом количестве потерь невыгодно. А отсидевшиеся в замке и отбившие штурм потом опять выйдут на просторы Дикого Поля, пополнят численность и продолжат свою жизнь разбойничьей вольницы, доставляя проблемы как Крату, так и его людям. Ну а в том,
что если Искореняющие освободят замок, то заберут его себе, он даже не сомневался - эти мастера отожмут все, до чего доберутся. И Крат был совсем не против этого - пусть все тараканы соберутся в одном месте, чем будут прятаться по щелям, а он подождет, когда у него будет тапок побольше. Пообещать сейчас можно будет что угодно - а вешать будем потом. Крат не питал иллюзий по поводу Ордена и не заблуждался по поводу «второй власти» - если их потом потихоньку не дорезать, власть будет единственная - их, прирежут его самого. Но тут фора на его стороне - если они и будут шевелиться, то только тогда, когда полностью установится и утвердится государственная власть, только тогда он и получит апоплексический удар подсвечником или кочергой. Раньше у чернецов не получится, ни армия, ни народ за ними не пойдет и им не подчинится, более того, передушит их как крыс, проявляя обожание и горячую народную любовь к ним. Значит, сейчас требуется показательная любовь с поцелуем в десны до тех пор, пока они не помогут отвоевать и завоевать полностью всю территорию Зунландии, а потом от них нужно будет избавиться. Только
вся проблема в том, что и они это понимают, не дураки. Да и черт пока с ними, подумал Крат.
        - Вы все-таки решили понаблюдать лично? - хмыкнул Арирес, оглядев генерала с ног до головы.
        - А что, вы имеете какие-то возражения? - окрысился на него Крат.
        - Ну что вы, что вы, - махнул рукой тот. - Я не могу возражать главнокомандующему, мое место в иерархии примерно такое же, как у ваших полковников.
        - Ну а тогда какого хрена этот ваш Лексела не прибыл, чтобы общаться как равный с равным? Опять послал вас?
        - Ну магистр просто не считает эту операцию какой-то из ряда вон выходящей, чтобы наблюдать или руководить ей лично, на эту работу достаточно и младших командиров, - Арирес кивнул в сторону суетящихся вокруг братьев в черном. - Это заурядное действо.
        Крат промолчал. Все равно он был наблюдателем в этом походе. Командовал полковник Керелдан, ведущий на эту операцию батальон своего штурмового полка, отъявленных головорезов, специализирующихся как раз на штурме укреплений противника. Причем, несмотря на скрытность, бандиты узнали об этом чуть ли не раньше солдат, по крайней мере так казалось со стороны. Иначе чем объяснить то, что в селах по дороге никого из них не было, все бандиты ушли еще до рассвета, и силы Крата беспрепятственно прошли маршем до самого замка Римеро, не встречая ни противника, ни сопротивления - дураков связываться с регулярной армией на ее доске не было. Все силы противника отошли в замок, надеясь отсидеться под защитой укреплений - чтобы выковырять их оттуда нужно было минимум трехкратное превосходство и осадные орудия, которых армия не взяла по причине медлительности. Да и что могли сделать стандартные катапульты, бившие на жалкие полтора фарлонга тесаными каменными шарами? Ну поцарапать кладку, или проломить пару особо тонких каменных стен, попутно убив при этом пару куриц, неосторожно бродящих по двору. Стены и ворота
были укреплены магически, сначала людьми, потом эльфарами. А штурмовать напрямую - ну попробуйте, сначала пересеките полосу отчуждения в пару фарлонгов, потом ров, заполненный грязной водой из протекавшей мимо речушки, потом по штурмовым лестницам взберитесь на высокие каменные стены. Да, и самая малость - повторите это все под огнем противника, лучным, арбалетным и из малых баллист, да вдобавок уворачиваясь от файрболов и молний боевых магов, которые могли быть на стороне бандитов.
        Классически такие замки брали либо измором с долгой осадой, либо золотом, открывающим любые двери лучше камня катапульты. Но… похоже не в этом случае. По крайней мере, любителей золота пока не объявлялось, а вот про осаду следовало забыть. Вода у защитников замка была - свой подземный источник, добраться до которого и перекрыть или отравить его не представлялось возможным. Продовольствие тоже - мало того, что крестьян ободрали как липку, потребовав половину урожая и свезя это все в замок, так и потом перед наступлением войск Крата бандюки неспешно вывезли весь урожай до зернышка, оставив селян умирать с голоду. При таком раскладе даже полтыщи рыл протянут пару месяцев, а Крат на такой расход времени и снабжения не рассчитывал.
        Вот только одно не учли те, кто сообщил бандитам о наступлении Крата - Искореняющих. Переговоры с Орденом велись в глубокой тайне, и об их результатах кроме Крата, Ариреса и пары старших офицеров не знал никто. А раз утечки не было, значит на тех, кто об этом знал, можно было полагаться. Поэтому, когда войска Крата достигли окрестностей замка, их уже ждали два десятка человек из братии.
        - Ну и когда вы начнете? - раздраженно просил Крат.
        - А куда спешить? - удивился Арирес. - Пусть войска становятся лагерем, организуют охранение. Начнем завтра с утра.
        - Не слишком ли долго?
        - Поясняю, - с нотками раздражения в голосе сказал Арирес. - Завтра - это значит завтра. К завтрашнему утру сюда привезут наше оружие. А мы пока займемся другими делами. Не беспокойтесь, обо всем, что мы узнаем, вы узнаете первыми.
        …Генерал Крат проснулся от того, что кто-то теребил его за плечо.
        - Тссс, проснитесь, генерал, - Арирес отвел дуло пистолета от своего лица - генерал как форменный параноик спал с привязанным к кисти пистолетом. - Я это, я, Арирес.
        - Вижу, - сердито ответил генерал. - Какого черта?
        - Пойдемте. Вам это должно понравиться.
        Генерал раздраженно натянул сапоги - хоть портки перед этим союзничком не пришлось натягивать, привычка спать одетым в полевых условиях себя в который раз оправдывала.
        Они вышли из палатки, ступая по мокрой от утренней росы траве. Солнце только начинало всходить, заливая красноватым светом поле вокруг замка, рисуя на нем высокие тени от его башен и стен.
        - Вы хотели знать, почему мы решили подождать до утра? Вот вам первая причина, - Арирес отогнул полог палатки, выделенной братии.
        - Это что еще за хрень? - генерал посмотрел на восемь лежащих тел, люди, связанные. Некоторые мокрые насквозь, некоторые изгвазданные в земле, в обычной бедной и залатанной крестьянской одежде.
        - Это? Их лазутчики и пособники. Пока ваше войско спало, мы занимались своим делом, - довольно сказал Арирес. - Вот этот, например, со своим товарищем вылез из подземного хода, один разведчик, один гонец в город - я думаю, вас заинтересует, генерал, кто у вас нечист на руку. Вот эти двое - тоже лазутчики, ничего умнее не придумали, как пересечь ров на бурдюках. А вот эти - просто их пособники из сел, осведомители. Брат Смук, брат Комбли, готовьте первого!
        Выглядело это жутковато. Двое дюжих монахов, засучив рукава ряс, перевернули первого связанного лазутчика на спину, один из них сел допрашиваемому на колени, другой прижал его руки к земле. Арирес склонился над ним и положил ладони ему на виски. Несчастный забился было в судорогах, но братья его удержали, и к тому моменту, когда Арирес отнял руки, тот затих, испустя последний вздох. Навсегда.
        - Оттаскивайте, - Арирес вытер ладони о рясу, и взял с походного столика карнадаш и планшетку, присел на раскладной стульчик, и, закатывая глаза к потолку, принялся что-то в ней строчить. Отложил планшетку, вздохнул…
        - Давайте второго!
        И вся процедура повторилась восемь раз подряд. К концу планшетка заметно прибавила в весе от бумаг, а лицо Ариреса приобрело заметный зеленоватый оттенок - все-таки работа мага-чтеца адский труд, приходится не просто копаться в примитивных чужих мыслях, а заглядывать в потаенные уголки сознания, зачастую испытывая те же эмоции и ощущения, что и допрашиваемый. А потом все это оформлять, пропуская через собственное сознание, и переносить на бумагу.
        - Ну все, генерал. Отдавайте приказ своим, пусть пройдут вот по этим хуторам и найдут этих людей, - Арирес сунул генералу лит бумаги из планшета. Желательно взять живыми. Но сегодня, увы, я с ними поработать не могу, придется их брать с собой. А теперь оставьте меня, мне нужен отдых. Через пару часов я буду в норме, может быть…
        Искореняющий вяло дошел до расстеленного на полу матраса, и лег, закрыв глаза и скрестив руки на груди. Да уж, такая работа вызвала у генерала невольное уважение. Пора отправлять штурмовиков по селам, карта и список нужных людей есть. А этот пока пусть действительно отдохнет.
        Через пару часов с дороги послышался непонятный шум, раздался окрик часового
        - Что там? - Крат вылез из палатки, глядя на бежавшего к нему со всех ног посыльного.
        - Ваше Высокопревосходительство, Искореняющие!
        - А что за шум, солдат?
        - Их обоз, Ваше Высокопревосходительство!
        - Ну-ка, ну-ка, - заинтересовавшийся генерал пошел к границе лагеря, куда уже въезжали повозки.
        Да уж, обоз был необычный. Возы, много возов, запряженных лошадьми-тяжеловозами, на которых были угловатые грузы больших размеров, покрытые рогожей.
        - Что они везут?
        - Не могу знать! - выпучив глаза, сказал посыльный.
        - А вот и хреново, балбес. Должен, - махнул рукой генерал, и пошел к возам. - Что везете?
        - Дальнобойную баллисту, Ваше Высокопревосходительство, - ответил один возница.
        Баллиста - это хорошо, а дальнобойная баллиста Искореняющих - во много раз лучше. Сколько у обычной баллисты дальнобойность? Один, ну полтора фарлонга. Здесь же явно больше трех, ближе к четырем, насколько генерал был наслышан о метательных машинах Ордена. Тут явно не обошлось без магии, таких баллист в армии не было.
        Генерал пошел к лагерю, к давешней палатке Искореняющих Скверну, искать Ариреса. Тот уже ждал его снаружи, держась за тонкое деревцо, бледный, пошатывающийся, но готовый к бою. Видно, что тот держится только на огромной силе воли.
        - Я отдам распоряжения, - сказал Арирес. - Пусть знают, куда ставить баллисту.
        - Хорошо, только и мог ответить Крат.
        Возы подъехали туда, куда указал Арирес, и братья начали гуртом сгружать тяжелые части метательной машины на траву перед замком. Обитатели замка встревожились - оттуда полетели несколько стрел, воткнувшись в землю на полдороги между замком и позицией баллисты, а пущенный файрбол наткнулся на невидимый магический щит, поставленный братией, и бессильным огненным плевком сполз на землю, оставив только выжженное на траве пятно.
        Да, генерал теперь видел силу и мощь Искореняющих. Такие союзники были ему нужны, с ними он может разговаривать на равных не только с быдлом Дикого Поля, но и с гномами, эльфами, и чего уж греха таить, с гравийцами.
        К полудню исполинская баллиста была собрана совместными усилиями братьев, не подпускавших к себе никого, и смотрелась она действительно грозно.
        - А чем будете стрелять? - генерал уважительно похлопал по полированному деревянному брусу машины.
        - «Некро» - просто ответил Арирес. - Отойдите сами и отведите своих людей на два фарлонга, не дай бог неудачно пойдет.
        - А вы? - поинтересовался генерал.
        - Это мой долг, - пожал плечами брат. - Ариресов много, а генерал Крат один. Так что, Ваше Высокопревосходительство, настоятельно попрошу вас удалиться.
        Генерал Крат повернулся на каблуках, увязая в сырой вывороченной земле под травой, и пошел к лагерю, наблюдать с пригорка.
        Со стороны это выглядело не очень зрелищно - маленькая черная точка сорвалась каплей с баллисты, и полетела в сторону замка. Вот она скрылась за крепостной стеной, и на мгновение над замком возник расширяющийся черный купол, также через мгновение и опавший, как будто ничего и не было.
        Генерал стоял и ждал, пока Арирес не подойдет к нему от баллисты.
        - Все готово, господин генерал. Живых там не осталось, замок чист. Можете высылать ваши штурмовые группы. Теперь требуется только ваша работа, мы свое дело сделали.
        Генерал шел по двору захваченного замка. Да, страшная штука это «некро», оставляющая за собой только кучки пыли, остальное, в чем нет жизни, не трогает. Костюмы, оружие, снаряжение - все, что было мертвой материей, так ей и осталось, а вот живая - вся исчезла, превратилась в серый прах, который легкий ветерок гонял по двору замка, сгребая в кучки.
        Шаги подкованных сапог гулко отдавались от каменных стен - ни одного шума, гудения насекомого или шороха шевелимых ветерком листьев, по причине их полного отсутствия. Только фонтанчики пыли, поднимающиеся от удара каблуков. Ну, главное, усмехнулся про себя генерал, не осталось ни одной крысы, ни двуногой, ни обычной. А пыль - ну пускай братия убирает, чтобы потом не чихать.
        - Надеюсь вы понимаете, что этот замок мы забираем себе как трофей? - уточнил Арирес, идущий рядом с генералом.
        - Забирайте. Вы это заслужили, - отмахнулся генерал. - Только здесь останется одна рота солдат и мои чиновники.
        - Я так понимаю, что мы пришли к соглашению? - вкрадчиво спросил брат.
        - Пришли. Наш союз действительно принесет весомые плоды, - сказал генерал.
        - И Орден думает так же. Оставляйте солдат, генерал. А насчет чиновников - да, пожалуй, присылайте. Они будут работать вместе с нами под нашим чутким и бдительным руководством.
        - Главное, не забудьте, что население вам должно оказывать помощь и поддержку, - генерал взглянул на Ариреса.
        - Не забудем, не беспокойтесь. Часть продовольствия и орудия труда селянам мы вернем. Ну а с недовольными - вы же не зря здесь роту оставляете? - лукаво ухмыльнулся Арирес.
        - Не зря.
        Глава 5
        Серж грязно выругался, и бросил донесение разведки на стол. Да что ж это такое? Появились новые претенденты, кроме него, на лакомый пирог Зунландии. Все-таки Крат спелся с Орденом, и начал проводить с ними совместные операции, проводя зачистку Дикого Поля. И судя по донесению Мердоза, очень удачно. Захват и подчинение непокорных замков, установление власти над ранее неподконтрольными территориями, выход к эльфарской границе… Города сами выносили ключи Крату, признавая его верховенство и почувствовав железную руку, тем более с репрессиями генерал не мелочился. Помогли ему Искореняющие, очень помогли. Интересно, когда у них начнутся разногласия? Да похоже еще нескоро, надо подождать освобождения всей бывшей территории королевства.
        Мердоз писал, что Искореняющих не так много, не больше пары сотен, и они выбрали своей штаб-квартирой захваченный замок Римеро. Хотя, как считать много-не много? Если пара сотен боевых магов - то да, это очень много. А вот если откинуть разросшуюся обслугу - должен же господ магов кто-то кормить, убирать за ними и рясы им стирать - и боевиков-немагов, то по идее реальных боевых магов десятка три, хотя это тоже много, во всей Гравии едва ли столько наберется. Получается такой средневековый спецназ с магами, хорошо обученными боевиками и совершенно убойным оружием, вундервафлей по местным меркам. Что им противопоставить? Ладно, с боевиками и оружием это вопрос практически решенный, если схлестнуться только с Орденом - не проблема. Боевых магов сколько есть, столько есть, есть даже свои боевые и не только архимаги. Придется самому тряхнуть стариной и поучаствовать в боевых действиях. А вот с армией… Надо начать психологическую обработку, разложить ее изнутри, чтобы в нужный момент воинские части начали переходить на сторону гравийцев, насаживая на штыки упертых кратовцев и чернорясых.
        Да, работенка… Придется самому провести рекогносцировку, посмотреть на этот замок-штаб, и рвануть его к чертовой матери посмертием. Вряд ли у братии есть возможность выжить в пекле кваркового взрыва, вот только есть одно «но». Во всех занятых Искореняющими местах с умыслом или без расквартированы зунландские части, если чернорясые не вызывали никаких чувств и по большому счету на них было положить, то жертвы среди мирняка и армии восстановят зунландцев против него самого, и тогда можно прощаться с мыслью освободить королевство с помощью и поддержкой его же граждан. Работать придется точно и аккуратно, не кварковым топором, а скальпелем, осталось только собрать воедино мысли в кучку, придумать и выковать этот скальпель. На подполье что ли опереться? Да и есть вариант с бывшими военными, прошедшими через Мердоза, не зря Серж вытаскивал их в Гравию.
        Раздумья Сержа прервал негромкий стук в дверь.
        - Ваше Величество, разрешите? - в дверь осторожно заглянул адъютант.
        - Да заходи, что ты там мнешься, - махнул рукой Серж.
        Алъютант прошел в комнату, подошел к его столу и положил на стол конверт.
        - Пришло с портала, Ваше Величество.
        - С какого, записали?
        - С восемьдесят второго.
        Серж быстро вспомнил схему портальной сети.
        - Точно с восемьдесят второго?
        - Абсолютно точно, Ваше Величество.
        - Свободны.
        Оригинально, этот портал-то на Кембрии. И кто бы оттуда знал идентификатор портала Истора?
        Серж пододвинул к себе конверт, по привычке просканировав послание. Май тоже молчал - значит по идее послание безопасно. Хороший белый конверт, запечатанный незнакомой Сержу магической печатью выглядевшей в магическом зрении переплетением красных силовых линий. А еще от конверта исходил тонкий приятный аромат женских духов, и не тех, которыми пользовались красавицы местного полусвета, а как сказали бы в его мире - от кутюр.
        Серж откинул клапан конверта, и достал листок, написанный красивым почерком, очевидно женским.
        «Серж, к тебе хотят обратиться наши старейшины. Прими их, прошу. Нерин»
        Вот тебя куда занесло, с теплотой подумал Серж. Хотя да, ты упоминала о том, что возвращаешься в главную колонию стриго, цивилизованных вампиров - Стригол.
        Оригинально, подумал Серж. Я - и вампиры, сочетание, надо сказать, сюрреалистическое.
        - Ну что же, - Серж встал из-за стола. - Прикажи подать карету, сейчас спущусь.
        Опять местом встречи был выбран малый зал переговорного домика - Серж категорически не хотел выпускать таких дорогих гостей за периметр портального комплекса, что бы там Нерин не написала. Просят встречи - ладно, примем. Вогнать пулю или кол всегда успеется. Хотя внешне гости дорогие отличались только легкой бледностью, ничего не указывало на их вампирское происхождение, вроде люди как люди. Высшие, чего уж там. Этим и солнечный свет не страшен. И опять формат переговоров два на два - двое упырей-гостей и Тира с Сержем.
        - Уважаемые гости, вынужден вас сразу предупредить - попытка перекинуться в другую форму или использовать магию будут расценены как попытка нападения и вызовут нашу соответствующую реакцию, - сразу предупредил Серж. Зашли в гости - ведите себя прилично, не бейте посуду и морду хозяину.
        - Принимается и не обсуждается, - склонил голову один, видимо старший из этой сладкой парочки. - Я - глава колонии Стригол Аретиолд, а это Сертиниус, наш как бы вы сказали, премьер-министр.
        - Что же вы хотели, уважаемые? - спросил Серж.
        - Мы хотели предложить вам свою помощь, - улыбнулся вампир, неприятно обнажив крепкие белые клыки.
        Серж аж подавился от изумления.
        - Помощь???
        - Ну я полагаю, заключить с вами договор о дружбе вряд ли удастся, взаимное посещение тоже исключается - люди и стриго исконные древние враги, так уж вышло.
        - Это зависит только от вас, - прочистил горло Серж. - Хотя да, пока мы можем только заключить договор о нейтралитете. Остальное, как вы и сказали, сложилось исторически и с давних времен, так что с этим спешить не будем.
        - И я так думаю, - кивнул Аретиолд. - Сейчас вы думаете, какая веская причина должна быть, чтобы мы обратились к вам, и вы нам помогли.
        - Да. Именно так.
        - Дело в том, что Искореняющие принялись за полное уничтожение нашей расы.
        - Они что, добрались до Стригола? - удивился Серж. - Впервые слышу.
        - Не до Стригола, - терпеливо пояснил старший. - До Зунландии.
        - Что?
        - А вы не знали? - улыбнулся Аретиолд. - В Зунландии были поселения вампиров, являющихся подданными Азариуса.
        - Вы знали об этом, герцог? - Серж повернулся к Тире.
        - Так, пару раз мельком слышал, а поскольку меня не посвящали в этот вопрос…
        - Да, были, - сказал Аретиолд. - Разумеется не этот одичавший сброд из диких гнезд, а вполне себе нормальные цивилизованные вампиры, компактно селившиеся в той части, которую вы называете Дикое Поле. Абсолютно закрытые поселения, самостоятельные. Но платящие налоги короне и пользующиеся ее защитой.
        - Удивили, - честно сказал Серж, мягко заменив этим словом выражение «ни хрена себе!». Значит Азариус покровительствовал кровососам. - Как же так получилось?
        - Исторически сложилось. Поселения стриго и раньше были на этой земле, до включения ее в состав Зунландии. И когда присоединение состоялось, король предоставил им все привилегии подданных короны плюс еще кое-какие значительные послабления. Это произошло четыре сотни лет назад. Стриго получали права, защиту и покровительство короны, а взамен предоставляли короне свои земли и право исполнения на них королевских законов. Разумеется, это держалось в большом секрете, это был один из самых охраняемых Секретов Короны.
        Да уж, сказал себе Серж. Если бы зунландцы узнали, кто живет рядом с ними и иногда запросто с ними общается, это могло закончиться мятежом против королевской власти и тотальным геноцидом стриго. Их гнезд, пусть и цивилизованных вампиров, зунландцы бы просто не потерпели.
        - Ладно, что вы сейчас хотите от нас?
        - Искореняющие занялись истреблением нашего народа в Зунландии. Уже два поселения истреблены, убито более двух сотен стриго, причем вырезаны подчистую, не щадили ни женщин, ни детей.
        - Вот как. А что же они не ушли в Стригол?
        - Сами понимаете, почему, - развел руками Аретиолд. - Там у них был свой дом, налаженный быт, покровительство короны, не все могут бросить все на произвол судьбы и превратиться в беженцев, точнее репатриантов. А тут - жизнь в совершенно другом, отличном от привычного, обществе с традиционным укладом, который многим кажется анахронизмом. Тем более они наивно полагали себя в безопасности. Даже эльфары предпочитали их не трогать, зная законы кровной мести стриго и памятуя о том, что когда-то во времена Древних мы и раса альваро были союзниками. Только вот вышла ошибка - думая, что они так и останутся сами по себе, как раньше, они не учли того, что в глазах Искореняющих Скверну все стриго, дикие ли, цивилизованные ли стоят вне закона и подлежат тотальному истреблению как нелюди и враждебная роду людскому нечисть. И за это поплатились, в том числе и своей жизнью. Мы просим у вас защиты в будущем - да, мы знаем, что вы победите и вернете Зунландию под власть короны - и предлагаем вам помощь сейчас от имени всех стриго Изначальной.
        Вот так дела… Серж переглянулся с Тирой. Если все правда, и стриго действительно жили так всегда, ну что же, статус кво пусть сохраняется, как подданные короны они ему не помешают, если уж не мешали Азариусу и его предкам. Тем более выкинуть из государства его граждан, бывшими ими во многих поколениях, будет просто незаконно и неправильно.
        - Ладно. По крайней мере даю вам слово, что когда - именно когда, а не если - мы вернем Зунландию под власть короны, независимо Гравийской или Зунландской, те стриго, которые были гражданами короны, не пострадают и получат те же права, которые у них были при Азариусе. О расширении поселения я сейчас говорить не могу, это преждевременный разговор. Согласны?
        - Да, мы согласны, - в свою очередь переглянулись Аретиолд с Сертиниусом.
        - Далее, помощь вашу я принимаю и гарантирую свою, только вот все наши договоренности останутся в тайне, сами понимаете почему, не все из людей способны это принять по известным причинам. Сколько у вас бойцов в Зунландии?
        - Немного. Осталось восемь боевых гнезд по двадцать-тридцать стриго в каждом, остальные или уничтожены, или им удалось бежать.
        - Передаете мне их в полное подчинение для проведения боевых операций.
        - Безусловно. Вы - главнокомандующий.
        - Значит, договорились, - Серж протянул руку и пожал крепкую руку Аретиолда. - Пришлите своего офицера связи для координации дальнейших действий.
        - Прибудет сейчас же.
        - И еще… - замялся Серж. Неудобно, очень неудобно.
        - Я понимаю, Ваше Величество, личный вопрос, - улыбнулся Аретиолд.
        - Я могу увидеть Нерин и своего сына?
        - В любое время, Ваше Величество. Более того, вы можете забрать малыша принца сюда, если пожелаете. Только вот будет ли это разумно?
        Серж призадумался. Пока рано, сами еще окончательно власть не установили. Да и слух о том, что у короля есть бастард, да еще от вампиров - для народа это слишком. И с Лэг будут проблемы…
        - А Нерин?
        - Нерин вы забрать не можете. Точнее можете, только вот вряд ли она захочет или сможет перебраться сюда на жительство.
        - Это почему? - удивился Серж.
        - Вы помните охотницу Нерин, на самом деле ее место в иерархии другое. Она - дочь Лизамы, матриарха гнезда Хлонаайн, второго по величине гнезда стриго. Вы думали, почему она внезапно вернулась в Стригол? Лизама умерла незадолго до этого, а то, что она вам написала, что уезжает от войны - частично правда, не будет же она вам все растолковывать в письме? Теперь Нерин го Хлонаайн - одна из высших матриархов стриго, и покинуть тысячи свои подданных она не может. По-вашему, ее титул соответствует герцогине.
        - Поэтому вы и обратились ко мне? - с грустной усмешкой сказал Серж.
        - Да, потому что она сказала, что вы человек, заслуживающий доверия и соблюдающий данное им слово. Поверьте, с генералом Кратом или так называемым королем Викхерном этого разговора бы не было.
        - Хорошо, господа. Присылайте вашего координатора. До свидания, господа.
        - До свидания, Ваше Величество.
        Серж лично проводил представителей стриго до портала.
        - Не погорячился ты, Серж? Все-таки союз с упырями… - с сомнением покачал головой Тира.
        - Не думаю, - уверенно сказал Серж. - Нам сейчас нужны все, кто выступит на нашей стороне, ну конечно с определенными исключениями. Зунландию надо брать, и делать это быстро, иначе мы получим на Истоке государство религиозных фанатиков. Хотя конечно Орден на самом деле - прагматики, прикрывающиеся верой. Как и все, они хотят власти и денег.
        - Ты бы со своими бабами разобрался сначала, - буркнул Тира. А то натрахался, а теперь расхлебываешь. Аж двух герцогинь оприходовал, мало того, что сына-полувампира заделал, так и Лэг теперь ходит с увеличенным пузиком. Гребарь-террорист.
        Серж покраснел, как мальчишка.
        - Ну, так получилось… - только и смог сказать он.
        - Ну-ну, - злорадно усмехнулся Тира. - На тройничок можешь не рассчитывать, эти твои две девки при личной встрече выцарапают глаза друг другу и тебе.
        - Отстань, а? Пошляк ты армейский. Самому тошно! - взбрыкнул Серж.
        - Ну-ну, - Тира усмехнулся еще более злорадно.
        Ладно, господин канцлер, я тебе устрою тройничок, подумал Серж. Хватит второму лицу Гравии в холостяках ходить. Я понимаю, была у тебя тяжелая личная трагедия, но теперь надо тобой заняться. Может, тогда и злорадствовать перестанешь… А пока…
        Ави опять смотрела в окно. Посетителей было не очень много, в зале сидела компания из зерноторговцев и крестьян, с освоением Кратом Дикого Поля появились и дела у селян, вон вовсю обмывают сделку со своими контрагентами. Да еще сидел один странный посетитель, черноволосый и бледный, в старомодном плаще, пьющий почему-то только воду и время от времени глядевший в окно, будто ждал кого-то.
        Около «Салуна» остановился видавший виды фургон, из которого вышли двое мужчин.
        Ави перешла к своему окошку. Ничего особенного, два путника хотят снять номер на ночь, заранее заплатили золотом и велели подать ужин в комнату. Вот уже и поднимаются к себе, далекий скрип половиц под тяжелыми шагами дает о себе знать. Все как обычно.
        Дверь распахнулась внезапно, поймав Ави врасплох. На пороге стоял один из тех мужчин. Ави только собралась оглушить непрошенного гостя заклинанием, как…
        - Не нужно, - лицо гостя изменилось, однако сильный морок был, если гость смог обмануть ее, боевого мага.
        - Ва…
        - Тс-с! - гость поднес палец к губам. - Я надеюсь, хозяйка не откажется подать нам ужин в комнату.
        - Конечно!
        - Жду через десять мнут.
        Ну, господин король, вы даете, лично сунуть голову в осиное гнездо, подумала Ави. С другой стороны, то, что он тайно прибыл, не оповещая никого по своим каналам - значит дело действительно важное. Надо срочно узнать в чем дело, но сначала прикрытие - ужин.
        - Ну привет, Ави, - мужчина впустил ее в комнату с подносом, заполненным ароматной, исходящей паром снедью и плотно закрыл дверь в коридор.
        - Решили сами посетить нас, Ваше Величество?
        - Да, вот решили заехать с герцогом Ферлагом на пару, - Серж кивнул на Тиру. - Иногда лучше самим посмотреть, чем знать понаслышке. Чем порадуешь?
        - Я лучше попозже зайду, вы пока поешьте, а то все холодное будет.
        - Хорошо. И кстати в зале я увидел одного посетителя, который мне нужен. Передай ему это, - Серж порылся в кармане и вынул странного вида медную монету.
        - Указания?
        - У вас же есть свободные комнаты?
        - Конечно, занята только ваша и еще одну заняли хлеботорговцы, те, что внизу пьют.
        - Проводи его в соседний номер, накорми и напои, если захочет, скажи, что заплатили два благородных господина. И пусть ждет нас. А мы пока не торопясь подготовимся к встрече, - Серж потер в предвкушении руки, уж очень аппетитно смотрелась и божественно пахла жареная пулярка с пряными эльфийскими травами.
        - Поняла, милорд, - улыбнулась Ави. - Разрешите идти?
        - Ну конечно, Ави, - в свою очередь улыбнулся Серж.
        Дождавшись, пока Ави выйдет, Серж подмигнул Тире.
        - Ну как тебе девочка?
        - О боги, - Тира театрально возвел очи горе, точнее к потолку. - Ты похоже окончательно съехал на этой почве.
        - А я не для себя, для друга, - Серж вонзил в пулярку кинжал и взялся за ножку. - Не пора ли герцогу Ферлагу наконец-то остепениться?
        - Не дождешься, - Тира налил себе вина из кувшина в грубый фаянсовый бокал и сделал большой глоток.
        - Дождусь, - Серж взял ароматный, истекающий жиром поджаристый кусок и отправил его в рот. - М-м, божественно!
        - Ладно, давай, - Тира выломал ножку. - И давай по-быстрому, мы сюда не жрать приехали.
        - Хорошо, мамочка, - сказал Серж с набитым ртом.
        Тира только усмехнулся - его друга было не изменить.
        - Мы хотим тихо и незаметно провести рекогносцировку замка Римеро. Вы лучше знаете эти места. Как это можно сделать? - Серж развернул карту.
        - Ну напрямую, понятно, мы выйти вряд ли сможем, портал под контролем Искореняющих и там охрана, - острый коготь вампира черкнул по карте. Связного от стриго звали Миккурен, и он, судя по оценкам координатора, был один из лучших следопытов его народа из гнезд Дикого Поля. - Вы хотите вообще не оставить следов?
        - В виде трупов охранников портала? Да, не нужно им знать, что мы вообще интересовались их позициями.
        - Тогда вот здесь есть портал, в десяти лигах от замка Римеро.
        - Далековато, - хмыкнул Серж.
        - Зато, по моим сведениям, еще вчера он был неподконтролен никому.
        - А кто же им управляет? - удивился Серж. Портал без оператора в населенных местах - редкость.
        - Да есть там один пьянужка-порталмастер. Был подмастерьем у Искореняющих, потом расплевался с ними, а после деоккупации Гавера - так этот городишко обзывается - так и прижился. По крайней мере, руки Ордена туда еще не дотянулись, да и портал-мастеров из них на все не хватит, повыбили многих ушастые.
        - Ладно, значит отбываем в Гавер, а оттуда к замку Римеро, - решил Серж.
        - Когда отбываем? - Тира поправил ножны кинжала, неудобно давившие на бедро.
        - А с утра и поедем. Не будем заставлять нервничать братьев. Уйдем через портал Гирена, как раз туда дорога от Ралана идет, - Серж недоуменно уставился на ухмыляющегося Тиру. - Что смешного?
        - Да нет, ничего, просто знакомые места, - Тира вспомнил, как впервые встретил Лэгмериэль. Они как раз перехватили ее на этой дороге. - Давай уже ложиться спать, утро вечера мудренее. Завтра у нас у всех тяжелый день.
        …Фургон весело катил по утоптанной дороге до Гирена.
        - А пройдем портал? - с сомнением спросил Миккурен. - Он же сразу покажет, что я - стриго.
        - Пройдем, - успокоил его Серж. - Он ничего не покажет. А что ты стриго - тем более. Если учесть, сколько на нас сейчас навешано плетений, то скорее на нас среагирует. Но не сработает, потому что я знаю, как все это заблокировать.
        Так оно и вышло - Серж замкнул плетения артефактов обнаружения запрещенной магии, и те лишь весело мигнули зеленым огоньком, а брату Искореняющему достался приятный кошель с золотом.
        На другой стороне уже ждал тот самый портал-мастер, по страдальческой роже которого было видно, что его одолевает жесткий абстинентный синдром. Серж посочувствовал ему - абстяк дело серьезное.
        - Что, плохо, болезный? - Серж подмигнул портальщику. - На вот, на поправку здоровья.
        Серж сунул ему серебряк. Лечить этого алкоголика он не собирался, маг и зерноторговец по легенде - личности несовместимые. Зато теперь он будет ждать, пока господа купцы не вернутся обратно, а в случае чего и предупредит.
        Городишко был мелкий, ну примерно как Истор до прибытия туда Сержа, а портал обслуживал сразу несколько таких городишек в округе, что было весьма удобно в плане запутывания следов.
        Тира, тяжело ворочая рулем, вывел фургон по грязным грунтовым улочкам на окраину, и покатил по грунтовке, разбитой вдрызг местными крестьянскими телегами и возами.
        - Теперь куда?
        - Сейчас, - стриго перебрался к Тире. - Буду показывать.
        Когда тянувшиеся сжатые поля по сторонам дороги сменились необработанной землей, Миккурен попросил ехать потише.
        - Что так? - Тира сбавил скорость.
        - Чтобы не проскочить нужное место, - он всматривался в обочину дороги. - Здесь, съезжаем вправо.
        Тира без слов повернул в указанную проводником сторону.
        - Теперь примерно пару миль вперед, не сворачивая, - Миккурен махнул рукой, указывая направление.
        - Что там будет?
        - Увидите, - кратко ответил стриго.
        Тира пожал плечами и поддал газу.
        - Видите вон там скалы? Правьте прямо на них.
        Фургон резво покатил в сторону невысоких, заросших кустарником скал, торчавших неподалеку. По мере приближения Серж магическим зрением увидел скрытую кустарником расщелину, куда спокойно войдет фургон - прямо как в тех давешних айзанских горах.
        - В расщелину править?
        - Да. Снаружи она почти незаметна, если смотреть издалека.
        Тира завел фургон в расщелину, Серж вылез через заднюю дверь и наложил плетения скрыта.
        - Теперь будем ждать, - Тира посмотрел на полуденное солнце. - Сейчас нам явно не будут рады.
        - Это точно, - Серж разложил на коленях карту. - Сейчас мы в двух лигах от портала к замку Римеро. Пешком туда - три часа пути. Как только зайдет солнце…
        Ну и здоровы были его спутники спать! Серж протер глаза, и посмотрел на часть солнечного диска, видимого над горизонтом. Вряд ли удастся увидеть зеленый луч, воспринимаемый в поверьях по-разному. Впрочем, сейчас им не до поверий.
        - Рота, подъем! - гаркнул Серж и полез в свой ранец.
        - Ыых! - богатырски потянулся Тира. - Вечно ты, величество, поспать не даешь!
        - Разговорчики! - еще раз гаркнул Серж.
        Выйдя из фургона, он стал натягивать свой любимый костюм боевого мага. Затем нацепил пояс с мечом и револьвером на всякий случай, потоптался, оценивая правильность обувки.
        - Ну что, я готов! - крикнул он в дверь.
        - Да и мы тоже, - Тира в черном камке спрыгнул на землю, за ним - стриго в том, в чем и был раньше. - Очки дать?
        Тира протянул магические очки.
        - Да не, мне не надо. Вон Миккурену дай.
        - Мне тоже не надо, - улыбнулся, обнажая клыки, вампир. - Я и так хорошо в темноте вижу, а уж в измененной форме, тем более.
        - Ну тогда, раз все собрались - в путь, - Серж бросил на всех плетение скрыта.
        - Потопали, - мрачно согласился Тира.
        Да уж, что потопали - это он точно погорячился. Идти вдоль пустынной дороги в безлюдной местности - еще ладно, но когда на пути стали попадаться населенные места в виде хуторов на несколько хат, приходилось не то что не топать, а тихо и осторожными перебежками обходить возникшие препятствия, давая кругаля. Так что дорога заняла куда больше, чем планировалось, и к окрестностям замка они вышли уже после часа ночи.
        - У нас - три часа, - шепотом сказал Миккурен. - Отойти надо до рассвета, а светает здесь рано.
        - Хорошо, - ответил Серж. - Мы с Тирой к замку, а ты?
        - А у меня свои планы, - стриго сбросил одежду. - Встретимся здесь.
        Да, изменяющийся вампир в своей второй морфе - жуткое зрелище. Секунд десять - и вот уже перед ними чудовище с красными, отражающими свет глазами, частокол острых зубов, уродливые перевитые бугристыми мышцами когтистые лапы… Миккурен бесшумно прыгнул, взрыхлив землю впечатляющими когтями, и исчез за пригорком.
        - Ладно, пошли, - вздохнул Тира. - Сколько не видел стриго, а все равно жуть берет.
        - Это да. Подползаем к замку?
        - Да.
        Они перебрались на холм, откуда открывался великолепный обзор на замок и его окрестности. В магическом зрении было все видно, как днем.
        - Смотри-ка, грамотно у них служба организована, - шепнул Тира.
        - Ну а то, Крат все-таки бывший королевский генерал, - Серж рассматривал окрестности. - Хорошо, что не попытались пробраться здесь, смотри вниз.
        Искореняющие были верны себе - была видна проложенная по земле сеть плетений, кое-где перекрывавшихся кляксами энергии от заложенных под поверхностью артефактов, своеобразных магических мин.
        - Вижу, - Тира всмотрелся через очки. - Да, много.
        - Сигнальные и охранные плетения, простые, но их очень много. В случае активации…
        - …долина превратится в скотобойню, - не отрываясь от зрелища, сказал Тира.
        - Ага, - подтвердил Серж. - Сейчас изучу поподробнее.
        Он лежа изучал местность, запоминая опорные точки, структуру плетений, тип магии. Тут в наличии была самая настоящая сборная солянка - оркские коричневые, зеленые эльфарские, красные гномские… Можно попробовать активировать, но не сейчас, не будем будить спящую собаку. Вообще-то он не хотел не только насторожить магов, но и избежать лишних жертв - немногочисленное охранение было из зунландских солдат, пусть даже и кратовцев, готовых завсегда перехватить ему глотку, но в данном случае это было большой проблемой. Вряд ли это было просчитано Искореняющими, они представляли, на что был способен Серж, и то, что он мог пойти на необходимую жестокость тоже учитывалось. Но Серж был зажат этим - тронешь армию, станешь ее врагом. А на зунландскую армию как будущую силу, выступящую на его стороне основной расчет-то и был.
        Серж перевел взгляд на сам замок. Внешне - обычный такой себе немаленький рядовой герцогский замок, скорее крепость, построенная по устаревшим средневековым канонам для укреплений. Хороший, каменный, с высокой крепостной стеной, башнями и рвом. Это - если внешне. Но вот в магическом зрении…
        Стены, обвитые разноцветными плетениями большой напряженности - тут вряд ли помогла бы не то, что смешная примитивная баллиста, но и вполне серьезная артиллерия. Ракеты, выпускаемые мануфактурой Сержа - тоже, ими нужно было долбить один и тот же участок долго и упорно, даже при наличии магической составляющей.
        Ров, наполненный вроде как водой, но на самом деле представляющий собой сложную структуру, таящую под внешними защитными плетениями и слоем воды энергию Хаоса внутри сложных многогранных плетений-сот. Понятно, маги сделали запас пассивной энергии, чтобы в случае чего использовать ее как аккумулятор. Магия Хаоса - штука опасная, и с ней надо уметь работать. Похоже, братия умела. Причем энергия была распределена так, что с ней было ничего нельзя сделать постороннему, а в случае штурма ее могли выпустить наружу, изменяя реальность, внося в нее энтропию с соответствующими последствиями для живых и неживых систем, и это была бы локальная катастрофа. Надо будет учесть на будущее.
        Ну и вишенкой на торте был защитный купол, полностью закрывавший замок и частично окрестности плотным опалесцирующим сине-голубым зонтом. Серж вгляделся попристальней - а не обошлось ли тут без технологий Древних, до которых братия была охоча? Уж очень странно выглядела армированная потоками Силы шестигранная структура ячеек плетения, вряд ли до этого додумались сами Искореняющие. Тогда дело плохо - навскидку выходило, что этот купол можно было снять только Посмертием, кварковый взрыв он не выдержит, в отличие от любого статического или динамического воздействия. Ну а раз звиздобратия чернецов имеет такую пассивную защиту, то возможно и активную тоже - те самые генераторы молний или еще что похлеще. Похоже, план доставить по воздуху посмертие накрывается большим и начищенным медным тазом - ракету собьют на подлете и разрушения будут минимальны. Хотя и в этом смысл есть - уничтожить всю охранную магию и превратить замок в обычный каменный остов. А уж потом можно и более простыми средствами поработать. Ну или второе Посмертие активировать вслед за первым, второй удар явно сотрет эту каменюку до
основания.
        - Ну что, все увидели, что хотели? - Серж тихонько толкнул Тиру в бок.
        - Все, - прошептал ему Тира. - Если ты конечно не хочешь прогуляться поближе.
        - Не вижу в этом никакого смысла. Дальнейшая прогулка рискует превратиться в побоище, а мы не только не хотим их насторожить, да и втроем от нас против хрен знает скольких сотен обитателей этой норы толку мало. Затопчут.
        - Ну тогда отходим!
        Они уползли со своего наблюдательного пункта, скользя среди по-осеннему пожухлой травы. Затем дело пошло веселее - когда замок окончательно скрылся из виду, можно было уже встать в полный рост и шагать, не изображая из себя полозов.
        - А где наш спутник?
        - Не знаю, - Серж завертел головой. - Не видно пока, подождем. Он в курсе, что должен вернуться в срок, иначе мы уйдем без него.
        - Не надо без меня, - как привидение встал из травы обнаженный Миккурен, уже в человеческом облике. - Я уже здесь.
        - Ну и хорошо, - облегченно вздохнул Серж. - Тогда возвращаемся.
        - Возвращаемся, - согласился вампир, натягивая одежду.
        Глава 6
        Стриго упорно отказывался умирать, как и перекидываться в антропоморфную форму.
        - Бесполезно, - брат Кэмпи в раздражении швырнул на пол остывшую кочергу. С вампиром в таком виде можно было валандаться до потери пульса - чертовски быстрый метаболизм и, как следствие, частичная регенерация поврежденных тканей. Можно было запытать его до смерти, до тех пор, пока он не перестанет восстанавливаться и в этот момент уйдет за грань.
        - Может, все-таки влезем к нему в голову? - предложил молоденький брат Филми, которого уже тошнило от запаха горелой плоти, хотя он старался этого и не показать.
        - В такой его форме? - скептически хмыкнул Кэмпи. - Ну-ну, попробуй. Или на тот свет отправишься, или начнешь бегать по замку, задирая юбки служанкам и кусая стражников. Он сейчас в состоянии неразумного животного, у него в башке мешанина звериных инстинктов - жрать, трахаться и бежать. Поэтому с этими порождениями Скверны так тяжело работать.
        - Ну и что с ним будем делать?
        - А ничего, - Кэмпи скептически оглядел корчившегося на железном стуле вампира, звенящего цепями, пытаясь их порвать. - Только подарить ему милость на костре.
        - Брат Юлделин сказал, что дров больше не даст, - предупредил Филми. - На отступников не хватит, а впереди еще зима.
        - Вот жадная морда, - сплюнул на залитый кровью каменный пол пыточного подвала Кэмпи. - Ну что же, придется по старинке!
        Кэмпи поднял кочергу, и как следует размахнувшись, с криком «э-эх» опустил кочергу на голову вампира, снеся молодецким ударом полчерепа. Тело метаморфа забилось в судорогах, заливая кровью все вокруг, и затихло.
        - Да, жаль конечно, что тушку попортили. Ну и ладно, за ноги на замковой стене вывесим, - пробормотал себе под нос брат Кэмпи.
        Вампиры стали проблемой. Никто не знал, когда их гнезда здесь оказались, когда они поселились и жили среди людей. Жили, кстати, мирно, никого не трогали, занимались в основном скотоводством - вот и их пища, а мясо с этих ферм было отменным. Хотя если бы знали гурманы, кто поставлял это мясо, их бы немедленно вывернуло этими самыми деликатесами. Но наличие вампиров было одной из тайн Короны, которая была известна лишь немногим. В том числе и из Искореняющих. Король запрещал Ордену не то, что трогать стриго, но и посещать их земли под страхом строгого наказания - все-таки короли были выше Ордена и имели право как приказывать ему, так и карать в случае неповиновения. Ну ничего, скоро это изменится, подумал Кэмпи. Зунландия будет под властью Ордена, кто бы что об этом не думал, и другого исхода быть просто не могло. А вот эти чертовы стриго, поганые кровососы…
        Началось с того, что в частично уцелевших архивах Ордена нашлись обрывки записей об этом Секрете Короны. Ну а после захвата Римеро и основания, точнее, воссоздания здесь основной базы Ордена, Искореняющие решили наконец заняться любимым делом - побороться со Скверной. После проведения разведки по отдаленным хуторам Дикого Поля нашлись два поселения, населенных странными бледными черноволосыми людьми, неразговорчивыми и неприветливыми к чужакам. Но теперь на стороне Ордена была военная сила и полное отсутствие чьих бы то ни было запретов, это и привело к логическому концу. К концу вампирских поселений.
        Если уж так брать, то хорошо развитый вампир в поединке один на один - это машина для убийства, у обычного человека против него нет шансов. Но если против него выступает маг или стрелковый взвод, шансов нет уже у стриго. А когда вместе в совокупности и то, и то…
        Вот и сгорали в огне полыхающих изб и сараев самки и щенки стриго, проходя Очищение под жестом Святого Круга. А самцы стриго полыхали на кострах или проливали свою кровь на плахах - Скверна должна быть уничтожена полностью. Без остатка.
        Но как оказалось, вампиров они тронули зря - ранее нейтральные ко всем они оказались сильными противниками, горящими ненавистью и жаждой мести. Вампиры начали делать то, что должны были делать с эльфарами, но по какой-то причине, никто не знал какой, между двумя их расами конфликта не было, более того, эльфары обходили их стороной, даже не пытаясь по своему обычаю пограбить или захватить их поселения силой - проще говоря, вампиры начали партизанскую войну. И вот тут уже Ордену пришлось забеспокоиться. Карательные экспедиции на землю, на которой раньше жили мирные стриго, стали оканчиваться ничем - солдат и братию встречали покинутые дома, владельцев которых как ветром сдуло. Сначала люди обрадовались, что наконец-то порождения Тьмы исчезли, но потом…
        Приходила ночь, за ней утро. И каждое утро Орден и солдаты находили своих загрызенными или растерзанными в клочья, причем не имело значения, один солдат был или два десятка - проклятые упыри вырезали всех. Крестьян и мирных селян они не трогали, а вот за людьми в мундирах и рясах устроили настоящую охоту. Какая уж тут королевская власть на занятых территориях, когда старосту поутру найдут с оторванной головой или отгрызенными руками? Дураков из гражданских на места, связанные с властью, не находилось, жить хотели все. Вот и приходилось использовать власть военных - сводный отряд из солдат и братии при поддержке одного-двух боевых магов выезжал в намеченные места, творил там власть и правосудие, брал свой кровавый оброк и уезжал восвояси, чтобы успеть в пункт постоянной дислокации дотемна, пока дети Тьмы не выходили на охоту.
        Тому стриго, который сейчас окровавленным куском мяса украшал стул в пыточной, просто не повезло - переоценил свои силы, напал на двух братьев, оказавшихся по странному стечению обстоятельств боевыми магами Ордена, ну и соответственно за это поплатился, сперва свободой, а потом и жизнью. Кэмпи в раздражении сплюнул на пол - никак не удалось ни одного вампира взять живым в его человеческой ипостаси. Да и вообще живым - исключая очищенных тогда огнем в их деревнях гражданских, это первый самец, который попался не мертвым. Ну и что теперь сказать магистру Лекселе? Что опять вышел дохлый номер, в полном смысле дохлый? Что лучший заплечных дел дознаватель Ордена облажался?
        - Ладно. Позови неофитов, пусть здесь все уберут, - он раздраженно кивнул Филми. - Я к Его Святейшеству.
        - Слушаюсь, - склонился в поклоне Филми.
        А из паренька толк выйдет, подумал Кэмпи. Ни разу не блеванул, пока стриго обрабатывали, да еще и смотрел с интересом за работой мастера. Надо, надо воспитать себе достойную смену. А то здоровье уже не то, суставы побаливают, да и сердце иногда прихватывает, особенно когда грешник запирается и приходится работать руками. Да и замах уже не тот, не тот…
        Погруженный в подобные мысли брат Кэмпи не заметил, как поднялся наверх по каменной лестнице со стертыми за века ступенями, прошел широкими коридорами с высокими каменными сводами мимо спешащей по своим делам братии и очнулся от своих дум только тогда, когда оказался перед дверью кабинета магистра.
        - Войдите! - отозвались из-за двери на его робкий стук. Эх Лексела, Лексела… Забыл ты старые времена, ведь это я привел тебя в Орден, а теперь робко стучусь, как нашкодивший школяр, подумал брат Кэмпи, робко толкнув тяжелое дубовое сооружение, окованное железом, по недоразумению именуемое дверью.
        - Заходи, брат, - махнул рукой магистр, развалившийся в кожаном дутом кресле за письменным столом.
        Кэмпи осторожно прошел по ковру, устилавшему кабинет магистра, чувствуя подошвами мягких туфель упругость ворса.
        - Садись, - Лексела жестом показал на стул для посетителей. - Ну что? Получилось?
        - Нет, - устало махнул головой Кэмпи. - Пришлось прибить упыря.
        - Жаль, жаль… - разочарованно протянул Лексела. - Но я тебя не только по этому вопросу вызвал. Ты помнишь брата Бейама?
        - Как не помнить, конечно помню, - удивился Кэмпи.
        - Он надежен?
        - Безусловно, - твердо сказал Кэмпи. - Готов ручаться за него.
        - Ручаться, - отвлеченно сказал Лексела. - Не помнишь, что сказано в Писании про клятву? Про то, что это есть грех великий, ибо нет ничего принадлежащего тебе на этом свете, только душа твоя, на которую ты даешь зарок?
        Эк как вывернул, чертов умник, знаток писания, подумал Кэмпи. Но какого черта тебе надо от меня?
        - Я и не клянусь, - повел плечами Кэмпи.
        - Ладно, отставим в сторону философские диспуты, пусть этой хренью схоласты занимаются и исконно верующие придурки, - махнул рукой Лексела. - Ты знаешь, что с ним случилось?
        - Ну я только знаю, что он выполняет ваше особое поручение, - сказал Кэмпи.
        - Верно. А поручение было такое - пробраться на Гравию и осесть под видом обычного беженца. Затем переслать мне весточку, что готов к работе.
        - Понял, Ваше Святейшество.
        - Оставь титулы для посторонних, Кэмпи. Мы сейчас как в старые добрые времена, когда наставником молодого брата Лекселы был умудренный опытом брат Кэмпи.
        Ага, щаз, так я тебе и поверил, подумал Кэмпи. Взрастил своими руками такую гадину, что теперь не молодой брат Лексела гадит от страха по углам, а бывший наставник.
        - Так вот, я спрашиваю тебя, мог ли он переметнуться к гравийцам и начать работать на них?
        - Это маловероятно, просто исчезающе мало.
        - Ну значит его раскрыли, - задумчиво сказал Лексела. - И вот еще, ты ведь у меня как наставник младших братьев работаешь?
        - Да, Ваше Святейшество.
        - Мне нужен относительно молодой брат, хорошо подготовленный, уровень боевого мага, но глупый и фанатично преданный, верящий только в Священную Миссию ордена, а не в баб и вино, как большинство. И поддающийся промывке мозгов, чтобы я мог сделать его личным орудием. Есть кто на примете?
        - Есть пара кандидатур, - задумался Кэмпи.
        - Мне нужен только один, - напомнил магистр.
        - Тогда могу порекомендовать брата Бендиана.
        Рожу магистра можно было выставлять на рекламу крепкого уксуса, настолько его перекосило.
        - Этого больного ублюдка? Садиста и извращенца? Бывшего лундийского офицера, бывшего наемным убийцей? К тому же я что-то не заметил, что он верит в Священную Миссию, а уж про преданность вере…
        - Зато он по крайней мере верен, Ваше Святейшество, магическая клятва никуда не делась, к тому же учитывая его специализацию… Фанатиков веры у нас хватает, а вот наемных убийц его уровня по пальцам пересчитать.
        - Ладно, уговорил. Пусть поработает по специальности. Пришли его ко мне, у меня есть для него особое поручение.
        День у сержанта Элдини выдался через задницу. Сначала он проснулся с жуткой болью в черепе - вчерашняя попойка была знатной, крепкий солдатский ром, ящик которого сперли его шестерки Ашди и Феринас, духи бесплотные, давал охрененное похмелье. Сами-то душары были до отвращения бодрые, кто ж этим шестеркам наливать будет-то? Здесь четкая иерархия, прямо как на каторге Его Величества, половина в этот штрафной батальон прямиком оттуда попала, генерал мать его Крат постарался. Ну все одно лучше хоть штрафником, но живым - смерть от железа была еще как посмотреть, бабка надвое сказала, а вот смерть от ядовитых рудников была гарантирована через полгода. Два месяца кашляешь, потом харкаешь кровью, а потом - неизбежный конец в муках от того, что дышать тебе больше нечем, легкие ты выхаркал по кусочку.
        Элдини провел там всего месяц - повезло, началась эльфийская интервенция и всех, кто мог держать в руках что-либо потяжелее своего шершавого, а еще лучше умел этим самым размахивать, забрали в армию. Штафирок - в одни части, бывших вояк - в другие, а из проблемных и каторжан сколотили штрафные батальоны. Немного их осталось, ох как немного - сомнительная честь первыми ворваться на вражеские позиции под непрерывным огнем знаменитых эльфийских лучников и арбалетчиков предоставлялась именно им. А поскольку по военной науке при штурме укрепленных позиций противника должен был перевес три к одному… Но не в этом случае. Штрафников не жалели. На практике, как выяснилось, при самоубийственных атаках «в лоб» перевес должен быть куда как выше - и выходило, что на одного ушастого приходилось шесть, а то и семь убитых штурмовиков. Жестокая статистика войны - это генералам хорошо в уютных кабинетах сидеть и стрелочки на карте рисовать, им не идти в атаку. Поэтому и выживали самые жестокие, со звериной жестокостью и со звериной же интуицией на опасность. И те, кто выжил, становились одними из лучших и опасных
бойцов на свете.
        Элдини обладал всеми этими качествами. Тем более он знал, что назад ходу нет - как только он окажется за бортом, здравствуй кандалы и бессрочная каторга за убийство соседа, который слишком часто посматривал на жену, а потом попытался силой исполнить задуманное. Может быть, с рук и сошло бы, но тот был какой-то мелкий подвизала в мэрии, даже не чиновник, а так - подсосиновик. Ну это и сыграло свою роль, судья поспособствовал Элдини, и вместо танца на пеньковой веревке он попал на каторгу. Такое сочувствие было явной издевкой над осужденным - вместо моментального хруста шейных позвонков в петле его ждало долгое мучительное выкашливание легких на руднике. Смерть и так, и так, только второе - мучительнее. Но случилась война, и всех каторжан мигом перелицевали в солдат. Не сказать, что и это помогло - как уже упоминалось, потери штрафников были ужасающие, так что к концу войны из двух штрафных полков остался еле-еле то сводный батальон, пополнявшийся за счет бездарных воришек и прочей мелкой шелупони, призванной под ружье прямо из тюрьмы, но еще не понявшей, что армия - это не гражданка, твоей душой и
телом она распоряжается почище королевских судей. Так к нему попали Ашди и Феринас, над которыми он сразу взял покровительство, иначе Ашди со своей миловидной мордашкой и упругой попкой тотчас бы опустили где-нибудь за сараем. А так - никто не мог претендовать на его собственность, желающих связываться с Элдини не было. Зато теперь у него была пара собственных жуликов - помимо ловкого воришки Ашди был еще Феринас, тупой, но преданный бычара, которого можно было использовать как мясо на разборках.
        - Рому принеси, - сержант измученно посмотрел на преданно стоящего рядом со шконкой Ашди. Да, состояние отвратное, во рту как будто коты понасцыкали, причем стая была немаленькая.
        - Сей секунд, господин сержант! - Ашди метнулся во взводную кладовку, где и хранился заныканный ром. Полминуты - и вот уже вожделенная бутыль с мутноватой жидкостью маячила перед носом Элдини.
        - Да открой ты ее, долбогреб! - простонал мучимый головной болью сержант.
        Ашди ловко сбил сургуч с горлышка и пальцем выбил пробку. Элдини выхватил бутылку из его пальцев и приник к живительной обжигающей влаге, сделав два больших глотка. Фух, хорошо-то как… Головная боль начала понемногу отступать, сознание становилось ясным. Опохмел - первое дело, что бы там ни говорил полковой лекаришка с подозрительно синим от распухших вен носом, да тот сам явно бухает и по-крупному. Но естественно не в их компании - все-таки маг Жизни, офицер. Они там у себя не солдатский ром потребляют, а вина изысканные, да виски. Ну или на худой конец тот же очищенный зерновой спирт, который доктор регулярно покупал на казенные деньги, и который быстро испарялся - ну не хранится долго столь нежная субстанция. Тем более, в таком стремном месте. Доктор, не будучи осведомлен о каторжных талантах, сначала хранил спирт в железном ящике наподобие сейфа, с магическим замком - ну никак воришкам не открыть. Ну-ну. Открывать сейф никто и не стал, просто уронили его на бок, подставив противень и ведро. Полуведерная бутылка сказала «дзынь», и на следующее утро нескольких авторитетных сержантов батальона
мучал сушняк. Обошлось без последствий - в казармы каторжан офицеры входили, держа по взведенному пистолю в каждой руке, а скотина доктор, обиженный утренним абстяком и невозможностью его снять, устроил теперь сейф в полу, откуда его извлечь и открыть, не потревожив охранные плетения, было невозможно.
        Сержант задремал с бутылкой в руке. Сейчас можно было спокойно поспать до обеда, если опять уродцы в черных рясах не поднимут пару рот из батальона и не заставят топать жечь очередную деревню, принуждая крестьян не бунтовать, а беспрекословно исполнять приказы Его Высокопревосходительства генерала Крата - все-таки Дикое Поле - это Дикое Поле, тут совсем местные от рук отбились. А вечером - увольнение в город, можно будет посидеть и в кабаке за кружкой пива, самый лучший вариант выйти из запоя на некоторое время.
        …- А, да и имели мы этих уродов в рясах, они в них на баб похожи!
        - Подожди Гурно, осталось только их оприходовать!
        Под гогот пьяная компания из пяти сержантов и трех ветеранов-рядовых выкатилась из кабака «Уши эльфа», оправдывающего свое название - у кабатчика над стойкой были прибиты десять комплектов таких органов слуха, заостренных кверху, память о службе в штурмовом полку Крата - и свернула в переулок поссать и привести себя в порядок перед возвращением в казармы.
        - Чем и займемся, только вот…
        - Что «только вот»? - негромко спросила фигура в черном плаще Искореняющего, внезапно вынырнувшая из темноты переулка. Голос прозвучал как гром во внезапно нависшей тишине.
        - Вот сейчас и займемся, - сказал один из рядовых, и покрепче сжал квадратную бутылку из-под хорошего виски в руке, перехватив ее за горлышко.
        - Бей! - завопил сержант Кридо, стоявший рядом с Элдини, и кинулся по направлению к черной фигуре.
        Искореняющий повел себя странно - не утруждая себя магией, молниеносно обнажил два меча и встретил штрафников длинной серией ударов, безошибочно находившей горло, пах и животы противника. Элдини получил хороший рубящий удар в ногу, и теперь в веселье не участвовал, зажимая рану рукой и пытаясь остановить кровь. Впрочем, ему еще повезло. Рядом с ним плюхались куски отрубленного мяса, вот глухо стукнула о брусчатку чья-то отделенная от туловища голова, с противным шлепаньем падали тела. И - все затихло. Искореняющий ходил мимо лежащих тел, кое-где добивая подранков колющим ударом. Вот он остановился около Элдини, испытавшего животный ужас от ледяного спокойствия, исходившего от убийцы.
        - Рана неопасная, выживешь, - голос из-под капюшона казалось принадлежал самому дьяволу, глухой и без эмоций.
        Элдини пополз назад, опираясь на локти, к стене одного из домов проулка.
        - А вот насчет оприходовать - передай своим, что с ними будет также, - продолжил Искореняющий, поднеся конец клинка к промежности Элдини. Потом сделал неуловимое движение, и сержант заорал от ужаса и боли, хватаясь за окровавленный пах.
        - Мир тебе, - с усмешкой произнес Искореняющий, осенил воющего от боли и позора Элдини Святым Кругом и исчез в темном переулке.
        Одна из обозных телег Искореняющих возвращалась по безопасной дороге между маленьким занюханным городком и одним из лагерей Ордена. Городок вчера зачистили Орден вместе с армией, и теперь понемногу вывозили реквизированное имущество, нечего горожанам жировать. Особенно приверженцам и пособникам Скверны - как еще можно оценить отказ святым братьям на предложение поделиться провизией, отдав добровольно продуктовый склад во имя Богов? Да и спокойно все прошло - ну повесили пяток особо упертых для острастки, да пару домов с бунтовщиками внутри сожгли. Очищение священным огнем, все как заповедано в Писании.
        На телеге сидели трое братьев - все бывшие штафирки, пошедшие на служение к Ордену. Ну а что в конце-то концов, не всем же быть боевыми магами Ордена или служить в его военизированных отрядах, должен же кто-то и хлеб им возить, и реквизированное имущество вывозить. Боевой маг в обозе? Да не смешите. Зато Орден вместе с армией платили достаточно, с голоду не умрешь, не чета частному извозу. Поэтому обозники были вполне довольны собой, наслаждаясь свежим воздухом и видами природы. Солнышко светит, птички поют - красота, да и только.
        Это случилось внезапно - из того места, где дорога делала поворот, скрываясь за кронами пожелтевших, но еще не опавших деревьев, вышел человек, и жестом приказал вознице остановиться. Пришлось подчиниться незнакомцу, и не потому, что он держал арбалет, направленный вниз, а потому, что был одет в щегольскую офицерскую форму полка Зунландского Его Величества Королевского Кавалерийского полка - лаковые ботфорты, белые лосины, шитый золотом и позументами бордово-красный камзол и пренепременный кивер с большим плюмажем
        - Это что еще за хрен с горы? - вполголоса спросил один из возниц. - Че это он так вырядился, как на блядки?
        - Тише ты, - одернул его возница, успевший послужить королю лет так двадцать назад. - Это гвардейцы Крата. Следи за языком, хлопот потом не оберешься.
        Офицер со скучающим видом, вразвалочку, неспешной походкой подошел к возу.
        - Че везем, быдло?
        - Имущество Ордена, Ваше Благородие.
        - Какое я тебе благородие, животное, я Высокородие! Давно по сивой морде не получал?
        - Никак нет!
        - Ну тогда пошли вон из телеги, я ее реквизирую.
        - Никак невозможно, Ваше Высокородие! Это имущество Ордена Искореняющих!
        - Вертел я ваших Искореняющих на бую. Э, а ты куда полез?
        Щелчок - и было потянувшийся к арбалету, лежащему на телеге задний сопровождающий завыл, пытаясь удержать левой рукой перебитую правую.
        - Ах, так? - офицер полуобернулся к деревьям и махнул рукой.
        Возница окаменел от изумления и страха. Из-за деревьев вышли полтора десятка человек в той же форме, только победнее, явно солдаты того же полка, вооруженные до зубов.
        - Просить не буду, - офицер спокойно повесил разряженный арбалет за спину, и начал вынимать клинок сабли из ножен.
        Двое уцелевших незадачливых братьев, приподняв рясы, припустили как ужаленные - Орден Орденом, но он далеко, а вот сабля офицера близко. Один из них оглянулся как раз в тот момент, когда сабля офицера отделила голову незадачливого сопровождающего от тела.
        - Уходим, - офицер подхватил лошадь под уздцы.
        - Что дальше делаем?
        - Да ничего такого, - офицер смерил взглядом воз с барахлом, накрытым рогожей. - Возьмем, что нам нужно, остальное закопаем. Да, форму сохраните, но хорошо спрячьте. Она нам еще понадобится.
        - Есть, Ваше Скородь! - во все шестьдесят четыре зуба улыбнулся веселый чернявый парень.
        - Вот сейчас дам тебе в рожу, Нумат. Я ведь действительно был бригадиром, - неодобрительно покачал головой офицер. - И то, что мы теперь в Сопротивлении не дает тебе право изгаляться над армией.
        - Виноват, исправлюсь!
        - Вот и исправляйся. Вы с Лади займетесь телегой и грузом, а мы разбегаемся.
        - Есть!
        - Ну вот и хорошо, что есть. Работаем!
        Крат был в бешенстве. По всему Дикому Полю и оставшейся части Зунландии прокатилась волна стычек между армией и Орденом. Причем жертвы были с обеих сторон. Ну тут уже понятно, чьих рук дело - если Искореняющие были все в одних и тех же рясах, то армейцы - разные части, как строевые, так и канувшие в лету, в том числе и расформированные, и погибшие всем личным составом. Причем, обязательно оставлявшие в живых свидетелей столь странных нападений, словно бы показывающих - это на солдат напали Искореняющие, а это наоборот. И все работало на неизбежный раскол. Проклятый Серж! Понятно, что ему совсем невыгоден союз между Орденом и армией, от того и все попытки вбить клин между союзниками, и, надо сказать, довольно удачные. Даже если сейчас оба руководства, понимая, что происходит, успокаивали своих людей - осадок-то останется. Хорошо, что он в Арзуне, не в Диком Поле…
        За окном что-то сверкнуло, послышался взрыв и на пол полетели острые сабельные обломки оконных стекол. Генерал по привычке рухнул навзничь на месте, больно приложившись об пол - от серьезного ушиба спас только ковер.
        Дверь распахнулась, влетел адъютант.
        - Ваше Высокопревосходительство, вы целы?
        - Да цел я, цел, - Крат уперся одной рукой в пол, за другую позволил потянуть пытавшемуся ему помочь адъютанту. - Что за херня тут творится?
        Адъютант подскочил к окну и вслушался в многоголосый хор паники под окнами. Такое впечатление, что орали все, находившиеся сейчас в доме.
        - Похоже, кто-то запустил файрбол в окно, защита сработала.
        Вот так вот. Уже в собственном доме нельзя чувствовать себя в безопасности. Хотя вообще-то сейчас он был именно в безопасности, это было только недвусмысленное предупреждение. Если бы подполье или Серж хотели его ликвидировать, он был бы уже мертв, памятуя работу их диверсантов. Но пора перебираться обратно в штаб, к удобствам он неприхотлив. Зато там просто так к нему не подберешься. Или подберешься? Как-то проверять на себе особо не хотелось.
        Ана проверяла входящие донесения из Зунландии. Все проходило как по маслу, сплюнуть, чтобы не сглазить. Причем самое интересное, что жертв со стороны подполья-то и не было, совсем, что не могло не удивлять. Зато урон, нанесенный обеим сторонам, помимо морального, весьма ощутимый. Ряженые «братья» и «солдаты» из подполья уже готовы были сорваться на самоубийственное восстание, нервы у многих за время, начавшееся эльфарской оккупацией и продолжающееся до сих пор внутренним террором, не стали железными, наоборот истончились до предела. Она их понимала, как никто другой, поскольку занималась этим не первый год. Ну что же, подполье - это не призвание, а тоже профессия, со своей разведкой, контрразведкой, боевыми группами и обеспечением, словом еще одна спецслужба, только поддерживаемая другим государством. Хождение по лезвию ножа каждый день не способствует душевному здоровью, и многих, которые были готовы сорваться, переправляли тайными путями на Гравию - не хватало еще терять идейных и подкованных бойцов, которые уже имели большой опыт и вражескую кровь на руках, пусть либо отдохнут и придут в себя,
либо пополнят личный состав штурмовых полков. Вместо них засылались другие, тоже понюхавшие пороху, под чужой личиной, чтобы в случае чего можно было провести силовую акцию. Вот и Крату показали, что он тоже смертен - боевой маг из Арзунского подполья весьма успешно напугал генерала до мокрых подштанников. А поскольку с подпольем по идее должна была бороться Стража, имеющая только полицейские функции, и Тайная Стража, обескровленная и управляемая Мердозом, за их сеть можно было быть спокойной.
        Прочитав отчеты, Ана задумалась, затем достала из толстого сейфа увесистую папку с документами. Пора производить ротацию и засылать новых полевых агентов в Зунландию. Только вот теперь, на этом этапе, уже нужны будут не боевики, которые весьма успешно поработали на стравливании черных с армией, этих можно пока вывести на время - все равно это больше не сработает, Крат не дурак и наверняка разгадал их замысел. Теперь пойдут специалисты по наблюдению и контрнаблюдению, обладающие больше навыками, присущими ворам - от скрытного проникновения до взлома и обысков. Сейчас пора заняться прикладной социологией, нужна информация и оценка состояния армии и общества. Насколько они недовольны властью, Кратом и Орденом. А потом уже на основе этих данных можно будет планировать дальнейшие действия, в том числе и силовые. Ана вздохнула, и, открыв папку, принялась ставить галочки напротив имен в просматриваемых ей списках, отмечая потенциальных кандидатов первой очереди…
        Глава 7
        Его Превосходительство генерал Тейесен был вынужден «наслаждаться» зрелищем в первом ряду, ошую от Крата - тот высоко ценил своего начальника генерального штаба, в иерархии он был под номером два после главнокомандующего. Только вот тому совсем не нравилось, это даже мягко сказать, то, что творилось на помосте, поставленном на плацу. А творилась там публичная казнь. Причем казнь его солдат Искореняющими.
        Приговоренных было трое - рядовой, сержант и уоррент, чья вина состояла лишь в том, что они по пьяни распустили язык в своей среде, что мол братия много себе позволяет и не пора бы начистить им рыло. Раньше бы это даже пропустили мимо ушей не заметив, но теперь, когда во всех частях была введена должность заместителя командира по Святой части, подобные разговоры стали считаться крамолой и караться различными видами наказаний. Видимо, требовалась показательная расправа, поэтому вместо батогов или каторжных работ военных обвинили в измене и приговорили к публичной казни на плацу перед личным составом восьмого пехотного полка.
        Тейесен покосился на Крата. Тот был абсолютно спокоен, словно сейчас на помосте ему покажут представление со скоморохами и дрессированными медведями. Покажут, еще как покажут. А вот на роже брата Ариреса, сидевшего одесную от Крата как его заместитель, была написана радость, как у мальчика, которому дали леденец. Как же это Крат согласился работать вместе с Орденом, и более того, докатился до насаждения братии в войска в качестве духовных пастырей? Видимо, от того, что они были одного поля ягоды - Крат был патологически жесток, как и Орден. Тейесен излишнего насилия не любил, поэтому терпел, стиснув зубы, выходки Крата вроде горящих деревень и повешенных крестьян. Но когда Крат в отсутствие других жертв начал бороться с заговорами внутри армии, а после этого спелся с Искореняющими, бравшими свою кровавую жатву, терпение превратилось в ненависть. К Крату и Ордену, точнее даже больше к генералу, потому что он привел эту скверну борцов со Скверной на землю Зунландии. Сейчас на помосте готовились к мучительной казни его солдаты, те, с которыми они воевали бок о бок с эльфами и гномами, те, которые
честно дрались за свободу королевства. И Тейсен ничего, совсем ничего не мог сделать. Это когда-то он был командиром полка, а сейчас - штабист, пусть и генерал, все, что в его распоряжении это горстка штабных офицеров. Странное ощущение - вроде и занимать высокую должность, но власти не иметь. Пока не иметь. Он и не замышлял ничего против Крата, не пытался плести интриги и заговоры, поэтому видимо и остался вне подозрений и не попал в кровавый водоворот сначала Мердоза, а теперь Ордена. Но с каждым разом Тейесен чувствовал, как его лояльность к Крату становится все меньше, пока не исчезла совсем.
        Тем временем действо на помосте началось. На помост вышел один из братьев, скинул с головы капюшон, взял в руки лист бумаги и начал зачитывать обвинения для всех троих. Государственная измена, заговор, святотатство, умножение Скверны - что только не вменялось трем несчастным… Крат молча сидел со спокойным видом, а урод Арирес радостно кивал после оглашения каждого пункта обвинения. Наконец глашатай закончил обвинения, и зачитал приговор - Очищение священным огнем для одного и обеление души в Адском Котле для двоих.
        Тейесена передернуло. Тем временем избитых до полусмерти окровавленных солдат вытащили на помост, на котором уже кипел котел с маслом, а также находилось приспособление с блоком и воротом для постепенного опускания приговоренного вниз.
        Генерал закрыл глаза. Он не мог видеть мучения своих людей. Тем более, судя по душераздирающим воплям братия как можно более медленно опускала приговоренного, чтобы тот изведал побольше мучений. Второй казненный кричал меньше - или потерял сознание от болевого шока, или не выдержало сердце.
        - Спите, генерал? - ткнул его локтем в бок Крат. - Вы так все самое интересное пропустите.
        Тейесен проморгался, делая вид, что проснулся, и начал смотреть дальше. Действие переместилось вбок от помоста, там уже стоял привязанный к вкопанному столбу обнаженный окровавленный человек, у ног которого были сложены дрова. Один из братьев подошел к нему, осенил Святым Кругом, и, вылив на дрова кувшин светильного масла, поднес к ним факел.
        Жарко занялось пламя, забился в предсмертных муках человек, оглашая плац звериными криками, потом все стихло, и факел костра догорел уже в тишине, унося в небесную синь душу несчастного.
        - Вот так будет со всеми врагами Ордена! - громко хохотнул Арирас, стукнув по одной ладони сжатой в кулак другой.
        Тейесен задержал дыхание, пытаясь погасить ледяную ярость, чтобы прямо здесь не вцепиться в горло святоше. Маньяки-убийцы просто какие-то. Убиваете и наслаждаетесь этим. Да, допустить такую оплошность, как союз с Орденом…
        - Куда, вы сейчас, генерал?
        - Да, наверное, домой, Ваше Высокопревосходительство. Стар я уже стал, после таких увеселений надо отдохнуть, - Тейесен поднялся со скамьи.
        - Да, что-то вы плоховато выглядите. Идите, - махнул рукой Крат. - Если понадобитесь, я вас вызову.
        - Спасибо, Ваше Высокопревосходительство!
        Оказавшись дома, генерал первым делом опрокинул стакан виски. От зрелища, увиденного сегодня, его до сих пор трясло. Приказав адъютанту никого к нему не пускать, а слугам - не беспокоить, он закрылся в своем кабинете и бессильно опустился в кресло.
        Он не заметил, как задремал. А вот пробуждение было странным.
        - Проснулись, генерал? - его разбудили мягкие звуки женского голоса.
        - Кто здесь? - спросонья Тейесен пытался нашарить рукоять меча, чьи ножны лежали обычно около кресла.
        - Это ищете? - незнакомка, с ног до головы закутанная в плащ, держа в руках ножны с мечом рукой в атласной перчатке взялась за рукоять, выдвинула немного клинок и со щелчком загнала его обратно. - Он вам не понадобится. Я пришла поговорить.
        - Кто вы? - спросил генерал.
        - Это совершенно неважно. Важнее всего - кто вы, Ваше Превосходительство.
        - Майтир! - крикнул генерал, вызывая дворецкого.
        - Никто не придет, господин генерал, - усмехнулась женщина. - Сейчас уже поздний вечер, почти ночь. Все они устали и спят.
        Незнакомка отдернула штору, и изящным жестом показала на окно, в котором была темнота.
        - Вечным сном? Вы их убили?
        - Нет, просто спят. Небольшая магия, господин генерал.
        - Да кто вы, черт вас возьми? И что вы хотите?
        - Кто я? Зунландка. Коренная зунландка из старого рода. А ответ на второй вопрос зависит от вашего. Вам понравилось сегодняшнее зрелище?
        - Какое ваше дело?
        - Ответа я не требую. Я не провокатор Мердоза или Крата, - усмехнулась женщина. - И не наемный убийца, иначе вы были бы уже мертвы. Просто задумайтесь, кому вы служите - Зунландии или кучке маньяков, волею случая оказавшихся на вершине. И готовы ли вы, когда этих маньяков отправят за грань, повести за собой тех, кто восстановит былое величие королевства. А чтобы вы не сомневались, вот вам письмо. Прочитайте его на досуге.
        Незнакомка передала конверт, слабо мигнувший синей магической печатью, генералу.
        - Да, и рекомендую завтра доложить Крату, что у вас сегодня были гости, наверняка кто-то из прислуги является его агентом и поднимет тревогу. А вот что вы ему скажете при этом - думайте сами. Спокойной ночи, генерал, - женщина сделала пасс рукой, и Тейесен, снова спящий, обмяк в кресле.
        … Тейесен проснулся рано утром все в том же своем кресле. Сладко потянулся, разминая старые кости, и… Вдруг вспомнил все, что было вчера вечером. Разумеется, можно было списать это на плохой сон или ночной кошмар, но этому мешало письмо, которое до сих пор было зажато в его руке. Генерал распечатал конверт, и углубился в чтение, а прочитав, крепко задумался. Вот как… Он хорошо знал того, кто его написал. Более того, когда-то он служил под его командованием и хотя близким другом не был - какая может быть дружба между тогдашними капитаном и генералом - он уважал его как командира и порядочного человека. Резон и в словах незнакомки и в письме был - Зунландия катилась в пропасть стараниями Крата и его подручных, когда власть полностью перейдет в их руки, страна захлебнется в крови. Но с другой стороны, Анер писал ему, что состоит на службе королевства Гравии, бывшей провинции, считавшейся мятежной и не признанной пока никем. А вот напоминание о присяге Азариусу его зацепило. Как и то, что Гравия считает себя преемницей пока еще не восстановленной Зунландии и считает своей целью реставрацию ее монархии
и объединение их под властью пусть и непрямых наследников короля. Тейсен знал о Гравии достаточно, как-никак через его руки проходила вся полученная развединформация. Хороший ход - объявить себя наследниками королевства. Насчет престола - это конечно зря, любая помощь мятежной провинции будет считаться государственной изменой и поддержкой сепаратистов, армия за ними вряд ли пойдет. Но это «вряд ли» скоро может превратиться в «точно», вчерашнее представление на плацу отвернет от Крата многих - казнить своих солдат по наветам и руками чернорясых безнаказанно не позволено никому. А возрождение былой, прежней Зунландии не с помощью завоевателей, а с помощью таких же бывших подданных Азариуса вполне возможно, но опять же, они по закону королевства сепаратисты, даже если они выполняли волю усопшего монарха. А значит… Да черт его знает, что это значит. Претило ему это, но не настолько, чтобы бежать к Крату и каяться. Максимум, на что могут рассчитывать гравийцы и их лидеры - на нейтралитет и дружеские отношения, если уж объявили себя независимыми - ешьте это дерьмо полной ложкой. Что делать? Да ничего пока
не делать. Позиции его самого четко обозначены - другие расы и чернорясые - враги, гравийцы - нейтралы, от которых можно принять помощь, но пусть на трон не рассчитывают. На этом генерал себя успокоил, по крайней мере настолько, что его рука не дрожала, когда он поднес письмо к неровному пламени оплывшей свечи. Пусть пока все идет своим чередом, подумал он. Сейчас главное - не дергаться и не спешить. Ну а информацию из письма он принял к сведению, и в случае чего знает, на что и кого рассчитывать.
        - Что скажешь, Ана?
        Они сидели в кабинете Сержа. Очередное заседание кабинета, только на этот раз посвященное не внутренним гравийским делам, а ситуации в Зунландии.
        - По тем данным, которые мы смогли собрать, ситуация там ухудшается. Орден захватывает все большие позиции, проникая не только в гражданскую власть, но и захватывая власть военную. У народа мнение конечно отрицательное - теперь приходится подчиняться еще и черным, которые любят насилие и не гнушаются его применить. В армии ситуация на грани взрыва, после того как черные стали вторыми командирами в войсках.
        - Все повторяется, - хмыкнул Серж. - Комиссары в пыльных шлемах…
        Все непонимающе уставились на него.
        - Да это я так, вспомнил кое-что, - пояснил Серж. - Извините, графиня. Продолжайте.
        - Помимо этого, Орден насаждает религию Всех Богов - именно не восстанавливает, а насаждает. Все то, с чем когда-то боролась бывшая правящая династия.
        - Ну это они зря, - хмыкнул Серж. - Такое обычно не проходит даром. Крат рано или поздно столкнется с ситуацией, когда власть Ордена поставит под угрозу само существование государства.
        - Пока так и получается, - продолжила Ана. - Сколько эта ситуация продлится и чем она разрешится, никто не знает.
        - Ну это надо агентуру спрашивать. Все равно тут палка о двух концах, есть такое понятие «революционная ситуация», и попасть нужно в нее очень точно. Чуть раньше - массовки не будет и бунт задавят, затопят кровью, чуть позже - рванет так, что все будут против всех и опять же крови будет немеряно. Поэтому продолжаем вести подрывную работу. Сработал наш фокус связать котов хвостами.
        - С подставными ряжеными? Еще как, - довольно усмехнулась Ана. - Теперь черные с армейцами на ножах, а после репрессий черных отношение к Ордену в армии будет соответствующее.
        - Пока Крат не перестанет гасить конфликт и сдавать своих для готовки во фритюре, или пока армия не решит просушить своего верховного на дереве, плюнув на святош и вместе с ними.
        - Да, - поморщилась Ана. - Ави как раз, доставляя послание Тейесену, попала на подобный праздник жизни. Зрелище мерзкое. Как могут терпеть подобное солдаты, не понимаю.
        - Муштра, девочка, - подал голос Анер. - Муштра и страх наказания.
        - Все равно для меня это дико.
        - Ладно, - махнул рукой Серж. - Более или менее понятно. А вот как зунландцы относятся к Гравии?
        - По-разному, милорд. Зависть, пренебрежение, настороженность. Зависть вызвана тщательно распускаемыми нами слухами, хотя в принципе это и не слухи, о раздаче земли, помощи нуждающимся, свободах жить, как хочется.
        - Ну насчет как хочется, это конечно преувеличено, - хмыкнул Серж. - Демократии - было такое сатанинское понятие - здесь не будет. Но в принципе правильно. Нужно вести пропаганду нашего образа жизни, не жалея красок. Надо наших пропагандонов из борзописцев заставить написать буклет, пусть содержание отрабатывают.
        - Буклет? - наморщила лоб Ана.
        - Ну краткий такой рекламный материал. А, ладно, сам изобрету. Типография у нас есть, пусть немного постараются, а подполье распространит среди доверенных лиц.
        Серж сделал себе пометку. В самом деле, один бумажный лист, пусть и из самой дешевой газетной бумаги, сложенный втрое гармошкой и с печатью с двух сторон. Пойдет вдобавок к тем листовкам, которые печатают для Зунландии, и которые господа подпольщики клеят на стены или подкладывают на пороги домов. Хорошо, хоть пара поэтов нашлась - разумеется их лирические вирши никому были нахрен не нужны, поэтому господа рифмоплеты трудились на благо короны в подразделении пропаганды. Патриотические вирши про борьбу с ушастыми времен оккупации сменились на фривольные стишки и песенки про чернорясых - а что запоминается и передается на этом уровне развития общества лучше куплетов? Понятно, что братия от этой ветви поэзии была в бешенстве, и приказала всех пойманных пропускать через котел, но устное якобы «народное» творчество не задушишь и не убьешь. Серж не удивился бы тому, что некоторые генералы Крата мурлыкают эти куплетики про себя - уж очень хорошо нецензурные вирши запоминались, как и вся мусорная низкопробная реклама.
        - Так, зависть - это с одной стороны хорошо, с другой плохо. Где есть завистники, там и стукачи согласно человеческой природе. А пренебрежение-то откуда взялось? - спросил Серж.
        - Ну как же, бывшая колония все-таки, не метрополия.
        - Это опять от зависти, - махнул рукой Серж. - Голытьба завидует тем, кто в свое время накопил достаточно средств на переход через портал. В отличие от моего мира колонии тут населялись не ссыльными и преступниками, и попасть на Гравию в то время не мог позволить себе каждый желающий.
        - Ну в общем, да, - согласилась Ана. - Да и не все хотели. Мятежный дух фронтира сидит не во всех. Проще хрен в землю вбить и сидеть там же, где столетиями сидели твои предки, в богатом и процветающем королевстве, зато гарантированная нищета обеспечена и никакого риска, сиди себе и умножай навозную кучу.
        - И никто не думал, что по нему прокатится такой каток войны. Арзун же раньше не падал?
        - Не знаю, не интересовалась как-то специально историей. Насколько я помню - нет, - пожала плечами Ана. - Я тоже предпочитала жить в метрополии, но у меня на это были свои причины. Я всегда была при делах короны.
        - Ну вот, видишь. Ну а что насчет настороженности?
        - Никто не знает, что от нас можно ожидать. Мы бывшая колония, по их примитивным меркам - сепаратисты. А вдруг мы захватим Зунландию так же, как до этого ушастые? И начнем себя вести, как все завоеватели?
        - Эх, хорошо было бы, - мечтательно сказал Серж. - Но…
        - Вот именно, милорд. Одно маленькое «но».
        - Нас не потерпят на троне Зунландии или в качестве метрополии как бы нам этого не хотелось, - констатировал Серж. - Пока во вяком случае.
        - Именно. Точнее потом-то все равно они не будут самостоятельными, как ты сказал, все делается с помощью экономики и уровня жизни, но для начала за нами никто не пойдет. Скажут - спасибо за помощь, и до свидания, мы уж тут сами управимся.
        - Вот и хорошо, - сказал Серж. - Все решит экономика. Куда они ломанутся за деньгами и жратвой? К эльфарам или гномам, своим врагам? Или к голожопым одичавшим оркам? К нам они пойдут, к нам. А когда Зунландия будет наша, усилим миграцию, опутаем кредитами, окажем небезвозмездную помощь… В общем, не пройдет и десятка лет, как она станет нашей провинцией либо номинально, либо формально, что желательней. Дело времени и голода. Да, кстати, господин премьер-министр, я полагаю у нас ведется учет беженцев, откуда они прибыли?
        - Конечно, милорд.
        - Миледи, поручаю вам с Донови еще одну идеологическую диверсию. Дело в том, что нам надо завоевывать дешевую популярность в широких народных массах. Поэтому, если кто-то хочет написать своим родственникам, оставшимся в Зунландии про хорошую жизнь тут, мы доставим весточку адресатам. Вы выберете города, где это возможно сделать без риска для подполья, Донови подберет по этим городам список возможных кандидатур, герцог Ферлаг их проверит, ну и соответственно отцензурированные и положительные для нас письма пойдут через нашу сеть по назначению.
        - Да, это будет неплохо, - согласился Тира. - Только надо готовить это загодя.
        - Ну вот и займетесь.
        - И не только подполье, - вмешался Филлерик. - Флот тоже может помочь, по крайней мере рыбаки наши и зунландские, насколько мне известно, пока избавлены от контроля чернорясых, а власть Крата в северных портах чисто номинальная, за исключением военно-морского флота.
        - Почему бы и нет? Согласуете с Донови еще один список. По крайней мере не помешает. Передача в море исключит любой контроль, ну вы лучше знаете, что и как делать, не мне вас учить. Что скажете, господин Делан?
        - Согласен, - сказал старый моряк. - Организуем. Хоть дальше северных портов это и не пройдет в силу изоляции и контроля за порталами братии, но на Севере рванет неплохо.
        - Ладно, это все мелочи, потом профессионально обсудите. Из доклада Аны вытекает, что нас в Зунландии не ждут, горя в экстазе, и к управлению не допустят. Ну вы поняли, на что я намекаю? - сказал Тира.
        - Поняли, поняли, - вздохнул Серж. - Нужна дежурная жо… в смысле, подставное лицо на Зунландском троне. Причем лицо из знатных родов, желательно из бывших правящих династий. Азариус официально не оставил потомков, династия Троган прервалась на нем. Тайреллы были замешаны в мятеже, живых не осталось, да и сажать таких на трон - себе дороже. А кого еще - не знаю я хорошо историю зунландских королей, знаете - предлагайте.
        - Бастарды подойдут? - спросил Тира.
        - Чьи?
        - Династии Троган естественно.
        - Азариус что, был настолько плодовит?
        - Ну он был тот еще блядун по молодости. Они все публичные дома Арзуна втроем с Сайлером и Лигусом во времена своей лейтенантской молодости перетрахали и по чужим койкам поскакали порядочно, - сказал Тира.
        - И вам, гоподин канцлер, доводилось свечку держать? - с усмешкой сказал Серж.
        - Нет. Только слышал я о таком подсвечнике.
        - Да ну? Это уже интересно.
        - Миледи, насколько хорошо у вас работает агентура в Тремине? - спросил Тира у Аны.
        - Ну, насколько мне известно, неплохо.
        - Ну и хорошо. Дело обстоит так…
        - Теперь куда? - Серж споткнулся о выщербленный камень мостовой. Такое впечатление, что эта мостовая помнила еще Древних, настолько неровной и убитой она была.
        - Насколько мне сказали, теперь направо, - Тира прикинул в уме направление движения.
        В Тремин они как всегда прибыли под чужой личиной, подставив адрес другого портала и ночью вышли на дело. Тремин был зачуханный мало кому интересный провинциальный город на северо-востоке Зунландии, не затронутый нашествием и войной, мелкий и старомодно-патриархальный. Узкие улочки, старые местами залатанные каменные дома - все здесь дышало тысячелетней историей. Городишко как городишко, только очень уж архаичный.
        Серж с Тирой повернули между домами, по небольшому скорее даже переулку, чем улице - на ней могли разойтись два пешехода, и то с трудом. Планировка кварталов была спонтанной и на гужевой и другой транспорт не рассчитанной.
        - Здесь, - Тира посмотрел на заднюю стену дома, с выщербленными местами и потемневшими от времени кирпичами.
        - Как войдем? - спросил Серж.
        - По-тихому. Ты маг или кто?
        - Понял, - Серж сплел сонное плетение и бросил его перед собой и по сторонам.
        Небольшой двухэтажный дом, снаружи совершенно запущенный, был книжной лавкой, которую держал старый уже подслеповатый хозяин, некий Гарели, который на самом деле в прошлой жизни когда-то был придворным библиографом при королевском дворе. Но неизбежные интриги завистников за это теплое место, почетная отставка, и - бегство из столицы, хранитель дворцовых тайн прекрасно понимал всю опасность своего опального положения, некоторые тайны лучше хранятся при отсутствии свидетелей. И библиографов с высокой степенью допуска тоже.
        Искали его долго и все заинтересованные в его молчании лица - все-таки такой носитель информации - а нашел Сайлер незадолго до переворота. Ну старый гриб из двух зол предпочел дать магическую клятву Сайлеру вместо неизбежного несчастного случая, Сайлер не хотел уничтожать такой кладезь информации, тем более зачастую компрометирующей многих и многих персон, на которых он имел планы
        - Пошли, - Серж скользнул к задней двери дома. Приложил ладонь к замку потемневшей от времени дубовой двери, сосредоточится, подцепил язычки плетением Длинной Руки и услышал, как со скрежетом провернулся проржавевший засов. Черт, как громко-то вышло! А несмазанные петли как тогда взвоют?
        Серж наложил полог тишины на дверь, и бесшумно, с большим усилием отвалил тяжелую деревяшку. Они с Тирой тихо вошли в старомодную маленькую кухню, миновали ее и вошли в гостиную на первом этаже.
        - Здесь его нет, - констатировал Тира.
        - А в самой лавке?
        Серж открыл дверь, ведущую в лавку. Ого, а лавка была немаленькая! Сотни томов притулились на полках, с золотым тиснением корешков и без обложек вообще, затрепанные и нет, разложенные по определенному хозяином и ведомом только ему порядку. Тира прошел по темному залу, походил между книжными полками, разглядывая стены и пол в магические очки.
        - Чисто.
        - Значит, наверх!
        Они с Тирой ступили на старую рассохшуюся лестницу, ведущую на второй этаж.
        - Подожди, - Серж опять бросил Полог Тишины. - Можно!
        Слава богу, теперь скрипучие по идее ступени лишь бесшумно поддавались под подошвами сапог. Они поднялись на второй этаж, Тира молча указал на дверь. Серж осторожно приоткрыл ее и заглянул в щель.
        Точно, Тира не ошибся. На большой кровати спал ветхий старичок, с кожей, покрытой старческими пигментными пятнами. Серж подошел к нему и приложил два пальца к морщинистой дряблой коже шеи - пульс был. Они переглянулись с Тирой, тот кивнул, и осмотрел крепко запертые на ночь ставни на окнах.
        - Буди его.
        Серж пустил плетение.
        - Что? Где? Кто вы? - заполошно, как разбуженный петух закудахтал старик.
        - Тихо! - Тира приложил палец к губам. - Мы пришли поговорить.
        Он сунул старику под нос королевский жетон, тот при виде бляхи лишь вздрогнул всем телом.
        - Узнаешь меня, старик?
        - Н-нет. Мы знакомы?
        - Достаточно того, что я с тобой знаком, но мы и раньше виделись во дворце, лет так тридцать назад.
        - А-а, барон как вас там не помню… - а память старика видимо еще не подводила. У Сержа отлегло с души - маразматик был бы им бесполезен.
        - И не надо. Нам нужна ваша помощь.
        - И поэтому вы пришли аки тать в ночи?
        - А вы предпочитаете, чтобы сюда пришла Тайная Стража нынешней власти или чернорясые? Сколько вы после этого проживете?
        - Я стар, - попытался выкатить грудь старик, сидя на кровати. Это выглядело довольно комично. - И не боюсь смерти, она все равно скоро придет за мной.
        - Ну а как же, - согласился Серж. - Конечно придет. Только вот она может прийти преждевременно, а умирать вы будете долго. И закончите либо на костре, либо в кипящем масле вместо тихого инсульта в своей постели. Нравится такая перспектива?
        Судя по гримасе старика, это его явно не прельщало.
        - Что вы хотите?
        - Некоторые сведения, которые можете дать только вы.
        - И дальше?
        - А дальше - то, что хотите уже вы. Мы можем переправить вас на Гравию, дать вам возможность жить спокойно, не боясь за свою шкуру и не скрываясь, как беглец, как это делали вы последние три десятка лет. Можем даже немного продлить ваши года - у нас есть хорошие маги жизни.
        - И вам нужен я и мой архив? - ехидно спросил старикашка.
        - Да, - честно ответил Серж. - Именно в такой последовательности.
        - Ой, не смешите меня, - хихикнул старик. - Верить кому-то? Да завтра вы меня закопаете, получив архив, а этот так называемый ваш король сепаратистов умоет руки, и скажет, что так получилось.
        - Не скажу, - сказал Серж. - Я даю вам свое королевское слово, что вы будете в безопасности и на свободе, а остальное - все что пожелаете в разумных пределах.
        Немая сцена. Старикашка аж дышать перестал, выпучив глаза, Серж уж начал бояться, что того хватит святой Кондратий.
        - Вы? - наконец выдохнул Гарели. - Король? Гравии? Здесь?
        - Да, - просто ответил Серж. - Я здесь собственной персоной вместе с канцлером Гравии герцогом Ферлагом. Вас это устроит?
        Тот лишь молча кивнул.
        - Документов у нас естественно нет, только вот королевские жетоны, - продемонстрировал Серж мигнувший красным огоньком камень на бляхе. - Я знаю, что вы не большой поклонник Азариуса, вы были вынуждены бежать и скрываться во время его правления. Если не хотите так жить дальше и хотите принести пользу себе и сепаратистам, как вы нас называете, то у нас с вами будет плодотворное сотрудничество.
        - Я так понимаю, что отказа вы не примете? - полуутведительно сказал Гарели.
        - Да. Сами понимаете, ни вы, ни архив не должны попасть в руки врага, будь то Крат, или Искореняющие, - пожал плечами Серж. - Я с вами честен.
        - Что же, весьма убедительно, - вздохнул старик. - Ладно, я вам помогу.
        Старик повернулся, свесил ноги с постели.
        - Я полагаю, вы вытерпите зрелище меня в ночной рубашке, Ваше Величество?
        - И не такое видел.
        - Ну тогда пойдемте, господа, - старик зажег масляную плошку от магического кресала. - Следуйте за мной.
        Серж с Тирой последовали за стариком вниз, спускаясь по лестнице. Против ожидаемого, старик не вошел в лавку, а сразу же повел их в подвал. У массивной двери погреба старик достал лежавшие на притолоке ключи, и отомкнул большой висячий замок на двери.
        - Прошу вас, господа, - он махнул рукой.
        И что? Серж ожидал увидеть минимум шкафы или полки, заваленные бумагами. А тут обычный чулан, кладовка, с бочками и какими-то непрезентабельного вида ящиками.
        - Так что вас интересует? - старик снял крышку с одной из бочек.
        Серж просканировал обычную с виду бочку. Обычную? С виду, а внутри алели силовые линии пространственного кармана, да не простого, а работы Древних.
        - Нас интересует все, что касается генеалогического древа династии Троган, в том числе и ее побочные ветви.
        - Так я и знал, что когда-нибудь ко мне за этим придут. - почмокал губами старик. - Ну что же, господа, добро пожаловать в Секреты Короны, точнее, секреты, кхе-кхе, королевских подштанников.
        Глава 8
        Брат Бендиан, а в миру Лейоланд Гасгенард, впервые за двенадцать лет, проведенных в Ордене, сменил черную рясу на уже ставшее непривычным гражданское платье. Да и шутка ли дело - столько лет прошло с тех пор, когда он дезертировал из Орочьего легиона Лундии и ушел на вольные хлеба наемного убийцы. Денег было много, врагов было мало по причине искусственной убыли, Лейоланд умел позаботиться об этом. Более того, он не просто умел убивать, а любил это делать, наслаждаться последними мгновениями понявшей наконец свой уход за грань жертвы. И при возможности продлить ее агонию, продлить так, чтобы испытать оргазм от ее мучений, почувствовать, как внизу живота нарастает ком жаркого возбуждения, чтобы извергнуться с последним вздохом жертвы.
        Вот за это его в армии и не любили. Самая грязная мясная работа, от которой большинство солдат с отвращением отказывалось, доставалась ему - а уж он выполнял ее с превеликим удовольствием. А потом фортуна повернулась к нему задом. Армейская карьера улетела в тартарары, когда начальником легиона стал граф Винрини, чистоплюйская морда из благородных лундийцев, тех, кому доставалось все даром - морализаторствовать легче на сытый желудок, не правда ли? Вот тогда Гасгенард и понял, что удача от него отвернулась. Новый начальник не оценил звериной жестокости, с которой тот выполнял свою работу. Дошло дело до того, что после уничтожения одной из деревень на Черном Истоке, в одной лундийской колонии, где он прилюдно вырезал целую орочью семью, его собирались отдать под военно-полевой суд - армии, даже наемному Легиону, слишком ретивые вояки со съехавшей крышей были не нужны. Тогда он и бежал из-под стражи, попутно прирезав охрану, и смог попасть обратно на Исток. Благодаря звериному чутью, его не могли поймать, хотя многие и пытались это сделать, но вот однажды эта его самая чуйка дала сбой - целью должен
был стать один из руководителей Лундийского патриархата Ордена. На беду, потенциальная жертва оказалась боевым магом, и все амулеты, на которые так надеялся Гасгенард, оказались как мертвому припарки. Маг его сделал, как котенка.
        А потом, в подвале одного из маноров Ордена ему предложили выбор - либо он занимается своим кровавым ремеслом на службе Ордена, либо заживо варится в кипящем масле, причем очень медленно. Ну, поскольку к такой прикладной кулинарии Гасгенард питал отвращение по вполне естественным причинам, он с радостью принял предложение Ордена и дал магическую клятву на верность.
        Работы по профилю оказалось много - мужчины и женщины, молодые и старые, маги и немаги… У Ордена было много интересов, а на их пересечении возникали и нежелательные препятствия о двух ногах. И не всегда можно было решать вопросы открыто и с помощью костра, тем более в тех странах, где Ордену мягко говоря не симпатизировали. Тут как раз и появлялся теперь уже брат Бендиан со своими убойными аргументами.
        А вот последнее данное ему задание его слегка насторожило. Серж ван Лигус, он же теперь король Гравии Серж Первый. Да он же долбаный архимаг! Нет, смертны конечно все, и архимаги в том числе, пару таких он уже приговорил к уходу за грань. В борьбе с магами главное - застать их врасплох, со спущенными штанами, чтобы они даже не поняли, что с ними произошло, а не то, чтобы успели среагировать, против готового к отпору мага может выйти только другой маг, сильнее его. Надо будет пошарить в спецхране Ордена, подумал Бендиан. Амулеты, зачарованное оружие, защитномагическое снаряжение - все могло пригодиться, маги, как правило, твари живучие и злопамятные. Ну а в честный бой с ними никто вступать и не собирается, себе дороже.
        Теперь оставалось придумать, как добраться до Гравии, причем не вызывая подозрений, и не вызвать подозрений внутри самой Гравии. Правда, сейчас там творится такой бардак, куча переселенцев, строительство в полном разгаре, сельское хозяйство вон поднимают, лишние рабочие руки нужны. Или не нужны, подумал Бендиан, прочитав закрытые документы Ордена, которыми его снабдил Лексела. Просто так на Гравию было не попасть - во-первых, надо было встретиться с гравийскими эвакуационными командами, которых сейчас на территории Зунландии не было, они вернулись до лучших времен восвояси, набрав потенциальных иммигрантов. Во-вторых, даже если бы они и были и можно было попасться им на глаза, вариант был не лучшим - первичный отбор кроме офицеров проводили еще и отрядные маги, правда, рангом не выше боевого. Но ему хватило бы и этого, даже если бы он прошел фильтрацию и его бы взяла эвакуационная команда, он бы засыпался уже в Гравии - вот там уже не предварительный, а окончательный входной контроль магов Разума. Как подозревал Лексела, именно на нем и засыпался брат Бейам. Ну если уж засыпался опытный маг, то
Бендиану с его отсутствующими магическими способностями делать точно нечего. Так что попасть на Гравию с помощью их же жителей не получится.
        Порталы естественно отпадают, большинство порталов еще теперь и дооборудовано тем же Лигусом для защиты от тех штучек, которые он сам и применял, не хотел король-сепаратист испробовать их же на себе.
        Можно попробовать морем, подумал Бендиан, флот у Гравии пока что небольшой, и ресурсов на полноценную пограничную охрану у них не хватает, они прикрывают только опасные направления. Ладно, решено - добираемся морем. А вот где?
        Бендиан развернул карту Гравии, ища более удобное место для прибытия. Западное побережье исключается, с другой стороны Истока владения угуров, и пересечь безнаказанно океан никто не даст, да и не было у Ордена таких ресурсов в виде боевых кораблей. Пока не было. Остается восточное побережье, отделенное от Истока Туранским морем, как называли этот океан по привычке. Вот это подходило больше, восточное побережье Гравии издревле со времен Экспансии служило местом основания колоний всех рас и было довольно густо населенным. Правда, опять же, по сводкам Ордена, ван Лигус сократил число этих колоний, оставив на Гравии только человеческие и отбитые у других рас. Молодец, обезопасил себя, подумал Бендиан с невольным уважением. Так что порты исключены, всем судам, кроме гравийских, вход в гавани запрещен. Правда, иногда прибывают еще лайбы с беженцами, но этим либо дают от ворот поворот, либо проводится стандартная процедура жесткой проверки, кончающаяся или пропуском, или зачисткой. Это не вариант. Можно, конечно, было бы выдать себя за моремана, если бы не несколько «но» - во-первых в морском деле он ни
бум-бум, а во-вторых моряки как военные, так и гражданские друг друга знают, профессиональный круг узок до предела. Обязательно найдется родственник, знавший родственника, у которого другом был искомый человек. Так что закос под моремана отпадает полностью.
        Придется иди кружным путем. Через пиратскую столицу, Тарисо. Официально лундийскую, а неофициально - Лундийско-Гравийской торговой компании, держащей под монопольным контролем торговлю Лундии со внешним миром, от Южной Гравии, до Восточного Истока. В отличии от самой Лундии господа купцы клали с прибором на политику и на хозяев самой якобы родной страны, а их владения способны были отразить любую атаку желающих поживиться или подчинить их себе, включая другие расы. И получалось так, что не компания была лундийской, а скорее Лундия была ее придатком и флагом прикрытия.
        Тарисо в качестве отправного пункта подходит идеально. Он - чистокровный лундиец, даже не надо было никем притворяться, в розыскных листах его описания давно уже не было. Так что призрак без прошлого, возникший из ниоткуда. А вот легенду для внедрения надо было проработать тщательно, хотя на этом острове и придется пробыть в лучшем случае несколько дней по дороге туда и возможно обратно.
        Лундийский авантюрист, пожелавший заработать честным промыслом, то бишь грабежом и насилием? Отпадает сразу и бесповоротно. Во-первых, корабль ему нужен только как средство доставки на место и эвакуации обратно, пиратский экипаж для этой цели совершенно не подходил, там он будет «одним из», не больше. Ну а во-вторых, чтобы попасть в чужой экипаж новичку требовалось либо предъявить железные рекомендации, либо быть представленным одним из уважаемых членов братства, просто так с улицы не попасть. Много таких желающих блатной романтики приезжало на Тарисо, и подавляющее большинство из них отправлялось обратно, помыкавшись на острове, без гроша в кармане. А тем более ему светиться не нужно вообще, вдруг кто-нибудь опознает в нем дезертира и наемного убийцу Гасгенарда, и тогда из новоприбывшего он моментально станет новопреставленным.
        Личина купца тоже не подходила - как правило, купцы вели торговлю на Тарисо, и убывали восвояси, никто не даст право торговли непосредственно на побережьях, это право принадлежит опять же Лундийско-Гравийской торговой компании, которая свято блюдет свои интересы. А если чужак попытается их нарушить - что же, воды тут небезопасные, индейцы и орки враждебные, могут и не найти канувшего как в воду - впрочем, почему «как» - купца, покусившегося на святое право монопольной торговли.
        Оставался еще один вариант, который мог и прокатить. Даже лучший вариант - богатенький лох, искатель древних сокровищ. Такого без проблем снабдят командой головорезов, посмеиваясь, доведут до нужного места, даже помогут выкопать артефакты древних, чтобы потом прирезать и прикопать где-нибудь в джунглях, прибрав себе его золото и все им найденное. Только надо быть поубедительнее, чтобы раньше времени не прирезали, не польстившись на мифическое сокровище и удовлетворившись его деньгами - пираты, как правило, ребята нетерпеливые и в сказки плохо верящие. Вот это уже стоящий вариант, подумал брат Бендиан. Надо будет начертить маршрут, который выведет его к границе Гравии. Груз помогут принести на себе пираты, ну а с десятком головорезов в нужный момент он справится, нужно лишь выглядеть как можно более безобидным. Бендиан вновь глянул на карту и начал искать описание местности в старом справочнике ордена - нужно будет знать, с кем и чем придется иметь дело в пути до границы и через нее, местность, население, названия племен и их обычаи - все, чему когда-то его учили в Орочьем Легионе при планировании
операции.
        …- Вот так, господа, - Гарели пожевал своими узкими старческими губами.
        Они сидели на веранде домика на базе, которая понемногу разрослась, и из нескольких домов для отряда Тиры превращалась в полноценный военный лагерь. Подполье Аны сработало как надо, и на следующий день магистр ван Гарели вместе с его архивом были уже на Гравии, а книжную лавку Гарели унаследовал внезапно появившийся племянник, такой же мелкий и хлипкий с виду, как и прошлый хозяин. У Тайной Стражи Гравии не было недостатка в агентах, подобрать можно было на любой вкус и под любую легенду. Тем более книжная лавка - одно из стандартных прикрытий Тайной Стражи, позволяющая просто и незаметно получать информацию от местного среднего класса и аристократии, другие книг не читают и тем более не покупают, обходясь более простыми житейскими радостями - алкоголизмом, мордобоем и небезопасным сексом.
        - Значит, говорите, у него был только один наследник?
        - По прямой линии - да. Об остальных мне не известно. Может быть король и нагулял кого-то в молодости, но после восшествия на престол он стал более осторожен в связях.
        - А эта маркиза Филорио?
        - Ну маркизой-то ее сделал Азариус, как-то не комильфо королю совокупляться с простолюдинкой, - хихикнул старикашка. - Тем более, она была дочь лавочника. Но, скажу вам, господа, весьма аппетитная была, таки кровь с молоком.
        Старикашка аж причмокнул губами, словно пробуя ту на вкус. Куда уж тебе, старый хрен, подумал Серж. Из доступных тебе удовольствий остались только воспоминания.
        - Значит, маркиза…
        - Да отослал он ее, отослал, - махнув рукой, нетерпеливо перебил старикашка. - И чтобы глаза не мозолила, и чтобы наследника в тайне воспитывала. Все-таки королевский бастард, и как раз на вот такой крайний случай, когда династия Троган неожиданно прервется. Азариус-то помирать не собирался, может быть еще бы наследников струганул. Но, как видите, не сподобился.
        - Видим. Где его искать? - спросил Серж.
        - Давайте подумаем, - наморщил лоб магистр. - Последнее, что мне известно, что маркизу с ребенком видели в Ларибе.
        - Эк ее занесло! - Лариб находился на северо-востоке Зунландии.
        - Самое здоровое место, - невозмутимо пожал плечами Гарели. - И в плане климата, и в плане удаленности. Как видите, до северных провинций эльфарская интервенция не докатилась.
        - Так как нам ее найти?
        - Ну там она была известна как Ирдана ван Роли, в принципе это и есть ее настоящее имя, только приставку «ван» добавили, - старик развернул одну из королевских грамот. - На полном королевском обеспечении, при любой власти. С адресами у нас плохо, но вот тут есть указание, что король заплатил золотом за большой особняк на окраине Лариба. Поэтому найти ее, точнее ее сына, будет легко - я сомневаюсь, что маркиза до сих пор жива. А сын - Риус ван Роли, король не слишком мучался, когда придумывал ему имя, взяв последние слоги своего. Сын, по идее, живее всех живых, по крайней мере ему всего пятьдесят лет.
        Серж хмыкнул. То, что для простых людей здесь и его мира «уже», тут только «всего».
        - Спасибо, магистр.
        - Всегда пожалуйста, Ваше Величество, - странным тоном хмыкнул Гарели.
        …- Теперь я понимаю, почему люди любят жить на природе, - восхищенно сказал Тира, глядя на красоты, раскинувшиеся вокруг.
        Риуса они нашли быстро, как оказалось, здесь он был очень известной фигурой. Как ни странно, именно из-за профессии или призвания. Серж думал, что наследник династии Троган может быть местным мэром или крупным землевладельцем, на худой конец богатым торговцем - стереотипы - но все его предположения были ошибочны. Риус ван Роли был магом Жизни. Вот это оказался довольно неожиданный поворот!
        Взяв в городе напрокат двуколку, они выехали туда, куда им указали местные, которые ничуть не удивились просьбе подсказать дорогу. Маг обитал за городом, видимо не любя суеты и беспокойства, а также визитов нежелательных гостей.
        Серж был в тихом восторге от живописных мест, раскинувшихся вокруг дороги, по которой они ехали. Хвойные леса стояли зелеными островами среди сжатых полей, а подъехав поближе к дому Риуса они с Тирой увидели огромное с кристально чистой водой озеро, в котором отражалась небесная синь, а по этой сини плавали бело-розовые лебеди. Просто рай. Словно не было и нет никакой войны, разрухи и бедствий.
        Приказав извозчику ждать, они слезли с экипажа и направились к огромному белому особняку, стоящему перед озером.
        - А где же забор? - пробормотал Тира, оглядываясь по сторонам.
        - А нет его в привычном понимании, - Серж видел, насколько сильно тут все менялось в магическом зрении. Особняк представлял собой форт, усиленный плетениями. А забор, на отсутствие которого так сетовал Тира, заменяла сеть плетений, делящая подходы к дому ровными геометрическими фигурами. Кроме того, спокойным тусклым светом светились артефакты, заложенные на ключевых местах, которые потенциальным атакующим было не миновать. Главное - не наступать на узловые точки и не суетиться, чтобы не нервировать хозяина.
        - Иди за мной след в след, - бросил он за спину, Тире. Ферлаг только сосредоточенно кивнул.
        Тира с Сержем остановились шагах в пяти от крыльца. Дальше идти не следовало без демонстрации намерений.
        Дверь открылась, и на белокаменное крыльцо вышел внешне молодой мужчина, которому уж точно нельзя было дать пятидесяти.
        - Вы ко мне, господа? - мужчина окинул взором незваных визитеров.
        - Если вы господин ван Роли, то да.
        - Я сегодня не принимаю. Впрочем, - Серж увидел линии сканирующего плетения, - я думаю, что вы здесь не за этим. Тем более, вы.
        Риус посмотрел на Сержа.
        - Вы правы, господин ван Роли, - сказал Серж. - Но мы пришли с добрыми намерениями.
        - Ну тогда снимите мороки, господа. Обычно с таким приходят с совсем другими намерениями.
        - Прошу прощения, - Серж снял с них морок на лицах. - И поверьте, этот морок не для вас. Позвольте представиться - барон ван Лигус и барон ван Ферлаг.
        Серж представился старыми, еще зунландскими титулами.
        - Я слышал о вас, господа. Ну что же, пройдемте в дом.
        Они прошли за хозяином внутрь, в огромную залу, обставленную наподобие оранжереи кадками и горшками с декоративными растениями - видимо домочадцы, да и сам маг любили обилие зелени, да и снадобья народной медицины из них выходят отменные. Серж уже различил с десяток известных ему лекарственных трав, росших на этом аптекарском огороде.
        - Я полагаю, разговор у нас будет приватный? - уточнил Риус.
        Серж только кивнул, подтверждая предположение хозяина.
        - Прошу за мной, господа, - Риус сделал приглашающий жест.
        Все трое поднялись по резной мраморной лестнице на второй этаж, где хозяин отворил дверь своего большого кабинета и пропустил гостей внутрь.
        Да, это точно было обиталище мага. Полки с раритетными изданиями по всем стенам, пожелтевшие антикварные рукописи, разложенные в определенном порядке, мерцающие разными цветами в магическом зрении артефакты, и заспиртованные в банках какие-то непонятные уродцы, наводившие на ассоциации со старой подсобкой меда.
        - Прошу вас, господа, - маг указал на кресла, стоящие возле стола, и сам опустился в свое с жалобно скрипнувшей кожаной обивкой. - Итак?
        Серж с Тирой молча выложили королевские жетоны на стол. Маг повернул их к себе и провел над ними рукой, заставив мигнуть красные глазки рубинов.
        - Да, вы те, за кого себя выдаете. Король Гравии Серж Первый и его ближайший сподвижник герцог Ферлаг, - спокойно сказал Риус.
        - Вы хорошо осведомлены, милорд, - постарался скрыть свое удивление Серж.
        - Достаточно, - улыбнулся Риус. - Ко мне привозят и пациентов из Арзуна. Разных. К делу, господа.
        - Хорошо. Я полагаю, вы в курсе своего происхождения?
        - Да, - ответил маг. - Хотя понятия не имею, откуда вы об этом знаете. Насколько мне известно, об этом знали только самые приближенные люди короля, и было их меньше, чем пальцев на одной руке. И тех людей уже не осталось.
        - Осталось. Поверьте, с нашей стороны вам это ничем не грозит. Это так и останется вашей тайной при любом раскладе. Наружу это не всплывет.
        - Надеюсь на вашу порядочность, - усмехнулся Риус. - Что дальше?
        - Мы предлагаем вам занять трон Зунландии, - просто и без обиняков заявил Серж.
        Маг заржал. Именно не засмеялся, а залился хохотом так, что Тира с Сержем недоуменно переглянулись. Отсмеявшись и вытерев тыльной стороной слезы, еще всхлипывая, маг посмотрел на них и выдал еще пару смешков в пароксизме непонятного веселья.
        - Мы сказали, что-то смешное? - недоуменно спросил Серж.
        - Прошу прощения, Ваше Величество, но для политика вы слишком просты и бесхитростны.
        - Я предпочитаю сразу поставить вещи на свои места. И я не политик, я практик.
        - Я отвечу вам так же просто и ясно - нет. И никогда.
        - Но почему?
        - Не хочу, - ответил Риус.
        - Но интересы королевства…
        - Да прекратите вы про якобы интересы королевства! - прервал Риус Сержа. - Я не гожусь в короли.
        Серж не верил своим ушам. Вот так взять и отказаться?
        - Поймите вы одно, - продолжил Риус. - Да, мой отец был рожден королем, точнее, он был им прирожденным. Я не чувствую в себе этого. Власть - в первую очередь это ответственность, а не привилегия. Я не рожден для этого. Достаточно Зунландии всех бед и кроме плохого короля. Я понимаю, что нужен вам только как символ, как знамя, а дальше меня будет играть свита, я буду просто болванчиком на раззолоченном кресле.
        - Вообще-то никто про это и не говорил, и не думал, - сказал Серж, немного покривив душой. - Честное слово.
        - Позвольте вам не поверить, - махнул рукой Риус. - Но, впрочем, это уже все равно. Я живу своей жизнью, помогаю людям. Лечу бедных бесплатно, богатых за деньги, стараюсь жить по совести. И мне дорога моя жизнь, настоящая жизнь, которой я живу, а не придуманная за меня и не мной. У меня есть все, что мне надо, а большее - это все от лукавого.
        Серж чуть ли не вздрогнул, услышав за дверью звонкий детский смех и веселую возню.
        - Да вот хотя бы ради них я живу, - кивнул на дверь Риус. - Вы можете это понять?
        - Могу. Но вы можете сделать и большее…
        - Что именно?
        - Изменить все к лучшему, заняв трон. Ресурсы, доступные королю, знаете ли, побольше, чем у пусть богатого и независимого, но просто мага.
        - И что и кому это даст? Вот вы сейчас пытаетесь это сделать для вашей новой страны. Что-то получается? Пока, насколько я слышал, кроме войны и разрушения вы не принесли ничего.
        - У вас однобокая информация. Мы развиваем науку и производство, ведем строительство нового сильного государства. У нас о людях заботятся - никто не голодает, все обеспечены медицинской помощью, ну уж а возможности чем заняться у них хоть отбавляй.
        - Сколько у вас населения? Двадцать, тридцать тысяч? Да один Арзун больше вашего так называемого королевства. Не говоря уж о Зунландии в целом. Масштабы немного разные и не сопоставимые. Когда у вас будет столько же населения, сколько есть в бывшем королевстве - тогда и посмотрим. Строить с нуля всегда проще, чем переделывать то, что досталось. А досталось - разоренная войной страна, миллионы голодного населения, феодальная раздробленность, нищета, в общем, полный комплект. Ни один человек не в состоянии решить эти проблемы после полного уничтожения системы власти в королевстве.
        - Ну а Крат? Как-то он смог собрать земли королевства?
        - Та конструкция из говна и палок, которую Крат с его пособниками называет «королевством», и которая к государству имеет такое же отношение, как я к скоморохам, слеплена кровью и насилием. Его просто боятся. Армия превратилась в большую банду, держащую в страхе население. Королевства по сути не существует. Дикое Поле - само по себе, Арзун со своими южными и центральными землями - тоже, Северная Зунландия, об отделении которой все чаще поднимается вопрос - вообще отдельно от этой банды.
        - Что, эти земли считают себя независимыми? - заинтересовался Серж с неподдельным интересом.
        - Да уж давно. Еще со времен интервенции, которая сюда не дошла, завязнув в центре королевства. Но пока об этом говорят втихую, стараясь не злить мнящего себя императором Крата. Здесь совершенно другой климат, другая земля, богатые недра - все, чтобы отделиться от ставшей нищей метрополии, разоренной войной и последующими разборками между бывшими соратниками. Север, а на минуточку - это больше половины Зунландии, откупается от центральной власти большим оброком всех видов, от продовольствия до золота. Держит пока что наличие армии Крата.
        - А Искореняющие?
        - А что Искореняющие? Их мало, и они не у власти.
        - Это вы так думаете, милорд. Ваши сведения уже устарели.
        - Что вы имеете в виду?
        Да что имею, то и введу, подумал про себя Серж. И все равно тебе придется определиться. Ну а как ты закончишь, зависит только от тебя.
        - Ну слушайте…
        Слушая Сержа, Риус мрачнел все больше. Вот так, дорогой. Твоя хата с краю? Тем лучше, деревни начинают палить, поджигая как раз крайние хаты, чтобы никто не уцелел.
        - Если все так, как вы рассказали…
        - Можете поинтересоваться у других, в том числе и у очевидцев. Ну а то, что это правда, слово офицера и дворянина.
        - Все равно, я не могу… - беспомощно сказал Риус. Да, в одном ногте его папочки явно было больше воли и власти, чем в неудавшемся наследнике.
        - Не смеем больше отнимать ваше драгоценное время, - поднялся Серж с кресла. Это был бесполезный разговор. Ну что же, внести ясность тоже хорошо - минус один претендент на трон. А вот по поводу сепаратизма - информация ценная. Можно подкинуть ее Крату через Мердоза, пусть копает и зачищает. Это вызовет еще больше ненависти в отношении него и чернорясых. Да и потом, пойдет на пользу и Сержу - не нужны ему сепаратисты в обновленной Зунландии и парад суверенитетов. Ну а если Риус потом решит поиграть в свою игру и на фоне смуты вскочить на престол - его хватит апоплексический удар кочергой. Ладно, все это дела отдаленного времени, сейчас время обещать, вешать будем потом.
        - На всякий случай, вот вам координаты портала, если вдруг вас прижмет и вам придется отсюда срочно эвакуироваться, - Серж взял из стопочки лист хозяйской бумаги и нарисовал несколько строчек. - Перед эвакуацией передайте сообщение через портал, он настроен на передачу малой массы и круглосуточно отслеживается часовыми. Да и просто можете побывать у нас в гостях и посмотреть, как живут в нашем королевстве. Вдруг переехать решите.
        - Это вряд ли, но… спасибо.
        - И что ты думаешь? - спросил Тира, когда дом с пасторальным пейзажем скрылся из виду.
        - Ну тут два варианта. Либо он полный лошара, во что я не верю, либо… Помнишь, что он говорил о Северной Зунландии?
        - Помню. Думаешь, он стоит во главе этого проекта?
        - Да скорее всего. Все ведут свою игру. Зачем ему принимать наше предложение и быть фактически вассалом Гравии, если можно прибрать к рукам Зунландию целиком, сначала богатые северные провинции, а потом на основе их и все королевство? Тем более, что в нем течет королевская кровь династии Троган и он имеет все права на трон. Сейчас он хорошо раскинет мозгами и обратится к нам за оружием, где еще эти бюргеры его купят, не вызывая подозрений? Ну а мы ему естественно откажем. И посмотрим на реакцию. А пока сольем информацию Мердозу, естественно без упоминания Риуса. Леса здесь хорошие, котлы греть и костры жечь самое оно, дров хватит.
        …- Ты все понял, Сайкет? - Мердоз посмотрел на человечка таким взглядом, что тот съежился, стараясь стать как можно незаметнее.
        - Да, милорд! - пролепетал тот.
        - Иди, и без результата не возвращайся. Знаешь, что ждет тебя и твою семью в случае неудачи.
        - Да, милорд!
        Дождавшись, пока человечек испуганным зайцем выскочит в дверь, один из спутников Мердоза спросил:
        - Проследить за ним, милорд?
        - Не надо, - Мердоз махнул рукой. - Никуда он не денется.
        Точно никуда не денется, подумал Мердоз. Разве что попытается в Дикое Поле рвануть с надеждой переправиться на Гравию, но кому он там нужен? Всего-навсего мелкий клерк, мышь бумажная, однако помощник главы купеческой гильдии Лариба должен сыграть в его плане одну из основных ролей. Ну а находящиеся сейчас в Арзуне, по легенде у тяжело заболевшей тетки, а на самом деле в подвалах Тайной Стражи его жена и дети придадут этой роли достоверности.
        Известия, пришедшие ему через связного от Сержа, были немного неожиданными. Серж сообщал о зреющем в северных провинциях заговоре, с целью отделения их от остальной Зунландии и образования своего государства. Если бы это было сообщение от другого адресата, Мердоз отправил бы его в корзину и сделал бы пометку для Стражи поинтересоваться психическим здоровьем автора письма. Но не в этот раз - Серж хоть и страдал положенной ему по должности здоровой паранойей, но никогда не выдавал желаемое за действительное. Беда только в том, что фактов было мало, точнее их почти что не было - только утверждение о заговоре и несколько предположений, где нужно копать. Также было предупреждение не трогать Риуса ван Роли, и сделать так, чтобы он не попал в руки палачей Крата, а успешно добрался до Гравии. Ну ладно, пожал про себя плечами Мердоз, раз так просишь - получите и распишитесь, брать не будем, просто поместим под негласное наблюдение с целью охраны интересующей короля персоны.
        И Мердоз начал рыть носом землю. Беда в том, что у него почти не было ничего на ларибцев, а запросить досье, имеющиеся в захудалом местном отделении - значит вызвать ненужные подозрения в городе. Если Серж прав, то и местная Тайная Стража скорее всего в теме, и если не возглавляет заговор, то в нем участвует или по крайней мере имеет крота сепаратистов внутри. Нужно было лично прибыть на место и показать всем, где раки зимуют, заодно подняв копромат, собранный местными, однако сделать это так, чтобы не насторожить повстанцев и не заставить их залечь на дно. А значит, в действие вступает вариант «бей своих, чтобы чужие боялись».
        Мердоз спустился в хранящийся в самой защищенной комнате управления и недоступный никому, кроме него, архив Тайной Стражи, недавно перевезенный в Арзун. Сейчас все папки были вынуты из ящика с пространственными карманами и заботливо разложены им по городам в закрытых ячейках шкафов - порядок должен быть во всем! Он нашел запертую ячейку с надписью «Лариб», и, хмыкнув, открыл его ключом, который всегда носил на шее не снимая.
        Щелкнул магический замок, сняв слепок ауры Мердоза, и ячейка открылась. Да, сказать, что она была полной - не сказать ничего, он помнил своей фотографической памятью то, что туда перекладывал. Досье на мэра, на главу купеческой гильдии, начальника Стражи и начальника управления Тайной Стражи - и все. Мердоз сложил все дела в стопку - он их заберет в кабинет, а вот с досье на начальника Стражи следовало ознакомиться подробнее, именно его он и выбрал своей жертвой. Он открыл картонную папочку и углубился в чтение.
        Полезно иметь компромат на всех! Мердоз с удовлетворением в бессчетный раз убедился в этом сам. А главное - полезно развивать здоровую конкуренцию среди подчиненных, побуждая писать их доносы друг на друга - Тайник на Стражника и наоборот. Причем никакого мусора - в силовых структурах Зунландии еще с незапамятных времен было жесткое правило. Только факты и их анализ, никаких неподтвержденных кляуз и жалоб. Да, местный Страж был глуп, предан короне и неимоверно жаден, просто патологически. Такого естественно никакие заговорщики к себе не возьмут - мало того, что по глупости где-нибудь проколется, да и по пути общак, собранный для переворота, разворует. И стенания его жертв, направлявшихся в канцелярию Тайной Стражи, куда положено, оставались без ответа. И пока граждане орали «где справедливость?» и «уймите кровопийцу!», досье на Стража пополнялось и пополнялось. Зачем брать его сейчас? Ну снимут, высекут или казнят за мздоимство, другого поставят - что, постоянно с нуля начинать и на нового досье собирать? На это не хватит никаких ресурсов. Пускай остается и стрижет бабло до определенного момента,
а вот тогда…
        Этот эпохальный для Стража момент настал. Мердоз послюнявил пальцы и перевернул страницы подшитых донесений. Да, плаха, однозначно. Вот и великолепный повод лично прибыть в Лариб и устроить балаган с клоунами и смертельными номерами для некоторых. И пусть Стража и Тайная Стража запасается розовым вазелином - он будет их драть так, что никакой смазки не хватит. А под этот шумок…
        Он захватил папки с собой, закрыл хранилище на все магические замки и поднялся к себе в кабинет. Теперь оставалось только выбрать правильную мишень. По опыту он знал, что мэра выбирают дежурной задницей - только вещать и получать по башке за все промахи, мол, во всем виновата власть, ах она такая-сякая! Но кукловод обычно при деньгах и власти другой, теневой или криминальной. Не сказал бы ему об этом Серж, он бы подумал на него, а раз нет - на эту роль великолепно подходит глава купеческой гильдии, вот у кого и денег куры не клюют, и связей полно, с разными, в том числе и лихими людишками общается. Надо будет подробно изучить окружение и вербануть человечка - неприметного, но знающего обычно все слабости и связи хозяина. Дворецкого, кучера, счетовода… Словом, там будет видно. А завтра с утра отправляемся в Лариб и наводим там шорох.
        Глава 9
        - И вы хотите нанять корабль и команду? - издевательски спросил у Бендиана живописный, прямо-таки картинный пират в пестром безвкусном одеянии, наводившем на мысль об ограблении какого-нибудь залетного табора и с роскошной бородой лопатой.
        - Гыыыы, - раздался рев и гогот луженых глоток с соседних столиков в таверне, откуда прислушивались к разговору.
        - Да, - смущенно сказал Бендиан, играющий роль такого всего цивильного штафирки. Весь его внешний вид говорил о том, что это очередной диванный кладоискатель-лох, которых этот остров за свою историю перевидал немало. Задрипанная, но залатанная в меру и чистая одежда то ли мелкого клерка, то ли приказчика в книжной лавке, потрепанная широкополая шляпа, старые сапоги… Дополняло картину то, что Бендиан все время близоруко щурился - новомодные очки были далеко не всякому по карману.
        - Не, я пас, - довольно осклабился пират. - Вряд ли кто-то из почтенных джентльменов удачи пойдет с вами.
        - Ну что же, придется мне пойти на прием к губернатору, - уныло сказал Бендиан. Он запустил руку за платком в карман, и вынул тонкий батист, чтобы промокнуть лоб. Вот незадача! Вместе с платком, зацепившись за него, из кармана выпал некий предмет, и звонко упал на пол, покатился, сверкая полированными боками…
        - Какой же я неловкий, - с досадой сказал Бендиан, подобрал с пола выпавший предмет, и неловко пряча, сунул его обратно в карман камзола.
        Прятать нужды не было. Он искоса заметил, как жадно блеснули глаза собеседника и переглянулись за ближайшим столиком пираты, успевшие рассмотреть сокровище Бендиана.
        - А знаете что, - неожиданно сказал пират. - Не надо вам идти к губернатору. Незачем беспокоить уважаемого человека. Мы найдем вам и корабль, и команду.
        Бендиан по себя рассмеялся. Клюнули. Естественно, им не надо идти к губернатору, сделка будет идти мимо него. Да и потом, отвечать на вопросы властей, куда неожиданно исчез лундийский подданный, и почему нарушен контракт с их стороны будет довольно неловко. Господи, ну что за тупые, прямо дети малые! Примитивная подстава с предметом Древних - кажется, им стреляли их ружья - взятым в хранилище Ордена специально для этой цели, принесла вполне ожидаемый результат. Теперь пираты будут с ним по гроб его недолгой жизни - пока не найдут клад или если не найдут, по любому мерная свеча у пиратов зажглась. Как и жажда золота - такие предметы стоили очень, очень дорого.
        - Пойдемте, выпьем с ребятами, - пират потянул своей лапищей Бендиана к столику от стойки.
        - Я, э-э, как бы это не пью, - проблеял неуверенно Бендиан.
        - Ну ради уважения, милорд. Уважьте честных морских бродяг.
        Уже «милорд»? Очень хорошо. Ну что же, можно и выпить, эта банда не знает, что он может перепить любого из них. Но из роли выходить нельзя.
        - Если только сухого вина…
        - Трактирщик! - зычно перебил его пират. - Уважь моего друга, налей ему лучшего вина. Я угощаю!
        Все, теперь мы лучшие друзья до гроба, улыбнулся про себя Бендиан. Только вот в размерах гроба вы ошибаетесь, снимайте мерки с себя, господа.
        Мердоз вылез из фургона у реквизированной гостиницы в славном городе Ларибе, потирая отбитое за столько часов в карете седалище - пришлось ездить по городу от адреса к адресу, контролируя аресты и проведение обысков у подозреваемых. Да, вот это Серж наделал дел, параллельно укрепив до немыслимых высот его, Мердоза, репутацию. Дело о заговоре Северных провинций с целью сепаратизма? Это, пожалуй, вершина его карьеры и утверждение в глазах Крата, хотя чем Серж не шутит, вдруг еще что-то такое же масштабное и вкусное подкинет…
        Заговорщики были краше один другого, с положением в обществе - купцы, дворяне, мещане… Да что там говорить, всю Купеческую гильдию хоть сейчас на костер волоки, все оказались замазаны. Северные провинции сейчас мало напоминают те райские уголки, которыми они были всего пару недель назад. И выросли вдоль дорог виселицы, с веселым треском взвилось жаркое пламя костров, окропилось красным дерево плах… И там, где были зажиточные даже в это нелегкое время купеческие кварталы, остались лишь разрушенные коробки домов, скалящиеся черными закопченными провалами окон, из которых когда-то вырывались языки пламени, лизавшие стены. Огнем и мечом, подумал Мердоз, огнем и мечом. Все ради блага королевства, а также Ордена, лихо набивающего свои карманы за счет конфискованного во славу богов имущества и денег преступников Короны.
        Мердоз понимал мотивы Сержа. Зная, что придется после освобождения бороться еще с саботажем и коррупцией, а также партизанской войной и последующим сепаратизмом, он решил избрать Крата с Орденом своими золотарями, влезшими по локоть в кровь и дерьмо, чтобы потом самому въехать на белом коне королем-освободителем, а не интервентом и захватчиком. Растет молодой Лигус, растет… Чувствуется стиль Тайной Стражи, да и Сайлера тоже. Политика никогда не делается в белых перчатках, их надевают позже, натягивая на кровь, так они лучше садятся. Ну что же, он совершенно прав, подумал Мердоз. Вот они, острые зубцы короны. Не сам уколешься, так остальных порежешь, тех, кто рядом с тобой. Его аж передернуло - хорошо, что он по окончании всего этого бардака выйдет на пенсию и будет жить тихой спокойной жизнью, без шпионов, изменщиков и заговорщиков, вряд ли ему найдется место в Тайной Страже Гравии. Да и хватит уже, годы уже не те, дерьма наелся полной ложкой.
        - Взяли? - он спросил у одного из своих подручных, придержавших для него дверцу фургона.
        - Так точно, милорд.
        - Черные вас не засекли?
        - Обижаете, милорд, - лишь усмехнулся агент, чьей специальностью были как раз похищения и прочие тайные дела, которые должны были оставаться незамеченными не только Стражей и случайными свидетелями, а даже соседями.
        - Веди, - коротко бросил Мердоз.
        Провожатый спустился вниз, в каменный подвал гостиницы, раньше служивший лишь местом для хранения провизии для проголодавшихся постояльцев. Теперь же одна комнатка подвала - каменный мешок без окон, избавленная от висящих на шестах окороков и колбас, а также бочонков с вином - использовалась совсем по другому назначению.
        - Это он? - спросил Мердоз, щурясь от неприятного света магического светильника.
        - Так точно, он, милорд!
        - Ну вы и постарались, - недовольно сказал Мердоз, глядя на окровавленного человека, хорошо и качественно привязанного к стулу. - Вы прям как тупые дуболомы из Стражи.
        Провожатый довольно ухмыльнулся - ну бухтит себе начальство и бухтит, главное - результат.
        Мердоз брезгливо разглядывал то, что осталось от человека. Лицо в кровоподтеках всех цветов раздулось на манер бурдюка, даже глаз было не видно.
        - Ну и как мне с ним теперь работать? - прикрикнул Мердоз на своего подручного.
        - Он еще чувствует, милорд, - подручный ткнул пальцем в бок допрашиваемого, прямо в сломанные ребра. Раздался полувой-полухрип, и обессиленный человек вяло дернулся на стуле.
        Да, этот не жилец, подумал Мердоз. Но оно и к лучшему. Господин Олран, глава купеческой гильдии Лариба. Казалось бы, небольшой городок, малозначительный - ан нет, нити заговора, вскрытого с помощью Сержа, вели именно сюда, в это захолустье. Мердоз не знал, почему так, и чем так важен этот городок, и почему именно он заинтересовал Сержа, но надеялся узнать. Правда, Серж ему строго-настрого запретил трогать интересующую его персону - Риуса ван Роли, мага, проживающего на окраине города в своем шикарном особняке. Ну это было излишнее напоминание - маг смазал лыжи раньше большинства, и его следы терялись в неизвестности. Как и куда съехал - следствие потом докопается, оставалось только понять, почему. Вроде бы он никоим образом не был причастен к заговору, все указывало на гильдию и вот этого вот куска мяса, бывшего раньше ее главой Олраном. Не позавидуешь такому изменению статуса, подумал Мердоз. Вчера ты богат, влиятелен и важен, а сегодня - кусок мяса в руках палача, а все твое бывшее, теперь конфискованное, богатство не поможет ни тебе, ни твоей семье, с которой поступят по законам военного
времени.
        - Выйди, - кивнул подручному Мердоз. Тот развернулся, вышел в коридор и притворил за собой дверь.
        - Ты меня слышишь? - обратился Мердоз к этому подобию человека. В ответ - то ли полухрип, то ли полустон. - Ты уходишь за грань. Облегчи напоследок душу, и клянусь всеми богами, я освобожу твоих жену и дочь и дам им возможность спокойно убраться отсюда, не подвергаясь насилию и надругательствам. Слово офицера и дворянина. Ван Роли - ваш главный?
        - Да, - выдавил из себя хрип допрашиваемый.
        - Кто он такой? - надо же было выяснить, почему Серж строго-настрого запретил его трогать и тем более допрашивать.
        Мердоз склонился над подозреваемым, пытаясь уловить хрипы пробитых ребрами легких и изувеченной гортани.
        Сначала Мердоз подумал, что он ослышался. Этого не могло быть потому, что этого не могло быть никогда! Зато теперь становилось понятным, почему Серж так настаивал на неприкосновенности Роли. Риус… Понятно почему. Непонятно только, что никто не вспомнил и не обратил внимания, что бастардам часто дают сокращенные имена их родителей и не сопоставил два и два. Наверное, потому, что это выглядело настолько невероятным, что не умещалось в голове. Риус-Азариус…
        Мердоз надел рукавицы, которыми пользовались его палачи, взял одной рукой за подбородок подследственного, другую положил ему на затылок, и резко крутанул голову. Хруст - и тело подозреваемого обмякло. Такие тайны может хранить только мертвый, они сами по себе как смертельный для организма яд.
        - Эй там, за дверью! Вынесите это мясо и сделайте так, чтобы его не нашли.
        Подручный вошел, перерезал веревки на теле, и, с противным стуком соударения черепа о каменный пол подвала, то, что вчера еще было почтенным купцом, замерло в позе изломанной куклы.
        - А с бабами что делать? - задал Мердозу вопрос подручный. - Тоже того?
        Мердоз прикинул. С одной стороны, никогда нельзя оставлять в живых свидетелей и потенциальных мстителей, с другой стороны - он дал слово. А это уже другой разговор.
        - Отвезите их к порталу под охраной и отправьте в Ат-Балай. На дорогу что-нибудь дайте. А там пусть выживают, как хотят. Я дал слово, что они беспрепятственно и без урона для женской чести покинут город, - вот только не упомянул, что это будет Айзанское ханство, подумал Мердоз.
        - Понимаю, милорд, - согласно кивнул агент. - Будет исполнено.
        - Об исполнении доложишь мне лично.
        - Как только баб спровадим…
        - Да я не о них, - сморщился Мердоз. - Они мне до фонаря. Когда от тела избавитесь и все возможные следы заметете.
        - Понял, милорд!
        - Ну и хорошо, - Мердоз повернулся и вышел из каменного мешка без окон.
        Синее-синее море… Кто сказал, что оно синее? Бендиану оно больше напоминало по цвету бутылочное стекло. Как будто кто-то расплавил бутылки и вылил их в таз, не заботясь о ровной поверхности.
        - Не укачало, милорд? - подозрительно участливо спросил капитан, подойдя к разлегшемуся на палубе Бендиану.
        - Укачало, - соврал тот, и сделал гримасу, что вот-вот метнет харч. Не укачивало его никогда. Конечно, он не записной морской волк, но поплавать пассажиром и в легионе, и по работе ножа и топора пришлось. Но надо же играть роль до малейших ноток!
        Пират боязливо отодвинулся от Бендиана. Кто его знает, еще заблюет фонтаном и шитый золотом красный камзол, и любимые сапоги из орочьей кожи…
        - Кончились ваши мучения. Подходим уже к берегу.
        - Где? - оживился Бендиан и поднялся на ноги. И точно - за леером виднелось уже не бескрайняя вода до горизонта, а зелень прибрежных лесов с проплешиной песчаного пляжа. Слава богу, неделя плавания закончилась. - Где мы сейчас?
        - Как и обговаривали милорд, берег Уруту.
        Просто замечательно! Двадцатидневный, ну может чуть больше, пеший переход до границы с Гравией, там, где якобы и было спрятано сокровище Древних, а вот дальше…
        Что должно быть дальше, Бендиан не загадывал. Решать проблемы надо после их появления, иначе насмешишь бога, рассказав ему о своих планах.
        - Когла мы подойдем к берегу? - продолжал тщательно демонстрировать профанизм Бендиан.
        Капитан посмотрел на него с тщательно скрываемой усмешкой. Ну точно лох кабинетный. Червь ты сухопутный, кто же подведет к берегу большой корабль с осадкой для морской зоны?
        - К берегу мы не подойдем, милорд. Мы станем на якорную стоянку, а затем на шлюпках высадим вас и сопровождающих, разобьем лагерь. И будет это только завтра.
        - Но как же, я читал…
        - Между тем, что вы читали, милорд, и жизнью есть большая разница, - повернулся на каблуках капитан. Этот ученый червь его порядком подзадолбал за время путешествия, суя нос во все не касающиеся его дырки, куда собака хрен не совала, и задавая тупые с точки зрения маримана вопросы. Если бы он не был носителем информации, то капитан бы сам с удовольствием прогулял бы его по доске и насладился бульком за бортом. Но вот беда - штафирка не нарисовал карту, она хранилась у него в голове. Так что пока приходилось эту голову беречь - только вот это не значило, что это продлится очень долго, ключевое слово было здесь «пока».
        Бендиан ухмыльнулся про себя. Одни политесы - партнеры исполняют танцевальные па друг около друга, чтобы ненароком не спугнуть, но все время держат ладонь на рукояти кинжала за поясом. Одна ошибка - капитан и команда его головорезов думала, что кинжал у них. Ну что же, их ждет неприятный сюрприз, на которые Бендиан был большой мастер.
        С утра караван шлюпок свез на берег все, необходимое для пешего перехода через джунгли и прерию. Бендиан бродил между объемными тюками и ящиками, гадая, как такая немногочисленная команда унесет их на себе. Но гадать ему пришлось недолго. Тот самый пират, которого он тогда встретил в таверне, Арберик, приказал им ждать на берегу, на песчаном пляже за полосой прилива, а сам направился прямиком в джунгли. Бендиан посмотрел ему вслед и пожал плечами. Знает, наверное, что делает.
        Пират вернулся уже к обеду, ведя за собой дюжину краснокожих орков самого живописного и диковато-разбойничьего вида. Бендиан про себя выматерился. Предполагалось, что численность противников ограничится дюжиной пиратов, а теперь еще и эти навязались на его голову… Придется разбираться со слишком превосходящей силой. Ну или избавляться от лишних свидетелей по дороге.
        Арберик что-то сказал на местном орочьем наречии, и орки стали брать тяжеленные тюки и взваливать себе на спину.
        - Пойдемте, милорд, - криво усмехнулся пират.
        - Пойдемте, - деланно вздохнул Бендиан, подхватил свой тюк и взвалил его за плечи. А вот теперь переход предстоял далекий - две сотни миль до почти границы Гравии по малонаселенным и весьма неприятным местам.
        - Это все ваших рук дело! - Риус был в бешенстве. Все-таки пришлось ему воспользоваться порталом для бегства, который предоставил ему Серж. Ему и его семье, которую он вывез на Гравию, предупрежденный верными людьми.
        - Моих, - пожал плечами Серж. - И что?
        - Вы представляете, сколько людей погибло по вашей вине?
        - Представляю, - хмыкнул Серж. - Гораздо больше бы их погибло по вашей. И ваших собратьев по заговору. И все равно они были бы мертвы после того, как восстание бы удалось. Неужели вы думали, что сможете остановить регулярную армию плюс Искореняющих? На что вы надеялись? На народную поддержку? Голой пятой точкой штурмовые батальоны остановить? Только вот, господа неудавшиеся реставраторы, хрен бы с вашими жизнями, но каждый из вас прихватил бы с собой тех простолюдинов, которые вам поверили бы и пошли сначала с вами, а потом на плаху за ваши грехи. Сколько жертв было бы? В сотню раз больше? Пусть отвечают вожаки, пока они не успели натворить дел. Вам предсказать итог вашего восстания?
        Риус молчал, кулаки сжаты, крылья носа раздувались, как паруса. Ну молчи, молчи, революционер хренов.
        - Вы бы подняли восстание с целью отделения Северной Зунландии - я это знаю, те, кто уцелел, сдали вас с потрохами, сам видел показания. Не надо мне было петь про то, что вы вне политики и весь из себя такой белый и пушистый, а за спиной держать заряженный пистоль. За вами пошла бы лишь небольшая часть народа, которой нечего терять, остальных вы бы насильно мобилизовали в свою псевдоармию. Вчерашних крестьян, патриотически настроенную молодежь с камнями и палками против головорезов, прошедших фронт, и вооруженных до зубов? Не смешите. Через пару дней армия прошла бы через ваше мясо, даже не заметив препятствий. Ну а затем - то, что мы имеем сейчас. Руководство заговорщиков, ведомое не столько идейными мотивами, сколько алчностью и жаждой наживы было нейтрализовано до того, как смогло натворить дел и пролить чужую кровь. Они знали, на что идут, как собственно и вы, когда задумали этот бунт. Я предлагал вам занять трон Зунландии, с нашей поддержкой, как военной, так и материальной. Но вы предпочли отказаться, имея на руках лишь интересы кучки богатых дураков без военного опыта, со своими глупыми
хотелками. И оружие вам бы не помогло - во-первых, кто бы вам его продал в потребных количествах, а во-вторых, научить штатских им владеть - по щелчку пальцев это не делается. Я лишь минимизировал жертвы, - пожал плечами Серж. - Те, кто виновен, получили по заслугам, не подставив невиновных. Вот только не надо на меня бросаться, я сильнее вас и могу слегка покалечить.
        - Вы чудовище! - Риус подавил порыв вцепиться Сержу в горло.
        - Нет, господин Риус, я человек, что гораздо страшнее. Вы говорили, что я плохой политик? Возможно. Но я прагматик. До цинизма. И все, что вам кажется чудовищным, есть элемент той самой политики. Смерть одного человека - трагедия, тысяч - статистика. Не бывает моральных принципов, когда мы заходим в эту сферу. Только интересы - расы, нации, государства. Если рефлексировать, то делать в политике нечего, и корона превращается в терновый венец. Вы говорили, что не готовы занять трон Зунландии? Я понял вас. Как я и говорил, это предложение было скоропортящимся и больше я его не сделаю. Династия Троган больше никогда не взойдет на трон. Последним и самым выдающимся правителем в известной мне истории был Азариус. Вы - не он, я в этом убедился. Поговорим о вашем будущем.
        - Делайте со мной что хотите. Я так понимаю, что мои дни сочтены вами? Хотя бы семью не трогайте.
        - Ваши дни могут быть сочтены вами, и только вами. Никто вас трогать не собирается. Живите, где хотите, и делайте, что хотите. Разумеется, с определенными ограничениями.
        - Не говорить никому, что я из династии Троган? - оскалился Риус.
        - Да можете говорить об этом хоть на площади. Народ привык к самозванцам и умалишенным, особенно если у них нет доказательств. Но вот заговоров я не потерплю, Тайная Стража Гравии работает лучше, чем зунландская. Или если поймете, что не вписываетесь в новое общество и не принимаете его устои - портал к вашим услугам. Отправим в любое место по вашему желанию. В любом случае, как вы мне и говорили, вам интересней заниматься любимым делом. Занимайтесь. Не смею отнимать ваше драгоценное время, - Серж поднялся из кресла, и пошел к выходу, громко стуча каблуками подкованных сапог по деревянным половицам гостевого дома, куда под охраной поместили и самого Риуса, и его семью.
        Посмотрим, что из этого получится, на ходу подумал Серж. В любом случае, он сказал правду - династии Троган больше на троне не бывать. Придется все брать в свои руки.
        - Привал, - объявил Арберик, и плюхнулся на тюк.
        Бендиан стянул свою ношу со спины. Да, переход по джунглям Центральной Гравии был еще тем. Постоянная духота, от которой все чаще ломило в груди, и дикая неприятная влажность, заставлявшая потеть. А также всевозможные ползающие и прыгающие гады, от лягушек и змей до непонятных зверьков, чьи красные глаза светились в отраженном свете фонаря адскими угольями. Самое главное, было одно правило - ничего не трогать руками. Ни ярко раскрашенных во все цвета тех же лягушек-древолазов, из которых орки и индейцы добывают смертельный яд, ни веток, которые могут внезапно ожить в руках и вонзить ядовитые зубы, оказавшись смертельно ядовитой змеей, ни вон тех красивых цветочков, от которых потом наступает омертвение плоти… Царство обмана и обманок. Жертв, прикидывающихся охотниками, и охотников, прикидывающихся жертвами. Поэтому впереди их процессии шел местный, краснокожий орк, который вырос в этом адском лесу и знал все тонкости, а иначе он не был бы жив. Время от времени орк замирал, потом следовал или удар мачете, или указание жестами, что надо делать и где ступать. Бендиан повторял все то, что делали
беспрекословно подчиняющиеся орку пираты - не хватало еще скопытиться от глупой случайности. А еще он корил себя за то, то неправильно проложил маршрут, из-за стремления держать в секрете конечную точку назначения и приходилось топать лишние лиги по джунглям, вместо комфортного пребывания на борту корабля. Можно было назначить точку высадки и ближе, вряд ли в этих водах их бы застигли патрульные шхуны Гравии, настолько южнее они не заходят. Хотя и сами пираты могли воспротивиться - маленькие патрульные суда были оборудованы не только связью, но и новым оружием, придуманным этим дьяволом Сержем, и в схватке один на один кораблю джентльменов удачи отводилась роль безответной мишени.
        Наконец они вышли на большую прогалину в джунглях, размером где-то в четверть мили диаметром, явно рукотворного происхождения, на которой росла только густая зеленая трава. Бендиан бросил свой тюк на траву и сел, вытянув гудящие ноги, полюбоваться на невиданное зрелище. Затерянная база Древних! Причем сделанная уже по местной технологии, из каменных плотно пригнанных друг к другу блоков. Большая усеченная пирамида, камень на которой потемнел от времени, осадков и постоянно атакующей зелени. На некотором удалении от нее он заметил вытесанные из камня статуи мифических существ - видимо, жившие когда-то поблизости вымершие орки или индейцы избрали ее местом поклонения.
        - Любуетесь? - подошел со спины Арберик.
        - Недоумеваю, - ответил Бендиан
        - Чему же?
        - Почему на этом месте нет никакого поселения. Вроде бы, постройка Древних…
        - Она проклята, как говорит наш друг Ринагур, - кивнул на орка пират. - Стоит здесь провести неделю, и начинается болезнь от древнего проклятия, пропитавшего все вокруг.
        - А сама эта постройка? - Бендиан обозрел ее снизу доверху, внимательно изучая. Нет, в анналах Ордена такого он не видел. Кто ее соорудил? Гномы, орки, эльфы? Или все-таки люди?
        - Каменюка каменюкой. Может, Древние ее и построили, но вот только забыли сказать, как попасть внутрь. Это никому не удавалось. Хотите - пробуйте, не стану вам мешать. Но завтра с утра мы уходим отсюда дальше. Я думал, это ваша цель.
        - Если бы, - вздохнул Бендиан. - Моя цель дальше, намного дальше.
        Здесь он сказал чистую правду. Им тащиться еще долго. Судя по всему, от неопределенной границы Гравии их отделяет еще не один такой дневной переход, учитывая их черепашью скорость передвижения. Да, со сроками он явно поторопился.
        Бендиан встал на ноги, разминаясь, а затем не торопясь пошел к пирамиде. Кто знает, есть ли у Ордена сведения о ней? Задача любого брата-искореняющего - всегда собирать информацию о имеющихся объектах Древних, тем более ранее неизвестных. Кто знает, может и эту базу когда-нибудь смогут открыть, архимаги Ордена не лыком шиты и имеют соответствующую подготовку. А что там может быть внутри… Бендиан уже слышал слухи о несметных богатствах, оставшихся от Древних, и то, что Серж смог найти и открыть несколько баз, вывезя оттуда артефакты и оружие, которое он с успехом использовал против других рас. А то, что Серж использует его и против Ордена, он даже и не сомневался. Не зря его послали ликвидировать Лигуса, он представлял серьезную угрозу как для Ордена, так и для проводимой им политики.
        Бендиан, подтягиваясь, переваливал тело через гигантские ступени, в шаг высотой - казалось, какая-то гигантская раса вымерших великанов делала их под свой исполинский рост. Хотя неизвестны были науке такие великаны, ну кроме драконов разве. Тем - да, как раз под их могучие лапы. Но эта постройка явно не в их стиле. Хотя про драконов неизвестно ничего, кроме того, что они есть, и все поголовно - маги. Немногие разумные имели случай встретиться с ящерами лицом к лицу и остаться в живых, не превратившись при этом в хорошо прожаренный бифштекс - летающая нечисть, как правило, не тратила времени на пустые разговоры и атаковала сразу.
        Потратив на подъем полчаса и порядком изгваздавшись в нанесенной на ступеньки грязи и росшем мхе Бендиан наконец взобрался наверх, на самую вершину, на площадку, сложенную из каменных плит. С верхушки пирамиды было видно исполинское зеленое море сельвы, раскинувшееся со всех сторон, залитое призрачным холодным светом крупных влажных южных звезд. Он даже поежился от мимолетного ощущения - так, вероятно, чувствовал себя один из Древних, прибывших со звезд, когда обозревал окрестности своего нового мира. И также чувствовал величие природы, ее превосходством над жалким человеческим разумом, всего лишь навсего еще одной разумной обезьяны, очередного паразита экосистемы.
        Бендиан снял свою сумку и положил ее на плоскую каменную плиту. Миссия - миссией, а провести исследование столь неожиданно найденного места надо, на всякий случай он прихватил набор артефактов, который помог бы не только в этом случае. Бендиан достал первый - Стража Проклятий. Да, точно, чертова краснокожая чурка не соврала, голубой камень изменил цвет на розовый. Судя по интенсивности проклятия Древних, здесь нельзя было находиться больше суток без выраженного ущерба для здоровья. Ну значит, как сказал Арберик, с утра отсюда и уйдем. Подумав хорошенько, Бендиан не стал доставать секстант - все равно без судовых песочных часов здесь не измерить координаты. Придется аппроксимировать окружность, в которой потом поисковые группы Ордена могли найти это место. Или найдут еще проще - выловят кого-нибудь из аборигенов и под Божьим Раскаянием с помощью игл и щипцов выудят точное местонахождение древнего храма-базы.
        Бендиан надел Всевидящие Очи - очки с наложенным плетением магического зрения. Мир вокруг сразу заиграл новыми красками, а ночь стала днем. Усилием мысли он попытался рассмотреть отсюда, что творится в лагере. Изображение сразу увеличилось, показав готовящихся к ужину и ночевке пиратов и орков, занимающихся своими нехитрыми делами. Он перевел взгляд вниз, на якобы монолитный на первый взгляд каменный пол. В древней крыше алел контур проема люка.
        Бендиан достал Магову Отмычку - как правило, эта штука очень хорошо работала для отпирания всевозможных запоров, как древних, так и современных. Ориентируясь по очкам, он поставил ее в центре люка и нажал на камень на артефакте. Было видно, как вспыхнули на мгновение плетения, но контур люка так и продолжал светиться красным цветом - отмычка не сработала. Для очистки совести он нажал на камень еще пару раз с тем же результатом. Бендиан вздохнул - ничего не вышло. Ну и пусть с этим разбираются маги Ордена, когда сюда прибудут. Он не маг, а шпион, и вскрытие древних объектов в его служебные обязанности не входит.
        Бендиан обошел пирамиду, заглядывая вниз, за край площадки, осматривая отвесные без ступенек или каких-то приспособлений для подъема стены. Да, на ней были еще тщательно замаскированные то ли люки, то ли двери, но до них сейчас было не добраться. Это надо брать с собой пару пиратов, чтобы они спустили его вниз до уровня боковых входов, но тогда легенда о неприступном каменном изваянии Древних летела ко всем чертям, и сюда со временем заявится толпа архимагов всех рас, а спутники по необходимости могут прибить его и пораньше, решив не тащиться дальше за его «сокровищами» и удовлетвориться найденным здесь. А это и ему, и Ордену было совсем не нужно. Пора, однако, и спускаться. Обнаружили захоронку, убедились, подтвердили, что это объект Древних, а каких из них и как его открыть - пусть маги чешут плешивые головы под черными клобуками.
        Бендиан спускался обратно добрых полчаса по этим чертовым каменным уступам, пока наконец не спрыгнул с последней ступеньки на пружинящую траву.
        - Ну что, что-нибудь нашли? - проявил живое любопытство Арберик, подозрительно оглядывая его сумку.
        Да и пусть себе оглядывает, подумал Бендиан. Он еще не подозревает, что если запустит туда лапы, то потеряет еще и голову.
        - Нет, ничего, - притворно вздохнул Бендиан. - Да можете и сами убедиться. Прогуляться до вершины, с нее так хорошо видно сельву. Зрелище роскошное, рекомендую.
        - Ну уж нет, милорд, - хмыкнул тот. - Я туда не полезу. Не любитель как-то рассматривать лес, мне море ближе.
        - Жаль, жаль, - вздохнул Бендиан.
        - Пойдемте, милорд. Нас ждет ужин, а затем отдых. Орки что-то забеспокоились, пока вы были наверху. Так что по их требованию выступаем рано утром.
        - Боязливые какие-то орки попались, - ухмыльнулся Бендиан, хотя у самого что-то кошки на сердце заскребли. К чему бы? Но к интуиции следовало прислушиваться. - Ну что же, пойдемте завечеряем.
        Глава 10
        Филлерик был расстроен. Сказать, что очень - ничего не сказать. Столь тщательно отстаиваемая им программа создания мощного военно-морского флота трещала по швам.
        Флот на Изначальной был, но недоразвитый. Как транспортное средство? Для этого есть порталы, а везти на другой континент то, что в порталы не лезет, или на не оборудованное порталами место - хватало и небольшого количества кораблей. Рыболовецкий - да, имелся, вот он и был самым многочисленным. Все-таки глупо было бы, имея такое количество воды на планете не пользоваться ее дарами. Рыба и морепродукты были очень популярны как на побережьях Зунландии, так и на Гравии. Да и с подсказкой Сержа та же рыбная мука из ранее непригодной к употреблению бросовой рыбы теперь шла как добавка на корм живности, которую тут не разводил только ленивый. Так что за эту часть отрасли Филлерик был спокоен, рыбаки кормили Гравию отменно всеми видами даров моря, попутно заготавливая запасы на период штормов.
        Вот с военным флотом было не так гладко. Он был немногочисленным у всех воюющих сторон. В связи со столь малым коммерческим судоходством и его малой значимостью военные корабли действовали в прибрежной и ближней морской зоне, занимаясь перехватом неосторожно попавших в их зону действия судов, в частности тех же работорговцев и контрабандистов, которым пользоваться порталами было уж явно не с руки. И естественно редко проводя целевой дальний поиск в труднодоступных местах, подобно черноистокскому путешествию Сержа через Туранское море к заброшенной гномской колонии. Ну а в военное время - так, как недавно отметились гномы и эльфары, проводя захват прибрежных колоний и выполняя десантные операции, изредка вступая в морской бой. Поскольку сейчас Серж поставил задачу сделать мощный флот для всех зон, в том числе и для рейдерства в океанской зоне, вопрос естественно встал в обученных экипажах, а именно военных моряках.
        Флот Зунландии в войне почти не участвовал. Не было у них такой задачи, да и противники были не особо активными. Ближняя и прибрежная зоны от эльфийских и гномских кораблей прикрыты - и ладно. Так по крайней мере, было на севере Зунландии. А вот на юго-западе все было значительно сложней. И трагичней. Блокированные в гаванях корабли Зунландии давали последний бой превосходящему эльфарскому флоту и десанту, и были уничтожены почти все, в том числе целиком с экипажами, которые не сдавались в плен. Южный флот был уничтожен полностью.
        С севера же части из флотского экипажа были превращены в войска сухопутные и отправлены Кратом на фронты. Воевали моряки не очень, кроме частей морской пехоты, флотского спецназа. Эти всегда отличались лихостью и безбашенностью, поэтому эльфары боялись их до дрожи кончиков своих острых ушей. Плохо то, что морская пехота Южного флота была тоже уничтожена почти полностью, оказавшись на острие вторжения эльфарских войск.
        То есть получалось так, что экипажей для захваченных кораблей у Филлерика не было. Моряки - в основном гражданские. Среди них небольшая кучка ветеранов флота, служившая до этого в небольших чинах, и поэтому большой или большей пользы для формирования и обучения экипажей принести не могла. Да и рыболовы предпочитали заниматься своим прямым делом, таская сети и принося домой полновесные золотые и новые кредиты за проданный улов. Причем не только в Орсоде, но и в Кинтаре, и в Ангере - во всех прибрежных городах, заселяющихся новыми и новыми переселенцами из Зунландии. Филлерик не то, чтобы был против этого, совсем наоборот. В случае чего рыбаки вмиг станут морскими ополченцами, но вот их подготовка… Любой военный корабль под управлением кадрового офицера флота потопит всю эту сборную флотилию, как бог черепаху. Спасало лишь дальнобойное оружие Сержа, но его на всех не хватало, да и управляться с ним могли только егеря - другим его не доверяли, справедливо полагая возможную утечку. Ходили слухи, что за образец оружия Сержа все заинтересованные готовы были заплатить золотом по весу, а значит соблазн
был не просто велик, а непреодолим. Только наслаждаться деньгами недалекому предателю удалось бы недолго - Серж был не из тех, кто прощает измену, а шарик для такого дурня станет размером с овчинку.
        Единственная надежда была на миссию одной рыболовецкой шхуны, экипаж которой состоял целиком из бывших офицеров военно-морского флота и егерей, а отбирала его лично Ана. И это была не обычная группа эвакуации.
        Адмирал Фердимин, начальник экипажа, ждал перед внушительным зданием военно-морского штаба Северного флота, а за ним стоял строй из офицеров и матросов, выбранных за наиболее бравый и внушительный вид. Ожидался приезд высокого начальства - сам генерал Крат со своей свитой решили проинспектировать Мейдар, северный морской порт, крупнейший из имеющихся у Зунландии. Точнее, один из портов - стоянку военной флотилии, на торговый и рыболовецкий вряд ли распространялись его планы.
        А вот и пожаловало высокое начальство - три фургона, выкрашенные в черный цвет прогрохотали железными ободами по мощеной брусчаткой мостовой, и остановились точно перед строем мариманов. Фердимин поднял правую руку, и дал отмашку. Флотский строй вытянулся по стойке смирно, забухали литавры и завыли трубы оркестра, играющего «Правь», и под этот внешний антураж из фургона, в заботливо открытую матросом из почетного караула дверь, на ковровую дорожку шагнул Крат, а за ним, неуклюжей обезьяной вылез его заместитель по святой части, брат Арирес. Адмирал внутренне передернулся. Он любил святош не больше, чем матрос-первогодок линь, которым охаживали нерадивых остолопов. Только судя по взгляду, который кинул на него Арирес, здесь на роль остолопа выбрали его самого.
        - Ваше Высокопревосходительство, добро пожаловать в штаб Северного флота! - отчеканил адмирал, отдавая воинское приветствие сжатым кулаком на груди.
        - Вольно, адмирал, - лениво пробасил Крат.
        И тут Фердимину стало немного нехорошо. В одном из прибывших гостей, свиты генерала, успевших вылезти из фургонов, он узнал своего старого врага - адмирала Макски. Точнее, маркиза ван Макски, богатого сынка знатных родителей.
        Макски в свое время был нечист на руку. Под его командованием он прослужил лет пять, пока это не выяснилось, и лично Фердимин арестовал Макски, намереваясь передать его в руки королевского правосудия. Не удалось. Вместо расследования, которое могло привести отпрыска, купившего себе звание при старом военно-морском министре при Азариусе, на рею, Макски стараниями влиятельных родителей был переведен на Южный флот. А адмиралу посоветовали закрыть рот, или же уйти в отставку. Пришлось стиснуть зубы и молчать о проделках богатого подонка. И гляди ж ты, при нужных покровителях капитан пробился в адмиралы, стал равным по званию Фердимину, а теперь еще и придворным при новом короле, то есть при Крате - кто правил Зунландией реально секретом не было.
        - Прошу вас, господа, - на правах хозяина взмахнул рукой адмирал, указывая на вход в штаб, возле которого стояли наизготовку матросы из почетного караула, сверкая на холодном северном солнце блестящей сталью обнаженных палашей.
        Адмирал усмехнулся про себя, как боязливо проскользнул чернорясый через строй матросов, в отличие от мерно шагавшего и даже не сбавившего шаг Крата. Макски тоже попытался показать напускное бесстрашие, но получилось это у него не очень - сбился с шага, чуть не пропахав носом красную дорожку для почетных гостей, расстеленную на ступенях.
        Пока остальная свита осталась внизу, Крат, Арирес, Макски и еще двое охранников из чернорясых прошли в кабинет к адмиралу.
        - Докладывайте, - чуть ли не с порога бросил Крат.
        Ну Фердимина было этим не запугать. Все под рукой, карты, донесения, планы. Осталось только представить это вышестоящему начальству.
        Адмирал начал показывать на карте текущую оперативную обстановку, которую мог изложить всегда, даже если бы его подняли среди ночи - настолько он владел ситуацией. Однако Крат слушал его вполуха, думая о чем-то своем. Когда адмирал закончил доклад, Крат думал минуту, наконец кивнул.
        - Я понял, адмирал. Арестовать его, - он кивнул двум чернорясым охранникам.
        Опешивший от неожиданности адмирал даже не сопротивлялся, когда ему завели руки за спину и стали вязать.
        - За что, Ваше Высокопревосходительство?
        Крат не удостоил его ответом, лишь взглянул на брата Ариреса, на лице которого была довольная злобная улыбка. Как и на лице Макски.
        - За невосторженный образ мыслей, адмирал, - расплылся в довольной улыбке Арирес. - Из вашего доклада следует, что все плохо, и флот держится якобы из последних сил. Тем не менее, вы ничего не сделали для победы над врагом, а только сидели на шее северных провинций и даром жрали свой паек. Теперь этого не будет. Ваше место займет более достойный офицер, преданный стране и короне.
        Довольный Макски, слушая как громят старого адмирала, аж цвел и пах от удовольствия.
        - Вам все понятно, адмирал? - взглянул на него Крат. - С этого момента Северным флотом командует адмирал Макски, а вашу судьбу решит Священный Суд.
        Несмотря на все свое бесстрашие, адмирал содрогнулся от ужаса. У Священного Суда была только одна функция - приговорить осужденного к казни. Оправдательных приговоров не было, разница была только в методах казни - огонь, котел, в лучшем случае обезглавливание, самая легкая смерть, предлагаемая братьями.
        Трудно было чего-то другого ожидать, подумал Фердимин, влекомый двумя братьями вниз, в подвал, в старое помещение гауптвахты. Черная зараза проникла и сюда, убирая умных и ставя преданных. Только вот не в этом случае.
        Пушечное ядро, упавшее в двух кабельтовых от борта рыболовной шхуны, явно свидетельствовало о серьезных намерениях патрульного корвета флота Зунландии.
        - Спускаем паруса, - вздохнул капитан Элдироу.
        - Мы не попытаемся уйти от него? - сказал старший помощник Макинкер. - Чтобы выглядело более правдоподобно?
        - Нет, - Элдироу глянул на небо. - Пусть захватывают. У нас в трюме все в порядке, кроме рыбы ничего нет. Да и мы долго ждали этой встречи.
        Сумасшедшая затея - так Элдироу сказал Ане перед плаванием. Позволить себя захватить и отвести под конвоем в порт? А там что? Вдруг решат, что неплохо бы рыбакам из Гравии, бывшей колонии Зунландии, немного подсушиться на реях и подкормить ворон? Правда с его экипажем сушиться на реях пришлось бы захватчикам, даже до них бы и не дошло, просто взяли бы в ножи ничего не подозревающих моряков. Не зря на борту кроме самой команды группа из егерей, переодетых в грязные парусиновые робы гражданских моряков, да и сам он в прошлом капитан фрегата «Неустрашимый», вышедший в отставку лет десять назад и решивший попытать счастья на Гравии в бытность ее еще зунландской колонией.
        Шхуна легла в дрейф, и пока лодка с матросами подходила к ее борту, его люди на палубе с любопытством разглядывали корвет. Нового образца, про себя подумал Элдироу. Взяли проект «Бриз», убрали с палубы баллисты и добавили по четыре трофейных гномских орудия с каждого борта, плюс еще одно догонное. По крайней мере, переоборудованный под артиллерию корабль представлял собой хоть какую-то силу, конечно противостоять какому-то серьезному противнику в силу размеров и вооружения он не мог, но вот для преследования и в случае чего уничтожения корыт контрабандистов или равных классом ему военных кораблей тех же эльфаров подходил вполне.
        Вот, наконец, причалила шлюпка с корвета, матросы привязали концы, и офицер в форме флота Зунландии сделал шаг через планшир. Давно я не видел этой формы, с ноткой ностальгии подумал Элдироу.
        - Кто вы и откуда идете? - старший досмотровой группы спросил у Элдироу, держась за эфес палаша. Матросы со шлюпки уже рассыпались по палубе так, чтобы видеть всех разом.
        - «Звезда Кинтара», занимаемся рыболовством. Мы не знали, что находимся в территориальных водах Зунландии.
        - Теперь знаете… Кинтар? Это ведь на Гравии?
        - Да, господин офицер, - с поклоном сказал Элдироу.
        Пальцы офицера сомкнулись на эфесе, а взгляд стал колючим и неприветливым.
        - Попрошу вас поднять руки вверх! - офицер внимательно следил за его движениями.
        - Вообще-то сейчас качка, - насмешливо сказал Элдироу, невысоко приподняв руки. - Долго мы так не простоим.
        - Моерик, Вудивен, - этого связать, - бросил офицер матросам. - Остальных - тоже.
        Два дюжих матроса завели руки капитана за спину и засуетились с веревкой. Элдироу подмигнул своим, подавая знак, что все в порядке, так и должно быть - этот вариант обговаривался заранее. Его хорошо встряхнули, как куль, и принайтовали к мачте, заставив сесть на корточки.
        Элдироу видел, как его экипаж, не делая попытки сопротивления, дал себя связать. Ну что же, посмотрим на широко известное флотское зунландское гостеприимство, усмехнулся он про себя.
        Экипаж усадили вдоль планшира, и группа занялась досмотром от киля до клотика, открывая крышки грузовых трюмов, осматривая подпалубное пространство и надстройки. Пусть себе досматривают, усмехнулся в пышные усы Элдироу. На корабле все чисто. Максимум, что они найдут - ножи для разделки рыбы, ну так это не криминал, ничего незаконного. Перед выходом на задание они специально перетрясли посудину, проверяя каждый закоулок трюма и надстройки. Серж конечно предлагал прицепить неизвестный здесь параван с оружием и снаряжением, но по здравому рассуждению от этой мысли отказались - мороки много.
        Так что на корабле не было совсем-совсем ничего предосудительного, никакого оружия, никакого снаряжения. А то, что некоторые сюрпризы есть, так это еще и додуматься надо. Например, легко вынимающийся отточенный нагель или составная часть такелажа, которую можно использовать в качестве дубинки. Егеря, переодетые матросами, могут и голыми руками передушить экипаж, как кур, а имея под рукой хоть что-то, сделать это быстрее и эффективнее. Так что только и оставалось, переглядываясь сидеть на палубе, оперевшись спиной на планшир или мачту, и следить, как досмотровая группа проводит шмон.
        - Ничего нет, Ваше Благородие! - отрапортовал через полчаса боцманмат начальству.
        - Как, совсем ничего? А в рыбе смотрели?
        - Там такая вонь, - судорожно сглотнул боцманмат. - Невозможно находиться.
        Элдироу оскалился, глядя на пререкания матроса с офицером. Ну на самом деле не такая вонь, если принюхаться, трюм оплетен плетениями стазиса, иначе улов не сохранить. Но для непривычного обоняния матросов… Пусть полазают в бочках, там кроме рыбы ничего нет. Но это сами.
        - Осмотреть все внимательно! - рявкнул раздраженный офицер.
        - Можете рыбки на обед взять, - поддел Элдироу. - Свежая, только вчера выловили.
        - Моерик, этих под конвой и на «Тайфун», - пропустив мимо ушей ехидное замечание Элдироу, распорядился офицер. - Передай, что судно берем на буксир.
        Тоже разумное распоряжение, подумал Элдироу. По морскому уставу приз не должен приближаться к кораблю на расстояние досягаемости. А то вдруг внезапно может превратится в брандер, такие случаи бывали.
        - Вставайте, и - в шлюпку. Вы, капитан, идете первым.
        Элдироу пожал плечами, встал, оттолкнувшись от мачты, и широкой матроской походкой, переваливаясь по палубе пошел к шлюпке Первая часть задания выполнена.
        Капитан недолго просидел в трюме под охраной. Щелкнул засов на дубовой двери трюма, и дюжий матрос поднял его и повел наверх, затем по до боли знакомым коридорам в каюту капитана.
        - Господин капитан, арестованный доставлен! - отрапортовал матрос человеку в капитанском мундире зунландского флота, стоящему спиной к ним у стола с бумагами.
        - Заводите, и свободны, - сказал странно знакомый голос.
        - Есть, господин капитан! - и сопровождающий удалился.
        - Капитан Роган? - человек повернулся лицом к доставленному.
        Твою же мать! Легенда летела к чертям. Перед Элдироу стоял его старый приятель по флоту, бывший подчиненный - лейтенант Янэрик, теперь уже судя по регалиям, капитан первого ранга.
        - Борода вам к лицу, Элдироу, - усмехнулся Янэрик. - Понятно, что вы постарели и заросли, но не заметить вашей приметной походки я не мог.
        - Да и вы постарели, мой друг, - сказал Элдироу.
        - Ну насчет дружбы - это мы еще посмотрим, - Янэрик зашел за спину Элдироу. Капитан услышал скрип разрезаемых веревок и почувствовал, как руки становятся свободными. - Посмотрим, что вы мне расскажете. Наша старая дружба не выдержит измены и предательства. Присаживайтесь за стол, капитан Роган.
        Последнюю фразу Янэрик сказал с полуусмешкой-полуиздевкой.
        - Сейчас - да, - Элдироу отодвинул тяжелый стул, способный сопротивляться качке, и сел на него. - Не мог же я сказать на своей новой родине, что я - бывший капитан первого ранга и командир «Неустрашимого». Сразу бы сперва пропустили через Тайную Стражу, вытащили бы всю подноготную, а затем вряд ли бы оставили в покое, ходили бы с предложениями стать капитаном военно-морского флота. У них сейчас большой флот, а людей не хватает, берут всех, кто хоть когда-нибудь по морю ходил. Так что Роган я уже десять лет, Его Величество Азариус, царствие ему небесное, предоставлял отставным военным возможность стать другим человеком, оставляя позади прошлое и врагов.
        - Занятная история, капитан. Не знай я вас, не поверил бы. Но не знаю, узнает ли кто-нибудь еще вас и не донесет ли в Тайную Стражу или в Орден.
        - Орден? А при чем тут Орден?
        - А, так вы не знаете… Полезно иногда жить в провинции, даже и мятежной, тихо и спокойно. Теперь везде у каждого командира заместитель из Искореняющих, следящий за экипажем и капитаном, дабы они были верны королю и Ордену, - скривился Янэрик и достал из шкафчика в столе квадратную бутылку морского пайкового рома и два таких же квадратных стакана, разумная предусмотрительность при постоянной качке. Затем выложил на стол несколько зеленых яблок, от вида которых у капитана непроизвольно свело скулы. - Мой сейчас всласть наблевался, слава богам, у него кинетоз. Так что из каюты он не выходит и приобрел замечательный нежно-зеленый цвет. Ну это и к лучшему - я даю ему великолепные рекомендации и оберегаю, как драгоценность. Не дай бог его спишут на берег, а сюда пришлют неукачиваемого брата, который будет лезть в любую дырку и мешать службе.
        Янэрик набулькал по полстакана рома, и подвинул один к Элдироу.
        - За встречу, - Янэрик чокнулся с Элдироу, и влил в себя содержимое стакана. - Ух, хорошо пошла.
        Он захрустел яблоком, усиленно его пережевывая.
        - Так что рассказывайте, капитан, что вас привело в наши воды.
        Прости, друг, но тебе положено знать только легенду.
        - Желание хорошего улова. Туранская сардина водится только здесь. До сих пор помню ее вкус, вот и хотел привезти на Гравию. Рыболовство у нас развито, но некоторых видов рыб просто нет, не те ареалы. Да можете сами оценить - у меня ею трюм забит.
        - Уже оценили, - кивнул Янэрик. - Я реквизировал ваш груз, и кок с помощниками уже приготовили экипажу свежей рыбы. У нас с этим не очень, мы военный корабль и рыбу не ловим, хотя ее вокруг хоть отбавляй. Сапожник без сапог.
        - Лихо, - усмехнулся Элдироу. - Вы так меня без штанов оставите, без улова-то.
        - Вам без головы бы не остаться. Одно дело - рыбаки, другое дело, если один из них бывший капитан королевского флота, тем более из Гравии, - Янэрик плеснул еще рома в стаканы. - Вот и не знаю, что с вами делать. Если все обойдется и вас никто не узнает, заплачу вам за улов. Но это вряд ли, скажу честно.
        - Почему? - живо полюбопытствовал Элдироу.
        - По королевскому указу любой подданный Гравии является бунтовщиком и сепаратистом, - вздохнул Янэрик. - И вы тоже. А военный, даже бывший, автоматически становится изменником родины и подлежит передаче Священному Суду.
        - Это с какого хрена тут заправляют святоши? И указ какого короля? Я давал присягу Азариусу, королю Гравии, объявившему себя его преемником, а Гравию - преемницей Зунландии этого достаточно. Он не требует по новой присягать себе, если ты присягал Азариусу.
        - Интересный у вас король, - побарабанил пальцами по столу Янэрик.
        - Ну по крайней мере, порядочный. И не заставляет приносить присягу какой-то полудохлой марионетке и чернорясому быдлу из лавочников.
        - Ладно, ладно, - махнул рукой Янэрик. - Оставим вопрос присяги в покое. Азариус мертв, теперь у Зунландии другой король. Я вижу, вы неплохо осведомлены в нашей политической жизни.
        - Да мы вообще-то как-то цивилизованная страна. У нас и газеты есть, и люди постоянно прибывают, от простолюдинов до герцогов. А среди моряков вести с бывшей родины доносятся куда как быстрее, - усмехнулся Элдироу. - К тому же мы живем куда лучше, чем наш зунландский народ.
        - Расскажите, - нейтральным тоном произнес Янэрик.
        И тут Элдироу развернулся в полную силу, излагая факты, без противопоставления. Пускай собеседник думает сам и сравнивает две реальности тоже сам, выводы делать ему. Об уровне жизни, об отсутствии голодных, о бесплатном образовании и здравоохранении, о наличии земли для всех и работы для каждого…
        - Послушать вас, так Гравия - просто рай на Изначальной, - заметил Янэрик.
        - Рай не рай, но это чистая правда. Не знаю, что вам втирают чернорясые и ваш главнюк, вряд ли, что-нибудь из того, что я сказал. Правду не любят, если это чужая правда, а не официальная.
        - Ну в изложении наших - вы нищая отсталая колония, возомнившая себя государством, ваши вожди - аферисты и изменники, укравшие даже корону зунландских королей, и собирающиеся вонзить нож в спину Зунландии. Когда страна истекала кровью, вы не пришли ей на помощь, коварно бросили ее и отказали, оставив один на один с врагами.
        - А вы что думаете, капитан?
        - Мне не положено думать, мне положено исполнять приказы, - жестко ответил Янэрик.
        - Не ошибитесь, Янэрик. И подумайте, кому и как вы служите, - встал со стула Элдироу. - И будет ли ваш народ жить так же хорошо, или лишь выбирать способ собственного приготовления - прожарка или варка в масле за неосторожно брошенное слово.
        - Конвойный! - крикнул Янэрик, стараясь не глядеть на Элдироу. - Отвести арестованного обратно в камеру.
        Элдироу хмыкнул, и завел руки за спину, готовясь к путам.
        …Бендиан проснулся от суеты и шума в лагере. Что там еще такое? Лениво откинув полог в палатке, он увидел кучку галдящих орков, оравших друг на друга гортанными голосами и жестикулирующих так, как политики в парламенте.
        Рядом с палаткой проходил озабоченный Арберик.
        - Что там случилось? - окликнул его Бендиан.
        - Орк пропал. Ночью.
        - Эка невидаль, - хмыкнул брат. - Деру дал или хищник какой-то им поужинать решил.
        - Вот в том-то и дело, - озабоченно ответил пират. - Надо расследовать это исчезновение.
        - Это еще зачем? - удивился Бендиан. - Мы что, королевские дознаватели, что ли? У нас есть цель, пусть возьмут поклажу пропавшего, и отправляемся.
        - Орки отказываются идти дальше без поисков. Деру он дать не мог, это его племя, ему незачем и некуда бежать, кругом сельва, - терпеливо ответил пират. - Места глухие, я должен знать, что нам может грозить.
        Бендиан хмыкнул, и полез в палатку за мачете. Что еще может служить оружием для непонятного книжного червя? Другого пираты просто не поймут.
        - Ну что же, я готов, - он вылез из палатки с мачете в руках.
        - А вы уверены, милорд, что хотите участвовать в поисках? - с полуиздевкой спросил Арберик, но Бендиан глянул на него таким взглядом, что дальнейшие колкости тот решил оставить при себе.
        Они не спеша пошли к оркам. Бендиан прикидывал, куда мог исчезнуть носильщик. Да известно куда - в джунгли. Поляна, на которой они разбили лагерь для ночлега, была шагов пятидесяти в диаметре, идеальное место. А вот за границей этого идеального места была сельва, окружавшая его со всех сторон.
        - Он ночевал здесь, - орк показал рукой на место ночлега, от которого до деревьев было шагов десять. Затем краснокожий опустился на колени, зачем-то вырвал пук травы и растер его пальцами. - Туда!
        Бендиан шел за Арбериком, стараясь ступать след в след. Главное - не упускать его из виду, чтобы в случае чего… Может, они решили таким образом отвести его от лагеря, чтобы расправиться - то-то компашка для поисков подходящая, кроме них самих еще три орка и три пирата. Прирежут тихо, и поминай как звали, плюнут еще на этот поход, и решат вернуться к обычному образу жизни.
        Они углубились в сельву на полмили, когда орк-следопыт, идущий впереди, резко поднял лапу. Арберик остановился так резко, что монотонно следующий за ним Бендиан чуть не впечатался в спину пирата.
        Орк прильнул к земле, чуть ли не обнюхивая ее, затем медленно встал, и, достав короткое копье, осторожно пошел вперед. Защелкали курки пиратских пистолей, глухо зажурчала сталь вынимаемых из ножен клинков. Бендиан тоже перехватил мачете поудобнее, и двинулся вслед за пиратом. Пройдя еще фарлонг, они вышли на небольшую полянку, даже точнее прогал в джунглях.
        Тело пропавшего орка лежало на ковре палой листвы и травы. Бендиан заметил, что над ним уже хорошо потрудилась лесная мелочь, за несколько часов обезобразив орка, для них это дармовой высококалорийный корм все-таки. Если внимательно приглядеться, то рана была одна-единственная, но безусловно смертельная - словно четырехгранный штык вошел орку точно в лоб, оставив четко обозначенное отверстие.
        - Чуйатака! - гортанно вскрикнул орк.
        Если вы не видели, как бледнеют, точнее сереют бронзовокожие аборигены - значит вы не видели ничего. Орк моментально посерел, в ужасе выпучив глаза на тело лежащего соплеменника.
        - Чуйатака! - повторил он, и это же слово эхом прозвучало в устах его собратьев.
        - Что это еще за Чуйатака такая? - поинтересовался Бендиан у Арберика.
        - Потом расскажу, - отмахнулся тот. - Возвращаемся в лагерь.
        Когда они вернулись на место стоянки, орки опять сбились в кучу, держа свой совет.
        - Так что это за хрень такая?
        - Лесной дух, - коротко ответил Арберик. - И орки боятся его до усрачки.
        - Ну насколько я видел, это больше похоже на удар клевца или штыка.
        - А вы разбираетесь в ранениях, удивительно для книжного червя, милорд, - хмыкнул пират, с интересом глянув на Бендиана. Прокололся, подумал Бендиан, почувствовав, как у пирата проснулась подозрительность.
        - Ну не всегда же я за столом сидел, - дернул плечом брат. - В молодости я был пару лет солдатом, потом не понравилось.
        - Так вот, эта Чуйатака - злой дух сельвы, - продолжил пират, решив видимо оставить расспросы на потом. - Никто его никогда не видел и не слышал, или может быть и то, и другое, да вот только рассказать не смог, потому что помер. Ночное существо, Тот, Кто приходит ночью. Вероятно, владеет магией скрыта, да и не только ей. Убивает по своему усмотрению. И вот что плохо - он не оставляет в живых никого, но делает это в своем стиле. Среди орков ходят легенды о том, как Чуйапата уничтожал целые племена, расправляясь с ними поодиночке. В одну ночь пропадет один, в другую другой, и так, пока не перебьет всех.
        - Из серии бабушкиных сказок, если бы я собственными глазами не видел, то не поверил бы.
        - Именно. Я тоже считал это байками недоразвитых племен, - сплюнул под ноги Арберик. - Пока не увидел сегодня дохлую орчатину с характерной раной.
        - Может, это какое-то племя или одиночка? Уж очень плохо сходится легенды о духе и дырка во лбу от холодного оружия. Духи существуют, но что-то я не слышал о нематериальной сущности, орудующей штыком по ночам. Это кто-то во плоти, возможно, владеющий магией, но предпочитающий убивать традиционным оружием.
        - Возможно, - пожал плечами Арберик. - Тогда он смертен.
        - Как поступим дальше?
        - Пойдем, как и шли, возвращаться назад бессмысленно. Из этих проклятых лесов мы выйдем на равнину через три-четыре перехода, при этом не могу сказать, скольких мы потеряем. Усилим охрану, запалим костры. Дух это или нет, но попробуем его одолеть или хотя бы сдержать. А там будь что будет.
        - Вы сможете уговорить орков и дальше идти с нами? - спросил Бендиан.
        - А куда им деваться? - пожал плечами Арберик. - Я сомневаюсь, что они предпочтут путешествовать в одиночку или возвращаться обратно, чем больше народу, тем больше шанс на выживание. Может и этот долбаный дух отвяжется от нас, когда мы выйдем в прерии.
        - Будем надеяться, - ответил Бендиан. Эта ситуация ему не нравилась.
        Глава 11
        Элдироу сидел под замком еще неделю, весь обратный путь до Мейдара. Развлечений не было никаких - Янэрик больше его не вызывал, так что и оставалось дремать на рундуке под плеск волн, бившихся о борт, и поскрипывание обшивки. И ждать. Пожалуй, все-таки Ана переоценила степень недовольства моряков Кратом. Ну посмотрим, в крайнем случае если их собираются сдать Искореняющим или Тайной Страже, сработает, как называл это Серж, «троянский конь», и штурмовая группа, выбравшись из-под запоров, пройдется по кораблю, вырезая всех, кто окажется на пути, потом с захваченным кораблем порезвится в гавани и уйдет морем, пока преследователи будут организовывать погоню. Уж моряков на управление корветом хватит. Единственное, что тогда миссия будет сорвана, а отношение зунландцев сменится с пассивно-недоброжелательного на активно-враждебное, и про помощь их военно-морского флота можно будет забыть.
        Загрохотала якорная цепь, палуба наверху наполнилась топотом матросов, и Элдироу понял, что они встали на рейд в Мейдаре. Теперь ждать, пока кто-нибудь не попытается войти сюда. Миссия сорвана, и осталось только реализовать план с захватом корабля.
        Через пару часов Элдироу понял, что что-то случилось. О нем попросту забыли, что было весьма странно. Еще через пару часов щелкнул засов двери. Элдироу приготовился, и… В каморку зашел Янэрик собственной персоной и плотно притворил дверь.
        - Вы, я чувствую, заждались, - губы Янэрика скривились в ухмылке.
        - Да мне как-то не привыкать ждать, вы же знаете.
        - Знаю, - с какой-то странной интонацией сказал Янэрик. - Не беспокойтесь, не надо меня бить по голове, отнимать палаш и ставить все с ног на голову, что вы были флотским чемпионом по ривату я помню прекрасно. Как и ваши так называемые рыбаки, у них повадки минимум морской пехоты.
        - Что-то изменилось? - спросил Элдироу, почувствовав неладное.
        - Увы, да. И не в лучшую сторону. Вы же знаете Фердимина?
        - Конечно. Отличный моряк, теперь адмирал. В свое время мы с ним очень тесно общались, и вы это прекрасно знаете.
        - Ну в ваших капитанских попойках я тогда не участвовал, лейтенантов туда не звали, - скривился Янэрик. - Рылом тогда не вышел. Так вот, Фердимин оказывается больше не адмирал и не командующий.
        - Как так? - удивился Элдироу. По последним разведданным он так и оставался на этом посту вплоть до отплытия шхуны в море.
        - А вот так. Смещен Кратом и его чернорясым помощником три дня назад.
        - Кто на его месте?
        - Ну сейчас время продолжить вечер воспоминаний. Естественно вы помните Макски.
        - Этот мудак на месте Фердимина? Да ваш Крат совсем разум потерял.
        - Ну хотя номинально это мое начальство, но да.
        - По крайней мере не мое, я вашему Крату присягу не давал, как и слизняку Викхерну.
        - Тише, тише. Я вас понимаю. Но инициатива сменить Фердимина на Макски исходила от Ордена. Так что все на совести чернорясых, впрочем, какая у них совесть.
        - Так о чем мы собственно говорим? - Элдироу решил спросить в лоб у капитана.
        - О том, что флот - не армия, а север - не юг. Мы не собираемся терпеть чернорясых и Макски, а Крату служили тогда, когда он восстанавливал Зунландию, а не сейчас, когда он ее уничтожает.
        - Мятеж? - удивленно спросил Элдироу.
        - Мятеж, - подтвердил Янэрик. - Мы не бараны, которых режут чернорясые. И не Викхерну быть нашим королем. Впрочем, как и не вашему Сержу, к которому никто особо теплых чувств не питает.
        - А вот это вот зря. Он сделал для Зунландии гораздо больше, чем вы можете представить. В частности, помог отбросить гномов и эльфов с наших земель.
        - И объявил Гравию наследницей Зунландии на основании того, что выполняет волю Азариуса? - усмехнулся Янэрик. - Поговорим об этом позже. В частности, и о том, способна ли Гравия стать союзницей Зунландии и помочь в восстановлении королевской власти.
        - Что требуется от нас?
        - Фердимин на удивление еще жив, и насколько мне известно, пыткам его не подвергали и здесь казнить не будут, зная местную обстановку, повезут в Арзун. Мы собираемся его освободить, перебить всю местную звиздобратию в рясах, и взять командование флотом и близлежащими провинциями в свои руки.
        - План отдает его отсутствием, - усмехнулся Элдироу. - Детвора. Малыши играют в песочнице и рассуждают о делах взрослых, пытаясь делать это со всей серьезностью. Только ваши детские игры вызывают у взрослых лишь здоровый смех. Мятеж обязательно провалится. Крат задавит его войсками. Сколько численность флота? Три-четыре тысячи максимум, включая береговых и нестроевых? Кто встанет во главе? Фердимин? Вот только вы его забыли об этом спросить. Если бы он хотел поднять мятеж, он бы это сделал раньше. Ну ладно, допустим, вы это удачно провернули и заняли Мейдар, и Крат ничего не смог сделать. Что дальше? Сил для полноценной экспансии на юг у вас не хватит. А вам нужно продовольствие. На одной рыбе вы не просидите, а в северных провинциях хлеб как-то плохо растет, все снабжение идет с южных регионов, а управляют распределением централизованно. Крату даже необязательно посылать сюда войска, достаточно перекрыть границу, и через пару месяцев вас прирежут озверевшие от голода и цинги горожане, да и ваши же собственные матросы. Зиму же вы не переживете. На кого вы надеетесь? На Гравию? Да не смешите меня.
Во-первых, Гравия сейчас сама только-только выходит на обеспечение себя продовольствием, призрак голода уже не маячит на горизонте. Но обеспечивают себя только те, кто производит продовольствие. И лишние четыре тысячи ртов, которые ничего не производят, а только жрут и срут, сидя на службе, ей просто не нужны. Причем, заметьте, на чужой службе другому государству, да еще враждебно настроенному. Серж, конечно, в большой степени альтруист, но далеко не идиот. И лучше окажет помощь ближнему, чем враждебно настроенному дальнему, тем более который в будущем станет проблемой и угрозой. Вы сами сказали, что не поддержите Сержа на престоле Зунландии. Ну и, извините за мой эльфийский, нахрен вы ему нужны?
        - Что вы предлагаете?
        - Я? Ничего. Предлагать что-либо - это не моя прерогатива. И не ваша принимать предложения. Я так понимаю, в заговоре участвует кучка адмиралов и капитанов? Если хотите услышать предложения, я могу обеспечить встречу ваших главнюков с Сержем. Пусть они договариваются с ним непосредственно. И кстати, про королевский указ Викхерна лучше не упоминать и его не соблюдать, иначе вас выкинут нахрен не сходя с места. А блестящие перспективы сепаратизма и самоопределения я вам уже изложил. Лучший для вас вариант - если Серж тронется умом и предложит вам протекторат, только тогда у вас что-то получится. А нет - скатывайтесь и дальше в нищету, голод и гражданские войны, у Крата с Викхерном это неплохо получается.
        - Я передам это остальным, - серьезно сказал Янэрик. - Думаю, что в руководстве задавались подобными вопросами. Но дело в том, что план уже запущен и изменить ничего нельзя.
        - В каком смысле «уже»?
        - В полном. Через два часа с наступлением темноты флот начинает брать власть в Мейдаре в свои руки. А предложение, которое собственно меня и просили вам сделать, в том, чтобы вы помогли взять здание штаба и вызволить Фердимина. У нас мало штурмовых частей, и они будут работать по другим объектам, вроде арсенала, порталов и отделения Ордена. Я так полагаю, что ваши люди могут помочь?
        - Пойдемте, спросим у них сами, - решился Элдироу.
        Крат уже готовился к отъезду обратно в столицу. Чемоданы убраны и унесены в фургон, все готово. Да, Мейдар теперь его. Адмирал Фердимин смещен, ставленник Ордена теперь командует флотом. И на кой дался им этот Макски? По краткому общению во время поездки этот малый настолько прохвост и жополиз, насколько это возможно. Лебезил перед Ариресом так, как будто готов был ему ноги целовать. Крат не любил таких прохвостов. Поэтому, когда Макски полез с угоднической улыбкой и к нему, рявкнул на него, как на лижущую ноги собачонку. Искореняющим нужен был флот, точнее власть над ним, причем флот ручной и послушный, а то, что командующий у него - ничтожество, это уже мелочи. Крат навел справки о Макски у Мердоза - как оказалось, адмирал был редкостный говнюк, и, к тому же, тупой как пробка. Но делать было нечего, Арирес требовал, чтобы его ставленник возглавил флот - да и черт с ним, пусть потешатся. Все равно, последние крупные сражения на море были в такие незапамятные времена, что и не вспоминалось, настоящие флотоводцы сейчас были просто не нужны. А вот для тайных делишек Ордена… Надеюсь, у них хватит ума
не лезть на Гравию? Более гарантированного способа самоубийства было не придумать, в чем уже убедились ушастые и коротышки. На море Серж переиграл их по всем фронтам, и, если он развернется, а он это точно сделает, ни один флот мира не будет ему помехой. Так что пускай пока сидит этот Макски, занявший пока кабинет Фердимина в штабе. И трое сопровождающих и надзирающих от ордена с ним вместе.
        - Беда, Ваше Высокопревосходительство! - в комнату ворвался адъютант, без стука распахнув двустворчатые двери.
        - Я тебя чему учил? - рявкнул Крат. - Без стука не входить, мать твою! Что случилось?
        Адъютант подскочил к нему, и по привычке зашептал на ухо.
        - Да что ты мне на ухо шепчешь? - с досадой отстранил адъютанта Крат. - Говори нормально.
        - Виноват, Ваше Высокопревосходительство. Экипаж поднят по тревоге, вооруженные моряки входят в город.
        - Кто приказал? Макски?
        - Неизвестно. Но мне сообщили офицеры из преданных Вашему Высокопревосходительству…
        - Где Арирес? - прервал его Крат.
        - Поехал в штаб, забрать заключенного…
        Тем временем через открытое окно Крат услышал какой-то нарастающий шум, сквозь который его натренированное ухо уловило треск далеких выстрелов.
        - Надо уезжать, Ваше Высокопревосходительство.
        Крат задумался. С одной стороны, это будет походить на бегство, тем более, если все это мыльный пузырь и затея кучки заговорщиков провалится. С другой же - черт его знает, насколько все серьезно. Все-таки не выдержали флотские нарастающего гнета служителей древнего культа, он предупреждал Ариреса, что моряки народ гордый и горячий и со своими традициями, могут и не понять религиозно-властного рвения и пресса. Особенно, когда осмелевший Арирес в присутствии флотских офицеров прямо заявил, что адмирал будет предан Священному Суду. А это означало лишь одно - казнь.
        - Ладно, собирай всех наших, уезжаем. Пусть Орденцы нас сами догоняют.
        «Если смогут», - про себя подумал генерал. Сами кашу заварили, пусть хлебают ее теперь досыта. А с мятежом будем разбираться потом, где кнутом, а где и пряником. В любом случае у него сейчас под рукой лишних пары тысяч войск нет, придется подумать, откуда снять войска с каких гарнизонов и частей для экспедиционного корпуса. Случилось то, чего он и опасался, что кто-то решится на мятеж. Нельзя было бездумно идти на поводу у Искореняющих. Слишком резво они взяли, с места в галоп.
        - Есть, Ваше Высокопревосходительство!
        Элдироу в морском мундире, но без погон, осматривал баррикады, сляпанные из всего, что попалось под руку, возле здания штаба в подзорную трубу. Охрана решила сохранить верность нынешней власти и оборонять штаб до конца. Или не решила?
        Фактор внезапности был утерян, кто-то из местных флотских сообщил властям, что и следовало ожидать, не все же недовольны властью Крата.
        - Я должен туда пойти. Смастерили белый флаг?
        - Вы уверены, господин капитан? - Янэрик с подозрением посмотрел на него.
        - Да, уверен. Там те же люди, которые носят ту же форму. Моряки, наши моряки. И если можно решить вопрос без пролития крови, я на это пойду. Ну а если нет, - кивнул Элдироу в сторону рассредоточившихся морских пехотинцев и его группы, - вы за меня решите этот вопрос по-другому.
        - Рискуете, - покачал головой Янэрик.
        - Я рискую, капитан, с тех пор, как надел эту форму, - протянул руку Элдироу. - Так что давайте флаг.
        Ему всучили наскоро изготовленный из простыни белый флаг. Во флотских запасниках стандартного не было по одной простой причине - еще ни один корабль зунландского флота его не поднимал, никто и никогда не сдавался неприятелю.
        Элдироу медленно шел по брусчатке площади, расправив белый флаг так, чтобы его было хорошо видно из штаба, и чувствуя физически, как на него направлены сейчас арбалеты и винтовки охраны. Сейчас он пересечет условную черту в два фарлонга, рубеж открытия неприцельного огня, а там… Элдироу остановился. Надо дать обороняющимся время обдумать ситуацию.
        Прошло минут пять, и за баррикадами поднялась фигура в морской форме с точно таким же белым флагом, и медленно пошла навстречу капитану.
        Когда моряк подошел к Элдироу, тот его узнал. Из охраны, морпех по имени, кажется, Каллимор. Теперь уже в лейтенантском мундире.
        - Здравствуйте, лейтенант.
        - И вам здравствуйте, кажется, капитан Элдироу?
        - Вы не ошиблись.
        - Что вы хотите?
        - Избежать ненужного кровопролития. Нам нужен штаб, и нам нужен Фердимин. И мы не уйдем, пока не освободим его.
        - Вы думаете, что я предам присягу и Зунландию, позволив вам сделать это?
        - Присягу? Кому вы присягали, лейтенант, и сколько раз? Королю и стране? Какому последнему королю? Тому, который позволяет вертеть собой чернорясому отродью и проливать кровь мирных граждан, подрядив на это дело армию? Тому, кто награждает своих офицеров за верную службу костром и котлом?
        Лейтенант молчал, напряженно слушая.
        - Опомнитесь, лейтенант. Сейчас у вас сидит ваш командир, которого предали свои же товарищи, отдав его на суд святому отродью. Вы лучше меня знаете адмирала, знаете, что он сделал для флота и страны. И если он умрет, кровь его будет на ваших руках. Как и кровь тех, кто погибнет во время штурма. Пока ваши руки чисты. Помните, что если вы поднимите оружие против своих же товарищей, тех, с которыми вы ели из одного котла и вместе служили стране, и обагрите свои руки их кровью, вы себе никогда этого не простите. Выбирайте - Орден или страна. Только сделайте правильный выбор, - Элдироу, устав держать флаг на весу, положил древко на плечо. - У вас есть десять минут на принятие решения. После чего мы начинаем штурм, и да помогут нам боги. Честь имею!
        Элдироу отсалютовал, и, повернувшись, двинулся к своей позиции. Все, что мог, он сделал. Да, он не дипломат, и красноречия от него ждать было трудно. Но оно и не нужно.
        - Ну что? - спросил Элдироу у Янэрика.
        - Мы готовы. Здание штаба оцеплено морпехами, все входы и выходы под прицелом. Выступаем?
        - Ждем. Ровно десять минут и ни минутой больше.
        Внезапно на позиции обороняющихся вспыхнула заполошная стрельба, вспышка файрбола, потом какая-то кутерьма, и все стихло. И вот уже над нагромождением импровизированной баррикады взвился, развиваемый бризом с моря, белый флаг.
        - Пойдемте, - Элдироу вгляделся в баррикаду.
        - Это может быть ловушка, - усомнился Янэрик.
        - Вряд ли. Судя по шуму, там пришли к согласию, - Элдироу, не доставая оружия, двинулся вперед.
        Да, теперь уже Каддимор не выглядел таким щеголем. Лицо, перепачканное сажей и левая рука, которую он баюкал правой. Несколько его морпехов лежали на мостовой в той неестественной позе, которую дарит смерть.
        - Что тут у вас случилось?
        - Маг, - прошипел от боли старый лейтенант и кивнул на ступени. Там лежали тела трех чернорясых. - Скотина из Ордена, брат Арирес. С Кратом приехал. Подслушал, что мы обсуждаем сдачу и жахнул файрболом. А у нас у всех стрелков пули зачарованные, вот и успели снять в упор. Правда этот гад пятерых положил.
        - Что с Фердимином?
        - Не знаю, - скривился от боли лейтенант, пытаясь сдержать невольные слезы боли. - Сидинда, проводи господ капитанов к задержанному.
        - Есть, Ваше Благородие!
        Рослый морпех перекинул винтовку за плечо, и пошел к крыльцу. Мимо проскользнули морпехи, пришедшие с Янэриком, действуя по стандартной схеме захвата зданий.
        - Чуть с ног не сбили, - пробурчал Элдироу, еле увернувшись от столкновения.
        - Зато теперь никто отсюда не уйдет. И Макски тоже.
        - Пусть они его сначала найдут, - бросил Элдироу. - Наверняка где-нибудь заныкался, паразит.
        Элдироу шел, испытывая знакомые чувства. Внутри штаб так и не изменился. Все те же стены, выкрашенные в цвет слоновой кости, те же картины, та же каменная ваза в конце коридора, куда вставляли свежие цветы для поминок того или иного капитана… И тот же вход в подвал, царство архивариуса и теток-уборщиц, как правило вдов погибших моряков.
        Элдироу следовал за морпехом вниз по лестнице и дальше по коридору с низким потолком - приходилось пригибаться, чтобы не заработать себе шишку, вот уже, вспомнилось давнее вечное раздражение по этому поводу.
        - Здесь, Ваше Высокородие!
        Элдироу покосился на него, но смолчал. На флоте в его время обращались проще, без этих «скородий» и прочего. Он толкнул приоткрытую железную дверь.
        - …! - громко и отчетливо сказал Янэрик за его плечом.
        Фердимин был мертв. Синее лицо, с выпученными глазами и выпавшим языком, скрюченные пальцы, тянувшиеся в последнем усилии к странгуляционной борозде.
        - Удавили, - сказал Элдироу, опускаясь на одно колено.
        Янэрик долго и витиевато выругался, частично цитируя малый морской загиб.
        - Согласен, - сказал Элдироу. - Ну что, я полагаю, наша миссия завершена?
        - Нет еще, - зло бросил Янэрик. Мы должны найти Макски.
        Янэрик повернулся на каблуках своих ботфорт и пошел обратно, на первый этаж.
        Макски в кабинете не было. Все было как при Фердимине - стол, заваленный бумагами, карты на стене. Новый хозяин не успел или не хотел ничего менять.
        - Где же эта сволочь? - Янэрик чисто машинально отвел штору, словно до него здесь еще все не обыскали.
        - Ему нельзя дать сбежать.
        - Искали, Ваши Высокородия? - дюжий морпех втащил за шиворот в кабинет сразу ставшего жалким командующего флотом, и мощным пенделем отправил на ковер.
        - Лежи, сука! - морпех было занес приклад.
        - Отставить! - рявкнул Элдироу. - Живым! Охранять! Понятно? Отвечаешь головой!
        - Так точно, Ваш Скородь! - выпучил глаза морпех.
        - Ну вот и хорошо.
        Да, все пошло немного не так, как представлял себе Элдироу. Для начала в офицерском собрании неожиданно для всех решили, что возглавит вновь образованную провинцию Мейдар Янэрик. Элдироу про себя подумал, что более маститые капитаны и адмиралы решили откреститься на всякий случай от произошедшего, выбрав капитана дежурной задницей. Ну и ладно, Янэрик взялся за дело, и теперь он будет его тянуть, а флотскими делами займутся те, кто поставил его на его место. Военный комендант провинции - должность еще та.
        Все более или менее крупные корабли флота украсились согласно традиции инсталляциями на нок-реях - все первые помощники по святой части теперь висели, отпугивая ворон своими истрепанными на ветру рясами. В Мейдаре и окрестностях не осталось ни одного чернорясого, все украсили собой столбы и деревья - принадлежности к Ордену для этого было достаточно. На флагмане, крейсере «Слава Арзуна» украшений было побольше - там, кроме святых уродцев висел и неудавшийся командующий, а также брат Арирес за компанию со своим протеже. Убийства Фердимина моряки им не простили.
        - Ну что, господин военный комендант, не пора ли нам нанести дружеский визит на Гравию, к королю Сержу Первому? - помигнул Янэрику Элдироу.
        - Вы считаете, время пришло?
        …Серж вымученно рухнул на кровать, так и не раздеваясь. Ну спасибо, удружили ему Ана с Элдироу. И что прикажете теперь делать? Затевать полноценную гражданскую войну и интервенцию, когда он еще не был к ней готов? Чуть попозже бы, пару месяцев еще надо. Но господа моряки решили по-своему, и подтолкнули их к этому действия Крата. Придется брать плод тогда, когда он еще созрел и не готов упасть к его ногам. И чертовы флотские, такое впечатление, что Янэрик прирожденный торгаш. Приходилось выплясывать такие экивоки на так называемых переговорах…
        Первым условием он поставил независимость Зунландии, когда будет восстановлена ее целостность. Ну тут у Сержа было свое мнение, и капитана пришлось повозить носом по полу, как нашкодившего и оправившегося мимо лотка котенка. Независимость? Да ради бога, сколько влезет. Берите и восстанавливайте ее целостность сами, когда восстановите - тогда и говорить об этом будем. Не по сеньке шапка и едрене матери колпак? Тогда извольте заткнуться и не отсвечивать. Вопрос снят.
        Второй вопрос из той же серии. Помощь материально-техническая, продовольственная и военная. Опять же флоту и провинциям Зунландии под его контролем, и нахаляву. Вытираем котенка о пол другой стороной морды. Вы горды и независимы - сами, все сами. Независимая страна не зависит от других в плане предоставления помощи. Самим жрать нечего, еще дармоедов с их национальной идеей кормить. У нас своя национальная идея, и вы в нее как-то пока не вписываетесь. Так что, господа, вы в пролете на всех парусах при полном ветре. И этот вопрос тоже закрыт.
        В конце концов, устав от непомерных амбиций моряков, Серж, посоветовавшись со своим кабинетом, выкатил ультиматум. Или становитесь протекторатом и поступаете на службу Гравии, или идете стройными рядами верной дорогой, которой вы шли, когда устроили мятеж. Никто никому не обязан, и на паперти не подает, бог подаст. Ну а о суверенитете Зунландии речь не идет и в ближайшие лет пятьдесят идти не будет. Только протекторат - и тогда помощь на правах граждан Гравии. А мысли о том, что сейчас нам Гравия поможет, а потом мы ее того, можете засунуть себе далеко и надолго. Кроме прав, вы получите еще и обязанности, в том числе и уголовную ответственность. А в случае мятежа уже против Гравии - вспомните, что случилось с Аповбеном, Торнхоллом и Лориденом. Можем повторить, если договор будет нарушен, и никто не будет присылать войска и Стражу, разматывать ниточки заговора. Будет просто и тупо - один удар. И наличие некомбатантов никого не остановит, пусть несут ответственность за своих мужей, братьев и сыновей. Согласны - вэлкам, нет - ну и ладно. Да, кстати, желающим продолжить службу во флоте Гравии, мы
всегда рады, нам нужны военные моряки.
        Янэрик, нагруженный бумагами и сопровождаемый сопутственными речами на тему «шел бы ты», отбыл во свои яси, сопровождаемый Элдироу, как полномочным посланником короля Гравии. Заслужил бывший капитан, пришлось произвести его в адмиралы, чтобы он имел вес в глазах руководства мятежников. Та же традиционная зунландская адмиральская форма со всеми регалиями, только на рукаве камзола нашита нашивка с андреевским флагом флота Гравии, смотревшаяся на архаичной форме немного сюрреалистично. Пусть ведет дела с ними, свой все-таки. Серж почему-то был уверен, что моряки немного поупираются для куражу, но согласятся. Другого варианта у них просто не было, исключая голод и веревку.
        Вот теперь придется незамедлительно активизировать операцию «Воскресение», сдвинувшуюся, к сожалению, по срокам из-за самодеятельности зунландских моряков. Для начала надо вытащить из Зунландии Мердоза, а сначала пусть поработает напоследок, соберет все данные о дислокации воинских частей и соединений, данные на командиров и старших офицеров. Вытащим его оттуда, обязательно вытащим, подумал Серж. Хоть он и сукин сын, но как якобы сказал Рузвельт в отношении Сомосы, наш сукин сын. Получит свое, все, что ему обещали и заживет спокойной жизнью бывшего шпиона на пенсии, постоянно оглядываясь через плечо при малейшем шорохе - кровников у него хватало. Но это уже проблемы Мердоза, куда хочет, туда и направится, Гравия большая.
        А вот после того, как вытащат Мердоза… Операция была задумана грандиозная. Не зря вытаскивали офицеров Зунландской армии при смерти, не зря их ставили на ноги. Многие из них выбрали продолжение службы в армии Гравии, испытывая к тем, кто их убивал, чувства, далекие от теплых. И вот теперь надо сделать так, чтобы эти люди, обладающие авторитетом, одновременно, в один день появились в своих бывших частях, вокреснув из мертвых. И подняли массированное восстание на территории Зунландии, направленное на свержение диктатуры Крата и чернорясых. Не зря над этим работал Мердоз, не зря велось стравливание армии и Ордена, не зря массированная пропаганда велась через подполье под лозунгом «Зунландия - свободная! И Гравия с ней навек». Правда то, что Гравия в этой позе сверху, особо акцентировать не стоило. Во всяком случае, так оно и будет. А Орден - эту проблему следовало решить кардинально. До последнего брата. А Лекселу - ну что же, им есть кому заняться, там очередь уже выстроилась, можно билеты продавать. Или аукцион устраивать. Пойдет на ура.
        Серж так и не заметил, как заснул. И не снилось ему совсем ничего.
        Крат был не просто в бешенстве, в дикой ярости. Мало того, пришлось практически поджав хвост, бежать из Мейдара, потеряв Искореняющего - невелика потеря, слава богам эта святая свинья получила по заслугам - так и моряки совершили преступление Короны, государственную измену! По донесениям перебежчиков, они провозгласили провинцию Мейдар независимой, и приняли над собой протекторат Гравии, перейдя ей на службу! Ну и естественно, начали с того, что первым делом устроили чистку в своих рядах, перевешав всех чернорясых и верных Крату офицеров.
        Нет, надо, надо преподать этим новоявленным сепаратистам урок. Будь у него достаточно сил, он бы привел туда армию и сровнял с землей Мейдар. Но вот дальше… Он был далеко не дурак и прекрасно понимал то, что зализывающие сейчас раны нелюди только того и ждут, и если он сейчас займется мятежной провинцией и флотом… Первое - нет никакой гарантии, что даже имея полностью укомплектованную и боеготовую армию, он победит с приемлемым счетом. Соседи только того и ждут, когда ему нечем будет оборонять только что отвоеванные территории. И если он отведет экспедиционный корпус на север, чтобы подавить мятежные провинции, гномы или эльфы повторят то, что они уже сделали, только вот на этот раз им удастся это целиком и полностью в силу численного перевеса. Второе - Серж. Да, про его вооруженные силы не известно ровным счетом ничего, за исключением его подлых штучек. С ним приходилось считаться. За счет своего технического и магического превосходства этот гаденыш ломал все шаблоны, построенные веками, причем ни в чем не сомневаясь. Да, конечно оружие братьев и нелюдей использовалось и раньше, но очень редко и
не в таких масштабах, на этот счет были неписанные правила. Впрочем, нарушили их как раз эльфары, раскупорив кубышку прежних знаний и поведя не просто войну, а войну на уничтожение, иначе зачем бы им понадобилось богопротивное оружие, которое, впрочем, им не слишком помогло - эстафету к ужасу братьев подхватил Серж и гномы, и теперь уже оно использовалось повсеместно. Обратно в сундук эти знания не загонишь, петли сорваны. Но у Сержа, как оказалось, были и другие знания. То оружие, которое он применил против нелюдей, комбинируя и улучшая его, так повторить и не смогли. А хуже того, что он был готов его применить, не испытывая никаких угрызений совести. Это я-то мясник, горько усмехнулся про себя Крат, это он настоящий мясник, число погибших от его рук разумных шло на тысячи. Ну а поскольку о моральных принципах Сержа можно забыть, то, что произошло в Лоридене могло повториться и в Арзуне, и наверняка с его экспедиционным корпусом случилось бы то же самое, вздумав он его отправить в Мейдар. Так что с силовым вариантом придется повременить, чтобы не привести войска Сержу на бойню - а другого-то варианта
и нет! Договариваться с ним никто не будет - «король навоза», как между собой звали этого сепаратиста в ближнем окружении Крата, не договаривается, он берет свое. Тем более его отношение к Крату известно - повесить, а будет мешать - сначала спустить шкуру, а потом повесить.
        Ну а в-третьих - ну каким-то чудом он все-таки займет Мейдар и начнет там зачистку? Прольются реки крови, а флот перестанет существовать как таковой. Возвращаемся к первому вопросу. При отсутствии флота Мейдар останется открытым и без защиты, а через эти морские распахнутые настеж ворота придут опять же нелюди - тем более север был ими не разграблен, а сейчас - пожалуйста! Менять Сержа на эльфов тоже не вариант, он хотя бы человек.
        Что же делать с разваливающейся на глазах властью? Ее подберет Орден? Да черта с два, они сами боятся Сержа до усрачки. И потом, с их силами, которые максимум в пересчете составят не больше полка - это смешно. Даже их магия-шмагия не поможет.
        Так что только остается перейти к глухой обороне и надеятся на счастливый случай. Серж сам тоже сейчас напасть не сможет, силы не те. Патовая ситуация, и остается только ждать, какая из сторон допустит роковую ошибку. А пока готовиться и ждать, что бы там не говорили братья, их интересы идут вразрез с армейскими. И братья тоже идут далеко и пешим строем.
        Глава 12
        Опять ночь, теперь уже проведенная на равнине прерий, по дороге к гравийским границам. Бендиан каждый раз с содроганием ждал прихода темноты, собиравшей кровавую жатву. Каждая ночь - минус один участник их и так не особо многочисленной экспедиции. Человек или орк - все равно, таинственный Чуйатака не делал различий между расами, если ты в команде - значит жертва. Правда, из людей пока исчез только один из команды Арберика, здоровенный рыжий любитель махать своей абордажной саблей. Остальные четверо исчезнувших были орки-носильщики.
        Теперь все оставшиеся в живых были на грани, готовые сорваться в любой момент. Да и шутка ли дело - таинственный Тот, Кто приходит ночью делал свое дело неумолимо и безжалостно. Даже теперь, когда, казалось бы, вокруг были не джунгли, а равнина, где и спрятаться трудно, и напасть нельзя скрытно, лесному демону это не мешало. Одна ночь - один разумный, счет по прежнему не уменьшался.
        Не помогало ничего - ни костры, разведенные по периметру лагеря, ни бдительные и зоркие часовые, готовые разрядить мушкетоны с рублеными гвоздями в любую подозрительную тень, ни сон спиной к спине… Вон, орки даже придумали связать себя одной веревкой - все равно не помогло, даже, наверное, Чуйатаке понравилось, что теперь выбирать не надо, добыча сама была сервирована как вязанка сушек на ниточке. Так что поутру концы разрезанной будто лезвием веревки недвусмысленно указывали на судьбу крайнего орка.
        - Когда мы уже будем на месте? - Арберик выкатил красные от бессонницы и дыма костра буркалы на Бендиана.
        - Скоро, еще семь переходов.
        - Скоро? - расхохотался Арберик, в его смехе проскочили нотки безумия. - Скоро нас всех совсем перережут, как орков. А может, это работа того, кто в лагере? Кто у нас балуется с магическими артефактами Древних?
        - Уберите руки, Арберик. Будь это я, вы бы сдохли первыми, уж больно у вас характер поганый, - Бендиан высвободил свой воротник из лап пирата. - И уж носильщиков я бы точно убивать не стал, охота мне припасы на себе переть или бросать на стоянке.
        Да, их можно понять, подумал Бендиан. Каждый сейчас на таком взводе, что может взорваться в любой момент. И тем более, что когда не знаешь, кто не проснется следующим, может быть и ты сам.
        Ну а если подумать логически? Когда этот Чуйатака появился? Правильно, после ночевки у той пирамиды Древних. А если… Вот тут Бендиану стало нехорошо так, что он аж присел на травяной ковер. Вполне может быть. Место поклонения Древним, в наличии древнее проклятие, но путники уходили живыми, если успевали сразу двинуться в путь. И никакой Чуйатака их не преследовал. Вот только никто из орков не мог себе представить такого святотатства, чтобы влезть на эту пирамиду и начать там магичить, пытаясь проникнуть внутрь.
        Неужели это он сам навлек на миссию беду? Но тогда почему он еще жив? Логичнее было бы начать с него, но нет, умирали пока только члены экспедиции один за другим. Бендиан вспомнил рассказ орка - из него выходило, что демон убивал всех поодиночке. А поскольку Бендиан был тем самым святотатцем… Да он и есть цель, Чуйатаку влекут магические артефакты, находящиеся при нем! Демон загоняет его как зверя, просто навлекая на него страх и вызывая осознание собственной беспомощности, заставляя суетиться и совершать просчеты и ошибки, а также собрать побольше информации о главной жертве, что у нее есть в запасе и что она может предпринять против него. И что же теперь делать, подумал Бендиан. Избавиться от всех артефактов и в одиночку продолжить поход? Не вариант вообще, на таком удалении от людных мест и с порождением Древних на хвосте ему и суток не продержаться. К тому же если он попытается сделать ноги, то с равной вероятностью разозленные пираты найдут его быстрее демона, а умирать он будет больнее, пираты такие же мастера заплечных дел, как и он. С другой стороны, если демон решил оставить его на
закуску, вырезав всех, у него еще есть время и расходный материал в виде спутников. Но тогда возникала другая проблема - как стряхнуть его с хвоста. Единственный вариант - пройти через портал и затеряться в городе, где есть много магов. Значит, надо вернуться на Исток. Там Орден, маги и Тайная Стража, которые в два счета вычислят этого демона и пришлют архимагов с ним разобраться. В плане имелся только один совсем ма-аленький недостаток - до ближайшего портала уже на гравийской территории было порядка двух недель пути. А их оставалось девятнадцать. На закуску демону Древних хватит, но… Осталось убедить остальных прервать путешествие и двинуться к ближайшему гравийскому городу с порталом - а вот этого ему явно никто позволить не собирался.
        - Пошли? - Арберик растерял все свое дружелюбие.
        Бендиан, вздохнув, поднялся с земли и подхватил свой тюк. Поход смерти продолжался…
        - Вы можете отказаться, и я вас пойму, - Серж лично беседовал с теми, кто должен был отправиться в Зунландию.
        - Вы же говорили, что я больше не вернусь в Зунландию? - позволил себе усмешку майор Кэндеро.
        - Я ошибся. Вот поэтому и говорю, что вы можете отказаться.
        Кэндеро немного подумал. В принципе, жить в Гравии ему нравилось. И самое интересное, что все то, о чем по ночам судачили досужие до сплетен солдаты, оказалось правдой. Выйдя из госпиталя абсолютно здоровым и полным сил, он с удивлением обнаружил, что тут действительно была полная свобода действий, для законопослушного человека, конечно. Держа в руках документ с магической печатью, в котором указывалось, что отныне он - полноправный гражданин королевства Гравия, майор стоял и думал, как теперь строить подаренную ему вторую жизнь. И пережитое в Зунландии так и осталось бы ночным кошмаром, если бы иногда не болели сращенные магом жизни ребра, сломанные под пытками. А к чему может стремиться кадровый военный? К тишине и покою на собственной земле, которая полагалась ему по праву переселенца? Да не проблема, достаточно дойти до мэрии и, протянув привилегированную карту переселенца за былые заслуги, бесплатно получить себе земельный участок, а также без всяких проблем под честное слово взять ссуду в банке. Когда такое вообще было возможно в Зунландии? Да никогда.
        Кэндеро тогда так и сделал. Выбрал себе участок земли, оформил ссуду, и уже занялся строительством своего первого в жизни дома, но… Скучно, господа, скучно. Ему, привыкшему к жизни на войне, находиться в резерве территориальной обороны наряду с лавочниками и скотоводами? Поэтому, достроив свой дом, и сидя на крыльце и покуривая трубку, Кэндеро принял непростое решение. Вернуться в армию, теперь уже Гравии. Зунландия еще не освобождена от Крата с его подручными, да и теперь, оказывается, он снюхался с чернорясной сволочью, подминая под себя всех несогласных… Костры и котлы были не по нутру Кэндеро. Тем более это творилось на его родине, которая была по сути совсем рядом - порталам Туранское море не помеха. С одной стороны - спокойная и размеренная жизнь переселенца-фермера, уверенного в завтрашнем дне и заботящегося только об урожае или приплоде, с другой стороны… С другой стороны - раздираемая на части бывшая родина, которую он покинул не по своей воле, разоренная сначала войной, а потом диктатурой и чернорясыми. То, во что превратилась Зунландия, ему совсем не нравилось. Поэтому, приняв для себя
решение, Кэндеро поутру двинулся в Истор, в генеральный штаб.
        Приняли его на удивление быстро - видимо сыграли роль особые отметки в карте переселенца. Брови молодого сержанта в приемной поползли вверх, когда он расшифровал пометки на карте, тогда он еще несколько раз перевел взгляд то на нее, то на лицо Кэндеро, спокойно наблюдающего за этим действом.
        - Ваше имя, звание и должность? - переспросил сержант.
        - Майор Кэндеро, бывший командир пехотного батальона восьмого полка королевской пехоты, - ответил он.
        Сержант хмыкнул про себя. Не каждый день к ним приходят наниматься на службу старшие офицеры с боевым опытом, да еще с такими пометками в карте. Одна галочка V чего стоит, это значит, что он прошел полное восстановление у магов жизни.
        - Пойдемте со мной.
        И сержант отвел Кэндеро к незнакомому мужчине в форме полковника на третьем этаже.
        Вот тут уже просмотром карты и уточнением фамилии и звания дело не обошлось. Кэндеро устроили полный экзамен. Причем по вопросам он понял, что его экзаменатор достаточно понюхал пороху и полковника получил не за расшаркивание по паркету и до градуса отработанный поклон.
        - Ну что же, майор. Я доволен, что вы пришли к нам, - полистал полковник страницы блокнота. - Пойдете командиром роты особой пехоты? Нет, это не потому, что вы на большее не способны, ни в коем случае. Просто у нас нет для вас батальона, у нас небольшие вооруженные силы… пока. Ну а потом, соответственно, когда у нас будет достаточно солдат, вы получите под командование и батальон, и даже возможно полк.
        - Я согласен.
        И началась его служба в вооруженных сила Гравии. Рота? Всего рота? Эта рота стоила обычного батальона. Все с боевым опытом, при том не только пехотинцы, но и несколько специалистов-егерей, бывшие подпольщики, несколько Королевских Стражей… И подготовка была соответствующая. Инструктора-егеря гоняли их до потери пульса по своей программе подготовки, куда там королевской пехоте… Совершенно другая незнакомая тактика, новое оружие и снаряжение, физическая подготовка и рукопашный бой. Все новое. И это новое превосходило старое, зунландское на голову. А подготовкой офицерского состава занимались егеря. Сначала Кэндеро комплексовал из-за малой численности, но потом, когда втянулся и почувствовал себя главой этой команды…
        И вот теперь этот вызов к Сержу. И совершенно неожиданное предложение - воскреснуть в своем полку и возглавить то, что ему не удалось сделать самостоятельно.
        - Я согласен. Вы дали мне второй шанс, и я его использую. И пусть враги считают, что я вернулся с того света и начал мстить.
        - Отлично, майор. Я в вас не ошибся. Ну что же, тогда вам нужно прибыть вот сюда и показать эту бумагу, - Серж дал ему листок с адресом и магической печатью внизу. - До свидания, майор. И спасибо за службу. Возвращайтесь живым!
        И Серж неожиданно четко отсалютовал ему воинским приветствием королевской армии.
        Указанное Сержем место было палаточным лагерем в лесу, за базой егерей. И довольно населенным - еще подходя к лагерю Кэндеро увидел людей, группами или поодиночке передвигающихся по территории. На КПП лагеря, как это теперь называлось в новом уставе вооруженных сил Гравии, дежурили двое егерей, вооруженных до зубов и один из тех, кого все армейцы не любили - человек в цивильном платье, но с таким взглядом волчьих глаз, который вселял трепет даже в душу бывалого вояки.
        Кэндеро тщательно и умело обыскали, затем штатский отвел его в комнатку, где уже находился еще один человек, но уже в комбинезоне боевого мага. Маг сделал несколько пассов, и сквозь Кэндеро будто прошел легкий ветерок.
        - Чист, - маг кивнул на него штатскому.
        - Хорошо, - тот достал блокнот и сверился со списком, затем поставил галочку карандашом. - Вам надлежит пройти в палатку номер восемнадцать. В целях вашей же безопасности не следует вести разговоров между собой и излагать какие-либо факты, касающиеся вашей биографии. Вам понятно?
        - Понятно, - усмехнулся Кэндеро. Ох уж эти тайные штучки. Тогда уж и готовили бы по одному, как шпионов, а то слишком много людей вместе, попади они в руки палачей Крата… Да нет, одернул он себя, не заговорят. Наверняка все они прошли пыточные подвалы и не заговорили, как и он. А наличие стольких людей в одном месте означало только одно - операция будет быстрой и одновременной, тогда уже не до излишней секретности, даже если чудом в их компанию затесался предатель, добраться до Тайной Стражи или Ордена он не успеет.
        - Личные вещи, приметные или именные есть?
        - Никак нет, - ответил Кэндеро. В бумаге об этом говорилось особо. Ничего необычного, так ходили за линию фронта в рейды по тылам ушастых, не беря ничего с собой.
        - Ваш номер - пятьдесят шесть, запомните. Вас вызовут для инструктажа.
        - Есть, - поднялся майор с лавки. - Что-то еще?
        - Удачи вам, - улыбнулся штатский. - Она вам очень понадобится.
        - Учту, - Кэндеро кивнул, и вышел из бендежки.
        В отличие от обычной суеты военного лагеря, здесь народ никуда не торопился. Да и не было никаких солдат, все были в штатском, кроме егерей, охраняющих периметр. Сборная солянка, подумал Кэндеро. Поправив тощий вещмешок за спиной, он прошел по утоптанной земляной тропинке между рядами палаток, ища намалеванные на боку известкой белые цифры. А, вот и она.
        Кэндеро откинул полог палатки и вошел, огибая шест. Внутри уже были двое в штатском, на которых партикулярное платье сидело, как собака на заборе, такие же как он.
        - Сорок восьмой, - подал ему крепкую ладонь мужчина с обветренным лицом.
        - Пятьдесят шестой, - представился майор.
        - Семьдесят первый - буркнул сидящий в дальнем углу мужчина.
        Кэндеро пожал плечами. Да все равно, в друзья набиваться запрещено, а потом если и встретимся, то уже под своими именами и в другой обстановке. Сорок восьмой все порывался, казалось бы, что-то спросить, но молчал, хотя и было видно, что это ему нелегко давалось.
        Майор бросил вещмешок около топчана, и, не разуваясь, плюхнулся на него. Пока нет никаких приказаний можно и подремать.
        Продремать ему пришлось почти сутки, прерываясь лишь на прием пищи, которую здесь выдавали централизованно, из железных печек на колесах - еще одно нововведение Сержа для армии, пришедшееся в прямом смысле по вкусу военным, раньше обходившихся в поле чем бог послал. Единственное, что есть приходилось в палатках - общие столы в лагере были специально не предусмотрены, чтобы постояльцы лишний раз3 не контактировали друг с другом.
        После сытного обеда, когда Кэндеро собрался было продрыхнуть еще пару часиков, полог палатки открыли.
        - Пятьдесят шестой! - на пороге стоял егерь в новой форме, введенной Сержем для спецчастей, и вглядывался внутрь палатки.
        - Я! - неожиданно для себя сказал майор, вспомнив юность.
        - На выход!
        - Есть! - Кэндеро встал с топчана, не успев разлечься на нем.
        Они пошли к единственному, исключая караулку, домику, специально поставленному в центре лагеря. Причем домик этот не имел окон и только один вход. Для чего это было сделано, Кэндеро не спрашивал, памятуя о напутствии того штатского. Егерь завел его внутрь, постучал в дверь.
        - Заходите!
        Егерь пропустил Кэндеро вперед и закрыл за ним дверь.
        - Заходите, майор, - сказала мелодичным голосом красивая женщина средних лет, сидящая за столом. Справа и слева от нее устроились мужчины в штатском. - Садитесь.
        Кэндеро не заставил себя ждать. В конце концов, он здесь именно для этого.
        - Я Ана Колхан, начальник военной разведки Гравии.
        Так вот ты какая, та самая Змейка, о которой слагались легенды среди егерей, подумал Кэндеро, стараясь не пялиться на нее. Соратница и сподвижница короля и канцлера. Судя по тому, какие байки про нее ходили…
        - Не верьте всему тому, что про меня говорили, - улыбнулась Ана, словно прочитав его мысли и устанавливая неформальную манеру разговора. - Это мой помощник господин Бэйдемин, военная разведка, а это господин Арбелиот, из Тайной Стражи. Сейчас мы обсудим вашу миссию. А для начала - укрепим память.
        Господин Арбелиот сделал пасс, и голова майора стала звеняще-чистой, такого чувства просветления он никогда не испытывал.
        Ана открыла папку с бумагами, и началось. Фамилии, звания, места. Описание дыр в охране его прежнего пехотного полка, которых к его удивлению оказалось немало. Психологические портреты офицеров, которых можно привлечь, и их мотивы - где убежденность, где компромат, где идея. И все это ложилось на свои места, как будто он помнил и знал это всегда. Их беседа продолжалась примерно час.
        - Ну все, майор, мы с вами закончили, - Ана откинулась на спинку стула. - Теперь вам остается только ждать.
        - И все?
        - И все. Действовать вы будете уже в Арзуне. А до тех пор сидите в лагере. Вы свободны.
        Кэндеро встал, поприветствовал сидящих и вышел из комнаты без окон. Теперь понятно, почему - даже у стен есть уши, а уж если там еще и окна… И откуда у них столько информации, восхищенно подумал Кэндеро. Чувствовалось, что такой материал обирался не день и не два, а месяцы и годы, постоянно обновляясь.
        А где-то за Туранским морем рвал и метал пьяный Крат, несколько дней назад обнаруживший исчезновение Мердоза вместе с архивом Тайной Стражи, собранным им со всех городов и весей Зунландии.
        Серж принимал Миккурена один. Ана в лагере готовит участников операции «Возрождение», Филлерик прикидывает, что ему делать с внезапно обретенным флотом, Анер рисует на карте стрелочки вместе со своими помощниками из генерального штаба, а Тира - ну он как всегда в своем репертуаре, готовит пополнение для Диких Котов, которые внезапно пройдут по окраине Дикого Поля, в «Салуне» Ави уже появились серьезные непьющие постояльцы с большими сундуками. Но мало пообрубать гидре щупальца, надо отсечь ей голову, точнее головы. А первая голова находилась в замке Римеро, за которым день и ночь следили чуткие глаза следопытов-стриго.
        - Пока все без изменений, - Миккурен склонился над планом замка и его окрестностей. - Единственное, что в последнее время появилось много новых Искореняющих. Орден вербует себе новых приверженцев.
        - Лексела там?
        - Там, его оттуда никак не выманить. Из замка ни ногой.
        - Около портала все спокойно? Никаких изменений?
        - Абсолютно. И никаких новшеств. Все, о чем вы предупреждали, монахи просто игнорируют.
        - Это они зря. Хотя, может просто делают вид? Можете провести более глубокую разведку? На предмет использования магии? Что-то у меня есть сомнения по поводу их беспечности, - Серж глянул на систему охранных заклинаний и ловушек в окрестностях замка и его видимой части.
        - Нужен боевой маг.
        - Хорошо, возьмите с собой Ави, - Серж черкнул несколько цифр на бумажной карточке. - Передайте ей.
        - Есть, - вампир убрал карточку в кармашек камзола. - Охрану мы ей обеспечим получше Диких Котов.
        - Надеюсь, - серьезно сказал Серж. На что способны стриго, он знал из опыта. - Пусть разрисует полностью схему плетений, разведайте все подходы к замку, все окрестности. Только не спугните никого. Пусть чувствуют себя пока в безопасности.
        - Уже скоро? - улыбнулся своей кошмарной улыбкой стриго, оскалив клыки.
        - Да, скоро. Но не сейчас. Главное, не лезьте на рожон, и, если не сможете туда незаметно подобраться, возвращайтесь. Тогда уже будем его штурмовать без разведки. Времени совсем нет.
        - Хорошо, - удовлетворенно сказал вампир. - Если бы мы могли попасть в замок…
        - Сами понимаете, я не могу этого обещать. Пока там стоит купол, никто туда не может попасть.
        - Я понимаю. Разрешите быть свободным, Ваше Величество?
        - Да, конечно, - Серж устало помассировал глазницы. - Идите.
        Чертов защитный купол… Как его убрать? Ничего лучшего, чем перегрузить защиту Посмертием, Серж придумать не мог.
        «Есть один способ» - вдруг отозвался Май.
        - И ты молчал все это время? Я уже всю голову сломал, - недовольно сказал вслух Серж.
        «Только за ним надо обращаться к драконам»
        - А вот это уже хуже.
        Серж помнил, как драконы любят загребать жар чужими руками, мотивируя тем, что «у нас лапки». Ага, а еще жирные хитрые задницы. Очень хитрые. И в последний раз они сыграли им против гномов, как шахматной фигурой. Хотя он бы и сам с удовольствием вставил гномам фитиль, с подачи драконов это выглядело как исполнение их воли и заставляло чувствовать себя марионеткой чертовых рептилоидов. Ну ничего, раз так - за ящерами должок. Пусть его отдают. А то в следующий раз интересы могут и не совпасть, и придется хвостатым уродам самим решать свои проблемы.
        - Ладно. И что мы должны у них забрать?
        … - Я прекращаю это блядство! - Арберик с силой ударил кулаком по камню, на котором сидел. - Имел я и вашу экспедицию и вас!
        - Ой ли? - ехидно спросил Бендиан. - А как насчет денег, которые вы между собой уже поделили?
        - Что-то вы осмелели, милорд. Для книжного червя вы слишком наглы. Кто вы? - Арберик от удивления выкатил глаза.
        - Я тот, кем я являюсь, - уклончиво ответил Бендиан. - А насчет нашей экспедиции вы правы. Жизнь дороже. Не будем ссориться, капитан. Нам сейчас необходимо вернуться в Тарисо, и желательно живыми. Как будем возвращаться?
        Чуйатака изменил тактику. Видимо, чувствуя, что добыча может улизнуть, он стал забирать по две жизни за ночь, вместо одной. Если так пойдет и дальше…
        - Вот вы и придумайте, - зло посмотрел на него Арберик. - Вы изучали эти места по книгам.
        - В том-то и дело, что по книгам, - вздохнул Бендиан. - Доставайте карту.
        - Мы сейчас примерно здесь, - палец пирата уперся в плато, на котором они находились.
        - А граница Гравии здесь, - Бендиан провел пальцем вверх.
        - Про Гравию можете забыть. Если у вас с ними может быть и неплохие отношения, то наше братство автоматически развешивается на просушку на первых же ветвях.
        - А больше здесь ближайших порталов и нет, - Бендиан задумчиво рисовал пальцем круг. - Я же не предлагаю сдаться их Пограничной Страже. А учитывая то, что их мало и то одни разъезды, мы спокойно можем перейти их границу. Двенадцать дней пути, учитывая то, сколько нас осталось и сколько груза мы теперь прем.
        - Вот только нас осталось семнадцать. И если этот чертов дух не прекратит убивать нас, то мы сдохнем раньше, чем дойдем до границы.
        - У нас нет других вариантов. Будем пробовать, - пожал плечами Бендиан.
        - Тянуть до границы Гравии?
        - А что мы можем сделать? Мы сейчас в положении убегающих, за нами гонится неизвестно что. Кстати, позовите кого-нибудь из орков. Мне нужно больше узнать о этой нечисти.
        - Например? - Арберик с интересом посмотрел на Бендиана.
        - Например, боится ли эта дрянь воды. Вот тут протекает река Адаро.
        - Это двадцать миль к востоку. Мы сделаем лишь крюк и потеряем время. Потом, мы движемся на север, а река течет на юго-восток. Течение сильное, даже если мы туда дойдем и не все, то срубить плот, спустить его на воду и ждать там ночами, то все равно вверх по реке мы не поднимемся, снесет. И то, если эта хрень не боится воды, все будет напрасно.
        - Ладно, а огня?
        - Ну я думаю, лесной пожар нам тут не устроить, - Арберик обвел рукой равнину. И потом, вряд ли это будет ждать и сидеть, пока не зажарится.
        - Ну должно же быть хоть что-то, чего этот демон боится!
        - Сейчас позову, - Арберик махнул рукой одному из орков.
        Слушая лопотание между пиратом и орком, Бендиан про себя подумал, что из этой передряги он может и не выпутаться.
        - Ну что он говорит? - спросил Бендиан, когда разговор закончился и орк вернулся к своим привычным делам.
        - Ничего хорошего. Эта тварь не боится ничего и никого, кроме своего хозяина.
        - Ну это уже что-то.
        - Вот только хозяин его - бог Акри, сотворивший небо, землю и джунгли. А также всех разумных.
        - Богов не бывает, - сказал Бендиан.
        - Скажите это этим красножопым чуркам, которые ему истово молятся. Они вас порвут на тряпки раньше, чем любой демон. Ну или в жертву принесут своему кровожадному богу, чтобы умаслить эту неведомую хрень.
        - Только вот от их молитв толку… - поежился Бендиан. Да, возможно его жертвоприношение и поможет, но вот быть жертвой ему совершенно не хотелось.
        - Ладно, привал закончен, - Арберик встал на ноги. Пойдемте. До темноты пройдем, сколько сможем. И желательно, налегке. С такими вьюками мы далеко не уйдем.
        - И то верно, - пробормотал себе под нос Бендиан.
        Ну что же, до темноты так до темноты. А там как получится.
        Серж ждал, пока их рептилоидные величества удостоят его ответом. Пропустив через портал на этот раз дальше предбанника его не пустили, велев обождать здесь, в небольшом домике, построенном специально для приема гостей с Гравии, в Френтависсе. Видимо решили, со всем своим драконьим снобизмом, что нет нужды каждый раз таскать низших по развитию в ту гостиную через весь город. Никто же не будет лишний раз таскать ручную обезьянку в дом, когда можно обойтись и сараем.
        Дом по конструкции напоминал эскимосскую иглу, со срезанной задней полусферой - слишком большая разница была в габаритах драконида и человека. Серж уже успел заскучать, ожидая Таэра, изучив все трещинки и неровности на потолке и прочей обстановке, сделанной явно не руками человека и не лапами драконов.
        - Извините, Ваше Величество, дела, - порыкивая сказал драконид.
        Ну-ну, конечно же важные драконьи дела, до которых низшим дела нет.
        - Мне нужна ваша помощь, - сказал Серж прямо в чешуйчатую морду.
        - Разумеется. Любая помощь будет вам оказана.
        Хотелось бы верить, подумал он. Сейчас и проверим, как вы отреагируете.
        - Есть одна область, прикрытая защитным куполом Древних. Мне нужно его снять, - напрямую сказал Серж.
        - Вы о замке, известном вам как Римеро? - уточнил Таэр.
        - Откуда вы знаете? - с подозрением спросил Серж.
        - Нет нужды подозревать кого-то в измене, - перед Сержем лег на стол снимок замка сверху. Это что еще за хрень? Что, у ящеров спутники сохранились? Да не может…
        - Воздушная разведка, Ваше Величество. Нет, спутников у нас нет, как вы подумали. Все, что было, сошло с орбиты, а запускать новые - сами понимаете.
        - Теперь вы еще демонстрируете мне чтение мыслей, - хмыкнул Серж.
        - Об этом нетрудно догадаться, - на непроницаемой морде дракона не отразилось ни одной эмоции, хотя черт его знает этих рептилий. - Просто наши детекторы сработали на включение преобразователя масса-энергия в холостом режиме.
        - Преобразователя? - спросил Серж. Вроде при всей своей технической осведомленности в технологиях Древних после гипнообучения, он такого не помнил.
        - Одна из старых технологий Древних, - сказал Таэр. - В частности, эта модель использовалась альваро, сигнатура совпадает с малым судном сопровождения. Каким образом они ее достали и как активировали, неизвестно.
        - И ее можно отключить? - поинтересовался Серж.
        - Нужно. Сигнатура преобразователя нарушена, он неисправен, - рыкнул Таэр.
        - Так в чем же проблема? - Серж ожидал привычного «у нас лапки». - С вашими-то возможностями?
        - В том-то и проблема, - почти что по-человечески вздохнул дракон. - Проще всего нанести ракетный удар, и мы это обсуждали. Но это вызовет неуправляемую реакцию, могущую прокатиться не только по нашим измерениям. Проще говоря, будет взрыв. Огромный.
        - Насколько?
        - Ну пользуясь вашими эквивалентами - пятьдесят мегатонн.
        - Сколько? - не поверил Серж своим ушам. - От вполне себе небольшого неядерного устройства такой мощный взрыв?
        - Я не буду читать вам курс пространственной физики, - пропыхтел Таэр. - Но поверьте, это будет катастрофа. Одна из тех, последствия которых даже просчитать невозможно.
        - Как его отключить?
        - У нас есть инструменты для этого, - рыкнул Таэр.
        - И нужно обязательно лезть внутрь, что-то перемещать, замыкать, размыкать, а потом долго ждать результата? - с усмешкой сказал Серж.
        - Нет, - сказал Таэр. - Достаточно будет просто поднести это к куполу достаточно близко. Средство доставки мы вам предоставим.
        - Оно хоть в фургон или на телегу влезет?
        - Вы сможете его унести один.
        - Что оно делает?
        - Я, как уже сказал, не могу вам прочитать курс пространственной физики. Или могу, но вряд ли вы что-то поймете. Так что извините, - почти по-человечески дракон развел лапами, как руками. - Считайте это огнетушителем, которое гасит пожар, так проще.
        - Ладно, давайте этот ваш инструмент, - махнул рукой Серж.
        - Забирайте, - дракон обернулся и взял из-за спины приличной такой длины бокс, в котором Серж узнал один из боксов Древних.
        - Хорошо. А что с ним делать дальше? - интересно, как драконид среагирует на приманку, подумал он.
        - А что хотите, - сказал Таэр. - Нас он не интересует. Тем более в разрушенном состоянии.
        - Разрушенном?
        - Если его отключить этим устройством, то вы получите глыбу, которая будет пригодна только как строительный материал.
        - Еще вопрос. Если она попадет в зону действия кваркового взрыва?
        - Узнаю вас, Ваше Величество. Желаете применить Ваше любимое посмертие? - Сержу показалось, что в речи дракона проскочила усмешка, типа ребенок опять схватил свою любимую игрушку и собрался запустить ею в прохожего
        - Ну а если и так?
        - Ничего не произойдет, если преобразователь отключен. Если включен - как я и говорил, катастрофа гарантирована.
        - Надо было предупреждать сразу, - буркнул себе под нос Серж. Если ящеры не врут, то своим «любимым», как они называют, Посмертием он мог вызвать катастрофу.
        - Что, простите?
        - Нет, ничего. А теперь поможете подкинуть эту штуку до портала?
        Глава 13
        Брат Яруор щедро отрыгнул пропитанный алкоголем воздух и шумно почесал пятерней сопревший под рясой пах. Конечно, это, в смысле распитие спиртных напитков, было против правил и строго возбранялось уставом Ордена, караясь чтением пятидесяти раз вслух длинной молитвы из «жития преподобного Анотиса» об умерщвлении плоти и десяти розог по спине, но это никого не останавливало - а что еще делать привратнику при портале Римеро? Даже не стражнику, а просто подай-принеси, оружие ему и не доверяли. Вот и вместе с вечерним ужином из чечевицы и баранины монастырский посыльный за две серебрушки сунул бутыль с крепким монастырским вином, которую он распил вместе с двумя стражниками, охранявшими портал прямо у каменного кольца, помигивающего огоньками. Все тихо, спокойно - ночь на дворе, уже полночь. Надо спать ложиться, только разбудить перед этим смену в караульном помещении, в этом бревенчатом срубе с бойницами, построенном перед порталом, чтобы враг легко не прорвался. Просто все - коридор из крепких бревен с наложенными плетениями прочности, бревенчатые укрепленные магией ворота, а над воротами - караулка
с бойницами. Открывается портал - стража караулит, а в замке звучит сигнал о установлении прохода. В случае чего успевают захлопнуть портал, и те, кто не нужен, оказываются в прочном деревянном коробке под огнем стражей, пока из замка не прибудет подкрепление из солдат королевской армии. Пока, слава богам, такого не было ни разу.
        Яруор свернул за угол, подошел к стене и задрал рясу - выпитое просилось наружу, надо оросить травку, чтобы лучше росла. И так и умер, сжимая в руке мужское достоинство. Миккурен плотоядно причмокнул, облизнул клыки, придерживая обмякшее тело чернорясого, и улыбнулся Ави окровавленными губами.
        Она поймала его взгляд и слегка кивнула. Серж спешил, очень спешил. Настолько, что решил действовать без оговоренной разведки замка - ее оказалось невозможно провести без шума, оставалось только брать замок штурмом, второго шанса им никто не даст. Можно было подобраться только к внешнему кольцу охранения, а снимать чужую магию - такое может пройти только один раз и только непосредственно перед штурмом. Вот и сейчас, подобравшись к замку, Дикие Коты и стриго готовили разведку боем, плавно переходящую в штурм.
        А для начала Ави предстояло снять сигнальные линии - охранные плетения от караулки портала, уходившие в замок. Да, хорошо ее учили в Академии - вот оно, прозрачное неактивированное плетение. Если успеют активировать артефакт, то в замке поднимется тревога, что им совсем не надо.
        Ави замкнула плетение обводным усиком, входившим в артефакт, и пересекла невидимую нить. Теперь в замке и караулке будут думать, что оно не нарушено, по крайней мере проверку связи оно выдержит. А вот детектор запретной магии обмануть будет труднее - да и не будет ничего запретного. Ави закрыла глаза, сплела два заклинания и бросила их - одно в караулку, другое - в стражей у портала, и так изнывающих от невыносимого желания поспать.
        Ави кивнула обнаженному Миккурену, стараясь особо не пялиться на его впечатляющее достоинство. А вот дальше было уже жутко. Кости вампира изменили конфигурацию, кожа стала серой, глаза превратились в красные сияющие в ночи огоньки, а такого впечатляющего набора зубов и когтей она в жизни не видела. Тварь с места взяла высоту караулки, стукнули о бревна мощные когти, и чудище нырнуло в проем двери. Миккурен был не один - такие же тени прыжком оказались у портала. Несколько невнятных звуков - то ли хруст, то ли треск, и твари метнулись обратно через бревенчатые стены с окровавленными мордами. Тут же перед ней возник Миккурен, и сделал утвердительный жест, утирая морду лапой.
        Ави повернулась к командиру Диких Котов. Тот молча взял двоих бойцов и пошел к воротам, открывать проход. Чего стоят два десятка егерей и два боевых гнезда стриго перед сотнями братии и регулярных войск? Ничего, если использовать старую тактику. Но вот сейчас…
        Ави с сопровождающими дошли до «поля смерти» - сети плетений, покрывающей поле впереди. Тут был такой набор плетений и артефактов, что у нее зарябило в глазах. Всех возможных форм и расцветок, всех рас. И все это было предназначено только для одной цели - стереть нападающих с лица земли, превратив их в пепел. Она присела на корточки и стала изучать сложные сплетенные узоры.
        - Не трудись, - кто-то негромко сказал за ее спиной. - Это моя работа.
        Ави обернулась, не вставая с земли.
        - Ваше Ве…
        - Тс-с, - Серж приложил палец к губам, наслаждаясь произведенным эффектом.
        Ави резко похорошело. Если сюда прибыл сам Серж, дело должно было удасться. Да тут и герцог Ферлаг, и его группа егерей! Все прибыли. Немного необычно, конечно, видеть такое начальство, тем более непосредственно участвующее в операции, зато приятно. Не отсиживается король на Гравии, и канцлер тоже.
        Серж резко выпрямился и бросил какое-то неизвестное Ави плетение, белесым пологом зависшее над землей, которое моментально расчертили несколько линий, уходящих к замку. Ну конечно же, никто не будет активировать то, через что нельзя пройти, выход за магическую преграду должен быть. Вот и они - полосы, по которым могут пройти и телеги, и тяжелые возы с баллистами. И их можно отключить как из замка, так и… Точнее, Искореняющие, совсем потерявшие способность творить и делающие все по освященным временем шаблонам, считают, что только из замка. Ну что же, пора показать им их ошибку.
        Серж подошел к середине одной из полос, и, опустившись на корточки, начал изменять плетение, которое в магическом зрении словно съеживалось, шло комками и скручивалось, как будто свернутая как попало рыбацкая сеть. Вот комковатое плетение свернулось окончательно, пыхнуло небольшим дымком и исчезло, оставив за собой полосу пожухшей травы.
        - Тира, выдай своим магические очки, пусть отметят колышками безопасный проход. И подводи штурмовую группу, по моему сигналу проходите до рва.
        - Есть, - по-военному ответил Тира, и скрылся в темноте.
        - Миккурен, ты со мной, и ты, Ави, тоже, - Серж взвалил на спину тяжелый, непривычного вида мешок. - Пора нанести визит невежливости.
        И что там драконы сказали про «оказаться рядом»? Где оно, это «рядом»? Серж решил попробовать гаджет там, где купол накрывал часть леса, вдали от посторонних глаз.
        Возле края купола было некомфортно - Серж всеми своими магическими фибрами души чувствовал сложную систему полей, искажающих течение Силы, ломающих привычную систему работы с модификаторами реальности - проще, магию. Да, пожалуй, тут сработает только древняя технология, не основанная на магии.
        Серж с помощью Миккурена скинул с плеч чехол и извлек из него контейнер.
        - Сейчас проверим, что будет. Вы на подстраховке, - бросил он своим спутникам, глядя на голубой край защитного поля, входящий подобно лезвию в землю, пробивая ковер из трав.
        Серж открыл контейнер. Теперь надо четко следовать интрукции - пока он подобен обезьяне, нажимающей нужные кнопки, чтобы получить банан. Серж перекинул до отвращения похожий на земной тумблер включения и начал нажимать на засветившимся разными цветами небольшом экранчике последовательность незнакомых символов, тупо заученных в прилагаемой инструкции, под молчаливым контролем Мая.
        Активировать аварийное отключение преобразователя? Да/нет?
        Серж молча выбрал «да».
        Требуется подтверждение с внешнего устройства ввода.
        И тут тоже все правильно. Почему не все и всегда управляется сенсорами - иногда для некоторых операций нужно приложить усилие, чтобы случайно не активировать то, чего не знаешь. В данном случае нужно поднять крышку на панели, повернуть заглушку, скрывающую кнопку отключения. Все эти сложности не спроста - из объяснений драконида он понял только то, что это устройство используется при критическом повреждении энергосистемы, когда преобразователь готов пойти в разнос и по принципу эквивалентной массы-энергии зажечь маленькое термоядерное солнце. Но проблема в том, что отключенный таким образом преобразователь выходил из строя навсегда. Потому и такие сложности - чтобы случайно не оказаться дрейфующим в пространстве без руля и без ветрил из-за ошибки принявшего решение.
        Серж утопил красную кнопку, услышав отчетливый щелчок. Край купола моргнул, затем истаял, теряя видимую плотность и исчез.
        - И все? - спросил Миккурен. - Я ожидал чего-то более зрелищного.
        - Чего, например? - Серж поднял старый сучок, валявшийся под ногами и запустил туда, где только что был купол. Деревяшка пролетела бывшую границу и с шумом пролетела через крону дерева, стоящего по ту сторону. - Ну что, Миккурен, ваш выход!
        Серж отряхнул ладони от налипшей на сучок земли.
        - Пленные нужны? - с оскалом клыков, уже приведенных в рабочее положение, спросил стриго.
        - Солдат, по возможности, не трогать, только если окажут сопротивление. А черные - нет, не нужны. Только если Лекселу или кого еще обнаружите, и то, если без потерь сможете взять.
        - Понял, - кивнул Миккурен и исчез из поля зрения.
        - А нам с тобой, Ави, остается только ждать.
        Со стороны это выглядело фильмом ужасов - по опущенному мосту проскочили, еле видимые глазом, несколько десятков теней, из-за их бешеного метаболизма в этой морфе за стриго уследить было почти невозможно.
        Пока Серж ждал, к нему подошел Тира.
        - Ну что, жалеешь, что не сам впереди на лихом коне? - кивнул он на замок.
        - Прошло время лихих коней и лобовых атак, - вздохнул Серж, внимательно наблюдая за замком. - Теперь мы перешли из разряда тех, кого посылают, в разряд тех, кто посылает, и это зачастую сложней, чем делать все самому.
        - И то верно, - неожиданно легко согласился Ферлаг.
        Серж искоса посмотрел на него. Чтобы Тира вот так согласился с ним? У него же всегда было шило в одном месте, раньше всегда боролся за то, чтобы самому возглавить боевую операцию и принять в ней самое что ни на есть непосредственное участие.
        - Не смотри так, сам себе поражаюсь, - сказал Тира.
        - Неужели повзрослел? - с усмешкой спросил Серж.
        - Не до конца, кровушка еще играет. Но и ты повзрослел, хотя вот так иногда и сам участвуешь в делах.
        - Приходится. На карте будущее этого мира, - Серж вгляделся в замок. - Ну вот, похоже, кто-то проснулся.
        В некоторых окнах замка, выходящих наружу, затеплились огоньки свечей, послышался хорошо различимый в ночной тишине шум, и в завершение гулко хлопнул выстрел.
        - Ну все, смысла в скрытности больше нет! - Тира повернулся к егерям. - Вперед, в атаку!
        И по подвесному мосту вразнобой потопали солдатские ботинки. Основной штурмовой отряд ринулся вперед, в ворота замка, в помощь ночным диверсантам.
        Серж всмотрелся в замок магическим зрением. За крепостной стеной больше половины не было видно, но в окнах двигались тени, слышался звон холодного оружия.
        Все стихло минут через десять, когда Серж уже нервно кусал губы - егеря и боевые маги должны были столкнуться с серьезным сопротивлением, хотя при таком численном перевесе это не имело значения, замок взяли бы по любому, разница - только в потерях.
        И тут запиликал связной артефакт на поясе Тиры.
        - Слушаю.
        - Звезда, повторяю, звезда. Сияет.
        - Ну хорошо, что хоть не «Луна зашла», - Тира повернулся к Сержу. - Замок захвачен, можем ехать внутрь.
        Утреннее солнце позолотило шпили Римеро, крыши внутренних построек и казарму охраны. А также горы трупов, лежащих везде, где только можно.
        Потери были приемлемые, порядка двадцати егерей, в основном последнего набора, и полтора десятка стриго - не все чернорясые были безропотными жертвами, многие из них знали, с какого конца держать меч. Но все равно - это было ничтожно мало. При традиционном штурме и без стриго, потерь было бы намного больше.
        А вот чернорясым не повезло. Сначала по ним основательно прошлись стриго, не оставляя никого в живых, затем вступили егеря, тоже не жалевшие братство. Приказ у всех был один, какой Серж дал Миккурену.
        - Лексела пропал, - развел руками Тира. - Не нашли.
        - Плохо, - Серж чуть не сплюнул на мостовую дворика. - Очень плохо.
        Если эта тварь появится в Арзуне, он поднимет оставшихся братьев и Крат двинется сюда. А ему нужен один день, всего один день, чтобы армия вышла из-под контроля Крата.
        - Приведите их командира! - Серж махнул рукой егерям.
        А вот с армейским гарнизоном вышло очень даже неплохо. Казарма и все, кто были в ней уцелели, усыпленные данным стриго артефактами. И жертв среди них было не более десятка, в основном те, кто несли на свое несчастье караульную службу. Ну а кто сказал, что будет без жертв?
        Двое егерей привели гордо шагающего между ними со связанными за спиной руками человека, в мундире королевской армии со знаками различия лейтенанта.
        - Здравствуйте, лейтенант. Как вас зовут?
        - Не все ли равно? - злобно усмехнулся лейтенант. - Казните так.
        - Хорошо, господин лейтенант Грифриа. Казнить вас никто не собирается, а беседовать с «эй, лейтенантом» мне не хочется.
        - Да как же, поверю я вам, - снова скривился лейтенант. - Вон оно, ваше мирное намерение, раскидано по двору.
        - И как можете заметить, на них черные рясы, а не мундиры. Я не воюю с зунландской армией.
        - Потому что боитесь? - с вызовом усмехнулся лейтенант.
        Серж вышел из себя.
        - Я никого и ничего не боюсь. И если бы я захотел, от этого замка остались бы головешки вместе с вами. Я воюю с Орденом, а не с зунландцами.
        - Вы преступник, бунтовщик и изменник, - гордо подняв голову и глядя в глаза Сержу отчеканил лейтенант.
        - Ну а вы дурак, лейтенант. Хотите предложить дать вам удовлетворение и умереть дураком за Орден? Всегда к вашим услугам. Я вас просто убью. И слава богу, потому что дуракам не место в Зунландии. Уведите, - он кивнул егерям.
        - И что ты будешь с ним делать? - спросил Тира.
        - А ничего, - Серж глянул на солнце, которое еще не дошло до полудня. - Вечерком мы их всех вышлем в Арзун и города с теми гарнизонами, где работает агентура, пусть наведут панику и посеют слухи о падении Римеро, это нам поможет, когда военные поймут, что Ордена больше нет. А ночью начнется операция «Воскресение».
        - Точнее, операция «Бардак», - хохотнул Тира. - Вот только где…
        - Что там за шум? - обернулся Серж.
        Под свист и улюлюканье солдат по двору замка шествовала странная процессия - впереди шла Ави, а за ней двое егерей в разбойничьих одеждах вели на веревке Лекселу, на котором неплохо сидел антимагический ошейник. Магистру неплохо досталось - пол-лица закрывал мощный бланш, а сам он был в мелких порезах и царапинах, весь грязный и в порванном дорожном костюме, сменившем рясу.
        - Это где же вы его нашли? - с удивлением спросил Тира у Диких Котов.
        - По подземному ходу пытался вылезти, - вместо егерей ответила Ави. - И кстати, маг он так себе, слабенький. Я его легко сделала. Что с ним делать, Ваше Величество?
        - Может, приготовить во фритюре? - Серж глянул на котел, используемый Орденом для казней.
        Лексела завращал выпученными от ужаса глазами и замычал, пытаясь выплюнуть кляп.
        - А сколько еще чернецов осталось в живых, из тех, которых не доели и не дорезали? - спросил Серж у командира егерей.
        - С десяток наберется, Ваше Величество!
        - Многовато для рагу, - и тут же Серж перешел на деловой тон. - Повесить. Всех. Прямо сейчас. И этого первым. Да, капитан, организуйте воспитательный момент - обеспечьте массовку из пленных, пусть посмотрят. Заодно присмотрите за ними - кто как отреагирует. Нам нужны восторженные дурачки и искренне радующиеся, их запереть отдельно, мы их запустим первыми по городам. Пусть распространят слухи с большим энтузиазмом.
        - Есть, Ваше Величество!
        Серж ходил по комнатам замка, изучая то, что осталось от столь внезапно скончавшихся хозяев. Все самое хорошее и интересное, а также все архивы и книги должны быть вывезены в Истор - он не был уверен, что в скором времени сам замок не подвергнется осаде и не будет взят, операция «Воскресение», на которую он возлагал большие надежды, еще не проведена и не показала, насколько эти самые надежды оправдаются. Может, и нет. И в таком случае придется опять уходить в глухую оборону, возвращаться на Гравию и начинать все с нуля. Но он был уверен в одном - в любом случае Зунландия будет его, так или иначе и рано или поздно.
        Войдя в кабинет Лекселы, он присвистнул. Сильнейшее магическое излучение исходило из-за большой железной двери, которая перегораживала проход из кабинета в покои. И вряд ли магистр хранил там свой ночной колпак и прочее нижнее белье.
        Серж возился с дверью минут пять, снимая сеть плетений и деактивируя скрытые запоры и ловушки. Потом, изучив ее еще раз, аккуратно потянул тяжеленную кованую створку.
        Да, это точно была не спальня. Это был личный артефакторий магистра. Разноцветные в магическом зрении артефакты светили и переливались красивыми сполохами в шкафах, ящики с пространственными карманами излучали цветовую мозаику.
        Вот оно, самое большое сокровище Ордена - его коллекция артефактов. Поразительно то, что Лексела сбежал, даже не попытавшись прихватить хоть что-то из своего добра. Или попытался? Или…
        Серж убрал руку, потянувшуюся было к одному из особо редких и ценных экспонатов - Камню Слез, большому с кулак величиной алмазу, который по легенде не приносил своим хозяевам ничего хорошего, таща за собой шлейф сотен и сотен загубленных жизней. К чему первым делом потянулся бы маг, да и не только маг?
        - Май, анализ! - Сержу было некогда, да и лень разбираться в пространственной структуре переплетающихся плетений расставленных артефактов.
        «Обнаружена нестабильная энергоинформационная структура. При изменении местоположения артефактов номер три и семь возможно искажение мерности пространства»
        И Май услужливо пронумеровал артефакты, выводя контур и цифры. Алмаз как раз числился под номером семь.
        - Рекомендации?
        «Убрать из структуры артефакт номер пять и наложить плетение Адского Холода».
        - Тоже верно, - хмыкнул Серж. Это заклинание обеспечивало отток Силы, рассеивая ее в пространстве. Как раз из арсенала магии Хаоса, которой хорошо владели некоторые маги, и с которой еще придется разбираться, ров-накопитель, заряженный Орденом, никуда не делся.
        Серж бросил пару плетений и забрал невзрачный черный камушек, заряженный энергией некро. Потом опутав Камень Слез защитными плетениями убрал его и банально сунул в карман - этот энергоинформационный накопитель надо исследовать потщательней, но потом, все это потом. Сейчас его волнуют другие, более актуальные проблемы. А к этой коллекции придется еще вернуться. Слишком много тут редких и опасных артефактов, отобранных Орденом за много лет.
        Серж притворил за собой дверь артефактория и на автомате наложил несколько самых сложных охранных плетений, не от воровства, за это он не боялся. А вот за рвение егерей, которые уже потрошат все, до чего могут дотянуться в поисках чего бы то ни было - да. Хорошо, что каждая поисковая группа возглавляется боевыми магами, которые скажут, куда руки не совать.
        Во дворе замка уже шла погрузка, точнее выгрузка трофейной командой арсенала Ордена. Боевые маги суетились вокруг фургонов, пригнанных из портала как раз за такими трофеями. Если все-таки замок не устоит, всевозможное тяжелое вооружение ордена все равно успеют вывезти на Гравию - не надо оставлять монахам «некро» и прочую убойную магическую и немагическую заразу. Серж немного полюбовался из окна, как трофеится бывшее имущество Ордена, а потом в сопровождении егерей пошел в малую залу замка, где и стоял тот самый пресловутый преобразователь, служивший генератором купола защитного поля.
        Ну даже на первый взгляд эта технология была явно древней и не местной, подумал Серж, глядя на сооруженный братией каменный постамент, на котором пестрел разноцветными деталями и удивлял буйством форм большой чужеродный агрегат, больше похожий на судовой дизель, только как будто зализанный, без острых углов и выступающих деталей. Серж медленно обошел вокруг постамента и внезапно рассмеялся - так, вероятно, ходит дикарь вокруг непонятного творения белых дьяволов, пытаясь угадать что и как работает на основе своих примитивных знаний и понятий. Сейчас Серж был в очередной раз таким дикарем. Надо будет попробовать поговорить с драконами, подумал он. Может и одолею на старости лет науки, которых на Земле, а тем более на Изначальной еще не придумали.
        - Ну что, понял что-нибудь? - спросил Тира, глядя на друга.
        - Не-а, - беззаботно ответил Серж. - И пока не собираюсь. Все равно это пока не актуально.
        - Что решил по поводу замка?
        - Ничего, - пожал плечами Серж. - Сейчас все зависит только от того, как пройдет операция в Арзуне и других городах. В любом случае, мы всегда сможем отойти на Гравию.
        - Обидно будет, если столько трудов и пролитая кровь пропадут зря, - Тира теребил эфес меча, а это происходило в моменты нервного напряжения.
        - Ничего зря не будет, - твердо сказал Серж. Но уверенности в этом он не чувствовал.
        - Сегодня я умру, - сказал Бендиан и, хрипло рассмеявшись, повторил: - Я умру сегодня.
        Они так и не успели дойти до границы Гравии. И сейчас, глядя на прерию с огромными кактусами, из которых по слухам местные индейцы и орки делали свою дерьмовую брагу - пульхе, Бендиан почувствовал, что наступали его последние часы.
        Ночью исчез последний, кто оставался с ним - Арберик. На поиски Бендиан не пошел - а какой в этом смысл? И так ясно, куда он подевался, оставив брошенный вьюк с провизией, который он с маниакальным упорством пер после исчезновения всех остальных. Да и никуда идти теперь смысла не было, все равно чертов демон Древних прикончит его сегодня, какая разница - здесь умирать или через десяток миль, которые он преодолеет в тщетной попытке убежать от смерти, просто умрешь уставшим. Но просто так сдаваться он тоже не собирался. Для начала - закончить отчет, который он писал простым карандашом на листках, скрепленных в подобие тетради. Когда-нибудь может быть этот отчет кто-нибудь прочитает, если местные индейцы не пустят его драгоценную для них бумагу на самокрутки или употребят вместо лопуха, так что вероятность нахождения отчета была ничтожной, просто исчезающе мала.
        Когда была закончена последняя строчка, Бендиан свернул тетрадку и засунул ее в бутылку из-род рома. В этом почти пустынном климате бумага может храниться почти вечно, главное - закопать пенал, покрытый защитными плетениями как можно глубже. А лопату вбить на этом месте как веху, и, не доверяя бумаге, вырезать на черенке адрес, куда надо доставить послание, и крупно, чтобы было видно первее всего - «Награда - 1000 золотых». Уж если никто на это не клюнет… Да клюнут. Это не просто большие деньги, это для местных нищих обитателей, с которыми, впрочем, он не сталкивался и доверял больше рассказам Арберика, это баснословные деньги. Только вот когда - места были пустынные, пока ни следа человеческого не было видно.
        Бендиан отошел на милю, и второй лопатой из вьюка Арберика начал копать сухую комковатую землю. Здесь он примет свой последний бой, который кончится его смертью. Но сначала он соорудит ловушку, которая может и не убьет демона, но заставит его дорого заплатить за все.
        Бендиан взял герметичный кожаный мешок с порохом, который они с пиратом перли, даже пожертвовав провизией - в этих местах это было дороже золота - взвесил его на руке. Фунтов десять - достаточно, это немного поумерит прыть демона. Засунув этот мешок в другой, он взял все пистолетные пули из запасов и распределил их между стенками мешков. Бендиан вспомнил, как примерно такую самодельную бомбу он сделал для убийства одного банкира из Лундии - ее тому хватило с избытком, как и его охране. Зарядив пистолет, он положил его рядом с собой - вот один сюрприз и готов.
        Бендиан вылил воду из фляги себе на голову, размазывая ее пятерней по жирным грязным волосам. Ничего, до вечера воды ему хватит, а ночью она уже не понадобится. Он раскрыл свою сумку и извлек артефакты, взятые им из хранилища Ордена. Ничего древнего, весь новодел. И в этом новоделе есть полезная функция - самоликвидация. Бендиан давно пользовался подобной штукой, считая ее лучшей защитой на крайний случай - умереть от иглы с ядом? Фи, как неромантично. Если уйти, то в пламени магического взрыва, прихватив с собой несколько беспечных противников и взорвать все их артефакты разом. Так что артефакт с большим файрболом сейчас очень даже пригодится.
        Ну вроде все, все приготовления закончены. А почему бы и не подкрепиться? Даже осужденному на смерть в цивилизованных странах полагается последний ужин, причем хороший. Бендиан хохотнул, и сервировал себе небольшой стол, расстелив скатерть прямо на голой земле, и добавил столь тщательно хранимую Арбериком флягу с виски. Как раз, ровно один стакан. Он сбил сургучную печать с горла и вылил все в металлический походный серебряный стаканчик. Заправив салфетку под отворот камзола, Бендиан принялся за трапезу.
        …Демон пришел вечером, намереваясь явно поставить точку в этой затянувшейся игре. Бендиан только заметил, как что-то бестелесное скользнуло мимо костра, заставив взметнуться языки пламени.
        - Покажись, - спокойно сказал Бендиан. - Здесь только ты и я.
        Темнота внезапно протаяла, и он наконец-то увидел их палача. Да, такое он видел в первый и последний раз.
        Больше всего это напоминало скелет из металла, с узким звериным тазом и почти без плеч. Небольшая голова, не больше головы ребенка, не покрытая плотью, как, впрочем, и остальное тело. Этакое анатомическое пособие, пародия на скелет. Руки или передние лапы дрогнули, и перетекли в другую форму. Теперь у этого пособия имелись вместо рук два устрашающих лезвия, похожих на лапы богомола. Вот это чудовище сделало к нему шаг, другой, уже не таясь и неся угрозу.
        - Ну давай, иди сюда, ты же пришел за мной, - усмехнулся Бендиан. - Не бойся.
        Демон остановился, чувствуя какой-то подвох, повел головой, словно бы принюхиваясь. Потом все-таки сделал шаг, еще шаг…
        - Гори в аду, тварь! - Бендиан нажал на камень, выступающий на артефакте.
        В ночи вспыхнуло маленькое солнце, а затем раздался взрыв, и в небо поднялось огромное пылевое облако. Когда красноватая пыль прерии осела, на том месте, где был Бендиан, осталась лишь воронка с коркой спеченной земли. Месть удалась.
        Глава 14
        - Я созываю срочное совещание! - Крат возбужденно ходил по комнате, вымещая злость на мебели. Правда мебель оказалась болючая, и ушибленный о стол большой палец генералу хорошего настроения не добавлял. Хотя для злости была только одна причина - Серж его опять обскакал и сделал ход конем по голове.
        Слухи разносились не ветром - просто ураганом. Когда через арзунский портал прошло шестнадцать человек в виде, не подобающим солдатам - без оружия, ремней и головных уборов - они поделились новостями со стражей портала, а дальше уже пошла цепная реакция, когда каждый, слышавший слух делился им с десятками других. И уже через час после заката все знали, что король Гравии Серж Первый с отрядом егерей и с помощью вампиров захватил штаб-квартиру Ордена замок Римеро, безжалостно вырезав черных, а магистра Лекселу повесил на крепостной стене. Учитывая, как любили братство, это привело к пока что тихому - чтобы случайно не услышали чернецы - народному ликованию. В том числе и среди армии, измученной и обескровленной этими святыми скотами.
        Для себя Крат видел только одно - вот он, забрезжил тот самый шанс! Шанс избавиться от святой звиздобратии. Магистр мертв, их гнездо захвачено и разорено, а оставшиеся разрозненные отряды и одиночек легко переловят и перевешают военные, причем с большим и неподдельным удовольствием, мстя за прошлое. И он опять обретет единоличную власть, а потом возьмет назад Римеро. С точки зрения солдат, это будет непопулярный шаг - все-таки злостная и что там говорить, искусная, пропаганда Сержа достигла своей цели - несмотря на жестокое подавление любого упоминания о нем армия и народ им восхищались. А теперь он просто народный герой, но вот Крату от этого будет только хуже, сложнее с ним справиться.
        - Так что извести всех. Сбор через час у меня в кабинете, - бросил Крат адъютанту, стоящему навытяжку перед ним в ожидании приказаний.
        - И о чем вы хотите посовещаться? - резко открывшаяся дверь чуть не сбила адъютанта с ног, это вошел новый куратор от Ордена брат Уэсингар, присланный на место погибшего Ариреса.
        Ну вот теперь расклад изменился, подумал Крат, ваших нет. Хватит со святыми уродцами миндальничать.
        - А вам-то что? Узнаете на совещании, - ухмыльнулся он.
        - Так не пойдет, - скривился Уэсингар. - По-моему вы забыли, что согласовываете все темы со мной, и лишь потом выносите их на обозрение остальных членов совета.
        - И что же я должен согласовать с вами? - насмешливо сказал Крат, покачиваясь на носках сапог. - Что вы пролюбили замок и магистра?
        - Не зарывайтесь, Крат! Не забывайте, что вы здесь только с нашего одобрения и поддержки.
        Эк как хватил, подумал про себя Крат. Нет уж, отсосите. Теперь вы у меня под колпаком, а не я у вас.
        - И что вы хотите? - снова спросил Крат с насмешкой.
        - Немедленно вернуть контроль над замком, направить туда штурмовой полк. А для начала казнить тех, кто принес эти сплетни, - угрожающе сжал кулак чернец.
        - С хрена ли я должен это делать? - злорадно осклабился Крат.
        - С того, что теперь я - верховный магистр Ордена согласно его уставу.
        - Вы теперь никто, и звать вас никак. Ваше место теперь на паперти. И то, рванине не подают.
        На магистра, трясущегося от бешенства, было страшно смотреть. Он начал шевелить рукой, творя плетение. Ну а Крат выхватил трофейный пистолет и наставил его в голову магистра.
        Все произошло быстро и одновременно - выстрел с близкого расстояния разнес голову Уэсингара кровавыми брызгами, а плетение, ударившее в грудь Крата, превратило того в скрюченный иссохший труп, рухнувший под ноги адъютанта.
        - Тревога! Тревога! Генерала убили! - адъютант вопил, несясь по коридору, поднимая перед собой волну паники.
        …Тейесена подняли рано, и помимо его воли. Только-только собирался ко сну, выпив теплого вина и обняв пуховую подушку, и вот, в дверь его дома замолотили и забарабанили пудовые солдатские кулаки.
        - Ну что там еще такое, - ворчливо пробурчал старый генерал, спускаясь по лестнице со свечой в руке, пока его дворецкий откидывал тяжелые засовы на входной двери. Просил же никого не беспокоить, работа с планами, знаете ли, не терпит суеты и толкотни. Целый день слава богам никого не было, а ночью-то что стряслось?
        - Генерал, вас срочно вызывают в Генеральный Штаб! - в дверь влетел посыльный с выпученными глазами, за ним были видны вооруженные до зубов охранники.
        - Что еще за спешка? Гномы опять напали или эльфары? - сварливо сказал генерал.
        - Генерал Крат убит!
        - Как? - весь сон слетел с генерала. - Кто?
        - Убит магистром Ордена!
        - Каким еще нахрен магистром? - уж на что учтив и интеллигентен был генерал, лоск слетал с него в подобные моменты.
        - Уэсингаром.
        - С каких пор он стал магистром?
        - А вы не знаете?
        - О чем, черт возьми, я должен знать? - Тейесен начал терять терпение.
        - Замок Ридеро взят штурмом, Орденцы уничтожены, их магистр повешен!
        - Самая приятная новость за последнее время, - одобрительно проворчал себе под нос генерал. Настроение стало подниматься, и генерал начал мурлыкать себе под нос полузабытый мотив солдатской песенки «У моей милашки»,
        Пока генерал одевался, а вертящийся вокруг дворецкий подавал ему предметы парадного мундира, ему вспомнился визит той самой незнакомки. «Важнее всего - кто вы, Ваше Превосходительство» - сказала она. И пора выбрать это здесь и сейчас. В конце концов, после Крата - следующий в иерархии командования он, и сейчас его слово - закон для армии. Но не слово Искореняющих Скверну, которым пора катиться в ту преисподнюю, откуда они вылезли. Пора дать всем чертям по рогам.
        Генерал сел в карету и по дороге выслушал новости от захлебывающегося тараторившего ординарца. Лихо, покачал головой Тейесен с улыбкой, очень лихо. Обезглавил расслабившейся от безнаказанности Орден, перебил всю расплодившуюся как тараканы черную сволочь, и при этом не тронул солдат, что было характерно для Сержа, который ценил жизнь именно человеческую и особенно зунландскую. Ну да чего там, его можно понять - все-таки бывший королевский офицер, который никогда не воевал против людей, но дал по носу эльфарам и гномам так, что Зунландия получила еще один шанс. Не считался бы он бунтовщиком… Но он всегда подчеркивал, что несет присягу, данную королю Азариусу, а Гравию считает преемницей Зунландии до обретения той независимости. Пожалуй, стоит этот статус изменить. Гравия, а в особенности Серж, многое сделали, показав свои истинные, а не дипломатически завуалированные намерения, без просьбы помогая тогда, когда больше помощи ждать было не от кого.
        Жжах! Яркая вспышка впереди, там, где был конный эскорт, ослепила генерала, карета затряслась от мощного взрыва, генерала засыпало осколками битого стекла. Ослепленный и оглушенный он еще только приходил в себя, когда раздалась перестрелка, взрывы поменьше, и, наконец, через несколько секунд наступила тишина. Он нащупал рукоять пистоля, когда дверь кареты распахнулась.
        - Ну-ну, господин генерал, а вот этого не надо, - он услышал смутно знакомый женский голос. - Мы - друзья.
        На него смотрела та самая незнакомка, о встрече с которой он недавно вспоминал. Только вот одета она была по-другому. Молодое гибкое тело обтягивал черный кожаный комбинезон боевого мага, обрисовывая восхитительные формы, откинутая маска закрывала шею.
        - Вы живы?
        - Еще да, - спокойно сказал генерал, вытягивая пальцами мелкий кусок стекла, неудачно воткнувшийся в щеку. - Друзья так не поступают.
        - Как? А, вы думаете, что напали на вас мы? Ну смотрите сами, - она сделала рукой приглашающий жест.
        Тейесен, чертыхаясь, вылез из кареты. Возле лежащих тел уже ходили, осматривая их, несколько фигур в черных комбинезонах.
        - А вот и оставшийся в живых виновник торжества, - незнакомка махнула рукой в ту сторону, где двое в черном волокли третьего тоже в черном, но одетого по-другому.
        Фигуры в черных комбинезонах подтащили подконвойного, и поставили его на колени перед генералом. Незнакомка быстрым движением сдернула с головы человека в рясе капюшон.
        - Узнаете, генерал?
        Цепкая память генерала подсказала, что да, этого человека он видел рядом с Уэсингаром. Тоже какой-то брат, как его там.
        - Ну, и зачем? - незнакомка с интересом посмотрела на монаха.
        - Да пошли вы, гравийские ублюдки, еретики поганые, и ваша марионетка Тейесен! Надо было раньше очистить вас всех от скверны!
        - Ответ неправильный, - незнакомка почти без замаха ударила черненым клинком меча, который держала в руке, стоящего на коленях чернеца, и голова монаха с противным стуком упала на булыжную мостовую. Двойной фонтан крови, забивший из шеи, заставил ее отскочить. - Вот ведь, скотина! И после смерти чуть не нагадил!
        - Да кто вы, черт возьми? - генерал оперся на борт кареты, его уже шатало - слишком много впечатлений для старика за один раз.
        - Мы? Кратко обрисую ситуацию, - незнакомка вытерла меч о рясу лежащего монаха, и лихо, со щелчком загнала его в ножны. - После смерти Крата остатки Ордена, уничтоженного сегодня нами, пытаются перехватить власть и подчинить себе страну от имени короля Викхерна, который не решает ничего и служит чисто номинальной фигурой. Зная, что вы следующий после Крата из высших армейских офицеров, Его Величество, король Гравии Серж Первый послал несколько боевых групп для защиты ключевых фигур в Зунландии. Как видите, он был прав - чернорясые чуть вас не угробили.
        - А я, значит, был наживкой? - спросил раздраженно генерал.
        - Нет, Ваше Превосходительство. Мы не знали, будет покушение на вас или нет, - развела руками незнакомка. - Просто следовали за вами, и как видите, успели вовремя.
        - Ирония судьбы, - хмыкнул генерал. - Пытались убить зунландцы, спасли гравийцы…
        - Мы один народ, генерал, - мягко прервала его незнакомка. - И у нас одна родина, общая. Гравия и Зунландия будут вместе всегда, а пока мы готовы прийти вам на помощь.
        - Прошу прощения, миледи, я ведь так и не знаю вашего имени…
        - Аверниста ван Дафобель, господин генерал. Капитан генерального штаба Гравии, - Ави решила не уточнять, что она офицер военной разведки, кто знает, как Тейесен к этому отнесется.
        - Миледи, водитель мертв! - обратился к ней один из ее группы.
        - Ваше Превосходительство, надеюсь вы не будете против, если мы сопроводим вас до штаба? - обратилась к генералу Ави.
        - Да уж, точно буду не против, - усмехнулся генерал.
        - Веррей, садись за руль! - скомандовала Ави и боец лихо вскочил в карету. - Остальные снаружи.
        - Позвольте, миледи, предложить вам место рядом с собой?
        - Спасибо, господин генерал, - Ави сделала неожиданный книксен, и это выглядело столь комично, что генерал улыбнулся. - Почту за честь.
        Полковник Веринан, командир восьмого полка королевской пехоты решил напиться, что в последнее время с ним случалось почти постоянно. Если по-научному, то у полковника был внутренний конфликт. С одной стороны, с ним его солдаты и офицеры. А с другой… Вот с другой было плохо. Армия теряла лучших. Воевавшие с нелюдью за само свое существование без битв оказались не то, что не нужны, но выполняли совершенно несвойственные им функции. Функции карателей. Солдат посылали «наводить порядок» среди тех, кого они раньше защищали, ради кого проливали свою кровь, а теперь вот насаждали железной рукой новую власть, огнем и мечом. Те из армейцев, кто был не согласен с этой политикой руководства, вычислялись сначала Тайной Стражей, а потом и перехватившему у нее инициативу Орденом, и предавались в руки палачей, которые делали свою работу с превеликим удовольствием. И он был вынужден отдавать свои солдат и офицеров, зачастую лучших из лучших, в застенки по приказу Крата, а потом и его чернорясых друзей, которые практически взяли на себя командование военными. Заместители по духовной части, надо же… Искоренить
скверну, как же! Сказки можете рассказывать в другом месте. Истинная причина в другом. Всем им нужна была власть, полная и абсолютная. А он был слишком малодушен, боясь за свою жизнь, поэтому слышал за спиной шепотки тех, кем командовал, после исчезновения очередного солдата или офицера из его полка. И рука не поднималась взвести курок и разнести свою голову, чтобы хоть таким способом забыться раз и навсегда.
        Скрипнула дверь, заколебалось от легкого ветерка пламя свечи на столе - незваный гость вошел без стука. Веринан поднял взгляд на вошедшего - нет, не может быть!
        - Изыди, дух нечистый, ты умер! - замахал полковник руками.
        Перед ним стоял майор Кэндеро, в парадной форме со всеми регалиями, прямо как живой. Но полковник лично видел, как его увели в пыточный подвал подручные Мердоза и собственной рукой вычеркивал из списка части его имя, приписав просто «умер».
        - Я-то жив, а вот ты полковник, умер давно. С тех пор, когда начал убивать своих солдат руками палачей.
        - Тебя нет, уйди! - полковник осенил себя святым кругом.
        - Я - есть. И я пришел отдать долг.
        - Охрана! - закричал полковник.
        - Ну и кого ты зовешь? Не тот ли это часовой, что стоял у тебя в коридоре? - насмешливо сказал Кэндеро. Потом взял стакан полковника со стола, брезгливо понюхал его, скорчив гримасу, и, положив обратно, подтолкнул его по столу Веринану. - Пей, полковник, ты свою честь и совесть пропил раз и навсегда.
        - Но как? - полковник неверяще смотрел на восставшего из мертвых майора.
        - Так. А ты думал, те, кого ты убил, когда-нибудь не придут за тобой? Ты ошибался.
        Кэндеро положил на стол пистолет.
        - Уйди, полковник. Сам. Если в тебе осталась хоть капля чести.
        Веринан взял дрожащими руками пистолет, с ужасом посмотрел на тускло блеснувший в отблеске пламени свечи ствол. Кэндеро молча наблюдал за ним.
        Веринан взвел курок, щелкнула пружина… И вдруг он направил ствол на Кэндеро, и нажал на спицу спуска.
        - Изыди, нежить! - раздался отчетливый щелчок - и только искра, высеченная кремнем, проскочила между курком и запальной полкой, выстрела не последовало.
        - Так я и думал, - насмешливо сказал Кэндеро, и выхватив из ножен меч, одним скользящим ударом снес голову полковнику. Майор брезгливо вытер о не очень чистый мундир Веринана клинок и убрал его обратно в ножны. Ну а теперь пора на плац, бить в колокол, поднимать людей по тревоге - этой ночью у них было еще много дел. И главное из них - месть.
        В обычно тихом в такое время суток каменном трехэтажном маноре на окраине кипела жизнь. Когда-то он служил главным штабом Искореняющих Скверну в Зунландии, потом, когда эльфары захватили Арзун и уничтожили местное братство, особняк служил домом для эльфийских боевых магов, слишком тут был силен магический фон. Огромный естественный перекресток потоков магической энергии, которую называли Силой, находился прямо под домом - не зря его на этом месте и построили. И вот, после освобождения Арзуна и договора Лекселы с Кратом братство вновь забрало себе назад свою бывшую, теперь разоренную и замаранною чужой магией собственность и вновь обустраивало его под свою штаб-квартиру в столице.
        Здесь собрались все Искореняющие высокого ранга, остававшиеся в Зунландии и оставшиеся в живых, находясь по различным причинам вне стен Римеро во время его захвата и ушедшие порталами к точке сбора, как раз это место и предусматривалось братством как запасной командный пункт и кризисный центр на тот казавшийся невероятным случай падения замка.
        - Замок Римеро пал, - Искореняющий во главе стола, брат Генримор, сцепив пальцы, смотрел на собравшихся. Двенадцать пар глаз встревоженно смотрели на него.
        - Это точно? - спросил высокий худой старик, брат Фискарио.
        - Да. Слухи подтвердились. Переговорные артефакты братьев и магистра не отвечают, портал около Римеро заблокирован.
        - Как же удалось взять замок? Там же был очень мощный артефакт Древних, и они его настроили по рукописям начала времен?
        - Не знаю, - потер лоб Генримор. - Что стало известно от беглецов - это был опять Серж ван Лигус, самозваный король Гравии со своим войском. И помощь ему оказывали вампиры.
        - Да это же скверна в чистом виде!
        - Бросьте, Фискарио. Оставьте эти лозунги для быдла и пятничной молитвы богам на площади, - сморщился как от зубной боли Генримор. - Сейчас у нас более насущные проблемы. Надо вернуть Римеро. Сейчас мы ждем возвращения брата Уэсингара от генерала Крата, он должен повести войска к замку и освободить его, не считаясь с потерями.
        - Мы же раньше взяли Римеро и очень быстро, - не выдержал брат Модиан, пожилой мужчина с характерной сеточкой шрамов на лице, полученных им явно в бою. - Что мешает сделать это снова?
        - Ну, во-первых, тот рубеж обороны, который выстроили братья. Мы не знаем, что Серж оставил на будущее, а что уничтожил. Если там осталась система магических заграждений, то ее можно преодолеть только с большими жертвами, поэтому мясом должна послужить армия. А во-вторых, даже если мы перебросим оставшиеся баллисты и найдем «некро» на старых складах, не использовавшихся столетия и давно забытых, это нам не поможет - дьявольское оружие Сержа уничтожит их на подходе. Опять же единственное решение - использовать армейское мясо, чтобы рано или поздно у обороняющихся кончились боеприпасы, не из воздуха же они их берут? И тогда мы возьмем замок измором.
        - Будут большие жертвы, - заметил Модиан.
        - Да, но среди быдла, - сказал Генримор. - А это нас не волнует. Чем меньше вояк останется, тем меньше угроза для нас.
        - Серж так просто не сдастся, - с тревогой в глазах заметил Фискарио.
        - Серж, Серж, - ухмыльнулся Генримор. - А что собственно Серж? Ну архимаг, и что? Три наших уцелевших архимага, присутствующих здесь, и пяток боевых магов если навалятся скопом, то от него и мокрого места не останется.
        - Точно, - сказал один из присутствующих архимагов. - Одолеем.
        - Ну вот. А сам по себе - он никто и звать его никак, просто выскочка из грязи в князи. Без своего оружия и войска он такой же, как любой из нас, ну или почти такой же.
        - А что будет, если Уэсингар не договорится с Кратом?
        - Крата - в котел, а приданные войскам братья поведут войска в бой.
        - А не решат ли они по-своему, не ввязываться? - усомнился Модиан.
        - А куда они денутся? Пусть Римеро и пал, но нас все равно осталось немало. Все что ли забыли правило - благодарность проходит, страх никогда. Казнить пока никого из военных не будем, чтобы не вызывать взрыв против нас, а вот вести в народе пропаганду против Сержа - будем. Тем более он дал нам для этого великолепный повод, использовав против нас своих ручных зверюшек-стриго. В очередной раз объявим его исчадием ада, некромантом, повелителем нежити - ну и далее по списку. Вот как раз брат Фискарио у нас по этому профилю. Подумайте и составьте самую душераздирающую проповедь, чтобы быдло хавало и наполнялось праведным гневом. Да, что-то брат Уэсингар запаздывает…
        За манором наблюдали, и ночь не была этому помехой.
        - Хорошая у них охрана, - один из егерей в темном комбинезоне снял магические очки.
        - Видимо, сделали выводы с прошлого раза, - намекнул второй на события при захвате Арзуна, когда этот объект легко и непринужденно захватили эльфары.
        - К самому дому не пройти, - старший группы расстелил на пыльном полу чердака дома где-то в полумиле отсюда карту, подсвечивая ее тусклым красным светом магического фонарика. - Посты вот здесь и здесь, оцепление они выставили на фарлонг по периметру, патрули ходят, да и наблюдение из окон ведут, я троих засек на втором и третьем этажах
        - Как близко нам надо донести эту дуру? - один из егерей ткнул пальцем за спину, где находился пушечный контейнер, которым стреляла мортира Сержа. Вот только мортиры сейчас не было.
        Тут с самим контейнером хватило мороки - переброшенные через портал в берлоге Лигуса, они долго перли тяжелую ношу по бездорожью два дня подряд со всеми предосторожностями, чтобы не нарваться на патрули кратовцев. Затем была долгая дорога к точке сбора - через окраины Арзуна поодиночке, маскируясь под обычных горожан, а Посмертие везли на купленной за баснословную цену у местных барыжников простой телеге, закрытое рогожей как обычный скарб под видом крестьян. И только уже в точке сбора крестьяне и горожане скинули гражданскую одежду и облачились в привычные черные камки штурмовой группы.
        - Дура должна быть как можно ближе, - командир группы задумчиво наморщил лоб. - В принципе, полумили хватит, можем взорвать ее и отсюда. Но лучше бы ближе, с гарантией. Чтобы снесло это гнездо к чертям собачьим. Что скажет наш господин боевой маг?
        - А ничего хорошего, - пожал плечами маг группы. - Я могу отвести глаза пяти - десяти обычным воякам, у них явно они на периметре, ну ладно еще паре магов средней руки. Но тут с таким количеством мне не справиться. И потом, мое мнение такое - пара сотен метров, на которые мы можем подобраться, не стоят потери целой группы. Все равно, ближе, дальше - роли не играет.
        - Сколько, по-твоему, радиус поражения?
        Маг поднял глаза к потолку, высчитывая что-то в уме.
        - Не очень большой. Сам шарик будет на пол-фарлонга, а вот тепло уже пойдет миль на пять. От манора не останется ничего, да и от его обитателей тоже, они попадают в радиус гарантированного поражения. Решение зависит только от тебя, принимай!
        Командир немного подумал.
        - Ладно, уговорили. Взрываем здесь. Надеюсь Серж был прав, когда говорил о радиусе гарантированного поражения в две мили.
        Командир открыл контейнер, и достал артефакт, засветившийся зловещим красным цветом в темноте, соединил его с кожухом, через который пробивался зловещий свет таящегося внутри кваркового ядра.
        - Отодвигаемся на позицию перехвата, подъездная дорога к манору только одна, и мы как раз дойдем до середины, когда эта штука рванет, - он разогнулся от контейнера. - Все, отходим!
        И тени в черных комбинезонах растворились в темноте, спускаясь по ступеням заброшенного дома. Полчаса на отход им хватило.
        - Пойдемте со мной, графиня, - вылез из экипажа Тейесен.
        - Довольно неожиданное предложение, - изумилась Ави. - Вы ведете меня на секретное совещание генерального штаба? Да меня же сразу повесят или пристрелят как шпионку или изменницу.
        - Можете быть спокойны, только четвертуют. Да шучу я, - сказал Тейесен, заметив, как опасно блеснули глаза спутницы. - Ничего с вами не случится, даю вам свое слово офицера. Тем более, я сильно подозреваю, что вы не просто мой охранник, но еще и посланник, так ведь?
        Тейесен хитро сощурился, глядя на Ави.
        - Ну вообще-то вы не ошиблись, - немного смущенно сказала Ави.
        На юго-западе внезапно мелькнула яркая вспышка, подсветив затянутое тучами небо, и земля еле дрогнула.
        - А это еще что такое? - всмотрелся Тейесен.
        - Это? Ну насколько я знаю, сейчас тем Искореняющим, кто уцелел и собрался в их маноре, пришел конец, как и их наиболее верным приспешникам.
        - Вы проводите операции на нашей территории? Не слишком ли вы обнаглели? - зло спросил генерал. - Это может расцениваться как акт войны!
        - Мы делаем вашу работу, - парировала Ави. - А также делаем все, чтобы ваши военные части сейчас оказались под контролем военных, а не братства. К этому моменту во всех крупных городах, где стоят ваши части, идет полное истребление Искореняющих силами ваших же солдат и офицеров. Тех, кого вы когда-то предали и отдали палачам Мердоза. И те, кто остался патриотом Зунландии, когда их приняла Гравия.
        - Вот даже как? - такое самоуправство генералу явно не понравилось.
        - Ну что, вы передумали вести меня на ваш военный совет? - спросила Ави. - Я понимаю.
        - Нет, вы пойдете со мной. И доложите это там, - решил Тейесен. - Следуйте за мной.
        Быстрым шагом генерал пошел ко входу в штаб. Ави сделала успокаивающий жест своим бойцам, и последовала за ним.
        Тейесен прошел мимо часовых, и поднялся по широкой мраморной лестнице, покрытой красной дорожкой, на второй этаж. Пройдя мимо закрытого кабинета Крата, около которого стоял часовой, генерал свернул к залу совета, редко использовавшегося за последнее время.
        - Ждите здесь, я вас вызову, - генерал взялся за ручку двери.
        - Его Превосходительство генерал Тейесен! - бывший адъютант завопил так, что он невольно вздрогнул.
        Члены совета встали, приветствуя генерала.
        - Вольно, господа. Садитесь. У нас на повестке есть несколько вопросов, и один неожиданный, но это в конце. Начнем.
        … Ави ждала где-то полчаса, ей это надоело, и она от скуки начала пристально разглядывать часового у дверей зала. Впрочем, вышколенному часовому это было похоже по барабану, как стоял стойким оловянным солдатиком, так и остался неподвижен.
        - Вас зовут, госпожа графиня! - адъютант открыл перед ней дверь и сделал приглашающий жест.
        Глаза всех присутствующих повернулись к ней, а у нее зарябило в глазах от всех этих финтифлюшек, позументов и прочих ненужных регалий. Куда уж проще обстановка у Сержа - традиционные мундиры только для особых случаев, в остальное время все носят или пятнистый или черный камуфляж, в зависимости от рода войск. И без всяких лишних побрякушек. Ну ладно, господа, поиграем в женщину-вамп, подумала Ави. Тем более в своем обтягивающем кожаном комбинезоне боевого мага она выглядела сногсшибательно, и знала об этом. Это должно было сработать, несмотря на застарелый простатит местного генералитета.
        - Прошу вас, госпожа ван Дафобель, - генерал сделал жест, показывая на что-то вроде кафедры для выступлений. - Как я уже говорил, графиня представляет генеральный штаб Гравии.
        По залу пошел недобрый шепоток. Ну-ну, подумала Ави. Рыпнетесь - передушу как цыплят, вы еще не видели боевого мага.
        - Сейчас нас интересуют принятые вами меры по устранению Ордена Искореняющих Скверну.
        - Это акт войны, - злобно сказал один из полковников, сидевших за столом, исподлобья смотря на Ави.
        - Спокойно, господа. Как я уже вам говорил в начале и скажу еще раз, гравийцы сделали то, на что не хватило духу у нас, - прервал возражения Тейесен. - И да, госпожа ван Дафобель, мы благодарны вам за это. Вы еще этого не знаете, но ваш статус поменялся - наш штаб, как военная администрация Зунландии больше не считает Гравию врагом. Так что прошу вас.
        И Ави начала рассказывать. Начиная от захвата замка и заканчивая последней операцией «Воскресение».
        - Таким образом, как вы видите, Гравия помогла Зунландии выйти из-под гнета Ордена, куда ее завел покойный генерал Крат. Власть возвращена военной администрации, - закончила Ави свою речь, во время которой никто не шелохнулся.
        - У вас было какое-то предложение от вашего короля, - напомнил Тейесен.
        Ави обвела взглядом собравшихся. У всех на лицах разные эмоции, от раздражения до удовлетворения. Ну конечно, им трудно оказаться в такой ситуации. Когда бывшая колония стала самостоятельной и много раз спасала бывшую метрополию, и теперь помогла ей освободиться от навязанной Кратом духовной власти. Теперь все наоборот, и к этому, господа, вам придется привыкать, подумала Ави, и набрала в грудь побольше воздуха. Пора произнести пафосную речь в старых традициях, и чем больше в ней будет пафоса, тем лучше, эти люди к нему привыкли - как, впрочем, и весь генералитет везде и всегда.
        - Гравия и Зунландия - один народ. Только наш народ свободен, как теперь и ваш. Мы теперь самостоятельное государство. И строя свою страну, мы предлагаем помощь вашей…
        Эпилог
        Серж стоял на крыше генерального штаба Зунландии, и смотрел, как лучи рассветного солнца золотят крыши города, раскинувшегося перед ним.
        - Престол так и не предложили, - угрюмо буркнул Тира, прикладывая кружку с холодным пивом к голове. Погуляли вчера так знатно - как же, повод был великолепный, ответный визит Сержа в Арзун, после того, как они принимали у себя Тейесена как полномочного представителя королевства. Зунландцы решили, что хватит с них пока королевской власти, страной временно будет править военная администрация, протекторат, или «хунта», как ее называл Серж.
        Военные взялись за дело лихо - привыкли руки к топорам. Первоначально «воскресшие», имеющие неформальное лидерство и пользующиеся авторитетом, вырезали всех черных в своем командовании, а затем, разбившись на группы, скоординированно двинулись по известным адресам братьев и приспешников Ордена. Каждому из воскресших был выдан список адресов еще в Гравии, тщательно спланированной спецами Тайной Стражи и военной разведки, основываясь на данных подполья и архиве Мердоза, так, чтобы зоны действия групп не перекрывались. Потом за дело взялось командование, и с большим энтузиазмом и шутками-прибаутками поддержало инициативу воскресших и помогло в реализации плана. С черными было просто - в плен можно было и не брать. В результате во всем Арзуне к утру осталось пара десятков пленников не очень высокого ранга - так, мелочь, уровень завхоза или уличного проповедника, для которых монада перевернулась, макнув мордой в грязь. Орден был уничтожен. Ну а как расправлялись с пленниками дальше - Сержа абсолютно не интересовало. Запасы масла, дрова и кухонные приборы остались в руках взявших власть армейцев, а
дальше все зависело от командования - хотят так поджарят, не хотят - просто удавят. В живых точно никто не останется, и это правильно.
        - Не в престоле дело, - отозвался Серж, опираясь обеими руками на парапет, любуясь видом. - Да и не нужен он особо, престол-то. Помнишь, я говорил, что у короны острые зубцы, о которых легко порезаться? Ну а рано или поздно дойдет и до престола, куда они денутся. Культурная и торговая экспансия всегда надежней военной, а Зунландия фактически и так под нашим контролем. Пусть ребятки пока порезвятся, отдохнут от нелюдей и святош, в песочек поиграют. Ну а со временем, когда Гравия станет могущественнее, Зунландия сама попросит об объединении с нами.
        - Ну Тейесен вряд ли попросит, - заметил Тира.
        - И не надо. Тем более он уже старенький, сколько ему осталось-то? Наши советники ему помогают, воспитывая в зунландцах уверенность в превосходстве гравийского образа жизни, и своей решающей роли в победе над врагами, что в принципе и есть самая настоящая правда. Лет десять-двадцать - и наша работа даст свои плоды. Поверь, я не выдумываю, а просто внедряю то, что было в нашем мире, в том числе как из врага или нейтрала сделать вассала, причем не силой, а мирным путем. И это работает, не так быстро, конечно, как удар мечом или выстрел, но не менее безотказно. И даже более.
        - Изменился ты за это время. Из восторженного идеалиста стал циником похлеще меня, - покачал головой Тира.
        - Да может я и был таким, только возможности реализовать свой прагматизм не было, - улыбнулся Серж, и набрал полную грудь еще свежего, не отравленного миазмами проснувшегося города воздуха. Марафон войны закончился, круг замкнулся, и он снова в Арзуне, где все когда-то и начиналось. Только теперь и город другой, и он стал другим. - Полюбуйся, какой восход, Тира! Когда в последний раз мы были здесь?
        - Да, давненько, - пробубнил Тира, отпивая пиво из кружки.
        - Давай допивай, и пошли, - Серж легонько хлопнул друга по плечу. - У нас еще впереди много дел! И очень надеюсь, что мирных.
        Важно!
        Продолжение и многие другие книги вы найдете в телеграм-канале «ЦОКОЛЬНЫЙ ЭТАЖ»:
        книга?
        Давайте кинем автору награду на АТ. Хотя бы 10 -20 рублей…
        9236392363(92363) .

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к